Мир Олег: другие произведения.

Бессмертный

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 9.47*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    О первом преступлении знаменитого злодея

   Сегодня необычный день. Нет, за окном по-прежнему шумит черный лес, всевозможные твари воют на все голоса, а солнце неутомимо жарит с небосвода. Всеобщем целом, день для окружающего мира был самый обычный. Особенным он был лишь для меня.
   Я сидел в огромном кожаном кресле багрового цвета, нервно барабаня пальцами по дубовому столу, почти вслух напевая походный марш, сочиненный еще дедом. Источником волнения являлась небольшая шкатулка, совершенно не примечательного вида, точнее не сама шкатулка, а ее содержимое. Я покосился на часы, стрелки указывали на без пяти восемь. Что же так долго время тянется. Когда мой папаша отошел в лучшие миры, то наказал открыть данную шкатулку ровно через год после кончины, а умер он в восемь ноль-ноль. Он пунктуальный был до жути. Есть мнение: ждал год, то пять минут потерпеть не проблема. Ничего подобного, секунды тянутся словно часы.
   Все, не могу.
   Резко отодвинулся от стола, кресло протяжно проскрипело по гранитному полу. Выдохнул, заложив руки за спину, подошел к портрету отца. Черные длинные волосы, орлиный нос, впалые щеки, прищур злобных глаз и, конечно же, любимые доспехи в черных тонах, а на поясе палица. Вылитый я, только старше. Прямо мурашки по спине, словно на себя в старости смотрю.
   - Достал ты меня, - рыкнул я на портрет, разворачиваясь на каблуках к столу.
   Открыв шкатулку, я хмыкнул:
  - Никаких сюрпризов, просто лист бумаги.
  Бережно развернул, пробежался взглядом по аккуратно выведенным буквам.
   "Сын. Молодец..."
   -Пффф.
   Я, как последний идиот, расплылся в улыбке, не подозревая, что у бати есть подобные слова в лексиконе. Максимум, что я от него мог добиться при жизни - это "нормально" или "сойдет". А тут надо же, молодец. На радостях, перечитал фразу пять раз.
   "Сын. Молодец, прошел последние испытание", - вот вечно он так, все испытывает да испытывает, даже после смерти, - Теперь о главном. Отныне и на века, тебя зовут Кощей, фамилия та же - Бессмертный, отчество не надо. Настоящее имя никому не говори. Кто озвучит его - бей в глаз стилетом, ибо это враг. Теперь ты главный злодей, всех окружающих царств. Я на тебя надеюсь.
   P.S Начни с похищений.
   P.P.S. Не забудь в конце жизни наследника оставить".
   Ничего нового я не узнал, ну кроме похвалы. Письмо полетело в камин и, до этого мирно лежащие, дрова вспыхнули злобным синим огнем.
   - Только жрать и можешь, - буркнул я на огонь, тот изогнулся в виде языка, - воды на тебя нет.
   Ладно, нечего на мелочи распыляться, я же теперь злодей с мировым именем.
   Добраться до верхнего этажа башни не составила большого труда, легкая утренняя пробежка, и я в лаборатории зла. Помещение достаточно больше, но полностью завалено различным артефактами хламом, места едва хватало, чтобы протиснуться. Хорошо свет загорается при входе, иначе совсем беда.
   - Так, где ты, где? А вот, - искомое зеркало в человеческий рост нашлось возле дальней стены.
   У меня иногда закрадывалось подозрение, будто искомые вещи кто-то специально перемещает как можно дальше от выхода. Ладно, потом разберусь.
   Стерев пыль ковриком, лежащим неподалеку, я самодовольно заулыбался своему отражению, настроение приподнятое, жажда действий снедает изнутри. Так как ты тут работаешь?
   - Включись, - ничего.
   - Работай, - для полного эффекта щелкнул пальцем.
   Результат тот же. Эп, не понял, я закатил глаза к потолку, принялся перебирать все известные мне команды для включения предметов. Ничего, пятнадцать минут и ничего, настроение ухудшалось, жажда действовать незаметно переросла в жажду разбить что-нибудь.
   - Слышь ты, - я толкнул пальцем в гладкую поверхность, - или ты работаешь, или я тебя выкидываю в окно, а там, - перевел пальцем, на малую бойницу, - злобные твари, не чего не смыслящие в искусстве и красоте, но жутко голодные. Сожрут и не подаваться. Считаю до трех.
   - Один. Два. Трииии, - начинать злодейскую жизнь, с пустозвонства, это явно не мой вариант.
   - Отвали чурбан бесчувственны, - я шарахнулся в сторону от орущего зеркала, - ты болван, включи меня, а уже потом угрожай.
   - Да ладно тебе, чего орешь? Я же давно не заходил.
   - А это ты, - зеркало пошло рябью, я почему-то ожидал появления лица, морды хари, рожи, лика, но ничего подобного, только рябь.
   - А ты кого ждал? - добавив, в голос метала, спросил я.
   - Не знаю, - не уверенно отозвалось зеркало, - мало ли, вдруг тебя убили, и хозяин поменялся.
   - Не дождешься, - съязвил я.
   - Похоже, что так, - едва слышно буркнул собеседник, и громче спросил, - что хотел?
   Хамливый какой-то, ладно потом разберусь.
   - Мне нужно кого-то украсть, - как только закончил фразу, понял, насколько глупо это прозвучало.
  Если нахамит, разобью. День что-то не заладился.
   - Нууу. Есть варианты, первый и самый популярный, принцессу...
   - Остальные не надо, - очень даже неплохой вариант, тем более популярный.
   - Эээ как знаешь, повелитель, - что за сомнения, ладно прорвусь, я же злодей мирового масштаба, не пристала мне бояться.
   - Давай варианты.
   - Всего три...
   - Маловато, ладно поехали по списку, - перебил я зеркало, и так уже достало ждать, двадцать два года из замка ни ногой.
   Первое похищение прошло коряво. Пройдя сквозь зеркало, очутился в светлой горнице, возле окна сидела опрятная девица с пряжей в руках. Прежде чем она успела крикнуть, схватил, уложил на плечо и обратно в портал. Только когда запер кричащую и вырывающуюся пленницу в одну из комнат замка, до меня дошло. Все прошло слишком тихо и мирно. В королевстве не в курсе кто похитил принцессу и где ее искать. Пришлось возвращаться и наводить шум. Получилось так себе, побегал по комнатам, покричал, побил посуду, вообще всячески привлекал к себе внимание. И после особо визгливого крика "КОЩЕЕЕЙ", со спокойно душой ушел назад.
   Второе похищение вышло лучше. Появился в огромном каменном зале, среди печальных дам, нашел самую расфуфыренную и бледную, взвалил на плечо, в гробовой тишине под недоумевающими взглядами окружающих. Чтобы как-то разредить обстановку пришлось злобно расхохотаться, прям как учил батя. Получилось не так хорошо, как у него, но тоже не плохо и как утверждал отец, со временем будет только лучше. И тут началось, беготня, крик, визг две барышни шлепнулись на колени, вознося молитвы, а одна по-простому упала в обморок. Я неспешно дошел до портала сделал всем ручкой и исчез.
   Последние похищение протекло без сучка и задоринки. Выскочив из портала, в зал, заваленный подушками, слегка замер, в нерешительности. Меня окружали девушки, причем все одинаково красивы, в легких одеждах, с прикрытыми полупрозрачными тряпками лицами. Девицы не завизжали и даже не забегали в ужасе. А просто рассматривали меня как-то плотоядно. Это немного напрягло, пришлось слегка пошалить. Сбил ударом ноги чашу с фруктами, похохотал как одержимый, рубанул мечом по подушкам. Ну, наконец-то раздался крик, ругань. Полуодетые девицы засуетились. Я сморщился, почесал кончик носа, в раздумьях как мне теперь найти принцессу? Всё, как и раньше решилось само собой, в центре комнаты возле самой большой горы подушек с кривым кинжалом в руках стояла девица, молча, с решимостью во взгляде. Вот она мне и надо. Подбежал, уворачиваясь от мечущих девиц, схватил принцессу или как там ее, попутно отбив несколько ударов кинжалом. На плечо и в портал.
   Заперев последнюю из пленниц в комнате, потянулся, приятное ощущение от выполненной работы греемо черную душу. В животе предательски забурчало, портя радужное настроение, глянул в окно. Сумерки, ничего себе побегал.
   - Ладно, поесть и спать, - с этими мыслями я двинулся в сторону кухни.
   Малорослый домовой, заросший бородой до глаз, вовсю суетился возле плиты, пахло так себе. Опять гречневая каша. Быстро умял котелок безвкусного варева, рыкнул на домового для порядку и отправился спать.
  Проснулся в хорошем расположении духа, несмотря на мерзкую погоду за окном. Чистое голубое небо без единого облачка. Оделся в привычный черный кафтан с серебряными пуговицами, по кайме расшитый зловещими символами, значения которых я не знал. Насвистывая полюбившейся походный марш, я спустился в кабинет. День обещал быть занимательным, как-никак, а хоть одну принцессу сегодня придут спасать точно. Вообще хотелось, чтобы всех трех, но на такую удачу рассчитывать не приходилось.
   Усевшись в кожаное кресло, закинул ноги на дубовый стол и уставился в потолок, прикидывая в уме, какие доспехи выбрать для боя. Волколаки тихо подвывали под окном, настраивая на неспешный лад размышлений. Всю идиллию испортил стук в дверь.
   - Пошел вон, - рявкнул я.
   Но смертник не понял и повторил стук. Я нащупал здоровый тесак, прислоненный к креслу, не вставая, швырнул в дверь, лезвие которого привычно прошибло створку, погрузившись наполовину в твердую древесину. Раздался визг. Я улыбнулся. Tесак никогда меня не подводил, теперь можно спокойно насладиться... Но моим мечтам не суждено было сбыться. Дверь распахнулась от пинка ноги. Такой наглости у себя в замки я не ожидал, поэтому чуть не свалился с кресла от удивления. В проем проскользнули три девицы. Когда их вчера воровал, рассмотреть как-то не получилось, а сейчас принцессы предстали в полной красе. Выбиваясь из общего строя, по центру стояла девушка, в красном сарафане, руки уперты в бока, русые волосы заплетены в тугую косу, достающую до поясницы. Лицо круглое и слегка загорелое, аккуратный нос, в прищуренных глазах виднелись зеленые зрачки, тонкие линии бровей сдвинулись к переносице, а губы негодующе сжаты. Чуть позади, и справа возвышалась дама в пышном платье бирюзового цвета (хотел назвать голубым, но язык не повернулся). Черные волосы аккуратно уложены в непонятную прическу, худое тощее лицо отображало презрение и злобу, смотрит свысока. Слева словно разъяренная фурия стояла третья, в легких шароварах, жилетке и в каком-то капюшоне, почти полностью закрывавшим лицо. Она сжимала в узенькой руке, внушительного размера, кинжал. Или это в её руках он казался таким большим? И как она не мерзнет, у меня тут не юг. Да и вообще, как они осмелели вот так врываться?
   - Эй, вы как сюда попали?
   - Ногами, - отозвалась русоволосая.
   - Чего? - впервые за всю жизнь я не знал, как быть, - а ну, брысь в комнаты.
   - С удовольствием, - продолжала русоволосая, - вот только, сначала выполни наши требования.
   Они совсем ополоумели? Палица, слегка запылившаяся за годы бездействия, удобно легла в руку. Положив оружие на плечо, я вышел из-за стола к толпе возмущенный девушек.
   - Повтори, что ты сказала?
   Я посмотрел в зеленые глаза девицы, та не отводя взгляда, промолвила:
   - Требования выполни.
   - Злодей, ты выполнишь наши условия или... - надменно проговорила худая, вздергивая нос еще выше.
   Я поднял левую бровь. Очень захотелось услышать ожидаемые меня последствия, после этого или. Лишь молчание и горделивая поза, жаль. Зеленоглазая перехватила инициативу в свои руки и продолжила:
   - Значит так, первое, - очень захотелось врезать по голове этому бабью племени, но сдержался: во-первых, они после этого не выживут, а мертвые они мне ни к чему, во-вторых, батя четко объяснил, что бить девушек нельзя. "Женщин бьют мелкие твари, заслуживающие только того, чтобы возиться в мусоре, но никак не злодеи мирового масштаба". - Ты меня слышишь, злыдень?
   Я зевнул, выигрывая время на придумывание причины своей невнимательности.
   - Давай еще раз, медленно и внятно.
   - Для начала, зачем ты нас похитил? Сразу троих?
   - Пфф. Ищу жену, буду выбирать среди вас. Я же всемирный злодей, меньше принцессы мне в жены брать никак нельзя.
   - Ты думаешь, мы за тебя выйдем? - взвизгнула худая, ее подержала кивком девица с кинжалом.
   - Можно подумать у вас выбор есть, - нагло заулыбался я, и подмигнул каждой по очереди.
   - Как выбирать будешь? - зло промолвила зеленоглазая.
   - А вот это мое личное дело.
   - Допустим, выберешь одну, что с другими делать будешь? - та, что с востока, удивлено, глянула на зеленоглазую, но промолчала.
   - Дык, всё просто, в лес выгоню, если раньше не спасут, - объяснил я.
  Говорить им, что по любому отдам героя спасителям, не стал. Это наше семейная тайна.
   - Так, мы плавно перешли к требованью номер два, - разговор, похоже, начал затягиваться, может скелета кликнуть, дабы сопроводил дам в их покои. И тут же отбросил эту идею, ведь скелет туп, как пробка. Покалечат еще девиц. Хм, я стал прикидывать другие варианты: живые мертвецы воняют - потом ни в жизнь не отмоешься, волколаки вечно голодны, горгульи ненадежны и капризны, призраки бестелесны, а русалки и леший вообще мимо. Что остается? Домовой.
   Развернувшись на каблуках, прошагал к столу и уселся на него, хлопнул в ладоши, а домовой не появился. Вот гад.
   - Слушаю, что у вас там под номером два? - жонглируя палицей, поинтересовался я.
   - Мы требуем обслугу! - выпалила бледная дама.
   Я заржал, ничего себе просьбочка. Они, похоже, вообще попутали место своего содержания. Где этот домовой?
   - Хватить ржать, хамло, - западная принцесса наконец-то покраснела, пусти и от злости. Хм, так вроде симпатичней стала.
   - Ты хоть подумал, что мы без прислуги даже одеться нормально не можем? Я уже молчу про то, что нам нужно приводить в порядок лицо, прическу. А готовка еды, а умывание?
   Последние слова она проорала так, что стекла затряслись. Вот это силища в голосе.
   Пока принцесса переводила силы, пытаясь восстановить дыхания, я вклинил слово.
   - Да что с тобой за день или два случиться? - на самом деле о таких мелочах, как содержание трех девиц в замке, я не думал.
   - Какие два дня? - русокосая девица, с изумление, уставилась на меня.
   - Пока не приедут ваши принцы, - не уверенно ответил я.
   - Откуда такие сроки?
   Я пожал плечами, украл-то я их за день.
   Тяжелые вздохи, закатывание глаз, качание головой и другие телодвижения, выражающие их общие недовольство к моим способностям соображать.
   - У меня, - миловидная красавица, в красном сарафане, ткнула пальцем себя в грудь, - пока князь пустит кличь, по городам и весям, о пропаже, пока богатыри соберутся, пока решат на пиру кто поедет - пройдет не меньше двух недель.
   - Сколько? - я аж со стола соскочил, палица со звоном упала на гранитный пол, звякая шипами, покатилась в дальний угол.
   - Это в лучшем случае. У нее, - она указала пальцем на тощую принцессу, которая утирала несуществующую слезу, невесть откуда взявшимся платком, - еще хуже дела обстоят.
   Я состроил кислую рожу, в ожидание худшего, и это худшее не подвело.
   - Пока отец отправит гонцов во все герцогства, графства, баронства с печальной вестью, пока соберутся рыцари, пока свершится турнир, пока отметят победу- это месяц, - печально и томно, пролила яд слов принцесса.
   Надо что-то срочно делать. Я, с надеждой, глянул на восточную принцессу.
   - У нее все проще и сложнее, одновременно, - русоволосая, по привычке, продолжала вести переговоры за всех, - ее отец пойдет к великому звездочету и лишь после того, как тот укажет истинного героя, и султан благословит того на подвиг. А звездочеты люди не торопливые, некоторые их решений ждут годами.
   Отец - вседержитель зла, спаси и сохрани мой несчастный разум. Год. Надо их вернуть. Я тут же отдернул панические мысли - начинать личную карьеру злодея с поражения? Нетушки, я так не опозорюсь. Я Злодей! Кукиш вам.
   Я собирался еще раз хлопнуть в ладоши, дабы вызвать домового, но мелкая нечисть появилась раньше, не желая навлекать на себя мой гнев.
   - Вот вам слуга.
   - Один на всех? - возмущено заголосила худая.
   - Если он не будет справляться, дам еще одного, - с кривой ухмылкой пообещал я. Домовой справится с любым объемом работы, вот только будет ныть и скулить, не переставая, и упаси боги пожалеть его.
   - Повелитель, вы звали, - тут же напомнил о себе нытик.
   - Видишь, тех трех особ, - я указал пальцем на принцесс, - поступаешь в их распоряжение.
   - Их трое, а я один, - привычно заскулил домовой, - недолго думая, я пнул подлеца под тощий зад. Паршивцу повезло, он разменялся с окно, а в низу шныряющих волколаки. От них удрать без травм, очень сложно.
   - Ты как обращаешься со стариком? - злобно крикнула на меня зеленоглазая. А вот и первая жертва Лохматого.
   - Все свободны, я думать буду. Пошли вон! - гаркнул я, отклоняясь в сторону, чтобы пропустить летящий кинжал. Острое лезвие клинка впилось в спинку кожаного кресла.
   Восточная принцесса скривилась, но осталась стоять на месте. Да что ты с ними будешь делать?
   - Проваливайте, меня ждут важные государственные дела, - и только после этих слов, они засуетились и неспешно покинули помещение. Вот, что значит воспитываться при правителе.
   - Пфф, ушли, - ни к кому не обращаясь, промолвил я.
   И потекли дни ожидания. Я старался не подниматься на третий этаж замка, отдав его во владения принцессам. После первой встречи с ними голова гудела, словно котелок после ужина. А так, тюрьма со всеми удобствами, и незачем там лишний раз мелькать. Чтоб занять себя, спустился в подвалы, погоняя тварей, попутно улучшить навыки владения парными мечами, а то бой с тенью как-то поднадоел. Палицей владел почти в совершенстве, двуручным мечом еще с детства махал так, что батя поминал деда недобрым словом в каждой схватке, оттого и выбрал парные. Заниматься колдовством, совершено, не хотелось, для этого нужно вдохновение и тишина. А с тремя девами в замке это недостижимо. Не хотелось бы, в самый ответственный момент, услышать девичий крик и напортачить. Я хоть и бессмертный, но боль чувствую, как все. Домовой таскал мне еду в подвал, с довольной рожай, словно его девицы пряниками кормят. Захотелось, из вредности, натравить на бородатого волколаков, но сдержался. Настроение домового полностью зависело от количества работы. Похоже, три девицы обеспечили Лохматого счастьем на недели вперед.
   На пятый день, за час до обеда, в одну из тюремных камер, где я умудрился зажать непонятную тварь с рогами, одним глазом и шестью щупальцами, постоянно рыгающую какой-то дрянью. Через стену влетело приведение хромого гробовщика.
   - Беда, повелитель, возле врат стоит богатырь, - завопило приведение, начав обмерять меня веревкой.
   - Что, целый богатырь? - уперев меч в грудь твари, повернулся я.
   - Да целителя мне в угодья, что я богатыря не отличу от простого вояки? - прекратив замеры, бывший гробовщик аккуратно записал размеры в блокнот, попутно, сообщая мне информацию.
   Я радостно оскалился. Наконец-то, не добитая тварь рванула на выход. Я дернулся в погоню, но передумал, меня же на улице богатырь ждет.
   Оружейная комната находилась рядом с кабинетом, на четвертом этаже замка. Пока бежал, больше радовался появлению противника, чем думал, что одеть для поединка, поэтому растеряно замер возле шкафа с доспехами. Во что там богатыри облачаются, вроде в кольчуги. Я посмотрел на весящие кольчуги и скривился. С серебреными нашивкам надоела, с золотыми вообще ни к месту, с зеленым отливом - батина, багровая - это дедово, тоже брать не буду. Хм остается только, с синим оттенком, быстро оделся, даже в зеркало не посмотрелся, подхватил верные мечи и выскочил из комнаты. Но дальше третьего этажа не прошел, возле лестницы стояли три девицы, впереди Западная принцесса, узнал ее только по горделивой осанке и бледному лицу. Нежно бирюзовое платье, в котором она появилась в моем замке, бесследно исчезло, на смену ему появилось черное, усыпанное брильянтами (из бабкиного гардероба явно). В аккуратно расчесанных волосах диадема, глаза подведены черным - хороша, что тут сказать. Справа восточная красавица, в зеленых шароварах и такого же цвета жилетке, разуметься в изумрудах, даже в пупке, и то, находился зеленый камень. Стоит явно за компанию, вид скучающий, а взгляд отрешено задумчивый. И последняя принцесса, почти на первой ступеньке, закусив губу, встревожено смотрит на дверь. К моему разочарованию, всего лишь в синем сарафане, хорошо хоть цвет нормальный подобрала.
   - Прочь с дороги, я на битву, - уже привычно гаркнул я, но с места не тронулся, ожидая пока девицы сами уберутся с дороги.
   - С кем? - прищурив глаза, уточнила бледнолицая.
   - Да с богатырем, с кем же еще.
   - А, это за Василисой.
   - А это кто? - к своему стыду, я так и не удосужился спросить, как зовут пленниц. С другой стороны, не буду знать имена - не привяжусь, так и останутся в памяти принцессами.
   - Это я, - как-то неуверенно ответила обладательница чарующих зеленых глаз.
   - А. Пойдем, что ли, привяжу тебя к чему-нибудь, пусть спасает.
   Дамы расступились, Василиса тяжело вздохнула, слегка приподняла сарафан и посеменила за мной.
   Сняв тяжелый засов, я уперся плечом в створку. С трудом открывая массивную стальную дверь, за десятки лет, что ее не отворяли, успела проржаветь. При бати двери открывались с помощью колдовства, а сейчас... Надо будет позже придумать что-нибудь. Пинками отбросил, особо голодных, волколаков, за спиной послышались гулкие удары сковороды о крепкие черепушки нежити. О, Василиса подготовилась. В таком сопровождение мы прошли через мост, прокинутый над рвом, заполненным ядовитым терновником, посаженый еще моей прабабкой. Любила она с цветочками возиться.
   Поляна перед замком не отличалась большим размером, на ее с трудом поместились бы три деревни, в двадцать домов. Вокруг черный лес, кишащей нечестью. Место для прогулок не самое лучшее, можно с лихвой вляпаться в какую-нибудь гнусь. Оттого мы там и не гуляем. Солнце изредка выглядывало из-за облаков - это хорошо, не так жарко. После холодных подвалов, сразу жариться под лучами светила не хотелось.
   - Постоишь здесь, вроде как зачарованная? А то я как-то не подумал, к чему тебя привязывать. Спешил, - признаваться в оплошности было неловко, но и делать вид, что так и планировал, вообще глупо.
   Василиса кивнула, стараясь спрятать улыбку под маской настороженности. Мое сердце учащенно забилось, явно в предвкушении битвы. Пойду, поближе рассмотрю богатыря.
   А посмотреть было на что. Вдали он казался просто здоровяком, но, при ближнем рассмотрении, поразил своими размерами. Выше меня на две головы, шире раза в три, кольчуга, из крупных звеньев, плотно обтягивает огромные мышцы. Аккуратная покладистая борода, незамутненный взор серых глаз и широкая кожаная повязка, стягивающая русые волосы. Около ног богатыря стоял обычный кузнечный молот, ну если можно назвать молот, весом в десять пудов, обычным. Да, мужик явно вызывает уважение, но как поговаривал батя, большой шкаф громче падает.
   Я изобразил на лице кровожадную ухмылку, разминая руки для боя, богатырь же стоял, словно древний идол, столь же страшный и невозмутимый.
   Когда между нами осталось шагов десять, и любой нормальный противник начинает готовиться к битве, богатырь соизволил заговорить.
   - Готов ли ты принять бой, злыдень поганый? - не дожидаясь ответа, продолжил, - вознеси молитву своим поганым богам и прими смерть от моего орудия.
   Какие боги? Что он несет? Да любому темному божеству глубоко плевать на своих адептов, если они, конечно, не приносят жертвы. Дед как-то пытался приобщиться к этой касте сумасшедших, но плюнул после первой же попытки.
   - Может все-таки оружие, а не орудие? - усомнился я в словах вражины.
   - Нет, злобный искуситель, это орудие справедливого суда, - пауза, - оружие не ношу, грешно это.
   Вот же, праведник нашелся, значит убивать злодей нормально, не грешно. Ладно, посмотрим, из чего ты сделан. Я провел серию выпадов мечами, почти возле самого носа противника, тот никак не отреагировал на мои попытки начать бой.
   - Что стоим? Кого ждем? - я начал злиться.
   - Хорошо, Бессовестный, я принимаю бой, - да что он несет.
   - Вообще-то я Бессмертный, - только и успел буркнуть я, как началось.
   До этого, словно вросший в землю детина, едва уловимо повел плечами, и я, только чудом, увернулся от встречи с орудием правосудия. Богатырь двигался с умопомрачительной скоростью, я с трудом успевал уклоняться, да что там, я просто убегал со всей мочи, кружа по поляне, как бешеная муха. Богатырь же махал молотом, словно березовым прутиком. Вековой дуб, за которым хотел спрятаться, дабы отдышаться, разлетелся в щепки, от удара чудовищного молота, подарив мне всего лишь миг передышки. И на том спасибо.
   Пот разъедал глаза, сердце билось о ребра, как сумасшедшей в припадке, мышцы пылали огнем, а легкие могли только мечтать о глотке воздуха. Когда богатырь остановился, в центре поляны, он смахнул три капли пота со лба, глянул на меня из-под вздернутых бровей, широко размахнулся и прыгнул вперед.
   Все?
   - Достал ты меня, - яростно зарычал я.
   Рванул навстречу, и пусть от меня, в худшем случаи, останется лишь мокрое место, я больше не буду убегать. Поднырнув под замах, слегка чиркнул по правому плечу. Ха, я первый достал, с этим мыслями меня ударил в спину таран, со скоростью пикирующий гарпии. Я, не снижая скорости, пролетел метров десять. Мозг, спасая разум, отключил боль, я как кукла упал на прохладную землю, причем лицом вверх.
   А небо-то, какое голубое, а правое облачко похоже на дыбу, - у меня бред. Заклятье бессмертия начало действовать, возвращая меня в действительность. Ну, все, иди и добивай, только в землю не закапывай. И да, совет вам там да любовь.
   Прошло около трех минут, спина почти восстановилась, желудок настойчиво требовал пищи, угрожая сожрать меня, если не выполню требования. Приподняв голову, попытался осмотреться, ибо шагов уходящего богатыря не расслышал.
   Упыря мне в друзья, детина стоял в шаги от меня, явно чего-то дожидаясь.
   - Очнулся, поединщик мой, - не понял, а где удивления, крики или на худой конец, новый удар кувалдой по башке, - знатный бой у нас выдался.
   Тут я не согласен, беготня по поляне никак не увязывалась у меня в голове со словами славный бой, но перечить мужику не стал, его видимо на лирику проняло.
   - Но молод ты, да зелен еще со мной тягаться. Оттого уйду я, но вернусь, - указательный палец в небо, - ровно через десять лет, дабы сразиться с тобой, как подобает истинным мужам. Тренируйся и жди меня, - развернулся и бодрой походкой пошел в проклятый лес.
   Я не понял, это что сейчас было?
   Желудок рычал не хуже комнатного Горынача, и также злобно жгло изнутри. Я, кое-как, встал, кольчуга весела на плечах, словно на пугале. Кикимора болотная, как же жрать хочется. Я сделал два шага и только сейчас заметил скромно стоящую Василису, глаза в землю и в руках сковородку перебирает.
   - А ты что тут делаешь? Догоняй спасителя, - вяло, с легким раздражением, сказал я.
   - Так, с Варламушкой, никто поход не выдержит. С ним даже боевого коня нету. Мрут они, аки ягнята подоль матерого волка. Да и ушел он уже, я в лес твой одна не пойду, - голос нежный, но твердый, с нотками обвинения, прям заслушался.
   Так, стоп.
   - Тогда чего он приходил? - удивился я.
   - Ой, - это она от рыка моего желудка испугалась, - что мы, как не люди, - запнулась и покраснела, косясь на меня, - на улице разговариваем, может внутрь, там уже и пироги остывают, да чай малиновый.
   Чай это хорошо, а пироги еще лучше. Ладно за столом обсудим сложившиеся недоразумение.
   На кухни пахло настолько хорошо, что я заподозрил волшебство, но тут же обозвал себя дураком (естественно мысленно). В замке, кроме меня колдовать никто не сможет, таково фамильное наследство. Тяжело усевшись на массивную лавку, положил руки на дубовый стол, едва сдерживаясь, чтобы не кинуться к печке, сграбастать все голыми руками и сожрать, не запивая. Был бы один, так и поступил бы, но при свидетелях нужно держать лицо. Я как-никак злодей с мировым именем. Василиса быстренько достала пирожки из печи, поставила передо мной. Досчитал до трех, для сохранения приличия. Все, не могу больше. Накинулся на сдобу, словно упырь на молоденькую девицу. Зеленоглазая села напротив, уперев подбородок в кулак, а второй рукой пододвинула кружку с чаем.
   Утолив первый голод, вопросительно посмотрел на принцессу, та не поняла моего взгляда, просто улыбнулась. Пришлось озвучить мысль.
   - Так что хотел этот бугай? - я кивнул в сторону открытого окна.
   - А, - девушка выпрямилась, положив руки на колени, - подраться.
   - В смысле? - я даже пирожок жевать перестал.
   Тяжелый вздох, улыбка бесследно исчезла, взгляд устремился в пол, девушка разом погрустнела и осунулась. Лишь бы не заплакала, а то не выдержу, наору.
   - Это приходил Варлам, самый сильный богатырь на всей княжий земле, - маленькая пауза, - да и не только. Цель у него в жизни - найти достойного соперника и сразиться с ним в честном поединке. Вот и ходит он как не прикаченный, все противника ищет.
   - А ты, каким боком к нему привязана? - вставил я вопрос в паузу.
   - Как думается мне, князь вызвал его к себе, сказал мол, Кощей украл меня и наплел мол, что ты очень сильный, раз, у самого князя, из-под носа украсть девицу смог.
   Ситуация. И что прикажете делать? Как выкручиваться из щекотливого положения?
   - Что делать будем? - доедая пирожок, буркнул я.
   - Не знаю, - пожала плечами девушка, - ждать нового богатыря.
   - А придет?
   - Должен.
   - Значит, будем ждать, - а что еще делать, не гнать же девицу на улицу, там лес да зверье с нечистью.
   Василиса улыбнулась и плавно скользнула к печи, наверное, за новой порцией пирожков. Я посмотрел на недоеденную сдобу, выдохнул.
   - А зачем пироги-то травила?
   - Это не я, - вот верю ей и все тут, большие глаза раскрыты в ужасе, вот-вот заплачет, руки к груди прижала. Она разве может отравить? Скорее сковородкой по голове, это да, но не как не отравить.
   - Ладно, не убивайся, я все равно бессмертный.
   Кто травил, я догадываюсь, так сказать, вариантов немного.
  Потянулись дни ожидания, я подчистил подвалы замка от тварей, что батя в своих экспериментах наделал. Проверил сокровищницу, проигрался с ручным василиском, даже попытался провести эксперимент, правда не совсем удачно. Девицы меня не беспокоили: одна периодически травила, другая кидала острые колющие предметы, в общем, держали меня в форме. Одно дело, когда нечисть на тебя бросается, их приемы и уловки знаю вдоль и поперек. Скучно. А тут, какое-никакое, а развлечение. Василева искушала больше всех, из оккупированной ею кухни, долетали очень аппетитные запахи, постоянно хотелось прийти и попробовать, что она там приготовила.
   Миновало две недели, я как обычно валялся в кровати, любуясь убывающей луной, обдумывая планы на завтрашний день. Каждую ночь находить занятия наутро становилось все сложней и сложней, скорей бы они убрались из моего замка. Одно радовало: домовой перестал ныть, прося работу, девицы эксплуатировали Лохматого на полную катушку. За окном послышались шаркающие шаги, на парапете. Не понял, это кто там крадется, вся известная мне нечисть движется совершено не так, да и не будут они красться ко мне. Любопытство тут же выгнало все остальные мысли, я успокоился, выровнял дыхания, притворяясь спящим. Проделывать подобный фокус научился еще в детстве, когда надо было обманывать няньку на костяной ноге, к юности я достиг совершенства, поэтому не боялся, что меня разоблачат. Чем ближе подбирался неизвестный, тем осторожней и тиши становились шаги, я уже весь извелся от нетерпения, когда увидел хрупкий силуэт, аккуратно проскользнувший через приоткрытое окно. В лунном свете четко отображался силуэт, даже последнему вурдалаку из столетнего склепа было понятно, нарушитель-девушка. Широкие бедра, узкая талия, округлая грудь, из одежды только плотно обтягивающая ткань, не определенного цвета, ночь окрашивает все цвета в серый. Лица не разглядеть, но я итак понял, какая из трех дам пожаловала в гости, и явно не для плотских утех. Вон, нож в руке. Не то чтобы я надеялся на ночь любви, но задери меня горгулья, я же мужик, иногда и помечтать хочется. Девушка тихо скользнула к кровати и, без замаха, вонзила кинжал в мое черное сердце, надавила хрупким телом на эфес, проткнув тело насквозь. Вот и вся любовь. Грустно констатировал я, и не побоялась же идти по узкому парапету ночью, внизу кишат твари, сверху их тоже немало. И весь риск, дабы убить меня. Вот не понимаю их, что так плохо живится у меня? Девушка замерла, злобно забормотав на не понятном языке, тихо пошла к окну. Допустим, убила бы она меня, и что потом? Все твари разом исчезнут, и они тут же освободятся? Святая простота. Фигура исчезла в окне, я полежал еще минуту, затем вытащил кинжал, почесал заживающую рану, перевернулся на бок и уснул.
   Сон отступил еще до рассвета, настроение наипротивнейшее, руки так и чешутся навалять кому-нибудь. Соскочил с кровати, потянулся, духота из комнаты за ночь никуда не делась. Ненавижу лето, жара постоянная. Достал любимые клинки, поразмыслив немного, не стал спускать в тренировочный зал, отработал час, с полной выкладкой в спальне. Самочувствие не улучшалось, вчерашний визит, по-прежнему, не вылетал из головы. Что им не нравится? Не успел я углубиться в свои мысли, как дверь распахнулась, на пороге появился Лохматый: вид довольный, только глаза лихорадочно бегают. Моя комната - единственное место, куда домовой мог попасть только через дверь.
   - Чего? - злобно рявкнул я.
   - Там армия, у ворот, - похоже, коротышка сам не верил в сказанное.
   - Мне не до шуток, - зарычал я.
  Как же, армия. Чтобы провести войска к замку, надо пол леса на уши поднять, а я не припоминаю, чтобы у меня в лесу кто-то буянил в последние дни.
   - Хозяин, сам глянь, - обижено забубнил домовой, отворачиваясь.
   Вот и гляну. Зрелище представшие за окном вызвало у меня легкую оторопь. Около кромки леса располагалось войско. Да как так? Я сбегал в комнату, отварил сундук, долго искал зелья от снятия мороки. Когда волшебная бутылочка оказалась в руках, оторвал зубами пробку, накапал в левый глаз, снова бросился к окну. Прищурил правый глаза, глянул, точно войско. Да они там шатры расставляют, я для надежности даже рукой глаз закрыл. Нет, не пропало. Вот дела. Еще и года не прошло, а замок в осаду берут. Интересно - это плюс или минус? Ладно, зимой рассуждать буду, а пока надо гостей встретить.
   Идти навстречу вражеской армии в тонкой кольчуге и с узкими клинками, как минимум, не солидно, пришлось сначала сбегать в оружейную комнату. Так, что мы тут имеем. Оружия имелось предостаточно: начиная от отравленного перстня, заканчивая таранами, но это все не то. Я глянул на багровые доспехи деда, они всегда производили впечатление на окружающих.
   - Лохматый! - рявкнул, я.
   Домовой появился не сразу, сейчас то чего медлит? Но задавать вопросы не стал, не до этого сейчас. Заворошилась подозрительная мысль в голове, что-то много вопросов стал оставлять на потом.
   - Поможешь одеться, - вдумчиво сказал я, разглядывая доспехи.
   Я перевел взгляд на стоящие рядом доспехи черного цвета, украшенные черепами и костями, с кучей торчащих шипов. Пожалуй, нет, слишком мрачно. Это у бати, всегда была тяга к подобному. Лучше дедов багрово-красный, вида мышц без кожи, при этом не отталкивает взгляд, а наоборот притягивает. Есть в нем что-то чарующее.
   - Что думаешь? А, впрочем, мне все рано, - обратился я к домовому, тот обижено бубня себе в бороду, подошел к доспехам.
   Облачения в броню заняло не более пяти минут, я глянул в зеркало. Эх, грозен. Раз доспехи деда надел, возьму и меч. Фламберг висел на стене, одним видом внушая трепет и уважение, я на мгновение представил себя на месте дедова врага. Плечи передернуло, а ком в горле с трудом провалился внутрь. Жуть. Тьма. Тяжеловат меч, но, ладно, мы к переносу тяжестей привыкли. Быстро спустился в холл, поглощенный мыслями о грядущей битве, едва не сбив ряд, скромно стоящих, девушек возле двери. Скромно - это слишком громко сказано, скорее царственно.
   Василиса как обычно в сарафане, восточная принцесса в синей чадре. А третья меня поразила: черное платье с множеством юбок, создающее впечатление мрачного океана, торс обтягивает карсте, а декольте настолько глубокое, что я лишь удивляюсь, как грудь еще не выскользнула на свободу. Часть груди, и практически всю шею, закрывало великолепное колье из багровых рубинов, виде переплетающихся роз, а прическа, больше всего, напоминала вьюгу.
   Она уже до бабкиных драгоценностей добралась. Хотя бы оделась тогда со вкусом, а то: платье океан, волосы вьюга.
   - Случилось что? - осведомился я, пытаясь скрыть разочарование.
   - Там спасатели - вот мы и вышли, - постоянна косясь в сторону кухни, ответила Василиса.
   - Кстати, это за кем? - очень не хотелось задавать глупый вопрос, но не тащить же всех на поле.
   - К ней, - царственно отозвались черноволосая, величаво указывая на стоящую справа девицу в чадре. Восточная принцесса с изумлением смотрела на меня огромными синими глазами.
   Это чего она так зыркает? Ах да, я же мертвым должен быть.
   - Ну что, пошли тогда, - буркнул я, отдавая девушке кинжал, рукоятью вперед.
   Та не задумываясь, забрала оружие - вот и славно. А сейчас в бой.
   Не успел домовой отварить огромные двухстворчатые ворота (хватит, до открывался сам), как Василиса убежала на кухню, а мрачная принцесса двинулась наверх. Все передвижения я увидел, поворачиваясь к бредущей позади девушке, дабы погрозить ей пальцем, а то удары по доспехам кинжалом немного нервировали. Восточная принцесса тяжело вздохнула, склонила голову, пряча кинжал за спину. Ну что ты с ней будешь делать? Ладно, пусть бьет, мне все равно, лишь бы сама руки не порезала.
   Во дворе толпилась нечисть, в основном волколаки и горгульи, им солнечный свет полностью безразличен. И чего собрались? А, все правильно, на армию идти одному ни с руки, могут ведь не правильно понять. Хм, солдаты умнее главнокомандующего. Правда, знать им о моей промашке незачем. Я одобрительно хмыкнул, мол оценил инициативу.
   - А чего так мало? - злобно рыкнул я, для порядку.
   - ААрррр, - отозвался волкалак с белой шерстью.
   - А мне нет дела, что армия внезапно появилась, - продолжал рычать я, иначе с этой братией нельзя, - разведка проспала. Может, я в этом виноват?
   Все дружно замотали головами, всячески пытаясь убедить, это они во всем виноваты, а точнее - глава разведки. Вперед вытолкнули горгулью, сильно смахивающая на гоблина с гобелена в подвале, только с крыльями. Развернул провинившеюся, я в одно касание отрубил крылья, ничего, пару месяцев пешком походит. Как-никак, я злодей.
   Тем временем: ворота отварили, мост опустили, я спустился со ступенек, ко мне подскочил волколак с белой шерстью, и протяжно зарычал.
   - Вот только этого мне сейчас не хватает, вражеская армия под стенами, а он мне тут вызов бросает. Как разберусь с ними, тогда и поговорим.
   Волколак недовольно поскулил, но отошел.
   Как же меня достала эта жара, скорей бы зима, или, на худой, конец осень. Я отчаянно потел в доспехах, одна надежда на ветер в поле, а то на небе ни облачка. Выйдя за ворота - замер. Вот я тупой. Точнее - не опытный. Какой полководец пешком ходит? Позор. Но искать, и тем более укрощать, боевого коня не было времени. Хм, что делать? Я покосился на волколаков - не солидно. Так опростоволоситься, ужас - вот тебе и властелин зла, из-за таких мелких промашек и ломается репутация, предки ее веками выстраивали, а я в одночасье загубил. Стою, как Голлем бестолковый. Горе и беда на мою юную голову.
  Стоп. Голлем.
  А это мысль, конечно, твари - они тупые, больше одного приказа выполнить не в состоянии, и то, надо четко представлять, как он будет действовать, иначе толку ноль. Какое там заклинание было? Колдовать с головы я не мог, приходилось пользоваться книгами.
  - Лохматый, глину и книгу - прошептал я.
  Домовой появился мгновенно, держа в руках серый комок глины и небольшой томик заклинаний. Умница - вот кому не надо объяснять задуманное. Я быстренько начертил пальцем схему вызова и старательный Лохматый аккуратно разложил куски глины по четырем сторонам света. Так, приступим, меня захватил азарт, впервые колдую на поле брани, точнее, перед полем и не совсем колдую, но все же, момент знаменательный. Я начел быстро, слегка нараспев, читать заклинание, язык древний крайне сложный, но после нянькиных скороговорок, детский лепет. Когда последний звук сорвала с губ, земля задрожала и резко пошла вверх, поднимая меня все выше и выше, помимо голлемов, я додумался сотворить песчаный помост. Теперь я гордо возвышался над своей армией, почти на два человеческих роста. Со стороны это выглядело весьма внушительно, помню еще с тренировок, когда отец показывал. Четыре горилоподобных существа с огромными длинными руками, вместо мор плывущий песок. Откуда-то, снизу и сзади, раздался деликатный кашель. А чтоб меня упыри покусали, про принцессу забыл. Но домовой не подкачал, принес лестницу, девушка, вполне проворно, залезла наверх. А чего я удивляюсь, по парапету бегала, а тут просто лестница. А теперь самое сложное, заставить этих чурбанов двигаться. Закрыл глаза, представляя внутренним взором, как четыре ноги синхронно поднимаются и опускаются, затем другая пара ног и так еще несколько раз, для закрепления. Вроде неплохо получилось, можно отдавать приказ. Я сосредоточился и мысленно передал голлемам картинку, помост качнулся, я не слетел на землю лишь чудом, или благодаря тренировкам на канате, а скорей всего из-за первого и второго. Не вдаваясь в раздумья, вонзил меч (да простит меня дедушка) в настил, используя оружие, как шест, для удержания. Песочные болваны тут же замерли, пришлось снова собираться с мыслями, чтобы отдать приказ. Идея с призывом голлемов не казалось мне такой уж замечательной.
  Когда наконец-то удалось закрепить приказ в головах глиняных болванов, я открыл глаза, и вовремя, к нам навстречу приближались трое конных. Неужели, на переговоры, с чего бы это. А к лешему, я же армию оставил у ворот, правильно, чего им за мной следовать, я же не приказывал. Сражаться стенку на стенку нечисти совершено не хотелось, это только не посвященные думают, будто кровью не корми, дай им подраться. На самом деле, это далеко от истины, при раскладе один к одному (как сейчас) сражаться нечисти совершено не улыбалось. Могут же и поубивать, вот если два к одному, а лучше три, тогда да, тогда бы я их удержать не смог бы. А так, стоят возле ворот с решительным видом, мол, в любой момент горло порвем, грозные. Нет - загони их в безысходную ситуацию, будут драть, как проклятые, но это еще загнать надо. Когда до всадников остались, не более двадцати шагов, я убрал приказ из голов големов, те дружно замерли. Не держись я за меч лететь мне в землю, личиком вперед. Всадники остановились в пяти шагах, гарцуя на красивых, но ни разу не на боевых конях.
  Пять минут мы поиграли в гляделки, затем мужик, в золотых доспехах и с непонятной шапкой на голове, крикнул:
  - Я Иб-Махил-Сан-Дерком-Мурк-Сун-Кыс-Хармир-Дерком-Самирт-Хорн-Малан-Исуф, сын достопочтенного визиря, Иб... - дальше слушать не стал, да ну их, с такими именами. Когда этот Иб..., как там его дальше, закончил говорить, я коротко произнес:
  - Кощей, - повисла пауза, что он еще ждет, а, - Бессмертный.
  Постояли, помолчали. Я даже успел подсчитать их арию: шестьдесят рыл, две палатки, семь лошадей. И как они коней-то через лес провели, ума не приложу.
  Чуть вперед выехал старикан: с белой бородой, в халате вышитом серебром, все в токай же непонятной шапке, как и у первого и слащавым старческим голосом. Начал:
  - О злоднейший из живущих злодеев, - не надо иметь семь пядей во лбу, чтобы догадаться о дальнейшем развитии событий, старикан начнет словоблудничать, а на жаре стоять жуть как надоело. Я громко выдохнул и нагло прервал речь старика, мне можно, я злодей.
  - Давай короче.
  - Как пожелаете, - ничуть не обидевшись, слегка поклонился старик, помахивая руками перед собой, ведать его, часто перебивают, - мой господин да продляться его дни да воспоют его деву, предлагает Вам помериться силой.
  - Так, в чем проблема? - не понял я.
  - Один против одного, - пояснил старик.
  Я по-прежнему ничего не понимал.
  - И?
  - В поединке ума, а не меча, - снизошел до объяснения старикан.
  - А. Без проблем.
  Я прочел заклятье рассеивания, благо оно всегда одно и запомнить не сложно, знай себе, меняй последние предложение, голлемы обратились в пыль. Я грохнулся на землю, больно приложившись копчиком, хорошо пыль скрыла мой позор. Когда поднялся, на меня наткнулась принцесса, надеюсь, она не ушиблась. "Эй, хорошо ей, лицо почти всё закрыто, дышит себе спокойно", -тоскливо подумал я, едва сдерживая кашель. Аккуратно подхватив девушку за талию, закинул на плечо. Хм, легкая какая, может не доедает?
  Мое появление из пыльного облака, наверняка, выглядело эффектно и пафосно: на одном плече девушка, на другом двуручный меч, а чуть позади два волколака - один белый, другой серый. Опустив принцессу на землю, я передал ее в попечение волколакам. Кони под всадниками стояли, как в копаные, парализованные страхом от нечести, их тела сотрясала мелкая дрожь. Пришлось мужикам слезать на землю. А я мысленно похвалил вожака волколаков, помог в нужную минуту. И приказывать ничего не пришлось.
  Пока враги смахивали пыли, я спросил:
  - Что, загадки друг другу будем загадывать? - скрыть иронию в голосе я так и не сумел, нянька мне столько загадок в голову втемяшила, любой другой сошел бы с ума.
  - О нет, беспринципнейший, - прокашлявшись, ответил старик.
  - Я - Бессмертный, - но меня не услышали, или сделали вид.
  - Вы сразитесь в игре мудрейших, в которую даже боги не брезгуют играть с людьми, - вот же его понесло. Дальше он расплылся в метафорах, восхвалениях и эпитетах, прямо уши вяли.
  Пока старикан распинался передо мной, мужик в золотых доспехах отрешено смотрел на замок, при взгляде на его лицо возникали мысли, что вот-вот разразиться поэмой. Прошли не более пяти минут, как слуги принесли от палаток стулья, круглый стол с начертанными квадратами. Чернокожий слуга, в одних шароварах, хотел было подставить стул под мой зад, но так унижать себя не позволил. Выхватил стальной стул, в одно касание вбил в землю для устойчивости, лишь после этого снял шлем. Теплый ветер незамедлительно обдал лицо - как же хорошо, водицы бы еще. Да кто же знал, что драться не надо будет. Краем глаза я отметил движение слева, вытянул руку, волколак забрал шлем. Правителя делает свита - тысячу раз был прав батя, тысячу раз. Как только волколак отошел, Иб... кто-то там, обратил на меня внимания. И вовремя, еще немного такого отрешенного поведения, и я не побрезговал тупо набить ему морду, и даже нянька меня не упрекнула бы, в хамском поведении. Я пристально посмотрел на него: чистый лоб, длинный прямой нос, прищуренные глаза с черными зрачками, острые скулы, впалые щеки, черные усы, плавно перетекают в аккуратную бородку. Смазливый, бабы таких любят. Пока я рассматривал противника, на столе появились фигурки. Что-то я постоянно отвлекаюсь - не хорошо это.
  - Какие правила? - задал я вполне логичный вопрос.
  Губы сына Визиря слегка дрогнули, меняя выражение лица, от отрешено возвышенного до презрительно снисходительного. Изменения были едва уловимы, наверняка прислужники даже не уловили их, им просто кажется, правитель не доволен, а почему - понять, не смог ли. Я растянул губы в ухмылке, грубо почесал нос он, конечно хорошо владеет мимикой, но до нянькиного кота ему, ой, как далеко. Черный паршивец одними усами мог обругать тебя, не хуже сапожника, из северной деревушки.
  Старик, в серебреной одежде, стоял по правую руку от Иба (так проще, чем всё имя называть), начал было открывать рот, но, вздернутая вверх, рука господина заставила его умолкнуть.
  - Эта игра стара, как мир, - с легкой хрипотцой в голосе, без всякого намека на акцент, заговорил противник, - но, я объясню тебе правила.
  Опять легкое изменение в улыбке и передо мной сидит наставник. Я откинулся на спинку стула, расслабился, скрестив руки на груди.
  - Это пешки, - он провел ладонью по первому ряду небольших фигурок, числом в восемь штук, - они ходят вперед и пока исполнены духом близости правителя, могут сделать первый ход на две клетки, бьют только по диагонали от себя, ровно на одну клетку.
  Пауза, чтобы новоприобретенный ученик, в моем лице, усвоил правила. Я кивнул.
  - Это ладья, - он коснулся указательным пальцем до крайней фигуры виде башне, - она сильна, но, увы, сложна в управлении, оттого может атаковать только по прямой линии.
  Опять пауза.
  - Это конь, - в этот раз палиц коснулся фигурки в виде лошади, это было неожиданно, как рассвет с утра. И тут он замялся, явно подбирая слова, - сначала на две клетки по вертикали или горизонтали, потом ещё на одну клетку по горизонтали или вертикали, перпендикулярно первоначальному направлению, - как по заученному, выдал он.
  А где же присказка?
   - Конь, в великом султанате, быстр и резв, и поэтому они единственные могут перепрыгивать через войска, - молодец предсказуем.
  - Это слон, - не может быть, он указал на следующие фигуры - вот это поворот событий, каким чудом не высказал все это вслух, я не представляю, наверное, из-за воспитания, - слоны экзотичны и их погонщики мало предсказуемы, оттого они движутся только по горизонтали и каждый на своем цвете.
  Пауза затянулась. Забыл, как фигура назваться. И снова игра мимикой, лицо сияло фанатичной радостью и восторгом.
  - Это Ферзь, - он нежно поднял самую высокую фигурку на столе и резко сжал ее в ладони, - самая быстрая, сильная, неустрашимая фигура во всей игре, ходит как любая из фигур на поле, кроме трусливых прыжков коня, ферзь не страшится врагов, он их сметает. Самая ценная и незаменимая фигура.
  Пылающий взор, вздернутый подбородок - фанатизм никогда до добра не доведет, он весь передо мной раскрылся, бей не хочу.
  - Это правитель, - поставив на место ферзя, сказал Иб, указывая на рядом стоящую фигуру, - ходит на одну клетку в любую сторону и также бьет. Задача игры - убить правителя, - помолчал, затем добавил, - убив противника, фигура должна занять его места на поле. Все ясно? Белые ходят.
  - А, ну этот понятно, вы пришли ко мне, - я ткнул пальцем на войско за его спиной, - тебе и в игре нападать.
  Он поднял пешку, стоящую напротив правителя, и передвинул на две клетки, и, только после этого, соизволил проявить подобие нормальных эмоций, растянул губы в улыбке, больше похожей на оскал шакала. Я такой дерзостью не отличался, выдвинул пешку на одну клетку от правого коня. Затем его Ферзь пробежал три клетки по диагонали, я же двину пехоту вперед на клетку, от Ферзя. Вражий слон тут же отмаршировал на четыре клетки вперед. Я хмыкнул, почесал лоб, намеренья его были столь очевидны, прям обидно. Я посмотрел на оппонента, если судить по выражению лица, он уже празднует победу. Пришлось левым конем, перескочив через пехоту, упереться в бок, дабы избежать атаки. Иб не глядя взялся за Ферзя, даже поднял и замялся, похоже, его план провалился. Я ожидал любой реакция, но только не радость от несбывшихся планов. Вернув Ферзя на место, он передвинул пешку вперед еще раз. Хм, интересно, на что он готов, дабы спасти Ферзя? Или же все его восхищение фигурой была игра, и он пытался сбить меня с толку? Как понять? Я окончательно запутался и чем больше думал, тем больше сомневался в принимаемом решении. Все хватит, злость обуяла меня, помогая прийти к вполне простой мысли. Нужно играть по своим правилам, а не принимать условия противника. Я кто - злодей? А значит: я начел размен фигурами, почти бездумный, поставив цель - убить как можно больше и, попутно, не сильно ослабляя свои позиции. Иб всегда ходил спокойно, размерено, обдумывая ход, примерно, одинаковый отрезок времени. Я развлекался, как мог, погружаясь в раздумья чуть ли не на час, или же делая ход сразу. Когда на поле осталась половина фигур, слуги принесли кувшин с вином, поставив на стол по кубку, постоянно наполняли их, по мери убывания жидкости. Принцессе, по-видимому, надоело общество разомлевших на солнце волколаков, она периодически подходила к нам, посмотреть на ход партии. Что-то там хмыкала и возвращалась назад, к своим стражам. Надо отдать ей должное - кинжал, сжимаемый в руках, больше ни разу не ударил в спину. Солнце потихоньку клонилось кромки леса, а у нас на поле оставались по ладье и правителю, а у Иб еще и три пешки, стоящие в шаге от последней клетки на доске. Сын Визиря жадно допил кубок, улыбнулся, словно только что ограбил сокровищницу дракона. Двинул пешку вперед, уперев ее в конец поля, старик зачем-то поменял её на ферзя. И пусть, если ему так приятнее. Я же, за такую глупость, убил его ладью, причем полностью безнаказанно. Иб не меняясь в лице, схватил, теперь уже большую пешку, и двинул ее по диагонали, нацеливаясь убить мою последнюю фигуру. Я удивлено поднял брови.
  - И когда это пешки стали так ходить?
  Иб, на секунду смутился, выдохнул и пренебрежительно ответил:
  - Пешка, достигшая противоположной стороны поля, может стать любой фигурой, в данном случае я выбрал ферзя.
  - Ааа, - протянул я, - просто я не помню, чтобы в начале игры ты объяснял подобнее правила, но раз можно менять условия игры, то теперь моя очередь, - по мери моего повествования, глаза у Иба увеличивались, а челюсть медленно опускалась вниз. - Скажем, раз в игру правитель может пойти так же, как последняя фигура на поле, то бишь ладья.
  Иб перевел взгляд на стол, мой черный властелин стоял аккуратно, напротив его белого правителя. Я позволил себе чуток позлорадствовать, потом тяжело вздохнул и проговорил:
  - Но, увы, честь злодея превыше различных там игр, поэтому продолжаем игру по начальным правилам, - Иб с каменным выражением лица вернул фальшивого ферзя на место.
  Я сейчас выиграю, от этой, казалось бы, радостной мысли меня передернуло, хорошо доспехи скрыли это. Перспектива оставить у себя принцессу на не определенный срок, ой как не радовала. Конечно, ее постоянные попытки меня убить, позволяли оставаться в нужном тонусе, но этого мало, мне и тех двух за глаза хватит.
  - Ваш ход, - вырвал меня из размышлений недовольный возглас Иба.
  - Куда спешить? Время терпит, - отрешено огрызнулся я.
  Заканчивать партию оказалась значительно сложней, чем играть. Я должен был проиграть, но так, чтобы противник не понял, или, на крайней случай, свести вничью. Мы осушили еще два кубка с вином, прежде чем я смог свисти партию в ничью.
  - Дальнейшее продолжение партии явно бессмысленно, - я скривил губы, два правителя на поле, тут и барану понятно, дальше бегать нет смысла, - предлагаю начать вторую партию. Но с одним новым условием: либо до поражения правителя, либо, - пауза, старик на стол поставил двое песочных часов, - до окончания песка в колбах. Я посмотрел на спаренные песочные часы, с заслонкой на горловине, если заслонку толкнуть вправо, то песок сыпется с одной стороны, если влево - то с другой. Хитрое приспособление.
   - Белые ходят, - усмехнулся я.
  - И выигрывают, - одними губами прошептал Иб.
  "Ну-ну, посмотрим" - отчего-то разозлился я.
  Я играл в полную силу, собрав все умение и знания, но все равно проиграл. Нет, мой властелин остался жив, но вот время потратил значительно больше, чем противник. Когда последняя песчинка из моих часов упала вниз, у Иба оставалась на треть заполненная колба. Лишив свое лицо эмоций, я глянул на презрительно ухмыляющегося Иб. Он смотрит на меня, словно на урода, пытающегося помыться, дабы выглядеть хоть немного лучше.
   Я резко встал, но стул не упал как, по-видимому, ожидали присутствующие, на твердой земле остались полосы от ножек. Состроил самую злобную рожу, на которую был способен, конечно, до бати с дедом мне далеко, те, вздернув брови, ввергали воинов в ужасающий штопор. Но, по заверениям домового, у меня имелся большой потенциал.
  - Может, хотите отыграться? - спросил Иб. Не будь у меня гигантского опыта общения с нянькиным котом, то я бы не смог уловить издевку в голосе.
  Я молча развернулся и пошел в туман, вызвать подобное природное явления я научился еще будучи ребенком - это единственное, что у меня получалось наколдовать самостоятельно. Принцесса выплыла из молочного марева, словно призрак, остановилась возле меня, поднялась на цыпочки, силясь поцеловать в щеку, я машинально пригнулся, как в юности, когда нянька встречала меня у себя дома. Влажные мягкие губы коснулись щетины, уголки губ, помимо моей воли, подернулись вверх. Эх, и чего это я так просто расстаюсь со столь прекрасным созданием. Стоп! Что это я растаял от одного поцелуя, соберись тряпка! Вместо умиления и радости, заползла злость. Сжав рукоять меча, крикнул:
  - Завтра с утра, нечисть пойдет на охоту и артефакт вам не поможет скрыться. Я лично укажу им добычу.
  Проходя замковые ворота, я был спокоен и умиротворен, а еще усталый. Нет, мышцы требовали действий, но вот голова отчаянно просила покоя. Единственный способ отвлечься - это тренировка с парными мечами. Ноги машинально привели меня в подвал, по дороге я грубо отшил Западную принцессу, она что-то там лепетала насчет моей мужественности и необходимости догнать и отомстить обидчикам. Объяснять ей про честь не имело смысла, бабы в этом не разбираются. Большой зал, из плохо обтесанных камней, освещали десять факелов. Лохматый молодец знает, как угодить, даже звать не пришлось. Почти возле самого входа, на гранитном столе, лежали тренировочные мечи и легкая одежда. Хм, странно, раньше домовой не отличался инициативой, а тут все предусмотрел, если еще кувшин с водой найду под столом, то...
  Я наклонился, кувшин мирно стоял, накрытый тряпочкой. Нет слов, одни эмоции. Я огляделся вокруг, и где же этот бородатый умник? Хм, нету. Я обошел весь зал - точно нет.
  - Лохматый, ты где? - весело позвал я помощника, начиная отстегивать ремни на перчатках.
  Перчатки лежали на столе, а этот наглец еще не явился.
  - Лооохматый, - рявкнул я.
  Никого.
  - Лохматый, - вместо крика из горла вырвался рык.
  И только после третьего оклика наглец явился, и тут же заработал удар в ухо.
  - Я смотрю, ты вообще страх потерял. Так, я сейчас тебе помогу его найти, или же приобрести заново.
  - Хозяин, а что я? Что я? Меня госпожа не отпускала, - заверещал несчастный.
  - Какая еще госпожа? - я даже сбился с нравоучительного тона.
  - Ты же сам послал меня угождать им, вот я - совсем рвением.
  Да было такое, я почесал кончик носа клинком. Это что же надо было придумать, дабы домового настолько занять.
  - Чего-звал-то?
  - Доспехи помоги снять, - нет, ну и тупой же он все-таки, наверное, лимит сообразительности растерял, пока комнату готовил.
  Вот эти мысли я и выдал, пока он помогал мне избавляться от доспехов. Медленно, расторопно, с множеством прилагательных и метафор.
  - Так, это не я, раз заботился - это принцесса. Говорит, мол, твой хозяин сейчас головой работает, а как вернется - тело разум догнать захочет. Чтобы он ничего не разрушил аль еще, каких глупостей не натворил, - я и глупостей? Тоже мне скажет, - приготовь место да мечи. Потом, пришла сюда да указала, как действовать.
  Разминая плечевые суставы, я поинтересовался:
  - Странно: то в погоню отсылает, то зал подготавливает.
  - Да не, это не черная - другая, та, что в красном.
  Я замер от легкого удивления: пирогами кормит, зал готовит. Она явно что-то задумала, а с виду и не скажешь. Как там, в пословице, в тихом омуте болотница водится.
  Последующие дни заволокла рутина. Василиса всячески пыталась закормить меня кулинарными изысками: начиная от пирогов с различными начинками, заканчивая бараниной (и где добыла) во всевозможных соусах. Но, насколько я успел заметить, помимо готовки, она преобразила кухню: появились различные полочки, шкафчики, куча всяких банок со специями. И, как мне кажется, её комната тоже кардинально изменилась, надо будет как-нибудь наведаться и глянуть. А что, я в своем замке - имею полное право. Западную принцессу я всячески старался избегать, терпеть ее занудство было выше моих сил. Эти постоянные намеки, завуалированные предложения, сводящиеся к одной просто мысли: "Мне здесь очень хорошо, я готова, с радостью, оставаться пленницей на века". Даже рычание и угрозы ее не пугали, а еще больше подзадоривали. Единственное место, куда я мог от нее сбежать - подвал, но зачищать его от жертв, экспериментов моего отца, надоело. Каждый раз, думаю - все, последняя, как тут же вылезет еще какая-нибудь. Окончательно переполнила чашу терпения одна тварь, напоминающая водный пузырь со щупальцами. Само устранение ничем примечательным не стало, но вот смерть твари надолго запомнится. Монстр просто взорвался, облив меня своими внутренностями; воняло так, что голова закружилась, а обоняние начисто пропало. Одежду пришлось сжечь, но запах по-прежнему не исчезал, помянув тварь недобрым словам, сбрил волосы под ноль. Но запах, скорее всего, никуда не исчез, потому что, Василиса, при встрече со мной, странно косилась, закрывая нос платочком.
  Допивая утренею кружку малинового чая, я размышлял о планах на день грядущий. Тренировки -дело, конечно, хорошее и, во всех пониманиях, приятное, но переусердствовать нельзя, иначе результат пойдет в минус. Учиться языкам или географии совершено не хотелось, пока не сильно видел в этом нужды. Перестукивая пальцами по столешнице, я покосился на фамильный перстень, на левой руке, он-то и подсказал, чем заняться - разгрести магическую лабораторию отца. Давно хотел, да все никак добраться не мог. Звать на помощь никого не стал, решил сам во всем разобраться. Неспешно, с изучением особо интересных вещей. Добраться до башни я так и не сумел. Около двери в лабораторию стоял Лохматый, с несчастным видом, как в старые добрые времена, будь я сентиментальным, умилился бы этим зрелищем.
  - Что надо? - почти ласково, спросил я.
  - В лесу замечен рыцарь с оруженосцем, - шмыгнув носом, тяжело вздохнул домовой, - к обеду будут тут.
  Вот это новость, вот это подарок так подарок, я от избытка положительных чувств даже пошлепал бородача по голове. И, вприпрыжку, побежал к конюшне, в этот раз сделаю всё как надо. Выйду на коне и всех доспехах, с верным оруженосцем. Конюшня находилась во дворе, за большой стеной, и тому была одна простая причина, конь у меня имелся очень необычный. Батя, на мой десятый день рождения, подарил жеребенка, точнее - яйцо. Я тогда уже понимал, кони из яиц не появляются, оттого очень скептически отнеся к подарку, но огорчать отца не стал и с улыбкой кинулся разглядывать черный бархатистый овал, ростом с меня. Стоило только дотронуться до кожуры, как она лопнула, представив солнечному свету коня, правда, маленького. Ни жеребенка, ни пони, а именно коня: с хорошим рядом острых клыков, мощными копытами, чешуйчатыми боками, и хвостом как у ящера, с шипами на конце. Увидев меня, он моргнул двумя парами век и зарычал, я, от удивления, ответил ему таким же рыком, коняга заржал и прыгнул. Дрались мы, примерно, полчаса, но, в итоге, я оседлал его. Стоило мне очутиться на спине черного зверя, как разъяренный монстр, жаждущий крови, превратился в покорного слугу. С тех пор, так и повелось, прежде чем оседлать зверюгу, приходилось сначала побороться. Я, правда, до сих пор не могу понять, как бати удалось из дракона сделать коня. Труд он, конечно проделал титанический.
  Перебравшись через стену, я тихо приземлился на песок, даже воробей, находящийся в трех шагай, не шелохнулся. Это притом, что он обитает в месте, где нужно ежесекундно спасать пернатый зад от плотоядных тварей. То воробей, я вот Злыдень, уже бил копытом в воротах конюшни. И будь я проклят в семи поколениях, если на его морде не отражалась довольная гримаса. Эй, понеслась.
  Отбегали мы по загону стандартных полчаса, я уворачивался от копыт и зубов, он от моих попыток забраться на спину. В итоге - я победил. Спрыгнув с могучей спины, я засунул ему в зубы здоровенный кусок мяса, подсунутый домовым. Злыдень довольно зачавкал: он всегда радовался, когда я кормил его лично.
  - Что, монстр готов к подвигам, во благо мне любимому? - здоровяк мотнул головой, дав понять, всегда готов, - тогда жди, я скоро вернусь тебя оседлать.
  Злыдень замер, словно только что поиграл в гляделки с василиском. Я похлопал здоровяка по шеи и бодренько побежал в оружейную комнату за доспехами, искренне надеясь, что рыцарь окажется достойным всех этих приготовлений. Добежав до места назначения, я слегка растерялся, снова предстоял не легких выбор - что надеть. Дедова доспехи - сразу нет. Все, хватит, попарился. Обычные рыцарские латы, слишком банально... Да ну все в пасть к Злыдню, маюсь, как девка перед первым свиданием. Злой, сам на себя, надел привычную кольчугу, на лоб повязку, чтобы пот глаза не застилал, лучше конечно шлем, дабы лысину прикрыть. К отсутствию волос я относился нормально, мне даже шло, добавляло зловещности. Вот только, какой из меня злодей, если морда обгорелая, я макушка бела, словно призрак из подвала. Как же я ненавижу солнце, вечно оно все портит, вот и сегодня жарит, как проклятое. Повесил на пояс два коротких меча, сноровисто натянул сапоги для верховой езды. Вроде готов. А если рыцарь с копьем явится, они без этой палки жить не могут. Прикинул варианты боя, вроде проблем не должно возникнуть. Все, в путь.
  - Эй, Лохматый, как там враг?
  - Скоро будет, - раздалось, откуда-то, из стены.
  Интересно, чем это надо заниматься, чтоб даже не появиться?
  Чуть не забыл оруженосца. Я соскочил с кресла, где намеривался дожидаться противника, но с места никуда не сдвинулся. Кандидатов на почетную должность не было. Конечно, можно взять любого из обитателей замка, мне нужен сопровождающий для важности, а не помощи, НО... в табеле рангов местной нечисти, данный кандидат поднимается на самый верх. А это означает что в дальнейшем мне придется сотрудничать и, весьма плотно, в основном с ним. Я уселся обратно в кресло, сплел пальцы и, ударяя большими пальцами, друг об друга, глубоко призадумался, с наскока такие дела не решаются. Гурама - старая горгулья: умна, находчива, но слишком консервативная и занудлива. Михан - древний упырь: смекалист, любит философствовать, но чересчур не уверен в себе. Я неспешно перебирал всех более-менее достойных кандидатов и у каждого находился жирный минус, мешающей сделать его моей правой рукой. Я даже подумывал о домовом. Когда список пошел по пятому кругу, разозлился и плюнул на глубокий анализ, я не дед, чтобы головоломки разгадывать. Простой вопрос - кто мне нужен? Ответ: оруженосец, способный присмотреть за принцессой и, в случаи чего, прикрыть спину (жизнь - штука не предсказуемая, лучше подстраховаться). Получается, выбираю главу волколаков Верма.
  Решено.
  Стая, численностью в несколько голов, жила в неком подобии парка, в левом крыле замка. Открыв створки ворот, я спокойно зашел внутрь и даже успел дойти до середины парка, как справа мелькнула тень. Я обозначил движение в право, сам же резка повернулся влево, выкидывая руку вперед. Ничего не поймал. Удар в бок, я упал на землю, сильно приложившись головой об дерево, дыхание сбилось. Тьма мне в печень. Огромная челюсть щелкнула возле горла, длины рук едва хватало, чтобы удержать клыкастую пасть. Нашел же время выяснять, кто из нас главный. Рррр, не о том думаю. Я резко убрал голову влево, над ухом щелкнула челюсть. В голову, как назло, не лезло ни одного приема против волка. Панические мысли, потихоньку, стали оплетать разум.
  - Рррр, - вырвалась из моего горла, злобная ярость всегда возникала на благодатной почве паники. Против родового проклятья не попрешь.
  Лапы полосовали грудь, для них кольчуга, тьфу - бумага. Боль - не плохая пища для ярости. Волколак, похоже, это понял, отклонился чуть назад, чтобы новым ударом проломить руки, с его то массой это не проблема. Слишком далеко отошел, появилась возможность уйти в сторону. Вот еще, думает убегать буду. Я рванулся вперед, ведомой яростью предков, псина этого не ожидала. Враг замешкался, что стоило ему преимущества, выкинул руку вперед, схватил волколака за язык. Тот рванулся, но где там, я держал крепко, в желтых зрачках мелькнула боль, обхватив шею ногами, я принялся наносить удары свободной рукой, попутно душа ногами. Волколак ударил меня об дерево, хрустнуло, это ветки - не ребра. Псина еще несколько раз прыгала в стороны, но ничего этим не добилась. Чем больше прыгаешь, тем меньше воздуха в легких. Где-то там, за пеленой ярости, злорадствовало мое второе Я.
  Я отпустил волколака лишь, когда зверюга упала набок, почти перестав хрипеть. Перед глазами плавали красные круги, руки дрожали, но поднялся на ноги я уверено. Сплюнул кровавую слюну, исподлобья осмотрел присутствующих зверей. Белошкурый чуть двинулся вперед, я быстро, но плавно перетек навстречу, ударил ногой в ухо. Дерзнувший волколак мотнул головой и, скуля, отполз назад. В правом боку захрустело, ребра встали на место. Я - вожак, пока не отдам команды, никто не посмеет двинуться, даже если начну рвать им глотки, все равно должны стоять и смиренно принимать мою волю. Я - вожак, теперь они подчиняются напрямую мне.
  Ярость, нехотя, но все же, покинула голову, не навсегда она затаилась, всему свое время. Я расслабился и улыбнулся.
  - Все, можете выдыхать.
  Зверье, склонив голову и фыркая, подошли к серому собрату.
  - Жить будет, - я хотел придать голосу безразличие, но не вышло, скользнуло сочувствие, - Верм, скоро ты мне понадобишься возле ворот.
  Бегом на кухню, жрать хочется неимоверно.
  Василиса, увидев меня, ойкнула, зажимая рот руками, глаза увеличились: то ли от удивления, то ли от ужаса. Да без разницы.
  - Что случилось? - ее голос немного дрожал, но она сумела совладать со своими чувствами.
  - Да так, слегка повздорили с Вермом, - легкомысленно ответил я, вдаваться в детали не хотелось.
  Не садясь, схватил чашку с остывшими пирогами и принялся закидывать сдобу в рот, без всякой запивки. Только сейчас пришло осознание, ведь это была моя первая серьезная драка, после которой я мог и не вернуться. Верм уже расстарался бы, дабы я упокоился на века. По телу пошла дрожь, пришлось быстро сесть, чтобы скрыть ее. Василиса поставила передо мной кружку, я в один присест осушил ее и, вроде, полегчало.
  - Ладно, пойду, переоденусь, мне еще гостей встречать, - не пойми с чего, отчитался перед девушкой.
  Еще на подходе к оружейной комнате, скинул лохмотья, чуть не прибил Лохматого открываемой дверью. Домовой поохал, достал из-за пазухи мешок и отправился собирать разорванную одежду. Переодевание не отняло у меня много времени.
  - Где там, рыцарь-то? - после памятного прохода войска через лес, я велел усилить разведку.
  - Почти приехал, - домовой вытянул ухо верх, пошевелил ноздрями, словно нюхая воздух, продолжил, - они уже из леса выехали.
  - Да что же такое, - для порядка поворчал, внутри радуясь, раньше начнем - раньше закончим. Травмы от драки с волколаком благополучно залечились.
  Добежав до конюшни, я застал Злыдня в той же позе, что при уходе. Вот же животина, приказ выполнил буквально явно издеваться надомной. За подобными размышлениями я оседлал конягу. Стоило мне вскочить на спину боевого товарища, как он встал на дыбы, от падения меня спас только опыт общения с этой скотиной. Погарцевав немного по загону, мы выехали к воротам.
  Верм ждал, сидя в теньке башни, меланхолично двигая челюстью, и, судя по его кислой морде, явно что-то не очень вкусное. Травы лечебные, не иначе. "Так ему и надо", - малодушно подумал я. Тьма, опять про принцессу забыл. Как только слез с коня, двери в замок открылись и на лестницу вышли дамы. Василиса: в синем сарафане, опоясанным передником, на голове платок, на хорошеньком личике отображалась задумчивость. С ней-то понятно всё, вышла просто для приличия. Западная принцесса, как всегда, выглядела великолепно: черное платье плотно обтягивало тело, от колен до шеи, при этом грудь не вмялась внутрь, вроде как, даже выделялась больше. Само платье, казалось, соткано из паутин, между которыми растянулась тонкая пленка черной воды. Волосы ее туго стянуты на затылки, виде конского хвоста. Лицо бледное, только губы и глаза обведены черным, придавая ей зловеще чарующий вид, украшений не было, да они бы только портили картину. Такого наряда я не видел у бабки, не знаю, как надо начать думать, чтобы вот до такого додуматься. Мне никогда не понять женский ум, оно мне, в принципе, и не надо. Я передернул плечами, представляя, какой кавардак творится у нее в голове. Западная принцесса повернулась ко мне вполоборота и, медленно переставляя ножками, спускалась по ступенькам до тех пор, пока ее очаровательные пальчики не коснулись земли. Я не мог отвести взгляда. Чтобы не пялиться, отвернулся, с усилием растер лицо рукой. Вроде полегчало, пришла злость.
  Вот интересно, как она пойдет в поле? Злыдень, кроме меня, на спине никого не потерпит. Забраться на волколака, в таком платье, довольно-таки проблематично. Я пришпорил коня, демонстративно, не смотря на принцессу. Выйдя за ворота, все же не удержал любопытства в узде - обернулся. Да что ты будешь делать, принцесса сидела на спине Верма, в женском седле для верховой езды. От удивления, у меня поползли брови верх, волколак же встретившись со мной взглядом, рассеянно повел плечами, мол, я здесь ни при чем, она сама. Что за баба, везде устроится удобно. Больше я не оборачивался, впереди бой и нечего распылять внимание.
  Около кромки леса показались две фигуры, точнее, я заметил только одну и, лишь хорошо присмотревшись, смог различить второго всадника. Что же, в бой. Злыдень почувствовал мой настрой, рванул вперед словно стрела, выпущенная катапультой. Рыцарь, увидев меня, опустил копье и ринулся навстречу. Надо отдать должное всаднику, вид его впечатлял. А конь практически не уступал по габаритам моему, только не черный, а рыжий, с белыми пятнами. Рыцарь огромный, в полных доспехах, всякому внушает ужас и трепет. Но, я себя всяким не считал, кроме жажды драки в груди, ничего не шелохнулось. Когда до удара огромного копья в мою не защищенную грудь оставались считанные мгновения, Злыдень резко отпрыгнул в сторону, хватая зубами копье, рывок, и заостренное бревно отлетело в сторону.
  Дааа, - рыцарь-то никудышный.
  Кони развернулись и сошлись снова, но вот нанести хотя бы по удару нам не удалось, рыцарь тупо пытался удержаться, я же не очень хотел бить по человеку, закованному в железо хорошими мечами, без лишней надобности. Мы еще несколько раз сошлись с каждый раз, я все больше утверждался в мысли: сражаются не всадники, а кони. В отличие от рыцаря, только и занимающегося тем, чтобы удержаться, я не хотел урывать законную победу у копытного друга. Тут я лишний. Проведя пальцами по кайме седла, прочел заклятье, дождался, пока кони разойдутся, выпрыгнул из седла, оставляя на своем месте морок. Старый дедовский способ, но работает так же верно, как песочные часы на столе. Не много полюбовавшись сражением скакунов, обернулся, выискивая взглядом оруженосца. Тот стоял в неподалеку, держа под уздцы белого коня. Вид у него такой, что очень сильно захотелось разбить ему личико. Низкого роста, с узкими плечами, даже доспехи не могли скрыть худобы, спину держал ровно, горделиво. Но, голова слегка опущена, пепельные волосы спадали до груди, закрывая половину смазливого лица, почти девичьего. Таких в оружейники не берут. Парень, по-видимому, почуял взгляд, резко отрыл веки, посмотрел на меня обычными карими глазами. Он на мгновение перевел взгляд на мою голову, я ожидал смешка, но нет, он удержался. Я поджал губы, кивнул, оценив пафосность момента. Худощавый улыбнулся, поцеловал коня в морду, что-то прошептал, не поднимая головы, медленным плавучим шагом, направился в мою сторону. От такого поведения меня перекоробило, очень захотелось выкинуть какой-нибудь ребяческий поступок, чтобы испортить пафосность момента. Но, в голову, как назло, ничего не лезло. Паренек, тем временем, обнажил меч: не вытянул, не выхватил, а обнажил. Всем видом показывая готовность уничтожить зло в моем лице. Я инстинктивно вытащил мечи, руки без участия мозга принялись разминаться, парень развернулся вполоборота, поднял узкий меч, направив острее мне в лицо. Я зевнул и развернулся к сражающимся коням, там проходило все без изменений, копытные скакали, били друг друга, кусали, и Злыдень был счастлив как... в голову не пришло толкового сравнения. Да оно и не нужно.
  - Не смей игнорировать меня, нечисть, - приятный мужественный голос, оборвал идиллию, поселившуюся внутри меня.
  - Что тебе надо? - положив клинки на плечи, обернулся я к неугомонному рыцарю.
  - Прими бой, - внутри шелохнулось острое желание атаковать наглеца.
  Дзынь. Клинки встретились, какого демона, я только подумал об атаке, точнее не думал, а пожелал. Отскочив назад, я уставился на свои руки так, словно видел их впервые, зачаровать меня нельзя, фамильный перстень не даст. Тогда, как объяснить этот выпад? Не важно, любой боец западной школы фехтования и в подметки мне не годится, проверено на практике еще отцом, а я его из пяти поединков в четырех побеждал. Доспехи и грубая сила - единственное, на что они рассчитывают в поединках, и, в большинстве случаях, этого достаточно. Лишь бы не увлечься и не убить этого дурока.
  - Я - Леьнер, первый клинок его Величества, величайший воин этого бренного мира, - ага, самомнение у тебя величайшие, - ты умрешь от моего меча.
  Я наградил его презрительной ухмылкой, непросто так же он распинался передо мной. Навел на лицо каменное выражение, провел первую серию ударов: не слишком быстрых, особа не хитря, но и этого для зазнавшегося наглеца должно хватить выше крыши. С трудом отбив атаку, рыцарь разорвал дистанцию.
  - Ты слаб. Ты медленен. Ты дерешься, как деревенщина, - кто бы говорил.
  Со следующей моей атакой он справился гораздо лучше.
  - Я думал, ты способен на большее. Ты - не великий злодей. Ты - моль. И я тебя прихлопну.
  - Иди ты в пасть упыря... - я взорвался серией ударов, заученными до автоматизма за долгие годы тренировок. Результат - ноль, поганец, с легкостью ушел от всех, выпадов.
  Когда я отступил для перегруппировки, мысли о поражение вовсю гуляли в моей голове. Как он так двигается, откуда знает атаки? Он настолько силен? Нет, это я слаб. Я не могу противостоять величайшему воину в мире. "Драться", - взревело родовое проклятье. Я кинулся на врага, не думая о техниках или приемах, разбрасывая мысли по сторонам. В голове за пульсировала только одно - во что бы то ни стало врезать по морде этому гаду. Леьнер, по-прежнему, легко парировал удары, насмехаясь надо мной, выгоняя ярость наружу, и вместе с ней воспоминания...
  Вот дед смеется над глупым ходом в шахматах... и тут же бабка с недовольно поджатыми губами, разочарованно мотает головой, что не могу запомнить простейший шаг в дурацком танце... отец кричит, разбивая лабораторию, не хочет верить в отсутствие у меня способностей к колдовству... я всех подвел, я неудачник. Я так кичился своим даром мечника, а наделе не более, чем неумеха. Деревенщина с палкой. Чем больше дерусь, тем хуже получается, и, впервые, ярость не помогала, как бы ее много ни было. Я подвел всех, кто мне дорог... Добивайся поставленной цели любой ценой, - как молот ударило воспоминание в голову. Совет няни, только няни? Нет. Все вбивали мне одну и ту же мысль: бабка, отец, дед . Все. Каждый по-своему: словами, поступками, но вбивали. Я их не подведу.
  Урод в доспехах все верещал, я не слышал слов, но понимал, он глумится надо мной. Пусть так. Я прыгнул вперед, под удар меча, лезвие прошло насквозь меня, до самой гарды. Я заглянул в глаза врага, где в карих зрачках плясал огонек величия и радости. Я с удовольствие врезал в нахальную морду.
  В голове, словно огненный шар взорвался, перед глазами поплыли круги, я отошел назад. Леьнер выпустил меч из рук, широко раскрыв глаза, тупо смотря в никуда, оттопырив нижнюю губу, с правого уголка рта стекала кровь.
  - Что, первый раз по морде получил? - вытаскивая меч из живота, насмешливо поинтересовался я.
  - Ты - чернь. Ты - нечто, - его слова на меня не действовали. Поздно пить отвары, когда почки отказали.
  Отшвырнув его железяку, я замахнулся для удара, рыцарь подался вперед.
  - Ты не можешь меня ударить! Руки не слушаются. Кулак разжимается, - голос властный, но дрожит.
  На каждое его слово, я старался сделать лицо все тупее и тупее, чуть слюну не пустил, но передумал, это уже перебор. Кулак, как он и приказал, я расслабил, его потерянный взгляд вновь приобрел блеск превосходства, а губы... А губы не успели растянуться в глумливой улыбке, я врезал ему тыльной стороной ладони. Его голова мотнулась, а ноги сделали шаг назад. Схватившись за щеку, Льенер капризно заорал.
  - Ты не смеешь меня бить. Я лучше тебя, - мне показалось, еще чуть-чуть и он затопочет ногами.
  - Да ну, ты серьезно? - я продолжил хлестать его по лицу, не обращая внимания на крики, - что тебя ни разу не били? Привыкай. Первых пять лет тяжело, а потом ничего, втягиваешься, некоторым даже начинает нравиться. Я бы тебе платочек дал, чтобы сопли подтереть, да нету.
  Я глумился над хныкающим рыцарем, дразня его, как пятилетнего ребенка. Я злодей, мне можно и, даже, нужно. Так сказать, для поддержания репутации. Я остановился, силясь вспомнить что-нибудь еще обидное, но не вышло. Ладно, хватит, на него и так смотреть жалко. Рыцарь держался обоями руками за щеки, волосы закрывали лицо, но нервно подергивающие плечи неоднозначно намекали о том, что он плачет. Вот же я гад, довел ребенка до слез. Никаких угрызений совести я при этом не испытывал. И вообще, порка только во благо, пусть будет благодарен, мог ведь и ремнем выпороть. Дед, на моем месте, так и поступил бы. Хм, как там у Злыдня дела?
  Я развернулся и неспешно пошел к выроненным мечам, кони неподалеку уперлись друг другу в лоб, злобно фыркая. Рыцарь, тяжело дыша, едва держался за седло. Они что там, силой меряться? Подобрал мечи, не успел толком выпрямится, как у меня на шеи повисла принцесса.
  - Ты мой герой,- я немного опустил голову, принцесса не правильно поняла мои намерения, вытянула губы, закрывая глаза, я резко шагнул назад, освобождаясь от объятий. Девушка с удивление уставилась на меня, в её прекрасной головке еще не сложилось одно с другим, вернее сложилось, но не так, как у меня.
  - Эй победюн, - интересно, есть ли такое слова или нет, - забирай свою принцессу и вали домой.
  Принцесса тут же залепетала, но я, привычно не обращая на ее внимания, побрел к замку. Такая жена мне и с приданым не нужна, не то что даром. Девица рванулась следом, но верный Верм подстраховал, выскочил вперед и зарычал. Надо быть полной дурой, чтобы не отличить прежнее рычание, которое было для видимости, от настоящего. Сейчас волколак, на полном серьезе, мог испортить ее внешность.
  - Но ты победил! - врезался вслух визгливый упрек принцессы.
  Что ты будешь делать, статус злодея обязывал разъяснять непонятливым, а то еще подумают - слабак.
  Не удостоив ее даже взгляда, прохрипел:
  - Что вы бабы понимаете, о мужских победах, - прозвучало в меру загадочно, теперь главное пафасно уйти.
  Я просвистел Злыдню отбой, через секунду, послышался приближающийся стук копыт. Похоже, он тоже решил свои проблемы, если у него они были. Коняга остановился по правую руку, и приноровился к моему шагу, не дурак, все понимает, слева и чуть позади семян Верм.
  Пелена боевого азарта спадала с каждым шагом, обнажая кашу чувств, развороченную нытиком. На душе гадко. Если у тебя плохое настроение, испорти его еще кому-нибудь. Но, как назло, на глаза никто не попадался. Товарищи по бокам не в счет, я хоть и злодей, но не моральный урод. Пока занимался самобичеванием, ноги принесли меня на кухню, уселся за стол. И только собрался разразиться мерзкой тирадой, как под нос поставили кружку с каким-то пойлом.
  - Выпей, а уже потом и поговорим.
  Подняв кружку я залил пойло в глотку. Все внутренности обожгло, дыхание перехватило, а глаза расширились до своего максимума. Я принялся оглядываться в поисках, чембы залить пожал в глотке, увидев чашку с капустой, хотел ее схватить, но Василиса оказалась быстрее, убрала ее в сторону.
  - После первой не закусывают, - интонаций в голосе точь в точь, как у няни, я даже замер от удивления.
  Василиса воспользовалась возникшей заминкой, подсунула мне еще одну кружку, я машинально выпил. Там оказалось тоже пойло, но прошло оно значительно легчи, в теле появилась легкость, а в голове зашумело.
  - Что это за зелье? - язык почему-то стал заплетаться, - ты же в курсе, меня нельзя отравить?
  - Этим зельем мужики хворь снимают, когда после жестокой сечи возвращаются.
  - Так, я же...
  - Не знаю, что там было, но взгляд у тебя был точно такой же, как у ратников, - голос нежный и ласковый, все понимающий. Девушка говорила, но и наливать не забывала. Выпил. Третья зашла хуже второй. Василиса подвинула чашку с капустой, я заел зелье, полегчало.
  Василиса села напротив, подперла кулаками подбородок и, с мягкой улыбкой на лице, спросила:
  - Что случилось?
  Первый порыв - нагрубить и нахамить, но я справился, не с руки, злодею высокого уровня, срываться по мелочам. Хотя, до этого, очень хотелось. Но и молчать сил не было, и меня прорвало, словно платину. Слишком много накопилось внутри и слишком сильно разворошил все поганый рыцарь. Я говорил и пил, и чем больше было второго, тем сильнее вырывалось первое.
  - ...да этот Иб-Махил-Сан-Дерком-Мурк-Сун-Кыс-Хармир-Дерком-Самирт-Хорн-Малан-Исуф, проиграл мне, не - я выиграл, а он мне проиграл, из-за своего самолюбия и банальной лени. Да, потом разделал, как ребенка, дед бы его уделал, не отрываясь от написания военного трактата...
  ...а домовой. Да он ноет больше, чем делает, сил терпеть нет. А куда денешься, не выгонишь же...
   ...ты представляешь, пятнадцать загадок. И все с двойным подтекстом, а я их как орехи. Хе хе...
  ...А этот бугай, что за тобой приходил, да батя бы его и на десять шагов к себе не подпустил бы. А я, да что там говорить, могу творить колдовство уже существующее, а придумать новое, увы. Только по написанному и колдую...
  ...а этот щегол, не надо было его слушать, а сразу бить. Понимаю, сам дурак, недооценил, за это и поплатился...
  ... а ты думаешь, легко быть злодеем? Ты думаешь, я этого хочу? Нет. Мудр был прадед, смекнул, куда мир катиться... вот ты думаешь, все так просто, а нет... пока не было меня, люди жили беззаботно. Ни то, что двери не закрывали, детей на ночь в лес отправляли без страха, на слово верили, а вранье и воровство считали чем-то необычным, сказочно злым. Про нечисть слыхом не слыхивали ... хороши времена были, только... появился бы злодей, мелкий пакостный, сколько бы он бед натворил, сколько крови пролилось бы, а может всех и поработил... люд же не знает, как со злом-то бороться.
   ... а нечисть, люди же про них ничего не знали, ну носили обереги, творил ворожбу, да и то, больше из-за традиций, нежели по необходимость... погибли бы все... вот мы и двинули сюда, ... дабы люди знали, как злу противостоять,... тяжела ноша злодея... думаешь, мне охота творить зло, все эти века? А куда деваться, долг - он превыше всего...
  Мысли скакали, словно сумасшедшая горгулья, нигде толком не останавливаясь. Часть я произносил вслух, часть про себя. Постепенно мне становилось все легче и легче, пока я не уснул сном праведника.
  Проснулся от ужасной боли в голове, во рту сухо и погано, как в гнезде горгульи, глаза открывать совершенно не хотелось, любой шум отзывался стократным эхом. Приоткрыл веки и застонал, солнечный свет, казалось, вот-вот выжжет глаза. Чего же так плохо-то, отравила все-таки Василиса. А я ей доверял. Первый раз-таки ощущения после яда, сильный, наверное. Отбросив одеяло, я кое-как поднялся с пола, надо же, уже как труп накрыла. Где это я, голова закружилась, а желудок нагло заявил, что сейчас все вывернет наружу. Как же плохо.
  - Женщина от тебя я такой подлости не ожидал, - обратился я к Василисе, беззаботно стоящей возле печи, напивая себе под нос какую-то песенку. Да я же на кухне. От моего голоса она даже не вздрогнула, стальное самообладание, - я бессмертный, если ты забыла и травить меня бесполезно.
  - Знакомо мне твое отравление, - даже в таком состояние, я уловил в голосе смешливые нотки, - вот, выпей, хворь как рукой снимет.
  Она поставила передо мной кружку с какой-то жидкостью, я замешкался в нерешительности.
  - Что задумался? Не яд это, не яд, - она, не скрываясь, смеялась надо мной.
  Осторожно поднеся кружку к губам, немного отпил, хм соленое. Облегчения не последовало, наверное, мало выпил. Одним залпом осушил емкость, прислушался к себе, желудок довольно забурчал.
  - Еще есть?
  - Вот, - на столе появилась кадушка, - пей, сколько хочешь.
  Осушив посудину, я довольный откинулся на стул, почти как новенький. Пора на тренировку.
  - Ты куда? - удивлено осведомилась Василиса.
  - Мечами махать, - уже в дверях отозвался я. Да чего это я перед ней постоянно отчитываюсь.
  Самочувствие было не самым лучшим, но это не повод отменять тренировку.
  Добравшись до оружейной комнаты, стянул кольчугу, клинки домовой благоразумно унес, сразу после боя. Кстати, а чего я вчера наговорил, память неохотно отворяла передо мной двери в воспоминания. Вроде жаловался на судьбу, хотел убить кого-то, а еще, грозился всю нечисть в лесу порубить. Вроде, почти ушел, Верму морду бить, но почему-то остановился. Фу, духота. Скорее бы лето закончилось. Подошел к окну, отварил ставни, так и остался стоять с открытым ртом. Около самого рва стоял всадник: на гнедом коне, в красной рубахе, с луком в руках, на голове шапка ушанка. Что за скоморох? И, как он сюда попал?
  - Эй, Лохматый, кто это? - я не успел договорить, а домовой уже стоял на подоконнике.
  - Где, хозяин?
  - Да возле рва.
  - Мммм, - после небольшой паузы, промычал домовой, - нету, там никого.
  - Ты издеваешься?
  - А надо?
  Пока мы спорили, всадник натянул лук, я не успел не то что дернуться, а даже понять, когда он выстрелил. Левую часть груди пронзила острая боль, пасть Горынача, больно же. Я обернулся, стрела валялась на полу, оставив, добротную зазубрену в стене.
  - А это ты видишь? - заорал я.
  Боль пронзила правую часть груди. Да он достал уже.
  Я ожидал волну ярости, но родовое проклятье молчало. Да ну его, в пасть к лешему. Появилась злоба, густо замешанная на азарте, мне бросили вызов. Я принимаю. Схватил первое попавшиеся под руку. Отцовская палица. Без разницы, все равно не успеваю стрелы отбивать, я их даже не вижу. Выпрыгнул в окно, приземлился на крышу ближайшего строения, нога хрустнула, плевать. Секунда, и все в норме, еще две дыры от стрел зажали, так же быстро. Пробежал по крыше, прыгнул на стену, незваный гость, по-прежнему, стреляет с безупречной точностью. Мост через ров опущен, Лохматый позаботился, нечисть металась вокруг, не замечая врага. Сам разберусь. Приземлившись на мост, насупил брови и попёр на наглеца. Пробоины от стрел лишь подстегивали, распаляя желание драться. Я посмотрел в лицо лучника - чистое, можно сказать наивное: прямой нос, слегка пухлые щеки и губы, и взгляд, юношески непоколебимый. На лице юнца ничего не изменилось, но интуиция мне подсказывала, сейчас всё решится. Первая стрела ударила в голову так, что в шее захрустело. Не вылетела? Осталось? Еще две пробили глаза, падения было не самым болезненным, десяток стрел, пришпилившие тело к земле, вызвали куда больше боли. Вот и подрался. Среди общей беготни и рычания, послышались тихие шаги. С начало неспешные и растерянные, затем ускорились, все быстрее и быстрее.
  Василиса. Ей тут не место. Я напрягся, но встать не получилось.
  - Аленушка, - мальчишеский крик, полный радости..
  Что еще за Аленушка?
  Юнец спрыгнул на землю, побежал навстречу Василисе. Через мгновение, шаги девушки исчезли, пауза, юнец, тяжело ступая, направился к коню. Василиса рыдала, пытаясь что-то сказать, герой утешающее шептал. Я лишний. Не буду мешать. Все задуманное выполнил. Осталось лежать и молчать. Как же хорошо и спокойно, только стрелы мешают.
  - Хозяин, кто это был? - идиллию, привычно, нарушал старческий голос домового.
  Две стрелы исчезли из глазниц, через мгновение я смог полюбоваться свинцовыми тучами приближающейся грозы, наконец-то дождь.
  - Суженый, в шапке невидимке, - я поднял тело, помогая Лохматому извлекать стрелы.
  - Что за жизнь, хозяин? Каждому дураку мощные артефакты вручают.
  Я не стал вступать, в праздную болтовню, не то настроение. Закинул булаву на плечо, побрел в замок. Скучно как-то, надо бы придумать более масштабное и веселое злодейство. И никаких принцесс.
  
Оценка: 9.47*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) Н.Александр "Сага о неудачнике 2"(ЛитРПГ) Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) К.Кострова "Кафедра артефактов 2. Помолвленные магией"(Любовное фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ) Я.Ясная "Невидимка и (сто) одна неприятность"(Любовное фэнтези) Грейш "Кибернет"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "К бою!" С.Бакшеев "Вокалистка" Н.Сайбер "И полвека в придачу"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"