Пауллер Олег: другие произведения.

Китира - остров, на котором остановился Одиссей

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ об истории греческого острова Китира


   КИТИРА - остров, на котором остонавливался Одиссей..
  
   1. В составе талассократии.
  
   Согласно археологическим изысканиям первые жители острова появились около 3000 года до н.э. Доминойские палеолитиеские поселени обнаружены в Хоре, Коккале, Митате и Виарадике. Минойские греки появились в медный век( около 2000 года до н.э.) и около 1900 года до н.э. поселились в небольшом поселении Авлемон (Кастри) и занимались добычей порфира -пурпурной краски. Жители острова добывали эту краску из местных морских улиток-багрянок murex, которые к настоящему времени перевелись в водах острова. Багрянка, разлагаясь, выделяет желтоватую жидкость, из которой получаются краски с оттенками от розового до пурпурно-фиолетового. В честь этого продукта своего экспорта остров и получил свое первое название - Порфирусса. Критяне установили широкие торговые связи со многими местностями Средиземноморья. В Эгейском море их торговые фактории возникли на Милосе, кее, Санторине и Самофракии. По традиции считается, что сын Миноса Милит основал Милет. Другие родственники царя колонизировали другие острова. Имя "Миноа", широко распространенное по Кикладам, согласно легендам, давалось местностям лично царем Крита во время его многочисленных морских экспедиций.
   Кифера, как остров расположенный на путях к Пелопонессу, континентальной Греции и Италии, не мог не быть включен в систему передовых постов минойской морской державы. Типично минойские постройки и захоронения, найденные в Кастри и Авлемоне, подтверждают это. Поселение минойцев в Авлемоне имело свое святилище, расположенное на высоте 350 м над уровнем моря, где сейчас располагается церковь св.Георгия. Минойская керамика, найденная здесь, относится к третьему мезоминойскому периоду. Следует также отметить ее связь с сосудами "керни", используемыми во время Элевсинских мистерий. Здесь же обнаружены 170 медных минойских статуэток. Другие предметы, например лампа для ночных богослужений, сделаны из камня - лаконского базальта и критского камня. Исходя из надписи (критское линейное письмо А) храм был посвящен богине плодородия Деметре.
   Следует отметить, что место для святилища выбрано не случайно. С высоты 350 м можно видеть не только берега Пелопонесса от мыса малея до Тайгета, но значительную часть Эгейского моря, которую раньше называли Миртойским. В солнечные дни с горы можно видеть не только островок Антикитиру, но и западную оконечность Крита. Огни святилища играли роль маяка для проходящих мимо минойских судов.
   В 17 веке поселение было перенесено и впоследствии превратилось в важный торговый центр. В это время остров становится якорной стоянкой критских судов на их пути к материковой Греции. Своего расцвета минойская колония достигла к 16 веку до н.э. В 1550 году до н.э. на острове существовало 2 поселения минойцев в Китире (Палеохоре) и Скандее(Палеополисе). Под влиянием минойцев коренное население острова начало строить рыболовные лодки. Поселения были оставлены жителями в середине 15 века до н.э. по невыясненным причинам и торговая фактория была ликвидирована. Это событие совпало с вторжением ахейцев на Крит и торговой экспансией финикийцев. Около 1400 года до н.э. они принесли культ Афродиты, алфавит и монеты. Финикийцы на Кифере, в основном, занимались ловлей ракушек багряницы.
   Афродита, богиня женской красоты и любви, входила в состав 12 старших богов Олимпа.
   Согласно Гомеру, она была дочерью Зевса и Дионы, однако Гесиод в "Теогонии" указывает на то, что она вышла из моря и получила титул "пенорожденной". Ее мужем был бог огня Гефест, но позже, с развитием мифологии, им стал Арес. Одной из ее соперниц была Персефона, жена Аида,оспаривавшая любовь прекрасного юноши Адониса.
   Происхождение имени Афродиты непонятно. Ее корни обнаруживаются на территории восточного Средиземноморья. Наиболее близка по этимологии и культу финикийская богиня Астарта. Восточное происхождение ее культа не оспаривалось уже среди древних греков. Это отметил Геродот, прямо указывший на происхождение культа Афродиты из Аскалона в Сирии. Позже ее культ был занесен финикийцами через Кипр на Киферу.
   Гомер, описывая Кипр и Киферу, указывает на более локальный характер культа. Второе имя Афродиты - Пафия и ее важнейшее святилище - кипрский Пафос. Ахейцы, по-видимому, были первыми, кто стал исповедовать этот культ на Кипре. Согласно Павсанию, в Аттику привнес этот культ Эгей, отец Тесея. Восточное происхождение Афродиты косвенно доказывается в Илиаде ее поддержкой Парису и его сыну Энею - врагам ахейских греков. Согласно другим теориям культ Афродиты происходит из Фессалии. Следует отметить, что именно обещание Афродиты Парису: отдать ему любовь самой красивой женщины мира - Елены в обмен на первенство в споре с Герой и афиной Палладой породило Троянскую войну. По-видимому, корни происхождения культа Афродиты Киферии надо искать в минойском святилище, временно покинутом вследствие кризиса минойского царства, павшего под ударами ахейцев.
   Финикийские мореплаватели, обнаружив пришедшее в упадок святилище, восстановили его в честь своей богини Астарты. При этом культ плодородия продолжал сосуществовать в новом святилище.
  
   2. Классическая античность.
  
   Военное превосходство ахейцев в бассейне Эгейского моря привело к распространению переселенцев с материковой Греции на острова. Не имея постоянных интересов на острове финикийцы в скором времени были вытеснены ахейцами. Растущее господство ахейцев привело к их столкновению с хеттами и войне за Вилусу-Илион, послужившую прототипом троянской войны в 14-13 вв. до н.э. Следует отметить, что кифериотов еще нет в "Списке кораблей" Илиады. Несмотря на победу в борьбе за Геллеспонт, мощь ахейцев была подорвана: на Грецию обрушился враг с севера. Из археологических источников мы узнаем, что в Беотии из 26 поселений позднемикенского периода осталось 4, в Лаконике из 39 -7, а в Мессении из 56 - только 10, при этом был разрушен Пилос. Спасаясь от пришельцев жители этих городов бежали на острова и горные районы Ахайи. Несмотря на то, что Микены и Тиринф устояли и частично восстановили свое господство, "феодальный" строй микенской цивилизации был подорван. Наиболее активная часть населения эмигрировала с материка вплоть до Египта. Под влиянием этих событий на месте покинутых минойцами и финикийцами поселений была основана микенская колония. Уже в 1184 году до н.э. на Кифере правит ахейский вождь Атридес. Около 1100 г. до н.э. на острове распологалась летняя резиденция спартанского царя "Менелая".
   Под влиянием культуры Восточного Средиземноморья и определенной централизации власти в микенской Греции вырабатывается единый пантеон богов и происходит его "упорядочение". Значимость финикийского влияния и распространение культа эроса среди обитателей Эллады привели к появлению на Олимпе Афродиты. Согласно Гесиоду, богиня родилась в водах Киферы и была вынесена на Кипра, откуда впоследствии вернулась на "свой" остров. Ее храм был построен финикийцами или, согласно традиции, троянцами. Следует отметить, что уже среди находок минойской эпохи найдены керамические изображения птицы - спутницы Афродиты. Расположенное, по Геродоту, на нынешней горе св.Димитрия святилище Афродиты Киферии (Венеры Спасительницы) на месте прежнего минойского святилища под влиянием ахейской традиции получело общеэллинское значение. В ее храме, расположенном в восточной части острова была установлена деревянная статуя вооруженной женщины, одна из наиболее древних во всей Греции. Вскоре, на этой горе был построен укрепленный акрополь.
   Остров являлся стоянкой ахейских судов на пути пути из Эллады в Ливию и Египет и носил название Порфирусса или Порфирис. Это название остров получил в связи с распространением раковин пурпурницы на его побережье. Существует много гипотез о происхождении названия острова. Гомер связывал сезонные изменения с названием Кифера. Он указывал на поклонение Афродите связано с островом и Афродита дала имя Китерия Афродиты. Аристотель указывал, что прежнее название острова была Порфирусса, но современное ему - Кифера(3 в. до н.э.). Ксенофонт также употребляет название страна Китерии. Древнегреческий географ Исидор указывает на происхождение названия острова от эпитета Афродиты - Киферии.
   Дорийское вторжение привело к появлению на острове новой волны переселенцев из лакедемонских Амикл и Ферапн. Опасаясь спартанской экспансии, жители острова около 900 года до н.э. признали власть Аргоса. С 8 по 6 вв. до н.э. на острове укрылись мессенские дорийцы, бежавшие от спартанцев во время Мессенских войн. Они расселились в Сканее и деревнях Ахилее, Гонии, Лионисе, Лазарианике, Докане, Като Ливади, Митате и Витулии, а также на горе месте прежнего минойского поселения. Кифера дала Элладе поэта Филоксена(род. в 440 г. до н.э.) и скульптора Гермогена, изваявшего в Фессалии статую Афродиты. Хелиад посвятил свои стихи кифериотам Амфидамусу из Скандии и Ликофрону.
   После утверждения реформ Ликурга остров Кифера стал постоянной угрозой господству спартиатов. По свидетельству Геродота, спартанцы должны были молиться о затоплении Киферы. Много позже, во время греко-персидских войн один из планов, предложенных Дарию состоял в том, чтобы захватить Киферу при помощи превосходных сил персидского флота и набегами с нее поддерживать илотов, тем самым заставив спартанцев капитулировать перед могуществом Персидского царства.
   Для обеспечения своей безопасности и для того, чтобы прекратить побеги илотов, спартанцы в 550 г. до н.э. захватили остров у Аргоса, колонизировали его и дали кифериотам статус периеков. На острове разместился постоянный гарнизон и во главе с наместником - "киферодиком". Понимая стратегическое положение Киферы, Афины после окончания греко-персидских войн начали оспаривать власть над островом у Спарты. В 424 году остров завоеван Никием. На оснащение его экспедиции Афины затратили 100 талантов. Всего в походе приняло участие 60 кораблей и 2000 гоплитов, их которых 800 прислал Милет. При захвате острова Никий вступил в переговоры с местными жителями. Разделив отряд на две части он высадил с 10 кораблей милетский отряд в Скандее, а с остальными 50 кораблями и афинянами появился на севере острова, где произошло решающее сражение между кифериотами и афинянами. После недолгого сопротивления кифериоты бежали в верхний город (Киферу) и сдались. По условиям капитуляции на острове разместились афинские гарнизоны в Скандее и Кифере и остров стал выплачивать форос Афинскому морскому союзу в 4 таланта. По-видимому, соглашение о капитуляции было подготовлено еще до стычки афинского десанта с ополчением кифериотов, поскольку Никий не применил к местным жителям никаких репрессий, которыми изобиловала Пелопонесская война, за исключением захвата нескольких заложников. Некоторая часть островитян была включена в состав афинских войск и участвовала через несколько лет в Сицилийской экспедиции. Кифера входила в состав Афинской Архэ и после Никиева мира 421 года, несмотря на то что, по условиям мира Кифера должна была быть передана Спарте. Через 9 лет в 412 году до н.э. при проведении крейсерских операций вокруг Пелопонесса афинская эскадра из 30 кораблей использовала Скандею, как базу снабжения. Переход Киферы в руки спартанцев произошел три года спустя после падения Пилоса. На протяжении следующего века остров много раз переходил из рук в руки.
  
   3. В эллинистическом мире.
  
   Во время последующих войн с Пелопонесским союзом афиняне использовали его как базу для рейдов в Лаконику. Эллинизм принес кифериотам новые напасти: с упадком морского владычества Афин сильно развилось пиратство. О критских пиратах известно с 331 года до н.э. На протяжении последующего столетия они были самыми распространенными разбойникамив Эгейском бассейне. После этого их ряды стали пополняться другими племенами и народами: этолийцами, иллирийцами, киликийцами. Критские города поощряли пиратов и открыто облагали налогом их добычу. Расположенные вне основных морских дорог полисы Крита считали морской разбой более прибыльным, чем торговлю. Многие греческие полисы заключали с критянами договора, облегчающие выкуп их граждан из плена. Находясь в непосредственной близости от пиратского гнезда, кифериоты сильно страдали от этого. Их положение усугублялось тем, что сильные военные державы того времени: Этолийский союз, Македония и спартанский тиран Набис, использовали критских пиратов для расширения своих владений. Так, в 276 году в водах Киферы действовали корсары Антигона Амениас Фокиский и Мелат, боровшиеся со спартанцами, их сменил Соклеидас, ограбивший Аморгос, а в 238 году - этолиец Букрис, который захватывал в плен афинян и продавал в рабство на Крит. Они пользовались полной поддержкой Этолийского Союза, который с 250 года до н.э. сделал морской разбой частью политики. Десятки полисов, неспособных бороться с пиратами были вынуждены подписывать с ним невыгодные соглашения. За короткое время мощь союза сравнялась с силой Македонии. Это изменение сил вызвало очередную войну в эллинистическом мире.
   Война Афин и Македонии против Этолийского союза закончилась тем, что в 222 году до н.э. Киферу занял македонский гарнизон. Его присутствие через два года спасло остров от опустошения иллирийскими и этолийскими пиратами флотом под предводительством Деметрия Фаросского и Скердилаида, осаждавшими Пилос. Пятнадцать лет спустя на Кифере обосновался корсар Филиппа V Македонского Дикеарх. Его эскадра, состоявшая из двух десятков кораблей в союзе с критскими пиратами воевала, в основном, против Родоса и Египта и подвластных им островов Киклад. В течение двух последующих лет пираты Дикеарха совершили самые крупные опустошения в Эгейском море со времен Поликрата Самосского. Его разбойники внушали дикий ужас жителям прибрежных селений, специально культивируемый их главарем. На своих прибрежных стоянках Дикеарх возводил два специальных алтаря: Произволу и Беззаконию, которым приносил жертвы. В 203 году к нему присоединились критские корабли, нанятые тираном Спарты Набисом. Практика дележа добычи подчинялась критским законам, согласно которым каждый член отряда получал равную долю, причем командиры и наиболее отличившиеся в бою получали право первого выбора. Однако, владелец морской стоянки перед окончательным разделом забирал себе десятую часть. К общей добыче относилось только то, что удалось захватить в походе. Если кому-либо из разбойников удавалось что-либо приобрести во время стоянки это считалось его личным имуществом. Исключение из этого правила составляли рабы, которые продавались в рабство, а выручка полученная от них поступала в общий раздел.
   Начавшаяся вторая римского-македонская война привела к вытеснению пиратов из Эгейского моря. Потерпевшая в ней поражение Македония вывела свой гарнизон с Киферы, которую в 195 году передали спартанцам. После этого Кифера в течение нескольких лет стала убежищем пирата Гибриста, который терроризировал воды Ионического моря во время войны Рима и Родоса с Антиохом Великим. Затем его сменил Сибурт из Петры.
   Начиная с 168 года до н.э. центром работорговли стал остров Делос, отторгнутый римлянами у Родоса и переданный Афинам на правах свободного порта. Туда стекались авантюристы всех мастей. В связи с расцветом этого острова окрестные воды кишели пиратами с Крита, Этолии и Киликии, совершавшими набеги в разные чати Средиземноморья. Сбывая награбленное в Делосе они искали укрытые стоянки на близлежащих островах. Попытка очистить Эгейское море от пиратов, предпринятая Родосом в середине II века до н.э., привела к поражению Родоса и закату его преобладания в морской торговле. Критские пираты стали основной силой, господствовавшей в Эгейском море. Даже римляне должны были считаться с ней. Весь период до Митридатовых войн заполнен историями о набегах пиратов на корабли мирных торговцев.
   Около 100 г. до н.э. Кифера вошла вместе со Спартой в состав Римской империи и стала одной из стоянок римского флота, следовавшего на войну с Митридатом. В 88 году до н.э. афиняне и понтийцы на короткое время подчинили остров своей власти. Благодаря этому, ее миновали набеги Менофана, разграбившего остальные Киклады в следующем году. Однако, в двадцатилетний период между первой и трертьей Митридатовой войнами пираты ограбили около 400 полисов только в бассейне Эгейского моря. Не избежала такой участи и Кифера, которая была занята войсками Суллы уже во время первой Митридатовой войны. По-видимому, это произошло в то же время, когда Афинодор вторично ограбил Делос в 69 году до н.э. Богатым кифериотам пираты позволили купить свободу, но многие бедняки попали на критские рынки. После трехлетней войны трем римским легионам удалось овладеть Критом к 68 году до н.э. Это был закат античного пиратства.
   Упадок морской торговли и обезлюдение островов во время Митридатовых войн вызвали значительный отток населения с Эллады. Не избежала его и Кифера, которую покинули многие богатые семьи. Это привело к тому, что в 1 веке до н.э остров стал личным владением правителя Лаконии Эврикла. Страбон отмечает наличие только двух населенных пунктов острова - Скандеи(порта) и Киферы (столицы острова), расположенных на расстоянии 10 стадий. Северный мыс эллинистической Киферы в это время носил название "Платановый лесок". Остров посетил Апостол Павел. В 87 году Кифера непосредственно вошла в состав империи. В 267 году остров подвергся нападению готов и обезлюдел, а на месте прежнего поселения кифериотов сохранилась только церковь св.Георгия.
  
   4. Часть Византии.
  
   К 4 веку от Р.Х. остров стал местом, где укрывались христианские отшельники. Среди них была св.Элесса, которая прибыла на остров в 375 году и основала монастырь. Она является источником многих легенд и покровительницей острова. В 395 году остров вошел в состав Византии. Остров подвергался набегам вандалов до поражения их флота при Тенаре в 477 году. Только после этого империя окончательно укрепляется на нем. С этого времени начинается систематическое заселение острова. Уже около 500 года на острове отмечено поселение, которым, по-видимому, являлась Скандея. Первыми переселенцами на остров стали славяне, которые к середине 7 века стали важнейшим демографическим фактором в бассейне Эгейского моря. Для привлечения переселенцев императором Константином III было сделана попытка заинтересовать авторитетного иерарха в колонизации острова: он передал Киферу папе римскому. Наиболее крупной переселенческой акцией импери стало переселение мардаитов Юстинианом II из Ливана на Ионические острова. По-видимому, какая-то их часть осела ина Кифере. После принятия иконоборческого эдикта в 726 году кифериоты вместе с жителями других островов и фемы Эллада под руководством турмарха Агаллиана восстали против императора и предприняли поход на Константинополь, где потерпели 18 апреля 727 года поражение. Фактически с этого времени Кифера снова перешла под власть империи. В 730 году Лев Исавр официально конфисковал остров у папы. До перехода острова в частные руки кефалия Монемвасии стал управлять островом. Подчинение Монемвасии укрепляло связь города с Пелопонессом.
   Демографические процессы были нарушены опустошительной моровой язвой 746-7 гг. Близлежащая к Кифере Монемвасия практически обезлюдела в результате мора. Место умерших было занято славянскими переселенцами. Три четверти поселений Эллады того времени имели славянские корни. Так, проезжавший через Монемвасию епископ Виллибальд указывает на то, что этот город " является центром славянской страны". Только в 783 году полководец императрицы Ирины Ставракий восстановил власть империи в этом регионе. Тем не менее, славянские племена мелингов, езеритов и кривичей на Пелопонессе сохраняли свою независимость еще целый век, пока не были подчинены пелопонесским стратигом протоспафарием Феоктистом. Под давлением славян греки переселяются в Константинополь и на острова. К ним присоединяются и некоторые славянские роды. Кифера вновь понемногу начинает заселяться. Однако, разрушительное землетрясение 800 года снова обезлюдило остров. С завидным упорством имперское правительство принимает меры по новому заселению острова. Среди переселенцев преобладали жители пограничных районов империи, подвергавшимся набегам арабов: сицилийцев, понтийских и малоазийских греков и армян. Это понятно: остров лежал на морском пути из Константинополя в Сиракузы. Роль острова, как имперского форпоста еще более усилилась в 827 году после захвата испанскими арабами Абу Хавса Крита. Попытки византийского флота освободить Крит привели к расширению сферы набегов сарацин, нападавших на Спорады, Киклады и Ионические острова. Их регулярные набеги чередовались с большими морскими походами, которые состоялись в 829, 841, 860, 873, 901 и 904 годах. Несмотря на то, что критские сарацины часто терпели поражения от византийского флота, они через несколько лет его отстраивали вновь и продолжали свои нападения.
   С середины IX века Кифера стала постоянно подвергаться набегам критских сарацин.
   По-видимому, именно тогда была покинута Скандея, а на юге острова была заложена крепость. Несмотря на победы византийского флота в 880 годах, опасность морских набегов не исчезла, о чем говорят жизнеописание Димитрия Солунского. Частые в 9 и первой половине 10 веков пиратские рейды пиратов заставили жителей острова бежать на Пелопонесс. Наиболее тяжелым для островитян было начало Х века, когда на Эгеиде господствовал флот вероотступников Льва Триполийского и Дамиана. Связи острова с материком на четверть века почти прекратились. Только после разгрома сарацин у острова Хиос в 923 году связь Киферы с Пелопонессом была восстановлена. Однако, из-за своего стратегического положения остров не обезлюдел окончательно. Так, в 870 году на Кифере родился св.Феодор, который с 916 года жил в Риме, где и скончался в 922 году. Тогда же были найдены его реликвии.
   Кифера служила пердовой базой имперского флота при его походах на Крит в 828, 843 и 860 годах. Без сомнения, кифериоты приняли участие в походе Имерия в 910 году, закончившегося поражением у острова Самос в 911 году, походе 849 года и критской кампании Никифора Фоки 960-1 годов. По сообщению Скилицы, именно кифериоты служили лоцманами византийского флота при подходе к берегам Крита.После завоевания Крита в 961 году у острова расширились возможности экономического развития. Началось усиленное заселение острова, в основном, выходцами из Лаконии и Крита, поощряемое властями.
  
   5. Повторное заселение
  
   Переселенцы с Пелопонесса селились в северной части острова, а критяне - на юге. Каждая из групп населения наложила свой отпечаток на занимаемые ими области. В течение столетий к ним присоединялись выходцы из Малой Азии, Кипра, Италии и других эгейских островов. В это время были заселены новая столица острова - крепость св.Дмитрия (Палеохара) с церквами св.Варвары, Никона, Феодора, Петра, Дмитрия и Андрея, Адониса и св.Георгия на горе, деревни Меса Вуно, Трифилианика, Загланкианика, Като Хора, Милопотамос, Митата с церквями св.Иоанна Теолога и св.Георгия, Логофетаника, Арониадика, Кастрисиника, Калокеринес, Виарадика.
   Заселение острова представляло собой серию небольших переселений, в основном, больших патриархальных семей и групп. Они основывали поселения, в которых сохранялась имя основателя-патриарха, например, киприота Караваса, или страны откуда они прибыли, например, киприоты основали Киприотианику, жители Самоса - Самиадику. Названия деревень, оканчивающихся, на -аника и -яника показывает их заселение маниотами из "лаконской" части Цериго, в то время, как окончание -акис указывает на критское происхождение. Окончание фамилии на -идис указывает на понтийское, оглу - малоазийское, -атос -кеффалонское, -опулос - Пелопонесское, еас,-акос - маниотское происхождение жителя Цериго.
   После 992 года венецианские купцы, получившие от Василия Болгаробойцы право на вывоз из Византии местных товаров, начинают появляться в отдаленных уголках империи. Их привилегии были расширены Алексеем Комнином. Появление венецианских купцов на первых порах стимулировало экономическое развитие провинциальных городов. С другой стороны, курс Комнинов на феодализацию общества привел к консолидации власти в городах в руках 2-3 фамилий динатов. Другим важным фактором внутренней колонизации эпохи Комнинов стали монастыри.
   К 11-12 векам относится появление иноков в пещере св.Софии, расположенной в 15 км к северо-западу от Хоры у Милопотамоса. Это одна из наиболее красивых греческих пещер. Согласно традиции, в этой пещере было найдено тело св.Софии. Сама пещера состоит из нескольких залов. В одном из залов расположена капелла св.Софии,а в другой - озеро. Стены пещеры украшены сталактитами и сталагмитами, а также настенными рисунками 11 и 12 веков и известна как "Зал и бассейн Афродиты". В пещере есть также залы Янтарный, Жемчужный, Летучих Мышей, Сосновый и Львиный.
  
   6. Крестовые походы.
  
   Во время первого крестового похода южная оконечность Пелопонесса - мыс Малея - в течение двух лет служил якорной стоянкой имперского флота, "наблюдавшего" за движением сначала пизанской, а затем генуэзской эскадр к Святой Земле в 1099-1101 гг. Помощь оказанная флоту позволила местным динатам укрепить свои позиции на полуострове. Еще в эпоху Василия Македонянина в этом районе существовали большие латифундии-ойкосы местной знати, например, Данилиды. Благодаря политике Алексея Комнина провинциальная знать еще более усилилась. Так Монемвасия (город с одним входом) стала принадлежать трем служилым родам динатов- архонтов: Софиано, Мамона и Эвдемояни. Несмотря на то, что практически вся греческая торговля оставалась в руках венецианцев, купцы Монемвасии и Негропонта составляли итальянцам конкуренцию не только в сфере коммерции, но и на море.
   Архонтских род Монемвасии - Эвдемояни (Эвдемонояниди, Монояниди, Даймоноианны)- приобрели остров в частное владение около 1110 года. Тем самым он и открыли новый этап в развитии острова. По-видимому, они консолидировали владения фиска в своих руках как пронию и церковные как харистикий. В результате образовалось родовое владение, вотчина (гоникон) Эвдемоянов. В основе юридического статуса гоникона, согласно Кодекса Юстиниана, лежит безусловная частная собственность на землю. Несмотря на то, что в силу специфики рентных отношений, вотчина Эвдемоянов находилась под известным контролем государства, новые владельцы острова построили крепость св.Димитрия (Палеохару) на высоте около 250 м над уровнем моря, где использовали архитектурный стиль родного города. Крепость является наиболее древним сохранившимся укреплением на острове и находится в 9 км от деревни Потамос. Городок, возникший вокруг крепости был построен ниже поверхности моря, а трубы на крышах повернуты таким образом, чтобы дым из них не был виден.Он буквально тянется по скалам. Окончательное заселение городка и преобразование его в столицу острова произошло только в конце 12 века. Для защиты острова динаты усилили византийское укрепление в Капсали на месте нынешней столицы острова Китиры. Строительство этих укреплений накануне столкновения между империей и Венецией в 1122 году было черезвычайно своевременно.
   Через три года после возобновления Иоанном Комнином привилегий венецианским купцам, представители последних спорадически начинают появляться на острове. С 1146 года кифериоты защищают свой остров от нападений сицилийских норманнов, опустошивших Грецию вплоть до Фив. Только после разгрома дукой Хурупом у Малеи норманнского флота, норманнская опасность постепенно снижается. Неприступность острова в течение двух войн первой половины 12 века обеспечила безопасность и стимулировало переселение на него жителей Мани и Крита, а также беженцев из Апулии. При этом Эвдемояны получают права на арифмос (право поселения на свободных землях лиц неизвестных казне) и эскуссию (налоговый иммунитет в пользу прониара) на Кифере. Данные привелегии имели двоякий характер: с одной стороны они ограничивали легальную возможность феодалов увеличивать число зависимых крестьян, но с другой они обеспечивали законную базу фискального иммунитета земелевладельцев. В связи с раздачей этих привелегий происходит апроприация крестьян-присельников - беженцев из разоренных войнами территорий дополненных приобретаемыми рабами. Статус зависимости присельников определяется различными терминами: мистии, элевтеры, апоры, апоресанты, птохи, актимоны, авлиты, ипурги, ипиреты, проскафимены, дулевты, дулопарики... Несмотря на различия в статусе можно выделить общую тенденцию переселенческой политики Эвдемоянов: превращение проскафимена-присельника в парика-зависимого крестьянина. Согласно традиционным представлениям, процесс превращения присельника в парика составлял 30 лет.
   Особенности православной внутренней колонизации в средние века заключались в том, что при основании более или менее крупной общины возникал культ местных святых. Для Китеры таковой стала божья матерь. Согласно местной легенде, Изображение божьей матери Митридианики нашли 24 сентября 1160 года в 12 километрах от Китиры на берегу посреди миртовой рощи, и с тех пор она стала покровительницей острова. Впоследствии, на месте находки возник монастырь Миртидион и деревня Калокернис. Когда пастух принес икону домой, она на следующий день исчезла и была найдена на прежнем месте. Это событие было понято жителями деревни как желание девы Марии, чтобы ее образ остался в Калокернисе. На месте появления иконы была построена церковь, которую впоследствии монах Леонид дополнил двумя крыльями - св. Феодора и Зудокос Пиги. Монастырь был построен в 1847-51 годах аббатом Агатагелом Калигером. Небольшая церковь построена в стиле трех-нефовой базилики и практически идентична церкви Апостолов на острове Тинос. В церкви размещены иконы 17 и 18 столетий. Наиболее ценной считается икона Девы Марии в золотом окладе, который сменил в 1837 году серебрянный. Согласно традиции, икону рисовал Апостол Лука с живой Марии. Рядом с церковью расположенвысокий каменная колокольня, построенная в 1888 году Николаем Фацеасом. Пилигримы приходят в церковь 15 августа и 24 сентября каждого года.
   Демографический и экономический рост повысил значение острова в империи. Кифера становится станцией для действий имперского флота в Южной Италии. Ее владельцы также начали заниматься мореходством. Первая снаряженная Эвдемоянами барка участвовала в битве у Малеи и преследовании норманского флота. В течение двадцати лет кифериоты ежегодно посылали свои барки в Апулию для поддержки императорских войск, сражавшихся с норманнами. Однако, они больше грабили берега Италии, чем принимали участие в военных действиях. После падения Бари имперский флот перестал практически существовать, но частные военные суда остались. Не имея сил для нападений на большие суда они занимались прибрежным пиратством. Одним из укрытий стала Кифера, владельцы которой не только прятали пиратов и скупали у них краденое, но и, используя береговое право, сами захватывали терпящие бедствие у берегов острова корабли.
   Внутренне разложение империи при Андронике Комнине достигло своего апогея. Власть
   провинциальной знати - архонтов, все усиливается. Их стремление к полной независимости от центра проявляется в прямом предательстве интересов империи. Внешние захватчики в лице норманнов под предводительством Сифанта, Маргаритоне и Орсини казались греческим динатам менее опасными чем внутренние враги - влахи. После роспуска имперского флота Иоанном Комнином защита берегов фем легла на плечи местных властей. Содержание собственного флота для греческих фем империи было накладным делом, поэтому многие области, например Беотия, старались откупиться от корабельного налога. Отсутствие флота привело к новому всплеску пиратства. Среди последних преобладали генуэзцы. Стирион, Каффаро, Пескаторе и Ветрано были наиболее удачливыми из них. Каффаро представлял в Эгейском море настолько серьезную угрозу судоходству, что император Исаак Ангел предложил ему управление провинцией и 80 либр золотом. Другой рыцарь удачи Вильгельм Грассо, действуя вместе с пизанцами, разграбил в 1192 году Родос и захватил несколько венецианских судов. Впоследствии он перешел на службу Штауфенам, где получил чин адмирала и титул графа с владениями на Мальте. Император Исаак II Ангел и местные архонты в противовес норманнам пиратам нанимали местных, таких как Иоанн Стирион и Лев Сгур. Иногда на это уходили все скудные ресурсы провинций. Так, Стирион собирал налоги в Афинах, а Сгур - на Пелопонессе. Под предлогом борьбы с норманнами и генуэзцами дука флота Стрифн передал за взятку большое количество морских материалов в руки императорских корсаров.
   В условиях всеобщей обскурации не составили исключения и Эвдемояны, пропустившие летом 1185 года мимо своего острова норманнский флот к Солуни. Смута в империи при династии Ангелов развязала руки морским разбойникам, которые стали опустошать прибрежные районы. Среди капитанов этих судов были и представители Эвдемоянов. Благодаря попустительству провинциальных властей они уже обладали несколькими судами, на которых совершали нападения на берега Эгейского моря. Их целью был захват добычи и пленных, которых в случае отсутствия выкупа продавали в рабство или селили на Кифере. Базой для пиратских операций служила Монемвасия. На протяжении XIII-XIV веков известны несколько пиратских капитанов из рода Эвдемоянов.
   В последующие двадцать лет процесс феодализации в Греции и на островах еще более усилился. На Крите возникают полунезависимые владения Хортатов, Мелиссинов, Лигинов, Властов. На Пелопонессе господствуют династии близкие к престолу Враны, Кантакузены, Мелиссины.Среди провинциальной знати выделяются своей энергией мелкие динаты, стремящиеся к личной независимости и опирающиеся на свою разношерстную дружину, личную энергию, переходящую в жестокость и вероломство. Таков Лев Хамарет в Лаконии, Петролифы на Истме, Лев Сгур.Сын архонта Навплии севастоипертат Лев Сгур захватывает в 1202 году обманом Аргос, а через некоторое время занимает Коринф и Аттику. К 1204 году он распространяет свою власть от Пелопонесса до Фессалии и закрепляет свои успехи браком с дочерью Алексея III Ангела. Ионические острова еще в 1192 году отошли от империи - здесь укрепился сицилийский адмирал Маргаритоне из Бриндизи граф Мальты. После того, как император Генрих VI ослепил его в 1194 году власть на Корфу перешла в руки генуэзског авантюриста Ветрано, а на Кефаллонии - к Маттео Орсини, зятю адмирала. Таким образом Кифера становится форпостом империи на западной морской границе.
   Во время четвертого крестового похода крестоносный флот прошел мимо острова по пути из Корфу в Негропонт (Эвбею). По-видимому, превосходство франков было столь существенно, а авторитет Ангелов столь низок, что правители островов Эгейского моря не рискнули выступить против завоевателей, которые прикрывались именем претендента. Следует отметить и авторитет императорской столицы в глазах местных правителей, стремившихся остаться в стороне от конфликта и сохранить в неприкосновенности свои владения. Подобные настроения господствовали по всей империи. Если первая осада Константинополя была воспринята провинциалами как борьба за власть между Дуками и Ангелами, то вторичное падение столицы империи повергло их в шок, аналогичный падению Рима.
  
   6. Феод Веньеров.
  
   Раздел Романии 1204 года между крестоносцами - франками и венецианцами, не оставлял никаких шансов греческой провинциальной аристократии сохранить власть. Согласно этого раздела Венеции отошли земли, включавшие Кикладские острова и материковую Грецию. При переговорах с Бонифацием Монферратским Венеция обменяла Крит на Солунь. Исходя из собственных интересов, православная церковь и еврейская община Беотии предали Льва Сгура, который был блокирован франками Жака д'Авена и Оттона де ла Рош в Акрокоринфе. Вследствие этого движение войск Бонифация Монферратского по материковой Греции было триумфальным: низшие слои греческого населения области индиферентно отнеслись к вторжению иноземцев. Сопротивление латинянам оказывала только землевладельческая знать, ибо под угрозой стояли ее владения и привелегии. Завоеватели постепенно оседали на завоеванных землях: никому не известные рыцари: де ла Рош, Стормонкур, Жак д'Авен становились сеньорами городов и земель с тысячелетней историей. Так, простой фламандский рыцарь Жак д'Авен стал владельцем Эвбеи или Негропонта, как этот остров называли латиняне.
   В 1205 году при поддержке Иоанна Кантакузена, зятя Исаака Ангела, Ги де Шамплитт и Жофруа Виллардуэн, племянник маршала Романии, приступили к завоеванию Мореи с сотней рыцарей. Несмотря на свое многократное превосходство в битве у Кундура греки под предводительством эпирского деспота Михаила были наголову разбиты, несмотря на переход Кантакузенов на сторону провинциальной греческой знати. К моменту провозглашения Ги де Шамплитта князем Ахайи в руках греков оставался только юго-восточный угол Пелопонесса: Никли(Амиклы), Велигости, Лакедемония и Монемвасия. Акрокоринф капитулировал после смерти Льва Сгура в 1212 году.
   Французским рыцарям пришлось разделить господство над побережьем с Венецией, к которой Пелопонесс должен был отойти по условиям раздела Романии. Гавани Пелопонесса были жизненно важны Адриатической республике не столько как торговые фактории, сколь морские станции по пути в Левант. Уже в 1206 году после успешного захвата Корфу галеры Примарини и Раньера Дандоло занимают после осады Модон и сменяют гарнизон Гильома Виллардуэна в Короне. В 1209 году последний при поддержке венецианцев становится третьим по счету правителем Ахайи.
   Венецианское правительство, памятуя неудачный опыт создания больших земельных владений на материке (Адрианополь при императоре Генрихе), отказалось от широкой территориальной экспансии и довольствовалось удержанием ключевых позиций по морскому пути в Левант. Поэтому дож довольствовался признанием вассальной зависимости от него со стороны латинских князей Эгейского бассейна. Тогда как поддержание крестоносных государств католический мир нес громадные людские и финансовые жертвы, купцы Венеции извлекали из колоний неисчислимые выгоды. Однако для широкой колониальной экспансии республике не хватало материальных ресурсов.
   Щедро вознаграждая своих оффициалов, управлявших колониями, Адриатическая республика старалась не производить дополнительные расходы там, где выигрыш был не столь очевиден. В этих случаях ее правительство передавало инициативу в частные руки: позволяла своим нобилям создавать миниатюрные монархии и даже мирилась с их самостоятельной политикой.
   Такой акцией была экспедиция группы нобилей и купцов из константинопольской колонии под предводительством племянника дожа Дандоло Марка Санудо в 1206 году. Этот богатый аристократ получил от своего дяди место в имперском суде. Недовольный этим он покинул его, оснастил 8 галер и нанял небольшой отряд наемников..
   В течение 1207 года флоту Дандоло удалось овладеть 18 островами в Кикладах. Наиболее серьезное сопротивление ему оказала генуэзская крепость на Наксосе, которая стала резиденцией новоявленного герцога Додеканесса. Помимо Наксоса в его домен вошли Парос, Сира(Сирос), Мелос, Иос, Сирос и Сикинос. Сподвижники Марка Санудо получили от него в лен остальные острова: Андрос - Марино Дандоло, Астипалея - Квирини, Китнос,Санторин и Ферасия - Бароцци, Анафа - Фосколо, Тинос, Миконос, Скирос, Скопелос и Скиафос - братья Гизи. Только остров Патмос сохранил своего прежнего владельца - монастырь Иоанна Богослова. Успех этой экспидиции породил серию новых захватов - братья Гизи в ассоциации с братьями Джустиниани захватили Кеос и Серифос, Навигайозо занял Лемнос, а Марк Веньер - Киферу, получившую новое название - Цериго. Завоеватели островов, оставаясь гражданами Венеции тем не менее не горели желанием принести присягу родине, наоборот, они стали вассалами латинского императора Генриха. Так Навигайозо стал великим дукой флота Романии, а Марк Санудо - герцогом Архипелага (Додеканесса) на "правах самого свободного из баронов империи". Марк Веньер довольствовался скромным титулом "маркиза Цериго", латинского названия Киферы.
   С тех пор за Киферой закрепилось это название. Это название до сих пор употребляется в местном обиходе островитян, а в средние века использовалось повсеместно в католическом мире. Венецианские завоеватели гораздо лучше франков понимали необходимость компромисса с покоренным греческим населением в лице архонтов и архонтопулов. Например, Марк Санудо даже породнился с никейским императором. Попав к нему в плен во время первой критской войны, он передал Феодору Ласкарю сюзеренитет над островом Аморгос и стал его зятем: надо полагать, что не только качества Санудо, но и трезвый политический расчет стали причиной этого матримонального союза. Другим примером может служить переход одного из братьев Гизи - Иеремии под сюзеренитет Никеи в обмен на власть над островом Аморгос во время никейского вторжения на Крит. Отделение Гизи от Санудо привело к конфронтации бывших сподвижников. В результате Иеремия утерял Аморгос, который был разделен между Венецией, получившей Ќ и Бароцци и долей в Кеосе и Серифосе в пользу Джустиниани. Однако после этой войны Северные Спорады были признаны независимыми от Наксоса.
   Итальянские сеньоры островов более гибко, чем их французские собратья по сословию, отнеслись к покоренному населению. Архонтопулы, за редким исключением, были инкорпорированы в правящий класс( во владениях Гизи - феодальная верхушка состояла исключительно из греков). Это объяснялось не только малочисленностью завоевателей, но и финансовыми соображениями: для большинства граждан Адриатической республики, ставших баронами Архипелага, их островные владения стали еще одним источником доходов.
   Обычным условием держания архонтопулами земель стало помимо военной службы, уплата пятой части урожая, приплода скота и сыра. Основой итальянской колонизации было феодальное держание, существоваший крепостным трудом и повинностями покоренных греков. Другого способа привлечь колонистов не существовало, ибо потребность в вооруженной силе была велика, а наемные гарнизоны крепостей из-за дороговизны их содержания минимальны. Так как над поселенцами не было никаких сюзеренов, кроме наследственного или назначаемого правителя острова, то итальянская колонизация воспроизводила римскую организацию оккупированных земель и была схожа с русской поместной системой.
   Захват Веньерами Цериго произошел практически бескровно. Барки Эвдемоянов были не в силах противостоять катергам венецианцев, стоявшим в Короне. Островные укрепления Киферы, охраняемые наемниками, не могли долго сопротивляться без своих предводителей, укрывшихся в Монемвасии, а парики были абсолютно индиффирентны к смене господина. Считая Цериго только плацдармом для создания территориального княжества, Марко Веньер постарался упорядочить свою власть в соответствии с феодальными представлениями того времени. После завоевания Цериго масса греческого населения стала вилланами под юрисдикцией сеньора. Статус же греческих архонтов практически не изменился: они заняли положение мелких вотчинников и сохранили свои земли на правах вассалов "простого оммажа". Их связь с сеньором острова скреплялась письменным договорами. Бывшие правители острова сохранили часть своих позиций на острове. Обладая владения в округе Монемвасии и несколькими небольшими судами, Эвдемояны могли представлять серьезную угрозу власти Веньеров. В связи с этим Марко Веньер пошел на компромисс, сохранив за первыми их наследственные земли при условии несения вассальной службы. Последующие несколько десятков лет Веньеры участвовали в завоевании венецианцами Крита, где получили несколько фьефов. Вместе с ними принимали участие в походах и их вассалы с Цериго и Пелопонесса. За это время влияние клана Эвдемоянов, получивших на Крите поместья, на дела острова возросло настолько , что через тридцать лет после завоевания дочь Бартолемео Веньери вышла замуж за Николая Эвдемояна, который стал управлять островом от имени семейства Веньер.
   Еще Марк Веньер разделил остров на три провинции: Милопотамос, св.Димитрия и Капсали. Его власть поддерживалась наемными гарнизонами, подчиненных байюлам и размещенными в этих небольших крепостях, оставшихся с византийской эпохи. Помимо традиционной десятины (акростиха, составлявшего 1 иперпер с боваты), крестьяне выплачивали непосредственному своему сеньору продуктовую ренту , составлявшую до трети урожая. Если доходность острова при завоевании оценивалась в 2400 иперперов (1/3 кентанария), то к моменту первого раздела острова она увеличиласьв два раза. Стремление удержать остров за своим родом, заставила завоевателя провести раздел острова. Он был разделен на 24 карата (по 8 карат в провинции). Из них только 4 составили домен маркизов Цериго, а остальные были поровну разделены между итальянскими вассалами и архонтопулами (по 10 долей). Согласно завещанию Марко, остров был поделен на 4 равных фьефа между его наследниками - братьями Веньер.
   Итальянское завоевание привело к тому, что остров из передовой базы византийского флота снова превратился в торговую станцию: в 1260 году он уже упомянут в морской лоции. Этому способствовала деятельность Марко Веньера, восстановившего морскую стоянку у юго-восточных берегов острова и наблюдательный пост на горе св. Георгия (Капо Сан Джорджо). С марта по ноябрь ( во время навигации) там постоянно дежурил часовой, который должен был сообщать своим сеньорам о движении судов с Крита в Италию или вокруг Малеи. (После установления прямого правления Венецианской республики, с поста передавались сообщения на Крит при помощи огня и дыма о движении турецких судов). Упрочение власти над островом дало возможность братьям Веньер принять участие в завоевании Венецией Крита. С этих пор вся дальнейшая история острова оказалась связана с историей Додеканесса, Крита и Ахеи.
   Рост влияния Веньеров на эгейскую политику не в малой степени определялся венециано-генуэзским противостоянием. В начале XIII века Ионическое море стало одним из таких центров. Позиции генуэзцев в этом районе были черезвычайно сильны: на Корфу укрепился Леоне Ветрано, а на Крите - Энрико Пескаторе. Их корабли активно действовали в этом районе, перехватывая венецианские суда, следующие в Константинополь. Даже обладание Модоном и Короном не обеспечивало безопасность венецианским конвоям.
   Для контроля за Адриатикой республике Святого Марка необходимо было контролировать Ионические острова и Крит. Еще дож Дандоло откупил у Бонифация Монферратского права на Крит за 1000 марок. Король Фессалоники просто не имел возможности отбить остров у Энрике Пескаторе, представителя генуэзского рода ди Кастелло, к этому времени основательно укрепившегося на острове. Будучи зятем мальтийского графа Гульельмо де Грассо, Энрике обладал значительными силами. В 1204-5 годах он вместе с другим генуэзцем, адмиралом Сицилии Гульельмо Порко участвовал в захвате Сиракуз графом Алламано да Коста. В том же году он с тремя кораблями и тремястами солдат высадился на Крите. В водах Цериго его эскадре удалось перехватить две венецианские галеры, включенные в состав его эскадры. Захватив в 1206 году Кандию, Энрике провозгласил себя правителем Крита, который удерживал до 1211 года. При доже Зиани начались активные военные действия. В 1206 году галеры Примарини и Раньера Дандоло заняли Корфу и повесили Ветрано, а на следующий год высадились на Крите. Веньеры, как и многие другие венецианские дворяне, приняли участие в завоевании этого острова стремясь расширить свои владения. Уже через три года венецианцам удалось вытеснить с Крита Энрико Пескаторе, но преодолеть сопротивление местных архонтов они не смогли. Бежав с Крита, Энрике поступил на службу к императору Фридриху II, где сделал карьеру, став адмиралом императорского флота. В 1211 году остров был разделен по количеству кварталов Венеции на 6 частей, каждая из которых состояла из 22 рыцарских и 8 сержантских фьефов, а через год их количество достигло в общей сложности двух сотен. Вместе с тем Сенат стремился поставить управление островом под свой непосредственный контроль. Явное игнорирование интересов местной знати вызвало в следующем году восстание во главе с родом Айостефанитов. К ним на помощь прибыл сиракузский граф Коста да Аламано, генуэзец по происхождению. Дука Крита Тьеполо не имея возможности получить помощь непосредственно из Венеции, связанной войной с Генуей, обратился к венецианцам Эгейского моря, обещая взамен земли на острове. Так, герцогу Архипелага Санудо было обещано 30 рыцарских фьефов. К искателям приключений примкнули и Веньеры. Через несколько лет граф да Аламанно попал в плен вместе с тремя сотнями своих воинов, а Айостефаниты пошли на мировую. Впоследствии граф был освобожден по просьбе папы Иннокентия III и принял участие в походах на помощь Фессалоникскому королевству. В конце двадцатых годов он поступил на службу императору Фридриху и вновь нападал на венецианских купцов у берегов Туниса.
   По окончании боевых действий Санудо потребовал обещаннное, но Тьеполо ему отказал. Дука боялся усиления позиций сепаратистских настроенных нобилей на Крите. Пришедшая в воды острова венецианская эскадра заставила герцога Архипелага пойти на компромисс и очистить остров в обмен на компенсацию. В этом столкновении Веньеры приняли сторону дуки и смогли получить свои земельные владения на Крите. Кроме того, воспользовавшись ситацией, они приобрели владения на Пелопонессе, в Монемвасии, Модоне и Короне. Однако их владения не представляли собой единой структуры, а состояли из конгломерата различных фьефов и сеньориальных прав.
   Венецианское господство на Крите окончательно укрепилось только к 1367 году. А всего за период с 1212 по 1367 год на острове произошло 12 восстаний, которые в значительной степени сковывали инициативу Адриатической Республике в Леванте. Наиболее мощными из них были восстания братьев Хортаци в 1271 году и Алексея Калигиери, спустя 11 лет. Последнее закончилось компромиссом 1299 года, после которого этот род стал опорой венецианского господства на Крите.
   Сопротивление центральной власти, соперничество между отдельными нобилями, борьба с местными архонтами (nobilis cretensis) занимали значительно больше времени, чем управление островом, поэтому в 1238 году наместником Веньеров на Цериго стал Николай Эвдемониан. К концу своей жизни потомок архонтов острова контролировал 9 каратов острова. Он построил сторожевую башню в Потамосе и в 1248-1260 гг. перестроил замок св.Димитрия.С 1260 года Цериго становится якорной стоянкой на пути из Италии в Левант. Позже в селении Потамос была построена церковь божьей матери Илариотиссы, а в Каравасе - божьей матери Деспины. Строительство церквей и укрепление религиозного авторитета церкви на Цериго, подчиненной православному архиепископу Монемвасии способствовали появлению на острове переселенцев с материка, где бушевали бесконечные войны. Тем временем, республика святого Марка укрепляла свои позиции в Эгеиде, оспаривая у князей Ахайи господство над Негропонтом. К этому времени остров Эвбея оказался разделен между тремя итальянскими баронами из Вероны и формально считался вассальным держанием Виллардуэнов. К 1210 году все три баронии стали собственностью веронского рыцаря Равано дела Карсери, сделавшим своей столицей Карист. Однако, после его смерти они были разделены между его родственниками. Поражение Гийома при Пеллагонии изменило ситуацию: его вассалы перестали признавать зависимость от Ахайи.
   Вплоть до конца 14 века гегемония в Эгейском бассейном переходила от одной политической силы к другой. Так, герцогство Архипелага, первоначально находившееся под сюзеренитетом латинского императора, после падения Константинополя стало вассалом князя Ахайи а 1261 году, а в 1267 - короля Неаполя. Гегемония в Эгейском море определялась соотношением сил Генуи, Венеции и Никейской империи, обладавшей флотом в три десятка галер под предводительством франка Контофре. Важным, правда, второстепенным игроком стал кесарь Родоса Лев Гавалла, признававший сюзеренитет Никеи, одновременно являясь союзником Венеции. В 1245 году инициатива перешла к князю Ахайи Гильому Виллардуену.Уже при его старшем брате, женатом на сестре императора Роберта, великого доместика империи Жоффруа II (1218-1245) Ахейя занимает ведущие позиции в латинской Романии. За помощь, оказанную империи, Жоффруа получил сюзеренитет над Додеканессом и Цериго, а позже Негропонтом и Водоницей. Сто рыцарей и 22000 иперперов ежегодной ренты поддерживали Константинополь, окруженный никейцами и болгарами. В 1231, 1235 и 1239 годах галеры итальянцев и франков Романии, основу которых составляли вассалы ахейского князя, отбрасывают флот никейского императора Иоанна Дуки Ватаци от стен Константинополя.
   После трехлетней осады Монемвасия, блокированная венецианскими галерами, пала. Основание Мистры закрепило покорение юго-восточной части Пелопонесса франками и стало апогеем могущества Ахейи. В Мальвазии, как называли латиняне Монемвасию, было учреждено католическое епископство. Падение этого практически неприступного города еще более привязало род Эвдемоянов к Веньерам, которые постарались защитить интересы своих вассалов. В 1248 году сотня ахейских рыцарей вместе с генуэзцами заняли Родос. Однако в следующее десятилетие все силы франков в Греции были растрачены в войнах за наследство. В середине ХIII века их было несколько: Каритены дела Карсери (1256-1258 гг.), Марино Санудо и других. В борьбе за наследство Каритены столкнулись бароны Эвбеи и Ахайя. Во второй войне род Гизи и род Квирини. Вследствие военных действий в обоих случаях выиграла Венеция, которой удалось посадить своего байли в Негропонте и ослабить герогов Архипелага, вмешавшись в дела их вассалов. Судебное разбирательство о принадлежности острова Андрос длилось столь долго, что герцог Архипелага и претендовавшие на него Гизи и вдова Санудо умерли во время эпидемии, а сын второго мужа вдовы Марино Санудо Жакопо Квирини, барона Астипалеи, уступил свои права новому герцогу Марко II за символическую ренту.
   Другой силой, претендующей на обладание Эгеидой стала Никейская империя при императорах Иоанне Ватаце и Феодоре II Ласкаре. В 1224 году под Пиманионом был положен конец франкскому господству в Малой Азии и с этого момента Иоанн Ватаци начал проводить экспансионистскую политику в Элладе. Это привело его к столкновению не только с Венецией, но и правителями Киклад. В том же году Марко Санудо потерял Аморгос, а в следующем его вассалом стал кесарь Родоса Лев Гавалла. Однако второй поход венецианцев на Родос потерпел неудачу. Тем не менее, Гавалла, испытывавший давление со стороны Никеи, вступил в союз с Венецией и герцогом Архипелага в 1234 году. Поход 33 никейских галер на Крит, несмотря на первоначальные успехи также окончился неудачей в связи с появлением в водах острова сильной венецианской эскадры. При всех своих успехах никейский император никогда не чуствовал себя достаточно сильным, чтобы в одиночку бросить вызов Адриатической республике. В тех случаях, когда он это делал, Ватаци опирался на помощь генуэзцев. Однако его политическая ориентация изменилась после того, как он поддержал наследника Льва Гаваллы Иоанна в борьбе за Родос. В обмен на титул деспота Иоанн признал себя вассалом Никеи. В 1250 году он неожиданно высадился на Родосе и при поддержке местного населения полностью уничтожил ахейский гарнизон. Оставшиеся без поддержки геуэзцы были вынуждены очистить остров. Эти события на некоторое время испортили отношения между василевсом и республикой святого Георгия. Приход к власти в империи Михаила Палеолога восстановил генуэзско-греческий союз.
   Битва при Пеллагонии (1259 г.) и захват Константинополя Алексеем Стратигопуло резко изменили положение в Эгейском бассейне. В отличие от трезвого расчета Ласкарей политика первых Палеологов была направлена на восстановление былого величия империи. Над владениями латинян в островной и материковой Греции нависла угроза. Большинство итало-французских владетелей не имели возможность содержать боевые корабли в силу ограниченности ресурсов. Для обеспечения своей безопасности с моря, они старались "прикормить" своих корсаров, предоставляя им убежище и покровительство. Михаил Палеолог решил бороться против них руками таких же пиратов. Воспользовавшись соперничеством Генуи и Венеции, он нанимал наиболее удачливых корсаров. Это привело к исчезновению регулярного флота Никейской империи с большим трудом восстановленного его предшественниками. По свидетельству Санудо, в то время большинство пиратских капитанов были генуэзцами, а экипажи комплектовались, в основном, венецианцами, что порождало немало юридических коллизий. В 1262 году объединенный генуэзско-византийский флот Алексея Филантропина занял Наксос, Парос, Кеос и Каристос. В 1263 году византийский гарнизон укрепился в Монемвасии, отданной вместе с Майной и Мистрой Гильомом Виллардуэном в обмен на освобождение из плена. С наместником византийской Мореи Макриносом прибыли 2000 малоазийских греков и 1500 наемных турок во главе с эмирами Салихом и Меликом. Впоследствии к ним присоединился брат императора севастократор Константин с 1000 воинов, цветом греческой знати, согласно Морейской Хронике. Флот Филантропина был пополнен монемвасиотами, гасмулами и цаконами.
   Агрессивные действия новоявленного автократора ромеев породили широкую коалицию во главе с папой и дожем. К ней присоединились все латинские владетели Романии. Уже в 1263 году при Сетте Поцци в Архипелаге венецианцы и их союзники разбили на море византийцев и генуэзцев благодаря лучшей тактике. Тем не менее в руках Михаила оставалось более 60 галер. Весной того же года шесть тысяч солдат великого доместика Алексея Фила, брата императора, стало наступать на ядро франкской Мореи - Андравиду, но потерпело поражениепод Приницей в Пелопонессе от 312 ахейских рыцарей под предводительством Жана де Катава (Карабаса). Через год при повторном наступлении на Андравиду в стычке при Мезискли был убит греческий полководец Михаил Кантакузен. Раздасованный неудачами севастократор уехал в столицу. Недовольные задержкой жалования турки при посредничестве Ансельма де Туси перешли на сторону фрнков. В битве при Макри Пелаги (Фанеромане) они сыграли главную роль в разгроме византийцев. В плен попало все командование ( Алексей Фила, Макринос, Алексей Кавалларий), 354 архонта и 5030 стратиотов. Вследствие военных неудач и в силу политических соображений император в 1265 году пошел на заключение перемирия с Венецией, отказавшись от союза с Генуей. Однако, через два года война возобновилась. Впоследствии, в 1277 году Венеция заключила договор с Византией соглашение о взаимной компенсации ущерба, нанесенных пиратскими нападениями друг другу в теченеие десяти лет. В марте 1278 года Венецией был представлен список о 271 случае ограбления ее подданых с громадной суммой ущерба, которую империя не могла удовлетворить, что не способствовало нормализации отношений между обоими государствами.
  
   7. Корсары Эгейского моря
  
   Хаос, воцарившийся в Средиземном море, с окончанием греко-венецианской войны не прекратился. Многие итальянские, в первую очередь генуэзцы, корсары, действовавшие от имени басилевса ромеев, продолжали пиратские действия. Этому способствовала продолжавшаяся война между Генуей и Венецией. На стороне венецианцев в Эгейском море действовали как осевшие на островах нобили, так и авантюристы, например Мишель Бальбо. Одним из его "подвигов" был захват генуэзского судна у острова Тенедос, во время которого он пытал пассажиров требуя отдать ему спрятанные ценности. Примерно в тоже время, в 1275 году Булгарино д'Аная, корсар Михаила Палеолога вблизи Андроса захватил венецианское судно. Другим таким деятелем был генуэзец Андреа Каффаро, который составил себе состояние, нападая на корабли латинян. В свое время его дед также удачно промышлял пиратством в Эгейском море, но погиб в бою с византийцами в 1197 году. Он был среди немногих византийских корсаров, которые дожили до старости: после окончания войны он с награбленными сокровищами поселился в Афинах при дворе франкского мегаскира де ла Роша.
   Другим императорским корсаром был Джованни де ла Каво, островитянин с Анафи. Базируясь в малозийском городке Анайя, владетель которого Булгарино д' Анайя сам был пиратом, он совершал набеги от побережья Малой Азии до Валоны в Албании. Оценив его мастерство и смелость Михаил Палеолог назначил его командиром эскадры из 18 боевых судов. В 1278 году он стал правителем Анафи и Родоса, а через некоторое время получил титул великого дуки, т.е. командующего императорским флотом, сменив на этом посту Каристоса Ликариота. Один из капитанов де ла Каво Кривициот Родосский прославился среди венецианцев прямым игнорированием приказов императора. Однажды, во время перемерия его корабли захватили венецианское торговое судно, экипаж которого был отправлен в каменоломни Родоса. Через восемь месяцев оставшихся в живых были возвращены республике св. Марка. Как впоследствии выяснилось, извещенный об этом нападении Михаил Палеолог приказал Кривициоту отпустить пленных и вернуть им добычу, но капитан просто умолчал об этом приказе. Помимо де ла Каво в окрестностях Цериго действовали Бартолемео Фосколо и Ланфранк из Фессалоники. Последний в 1276 году напал на прибрежные венецианские владения в Короне и захватил их торговые суда. У берегов Эвбеи на двух галерах действовал испанец Пергинано, грабивший венецианские корабли. Многие пираты вообще не имели никакого отношения к противостоянию морских республик и империи. Таким были жители Фессалоники римлянин Сензараксое и пизанский дворянин Роланд, который вместе со своим зятем Пардо, грабил все суда без разбора, пользуясь военной неразберихой.
   Пиратские действия частных лиц с XII века получили юридическое обоснование в виде корс - "полномочий на возмездие", выдаваемых субъектами феодального государственного права. По мере роста феодальной раздробленности росло и число таковых субъектов. Заручившись таковым документом морской разбойник приобретал легальное право на грабеж врагов сюзерена. Корса позволяла вассалам захватывать подданых и имущество определенного государства. Она распространялась как на море, так и сушу. В условиях феодального общества считалось естественным направить возмездие против любого вассала противника, который должен был потребовать возмещения у своего сюзерена, несущего ответственность за все действия своих подданых. Такое трактование полномочия на возмездие давало широкие возможности для грабежа всех чужих кораблей.
   Согласно сообщениям Марино Санудо, у христианских пиратов Эгейского моря существовал следующий порядок раздела добычи. На долю патрона - владельца судна приходилась треть добычи, а остальная часть распределялась между остальными членами команды. На кораблях латинских государей, как правило, участникам сражения выплачивалась премия за каждого захваченного в плен мусульманина в три дуката на бойца из доли государства-патрона. Пятую часть распределяемой добычи получал капитан, на большую долю, чем остальные моряки, мог претендовать и кормчий. Если капитан был одновременно патроном судна, то он получал сумму равную полуторным затратам на снаряжение своего судна. Его доля увеличивалась еще на треть, если нападение совершалось на корсара из враждебного лагеря. Впоследствии, когда в дело стали вмешиваться береговые правители, предоставлявшие пиратам убежище и каперские свидетельства (корсы), распределение добычи существенно усложнилось.
   К XV веку правитель гавани, в которой укрывался корсар, брал себе десятую часть его добычи. Девятая часть распределялись капитаном судна между его офицерами. Оставшаяся часть могла делиться по принципу терцо бускано (2/3 - владельцам судна, а 1/3 - команде) или алла фратреска. Согласно последнему методу, команде доставалось все отобранное у пленных и найденное на палубе, а остальная часть делилась между командой и патроном. Как правило, объектом всеобщего дележа были поступления от выкупа знатных пленников и продажи груза, корабля и рабов. Исходя из рыцарского феодального права, морские офицеры имели сложные права на собственность пленных пассажиров и команды. Помимо этого, некоторые члены экипажа имели право на получение предметов, имеющих отношение к их работе. Так, коку передавали кухонные принадлежности, хирургу - медицинские принадлежности и лекарства, а штурману - навигационные приборы.
   Новой силой надолго определившей эгейскую политику стала смена династии в королевстве обеих Сицилий. Уже в 1267 году Карл Анжуйский занял Корфу и заключил союз с латинским императором Балдуином договор в Витербо, по которому к первому отошли сюзеренные права на Ахейю и Додеканесс. Договор был реализован уже в следующем году: 300 морейских рыцарей участвовали в битве при Тальякоццо, решивший судьбу династии Гогенштафенов.
   Результаты договора в Витербо стали сказываться и в Греции. В 1271 г. полководцы Карла Анжуйского герцог Дре де Бомон и граф Барр появились на Пелопонессе, а через два года неаполитанский адмирал де Туси с сицилийскими арабами и французскими наемниками прибыли в Валону. Основные боевые действия этого периода развернулись на Эвбее, где незадолго до этого высадились византийские войска.
   Главным героем этой войны был Ликарио из Кариста, южной баронии Негропонта, который происходил от семьи из Винченцы, которая перебралась после IV крестового похода на остров. Покинув своего сеньора Оттона Кикона, который был сеньором Эгины и Кариста в 1270 году он поступил на службу Гилберта далле Карсери из Вероны, брата триарха центрального Негропонта. При дворе ему удалось завоевать любовь Фелисы, вдовой сестры барона. Однако, этот брак вызвал резкую антипатию к выскочке со стороны владетельного рода далле Карсери, которые вынудили его бежать в Карист. Здесь Ликарио собрал ватагу авантюристов, ставшую известной под названием "черных колпаков", и построил замок Анемопилы ( ворота ветра). Из этой цитадели они нападал на владения триархов и лелеял мечту о мести своим обидчикам. Начало греко-франкской войны показался удобным случаем для мести.
   При поддержке греков Ликарию удалось захватить северную баронию - Ореос и замок Ле Куппа. На помощь делла Карсери пришли неаполитанцы и анжуйцы - в Негропонте высадились отряды Гийома Виллардуэна и маршала Бомона. Последний был разбит под Ореосом, но Ле Куппа открыла ворота ахейским рыцарям. Тем временем, 500 афинских рыцарей помогли деспоту Неопатр отбить очередное нападение византийской армии. Победы так воодушевили эвбейских баронов, что они решили атаковать византийский флот из 73 кораблей, который под предводительством протостратора Алексея Филантропина расположился в заливе Воло.
   Бароны Эвбеи, Мореи и Архипелага собрали эскадру из 18 судов, которая смело атаковала византийцев. Благодаря внезапности нападения успех был на стороне латинян: погибли лучшие моряки греков. Самого Филантропина спасли от смерти только крепкие доспехи. Однако вмешательство сухопутных войск Иоанна Палеолога, отступившего от Фив, решило исход сражения в пользу греков. Во время бегства погибли знатнейшие бароны Эвбеи. Наступил час Ликария, который перешел в православие и принял имя Каристоса Ликариота. Его основным противником стал его шурин Гилберт, который не смог выстоять против "черных колпаков" и византийцев. Вскоре в руках оставались только Негропонт и Красный Замок в Каристе. Эта неприступная крепость, защищавшаяся бургундским рыцарем Оттоном де Киконом, пала после длительной блокады. Михаил Палеолог передал Эвбею как фьеф Ликариоту с титулом мегаскира в обмен на обязательство выставлять 200 рыцарей. К этому времени Фелиса умерла и Каристос женился на византийской аристократке.
   После соглашения 1277 года с Венецией, в котором были защищены права ее эвбейских вассалов, Михаил Палеолог направил флот с десантом под предводительством Каристоса Ликариота и отряды Синадина и Каваллария против латинян Греции. Падение последних крепостей на Эвбее и мир с Венецией не дали возможность Ликариоту начать морскую войну с врагами императора из-за поражения сухопутных войск империи в Фессалии. Для того, чтобы обеспечить себе надежную базу он решил овладеть Негропонтом и возглавил византийские войска на острове, отчасти состоявшие из каталонских наемников. Понимая важность этого города, сюда прибыл победоносный афинский герцог Жан де ла Рош со своими рыцарями. Гилберту и Жану удалось отбросить блокирующую армию на 10 километров от столицы острова, но у замка Филла латиняне попали в засаду, а их предводители пленены. Казалось наступили последние дни Негропонта, но туда неожиданно вошла венецианская эскадра Моросини Россо, а следом за ней отряд племянника герцога Жака де ла Роша. Узнав о пленении своего дяди Жак собрал в Наплии своих рыцарей и прошел путь в 200 километров за одни сутки. Оставшиеся делла Карсери перебрались в Фивы - Негропонт стал частью Афинского герцогства.
   Тем не менее, благодаря этой победе византийцы стали господствовующей силой в Ионическом и Эгейском морях, а Ликариот стал великим дукой флота - это был пик его славы. Он легко захватил братьев Гизи и их остров Скопелос. Его катерги опустошили еще дюжину островов Эгейского архипелага, включас Серифос и Сифнос. Однако, на Лемносе Ликариот столкнулся с генуэзцами Паоло Навигайозо. Только после трехлетеней осады вдова этого генуэзца уступила ему замок в обмен на свободный выход. Что случилось со столь блистательным вельможей после 1285 года история умалчивает - он попросту исчез, а на его место заступил другой пират - Жан де ла Каво с Анафи, который действовал в Ионическом море против анжуйского флота. К 1277 году адмирал де Туси был стеснен греками в Эпире и Албании, а в Аркадии анжуйцы потерпели полное поражение.
   Смерть в 1278 году старого противника Византии Гийома Виллардуэна еще больше дезорганизовала оборону Пелопонесса. Воспользовавшись этим византийцы заняли ряд островов у пелопонесского побережья в том числе Цериго, который через год был освобожден при помощи Венеции. Через три года "Сицилийская вечеря" , смерть Михаила Палеолога и поражение ахейских рыцарей в аркадском ущелье Жерина на время прекратили эту безрезультатную войну. Латинян сильно ослабляли распри и ссоры. Так, одной из основных причин неудачи последнего крупного морского похода Карла II Анжуйского в 1286 году стала свара между Гизи и Санудо, получившая название "войны осла". Она началась с того, что правитель острова Сирос Гильельмо, сын Марко II герцога Архипелага, приобрел у пиратов осла с тавром Гизи. Это послужило причиной нападения Гизи с островов Тинос и Миконос на владения принца. В скором временни Гильельмо оказался осажденным воинственными Гизи. Тем временем, король Неаполя Карл II находился с флотом у берегов Милоса, где встретил Кассандру Санудо, родственницу герцога, потребовавшую вмешательства короля как сюзерена Архипелага. Неаполитанский флот быстро разгромил Гизи, но удобное время для похода на север Эгейского моря было упущено и кампания закончилась ничем. Прошло еще три года безуспешных действий и в 1290 году в Кларенце был заключен мирный договор между Неаполем и Константинополем.
   Это не дало мира: банда каталанских наемников под предводительством де Лория в 1292 году ограбила Ионические острова и берега Мореи, после чего ушла к малоазийским островам. По пути де Лория ограбил Андрос, Миконос, Тинос и Китнос. В 1294 году возобновилась война на Пелопонессе. Сыну Карла II Филиппу Тарентскому сопутствовала удача: в битве у Трипотамоса он разбил морейских греков, причем их предводитель - кефалия Мореи отец Иоанна Кантакузен а погиб. Через два года в войну вступила Венеция. Постепенно лаинянам удалось отвоевать Эвбею: в 1296 году Бонифаций делла Карсери, женатый на Агнессе Кикон, занял Красный замок в Каристе и Лармену. Власть династии на острове постепенно восстанавливалась.Тем временем, в Морее удача вновь отвернулась от латинян: они вновь были разбиты в ущелье Жерина. Его преемник Андроник Палеолог Асан, правивший Мореей почти 30 лет с 1294 по 1321 годы, расширил византийские владения на острове. К концу его правления в руках латинских баронов из 12 сеньорий остались только четыре: Халандрица, Патры, Востица и Велигости.
   Каталанские кампании 1302-1311 годов закончились заменой франкской знати в Афино-фиванском герцогстве арагонской. Из семисот рыцарей шедших в последний бой под знаменем афинского мегаскира Гюи II уцелели только двое - одним из которых был Бонифаций, триарх Кариста, который перешел на службу к завоевателям и получил 13 замков. Его позиции среди каталанов еще более укрепились после женитьбы на его дочери Марулле генерального викария герцогства Фадрике Арагонского в 1317 году. Каталаны еще долго тревожили соседние территории. Одним из объектов их нападений стала Эвбея, триархи которой прибегли к венецианской помощи. Поражение латинян при Кефисе привело к появлению очередной волны переселенцев на острова Архипелага и Морею. Среди переселенцев преобладал латинский элемент. Фадрике, каталанский правитель Афин, создал пиратский флот и грабил острова Эгеиды (Хиос, Наксос , Милос).
   После смерти тестя он приобрел права на одну из терций Эвбеи. Укрепление каталанского влияния шло вразрез с интересами Венеции, которая стала предпринимать меры по укреплению своих позиций по пути из Адриатики в Левант и начало войну против каталанов. Фадрике удалось овладеть не только наследием жены, но и взять Негропонт. Только совместные дипломатические усилия эгейских латинян заставили его очистить столицу острова. Тем не менее, ему удалось отстоять Лармену и Карист и передать ее своему сыну. В 1365 году последний продал эту баронию маркизам Водоницы из венецианского рода Зорзи за 6000 дукатов.
   Другим нарушителем спокойствия стал Гильельм Санудо, виновник "войны осла". Став в 1303 году четвертым герцогом Архипелага, он потребовал у Джакопо Бароцци оммаж за остров Санторин. Однако, последний, будучи губернатором Кандии, отказался принести присягу. Тогда флот Гильельма перехватил судно Бароцци и доставил его на Наксос, где непокорный вассал был заточен в башню. Несмотря на то, что Венеция потребовала освобождения своего чиновника, герцог не думал его отпускать, и, более того, отправил своего сына Никколо захватить Санторин и Ферасию, владения рода Бароцци. Продолжались столкновения и с Гизи: Гильельм отнял у них Аморгос, а Никколо - Миконос.
   Воспользовавшись анархией в Архипелаге появляются новые "рыцари удачи" - Янули да Коронья, захвативший у Джустиниани Сифнос, и Янули Гоццелини, прогнавший с Анафи Фосколо. Эти авантюристы объявили себя независимыми владетелями, но появление венецианского флота быстро образумило их. В 1336 году герцог Архипелага и республика святого Марка определили свои сферы влияния: во владения герцога Никколо I вошли острова Наксос, Парос, Андрос, Антипарос. Иос, Милос, Кимолос, Санторин и Сира. Их вассалы Гоцадини владели Китносом, а Чьяви и Гримани - Аморгосом. Венеция получила сюзеренитет над Тиносом и Миконосом, которыми владели Гизи, Астипалеей, где правили Квирини и Гримани, Кею, где осели Примарини и Джустиниани, а также Серифос с Брагадини и Мичели. С этого момента влияние республики святого Марка на дела Архипелага резко возрастает: из старшего партнера она становится хозяином, что отнюдь не гарантировало мир региону.
   Не способствовала установлению стабильности в бассейне Эгейского моря и деятельность Виньоло де Виньоли. Этот генуэзец, владевший небольшим замком на Родосе в начале XIV века обратился к магистру иоаннитов Гийому де Вилларе с предложением овладеть этим островом. Тот ответил согласием. 27 мая 1306 года преемник магистра Фукэ де Вилларе подписал с Виньоли договор, целью которого было покорение Спорад и Киклад. Через несколько дней в распоряжение генуэзца прибыли 35 рыцарей и 500 солдат Ордена госпитальеров. Высадившись с 6 судов на остров, они быстро овладели обеими его гаванями - Порто-Мерконтильо и Порто-дель Мандраччио. Казалось Родос покорен и можно продолжить экспансию. Однако, их планам не было суждено сбыться: византийцы в течение четырех лет старались отбить Родос. Для этого они привлекли итальянских корсаров Андреа и Лодовико Мориско, одержавших в 1305 году победу над союзными каталанам турецкими пиратами. Стремясь восстановить свою власть в юго-восточном углу Эгеиды император передал братьям права на Родос с прилегающими к нему островами. Несмотря на некоторый успех братьям не удалось отвоевать его у иоаннитов, которых поддержали венецианцы. Во время одного из морских боев Лодовико попал в плен республике св. Марка, а его брат продолжал войну. На помощь к нему империя прислала турок под командованием Галла, но они потерпели в 1309 году поражение. В следующем году флот ордена разбил у острова Аморгос турецкую эскадру. Благодаря этой победе иоанниты прочно утвердились на Родосе и семи соседних островах. Тогда же Андреа Мориско прекратил попытки отвоевать его у иоаннитов. Тем не менее, оба корабля Андреа действовали против венецианцев и каталанов в Эгейском и Ионическом морях до 1320 года.
   Захват Родоса и окрестных островов оказался единственным успехом этой широко задуманной морской экспансии Виньоли, который обманулся в своих надеждах стать властителем Архипелага. Он даже потерял свои владения на острове, когда орден перенес свою резиденцию и стал его сувереном с подачи папы Климента V. Другим новым фактором опасности на море стали сельджукские эмиры Айдына и Ментеше, которые начиная с 1300 года стали регулярно совершать нападения на острова Эгейского моря. Правители Айдына в качестве своей морской базы использовали Анайю, верфь которой была заложена еще Джованни де ла Каво. Со временем христианам удалось блокировать айдынских эмиров, захватив Смирну. Эмиры Ментеше почти сразу оказались втянуты в постоянное противоборство с родосскими рыцарями и не могли расширить пределы своих набегов далее Киклад. Усиление мусульманских пиратов привело к подписанию 6 сентября 1332 года союза между Византией, Венецией и Орденом против турок. Через два года к нему присоединились Кипр, Франция и папа. Правда, через двадцать пять лет в его составе остались только Орден, Кипр и Венеция.
  
   8. Под сенью крылатого льва.
  
   Потеря части владений на Пелопонессе, занятых византийцами, и рост военной активности заставили Веньеров пересмотреть свое отношение к управлению островом. Если ранее представителей их рода можно было видеть в рядах латинских армий, оспаривающих у греков первенство на море и на суше, то теперь они более озабочены защитой своих владений. Уже поход Каристоса Ликариота показал им уязвимость острова. Захват Джованни де ла Каво венецианского судна на рейде в Монемвасии, несмотря на запрет императора, показал тщетность попыток обеспечить безопасность владений Веньеров путем соглашений с Константинополем. Хрисовулы Палеологов ничего не значили по сравнению с грубой силой, полагвшихся только на себя корсаров вроде Кривициота Родосского или де ла Каво. При попустительстве императорских властей соседняя с островом Монемвасия становится настоящим пиратским гнездом. Так, в 1277 году ее жители участвуют в нападении де ла Каво на венецианцев. В последнем десятилетии XIII века здесь часто останавливаются такие известные корсары, как Яков Формикен, Георг де Мальвазия, Иоанн Кертез, Иоанн Скало и Георг Матричери.
   Утрата Веньерами округа Монемвасии была только первым сигналом внешней опасности. Набеги каталанов 1292 и 1314 года на остров только подтвердили нараставшую опасность. С этого времени между первыми и республикой св. Марка шла упорная война. С этого момента все усилия Веньеров направлены на сохранение своей маленькой монархии. Первым шагом новой семейной политики стало отстранение Эвдемоянов от наместничества и включение их земель непосредственно в домен. Вследствие этого доля земель контролируемых непосредственно маркизами до 13 каратов. Впоследствии на трех из них были поселены гасмулы, бежавшие из Афин после каталанского завоевания в 1311 году. Опасность со стороны Фадрике Афинского привела к закладке в 1316 году замка Цериго на месте прежних византийских укреплений у Капсали, где возникло поселение беженцев из Афин. Несмотря на то, что Венеция и каталаны периодически заключали перемирия ( например. В 1319 и 1321 годах), они были непрочными, и угроза венецианским вассалам все равно сохранялась.
   За короткое время маркизам Цериго удалось укрепить обороноспособность острова и даже вновь начать активную политику. Начиная с 1311 года, корабли Веньеров нападали на земли Афино-фиванского герцогства. Предлогом для них служила война между каталанами, Венецией и Пизой. Перед глазами многих пиратов того времени стоял образ капитана Маринелло, грабившего с Крита византийские суда в конце XIII века. Согласно легендам, ему за время своих нападений удалось награбить 400000 иперперов. Галеры Веньеров доставляли пленных на Крит, где продавали в рабство. Даже перемирия не снижали активности маркизов Цериго. В связи с этим, их в 1335 и 1340 годах вызывали в венецианский Сенат для дачи объяснений. Понимая значимость Цериго для республики, как форпоста в Ионическом море, Веньеры оба раза проигнорировали вызов.
   Корабли с Цериго приняли участие в антипиратской кампании 1334-1335 годов у берегов Малой Азии, в которую вошли герцог Архипелага и иоанниты. При негласном участии Генуи эта лига в 1336 году развязала войну против византийцев и заняла остров Митилену. Однако, появление имперского флота из 84 кораблей быстро остановило агрессию и привело к распаду лиги. Через некоторое время военные действия против корсаров продолжались. К флоту Родоса присоединились отряды с Кипра. В 1341 году их объединенные силы захватили остров Нисирос, где укрепился итальянский аристократ Лигорио Ассанти, промышлявший пиратством. В 1344 году отряд с Цериго принимает участие во взятии крестоносцами Смирны. В том же году Веньеры участвуют в походе на помощь Наксосу, осажденными турецкими и генуэзскими пиратами. Благодаря помощи новый герцог Архипелага Джованни смог отстоять свой замок. Еще через шесть лет корабли Крита, Цериго и Архипелага перехватывают генуэзские корабли. Однако, эта война неудачно сложилась для герцога Джованни, который попал в плен к генуэзцам и был отпущен только в 1355 году. Одновременно с активной морской политикой Веньеры стараются расширить свое влияние на Крите. Эта их деятельность приводит к участию в 12-м антивенецианском восстании (1363-1367 году).
   С началом восстания Цериго был занят войсками Венеции. В следующем году все Веньеры были выселены с острова в Венецию. Только после многочисленных ходатайств в Большом Совете Венеции, в 1395 году Веньерам удалось вернуть 11 каратов из 24 ,а остальные перешли республике. Управление островом было сохранено в их руках, поскольку республике нехватало сил и средств самой удерживать Цериго. Помимо всего прочего правительство Адриатической республики учитывало авторитет Веньеров среди греческих архонтов Мореи.
   Возвращение Веньеров к власти произошло в сложных политических условиях. Старая династия герцогов Архипелага, основанная Марком Санудо, закончилась в 1383 году, когда последний герцог был свергнут и убит владетелем Милоса ломбардцем Франческо Криспи. Последний заручился поддержкой бальи Негропонта, передав его сыну Пьетро острова Сирос и Андрос, отнятый у Марии Санудо, сводной сестры последнего герцога. Она получила остров Парос и была выдана замуж за Гаспара Соммарипу.
   Каталанское правление в Афинах с 1387 года было свергнуто Нерио Ачайоли. За год до этого Венеция начала постепенно усиливать свой контроль над Ионическими островами, разместив свой постоянный гарнизон на Корфу. Еще ранее, в 1353 году вассалы республики св. Марка овладели островами Кеффалонией, Занте и Итакой и претендовали на остатки владений Ахейского княжества. В Морее Иоанном Кантакузеном был основан деспотат - автономное византийское княжество, а остатки Ахайи были захвачены дружиной наваррских авантюристов под предводительством Сан-Суперана. В море господствовали турецкие корсары. Попытки Сан-Суперана продать Ахейю Ордену Иоаннитов продлили агонию франкских баронов в Ахейе до 1405 года.
   Несмотря на турецкую опасность христианские правители продолжали ссориться между собой и привлекать отряды османов для силового решения вопросов. Так поступил Сан-Суперан, пытаясь занять Мистру, так поступил и Павел Мамона, борясь за господство над родным городом с кастеляном Корона Пьетро Гримани. В 1395 году генуэзец Андреа де Ломеллини в водах Китиры ограбил судно своих соотечественников. Распрями и всеобщей враждой воспользовалась Венеция, расширившая свою экспансию на Пелопонессе: в 1388 году она заняла Навплию и Аргос, а в 1419 - Патры и Монемвасию. В этих завоеваниях владетели Ионических островов Токко и Веньеры, имевшие большое влияние в городах Пелопонесса, сыграли не последнюю роль, но действовали если первые действовали как независимые сеньоры, а вторые - как агенты Адриатической Республики. К 1429 году весь полуостров оказался в руках греков и венецианцев.
   Венецианская экспансия продолжалась и в Архипелаге. По завещанию последнего Гизи непосредственно к республике отошли Тинос, Миконос и Делос в 1390 году. Острова были настолько опустошены пиратами, что уже в следующем году они были проданы. В 1413 году их владельцами стали Квирини с Астипалеи, которые попытались переселить жителей на свой остров. Однако, протесты жителей против этого вызвали вмешательство Венеции, которая назначила своего ректора и положила основание прямым своим владениям в Архипелаге.
   В 1437 году венецианцы решили занять остров Андрос, барон которого Андреа Зено умер, не оставив мужского потомства. Еще раньше - при первом бароне Пьетро Зено - они получили от него остров Сирос, который долгое время был предметом торга между Герцогами Архипелага и ресубликой Святого Марка. С большим трудом герцогу Франческо удалось отстоять свои права на остров. Для того, чтобы избежать новой конфронтации с метрополией регенты нового герцога Архипелага срочно объявили о помолвке наследницы Зено и юного герцога. Венецию этот вариант не устраивал и она выдвинула нового претендента на Андрос - сына Марии Санудо и Гаспаро Соммарипы с Пароса - Крусино, который к тому же владел одной из триархией Эвбеи и был тесно связан с республикой. В 1440 году внук последнего герцога из рода Санудо получил Андрос, который его потомки сохраняли до 1566 года.
  
   9. В составе республики святого Марка.
  
   В 1461 году остров наводнили беженцы с Пелопонесса, отступавших под давлением войск Мехмеда II. Вторжение османов в Морею вызвало неоднозначную реакцию у греческой знати, укрывшейся на полуострове после падения Константинополя. Часть архонтов подчинилась туркам, рассчитывая на сохранение привелегий, но другие оказали сопротивление захватчикам. Большинство замков, расположенных внутри страны пало, но прибрежные города удержались. Среди них была и Монмвасия, пригласившая для защиты испанца Бертрана де Лупо. Его фуста ( парусно-гребное судно) с 1452 года терроризировала венецианских купцов. Однако, вскоре стало ясно, что городу не удержаться без поддержки крупной морской державы и в него вошли венецианские войска.Утвердившись в Монемвасии и обладая еще несколькими крепостями на Пелопонессе венецианцы осознавали слабость своих, в первую очередь людских, ресурсов. Падение Негропонта в 1470 году стало тревожным сигналом для республики св. Марка. Против стотысячной армии турок с двумя десятками осадных пушек они смогли выставить только 2500 местных ополченцев, семьсот рекрутов с Крита и 500 далматинских наемников под командой капитана Томмазо. Осада длилась 17 дней - с 15 июня по 2 июля. Во время последнего, четвертого штурма к осажденному городу подошла венецианская эскадра Никколо да Канале. Однако, венецианский адмирал побоялся атаковать турок и крепость пала. Из защитников крепости спаслись только 8 человек. Впоследствии, трусливый адмирал был наказан, но это не вернуло остров Венеции.
   С этого момента венецианская политика резко изменилась. Правительство республики стало поощрять заселение своих колоний беглыми византийцами. С этого момента и до начала 16 столетия Китера и Монемвасия фактически перешли под власть знатных морейских архонтов, бежавших от турок. Замок св.Дмитрия стал резиденцией новых правителей острова, а поселение вокруг него сильно разрослось. Это был период расцвета городка, в котором проживало около 800 жителей и насчитывалось 72 церкви и часовни. Земельные владения рода Веньеров сохранялись на острове до 1502 года.
   Важную роль в сохранении власти христиан на Ионических островах сыграл Антонио Токко долгое время воевавший с османами на море при поддержке венецианцев. Несмотря на частичные успехи, турецкий флот так и не смог заставить его признать вассальную зависимость от султана. По миру 1484 года наследник Токко - Венеция согласилась выплачивать дань султану за остров Занте.
   В начале XVI века Адриатическая республика вследствие растущей османской угрозы изменила свою внутреннюю политику на подвластных ей территориях. Следствием ее стала ликвидация той автономии, которыми обладали ее подданные, и унификация системы управления. Исключение составили герцоги Додеканеса Криспи, сохранившими независимость до 1566 года, когда были вынуждены признать вассальную зависимость от султана. В 1502 году венецианский отряд оккупировал остров, конфисковав поместья потомков византийских аристократов в пользу республики. Вместе с ними во владение республики перешли земли Веньеров. Знать эмигрировала с острова и на нем остались только крестьяне и республиканские чиновники.
   В 1503 году венецианский ректор острова реконструировал стены замка в Хоре с целью защитить жителей острова от набегов турецких пиратов. В это время в водах Ионического моря действовали пираты двух реисов Комазотти (ок. 1496 года) и Кемаля (с 1499 по 1505 годы). В 1514-1522 годах в водах острова появлялись корабли реиса Курд Оглу, ставшего впоследствии командующим флотом султана Селима. Угрожали венецианским владениям и испанцы, недовольные тем, что республика торгует с неверными. Так действовал в 1506 году капитан Лопес, который крейсеровал между Мальтой и Цериго, осуществляя репрессалии против подданых св. Марка, торговавших с мусульманами. По его стопам пошли Фламинио Орсини делла Ангуиллара, Воевать против светлейшей республики было черезвычайно выгодно, но опасно: пойманных корсаров независимо от их подданства венецианы заключали в тюрьму и даже инога казнили. Так, мальтийский рыцарь Филиппо Маццо был в 1534 году приговорен к смертной казни. Неаполитанский дворянин Антонио Амадей Вентимилья барон Валлонга, действовавший в ионических водах, также попал в плен к венецианцам и был пожизненно заточен в крепость. Однако, сохранялись отдельные пираты-христиане, которые грабили всех без разбора. Одним из них был неаполитанец Жуан Томазо, ограбивший не менее четырех кораблей единоверцев.
   Согласно проекту, представленному венецианскими инженерами, замок должен был защищать окружавший его городок от пиратов. Он состоял из нескольких зданий: казарм, резиденции коменданта, складов и жилых зданий. Во время турецких набегов многие из жителей и защитников острова находили убежище. Под прикрытием пушек крепости в ее окрестностях - Месса Борго, местными жителями были построены церкви божьей матери Орфани, св.Триады, божьей матери Миртидиотиссы, св. Иоанны и Пантократора,св.Креста и св.Анны. В замке помимо казарм были построены дома местных жителей и склады купцов.В 4 километрах к северу от замка расположен Кандунский мост, перестроенный англичанами в 19 веке, а к югу бухта Капсали.
   Усиление османской военной мощи в бассейне Эгейского моря произошло в середине тридцатых годов XVI века, когда на службу султана перешли берберские пираты Хайреддина Барберусса. В 1536 году его эскадра напала на Наксос, который был вынужден платить дань Стамбулу. В следующем году Хайреддин Барберусс раззорил Миконос и Тинос и показался у берегов Цериго. Он без сопротивления захватил столицу острова - поселок и крепость св.Димитрия и полностью разрушил их. Пираты увели в рабство 7000 жителей острова, убив остальных. Некоторые женщины, чтобы не попасть в руки пиратов, вместе с детьми бросались в ущелье Каки Лангада с восточной стены замка св.Димитрия. Некоторые уцелевшие жители острова укрылись в большой пещере в этом ущелье, но погибли от удушья, поскольку пираты развели огонь перед ее входом, дабы выкурить ее защитников. С тех пор это ущелье считается проклятым. После этого погрома город св.Дмитрия никогда не восстанавливался. Только руины напоминают о средневековой столице острова. Битва при Превезе, состоявшаяся 25-28 октября 1538 года, сделала турецких пиратов хозяевами в Ионическом и Эгейском морях на тридцать лет. Несмотря на превосходство соединенного флотов Генуи, Венеции и Испании, насчитывавшего 130 галер и 30 парусных кораблей, 140 галер и галиотов Хайреддина Барберусса, реисов Салиха и Тургута держали боевую линию и заставили христианского адмирала Андреа Дориа подать знак отступления. Несмотря на это на остров продолжали прибывать колонисты из местностей, где господствовали турки. Так, в 1551 году переселенцами с Пелопонесса была построена церковь божьей матери Контелоту в Ливади.
   Несмотря на морское превосходство турок христианские пираты продолжали свои набеги. Одним из наиболее известных в то время был генуэзец Чигала, владевший быстроходным галеоном с 22 пушками и 300 человек команды. С 1551 года он стал грозой мусульманских судов в Ионии. В 1557-59 годах он охотился за венецианцами и французами у берегов Крита и Кипра. В 1561 году после неудачного похода на Джербу его прекрасный галеон сел на мель вблизи Цериго и был захвачен эскадрой реиса Тургута. Поменяв веру Чигала под именем Синан-паши стал известным турецким флотоводцем.
   В 1564 году галера Матурина д'О де Леку Ромегаса, происходивший из семьи графов Арманьяк, захватила к северу от Цериго галеон евнуха султана с грузом свыше 80000 дукатов. Постоянные потери подобного рода постоянно напоминали османам о том, что христиане по-прежнему контролируют морские пути Восточного Средиземноморья. В следующем году османская армада проследовала мимо Цериго в сторону Мальты. Понимая, что следующий удар будет нанесен по венецианским крепостям, ее правители продолжали укреплять их. Так, в 1565 году венецианцы укрепили оборону острова, построив дополнительно замок в Авлемоне в 32 километрах от Хоры. Был реконструирован и замок в Милопотамосе, который стал столицей острова еще после падения крепости св.Димитрия. В замке проживали семьи нобилей острова, располагались склады и пищевые предприятия. В замке была капелла и несколько церквей: св.Анастасия, св.Иоанна Крестителя, св.Косьмы. Была усилена артиллерия острова и пополнен его гарнизон. Эти меры были приняты очень своевременно: в 1566 году герцог Архипелага стал вассалом Османской Империи и на его островах появились турецкие чиновники. В награду за капитуляцию потомки латинян и их епископы сохранили свои привилегии. До сих пор на островах Наксос, Тинос и Санторин сохранились католические общины, ведущие свое происхождение от франков.
   В начале Кипрской войны мимо берегов Цериго проследовала испано-венецианская экспедиция. Ее неудача привела к тому, что к востоку от Крита морское господство перешло к османам. Двигавшиеся к Лепанто эскадры мусульман нападали на остров и грабили его жителей. Даже победа христианского флота не помешала очередному нападению турок на Цериго. Беспощадная морская война в водах Ионического моря привела к обезлюдению острова. Овладев в 1571 году инициативой, венецианцы укрепляют остров, как основную базу, контролирующую путь на Крит. Укрепляют свои позиции и турки, полностью инкорпорипровав в 1579 году Архипелаг в состав империи. Только мелкие острова - Сифнос, Китнос, Кимолос, Полинос, Фолегандрос, Гярос и Сикинос сохранили собственных владетелей - род Гоцадини. Этим шагом турки обрели прочные позиции в Эгейском море и приступили к нападениям на берега Крита. У Венеции оставался только один остров в Архипелаге - Тинос.
   Начиная с 1578 года в Ионическом море действовал рыцарь св. Стефана Фабио Галерати, назначенный герцогом Франческо Медичи адмиралом. Его действия сужили причиной постоянных нот султана сенату Венеции. Высокая Порта требовала от светлейшей республики пресекать пиратские действия рыцарей. Соглашаясь в принципе с требованиями султана, венецианцы даже в мирное время атаковали его суда. Так, их патрульная эскадра под командованием Пьетро Эмо захватила три триполийские галеры, огибавшие мыс Малея, с богатым грузом. Для того, чтобы оправдать внезапную атаку венецианцы сообщили, что считают их пиратами. После сражения все живые на борту были убиты, но одному члену экипажа удалось доплыть до берега и сообщить о происшествии в Стамбул. Стремясь избежать конфликта, Сенат Венеции присудил Эмо к смертной казни за пиратство. Инциндент был исчерпан, но сокровища не возвращены.
   В феврале 1583 года к берегам Цериго прибило галеру мальтийского рыцаря дона Диего Броккиеро де Анайю, который незадолго до этого захватил два турецких судна с добычей от 80 до 100 тысяч дукатов. Губернатор Цериго, не в силах противостоят силам Анайи, впустил эту эскадру в гавань. Пытаясь завладеть трофеями хитрый веецианец послал гонца в Модон за подкреплениями. Внезапно подошедшие два веницианских корабля изменили соотношение сил в пользу республики Св. Марка. Брокиеро де Анайя с двумя сотнями своих солдат сдался в плен. На следствии проведенном венецианцами выяснилось, что галера Анайи была за год до этого захвачена у англичан. Суд признал рыцаря виновным в пиратстве и конфисковал его груз, а самого его посадил в тюрьму. Через некоторое время испанскому послу удалось вызволить дона Диего из венецианской тюрьмы. С этого момента Броккиеро де Анайя стал ярым противником республики Святого Марка: командуя пятидесятипушечным галеоном и 500 солдат он в 1587 году захватил три венецианских корабля, что побудило Сенат Адриатической республики обратиться к папе с жалобой на "разбойников, щеголяющих крестами". Рыцари Святого Стефана активно действовали в водах Цериго и позже, причем их жертвами были как турецкие, так венецианские корабли. Так, корсары Жак Гермен и Агустино Фаэнзо захватили в 1606 году два венецианских корабля, следовавших из Греции на Крит. Тогда же рыцарь св. Стефана Джакопо Ингирами, имея в своем распоряжении пять галер, захватил несколько турецких судов и разграбил острова Нисирос и Превезу. Добыча была продана на Ионических островах. Его корабли на протяжении следующего десятилетия еще несколько раз посещали воды Эгейского моря, часто останавливаясь у берегов Цериго для того, чтобы пополнить свои запасы и реализовать награбленное. В 1607 году Греция подверглась набегу мальтийских рыцарей под предводительством фра Синьорино Гаттинаро. Среди них был известный английский авантюрист сэр Энтони Шерли. Это было первое посещение британскими военными кораблями акватории Цериго. В 1620 году солдаты Гаттинаро разграбили пелопонесский городок Гастоуни, лежавший против Занте.
   В 1592 году на узком склоне построена капелла св. Иоанна Теолога около Капсали в 2.5 км к югу от Хоры. Она известна на острове под именем св.Иоанна на обрыв и построена в честь Апостола Иоанна, который по легенде, проживал здесь по дороге в Патмос и написал часть Апокалипсиса. Крутой склон делает достижение капеллы сложным, но вид оттуда компенсирует
   Трудности пути. Пилигримы собираются у церкви 29 августа и стоят на уступах перед церковью.
   В течение всего 17 века остров, несмотря на ужасающие разрушения вызванные землетрясением и наводнением 1629 года, заселяется беженцами из восточных венецианских владений. Начавшаяся в 1645 году осада Кандии на целую четверть века превратила Цериго в передовую базу снабжения острова. Одной из главных причин этого вторжения стал факт использования венецианских портов галерами мальтийских рыцарей, действовавших против османской торговли. Накануне падения Кандии Цериго посещает очередная эскадра мальтийских рыцарей, возглавляемая Франческо Марией Кафаро. Его шесть галер смогли перехватить у берегов Крита три парусника, на одном из которых был наследник алжирского дея Мехмед Бей. В результате столкновения корабль Мехмед Бея был захвачен., а он попал в плен. Мальтийская тартана Паоло Кутиара появилась в водах Цериго в 1708 году.
   В 1715 году началось новое морское наступление турок форты Эксабурго на Тиносе и Капсали на Цериго сдались на капитуляцию их комендантов Бальби и Марсели. По Пожаровецкому миру остров возвращен Венеции и его захлестнула новая волна переселенцев, боявшихся преследований турок. Они прибывали из внутренних районов Пелопонесса -Мани. Так, в 1725 году ими в Гремносе построена церковь св.Георгия.
   Несмотря на перемирие пиратские действия мальтийцев в водах Цериго продолжались. В 1739-41 гг. в этом районе действовал Джеронимо Прециоси, а после него Франческо ди Натале.
   Несмотря на политическое и социально-экономическое положение, особенно после 1750 года, основные элементы населения Цериго слились в единую общность. Несмотря на землетрясение 1750 года, унесшее жизни 2000 островитян, опустошительный рейды алжирских пиратов в 1753 (когда численность населения упала с 10000 до 6000 человек) и 1757 году численность населения острова росла. В 1766 году овчар Виарос нашел икону св.Мони. В тот же год началось переселение греков из Смирны на остров. К концу 18 века численность населения находилась на уровне 9000 человек.
   Венецианское управление островом переживало кризис. Правителями Цериго стали назначаться аристократы: Винченцо Беббо в 1782 году и Давид Тривизиан в 1784 г. При нем , в 1785 году была перестроена капелла св.Софии. В 1788 году молния разбила церковь св.Мони. Это было знаком окончания венецианского господства. В 1788-1789 Ламброс Кацонис, герой антитурецких восстаний, дважды посещал Цериго и начал создавать органы местного самоуправления.
  
   11. Русские и французы.
  
   28 июня 1797 года французы оккупировали остров, который стал частью Республики по миру в Кампо-Формио 17 октября 1797 года. Гарнизон был невелик - всего 120 человек, занявших старые венецианские укрепления: замки Авлемон и Милопотамос, крепость Хоры с 30 пушками. Французы усиленно насаждали "деревья свободы" в Хоре и Потамосе. Они нашли изображение Афродиты Китерии. В 1798 году произошло сильное землетрясение, в Милопотамосе упал крест св.Харлаама - конец французской власти.
   К острову подошли 40 русских и турецких судов и остров занял русско-турецкий десант, который разбил французов в бою при Кастелли. Русские покинули остров в 1809 году
   после того, как 21 мая 1800 года по Константинопольскому договору Китера вошла в Ионийское государство под протекторатом султана.
   С середины 18 века по середину 19 века население Цериго пополнялось за счет беженцев из Османской империи и к 1864 году составило 15000 человек расселенных в 60 деревнях.
   К концу 19 века численность жителей острова снизилась до 13000 человек.
   Святой монастырь расположен на северо-западе деревни Диакофти в 30 км от Хоры. Он построен в 1840 году и посвеящен Господу Спасителю. Согласно традиции, главная икона монастыря найдена среди кустов пастухом в 1759 году. Пилигримы собираются у монастыря 6 августа.
  
   Краткая информация об острове.
   Географическое положение: Расположен в 12.5 морских милях от мыса Малея в Лаконии и в 120 милях от Пирея, южной точки Пелопонесса. Площадь - 284 кв.км, длинна береговой линии - 52 км.
   Порты - св.Пелагии и Капсали. Столица - Хора (Цериго).
   Население - 3000-3500 человек ( в начале века - 2500).
   Административное деление 12 дистриктов и 8 муниципиалитетов: Арониадика, Каравас, Карвунадес, Китера, Ливади, Логофениатика, Милопотамос , Потамос.
  
   Климат острова мягкий и здоровый. Зима мягкая, температура низко не опускается. Лето прохладное и прекрасное, госпудствует ветер с севера. Поверхность представляет собой горное плато, состоящее из двух параллельных хребтов с вершинами Дигенис(490 м) и Мирмигари(506 м), с круглыми холмами и скалами, рассеченое несколькими плодородными долинами и лесистыми ущельями.
   Единственная река - Фонисса, названа из-за гибели в ней девочки, которая подскользнулась и упала в воду. На реке находится водопад Нереида(с водяной мельницей).
   Эндемичный цветок "семпревиво".
  
   Достопримечательности:
   Озеро и ущелье Лангада, ущелья Каравас, Амирали, Фонисса Милопотамос, Митата
   Красивые места: Виарадика, Миртидиа
   Источники: Милопотамос, Петруни, Палеоваскина,Портокалия и Амирали в Каравасе,
   Митата, Виарадика, Очелес, Мана Синдриваниу в Манитохори, Мангана, св.Пелагии .
   Наиболее живописным является источники Каравас, протекающий в 35 км от Хоры в одноименном ущелье. Здесь же расположена и деревня Каравас. Кристально чистые ключи оплодотворяют окрестностные миндальные сады и платановые и эвкалиптовые леса. Наиболее известным среди них является источник Эмир Али, названный по имени турецкого мухтасиба, умершего в этом месте во время турецкой оккупации.
   Гражданской архитектуре острова свойственен своеобразный стиль близкий к кикладскому. Венециаское влияние не наложило особого отпечатка на архитектуру селений, которым свойственен белый цвет (который присущ архитектуре Киклад). Церковная архитектура близка вк византийскому и пост-византийскому стилю с фресками и иконами. Фортификационные сооружения острова венецианского происхождения.
  
   Сельское хозяйство: оливки, виноград, лук, миндаль, овощи и фрукты, лемоны и фиги, вино и мед, экспортируются оливы и мед (из чебреца).
   Местная кухня вкусна и высокого качества.
   На острове выпекается особый вид хлеба - ксеротигана.
   Изготовляются сладости: миндаль в сахаре,"безедес"
  
   Общественные события:
   Церковные праздники: Миртидион ( в воскресенье между 15.08 - 24.09 - в честь патронессы Цериго, в Ливади), Св.Элеса (1.08 в Хоре), Св.Мони(6.08 в Авлемоне), св. Теодора (12.05) - св.патрон Цериго, св.Анаргири(1.07), св. Николая (6.12. в Авлемоне), св. Марии(17.07 в Авлемоне), св. Георгия (23.04 в Каравасе)
   В августе проводится винный фестиваль в Митате, караватика в Каравасе и ярмарка скотоводов в Фратисии
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Кошкина, "Академия Алых песков. Проклятье ректора"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) А.Ефремов "Мертвые земли"(ЛитРПГ) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) С.Суббота "Шесть секретов мисс Недотроги ??????"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 4"(Уся (Wuxia)) С.Казакова "Жена-королева"(Любовное фэнтези) О.Обская "Невыносимая невеста, или Лучшая студентка ректора"(Любовное фэнтези) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) А.Белых "Двойной подарок и дракон в комплекте"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"