Мир Олег: другие произведения.

Мертвые люди (часть 3)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:

   Первое пробуждение далось тяжело, я на мгновение вынырнул из пустоты беспамятства, но удержать сознание в дееспособном состоянии не смог. Меня почти сразу затащило в кошмары из обрывков снов: бегущие мертвяки, кот в крови, заплаканная мать... что-то давящее на грудь не дающее крикнуть.
  Второй раз очнулся от жгучего давления в мочевом пузыре, как добрался до туалета, не помню. Полегчало и не мокро вот и хорошо. И только с третий попытки я смог закрепиться в реальности. После какого-то маетного кошмара, очнулся с дико бьющимся сердцем, в духоте спальни, долго дышал, силясь вернуть показатели тела в норма. И стоило нормализовать физическое состояние, как голову наводнили вопросы, вернее один с кучей придатков. КАК Я ВЫЖИЛ? Сам факт того, что я не брожу по улицам с пустым взглядом и желанием кого-то сожрать, радовал. Но этого определенно мало, мне срочно нужны ответы. На сознание давило почти иррациональное желания понять, как я спася. И как назло рядом никого, способного облегчить мои моральные муки.
  Желание, разбудить близких с криками, "А вот и я". Пришлось задавить. Не нужно быть эгоистической сволочью, пусть люди выспятся. А мои вопросы могут и подождать. Нашел взглядом стрелки фосфорных часов, без трех пять, так что часик я точно потерплю с хорошими новостями и своими вопросами.
  Следом последовали вторичные мысли. Где Яна? Я провел рукой по свободному месту кровати, коснувшись кончиками пальцев холодной стены. Пусто. Хм, а с чего я взял, что она должна быть рядом. Я вроде как в отключке лежу, не зачем ей рядом спать. Ну а Братан всегда брезговал кошачьими повадками, на вроде лежания в ногах и мурлыканья. Он у нас личность своенравная и независимая.
  Во мраке дома слышался только ветер за окном, глянул на часы, пять и пять. Да время тянется, что раненая в хвост улитка. Попробовал повернуться со спины на бок, и тут же тихо простонал, ребра охотно напомнили, что совсем недавно страдали из-за импульсивности головного мозга. Пришлось вернуться в исходное положение. Черт вот почему нельзя как в Голливудском кино, очнулся герой после битвы, а рядом любящая женщина, или мать, или там друзья-товарищи. Я даже согласен на обычную медсестру без глубокого декольте и томных вздохов. Нет же, в реальности проснулся, ночью в духоте.
  Раз делать не чего может получиться вспомнить, чем все дело закончилось. Зашли в архив, нашли стволы, дальше что было? Мертвяки? Вроде нет, воевали с кем то... дьявол задери меня, не могу вспомнить, пелена одна. Чем сильнее напрягал мозг, тем больше он отзывался болью. Нет, сам точно не смогу вывести воспоминания из тумана неведения. Видимо сказывается усталость прошлых дней, точно помню с ног валился, и спать хотелось больше, чем той принцессе с веретеном.
  Что там у нас по времени? Да как так-то, всего десять минут прошло. Я продышался и попытался сесть, настоль простую процедуру у меня ушла прорва сил, о дальнейших активных действиях пришлось забыть. Так же осторожно вернул себя в горизонтальное положение. Вспотел. Будем думать от жары. Пока вслушивался в тишину, незаметно для себя уснул.
  "Да кто там так бубнит назойливо", - заворочались в голове недовольная мысль, - да еще эта жара. Надо определенно сказать бабке, чтоб тормозила с этой топкой. А взамен я ей привезу одеяло самое лучше, самое пухово, или даже два. Под этими мыслями сон, рассыпался окончательно, возвращая меня в реальный мир. Разлепил глаза. И опять возле постели никого. Пфф. Врут эти фильм всегда врут, а мы все одно верим, и после огорчаемся. Я громко откашлялся, кривясь от легкой боли в ребрах. И о чудо меня услышали. Дверь в комнату отварилась, и в образовавшуюся щель просунулась почти целиком Мария Петровна.
  - Здрасти, - прохрипел я пересохшим горлом.
  Бабка несколько секунд постояла, после исчезло, чтобы вернуться с пластиковой бутылкой объёмом 0.5 литра. Я поднялся на подушку чуть выше, взял протянутую воду. Надо же какая вежливость, даже пробку свинтила. Сделал пару глотков приятной тёплой жидкости.
  - Спасибо. А...
  - Яночка на работе. Оличка в школе, - не естественно вежливо заговорила бабка.
  Я смутился, не знаю что сказать, и лишь кивнул.
  - Ладно, отдыхай, не буду мешать, - она посуетилась около меня, вроде как поправила одеяла и вышла из комнаты, аккуратно прикрыв дверь.
  "Вот и поговорили", - не весело констатировал я.
  Сделал пару глотков, откинул одеяло. Надо вставать, а то уже бока болят, да и телу необходимо движение. Кое-как сел, ребра отдались болью, но если осторожно и плавно, то почти и не чувствуется. Выдохнул, пошевелил пальцами в мягком ворсе ковра, хмыкнул, осторожно поднялся, голова чуть пошла кругом. Это не страшно, это даже нормально. Неспешно оделся, прежде приоткрыв окно, а то душно, что в печке. Мысленно прикинул разговор с Яной и мамой, как успокоить их, и заверить в своем полном выздоровлении. Еще надо бы понять, что дальше делать. Еще день в четырех стенах я не выдержу. Стоило мыслям коснуться мародерке как, воспоминания хлынули диким потоком. Подвал, мутант, стрельба, Братан, мертвяк. Воздух словно испарился из легких, стало трудно дышать, я захрипел, оседая на ковер. Дышать, осторожно маленькими глотками дышать, все силы, мысли, весь в одно просто движение, наполнения легких воздухом. Сколько прошло времени, не знаю, но наполнения воздухом легких нормализовалось. Встал с пола, обтер ладонью пот с лица.
  - И что это сейчас было? - тихо задал я себе вопрос.
  Паническая атака это была вот что, и это от одной мысли, что меня могли сожрать. И это не хороший звоночек, а в нашем мире набатный звон по мне, тут лучше самому в петлю, чем близких мучить. Точнее пулю в голову в наших то реалиях. Так отставить пораженческие настроения, все лечиться... и мы еще по барахтаемся.
  Я осторожно вернулся мыслями к драке в подвале. Легкий страх и только, и восприятие воспоминаний поблекло. Просто картинки причем не в лучшем качестве, вот пусть они такими и остаются. Через приоткрытое окно послышался шум мотора, машинально приготовился услышать стук дверей, но нет. Еще полминуты и в комнату вошла мать, лицо хоть и усталое, но вполне счастливое.
  - Привет, - глупо сказал я.
  - Проголодался? - спустя продолжительную паузу спросила она.
  - Ага, - она резко сократила дистанцию, и заключила меня в объятья.
  Я приобнял ее, и к своему удивлению ничего не почувствовал, словно робот выполнил стандартную операцию, со стандартным набором эмоций. В дверном проеме показалась Яна, с не привычно растрёпанными волосами, зато с обворожительной улыбкой полной заботы и тепла.
  - А как вы так быстро узнали?
  - Мария Петровна по рации сообщила, - мягко ответила Яна.
  - Значит суп, - мать отстранилась, провела ладонью по щеке, и вышла из комнаты.
  Яна проводила ее взглядом, шагнула внутрь, теперь уже я был инициатором объятий, а она поцелуя. И снова нет яркого отклика в душе. "Это пройдет", - уверено заявил внутренний голос.
  - Мария Петровна не топите так сильно, а то ваш постоялец потеет сверх меры, - крикнула Яна.
  - Пусть на полу спит, - привычно заворчала пожилая хозяйка.
  На кухне сел ближе к окну, приоткрыл форточку, жарко сил терпеть нет. Ветерок с улицы приятно огладил лицо, принося свежий запах весны. Сложно описать его в деталях, да я, пожалуй, и не смогу. Деревья медленно, но, верно, наполнялись почками, под теплым светом солнца. Еще неделя другая и серая унылость пройдет вовсе. И боюсь, что заместо мелкой живности активизируются мертвяки. Интересно как они будут реагировать на жару?
  - ... ты чай пить будешь? - мягко спросила мать.
  - А? Да, конечно, - я рассеяно, улыбнулся.
  Перевел взгляд на стол, вроде еще мгновение назад, кроме пленки, что заменяла скатерть, ничего не было, а сейчас, по центру тарелка с бутербродами, и пяти видов колбасы и сыра. Чашка с бульоном, ложка, хлеб. По левую руку заметил кружку, с изображением Рафаэля из черепашек-ниндзя.
  - А это откуда? - я указал на тару для чая.
  - Ольга Владимировна как-то обмолвилась, что у тебя любимая кружка с черепашкой была, - почти застенчиво прощебетала Яна.
  - Спасибо. Не ожидал, - та кружка из далекого мирного прошлого и в самом деле была любимой, не из-за принта. Она просто была квинтэссенцией ностальгических чувств. Но ни чего подобного говорить не стал.
  Дальше кушал, а женщины заботливо квохтали надо мной, даже Яна то бутерброд подвинет, то сахар в чашке размешает. Я понимал, что они это от большой заботы делают, но все же раздражение мерно заполняло сознание. Стоило допить чай, как образовалась неловкость. Они не знали, что дальше делать со мной, как, впрочем, и я сам.
  - Ладно, я на работу, - не уверено проговорила Яна словно отпрашиваясь.
  После короткого поцелуя она ушла.
  - И тебе тут делать не чего, иди за детками присмотри, - с этими словами Мария Петровна выпроводила мать.
  И это хорошо, а то они своей заботой меня до бешенства доведут.
  - Вам помочь чего? - в самом деле, не идти же матрас пролеживать.
  - Да что ты болезненный можешь. Иди в сад воробьев считай.
  Спорить понятно дело я не стал. Надел кожаную куртку, шапку, и, зашкуривая ботинки спросил.
  - А где Братан?
  - Чего?
  - Кот мой где?
  - Ты это... у собутыльников своих спрашивай про свою скотину... чего ко мне пристал.
  Собственно, а какого еще я ответа ожидал.
  Гулял я недолго не более получаса, как к нам пожаловали гости, на незнакомом синем "Фольксвагене". Кто именно вышел из машины увидеть не успел, но тут рубь на сто, что по мою душу. Проходя мимо автомобиля в лобовое стекло, увидел мужика что, откинув голову и открыв рот, самозабвенно спал. Быстро он, еще и минуты не прошло, а он уже в отключке. Это же как надо ухандохаться чтоб вот так вырубиться. Зашел в дом, намерено не закрыв дверь до конца, пусть хоть так проветриться. На кухне возле печи, обнаружил так понравившегося мне врача. Она резко развернулась, хвостик волос задорно метнулся в сторону.
  - Игорь, а я к вам.
  - Я вам конечно рад, но к чему такая честь? - я скосил глаза на бабку, что вроде как не приделах, сидит за столом, сцепив пальцы.
  - Меня Оля попросила вас осмотреть.
  Не сразу сообразил, что Оля это мама, а так уже рот открыл с вопросом, что за Оля и что ей за дело до меня.
  - Тогда в комнату? - спросил я.
  Она улыбнулась, и сев на табурет расшнуровала ботинки. Раньше врачи себя подобным не утруждали, максимум обувь под бахилы прятали. А чаще просто ноги оботрут об коврик и в путь дорогу. Подобрала не большую сумку, что стояла за плитой, от двери сразу и не заметил и прошла в комнату. Я же двинулся следом.
  - Начнем с планового осмотра.
  - Хорошо. Кстати, а как вас зовут, а то уже второй раз видимся, а имени вашего не знаю.
  - Илона и можно на ты.
  Сам осмотр протек буднично и скучно. Давление, температура, сахар в крови, сердце, почки, гланды, и фонариком в глаза посветила зачем-то.
  - Ну что здоров и готов к труду и обороне? - спросил я, натягивая майку.
  - Физически вполне, - а тон такой, что следующее слова будут, но жить вам осталось два дня.
  - Но... - пауза затянулась, пришло подтолкнуть Илону.
  - Но... последнее время чувствуешь раздражительность, резкую смену настроения, головные боли, нарушения сна? - я насупился, стиснув губы, с каждым словом все чётче понимал, куда она клонит.
  - Да, всего помаленьку, - врачам врут только дебилы и конченые параноики, я пока не относил себя ни к первым, ни ко вторым.
  В дверном проеме увидел тень, ага бабка притаилась и подслушивает, не виданная тактичность с ее стороны.
  - Я, конечно, не психолог, но по все признакам у тебя был нервный срыв. От огромного количества стресса, мозг отключился как компьютер, перезагружая систему. Это не так и страшно у людей в твоем возрасте такое бывает, тем более надо учесть, чем ты занимаешься.
  - И что делать?
  - Ну, я не специалист в этой области, - задумчиво заговорила она, неспешно сматывая стетоскоп, - покой, дыхательные упражнения, йога, - мы синхронна, усмехнулись, - уменьшение стресса.
  - Даже и не знаю, что печальнее быть съеденным или помереть от стресса, - не весело пошутил я.
  - Послушай Игорь, - Илона подошла, положив руку на плечо, - напейся с друзьями и... люби Яну. И вот еще.
  Она извлекла из кармана объёмную банку с валерьянкой.
  - Хм будем с Братаном обдалбливаться вечерами, - заметил некое недоумение в ее глазах, - кот мой, Братан.
  - Хорошая идея. Ладно, мне пора, через пару дней зайду, поболтаем, - вот интересно это она во мне что-то интересное увидела или же чисто в медицинских целях.
  Проводил взглядом Илону через окно, заметил, как она уселась на пассажирское сидение, двумя пальцами зажала нос водителю. Тот дернулся, что-то сказал, она засмеялась. Так стоп что-то ты Игорек на других женщин засматриваешься, когда у тебя своя имеется. Выдохнул, взял кружку, черпанул воды из ведра. Теперь только так, электричество экономим, гидрофор не работает. А придумать что-то аналогичное, пока нет времени, так что вот такая архаика. Высыпал на ладонь две таблетки валерьянки, подумал, добавил третью, а то больно они маленькие, закинул в рот.
  - И ничего я не засматриваюсь, - пробубнил я, ища взглядом Братана.
  Просто Илона человек очень уже позитивный и милый, а этого мне в последние время ой как не хватает. Так и учатся радоваться мелочам, и ценить счастливые моменты.
  Еще с полчаса я слонялся по дому ищу себе применение, Мария Петровна куда-то ушла, иначе она в один миг решила бы мои проблемы. Когда я практически укрепился в мыслях что нужно ехать искать напарников, пришла сонливость и пару минут спустя навалился сон.
  Что-то ударило по лицу, выдергивая сознания из небытия, еще удар холода, я раскрыл веки, отфыркиваясь от воды.
  - В я же говорил верное средство, - послышался старческий голос.
  - Вы охренели, - выдавил я, приводя себя в сидячие положение, - Сатрапы бездушные кто так со спящими обращается.
  - Чья бы корова мычала, мы тут пашем аки лошади ломовые, а он спит средь бела дня, - несмотря на ворчание Михалыч улыбался и кажется, был счастлив.
  Я протяжно зевнул, стер ладонью воду с лица. С первого курса надо мной так не издевались. Растер ладонями веки в попытки выдавить сон.
  - Не, ты так не очнёшься, тебя надо кофе, - вот Петр с дельным советом, а не то, что этот с ворчанием.
  - Пошли, угощу.
  Встал с кровать, меня чуть пошатнуло, вскинул руку, поймал равновесие, старшие коллеги дернулись помочь. Но справился сам, восстановив баланс, тяжело ступая, побрел на кухню.
  Вода не то что была вскипячена, но и разлита по кружкам, и если судить по запаху, то нам предлагали выпить мятного отвара.
  - Не, этому кофе, - опередил меня с просьбой Михалыч, за что ему отдельное спасибо, - а вторую кружку с чаем я приговорю, не сомневайтесь. Вы, кстати, шоколад любите? - эти слова были адресованы нашей суровой хозяйке.
  От печки послышалось одобрительное, Угу.
  Еще пару минут суеты и пере домной появилась черепашка-ниндзя с кофеем, рядом встал кружка с маковым цветком.
  - Ну, ты как? - на полном серьезе спросил Петр.
  - Нормально, только спать хочу.
  - Что доктор сказала? - не унимался старший.
  - Пить валерьянку и заниматься йогой, - знать им правду незачем, - было переутомления. Вот сейчас отосплю и снова в бой.
  Я краем глаза заметил, как оба приятеля расслабились, и вроде как перемигнулись. Ага, похоже, мой ответ их полностью устроил.
  - Вы как?
  Они в трех словах пересказали, что все по-старому и без изменений.
  - Теперь про главное, как мы оттуда выбрались? - Это вопрос меня еще самого утра мучил, и вот только пусть опробуют отделать общими словами, задолбаю, что дятел тополь.
   - Ээээ, - протянул Михалыч, мельком глянул на Петра и заговорил, - значит по порядку. Ты когда эту травину увел, мы за угол убежали, там стекло высадили, внутрь полезли. Пока прикидывали, как попасть в подвал, увидели подъезжающих Саргов. Ну, Петя к ним. Объяснил, что к чему, те вызвали пикап с пулемётом. И крупный калибр зарешал в споре техники и мутации.
  - И чего они к нам приехали? - пока Михалыч делал большой глоток, спросил я.
  - Так понятно чего. Услышали стрельбу, поехали узнать, кто там лютует.
  - Ясно. И что с оружием? - кофе оказался настолько крепким, что я едва уговорил себя, его проглотить.
  - Пришлось делиться, - взял слово Петр, - но даже если бы не приехали на стрельбу, все едино пришлось бы. Не мы одни "языка" взяли. Там через пятнадцать минут основная группа подъехала.
  - И как дележ? - в принципе я уже догадывался как, "всем спасибо все свободны, а это вам подарок два патрона и ружье"
  - Нуу могло быть и хуже, - Петр откинулся на стуле, скрестил пальцы на животе, на миг мелькнул образ старорусского купца, что продал валенки по цене соболей, - одну четверть нам отдали.
  - Круто.
  - Ага, если учесть, что нам все равно пришлось бы делиться, то даже очень хорошо. То, что нам кое-что перепало никто не в курсе, и якобы все вооружение перешло к Саргам. Одно огорчает, если бы не этот куркуль Валдис, я бы большую часть патронами забрал. Но, увы и ах. Не чего жаловаться у нас сейчас оружия больше, чем людей.
  Много стволов не бывает, тем более патронов к нем. А ведь могли, и вообще ничего не давать. Вот своими сомнениями я и поделился.
  - Могли, конечно. Но это чистый беспредел. Такие выходки Главному аукнулись бы столицей. Да и чего ему нас обижать, мы сплошь лояльны к власти и негативны к оппозиции.
  Нда у Саргов, по сути, было только два варианта либо, делиться либо нас там гасить.
  - Ну а я?
  Товарищи меня поняли верно, и на этот раз заговорил Михалыч, пододвигая к себе вторую кружку чая.
  - Когда замесили этого урода. Пошли в обход, проход был загажен, так что устанешь убирать. Я окно заметил выбитое, полез туда. А там ты рядом с шустрым зомби лежишь, весь в крови. Я уже думал все хана тебе. Пистолет наставил на тебя, жду пока встанешь, а ты возьми да захрипи. Чуть было не пальнул. А потом понял, что ты дышишь, а мертвяки вроде как этого не умеют.
  - Это хорошо, что Михалыч пошел, если бы Сарги нашли первыми, точно бы вальнули.
  - Спасибо, - я пожал руку сначала бородатому спасителю, потом старшому.
  - Обращайся, - чуть смутился Михалыч.
  - Нет спасибо, мне одно раза за глаза хватило, - вот же дьявол, какой крепкий кофе, а холодным вроде как получше пошел. Зато сон после каждого глотка как клином выбивало, - а как я его убил?
  - Ээээ голову всмятку разнес. После мы с Петром тебя вытащили, сюда привези. Девки тебя отмыли, ты два дня в кровати отвалился, - сознание сразу сделала фортель и выставила картинку, где из-под меня утку убирают. Сразу стало неловка, и не понятно перед кем.
  Помолчали, поглядывая то на дно кружки, то в окно.
  - А где Братан? - нужный вопрос правильным людям.
  - Это, - после тяжелого вздоха заговорил Петр, смотря мне в глаза, - незнаем. Мы его, честно говоря, не сразу хватились. Были другие заботы: ты, оружие. Да и кот у тебя жутко самостоятельный так что...
  Все-таки не выдержал командир под давление чувства вины взгляд увел в сторону.
  - Мы ездили туда пару раз, корма сыпали. Вроде кто-то ест. Ты это... завтра поутру сам съезжей...
  Я сглотнул ком в горле. Как же так, ведь он мне как близкий другом. В самом прямом смысле. Безмолвный, честный, преданный, он меня спас самым натуральным образом. Мрачные мысли снова стали затягивать меня в меланхолию. Встряхнул головой. Нет, пока сам не увижу тело, не поверю, что он погиб. Он жив и точка, о другом и думать не чего.
   Разговор перестал клеиться, и мужик засобирались по домам. Я, накинув куртку, вызвался их проводить. Еще в крыльце прежде, чем обуться Михалыч закурил. Как не странно табачный дым привел меня в некое подобие умиротворение, жизнь приходит в старое русло. Михалыч курит, Петр хмуро думает о будущем, я же ищу способы все наладить. Приятели в машину сразу не полезли, ждали пока старый накуриться.
  - Еще вопрос, а откуда эта тварь вообще взялась?
  - А, - окурок полител в канаву, и оттуда на прощание махнул хвостом дыма в сгущающихся сумерках, - Сарги говорят, что его держали в соседнем здании. Загнали как-то туда. И когда мы подъехали, один отморозок двери открыл.
  - Не хера у них там охрана, - дальше я смачно ругнулся матом, - как они до этого додумались?
  - Есть слух, - заговорщики зашептал Петр, - вроде как к Бабаю пришел некто, и уговорил сотворить этакое. Вроде как экстренный вариант защиты.
  На этом окончательно распрощались, они завели серый "крузак", вот же понторезы. И укатили в сгущающиеся сумерки.
  Это какой же надо быть тварью, чтоб мутантов на людей натравливать. И ведь сто к одному, этот урод все еще где-то бегает... стоп, а не связано ли это с теми ловушками с монстром, что нам попадались? Вполне возможно. И это получается у нас в округе имеется маньяк, что создает мутантов. Жить, становиться все страшнее и страшнее. Особенно осознавая, что даже в наше время чудовищ, человек остается самым страшным монстром.
  Назад в дом возвращаться не хотелось, там снова вредная старушка сядет на уши. Вышел на асфальтную дорогу, проводил взглядом задние габариты удаляющейся машины. И вслушался в окружающий мир, где-то вдалеке шумели трактора, что-то громко загрохотало, вроде как щебень из кузова высыпали. И как неотъемлемая часть пейзажа мерное тарахтение бабкиного генератора. Никаких живых голосов, ни собак, ни перепалок соседей, ни шума музыки. Мертвый мир. В далеки, показались огни дальнего света, явно кто-то на перекрестов выехал, отвернулся, сходя с дороги, больно уже глаза слепило. Когда машина свернула к дому, ничуть не удивился. Через пассажирскую дверь выбралась мать, немного потрёпанная и усталая, подошла и неожиданно поцеловала в лоб. От подобной нежности я уже отвык, хотя чего удивляться я сейчас числюсь больным, мне прописана заботы и доброта. Стоило матери скрыться в дверях как на промозглый ветер вышла Яна.
  - Привет, - банально, да и ладно.
  - Привет. Старшие товарищи приезжали?
  - Они самые. Может в машине посидим? - как-то неожиданно для себя предложил я.
  - Свидание, - я едва различал черты ее лица в полу мраке, но готов поклясться, она улыбнулась.
  Нам обоим нужно чуть-чуть уединения. Я расположился на пассажирском сидении, она включила магнитолу, откуда доносилась приятная мелодия на английском языке. Я молчал, попав в некую прострацию, хорошо и не надо лишних слов. Яна же долго находиться в тишине не пожелала, мягко будто сама сбой заговорила.
  - Когда-нибудь все это закончиться, и мы снова заживем в нормально тихом мире со скучными проблемами.
  - Оптимизм он всегда на пользу, - вяло ответил я, и чуть не добавил, что оптимисты умираю первыми хоть и счастливыми.
  - Знаешь, нечего тут сарказмом заниматься, - неожиданно озлоблено, заговорила моя оптимистка, ведать что-то в моем голосе пробилось, или она настолько хорошо меня знает, не суть, - вот мы тут с коллегами прикидывали, что вся это эпидемия точно не случайная, а хорошо спланированная атака. Слишком все быстро началось везде и сразу. Даже в той же Африке. Кому-то этот апокалипсис был нужен. Чтобы взорвать газ скажем в метро надо быть долбанутым на всю голову, но, чтобы уничтожить большую часть человечества нужно быть крайне практичным долбанут на всю голову существом. А простейшая логика подсказывает, что жить в таком дермище практичный человек не захочет. Отсюда вывод, есть антидот, - я молчал, любое слово может сбить с мысли, а Яне явно хотелось высказаться, - причем антидот быстро распространяющейся и легко усваиваемый. Никакими прививками эпидемию не остановишь. Сотню другую людей спасешь и только, но никак не цивилизацию. Вакцину мало придумать, ее еще надо суметь доставить, а это целая инфраструктура, которой сейчас нет.
  - Нууу может эти долбо-дятлы заперли себе в крепости и живут припеваючи, - сказал я, стоило паузе затянуться.
  - Нет, Игорь. Запереться и жить в кайф не получиться. Отсидеться год другой, да, но не жить. Чтобы нормально жить, нужна промышленность, тяжелая, легкая, сельскохозяйственная. Нет ее, нет нормально медицины, продуктов питания, даже уголь для печей не добудешь, а дровами замучаешься топиться. Европа согрелась только после обнаружения угля, я уже молчу про нефть, и ее продукты. Поиграть в постапокалипсис может и интересно, но жить в нем, точно нет. И ко всему этому еще и мертвяки, с мутантами. И страх что какой-нибудь сердечник это бомба с замедленным механизмом. Так что как итог мне кажется, что через год-два нас исцелят.
  Оптимизм он заразителен, но у меня похоже иммунитет.
  - Будем надеяться, что ты права.
  - А если нет, то через лет десять мы начнем медленно и верно вымирать. Еще одно мать его массовое вымирание.
  - Что-то тебя милая штормит по краям полюсов.
  - Да ты посмотри на наше поселение. Еще лет пять мы подержимся на благах погибшей цивилизации. А потом что? Где брать топливо? Запчасти для техники? Лекарства? Промышленности нет и нам никто, ничего не привезет, - ну положим с топливом я согласен, а про все остальное можно и поспорить, но не сейчас, - если скажем поля мы обрабатывать можем, то, как будем развить животноводство? Даже если мы собираем скот, то на выпасе какой-нибудь морф за час перебьет все стадо, даже БТРы не спасут. И это если не брать в расчет что твари скоро поймут что тут, - она ударила кулаком по рулю, - находится живое и такое вкусное мясо.
  - Так может и к лучшему, сами придут и искать не надо, - я попытался внести немного позитива в ее выводы. А то я, похоже, погорячился навешивать на ее ярлык оптимиста.
  - К сожалению, эти твари слишком быстро обучаются. И очень скоро они начнут забивать нас как скот. Так стоп хватит, - нервно сказала моя всезнайка, уперев лоб в руль.
  Да и это я считал, что у меня проблемы, а на дели всего лишь дет садовский спор за песочницу.
  Я наклонился, обхватил ее плечи руками, Яна прильнула ко мне, приятно вот так обнимать любящую девушку. И мир сразу становится чуть лучше.
  - Все будет хорошо. Ни кому не нужен мертвый мир. А на пяток лет нас точно хватит, - ее же словами утешаю, она в них верит, так пусть думает, что и я тоже.
  Про маньяка лучше промолчу, Славика озадачу, хватит с нее страхов. Когда бок заныл от боли, я мягко отстранился, она поспешно провела ладонями под глазами, шмыгнув носом.
  - Давай еще посидим.
  - Конечно. Знаешь, я, когда то увлекался баскетбол и у нас был парень один, талант от бога, правда, ростом метр шестьдесят... - я начал рассказывать байки из своего прошлого, не всегда смешные, местами наивные, но все же способные отвлечь от печальных мыслей.
  
  Спал без сновидений, стоило разлепить веки, и в голове не нашлось и намека на сновидения. Все кратко, заснул, проснулся, отдохнул. За окно занимался рассвет, погружая комнату в полумрак или скорее в полуявь. Глянул на Яну, спит лицом к стене, мирно посапывая. Выдохнул, опять вспотел, может и в самом деле на пол перебраться. Там кавер чистый, и главное прохладный. К вечеру поставлю вопрос перед милой. Встав с постели, как можно тиши оделся. Пару раз глубоко вдохнул и выдохнул, ребра почти ни как на эти действия не отреагировали, так эхо неких болевых ощущений. Может и в самом деле этот вирус нам иммунитета и регенерации чуть добавил.
  На кухне хозяйничали Мария Петровна и мама, с виду не мешая друг другу, а дополняя. А говорят две женщины на кухни ужиться не могут. Или им надо время чтобы рассориться. Хорошо моя Яна к домохозяйству равнодушна, а то пришло бы искать отдельный угол, в плотно заселённом поселке.
  Стоило появиться в дверном проеме, меня ту же усадили за стол, напоили, накормили. А после и заспанную Яну. Когда я снарядился на выезд, взяв рюкзак с провиантом и термосом, сайгу ( я дурак вчера так и не додумался ее почистить), пусть и без патронов, но выдадут ведь. ПМ тоже к поясу приклеил, ну и мачете, топор конечно хорош как уничтожитель мертвечины, но больно неудобно носить с собой, а в машине у меня ажно два экземпляра лежит.
  Еще с вечера принял решение, что более соблюдать постельный режим не буду. Хоть по минимуму, но пользу для коллектива принесу. Понятно дело на что-то серьезно не пойду, а вот посидеть за рулем, или посторожить в проверенном месте, это я запросто. Пусть к моей инициативе весь женский коллектив и отнеся с не одобрением, но спорить никто долго не стал.
  На улице окончательно рассвело, запахло весной и приближающимся теплом. Закинув рюкзак и дробовик на заднее сидение машины, мотор легко отозвался на позыв стартера, включая вентилятор и легкую музыку. Привычно посмотрел на указатель топлива, треть бака. Надо к вечеру подзаправиться под крышку, так спокойнее.
  "Так сейчас куда? Яну на работу, там к Славику. Примет? Должен, не совсем же он на меня разозлился. К тому же я тут по геройствовал не давно, это тоже в плюс. А после уже искать напарников. И...".
  - Поехали, - пока я растекался мыслями, Яна успела забраться на сидение рядом. Так
  "Игорь Борисович что-то вы совсем расслабились и стали рассеянным, так и до беды не долго", - слегка пожурил я себя.
  Улыбнулся, включил заднюю передачу, закинул руку на пассажирское сидение, развернул голову, чтобы убедиться в пустоте проезжей части. Резво вывел "Рафа", на асфальт, и быстро довел машину до конторы. На ступеньках, курили Сарги в полной амуниции. Возле елок стоил БТР как наглядное напоминание, кто тут сила. Других причин нахождения бронетехники я не видел, можно ведь в гараже держать. Запарковался возле самых ступенек, других машин не было, да и мешать никому не должен.
  - Все до вечера. Береги себя, - она наклонилась, поцеловал в щеку.
  - Ян, - в голову пришла наглая мысль, - может, проведешь меня до Славка, а то я через ваши кордоны день пробиваться буду. А мне поговорить с ним нужно до зарезу.
  - Славик это Вячеслав Сергеевич? - ага намек понял панибратство уже не поощряется.
  - Он самый.
  Яна наморщила носик, сведя аккуратные брови к переносице, явно о чем то задумавшись.
  - Хорошо пойдем, - когда блат относиться к тебе, то приступов ненависти не вызывает, - у него вроде сейчас окно перед совещанием.
  Заглушил мотор, ключи в зажигание оставил, на всякий случай, а то был опыт, помним. Да и воровать так нагло, вряд ли кто осмелиться, смертники уже повымерли. Поднялся по ступенькам, ловя носом запах табака. Вот же блин привил эти наркоманы зависимость, а ведь еще в школе говорили о вреде пассивного курения. На площадке обогнал Яну, отварил тяжелую дверь, мельком глянул на вояк. Во внутреннем море спокойствия качнулась твердь, создавая волну неприязни. Молодой Сарг явно не старше меня, полоснул нас презрительным взглядом, будто мы БОМЖей вонючих, а он весь в белом и вынужден нас терпеть. Ох, еще с десяток таких толчков и может возникнуть цунами ненависти, что выльется в акт насилия. Вояка отвернулся, я проследовал за девушкой в промозглый холл, пропахший дымом. Возле лестницы наверх образовалось некое подобие блок поста, внушительный стол, за ним тетенька, из новых, раньше вроде не видел. Рядом боец с автоматом, отчаянно пытающейся растопить буржуйку, теперь понятно, откуда дым. Консьержка со скучной прической и в блеклом синем платье, улыбнулась нам как старым знакомым.
  - Яночка привет, - моя милая протянул картонку, женщина медленно положила ее на стол и аккуратно причитала печатью. Мне же в глаза бросился ярко-красный маникюр, и это при общей серости тетеньки. Народ потихоньку приходит в себя, возвращая в жизнь мелкие радости. Это хороший признак.
  - Рая, мы с Игорем пройдем. Под мою ответственность, - на этих слова воин отпрянул от печи, и с прищуром осмотрел меня. Хорошо дробовик не взял, а то точно бы придрался, а так я с виду не должен внушать опасения.
  - И куда? - из голоса исчезла дружелюбность, видимо к своим обязанностям она относиться с полной серьезностью.
  - Ему к Вячеславу Сергеевичу, он у них куратор. Пропуск будет, только позже.
  - Хорошо, под твою ответственность.
  - Договорились. Ты чай в одиннадцать пьешь? Тогда зайду с конфетами, - ну вот старая песня по-новому не подмажешь, не поедешь. И сразу себя одернул, чего я ворчу, может это просто поддержка хороших отношений, она чай, Яна сладости.
  На втором этаже нас встретила знакомая мне секретарша. Услышав просьбу о встречи, она мельком глянула в листок, что лежал на столе, и уже после указала на массивную дверь за спиной.
  - Вторая налево, - сухо сказала секретарша, провожать мою персону никто не собирался.
  Яна одарив меня поцелуем ускользнула по своим делам. Очутившись в широком коридоре, тускло подсвечиваемым двумя лампами, я поежился от давящего промозглого холода. Вот тебя и вся прелесть отсутствия центрального отопления, а буржуйки по всем углам не наставишь. Славик вроде и уважаемый человек и чего полез в эту дыру. Постучал и, не дожидаясь приглашения, вошел.
  - Здрасти! - с порога поприветствовал я своего куратора.
  - А это ты, - Славик скривился, так, словно ел пятый лимон к ряду, натурально гримасу изобразил.
  - Что так совсем противно?
  - Да не особо. Просто когда ты приходишь, всегда случаются неприятности. Вот ты хоть раз пришел со словами, "Слав вот пиво, там девчонки, пошли, отдохнем", каждый раз одни проблемы, - тут с ним не поспоришь, - ладно садись, рассказывай.
  Помещение оказалось на удивление светлым, большие окно с солнечной стороны, по стенам шкафы, забитые папками. Возле огромного стола, заваленного бумагами, восседал сам хозяин кабинета, сбоку на креплениях покоился карабин. Явно из дорогих. Подошел, сел на мягкий стул, скрестил пальцы и сбитый с толку его словами как-то не определено, сказал.
  - Хороший кабинет, уютный.
  Славик вздохнул, достал откуда-то из-под стола банку дешевого энергетика. Сделал несколько добротных глотков, снова посмотрел на меня и еще раз приложился.
  - А не вредно столько пить? - я все не решался начать разговор, сложно говорить после упреков, пусть и заслуженных.
  - Вредно. Выкладывай чего пришел? У меня время поджимает.
  - Слав только не злись, - блин надо было Сергеич добавить, а то обидеться еще на панибратство, - тут такое дело. В общем. Мне кажется, что у нас завёлся маньяк...
  - Ааа, - простонал начальник и откинулся на стуле, всем видом иллюстрируя слова "я так и знал".
  - Может это и бред, - начиная сердиться я продолжил разговор, - но я скажу. Кто-то создает Мутантов, я сам пару раз сталкивался с этим, да ты отчеты должен был получать от Петра. Да и сам наверняка слышал и про други случаи.
  Славик посмотрел на меня и после вздоха заговорил.
  - Славились же вы на мою голову. Вот мать твоя чистое золото, дети на нее чуть ли не молиться: чудо, а не человек. А у тебя сплошь проблемы и паранойя. Ты как мозоль в новых ботинка, все ждешь, что притереться, терпишь, а она боли и болит. Да не супься ты так. Молодец что пришел, без дураков молодец. Про этого маньяка мы сами догадались, и не поверишь, ловим. Клещ ночами не спит все думает. Но твой приход дал сигнал, что не одни мы такие умные и скоро мирное население начнет напрямую задавать неудобные вопросы. - Хорошо, что не дураком назвал, а обычной серой массой, что тоже обидно, мы то все считаем себя сплошь уникальными и чуть умнее прочих, - ты особо не трепись про это. И если будут, какие конкретные догадки то через Петра передавай. А то у меня и так проблем с этим животноводство больше чем часов в сутках.
  - Понял, извини, - в самом деле, я как-то не подумал, что у Славика и без меня дел выше крыши, - я пошел.
  - Пока, - разговор хоть и получился сумбурным и малоинформативным, но камень с души снял. Что уже делало его не бесполезным.
  Оказавшись в мрачном коридоре, чуть растерялся куда идти, но сориентировался по звуку, вышел. На улице мой "Раф" подпирали напарники, оба нагло курили.
  - Здравствуйте коллеги, - спускаясь по ступенькам, крикнул я.
  Обменялись рукопожатиями. Оба одеты в непривычную полувоенную форму, на вид даже более удобную, чем моя строительная роба.
  - Откуда богатство? - я похлопал Михалыча по плечу.
  - Рома подогнал. Не боись и на тебя взяли, Янка твой размер нам выдала, - старик хитро подмигнул мне, делая очередную затяжку, - что соскучился по работе?
  - Есть такое дело.
  - Ну, переоденешься завтра, а вот автомат получи, - Петр кивнул на задние сидение машины.
  - Отличный подарок. Осталось научиться им пользоваться, - а главное найти место и время для тренировок, с процессом обучения явно поможет Рома.
  - Ну, стрелять не дома строить, много мозгов не надо, - утешил меня командир.
  - Каков план?
  - Мы с Михалычем поедем по поселковым делам, а ты работника своего в курс дела веди.
  - Какого работника? - тут же смутился я.
  - Того, что в баре нанял. Олега, - вот же блин совсем про него забыл. Да неудобно получилось, но и оправдание у меня иметься в виде больничного.
  - Может скажите, где его искать? - без особой надежды спросил я.
  - Вот тебе адресок он там ждет. Мы вчера с ним потолковали, хороший парень. Покатайся с ним посмотри, что там да как. Твоя ответственность, - ага вот и проверка на взрослую жизнь. И ведь простая как пень колоды, вручить ответственное задание и отпустить в свободное плаванье, по путно наблюдая за процессом.
  Посмотрел на бумажку, адрес мне ничего не сказал, но у друзей переспрашивать не стал. Я тут вроде как взрослеть собрался.
  - На связи, - сказал Петр на том и разошлись.
  Завел "Рафа", наблюдая как, напарники неспешно грузиться в зеленого "Гольфа". Задумчиво постучал пальцами по рулевому колесу. Кто знает всех местных? Ответ один: добрый доктор Илона. Уже выезжая на дорогу, подумалось, что нужно Славику привести нормального энергетика, у нас в запасах пару ящиков я точно видел. Мне не сложно, человеку приятно.
  На месте, доброго доктора не оказалось, но разузнать место положения Олега все же удалось. Сарг с простреленной рукой, после ряда уточняющих вопросов указал направление. Мой новый работник проживал в типично доме из силикатного кирпича, огороженным хлипким деревянным забором по кругу. Внутрь даже заходить не пришлось, стоило заглушить двигатель, как в крыльце обозначилось движение, и спустя пару минут вышел Олег, все в той же болотного цвета куртке, волосы прятались под кепкой. И не боится уши застудить. Поздоровались и не тратя время на пустые слова сразу разузнал на чем он ездит и как вооружен. Автотранспорт имелся простой и не замысловатый, УАЗик и немецкого производства микроавтобус по типу "транспортёр". Из оружия два охотничьих карабина и вездесущий ПМ. Всего их в команде трое он и два брата Марис и Эдгар.
  Решим не откладывать дела в долгий ящик, предложил упаковаться и ехать на мародерку. Только по проверенным маршрутам подобрать то, что осталось, риски нам сегодня явно не к чему. Пока он бегал собираться мне в голову пришла, может и не самая гениальная идея, но весьма здравая. Когда он вернулся с рюкзаком на плече, и карабином в руке, я сказал.
  - Олег у вас есть хороший прицеп? - получил утвердительный кивок продолжил, - значит так, цепляйтесь и на развилки за лесом встретимся. Я пока за своим доеду.
  Он кивнул, сообщил, что заберет напарников, на том и разошлись. План был прост и неказист. Как проверить новичков в минимальные сроки? Только соблазнив жирным куском, конечно жирным для них, для себя же просто аппетитным. И виде наживки у меня выступят генераторы, что мы попрятали в деревнях и хуторах. Способ конечно не идеален и не несет сто процентной гарантии, но лучшего я придумать не смог, а терять недели на присмотр тоже не хотелось, не та ситуация.
  На выезде из леса застал всех троих курящими. Вот честное слова как белая ворона не пью, не курю и по утрам бегаю. Братья оказались рослыми бугаями, с отрешено прибалтийскими лицами. Такие обычно не паникую и не ноют там, где ничего не могут изменить, а просто делаю дело. Фатализм в нужных пропорциях. Марис постарше он к слову "срочную" служил, так что о боевом деле хоть какое-то представление имеет.
  Отдал карту с отметками трех генераторов братьям, сам же усадил Олега рядом на пассажирское сидение. И поехали кататься. За неспешным разговором удалось выяснить следующее. У Олега есть жена и пяти месячный ребенок, как он их впервые дни спасал я понятно дело не спрашивал. Ведь подобные истории зачастую мрачным и печальны, и иногда и душе раздирающие, без всякого преувеличения.
  С братьями он сошёлся в первые недели Беды, и сложилось впечатление, что у них была некая общая история, из тех, что привязывает людей крепче цепей. Вроде как у нас с Петром и Михалычем тот случай в амере, где забирали трактор, и когда уничтожили первого мутанта. Пусть и осознали мы это значительно позже. Между делом Олег высказался про прежнюю работу.
  - Поначалу у Васька еще можно было работать, но сейчас вообще караул. Когда все только начиналось, тащили все подряд и в изобилии, так что всем хватало. Половину в поселение половину меж собой. А сейчас все не так радужно, самое легкое уже забрали, а где не забрано, там попорчено. Да и приоритеты у руководства поменялись, вот как прикажешь делить комбикорм. Понятно, что можно взять талоны и ими отовариться на местном складе, оно оно как-то удручает. Да и на стройке те же талоны, - эти самые талоны еще месяц назад раздавать стали, за место денег стали, - Но хочется большего, да и упускать шанс, набрать ништеков глупо. Ну и как вишенка на торте, Васек на роль отца командира ни как не подходил, даже если снизить критерии понижи плинтуса, - в чем конкретно косяк главного по мародерке он говорить не стал, да и я не настаивал, сам догадываюсь. Ибо обещались уже.
  На мой вопрос, почему своим силами в мародерку не подались, как мы втроем. Он посмотрел мне в глаза и через грустную ухмылку сказал.
  - Во-первых, время упущено. Во-вторых, единоличников быстро за забор сошлют. В-третьих, нет подвязка с сильными мира сего. Вы плотно работаете с Главным, а он своих в обиду не даст. Так что нам, лучше с вами, шансов выжить и нормально зажить куда как больше.
  Тут и не поспоришь. Мы рано начали и удачно вклинились в жизненные процессы поселения. Я задумался, а не будь на моем пути Петра, Михалыча и Яны, где бы я был? Хм землю капал, и возможно был бы чуть менее счастливый, чем сейчас. По крайне мере меня бы не пытались сожрать мутировавшие мертвяки.
  За сутки нам удалось вывести всего пять генераторов, грузить их не так и сложно, весу в них от ста до пятидесяти килограмм, но вот добраться, все сплошь по разбитым дорогам, в объезд, да с оглядкой. И к ночи не поедешь их забирать, мутанты по темноте ой как плохо видны. Днем мы пару раз видели их спины, но и только. На технику даже простые зомби не сильно бросались.
  У новых работников глаза блестели, на генераторы, но они и намека не дали на тему поделиться. Свозили все на один из запасных складов, что как водиться находился в заброшенной деревне, таких сейчас полным полно в округе. А оттуда я уже перебрасывал добро к Витьку на основную базу.
  В конце второго дня, отцепленный прицеп с генератором, загнали под навес, запрятанный меж двух домов, я спросил у Олега, стягивая перчатки.
  - Вам генератор нужен? - понимаю, звучит глупо, но как-то разговор начать надо.
  - Конечно, и желательно два, - улыбаясь, ответил Олег, облокачиваясь на крыло машины.
  - Одного хватит, - тут же урезал я его аппетит, пристраиваясь рядом, - где топливо брать будете?
  - Ну, на пару часов в день как-нибудь уже наскребу, - вот оно как, а у нас он по пять часов молотит, и вроде нормально.
  - Хорошо один тогда забирай. Как аванс и знак доверия. Вы только его в открытую не везите, - щедрость моя оправдывалась просто, людей надо крепко мотивировать, материальными благами. Так они лучше работаю, и меньше думают про предательство и бегство налево.
  - Спасибо. Не беспокойся не дети, игрушками хвастаться не будем.
  Олег закурил, я почти с наслаждением втянул табачный дым.
  - Сам кручу, - он продемонстрировал сигарету, - еще до Писца привычку такую завел. С вечера накручу, а потом целый день курю. Не доверяю, этим из пачек.
  - Хрен редьки не слаще, - по мне, что так легкие травишь что этак.
  - А вот не скажи...
  - Ладно, темнее, - перебил я его, - а насчет того, что да как куриться ты с Михалычем поговорил. Он мне как-то раз туже философию задвигал. И это, завтра поедим по бытовым нуждам, так что список составь.
  - Хорошо.
  - Все бывай. Жене привет, ребенку не болеть.
  Пожал узкую, но крепкую руку, отправился к "Рафу". На краткий миг показалось, что нормальная мир вернулась в мою жизнь. Обычный пустой разговор после трудового дня, но наваждение сразу пропало. Стоило подумать о поезде, по пересечённой местности, и тех опасностей, и тех опасностях, что могу подстерегать в пути. Да, двадцать километров по пустой дороге, но все же. Дождался пока ребята загрузят генератора в микроавтобус, что служил им запасной машиной, и выдвинулся в путь.
  К мирному шуму шин вроде как подкрался дополнительный вой. Надо бы на сервис отогнать да проверить что там. Я хмыкнул, сбавляя скорость перед поворотом, и обшаривая кусты взглядом. Разгоняться больше не стал, грунтовка явно нуждалась в причёсывание грейдером. А сервис у нас где? Правильно у Ивана. А это не только нести хабар, но и просить об услуги, чего очень не хотелось. Может Петра озадачить? Да не бред это все. Вот соляра закончиться просто пересяду на другую. Зря, что ли на складе пылятся еще три таких же. Пока глазел по сторонам, колесо влетело в яму. Я снова прислушался к лишнему вою. Вроде не усилился. Как там мне говаривал Стас. Если появился лишний шум сделай музыку погромче, вот и вся проблема. Хм, а ведь по музыке я скучаю больше всего, ни по телеку, ни по инету, а именно по музыке. Она невидимым спутником сопровождала меня каждый день. В машине, на переменах, дома, когда зависал онлайн. А сейчас редкое удовольствие. Вот сейчас вроде еду по изученной дороге среди полей, и все равно в тишине, боясь пропустить шум опасности. Рука потянулась к барашку громкости, легкий поворот и шум пустого радио. Компакт-дисков понятно дело под рукой не оказалось.
  - Надо в бар. Приеду, Яну под локти и в бар, - громко проговорил я, хоть так компенсируя молчание.
  Когда приехал домой, Яна все еще работала. Но пока мылся и занимался мелочами по дому, она вернулась. Дал ей переодеться и уже за кружкой чая огорошил своим заявлением.
  - Дорогая мы сегодня идем в бар. Душа требует праздника, - насчет требований своего внутреннего мира я, пожалуй соврал, просто хотелось немного отвлечься.
  - Нет, - я вздернул брови выказывая свое удивление, - посидеть в душном закрытом помещение с кучей нетрезвых людей мы всегда успеем. А вот поесть на чистом воздухе шашлыка очень хочется к тому же мне тут одна птичка напела, что кому-то нужно хорошенько напиться.
  - Прям напиться? - немного подпустив тоски в голосе сказал я. Хотя сама идея с шашлыком мне понравилась.
  - Если ужать пятнадцати минутный разговор до одного слова, то да. Так что завтра едем к Михалычу, - и уже громче для остальных, - там сад, удобный, нет лишних глаз.
  - Завтра не могу, мы с товарищами по магазинам собрались.
  - Тогда послезавтра и не каких оправданий. Как раз пятница, - я украдкой глянул на календарь ну да семнадцатое, пятница.
  - Хорошо. Только парням сообщить надо.
  - Это я уже как-нибудь на себя возьму.
  Да пожалуй, идея поесть мяса на природе куда как выгоднее смотрится, чем бар. В прошлой жизни я такие мероприятия не сильно жаловал. Потому что они как правело, заканчивались сильным опьянением, с проблемой доставки не трезвого меня в родные стены. А с родителями мне было скучно. Да, я был идиотом.
  Закончив с чаем, поднялся из-за стола, отодвинул ногой полную миску кошачьего корма, пошел в комнату.
  На место пропажи кота я заезжал каждое утро, и вечер. Подсыпая корм, его, в самом деле, кто-то ел. Я даже час отсидел в засаде, но понял, что по-глупому теряю время не только свое, но и других. Кот у меня умный и понял бы, что нужно ждать людей при еде. А так он скорей всего ушел в поисках дома. Там же заглянул в окно на мертвека с которым я сражался голыми руками. Что-то внутри сжалось, сложно подобрать определение толи страх, толи не уверенность. И чтобы избавиться от давления пошел искать зомби. Как говаривал отец клин клином вышибает.
  На ум сразу пришла история, ее мать как-то рассказывала. Ночью еще, будучи молодыми они с отцом возвращались с дискотеке на старом "иже". Мать тогда посчитала, что пары уроков вождение на железном коне достаточное основание, чтобы попробовать себя на ночной дороге. Уговорить отца не составило труда. Села, завела уверено, вывела транспорт на дорогу, отец понятно дело сидел сзади. И там сошлись сразу несколько факторов, размытая дорога после дождя и неопытность матери, мотоцикл повело, и не чтобы сбросить скорость так она выжила газ до максимума, их кинуло в канаву. Мать перелетела через руль, отец впечатался головой в землю, получив первое серьезное сотрясение. Как они потом добирались до дома к делу не относиться. Тут другое. Мать до ужаса стала бояться техники, психотерапевтов в те времена по близости не имелось, а поить водкой двадцатилетнюю девчонку никто не стал. И тогда отец пришел к ней ночью, постучал в окно, она вышла, больше из чувства вины чем из-за как то других побуждений. Как она говорила он вцепился в ее руку тисками, приволок к мотоциклу, и заставил усесть за руль, сам же примостился сзади. Она плакала, умоляла но все же поехала, два метра но важен сам факт. Конечно, она сразу не вылечилась от страха, но эта поезда сильно помогла поверить в себя и в отца.
  Выйдя на улицу, я обернулся, проверив пути отхода и то что, Олег стоит возле машины с ружьем. Пусть мне и нужна была встряска, но это не повод для безрассудства. Размахнулся ударил топором по фонарному столбу, глухой звук понеся по мертвым улицам. Прежде чем появился зомби, пришлось ударить еще с десяток раз. Набрал в грудь воздуха пошел на встречу, рассматривая цель. Кривая походка, челюсть звериная, значит уже ел кого-то, да и темные пятна на потрёпанном свитере подтверждали эту теорию. Кожа на лице обвисшая, хотя на руках вроде как упругая, рот искажён гримасой злобы, жёлтые зубу щёлкают, будто уже жрет меня. И глаза. Блеклые мертвые, гипнотизирующие своей противоестественностью. Шаг другой, я отклонился в сторону, взмах топора, удар, лезвие покорно прорубает череп, звуки тонут в ворохе мыслей. Тело упало, увлекая за собой орудие, из враз онемевших рук. Слабость разозлила. Я матюгнулся нарочито громко и поспешил к следующему. Еще троих я уложил, без каких либо эмоций, как когда-то раньше. Оставшихся двоих застрелил.
  Олег с парнями на мою выходку внешне ни как не прореагировали. Это хорошо, значит понимают, что по другому нельзя. Разовый срыв может случиться с каждым, главное чтобы это не переросло в привычку.
  Наутро во время завтрака я получил за место одной, сразу три записки от женского коллектива. Чуть удивился, раньше вроде сообща озадачивали меня просьбами по снабжению ценными вещами, а тут такая разобщённость. Но я проявил разумность и не полез выяснять причину разногласия. Влезать в женские дрязги это верный путь к головной боли и назначению на роль козла отпущения. Спасибо не надо. Уже в машине, когда Олег рулил к одному из поселков, где теоретически может остаться не разграбленный магазин, я вскрыл первую записку. Интуитивно вял ту, что от матери. Развернул и обалдел, даже Олег всегда проявлявший завидный такт, покосился на листок. Видимо на мое лице отразились очень уже явные эмоции удивления. На листве в клеточку красивым почерком была написана молитва на старославянском. Мать никогда не страдала набожностью, так верила по чуть-чуть как все, не более. А тут если я все правильно понял, просьба к святым о защите ребенка от разных бед. Интересно как листок бумаге с буквами убережет меня от зубов мутантов или пуль? Хотя. Мать верит, тем самым успокаивая себя. Ведь другого способа повлиять, на мою безопасностью у нее нет. Пусть будет хоть такой сверхъестественный.
   Я аккуратно сложил листок и спрятал во внутренний карман. Следующую взял Янену записку. Она как не странно просила раздобыть ей духи, косметику, и другие вещи для улучшения девичье красы. Хороший знак, раз девушка задумалась о внешнем виде, значит, другие более насущные проблему чуть отпустили ее разум. Ну, а наша дома владетельница, была в своем репертуаре, просьбы все сплошь практичные и насущные, еда, спички, одежда и так далее. Хоть этого добра у нас досыть, но каждый раз просеет привести еще. Запасливая.
  Что же инструкции получины, пора их воплощать в реальность. День только начинается. С поручениями справились на удивление быстро, так что остаток дня снова ездили собирать генераторы.
  Проснулся быстро, словно рубильник щелкнули, и снова ни намека на сны. Полежал несколько минут глядя в потолок, приводя мысли в рабочее состояние. Убрал одеяло перекатился на бок и оперся на руку, следом на колено и вот я уже встал. Потянулся. Сегодня впервые ночевал на полу, и вроде никакого дискомфорта не ощутил, и жара не мучила. Надо еще по этому поводу у Яны мнение спросить. А так мне нормально. Быстро оделся и на пробежку.
  Возвращаясь домой встретил Яну, та неспешно крутила педали на велике.
  - Откуда такое богатство? - стоило нам поравняться, спросил я.
  - От ухажёра, - после поцелуя в щеку ответила она, - я помимо воли насупился, - хорош тебе ревновать, Петр привез. Тут уже пол поселка на них разъезжает, дешево и практично.
  - Хм надо бы и мне такой, - что же велосипед вполне себе верный выбор, пешком по дела не сильно находишься, а соляру жечь почем зря тоже не вариант. Помню лет пять назад все только на великах и передвигались, не было ни скутеров ни тем более машин.
  - Я по делам, скоро буду, - прощебетала моя благоверная, я проводил ее взглядом и поспешил домой.
  Стоило мне зайти на кухню, как Мария Петровна сразу нагрузила дела. Сегодня мы взяли выходной, так что никуда ехать не надо, а ближе к трем намечалась пьянка, с попыткой меня споить до состояния отключения сознания. Заправил генератор, наносил дров, как в избу, так и в баню. В топке разложил паления и даже газетку смел, только спичку поднеси, и процесс запуститься. После заварил чаю, и пошел разбираться с АКМ 103. До этого как то руки не доходили все с сайгой бегал.
   Разбирать направился в гараж, чтоб бабкой использовался под склад разного барахла. Очистил стол от хлама, постелил тряпку. Света из окна хватает, так что дополнительных ламп не понадобилось. Положил АКМ, черный со складным прикладом, отхлебнул чая, принялся разбираться. Снял верхнюю планку, далее стержень пружиной, а уже потом затворную раму, после сам затвор. Дальше не продвинулся, ибо нет нужных приспособ, как и средств для чистки, надо напарников озадачить по этому поводу. Собрал и снова разобрал. Понятно дело не в какие нормативы не вложился, а оно мне пока и не надо. Снабдил магазин патронами, вставил в автомат, упер в плече, привыкая к весу. Ох, срочно нужно на стрельбище. Значиться берем бутылку хорошего коньяка и к Роме на поклон. После неспешно почистил сайгу и ПМ. За всей этой возней время уверено перекатило за полдень. Позвали на прием пищи.
  В баню мыться пошел один, звать с собой Яну постеснялся. Вроде как неприлично, хотя уверен, всем наплевать, как мы ходим мыться. Свежее вымытый и побритый отправился с милый к Михалычу на пикник. Мария Петровна на шашлык ехать отказалась, лишь попросила, привезти кусочек мяса да посочней. В честь хорошей погоды, одел шорты, кроссовки, да майку синего цвета, плюс две куртки прихватил для себя и своей девушки. Яна тоже не стала мудрствовать лукаво, выбрала джинсы, кофту белого цвета, серёжки, еще нанесла самую малость косметики, что убрала с ее лица лет так пять, волосы заплела в небольшую косичку.
  Стоило нам сесть в машину, как Яна встрепенулась и проговорила.
  - Тут Славик просил передать, что мозоль уже не так сильно болит, - и очень выразительно посмотрела на меня, в ожидании разъяснений. Ага, значит, ящик с энергетиком получил.
  Я в двух словах пояснил, в чем соль шутки, на ее лице проявились примерно такие мысли "чем бы детя не тешалась лишь бы не плакало".
  Я вознамерился запарковать "Рафа" почти возле самого дома, но наш бородатый друг вышел из-за угла и махнул рукой, мол загоняй технику за угол сарая. Глянул в открытое окно вроде там земля не раскисла и ноги замочить не должны. Порулил, куда сказали. Вылез, обежал машину, ежась от потоков ветра, все же весна - это не лето, открыл дверь для девушки, после сграбастал куртки и замялся, не зная, как дальше нести коробку.
  - Давай мне, - Яна подсуетилась, забирая вещи.
  - Ага, спасибо, - коробка хоть и не большая, но объёмная нести такую крайне неудобно.
  - Тут канава осторожнее, - я повернулся корпусом, вытягивая шею, ага вижу, прыжок и я на сухой дороге.
  - Игорек, зачем это. У нас и так всего в достатке, - послышался радушный голос Михалыча, откуда-то сбоку.
  - Может и все, а может и нет, - загадочно отозвался я, проходя через декоративную калитку в сад.
  Несмотря на то, что мы приехали раньше на пятнадцать минут, запах шашлыка уже вовсю заполонил уютный садик. Возле бани стоил мангал, рядом с ним Колян активно махал картонкой толи, разгоняя дым толи, добавляя жара углям. В самом саду имелись три яблони две сливы и пяток кустов, все высажены ровно и аккуратно. От лишних глаз нас отгораживали стены бани и дома, да живая изгородь из пихт. Сразу налево имелась беседка из бревенчатого сруба, в ней и стоял стол с разносолом. По мощёным плитам прошел к беседке, поставил коробку на табурет.
  - И что это там? - Михалыч с любопытством достойным юношей полез к коробке.
  - Открывай, - через улыбку сказал я.
  Его просить дважды не пришлось, зашуршал картон и на свет божий предстала ковбойская шляпа белого цвета.
  - О хренеть. Это мне?
  - Тебе мой друг, тебе, - нет, определённо дарить подарки куда как приятние чем получать. Такого счастливого Михалыча я в жизни не видел.
  - Кать глянь, что мне Игорь подарил, - неся перед собой шляпу, закричал старик.
  Про головной убор севера американских пастухов я вспомнил случайно, когда проезжал мимо бани, где отсиживался первые дни после бегства от Стаса и ребят. И сразу подумалось, что кольту старика не хватает ковбойской шляпы.
  Михалыч ушел в дом, я же уселся в беседку, напротив расположилась Яна. Окинул стол быстрым взглядом. Да богат стол разносолом, тут и пять видов колбасы, сыра, селедки, огурцы, сало само собой, и две миски салата, не хватало разве что огурцов и помидор. Ну и алкоголя не видно, но тут не удивительно, наверняка отстаивается в погребе, охлаждаясь до вкусного состояния.
  - Здоров! - раздался голос с боку я, чуть повернувшись, увидел узкую ладонь Николая.
  - Здравствуй! - поручкался, и ни какого раздражения внутри не проскользнуло, возможно, я уже смирился и принял его, таким, какой он есть.
  - Здравствуйте! - уважительно к моей девушке, - может, чего хотите?
  - Спасибо нет, - приветливо отозвалась Яна.
  - Хорошо. Я там шашлык жарю. Это... скоро будет готов, - ему явно было неловко, и зачем вообще подходил, вежливость выказать. Хм, а ведь я сам хорош, пришел в гости, и не здороваюсь, вот он и решил проявить инициативу, заодно прощупать мое к нему отношение. Может парень, в самом деле поумнел.
  Спустя минуту послышался шум голосов я, движимый любопытством, выглянул. Из-за угла показался Рома с Людой. Оба в при отличнейшем настроении, и явным желанием хорошо отдохнуть. Форма одежды от нашей почти не отличалась, джинсы кофты майки.
  - Привет честной компании, - громко поприветствовал нас Рома, я пожал твердую ладонь, и кивнул Люде, и дальше он Николаю, - малой, ты там только мяса не спали.
  - Да без Б, - тут же отозвался Колян.
  Появлению моего инструктора был удивлен, вроде и не сильно дружим, а с другой стороны, почему нет. Он душа компании и вообще хороший человек. С ним определено будет веселее. Вновь прибывшие быстро расположились в беседке, Рома не смущаясь, закинул два куска колбасы в рот, и активно задвигал челюстями.
  - Вау, - изумлено, воскликнула Яна.
  Я развернулся посмотреть, на объект восклицания. И надо сказать, что вау это слабо сказано, к нам приближался всамделишный шериф из колхоза Ленинец. Михалыч сверка что бляха у дембеля. Клетчатая рубаха, поверх жилетка, ярко-синие джинсы, на поясе кобура с кольтом, и как венец образа белая ковбойская шляпа, кирзовые сапоги добавляли местного колорита.
  - Милый я тебя бросаю, - тут же встрепенулась Люда, лучась улыбкой от уха, до уха, - в городе появился новый герой.
  - Дуэль, - давясь колбасой вскрикнул Рома, - только я с калашем приду.
  - Боюсь, что раньше вас Катя положит скалкой, - весело отозвался сельский ковбой.
  Все хохотнули непритязательной шутке.
  - Откуда такое богатство, - как мне послышалась, в голосе Рома сквозила зависть.
  - Да с миру по нитке. То тут, то там, вот Игорь шляпу подогнал только что, - старик вроде как даже засмущался.
  - Ладнооо, - протянул Рома, выбираясь из-за стола, - хотел позже, но раз такое дело.
  Он почти бегом поспешил в сторону импровизированной парковки, мы все посмотрели на Люду. Та улыбнулась и чуть кивнула головой, мол вы ждите, сейчас всё проясниться. Вернулся Рома быстро, таща за собой огромную спортивную сумку. Явно наполненную чем-то очень тяжелым, вон шлейки в кисть правую впились ажно побелела, а левая выставлена считай параллельно земле. Михалыч подсуетился и подставил табурет под ношу Романа. Инструктор выдохнул и одним уверенным движением расстегнул молнию. Я в этот раз проявил терпение, не полез смотреть.
  - Опа, - весело крикнул Рома, извлекая на свет божий, куртки темно зеленого цвета.
  - И, - после паузы спросил я.
  - А неучи. Это кевларовая куртка. Не один мертвяк не прокусит. Идеальная вещь. Принимайте, от души, надеюсь, с размерами не прогадал.
  Прозвучал общий хор благодарностей. С вопросами, за что такая щедрость никто не полез.
  - А что так тяжко тянул? - мне бы уняться и радоваться, но нет, морочу людям голову.
  - А патроны, по договорённости, - радостно ответил Рома.
  - Спасибо. Нам бы, чем отдариться.
  - А вот через месяц на днюху ко мне придете, там и даритесь.
  - Порука, - за всех ответил Михалыч.
  - Ну, за обновки можно и выпить, - тут же заявил новоявленный шериф, - Коль, будь добор.
  - А что надо? - послышалось от мангала.
  - Игорек твой выход?
  - А, - тут же затупил я.
  - Б, ты, что пить будешь. У меня тут иметься все и даже чуть больше, так что прояви фантазию и удиви старика.
  - Водку, - не уверено сказал я, - в простоте красота.
  - Вот, сразу видно молодой, а мудрость жизненную познал.
  Не успел я толком рассмотреть подарки Ромы, как Колян организовал рюмки и шустро их наполнил. Дамам было предложено шампанское и вино, но Яна их категорически отвергла.
  - Говоришь все, есть, - Колян поставил рюмку, хоть моя милая и обращалась к Михалычу, всем и так было ясно кто выступит провожатым, - Люда ты со мной.
  Девушки удалились мы переместились к мангалу. Никто не спешил приступать к распитию алкоголя.
  - Что за мясо? - чтобы не молчать спросил я.
  - Баранина, - плохо имитируя кавказский акцент сказал Михалыч, - свинину есть стремно, чуть что ни так и зомбятину попробуешь. Так что едим только травоядный, те как я понял, не обращаются.
  - Сбылась мечта мусульман, - хмыкнул Рома.
  - Ну как по мне свинина никогда не была хорошим мясом, - Михалыч решил завязать разговор потуже, - один холестерин и толку ноль. Пока монголы Русь не поработили, свинью вообще за пищу не считали...
  Под легкий спор мы таки дожарили шашлык. Быстро донесли шампура к беседке, там выгрузили слегка подгорелое мясо в огромную миску. Рома тут же принялся снаряжать новую партию.
  - Привет, - за нашими спинами как по волшебству образовался Петр, - как я вовремя и мясо готово и водка налита.
  Откровенно говоря, наш командир выглядел не очень. Глаза впалые и красные, сам потрёпанный словно спал в машине, и голос с хрипотцой. Такое чувство, будто простудился.
  - Точно водка, - встрепенулся Михалыч, быстро раздал рюмки, присутствующим, себе взял стакан с соком, - ну давайте зато чтобы у нас все было, и нам за это ничего не было.
  После древнего как сам Михалыч тоста, мы выпили. Водка тягучем холодом прошла до пищевода, и раздалась теплом. Особых причин закусывать не было, но шашлыка хотелось, аж слюной довился. Взял первый попавшийся кусок обильно мокнул в "кетчуп", и закинул в рот.
  - Ну, вот без нас начали, - послышался веселый ворчливый голос, хозяйки.
  - Да мы так для апатиту, - тут же стал отмазывать нас Михалыч.
  За женской частью нашей компании тащился Колян с подносом, заполненным бокалами с какой-то красной жадностью. Дамы в руках держали такие же, только с воткнутыми трубочками и мини зонтиками.
  - Игорек, Яночка у тебя просто золото, - прощебетала Люда, подходя к своему парню.
  - Знаю, вот оружие ношу, - я похлопал по кобуре с ПМом, - чтобы не украли.
  Неловкая шутка выдавила лишь дежурные улыбки. Дальше праздник постепенно набирал обороты, неспешно, но верно двигаясь в сторону отдыха и беспечности. Потихоньку пришло ощущение прежней жизни, где из заботы были лишь зачеты да количества денег на пиво. Как-то незаметно к нам присоединилась мама, привезя с собой свежевыпеченный хлеб. Тот самый кирпичик, что многие брезгливо игнорируют в магазинах. Его съели за один присест с большей жадностью, чем жареное мясо. А оно и не удивительно, хлеб последнее время стал дефицитным товаром. Мария Петровна, откуда то приносила самодельный, но он был далеко не тот, что помнился из детства. А тут кто-то пекарню нормальную открыл, еще намек на нормализацию нашей жизни.
  Походу действия выпил еще три рюмки и застыл с четвертой. Хмель уже пробрался в голову, и мутил мысли, но радости это не приносило. Я мельком глянул на друзей, они громко смеялись над древними анекдотами от Михалыча, особа забавляли те, что про ковбоев по понятным причинам. Не желая портить, веселя окружающим, своей кислой рожей, пошел в сторону калитке выводящей в поле. Возле бане на стуле опустив голову и раскачиваясь из стороны в сторону, сидел в хлам пьяный Колян. И когда успел, ведь наливал всем только Михалыч. С другой стороны тут много смекалки не надо.
  Отодвинул деревянный засов, открыл калитку, с боку обнаружилась скамейка, на нее и сел. Вид открылся замечательный, можно даже сказать романтический, поля, вдалеке лес и все это окрашивает заходящее солнце, только ветер злодей холодом обдает, но тут я сам виноват надо было теплее одеться. Хм если судить по вытоптанной земле, Михалыч со своей зазнобой частенько тут засиживаются. А так и не скажешь что они романтичные натуры. Вытянул ноги, откинулся спиной на нагретые бревна бани, спохватился и поставил не выпитую рюмку рядом.
  Хорошо. Уютно. Мирно.
  Краем глаза заметил, как чья-то рука свержу, толкнула створку. И чуть было не простонал в голос от разочарования. Ведь так хотелось побыть одному. Мое уединение нарушил старикан, он молча сел рядом, так же как и я вытянул ноги. Я покосился на него в ожидании слов, но старый товарищ молчал.
  Сколько мы вот так просидели, смотря на уходящее солнце, не знаю. Мне было хорошо и это главное. Во время созерцания заката в голове ходили мысли все больше одного серого окраса. Они ходили, искали ту заносу, что засела внутри, не давая мне расслабиться и полностью отдаться семье, друзьям и принятию новой жизни. А может они искали того самого ребенка, что живет в каждом из нас, того, что умеет радоваться забывать и прощать. Того, что съел зомби в том проклятом подвале? Не знаю, сложный вопрос и самому мне на него вряд ли удастся ответить в ближайшее время. Тот подвал состарил меня как минимум на лет пять.
  Ветер ледяным потоком прошелся по ребрам, я съёжился, подгибая голову против ветра, глаза наткнулись на рюмку водки.
  - Мих, я тут отъеду на недельку другую.
  - Куда, - ровным, как горизонт голосом спросил приятель.
  - Дело тут есть одно не завершённое, - после продолжительной паузы, все же сказал я.
  - Ага. И мы с Петром тоже тогда проедемся.
  - Это не обязательно.
  Михалыч повернулся ко мне, подслеповато прищурился и серьезно сказал.
  - Ошибаешься, обязательно.
  Мысли нашли-таки занозу, споткнувшись об рюмку, тварь, что убила отца, живет и дышит. И я окончательно утвердился в мысли, что эту мразь надо извести во, чтобы то ни стало.
  ***
  
   Складская пыль при очередном вдохе забралась в ноздри, вызывая острое желание чихнуть. Склонил голову к автомату, что упирался в плечо, провел большим пальцем по носу. Полегчало. Так не теряем бдительности, и спокойно продвигаемся дальше по полупустому ангару, из листовой жести. Я справа, Петр по центру, Михалыч чуть позади и левее, Колян вроде как замыкающий. Цель дойти до подсобки и выбраться на улицу, а там к гаражам. Задача вроде и не сложная, но с учетом зомби и мутантов вполне себе рисковая. Приблизились к добротной пластиковой двери я, не мешкая провел автомата по верхам, в попытке обнаружить возможные входы для морфа, Колян упал на колено, и прикрывает тыл.
   - Чисто, - не громко сказал я, напарники эхом повторили за мной.
   Петр встал сбоку от двери, убедился по створке, что открываться на себя, поймал мой взгляд кивнул. Я сглотнул ком в горле, продолжительно выдохнул, пытаясь унять нервы. Встал напротив командира, кивнул, и сразу рывком отвалил дверь, прячась за полотном. Шум шагов, следом два выстрела эхом отбились от бетонных стен, и глухой голос Петра "чисто". Я не сдержал косую ухмылку, активные наушники спасли перепонки. Чудо-вещь, ни как иначе. Зашел в подсобку, вешалка на ней пальто всё в пыли, стол, шкаф, устранённая цель на полу. Продолжил осмотр, ни в сан. узле, ни в гардеробной никого не оказалось, о чём отрапортовал Петру, стоящему возле окна.
   - Чисто, - глуха, сказал он.
   Теперь к двери, взялся за ручку, ага цилиндры петель не вижу, значит открываться наружу. Поймал взглядом Петра, толкнул полотно, оно подалось лишь на несколько сантиметров. Зараза. Конечно, демаскировались мы знатно, но так и не с людьми воюем, а с мертвяками. Выйдут, встретим со всеми почестями. Получается дальше путь лежит через окно. Михалыча не пошлешь в силу возраста, Петя командир, и не чего его дергать, а Колян есть Колян. Значиться мне и вылезать. Боязно, а куда деваться. Прежде чем выбираться тщательно осмотрелся, ни каких признаков целей. Открыл створку, некстати мелькнула мысль про подвальное окно, помниться так же нарвался, но тогда был плохой обзор, а сейчас все как на ладони. Взобрался на подоконник, автомат дулом вниз, мне не стрелять, а разведывать надо.
   - Прикрывай, - это я Михалычу.
   Дождался пока он подойдет, спрыгнул. Мельком подумал, что лучше с пистолетом возле груди выскакивать, чем с автоматом наперевес, но как есть. Осмотрелся еще раз, бдительность наше все, чуть зазеваешься, и схарчат. И только потом увидел, что блокирует дверь, газоблок. Подошел, оттолкнул ногой, и сразу в сторону, чтоб своим не мешать. Группа вышла, рассредоточиваясь, дальше двинули к гаражам, по привычной схеме. Преодолели открытое пространство, прижались к стене. Петя осуществил визуальную проверку помещения, пока мы контролировали остальное пространство. Я снова прошелся по верхам, солнечный луч больно резанул по глазам. "Лучше бы солнцезащитные очки одеть в место тактических", - пропищал внутренний голос. На что здравый смысл возразил, "А в помещение слепым котенком торкался бы по углам".
  Снова медленный выдох, пора идти. Петр первым вошел, открывая огонь короткими очередями, следом я взял правый сектор, нашел свою картонную цель и со второй попытки уничтожил. Еще пару очередей и нарисованные монстры ликвидированы.
  - Перезарядка, - нет, я определенно обожаю эти активные наушники, ну все же слышно.
  Я как учили, произвел контроль секторов.
  - Чисто, чисто, чисто, - эхо голосов.
  - Свои выхожу, - послышалось из-за угла гаражей.
  - Приняли, - тут же отозвался наш командир.
  Фу все операция завершена стволы в землю, и на предохранитель. Хоть и тренировка, а нервом ушло, не меньше чем при зачистке подвалов. Настраиваться на боевой лад в последние время становилось все легчи и легчи.
  - Я иду, - повторенья мать спасения, если рядом парни на адреналине и с оружием.
  Рома неспешно вышел из-за угла, держа руки чуть в стороны. Как по мне так это уже излишняя предосторожность, но как в анекдоте он жираф ему видней.
  - Два круга по территории и к машине, а я пока ваши пострелушки по картонкам посмотрю.
  Бег в нашей реальности стал обязательно частью обучения. Пострелял, будь готов убегать, даже если тут всех положил, неизвестно, кто может на шум пожаловать. Колян с Михалычем вздохнули, кто из них более тяжко так сразу и не поймешь. Выстроились в цепочку и приступили к аэробной нагрузке. Бежать в полной вкладке да под солнцепёком то еще удовольствие, а ведь не просто надо двигать ногами, еще и головой крутить по сторонам. Так сказать во избежание неприятностей. Обегать приходилось бывшую зерносушилку и прилегающее хоз. постройки и того километр смело получается. Обогнул водохранилище с обвалившимися бетонными столбами, и сеткой рыбицей, что железным каркасом торчала из травы. Мельком глянул в сторону леса, там только ветер озорничает в кронах деревьев. И далее неспешной трусцой за лидером.
  К слову приоделись мы славно, от нормальных вояк с первого взгляда и вовсе не отличишь. Если куртки нам достались на халяву от больших щедрот Ромы, то за все остальное Михалычу пришлось изрядно поторговаться. Как водиться с криками, хлопками дверью и возвращением с более приемлемым предложением. И вся эта нервотрепка того стоила, взять хотя бы те же активные наушники. А так на нас полный комплект горки городского камуфляжа, разгрузка, очки и как бонус кепка. Вот такие красивые и бегаем.
  Обогнули по дуге не большое кирпичное здание, коему примыкала огромная металлическая труба под двадцать метров высотой со скобами до самого верха. Снова огляделся, поле с пробивающейся травой, пока низкой в ней разве что ежик спрячется. Позади надсадно хрипит Михалыч и Колян голову склонил, только носки ботинком сейчас и видит, не хорошо.
  - Не спать, - гаркнул я, пусть привыкает везде быть настороже, а эти хмурые взгляды меня не сильно беспокоят.
  Свернули на асфальтируемую дорогу, сразу стало бежать легче. И теперь уже кошусь на дома в метрах пятистах от нас. Если какая нечисть и притаилась, то только там. Вот и финишная прямая, обернулся Михалыч совсем плох, чуть сбавил темп. Пробежали мимо машин, старик тут же отклеился, прошел пару метром и, не выдержав, привалился к машине, надсадно дыша. Никто его и не подумал осуждать, тренировки тренировками, а доводить пожилого человека до инфаркта не к чему. К концу второго круга серьезно отстал Колян, снова сбросили скорость, результат, как известно считаться по последнему.
  Поравнялись с транспортом, Михалыч так и подпирал бок автомобиля, разве что теперь курил, и явно не первую сигарету.
  - Где сатрап, - хрипя от пересохшего горла, спросил я.
  - Сейчас подойдет, - протягивая мне бутылку с водой, ответил старик.
  Не успели мы отдышаться, как наш инструктор показался из-за угла ангара, шел медленно, вдумчив дымя сигаретой.
  - Ну, хоть попадаете куда надо, и то хлеб, - сказал он, подойдя ближе.
  Почти похвала, первые дни он кроме как матом не выражался, умело, не переходя на личности. После попойки у Вдовушке как-то так вышло, что ехать со мной, собрались Михалыч Петя и как не странно Колян. Это я думаю, наш старик надавил, чтобы вот так втиснуть его в наш коллектив. Когда пришли к Роме просить поднатаскать нас по стрельбе из АКМа. Он внимательно выслушал, а после назвал нас идиотами и смертниками. Потому что одно дело кататься и отбиваться от случайных бандитов, со всем другое планировать и осуществлять спец операцию по устранению человека. Что удивительно он, как и мои друзья, внешне никак не обозначил свою не привязь по устроению человека. Я обрисовал свои мотивы, они сочли их приемлемыми. Так что Рома безапелляционно заявил, что поедет с нами, иначе таких дуроков по убивают, а его потом совесть замучит. Такому прибавлению в отряд я был откровенно рад, даже не сильно отговорила парня. С того дня он за нас и взялся, поначалу просто учил стрелять и правильно держать оружие в руках. После уже принялся обучать работе в группе. Выходило скверно, но тут у нас имелось оправдание пара часов в день это не то время, чтобы постичь тонкости военной науки.
  Рома устроился на не большой валуне, что говорила нам лишь об одном, сейчас будет разбор полетов. Я стянул кепку, провел козырьком по лбу, убирая пот, пригладил изрядно подросшие космы и вернул бейсболку на место.
  - Ром прогресс есть, - заговорил я, прежде чем он начел нас распекать.
  - Да, но слишком маленький. Ну, через восемь-девять недель будете на что-то годны.
  Два месяца, это же конец лета считай. Нет, так дело не пойдет.
  - Знаешь Ром. Хватит, - все взгляды сошлись на мне, кто с немым вопросом, кто с благодарностью в глазах, - завтра я выезжаю. И точка.
  Повисла пауза, если в военном деле мы беспрекословно слушались Рому, а в быту Петра, то в предстоящей вылазке мое слова решало все.
  - Хорошо, - мягко проговорил вояка, - только давай через два. Понедельник не лучше день для начинаний.
  - Пф, - выделился своим мнением Колян.
  - Когда на кону жизнь, то лучше побыть чуть-чуть суеверным, - не к кому не обращаясь, сказал Рома.
  - Значит через два дня, - резюмировал я.
  Докурив, погрузились в машины. Петр оседлал моего "Рафа" Колян примостился к нему на пассажирское сидение. Вроде как отрабатываем схему перемещения с головным дозором. Остальные, не сговариваясь полезли в "Фольксваген LT" белого цвета, Михалыч за руль, Рома рядом я примостился на ящик в кузове без окон. Нам еще за комбикормом ехать, в соседнюю деревню. Вот такая сейчас пошла мародерка, дням, когда грабили в свое удовольствие, пришил конец. Сейчас все тащим на благо общества. Злопыхатели, поселение уже колхозом называют, но я видно слишком молод, чтобы иметь негативное отношение к данному слову. Но Главный по слухам жутко не доволен.
  Положил автомат на колени сдернул кепку, вытянул гудящие ноги, можно и нужно передохнуть. Немного подумал и слегка расшнуровал берцы, пусть ногу подышат. Несмотря на духоту, навалилась сонливость. Протяжно зевнул, вот пожалуй и вся моя уступка дремоте.
  - Долго ехать? - поинтересовался я.
  - Минут сорок как минимум, - чуть помедлив, отозвался Михалыч.
  Как бы не заснуть за такой срок. Наводку на комбикорм нам выдали в Конторе, Васька с бригадой более на выезды не посылали все больше отдельные группы. Где он сейчас деморализацией людей занимается, не знаю, да и знать не хочу. От безделья и свободомыслия вспомнился, печальны случай перегонки скота. Где-то Сарги добыли с два десятка голов крупно рогатого скота, и решили своим ходом перетащить его к нам, благо расстояние километров тридцать не более. Выдвинулись. И трети пути не прошли, как объявился мутант. Сначала один, все круги наматывал, приноравливался, как бы атаковать, шуганули его. Не прошло и десяти минут как образовалась целая стая. Вот тут - то шутки и закончились. Раза три бойцы отбились, а после поняли, что еще чуть-чуть и твари пойдут по тупому в лобовую атаку. Такое количество живого мяса они точно не отпустят. Вот и пришлось бравым воякам в срочном порядке кидать животин и драпать. Хорошо, что мутация развиваться от каннибализма, а то страшно представить, чтобы там выросло. Теперь скот перевозят в специальных контейнерах, и под охраной БТРа. И то твари нападают. А еще мне очень хотеться глянуть, как Главный решит проблему с выпасом парнокапытных. Та еще головоломка. Я пока вижу только одно решение перебить всех морфов, каким-то образом.
  Машину тряхануло, по днищу забили камни, и еще вроде как тень опустилась. Ага, в лес въехали. Сразу стало не удобно сидеть, грунтовая дорога изобиловала ямами. Мысленно попытался представить, где нахожусь. Не вышло. Достал из бокового кармана штанов карту, отследил место съезда, успокоился. Не прошло и пяти минут как в рации послышался встревоженный голос Петра.
  - На разворот. Тут мутант шлётся. Тварь за нами увязался. Прием.
  - Уйдете? Прием, - резко спросил Рома.
  - Да, - пауза, - Прием.
  - Ждем на кольцевой. Отбой.
  - Откуда там мутант? - крикнул я, - Саги же проверяли.
  - Пришел, наверное, - флегматично отозвался Рома.
  После он связался с поселковыми вояками, сообщил о проблеме. На что получил ответ, ждать и так дел много. Мда вот тебе и по мародерили, все-таки есть минусы в мелких группах. Хоть мы и были ближе к кольцевой, но на место встрече Петр приехал первое. Видно гнал, не жалея подвески, да и кроссовер всяко проворнее "буса".
  - Что там? - первым делом спросил я, стоило только выбраться на свежий воздух.
  - Да горилла огромная, бежал урод за нами почти три км. Думали, что так и не отстанет. Совсем тупой.
  - Сами завалим? - это уже Михалыч с насущным вопросом влез, его понять можно, торчать без дела не пойми, сколько времени, отчаянно не хотелось.
  - Слишком рискованно, - задумчиво ответил Рома.
  Да в последние время рисковать совсем не хотелось. Тем более из-за какого-то корма для скота. Я мысленно прикинул, куда бы скататься в появившееся временное окно. Но получалось, что везде мы были и в радиусе двадцати километров ничего более-менее ценного не осталось. А палить соляру из-за мелочевки глупо. Вот и выходит, что будем стоять пока ситуация не прояснится.
  - Колян наверх, остальные отдыхать, - распорядился Петр, залезая на передние сидение.
  Машины мы расположили в не большом одолении от кольцевой за стеной из кустов, с дороги так просто транспорт не заметишь. Зато нам прекрасно слышно, если по трассе кто шинными шуршит. А если по кустам пойдут, то часовой потенциального врага раньше заметит, чем тот его. Я открыл боковую дверь сел на пол микроавтобуса свесив ноги, автомат уложил рядом, почесал изрядно подросшую бороду. Перевел взгляд на Михалыча, и как он с это бородище ходит, тот словно прочем мои мысли сказал.
  - Первый пять лет тяжело, потом привыкаешь, - я, словно нашкодивший ребенок отдёрнул руку от лица, чем вызвал, у приятеля еще одну улыбку.
  Обзавелся лишней растительностью не из-за лени, или витка постапокалиптической моды, а с целью конспирации. Когда поедем на задание, лучше быть максимально не похожим на себя, а самый просто способ тупо зарасти. Не когда не думал, что борода и длинные патлы так меняют людей, со слов Марии Петровны я постарел на лет десять, и стал более угрюмым. К тому же борода оттягивает внимание при первой встрече, народ у нас все более бритый ходит.
  Я потер переносицу, большим и указательным пальцем. Нет, так точно засну, надо что-то делать.
  - Огляжусь, - поставив в известность напарников, пошел в сторону подлеска.
  В сами кусты не пойду, на фиг неизвестно кто там сидеть может. Так вдоль канавки пройдусь и все. Ноги идут, глаза смотрят, руки сжимают автомат, а в голове бродят мысли.
  Мой план по обогащению за счет газа, не то что бы потерпел фиаско, просто быстро спустил на грешную землю из облачных грез. Очень скоро выяснилось, что газовое хранилище, вывезли еще в первые дни Беды. А остатки выпустили наружу. Возле хранилища газам воняло, так что даже мертвечину перебивало. Может оно и к лучшему, все едино я такой кусок не проглотил бы, хотя с другой стороны мог бы поиметь некий процент как с арсенала из архива. Но опят же, туда наверняка скатались бы более солидные дяди, так что это все ровно была изначально гиблая идея. А вот собирать газовые баллоны с миру по нитке вполне посильная задача. Чем я, впрочем и занимался большую часть времени. И набрал я их за месяц с небольшим, ровно триста двадцать шесть штук. Все это добро разбил на три части и попрятал в заброшенных деревах, и штук пятьдесят понятно дело на скал к Витьку оттащил. На повседневные расходы, так сказать. За одно склад Олегу и Ко показал. Ребятами они оказались сплошь надежными и правильными. Сами балоны распространять решил через одноного Ивана, самому светиться в этом деле не хотелось. Да потеряю часть прибыли, но зато башка останется на месте. Чем выше взлетаешь, тем охотнее тебе крылья подпалят, если нет щита виде силовиков. И тут на знакомство со Славиком не сошлешся.
  Остановился на перекрестке, осмотрелся, пусто, только синий знак на двух столбиках с белой надписью "Rezekne", непривычно чистый, словно осколок прошлой жизни. Интересно сколько он еще вот так отстоит? Год, два сто лет? Не найдя ответа на казалось бы, простой вопрос, развернулся на каблуках и выдвинулся в обратный путь.
  Сарги отчитались через час и семнадцати минут, о ликвидации трави и чистоте пути. Но об этом мы и сами догадались по смолкшим выстрелам. На въезде в деревушку в поле исчерченным шрамами от колес, заметили ошметки, мутанта. Тварь свела близкое знакомство с крупнокалиберным пулемётом, вот и латунные цилиндру как свидетели свидания, валяются россыпью в траве. Комбикорм оказался в большом ангаре, работали уже по привычной схеме, Михалыч наверху прикрывал, мы же, раздевшись да маек сноровисто грузили мешки, Петр внутри, мы с Коляном подносим. Командир мог бы и не ломить спину, ему вроде как по статусу уже не положено, он у нас все более по дипломатии. Но нет трудиться на равных. Закончили с погрузкой, отчалили.
  На месте уже разгружали работяги, к нам с подобным предложением никто не подходил. Тот белобрысый амбал, что пытался меня прессовать все так же числился в бригадирах. На меня он всегда смотрел с этаким вызовом и издевкой. Всячески демонстрируя, что вон, он какой альфо-самец, а я должен испугаться и бежать, поджав хвост. Я же просто его игнорировал, не принимая эти дурацкие правила игры. Кстати встречи с этим уродом у меня участились, раньше я его встречал, отлучая к случаю, теперь почти каждый день натыкаю то тут, то там. Вроде он ни чего и не делает, но как сказала Яна, "Он проявляет пассивную агрессию", провоцируя меня на активные действия. Тут надо что-то делать перетерпеть не получиться, но не сейчас. У меня пока есть более насущные цель.
  Закончив с разгрузкой, поехали на склад, заниматься инвентаризацией. Вернее, поехал я и Михалыч, Рома оправился к своим, Петр к Главному, Колян на домашние работы.
  Как, оказалось, натащить барахла это полдела, если не одна треть, а вот сортировать совсем другое, куда более нудное и тяжелое. Поначалу этим занимался Витек, и нас его подход полностью устраивал, но на дальней дистанции выяснилось, что система зав. склада не жизни способна. И искать нужное, приходить чуть ли не дольше чем просто сваленное в кучу. К тому же его заскоки на регалии изрядно раздражали. Так что он из кладовщика мирно тихо перекочевал в категорию сторож.
  Домой я вернулся поздно ночью. Помылся в полутеплой бане и, подсвечивая путь ручным фонариком, пошел домой. Яна на раскладном стуле читала книгу, освещая страницы настольной лампой, запитанной на аккумуляторе. Мать и бабка спали.
  - Кушать будешь? - подставляя щеку под поцелуй спросила она.
  - Не, подкрепился на складе, - карие глаза с укором посмотрели на меня из-за кромки книги.
  - Честно поел. Картошка, лук со сметаной, две сосиски, и суп с пакетика, - шутливо отчитался я.
  Глаза снова обратились к чтиву, мне поверили. Разделся, завалился на пол, вернее на два матраса сложенных поверх друг друга, почти кровать.
  - Как она?
  - Без изменений, - буркнула Яна.
  Последние две недели мы с матерью почти не разговаривали, а последние дни так и вовсе она меня избегала. А причина просто, в ее понимании я еду на верную смерть.
  Ох, я и раньше пытался завете с ней разговор про убийцу отца, но она всячески ускользала от расспросов, под всякими нелепыми предлогами: некогда, голова болит, не сейчас, у меня нет настроения. Но три недели назад я поймал маму на кухни за ужином, ни Яны, ни Марии Петровны в доме не было, и я ее прижал, простыми, но такими действенными словами.
  - Ма, я все равно поеду, но, если ты дашь описания этого урода мне будет легче.
  Она заговорила тихо дрожавшим голосом, но уверено и гладко, явно не раз проговаривала речь про себя.
  - Его зовут Иван Петров, живет на Елгавас 7, высокий, сутулый, коротко стриженый, с сединой, очень ухоженные усы. Ты должен его помнить, он отцу эклектику помогал тянуть, - я не помнил, вернее в голове промелькнули смутные образы процесса, но ни как не человека.
  - Не помню. Опиши подробнее.
  Кажется, она всхлипнула.
  - Сейчас нарисую, - уйдя в комнату, мама довольно-таки быстро вернулась с листком и карандашом. Я встал из-за стола, чтобы не мешать.
  - Вот, - спустя десять минут я получил листок с наброском.
  Присмотрелся к рисунку, крючковатый нос, впалые щеки, усталые глаза, лицо вроде как вытянутое, и да усы. Память вроде шелохнулась в попытки перевести рисунок в человеческий образ, но и только. Ладно, такого уже не забуду. Сложил листок, прислушиваясь к себе. Нет, ярости не ощущаю, глухую ненависть да, но не каких сильных эмоций, заставляющих тело кидаться в атаку. Возможно, мне надо было как-то успокоить ее, сказать нужные слова, но я был слишком поглощён местью. А после были сухие слова, и неловкие паузы, с отведением глаз. И такие ненавистные слова "Все хорошо".
  Яна мое заявление про поездку, восприняла спокойно, Мария Петровна лишь ругалась, что меня дурока убью и правильно сделаю. А после вкрадчиво пыталась убедить, что жить надо дальше и отпустить былое. И после моего отказа снова ругань.
  - Милая, я во вторник уезжаю.
  - Хорошо, - мягко послышалось сверху, ни упеков, ни вздохов, ни попыток переубедить, идеал, а не женщина. Ее мужчина принял решение, и она как верный любящий спутник полностью его подержит.
  Спустя секунду свет погас, послышалось шуршание спадающей одежды. Одеяло вздернулось, прохлада весело пробежала по телу, вызывая мурашки, еще секунду и разгорячённое обнажение тело прижалось ко мне.
  
  
  Вечерний сумрак неспешно затягивал небо, а кровавый обрубок солнца, заливал багрянцем облака на горизонте, еще полчаса и без фонарика нормально не пройдешь. Сразу вспомнилось обещание Главного подвести электричества к каждому дома через два месяца после начала писца. Но как в той басне, " Да только воз и ныне там". И тут так сразу и не поймёшь кто виноват парни на ГЭС или же наше руководство. Но если учесть мои патриотически чувства, то думаться мне, виноваты обе стороны.
  - Игорь, - Олегу пришлось повысить голос, дабы выдернуть меня из пессимистичных мыслей.
  - Да, - я нахмурился и взял полупустую кружку с кофе.
  - Завтра можем скатиться в соседний город, тут на окраине есть коттеджный поселок. Знаю, его впервые недели вычистили, но дальше стоят дачные дома. Я тут поспрашивал аккуратно так вот там, на постоянке жило человек пятнадцать. Так что есть смысл проверить.
  - Сколько до туда, - я наклонился, дабы рассмотреть карту. Олег приподнял масленую лампу, хоть и сидели мы в стеклянной беседке, но света заходящей звезду явно не хватало.
  Сориентировался по не большому городку Ливаны, в двух сантиметрах от него обнаружился красный крест. Так сколько там было от нас до городка, километров семьдесят, туда обратно получиться километров сто пятьдесят, и это помножить на две машины, в соляре выходит литров сорок. На что на выхлопе? Не сильно нужная мелочовка. Эти мысли я и озвучил.
  Олег вдохнул и сделал большой глоток из кружки, так ничего не сказал, взяв паузу для более развернутого ответа. Я его понимал, мародёрка из прибыльного дела сейчас превратилась в некое подобие лотереи, где призовых билетов осталось крайне мало. Ну, положим еще месяца два мы откатаемся, а потом придется искать более классическую работу. Если со мной напарниками все было ясно, не зря же мы столько натащили, то будущие Олега и Ко выглядело туманнее. И его желание выжить по максимум из последних деньков, было понятно.
  - Нууу, если выставить эту поездку больше как разведывательный рейд, чем мародерки может, и выделят топлива, - не уверено высказался он, заставляя меня задуматься.
  Зачем я тут сижу и слушаю невнятные предложения Олега, ведь завтра отправлюсь по своим делам. Все просто, именно мне придется выбивать для них топливо и разрешение на покатушки. Забить на ребят было бы с моей стороны чистым свинством, я у них главный мне и нести ответственность.
  Призывно щелкнула рация, включил.
  - Игорь можешь разговаривать? - без всяких прелюдий спросила Яна.
  - Не очень, я на... совещании, - подобное построение вопроса, была кодом на чрезвычайную ситуацию, не для посторонних ушей.
  - Командир, я до ветру, - Олег поспешно встал, правильно расценив сложившуюся ситуацию.
  - Слушаю, - сказал я, когда дверь в беседку закрылась, а тень парня отдалилась на безопасное расстояние.
  - Ты где? - я едва узнал голос Славика. Ого, а дела и в самом деле плохи.
  - В красном поселке, четвертый дом.
  - Двигай в школу. Там шустрик лютует, - я вскочил, поймал взглядом сайгу, выданную Олегу, - никому ни слова. И сам быстрым шагом сюда, ситуация серьезная, но не критичная.
  Подхватил карабин вышел наружу, мелькнула мысль пойди в дом и забрать АКМ у Мариса. Но одернул себя, это лишние время, да и сайги на шустрика за глаза хватит.
  - Олег я карабин взял, - и с этими словами поспешил в сторону школы.
  То, что там подумал подчинённый меня не сильно волновало, он парень сообразительный и лишние вопросы задавать не будет, как и не будет попусту болтать. Вот что меня волновало, так это мертвяк вблизи детей и матери. И то, что сейчас туда не мчаться Сарги со злыми лицами и большими пушками.
  Я с большим трудом сдерживал себя от того чтобы не сорваться на бег. Сказано же шагом, значит, время терпит. Если бы там сейчас детей жрали, Славик так спокойно себя бы не вел, и я бы спешил не на зов рации, а шум пальбы. Выдохнул, пытаясь успокоить себя. Почему я, а не Сарги? Или внутреннее подразделение, у нас же есть такое. Ничего не понятно.
  Поднялся на не большую горку, людей вокруг нет, все тихо. Не заметно перешел на легкую трусцу.
  - Как дела? - я связался по рации.
  - Двигая, - зашипел Славик, - только аккуратно не привлекай внимания. Ты где?
  - На стадионе.
  - К черному ходу тогда, - обрыв связи.
  Через стадион шагов сто, потом пересечь канаву, и там уже по тропинке, можно и ускориться, кусты прикроют. Тормознул на миг замялся, прикидывая как быстрее будет направо или налево. Выбрал второй вариант. Пока огибал школу, с волнением смотрел на окна, света нет, как и шума. Вот и пойми волноваться по этому поводу или нет. Возле черного хода остановился. И прежде чем дернуть за ручку прислушался. Тихо. Открыл дверь, уходя с линии возможного удара. Ага, никого, заглянул в проем, увидел отблеск фонаря.
  - Свои, - громко сообщил я.
  - Заходи, - послышалось из темноты, - и дверь закрой.
  Выполнил инструкции, включил фонарик, обвел лучом пространство, стены, две двери в гардероб, еще правее двойная в спорт зал, все заперты. Продвинулся дальше в холл. Возле папоротника обнаружил Славка и Яну, оба с пистолетами в руках.
  - В чем дело? - голос не дрогнул, в нем даже послышались командные нотки.
  - Тут шуст объявился. Кочегар, бывший своего собутыльника, съел, охранника. Того уже упокоили, - дрожащим от волнения голосом заговорил Славик, - Мать твоя с десятком детей заперлись в лаборатории. Дверь хорошая, не сломает. Янис на дальней лестнице, Толик на ближней. Сейчас еще двое подойду, и начнем.
  - Какого хрена тут нет силовиков? - прорычал я, вполне логичный вопрос.
  - Такого, мать твою, - взвился мой начальник, - все силовики укатили на спец. операцию по ликвидации очередной банды, а в поселке остались только полицаи Костяна.
  - И что? - от стресса я затупил.
  - Игорь если люди узнают, что в поселке появился мутант, тем более в ДЕТСКОМ САДУ. Это приведет к серьезным проблемам.
  Я это и сам понял уже без объяснений. У нас тут и так все на нервах из-за этих внезапных и не понятных смертей. А тут цельный мутант, народ по любому всполошиться стоить только информации просочиться в широкие массы. А полицаи по любому расскажут Константин Сергеичу, а тот уже не преминет воспользоваться ситуацией. Бунта и раскола нам только не хватало. Даже если прямой конкурент Главного не пойдет в открытую конфликтовать народ сам скинет Виктора Андреевича. На такое ЧП нужна реакция верхов, и что ему предпринять? Вести комендантский час и запретить пить? Ага, очень смешно. И в светлые времена сухой закон до добра не доводил, что уже говорить сейчас. Ничего не делать? Это явный путь вниз по социальной лестнице. Идеальное описание ситуации между молотом и наковальней. Эти долбаные сектанты умеют подгадить. Теперь понятно желание решить проблему тихо и без лишнего шума.
  - Кого ждем? - глухо спросил я.
  - Сейчас Клещ с напарником придет, и будем обезвреживать.
  - Ты как здесь оказалась? - подойдя к милой, спросил я.
  - Твоя мать мне по рации сообщила, ну а я Славику. И вот... - она как-то потеряно, пожала плечами.
  Мать, дети, я сглотну ком в горле. Представил, чтобы было, если бы мертвяк добрался до них. После смерти отца меня накрыла истерика, а погибла бы мать? Пожалуй, я в первых рядах пошел валить главного за не досмотр. Да хаос разразился бы еще тот.
  - Они там точно в порядке? - просто стоять и бездействовать становилось тяжелее с каждой пройденной секундой.
  - Да, мертвяк наверху под успокоился. Дверь надежная. Сейчас люди подтянутся и начнем.
  Запоздало вспомнил, про напарников и лишь разочаровано, вздохнул. Михаил остался на складе, Петр как всегда укатил со своей дипломатической миссией. Коляна привлекать не хотелось, специально конечно болтать не станет, а вот случайно может ляпнуть не подумав. Ладно, ждем подкрепление.
  Стоять в полумрачном помещение, в тишине и зная, что там наверху затаился смертельно опасная тварь, было по меньшей мере не уютно. Но идти сейчас в героической попытке убить зомби это прямом скажем верх глупостью. Когда время терпит нужно ждать подкрепление, а нервы сжать в кулак и засунуть куда подальше. Минут через пять напряжённого ожидания, по лицу прошелся сквозняк, сообщая, что дверь открылась. Я больше для подстраховки, чем по необходимости направил в сторону дверь, ствол сайги.
  - Свои, - послышалось из полумрака.
  На свет фонаря вышли двое Валерий Николаевич, что бы у нас за следователя и еще какой-то знакомый на лицо парень, но имя к нему подобрать не смог.
  Они потянули руки, пришлось здороваться, хотя ситуация для этого полностью не подходила.
  - Значит так Игорь. Ты на дальнею лестницу, - Слава тут же начал раздавать команды, - Самойлов на ближнею, и зажимаем эту тварь в клещи...
  - Кх, - я бестактно перебил начальника, все разом глянули в мою сторону, возможно это все из-за света фонаря, но лица у них были сплошь недовольные, - зачем такие трудности, там не человек, там мертвяк. Внизу пошумим, он сам придет.
  Похоже, столь простая идея к ним в голову так и не забрила, но стоило ее озвучить, как она стала сама собой разумеющиеся. Тем временим, я продолжил.
  - Встанем в троим внизу, шумим, тварь выходит, убиваем.
  - Толково, - тихо сказал Валерий Николаевич, Слава кивнул, - только пользуемся пистолетами. Официально у нас сторож белую горячку пойма и ловит не существующих зомби.
  Логично, стрельбу все равно надо будет как-то объяснять, да и дети молчать не станут. А так слабые нервы и белая горячка, не сильно повлияют на местных жителей. Может даже пить станут меньше, если под это дело еще и нужную пропаганду подсунуть... стоп это меня опять не туда понесло, есть более насущные проблемы. Я прикинул, что в четыре ствола мы точно упокоим даже отъевшегося мертвяка. Плюс Слава с Яной на подстраховке с более суровым огнестером.
  - Тогда Самойлов и Толян в первой линии, Игорь и я во второй. Вы двое в резерве, - теперь принялся командовать следователь, дурдом на колесах, а не оперативная группа. Приказы раздают все, кому не лень, хорошо, что тут одна тварь, а не десяток.
  Передал сайгу Славе, достал Макаров, проверил магазин, дослал патрон, по бокам слышался схожие лязги. Потом щелкнула рация, и Слава донес информацию до парней на лестнице.
  - Готов, - отчего-то сиплым голосом проговорил я.
  Взял фонарик в левую руку обратным хватом, согнул в локте поднял, поверх положил правое запястье с зажатым пистолетом. Как в кино про полицию, хоть где-то Голивуд не врет. Парни из первой линии выдвинулись к лестнице, встали сбоку от прохода. Застеклённая двухстворчатая дверь распахнута, и если судить по защелкам на полу, то она в принципе не закрывалась, далее лестничный марш. Спешно оббежал пространство лучом фонаря. Знаю, что никого рядом нет, но привычка контролировать окружение не куда не делась. Узкая полоска света выхватила дощатый пол, стены до половины, выкрашенные в желтый цвет. Через метров десять неуютная даже пугающая тьма. У парней на дальней лестнице, наверное нервы из стали, вот так сидеть в темноте, зная что по близости бродит монстер. Это надо уметь. Встал за следователем, так чтобы не мешать, добавил своего света из фонаря к еще двум. Под маршем возле батареи стоил вояка. Нда, нервы у них может и из стали, а вот мозг, явно работает в режиме у меня ствол я не победим. Если там наверху шустрый, то он легко может спрыгнуть вниз. И куда тогда бежать бедному служаке? Тут стреляй не стреляй, а шансов уйти целым крайне мало. Стоило нам занять позиции, как вояка тихо ушел к нам за спины.
  Я глубоко вздохнул, нос тут же уловил запах мертвечины, и застарелой сырости, внутри неумолимой пружиной закрутился страх. Некий новый, малопонятный страх, ни схожий, не с тем, при убийстве мутанта в сараи, или когда первый раз проломил голову мертвяку, и даже не тот из подвала. Новый страх неуверенности. Словно я сыграл с судьбой в рулетку, и чуть было не проиграл жизнь. И теперь она снова раскручивает механизм, кидая шарик, и ждет от меня ставки никак не меньше чем в прошлый раз. И пусть сейчас все шансы за меня, но страх проигрыша давит, путает, заставляет отступить.
  - Готовность, - глухой приказ, выдрал меня из омута само капания.
  Самойлов кинул фонарик наверх лестничной площадке, шум эхом ударился по стенам, луч света капризно заперся в углу. Я непроизвольно напряг кисть, и сразу одернул себя. Наверху послышались сначала не уверенные, а после нарастающие шаги.
  - Эу, - крикнул вояка.
  Шаги пропали, и после тень упала на площадку, тварь просто перепрыгнула ограждение наверху. Лучи вырвали фигуру, зомби промедлил буквально секунду развернулась, пригибаясь для прыжка и нарвалась на залп из пистолетов. Я не удержался тоже, раз выстрелил. Пять метров для опытных стрелков, не расстояние, мертвяк лишился головы, мешком упал на постельную ступеньку, лестничного марша. Вот и весь страх, вот и весь монстер.
  - Проверим, - через глухой звон в ушах послышал голос Валерия Николаевича.
  Первая линия сдвинулась, держа труп на прицеле, стоило им взобраться на лестницу, Самойлов перевел луч фонаря наверх.
  - Готов без вариантов.
  Все выдохнули с облегчение, но оружие убирать не стали. Яна проскользнула мимо меня. Понятно к детям, успокаивать. Я последовал за ней. Проходя мима трупа, отметил, что руки у него почти не изменились, разве что пальцы стали чуть длиннее и более узловатыми. Ну а изменения в челюстном аппарате теперь разве что суд мед эксперт определить сможет. Пробежал лучом фонарика по стенам второго этажа, увидел открытую дверь, из которой лился мягкий свет. Заглянул в проем, там штук шесть детей обнимали мать. Она гладила их по головам, и что-то шептала, а может и говорила шум в ушах не желал проходить, так что не понять. Яна присев на корточки обнимала еще двоих. Не, я здесь точно лишний. Вернулся на лестницу там, в руке трупа уже красовался ПМ.
  - Ты и Яна пришли за Ольгой Михайловной, - Клещ спокойным голосом раздавал инструкции, - а мы этого психа уговаривали сдаться, после он открыл стрельбу. Мы его убили. Понял.
  - Ага, - односложно ответил я.
  - И еще если будут допрашивать без меня, ты уже сообщи мне об этом, - я кивнул.
  После началась суета, на выстрелы прибежали не равнодушные жители, и полицаи. Мы выдали им официальную версию, "Мужик напился, поймал белочку, пришлось убить".
  Труп поглоданного охранника, Славик закрыл в каптерке, а бутылку и закусь перенес в раздевалку. Будь тут нормальное следствие, наш дерзкий план был бы вскрыт в одно касание. Но расследованием руководил Клещ, и он вполне умела, отвёл всем глаза. На роль лже охранника записали Толика, мать подтвердила, он, мол и вызвал следока, успокаивать буйного. Осталось только труп вывести за периметр, и после его "найти". Через полчаса пришли родитель забрали детей, при этом громко орали и матюгались на всех разом. Их можно понять. И уже ближе к двенадцати ночи мы вчетвером собрались у Славика.
  Сели за стол, хозяин кабинета достал из шкафа бутылку коньяка, и четыре стакана. Яна по-свойски извлекла из соседний шуфляки лимон и пару подсохших бутербродов. Где-то на задворках сознания кольнула ревность. Светло-коричневая жидкость на треть заполнила бокалы, Славик после тяжёлого выдоха сказал.
  - Ну... вы поняли, - все выпили, кто глоток, кто осушил до дна, а я просто взмахнул бокалом.
  Валерий Николаевич, поставив стакан, полез во внутренний карман пиджака, извлек серебристый портсигар с красной звездой.
  - Угощайтесь, - все разом потянулись за сигаретами, среди прочих была и тонкая девичья рука.
  Я встретился взглядом со своей милой, она виновато улыбнулась, но руку не отдернула. Да у всех стресс, один я такой принципиальный. Славик щелкнул зажигалкой "зипо", помещение быстро наполнилось едким табачным дымом. Расселись, Яна на мягкий стул возле шкафа, следователь на подоконник, приоткрыл окно на проветривание, Вячеслав, на свое законное место, я же уместился на табурете.
  - И что это было? - после затянувшейся паузы спросила Яна.
  Валерий Николаевич на правах, специалиста по следственным мероприятиям приступил к разъяснениям
  - Давайте я опишу ситуацию, как я ее вижу, - он отбил пальцем по подоконнику, хоккейный марш, - Семен Малышев, отвечающей за отопление, и другие работы по хоз. деятельности, умер по не выясненным причинам, и загрыз упившегося до бессознательного состояния охранника Николая Колесникова. После вышел в коридор и попытался убить детей и Ольгу Михайловну. Дальше вы и сами знаете, что было. Теперь по порядку. Первое: причина смерти Малышева.
  Он достал новую сигарету, подкурил от старой, и отправил окурок в полет во тьму. Как-то он беспечно относиться к противопожарной безопасности, а если там сухая трава. Пожара нам только и не хватало. Славик, похоже разделяла мои мысли, встал глянув в приоткрытое окно, но следователь подобные манипуляции не сколько не смутили, он продолжил рассуждать.
  - Если верить, мед карте то Малышев был практически здоров ни каких признаков сердечной недостаточности или завышено давления.
  - Откуда такие познания, - вернувшись на свое место, спросил Славик.
  - Мы провели медицинское обследование всех, кто работает на стратегически важных местах. И так же тех, кто попадает в зону риска, то бишь старики, - ага помниться Михалыч говорил, что его проверяли и все расспрашивали про болячки, ни меня, ни Петра по этому поводу не вызывали.
  - Так отчего же он умер? - хозяин кабинета взял на себя роль двигателя рассказа, Николаич явно не являлся хорошим рассказчиком, его постоянно требовалось подталкивать.
  - Я думаю, их отравили, - пауза, взятая для формулирования мыслей, - сначала расскажу, как это было на самомделе после, а после как это хотел представить убийца.
  О хренеть и не встать, этот долбаный маньяк и до детей добрался. Я сжал челюсти, но промолчал.
  - Некто отравил бутылку с водкой, экспертиза еще не готова, но я более чем уверен, это так. Оба выпили водку, и умерли, первым перевоплотился Малышев, и загрыз Колесникова. Убийца же хотел представить ситуацию следующем образом, двое приятелей упились водкой. Один из них упал головой об ступеньку и умер, есть отпечаток крови на ступеньке, после обратился. Как выявили наши эксперты незначительное повреждение мозга, не мешает мутации и превращению в зомби, - вспомнилась история про голову с дыркой во лбу.
  - И как он заставил их выпить? - Слава исправно выполнял возложенную на себя обязанность.
  - Ни суть, тут вариантом много. От рюмки водки тут мала кто откажется, если еще и предложить какой-нибудь благовидный предлог, по типу у меня день рождения, дочь родилась, или банально "вы меня уважите". Возможно, я бы поверил в представленную убийцей версию, но на месте преступления, я обнаружил две литровые бутылки водки, при полном отсутствие закуски. - Хм понятно, даже самый захудалый забулдыга, не осилит два литра водяры без закусил или на худой конец запивона, а тут два с виду приличных человека, с возможностью эту самую закусь обеспечить. Хм, а Николаич хорош, и мед карту посмотреть успел и место преступления.
  - Зачем вообще придумывать подставу, если ты ее так просто расколол, - спросил Слава.
  - Мне думаться он, не рассчитав на полноценное следствие. Если бы мы так оперативно не среагировали, было бы много хаосу и шума. И тут уже не до следствия тут начальству надо бунт предотвращать.
  - Думаешь в этот основной мотив? - Славик плюхнул еще коньяка, правда только себе.
  - Других причин не вижу, - пальцы следователя снова отбили какой-то мотив, в этот раз я не смог его распознать.
  Все умолкли глубоко задумавшись.
  - Этому психу нужен хаос, чтобы отвлечь внимание от себя, - насупившись прошептал я. Да Главному сейчас не позавидуешь, ему кровь с носа надо найти этого урода.
  - Может и психу, а может... - следовать выкинул очередной окурок в окно, и закрыл створку, - а может он тут и не причем.
  - Ты на что намекаешь? - встрепенулся Славик.
  - Кому еще выгоден хаос в поселении? - понизив голос, спросил следователь.
  Я оглядел присутствующих, все серьезные, и никто не спешил выдвигать предположение. Слишком крамольно будут звучать мыли, слишком много ответственности будет стоять за словами.
  - Ты хочешь сказать, - осторожно, словно пробираясь по тонкому льду заговорила Яна, - это мог... могли подстроить... это сделала конкурирующая сторона?
  Напряжение уплотнилось, сдавив дыхание не только у меня.
  - Чисто гипотетически, - будто это слово могло выступить щитом от праведного гнева, тем не менее... - кому больше всего выгодна ситуация с убийством людей мутантом?
  - Чушь, - резко выбросил я, хотя и сам недавно размышлял по этому поводу, - убивать детей монстром, на таких нормальных человек не в жизни не пойдет. Бред. Это, это за пределами всего человеческого, я могу поверить в психа, но, чтобы Константин, да в заговоре. Люди - это вообще не в какие ворота, - я посмотрел на Яну в поисках поддержки.
  - Игорь прав, - вот только в голосе сквозило одолжение, а никак не вера в мои слова, я было набрал в легкие воздуха, чтобы продолжать возмущаться, в надежде найти нужнее доводы, но меня перебил Валерий.
  - Подожди Игорь не кипятись. Никто детей и не собирался убивать, - хм, а это уже интересно, - как обнаружили зомби? Ольга Михайловна вышла в туалет, и через пролет заметила мертвяка, затем вернулась назад и вызвала нас. А если бы не эта случайность?
  Ему опять понадобился толчок виде вопроса.
  - То?
  - То, дети с Ольгой Михайловной находились бы в классе, до той пора пока бы родители не забрали бы их с продленки. То есть с мертвяком должны были столкнуться взрослые. Вооружённые взрослые. При самом худшем раскладе погиб один человек, а вот репутационные потери Виктора Андреевича были бы колоссальны. То есть две три смерти передали бы абсолютную власть, в руки Константина Сергеевича. После этого за него были бы не только простой народ, но и вояки.
  - Это все домыслы? - вкинул зерно здравомыслия Славик.
  - Согласен. Нужно полноценнее серьезно расследование, но отметать данную гипотезу не в коем случаи нельзя. Из-за власти люди и не на такое шли.
  Ага, тут можно заделать полноценным князем, стоит только поступиться моралью и парой жизней. Отец помниться рассказывал, что в "святые девяностые" людей за ларьки сжигали, а тут... пожалуй придется признать что в словах следока есть логика, тем более если оглянуться на политическое напряжении в поселении. Две фракции условные торгаши и вояки, пока еще объединены общей бедой и пониманием что выжить можно только вместе. Но как только все стабилизируется, конфликта не избежать. Это понимает даже самый последний подсобник на бетоном узле.
  - Значит, придерживаемся официальной версии и смотрим в оба глаза, - грустно произнесла Яна.
  - Надо уселись охрану, - заговорил я, когда понял, что никого более не тянет на рассуждения, - один человек на всю школу... этого явно мало.
  - Одного вполне хватит. Тут беда в другом... в расслабленности на посту вот и получили, что получили, - Славик снова принялся разливать по бокалам коньяк, - Валера как преступника искать планируешь?
  - Пффф, Ольга Михайловна вроде видела парня в кожанке и кепке, что крутился возле черного входа. Завтра более обстоятельно с ней поговорю. Ну и далее полный комплекс оперативно следственных мероприятий, - и совсем уже неуверенным тоном, - может отпечатки снимем.
  На этом и разошлись, вернее мы с Яной пошли домой, а мужики остались в кабинете, толи порассуждать, толи допить бутылку коньяка. Несмотря на относительно светлую ночь, двигаться по поселку было не уютно. Я то и дело нервно передергивал фонарик с одного куста на другой. Понимаю, что глупо, но паранои на это было плевать, ее интересовали только голые факты, есть кто во мраке или нет. Уснули молча, каждый погруженный в свои мысли.
  Разбудила меня Яна, когда переворачивалась на другой бок, сдернула одеяло, вместе с ним выдергивая сон из головы. Как обычно в последние время, ничего кроме тьмы я в царстве морфея не увидел. Протяжно зевнул, растер пальцами глаза, секунд десять прикидывал встать или еще поваляться. На часах начало пятого, слишком рано для активных действий, но сон ушел безвозвратно, а маяться в постели не хотелось. Аккуратно встал, чтобы не потревожить мило спящую девушку, быстро оделся в спортивный костюм синего цвета. На кухни вскрыл крышку термоса, и тихо разочаровано вздохнул, кипятка не было. Взял чайник, белый пузатый, с едва подпалённой днищем, новенький еще не затаскали, сноровисто наполнил его водой, из ведра. Плечом толкнул дверь, и только тут понял, что кроме носков на ногах у меня ни чего нет. А ладно. Выскочил в коридор как есть, чайник на конфорку, провернул вентиль газового баллона. Спички вот они рядом с пепельницей, что сейчас служит складом для горелых спичек. Одна попытка и синий цветок злобно кусает эмалированное днище. Вернулся на кухню, одел кроссовки, десять минут на пробежку к этому времени чайник как раз подойдет к точке кипения.
  Пробежка с утра наполнила тело бодрость, а мысли ясностью. Раньше утро у меня проходило в сонной апатии, по схеме поднять подняли, а разбудить забыли. А теперь даже доволен, что пораньше встал. Бодрость бодростью, а вот маятность на душе только усилилась, очень не хотелось оставлять семью в столь ненадежное время. Но и затягивать с поездкой не вариант, сегодня уже точно не поедем в свете вчерашних событий, напарников предупредил еще с вечера. А вот завтра поутру двинем в путь.
   Вернувшись домой обнаружил отсутствие чайника на газе. Понятно Мария Петровна встала, больше не кому.
  - Не спят они, бегаю, туды-сюды. Гремят посудой. А я старая мне покой нужен, - стоило мне пересечь порог, тут же заворчала хозяйка дома.
  - И вам доброго утра.
  - Чего довольный такой? Спер чего? А бездельник, - но все это ворчание было столь не убедительно, что сама зачинщица смутилась и перевела тему на другое, - голью чай пьете, а потом расстройством желудка страдаете, лекарства зазря переводите. Вон лоб какой, а ума хоть бы на грош.
  - Мария Петровна, я сейчас яйца жарить буду, вы хотите?
  - Пф, вот еще жарить он будет. Жиром все вокрух забрыжет мой потом. Я сама, - готовкой и уборкой старушка занималась самолично, иногда делая исключения для матери. И насколько я понимал делала она это чтобы не ощущать себя балластом.
  Пока завтрака ко мне присоединились Яна, а потом и мать. Разговор не клеился, отделались простыми вежливыми словами. После дамы забрали мой Раф и уехали по местам своей работы. Я же не много поразмыслив, разложил на видном месте оружие. То бишь ПМы.
  - Мария Петровна вы этим пользоваться умеете? - я показал старушке пистолет. Про мать и Яну я был спокоен, они уже точно знали, как применить огнестрел.
  - Я умею быстро прятаться и громко кричать. А свою железку мне не суй, - настаивать не стал, она по умней меня будет и сама знает, что для нее лучше.
  Остаток дня прошел в нервозной суете, ожидания выезда. Скатался на склад, поговорил с Олегом, проверил оружие, пообщался с приятелями и вечером пораньше пошел спать.
  
  
   ***
  
  Выехали из поселения еще до рассвета, причина проста, чем меньше глаз нас увидят, тем лучше. Хоть никакой тайны мы из поездки не делали, да и не к чему это. Официально нас послали, как говориться: мир посмотреть и себя показать. И по возможности наладить контакты с малыми группами выживших. Не у всех есть длинноволновая рация, не со всеми можно связаться. Так что заподозрить нас в чем-то не хорошим крайне сложно. Петр кто? Правильно, человек по налаживанью общественных связей, а мы числимся прикрытием и помощниками. У нас даже маршрут отмечен и согласован с верховным командующим и оппозицией, так что алиби обеспечены железобетонным.
  Казалось бы, ну поехал я мстить, убил урода где-то там вдалеке. Кому какое дело. А нет. Потом по закону подлости, окажется, что дело есть всем и каждому. Люди остаются людьми во все времена, и упускать возможность подцепить меня на крючок, некие личности точно не упустят. Да и банально можно нарваться на ответку, вычислят, откуда я и приедут мстить. А хороших людей подставлять, ой как не хочется. Так что едим без всяких громких заявлений и под алиби, спозаранку.
   Выдвинулись в составе двух машин, впереди Колян и Перт, я Рома и Михалыч следом. Головной дозор двигался на "Мицубиси паджела", с модификациями, по типу сетка на стеклах, усиленная рама, и куда как более устойчивая подвеска. Деталей не знаю, ибо не механик. Мы же на грузовом фургоне "мерседес спринтер", тоже с улучшениями, стальная секта обтянута внутри кузова, если мертвяк жестянку и порвет, то далее у него возникнут проблемы. Под стеклами в кузове листы железа, это уже от пуль, да машина веса прибавила, так мы и не совсем груженые едим. По тех паспорту еще двести килограмм до полной массы не добираем. И это, не смотря на шестьдесят литров соляры, два цинка патронов, несколько десятков килограммов сухпойка, тушенки, воды, и остальной мелочи по типу мед. аптечки, и сменного белья. И понятно дело живой вес, в виде нас троих. Одеты круто и даже модно, в летнюю горку городского камуфляжа, военные берцы, кевларовые крутки тут же лежат. Плюсом различные ништяков, по типу: кобуры, разгрузки, очки, наушники, и даже каски. Из оружия автоматы, пистолеты, ножи и топоры, два обреза. Так же пять гранат, и один пулемёт. Как его выбил Михалыч, я даже представить не могу, знаю лишь, что со склада уехал генератор и двадцать баллонов с газом, и еще ящик мелочовки.
  Казалось бы, куда столько барахла, нашу страну можно проехать туда обратно за сутки. Без всяких дозаправок, тем более у машин баки раздуты на лишних сорок литров. Но тут надо понимать, что одно дело двигаться в мирное время на прогулку, другое на задание каким бы оно не было. И обеспечить себя всем необходимом с запасом это не паранойя, а разумная предосторожность.
   Затык вышел на КПП, нас остановили, и все порывались обыскать, не помогали даже выданные пропуска. Лопоухий пацан в бейсболке, так и норовил, влезть внутрь машины и все как следует обыскать. Это безобразие длилось ровно до тех пор, пока Петр не наорал, потребовав рацию у постового. Тот зло оскалился и пропустил, только слов по типу "я вас всех запомнил" и не хватало для полноты картины.
   Выбрались. Поудобнее расположился на переднем сидении, вытянул ноги по диагонали, второе сидение пустовало. Чуть взгрустнулось от понимания, что там мог гордо дрыхнуть Братан. Михалыч собрался подремать позади, комфортно откинувшись на удобном кресле. Пусть спит. Тут места спокойные, в радиусе пятидесяти километров наши патрули ездят, и множат на ноль любую мертвую активность. Поерзал, силясь устроить голову поудобнее на подголовнике, не вышло сел прямо. Вот так получше, глянул на автомат, прицепленный наверху. Хорошо расположен, поднял руки, сорвал с липучек, и пали по вражине. Сам он не в жизнь не упадёт, тестировали на колдобинах. Не удержался, коснулся пальцами цевья, ища успокоения.
   - Игорек не нервничай. Пейзажем полюбуйся, расслабься, - с некой усталостью в голосе проговорил Рома.
  Я мыхыкнул в ответ, и перевел взгляд на природу, приоткрыл стекло, в кабину стремительно ворвался прохладный и даже холодный воздух, с шумом покрышек по асфальту. Свежесть в секунду разогнала затхлость от печи.
   Помню, когда впервые сюда ехал, вдоль дороги тянулась полумертвая деревня с едва живыми строениями. А сейчас только фундаменты остались, даже трубы и те разобрали, не от жадности, нет. Все ради безопасности. Чем меньше мест, для укрытия тварям, тем лучше. Теперь вдоль дороги зеленеют поля. И вроде радоваться должен, жизнь худо-бедно, но налаживается, а не получается. И веной тому мрачные мысли про неприглядное будущие. Могу поставить правый глаз против больного зуба к осени явиться кто-нибудь сильны и наглый и потребует десятину. И не куда не денешься, отдашь. Ведь могут припугнуть простым пролетом самолету, или даже вертолета. Как прикажешь воевать с воздушными войсками? Зениток у нас нет и не предвидеться. Так что прилетит к нам волшебник на голубом вертолете и за долю малую покажет светопреставления из пулемёта. И это если учесть, что там будут нормальные люди, с заверением о помощи и защите за адекватную цену. А ведь могут пожаловать отморозки и просто в наглую по праву сильного забрать что надо. А еще есть банды. Да, мелкие и даже относительно крупные, наши вояки разгромят, а если те собираться в орду...
  По оперативным данным известно, под Вырой что в Эстонии иметься бандитская вольница. Вольный город, где балам правит Мать ее Анархия, под пышным цветом дикого капитализма, можно купить и продать все, от людей до морфов. И человеческая жизнь стоит ровно столько, сколько у тебя сил ее отстоять. Античность, вывернутая современным умом. И вот когда эти сожрут все что есть. То пойдут, искать добычу, потому что считают себя хищниками и тем открывают себя право брать, все что вздумается. И обязательно найдется лидер способный собрать этих уродов в озлобленную стаю, и кинуть на нас. Да со слов Яны, там действует некто от нас, и уже устранил одного авторетета, но это все капли в море. Остаётся надеяться что Главный, не зря хлеб есть и сейчас собирает коалицию, адекватных людей из других больших поселений.
  - Да все получится Игорь, не загоняй себя, - косясь на мою кислую мину, проговорил Рома.
  Я насквозь фальшиво улыбнулся, и наиграно бодро проговорил.
  - Да я так, о жизни думаю.
  - Что-то у тебя жизнь на лимон похожа, - едва слышно пробубнил водила.
  - Не боись казак, атаманом будешь, - раздался бодрый голос Михалыча из-за спины.
  И этот туда же, все подбадривает. Что же мне не жалко еще одной фальшивой улыбки. Понимаю, с друзьями и товарищами так себя не ведут, но вот перебороть меланхолию не получается. А откуда ноги растут мерзкому расположению духа, не трудно понять. Веной всему прощание перед отъездом, с близкими. Если Яна молча помогла собраться и поцеловала на крыльце. То мать уже на улице, обняла и, обливаясь слезами, шепотом умоляла быть осторожнее. До этого держалась, а тут перед самым отъездом сорвалась. Вот когда-нибудь кому-нибудь эти слезы помогли? Понимаю Мать, но ведь можно сырость развести и позже, когда уйду, а так слезы серной кислотой разъедали моральный дух. Теперь понимаю, почему некоторый уходят втихомолку. Пришлось ее отлепить от себя и передать в руки Яны. Загрузился в "Раф" (походные машины стояли в общем гараже Поселка), и вроде говорил себе не смотреть в зеркала, и не из-за суеверия, а просто, чтобы не травить душу, но не выдержал, мельком скосил глаза. Застав Марию Петровну посереди дороги и размашисто крестящую меня в след. Хм пусть так.
  - Ром дай за руль сяду, - надо чем-то отвёлся, а то мысли в голове все сплошь грустные и негативные, а с таким настроем воевать ехать, так лучше сразу застрелится и людей почем зря не дергать.
  - На объездной поменяемся?
  Въехали на грунтовку, тут же в приоткрытое окно влилась пыль, утопил кнопку стеклоподъёмника, секунда мерного жужжание, и вот мы отгородились от внешнего мира.
  - Белый это синий. У нас остановка, - отрапортовал в рацию Рома, как только машина въехала на узкую дорогу с плохим покрытием. Позывными все-таки озаботились, не бог весть что, но лучше так чем настоящие имена в эфире озвучивать.
  "Мерс" замер, я огляделся, прежде чем открыть дверь, и уже после выскочил наружу. Обогнул машину, заскочил на водительское сидение, дернул за рычаг, подвинув кресло поближе. А то этот длинноногий, всегда до упора назад отъезжает. Выпрямился, проверил зеркала, можно в путь. С прищуром глянул на восходящее солнце из-за кромки деревьев. А нам как раз на восток ехать.
  - Ром дай солнцезащитные очки, будь другом, - напарник порылся в бардачке, извлек просимое, и даже протер стекла тряпкой, - спасибо.
  Машина охотно отозвалась на давление педали акселератора, и потащила нас вперед. Официально мы должны проехать по кругу захватывая часть Литвы, то бишь через Зарасай мимо Утян, и на Елгаву. Чисто посмотреть, кто как живет и живет ли вообще, по возможности наладить контакт. Отчетов от нас не требовали все по прибытию изложим в письменном виде. Начальство в курсе наше авантюры и лишние палки в колеса вставлять не стало.
  Путешествие по проселочной дороге, можно даже назвать приятной, зелень леса и никаких признаков мертвого мира. От больших дорог и трасс держались подальше там ни чего хорошего ждать не приходится. Так что настроение мое как-то плавно и незаметно перешло норму. Уже привычно ехали без музыки, и в один момент Михалыч принялся зачитывать вопросы из сканворда. Понятно дело чтобы заполнить тишину, а не ради наших знаний. Общую идиллию портили общее дергание на любое движение, не подходящее под определение порыв ветра. Но все в пустую, то живность, а не мертвяки.
  Все встречаемые по пути деревеньки и хутора выглядели, заброшено, и на первый взгляд без признаков вооружённых столкновений, как с мертвяками, так и с людьми. Впрочем, и самих мертвяков за два часа пути так ни разу и не встретили, оно и не удивительно, что им делать на пустых дорогах. В маленькие города мы не совались, туда Петр с Коляном наведывались по-быстрому. И там с их слов имелся полный джентльменский набор, битые машины, разграбленные магазины, следы кровавых расправ. Кого с кем так и не скажешь, трупов нет от слова совсем. И это привело меня, к одной интересной мыслил. В каждом мало мальки крупном городе наверняка завелся свой Морф. Самый наглый, самый быстрый тот, кто пожрал всё доступное мясо. И от сюда выходить что есть мини (а может и не мини, у куда как с пропитанием) босс на локации. И если оно будет привязано к своей охотничий территории, то этих тварей вполне себе можно выманивать и отстреливать. Но все это мысли в никуда, тут надо со специалистами по отстрелу тварей поговорить. И прикинуть жизни способность моей идеи.
  Первый жилой хутор попался на границе Латвии и Литвы, если я конечно в карте ничего не напутал. Обнаружили его по следам, сначала увидели на асфальте грязные полосы, после уже проселочную дорогу с разбитыми колеями. Петр, недолго думая, съехал в канаву, и наглым танком попер по полю, мы остались на обочине, держа связь с головной машиной. Рома взобрались на крышу микроавтобуса, я ограничился выходом наружу. И если мой напарник стал мониторе территорию на признаки враждебного поведения. То я самым наглым образом принялся рассматривать в морской бинокль хутор, что виднелся в километрах двух от нас. Высокий и явно новодельный частокол, из-за которого торчала пара красный крыш обитый шиделем. Вот и вся полезная информация, только плотно запертые ворота намекали о присутствие людей.
  Бахнул выстрел, я дернулся влево, в шее что-то щелкнуло, обдав болью, бинокль упал на грудь, а рука рефлекторно вытащила пистолет из кобуры. И только затем медлительный головной мозг разобрал ситуацию на части. Стреляли далеко и явно из ружья, и это целостности моему организму никак не вредит.
  - Спокойно парни, - послышался голос Михалыча из кабины, - то хуторяне наших пугнули. Ща Петя их будет агитировать за нашу партию.
  - Игорь давай вон в те кусты заедем, - Рома указал на нагло разросшийся борщевик, вдоль канавы, - а то это может быть не наших пугают, а своих зовут.
  Здравая мысль, осторожность она еще никого до смерти не доводила, а вот беспечность, не одну сотню людей на тот свет сопроводила.
  Глянул на боковой съезд, не большой пяточек свободной земли, лоза живой стеной стоит, если задом заехать, то машину с дороги фиг увидишь.
  - Михалыч что там? - спросил я, забираясь в кабину.
  - Болтаю, - сказал, и открыл дверь, смачно выплюнув никотиновую жвачку.
  Нашему старшему товарищу пришлось отказаться от вредной привычки. Выдать себя из-за дыма сигареты, это прямой путь на премию Дарвина. Вот и жует "Никорету", что верблюд колючки, морщиться, пыхтит, а деваться не куда.
  - Да нах, - крякнул старый, - валим!
  Следом последовало два выстрела. Я на мгновение оторопел, но сразу собрался и метнулся за баранку автомобиля, мотор лихо взревел. Я в зеркало заднего виду заметил, как Рома вскочил в машину. Бухнуло еще раз, я матюгнулся сквозь зубу, вот встряли.
  - Прямо, прямо езжай! - приказал наш радист, раз не призывает в ружье, значит, наши ушли.
  Машина дернулась, набирая обороты, не прошло и минуты как сборку лихо выскочил внедорожник. В боковом стекле мелькнуло злое лицо Петра.
  Гадство, нарвались, не успели выехать и уже нарвались на не приятности. Раздражение ржавчиной принялось разъедать внутреннее спокойствие. Запороть операцию при первом же контакте, это надо постараться.
  - Что там Михалыч?- громко спросил Рома.
  - Эти уже под кем-то, - быстро проговорил он,- думаю, сейчас приедут серьезные ребята, и начнут задавать неудобные вопросы.
  Рация треснула, и Михалыч как заправский штурман стал, координировал наше движение. Мне только и оставалось следовать его указаниям и следить за округой во все глаза. Заложив заковыристый круг по местности заехали в не большое поселение с виду не тронутое "Писцом". Нужно срочно укрыться, ибо риск нарваться на преследователей слишком велик.
  Проехали мима трех дома и завернули к двухэтажному дому из желтого кирпича, с железным листовым забором. Кто-то активно строился, если судить по не облицованным стенам, и пустым оконным проемам. Да и кучи стой материала не однозначно говорила об недоконченной стройки. Стоило заехать во двор, Колян закрыл створку ворот, и задвинул брус в стальные петли. Петр махнул рукой из-за угла. Осторожно проехал по узкой дорожке, прижался к забору и уже задом припарковал "мерса" в недостроенный гараж, частично уходящий вниз под здание. Рядом стоил "Паджекрик". Место для укрытия лучше не и придумаешь, случайно точно не найдут, если только специально приедут.
  - Не найдут? - вылезая первым делом, спросил я.
  - Не должны. Колян за мной, - Рома ушел внутрь помещения, явно организовывать фишку.
  - Не должны, - подхватил его слова Петр, - пыли на асфальт еще не нанесло, следов быть не должно. Да и искать тут по сути нечего. Так что не должны.
  Я кивнул, подобрав свой АКМ и отправился следом за парнями. Но Рома на меня шикнул, сгоняя вниз, мол, нечего там всем топиться. А сигнал тревоги и по рации спокойно можно передать. Уже внизу привычно отправился на обход территории. Следует разведать, куда бежать в случаи чего, а лучше уезжать. Выезда дополнительного не нашел, только мало приметнул калитку, за которой имелась тропинка, уходящая куда-то в лес. Когда вернулся к своим, обнаружил интересную картину. Михалыч сидел на стопке паллетов и злобно жевал, Петр очень сосредоточено, вскрывал банку со скумбрией в томате, словно мясник недоучка, заляпав все вокруг.
  - Что случилось? - осторожно поинтересовался я, обращая к обоим сразу.
  - Покурить он захотел, - прошипел Петр.
  - Мы же договаривались, - переводя взгляд на старика, сказал я.
  - Ага, - только и буркнул он еще усерднее, двигая челюстями.
   Похоже, вредная привычка, так просто не отпустила нашего старика. Постоянно дергая и раздражая его, да закладывая в голову такие казалось бы, мирные мысли. "Две тяги и все. Раз пыхну, никому от этого хуже не будет". И ведь так трудно не податься этому зову, а еще окружающие зудят и не дают ни малейшего послабления. Любой станет озлобленным и раздражительным.
  Хм буду надеяться, что это первый и самый серьезный разлад в команде, а то начать не успели, а столько проблем. Положил автомат на стопку из трех блоков, и приволок пень стоящей возле общей кучи не то дров ни то павала.
  - Так что там произошло? - задал я резонный вопрос, до этого как-то не когда было.
  Петр вздохнул, чуть скривился, и нехотя заговорил.
  - Да все... короче если кратко. Они время тянули, сначала прикинулись что не понимают по-русски, а после стали тянуть резину, мол надо совещаться. Колян, когда указал на шлейф пыли в невдалеке. Я сразу понял, что это к ним подмога. И стоило завести мотор как те стали палить, хорошо у них там сплошь гладкоствол. Гадство в общем.
   В тишине съели по банки тушенки и скумбрии, запили водой из бутылки.
  - Знаете что товарищи. Давайте сразу поедем решать главную задачу, а то с этими отвлечениями можем нарваться на неприятности. И все пойдет прахом. А вот когда сделаем, что запланировали тогда и покатаемся по округи. Согласны? - после не долгого обдумывания выдвинул я здравую идею.
  Ведь на само деле, только начали движение, а уже прячемся от потенциальных врагов. Да и поездка наша по поселкам чисто ширма, чего так рисковать.
  - Да, - почти хором, и почти бодро ответили напарники.
  - Хорошо, пойду донесу изменения плана остальным членам команды.
  Никого голосования за, против, никакого нытья. Самое глупое что можно придумать во время военной операции это развести демократию (с натяжкой, но убийство преступника может тянуть на понятие военная операция). У нас как, я решаю стратегические задачи по типу: куда едем и когда убиваем, Рома тактически как едим и как убиваем, Михалыч завхоз, Петр дипломатическая поддержка, Колян принеси, подай. Роли расписаны, все понимают, что от них требуется. Да и с другой стороны, мы три часа как выехали, а уже нарвались. Опасно и глупо выполнять две задачи одновременно, тем более упор мы делали на процесс ликвидации, а план по покатушка обсуждали в проброс. Вот и нарвались. Так что все верно я решил, надо устранить этого урода и только потом все остальное.
  Я аккуратно поднялся на чердак, и шепотом изложил новый план действий. Рома кивнул, Колян хмыкнул, вот и вся реакция.
  - Ром иди, покушай, я сменю, - снова кивок и мы поменялись местами.
  Занял его позицию сбоку от широкого окна, подъезд к дому как на ладони, а меня фиг разглядишь. Прогнал в голове еще раз всю ситуацию и пришел к выводу. Так просто теперь не покатаешься, уже очертились ореолы обитания местной силы. И там тебе никто не рад, ибо сытая мирная жизнь закончилась, а неизвестные люди с оружием это в первую очередь угроза. Так что Верха пускай как-то по рации стыкуются и налаживать контакт, а уже потом мы поедим руки жать да о мире и торговле разговаривать.
  Через час Коляна сменил Михалыч, на мое же место занял Петр. Пока сидел на фишке, дважды слышал шум вроде как мотоцикла. Толи нас так разыскивают толи, какой-то сталкер ищет неприятности на свое седалище. Потому что на двух колесном коне кроме проблем ничего путного не найдешь, ни тебе мародерку вывезти, ни от толпы зомби убежать, зажмут и все дела, это я еще про мутантов молчу. И того второй вариант отметаем, ибо тупые приключенцы вымерли еще впервые месяцы.
  Ближе к пяти вечера собрали совет, на мансарде.
  - Едем? - обратился я к Роме.
  - Думаю да. Больше сидеть нет смысла. Они либо расширили радиус поиска, что маловероятно, либо уже на базе, что более вероятно. Так что едем. Петь сколько нам до Адажей?
  - Нууу, раньше бы за два часа справились, а так думаю все три, а то и четыре уйдет, - задумчиво отозвался здоровяк.
  - Значит, к девяти будем там. Еще час на поиски нормального жилья, а то и больше. Значит не чего время зазря тратить.
  Никто возражать ни стал. Прежде чем выехать, мы с Ромой пробежали по лесу километра три вдоль дороги, так на крайне случай. Ничего кроме стаи исхудалых воробьев ни заметили. На перекрестие засев в кустах вызвали своих. После погрузились и привычным порядком двинули дальше. И опять леса, поля и узкие тропы. В сами Адажи ехать побоялись, слишком большой поселок, и как следствие не малая вероятность нарваться на неприятности, как со стороны мертвяков, так и со стороны людей. А риски нам сейчас совсем ни к чему. Поэтому нашли по карте маленькую деревушку, всего в десяток домов, расположившуюся не вдоль дороге как большинство поселений в наших краях, а уходящую в бок к лесополосе. Осмотр показал, люди отсюда ушли сами, без стрельбы и крови. Выбрали дом с хорошим видом на окрестности, и гаражом, в него загнали внедорожник, "мерса" укрыл расположенный через дорогу сарай. Сами расквартировались в небольших комнатах, по всей видимости, служивших толи детским спальнями, толи гостевыми. Первым делом зашторили все окна даже те, что выходили на лес. Стали готовиться к ночевке, поделив смены. Поутру нам предстояла раздобыть маскировочный транспорт, то бишь потертые старенькие машины.
  
  Проснулся от зябкой прохлады, не смотря на натянутое почти до самого носа одеяла. Мысли тяжело волочились в полудрёме, не желая сплетаться во что-то путное. Похлопал рукой, не нашел Яну, долго целых десять секунд не мог понять, где я и что происходит. И только затем память тягучей патокой вылилась в сознание, проясняя ситуацию.
  Еще раз поежился, бабка своей жарой меня в край изнежила. Решительно скинул одеяло, протяжно зевнул, проводя ладонью по лицу, в надежде прогнать тяжелую сонливость. Не помогло. Тусклые фосфорные стрелки на наручных часах, что мирно покоились рядом с подушкой, показывали начало шестого. Немного поразмыслив, решил попытать счастье и снова уснуть. Общая побудка была назначена на семь. Но стоило уложить голову на жесткую подушку и прикрыться сверху летним одеялом, как стало окончательно ясно. Уснуть нормально не получиться, не до храп справа раздражителем поселиться у меня в голове. Спали мы в двух комнатах по двое. Я с Ромой, Петр с Михалыч. Выдохнул и, подсвечивая себе зажигалкой, нашел ботинки, подхватил пальцами за отвороты, выбрался в коридор. Передернул плечами от утренний прохлады, в комнате то потеплее было.
  Летние ночи никогда не отличались темнотой, но в узком коридоре стоял густой мрак, шторы то мы задвинули свету не откуда взяться. Нащупал ногой пуфик, уселся надел кроссовки, спал я майке и спортивных штанах, так что одевать не потребовалось. Стоило выпрямиться, как чертыхнулся, оружие осталось возле кровати. Определенно еще голова не работает, у Марии Петровны я всегда ходил по дому безоружный. Не выработал еще привычку по дому таскать огнестрел. Ох и расслабила меня мирная поселковая жизнь. Вернулся как можно тише к спальному месту, нашарил рукой автомат, потянул, шлейка необычно громко лязгнула по тумбочке.
  Я скривил страдальческую мину и вышел, и полез на чердак, но прежде чем высунуться громким шёпотом сказал.
  - Коль ау.
  - Че? - на удивление бодро ответили мне из тьмы.
  - Давай сменю, - убедившись, что меня опознал, полез дальше.
  - Да мне час остался. Посижу, - ну вот и здесь не пригодился.
  И что теперь? Как час времени применить с пользой для дела?
  С минуту растерянно стоял в коридоре, после поёжился и направился к сараю. Из мерса надо вещь принести для маскировки, да и округу заодно проверить. Только осторожно, чисто из-за забора посмотрю, не чего по-пустому следить. Вышел на улицу, втянул воздух и сжался от холодного ветра, мельком глянул на рассветное небо, облаков нет. "Чего же так холодно",- крутанулась в голове ворчливая мысль.
  Когда вернулся с мешками, никто уже не спал. Стоило зайти на кухню как на меня уставилось две пары, сонных недовольных глаз. Тут и без слов понятно я своей возней всех разбудил. Горелка уже пыхтела, разогревая металлический чайник. Петр драил зубу возле раковины, Рома вовсю строгал сыровяленую колбасу. Оба в спортивных костюмах, как и я.
  - Михалыч на смене?
  - Угу, - на удивление миролюбиво ответил, Здоровяк, когда меня будят раньше времени я любезностью, не отличаюсь, - сейчас кофе понесу ему. Ты кстати тоже кружку расчехляй.
  Оставил ношу возле табурета, прислонил автомат к холодильнику, поймал осуждающий взгляд Ромы, переложит оружие на лавку. Там надёжнее не упадёт. Принес из комнаты рюкзак, и под светом настольный фонарик извлек металлическую кружку. Поставил на стол к трем ее близнецам, сжал челюсти, давя зевок. Петр, не спрашивая накидал мне в кружку две ложки кофе и столько же сахара, впрочем, остальным досталось ровно так же. После обмотал руку кухонным полотенце в крупную красную клетку, взялся за ручку чайника. Четыре кивка носиком, и по комнате разнес ароматный запах кофеина.
  - Игорь отнеси нашему страдальцу кружечку, - мирно попросил Петр.
  Я спорить не стал, ведь самый молодой, да и чувствую немного вины перед приятелями за преждевременную побудку. Металлические кружки всем хорошо, и теплоотдачей тоже, поэтому пришлось кутать руку во все тоже полотенце, иначе напиток бодрости до старика в целости не добрался бы. Попутно мне всучили еще два бутерброда. Михалыч принял подношение ворчанием.
  - Развонялись тут кофеем, а как сигарету так нельзя, - да никакая тебе жвачка незнаменит табак, злой он с самого утра. Этим самым ворчание он сильно мне напомнил Марию Петровну. И я наученный горьким опытом просто проигнорировал его недовольство.
  Когда вернулся, кофе успело остыть, до показателей не жжёт, но греет. Заполучил бутерброд и, подперев дверцу холодильника спиной, спросил.
  - Все по плану едем втроем? - откусил солидный кусок хлеба с колбасой, и сразу запил кофеем.
  - Да, - спустя короткую паузу, ответил Петр, - берем "паджерик" и едим, искать машины. Парни на хозяйстве побудут. Места здесь тихие, с виду. Да и ехать, если карте верить всего ничего до ближайшего городка. Так что добиваем завтрак и в путь.
  Покончив с едой, прополоскал водой зубы. От зубной щетки отказался еще три дня назад, так сказать вживаюсь в роль. А она проста, но все же требует неких приготовлений. Изображать из себя будем выживальщиков, что перебиваюсь с хлеба на соль с соли на водку. Тех, кто решил, своими силами выживать да эти самые силы и не под рассчитал. В меру запущенных и в меру отчалившихся людей. От сюда бороды, и не стриженые головы, и старая потертая одежда, но еще крепкая и стираная. Тут главное не переборщить, и не превратиться в бичей. Случись что, с отбросами разговаривать никто не будет. А вот с работягами вполне себе.
  Если в двух слова планы у нас простой, как табурет. Ведь известно, чем сложнее конструкция, тем легче она ломается. Первый этап успешно выполнили, пусть и не без трудностей. Найти жилье неподалёку от места обитания злодея. Второе, раздобыть не приметный транспорт, одну машину для поездки в поселение бандитов, вторую для отхода. Светить свои мы не намерены. Третье, разведать обстановку вокруг вражеского поселения. И по этой информации уже корректировать действия. И планов действия у нас имелось аж три штуки. Если схематично то А, подкарауливаем урода на трассе и познакомим его тело со свинцом. B, я еду в поселение и выманиваю гавнюка из логова и по дороге мы решаем его судьбу. C, вызываем кавалерию из родных Пинат и мощно с помпой тут все раскатываем в асфальт, под благовидным предлогом конечно. Сам предлог придумаем походу действия, ведь руд на сто, что там бандитское поселение. Нормальные люди в спину не убивают. Вот такие грандиозные планы, если их на пальцах показывать.
  Без лишней спешки переоделись в заранее приготовленную одежду, светиться новой горкой, не к чему. Я влез в свою строительную робу, поверх нацепил серую плотную крутку, волосы закрыл бейсболкой, с эмблемой тойоты. Рома с Петром поступили ещё проще, оба предпочли джинсы, и тонкие свитера блекло-серого цвета. Сразу видно, что в одном месте затаривались без всякой фантазии, поверх легкие куртки цвета хаки. Из оружия взяли по пистолету, это без разговоров, плюс два обреза, сделанных из вертикального ружья и, подумав, прихватили еще и автоматы. Маскировка маскировкой, а при встрече с мутантом лучше иметь что-то более серьезное, чем пара пистолетов да гладкоствол. Старика с его пасынком оставили на хозяйстве, ну и как крайней резерв случись чего.
  Где-то на улице глухо прорычал дизель, я аккуратно выглянул в окно. Ага, это Петр выгнул из заперти черного зверя. Я подхватил автомат, подцепил другой рукой лямки рюкзака с термосом и консервами, да поспешил на зов. Локтем нажал на ручку, бедром навалился на дверь, вывалился наружу, и сразу сощурился, солнце, окончательно утвердилось на небосводе. И даже начало по немного припекать, облаков по близости не наблюдалось так что, унять распаляющееся светило было не кому. Впрочем, это не проблема, нам не марш-бросок совершать по пересечённой местности, а аккуратно съездить за ближайшей машиной. Закинул рюкзак на заднее сидение чуть подумал и полез следом. От моей гордости не убудет, пусть старшие товарищи впереди сядут. Сразу вспомнились те побегушки, когда каждый стремился расположиться рядом с водителем. Да, молодо зелено, хотя и прошел год, а вот уже какой я умный. От этих по-утреннему веселых мыслей, на лице расползлась мягкая улыбка.
  Открылась передние дверь, и с уханье внутрь заскочил Рома.
  - До нужника бегал, - выдал он, нам абсолютно не нужную информацию.
  Мотор рыкнул, машина плавно дернулась вперед. Ох, громкий он какой, особенно в мирной тишине поселения. Я не произвольно скривился. Но делать не чего ни пешком же идти машины искать.
  - Сначала на трассу, а после по деревенькам проедем. Если не повезет, сунемся ближе к городу, - озвучил план действий Петр, выводя машину на проселочную дорогу.
  С первой машиной повезло, наткнулись, буквально через пять километров, на "пассат Б3", в кузове универсала, темно синего цвета. Машина одиноко стояла возле автозаправки, с боку от колонок, задняя правая дверь открыта, ни людей, ни мертвяков не видно. Мы сразу подобрались, взяв оружие наизготовку. Петр не стесняясь въехал на газон, обогнул чахлую вишню, и проехал вперед так чтобы видеть, задний двор.
  - Мда, - выдохнул я, как итого всего зрелища.
  На небольшой площадке, возле мусорных контейнеров стояло два мертвяка ни первой свежести, оба в зимних куртках, у одного еще и шапка на голове осталась. Они похоже тут с самого начала писца кукуют. Стоило нам остановиться, как оба вяло развернулись, и словно марионетки в детских руках, дергаясь выдвинулись в нашу сторону. Я вздохнул, выбрался наружу, и машинально посмотрел вниз, ища Братана. Поджал губы, сдерживая ругательства. Как же мне его не хватает.
  - Игорь, - обеспокоено, окликнул меня Петр, стоило обернуться, как старшой мотнул головой в сторону мертвяков.
  Это что мне идти им бошки рубить? Глянул на Рому, тот возле капота с притороченным к плечу автоматом, контролирует окрестности. Ну да, стрелять сейчас никак нельзя, тем более эти еще толком и не очнулись от спячки, едва ноги передвигают. Обогнул машину, открыл багажник, положил автомат, и взял топор, новенький с пластиковой ручкой, и маркировкой х-17 на боковине. Снова вздохнул и, не доходя до первого пары шагов, остановился, выжидая момент для удара. Зомби выставил вперед левую руку с разорванным рукавом пуховика, покрытым бурыми пятнами засохшей крови. Я сместился и заученным ударом, поместил острое железо в гнилой череп мертвяка. Вздёрнул кисть, от локтя, вынимая орудие. Второй что в шапочке оказался на удивление близко от меня, я нервно дернулся, отступил на пару шагов, и только тогда увидел, что руки у твари убраны за спину. Хмыкнул, этому подарку судьбы, сократил дистанцию, и упокоил бедолагу. Покончив с грязной работой, прислушался к себе. Ни каких эмоций, даже тени застарелого страха. Когда дрова рублю, и то больше эмоций испытываю.
  - Осмотримся! - Резкой приказал Рома.
  Лишняя предосторожность, рядом с мертвяками наверняка никого нет. Но как говорится береженого Бог бережет, а мародера его паранойя. Беглый осмотр подтвердил мои мысли, даже вездесущих воробьев нет. Когда мы оказались возле трофейной машины, главный по военным делам протянул мне кусок ветоши.
  - Спасибо, - сложив ткань в несколько раз, я осторожно обтер топор.
  - Ключей нет, - это уже наш здоровяк.
  - Пойду у этих гляну, - проходя мима джипа, я обменял холодное оружие на огнестрельное. Так спокойнее.
  Лазить по карманам мертвяков то еще удовольствие, и прежде чем совершить акт мародерства, пришлось собраться с духом. Хорошо, что гадать не надо и так ясно у кого ключи, со связанными руками на машине не покатаешься. Ногой перевернул первого упокоенного и, стараясь не смотреть на морду трупа, влез в правый карман куртки. Бинго вот они. Одинокий ключ, на круглом брелоке с W по центру. Но следом вывались еще связка ключей. Прихватил и их. Вернулся к приятелям, те уже открыли капот, и сейчас вяло оглядывались по сторонам, больше от безделья, чем по нужде. Здесь, похоже от самого начала беды никто не катался.
  Уселся на передние сидение "Фольксвагена", провернул ключ, панель охотно вспыхнула. Хм может еще, и заводиться, подождал пару секунд чисто свечи прогреть, и дальше крутим стартер. Мотор рыкнул, машину толкнула вперед. Гадостно первую скорость не отрубил.
  - Эй, - раздалось, стой стороны капота.
  Дернул ручник, убрал скорость, новая попытка, и старый немец, весело затарахтел. Отлично. Капот вернулся на свое место, я выбрался наружу.
  Рома почесал бороду и задумчиво глядя на здание произнёс.
  - Может по вандальничаем?
  - У меня и ключи есть, - я поднял связку и потряс в воздухе.
  Заглушил машину, не чего за зря шуметь, передал ключи Петру, и он отправил примерять их к двери.
  - Не подходят, - с не скрываем разочарование, сказал здоровяк. А я уже подумал, что удача, мне во все тридцать два улыбается, и в объятья и манит. А на деле все как у всех, в меру и без излишков.
  Дверь оказалась добротной, хоть и пластиковой с виду, даже пытаться выламывать не стали. Обошли здание и уже привычно высадили окно, опрокинули мусорник, чтобы удобнее было забираться, и пролезли внутрь. Нутро заправочной станции встретило нашу компанию, полумраком и запахом тухлятины, но никак не мертвечиной. Узкий коридор, слева дверь в подсобку, заперта. Вот и хорошо. Далее зал, с чипсами, пивом, и маслами для машины. Все аккуратненько не разграблено. Рома кивнул в сторону туалета, я подошел и по команде открыл дверь. Снова пустота.
  - Что забираем бухло и масла, - скорее утверждал, чем спрашивал Петр.
  - Ага, - невпопад отозвались мы.
  Запасные ключи нашли сразу возле кассового аппарата, так что мародерку мы выносили уже через парадный вход, и сразу в "пассат". Делов-то на десять минут. Помимо масел взяли ящик пива, и три бутылки коньяка что подороже. Петр это от комментировал так.
  - Коньяк от бактерий, пиво от жажды.
  Впадать в занудство и говорить, что от алкоголя одни беды не стал. Все тут взрослые люди и прекрасно понимают, где мы находимся и что задумали. Отгрузив мародерку, машину отогнали в лес, за кусты лазы.
  - Парни у связанного вроде спина была пробита. Да и пятно крови на асфальте, - уже залезая в "паджерик" задумчиво сказал Рома.
  - И? - без особого интереса спросил Петр.
  - И должен быть ствол, - Рома почесал шею, борода доставляла ему явные неудобства.
  - Оружие много не бывает, - подержал я нашего силовика.
  Петя мыхыкнул, и стоило нам закрыть двери, развернул машину в сторону заправки. Снова попортил газон рифлёной резиной внедорожника, он подъехал к площади с упокоенными. Выбрались, и рассредоточились, мне достался наиболее легкий маршрут вдоль стояночных мест. Держа автомам около грудь, стволом вниз пошел осматриваться. Асфальт, раскрашенный белыми линиями под места остановок, один из пяти фонарей согнут, явно горе водитель постарался. Далее на пригорке толи беседка толик курилка, а скорей все разом, даже мангал отсюда видно. Полный сервис блин.
  - Нашел, - донес до меня ветер слова Ромы.
  Вернулся. Рома озадачено крутил в руках пистолет, с виду вылитый Глок 17, хорошая вещь, только вот патроны к нему дефицитные. Вроде и прибыток а какой-то бестолковый. Разве что подарить после кому из начальства. Славику, тому же.
  - Из него стреляли, одной пули не хватает.
  - Где был? - решил я утолить свое любопытство.
  - Да за углом, на скамейке лежал. Этот, - кивок в сторону первого, - похоже, перед смертью решил на закат полюбоваться.
  - Ну, теперь все, поедим? - поторопил нас Петр, и в самом деле постоянно отвлекаемся на разные мелочи.
  Петр выехал на относительно большую дорогу, на перекраски чуть замешкался, выбирая сторону. По итогу свернул налево, справа потянулся лес с противоположной поля, сейчас, активно поглощаемые травой, и ни каких птиц. Немного нервозная картина.
  - Как думаете, чего он его убил? - вроде и посторонние люди, и даже хуже дважды мертвые, а вот отчего-то постоянно лезут мысли, а что привело их к столь печальному концу.
  - Думаю там что-то личное, - нехотя заговорил Рома.
  Скорей всего так и есть. Может бизнес когда-то один у другого отжал, а может девушку отбил. Причин много, а смерть одна. И как-то неожиданно подумалось, лучше уже застрелиться, чем обратиться. И пресловутое умирать в одиночестве, сейчас пугала как никогда. Настроение ухудшилось. Лучше бы мы этих двоих и вовсе не находили.
  Пока нашли следующую машину, откатались почти три часа. Не транспорта бесхозного хватало, вот только к нему ключей зажигания не прилагалось. А успешно крутить проводки под рулевым колесом могу лишь американские герои боевиков. У нас данного умения ни у кого не обнаружилось. Мы было сунулись в ближайший город, но сразу отказались от этой идеи, звук двигателя, эхом отразился от пустых улиц. Казалось, что на шум прибегут все мертвяков округи со старшими братьями мутантами, а там уже и люди подтянуться на огонек из стволов автоматов. А играть в такую лотерею нам не хотелось от слова совсем.
  На одном из съездов удача сжалилась и таки улыбнулась нам, виде одиноко стоящего хутора, в километре от основной дороги. В бинокль удалось рассмотреть три массивных здания, без всяких признаков жизни, и что немало важно огромный гараж, если судить по двум створкам ворот, для тракторов они были явно маловаты.
  Ни рассуждая, Петр свернул на узкую дорогу, на обочине висела вывеска на кривом дереве, "Mazi kalni". Перед самым подъездом к хутору наш бессменный водитель снова увел машину в сторону полей. Все-таки внедорожник - это сила, где хочу там и еду. Сделали круг, за домом обнаружилась свалка металлолома, сейчас активно зарастающая травой, далее ржавел комбайн "Нива", и рядом мирно стоял трактор "Белорус" из новых. Далее сад, с десятком яблонь, беседкой и каким-то не достроим. Остановились возле въезда, потарахтели двигателями, выманивая возможных мертвяков.
  - Пока чисто. Петь ты за рулем, - Рома первым покинул салон машины, я присоединился к нему с не большим опозданием. Выбор нашего силовика очевиден, Петр да сих пор слабо переваривал любое взаимодействие с мертвяками. В слух про это никто не говорил, но и так понятно, зачем лишний раз хорошему человеку на больную мозоль наступать.
  Само обследование территории с последующим взлом двери прошло рутинно. Вошли в дом из него в гараж, луч фонаря высветил "Ленд крузер" и "Хонду сивик", обе машины серебристого окраса. Ключи обнаружились в коридоре на стенде. Пока Рома прикрывал, я убрал защелку с ворот, и с двух рук потянул за цепь, со звоном приподнимая створу. Свет солнца неприятно мазнул по глазам, и сердце чуть с бойнуло, когда увидел расплывчатый силуэт в двух метра от себя. После спохватился и понял это Петр. "Крузак" заводиться отказался, по двум причинам: во-первых не было аккумулятора, во второй бак был сух, что бутылка у пропойцы. Потратив с полчаса, мы все же вернули подвижность японскому зверю.
  Возвращаться на временную базу пришлось окольными путями, потому что все примыкающей дороги возле нашей базы, были грунтовые. А следить не хотелось, мало ли тут есть кто очень уже глазастый, и погореть на мелочах, как известно легче простого. А потом только и останется, что называть себя дуроком и лентяем. Нам такого самоанализа не надо. Пока ездили чуть заплутали, а причина проста, кто-то посбивал (а где и спилил) обозначения населённых пунктов, даже знаки остановок и те поломали. Зачем такой вандализм пока не понятно, ведь на это сил положили не мало. Наиболее приближенная к действительности теория это чтобы сбить столку случайных проезжих.
  Новые машины запрятали в соседние дома, особо не маскируя, только "Крузак" за угол дома убрали, что совсем уже не маячил и не завлекал ничейных гостей. Парни нас встретили жареной картошкой с тушенкой, правда она успела порядком остыть, но все равно зашла на ура. И как только ним удалось ее зажарить без одурманивающего запаха по всей округе. Загадка. Под это дело Петр открыл три бутылки пива, мне с Михалычем даже предложено не было, оно и правильно.
  Часовая стрелка уверено приближалась к отметке пять часов, до заката времени еще ой как много, а заняться, по сути, не чем. И вынужденное безделье давила на совесть. Как-то уже отвык в пустую просиживать время.
  - Может окрестности до ревизуем, - развалившись в шезлонге на заднем дворе и попивая кофе, предложил я.
  - Да уймись ты непоседа, - с легким напором сказал Михалыч, - еще хватит тебе приключений на всю голову. Отдохни, не чего загоняться.
  Вот ведь и прав с одной стороны, но все равно безделье угнетало. Ладно, допью кофе и после оружием займусь, а время останется, пройдусь по окрестности, чисто ноги размять да душеньку успокоить.
  
  На разведку выдвинулись на следующей день, ближе к девяти по полудню. Можно было и раньше, но звуки в утреней тиши очень уже хорошо разноситься по округе. А так всё, какая птица проснется, да и сам человек начнет активные действия. Вчера после вечерний прогулки, почти два часа сидели над картами, заучивая маршрут. Он мне даже ночью приснился в какой-то короткий момент, чему я был безмерно рад. Хоть какие-то сновидения всяко лучше угнетающей пустоты. Выехали прежним составом на "Крузаке". За километров пяти от поселения остановились и дальше ножками, строго на север ориентируясь по компасу. Возле машины оставили Петра как резерв, на случай непредвиденных обстоятельств. К дачному поселению вышли спустя три часа. Двигались, медленно опасаясь нарвать на патрули или секреты. Но ни чего подобного не повстречали. Стоило среди деревьев различить красный забор, как замерли, вслушиваясь в окружающие звуки. Через полчаса поняли, в круге живых людей нет. Или же все затаились по домам, что маловероятно. Оставив меня в лесу Рома отправился на более детальную разведку. Стоило ему скрыться за углом забора, как на меня накатила волнение, так и ждал криков или того хуже выстрелов. И спустя пятнадцать минут напряжённого ожидания, он вполне открыто показался на въездной дороге. Махнул рукой подзывая меня.
  Стоило подойти, как он в полголоса заговорил, что меня покоробила, в лесу мы едва уловимым шепотом переговаривались.
  - Никого. И если судить по пыли и следам, то пару месяцев как. Пойдем, посмотрим, где этот урод жил. Может фото найдем, а то рисунок... сам понимаешь.
  - Пошли, - прошептал я, перейти на нормальную громкость сразу не получилось.
  Жилище этой твари удалось найти лишь со второй попытки, все же по устному описанию ориентироваться сложновато. В доме имелся не большой беспорядок, вроде как кто-то собирался без мыслей о возврате, и не каких личных вещей. Прошлись еще по домам и везде наблюдали схожую картину. Люди отсюда съехали.
  - И что дальше? - спросил Рома, когда мы вышли из очередной брошенной избы.
  - Вопрос, - глядя с прищуром на дорогу медленно заговорил я, - куда могла уехать, толпа людей? И ведь их явно не силком тащили, а целенаправленно вывезли. Ответ...
  Я умолк, пытаясь хоть как-то упорядочить мысли, сейчас не в коем случаи нельзя впадать в отчаянье.
  - В более безопасное место, - с заметными паузами заговорил Рома, - и более приспособлено для охраны.
  Тут он прав, на все сто, этот дачный посёлке замахаешся защищать, подходов как грязи под ногами, и лес рядом. Составлять план обороны, сущий кошмар.
  - Со слов матери тут была уже устаканившаяся группировка. Следов боевых действий нет, значит ушли сами, - я вышел на основную дорогу поселка, - следов большегрузного транспорта нет. Да и если судить по домам, брали только самое не обходимое, и легко транспортируемое.
  - Получается, ехали налегке и своими силами, - после молчания резюмировал мои умозаключения Рома.
  - Куда-то рядом, - неуверенно заключил я.
  - Игорь у нас в стране рядом, это через пятьдесят км по городу. Устанем искать.
  - Подожди, дай подумать, - мысли вовсю пытались вырвать из омута воспоминаний место, где безопасно и чтобы ехать не долго, - хм. Знаешь, а я, кажется, знаю, куда они могли податься. Тут буквально в двух километрах западнее есть коттеджный поселок, так сказать для богатых дачников. Сам понимаешь толстосумам с чернью жить рядом не с руки. Там отгороженная территория, в ней домов десять может чуть больше, с хорошими дорогами выход к озеру и реке иметься. Хм я бы сам туда поехал, доведись мне тут остаться.
  - Чего раньше молчал? - почесывая бороду, высказал претензию Рома.
  - Да знаешь, как-то не сразу вспомнил, я там по детству мимо бегал не слишком часто.
  - Ладно, показывай куда идти.
  Огляделся, сориентировался по знакомым улицам, без труда вычислил, где река, и уже по ней в голове проложил путь к коттеджному поселению. Как, оказалось двигать по прямой не получалось, ибо две бредущие по полю фигуры привлекут внимание даже заспанной старушке, с минимальными зачатками любопытства. Пришлось вокруг обходить по лесополосе, потратив на это с полчаса. Пока продирался через кусты в голову пришла мысли. За то время что тут жил так и не изучил местность. Так пара мест, по типу дом, магазин, игральная площадка вот и все, дальше я свой интерес не распространял. И кто все этому виной? Гаджеты, - совсем уже по-стариковски подумалось мне. Закукливаются у себя дома, не желая познавать окружающей мир. Или же то пренебрежении к родными местам, мол тут ничего интересного нет, и так все понятно. Имелся у меня в детстве друг Вовка, так он часами нам рассказывал, как по горам в Грузии ходил, где какие тропы, что с родителями видел. А наше место для купания он через раз находил. Я уже молчу про наши пусть и редкие, но поползновения за грибами. Он дальше пяти шагов от нас не отходил. Близорукость житейская как она есть.
  Перебрались через мелиорационную канаву, и подползли к кустам лазы, что заборов высилось вдоль дороги, я с облегчение выдохнул. Даже без бинокля видны следы жизнедеятельности, люди, машины, редкий дым. Из-за забора представляющего собой, металлические листы зеленого окраса, виднелись лишь крыши, всё того же цвета. Да, наблюдательная вышка, явный новодел, очень уже она выбивалась из общей картины, да и на кой она в мирное время.
  - Давай левее, там холм, все нормально будет видно, - прошептал я напарнику.
  Тот одобрительно кивнул, и мы отползли назад. Дальше крались по лесу с утроенной бдительностью, опасаясь нарваться на патруль. Но хвала безалаберности противника, никого не встретили. На холме снова расположились в кустах, подле канавы, нас при всем желании фиг увидишь, нам же открывался отличный вид на поселение.
  Территория не сказать, что большая, наше поселение в разы больше, (ему кстати новое название выдали Ново-град. Ни разу не оригинально, но людям нравиться) семь отдельных участков, по середине широкая асфальтная дорога, часть территории скрывает забор. На вид хлипкий, такой и машиной без проблем снести можно, а мутант и вовсе перемахнет, и не заметит, может даже шустрик преодолеет при желание, рядовой зомби пожалуй не справиться. Зато иметься зона отчуждения в пол километра, если судить на глазок, но это не как не заслуга новых обитателей, прежние владельцы, когда строились всё почистили.
  - Думаешь, это наши? - приглушено спросил Рома.
  - Не знаю. Будем наблюдать, - а что нам еще остаётся. Не идти же с вопросом по типу. Извините, а не тут ли проживает Иван Петров. Тут. Как хорошо, а не соизволит ли он со мной прогуляться вон до того леска. Вы не бойтесь у меня автомат, и никто нас не тронет.
  Первые пару часов следить было интересно. Считал людей транспорт, запоминать и зарисовывать маршруты передвижение. Пытаться угадать в мутноватых лицах, черты урода, что убил отца. Пока я смотрел Рома сканировал радио чистоты, прежде отчитавшись Петру, о слежке коротким паролем "Еду налево". Но ближе к сумеркам разболелись глаза и как не странно колени. Решив, что на первый день хватит, мы тихо собрались и, осторожно забирая левее, ушли к машине.
  За коттеджным поселением следили три полновесных дня. И как итог получили следующую информацию. Кроме сторожевой вышки никакой более охраны нет. Никто не выходил в патрули, никто не общался по рации. Бойцов мы насчитал человек двенадцать. Смена на вышке происходит раз в два часа, как по ночам не знаю это и неважно для нас.
  Двое выводят рабов в огороды, что разбиты на не большей территории между домами и рекой. Это мы выяснили на второй день, когда позицию сменили. Трудились в основном женщины средних лет, еще было три подростка. Мужиков и девушек не было видно. Почему именно рабы, так они под стволами на работу идут, и пашут как не в себя, от зари до заката. Да и остальные признаки, принуждение налицо, побои, крики, скудная обед на месте, и полная забитость самих трудяг. Огород этот к слову, вообще ни о чем. Так по лету лучок пощипать да укроп. Тридцать здоровых человек с него никак не прокормишь. И как вывод это просто летняя база, для каких-то нужд. Еще видели часть женщин в обслуге, одежду стирали, половики выбивали. Так что мысли, что это добропорядочное поселение ни возникало, ни разу.
  Ближе к обеду на второй день опознал ублюдка, он стоял в белой рубахе, выставляя пузо под потоки ветра, и активно жестикулируя, отчитывал бугая в камуфляже. Тот отмахнулся рукой, словно от надоевшей жены, резво куда-то укатил. Когда увидел эту мразь камень с души упал, не зря столько времени потратили. И главное больше никаких поисков.
  На третий день, что выпал на пятницу, с самого утра подъехал внедорожник, а следом два микроавтобуса. К КПП подбежали из ближайшего дома запыхавшийся парнишка. Он вроде как на постоянку должен сидеть, но дисциплина по боку, часто отлучался. Открыл руками ворота. Это к слову плохо. Если придется к ним ехать, сильно сомневаюсь, что передо мной кто-то будет дверь открывать. Придется транспорт по этой стороне оставлять. Автобус проехали внутрь без всякого досмотра и остановились возле, самого большего дома, в три этажа. К транспорту откуда-то из внутренней территории подошли женщины, и принялись за разгрузку, с ними пришел мужик в майке и шортах, с поповником в руках. Как мы поняли автоматы выдавали только сменщику на вышке. Толи от бедности, толи от не надобности, но я склоняюсь к первому варианту. Тут вроде как полубандитское поселение, и каждый вооружаться, как может, были бы автоматы, таскались бы с автоматы, чисто для понту. Но могу и ошибаться. Разгрузка продвигалась медленно, но никто женщин не торопил. Один раз водила щупловатый парень с голым торсом и шортах, откинув окурок, подскочил к женщине, что по миловиднее, и смачно припечатал по нижи спины. Из чистого хулиганства, а не сексуального интереса. Шлепнул, вроде как заржал, и ушел в глубь помещения.
  До шести вечера более ничего интересного не происходило. Два микроавтобуса укатили обратно без всякого сопровождения, что наталкивала на мысли они тут вообще ничего не бояться. Видно территорию изрядно почистили. Да и если судить по карте, местность тут не сильно заселена. Еще через час, до нас донеся едва уловимый, но от этого никак не менее аппетитный запах шашлыка, а спустя минут десять послышалась музыка.
  - Пьянка!
  - Как есть она, - задумчиво отозвался Рома.
  Сколько я не шарил биноклем, но место сабантуя углядеть не смог, наверняка с той стороны гуляют.
  - Надо посмотреть.
  - Пошли, - согласился я.
  Перейдя почти на сто восемьдесят градусов, от прошлой лежки, увидели дым, да и музыка усилилась. Но так как находились ниже пришлось лесть на дерево. Выбрали тополь посучкастее, и дальше от канавы. Положил автомат на пень, напарник встал спиной к стволу, сцепив пальцы, подогнул колени. Я от излишней вежливости протер ноги об мох, подошел поставил подошву на руки, задрал голову, вон и сук.
  - Раз, два, три, - одновременный толчён, меня под бросило чуть выше, чем я планировал, от этого едва успело ухватиться за сук. Повисел секунду, после помогая себе ногам, взобрался на ветку, и полез наверх, держась спиной к лесу, чтоб даже случайно меня не заметили от коттеджа. Высоко подниматься не стал, пары метров хватило.
  Выглянул из-за ствола, глянул в бинокль. Ага, так и есть: пьют, черти. За одни из домов обнаружилась аккуратненькая площадка, выложенная брущаткой, сбоку веранда из дерева, чуть дальше небольшой прудик, и мостиком через него. Возле самого дома огромный гриль, где раскладывает новую порцию шашлыков совсем еще молодой парнишка. А гулянка тем временем, набирала обороты. Мужиков я насчитал аж семь штук, а девчонок ровно в два раза меньше, и те явно не из рабочего класса. Все молоды и полуголые, кто в купальнике, кто в нижнем белье. Прям кино снимай братки на отдыхе. Зуб даю, где-то еще сауну затопили. Так что у них по алкоголю? Ага, вон одна пошла в коротких джинсовых шортах, к уличной палатке. А там ящиков пять всякого добра. Так и есть тащит три бутылки и по форме ни разу не пивные. Понаблюдав еще с полчаса, слез, кратко обрисовал ситуацию Роме.
  - Значит план Б? - глядя мне в глаза спросил он.
  - Ждать больше не вижу смысла.
  И в самом деле, чего ждать, за эти дни никто базу не покидал, и неизвестно когда покинет. А ждать не пойми чего дело не благодарное. Так что поеду я живцом работать. Не хочется, а надо.
  
  
  ***
  
   Машину подкинуло на очередном ухабе, я резко довернул руля вправо, стараясь избежать попадания в очередную яму. И почти справился, все же краем колеса влетел, по днищу не слабо ударило, я скривился, от жалости к подвеске. И сразу себя одернул, машина не моя, всё равно бросать придётся, нечего зазря переживать. Это все нервное, пытаюсь отвлечь себя. И чуть придавил педаль акселератора, быстрей приеду, быстрей начну, целее нервы будут. Начало лета, а дороги уже разбиты, и ведь ровнять их явно не кому. Сильно сомневаюсь, что правильные пацаны из Коттеджного поселка поедут на грейдере дорожное покрытия приводить в должное состояние. Мда, а что через год с грунтовым покрытием станет, а через два. Вопрос сугубо риторический и так понятно.
   - Фу, - выдохнул я расправил пальцы, а то вцепился в руль, аж занемели.
   Еще минут пять бездорожья и под еду к воротам. Не смотря на то утреней мелкий дождик, луж не было, а к обеду, солнце испарила все намеки на влагу.
   Вчера на общем совещание во временном лагере, парни согласились со мной, что надо применять план Б. И тому было несколько причин: главная никто из поселка за все время нашего наблюдения не выезжал. Так что применить самый безопасный план и устроить засаду на маршруте следования урода не получиться. Так что остаться только ловля на живца, а наживкой выступлю понятно дело я. И дело не в глупом геройстве, тут есть свой резон. Михалыч стар для таких подвигов, Коляну такое не доверишь, нет в нем некого стержня что ли, на подхвате да, а вот на важное дело брать его не хочется, тем более отправлять. Можно Петра, он и говорить умеет, да и сам представительный, но вот почти двух метровый громила, может вызвать ненужную нервозность. Ну а Рома у нас главная ударная сила, им рисковать не в коем случаи нельзя. Кто из плена спасать будет, если что пойдет не так. План по спасению у нас тоже имелся, мы вечерами не только макароны с тушенкой ели, но кое о чем еще и думали. В случаи плена и последующего выгона на хоз. работы, уходить буду рекой под прикрытием пулемёта. Они тут пленников охраняют без учета огневой поддержки. А до реки я добраться сумею. В теории.
  Да и не будут меня в плен брать, очень уже мы вкусную наживку приготовили. Наглая ложь она ведь сперва всегда на правду похожа. Поэтому приеду, попрошу встречи с главным (а этот придурок там за лидера, мы в этом убедились), под предлогом. "У нас поселение четырнадцать человек, пять мужиков девять баб, хотим аж не можем под вашу руку. Где находимся не знаю, а вот показать могу". Так что убивать или сажать в подвал не станут, им рабы нужны. А чтобы он сам поехал, а не перепоручил кому или там просто не приказа, самим приезжать. Мы заготовили десерт, если уже продолжать аналогии с кухней: виде, десятка сумок с патронами. А они сейчас такая валюта, что и корову купить можно, и чего по специфичнее, и отсюда вывод "деньги" в руки подчинённым не давать. Как пить дать что-нибудь да сопрут. Поэтому толь сам поедет, только под личный контроль.
  Я разжал онемевшие пальцы, не заметил, как снова стиснул руль, гоняя мысли по кругу в сотый раз. Наш план попахивает авантюрой, но ведь должен сработать по любому должен. Я аккуратно нажал на педаль тормоза, забрал левее в крутом повороте. Сощурился, пытаясь высмотреть в кустах Рому с пулемётом. Но тщетно, хотя точно знаю он там, готов во все оружия спасать меня в случаи неприятностей. На этом повороте, по возвращению нужно будет оторваться от машин сопровождения, когда поедим за людьми и патронами, и тогда Рома приласкает их из крупнокалиберного пулемёта. Не верю я, что они большой конвой пошлю, максимум три машины. Им большой толпой ехать не резон, потенциальных жертв могут испугать. Мы и сигналы разработали чтобы показать в какой машине этот урод засел, без света - первая, с включёнными габаритами - вторая, с ближним светом - третья ну а поворотник покажу то пятая. А если все обломится и этот пошлет кого другого, то должен буду заглохнуть. Тогда наши быстро собираются и перехотят к резервному плану. Веду эскорт к двум трёхэтажным домам, там есть не достроенный магазин, возле него по газам, а парни с верху пугают этих автоматными очередями. У нас путей отхода немерено, а эти будут зажаты. Если со всем плохо все будет, закидаем гранатами, ибо есть их у нас. А дальше будем голову ломать, как этого достать. Штурм поселения точно отменяется, ибо там заложники, да и мы не разу не спецназ.
  Ох, что-то я опять нервничаю, должно выгореть, ведь не может не остаться справедливость в этом умирающем мире.
  До ворот метров пятьдесят, я почти физически почувствовал, как незримый часовой наводит ствол автомата. Сейчас окрик и очередь. Фу Игорь спокойно, только спокойное. Не доезжая пяти метров забрал левее, развернул машину своей дверь к воротам, так в случаи чего убегать будет сподручнее. В идеале лучше вообще поставить мордой к дороге, но так вызову лишние подозрения. Ох, как бы меня там не узнали? Не должны, видели мельком там был. Да и не интересен я им, чтоб запоминать мои приметы, к тому же зарос, что белоруски партизан, плюс кепка, да куртка на размер больше, уволень, а не боец, не должны всполошиться. Заглушил мотор, зажмурился и на выдохе выбрался наружу, держа старенькую двустволку за дуло. И медленным шагом направился калитке, то и дело косясь в сторону вышки. Тихий скрип петель и ком не вышел мужичек с заспанной рожей, и майке без рукавов, с помповиком наперевес.
  - Что надо? - на государственном, тьфу какое сейчас государство, на латышском спросил он.
  - Обсудить, это... меня поговорить послали, наши старшие к вашем, - на русском ответил я, и присматриваясь к его реакции. Вроде не кривиться, это хорошо, а то с националистами разговор сложился бы очень трудно.
  - Хм, о чем говорить будете? - с легким акцентом, но на русском поинтересовался он.
  - Это у нас там люди, и мы это к вам хотим, - речь я не репетировал, так общее направлении беседы проработал и все, как сказал Петр, зазубренные слова звучат фальшиво.
  - Так приезжайте мы только рады, - а улыбку ехидную сдержать не может, совсем уже чувствует себя хозяином положения.
  - Так это мне сказали обговорить кой-чего, - промямлил я. Ох лишь бы он не включил сейчас режим мелкого босса, наслаждаясь толикой власти.
  - Хм. Ну пошли, поговоришь, - он широко улыбнулся, делая приглашающей жест.
  Вот и всё, полез я к шакалам в рожу мясом тыкать.
  Он первым прошел через жестяную калитку, я двинулся следом, все так же держа ружье за дуло. Перешагнул не высокий порог замер, потеряв из виду провожатого.
  - Стволы на стол клади, - раздался голос сбоку.
  Повернулся, стоит оружие вроде не угрожает. Я чуть замешкался, подошел к пластиковому столику, стоящему сразу возле входа в вагончик. Положил ружье, после достал из кармана ПМ и примостил его рядом. Глянул на охранника, стоит лыбиться. "Блин как бы он меня сейчас в спину не тыкнул и в сарай для разговора с пристрастием не повел", - трепыхнулась нервозная мысль.
  - Всё? - с ленцой спросил он.
  Я утвердительно кивнул, переминаясь с ноги на ногу, надо изображать из себя перепуганного недотепу.
  - Тогда пошли, - и, развернулся ко мне спиной, повел куда-то вглубь поселка, даже не подумав обыскать. Да, самоуверенность у них тут зашкаливает на уровень абсурда.
  Пока шли, старался сильно по сторонам не смотреть, так пару раз повертел головой, обозначая любопытство. На улице никого не встретили все ушли на работы, другие предпочитают находиться в теньке, а не слоняться без дела. Я было подумал, движемся к двухэтажному особняку с претензией на готику, но ошибся, мужик провел дальше к бревенчатому срубу, в два этажа. Дом выглядел шикарно, словно терем, из киносказки, бревнышко к брёвнышку, ставни резные, на крыше ветрянки тоже с узором. Забор по кругу плетеный их прутьев, сама калитка вроде и простая, но на все сто вписывалась в общей дизайн. Внутри пара лавок, собачья будка все так же из сруба, откуда-то изнутри дома доносилась ритмичная музыка, пошли далее по дорожке мощеной природным камнем, к крыльцу, где крышу подпирали несколько деревянных колон, покрытых резьбой. Что же пожалуй я понимаю выбор этого Урода сам бы сюда с удовольствие переехал, нежели в тут бетонную поделку с претензией.
  - Марк, - неожиданно крикнул провожатый, - принимай... посланца.
  Из пристройки сбоку вышел крепкого вида боец, в штанах цвета хаки и синей майке, лицо суровое и явно недовольное, на поясе кобура расстёгнута, оттуда рукоять серебром отблескивает. У меня помимо воли все внутри сжалось, в предчувствии беды.
  - Че надо? - злобно рыкнул он. Мужик сместился правее, давая понять, что его дела сторона.
  - Так это кх. Я поговорить с вашем боссом. Меня послали, нас там много, мы жить к вам ехать хотим, - сбиваясь и запинаясь проговорил я.
  Марк нахмурился еще больше. У него что похмелье. Ведь специально выжидали ближе обеду ехать, что они тут проснулись, опохмелились и пришли в благостное состояние души.
  - Хозяин спит? - на латышском спросил мой провожатый, и мне показалось или в голосе проскользнуло ехидство.
  - Нет. Завтракать уже встал, - так же ответил ему Марк. И уже мне на русском, - пошли.
  Фу пронесло, а тоя дыхание не заметил, как задержал, аж до боли в легких.
  Он двинулся первым я следом, перед входом тщательно обтер ноги, сначала об первый коврик после, о второй. Прошли в не большой коридор, где царил полумрак. Озлобленный мужик дернул массивную дверь справа от себя, по ушам резанул роковый запил из восьмидесятых, и он, не мешкая скользнул внутрь не оборачиваясь. Я сглотнул ком в горле, призывая себя к спокойствию. Той любой ярости, испытываемый к убийце, больше нет, осталась лишь холодная ненависть. По крайне мери я в это верил. Перешагнул порог, прикрыл глаза от яркого света, сделал пару шагов. Дьявол надо дверь прикрыть. Но меня опередили, щуплая девчушка в легком сарафане, скользнула мимо и осторожно прикрыла дверь. Звук музыки убавили до разумных приделов.
  - Хозяин этот говорит, что людей может привести, - с сильным акцентом по-русски сказал Марк.
  - Хорошо, - откуда-то из дальнего угла послышался вялый мужской голос.
  Я перевел взгляд туда. Сука. Мразь в человеческом обличии узнал сразу, усы, стрижку, черты лица, и даже голос. Убийца сидел, развалившись в плетеном кресле, белая расстёгнутая рубаха обнажало пузо, далее виднелись шорты в клеточку бежевого окраса. Внутри что-то шелохнулось, злое не хорошие, то что может вырвать из подсознания зверя, жаждущего крови, но холод разума пока держал оковы.
  Выдохнул, и мир расширился, вернулись звуки. Я полностью смог оценить обстановку. Просторная кухня, слева огромный камин стилизованный под русскую печь, рядом с топкой поленница, подле нее кованые кочерги, в металлической чехле. Справа внушительных размеров стол, заваленной едой, с виду остатки со вчерашней попойки, чашка с засаленным шашлыком, нарезанные колбасы, хлеб, полу постоя тарелка со свежими огурцами и помидорами. Три бутылки пива, одна открытая стоит ближе к Уроду, рядом валялся огромный охотничий нож, носившей больше декоративную функцию, чем практичную. И над всем этим довлеет запах, какой-то кислятины вперемешку с дымом.
  - Здравствуй. Меня Иван зовут. А тебя как? - после непродолжительно паузы заговорил урод.
  - Я Игорь, - сказал так, словно хотел выкрикнуть ты знаешь, кто я и знаешь, зачем я пришел. Нет, так дело не пойдет больше робости, больше страха, стянул кепку, тут же смял ее пальцами.
  - Ну, рассказывай зачем к нам пожаловал? - охранник тем временем не сколько не стесняясь, уселся за стол и принялся сооружать себе бутерброд из нескольких видов колбасы, - да ты не бойся, подходи ближе, садись.
  Мразь, вежливый какой. Я присеменил ближе стараясь отводить глаза. Замер возле угла стола, и словно нашкодивший ребенок оправдывающейся перед грозным дядькой, заговорил.
  - Мы это хотим к вам. У нас пять мужиков и семь баба, - мать её так запутался, ладно не суть, - готовы работать. И это мы все нормальные без криминала.
  - Аха, - я украдкой глянул на скотину, ну верь мне, я же сопляк стою, трясусь от страха, глазки отважу. Таких как я надо гнуть и ломать.
  - И это у нас есть, - я приблизился и понизил голос, - две сумки с патронами.
  - Что?
  Он явно меня не расслышал, качнулся вперед, пытаюсь выбраться из кресла. Затем повернул голову в бок, и медленно, словно угодил в тягучую патоку одновременно открыл рот и распахнул глаза. Я глянул через плечо, и так же удивлено замер. Девчонка в сарафане, давила охраннику в шею, с локоть длиной шокером, того сотрясала конвульсия. Я ни разу не физиономист, но стоило нашим взглядам встретиться, как я отчетливо услышал ее внутренний крик. Бей. Почти не думая, схватил ножик, сбил коленом толстяка назад в кресло, и ударил в область сердца. Я ожидал сопротивления стали, но клинок на удивление легко пробил плоть. Послышался хрип, и только после я увидел, как левая рука закрывает рот жертве. Удар сердца, я как заворожённый смотрю в глаза умирающему, следя, как оттуда уходит жизнь.
  - Сюда, - пискнуло откуда-то из-за спины. Я волевым усилием, заставил себя обернуться, казалось, стоит мне разорвать зрительный контакт с жертвой, и он воспрянет и начнет активно сопротивляться.
  Девчонка стояла возле межкомнатного проема, в одной руке кочерга в другой шокер. Мать честная, там есть еще кто-то. Я отпрянул от дёргающегося тела, поймал брошенную кочергу, перехватил поудобнее и замахнулся для удара, стараясь даже не дышать. На полу появилась тень, босая нога шагнула через порог, еще секунда и все тело оказалось на кухне. Я ударил как бил сотни раз до этого, в череп мертвецам. Вошедшей охнул и покачнулся, заваливаясь вперед, но в последний момент подставил руку, и явно не собирался терять сознание. Пришлось судорожно врезать еще раз. Теперь уже без всяких сомнений насмерть.
  - Что за на хер, - из-за пересохшего горла, голос прозвучал сипло.
  - Ты же их убивать пришел, - тяжело дыша, как после марш-броска с полной выкладкой, проговорила девчонка.
  Я растерялся, не зная, что сказать.
  - Там в подворье еще один, надо и его, - глаза шальные явно на адреналине.
  - Как? - больше у себя чему у нее спросил я.
  Все пошло наперекосяк. Как теперь выбираться. Да меня тут же убью и ее тоже. Мать, да как так то. На хер, надо бежать. Куда? Аааа. Куча мыслей и все, судорожные и бестолковые, по телу гуляет чистый адреналин, не дающей толком упорядочить мысли. Действия, а не мысль, вот что сейчас движет мной.
  - Я позову, а ты его в коридоре кочергой, - сказала и метнулась к двери, толчок створа отварилась, и она во всю мать ее силу легких заорала, - Граф сюда.
  Это конец. Я подбежал к ней, вместе мы вышли в коридор, мрак не позволял толком хоть что-то различить. Мать вашу как я тут что увижу, еще и места как в гробу.
  - Че надо? - послышалось с улицы.
  Фу, так спокойно, я встал с боку, замахнулся, не выйдет слишком низкий потолок.
  - Хозяин зовет, давай бегом, - спокойная, что удав.
  Да и я вроде как тоже вернулся в адекватное русло, кочергу в сторону.
  - Дай сюда, - схватил шокер, легкое сопротивление, она сама еще не готова расстаться с последним оружием, но отдала.
  Сообщница открыла дворовую дверь, я встал за полотном. Этот войдет, а я его в спину, он явно не ждет нападения, он ведь на своей территории под защитой. Пальцем нащупал выступ, вот она кнопка пуска, ничем иным это просто быть не может. Лучше бы проверить, но шуметь нельзя. В проеме потемнело, послышались шаги, и недовольный мужской голос прогудел.
  - Да что надо ему?
  Сообщница шмыгнула в сторону, противник ускорил шаг, я выскользнул из-за укрытия и словно ножом ударил шокером в шею. Послышался треск, тело завалилась вперед, содрогаясь в конвульсиях. Я согнулся и добавил еще раз для надежности. Поднял голову и тихо спросил.
  - Еще есть?
  - Нет, - глухо отозвалась та, лица девчонки не различить в полумраке, так не понять, какие там эмоции на лице.
  И что дальше? Надо как-то уходить, и эту за собой тащить. Тут её оставлять точно нельзя, найдут тела и на ремни порежут, причем не фигурально выражаясь.
  - Дверь на замок закрой, - она мыхукнул в ответ, уходя куда-то дальше в коридор.
  Переступил через тело, толкнул дверь, пальцами нащупал массивный крючок, поднял, закину в петлю. Стало еще темнее, возвращаться назад пришлось, держась за стену. Возле входа столкнулся с сообщницей, отступил назад, пропуская ее, за спиной послышался стон контуженого. Дьявол только этого и не хватало. Идти за кочергой и голову проламывать? А смогу ли. В порыве страха да на адреналине убивать одно, а на холодную голову. Связать?
  - Дай, - из моих ослабших рук девицы вырвала шокер, и не секунды не колеблясь воткнула его в голову стонавшему, новый треск, и тело обмякло.
  - Какого, - непроизвольно вырвалось у меня.
  - Эта мразь трех девочек насмерть запорола. Воспитатель хренов, - в голосе одна кипучая ярость, так врать могут только актеры вашего калибра, так что однозначно правду говорит.
  Молча вернулись на кухню, я сощурился от яркого света, но все равно смог различить склонившеюся над телом фигуру. Толстяк ожил. Ну да я же ему сердце пробил и только. Пару шагов, взял новую кочергу, машинально отметил, осталось еще две. Шаг и заученным движением упокоил воскресшего. Обернулся, к первому оглушённому, девчонка стоит над ним, а синий разряд почти обуглил голову бандита. И по гримасе ярости исказившей ее лицо, было ясно, там что-то очень личное. И вопросы по типу, ты чего творишь крайне неуместны.
  - Сюда никто не придет? - спросил я, когда она выпрямилась.
  - Нет. Пару часов так точно. У них сейчас сиеста, - дрожащим голосом ответила девушка.
  - Ну, я же пришил, и пустили.
  - Ты форс-мажор. Да и без одобрения этого, - она пнула близь лежащие тело, - никто не сунуться сюда. Да и я отошью если что.
  - Ясно, - я бегло зашторил окна, случайные свидетели нам не к чему, - а теперь о главном. Какого хрена ты сделала?!
  Я сам поразился, настолько мерно прозвучал мой голос. Хотя ситуация к спокойствию нисколько не располагала. Она вздохнула, положила шокер на стол и, закусив нижнюю губу, призадумалась.
  - Ты же Игорь сын Бориса Андреевича? - я кивнул, - ну вот значит, ты приехал сюда этого убивать. Так?
  - Так, да не так. Я его не прям тут хотел убивать, - после сказанного она, с облегчением выдохнула, и снова активизировалась. Прошла мимо меня в комнату, беззаботно наступив на трупы. Я последовал за ней, и тоже по телам. А как иначе?
  Огромная гостиная, с двумя диванными, сейчас расправленными и со смятыми простынями. Плазма на стене к ней подключённая "сони плейстейшен", на кресле раскидана одежда.
  - Тебя звать как?
  - Лиза, - коротко бросила она, ловко расстегнула пуговицу на платье, повела печами, одежда свалилась на пол, оставляя девушку только в одних трусиках. Я невольно прошёлся по ней взглядом, сама худая почти тощая, а вот грудь впечатляла размерами, возможно просто на контрасте худобы, но все же. Теперь ясно, почему ей уготовили роль прислуги у хозяина. Она развернулась ко мне спиной, не из-за стеснения просто одежду с кресла поднимала, и на спине я увидел огромный уже пожелтевший синяк, и пару шрамов, что как мне думаться оставляют плети. Да, добровольным ее служение никак назвать нельзя, да и причина настолько жестоко убийство тоже стала понятна.
  - Лиза, ты вообще, как додумалась, что я буду убивать? - вопрос может уже и не так актуален, но важный для понимания ситуации.
  - Так как ты вошел, так я тебя сразу узнала, - она привычно застегнула лифчик, и принялась выворачиваться свитер. - Да полпоселка помнит твою истерику, когда ты узнал, что отца убили. Вы тогда вовремя уехали, еще бы пару часов и всё, вас бы не выпустили. А мы дуроки остались. А этим мрази просто тебя в лицо не знали.
  Она наконец-то одела свитер, пришел черед джинсов, она плюхнулась на кресло, принялась натягивать их.
  Я провёл ладонями по лицу. Девчонка увидела свой шанс сбежать вот и действовала. Импульсивно не думая о последствия. И винить ее за это нет никакого смысла, я может и сам так поступил бы. Так что не чего зазря разоряться, надо думать, как отсюда сбежать.
  - Ты знаешь, как отсюда свалить по-тихому? - а вдруг у нее имеется план, может удача все же расцелует меня еще раз.
  - Я могу уйти за периметр, а дальше вдоль забора почти до самых ворот. Меня не увидят. Ты же на машине? - закусив нижнею губу и собирая волосы в хвостик спросила она, я кивнул, про себя я уже примерно представлял, как буду уходить, - а дальше пока эти алкаш на вышке очнется, мы уже далеко будем.
  - Откуда такая уверенность? - наобум так рисковать ни сколько не хотелось.
  - Там Костян сегодня, на вышке, а из него стрелок как из говна пуля. И слова дисциплина для него знакома только на бумаге. Да и с похмелья он скорей сам застрелиться, чем в нас попадет, - бойко объясняла Лиза, чувствовалось, она этот вопрос уже прорабатывала.
  Это мы хорошо придумали после пьянки ехать.
  Хм и что мы имеем: косорукого стрелка на вышке с автоматом, против жестяной крыши автомобиля. Расклад вроде и в мою пользу, но ни разу не оптимистичный. Сколько времени надо, чтобы вскинуть к плечу автомат? Секунду, ну пусть пять, а у меня не спорт кар, чтобы за это время до сотни разогнаться. По любому располосует. А с другой стороны, если он там сидит, то это надо еще вскочить, схватить оружие, снять с предохранителя. А все это секунды, отдаляющее меня от свинца. С дисциплиной тут не важно, сам видел, да и девушка подтвердила мои догадки.
  - Не успеем уехать, расстреляют, что в тире, - глухо сказал я.
  - Успеем, - твердо и безапелляционно заявила она.
  На ее слово и приходить полагаться. А что есть выбор?
  - Хорошо если так. Значит, действуем так. - План наглый, но только такой сейчас и сработает, - если я выйду и прикинусь, что бегу выполнять приказ хозяина, меня выпустят?
  - Да, - почти не думая ответила она, - если прикинешься испуганным, то поверят. Они тут вообще себя считаю самыми умными и сильными.
  - Отлично. У меня возле ворот машина, к ней подойти сможешь?
  - Да. С вышки вдоль забора ни черта не видна. Проверяла.
   - Хорошо. Теперь следующее, кто поедет в погоню? И сколько их будет?
  - Две машины, по двое в каждой. Тут дорога одна, так что догонит нас минут через пять, - четко ответила она, - уже ловили беглецов. Будем отстреливаться?
  - Там на повороте у нас засада. Есть, кому отход прикрыть.
  Она кивнула и пошла на кухню, наступила на спину трупа, и ловко припрыгивая натекшую лужу крови. Дьявол меня побери, нашел взглядом зеркало, подошел. Мда, на свитер несколько крупных пятен крови, куртка вроде чистая, нет точно чистая, на лице, правда, углядел с десяток мелких капель. Спешно избавился от свитера, наглухо застегнул куртку. На кухне возе умывальника тщательно вымыл лицо с мылом. Глянул на обувь, и тут весь изгваздался, да киллер из меня не важный. Пришлось чистить подошву мокрым полотенцем.
  Пока занимался ликвидацией улик, пришел к неожиданной мысли, а ведь эти двое, что были убить шокером так и не встали. Получается тут главное головной мозг повредить, чтоб упокоить тварь навсегда? Да народная мудрость нигде не врет, "Век живи - век учись". Наклонился над телом первого убитого охранника, с опаской извлек из кобуры пистолет. Интересный экземпляр такие только в фильмах американских видел, могу ошибаться, но вроде это кольт.
  - Ты там, где? - в дверном проеме показалась встревоженное лицо Лизы.
  - Иду, - вот без оружия выбираться отсюда я точно не собирался.
  Не спеша, повертел в руках новое приобретение, вытащил магазин, ага тут семь штук патронов, вернул обратно, убрал с предохранителя. Опа, а это что, за флажок на рукояти, хм получаться еще один предохранитель. Умно. Передернул затвор, убрал оружие в карман. Вот теперь стало как-то спокойнее.
  Зашел в крыльцо, лампочка над потолком с разгоном полумрака справлялась едва-едва. Толком и не видно как Лиза, нервно теребит ручку плетеной корзины, содержимое не видно, ибо закрыто белой тряпицей.
  - Сначала ты. Потом я иди. Двигайся как можно медленнее, я буду ждать тебя слева от ворот, - я кивнул, провернул флажок замка, - только дождись меня. Хорошо.
  В голосе одна мольба. Ведь, по сути, я ее единственный шанс на выживание. Выскользнул на улицу, не смотря на жару, меня прошиб холодный пот. Думал так только в кино бывает, а нет, майка к спине прилипала. Несколько не притворяясь, со страхом посеменил к воротам, когда за спиной ударила калитка, дернулся, оглянулся, Лиза беззаботной походкой ушла направо. Я выдохнул и поспешил дальше, косясь на вышку. Там торчала голова из-за ограды, часовой явно сидит на лавке. Может веной тому мое воображение, но вроде как мелькнуло донышко бутылки пива. Возле вагончика в шезлонге сидел мой провожатый, в подлокотнике стояла баночка хмельного, стоило приблизиться, как углядел этикетку безалкогольного. Похоже, не все тут в корень распустились. Он встал на ноги, когда между нами осталось не более пяти шагов.
  - Чего? - с напором спросил страж ворот.
  - Сказано ехать сюда.
  - Хм. Тогда ждем, - левый уголок на губах вздёрнулся, придавая всему лицу, снисходительное выражение.
  Подойдя к столу взял двустволку и замешкался, не найдя пистолета.
  - А где мой Макаров?
  - А на кой он тебе? - ага вот и гопнические повадки полезли наружу.
  Я втянул голову в плечи, сказал.
  - Так, он же мой.
  - Вот приедешь назад, верну. В залоге подержу, - вот именно из-за таких придурков многие операции у злодеев и рушатся. Так что живи придурок и гадь своим изнутри пока тебе голову не проломят.
  - Ааа, хорошо, - с этими словами выскользнул через ворота, но ожидаемого хлопка за спиной не раздалось. Обернулся, хмырь встал в проеме, помповик за спиной, сам же согнулся и усилено пытается прикурить сигарету. Контролёр хренов и как мне теперь девчонку спасать? Горящая спичка улетела в песок, дверь захлопнулась, отгораживая меня от охранника. Я сглотнул ком в горле, за пару секунду переволновался едва ли не больше, чем за всю операцию.
  Не спеша направился к автомобилю, охлопывая себя по карманам, будто ключи ищу. Надо выигрывать время. Положил ружье на крышу, отварил дверь. Сам же, то и дело кошусь вправо на забор. Ну, где ты там. Уселся на сидение, вставил ключ в замковую скважину, подождал секунд десять, провернул, мотор рыкнул, отдав легкой вибрацией в кузове. Снова взгляд вправо. "Давай ты пошевеливайся" - мысленно обругал я девушку. Облизал пересохшие губы, захлопнул дверь. После снова открыл, с видом дурочка, что забыл оружие на крыше. Простенький спектакль для не желательных наблюдателей. Когда оказался снова внутри автомобиля, тяжело вздохнул, утопил педаль сцепления, переключил рычаг на заднюю передачу. Да мать ее, где эта дура бегает. Руки моментально вспотели, я аккуратно отъехал назад, почти к самым воротам. И что делать? Бросить ее, или же, как придурку ожидать, когда мной заинтересуются. И подойдут с вопросом чего я такой тупой, раз уехать не могу. Новый взгляд в сторону увидел, как Лиза, согнувшись и чуть ли не цепляя плечом забор бежит ко мне.
  - Давай, давай, - прохрипел я, было дёрнулся открыть заднюю дверь, но вовремя понял, не успею.
  Нагнулся, глянул на вышку, не видно никого. Она подскочил к двери, дернула на себя, и щучкой нырнула внутрь. Так теперь главное осторожность, нас не увидели. Отжал сцепление, воткнул первую скорость, и надавил на газ, нещадно паля сцепление, мотор недовольно рыкнул, машина дернулась.
  Вырвались? Еще нет, еще надо уехать. Сердце бешено стучало, отдаваясь гулом в ушах. Переключился на вторую... и бухнул выстрел, я дернулся голову, в шее слева больно кольнуло, еще выстрел. Мы трупы? Я запоздало осознал, что палят по нам из помповика, а не автомата. Мельком глянул в зеркало заднего вида, Лиза валялась на полу, дверь приоткрыта, заднего стекла нет, и уже за ним, идя от ворот, по нам стреляет давешний провожатый. Мразь все же не утерпел, пошел смотреть чего это я так долго вожусь. Бахнул еще выстрел, машину дернуло и заметно повело вправо. Колесу хана, Лиза завизжала, как то тихо почти скуля. Я сцепил зубу и удавил педаль газа, переключать скорости нет смысла, нам бы эту скорость сохранить. Отъехать мы успели на метров пятьдесят шестьдесят, так что не побежит, а до поворота с Роменым прикрытием еще метров двести. Должны успеть просто обязаны.
  Я прилагал все усилия, удерживая машину на дороге, постоянно косясь в зеркало заднего вида, и не зря. Ворота распахнулись и из них черными тенями выскочило два "гелентвагена".
  - Нам конец, - пискнули за спиной.
  Я вытащил кольт из кармана кинул назад, и проорал.
  - Стреляй!
  Сто метров и тогда мы уйдем с линии обстрела, Ромка наврятли успеет перенести пулемёт. Так что надо давить до поворота. Сзади бахнул кольт, так что в ушах зазвенело.
  - Не попадаю, - завизжала Лиза.
  - Просто пали в их сторону, - ответный огонь может поумерить их пыл.
  Но куда там черные внедорожники набирали скорость, их одинокие выстрелы несколько не заботили. До поворота оставалось еще добрых сто метров, как ударил пулемёт, от неожиданности я чуть было не угодил в канаву. Лиза снова бухнулась на пол, я же глянул в зеркало, один из "гелеков", съехал в канаву, второй затормозил поднимаю облако пыли. Пулемёт не унимался, долбя по врагам. Даже мне стало страшно чуть ли не до мокрых штанов, а что уже говорить про бандитов. Жаль толком рассмотреть принесённый урон, не получилось. Но это детали - это не важно.
  Неожиданно резко пулемёт умолк, в наступившей тишине рык передруженного мотора казался приятной музыкой. Прежде чем завернуть за поворот, еще раз посмотрел на подбитые машины. Преследовать нас более никто не спешил. Оно и не мудрено, против пулемёта разве что миномет поможет или же отчаянное везение с храбростью. Ни того, ни другого у бандитов понятно дело нет. Протащившись еще метров пятьсот, я свернул на просеку, там по плану я должен был забрать Рому, после стрельбы. Машина окончательно потеряла ход, но побегать нам еще предстоит, поэтому упрямо тащился вперед. Возле приметно березки тормознул. Толкнул дверь, вывалился наружу, и чуть было не упал, хорошо за крышу схватился, в ногах от чего-то образовалась вялость. Тут же пришел испуг что ранен, и на адреналине не заметил, как кровь теряю. Фу сидение чистое, просто нервы. Это не с мертвяками воевать, в очередной раз убеждаюсь, с людьми куда как страшнее.
  - Чего замер, поехали, - через звон в ушах, донеся крик Лизы.
  - Вылезай, дальше ногами, - увидел в ее трясущихся руках пистолет, добавил, - сейчас наши подойдут, так что не стреляй. Поняла?
  - А, - глаза шальные сама не понимает, что тут твориться, у нее сейчас в голове только одно бежать, и еще раз бежать.
  - Говорю, вылезай и ствол в землю, - прикрикнул я.
  Кусты затрещали, я присел за капот, выстави ружье в сторону шума. Из зарослей, словно лось выскочил Рома, с пулемётом на плече, кивнул мне, и двинул дальше в лес.
  - Ты как к бегу относишься? - чего за идиотские вопросы, - надеюсь, хорошо.
  Сказал и припустил вслед за товарищем. До следующей машины нам еще бежать километра два-три. Раз Рома спокоен, погони можно не опасаться, по крайней мере, сию секунду. Не смотря на возможную опасность преследования, бежали в среднем темпе, загонять себя нет смысла. Даже если бандиты вышли в погоню, они не смогут так вольготно передвигаться по лесополосе. Опыт пулемётной засады им такого не позволит. Так что время терпит. Через пять минут так и вовсе перешли на быстрый шаг, Рома откровенно замахался тащить на себе эту бандуру, а если судить по тяжёлому дыханию Лизы, то спорт явно не входил в список ее хобби.
  - Давай мне, - нагнав Рому, предложил я, протягивая руки к пулемёту. Лучше пусть у него будут руки свободны, как стрелок он в раз лучше меня.
  Перекинул двухстволку за спину, положил пулемёт на плечо, тяжеловат. С таким сильно не побегаешь. Рома же перехватил автомат со спины, и махнул рукой, мол иди а я следом. Правильно пусть прикрывает, по уму надо было сразу у него оружие забрать, но вот все мы крепки заднем умом.
  Прежде чем выйти на дорогу тщательно осмотрелся, пытаясь сориентироваться на местности. Вроде нам налево, ага точно туда, вон в канаве "Камаз" лежит, от него метров через двести должна быть тропа, а там замаскированный "крузак" и Петром на охране. Прошли по канаве, пулимет изрядно отдавил плечо, перекинул его налевое, и тут же стрельнула болью шея. Прошел шагов десять, нет, так дело не пойдет, вернул его назад. "Крузак" заметил сразу, а вот Петра нет.
  - Лиза давай за мной, - скомандовал я.
  - Это твой?
  - Наш, - послышалось из кустов, и к нам насторожено вышел Петр, - что за война? И где Рома?
  - Рома сейчас будет, - я с облегчение кинул пулемёт на капот, - прикрывает наш отход, а стреляли, отсекая погоню. И да Урода я грохнул.
  На последнем слове он улыбнулся с облегчением. Покосился на девушку и все же спросил.
  - А это кто?
  - Сообщница, - без тени сарказма сообщил я.
  Не прошло и пяти минут как к нам присоединился Рома.
  - Чисто, уходим.
  Дальнейший отход продвигался уже по плану. Трясясь на заднем сидении, я то и дело прогонял ситуацию в голове и каждый раз понимал; любая авантюра нуждается в солидном запасе удачи. Хороший план, верные друзья, это две трети дела, за остальным стоит удача.
  До базы добирались хоть и окружным путем, но максимально быстро. По горячим следам погоню явно не пустят, из наблюдений за бандой, было ясно большим количеством людей они явно не обладают. Неоткуда им взять полноценную облаву. И если учесть, что мы уже показали всю мощь своего огнестрела, то желание воевать у них сейчас нижи плинтуса. И вот чую я Петров этот не был лидером, за которого прям кинуться мстить, не тот типаж. Да и сильно сомневаюсь, что найдётся какой-нибудь мега оратор способный замотивировать бандитов на активные действия. А вот вызвать подкрепление - это запросто, налет на базу так вот просто никто не оставят. Ведь привозят им откуда-то продукты, и как показала разведка местные стелиться перед приезжими, а не наоборот. Отсюда вывод, они на вторых ролях. Правда, не понятно, чем они там занимаются, но это мы по приезду у Лизы спросим. И вот с подкреплением связываться ой как не хочется.
  "Крузака" бросили на проселочной дороге, в кустах, а далее ногами до базы. Неохота как-то оставлять свежие следы, мы и раньше вот так с Ромой после разведки возвращались. Стоило зайти в помещении из нас, словно воздух выпустите все растеклись по стульям. Мы это сделали, хоть и с нервотрепкой и не по плану, но справились, и главное все живы и здоровы.
  - А это кто? - Михалыч указал узловатым пальцем на Лизу.
  - Сообщница, - за меня ответил Рома.
  - Ага. Я тогда кофе ставлю. И вы мне все по полочкам разложите. Добро?
  - Добро, - сказал Рома, встовая со стула и, растягивая куртку, - Лиза, как быстро к ним может приехать подмога?
  - А? - девушка дернулась, обвела нас растерянным взглядом, и стушевавшись ближе придвинулась ко мне, - думаю минут за... нет час, примерно так. Когда на нас демон напал, подмога пришла через час.
  - Что за демон? - спросил я, хотя на девушку смотрели все удивлено.
  - Ну, такой большой прыткий, - она не определено махнула рукой, словно пытаясь обрисовать это нечто, - мужики его чуть упокоили. Он троих задрать успел.
  - Мутан из мертвяков, - прояснил я ситуацию, - зомби, когда отъедаться мясом, становится вот таким мутантам или морфам как кому удобнее. А по вашему выходит демон.
  Я машинально глянул на часы, без пяти три. Блин вот и сколько мы сюда добирался? Надо было на время глянуть как в "крузак" сел. Но как обычно умная мысля, приходит опосля.
  - Значит так, моемся, бреемся, и через полчаса в подвал думу думать, - взял в свои руки ситуацию Петр, - спешить некуда, шанс уйти по-быстрому мы уже упустили.
  Никто возражать не стал.
  - Лиза тебе что-нибудь надо? - уже направляясь в свою комнату, спросил я.
  - Ааа, - растеряно, протянула она.
  - Иди уже боец я за ней присмотрю, - спас положение вовремя пришедшей Михалыч.
  В своей комнате разделся до трусов, старую одежду сложил в черный сто литровый пакет. И с не скрываемой радостью облачился в уже полюбившуюся горку, сразу появилась чувство уверенности. Ванную первым занял Петр поэтому, прихватив бритвеные пренодлежности и получив кипяток в кружке, отправился править бороду на кухню.
  - О блин и тут уже занята, - пропыхтел Рома, стоило мне занять место возле зеркала.
  Я с любопытством осмотрел свое отражение, лицо загорелое глаза усталые, покрутил головой и так, и этак, и принял решение бороду под ноль не ликвидировать. Так укорочу в два раза, и все, в идеале бы машинкой пройтись, но ее заряжать надо, а где я возьму электричество. Правильно нигде. По прошествию двадцати минут я таки остался доволен результатом. Изменился не сказать, чтобы сильно, но в купе с формой и зачёсанными назад волосами, выглядел вполне себе солидно. Понятно что, если присмотреться да сопоставить, то узнаю без проблем, но по сути меня нормально разглядел только один человек, это охранник возле ворот. И если он в прошлом не был отличным портретистом, то узнать меня, шансов нет. Это из живых, а так-то на мне три трупа. И что совесть? Молчит еще, не отошла от шока...
  - Игорь ты где? - ага это меня на совещание зовут, позже займусь саомкапанием.
  Спустился в подвал, на столе дымилось четыре кружки с кофе, а в чашке развалилась гора печенья. Как и я, все преобразились за исключением Лизы, она скромно стояла сбоку от стола, не решаясь приблизиться. Петр расположился на стуле, бороду сбрил, оставив лишь усы, что дорожками уходили вниз. Так вроде в семидесятые модно было, или как сейчас у Американских Бейкеров из телешоу. Ему это к слову добавило брутальности, этакий бывалый ездок, что повидал мир и знает себе цены. Рома же избавился от растительности на лице, под ноль, и даже парфюм применил, отсюда чую, даже сквозь ароматы кофе. Стоит, сияет что самовар. Подошел сел на стул, придвинул к себе кружку, после не большого колебания взял печёнку. Лизу сразу же уместилась рядом. Парней опасается, а я вроде как свой и в обиду не дам.
  - Михалыч и Коля в соседнем доме на крыше засели, - без всяких предисловий начал Рома, - если кто нагрянет и сообщить успеют, и в тылы им зайдут.
  Я кивнул, мол, информацию усвоил.
  - Дорогая Лизанька ты не против, если мы тебя тут немного попытаем? - Рома тут же осекся, подобная метафора была явно лишней, - поспрашиваем.
  Лиза глянула на меня, после кивнула, я же пододвинул к ней кружку. Петя наклонился и подтолкнул чашку к моей сообщницы. Максимум заботы, пусть и топорной.
  - Как хорошо ты осведомлена о банде и тех, кто приедет к ним виде подкрепления? - начал расспрос наш вояка.
  - Ох. Я была в служанках у хозяина... много где ходила и... слышала.
  - Сколько бойцов в поселке и сколько приедет к ним в помощь?
  Лиза поджала губы и закатила глаза к потолку, явно что-то вспоминая.
  - Ну, если отнять четверых что убил ваш друг. - Ох, ты же блин это чего она мне всех покойников приписала? Хочет казаться белой и пушистой, и боится, что на нее коса станут смотреть. Свою версию события я еще изложить не успел, в машине не до того было, а после мы тут очухивались от стресса. Ладно, я еще вставлю свои пять копеек. - Двое на складе, один на вышке, еще два сменьшщика, пять на отдыхе еще один за крепостными присматривает, ну и у ворот Вирш. И того двенадцать, я правда не знаю может кто в машинах пострадал. И приедут еще человек пятнадцать, не больше. По крайней мере, в прошлый раз было столько.
  Исходя из худшего, их будет человек двадцать, - все разом погрустнели, цифра в наших реалиях впечатляла. Если хорошо возьмутся, могут и найти.
  - Вы так сильно не переживайте, - наиграно бодро, заговорила Лиза, - они вас искать если и будут, то чисто для виду.
  - Поясни, - потребовал я.
  - Кхм, - она приосанилась как ученица перед приемной комиссией, - Игорь убил всех вожаков. Там если и соберутся, только когда приедет Гунар, до этого они запрутся и носа не высунут.
  - Что за Гунар? - перебил ее Петр.
  - Самый главный, ему все подчиняются, он всем приказы отдает, без его ведома ничего не происходит, а сам он вроде как живет в Вольном городе. Что под Эстонией.
  Все насторожено глянули на меня. Оно и понятно, вдруг меня переклинит, и я кинусь мстить главе банды, под предлогом надо казнить все причастных. Но в душе уже был покой непосредственный виновник гибели отца устранен. Мне этого хватит. Но если подвернуться случай я и с этим Гунором поквитаюсь. И тут же усмехнулся. Блин вояка хренов, один раз повезло выкрутиться теперь аки Рэмбо всех и каждого буду наказывать. Ага, губозакаталку куплю и сразу пойду.
  Не дождавшись от меня реакции Лиза, сделала глоток кофе, продолжила.
  - Хозяин с Гунаром какие-то родственники, поэтому тот и сидел на складе за главного.
  - Что...
  - Петь дай девочки договорить, - вмешался Рома.
  - Но он наврятле поедет мстить за этого. Петров был нужен Гунару для грязной работы. Через недели две его бы сместили... он оказался не эффективным менеджером, - последние слова явно чья-то цитата, по изменившейся интонации понял.
  - Откуда такие мысли? - когда Лиза умолкла, спросил Роман.
  - Это все понимали, кажется даже сам Петров. Марк уже давно всеми делами заведует, но Гунар отчего-то держал Петрова за главного.
  Ну, тут причина как мне видеться проста. Из этой мрази хотели сделать козла отпущение, свалив на него все грехи. И к кому его поведут на заклание, не имеет значения. Я озвучил свою мысль, все согласно закивали.
  - Мне думается, пошумят для подержания авторитета и всего, - высказал вполне резонную мысль Петр.
  А девушка оказалась во всех смыслах полезна, и в доме помогла и тут важной информацией делилась. Еще одна удача в нашей авантюре. А что если бы она не напала? Как бы дальше все прошло? Ладно, сейчас происним, чего томить.
  - Лиз Урод бы поехал со мной, если бы узнал, что человек пятнадцать хотят к нему переехать еще и с патронами?
  - Думаю да. Ему нужно как воздух зарабатывать баллы полезности перед Гунаром. Так что поехал бы сам, такой кусок он точно бы не кому не доверил.
  Понимание того, что твой план сработал бы, приятно согрело душу.
  - А что там про склад? - Петр все же вернулся к не заданному вопросу.
  - Как я поняла, - Лиза сделал глоток, толи преднамеренно интригуя, толи случайно, так и не поймешь, за время беседы она изрядно набралась уверенности, - они там хранят наркотики.
  - Ох, ты, - удивленно выдохнул я, пожалуй отображая общие эмоции.
  - Там в основной травка, но и тяжелые есть.
  - На херам сейчас, кому-то наркота нужна, - больше удивляясь чем спрашивая сказал Рома.
  Повисла пауза, все призадумались. Наркотики - это такое зло, с которым мириться ни как нельзя, если ты адекватный человек. Сейчас вокруг ситуация, что закон ушел с прежней властью, и на его остатках закладывается новое законодательство, по большей части построенное на моральных принципах людей. Где властвую социализм, где капитализм, где бандитизм и анархия. И если кто вкинет туже травку в это брожение умов. То можно изрядно обогатиться и забрать часть власти.
  Тот же самогон гнать все умеют, а кто нет? быстро сообразит, как это сделать, да и пиво варить скоро наловчатся, а те, что по терпеливее заложат вино и сидр. В общем с алкоголем проблем не наблюдаться от слова совсем. И это без упоминаний про тонны запасённого. Другое дело легкие наркотики, для тяжелых, у нас тупо населения не хватает, вымрут все от передоза. А вот всякая там марихуана и гашишь ой как могут зайти народу, сейчас вон чуть ли не каждый второй курит. А тут вроде как выкурил косячок, и настрой хороший и работать вполне получиться. И проглядеть эту проблему власть вполне способна, чуть недооценит масштабы надвигающегося бедствия, и все, потом уже не запретишь. Встречались мне такие экземпляры и не раз, что утверждали, мол алкоголь это удел быдла и дуроков. А правильные люди курят косяк ибо от него только польза и никакого вреда. И им говори не говори, приводи аргументы, и доводы все впустую. Надо наше начальство оповестить о проблеме и место указать, откуда ноги растут. А там уже они разберутся.
  - А поподробнее, - нарушил затянувшуюся паузу Петр.
  - Ну как я поняла, Гунор, свозит к нам, то есть к ним, некие запасы. И где-то еще строиться ферма для выращивания травы, но я не уверена, слышала только обрывки фраз. У нас травку все курят, кто больше, кто меньше, это не возбраняется, а даже я бы сказала поощряться негласно. А вот тяжелые под запретом, тут три недели назад, поймали Янку Курса. Так сразу определили на скотный двор. Это где крепостные содержаться.
  - Кстати наш налет на них как-нибудь отразиться, - мда поздновато ты Борисыч вспомнил про чужие жизни.
  - Нет, - твердо отпечатал девушка, и сразу пояснил категоричность своего заявления, - как бы это странно не звучало они к работягам там нормально относиться. Не бью и кормят хорошо, понимают, что если этих угробить, то новых им взять будет не откуда. Первые недели эти лютовали, били кого не поподя насиловали, - на этом слове она споткнулась, - убили многих как им казалось бунтовщиков. А после опомнились. Когда был третий побег, поймали четверых, ну поставили на колени, а Граф им в головы стрелял, перед общим строем. А после оказалось, что эти только и смыслили в огородном хозяйстве. Остальные у нас все горожанине, что кроме кактусов ни черта не растили. Хозяин тогда у Гунора еще крепостных просил, но то его матом обложил и сказал пользовать тех, что остались. С тех пор жизнь их и улучшилась.
  - А твое бегство? - пока девушка промачивала гордо кофием, спросил я.
  - А я... я в личном услужение была у... хозяина. Они никакого отношения ко мне не имели, и даже как мне думаться в тихую меня ненавидели.
  Ну, хоть с этим разобрались. А чего ненавидели это кстати понятно. Они в земле копаться, а она в доме да в чистоте прислуживает, надо понимать разницу. Я еще из книг помню, полевые рабы, когда восстали в Амереке, за милую душу резали домашних рабов вместе с хозяевами. Так что Лиза, по сути, находилась между молотом и наковальней.
  - Тогда я вот чего не пойму, - Рома по привычки почесал подбородок, - почему такая слабая охрана если охраняют столь ценное добро?
  - А где больше и лучше взять? - Мне показалось или у нее в голосе прозвучал вызов? - Людей мало, лучше находятся при Гунаре ему сила нужна, чтоб не убили, еще кто-то охраняет строителей, что возводят ферму. Еще есть снабженцы. Это прорва неработающего народу, и все жрать хотят в три горла, - мда вся эта прорва двинет к нам в Новоград искать легкой наживы, - а так место у нас удалённое, так сразу и не найдешь. Гунор больше на секретность рассчитывал, чем на огневую мощь.
  - Но мы-то приехали, - резонно заметил Петр.
  - Вы приехали, потому что специально искали нас, и примерно знали, где мы есть. А другие этого не знают. Мертвяки к нашим стенам подходили больше чем два месяца назад. Ты не поверишь у нас есть девчонки, что вообще зомби не видели. Как приехали на дачи в начале Армагеддона так там и сидят. Еще раз говорю у Гунора нет людей для нормальной защиты. И вообще если бы не Марк то, и на вышку был лезли с одной целью отоспаться. Он кое-как организовывал людей.
  - Что за Марк? - интерес Ромы был понятен, нужно разузнать о потенциально сильном соперники как можно больше.
  Лиза промолчала, и из подобья глянула на меня, пришлось рассказать.
  - Он мертв.
  - Уже легче. Ладно, хватит девочку пытать. Всем отдыхать, - завершил нашу беседу Петр.
  - Игорь к девяти на фишку заступишь, - когда все отгрохотали стульями, сказал Рома, - один справишься?
  - Да, чего нет.
  - К двенадцати я тебя сменю, - сказал и пристально посмотрел в глаз, - ты как?
  Я дождался пока Петр с Лизой покинут помещение и после вздоха произнес.
  - Херова, постоянно лица перед глазами. Пройдет? - вот сейчас успокоился, и стали в голову лесть воспоминания об убитых.
  - Обязательно. Только вот тебе мой совет не бухай. Такое алкоголем не задавишь.
  - А я слышал, что он как раз очень эффективен от таких проблем, - не весело усмехнулся я.
  - Бухло хорошо только чтобы снять стресс. Да и забыться, ты прав помогает, только вот одна беда, всегда нужно держать градус в теле.
  - Не буду я пить. Приедем домой сядем и нажремся до поросячьего визга. Вот с тобой сяду и нажрусь, - как это не печально только он и проявил заботы из всех друзей.
  - Заметано, - он добродушно улыбнулся, - возьмем Михалыча Петра и нажремся. А то эти двое за тебя переживали, раз в пять больше чем ты сам. А у них возраст...
  Я чуть было не сказал, что-то я этого не заметил, но вовремя сообразил, они специально храбрились и делали невозмутимые рожи. Чтоб меня лишний раз не нервировать. Ох, им явно не было не легче чем мне. А я про них напраслину подумал, вот такой я друг блин...
  - Хм куда мы без них, семья, как ни как, - вот такой вот пафос, а куда деваться, если это, правда.
  - Вот и славненько, а теперь давай рассказывай, что там случилось во всех подробностях и деталях. Самому станет легче, и нас просветишь.
  - Ставь чайник, - сказал и вернулся на свое место.
  Поначалу говорить не хотелось, а после как-то само пошло. По итогу разговор отнял у нас две кружки чая, и час времени. Рома ушел озадаченный и в глубокой задумчивости. Я же с немного облегчённой совестью.
  
  
  ***
  
   Последующее два дня прошли в томительном беспокойстве, по большей части мы сидели в доме. На улицу выбирались только ближе к вечеру, и то на задний двор, чисто воздухом подышать. Михалыч к слову курил в подвале, как школьник в вытяжку, сам пропах изрядно, но снаружи запаха не ощущалось, там все больше пылью да цветами пахло. Поэтому мы его не сильно гоняли, так ворчали для порядку, чтобы не расслаблялся. Ведь воняющей табаком старик куда как лучше, озлобленного и нервного деда. А так он все больше занимался хозяйственной частью, еда, уборка, и и склонениям нас к азартным играм, то бишь в карты. Играли в основном вчетвером, Рома с Петром я с Михалычем на пару в дурока. Когда мы со старым отправлялись на фишку, игры прекращались. А причина тому проста и не слишком радостна. Лиза с самого первого вечера стала активна, заливать стресс алкоголем. В первый раз напилась до полной отключки, мы поняли, и никто даже не удивился, после день она похмелялась и как итог к ночи снова была в дрова. На второй день коньяк у нас закончился, а пиво я частично вылил, но эта особа недолго думая прошлась по дома и таки нашла несколько бутылок водки. Рома и я сделал ей внушение, но это как мне показалось, не возымело должного успеха. Пусть она к вечеру и не была в хлам, но, штормило ее изрядно.
   - Игорь не дави на Лизу, я за ней присмотрю, у нее стресс и, если бы не выпивка, она бы умом тронулась, - обратился ко мне Колян. Когда я наблюдал медленно ползущие облака, на заднем дворе развалившись в шезлонге, попивая маленькими глотками остывший кофе.
   Это он про устроенную взбучку Лизе, эта нахалка, поутру снова пошла добывать себе алкоголь. Но была перехвачена, бдительным Михалычем. Она категорически отказывалась понимать, что ее похождения могут выдать наше присутствие. Лиза упорно ставила, свое хочу, выше общего надо. На мой разнос бывшая сообщница изобразила лютую обиду и демонстративно ушла к себе в комнату. Мне от ее закидонов не жарко ни холодно, а вот Колян засуетился.
   - Без обид, но ты с этим как-то хреново справляешься, - Колян с самого прибытия на базу, поначалу потихоньку, а после уже без стеснения занялся опекой Лизы. Тут пособит, там нальет, здесь укроет, ему это только на пользу, ответственность за других лучше всего выбивает молодую дурь и приводит к дисциплине. Этот урок я осознал на своей шкуре.
   - Но... - он явно замялся не в силах найти необходимые слова, - ей надо чем-то голову занять, а тут сидим без дела, вот и пьет. Но после обещаю, я помогу ей свернуть куда надо.
   - Коль, - я посмотрел смущающему парню в глаза, - мы вот-вот выезжаем, проследи, чтоб она была в норме. Хорошо? - это конечно мой оптимистический прогноз, еще Рома должен вернуться из разведки, и дать свое добро.
   - Положись на меня, - он протянул руку.
   Я поставил кружку на выкрашенную в зелёный цвет скамейку, поднялся и крепко пожал руку. Что же, может у нас еще и выйдет подружиться. Он ушел, а я снова вернулся к прерванному занятию. Последние время люблю вот так посидеть и посмотреть вдаль на природу, не знаю с чем это связано, вроде раньше подобного за собой не замечал. Хм, хотя раньше, мое свободное время занимали исключительно развлечения, компьютерные игры, друзья, телек, даже в общественном транспорте я одевал наушники и заполнял свой мозг информацией. Любой простой, хотя бы в час, казался мне жутким упущением. А сейчас шезлонг, кофе и природа. Может я постарел душой не на пять лет, как думал ранее, а на все двадцать? Хи мне бы к психологу сходить.
  Периферическим зрением заметил, как входная дверь открылась, повернул голову к вошедшему. Рома в полном боевом облачении сел рядом на скамейку, стянул бейсболку обтер лоб от пота и, не поворачивая головы заговорил.
   - Значит так, прошел я по окрестностям, никаких следов активности. Можем тихим сапом выдвигаться, - с первыми лучами солнца Рома отправился на разведку, он и до этого ходил по округи не столько высматривая потенциальных врагов, сколько слушая, не рычит ли где мотор поисковой групп. Как итог за двое суток ни одного зафиксированного движения. Глушь тут несусветная.
   - Отлично, - сухо ответил я.
   Как не странно никто более не рвался выполнять миссию по поиску мирных жителей, все морально вымотались и хотели только одного, домой. Как-то разом наше прикрытие показалось глупым и не нужным.
  Мы синхронно встали, Рома отправился к дверям, я допил кофе. Чуть склонил голову набок, рассматривая столб в мой рост, стоящий между сараем и гаражом, подошел и поставил кружку на него. Ребячество чистой воды, но, если хочется, зачем давить в себе мелкие желания, а то совсем с этими восходами стариком себя чувствую. Вот придет сюда кто, и удивиться чего это кружка тут делает, теории станет строить, мозг займет. Уже кому-то не так скучно будет. Она тут лет сто отстоять сможет, ветер сюда не заглядывает, как и дикие животные.
  Стоило зайти в дом, как через приоткрытое окно, послышался шум двигателей, парни выгнали наш автопарк. Забрал со стола автомат, все остальные вещи уже как час были загружены в машины. Закрыл окно, так дом дольше простоит, нечего сюда мусору и мелкому зверью соваться. Быстро огляделся на предмет, может чего забыли, не, все собрано, все чисто. Вышел наружу, плотно прикрыв за собой дверь. Подошел к ребятам, стоящим на дороге полукругом, стоило мне встроиться в общей строй, как Рома заговорил.
  - Значит так, еще раз для закрепления материала. Петр Коля в головной машине, Игорь за рулем "мерса", я рядом Михалыч ты на радио, Лиза ты с ним вместе. Связь держим постоянно. Петь маршрут помнишь? - в третий раз за сегодня спросил Рома.
  - Да, - без тени раздражения ответил здоровяк.
  - Лиза теперь ты. Еще раз напоминаю стрелять только при прямой опасности твоей жизни, уяснила? - с утра ей выдали трофейный глок, (кольт она понятно дело в пассате забыла) и обучили пользоваться, правда, как выразился Рома по сухому. Шуметь побоялись. Раньше вручать было страшновато, она все время была, мягко говоря, не в том состоянии, чтобы с оружием практиковаться.
  - Угу, - вяло отозвалась девушка, в темных очках, что прятали ее глаза, блеснул луч солнца, когда она вдобавок еще и кивнула.
  - Лиза ты точно уверена, что родители тебе оставили записку дома?
  - Да, точно, - раздражительно бросила девушка.
  Как внезапно выяснилось вчера вечером, Лизина мама должна была оставить записку, куда она поедет дальше у них в доме в Огре. И тут началась совсем мутная история. С ее слово выходило следующее: когда их всех перевозили в коттедж, на принудительно добровольной основе, мать сообщила, что они сбегут за помощью. Вроде как водилу подговорили. Ее взять с собой не могли, она уже тогда была под присмотром хозяина. По итогу мать сбежала, но помощь так и не пришла, и вот они условились, что оставят весточку у себя дома, если что не получиться. Мы прикинули все возможные риски данной затеи. Вроде все не так и страшно, дом на окраине города, да и подъездов к нему имелось три штуки. Если что пойдет ни так то, легкой сможем уйти. Да и по дороге нам. К тому же за поездку активно ратовал Колян, и Михалыч его поддерживал чуть больше чем полностью. В два голоса, они таки убедили нас завернуть к дому несчастной девочки. Рома по фырчал недовольно и дал добро.
  - Присядем на дорожку и в путь? - мягко сказал Михалыч, выкидывая окурок через ограду.
  - В машинах и присядем, - через ухмылку сказал Рома.
  Все разбрелись, захлопали двери, я водрузил на глаза солнцезащитные очки, вроде и облака по небу толпами ходят, а солнце так и норовит выстрелить, злобными лучами прямо в глаза. Но думаю, через какой час, ее пальбу прикроют окончательно, и за место солнечного обстрела начнется дождевой. Но нам в кабине тепле и на этот фортель природы по фиг. Посидел в кресле, секунд тридцать, вроде договаривались, воткнул первую передачу, и двинулся в путь.
  Уезжали по новому маршруту, где ранее специально не катались. Первых километров тридцать все было тихо, и напряжение потихоньку сошло на нет. Как неожиданно с некой долей задумчивости Михалыч сообщил.
  - Там ребята говорят. Когда будем проезжать через населённый пункт, за остановкой возле здания из желтого кирпича тормознуть и посмотреть налево.
  - И что там? - раньше всех, успела задать вопрос Лиза.
  - Сказали, на месте поймем.
  Хорошо. Опасного там явно ничего нет, иначе бы предупредили, а так может интересное что. Остановились на указанной точке, сразу не поняли, куда смотреть я прогнал машину чуть вперед и нам открылась та еще картина. На площадке возле местной мереи кучно толпой стояли мертвяки, штук двадцать, может меньше так не посчитаешь. Стоят головы задраны к небу, будто солнечные ванны принимают. Картина, настолько иррациональная, что я растерялся, не зная, как и реагировать. Вроде и убить надо, с другой стороны они никому не мешают, а нам привлекать внимание такой толпы не с руки. Мы тут как бы по другим делам.
  - Михалыч, ты на карте место отметь, позже нашим скажем или сами скатаемся, - неуверенно попросил Рома.
  - Не вопрос, - отозвались из-за спинок кресел.
  Мда и что это мы сейчас увидели? Они что там заряжаются от солнца как батарейки? Если так-то у нас возникла огромная проблема. Не, бред трупы вирус поднял, а тут вообще какая-то мистика.
  Возле Огре на ближайшей заправке, объединились с головным дозором. Сквозь город лучше кучнее продвигаться, дистанцию метров в пятьдесят держать будем. Чтобы друг друга из виду не упускать. Тронулись неспешно, километра тридцать в час может чуть больше. Проехали знак, населённый пункт, в Огре из нас ранее никто не бывал, поэтому ориентировались сугубо по карте. Проехали треть дороги, как в рации раздалось.
  - Затор, мать его. Стоим.
  Нагнали головную машину, встав в стороне, дабы не блокировать выезд парням, случить что. Впереди плотными рядом стояла пяток машин. Авария масштабная, ее только тяжелой техникой растаскивать, и виной всему фору что на боку лежит.
  Вылезать никто не стал, через рацию общались.
  - Я тут глянул, есть объезд, по соседней улице, - сообщил Петр, - с виду безопасно. Если назад, то час времени теряем. Может и больше.
  Рома сверился с картой и утвердительно хмыкнул. Возвращаться никому не хотелось. Пять минут наблюдения показало, полное отсутствие нежити. Следы мародерки и стрельбы имелись, но очень уже в минимальном количестве. Что, впрочем, и не удивительно, город стоит на трассы европейского масштаба, так что эвакуироваться отсюда не проблема. Даже после образования затора выездов хватало, если верить карте.
  - Значит так, - заговорил Рома, - всем в боевую готовность. При первых признаках проблем уходим. Тут метров сто, должны проехать без проблем.
  - Ром может в обход? - тихо предложил я, - как-то муторно мне.
  - Да что вы паранойю на ровном месте разводите, - опять влезла со своим мнение Лиза.
  - Двинули, - подержал ее Михалыч.
  "Паджерик" осторожно свернул на объездную дорогу, я последовал его примеру. Прежде положил автомат на колени, замялся, но активные наушники одел.
  В городе имелись все признаки запустения, грязные улицы, брошенные машины, не кошеная трава. А вот виновников всего этого беспредела и запустении видно не было. Толли мертвяков уже отстреляли, толи те мигрировали куда-то. Чистить территорию тут во всей видимости не кому, а про миграции трупов я не слышал. Получается, уходили из города, неспешно, и жертв мертвяков было совсем мало, раз мародеры всех перебили.
  - Тут еще затор... - пискнула рация.
  Мы с Ромой выругались.
  - Ловушка, - констатировал наш военный специалист.
  - Не похоже, тут ремонт какой-то дороги. Еще до писца начался. Едим дальше?
  Рома зашуршал картой, я остановил машину, усилено осматривая территорию, даже руку на АКМ положил, если что схватить по-быстрому.
  - Давай дальше полным ходом и без остановок, - отдал распоряжение наш тактик, - нам всего-то надо вдоль дома проскочить.
  "Мерс" рыкнул и дернулся вперед, я поймал взглядом запаску "паджерика", тот вильнул за угол, мы следом. И чего это они встали? Я резко тормознул, перевел передачу на задний ход, скосил глаза в боковое стекло, ага вот бордюр нам вдоль него и на разворот. Машина дернулась, повинуясь мои движениям. Рома уже с автоматом в руках, Михалыч сзади суетиться.
  - Парни, давай назад, тут какая-то жопа, - послышался встревоженный голос Коляна.
  - Ааааа, - Рома взорвался не человеческим криком, боли и отчаянья.
  Я инстинктивно ударил по педали тормоза, боковая дверь открылась, и наш вояка выскочил наружу, падая на колено, попутно вскидывая автомат. А я как будто провалился вневременной поток, узрел чудовищную картину во всех деталях. Огромная тварь размером с лошадь, стояла на крыше внедорожника, и только усиленные дуги не даль промяться ее до днища, одна лапа вырывает дверь, другая пробивает лобовое стекло. Сердце, тяжело едва справляясь с нагрузкой ударило в грудь, запуская меня в реальность. Крик поглощает автоматная очередь, пули терзают плоть твари, но та никак на это не реагирует. Я чуть замешкался, не зная толи ехать, толи помогать огнем.
  - Игорь давай на помощь, Лизка за руль, - вопль за спиной подтолкнул меня к действиям.
  Толкнул дверь глухо приземлился на асфальт. Приклад в плечо, а в голове отсечка, стрелять короткими очередями, иначе только патроны израсходую. Обогнул капот. Мать честная да чтобы их всех. Петра и Николая не стало. Я отчетливо видел, как тварь, словно соломенную куклу, швыряет Колю в стену, его голова соприкоснулась с бетоном, оставляя огромное красное пятно. Тело упало в кусты, Петру же монстер просто раздавил голову. Пять секунд и двоих друзей не стало. Глупая и нелепая смерть, и ведь готовились и все равно, не смогли дать отпор.
  Отставить эмоции. Я переключил свое внимание на уничтожение твари, вон за лопатками горб в него надо бить. Тварь ловко кувыркнулась, прячась от пуль за кузовом развороченной машины. Стреляная мразь, раз надумала укрываться.
  - Смена, - крикнул Рома, я замер, контролируя тварь.
  Так у меня в рожке сколько осталась, половина. Тоже надо смениться.
  - Готов, - новый крик Ромы.
  - Смена, - крикнул и суетливо поменял рожек на полный, пряча полупустой в разгрузку, - я справа обойду.
  Мысль просто залезть в машину и отступить, в голову хоть и забралась, но была сразу отброшена как трусливая и паникёрская. Этого урода мы убьем и друзей заберем. Я почувствовал, как челюсти немеют, от чрезмерного сжатия. Перегруппироваться тоже не вариант, тварь на месте сидеть точно не будет, а потом ищи ее.
  Сместился в бок, перешагнул через маленькую металлическую оградку, мельком глянул, нет ли еще чего под ногами. Ага, одна трава, далее песочница и качели, мне туда не надо, я вдоль забора к дереву. Монстер на секунду выглянул, будто оценивая нашу диспозицию, и снова скрылся. Ты откуда такой умный взялся? Недобиток долбаный. Кто же тебя урода жить оставил со столь ценными знаниями? Почудилось движение вдалеке за забором, сразу скосил взгляд, так чтобы периферическим увидеть, если мутант за капотом шелохнется.
  - Млять! Уходим! - крикнул и дал очередь по твари, за машиной прижимая ее огнем.
  Врезаясь в сетчатый забор, к нам по обезьяне бежали шустрые зомби, число с добрый десяток. Ума перепрыгнуть не хватает, а вот дури, выломать сетку вполне. Ненависть злоба и чудовищное желание отомстить за друзей, спасовали перед банальным инстинктом выжить. А сражаться одновременно с монстром и толпой активных зомби - это смерть в чистом и не замутнённом виде.
  И куда бежать? В машину, запереться и ходу, а там уже на открытом пространстве да за укрытием железных листов можно и повоевать. Отбежал на десять шагов пальнул еще раз в сторону монстра, но того уже и след простыл. Рома же вовсю перебирал ногами в сторону открытой боковой двери "мерса". Так и мне зевать не когда. Послышался удар, микроавтобус качнулся, Михалыч чудом не выпал, спасло то, что держался за ручку. Еще удар машины сотрясло, потом свист шин и рев перенапрягшегося движка. Мерс резво откатился назад, за лобовым стеклом, мелькнуло перекошенное ужасом лицо Лизы.
  "Какого...", - мелькнула мысль и тут же была сбита видом всё той же твари. Да как она так быстро обогнула дом. Или насквозь прошла, через квартиры. Я сбился с шага, не могут они быть такими умными, просто не могут, это же мать его аксиома. Теперь удалось рассмотреть морфа более детально, пожалуй, тело обычное только вот конечности невероятно длинные, да и вроде как сгибаться в любую сторону, на подобие шарниров, башка на толстой хоть и длиной шее. Кожа на столько противоестественного блекла-серая что пугало не чуть не хуже, чем огромные клыки в пасти. Против всей логики мира я тормознул и замер, будто мог превратиться в никому ненужное дерево. Тварь качнулась и устремилась за автобусом. Я же, подался наитию, побежал в сторону ближайшего подъезда. На открытом пространстве шансов отбиться нет, а вот в узком коридоре он хоть и мизерный, но есть. По прямой атаку отбить легче.
  Обогнул скамейку, продрался через кусты, не сбавляя хода влетел в подъездный дверной проем, попробовал захлопнуть створку. Глухо, заклинило. Пересёк тамбур, и уже вторая подалась охотнее, рука интуитивно метнулась к замку в поисках ключа. А монстры приближались, мешая друг другу, сбиваясь в прыжках. Твари явно не привыкли так передвигаться, их гонит и ослепляет голод. И эта картина приближающейся изуродованной смерти завораживала, вгоняла в ступор. И совсем краем глаза заметил, как Рома чуть ли не солдатиком залетел за дверь стоящего перпендикулярно дома, только вот его спасительный ход вел в подвал.
  Деревянная дверь с большим стеклом по центру являлась очень плохой защитой. К тому же открываться внутрь. Я рванул вверх по ступенькам, моля пресловутую удачу о хотя бы одной открытой двери. Первый этаж мимо, взлетел пулей на второй марш, следом третий на одном дыхание. Внизу грохнуло сломанная дверь, тени мелькнули по стенам, автомат как-то помимо сознания оказался прижат к плечу, приблизился к перилам, взгляд выхватил силуэт. Только без паники, задержал дыхание выхватил голову бегущего монстра, надавил на спуск, эхо выстрела окутало марш. Я скривился, но взгляд не отвёл, еще три удара по активным наушникам, и две тварь развалились на ступеньках. Снова выстрел, мимо, тварь каким-то не ведомым способом увернулась. Не отобьюсь. Рожек вон, новый со щелчком занял место собрата, передернул затвор, и вот две твари на марше пере домной, от страха и волнения не вижу деталей. Силуэты и только. Две короткие очередь следом затяжная, по головам. Нещадно выжигаю ствол, да и плевать. Смена пустого на полный, и вот АКМ снова готов меня спасать.
  Цел? Тогда ходу.
  Поднялся еще на три ступеньки выше, движение за широким плоским окном привлекло мое внимание. Мать их всех. Заметил, как под козырёк подъезда заскакивают мутировавшие зомби. На выстрелы бегут. И я снова рванул вверх.
  Ручка. Заперта. Еще одна, тот же результат. Мать их, как быть. Пятый этаж, снова все мудаки двери позакрывали. На херам спрашивается? Апокалипсис настал, мертвый восстали из могил, а эти двери запирают, уроды. Внизу цокот копыт, тьфу когтей. Последний бой, он трудный самый. Как же умирать не хочется.
  Взгляд вверх, люк, и на душках замка нет. Автомат на плечо так удобнее и быстрее, звон метал под ботинками, секунды, две, внизу появилась лысая голова. Тварь словно предчувствовала мой взгляд, задрала голову. И готов поклясться на библии ее выражение морды, перетекло из потеряно отрешённого в хищный оскал. Я вскинул руку, упер в жестяной потолок, присел, толкнул, добавляя силы ногами, люк на удивление легко подался. Отлетел на скрипучих петлях назад, стукнулся обо что-то твердое. Глянул вниз, возможно эти действия и спровоцировали тварь, ближайший мертвяк, присел и прыгнул, вытягивая руки в желание меня сцапать. Недолет, когти проскребли по бетонной площадке, но безрезультатно, бледное тело рухнуло вниз, придавливая еще одну тварь, жаждущую моего мяса, еще три бежали в обход неудачливых особей.
  Влез сел на задницу, уперев ботинки в бока люка, и наставил автомат в дыру. Вовремя, еще один шустрый преодолел марш. Короткая очередь тварь прибила к бетону. Так, стоп воевать, патроны нужно беречь, а те внизу уже не столь и опасны. В несколько секунд установил створки назад, и сам сел сверху, в ожидании удара. И он не заставил себя ждать. Бахнуло не слабо, меня чуть подкинуло вверх. Потом еще раз, но куда как слабее.
  Я осмотрелся. Под чердачное помещение, в метр высотой, свет идет из люка на саму крышу, и продушен по бокам, пол усыпан фибой. И как мне его заблокировать? Сидеть тут с час пока эти угомоняться не вариант. Так, а что это у нас, лесенка наверх, три массивные ступеньки, по бокам добротные доски, сороковка никак не меньше. И высота пусть и не в самый раз, но тоже сойдет. Отложил автомат, сел на колени, дождался еще удара в люк, провел ладонью по поверхности. Не показалось, выбоин нет. Дернул лестницу, та неохотно сдвинулась, веса в ней порядочно. Еще рывок та упала, подняв облако пыли, сразу защекотало в носу. Подавил чих подтянул к себе, напрягся поставил, в раз клин между люком и потолком. Так стоять, не падать, сам снова бухнулся на задницу, и принялся бить по верху лестницы, глубже загоняя ее под бетонный потолок.
  Отдышался. Мысли метались в голове без всякого порядка, от а выдержит ли импровизируемая подпора до, а как мне отсюда выбираться. Но над всем этим главенствовали три факта: первый, убить морфов, второй спасти друзей и третей остаться в живых. И все они неотрывно связаны друг с другом, выкинуть любой из них не было ни какой возможности.
  Фу, так сейчас на крышу, после в соседний подъезд через люк, и приступаю к осуществлению задуманного. Выбрался наружу, сощурился, солнечный свет хоть сквозь облака, но все же доставляя не удобства. Сейчас оклемаюсь, опустил взгляд к крыше укрытой рубероидом. Зрение сразу стало чётче. Опа, а это что? Присел, сжал двумя пальцами цилиндрик, гильза как есть гильза, и вроде как винтовочная. Интересно, осмотрелся, дальше еще валялось с пяток ее сестер. Тут кто-то в снайпера играл? Дальше увидел складной стульчик, из тех, что рыбаки любят, две алюминиевых палки посередине ткань. Сейчас стоит собранный и присланный к вентиляционной трубе. Подошел к краю крыше, почти к самой ограде из железных прутов, посмотреть на сектор обстрела нашего чудо снайпера. Нда, подход к подъезду и дальше дорога, по которой мы ехали. И отсюда уже вырисовывалась очень занимательная картина.
  В метрах пяти от нашего "паджерика", стоял внедорожник с теми же повреждениями что у головной машины, дверь водительская выбита, лобовое стекло валяется рядом на асфальте, крыша смята. Еще дальше "форд фокус" синего цвета с таким же ранами. Получается морф атаковал нас по уже отработанной схеме. Прыжок, убийство водителя, следом пассажиров. Да у этих тварей обучаемость просто бешеная, они не только мышцы меняют с умопомрачительной скоростью, но и интеллект. Меня пробрал озноб, от осознания, что на нас скоро будет охотиться не просто хищник, а изощрённая умная тварь к тому же почти бессмертная.
  Отставить панику, это все моя бурная фантазия и склонность последних месяцев сгущать краски. Оставим зарубку поговорить в будущем со сведущим человеком, а лучше не с одним. Этот вопрос надо прояснить.
  Взялся за рацию, щелкнул переключатель на вызов.
  - Рома, Михалыч. Вы тут? - блин позывные, ладно хрен на них не до этого сейчас. Рации у нас хорошие не надо каждый раз переключать на прием и отбой, говорим словно по телефону.
  Секунды три шипение затем едва слышный ответ.
  - Меня зажали в подвале, пятеро может больше.
  - Ты как там продержишься?
  - Да, но выйти не могу. Задавят числом.
  - Понял. Что с Михалычем и Лизой? - понимаю, он видел еще меньше моего, но вдруг знает.
  - Без понятия, - рация зашипела я напрягся, - поспеши.
  - Понял.
  А как спешить, когда вокруг сплошная неизвестность. Торопиться нельзя надо разведать обстановку. Мертвым я ему точно не помогу.
  Значит, продолжаем осмотр. Я старательно отводил взгляд, от трех мертвяков самозабвенно пожиравших тела возле нашей машины. Дайте только спуститься, а там я вас всех свинцом да по самые гланды. Быстро пробежался взглядом по округе, детская площадка, дальше невысокий забор метра полтора высотой, для обычных мертвяков не преодолимое препятствие. Далее микроавтобус, уткнувшийся носом в уличный бассейн, после корпус детского сада, вон и веранды для игр видны и песочницы под тентами.
  - Как же ты туда заехал? - я сместился в сторону, дерево мешало рассмотреть точку въезда на территорию. Ага, понятно пробил ограду, и влетел в бассейн. А по какой причине? Морфы? Да не похоже двери целы, да и крыша не помята. Да какого хрена, не про то думать надо.
  Так, куда наш "мерс" стартанул, вроде правее, с торца здания должен увидеть. Подбежал к другому краю. Так и есть, "мерс" врезался задом в дощатый забор, лобовуха разбита крыша смята. У меня внутри все рухнула, еще трупы. Но нет, не вижу. Дверь водительская открыта, а вот тел нет, как и крови. Это насколько я могу рассмотреть. Значит, исходим из того, что эти двое живы. А чего тогда Михалыч в рацию молчит? А потому что он её у нас не носит, он же сидел в машине перед стационарной, а Лизе вообще не выдали.
  Внизу что-то хрустнуло я резко развернулся, в шее снова щелкнуло, аж слезу выбило из левого глаза. Показалось? Нет, еще звон битого стекла. Подскочил к углу, автомат на изготовке, вытянулся, глянуть вдоль стены.
  - Да ну на... - тихо простонал я.
  Разбивая подъездные окна вверх лезла длинно-лапая тварь. До люка не успею, да и как я буду отбивать от нее на чердаке. Отскочил от края спрятался за вентиляционную трубу, искренне понимая глупость сей задумки. Мозг лихорадило от мыслей, и в нем внезапной вспышкой озарилось слово балкон. С той стороны должны быть балконы, без понятия, что это за серия дома, но точно знаю, балконы тут быть. Это инженерное решение не раз мне жизнь спасало, научился запоминать, где они есть, а где нет. Метнулся к противоположному краю крыше. Вот он родимый притаился под козырьком. Ногу через ограду, автомат на плечо, двумя руками схватился за железный прут, колени на край. Посмотрел куда ногу ставить, ага достаю. Соскользнул вниз, подошвы коснулись чего-то твердого, разжал пальцы, тут же покатился вниз. Сердце замерло, а мозг не нашел ничего лучше, как вставить картинку распластавшегося на асфальте тела. Но спиной мозг не привык паниковать он вообще не склонен к эмоциям, от того дал сигнал рукам хвататься за что-нибудь. Я уцепился за слуховое окно, останавливая скольжение. Тут же подтянулся вперед. Молясь чтобы от моей суеты шума было не больше чем от порывов ветра.
  "Хорош, расслабляться давай дальше", - мысленно пнул я себя.
  Перебрался на край крыше, свесил ноги, затем развернулся и повис, опираясь на руки, лихорадочно перебирая ногами, в поисках опоры. Есть контакт. Следом мягко приземлился на пол, автомат подпрыгнул и больно приложил прикладом в копчик. Я тихо прошипел, вслушиваясь, не стучат ли когти по бетону там наверху. Пока тихо. Дальше вниз? Нет не вариант, там я как на ладони, да и больше так тихо спуститься не выйдет. Подергал балконную ручку. Ну конечно заперто. Похоже, судьба мне не оставляет выбора. А шуметь, разбивая окно точно уже не стоит. Растеряно заозирался, как пришлось взять слова обратно. Кухонное окно возле балкона зияло дырой с зазубринами из стекла. Кто-то тут повеселился от всей широты души.
  Выдохнул, украдкой глянул наверх, только небо, только облака. Вот и славно. Ногу на перила правой рукой ухватился за край рамы, там, где стекол нет. Рывок и вот я уже на подоконнике, вовремя подавил желание спрыгнуть на пол, аккуратно слез стараясь не наступать на битое стекло. Похоже, кто-то вломился в квартиру снаружи. Хотя, что значит кто-то, вполне ясно кто: мутант. А это означает лишь одно тут есть мертвяк. Гадство и как его упокоить навсегда. Стрелять? Блин, вот нет, чтобы мачете взять или там пистолет с глушителем. Первое это еще вариант, а вот второе из области хотелок. Прошел на два шага дальше, сквозняк принес, запах ожившей мертвечины, не очень резкий, но вполне ощутимый. Осмотрел кухню на предмет чего-нибудь острого или рубящего. На столе, полках и холодильнике ничего кроме банок и пыли. Теперь посмотрим в шкафчике. Неожиданно треснула рация, и голос Ромы в тишине квартиры прозвучал тревожной сиреной.
  - Ты где пропал?
  - Я скоро. У меня проблемы, - прошипел я в рацию, - жди.
  Стоило мне договорить, как из глубины квартиры раздались неуверенные шаркающие шаги. Вот и хозяин на шум активизировался. Так без паники. Фу, стоп, а чего его убивать запру в комнате и делов. Выставил автомат вперед больше, чтобы оттолкнуть зомби, чем стрелять, выглянув в полутемный коридор. Ага, вижу тень из соседней комнаты, три шага спиной притираясь к стене. В дверном проеме замер мертвяк, когда бывшей парнем лет двадцати, стоит в домашней пижаме, левой руки нет, только лохмотья в бурых пятнах. Тянет правую конечность тоже изрядно погрызенную. Нет, голубчик посиди пока в самоизоляции. Я ударом ноги втолкнул заторможённого мертвяка в комнату, и резка закрыл дверь, почти хлопнул, но в последние момент удержал, осторожно прикрыл. Присел, извлек из разгрузки клинышек, подпер дверь.
  Мда дожили, обычного зомби даже за врага не считаю, так досадная помеха пнул, закрыл и пошел дальше.
  Хруст стекло выбивая из меня толпу мурашек, что немедля потонули в холодном поту. Тварь очень тихо пробралась внутрь. Я выставил автомат в сторону кухни, как копье против тигра шансы, конечно, есть, но насколько они малы, и первоклашка высчитает. Попытался сглотнуть, тщетно горло сухое как пивная бутылка на запылённом складе. Шаг назад, там дверь, знаю заперта, но может ключ по-нашему человеческому обыкновению торчит в замочной скважине. Не убирая ствол с возможной линии атаке, опустил руку, так и есть вот он родимый холодный, плоский. Ща мы тебя аккуратненько повернем. Ай, что же так громко. Так дверь у нас, куда открываться правильно по всем правилам пожарной безопасности, наружу. Это не деревня, где преимущественно внутрь, ибо по зиме снег замучишься толкать. Створка открылась я заметил лапу, весь мать вашу стелс закончен. Ноги рывком вынесли тело в коридор, глаза же совместно со ртом раскрылись, когда тварь выскочила в коридор, загребая когтями ковролин метнулась вперед, под хлопок закрывающейся двери. Бум удар сотряс жестяную конструкцию, следом раздался скрежет метала. Да она, в две минуты будет в одном замкнутом пространстве со мной. Инстинкт бежать вниз я снова задавил. Там и отстреливаться хуже и одна дорога на открытое пространство, где меня ждут виде обеда завтрака и ужина.
  Мысли летели молнией, тело же хоть и запаздывало, но также активно действовало. Снова крыша, снова люк. Я вскину автомат и короткой очередью уничтожил навесно недоразумение, что зовётся замком. Он разве что пятилеток остановит или девочек что захотят оголиться на крыши для загара, но не как патрон 5,56×45 мм. Я был на середине лестницы, когда в двери показалась половина монстра, а вернее длиннющая лапа и оскаленная морда. Я пальнул чисто на эмоциях. Тварь исчезла, но явно с целью разогнаться и вынести проклятую преграду раз и навсегда. Грохот метала под подошвами, я на чердаке, перекатился и перебирая ногами фибу, отполз еще на добрых два метра от проема, уперся спиной в вентиляционную трубу. Почти не думая укрылся за ней. Внизу раздался грохот, что-то заскрежетало. Сменить бы рожек, но рисковать не буду, а то вдруг не успею...
  - Аааа, - заорал я одновременно нажал на спусковой крючок, когда в проеме буквально телепортировалась верхняя часть твари.
  Из-за крика я не слышал ничего, а может страх отнял эту способность, не суть. Важно другое, тварь прыгнула по прямой, когти выбили крошки красного кирпича из моего укрытия. А я разрядил автомат прямо в оскаленную морду, промахнуться было не реально. Рожек опустел горло охрипло, а тварь поехала вниз, перебирая лапами по насыпе, не в силах удержать массивное тело. Руки ходят ходуном, пальцы не слушаются, с трудом вставил последний рожок. Но справился, а куда деваться.
  Еще атака? Вроде нет. Но шум внизу какой-то есть. Напугал? Хрен их поймет они вроде как обучаться способны, и некие инстинкт самосохранения присутствуют. Идти и искать новый люк, точно не вариант, надо убедиться, что тварь убита или ранена. Да и вообще по уму добить следует. Но раз сразу не пошла в контратаку значит, прочувствовала огневую мощь АКМа.
  Неожиданно щелкнула рация, послышался встревоженный голос Ромы. Я его проигнорировал не та ситуация, чтобы вдаваться в пояснения.
  Все, хорош тянуть резину, надо глянуть что там. Встал на корточки и, шурша разгрузкой по потолку, аккуратно пошел к люку, забирая левее так обзор лучше. Дуло автомата направил в проем, пулями точно прыжок не остановлю, но так спокойнее. Вижу тени, что-то там мечется, так еще медленнее, ага вон лапа. Вроде прыгать не собирается еще полшага, опа не понял. Чуть потянулся телом вперед, нет так и есть монстер бился об стену, словно муха в стекло. Ну да без башки трудно ориентироваться в пространстве. Поймал в прицел горб между лопаток морфа, короткая очередь тварь обмякла. Охренеть лапища длиннее тела, и здоровые что столбы.
  - Игорь что у тебя происходит? Ты где, - злобно орет рация.
  - Убил мутанта, - прохрипел я в ответ.
  - Давай ко мне бегом.
  - Рома мля, я тут тоже не загораю, - без особого запала вспылил я.
  - Игорь замок долго не выдержит. Выручай, - голос прозвучал на удивление спокойно, или это я просто перестал адекватно воспринимать эмоции людей.
  - Иду.
  Неожиданно закружилась голова, пришлось опереться рукой о потолок, в ожидании пока пройдет слабость. Это меня отходник накрывает. Так глубокий вдох, не выходит, качаясь подошел к люку, высунулся. Поймал ртом пару пьяных глотков, словно ныряльщик после глубокого погружение, чистый воздух подействовал отрезвляюще.
  Что мы имеем из патронов. Полупустой рожек от АКМ, Макаров с двумя магазинами. С таким воевать даже не смешно.
  - Ром десять минут продержись. Я за оружием схожу.
  - Хорошо, - и куда делась нервозность, он, что там смирился со своей участью. Так гнать такие мысли поганой метлой, а ногами ходу.
  - Иду. Я быстро.
  Придется пробираться через упокоенного морфа, выбивать новый люк не было ни сил, ни желания, ни средств. А так всего и надо, страх перебрать да брезгливость оттеснить. Мелькнула мысль снова через балконы спуститься, но нет, такие трюки я добровольно выполнять не способен.
  На половину спустился с железной лестнице, стараясь не смотреть на труп твари. Даже окончательно упокоенья она вызывала страх и острое желание бежать. Ступил на перила, после на площадку, дальше прыгнул вниз, приземление болью отдало в шею. Что-то я там повредил и серьезно.
  Автомат в упор и по широкому радиусу вниз, игнорируя покалывание в шее. Никого. Перед выходом на улицу, попросил Рому соблюдать радиомолчание. Высунулся наружу, периметр чистый, не считая трех мертвяков, что жрали возле машины. Свело скулы и пришлось давить желание размозжить им головы впервые же секунды. Не спеша и высоко поднимая носки ботинок, подошел к соседнему подъезду, куда ранние забегал. Сейчас мы ее закроем, только бы понять чего ее заклинило. Ага, держатель внизу стоит. Понятно, толкнул створку плечом, целясь в черный зев подъезда, выбил ножку, та глухо щелкнула по металлу. Плевать, уже не важно. Дверь закрылась с приятным щелчком. Я резко развернулся. Те трое зомби не как не отреагировали на мои действия. Облизал пересохшие губы. Ударил сапогом по двери, чтоб те сверху вниз сбежали, а то еще увидят меня и начнут с окон выпрыгивать. А нам такого не надо.
  Когда с той стороны ударили я вышел из-под козырька. Троицу похоже кроме еды вообще ничего не интересует. И контроля их двинулся к нашему "мерсу", там оружие, там гранаты. А без них мой поход в подвал верная смерть, да и не только моя. Походу действия еще раз спросил у Ромы как он. Получил краткий ответ, что пока держится. Контролируя углы, пошел к машине. Та выбила добротную часть забора, и раскрои зад, но с виду вроде на ходу. А если нет, то как спасаться будем. Мрак, одним словом. Но про это позже, у меня сейчас другие более приоритетные задачи. Стоило подойти, как с боку послышалась возня, и ко мне скользя по краю канавы, двинулась Лиза. Вернее ее изуродованный труп. Часть шее отсутствовала голова свисала на груди, при каждом шаге раскачиваясь из стороны в сторону, правая рука вывернута под не естественным углом. Это, похоже ее об асфальт шмякнули, когда вырывали через лобовуху, вон даже пятно не засохшей крови есть на бордюре, с крыши и не заметёшь. Тогда чего ты в канаву полезла... эх все это не нужные вопросы. А душу еще раз обожгло расплавленным свинцом от очередной потери.
  - И как мне тебя успокоить, чтоб другие не набежали, - одними губами прошептал я.
  Есть топоры внутри машины, но лезть туда, когда мертвяк за спиной не хотелось, а время терять на выманивание зомби еще больше. Дилемма. Тем временим, мертвяк сделал не уверенный шаг поскользнулся и как есть со всего маха упал мордой в асфальт. Откатывая весь свой подъем к начальной точке. Я, не теряя время подскочил к машине, дернул боковую дверь, та с первого раза подчиняться отказалась, пришлось повторять действие, краем глаза косясь на барахтающегося мертвяка. Дверь с шумом отъехала в сторону, внутри бардак, но топор что мы приделали сбоку по-прежнему на месте. Выдернул его из креплений, автомат повис на груди, подошел к мертвяку, тот удобно расположился, нижи меня. Удар вот и все. Мертвого старика не видно, уже легче значит, ускользнул чертяка бородатый.
  Прислонил орудия труда к колесу пошел искать гранаты и запасные рожки. Влез внутрь машины, в нос ударила вонь разлитого бензина, ажно в глаза заслезились. Щурясь сдернул тряпку там сбоку должен быть ящик с амуницией.
  - Мля, - я шарахнулся назад, хватаясь за оружие, но шею свело, так что потемнело в глазах. Я потерял равновесие и вывалился наружу, от падения спасло то, что успел, схватился за стенку машины.
  Возле ящика лежал Михалыч, рукоять ножа в зубах глаза шальные, тело сотрясает мелкая дрожь, даже через горку видно, что нога в колене вывернута под чудовищно не естественным углом.
  - Живой? - и кого я спрашиваю. Себя?
  Почти через силу приставил автомат к плечу. Что-то я вымотался от всего этого. Голова плохо варит, тело тоже уходит в отказ. Что же вот она проверка на силу воли.
  - Михалыч ответь. Пальну ведь, - осторожно приблизился ногу на подставку, немного просунулся внутрь.
  Старик выплюнул ножик, и промычал.
  - Живой. Нога.
  Да травма из разряда хуже не придумаешь. Он явно не боец, даже прикрыть не сможет из машины.
  - Терпи, я за Ромой, и мы уходим, - а что я еще мог сказать. Слова утешения точно никак не помогут, а сам я, если полезу лечить, только хуже сделаю.
  Откинул крышку ящика, быстро заполнил разгрузку заготовленными рожками, рассовал по карманам гранаты, в количестве пяти штук. И все этот под тяжелые стоны Михалыча. Понятно чего труп Лизы в канаву пошел, она его слышала. Нашел ножик засунул его в зубу полубессознательному Михалычу. Так тише будет. Закрыл дверь, и неспешно выдвинулся за Ромой.
  По большой дуге обошел угол дома, плавно водя стволом по округе, поворачиваясь всем телом. Новых действующих лиц не прибавилось, уже легче. Так не понял, а где третий зомби, двое все там же сидят. Прошел дальше по дорожке, косясь на запертую дверь, стоит родимая не шевелится. Взял больше радиус. Ага, вон ты где притаился, в кустах. Сразу вспомнилась смерть. Коли. За добавкой пошла мразь.
  - Ром я нашел Михалыча. Он в безопасности. Сейчас буду стрелять, убивая троих зомби.
  - Понял. Ты давай быстрее.
  Да что он все заладил быстрее-быстрее. Это я ворчу от нервов, ни как иначе. Дистанция метров двадцать попаду. Ой, не факт, головы у них не статичный то туда качнуться, то сюда. Приблизится, вот только провал из подвала жуть нагоняет, если оттуда побегут на меня, то хана. Смотрим пути отступления, так возле песочницы тополь широкий за ним и укроюсь, а если что отступлю к ограде в детский сад, там хоть и дыра иметься, но она в десяти метра в меня. Не додумаются. Слабое препятствие, но форы в пару секунд даст. А там к веранде за решетку, заклиню дверку и отстреляюсь. Хватило бы сил на все.
  Укрылся за стволом дерева, снова осмотрелся. Так что дальше? Возможно, я одного уложу, второй побежит и при должной удаче я его прикончу, а вот что делать с третьим? Да еще из подвала может нагрянуть подкрепление. Ох, страшновато что-то, да и рисковать сейчас ни как нельзя. Хм, а гранаты нам тогда зачем? Понятно дело, высчитать тайминг и кинуть гранату так чтобы взорвалось на уровни голов тварей я не смогу. Чай не в кино. Но вот под ноги подбросить вполне способен, а там им конечности да по отрывает, ну или покалечит. Тут не принципиально, главное скорость бега должна упасть на отметку ноль. Подумал еще минуту, но ни чего более путного в голову не пришло. Связался с Ромой, пояснил порядок своих действий. Тот одобрил, ибо сам ничего более дельного предложить не смог.
   Вытянул гранату из кармана, поглядывая на подвальную дверь, выдернул кольцо, рука тут же вспотела. Рома нас учил кидать пустышки, даже одну боевую дал взорвать, дабы понимали, сколько будет шума, и что осколки нас не достанут. РГД-5 наступательная граната с разлетом, осколком на метра три. Что же выдыхаем и пробуем?
  Высунулся из-за дерева, применился и как учили, бросил. Вышло удачно, граната свалилась аккурат под ноги тварям, я снова спрятался за ствол. Три секунд и бахнул взрыв, высунулся, твари брыкаться на асфальте, не из-за боли просто встать пытаются. Обрубки дёргаются, но поднять тела верх не в состоянии. Ага, и третий тут как тут. Тупые уроды, не понимают, откуда прилетел подарок. Бахнула возле них, а вот чего и кто это сделал, понять не в состоянии. Это хорошо, сейчас еще подкину. Так из подвала пока никто не бежит, хорошо. Отправил следующую под ноги третьему зомби, и сразу вырвал кольцо следующей, рванет кину еще одну.
  Бах. Что там? Теперь уже у трех с конечностями проблемы. И все так же не сообразят, откуда прилетает неприятности. Ох, гранаты - это вещь. Теперь понятно, почему без них Рома ехать отказывался. Осталось дело за малым, добить калек. Но мои кровавые планы сорвало тело, выскочившее из подвала, высокое худое дерганое. Поймал на мушку голову, плавно потянул спусковой крючок. Бахнуло, отдало в плечо. Мимо, тварь за какую-то долю секунды толи учуяла смерть, толи повезло, но факт на лицо, пуля выбила сном бетона за его спиной. Спокойно Игорь без нервов, сам придет.
  Зомби навелся на меня и прыгнул вперед, но добрых два метра. Новый прыжок, и я выстрелил, раз другой еще и когда до меня оставалось не более одного рывка, все-таки попал. Тело кульнулось, врываясь мордой в траву, добил рожек, по лежащему. Сменил боезапас, смещаясь за забор, трое безногих вовсю загребая землю, спешили ко мне в подвале раздались выстрелы, отлично Рома тоже в деле. Пора и ускоряться, добежал до заборчика, с помощью одной руки перепрыгнул препятствие. Сразу развернулся, выискивал дулом мишени. Вот они голубчики, гребут по земле как синхронистки в бассейне. Короткая очередь один готов. Перевожу наследующего, выстрел и на третьем патроне успокаиваю и его уже навсегда. А третий тем времени вот уже совсем близко, пальцами вцепился в ограду, морду раззявил, почти на сто восемьдесят градусов, и зубов там явно не тридцать два, а куда как больше. Две пули угодили в челюсть почти полностью ее оторвав, дальше выше в череп, готов. Смена рожка.
  - Ром ты как? - спросил я в гарнитуру.
  Пауза почти на десять секунд.
  - Нормально. Опять зажали, но одного убил. Еще один возле двери топчется.
  - У меня, минус четверо. Подойду к подвалу выманивать.
  - Ты там осторожнее, - ага, очень дельный совет, выскользнула из сознания ирония.
  Обошел по большой дуге трупы и того, что возле тополя, там вроде еще нога дёргаться, но это более похоже на судороги. Тело все еще пытаться жить. И как его выманить, легче сказать, чем сделать. Допустим, выстрелю, он выйдет и что дальше. Опять надеяться на удачу, перед глазами отчетливо встала картина, как тварь прыжками приближалась ко мне. Не смогу убить так он меня растерзает на раз два. Неожиданно из подвала раздалась короткая очередь, потом еще одна более длинная. Я дернулся, хотел бежать, но тут же стопорную себя. Лихой кавалерийский наскок, это определено не та тактика способная принести чистую победу.
  - Рома. Что там? - проорал я, не сводя дула с темного проема.
  - Убил. Выхожу.
  Я присел камень больно впился в колено, прошипев переставил его, продолжая контролировать выход.
  - Я выхожу, - еще раз пискнула рация.
  - Понял.
  На свет дневной вышла фигура с автоматом возле плеча, живой, и чертовски грязный.
  - Ты как?
  Крикнул я, подходя к приятелю.
  - Жить буду, если отмоюсь, - горка вся в пыли, на голове паутина, лицо с право вымазано толи в сажу, толи еще во что-то, он сдернул лезущую в глаза паутину, спросил, - Что с остальными?
  - Лиза мертва, Михалыч в тяжелом состоянии, в машине у него нога поломана.
  - Все Игорек отвоевались, уходим, - обречено заявил он.
  - А тела? - тут же набычился я.
  - Сейчас надо здорового спасать. А друзей позже заберем.
  Подошли к "мерсу", я дернул дверь, Рома взял под контроль проем. Мало ли как там дела обернулись у старикана.
  - Черт, - ругнулся вояка.
  Я отступил на шаг, и тоже глянул внутрь. Голова у раненого опрокинута набок, тело обмякло. Только не это, господи если ты есть, не забирай и его. Пока я отчаянно возносил просьбы к небесам, до сознания дошло, трупы никак не могут дышать, им это без надобности. А тут явственно проглядывалось, как грудная клетка отрывисто ходит верх вниз.
  - Игорь, нам до базы три часа ходу, - Рома продолжал уже начатый разговор, - отдадим Михалыча и назад. К ночи точно вернуться успеем. Да и надо взять... что-то, куда тела положить не так же их вести.
  Я поджал губы, и чуть было не сморозил откровенную глупость, по типу я тут остынуть, а ты езжай. Что-то у меня совсем голова не варит, рвусь на никому не нужное самопожертвование. Или я так хочу себя наказать, зато, что не уберег парней? Никогда бы не подумал, но мне бы к мозг праву.
  - А если кто придет их пожевать, - ну это уже совсем крик отчаянья, сам все понимаю, а нет, говорю всякую чушь.
  - Да кто придет. На нашу войнушку давно все сбежались бы как мертвые, так и живые.
  - Хорошо. Ты давай тогда к Михалычу, вдруг чего, а я за руль, - сказал и пошел обходить машины.
  Угнездился на водительском сидении, автомат положил рядом. Дизель охотно завелся, врубил первый, и плавно отпустил сцепление, притапливая педаль акселератора. Машина дернулась, но с места двигать отказалась. Плюнул на все эти предосторожности утопил педаль газа до упора, тахометр взметнулся до красного придела, движок отчаянно заорал. Машина качнулась, и резво вырвалась из капкана, внизу что-то проскрежетало и щелкнуло. Сзади послышал тяжелый стон раненого. Глянул в зеркала, вроде ни чего не течет. Это хорошо. Вырулил на трассу, ветер сразу ударил в лицо, да так что дыхание сбилось. Да ехать без лобового стекла это прямо скажем вещь крайней затруднительная, и это на спидометре еще только пятьдесят.
  - Давай налево, - крикнул Рома.
  - Уверен?
  - Да я альтернативный маршрут просмотрел по карте, - тут же послышался ответ вояки.
  Я нацепил солнечные очки, и кое-как застегнул горку под горло, пряча лицо почти до носа. Ехать стало в разы комфортнее. Сама дорога слабо отложилась в голове, все мысли были заняты, чудовищной трагедией, унесший друзей из жизни, и мне хочется думать в лучшей из миров. Они это точно заслужили. Отчего-то не было тоски по умершим, или еще не пришло время и мозгу надо осознать, случившееся? Но вроде с отцом я сразу психанул. А тут пустота в эмоциях. Повзрослел или еще не готов. Разные мысли роились в голове, вокруг происшествия.
  Более адекватно я стал воспринимать действительно, только когда увидел, знакомый блокпост перед поселением. Правда сильно видоизменённый. А именно, трое бойцов в полной выкладке, причем один из них целился в нас из автомата. Раньше даже чужаков такой злобно не встречали. Что-то тут не так. Еще двое прятались за баррикадой из блоков.
  Скинул скорость до минимума, пешеход быстрее идет. Через разбитое окно, донеся крик.
  - Стоять руки на виду.
  Я поставил машину на нейтралку, накатом еду, опустил воротник, меня тупо не признали, как и машину. До поста метров десять, поэтому крикнул.
  - Мужики, я свой. Я Игорь.
  - Стоять или стреляю, - блин он ведь серьезно. Да что тут твориться.
  Тормознул, машину чуть качнуло.
  - Игорь что за хрень? - встревожено, спросил Рома.
  - Ща выясню.
  Открыл дверь выскочил наружу, держа руки поднятыми.
  - Парни у нас раненый, - к первому присоединился еще один оба целятся мне в грудь
  - На колени, второй тоже вышел.
  - Да какого? - волна раздражения подкинула в голову злобы, - вы, что там вообще охренели.
  Первый махнул автоматом, бахнул выстрел, я дернулся, шею стрельнула, перед глазами все потемнело. Когда вернулась ясность в голову я лежал на асфальте. Причем пистолет в руке и нацелен на чокнутого постового. Второй отчего-то целиться в сторону.
  - Вышел быстро или ему конец, - орет второй куда-то вправо.
  - Сами ляжете следом, - это явно Рома, и когда он успел метнуться в канаву.
  - Мужики что происходит? Свяжитесь с Вячеславом Сергеевичем. Мы свои я Игорь Соколов. Мы свои.
  - Кот выясни, - нехорошо так сказал первый, блин в Балаклаве и камуфляже городского типа, плюс разгрузка забита под завязку. Они что тут на осадном положении. Тогда чего их, троя, а не толпа с БТРом?
  - Я встану? А то холодно лежать.
  - Ничего не простудишься, - зло огрызнулся автоматчик.
  Прошло, мнут пять, как минимум, у меня все затекло, и руку потряхивала от изрядного напряжения, держать пистолет на весе, стало практически невозможно. Еще и шею ломило, так что казалось, боль разъела пол черепа.
  Мужик с автоматом хмыкнул и кивнул, явно машинально соглашаясь с голосом в наушнике.
  - Сказали вас должно быть пятеро.
  - Должно да не обязано, - тут же нахамил я.
   - Где остальные?
  - Погибли смертью храбрых, - я сам поразился, насколько правильно прозвучал голос, ни полутона на шутку, все предельно серьезно.
  - Значит так. Или вы тут загораете еще часик. Пока приедет Вячеслав Сергеич и опознает вас. Или же сдаёте оружие и едете в центр и ждете там. Выбирай.
  - Ром? - крикнул я.
  - Хорошо, - отозвались справа, - у нас раненый, так что...
  Я уронил пистолет, перекатился на бок, приложил голову на холодный асфальт, убирая напряжение с шеи. Потом почувствовал удар по руке, ПМ с грохотом отлетел к обочине, после меня жёстко перевернули на спину, и заломили руки.
  - Уроды у меня шея болит, - взвыл я, чувствуя, как что-то холодное защёлкиваться на запястьях.
  Кое-как повернул голову увидеть через дорожный просвет "мерса" как так пеленают Рому.
  - Тут еще один. Он мертвяк. Эти... мертвяка сюда везли...
  - Суки он живой, - я взбрыкнул, получил удар по спине, - уроды он живой его срочно к доку надо. Вызовете Илону...
  Внезапная вспышка боли и темнота.
  
  
  
  ***
  
   - Сижу за решёткой в темнице сыро. Вскормленный в неволе орел молодой, - процитировал я все что помнил из великого поэта, берясь за книгу Гоголя "Вечера на хуторе близ Диканьки".
  Вроде и времени свободного много, и пишет человек крайне интересно, а вот не идет текст и все тут. Прочту страниц двадцать и снова откладываю. Наверное, чтение больших объёмов это не мое, а ведь раньше на форумах статьи и побольше объёмом одолевал. Открыл по закладке, прочел первый абзац и понял, что тупо перечисляю слова, не вникая в смысл. Нет, тут не книга виновата, а мое состояние. Нельзя читать классику, когда голова занята всякими мыслями и все больше тоскливыми и без радостными.
  Встал с кровати, пружины противни скрипнули, неспешно натянул кеды, и обогнув столик, встал возле хоть и большого, но капитально зарешеченного окна. Не глядя нащупал пачку сигарет, вынул одну, неспешно стал разминать в пальцах. Не сегодня так завтра меня должны освободить, в этом меня заверили Яна со Славиком и сам Валерий Никифорович. Отпустили бы раньше, но Михалыч только вчера нормально смог разговаривать. Сегодня сверят наши показания и меня освободят.
  Тоскливо вздохнув, придавил губами фильтр, взял зажигалку, теперь ее черед крутиться между пальцев. Вид за окном радовал хоть из пейзажа всего и было три тополя, лавка да кусты, с редкими прохожими. Но как показала практика, внешний мир каким бы он не был, всегда привлекательнее, когда хода туда нет. И это я только три дня сижу под замком
  Сам процесс ареста прошел жестко, парни на посту проявили чрезмерное рвение и инициативу. За что получили нагоняй в устной форме, мир может и наполнился смертью и жестокостью, но это не повод перегибать палку. Поначалу привели в какой-то подвал связали, но стоило приехать Славику, нормы содержания резко улучшились. Переместили в комнату четыре на четыре с кроватью, столом и шкафом, где я сейчас и нахожусь, и даже врача вызвали некого Егора Сенина. Тот констатировал легкое сотрясение и защемления нерва в области шеи. Выписал лекарства, спустя час их принесла Яна.
  Она и пролила свет на все эти непонятные моменты. Если коротко, то за день до нашего возвращения, была попытка смены власти насильственным путем, с попыткой убийства всю политическую верхушку. От подобного заявления, я не слабо так при фигел. Но все же сподобился задать вполне логичный вопрос.
  - А мы то тут причем?
  - Понимаешь, - Яна закусила нижнею губу и чуть отвела глаза, - вы очень вовремя уехали и очень вовремя вернулись. И есть некие люди, считающие будто вы знали про готовящейся переворот. И решили отсидеться в тишине и покое, а когда все закончилось вернулись и примкнуть к победителю.
  - Бред, - возмущено гаркнул я, - мы же под Славиком. А Петр на Главного завязан. Да и ты моя невеста, да и мама тут.
  - Ну, маму твою, уже точно никто не при каких обстоятельствах трогать не стал бы. И знаешь, не которые циничные люди не верят... в высокие чувства.
  - Что за идиотизм, - от переизбытка чувств, я перебил Яну, она не смутилась, продолжила.
  - Понимаешь со стороны все чуть иначе кажется... Игорь лучше сделать все правильно и по понятиям. Чем после оправдываться каждый раз. Посидишь пару дней и когда всё проясниться, выйдешь.
  - Ян, там Коля с Петром трупами лежат, их забрать надо?
  - Игорь, сейчас придет Валерий Никифорович с ним все и обговоришь. Я и так не по протоколу тут.
  После она нежно поцеловала меня в щеку и, уже в дверях мягко улыбаясь сообщила.
  - Братан вернулся. Третий день тебя на лавке ждет.
  Несмотря на поганое настроение, я улыбнулся, светлая новость мне сейчас была ой, как необходима. Пожалуй, больше, чем лекарство и сон. Верный друг оказался живым. На секунду подумалось, что так же окажутся целы и Петр с Николаем, но эта мечта быстра развеялась, под гнетом реальных фактов.
  Разговор с Клещом вытянул все силы.
  После приветствия, я задал тот же вопрос, что и Яне, о проблемах нашей лояльности к власти.
  - Валерий Никифорович вы же знаете, мы всеми руками за Виктора Андреевича. И наша поезда носила сугубо личный характер, а все совпадения случайны.
  - Игорь, дело не только во мне или Главном, дело в общественности, а она хочет разобраться. Почему случилось так, а не иначе, и в случае чего как вас наказать.
  В принципе я догадывался, чем могло быть вызвано такое пристальное внимание. Некие силы, под шумок хотят прибрать наши накопления. Вот и пытаться нас дискредитировать. Как говорится: шансов мало, но попробовать стоит, тем более если тебе за это ничего не будет. Следом попросил привести тела погибших товарищей. На что следователь достал карту с просьбой указать, где было столкновение. В двух словах описал произошедшие, где запер мертвяков, как убил морфа, Валерий Никифорович вышел и вернулся буквально через минуту.
  - Сегодня туда никто не поедет. Поздно. А завтра по утру скатаются.
  - Мы в десятке километров, еще и бандитов постреляли...
  - Стоп Игорь, давай по порядку, не спеша и основательно, времени у нас полно.
  Далее начался самый натуральный допрос, я чуть ли не поминутно рассказал, что делал, куда ехал и почему так и не как иначе поступил. Под конец почти ничего не соображал, голова гудела, мысли путались. Так что детали неудачного переворота было решено озвучить по утру.
  С первыми лучами солнца, миловидная женщина за сорок принесла завтрак, виде кофея и пары бутербродов. Что же хороший звоночек, меня не опасаются, как и говорил Клещ. Я под стражей чисто номинально. Не успел покончить с едой как пришел Славик. Вот кого-кого, а его я не ожидал. Человек он солидный весь в заботах, да и взаимоотношения у нас с ним не сложились. Поздоровались. Выглядел он как всегда помято, несмотря на выглаженную рубашку, и аккуратно причёсанные волосы, вот только лицо осунувшиеся и мешки под глазами. Поставив неизменную банку энергетика на стол, он расположился на табурет возле окна.
  - Как самочувствие?
  - Бывало и лучше, - спокойно ответил я.
  - Понимаю. Разберемся и отпустим. Ты мне расскажи, что там с вами стряслось? Хочется все понять из первых уст.
  - А как Михалыч и Рома? - задал я встречный вопрос.
  - Михалыч спит, Рома не знаю, может книги читает. Я к нему позже загляну.
  Ясно, еще одна сверка показаний.
  В этот раз рассказал все кратко, пройдясь по ключевым моментам. Меня не перебивали и слушали внимательно. Когда я закончил рассказ, банка энергетика улетела в мусорную корзину, на ее место легла пачка сигарет и зажигалка.
  - Теперь ты сможешь меня просветить, что тут у вас случилось. А то Валерий Никифорович обещал с утра заглянуть с разъяснениями, а его и нет, - чуть подумав, я пришел к выводу, появление Славика не такая уже и неожиданность. Пришел он огласить официальную версию не состоявшейся революции. Или мне снова, паранойя голову пудрит. Ладно мне бы из заключения выбраться, а дальше по тихонько разберусь, что тут да как. Поселения мелкое скученное, а люди склоны болтать лишние, особенно, по прошествии значительного отрезка времени.
  - Хм, хорошо, - он посмотрел на наручные часы, - время есть. Если не вдавятся в детали, то дело обстояло так. Правящую верхушку включая меня и Яну хотели убить. Если чуть подробнее, то получается следующее. Основная военная сила отправилась на очередной рейд против бандитов. И группка сепаратистов, атаковала нас. То бишь радиорубку, начальника новоиспеченной полиции, меня, часть бригадиров и конечно Главного. Как это и бывает с самоучками, дело провалилось из-за банального неумения держать себя в руках, и не очень точного согласования действий.
  Далее из его рассказа выходило следующее. Он с Яной были в кабинете, когда услышали выстрелы. Один из боевиков психанул и убил охранника на входе, вместе с консьержкой. Они быстро поняли, что это не как не устранение зомби. От того забаррикадировались в кабинете. С ходу их не зять, одно страшило гранаты в окно, но оных у предателей не оказалось. Так они отсиделись с полчаса слушая мат и угрозы через дверь, размышляя как будут отбиваться, при помощи двух ПМ и сорока двух патрон. Потом их освободил отряд добровольцев, возглавляемый Виктором Андреевичем. После по горячим следам они сагитировали людей, и провели молниеносное расследование, виде допроса пленных. Те указали на Константина Сергеича. Не мешкая они всей толпой двинули за ответами.
  Собрались все, кто был в поселении на то момент. Костик почти ушел, но увы не судьба. Застукали его, когда в машины грузился. Ну и в место диалога, тот открыл огонь. Чем и подтвердил свою вину. Люди залегли, а он ушел в дом где и забаррикадировался. После приехали Сагри и почти сутки пытались взять дом штурмом. На контакт Костик более не выходил. По итогу, положили всех, кроме малых детей, ибо женщины воевали наравне с мужиками, и другого выбора не оставили. В числе сопротивляющихся была и добрый доктор Илона, что меня огорчило. Почему она примкнула к мятежникам так никто и не понял. Зато Стас был героически ранен при обороне, семью глав агронома. Еще один сюрприз, такого я от него и никак не ждал. После зачистки, Главный толкнул речи про солидарность, внутреннего врага и так далее. Прониклись все, даже Славик.
  Я мысленно усмехнулся, сильно сомневаюсь, чтобы Главный и компания могли прошляпить заговор. Тем более они так удачно отбились от боевиков. Все это очень подозрительно, но как говорить официальная версия - это официальная версия, все остальное конспирология.
  Что касается самого плана захвата власти, как позже выяснило следствие, он был прост, дерзок и поэтому имел все шансы сработать. Константин два-три месяца накачивал десяток боевиков, по типу: пришло наше время, мы сила и на этом простом основании должны забрать всю власть себе. И создать что-то вроде королевства в миниатюре, понятно дело, честное и справедливое. Никакой демократии и упаси бог социализма. Этим же отморозкам сообщили, что часть военный уже на их стороне и осталась самая малость, уничтожить никчёмную верхушку власти. Выгадав момент, Костик дал отмашку, и они пошли убивать. Вторая часть плана была столь же проста. В случаи успеха зачистки, приход Костик со своими ребятами и устраняет отморозков. И на этом героическом поступке, въезжает на верхушку власти.
  Но, не срослось, наши смогли не только отбиться, но и захватить большую часть заговорщиков. Все это в кратчайшие сроки и при полной поддержке населения. И это, не смотря на всю агитационную программу Костика, которая состояла примерно из следующего: если что-то плохо, то виновата власть, если хорошо, то это народ вопреки дурокам правителям. Все старо и знакомо из то прошлой жизни. Но Костик допустил классическую ошибку, не до оценил людей, посчитав их тупым стадом, не способным мыслить, а только внимать россказням. Но мертвый мир провел знатную селекцию, и тупых баранов стало очень мало, и теперь стадом здравомыслие не задавить.
  - Да, ситуация, - теперь понятно, чего тут все такие нервные, - и что дальше?
  - Дальше, следствия и репрессии, - правильно истолковал мой вопрос Слава, - ладно, пойду я.
  Он легонько хлопнул ладонью по столу, поднялся. За время разговора гость так и не закурил, просто открыл пачку сигарет, да пару раз чиркнул зажигалкой, и уже в дверях сказал.
  - За парнями я людей послал. Ну и на бандитов твоих, посмотреть тоже попросил, - сигареты с зажигалку были благополучно забыты на подоконнике.
  После пришла мама, заключила меня в объятья, и спустя добрых пять минут отпустила. Глаза увлажнились, но обошлось без слез. Пришла не с пустыми руками, а принесла еды в пищевых контейнерах, суп, картошка, мясо. Так же мне достался термос с горячим чаем, и кулек печению. Я ел, она смотрела и улыбалась, вводя меня в смущение. После поговорили не о чем, будто я не куда и не ездил. На мой вопрос, как ее сюда пустили, ухмыльнулась и сказала.
  - Попробовали бы не упустить. Я Братана хотел принести, но он в руки не дался. Ладно побегу я к детям, а то отпустили всего на часик.
  Она так и не спросила, убил я урода или нет. Возможно в силу характера, не могла желать смерти человеку, какой бы он тварью не был. Но и осуждать мой выбор тоже не стала. И я знал, более к этой теме мы не вернемся, что свершилось то свершилось, и не зачем более ворошить прошлое.
  - Игорек мне очень жаль, что так вышло, - ее голос дрогнул.
  У меня подкатил ком к горлу, от наплыва эмоций по погибшим друзьям. Она ушла, а я остался бороться со своими эмоциями. Силясь в десятый раз найти причину случившейся трагедии. Кто виноват? Первые мысли были, что во всем нужно винить себя и только себя. Ведь я главный в операции, и я мог... а, что я мог? Предсказать будущие? Не соваться в город и ехать сразу в поселение? Все мы крепки задним умом. А если отстранить и принять с холодным разумом ситуацию, мы все в этом виноваты. Расслабились, стали слишком самоуверенный, поймали кураж. Да этот эфемерный кураж во всем и виноват. Легко ушли от всех неприятностей, от стычек в начале с хуторянами, после как по маслу прошла разведка, следом удача помогла устранить урода, и дальше все было хорошо. Поверили в себя, поверили, что можем всё. За что и поплатились сурово кроваво, как в этом мире только и бывает.
  Придя к столь печальному выводу, голову сдавила печаль и досада, и сил сопротивляться им уже не было. Нет я не плакал, не стенал, просто провалился в поток печали и воспоминаний об ушедших. И как бы это банально не звучало, из непроглядной тоски я вышел ближе к вечеру, и виной тому было чувство голода. После семи Яна принесла еды, и ее общество сгладила тоску и печаль.
  В дверь постучали, я от неожиданности дернулся, шея отдалась болью, окончательно выдергивая меня из паутины размышлений и воспоминаний. Створка открылась в помещение шагнул светловолосый парень на вид лет тридцати, в джинсах, голубой рубашке на выпуск, и папкой в руках.
  - Здрасти, не помешаю? - проявил он, не нужную вежливость.
  - Здрасти. Нет, я тут в принципе ничем важным не занят, - махнул я рукой, присаживаясь на подоконник.
  - Хо-ро-шо, - по слогам проговорил он, - я Андрей Смирнов. Из отдела изучения поведения Морфов.
  Я вздернул брови от удивления, кого-кого, а вот такого гостя не ожидал.
  - И чем я могу быть полезен?
  - Мне тут Кле... Валерий Никифорович сообщил, что у вас тут случился инцидент с морфом. Я вот детали узнать хотел.
  Парню было явно неловко, это чувствовалось и в суетливых движениях, и в манере говорить.
  - Хорошо, садитесь расскажу, - впрочем еще раз проговаривать историю чудовищно не хотелось, но здравомыслие подсказывало, он не из-за праздного любопытства пришел, а за сведеньями который могут позже спасти жизни наших людей, да и не только.
  В этот раз проговорил все хорошо, без эмоций. Смирнов внимательно выслушал и после стал задавать вопросы.
  - Вы тут считаете, что морф сам соорудил эту засаду?
  - Нет. Скорей всего, он воспользовался удобной возможностью. У него удалась первая атака и он как по шаблону стал использовать её дальше.
  - Тут мне ребята фото привезли. И если им верить и сопоставить, количество убитых людей то, он должен был разъесться до куда как больших размеров. Как вы думаете почему этого не случилось?
  - Да я почем знаю, - он что, во мне эксперта по тварям увидел.
  - Давайте тут немного теорий построим, - и уже извиняющимся тоном, - просто вы свидетель и ваше замечания могу сильно помочь. Сарги в основном их с пулемёта на расстоянии расстреливают. Так что спрашивать их про поведение морфов смысла мало. А вы как никак в одиночку с тварью воевали.
  Его послушать так я герой, хотя просто изо всех сил старался выжить.
  - Нууу, можно и по рассуждать, - я машинально чиркнул зажигалкой.
  - А можно тут не курить? А то у меня от дыма глаза слезиться и кашель, - я только сейчас понял, что в зубах сжимаю сигарету, а из зажигалки мирно колышется огонек.
  - Да без проблем, - я убрал нервирующее парня предметы подальше и почесав переносицу принялся рассуждать, - как мне показалось, шустрые зомби когда-то были детьми. Тогда я на это внимания не обратил, не до того было. Но сейчас пришло понимание, что обращённые были именно детьми. Слишком малы они были при столь сильной мутации. Да частичная одежда тоже наталкивала на эти мысли.
  - Мы тут, тоже так думаем, - стоило мне взять паузу, чтобы собрать воспоминания в нужные предложения как вклинился Смирнов, - мы исследовали тела, и наш эксперт с вероятностью в семьдесят процентов заявил, что обращенные именно дети, лет пяти-шести.
  Я поджал губы, борясь с нахлынувшим отчаянием и злобой. Но не удержался выругался. Да как так-то, дети и твари, я уж думал привык к ужасам этого умирающего мира, а нет. Понимание что дети обратились в Это, кольнуло в сердце не чуть не хуже, чем при гибели близких.
  - И морф их воспитатель, - глухо проговорил я, возобновляя беседу.
  - В том то и дело, что нет. Морф тоже ребенок, - пауза затянулась, как реагировать на эти слова, я попросту не знал, - водителя микроавтобуса мы нашли придавленным на водительском сидении. Похоже он умер обратившись. Воспитательница погибла от удара головой. Врезались они основательно.
  - А дети? - хрипя пересохшим горлом, спросил я.
  - Не знаем. Но думаю, что кто-то из них погиб и после покусал остальных, - его формулировка была понятна, другая альтернатива - это голодная смерть. Хотя стоп, там же еще оставались жители тот же одноруки студент, которого я запер. Хотя с другой стороны при полном писце, люди склоны ценить только свою жизнь... так хватит думать в этом направлении, а то кроме мерзости и негатива более, я не до чего не додумаюсь.
  - А дальше они отелись на воспитательнице, и вышли наружу, - озвучил я, саму по себе напрашивающуюся мысль.
  - Предположительно так, теперь перейдем к страшному, но интересному, - он тут же смутился и как-то дёрнулся, будто ожидая от меня удара, похоже парень уже пострадал за свои научные изыскания, - в смысле интересно как... ну ты понял, как один тут стал морфом, а остальные нет.
  - И как? - прозвучало грубовато, да и плевать.
  - Самый... сытый... - нет, ну ему определено надо учиться подбирать формулировки, - убил еще кого-то, и стал сильнее. Но тут главное вот что, в один момент морф стал делиться пищей с остальными, подкидывать тем, кто был за оградой пищу. Мы нашли в бассейне три обглоданных трупа, с проломленными черепами. Их явно туда кто-то кинул. Сейчас.
  Он суетливо положил папку на стол, двумя пальцами отжал пластиковую застёжку, высыпал фотографии.
  - Вот смотрите, - я подошёл, и помог ему равномерно распределить фото на столе.
  После десяти минут изучения, я пришел к тому же выводу, что и Смирнов. Тела явно попали в бассейн не случайно, имели следу волочения и место сброса. Исходя из всего этого, перспектива вырисовывались мрачная, морф не проявил эгоизм, он целенаправленно взращивал себе помощников - семью? Хрен поймешь кого, по выращивал. Впрочем, не давая им развиться больше себя, а это какая ни как, а логическая цепочка.
  - Они что способны развиться в... нечто равное по разуму с человеком, - голос дрогнул, впрочем, мне за это не было стыдно.
  - Пока рано судить, но предпосылки есть. Вы лучше скажите, как эта тварь себя вела.
  - Пф, - захотелось выпить, или закурить вообще забить тело мелкой моторикой, каким-то примитивным действием, - знаешь. Когда оно убило моих... вообще, когда оно убило двоих, то не стало их пожирать, а принялось охотиться дальше. На меня и моих товарищей. И еще оно хорошо понимало, как залезть наверх и как проникнуть в квартиру. И так же мне показалось, оно специально убивала жителей квартир, оставляя их там...
  - Да, да консервы, - Смирнов вскочил, упираясь ладонями в стол, - именно так. Парни стали находить простых мертвяков, запертыми в подвалах, подворотнях. Они там стояли кучками как загнанный скот. Мы тут практически уверены, что морфы так заготавливают себе еду.
  - О хренеть и не встать.
   - Именно, - садясь обратно, продолжил парень активно рассуждать, - и это еще не самое удивительное. Есть Гоша, ну Сарги так назвали одного морфа. Так вот, он ходит за ними и подбирает тела. Для пропитания, а сам не нападает на людей. Он конечно нападет если подвернётся возможность, но так в лоб не бежит. Тут патрульные рассказывали у них колесо пробило, вылезли, один меняет, двое по сторонам смотрят. Потом бац, видят на козырьке подъездном сидит Гоша, смотрит, а между ними расстояние хорошо если метров пятьдесят. И он смотрит и не нападает. Вроде как кот, которому любопытно, что там люди делают. Мужики понимают напади он на них, всё конец, может и убьют, но он точно, как минимум двоих уработает, если не всех. А он не нападает. И за минуту как услышал грохот движка, Гоша ушел, медленно и с этакой ленцой.
  - Звучит как бред.
  - Если бы.
  - Еще есть Смиты. Те вообще живут и охотятся стаей. Одиноких путников вылавливают, машину в канаву и самих за ужин. А поймать их не получается, спец бригады волком воют, а сделать ничего не могут. Очень они уже хитрые.
  По всему получается наш эксперт, нашел свободные уши в моем лице, вон как изливает информацию бурным потоком не остановить. Впрочем, я не сильно против, когда еще со мной поделятся ценными сведеньями, еще и из первоисточника. А парень продолжал откровенничать.
  - Но, у нас это что. Из России тут пришли некие сведенья. Верить им стоит, ой как стоит, потому что прислали их люди ученые из секретного города Ше... в общем серьезные люди. Так вот, помимо всего перечисленного, участили случаи ПЛАНИРОВАНЫХ атак на поселения, с тактической координационными действиями.
  - Это как?
  - Это, с отвлекающим манёвром, использованием местности, времени суток, разведкой, и захватом тел с последующем выносом их зоны боевых действий.
  Сказать, что я офигел, ни сказать ничего.
  - Это, что же получается? - от шока, я проговорил мысль в слух.
  - А получаться, это совершено новый вид существ, на человеческой базе. Совсем другой эволюционный вид. Те, кто если и не заменят нас, то встанут в один ряд. Рано или поздно. Но скорей рано. И случай с "твоими" детьми еще раз подтверждает эту теорию. На первом этапе они еще базируются на человеческих воспоминаниях, но чем дальше заходит мутация, а точнее эволюция, тем больше они развиваются как личности. Да-да личности.
  - А может там инстинкты, - выразил я заслуженный скепсис, - очень развитые инстинкты. Вон вороны при помощи машин орехи колют, но это еще не значит, что у них есть самосознание.
  - Может и так, - критическое замечание парня явно расстроило, - нужны исследования, и подопытные.
  Мы замолчали, каждый погруженный в свои мысли. Я переваривал услышанное, он скорей всего прогонял в голове доводы по сотому разу, ища новые доказательства своей теории.
  Пока думал, взгляд блуждал по фотографиям, и в конечном итоге натолкнула на безногий труп на рубероиде.
  - А это что?
  - Это стрелок. По видимому его тварь настигла и ноги оторвала. Там рядом еще и винтовка валялась. Он вроде как к дальнему люку бежал, - без энтузиазма ответил эксперт.
  Пфф, это хорошо, что я в место люка выбрал козырек. Иначе бы лежать нам там вдвоем.
  Далее еще дважды обговорили как действовал морф и улучшенные зомби. И уже под конец беседы, он изрядно смущаясь попросил.
  - Ты это, всю информацию, что сейчас получил не разглашай. Она вроде как секретная.
  - Хорошо, - ученый люд всегда одинаковый, сначала болтает, потом думает кому и что.
  Эксперт по морфам ушел, а я даже не успел углубиться в чтение классики русской литература как в дверь снова постучали, и не дожидаясь разрешения вошел Валерий Никифорович собственной персоной.
  - Здрасти! - вставят с кровати, поприветствовал я вошедшего, протягивая руку.
  - День добрый. Как вы тут? - вопрос чисто формальный, если судить по полной незаинтересованности в голосе.
  - Да вот покоя не даю, то один придет, то второй. Будто не в тюрьме сижу, а в кабинете каком-то.
  - Игорь ты тоже не перегибай, - осадил меня следователь, - твое дело решилось. Как ты понимаешь в твою пользу. Теперь твоя совесть чиста как...
  - Как простыня после отбеливателя, - подсказал я метафору, настрое омрачённое разговором со Сирновым резко улучшилось.
  - Именно. Так что собирайся и домой. Там тебя близкие заждались. И да, Михалыч с Ромой под твердели все сказанное от А до Я.
  - Как Михалыч? - доставая полиэтиленовый пакет из шкафа, спросил я.
  - Сейчас спит. А так морально подавлен и, наверное, хромать будет. Нужного специалиста, чтобы ногу выправил как надо, а у нас их нет, - вот они прелести пост апокалипсиса, нет нужных специалистов. Интеллигенция к выживанию приспособлена слабо, а без них выживальщики скатятся в средневековье, надеюсь, что поздние. Люди со знаниями, вот самый главные ресурс, а не материальные блага. В далекой перспективе нам этот дефицит, ой как аукнуться.
  Собрал свои не хитрые пожитки, сказал.
  - Готов.
  Следователь кивнул, и повел меня полуосвещёнными коридорами на волю. Толкнул едва приметную дверь, выводящую нас на бетонное крыльцо с тремя ступеньками.
  - На могилки к друзьям отвести?
  - Позже, - туда я, пожалуй, один схожу, не к чему мне лишние свидетели моего горя.
  - Через восточные ворота выйдешь, там старое кладбище, пройдешь дальше, увидишь новее. Тебе к свежим могилкам, - я кивнул, он продолжил, - и завтра к Вячеславу Сергеевичу зайди. Есть у него для тебя разговор.
  Я снова кивнул, спрыгнул с боку от крыльца, и игнорируя дорогу пошел через поле, к своему дому. Дышалось легко, глаза радовались зелени, мыслей дельных не было. Перепрыгнул не большую канаву, миновал пять огромный тополей, стоящих в ряд. Дальше вдоль огородов к асфальтной дороге. На пути мне не встретился не одного праздно шатающегося человека. Все при дели, лодырей кормить никто не собирался.
  Не заметил, как выйдя на асфальт ускорил шаг, почти побежал, но вовремя одернул себя. Толку спешить, только запыхаюсь и вспотею. Завернул в родное подворье, где так же привычно стоял "рафик", и расплылся в улыбке, а возле края глаза что-то защипало. На скамейке египетской статуей сидел Братан, худой, с побитой мордой, и ободранным боком. Он меланхолично глянул на меня, я же громко проговорил.
  - Здорова друг. Так ты?
  Сел рядом, провел по бугристой от ссадин голове, кот привычно на это не отреагировал. Погладил еще раз, и стоило руке оторвать от жесткой шерсти, как пушистый друг встал, потянулся, сделал пару шагов, и положил лапы мне на колене ударив головой в живот. После завалился, на бок.
  - А ты размяк, - одним губами прошептал я, - или просто соскучился.
  - Вот он сидит уголовник, - нашу идиллию разорвал голос Марии Петровны, - а я знала, что ты бандюга и что дело кончиться тюрьмой. Знала.
  Старуха, беззлобно ворча, прошамкала к нам, села рядом.
  - Я Игорек всегда знала. И верила, - прозвучало двояко, но мы оба понимали, что она имеет виду, - Сейчас твоя Яночка, Оленьку привезет, и мы за стол сядем. И ты нам все расскажешь, только по мягче с ними.
  Что мягче? Что я им должен рассказать? Как убивал? Как терял друзей? Или насколько я доволен от свершённой мести? Что рассказать? Нет Игорь, так нельзя, прошлое не воротишь, нужно про будущее думать. Про него и поговорим.
  
  ***
   - Игорь, а давай водкой. Один к оному, ну или один к пяти, - внезапно вспыхнул идеей Рома.
   - И куда нам четыре тоны водки? В бадью наливать и плавать? - безрадостно парировал я.
   - Скучный ты человек Игорь Борисович, - Рома откинул голову на спинку компьютерного стула, снова начиная буравить взглядом потолок.
   - Не я такой, а суровая действительность.
  Отложив авторучку, я последовал примеру коллеги, направил взор к побеленному потолку. Ответа там не нашёлся, но хоть глаза расслабилась, и мысли неожиданно потекли совеем не туда куда следует, а больше к проблемам все мелким и насущным, на вроде как кофея попить, да вкусно поесть. Глянул на настенные часы, большая стрелка вот-вот доползет до двенадцати, тем самым подвинув малую на одиннадцать.
  - Ладно, давай по домам и обедать, и через час-полтора снова сюда, - по распоряжению Главного мы снова перешли на пятидневную рабочую неделю, с восьмью труда часами в сутках. Еще один пунктик по приведению нашего поселении в привычное русло мирной жизни. Но это пока все больше на бумаги, а на дели все изрядно перерабатываю.
  - Вот это хорошо, - Рома резво встал, стул мерзко скрипнул, - надо бы мебель поменять.
  - Этот починишь, - тут же урезал я, его аппетит, - и да, как вернёшься чтоб был список из пяти позиций, на что нам этот долбаный уголь поменять. Ну и я такой же подготовлю. Все иди.
  Стоило двери закрыться, я крутанулся в сторону окна, чуть наклонился отдернул штору. День выдался на загляденье, светлое небо, мягкая зелень на деревьях, после двух дней дождей особо хотелось на улицу, а не сидеть в кабинете и решать задачки со звездочкой.
  Как же хорошо, когда в ходу были деньги, назначил цену за товар получил нужную сумму, все просто, понятно и все счастливы. А сейчас в экономике царствует, его величество самодур бартер. Вот просят у меня четыре тоны угля, я и рад дать, хоть просто так. А нельзя, ибо народ очень падок на халяву, раз покажешь слабину, потом всю жизнь будут ныть и давить на жалость. Стоит что-то сделать просто так, как глазом не успеешь моргнуть, а тебе это вменят в обязанность. Нет, тут нужен обмен, и ни как иначе, и не просто поменять абы было, а почти равноценно. Ибо с той стороны переговорного стола, тоже не дуроки сидят и сразу пойму, что да как. Вот на что менять уголь, есть у нас и так все есть. Вернее, все что они могут предложить. И тут пытливый ум сразу бы сказал, а на кой менять если нам ничего не надо. А на той, чтобы на выселках люди зимой не замерзли, и даже смогли бы заняться производством чего-либо, а не сидели без дела. Нужно помогать союзникам, люди - это то, что сейчас даже в теории терять нельзя. И вот он замкнутый круг, во всей красе.
  Вздохнул, дернул шуфлятку, извлекая цилиндр жестяной банки энергетика. Мысленно попенял себя за образовавшуюся вредную привычку, попутно во всем обвинив Славика. Это с его плохого примера, я заразился. Вернулся к любованию природой, упер большой палиц в крышку, медленно потянул флажок указательным пальцем, слушая тихое шипение.
  Когда вся это буча с допросами и следствием закончилась, меня вызвал к себе Главный (это была наша с ним первая личная встреча). И без лишних слов предложил, заняться снабжение поселка топливом для обогрева помещений. А проще говоря, запасом дров, угля, газа, и гранул, в общем всем что может гореть и обогревать. Я согласился, и в этот же день был отправлен в новый кабинет, занимаемый ранее Славиком. Для составления плана снабжения и складирования. Спас меня тогда опыт мародерки, тут по сути тоже самое, только узко направление. И мне кристально ясно, получил я назначение на эту должность не из-за моих талантов или сверх ума и полезности. Нет, причина проста, Главному как воздух необходимы лояльнее люди, проверенные и те, кто точно не предаст. Они от того и мурыжили меня первые дни, чтобы с гарантией быть уверенными в моей надежности. Было потом и еще пару проверок, от местного гебиста Старастина. Но про это вспоминать не хотелось.
  Очень плавно, но быстро ко мне присоединился Рома, став правой рукой. Прошлая его команда, полным составом отправилась в Финляндию в поисках лучшей жизни, как им пообещали Белорусы на Зомбо-даве. Более воевать ему не хотелось, а идти в пастухи, и трактористы душа не лежала. А мне тоже люди нужны, верные и проверенные. Олег с компанией так же привлек к делу.
  К слову, половину на мародереного по собственной инициативе отдал поселению. И тут ровно две причины первая: людям действительно надо газ, и инструмент, а у меня это на складе пылиться. И второе: быть "кулаком" в наше время дело не тот что не благодарное, а крайне рисковое. Тут иногда думать надо, как свою и близких жизнь спасти, не говоря уже про награбленное. Большие материальные блага, требуют хорошую защиту, а у меня этого и в помине нет. Так что отдал излишки и был этому рад. Михалыч несколько не возражал.
  С ним у нас отношения разладились, не было ссоры или обоюдных упреков. Просто перестали общаться, здороваемся, задаем дежурные вопросы, и расходимся, а последние несколько дней так и вообще не виделись. Он погряз в стройке, не зря же мы столько инструмента отдали. От вдовушки он ушел, как я слышал сам, никто его не гнал. Но тут же нашел другую, вертлявую молодку тридцати лет (говорю, как бывалый старик, а самому едва больше двадцати). Не про какие чувства и речи не идет, просто взаимовыгодное сотрудничество, ему нужна женская забота, ей надежный спутник и уверенность в будущем.
  По началу думал, он винит меня в смерти Коли и Петра, но позже понял, все наоборот, он на себя возложил эту тягость. Ведь это он заставил парня ехать с нами, и он настоял на пути через Огре. Я пытался поговорить с бывшем другом, объяснить, что тут нет ни чей вины. И вообще он нас спас, но сделал только хуже. Он окончательно замкнулся и отстранился.
  И ведь я не врал, если бы не он, мы бы там все полегли. Тогда в машине он сказал, чтобы я вышел. Хотя по всем правилам, не должен был покидать место водителя. Не послушай я его, то скорей всего погиб за места Лизы, и тогда Рому бы сожрали в подвале, а Михалыча с девушкой тварь бы добила сразу после меня. И как итог, мутант еще большего размера. Да и тем шустрикам, тоже мясо досталась бы, и неизвестно сколько бы еще людей погибло. Вот и получается, его ошибка спасла не только нас, но и еще неизвестно сколько человек.
  Мне повезло убежать в открытую дверь подъезда, и так же повезло убить морфа. Повезло настолько, насколько не повезло Коли и Петру ехать в головной машине. Их смерть это всего лишь стечение обстоятельств. Они, я кто угодна в этом мире может погибнуть, совершено случайно, от укуса крысы в ночи. Эти мысли пугали, но выбора все равно не оставалось. Либо принять и так жить, либо в петлю.
  На могилы к друзьям я сходил лишь раз, поздно вечером и один. Я еще не готов спокойно воспринимать их кончину, а ковырять заживающую рану не хотелось.
  - Ая яй, спим на рабочим месте, - за спиной неожиданно раздался женский голос, с нотками порицания и насмешки.
  - Я не сплю, я мыслю, - занудным тоном, отозвался я.
  - Ну предположим, я тебе верю, - легкие шаги, едва уловимый аромат духов, и теплые девичье руки оплели шею, поцелуй в щеку выбил из меня улыбку, - только когда тебя застукает Слава, ты что-нибудь по убедительней придумай. Ок?
  - Ты вроде должна сейчас трудить на благо народное. Времени полдвенадцатого еще только.
  - Ох, Игорек как получил повышение, стал таким занудным. Вот уйду я от тебя... - повисла пауза, словно она действительно перебирала варианты.
  - Пока ты не придумала к кому идти, давай пообедаем.
  - Ни честно играем Соколов. Это путь к мужчине лежит через желудок, а не наоборот. А девушки любят чтобы их холили и лелеяли.
  - Понял, исправлюсь. Так едим?
  Она с явно неохотой отстранилась от меня, я развернулся на стуле, попутно поставив банку на стол. Яна, по случаю хорошей погоды, одела легкое платье, бежевого цвета, едва доходящее до колен. Декольте в меру глубокое, но достаточное, чтобы притянуть взгляд. Она шагнул назад, я поймал ее за талию, настойчиво притянул к себе.
  - Чтобы ты не задумал, нет, - твердо заявил моя девушка, но отстраняться не стала, и провела по короткому ёжику волос пальцами, мне же пришлось увести свои руки с ее бедер, назад на талию, - Игорь только не здесь. Давай ты завтра истопишь баню, и я так уже и быть составлю тебе компанию.
  Я вздохнул, силясь унять внутренние желание раздеть ее и... да вот что значить не регулярный секс на втором десятке лет. Вроде сидел только, мысли всякие не приятные в голове вертел, а стоило милой девушки обнять, да постоять рядом в коротком пальтеце, как я уже голову теряю. И думать начинаю совсем другим местом.
  - Но завтра ни какие отговорки не принимаются, - я строго погрозил ее пальцем.
  - Ладно пошли, а то ты меня сейчас глазами разденешь, и куда мне тогда деваться, - она провела рукой от груди до бедра, я было приподнялся со стула, как она ловко выскользнула в коридор.
  "Так и кто у нас сейчас дома? Только Мария Петровна. Она у человек понятливый, на стол накроет, и пойдет чаевничать к подружкам"? - идя по коридору размышлял я.
  Быстро спустился по ступенькам, толкнул дверь, скрипнула тугая пружина. Оказался в фойе разделённым несколькими перегородками, за одной сидела тетя Люба, вроде как консьерж, отсеивала лишних, далее закуток из брони стекла уже для охранника. Теперь так просто сюда не ворвёшься. Учимся на ошибках. На гардеробной стойке валялся Братан, открыв левый глаз, зафиксировал меня, протяжно зевнул. Перевернулся на живот, сладко потянулся и спрыгнув посеменил как самый обычный кошак, в мою сторону. Скоро сытая и спокойна жизнь в конец превратит его из боевого товарища, в типичного котика, мурлычущего под рукой.
  Яна уже выскочила на улицу, я поспешил следом. Оказавшись на широк крыльце, еще раз порадовался одетым с утра джинсовым штанам и майке, погода во всю стремилась к июльской жаре. После вчерашнего дождя воздух был тяжелым и сырым, но это я думаю к пяти вечера исчезнет. Слева возле елок неспешно курили конторские работники, ведя монотонную беседу. Прямо возле доски объявлений, стоя парень и что-то оживлено читал, верней искал нечто конкретное. Еще месяц назад повесили, между старыми кирпичными столбами, новую фанерную доску. И теперь каждое утро размещаем объявления и актуальные новости. Никакой желтухи по типу кто с кем и как часто. Там по большой части, все про трудовые успехи, людям это куда как больше интересовать, чем сплетни.
  Не скрывая улыбки медленно спустился вниз, мельком глянул на стоящих справа в полукруге парней в форме Саргов. Хоть и мазнул взглядом, но отчетливо заметил выражение лица одного из парней. Голодный оценивающей взгляд, хозяина что вот-вот получит желаемое, ему только и осталось шевельнуть пальцем. Я остановился и уже более внимательно посмотрел на паршивца. Так и есть, руки уложены на весящим на груди автомате, плечи чуть назад, голова оценивающе наклонена в бок, губа нижняя поджата, и похотливый прищур. Я даже не стал прослеживать его взгляд и так ясно, он пялиться на мою Яну.
  Внутри что-то шелохнулось. Ревность к этому? Точно нет. Тогда что? Нечто, что можно назвать достоинством или даже честью дамы. Да и вообще какого хера этот мудень пялиться на мою девушку. Ярость резко сменилась холодным расчетом, и трезвостью ума. Драться не хотелось, но и спускать такое не допустимо.
  - Слышь, - не доходя пары метров до мерзавца, заговорил я, - не хорошо вот так пялиться на чужих девушек.
  Их трое, все в форме, и при оружии, а мерзавец вызвавшей мою злобу, высокий крепко сбитый, лицо смазливое, даже почти наголо бритая голова не портит впечатление.
  - А ты кто такой? - мои слова явно сбили его с толку, и он не сразу среагировал.
  - Я ее парень. И мне не направиться, когда так на нее смотрят. Понял, - и откуда только взялась это наглость гопника. Я нарываюсь с цель набить ему морду? Вполне.
  Слащавый прошелся мне взглядом по мере созерцания переходящим от оценивающего к снисходительному.
  - А если нет. То, что? - бросил будто бы вскользь, словно зная ответ, или же те последствия что последуют за не правильным ответом.
  - А то что я тебе нос сломаю, а потом ногу прострелю. Или наоборот, как пойдет, - внутри росло чувство правильности и необходимости моих действий.
  - Хе Дэн, я же говорит, тут скучно не будет. И на телку посмотрели и этого сейчас... - послышался глумливый голосок одного из подручных заводилы.
  Мудень расплылся в улыбке, медленно передал автомат близь стоящему, и выйдя из полукруга, развел руки, приглашая меня к драке. Вот так просто и без лишних слов.
  - Что крыльями машешь забыл, как извиняются? - драки не избежать, а мои слова преследуют только одну цель, вывести этого хлыща из морального равновесия.
  Он усмехнулся, и плавно абсолютно естественно принял бойцовскую стойку, что-то вроде кик-боксерской, одна нога вперед, другая подогнута, кулаки к подбородку. Блин да у нас тут боец. Атаковал он без раскачки, и как-то вяло, словно в начале тренировке. От первых двух ударов кулаками я уклонился, но боковой с ноги в корпус пропустил. Тут же сбилась дыхание, хотя боли особой не почувствовал. Он резко качнулся в сторону выкинул ложный удар, и легко пританцовывая зашел с другого боку. Рисуется мразь.
  - Еще раз рыпнешся и ногу прострелю, - холодно заявил я.
  Победить его врукопашную не было ни шанса. Сразу вспомнились разборки возле ночных клубов, из той жизни, когда вот такие дерзкие спорцмэны кикеры, борцы, нарывались на простых ребят и после вызвали разобраться, но "честному" раз на раз. Само собой, ни о кой честности там и речи не шло. Эти придурки просто упивались своей силой и властью над обычными людьми, ведь по большому счету их в секциях учили приемам, а не уму, чести и понимаю, что сильный должен защищать слабого. Вот и этот оценил меня и поняв, я не представляю для него угрозы, а значит надо забить и поставить на место. Несколько не заботясь кто прав, кто виноват. А такое поведении нельзя спускать, иначе согнут и сломают, загонят в состоянии прислуги.
  - Давай Дэн, сломай его, - вот и публика, вот и болельщики.
  Противник резко сократил дистанцию меняя стойку, и ударил в грудь, да так что и не понял откуда пришел удар.
  - Ты у меня сейчас, свои слова вмести с зубами проглотишь, - с издевкой проговорил он, и ударил по ноге я потерял равновесие и рухнул на асфальт, боль в плече, челюсть щелкнула, руку выставить даже не успел. Он отошел назад и показал пальцами, чтобы поднимался.
  Комок шерсти шипит рядом, придавил его ладонью успокаивая. Хорошо так мы и поступим.
  Оперся на ладонь, подогнул колено и одним рывком поднялся, чуть качнулся, ловя равновесие. МПМ в правой руке, извлек его из поясной кобуры на чистых рефлексах, большой палец опустил флажок предохранителя, левая рука со щелчком передернула затвор.
  Стоит лыбится, не верит, что буду стрелять. Ведь он военный, сила, он альфа, он приходит и берет, у него право стрелять. Он принял правела мертвого мира, но из-за скудности ума не смог применить их к себе. Не верит, что тот, кем вытерли асфальт отважиться выстрелить. Улыбка стала еще шире и глумливее, но все же он покосился на приятелей. Их двое, у них автоматы. А у меня умение и желание стрелять, и право отстаивать как свою и что не мало важно Янену честь. Да ту самую честь, что в прошлой жизни никто кроме как со смехом и не упоминал.
  Он дёрнулся, я плавно потянул спусковой крючок, два выстрела: первый, как и обещано ушел в ногу, и только чудо не позволило мне перевести второй на голову, и он ушел в сторону. Хам упал на асфальт, я же перевёл дуло пистолета на его подпевал. Те стоят, разинув рты, ни одной попытки уйти с линии огня, или схватиться за оружие. Тот что призывал меня ломать, перевел с раннего на меня испуганы взгляд, в ожидании команды.
  - Лечь, руки за спину, - гулко приказал я.
  Раненый матерился в натекающей крови, и как это водиться в подобных ситуациях, пообещал меня убить.
  - Ну, - рыкнул я на замершую парочку, те очнулись и разом ухнули вниз, бренча оружием.
  Я опустил ПММ, но убирать в кобуру не стал. Выдохнул, вопросов о правильности своего поступка не возникло. Быть забитым хамлом на глазах любимой, это уже не мой случай. Я буду защищаться всеми доступными способами.
  Народ вокруг разошелся, часть обнажило оружие, но никто пока не бежал заламывать мне руки. Возле угла здания показалось движение, в мою сторону быстрым и упругим шагом двигался Магрин, лейтенант Саргов. Вот с этим уже не повоюешь, профессионал до корней волос, с таким надо говорить, а не как не стрелять. Макаров ушел в кобуру, я приготовился давать словесный отпор. Появление представителя власти разом успокоило людей. Но расходиться те не спешили, они с интересом ждали окончания неординарной ситуации.
  - Этого в лазарет, других в изолятор, - проходя мимо лежащих, сказал летеха, - а вы там давайте по рабочим местам.
  Вроде слова в мою пользу, но расслабляться рано, может он нас всех арестует до выяснения. Магрин приблизился и неожиданно протянул руку, поздоровались. Смотрит сурова, но таким меня не продавить, я с зомби в гляделки играл, живого уже точно не испугаюсь.
  - Не держи зла на этих, - спокойно сказал он, - они дибилы.
  Я кивнул, врать что все забыто не стал, после вздоха лейтенант продолжил.
  - Я разберусь, - развернулся и пошел назад к УАЗику, куда грузили арестованных. Раненого перевязывали тут же на месте, до приезда скорой.
  Хм, и не каких вопрос чего стреляя, и кто виноват. Или у меня очень большой кредит доверия, или же он все видел, с самого начала. Думается ответ на эти вопросы я получу в самое ближайшее время.
  Я молча направился к своему РАФу, едва не ежась от взволнованных взглядов окружающих. Втиснулся на водительское сидение, захлопнул дверь. Яна нежно поцеловал меня в щеку. Слова были лишние, мы оба понимали, я поступил единственно верным способом. Завел машину покатил на обед, Братан озлобленным ершом сидел на заднем сидении. Но утолить голод получилось лишь к часу дня, ибо дома никого не оказалось, а терять время на заполнение желудков съёмным, мы посчитали лишним. Другие желания были куда как приоритетнее.
  Пока уминал остывшую жареную картошку, с селедкой да маринованными огурчиками, размышлял, чем мне выльется стрельба в центре поселения. И тут как не смотри, а ничего кроме устного выговора, возможно строгого, меня не ждет. Ведь я был в своем праве. Самооборона как она есть, отношения с Саргами под портились, но это дело поправимое. Явно салагу подстрелил, а не как не бывалого бойца. Но это не самое важное, куда более интересно почему лейтенант не вмешался и не разнял драку, в самом начали. А пришел только после стрельбы? И случайно ли эти бойцы там стояли?
  - Так стоп, - одернул я себя в слух, не следует впадать в паранойю, нужно все тщательно разузнать и только потом делать выводы, а не наоборот, погонять их под свои размышления.
  Я едва успел допить кофе, как пришла наша хозяюшка, и в свойственной ей манере, через упреки и ворчание выгнала нас на работу. Пока парковал машину, глянул на почти замытое пятно крови, возле стенда заметил на стоянке хмурого Рому. Быстро высадил Яну, проследил как она словно школьница бежит по ступенькам, улыбнулся. Не следа от пережитого стресса. Повезло мне с ней. И только потом подъехал к напарнику.
  - Все хорошо, - миролюбиво проговорил я, вылезая из машины.
  - Что случилось? - мои слова, воинствующий вид Ромы не изменили, руки на груди, брови насуплены, на водительском сидении виднеется автомат. Олег с Эдгаром на заднем сидении с хмурыми лицами. Ох, и всполошил я людей.
  - Парни, вы что воевать собрались? - больше шутя, чем серьёзно спросил я.
  - Ты рассказывай, а там решим, - не унимался Рома.
  - Вы двое вылезайте, а то оттуда плохо слышно будет.
  Когда все оказались снаружи, я подпер бок машины, дождался пока все подкурят сигареты и только потом поведал цепь событий, про мотивы и последствия тоже упоминал.
  - Хм, правильно, - когда я умолка, сказал Олег, и все заметно расслабились, - сейчас Марис приедет, прояснит что там у Саргов.
  Марис недели две как ушел от нас к военным, если Рома устал от войны и его тянула на мирные профессии, то Марису наоборот, хотел приносить пользу отечеству с винтовкой в руках. Мы его проводили, заверив что никто обиды не затаил и предателем не считает. Хочет человек рисковать жизнью, как говориться: нет препятствий патриотам. Да и свой человек в их структуре нам тоже нужен, что греха таить. В слух про это никто не говорил, но все держали этот факт в уме.
  Покурили в молчании, как обычно, все активно я пассивно.
  - Ты список составил? - вспомнил я, про свое поручение.
  - А? Нет. Тут такая ситуация, не до него было.
  - Понимаю, - у меня тоже имелись вполне приятные причины, забыть про работу, - сам забыл. Но я вот до чего тут додумался. А что, если взять не товаром, а людями. В смысле трудо-часами. По осени у нас заводик намечается к открытию, так там люди точно нужны будут, а за пол цены так и особенно.
  - А это идея. Только ее надо к цифрам каким-то привести и можно идти к Вячеславу.
  - Вот ты этим и займёшься, а я с парнями скатаюсь гляну, что там у нас с углем.
  Через пять минут из елок вышел Марис, быстро нашел нас взглядом и не спеша подошел, подкуривав на ходу сигарету. Мои парни тоже потянулись за отравой. Ведь курили только, а нет коллективный разум, один начал все присоединились. Поздоровались.
  - В общем на тебя парни зла не держат. Ты там правильно поступил.
  - Хм, интересно, один их них на меня напал, а теперь они зла не держат.
  - Ну, - тут же смутился вояка, - в смысле. Все всё поняли, и никто мстить не будет, и это... косо смотреть тоже. А этих троя сами виноваты и их уже выгнали с позором. Осталось только бумаги оформить, и прилюдно объявить.
  - Нда, и откуда они такие ушлые взяли? - опередил меня с вопросом Олег.
  - Да из нового пополнения, в одном призыве со мной были. Повоевали чуть, вот и возомнили из себя не весть что, - и он как-то сразу поскучнел, - сейчас капитан нам весь мозг отымеет, о чести и достоинстве солдата, и закрепит всё это трудотерапией.
  - И правильно сделает, - буркнул Рома.
  На что Марис лишь вздохнул и глубоко затянулся, докуривая сигарету до фильтра. Если и скользнула жалость к парню, то самую малость. Ведь политинформация бывает по важнее чем физ. подготовка. Когда в армии полно надутых индюков с завышенным самомнением - это всегда к беде.
  - Ладно пошел я, - буркнул Марис и трусцой побежал в сторону елок, там скоро тропа народная образуется, хотя удивляться нечему путь то короткий.
  Мы тоже более не задержались, Рома ушел в конторы переводить тонны угля в человека часы. Мы же покатили на инспекцию. Дело это хоть и нудное, но крайне важное, надо понимать сколько у нас чего, как храниться и как быстро мы это сможем доставить.
  Мир после беды потихоньку начал стабилизироваться. Налаживается инфраструктура и общественные связи с другими поселениями. Все в основном по радио волнам, но и личные встречи имеют места быть. С теми бандитами, что я воевал, поехали разбираться не наши, а вояки с ГЭС. Как никак их территория. Мы лишь наводку дали. Те разведали обстановку, и ночью почти без единого выстрела взяли бандитов. Это мне голову пришлось ломать, как убить урода, а спецы сделали все быстро четко, и просто. Вот что значит уровень и подготовка. После как-то Славик обмолвился, будто они про этот поселок и знать не знали, ибо людей у них мало и патрулировать территорию как мы, они себе позволить не могут. Пока на словах договорились об взаимно выручке, и не только с ними. А объединяться было против кого.
  После разгрома котеджных, к ним приехал Гунар с братвой права качать, по типу наших верните и контрибуцию выплатите. А иначе, он пацанов с Вольного города кликнет, они тут все в щепу разнесут. ГЭСовские на такое обиделись, и выразили свое мнение через крупно пулемётную очередь. Но каким-то чудом Гунару удалось уйти, хотя его братка остались напитывать землю своей кровью.
  И пустым трепом слова этого борзого пахана, не назовёшь, Вольны уже сейчас сила, и если они объединяться в одну орду, то бед наделать могут много, очень много. Этой осенью они, пожалуй, в набег не пойдут, перезимуют на жире мёртвого мира. Но в следующем уже наверняка. Ресурсы у них изрядно под точатся, ибо там экономить не умеют. У нас под эту проблему целый штаб организован все думают и решают, и пока света в конце туннеля не видно.
  Вернулся домой уже в сумерках, голова от усталости гудела, а ступни горели от нескончаемой ходьбы. Надо искать обувь по удобнее, а то берцы сейчас вообще не вариант. Но это все самообман, какой раз себе говорю, найди нормальные кроссовки. А поутру все равно ноги в эти кожаные кандалы сую.
  Ужинали в троим, мама осталась ночевать в общежитии при школе, забота о детях ее не тяготит, а даже на оборот, заставляли чувствовать себя полезной нужной и главное живой. Доев картофельный суп, Мария Петровна поставила тарелку в раковину, и тяжело шаркая направилась в свою комнату, закрыла дверь, следом послышалась шум задвигаемой щеколды. Теперь только так, у нее возраст и болезни, а внезапная смерть может убить не только нас, но и еще с десяток людей. Задвижку она сама попросила поставить, прекрасно понимая риски, что несет ее возраст.
  Справившись со своей порции, закинул тарелку в общую кучу. Мыть посуду под светом свечи не самая лучшая идея, так что оставим столь не приятное занятие на утро, когда солнце даст нормальное количества света. Яна уселась на против, пододвинула к себе уже остывший чай, как-то тяжело вздохнуло словно собираясь с мыслями, но так ничего и не сказала. Помолчали девушки еще раз вздохнула, и скорбно проговорила.
  - Дурак ты Соколов. Вот посадят тебя, что я буду делать? - голос серьезный, вот только тело расслаблено, и голову наклонила чтоб челка пол лица закрыла, явный признак, шутит.
  "Может предложение руки и сердца сделать?", - внезапно объявилась, казалось бы, из не откуда, занятная мысль. Хм, так под это дело кольцо нужно. Значит завтра же - это ювелирно изделие из запасников вытащу, хватит ему там пылиться. В место важного вопроса, сказал глупость.
  - Тогда ночь в побег, - я так же старался говориться серьёзно, - оглушим часовых, через забор и в лес. Там построю шалаш, и мы заживем счастливо и независимо.
  - Да ну тебя, - не весело отмахнулась девушка, - трудно было подыграть?
  - Нет. Но надо жить честно и по правде, - продолжал ерничать я, серьезным голосом.
  - У каждого своя правда, ты по чьей предлагаешь жить? - с язвила она.
  - По нашей, по самой правдивой правде, - и уже после без всякого дурачество спросил, - думаешь проблемы из-за стрельбы будут?
  - Да, - и умолкла, будто этого достаточно.
  - Ну не томи давай подробностей, - я придвинулся и поцеловал ее в разгорячённую щеку.
  - Не хорошо стрелять по людям, - она даже рукой махнула в полумраке, - тебе выговор светит, но воякам больше достанется. За произвол. Надо им напомнить, что мы все одно общество, и преследуем одну цель. А то еще скатимся до военного диктата, никому тогда жизни не будет. В общем увидишь.
  Закончила она говорить, совсем уже серьезно и понуро. Похоже я своим ерничество сбил ее с настроения.
  - Пойдем спать. Утро оно как известно мудрее вечера.
  Легли как уже стало привычно на пол, бабка топила со страшной силой, и уговоров наших не слушала. Яна вертелась, вздыхала силясь что-то сказать, но так и не решаясь. Лучше утром спросить, а то мы сейчас оба устали и чуть раздражены, а там одно не так понятое слово и вот она сора. Сон навалился на сознание, черной патокой, давя и путая мысли.
  Резко бахнуло, выбивая меня из полудремы. Автоматная очередь адовым демоном разорялось над головой, битое стекло ливнем осыпалось сверху, я машинально скатился в бок, приживаясь к батарее. Зомби? Мутант? Атака. Мля оружие, пальцы проскребли по голому бедру. Треск за окном усилился, Яна едва уловимым силуэтом пробует вскочить. Схватил ее за руку, и без лишних церемоний дернул вниз, заваливая на бок. Прижал к себе трясущееся тело. Шум утих, гул в ушах усилился, и удары сердца отзывались в висках, оглушительным грохотом. Подгреб под себя девушка, перелез через нее, и извиваясь как змея, пополз к беспечно лежащему на журнальном столике автомату.
  - Успею. Успею... - слово под каждый гребок локтем.
  Пламя вспыхнуло в окне, звук бешеным зверем заметался в комнате, кровать отозвалась десятком взрывов. Я снова вжался в стену, не смея поднять руку. И в разгорячённым адреналином мозге ледяным айсбергом стояла мысль, он нас не видит. Вражеское орудие умолкло, я встал на колени схватил АКМ, упор в плечо, резко выглянул в окно, готовясь уйти в любую секунду с линии огня. Лунный свет выхватил убегающую фигуру в глубь сада, возле окна никого не было.
  - Сука не уйдешь, - сквозь зубы просипел я, и уже громче, - жива.
  - Да, - спустя бесконечно долгую секунду, отозвались с пола.
  - Проверь бабку, я скоро, - сбивая крючке держащие ставни проговорил я.
  Кто, зачем и почему, сейчас не важно. На эти вопросы я получу ответ в любом случае. Сейчас надо ловить урода живым, только живым. И главное быстрее Саргов, а то этот может и убиться об них, ему так и так уже не жить. Створка окна отварилась, я вывалился наружу.
  Не состоявшейся убийца явно побежал до конца сетчатого забора, а после куда повернул? Направо, там ближайшие деревья, не в поле же ему уходить. Пробежал к бане, нещадно давя мамины цветы, тормознул возле края. Силясь найти взглядом фигуру. Что-то мелькнуло в прогалине меж деревьев. Значит, я все правильно рассчитал. Теперь вперед, ногой на пень, следом на стол стоящий в притирку к сетке рабице, прыжок, и вот я приземлился в рыхлую землю соседского огорода. Далее по грядкам ближе к деревьям.
  Ближайшее окно дернулось тусклым светом, словно вторя ему тем же отозвались и другие окна домов. Народ проявляет гражданскую позицию, реагируя на выстрелы, не сидением в тишине, а активными действиями. Как же это все не к месту. Сейчас по выскакивают, и все начнут оружием угрожать и заставлять носом землю нюхать. Им сейчас абы кого поймать, а уже потом разбираться. А мне нужно эту мразь взять. Так что ускоряемся. Пересек подворье между садом и домом. Так, где он? Ага, свернул в поле, теперь его вроде как от моего дома и не увидишь, и нацелился урод прямиком к строительной технике, возле не достроенной стены. Я приготовился стрелять, но тут же передумал, не из-за человеколюбия. Днем и за меньшее в человека пулю пустил. Нет, тут страх убить ненароком, а мне еще нужно из него сведенья вытянуть, да на пяток вопросов получить ответы. Трупом он мне совсем не нужен, пока. Где-то вдалеке глухо, но тревожно завыла серена, послышались мужские голоса.
  Если меня сейчас заметят, то точно задержат, а этот уйдет. Я едва вижу его тень в поле, а мужики и вовсе не обратят внимания. Надо бежать. Сорвался на трусцу, чуть забирая левее, идя на перерез не состоявшемуся убийце. Страшно ведь, у него автомат, а если развернется полоснет огнем, мне конец. Ладно, как только замрет, сразу падаю на землю и стреляю.
  - Вон он, - донес ветер, чей-то озлобленный голос.
  Как же хренова.
  - Стой сука, стреляю, - заорал я во всю мощь легких, и дал короткую очередь даже не близко в направлении беглеца.
  Тень дернулась и завалилась, правильные рефлексы у мрази. Я согнулся и продолжил бег по намеченной траектории, не сводя взгляда с места куда упал урод. За спиной заорали уже на три голоса. Что, не понять, да и не важно. Так этот не стреляет, либо ствола с собой нет, либо выжидает. Поди знай. Пробежал метров с двадцать. Замер. Где же ты скотина. И тут скорей почувствовал, чем увидел, в траве движение. Ползет змеюка. Уже не уйдет, со спины народ бежит, тут как не ползи все едино не успеешь. По лицу ударил прожектор фонаря, я вздернул руки вверх, и сразу упал на колени, сокращая площадь обстрела.
  - Он там, - заорал я, махая рукой в сторону, где мне показалось шевеление, - он там ползет.
  Метров в десяти от того места, где я показывал, поднялась фигура и побежала.
  - Живым, - орал я, срывая голос.
  Беглец и не помышлял отстреливаться, он все поставил на одну карту, бегство. Но я четко понимал, не уйдет, его нагонят, тут без вариантов. Через минуту ко мне приблизилось двое, светя фонарями в лицо, руки я держал на виду, автомат давно покоился в траве.
  - Мужик хорош, я свой, - проговорил я, щурясь от яркого света.
  - Разберемся, - сухо ответили мне.
  Через пару секунд я заметил, как беглеца сбили с ног, и мелькнувший в свете фонаря приклад, явно давал понять, что там подавили все признаки сопротивления в самой жесткой форме.
  Тут же ушло напряжение, и пришел холод, от легких порывов ветра и сырости земли и еще неожиданно образовалась легкая неловкость, за свой внешний вид. Стою на колониях в одних трусах, еще и грязный как черт.
  - Мужики можно встать? - спросил я, смотря как по полю несется внедорожник, полосуя тьму светом фар, и добавляя красок проблесковыми маячками.
  Машина резка затормозила, разрывая колесами траву, дверь открылась свет в салоне зажегся, освещая хмурое лицо, лейтенанта Андрей Ивановича Старого, что заведовал у нас отделением полиции. Он приблизился ко мне, подал руку помогая подняться, и голосом полным безысходности спросил.
  - Соколов что опять?
  - Убить хотели, - на удивление спокойно ответил я.
  - Как твои?
  - Мать сегодня ночевала в детдоме, Яна жива, хозяйка дома под вопросом, - четко отрапортовал я.
  - Тогда давай к своим, проверь как там... и через час к Клещу на допрос, - устало проговорил он, и следом громко и бодро, - Софин, доставить пострадавшего домой, а после ко мне. Ты это только матери сейчас ни о чем не говори, лучше завтра и по мягче.
  Я кивнул. Вот так, вес я посёлки приобрел и не малый, на слова верят, что я не причем. Понятно дело допросы и следствие будет, но никто меня за подозреваемого не держит. Хотя, чему я удивляюсь, все закономерно, сначала ты работаешь на репутацию после она на тебя.
  Совсем еще молодой парень чуть ли не младше меня на пару лет, лихо козырнул, и расторопно открыл дверь. Мы с лейтенантом оба недовольно вздохнули. Такая услужливость коробила.
  Парень лихо довез меня до дома, в каждом окне горел свет, остановил возле нашего "рафа". Зайдя на кухню меня встретила плотная завеса из запаха корвалола и валерьянки. Обе женщины сидели за столом тиши травы, нижи воды.
  - Как самочувствие? - вкрадчиво поинтересовался я.
  - Плохо, - за всех ответила Мария Петровна, - но жить будем. И ремонт... надо делать.
  С ней все понятно в шоковом состоянии, глянул на Яну, спокойна как памятник на площади после бури, такая же чистая и отрешённая. Целы и хорошо, а остальное все по утру.
  - Я тогда мыться, и поеду разберусь, что это за мразь, стрелять решила среди ночи, - получив сдвоенный кивок, направился в баню, прихватил с собой чистое белье, и пару рожков с патронами.
  Пока мылся все думал, за что мне все эти напасти. Пока бегал воевал, на адреналине все казалось не реальным. А дома при женщинах следовало держать лицо, и маску невозмутимости. Но в полумраке и наедине меня накрыл отходник, руки затряслись и грудь завило, так что вздохнуть едва получалось. Меня хотели убить в родном доме. Как дальше жить? Где-то место, что можно назвать безопасным? Нет такого. И... и надо его создать? Вопрос был настолько понятным и жизненно утверждающим, что весь ужас ушел. Надо жилы порвать, но добить того чтобы в поселки дети могли гулять без пригляда. И отговорки по типу - это не моя стезя, более не должны ни то что звучать, но и в мыслях не допускаться. Жизненная установка выбрана, а детали уже обдумаю в более приемлемых условиях.
  В общей сложности, за полчаса справился с помывочным процессом. И так же устаканил мысли в голове. В том числе по поводу, кто это решил радикальным способом сократить мой срок жизни. Получилось несколько вариантом, но все сильно притянуты за уши. Первый вариант: это утренние пацаны решили отомстить, второй: конкуренты из прошлого, что хотели бизнес отжать, третий: просто псих завистливый. Сейчас съездите в отделение и все станет кристально ясно. Клещ этого отморозка расколет, тут к попу не ходи, сейчас нет визжащих адвокатов о правах заключённых, либеральный ценностях.
  В отделение прибыл быстро, находилось он все в том же здании конторы. Отметился у дежурного в фойе и далее был препровождён, по освещаемы фонариком коридору к допросному кабинету. В прихожей горела лампа дневного света, явно запитанная от генератора. Парни из близь лежавшего ГЭС, как и обещали подачу электричества обеспечили. Правда пока с восьми утра, до восьми вечера. Но и это при нашей жизни очень даже хорошо. Молодой и бодрый сопровождающий ушел, оставив меня сидеть на пластиковом кресле в ожидании, более сведущих людей. За плотно прикрытой дверью, слышалось глухое бормотание, вставать и подслушивать я счел нижи своего достоинства. И так скоро все узнаю.
  Не прошло и десяти минут, как дверь отварилась, и ко мне вышел Клещ собственной персоны.
  - О, ты уже здесь, - флегматично заметил он, - пойдем ко мне поговорим.
  - А этот? - я махнул рукой, в сторону двери.
  - А этот уже и так рассказал больше, чем мы спросили, - сбился с шага, следователь, хмуро посмотрел мне в лицо, - или ты хочешь ему морду набить? Так мы не против.
  Я на несколько секунд задумался.
  - Бить не хочу, - тут я не лукавил, первоначальная злость улеглась, а ломать пальца об это ничтожество не хотелось, ведь если начну, то пока не забью насмерть не остановлюсь, а парни если и оттянут, то явно не сразу. Похоже тот мертвяк из подвала основательно переделал мне психику, стою спокойно рассуждаю про не состоявшегося убийцу, в место того чтобы с пеной у рта бить его головой об стол, - убить хочу.
  - Это позже и закону. Объявим приговор и вздёрнем в петле, на центральной площади. Закон должен быть неотвратимым и наглядным.
  - Тогда хоть посмотрю на него, - и без спроса двинулся к двери.
  Толкнул створку, давая мысленную установку держать себя в руках.
  - ... вы да, вы все, вы все мертвые люди. Вы умерли для этого мира, вы корм, вы мертвые люди... - лысый парень лет двадцати пяти с оттопыренными ушами, в одной майке, и скованными за спиной руками, кричал на безразлично взирающего на него молодого следователя. Мое появление никак не повлияла на его экспрессивную речь. Похоже урода зациклило, такого и бить уже нет смысла.
  Закрыв дверь, обернулся к Клещу.
  - А он вообще вменяемый?
  - Завтра будет. Есть методы. Идем?
  Кабинет у Валерия Никифоровича выглядел уютно и обжито, и это, не смотря на кипы бумаг возвышающуюся на табурете возле окна. На столе кроме письменных принадлежностей и закрытого ноу-бука ничего не было. За окном алел рассвет, и света от одной настольный лампы хватало для простого разговора. Хозяин кабинета склонился к тумбочке, открыл дверцы, послышался треск электричества, и кофеварка отозвалась мелодичным писком и блекло оранжевыми вспышками на дисплее. Я же удобно разместился в мягком кресле с высокими подлокотниками, расстегнул куртку, положил автомат на колени. Принялся ждать пока главный следователь закончит свои манипуляции. Кофеварка мерно заработала, следователь уселся напротив меня, отбил хоккейный марш костяшками пальцев, сказал.
  - Спрашивай.
  - Зачем он хотел меня убить? - главное узнать мотив, а уже все остальное вторично, да и само по себе вскроется.
  - Не тебя, Яну.
  - А вот сейчас не понял? - встревожено выпрямился я в кресле.
  Когда хотят убить тебя, это страшно, когда хотя убить близкого это страшно в двойне.
  - Ох. Тут такое дело. Яна твоя... в общем, помнишь случай в школе с зомби.
  - Такое забудешь, - буркнул я.
  - Так вот она этим делом занялась, и надо отдать ей должное очень усердно и въедливо, что и принесло результат. Она вычислила отравителя.
  - Так чего, - тут же возмутился я.
  - Не перебивай, - жестко оборвал меня следователь, - спешить с арестом не стали, взяли эту мразь под наблюдение. Сам понимаешь, эмоции эмоциями, а сообщников вычислять тоже надо. Так что, через неделю мы смогли вычислить еще одного культиста. Агронома Паула, он всегда был со странностями, так что никто не удивился.
  - Это конечно все хорошо, но почему напали на Яну, - холодно проговорил я, непроизвольно сжимая автомат.
  - Понимаешь, - следователь замялся и боязливо покосился на меня, - мы три дня назад, приоткрыли информацию и как выяснилось, сообщник был не один. Им оказался зам. по безопасности.
  Я ругнулся, громко и односложно. Теперь понятно, чего наши силовики не могли поймать этих долбаных культистов. И как им удавалось так ловко сеять панику и ужас в поселении.
  Помолчали. Комната мерно напиталась ароматом кофея, и более его игнорировать не получалось. Валерий встал и суетливо заполнять чашки крепким напитком. А у меня в голове сложилась общая картина действия, простая и от того с большей долее вероятности и имевшая место быть.
  - Давай я кое-что расскажу, а ты меня если что поправь. Когда этот зам. (не имени не фамилии, это субъекта я не знал), понял, что его сообщники вскрыты, то решил их убрать. А за одно и мою невесту. Из мести, как мне думается. Подговорил этого олуха на убийство, благо и повод подвернулся удачный. В меня по утру пострелял, обиженные мстить пришли. После и уже убить его за приделами поселка, ведь он к ограде бежал. Правильно?
  - Нууу в общем да, - я продублировал движение следователя, сделал маленький глоток крепкой обжигающей жидкости.
  - И как они мотивировали этого олуха на столь большой риск?
  - Просто. Обещали превратить в морфа.
  - Охренеть и не встать, - большего изумления в своем голосе я выдать не смог.
  - И не поспоришь. Понимаешь у них вера такая.
  - Не понимаю, - искренне ответил я.
  - Сейчас разъясню, - это не Смирнов, желание говорить про тварей у Клеща не было, - насколько нам удалось понять из показаний задержанного, и общих сведений по расследованию. То выходит следующая картина: некий проходящий у нас под псевдонимом Философ, решил обосновать случившийся писец. Из его больной фантазии родилось следующее. Вирус, что живет уже наверняка в каждым человеке и в каждом живом организме, это новый вид, новый виток эволюции. А мы живые, лишь тормозим процесс развития. Он хочет целенаправленно развить новую цивилизацию морфов, лучшей совершенный вид. Упорядочить хаотичный процесс. Веди чтобы человеку научиться орудовать палкой понадобились тысячелетия, а морфам для того же самого, потребовалось несколько дней. У них эволюция проистекает в миллионы раз быстрее чем у хомо сапеинсов. И не известно, чего они добьются через десятки или сотни лет. А мы в их виденье лишь пища для развития.
  - Примерно про это и Смирнов талдычит, - тут же припомнилось мне.
  - Этот фанатик от науки, и к культистам уже точно не имеет отношения, - может и так, может и нет, но про это я пока промолчу.
  - Пусть так, но зачем людям добровольно превращать себя в монстров?
  - Тут тоже все просто. Морф на первой стадии преображения мало чем отличаться от животных, а вот спустя некоторое время уже проявляет зачатки интеллекта, и даже самосознания, с учетом памяти прошлой личности.
  - Охренеть, - а я уже думал, что более не удивлюсь.
  - Да именно, так, - снова выпили кофе, уже под остывшего, - есть некие исследования, что подтверждают данную гипотезу. Но дальше больше, этот Философ, выработал систему правильного преображения в тварей. Готов? На первом этапе нужно съесть не восставшее тело своей же массы, не больше, иначе мозг сильно отстанет по развитию от тела. Далее нужно свита из мертвяков по шустрее, так морф быстрее вырабатывает навыки коммуникации. И далее есть график подпитки тварей, людьми.
  Мрак и ужас. И откуда такие сведенья взяли? Похоже последние слова я проговорил в слух, потому что Валерий ответил.
  - А Паула нашли записную книжку с подробностями.
  - Его пытают? - вопрос остался без ответа, - а зама. взяли?
  - Возьмем, - вот только сказал он это, через чуть быстро, и наиграно самоуверенно, что не вселяло веры.
  Помолчали, запивая паузу изрядно подстывшем напитком бодрости.
  - Сам Философ уже того, мутировал? - вырвал я первый попавшийся вопрос, из общей каши в голове.
  - Скорей всего нет. Ему важен сам процесс, а не конечный результат. По крайне мере так говорят наши эксперты.
  Маньяка социапата в нашей глуши, только и не хватало. Да и ресурсов на его поимку нет. Влипли.
  - Но думаю, что из нашего края он уйдет, слишком большие риски. Подастся в тот же Вольный, там поле не паханое для таких как он, - тем временим продолжил Валера, - мы про этот культ инфу всем сольем и бандитам тоже. Таких твари не должны убивать людей даже если те бандиты.
  - А как культ называется? - моя кружка с легким стуком примостилась на столе.
  - Мертвые люди, ты же должен был слышать этого припадочного.
  - Да как-то пресно. А где же фантазия "Дети кровавой луны", или "Мертвое око запределья" на худой конец "Вознесённые".
  - Знаешь у тебя тоже, не очень получается, - через кривую улыбку покритиковал меня следователь.
  Валерий предложил еще кофе, я отказался, первой порции хватило за глаза, но следаку явно была нужна большая доза, чтобы разбудить мозг.
  - И как их ловить будем?
  - Хочешь присоединиться? - вяло поинтересовался следователь.
  - Нет. Своих проблем хватает. А вот Яна, как я понял может и поучаствовать, - сказал не просто так, нужно понимать степень ее вовлеченности.
  - Нет, она отказалась. Нашла этих уродов и все. Она больше к административной работе тяготеет, - это хорошо, а то пришлось бы ее как-то отговаривать совать голову в логово психов, - будем проводить следственные мероприятия, и развёртывать агентурную сеть. Эх, только людей у нас мало...
  Снова пауза, он пьет кофе мелкими глотками, я ищу вопросы что успокоят меня, не вовлекая в следствие. Но сознание упорно выдает только один. Когда жить будем спокойно и счастливо? Спросить конечно можно, но вменяемого ответа я явно не услышу. Тут каждый должен сам себе ответить, а еще лучше обеспечить эту спокойную жизнь. Используя все возможные ресурсы, от кулаков, до поселения. В общем одна и та же мысль по кругу.
  - Ладно пойду я, - поднялся, пожал сухую, но крепкую ладонь и вышел.
  Домой возвращался пешком, дергать парня по таким пустякам не стал. Братан беспечной тенью следовал за мной. В рассветных сумерках на скамейке обнаружилась Яна. Закутаная по самый нос в плед, стопы на скамейке и те укутаны, сидит словно рассерженный воробушек. Присел, автомат рядом положил, приобнял девушку, прислоняя к себе. Пока шел домой все подбирал слова, искал правильные предложение и примеры, но сказал банальность.
  - Все будет хорошо, - простые слова, но сказанные с искренней уверенностью, всегда имеют волшебный успокаивающий эффект.
  - Я беременна, - на выдохе шепотом, сказал она.
  В мое мировозрении хлопнула дверь, отсекая ту жизнь с ее проблемами, и открывая просторы для новой более радостной пусть и сложной, и волнительной жизни. Я забрал из ее руки сигарету, раздавил пальцами в труху, и по крепче обнял любимую. Сам же кутаясь в грезы, постройки детской площадке, укрепления забора, и покупки собаки, а то и двух.
  Не каким мы мертвые, а как есть живые, и не сущие жизнь.
  
  
Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) О.Миронова "Межгалактическая любовь"(Постапокалипсис) Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези) В.Кей "У Безумия тоже есть цвет "(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"