Мир Олег: другие произведения.

Один день

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Если ты курьер и тебе выдают простое задание. Знай ничем хорошим это не закончиться.

  Что делает обычный человек, когда ему угрожают, физической расправой? Правильно всячески пытается, избежать насилия над своим телом. И тут два пути либо убежать, либо атаковать первым, я же просто стоял как истукан, мило улыбаясь агрессору. Нет, я не идиот и не самоубийца, у меня есть очень веская причина вести себя таким образом, а точнее две. Первая это репутация хозяина этого заведения, старик Горзо, очень не любит, когда, его персоналу вредят. Вторая куда более действенная, моя левая рука лежала в нише, на печати уничтожения, в нише, встроенной в столешницу. Стоит мне убрать ладонь, и нахальный длинноухий навсегда отправиться в великие леса, петь песенки со своими предками. И пусть реакция у лесного жителя в разы превышает мою, но вырваться из комнаты два на четыре метра, он при всем желание не сможет. А уклониться от града стрел из стен, извержения огня из пола, да кислотного дождя с потолка, уже тем более. И это только то, что я знаю, у старикана наверняка припасены еще сюрпризы.
   - Ты жалкое подобие разумного существа, - мелодичный голос, от которого наверняка млеют, все девчонки, сыпал угрозы, в мой адрес, уже битых пять минут, - я вырежу твои глаза и скормлю их червям Хармида.
   Грязно-серый плащ, скрывал низкую фигуры, а большой глухой капюшон, прятал наверняка смазливую физиономию Высшего (так они себя любят величать). Даже принадлежность к клану не определить.
   - Многоуважаемый, - не люблю я свою профессию именно из-за таких моментов, надо быть всегда вежливым, - я вам объясняю уже в пятый раз. Хранимая вещь может быть передана только владельцу лично в руки...
   - Выкормишь Фирма, - ух ты почти визжит, он что малолетка? - Я родной брат Лиантра.
   Тонкая кисть в плотно прилегающих перчатках, выскользнула из-под плаща, ткнув длинным пальцем, в бумажку на столешнице. Я и не подумал смотреть, не люблю читать, тем более малоинтересные и крайне бесполезные вещи.
   Пауза.
   Тяжелое сопение из-под капюшона, намекала, что агрессор вот-вот впадет в праведный гнев. Кроша и уничтожая все на своем пути. Я обречено вздохнул, обрисовывая в фантазии следующею картину. Правой рукой выхватываю Грома, плавный спуск крючка, и два параллельно расположенный ствола, извергая пламя, вбивает в капюшон несколько десятков свинцовых шариков. Превращая симпатичную мордашку в кровавую кашу. А в плащ так удобно закутать труп, и ночью под мигание звезд, прогулять до пирса. И все нет проблем, а Ланс счастлив как не кто другой.
   За своими фантазиями я пропустил момент, когда длинноухая бестолочь приняла боевую позицию. Боком ко мне, слегка наклонился, по изгибам плаща можно смело предположить, что, рука лежит на эфесе меча.
  Доигрался.
  - Даю тебе последний шанс, - мягкий холодный голос.
  Действительно шанс последний, вот только для кого это вопрос открытый. Что же как говорит Горзо, лучшая защита - это нападение...
  Звон колокольчика, при открытии двери прозвучал спасительным перезвоном. Дебел в плаще даже не повернулся, лишь грозно рыкнул.
  - Пшел вон, занято.
  Вот это он конечно зря, Горзо такого обращения к себе любимому не кому не прощает, особенно у себя в хранилище.
  - Юноша это Вы мне? - вот это голос мягкий вкрадчивый, но мурашки табунами бегают по спине даже у меня.
  Небольшого роста, абсолютно лысый, закутанный в халате бурого цвета от пят до подбородка. Он вызывал ужас даже у матерых бандитов, и ветеранов Скальной кампании. Хотя я ни разу не видел, чтобы, он кому-нибудь угрожал или тем более дрался. Но все рано смотришь на него и боишься.
  Лихой рубака что секундой ранее хотел меня размельчить на фарш, резко развернулся и даже отступил на шаг.
  - Ты кто? - голосок то дрожит. - А вот и хозяин этой халупы. Я требую вернуть мне вещь брата.
  Хм вроде длинноухи, некогда не страдали комплексом самоубийц. Чего этого потянуло то?
  - О, - парень отстранился еще на шаг, через мгновение понял, что выказал трусость, резко придвинулся вперед, гордо вскидывая голову, - конечно, конечно отдам.
  Если бы не проклятый плащ, то я наверняка увидел бы истинный вид победителя, вышей расы этого гребного мира. Да видимо это действительно малолетка, гонора много, а сообразительности мало.
  Старик просеменил к стойке, крякнул поднес пергамент к носу, что-то пробубнил поцокал языком, напоследок обречено хмыкнул. Обернувшись к визитеру, страдальчески проговорил.
  - Я не могу Вам помочь, - пауза, а где вспышка ярости, с разбрызгиванием слюны? - видите ли, тут не хватит подписи Вашего отца.
  Что за бред?
  - О, - лицо старика преобразилась, словно он только что получил наследство от бабушки, что сидела в городском совете, - придумал.
  - Так Ланс, - что-то дедуля переигрывает, - пулей к отцу этого уважаемого господина. Кстати кто вы будете?
  Житель великого леса до того проникся своей важностью что даже не понял, что его дурят как, ребенка на празднике города.
  - Мой отец великий, - и не договорил, а парень то не совсем безнадежен, есть шансы дожить до совершеннолетия.
  Когда пытаешься украсть тайный документы наследника главы клана, открывать свою личность крайне нежелательно.
  - Я слушаю, - прервал неприлично затянувшеюся паузу хозяин заведения.
  Ушастый зло засопел, но так и не отважился напасть. Под конец прокляв нас на непонятно диалекте, громко хлопнув дверь выходя вон.
  "Клубничное варение с пивными крошками да под копченую воблу", - пробормотав обезвреживающую мантру, я вытащил руку из ниши.
  Горзо развернулся ко мне, кинул корзинку с булочками на стойку, и с улыбкой идиота ласково проговорил.
  - Что это все значит? - ну вот я теперь еще и виноват.
  - Все как ты и учил, был вежлив и настойчив с посетителем, - тут же я стал оправдываться.
  - Приди я чуть позже и пришлось бы Леоне отмывать полы, да мне искать очередного болвана, чтобы застройкой стоял.
  - Я все контролировал, - почти не соврал я.
  Горзо потер переносицу, смотря в пол, тихо сказал.
  - Инвентаризация.
  Я скривил рот, но издавать какие-нибудь звуки побоялся, дабы не усугубить и без того не радужную перспективу.
  Кого-то наказывают розгами, многих урезанием денег, слыхал и про то, что некоторый, просто продают. Меня же заставляют спускаться в подвал и перебирать вещи в хранилище. Можно подумать, что сложного, пересчитать предметы? Может, если это не касается подземное хранилище, в сто квадратный метров, высотой восемь. И все оно в стеллажах, с промежутком между ними в тридцать сантиметров. То еще удовольствие, бродить со свечкой по этим лабиринтам, и искать что вредный старикашка притащил нового или убрал. И как всегда это окажется две три вещи очень маленького размера.
  - Да и через пару часов ты мне нужен будешь наверху, - поднимаясь по лестнице обронил хозяин.
  Еще и временные рамки поставил, похоже, я его разозли не на шутку. И чем? Ладно чего попусту злиться, время то идет. Надо двигать в хранилище. Запер входную дверь, повесил табличку закрыто, отправился на кухню искать свечи, почти соблазнился взять пирожок, что принес старика, но удержался от соблазна, не время трапезничать.
  - Ага вот они, - открыв шуфлятку, встроено в стену шкафа, взял две длинных белых свечи.
  "Осталось всего две коробки, может Леону за новой партией послать", - вставляя в фонарь толстую свечу, рассеянно размышлял я. Блин я же замерзну там, в одной рубахе да бриджах. Пришлось быстро сбегать в свою комнату и переодеться в шерстиной свитер да плотные штаны.
  Спустился в подвал, замер перед стальной дверью. Одна мысль, что придётся открывать вызвала приступ омерзения. Проклятые длинноухие говнюки, чтоб ваши леса вечно горели. Не приди одни из отпрысков Ранхарского леса ко мне в контору, сейчас грелся бы на солнце, попивая сок, и чистя Гром. Ладно хватит оттягивать неизбежное, пора. Положив руку на центр стальной пластины, я зажмурился и как учил Горзо, мысленно протолкнул слова через руку.
  "Уксусный рассол, в миску с молоком, засыпать мукою", - откуда он берет такие мантры. Рука онемела, - началось. Холод расплылся по венам, жадно поглощая тепло, сердце замедлило ход. Дверь противно скрипнула и чуть приоткрылась, взялся за холодную ручку потянул на себя. Я, покосившись на огонь, очень захотелось очутиться под жаркими лучами солнца, что так благодатно обогревают стену города.
  Поставив фонарь на не большой столик, собрал волосы в хвостик, что же в путь. Не понял, чего пальцы на ногах от холода немеют? Нет, ну что за день такой, переобуться забыл. Я стоял в легких шлепанцах, как слабоумный на паперти. Подобрал журнал и распивая песенку пьяного гарпунщика, приступил к самому занудному занятию в мире.
  Понятно дело в нужный срок не уложился, от того не сильно спешил, что опоздаю на пяти минут, что да пол часа, все едино получать по полной программе. Инвентаризация выявила одну лишнею коробку, вредный старикан подложил ее в самом начале пути.
  - Пф победа, - пробубнил я ложа журнал с описанным имуществом на столик.
  Ноги почти не мерзли, привык ведать, лишь бы не простыть, а то Леона на радостях запихнет в меня кучу всяких гадостей, что она именует лекарствами. И над же было нанять в служанки, внучку северной знахарки, причем с фанатичной преданностью своему делу.
  Выбравшись на поверхность, подошел к окну глубоко вздохнул теплый воздух, подставляя лицо лучам солнца. Сегодня жарко.
  - Эй чучело ты откуда взялось? - с издевкой в голосе поинтересовалась Леона.
  Ее только и не хватало.
  - А ты отгадай, - не поворачиваясь буркнул я.
  - И что в это раз?
  - Поднимись и спроси его сама. Потом мне скажешь, - после подвала я всегда был не обосновано груб.
  - Так хозяин ушел.
  Это плохо слишком уже опоздал, кара последует еще ужаснее и зануднее чем предыдущая. Ладно, хоть отдохну и расслаблюсь перед очередным наказанием. Прием в выходной день только пару часов с утра, и раз Леона здесь значит пора закрываться.
  - Ясно, - коротко отозвался я, стягивая свитер.
  - Эу эу, тут кстати молодая девушка, без мужчины из рода. Что подумают люди, ладно если только подумаю. А что говорить начнут про мою девичий честь, - вот никогда не мог понять шутит она так или все на полном серьезе говорит, - если кто войдет, ты полуголый. Я вовек от сплетен не отделаюсь. Быстро оденься.
  Я развернулся к возмущенной особе. Как и все северяне, не большего роста, коренастая, длинные белые волосы сплетены в толстую косу. Как обычно в своем любимом, нежно голубом платье, по кайме расписанным рунами защиты, от всех бед на свете. Талию перехватывает, аккуратный пояс, с лева висит добротный нож, в деревянных ножнах, а с право кошель. Даже сейчас хмурясь, лицо выглядело добрым, мечта любого крестьянина, да что там, ремесленники ей покоя не дают со дня появления в городе.
  - Всё успокойся, я в комнату, - закинув свитер на плечо, двинулся к лестнице.
  Мнимая жертва совращения, оборонительно выставила веник перед собой, и щуря глаза обошла по кругу. Странная она, но в нашем доме просто не заменима, и постирать, и приготовить поесть, и знахарь она отменный.
  Горзо после месяца службы, предложил ей переехать в свободную комнату. Она гордо отказалась, мол, с мужиками под одной крыши только если они члены семьи. Поэтому и бегает к нам каждый день через пол города.
  В моей комнате наша блюстительница нравов, уже побывала и привела все в должный порядок. То есть убрала разбросанные книги, застелила кровать, положила свежую булочку на стол. Выстиранная одежда висела в шкафу, старая же пропала, дабы через два дня вернуться в божеском виде. Запах пирожка и чистой одежды, что может быть лучше, после пыльных подвалов. Единственная вещь, которую домработница никогда не трогала это Гром. И не от того что печать привязки к владельцу, оторвет руки по самый локоть, а из-за поверяя, оружия может брать только его хозяин. Чужие же руки осквернят его, и отнимут удачу. Переоблачившись в более привычный бриджи и рубаху, медового цвета, уселся на стул между окном и столом, откусил огромный кусок булочки, закинул ноги на подоконник, отдавая пятки лучам солнца. Хмурое раздражительное настроение, неуклонно погибало под натиском, светлых чувств.
  Я протянул руку к прогретому солнцем Грому. Изумительная вещь, в локоть длиной, два ствола находиться вертикально друг над другом. Заряжается же просто, нажимаешь на маленький рычаг и переламываешь пополам, затем вставляем заряды в стволы. Вот и все, наводи на врага да жми на спуск, и целиться почти не надо, на пять метров даже доспех стражника не всегда выдерживает. Мощная штука, и дико дорогая, да и подгорный народ не очень-то и любит продавать такое оружие.
  Покусывая булку, я принялся, неспешно чистить оружие.
  Казалось бы, бери да делай пушки, и комплектуй армии, подобными штуками, вытесняя арбалеты луки да остро режущие орудия. Но вот загвоздка, Серый кристалл, что взрывается в заряде, выплескивая через ствол, свинцовые шарики, детонирует специальное устройство в рукояти оружия. Изготовление подобной детали хоть и сложно, но вполне реализуемо, правда, любой недоучка академии магии одном щелчком пальца, испортит устройство. Подобному заклятью в Академии учат, наверное, раньше, чем, видеть токи энергии. Война Меж двух Скал очень яркое напоминание, о мощь орудий подгорного царства. Но бородатый народ, не был бы самим собой если бы не нашел решение данной досадной неприятности. Теперь на каждом механизме детонации ставились рунные печати защиты. Разуметься и их научились выжигать, вот только чтобы проделать подобную процедуру надо, погрызть гранит науки в Академии не один год. Причем на спец курсе. Да и то на выжег одной печати, уйдет от минуты до полу часа, а их всегда не меньше двух. Вот на моем Громе
  ажно четыре. Возвращаясь к укомплектованию армии. Не один ныне живущий выпускник, "Золотых пик", не владеет рунными заклятьями. Поэтому монополия на столь опасное оружие осталось у мелких крепышей с длинными бородами. И не один клан бородатых мастеров не согласиться поставлять вооружение в арии потенциальных врагов. Поэтому всем приходить пользоваться услугами боевой гильдии магов, и теми крохами что все же удается выторговать.
  Когда с проверкой, прочисткой оружия было покончено, я закинул руки за голову и мечтательно уставился на золотые пики Академии. Вот бы туда попасть, склонность к использованью энергии есть у каждого, проблема в другом, на сколько умело сможешь воспользоваться знаниями. Это как с мечом, держать может каждый, даже пару тройку не замысловатых ударов выучить под силу многим, но стать искусными фехтовальщиками могу только единицы. Если бы не заоблачные цены на обучения, магией владели бы, практически все жители нашей горячо любимой страны. Если еще были гарантии что сдашь первый экзамены, после года обучения, можно было бы рискнуть, а так... только амулетами да печатями приходиться пользоваться.
  Мои несбыточные мечтания о магическом будущем прервал приятный голос Леоны.
  - Эй бездельник, - и это после всех трудов в подвале, - бегом вниз. Тут настойку попробовать надо.
  Я скривился, не люблю алкоголь крепче пива. Но делать нечего, надо идти, ведь обидеться, опять неделю разговаривать не будет, да пирожок на столе не оставит.
  - Пфф, - лениво убрав ноги с подоконника, почесал затылок, и босиком потопал вниз.
  - Давай свой яд, - без восторга попросил я, шаря по столу взглядов в поисках графина с мерзкой жидкостью.
  Юная домработница, мурлыча что-то из репертуара свое далекой родины, расставляла стаканы внушительно размера, но это только по моим мерка. Знавал я людей, который при виде такой тары презрительно сморщились, и крепко обижались на такое неуважение их способностям употреблять алкоголь.
  Подойдя к стойке, облокотился на дубовую поверхность, прищурившись, принялся разглядывать багровую жидкость, в хрустальном графине.
  - Я это пить не буду, - через секунду заявил я, и тут же обосновал, - цвет у нее какой-то... опасный.
  - Не мели чушь, - какой-то у нее голос самоуверенный, не нравиться мне это, - обычный цвет. Это не ваша красная бурда, тьфу мерзость, и как вы пьете, кислятина же. Хотя пиво тут варят не плохое. Вот попробовал бы ты пиво кузнеца.
  Девочка мечтательно закрыла глаза, смешно вздёргивав носик к верху.
  - Вы что там с детства пьете?
  - Тьфу на тебя, - сердито фыркнула она, к моей радости наполняя стакан лишь на половину.
  Делать не чего, назвался медиком, полезай в карман. Выдохнув, залпом осушил посуду. Хм, вкусно, после не долгого прислушивания к организму, признал я.
  Леона в ожидание, с прищуром смотрела на меня, закусив нижнюю губу. Ладно, не буду мучить красавицу.
  - Хорошо, - с улыбкой, оценил я, ее труды.
  - Тсс. Рано еще говорить, - вот тут-то я и насторожился.
  Время шло я всё больше напрягался. И когда придел терпения дошел до точки, где нормальные люди начинают раздражаться и задавать глупые вопрос, в желудке взорвался вулкан. Колене подкосились, тело понесло назад, хорошо, что держался за стол, перед глазами поплыли красные круги. А в голове царствовала только одно слово "ВОДЫ". Как нашел графин с целебной жидкостью, не знаю, скорей всего инстинкт самосохранения сработал. Вовремя тушения пожара в организме, краем уха расслышал не довольное бормотание несостоявшейся "убийце".
  - Задери меня стылые волки, что же тут народ такой хилый. Вот же я несчастная, - страдальческим голосом, продолжала "отравительница", - столько старания и всё коту под хост.
  Ага бедному пушистому созданию такого под хвостом точно не хватала, для полного комфорта в жизни. Чувство вины медленно, но уверено, принялось выползать, из дальних уголков сознания. Вот что за девчонка.
  - Ладно, не печалься, я знаю над кем можно по экспериментировать...
  - Над кем? - и не следа печали в голосе, провела меня.
  - Есть кандидаты - вот за такой вот взгляд больших зеленый глаз, пылающий азартом исследователя, я прощу ей всё, - дам адрес. Сходишь скажешь от меня, возьми только побольше своего зелья. Гран с компанией не любят пить, из мелкой посуды и мало.
  Домработница достала из сумки блокнот, куда она пишет заказ хозяина перед походом на базар, подала мне, еще раз покопалась в сумке и протянула карандаш. Что прямо сейчас? Вот же непоседа, как загорелась, все остальное по боку, и только вперед к цели.
  - Лучше бы ты настойки травяные делала бы, чем такое пойло, - карябая адрес на листке не громко бубнил я.
  - Пф я, что тебя девка без поясная, аль бабка ветхая, чтобы пустым дело маяться, - на мой не согласный выдох она отреагировала еще бурнее, - каждая женщина должна уметь, варить достойный мужа хмельной напиток.
  А сколько азарта в словах.
  Я только успел убрать карандаш, как блокнот очутился в руках экспериментаторши.
  - Аха аха, мхм, так-так, - и под конец утвердительно, - ясно.
  Пока девушка было поглощена чтением, я прислушался к пострадавшему органу, тот не подавал признаков расстройства. И вроде даже был рад. Не такая уже и плохая это настойка, но пиво по любому лучше.
  - Я за дверь, а они сразу пить, - у меня даже дыхание перехватило, от неожиданного появления Горзо.
  - Это разве пить, так губы помарать, - беспечно отозвалась Леона.
  - Это... так... я, - слова запутались во рту, не желая спасать хозяина.
  - Милая моя, я же тебя не в чем не обвиняю. Это касается во этого охламона, - да за что меня то, где справедливость,- ты куда-то собиралась, так беги.
  Леона склонила голову, как принято на севере выказывать почтения старшим, быстро собрала графин со стаканами, и была такова.
  - Ты, - сухой желтоватый палец уткнулся мне в грудь, - сегодня провинился дважды, а это меня не ра-ду-ет.
  Я сглотнул ком в горле, и приготовился к каре богов, посланной виде невысокого старичка. Ведать им там скучно, раз они решили наказать не в чем не повинного парня.
  Смотря на хозяина во мне рождался тихий ужас, и с чего это не пойму. Маленький, щуплый, закутанный в восточный халат, с застывшей улыбкой, никакой угрозы. Но страшно, на пирсе связным и голым и то, как-то уютней.
  - Премии лишен, - кто б сомневался, - так теперь о делах. Возьмешь из хранилища новую вещь, отнесешь по указанному адресу. Передашь в руки, и до захода солнца, чтобы был тут.
  Сейчас главное не опростоволоситься в третий раз, а там глядишь и предыдущие прегрешения забудутся.
  Хозяин неспешно поднялся на верх, я проводил его добрым взглядом, подниматься одновременно не хотелось, нечего нервировать старика лишний раз. Леона к тому времени, собрала свои пожитки, и нервно переменилась с ноги на ногу.
  - Чего тебе? - спросил я.
  В место ответа получил поцелуй в щеку и ласковую улыбку, на душе стало теплее. Вот же непоседа, лыбясь как полоумный, я наблюдал как она в припрыжку выскочила на улицу.
  Когда она только появилась в нашей суровой мужской компании, ссоры и ругань уменьшались если не в три раза, то в два точно. Старик подобрел, да и я стал менее ворчливым. Она как никто умела дружить и настраивать на положительный лад. Помнитца я даже ухаживать за ней пытался, вплоть до первого свидания. Мы честно попытались перевести наше отношения в нечто большее, чем дружба, но увы в самый ответственный момент, то бишь перед поцелуем. Я не выдержал и заржал, а ее мелодичный смех вторил мне. Тогда-то я и понял, что люблю ее... как сестру, особенно с утра, когда отпаивает настойкой от похмелья.
  Сборы не отняли много времени, надев сандалии, нацепив пояс, бриджи с рубахой, менять не стал. Единственное что не смог с ходу одеть, так это чехол для Грома. Я на пару минут в пал в задумчивость, одеть наплечный чехол или тот что пристегивается к ноге. Первый удобен для переноса оружия, со второго значительно быстрей извлекается Гром. Так идти не далеко, а вот вероятность нарваться на злых ушастый большая. Я выдохнул и прицепил чехол к поясу, затянул ремень чуть выше колена. Опустил орудие в чехол, сделал пару шагов присел, не очень удобно, но бежать не сильно мешает. Слева примостил кошель, и сумку с запасными зарядами. Ах да чуть было шляпу не забыл, широкополую с крепкими полями, бежевого окраса, на улицы жара, не хочется маяться от солнечного удара.
  По старой привычке напоследок глянул в зеркало, нос вроде зажил после перелома, не большая щетина, добавляла мужественности, а в голубых глазах плещется решимость. Или мне хочется, чтобы так было.
  Пока спускался по лестнице гнал от себя мысли что снова придется открывать хранилище.
  Я скептично отсмотрел предмет доставки, небольшая шкатулка, но не на столько чтобы нести в руках, продеться брать наплечную сумку. Языки пламени от свечи зловеще переливался на черной поверхности шкатулки, от чего касаться ее, совершено не хотелось. Но деваться не куда, сморщившись взялся за крышку.
  "Хм, а на вид дерево, а по ощущению метал. Наверняка сделана, из священного древа Оргаона", - от таких мыслей стало еще противней. А вот и записка с адресом, ломать зрение и читать в темноте не стал.
  Упаковав предмет доставки, нервно обтер руки об рубаху, не помогло, ощущения грязи не пропало, пришлось сходить ополоснуться. Да чувствую, поход по городу будет не из приятных.
  Так и куда меня уважаемый Горзо отправил? Кто бы сомневался в другой конец города, в голове мелькнула мысль нанять экипаж и скататься по адресу, но пришлось с сожалением отвергнуть эту мысль. Сейчас в городе столько народу, что скорей доползешь на локтях, чем доедешь на лошадях.
  Оказавшись за порогом, замер осматривая окрестные дома, не только из-за возможной засады длинноухими. Так привычка детства. Не большая площадь, с расходящимися по сторонам широкими улицами мощеными булыжниками, со спешащими толпами народа. Фасады домов хоть и скромные, но ухоженные, от них так и веет уверенностью в завтрашний день. А что еще ждать от жилого района, это не фабричный и тем более не портовый где, грязь и нищета соседствует с роскошью.
  Мысленно прорисовав маршрут, повернул налево, так короче, правда придется пройти через базар. Но это не самая большая проблема.
  Славный город Анвион наверняка крупнейший на всем западном побережье Ржавого моря. Я конечно в географии не силен, но знакомые из Академии подтвердят мое мнение. Анвион это отдельно государство в империи. Нет, безусловно мы платим налоги его Величеству, вот только власти над городом он практически не имеет. Император бы и рад поставить своего наместника, во только силёнок у него нет, сделать это по-плохому, а по-хорошему кто ему позволит. Помимо огромного порта, связывающего империю с южным континентом, Анвион, мог похвастаться, одной из лучших Академий империи. Нет в столице по любому лучше, но там все жёстче. Если Столица и Ревиан поражали архитектурными изысками, что не здание то шедевр зодчества. То в Анвион из интересного только золотые пики Академии, остальная застройка функциональна, а неказиста. Тут все куда приземлений, и предназначено только для одного, зарабатывания денег, но дайте срок мы эту столицу перегоним.
   Быстрой походкой выработанной за годы службы курьером, я добрался до базарной площади, только во внутреннем городе их семь штук, это не считая главной. На данной островке торговли, предпочитали всучивать, специи и все остальное схожие по характеристикам. Оттого вонь стояла ужасная, конечно же на мой личный взгляд, местные жители называли данные запахи ароматами, приятной усладой для носов покупателей. Народу немного, не столько как в первый день недели, когда чтобы протиснуться, нужно усилено работать локтями.
  Вздохнув напоследок относительно чистого воздуха, погрузился в пучину людского моря, пока спокойного, но в любой момент готового разразиться штормом. Если кто-то с кем-то не сойдутся в цене, и кровь, разогретая солнцем, вскипит, то драки не избежать. Ну а стража как всегда спешить не будет, лучше разнимать драку в конце, чем вначале.
  Отгородиться от шума толпы, может любой житель большого города, особенно если в нем родился. Иначе гам, уничтожит сознание, превратив человека, в пустоголового идиота, из дома "Заблудших душ". Придерживая рукой Гром, я искусно, как большинство обитателей Алвиона, лавировал среди покупателей и прохожих. Тут ведь как, нельзя слишком уклоняться от столкновений, иначе так и будешь стоять на месте, как вежливый идиот. А если попрешь как кавалерист, готовься к драке, рано или поздно найдётся такой же наглец, как и ты. Нужно чувствовать тонкую грань между первым и вторым.
  Хорошо одетый мужик, громко кричит на торгаша, резко развернулся, не слабо приложив меня плечом в грудь. Презрительно окинул меня взглядом, явно не для того чтобы извиниться, понял, что на бродягу я не смахиваю, и руки распускать чревато. Пробубнил что-то на не понятном языке, перешел к соседней палатке.
  Да жители пустыни, не когда не отличались вежливостью. Будь у меня по больше свободного времени, я выбил бы из него извинения.
  - Эй Ланс, двигай за мной, - справа от меня раздался наглый детский голосок.
  Я проигнорировал его занятый мыслями про невежду из пустынь Сормаха, продолжил путь, но меня ухватили за рукав и бесцеремонна дернули.
  - Че оглох?
  Я не глядя перехватил руку наглеца, и ловка вывернул ее, по всем правилам сейчас должен был раздать как минимум крик боли, но я услышал только злое сопение. Удивлено посмотрел на наглеца. Парнишка лет десяти, в потасканной, но вполне себе прилично одежде, голова обрита почти наголо. Уличный бродяга, промышляющий как мне думаться воровством. Заниматься нищенством в такой одежде точно не получиться. Я скривился, дал по зад пацану отпуская руку. Это был не кто иной как посланник Хорке, только они могут вести себя столь нагло.
  - Э... полегче, - пацан потер ушибленный зад, и не меняя тона продолжал, - двинул к Хорке.
  То, что придётся идти к главарю карманников я не сомневался. Он по пустякам дергать не станет, тем более таким наглым способом. Но прежде стоит проучить наглеца. Я развернулся и пошел куда изначально собирался, за спиной послышался жалобный голос.
  - Эй Ланс ты чего? Ну пойдем по-хорошему. А? Хорке мне уши оборвет если тебя не приведу, - выложил посыльный последний козырь.
  Давить на жалость у бездомных всегда получалось хорошо, без данного навыка на улицы выжить тяжко.
  - Чего сразу грубил? - остановившись спросил я.
  - Так это, марку держать надо, - не слишком уверенно ответил уже не столь наглый пацан, - я тут главный мне слабость показывать не к чему.
  - Лучше бы я пошел в обход, - не довольно пробубнил я.
  Идти к Хорке мне хотелось так же как, торгашу делать скидку на ходовой товар. Угрюмый как дознаватель из "Серых камней", повернул в сторону рыбного ресторана. "Ладно приятель, продеться тебе накормить меня халявным деликатесом, так сказать возмещение морального ущерба", - пытаясь хоть как-то подбодрить себя, мысленно злорадствовал я, зная скупость старинного друга.
  Что может объединять курьера и главаря карманников? Только общее детство. Будучи еще подмастерьем у отца, я познакомился с долговязым вечно улыбающимся мальчишкой, на вид ровесником. Он тогда устроился разнорабочим к отцовскому поставщику. Не скажу, что мы сразу подружились, скорее нас объединяло любовь к авантюрам, и промыванию костей старшим. Всё изменилось в один солнечный, но далеко не прекрасны день. Как я нарвался на местную шпану уже и не помню, но стычка перешла в разряд крайне тяжелых, я валялся на грязной мостовой, а четверо здоровяков от души били меня ногами, с явным намереньем поломать кости. Тогда и вмешался Хорке, без единого шанса на победу, он влез в драку. Позже, когда мы мыли морды от крови, и сплевывали багровую слюну, я задал лишь один вопрос. Зачем? На что получил ответ, на вид легкомысленный, но явно идущий с глубины души.
  - Не люблю не справедливость.
  Пусть это и звучало пафосно, зато полностью отражало его чувства и намеренья.
  Через неделю, когда боль перешла в раздел легкого раздражителя. Мы начали мстить. Такого обращения прощать нельзя, иначе задавят и подомнут. Троих, мы выловили по одиночке и без всяких изуверств по-простому избили. Главарю шпаны, повезло куда меньше, чем выше себя ставишь чем больше спрос, простая арифметика. Оглушив здоровяка в подворотне, затащили в ближайшей склад. Не дожидаясь пока он очнется, разбили колена, делая парня инвалидом на всю жизнь. Урок должны запомнить все, лучше однажды немного перейти грань, чем потом долго отбиваться, и все равно оказаться за чертой дозволенного. Главари подобный банд не когда не отличаются большим умом, они все решают силой, от того отмстить толком не смог. К сожалению, Хорке перенес данный принципы на все жизненные случаи. Что и развело нас в разные стороны.
  После всего этого мы и стали друзьями, кого-то объединяет первая попойка, кого-то деньги, нас же сплотила, боль и месть. Крепасть наше дружбы осталась прежней, не смотря на то что я ушел к Горзо, а он в Теневой мир.
  Друг детства имел не плохой ресторан, на соседней улице от базара, специализирующийся исключительно на море продуктах. После открытия месяц народ валом валил, оно и понятно новое заведение каждому хочется побывать. Потом ажиотаж спал, ибо есть одну рыбу да водоросли, не всем по нраву. Вот на этом моменте многие ломаются, начинают впихивать в меню другие блюда, постепенно становясь универсальным местом питания, про которое вскоре забывают. Но Хорке не из таких, возможно если бы не "приработок" в Теневом мире он бы поступил как все, но ресторан служил для прикрытия, а не для прибыли. А так пережив год упадка, народ снова потянулся в "Тихую заводь", не так много, как при открытии, но все сплошь состоятельные, и как правило постоянные клиенты.
  Изрядно устав от палящего солнца, я с облегчением спрятался под навесом, ресторана. Вышибала тут, скорей для отгона швали, чем для успокоения подвыпивших посетителей, узнал меня, радостно заулыбался, протянул руку для рукопожатия. Моя кисть утонул в лапищи верзилы. Как его зовут, так и не запомнил.
  - Рад вас видеть господин Ланс, - выше меня на голову, а шире раза в два, ему не как не шла роль, стеснительного парня.
  - Ты чего такой зажатый?
  - Эээ, - возглас не понимания, а затем более уверенно проговорил, - хозяин просил, не задерживаться и прямиком идти в подсобку.
  Какой-то он странный, ладно не моего это ума дело. Но осадок в виде плохого предчувствия, осел в душе, заставляя насторожиться и приготовиться. Как всегда, при в ходе в "Тихую заводь", меня окутало прохладным приятным запахом жареной рыбы, мягким дразнящим желудок, забивающим рот слюной.
  Вот же позёр, интересно сколько он денег тратит на, "печати" для освежения воздуха? Один и тот же вопрос каждый раз засорял мысли, но ответ увы пока прятался под пологом тайны. Хорке по каким-то причинам не желал делиться тайной, да и я не сильно настаивал.
  Пройдя через зал, я практически добрался до двери в подсобку, когда осознал, что в ресторане твориться что-то не ладное. Замер, медленно развернулся и осмотрелся еще раз. Так и есть. Обеденное время, а народу нет, то есть вообще пусто. Ох, и не нравиться мне это, пальцы непроизвольно погладили рукоять Грома. Да и посылка в сумке, от чего-то уперлось углом в спину, намекая что у меня имеются дело поважнее чем визиты к друзьям.
  "Может сначала по делал Горзо сбегать, а к Хорке потом зайти", - запоздало закралась мысль в голову.
  Что же я мнусь как студент перед темным переулком.
  Свет из небольшого окна ровно ложился на массивный деревянный стол. Другого освещения в комнате не было, пришлось проморгаться, прежде чем рассмотреть все остальное. Стеллажи, забитые кухонной утварью, с маленьким проходом между ними, за столом сидит Хорке собственной персоной, в восточном халате. Откуда столько любви к степнякам. На лице тонкая бородка и длинные усы, волосы убраны в жесткий хвост, а в руках курительная палочка. Что-то мой старый приятель стал сильно заигрываться со степняками. Их диаспора в городе представлена малыми силами, от чего мне не было понятно зачем он так сильно тянется к ним. Хорке очень практичный человек ему не до всякой там восточной философий с их нарядами. Ладно время покажет.
  Я без приглашения уселся на свободный стул, напротив хозяина заведения. Повисла пауза, визит к другу детства становился всё загадочней и загадочней. Или это он в образ вжился на столько сильно?
  - Смотрю, курьерская служба не пошла тебе на пользу, - я удивленно изогнул брови, вот такого начала разговора точно не ожидал, - даже не поздоровался со старым приятелем.
  - Зато смотрю тык цветешь, и пахнешь, даже пуза наел, совсем мирная жизнь тебя испортила, - не остался я в долгу.
  - Ты не поверишь, - до этого безразличный голос Хорке приобрел окраску старого банкира, который жалуется уже по привычке, - чем выше статус, тем больше надо сидеть с бумажками. Скоро стану обрюзгшем стариком, у которого единственная отрада - это продажные женщины да курительные палочки.
  - Это ты своим пацанятам рассказывай, а не мне? - я скрестил руки на груди, и слегка поддерживая его игру высказался, - а девки на тебя и так пачками вешаются, так что не надо тут плакаться.
  Я не врал, от чего-то женщины, бросались в его объятья, словно на инкуба. Мы даже по пьянее ходили к магам проверять, нет ли в Хорке, потусторонний силы.
  - Хватит льстить, ты знаешь на лесть я падок, и могу слушать ее часами, - влив в голос самодовольства, отозвался Хорке.
  Эти восточные пляски слов вокруг важной темы мне всегда раздражали, и обычно я пресекал их грубостью. Делая исключения только для Горзо, ну и теперь получается и для Хорке.
  Из-за стеллажей появилась служанка, в одной руке две кружки пива, в другой поднос с копченой рыбой. Пока миловидная девица ставила снедь на стол, я не отказал себе в удовольствии, посмотреть в декольте, на два очень привлекательных полушария. Стоило мне оторваться от созерцания, как девушка поймала мой взгляд, и не чуть не смутившись, подмигнула. Хорке не имел привычки нанимать девушек легкого поведения в обслуга, такое внимание меня насторожило. Я не красавиц чтобы на меня девки вешались, обычный парень, с соседней улицы. Кажется, мне хотят от чего-то отвлечь.
  - Как тебе Сиана? - после глотка пива поинтересовался карманник.
  - Я спешу, - любезности в сторону теперь о делах, не время обсуждать новых служанок.
  - Я так понимаю, на работе не пьешь. Обиделся что ли на пацана?
  - Мог по-человечески позвать, - слова прозвучали довольно-таки грубо.
  - Тебя попробуй дозовись, сидишь в своей крепости носа на уличу не высовываешь. А на пацана не злись он еще только опыта набирается.
  - Твой ученик? - проявил я не нужное любопытство.
  Простой вопрос, но как преобразился Хорке, губы расплылись в самодовольной улыбке.
  - Именно. Пока оттачивает мастерство на улицах, если не загнётся, то возьму на более... высокую должность. Кстати он хотел поначалу кошелек спереть. Но я объяснил, что ты будешь очень рассержен и поломаешь ему пальцы.
  - Это ты правильно сказал, - глава карманников по-прежнему уводил разговор в сторону.
  - И как тебе удалось заполучить столь шикарное оружие, - понятно дело, историю появления Грома, он знал от и до, и с разных источников.
  - Нужно быть добрее, - вкрадчиво сказал я привычную фразу.
  - Ха ха. Да, да.
  Хокре отодвинул пиво, облокотился на стол, не меняя выражения лица, произнес фразу, за которую, без лишних разговоров сажаю за стол к дознавателю.
  - Мне нужно оружие подгорников. Двадцать единиц.
  - Юмор?
  Хорке помотал голов, вгоняя меня в тоску.
  - Ты что на войну собрался? Да как я тебе достану его? Я-то здесь причем? Хор ты в трезвом уме? - град вопросов, что рождались в голове, я почти выкрикнул в лицо другу.
  За попытку покупки оружия подгорного царства Мельенна, торговая гильдия сгноит любого в каменоломнях, включая всех причастных. Ну кроме самих подгорников, те своих в обиду не дадут. Отсюда следует очевидный ответ посылать всех в степи с черной тряпкой в руках.
  - Все сказал, - я лишь зло сопел, - теперь слушай и не перебивай. На прямую с бородачами работать не могу, сам знаешь они на счет безопасности параноики. Пока мы будем искать к нем подступы нас спалят все, кому не лень, начиная от крупных банд, заканчивая Третьем отделом. А у тебя завязки с Граном, крепкие надежные, ты в не подозрений. Не бойся тебе нужно только послание передать и поручиться. А дальше уже наша забота. Ты не нервничай все безопасно для тебя, мы об этом позаботимся. Согласен помочь другу?
  - Ты в своем уме?
  - Я да, - он наклонился над столом, и многозначительно прошептал, - надеюсь и ты тоже.
  - Хм. Зачем тебе оружие бородачей? А что арбалетами ни как? - ох как же хотелось встать наорать и громко хлопнув дверью выйти вон, но нельзя. По всей видимости я его последняя надежда, иначе бы не побеспокоил.
  - Ни как? - ответ навел меня на вполне себе очевидную мысль, оружие Мельнов в основном берут для убийства магов, или же людей способных обвеситься амулетами с ног до головы. В обоих случаях дело крайне рисковое, так что лучше в детали не вдаваться. Со всеми прочими без лишних хлопот справляется арбалетный болт.
  Отвести в сторону болт, при помощи амулета, значительно легче, оно и понятно сотни лет практики, для Академии не прошли даром. А вот защитные амулеты против ружей подгорных жителей, пока еще выглядела корявыми. Нет у Имперских полков с этих проблем нет, но у частных лиц пока туго. Товар дефицитный, да и не очень-то и востребованный. Бородатый народец не слишком то и распродает свое оружие.
  - Хотя бы десять.
   Что же он затеял, с таким количеством оружия, да и шума будет изрядно вся окрестная стража сбежится. Об этом и спросил. Хорке замялся, даже отвернулся в сторону, сводя брови на переносице.
  - Лучше для тебя остаться в неведенье, - похоже я ввязываюсь в какую-то очень нехорошую игру, как бы не пожалеть об этом. В данном случаи меньше знаю целее буду.
  - По-моему ты ввязываешь в драку с минимальными шансами на победу, - я сделал попытку отговорить друга.
  - Ланс, Ланс, - он покачал головой, и даже позволил себе ехидный смешок,- я не собираюсь хватать то, что не смог съесть.
  Хорке сморщился, от штамповых метафор его перекашивало не хуже, чем от северной настойки. Сделав несколько торопливых глотков пива, продолжил.
  - Я всего лишь хочу сохранить свое.
  Я непроизвольно выдохнул, а рука почти донесла кружку с пивом до губ, хорошо, что запах хмельного напитка вернул меня в действительность. Отставив кружку, скрестил руки на груди.
  - Может мирно как-нибудь решить вопрос, - я должен попытаться отговорить друга.
  - Увы ни как. Так ты в деле.
  - Что именно от меня требуется? - наконец сдался я.
  Поджав губу Хорке извлек из-за пазухи, аккуратно сложенную бумажку.
  - Это вексель на сорок тысяч, - он не договорил, к чему-то прислушался и зло гаркнул, - Что этим ушастым надо?
  Сожри меня бездна, это за мной, рука по крепче сжала рукоять Грома, а глаза зашарили по комнате в поисках выхода.
  - Они за тобой, - увидев мое волнение, констатировал Хорке, - Сиана.
  Девушка тихо выскользнула из-за стеллажей, ее прекрасное личико нисколько не испортила маска сосредоточенности и решимости. Я вскочил, обогнул стол, приблизился к стеллажам, с острым желание как можно быстрей свалить отсюда. Длинноухие преследуют только с одной целью, наказать, и раз вломились сюда, то настрой у них явно серьезный.
  - Выведи нашего гостя, - секунда раздумья, - аккуратно.
  Вставая из-за стола главный над карманниками, быстро затараторил.
  - Договорись с бородатыми, вот вексель, и еще развернутое предложение, - он сунул мне записки в руку, - Я тебе очень прошу, договорись, - в зале послышался шум и громкая ругань, Хорке проорал, уходя в зал - выкормивши поганого ишака.
  Шум нарастал, похоже выходцы из Рархарского леса совсем страх потеряли, и собирались устроить потасовку во полнее приличном заведении. Если конечно Хорке не поторопиться.
  Сиана неожиданно сильно ухватила меня, за запястье тонкими изящными пальцами, словно тюремщик кандалами так же крепко и безапелляционно. И потащила в глубь подсобки, я едва поспевал за торопящийся девушкой. Не прошло и пяти секунд как моя конвоирша замерла, за озиралась вокруг, хмуря тонкие брови. Недовольно хмыкнув потащила в другую сторону. Мне бы за возмущаться и начать задавать глупые вопросы. Типо. Куда тащишь? Можно ли помедленней? Я не маленький отпусти руку? Но опыт подсказывал лучше промолчать. Мои мысли не успели свернуть с сторону, ругани на длинноухих как мы остановилась возле неприметной двери.
  - Проходишь коридор. За ним лаз, - прошептала Сиана.
  Она слегка приоткрыла дверь так чтобы я смог протиснуться. И прежде чем оставить меня в кромешной тьме, сказала.
  - Пока не выйдешь говори комплименты.
  Вот тебе и на. Стоя в темноте, я был озадачен поставленным условием, а лицо сейчас наверняка как у посетителя дома "Заблудших душ". Тут темно так что можно. Зачем темноте комплименты, она надо мной издевается или, лучше послушаться, а то мало ли что. Вон у Горзо с заклинаниями вообще полный бедлам. Я раскинул руки касаясь стен туннеля, попутно говоря наибанальнийшие комплименты. Тьма слушатель не привередливый так что сгодиться любые.
  - Красивая. Умная...
  Туннель радовал гладкими стенами и легкой прохладой, и это, пожалуй, всё, остальное только огорчало, грязь пыль и спертый воздух. Я шел долго, постоянно сутулясь, так что шея заболела, под конец с трудом подбирая новые комплименты. Я начал всерьез подумывать не пойти ли мне по второму кругу комплиментов, как уткнулся в деревянное препятствие. Нащупал дверную ручку, открыл, свет больно ударил в глаза, пришлось зажмурить, осторожно выставляя ногу вперед. Тело оказалось на половину снаруже, когда я немного приоткрыл глаза дабы осмотреться. И тут же вспомнил про условие, точнее мне об этом напомнил кинжал, приставленный к горлу. Первая реакция схватиться за Грома, но выстрелить если и успею, то только в землю, с перерезанным горлом.
  - Какой прекрасный кинжал. Изумительная выделка. Но он не идет не в какое сравнение с пальчиками, держащими его, - как примитивно и пошло, на такие комплименты позарилась бы разве что не искушенная Леона. Меня оправдывало лишь то, что ситуация не благоволила к витиеватым изречениям. И напоследок меня настигла злая мысли, получатся темноте я комплименты сыпал по своей глупости.
  Кусок острой стали немного отступил от горла, я не удержался и позволил себя легкий вздох облегчения. Отступив на несколько шагов, я наконец увидел владельца холодного оружия. В принципе я ожидал увидеть женщину, изящные пальчики предполагали. Но то что она будет, очень привлекательной женщиной средних лет, меня удивило. Ее и так должны засыпать комплиментами, зачем прибегать к насилию. Круглое лицо, аккуратный правильный нос, милая улыбка, все понимающий слегка насмешливый взгляд серых глаз. Простецкое льняное платье не сколько ей не подходило, столь очаровательных дам нужно одевать только в шелка. Хотя, чего это я возмущаюсь, в чем же её еще быть, у себя на кухне, не в бальном же платье с глубоким декольте. Ага и встречать меня должна в реверансе, дабы я смог оценить размер о форму ее полушарий.
  - Налюбовался, - из сладких мечтаний вырвал меня, насмешливый голос.
  - Разуметься нет. Вами можно любоваться часами. Будь я художником, тут же бросился бы рисовать Ваш портрет.
  Она отыграла свою роль блестяще, потупила взор, застенчиво улыбаясь, вот только кинжал в руке лежал очень уж профессиональна. Одно движение и у меня появиться шикарная улыбка от уха до уха, причем посмертная.
  - Что же, не буду более обременять вас своим присутствием, мне нестерпимо захотелось купить букет цветов для одной обворожительной дамы.
  Хозяюшка слегка сместилась влево, по-прежнему не поднимая взора. Проходя мимо я решил не искушать судьбу, и продолжил поток лести.
  - Какой обворожительный запах, он будет сниться мне холодными одинокими ночами, - как-то пошло прозвучало. Ну, раз в моем организме не прибавилось железа значит сгодилось.
  Остаток помещения преодолел в три шага, взявшись за ручку двери, напоследок добавил.
  - Столько доброй и отзывчивой женщине, я готов носить цветы хоть каждый день.
  Она одарила меня покровительской улыбкой, и после тихого вздоха, сказала.
  - Не та дверь.
  Я отдернул назад, словно от больного Янтарным Тирфом. Сместился влево к до этого незамеченной мной двери. Напоследок виновато улыбнулся вскочил на улицу.
  Фу вроде жив.
  Я оказался в узком проулке между домов, облупившиеся штукатурка, кучи мусора, и конечно же вонь. Наглядная иллюстрация жизнь на дне. Я покосился на закрытую дверь. Странная дамочка, Хорке что получше найти не мог стражника тайного выхода? Нужно будет при случаи расспросить. Зажав нос пальцами, двинулся к маячащему просвету впереди. Стоило выйти из проулка как солнце безжалостно обрушилось на мою голову. Ростовщик меня разори, я потерял шляпу. Где? Скорей всего в туннель, при разговоре с Хорке не снимал. С минуту пытался понять, где нахожусь. Хм по фасадам зданий и отсутствию людей можно сделать вывод, на складских задворках. Ладно надо выбираться на оживленную улицу. Сделал пару шагов как в голове образовалась мысль, не слишком умная, но остановиться и подумать она заставила. Не ужели этот длинноухий придурок на столько сильно на меня взъелся? Не может быть, чтобы из-за какого маленького оскорбления объявить облаву. Это ведь не провинция где на ушатый чуть ли не молиться, тут у них авторитета почти нет, за такие проступки могут и казнить.
  Когда-то империя практически боготворила ушастых, но слава всем богам, Император, понял, что это за уроды, и быстро опустил их с небес на землю. Уровнях в правах со всеми. Многие ждали бунта, и повального ухода ушастых в родные леса. Но где там, они как сидели в городах, так и сидят, проповедуя свою философию, песни да танцульки. Ну и маги на них не надышаться, потому-то те время от времени подкидывают им хорошие теории по строению заклинаний. Разуметься был великий исход лесного народа, вот только через пару лет все они вернулись, только еще более злые и заносимые. И готов поставить Грома против башмака нищего, что через лет десять погонит их честной народ славного Анвиона. Ибо терпеть их уже ни каких сил не осталось.
  Так куда-то мысли не туда скатились, надо вернуться к себе любимому. Так что они могут сделать? Убить в открытую? Они конечно дебелы, но всему есть границы. Городскому совету только дай повод, выгнать этих заносчивых сволочней. А убийство законопослушного, налогоплательщика, хороший повод чтобы начать бучу. Так что главы лесных Домов за яйца повесят виновника изгнания, то бишь моего убийца. Если конечно найдутся свидетели моей безвременной кончины. Получается единственное спасение - это людные улицы. Нужно будет обсудить проблему с Горзо, но прежде надо доставить посылку, да еще с бородачами обговорить условия сделки.
  Никогда не был рад толпе так как сейчас. Стрелы бояться нечего, ушастые только в своих легендах да россказнях стреляют без промаха, и быстрее чем моргают. На деле не чуть не лучше остальных. А удар ножом в бок? Так ко мне еще подойти надо, это им не по лесу шастать. Несмотря на все уговоры, я все равно чувствовал себя не уютно. По дороге пришлось купить шляпу, правда соломенную. Но привередничать не чего, солнечный удар быстро отучит от капризов.
  Вот и кабак Гарна, как и все у жителей подгорного царства, массивный и основательный, стены из большого камня, а крыша низкая покрыта толстой черепицей. Практически мини крепость, такую штурмом брать себе дороже. Сразу над входом на двух мощных цепях болтается вывеска из гранитной плиты, с непонятными рунами. Местные называю заведение просто У Грана, ибо настоящую надписать прочесть мало кто сможет. Мне же завсегдатае по секрету сказали, что истинное значение данных рун, в вольном переводе значит "Пинок стражника под зад". Я с трудом, но верил, у бородачей юмор специфический.
  Прошел в открытую дверь, внутри светло и прохладно, на необработанных стенах висят чертежи различных изделий, и разнообразные инструменты труда, от молота, до загадочного механизма из шестеренок. По не большому залу расставлены пять столов, казалось бы, без всякой логики, но это только на первый взгляд, на деле же все функционально и удобно. Правее в глухом углу, стоит огромная бочка упирающиеся в потолок, снизу кран я левее ряд кружек. Тут барной стойки нет, если хочешь выпить то сам подойти и налей. А при выходе расплатишься, а решишь обмануть, то вышибала зубы по выбивает, и считай, что легко отделался, может и ребра поломать. Ибо воровать не хорошо. А с закуской еще проще, что повар приготовит то и подадут, тут все просто и без изысков. Если что не нравиться так тебя тут не кто не держит. Бородатые свято чтут традиции и меняться в угоду кому-либо не собираются. От этого и трудно им ужиться в городе.
  Возле двери что ведет на кухню за двухместным столиком сидел сам хозяин заведения. Увидев меня, он бодро соскочил с места и раскинув руки, широким шагом направился к моей скромной персоне, улыбаясь во все тридцать два зуба.
  В байках и россказнях невежд, подгорники выглядят мелкими и полностью заросшими бородой. На деле же они в основном на голову нижи средне статистического жителя Анвиона, коренасты массивны, бороды умеренной длины, но у всех.
  Гран обнял меня, легонько хлопнул по спине, я ответил тем же чувствуя под льняной рубахой звенья кольчуги. Они ее всегда носят, как маги амулеты, и думаться спят в ней же за место пижамы. Вот оружия нет, да им и без надобности, по большому счету. Видел я как однажды, мой знакомец Горми, тот самый что проиграем Грома, уложил стальной кружкой пятерых наемников из степи.
  - Рад видеть тебя Ланс, - весело пробасил он.
  Бородачи всегда рады, при чем всем, во только большинство они с радостью выставляют вон. Ко мне же относились благодушны, за победу в кости над Горми. Как они там выразились кого любит удача, того любят Торсы. Как я выяснил позже это название клана. А потом как-то завертелось закружилось, и мы сдружились.
  - И я рад видеть тебя Гран.
  - Пойдем, за стол в ногах правды нет.
  - Будто она в заднице есть, - как обычно отозвался я.
  Мы расположились за столом, попутно налив эля в деревянные кружки, пугающего размера. Я стянул с головы шляпу и положил на соседний табурет. Пить не стал, но хозяина нужно уважать, он же приложился от души, вытер пену с усов и бодро спросил.
  - Рассказывай?
  - Прям с ходу.
  - А мы что тебе степняки какие, чтобы кругами ходить, да в глазки заглядывать.
  - Нет. Тут такое дело. Нужно мимо торговой гильдии оружие продать, - сказал и замер.
  Мы конечно с ним приятели, но не да такой степень, чтобы таким предложениями на прямую разбрасываться. Но лучше сразу сказать, чем тянуть известно кого и известно за что. Он потер переломанный нос, у подгорных мужиков все носы поломаны, традиция такая, или странный стандарт красоты, я точно не понял.
  - Если ты просишь, то сделаем, - вроде и согласился, но чувство такое, что у ростовщика денег взял, под триста процентов, а отдать то не чем.
  - Это не для меня,- потупив взор ответил я.
  - Да кокая разница для кого, - весело сказал Гран, - раз ты просишь значит для благого дела, мы тебе доверяем. Да не хмурься ты так, мы тебя за эту услугу ничего не спросим. Что нам сложно что ли.
  - Может и не сложно, вот только гильдия вас за это по головке не погладит.
  - Ха, можно подумать до этого гладила, у вас тут если все по закону делать, то в ноль не когда не выйдешь, - он наклонился заговорщики прошептал, - нам не впервой мимо товар проводить.
  Я чудом удержался чтобы не охнуть, подобная информация опасна, и раскрывают его не просто так. Растянул губы в любезной улыбке, не проронив ни слова чтобы не поддерживать разговор, просто положил листки с инструкциями на стол. Бородач подхватил записки толстыми пальцами быстро развернул, мельком взглянул на содержимое, и откинувшись на стул, задумчиво проговорил.
  - Значит товар...
  - Стоп, стоп, - замахал рукой, - меня ваши дела не интересуют, принес записку от друга вот и все мое участие.
  - Хорошо, значит долю свою от него и получишь, - само собой, от вас деньги брать не намерен.
  Кухонная дверь приятно скрипнула и в зал зашла Зора, я машинально улыбнулся, миловидная кузина Грана. Не большого роста, ладную фигуру обтягивает зеленое платье. Милое личико, с курносым носиком и веснушками, темно каштановые волосы, сплетённые в тугую косу до пояса, а в серых глазах играет озорство. Она прошлепала боссами ногами по деревянному полу, и поцеловала меня в щеку, чуть дольше чем того требует приличия.
  - Почему не сказал, что зайдешь? Я бы приготовила чего-нибудь вкусненького. Хорошо мимо проходила, а то так бы и ушел не поздоровавшись, - ага так я и поверил, что мимо проходила, стояла за дверь ждала пока мы договорим.
  Она подхватила ближайший стул и сел к нам, без церемонна взяла мою кружка и отпила половину.
  Если мужики из подгорного царства, были не понятный, то женщины - это вообще океан не позонного. Я слушал от верных людей что бывало женщина врывалась на военный совет, с вопросов что приготовить муженьку на завтрак, блины или же капустный пирог, и не чего ей за это не было. И не кто над мужиком заботливой женушки не смеялся. И те же люди говорили, что жена мимо прошла с тазиком и получила в ухо от мужа, за что потом долго извинялась, собирая чистое белье с пола. И снова не кто мужика не осудил.
  - Я не планировал, по делам тут, - я неловко попытался оправдаться.
  - Да, да. Вечные отговорки, - весело продолжала она, - весь в делах, пиво пить да с пугалки стрелять, вот твои дела. Между прочем ты меня на ужин звал, а так и не сводил. Так?
  - Да, - обречено ответил я, скромно улыбаясь.
  Пригласил ее с жуткого похмелья, не зная, что в Мельенне это куда как серьёзнее, чем в нашем свободолюбивом городе. Можно сказать, позвал на полновесное свидание. И остальные претендентки должны идти лесом, а в их случае подгорными тропами прямо к обрыву.
  - Так что в первые выходные недели идем?
  - Да.
  - Отлично, я и столик забронировала, - от подобного напора без грубости не отобьёшься. А если по-честному мне и не хотелось. Девушка мне нравилась, и демон меня задери нужно все-таки решиться и попробовать завести с ней отношения. А то бегаю как трус, ажно самому стыдно.
  - Хорошо, - твердо ответил я.
  - А потом домик твой посмотрим...
  - Эй девка ты рукава то раньше времени не засучивай, - заворчал Гран, хотя глаза его улыбались, старый приятель был явно не против наших отношений.
  - А что тянуть, поживем приглядимся, если что не так разбежимся делов то, - не принужденно ответила племянница, дяди.
  Эй что-то их понесло не в то русло, жить пока не с кем не сорбируюсь, я на ужин едва согласился.
  - Что благословения не дашь?
  - Дам, - между тем продолжали они спор.
  - Стоп! Как я решу, так и будет, - категорично заявил я.
  - И как ты решишь? - нежно улыбнувшись спросила Зора.
  - Будет у меня дом, свое дело, да... медаль за отвагу тогда и поговорим кто к кому поедет, - условия мало выполнимые так что, времени у меня навалом. И пока они не затащили меня в какую-нибудь словесную ловушку про женитьбу, сказал.
   - Мне пора, - поднялся и в голову пришла здравая мысль, - слушай Гран, дай со провожатого. А то я тут с ушастыми сильно повздорил, сам бы отбился, но вдруг посылку поврежу меня тогда Горзо живьем сожрет.
   Зора было открыла рот, но передумала и лишь озорно подмигнула.
   - Сарк, - тихо позвал Гран.
   Из подсобки вышел молодой парень с растрёпанной бородкой, в рабочей одежде, обтирая руки об свернутый передник.
   - Проведёшь? - тот кивнул, - о цене сами с говоритесь.
  Тепло попрощавшись с хозяином таверны, и его кузиной, вышл на улицу. И так два часа из рабочего времени потерял на личные нужды. Если Горзо узнает, то шею намылит, и будет полностью прав. И вместо того чтобы ускориться я медленно побрел в сторону нужного мне адреса. По не понятным мне причинам жутко не хотелось выполнять задание старика.
   В сопровождении бородатого двигаться по городу куда спокойнее, уменьшил бдительности на половину, втихую уже точно в проулок не утащат. Тут хоть и приличный район, но укромных уголков хватает, оттянули чуть в сторону, и за пару тройку минут учинят расправу. Поломать руки ноги ушастым и минуты хватит. А при охране пусть не столь внушительно как мне бы хотелось, такой фокус не провернешь. Нас двоих по-быстрому не скрутишь, а на шум стража прибежит, у нас она вышколенная свехмеры. И баловать никому не даст.
   Охранник мой разговор не затевал, брел в пол шаге позади, смотря по сторонам, не сильно резво, но нам мой взгляд вполне профессионально. Я остановился возле миловидной барышни, что торговала яблоками, купил два, обменялся улыбками, и побрел дальше. Одно съел сам, другое отдал охране, бородач есть не стал, просто подкидывал в руке, словно примеряясь в кого бы запустить фруктом. За полчаса мы до топали до нужного адреса. Если верить медной таблички, прибитой справа от двери, мне нужно вот в это мало примечательное здание, выложенное из массивного камня, с добротной крышей из черной черепицы. Находило оно на не большой уютной площади, с фонтанчиком по центру, и несколькими скамейками вокруг него. Удобное местечко чтобы отдохнуть от дневной суеты, и уединиться для неспешной беседы. Сейчас как раз сидела молодая парочка, о чем-то мирно перешёптываясь. Прошел мимо, постучал медным кольцом, прикрученным по центру дубовой двери. Обычно слуги не спешат отварить гостям. Морально я был готов постучать еще дважды, как это заведено в хороших домах. Но мне отварили едва я успел убрать руку от кольца. Слуга удивил: не большого роста, странное существо, таких я еще не встречал, маленькие ушки большой лоб, желтые глаза с квадратными зрачками, нос словно клюв выпирает вперед, тело несуразное маленькое на форе длинных конечностей. Одежда вообще не пойми, что, рваные штаны, на ногах разного цвета башмаки, зато на теле очень дорогой кофтам, и складывалось впечатление что шит на заказ.
   - Чё надо? - каркнул он.
   - Эээ, - чуть растерялся я, - да. Посылка. Господину Дрогну Зерка...таруса Перкх...хароу.
   Едва выговорил имя клиента.
   - Ты иди. А он вали, - резко выговорил привратник, маша рукой в сторону бородача.
   - Слушай подождешь пару минут, - обратился я к своему охраннику.
   - Буду там, - ответил он, указывая на угол с обширной тенью, и едва слышно буркнул, - проклятый болотник.
   Я нагнулся проходя внутрь, в ожидание прохлады, но увы внутри царила духота, после пары вдохов тело начало покрываться потом.
   - Стоять. Двигай ноги, - он указал на коврик на каменном полу, - жри.
   Я взял протянутую кружку, скептически посмотрел на бурую жидкость.
   - Жри, жри, - подгонял меня слуга, ехидно скалясь.
   Очень захотелось разбить кружку об мерзкую харю болотника, сверху водрузить посылку и с проклятьями покинуть здание. Но увы репутация Горзо превыше всего. Я набрал воздуха и одним глотком осушил содержимое кружки, мерзко, но терпимо, Леонены настойки бывали и похуже.
   - Иди за мной. Два шага в заде, - он потопал к мало приметной двери слева, внезапно ударил себя ладонью по лбу, и повернулся ко мне, смерил в взгляд, и пошел к двери что находилась по центру.
  Странный какой-то, даже не полюбопытствовал что принес и зачем, хотя кто знает этих тварей, может им интересен сугубо внешний вид.
  Очутились в темном узком коридоре, провожатый провел какие-то манипуляции при этом громко сопя, через пару секунд, вспыхнул тусклый факел и зачадил едким дымом. В горле тут же запершило, а глаза наполнились слезами, я мысленно чертыхался, проклиная болотника. И кажешься стал догадываться от чего в словах провожавшего бородача я услышал злобное призрение. Пройдя пять шагов, мы приблизились к очередной двери, болотник отварил ее, дождался пока закрою предыдущую, и двинулся дальше к очередной двери. Так продолжалось еще восемь раз, небольшой коридор, дверь, архитектор данного сооружения был явно не в себе. Пройдя очередную отрезок, мы оказались в небольшом зале, хоть какое-то разнообразие, и вместо деревянных, тут имелась железная дверь, вернее врата, до самого потолка и пыль, много пыли. Стало не уютно, словно очутился перед лесом длинноухих с мертвой тушкой оленя, под ногами. Болотник почесал длинный нос, и осведомился у меня.
  - Как чувства?
  - Работают, - грубо буркнул я.
  - Аааа, - явно не понял он, но счел излишним переспрашивать, - тогда пошли.
   Он не много отварил створки, так чтобы я мог протиснуться, быстро зашел внутрь, поднимая факел вверх, я проследовал за ним.
   Первое что увидел это тьма, густая черная, как дёготь, от нее веяло ужасом, первобытным, диким. Фантазия тут же нарисовала образ как она кидаться на меня, и поглощает, еще живого, я кричу брыкаюсь, но не могу вырваться, а меня жадно поедают. Я шагнул назад, силясь сдержать крик, а правая рука сжала рукоять Грома.
   "Это конец", - с этой мыслью дверь захлопнулась за спиной.
   Легкие кричали от боли требуя воздуха, сделал осторожный вдох. Сознание прочистилось и ужас немного отступил под давлением ледяного спокойствия. Как тьма обрела силуэт, я не понял, виски заломило было чувство что кто-то влез в голову и визуализировал мрачный силуэт. Первобытный ужас проломил платину спокойствия, топя сознание в панике. Когда я пришел в себя то ощутил холод стены, промокшей от пота спиной, сглотнул ком в горле сосредоточился. Огромный под два метра силуэт сидел на массивном стальном троне, могучие мышцы, обтянутые тонкой черной кожей, казалось, одно движение, и она лопнет, явив миру невиданную мощь. Голову скрывала тьма, только два красных огонька в районе глаз, зло изучали меня. Нечто чуть вздохнуло, дернув пальцами, а все мое существо дернулось, словно в преддверии чудовищных. Я выстрелил дважды, понимая, что плевки Грома существо не заметит, разве что шум может разозлить. Мышечная память, работала несмотря не на что, трясущееся пальцы перезарядил оружие, бесконечно долгих пять секунд, и снова выстрелы. А душа, забившаяся в пятки, до сих пор не понимала, чего это тело еще дышит.
  Чья-то рука, вырвало оружие из безвольных пальцев, я даже не посмотрел, могу только стоять и ждать развития событий. И молиться чтобы это закончилось по быстрее.
   - Он пил, - в мою голову впились слова.
   - Да, - что за раздражающий звук, - нужно ждать.
   Сколько времени я стоял окованный ужасом не знаю, но человек не может бояться вечно, рано и или поздно, он либо умрет, либо адаптируется. Со мной случилось второе. В голове зашевелились дерзкие мысли, одна из них самая глупая и любопытная, подкинула идею посмотреть на ужас перед собой. Пока страх пытался за бороть любопытство, с боку проскрипел чей-то противный голос.
   - Дурак. Несмотря, а то штаны обмочишь.
   Я протяну руку к паху, вроде сухо, и на том спасибо.
   - Дай что принес, - я протянул шкатулку в серую руку, что появилась перед взором.
   Коротышка побежал к могучей тени, припадая на колено ежесекундно что-то, невнятно бормоча. Нужно искать выход, дело сделал можно и даже нужно бежать отсюда. И Леону надо найти у нее наверняка найдётся какое-нибудь зелье, от трусости и кошмаров. Так чтобы нажраться и забыться. Я чуть повернул голову, и скосил глаза. Ага вот и дверь, значит хватаясь за ручку и бегом. Теперь главное сделать шаг...
   Из тьмы прозвучало слово, на прямую отдавая приказ инстинкту самосохранения.
   - БЕГИ.
   Я рванул к двери дернул за ручку, между ног что-то прошмыгнуло, я едва не упал, спасло что вовремя выставил руку. Впереди бежал болотник, отворяя двери что радовало, ненужно терять лишние мгновения. Ненужная мысли, поверх панических, а этот мелкий заграниц очень шустрый.
   Я выскочил на улицу, но от этого легчи не стало, чувство тревоги только усиливалось. Сзади раздался треск и громкий взрыв, словно рванул арсенал подгорников. Меня швырнуло вперед, я больно приложился челюстью об пыльную мостовую, в двух шагах упала часть крыши. Тряхнул головой, с волос посыпалась пыль, не поднимаясь с четверенек дал деру, на третьем шаге поднялся и ускорился. А за спиной словно разверзлась бездна, выпуская демонов, на волю. На всем ходу влетел в огромное окно, прикрывая лицо руками, открывать двери нет времени, больно приложился ногой о стол, заскрипел зубами и забежал в подсобку.
   - ААА, - заорал я, упираясь в запертую дверь спиной.
   Напротив, еще дверь, рванул к ней, лихорадочно скинул засов, без толку закрыто, ударил плечом, без столку. Завертел головой ища другой выход, окно слишком маленькое, только голова и пролезет. "Мать всех демонов", - мысленно ругнулся я, заметив массивный крючок что дополнительно запирал дверь. Откинул его вырываясь на свободу. В проулке свернул направо, прихрамывая по бежать, без оглядки. Через десять метров снова прошел насквозь здание, и все это под яростный шум разрушений за спиной. На пустынной улице за озирался, пытаясь понять где я и куда дальше бежать спасаться. И тут меня настиг рев. Ноги подкосились, упал на мостовую хватаясь за голову, скуля от ужаса. Через несколько ударов сердца смог взять себя в руки, поднялся и особа не думая побежал, лишь бы подальше.
  Когда дыхание окончательно сбилось, а пот пропитал рубашку насквозь привалился к стене, усилено глотая воздух ртом. Рука машинально погладила рукоять Грома, и когда успел подобрать не помню. Достал из кармана платок протер лицо, и с прищуром посмотрел в сторону погрома. И если я все правильно оценил, вырвавшаяся тварь уходит западнее от меня. Похоже я пробудил демона, и не какую-нибудь шваль вроде Отнимателя памяти, а что-то куда солиднее и серьёзнее. И тут же в голове родился вполне логичный вопрос, без ответа. "А что демон делает в городе?". Я оттолкнулся от стены, и быстрым шагом продолжил путь, в поисках ориентиров чтобы выбраться в порт. К воротам идти бесполезно, там сейчас битком беженцев. В порту тоже хватает паникующих и убегающих, но там место по больше, и соответственно вариантов ускользнуть целым и невредимым. Обогнул ближайшие здание, и встал как вкапанный, матерясь сквозь зубы.
  - Драные ушастые, степняков им в родственники, - как они нашли?
  Двое подпирали стены по бокам от улицы, скрестив руки на груди, смотря куда-то в сторону, еще один за спиной старого знакомца, с натянутым луком. На морде ушастого засранца измазанный в зеленый цвет, вырисовывалась злорадная ухмылка. Облачен в легких доспех пепельного цвета, скорей декоративный чем боевой, с множеством узоров ремешков, а в руках клинки, тонкие и изящные, словно сделанные из стекла.
  Выглядит как герой из сказок и приданий, а не назойливый истерик из реальной жизни.
  - Гниль, - паскудным певучим голосом, произнес он.
  Отрыжки леса, только этого мне и не хватало, в боевой экипировке не морды бьют, а убивают. Я выхватил Гром и выстрелил, главаря сбило с ног, я не мешкая выстрелил повторно в того что с луком.
  "Мне конец", - мозг резюмировал начала конфликта.
  Пока ошарашенные длинноухие, соображали, что делать и как быть. Я отскочил за угол. Их подвела банальная недооценка противника. Убежать от ушастых на пустынной улице так же не возможного, как и скрыться в лесу, эти твари умеют выслеживать лучше собак ищеек. Я перемахнул через ближайшую рабор первого попавшегося дома, хорошо, что квартал спокойной и оградки тут больше декоративные чем сторожевые. Оказавшись в небольшом садике, лихорадочно за озирался, подвал открыт, но туда идти это верная смерть. В дом? Небольшой горшок с цветами полетел в окно, дребезг стекол, развернулся выстрелил в сторону угла, откуда могла прийти погоня. И когда успел перезарядить не помню, похоже долгие часы тренировок не прошли в пустую. Заскочил в пристройку к дому, сразу не выкурят, а там глядишь что-нибудь придумаю. Должны же люди на стрельбу прийти.
  Не тупи Ланс, в двух квартала от сюда демон лютует, все кто в здравом уме давно убежали куда подальше. Снова перезарядка. Три выстрела минус, осталось еще восемь. Мало, но против троих самоуверенных врагов может и хватить. Я прижался к стене так чтобы не попали через окно. Когда раздался сдавленный голос мелкого ублюдка, я поморщился.
  - Я скормлю тебя желтым муравьям, - как он выжил то? - А за смерть Мельэльмена, Дом Мертвого Света, вернет тебя к жизни и муки твои продляться веками.
  Какой же он болтливый. Внезапно меня осенила он мне зубу заговаривает, стену стрелами не пробить значит будут штурмовать. Атаковать пойдут двое, третий прикрывает, вломиться через окна, дверь я закрыл. А болтовня чтобы подкрались. А если с черного входа обойдут? Не получиться, до ближайшего прохода пол квартала бежать, тут застройка сплошной стеной. А разделиться и потерять численное преимущество, это точно не про ушастых. Крыша? Мало вероятно, долго, да и шумно. Мысли пронеслись за секунды. Я быстро выглянул, в сад. Никого. Стрела со свистом впилась в оконный откос. Хреновый снайпер, еще и позиции свою обозначил, вон за теми кустиками сидит. Точка обстрела так себе, только слева простреливать и может. Надо менять позицию чтобы вход полностью держать на прицеле, и еще комнату по соседству. На карачках прополз к дверному проему в соседние помещение. Ага гостиная, огромный стол, тяжелее резвые стулья, возле окон занавески, прикреплённые к стенам, золотистыми веревками, меня с улицы не разглядеть, зато мне все видно.
  Услышал легкие шаги, и сопение возле окна в гостиной, и какую-то чуть слышную возню словно, что-то развязывают. Я изготовился для стрельбы. Ушастый высунулся на пол корпуса, взмахнул рукой пытаясь что-то закинуть внутрь. Выстрелил, грохот от заряда больно врезал по ушам, все же Гром предназначен для уличного боя. Послышался отчаяний крик боли, я было порадовался, но тут понял, это дурак умудрился-таки закинул сверток. Быстро обшарил пол взглядом, и заметил дымящийся мешочек. Задержал дыхание, судорожно схватил и выбросил его в разбитое окно. Еще вовремя полета заметил, как мешочек все сильнее и сильней дымит, к счастью ветер дул в другою сторону и дым ко мне не попадал. Выкурить решили твари, осторожничают, понимая, что я их тут и положить могу трупиками вряд. А так дымку кинули я и сам выползу. Кстати про выползу надо уходить через черный ход. Мне бы сразу туда кинуться, но что-то с глупил. Это все от нервов и не опытности. А то ушастые сбегают за подмогой, и приведут куда более опытных и злых сородичей.
  С улицы послышалась грозная ругань на не понятном мне языке, наверняка проклинает и грозит вечными пытками. На больше у него ума не хватит. Да и подошвы степняка ему в глотку, пусть ругается. Когда я от сюда выберусь городской совет вместе с торговой гильдией, этим ушастым покажет путь в вечные леса, и даст пинка для ускорения. Ну и мне компенсацию, да побольше тоже выплатить придётся.
  Пока враг тупит и ругается будем выбираться, дверь черного выхода, наверняка закрываться на крючок, не более. Район тут благоприятный так что мудреных засов быть не должно. На четвереньках быстро добрался, до подсобки постоянно прислушиваясь к звукам с улицы. Если не принимать во внимание погром в центре города, то все было тихо. Один раз мне почудилась тень в кустах, я выстрели для острастки, заряда конечно жалко, но рисковать лишний раз не хочется.
  - Ланс это мы, - послышался приглушенный крик, когда я почти уже дотянулся до крючка.
  Я опешил от внезапного окрика, и спрятался за стену, и из-за растерянности крикнул в ответ.
  - Кто это мы?
  - Мы от Грана, я Торхам из М... в общем Торхам я. Не стреляй я выхожу.
  Сначала показалась рука в латной перчатке, затем неспешно и сам выходец из Мельена. Облачен в боевой доспех, с виду массивный и тяжёлый, но двигался в нем бородач на удивление ловко, раньше я таких не видел. Полукруглый шлем с открытым лицом, небольшие наплечники, кольчуга с нашитыми пластинами, пояс с оружием наподобие Грома, щит за спиной, маленький меч с другого боку, удобные кожаные сапоги на ногах.
  - А где ушастые? - я не спешил выглядывать, в отличии от подгорников у меня не имелось крепкой брони.
  - Одного в кустах зарезали, другой лежит под углом обгорелый, такой же горелый на соседней улицы, - спокойно ответил он, по-прежнему держа руки перед собой.
  - Был и четвертый, - сказал я с опаской открывая дверь.
  - Убежал, - твердо заключил он.
  - Вы меня вообще, как нашли, - стараясь не наступать на отбитую ногу спросил я.
  - По выстрелам, - глянул на меня и решил, что этого мало разъяснил подробнее, - ты ушел и тебя не было около получаса, Сарк заподозрил что-то не ладное, послал к нам. Потом уже вырвался демон, а нам тебя нужно спасать.
  Хромая я завернул за угол и о хренел, на мое спасение отрядили семницу облачённых в броню бойцов, у каждого второго было ружья в руках, остальные же держали большие щиты.
  - Это откуда столько чести? - бородач правильно понял мой вопрос.
  - Ты вроде как Зорен жених, - чуть смутившись ответил он, - а она в девках засиделась, ну и Гран того, а он... ты в общем сам понимаешь...
  Версия не выдерживает никакой критики. Послать семницу тяжело вооружённых бойцов, из-за задержки на час это перебор как не смотри. Да за любимой дочкой столько не отправляют, не то чтобы за не к ночи будет сказано потенциальным женихом. Но пока придаться проглотить, по-видимому собирались в спешки, раз легенду достоверно продумать не смогли. Я в общем догадывался зачем нужен Грану на самом деле, но это только догадки, и их лучше держать при себе.
  Мы выдвинулись в указанном бородачами направлении, за углом где я положил первого ушастика, я замер возле обгоревшего тела. Это кто же его так? Тормах понял все правильно, пояснил.
  - У них обряд такой, вовремя военных действий сжигать трупы, чтобы врагу не достались.
  - А мы что с ними воюем, - изумился я.
  - Выходит, что да. Тебе все Гран объяснит, - вот это поворот, ушастые совсем умом тронулись, боевые действия в городе, да их под корень вырежут. Ну может и не под корень, но популяцию сократят в разы, а оставшихся переселят в посады.
  У меня тут же возникло куча вопросов, но спрашивать не стал, мне все равно не кто ни чего объяснять не будет.
  - Они тут переворот устроить пытаются, - немного помявшись пояснил Торхан.
  - Ни хрена себе, - обалдел я от такой новости.
  Ушастые за последние десятилетия почти полностью растеряли свое влияние в городе, да и на всем континенте. И не удивительно, вся их мощь, почти вся, основываться на лжи преувеличении и раздутом самомнении. Люди все более и более отчетливо стали понимать, что кроме слов сыны леса ни чего предложить не могут. Разве что магам, тем знания нужны больше золота, а это добра у выходцев из Ранхарского леса навалом.
  Единственный логичный путь переворота - это устранить не угодных членов городского совета, и вырезать верхушку гильдии торговцев. Если с чиновниками у них что-то и получиться, то верхушку гильдии им так просто не взять. Я знаю своего папашу у него не дом, а крепость, да и охрана все сплошь из бывших гвардейцев, да еще боевой маг в придачу. А у остальных трех глава не хуже. Получаться единственный шанс - это захватить городской совет, а через них подчинить стражу. И самое главное взять под контроль порт, и уже через это давить на гильдию. Остаётся еще третья сила маги, но они не навяжешься в конфликт пока окончательно не поймут кто выигрывает. Маги на довольствии у гильдии, но дети леса снабжают их знаниями, не смотря на всю свою силу они зависят от обоих сторон.
  - Надо спешить, - дернув меня за рукав Тормах тем самым выводя их раздумий.
  - А?
  - Маги закрывают барьер, и нам лучше оказаться на другой его стороне, - точно магам сейчас не до внутренних дрязг им бы демона успокоить.
  Получаться старикан Горзо был с ушатыми в сговоре, и я не вольно инициировал переворот.
  - Бегом, бегом, - командир семницы толкнул меня в бок, заставляя ускориться.
  Его словам я повиновался без должного энтузиазма, боль в ноге после неудачного падения, давала о себе знать.
  Мы прошли не больше квартала, когда послышался взрыв и треск, и полетели искры словно кто-то большой со всей дури лупил по каленому железу. Я обернулся в центре города во всю разворачивалась магическая битва. Что там конкретно происходило я не понимал, но зрелище пугало. Часть домов парило в небе, чуть левее от них зияла черная дыра, из которой что-то вылезало, все это под веером искр, кружащих в сумасшедшем танце, а из земли трепыхались мутно зеленые щупальцы. Меня дернули за рукав, и мы поспешили дальше. Пройдя еще квартал, головной дозор махнул рукой, и бородачи умело выставили стену щитов, за которую попрятались стрелки, я присел за их спинами. Через несколько мгновений на нас выбежала толпа стражников. Они слишком поздно заметили баррикаду, и теперь стояли с ужасом взирая на нас, уйти с зоны поражения они при всем желании не успевали.
  - Именем Императора сдайтесь, - завопил впереди стоящий стражник дрожащем от страха голосом пока его бойцы не умело выстраивались полу кругам ощетиниваясь алебардами.
   - Мы не враги, - крикнул Тормах, - мы торговцы из Мельенна, и чтим императора и совет города.
  Бородачи убрали оружие, но щиты оставили на месте.
  - Это хорошо, - с облегчение выдохнул капитан стражи, - за нами предатели и ваша помощи будет кстати.
  В то что мы не враги он поверил сразу. Если бы было иначе, то бородачи давно бы даль залп, отправляя на тот свет большую часть стражи. Тормах махнул рукой чтобы заходили за щиты. Стража едва успела завершить маневр как из-за угла выбежали преследователи. От стражников их отличало только выкрашенные в зеленый цвет лица. Часть стражи за ушатых, размах заговора пугал меня все больше и больше. Зеленомордые на миг стушевались, но через секунду с диким ревом ринулись в атаку. Бородачи дали залп, первые ряды упали, но остальных это не смутило. Через мгновения я почувствовал, как воздух уплотнился, давя словно гранитная плита, с каждым ударом сердце давление все усиливалось. Среди врагов маг. Я видел, как стражники попадали на землю вместе со мной, хватаясь за головы. В висках молотками застучала кровь, а в глаза поплыли красные круги. Но подгорные бойцы стояли не замечай воздушного пресса. Зеленомордые врезались в стену щитов и началась рукопашная схватка, я стоная уперся головой в брущатку. Послышалось два выстрела и давления пропало, я вздохнул полной грудью и поднялся на ноги, голова тут же закружилась, я пошатнулся, но устоял. За секунду я в полной мере оценил ситуацию. Человек в дорогой одежде лежал неподалеку от схватки, и один из лже-стражников, проводил какие-то манипуляции с тело. Врагов было больше, но они атаковали не плотным строем, по всей видимости надеялись на помощь мага, и теперь за это расплачивались кровью. Стрелкового оружия при них не наблюдалось.
  Я покачиваясь сместился в сторону прицелился и выстрелил в противника, пытающегося зайти с фланга. В рукопашке я мало что смогу сделать, скорей буду мешать, а вот обеспечить стрелковую поддержку вполне могу. Стражники необычайно быстро очухалась от магического пресса, пошли на помощь бородочам. За щитами находилось трое, один сидел и перезаряжал оружие, два других стреляли, я присоединился к ним.
  - На левый фланг. Стрелять наверняка, - я не успел толком подойти как тут же получил приказ.
   Сместился в указанном направлении занял позицию, схватка кипела во всю, люди кричали, стонали, и все это под звуки ударов железо о железо, разбавляемые выстрелами ружей. Я стрелял, не сказать, что прицельно, скорей по толпе, так чтобы своих не зацепить.
   Выстрелил в очередной раз, увы мимо, один из лже-стражников воспользовался моей промашкой, кинулся в атаку. Перезарядить не успею, под удар клинка подставил Гром, руки чуть прогнулись, но я выставил, мы мгновение боролись, затем глаза противника удивленно округлились. Он плюнул мне в лицо кровью, и завалился, придавливая к мостовой. Я лихорадочно попытался вылезти из-под тела, но сверху еще кто-то упал, окончательно прижимая к земле. Взрыв прогремел как кто глухо, я лишь почувствовал жжения в ногах, и содрогание тел надомной. А потом в нос полез мерзкий запах жженой плоти. Похоже у нападавших имелся не только маг, но и кой какие артефакты из арсенала ушастых выродков.
  Я замер, стиснув зубы от боли, притворяясь мертвым, на случай если наши проиграли. Подлый приемчик, не достойный истинного воина. Но и умирать по-глупому тоже не очень умно, можно отомстить за павших и позже. Ярость к длинноухим плескалась внутри, замешивая варево ненависти и мести. Еще через несколько секунд и с меня стянули тела, я с радостью узнал бородатую физиономию Тормаха. Я с облегчением выпусти Грома.
  - Живой.
  Меня не слишком аккуратно подняли и усадили к стене, голова кружилась в ушах чуть-чуть звенело, и сильно болели обожжённые ноги. Все отбегался. Я попытался заглянуть за спину Тормаха, тот понял мое желание подвинулся. После скоротечной схватки итог был ужасен. Улица завалина телами, кровь уже начала превращаться в небольшие ручейки. Зеленомордых положили всех, но и нам досталось не слабо. На сколько я видел, более чем из двух десятков стражников в живых осталось пятеро, и трое из них ранены. Бородачей же убито трое, их сородичи стягивали тело в сторону пряча за кустами. Тормах проследил мой взгляд проговорил.
  - Сейчас не время собирать павших, мы за ними вернемся.
  Стражники почтили павших по-своему, перевернули всех на спины, закрыли глаза, по верх лица положив тряпицы. Кокая-то смутно знакомая традиция, но сейчас не вспомню.
  - Откуда у этих тварей взрывники? - подходя к нам поинтересовался капитан, на удивление в чистой форме, только пару пятин крови на рукавах и сопагах.
  - Контрабанда, - коротко ответил Тормах.
  Чем больше я сидел, отходя от шока, тем сильнее болели обожжённые ноги. При попытке сесть по удобнее не в силах сдержать протяжно застонал от боли. Тормах спохватился и на своем языке позвал одного из подчинённых. Подошедший оказался рыжим, с короткой бородой, почти щетиной, в одной руке сжимая небольшую сумку, в другой шлем. Он молча присел возле меня, быстро осмотрел ноги и только затем полез за лекарствами.
  - Получаться маги против нас? - тем временим, едва справляясь с дрожащим голосом, спросил капитан.
  - Это наемник, - просипел я, разглядывая как рыжий смазывает чем-то мои ноги, жгучая боль, под действие мази, потихоньку отступала.
  - С чего взял? - капитан не собирался верить мне на слова.
  - Во-первых одежда, маги академии даже ради маскировки свои знаки не поменяют, да и зачем им маскировка, уведя бляху мага половина стражи сдастся, а другая разбежится. Во-вторых, полное отсутствие защитных амулетов, вон с двух выстрелов положили. И напоследок маги в бой по одиночке не ходят.
  Лекарь за время моего рассказа приложил к ногам железные лотки, быстро обвязал их, я ощутил легкое пощипывание, затем пришло онемение. Что же получаться я погорячился с выводами, о своих способностях передвигаться. Я осторожно поднялся, придерживаясь за стену, тяжесть в ногах, но это нормально, при острой необходимости даже побегу.
  - Нам надо уходить, - встревожено сказал Тормах, - сейчас сюда набегут не только приспешники, но и ушастые. И тогда уже не отобьемся.
  Капитан растеряно осмотре павших, затем резко подобрался, приняв для себя решение. И не трудно догадаться какое. Он примкнет к нашему отряду.
  - Куда идем? - спокойным голосом собранного человека спросил он.
  Я посмотрел на Тормаха, в данной ситуации он командир ему и решать. Но сдвинуться мы не куда не успели, один из бородачей подбежал и что-то быстро сказал, по лицу Тормаха было ясно дела плохи.
  - Мы опоздали, маги выставили защиту, теперь не туда и не сюда.
  - А чего так много огородили? - зло крикнул, один из уцелевших стражников.
  - По всей видимости, маги и бутовщиков заперли, - капитан сказал тихо, но слышали его, пожалуй, все.
  Это хорошо, значит у ушастых шансы на победу резко снизились. Маги определились на чьей стороне воевать? Остаётся надеяться, что так.
  - Надо бежать, - твердо заявил Тормах.
  - Куда? Тут за каждым углом зеленомордые, и я тебя уверяю они церемониться с не станут, - с ледяным спокойствием проговорил капитан.
  - К моему брату, - предложил я, просто не видя другого выхода, и пока не посыпались вопросы пояснил, - городской совет наверняка под штурмом, казармы стражи скорей всего тоже. А вот особняк у моего брата что надо, даром что красивый. Нас примут, и мы сможем отсидеться.
  Мой старший брат Ролан краса и гордясь семьи, с юных лет показывающий отличные результаты в торговле, и политике. Он в этой мешанине из интриг предательств, плавал как змея, в мытной воде грязной реке, убивая более мелких хищников, и уходя от более крупных. Надежда и опора отца, одна беда, еще с детства якшаться с выходцами из Ранхарского леса. Чем огорчает отца, но не сильно.
  Принять он меня должен, покричит конечно, но примет родная кровь как ни как.
  За отсутствием других предложение мы выдвинулись в путь. Впереди шел головной дозор, мы следом, подгорники хорошо ориентировались на городских улицах. Шли быстро и уверенно, иногда срезая путь через дома. Узнай об этом хозяева то взвыли бы от такой наглость, сейчас же можно, все спишут на демона и ушастых. Пару раз встретили мирных жителей те, прятались в домах свято веря, высказыванию -дом моя крепость. На нас реагировали, в полнее адекватно, то есть гневно и с опаской, но без всякой истерик. Три раза чуть было не столкнулись с бунтовщиками, но каждый раз удавалось скрыться из виду. Схватки нам не к чему, пусть с ними власти разбираются. Хоть мне и хотелось до дрожи в руках разредить пару зарядов их Грома, в головы ушастых уродов, но здравый смысл подсказывал. Будут жертвы с нашей стороны, а это нам не к чему. Но один раз все же вступили в бой. Хотя боем это трудно назвать скорей нападение из подтяжки. Убив десяток, мы приобрели одного ранено бородача.
  Когда до дома брата оставался один квартал, со стороны затихающей битвы между магами и демоном прилетел огромный кусок дома. Среагировать мы не успели, осколки кирпичей, разлетелись в разные стороны, мне больно приложило в грудь. Я отлетел на мостовую, задыхаясь от боли и не хватки воздуха, пыль забила глаза. Я перекатился на бок, а в голове только одна мысли, нужно вдохнуть, через долгих десять секунд мне удались получить маленьких глоток воздуха с густо замешенный пылью. Я тяжело закашлялся, но продолжил засорять легкие грязным воздухом.
  "Я умру от удушья", - в голове образовалась глупая мысль, и следом выскочила вторая, - "а не от меча, или стрелы. Глупо как-то".
  Когда вернулась возможно нормально дышать, с новой силой вспыхнула боль в груди, на столько сильная что каждый вдох я отсрочивал до последней черты. Через какое-то время меня перевернули на спину, помыли водой, затем на грудь что-то положили, и боль отступила за ней вернулся воздух в легкие, и сознание прояснилось. Я попытался открыть веки, не получилась глаза были забиты песком. В руку кто-то сунул флягу, я кое как промыл глаза. Не убиваемый Тормах смотрел на меня из-под грязной маски пыли.
  - Пей, - словно из-за стены послышался голос бородача, он подал мне еще одну флягу.
  Сделал глоток, закашлялся, пытаясь выплюнуть, ту мерзость что пыталась проникнуть мне в горло, но чья та твёрдая рука сначала зафиксировала голову, а другая влила содержимое в рот. Я изо всех сил пытался не сглотнуть мерзкое пойло, но мне зажали нос, и я все же сдался. В желудок заскользило зелье, словно мерзкий слизкий угорь, но как не странно не тошнило. В животе похолодело, затем прохлада растеклась по груди, снимая остатки боли, и я почувствовал себя почти здоровым.
  Страшно подумать сколько за несколько часов подгорники извели на меня, лечебных зелий и артефактов. А ведь они потом вполне справедливо могут спросить компенсацию. И не важно, что я их не о чем не просил.
  - Вот так-то лучше, - сиплый голос Тормаха, отвлек меня от раздумий.
  Я завалился на бок отдышался и собравшись с мужеством поднялся на ноги, тело пошатнулось, если бы не поддержка бородатого телохранителя, то снова бы оказался на земле. Щурясь огляделся. Вокруг хаус из кирпичей, разбитых окон и ошметков тел, и все это сдобрено толстым слоем пыли. И как не ужасно тишина.
  - Что это было?
  - Кусок стены прилетел оттуда, - глухо ответил Тормах.
  И только сейчас я осознал весь ужас случившегося, из нашего небольшого отряда в живых осталось трое бородачей да я.
  - Это все?
  - Еще капитан живой, но его поломало сильно. Нужно уходить пока еще что не прилетело.
  По командиру бородачей и не скажешь, что он потерял почти весь отряд. Говорит так словно на каких-то учениях, и по окончанию все встанут, поворчат, да пойдут получать нагоняй за плохую службу.
  - Капитана не бросим, - мрачно сказал я.
   Пусть я даже не знаю его имени, и знакомы то мы не более часа, но бросать боевого товарища это низость. Мы же сражали плечом к плечу. Тормах посопел, сверкнул недовольным взглядом, и кивнул двум оставшимся бойцам на ближайшую дверь, те спор ее выломали. Не особо церемонясь подняли капитана, тот не как на это не отреагировал словно мертвый, только высоко поднимающаяся грудь говорила об обратном. Мы выдвинулись дальше, первым шел Тормах, следим несли капитана, ну а я последний. Грома я держал двумя руками хотя отчетливо понимал, боец из меня никакой.
  Резиденцию брата никто не охранял, и как не странно и не атаковал, не было видно даже намека на штурм. Что мне озадачило, не последний человек в городе и длинноухим не помешал бы заложник его статуса, тем более они с ним на короткой ноге. На секунду мелькнула мысль, что брат предал Анвион. Но я ее сбросил, как мерзкую букашку. Ролан хоть и был прожжённым торгашам, но придать отца, не смог бы даже под пытками.
   Мы не прячась уселись возле ступенек, кому нужно тот давно нас заметил, так что нет смысла понапрасну растрачивать силы. Я выдвинулся вперед Тормах следом с мечом в одной руку и щитов во второй. Просторный холл пустовал, позолоченный пол, мраморные стены, вызывали покой и уверенность. Огромная винтовая лестница, где при нужде могут разъехаться двое конных, была прямо передо мной. Я опустил плечи и расслабился, немного подумав направился к кабинету брата, что располагался на втором этаже. Подъем дался не легко, к тому же я безвозвратно испоганил красный ковёр, заказанный братом аж из самой столицы.
  "Ролан будет в ярости", - не особо радостно подумалось мне.
   Прошел по не большему коридору, сплошь увешенному картинами, пейзажей заморских стран. Не стучась толкнул простенькую деревянную дверь, не как не вписывающею в общей антураж. Сентиментальный отголосок прошлого, снятый из первого кабинета деда. Я застал братца в очень непривычном состоянии он суетливо собирал вещи, в огромный мешок. Зная педантичность братца, я был сильно удивлено такому поведению это, не смотря на усталость и ранения. Он резко дернулся, хватаясь за узкий меч лежащий на рабочем столе, на куче бумаг.
  - Ланс ты что ли? - удивленно вскрикнул он.
  - Ты это куда собрался? - я не мог поверить в происходящие, мой старший брат спасаться бегством.
  - Знаешь мне нужно отъехать, - беспечным голосом сказал он, бросив меч назад на бумаги и продолжил метания по кабинету.
  - Тормах заноси раненого не чего им на улице маячить, - от дал распоряжение я, медленно опустился в шикарное кожаное кресло.
  Бородач молча ушел.
  Я лениво осмотрел кабинет, тяжелые красные шторы запахнуты, свет льется из магических светильников, вкрученных в стены. Полки из Эльмийского дерева, как и прежде ломятся от книг, Ролан прочел их всех, в основном там сказания о чужих странах, ими отвлекается от рутинных дел. Действительно важные книги лежали у него в шуфлятке стола.
  - Ты чего убегаешь? Вроде бунт ушастых провалился, Академия на стороне совета, мне кажешься до конца дня им тут все уши по обрезают и в леса вышлют.
  - Уши или тела? - острит, значит нервничает.
  - Без разницы.
  - Знаешь Ланс мне как-то тоже без разницы удался бунт или провалился. Если останусь мне конец. Даже ты должен знать, что уже в двенадцать лет я был под колпаком у ушастых. И чем старше становился, тем больше увязал, даже невеста одна из них, - он подошел к одной из полок и неспешно повел пальцем по корешкам книг.
   То, что мой братец продался ушатым, знали все, правда доказать никто не мог, а после бунта про доказательства могут и не вспомнить. И даже если выкрутиться, то его карьере в городе конец, конкуренты уж постараются.
  - Зачем спешить? Все уляжется и плыви на все четыре стороны.
  - Да эти лесные ушлепки, меня на куски порежут, как только поймут, что я их предал, - он нервно хохотнул, - если уже не поняли.
  Похоже длинноухие ублюдки сделали ставку на братца, и он их благополучно кинул.
  - И куда ты?
  - В Арм, там Дело начну. Знаешь степняка очень нужен грамотный человек со связями в Анвионе, - вот эта новость меня ошарашила.
  И когда он успел переметнуться к этим варварам.
  - И когда это ты успел со степью спеться?
  - Захочешь жить, научишься вертеться, - он наконец нашел что хотел, книгу в синем переплете, аккуратно замотал в тряпку и положил в дорожную сумку.
  - И все равно думаешь ушастые тебя и в Арме не достанут? - мысли путались от потока информации.
  - Сколько тут детей леса? - спросил он с прищуром глядя на меня.
  - Нуууу, - протянул я.
  - Без ну, процентов тридцать от общего населения. А скажи сколько степняков? И пока ты снова не завыл, отвечу. Ноль. А вот Арме с точность да на оборот, ну почти, там ушастых процента два все же будет. Так что какие у меня там шансы выжать? Вот-вот. К тому же степняки за меня там кому угодно горло порвут. В прямом смысли слова.
  На прямую с Анвионом степняки не торгуют, а перекупы дерут в три шкуру, и это в удачный день для дикарей. К тому же купцы товара берут не так много, как тем бы хотелось. Арм дальше по реке, стоит на излучине, в прошлом отличный форт пост, не самое удачное место торговли, если учитывать Анвион. К тому же неподалеку граница с Темным лесом, откуда разные твари частенько прибегают. Но если дикарям удастся организовать торговлю, а с моим братцем это удастся, то прибыли будут очень и очень солидные.
  - Из одной кабалы в другую, - попытался я поддеть его.
  - Э нет Ланс, одно дело обмануть двенадцатилетнего пацана, другое дело сорокалетнего торгаша, - он подмигнул мне и снова отправился на поиски каких-то книг.
  Повисла пауза, во время которой ко мне пришла страшная мысль.
  - А если сюда придут ушатые? - я даже привстал из кресла.
  - Не придут, они уверены, что я закрылся в зале с советом и полевою их отборной бранью. А здесь они наложили заклятье смерти которое вроде, как и снять нельзя,- он засмеялся, словно только что услышал искромётную шутку.
  - В зале совета вообще хоть кто-нибудь есть? - устало спросил я.
  - Разве что дурочки.
  - Вы знали про бунт? - с нарастающим гневом спросил я, - вы подвергли смерти куча невинных людей.
  - Ты хоть видел одно погибшего мирного жителя? Сомневаюсь, - тут он прав, не видел.
  - А стража?
  - При любых раскладах стража бы пострадала, разве что тогда мы бы не вскрыли перебежчиков из их числа, - я зло засопел, гребаный циник, - правда думали, что все это состояться позже. Ведать что-то у них пошло не так, и демона выпустили раньше. Но знаешь, плох тот торгаш что не готов бежать.
  Говорить о своей причастности к выпуску демона не стал, не зачем пока. Стоп. Он знал про существования демона в центре города.
  - Это что я один такой дурак не знал, что в городе сидит демон способный стереть в порошок несколько кварталов? - раздосадовано прорычал я.
  - Если бы ты уделял больше внимания делам города, а не бегал бы по улицам с посылками, знал бы, - брат перелистывал книги, и аккуратно складывал на стол.
  - Что он вообще тут делает? - демонам изредка, но разрешали жить в городе, они хоть и своенравны по иногда очень полезны.
  - Город защищал, - не поднимая взгляда, от книги буркнул брат.
  - Чего? - похоже сегодня день открытий и сюрпризов.
  - Того, - брат помассировал переносицу, и с легким раздражением проговорил, - всем, кто хоть немного может мыслить, понимают, что маги не в всесильны они не способны остановить армию, а вот демон может. И людям незачем знать кто их на самом деле защищает. Люди до панического ужаса бояться демонов. Империя давно бы нас подмяла, не будь его, а маги сразу бы присягнули бы императору, где сила там и эти умники. Тебя не удивило что за всю историю соседства со степняками они не разу не устроили полноценного набега. Мелкие стычки не в счет. Хотя кому я говорю.
   Он махнул рукой и отошел в глубь кабинета, опустился на одно колено, и усиленно стал ковыряться в полу. А я сидел шокированный услышанным, я как любой житель города верил, что только маги спасают нас от империи. А на деле полаяться что наше Академики не чуть не сильнее полковых магов империи.
  - И как же вы сдерживаете его?
  - Информация, демоны живут долго и им, как и всем бывает скучно. Вот мы его и снабжаем всякой разной информацией. Всем выгодно, - он извлек тряпичный сверток медленно прошел к столу, развернул его, довольно улыбнулся, и спрятал во внутреннем кармане не большой кусок древесины, - утомило ты меня, с тобой вообще не соберусь. Так что помолчи.
  Он продолжил сборы, а я пытался переварить услышанное, не то что бы это информация кардинально поменяла мою жизнь. Но крепко призадуматься заставило. К своему стыду про товарищей по несчастью я вспомнил только когда в комнату вошел Тормах.
  - Там гвардейцы вас требуют, - брат не смог сдержать вздох облегчения, я слишком устал чтобы как-то реагировать.
  - Ладно мне пора. Был рад увидеться, как надумаешь в Арм пиши устрою встречу, - он легко схватил мешок, закинул на плечо, меч взял в другую руку, и направился к выходу. Выглядел он до нельзя нелепо, словно барахольщик из нижнего города.
  Я с трудом поднялся из кресла, ноги ватные, а голова шла кругом, держась за стенку пошел следом за братом, ели передвигая ноги. В коридоре Ролан замялся, пытаясь обойти двух бородачей, расположившихся в коридоре, я глянул на лестницу там уже виднелись шлемы гвардейцев.
  - Господин Гронсх, - громко крикнул гвардейце в синей форме, отделанных серебром, с белыми рунами по бокам. Уверен под этими тряпками кольчуга, коюю и Гром не пробьет с двух выстрелов. А третий раз выстрелить не получиться, ибо мясной фарш не перезаряжать ни спускать крючок не умеет.
  - Тут я тут, - махнул рукой брат, - сейчас этих господ обойду и можем выдвигаться.
  Тому что брат подкупил гвардейцев для своего безопасного конвоирования, я не удивился. Отец всегда говорил, главное безопасность, а деньги потом.
  - Это я не вам, - гвардеец без особого труда миновал бородачей, и остановился возле меня.
  Долговязый и не складный даже доспех не мог придать ему массивности, лицо резкое словно вырезанное из черного дерева, едва заметные усы и столь же неуловимая бородка. И взгляд человека, знающего что, хочет и главное, как это добиться.
  Брата удалось удивить дважды за час, похоже боги решили высыпать все сюрпризы разом на мою бедную голову. Я бы предпочел, получать их равномерно, но прислушиваться к моему мнению понятно дело они не будут.
  - Господин Гронсх, нам требуется ваша помощь, - предложения могла показаться просьбой, но это не так, мне отдали приказ без права на отказ.
  Я стараюсь быть законопослушным гражданином, даже не смотря на то что дружу с не совсем честным человеком. Когда стража просит о помощи я всегда содействую, а тут гвардейцы из третьего отдела, отказ им может очень сильно осложнить мне жизнь.
  - С радостью помогу, - я покосился на Ролана, объясняющего что-то еще одному гвардейцу под конец разговора боец указал на лейтенанта.
  Хм по-видимому сопровождение брата выльешься в еще большую сумму. Злорадствую? Да, имею права.
  - Быстрее, - долговязый ухватил меня за руку, я возмущенно хмыкнул. Помогать помогу, но вот зачем грубить.
  - Прежде я удостоверюсь что мои товарищи в порядке, - вырываясь из хватки, заявил я.
  Лейтенант не привык что гражданские оспаривают его приказы, и сразу не среагировал. Я шагнул в соседнею комнату, Тормах вроде невзначай, сделал под шаг не давай гвардейцу снова схватить меня. Комната была гостевой спальней, с огромной кроватью по центру, где лежал раненый капитан, крови натекло столько что шелковые простони легчи выкинуть чем отстирать. Раненый тяжело дышал, тихо постанывая, белый что потолок над его головой. Я не поворачиваясь спросил Тормаха.
  - Мы можете ему помочь?
  - На это нет времени, - недовольно прошипел лейтенант.
  - Лекарь погиб, - без эмоциональным голосо отозвался командир нашего сильно поредевшего отряда, - я дал ему корень Морна.
  - Господин Гронкх, я приказываю... - он замелся, но вовремя справился с собой, продолжил, - это дело государственной важности.
  Далее тянуть время чревато серьезными последствиями, гвардейцы не посмотрят на присутствие бородачей, заломят руки и уведут куда надо. Я глубоко вздохнул мысленно пожелал капитану удачи, обернулся, сделал шаг. Голова пошла кругом, и прежде чем потемнело в глазах, я увидел приближающийся паркетный пол.
  Очнулся от приятного холодка, гуляющего по телу, открывать глаза совершено не хотелось, так бы и лежал весь день наслаждаясь покоим. Глубоко вдохнул запах летнего луга, с его многообразием оттенков запахов, не когда в них не разбирался, но всегда, с удовольствие нюхал, когда удавалось выбраться на отдых за город. Еще бы кто за меня в уборную сходил, бы совсем хорошо.
  - Хватит притворяться, - как обычно и бывает все удовольствие прервал грубый мужской окрик.
  Я открыл глаза, мир вокруг был наполнен насыщенными цветами, все было на столько ярко что казалось не рыльным. И только суровое лицо лейтенанта портило весь, я попытался снова закрыть глаза, но сразу же получил пощёчину, не больную, но обидную.
   - Зачем столько шума? - не естественно бодрым голосом спросил я.
   - Вы должны срочно проследовать за нами, - на застывшем лице посланника третьего отдела, не отражалось той спешки что выражал голос.
   - Я ходить не могу, а вы меня тащите не известно куда. Между прочем я тяжело ранен, дважды, - не хотелось плакаться на свою несчастную судьбу, но похоже солдафону нужно пояснить, что простые люди устают.
   Единственную эмоцию что он выдал, это чуть сдвинул бровь верх, по-военному развернулся на месте и отошел к окну, сцепив мозолистые руки за спиной.
  Я решил осмотреться, меня перенесли в плетеное кресло в полу лежачие состояние, над местами где получил ранения летало легкое красноватое марево, обдавая раны приятно прохладой. С право в шаге от меня кто-то суетился, я повернул голову, сухой венок из трав съехал с макушки на нос, его тут же поправил приземистый гвардеец в глухой маске, такие зимой носят стражники, в ненастную погоду. Урод что ли? А, впрочем, не важно, я растянул губы в улыбке, он лишь кивнул в ответ. Перевел взгляд на тело, плотно усыпанное каким-то гербарием, обожжённые лодыжки плотно укутаны большими листьями какого-то растения, и отличи от накладок бородачей, не холодил рану, а вызывали легкий зуд. Меня усиленно лечили, при помощи шаманство степняков, что не мало так удивляло. Как-то многовато дикарей становиться в моей жизни.
  - Это что? - я не стал сдерживаться, спросил.
  - Не твое дело, - глухо ответил лейтенант.
  С лева послышался сдавленный кашель, я обеспокоено повернулся, капитан все так же умирал на кровати.
  - Эй, а стражнику чего не поможете? - возмутился я.
  - Травы мало, на тебя едва хватает, - в коридоре послышали громкие шаги, мгновение, и в комнату валился еще один из его подручных, с огромный корзина в руках.
  Ноздри тут же уловили дурманящий запах тушёного мяса, со специями, желудок отозвался протяжным урчанием, а из головы испрялись все мысли. Я хотел жрать. Слава всем богам корзину водрузили мне на колене, я сел, на краю сознания отмечая что листочки с груди не попадали, а весят как не в чем не бывало. Я набросился на пищу, словно степной койот. Едва различая пояснения лейтенанта через чавканье.
  - Лечение высасывает все соки из организма, поэтому требуется как можно больше питания. Эй ты там не подавись.
  В момент, когда я попытался отдышаться, после поглощением сочного куска мяса, коренастый влил в меня какую-то мирскую жидкость. Долговязый сразу пояснил зачем.
  - Не плюйся, этот отвар поможет быстрее усвоиться пищи, - и добавил чуть слышно, и очень зло, - сколько денег и куда...
  Я хотел было обидеться, но передумал, точнее отложил на неопределенный срок. Сейчас важно поесть, да выпросить помощь капитану. Причину столь сильно озабоченности здоровьем незнакомого мне человека, я не мог пояснить даже себе.
  Мне заметно полегчало, я уже не пожирал, а старался есть более спокойно. Увидел лежащий не маленьком столики Гром, обтер руки об тряпицу что ранее прикрывала еду, потянулся, ожидал приступ боли, но не все нормально, будто и не было никакого удара в грудь, придерживая венок на голове, взял оружие. Заряжено, двумя зарядами, сумку с остальными где-то потерял, жалко до боли в печени, но ничего не поделаешь. Для мирного времени нормально, а сейчас, когда придется идти на улицу где бродят агрессивные идиоты с вымазанными мордами. Мало, очень мало.
  Лейтенант внимательно посмотрел на мои манипуляции, пождал губы, подошел, и протянул пять зарядов.
  - Все что нашли.
  Забрал, поймал взгляд гвардейца, сказал.
  - Помогите капитану.
  Он зло засопел, но все же кивнул шаману, тот корявой походкой отправился в сторону раненого, и уже оттуда кинул мне флягу с пойлом.
  - Пить как можно чаще, - акцент у него какой-то странный, вроде и выговор чистый, но все же.
  - Как вы меня нашли? - задал я запоздалый вопрос.
  - Мы тебя и не теряли, - интересно, девки пляшут на барной стойке в три ряда.
  - Зачем я вам?
  - Всё позже, - похоже я объяснений не дождусь.
  Ведать сегодня день такой, всем от меня что-то надо, а вот с пояснениями как-то не ладиться, все на потом откладывают.
  - Тогда пошли, - обречено сказал я, рассовывая заряды по карманам.
  Встал ожидая что листочки осыплются словно с засохшего дерева. Но не тут-то было, держались крепко, я подцепил один ногтем, безуспешно, на мертво приклеены. Хорошо, что к одежде, иначе бы намучился бы мыться. В коридоре натолкнулся на Тормаха, сидящего на декоративном пуфике.
  - Спасибо,- сказал я, протягивая руку, - мне придется отлучиться с этими господами.
  Мой бородатый спаситель после не долгой паузы, ответил на рукопожатие, хмуро взглянул из-под кустарных бровей.
  - Проблема? - глухо спросил он.
  Он что серьезно хочет сразиться с гвардейцами?
  - Ни каких, - он отпустил руку, и отвернулся, потеряв ко мне какой-либо интерес.
  Похоже обиделся. Ладно позже разберемся.
  На улице навалилась жара, будто солнце решила выжечь все этот поганый город, заодно со всеми жителями что не могут мирно сидеть по домам. На крыльце полукругом ждало еще пять гвардейцев, у всех лица серьезные собранные, словно перед решающим боем. Брата невидно, ушел кто бы сомневался. Город был на удивления спокоен не слышно драки магов с демоном, или криков бойцов, такая тишина пугала, я впервые в жизни вижу Алвион на столько спокойным.
  - Загнали демона? - я огляделся, внизу под ступеньками валялась соломенная шляпа, вся в пыли, с порванными полями, это всяко лучше, чем ни чего.
  - Нет? - резко ответил лейтенант.
  - А чего тихо так?
  - Они сейчас ментально борются.
  - Аааа, - протянул я, хотя сам мало что понял.
  Желудок скрутило, приложился к фляге, мирское пойло провалилось в желудок, сразу полегчало. Вот интересно я сегодня попробую хоть что-то вкусное, или хотя бы не мерзкое?
  - Бегом.
  И побежали, с подгорниками мы продвигались медленно и осторожно, а тут прем на пролом. Надеюсь они знают, что делают. Бежали не долго, всего пару кварталов, город не сильно пострадал, местами казалось, что ничего и не было, один раз наткнулись на несколько трупов стражников. А в одном из переулков я заметил лежали вповалку с десяток бунтовщиков. Они были уложены словно дрова в поленницу, наверняка работа магов. Дом куда меня завели мало чем отличался от окружающих. Кованый забор, маленький культурный садик, несколько не пострадавший за этот суматошный день. Само здание без излишеств, четыре колоны, подпирающие козырек, резная дверь, и большие окна закрытое берёзовыми шторами. Внутри царствовал полумрак, и остро пахло жареным луком. Желудок даже на этот отвратный запах откликнулся злобным урчанием. Мы зашли в комнату для себя ее обозначил как гостиная.
  Четверо военных стояли в разных сторонах комнаты, создавая чувство декоративности ситуации. На диване за небольшим столиком сидел не молодой мужчина, со закачками капитана на легком доспехе, шлем покоился рядом. Капитан был одним из тех людей что любили славные времена Стальных кампаний. Он насел большие усы, свисающие вниз, голова обрита почти наголо, только по середине оставлена тонкая полоска волос, на руках перчатки без пальцев и конечно же курительная палочка. Выйди я в подобном виде на улицу, мне бы, как минимум морду набили, а то и ребра бы поломали. Народ не любят вояк, из стальных войн. Но капитан - третьего отдела это совсем другая песня.
  Я дождался пока он укажет на кресло, и только потом присел, стягивая шляпу с головы.
  - Рад видеть вас уважаемый Ланс, - мягко проговорил он, от чего-то мне казалось, что данные люди говорят исключительно хриплым голосом, с рычанием в глотке.
  - Взаимно, - чем меньше слово, тем меньше шансов ляпнуть какую-нибудь глупость.
  - С вашего позволения сразу перейдем к делу, время не располагает к длинным беседам, - он сделал паузу словно от моего ответа что-то зависело.
  - Конечно.
  - Вы несколько лет проработали с Горзо Инваром владельцем сберегательного хранилища?
  - Да.
  - Вам известно, что он демонолог?
  - Что, - непроизвольно вырвалось у меня, - какой в бездну демонолог.
  - Уникальный с... рядом полезных и нужных навыков.
  Я впал в прострацию от осознания что я находился в непосредственной близости от служителя темного культа, да что там я ему руку жал и нагло врал в лицо. Затем подошла еще боле ужасная мысль "Меня к Горзо отправил служит отец".
  - Успокойтесь, не спешите у вас есть лишние пару минут, - откуда-то пришел тихи успокаивающих голос.
  "Так Ланс не паникую", - строга приказа я себе. Мог ли отец знать, что отправляет меня в логова демонологу? Вполне. Он, поправку считаться одним из самых умных и циничных людей города. Выбиться из простого сапожника в первый круг гильдии торговцем это надо уметь. Значит он отправил меня туда с каким-то умыслом. Со своими детьми он обращался как с еще одним активом, который нужно правильно инвестировать. Ролана он готовил якобы себе на замену, отдав его ушатым, тем самым получи их поддержку, и одобрение магов. Яну отправил командовать торговым флотом, правда та больше склона к пиратству, но он как-то умудряться держать ее в узде. Джера сослал в городскую охрану, правда там у него мало что ладить, а если быть честным, то вообще ничего не ладиться. Очень непутевый младшей брат, хоть и сообразительный. Меня же он всячески пытался привлечь к кредитованию, из-за моей склонности к криминалу. Но ничего не вышло я был большим разгильдяем, и временами даже бунтарём. С Хоросом все и так ясно, его в маги, тут двух мнений быть не может. Что же он тогда хотел добиться, отправляя меня к чернокнижнику? Так сейчас не время и не место про это думать? А вот спросить можно.
  - Что тут демон... меня задери происходит, - под конец невнятно пробормотал я.
  - Все просто. Была попытка захвата власти жителями Ранхарского леса, вижу вы не до конца владеете ситуацией позвольте вам разъяснить все по порядку.
  - Мы спешим, - влез в разговор лейтенант.
  - Уважаемый Ланс будет больнее охотно содействовать расследованию если поймет всю суть проблемы, - говорил он вежливо, но голос так и сквозил мертветским холодом.
  Похоже лейтенанта в скором времени разжалуют, так ему и надо. Не нравиться он мне.
  - Жители Ранхарского леса захотели изменить ситуацию в городе с помощью силы, ибо других путей у них болеешь не осталось. Для этого они хотели использовать демона охранника. Сам план был достаточно прост. Вывести из равновесия демона охранника, затем в общей неразберихи перебить самых упертых членов совета, и торговой гильдии. Списав все на выброс бездны. В нюансы вдаваться не буду это слишком долго.
  - Я-то здесь причем, да и Горзо зачем помогать ушастым? - спросил я, когда он выразительно посмотрел на меня.
  - А где наилучшее место для хранения опасного артефакта? - сделав небольшую паузу продолжил, - Теперь к сути. Когда к вам сегодня утром пришел молодой принц с требование выдать шкатулку. Он запусти механизм прежде временно. Скажу без лишней скромности это мы его к этому подвели. Объяснив, что, получив шкатулку он сможет диктовать свои условия всем заговорщикам. А дальше юность и глупость сделали своё дело. Лучше бы если его встретил бы Горзо, но не суть, так и так шкатулка была бы отдана, юноша назвал верный пароль для действий. Потом Горзо послал вас отнести шкатулку. Это не входило в наши планы, но и не сильно их меняло. Мы рассчитывали, что принц сумеет отобрать шкатулку по дороге, но вы умудрились сбежать. Так что операция началась чуть раньше, чем мы планировали.
  - Вы отправили меня на верную смерть? - я не справился с праведным возмущением несмотря на все авторитет капитана.
  - Мы исходили из сведений что шкатулка должна сработать спустя полчаса после ее открытия. Но старика все поменял.
  - Или изначально так и было задумано, - тихо проговорил я, но капитан меня услышал.
  - Может и так.
  - С этим понятно. Но зачем вам я? - удручающим голосом спросил я.
  - О, мы подошли к самой сути. Горзо воспользовался неразберихой и бежал, несмотря на всю нашу опеку. Он правильно понял, что как только начнётся бунт, он будет помещен к нам в застенки. И как вы теперь понимаете он попутно захотел уничтожить единственного человека, который может помочь нам опознать его. Не смотрите на меня столь удивлённым взглядом. Ближе и дольше всех с ним общались только вы.
  После недолгих раздумий мне пришлось с ним согласиться. В самом деле старикан нормально общался только со мной, и иногда разговоры заходили дальше обычных приказов. Бывало за игрой в Гро он делился своими воспоминаниями, в грубой ворчливой манере, но все же.
  - Так что мы предположили, что вы можете знать куда он бежал и каким маршрутом, - капитан впервые за время разговора пошевелился, оторвал спину от дивана наклонился в мою сторону, - каким способом он мог бы бежать?
  Я провел руками по волосам сцепив их на затылке, откинулся на спинку кресла, мне так лучше думалось. Куда мог бежать демонолог? Нет, не так куда мог бежать старик Горзо?
  По большому счету выходов из города два, это по реке, или в степь. Логичнее всего уходить водой, но старикан не раз в скользь упоминал о неких контрабандистах что ему должны. И думаться что все эти упоминания быль сделаны с одной лишь целью, навести меня на ложный след, если устранить не получиться. Он же у нас великий тактик по игре в Гро. Теперь думаем от обратного, получаться степь. Как вариант нанять мелкий клан, для сопровождения, и бежать куда глаза глядят. Хм стоп Ланс ты мыслишь стандартно, как любой стражник, и парни из третьего отдела наверняка уже отработали эти варианты. И раз ты сидишь здесь, значит они потерпели неудачу. А что если он не куда не бежал, а просто остался в городе? Про шерстить весь Анвион - это не реально, к тому же появятся не нужные расспросы. И может всплыть не приятная правда, что третий отдел допусти бунт ушастых, и ко всем прочему атаку демона. Народу это точно не понравиться, и полетят тогда головы...
  Зажмурился на несколько секунд, открыв глаза стал пристально изучать побеленные доски на потолке, стараясь чтобы воспоминания свободно текли в голове. Первое время ничего не приходило на ум. Какой-то мусор из ненужных фраз, но стоило абстрагироваться от конкретики и взглянуть на всю картину как бы со стороны и целиком. Как из общего мусора воспоминаний выплыла одна не состыковка. Я довольно улыбнулся и посмотрел на капитана.
  - Мне на ум приходит только один вариант, он прячется в булочной, у Сейр Май, она находиться в конце торговой улице.
  - Хорошо выдвигаемся, - капитан резко поднялся, несколько не усомнившись в моих словах.
  - А объяснения? - я был удивлён, такому легкомыслию капитана.
  - По дороге.
  Он вышел первым затем я, а следом странная четверка гвардейцев, лейтенант замыкал процессию. И больше некого что удивило. Быстрым шагом выдвинулись в нужном направлении, не таясь, словно сейчас мирный воскресный вечер, а все жители по какой-то мистической причине попрятались по домам.
  - Ты хотел что-то сказать, - мягкость и вежливость исчезли, словно капитан позабыл их на том диване.
   - Это, - я слегка потерял ход прежних мысли и сбивчиво начал пояснять, - Горзо почти каждый день покупал булочки у Сейр Май, вроде ничего не обычного. Но знаете он их почти не когда не ел, это не каким образом не соотноситься с его практичной натуру. Он часто отдавал булки нам, и иногда попрошайкам, причем он брал всегда одни и те же. Я однажды в шутку поинтересовался странностью выбора, так он меня отчитал похуже чем за разбитый сервиз. Если он не там, то других вариантов у меня нет, - теория хоть и притянута за уши, но других нет, и не намечаться так что пользуемся тем что есть.
  Ответом мне был едва различимый кивок, через минуту мы перешли на бег. Когда прибежали на место, я дышал так что мне можно было услышать на другом конце города, ноги дрожали, а перед глазами забегали круги, а кишки крутило так словно злой дух их на вилку наматывает. Я без лишнего зазрения совести облокотился на стенку, и потом сполз на землю вытягивая ноги. Я свое дело сделал могу и отдохнуть, и вообще на кои я им сдался. Открыл флягу, собрался с силами и кое как заставил себя проглотить целебную жидкость. Немного полегчало, но тошнота застряла в горле, норовя в любой момент вырваться наружу. Еще и духота усилилась, от нагретых стен, я глотал воздух, не понимая от чего мне хуже от жары или от пойла.
  Странная пятёрка гвардейцев о чем-то тихо переговорили, затем капитан обратился к лейтенанту.
  - Как он? - явно имея виду меня.
  - На приделе, его бы сейчас к лекарю, - не очень уверенно проговорил он.
  - А где Кра... Кранстон, - слегка замявшись поинтересовался ветеран Стальной кампании.
  - Остался с раненым стражником, этот настоял, - вот же гад сразу сдал меня начальству.
  После не долгого раздумья капитан резко бросил.
  - Рискнем.
  Это кем они рисковать собрались, я не успел возмутиться как меня придавили, прижав руки, затем умело сдавив челюсть, открыли рот, влили в глотку порцию очередного зелья. Не будь в моей жизнь Леоны с ее вечными просьбами что-нибудь пробовать то наверняка бы загнулся только от одного вкуса. Тело скрутила судорога, я завалился на бок, беззвучно проклиная гвардейцев, каменная крошка противно въелись в щеку. Твари, когда очнуться набью морды. Боль ушла быстро и внезапно, вроде подыхаю в предсмертной агонии и тут бац все нормально, еще секунда и вот я бодр и полон сил как никогда. Я подскочил, попрыгал несколько раз, стер грязь с лица. Резко развернулся ударил, целясь в морду капитана. Но увы ничего не вышло, мой кулак перехватили в воздухе, простенький прием с вывертом кисти, упал на колено скрепя зубами едва сдерживая стон.
   - Успокойся, иначе поломаю кости и брошу здесь, - прозвучала угроза, я не на йоту не сомневался в ее реальности.
  Он отпустил, я выпрямился, потирая пострадавшую руку, мимоходом посмотрел на гвардейцев, не кто не смеялся, даже лейтенант смотрел спокойной и обыденно. Мол воспитал нахала не в первый и не в последний раз. Обида и злость не куда не пропала, но это был тот случаи в жизни, когда ничего нельзя сделать не сейчас ни тем более потом. Надо знать кому мстить и по каким причинам.
  - Заходим в булочную, опознаем Горзо, и ты Ланс свободен. Понял.
  - А чего его опознавать то?
  - Идиот,- это уже лейтенант, - ты единственный провел с ним достаточно времени чтобы опознать его через морок.
  Я лишь свел брови к переносице и засопел.
  Аккуратно подошли к двери, гвардеец с копьем, что-то шепнул, дотрагиваясь до крашеного дерева, ее смяло и зашвырнула внутрь. Он ушел в сторону, прорусская щитоносца, под его прикрытием остальные вошли в здание. Последним заскочил я, сжимая Гром до боли в ладонях, щурясь после дневного света, команда рассредоточилась. Капитан по центру, с обнажённым клинком в одной руке и кинжалом в другой, по бокам двое со щитами, за плечами копьеносец и арбалетчик. Лейтенант стоял возле двери, он меня и остановил, схватив за плечо. И все это в мертвым молчании под запахом свежей выпечки. Горзо стоял за прилавком словно не чего сверхординарного и не произошло, просто шумные покупатели.
  Тишину разорвал рык капитан.
  - Нууу. Где он?
  - Чего ну, вон стоит, - сказалась обида, я произнес фразу максимально саркастично, указав пальцем на бывшего хозяина.
  Я уверен, сердце едва успела отсчитать два удара, прежде чем начался бой. Капитан стремительно атаковал, стараясь проткнуть Горзо. Тот сделал пас рукой, и столешница полетела вперед, каким-то чудом прославленные вояка уклонился от массивной деревяшки, стоящим позади гвардейцам пришлось не сладко. Стойка уложила их на пол. Остальное я воспринимал плохо, Горзо пытались рубить колоть, стрелять, но он неведом способом уклонялся от всех атак. Менее чем за минуту, милая ухоженная булочная, превратилась в разгромленный сарай, обломки мебели в свежей выпечки, вперемешку с мукой, и стеклом. Схватка прекратилась так же быстро, как и началась. Чернокнижник стоял по центру в окружение четверых, тяжело дышащих мужчин, арбалетчик лежал с дальнего угла, держась за бок и тихо стоная. Да и остальные выглядели не лучшем образом, у всех помяты доспехи, хоть крови не видно.
  Пара минут не прошло, а долбаный старикан не плохо так потрепал спец отряд. От подобной мысли меня пробил страх, за свою жизнь, впервые за сегодняшний день. До этого я верил в свою победу и то что выкручусь любой ценой, сейчас на меня навалилась обречённость. Я еще сильнее сжал Гром, но понятно дело стрелять не стал.
  Демонолог атаковал первым, новой бой продлился не долго чуть больше пяти секунд, и еще один гвардеец остался лежать на полу. Повисла гнетущая паузу, слышно было только тяжёлое дыхание бойцов. Я уставился на Горзо, а ведь и ему досталось, хоть и стараться держать гордо, но видно устал, на лбу легкая испарина, а кисти рук превратились в какое-то месиво.
  - Ты так и не сдох гаденыш? - когда он заговорил, я вздрогнул и посмотрел ему в глаза.
  Я был поражён, передо мной стоял не старик, с привычными чертами сурового лица, а зрелый мужчина, больше всего похожего на обычного имперского жителя. Столкнись я с ним на улице не обратил бы никакого внимания. Пока я поражена пялился на своего бывшего работодателя, капитан рыкнул.
  - Сдайся.
  - Не смешно. Вас уже трое, и то едва живы, - этот разговор был нужен всем, чтобы собраться с силами, для финальной стычки.
  Нас с лейтенантом он в расчёт не брал, это шанс ударить исподтишка, если совсем уже все плохо будет. Шанс откровенно говоря мизерный, но на добивании поверженного врага может и сгодиться.
  Чернокнижник быстро избавился от лохмотьев некогда бывший одежды, остался в одном исподнем, впалая грудь, чуть сутулые плечи, да дряблый живот. Комичное зрелище, но смеяться не хотелось.
  Я вздрогнул, когда лейтенант схватил меня за плечо, потащил наружу.
  - Уходим, мы им только мешаем, - зло проворчал он, силком выталкивая меня на улицу, - тебе тут больше не чего делать иди домой.
  Подавил в себе желание начать спор, нужно проявлять благоразумие, и не подаваться желаниям. Я молча развернулся и мельком глянул в дверной проем, там шла нормальная драка трое на одного, не каких сверх скоростей, выдохлись. Вот только черные всполохи при ударах, вызывали беспокойства. Но это не мое дело, мне нужно спешить домой. Вот только где теперь мой дом? Не у Горза же в хранилище. Ладно пока к брату, а там разберемся. Лейтенант сорвался и побежал куда-то, скорей всего за подмогой. Стимуляторы пока действовали, у меня даже хватало сил на легкую трусцу. Раз дорога сюда была пуста значит и на обратном пути не чего опасаться. Легкая осторожность не более.
  За свою беспечность и разгильдяйство я заплатил, когда почти уже добрался до дома брата
  Ублюдочные длинноухие все же выловили меня, устроив засаду. Одно хорошо сразу не застрелили, вывалились из лавки старьевщика, всем скопом, перекрыв мне пути отступления. Двое расположились за спиной, трое спереди во главе с принцем, не желавшим от меня отстать, а в идеале просто сдохнуть. Увы не каких угрожающих речей не прозвучало, давая мне время сориентироваться в ситуации. Несколько секунд торжества, и атака принца, хочет сам со мной покончить урод. В место дуплетного выстрела что гарантировано пробьет доспех с магической защитой, я единожды утопил крючок, остановив выпад надоедливого злодея. Второй выстрел я направил в окно ближайшего дома. Едва успев уклониться от удара в спину, прыгнул внутрь. Воевать с Громом гораздо проще в помещение, чем на улице, где враг может маневрировать, а мне даже спрятаться не где. Первый из нападавших правильно просчитал ситуацию, поняв, что я совершил два выстрела, а времени на перезарядку нет, полез в образовавшуюся дырень. Я рванул вверх по лестницы, молясь чтобы это был дом типичного жителя зажиточного района. Попав на второй этаж, кинул под ноги Гром, схватился за не большой деревянный стол, используемый прислугой для цветов и фруктов. Резко развернулась швыряя его на лестницу, ушастый был на середине пути, когда в него врезалась массивная деревянная конструкция. Схватил Гром и быстрым заученным движением перезарядил, следя затем как из-под стола матерясь выбираться преследователь.
  Фу. Появилась пару секунд на отдышку и построение дальнейшего плана бегства. Да пожри меня бездна, за долбали, внутри меня клокотала ярость и желание действовать. Больше убегать не буду. Мирная жизнь совсем отучила меня от драк. Моя очередь воевать.
   Противник понял, что я готов встретить их со всем почтение и уважение ажно в два ствола, не спешил подниматься.
  Осмотрелся. Все стандартно, даже цвет стен и тот как у всех, с зеленоватым оттенком. От лестницы расходиться два коридора один направо другой налево. Исходя из моих прежних стычек с этим уродом, они подумают, что я снова побегу, и перекроют выходы. Тихо ступая по выстилаемому на полу ковру, пошел направо к окну что выходило на центральную улицу. Прижался к стене, выглянул, с боку не большой козырек, закрывающей частично ушастого. Стоят скоты решают, как меня убивать будут. Позиция для стрельбы отвратительная, шансов попасть мало. Ладно рискнем. Осторожно сдвинул крючок на створках, положил Гром на сгиб локтя, медленно потянул створку на себя, на лице выступила испарена. Только спокойствие. В последний момент створка скрипнула, я стиснул зубу и скривился. Долбаная прислуга, и ее лень, не могу смазать вовремя. Ушастик сделал непоправимую глупость отклонился назад дабы посмотреть на источник шума. Я дважды утопил спусковой крючок. Выстрелы больно ударили по ушам, но это мелочи, я точно видел, как второй выстрел сносит морду любопытному идиоту. Похоже и еще одного умудрился задеть, кто-то во всю глотку визжит внизу. Не плохо, не плохо.
   Я обернулся и вовремя, очередной убийца, вышел в коридор, и стоило его зеленой морде, появиться я бросил увесистое оружие в него. Не надеясь на серьёзный ущерб скорей чтобы отвлечь. Пока ушастый отмахивался я сократил дистанцию до минимума, вытащил узкий как спица нож из-за чехла, и попытался ударить в горло. Но где там, может у них и не было опыта боевых действий против изобретений подгорников, но рукопашным боем они владели отлично. Он ушел с линии атаке влево, перехватил руку, пытаясь взять на болевой. Я навалился всем телом прижимая врага к стенке, он зло засопел мне в ухо, не желая отпускать ни меч, ни мою руку. Я скользнул к его поясу свободной рукой, лихорадочной пытаясь нащупать кинжал. Длинноухий раскусил мой не хитрый план, резко скрутился в сторону, отстраняясь от меня попутно выпуская руку с кинжалом. Он еще толком не восстановил равновесия как сделал выпад клинком, целясь мне в живот. Мимо, слишком поспешный удар. Прыгнул вперед ударил плечом, опрокидывая на перила, еще чуть давления и он полетел вниз.
  "Быстрый, но легкий", - пока я справлялся с дыханием пробежала мысль в голове.
  Не накачай меня капитан стимуляторами быть мне уже сто процентным трупом. Внизу показалась фигура принца, медлить нельзя, я схватил ружье, завалился на пол, прижимаясь к стене, трясущимися руками, засунул заряды в стволы. На ступеньках послушались шаги. Ну иди сюда тварь, дуло смотрят в тут точку где скорей всего появиться грудь врага. Шаги затихли на полпути, секунда и ускорились в обратном напровлении.
  - Мелкий трус, - просипел я.
  Поднялся, аккуратно выглянул из-за угла, пусто. Ружие слегка нагрелось, затем руна с боку вспыхнуло тусклым светом, сообщая что одну защиту выжгли. Драть вас всех за уши, внизу маг, медлить нельзя, еще пару минут и я останусь с одним шилом в руках, а врукопашную они из меня фарш наделают. Ступеньки и холл пусты, в пять скачков оказался внизу, перескакивая бесчувственное тело ушастого. Проверил дверные проемы, в дальней комнате, заметил тень прячущемуся урода. Ловушка? Может и так, но, если не прерву ворожбу, мне хана. Через входную дверь увидел, как на улице корчиться от боли еще один вояка, но он не опасен. Гром снова нагрелся, я сделал два шага, новая вспышка выжженной руны. Сместился вправо, от дверного проема, увидел лесного мага, сидит на диване, уперев локти в колене, закрыв лицо ладонями, при этом что-то тихо читая. Не думаю выстрели дуплетом, тело мага откинуло назад, разбрызгивая кровь на стены. Отзвуки выстрела еще витала в воздухе, а дым от серого порошка во всю въедался в ноздри, как принце медленно вышел из-за шторы, с мерзкой ухмылкой на изуродованном лице. Похоже он нарвался на какое-то особо мерзкое заклятие наших магов, левая часть лица выглядело так словно оно постарело на лет так сто.
  Ну и мразь, пожертвовать своим ради тактического преимущества. Мы оба понимали, я не успею перезарядиться, а фехтовальщик из меня такой же как из него командир.
  - Ты ответишь за это, - он дернул изуродованной частью лица, театрально извлекая из ножен узкий меч, а из-за пояса тонкий кинжал.
  "Куда он подевал те изумительные клинки", - как обычно вылезла не нужная мысль.
  Поганец не спешил, наслаждаясь триумфом, неспешно обходя слева, плавно сблизился и по-издевательски просто махнул клинком, я спешно отскочил. Он противно захихикал. Нужно его разозлить, с его то психикой это не должно вызвать проблем, а в приступе ярости обычно пытаются зарубить соперника, я не изящно фехтовать. Но в голову ничего не приходило, и я не нашел ни чего более умного как плюнуть, в его нахальную рожу. Это сработало более чем хорошо, лесной выскочка, побелел, глаза расширились, наливаясь кровью, его всего затрясло. И он бездумно кинулся в атаку, крича как перепуганная девка. Я отбивался Громом как мог, пару секунд и я прижат к стене, мгновение торжества на гнусной морде, и вместо рубящего удара с верху мечом, выпад кинжалом. Меня спасли голые рефлексы, я подставил руку, в тоже мгновение взвыл от боли в предплечья. Боль и ярость придали сил, я подался вперед и как в дворовой драке от души врезал лбом ему в переносицу. Поганец не был готов к этому, завалился на спину, я упал следом, придавив его грудь коленом, он звучно выдохнул, округляя глаза. А дальше сделал то, что умел еще с детства, забить лежащего врага кулаками. На улице нет правил. Первые удары он пытался блокировать, но после чистого попадания в челюсть, сразу обмяк. Удар, еще удар, я бил со всей силы, на третьем ударе, взвыл от боли, похоже сломал два пальца. Сопя и кряхтя, кое-как поднялся на ноги, посмотрел на кровавое месиво вместо лица, и пнул еще пару раз бездыханное тело.
  Выпрямился, покосился на пробитую руку, и тут же скривился в жестоком порыве рвоты. Когда приступ утих я понял, что нахожусь на полу, желудок неимоверно крутило, а голова раскалываться словно ее зажали в тески, и медленно и вдумчиво сжимая бедный череп. С трудом сел, оперившись о стену, нащупал флягу на поясе, не открывая глаз, глотнул пойло, секунда борьбы, и жидкость проскочила, а фляга упала на пол с глухим стуком. Эликсир подействовал, спазмы прекратились, но боль в левом предплечий не позволило расслабиться. Надо что-то делаться с кинжалом в руке. Хорошо, что узкий, а не гвардейский шириной в два пальца, иначе истек бы тут кровью. Осмотрел руку, кинжал прошел на сквозь, пошевелил пальцами, слабо, но работают. Значит сухожилье целы, а это главное. Первая мысль выдернуть оружие и замотать рану какой-нибудь тряпкой, но вскоре передумал. Во-первых, нет поблизости тряпки, а во-вторых, выдерну я кинжал и откроется кровотечение, может только благодаря ему еще не истек кровью. Конечно кусок железа в руке - это неприятно и боль, но терпеть можно.
  Нужно подняться найти чем зажать рану и полсти к доктору, не совсем конечно полсти, но скорость передвижения будет примерно такой же.
   От раздумий меня отвлек стон в пересмешку с шуршанием, словно тянут бревно по полу. Я посмотрел в дверной проем и не вольно застонал от обиды. Тот урод что свалился с лестницы все же выжил. И сейчас с яростью в глазах полз ко мне на локтях, волоча ноги, похоже позвоночник у него перебил. Живучая тварь. Для раздумий нет времени, опытный воин с зажатым в руках кинжалом ползет в мою сторону. Надо что-то делать. Встать не успею, пошарил глазами по полу, наткнулся на кинжал в трех шагах от меня и Грома в пяти, но в другую сторону. Выбор очевиден.
   Завалился на правых бок, боль тут же отдалась, в сломанных пальцах. Вот так и ползли оба, стоная от боли, временами прожигая друг друга ненавистными взглядами. Я успел-таки добраться до оружия. Зажал ствол между ног, сломанными пальцами, отщёлкнул затвор. Враг все понял правильно, зарычал и ускорился. Я, шипя от боли кое-как вывернул из кармана заряды, два цилиндра тихо упали на пол. Подгреб их ближе, мизинцем и большим пальцем подхватил один. Заорал от боли, ушастый добрался до меня, вонзив клинок в ногу. За сегодня я испытал слишком много боли, и еще один укол, стал всего лишь очередным всплеском приглушенной боли на общем фоне. Рука тряслась, но я справился, опустил заряд в ствол, защёлкнул затвором, уложил ружье на локоть, и спустил крючок целым пальцем. Ударил выстрел, оружие откинуло в сторону, из обессиленных рук. Левая часть головы врага превратилась в кровавое месиво, он обмяк на моих ногах, рука с клинком бессильна упала мне на грудь.
   Я опрокинулся на пол, перед глазами снова появились привычные красные круги, а в голове одна единственная мысль.
  "Мне конец, после стольких ранений не живут".
  Сердце отстучала более десяти раз, как пораженческие мысли сменились надеждой. Сдаваться рано, нужно побороться.
  С огромным трудом выполз из-под трупа, загнал в Грома последний заряд, и уперся спиной в стену, стал ждать. Чего? Хотелось бы спасения, но если появиться враги, то я их удивлю. Один раз, но громко.
  Услышал крик и не сразу понял, что кличут меня, слава всем богам разом это Тормах.
  - Ланс, - тратить силы на ответ не стал и так найдет.
  Осторожные шаги, и через мгновение в дверном проеме показалась лохматая голова моего спасителя. Он быстро окинул взглядом помещение и тихо спросил.
  - Ты один?
  - Угу, - хотелось залихватски пошутить.
  Что-то типа: я не один, но они не возражают если ты войдешь. Но на все это не хватило сил как физических, так и моральных.
  Он все же осторожно зашел, быстро осмотрелся заглянул даже под стол, и только потом приблизился ко мне. Молча осмотрел кинжал в моем теле, и облегчено выдохнув сказал.
  - Ни чего страшного. Эй Кранстон иди сюда.
  В комнату зашел знакомы шаман в гвардейском доспехе, присел рядом, покачав головой открыл грязного вида мешок.
  - Хорошо, что у этих лесовиков ножи, что спицы бабкины, серьезного урона не причинят. Конечно в глазную щель шлема тыкать удобно, но...
  - Ааа, - слабо простонал я, когда кинжал покинул мое тело.
  - Ты чего кричишь? - удивился Тормах.
  - Хочется так, - огрызнулся я.
  - Ты как ни как воин, блюди честь, - если и был в его словах сарказм, то я не услышал.
  Пока меня обсыпали порошками и перевязывали, я стоически молчал. Прежде чем вставлять на место пальцы в рот засунули деревянную палку. Тормах навалился сверху, фиксируя руку, и молчаливый садист принялся за дело. Кажешься я терял сознание на несколько секунд. В голове осело только одно воспоминание мне дергают первый палиц, а следующее, как суют под нос какую-то мерзко пахнущую траву.
  - Всё, - коротко отчеканил Кранстон, собирая пожитки.
  Тормах помог встать, дальше пошел сам, что удивляло крайней сильно. Ведь минут десять назад я помирать собирался, от полученных ран.
  - Чем тебя на качали? - удивленно поинтересовался мой бородатый спаситель.
  - Не знаю. Но вещь по все видимости отличная.
  - Угу, - послышалась за спиной, и отчего то мне эта угу не понравилось.
  На улице нас встретили остатки подгородного войска, и телега, запряжённая бурой кобылой, под уздцы ее держал незнакомый мне стражник. Если судить по остаткам муки на телеги, сперли ее у булочника. Я не стал задавать не уместные вопросы. Кривясь от боли взобрался на телегу, стражник не спеша уселся на другую сторону, легонько стукнул кобылу вожжами, она неспешно тронулась с места. Когда заметил, что бородачи не собираются присоединятся, крикнул.
  - А вы куда?
  - Домой, - отозвался командир отряда.
  Прозвучало это так безысходно, словно им в бездну прыгать, а не в родимый дом возвращаться.
  Я смотрел как мои спасители медленно выдвигаться в противоположную сторону, понурив головы. И только сейчас, когда моей шкуре не грозит смертельная опасность я осознал, как много они потеряли своих товарищей. К горлу подступил ком, пусть я их и не знал, но от этого не стало легче. Я покосился на стражника и спросил.
  - Как там капитан?
  - Нормально, - довольно весело ответил он, - идет на поправку. Вернее, плохо, но вылечиться, этот гвардеец даром что слово не проронил. А из бездны капитана вытащил. Мы то мимо проходили, пятеро нас осталось, думаем, что делать куда идти, а тут бородатые, из дома вышли и говорят, что там капитан наш. В смысле городской. Мы то сперва не поверили, но все же пошли посмотреть. Глядь и правда лежит. Раны на нем страшные, но очнулся, и даже приказ отдал, слушаться Тормаха. А мы что, мы люди маленькие. Приказали вот мы и слушаемся.
  Стражник под стать всем извозчикам, говорил и говорил без умолку, посвящая меня в разные мелочи их перипетий вовремя бунта. Это отвлекало от мрачных мыслей, кобыла тянула нас по дороге, телегу мирно потряхивало на брусчатке, вызывая в теле легкие уколы боли. Напоминая, что все-таки выжил. Дома выглядели одинокими и грустными, будто тоскующие псы по хозяевам, не весь с чего с бежавшими от них. Барьера не было, маги справились, загнали-таки демона обратно. И думать о том, чтобы было если бы выходцы из академии сплоховали, не хотелось. Убивать его понятно дело не кто не станет, лишаться защиты город глупо. Ведь Империя быстро запустит свои руки в кошельки не только Анвиона, но и толстосумов.
  К жилищу Горза выехали с южной стороны, правильно, а куда еще меня вести. Не к отцу же. Суетившиеся вокруг здания гвардейцы успокаивали, значит за бороли вредного старикашку, раз его хозяйство спокойно осматривают. Стоящей в оцеплении стражник грозно спросил кто такие, получив ответ, пропустил. Значит ждут меня. А вот любопытные соседи - это беда, стоя во круг, смотрят шушукаясь. Мы и до этого не были в почёте, а теперь и подавно. А ведь придётся придумывать оправдания всему происходящему. Говорить правду, что они жили рядом с чернокнижником я точно не буду. Стражник остановил кобылу почти возле самых ступенек, я тяжело соскользнул вниз, ожидая боли в ноге, но ее не последовало.
  - Бывай, - браво крикнул он, разворачивая телегу, я же махнул ему в след рукой.
  В дверном косяке тут же образовался гвардеец в чине лейтенанта, и с хмурым выражением лица, сухо сказал.
  - Сюда нельзя.
  Спорить и просить разъяснений не стал, все и так понятно. Обследуют логово демонолога, и посторонним даже тем, кто тут проживал несколько лет, не место. Я уселся на каменные ступеньки, сил куда-либо двигаться не было, пусть делают что хотят, а я не сдвинусь. Как подошла Леона не заметил. Она заслонила заходящие солнце, и только поэтому я поднял взгляд.
  - Это кто же тебя так отделал? - с укором спросила она.
  - Ушастые, - на более развернутый ответ не было сил.
  - А чего это ты еще живой? - спросила словно возмущаясь такому несоответствию моих слов и репутации отрыжек леса.
  - Молодняк?
  - Ага, а теперь по подробнее? - заявила она таким тоном, что стало ясно быстрее будет объяснить, чем припираться.
  Пока я нудно и коротенько рассказывал, что случилось она осмотрела раны, словно заправский медик. И стоило закончить рассказ словами "и вот теперь я сижу тут" как она заявила.
  - Незавидную я тебе, - и приложила два камня извлечённых ранее из сумки, тот что на голову резко похолодел, а на грудь наоборот раскалился, - неделю как минимум будешь под себя ходить и воду пить сугубо при помощи заботливых рук. А пищу я придумаю как в тебя засунуть. Братьев с из малу приучена выхаживать.
  - Ты чего несешь? - возмутился я.
  - На сколько я могу понять, - она продолжила водить камнями по телу, несколько не заботясь присутствием гвардейцев, и зевак что во всю глазели из соседних домов, - эти бородатые идиоты лишь блокировали раны на ногах, и сняли болевой шок. Но не как не вылечили. Но это мелочь, хоть и не приятная. А вот обряд на подобие "последний вздох" только в разы сильнее, и мудрёнее, это уже серьёзно. Для тугих как ты поясняю он мобилизует все ресурсы организма, даже те, которые в принципе нельзя. Отличное средство чтобы поднять солдат в последнею атаку, вот только если выжит откат может и убить. Хм, а чего это тебя он не убил.
  Мне показалась она недовольна тем, что выжил, уже второй раз возмущается.
  - Может из-за этого? - я протянул ей флягу.
  - О, - она резва схватила флягу, быстро откупорила ее, вдохнула запах содержимого, на секунду задумалась, словно кошка, получившая самую вкусную сметану в мире. Фляга повисла у нее на поясе будто родная.
  - Не бойся я тебя помереть не дам. Выхожу словно младенца после медовой горячки. О зелье не беспокойся исследую и выдам тебе в нужных пропорциях. И да, у тебя час может пол, прежде чем впадешь в бессознательное состояние. А с ушастиками тебе повезло, - тут же перескочила она на новую тему, - будь на месте юнцов более-менее опытные воины ты бы был мертвее мертвого, а так ничего домой пришел. Только писаться под себя скоро будешь, но это мелочи.
  За время моего отсутствия, Леона из заботливой служанки превратилась в подобие старшей сестры, которая тебя любит всем сердцем, но при этом изгаляться над твоими страданиями это ей не мешает.
  Закончив манипуляции с камнями, она села рядом и о чем-то задумалась, лесть с расспросами бесполезно, только за шипит в ответ и уйдет. А мне так приятно что кто-то родной рядом. Я повернул голову и обратился к гвардейцу, все так же стоящему в дверном проеме.
  - Уважаемый не подскажешь чем бунт закончился?
  Он глянул на меня, и прищурившись от солнца спокойно сказал.
  - Демона загнали. Детей леса тех, кого не убили, посадили в казематы, а тех, кто на свободе поймают и туда же. Общей урон городу и жертв подсчитывают. Все плохо, но могло быть и хуже, - под конец резюмировал он.
  - Не печалься, для тебя и твоих родных все прошло хорошо, - с непривычным цинизмом сказала Леона выходя из раздумий.
  - Со мной хорошо, а вот подгорников жалко, погибли из-за меня, - будь я менее потрёпанным, таких сентиментальностей в слух себе бы не позволил.
  - А ты тот тут причем? - громко возмутила она.
  - Если бы не пошли меня спасать, то остались бы живы.
  - Чушь, - зло сказала она, - ты тут абсолютно не причем.
  Она резко поднялась на ноги, развернулась ко мне и подперев руками бока нравоучительно заговорила.
  - Вот представь, заходишь ты в таверну заказываешь зажаренного гуся. Повар идет готовить, и из-за свой оплошности, или там из-за невнимательности поварёнка, он обжигает себе руки. Ты в этом виноват?
  - Нет, - неуверенно ответил я.
  - Вот тут тоже самое. И нечего нюни распускать.
  
  Такой Леону я еще не видел, возмущённая до придела, готовая бится за каждое слово. Да и откуда мне было видеть, до этого в городе боевые действия не велись. Усталость постепенно переросла в сонливость, мне стоило не малых усилий чтобы сдерживать ее. Где-то в дали послышался звон каблуков по брусчатки, и веселый голос Зоры.
  - А вот и я. Все как договаривались. Не волнуйся место для ночлега обустрою сама, так что все нормы чести и морали будут соблюдены.
  - Это что еще за ночлег, - где-то с боку возмутилась Леона.
  - Все как договаривались. Он мне четко сказал, когда получит дом, а как я понимаю после смерти Горзо он унаследует этот особняк, и попутно дело старика. А если кто будет против, то родственники из торговой гильдии подсобят в судебной тяжбе. Так же получит медаль за отвагу, мне тут птичка одна напела, что демонолога то за бороли, значит и медаль скоро вручат. Пусть не официально, но все же. Вещь кстати завтра завезут. Кстати, а что это граждане в синих одеждах в нашем доме делают?
  - Обыск. И как мне кажешься им уже пора заканчивать, а то господин Ланс вот-вот сознание потеряет, а тащить его на второй этаж эта задачка не из простых, - справедливо заворчала Леона.
  Тут она права, веки открыть я не смог бы даже под давление холодной стали под горлом.
  - Слушая как там наше оружие? - голос Хорке над ухом, раздался внезапно, я скривил рот, и страдальчески простонал.
  - Спроси Зору она племянница поставщика, - отвечая на вопрос я почти был уверен, что разговариваю сам с собой, на столько глухо прозвучал мой голос.
  - Спасибо друг. Сам понимаешь тут такая муть твориться, что надо успеть сделать все дела.
  Голова пошла кругом, я почувствовал, как тело заваливаться назад, чьё-то руки подхватили меня, и под невнятный бубнишь куда-то понесли. А потом был сон мягкий приятный без четких сновидений.
  
  
  
  Противного вида жидкость мирно плескалось в деревянной кружке, я осилил только треть, а в горле уже ком встала. Взял в руку, приподнял, скривился в предвкушение отвратного вкуса.
   - Ланс ты меня слышишь? - повысив голос спросила Леона.
  Вернул кружку на место, поднял взгляд на возмущённую северянку, руки с боков перековывали на грудь, где и скрестились, дополняя образ недовольной женщины. Лучи солнца, пробивавшиеся через распахнутое окно, ударялись ей в спину, добавляя грозного вида. Одним словом, воительница.
  - Слышу, слышу, - тоскливо отозвался я, - но все равно нет.
  - Тормах скажи хоть ты ему, - телохранитель оторвался от чтения книги, поправил мизинцем очки, и громко угукнул.
  - Вот послушай умного человека. Пивоварня - это очень доходное дело, - по новому кругу завелась она, - места для варки внизу хоть отбавляй, оборудование тебе подгорники по нормальной цене изготовят, город выдаст кредит на льготных условиях. Продавать можно как в трактиры стражников, там тебя уважают после спасения капитана Локвуда. Так и своему дружку Хорке, он тебя тоже услугу должен. Ну и конечно же мой дар по варки пива, трудно переоценить. Мы разбогатеем. А тебе лишь нужно дать свое согласие.
  Если быть честным, то я и сам не знал почему препятствую, логического объяснения у меня не было. Продать бы все да уехать.
  - Лео мне долго еще пить эту муть?
  - С месяц помаешься, не более, - быстро ответила она.
  - И так уже три недели как маюсь, - горестно сказал я и одним махом выпил еще треть, - надо у Зоры спросить, что она скажет.
  - Пф, так не честно, она тебя во всем поддерживает.
  Достал из-за пояса серебряную монету, посмотрел на гордый профиль императора, уложил на большой палиц, подбросил верх.
  - Лик,- спешно выкрикнула Леона.
  Монета звонка упала на дощатый пол, немного прокатилась на ребре, и по трепетав упала к ногам девушки.
  - Тормах бегом в мастерскую, у нас много дел, - радостно завопила она.
  Что же теперь я пивовар, хорошая профессия, почетная, всяко лучше курьера.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Л.Морская "Ведьма в подарок" (Любовное фэнтези) | | С.Шавлюк "Начертательная магия" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Мамлеева "Отказ - удачный повод выйти замуж!" (Юмористическое фэнтези) | | Я.Логвин "Только ты" (Современный любовный роман) | | Л.Петровичева "Обрученная с врагом" (Романтическая проза) | | О.Соврикова "Рожденная жить" (Фэнтези) | | Н.Романова "Иван да Марья" (Короткий любовный роман) | | М.Боталова "Академия Равновесия. Охота на феникса" (Попаданцы в другие миры) | | В.Свободина "Преданная помощница для короля " (Современный любовный роман) | | Н.Королева "Не попала, а... залетела! Адская гончая" (Юмористическое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Ершова "Неживая вода" С.Лысак "Дымы над Атлантикой" А.Сокол "На неведомых тропинках.Шаг в пустоту" А.Сычева "Час перед рассветом" А.Ирмата "Лорды гор.Огненная кровь" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на учебе" В.Шихарева "Чертополох.Лесовичка" Д.Кузнецова "Песня Вуалей" И.Котова "Королевская кровь.Проклятый трон" В.Кучеренко, И.Ольховская "Бета-тестеры поневоле" Э.Бланк "Приманка для спуктума.Инструкция по выживанию на Зогге" А.Лис "Школа гейш"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"