Мир Олег: другие произведения.

Мертвые люди (часть 1)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 6.19*33  Ваша оценка:

   Проснулся я сразу, будильник умудрился прокричать только два раза, рывком откинул одеяло, уселся на кровать, слегка поморщился, когда ноги коснулись холодного пола (вечно я куда-то тапки с вечера деваю). Подойдя к столу, одним ударом по крышке успокоил надрывающийся будильник. Люблю просыпать резко, без всяких там долгих разлёживаний и отсрочек на пять минут, дабы понежиться. Всласть зевнул, семь часов - времени до начала пары еще вагон и маленькая тележка. Ногой включил компьютер, как и у большинства людей моего возраста - первое действие после пробуждения, теперь можно идти умываться, чистить зубы, ставить чайник. Черный кейс приятно заурчал, отзываясь на мои действия, и под писк включающегося монитора я ушел в ванную.
   Небольшая кружка с изображением Леонарда из черепашек ниндзя стояла по левую руку, завтракал я исключительно одним кофе, не могу с утра засунуть в себя ни кусочка из еды. Не спеша проверил форумы и соцсеть, допил кофе и только потом предпринял попытку одеться. Натянул штаны, надел относительно чистую рубашку, когда "скайп" призывно запищал.
   - Кому там не спится?
   Саня прислал ссылку, я кликнул на надпись и продолжил одеваться. Саня, прозванный Нырком, откуда появилась кличка - я не знал, а он сам об этом не распространялся, и злился, когда кто-нибудь его так называл. Познакомились мы через он-лайн игру, вместе ходили на боссов, делали квесты, через два месяца каждодневной он-лайна и общения через конференцию мы стали если не друзьями, то хорошими приятелями. Потом я съездил пару раз на сходку геймеров, и мы недурно с ним отдохнули. Когда я поступил в университет, оказалось, что Саня тоже в нем учится, только на другом потоке, но это нисколько не мешало нам пить пиво по вечерам.
   Перекинув рюкзак через плечо, я постучал по карманам: ключи, кошелек, телефон, все на месте. "Вырубаю комп и на пару, без двадцать восемь как-никак. Блин, ссылка", - нагнулся над столом, щелкнул на "плей", картинка задергалась, снимали примерно со второго этажа, на фоне слышался английский мат. Камера выхватила мужика, пьяной походкой бредущего по дороге. Я скосил взгляд на таймер, семь минут, нет времени смотреть целиком, и прощелкал все видео по кускам. Так и не поняв, в чем прикол. Мужик кидался на людей, его отталкивали, а под конец жестоко избили, если судить по обилию крови на его лице. С каких это пор Санька потянуло на чернуху? Так, все, пора бежать. Вырубил компьютер, вышел из квартиры, пока возился с ключами, услышал, шаги сзади кто-то поднимается по ступенькам. Справившись с ключами, закрыл дверь, обернулся, на марше внизу стояла соседка, баба Нина, женщина лет под шестьдесят, с вредным характером и привычкой вешать ярлыки, чтобы затем с пеной во рту доказывать их правдивость. Меня она невзлюбила на второй день как я снял квартиру, и все из-за того, что не пустил ее с инспекционной проверкой, на свою жил. площадь.
   - Здрасти, - мирно поприветствовал я старушку.
   В ответ же удосужился лишь легкого кивка и пристального взгляда. Да и плевать, мне с ней детей не крестить, как бы выразился бы мой батя. Сбежав по лестнице вниз, глянул на циферблат, в отличие от сверстников, я любил наручные часы. Куда удобнее смотреть на руку, чем каждый раз лезть за мобильным. На улице царила не по-весеннему холодная погода, хорошо, что зимнюю куртку в шкаф не закинул. Блин, без пятнадцати, лишь бы на трамвай не опоздать.
   Фу, успел в последний момент, но успел, народ в общественном транспорте редко отличается радушием, а уже с утра и подавно. Но сегодня чувствовалась какая-то особая нервозность, словно ученики из частной школы впервые попали в общественный транспорт. И от этого ждали неприятностей в любой момент. Поездка до университета отнимала минут двадцать, конечно, от общаги идти всего-то минут пять. Но родители, когда узнали о моем зачислении, твердо заявили, что я не буду жить в общаге, ничем не мотивируя свое заявление. Спорить с ними бесполезно, начни я упираться рогом, лишат денег и крутись потом, как хочешь. Не то чтобы я сильно жалел об отсутствии возможности поживать в общаге, но все же ограничение в свободе выбора напрягало. На пару я опоздал, как и большинство студентов. Лектор, пожилой мужичок с залысиной и вечно мятом пиджаке, отличался редким пофигизмом. У него стояла задача провести лекцию, он эту задачу выполнял. А сколько народу и как внимательно слушают, его несильно волновало. С трудом досидев до конца, вышел в коридор, народ вокруг был какой-то дерганый, большинство пялились в мобильные, здесь с легкостью ловился "вайфайский" из библиотеки, естественно, он был запаролен, но код доступа знал почти каждый. Кто-то кривился, кто-то ржал, девчонки фыркали и отворачивались. Один я, как дурак, не понимал, в чем дело. Достал телефон, набрал Саньку.
   - Здоров будешь, - после третьего гудка послышалось в трубке.
   - И тебе не хворать, - привычно отозвался я, - ты где?
   - Курю, давай, подтягивайся.
   Я убрал телефон быстрее, чем там послышались гудки отбоя.
   Курили, как завелось с давних времен, за углом, чтоб не сильно раздражать преподавателей.
   - Здорова, - я обменялся рукопожатиями с присутствующими. Саня сидел на спинке скамейки, поставив ноги туда, где должна находиться задница, наполовину скуренная сигарета тлела, разъедая глаза. Постоянно ежась под потоками холодного весеннего ветра, он нежно держал на коленях ноутбук. Стас стоял рядом, в черном пальто с высоко поднятым воротом, втянув шею, светлые волосы были аккуратно уложены гелем, руки находились в карманах.
   Со Стасом я был плохо знаком, мутный он какой-то и заносчивый.
   - Что за хрень сегодня твориться? - с ходу задал я мучащий меня вопрос.
   - Да всеобщий апокалипипец, - весело ответил Санек, - на, глянь.
   Он развернул ко мне "ноутбук", - я наклонился, щуря глаза, пытаясь рассмотреть происходящее на мониторе. Качество было, мягко говоря, не очень, фигура на четвереньках что-то делала с лежащим телом. Ролик длился не более минут, но я так ничего и не понял.
   - И?
   - Ты что, совсем дурак? - не пойми с чего разозлился Санек.
   - Забей, Шура, твоя теория не выдерживает никакой критики, - ежась от ветра проворчал Стас.
   - Что за теории?
   - Понимаешь ли, наш параноик говорит, что мир захватили зомби, - я не удержался и фыркнул, - во-во, и я так же думаю. Скорей всего, вирусная реклама или пиар ход, в поддержку новой игры или фильма, а может и новое реалити-шоу. Да мало ли что.
   - Да обычный флэшмоб, - продолжил я мысль.
   - Стас, - наш параноидальный друг повернул к себе ноутбук, - я вычитал это у авторитетных блогеров, и не только ближнего зарубежья, но и дальнего, и все они говорят о восстании мертвецов.
   - Пф-ф-ф, - решил я внести свою лепту в спор, - блогеры те же репортеры, продажны до мозга костей.
   - Что прям все? - ехидно спросил Санек.
   - Зачем все. Хватит двух-трех особо авторитетных, а потом и все остальные подхватят, - Саня, не отрывая взгляда от ноутбука, хмыкнул, что означало верх скептицизма, - возьми самую популярную и известную газету нашей страны, они напишут скажем, что через неделю конец света, потому что кто-то там предсказал. И в итоге мелкие газетенки с пеной во рту подхватят эту новость, еще и кучу подробностей допишут.
   Саня выплюнул докуренную сигарету, закрыл крышку ноутбука, зло буркнул:
   - Пошли бы вы.
   - Да не злись ты, все будет хорошо. Если пришел писец, то пока он до нас дойдет, мы уже состариться успеем, - я попытался съехать на шутку, но вышло как-то коряво.
   - Что, пошли грызть гранит науки? - предложение Стаса было встречено дружным вздохом. Вторник не самый поганый день недели, но идти учиться не хотелось.
   Оставшийся день прошел нервозно-дергано, все обсуждали видео с ожившими мертвецами, строили кучу теорий, причем один и тоже человек сначала был сторонником, что всему миру пришел конец, затем что это тупой розыгрыш, а потом снова кричал нам всем писец, и пора бы оттянуться по-полной. Это раздражало, хотелось послать всех к черту. К счастью для себя, я вовремя вспомнил про наушники и новый альбом одной из любимых групп, отгородившись от безумных теорий хорошей музыкой, я коротал время. К концу учебного дня я был разбит и зол, поэтому от предложения Санька пойти и дернуть по пиву, отказался. В трамвай не полез, чтобы еще больше не раздражаться, неспешно побрел домой.
   В то, что мог настать общий армагеддец, не верилось. Это только в фантастике вирус вырывается на свободу и за день весь мир превращается в зомби. В реальности такого просто не может быть. Во-первых, любой вирус создают в лабораториях с кучей степеней защиты, и если даже какой-нибудь психованный ученый захочет вынести его наружу, то этого придурка наверняка остановят еще около первой двери. В голове тут же вспыхнуло воспоминание о передаче по "Дискавери", про проверку людей на монетном дворе, они там не то что банкноту, даже чернила на пальцах вынести не могли. А уж в секретных лабораториях охрана наверняка получше будет. Террористы сразу отпадают, им нужен мир, здоровый жирный и испуганный, чтобы доить из него деньги. Им легче взорвать пару бомб, чем травить всех, да еще вирусом, способным поднять мертвых. Во-вторых, сам по себе подобный вирус возникнуть не может, появилась бы куча промежуточных мутаций. И СМИ про такое явно не смолчало бы, те же самые фармацевтические компании попытались бы нас напугать. Чтобы мы, как стадо, бежали бы покупать лекарство. Спонтанная мутация? Да не, бред, такого быть не может.
   Слева между домами заметил движение, напрягся, прикидывая, куда бы бежать в случае появления личностей криминального характера. В десяти шага лестница на мост, а потом прямо, хрен догонят. Я приосанился, приняв более уверенный вид, когда путь к отступлению продумал, можно поиграть в героев. Как бы невзначай посмотрел налево, женщина в дорогом полушубке еле волочила ноги, насколько я успел заметить, колготки на ногах порваны, волосы растрепаны, лица не видно. Не идет, а тащится. Блин, только этого мне и не хватало.
   - Эй, с вами все в порядке? - крикнул я издалека, не делая попыток приблизиться.
   Женщина промолчала, но вроде ускорила шаг, черт, наушники, выдернул их из ушей, повторил вопрос. Нулевая реакция.
   - Хрен с тобой, золотая рыбка, - пробубнил я себе под нос, свой долг добропорядочного гражданина выполнил, попытался помочь.
   Женщина сократила дистанцию до двадцати шагов, по-прежнему молчала, только теперь я смог увидеть на ее руках кровь. Я было дернулся вперед, но тут же одернул себя. Оно мне надо? Наркоманка, наверняка, нормальная орала б как резанная или рыдала бы в истерике, а тут, по идее, обдолбанная. Ну на фиг ее, одни проблемы потом будут, если не от бандбюгов, то от ментов точно. Вдев наушники, я стремительно взбежал по лестнице, уже сверху глянул на наркоманку, та замерла на том месте, где раннее стоял я, словно потерянная.
   До подъезда своего дома я дошел терзаемый мыслями о судьбе наркоманки, может ментам сообщить. Ага, номер пробьют, а потом в свидетели запишут, ну а там уже один шаг до соучастника. Сам я со стражами порядка дел не имел, но, по рассказам того же Сани, обычно сотрудничество с ними себе дороже выходит. И чего я голову пустяками забиваю. Тьфу, блин. Зайдя в подъезд, столкнулся нос к носу с бабой Ниной, вообще-то по всем правилам женщинам ее возраста предписано сидеть на лавочке и всех приходящих называть наркоманами и проститутками. Но она неутомимо курсировала по этажам, с какой целью - непонятно. Вот и сейчас стоит на пятом за решеткой, это соседи на последнем этаже перестраховываются, перегородили лестничный марш.
   - Здрасти, - еще раз поздоровался я на всякий случай, лучше два раза, чем случайно забыть про один.
   Закрыв входную дверь, кинул рюкзак на полку, перевел плечами, на спине до сих пор ощущался недобрый взгляд старушки, скинул ботинки, повесил куртку. И отработанным за долгие годы ударом ноги включил компьютер. Сам же пошел ставить чайник, пил я исключительно растворимый кофе, по непонятным для себя и окружающих причинам сваренный я не переносил. Сделал два бутика с копченой колбасой, залил в кружку кипятка, и понес все это дело к столу. Открыл новостной портал, там вовсю пестрели заголовки про оживающие трупы. Да они что, издеваются, мне в университете этого за глаза хватило. Откинувшись на спинку стула, я закрыл руками глаза, достали уже.
   Телефон злобно завибрировал на столе, после лекций я так и не включил звук, посмотрел на дисплей "мама". Нажал кнопку приема, поднося телефон к уху.
   - Привет.
   - Привет. Ты как, в порядке? - послышался взволнованный голос в трубке.
   - Да, что со мной будет?
   - По телевизору разное говорят, - моя мама при всех ее достоинствах была очень впечатлительным человеком, - а до тебя не дозвониться.
   - На лекции был, не слышал. Как у вас дела?
   - Соседа нашего, Петровича, ну ты его знаешь, утром в горячке увезли, говорят кто-то покусал.
   - Мам, я-то тут причем?
   - В новостях же говорят.
   - Да не слушай ты этот зомби ящик.
   Дальше разговор перешел в обычной треп матери и сына, меня спрашивали, что ем, как сплю, есть ли еще деньги, и как поживает моя девушка. На все эти расспросы я давал невнятные и пространственные ответы, ничего не конкретизируя, под конец разговора я еще раз попытался убедить маму, что мир не катится в тартарары, и все хорошо.
   Положив мобильный на стол, я отпил остывший кофе, не так и плох, и чего это многие возмущаются по поводу остывшего кофе. Откусил большой кусок бутера, в задумчивости уставился на монитор. Все эти новости порядком поднадоели, я вырубил браузер, после нескольких минут поиска и раздумий врубил комедийный сериал. Хотелось отвлечься и забыться.
   Спать я лег около двух часов ночи, очень уж хотелось досмотреть сериал. Если что, на лекциях отосплюсь, не в первый раз.
  
   ***
  
   Утро началось по заведенному ритуалу: будильник, комп, ванная, чашка кофе. В новостях я не стал рыться принципиально, итак догадывался, о чем они будут, поддаваться общей истерии никак не хотелось. Поэтому просто почитал несколько анекдотов, дабы поднять утренние настроение. И, не в пример большинству дней, пораньше собрался в универ.
   Трамвая я дожидался в гордом одиночестве, то ли все уже уехали, то ли еще не пришли. Погода не подкачала, небо почти без облаков, солнце желтым пятном поднималось из-за крыш домов. Ветер, как обычно, больше раздражал, чем вытягивал тепло. Красная железяка, созданная еще в Советах, показалась из-за угла домов, я неспешно отсчитал нужную сумму денег, шмыгнул носом. Дверь открылась напротив меня, я шустро вбежал внутрь, народу почти нет, так, в конце вагона терлась пара мужиков не первой свежести: грязная одежда, опухшие морды. Одного вообще болтало в кресле, небось, спит с бодуна. Знал бы, что так мало людей ездят в это время, всегда бы выходил пораньше. Пара минут ожидания в университете стоят вот такой поездки. Кондукторша с заспанными глазами приняла деньги, не смотря на меня, протянула билет. Трамвай тронулся, женский голос сообщил название следующей остановки, я прислонился к поручням, в кармане завибрировал телефон. Кому там не спится? Саня.
   - Тебе чего? - вместо приветствия буркнул я.
   - Ты где? - с той стороны трубки тоже не отличались вежливостью.
   - В универ еду.
   - Ну его в жопу, давай к нам, - голос Санька был очень возбужденным.
   - Тебе в жопу, а мне батя за прогулы башку оторвет до самых яиц.
   - Хорош ныть, оторвись от мамкиной титьки. Короче, давай к нам, помнишь, где Стас живет?
   - Не-а.
   - Запоминай, - Санек несколько раз назвал адрес.
   Я не особо ориентировался в городе, но улицу, где жил наш общий знакомый, вспомнил.
   В конце вагона засуетились мужики, тот, что спал, полез драться к приятелям, те попытались успокоить дебошира, я особо не приглядывался, дабы не спровоцировать их агрессию на себя.
   - Мля, да он меня укусил, - заорал один их них.
   Трамвай замер на остановке, я, слегка поколебавшись, выскочил, на фиг их, лучше пешком пройдусь, а то напрягает как-то находиться в замкнутом пространстве с психами. Пройдя несколько кварталов, я удивился такому малому количеству людей в городе. Да что за нафиг. Пустынные улицы пугали, я невольно ускорял шаг. Пару раз звонил Сане, чтобы уточнить адрес и пути подхода к подъезду. Приятель матерился, но подсказывал
   Войдя во двор, я огляделся, никого, блин, кодовый замок, снова набрал Саню.
   - Код назови?
   - А, щас, - в трубке послышался шум и далекий крик Сани, - набирай.
   С первой попытки не получилось, то ли я ошибся, то ли Саня что-то напутал, вторая увенчалась успехом. Спокойно поднялся на четвертый этаж, утопил кнопку звонка, за дверью послышалась мелодичная трель звонка. Щелкнул замок, дверь отворилась, я инстинктивно ждал увидеть Саню, но на пороге стоял Стас в серых шортах и белой майке со смайликом во всю грудь, логично, его же квартира.
   - Разувайся, заходи, - без энтузиазма в голосе сказал хозяин квартиры, уходя в комнату.
   Со Стасом я общался исключительно в компании с Саней, общих интересов у нас с ним не прослеживалось, отдыхал у него на квартире пару раз и все. Вообще, сам Стас мне казался слегка странным человеком, снимал трехкомнатную квартиру с хорошим ремонтом и неплохой мебелью, плазма на стене, холодильник до потолка, кухонный гарнитур который я видел только в каталогах, диваны кожаные и так далее по тексту. Вот только одежда у него самая обычная, ни тебе дорогих брендов, ни забитых шкафов. Как-то раз он сказал, что не хочет выбиваться из общего ряда, но в это слабо верилось. То же самое касается и машины, "бемка" последних годов, вот только денег на бензин у него по жизни не было, поэтому транспортное средство постоянно стояло во дворе. В общем, куча шикарных вещей при полном отсутствии денег.
   Я прошел в комнату, в нос ударил стойких запах мандаринов.
   - Что за паника на корабле? - спросил я у Санька, сидящего на кресле.
   Тот выставил кулак вперед, я ударил своим, поздоровались.
   - Вот, держи, - он протянул мне сигарету, я сморщился, пробовал курить, но не понял, в чем кайф, бросил, - держи-держи, поверь, пригодиться.
   Мне не сложно, могу и взять, уселся на соседнее кресло.
   - Смотри, - тон, каким было сказано это, мне ой как не понравился, было в нем что-то обреченно зловещее.
   Водрузив на колени ноут, нажал на энтер. Картинка дернулась, показывая двух мужиков, бредущих к беззаботно махающего метлой дворнику. Дворник, по-видимому, услышал шаги, обернулся, ближайший из бредущих кинулся на него. Они упали, камера задергалась, приближая картинку. "Мать честная, да он же его жрет", - на заднем фоне послышался визжащий голос парня. Камера еще раз дернулась, беря максимальное приближение, дворник орал, пытаясь отбиться от напавшего, у него это почти вышло, но сверху навалился второй. Видео показало еще несколько секунд как жрут мужика и закончилось.
   - Саня, ты достал с чернухой, - тело слегка потряхивало, а голос дрожал, видео поражало своей достоверностью.
   - Игорь, какая, в жопу, чернуха, это наш город, в этом дворе я бухал неделю назад! - заорал Саня, выхватывая ноут.
   - Не верю, что за бред.
   - Вот, - Саня указал на экран, - сломанные качели, долбанный грибок, даже наши бутылки на крыше детского домика.
   - Мать, да этого просто не может быть, - осиплым голосом прохрипел я.
   - Что, тоже скажешь, вирусная реклама или пиар ход. Это писец, огромный здоровый писец.
   Я дрожащей рукой засунул в рот сигарету, перед глазами мелькали все картинки из роликов, что видел раньше. Все это правда.
   - Иди на кухню, там покуришь.
   Я, как послушная кукла, выполнил распоряжение. Зайдя на кухню, прикрыл дверь, было сильно накурено, даже вытяжка с открытым окном не могли справиться с дымом. Возле газовой плиты, скрестив руки на груди, с кислой миной стоял Стас, возле стола сидела Маринка.
   - А как же образование, Стасик? - девушка продолжала уже начатый разговор, не обратив на мой приход ни какого внимания. Я растерянно заозирался вокруг в поисках зажигалки, а вот она, возле пепельницы.
   Маринка сидела ко мне в пол-оборота, зажав между пальцами тоненькую сигарету, на лице легкий макияж, волосы собраны в хвостик. Несмотря на раннюю весну, одета была в легкую кофточку и джинсовую мини-юбку. Она мне казалась столь же странной, как и Стас, училась прилежно, но из ночных клубов при этом не вылезала. То она со Стасом, то уезжает с непонятными мужиками, то просто ходила, игнорируя всю нашу компанию. Возможно, я не в курсе происходящего, или воспитание не то, от того и туплю. Мы с ней не общались, здоровались и то через раз. Виной тому день знакомства, она пыталась выдать себя за сверхумную, бросаясь афоризмами великих людей. Я был не в меру пьян и ехидно заметил, что надо жить своими мозгами, а не цитировать успешных людей. На том наше общение и закончилось.
   - А что образование, - унылым тоном ответил Стас, - закончится эта хрень и продолжишь учиться.
   Сделав глубокую затяжку, закашлялся, положил недокуренную сигарету в пепельницу, Маринка не упустила возможности презрительно хмыкнуть. Да пошла бы она. Саня был прав, сигарета помогла, кашель вывил меня из оцепенения. Надо срочно позвонить родителям. Вышел в коридор, нажал кнопку быстрого набора. После второго гудка ответили.
   - Да, - я ждал мать, но услышал голос отца.
   - Па, вы как?
   - Нормально, - и не дав мне сказать, продолжил, - сначала о тебе.
   В голосе отца засквозил метал, такое случалось редко, но когда случалось, лучше не перебивать и слушать внимательно. Батя, хоть и бухгалтер, но, как и все в его годы, отслужил в армии, по слухам, зазывали в снайпера, но он отказался. Вернувшись на гражданку, закончил учебу, устроился на работу по специальности. Несмотря на миролюбивость страстно любит охоту. Бывал я с ним пару раз, где и убедился, что стреляет он выше среднего. Тогда он и заговорил впервые со мной жестко, без всякой мягкости в голосе, когда я по дурости чуть было не сунулся в сектор обстрела.
   - Ты где?
   - У друга на квартире.
   - Сколько вас?
   - Пока четверо.
   - Это хорошо, - небольшая пауза, - значит так, сидеть там, никуда не вылезайте. Еда как, есть?
   - Вроде да, - неуверенно буркнул я, не нравились мне его вопросы.
   - Хм, я перечислил тебе на счет деньги. Закупились всем необходимым, денег не жалей. Бери продукты плохо портящиеся, воды возьми. В общем, сам подумай, что тебе надо, не дурак, вроде.
   От этих слов меня слегка затрясло, батя никогда не отличался паникерством, а тут такое. Выходит, дела обстоят совсем плохо.
   Кухонная дверь открылась, выпуская громко смеющуюся Маринку, черт, ее только и не хватало, щелкнул светом, зашел в ванную.
   - Батя, я к вам поеду, двести километров - это максимум три часа езды, - горло пересохло, от этого голос прозвучал хрипловато.
   - Нет, - пауза, - на дорогах сейчас хрен поймешь, что творится. Вчера какие-то отморозки расстреляли две машины и ничего не взяли. Похоже, просто веселились, - от злости в голосе я представил, как ходят жернова у отца на лице, а кулаки сжимаются, - у нас тут бардак, всякая мразь повылезала. Рейсы автобусов отменены, туда даже не суйся. Как все устаканится, мы сами приедем за тобой. Кстати, где квартира находиться?
   - Недалеко от центра.
   - Плохо, перебраться есть куда?
   Я призадумался, могу уехать в съемную квартиру, но только один, сомневаюсь, что кто сорвется, это я и сказал отцу.
   - Ясно, один не суйся, держитесь вместе. Главное, не лезь никуда.
   - Хорошо. Пап, как вы там?
   - Нормально, всем охотничьим коллективом едем на дачи. Двадцать ружей, отобьемся. Ты, кстати, помнишь, где наша дача? - услышав мой утвердительный ответ, продолжил, - есть вероятность, что встретимся там.
   - Как мама?
   - Нормально, плачет только иногда. Она сильная. Справится. Ладно, сына, поаккуратнее там, - пауза, - и если найдешь оружие, бери, не раздумывая. А лучше на удачу не надейся, сам поищи, - это было финальным штрихом, - Да ты прям сейчас сходи в магазин, в супермаркеты не лезь, лучше в мелкий какой-нибудь.
   - Хорошо. Пап, что вообще происходит, - хотелось услышать правду от отца, весь этот интернет и телик одно, а вот слова бати - совсем другое, это как последняя инстанция.
   - Точно не знаю, но, похоже, звездец, мертвые восстали. Официальные власти твердят про спокойствие и контроль над ситуацией, но это вранье. Не знаю, сын, страшно это всё. Ладно, будь на телефоне.
   - Хорошо. Маме привет.
   В трубке послышались короткие гудки. Положив телефон в карман, открыл холодную воду, набрал в ладошки ледяной воды, несколько раз умыл лицо. Все, хватит сопли жевать, надо действовать.
   В комнате играла музыка, трое сидели за столом, о чем-то бурно спорили и смеялись. У них что, истерика? Тут всем писец, а они ржут. Но вслух я говорить ничего не стал.
   - Сань, я до магазина, куплю пожрать чего-нибудь.
   - Игореха, забей, ща Бизон придет, жрачку принесет.
   - Я все же схожу, - идти никуда не хотелось, но игнорировать советы отца не стоит.
   - А вали, - спокойно отозвался Стас махнув рукой, - только ключи возьми, чтобы нам двадцать раз не вставать.
   - Угу.
   Выскочил из подъезда, холодный ветер ударил в лицо, остужая пыл. Черт, что я творю, а если бы зомби стоял возле дверей, хоть осмотрелся бы. Мать... Меня передернуло от подобной мысли. Я до конца не верил, что мир захватили мертвяки, но все равно надо быть осторожнее. Огляделся по сторонам - никого. Пфф, повезло. Так, где тут магазин. Вышел на перекресток, огляделся, вроде там, повернул налево. Людей на улице почти не было, так, пара-тройка, женщин спешащих по делам, да подростки на остановке. В магазин я зашел осторожно, сначала открыл дверь, посмотрел, что творится внутри. За прилавком стояла женщина возрастом глубоко за тридцать, лицо миловидное, но отрешенно грустное. Я деликатно кашлянул, привлекая к себе внимание.
   - Что вам? - выходя из оцепенения, спросила продавщица.
   Я перечислил необходимые товары, она неспешно перегрузила их на прилавок, протянул пластиковую карточку, пока сгружал все в пакет, она осуществила платеж.
   - Спасибо.
   Продавщица промолчала, задумчиво посмотрев на мобильный телефон в руках.
   До квартиры я добрался почти бегом, находиться на улице было неуютно.
   Из комнаты доносилась громкая музыка, и смех. Что за пир во время чумы? Закинув на кухню продукты, только после этого пошел к приятелям. Вся компания сидела вокруг журнального столика, в центре стояла бутылка водки, по краям лежала наскоро приготовленная закуска.
   - Вы что творите? - стараясь перекричать, музыку спросил я.
   - Успокойся, Игореха, все пучком, - весело отозвался Саня.
   - Какой пучком, вы видели, что творится за окном, - вспылил я.
   Стас выключил звук на центре, повернулся ко мне.
   - Сядь, сейчас все объясним, - я плюхнулся на диван со злобной физиономией, - зачем себя накручивать и впадать в панику. Добра от этого никому не будет, а скорей наоборот - только вред. Через дня три солдаты и менты разгребут это дерьмо, и мы спокойно продолжим жить, без всякого ущерба для себя.
   - Игорек, - это уже Саня, - пойми, мы ничего не можем сделать в сложившейся ситуации, кроме как ждать. Пайка нам хватит на неделю. Нечего волноваться понапрасну. Лучше выпей, - он протянул мне рюмку, я машинально взял, - мы не герои в красных трусах и плаще.
   Маринка хохотнула, поддерживая шутку, пить совершенно не хотелось, но оказаться белой вороной хотелось еще меньше. Залил алкоголь в глотку, сморщился, схватил бутик, закусил.
   - Понимаешь, у нас всех сейчас шок и стресс, а лучшее средство против этого недуга? Правильно, водка. Мы же все славяне, - после этих слов Стас налил по второй.
   Выпили. Я не мог просто так сидеть и напиваться, неспокойно на душе.
   - А что будем делать, если все не разрулят?
   - Блин тебе все не уняться, - скривив недовольную рожу, простонал Саня, - когда это потом настанет, тогда и разберемся.
   Ответ меня полностью не устраивал, но, чтобы более не обострять ситуацию, я промолчал. После третьей зашумело в голове, и действительно стало легче, ушли нервозность и страх, на их место пришло успокоение. Действительно, чего паниковать. Нас никто не убивает и не жрет. Странно устроена психика современного человека, если тебе хорошо, то остальное побоку. А то, что по улицам бродят зомби, плевать, что мы, зомби по телику не видели. Твою же мать. Меня пробил холодный пот, а руки затряслись так, что едва смог удержать рюмку. Та наркоманка под мостом и мужики в трамвае, они же... а если бы я кинулся им помогать, то... Я встряхнул головой, не хочу думать, что могло бы случиться. На хрен все.
   Не успели мы допить бутылку, как в дверь забарабанили, все вздрогнули, Маринка вцепилась в руку Стаса, не давая ему подняться. Но все страхи оказались напрасными, за дверью оказался Бизон, он же Георгий. Четвертое звено в нашей товарищеской цепи. Он громко поржал над нашими страхами, закинул две большие сетки на кухню, и если судить по звуку, в них находились бутылки. Бизон учился вместе с Саней и, насколько я понял, они являлись друзьями детства. Гоша был под два метра, широк в плечах и навевал мысли о том, что он завсегдатай тренажерного зала. Но это не являлось действительностью, просто природа щедро наградила его габаритами, и только слегка кривой нос напоминал об детском увлечении боксом. В целом, он был нормальным парнем, с грубоватыми шутками и простецким взглядом на жизнь.
   Бизон посетовал на то, что начали без него, и, хмуря брови, велел налить штрафную. После чего сообщил, что должны подойти Светка с Танькой. Этих девчонок я не знал, поэтому не стал уточнять, чего это они поперлись к нам, а не к родителям. Пьянка набирала обороты, гремела музыка, словно отгораживая нас от реального мира. Все натужно веселились в перерывах от выстраивания теорий прихода писца и просмотра роликов. Затем пришли Танька со Светкой, обе брюнетки, на лицах сияли улыбки, а в глазах искрилась радость, словно мир не катился в бездну, а это всего лишь отсрочка в учебе. С их появлением градус веселья увеличился, может, и не они были тому виной, а алкоголь - это и не важно. Главное, на какое-то время мы забыли, что мир вокруг полон мерзких тварей. Все разбились по парам, один я остался в гордом одиночестве, что меня, в принципе, устраивало.
   Вырвали из пьяного угара выстрелы, даже через грохот музыки отчетливо слышалось, как грохнуло невдалеке. В сознании остались только я и Бизон, я, потому что пил мало, ну а Гоше просто очень много надо.
   - Ты слышал? - убирая с колен то ли Свету, то ли Таню, спросил Бизон.
   - Ага, - почти одними губами ответил я.
   Здоровяк нащупал пульт, вырубил звук, в наступившей тишине звуки выстрелов прозвучали особо громко.
   - Вашу мать. Да они стреляют в квартале от нас, - Бизон вскочил, вырубая свет.
   - Ты чего?
   - Нехер отсвечивать. Глянь, кроме нас везде темно.
   Я подошел к окну, действительно, в окружающих домах не было света. Я посмотрел на часы, фосфорические стрелки показывали полвторого.
   - Так оно и понятно, спят уже все.
   - Вот и мы давай спасть. Нечего внимание привлекать, - здоровяк выглядел испуганно. И чего бояться, ну стреляют, что нам до этого.
   В принципе, наш город был спокойным, стреляли редко, в основном дрались, в крайнем случае с ножами. Послышалось еще два выстрела.
   - Во с ружья шмаляют, - тихо просипел Бизон.
   - А до этого с чего?
   - А хрен его знает, может с пистолета. Я тебе что, эксперт по оружию?
   - Хорошо кипятиться.
   - Давай выпьем? - он подошел к столику, нащупал бутылку, от звука падающей рюмки во сне что-то забубнил Саня.
   - Не, я спать, - ложась на диван, отказался я от выпивки.
   Стас с Маринкой ушли в спальню, остальные вырубились там же где и пили.
   - Как знаешь.
   Уснул я незаметно для себя, каждый раз вздрагивая от выстрелов.
  
   ***
  
   Пробуждение ознаменовалось головной болью и поганым вкусом во рту. Блин, ненавижу бухать, поднес к глазам часы, десять утра. Простонав, перевел тело в вертикальное положение, в комнате царил классический бардак после пьянки, а воздухе витал стойких запах перегара. Возле компа сидел Саня, брюнетки спали на креслах.
   - Что пишут? - вяло спросил я Санька, ища взглядом, что бы попить.
   - Пишут, что нам жопа, - вяло отозвался парень, я заметил у него на столе бутылку с минералкой.
   - А поконкретнее?
   - Если в общих словах, то мегаполисы превратились в ад на земле. Так зомби, бандиты да мародеры, ну еще солдаты, но они мало чем отличаются от выше перечисленных.
   - Что, тоже зомби? - коряво пошутил я.
   - Хорошо шутишь, - отчего-то злобно пробурчал Саня.
   Я подошел к нему, взял минералку, теплая жидкость побежала по горлу. Как же хорошо, сейчас бы в душ.
   - А что наше правительство?
   - Почти полным составом свалила за границу, - епт, вот это поворот, - так что в стране анархия. Почти все военные дезертировали, про ментов вообще молчу.
   - Значит, нас спасать никто не будет? - очень хотелось услышать ободряющий ответ, но увы.
   - Именно, - Саня развернулся на стуле и очень внимательно посмотрел мне в глаза, - шутки, мля, закончились. Как все встанут и придут в себя, будем мозговать, как дальше жить.
   - Ясно, мне бы в душ.
   - Иди, не стесняйся, - Саня отвернулся, погружаясь во всемирную паутину.
   Я на ватных ногах прошел в ванну, включил воду и только тут сообразил позвонить родителям. Трубку поднял батя. У них было все без изменений, только мать сильно волновалась за меня. Отец передал ей трубку, я, как мог, успокаивал ее, под конец разговора она даже заплакала. Затем батя забрал от нее телефон, еще раз сказал, чтобы пока и не думал выезжать домой. Города захватили зомби, а дороги бандиты. Мы попрощались, договорившись все время быть на связи, почему это сама связь еще работала, я не понимал, мне почему-то казалось, что она должна было рухнуть еще в первый день катастрофы.
   Душ принес облегчение, голова практически перестала болеть, а внутреннее расстройство словно смылось вместе с грязной водой. Все будет хорошо, иначе просто и быть не должно. Освежившись, я приготовил кофе, отказавшись от бутербродов, приготовленных Бизоном. Итак, по утрам кусок в горло не лезет, а сейчас даже смотреть на еду тошно. Успел сделать несколько глотков, как телефон в кармане завибрировал. Хм, вроде только недавно говорил с родителями, сердце сжалось в предчувствии беды. Увидев на дисплее "Ира К." чуть ли не с облегчением выдохнул. Ирка - моя бывшая, расстались месяц назад по обоюдному согласию, слишком разные были жизненные интересы. А на одном сексе далеко не уедешь, пообещали остаться друзьями, это у нас получалось, виделись мы с ней мельком, а общих друзей не имели. И вот теперь она мне звонит, а я как-то даже забыл про нее.
   - Да, - сухо ответил я.
   - Игорешка, милый, ты жив, - голос взволнованный, с хрипоцой.
   - Пока да.
   - Я рада, - она замялось, и сразу стало понятно, с какой целью звонок, внутренне я скривился, на сердце легла тоска, - я тут застряла, не мог бы ты меня забрать.
   - А что, больше некому? - ехать за ней очень не хотелось.
   - Остальные либо не берут трубку, либо уже уехали. Игорек, мне страшно, очень страшно, - пауза, - я видела, как на улице бомжа сьели, - по голосу чувствую, сейчас разревется, - это ужасно, а я тут одна.
   - Я что-нибудь придумаю. Сейчас положу трубку, посовещаюсь с друзьями, - Бизон после последнего слова, ухмыльнулся, - и перезвоню тебе. Хорошо?
   - Я буду ждать, только позвони, - снова пауза, почему-то я ждал, что она скажет люблю, - я жду.
   - Чего рожа такая недовольная? - как только я убрал телефон от уха, спросил Гоша, - еду бабу выручать, ох, устал едрена-мать, - пропел Бизон, не убирая ухмылки с лица.
   Сволочь, издевается, на моем лице наверняка что-то изменилось, раз Гоша поднял руки в примеряющем жесте.
   - Ладно, ладно, успокойся. Уже и пошутить нельзя. Нефиг тут глазками злобно сверкать, иди, у Стаса машину лучше попроси.
   Это он правильно сказал, пешком я точно не пойду. Стас, не отрывая лица от подушки, что-то пробубнил, мол ключи на полке.
   - Не забудь заправить, - крикнул мне вслед Гоша.
   "Беха" стояла сразу возле выхода, черная, с белым кожаным салоном, вроде пятой модели, я не сильно разбираюсь в машинах. Прежде чем пойти к автомобилю, внимательно осмотрелся, никого, даже птиц не видно. Нажал кнопку на брелке, машина запищала, сообщая, что двери открыты. Быстро подбежал, залез внутрь, и только когда защелкнул дверь, с облегчением выдохнул, откидываясь на сидения. Позвонил Ирке, сказал, что еду. Куда я прусь? Мне что, больше всех надо? Страх опутывал сознание, поднимая из самого нутра труса и подлеца. Нет. Так низко я еще не пал. Все просто: приехал, зашел, вывел, уехал, главное - не нарываться на толпу или на одиночку, лучше вообще ни на что не нарываться. Около перекрестка показались две фигуры, неспешно бредущие в мою сторону, неровные дерганые движения, живые так не ходят. Поспешно завел мотор, не глядя на подходящих зомби, не готов я еще смотреть на мертвецов, любопытство подталкивало, но я не решился. Спокойней спать буду. Выехал на перекресток, повернул направо в сторону Иркиной квартиры, так, надо по пути заправиться. На дороге попадались редкие машины, у всех водителей испуганные осунувшиеся лица, у большинства в машинах семьи. Бегут с тонущего корабля, ведь правильно делают. Чего я туплю, надо рвать отсюда когти, забирать Ирку и рвать когти, в жопу этот мертвый город. Первую заправку я проигнорировал, не хотелось мне сейчас общаться с людьми, нужно найти автоматическую. Пришлось чуть свернуть с маршрута.
   На удивление заправка оказалась пуста, даже как-то странно. Мне же и лучше. Быстро припарковался, вставил карточку, засунул пистолет в бак. И только потом до меня дошло, надо бы осмотреться. Я завертел головой, фу, чисто, один раз разгильдяйство доведет до беды. Я нервно поглядывал на бегущие цифры, решил залить бак под пробку, нечего экономить, когда еще нормально заправиться удастся. Странно, почему заправки еще никто не захватил, дураку же понятно, бензин на вес золота. Или пока хватает? И грабят, что поценнее. Угловым зрением зафиксировал движение, резко обернулся. Двое мужиков, в спортивных костюмах, без курток, значит машина поблизости, в руках биты. Что за страна, никто в бейсбол не играет, а бит навалом. Идут ко мне уверенно. Успею свалить или нет? Ладно, прикинусь лохом. Скукожился, робко поглядывая на подходящих гопников, неспешно вытащил карточку, пистолет в баке, пусть думают, что еще заправляюсь. Так, десять шагов, вроде замедлились, чуют свою власть, наслаждаются, сволочи, удовольствие растягивают. Нах конспирацию, вырвал пистолет из бака, в два шага заскочил в салон машины, не закрывая дверь, утопил гашетку в пол. Гопники запоздало рванули мне наперерез, хрена с два вам, по багажнику послышался удар биты, и приглушенный мат. Лохи, как сосунков. Сердцебиение участилось, на лбу выступил пот, не будь бандюки столь беспечны, у меня могла возникнуть куча проблем в виде проломленного черепа и других телесных повреждений. Власти нету, и шакалята почуяли свободу, вот и кидаются на всех без страха. Все, на хрен, за Иркой и домой.
   Подъехав к пятиэтажке, я неспешно повернул во двор, прежде чем остановиться, осмотрелся, машин не было, как и людей и не людей, кстати, тоже. Поставил "беху" так, чтобы в любой момент прыгнуть и удрать, риск мне не нужен. Побарабанил пальцами по рулю, непроизвольно пригладил волосы, провел пальцами по трехдневной щетине. Да что со мной, как на свидание собираюсь. Ладно, пора. Постоянно озираясь, вышел из машины, подошел к двери, так, и тут кодовый замок. Что там за циферки были? Ага, вроде так, зеленая лампочка подтвердила, что я угадал комбинацию цифр. Открыл двери, в нос ударила вонь, едва не сбив с ног, глаза заслезились, к горлу подобрался ком, чуть не вырвало. Я помялся на пороге, вот не хочу идти туда и все тут, хоть режь. Что же делать. Вот же кретин, иначе себя и не назовешь, достал мобильный, быстро набрал Ирку. Она живет на втором, пусть глянет в глазок, на наличие неприятностей. Три гудка, четыре, на седьмое она ответила.
   - Игорек? - я едва различил ее голос среди шума.
   - Ты где?
   - В машине, - удивлено отозвался голос.
   - Как в машине, - ничего не понимаю, что она несет.
   - Ой, тут, грузовик проезжал, собрал выживших. Ну я и к ним, - от такого заявления у меня пропал дар речи, а она продолжала, - я выбежала, а на улице зомби. Чуть в машину успела запрыгнуть. Перепугалась, жуть, но сержант меня успокоил...
   - Какого хрена, Ирка, я приехал за тобой. Ты что, позвонить и предупредить не могла.
   - Ой я забыла, как увидела грузовик, так и забыла. И вообще, чего ты на меня орешь.
   - Да потому что, - договорить я не смог, меня остановили гудки в телефоне.
   Вот же дрянь, да как так можно. Я оторвал взгляд от телефона, силясь вспомнить еще ругательства, так и замер с выпученными от страха глазами. Мимо машины ко мне двигались два трупа, парень лет двадцати пяти в деловом костюме, правая рука обглодана почти да плеча. И женщина под сорок в ночнушке, почти полностью багровой от запекшейся крови, морда вся в крови, а глаза блеклые, мертвые, но в то же время живые и голодные. Жуть в чистом виде. К горлу рванулось содержимое желудка, едва удержался, чтобы не выплеснуть все наружу. Страх перерос в ужас, ноги задрожали, горло пересохло. Мать, надо бежать, быстрее. Я развернулся, а куда бежать-то, вон машина около них. Что делать? Тем временем зомби подошли ближе, между нами осталось шагов десять, я даже почувствовал их вонь. На подгибающихся ногах отбежал на метров двадцать, они, как привязанные, двигались следом. Дождавшись, пока между нами останется безопасных десять метров, начал обегать их по большому кругу, зомби медленные, должен успеть к машине. Так и вышло, усевшись в салон, я трясущимися руками завел мотор. Не глядя в зеркала, выехал из двора, меня слегка потряхивало от первой встречи с мертвяками, и от злости на Ирку. В голову забралась шальная мысль, рвануть из города, три часа, и я дома с родителями, хоть какая-то определенность. И плевать, что подумают те, кто сейчас в квартире, я им не брат и не сват. Но дальше мыслей я не зашел, не только из-за запрета отца, не мог я поступить столь по-свински. Что-то внутри меня отчаянно противостояло этому порыву.
   Во дворе у дома Стаса по-прежнему было тихо, даже как-то удивительно. Только когда вошел в квартиру, поймал себя на мысли, прежде чем открыть дверь, прислушался к звукам, и на каждом лестничном марше замирал, принюхиваясь и прислушиваясь. Еще в коридоре в нос забился стойкий запах табака, а до ушей донесся звук работающего телевизора. В гостиной царила идиллия, словно не было кошмара за окном, я злобно задышал. Девчонки расселись на диване, пялясь в телевизор, Саня пыхтел над "компом", Стаса с Бизоном не видать.
   - Как сгонял? - повернувшись ко мне, поинтересовался Саня.
   - Хреново.
   - Пойдем, расскажешь.
   Мы прошли на кухню, Бизон шаманил возле плиты, Стас, заложив руки за спину, смотрел в окно. Запах еды был не очень приятным, но и его хватило, чтобы мой желудок заурчал, требуя подкрепления.
   - Где же прекрасная дама? - спросил Бизон выкладывая на тарелку омлет, - ешь, не стесняйся.
   Неспешно уминая омлет, я рассказал им о случившемся. История не произвела на слушателей особого впечатления, парни похмыкали над моим трусливым маневром, но комментировать не стали. А вот упоминание про заправку расстроило Стаса, он еще раз попросил все пересказать, да поподробнее. Мне не сложно, могу и рассказать.
   - Пока ты там занимался небольшой спасательной операцией, у нас произошел бунт на корабле, - Стас поджег сигарету, стал неспешно и обстоятельно рассказывать о случившемся.
   С его слов выходило, что брюнетки закатили истерику, мол, им нужно домой, и чтобы все побросали свои дела и немедленно доставили их до пункта назначения. Девчонок поддержала Марина, но вяло, без огонька. Они тоже были студентами, жили в общаге, родом они с другой стороны нашей небольшой родины. Пришли к нам переждать плохие времена с максимальным комфортом, но сегодня с утра в их светлые головы пришла мысль, что хорошие времена могут и не наступить. Не придумав ни чего более умного, как закатить истерику, они тем самым пытались принудить парней к действиям. Возможно, это и сработало бы в То время, сейчас же их сначала в мягкой, а потом и в грубой форме, заставили заткнуться. Когда напряжение спало, Стас с Саней попытались обрисовать ситуацию на будущее и заставили позвонить родителям. Это возымело успех, девочки успокоились, и с родителями у них тоже все хорошо, раз не рыдают.
   - И что вы им наплели?
   - Да так, общий бред. Все будет хорошо, мы все силы положим на их благополучие, и так далее по тексту, - с ленцой в голосе отозвался Стас.
   В принципе правильно, истеричных барышней нам сейчас только и не хватало. Как понимаю, видеопросмотр служит для успокоения.
   - Что делать будем? - задал самый главный вопрос Саня.
   - Давай по пунктам и не спеша, - сказал я, нажав на кнопку электрического чайника.
   - Тот факт, что мир захватили зомби, надеюсь, не нуждается в подтверждениях, - слово взял Стас, все кивнули, - значит первое, что такое зомби и как с этим бороться.
   - Кхе, - прокашлявшись, Саня начал, - из того, что я смог вычерпать из "инета". Зомби становишься после укуса мертвяка, даже самого малого. Все трупы трехдневной давности встают, как по команде. Неважно, кусали тебя или нет, умер - значит восстанешь. Единственный способ упокоить навсегда - это разрушить мозг.
   Наш лектор сделал паузу, то ли собираясь с мыслями, то ли давая нам возможность переварить сказанное. Пока все вписывалось в общее представление про зомби, которое впитали в нас голливудские деятели. Поэтому все восприняли подобную информацию спокойно.
   - Дальше, на всех роликах, что я просмотрел, зомби двигались медленно и неуверенно, - тут он слегка замялся, потом более уверено продолжил, - в основном, люди гибли из-за непонимания ситуации. Шли спасать и нарывались на укусы, - снова пауза. - Недавно натолкнулся на ролик, где пара ковбоев лихо отстреливали ходячих мертвецов. Они тупы и прут напролом. Но если зажмут толпой, то жопа, они ни хрена не чувствуют боли, и им плевать на отсутствие конечностей, - рассказ становился все более сумбурным, похоже, Саня до конца не продумал разговор, - вопросы есть?
   - Как быстро обращаются после укуса? - озвучил я неожиданно пришедшей в голову вопрос.
   - А хрен его знает, - Саня растерялся, об этот он не подумал, достал блокнот и сделал пометку, - Что еще?
   - По большому счету все, - подвел итог хозяин квартиры, - с угрозой разобрались, теперь как ее устранять?
   - Да башку дырявить, - буркнул Бизон под закипающий чайник.
   - Это ясно, я о другом. Нас тут семь человек и продукты, что мы припасли уже подходят к концу, - ни хрена себе они пожрать горазды, я за последние два дня ел всего два раза, а как же "нам еды хватит на неделю", - нужно запастись едой, чем больше, тем лучше. Сейчас большие дяди с большими пушками делят территорию и набивают карманы барахлом, и нечего нам отсвечивать перед ними. Игорева заправка этому явное доказательство.
   Я залил кофе кипятком, и тут вспомнил про Ирку и ее спасителей.
   - Так Ирку же спасли. Нам нужно дождаться транспорта, и свалить отсюда. Все просто.
   - А ты знаешь, кто на грузовиках? - я смолчал, ибо ответа не было, - вот и я не знаю. Куда нас повезут? Что потом? Выкинут в лесу, и живите как хотите? Или же лопату в зубы и отрабатывайте спасение. Не верю я в альтруизм, армия разбежалась, у ментов каждый третий нормальный, а остальные те же бандиты. Не хочу вверять свою судьбу в чужие руки. У меня и тут пока все нормально.
   В его рассуждениях присутствовало рациональное зерно, я бы даже сказал, целый мешок этого самого рационального. Я сделал глоток, кофе обожгло нёбо, мое шипение в наступившей тишине прозвучало особо громко.
   - Тогда что делаем? - почти шепотом спроси Бизон.
   - Я предлагаю отсидеться, чем дольше, тем лучше. Желательно с месяц, - вот эта новость меня обескуражила, торчать в мертвом городе такую прорву времени совершено не хотелось, зомби, бандиты, на фиг такое соседство, - пускай все успокоится, войдет в колею. Думаю, к тому времени все отморозки вымрут, как вид. Тогда можно спокойно отправиться в путь, найти какое-нибудь поселение и прибиться к ним. Думаю, четырем здоровым парням и трем молодым девушкам будут везде рады.
   - Стоп, - я даже поднял руку в знак протеста, - я к своим еду, в деревню. И думается мне, что не я один так поступлю. Вон, девчонки тоже хотят к маме с папой. Так что, если хотите, можете со мной.
   Стас тяжело вздохнул, похоже, я своими разговорами что-то нарушил в его планах.
   - У тебя, Игорек, с Саней только и остались родители. Гоша - сирота, - повисла тяжелая пауза, - Маринка тоже уже не питает надежд, что ее отец выжил. Пока вслух не говорит, но по лицу видно. Что касается Светки и Таньки, то пока туман, вроде дозвонились, но что конкретное, не ясно. В общем, нужно переждать лихие времена и уже потом искать пристанище, кто к родне, а кто...
   Стас взял сигарету, немного покрутил в пальцах, затем прикурил. Дьявол, он же мысленно простился с родителями, и считает себя сиротой.
   Помолчали.
   - Ты думаешь, бандюги нам вот так просто дадут жить? Да и зомби под окном - то еще зрелище, - внес я здоровую критику в рассуждения.
   - Для начала, ты зомби вообще видел у нас во дворе? - я, подумав, отрицательно мотнул головой, - далее, что бандитам у нас в районе делать? Тут офисы да жилые дома, грабить не фиг. И если с умом сидеть и лишний раз не мозолить глаза, то хрен они нас найдут.
   В данный момент опровергнуть его слова я не мог. Повисла пауза.
   - А что мы делать будем, все это время? - задал всех нас мучающий вопрос Бизон.
   - А вот об этом нам сейчас и стоит подумать.
   - Для начала еда. Где взять, причем много и дабы не испортилась.
   - Блин, но не в маркет же бежать, - съехидничал Гоша.
   Стас ответил, даже не улыбнувшись.
   - Большинство людей современного мира, особенно городские, источником еды считают только магазин, поэтому наверняка все полки супермаркетов уже сметены. Пока мы здесь бухали, - сказал так, словно все тут устроили Содом и Гомору, а он один, как оплот нравственности, стоял на страже наших интересов, - народ запасался провизией. Я почти в этом уверен. Да и шанс нарваться на зомби в маркете очень велик. Так что это вариант отпадает.
   - Остаются маленькие магазинчики, - подал голос Саня, - но я думаю и их не хило пограбили.
   - Тоже не вариант, - Стас пытался подвести нас к какой-то мысли, но я пока не мог понять к какой, - склады.
   Повисла пауза. А он прав, склады находятся где-нибудь на окраинах или в каком-нибудь закутке. Кто из современных жителей города знает, где они располагаются? Единицы. Шансы, что их разграбят, минимальны, пока вспомнят, пока найдут, и если подсуетиться, то можно нехило так намарадерить. Мысли о том, что придеться, по сути, воровать, меня не спугнули, а даже показались правильными. Надо выживать. Как же быстро меняется психика человека, стоит только слегка убрать законы сдерживания, как готов грабить без зазрения совести. Или же мы всегда были такими, просто боялись, что нас настигнет суровая рука закона. А сейчас все вылезло наружу, это мы, по сути, рядовые студенты. Я ужаснулся, представляя, что творится в головах более отмороженных личностей. В чехарде этих мыслей выскочила одна трусливая, ее я и озвучил.
   - Ты вот про дядей с большими пушками говорил. И мне думается, что они не тупее нас. Приедем мы туда такие красивые, а они нас, горячих, и примут, у нас даже оружия нету. Мы же пробухали все наше время. Да ехать на чем-то надо, не на "бехе" же.
   - Игорек, да ты параноик, - возмутился Саня, - тебе бандиты на ровном месте кажутся. Произведем разведку, и на дело. А машину...
   - Слышь ты, коммандос, - я вспылил, - ты когда-нибудь что-нибудь разведывал кроме "рпгешек"? Ты хоть чутку представляешь, как это делается? Лично я - нет. Да какого черта, ты даже наружу еще ни разу не вылезал.
   - Эй, Игорек, успокойся, я только предложил, - тут же пошел на попятную Саня, не ждал он такого напора.
   Чтобы успокоиться, я сделал пару глотков кофе.
   - На счет складов, рвать туда сдуру неразумно. Надо все-таки будет глянуть, что да как. Детали потом обсудим, - поспешил добавить Стас, увидев мое хмурое лицо. Похоже, так просто отказываться от своей идеи, он не собирался.
   - Нам бы оружие, - неуверенно заявил Саня.
   - Ага, - поддержал я приятеля.
   - У меня есть только мачете, - посетовал Стас, - где взять что-то более серьезное, не имею представления.
   Все посмотрели на молчащего Гошу.
   - Я, как и вы, с роду в оружии не разбирался. Разве что в шутерах, но это даже не смешно.
   Погрузились в раздумья. Вот что за жизнь, никто из нас, да что там, все мои знакомые не только не учились стрелять, даже в спортзал не ходят, разве что на девчонок посмотреть. Я уже не говорю про различные единоборства. В армию силой не затащишь, принято хвастаться не где служил, а как закосил. Черт, как же я сейчас жалею, что не пошел в вооруженные силы, дай нам сейчас автомат, да мы не то, что почистить, выстрелить толком не сможем, а если учитывать, что нашему основному врагу надо голову отстреливать, вообще молчу. Саня хмыкнул и ушел в комнату, через минуту вернулся с "ноутом".
   - Девчонки спрашивали, как мы тут.
   - А ты?
   - Сказал, что рвем жопу во их благо. Сейчас поищу адреса оружейных, может, чего найду, - что-то Саша последние время совсем охамел, раньше за ним такого не замечал.
   - Сомневаюсь, что там осталось хоть что-то, - я разделял сомнения Бизона.
   Просрали мы начало, что же теперь рыпаться. Пока Саня стучал по клавиатуре, я спросил:
   - Кто-нибудь умеет стрелять?
   - А что-уметь-то? Разберемся, не дураки, - зло отозвался Стас.
   - Вот,- развернув к нам "ноут", сказал Саня, - все адреса оружейных и охотничьих магазинов.
   - Не густо, - подвел я итог, - и все слишком далеко от нас. Мне кажется, нечего рыпаться, у нас пока тихо. Может, и пронесет.
   Дальнейший разговор начало кидать, словно лодку в бушующем море, то в одну крайность, то в другую, нигде толком не задерживаясь. Спустя два часа мы смогли только выработать более-менее нормальный план действий на ближайшие два дня. И сводился он к простым вещам, грабануть ближайший магазин, и постараться узнать, есть ли кто живой поблизости. Решено было начать проверку с нашего подъезда, на это подрядились я и Бизон. Стас сходил в комнату и выдал нам единственное оружие, мачете. Проверить ставший уже родным подъезд оказалось делом двадцати минут. Стучали в дверь, ждали несколько минут, стучали еще и, не дождавшись отзыва, уходили к следующей. Весь подъезд вымер, хотелось бы надеяться, что не в буквальном смысле этого слова.
   Вернувшись в квартиру, с порога получили вопрос.
   - Что там? - блин, словно на отчете у командира, едва удержался, чтобы не нахамить.
   - Тишина, - проходя на кухню, отмахнулся Гоша, - куда все подевались...
   Мы последовали за здоровяком.
   - Половина за границу уехала на заработки, другие уже на дачах сидят, вчера в окно видел, как сваливали. А остальные бояться вылезать или... - что он подразумевал под этим или итак было понятно.
   - Смотри, мужик какой-то в машину грузиться, - сказал Саня, стоящий возле окна.
   Я, как и все, подошел глянуть, что происходит на улице. Около параллельно стоящего дома, пыхтел старенький "пассат". Мужик, в видавшей виды куртке, оглядывался по сторонам, пока женщины что-то грузили в багажник.
   - Пойду пообщаюсь, это Рудик. Мы вроде как знакомы - сказал Стас.
   Это он правильно, может, что толкового узнает.
   - Не светитесь возле окна, - посоветовал Санек.
   Правильно, нечего нервировать мужика, встали по сторонам, так что снизу фиг разглядишь. Принялись наблюдать, как пройдут переговоры, не для того, чтобы бежать на помощь нашему переговорщику, а из-за любопытства. Стас вышел, даже по сторонам не посмотрел, неспешно подошел к мужику, обменялись рукопажатиями. О чем они говорят, мы, естественно, не поняли, даже если бы умели читать по губам, с такого расстояния увидишь, но на вид вроде мирно. Мужик махнул рукой, куда-то себе за спину, Стас кивнул. Затем грохнул выстрел, я инстинктивно присел. Блин никак не привыкну. Глянул на Бизона, у того тоже глаза бегают. Не один я такой трусливый. Затем начали стрелять более интенсивно. У нас что, война началась, или же это мертвяков отстреливают, нет, по звукам перестрелка. А зомби стрелять не умеют, надеюсь, что не умеют. После воскрешения трупов я был готов поверить во что угодно. Глупо вот так прятаться от дальних выстрелов, я выглянул в окно, мужик продолжал загрузку, Стаса не видать. На кухню зашли девчонки глаза испуганные, явно ждут от нас объяснений. Саня тут же подскочил к дамам, обнял их и что-то весело нашептывая, увел в комнату. Вот молодец не растерялся.
   Через несколько минут пришел наш переговорщик, молча открыл пиво, сделал пару больших глотков.
   - Вот же сука, - зло начел повествовать хозяин квартиры, - я его мирно спросил, что да как. А он сволота, хамить начал. Мол, какое твое дело, куда еду. Мля, ему что, сложно было сказать? Урод. Хоть направление дач указал, и на том спасибо. А как услышал выстрелы, вообще за обрез схватился. Сука, - и снова приложился к бутылке.
   С одной стороны, мужика можно понять, у него семья, а вокруг хрень ненормальная творится. Но с другой стороны, мог бы по-человечески поговорить, живым надо держаться вместе. Или же он уже нарвался на гопоту и теперь всех держит за отморозков. Вполне может быть.
   Послышался шум двигателя, мы выглянули в окно, "пассат" поспешно выехал из двора. Я глянул на часы, полтретьего, в принципе пара часов у нас есть, можем и до магазина дойти. Я озвучил свою мысль.
   - Если открыт, можем попытаться закупиться, - отозвался Саня.
   - У меня денег нету, - тут же встрял Бизон.
   - У меня хватит, - сказал Стас, - нужно попробовать, вдруг, кто еще продает.
   - Игорь, ты со мной? - я кивнул, почему бы и нет.
   Молча оделись, вышли, солнышко по-весеннему пригревало, только холодный ветер напоминал, что зима еще не окончательно сдала позиции. Небольшой магазинчик находился в соседнем подъезде, первый раз, когда выходил за продуктами, его не заметил, подбежали, дернули за дверную ручку - закрыто. Я поглядывал по сторонам, ранее видимые мной зомби на перекрестке куда то ушли. Вот и славно. Глянул на решетку, как бы ее получше выдрать. Солидные такие прутья, замучаешься гнуть, так, а на чем это они крепятся. Ну да, как всегда, все солидно, только крепится не пойми как, решетка была прикручена простыми шурупами, их вырвать не такая и проблема.
   - Что дальше? - спросил я стоящего в задумчивости Стаса.
   - Глянем за углом, - коротко ответил он, направляясь к перекрестку.
   Как-то не хочется мне идти с голыми руками, надо было хоть мачете взять. Но деваться некуда. Зашли за угол пятиэтажки, первый этаж весь был отдан под магазинчик. Первый магазин продает паркет, этого нам не надо, дальше продуктовый, огромная витрина позволяла рассмотреть небогатый выбор товаров. Стас дернул за ручку, открыто. Вот и славно. Внутри пахло хлебом и какой-то кислятиной, продавщиц не видно. Не успели мы подойти к прилавку, как из подсобки послышался злобный голос.
   - Че надо?
   - Хлебушка, - мирно ответил Стас.
   - Пошли вон, - зло отозвался мужской голос.
   - Купим и уйдем.
   - Вы че, совсем по-русски не понимаете, - из подсобки вышел здоровенный амбал, с монтировкой в руках, у которого на роже было написано три судимости.
   - Да поняли мы, поняли, - пошел на попятную Стас.
   Мы поспешно вышли из магазина.
   - Похоже его без нас грабят, - констатировал я.
   - Угу, ладно, пошли домой.
   В квартире парни по нашим кислым физиономиям поняли, что поход потерпел фиаско. Стас кратко обрисовал события. Расселись на кухне, теперь она превратилась в штаб для обсуждений. Поставили чайник.
   - Может и мы, того, магазин грабанем? - неуверенно предложил Бизон.
   - У всех на глазах, - хмуро отозвался Стас, - да и под вечер не пойдет. Сломаем решетку, вынесем пару сумок, а потом прибегут стервятники на готовое. Лучше завтра с восходом солнца. Раз сегодня никто на него не позарился, то и ночью не полезут. А пока подготовимся к разбою.
   Сборы не заняли много времени, что тут собирать, монтировка, перчатки, кожаные куртки. Одеть кожанки предложил я, вспомнил случай, когда меня однажды собака покусала, не будь на мне кожанки, я бы не отделался легким испугом. А у людей челюсти послабее, чем у собак, так что защита очень даже нормальная. И шарфы, чтобы горло перевязать, пусть это и дурь, но мне так спокойнее. Оставшийся вечер мы ходили как привидения из комнаты в комнату, на выстрелы почти не реагировали. Стреляли не то чтобы часто, но постоянно, во всех частях города. Пару раз посетовали на то, что и нам надо обзавестись огнестрельным оружием, но придумать ничего не смогли. Оттого и замяли тему. Видели еще пару машин, отъезжающих от соседних домов, Стас пытался что-нибудь разузнать, но все безнадежно, никто не горел желанием делиться информацией, куда едет и что планирует делать.
   Ближе к вечеру позвонил родителям, трубку поднял отец. У них все было хорошо, насколько это было возможно в данной ситуации. Сидели в поселке, почти всем охотничьим коллективом, продуктов и топлива хватает. Хотел ехать за мной, но по дороге нарвался на отморозков с автоматами. Не стал геройствовать, вернулся домой. Нужно ждат, пока дороги освободятся, около столицы куча бандитов выясняет отношения. Высовываться из поселка стремно. Узнав, что у меня все спокойно, зомби в городе почти нет, как и бандитов, сказал сидеть и не высовываться как минимум дня два. Как только все нормализуется, он приедет за мной. Потом поговорил с матерью, она больше волновалась, как у меня самочувствие, что ем, хороши ли ребята со мной. Когда начал шмыгать носом, отец отобрал трубку. Договорились, если оборвется связь, и мы ни до чего толком не договоримся, то я еду к ним. Они-то уже твердо осели, а вот я могу отсюда свалить при плохом развитии событий, как-никак город. Верил в меня отец, это льстило.
   Девчонки, к моему удивлению, были невозмутимы, смотрели фильмы, лазили в "инете" по соцсетям, словно мир чуть пошатнулся и вот-вот придет в себя. С одной стороны, хорошо, нет истерии, с другой, такая беспечность нервировала. В итоге к девяти завалился спать.
  
   ***
  
  
   Проснулся в кромешной тьме, протерев глаза, наткнулся взглядом на электронные часы - три. Вот я поспал. Зевнув, тихо встал, чтобы не разбудить остальных, пошел в туалет. Спать не хотелось, отлежал свое, кофе выпить бы, да нет его. Открыл холодильник, скорей по привычке, чем от желания, наткнулся на бутылку пива, пойдет. Пробка открылась под тихое шипение, до носа донесся приятный пшеничный запах. Хорошее пиво у Стаса. Приложился, опустошив бутылку почти до половины, подошел к окну. Тьма, только один фонарь на углу дома продолжал бороться с мраком. В отвоеванном фонарем пространстве стояла фигура. Вот и до нас добрались, - как-то спокойно пришла мысль на увиденную картинку. Блин, привык что ли? С чего бы привыкать, видел зомби только пару раз. Фигурой оказался парень в строительной робе, он стоял в центре освещенного пространства. С высоты четвертого этажа нельзя было определить, как сильно пострадало тело. Блин, о чем я думаю, люди мрут, а я только волнуюсь, как сильно пострадал труп. На секунду мне показалось, что мертвец поднял голову и посмотрел на меня, я отступил назад. Не, померещилось. В голове словно щелкнул тумблер, мир изменился, и прежний я в нем просто не выживу. Или меняться сейчас или забиваться в угол и распускать сопли, надеясь, что приятели все решат за меня и приведут к светлому будущему. Нет. Надо самому думать. Конечно, одним волевым решением я не стану героем без страха и упрека, но хотя бы буду к этому стремиться. И полагаться исключительно на себя. Бутылку пива я так и не донес до рта, если меняться, то прям сейчас, а не завтра с утра. Как любят это делать интеллигенты. Отправив недопитое пиво в мусорку, пошел в комнату. Нужно скачать как можно больше полезной информации, пока "инет" не обрубили. Засел за комп, я скачивал все, что могло хоть как-то пригодиться, начиная от "сделай своими руками", до схемы разбора двигателя для тракторов. Примерно к восьми я поймал сонно бредущего в туалет Санька, обрисовав ситуацию в двух словах, заставил дорабатывать за себя. А то глаза слипаются, сил нет.
   Разбудили меня грубо, хоть и женскими руками, Танька нещадно тормошила меня за плечо. Разлепив глаза, посмотрел на ее возбужденное лицо, глаза расширены, накрашенные губы тянутся в улыбке.
   - Пошли, хватит спать. Так всю жизнь проспишь, - она не говорила, она практически кричала.
   Да что должно случиться, чтобы вот так издеваться над спящим человеком. Конец света уже наступил, куда спешить?
   - Встаю, встаю, - глянул на часы - десять, блин, два часа только поспал.
   Моя мучительница убежала на кухню, я, отчаянно зевая, просеменил следом. Возле окна столпились все живущие в квартире.
   - Игорь посмотри, - это уже Света призывно замахала рукой.
   И что там? Я привстал на цыпочки, посмотрел поверх голов девушек. Солнечная погода, снег, вроде, весь истаял, и на том же месте ночной гость, все так же смирно стоит.
   - Чего будили?
   - Как чего, смотри, живой мертвяк, - Светлана ничуть не смутилась от прозвучавшего каламбура.
   Ах да, никто из них раньше воочию не лицезрел мертвяков, для них это событие. Потер заспанные глаза, включил чайник, надо зубы почистить да умыться. По окончании водных процедур, вернулся на кухню. Кофе у нас закончилось, ладно, попьем чая.
   - Его надо убить, - жестко высказался Стас.
   Все загалдели, поддерживая волевое решение, я тоже промычал, чтобы не выделяться из толпы. Мне зомби на улице несколько не мешал, разве что чуток нервировал, но не настолько, чтобы выходить и рубить ему голову.
   - Гоша, Игорь займитесь им, - отдал распоряжение Стас.
   Я удивленно посмотрел на парня, с каких это пор он заделался командиром. Внутри меня все всколыхнулось в протесте.
   - Без меня, парни, - не прекращая пить чай, отказался я.
   Все присутствующее умолкли, глядя на меня, словно я только что каждому вонзил нож в спину. Я было открыл рот для объяснения своего поведения, но вместо этого налил еще чая. Не собираюсь оправдываться, ни в чем не виноват.
   - Ладно, раз Игорь не может, это сделаю я, - было сказано таким тоном, словно он идет спасать наши шкуры, а я трусливо прячусь под кроватью, - Гоша, пошли.
   Девчонки смотрели на меня с осуждением, а Маринка хмыкнула и отвернулась, с таким видом, мол, я так и знала. Плевать, в героев я играть не намерен, если кому-то нужно утвердиться - пускай.
   Парни ушли, девчонки кинулись их провожать с напутствующими речами. Хм, как легко они приняли новую реальность, зомби за окном, а они веселятся, словно находятся в кунсткамере и смотрят на заспиртованных уродов. Или это просто защитная реакция? Не знаю, не психолог. Второй раз убивать парня они решились легко, мешает - давай устраним. Для них это игра с очень хорошей графикой. С другой стороны, чем раньше они столкнутся с действительностью, тем больше шансов, что не сглупят в будущем. А тут, можно сказать, идеальные условия, один зомби, куча пространства для маневра. Я-то, по совести говоря, пошел в отказ из-за приказного тона, а нет от брезгливости. Нет, все правильно сделал, пусть парни попробуют, да и в глазах девушек возвысятся. Хм, а смог бы я вот так просто подойти и пробить голову человеку, пусть и мертвому. Вот сейчас, сидя за столом с кружкой чая в руках, легко, удар и все. А если коснется реальности? Буду надеяться, что это окажется так же просто, как и на словах.
   Девчонки прилипли к окну, Маринка держала телефон возле уха, давая отмашку на выход двум героям. Это они молодцы, хорошо придумали, со связью удобнее, чем просто кидаться в неизвестность. Я подошел к окну, внизу неспешно двигались к зомби Стас с Гошей, идут беспечно, головами не вертят, смотрят только на мертвяка, даже верхнюю одежду не надели. Когда до цели оставалось шагов пять, зомби зашевелился, сначала повернул голову, затем шагнул навстречу, наши герои замерли. Ага, страшновато лицом к лицу, то-то же, - позлорадствовал я. Гоша помялся и прыгнул вперед, нанося удар мачете по голове, зомби сделал еще шаг, скорее всего по инерции, и упал под ноги парней. Достав оружие из головы, они побежали назад. Героев битвы с зомби встречали чуть ли не аплодисментами. Внутри колыхнулось раздражение, то ли на себя, что не пошел, то ли на веселящихся девчонок. Парни зашли на кухню, похватали пиво, отмечая свою победу, имеют полное право. Через час на кухне собрался очередной совет, все в том же составе. Могли бы и раньше, но псевдогерои долго и со смаком рассказывали о своей вылазке. Со всеми деталями и эмоциональными впечатлениями. Публика у них была благодатная, охала в нужных местах и всячески сопереживала. Когда я делился своими приключениями, только хмыкали, а тут такое участие. Хотя все правильно, то я где-то там что-то непонятное делал, а тут прямо на глазах парней чуть не сожрали. На меня же компания странно косилась, записав в трусы на все времена. Ну и хрен с ними, рвать тельняху и бежать доказывать обратное я не собирался.
   - Так, кто идет грабить магазин? - Стас по обыкновению взял слово, что-то он все больше и больше метит на роль лидера. Или это у меня паранойя развиваться начала?
   Что-то я туплю, в любой компании должен быть лидер, иначе это уже стадо, а в нашем случае стадо на убой. Так что я должен радоваться, что Стас взвалил на себя эту роль, а я все кочевряжусь и морду кривлю. Нет, на место главного мне точно не хочется, тогда чего я внутри себя протестую против кандидатуры Стаса. Старая неприязнь? Возможно. Надо что-то с этим делать.
   - Пошли бы я, Игорь и Гоша, но...
   Он многозначительно посмотрел на меня. Будем подчиняться, пока он выдвигает только разумные идеи.
   - Я без проблем.
   - Вот и славно, - мнение Бизона его уже не интересовало.
   Сборы прошли тихо, без шума, мы с Гошей оделись, и неспешно вышли на улицу, Стас был на телефоне, чтобы предупредить нас, если появятся зомби или еще кто не нужный. Выломать решетку оказалось не столь просто, как мне показалось сначала. Нижние крепления оторвали без труда, а вот с верхними пришлось повозиться. Но мы справились. Разбили стекло, накинули на раму взятое одеяло, и тут Гоша меня удивил, натянул на лицо шапку с прорезями для глаз.
   - На фига?
   - Для конспирации, а вдруг все потом нормализуется, я нам предъявят. Вот надень, - он протянул и мне такую же.
   Я подался его настроению, натянул маску. Гоша сложил пальцы в замок, делая ступень, чтобы мне было удобнее залезть. Ставя ногу, я опасливо посмотрела в проем.
   - На счет три.
   Он практически закинул меня в окно, мать его, здоровый бугай. Под подошвой захрустело стекло. Я втянул голову от этого звука, раньше как-то не доводилось грабить, любой шум казался предательским.
   - Что там? - спросил Гоша, засовываясь в окно.
   - Нормально, - ответил я, разглядывая магазинчик.
   Все как у всех, они все на один манер, прилавок, за ним полки с лимонадами, пиво с водкой, правее макароны и каши, слева сладости. В окно влетели две спортивные сумки.
   - Набивай, я жду.
   - Залезай, поможешь, - прорычал я, пахать одному вот уже нет.
   Бизон попыхтел, но залез. В отличие от меня, он не стал набивать сумку съестным, его интересовали бухло и сладости.
   - Ты что творишь? - удивился я, нет, конечно, пару бутылок водки можно взять, но чтобы целую сумку.
   - Антидепрессантами запасаюсь, - хохотнул он в ответ.
   Да и пофиг, время терпит. Набив сумки, мы передали их Стасу, тот пыхтя и горбясь понес их домой, мы тем временем стали заполнять пакеты, чтоб время понапрасну не терять.
   - Бог в помощь, - слова прозвучали столь неожиданно, что я дернулся в сторону и больно приложился локтем о прилавок, - не шарахайтесь, мужики.
   В окне торчала голова мужика в кепке, на лице кривая усмешка.
   - Че надо? - буркнул Гоша.
   - Да что и вам, отовариться.
   Он положил руки на раму, в правой виднелась шлейка от сумки, на миг голова пропала из виду, наверняка присел для прыжка, через секунду он появился до пояса, пыхтя, перекинул ногу. Бизон в два шага подбежал к незваному гостю, и бесцеремонно толкнул того в грудь. Мужик ойкнул и вывалился наружу.
   - Ты чего, охренел, сученок, - послышалось из-за окна.
   Мля, чего это он творит, все же жрать хотят. Я с изумлением смотрел на Бизона.
   - Мы отоваримся, потом и лезь, - он чего звереет, выжившим надо вместе держаться, а он конфликты творит на ровном месте.
   - Пацан, ты охренел, - мужик стоял на ногах, морда красная от злости.
   - Ты сам-то не приборзел, - Бизон почти рычал, - пока мы магазин не вскрыли, ты, сука, даже не почесался. А тут приперся на все готовое. Так что, мля, пока мы не выйдем, ты хрен что получишь.
   - Сынок, да я тебя, - мужик даже сделал шаг навстречу, явно беря на понт. Но он по всем статьям проигрывал Гоше в комплекции, я бы поставил один к десяти на победу приятеля.
   Мужик, похоже, тоже понял, что тут ему не победить, зло сплюнул, подобрал свалившуюся кепку и на прощание зло пробурчал.
   - Еще сочтемся.
   Хорошо, что рожи спрятали под масками, - мелькнула в голове мысль, - хотя что толку, он явно видел как мы сюда пришли.
   Гоша повернулся ко мне и по-прежнему зло проворчал.
   - Твари, привыкли на все готовое. Что замер, шевелись.
   С одной стороны, он сделал все правильно, кто первый пришел, тот и съел. Ну а остатки уже тем, кто позади. А с другой - нафиг плодить конфликты. Хотя, сейчас по мирному наверняка и не получится, прояви мы мягкость - задавят, для мужиков мы кто - пацаны, почти без права голоса, ибо слабы. Так что нет, все правильно сделал Гоша. Подошел Стас, спросил, что случилось, я в двух словах обрисовал происшествие, он пожевал губы и выдал, что надо быть бдительнее. Принял пакеты и ушел. Мы, нервно поглядывая в окно, продолжили набивать сумки, в кармане завибрировало. Посмотрел на дисплей, ага, отец, больше некому.
   - Да, - охотно ответил я, откидывая сумку.
   - Ты как, - голос нервный, взволнованный.
   - Нормально, вот магазин грабим, - я закусил губу, в ожидании крика осуждения, так глупо спалился.
   - Это правильно, - после небольшой паузы послышался одобрительный ответ, - запасайся всем необходимым. С оружием как?
   - Плохо.
   - Ясно, - что-то случилось, говорит рублеными фразами, - я пока не могу за тобой приехать. У нас тут... проблемы. Ты пару дней продержишься?
   - Да, а что случилось? - во рту стало сухо. Лишь бы ничего серьезного.
   - Не волнуйся. Все решаемо. Если связь обрубится раньше, чем я приеду, добирайся сам до домика, что остался от бабки. Тот, что у пруда. Помнишь?
   - Да, - смена точки встречи меня сильно взволновала, выходи, проблемы у них нешуточные.
   - Хорошо. Ладно, до связи.
   - Пока, - в трубке послышались гудки.
   Дьявол, да что там стряслось? Дальнейшее мародерство прошло в молчании, я терзался мыслями о родителях, Бизон уловил мое настроение, помалкивал. В итоге Стас сделал более пятнадцати ходок, затем заявил, что достаточно, и пора отдохнуть. Вернувшись в квартиру, я заварил себе кофе, перебирая трубку в руках, боролся с желанием позвонить. Нечего себя накручивать, они взрослые люди, справятся сами с любой проблемой. Залив в себя кофе, пошел помогать разбирать награбленное.
   После позднего обеда Гоша, допивая бутылку пива, подошел ко мне. Плюхнулся на соседнее кресло, посидев несколько секунд, заговорил.
   - Слушай, Игорек, классно мы сегодня сработались.
   - Угу, - неохотно буркнул я, наслаждаясь кофе.
   - Тут мысль у меня возникла, - да, ходить вокруг да около он явно не привык, вон как ерзает от нетерпения, - оружие-то у нас одно - мачете, а людей вон сколько.
   Опять на больную мозоль наступает - вопрос об огнестрельном оружии так и остался висеть в воздухе.
   - И-и-и? - протянул я, интересно, до чего он додумался.
   - Хотя бы девчонкам что-нибудь выдать, - продолжал он рассуждать, - давай смотаемся до оружейного.
   - Мы же вроде сошлись, что там ничего нет?
   - Так проверить надо, а вдруг...
   - Тогда я только за, - после этих слов я оживился, хоть кто-то здраво мыслит, но тут же спросил, чуя подвох, - а что ты меня позвал, а не Стаса или Санька?
   - Они продукты считают, - легкомысленно отмахнулся здоровяк.
   Причин, чтобы не ехать, я не видел, сам я об этом размышлял, но не особо усердно, поставил недопитый кофе на столик, пошел одеваться. Выходили все также осторожно, за руль сел я, Гоша не умел водить. Вставил ключ в зажигание, откинулся на спинку кресла.
   - Вот я подумал, у нас нету лицензии, кто нам продаст стволы? - вопрос был животрепещущий.
   - Забей, сейчас такое время, что про лицуху никто и не вспомнит, - опять ступил,- лишь бы продать да подороже. Мы тут скинулись, - он стукнул себя по внутреннему карману, - бабла навалом.
   Я лишь криво усмехнулся, сейчас деньги не столь ценны, как раньше, так что с ними нужно расставаться как можно быстрее. Да не жалея. Я выехал на главную дорогу, машин нет, даже как-то непривычно. При выезде покосился на взломанный нами магазин, внутри кто-то активно копошился. До завтра там уже точно все выметут. Двигаясь по городу, я всматривался в окружающую действительность. Многие витрины магазинов были разбиты, даже в мебельном и то разбили, но это из чистого хулиганства, кому сейчас нужны диваны. Встречающаяся нам люди либо что-то тащили, либо ползали по магазинам. Город разворовывали, я радовался, что не застрял в центре, а то пришлось бы подраться за кусок пожирнее, или просто за кусок. Вон как смотрят на нас волками, хорошо хоть не пытаются остановить. И еще я удивился почти полному отсутствию зомби, встречали не больше трех, и то через метров сто-двести. От вида разграбленного города на душе сделалось скверно, и мысли захватила апатия. Хотелось сбежать от этого кошмара. Оружейный магазин в городе был только один, точнее, мы с Бизоном знали только про один. Еще на подъезде меня насторожило слишком большое количество джипов и суетившихся возле них крепких мужиков. Понятно, что народ сейчас потянулся за оружием, как при советах за водкой, но все равно стремно. Набрал воздуха в грудь, медленно подъехал, мужики насторожились, некоторые поудобнее перехватили ружья.
   - Здравствуйте, уважаемые, - опустив стекло, вежливо поприветствовал собравшихся Гоша.
   В ответ получил лишь кивок ближайшего, да, мы в их глазах малолетки.
   - Здесь как, ружье есть? - вежливым тоном спросил Гоша.
   - Есть, да не про твою честь, - зло буркнул мужик с ружьем, - катитесь дальше.
   Мать, во мы дебилы, я от досады чуть не застонал. Все по стереотипам, пацаны на "бехе" приехали за стволами, нам для полного комплекта не хватало только гангстерского рэпа из сабвуфера.
   - Давай, проваливай отсюда, - мужик качнул стволом в сторону, и, прежде чем Бизон нашелся, что ответить, я утопил педаль газа.
   - Ты чего?
   - Того, дебилы мы, надо было пешком идти.
   - А?
   Я обрисовал Гоши ситуацию, как ее видел, он согласился со мной.
   - Может тогда пешком, - без уверенности в голосе предложил парень.
   - Не прокатит, видел, как он на нас пялился, явно запомнил, теперь вообще хрен что обломиться.
   - Да что за гадство, - в сердцах Гоша ударил по панели.
   Я побарабанил пальцами по рулю и невесело заключил.
   - Ладно, поехали, что уже, завтра Стаса пошлем.
   Проехав метров пятьсот, я обратил внимание на джип, следующий за нами, дорога пуста, оттого и бросился в глаза. Может, конечно, и не за нами, а по своим делам, но нафиг лучше перестраховаться. Я завернул налево, Гоша с изумлением глянул на меня, я мотнул головой на зеркало заднего вида.
   - Параноик, - с усмешкой прокомментировал мои действия парень.
   Когда машина повторила наш маневр, снисходительная усмешка пропала с его лица. Да что им от нас надо? В голову лезли самые паскудные мысли, начиная от работорговли, заканчивая банальным грабежом. Может они и с добрыми мыслями, только если это не так то мы фиг отобьемся. Ну, его этот риск. Проделывать чудеса экстремального вождения - это не для меня, как говорится, ростом не вышел. Что же делать?
   - На следующем повороте налево, потом сразу направо, - серьезным тоном сказал Гоша.
   Я выполнил указания, в итоге заехал на небольшую стоянку за каким-то магазином.
   - Пошли, - Бизон выскочил из машины и побежал к забору.
   Я помянул нехорошим словом уродов, что катились за нами, последовал примеру приятеля, при этом выхватил ключи из зажигания. Перепрыгивал забор со спокойной душой, раз Бизон не орет, значит мертвяков там нет. Приземлился неудачно, под ногами хлюпнуло, я по щиколотку ушел в лужу. Бизон помахал рукой, и мы как можно тише стали переходить частную территорию. За забором возле нашей машины послышался шум двигателя, и, когда мы достигли противоположной стороны участка, я услышал стук закрывающихся дверей. Прежде чем перелезать через забор, осмотрелся на предмет угроз жизни. Пустынная площадка, отлично. Перелезли и подбежали к стенке магазинчика.
   - Чего мы вообще удирали? - я с удивлением посмотрел на Бизона, сам убегал, а теперь такие вопросы задает.
   - Так сходи и спроси, что они хотели? - зло прошипел я.
   - На хрен? - вот и весь энтузиазм.
   - Пошли, в магазине пересидим, может они свалят, - вглядываясь в приоткрытую дверь, предложил Гоша.
   Это всяко лучше, чем торчать на улице, может получится чем-то дельным разжиться. Инстинкт мародера просыпается. Я принюхался, из дверей несло мертвечиной, но не особо сильно. Прислушался - тишина. Ладно, осторожно надо пройти. Подсобка оказалась просторной, по углам валялся в небольших количествах строительный материал, то ли мародеры вынесли, то ли тут его отродясь было мало. Да это и неважно. Бизон держал мачете занесенным, осторожно ступая вперед, я сместился чуть в сторону от входа, чтобы не мешать ему бежать в случае чего. А то еще ломанется не глядя, и валяться нам вдвоем на полу, в ожидании пока мертвяк нас захомячит. Вошли в главный зал, я заметил, как спина Бизона расслабилась, через секунду он опустил оружие. Небольшой зал был как на ладони. Повсюду виднелись следы мародерства, перевернутые полки, разбросанная мелочь на полу. Там, где должен быть электроинструмент, только крючки. Понятно, зачем сюда заходили.
   - Все выгребли, сволочи, - невесело констатировал Гоша.
   - Все, да не все, - в голове появилась неплохая идея.
   Гоша хмыкнул, садясь на прилавок, так, чтобы контролировать выход. Я обошел несколько стеллажей. Ага, вот они. Подобрал валяющийся кулек и без разбора стал набивать его респираторами. Хватит, нанюхался вони.
   - На хрена они тебе, - не удержался от вопроса Бизон.
   - А ты подумай.
   - Да пошел ты.
   Я-то пойду, а вот когда надо будет помещения обследовать, ты еще вспомнишь мою предусмотрительность и клянчить станешь респиратор, - злорадно подумал я. Так, чем тут еще можно поживиться? Надо лишь не спеша подумать, а полезные вещи найдутся. Взгляд скользнул по полкам и зацепился за висящие молотки, и первая пришедшая мысль не о забивание гвоздя, а о пробивании черепушки. Точно, топоры. Я перешел к следующей полке, тут только молотки и кувалды. Черт. Обидно будет, если не найду топоров. Гоша молча следил за моими передвижениями, но больше не комментировал. Я прошел чуть дальше, ага, вот они, родимые. Пять штук аккуратно висели на торце стеллажа, на более мелких собратьев я даже не обратил внимания. Три массивных, с деревянными ручками, и два с алюминиевыми, взял один из них, легкий, примерно килограмма два, так, что тут написано - Fiskars, ясненько. Снял чехол, взмахнул пару раз, не так удобно, как мачете, но тоже очень неплохо. Бизон слез с прилавка, тоже взял один из топоров, помахал сначала "фискаровским", потом деревянным.
   - Молодец, одобряю, - прям отец-командир.
   Я одернул себя, что-то становлюсь раздражительным. Это все нервное. Собрали топоры, я после недолгих раздумий решил прихватить еще и маленькие, пригодится, пусть и драться с помощью них с мертвяками не очень эффективно, но мало ли. Бизон закинул в кулек еще два удлинителя, с десяток мотков скотча, целый ворох перчаток. Вроде больше ничего полезного нет, точнее, тут все полезное, но не нести же это все на своих плечах. Потом машину подгоним и загрузимся.
   Я осмотрел помещение еще раз на предмет полезных вещей, попадающих под категорию первой необходимости. Вроде, взяли все хорошие. Бизон схватился за кульки с барахлом, я перехватил поудобнее топор, поглядывая по сторонам, двинул к дверному проему. Перед выходом в нос ударил запах мертвечины, пока мозг связывал воедино запах и опасность, на меня навалился зомби. Отшагнул назад, мертвяк схватил меня за плечи и потянул к себе. Ужас и паника завладели не только мыслями, но и телом, я выронил топор, защищая горло руками. Мертвяк впился в запястье, в груди похолодело. Это конец. Он даже по собачьи рванул руку в сторону, но вместо оторванного куска мяса в его пасти не оказалось ничего. Меня спасла куртка. Мертвяк по-прежнему держал меня за плечи, пару шагов назад, идет, как привязанный. Лишь бы не упасть. Где там Бизон... Как же вырваться. В один миг голову заполнил ворох различных мыслей. Мертвяк еще раз впился в рукав куртки, все с тем же результатом. Сейчас меня вырвет. Я врезал твари в живот, где-то на задворках разума понимая, зомби не чувствует боли, но хотя бы оттолкну. Еще несколько ударов в живот ногой, мертвяк отступил назад, освобождая меня, я отскочил, и, что есть духа, рванул в сторону. Где Бизон? Здоровяк с ужасом на лице отползал в сторону. Мертвяк нацелился на него как на ближайшую жертву. Кулек с оружием валялся около ног зомби, мой же топор возле входа. Меня наконец вырвало, обтерев рот рукавом, я, на подгибающихся ногах, подбежал к топору, мертвяк даже не повернулся в мою сторону. Схватил оружие, еще секунд тридцать, и он зажмет здоровяка в угол, и все, конец Бизону. В три прыжка оказался за спиной твари, и, широко размахнувшись, врезал топором в голову. Лезвие легко пробило череп, зомби начал заваливаться на бок, и, к моему удивлению, орудие легко выскользнула из черепа. Грудь ходила ходуном, я развернулся к выходу, ожидая подкрепления в виде мертвяков, но нет, зомби оказался воином-одиночкой. Через несколько секунд в мир вернулись звуки. Сквозняк скрипел дверью, Бизон орал благим матом, а из моего рта вырвался хрип. Живой.
   - Мля, сука, хрена ты так тормозил. Меня чуть не сожрали.
   - Иди в задницу, ты сам его зарубить не мог?
   - Какого хрена я тебе доверял, - Гошу несло, он даже не пытался меня слушать, - я тебя урою. Сука.
   Я глянул на упокоенного мертвяка, только сейчас смог его рассмотреть, пока боролся, кроме окровавленной пасти ничего не видел. Девчонка, мини-юбка, рваные чулки, на ногах сапоги с огромными каблуками, на тело накинут полушубок, черные короткие волосы залиты кровью. Дьявол, окажись на ее месте кто-нибудь потяжелее, хрена лысого я бы так легко вырвался.
   Я подошел к лежащему парню и от всей души врезал ему пощечину, это возымело успех, он заткнулся. Мы помолчали с минуту, затем Гоша тихо просипел.
   - Спасибо.
   - Ты чего его не зарубил, пока он меня загрызть пытался?
   - Да ты заорал как раненый, я дернулся и подвернул ногу, - ни фига не помню, чтобы орал, вообще вся схватка для меня прошла в немой тишине.
   - Что с ногой?
   - Я тебе что, врач? Болит.
   - Я за машиной, ты пока сиди здесь, - тащить на себе такую тушу я не собирался.
   - Мне тут с этим торчать, - недовольно завопил здоровяк.
   - Ну, хочешь на улице посиди, - сил, спорить и доказывать, не было. Устал я.
   - Лучше здесь, и дверь не забудь закрыть.
   Подобрал топор и осторожно вышел на улицу, все, теперь ни на секунду не расслаблюсь. А то еще одной такой встречи я не переживу, если не зомби сожрет, так сердце остановится. Меня неслабо потряхивало после случившегося, но топор я держал уверенно, да и ноги уже не подгибались.
   Машина, к моей радости, стояла там же, где мы ее и оставили, после беглого осмотра я пришел к выводу, что ее даже не обыскивали. Вот и славно. Подогнал "беху" к строительному магазину, по дороге увидел четверых мертвяков, но стояли они далеко, так что я сильно не беспокоился на их счет. С трудом доволочил Бизона до машины, наслушавшись от него охов и стонов. Усевшись на переднее сидение, он тихо матерился на этот мир и на тупых зомби, в частности. Я, как можно быстрее затащил сумки в багажник, постоянно смотря по сторонам и не выпуская топора из рук. Когда Гоша упрекнул меня в том, что я не забиваю машину под завязку оставшимся барахлом, я послал его куда подальше, а если не хочет идти туда, то пусть сам носит или заткнется. Около подъезда я позвонил Стасу, чтобы вышел помочь, таскать такую тушу в одиночку я не нанимался. Когда все сумки оказались в коридоре, а Бизон лежа стонал на кровати. Парни позвали меня поговорить на кухню.
   - Где стволы, - ни тебе "как здоровье", ни "что случилось", а сразу про оружие, может, так и правильно, голова ватная, думать совершенно не хотелось.
   - Нет, - и, прежде чем меня успели завалить вопросами и упреками, продолжил, - не перебивайте. Все расскажу.
   Включил чайник, тяжело опустился на табуретку, облокотившись спиной о холодную стену. Вкратце, не вдаваясь в детали, описал наши с Бизоном злоключения. Про битву с зомби я упомянул только вскользь, воспоминания еще свежи и проговаривать их совершенно не хотелось.
   - Пошли дурака богу молиться, - под конец моего монолога резюмировал Стас.
   - Раз такой умный, сам, может, сгоняешь? - терпеть хамство я не собирался.
   - Да лучше бы сам съездил, - Стас слегка подался вперед, сверля меня взглядом.
   Что, в гляделки захотел поиграть, усталый организм нашел в себе силы пробудить злость, давай, я не против.
   - Так вперед и с песней.
   - Тебя не спросил.
   - Это, пацаны, вы чего? - Саня с тревогой в голосе, попытался утихомирить нас.
   Стас проиграл, отклонился назад и небрежно спросил.
   - Что вы там хоть принесли? - хотелось сказать, сходи и посмотри, но сдержался, незачем перегибать палку. Нам еще вместе выживать.
   Я перечислил содержимое, хозяин квартиры очень вежливо попросил Санька принести топоры. Наш непризнанный лидер подержал каждый из экземпляров, после чего начал раздавать трофеи. Я ожидал, что он всучит мне деревянный, но ошибся, я получил свой, проверенный в бою. Выпил кофе, в голове прояснилось, а по телу растеклась приятная усталость.
   - У нас тут тоже новости, - сказал Санек, громко отхлебывая чай, - у нас в команде пополнение.
   - А, - только и вырвалось у меня.
   - Тут, после того как вы уехали, пришли соседи, со второго. Сначала просили поделиться припасами, но Стасян им не двусмысленно дал понять, что еду надо отрабатывать и халявы не будет. Короче, они теперь под нашим началом.
   - А чего они не вылезли, когда мы стучали, - новость меня слегка шокировала, я выдал первый пришедший в голову вопрос.
   - Да пьяные были в говно, а тетя Люба, - парень замялся, - она в общем того, - он повертел пальцем у виска, - боится всего и всех. Кроме мужа и брата.
   Выходит, не мы одни, поддались зеленому змею в первые дни после катастрофы.
   - И что, мужики так легко прогнулись под вас? - что-то я сомневался, что мужики безропотно будут слушаться пацанов.
   - Да забей. Пашка тот еще синяк, как говорится, ни дня без пива. Ну и братец тети Любы ему под стать. Как только попытались права качать, схлопотали по морде. Стас уложил обоих и не вспотел. А как мы презентовали им бутылку водяры, так чуть в ноги не упали. Так что, там все пучком. Теперь, кроме нас и семейства алкоголиков, в подъезде никого нет.
   - Понятно, - только и сказал я.
   Допив кофе, позвонил родителям, дозвонился только с третьей попытки, к сердцу даже подступила легкая тревога. Трубку поднял отец, голос у него был очень усталый, сообщил мне, что у них все без изменений, я порадовал его сообщением о топорах, не вдаваясь в подробности. Он попросил, чтобы я понапрасну не рисковал. Мать спала, мы решили, что будить не будем. Попрощались и объявили отбой.
   - Надо было вам кувалду взять, - мечтательно причмокивая губами, сказал Санек, когда я вернулся на кухню.
   - На фиг?
   - Сломали бы двери квартир, поискали б полезные вещи.
   - Не, тогда лучше "болгарка", спилили бы языки у замков, делов-то, - спокойно высказался я. Скорей, для того, чтобы подержать разговор, чем с конкретным предложением.
   Стас, до этого безучастно стоящий около окна, улыбнулся уголком рта, и снизошел до объяснения. Стас, до этого безучастно стоящий около окна, улыбнулся уголком рта, и снизошел до объяснения.
   - Инструменты есть у старшего по дому, - глядя на наши непонимающие рожи, пояснил, - дверь у него хлипкая. Фомкой выломаем или, вон, топорами вырубим.
   Вооружившись инструментами, мы втроем двинули к заветной двери. Старший по дому жил на первом этаже, дверь у него действительно не вызывала чувства надежности. Подцепили фомкой и в течение пяти минут взломали ее. В квартире пахло тухлятиной, но не мертвечиной, этот запах я уже научился распознавать, неспешно проверили помещение, постель не застлана, в шкафу одежда, как и другие житейские мелочи. Хозяин ушел и не вернулся. Меня кольнула неприятная мысль, а что если бы старшой уехал, прихватив все добро с собой. И тут же скривился, думаю о материальном, радуясь, что мужик пропал, а его богатство досталось нам. Мать, в кого я превращаюсь. Парни загребли "болгарку" и удлинитель, пошли наверх, но прежде Стас закрыл на ключ черный вход, парадный на кодовом замке.
   - Теперь мы как в крепости, - довольно потирая руки, высказался Стас, - хрен кто ворвется, весь подъезд наш. Хм, еще бы окна на первом этаже замуровать, вообще красота. Но это потом.
   Какое еще потом, он вообще о чем, мы неделю посидим и сваливаем. Влезать в новый спор совершенно не хотелось, да и его оговорку, похоже, заметил только я. Ладно, потом разберемся, но зарубку в памяти надо сделать.
   Первую дверь на четвертом этаже вскрыли быстро, девчонки трусливо смотрели с нижнего этажа. Вонь от жженого металла заполонила не только коридор, но и нужную нам квартиру. Стас рванул дверь и без страха вошел внутрь, я было удивился такому поступку, но ту же получил пояснения.
   - Хозяева свалили за бугор еще полгода назад, - донеся голос из квартиры.
   Зашел внутрь, осмотрел, все как у людей: телек, диван, шкаф, тяжело выдохнул. Не хочу рыться в чужих вещах, не от того что брезгую, просто устал. Очень уже тяжелый день выдался. На мой уход никто не обратил внимания, вернулся в опустевшую квартиру Стаса, ну да, всем же интересно, что да как, даже хромой Бизон и тот утопал. Скучно им, вот и развлекаются. Сделал себе кофе, сел за комп, надо самому глянуть что в "инете" творится. Да чтоб его! Ни один сайт не открывается, все, издохла всемирная паутина. В голову ударила паническая мысль, что и мобильная связь приказала долго жить. Взглянул на мобильный, все полоски на месте. Одиннадцать часов, а спать хочется, словно за полночь. В коридоре послышался шум "болгарки", пусть делают, что хотят, а я спать. Кофе так и осталось на столе нетронутым.
  
   ***
  
   Спал плохо, снились странные сумбурные сны, то я убегаю от кого-то, то зомби девушка кидается на меня, то я еду куда-то. Когда женская рука несильно тряхнула меня за плечо, я только чудом не ударил ни в чем не повинную девушку.
   - Да что тебе надо, - зло зарычал я.
   Танька, по-глупому улыбаясь, подала мне кружку, я несколько секунд помялся, нет у меня привычки получать кофе в пастель. Буркнул "спасибо" и взял подношение. После нескольких глотков голова прояснилась, а мысли от злобно-ворчливых перешли в положительно-благодарные.
   - Чего будила? - как можно добрее поинтересовался я.
   - Да там парни снова совет затевают, - по-прежнему улыбаясь, ответила девушка, - через полчаса. Вот я и разбудила тебя пораньше, а то с тобой с утра разговаривать невозможно. Злой, как собака.
   Я невольно улыбнулся, она, несомненно, подняла мне настроение. Таня казалась мне чуть странной, все время улыбалась, и заботилась об окружающих. Вокруг черти, что творится, а она излучает добро и любовь, и ни признака паники или хандры. Или дело во мне и моем пессимизме. Надо радоваться, что хоть у кого-то остались светлые чувства, а я про идиотскую улыбку думаю.
   Собрание, как обычно, проходило на кухне, я пил уже вторую кружку кофе, не столько от желания, сколько, чтобы занять руки.
   - Пока ты вчера спал, мы прикинули планы на будущее, - и снова начал разговор с упрека мне, - нужно обследовать как можно больше квартир. Вдруг у кого найдется что-то полезное.
   Это понятно и без совещания. Надо бы родителям позвонить, пока связь работает, - вскочила ненужная в данный момент мысль.
   - Дальше, - продолжал вещать Стас, - тут Санек вспомнил, где можно разжиться огнестрельным оружием.
   Оп-па, вот это новость.
   - За ним надо сходить вот по этому адресу, - он подвинул бумажку с ключами к центру стола, но никто кроме меня не придвинулся ближе, чтобы рассмотреть надпись, странно, - тут живет барыга, как заверил Санек, он лично видел у него ствол.
   - Откуда ключ? - похоже, все в курсе, один я мимо.
   - Неважно откуда, важно, что есть, - уклонился от ответа Саня.
   Не хочет говорить - его проблемы.
   - Так вот, за стволом придется идти тебе, Игорь, - тем временем высказался Стас.
   - Ага, - я даже не стал начинать спор, - с кем?
   - Одному.
   - Не понял...
   - Хорош возмущаться, сначала выслушай, - ударив по столу ладонью, не дал мне договорить Стас, - Гоша хромой, куда он пойдет? Саньку дверь пилить, не девчонкам же это делать? У них итак свои проблемы. Так что остаешься только ты.
   - А ты что?
   - А что я, - мать честная, да он вообще не рассматривал свою кандидатуру, как возможную на поход, - мне надо крепость обустраивать. Да и присмотреть за соседями. А то еще произойдет революция с силовым сценарием.
   Если первые оправдание прозвучали неуверенно, то завершил сказанное он жестко и твердо.
   - Какая еще крепость? - не понял я.
   - Та, в которой ты живешь. Или ты что, хвост поджал и бежать?
   Мать, да он из меня врага народа делает, вон, парни уже волками смотрят. Я зло засопел, ответил.
   - Пойду, куда от вас денешься.
   Так, позитивное мышление, я не шестерю на Стаса, а помогаю выжить общине, от подобных мыслей стало немного легче. Стоп. А как же оружейный магазин. Я озвучил свой вопрос, Стас помял сигарету в пальцах, не глядя в мою сторону, ответил
   - С оружейным мимо, Гоша ночью нам обрисовал дядей, что крутились возле магазина, - то есть мой рассказ у него доверия не вызвал, - мне думается, что там сейчас и чехла для ружья не найдешь.
   - Это как? - возмущенно спросил я.
   - А так. Там был местный предприниматель, крупного размера. Оружие ему покупать явно не надо, этого добра и более лучшего качества, у него хватает. Поэтому делаем логический вывод, что он приехал туда, чтобы выкупить все оружие. И затем его продавать, по "хорошей" цене.
   Я шумно выдохнул, как-то за уши притянуто, но не поспоришь.
   - Не надо было бухать, - не понял, это он мне предъявляет? Стас смотрел на меня, состроив укоризненную физиономию, - все просрали.
   Повисла пауза, все чего-то ждали, косясь на меня, я упорно молчал, что тут скажешь. Для покупки стволов у нас ничего нет, не деньги же предлагать, от них сейчас толку, что с козла молока.
   - Купить стволы мы не можем, - озвучил мою мысль Санек, - деньги сейчас не ценнее туалетной бумаги, и даже дешевле, бумага всяко мягче будет.
   Теперь понятно, чего они так в ту квартиру рвутся.
   Провожать меня никто вышел, ну и ладно, несильно и надо. Конечно, есть легкая досада, иду вершить благое дело, рискуя жизнью, а у всех нашлись дела поважнее. Так, проверка, в рюкзаке вода, пара бутеров, фомка, пачка респираторов, теперь без них никуда, фонарик, как же без него, так, мачете на поясе. Вроде все. Закинул рюкзак за спину, попрыгал, вроде не мешает, шапку на голову, теперь перчатки. В общем, готов к труду и обороне, а также к бегу и маневрированию. Впервые отправляюсь так далеко в город, неплохой такой мандраж по телу гуляет, хоть два часа отсидел за картой, разрабатывая детальный план маршрута, но это не давало стопроцентную гарантию на успех. Хорошо, Саня помог, рассказал, что где находится и какова плотность населения на протяжении всего маршрутка. В идеале, лучше ехать на машине, и, как минимум, вдвоём, но Стас всех отмазал, а транспорт слишком приметен, хватило мне вчерашнего преследования. Еще до родителей не дозвонился, что тоже не прибавляло оптимизма.
   Вышел из квартиры, на лестничной площадке валялся удлинитель, уходящий концом вверх, работают парни. Послышались шаги, спустился Стас.
   - Ты там долго не задерживайся, - вот тебе и напутственные слова.
   Мнение об этом типе у меня становилось все хуже и хуже, вроде и не делает ничего предосудительного. Но вот в мелочах, командный голос, кривит губы, когда подвергаю сомнениям его слова, да и делит добычу, как свою. Стоило возразить, как остался виноватым.
   Как можно тише вышел наружу, теплый ветер ударил в лицо, принося легкий запах разложения. Я даже не поморщился, привык. Поглядел направо, около дальнего подъезда стоял мертвяк в ожидании глупой жертвы, которая выскочит на него. Хорошо, что они настолько тупы, иначе бы горя хапнули, мама не горюй. Внутри росла тревога, до жути не хотелось идти, одно дело - до магазина пройтись, другое - полгорода прошагать с бредущими вокруг мертвяками. Посмотрел на "беху", эх, только и остается, что сожалеть. Так что пешком и только пешком, но прежде... Осторожно подошел к стоящему мертвяку, он обернулся, когда до него осталось шагов пять, бледное лицо, обившие щеки, в глаза я не смотрел, свитер, джинсы. Размахнулся и без труда пробил голову мертвяку, вот так, первое моё осознанное убийство, точнее упокоение. Прислушался к своим чувствам, ничего, кроме омерзения.
   Прежде чем войти куда-либо, я внимательно осматривался на предмет неприятностей и возможностей бежать от них. Сознание уже изменилось, сразу выделило из общей картины маршруты для бегства. Первое - это заборы и ограждения, их много, раньше я как-то и не думал, что настолько много. Детсады, частные дома, муниципалитеты, здания, заборы и ограды, невысокие, чуть больше человеческого роста, и если не бояться испачкаться и порвать одежду, то перескочить через них не проблема. Зомби такой подвиг не под силу, очень надеюсь, что не под силу. Перебежал вдоль дороги, мародеров не видно, только мертвые, вроде их стало больше, или это от того, что не еду, а бегу. Через несколько минут за мной увязалась небольшая толпа, в груди заворочался страх. Подбежал к ближайшему забору, перемахнул через него, подождал, пока мертвяки подойдут поближе, заодно и отдышался. Пробежал на другую сторону, перелез. Хм, работает, толпа осталась на другой стороне преграды, тяня руки и злобно скалясь. Я показал им неприличный жест и воодушевленный побежал дальше.
   Я осторожно вышел во внутренний дворик, а взгляд уже ищет места, как бы удрать в случаи нападения зомби. Детская площадка сразу отметается, залезу на пирамиду и что дальше, буду сидеть, пока не спасут? Ага, балконы, это вариант, пусть большинство на первых этажах застеклены, но есть и решетки, и те, кто пренебрегает безопасностью, оставляя открытыми. Когда-то уже совершал подвиг, забирался на четвертый этаж. Правда, было это в 15 лет и, во имя первой любви, полез к Ленке, аки Ромео к Джульетте. Она, конечно, прифигела, увидев меня на своем балконе в вечерних сумерках. Но поступок оценила, расцеловала страстно. На следующее утро меня встретила ее мама, сказала, чтобы я больше глупостями не занимался, а заходил нормально через двери. Видать, у Ленки с матерью были доверительные отношения, вот она и не удержалась, разболтала про подвиг своего возлюбленного. Жаль, что у нас ничего не вышло, на одной романтике далеко не уйдешь. Как говорится, лодка под названием любовь разбилась о скалы под названием реальность. Для девчонок в 15 лет парни, что дорогие шмотки, ими надо хвастаться. Мною же особо не нахвастаешься. Не спортсмен, не душа компании, даже не поэт или музыкант, так, обычный парень, серость в ее глазах. А Ленка у нас падкая на моду, вечно читала глянцевые журналы и мечтала стать королевой школы. Ну а подвиги совершать каждый раз мне совершенно не хотелось, да и как их совершать-то в нашем маленьком городке. Да и батя по шее так настучит, что мало не покажется.
   Так, что-то меня понесло, сантименты, тут сплошь и рядом смерть ходит, а меня в розовые сопли кинуло. Дворик миновал без приключений, вышел на одну из центральных улиц. Так, куда там дальше? Сверился с картой, получается прямо.
   Добрался до нужного адреса я за два часа, в былые времена это отняло бы не более получаса, но сейчас приходилось постоянно оглядываться и лазить через заборы. К счастью, необъятных толп ходячих мертвецов не было, как нам показывал это "Голливуд", а от небольших групп я спасался с легкостью. Странно, почему войска не уничтожили эту мерзость, в первые дни, да у нас в стране армия - одно название, но тут же как в тире - стреляй не хочу. Да местное подразделение полиции могло с легкостью зачистить город за пару дней. Или это только на словах так легко, а на деле куда как сложнее. Неплохо бы встретить кого-нибудь из силовиков да поговорить по теме. Но это потом, как выберусь из города.
   Я остановился возле нужного подъезда, невдалеке маячило два зомби, мужик в дубленке и пацан в безразмерной майке и джинсах, у обоих морды в кровище, но вроде остальное все на месте. Я прикинул, если они прямо сейчас ко мне двинутся, то минут пять у меня будет, чтобы открыть дверь и осмотреть подъезд. Достал из рюкзака респиратор, бумажный фуфел я оставил в крепости (тьфу, блин, прилипло название) пусть местные таскаются в них, я же забрал себе дорогие, с фильтрами и силиконовым ободком по бокам. Дышалось в них легко, и вонь почти не проникала. Я еще раз глянул на парочку, вроде зашевелились. Ладно, хватит медлить. Быстренько набрал код, схватился за ручку, дернул, дверь со скрипом открылась. Обшарил фонариком все углы, никого, слух уловил быстро приближающиеся шаги, я оглянулся. Мать мужик в дубленке находился от меня в шагах семи. Да как так. Я быстро шагнул внутрь, вытягивая мачете. Как-то он шустро добрался до меня, раньше подобной быстроты я в них не замечал. Эх, мне бы напарника, долбанный Бизон ходить не умеет. Злился я больше из-за страха, подниматься в темном подъезде совсем не хотелось. На узком лестничном марше сильно не по маневрируешь, было бы ружье, тогда без проблем, иди себе со спокойной душой, а так, страшно, до жути. Сделал пару глубоких вдохов, собрался с силами и пошел, постоянно светя по углам фонариком. Подъем по лестнице на четвертый этаж вымотал меня куда больше, чем вся прогулка по городу. Хорошо, окна между этажами большие, видно хорошо, а то седым стал бы, пока с фонариком поднялся.
   Так, тридцать четвертая - это где? На мощных стальных дверях не было номеров, не предусмотрены в навороченных конструкциях такая чушь, как номера. Типа, кому надо, тот сам найдет. На секунду похолодело внутри, неужели ошибся подъездом. Еще одного захода я не перенесу, нервы-то не железные. Ладно, без паники, проверю верхний этаж, может, там живут нормальные люди, с номерами на дверях. Так и оказалось, тридцать семь на двери сразу напротив лестницы. Ну, вот и славно. Отсчитав нужную мне дверь, засунул ключ, замок тихо щелкнул, отворяя дверь, еще два оборота, готово. Сразу врываться в квартиру не стал, надо проверить пути отхода. Наверх не вариант, там хоть и люк, но потом куда с крыши, значит вниз, а там этот в дубленке. Хм, хреново. А если. Я спустился на второй этаж, открыл окно между этажами, ага есть козырек, спрыгну на него и бегом от мужика с пацаном, что трутся возле двери. Убегу? Да без проблем, раньше же убегал. Вроде нормально, и даже не вроде, а вполне себе все хорошо, попробовал вылезти в окно. Отлично, прохожу со свитом. Теперь в квартиру.
   Медленно опустил ручку, резко рванул на себя, отпрыгнул, занося мачете над головой. Тихо, в полумраке никого. Блин, там еще одна дверь. Ладно, попытка номер два. Вторая дверь открываться внутрь, это даже лучше. Нажал ручку и толкнул дверь ногой, готовясь ударить любого, кто появится там. Посветил фонариком в темный проем, пусто. Это хорошо. Зашел внутрь, медленно перебирая ногами, готовясь в любой момент рвануть наружу. Что у нас тут, длинный коридор, с вешалками и тумбочками, справа комната, слева тоже, двери закрыты. Это плюс. Дальше двери в ванную и поворот, скорее всего на кухню. Неплохо бы комнаты проверить? Пусть Саня клялся, что дома никого, как говориться, доверяй, но проверяй. Тем более сейчас. Приоткрыл дверь, светя фонариком в щель. Запаха вроде нет, что-то я последнее время больше на нюх полагаюсь, чем на зрение. Луч фонарика скользнул по стенам, картины, плазма, диван, шкаф, вот и славно, закрыл дверь, мало ли. Теперь вторая комната. Та же схема, открываю, свечу - шкаф, стол с компом, кровать. Зомби нет. Я покосился на входную дверь, очень неуютно себя чувствую, находясь спиной к темному проему, кажется, что зомби стоит за углом и ждет, пока я расслаблюсь и повернусь спиной к нему. Нет, так я весь издергаюсь. Закрыл первую входную дверь, так, теперь стоит нажать на ручку, и я вывалюсь в коридор. Фу, так легче. Тихо прошел дальше по коридору, стараясь не подходить близко к углу, светить на кухню не пришлось, и так света хватало. Тихо. Теперь последняя комната. Собраться дело еще не сделано. Все так же осторожно приоткрыл дверь, и тут же отшатнулся назад, крича в голос, возле двери стоял зомби, глаза пустые, морда в кровище, руки потянул ко мне. Я по инерции сделал три шага назад. Мать, выход в коридор блокирован мертвяком. Я ударил мачете, звенящую тишину в ушах нарушил чавкающий звук входящего металла в плоть. Мля, мачете угодило в плечо. Я выкинул ногу вперед, попадая пяткой в живот, опыт-то есть, отходя еще дальше в кухню. Мертвяк качнулся, но не упал, за его спиной маячило еще двое. Я развернулся в сторону кухни, надо бежать за защитную дверь. Сердце замерло, мозг выдал кучу информации за одну вспышку. В дверном проеме кухни тянулись руки мертвяка, на кухне еще один. Верная смерть. Не хочу. Так нечестно. Да сдохните вы, твари. Пальцы нащупали ручку и рефлекторно дернули ее, а ноги толкнули тело в щель. Я проживу как можно дольше. Защелкнув дверь, обеими руками схватился за ручку, изо всех сил давя ее верх. В дверь ударили несколько раз, затем послышался скрежет.
   - Хрен вам, твари, - злобно зарычал я.
   В дверь еще раз ударили. Я жив. Вашу мать, я еще жив. Руки занемели от постоянного напряжения, и только тогда мозг принялся искать выход из патовой ситуации. Так я долго не простою. Света от валяющегося фонарика оказалось достаточно, чтобы я смог увидеть защелку на дверях, одна секунда я толкнул засов, в дверь снова ударили, но безрезультатно. Постоял с минуту, держа ручку, и когда убедился, что стой стороны никто не пытается прорваться, позволил себе чуть расслабиться. Подобрал фонарик, готовясь в любую секунду кинуться к двери. Огляделся, ванная комната, полтора на два с половиной метра, голубой кафель до потолка, полукругом ванная, раковина, шкафчик, и стиральная машина. За дверью заскрипели, я тут же схватился за ручку, роняя фонарик. Только скрипом и ограничились, нет, так дело не пойдет, с ума сойти можно от дерганья. Скинул рюкзак, выдернул пояс из махрового халата, обмотал ручку двери, другой конец привязал к полотенце-сушителю. Вот и все, теперь хрен ворвутся. Я медленно опустился на пол, обхватил голову руками. Что делать, как выбираться? Я судорожно схватился за телефон, проклятье, нет "зоны". За что мне это? Меня постепенно окутали мрачные мысли, о том, что я там издохну в этой ванне, прорваться через четырех зомби с одним мечете нереально. Ну, зарублю одного, максимум - двух, остальные вдоволь нажрутся моего мясца. Я от обиды заскрипел зубами. Долбанный Сашок, никого не будет, никого не будет. Да и я, Бэтмен хренов, поперся один. Подумал, повезло пару раз, так это теперь-то постоянно будет, самоуверенный дебил. Да и запах из-за респиратора, не учуял, дурааак. Захотелось заскулить от безысходности.
   В таком состоянии я провел около трех часов. Сидел и тупо пялился в свет фонаря, виня всех на свете, включая себя, в проблемах. После самокопания пришла злость. Расселся, сопли распустил, помогите, пожалуйста, спасите дурачка. Еще не начал бороться, а уже все, сдался, я жив, что уже немаловажно. Попытался найти какие-нибудь ободряющие слова или вспомнить яркий пример, но не вышло. Ну и ладно, сам как-нибудь. Я решительно сжал мачете, нет, я не стану коммандос из-за одной только силы воли или научусь рубить без устали. Это не главные (хотя и очень полезные навыки), главное - иметь внутреннюю силу и желание бороться до последнего.
   Я резко поднялся, осветил ванную лучом фонаря еще раз на предмет оружия или чего-нибудь, что может подтолкнуть к мыслям о спасении. Ничего. Ладно, попробуем по-другому. Что мне нужно? Упокоить зомби или, на худой конец, удержать их на расстоянии, так, чтобы смог сбежать. Хм, мой взгляд упал на стиральную машину. А это мысль. Я кинулся к машине, словно утопающий к проплывающему рядом бревну. Фонарь на полку, так, чтобы свет падал на стиралку, обхватил ее руками, поднапрягся и неожиданно легко сдвинул с места. Еще одно усилие и машина отошла от стены на сантиметров двадцать, пока хватит. Просветил лучом заднюю часть машины и с облегчением выдохнул, два пластиковых шланга вообще не проблема. Никогда особо не задумывался, как они подключаются, и почему-то казалось, что сзади стоит огромная стальная труба. Хорошо, что я ошибался. Заморачиваться и откручивать шланги я не стал, просто перерубил мачете. Надо бы просто нож с собой носить оставил я себе зарубку на будущее. Это правильно, надо думать о будущем. Моя возня привлекла внимание мертвяков, они активнее заскреблись в двери, и, по-моему, даже пару раз ударили по ней. План был прост, как мыслительный процесс мертвяков. Поставить стиральную машину напротив двери самой длиной стороной, проем узкий, сантиметров семьдесят, при всем желании не протиснуться. Открыть дверь, и когда твари полезут, тупо зарубить, преодолеть данное препятствие с наскока у человека не получится, а у зомби тем более.
   Когда дело было сделано, я присел на край ванной перевести дух. И еще раз в деталях продумал, как я буду рубить тварей. В том, что рука не дрогнет, не сомневался, и девку в строительном зарубил, да мужика возле подъезда, а сейчас, как бы это пафосно ни звучало: Или я, или они. Машинально глянул на часы. Без пятнадцати пять, уже темнеет. Хм, бежать в сумерках, или во тьме по мертвому городу, то еще удовольствие, а точнее, полное его отсутствие. Хрен знает, сколько я еще провожусь с этим зомби. Может, переждать до утра? А что, замурован, словно в сейфе, эти четверо сюда не ворвутся, подкрепление тоже к ним не придет, входная дверь закрыта. Да, мурашки по спине бегают от шума за дверью, но и к этому можно привыкнуть. Человек не может бесконечно бояться. Конечно, страх никуда не ушел, я ведь не дурак, только они бесстрашны на все сто, но липкое, обволакивающие чувство беспомощности рассеялось. Спешить некуда, выйду завтра. Когда решение созрело, почувствовал облегчение. Снял куртку, шапку, странно, чего так тепло-то, я протянул руку к полотенце-сушителю, жаркий. Когда привязывал веревку, не обратил внимание. А это значит только одно. Опустил руку на смеситель, затаив дыхание, поднял рычажок вверх и до упора влево. Подождал несколько секунд, слушая, как течет вода, подставил руки под поток. Есть, вода обожгла пальцы. Это награда за мои злоключения, не иначе. Нащупав пальцами пробку, заткнул сток, быстро разделся, не дожидаясь, пока наполнится ванна водой, залез внутрь. Горячо, надо сделать чуть холоднее.
   Блаженство, растекающееся по телу, не поддавалось сравнению. Никогда раньше не думал, что буду получать столько кайфа от горячей ванны, я и не помню, когда последний раз принимал ванную, все больше душ. После двух дней беготни, в холоде и грязи - это просто рай. Я позволил себе просто нежиться в тепле, попивая кофе вприкуску с бутербродами. Несколько раз спускал и наполнял ванну заново. Затем не спеша помылся три раза, просто так, чтобы ощущать приятный запах шампуня, да и когда еще удастся вымыться нормально. Идиллию портил периодический скрежет за дверью, но это терпимо. Когда с водными процедурами было покончено, вытер полотенцем ванную, накидал внутрь махровых халатов, надо готовиться ко сну. Теплая вода разморила настолько, что я едва удерживал веки в открытом состоянии. Улегся, фонарик выключать, не стал, страшно как-то в темноте, пусть горит, хрен с этими батарейками, запасные в рюкзаке лежат.
  
   ***
  
   Нормально выспаться не получилось, просыпался почти каждый час, хватаясь за оружие. Как бы я ни храбрился, а соседство оживших трупов очень нервировало. Когда окончательно проснулся и решил уходить, на часах было полдевятого. Встал, сделал легкую зарядку, жаль, термос осушил еще вчера, кофе хотелось неимоверно. Ладно, домой приду, отопьюсь. Растер лицо, пора открывать дверь и взглянуть в глаза монстрам, и порубить им головы в капусту. Хотя. Я провел еще раз ладонью по щетине, почему бы и нет. Бритвенные принадлежности стояли на полке возле зеркала, включил теплую воду и неспешно приступил к уничтожению щетины на лице, если раньше эта процедура отнимала у меня минут пятнадцать, то сегодня я посвятил ей час. Спешка нужна только в двух случаях: при ловле блох и когда муж вернулся из командировки. В наступившие времена можно добавить еще один - при появлении зомби из-за угла. Обильно обмазал лицо кремом после бритья, посмотрел на себя в зеркало. Худое лицо, впалые щеки, длинноватый нос, короткие волосы, под глазами мешки, и взгляд, а что, взгляд как обычно, не блестит в нем огонек убийцы. Пора. Рюкзак на плечи, шапку на голову, респиратор не забыть одеть, быстрая проверка - все ли на месте. Вроде готов. Убрал пояс с ручки, сердце учащенно забилось, и капли пота выделились на лбу, пальцы предельно сильно сжали рукоять оружия. Все, дальше оттягивать некуда.
   Нажал на ручку и толкнул дверь, та прошла несколько сантиметров, замерла. Что за фигня. Мертвяк стоит слишком близко, ладно, надавим. Положив мачете на полку, обеими руками уперся в дверь, надавил, та нехотя подалась, еще усилие, ну же. Я хоть и ожидал, что зомби появится, но все рано отдернулся назад, чудом не упав в ванную. Толстяк оттолкнул дверь и наклонился ко мне, протягивая свои гнилые руки, я лихорадочно нащупал мачете. Брюхо мешало перегнуться толстяку через стиралку, я, почти не целясь, ударил, мачете тяжело погрузилось в голову, я дернул оружие назад, не хватало еще, чтобы падающие тело увлекло оружие назад. Определено надо брать запасное, - мелькнула мысль. Следующей была женщина в халате, ее я свалил также легко. Что, твари безмозглые, сейчас вы узнаете, кто венец эволюции, а кто тупое мясо. Адреналин подхлестывал азарт, все получается, план работает. Мужик в майке полностью залитой кровью даже на спине, распластался на стиралке, тяня руки, я отошел в угол. Черт, замах хреновый. Еще чуть-чуть и мертвяк перелезет, и тогда мне конец. Я ударил, оружие прошло по касательной, врубаясь под углом в череп. Вашу мать. Выдернул оружие и, матерясь в голос, ударил еще раз и еще. Кажется, после третьего удара тело обмякло. Я с трудом отдышался, где еще один? Не подходя к проему, я посмотрел по сторонам - нет. Их точно было четверо, я же видел. Глаз выхватил какое-то движение в щели между полотном и дверной коробкой. Я присмотрелся внимательнее, так и есть. Зомби, девушка в свитере и джинсах, притаилась за дверью. Это что еще за трюки? Она что, в засаде? Да быть такого не может, они же тупые, какие на хрен засады. Просто не видит меня, вот и тупит за углом. Что делать? Пока буду перелезать, кинется. А если. Я брезгливо столкнул тело мужика со стиралки и замахнулся мачете, девчонка качнулась, но не вышла. Хм, ладно, можем и по-другому. Присел, постоянно контролируя действия девушки, подцепил стиралку за низ, и одним рывком перевернул ее. Теперь проход был почти свободе, в один прыжок могу оказаться на кухне, о том, что придется приземляться на труп, думать не хотелось. Ладно, на счет три. Я прыгнул, кривясь от омерзения, когда нога приземлилась на мягкое тело, придержал себя за стену, чтобы не упасть, еще шаг и я в кухонном проеме. Мать, мужик, что был на кухне, никуда не делся, я больше от испуга, чем по плану, ударил мертвяка, чавкающий звук, тело стало заваливаться назад. Хрена стою, позади же мертвая баба, развернулся, зомби уже перелез через импровизированную баррикаду, стоял на четвереньках. Шагнул вперед и врезал мечете, сталь пробила череп, все, готова. Я ошарашенно осмотрелся. Тишина, все, больше никто не посягает на мою жизнь. Я пару раз выдохнул, вонь пробилась через респиратор, я закашлялся, надо второй нацепить. Столько их тут, пять:ноль, я веду, так, надо окно открыть, чтоб помещение проветрить. Прошел на кухню, косясь на мертвяка, мало ли, не упокоил, хоть и не верю в это, но мало ли. Оп-па, это что. Мертвяк был прикован цепью к батарее, это что еще за фокусы. Хм, мужик понял, что ему конец, и решил оградить мир от себя таким образом. Это поступок, додумался бы я до такого, не знаю. Открыл окно, свежий весенний ветер принес облегчение, все, пора устроить обыск. И тут пришел откат, ноги подогнулись, я завалился на табурет, голова кругом в желудке кавардак, а перед глазами кровавые морды тварей. Воздух, где воздух? Сорвал респиратор, пытаясь отдышаться, вроде получается. В общей сложности я отсидел полчаса, пока понял, что смогу встать и продолжать обыск. Чувствовал я себя ужасно, словно меня разбили, а потом неумело склеили.
   Нацепил респиратор, вонь жуткая, ладно начнем, пожалуй, с кухни, раз здесь оказался. Поиск не увенчался успехом, разве что прихватил разделочный топор в качестве запасного оружия, и различную приправу. Набрав побольше воздуха в грудь, перелез через небольшую горку трупов. В дверном проеме непроверенной комнаты лежал труп, вернее полз, перебирая одной рукой. Да сколько их тут набилось. Я едва успел сдернуть респиратор, как меня стошнило. Вытер рот, отскочил в сторону, тело медленно повернулось ко мне. Я с трудом удержал еще один позыв желудка, в один удар пробил голову зомби. Тело некогда принадлежало парню лет двадцати, не то чтобы его сожрали полностью, скорей обглодали мышцы и перегрызли сухожилья, от того и двигаться он нормально не может. Фу, мерзость. Собравшись с духом, я прошел в последнюю комнату. Обычная спальня, огромная кровать, залитая кровью, да стенной шкаф, дверки открыты, так что еще одного зомби в засаде можно было не бояться. Обыск отнял у меня минут двадцать, искать тут особо негде. Черт, если бы не острая нужда в огнестрельном оружие, то хренас два я сюда полез бы. Да и вообще, не зря же я сутки в ванной проторчал. Обыск остальной квартиры я смог провести за час. Оружия так и не нашел, злобно попинав стенку ногами, обматерил Санька с его идеями самыми матерными словами из своего арсенала. Единственное что нашел, так это пакет с "травой", засунул в рюкзак, хоть что-то. Злость распирала меня, я столько пережил из-за наркоты, бросить ее и валить отсюда, вот только тогда все мои страдания вообще будут напрасны. В голове в ворохе злобных мыслей выплыло несколько подозрительных. Санек через слово поминал, что иду я к барыге, и чтобы я взял обязательно "траву", при этом о стволе он почти не заикался. А был ли ствол? Нет, чтобы я сейчас не думал, а доказательств у меня нет. Но, как говорится, осадок остался.
   В подъезд я вышел с небольшой опаской, но все обошлось, зомби за сутки не прибавилось, в принципе, откуда им-то прибавляться. Аккуратно спустился до второго этажа, вылез в окно, спрыгивая на козырек. Ага, стоят красавцы, правда, не вдвоем, а уже вчетвером. Да мне, собственно, без разницы, могу хоть от десятерых убегать. Посмотрел, нет ли еще на пути неприятных типов, ага, чисто. Ну, поехали. Спрыгнул с козырька, не поворачиваясь побежал по намеченному маршруту, за спиной послышались шаги зомби. Врешь - не возьмешь. Стоило мне выбежать на перекресток, я сильно пожалел об отсутствии машины. Сразу за углом стояла толпа зомби в количестве более десяти штук. И когда кучкануться успели.
   - Ноги, мои ноги, - тихо просипел я, срываясь на спринтерский бег.
   Никогда не думал, что буду убегать по тротуару от толпы зомби. Надо же было так глупо нарваться, и, как назло, ни заборов, ни балконов. Усталость в ногах почти не чувствовал, только отдышка мучила, да легкая боль в боку, рюкзак больно бил по спине, знал бы, что придется столько бегать, закрепил бы лучше. Да и мертвяки не простые, вон как резво конечностями перебирают, у всех морды в крови, сами грязные, жуть. Я обернулся, вроде отрываюсь, но не так сильно, как хотелось бы, а силы заканчиваются. Лучше бы спортом занимался, а не уровни качал в "инете". Хорош причитать, нытьем делу не поможешь. Впереди остановка. Я добежал шумно, присев на скамейку. Надо передохнуть, если и дальше побегу в том же темпе, упаду через метров пятьсот, а так маленькая, но передышка. Жуткое зрелище, смотреть, как к тебе приближается толпа зомби. Мать. Не могу вот так просто сидеть. Вскочил, побежал дальше. Незначительная передышка дала силы, передвигать ногами стало легче. Наследующей остановки я снова присел. Надо бы свернуть во дворы, а то бегу как голливудский герой строго по прямой. Не, все же стремно, а вдруг там тоже толпа, зажмут с двух сторон, и все, отбегался. Плечи передернуло от представившейся картины. Так, вроде через пару остановок будет разведанная территория, там и сверну. А сейчас бегом, зло дышит в спину мерзким, отвратным запахом. От респиратора я избавился еще в начале забега, очень он дышать мешал. До намеченного переулка я не добежал, на следующей остановке мне навстречу вырулил очередной зомби, из тех, что пошустрее. А, мать. Что так не везет. Я забежал во двор, молясь, чтобы навстречу мне не вышел очередной любитель человечины. Похоже, черная полоса невезения сменилась на белую. Дворик был пуст. Я привычно осмотрелся в поисках спасения. Все балконы застеклены, ну что за люди. А за спиной уже слышался топот смерти. Взгляд выцепил приоткрытую дверь очередного магазинчика. Рисково. А что делать, выбора нет. Умирать, героически сражаясь с толпой зомби совершено не хотелось, а внутри может оказаться один, максимум - два, как-нибудь справлюсь. Вбежал по ступенькам, схватился за ручку, на ходу захлопывая дверь, до ближайшего мертвяка оставалось метра три, рука автоматически задвинула задвижку. Спасен? Сердце билось как сумасшедшие, гоняя по венам вместо крови адреналин. С такими приключениями я скоро инфаркт получу. Резко развернулся, замахиваясь мачете. Очень не хотелось после столь чудесного спасения нарваться на одинокого зомби. Никого. В полумраке помещения к моему удивлению пахло кошачьем кормом. Потом разберусь, для начала осторожно открыл дверь, в кладовой пусто. Надо будет клинья сделать, чтобы двери подпирать. Теперь окно, как я и предполагал, оно выходило на другую сторону, открыл створку, огляделся - пустой дворик. Спешить не буду, отдышусь после марш-броска, не спортсмен же, чтобы вот так бегать без устали. Кинул рюкзак на пол, задвинул жалюзи на окне в двери, чтобы не злить зомби, а то вон уже слюной заходятся. Пригляделся, ага, мешки, подпер тремя дверь для пущей надежности. Можно и дух перевести. Куда это меня нелегкая занесла в виде толпы зомби, насколько могу судить, это зоомагазин, повсюду корма, пара аквариумов с дохлыми рыбками. Вот интересно, а рыбы могут быть зомби?
   Стараясь не обращать внимания на скребущихся мертвяков за дверью, уселся на пол, опершись спиной о прилавок. Покопался в рюкзаке, достал бутылку с водой. В дальнем углу отчетливо мелькнула тень, мачете тут же оказалось в руке, сам же я в полуприседе пялился на угол. Прошло не более пары секунд, когда таинственная тень приобрела осмысленную форму. Кот. Обычный кот серого цвета с белой грудкой, глаза прищурены, сам припадает к земле. Готов драться за свою территорию даже со мной, пол-уха оторвано, похоже, кто-то уже поплатился за свою наглость.
   - Слушай, братан, - тихо заговорил я, опуская мачете на пол, - я отсижусь и уйду.
   Я сильно сомневался, что он меня понимает, но почему-то захотелось сказать хоть что-то. Кот сидел в двух метрах от меня, не меняя позы. Ну и ладно, мне он не мешает.
   - Хорошо ты тут устроился, - делая глоток воды, продолжил я разговор, - жрачки навалом, на лет десять хватит. Молодец, мне бы так, чтобы жрачки много, и никто не кусал.
   И только после очередного глотка до меня дошло, еды у четвероного зверя навалом, а вот воды? Быстро нашел миску по глубже, вылил полбутылки внутрь. Осторожно так чтобы не спугнуть животное подвинул миску. Кот зашипел и чуть отступил вглубь. Я поднял руки и отошел к двери, близкое присутствие зомби напрягало, но после ванной ничего уже не боюсь. Не должно же животное мучиться из-за моих страхов. Кот, постоянно шипя, осторожно подошел к миске, понюхал воду. Начал лакать громко, аж захлебываясь. Бедняга, сколько ты не пил?
   - Что, полегчало? - как только лакание из жадного сменилось лениво запасливым, поинтересовался я.
   Кот, естественно, не ответил, но посмотрел на меня долгим взглядом, не шипя. И на том спасибо. Я подошел к прилавку, кот немедленно отступил в тень. Не доверяет, что же, имеет полное право. С водой у нас проблем не было, поэтому я нашел автоматическую поилку. Поставил на пол и заполнил ее до краев, из всего моего запаса осталось грамм двести. Полтора литра это не так много, надо будет потом еще заглянуть. Я не знал, откуда у меня проснулось теплое чувство к коту, вроде раньше не замечал за собой любви к братьям нашим меньшим. Или просто тяга ко всему живому, когда почти все превращается в мертвецов.
   - Ладно, спасибо за приют, мне пора.
   Подошел к окну, осторожно выглянул по-прежнему пусто. Это меня вполне устраивало, чтоб всегда так было. Эх, пустые мечты. Слегка дернулся, когда почувствовал удар в ногу, посмотрел вниз, кот боднул меня башкой. Вроде как выказал доверие.
   - Ладно, братан, до новых встреч, - я нагнулся, погладил его по голове, ожидая, что он замурлычет, но хрен там, тишина. Гордый.
   Выскочил из окна, высота небольшая, метра полтора от силы, но этого достаточно, чтобы зомби не залез. Окно закрывать не стал, мало ли, мой новый друг погулять захочет, дверь-то я запер. Неспешно потрусил к виднеющемуся проходу между домами, постоянно поглядывая по сторонам, это уже входит в привычку, надо сказать, в правильную привычку. Добежал до угла, прислушался и принюхался, ветер лишь донес свежий запах весны. Оглянулся оба-на, а котяра, прижимая уши, бежит следом. Значит, пищевой рай решил променять на сомнительную дружбу с жим, то бишь со мной. Что же не самый худший вариант.
   - Ты, братан, не бойся, я тебя в обиду не дам, - проговорил я.
   Зверь остановился в метре от меня, что же, границы доверия, ладно, пока и так сойдет.
   Дальнейший путь прошел без происшествий, бежали, поглядывали и только, кот шипел на зомби раньше, чем я их успевал заметить. Полезная скотинка, надо будет ему премию выписать. Какую, не знаю, но надо. Прежде чем войти в "крепость" я поймал кота, хорошо кожанка, а то расцарапал бы всего. На втором этаже нас встретила Светка.
   - Ух ты, какой хорошенький, - она тут же потянула к нему руки, - и где мы такого красавца нашли?
   Кот зашипел и попытался ударить лапой по протянутой руке. Правильно, не фиг кому ни попадя руками лезть, а то сначала гладить, а потом и затискают до полусмерти.
   - Он у нас дикий, - вступил я на защиту кота.
   - Да я вижу. Ты давай, кота определи куда-нибудь, а то Стас там весь пеной изошел, пока тебя ждал.
   - Потерпит.
   Кота я запер в комнате в квартире на втором этаже, налил ему в блюдце воды, с едой пока напряг, но потом мы эту проблему решим. Скинул лишние вещи и побрел в кабинет, что раньше был гостиной Стаса. Вся честная компания в сборе, я не успел переступить порог и сказать "здрасте", как на меня заорал новоявленный лидер.
   - Ты где шлялся? - он сидел в кожаном кресле, закинув ногу на ногу, держа руки на подлокотниках. Бизон подпирал косяк, стараясь переносить вес на здоровую ногу, Саня же мялся возле окна.
   - Чего орешь? - стараясь сохранить спокойствие, ответил я.
   Стас выпрямился в кресле, его ноздри заходили, я уловил краем глаза, как Бизон приосанился.
   - Чего я ору? - спокойнее продолжал Стас, - ты сутки хрен знает, где был. В то время, когда мы остро нуждаемся в оружие. У нас каждый человек на счету, а ты где-то бродишь. Я отдал четкое указание, и хотел бы, чтобы оно так же четко выполнялось. У меня идет все строго по плану, и я не потерплю, когда ему мешают.
   Речь была сумбурной, похоже, он не готовился, или просто не ждал, что я начну возмущаться. Привык, что его слова воспринимают как закон. Прошло пять дней, а он уже мнит себя царем и богом. Пора спустить этого гавнюка на землю.
   - Так взял бы и пошел вместо меня, а я бы тут покомандовал, - я думал, Стас сорвется, но нет, он злобно посверлил меня взглядом и откинулся в кресле.
   - Каждый выполняет свою роль. Если мы полезем не в свои области, то только дров наломаем.
   - Твоя область, как я понял, командовать, - я подпустил в голос ехидства.
   - Не командовать, а управлять, - переправил меня Саня, - без должного управления все распадется. Наступит анархия, а это верная смерть. Вот ты знаешь, сколько у нас запасов, как их правильно распределить, что еще принести, что нет. За что купить себе местечко в селе.
   Я нахмурился и поджал губы, тут и так понятно, что я об этом ни фига не знал.
   - Я так и думал, - продолжил Саня, Стас же в кресле сохранял каменное спокойствие, - Стасян ночами не спит, думает, как выбраться отсюда всем нам. А еще надо укреплять этажи, следить, чтобы все были накормлены и обогреты. Чтобы мародерство было не хаотичным, а строго направленным.
   Пока Саня распинался, я уселся на диван. И чего это он из кожи вон лезет, дабы выставить Стасика отцом народа? В голове заворошились нехорошие мысли, но полностью вылезти им не удалось, наш "командир" продолжил допрос.
   - Я повторюсь, где ты был? - уже спокойнее, но все же очень холодно спросил Стас.
   - Прятался от зомби. Как только смог, так сразу вырвался.
   - Ага, а заодно побрился и помылся.
   - Так я в ванной был заперт, - чувствую себя как школьник на ковре перед директором, - так сказать, воспользовался ситуацией.
   - Пока мы тут от холода корежимся, ты расслабляешься, - прогудел Бизон. Я не сомневался, что о моем "подлом" поступки к концу дня будет знать каждый. И это не прибавит ко мне любви. Вот же попал.
   - Где оружие?
   - Не нашел.
   - Что? - я видел, с каким трудом он сдержался, чтобы не соскочить с кресла, видать очень многое поставил на оружие, которое я принесу, - ты бесполезен. Тебя не было сутки, и ты ни фига не принес.
   Мать, да он мнит себя царем "крепости", - от возникшей мысли у меня пересохло в горле. Он не играет и не шутит, он действительно считает себя главным, без всяких "но". Скоро начнет карать и одаривать своей милостью. Мой обескураженный вид они приняли, по-видимому, как вину за провал.
   - Я требую объяснений.
   Я, особо не вдаваясь в подробности, объяснил ситуацию, стараясь держать голос механически беспристрастным. Никакой реакции от слушателей я не дождался, даже сочувствия, это все происходит где-то там далеко, что им до этого.
   - Только вот, - я достал пакетик с травкой из кармана куртки и кинул его на стол.
   Саня тут же оживился, пока говорили про оружие, он мялся с тоскливым лицом, но стояло мне вытащить пакет конопли, как он воспарял духом.
   - Саня, а где ты говоришь, был пистолет? - как можно беззаботнее спросил я.
   - Да на кухне в банках.
   - Разве что из-под соли, остальные слишком малы для оружия, - грустно сказал я, следя за реакцией парня. На деле все обстояло с точностью да на оборот.
   - Угу.
   - Ладно, пойду перекушу, - я поднялся из кресла, - а то забегался я сегодня.
   - Потом сразу помогать парням сумки таскать, - мне в спину буркнул Стас.
   Внутри зародилось раздражение, только поэтому я взял бутылку пива со стола.
   - А кто тебе разрешил? - тут же зарычал Бизон.
   Я резко развернулся к нему, держа бутылку так, чтобы можно было при случае врезать.
   - А у кого я должен спрашивать?
   - Они вообще-то не твои, - Бизон чуть качнулся ко мне, узнаю набыченный взгляд, он готов драться. Ну, сука, ладно проверим, насколько у тебя голова крепка. Внутри кипела злость, обида, раздражение и плевать, что меня сейчас уделают. Спускать такое на тормозах я не намерен.
   - Оно настолько же мое, как и твое.
   - Че, - еще пол шага, перед внутренним взором промелькнуло, как он замахивается и бьет.
   - Я его сюда притащил и имею полное право пить, - чтобы не молчать начал объяснять я.
   Как между нами оказался Стас, я не понял, вроде секунду назад сидел в кресле и, раз, уже между нами.
   - Игорь, ты иди, нечего людей полошить, - примиряющим тоном предложил Стас, упираясь руками Бизону в грудь, - Гоша, ты не кипятись он же пиво взял, а не честь твою.
   Я вышел, не удержался и хлопнул дверью, мать, да Стас настраивает всех против меня. Или эта паранойя разыгралась. Хотя он почти прямым текстом сказал, что я опорочил честь Бизона, пусть здоровяк не сильно и заботился о сохранение этой чести. Но уверен, где-то внутри у Бизона засела заноза, что я ему подгадил перед пацанами. Ох, и отольется мне это пиво проблемами.
   Зайдя в комнату, кинул бутылку на кровать, кошак спал на стуле в углу. Ладно, пусть спит, не буду трогать, не настолько мы еще друзья, чтобы я вот так просто влезал в его личное пространство. Раз котяра устроился спать, то и расквартируюсь здесь. Однокомнатная квартира, шкаф, кровать, стол, на фиг не нужный телек, пара стульев. На кухне тоже никаких изысков, стол, газовая плита, холодильник, два табурета. Вообще, обычная квартира холостяка, ладно, вечером уберусь. Уселся на диван, достал телефон и разочарованно простонал, зоны покрытия сети не было. Все, издохла мобильная связь. Ладно, не паниковать, сижу дня три и еду к родителям. Как бы я ни бодрился, на сердце легла печаль. Чтобы окончательно не быть съеденным хандрой, пошел перекусить.
   На третьем этаже встретил Таньку, она объяснила, что теперь есть общая кухня, на четвертом, там хозяйничает тетя Люба. И все вопросы по еде к ней. Это правильно, зачем каждому готовить, время отнимать, общая столовая это неплохой вариант. Плюс в сторону Стаса. Накормили меня макаронами по-флотски, из того, что я ел в последние дни - это была лучшая пища, запил все это кофе и отправился выполнять просьбу Стаса.
   Таскать сумки с едой весь день то еще удовольствие, а если при этом надо постоянно смотреть по сторонам, чтобы никакой зомби не подошел со стороны, так вообще караул. В этот раз мы потрошили магазин в соседнем квартале, носило сумки все мужское население, кроме одноногого Бизона и Стаса, даже Саня пыхтел, нагружая сумки. К лагерю в мое отсутствие прибилась супружеская пара, мужику было лет под тридцать, крашеные в белый цвет волосы, суховатое лицо с синяком под глазом, наверняка воспитательная работа от Стаса. Звали его Колей, познакомились и больше не общались. Его жена сидела в "крепости", что она там делала, я не знал, и, если честно, мне все равно. Когда небо подернули сумерки, было принято решение, не рисковать и продолжить с утра. Все с облегчение выдохнули и пошли в импровизированную столовую. Тетя Люба ничем нас не удивила, выдала стандартную гречку с сосисками и чаем. Я же твердо намеревался после ужина взять кипятка и сделать себе кофе уже в комнате. Отложив в сторону одну соевую сосиску для моего нового друга, я большими глотками выпил кружку чая. Посуду нужно было относить в кухню, где о ней позаботятся девчонки. Мелочь, а приятно, мыть посуду я очень не любил. На выходе меня поймал Саня, нервно теребя подбородок, сказал.
   - Мы тут посовещались. Только не надо поднимать шум, что тебя не позвали, - на лице Сани отразилась гримаса раздражения, - в общем, завтра надо будет сходить на разведку. Проверить пару магазинов.
   - Я один не пойду, - категорично заявил я. Все хватит, на расковался уже.
   - Да кто тебя... - он явно хотел сказать "пустит", но вовремя спохватился, - заставляет. Я с тобой пойду. Что смотришь, как баран на кованые ворота, сам не в восторге. Все, я ушел, завтра к восьми будь готов, встречаемся около выхода. И я тебя умоляю, не опаздывай.
   Я смотрел в спину уходящего парня, он что, издевается.
   Зайдя в комнату, я быстро засыпал кофе в кружку с кипятком, пока не остыл. Сделал себе бутик, как же мы хаяли эти батоны, которые хранятся неделями, не черствея. А сейчас я только рад этому. Отдал коту сосиску, тот обнюхал подношение и гордо задрав нос отошел.
   - Извиняй, чем богаты, тем и рады, - блин, ему же надо где-то гадить.
   Ладно, допью кофе, тогда пойду искать что-нибудь под туалет. Откинулся на стуле, сделал первый глоток, окно было затянуто плотными шторами, поэтому свет от фонаря снаружи пробиться не мог. Как же хорошо. Я расслабился, а в голове стали систематизироваться мысли, что надумал за день. Во-первых, а был ли пистолет вообще? Я больше чем уверен, что нет. Санек совсем не удивился, когда я не принес оружие. И с банкой с соли он прокололся. Да и с ключами непонятно, а напрямик не спросишь. Все это было более чем странно, но доказать я ничего не мог. Выходит, Сане доверять больше нельзя. А кому можно? Да никому. Стас поймал нехилую такую звездочку, теперь все для него пыль под ногами, Бизон его подпевало, с Саньком и так все понятно. Девчонки? Маринка - минус, ее все устраивает, а мысли, что придется сваливать из "крепости", чуть ли не приводят в истерику. Светка и Танька слишком затравлены, они даже слово боятся вякнуть против. Новенькие? Да с ними не общался, я даже не вкурсе, сколько их, при мне было трое, теперь еще двое. Стоп. Меня обожгла неожиданная мысль. Стасу позарез нужно оружие и не для того, чтобы отбиваться от зомби, ему надо держать в узде всех этих людей, мало кому понравится, что ими командует пацан. Какой бы ты ни был дипломат, а подтверждение своей власти силой ой как необходимо. На одном Бизоне далеко не уедешь, сомнут ведь. Ола-ла, вот так ситуация. Я перестал пить кофе, забарабанил пальцами по столу. Что же получается. Стоит Стасу заполучить оружие, как он окончательно утвердится в роли царька. И, так сказать, железной рукой будет править стадом. Что-то моя паранойя окончательно разыгралась, обрисовал Стаса тираном и сатрапом. С другой стороны, как там говорится, если у вас паранойя - это еще не значит, что за вами не следят. Так, буду исходить из этого. И как же я вписываюсь во все это образование? Я разведчик, пока делаю вылазки в город, я им полезен, и они будут терпеть мои замашки оппозиционера, как только им не надо будут мои услуги, я перейду в разряд пыли под ногами. А сегодняшняя стычка лишь предвестник проблем, что меня ждут. Пусть пару тройку дней, но мне с ними жить. Э нет, надо линять отсюда, да как можно быстрее, лучше где-нибудь отсидеться в другом месте. Если все будет развиваться в том же направлении, а мне кажется, что так все и будет, то Стасик ни в какую деревню не пойдет, ему и тут хорошо, да и спускаться с небес на землю навряд ли захочет. И меня он к родителям отпускать не захочет, стоит только одному уйти, как остальные тоже потянутся. А если я не уйду, а меня выгонят тогда да, тогда все для "власти" хорошо. Вот и травит меня потихоньку.
   Да, хорошо я кофейку попил в тишине, допив остатки холодного кофе, встал из кресла, потянулся. Сейчас ищу туалет для кота, в одной из квартир видел ванночку и мешки с песком. Затем сажусь и думаю, как отсюда линять по-тихому. Я был уверен в правильности своего решения так же как в том, что за окном бродят мертвяки.
  
   ***
  
   Вышли, как и условились, в восемь утра, я ожидал, что Саня опоздает, но ошибся - парень подошел ровно в назначенный срок. Экипирован получше, чем я, вместо джинсов - армейского пошива штаны с множеством карманов, байкерская куртка, вязаная шапка зеленого цвета. В руках топор, за плечами рюкзак, хорошо, мачете не забрали, а то я начал подумывать, что меня лишат полюбившегося оружия. И, к моему удивлению, надел наколенники и налокотники, взгляд суровый и решительный. Ну, это пока не вышли, можно стоить из себя героя. А там все меняется. Я еще раз оглядел его, желание набить морду, или обматерить, не было, только легкое призрение. Я вздохнул.
   - Куда идем?
   - Ты за мной, - холодно ответил Санек.
   Последние время мы даже здороваться перестали.
   - Слышь, пока не определимся с маршрутом и целью, я с места не сдвинусь, - Саня наморщился и тяжело вздохнул.
   - Стас тут подумал и решил, что обычное шмотье мы всегда найдем. В крайнем случае из простыней сошьем, а вот обувь - это куда серьезнее, - я одобрительно кивнул, хорошая обувь на вес золота, - и не какие-нибудь туфли или кроссовки. Нам нужны хорошие военные ботинки или туристические, но в нашем случаи сойдут строительные.
   Что за бред? Я высказал свое недоумение.
   - Строительная обувь ничуть не хуже туристической, просто надо брать хорошую.
   - А ты, как я понимаю, знаешь, где их взять?
   - Именно, - ему бы промолчать, но он не выдержал, высказался, - это тебе не по городу бегать, тут думать надо.
   Мой статус в общине понижается с каждым часом, такими темпами мне кроме кувалды ничего не доверят. Нет, надо линять от них, разошлись наши пути-дороженьки.
   Выйдя на улицу, я ожидал, что Саня стушуется, но нет, выглядит нормально, бодро, смотрит по сторонам, топор в руке. Остановившись на перекрестке, Саня слегка замялся, я огляделся, ага, вон, идут трое, медленно, но неотвратимо, и как они нас учуяли. Наконец-то Сусанин определился с выбором, повернул налево, даже не обратив внимания на приближающуюся угрозу. Я предложил перейти на легкую трусцу и свернуть с главной дороги, хрен знает, кто тут может кататься. Если с первым предложением Саня согласился легко, то со вторым уперся как баран. Мы пробежали метров пятисот, мертвяки попадались изредка, и те реагировали на нас не особо энергично. Мы остановились возле супермаркета, я нервно сглотнул, за стеклянными створками стояла толпа зомби, плотоядно разглядывая нас. Мать, если они прорвутся, задавят нас как котят.
   - Игорь, сюда.
   - А, чего? - я с трудом вышел из оцепенения.
   Подошел к стоящему возле канавы Александру. Еп, ментовский "бобик", нос уперся в канаву, дверь с водительской стороны открыта, следов от пуль не видать, значит сами влетели.
   - Надо бы машину проверить на наличие оружия, - неуверенным голосом отозвался Саня.
   - Так, вперед, я прикрою, - без задней мысли посоветовал я, по спине стадом носятся мурашки, не могу стоять к "маркету" спиной, хоть убей.
   Напарник осторожно спустился к машине, заглянул внутрь и стал активно там рыться. Я поглядывал больше на "маркет", чем по сторонам, там зомби активизировались, вовсю скребли руками по стеклу. Черт, да они его скоро продавят, запас прочности данной конструкции я не знал, но очень надеялся, что давление толпы оно выдерживает. Где-то за спиной послушались шаркающие шаги, я резко обернулся, мертвяк в форме полицейского брел в нашу сторону, кобура пустая. Откуда вылез, не было же раньше. Так, до него метров десять, если Саня поторопится, то успеем убежать.
   - Давай, шевелись, - крикнул я.
   - Иду я, иду, - шаги за спиной, - опа-на.
   Прежде, чем я успел что-то сказать, Саня подбежал к мертвяку и, широко размахнувшись топором, ударил, проломил тому голову. Ох. Вот этого я точно не ожидал, чего это он? Тело грохнулось на асфальт, утаскивая за собой оружие, Саня как-то по-киношному поставил ногу на голову и рывком вытащил топор.
   - Пошли, - его бы интонации позавидовал любой герой боевиков, небрежно ироничная.
   Мы побежали дальше, Саня проламывал головы всем встречающимся мертвякам. Спрашивать, зачем это ему, я не стал, у каждого свои тараканы, может, он вознамерился очистить город в одиночку и прослыть в веках как герой-освободитель. Чего ему мешать-то. Тяжело дыша, Санек остановился возле серого здания, притомился герой. Присели на лавку отдышаться, я поднял взгляд, опа-на, да это же полицейский участок. Ясно, чего мы сюда перлись.
   - Надо бы проверить на наличие оружия, - отдышавшись, предложил Санек.
   - Я туда не пойду, - наотрез отказался я.
   - Чего? - Саня такой реакции от меня точно не ожидал, - но Стас сказал, что надо проверить.
   - Нет проблем, пусть приходит и проверяет. Я без подробного плана помещений туда ни ногой. Или у тебя есть план? Нет. Вот и иди сам, я тебя здесь подожду, - и не удержался, высказал с иронией, - тебе же Стас сказал.
   Я увидел, как напряглось лицо Сани, а рука еще крепче перехватила топор. Мать, да он же меня убить хочет. Я с трудом подавил желание отступить, стоит прогнуться и все, задавит. Поиграв немного в гляделки, Саня тяжело выдохнул.
   - Ты прав, надо подготовиться чуть лучше.
   Пока мы сверлили друг друга гневными взглядами, к нам подошли два мертвяка. С кривой миной я смотрел, как бывший друг повторно убивает мертвяков, а в голове вертелась мысль. Нет, к тебе я больше спиной не повернусь. Я отвернулся от Сани, глянул на полицейский участок, туда с одним топором не сунусь. Мне приключения в ванной за глаза хватило.
   Выдвинулись дальше, уже не так быстро, как раньше, Саня выдохся. Пробежали еще метров сто, как мой взгляд наткнулся на надпись "Аптека". Стоять.
   - Ты чего? - тут же недовольно зарычал Санек.
   - Надо бы заглянуть, - указывая надпить ответил я.
   - На хера, нам шмотки надо, а не "талинол". Или у тебя башка разболелась, - препираться я не стал, все равно, еще день, и я свалю.
   - Лекарства поважнее обуви, - и, прежде чем меня перебили, повысив голос пояснил, - ботинки ты в крайнем случае и с мертвяка снимешь, а вот лекарства где взять?
   Саня нахмурился, пробурчал что-то себе под нос, но согласился зайти. Дверь заперта, это не проблема, сломать минутное дело. Прежде чем приступить к взлому глянул в окно, никого, это хорошо. В три удара раздолбил замок, хорошо, дверь не стальная, а то пришлось бы окна бить. Дьявольщина. Сглазил, сразу за дверью нас встретила решетка. Саня не удержался и зло от комментировал мои действия. Пришлось применять план Б. Разбил топором стекло, постарался очистить рамы от осколков, вроде не должен порезаться. Одно радовало, мертвяки на шум не сбежались. Я вообще удивился такому малому количеству зомби на улице, Голливуд нам показывал толпы злобных зомби, бредущих по улицам, даже в маленьких городах. Или понятия маленький городок у нас и маленький городок у них - разные? Не знаю, за бугром не бывал. Хотя, чего это я недоволен, надо радоваться, что встречаются одиночки или маленькие группы.
   Обчистить не большую аптеку заняло не более получаса, набили сумки и кульки, сгребая все с прилавков. Теперь бы Санька отсюда как-нибудь сплавить, у меня еще есть планы на эту аптеку. Попробую сыграть на его самолюбии.
   - Ты сам отнесешь сумки или мне за тебя это сделать? - все унести мы не могли, кто-то должен присматривать за оставшимся добром. А то "стервятники" быстро налетят.
   - Сам, - я слегка удивился, что он так легко согласился идти в одиночку по мертвому городу, я был морального готов к протестам и спору.
   Что-то странное с ним творится, то выйти боялся, то весь из себя герой. Ладно, пофиг, главное, чтобы свалил. Как только тощая фигура Сани скрылась за углом ближайшего дома, я рванул в подсобку, быстро вскрыл дверь. Санек проигнорировал лишнюю дверь, ну а я не стал напоминать. Отлично, запас лекарств хоть и небольшой, но имеется. Особо не разбирая, набил два кулька антибиотиками, хрень вроде, бинтов и градусников брать не стал, это не столь необходимо. Так, что еще важное есть? Да хрен его знает, я же не врач. Будем надеяться, этого хватит. Если прибиваться к поселению, то лучше не с пустыми руками, а, так сказать, с первоначальным взносом. Пусть даже родители там за своих. А лекарства, как мне кажется, с этот ролью очень хорошо справятся. Так, теперь надо спрятать добычу. С этим оказалось совсем просто, открыл в здании дверь, благо закрывалась она просто защелкой, огляделся - никого. Отлично. А это уже подарок судьбы. На заднем дворике стоял "минивен" с логотипом аптеки. Кинул кульки, аккуратно обошел его со всех сторон, колеса целы, бак не пробит. Ключи? Раз машина принадлежит фирме, то и ключи от нее должны быть где-то внутри, так и оказалось, возле кассового аппарата под стойкой имелась ниша, там они и валялись. Залез в салон, вставил в зажигание, набрал воздуха в легкие, поворот ключа, машина тихо отозвалась рычанием двигателя. Слава богу, работает. Путь отступления уже полностью сложился в голове. С утра забрать кота, по-тихому свалить из крепости, не зря же я выбрал себе комнату на втором этаже. Что у нас с бензином... стрелка показывала половину бака, это сколько в литрах-то... примерно сорок, жрет он, допустим, десять на сто. Четыреста км, достаточно, мне ехать-то километров двести пятьдесят, докинем еще сотню на зигзаги, получается, полтина еще в запасе. Отлично. Настроение из приподнятого переросло в очень хорошее. Даже маячащий за забором мертвяк не раздражал. Так, имитируем неисправность транспортного средства, спустил два колеса, благо насос в багажнике валялся, открыл бак, положил пробку под сидение, мол, бензин уже слили и нефиг сюда лезть. Кульки заныкал в багажник вместо запаски. Если кто и найдет, то я ни при чем, это еще прошлые владельцы расстарались. Я отошел, посмотрел на свою работу, нормально, подозрений, на первый взгляд, не вызывает.
   Саня пришел через час в компании трясущегося Мишки, бывший алкоголик, похоже, не сильно был рад прогулке по городу, лицо потное, постоянно дергается, от любого шороха. А Бизон, значит, отсиживается в крепости. Все еще ножка болит, ну-ну.
   - Ты пока сумки набивай лекарствами, а мы доразведуем местность, - жестко приказал Саня. Он уже не просит, а приказывает, мужик тяжело вздохнул и молча приступил к работе. Дожили, блин. Пацаны мужиками командуют, хотя Мишку мужиком-то назвать трудно, так, бледное подобие сильного пола.
   Вылезли в окно, около поворота еще два тела с проломленными черепушками, опять Саня лютует. И чего это я злюсь, правильные вещи творит же.
   Пунктом назначения оказался неприметный домик, пройдешь мимо и внимания не обратишь, огражден он был зеленым забором в человеческий рост.
   - Я надеюсь, ты все продумал? - залезая на забор, спросил я.
   - Ни ссы, все нормально будет. План есть, - Саня нервно хихикнул на последних словах, перелезай следом.
   Мать честная да он же обкуренный, от этой шальной мысли я отшатнулся назад, - вот откуда столько смелости и бесшабашность. Мой статус в общине понижается с каждым часом, такими темпами мне кроме кувалды ничего не доверят. Нет, надо линять от них, разошлись наши пути-дороженьки.
  и. Теперь понятно, чего он так радостно побежал в крепость, за новой дозой.
   - Покажи план помещений, только тогда пойду, - идти с обкуренным напарником в непонятное помещение - этот подвиг не для меня.
   Санек достал из кармана штанов листок в клеточку, протянул мне. Я развернул сложенную бумагу, глянул. Пять комнат, четыре маленькие и одна большая, прерывистая зеленая линия указывала маршрут передвижения, юмористы, блин.
   - Ты план рисовал?
   - Не, Стас. Все нормально будет.
   - Ты хоть понимаешь, что там, - я указал пальцем на здание, - проходы узенькие, зажмут нас зомби и все, конец, добегались.
   - А откуда им там взяться?
   - Ты мне и про квартиру барыги так говорил, - не удержался, зло прорычал я.
   - Молния два раза в одно и тоже место не бьет, - ничуть не смутившись, отозвался Санек.
   - И вообще, с чего вы взяли, что там что-то есть? - я продолжал злиться.
   - Инфа сто процентов, у них батя Стасяна шмотки для своих работяг закупает.
   - И что мы все на своём горбу потащим?
   - Не парься, уже все без тебя придумали, - ну и хрен с вами.
   Я постарался успокоиться, напоминая себе, что свалю от них завтра же.
   Дверь мы сломали с трудом, если бы не решетки на окнах, не пришлось бы мучиться. За это время Саня умудрился зарубить еще мертвяка, вышедшего откуда-то из-за угла. Причем зомби почти достал его, когда Санек промахнулся с ударом. Я было испугался, мол пришел конец лихому рубаке, а нет, увернулся поганец, отскочил, достал запасной топор меньшего размера. И, прежде чем зомби развернулся, проломил ему голову. За дверью нас ждала небольшая делегация из трех мертвяков. Хорошо, подклинил дверь, так, чтобы осталась небольшая щель, вонь ударила в нос, словно молотом, даже респиратор не помог, я шарахнулся назад, едва сдерживая рвотные позывы. Отдышавшись, Саня посмотрел на меня и тоже нацепил маску. Мертвяки тянули руки из щели, пытаясь нас достать, надо торопиться, а то еще вырваться. Саня меня опередил, подскочил к двери и начал наносить удары топором. Таким способом он избавились от двоих, до последнего просто нельзя было добраться, мешали тела упавших. Я выбил небольшой топор, подрабатывающий у нас клином, из-под двери, та распахнулась, я отскочил, хватаясь за мачете. В четыре руки быстро справились с проблемой в виде мертвяка. Будь у нас огнестрельное оружие, вообще никакого волнения, бах-бах и все. Эх, мечты, мечты. Пока Саня просвечивал фонариком темный проем, я оттаскивал тела, хорошо, в перчатках, а так хрена с два я бы до них дотронулся. Мерзко.
   - Что, полезли? - как-то неуверенно спросил Санек.
   Все же вдвоем обследовать помещение куда как комфортнее, чем в одиночку. Саня освещал помещение, я медленно продвигался внутрь, сомневаюсь, что в здание остались еще мертвяки, но береженого бог бережет. Небольшая кухонька, чисто, так, это что за помещение, каминный зал, на фига он здесь. Не о том думаю. Идем дальше, комната со столами, чисто. Так, а это что за дверь? Дернул за ручку заперто, ну и хрен с ней.
   - Ходь сюды, - окрик Санька больно ударил по нервам.
   - Что? - подойдя к парню, спросил я.
   - То, - он кивнул на обычную фанерную дверь, такую и руками разобрать можно, - открываем и обогащаемся.
   Саня достал топор подклинили так, чтобы дверь открылась не до конца, в два удара я разломал замок. Открыл и сразу назад, блин, как козлик, только и делаю, что скачу, от дверей да окон. Кроме затхлого запаха и пыли из комнаты ничего не вырвалось. Просветили фонариками, куча коробок, и, насколько я вижу, все они запечатаны. Что же, пойдем, посмотрим, что это мы нашли. Вскрыли с десяток коробок, в них аккуратно уложена спецодежда и, как и обещал Стас, сапоги с ботинками. На первый взгляд вполне удобные и хорошие. Вся операция прошла тихо и мирно, несколько убитых мертвяков не в счет. Я ухмыльнулся, дожили, очистка помещения от зомби - рутинная работа.
   - Когда Стас приедет? - поинтересовался я.
   - Завтра, - мы стояли на улице, подставляя лицо солнечным лучам.
   - Что так?
   - А вот это вот не вашего ума дело.
   - Ну да, ну да, - мне и лучше, не придется грузить коробки.
   Надо будет завтра подъехать и прихватить свою долю.
   - Пошли, что ли, территорию проверим, - Саня вспомнил, кто в нашей группе главный и отдает команды да распоряжения.
   Я кивнул, развернулся на каблуках, пошел выполнять приказ, мне не сложно, настроение уже чемоданное. Обойдя угол по большой дуге, убедился, что меня там не ждет поумневший мертвяк, подошел ближе. Не верится мне, что на территории остались еще мертвяки, на шум давно бы сбежались, но препираться с Санькой не хотелось.
   - Вашу Машу, - непроизвольно вырвалось изо рта, когда в окно ударил мертвяк, мужик за сорок, в форме охранника. Оп-па, на жилете в кобуре мирно покоился пистолет. Сердцебиение участилось, то, что я не отдам такое богатство моим приятелям, это факт. Обойдутся. Так-так-так... Не паниковать, главное - увести отсюда Санька, а завтра, прежде чем нагрянут основные силы, обезвредить мертвяка и завладеть оружием. Стараясь не сорваться на бег, подошел к Сане, "командир" и не думал ничего обследовать, стоял возле ворот, дымя сигаретой.
   - Я вот думаю, надо будет бомбануть табачный магазин, а то скоро с сигаретами проблемы намечаются. А курить самосад - это выше моих сил.
   Я лишь кивнул его словам, ворота на ключ не запирались, так, защелкой. Вышли, подперли воротину камнем, чтобы ветром не открыло, и двинули обратно.
   До аптеки не бежали, а быстро шли, все же устали за день, Миха сидел возле окна, флегматично покуривая. Увидев нас, вскочил, тут же забычковал сигарету, словно школьник перед учителями.
   - Ты как? - спросил я для того, чтобы хоть что-то сказать.
   - Нормально, - тихо буркнул мужик, подавая сумки.
   Выйдя на центральную улицу, я замер.
   - Слышите?
   - А. Едет кто-то? - отозвался Мишка.
   - Валим, - вынес вердикт Саня.
   Встречаться с людьми, как это ни парадоксально, хотелось еще меньше, чем с мертвяками. Приют нам дало заброшенное здание, точнее не достроенное, но это без разницы, перемахнули через забор. Просвечивая проходы, вбежали внутрь, лишь тогда аккуратно проверили комнаты. Мертвяков я здесь не ожидал, нечего тут людям делать. Разве что бомжу какому-нибудь. Обошлось, двухэтажное здание оказалось пустым, как холодильник у студента в пятницу.
   - Они что-то тормознули, - тихо сказал Саня, стоящий возле двери.
   - Что творят?
   - Не видно. Пошли на второй, - подхватили сумки, поднялись выше.
   Подползли к окну, слегка высунулись. Четыре налысо бритых мужиков стояли возле двух новеньких "ленд крузеров", все в кожанках. Отсюда не видно, но вроде ржут, чего это они тут забыли? Не успел я спросить, как получил ответ, два мужика в одних трусах, отползали от машин. Лысые махали в их сторону пистолетами и громко ржали. Пугают недовольных? Или конкурентов? Я поймал себя на том, что почти не дышу, даже сердце вроде стало биться тише, умом понимаю, такого не может быть, а вот, кажется, и все тут. Один из братков поднял руку вверх и несколько раз выстрелил. Мы разом припали к полу. Мать, да что они творят. Досчитал до десяти, поднял голову. Мужики в трусах отползли на метров пять.
   - Дьявол, - прошептал я, хотя из горла рвались куда как более крепкие ругательства.
   За ползущими тянулся кровавый след от простреленных ног. Ужасная догадка заползла в мысли, я мотнул головой, пытаясь выкинуть ее, но где там. Покосился на Санька. У того широко открыты глаза, губы дрожат, морда бледная, Мишка вообще трясется, прижавшись к углу. До чего же дерьмовый мужик.
   - Да они же, они, - невнятно прошептал Саня.
   Тем временем бритые, выстрелили еще пару раз в воздух, мы снова инстинктивно прижались к полу. Когда я снова выглянул, к перекрестку двигались трое зомби, причем один даже бежал, жирный, обляпанный кровью, в одном исподнем. Мужики в трусах завыли, когда шустрому оставалось до жертв шагов десять, один из лысых разрядил обойму в зомби. Может все же пугают? Будь у меня снайперская винтовка, положил бы всех, тут метров сто, даже у меня умения хватит, чтобы отправить этих отморозков на тот свет. Суки. Я сжимал рукоять мачете, словно надеясь, что кусок стали превратится в винтовку. Хрен там со снайперской, я и "калашу" буду рад. Перед глазами поплыли красные круги, а из глотки послышалось рычание. Суки, завалю. Я рванул к выходу, завалю, меня сбили с ног, четыре руки придавил к земле. Секунда и струя холодной воды упала на голову.
   - Игорь успокойся, ты ничем им не поможешь, - трясущимся голосом заговорил Санек, - сам сдохнешь не за что.
   - Так нельзя, - зарычал я.
   - Мля, Игорь, не с топорами же на них кидаться, - это уже Миха.
   - Отпустите.
   - Дурить не будешь?
   - Нет, - эти слезли с меня, я поднялся, отряхнул песок. Пока они переводили дух, рванул к выходу. Так с наскока завалят, они на перекрестке, у них обзор на метров тридцать во все стороны. Послышалось еще два выстрела, куда стреляют эти сволочи, не видать, стою за стеной. Что делать? Подкрасться не получится, тогда что? Башка пустая, ни одной здравой мысли, только звон. Мать, надо было охранника валить и ствол забирать. И что тогда? Пострелял бы, они шуганутся и свалят, не солдаты ведь, чтобы воевать. Им жить хочется, да и сопротивления они, наверняка, давно не получали. Могло бы получиться. В горле встал ком от обиды и злости. Аккуратно спустился вниз, прижимаясь к стене. Поздно. Мужиков уже жрали, а отморозки рассаживались по машинам. Опоздал, пока мямлил опоздал. Из дверей выскочил Саня, увидел меня, с облегчением вздохнул.
   - Игорек, мы ничего не могли сделать, - да он утешает больше себя, чем меня.
   Я промолчал, а что тут скажешь, я обычный парень, я не герой, я не могу в одиночку положить четверых с железякой в руках, если честно и с пистолетом не смог бы. Мой порыв - лишь проявление человеческих чувств. Тогда чего я так взбесился? Откуда это вылезло? Всегда же драк избегал, а тут, как Рембо, один на вооруженных. Дьявол. Почему я не пошел в армию. Почему не ходил хотя бы раз в месяц в тир. Я ненавидел этих уродов, потерявших моральные ценности в мертвом мире, я ненавидел себя за слабость и не умение постоять за других, да что там, даже за себя толком не могу... Умею только убегать. После ярости пришло опустошение. До крепости мы добрались обходными путями, угрюмые и молчаливые. Все вопросы о наших кислых мордах я проигнорировал, просто ушел в комнату. Никого не хочу видеть. Пусть Саня распинается. Кошак прореагировал на мой приход открытым глазом, видать за день его накормили, раз не орет, прося законный кусок пищи. Я прислушался к себе, голодный, но кусок в горло точно не полезет. Бухнулся на диван, уставился в потолок, из головы так и не вышли те двое, что ползли по асфальту. Откуда столько говна вылезло наружу. Кот спрыгнул, подошел ко мне, лег под бок, я почесал ему холку, ожидая урчания. Но нет, просто мирно сопит. Я закрыл глаза и незаметно погрузился в сон.
   Выдрало меня из объятий Морфея шипение кота, он стоял в метре от двери, шерсть дыбом, сам дугой, в лунном свете это выглядело зловеще.
   - Что случилось, Братан? - прошептал я, протирая глаза.
   Кот продолжал шипеть, не реагируя на слова, чего это его так колбасит? Подошел к двери, тихо спросил.
   - Кто там?
   А в ответ тишина. Кота прям разрывает от ярости и страха, да что такое. Его настрой передался мне, откуда-то пришел страх и неуверенность. Я помедлил, нахер, дверь открывать не буду. Спросил уже громче. Молчание. И что делать, идти спать или проверить, хотя бы для своего успокоения. Поколебался, пошел открыл окно, убедился, что смогу выпрыгнуть, положил фонарик так, чтобы освещал вход, мачете в правую руку. Аккуратно отодвинул защелку, готовясь в любой момент отпрыгнуть. Выдохнул, надавил на ручку, дверь еще только начала отворяться, как на меня выпало тело, руками вперед. Мать, я отстранился, кот орал во всю глотку, холодная руку скользнула по горлу, в ногах слабость, от взгляда мертвых глаз. Меня сожрут, - мысль как ушат холодной воды выбила меня из оцепенения. Секунда. Шаг назад, мертвяк зацепился за майку, тащит к распахнутой пасти. Я инстинктивно уперся рукой в глотку мертвой твари, мачете со звоном упало на пол, да откуда же в нем столько силы. Отступал под натиском зомби, пока не уперся в шкаф, ужас сковывал, мешая думать. Майка затрещала, я в панике толкнул мертвяка в сторону, тело завалилось, таща меня следом. Долбанная майка. Устоял на ногах только чудом, рванул в бок, мертвяк и не думал подниматься, пополз ко мне. Я прыгнул к двери, взгляд зацепился за топор, стоящий возле входа. Схватил за рукоятку, выскочил в коридор. Сука. Сердце билось как сумасшедшая, грозясь проломить грудную клетку, рот открыт жадно глотая воздух. Как это и бывает, злость вытеснила страх. Тело показалось в дверном проеме, я привычно ударил топором в голову. Все, готов. Отошел на несколько шагов, уперся спиной о стену. Да откуда они все на меня? Что за проклятье? Все сражение продлилось от силы секунд двадцать, а сил забрало, словно вагон разгрузил. Я начал оседать по стене, но собрался, перехватил топор. А если зомби не один. В тишине послышались шаги, слишком торопливые, явно не мертвяки. А кот что, уже заткнулся? Нет, все шипит, но уже не столь яростно. В дверном проеме застыл Бизон с топором в руках, сам в одних трусах. Вот дебил, ни хрена об осторожности не думает.
   - Что случилось? - глаза бегают, пришел драться, а не с кем.
   - Зомби.
   - Чего? - по интонации чествуется, он ни фига не понимает.
   - Зомби напал, - в коридоре послышался топот, о, подмога пришла. Как всегда, вовремя.
   Подмога состояла из Стаса и какого-то незнакомого мужика. В отличие от Гоши, они пришли с фонарями. Задали те же глупые вопросы, я коротко ответил, показывая на вход в комнату. Спасатели осторожно прошли мимо меня, осветили тело убитой, только сейчас я смог посмотреть, кто на меня напал, до этого я видел только мертвые глаза и открытую челюсть. С виду женщина, худая маленькая, в джинсах и майке, вроде в столовой видел. На лицо не смотрел, да и смотреть там больше не на что, раскурочил все. Стас морщась рассмотрел тело, затем подошел ко мне, то ли от света фонаря то ли на самом деле, но лице нашего лидера играла холодная ярость.
   - Какого хрена ты творишь? - не сказал, прошипел.
   - Мне что, надо было ее чаем поить? - съязвил я.
   - Ты совсем дебил? - заорал Стас.
   Не фига не понимаю, я тут зомби зарубил, спасая свою бесценную шкуру, а на меня еще и наезжают в грубой форме.
   - Стас ты что несешь?
   - С чего ты взял, что это зомби? - голос уже не такой злой, но и добра в нем не было.
   - Я по-твоему их не видел ни разу? - идиотский разговор какой-то.
   - Да кто там тебя знает, у человека может лунатизм, а ты его топором.
   - Стас, лунатики не пытаются горло перегрызть, - на несколько секунд во мне шелохнулось сомнение.
   - Откуда. Здесь. Мог. Взяться. Зомби, - выделяя каждое слово, спросил Стас.
   - Я что тебе экстрасенс, - возмутился я.
   Что за хрень тут творится, театр абсурда.
   - Сдай оружие и до утра из комнаты не ногой. Утром разберемся в случившемся, - сказав это, Стас вышел в коридор. И только тогда я заметил, в правой руке он сжимает пистолет. Откуда, как? - Гош, убери тело.
   Мужичок грубо отстранил меня в сторону, прошел внутрь забрал валяющееся на полу мачете, выдрал из руки топор, оглядел комнату на наличие еще какого-нибудь холодного оружие, не нашел, вышел вон. Бизон бесцеремонно тащил тело к выходу, оставляя за собой кровавый след, я молча стоял, созерцая все это.
   Когда все ушли, закрыл дверь и на деревянных ногах подошел к дивану, плюхнулся на него, обхватил голову руками. Мать честная, меня чуть не загрызли. И где? В месте, которое я считал безопасным на все сто. В голову ворвались картинки нападения, холодная рука, распахнутая пасть, глаза... мертвые глаза, с отстраненным желанием сожрать. В горле пересохло, а плечи передернуло. Столкнуться с зомби в тесном пространстве - это кошмар. Еще этот Стас со своими наездами, мысли резко перескочили на другое, спасая от жутких воспоминаний. Что же это происходит? А происходит следующее, я зарубил женщину без всяких доказательств, что она была мертва. Так, без паники, как я могу доказать свою невиновность? Да никак, у нас медиков нету, да и не факт, что те самые медики могут понять ее состояние на момент преломления черепа. На теле укусов нет, Стас всех досматривает лично. Получается, единственное, на что могу опереться, так это на мое слово, и чего это слово стоит в нашей небольшой общине? Хм... да несильно и много. Друзей нет, так, приятели. Причем все мои действия окрашиваются в негативные краски со стороны Стаса. А он тут такую пропаганду развел, все чуть ли не молятся на него, словно на дедушку Ленина. И это за неполную неделю. Пф-ф. Кот боднул меня в ногу, выводя из раздумий, я почесал его за ухом. Вообще странно, чего это Стас на меня так взъелся, ведь поначалу все было нормально, потом бах и начали гнобить. И когда это случилось? Стоп. Когда Маринку на место поставил. Хм, вот откуда ноги растут всего этого негатива. Конечно теория так себе, но другой не имею. Получается завтрашний суд пройдет под лозунгом: "Пригрели змею на груди". Убить, конечно, не убьют, но в низ пищевой цепочки вгонят навсегда. Вот и задавили оппозицию на корню. В голове мелькнула мысль. Не специально ли они угробили эту женщину. Но тут же сам себя устыдил, я, конечно, параноик, но это явный перебор. До такого они не опустятся, просто воспользуются удачно сложившейся ситуацией. Да и проломить мне голову чем-то тяжелым легче, чем вот так изощряться. Ладно, это не имеет значения, все равно собирался бежать от них. Только если раньше я просто уходил, то сейчас придется устраивать побег. В лице окружающих мой уход будет выглядеть как доказательство вины. Да плевать. Вижу я их в последний раз. Пусть думают, что хотят. Глянул на часы, четвертый час. Надо бы над картой поработать, просмотреть пути отхода. Картами я обзавелся еще в первый день.
   Кот улегся на кровати возле меня, я почесал ему за ухом, не дождался никакой реакции, взял рюкзак. После недолгой возни достал карты, развернул на столе. Ужасно хотелось кофе, но кипятка не было, а идти ставить чайник не хотелось, незачем привлекать лишнее внимание.
   - Так, где это мы? - я взял маркер, и через секунду поставил жирный крест на месте, где нахожусь, - блин что-то я туплю.
   Выезжать-то я буду не отсюда, а с аптеки, значит и крест туда. Разработка маршрута отняла два часа, казалось, что сложного просмотреть куда ехать, делов-то. А нет, на деле все выходило куда как сложнее, нужно провести маршрут так, чтобы избежать выезда на крупные дороги. К тому же еще надо продумать пути отхода в случае блокировки пути, как бандитами, так и просто авариями. В итоге я запорол три карты, хорошо имелся десяток, набрал чисто машинально от жадности. Получилось оптимальных три маршрута. Вроде все учел, глотнул воды, дьявол, как же кофе хочу. Хрустнул затекшей спиной, потер слипающиеся глаза. Надо собирать вещи, шестой час скоро рассвет, а мне желательно уйти с первыми лучами. Ночью конечно менее заметно, но выйти на улицу во тьму, себя заставить никак не мог. Страшно до жути. Вещей на удивление оказалось много, хоть одежду я не брал, но разных житейских мелочей набилась целая сумка, того же кофе три банки заняли немало места. Конечно, глупость, но оставлять это добро не хотел.
   Так, ну вроде все, сделал обычную проверку перед уходом, все на месте. Немного коробило отсутствие мачете или нормального топора. Небольшой плотницкий, что я заныкал под кровать, не то оружие, с которым гуляют по мертвому городу. Семь, все еще темно, как-то я рано собрался, уселся на стул, подождем. Как там по суеверию, присядем на дорожку. Кот, ничего не подозревая, спал, оставлять животное я не намеревался, будем надеяться, когда я выкину его в окно, он не обидится и пойдет со мной.
   Рассвету я обрадовался, как никогда раньше, солнце я не видел, мешали дома, но просветлевший небосвод вполне четко обозначал это природное явление. Весеннее утро не баловало теплом, холодно, промозгло, я поежился несмотря на то, что оделся тепло. За эти дни я отвык от нормального тепла, даже под двумя одеялами не всегда мог согреться.
   - Ну что, поехали, как говаривал один великий первопроходец, - обратился я к коту, тот даже ухом не повел. Ладно, поступим жестко, но тебе же во благо. Подхватил четвероногого друга под пузо, поднес к окну и аккуратно скинул вниз, туда же последовала сумка с вещами. Теперь самое ценное, то есть я, второй этаж, не так высоко, но все равно как-то стремно, перекинув ноги через оконную раму, набрал воздуха в легкие, прыгнул. Приземлился, отпружинил в сторону, заваливаясь на бок. Нормально, встал, отряхнулся, где кошак, ага, вот, около сумки типа сторожит.
   - Ладно, братан, двинули, - я подхватил вещи и трусцой побежал, по выверенному направлению.
   Прежде чем выбежать из дворика обернулся, кот семенил следом, вот и хорошо, вот и славно. Мертвецов было немного, всего заметил четверых, и те как сонные мухи, меня замечали, но преследовать не пытались. Холодно сволочам, вот и тупят, правильно, откуда им тепло брать, они же мертвы. Машина, которую я присмотрел для побега, стояла на месте. Все так же, как я ее и оставил. Первым делом закрыл бак, нашел ножной насос. Накачка колес заняла на удивление много времени, минут сорок, от чего-то мне казалось, что накачать колесо дело пяти минут. Под конец я вспотевший залез в машину, кота я закинул еще раньше, тот по-царски расположился на заднем сидении. Он вообще какой-то флегматичный, лишь бы не кусали, а так все пофиг. Бежать так бежать, ехать так ехать. Мне бы так. Машина завелась легко, новенькая, еще не успела обрасти болячками. Казённый транспорт редко берегут. Поехал сначала к зданию с одеждой, забрать, так сказать, свою долю, не запросто так я на них горбатился. Как же легко они стали из наших, ими. Неужели я такая сволочь? Да нет, просто к этому все шло, совесть моя чиста как простыня после стирки, а не о того, что я ею не пользуюсь. Я сделал что мог, и пусть это звучит как оправдание.
   Около забора толпились мертвяки, пять штук, стольких я не завалю. Что делать? Отказываться от пары коробок с обувью я не собирался. Стас раньше десяти не объявится, несмотря на все свои лидерские качества, он любил поспать подольше. А без него ко мне в комнату никто не сунеться, да и пока разберутся, куда я делся, пока обвинят во всех смертных грехах, пока объяснят, какой я плохой человек и почему. Прорва времени пройдет. Так воевать я не могу. Что остается? Хм, а если так. Я подъехал задним ходом к толпящимся мертвякам, дождался, пока они приблизятся вплотную. Медленно покатил вперед до перекрестка, резко развернулся, и на приличной скорости подъехал к схрону. Затормозил возле ворот, глянул, ага, плетутся сюда медленно, но неотвратимо, как гос. долг в стране. Отпер ворота, заехал внутрь. Небрежно осмотрелся, зашел в здание, попутно надевая респиратор, воняло не сильно, но все равно мало приятного. Дверь, за которой находился мертвяк с моим пистолетом, так же была фанерной. Любили здесь дешевизну, что мне, безусловно, на пользу. Драться маленьким топором раньше не приходилось, от чего меня обуял не хилый такой мандраж.
   - Собрался, тряпка, - свой голос придал сил.
   Взломал дверь, постоянно посматривая на выход - мало ли. Мертвый охранник, неуклюже вышел ко мне. Улучив момент, ударил, тело глухо и буднично упало на плиточный пол. Дьявол... Пришлось переворачивать дважды мертвого, вот оно, заветное оружие. Достал из кобуры пистолет, осмотрел, вроде "макаров", по крайней мере по телеку такой показывали. Его в карман, возле кобуры запасной магазин, тоже сюда. Жилет бы забрать, повозился минут пятнадцать, в итоге завладел желаемым.
   Перенес пару коробок, свое поимел и хорошо. Все, пора сваливать. Залез в машину, аккуратно развернулся, мертвяки мялись возле ворот, мозги как у курицы, с глаз долой из мозгов вон. Я утопил педаль газа в пол, чтобы зомби не успели заблокировать выезд. Выскочил и неспешно поехал по маршруту, спешить нельзя, а то выскочит какой-нибудь залетный мертвяк, и расцелую его бампером. Он-то уцелеет и полезет выяснять отношения, а вот машина - не факт, не приспособлена она к таранам, немцы, конечно, молодцы - хорошо делают, но каждая машина для своего думана. Как же хорошо на машине, быстренько приехал, забрал и уехал, никаких нервов и беготни. Все, на фиг, отбегал свое, теперь только на транспорте.
   Город отталкивал своей раскуроченностью, все витрины разбиты, даже там, где не грабили, как в мебельном, но все равно разбиты. Из чистого хулиганства и вседозволенности. Мертвяки маячили вдоль дороги, не делая попыток преследовать, просто провожали машину мертвым злобным взглядом. Они что, умнеют? Уже понимают, машину не догнать? Если так, то хреново, так они додумаются, что в руки можно взять автомат. Я хмыкнул, фантазия разыгралась, пора ее умерить.
   На выезде из города я завернул за последний дом, и ударил по тормозам. Не веря ужасу, который открылся перед глазами. Машина дернулась и заглохла, я лихорадочно попытался ее завести, получилось только со второго раза. На крайне правой дорожной полосе в пол-оборота стоял желтый автобус, а внутри - ад. Весь автобус был забит мертвяками, сейчас они прильнули к стеклу, скалясь в мою сторону. Я старался не смотреть на кошмар возле обочины. Когда отвратное зрелище остался за горизонтом, я позволил себе расслабиться. О ужасе, творившемся в норвежской консервной банке, я старался не думать, но тут история что с белой обезьяной, чем больше старался не думать, тем больше лезла в голову. Паника, ужас, осознание безысходности, они даже стекла не разбили. Мать, да там мужиков не было, одни дети и женщины. Меня пробил холодный пот. Их же эвакуировали, а потом... Вашу мать, да как так можно. Что за тварь могла придумать столь чудовищный вирус. Даже в аду ему не место, слишком комфортно там для таких как он.
   Ехал я медленно, не больше шестидесяти километров в час, водитель из меня еще тот, и повредить машину из-за малого опыта вождения не хотелось. Транспорт - это мое спасение. Отъехав от города на километров пятьдесят, невдалеке заметил усадьбу, дачей или домом данное строение назвать язык не поворачивался. Внутри тут же всполошился злобный хомяк мародер. Надо заехать. Зачем? А вдруг там ружье или тот же бензин, или машинка получше, дом с виду дорогой. Причины заехать находились без труда, а вот проехать мимо как-то не всплывали. В конце концов, что я себя уговариваю, будут хозяева - свалю по-быстрому. Сказано - сделано.
   Подогнал машину задом почти к самым воротам, массивные выше человеческого роста, как и весь забор. Хозяин явно пекся и защите частной жизни. Не глуша двигатель, вылез из "немца", осторожно подошел к воротам, прислушался. Тихо, никто не бежит и не орет, чтобы убирался. Нажал кнопку звонка, опять тишина, ага, электричества нет, ладно, мы тогда по старинке кулаком по металлу. Удары эхом разнеслись по округе, я даже втянул голову в плечи от непривычного шума. Постоял, прислушался к тишине. Хм-м-м, или нет никого или затаились. Ладно, полезу посмотрю, забор, хоть и массивный, но явно не задуман против проникновения, упираясь о кирпичные столбы, к которым крепились стольные листу забора, довольно-таки быстро залез на верх. Но прежде, немного подумав, достал из кармана пистолет, оно как-то с ним спокойнее. А вдруг тут зомби или несговорчивые хозяева. Оглядел дворик с высоты, посередине на небольшой площадке, выложенной каменной плиткой, стояла собака, спокойно натянув до предела цепь, мне отсюда даже показалось, что ошейник впился в горло. Да она же ко мне тянется, не нужно смотреть в глаза, и так понятно - мертва. Я сглотнул комок в горле, жильцов (по крайней мере живых) нет, они бы такого непотребства не стерпели бы. Стараясь отвлечься от собаки, продолжил осмотр: дворик, двухэтажный дом, рядом скорее всего баня, даже гаража нет. Кроме собаки других опасностей не вижу, прежде чем спрыгивать, прикинул, как можно забраться обратно, получалось, так как и снаружи, при должной мотивации справлюсь за несколько секунд. Спрыгнул, тут же поднял пистолет на уровень плеч, держа его двумя руками, целясь в пса. Мертвая псина усилила натиск, даже лапы за скользили по брусчатке. Стрелять или лучше поискать, чем башку отрубить? На фиг, надо пистолет опробовать, в, так сказать, комфортных условиях. Может, он вовсе и не стреляет, или я чего-то не так делаю. Так, надо передернуть раму, оп, не вышло, сердце чуть екнуло, неужели брак? Так, успокоиться, предохранитель, ага, вот он сбоку, от нервов совсем тупею, теперь дергаем, ага, пошло. Что дальше? Да, вроде, все. Покрепче обхватил рукоять, прикрыл глаз, беря на мушку голову твари, пять шагов, не промахнусь. Плавно утопил курок, хоть внутренне был готов к выстрелу, все равно шарахнулся от грохота, пистолет подкинуло вверх. В ушах зазвенело, я растерянно стал моргать, только через пару секунд обратил внимание на результат выстрела. Собака лежала с размозженной головой. Отлично, прям крутой Уокер. Теперь предохранитель на место, пистолет в карман, будь тут еще зомби, они еще на удары пришли бы. Без башки собака точно не встанет, но все равно обошел ее, проверил небольшую территорию, все чисто. Так, теперь в дом, дверь хорошая, деревянная, по идее можно выломать, но лучше ключ поискать, по-любому же где-то запасной храниться. Поиски увенчались успехом, ключ нашелся не под ковриком, как в классике, а под камнем. Пистолет в руку, предохранитель вниз, открыл дверь и сразу отскочил, беря на мушку проем. Блин, еще одна дверь, ладно, так же действуем, нажал ручку, толкнул вперед - никого. Это хорошо, но, прежде чем зачищать дом, надо бы за клиньями сбегать. Закрыл входную дверь, сбегал за клиньями, больная голова ногам покоя не дает. Повторно дверь открывал так же осторожно, времени хватает, можно и перестраховаться. Действовал уже по привычной схеме, все двери подпирал клиньями, потом проверю. Дом хоть и выглядел большим, но внутри оказалось только две комнаты внизу, плюс кухня, ванная туалет, на втором столько же помещений. В том, что в доме будут мертвяки, я сильно сомневался, не воняет. Но все равно каждое помещение проверял осторожно. Никого. И, похоже, жильцы уходили отсюда в спешке, в комнатах царил бардак, плазма, что должна была висеть на стене, содрана, как и вся остальная электроника, только провода торчат из стен. Забрали самое ценное, я позволил себе кривую ухмылку. Интересно, куда они теперь со своим добром. На кухни почище, холодильник унести не смогли, посуда на месте. Даже под столом мешок собачьего корма.
   - Вот скоты, - внутри поднялась волна злости.
   Дверь они закрыть не забыли, а вот собаку отвязать, видите ли, не додумались. Уроды.
   Ключи от ворот я обнаружил в прихожей на комоде, загнал машину во двор, заперся, теперь с дороги не понять, есть внутри кто или нет. Хозяева сюда не вернутся, а остальные, надеюсь, не столь наглые, как я. Собаку вытащил за забор, через заднюю дверь, оттащил тело на метров сто, хорошо, не немецкая овчарка или волкодав, замучился бы. Что же, пора мародерить. Сначала баню - все же за бензином заезжал. Аккуратно открыл дверь, принюхался, пахнет древесиной, и еще чем-то мне непонятным, но никак не разлагающимися телами. Это хорошо, но все равно не расслабляюсь. Баня оказалась сравнительно большой, вход, налево дверь в дровник и туалет, направо предбанник, стол, скамейки, вешалки для одежды, далее помывочная, точнее, два душа и в конце парилка. К моему разочарованию, в самой бане ничего интересного не нашлось. Ладно, посмотрим что в доме. Дом не порадовал, ничего полезного, так шмотки да мелочи всякие, даже еды толком не было. Лишь в конце в одном из шкафчиков обнаружил бинокль, да на шкафу большую ковбойскую шляпу. Ну хоть что-то полезное, это про биноколь.
   Вышел на улицу, потянулся, солнце еще не добралось до середины небосвода. Кошак по-прежнему сидел в машине и, судя по его наглой морде, выходить не собирался. Еще раз осмотрел двор, ища, где бы порыться, не нашел, медленно побрел открывать ворота. Твою же мать, как неохота ехать. От одной мысли, что придется снова рвать жилы, доказывая свою пригодность в новом поселении, хотелось материться. А внутри все сжималось от недовольства, и отдыха не видать, наверняка, до зимы, да и то ведь найдется что делать и тогда. Не хочу. Эти дни, проведенные в мертвом городе, выжали меня эмоционально досуха. И ехать в новое место в стрессовом состоянии - это не дело, наговорю лишку и вспылю, ну а день или два наверняка не повлияют на общую картину. К тому же батя говорил, чтобы отсиделся несколько дней, все одно к одному. Все, решение принято, остаюсь на пару дней, в бане хоть отмоюсь. От принятого решения в душе полегчало. Улыбаясь, как дурак, подошел к машине, потрепал кота по голове.
   - Слушай, братан, мы тут слегка задержимся. Ты как, не против? Нет. Вот и славно, выгружай багаж.
   Растопить баню и натаскать воды оказалось делом нехитрым, даже для меня, человека, этим в прошлой жизни не обремененного. Сначала испугался, что мой план по помывке лопнул как финансовая пирамида, вода в баню поступала через краны, а они работают от электричества. Но немного порыскав, я нашел ручную колонку, по-видимому, здесь случались перебои с электричеством, и хозяева решили предусмотреть все. Пока носил дрова, заметил на стене хороший "фискоровский" топор с длинной ручкой. Снял с лезвия чехол, присмотрелся, хорошая заточка, содержали его в порядке. С приобретением холодного оружия стал чувствовать себя увереннее, или не, так, скорей, привычнее. Пока нормально не научусь пользоваться огнестрельным, топор всегда будет при мне. Кот понял, что мы тут надолго, вылез из машины и вальяжно, с достоинством пошел осматривать территорию, пятно крови от собаки он демонстративно обошел. Может, мышь поймает и поест, корма-то я для него не взял.
   На улицу опустились тяжелые сумерки, находиться вне помещения стало некомфортно. И пусть вокруг забор, от этого не легче. После недолгих раздумий, я принял решение ночевать в бане, во-первых - тепло, во-вторых - небольшое помещение легче контролировать. Натаскал матрасов из дома, не хуже, чем на кровати, буду спать. Но прежде надо проверить пути для бегства, если меня в бане зажмут мертвяки. В том, что это может случиться в действительности, я сильно сомневался, но береженого бог бережет. В коридоре нашел люк, ведущий на крышу, подпрыгнул, ухватился за выемку, люк опустился, преображаясь в лестницу. Не очень удобную, но вполне нормальную, чтобы быстро залезть. Поднялся на чердак, пустота, даже нет привычного захламления, на полу постелено ОСБ, осмотрелся вокруг, в одном фронтоне дверца и в другом. Подошел к обоим, открыл, спрыгнуть не проблема, можно бежать в случае чего в любую сторону. Спустился вниз, люк больше не закрывал, потренировался залезать, получалось довольно таки сносно. Можно приступать и к водным процедурам. Блин, про кошака забыл. Выглянул наружу, покричал - тишина. Бегать, искать не буду, сам придет, закрыл дверь на засов.
   Долго грелся, наслаждаясь теплом, сильно жалея об отсутствии веников. Но это совсем было бы идеально, и так сойдет. Выбегал из парилки сразу под холодный душ, радуясь, что не поленился и натаскал воды в бадью, находящуюся над одним из них. Потом пил кофе, снова забегал в парилку. Через часа три вволю прогревшись, перекусил тушенкой, взялся за карту, дабы более детально проработать маршрут, без лишней спешки и нервозности. Некоторое время смотрел на пистолет, но разбирать и чистить его не решился, во-первых, не знаю как, может разберу, а собрать не смогу, а так стреляет и ладно. Во-вторых, как чистить и чем, я не знал, его же еще и смазывать надо, а смазки у меня ровно ноль. Оставим это дело на потом, когда появится кто-нибудь способный объяснить, что да как.
   Из раздумий меня выдернул скрежет за дверью, внутри все замерло, я дернулся. Прислушался, еще скрежет, рука сама собой схватилась за топор. Мертвяк. Откуда? Что я пропустил. В голове мелькали варианты попадания на территорию зомби, но все они не выдерживали критики. Надо проверить. А если за дверь толпа, приоткрою, и все, кирдык, затопчут. Что же делать. Забить на все и ждать утра? Так я за ночь весь изведусь. Память о ночи в ванной еще свежа. Как можно тише подошел к двери, снова скрежет и тоскливое мяуканье. Твою же мать, кот. Постоял еще несколько секунд, точно, мяукает. Без страха открыл дверь, раз кошак спокоен, значит мертвяков вокруг нету, в приоткрытую щель протиснулся лохматый напарник.
   - Сволочь, ты чего меня так пугаешь, - проворчал я, закрывая дверь.
   Открыл еще одну банку с тушенки, отдал всю коту, тот пофыркал и неохотно приступил к ужину. Ну да, он же у меня из продуктового рая. Прислонил топор к столу, усмехнулся, надо же, первым делом схватился за топор, а не за пистолет. Вот что значит дело привычки. Спать я завалился рано, на часах не было еще и десяти.
   Какое это блаженство - просыпаться не в холодной комнате, а в натопленном помещении. Умылся, почистил зубы, сделал небольшую зарядку. До беды мой утренний ритуал сводился совершенно к другому. Усмехнулся этой простой мысли, пошел в туалет. Вернувшись, открыл банку с тушенкой, часть отдал коту, вяло ковыряясь вилкой в еде, спросил у лохматого.
   - Братан, ты не против, если мы тут еще на денек останемся? Что, молчишь, - кот никак не реагировал на мои слова, нехотя жрал тушенку, - ну вот и договорились.
   Решил просто так штаны не просиживать, а потренироваться, эх, будь у меня побольше патронов, пострелял бы. Раз не могу стрелять, хоть топором помашу. Как там говорил великий Брюс Ли " Я не боюсь человека, изучающего тысячу приемов, я боюсь человека, изучившего один прием тысячу раз", вот и буду учить один прием удар топором в голову. Нарисовал на стене зомби, принялся его уничтожать. Когда устал настолько, что плечи ныли, а пальцы отказывались держать оружие, пошел обедать. Заодно попытался накормить кота собачьим кормом. Как ни странно, ел он его более охотно, чем тушенку. Вот и славно, тридцатикилограммового мешка ему на полгода точно хватит. Обыскал еще раз дом на предмет, что бы вечером почитать, глянцевые журналы были отброшены сразу, они меня раздражали еще в прошлой жизни, а теперь и подавно. В итоге обнаружил три книги, два детектива в мягкой обложке и одну энциклопедию про лошадей. Нормально, сойдет. Вечером я опять мылся, пил кофе, читал книги, как ни странно, чтение отвлекало от действительности не хуже, чем компьютерные игры. Спать завалился за полночь. Следующий день прошел в неспешном ритме, тренировался, чистил машину, сортировал лекарства. Кот освоился полностью, бегал по округе. Вечером, грея кости на полке, решил по утру уезжать. Как бы здесь ни было спокойно, но вечно сидеть нельзя. И главная проблема даже не в еде или одежде, а в отсутствии общения. Слишком долго я жил в обществе и вот так просто отказаться от него я не в состоянии, каким бы это самое общество ни было, оно мне нужно. Скорей всего, больше, чем я ему. Алкоголь в сумке так и остался нетронутым, четыре бутылки очень хорошего коньяка могут быть неплохим подспорьем для разговора.
  
  ***
  
  
  Проснулся я около восьми, умылся, побрился, неспеша загрузил машину, с трудом поймал кота, ему видите ли поиграться захотелось. Прежде чем выехать, посмотрел за забор на предмет скопления неприятностей. А то, хрен знает, вдруг пришли откуда-нибудь, зачем зря рисковать. Закрыв ворота, неспешно поехал по отмеченному маршруту, включив тихо музыку. На дисках в машине была только старая попса, но и эти песни подняли мое настроение на необычайно высокий уровень, как говорится на безрыбье и рак рыба. Ехал по-прежнему медленно, не более шестидесяти километров в час, глазея на пейзаж. Снег лежал отдельными грязными кучами на голой земле, еще пара недель и растительность начнет пробиваться на свет божий. Из романтически созидательного состояния меня вырвала непривычная картина. Невдалеке стоял дом, с несколькими пристройками, вокруг главного толпились мертвяки. Я остановился на дороге, в метрах трехста от сборища зомби. Откуда их столько? Любопытство жгло разум как каленое железо.
   - Братан, ты пока тут посиди, а я гляну, - обратился я к коту, беря бинокль с пассажирского сидения.
   Выбрался из машины, приложил окуляры к глазам, хорошо, у нас в стране местность не холмистая, а равнинная. Сарай я разглядывать не стал, что я там не видел, посмотрел сразу на мертвяков. Ага, средней степени разложения, стоят смирно, блин, рассуждаю как какой-то эксперт. Так, не отвлекаться, одежда на всех разная, начиная от простецких платьев, закачивая дорогими костюмами. Совсем непонятно, как их, таких разных, сюда занесло. Оп-па, а это что, среди стоящих мертвяков я заметил одного в военной форме, чем дальше, тем все непонятнее. Убрав бинокль от глаз, почесал подбородок, хм-м-м, и что они тут забыли? А ведь и не спросишь у них. Опять посмотрел на мертвяков, стоят спокойно, мордами к дому, и по большей части около входа. Я перевел биноколь на окна дома, на втором этаже, на стекле была выведена дата, я посчитал в уме. Дьявол, сегодняшняя.
   "Получается, там есть живые люди", - столь очевидная мысль неумело пробралась в голову. И что теперь делать? Отсюда я видел мертвяков штук десять, да будь я хоть японским самураем и то столько бы не перерубил. Стоп. А пистолет. Хм. Две обоймы по восемь выстрелов, минус один, что ушел на собаку. Итого пятнадцать. Ага, так они мне и дадут себя поубивать, положу, ну допустим, троих и потом меня толпа сметет. Что же делать? Уехать спокойно точно не смогу. Ладно, нефиг голову по-пустому ломать, надо осмотреться получше. Заглушил двигатель, дверь закрывать не стал, просто вытянул ключи. И по большой дуге стал обходить дом, с другой стороны тоже стояли мертвяки, правда меньше, штук пять. Но и это не радовало, мне бы винтовку или автомат, все совсем иначе было бы, подошел и расстрелял спокойно. А так... Я усмехнулся и назвал себя идиотом. Дом ограждала сетка-рабица, с меня ростом, при всем желании зомби через нее не перелезет и порвать не сможет. Это дало мне ответ, почему осажденные не пытались сбежать, из окна за сетку не перепрыгнешь. Ну а так уже с распростертыми объятиями тебя встретят зомби. Я внимательнее осмотрел, как сетка крепится к бетонным столбам, такие скобы только трактором вырвешь. Так, значит, подхожу, чуть шумлю, пусть побольше тварей подойдет, и потом как в тире стреляю в головы, с двух метров я уже точно не промажу. Говорить-то легко, а вот делать как-то очковато. Посмотрел на машину, прикинул, как побегу в случае неблагоприятного развития событий. Раньше убегал и сейчас смоюсь, триста метров не так и много. Ну, с богом, что ли. Я неспешно стал продвигаться к дому, держа пистолет обеими руками. Когда до сетки осталось метров сто, ветерок донес до меня запах мертвечины, еще метров двадцать и ко мне повернулся первый зомби. Озноб пробежал по спине, два дня зомби не видел, а словно в первый раз. Здоровенный мужик с косичкой, в кожанке и джинсах, неуверенной походной направился ко мне, вытягивая руки. Что же так страшно-то. Подойдя на десять шагов к ограде, я остановился, воняло несильно - это хорошо, а то я респиратор в машине забыл, да и откуда вони взяться, природа вокруг. Пятерка мертвяков вовсю давила на сетку, та прогибалась, но держала напор. Теперь геройский поступок, нашуметь. Были бы патроны, пальнул бы верх, а потом перестрелял бы всех к чертовой бабушке. Я набрал в легкие побольше воздуха и свистнул, получилось так себе, то ли от нервов, то ли от сухости во рту. Повторил свист так же хреново, но и этого хватило из-за угла показались клиенты на упокоенье. Блин, надо было этих зарубить, а уже потом остальных зазывать. Положил пистолет в карман, вытащил топор из-за пояса, подошел к сетке, стараясь не смотреть в лица мертвяков, ударил по первому. Под топором хрустнуло, тело обмякло, падая на землю. Еще четыре удара, как на тренировке, тела сползли на землю. Пять зомби менее чем за минуту, да я "бетман". Отошел, еще раз свистнул, мертвяки подтягивались к сетке, я спокойно стоял в ожидании, смотря по сторонам, а то вдруг какой особо умный через ворота выйдет. Сверху послышался удар по стеклу, я шарахнулся назад. Так от страха и сердце выплюнуть можно. В окне стояла девчонка, лет двадцати, короткие черные волосы, скуластое узкое лицо, явно есть азиатская кровь. Вид серьезный, открыла окно, прокричала.
   - Отвлеки их от входа, я выйду и помогу.
   - Хорошо, - я хоть и "бетман", но начинающий, любая помощь приветствуется.
   Снова подошли, ударил первого, выдернул, ударил второго, топор с шмяканьем угодил в плечо. Не понял, он что уворачивается? Повторил попытку, более удачно, бил не прямо, а чуть под углом, тело упало. Некоторые остановились не доходя до сетки, а двое даже отстранились и стали уходить. У них что, инстинкт самосохранения открылся. Я настолько был ошарашен свалившимся открытием, что опустил топор. Так дело не пойдет, бегать за вами я не собираюсь. Достал пистолет, прицелился и стал отстреливать "самых умных", в первой обойме свалил только трех, в остальных тоже попадал только не в голову, а одному просто челюсть снес. Неумело перезарядил, ругая себя за косорукость, мог бы и потренироваться, пока время было. Да, все мы умны задним числом. Решил не рисковать, поймал на мушку ближайшего, выстрелил, готов, следующий. В этот раз упокоил только двух, вот тебе и Ворошиловский стрелок. Остальные зомби скрылись за углом, я побежал к воротам, надо закрыть, еще разбредутся твари. Но спешил зря, девчонка уложила оставшихся, в руках у нее обычный топор с деревянной ручкой. Она тяжело дышала, сидя на лавке.
   - Ты как? - поинтересовался я, глядя по сторонам.
   Она подняла взгляд на меня, тихо ответила.
   - Спасибо. Не бойся, больше нет, за пять дней, что мы здесь, я успела всех пересчитать по нескольку раз.
   Я присел рядом, не зная, что и сказать. Лезть с расспросами, откуда столько зомби, как-то неуместно, блин, надо же познакомится.
   - Тебя как звать?
   - Яна.
   - Я Игорь, - протягивая руку, представился я.
   Она без всяких эмоций пожал ее.
   - Наверху двое раненых, надо бы в машину их, - отдышавшись, сообщила Яна.
   - Сейчас схожу.
   Пока шел за машиной, в голову пробрался мысль, а куда раненых вести-то. Больниц нет, да и поселков населенных я тоже не знаю. Ладно, может мои новые знакомые что-нибудь предложат. Подогнав машину к воротам, с отвращением понял, придется выходить и оттаскивать тела в сторону, дабы проехать. Дьявол, хоть багор за собой таскай, тела оттягивать. Звать на помощь Яну не стал, не девичье дело мертвяков ворочать, оттащил троих, вроде проехать можно. Блин, что со мной, раньше при виде разможженой головы выворачивало наизнанку, а сейчас просто мерзко и все. Адаптировался, блин. Остановил машину возле дверей, немного подождал, никто не вышел. Наверняка моя помощь нужна. Ладно, пойдем посмотрим. Заходил в незнакомое помещение, аккуратно смотрел по углам и прикидывал, как удачнее свалить в случае нападения. Умом понимаю опасности нет, а все равно осторожничаю, похоже, подобное поведение у меня въелось в подкорку мозга. Это правильно. Я заметил ухмылку на лице Яны, стоящей на ступеньках, ведущих на второй этаж. Да пусть лыбится, плевать, лучше выглядеть паронаидальным идиотом, чем один раз нарваться на зомби. Хватит всего лишь одной неудачной встречи с мертвяком и все, хана. Пулю в голову и спать, если эта пуля еще есть.
   В комнате на мансарде было двое раненых мужчин, один лежал на кровати, мечась в бреду, голый до пояса, живот перевязан белыми тряпками, без следов крови, видать, недавно сменили бинты. Второй же сидел, прислонившись спиной к стене, на перекореженном от боли лице - пот, надеты свитер, полувоенная куртка цвета хаки, джинсы, правая нога до колена замотана такими же белыми тряпками. Хм, наверняка простынь разорвали.
   - Чего замер, помогай, - послышался недовольный голос Яны.
   На лице девушки отражалась непонятная мне злость. Отходняк, что ли? Спускать двух раненых мужиков вниз - это та еще проблема, с раненым в ногу мы кое-как справились, через мат и стоны, усадили-таки, на переднее сидение. А с лежащим пришлось долго возиться, просто на руках отнести раненого в центнер весом для нас оказалось неподъемной задачей, пришлось сооружать носилки. Нашли два бруска в сарае, обвязали их простынями, и, пыхтя, спустили тело вниз, раненый так и не пришел в себя. Уложив мужика на заднее сидение, я, пыхтя как загнанная лошадь, сел на скамейку, чтобы перевести дыхание. Девушка выглядела не лучше меня, рухнула рядом.
   - Куда едем-то? - когда дыхание отдаленно стало напоминать нормальное, спросил я.
   - Вон, Серега покажет, - она мотнула головой в сторону машины.
   Как такового диалога не получилось, я терзался своими мыслями, она - своими. Помолчали еще с минуту, я громко выдохнул, поднялся, хотел было сесть за руль, но мое место занял кот. Пришлось перенести боевого товарища в багажный отсек, он сильно не сопротивлялся, с флегматичностью отнесся к моему поступку. Напоследок только мяукнул недовольно. Сел за руль, покосился на Серегу, он тяжело дышал, откинувшись на спинку сидения, глаза закрыты.
   - Куда ехать-то? - за спиной послышалась возня, я обернулся, это Яна аккуратно садилась, кладя голову раненого на колени.
   - Прямо, - на удивление голос у моего проводника оказался твердым, никак не соответствующим его внешнему виду.
   Я завел машину, нет, так дело не пойдет, отрубится еще на середине дороги, и что мне потом делать? А если вообще помрет?
   - Ты на карте можешь показать, куда ехать?
   - Давай, - на лице не отобразилось ничего, зато в голосе послышалась усмешка.
   Блин, я их тут спасаю, а они еще и насмехаются надо мной, небольшое раздражение шелохнулось внутри. Я подал новую карту, где не было отметок моего маршрута, светить своими планами перед мало знакомыми людьми, как минимум, глупо. Это сейчас они такие милые и пушистые, а как приедем - по-всякому может повернуться. Сергей приоткрыл глаза, несколько секунд фокусировал зрение, еще секунд пятнадцать пытался разобраться, что да как, но все же уверенно ткнул пальцем на поселок. Я выдохнул, поставил точку, где мы находимся, и еще одну - куда надо ехать, если по карте судить, то километров пятьдесят, может и больше. Не силен я пока в картографии. От основного маршрута отклонюсь значительно правее, что поделать, не кидать же их тут. Да и запас хода у меня, вроде, позволяет делать такие маневры, да и, наверняка, смогу выпросить бензина, за спасение. Дьявол, а если они не местные?..
   - А вы чего туда едете? - не отвлекаясь от прокладывания маршрута, спросил я.
   - Там образовалось поселение, - не очень уверенно ответила Яна, - так Сергей сказал.
   Я посмотрел в зеркало заднего вида, Яна смотрела в окно, покусывая нижнюю губу. Хм она сама едет в неизвестность.
   - Что за поселение? - задал я вполне логичный вопрос, ехать в никуда не очень хотелось.
   - Там собираются выжившие, - Сергей сглотнул, говорить ему все же тяжело, - не бойся, не бандиты. Вон у Яны спроси, она с выжившими туда ехала.
   Девушка, не дожидаясь моего вопроса, потвердила слова Сергея.
   Дьявол, ведь не проверишь их слова, ладно, сразу же стрелять не будут, а там, глядишь, и вырвусь. Паранойя грызла мозг, что хомяк, пришлось ее слегка придавить.
   - Чего замер, поехали, - нервно рыкнул Сергей.
   Он еще и командует. Захотелось нагрубить, или выматериться, но сдержался. Будь я раненым, может еще и не так вопил бы. Когда определился с маршрутом, медленно тронулся. И, прежде чем кто-то из новых спутников стал возмущаться, сказал:
   - Тише едешь - дальше будешь, - реакции на мое заявление не последовало, вот и славно.
   Выехали на основную дорогу, на кочке тряхнуло, за спиной раздался стон.
   - Ты это, смотри, чтобы не помер по дороге, - говоря это, к моему стыду, я волновался не о раненом, а о его превращении в зомби.
   - Как только перестанет дышать, сразу скажу, - и, наверное, чтобы перескочить с темы, спросила, - а как кота зовут?
   Никак не зовут, сам приходит, чуть не вырвалась грубая фраза, это все из-за поведения Сергея так себя накрутил. И на самом деле, я как-то не думал про кличку, кот и кот.
   - Братан, - в итоге выдал я. Назвать лохматого приятеля каким-нибудь Васей или Мурзиком язык не поворачивался. Яна, хмыкнув, ответила:
   - Оригинально.
   Я немного помучился и, наплевав на все рамки приличия, задал давно мучающий меня вопрос.
   - Что случилось?
   Яна помолчала, а затем начала повествование, спокойным, даже каким-то отстраненным голосом.
   История была не столько трагична, как у большинства. Когда начался кошмар с зомби, Яна находилась на соревнованиях. Не погибла в числе первых из-за удачи и способности трезво оценить ситуацию. Сутки моталась по мертвому городу, пока не наткнулась на машину собирающую выживших. Точнее, на два микроавтобуса, в одном были раненые, в другом - нормальные. Собирали выживших люди из поселка, куда мы сейчас направлялись. Она обрадовалась, что все страхи позади, но, как оказалось, зря. На полдороги, в грузовике с ранеными начался беспорядок, там восстал зомби, то ли кто-то был укушен, то ли умер от ран, уже не важно. Вообще, водила перепугался и угробил машину, загнав ее в канаву. Его можно понять, когда за спиной творится ужас, легко удариться в панику. Народ из первого автобуса кинулся помогать, за что и поплатился, большинство покусали. Водила первого автобуса психанул и уехал, оставив немногих некусаных перед толпой зомби. Из оружия у Сергея была двустволка да десяток патронов. В общем, пришлось бежать с ранеными на руках. Так они и забились к вечеру в этот дом, усталые рухнули спать. Прежде проверили на укус товарищей. Утром увидели толпу мертвяков возле дверей. Было их пятеро, четыре мужика да она. У одного была сломана рука, он умер за день до моего прихода. Я зло зашипел, не расслаблялся бы в бане, а поехал сразу, наверняка бы спас его. С другой стороны, хрен бы я рассмотрел надпись на окне без бинокля. Яна, не обращая на меня внимания, продолжала рассказ. В ружье осталось пять патронов, Марк один из выживших, предложил прорываться. На предложения Сергея не пороть горячку, а обдумать как следует действовать, Марк вырвал ружье. Жека попытался его преследовать, за что и получил картечь в живот. Марку вырваться не удалось, задавили на выходе. Спрашивать, почему мы не стали искать оружие, я не стал, им сейчас не до этого. Затем Сергей попытался перепрыгнуть сетку, сломал ногу. Спася тем, что на другой стороне не было мертвяков, смог вовремя залезть в окно. Все как в страшной сказке. Куда ни кинь - всюду клин. Я сглотнул, быть на их месте ой как не хотелось, сидеть в глуши, в окружении толпы зомби. Это - то еще удовольствие. Да при таких раскладах можно и умом тронуться. Потом еще пытались вырваться, но все безуспешно, пока три дня назад не услышали выстрел, а потом и вовсе увидели дым. Я-то думал, что спрятал машину в безопасности, а дым из трубы на километры виден. Вот же идиот, но вслух этого не сказал. От этого осажденным стало еще хуже, в паре километров есть живые люди, а они тут. Оставалось надеяться на то, что новые соседи поедут разведывать местность, ну и зачистят стадо мертвяков. Кому нужно такое соседство под боком. То, что это не случайные налетчики, подтвердилось на следующий день, когда снова увидели дым. Ну а потом приехал я, дальше я все знал. Историю девушка поведала за полчаса. Остальную часть пути мы проделали молча.
  
  ***
  
  
   - Снял... медленно опустился... резко встал..., - Макс тихо шептал слова, словно мантру, мысленно прорисовывая каждое движение, - снял... медленно опустился... резко встал.
   Парень сидел на скамейке, неспешно обматывая колени черно-красными эластичными бинтами. Весь мир для него сузился до произносимых слов, руки на автомате выполняли не хитрую операцию.
   - Ты как? - грубый мужской голос ворвался в замкнутый круг слов парня.
   - Готов.
   - Как колено? - тренер Макса искренне волновался за своего подопечного, за последние полчаса шесть раз спросил про ногу.
   Тренера звали Николай Антонович, в далеком прошлом подающий надежды тяжелоатлет. Но Союз рухнул и ему, как и многим, пришлось завязать со спортом, надо было кормить семью. Потом была черная полоса в жизни, о которой он не говорил, но все и так догадывались, чем мог заниматься крепкий парень в девяностые. Когда жизнь устаканилась, он снова вернулся в спорт, но уже в качестве тренера. Но, увы, тяжелая атлетика потеряла былую популярность, зато появился новый, для него, вид спорта -пауэрлифтинг. В нем-то он и раскрылся в полной мере как тренер.
   - Да все хорошо, - подопечный улыбнулся, подбадривая наставника.
   - Слушай план, - Макс поднялся со скамейки, неспешно направился к стойке, внимая каждое слово тренера, - работаем по облегченной программе.
   Макс слегка запнулся от такого заявления, он приехал побеждать, и пусть это региональное соревнование, но от результатов зависит, поедет ли он на Европу. И тут тренер говорит про облегченную программу.
   - Не волнуйся, я о приседе. Остальные отработаешь как надо. Нечего рисковать коленом, я тут статистику глянул, конкурентов для тебя нет. Нам главное победить, а отрыв - это не важно.
   До стойки осталось шага два, тренер остановил парня.
   - Ты себе голову не забивай, я сам с весами определюсь.
   - Угу.
   Макс тяжело выдохнул, легкое волнение билось внутри, пять лет не выступал, забыл, как это. Взгляд упер в пошарканный пол: один шаг, второй, вот и стойка. Глубокий вздох, пробежал взглядом по скучающим лицам судей, переключился на перемазанный тальком гриф.
   Снял... медленно опустился... резко встал
   Макс улыбался во все тридцать два зуба, счастье клокотало и бурлило внутри, жутко хотелось смеяться и обнять кого-нибудь. Не из-за того, что стоит на пьедестале, и красотка вешает медаль на шею, далеко не из-за этого. Он покорил новую вершину, он победил себя. Осознание, что годы труда не прошли зря, что цель достигнута, первая из множества - вот истинное счастье. А медали, дипломы, поздравления - это мишура, это прилагающийся бонус.
   Макс сошел с пьедестала, помахал на прощание хлопающим людям, на секунду замер перед фотографом и двинулся к раздевалке, перебирая в руке диплом.
   - Молодцом, - Николай Антонович протянул руку, крепко пожал, - как колено?
   - Нормально, - на самом деле оно побаливало, но ученик решил пока не рассказывать тренеру, а то будет все выходные попусту волноваться. А у него праздник.
   - Это хорошо. В понедельник зайдешь, обмозгуем новый план тренировок. Я тут кое с кем поговорил, и в голове родились интересные мыслишки.
   - Без проблем.
   - Вот и славно. Ты к Пашке пойдешь? - на Европу едут они двоя. В честь своей победы, Пашка закатил вечеринку.
   При упоминании местной звезды пауэрлифтинга, Макса перекосила. Пашка, по прозвищу Донкрат, был наглым самовлюбленным типом, на тренировках вел себя шумно и заносчиво, с пренебрежением относился к легковесам, а остальных, кто ходит в зал для поддержания формы, презирал. И не стеснялся громко об этом высказываться. Но, при этом всем, был очень одаренным, рабочие веса наращивал легко, имел рельефные мышцы. У Макса с ним были натянутые отношения, виной тому - несогласия Максима с Пашкиными высказываниями. Говорил, что легковесы - не настоящие спортсмены. Донкрат, недолго думая, заломил наглеца, с криком "ну спортсмен, что ты мне сделаешь?". Макс пытался бороться, но куда там, с его не полными семьюдесятью килограммами, против кабана за центнер весом. Как не странно, масла, в огонь ненависти Донкрата, подлил тренер. Вместо того чтобы наорать на задиру и отощать от жертвы, спокойным голосом сказал: "Ну, раз ты у нас такой могучий в драке, может на ринг к кикбоксерам? Там как раз полу-тяжи разминаться. Умный, или менее самоуверенный, сделал бы правильные выводы, но Пашка мнил себя звездой и на провокацию подался. После этого, он с матом покинул зал и два месяца не появлялся, правда, потом вернулся, такой же шумный, но не столь язвительный. Зато презирал он теперь всех, кроме тяжей. А Макса в упор не видел.
   - Да не, я спокойствия хочу, - Николай Антонович, чуть ли не выдохнул с облегчением.
   - Ладно, твое дело. Я тут помыслил немного, про твою следующую программу. Думаю, что сможем улучшить присед, не травмируя ногу, - повторился тренер, хлопнул Макса по плечу и, хмурясь, ушел.
   Максим зашел в раздевалку, уселся на узкую лавку, помял немного ноющее колено, прикидывая в уме, куда податься отмечать. Стянул майку, глубоко вздохнул, на душе царила радость, но не полная. С кем разделить минуты триумфа? С тренером, да и все. Нынешние друзья далеки от спорта, жена... с женой, как считал Максим, ему повезло. Веселая, никогда не унывающая, миниатюрная брюнетка. А как она готовит, просто мечта. Только одно омрачало их счастливую семейную жизнь, беда пришла, откуда не ждали. Когда Максим снова стал тренироваться, поначалу она кривила губы и ехидничала, по поводу спортсменов, а в частности тех, кто таскает железо. И когда пошли результаты и легкое увлечение переросло в серьезное занятие, начались скандалы. После пары тяжелых разговоров, Светлана успокоилась и только ворчала, когда он уходил на тренировки.
   Максим извлек, из непомерно большой сумки, мобильный телефон, закусил губу, смотря на строку с именем жены. Через минуту все же решил не звонить, не хотелось омрачать радость холодом супруги. Следующей в списке была мать. Не колеблясь, он нажал кнопку вызова, послышались гудки, после десятка звонок оборвался. Макс хмыкнул, кидая телефон в сумку. Мать работала в больнице и частенько не отвечала на звонки.
   Приняв душ и переодевшись, Максим стоял возле зеркала, расчесывая длинные волосы, морщась от едкого запаха пота, витавшего в раздевалке, не помогал даже дезодорант. "Надо бы подстричься, а то достали эти патлы". Дверь скрипнула, в раздевалку впорхнула девушка: маленькая, скуластая, с короткими черными волосами, зализанными назад, одетая в белое кимоно не понятного фасона. Девушка, с прищуром, смотрела в дверной проем, чего-то ожидая. Макс кашлянул, привлекая к себе внимание. Нарушительница мужской вотчины дернулась, захлопывая дверь. Секундная, немая сцена.
   - Это вообще-то мужская раздевалка, - ничего умнее Макс придумать не смог.
   - Можно подумать, я здесь увижу что-то новое, - дерзко ответила девушка.
   - Вот тут ты не права, - он выдержал паузу, - здесь все новое.
   Глупейший диалог, но он и не думал заканчиваться, ибо разговаривающие были одинаково упрямы.
   - Не льсти себе, - девушка начала было хмуриться, но затем резко распрямила брови, придав лицу надменность.
   - Ни в коем случае, я только констатирую факты, - Макса захватила абсурдность ситуации, он был готов продолжать дальше в том же духе, но дверь снова открылась.
   - Вот ты где, - появилась вторая девушка: высокая, словно жердь, блондинка, в таком же малопонятном кимоно, - давай бегом.
   Она схватила дерзкую девицу за руку и потащила за собой. Макс тяжело вздохнул, ну вот, как всегда.
   Макс добрел до комнаты в общаге, бросил сумку на кровать, достал кошелек из заднего кармана штанов, пересчитал наличку. Денег не много, но хватало на одно-два пива, еще и орешки к каждому бокалу. Больше он себе не позволял, иначе начинает пьянеть. Хоть тренер и разрешил отдохнуть, но меру надо знать. Встал перед зеркалом, отряхнул черное пальто, поправил шарф, после секундной заминки, убрал длинные волосы в хвост.
   - Не похож ты на чемпиона, бродяга, - ухмыльнулся сам себе и вышел.
   Он знал в этом городе только одно питейное заведение, находилось оно в пятидесяти метрах от центрального входа в спортивный комплекс, где проходили соревнования. Вот тебе и страна: алкоголь и спорт под ручку чуть ли не ходят. Выйдя из подъезда, Макс поежился, на улице заметно похолодало, подумал было вернуться за шапкой, но вспомнил, про плохую примету. Да и идти не далеко. "Как занялся своим чертовым спортом, так стал суеверным до жути", - отчего-то вспомнились слова жены. Перепрыгнув через лужу, неспешно пошел по тротуару, в сторону, где ждет алкоголь. Освещалась только центральная улица, от того Макс пару раз угодил в лужу, настроение заметно подпортилось, душа уже не требовала праздника, только упертость твердила - надо идти.
   Бар выплыл из темноты, сначала вульгарной вывеской, приманивающий не мотыльков, а людей, желающих наполнить тело алкоголем. Затем вырисовывалось само двухэтажное здание, на контрасте с вывеской, мрачное неказистое. У Макса окончательно пропало настроение. Возле входа, ежась от холода, пританцовывали две девчонки, каково же было его удвоение, когда в одной из них он опознал нахалку. Одеты обычно: джинсы, короткие фланелевые куртки.
   Как только Макс попал в радиус света, девушка насмешливо воскликнула:
   - О, наш впечатлительный, - это с чего вдруг, подумалось Максу.
   - Привет, - холодно отозвался парень, не то настроение, чтобы дурачиться.
   Девушка подернула уголки рта в ухмылке.
   - Посмотрите, какие мы обидчивые.
   Макс на этот выпад ответил полуулыбкой, взялся за ручку, потянул на себя дверь и тут же получил удар по перепонкам, от грохочущей музыки. Звукоизоляция в баре что надо. Найти свободное место оказалось не сложно народу внутри не особо много. Усевшись за столик, возле барной стойки, скинул пальто на спинку стула, вешалки поблизости не наблюдалось. Официантка не спешила обслуживать, пришлось самому идти заказывать пиво. Барменша: пухловатая шатенка, в обтягивающей майке, с названием бара на всю грудь. Она, приветливо улыбаясь, приняла заказ. Откинувшись на крепкий деревянный стул, он скрестил пальцы, положив руки на стол. Внутренняя обстановка улучшила настроение парня, бар навеивал чувство уюта, по крайне мере для него. Стилистика напоминала ирландский паб, почти все из дерева, на стенах старинные фотографии города и, если принюхаться, то можно уловить легкий запах табака, не раздражающего, а скорее дополняющего атмосферу. Только попса портила впечатление, но как фон сойдет, на столбах, стоящих по центру зала, висели плазменные телики, демонстрирующие какой-то хоккейный матч. Народ особо не пялился на происходящие действа, значит матч малозначительный или вообще повтор. Молодая официантка, в такой же обтягивающей черной одежде, похоже, подобный стиль здесь за униформу, принесла пиво и орешки. Не успел Макс сделать глоток янтарного напитка, как в кармане штанов завибрировал телефон. Чертыхнувшись, парень извлек аппарат, на дисплее высветилась имя жены. Вспомнила-таки. Чтобы не перекрикивать музыку, вышел на улицу, холод сразу накинулся на не одетую жертву. Максим сутулился, подставляю ветру спину.
   - Да.
   - Как отстрелялся?
   - Первый.
   - Молодец, - ветер мог бы посоревноваться с голосом жены по холоду.
   Вот тебе и вся поддержка.
   - Ты где? - более весело поинтересовалась супруга.
   - В баре пиво пью.
   - Молодцом, - одобрительным тоном продолжила Светлана, - водка сила - спорт могила.
   - А ты чего пьешь? - Максим всегда мог определить, когда она навеселе, как, даже сам себе объяснить не мог.
   - Да тут такая жуть твориться, в общем, слушай, - она затрещала как сорока, - Ленка, ну та, что крашеная. Так вот, она мне в "инете" написала, что мир атаковали террористы. Ты не смейся, - что ты будешь делать, жена любила теории заговоров, - ты, из-за своей тренажерки, вообще ничего не знаешь, кроме как железяки поднимать. Так вот, Ленка сказала, террористы выпустили новое бактериальное оружие, люди его вдыхают и у них от этого какая-то часть мозга отсыхает, они становится тупыми. В общем, одни инстинкты. Я думаю - врет, а ты как думаешь?
   "Блин, чего же так холодна. Дьявол, да что я могу думать, бред какой-то, а как сказать?", - Макс хотел было зайти внутрь, чтобы погреться, но там не услышит жену, динамик в телефоне барахлит, а слушать ее надо внимательно, обидеться ведь.
   - Я не поверила, - даже ответ не стала слушать, с ней такое бывает, - сама порылись и правда, везде ужас. Я к Витьке пошла, может он чего скажет. А у него компьютера нет, а по телику тишина. В общем, я взяла вина, и мы у меня пьем, не много, чтобы нервы успокоить. Ты не беспокойся, эти уроды только в столицах шалят, у нас, по-моему, вообще тишина. В общем, мне страшно, был бы ты дома, а не на соревнованиях - не было бы так страшно, - опять на любимую тему села.
   - Я завтра, в обед, буду дома. Ты там сильно не налегай.
   - Не буду, - нежно отозвалась она, - пойду спать, позвоню.
   - Целую.
   - Целую, - потом послышались гудки.
   Вот до чего доводит нестандартное увлечение разными теориями, надо будет с ней поговорить, а то с такими звонками не до смеха. Макс заскочил внутрь, радуясь теплу. Хорошо, что она с Витьком, он мужик толковый. Витек жил этажом ниже. Мужик нормальный, правда выглядит устрашающе: небольшой, коренастый, бритая голова в шрамах и весь в непонятных наколках. К такому на улице за сигаретой, точно, никто не подойдет. А по характеру - рубаха парень. Не то что бы Макс с ним дружил, но был в хороших приятельских отношениях.
   Максим плюхнулся за столик, выдохнул и только собрался отпить из бокала, как на соседний стул опустилась девичья фигура.
   - Привет, - опять эта нахалка, - прежде чем прогнать, дай сказать, - она выставила руку вперед, - у меня беда, и только ты сможешь мне помочь.
   Макс хмыкнул и поднял пиво, делая глоток, всем видом показал, говорит с ней только из вежливости, от былого дурошлепского настроения не осталось и следа.
   - Видишь ли, мы сегодня хотели посидеть, немного выпить в хорошей компании, но, - театральная пауза, - парни нажрались. Катька - предательница, слиняла. А в обществе пьяных мужланов, приличной девушке, делать нечего.
   - А я ведь тоже нажрусь и стану мужланом.
   - Пока ты это сделаешь, я уже уйду.
   - Так иди сейчас.
   - Да они попрутся провожать. Слушай, чего тебе стоит?
   - Да ничего.
   Нарваться на неприятности Макс не боялся, когда он заходил, после телефонного разговора, мимолетно увидел этих женоподобных парней, единственные кому они могли угрожать, так это дошколятам.
   Девушка быстро повесила пальто на спинку стула, сделала ручкой парням и грациозно присела. Повисла неловкая пауза.
   Макс сделал пару глотков, более детально рассмотрел девушку: красивое лицо, с азиатскими чертами, в меру косметики, особое внимание привлекали губы, не большие аккуратные, правильной формы.
   - Тебе чего взять?
   - Одно пиво, - девушка протянула деньги, - только светлое, от темного у меня изжога.
   Парень вернулся через пять минут, барменша сама наполнила бокалы, решив не гонять официантку. Поставив холодное пиво перед девушкой, Макс уселся, напротив.
   - Яна, - она протянула руку.
   - Макс, - парень неловко ответил на рукопожатие.
   - За знакомство, - она подняла бокал, Макс взял свой правой рукой, так чтобы было видно кольцо.
   Выпили.
   - Так себе игра, - тут же заговорила Яна, кивая на телик.
   - Что за игра?
   - Наши против Японцев. Вот когда они с Россией играли, вот это игра.
   Дальше разговор потек не принужденно. Яна без умолка рассказывала про хоккей, выдавая неожиданные комментарии и делая своеобразные выводы. Макс слегка спорил, но без энтузиазма. Ее бывшие спутники недобро косились, но никаких активных действий не предпринимали. Впрочем, как Макс и думал. Незаметно выпили три бокала, хмеля в голове не было, а вот градус веселья повысился.
   - Я извиняюсь, но пиво берет свое, - буркнул Макс, Яна улыбнулась и, дурачась, сделала царственный жест, дозволяющий уйти.
   На выходе из уборной, он столкнулся с пьяной компанией из трех человек, они активно размахивали руками и кричали. Макс протиснулся между ними, те заворчали.
   Вернувшись за столик, обнаружил новый бокал с национальным напитком и тарелку с соленой рыбой.
   - Решила отплатить любезностью.
   - Всегда рад столь щедрым дарам, от очаровательной девушки, - сказал и нахмурился, поймав себя на том, что флиртует с молодей красавицей. Не хорошо это как-то.
   - А вот и игра с Россией, ты смотри, а я за комментатора побуду.
   Они не успели досмотреть первый период, как из дверей, ведущих в уборную, выскочил парень, матерясь во всю мощь легких. Общий смысл слов сводился к тому, что кто-то чуть не цапнул бедолагу за причинное место. Через несколько секунд, дружки матерщинника поднялись на помощь приятелю. Ввалились всей компанией в туалет. Не прошло и минуты, как один из спасателей вывалился наружу, подвывая на одной ноте. Сверху на него навалился какой-то парень с разбитым лицом.
   - Пойдем отсюда, - обеспокоено попросила Яна.
   Макс с радостью согласился, драки его раздражали.
  
   Выйдя на улицу, оба сутулились от порывов ветра, после жаркого бара показалось, что зима вернулась.
   - Пошли, проведу, - обычная вежливость со стороны парня, ничего более.
   Яна удивлено посмотрела на него, ответила:
   - Только с одним условием, ты выпьешь со мной кофе, - и прежде, чем Макс успел возразить, добавила, - не бойся, никто не покушается на твою честь. Просто ответная вежливость.
   - Пошли, - едва сдерживая улыбку, согласился Макс, что скрывать, находиться с Яной было приятно.
   Общага, где разместилась Яна, находилась в противоположной стороне от Макса, но не очень далеко, так что, шансов заблудить в незнакомом городе не было. Шли быстро, погода не располагала к медленной вдумчивой прогулки, с любованием на звездное небо и философскими беседами. Вскоре вышли к обычному серому зданию, с горящим, почти во всех окнах, светом. Этой ночью никто не собирался рано ложиться спать, многие отмечали победы, еще больше грустило от поражения. Вот что за менталитет, даже спортсмены отмечают победы алкоголем. Мысль грозилась разразиться философскими размышлениями, но Яна сбила настрой неожиданным вопросом:
   - А где комендантша? - Макс чуть не ответил, прежде, чем понял - вопрос риторический.
   Девушка взялась за круглую ручку, всем телом отклонилась, чтобы открыть массивную дверь. Прошли внутрь, вместе с теплом, пришел странный запах, словно кто-то сдох. Макс сморщился, натягивая шарф на лицо.
   - Что за фигня? - недовольно заворчала девушка, закрывая нос.
   Они проскользнули на третий этаж, отсутствие комендантши только порадовало Яну, не надо выпрашивать, дабы впустила гостя. Наверху запах только усилился.
   - Наверное, в вентиляции крыса сдохла, - выдал Максим единственный вариант, пришедший на ум.
   В другом конце коридора кто-то копошился, но, как назло лампочка горела только посередине, оставляя края во власти таинственной тени. Яна подвела парня к кромке света, где располагалась ее комната. Макс старался не смотреть на валяющегося, он не любил пьяниц и, в глубине души, презирал их. Как надо себя не уважать, чтобы валяться на полу. Яна возилась с замком, злобно бормоча. Когда ключ, наконец, попал в замочную скважину и послышался щелчок затвора, девушка громко выдохнула, сказав:
   - Ну, наконец-то.
   Угловым зрением, Макс заметил, как в дальнем углу поднялся и, пошатываясь, направился к ним.
   "Вот только этого мне и не хватало", - мысленно простонал он, общаться с подобным контингентом совершенно не хотелось
   Макс резко развернулся к идущему, чтобы грубо и настойчиво пресечь попытки общения. Замер, когда тусклый свет осветил девушку в одной майке, едва закрывающей бедра, но, ни это шокировало - все лицо девушки залито кровью, как и большая часть майки. Парень не присматривался к лицу, но, от чего-то оно казалось неправильным, с уродливо вытянутой челюстью.
   - Вам плохо? - он шагнул навстречу. Не вменяемая ускорилась и, не доходя два метра, она присела и прыгнула, разевая не пропорционально большую пасть.
   Макс инстинктивно закрылся рукой, кого-нибудь другого девица явно сбила бы с ног, но годы тренировок дали о себе знать, он устоял. Когда боль от укуса охватила руку, Макс со всех сил оттолкнул девушку. Психованная отлетела, сильно ударившись затылком о дверную ручку. Макс испугался не за себя, за девушку. От такого удара могла проломить себе череп, про кровь на лице он разом забыл.
   - Извините, - слово еще не успело отзвучать, а девица стояла на четвереньках, скалясь, словно злая собака, готовясь к новому прыжку.
   Макс отшатнулся. Кто-то схватил его за рукав и отдернул в сторону. Парень полностью забыл про Яну, а девушка, видевшая происходящее по-своему, отреагировала, затащив растерянного парня в комнату. Мгновение и замок защелкнулся.
   - Ты чего? - удивился Макс, он переживал из-за девушки и хотел разобраться, что с ней, - ей нужна помощь.
   - Ага, только пока ты больше вредишь, чем помогаешь, - внешне Яна была абсолютна спокойна.
   Дверь затрещала от удара, но выстояла. Снова удар, язычок замка почти выломал дверную вставку. "Сколько же в ней силы?" - мелькнула мысль у Макса. Он развернулся, ища, чем бы забаррикадироваться, мысли о несчастной девушки, нуждающейся в помощи, исчезли, словно и не было. Но увы, в комнате ничего толкового не имелось: хрупкий стол, два стула да кровать. Хотя.
   - Помоги, - ухватился за край железной, еще из Советского прошлого, кровати и потащил на себя.
   Яна поддернула конец, чтобы лучше прислонить к двери. Макс выполнял действия механически, удивляясь абсурдности происходящего. Новый удар ничуть не слабее предыдущих, сотряс импровизируемую баррикаду. Выстояла. Еще пара таких толчков, и чокнутая ворвется, и что она натворит, только одному богу известно.
   - Все еще хочешь ей помочь? - едко спросила Яна.
   - Надо звонить в полицию. Или в скорую? - парень неуверенно замер, номера ни одной из служб он не знал.
   Яна кивнула, достала мобильный телефон и быстро пробежала пальцами по кнопкам, удары, тем временем, стихали.
   - Что там? - нервно спросил парень.
   - Ничего, - Яна положила телефон на стол, прищурилась, кривя левый уголок рта, - ты когда-нибудь лазил к девчонкам.
   - А?
   Больше не говоря ни слова, она сорвала простыню с кровати, еще одну достала из шкафа, быстро связала их, привязывая один конец к чугунной батареи, а выкинула другой через окно. Влезла на подоконник, поставила ногу на отлив и посмотрела на Макса.
   - Не отставай, - и исчезла из виду.
   "Да что это за театр абсурда", - мысленно запротестовал Макс.
   Ему отчаянно хотелось открыть дверь и от души врезать взбесившийся девке, потом найти комендантшу и высказать ей все в лицо, не стесняясь в выражениях. Но, вместо этого подбежал к окну, выглянул - Яна стояла внизу, смотря верх. Тихо матюгнулся, влез на подоконник, уцепился за простыню, глубоко вздохнул. "Что за бред я творю", - он бы и дальше мялся, если бы в комнату наконец-то не вломилась девица. Он ахнул и заскользил вниз. В увиденное, он просто отказался верить. У психованной на правой ноге виднелась чудовищная рана. Простыней до земли не хватило, пришлось прыгать от конца второго этажа. Приземлился он неудачно, на травмированную ногу. Зашипел от боли, хватаясь за колено. Макс растерялся, не понимая, что происходит: эта чокнутая наверху, бегство, еще отчего-то вспомнились террористы с их бактериальным оружием. Все это сильно раздражало, но как повлиять на сложившуюся ситуацию, он не знал.
   - Что теперь? - решил уточнить Макс.
   - Идем к тебе в общагу. Менты меня послали на хер, а в скорой даже слушать не стали. Мол, достали, хреновы юмористы, - единственное, на взгляд Макса, что выдавало волнение девушки, так это наличие грубых слов в речи.
   Когда они проходили мимо бара, Макс заметил две фигуры, маячившие возле входа. Ближайшая качнулась к ним, Макс ужаснулся, и этот в крови. Да что это со всеми? Террористы? Да бред же? Парень, качающийся походкой, приблизился, выставляя руки вперед. Бред.
   - Отвали, - зарычал Макс и оттолкнул психа.
   Тот, качнулся и снова навалился. Макс ударил в челюсть, результат ноль. Еще двоечка, как учили кикбоксеры - все тоже, только головой мотает. Да такого не может быть, хоть заорал бы или застонал, и так, словно деревянный. Пока Макс боролся с первым, подоспел второй. Он прыгал и наносил удары, на психов это не производило никакого впечатления, они все так же медленно надвигались, не пытаясь ни защищаться, ни изворачиваться. В очередной раз, отскочив, он остановился, возле двери бара, пытаясь отдышаться. "Бью, как по манекенам, что за хрень", - паническая мысль забилась в голове. Один противник деревянной походкой приближался к парню, второй отвлекся на девушку. Макс рванул вперед, оттолкнул урода и, с прыжка, обрушился на стоящего спиной. Мужик упал, привычно не произнеся ни звука.
   - Бежим, - он схватил девушку за руку и потащил в темный переулок.
   "Надо было сразу убегать, и чего полез драться?", - ответ не нашелся.
   Добежав до мужского общежития, Макс дышал, как загнанная лошадь, колено заныло от перегрузки. Яна выглядела растеряно, но вполне бодра. "Мне бы такую функционалку", - между делом, подумал Макс. В холе горел свет, они осторожно поднялись по ступенька. Макс утопил кнопку звонка, где-то в глубине помещения раздался противный треск. Минута - никого. Макс еще раз позвонил, будь у тебя хоть богатырский сон, подобный звон поднимет на раз, а тут уже дважды и ни какой реакции. Яна злобно забила ногами по двери, что напоминало больше жест отчаянья и злобы, чем попытку достучаться.
   - Там нет никого, - констатировал очевидное Макс.
   - Ты тоже заметил? - злобно огрызнулась Яна.
   - Пошли.
   - Куда? - повышая тон, спросила девушка.
   - Не знаю. Я открыт для предложений, - ночевать на улице очень не хотелось, - хотя.
   Макс быстро достал мобильный, набрал номер тренера. После десятого гудка телефон отключился, все - батарея мертва. А где они отмечали победу, он не знал.
   - Что за черт? - смотря на потухший экран, удивлено спросил Макс сам себя.
   - На меня не смотри, мой в общаге, - прежде, чем парень успел что-то сказать, девушка оправдалась, - знаешь, не до мобилы, когда у тебя за дверью псих.
   Бродить по незнакомому городу, где могут обитать еще психованные, не чувствующие боли, отчаянно не хотелось. "Неужели Светка была права, про террористов".
   - Пошли к бару, - после минутной паузы, предложил Макс, - я отвлеку этих придурков, если они еще там, ты проскочишь. На месте позвоним и можно будет скооперироваться с другими.
   Яна молча кивнула. Вернувшись к бару, Макс чертыхнулся, психи никуда не делись, они словно соленые столбы, стояли напротив входа. Не говоря ни слова, направился к ним, не доходя пяти шагов, как придурки развернулись, свет неона упал на лицо первого и, в ту секунду, Макс готов был поклясться, глаза у него были мертвы. "Да не просто обдолбанные наркоманы", - логика нашла объяснения, казалось бы, невероятной вещи. Теперь уже наркоманы, не уверенно, пошли на него.
   - Ну что, суки, подходи по одному, - закричал Макс, не зная, зачем. Наверное, так требовали правила уличной драки, нельзя же просто молчать.
   Макс пятился назад, матеря парней, как только мог, насколько позволяла фантазия и умения, в ответ же только тишина, что очень сильно давило на психику. Драться с ними не было смысла, это стало понятно, еще из первой стычки. Парень заметил, как чья-то тень проскользнула в обход психов. Яна быстро подбежала к двери, и призывно махнула рукой. Макс в последний раз послал проклятье на головы наркоманов, оббежал их вокруг и устремился к Яне. Оказавшись внутри, плотно закрыли дверь. Развернулись и замерили возле входа, в баре творился кошмар, почти все столы и стулья перевернуты, на полу большая лужа крови и, довершало все - окровавленное тела в углу. Макс сделал несколько не уверенных шагов, едва сдерживая рвотные позывы.
   - Надо уходить, - ошарашено проговорил он и попятился к выходу.
   Стоило ему слегка приоткрыть дверь, как наркоманы полезли внутрь, он ударил первого, но безрезультатно. Макса схватили за рукав, он отмахнулся и кулаком задел Яну. Девушку развернуло. Когда же повернулась, по подбородку текла кровь.
   - За мной, - зарычала она.
   Макс, не осознавая себя, двинулся следом. Мозг почти полностью отключился, остался только инстинкт. Оттого он не заметил, как одно из лежащих в углу тел поднялось и, шатаясь, двинула им наперерез. Но, слишком медленно, они успели проскочить на кухню.
   - Аааа, - отчаянный крик девушки вывел парня из ступора.
   - Что?
   - Дверь.
   На дверной створке не было не то, что замка, но даже ручки. Она свободно открывалась в обои стороны. Макс осмотрел стеллаж, схватившись за железную стойку, потянул на себя, здоровенная металлическая бандура едва качнулась. Закрыл глаза, как перед финальным подходом, собирал все силы. Рывок. Железяка наклонилась и медленно начала заваливаться, под звон бьющейся посуды. Он едва успел отскочить, когда стеллаж с грохотом упал на кафельный пол. Макс тяжело облокотился на стену, но Яна не дала передохнуть, схватила за рукав.
   - Надо еще.
   Последующие несколько минут они лихорадочно баррикадировали проход, почти не обращая внимания на удары, с другой стороны. Когда дверь на половину скрылась за кухонным хламом, они без сил сползли на пол.
   - Мать их, что тут твориться? - отдышавшись, задал насущный вопрос Макс. Отойдя от первого шока, пришло желание получить внятные ответы.
   - Восстание мертвецов, - спокойным тоном ответила, полную чушь, Яна.
   - Я, мля, серьезно.
   - А я, по-твоему, Петросяновы шутки пересказываю, - зло огрызнулась девушка.
   - Да пошла ты, - нервно выдал Макс.
   Повисла нехорошая пауза, только сейчас он заметил, Яна постоянно смахивает кровь с разбитой губы.
   - Ты это, прости, я нечаянно.
   - Забудь.
   - Хорошо. Не, Яна, я серьезно, кто это учинил? С чего вдруг.
   Девушка свела брови, ноздри зло раздулись, а губы плотно сжались, растрепанные волосы упали на глаза.
   - Люди восстали из мертвых, - чуть ли не по слогам проговорила девушка.
   "Она сошла с ума, это и не мудрено, такой кровавый ад не для слабой девичьей психики", - Макс набрал в легкие воздух и попытался еще раз объяснить, свихнувшийся барышне, невозможность ее выводов.
   - Мертвые не воскресают. Этого не может быть, как не может человек дышать подводой или летать. Когда умирает мозг, вся жизнедеятельность человека останавливается. И, ни что в этом мире, не сможет вернуть его назад.
   - Хорошо, - Макс отчетливо понял, что слова прошли мимо мозга брюнетки, а согласилась она, чтобы более не спорить - неважно, кто и зачем это сделал. Надо уходить.
   Она тяжело поднялась, подошла к черному выходу, подергала за ручку, заперто. Тихо ругнулась, перешла к окну. Глухое, пластиковое - разбить тяжелее, но возможно. Макс молча смотрел за передвижением девушки, а когда понял, что она начала поиск предмета для устранения стекла, сказал:
   - Ну, выберемся, а дальше что?
   - Пойдем в полицию, - не прекращая поиск, ответила она.
   - Ты знаешь, где находиться участок?
   - Нет.
   - Дозвониться мы, один фиг, не можем. Лучше переждем здесь ночь и утром пойдем искать полицию, или еще кого. Если, конечно, они сами не явится на этот беспредел, - кто-то должен оставаться в здравом уме, так решил Макс.
   Яна замерла возле стекла, со скалкой в руках, несколько секунд обдумывала предложение, тяжело выдохнув, согласилась.
   Макс был чертовски рад, его доводы возымели успех. Двигаться куда-либо не хотелось, а еще проклятое колено ныло, почти не выносимо. Отойдя подальше от двери, они уселись на стол, выключать свет не стали, итак жутковато, после увиденного. Кушать совершено не хотелось, они взяли только по бутылки минералки. После кошмара в баре и разбитой посуды, навряд ли, кто хватится пропажи. Макс осторожно снял пальто, аккуратно осмотрел место укуса, на руке образовался огромный синяк, но кожа вроде не повреждена. После ссоры, разговаривать не хотелось, облокотившись о стену, смотрели в темное окно. Про родных Макс не волновался, они дома, в безопасности.
  
   Солнце показалось из-за крыши ближайшего дома, Макс принял решение, пора выбираться, ждать дальше не имело смысла. Аккуратно сполз со стола, стиснул зубы, чтобы не застонать от боли в ноге. В щели, между дверьми, он заметил стоящих психов, надежда, что вчерашний кошмар закончился, пропала окончательно. Яна легко спрыгнула и сделала не большую зарядку, Макс пока искал, чем бы вынести стекло, старался не смотреть на разбитое лицо девушки. Инструмент для разрушения нашелся быстро. Не большой топор для рубки мяса стоял в дальнем углу. Взвесив орудие в руке, он молча ударил по стеклопакету, его ожидания не оправдались, стекло только потрескалось, но никак не разлетелось вдребезги. Психи активизировались, стали давить на дверь.
   - Ладно, - отчего-то зло пробубнил Макс.
   Потребовалось два десятка ударов, чтобы нормально очистить путь к бегству. Яна, тем временем, стояла в стороне и без всякого стеснения перекусывала. Пришлось снять пальто и уложить на раму, хоть и жалко вещь, но порезаться хотелось еще меньше.
   "Когда это все закончится, напьюсь", - обречено подумал Макс.
   Яна дожёвывая бутерброд, довольно проворно выбралась наружу, Макс же чувствовал себя стариком, когда перелизал через преграду, не хватало только крехать. Раннее весеннее утро не могло радовать теплом, хоть и светило солнце, но толку, ветер, холодными щупальцами, охватывал тело. Макс, ежась, одел порезанное в двух местах пальто.
   - Чем это воняет? - поинтересовалась Яна.
   - Не все ли рано, пошли, - забурчал парень.
   Ему было наплевать на вонь, к ней привык за ночь. Ну, усилилась чуть, что теперь стоять и нюхать.
   - Куда?
   - Искать "ментов", или людей. Или к тебе в общагу, - Макс назвал себя идиотом, надо было сразу двигать в женскую общагу, и вообще, зачем они оттуда убегали.
   - Ну, пошли, - в голосе девушки не слышалось вдохновения.
   В сторону бара они не смотрели, быстро вышли на пустынную улицу. Нога отзывалась болью при каждом шаге, а в голове засела мысль о чемпионате Европы, можно забыть, даже тренер не сможет ничего придумать. Обидно. Выбывает еще на год, зато Света обрадуется.
   "Блин, надо первым делом позвонить жене, а то изволновалась уже. Хотя нет, спит еще. А сколько времени, как же паскудно, когда "мобила" сдыхает".
   - Йоу, мен, - чуждые уху слова, вырвали его из раздумай.
   Парень тормознул, поднимая взгляд от грязного асфальта. И ошарашено уставился на стоящего перед ним молодого парень, в белом спортивном костюме, на два раза больше необходимого, левой рукой придерживал штаны возле паха, правая в кармане, на голове черная бандана. Лицо же, отражало высшую степень дебилизма, ибо парень отчаянно пытался косить под негра. Дружки, за спиной, были одеты так же броско, только в черное.
   - Привет, - машинально отозвался Макс, Яна же промолчала.
   - Куда спешим? - в голосе, спрашивающего Макса, послышались хамливые нотки.
   - Вперед, - с подобным контингентом он не общался, нет у него, с такими, общих интересов и не будет.
   - Ты чего такой наглый? Хотя, - псевдо-негр чуть отклонился в сторону, проводя большим пальцем по губам, - вали, отпускаю. А вот телочка твоя останется с нами.
   Макс, вздернул брови и удивлено осмотрелся.
   - Ты где хлев увидел, чтоб телок брать? - над хамством Макс привык ерничать, помогает.
   - Ты, паря, страх потерял? - псевдо-гангстер резко дернулся вперед, выкидывая руку в сторону.
   "Сама непредсказуемость", - грустно констатировал спортсмен.
   - Нельзя потерять то, чего нету, - через усмешку ответил Макс.
   - Парни, у нас, кажется, крутой мен образовался, - развернувшись в пол оборота, высказался нахал.
   Те подержали главного кривыми ухмылками, которые, на их взгляд, должны отображать крутость.
   - А что ты на это скажешь? - заорал недонегр, вытаскивая из кофты пистолет, поднял его выше головы, разворачивая боком,- это Берета, урод, и она накормит тебя свинцовым завтраком.
   Макс, подобный дебилизм видел только в кино, оттого и уставился на этот цирк с удивлением. Страха не было, как можно бояться выпендрёжников. Тем временем, парень в белом сделал пару шагов, дуло пистолета уткнулась Максу в висок.
   За всю свою жизнь, Макс дрался только два раза, именно дрался - не бил, и, его не били, а дрался. Первый раз еще в школе: он был самым маленьким в классе и один из парней решил сделать из него мальчика для битья. Когда Макс выходил из класса, задира отвесил ему хороший пендаль. Другой бы, на его месте, заплакал или убежал, или стал бы обзываться, Макс же кинулся в драку. Да, он проиграл, но и обидчик праздновал Пиррову победу. И от него сразу отстали, кому нужна сложная мишень. Вторая же драка была, когда он вступился за честь жены. Два пьяных мужлана вывели его на улицу разобраться, они не ожидали, что парень, ростом чуть больше метра шестидесяти и весом не много более шестидесяти килограмм, окажется таким сильным и ловким. Тогда они отметили двух бугаев и, с достоинством, вернулся за столик к жене.
   Вот и сейчас, его явно недооценили, нападавших было больше, к тому же с пистолетом и с полной уверенностью в превосходстве. Бандит, с большой дороги, громко заржал, поворачивая голову к подпевалам, чтобы они заценили его крутость.
   - Идиот, - констатация факта и переход к действиям.
   Макс сделал не большой шаг вперед, ствол ушел за голову и пробил кулаком в печень от корпуса, парень обмяк, заваливаясь в бок, второй удар пришел в челюсть отправляя выпендрежника в нокаут. Подпевалы задергались, не зная, как и реагировать, жертва ведет себя неправильно. Яна же, не растерялась, подхватила упавший пистолет, тут же сунула его Максу. Парень с пушкой выглядит более впечатлительно, чем девушка. Справа стоящий гангстер, наконец-то на что-то решился, шагнул вперед, копошась в кармане. Макс, не говоря ни слова, дважды выстрелил, под ноги нападавшему. Краем сознания удивляясь, пистолет не стоял на предохранители. Уроды хором упали на землю.
   - Встать, - приказ выполнили беспрекословно.
   Встали, сопят, злобно зыркая из-под козырьков черных бейсболок, не боятся, чувствуют себя бессмертными. Не верят, что вот так просто, средь бела дня, их могут убить.
   - Спустили штаны.
   - Да пошел ты, - дерзко выкрикнул, стоящий слева, делая агрессивный выпад вперед.
   Макс выстрелил, пуля разминулась с ногой в нескольких сантиметров, псевдо-гангстер отшатнулся назад. С такими типами слова не помогут, только действия. "Хм, а вот и испуг, поняли, что дело пахнет керосином".
   Максим криво усмехнулся, картинно, как показывают в кино, взвел курок, это возымело успех. Хулиганы поспешно расстегнули штаны, спустили их до щиколоток и замерли, в ожидании новых приказов.
   - Считайте до ста и тогда сможете одеться. Последуете за мной, завалю, - от последней фразы, Макса скривило, как же это пакостно прозвучало.
   Макс немного отшагнул назад и почувствовал, как кто-то схватил за ногу, перевел взгляд, главарь очнулся. Рывок, освободился от нахлынувшей злобы, врезал, еще полностью не очнувшемуся уроду, под дых. Вспышка боли. Он взвыл, хватаясь за колено, перед глазами поплыли красные круги, в горло ударила тошнота, ощущения такое, словно кто-то вбил гвоздь и повернул его. Хотелось материться, но не получалось, дыхание перехватило. На одном волевом усилии, он зашел за угол, почти полностью выпав из реальности. Как только они завернул, Макс припал к стене, шипя от боли, пистолет упал на асфальт, парень последовал бы за ним, если бы Яна не подхватила под руку. Она что-то говорила, он не мог понять ни слова, все сознание заполняла боль. Почувствовал, как его тащат, сам он не смог бы сделать ни шагу, хоть режь.
   Когда мысли более-менее собрались в голове, он огляделся: небольшое помещение в светлых тонах, два стула напротив зеркал, на полках ножницы, машинки для бритья, и куча тюбиков.
   - Парикмахерская, - недоумевая, прохрипел он.
   - Не привередничай, - откуда-то с боку, послышался голос девушки.
   - Мне нужно в больницу.
   - А мне нужно помыться, хорошо поесть и поспать.
   - Ты чего орешь?
   - Забудь, - после не большой заминки, тяжело выдохнула она, - что с ногой?
   - Колено. Старая травма, - на более подробные объяснения его не хватило, - идти не могу.
   - Ладно, сиди здесь, - Максу показалось, на лице девушки отобразилась не только решимость, но и злость, - вот вода.
   Она поставила бутылку возле его ног и быстро вышла на улицу. Макс жадно приложился к горлышку, от холодной воды показалось, что боль поутихла. И, от этого, в голову полезли разные мысли, ранние вытесняемые боль.
   "Мать честная, я стрелял на улице, среди бела дня. Да эти уроды, наверняка, уже катают "заяву" на меня. Теперь уже хрен отмажусь, что это была самооборона. Сидеть мне. Хотя, раньше приводов не было, значит условка. За что мне это? Может, права была жена, на фиг мне этот спорт? Блин, чего же нога так болит. А, скорее бы Яна вернулась".
   Макс провел на полу парикмахерской час, занимаясь самокопанием, с перерывами на стоны от боли. Вопросом, что он делает именно в этом заведение, не задавался.
   Яна вернулась, запыхавшаяся, с бледным лицом, в глазах какой-то шальной блеск, едва успев прикрыть дверь, она защелкнула задвижку, кидая какую-то железяку на пол. Макс не стал с порога спрашивать про врачей, сама скажет.
   - До больницы не дошла. Вот, - она извлекла из кармана кучу таблеток, - обезболивающие.
   - А что так?
   - На улице бардак, - вот и все объяснения.
   Макс, шипя от боли, забрал все таблетки разом, получилась не большая горстка, закинул несколько в рот, запивая водой.
   - Что-то они не работают.
   - Подожди чуток, - девушка закрыла все жалюзи, встала сбоку от окна, наблюдая за улицей.
   Макс закрыл глаза, откинул голову, ожидая, когда придет успокоение. Сон подкрался незаметно, унося Макса в незабытые. Проснулся парень от боли в колене, после не аккуратного поворота на бок.
   - Не ори ты так, - в сумраке, голос Яны казался особенно злым.
   - Что там?
   - Кошмар и анархия. Пыталась дозвониться в скорую, номер забит.
   - Откуда мобила?
   - Оттуда, где их больше нет, - девушка прибывала в очень плохом расположении духа.
   - Дай позвонить, - Яна подошла к Максу и протянула трубку.
   На память Макс не помнил ни одного номера, зачем запоминать, когда умная трубка все запишет. Поэтому, пришлось разобрать аппарат и переставить симку. С начало позвонил матери, на его счастье, звонок прошел, на второй гудок в трубке послышалось:
   - Макс?
   - Да.
   - Славу Богу. Ты цел? - голос матери был очень взволнованный.
   - Со мной все нормально, - волновать мать он не собирался, только будет переживать и нервничать. Были бы у нее автомобильные права - приехала бы, а так, что толку, - ты как?
   - Устала, только после смены, к нам поступают множество больных. Двое суток на ногах, просто падаю, сейчас посплю пару часиков и снова на дежурство. Не справляемся, - когда разговор пошел про работу, голос женщины изменился, стал сухим и деловым.
   - Ма, что происходит? - она уже точно знает правду и, явно, не станет говорить бредни, про восставших мертвяков.
   - Какой-то продвинутый вирус бешенства. Ты только смотри, чтобы не укусили, а то заразишься, - Макс заулыбался, все просто - бешенство, и никаких мертвецов, - ты, когда приедешь?
   - Завтра, - он не был уверен в сказанном, но решил обнадежить мать.
   - Как там Света?
   - Не знаю, сейчас позвоню.
   - Хорошо, будь на связи, - послышались гудки отбоя.
   Макс выдохнул, прежде чем набрать жену, сказал Яне:
   - Ничего мистического, никаких восставших трупов - просто бешенство. Мать в больнице работает, знает точно.
   - Угу, - послышалось от окна.
   Вот тебе и вся реакция, ну и Бог с ней. До жены так и не дозвонился, как и до соседа. Волнение вгрызлось в душу Макса. Но с больной ногой, он даже не мог уйти из здания. Позвонить матери? Пожалуй - нет, спит ведь, позже.
   - Что будем делать? - сухим голосом, спросила девушка.
   - Надо ждать помощь, - твердо ответил парень.
   - Как с моря погоды?
   - Скоро власти разгребут это дерьмо, нечего шляться по городу и за зря нарываться, - встреча с малолетними гангстерами была еще свежа, в следующий раз так не повезет.
   Нога немного успокоилось и мысль, о том, что придется идти, пугала.
   - Хм, а как же больница?
   - Сейчас там полно этих психов. Врачам явно не до меня будет. Да и таблетки помогают.
   - Значит, остаемся здесь?
   - Да, остаемся.
   Макс не видел, но услышал, как девушка уселась на стул.
   - Спокойной ночи, - закидывая очередную порцию таблеток, сказал Макс.
   - Угу.
   Пробуждение началось, с приступа боли в колене. Макс выругался, поднялся на локтях, тело ломила от лежания на твердом холодном полу. Оглядев помещение, он нахмурился, Яны не было, зато имелся лист бумаги на стуле. Макс, с трудом дотянулся до него, схватил, тяжело откинулся на стену. Пробежал взглядом по небольшому тексту.
   "Я ушла. Если найду помощь, то приду. Но, ты меня не жди. Если сможешь, уходи. Прости".
   Вот так. Она сама выбрала свою судьбу, жаль, конечно, дуру, но, свои мозги не вставишь. Макс сделал большой глоток воды и решил набрать мать.
Оценка: 6.19*33  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"