Мир Олег: другие произведения.

Гости

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Тяжелый надсадный кашель не давал Торвину произнести и половины предложения. Стоило ему отдышаться после приступа и набрать воздуха, как кашель злобным демоном проглатывал слова и рвался наружу.
   - Так мы от него, ничего не добьёмся, - после получаса попыток понять больного, подвел я итог беседы.
   Нен, жена несчастного поджала губы и отвела глаза в сторону толи, стыдясь всей этой ситуации толи, не желая просить за мужа. А то, что они именно собирались просить о чем-то, не было ни малейшего сомнения. Зачем же еще будить меня до рассвета, и приводить к постели больного, я не каким образом не отношусь к лекарям или там знахарям, а целебных зелий у меня и в помине нет.
   Тяжёлый продолжительный кашель, разнеся по светлой горнице, солнце уже выползло из-за горизонта, и добавила живого света к тусклому из лампы. Выдохнул, хлопнул себя по колену и поднялся с добротно сделанного табурета.
   - Пойдем на кухню там мне все и расскажешь, а то скоро на пост выдвигается, а я не завтракал и вообще не собран, - беззлобно проворчал я, подходя к двери.
   На кухне задерживаться не стал, сразу направился к выходу. Чтобы спровоцировать несчастную Нен на разговор, а то она еще с полчаса будет ходить вокруг да около. Хозяюшка замерла в нескольких шагах от меня, теребя завязки на кожаной жилетке.
   - Ну, - подтолкнул я ее в мыслях.
   - Стаф... Индратович, - я удивлённо изогнул бровь, с каких это пор, я для нее стал Индратовичом, - подмени моего Торвина. У него сегодня Гости будут, а он сам видишь, совсем плох.
   - Так попросила бы братьев, - сказал и умолк, призадумался.
   Раз ко мне пришла значить, братьев позвать не может. Отсюда вопрос почему? Его-то я и озвучил.
   - Ты же знаешь с пиво он хорошо справляться, а вот с вином или того пачи с медовухой уже не очень. Перебрал он вчера, а я... со злости его в хату не упустила. Вот и протянуло его в сараи. А зелье быстрого излечения он, в начале месяца уже попользовал, а до следующего еще три ждать. А батюшка мой Никодим Славович, ему и так три предупреждения вынес, узнает, что он еще раз оплошал, выгонит с маршрута. А это...
   А это позор и в поле, где их определят на самую грязную и тяжелую работу, с неизвестным сроком откупа. Торвин ладно справиться, а вот Нен придется ой как туго.
   - Подменить то можно, - тихо проговорил я, прислонясь к косяку, рука же сама собой потянулась пригладить бороду.
   Пожалую на свой пост, возле реки, я человека найду. Проблема не велика. Вот только как на это посмотрят родичи Нен. Пускать в малинник чужого медведя, не самое разумное решение. Гостей, конечно, не отобью скарб не унесу, но вот некие секреты да хитрости маршрута узнаю. А информация, как известно, бывает подороже денег. И от сюда могут возникнуть пусть не большие, но проблему с уважаемым родом. С Торвином не сказать, что мы друзья, вместе в Тушильной команде состоим, да и пиво пьем каждый воскресный вечер. Тут без раздумий соглашаться не следует.
   - Нен какая разница, я подменю Торвина или кто-то из братьев, все едино батюшка твой узнает.
   - Не узнает, - резво сказала хозяюшка, - он с сыновьями первый маршрут чистит.
   Ага, вот и еще одна причина чего братьев трогать нельзя. Снять с рейда придётся не одного бойца, а сразу трех, ибо боевому формированию распадаться ни как нельзя.
   - Да и их "квохтухи" раньше полудня зеньки не раздерут. Вчера же воскресный день был гуляние, веселье и посиделки до ночи, - то-то я не знаю, - так что если через Фруньку да огородом, то вообще никто не увидит.
   Вот бесовья баба все предусмотрела. И как ей отказать?
   - Я и маршрута вашего не знаю, да и в сторону южных гор почти не хаживал. Да и что этим прибывшим героям да приключёнцам говорить не ведаю. Да и к тому же твой муженек под два метра ростом и с вот такенными усами, я же на головы ниже и с бородой, - выдал я последние аргументы, несколько не сомневаясь что, она и на них найдет ответы.
   Нен резво метнулась к хлебнице, что стоит на полке, прибитой к стене, щёлкнула задвижкой и вытащила кожаной сверток. Уложила его на стол и, развернув в солнечном квадрате, что создало окно, быстро затараторила.
   - Вот карта, осталась с тех пор, как Торвин к маршруту приучался, - пришлось отлипнуть от косяка и подойти к столу.
  Да карта впечатляла, нарисована на удивление хорошо, даже с изысками, повсюду рюшечки и завитушки, но все узнавалось быстро и хорошо, вот эта звезда много конечная, выход из поселка, этот многоугольник, печальный камень, дальше суровый лес, и даже ручеек Плаксы есть. Дальше обозначения мне были не понятны. Сам же маршрут нарисован тонкой серой линией с цифрами по всей длине, и всего семь обозначений.
   - Толково, - только и сказал я на все увиденное, - мне бы пояснения, что где находиться, да что говорить.
   Нен замерла, прислушиваясь к едва уловимому кашлю из-за потно закрытой двери, засуетилась и извлекла из-под жилетки, еще один сверток. Качеством похуже, да и размером поменьше.
   - Вот ознакомься, как в хату вернёшься, а другой я тебе возле камня оставлю. А сейчас поспешай, времени совсем мало осталась, - вот стоило только согласиться, сразу стала наглеть и хамить.
   - Хорошо, - недовольно протянул я, - а во сколько будут Гости?
   - С девяти до одиннадцати.
   Я глянул на "светлую" стену, где на полке в ряд стояло пять идолов покровителей леса и Серая богиня под тряпицей. А над ними словно солнце висел циферблат часов. Ага, и того у меня чуть больше часа, времени и в самом деле мало, а дел много.
   Не прощаясь, вышел в сени, шмыгнул мимо котов, сидящих, словно на построение, возле мисок. Животины завтрак пропускают и все из-за меня. Ая яй. Оказался на улице глубоко вздохнул, наслаждаясь утреней прохладой. Самый приятный миг дня, когда воздух все еще свеж, а солнышко уже ласкает лицо теплыми лучами. Все это придавало телу бодрости и желания трудиться. Ноги сами повернули к парадной калитке. Но я одернул себя, нет лишние глаза мне ни к чему. Развернулся правее к хорошо утоптанной тропке с канавкой по правую сторону, для отвода воды. И пошел к огородам Фруньки, после в подворье Секла и там уже на центральную улицу, и вроде как к Торвину ни какого отношения не имею. Через Секла многие ходят, то в лес по грибы да ягоды, то к пастбищам, то к дальним огородам. Очень уже удачно от него тропки на Юг уходят. Сам Секл на это смотрит благодушно, на обратном пути у него часто кто задерживается, языком потрепать, добычей похвастаться, а то ею и поделиться. С одной ногой много не набегаешь, а возле колодца сплетни собирать так это бабье дело, а не как не мужицкое.
   Выйдя на широкую, две телеги без лишних проблем разъедутся, центральную улицу, глубоко вздохнул и, определив направление, поспешил домой, попутно не удержался, подпрыгнув, сорвал спелое яблоко, из сада Луки. Обтер придорожную пыль и от всей широты души откусил наливной край.
  Деревня просыпалась, верней она уже давно проснулась и сейчас сладко ворочалась с боку на бок, предаваясь неге. В подворьях обихаживали скотину, кто курей, кто поросят некоторые и вовсе бычка. Отцы за столами обозначали задачи на день для старших, матери же наставляла более младших. Батраки готовили инструмент для дневной роботы. Некогда в центре деревни, а сейчас чуть левее, возле колодца, собирались молодки. Пока троих видно, но солнце еще из-за края крыш не выйдет, как там уже с десяток набежит. Острой необходимости брать воду у главного колодца не было, почти во всех подворьях имелись свои, стараниями Митронова рода. Ну, если не во вред хозяйству то, чего бы ни отослать молодок с подружками встретиться. Ведь всем известно, что за ночь может, многое произойти и все сплошь интересное.
  Я шмыгнул на узкую тропку меж двух маленьких заборов. Что больше стерегут не разумных детей да курей от печальных случайностей большой дороги, чем служат препятствием для воров и не хорошего люда. Прошел с два десятка шагов, открыл хорошо примасленную калитку и вот я уже у себя во дворе. Вроде все как у всех, а дышится лучше и вот улыбка сама на губы поползла. Не большой садик на пять деревьев и шесть кустов с ягодами, тропки к важным местам все мощеные. Банька с рунами от пожара, погреб уже защищённый от воды, а от грызунов коты охраняют, аж троя штук. Это, не считая Кошмара сторожевого котяры весов под двадцать килограмм. Прозвище ему дала племяшка, когда гостила. Бегала по двору и все кричала Кошма Кошма. Назвать боевого кота Кошма язык не повернулся, так что стал он Кошмаром. Далее сам дом из светлой Листавы, она и от дождь и от времени не потемнеет. А крыша понятно дело выкрашена, как и подобает речникам в мягкий голубой цвет. К дому пристоен дровяник, и сарай со всякой полезной рухлядью. И маленький курятник, нам большой хлев не нужен мы, с реки живем.
  Отклонил ветку с налившимися яблоками, потопал в сторону избы. Мысленно поставив зарубку, что дня через два надо будет Кузьку отрядить, яблоки собрать, да давильню от Серва взять. Сок на зиму заготовить, да и винца поставить.
  Вошел в сени, прежде обтерев ноги, Кошмар лежал на своем привычно месте, слева над ларем на специально пристроено полке. Не удержался, почесал серого обормота за ухом, тот довольно сощурился, но мурлыкать, как мелкие собрания не стал. Статус.
  Зайдя на широкую кухню, сразу попал в плен умопомрачительных запахов, каши гречневой с бараньим мясом. Давясь слюной, быстро ополоснул руками в рукомойнике. Уселся на свое место, так чтобы в окно было удобно смотреть, а тебя при этом снаружи не видно. Наложил приличную гору каши в деревянную тарелку, что купил в прошлом году на ярмарке. Мельком глянул на "светлую" стену с речными покровителями, мысленно вознес им хвалу, да приступил к празднику живота.
  Жена моя красавица Мара, вошла на кухню, когда на тарелки оставалось не более трех ложек каши. В темно синем платье, с косой черный волос через плечо, и сосредоточенным выражением на миловидном личике. Поставила кружку на стол и, достав из холодного шкафа кувшин кваса, быстро наполнила тару до краев. Я улыбнулся как можно более доброжелательно, но осушать посуду в один присест не стал. Знаю я это выражение лица, явно настроена на ругань. Но тут как не юли, а все едино не убежишь, так что серьезному разговору быть. Допив квас, взял кувшин за ручку, и уже сам наполнил ее по новой.
  - Ну, милая поведай, что тебя тяготит? - старался говорить твердо основательно, показывая, что настроен серьезно.
  Она явно нервничала, не лицо ее выдало, а старая привычка, скрестить руки под грудью, тем самым приподнимая ее повыше. А там уже глаза сами опускаются, а это как ни как, а победа. А после хоть и мало победы всегда легче атаковать.
  - Ты зачем это к Торвиной жене бегал? - укора в голосе более чем веса в нашем Кошмаре.
  - Нен просила подменить муженька, прихварал он.
  - И что с ним? - вот и ехидства в голос подпустила.
  - Кашель, продрог вчера с пьяну.
  - Ага. И о чем вы там договорились?
  Ревнивая она стала в последний год просто жуть. А ведь повода не даю, не на железный грош. Как мне бабка сказал это все из-за того, что у нас пока деток нет. Три года как под одной крышей живём, а приплоду все нет. Мы даже по осени ходили к ведуну и ведунье, узнать может, что со здоровьем нашем. Те в один голос (правда, по разным избам) заверили, что мы здоровы и все у нас получиться, главное стараться чаще. Но уже год как во всю силу работаем, а воз и ныне там. Вот она и злиться думая, что я налево хожу. Ведь если ребенком на стороне обзаведусь, то могу ее из Семьи выгнать и ту с детем взять. И буду прав. Да виру выплачу, староста перед деревней всей попеняет, но все едино я буду в своем праве. А ей обратно в свои Мокрые холмы возвращаться. И как там дальше судьба сложиться про то даже боги не ведают. Я ей дуре объясняю, что люблю ее и бросать не собираюсь. И если на пятый год не разродимся, то в город поеду, зелья нужное куплю. Денег я почти накопил.
  - Ты меня вообще слышишь? - почти грозно пискнула она.
  - Надо Гостей по маршруту провести, - и прежде чем она снова начала возмущаться продолжил, - и Половичам не слова. И пора мне уже полчаса осталось в запасе.
  Мара мельком глянула на циферблат, и дальше спорить не решилась. В семье еще можно свой нрав показать, а вот в работе не стоит. Пока я выбрался из-за стола, она сноровисто все убрала, и отнесла в умывальню.
  Дом у нас большой и уютный в нем нашло места для всего, что душа желала. Большая кухня она же гостиная, печь с лежанкой, спальня понятно дело. Малый девичьи закуток чтоб красоту наводить да тряпки всякие держать, детская для сорванца моего будущего, и моя оружейная.
  Зашел в свою комнату, прежде чем закрыть дверь, дотронулся двумя пальцами до фитиля масленой лампы. Мысленно представил огонь, фитиль вспыхнул ровным пламенем, разгоняя полумрак. Прикрыл дверь замер, ожидая пока огонь силы наберётся. Сердце мирно отчитало пять ударов, и комната озарилась до самого дальнего угла приятным подрагивающим светом. Одел стеклянный колпак, теперь словно солнышко в окно затянуло.
  Так что-то я совсем замедлился после сытного завтрака надо поспешать. Скинув повседневные штаны и рубаху, быстро переоделся в боевую сбрую. Плотные штаны из кожи лесного Биварка, подоспевшую рубаху, затем уже стеганый доспех из речного сома, наручи толстые, сапоги. Следом пояс, кинжалом, сумкой для мелких надобностей, и ножнами для меча. Если с кинжалом было все понятно, он у меня один, меч я взял дорогой подаренный Старшим шаманом в день моего становления. Драться я не с кем не собирался, тропа, спокойная должна быть, если верить записям и карте что дала Нен. А так рукоять солиднее, чем в моем рабочем. Приторочил конусообразный шлем к поясу, закинул круглый щит за спину, улыбнулся, снял его, а то опять бочком выходить придётся. Нервничаю, как ни как, вот поэтому и глупости совершаю. В избе жены не оказалась, она меня на улице поджидала, с котомкой снеди в руках.
  - Мар, это лишнее, я же быстро туда да обратно, - улыбаясь в бороду, сообщил я.
  - Знаю я твое быстро, - наиграно сурово сообщила она, а так видно отпустила ее ревность, - чтоб все съел, если до обеда не вернёшься. Уяснил.
  Я вроде как потянул руку к котомке, затем резво сократил дистанцию, обнял жену за пояс, и страстно прижался к ее губам. Она охотно отозвалась на поцелуй. Примерно минуты через две она отстранилась, и, прикусив нижнюю губу, прошептала.
  - А может, успеем, до спаленки сбегать. А то и в сенях на лавке чай не старики.
  Ох, как же сложно ее в такие моменты отказывать, ведь понятно дело обидеться.
  - Не успею, пятнадцать минут осталось до прихода, а я обещал, - не уверено заговорил я.
  - Я тебя за пять умаслю, - сладострастно заявила она и дернула меня в сени.
  Кошмара от чего решил, что он тут главный и заартачился, за что и вылетел мордой вперед, за двери.
  Ну, пять ни пять минут, а управился быстро. Уже возле калитки дал наставления жене, пусть глаза у нее все еще масленые, но слова мои она все едино услышит.
  - Пойдешь на реку, скажи Семке чтоб меня подменил. Если придет баржа с Круполя, без меня не отпускать. Сутки на отдых им так и так нужны, да и Птарка будет причина до Нимки сходить. Ясно?
  - Хорош, - промурлыкала она и уже строже, - ты свет в оружейной погасил?
  - Не, запамятовал, - сбивчиво ответил я, уже выскальзывая за калитку.
  Вроде на память не жалуюсь и много разных мелочей помню, но вот с лампой в оружейной одна беда. Каждый раз норовлю забыть. Так ведь и будет гореть, пока не вернусь. Но не страшно, избу подпалить не должна, блюдце широкое, а живности в оружейную нипочем не попасть.
  Я побежал, хоть Гости пунктуальностью не когда не отличались, но опаздывать тоже не хорошо. Побежал это я громко сказал, скорей пошел быстрым шагом озабоченного делами человека. Делая не большой крюк, чтоб не так очевидно было, куда я топаю. Деревня окончательно проснулась, люди спешили по своим надобностям, со всеми пришлось здороваться. По итогу к портальному камню я опоздал, но озлобленных Гостей из города не обнаружил. С облегчением выдохнул, оправил одежду, и степенно подошел к неприметному камушку в рост табурета. Старший шаман в свое время расстарался и начертал символ подогрева, даже зимой хозяйство не застудишь. Сел приладил поудобнее ножны, огляделся.
  На деле никакого конкретного камня нет, так всю поляну обозначаем, это повелось еще с Мертвого берега. Полянка располагалась чуть в стороне от деревни, за вроде как природной изгородью из кустов и деревьев, в не большом овражке. Центр поляны вылажен темными камнями, как панцирь у улитки, с боку монолит с письменами. Активировал нужные руны, и литии куда хочешь. Главное за ключ активатор заплати тройку золотых. С другой стороны от монолита деревце, под которым я сижу. Липка хорошо защищает от дождя и от снега да и жару лишнюю не пропускает. Все продумано, все для людей. Стоило отдышаться и осмотреть без спешки как в глаза бросился кожаный тубус с локоть длиной. Поднял, открыл. Ага, инструкция что говорить и как вести Гостей. Это явно Нен расстаралась. Ознакомился.
  Глянул на солнышко, уже как на час приключенцы опаздывают. И чем себя развлечь? На реке-то все ясно, кинул украдкой удочку сиди на поплавок смотри, а не хочешь так и на бегущую воду. Мысли тогда неспешно движутся ровно в ток воде, посидишь так часик другой до чего-нибудь умного и додумаешься.
  Может с мечом размяться? На этой мысли черные камни побелели, образуя едва видный белый вихрь. Ну, наконец-то пожаловали. Поднялся с камня, оправил сбрую и, подошел к монолиту, привычно оперяясь на него плечом, огладил бороду. Свет спал и пред моим очами предстало четверо. Странно обычно они по пять ходят.
  - Здоров будете путники, - отлипая от монолита, произнес я фразу, как в инструкции написано.
  - Ага, - скупо крякнул молодой парень, в зеленном легком доспехе, что егеря очень уважают, защита так себе, зато маскирует хорошо и движениям не мешает. Из-за плеча у него торчали две рукояти мечей. Он, кривясь осмотрелся и, распаляя пренебрежение продолжил, - ну и дырень. Лонган давай по быстрому тут разберемся. И в цивилизацию.
  - Кони, ни капризничай, сам знаешь иначе нам ни как, - пропела девушка, на вид едва достигшая совершеннолетия, но с этими магичками ни когда с возрастом не угадаешь. Фиолетовый балахон обтягивал ее стройную фигуру и непомерно большую грудь, но без вульгарных вырезов. Правда рукава длиннющие и широки, да подол юбки по земле тащиться. И как по лесу пойдет не понятно, это я еще молчу про остроконечную шляпу с огромными полями. Но на то она и маг чтоб все эти проблему решить легко и просто.
  - А что я? На аукционе длинноносые эти шипы валом пробуют, - тут же взвился малой.
  Я истуканом стоял и молчал, пока не спросят лучше не встревать.
  - Мой маленькие милый котик, - девушка элегантно приблизилась к парню, и нежно взъерошила его белый ежик волос, - эти проныры уже сухой товар продают. Нам он бес-по-ле-зен.
  Парень запоздало отскачи и надулся как лягушонок на болотном листе, так же глупо и потешно.
  - Я Лонган лидер группы, - чеканя шаг, ко мне приблизился донельзя правильный паладин, в лазурном доспехе. Ни меча, ни щита, значит магические и где-то в доспехе запрятаны. Да мужик крайне серьёзен и еще более силен.
  Он протянул мне свиток с заданием. Принял, осмотрел печать, все чин по чину, светиться зеленым, Знак семьи Половичей на месте.
  - Что же путники вас проводить аль сами справитесь, - я улыбнулся стальной пластине шлема, даже дырочек для глаз нет, и как он там видит.
  - Эй, деревенщика, - лозовый прутик больно щелкнул меня по макушке, - мы тебе, за что деньги платим?
  Я развернулся к обнаглевшему мальцу, и ровным голосом, как наш шаман Маркву языковицу отчитывает, проговорил.
  - За провод по лесу и указ на пещеру земного дракона.
  - Так веди, - прут я перехватил в ладони от своей головы, миг подождал и в тишине переломил пополам.
  - Кон уймись, - прогудел паладин.
  Нахал смерил меня взглядом, словно корову оценивал на удой и отвернулся к магичке, что-то ей зашептав.
  - Ну что двинулись в путь, - весело предложил я, пряча пергамент с заказом, в тубус к инструкции, - кстати, а где ваш четвертый?
  - Я тут, - сухим шелестом раздался голос за спиной, я вздрогнул что мальчишка, застигнутый возле бани в девичий день, - а чего ты как речник одет?
  Я обернулся, ища в голове достойный ответ, и главное кроткий, чтобы к нему еще вопросы увязать не смогли.
  - Так обычай такой.
  - Ту, не води парня в ступор, - разлился медом голос магички.
  Ту оказался очень занятным парнем или мужиком в сложном возрасте. До мужика ему еще года два матереть, а парня он явно перерос. Не высокий, но кряжистый, словно мореный сухостой, из одежды штаны свободного покроя, жилетка, при множестве бус и веревочек, на шее руках и ногах, на лысой голове имелось две непропорционально нарисованных молнии. Вид суровый, но при этом лицо словно он глубоко задумался и явно о чем-то приятном.
  - Странно это, в лес ведет речник, у него и нашивка на рукаве соответствующая, - никак не успокаивался это странный человек.
  - Да хоть русалка с нетопырём, нам то какая разница, - простонал парень в зеленом, - пошли а.
  - Пошли, - я поспешил, показывая путь.
  Все-таки лес не способен успокоить меня по-настоящему, не прекращающейся шум ветра в ветвях. А взгляд так и норовит выцепить не кое движение в кустах. Нет хищников или тем паче монстров тут нет. Детишки по ягоды да грибы бегают почти каждый день, какие монстры все давно вычищено. Тут скорей охотничий азарт имеет место быть.
  По тропе я двигался твердо и споро, пользуясь ориентирами из карты, маршрут давно очищен для удобства передвижения, но без всяких утоптанных троп. Просто ветки подпилены, деревца убраны, да повалы удобно расположены. Поначалу то и дело поворачивался узнать, как там магички по лесу передвигается, но чуть позже одернул себя. А то еще подумает, что засматриваюсь на нее с каким-нибудь скабрёзным интересом.
  В те далёкие времена, когда мы ушли с Мертвого берега, лес кишел монстрами, и различной крайне агрессивной живностью. Дед рассказывал, что в первые годы, почти половину мужиков потеряли, очищая окрестности. И все своими силами, герои да приключенцы тогда были редкими гостями. Но с его же слов тут всяко лучше, чем на Мертвом берегу. Там была сплошь безысходность и смерть. Останься мы там и не видать мне воинского пояса, не до жил бы, как, впрочем, и большинство парней моего возраста. И тогда Великий шаман принял решение на переселение, не все были этому рады, но против Великого не попрёшь, как скажет так оно и будет. Сколько сюда добирались и почему именно сюда, никто внятного ответа не знает. Те года были очень и очень тяжелые. Когда более-менее частокол укрепили да кое-как разобрались с местной живностью, кого бить, кого приманивать, а кого пугать огнем или мечом. Стали думать, кто как на жизнь зарабатывать будет. Всем идти дикого зверя бить это путь в никуда. Так и поделились: Митроны строительством, и укрепление поселения занялись, Половичи лес исследовать стали, Крявы полем скотом да огородами заведовать согласились, а нам Скромам река досталась и общая торговля. С тех пор так и живем, споримся, миримся все как в любой семье, но всегда помним, что мы одно целое. Есть, конечно, Марква языковица, так она одно на почти три сотни народу.
  - Долго еще, - послышался страдальческий голос парня за спиной, - мы, за что деньги платили, за прогулки по лесу или за чудище?
  - Без проводника ты тут день плутал. То и дело встревая в драки с дикими волками, да бешеными зайцами. А так всего час пути по парку к гнезду чудища, - у магички голосок хоть и мягкий, вкрадчивый, но тоже нотки усталости слышны. Не привыкли они к долгим переходам.
  Увидев треснутую сосну, где мелкий дух живет, радостно сообщил.
  - Почти пришли, со всем мало осталось.
  - И чего он такой довольный, - опять заворчал Кони.
  - А чего ему печалиться, прогулялся, пять золотых получил, - продолжила разъяснять девица.
  Охо хо. Вот какие тут деньжищи крутятся. Это же если по уму, то мне почти три месяца не разгибаясь горбатиться на баржах. А тут прошел, на нору показал и деньги вот они. Надо будет аккуратно разузнать, сколько Половичи себе берут, сколько в общую казну кладут. Не то чтобы я им не верил, но человек слаб, а соблазн силен. Но про это я позже подумаю.
  Когда большая часть окрестностей расчистили, старшие смекнули, что героям нужны определенные твари. И желательно сразу, без всяких блужданий и нападений ненужного зверья. Поэтому Половичи отправились в город там, на доске разместили объявление: мол, есть некая тварь, готовы к ней проводить, цена прилагается ниже. Поначалу мало кто верил, что получиться. Ведь до этого сами платили героям, чтобы они монстра бил, а тут они нам золото понесут, но не прошло и трех дней как пришли первые Гости. С тех пор поток не ослабевает.
  Под конец тропка вывела нас к скальному распадку, в котором зверским оскалом зияла чёрныя дыра, что вела в гнездо земного дракона.
  - Ну, на конец-то, - через вздох облегчения высказался паренек, извлекая сабли от плена ножен.
  - Кони не спеши, - прогудел паладин.
  - Да я в одно лицо эту тварь развалю. Кто я, кто она.
  - Я первый, следом Кон, потом Инвет, замыкает Ту, - раздав команду Лонган, нырнул в мрак пещеры, остальные молча потянулись следом.
  Стоило спинам Гостей исчезнуть в темном проеме, обежал взглядом окрестности, быстро обнаружил камень путника. Улыбнулся, да пошел на отдых. С возвращением домой спешить нельзя, часто так бывает, что Гостям обратный путь показать надо или там трофеи дотащить.
  Камень, как и следовало ожидать, находился под раскидистым деревом, ровный как табурет, и на столько же удобный. Уселся, достал котомку, время конечно не обеденное, но лучше сейчас червячка заморить, а то кто его знает как там дальше пойдет. Немного покрутился и обнаружил слева сук так и манящий раскинуть тряпицу да разложить не хитрую снедь. Я посмотрю, Половичи любят с комфортом ожидать, за что винить их ни в коей мере не следует.
  Тщательно обстучал яйцо об камень, повернулся правее, чтоб совсем под ноги не мусорить, и неспешно принялся очищать скорлупу. Справился очень быстро, последние как это водиться очистилось легче всех остальных. Поднял на уровень глаз, полюбовался, и было нацелился отправить его по пути собратьев, как краем глаза заметил вылетающий из черного зева силуэт. Это моим целям не помешало, я смачно откусил половину яйца, левой рукой поднял верстовой столбик сала, что аккуратными рядочком лежало на тряпице. Закинул в рот, чтобы умаслить дорогу яйцу. Эх, лучка бы еще для пущего вкуса, но, увы, не в этот раз. Пригляделся, силуэтом оказался Ту, он как раз вылитая кривую березу выпрямить попытался, а сейчас стонет и вроде как на бок заваливается. И вот что-то мне подсказывает, что убийство монстров вот таким вот образом не осуществляется. Еще один кусок сала отправился в рот, когда послышался грохот из пещеры.
  Доживать не успел, как на свет солнечный выскочил паладин, буквально таща на спине мелкого хама. Оба героя не сбавляя хода, добежали до стонущего сотоварища, и только тогда раздался грохот, да такой, что земля чуть дрогнула. Едва сало успел спасти от падения на сыру траву. Пещера плюнула пылью, заодно избавляясь еще от одного члена команды. Магичка была в чем мать родила, ну почти тонкий флер белого тумана закрывал самые интересные места. Я же похвалил себя за сдержанность, увидеть героев в минуты позора, это верный признак к ухудшению здоровья. В таких случаях свидетели быстро назначаются крайними, за что и несут наказание.
  - Я урою этого долбаного непися. Этот *****к пожалеет что родился. Бот сраный, - далее пошел не передаваемый набор звуков, и даже роняя столь пакосные слова голос магички лился музыкой.
  - Долбаный бот, привел хрен знает куда, - привычно запричитал Кони, - кусок дерьма, а не код. Месяц, фарма коту под хвост и все из-за этого долбанутого бота. Ааа.
  - Месяц?!! - на крик сорвалась магичка, запуская в несчастного парня здоровенным булыжником. Промазала, паренек оказался ловчее, или же магичка косея. Поди знай, - ты вообще в курсе сколько стоила моя снаряга?
  - Да не ори ты, можно подумать свои тратила, - о чем они вообще говорит, не понятно, но жутко интересно, - все выклянчила.
  - И что от этого, оно стало дешевле? Ааа, что делать?
  - Вызовем наемников, они все тут откопают и вернут тебе, что уцелело, - спокойно проговорил паладин.
  Вот это я понимаю истинный воин и вожак не намека на панику и слезливость.
  - А репутацию они мне тоже откапают? - взвилась магичка, - ты посмотри я полностью голая. Это позор.
  - Как есть позор, - абсолютно серьезно заявил Кон, - Это фиаско, я даже вижу заголовки на форумах...
  - Заткнись, - Инвет плюхнулась на землю, и сложил руки на груди, скрещивая ноги, - как можно было перепутать ЗЕМНОГО дракона с ЗЕМЛЯНЫМ. Я вас спрашиваю?
  - Задание выбирал Ту, - тут же сдал приятеля Кон.
  - Так я... это... выбрал..., - несмотря на всю суровость голоса, прозвучало оправдание жалко.
  - Малолетний безграмотный дебил, читать научить, а уже потом в рейд суйся, - уже без огонька заявила магичка, - вот знала же, что нельзя связываться с малолетками, так нет же опять, на те же грабли. Ааа.
  - Земной, земляной, какая разница, - попытался вспылить Ту, но весь его гнев ушел в пустоту, приятелям было откровенно наплевать на оправдания провинившегося.
  Я же сидел тиши мыши под печью, на камне имелась руна неприметности, пока не встану, не должны заметить
  - Ну, кого вызвать будет? Львиных голов, или Стальных, - нехотя спросил Кон.
  - Только не львов, - тут же ответила Инвет, - да и стальных не надо, давай кого попроще.
  - Некого звать не надо, - тихо, но жестко сказал паладин ажно мне проняло, - из любой беды надо извлекать пользу. Да и судьба ведать мне дорогу выбрала...
  Паузу, даже птицы побоялись нарушить, все наклонились в сторону паладин, я не исключение.
  - Надо вырезать эту деревню под корень, - как я не вскочил и не заорал известно только духам лестным и то тем, что по туманным дорогам бродят.
  - Поясни, - в голосе магички я не услышал гнева или недовольство, только деловой интерес.
  - Все просто, я собирался начать великий квест, чтоб получить крылья. Задачка сложная почти на год, без права на ошибку. Но сейчас подумалось, а на кой оно мне, сколько таких с крыльями почти сотня.
  - Если точно восемьдесят три, но концу месяца еще двое добавятся, - сухо констатировал Ту.
  - Вот, никакой уникальности, да и смысла по большому счету, - из-за шлема нельзя было разобрать эмоций паладина, но от чего-то мне казалось, что в его голосе сквозит скука, - а вот когда я стану падшем паладином...
  - Тфф можно подумать таких экспонатов мало гуляет по мертвым землям, - беззастенчиво влезла в разговор магичка.
  - Не спорю, падших тоже хватает под них даже отдельную ветку прокачки прикрутили года два назад, - пауза, но никто не полез с уточнениями, - так вот в одной ветке прокачки есть, скилл призыв меча костяного дракона.
  - И че, - не утерпел паренек.
  - А то, что он впитывает мощь костяного дракона, это раз. А два это то, что скилл не пропадет, когда снова становишься обычным паладином.
  - Стой, как это обратно становишься?
  - Свиток все прощение перво-храма.
  - Допустим легендарный артефакт, и что? - паренек серьезно озаботился этим вопросом.
  - Во-первых, уникальная отшивка "святой лорд костяного дракона", и гора плюшик хай левала в придачу. А во-вторых, хоть какое-то разнообразие в игре.
  - Допустим так, но тебе не просто надо вырезать поселение, но и осквернить его, - задумчиво сообщил Ту, - а это не сказать, что простой ритуал.
  - Я в отличие от тебя просчитываю несколько путей прокачки на десятки шагов вперед.
  - Понятно, - в унисон протянули магичка и Кон.
  Никто из присутствующих не возражал против чудовищного плана паладина. А я в немом ужасе пытался придумать, как уйти и не получить кусок стали в спину.
  - Есть одна очень важная детали, - меж тем заговорил Ту, - какой нам прикол тебе помогать.
  - Ему же вроде в одно рыло надо совершить это...
  - Кони деточка не тупи, падшему не за что не воспользоваться светлым порталом, а до темных земель пешком пелить и пелить, и все это под тяжелым гнетом Света. Ему нужны мы для портальных меток. Так ведь падшей, - с ехидничала магичка.
  - Так. Но это еще не все, поможете согнать неписей в поселение, и проследите, чтобы никто не улизнул. Места тут хоть и глухие, но ушлый паренек сможет позвать на помощь. А мне еще ритуал творить, на полтора часа минимум.
  - Я возвращаюсь к своему вопросу. Нам то, что с этого?
  - Каждой крошке по серёжке.
  - Ого, так слухи не врали ты таки нашел склад Безумного ювелира? - Кон аж подскочил на месте от избытка чувств.
  - И став падшем, я смогу до него добраться, страж пропустит темного. И не какой битвы.
  - Мне кровавый агат, - тут же пискнула Инвет.
  - Поветь мне там есть кое-что подостойнее. Вы в деле?
  - Да, - раздалось смертью, три голоса подряд.
  Более ждать не имело смысла, сейчас они обретаются в мечтах, где делят добычу женщин и вино.
  Тихо, но сноровисто снял перевязь с мечом, прислонил к щиту, туда же опустил шлем. В схватке мне, что с оружием, что без оного не победить, а вот бежать без лишнего веса куда как сподручнее. Что же ноженки не подведите, и спрыгнул на землю. Не успел я преодолеть и пяти шагов, как за спину что-то хрустнуло, щепки обдали мне спину, одна умудрилась подрезать кончик уха. Страха было чуть ли не больше чем желания донести ужасную весть до односельчан.
  - Он мой, - через гул в ушах, а все же различил звонкий девичий голос.
  А вот и охотник на дичь нашелся.
  Не знаю у кого как, я вот у меня в тяжелой и смертельно опасной ситуации, голова соображать начинает в разы лучше. Уйти честно на ногах я от магички вряд ли смогу, а вот если хитрить, то шанс есть и не плохой. Если бежать на восток, то рано или поздно нужно будет пересечь Плаксивый ручей. Сколько до него трудно сказать, но других вариантов, чтобы выжить, у меня все едино нет. Лес пересекать не по дороге бежать, тут особое умение нужно, да опыт. Пусть ты хоть магичка семь раз, но если летать не умеешь, то все рытвины кочки да повалы своими ногами преодолеть придётся. Убежать я умудрился еще на шагов двести, как где-то справа послышался женский вскрик. Я сиганул влево, перешел на кувырок, и когда снова оказался на ногах, прикрыл лица предплечьями рук. В последний миг заметив, как две березы разлетелись на щепки, снова посекло доспех, но он сдюжил, не дал пролиться моей кровушки. Еще несколько расщеплений, но это уже в стороне, меня не касаясь. Отмерил еще шагов сто, я замер на миг, чтоб сориентироваться на местности, как молния больно ужалила в ноги. Из горла вырвался едва уловимый стон я, как есть со всего маха, упал на мох. Следующий разряд пробил все тело, заставляя изогнуться в жутких конвульсиях, дыхание начисто пропало, а в глазах лишь красные круги, и когда звон в ушах почти сошел на нет, услышал издевательский голосок магичики.
  - Не хорошо заставлять бегать даму по лесу, особенно в неглиже, да за мужиком.
  Ох, как хотелось сострить, но заместо пустой болтовни я решил действовать. Скрутился на бок, сжимаясь в истошном кашле, сам же запустил руку в поясной мешочек, где хранилась Зной трава. Ее хорошо в воду речную добавлять для вкуса, а еще она великолепно горит. Черпнул полную горсть.
  - Уже помирать собрался? Ладно, помогу, - голос раздался в шаге от меня.
  Ага, какой же злодей откажется по злорадствовать над поверженным противникам. Хотя какой я противник, так жертва для развлечения. Извернулся, пнул стопой сапога в колено магичке, та ойкнула, заваливаясь на меня. Я немедля ни пол мига, выкинул Зной траву, и разжигая огонек меж пальцев. Полыхнуло знатно, прямо в лицо злобной ведьме. Та взвыла так, словно в огненный столб угодила. А я уже бежал дальше. Детская шутейка, а гляди-ка, как пригодилась. Ох, сейчас она оклемается и как вдарит по мне, с удесятерено злобой. Форы вышло не более чем на мои триста шагов, затем березки до осины стали разлетаться в щепу по ходу моего бега.
  Когда я выскочил на берег ручья, то не сразу сообразил, что прибыл туда, куда так стремился. И поднимая брызги, резво пересек водную преграду, возле второго берега нагнулся, поднял гальку в одну пятую кулака, и нагрел, отдавая остатки духовной силы. Магичка бешеной медведицей выскочила на берег, рыча и метая злобные взгляды, я же хорошенько прицелился и кинул горячую гальку из-за кустов. Будь на ней хоть кокая-то, одежонка то тьфу эта, а не снаряд, но к голому телу прилегла знатно.
  - Убьюю, - взвыла уже раненой медведицей, оскорблённая деваха.
  Можно подумать, что до этого она пощекотать меня хотела. Магичка одним махом почти перепрыгнула ручей. У меня сердце замерло в плохом предчувствии, но судьба сегодня явно играла на моем поле, пятка левой ноги все же шлепнулась в воду. Она вкинула руку, чтоб угостить меня порцией злобной магии, но тонкая девичья рука сотворения из ключевой воды, перехватила замах. И следом прозвучал капризный детский голосок.
  - Ты дуреха старая, куда своими грязными лапищами лезешь.
  - Чего, - с Инвет разом слетела вся ярость, оставив одно лишь удивление.
  - Говорю куда прешь корова обтрёпанная, - дух ручья продолжал распаляться.
  Я облегчено вздохнул и неспешно трусцой побежал в сторону села. До логова земного дракона мы почти час топали, и не думаю, что Герои стремглав кинуть в атаку на поселение. Нет, они все обстоятельно подготовят, будучи уверенными, что сила на их стороне и не спеша пойдут нас убивать.
  - Ты кого коровой назвала нечисть малолетняя...
  - ... а что дойки у тебя прям коровье...
  Более их ругани я не слышал. Плаксивый ручей охранял крайне вредный дух, проявляющейся в образе девочки лет десяти-двенадцати. Стоит только ногу в ручей поставить, так сразу объявиться. И начнет причитать да оскорблять, пока до драки дело не доведет, а там ее победить разве что Старший шаман сможет. Силы у нее горазд много. Таких духов у нас в лесу с пяток наберётся, от того, как только дете ходить научиться ему оберег на руку, одевают. Мой до сих пор на запястье болтается, как почти у всех в нашем селе.
  К поселку я прибежал как не странно с западной стороны. Не сильно запыхался как раз, чтобы сил хватило все обстоятельно рассказать и к битве приготовиться.
  Возле ворот на пеньке, облокотившись на ведавшее виды копье, сидел дед Кусь. Пост он свой занимал с первыми лучами солнца и покидал, когда светило скрывалось за краем мира. Сменщиков не просил разве что еду приносить. Не успел я еще подбежать, как услышал его привычное бормотание.
  - Здрав будешь путник.
  - Синий шторм, - проговорил я четко и ясно, чтобы старик не смог перепутать.
  - А я гляжу бе... как тревога, это же, - он резво подскочил и, не смотря на деревяшку вместо отсутствующей ноги, чуть нижи колена побежал, в сторожку.
  Проходя мимо, заметил, как, он суетливо пытается открыть крышку с тревожным рычагом. Ну, все, сообщение предал надо теперь в родную избу, жену успокоить да собраться для битвы. Старик таки справился с незамысловатым заданием, повернул рычаг. Сигнал ушел Старшему шаману. Не успел я сделать и семи шагов как в голове ударил глухой колокол, означающий тревога "синий шторм". Разнеся он у всех жителей нашего поселка, даже тех, что были вдалеке. Такую тревогу могли поднять не все, а лишь семь десятков мужиков да два десятка баб.
  Село насторожено молчало, никто не переругивался через забор, не было видно домашней птицы, что так вальяжно любила разгуливать по улочкам. Я миновал Малки вдовицы дом, краем глаза заметил, как пяток детей во главе с Прохом бегут в сторону храма. Это правильно всех, кто не сможет драться, уведут тайными тропами в схроны, что в полях и на реке, а остальные на стены. Внутри частокола должны остаться только воины.
  Забежал в избу, первым увидел Кошмара, что древним идолищем застыл возле печи. Скользнул в спальню, застав Мару за натягиванием штанов.
  - Что, - коротко бросила она.
  - Да Гости утренние, порезвиться захотели, вот сюда идут.
  Она кивнула, я же заскочил в оружейную, подцепил новый меч, взял старый щит, немного растерялся, когда не обнаружил шлема на привычном месте, потом вспомнил что запасной в сундуке лежит. Вышел в полном облачении в горницу, там помог женушке с кольчугой. Копье и шлем выдадут у Нен в избе.
  - Булками пахнет? - принюхавшись, спросил я, чтоб отвлечь жену от грустных мыслей.
  - Да, с маком и корицей, - тихо пискнула она.
  - К вечеру разогреть сможешь?
  - Да там уже только на выброс, - горестно вздохнула она.
  - Тогда завтра поутру помогу тебе с капустой сделать.
  - Я от твоей капусты скоро козой стану.
  - Не, зайчихой. С таким большим ушами, - она улыбнулась, смахнула было начавшую свой путь слезу, - давай беги, а то Нен опять ругаться будет с неделю за то, что опоздала.
  Она жарка, но быстро поцеловала меня в губы, и мышкой выскочила наружу.
  - Фу, Кошмар дом охранять ни кого не пускать. Я скоро.
  Место свое при боевом распорядке я знал, еще с молодых ногтей, восточная стена, в десятке у Рорха. Но до своего места добежать не успел, меня перехватил малец, что у старосты порученцем служит.
  - Тебя Тарвин на совет зовет, - и, не дожидаясь моей реакции, побежал куда-то дальше.
  Я же повернул к страстному дому. Совет держали не в самой избе, а в пристройке правее, без одной стены. Под навесом собрались все значимые люди села. Собственно, сам староста Тарвин, долговязый мужик, что еще год и перейдет в категорию стариков, крепок, узловат, что береза канавная. Воевода Мрам, коренастый мужик, бритый наголо с такими огромными мышцами что, повернись он чуть неудачно, и кольчуга по звеньям разлететься. Его заместитель и старший сын, Лука, пока не такой мощный, как отец, но все к этому идет, волосы белые, стрижены коротко. И Старший шаман как обычно в простётской рубахе и таких же штанах, ну лапти на ногах, куда без них, волосы длинные, заплетённые в косу, как и белесая борода. Стояла вся честная компания вокруг овального стола, с расстеленной поверх картой села.
  - Здоров Стаф, - за всех поприветствовал меня староста, - рассказывай, что там за напасть?
  Я и рассказал, как мог, без лишних деталей и лирических отступлений. Сколько врагов, что за классы, почему нас убить хотят. Пока рассказывал, прибежал второй порученец старосты. Я умолк он заговорил.
  - Все на стенах, вороны в воздухе.
  - Ворота? - строга, спросил староста.
  - Ворота меняются нановые, - запнулся, поправился, - уже поменяны.
  - Проверь все ли дети ушли, - парень убежал.
  - Может они того передумали, - не уверенно спросил я, как-то не хотелось быть виновником общего переполоха.
  - Нет. Все серьезно, - спокойно сообщил Старший шаман, - и нам придётся ой как нелегко.
  - Так, значит, ты говоришь, что магичка с Плакальщицей сцепилась? - спросил Тарвин.
  - Когда уходил так и было. Сейчас не могу знать.
  - Младшей глянь, - распорядился Старший шаман.
  И только сейчас заметил ветхого старичка, сидящего в углу на циновки скрестив ноги, на коих покоился котел с двумя ручками. Младшей шаман крякнул и склонился над котлом, да так что длинный нос немного, но все же клюнул в белесую воду. Вдохов пять ничего не происходило, а потом из котла выскочила девичья рука, старик дернулся, но все же не успел, тонкие пальцы ловко схватили его за нос, и крутанули влево. И мне на миг показалось, через крик старика проскочил и задорный девичьи смех.
  - Инвет нас уже не побеспокоит, - немного веселым тоном сказал Старшей.
  - Хорошо. Значит главный у них паладин. Таких мы били все помнят, что надо делать, - вроде как про себя проговорил староста, все мыхыкнули в знак согласия, на учениях не раз уже отрабатывали атаки против такого класса, - главное заманить. А вот это скрытник проблема, если не дурак, то бед натворить сможет не мало. Там воину жилу подлежит, тут пожар устроит, здесь сумятицу внесет. И его морок разве что шаман рассмотреть сможет. Это проблема.
  - Я им займусь, дай мне только десяток бойцов, - уверенно заявил Старшей шаман, - вот что с рукопашником делать?
  Староста отклонился от стола, глубоко вдохнул, насупил брови, и медленно выдыхая, прислонил указательный палиц к кончику носа. И чем меньше становилось воздуха в легких, тем сильнее палиц задира кончик носа, пока совсем не превратил его в свиной пятак. Как говаривали он так с детства делает, но вот прозвища по типу свин или там хряк к нему не приклеили. Дюже ума человек, и авторитетный с юных лет, а сейчас и подавно.
  - Эту вражину я, пожалуй, на себя возьму, обвел нас тяжелым взглядом и добавил, - с сыновьями конечно, одному мне с ним, пожалуй, уже и не сладить.
  Мне жуть как захотелось расспросить и как это он с ним бороться вздумал, но удержался. Не к месту сейчас такие вопросы. Да и в конце драки все едино узнаю как.
  - Все Стаф беги на свое место.
  Я кивнул и припустил со всех ног куда послали. Подбежал к частоколу мимоходом отметил, что новенькие ворота уже навострили на петли, выбей кол и встанут как надо. Но с этим спешить нельзя. Не касаясь руками, взбежал по почти вертикальной лестнице на мостки возле стены. И аккуратненько протиснулся мимо Кова, стоящего в полном облачении. И остановился возле постамента с горячей смолой, Стенька одноглазый протянул мне копье. Фу вот я и на месте. Но выдохнул я зря, послышался угрожающий ХМ. Я сглотнул и повернулся к озлобленному Рорху.
  - Староста на совет позвал, - сразу стал оправдываться я.
  - Кхм, - был мне ответ.
  Тут понимай, как знаешь, я решил обыграть эту немногословность в свою пользу.
  - Военный совет всем доволен, ждем врага, - и в последний момент едва удержал себя от глупости напомнить старшему про тактику приема бронированного рыцаря.
  Рорх насупил брови, и скривил левый угол губ, в мирное время это значило ровно одно: кто-то будет бит, и за дело. Меня мягко тронули за плечо, шаманов служка протянул четыре флакона два с какой-то мутновато рыжей жидкостью, и два обычных исцелялок. Поделили поровну с Ковой. Принял мутную, ни чего так вкусно, на мед с черникой похожа. Что это было, не пояснили, но шаман точно вреда не пожелает.
  Более на меня внимания не обращали. В напряжении стояли не долго, чего зря нервничать, когда врага еще и на горизонте не видно. Я перенес вес на копье, давая левой ноге чуть отдохнуть. Солнце жарило умеренно, слегка слепя левый глаз, ветерок то и дело обдувал лицо, не давая ему вспотеть, раньше времени. Даже вонь смолы не так сильно раздражала, я прислонил голову к копью, уловил легкий запах древесины. Рорх на нашу вольность пока смотрел сквозь пальцы, зная, что держать в напряжения воинов нет смысла. Где-то с боку послышалось едва уловимое перешёптывание, но грозное Кхм вырубило это начинание на корню.
  - Идет, - крикнул шаманов служка.
  Подобрались. Не прошло и пяти минут как все даже одноглазый Стенька, смоги различить приближающуюся фигуру.
  - Готовсь, - вроде и тихо, но услышал каждый, отдал команду Рорх.
  Клинья выбили, ворота мягко вставил в петли, еще миг и створки закрыты, засовы опущены.
  "Хоть бы успели", - пришли в голову тревожные мысли, и если судить по лицам присутствующих все они думали так же. Разве что лицо десятника не выражало ни чего кроме уверенности в себе и в нас.
  Паладин бежал легкой трусцой, ровно к створкам ворот, за шагов сто остановился. Я увидел, как по броне вражины пошли разноцветные сполохи, и засияли не понятные рун. Ага, получается нам зелья дали для виденья магических проявлений. Затем в двадцати шагах от нас взвился коричневый вихрь в два человеческих роста. Когда пыль опала, нашем взорам предстал баран. Ростом с хорошую корову, в этот раз рябого окраса, с огромными витыми рогами.
  - Что же, давай герой, покажи кто тут хозяин, - одними губами прошептал я.
  Баран замер, рассматривая новые ворота, коротко проблеял, и едва передвигая копытами, побрел в нашу сторону. Паладин нагнал медленно бредущую скотину в пару секунд, сместился в сторону, обходя рогатого нахала, но тот махнул копытом и ком грязь (и это на сухой дороге) угодил паладину ровно в левый глаз, вернее в то место где должна была быть щель для него. Не столько урон физический, сколько моральный. Оскорблённый герой мотнул головой, скидывая грязь, поднял руку, всполох синим и пальцы сжали цеп с тремя шарами в шипах. Взмах и незадачливую скотину смело с глаз долой, даже жалкого блеянья никто не услышал. Зато на стене послышался дружный вздох облегчения.
  - Копья, - мы дружно оттянули руки со снарядами, - Брось.
  Лес из копей устремился в бронь недруга, но ощутимого урона не нанес, паладин даже щит не сотворил, принял атаку на доспех. Рорх взревел и удалил себя в грудь кулаком с зажатым мечом. Делая явный вызов, получиться, спровоцировать хорошо, нет, так у нас и другой план тоже имеется. Паладин крутанул цеп, намереваясь..., впрочем, про его намерения мы не когда не узнаем, ибо в зад ему хорошо так поддал бараний рог. Герой пьяной лягушкой шлёпнулся в пыль дороги, под наш дружный гогот. Нет и впрямь смешно получилось. Удар цепа и барашек впечатался красным пятно в стену.
  Данный баран был мелким духом, что появлялся, стоит нам повесить новые ворота, хоть в сарай хоть на частокол. Тут главное его не трогать дойдет до ворот, стукнет головой да исчезнет. Вроде как накладывая благословение. А если потревожить, то сутки будешь получать рогами под зад в самое неподходящее время. Торвин вод даже в нужнике один раз досталось по малолетству. Паладин не стал заморачиваться сломом ворот, а просто прыгнул к нам на стену, мы понятно дело с нее. Я приземлился и, не мешкая вскочил в дверной проем, захлопнул дверь и сам полез на чердак. Разрушать жилища в селе, пожалуй, по тяжелее будет, чем ворота, тут защитные чары накладывали не один десяток лет.
  Глянул в слуховое окно, паладин залитый смолой отдирал от себя особо большие щепки. Мостки под его вес уже точно не были рассчитаны. Рорх наверняка сейчас доволен, что кот на печи все идет по его любимому плану. Так что мне пора свое место занимать.
  Дальше начались игры в кошки мышки, только мышей было почти сто бойцов. И все они так и норовили спрятаться по норам да куснуть побольнее. Закованный в сталь котяра, шипел, огрызался, выпускал когти, прыгал и устраивал засад, но все больше бездумно на слепую силушку пер вперед. Когда паладин понял что гоняться за всеми разом нерезультативно, и вообще пустая трата сил. Решил сконцентрироваться на одном сопернике, что вылилось в еще более плачевную ситуацию. Пока он гнался за подранком, умудрялся попадать в столько засад и капканов что на стаю взвешенных медведей с лихвой хватит. И ко всему этому добавлялся баран, с его внезапными тычками в зад. Вот раскрутил он мельницу цепом, двинул на ряд бойцов и тут раз удар под зад. И шлемом в грязь, а сверху копьями тычат, да смеются. Обидно ведь. И что он только не пытался делать с этим бараном. Итог один, удар в зад в самый неподходящий момент. Ему бы поседеть чуток потерпеть и интервал между атаками значительно бы увеличился, но никто понятно дело добрым советом ему помогать не собирался.
  Пришел бы он сюда не один, а в полной группе то нам бы пришлось ой как не сладко. А так даже двух сподручных не было видно. В минуту отдыха, то и дело мыслями тянулся к своей Марте. Как она там, не пострадала ли, но резвый окрик Рорха всегда выводил меня из меланхоличного состояния, и придавал бравады и рвения.
  Особо порадовала последняя смена стратегии паладина. Он решил тупо и без затей крушить все подряд. И первое что ему попало под руку был дом Стеньки одноглазого. Ох и долбил он бедное строение, так что щепки летели в разные стороны, сил он там оставил не мало. Сидя за забором, я дважды видел, как чужак накладывал на себя чары усиления. По крайней мере, так я понял его действия, удар в грудь короткая вспышка голубого света, и утроенные усилия по разрушению здания. Дом конечно Стеньки отремонтируем, будет лучше прежнего, а вот бабье клумбы с цветами, да огороды с зеленью погибла безвозвратно. И стенаний по этому поводу, завтра будет, хоть на барже в дальний поход уходи. Но то завтра, и не чего пока судьбе за спину заглядывать.
  Паладин резка взвыл, выставил перед собой щит, чуть подогнул ноги и в один миг рывком переместил вправо на добрых тридцать шагов. Забор в щепке, народ, что за ним прятался, полетел в разные стороны. На ноги встать смогли лишь трое, сразу ощетинившись копьями. Но вражине они были не интересны, он наметился на более легкую добычу, тех, что только очухивались после удара.
  Высунулся из-за забора, метнул копье, понимая, что это не каким образом не повлияет на закованную в сталь смерть. Цеп взметнулся верх, на шарах пробежали искры, шипы полыхнули красным. Я стиснул челюсти в беспомощной злобе. Но пылающее оружие так и не получило заветную жертву, клинок Тарвин перенял на себя всю злобу атаки. Меч жалобно дзинькнул, и повалился раскалённый на землю, воевода едва успел выпустить его из рук. Он резво крутанулся на месте уходя от удара щитом, и через миг уже стоял с новым клинком, длинным черным как дёготь.
  - Меч Поглотителя, - глухо раздалось из-под шлема, - а я думал, что этот день уже не сможет стать хорошим.
  Воевода не ответил, а нанес удар по косой, в торс, с переходом на голову. Два война зарубились, за комбинациями и финтами не успевали следит глаза, что уже говорить про мысли и язык. Единственное что я видел, так это чары что накладывал на себя, паладин. Тарвин хоть и упился зельями под горло, но все равно по чуть-чуть проигрывал агрессору. Как уже было сказана в чрезвычайных ситуация моя голова работал куда как лучше, чем обычно и выдавала порой совсем неординарные решения.
  - Что же попробуем.
  Принцип работы чар паладин я уже уяснил. Сам такие наложить не смогу нет ни опыта, ни умения. А вот те, что он накладывает на цеп, по сути, огонь пусть и переработанный. А тушить огонь я умею. Вернее приглушать, но не суть. Уселся на землю, игнорируя окрик Рорха, скрестил ноги, положил копье поперек, глубоко вздохнул. Представив покрывало примерно метра два на два метра, расстелил его над дерущимися. Вплел в него чары гашения, и плавно позволил им рассеяться, словно над пожарищем. Как именно плести их и как дозировать сделал чисто на интуиции. И результат превзошёл все ожидания. Цеп потух и безвольно железякой ударился об черный меч. Оба бойца замерли от неожиданности и не правильности происходящего.
  - Бей, - это уже Рорх своим криком вернул действительность.
  Цеп снова вспыхнул, бой продолжился.
  - По моей команде, - это уже мне, я кивнул и снова создал полог над дерущимися, готовясь в любую секунду опусти его.
  - Брось.
  Я отпусти чары, цеп потух хоть и не так охотно как в первый раз. Меч дрогнул тьмой, и поглоти оружие паладина. Враг был в растерянности лишь пару секунд, присел и ударил щитом как прежде в забор. Тарвина припечатало в стену как муху по столу. На паладина тут же прыгнуло трое.
  - Ходу, - приказы Рорха не обсуждаются.
  Меня резво поставили на ноги, повернули в нужную строну и придали ускорения пенком копья. За что спасибо односельчанину сам бы я не в жизнь так быстро не сориентировался. Я почти ушел за угол дома как что-то ударило в спину я, подлетев на добрые три метра и приземлился в кусты крыжовника, где сознание и покинуло меня.
  Очнулся я как не странно не от боли во всем теле, она пришла чуть позже, а от луча солнца, что врезался в глаз аки боевое копье. Я сместил голову, больно оцарапав щеку, и вот тогда я ощутил всю многогранность боли в теле. Отдышался, открыл глаза, увидел буквально над губами две налившихся ягоды, машинально открыл рот и сорвал их. Пока жевал, дотянулся до пузырька с лечебным зельем. Ногтем сковырнул пробку, влил в себя жидкость, вкуса переспелой сливы. Брр. Еще пару вздохов, я бережно полез из-под колючего укрытия, выпрямился, прислушался. Справа слышалась битва, слева какой-то едва уловимый голосок, с нотками вызова и угрозы. Интересно это что там за девчонка и кому она угрожает. С паладином пока и без меня разберутся, а вот конфликт по близости нуждался в моем присутствии.
  Перелезть через повал забора и дровяника, легче, чем искать обходной путь, завернул за угол и увидел пренеприятнейшую картину. Стевка каменщик сидел возле стены, безвольно опустив руки и голову, весь в крови и синяках. Перед ним стояла его дочь Милка, левая рука висела плетью, на лице раздавался огромный синяк, но девчонка уверено сжимала кинжал здоровой рукой, направляя его в сторону Скрытника. Понятно, вот и подкрепление к паладину заявилось. Выбегать и вступать в честный бой я не собирала, тупой храбростью я не когда не отличался. И пока меня не заметили, поудобнее перехватил копье для броска, стал подкрадываться.
  Милка тем временем прыгнула вперед, попискивая как загнанная мышь. Кон легко отбил атаку палкой, что когда-то была часть забора. Девочка пискнула уже от боли в ушибленной руке. Кинжал упал в примятую траву, но девчушка удивила всех, ловко ковырнулась и подхватила потерю, снова вставая в боевую позу, но, уже не так уверенно сжимая острое железо.
  - Да на хер это все, - внезапно взвился скрыт, - я не подписывался на участие в геноциде мирного населения. Монстры это одно, а тут... тьфу на хер пусть сам разгребается.
  Он отбросил некогда бывшую часть забора в общую кучу полома и неспешно потопал, куда за избы. Напоследок бросив едва разборчивое "извините". Метать копье в спину уходящему, не стал, нечего плодить злобу на пустом месте. Враг раскаялся так пусть уходит. Кон скрылся за углом, я же повернулся к девчонке, а та уже сидела подле отца, размазывая слезы по щекам. Вот как перед врагом стоять с одним кинжалом так это каменное лицо и решимость во взгляде, а как папку раннего видит, все раскисла, и сырость развела. Надо это прекращать.
  - Чего ревешь дура, - рыкнул я на плаксу, но умерено что еще больше не расстроить девочку.
  - Ась, - она резко развернулась, - Дяяядяя Стаф. Папку убили.
  Я присел на корточки, придерживаясь за копье.
  - Жив он, только плох очень, - надо ей срочно чем-то голову забить, а то она сама сейчас ее глупыми мыслями наводнит, и толку будет ноль, - зелье ему в рот влей.
  - Так уже. Папка его выпил и бежал к этому в железе, и тогда этот вылез из воздуха и палкой его всего избил, - да каша у нее в голове да такая что нормально и говорить не может.
  - А где брат твой Нил? И что ты вообще тут делаешь? - строга, спросил я, сам же пристально осматривал Стевку. Да досталось ему круто, живого места не ведать, но не смертельно, за пару месяцев и следа от побоев не останется, но боль потерпеть придётся.
  - Нил по поручению старосты бегает. А я осталась, чтоб раненым помогать.
  - Вот и помогай, а не сопли роспуска, дай руку гляну. Сломана.
  - Угу, - она пискнула, и закусила нижнюю губу, стоило мне только дотронуться, до начинающей синеть кожи.
  - Сейчас кого-нибудь позову, - и уже оправдываясь, - там я больше нужен.
  - Не надо никого звать, - решительно заявила она, - я сейчас до дома сбегу, зелье лечебное выпью, и позже отцу помогу. Здесь безопасно, нас никто более не потревожит.
  Это да, паладин сюда прийти не должен, да и впереди отряд наш будет, так что помогут. А скрыт ушел, и хитрить ему не зачем, по-честному ушел.
  - Справишься? - спросил я, она кивнула, резво поднялась на ноги, - а о твоем подвиге Совет узнает.
  - Я же тут и осталась, чтоб раненых спасать.
  А ведь сама не понимает, что сделал. Серьезного врага смутила и заставила отступить. Но пускаться в разъяснения, сейчас нет времени, позже все встанет на свои места. Помогите святые боги и с первым так легко справиться.
  Как это обычно и бывает, не я нашел Рорха, а она меня.
  - Кхм, - грозно раздалось из-за разрушенного плетня.
  Я вздрогнул и опрометью метнулся к десятнику, сражение велось буквально за соседним домом, и не чего мне вольно разгуливать на открытой местности. Рорх сразу же отчитался за отсутствие на боевом посту. В трусости, конечно, никто меня не заподозрил, но пятнышка на чести все же может остаться, в кое потом будет тыкать при случаи даже малые дети.
  - Потерял сознание. Очнулся кус. Вылез. Обнаружил второго врага. Силами убеждения Милы враг отступил. Дальнейшее место пребывания противника неизвестно, - тут же отчитался я.
  - Ушел, - и мотнул головой в сторону младшего шамана все с тем же котелком, - иди к Старшему шаману. Новик проводить.
  Когда рядового бойца вызывают пред светлые очи военного руководства, жди беды. Чего меня провожали не ясно, Старший шаман обнаружился в соседнем доме на чердаке.
  - О Стаф как удачно, что ты зашел, - радостно поприветствовал меня старик, - слышал, что ты чары паладина сбивать навострился. Нук покажи, как.
  - Не все чары, а только огонь, - я сразу стушевался.
  Они тут на меня планов небось настроили, а я не факт, что справлюсь.
  - Все равно покажи.
  Более не сотрясая воздух почем зря, подсел к дыре в проломленой крыше, поймал взглядом дерущегося паладина. Воинам приходилось туго, но складывалось впечатление, что победа будет нашей. Уселся, закрыл глаза и проделал туже операцию, что и при тушении пожала с нужными поправками на цеп. Ни чего понятно дело не произошло.
  - А теперь все то же самое, - в мысли вплелся вкрадчивый голос шамана, - толь попробуй в покрывало вплести вот это.
  Я, увидев новый узор, и стоило мне попытаться его вложить в покрывало, пришло понимание, оно расслабляет мышцы.
  Подгадав момент, скинул покрывало на паладина, тот на секунду дернулся, сбился с шага, и вот весь результат.
  - Еще, - приказал шаман.
  Я еще трижды скидывал полог, но уже без какого либо результата.
  - Адаптировался, - выдал мудреное слово шаман.
  И как по команде у общего строя через кувырок выкатился Лука, поднырнул по замах щитом, вскочил перед носом врага, обхватил его медвежей хваткой. В это же момент кузнечный молот с точность в миллиметр ударил паладин сверху по шлему. Кузнецы Марк и Инок, в четыре руки принялись заколачивать паладин в землю. После седьмого удара Лука ловко откатился в сторону. Теперь же один молот бил сверху другой в бок. Все это продлилось хорошо, если секунд пятнадцать, паладин совершил уже привычный рывок вперед, но без щита перед собой, тот неуклюже топорщился с боку. И он со всего маха впечатался в угол бани, отлетел, мотнул головой и снова попытался встать, но его качнуло, и он завалился на бок, в последний момент успев подставить руку, при этом пришлось выронить топор.
  - Навались, - зычно крикнул воевода.
  Сейчас они его заклепают, что квашеную капусту в бочонок, радостное подумалось мне. Со двора доносился оглушающий звон метала, я поднялся, отряхнул штанину от опилок, и глянул на шамана в ожидании дальнейших распоряжений. В левом ухе, словно что-то лопнула, а нос уловил запах приближающейся грозы.
  - Ну че тебе надо, а, - в пугающей тишине прозвучал чей-то расхлябанный голос.
  Я прильнул обратно к дыре, шаман же к слуховому окну, и выплюнули скверные слова одновременно, будто договаривались заранее.
  Поднимая одной рукой разбитого паладина, возле разворочено куста смороды стоял Ту.
  - Я только лут собирать начал, - наши не нападали, ведь есть большая вероятность, что прибывший схватит этот кусок метала и исчезнет в зеве портала, - что ты бормочешь. Не хера же не понять. Это значит вы его так отделали! - повернул голову в сторону воеводы констатировал Ту, - ладно сам виноват. Не чего кричать я все сам да сам. Вот то, что я в минус ушел, второй раз из-за вас это плохо. Придётся компенсировать.
  Не когда лидер их команду рухнул на землю не нужным ломом. Мне, как и всем остальным стало отчетливо ясно, дело приняло новый и крайне не приятный характер. Да и барана мы более натравить не сможем. Никто не собирался давать время на подготовку, и четыре копья полители в нового врага. Подло? Несколько, это не поединок чести, не бой с открытым врагом, тут битва за сохранения себя и своей семь, нас пришли уничтожать. И игры в благородство сейчас уместны так же, как пение матерных частушек, и пляски скоморохов. Первая атака не принесла видимых результатов, с не человеческой ловкостью, Ту увернулся от копей.
  - Сами напали, я не виноват, - издевательски проговорил новый враг.
  Неожиданно словно бы ураган взмыл из-под ног Ту, разрывая пологи одежды, он воздел руки к небу, бусы разлетелись на сотни отдельных шариков. Еще два брошенных копья разметала в щепки потоком ветра. Мгновение и бусы градом упали на тело Ту, создавая силовую броню энергетического голема, запечатывая тело человека внутри себя. Еще мгновение и перед нами, стояло нечто под три метра ростом, бледно фиалкового цвета, скомпонованное из частей энерго-доспеха. Ни какого замешательства не было, Тарвин со своими воинами уже атаковал гиганта. Но с тем же результатом можно было рубить ветер, мечи доходя до доспеха отлетали в сторону.
  - Доспех духа, - едва слышно севшим голосом проговорил Старший шаман.
  - И что нам делать? - из дальнего угла чердака спросил служка.
  Ответ не был озвучен, шаман уселся на стропильную балку, уперев пальцы обеих руку вдруг друга, затянул глухую ноту. У меня чуть заложило уши. Служка тем временим словно бы испарился. Я же, не найдя себе применения, снова глянул в дыру. Пятерка наших воинов валялась на земле с неестественно вывернутыми конечностями. Лихо он их. Внутри меня все похолодело, как бить такого врага. Воевода тем временим, вытанцовывал вокруг голема вертя мельницу черным мечом. В ушах чуть заложила, а в глаза словно угадил солнечный луч, заставляя их слезиться. А вокруг голема затанцевали какие-то блики, а сам воевода превратился в размазанную кляксу. И все это сотворённое шаманом атаковало пришельца, голем стал размахивать руками словно медведь, отбивающийся от ос. И все это только злило врага, не нанося существенного урона. Ту развел руки, и резко свел, ударяя в ладоши, тем самым подкидывая себя на добрый метр от земли. С десяток бус вырвались из силового доспеха, закрутились вокруг него мельницей, попутно увеличившись до размера кулака взрослого мужчины.
  Шамановы блики под напором летающих шаров рассыпались, воевода же, получив два удара в бок, отлетел на добрых три метра к забору. За спиной послышался сдавленно хрип, и звук падения тела. Обернулся, шаман в бессознательном состоянии лежало на полу. Я подскочил к нему, и в этот миг один и шаров удали в кровлю. Проделав в ней здоровенную дыру. Затем еще один оторвал часть стропила. Я, как и учили, взгромоздил бессознательное тело шамана на плечи, и крехтя от натуги, поволок его к выходу. Сбежал почти по вертикальной лестнице вниз каким-то, чудом не расшибившись, не иначе как духи шамановы помогли. Выскочил в подворье, затем свернул к бани, а там к забору, с трех ударов вышиб две доски в ограде, и вытолкнул тело шамана. Когда сам вылез, обнаружил трех воинов и служку.
  - Дальше мы сами, - храбрясь, сообщил служка.
  Я кивнул, припоминая, где находиться Рорх.
  - Надо бежать за Великим шаманом, - пискнул служка.
  - НЕТ! - рявкнул Старший таким тоном, что легчи под удар врага прыгнуть, чем ослушаться, и следом тиши, - сами справимся.
  Как это сделаем, он не уточнил, снова уйдя в бессознательное состояние. Как обычно Рорх сам нашел меня, стоило мне только выйти из-за угла.
  - КХМ, - и чего все кричат, - Стаф ослабь его.
  Хороший приказ. Правильный, вот только как его выполнить. Рорх сам редко нуждался в словах, и так же без слов мог понять и других.
  - Люди гибнуть Стаф, - с тоской в голосе сказал десятник.
  И это проняло даже больше чем стенание баб, или вид истекающего кровью соседа или приятеля. Я кивнул и определив путь передвижения врага. Побежал ему наперерез.
   Оказался возле старого колодца, уже без домика над каменным кольцом, а просто забитого досками в три ряда. Вокруг густая крапива вроде как специально выращенная, как страж от любопытства мелкой детворы. Примял отростки сапогом, взобрался на крышку, уселся. Выходить в рукопашную против этого монстра, что в медвежий капкан руку совать в надежде ногти подстричь. А из чар я знал только полог тушение, с его различными вариантами. Вот эти варианты я и собирался по перебирать. Я закрыл глаз пытаясь вспомнить, как создавался доспех голема, какие плетения использовались и как я мог из вплести в свой полог.
  - ТЫ, - волной воздуха ударило по ушам.
  Я открыл глаза и увидел весящего в десяти шагах пере домной гиганта, с летающими вокруг шарами. Что же тактику я выбрал верную, мирно сидящий человек больше заинтересует Гостя, чем воинственная стойка.
  - Я, - глухо произнес я, из-за пересохшего горла.
  - Все из-за тебя, - в голосе я не услышал злобы только раздражение и что-то еще, но что именно понять не успел.
  Развернуть полог получилась так же естественно, как вытащить нож из-за пояса, дабы подрезать гиб. Ту поднял голову и захихика словно утка закрякала. А меня осенило, доспех - это же бусы, а бусы нанизаны на веревку и если порвать веревку, то все это рассыпаться. А как порвать энергетическую веревку? На ум пришли чары паладина, что он использовал для напряжения перед рывком. Придаваться более глубокомысленным размышлениям, не было времени. И я повторил то, что увидел, вплетая подсмотренные чары в свой полог.
  Почему Ту не стал бить сразу и выжидал так и останется для меня тайной. Тщеславие и самоуверенность могли бы быть ответом, но это уже из области догадок. Факт же в то, что мне удалось ударить дважды, прежде чем противник ответил на мою атаку. Два шара поочередно из-под низа, врезались в колодец, вырывая замшелые камни и опрокидывая деревянные щиты, вместе со мной. Я кулем завалился в крапиву, изрядно и со вкусом приложился об жгучую листву лицом и руками. Больно словно в раскалённые угли нырнул. Стоило мне откатиться на мягкую траву, как я продолжил атаки. На что я надеялся трудно сказать, но воинская интуиция подсказывала, что все я делаю правильно. И остановка равна поражению.
  Шары тем временим, размолотили колодец окончательно, изрядно об трусив меня щепой и каменой крошкой. Перед седьмым ударом я почувствовал нарастающее опустошение. Гигант тем временем сместился правее и предстал пере домной в своем ужасном и не непоколебимом величии. Я улыбнулся смерти, ибо слез Серая Дева не любила. И опустил полог в последний раз.
  Откуда взялся Кошмар я не знаю он, словно из воздуха появился. Домашний страж, пушистой молнией, вцепился передними лапами в правый наплечник голема, всем телом отлитая назад. Мгновение и наплечник оторвался вместе с котом. От неожиданности растерялись все кроме моего полосатого спасителя. Тот атаковал повторно, уже нацелившись на голову, но прежнего результат не добился, только и сумел, что временно ослепить врага. Лапища схватила Кошмара за холку и брезгливо как слякоть с рукава откинула в сторону. Как Рорх умудрился оказаться подле Ту я не заметил, лишь увидел, что два крюка на длинной веревке зацепились за прореху. Новый поворот и десятника постигла та же участь что ранние досталась моему коту.
  - Бей как в последний раз, - за орал Рорх, и это при том, что голова его находилась по ту сторону забора, а тело по эту.
  Я создал полог, и обрушил его через тягучую боль в груди. В тот же миг крюки дернулись, словно на другом конце веревок кто-то прижег задницы десятку коней. Голем качнулся затем, дернулся в другую сторону и... пяток бус горохам осыпались на примятую траву. А в силовом доспехе вражины на уровне плеч образовалась не защищённая полоска. Такого шанса понятно дело наши бойцы не упустили. Я же чтоб не мешаться под ногами у славных воинов отполз к забору где, пыхтя трепыхаясь пытаясь выбраться из деревянного плена Рорх.
  - Кажется, мы побеждаем, - усталым, но очень довольным голосом сообщил я десятнику.
  - И это без меня, - тут же заворчало с той стороны забора.
  - Лихо они его, - оперившись спиной о доски, кратко обрисовал я ситуацию Рорху.
  Лицо нещадно кусалось, и чтоб не искушаться, я спрятал руки под зад, но идея оказалась не из лучших руки-то тоже об крапивлены. Рорх наконец-то вырвался из плена, и так же привалился к забору и, отдышавшись, с гордостью сказал.
  - Хорошо работают. Видна и выучка и запал.
  Сам он не спешил вступать в битву понимая, что будет лишь помехой, а не как не подспорьем. Тем временем Лука с не полным десятком, сноровисто разделывался с Ту. Враг был по-прежнему опасен, но уже не неуязвим. А привычка драть в полной безопасности сейчас сыграло против врага. Одно дело крушить все и вся безнаказанно другое, когда тебя то и дело тыкают чем-то железным, огнем или ядовитым. Так что бой не затянулся, не прошло и пяти минут, как враг, кинул кольцо на землю, то вспыхнуло зеленым, образовывая воронку, в метр ширенной. Силовой доспех спал, Ту палкой нырнул в зеленый зев провала. Хлоп и вот победа. Знает какой звук победы? Это тишина, звенящая радостная тишина.
  - Да, а нам это все убирать, - сказал парень с обломком меча в левой руке, он явно был из рода Миронов.
  Я глянул на Рорха, тот кивнул, отпуская меня. Бегать по селу и искать Марту не стал, а побрел к дому. Едва успел открыть калитку, на шею мне бросилась моя благоверная, понятно дело со слезами. Я ее крепко обнял, погладил по волосам, поцеловал в макушку, скулы свело, я едва сдерживал нахлынувшие эмоции. Верил, до конца верил и даже знал, что с ней все хорошо. Но когда она в объятиях это нечто другое. Она отпрянула, вытерла тыльной стороной ладошки слезы, и глянул своим карими глазищами на меня. Тут же ойкнула и посерьёзнела, словно меч в груди увидела.
  - Что с тобой, - голос, спокойный твердый полный решимости.
  - Да дедова защита от детей, - попытался отшутиться я, но взгляд милый стал еще более серьезным, - крапива возле старого колодца расстаралась.
  - Это ты еще легко отделался. Пошли быстрее мазью намажу, а то с неделю чесаться будешь.
  В сенях задержался, подошел к Кошмару глянул в его хитрющие зеньки, и почесал пальцем между глаз, за что получил краткое мур. Какие могут быть слова промеж друзей.
  А дальше закрутилась суета в поселке. Поиск и обихаживание раненых, возвращение детворы, сбор скотины. Уборка и временная починка жилья. Приведения в порядок того, что еще можно привести. Без жертв не обошлось, паладин убил пятерых, одно сразу, когда на мостки приземлился, троих в драке щитом, пятый от нанесённых цепом ран умер уже позже. Еще десяток были тяжело ранены, но вроде должны выкарабкаться. Старший шаман послал за знахаркой, на дальний хутор. На второй день была тризна о погибших, на четвертый праздновали победу, на шестой, держали большой совет, где решали, как село в нормальное состояние приводить. На что Мироны заявили, к зиме все в тепле будем, но прежний вид село приобретет не раньше, чем на летнее солнцестояние. Это если без помощи Великого шамана. Но совет решил, что будем жить своими силами, и не чего его будить. Хотя с его помощью, через неделю все было бы как прежде. На восьмой день, был делёж добычи. Мои заслуги в битве признали все, от воеводы со старостой до шамана и воинов. Но вот из добычи не выделили не медьки. Я промолчал хоть обида так и толкала из горла гадостные слова. После совета даже домой заходить не стал, сразу на реку ушел.
  Удочка в руках и мирный ток воды, уняли гнев и приглушили обиду, еще и улов был, что надо уже поймал пять Красно-брюшек еще одну и можно на уху жене нести. Ловить их сложно, клюют исключительно на бледного сверчка, и подсекать нельзя, нужно плавно тянуть. Сам-то я их редко ловлю, все больше Митьку прошу мельника сына.
  - Успокоился? - голос шамана раздался справа, я повернул голову, сидит так, словно с утра уже место пригрел, ноги босые, пальцами травинки перебирает.
  - Угу.
  - Эх, вижу не совсем еще. Молод, вспыльчив сам таким был. Вот ты думаешь, что мы тебя обидели заслуги твои только словом и отметили. А вот и нет. Не побежал бы надутым, что лягушка через соломку, не пришлось бы мне старому сюда идти. Молчишь, вот и молчи правильно это, теперь слушать надо. Не знаю, заметил ли ты, но мы уже как год живем своим умом без пригляда Великого шамана, - я это знал, но как-то не принято было это вслух обсуждать, в семье так обмолвились пару раз и все, - если в хозяйстве у нас все более-менее ладиться, то в военном деле все куда как сложнее. Воины у нас знатно обучены, вот только этого мало. А напади они впятером, чтобы с нами было?
  Он умолк, я насупился. А что было бы? Первую атаку может, и отбили бы, но втору точно нет. Нас стерли бы с лица земли. Когда над нами был Великий шаман, он таких вышвыривал одним махом, или же усиливал воинов в десятки раз. А сейчас надо самим как-то справляться. В рабский ошейник, никто из нас под страхом смерти больше не полезет, когда тебя как марионетку дернуют, хуже чувства нет.
  - Ты видел, что может сделать один полоумный паладин, - тем временем, продолжил свою мысль шаман, - а мы видели, что можешь сделать ты.
  - Ааа, - невнятно протянул я.
  - Не будь тебя и твоего полога разрушения, нам бы пришлось ой как туго. И тризну справляли бы не по пятерым, а по десятку и не одному. Так что тебе надо отправиться в город и обучиться этому как следует.
  - Так это же золота надо, - растарено, пролепетал я.
  - Село расщедриться. Нам чародей нужен больше, чем драгоценный метал.
  - Значит вот какая моя награда.
  - Да.
  - Кто еще?
  - Ник на скрыта, ушел учиться. Еще у Зоры дар целителя прорезался.
  Это же год обучения, а покидать село и тем более жену на такой срок я ой как не хотел. Шаман на то и шаман понял мои горестные думы сразу.
  - Все мы жертвуем чем-то во блага всех. Ну а жене ты ребенка справишь, чтобы она без дела год не сидела, да на мужиков не засматривалась.
  - Да я уже три года как пытаюсь, - вспылил я.
  - Еще месяц попытаешься, а потом за нужным зельем съездишь.
  - Так засмеют, - почти крикнул я.
  - Ну, я доеду. Не суть.
  Ему не суть, а все это мне Маре объяснять. Но то, что ехать надо это факт.
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Чернованова "Невеста Стального принца"(Любовное фэнтези) Э.Милярець "Академия Шаманства"(Уся (Wuxia)) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) В.Крымова "Скандальная невеста, или Попаданка не подарок"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) М.Адьяр "Страсть Волка"(Боевая фантастика) А.Эванс "Дочь моего врага"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"