Оленик Виктория: другие произведения.

Хранитель Зеркал

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
  • Аннотация:

    Аннотация:

    Если кто хоть раз встречал Хранителя Зеркал, тот знает, что ничем хорошим это не заканчивается. Он следит за тобой в отражениях, ему подчиняются спириты, он вечен и не забывает обид. И если ты стоишь у него на дороге, тебе не повезло вдвойне. Пусть даже стоишь не по своей воле. Пусть даже и рад бы стоять где-нибудь еще.
    Арианна охотно отошла бы в сторонку, но ее прошлое слишком тесно связано с Хранителем Зеркал. Или Арианна станет пешкой в игре, или лишится всего. Есть лишь один человек с ответом, как быть, - ее отец, вот только он умер два года назад... а может быть, и не умер. И кажется, единственный, кто может узнать точно, это самый молодой и самый пренеприятный мастер-Страж за всю историю Леоры.

    Это фэнтези, тут немножко стимпанка, романтики, боевой магии и... эээ, мира духов. Ну и зеркала, разумеется. Два повествователя. Не могу сказать, что в итоге выйдет, а может, и не выйдет, - там, как пойдет.
    След. обнова будет в начале апреля, а то не успела до конца месяца



Вставка от Ардиана от 24-02-18

Последнее обновление


ХРАНИТЕЛЬ ЗЕРКАЛ

Оглавление

Пролог

Глава 1. Арианна

Глава 2. Ханна

Глава 3. Арианна

Глава 4. Арианна

Глава 5. Ханна

Глава 6. Арианна

Глава 7. Арианна

Глава 8. Ханна

Глава 9. Арианна

Глава 10. Арианна

Глава 11. Ханна

Пролог

  
   Ее худшие подозрения оправдались.
   Женщина последний раз кинула взгляд на маленького сына, стоящего у зеркала. Волосы до плеч, красивое лицо, гордая осанка... он так отличался от своего отражения. Оттуда, из глубин зеркального мира, смотрело другое лицо, чуждое и враждебное. Лицо не мальчика - юноши. Будто сын остался ребенком, а отражение выросло.
   Мальчик присел и, тихо напевая, начал рисовать. Но его отражение осталось стоять. Медленно повернув голову, юноша в упор посмотрел на женщину, и тонкие губы изогнулись в усмешке. Глаза вспыхнули злым весельем.
   - Какая досада, - прошептал он.
   Женщина, вздрогнув, резко закрыла дверь и прислонилась к ней спиной. Слезы катились по щекам, дыхание прерывалось. Она должна была сделать это.
   - Прости меня!
   Она вытерла слезы и, обернувшись, быстро повернула ключ в двери. Замок тихо щелкнул. Пути назад не было.
   Женщина положила ключ в карман и, накинув на белые волосы шаль, поспешила к выходу. Она почти бежала, звук каблуков эхом отдавался от стен. В тишине звучал уже одиннадцатый удар часов.
   - Мамочка?
   Женщина остановилась, испуганно прижав к губам руку. Ее сын, только что запертый в комнате, лишенной окон и других дверей, стоял на пороге. Темная фигурка, за которой скользил лунный свет, подняла голову. В больших глазах мелькнула пустота, и они злобно сощурились.
   - Мамочка, - сладко и ядовито прошептал сын. - Ты же не сделаешь мне больно, мамочка?
   Задыхаясь от ужаса, женщина попятилась. Сын молча ждал, и она не выдержала. Развернувшись - юбка хлестнула по ногам - она бросилась к запасной двери. Она должна успеть! Должна - или все потеряно!
   - Никуда ты не пойдешь, Оливия!
   Он уже ждал ее. В глазах сверкала ярость, зрачки полностью утонули в пустоте. С недетской силой толкнув мать, так, что она пошатнулась, он резко захлопнул дверь и медленно, не отрывая взгляда от лица женщины, повернул ключ в замке.
   - Собралась предать меня?! Собралась предать Братство?
   - Ты не человек! Ты чудовище! - выкрикнула женщина. - Когда-нибудь ты заплатишь за все, что сделал!
   - Я уже заплатил сполна, - жестко отрезал мальчик и сделал шаг вперед. - Вечность, проведенная в ловушке, в компании собственных отражений, доказала, что есть вещи похуже смерти.
   - Когда Хранители вернутся...
   - Они никогда не вернутся! - заорал мальчик, в ярости ударив по зеркалу. Отражение юноши треснуло, но глаза, полные гнева, ненависти и боли, не дрогнули. - А ты заплатишь за предательство, Оливия, клянусь.
   Глаза с их черной, нечеловеческой пустотой, затягивали в себя, проникали в разум и сердце, порабощали. Женщина взмахнула руками и, споткнувшись о ковер, упала. Из кармана выпал золотистый ключ и, тяжело звякая, покатился по полу, прямо к ногам сына.
   - Прошу тебя, я не хотела...
   Мальчик задумчиво посмотрел на ключ, и его лицо перекосилось от ненависти.
   - Лгунья!
   Он пинком отшвырнул с дороги ключ. Налетел ветер, взлохматив волосы сына, и он глубоко вдохнул, мгновенно меняясь в лице. Ненависть исчезла, появилось равнодушие. Сделав шаг к матери, он наклонил голову, будто коршун в ожидании добычи, и провел языком по губам.
   - Мы с тобой немного поиграем. Это будет веселая игра. Если выиграешь ты, я тебя отпущу. Если выиграю я, твоя душа будет мне хорошей наградой... Почему ты плачешь, мама? Я тебя расстроил?
   - Прекрати! - Женщина поползла к стене, слезы градом катились по ее щекам. - Прошу тебя, пожалуйста, не надо!
   - Я всего лишь заберу твою душу. Это не больно, - он развернул ее лицо к себе и посмотрел в глаза. На губах показалась улыбка, и милые ямочки украсили щеки. - А может, и больно.
   Женщина завопила, задергалась, пытаясь вырваться. Но сын, крепко держа ее за подбородок, дождался, пока крики стихнут.
   - Не стоило вставать у меня на дороге, Оливия. Я же говорил.
   Мальчик отпустил женщину и выпрямился. Испуганно сжавшись в комочек, Оливия принялась раскачиваться взад-вперед, но лицо сына не смягчилось. Он внимательно посмотрел на женщину, в ее пустые глаза, и сунул руки в карманы.
   - Какая досада, - шепотом повторил он.
   Часы ударили последний раз. Стрелки щелкнули, и замерли на цифре двенадцать.
  
  

Глава 1

Арианна

  
   Туман стелется под ноги, расползаясь из ночной тьмы по улицам. Тени, шепчась в темноте, подкрадываются ближе и ближе. Кровью затопленные улицы ведут вглубь города, туда, где вспыхивают пламенем дома, и огонь взметается к черному небу.
   - Азар, - выдыхаю я, и имя, будто лед, замирает в воздухе.
   - Наивно было думать, что я тебя не найду.
   Они становятся в круг, отрезая пути к бегству. Они подчиняются ему, как гончие псы хозяину. Трусливые, жалкие твари, погрузившие мир во мрак!
   Рука ищет меч, но его нет, как не было и тогда. Вместо меча - старый нож. И это единственное, на что я могу надеяться.
   - Ты бежала от меня столько лет. Ты могла спасти их всех, но ты спасала себя. - Каждое его слово, как яд, вливается в сердце, переполняя его виной, ненавистью, отвращением к себе.
   Рука разжимается, и я падаю на колени, зажимая уши руками. Но бесполезно, его слова звучат в голове, звучат во мне - это мои слова.
   - Это ты убила их. Ты убила их. Ты убила их. Ты...
   Шепот раздается вокруг, сотни, тысячи голосов... они сжимают кольцо, сверкая красными глазами из-под масок. Они все похожи на него, и я знаю: они правы.
   - Ты - маленькая предательница, - улыбаясь, он поднимает мое лицо, и я безвольно позволяю ему взять из моих рук нож. - Но мы это исправим. Ты можешь стать Хранителем, но ты знаешь, что для этого нужно.
   Отблеск пламени скользит по лезвию ножа, когда он заносит его надо мной.
   А я, как и в прошлый раз, закрываю глаза и бегу от смерти, спасая себя, а не мир.
  
  
   Стрелка часов медленно передвигалась, с легким щелчком останавливаясь на каждом делении. Пока не замерла на цифре двенадцать. Подрагивая, она пыталась перескочить отметку, но кто-то упрямо дергал ее в обратную сторону.
   - Люи, оставь часы в покое!
   Встрепанная, перемазанная сажей голова недовольно выглянула из-за часов. Две рыжие косички стояли чуть ли не дыбом, большие, круглые защитные очки занимали половину крохотного личика: по всему выходит, что Люи не до меня, и стрелка нужна для очередного изобретения.
   - Тьфу на тебя, - наконец, решила изобретательница, дернула за стрелку, и та с жалобным треском отвалилась. Завернув добычу в черный от копоти платок, Люи взвилась в воздух синим огоньком, который тут же переместился на стол, заваленный мелкими болтами, железками, пружинками, гвоздиками и конфетными обертками.
   Жаль часы. Я встала, помедлила и переложила украшенную камнями шкатулку из чемодана в сумку. Хотя все равно уезжать, часы погибнут так или иначе.
   Когда в Ратолле вспыхнули беспорядки, многие сбежали из города первым же рейсом. Бросив дома, вещи, люди бежали из города в Столицу, под крылышко магов, подальше от разъяренной толпы. Боюсь, это я виновата, что мы задержались. Столица, мой родной дом, последнее место, куда бы я хотела вернуться.
   - А что это ты делаешь? - Я подошла поближе и с интересом покрутила в руках цветок из часовых стрелок. Красиво... - Ай, за что?!
   Я отдернула руку и растерла капельку крови на пальце. Полукруг клыкастых зубов наливался багровым на глазах. Личные спириты - такие заразы, скажу я! Мелкие, вредные, кусачие заразы!
   Цветок, разумеется, упал в кучу железок, одна из стрелок отлетела и, бряцая, скрылась в горке болтов. Ну все... мне конец.
   Люи, приняв излюбленный облик, сжала кулачки и покраснела от ярости. Затопав ногами, она устрашающе зарычала.
   - Посмотри, что ты наделала! И ты еще спрашиваешь, за что?! Вам, людям, нельзя в руки давать такие тонкие механизмы!
   - Я только хотела...
   - Люди всегда хотят только посмотреть, - ворчливо отозвалась Люи.
   Характер у Люи тоже не сахар. Спириты могут принимать любую форму, но Люи предпочитала форму девочки с ладонь ростом. Миленькой, симпатичной, с длинными косичками, которые меняли цвет под настроение хозяйки...
   И с острыми клыками во весь рот, будто специально заточенными под ножи.
   - И не подходи к моим пружинкам, - правильно истолковала Люи мой взгляд. Ревниво прижав к груди добытую стрелу, Люи сурово надула губы и принялась сверлить меня хмурым взглядом.
   - Ладно, - я подняла руки в знак отступления и подвинула к Люи вазу с конфетами. Мелкую, как подменили. Забыв обо мне и расплывшись в блаженной улыбке, она развернула конфету и впилась в нее клыками. Задобрить Люи можно двумя способами: конфетами и железками.
   Даже про стрелу забыла... я подняла с пола изящную стрелку с завитушками и задумчиво повертела ее в руках.
   Проклятые сны. Каждый раз, когда я видела горящий в огне город, я будто наяву переживала страх и отчаяние, охватывающие меня при виде того человека...
   - Азар, - повторила я, пробуя имя на вкус.
   Помотав головой, я бросила стрелу на стол, и тут же схватилась за него, чтобы удержаться на ногах. Пол тряхнуло, железки посыпались на пол, Люи, от ужаса обратившись огоньком, тревожно замерцала. С потолка посыпались мелкие камешки, хрустальные шарики на люстре закачались, сталкиваясь друг с другом и мелодично позвякивая.
   Сначала я не поняла, что случилось. Но стоило мне подскочить к окну, за которым раздался взрыв, как сердце рухнуло вниз.
   Голубоватый свет луны растекался по золотым крышам домов. Брусчатка улиц, отполированная веками, сверкала в слабом свете таинственным блеском, будто отражая языки пламени, взметнувшиеся к небу. Факелы вспыхивали и, брошенные на дома, разгорались до пламени, ярче и ярче.
   Город полыхал. Совсем как в моем сне.
  

***

   - Что происходит? - Люи заметалась по комнате, не зная, что делать.
   Я дрожащими пальцами отодвинула щеколду и подняла окно вверх, впуская в комнату ветер, запах гари и шум толпы. Толпа бесновалась где-то далеко, ближе к окраинам города, но достаточно близко, чтобы отдельные фразы долетали до ушей.
   - Долой ашеров!
   - Это наш город!
   - Жги!
   Ашеры - это мы. Иногда нас называли эллаями, пятой расой людей, хотя, строго говоря, мы не были ни людьми, ни спиритами. До истинных эллаев - то есть спиритов, пришедших на выручку людям две тысячи лет назад, а потом сбежавших обратно в свой мир, Эллизиер, - нам было, как пешком до Одичалых Земель.
   А по сравнению с людьми в нас было слишком много от спиритов. Глаза-хамелеон, неизменно большие, как у человеческих детей, высокий рост, воздушное телосложение и печать высокомерия на симпатичных личиках, - о да! Ашеры ни капли не сомневались, что они слишком хороши для этого мира, и уж конечно - само собой! - их надо боготворить, холить и лелеять!
   Нравилось ли это Первейшим, - или вульгарам, как мы их называли, - обычным людям? Кто же их спрашивал... ашеры унаследовали от эллаев магию, а значит, силу и власть. Хотели люди или нет, но им приходилось подчиняться. И если во времена Хранителей Первейшие мирились с этим, то сегодня, благодаря политике Сената, равновесие треснуло, как воздушный шарик. Первейшим осталась роль рабов, слуг, и вопрос, полыхнет или нет, не стоял. Вопрос стоял - когда полыхнет и где.
   - Пошли, - тетя ворвалась в комнату, решительно распахнула шкаф и бросила на кровать ворох одежды. - Уходим через пять минут, нас встретят у воздухоплава.
   Я оторвалась от картины за окном, все еще не в силах поверить в увиденное, но через мгновение опомнилась и кивнула.
   - Хорошо.
   Вряд ли это подходящее время думать о судьбах мира. Нахмурившись, я бросила два платья в сумку и занялась книгами. В конце концов, мы знали, что так будет. В доме не осталось ничего ценного, и через месяц нам все равно пришлось бы перебраться в Столицу. Но я надеялась, что месяц будет идти так долго, как только может.
   Я выгребла книги и с сожалением посмотрела на комнату, ставшую на два года домом. По меркам ашеров скромная обстановка: простой стол, неказистый книжный шкаф, кровать из березы, без всяких балдахинов и резьбы, простые зеленые обои и деревянный пол... я с детства привыкла к роскоши, в Столице это норма жизни, но я бы все отдала, лишь бы остаться здесь.
   Я ненавидела Столицу. Я не хотела возвращаться домой. Но здесь... я взглянула на дым и вспышки пламени и закрыла глаза... здесь я теперь лишняя.
   Спасибо Сенату.
   - Арианна!
   - Иду, - я встрепенулась и, подхватив чемодан и Люи, поспешила к тете.
   В городе воняло гарью. Было светло, как днем, огонь освещал улицы, языки пламени лизали крыши, деревья и подбирались все ближе к нашему дому. Я оглянулась, выискивая взглядом окошко с нарисованным деревом; я не хотела расставаться с местом, где провела три счастливых года... не хотела расставаться, зная, что никогда не смогу вернуться.
   - Забыла любимое платье! - Тетя всплеснула руками и, обернувшись, махнула мне рукой. - Ну же, Ари, поспешим.
   Я с трудом отвела взгляд от дома. Кругом суетились люди. Напуганными они не выглядели, чуточку встревоженными, немного сонными и раздраженными. Кто-то кричал слугам, чтобы поторапливались, другие ехали в повозках, нагруженных десятками чемоданов. Слуг было больше, чем самих ашеров, к слову, и слуги нервничали сильнее. Один мужчина задел меня локтем и рассыпался в извинениях.
   - Все в порядке, - устало кивнула я и привычно потянулась поправить сумку...
   Стоп. А где сумка? На сердце похолодело, я с ужасом вспомнила, что я не выносила сумку из дома! А значит...
   - Ари, что случилось?
   - Я забыла... - не договорив, я бросилась назад, расталкивая толпу и не обращая внимания на раздраженное шипение.
   - Ари! Ари!
   Я притворилась, что не услышала. Я быстро. Туда и обратно. Толпа не добралась до нашего дома. И я как раз успею сбегать за шкатулкой.
   Потому что эта шкатулка - единственное напоминание об отце. Я не могу оставить ее огню, не могу потерять и ее тоже.
  

***

   - Это глупо.
   - Знаю, - тихо отозвалась я. Люи недовольно замерцала, освещая покинутый зал синим светом.
   Дом затаился, выжидая и наблюдая. Тишина давила на уши, столь явная по сравнению с шумом толпы вдалеке. Пол поскрипывал под ногами, обиженно и с укором отсчитывали время часы. Осмотревшись, нет ли кого, я быстро поднялась по лестнице в собственную комнату и заглянула под кровать.
   - Нашла, - прошептала я.
   - Хватай и пошли отсюда! Мне не по себе.
   - Ты же спирит, какая тебе разница?
   - Не хочу тащить на себе твой хладный трупик, - отозвалась Люи.
   Я схватила сумку и, зацепив ее, подняла голову. Маленькая, вредная зараза! Вечно ворчит.
   Терпеть не могу, когда Люи права. Внизу что-то упало, я вздрогнула, а Люи, вцепившись мне в волосы, задрожала. Сердце пропустило удар, и, поспешно схватив сумку, я поднялась.
   - Ветер, - неуверенно успокоила я.
   - В таком случае ты этот ветер оглуши вон тем подсвечником, а я сзади в волосы вцеплюсь!
   - Да-да.
   Поживиться чем-нибудь в доме ашера - любимое развлечение восставших. Толпу всегда опережали Первейшие поумнее и похитрее, пробирались в покинутые дома и забирали все, что можно было унести, открутить, отвертеть и поднять. Ненависть к ашерам не распространялась на имущество ашеров. Что ж, можно понять.
   Вот только искренне надеюсь, что ошиблась. Мне бы выбраться для начала.
   Стараясь не шуметь, я тщательно обошла скрипящую половицу и медленно, внимательно всматриваясь в пустоту дома, сошла по лестнице. Люи приглушенно и настороженно освещала ступеньки, а мое собственное сердце колотилось поспешно и рвано. Убраться бы из дома поскорее. Не то чтобы страшно, но тревожно.
   Зал был пуст. Входная дверь хлопала от ветра - туда-сюда, туда-сюда. Кровь отлила от щек, и я выдохнула.
   - Говорю же, ветер! - раздраженно заметила я. Но подсвечник не выпустила и чуть ли не бегом кинулась к двери.
   - Куда собралась?
   Вот только подсвечник мне не помог. Отшатнувшись от внезапно возникшей передо мной фигуры, я споткнулась о половицу - сколько помню, она всегда отходила от пола, - и упала. Подсвечник откатился в сторону, а я, поняв, что дело плохо, отползла, насколько смогла, назад, к лестнице. Сердце тревожно замерло, я задержала дыхание и постаралась успокоиться. Мне не посмеют сделать плохого. Не посмеют сделать плохо ашеру.
   - Миленькая, - мужчина вышел на освещенный участок комнаты, я мрачно посмотрела на его лицо, то и дело освещаемое бликами от огня, и собралась с силами.
   - Что тебе надо?
   - Месть, - зло сплюнул мужчина. В его руке появился нож, по лезвию пробежали блики, и я нахмурилась. Хуже, чем я думала.
   - Ты же знаешь, что заплатишь за это.
   Это так. Любой, кто поднимал руку на ашера, заканчивал плохо - это знали все. Трудно придумать место ужаснее Стока, - острова поближе к Одичалым землям, где содержались все преступники, - но то, что ждало убийцу ашера, говорят, куда хуже даже казни. Сенат не любил, когда кто-то бросал ему вызов.
   - Помалкивай, ашерка, слышала? - Мужчина дрожащими пальцами сжал нож в руках и сглотнул. - Что ты знаешь? Что ты знаешь? Вы забрали у меня все! Жена, дети... вы чудовища! Чудовища!
   - Не подходи, - тихо, но твердо предупредила я. Образ мужчины ускользал от меня, будто подернулся дымкой, в голове стучала кровь.
   Странно, но мужчина, дернувшись, остался на месте. Он вытер ладонью пот со лба и скривился.
   - Жена и дети... я же был так счастлив. - Он внезапно сощурился, его лицо перекосилось от гнева. - Будь проклят тот день, когда вы появились на Леоре! Ненавижу вас! Ненавижу!
   - Брось нож! - крикнула я. Кровь стучала в висках, от напряжения и страха я почти ничего не видела. Вдобавок голова разболелась, как не вовремя! Сквозь застилавшую глаза пелену я увидела, как нож упал на пол, тихий звон прозвучал в тишине, как колокол.
   Я удивленно подняла голову, но тут же стало ясно, в чем дело. Мужчина, вскрикнув, отлетел к соседней стенке и заорал от боли. Ледяной воздух пробежался по полу, подхватывая и сметая все на своем пути. Кай, с перекошенным от гнева лицом, решительно взмахнул рукой, и мужчина скорчился на полу, хрипя и разевая рот, как выброшенная на берег рыба.
   - Сдохни, тварь! - тяжело дыша, Кай забирал воздух у вульгара, не давая тому дышать. Мужчина посинел, задрожал, царапая горло ногтями и с ужасом взирая на Кая.
   - Кай! Кай, ты его убьешь! - испугалась я.
   - И поделом. Никто не заметит! - жестко отрезал друг. Магам нельзя использовать дар во вред, тем более, для убийства, но Кай прав: никто не заметит в таком бардаке. И все же...
   - Кай, прошу тебя, оставь его! - Рука Кая дрогнула, но лицо не смягчилось. А вульгар задыхался, я видела, он умирал. Вот тут мне стало по-настоящему страшно. - Кай! Отпусти его! Отпусти сейчас же!
   Кай вдохнул, закрыл глаза и резко опустил руку. Первейший рухнул на пол и застыл, не шевелясь.
   - Живой, - с омерзением выплюнул Кай. Но, посмотрев на меня, он вымученно улыбнулся; глаза, затянутые тьмой вплоть до белков, постепенно светлели. У Кая карие глаза, очень красивые и теплые, необыкновенные, я бы сказала. - Ну ты и заставила меня поволноваться.
   - Прости, - я виновато отвела взгляд и сжала в руке сумку. Кай подошел ближе и, ухватив меня за руку, поднял на ноги.
   - Ари, ты в порядке? Он тебе ничего не сделал?
   - Ничего. Он мне ничего не сделал.
   - Надо же, два года тебя не видел, а ты все такая же непоседа, - Кай провел ладонью по моей щеке, теплый и невинный жест, от которого замерло сердце. - Какой ты красивой стала...
   На улице что-то вспыхнуло, я перехватила руку Кая и убрала ее со своего лица.
   - Ты ведь... здесь не ради подавления мятежа?
   - Я здесь ради тебя. Ну и ради практики, - улыбнулся парень. Бросив хмурый взгляд на неподвижного мародера, Кай схватил меня за руку и потащил прочь из дома. - Я отведу тебя к воздухоплаву, одной сейчас небезопасно.
   - Да неужели? - не удержалась я. Кай оглянулся удивленно.
   - Но язык у тебя менее острым не стал.
   Я покосилась на Люи. С кем поведешься, Кай, с кем поведешься. Если у кого и подвешен язык, так это у моего спирита. Я схватила синий огонек, заметавшийся вокруг моей головы, и бережно опустила в сумку. Люи убьет меня, когда выдастся момент, но сейчас пусть лучше сидит в сумке и помалкивает.
  

***

   - Быстрее, быстрее, поднимайтесь быстрее. - Маг в черных перчатках касался плеча каждого ашера и вполголоса считал поднимавшихся на борт.
   Большой, серебристый корабль, понуро опустив металлические крылья на воду, покачивался на волнах; а светящийся шар над кораблем вращался все быстрее. Шар казался чем-то посторонним, но без него магам ни за что не поднять эту махину в воздух, а по воде путешествие из Ратолла в Столицу займет больше трех суток, - слишком долго.
   Я переступила с ноги на ногу, размяла руки, но чувство, будто из меня вытягивают энергию никуда не ушло. Странно. Мне редко доводилось путешествовать на воздухоплавах, - точнее, я впервые видела корабль так близко, - но мне всегда говорили, что обычные люди на то и обычные, что из них шару никак магию не добыть. Я мельком посмотрела на магов, разминающих руки и с жадностью вдыхающих воздух, и скопировала их жесты. Что странно, стало легче.
   Увы, а может и ура, я к магам не относилась. Особые таланты у меня так и не обнаружились, к великому огорчению мамы и особенно дяди Шарго, - последний, как сенатор, всегда держался от "бедных" родственников подальше. И все же время от времени заявлялся в гости, указывал, что и где не так, и столь же таинственно исчезал. Премерзкий тип.
   Отчасти из-за Шарго я так ненавидела родной город. В Ратолле, у тети, я хоть и не шиковала, но и обязанной себя не чувствовала. По мне, лучше отказаться от вороха тряпок и горы украшений, чем принять все это от Шарго. Но после гибели отца выбора у мамы не осталось: жизнь в Столице дорога, а ашер без магии, особенно не Страж, не может себе позволить роскошные приемы, дома, слуг. Я могла обойтись без этого, но мама и сестра - нет. Хотя последняя училась на мага...
   Я выдохнула и облачко морозного пара вырвалось изо рта. Ханне и привилегий мага будет мало, ей надо было родиться наследницей какого-нибудь сенатора.
   И все же я скучала. После смерти отца в нашей семье не все было гладко, но я скучала и по маме, и - что удивительно - по Ханне. Отделившись от толпы, я отошла подальше от людей, в тень от деревьев и холма, и понуро прислонилась к стене ближайшего здания.
   - Как думаешь, получится выломать вон те металлические штуки из корабля? - Люи с интересом высунулась из сумки, но тут же испуганно нырнула обратно, когда чьи-то шаги раздались сбоку. Треснула ветка, шорох травы... я обернулась и удивленно замерла.
   - Отец? - в горле перехватило, и я могла лишь беззвучно повторять давно забытое слово.
   Мужчина смотрел прямо на меня. Это же он... он! Его глаза, его сурово поджатые губы, решительный взгляд - ошибка?
   Я подалась к нему, всего одно движение, едва уловимое, - но мужчина, будто очнувшись, метнулся в сторону и растворился в тенях Ратолла. Будто видение - а почему будто? Он не мог быть реальным, это невозможно! Должно быть, игра теней... правда же?
   - Отец! - крикнула я. Безумная надежда огнем загорелась в сердце - как же я хотела, как сильно желала, чтобы это был он!
   Взбежав на холм, я потерянно осмотрела мятежную толпу, расцвеченную огненными искрами факелов. Они еще были далеко - далеко внизу - а под моими ногами уходил пологий склон. И ни звука. Шелест листьев, и отдаленный гул людей, - но ни шороха, ни треска веток, которые сказали бы о том, что рядом есть еще хоть один человек.
   - Отец! - мой голос прозвучал гулко и одиноко, но откликнулся лишь ветер, отбросивший мои волосы за спину. Я осталась одна. Мое видение исчезло.
  

Глава 2

Ханна

   "Ратолл, пострадавший позавчера от рук захватчиков, не будет восстановлен. С таким заявлением выступил Шарго Ниал на ежегодном открытом заседании Сената. Напомним, что беспорядки в Ратолле вспыхнули после ареста Порто Лаара, жителя Независимых Островов, обвиненного в подстрекательстве к мятежам..."
   Мятежи, мятежи, мятежи... Будто не о чем больше рассказывать! "Вести Столицы" с каждым годом все скучнее.
   Я бросила на стол газету, постучала мизинцем по чашке и кинула быстрый взгляд на сестру. В Ари что-то изменилось за последние два года, я только никак не могла понять, что. То ли взгляд, то ли манера одеваться (ужасная манера, между прочим), то ли какая-то раздражающая уверенность.
   Теперь она еще больше напоминала отца. Не внешностью, нет. Взглядом. Тот же отстранённый взгляд, спокойный настолько, что кажется ледяным. Та же уверенная плавность в жестах. Но отцу было простительно, он был Стражем.
   А эта одежда? Отвратительный наряд. Брюки и блузка, совсем как жалкая вульгарка! Что Кай в ней такого находит? Стоит Ари оказаться рядом, и он следует за ней хвостиком. Вот и сейчас нет-нет, да и бросает взгляды... и тает от ее улыбки.
   Я резко поднялась, подошла к Каю и, улыбнувшись, поцеловала его в щеку, не забыв заботливо пригладить его волосы.
   - Я так по тебе скучала! - Я обхватила Кая за шею. - Ари, он же тебе сказал, да?
   - О чем?
   - Мы с Каем встречаемся.
   Я внимательно наблюдала за реакцией сестры. Они с Каем знакомы давно... слишком давно. И пора бы сестре понять, что прошлому конец. Опустив глаза, Ари выдержала паузу, но я успела заметить, как она слегка побледнела. Значит, я права. Кай ей не сказал!
   У Кая дурная репутация, если говорить о девушках. Да, он прыгал от одной к другой, не задумываясь, что делает кому-то больно. Я пропустила прядку его волос сквозь пальцы и улыбнулась. Со мной такой номер не пройдет. Я не какая-нибудь дурочка. Я Ханна Мария Ниал. Кай мой и только мой.
   Встретившись с Каем глазами, я мило улыбнулась.
   - Правда, здорово?
   - Я так рада за вас, - почти равнодушно бросила Арианна. В ее голосе проскользнуло едва уловимая горечь. Вряд ли кто-то, кроме меня, заметил, но я заметила. Ари такая же, как отец. Скрытная, закрытая на тысячи замков. Никогда не знаешь, чего от таких людей ждать.
   Я пристально посмотрела на ее милое личико, но не отыскала на нем ни одной эмоции. Говорю же, как отец! Ари насмешливо приподняла бровь, будто спрашивая, что я ее разглядываю, и я растянула губы в улыбке.
   - Не то чтобы встречаемся... - Кай явно не заметил нашего маленького поединка. Замахав руками, он виновато рассмеялся. - Так, смотрим, что выйдет...
   Ах ты ж зараза! Я глубоко вдохнула, сдерживая ярость, рвущуюся наружу. "Смотрим, что выйдет"?! Мои ногти едва не впились в макушку предателя, но я заставила себя сохранить на лице улыбку и шутливо погрозила пальчиком.
   - Никуда-ты-от-меня-не-денешься!
   - Ну как скажешь, - отмахнулся Кай, да еще так легкомысленно...
   А все эта маленькая пигалица виновата! Я с ненавистью посмотрела на сестру. И зачем она только вернулась?! Без нее все было хорошо! А стоило ей явиться на порог, и вся моя жизнь начинает рушиться!
   Как же я ненавидела ее. Как ненавидела всегда!
   - Добро пожаловать домой, сестра. Мы скучали по тебе, - сказала я вместо этого. Мама всегда говорит, что мысли лучше держать при себе. И она права.
   Я широко улыбнулась. Добро пожаловать, сестра. Но только попробуй увести у меня парня, пожалеешь, что не погибла в Ратолле.
  

***

   - "Не то чтобы встречаемся", - передразнила я Кая. - Представь? А все эта маленькая дрянь...
   - Вечно тебе кажется, что на твоего Кая покушаются, - Ната накрутила на палец прядь волос. - Преувеличиваешь.
   - Ты ее защищаешь, что ли?
   - Ардиан вернулся в Столицу, - не к месту ляпнула Ната, равнодушно оставив тему Кая.
   Ардиан... я задумчиво пригладила складку на платье. И улыбнулась. Ардиан Веруд. Это имя не сходило с первых полос. Сын сенатора, - одного из тех, кто имел право передавать должность по наследству, - Ардиан вел себя так, будто весь мир принадлежит ему. Всегда имеющий собственное мнение, слишком гордый, чтобы подчиняться правилам, Ардиан вызывал неподдельный интерес. И у газет, и у девушек.
   Это в его честь семейство Верудов устраивает прием на следующей неделе. Это он - Наследник. Можно сказать, принц. Умрет его отец, и он станет сенатором, правителем. Кроме того, Ардиан один из самых сильных магов огня. Он совершенство. С какой стороны ни посмотри.
   - Ты ведь слышала, на следующей неделе будет прием в его честь? - елейно протянула Ната, и я сердито откинула назад волосы. Может, Ната и побогаче нас будет, но по рангу моя семья стоит выше. Да как она вообще смеет?! Разумеется, мы получили приглашение!
   - Я не просто слышала, я буду там, - столь же елейно ответила я. И не смогла избавиться от жесткости в голосе, как ни пыталась: - Наверное, радуешься, что тоже там будешь? Ты ведь с ним знакома?
   - С кем, с Ардианом?
   - О небесные духи, ну не с его же жалкой сестричкой! - раздраженно бросила я. Тиара, та самая сестричка, водилась с Ари, а значит, по определению жалкая, раз не умеет друзей выбирать! - Конечно, с Ардианом! Я просто обязана с ним познакомиться. Говорят, он чудо, как хорош...
   - Ууу, дорогая, это Каю надо ревновать! - рассмеялась Ната.
   Я фыркнула. Может быть.
   Еще раз кинув взгляд в зеркало, я довольно улыбнулась. Платье сидело идеально. Где надо - открывало, где надо - скрывало. Тяжелая бархатная ткань такого насыщенного бардового цвета, что кажется почти черной. Юбка колоколом опускалась до колен, стройный корсаж с квадратным низким вырезом и вышитыми золотыми птицами. Оно было великолепно!
   Я покрутилась перед зеркалом, подергала пояс и невольно остановилась на своем лице. Да, я неотразима. Всегда, но в этом платье особенно. Кай не сможет устоять.
   - Мне нравится. - Я повернулась к швее, которая все это время молча подгоняла платье по моей фигуре. Глуповатое лицо и жидкие космы. И серые лохмотья вместо одежды. Всегда удивлялась, как этой вульгарке удается шить такие шедевры. - Хорошо, милая Рита, будем считать, что опоздания не было.
   - Простите, эллая, - Рита жалко склонилась. - Этого больше не повторится.
   - Прощаю. Теперь уйди с моих глаз.
   Нам запрещают называть вульгаров слугами, но как еще назвать эту пигалицу? Не равной же. Служанка и есть. Рита скрылась за дверью, оставив после себя запах картошки. Надо будет сказать слугам, чтобы проветрили, как следует.
   - Что скажешь? Как тебе? - Я повернулась к Нате и указала на вырез. - Не слишком маловат, может, ниже опустить?
   --Действительно, вдруг не все рассмотрят! В самый раз. Кай будет идиотом, если не воспользуется шансом.
   Я поправила декольте и села на диван. С Кая станется и не рассмотреть. Иногда мне казалось, он меня больше терпит, чем на самом деле увлечен. Как я ни старалась, мне не удалось зажечь огонь в его глазах.
   Вот почему возвращение младшей сестры настораживало. Ари могла даже не стараться. Я до боли стиснула ткань юбки в кулаке, но потом опомнилась и с любовью расправила получившуюся складку. Платье не виновато. Это все Арианна.
   - Если он не воспользуется, придется нажать. Мне правда не нравится, как он смотрит на Ари. Будто... влюблен по уши.
   - Ой да брось! Ты же знаешь Кая. Он смотрит так на каждую юбку, поверь мне, - Ната откинулась на спинку и потянулась. Как кошка, томная и ленивая... и явно наигранная.
   Ната порой перегибала палку с этой своей страстностью. Но сказать ей? Нет. Я не настолько глупа, чтобы давать другим козыри в руки. Я откинулась на спинку.
   - Но на эту юбку он заглядывается особенно. Он смотрит на нее не так, как на остальных.
   - Ну-у... Она красивая.
   Красивая?! Я кинула взгляд в зеркало. Уж не красивее меня! Хотя... возможно. Я расслабилась и улыбнулась Нате. Крыса драная, знает, чем меня задеть.
   Да, Ари обладала неким шармом, безусловно. Длинные, цвета темного шоколада, волосы красиво оттеняли зеленые глаза. Личико симпатичное, фигура хрупкая. Но ей далеко до идеала. Таких "красивых" девиц миллионы, но мало обладать природными данными, надо уметь себя подать.
   Сестра не умела: вечно хмурая, губы поджаты, а взгляд слишком умный для девушки. И чересчур равнодушный - даже, я бы сказала, высокомерный. Холодная, как жаба.
   Но Кай... когда Ари улыбалась, его глаза прямо светились от счастья. Меня это бесило. Разумеется, Кай принадлежит мне... но я знала сестру. Она умеет очаровывать, если захочет. А в том, что она не прочь прибрать моего парня к рукам, я не сомневалась.
   - Ты так думаешь? Красивая? - я рассмеялась. Ната разочарованно накрутила на палец один из своих белых хвостиков и надула губы.
   - Ты ее недооцениваешь, милая.
   - Я всегда и всех оцениваю верно, дорогуша, - я подалась вперед и поддела ногтем кулон Наты. Перечеркнутая спираль в двойном круге. Что за безвкусица! - Где ты откопала это барахло? Выглядит так, будто на помойке валялось.
   К моему удивлению, Ната не расстроилась. Аккуратно спрятав кулон на груди, будто какую-то семейную реликвию, она прищурилась.
   - А это идея.
   - Прибарахлиться на помойке? Вот уж не думала, что ты такая побирушка.
   - Нет. Просто я знаю, что тебе нужно. Тебе нужно быть поближе к Каю. Я это устрою, - она вытащила кулон и продемонстрировала мне. - И вот эта вещица нам поможет.
   Я передернула плечами. Самодовольный вид Наты мне не понравился, но время все расставит по своим местам. Первый год в Университете принес мне популярность среди учеников, но второй принесет гораздо, гораздо больше. Я знала Нату: жалкое ничтожество, я считалась с ней лишь потому, что она обладала определенным весом в обществе. В меру глупая, без особого вкуса, не блистающая красотой... единственное ее преимущество передо мной - возраст. Но в этом году все изменится. Я займу первое место среди учеников. Я займу место Наты.
   И если у нее есть какие-то секреты от верной подруги, то самое время вытащить их на свет.
   - Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, я улыбнулась. - Я доверяю тебе, Нати. И буду благодарна за любую помощь. Ты же знаешь, как я тебя люблю.
   - Еще бы ты меня не любила. Без меня тебе ни за что не попасть в Братство.
   Мне захотелось вцепиться этой крысе в светлые волосы, но я благоразумно не показала виду. Всему свое время.
   Тем более, она права. Без нее я даже не узнаю, что это за Братство такое. А мне бы весьма и весьма хотелось узнать. Кажется, я только что подобралась к важной тайне Университета. Были там ученики... они, будто вороны, сбивались в стаю.
   Нет, они не ходили парочками, задирая нос. Зачастую эти ученики принадлежали к разным слоям общества, были разного уровня дохода, разного возраста. Это сложно объяснить... они ничего особенного не делали. Их ничто не объединяло. Разве что здоровались иногда кивками.
   Однако все они, как один, имели в Университете вес. Мастера давали им поблажки. Ученики, видя такое дело, подражали.
   Я хотела быть одной из них. Вот почему я с Натой. Я не знала точно, существовала ли какая-то связь между самыми популярными учениками Университета или нет, но если существовала, то Ната определенно была в курсе.
   - Без сомнения, - я улыбнулась. Ната беспрестанно накручивала на пальцы свои волосы, даже не подозревая, насколько глупо выглядит.
   - Кстати, кто-то спрашивал про твой свиток. Ну, тот, старинный. - Ната вздохнула и закатила глаза к потолку. - Очень настойчивый тип.
   - Кто? - насторожилась я. Кто мог знать о свитке?
   - Откуда мне знать, в самом деле?
   Дура. Я захлопнула крышку сундучка с косметикой, куда полезла, чтобы достать помаду, и, молча поднявшись, вышла из комнаты.
  

***

   Достав ключ, я открыла библиотеку, зашла и осмотрелась. Все было на местах; волноваться не о чем. Очевидно, какому-то идиоту взбрело в голову поднять старые тайны, вот и задает глупые вопросы.
   Но все же... я сняла с полки книгу с золотым переплетом, - тяжелый, старинный фолиант, - и крайний справа стеллаж отъехал в сторону. За стеллажом открылась небольшая комнатка, зал, где хранились кое-какие ценные вещи нашей семьи. Я взяла с полки переносную лампу, подкрутила регулятор яркости и спустилась внутрь.
   - Посмотрим, - я подошла к небольшому сундучку, присела и откинула крышку.
   В солнечных лучах, пробивающихся сквозь полупрозрачный сводчатый потолок, летали мелкие пылинки. Эта часть дома не для слуг, здесь всегда стоял запах старости и нераскрытых тайн. Металлический свиток загадочно сверкнул и, не удержавшись, я обвела пальцем один из символов. Серебряная поверхность была усыпана этими странными знаками.
   Свиток... красивая вещь. И опасная. Меня никогда не оставляла надежда однажды разгадать эти символы. Но они оставались для меня бессмысленным узором. Это значит, я не Хранитель. По крайней мере, сейчас это так. Но может быть, однажды... когда-нибудь...
   Вздохнув, я захлопнула сундук и поднялась. Пустые мечтания! Важно только одно: свиток на месте.
   На всякий случай я закрыла библиотеку на ключ и вернулась тем же путем, каким и пришла. И лишь поднявшись на половину лестницы, я перевесилась через перила, заметив странную вещь.
   Входная дверь дома тихо хлопала, и ветер вползал в комнату ледяными струйками. Разве я не закрывала дверь на замок?
   Вспомнить я не смогла. Не поленившись, я спустилась и захлопнула дверь от греха подальше. Может, ее оставили открытой Арианна или мама. Но это не повод приглашать в дом всяких пройдох и воров. Спириты, понятное дело, засекут чужака, - вокруг дома стоит моя защита, - но береженого небесные духи берегут, не так ли?
   - Все в порядке, Ханна? - Ната, облокотившись о перила, рассматривала меня с верхнего этажа.
   - Разумеется, - пожала я плечами.
   А все же я никогда не скажу, как некрасиво сидит на Нате это узкое, змеиного цвета, платье.
  

Глава 3

Арианна

  
   Старый дом хранил тысячи воспоминаний, он будто вздыхал под тяжестью веков и судеб. Иногда здесь раздавались шорохи, скрипы, непонятные звуки. Древние часы то и дело сбивались, и вместо двенадцати ударов выдавали тринадцать. В зеркалах мелькали тени, в окна бились вороны, на чердаке поскрипывали половицы, а в большом зале можно было услышать легкие, почти неуловимые, вздохи.
   В детстве тихая память дома завораживала меня и очаровывала. Все изменилось, когда умер отец.
   - Видишь, я вернулась. - Я провела пальцами по портрету. Иногда, когда я смотрела на него, мне казалось, что отец жив, что он сейчас заговорит со мной. Но рисунок оставался рисунком; он не мог вернуть отца даже на минуту. - А ты нет.
   Комната, расчерченная восходящим солнцем на полосы, казалась чужой и неуютной. Полупрозрачный купол, детские игрушки, пыльные фолианты в резном шкафу и широкая кровать под красным балдахином - все это принадлежало той Ари, которой больше нет.
   Лучше бы мне сюда никогда не возвращаться.
   Я повертела в руках плюшевого медведя и с досадой бросила его на кровать. Даже медведь - и тот напоминал об отце. Не комната, а свалка воспоминаний.
   Если бы я могла, я бы осталась в Ратолле навсегда. Но город, который я покинула, был охвачен пламенем, мятежами и бессмысленной резней. Похоже, Смута возвращалась; окраины Единого Мира полыхали.
   Казалась бы, Хранителей больше нет, - исчезли два века назад, - и их война должна была утихнуть сама собой. Но не утихла. Слишком большая пропасть легла между расами. Ашеры, вспомнив о том, что в них течет кровь не только людей, но и эллаев, возгордились. Вульгары, потерявшие во время Смуты миллионы людей, так и не смогли простить этого ашерам.
   С каждым годом, благодаря усилиям Сената, пропасть ширилась и росла. Вульгаров, как исконных жителей Леоры, было больше. Но ашеры умели заключать союзы со спиритами, а значит, обладали силами, недоступными вульгарам. Магия, предназначенная для защиты планеты, отныне использовалась для устрашения вульгаров. Ничем хорошим кончиться это не могло.
   Возможно, я ненавидела Хранителей, - как и все жители Леоры, и даже Независимых Островов, - зато при них царил мир. Ровно до тех пор, пока они сами не развязали войну.
   - Ари! Ты проснулась? - Голос мамы выдернул меня из воспоминаний.
   - Я сейчас, мам.
   - Давай быстрее, милая, у нас гости.
   Только не это! Я чуть не застонала в голос: два дня в пути вымотали меня похлеще, чем два года в чужом городе. Гости - это уже перебор. В Столице восемьдесят процентов населения - из ашеров, а ашеры - это бездонный колодец лицемерных улыбок, лести и интриг.
   А это значит, - я распахнула шкаф с одеждой и прикоснулась к брюкам и свитеру, - прости-прощай одежда вульгаров. Вздохнув, я вытащила синее платье с юбкой до колен, - пышной, как колокол на Тревожной башне, но, хвала небесам, без оборочек. Ашер лучше задохнется в корсете и кринолине, чем будет подражать вульгарам. Традиции и приличия - вот из чего состоит жизнь в Столице. Пока Ратолл горит в огне, Сирион пьет чай за светским разговором. Придется играть по правилам.
   Или можно удавиться на кружевной оборочке. Как вариант.
   - И за что мне так везет?
   - За то, что плохо меня кормишь, - немедленно отозвался недовольный голос с подоконника.
   Раздвинув занавески, за которыми что-то шуршало и чавкало, я подняла мелкое чудовище за шиворот. Но так и не дождалась внимания к себе: чудовище с упоением облизывало перемазанные в шоколаде пальцы.
   - Как в тебя столько конфет влезает, маленький ты монстр?!
   - В общем и целом, было вкусно, но мало, - невозмутимо отозвалась Люи и подняла на меня кристально честные глаза. Сегодня синющие, как небо. - А, ты здесь? Что-то я тебя не заметила. Конфеты есть?
   - Были, - я обличительно ткнула пальцем в обертки.
   - Значит, конфет у тебя нет! Тогда я тебе не рада. Можешь закрыть занавески? Мешаешь.
   Люи-ринь. Вот так на самом деле Люи зовут. Живет непонятно где, непонятно как. Появляется между полуночью и полуднем. Любит конфеты, ворует железки и заплетает мамины волосы в мелкие косички. Ее никто не видит, кроме меня, поэтому косички давно наводят маму на подозрения. У меня не должно быть личного спирита, но это, видимо, мое персональное наказание за грехи.
   Люи - главная причина семейных суеверий и появления знаков лабиринта над нашими дверьми. Я повернулась и проверила, на месте ли золотой узор лабиринта. Ага, на месте. Так мама пыталась оградить дом от злых духов, - их еще называют фантомами, - и запутать их в извилистых линиях. Но "злой дух" чихал на мамины старания, успешно минуя двери и проскальзывая в окна. Те самые, соединяющие ночью мир спиритов, Эллизиер, и нашу реальность.
   Проще говоря, Люи пользовалась зеркалами. Да, и карманными тоже: в сумке постоянно пропадали конфеты.
   Если Люи не попадет в Эллизиер до двенадцати, то дорога туда будет навсегда закрыта. Со слов Люи, зеркала - всегда порталы, но не всегда в Эллизиер. Чаще всего они ведут к другим зеркалам. Так что есть только одно зеркало, которое соединяет два мира, и оно "блуждает" по человеческому миру. В двенадцать дня - ррраз, и вход в Эллизиер захлопывается и открывается где-то в другом зеркале.
   Я не пробовала считать зеркала в нашем мире, но подозреваю, что их даже больше, чем людей. Попробуй найди, куда там "убежало" то самое зеркало. Люи так его и называет: "Блуждающее Зеркало, шакс его подери".
   - Почти двенадцать, ты не опоздаешь в свое зазеркалье, а?
   - Половина. Это у тебя часы встали. - Люи с нежностью развернула конфету и засунула ее за щеку. - Смотри. Непонятные облака какие-то.
   Верить Люи, когда рядом конфеты, опасно. Я переставила вазочку на стол и только после этого посмотрела на небо.
   И правда, необычно. Я распахнула створки окна и подалась вперед, высунувшись наружу. Странные черные облака тянулись по небу. Они двигались и дергались в разные стороны, зависали над головой и стремительно срывались с места. Я приложила руку ко лбу и прищурилась: облака так себя не ведут, для птиц высоко - что это?
   Чем дольше я наблюдала, тем тревожнее становилось внутри. Эти облака... было в них что-то страшное, нереальное, зловещее. Неправильное.
   - Ари, ты скоро? Дядя хочет тебя видеть.
   Я едва не вывалилась из окна, когда мамины шаги раздались в моей комнате. Покосившись на разворачивающуюся саму по себе обертку, я поспешно задернула шторы и обернулась.
   - Шарго?
   - У тебя есть другой дядя? - улыбнулась мама. Она выглядела, как всегда, такой идеальной... и такой далекой. Медные волосы, заколотые наверх, и безупречный наряд, мягкая улыбка и спокойные глаза: мне никогда не стать такой, как она. - Спускайся. Дядя очень по тебе скучал. Ты замечательно выглядишь, хорошая моя.
   "Скучал по тебе". Наверное, день и ночь слезы лил. "Ах, моя любимая племянница! Как же так... ну почему, почему, ты не отправилась с отцом в Одичалые Земли и не провалилась по ту сторону Бреши?! Хнык".
   Шарго не переносил меня. Как не переносил отца. И хотя в глаза всегда улыбался, но мы оба знали, что кроется за этими улыбками.
   Никогда не прощу его. Не прощу, что он позволил отцу погибнуть. И отказался спасать, когда мог, - а он мог. Как один из восьми Сенаторов Леоры, Шарго мог все. Этот мир принадлежал ему.
   - Ненавижу. Вот ненавижу его просто. - Я подергала юбку. Платье жало со всех сторон, впивалось в бока, грудь и вообще, не понимаю, как в этом кошмаре ходят. Я посмотрела в глаза своего отражения. - Скорей бы убраться отсюда.
   - А мне тут нравится, - отозвалась Люи. - Конфеты вкусные. Не то что в Ратолле.
   Я разгладила складки на юбке и глубоко вдохнула. С этим надо смириться: хочу я или нет, а мне придется задержаться в Столице.
   Ненадолго.
  

***

   Надо же, все семейство в сборе. Без кого мне жилось прекрасно, так это без Шарго. Желчный, властный и высокий мужчина, - ключевое слово здесь "желчный". Дядя оделся по последнему слову моды, и даже шляпу-котелок не забыл. А уж ботинки начищены до такого блеска, что смотреть больно. Я глубоко вдохнула, собралась с силами и переступила порог столовой. Тот еще обед будет.
   В этом доме две столовых, одна для домашнего круга, другая для гостей. Разумеется, Шарго наш гость, для него - все лучшее. Лучшие приборы, - я покрутила в руках серебряную вилку с выбитым вензелем семьи, - лучшие бокалы, лучшие напитки, тарелки, стулья, салфетки и так далее, вплоть до зубочисток. Мама всегда относилась к мелочам внимательно, даже слишком. Лично я считала, что Шарго этого не заслуживает.
   - Ари, иди сюда, - Кай выдвинул мне стул и подмигнул. И Кай здесь! Я бросила вилку на стол и с благодарностью заняла предложенное место. Оно находилось так далеко от Шарго, как только возможно. - Как спалось дома?
   - Чудно, - откликнулась я, имея в виду, что отвратительно.
   - Тебе снился я? - ухмыльнулся Кай.
   - Да, точно. Я топила тебя в озере, - я покосилась на Ханну, метавшую взглядом громы и молнии.
   Меньше всего я ожидала, что Кай будет встречаться с моей сестрой. Когда услышала новость, у меня перехватило дыхание, будто под дых ударили. Но я сделала все, чтобы никто не заметил. Нет, я никогда не стремилась быть с Каем. Не хотела менять дружбу на мимолетную любовь.
   Но это не значит, что я была к нему безразлична. Где-то глубоко в душе я все-таки тянулась к Каю...
   С этим покончено. Я прищурилась, рассматривая Кая. Никогда не уведу парня у своей сестры. И даже если они расстанутся, это ничего не изменит.
   Но попробуй объясни это Ханне!
   - Кай, расскажи моему дядюшке о Ратолле, ты ведь очевидец, - вкрадчиво протянула Ханна и предупреждающе пнула меня под столом. Я поморщилась и потерла пострадавшее место. Ну прямо как в детстве. "Не трогай моего плюшевого мишку, иначе набью его твоими костями".
   Я не стала напоминать, что два года прожила в Ратолле. Позволив Каю перехватить внимание Шарго, я сама занялась едой на тарелке. Овощи, фрукты, салаты... говорят, вульгары любят мясо. Не понимаю. И даже не могу понять, - для нас мясо чистый яд.
   - Как прекрасно! Вы далеко пойдете, молодой человек, - Шарго скучающе покопался в салате. - Уверен, как и моя племянница. Рад тебя видеть дома, Арианна.
   - Как и я, - я вежливо кивнула. Да, я себя тоже рада видеть.
   - Как всегда, немногословна, - рассмеялся дядя. Смеялся он сухо и блекло. Я опустила вилку, с тоской кинув взгляд на часы. Долго мы еще будем обедать? - Маргарита, она прекрасно подойдет Архивам Сената! Уверен, ее оторвут с руками. Я уже подал прошение, и с такими выпускными баллами твоя дочь легко поступит на смотрителя.
   Я опустила вилку, растеряв остатки аппетита.
   - Вы что? - спокойно уточнила я, стараясь, чтобы раздражение не проявилось в голосе.
   - Можешь не благодарить, - отмахнулся Шарго, ловко нанизывая на вилку склизкий гриб. Подливка потекла по его подбородку и расплылась на белоснежной скатерти жирным пятном.
   - Благодарить за что? - с нажимом переспросила я.
   Мама первая сообразила, что к чему. Переставив пустые тарелки с места на место, она послала мне предупреждающий взгляд и ласково погладила по руке Шарго.
   - Я тут недавно о таком слышала! Помнишь эллаю Таллию? Мачеху Кая? Так вот, ее сына повысили...
   - Это наследничка-то?
   - Ну да, тот скандал, когда сын от них отрекся...
   Я поставила на стол чашку; от грохота у самой уши заложило, но я добилась желаемого. Наступила тишина, Шарго поперхнулся, а мама, вздохнув, укоряюще посмотрела на меня.
   - Спасибо вам, дядя. Но я вынуждена сказать, что не собираюсь поступать на смотрителя, - четко проговорила я.
   - Да что за глупости... - начала мама, но повинуясь жесту Шарго, замолчала.
   - И на кого же ты хочешь поступать, скажи на милость?
   - На Искателя, - не дрогнув, ответила я, хотя от тона Шарго даже мороженое, казалось, стало еще более замороженным, чем раньше.
   Дядя долго смотрел на меня, будто оценивал и просчитывал варианты ответов. Но вместо того, чтобы ответить мне в том же духе или хотя бы серьезно, он расхохотался.
   - Тебя не возьмут.
   - Я договорилась и подала прошение еще в Ратолле. Меня обещали взять, - без эмоций ответила я и вернулась к тарелке, посчитав, что разговор окончен.
   Но я ошиблась. Кай, с досадой бросив салфетку на стол, развернулся ко мне.
   - Ари, ты что? С ума сошла?
   - Почему? - я удивленно подняла голову. Вот уж откуда не ждала, так это от Кая.
   - Потому что это опасно! - горячо ответил он. - Это Одичалые земли, и я не хочу... - он запнулся и тихо закончил, - чтобы ты пострадала. Что угодно, только не туда.
   - Слушай, Кай. Я все решила.
   - Нет, не решила, - подхватила мама. - Не решила. Потому что я тебе даже думать об этом запрещаю!
   - Ну вот и решили. Будешь смотрителем, - Шарго задумчиво рассматривал нанизанный на вилку гриб. - Так что там с эллаей Таллией, Маргарита?
   Кровь прилила к голове. Я с трудом дышала, а злость рвалась на свободу. Решили? Я всю жизнь мечтала стать Искателем, а они - "решили"!
   - Ари, - Кай попытался удержать меня, но я сбросила его руку и, поднявшись, громко отрезала.
   - Я хочу стать Искателем, и я стану. Чего бы мне это ни стоило.
   - Юная эллая, вам стоит...
   - Научиться себя вести? - перебила я дядю. - А вам стоит не лезть в чужие дела, понятно?
   Швырнув вилку на стол, я решительно вышла из столовой и взбежала вверх по лестнице. Хлопнув дверью, я пнула ее, как следует, и сжала кулаки так, что ногти впились в ладонь. Да они сговорились! Какого шакса я должна все это терпеть?!
   - Я все равно тебя найду. - Я остановилась напротив портрета отца, кусая губы от злости и досады. - Обещаю.
   Но портрет молчал. Молчал, как всегда. Я упала на кровать и закрыла глаза.
   Завтра. Завтра я получу отметку о допуске - и не все ли равно, что будет дальше? Я поклялась сама себе, и я не могу нарушить клятву.
   Пусть даже у Шарго вся власть мира, он не заставит меня передумать.
  

***

   - Можно к тебе? - Кай постучал только после того, как вошел, и я рассердилась на него еще сильнее. Жалкий предатель!
   - Нельзя!
   - Меня отвергли! Что ж... Если нужен, я рыдаю под дверью, - пафосно воскликнул Кай, тем не менее, присаживаясь на краешек кровати. Он посидел, но от меня сложно дождаться реакции, когда я зла на весь мир. Помолчав, Кай вздохнул. - Ари? Ну прости.
   Снизу, из столовой, доносился смех мамы, пытающейся загладить мою маленькую провинность. Я сердито выдохнула и рывком села.
   - Ты что, не мог меня поддержать? Это так важно для меня, а ты с ними заодно...
   - Я не с ними, я...
   - Нет, ты с ними!
   - Я правда считаю, так лучше для тебя. Что я буду делать, если ты опять уедешь? Я скучал по тебе, знаешь как? Долгих два года почти ни одной весточки. И вдруг... Ари, ты едва успела вернуться домой, а уже собираешься снова меня бросить.
   Я хмуро посмотрела на Кая. Подхалим, вот он кто. За два года я совсем забыла об этом.
   - У тебя есть Ханна, - упрямо мотнула я головой.
   - Ханна, - фыркнул Кай.
   - Эй, не вздумай ее обидеть!
   - Да я и не... - Кай с досадой прочистил горло, избегая смотреть мне в глаза. - Ты... не расстроилась, кстати? Ну, что мы с ней...
   - С чего вдруг? - раздраженно бросила я. Конечно, расстроилась, но ни за что не скажу! - Ханна взрослая девочка. Знала, с кем встречается.
   Кай отвернулся, как-то обиженно и уязвимо повел плечом. Мне вспомнилось, как часто мы с Каем сидели вот так в детстве, и как часто он выручал меня из всяких передряг. Наверное, он за меня действительно переживает. Заяви Кай, что жаждет стать Искателем, я бы тоже вряд ли обрадовалась.
   Фыркнув, я тихо рассмеялась. Нелепо. В Одичалых Землях не так много девушек, - это последнее место, куда потянет Кая.
   - Иногда забываю, с кем имею дело, - расслабился Кай, кинув на меня быстрый взгляд. - Зачем тебе на север?
   Вздохнув, я невольно перевела взгляд на портрет отца. Стать Искателем - единственная для меня возможность попасть в Одичалые Земли. Я могу найти отца... или хотя бы узнать, как он погиб.
   - Понятно... - Кай проследил за моим взглядом. Подавшись ко мне, он тепло улыбнулся и заправил мои волосы за ухо. - Тебе просто нужно время. Освоиться здесь, привыкнуть... найти любовь, обзавестись семьей?
   - Да ну тебя! - я отбросила руку Кая. - "Любовь"! Вечно ты о ней.
   - Кстати, а что в Ратолле... - Кай зачем-то принялся выщипывать бахрому с моего покрывала. - Парни были?
   - Сотни, - скучающе откликнулась я. Кай недовольно вскинул голову.
   - А если серьезно?
   - Тысячи? - предположила я. - Кай, слушай, я на самом деле не знаю, сколько в Ратолле парней. Поищи в энциклопедии какой-нибудь, раз так интересно.
   - Арианна, я о твоих парнях.
   - Да откуда мне знать, чьи они!
   - О духи небесные, Ари! Ты ведь прекрасно поняла, о чем я! Ты с кем-нибудь... встречалась?
   - Ну разумеется, - искренне ответила я. - С кем-нибудь я встречалась.
   Друг выпрямился и неожиданно с похоронной серьезностью поинтересовался:
   - И кто... он? Скучаешь по нему?
   - По ним, ты хотел сказать? Смотря по кому, - задумалась я, постукивая пальцем по губам. Прищурившись, я вздохнула. - Очень. Очень скучаю. Там была одна старушка, пекла поразительные пирожные. По ним скучаю больше всего.
   Кай, поняв, что я опять увильнула от ответа, насупился, но потом бросил на меня один красноречивый взгляд... второй... улыбнувшись, он подался ко мне. Оказался при этом так близко, что я могла разглядеть искорки в его карих глазах.
   - Уже ревную, - протянул он шепотом.
   - К старушке или к пирожным? - не дрогнула я. Хотя стало не по себе. Но это ведь Кай, если бы он не умел волновать девчонок, они бы к нему так не липли.
   - Ты ведь знаешь, что я помогу тебе, даже если это будет стоить мне жизни? - снова нахмурился друг. - Только, Ари. Это же Брешь. Пожалуйста, подумай.
   - Я подумала, Кай. Поддержи меня или не мешай.
   Кай заглянул в мои глаза, но, видимо, не нашел сомнений, на которые так надеялся. Я все равно попаду на север. Пусть что хотят, то и делают. Со вздохом друг покачал головой.
   - Все такая же упрямая, - с досадой процедил он. Выпрямившись, он помедлил. - Я принес тебе кое-что... кажется, это принадлежало твоему отцу.
   Кай протянул мне кулон. Я сначала глазам своим не поверила. Я ведь перерыла весь дом в его поисках, когда уезжала из Столицы! Перед тем, как отец исчез, перед той самой проклятой экспедицией, отец подарил кулон мне. "Сбереги его до моего возвращения, ладно?". Я не сберегла. И часто думала: что, если отец пропал из-за этой невзрачной перечеркнутой спирали? Глупо, знаю.
   - О, Великие духи, Кай! - я схватила кулон и, не веря, обвела спираль пальцем. - Где ты его нашел?!
   - В вашей библиотеке, закатился под кресло.
   Кай не мог сделать мне подарка лучше. Я будто снова встретилась с отцом. Зажав кулон в руке, я от радости обняла Кая.
   - Спасибо, спасибо! Спасибо!
   - Кажется, кулону ты обрадовалась больше, чем мне, - пожаловался Кай, но по голосу я поняла, что друг улыбается. - С возвращением домой, Ари.
  

Глава 4

Арианна

   Я заметила их, когда свернула с улицы на площадь. Под знойным летним небом скользили черные тени. Кружились, зависали над площадью, высматривая в толпе кого-то, известного им одним. Люди спешили по своим делам, не замечая сгустков тьмы, но невольно убыстряя шаг, если какая-нибудь из теней опускалась слишком низко.
   Как интересно. Мне приходилось видеть спиритов стихий, элементалей: они светились изнутри, а не поглощали свет. Невольно подняв голову, я присмотрелась к спиритам, к их плавному полету, силуэтам, словно бы сотканным из тумана. Они напоминали разорванные облака.
   - Мне страшно, мам. - Ребенок, проходивший мимо, жался к женщине и смотрел на небо. Дети видят всех спиритов, пока им не стукнет пять лет. После этого связь с Эллизиером разрывается, и только маги сохраняют способность видеть "своих" спиритов, тех, кто соглашался сотрудничать с людьми.
   У меня получилось иначе.
   Одна из теней повернулась ко мне, и я резко опустила голову. Видеть всех спиритов - ненормально. Даже для магов. Будет много вопросов, если кто-нибудь узнает.
   Я убыстрила шаг, надеясь промелькнуть под тенями настолько быстро, насколько могу. Но едва я ступила на лестницу, как одна из теней кинулась мне наперерез и, зависнув в воздухе, издала такой писк, что заложило уши.
   Сердце рухнуло вниз; я резко отшатнулась. Ступеньки, мокрые после дождя, скользили под ногами, словно лед, и я не удержалась. Одна нога поехала вперед, другая назад; чем бы это закончилось, не знаю, - подозреваю, что лужицей у лестницы. Но как раз тогда, когда я попрощалась с целыми руками и ногами, чьи-то пальцы впились в плечо и резко поставили меня на ноги.
   - Как насчет смотреть под ноги?
   Я не ответила, наблюдая за тенью. Задержавшись еще на мгновение, она, наконец, стрелой метнулась в небо, и я смогла выдохнуть. Закрыв глаза, я досчитала до десяти, и посмотрела на незнакомца, так вовремя оказавшегося рядом.
   Его трудно было не заметить: симпатичный. Синие глаза с оттенком холода щурились: цвет у них такой глубокий, что заставлял вспомнить о сапфирах. Черные волосы, достающие до плеч и заплетенные в бесчисленные косички, и решительные черты лица... он был красив, но по-своему. Примерно такое же чувство остается от ледяного океана: любоваться можно, но ближе лучше не подходить, или замерзнешь.
   Не внешность к нему привлекала. Гибкая, как у хищника, фигура, уверенные и отточенные движения: сила и энергия струились через него. Маг. Это хуже. Сколько я себя помнила, от магов всегда одни неприятности. Взять хотя бы Ханну.
   - Спасибо, - чуть настороженно сказала я. Его пальцы впивались в плечо с такой силой, что без синяков не обойдется.
   Будто прочитав мысли, парень бросил на меня цепкий, внимательный взгляд, строго нахмурился и отдернул руку. Да еще с таким непередаваемым видом! Будто я в чем-то провинилась.
   - Так-так. Выходит, ты из Братства. Знал бы, кого спасаю! Может, и не стоило.
   - Из какого еще Братства?
   - Брось притворяться! Терпеть ваших секретов не могу.
   - Я на самом деле...
   - И, между нами, я бы на твоем месте прятал, - он кивнул на кулон на моей шее. Я инстинктивно дотронулась до кулона. - Потеряешь ведь. Хотя нет, я бы на твоем месте выбрал украшение получше.
   Ну все! Если в первую секунду я растерялась, то сейчас к моим щекам прилила кровь. Мне учителей по жизни хватает, обойдусь без всяких!
   Тем более это кулон отца. Я холодно сощурилась. Не первая начала, это меня оправдывает.
   - О, не переживай! В следующий раз позову за советом, подскажешь, какие чулки надевать и куда их прятать! А то ведь без тебя не справлюсь.
   - Чулки? - бровь незнакомца взлетела вверх, и губы искривились в ухмылке. - При чем здесь...
   - Вот именно. Чулки не твое дело, и мой кулон тоже. Может, отойдешь с дороги? Я тороплюсь.
   - А жаль, что не мое, - ухмылка парня стала шире, а я мрачнее. Но вдруг парень прочистил горло, будто подавляя смех, и почтительно сделал шаг в сторону. Ухмылка исчезла, только в синих глазах плясали шаксы. И поди пойми, о чем думает! - Ну что ж. Как будет угодно, эллая. И, осторожнее, ступеньки...
   Хотела бы я сказать, что ушла с гордо поднятой головой, независимая и оскорбленная... лично я надеялась именно на такой эффект. Но то ли у парня глаз дурной, то ли у меня день. Так что едва сделав шаг, я действительно поскользнулась, на этот раз безо всяких странных теней.
   Парень среагировал мгновенно. Боевой маг? Такая реакция развивается только упорными тренировками. Он схватил меня за локоть, удержав буквально за секунду до моего бесславного падения. Я лишь глаза на секунду прикрыла, выравнивая дыхание и досадуя на себя. Надо было прокатиться по перилам с ветерком, это быстрее и не так стыдно.
   - Ступеньки скользкие, - закончил фразу маг, посмотрев на меня с раздражением и укором. И тут же взорвался, как пламенный шар. - У тебя что, задача на день, свернуть себе шею?!
   - Теперь ты знал, кого спасаешь! Так, может, не стоило? - передразнила я.
   Как всегда в минуты крайней ярости, мой голос прозвучал холодно и высокомерно. А я была в ярости, не столько на парня, сколько на всю эту нелепую ситуацию и на Великого небесного духа Ао-Лина в частности! Подослал же спасителя на мою голову! Нельзя было кого-то подружелюбнее... а лучше вообще дать мне спокойно дойти до Университета!
   Мы с магом уставились друг на друга, одинаково раздраженные. Меня трудно вывести из себя, и странно, что незнакомцу это удалось за считанные мгновения. Это определенно талант.
   Должно быть, маг почувствовал, что еще слово, и получит по носу. И хорошо, если только по носу.
   - Может быть, - наконец, неприязненно отозвался маг, демонстративно выпустив мою руку. Он нахмурился, но не уверена, что именно я занимала его мысли. Его будто что-то отвлекло, что-то, чего я не видела и не слышала. Взгляд стал сосредоточенным и обжигающе ледяным, по лицу скользнула тень досады. Молча обогнув меня, он отправился своим путем.
   Наконец-то!
   Мог бы извиниться, между прочим! Я проводила незнакомца взглядом, в надежде, что маг споткнется по дороге, и моя месть свершится. Увы!
   И нет, я не стану его догонять и давать пинка. Нет, Ари, нет, это неприлично! Я с трудом удержалась на месте и ограничилась тихим шипением сквозь зубы.
   Ну и ну. Говорю же, от магов одни проблемы. Сжав в кулаке кулон отца, - ту самую перечеркнутую спираль, поблескивающую на солнце, - я перевела взгляд на небо. Тени скользили среди облаков, и не думая улетать.
   Я могла поклясться, что они не оставили меня в покое: будто кто-то наблюдал за мной и ждал удобного момента, чтобы напасть. Или познакомиться поближе: чего они хотели, эти тени, я не понимала. Но чувствовала, что ничего хорошего.
   Поежившись, я расправила юбку и спрятала кулон под воротник платья. Тени, маги... Университет. Я встрепенулась. Проклятье, я же опоздаю!
  

***

   "Тебе ни за что не добраться вовремя, Арианна. - Мама качает головой и добавляет: - Видишь, мир сам тебе говорит, что Одичалые Земли обойдутся без тебя. Тебе пора смириться".
   Пока я бежала по коридорам Университета Теории, расталкивая толпу студентов и задыхаясь, я раз двести вспомнила эти слова. Нет, мама, я не для того прошла все вступительные экзамены, чтобы теперь опоздать из-за какого-то надменного мага! Мне всего лишь осталось проставить последнюю отметку в документе.
   Я подбежала к окну, прищурилась, чтобы разобрать далекие цифры на городских часах, и от досады сжала кулаки. Почти полдень! Пять минут - и я могу попрощаться с Комиссией и мечтой заодно! Прикрыв глаза, я вдохнула и выдохнула. Да, я опоздала. Но у меня есть пять минут. Это разве мало?
   Маму можно понять. Потеряв мужа - отец был Стражем - в Одичалых Землях, она в штыки приняла мое решение стать Искателем. Отчасти она права. Пусть Стражи защищают, а Искатели лишь изучают Брешь, обе эти профессии связаны с Одичалыми Землями и постоянным риском. По мнению мамы я провалюсь подо льды, или свалюсь в пасть хищнику, или попаду в лапы тварей из Бреши, или того хуже забреду в саму Брешь, откуда, как известно, не возвращаются. А уж по ту сторону Бреши совершенно точно со мной, бедняжкой, случится какая-то беда из вышеназванных.
   Она не понимает... не поймет. И пусть. Иногда даже я не до конца понимала, почему меня так притягивают белоснежные снега Одичалых Земель, бескрайние пространства и Брешь между мирами - Брешь, ставшую причиной гибели отца. Опасно. Безрассудно. Но, может, это наследственное. Я просто знала, что это моя судьба и мой путь.
   И поэтому я неслась по коридорам, наплевав на все правила этикета и старательно не замечая косых взглядов. У кабинета я все же остановилась. Пригладила волосы, расправила пышную юбку чуть ниже колен, выждала мгновение, чтобы успокоиться. Стук сердца отдавался в ушах, щеки горели. Но все это мелочи по сравнению с приоткрытой дверью. Значит, кто-то из Комиссии остался. Кто-то проставит мне отметку, и я смогу поступить на обучение в Храм Кио-ре.
   Я отбросила волосы за спину; нитки мелких бусин, вплетенные в прическу, как требовали обычаи ашеров, цеплялись за одежду. Прозрачные бусинки разных цветов когда-то были символом единства Восьми династий Хранителей, но сегодня они стали для меня сущим наказанием. Безжалостно выдернув особенно надоедливую нить, я расправила плечи и, постучав ради приличия, вошла.
   - Добрый день. Мне нужно завершить вступительные экзамены в Храм Кио-ре.
   Высокий пожилой человек едва взглянул на меня и равнодушно махнул рукой, требуя документ.
   - Вы опоздали, юная эллая.
   - Вы абсолютно правы, опоздала.
   - И что, никаких оправданий? Что за молодежь нынче пошла! Ну что ж. Посмотрим, посмотрим...
   Пока профессор рассматривал бумаги, я сидела и постукивала ногой. Пыльные книги, массивный стол, тяжелые багровые занавески с кисточками. Часы красивые, с вырезанными фигурами, а вот время показывали неправильное. Опаздывали ровно на десять минут, словно мне в помощь: за стенами Университета уже раздавался одиннадцатый удар часов, а эти молчали. Ну и кто сказал, что мир против моей мечты?
   - Арианна Ясмин Ниал. - Профессор положил бумаги на стол и устало потер переносицу. - Вы племянница сенатора Шарго, не так ли?
   - Ари, - машинально поправила я. - Возможно, и племянница. Это имеет значение?
   Мне не удалось скрыть раздражение, да я и не старалась. Всю жизнь одно и то же - духи небесные, подумать только, племянница самого сенатора! Вот так сенсация!
   - Как я понимаю, к магам вы не относитесь. - Профессор поднял голову. - Вы знаете, что Одичалые Земли не терпят слабаков?
   - Знаю. Но я не хочу быть Стражем. Я хочу быть Искателем.
   Тьфу, зараза. И так каждое утро начинается с укоров в духе "милочка, да у тебя нет дара, так что заткнись", еще и тут попрекнули.
   - Искатель... не Искатель. - Испытатель зашуршал бумагами и вздохнул. - Не могу я вам поставить высший балл. Сами посмотрите. Дара у вас нет? Нет. Физические данные посредственны? Посредственны. А экзамены?
   - У меня высший балл по всем экзаменам. Вы не можете так просто...
   - Мне решать, что я могу, а что нет! - рявкнул профессор. Разозлившись, он резко черкнул ручкой по бумаге, но я никак не могла избавиться от чувства, что эта злость показная. Лишь бы отделаться от меня. - Я не собираюсь брать на себя вину за вашу гибель на севере. Среднего балла вам вполне хватит, чтобы занять какой-нибудь пост при Сенате! Поверьте, дорогая моя эллая, вы слишком юны, чтобы хорошо понимать, как опасно на севере. Вы думаете, там интересно и загадочно? Там не...
   - Я так не думаю.
   - Там не место для игр и развлечений! Я не могу поставить вам высший балл.
   Все, хватит! Два года - два года! - я потратила на то, чтобы сдать все эти дурацкие экзамены! И не для того, чтобы споткнуться на последнем шаге об какого-то чересчур совестливого профессора!
   - Можете! - Я тоже поднялась и поставила руки на стол. - И вы поставите мне высший балл! Потому что не имеете права поступить иначе. Зачем вам... - я запнулась. "Какой-нибудь пост при Сенате"? - Шарго. Это он, да?
   Профессор нервно пригладил волосы и отвел взгляд. К чувству гордости за то, что догадалась, прибавилась горечь. Дядя плюс мама - получается конец моей мечте. Вечно одно и то же.
   - И сколько вам заплатили?
   - Да вы наглеете. Довольно, юная девушка. - Профессор бессовестно посмотрел мне в глаза. - Нет, нет и еще раз нет. Я ставлю вам средний балл.
   От вида руки с пером, занесенной над отчетным листом, у меня в глазах потемнело. Сейчас мне поставят оценку, которая станет приговором... не позволю. В голове будто что-то зажужжало - тихо, но настойчиво. Я перехватила руку прямо у бумаги и уставилась в удивленные глаза профессора.
   - Вы поставите мне высший балл. - Голос стал хриплым и сильным. Глаза профессора потемнели, взгляд остекленел. Жужжание в голове то нарастало, то затихало. Я повторила еще тверже: - Вы поставите мне высший балл.
   Профессор молчал. Он не пытался вырваться, не орал на меня. Любой бы удивился, что он так безропотно терпит приказы неизвестно от кого. Но мне казалось, что он полностью в моей власти. И сделает то, что хочу я. У него не хватит воли поступить иначе.
   - Да. Поставлю... - Голос профессора звучал глухо и растерянно.
   Жужжание в голове превратилось в чистый звон. Он все нарастал и нарастал, превращаясь в страшную боль, но я хотела видеть темные глаза профессора. И когда боль стала почти невыносимой, а рука профессора коснулась бумаги и вывела красивое "в", дверь стукнула, и я потеряла ниточку в чужое сознание.
   - Ну как, всех распределил? - Стопка книг опустилась на стол, и мужчина в черной мантии удивленно посмотрел сначала на меня, а потом на профессора. - Все хорошо? Выглядишь странно.
   - Нет-нет, все в порядке. - Профессор схватился за голову, потер виски и встряхнул головой. Я с тревогой ожидала, что он начнет кричать и топать ногами, либо хоть как-то упрекнет меня, назовет "наглой и взбалмошной девицей". Но он, казалось, вообще не помнил о том, что произошло. Придвинув к себе бумаги, он недрогнувшей рукой зачеркнул "в" и поставил "средний уровень". Я даже не успела ничего сказать. - Мы закончили разговор, юная эллая, не так ли? Можете быть свободны. Кстати, ваш дядя просил вам передать, что будет рад, если вы к нему заглянете.
   Ах, вот как! Я прикрыла глаза. Ведь я прошла огромный путь, чтобы получить этот шанс. Я всегда хотела работать в Одичалых Землях - и пусть я не могла стать Стражем, для этого надо было родиться магом, но я справилась со всеми заданиями, которые стояли перед будущим Искателем. И мою мечту растоптали. И подумать только - из-за кого!
   Я резко схватила бумаги и поднялась.
   - Можете передать моему дяде. Я не сдамся.
   Я ушла, хлопнув дверью. Звук эхом разнесся в пустом коридоре. Хотела бы я верить в свои же слова, но легко сказать "не сдамся". У меня нет никаких шансов, все пути отрезаны. "Средний балл" - это приговор.
   Прислонившись спиной к двери, я убрала со лба волосы. Голова раскалывалась на две части, и я боялась, что упаду в обморок.
  
  

Глава 5

Ханна

  
   Сбросив кофту на пол, - Танара подберет, - я подошла к зеркалу и поправила темно-рыжие волосы. Но подумав, вернула выбившиеся пряди на место: легкая небрежность подчеркнет безупречный макияж и симпатичное личико. Если что я и выучила за годы жизни, так это то, что совершенство навевает невыразимую скуку и страшно раздражает. Взять хотя бы сестру... хотя какое она совершенство?
   Надеюсь, она провалит свои Испытания. Мне все равно, что там с ней случится на севере, но Храм Кио-ре, - Зимний Храм, - граничит с моим Университетом по территории. Я не хочу, чтобы сестра крутилась рядом с Каем круглый год. Пусть убирается в свои Архивы. Бездарностям вроде нее там самое место.
   Улыбнувшись отражению, я повернулась на настойчивый стук в дверь и с раздражением бросила расческу на зеркало. Если только опять вульгары притащились милостыню просить...
   - О, какое счастье, что мне не придется ждать еще полчаса! - Ната бесцеремонно отодвинула меня с дороги и прошла в дом. - Дай-ка мне красную заколочку, дорогая. Между прочим, я заодно притащила тебе приглашение на благотворительный вечер.
   Я выхватила у подруги розовый конверт и, взяв с зеркала красную заколку-бабочку, кинула ее Нате.
   - Пришло наконец-то.
   - Разве они упустят случай бросить свои и чужие деньги на ветер?
   - Это помощь вульгарам, пострадавшим от беспорядков в Ратолле.
   - А я что, не так сказала? - притворно удивилась Ната, накручивая волосы на палец. - Верну послезавтра. Я загляну к тебе, кстати?
   Заверив, что горячо жду визита, я вытолкала Нату на улицу и с досадой отметила, что подруга опять притащила в мой сад весь свой выводок. У нее поразительный талант нарушать все приличия!
   Ната - как и я - всегда предпочитала общество парней. Сейчас эти парни топтали мои цветы, обрывали мои яблони и гоготали, как гуси.
   Мило улыбнувшись, я тихо прошипела:
   - Сделай одолжение, больше сюда их не приводи. Постой, это что...
   Зеленые глаза парня прищурились и, надкусив яблоко, парень перевел взгляд на меня. Его глаза смеялись и заигрывали. Черная одежда подчеркивала необычный белоснежный цвет волос. Я не верила своим глазам: Ардиан Веруд! Тот самый!
   Я всегда знала, что он красив. Но одно дело фотографии в газетах, а другое видеть его вот так, вживую. Он был не только красив. Что-то, кроме красоты, привлекало к нему. Аура, если хотите. Он будто светился изнутри, каждый жест идеален, каждое движение заставляет твое сердце замирать.
   И богат. Знатен. Вся власть мира будет принадлежать ему.
   Улыбнувшись самой очаровательной из своих улыбок, я отвела взгляд первой. Я не могла упустить такой шанс. Я должна была познакомиться с ним. Но так, чтобы Ната не поняла, как это важно для меня.
   - Скажи-ка, Нати, там, куда вы собираетесь, весело? - прислонившись плечом к косяку, спросила я как можно равнодушнее.
   - Прости, дорогая, - Глаза Наты полыхнули весельем, и она склонилась к моему уху. - Но пока ты не из нашего круга, мы не можем тебя пригласить.
   Тварь! Ногти впились в ладонь. Волна гнева и злости поднялась в душе, не испортив, впрочем, милой улыбки. Я не настолько глупа, чтобы давать волю эмоциям.
   - Не скажу, что расстроена. На твоем месте я бы не водилась с хлюпиком Мортоном, плохо скажется на репутации, - шепнула я, обняв Нату. Отступив, я заботливо поправила брошь на ее кофте. Разодрала бы! - Увидимся.
   - О нет-нет, постой! Одолжи-ка мне еще те сережки, с красным камнем? - Ната приподняла бровь. - К моему платью подойдут.
   - Конечно, - елейно ответила я. - Сейчас принесу.
   Я еще раз улыбнулась Ардиану и тихо прикрыла дверь. Улыбка схлынула с лица, как упавшая маска, и я, быстро пройдя вглубь дома, подхватила со стола чашку и с ненавистью запустила ее в стену.
   - Крыса! - процедила я сквозь зубы.
   С такими подругами врагов не надо. Ведь она поняла, поняла, как для меня важно - познакомиться с Ардианом - и нарочно этого не допустила!
   Я со злостью вытащила небольшую шкатулку из ящика и, отбросив крышку, достала шаксовы сережки.
   Ничего! Мы еще посмотрим, кто победит. Я так просто не собираюсь сдаваться.
  

***

   Я задумчиво рассматривала сережки на свету. Свет рассеивался по красным граням, окрашивая камни в кровь. Не жалко, подарок одного незадачливого кавалера. Слишком бедного, чтобы составить мне достойную пару.
   Опустив серьги, я прищурилась и посмотрела в зеркало. Ардиан, Ардиан... Я щелкнула заколкой, распустила волосы и слегка приподняла их возле корней. Медные локоны рассыпались по плечам. Чуть ниже вырез... слегка подчеркнуть линию глаз. Я довольно улыбнулась. Идеально. Как всегда.
   Я спустилась по ступенькам крыльца. И, поймав заинтересованный взгляд Ардиана, смело заглянула в его зеленые глаза. Раз, два, три... обозначить улыбку... можно отводить взгляд.
   - А, вот ты где. Наконец-то, - Ната нетерпеливо схватила сережки и тут же вставила одну в ухо. - Ну спасибочки, дорогая моя.
   - Обращайся, - ровно сказала я, сдерживая порыв вырвать белые хвостики с корнем. - Для тебя все, что угодно.
   - А что насчет меня?
   Я довольно прикрыла глаза, наблюдая из-под полуопущенных век, как разочарованно вытягивается лицо Наты. Я ведь говорила, что всегда добиваюсь своего. Послав Нате торжествующий взгляд, я повернулась к Ардиану и улыбнулась.
   - Разве могу я отказать Ардиану Веруду?
   - Для тебя просто Ард, - Ардиан, прижав ладонь к животу, шутливо склонился и тут же выпрямился. - Отбросим условности.
   Его взгляд скользнул по моей фигуре, и я с удовольствием отметила, что ему понравилось увиденное. Еще бы. Не в пример сестре, я умела подчеркнуть... преимущества женской фигуры.
   - Ханна Мария Ниал, - улыбнулась я. - Для тебя просто Ханна.
   Ната, поняв, что в разговоре лишняя, накрутила один из своих хвостиков на палец и посторонилась. Наконец-то сообразила! Ардиан слегка дотронулся до ее руки в знак якобы благодарности, и подошел ближе. Остальные мальчишки толпились позади него, как свита. Не исключено, что свитой они и являлись.
   Вот Кард, сыночек советника. Богатый, знаменитый, но невзрачный для ашера. Или вот жалкий подхалим Мортон. Сестричка одно время с ним водилась. У нее редкий дар подбирать мусор с дороги.
   Мортон не отличался благородством и верностью. Сам из бедной семьи, не обладающий выдающимся умом или хотя бы личиком, он прибивался к сильным мира, как шелудивый пес. Что-то вроде шута, его никто не воспринимал всерьез. Даже Ари ни разу о нем не вспомнила после смерти отца.
   Остальных трех ребят я где-то видела... даже, возможно, знала. Я многих знала, но немногие стоили моего внимания. Я поздоровалась с ними кивком и улыбнулась Ардиану так обаятельно, как умела. А я умела.
   - Рада наконец-то с тобой познакомиться... Ард.
   - Как и я. Так, значит, это знаменитый дом Ниалов? - Ардиан поднял голову, рассматривая лепнину на фасаде. - Слышал, твой отец хранил свиток? Я, знаешь ли, люблю всякие древние штуки... нельзя посмотреть?
   Парни подхватили просьбу, одобряя. Я поколебалась. Свиток... ну, разумеется, Ардиан знал о свитках. Он же из старших семей, он обязан знать. Скорее всего, один из десяти свитков находится в руках его отца. Ведь не будет беды, если я покажу?
   Или будет? Отец настрого запрещал рассказывать о свитке, даже рассказывать. Показывать тем более.
   Ардиан посмотрел на меня, будто только что опомнился, и рассмеялся.
   - Конечно, я совсем забыл! Наверное, тебе запрещено...
   Зеленые глаза все понимали. Я почувствовала легкое головокружение, заглянув в них, будто земля под ногами пошатнулась. Я просто не могу отказать Ардиану в просьбе. Только не ему! Откажу, и все потеряно.
   - Кого волнуют запреты, - усмехнулась я. Показала рукой на дом. - Для тебя я сделаю исключение. Прошу. Хотя там не на что смотреть, кусок металла.

***

   "Храни его, как зеницу ока, Ханна. Ты старшая, я надеюсь на тебя. Запомни, в этом свитке будущее мира". Слова отца, его жесткий и строгий голос, звучали в моей голове, пока я вела гостей к библиотеке. "Не разочаруй меня, Ханна. Не разочаруй меня снова".
   Я всегда его разочаровывала. Не то что маленькая обожаемая Арианна! Я встряхнула головой и толкнула дверь библиотеки. Створки распахнулись с легким стуком, впуская меня и Ардиана внутрь. Иди ты, папочка, со своими разочарованиями.
   - Ждите здесь, - приказала я остальным. Большой черный ворон за окном воинственно распушился, но я кинула на него предупреждающий взгляд, и птица захлопнула клюв. Так-то лучше.
   Убедившись, что ворон не собирается нападать на гостей, я прикрыла створки. Не до конца. Ровно настолько, чтобы никто не мог заглянуть в библиотеку, но и не распускал грязные слухи по Столице.
   Хотя, пожалуй, мне нравится идея грязного слуха, в котором замешаны я и Ардиан.
   - У вас хорошая библиотека. Слышал, твоя сестра вернулась из Ратолла?
   - Арианна? - спросила я, пряча досаду за приветливостью. Последние дни только о ней и слышу! - Вернулась пару дней назад. А что?
   - Наверное, вежливо познакомиться с ней. Хотя уверен, самую красивую из сестер я уже встретил, - вскользь заметил Ардиан, заставив мое сердце сладко сжаться. Легкой паузой я дала понять, что приняла комплимент, и улыбнулась.
   - Сестры нет дома. Но я передам, что ты о ней спрашивал.
   Ни за что не передам. Я потянулась к нужной книге и помедлила. Правильно ли я поступаю, что показываю свиток?
   Я мельком взглянула на Ардиана. На то, как он лениво рассматривает книжные полки, заложив руки за спину. Его не интересовало, что я делаю, он просто скучающе ждал развлечения.
   Свиток для него развлечение. Для всех нас. Хранителей нет, и все уже сомневались, что когда-нибудь они вернутся. Свиток всего лишь кусок металла, не более. Я не кривила душой. Наверное, я слишком серьезно относилась к наставлениям отца. Просьба последить за свитком - его единственные слова, обращенные исключительно ко мне.
   Хорошо, что отец сгинул. Я решительно выхватила книгу, и стеллаж уехал в сторону. Спустившись в Хранилище, я откинула крышку сундука и, вернувшись в библиотеку, почти небрежно кинула свиток Ардиану.
   - Что ты в нем надеешься найти? - с кокетливым интересом спросила я.
   Он бережно взял свиток, провел по нему ладонью и задумчиво покачал головой.
   - Чей он? Рианы?
   - Не знаю, - пожала я плечами. Я действительно не знала. Риана... кажется, Хранительница, одна из тех, кто выжил в Смуте. Но тема Хранителей не особенно одобрялась Сенатом. Я крайне мало знала про эпоху Смуты, разве что вспомню имя Азара. В конце концов, это Азар развязал Смуту, волей-неволей вспомнишь.
   Ардиан осторожно повертел в руках свиток, внимательно рассматривая знаки. Но, очевидно, древняя вещица не спешила раскрывать ему свои тайны. Арда это как будто расстроило: он нахмурился, его лицо на мгновение ожесточилось, но тут же разгладилось. Я бы и не заметила, не наблюдай так внимательно.
   - Можно было ожидать, - едва уловимо прошептал он. В его голосе послышалась тень досады. Глубоко вдохнув, он протянул свиток мне и улыбнулся. - Твой отец умел хранить тайны, не так ли?
   Что-то крылось за этим вопросом, какой-то непонятный мне смысл. Я пожала плечами и потянулась было за свитком, но Ардиан перехватил мою руку. Поднес к губам и поцеловал так медленно, легко, не отрывая взгляда от моих глаз, - будто дразнился, - что у меня перехватило дыхание.
   - Надеюсь, в следующий раз мы встретимся в более... уединенной обстановке. - В его голосе появились новые интонации. Он заигрывал. Меня бросило в жар от откровенного желания в его голосе, от того, что он обещал. Скромница бы покраснела.
   Но скромность переоценивают. И я лишь вскинула голову, прямо встретив его взгляд. Если хочешь заинтересовать парня, не вздумай падать к его ногам. Никогда.
   - Возможно, - откликнулась я безмятежно, разбавив улыбку толикой равнодушия. В его глазах вспыхнуло любопытство, и я поняла: угадала. Тот, у кого есть все, ценит только то, чего не может получить.
   Меня не сможет. По крайней мере, легко. Мы оба это знали. Я чувствовала, видела, что игра уже увлекла Ардиана. Он слегка подался ко мне, его глаза сверкнули, и я с улыбкой выдернула руку из его ладони. Мягко, но решительно. Судя по дрогнувшему уголку губ, Ардиан прекрасно понял мой намек.
   - А что, если... - тихо сказал Ард, но я так и не узнала окончание фразы. Дверь хлопнула, створка приоткрылась, и я обернулась на звук. Ну конечно! Ната, как всегда, вовремя. Подруга скучающе прислонилась к косяку двери и выдавила кислую улыбку.
   - Эй, красавчик! Время. Нам надо... - она осеклась, посмотрев на меня, и хмыкнула. - Сам знаешь, что нам надо. До двенадцати полчаса.
   - Вечно это время, - горько усмехнулся Ардиан, протягивая мне свиток. - С нетерпением жду новых встреч, Ханна.
   Я задумчиво проводила его фигуру взглядом, постукивая по губам свитком. А фигура, что надо. Еще бы, будущий Страж, говорят.
   Ната перехватила мой взгляд, и я торжествующе ей улыбнулась. Вот именно, милая, тебе не удалось испортить мой день. Закатив глаза, Ната повела плечиком, обтянутым безвкусным платьем розового цвета, и указала на меня зонтиком-тростью.
   - Я зайду к тебе потом. Расскажешь мне что-нибудь. Например, о Кае, - с намеком протянула она, прежде чем скрыться за дверью.
   Я резко опустила свиток и нахмурилась. Кай. Легкий укол совести заставил меня поморщиться, но я тут же расслабилась. Подумаешь! Я ничего не обещала Ардиану, вела себя прилично, - обыкновенная вежливость. Каю не в чем меня упрекнуть.
   В конце концов, Каю я тоже ничего не обещала. Будет меньше заигрывать с Ари на моих глазах!
   И кстати, где Ната взяла такой пояс? Симпатичный. Он ей совсем не к лицу, а вот мне бы подошел к одному платью.

***

   Я проверила, надежно ли спрятан свиток, и спустилась в гостиную, ведя ладонью по перилам. Со свитком ничего не случится. Кому он нужен?
   Оно того стоило. Я никак не могла выкинуть из головы взгляд Ардиана, скользящий по моему телу, волнующий, смелый. Казалось, он до сих пор согревал меня и заставлял гореть мои щеки. Бывает ли, что человек настолько совершенен? Ведь у Ардиана есть все. Ни одного изъяна. Я с трудом сдержала ухмылку. Ната бы сказала, что для таких выводов неплохо заглянуть в штаны. Что она понимает?
   Остановившись у подножия лестницы, я посмотрела на темный слой пыли на руках, - свидетельство лени вульгаров. Бестолковые, наглые животные. Чье было дежурство? Рины или Танары?
   Сделаю выговор обеим.
   Рину не пришлось даже искать. Вульгарка, в сером платье, заляпанном думать не хочу, чем, протирала полы. Сколько ей? Пятнадцать, шестнадцать? Выглядит старше, в таких-то лохмотьях.
   Но даже запах отсыревших тряпок не смог перебить роскошный запах роз, наполнивший прихожую. Чудесные красные розы в красивой хрустальной вазе. Я подошла к столику, вдохнула аромат и с улыбкой посмотрела на небольшую табличку. Рина медленно выпрямилась и шмыгнула носом, отставив швабру в сторону.
   - Это от Кая?
   - Д-да, эллая, - неуверенно ответила девчонка, наклоняя голову. Ее руки мяли передник, будто она не знала, куда еще их деть.
   - Какая прелесть! Отнесу их в свою комнату, - я обхватила вазу ладонями. Кай не уставал меня удивлять. Он всегда красиво ухаживал, но цветы... не помню, чтобы он хоть раз дарил мне такой красивый букет.
   - Но это... это... для вашей сестры, - Рина наклонила голову еще ниже, и я резко отдернула руки от вазы, будто обожглась. Рина могла дать мне пощечину, и то мне не было бы так больно, как от ее слов.
   - Арианне? - резко спросила я.
   - Да, эллая.
   - По какому поводу он дарит ей цветы?! - прорычала я. Рина отвела взгляд в сторону. Ее руки побелели, так сильно она стискивала передник.
   - Я не... я не знаю.
   Мне вдруг захотелось ударить ее, прямо по этому неуверенному, веснушчатому лицу. Как будто она может знать! Я поймала свое отражение в зеркале. Морщинки тонкой сетью разбегались вокруг прищуренных глаз... я глубоко вдохнула, возвращая на лицо улыбку. Морщинки исчезли, и сердитая девушка вместе с ними.
   Я выпрямилась, улыбнулась и легко махнула рукой, сбивая вазу на пол. Она разлетелась на осколки, цветы рассыпались вокруг, сломанные и красные, как кровь. Рина вздрогнула, но не сказала ни слова. Умная девочка.
   - Убери, - приказала я. - Немедленно.
   Я не злилась больше. Теперь я была в ярости. В той глубокой ярости, которая никогда не выплескивается наружу. Остается внутри, в самом сердце, взрываясь яркими вспышками ненависти. Я повертела в руках табличку. "С возвращением, Ари".
   Скривившись, я бросила табличку на пол к кровавым лепесткам и осколкам. С возвращением! Будто так поздравляют с возвращением! Кай мог обманывать кого угодно, но я видела его насквозь.
   Он не будет с Арианной. Никогда.
   Осталось понять, как заставить его забыть о ней.
  

Глава 6

Арианна

  
   После дождя каждый листик каждого дерева блестел и переливался на солнце, как драгоценный камень. Город, обычно дремавший до середины дня, просыпался, наполнялся звуками, сквозь которые все еще доносился шум прибоя; было сыро и мокро. Вульгары деловито спешили на работу, по дороге текла вереница сфаэров - машины, которым магия позволяла двигаться, напоминали стеклянные сферы.
   Я любила город - и ненавидела его. Любила за легкомысленность, праздность и невероятную по красоте природу. Ненавидела за шум и резкие контрасты. Стоит свернуть в какой-нибудь дворик с главных улиц, как попадаешь в другой мир: мир, где роскошь ашеров сочетается с нищетой вульгаров.
   Где-то там, чуть дальше на север, вульгарам жилось еще хуже. Но и здесь не сладко. Сенат давно пытался согнать вульгаров в отгороженные поселения, и до сих пор видимость равноправия держалась исключительно на том, что ашеры нуждались в слугах.
   Хотя о чем я? Не ашеры. Сенат. Остальные - марионетки. И как бы я ни хотела исправить мир, я бессильна. В точности, как и все остальные. Остается смириться и закрыть глаза: не видеть, не слышать, не говорить. Ведь собственную мечту не могу исполнить! А все этот Шарго!
   Разозлившись, я запустила руку в сумку и, подскочив, выдернула.
   - Ай! - Там, где маленькие зубы впились в ладонь, остался полукруг отпечатков. Я потрясла рукой и, вздохнув, полезла в сумку. На этот раз целенаправленно.
   Так, обертки, обертки, обертки... я дотронулась до чего-то живого. Попалась!
   - Люи! Я так и знала! - рассердилась я, выдергивая из темных глубин сумки маленькую вредительницу. Личный спирит, не обращая на меня внимания, облизывала перепачканные шоколадом пальцы. - Ты меня укусила!
   - Это ты была той невкусной конфетой, да? - Люи облизнулась и, хлопнув громадными и абсолютно невинными глазищами, вытерла руки о свои штаны. - То-то я чуть не подавилась! Представь, что могло бы случиться?!
   - Ты бы меня съела, - рискнула предположить я, выпуская спирита.
   - Да при чем тут ты?! - Люи покружилась и опустилась на мой согнутый локоть. - Вас, смертных, только свои проблемы и волнуют! У меня же мог разболеться живот! Или того хуже, я могла подавиться и лопнуть...
   - Вот про лопнуть я поверю. Умять десяток конфет, каждая из которых больше тебя в два раза...
   - Лопнуть от избытка чувств! - голосок спирита звенел от возмущения. - Только представь, какая невосполнимая утрата для мира!
   - Кто же будет уничтожать конфеты? - поддакнула я.
   - А вдруг бы я заболела и умерла? Или заразилась какой-нибудь дрянью? А вдруг я превратилась бы в человека?! - в священном ужасе воскликнула Люи, догадавшаяся, наконец, какой жуткой опасности подвергалась. - О, духи небесные! Ари, как ты могла?! Я прощу тебя, только если ты дашь мне конфету!... Между прочим, - деловито подергала она меня за рукав, - как там насчет добавки?
   Чувствуя себя последней злодейкой, покусившейся на несчастное создание, я откупилась от Люи двумя конфетами из кармана и вздохнула. Ох уж эти личные спириты!
   Я рассмотрела следы зубов на ладони, едва различимые, но все равно болезненные, и, почесав место укуса, покосилась на спирита. Насчет "заразилась какой-нибудь дрянью"... надеюсь, я не проснусь завтра в обертках и перемазанная шоколадом?
   - То, что надо растущему спириту! - заявила Люи, разворачивая конфету. - Скажи-ка, а ты видишь их?
   По Люи, увлеченно разглядывающей конфету, было не догадаться, о чем она говорит. Но что-то в оттенке ее голоса, теперь серьезного и задумчивого, заставило меня поднять голову. В небе, расчерченном на полосы солнечными лучами, метались черные тени. Они будто выпивали свет, - хотя, возможно, совпадение, - но там, где они пролетали, оставалась грязно-желтая полоса, как если бы солнечный свет тускнел.
   Снова эти странные спириты.
   - Как тебя.
   - Люди обычно не видят и меня, - хитро заметила Люи. - Не все, правда. Но мне эти спириты не нравятся, Ари. Их не должно быть здесь, они из нижних уровней Эллизиера.
   Многие вульгары считали, что Эллизиера не существует, но маги знали: легенды не врут. Мир духов - лишь один из уровней-миров. Один мир занимаем мы, люди. Другой - высшие духи, это эллаи. Между нашими мирами расположился Эллизиер, этот мир принадлежит спиритам, работающим с магами: элементалям стихий, спиритам животных, растений и камней.
   Но в Эллизиере несколько уровней. Нижние его уровни - самые опасные. Существа, которые приходят оттуда, питаются светом и добром, но сами чистое зло. Стражи большей частью удерживают диких спиритов на севере, но Брешь рвется в самых непредсказуемых местах: если есть лазейка, рано или поздно она станет дверью для этих существ.
   Однако Брешь далеко, и хотя занимает целый континент, до Столицы не дотягивается. Как могли сюда попасть черные спириты?
   Тягуче, медленно тень слетела вниз и зависла над улицей. Я не смогла удержаться и, остановившись, достала из сумки зеркало, отвернулась и сделала вид, что прихорашиваюсь.
   Но сама рассматривала спирита в подробностях: его странное, туманное тело, разлетающееся книзу рваными лоскутами тени. Вкрапления солнечного света в спирите, которые то и дело вспыхивали в зеркале бликами. Наконец, лицо, или то, что его заменяло. Вытянутое, жутковатое, напоминающее серый череп. Но белые прожилки, тянувшиеся по всей длине лица, были нанесены на кожу, просто она так плотно прилегала к черепу, что казалось, ее нет вовсе.
   Ноздри существа раздувались, будто оно принюхивалось. Когда спирит повернулся, я поймала в зеркале его взгляд и в то же мгновение захлопнула зеркало. На меня смотрел не спирит - а тьма, ужас и смерть. И хотя это было лишь отражение, сердце пропустило удар и забилось лишь тогда, когда я услышала легкий щелчок зеркальца.
   - Я хотела встретиться здесь с Тиарой, но думаю, лучше уйти, - выдохнула я.
   - Замри! - коротко приказала Люи таким напряженным голосом, что я и не подумала сопротивляться.
   Люи не двигалась, а я не видела, что происходит за спиной. Чье-то ледяное дыхание коснулось шеи; по коже побежали мурашки, но я осталась на месте. Не вижу тень. Не вижу. Не чувствую.
   Но я чувствовала, и жалела, что у меня нет сзади глаз. Медленно подняв руку, я раскрыла зеркальце и увидела, что спирит занят вовсе не мной.
   Он торчал прямо за спиной, в упор разглядывая Люи. Широкие ноздри раздувались, выпуская ледяной пар, отчего мои волосы разлетались в разные стороны.
   Люи не шевелилась - до тех пор, пока спирит не отвлекся на какой-то шум. В тот же момент мой спирит золотым пятном метнулась к зеркальцу. Перепрыгнув черту, она растворилась в отражении.
   Спирит, кинувшийся следом, буквально прошел через меня. Чувство то еще, будто заливают лед в тело, но я даже не вздрогнула. У меня была задача поважнее, и я с ней справилась. Получив по носу зеркалом, спирит взвыл и отшатнулся.
   - Убирайся вон! - с силой крикнула я, повернувшись к нему. В глазах помутилось, на короткий, почти незаметный, миг, но этого хватило, чтобы вложить в слова гнев и энергию. Может, я не маг, но надо будет - прокляну так, что мало не покажется!
   Я не удивилась, когда спирит послушно взмыл вверх. Зато я почувствовала себя выжатой и уставшей. С раздражением отряхнувшись, я поправила сумку и взглянула на небо. Поналетели!
   - Ари, ты как, не заждалась?
   Все еще злясь на спирита, который покусился на мою Люи, я встряхнула головой и посмотрела на спешащую ко мне Тиару. Жизнерадостная улыбка подруги немного примирила меня с незваными гостями.
   - Ты как раз вовремя, Тиа. - Я убрала зеркало в сумку и нашла в себе силы улыбнуться хоть разок. Тиара не виновата, что у меня сегодня не день, а сплошной, бесконечный кошмар: впору вешаться. - Куда столько покупок?
   - Ах, это? - Она взмахнула левой рукой, а заодно и десятком пакетов. - Просто пара мелочей для брата.
   Я пожала плечами: в честь Ардиана, возвращающегося домой после пяти лет отсутствия, готовился целый прием. Парень видный, наглый и поставляющий газетам нескончаемый поток сенсаций, Ардиан постоянно мелькал на первых страницах. Я его не знала, но почему-то мне казалось, что он может прогулять прием в свою честь так же легко, как нарушал остальные правила.
   - Познакомить бы вас, - хмыкнула Ти, но я покачала головой.
   - Пойдем уже, наконец, выберем тебе платье. Или опять Ардиану?
   - Пожалуй, платье ему не пойдет, - усмехнулась подруга.
   - А я бы посмотрела, - мрачно заметила я. От имени Ардиана у меня скоро уши в трубочку свернутся: дома Ханна, с первого курса восхищенная им, с Тиарой все ясно, и мама, упорно советующая познакомиться с "перспективным молодым человеком".
   Я начинала ненавидеть Ардиана заочно. И что-то мне подсказывало, это только начало.
   - Какая птичка. У меня такое чувство, что она прямо на тебя смотрит, - засмеялась Тиа. Я проследила за ее взглядом и вздрогнула.
   Птичка? Ничего себе птичка! Спирит завис совсем недалеко от нас, возле дерева. Его тело рваным туманом стелилось по листьям. Глаз я у тени не нашла, но клянусь, спирит действительно наблюдал за мной. Внимательно, чутко...
   Я невольно сделала шаг назад.
   - Знаешь, Ти, пойдем-ка, - поспешно сказала я, усилием воли отводя взгляд от спирита.
   Чувствую, не к добру здесь эти тени. Не знаю, почему, но что-то внутри меня кричало, что не к добру.
  

***

   Солнечный луч скользнул по металлическому боку дирижабля, ослепив меня на мгновение. В ту же секунду дирижабль издал противный свистящий звук, завис над городом и выпустил черный пар.
   - Наши независимые соседи решили принять приглашение. - Тиара опустила голову и улыбнулась. - Мне кажется, дело идет на поправку. Рано или поздно они одумаются.
   - Скорее, объявят войну.
   Независимые Острова откололись от мира век назад, в Смутные времена. Возможно, мы смирились бы с потерей миллиона-другого вульгаров, но их машины выбрасывали в атмосферу Леоры кучу всякой дряни. Все помнят, к чему ведет путь технологий: сначала воздух, а потом вода и земля становятся ядом. Тысячелетие удавалось заменять технику магией, но наши независимые соседи решили, что прекрасно обойдутся без магов. И всех перебили.
   - Ты никогда не веришь в людей, - рассмеялась Тиара. Время от времени я завидовала ее способности видеть в каждом что-то хорошее. Я так не умела.
   - Я никогда не верю людям. Вот эта ничего. - Я потеребила зеленую шелковую ткань и отошла к окну. В лавке царила тишина, слышно, как муха жужжит, а снаружи текла пестрая толпа. Приятно найти в этом безумном городе островок покоя.
   - Да, ничего так.
   Мне не нужно было видеть подругу, я и так знала, что шелк идеально подойдет к ее зеленым глазам. Ткань зашуршала, и Тиара опустилась на подоконник так, чтобы видеть меня.
   - Рассказывай, Ари. - Тиара поправила золотую косу и вздохнула. - Я все равно вижу. Комиссия?
   Я резко отвернулась от окна и, скрестив руки на груди, прислонилась к стене. Замечательно! Даже от Тиары не удалось скрыть.
   - Я ее завалила, - едва слышно прошипела я.
   - Что?! Это невозможно, у тебя самый высокий балл...
   - И догадайся, почему? Дядя подсуетился. И догадайся, кто стоит за дядей? - Я перевела дыхание и устало повернулась к Тиаре. - Они добились своего, понимаешь? А я ничего не могу сделать! Шайтан бы их побрал! - Я стукнула по стене, отбив руку, зато не проронив ни одной слезы.
   - Ох, - Тиара выдохнула и сгорбилась.
   Обычно я рассказывала ей все - сложно что-то утаить, когда так долго дружишь с человеком, - но сегодня лучше бы промолчать. У подруги редкий дар переживать за других сильнее, чем за себя, а мне вовсе не хотелось портить ей день. И все-таки я его испортила.
   Что-то тихо зажужжало над ухом. Как это все раздражает, весь этот столичный шум! Я схватила маленькое металлическое насекомое, зудящее у самого уха, и выхватила из его лапок записку. "Арианна, твой дядя хочет тебя видеть. НЕМЕДЛЕННО зайди к нему и не забудь извиниться! М.Ж.Ниал".
   Потрепанная металлическая оса кружила вокруг меня, требуя ответа, но сейчас я меньше всего хотела вспоминать о семье. Скомкав записку, я швырнула ее в урну для обрезков и ниток.
   - Что там?
   - Моя совесть, - подумав, я добавила: - Мама то есть.
   - А если... - Тиара запнулась, подумала и повторила увереннее: - А если зайти с другой стороны? Они хотят, чтобы ты училась на смотрителя Архивов? - Подруга провела рукой по пыльному подоконнику и пристально на меня посмотрела. - Правда?
   - Они много чего хотят, - я встряхнула головой.
   Тиара задумалась ровно на мгновение, потом соскочила с подоконника и подошла к кипе старых газет - здесь в них завертывали ткань.
   - Ну так соглашайся, - протянула она подозрительно счастливым голосом, оторвала от верхней газеты клочок бумаги и что-то на нем написала. - Соглашайся с зачислением в Архивы. Как они хотят. Формально ты проявишь уважение и послушание, а сама посетишь сестру в Университете. У смотрителей учебный год начинается на пару месяцев позже, чем у магов. И заодно посетишь одного человека в Храме Кио-ре, знаешь, наверное?
   - Это где Стражей обучают?
   - Да, именно. Храм в двух шагах от Университета. Этот человек... его в Университете ценят. А он ценит меня. И если тебе удастся его убедить...
   - ...и как же я его буду убеждать?
   - ...то он запросто обеспечит тебе необходимые лекции и тренировки. Ну же, Ари, а как ты убеждаешь людей? У тебя это на зависть выходит!
   Да-да. Я взяла у Тиары клочок бумаги. Будь все так просто, в моих документах уже часа три стоял бы "высший балл". Но подруга права. Иногда приходится полагаться на чужих. Я помощи просить не люблю, но один раз можно сделать исключение. Попытаться стоит. Тем более, что... как там Тиара сказала?... я проявлю уважение и послушание. Формально, разумеется.
   - Лиаран. И кто такой этот Лиаран Айтири? - Я повертела в руках бумажку, но, кроме имени и заголовка "...смерть у зеркала", не обнаружила ни единого намека, как загадочный Лиаран мог изменить "средний балл" на "высший".
   - Наставник Стражей.
   Убедительно. Я свернула бумажку и припрятала в карман. Наставником у Стражей, по идее, мог быть только очень сильный маг, символ храбрости, смелости и прочих добродетелей. Но сильные маги ныне редкость, а уж символы и вовсе вымерли. Приходилось брать в Наставники тех, кто хоть на что-то годился.
   - Спасибо. - Я улыбнулась, чувствуя, как в душе просыпается надежда.
   - Главное, чтобы ты его нашла. Лиаран... он такой, себе на уме. И на самом деле, он не слишком дружелюбный. Особенно в последнее время, с этим отбором...
   - Отбор Стражей?
   - Кого же еще. Лиаран обязан выбрать ученика в этом году, одного из десяти. Ругался жутко. Но при Кае Лиарана не упоминай, а то они на ножах. - Тиара подхватила ткань и подошла к зеркалу. - Да. Возьму эту. Платье отличное получится. Ты бы тоже себе что-то выбрала. У Ардиана такие друзья встречаются, ммм! Уверена, на приеме будет много хороших парней...
   - Как будто у меня есть на них время, - пробурчала я, но все-таки запустила руки в шуршащий мир тканей.

***

   Оставив Тиару подгонять платье по фигуре, я покинула бедняжку, чтобы встретиться с Шарго. Не знаю, кому хуже, мне или ей.
   Что за мной следят, я обнаружила на пересечении Северной и Дворцовой улиц. Как тень, за мной двигалась фигура - видимо, мужчины. Низко надвинутый капюшон, черный плащ, руки в карманах.
   Я не решилась обернуться и спросить, что надо, - в самом деле, еще скажет, "твоей смерти", - но свернув несколько раз, убедилась, что вторая тень прикрепилась не случайно. Теперь я не сомневалась: мужчина шел именно за мной. Стараясь не показать, что заметила, я быстро свернула влево и оказалась на Дворцовой улице, посреди толпы разряженных людей. По счастью, именно сегодня проводили репетицию парада к Дню Сената, и затеряться среди толпы - раз плюнуть.
   Какое-то время я следовала за яркой толпой, в надежде, что странный тип отвяжется сам. Скорее всего, один из вульгаров - тех, которые уверены: у ашеров есть все, а значит, можно их обокрасть и жить припеваючи. Толпа свидетелей должна была его отпугнуть, но - нет. Он все также шел позади, на расстоянии, и будто даже наслаждался прогулкой.
   Это меня разозлило. Сжав зубы, я нырнула в толпу, проскользнула между людьми, раскрашенными яркими узорами. От разноцветных красок в их одеждах, лентах, макияже, рябило в глазах. Кое-то возмущался; извиняясь, я усердно проталкивалась к самому центру шествия, туда, где извивалась громадная змея. Обычное построение парада, змея из восьми цветов - символ восьми династий.
   Добравшись до покрывала, под которым то и дело мелькали ноги несущих, я оглянулась. Темная фигура проталкивалась следом, но заметно отстала. И все же недостаточно. Вдохнув, я нырнула под покрывало.
   - Добрый день, - поздоровалась я с женщиной, удивленно повернувшейся ко мне. Не дожидаясь ответа, я переместилась в соседний ряд, поближе к правому боку змея, немного прошла вместе с несущими и выбралась по другую сторону улицы.
   Не может быть, чтобы я не отделалась от надоедливого хвоста. Вырвавшись из толпы, я осмотрелась. Шумная процессия двигалась по центральной улице, по бокам которой расположились бесчисленные магазинчики, кофейные, закусочные. Дома стояли так плотно, что между ними едва мог протиснуться человек.
   Но я все же каким-то образом протиснулась, и даже проклятое традиционное платье не помешало. Приникнув к стене, я затаилась в тени виноградных лоз, вьющихся по крыше дома.
   А вот и моя тень. Я прищурилась, - мужчина выбрался из-под "змеи" всего на несколько шагов дальше меня. Теперь он растерянно вертелся на месте, внимательно осматривая толпу. Когда его взгляд скользнул в мою сторону, я отшатнулась в тень и глубоко вдохнула. Кто это? Что ему надо? Еще одна марионетка Шарго?
   Выждав несколько мгновений, я осторожно выглянула на улицу. Разноцветная толпа с ворчанием огибала мужчину, но смотрел он уже в противоположную от меня сторону. Засунув руки в карманы плаща, он встряхнулся и двинулся вместе с толпой.
   Я выдохнула. Странные типы шляются по этой Столице. Как же я скучала по Ратоллу!
   Помедлив, я сорвала с лозы виноградинку, - и прислонилась спиной к стене. Камень нагрелся на солнце, теперь приятно прогревал косточки. Подожду пару минут, пока мужчина не уйдет достаточно далеко. А потом проберусь ко Дворцу подворотнями, здесь всего пара шагов.
   Хотя не знаю, что лучше - загадочные преследователи в плащах или мой дядя.
   - Извинись перед дядей! - ворчливо передразнила я мамину записку, обрывая бесплатный виноград.
   Шарго и без моих извинений прекрасно проживет, да будут годы его несчастными и недолгими. Кто перед кем еще извиняться должен!

Глава 7

Арианна

  
   Ардиан то, Ардиан се. Я бросила новенький выпуск газеты на подоконник. На первой странице огромными буквами было выведено "Состоится прием в честь Ардиана Веруда!", а под этим заголовком мааааленькими буквами приписано "Беспорядки в Ратолле не утихают, сто двадцать жертв среди Первейших". В этом все ашеры. Треть страны в огне, но Ардиан Веруд важнее.
   - Замечательно, коллега! Ты хорошо потрудился. - Шарго, не глядя, подписал документ и вернул его долговязому мужчине в черной мантии. - Теперь свободен, Аларих.
   - Благодарю, сенатор, - вежливо поклонился тот.
   Единственное, что в Аларихе выбивалось из образа добросовестного чиновника, это медальон грязно-золотого цвета. Странно похожий на кулон отца. Острые края перечеркнутой спирали впивались мужчине в горло, заставляя его то и дело поправлять воротник.
   Десятый раз - от нечего делать я считала - потянувшись к горлу, Аларих заметил мой взгляд и недовольно отдернул руку. Верный пес Шарго, он любил и ненавидел, повинуясь хозяину. А значит, меня терпеть не мог.
   Зато я его обожала. Каждый раз, когда он ревниво, как ребенка, прижимал к груди папку, - вот как сейчас, - я примерно могла сказать, что там внутри.
   - Это что, указ об укреплении границ? - Я проводила мужчину взглядом и повернулась к Шарго. - Островам же только повод нужен, чтобы развязать войну! Они будут рады, если мы стянем к их границе магов, это будет заявлено, как агрессия!
   - А, юная Арианна! Проходи-проходи. - Не обратив внимания на замечание, дядя поудобнее устроился в кресле и макнул перо в чернильницу. - Я тебя ждал.
   Среднего роста, худой и желчный, Шарго все-таки умудрялся выглядеть внушительно. Виной ли тому позолота, в которой утопал кабинет, или пышная, с кружевами, мантия, но дядя чувствовал себя всесильным; это было видно по его осанке - спина прямая, как доска, - взгляду, жестам. Он... подавлял. И знал об этом.
   - Догадываешься, зачем я тебя позвал?
   - Возможно.
   - Хотел поздравить тебя с успешным завершением экзаменов. Молодец. Благодаря набранным баллам, ты без проблем поступишь в Архивы. - Он поднял голову; в его глазах читалось торжество. - Я уже все устроил. Твою заявку рассмотрят в кратчайшие сроки.
   Он вернулся к документам, посчитав, что выполнил долг. Предполагалось, что я поблагодарю и уйду.
   Сжав в кармане бумажку с именем Лиарана, я отвернулась к окну, за которым накрапывал мелкий дождь. Все равно ничего не изменить: Шарго принял решение. Тиара права, формально лучше выполнить его требования и не приставать с разговорами.
   Но мама всегда говорила, что я не умею держать язык за зубами: слова вырвались прежде, чем я успела их поймать.
   - На самом деле мне занизили балл.
   - О, печально. Какие негодяи, - серьезно ответил дядя, не отвлекаясь от бумаг.
   - И вы об этом знаете.
   - Боюсь, вряд ли.
   - А я боюсь, что это было по вашему приказу, - не повышая голоса, сказала я. - Зачем вы подкупили профессора?
   Будто змея, почуявшая ногу над хвостом, Шарго вскинул голову и уставился на меня ненавидящим взглядом. Лицо, по-прежнему строгое и холодное, ничем не выдало настроения хозяина, но глаза метали гром и молнии.
   - Детка. Ты молода и глупа. Не знаешь, что тебе нужно.
   - Вы не дали мне шанса узнать.
   - Тем лучше, - бескомпромиссно заявил Шарго, нервным движением ослабляя воротник мантии. - В твоих же интересах не повторять глупый и безрассудный путь отца!
   - Мой отец никогда не был безрассудным и уж тем более глупым! Вы плохо его знали.
   - Я знал его лучше, чем ты думаешь. Лучше, чем его знала ты. Твоя мать. И твоя сестра. Глупый, никчемный дурак, не более того!
   Я со злостью поставила руки на стол и поднялась. Шарго мог спасти отца, и мы оба это знали. Один росчерк пера - один росчерк! Но как же, ведь это "не его дело". Вечная отговорка.
   А теперь, будто пытаясь искупить вину, он делал все, чтобы не подпустить меня к Одичалым Землям. Только он никогда не заботился ни о ком, кроме себя, - Шарго из тех людей, которые готовы пожертвовать всем ради власти.
   Нет, моя судьба его не волновала. Я знала точно. Он словно что-то скрывал. Словно боялся, что Одичалые Земли расскажут мне какую-то тайну.
   - Не смейте так его называть!
   - Ты забываешься!
   - Нет, забываетесь вы! Мой отец не заслужил таких слов! Вы это прекрасно знаете! И я не позволю...
   - И что же ты сделаешь?! - Шарго с размаху бросил перо на стол, поставив цепочку клякс на белоснежной поверхности. - Ну, моя дорогая племянница, озвучь свои дальнейшие угрозы в отношении меня! Здесь я сенатор. И не забывай, с кем говоришь! Сядь!
   На меня будто вылили ведро холодной воды. Подавив гневные слова, я резко села. Шарго выводил меня из себя, это правда. Но верно и то, что он действительно сенатор, и хочу я того или нет, а обязана подчиняться.
   Тошнит от этого.
   - Я все равно поступлю так, как считаю нужным, - упрямо сказала я, не обращая внимания на голос разума, велевший заткнуться.
   - Ты всегда можешь попробовать.
   - И попробую.
   Глаза Шарго сузились; я видела, с каким удовольствием он бы свернул надоедливой племяннице шею. Я выпрямилась: не сдамся, ни за что не сдамся!
   - Вся в отца, - с досадой выплюнул Шарго. - Никогда не слушал, что ему говорят! И в итоге сам закончил плохо, и семью под удар поставил. Напыщенный дурак!
   - Под какой еще удар? Вы о чем? - растерялась я.
   Шарго небрежно бросил папку на стол, откинулся на спинку кресла и постучал пальцами по подлокотнику.
   - О чем я? - наконец, сказал он. - Узнаешь, если закончишь факультет смотрителей и попадешь в закрытые Архивы. Ты поняла намек?
   Он уставился на меня немигающим взглядом, и я первая отвернулась. Как всегда, он победил. Как всегда, мне оставалось только подчиниться.
   - Вот и умница. Забудем о нашем разговоре и начнем его снова. Мои поздравления, Арианна. А теперь иди, у меня встреча с послами.
   Золотая стрелка часов приблизилась к двенадцати, и с глухим щелчком встала на место.
   - Благодарю вас. - Поднявшись, я склонила голову настолько вежливо, насколько могла, и быстро вышла из сверкающего золотом кабинета.
   Лучше бы он наорал на меня! Я жалела, что затеяла разговор, но поздно бежать за поездом, если он уже прибыл в пункт назначения. Что сделано, того не вернешь.
   Остановившись, я вытащила последние нити с бусинами из волос, и бросила их в сумку. Если бы я также могла избавиться от мыслей, роящихся в голове, и запереть слова на замок!
   Зря я так разговаривала с Шарго. Спорить с сенатором все равно, что спорить с тигром в клетке: если вырвется - отомстит.

***

   - Без браслетов не положено.
   - Пожалуйста, прошу вас! У сына день рождения и...
   - Нет.
   Я повернулась на голоса. На репетициях и парадах частенько встречались лотки со сладостями и игрушками для детей. Помню, отец никогда не проходил мимо, всегда покупал что-нибудь для меня. Сладкий запах ваты, волшебное мерцание игрушек и россыпь камней, звенящих на разные лады, если их коснуться. Я любила нажимать поочередно на каждый камушек, составляя мелодию или зля продавца.
   Как и этот мальчик. Разница только в том, что мне, как представителю великой династии, разрешали делать все, что я хочу, а этого мальчика, вульгара, продавец бил по рукам всякий раз, когда мог дотянуться.
   - Уберите вашего ребенка, будьте добры.
   - Но мне...
   - Без браслетов не положено! - как заведенный твердил мужчина, раздражаясь все больше. - Вам здесь не место, уходите.
   Ребенок молчал; выводя узоры на стекле, он с такой печалью рассматривал золотистый шар, которых у меня на чердаке штук сто валялось, что рука сама полезла в карман.
   - Шар, - я прищурилась, предостерегая продавца от лишних слов. Если только он хоть косо посмотрит, сделаю все, чтобы он запомнил меня и эту женщину навечно!
   - Без бра...
   - А это видел? - Я показала ему шаксов браслет, обхватывающий запястье и резко одернула рукав. Для ашеров браслет необязателен, хотя на подобных мероприятиях он все равно, что табличка с большими буквами "я тут главный". Часть традиционного наряда. - Дайте им, что хотят, или мне повторить еще раз?
   - Д... да, эллая, - отшатнулся мужчина и, открыв витрину, вытащил сразу два шара, фиолетовый и золотой. Выбор и не стоял, мальчишке явно нравился золотой. Я кинула продавцу пару монет и укоризненно покачала головой.
   - Почему сразу не продать?
   - Простите, эллая, не положено. Сенат запрещает, репетиция все-таки, - развел руками мужчина.
   Сенат, Сенат. Я резко стукнула по ближайшему камню, отчего над прилавком повис противный звук, и со злостью развернулась. Я злилась не на этого мужчину, он ни при чем, а на дурацкие законы Сената.
   ...И отдельно на Шарго.
   - Спасибо вам, эллая! - донеслись робкие слова вульгарки, когда я открыла дверь.
   Но я не ответила, лишь кивнула с раздражением, и вошла в кофейную. Хлопнувшая дверь оставила позади и шум, и удивленного продавца, и вульгаров с их шаром. Благодарностей я не любила и не принимала: она ложилась на плечи тяжким грузом, обязывала поступать так и впредь. А я и сейчас не знала, зачем вмешалась. Почему не прошла мимо. Какое мне дело до каких-то вульгаров?
   - За счет заведения в честь грядущего праздника, - мне тут же вручили большую чашку кофе. Я вдохнула насыщенный аромат и повеселела. Хоть что-то хорошее за день!
   Но едва я развернулась, предвкушая, как проведу прекрасные мгновения в компании кофе и тишины, как мой путь преградила мужская фигура. Да я чуть носом в парня не врезалась! Отшатнувшись, я сделала шаг назад. Чашка наклонилась, кофе подпрыгнуло и выплеснулось - прямо на беленькую, чистенькую рубашку парня. Проклятье!
   Я закусила губу, сдерживая ругательства, а пострадавший зашипел, пытаясь отряхнуть одежду. Разумеется, безуспешно! Кофе коварно расплылся большим темным пятном на белоснежном шелке. Конец рубашке.
   Я уже собиралась извиниться, но тут перевела взгляд на лицо парня и чудом сдержала усмешку. Великий дух Ао-Лин, да ты издеваешься!
   - Смотрю, ты не только с лестниц падаешь, но и на людей нападаешь? Это умышленный план или личные счеты? - раздраженно выдохнул вестник несчастливых событий. Синие глаза так потемнели, что еще немного, и начнут метать молнии.
   А я ликовала. Это нехорошо, но ведь утром я не спустила нахала с лестницы? Кулон отца ему не нравится, надо же! Вот пусть теперь и отстирывает рубашку. Мое терпение вознаградилось сполна.
   - Ай, - неубедительно протянула я. Тщательно сдерживаемая злорадная улыбка каким-то образом проявилась в моем голосе. - Как жаль.
   - Да неужели? А по виду не скажешь!
   - Я жалею, что у меня не было этой чашки утром, - невозмутимо пояснила я. - И о кофе жалею. А ты сам виноват. Как насчет смотреть под ноги?
   Я подняла бровь, вернув парню утреннюю шпильку с безупречно вежливыми интонациями. Кажется, он меня сейчас убьет. Синие глаза с яростью сощурились, губы жестко поджались. Парень подался ко мне, слегка наклонился и вкрадчиво прошептал:
   - Осторожнее, эллая!
   - Или что? - таким же вкрадчивым шепотом откликнулась я.
   Парень сощурился, но когда я спокойно выдержала его суровый взгляд, по губам его скользнула едва уловимая усмешка. Выпрямившись, он резко провел рукой над пятном. Мою кожу обдало порывом горячего ветра и пятна на рубашке, как не бывало. Ну во-от... Какое разочарование!
   А что это за тень, едва видимая, позади парня? Я наклонила голову, рассматривая... это же спирит? Спириты магов редко проявляются, чаще всего я не могла их уловить. Но когда маги прибегают к силе, можно краешком глаза увидеть очертания их незримых помощников...
   ...Только спириты магов не такие, как у этого парня. Какая-то нить связывала парня и спирита, никогда такого не видела. И спирит... необычный. Похож на крупного зверя, хотя парень точно стихийный маг, а не звериный - но стоило мне приглядеться, как спирит замерцал и растворился в воздухе, будто стал с парнем одним целым. Я задумчиво потерла щеку.
   - Куда ты смотришь? - прищурился парень, и волей-неволей пришлось вернуться к разговору. Я вздохнула.
   - Неприятно было пообщаться, но мне пора, - я обогнула парня, но тот перехватил меня за локоть и уставился так пристально, что по позвоночнику пробежал холодок.
   - Какой у тебя дар? - сурово спросил он. Я непонимающе нахмурилась, и парень, втянув раздраженно воздух, уточнил, будто я с первого раза не сообразила. - Твой магический дар? Чем ты управляешь? Стихией, животными, камнями, растениями, - чем?
   - Я не обязана тебе отвечать, - ледяным голосом ответила я и выразительно посмотрела на руку, лежащую на моем локте. - Отпусти.
   Мне определенно надо отдохнуть. В глазах чуть помутилось, но своего я добилась. Парень будто обжегся, - он быстро разжал хватку и сделал шаг назад. Выглядел он озадаченным.
   - Как ты это делаешь? - спросил он еще суровее, чем раньше.
   Вот достал! Я окончательно разозлилась. Сначала Шарго, теперь этот тип... и все чего-то от меня хотят! Послушания, подчинения. Чтобы я пошла работать в Архивы, ловила каждое слово, улыбалась и расшаркивалась!
   - О чем бы ты ни говорил, не твоего ума дело! - огрызнулась я, развернулась и ушла. Кажется, этот нахал еще и хмыкнул мне вслед! Между прочим, кто-то задолжал мне кофе.
   Вконец злая, я поставила чашку на стол, и посмотрела на возникшего у столика официанта.
   - Что пожелаете, эллая?
   Мне закрыта дорога в Искатели, и два года стараний коту под хвост. За мной кто-то следил. Я поругалась с дядей, который сенатор. Вмешалась не в свое дело и столкнулась с мерзким типом, умудрившимся испортить мне настроение два раза за день. Чего я хочу? Удавиться.
   - Кофе, пожалуйста. - Не стоит рисковать, решат, что приказ, и удавят. - Без сливок, но с сахаром, если можно.
   Я села за столик и задумчиво потерла браслет. Золотистые блики пробежали по фиолетовому камню; у отца был такой же цвет.
   - Ваш кофе, эллая.
   Я обхватила чашку руками, грея ладони о горячий фарфор, и опустила голову. У меня нет выхода. Я должна стать Искателем, в противном случае любые мои попытки найти хотя бы крупицу информации об отце обречены.
   Но как мне обойти Шарго? Получится ли? Хватит ли у меня смелости и сил, чтобы бросить дяде вызов, пойти наперекор его решению и решению матери? И что имел в виду Шарго, когда говорил, что отец поставил нас под удар?
   Подув на коричневую жидкость, я сделала глоток и забыла обо всем на свете. Бархатистый вкус напитка, мягкая музыка, неуловимый аромат благовоний и кофе, полумрак... Тиара была права, когда говорила, что "Эль Шоко" лучшая кофейная Столицы.
   - И пусть весь мир подождет, - прошептала я девиз заведения.

***

   Кофе и тишина помогли мне прийти в себя. Заплатив, я вышла из кофейной. Домой мне не хотелось, а ноги сами вынесли меня на одну из центральных улочек. Когда я сообразила, что иду домой самой дальней дорогой из всех возможных, возвращаться было поздно.
   Шаги гулким эхом отдавались от стен; узкая улочка словно впитывала их звук, отзываясь в ответ глубоким молчанием. Ни звука, ни шелеста, ни ветра. Зеркальные витрины молча следили за мной отражениями меня самой.
   Не скажу, что меня радовала прогулка. Чувство, что за мной следят чужие глаза, не покидало - усиливалось с каждым шагом. Тишина давила на уши, и я старалась идти пошумнее, чтобы хоть как-то нарушить тяжелое молчание.
   - Шайтан подери! - Каблук увяз в ямке, и пришлось остановиться. Тот, кто придумал традиционный наряд, вряд ли думал об удобстве. Зря: в пышном платье, на каблуках и с этими вечно цепляющимися за все бусами в волосах можно запросто до дома не дойти.
   Подумав, я отломила второй каблук - для симметрии, - вздохнула и выпрямилась. Нехороший день: начался плохо, и глупо думать, что закончится хорошо.
   Над головой хлопнули крылья, и скрипуче каркнула ворона. Тишина мне не нравилась, а дружелюбие черной птицы и того больше.
   - Пошла вон, - неприязненно буркнула я. Обиженно нахохлившись, ворона перепрыгнула на соседнюю ветку и, распушив перья, мрачно уставилась куда-то за мою спину. Черные глазки-бусинки сверлили витрину так, будто обнаружили в ней личного врага.
   Я обернулась. И вздрогнула: вместо моего отражения в витрине отражался черный силуэт. В то же мгновение он скользнул в сторону и растворился в зеркальных бликах. Показалось?
   В соседней витрине снова мелькнула какая-то тень, в за ней в витрине в самом конце, и чуть подальше, ближе к началу улицы. Я замечала тени краем глаза, но не успевала рассмотреть их, как следует.
   Попятившись, я сделала несколько шагов. Я была уверена: ничего особенного в тенях нет, всего лишь... не знаю, игра света? Но сердце колотилось быстро-быстро, и мне было неспокойно. Встряхнув головой, я развернулась и решительно продолжила свой путь, но убыстрила шаг в разы.
   Тени не отставали. То там, то здесь я видела их, они шли за мной, иногда забегали вперед, то приближаясь, то отдаляясь, будто играя с жертвой. Я сжимала кулаки, вдавливая ногти в руку, и старалась не поддаваться панике. Но страх нарастал, будто кто-то обдавал шею ледяным дыханием, шел след в след за мной, и тянул руки ко мне.
   Я давно вышла из детского возраста, когда боятся чудовищ под кроватью, - а у меня их там пряталось немало, - но сейчас у меня было именно такое, детское, давно забытое чувство. Не выдержав, когда глаз уловил движение сверху, я свернула вбок, за угол. И лишь там перевела дыхание, чувствуя себя хоть немного в безопасности.
   Выглянув из-за угла, я покачала головой. Глупая, боюсь пустой улицы и бегаю от нее так, будто она может меня съесть.
   - Тссс!
   Я аж подскочила. И тут же от души выругалась: всего лишь мальчишка. Его голова высунулась из магазина, а сам мальчишка загадочно манил меня пальцем.
   - Ты мне? - Я помедлила, но это же мальчишка! Что он может сделать? Самое страшное - всучить просроченный товар. Или накормить мясом: вот это уже действительно страшно. Я как-то попробовала кусочек на спор, потом две недели отходила. - Чего ты хотел?
   Я подошла к двери, но ребенок уже юркнул вглубь магазина. Блестящие глаза светились в темноте, прямо как у кошки. Я остановилась на пороге, поправила платье; в темноту я точно не пойду.
   - Нет, или ты сейчас скажешь, что тебе надо, или извини, я пойду дальше. Я тороплюсь. - Я собралась уходить, и тут мне зажали рот, напав со спины. Я вцепилась ногтями в чужую руку, жалея, что не отрастила когти, и изо всей силы укусила нападающего.
   - Ай, чтоб тебя! Никогда больше не буду связываться с отпрысками Артура! - Меня втолкнули внутрь, и дверь захлопнулась.

Глава 8

Ханна

  
   - Артур, Артур, ты нас разочаровываешь. - Мужчина взял с полки статуэтку и повертел ее в руках. Я затаилась за занавесками, боясь дышать.
   Мужчины появились в комнате так внезапно, что я не успела вовремя сбежать из отцовского кабинета. Разумеется, меня не должно тут быть!
   Но мне хотелось подстроить пакость этой выскочке, моей сестре. Я рвала страницы ее любимой книги, страничку за страничкой, с яростью и гневом, которые не могла бросить ни Арианне, ни отцу в лицо. Что бы я им сказала?
   Сдались мне их тренировки! Сдался мне отец!
   Никто никогда не заподозрит меня в проделке, я была уверена. А если что - улыбнусь и скажу, что это не я. Отец слишком занят, чтобы меня наказывать, даже если поймет, что вру.
   Но он убьет меня, если здесь увидит. В святая-святых, в личном кабинете. Будто здесь есть, что делать. Ногти скребнули по цветной странице книги. Мне хотелось закончить дело и смыться отсюда.
   А я не могла. Сидела и наблюдала - в надежде, что занавески меня скроют.
   Взгляд отца лишь на секунду задержался на занавесках. Я отпрянула в тень, и отец чинно сел за стол. Не поймешь, увидел или нет.
   Его собеседник сел напротив отца, а мальчик, увязавшийся за взрослыми, забрался на табуретку и принялся играть чернильницей. Обычный мальчишка, правда, что-то с ним не так. Я бы не смогла и себе ответить, что именно.
   - Зачем ты пришел? Я же сказал...
   - Нас не волнует, что ты сказал, - внезапно мальчик взял инициативу в свои руки.
   Он сидел на стульчике, его короткие волосы обрамляли бледное лицо. Но глаза щурились совсем, как у отца, когда тот злился. По-взрослому, сурово. И в голосе звучал лед. Он отчитывал отца, надо же, какой смелый!
   Как странно... я заинтересованно подалась вперед. Мне захотелось познакомиться с мальчишкой, но, вспомнив о порванной книге и нарушении отцовского запрета, я притихла. Никакие мальчишки не стоят наказания.
   - Выполни условие Мессии. Ты знаешь правила Братства.
   - Я не подписывался на такое! - отец бросил перо на стол. Но в его голосе, кроме привычной выдержки проступил легкий страх. - Я не могу отдать ее вам!
   - Можешь, - вклинился мужчина в разговор. - И отдашь.
   - Вы не понимаете... она моя дочь, - отец уронил голову и сцепил над ней руки. Никогда не видела его таким. - Вы заставляете меня предать собственную дочь...
   - От тебя требуется совсем немного. Подтолкнуть ее к нам.
   - Я не могу!
   - Пусть не мешает, - равнодушно протянул мальчишка. - Оливия едва не испортила нам все планы. Я хочу быть уверен, что Братство мне верно. Будь в стороне, Артур. Остальное не твоя забота.
   - Я не позволю вам...
   - Или мы расправимся со всеми, кто тебе дорог. Со всей твоей семьей. Одного за другим. Так решай, что выбираешь. Отдать одну дочь, или потерять всю семью? - Мальчик покрутил чернильницу, бросил ее на стол и спрыгнул с табурета.
   Вместе с мальчиком поднялось и его отражение в зеркале. Я испуганно вздрогнула, когда поняла, что в большом зеркале на стене отражаются три фигуры, и ни одна из них не принадлежит ребенку. Но так ведь не бывает! Я до боли закусила губу, чтобы сдержать возглас удивления и даже страха. Только плотнее забилась в тень, прижимая к груди растерзанную книгу.
   - Я хочу домой. И мороженое хочу! - капризно протянул мальчишка, дергая мужчину за рукав. - Пойдем скорее, я устал!
   Мужчина послушно поднялся, пристально посмотрел на моего отца и покачал головой.
   - Послушай... не делай глупостей. Ты ничего не изменишь, - тихо сказал он, будто боялся, что мальчик, убежавший к двери, услышит. И вышел из кабинета.
   Отец долго сидел с опущенной головой. Я заерзала, у меня затекли ноги, и я тоже, прямо как мальчик, устала. Уходи уже. Ну что ты сидишь?
   Отец внезапно поднял голову, поднялся, посмотрел прямо на занавески... Не успела я пикнуть, как он подошел и резко отдернул занавеску.
   - Ханна! - зарычал он в ярости, хватая меня за волосы и стаскивая с подоконника. Я пиналась, но только когда укусила его за руку, смогла вырваться и отскочить к шкафам.
   Я попятилась. Рука у отца тяжелая, а мне часто от него доставалось из-за Ари. Ари любимица. Не приведи духи, ее кто обидит! Пылинки сдувает, ни дать ни взять, любящий папочка.
   - Перескажи, что слышала, - четко потребовал отец. Я упрямо поджала губы, мечтая убраться из этого кабинета. Вопрос ведь с подвохом. - Ханна. Что-ты-слышала?
   - Ничего я не слышала! - закричала я, топая ногами. - Ничего!
   Обогнув отца, я попыталась кинуться к двери, но отец схватил меня за воротник, приподнял и опустил ровно на то же место, с которого я бежала.
   - Если кому-нибудь скажешь, Ханна, я накажу тебя. Никогда, никому, ни при каких обстоятельствах, не рассказывай, что слышала! Поняла?!
   Я хмуро кивнула. Отец опустил руку, и я проскользнула к двери. Но в дверях затормозила. Обернулась и с ненавистью посмотрела на фигуру отца.
   - Ненавижу тебя! - крикнула я с чувством. И, прежде чем отец смог отреагировать, помчалась по коридору.
  
   Это были, пожалуй, последние мои слова отцу. С тех пор я его не видела ни разу. Жалела ли я? Ничуть. Я ненавидела его раньше, и за эти годы ничего не изменилось.
   Пыль разлетелась в разные стороны, когда я, потянув за шнур, отодвинула тяжелые занавески. Позолоченные уголки рамы выцвели, в замысловатых узорах скопилась грязь. Осторожно, стараясь не испачкаться, я дотронулась до старого полотна и поморщилась, обнаружив на пальцах черный слой.
   - Рина! - отступив, я присмотрелась к стене. Девка совсем обленилась! Зачем только эту лентяйку кормим?!
   Вульгарка как в воду канула. Я выкрикнула имя еще раз и, стараясь не смотреть в зеленые, с оттенком стали, глаза отца, потянулась к шнуру. Этот портрет выводил меня из себя, заставлял чувствовать виноватой: за последние годы я открывала портрет два раза - чтобы вычистить пыль.
   Но мы квиты: он смотрел на меня и того меньше, пока был жив. Отец осуждал меня. Что бы я ни делала, всегда оставалась в тени Ари. И даже сейчас, после стольких лет, зеленые глаза отца смотрели на меня неодобрительно.
   Я помедлила, рассматривая портрет. Форма Стража, невыносимо строгая, подчеркивала идеальную фигуру отца. Он смотрел на всех свысока, гордо, словно ждал, что ему будут повиноваться. Одна рука спокойно лежит на спинке кресла, другая - у самого ворота. Там, где нарисован кулон. Казалось, этот кулон душит отца.
   Перечеркнутая спираль. Задумавшись, я наклонилась, внимательно разглядывая кулон. Похож на кулон Наты...
   - Вы меня звали, эллая?
   Я резко выпрямилась и дернула за шнур. Занавески рухнули вниз, скрывая портрет. Пылинки взметнулись вверх, переливаясь в солнечных лучах и сталкиваясь в воздухе.
   - Проследи за тем, чтобы портрет был в порядке, - устало приказала я и, не дожидаясь ответа, спустилась вниз.
   Встреча с отцом, пусть даже нарисованным, всколыхнула гнев и горечь, которые я так старательно пыталась оставить в прошлом. Я ненавидела отца. Не хотела видеть его лицо.
   - Эллая, госпожа Ханна Мария! - Голос служанки нагнал меня уже внизу. Я подняла голову и сощурилась. Что за мода, кричать мне, как какой-то вульгарке! - Простите меня, я забыла, но вам принесли платье, я оставила в приемной...
   - С этого и надо было начинать. Вернись к уборке, - ледяным голосом отрезала я. И вовсе не потому, что злилась. Напротив, новость отличная! Хоть что-то хорошее за день... не считая Ардиана. Но вульгарам только дай повод - сядут на шею. Один раз улыбнешься, уже считают, что ровня.
   Я потерла руки и, предвкушая, прошла в приемную. На трюмо лежала большая коробка, перевязанная алой лентой. Откинув крышку, я достала платье. Провела ладонью по бардовому бархату, по вышитым золотым птицам на корсаже, по добавленным Ритой кружевам, дополняющим юбку и придающим ей игривости. Да. Я буду неотразима.
   Ардиан не сможет устоять.
   И Кай тоже... странно, что я сперва вспомнила не о нем. Чувство легкой вины проскользнуло в моих мыслях, но исчезло быстрее, чем я разбила вазу с проклятыми розами. Кай сам виноват. Пора его проучить. Пусть узнает, что бывает с теми, кто не ценит меня так, как я того заслуживаю.
   Я аккуратно сложила платье в коробку и присела, чтобы зашнуровать полусапожки. Я отобью у Кая всякую охоту думать об Арианне, и Ардиан Веруд мне в этом поможет.
  

***

   Я крепко закрыла дверь, и, постучав каблуками по крыльцу, спустилась в сад. Личный советник советует гулять полчаса в день, чтобы цвет лица был здоровым, а не тусклым и бледным. Приходилось выполнять.
   - Корвус. Давно тебя не видела. - Я щелкнула пальцами, приветствуя большого ворона. Недовольно поворчав, Корвус слетел с крыши и вцепился в мое плечо острыми когтями. - Умерь пыл, я знаю, мы давно не веселились. Но это не значит, что платье за восемь тысяч должно пойти на лохмотья.
   Хватка ворона стала слабее. Дернув меня за серьгу, он вспушился, воинственно каркая и посматривая черными глазками на небо. Посмотрела и я, удивленная птичьим гомоном. Но я не чувствовала этих птиц, а как маг, управляющий животными, я чувствовала всех животных.
   Это были не птицы.
   Тогда кто?
   - Хм, спириты, - задумчиво протянула я, поглаживая Корвуса по перьям. Не удивившись, я развернулась и пошла обратно. Иногда такое случалось: некоторые маги использовали спиритов Одичалых Земель для своих целей. Дикие спириты с нами не работали, но иногда снисходили до одолжений, если взамен получали день-другой жизни под солнцем.
   Ведь, в сущности, спириты, которые приходят через Брешь, несчастные существа. Капля человеческого тепла, толика любви и немного солнечного света - вот, что они ищут в нашем мире.
   Но, дай им волю, берут столько, что мир становится похож на мрачные и неуютные уровни Эллизиера: оттуда они и родом. Ни солнца, ни света, ничего - пустота и забвение. Полторы тысячи лет назад, еще до эллаев, они превратили нашу планету в клоаку, и, кажется, даже были рады, что эллаи загнали их под купол, ограничив Одичалыми Землями.
   Я поднялась по ступенькам и достала ключ. И только тут заметила, что входная дверь, приоткрытая на длину ладони, тихо постукивает от ветра. Разве я ее не закрывала?
   - Карррр!!! - Корвус прислушался к чему-то и подпрыгнул на моем плече. На свету его перья всегда сверкали, как остро наточенные ножи, и переливались оттенками синего и зеленого. Это завораживало. Ворон распушил крылья, встряхнулся и повторил: - Карррр!
   - Выражайся яснее! - потребовала я. Ворон не унимался. Он переступил лапками, мягко дернул меня за мочку уха и наклонил голову. Я прислушалась к тихому голосу в своей голове.
   - Что значит, нарушена защита? - тихо уточнила я.
   - Каррр, - едва слышно поделился Корвус, посильнее надавливая когтями на мое плечо.
   - Да, конечно. Надо проверить, - согласилась я.
   Вряд ли мой спирит бьет тревогу просто так.

***

   В доме царила тишина. Гнетущая, тяжелая, с легким отзвуком бесчисленных часов. Я закрыла глаза, пытаясь уловить присутствие посторонних. Дом дышал - древний и спокойный. Под потолком на чердаке плел свою паутинку счастья мелкий спирит. Выглядел он, как паук, только жил здесь еще до моего рождения. На крыше хлопали крыльями голуби, а в подвале шуршал большой жук, еще один хранитель дома. Все знакомо и привычно. Кроме...
   Я нахмурилась, уловив в левом крыле здания легкий шум. Едва ощутимый, такой звук бывает, если что-то тяжелое падает на ковер. Схватив переносную лампу, я отправилась в Хранилище. Еще только увидев дверь библиотеки, я уже знала: что-то не в порядке. Но стоило мне войти внутрь...
   - Духи небесные! - Лампа выскользнула из моих рук и со звоном рассыпалась на осколки и шестеренки. Маленький генератор вспыхнул голубыми искорками и затих. Я осталась в полумраке библиотеки, но даже темнота не помешала мне рассмотреть хаос, воцарившийся в еще час назад чистенькой библиотеке.
   Опрокинутые книги, с выдранными в спешке страницами, выпотрошенные подушки... кто-то искал здесь что-то очень важное. Я перевела взгляд на окно: сквозь распахнутые створки врывался ветер. Легкая тюль выгибалась парусом под натиском ветра, створки стучали по стенам тоскливо и протяжно.
   Искал что-то важное. И нашел.
   - Только не это, - простонала я, догадавшись.
   Хрустя каблуками по осколкам лампы, я поспешила к открытому входу в Хранилище. Мое сердце тревожно билось в груди. Нет-нет-нет! Великие духи, только не свиток!!!
   От беспокойства у меня мучительно заныло под ложечкой. Я ступила на лестницу, в темноту, наплевав, что могу свернуть шею. Но прежде чем успела спуститься, меня оттолкнули с дороги, да еще с такой силой, что я ударилась плечом о стену и чудом удержалась на каблуках. Проклятье, платье за восемь тысяч! Я попыталась удержать беглеца, но моя рука схватила воздух.
   - Стой! - крикнула я, уловив легкую тень.
   Не теряя времени, я бросилась следом, но тень вырвалась из Хранилища, метнулась к зеркалу, а от зеркала к окну. Далеко собралась?! Я зарычала, схватила со стола нож для бумаг, - единственное оружие, которое находилось поблизости, - но слишком поздно. Кто бы ни проник в Хранилище, он успел скрыться раньше, чем я добралась до окна.
   Я вспрыгнула на низкий подоконник, поставила руки по обе стороны от окна и всмотрелась в притихший сад. Ты не уйдешь так легко! Я взмахнула рукой, отдавая приказ. В глазах потемнело, на секунду я увидела сумеречный мир блеклых красок, так, как его видят спириты. Птицы сорвались с веток, каждая тварь в моем саду искала похитителя...
   ...и ничего. Никого! Ни одной живой души, кроме меня!
   Неужели мне показалось? Я потерла вымазанный пылью рукав и сощурилась. Что меня толкнули, тоже показалось?
   - Облети весь город, подними всех спиритов, но я хочу, чтобы ты нашел эту крысу! - рявкнула я Корвусу, и ворон послушно сорвался с ветки. Большие черные крылья распахнулись, спирит заскользил над деревьями тихо и бесшумно. Если кто-то здесь побывал, Корвус его найдет!
   Я спрыгнула на пол и, метнувшись в Хранилище, присела перед сундуком. Положила руки на резную крышку ларца и помедлила, поглаживая узоры.
   Наша семья, - точнее, отцовская, - издавна хранила секреты Хранителей. Свиток, лежащий под этой крышкой, переходил из поколения в поколение: мы берегли его, как зеницу ока. Признаки, события, явления, которые указывали, где родится следующий Хранитель, - все это содержалось в свитке. Мы были свидетелями последних слов последнего из Хранителей. И пусть мы не знали древнего языка, вьющегося по пергаменту, но мы знали, что когда-нибудь Хранитель, что родится в нашей семье, сможет прочесть и узнать в этих словах себя.
   Я взялась за крышку с боков и, собравшись с силами, вдохнула и сдвинула ее на пол. Я догадалась, чего ждать, но все равно от досады стукнула по ларцу и зашипела.
   А теперь эти слова исчезли!
   Внутри огромного ларца, на том месте, где лежал свиток, зияла пустота.
  

Глава 9

Арианна

   - Так вы знали моего отца?
   - Садись.
   Послушно сев, я осмотрелась. Для магазина пустовато, ни товара, ни мебели. На пыльных стеллажах сиротливо лежали обрывки лент и клочки газет; сквозь старые занавески проникало так мало света, что я с трудом различала собственные пальцы. И кругом въедливый запах сырости: так и представляю мокриц, ползающих под полом!
   Я все еще не доверяла мужчине. С виду безобидный, - смуглая кожа, русые волосы, небольшая щетина, - но как раз это и настораживает. Безобидные не платят мальчишкам целых тридцать шатриев, чтобы поговорить с дочерью погибшего друга. Кроме того, этот человек носил серую форму Независимых островов - видимо, приехал в составе посольства. Кто в здравом уме будет доверять островитянам?
   Сжав в руке кулон отца, я сползла в кресле, спиной ощущая каждую пружинку, выглядывающую из рваной, некогда бархатной, обивки. Будь я клопом, непременно бы поселилась в этом старье.
   - Почему бы вам со мной просто не поговорить? Зачем этот спектакль?
   - А ты бы стала со мной говорить? - откликнулся мужчина, бережно убирая веревки с коробки средних размеров. Он прав, не стала бы. - Меня бы и близко не подпустили. А если бы и подпустили, то со скандалом. Наместнику наших Островов это не понравится, а переговоры полетят к шаксам. И видишь ли, никто не должен знать о нашей беседе. У Азара много ушей. Его Братство пустило крепкие корни в Сенате.
   - Братство?- переспросила я. Если кто и пустил корни в Совете, так это Шарго. - Братство... черной крови? Вы про то, которое служило Азару? Но их уничтожили вместе с Азаром.
   - Не спеши. Не спеши хоронить Азара.
   Я нахмурилась и потерла дырочку в обивке кресла. Нет, конечно, Хранители - наполовину люди, наполовину спириты. Но прожить двести лет в мире, который ненавидит Хранителей? Азара бы отправили к праотцам без суда и следствия! Даже умение Хранителей управлять мыслями и действиями людей не способно заставить мир забыть о миллионах вульгаров, вырезанных во время Смуты.
   - Думаете, он мог выжить? - Я откинулась на спинку, наблюдая и стараясь не выпускать вульгара из поля зрения. Мужчина усмехнулся, но ничего не ответил. - Независимые Острова не любят ашеров. Почему тогда отец выбрал вас? Или почему вы исполняете его просьбу? Разве...
   - Артур спас мою жизнь. Тогда, на перевале. Один из низших спиритов... все погибли, - перебил мужчина. Его глаза потемнели, будто он вспоминал. Наконец, встряхнув головой, он поставил серебристый шар на стол. - Я хочу отдать долг. Здесь стоит пароль. Артур говорил, ты знаешь.
   Пароль, вот как. Даже не знала, что знаю.
   Я задумалась, внимательно рассматривая шар. Блестящая, почти зеркальная поверхность отражала комнату, и лишь полоса, опоясывающая шар, казалась темной.
   - У вас есть нож?
   Мужчина достал из сапога нож, и я, тщательно протерев его краем рукава - кто знает, что им резали в последний раз? - чиркнула по пальцу. Несильно, едва нажав, но капля крови упала на матовую полосу и впиталась.
   Исил-вер - камень из южного Агатола, который реагирует на кровь ашеров. Его часто использовали, если хотели отвадить вульгаров. В том же Дворце каждая третья дверь из исил-вера. Камешек редкий и запредельно дорогой. Я бы и не узнала его, если бы не ездила с отцом в южные экспедиции - на север он меня не брал.
   Шар щелкнул и раскрылся, как цветок. Искусная работа. Я дотронулась до холодного камня одного из "лепестков" и отдернула руку. Почему-то я боялась того, что могу увидеть. Может, боялась прошлого.
   - "Марк, если не доставишь вовремя, шкуру спущу". Артур всегда говорил убедительно, а? - рассмеялся мужчина, отгибая "лепестки". Едва ли он понимал, как мне больно слышать имя отца. Отогнув последний лепесток, Марк вытащил маленький сундучок с округлой крышкой и поставил его на стол. - Готово!
   Чтобы поднять крышку сундучка, понадобилось время: металл покрылся ржавчиной, со скрежетом и ворчанием открывался замок, саму же крышку заело намертво. Кое-где еще остались золотые пятна краски, но узор полностью стерся, уступив времени и старости.
   - Что это? - спросила я, когда крышка неохотно поддалась.
   - Не смотри на меня! Мне-то откуда знать? - Марк пожал плечами. - Вы, ашеры, любите разводить тайны на ровном месте.
   Я повертела в руках металлический свиток, - серебряный, с тонким узором из лилий, - и поддела выступающую полоску. Тихий щелчок, - и полоска выскочила из свитка, вытягивая за собой тонкий лист гибкого металла. На блестящей поверхности выделялись какие-то символы, знаки...
   Этой вещи наверняка не одна сотня лет. Я потянула лист, внимательно рассматривая верхние значки. Свиток казался смутно знакомым... странное чувство, как прикосновение к прошлому. Символы завораживали, оживали... я выдохнула и поспешно бросила свиток в сундук.
   Может, в сопровождающем письме есть объяснения? Я дрожащими руками вскрыла сероватый от времени конверт и жадно вчиталась в скупые строчки. Почерк отцовский. "...Берегись Братства. Не доверяй никому". И все?
   - А когда отец передал вам посылку? - Я перевернула конверт, надеясь отыскать скрытое послание или тайный шифр... но кроме выбитого на конверте герба Верудов и слов "Моей дочери, Арианне" не нашла ничего интересного.
   Но что-то в этом гербе Верудов неправильное. Большая буква "В", обвитая змеей, и "А" поменьше... герб сенатора Аллана Веруда. Я нахмурилась, пытаясь ухватить ускользающую мысль.
   - Двадцатого июля. - Устав ждать, Марк поднялся и набросил на голову капюшон. - Я свой долг выполнил. Запомни, ты меня никогда не видела. Прощай, Арианна!
   - Прощайте, - эхом повторила я. Я зачарованно провела пальцами по гербу. Духи небесные, ну конечно! Аллан Веруд унаследовал должность сенатора в августе того же года, когда погиб отец. Через месяц после отцовских похорон! - Стойте, двадцатого июля какого года?!
   Я вскинула голову, но Марк исчез, будто растворившись в тенях магазина. Со вздохом поднявшись, я выскочила на улицу.
   - Марк!
   Но улица хранила молчание, только листья шелестели на ветру, тихо и спокойно, да одна женщина с удивлением посмотрела в мою сторону. Я отвернулась, кусая губы от досады: надо было не отпускать этого вульгара! С ним ушли ответы на вопросы!
   Я вернулась в магазин и упала в кресло. Свиток поблескивал в полумраке. Красивая безделушка, но я чувствовала в ней неясную угрозу. И чем дольше я смотрела на виток, тем сильнее меня душила тревога.
   Не выдержав, я встала и захлопнула крышку сундучка. Я видела этот свиток. Видела в своих снах.

***

   Я резко дернула за кончик легкого голубого шарфа, стаскивая его с шеи, и намотала на руку. Денек выдался - нарочно не выдумаешь! Взбежав по ступенькам крыльца, я распахнула дверь и потопала ботинками, чтобы сбить грязь. Рине и без того хватает работы.
   - Ну, как успехи? - Мама стояла на втором этаже, облокотившись о перила и рассматривая меня пристально и строго. Так, как умеет только она. Медные волосы в безупречном порядке, глаза аккуратно подведены, легкая помада на губах, закрытое, но элегантное платье, - сколько я себя помнила, мама всегда выглядела безупречно.
   Я мельком посмотрелась в зеркало, на отражение с растрепанной прической, на пышную, но сбитую юбку. Что ж. У каждого свои недостатки.
   - Успехи? - мрачно переспросила я. - Потрясающе.
   - Нельзя ли подробнее? - Мама выпрямилась и, не отрывая руки от перил, спустилась на несколько ступенек. - Как...
   - Как профессор выполнил вашу часть сделки, да, мама? - Я повернулась, спокойно приподняла бровь и улыбнулась. Мама замерла, вцепившись в перила так, будто боялась, что я сброшу ее оттуда усилием мысли. - Не волнуйся, он передавал вам с Шарго большой привет.
   - Как ты со мной говоришь?...
   - Я с тобой вообще не говорю, - сухо оборвала я и, отвернувшись, бросила шарф на столик перед зеркалом. От ветра взметнулись письма, одно из них плавно слетело мне под ноги. Желтый конверт с витиеватыми буквами и гербом Архивов. Наклонившись, я подняла конверт и смахнула с него пыль.
   - Ари! Не понимаю, что на тебя...
   Я перевернула конверт, вскрыла его и пробежалась по аккуратным строчкам. Ля-ля, поздравляем, ваша заявка принята на факультете Смотрителей. У меня упало сердце: быстро они с дядей сработались.
   - Обрадую тебя, - я засунула листок обратно и вернула конверт на столик, - мы обе чего-то не понимаем. Я, например, не представляю, как мою заявку приняли в Архивах, если я ее даже не отправляла. Что скажешь? - Я поднялась по ступенькам и, остановившись напротив бледной мамы, наклонила голову и прищурилась. - Мистика какая-то. Здесь явно замешаны злые спириты.
   Оставив маму растерянно теребить шаль и мучительно выискивать оправдания - скажем, оправдания спиритам по имени Шарго, - я перепрыгнула последнюю ступеньку и так хлопнула дверью библиотеки, что люстра на потолке подскочила, и хрустальные подвески зазвенели, сталкиваясь друг с другом.
   Вытащив конверт с гербом Аллана Веруда, я подняла голову и посмотрела на верхние полки книжных шкафов: нелегко будет искать. Впрочем, тут и так беспорядок. Библиотека вверх дном, - видимо, у нас в доме генеральная уборка.
   Беспорядком меньше, беспорядком больше...
   Придвинув лестницу к первому шкафу, я поставила сумку на стол и полезла наверх. Чего только не сделаешь ради любопытства.

***

   Книги посыпались на пол одна за другой. Переступив через них, я распахнула второй шкаф и пробежалась пальцами по корешкам. Не то, не то, не то!
   - Что-то ищешь? - Кай подкрался бесшумно, осторожно переступая через книги. Не ко времени он. Я подавила всплеск раздражения и, не оборачиваясь, вполголоса буркнула:
   - Ничего особенного. Развлекаюсь.
   Черная обложка с тисненными золотом буквами. Помедлив, я вытащила ее и с нетерпением раскрыла. Бежевый конверт выпорхнул из страниц и опустился мне под ноги. Наконец-то!
   Спрятав конверт обратно в книгу, я захлопнула ее и повернулась к Каю. Черный плащ, свободно расстегнутый, складками ложился на пол, а сам друг, удобно развалившись в кресле, выглядел до безобразия счастливым.
   - Ты вообще что здесь забыл?
   - Развлекаюсь, - друг пожал плечами и подул на чашку. Горячий пар колыхнулся в мою сторону, а друг, хитро сощурив карие глаза, внимательно рассмотрел мое платье. - Тебе к лицу традиции.
   - Даже не знаю, - я подошла к другу и, наклонившись так, что волосы упали на его плечо, вздохнула, - благодарить тебя за комплимент или опасаться за свою честь? Ты что, прогулял встречу с Ханной? Она тебя еще утром ждала!
   - Ой, Ханна, Ханна, - поморщился друг и, одарив меня невинной улыбкой, поднял бровь. - Я забыл.
   - Собственными руками удушу, если вздумаешь ее кинуть, понял? Чисто по-дружески предупреждаю.
   Кай словно намеренно наступал на одни и те же грабли, не учитывая при этом, что с ревностью сестры большей частью приходилось разгребаться мне. А ревность Ханны, - все равно, что цунами в банке, - бессмысленна и беспощадна.
   - Люблю тебя за прямолинейность, - Кай состроил влюбленные глаза. Получив от меня тычок в плечо, он рассмеялся и поставил чашку на стол.
   А в следующий момент быстро схватил за руку, заставляя склониться ниже. Хитро посмотрел на мои губы, убедился, что я предупреждающе сощурилась, но вместо того, чтобы прекратить свои дурацкие шуточки, обхватил за талию, - я и сама не заметила, как оказалась на его коленях.
   - А я тебя ненавижу за хитрость, - вздохнула я. Ничего особенного в поведении Кая не было. Я попыталась встать, но Кай махнул рукой, его глаза на мгновение потемнели, и порыв ветра усадил меня обратно. - Да чтоб тебя, Кай!
   - Жестокая ты, Арианна, - ухмыльнулся Кай, удерживая меня на месте и не отводя взгляда. Немигающий, озорной взгляд, от такого покраснеть недолго. - Ты так и не рассказала мне о своих парнях в Аттоле. Твое сердце свободно?
   - Занято, - соврала я.
   - Как печально, а я собирался его украсть. Придется отнимать с боем. - Друг покачал головой. - Тогда тебе нельзя на север, или как мне осуществлять свой коварный замысел?
   Кай верен себе. Я нахмурилась, он поднял бровь. Я поджала губы, он улыбнулся. Бесполезно взывать к совести!
   Смирившись, я хмыкнула. Ну, раз уж сижу... я потянулась за чашкой, отхлебнула, - Кай ревниво проследил, как воруют его чай, - и, наконец вырвавшись, вернулась к поискам.
   - Твой замысел, ты и мучайся. Знаешь, я тут немного занята. Поговорим позже.
   - Да ты никак, приглашаешь меня к себе! - поддразнил меня Кай.
   - Размечтался! Я вежливо намекаю, что хочу остаться одна, а Ханна не хочет.
   - Тогда я приду к тебе вечером, - жизнерадостно пообещал Кай, ровным счетом никакого внимания не обратив на мои слова, и поднялся. Вздохнув, он подошел ко мне, смех в глазах погас. - Ари, ты знаешь, почему твоя мать поступила именно так. Не суди ее строго. Она слишком тебя любит... и не только она. Я поступил бы также.
   В его глазах мелькнула грусть, мелькнула и исчезла без следа. Он задержался ровно на мгновение, чтобы улыбнуться, и вышел, оставив меня в одиночестве.
   Я удивленно проводила его взглядом. Опять он их защищает! И ведет себя странно... за два года я упустила многое. Теперь не всегда могла угадать, серьезен Кай или дурачится, что он чувствует, что кроется за его словами и поступками.
   Хотя какая разница. Встряхнув головой, я погладила найденную книгу по корешку. Ханна девушка Кая, пусть она и разбирается в его чувствах. А мне надо кое-что выяснить...
   Вытащив из сумки конверт, полученный сегодня, и старое письмо из книги, я положила их рядом. Буква к букве, завитушка к завитушке, резкие черты... я сравнила почерк в письмах. Одинаковые.
   Почерк отца.
   Но тогда почему... я положила рядом с бумагами конверт и постучала по нему пальцем... тогда почему передо мной конверт, который был выпущен после смерти отца? Может, я бы и не заметила, если бы не дата выпуска внизу герба Верудов...
   Через полгода после смерти отца.
   Ничего не понимаю. Если отец мертв, как так получилось, что он отправил посылку после своей смерти?
   А если жив, почему до сих пор не вернулся?
   Я убрала бумаги и, достав свиток, задумчиво покрутила его в руках. Быть может, если изучить свиток, я найду ответы на вопросы? Я положила его обратно и нахмурилась.
   Слишком много вопросов... слишком мало ответов. Если бы я только могла поговорить с Марком, если бы он только рассказал мне правду... но, увы, меня не допустят к посольству Островов. Да и сам Марк ясно дал понять, что мы друг друга знать не знаем. А мне не хотелось его подводить.
   Подхватив сумку, я вышла из библиотеки и плотно закрыла за собой дверь. В любом случае, я должна была рассмотреть свиток в тишине и спокойствии.
  

***

   День клонился к закату, догорая розовыми всполохами в облаках. Сквозь куполообразный прозрачный потолок все еще проникали солнечные лучи, но их не хватало, чтобы рассмотреть надписи свитка.
   В глубокой тишине щелчок закрывшегося свитка показался слишком громким; бросив его на подушку, я встала. Кто-то притащил стопку газет, прищемив ими шнур от светильника, - толку от газет никакого: "Жертвами мятежа стали десять человек, среди них трое ашеров", "Наместник Агатола требует отставки Сената"... я перевернула газету, чтобы посмотреть на первую полосу и ухмыльнулась. "Прием в честь Ардиана Веруда".
   Кто бы сомневался!
   Я разгребла завалы газет, книг и тетрадей, нашла кончик шнура и, дернув, прислушалась к загудевшему генератору. Что-то с ним не в порядке, так и без света недолго остаться.
   Генератор в глубине дома так пыхтел, гудел, кашлял и даже постукивал, что я выключила свет, чтобы не оказаться крайней, когда он сломается. Гудение стихло, но постукивание и пыхтение остались; мало того, усилились, будто генератор самолично явился в комнату. Звуки шли от окна, и я с замиранием сердца повернулась...
   ...и, с трудом подавив крик, отпрянула. Угол стола врезался в спину, газеты посыпались на пол. А чудовище за окном, ничуть не смутившись, кашлянуло и вежливо постучало в стекло.
   - Рашакс бы тебя... Кай! - разозлилась я, ловя последнюю газету на лету и с досадой бросая на стол. Нормальные люди предпочитают двери, но логика магов воздуха навсегда останется для меня загадкой.
   Подбирать друга с земли не хотелось. Помедлив, я подошла к окну и раздвинула створки.
   - Скучала по мне? - Кай забрался на подоконник и, спрыгнув на пол, закрыл окно, потом занавески, и лишь после этого повернулся ко мне. От его улыбки, искренней и жизнерадостной, мое раздражение исчезло без следа, а на душе посветлело.
   - Размечтался, - тем не менее, проворчала я. - Дверей тебе уже не хватает?
   - А я всю ночь думал исключительно о тебе, - шутливо заверил Кай, развалившись на моей кровати. - Ах, да... и немного о бессоннице, пожалуй.
   - Спорю, мыслям о Ханне места не хватило? - ворчливо отозвалась я, присаживаясь на край стола. - Слез бы ты с кровати. Ханне это не понравится.
   - О небо, когда ей что-то вообще нравилось? - страдальчески поморщился Кай.
   - Неудачное свидание?
   Кай со вздохом сел и взлохматил свои волосы. Выглядел он раздосадованным.
   - Ну... кажется, ей не по душе мои розы, - он непонятно посмотрел на меня, со скрытым подтекстом, и пожал плечами. - В любом случае, мне на кровати нравится, так что я остаюсь здесь. Можешь присоединяться, - он хлопнул ладонью по покрывалу и поднял бровь. Ироничная усмешка заставила меня фыркнуть.
   - Напросился в гости, еще и командует!
   - Я опять отвергнут, - нагло заявил Кай и, перевернувшись на бок, взялся за свиток, чтобы убрать его из-под головы. Но почему-то застыл, едва увидев узоры лилии на металле. Побледнев, он уставился на подарок отца, как на гремучую змею. - Откуда это у тебя?
   - Это... подарок.
   - Свиток Хранителей? Ничего себе подарки... - Кай нахмурился. - Ари, правда, откуда он у тебя?
   - Ты сказал... это свиток Хранителей?
   Кай, медленно кивнув, взвесил свиток на ладони. Я подавила желание отобрать у него бесценную вещь и так вцепилась в столешницу, что ногти соскребли верхний слой дерева.
   Свитки Хранителей - или свитки Восьми - им было столько же лет, сколько Бреши. Первые Хранители не могли полагаться на человеческую память, она слишком коротка: чтобы не потерять связь с Эллизиером, они перенесли воспоминания о нем на металлические листы.
   Так появились свитки. Их отдали самым верным людям, каких только смогли найти, и эти люди поклялись передавать свитки от Хранителя к Хранителю. Но двести лет назад случилась Смута, свитки оказались разбросаны по миру, и до сих пор никто не знает, где они хранятся. Говорят, по-прежнему в избранных семьях, но никто еще не признавался.
   Все это рассказывал отец, но я и подумать не могла, что он пришлет мне один из этих свитков в качестве сувенира.
   - Ты-то откуда знаешь о свитках? - спросила я первое, что пришло в голову. Лишь бы отогнать навязчивую мысль: отец никогда не делал ничего просто так. И уж тем более не увлекался сувенирами.
   - Да ведь я из семьи доверенных. Мне положено знать, - нахмурился друг. - Если бы не Смута, один из свитков был бы нашей головной болью. Прямо, как ваш.
   - Как наш, - задумчиво повторила я.
   А у нас что, хранится свиток? Надо поинтересоваться у мамы насчет семейных скелетов, сдается мне, о парочке из них мне забыли рассказать.
   Кай встал, захватив свиток, и подошел ко мне. Теперь он хмурился, серьезный и собранный.
   - По поверьям, только Хранитель может расшифровать надписи на свитке. Ты пыталась?
   Что-то в голосе Кая настораживало, какая-то тень страха, беспокойства... для него важен ответ. Я наклонила голову, ловя ускользающую мысль. Я чувствовала: ответ может быть только один, любой другой опасен.
   - Разумеется, но без толку, - осторожно сказала я, и поняла, что попала в точку. С облегчением выдохнув, Кай улыбнулся и потер шею.
   - Я уж думал!... Слава Ао-Лину! Окажись ты Хранителем, я бы с ума сошел!
   - Я что, по-твоему, похожа на Хранителя? И вообще, это... всего лишь свиток! - вздохнула я и протянула руку за свитком. Но Кай, подняв свиток над головой, хитро сощурился.
   - И что ты с ним собираешься делать?
   - Положу на полочку и буду любоваться, - хмуро ответила я. - Доволен? А теперь верни мое сокровище! А то, клянусь небесными духами, нажалуюсь Ханне на невежливых гостей!
   - Серьезная угроза, - хмыкнул Кай, но свиток на стол положил.
   Он не сразу его отпустил. Мгновение стоял, задержав руку на свитке, будто раздумывал, не прихватить ли вещицу с собой. Но вздохнув, он перевел взгляд на меня.
   - Ари... Я хотел тебя предупредить... - Он нахмурился и, мягко обхватив ладонями мое лицо, чуть склонился, заглядывая в мои глаза. - Будь осторожнее. Предельно.
   - Что-то случилось? - Я попыталась убрать руки Кая, но он упрямо покачал головой. Его беспокойство передалось и мне; я замерла, оставив попытки, и выжидающе посмотрела в глаза Кая.
   - Я сам не понимаю. Что-то происходит. Считай это предчувствием.
   Ханна права: у Кая самые поразительные глаза из всех, кого я знаю. Карие, теплые, солнечные... я вдруг поняла, что не могу отвести взгляд. Близость к Каю, его взгляд, его руки, чуть терпкий аромат, - все это одновременно успокаивало и заставляло дышать чаще.
   Но меня напугал его взгляд, обычно озорной, а сейчас задумчивый и серьезный. Он дотронулся до моего лица... мягко, осторожно. Чуть наклонился ко мне, отводя мои волосы за ухо... его пальцы пробежали по всей длине волос, мягко провели по шее. Он склонился так низко, что еще немного и не избежать поцелуя...
   - Кай? - тихо позвала я.
   Он выдохнул, закрыв на мгновение глаза. Его рука опустилась на мой локоть. Помедлив, он дружески коснулся моего лба губами и отвернулся.
   - Спириты беспокоятся, - Кай взял со стула плащ. Обернувшись, он подмигнул. - Хотя не бери в голову, просто будь осторожнее. Побеспокоятся и перестанут. Увидимся на приеме?
   - Конечно, - с тоской вздохнула я, сообразив, что прием уже послезавтра. - Куда я денусь от знаменитого Ардиана Веруда?
   - От него, может, и денешься, а от меня нет, - легкомысленно махнул рукой Кай. - У тебя удобная кровать, буду наведываться!
   Дверь захлопнулась раньше, чем туда долетела брошенная мной газета, и я расстроенно зашипела. Ханне такие шуточки Кая точно не понравятся, а мне они нравились и того меньше. Кая я обожала с детства, но иногда дружба с ним - настоящее мучение. К тому же, еще пара гневных взглядов Ханны и, чувствую, от меня останется кучка пепла.
   Выждав мгновение, я нахмурилась, убрала со стола книги и газеты. Стрелки часов тихо щелкали в полумраке; я насчитала ровно тридцать ударов и развернула свиток. Непонятные символы ожили, складываясь в образы, нашептывая свои тайны, разговаривая о прошлом и будущем... Они вспыхивали в моей голове, освещаясь синим и тут же исчезали, уступая место следующим. Лабиринт, огонь, смерть...
   ...я свернула свиток и, засунув его на самую дальнюю полку шкафа, спрятала за книгами.
   Бред. Я не Хранитель. Кто угодно, но только не я! Все это может быть чем угодно: игрой воображения, совпадением, шуткой... но это не имеет ко мне никакого отношения.
   Для надежности задвинув свиток еще глубже, я тщательно заперла шкаф на ключ, а ключ повесила на шею. Мне не стоит во все это лезть - и я не буду! Не буду и точка. Даже ради отца.
  
  

Глава 10

Арианна

  
  
   Злой ветер бьет в лицо, путает волосы... я снова здесь, и мне не остается ничего, кроме как последовать сну. Цепляясь за траву, я ползу вверх. Я знаю, что увижу на вершине - и правда: огромные врата ждут меня, ждут, как обычно. На черном металле знак, который я ненавижу с детства - дерево, чьи крона и корни сплетаются в двойной круг. Ну что ж, добро пожаловать в Лабиринт.
   - Подумай, прежде чем войти. Выйти сможешь, лишь умерев, - и я уверена, надпись на вратах нисколько не преувеличивает.
   Я поднимаю голову, чтобы осмотреть высокие стены. Подхожу ближе, к самым вратам, провожу пальцами по четко вырезанной линии узора. Откуда-то знаю: надо быть больной на голову, чтобы добровольно вступить в Лабиринт.
   Лабиринт - это смерть.
   Вздрогнув, я отступаю назад и чувствую, как в сердце проникает боль. Эти сны всегда заканчиваются одинаково. Я поднимаю руку к груди, касаюсь холодного металла... на руках остается кровь. Рубиновые капли стекают в ладонь. Боль, боль, боль... и я...
  
   Я резко села. Проморгалась, отбросила с лица волосы. Ненавижу эти кошмары. С тех пор, как умер отец, эти кошмары из случайных превратились в постоянные. Бывало, я видела охваченные пламенем города, смерти и величественные здания, оседающие, как замки из песка... Я осторожно прикоснулась рукой к груди, напротив сердца, и покачала головой. Я привыкла к этим снам. А все равно неприятно.
   Отец умел прогонять страх; кошмары отступали, пока он был рядом.
   А теперь его нет.
   - Мне тебя не хватает, - портрет мог передать внешность отца, но нарисованное лицо оставалось мертвым. Гордый седой мужчина с зелеными глазами не имел ничего общего с тем человеком, которого я помнила, - жизнерадостным, веселым и смелым магом огня, который без колебаний отдал жизнь за тех, кого любил.
   Я потерла виски. Когда пришло сообщение о смерти отца, я отказалась верить. Но прошел год, другой... отец не вернулся. И все-таки я продолжала упрямо повторять себе, что он жив - потерялся, пропал, но жив. Глупо, конечно, да. Но я пообещала, что найду его, живым или мертвым; пообещала, что узнаю его судьбу... и я узнаю.
   Хотя бы ради того, чтобы он рассказал, какого шайтан мне вручили от него свиток Хранителя.
   - А, ты не спишь? - дверь открылась, и Ханна, в короткой сорочке и пушистых тапках, подошла ко мне.
   Даже без макияжа - редкое зрелище - сестра выглядела по-настоящему красивой. Медно-рыжие волосы, мягкими волнами спадающие на плечи, черные глаза с задорным блеском... Ханна - точная копия матери в молодости, даже по характеру. Обе любят внимание, обаятельны, умеют поддержать разговор. Они настоящие светские львицы. На их фоне я казалась пришельцем из другого мира.
   - Надеюсь, я тебя не разбудила. Мне нужна темная лента для платья. Раз не спишь, то, будь добра, найди, - в этом вся Ханна. Вместо просьбы - приказы, вместо приветствия - пренебрежение. Она не со зла, такой характер. Но иногда хочется послать ее к шаксу, чтобы не зазнавалась. - И побыстрее, у меня еще парикмахер и ванна.
   - Сама найдешь, - огрызнулась я. С утра меня сложно назвать доброй. Тем более в день приема Ардиана Веруда. Вездесущее имя!
   - Ой, поду-умаешь! - Ханна танцующей походкой подошла к шкафу и бесцеремонно полезла внутрь. - Хотела тебя предупредить, Ари. Кай мой, и я не горю желанием воевать с тобой за его внимание.
   Я чуть не взвыла. Сколько можно! Кай на каждую юбку засматривается - почему именно ко мне Ханна придирается по сто раз на дню? Мы с Каем как дружили, так и дружим; ничего не изменилось.
   - Это он тебе сказал? Ханна, он не только твой парень, но и мой друг. Я сама решу, занимать его внимание или нет.
   - Я предупредила.
   - А я не услышала.
   Ханна злобно сощурилась, но, подумав, сменила гнев на милость и улыбнулась.
   - Ну пожалуйста, Ари! Ты же не откажешь любимой сестре в маленькой просьбе?
   - Любимой сестре... это какой?
   - Ты же добрая девочка...
   - Я злая тварь, сама недавно просветила, - радостно уточнила я.
   - Прошу тебя. Этот вечер для меня важен, - Ханна бросила свои поиски и серьезно на меня посмотрела. Проникновенно. Укоряюще. Прямо как мама, когда той что-то нужно.
   Почему - ну почему! - я вечно наступаю на одни и те же грабли?!
   - Я постараюсь, - тихо вздохнула я. - Лента в ящике, а не в шкафу. И сложи все, как было!
   - Правда? - Ханна рассмеялась и запихнула вещи обратно. Так она и сложила, ну конечно! Сгребла в охапку и бросила. - Да, точно, в ящике. В благодарность советую тебе надеть коричневое платье, как раз по моде. Надеюсь, ты не забыла про прием?
   Она подмигнула мне и вышла. Коричневое платье... то, которое идет мне меньше всего. Чего еще ждать от Ханны?
   - Раз оно тебе так нравится, так и быть. Подарю на день рождения, - я перевела взгляд на календарь и вырвала листок. Денек будет тот еще! Смяв листок в руке, я со злостью бросила его на пол и встала.
   Помедлив, я подошла к столу, открыла коробку и провела пальцами по фиолетовой ткани платья. Даже маме не к чему придраться. У Тиары безупречный вкус. Платье вышло скромным, но красивым. Воздушное, с жестким корсажем, выбитым черным узором и пышной юбкой до колен, - сомневаюсь, что понравилось бы Ханне, но мне нравилось без оговорок. Я не поклонница роскошных нарядов, но мама права: такие приемы не для удовольствия. Они для того, чтобы бросать другим пыль в глаза.
   - "Если мой брат тебя не заметит, то я не Тиара Веруд! Шучу-шучу, не вздумай менять платье", - процитировала я вложенную записку и почти увидела улыбку подруги.
   Я аккуратно сложила платье, еще раз провела ладонью по ткани и резко повернулась к зеркалу. Могу поклясться, я что-то видела... или нет? В зеркале отражалась только я и...
   - Люи!
   Медленно разворачивающаяся в воздухе обертка застыла, и спустя пару мгновений мой личный спирит проявилась в воздухе. Вонзив острые клыки в конфету, Люи постучала ножками по часам.
   - Хочешь конфетку? - наконец, спросила она.
   - Ты что, опять уничтожила годовые мамины запасы? Еще как хочу!
   - Перехочешь, - отрезала мелкая вредительница и зачавкала так ехидно, что захотелось прихлопнуть ее тапком.
  

***

  
   Я раскланялась с очередным собеседником. Вечер получился богатым на новые лица - я даже перестала их запоминать. Будь среди них хоть кто-то интересный, а так... скучно.
   Мне всегда было тяжело сходиться с людьми, поэтому праздники превращались в сущую пытку. Я не знала, о чем говорить, не знала, как увлечь человека. Чужие эмоции давили на меня, заставляя злиться и нервничать. Я ничего не могла с этим поделать. Это что-то вроде волны, состоящей одновременно из гнева, злости, радости, зависти, - и все эти чувства принадлежали не мне.
   Мама и Ханна не могли понять, каково это. И если обычно они мирились с моей "нелюдимостью", то на прием в честь Ардиана притащили бы, даже будь я при смерти.
   Иногда мне казалось, что имя Ардиана Веруда каким-то неведомым образом заставляет людей терять голову.
   - Дорогие гости! Бесконечно тронут вашим вниманием...
   Стоит признать, часть меня соглашалась с общим восхищением. Поймав официанта, я выбрала пирожное с кокосовой начинкой и шоколадом - пальчики оближешь, между прочим, - и повернулась к возвышению позади центрального стола. Высокая стройная фигура парня выделялась в толпе, и все, будто зачарованные змеей мышки, ловили каждый его жест и слово.
   - ...и бесконечно благодарен вам за потраченное на меня время! Я знаю, все вы - мои друзья. Даже те, с кем мы пока не знакомы. Я счастлив видеть вас на этом празднике.
   Скрестив руки, Ардиан с превосходством разглядывал пеструю толпу. В ярко-зеленых глазах плясал озорной огонь. Белоснежные волосы доходили почти до лопаток, но были переплетены алой лентой. Он был на два года старше меня, на диво хорош собой, да еще и сын сенатора, - девушки глаз с него не сводили, пожирая взглядом с таким же аппетитом, с каким Люи конфеты.
   - И уверен, что вы счастливы видеть меня.
   Да, хорош собой... единственное, что мне нравилось в Ардиане. В остальном, - заносчивый тип, уверенный, что мир вертится вокруг него. Не скажешь, что брат Тиары.
   Я усмехнулась. Будто почувствовав каплю неприязни в бочке восхищения, Ардиан посмотрел на меня в упор, - изучающим, пристальным взглядом, - и его губы изогнулись не то в улыбке, не то в ответной усмешке. На мгновение у меня помутилось в голове, и я едва не поддалась всеобщему обожанию; этого хватило, чтобы глаза Ардиана торжествующе сверкнули.
   Он поднял бокал, не отрывая от меня взгляда.
   - Не буду вас утомлять. Веселитесь!
   Мне стало не по себе от его взгляда. Как в тумане, я сжала в руке висящий на шее ключ; холодный металл вернул мне контроль над мыслями. Ардиан проследил за моим жестом, его глаза сузились, а улыбка стала еще более самодовольной. Надо же. Я была уверена, что это невозможно.
   Тряхнув головой, я прогнала наваждение, и подняла бокал в ответ, повинуясь общему жесту. Однако пить не стала: как только Ардиан отвернулся, я поставила нетронутый бокал на стол и двинулась к выходу из зала. От позолоты зеркал, блестящих украшений, приторных духов и беспрестанного гула меня мутило.
  

***

   Выход из зала находился далеко. Чтобы до него добраться, надо было миновать возвышение, на котором купался во всеобщем обожании Ардиан. К счастью, гости приняли слова Ардиана за сигнал к действию и начали "веселиться": пить и перемывать косточки знакомым. В таком шуме и сутолоке промелькнуть незамеченной - плевое дело.
   Это я так думала. Подхватив у пробегающего мимо официанта стакан воды, я отхлебнула и слегка отвлеклась от собственного побега. Напрасно.
   - Какая встреча! - пробился сквозь гул голос всеобщего любимчика, едва я с ним поравнялась. Вот шайтан! Я поморщилась, притворившись, что чуть не подавилась от неожиданности.
   Действительно. Какая, чтоб ее, встреча!
   Ардиан легко спрыгнул с возвышения и оказался прямо рядом со мной.
   - Арианна Ниал, не так ли? - протянул он, и глаза его игриво сощурились. - Мне много о тебе рассказывали.
   Я чуть не ляпнула, что мне о нем тоже и он меня вконец достал. Прикусив язык, я выдавила улыбку, - боюсь, суховатую, - и слегка склонила голову. Приличия всегда были моим слабым местом. Каждый раз, когда мне приходилось вот так склонять голову перед кем-то, мне казалось, что я предаю себя. Мама говорит, в этом все мои проблемы. Ага. Именно.
   - Рада познакомиться, - произнесла я дежурно, поставила стакан на ближайший столик и бочком-бочком попыталась обогнуть Ардиана и смыться.
   Но парень как бы невзначай оперся ладонью о стену, наглухо перегораживая мой путь. В его зеленых глазах зажегся интерес. Ой, как мне это не нравится! Если за Кая Ханна тихо меня ненавидит, то за внимание Ардиана сожрет живьем вместе с косточками.
   - Как официально. Это даже оскорбляет, - поднял он бровь.
   - Смотрю, оскорбить тебя просто.
   - Тебя? Уже лучше, - довольно усмехнулся он, будто только и ждал, когда же я возьмусь нарушать приличия.
   Он оставил стенку в покое, сделал ко мне шаг. Обаяние Ардиана зашкаливало. Он как магнитом притягивал к себе. Красивый, дерзкий, порочный, - неотразимый, одним словом. И самоуверенный. У меня, конечно, дрогнуло сердце, особенно когда глаза Ардиана потемнели, и в них появилось что-то хищное, какое-то желание, волнующее и смелое, - но со мной Ардиану не повезло. Я закаленная Каем.
   Глубоко вдохнув, я успокоила сердце усилием воли и спокойно заглянула в зеленые глаза.
   - Чего ты хочешь, Ардиан?
   Парень вздрогнул. Видимо, лед в моем голосе подействовал на него, как холодный душ. Его глаза удивленно расширились, и спустя мгновение уголок его рта пополз вверх.
   - А ты не похожа на сестру, - вскользь заметил он.
   - Или она на меня, - поправила я.
   - А мне рассказывали, что ты симпатичная... но преуменьшали, - продолжал испытывать судьбу Ардиан. Ну вот, начинается. Следующим пунктом станет "твои глаза, как синие озера".
   - Всем так говоришь?
   - А насчет дерзости чистая правда. Не хочешь составить мне компанию на вечер? - неожиданно предложил наш смелый, неотразимый принц, не подозревая, как близок к фингалу под глазом.
   Я сжала кулак, впилась ногтями в ладонь, но сдержала неблагородный порыв. Вот так скандал был бы: "Племянница сенатора Шарго Ниала расквасила нос Ардиану Веруду на его собственном приеме!". И толпы фанаток Ардиана поджидают меня в темной подворотне...
   Пока я прокручивался в голове варианты будущего, Ардиан истолковал мое хмурое молчание по-своему. Он подцепил мой подбородок указательным пальцем.
   - Арианна. Я имел в виду всего лишь прием. Но если пожелаешь найти более укромный уголок, то в этом доме их очень много... - он подался ко мне так близко, что я чувствовала его дыхание на своей щеке. - Только скажи.
   Ну хватит спектакля! Поигрался и довольно. Я резко отбросила руку Ардиана Веруда, отвергая и его предложение, и укромные уголки.
   - У меня есть компания на этот вечер! И в укромных уголках я предпочитаю одиночество.
   - Я не принимаю отказов.
   - А я не принимаю предложений, - отрезала я, уже не скрывая раздражения. Глаза наследника потемнели, как грозовая туча, и стоило мне в них заглянуть, как голова закружилась.
   - Раздели со мной этот вечер, - с нажимом повторил он. Я упрямо мотнула головой, прогоняя дурацкое чувство, что я обязана послушаться. Терпеть не могу, когда мной пытаются управлять!
   - Была рада познакомиться, Ардиан. - Я снова склонила голову, запоздало вспомнив, что вообще-то разговариваю с хозяином дома, наследником Верудов и самим - подумать только! - Ардианом. И злобные взгляды ближайших к нам девиц тоже отрезвляли.
   По лицу Ардиана пробежала тень, но я ловко протиснулась между ним и стеной и вылетела прямо в объятия Кая. Едва не разбившись при этом: голова кружилась, ноги едва держали. Но мир постепенно успокаивался. Что это было?
   - Ари! Я тебя искал, - обрадовался Кай, поддерживая меня от бесславного падения.
   - А я-то тебя как, - выдохнула я искренне.
   Ардиан смотрел на меня и Кая так, будто ему нанесли глубочайшее оскорбление. Взгляд скользнул по руке Кая на моей талии, по моей руке на его плече. Зеленые глаза щурились уже далеко не игриво, а ревниво и гневно, - совершенно непонятные мне чувства, ведь я ничем ему не обязана. Рука сжалась в кулак и разжалась. Он глубоко вдохнул, сделал шаг и слегка резковато склонил голову.
   - Рад тебя видеть, Кай, - с плохо сдерживаемой яростью процедил он. Перевел взгляд на меня и медленно, четко пообещал: - С нетерпением жду новых встреч... Арианна.
   И, не дожидаясь ответа, быстро вышел из залы. Гости расступались перед ним даже быстрее, чем если бы он расталкивал их намеренно. Девушки восхищенно провожали - кстати, неплохую, не спорю, - фигуру Ардиана. Большинство кокетливо стреляли в его сторону глазками, надеясь задержать наследника, но тот даже не смотрел по сторонам. Неподражаемая гордыня!
   Я нахмурилась. Ардиан избалованный мальчишка, но предлагать мне укромные уголки - это уже слишком! Я отпустила Кая, схватила с проносимого мимо подноса тарелку пирожных и решила, что отомщу хозяину приема. Съем все пирожные, будет знать, когда я лопну! "Сенсация! На приеме Ардиана Веруда лопнула племянница сенатора Ниала!". Я нервно фыркнула.
   - Судя по твоему лицу, Ардиану стоит опасаться мести, - заметил Кай миролюбиво.
   - Напыщенный индюк твой Ардиан! - мрачно отозвалась я, воюя с прилипшим к тарелке пирожным. Но когда Кай рассмеялся, удивленно подняла голову.
   - Ни одна девушка об Ардиане так не отзывалась! Понятно, что его так задело, - Кай забрал у меня тарелку и хмыкнул. - Ари, осторожнее. Теперь Ард от тебя так просто не отстанет.
   - Ну это мы еще посмотрим, - воинственно пообещала я.
   - Я же не отстал, - грустно протянул Кай. - Ах, страдаю от неразделенной любви, а тебе хоть бы что! И это заставляет меня горевать ночами и днями! Надеюсь, однажды ты не бросишь меня ради Веруда?
   - Ты мой друг, Кай, - улыбнулась я, ободряюще дотронувшись до плеча Кая. - Я не бросаю друзей. Тем более ради Веруда.
   Я отняла у Кая блюдо с пирожными и задумчиво протянула:
   - Разве что ради пирожных Веруда?
   - Почему-то я подозревал, что ты это скажешь, - рассмеялся Кай. - Потанцуешь со мной?
   Я покачала головой.
   - Не хочу погибнуть так нелепо. - Я кивнула в сторону Ханны, уже бросавшей в мою сторону полные жгучей ненависти взгляды. - Если не хочешь, чтобы меня с праздника утащили вороны, вернись к Ханне.
   Кай проследил за моим взглядом и выдавил кислейшую, вымученную улыбку. Но спорить не стал. Пообещав вернуться позже, он отправился усмирять гнев моей сестры, а я, забравшись на высокий стул, выдохнула и задумчиво провела ладонью по шее.
   Улыбка сползла с моего лица, как маска: встреча с Верудом оставила странный осадок. Вроде встреча, как встреча, мимолетное знакомство. Здороваешься - и забываешь о человеке навсегда.
   В том-то и дело. Что-то непонятное было в его взгляде. Я видела Ардиана первый раз в жизни, но этот взгляд... его глаза... что-то в их глубине... казалась до невозможности знакомым.
   Я определенно, совершенно точно, где-то встречала Веруда раньше.
  

Ардиан


   __________
   Упрямая девчонка! Ардиан швырнул бокал об стену, с трудом сдерживая гнев. Мелкие осколки усеяли пол, переливаясь в свете свечей. Упав в кресло, он прикрыл глаза, наблюдая за девушкой издалека, не выпуская из поля зрения.
   Его огорчал не отказ. Подобного он ожидал, она всегда была своенравной. Напротив - это еще больше убеждало: Арианна Ниал - именно та, кого он так долго искал. Пришлось повозиться, чтобы вернуть ее в Столицу, но оно того стоило.
   Вот другой вопрос: какого шакса этот щенок до сих пор вертится вокруг нее, если ему было чётко сказано - Арианна принадлежит Веруду?! Так решило Братство, так решил сам Веруд - и если бы не глупый Артур Ниал, умудрившийся спутать все планы, девчонка давно бы принадлежала наследнику - а теперь придется повозиться.
   И пусть Братство колеблется, не легче ли ее просто убить, Ардиан придерживался своих планов.
   Девушка улыбнулась Каю, небрежно убрала за ухо длинные волосы, на миг сняв маску равнодушия, и Веруд судорожно выдохнул. Многое бы он отдал, чтобы оказаться на месте этого самодовольного мальчишки! Надо было устранить его в самом зародыше, теперь уже поздно...
   Впрочем, в конце концов, спешка - плохой советчик.
   Веруд поставил руку на подлокотник и сощурился, взвешивая и решая. Есть много способов растопить девичье сердце. Но здесь другой случай. Ему нужно не просто ее сердце - ему нужно, чтобы она принадлежала ему вся. Тело... душа... мысли...
   Ему нужно слепое обожание. Чтобы она последовала за ним, даже если разум будет твердить, что это неправильно.
   Ардиан поднялся, усилием воли отодвигая ненужные эмоции и колебания на задний план. Совесть ему не поможет в задуманном. Однажды Арианна скажет ему спасибо... но не сегодня.
   Увы. Она должна оказаться в Храме Кио-ре. Хочет того или нет, но ей придется.
   - Антон, - Веруд щелчком пальцев подозвал к себе вышколенного слугу, и тот с готовностью приблизился. - Через двадцать минут отключишь генератор.
   - Но гости...
   - Что гости? - вскинул голову наследник. Антон, будто придавленный взглядом, отступил. - Двадцать минут.
   Он не слушал ответ. Слуги - на то и слуги, чтобы подчиняться без вопросов. Распахнув на балкон створки дверей, Веруд всей грудью вдохнул пахнущий дождем воздух. Раскат молнии на мгновение озарил небо, дождь хлестал плотной стеной. Подставив ему лицо и закрыв глаза, Ардиан позволил каплям воды стекать на дорогой костюм.
   Настроиться. Всего лишь почувствовать мир.
   Как это непросто, когда тело способно вынести лишь половину твоих сил. Было время, когда не приходилось даже настраиваться.
   Ардиан глубоко вдохнул и открыл глаза, теперь затянутые тьмой. Мир вспыхнул красками, но непривычными, темными. Вызывать Диких не понадобилось: черная тень опустилась к Веруду сама, готовая подчиняться и служить первому его слову.
   - Ты знаешь, что делать, - глухо произнес он. Тень качнулась в знак согласия. - Приступайте. Я скоро присоединюсь.
   Тень метнулась в небо, оставив за собой след из тяжелой, черной энергии. Там, среди туч, бесновались другие Дикие. Всего лишь пешки в игре.
   Ардиан глубоко вдохнул, темнота ушла вглубь зрачков, затаившись за обманчиво-зеленым цветом глаз. Он щурился, недовольный тем, что предстоит сделать. Братство не одобрило бы - но кому какое дело до Братства?
   В конце концов, Братство - тоже всего лишь пешки.
   А игра требует жертв.
   _________
  

Арианна


***

   Я никогда не любила праздники, но есть в них один плюс - возможность наблюдать. Я молча улыбалась, как принято на светских приемах, и изучала людей. Фальшивые улыбки, фальшивые слова, фальшивая радость от встреч. Я видела, как заклятые враги обнимались только для того, чтобы соблюсти приличия. Видела, как Ханна расточает комплименты девушке, которую за спиной называла "драной мымрой". И это бесконечное лицемерие раздражало, но и завораживало.
   - Чудесная погода, не так ли?
   В сотый раз я хотела бы ответить нет. За окном хлестал дождь, гремел гром и завывал ветер. Погодка та еще. Но в сотый раз я отвечала "да". Правила приличия, шакс бы их побрал.
   Когда я устала от шума толпы, обрывков фраз и пустых разговоров, я поставила нетронутый бокал на стол. Я не забыла уроки отца. Алкоголь затемняет разум. Это недопустимо для стража или искателя. Там, где лед покрывает землю, а Брешь порождает диких спиритов, малейшая ошибка может стоить жизни. Я не на севере, но сомневаюсь, что потеря контроля сделает меня счастливой.
   Ханну же не делает. Я задумчиво нажала на брюшко металлического жука и резко отпустила. Шестеренки завертелись, сталкиваясь и звеня, пытаясь выстроиться в правильном порядке. Эти мелкие механизмы следили за уровнем магического фона в доме, а о нарушениях докладывали Стражам. Мало ли, что случится с бесценными сенаторами? Придет злобный нарушитель спокойствия и поджарит, скажем, Шарго макушку. Я обрадуюсь, но Шарго огорчится.
   "Жук" тихо пискнул, забавно шевеля металлическими лапками, - камень в спинке окрасился в красный цвет. Якобы учуял во мне магию. Я выпустила его. У меня нет магии, но такие механизмы упрямо краснели, стоило мне к ним прикоснуться.
   - Итак, все-таки маг.
   Я вздрогнула и резко обернулась. Ах ты, чтоб его шайтаны унесли! Этот парень с синими глазами начинал меня раздражать по-настоящему. Небрежно облокотившись о стол, он прожигал меня взглядом. И должна признать, выглядел превосходно. Я даже не о фигуре или насмешливых искорках в глазах. Все это я и в прошлый раз отметила. Но вот чего я не знала, так это того, что он действительно Страж.
   И, похоже, не последний по уровню. Строгая белоснежная форма, с высоким жестким воротником, золотой лилией на груди и белоснежной накидкой, - такую форму позволяют носить лишь тем, кто отличился в Одичалых Землях. Но это нелепо. Он слишком молод для Одичалых Земель. Я нахмурилась.
   - А, ну конечно, - устало выдохнул парень, истолковав мой взгляд по-своему. - Забыл о приличиях. Хочешь, называй меня Лио.
   И так это прозвучало, будто меня послали к шаксу в гости.
   - Я должна соврать, что мне очень приятно, или опустим? - Я отвернулась, показывая, что разговор окончен, но парень хмыкнул и решил иначе.
   - Вижу, в этикете не я один отстающий. Утешает. По всем правилам, теперь твоя очередь представляться.
   - Анира, - соврала я, даже не задумавшись.
   - Арианна Ниал, если точнее, - ничуть не смутился парень, и глаза его довольно сощурились. Ни дать ни взять, кот, обнаруживший в собственной миске зазевавшуюся мышь. Я вскинула голову.
   - Зачем спрашиваешь, если знаешь?
   - Разве я спрашивал? - откликнулся Лио (что за имя?!), и я поняла, что так просто от этого типа не избавишься.
   Будто подтверждая мои мысли, он вдруг резко подался ко мне, так близко, что я отшатнулась, впиваясь пальцами в край стола. Зазвенели бокалы. Я бы и вовсе упала, если бы парень не поддержал меня, обхватив за талию.
   - Вообще-то, я пришел за напитком, - улыбнулся он, будто не замечая, что ведет себя не просто неприлично, а совершенно "антиприлично"! Да что он вообще себе позволяет?!
   Мои щеки вспыхнули. Особенно когда, взяв свой шаксов напиток, парень не выпустил меня, а задержал руку на моей талии. Будто наслаждался произведенным эффектом. Его запах, свежий, ледяной, напоминал о снегах и морозе. Глаза его блеснули, он внимательно и - признаю - волнующе скользнул по моим губам взглядом...
   - Прекрасное платье, Арианна, - наконец, сделал он предельно вежливый комплимент. Не выпуская меня и не давая улизнуть. Рука его все еще лежала на моей талии, и я даже сквозь платье чувствовала тепло его прикосновений.
   - Чтоб тебя!... - только и смогла выдавить я, и он, подняв бровь, все-таки меня отпустил. Выпрямившись, он изучил на свет содержимое бокала.
   - Увидимся, Арианна, - с улыбкой пообещал он и, едва удостоив меня взглядом, растворился в толпе раньше, чем я вновь обрела дар речи.
   Я выдохнула, поняв, что у меня не только щеки горят, но и сердце колотится. Наш разговор длился считанные мгновения, но этому парню удалось вывести меня из равновесия! Если подумать, он вообще в этом деле мастер: мы встречались всего три раза, и все эти раза мне хотелось его придушить!
   Оглянувшись и поймав несколько заинтересованных происходящим взглядов, я сделала вид, что все так и было задумано. Пригладила платье и постаралась успокоиться. Людям только дай повод - и сплетни разнесутся по всей Столице. И мне плевать, - первый раз, что ли? - но мама не обрадуется.
   Вдох-выдох, и хватит думать об этой досадной встрече! Что бы там этот тип ни говорил, а мы больше с ним не увидимся. Клянусь!
   - Чудесная погода, не правда ли? - подлетел ко мне какой-то парень с прилизанными волосами мшистого цвета. Грохот грома заглушил его последние слова, заставив усадьбу подскочить, а окна зазвенеть. Девушки не упустили случая повизжать, притворяясь, что страсть как напуганы.
   Я посмотрела на парня, злясь непонятно почему и на кого.
   - Отвратная погода! - огрызнулась я и, оставив парня в недоумении, вклинилась в толпу, пытаясь избежать очередных малознакомых типов. Хватит с меня бесед на сегодня!
  
   ***
   - А, вот ты где! - Кай отсалютовал мне бокалом и, растолкав вечно крутящихся вокруг него девиц, подошел ближе. Где-то в голове мелькнула мысль, что я обещала Ханне с ним не говорить. Мелькнула и пропала. Я же не уводить его собралась. - И что делает такая неотразимая девушка без меня? Надеюсь, следующий танец мой?
   - Смотри, Ханна с тебя три шкуры сдерет. Она ревнует.
   - Ханна? А, да, - Кай хитро подмигнул. - Она как-нибудь переживет. А я без тебя нет.
   - Осторожнее, молодой человек! Я ведь могу и передать.
   Друг только плечами пожал и залпом осушил бокал. Выглядело примерно как "подумаешь, мне по шаксу".
   - Поверь мне, Ханна ревнует к каждому столбу. Ну и что от тебя тот придурок хотел? - Кай сощурился и кивнул на светловолосого парня. С трудом, но мне удалось вспомнить: да, я с этим парнем говорила. Он болтал что-то о танцах и красивых глазах. И, конечно, о погоде. Которая прекрасная. - Смазливый. Он тебя не стоит.
   - Ты теперь за меня решаешь? - Я даже рассмеялась. - А тебе Ханны не хватит?
   - Я по-дружески советую. - Кай сжал мою руку в своей и печально улыбнулся. - Может, ты не заметила? Я отношусь к тебе иначе, чем к остальным... людям. Совсем иначе.
   Что-то было такое в его словах, отчего сердце у меня застучало быстрее. Кай иногда забывался. Из-за его поведения многие считали, что мы с ним... ну, не только друзья. Не стану отрицать: первое время мне хотелось, чтобы так и было. Кай обаятелен. У него чудесная улыбка, теплые карие глаза и темно-каштановые волосы.
   Но мне хватило месяца общения, чтобы раскусить, что Кай не поклонник постоянства и выбросить из головы розовые мечты. Может, поэтому я обрела хорошего друга: Кай относился ко мне серьезнее, чем к остальным девушкам. А теперь он совсем закрытая тема. Я не уведу парня у собственной сестры.
   - Надеюсь, отличаюсь в лучшую сторону? - я рассмеялась. Кай даже не улыбнулся, все так же грустно глядя мне в глаза.
   - В бесконечно лучшую. - Он наконец-то опустил руку и с безнадежным отчаянием добавил: - Ханна.
   Ханну сложно не заметить. Не успел Кай договорить, как кто-то с силой в меня врезался. Я зашипела от боли и потерла плечо: синяк останется, это уж наверняка.
   - О, прости, дорогая! - Ханна прижала к губам руку и вдобавок едва не облила меня вином. Хорошо, что я раньше отскочила, а то бы одним мокрым подолом не отделалась. - Я тебя не заметила. Твое платье...какая жалость! Хотя ему все равно скоро на свалку, не так ли? Фасон такой устаревший...
   Кай поморщился, будто вместо пирожного надкусил лимон. Сжав руку в кулак, он резко ее разжал, и пятна, как не бывало; лишь горячий ветер пробежался по ногам. Как маг воздуха, Кай один из лучших. Подобные фокусы для него в порядке вещей.
   Я расправила подол, с раздражением встряхнула юбку и подняла голову.
   - Спасибо.
   - Не благодари. Моя девушка, мне и разбираться. - устало сказал друг. - Что тебе надо, Ханна?
   - Я соскучилась.
   - За пять минут? - На месте Кая я бы тоже взвыла. - Ханна, мы с Ари разговариваем. Позволь нам поговорить хоть пять минут за вечер!
   Как и следовало ожидать, после этих слов глаза Ханны полыхнули яростью. Бросив на меня самый недовольный из своих взглядов, сестра прищурилась. Но ее слова предназначались не мне.
   - Принеси-ка вина, - Ханна перевернула пустой бокал и, выразительно приподняв бровь, вручила его Каю, - или что там Ари предпочитает?
   - Вишневый сок, если можно. Буду очень благодарна, - вздохнула я, отвечая на невысказанный вопрос в глазах друга.
   ***
   Я знала сестру - и знала, что она хочет сказать. Будто что-то новое. Как ритуальный танец, ревнивые монологи сестры начинали и заканчивали каждый мой день.
   - Так ты выполняешь обещания? Я просила тебя.
   - Ханна...
   - Нет, слушай сюда! Ты постоянно вертишься вокруг моего парня, и думаешь, что я ничего не замечаю?!
   - Если тебе кажется, что между нами что-то есть, ты ошибаешься.
   - Да? Скажи, что вчера сценки в твоей комнате не было, - зло сощурилась она. - Видишь, сестричка... у меня есть глаза и есть уши. Я не слепая.
   Я быстро посмотрела на Ханну и отвела взгляд. Ответить мне было нечего: сестра права. Не стоило впускать Кая на ночь глядя. Может, нас с Каем упрекнуть не в чем... но почему-то я чувствовала себя виноватой перед сестрой.
   Но она-то как узнала? Начинаю подозревать, что та птица за окном, вчера злобно трещавшая вслед Каю, не так проста. Я схватила бокал со стола, лишь бы чем-то занять руки.
   - Этого больше не повторится.
   - Знаешь, кто ты после этого? С виду такая скромница, но только отвернись, как ты всадишь нож в спину! Лицемерная тварь, прямо, как наш папочка!
   Бокал жалобно треснул; выдохнув, я резко поставила его на стол и повернулась к Ханне. Мертвого достанет!
   - Ты можешь хоть раз обойтись без сцен ревности?!
   - Держи ты свое слово, все было бы в порядке! - Глаза Ханны почернели, тьма медленно расползалась от зрачков к краю. Я замерла, не отводя от сестры взгляда. Разодрала бы, будь моя воля!
   - Ханна, остынь, - спокойно сказал подошедший Кай, ставя напитки на стол. Но повернувшись ко мне, он удивленно подался вперед. - Ари, у тебя глаза почернели...
   - Я хочу, чтобы ты оставила нас в покое, - не дала ему договорить Ханна, и мое терпение лопнуло.
   - Подавись ты! - с яростью прошипела я.
   В глазах на мгновение потемнело, мир окрасился в черно-белые тона, но краски вскоре вернулись. Бросив салфетку на стол, я развернулась и решительно зашагала к выходу. Не могу здесь больше находиться!
   - Ханна? Ханна! - Испуганный голос Кая заставил меня обернуться, и я увидела, как Ханна, согнувшись пополам, глотает ртом воздух. Ее глаза расширились от ужаса, лицо покраснело. Она пыталась сделать вдох, но явно не могла, и беспомощно, судорожно цеплялась за Кая. Не устояв, она рухнула на колени.
   Я кинулась назад, оттолкнув с дороги какого-то парня, но Кай сообразил быстрее, чем я, и резко хлопнул Ханну по спине, между лопатками. Сестра выдохнула с расширенными от ужаса глазами; слезы градом катились по ее щекам.
   - Все в порядке, ты просто подавилась. Все? Как себя чувствуешь?
   Ханна кивнула, и медленно перевела взгляд на меня. Сейчас она казалась беспомощней котенка, и я вздрогнула, когда поняла, что она могла умереть.
   Могла умереть из-за меня.
   Музыка стихла, или кровь слишком громко стучала в ушах. Все встало на свои места. Я вдруг поняла... Сделав шаг назад, потом другой, я кинулась вон из зала.
   Не может быть. Только не я! Я взбежала на второй этаж. Остановившись у зеркала, я опустила правый рукав платья, и посмотрела на плечо. Синие линии растянулись по всему кругу, образовав, наконец, рисунок дара. Дерево, с разветвленными корнями и такой же кроной.
   Я знала этот рисунок. Рисунок из моих снов, то самое злосчастное дерево на вратах!
   Вздрогнув, я попятилась и, натолкнувшись на стену, сползла по ней на пол. Почему я?! Почему?!
   Символ Эллизиера, символ магов, которые уничтожили наш мир...
   Символ Хранителей.
   Закрыв глаза, я подтянула к груди ноги и стиснула ткань платья в руке, вонзая ногти в ткань, а через нее в ладонь, так, чтобы выступила кровь, чтобы боль разбудила меня.
   Потому что это сон. Все это не может быть явью! Ао-Лин, пожалуйста, пусть это окажется сном!
  

***

   Пары кружились по зале, то сходясь, то расходясь. Пышные юбки разлетались, вздуваясь солнышком, блестели камни в украшениях, переливались золотые нити в костюмах мужчин. Нарядные, веселые, полные жизни...
   Я подняла на свет бокал с темной, почти черной жидкостью. Что это такое, я не знала, но на всякий случай держала бокал в руке: не в том настроении, чтобы веселиться. И танцевать тем более.
   Внушение. Умение видеть духов. Знак дара. Странные сны. Все сходилось, но это ошибка, глупая, нелепая ошибка! Я не Хранитель. Никогда не хотела им быть и никогда не буду. Хранители - они... другие. Не я. Они должны быть умными, сильными, властными. А я чувствовала себя слабой. Глупой. Наивной.
   - Все будет так, как было. - Завтра я проснусь, и знак исчезнет. Все окажется лишь бестолковым сном. - Выдумка.
   Черный напиток колыхнулся из стороны в сторону. Как кисель. Может, это он и есть? Я хотела думать о чем угодно, но не о том, о чем думалось.
   - Ты в порядке?
   Я с трудом оторвала взгляд от вязкой жидкости и подняла голову. Кай, заботливо поправив мои волосы, улыбнулся; увы - я не смогла выдавить из себя улыбку. Даже для Кая.
   - Отлично, - соврала я.
   Что я ему скажу? "Да ты знаешь, я тут решила убить Ханну. Ах да! И я обладаю даром, который может поглотить меня, задавить и сделать из меня такую же заразу, каким был Азар. Не бери в голову! Такие мелочи. Прекрасная погода, не так ли?".
   Хотя нет. Не обладаю я никаким даром. Это неправда.
   - А где Ханна? - спросила я, чтобы хоть как-то отвлечься.
   - Хм, - весело сощурился Кай. - Дай подумать. Последний раз она опустошала графин с вином. Или нет? Танцевала с Ардианом? Хотя тоже нет. Вероятно, это был Рем. Ну, в общем, она где-то. Точно где-то.
   - Только не говори, что она опять напилась!
   - Я не сказал. Сказала ты. - Кай чокнулся со мной бокалом и, прислонившись спиной к зеркалу, ковырнул паркет носком туфли. - Мне вот все интересно... а если бы я расстался с Ханной, то ты как к этому отнесешься, хорошо или плохо?
   - Дай подумать. Никак. Ханна меня убьет раньше, чем я узнаю о вашем расставании. Но если не убьет, то ты не обрадуешься, это я тебе обещаю. Она моя сестра, Кай, - отрезала я и, передернув плечами, оглянулась. Такое чувство, что кто-то сверлит взглядом спину. Иногда такое бывает: как легкая щекотка между лопаток.
   Смеющиеся женщины. Девушки шепчутся и явно обсуждают, кто в чем пришел. Хитрый взгляд парня с волосами цвета льна. Быстрый взгляд официанта - хочу чего-то или можно пройти мимо? Всё не то.
   Я уже хотела отвернуться, когда наконец-то нашла источник неприятного чувства. Да он даже и не скрывался! Лио - так его зовут?
   Синие глаза полыхнули ледяным огнем, бровь взлетела вверх: он словно издевался, наслаждаясь эффектом. Но ни намека на улыбку, уголки губ опущены вниз. Скрещенные на груди руки касались золотого знака лилии, выбитого на белоснежной форме стража, - нет, ну надо же! Опять он!
   Против воли я поискала рукой медальон отца, желая позлить синеглазого, но - увы - пальцы наткнулись на ключ. Медальон остался дома.
   Я смотрела на парня слишком долго: подняв подбородок, он холодно сощурился, и у меня немедленно зачесались руки. Пристал же ко мне... Отвернувшись, я уставилась на Кая, хмуро изучающего синеглазого.
   - Ты что, его знаешь?
   - Да... - растерянно ответил Кай. - Да, знаю. Даже слишком хорошо.
   - И кто он?
   - А, это не столь важно. Просто... не общайся с ним. Он тебя не стоит.
   Я оглянулась, чтобы присмотреться к синеглазому внимательнее. Но тот уже проталкивался к выходу в зал. Лишь у самой двери синие глаза встретились с моими. Самодовольная улыбка тронула его губы, и я, фыркнув, отвернулась. Много о себе думает!
   Опустив голову, я поболтала напиток в стакане. Удивительно, но мне есть, за что благодарить синеглазого: он отвлек меня от тяжелых мыслей. А сейчас они вернулись вновь, подавляя и сжигая изнутри, как яд.
   Я перевела взгляд на напольные часы, украшавшие крытый балкон. Красивая работа: Тиара говорила, часы достались ее семье от прапрадеда. Золотые узоры сливались в одну сплошную линию и будто ныряли вглубь часов, к стеклянной дверце, за которой стояли фарфоровые фигурки, застывшие в танце.
   - Двенадцать, - Кай проследил за моим взглядом. - Забыли перевести, видно. Уже час вообще-то.
   Маятник качнулся в сторону, длинная и тонкая стрелка часов встала на цифру двенадцать, ее легко догнала короткая. Фигурки под стеклянной крышкой закружились в танце, неуклюже поворачиваясь то одной стороной, то другой. Фарфоровый юноша с белыми волосами приблизился к самому стеклу, и мне показалось, что его глаза сощурились, а лицо превратилось в злую маску. Ударили часы, и наваждение прошло.
   - А где Тиара? - почему-то спросила я.
   - Не знаю. Наверное, у себя... хорошая музыка, не надумала потанцевать?
   Кай протянул руку, но я медленно покачала головой: все эти люди, такие веселые и живые, кружились перед моими глазами, как яркая карусель, захватывая с головой, растворяя в себе... а я была всего лишь зрителем, которому нет места в этой безумной круговерти.
   - Я немного устала. Пойду навещу Тиару, - вздохнула я, вручая Каю бокал. - Спрошу, как она. Я скоро вернусь.
   Не дожидаясь ответа, я покинула балкон, пересекла зал и, лишь оказавшись в тихой, уютной прихожей, прислонилась к стене. Может, мне просто нужно было побыть одной, без шума, приторных запахов духов и слепящего блеска драгоценностей.
   Оттолкнувшись от стены, я распахнула дверь в следующую комнату... потом в следующую... бездумно переходя из комнаты в комнату, я заметила, что осталась одна, лишь спустя какое-то время.
   Моими единственными зрителями оказались сотни, - а, может, и тысячи, - глаз. Я остановилась, наблюдая за собственными отражениями, - каждое из них следило за мной и с точностью копировало мои движения. Будто утверждая: они - настоящие. Отражение - это я.
   Зеркальная галерея. Жутковатое и неприятное место: ума не приложу, как меня сюда занесло.
  
  

Глава 11

Ханна

   Маленькая заноза! Я глубоко дышала, пытаясь прийти в себя, но злость клокотала внутри, требовала выхода, которого я не могла себе позволить. Не здесь. Не сейчас. Не на приеме. Я мило улыбнулась одному из приближенных Шарго, - кажется, Алариху, - и схватила с подноса бокал вина. Выпила залпом, поставила на стол и схватила следующий.
   Я не хотела даже думать, могла ли Ари быть замешана в приступе удушья. Завистливо проследив за Ари, увлеченно болтающей с Каем, я сжала бокал так, что стекло хрустнуло. Почему бы этой пигалице просто не исчезнуть?! От нее одни проблемы! Само ее существование - проблема!
   - Такая девушка и одна?
   Я вздрогнула, слишком поглощенная своими мыслями. Уж его-то могла бы и заметить! Медленно поставив на стол бокал, я улыбнулась. В голове шумело от выпитого, но Ардиану не стоит об этом знать.
   Облокотившись о стол, Ардиан смотрел на меня в упор. По его губам змеилась игривая усмешка. Рубашка выгодно подчеркивала фигуру, - не только я, все девушки в этом зале млели от вида наследника. Я невольно бросила взгляд на его губы, - хотелось попробовать их на вкус, - но заставила себя принять светский вид. Все девушки млели, ну а я стану единственной, кого он заметит.
   Единственной, кроме Арианны... улыбка сама погасла при воспоминании о сестре, но я вернула ее на место. Ари не испортит мне праздник.
   - Такой парень и один? - вернула я фразу, поднимая бровь.
   - Уже нет, - почти задумчиво протянул Ардиан. - Потанцуешь со мной?
   Он не отрывал от меня взгляда, - пристального, жаждущего, обещающего, - и я сделала вид, что смутилась. Помедлив, я вложила руку в его прохладную ладонь.
   - Разве что один танец? - кокетливо улыбнулась я.
   Он развернул меня, чтобы положить на талию руку и притянул гораздо ближе положенного. Я почти чувствовала биение его сердца... и мягкую ткань его рубашки, касающуюся моего декольте. Он пах не так, как остальные мужчины. Кай пахнет домом, уютом, но запах Ардиана напоминал о роскоши, - такой волнующий и жаркий, что от него перехватывает дыхание.
   Сердце подскочило от близости к Ардиану. Больших трудов стоило сохранить равнодушный вид, - Ардиан был великолепен, совершенен, богат, красив, - и сейчас принадлежал только мне. Девушки и женщины с завистью разглядывали меня, и я купалась в лучах его славы и наслаждалась этим. Мое место среди таких, как он. Мое место рядом с ним.
   - Прекрасная музыка, - улыбнулась я, и мне удалось заставить голос звучать ровно и беззаботно. Возможно, музыка и правда хорошая, - не знаю. Я почти ее не слышала, целиком растворившись в прикосновениях Ардиана.
   Особенно, когда его взгляд сместился на мою, пожалуй, слишком открытую грудь. Наверное, я перестаралась с вырезом. До сих пор я об этом не задумывалась, но Ардиан будто видел больше, чем платье открывало, а оно и так открывало немало.
   Почему Кай никогда так на меня не смотрит? Я ведь для него старалась! Но Кай оставался безучастным и к моему платью, и к декольте, только и делал, что вертелся вокруг Ари! Я прикусила губу, сражаясь с нахлынувшей горечью, и Ардиан это заметил. Его пальцы впились в мою талию, притягивая еще ближе.
   - Ты будто чем-то расстроена? - спокойно спросил он.
   - Все в порядке.
   Он проследил за моим взглядом, посмотрел на Ари, выходящую из зала, и глаза его задумчиво сузились. Какое-то чувство промелькнуло в них, не то интерес, не то понимание. Уверена, что понимание. Я мысленно усмехнулась. У сестры язык без костей: похоже, Ардиан успел с ней познакомиться. Тем лучше, будет знать, кто из сестер стоит внимания, а кто нет!
   - Что бы там ни было, я прошу за мою сестру прощения, - вежливо сказала я. - Арианна не умеет себя вести. Мне очень жаль.
   - Вот как? А мне она показалась очень милой, - медленно произнес Ардиан и перевел взгляд на меня. В глубине его глаз вспыхнули предупреждающие искры, уголки губ чуть дрогнули, слегка опускаясь, но не затрагивая улыбку. - Особенно, когда злится. Она красавица, как и говорили.
   Я стиснула ткань его рубашки и глубоко вдохнула. Спокойнее. Всего лишь комплимент.
   - Мы обе, - игриво подтвердила я.
   - Хм, - неопределенно протянул Ардиан. - Вы обе. Что-то мне подсказывает, причина в ней. Не так ли, Ханна?
   - О чем ты?
   - Наверное, обидно быть всегда в тени своей сестры? Заслуживать любовь, когда ей все дается так легко и просто. Будто по велению ее мысли.
   Внезапно голос Ардиана изменился. Он был по-прежнему красивым, глубоким и вежливым... даже игривым... но в нем появились хищные нотки. Нотки насмешки. Я слегка отстранилась, нахмурившись.
   - Милая, милая Ханна. Я видел, ты чем-то подавилась, не так ли? Что Арианна сказала тебе перед этим? - вкрадчиво спросил Ардиан, не обратив внимания на мое недоумение. - Что, Ханна? Расскажи мне, ведь это мучает тебя. Я прав?
   Я выпила слишком много вина. Моя голова плыла и кружилась. Пришлось вцепиться в плечо Ардиана, наплевав, что он подумает о моем поведении.
   - Она пожелала мне подавиться, - хриплым голосом выдавила я. Слова вылетали против моей воли, каждое выдиралось из горла с трудом, цепляясь за меня и пытаясь остаться непроизнесенным. Я выдохнула, потрясла головой. - Но не бери в голову.
   - Значит, все-таки она, - прошептал Ардиан, задумчиво глядя куда-то вдаль. - Без сомнения...
   - Это не из-за нее. Я сама виновата, - покачала я головой и усмехнулась: - Не думаешь же ты, что Ари маг? Она не способна даже спирита увидеть! Обычная с рождения. Заурядность.
   - Заурядность! - тихо рассмеялся Ардиан. Его глаза внезапно вспыхнули злобой, пальцы до боли сжали мою руку. Я испуганно вздрогнула, но напрасно. Злость ушла с лица наследника еще быстрее, чем проявилась. Может, мне показалось? Улыбнувшись, он наклонился к моему уху. - Ну конечно. Ведь ты лучшая. Мне так хочется пригласить тебя наверх...
   - Не думаю, - медленно ответила я, слегка повернув голову. - Быть может... в другой раз?
   - Так долго ждать, - он наклонился ниже, притягивая меня непозволительно близко. Я слегка повернула голову, скрывая улыбку. С парнями так просто. Помани их, пообещай, брось им вызов, и они заглотят наживку. Губы Ардиана коснулись моего уха, когда он прошептал: - Жаль. Мне так не терпится...
   - Ардиан, на нас все смотрят...
   - Мне не терпится рассказать тебе, как ты ошибаешься. Не пытайся превзойти сестру. Тебе не по зубам. Поверь мне.
   Я задохнулась от возмущения, даже остановилась, одновременно отталкивая Ардиана. Я не ослышалась? Он только что защищал мою сестру?!
   Ардиан улыбался учтиво, смотрел на меня с восхищением и желанием... но каждое его слово хлестало наотмашь. Я пропустила момент, когда его вид пришел в согласие с его словами. Перехватив мою руку, он подался ко мне.
   - И еще, - холодно процедил он, понизив голос так, что даже я едва слышала. - Не пытайся играть со мной, Ханна. Никогда! Поняла меня?
   Он медленно поднял мою руку и легко коснулся ее губами. С его лица не сходила с ума сводящаяся улыбка, весь его вид говорил об обожании и восхищении... но в зеленых глазах плескалось презрение и осуждение. Я выдернула руку прежде, чем сообразила, и Ардиан выпрямился с видом победителя.
   - Мы еще увидимся, Ханна Мария Ниал. С нетерпением жду наших встреч, - он наклонил голову и под восхищенными взглядами покинул зал, будто куда-то торопился. Он сделал все, чтобы окружающие приняли мое тяжелое дыхание и растерянный вид за влюбленную рассеянность. Я то и дело ловила на себе полные зависти и даже ненависти взгляды...
   ...Но сама чувствовала себя так, будто на меня вылили ведро ледяной воды. Ногти впились в ладонь, я стиснула руку в кулак и мило улыбнулась Рему, молодому куратору университетской библиотеки. Ардиан, Ардиан. Думаешь, можешь так легко управлять людьми? Я схватила с подноса бокал и выпила сразу половину. Духи небесные! Сколько гонора!
   - Ханна! Я так рад тебя видеть, - Рем подошел ко мне и улыбнулся. Рем... Я допила вино и встряхнула головой. Как же кружится...
   Рем и Ардиан - друзья не разлей вода. Где один, там и другой. Это может быть полезным... Рема можно использовать, как наживку для более крупной рыбы. Небольшая жертва, чтобы добраться до короля.
   Я кокетливо заправила волосы за ухо и ответила парню милой улыбкой. Зря Ардиан так со мной. Кем бы он ни был, он пожалеет. Игра меняется. Я заставлю его меня полюбить... и растопчу его, как грязь под своими ногами!
   Дайте мне время.
   - Пригласишь меня на танец? Я так скучала по тебе все лето...
   - Читаешь мои мысли. - Рем протянул мне руку. - Как раз собирался предложить.
  
  

***

   Танец с Ремом - совсем не то же самое, что танец с Ардианом. Я старалась, но невольно отмечала его неуклюжесть, неловкость. Улыбалась и кокетничала в полную силу, тайком поглядывая на дверь в ожидании Ардиана. Но тот, кажется, снова решил прогулять прием в собственную честь.
   Рем по-своему красив. Волосы завиваются под ушами, задумчивые серые глаза, в меру стройный, одевается со вкусом. Но, в целом, обычный. Ему чего-то не хватало - уверенности, харизмы, той особенной ауры, которая притягивает к себе людей. Он казался слишком юным, всегда отсутствующим, летающим в облаках. Немного странный, пожалуй.
   Я не принимала его в расчет, он всегда казался мне тенью. Такой незаметный, как архивная мышка, - непримечательный. Я ничего о нем не знала, кроме того, что он второй год работал в университетской библиотеке. Вроде у него практика такая? Но его родители, его статус - все это никогда, по правде, меня не интересовало. Вряд ли он выше меня по статусу. Скорее всего, ниже. Не стоит внимания.
   Точнее, не стоил. Я как бы случайно наклонила голову, позволяя бриллиантовой сережке красиво упасть на шею. Разумеется, очаровательно улыбнулась.
   - От тебя так хорошо пахнет, - сказала я. Да, запах приятный. Не до восторгов, но приятный. Мама всегда говорила: хочешь расположить к себе человека, делай ему комплименты, но искренние. Замечай достоинства, закрывая глаза на недостатки. - Рем, я давно тебя не видела. Где ты пропадал?
   - В Архивах, - тепло улыбнулся парень, и щеки его слегка порозовели. Он глубоко вдохнул. - Слышала, Независимые Острова прислали к нам посольство? На границах неспокойно, и у отца много работы, а я... помогаю с ней разобраться.
   - Как интересно! Всегда мечтала поработать в Архивах!
   - О, поверь мне, там довольно скучно... так, попадаются интересные записи, - отмахнулся Рем, польщенный моим интересом. - Но думаю, один ваш свиток стоит всех этих бумажек!
   - Пожалуй, - растерянно протянула я. Свиток? Откуда Рем знает о свитке? Я встряхнула головой и легкомысленным тоном уточнила: - Это Ардиан тебе о свитке рассказал? Или Ната? Вот болтуны! Впрочем, могу их понять. Тебе можно рассказать что угодно.
   - Прямо так и что угодно? - усмехнулся Рем, но так дружелюбно, что я пожала плечами. - Они тут ни при чем. Это все Мортон, ты же его знаешь.
   - Мортон... Силл? - Я недоверчиво отстранилась. Моя пальцы чуть смяли ткань на плече Рема, и, опомнившись, я рассмеялась. - Вот уж не знала, что он свитками интересуется!
   - Боюсь, Мортон, скорее, интересуется делами Ардиана, - рассмеялся в ответ Рем.
   Мортон... я слегка повернула голову, чтобы Рем не заметил выражения моего лица, и позволила улыбке исчезнуть. Шаксов Мортон! Конечно! Как я раньше не подумала? Свиток украли после того, как я показала его Ардиану. Наследника я не подозревала: у него столько денег, что он может выкупить не только свиток, но и мой дом в придачу.
   Но его свита... все эти мортоны и бестолковые сынишки мелких архивников... до сих пор я не принимала их в расчет. Это кажется... невероятным, чтобы кто-то из них осмелился воровать у родственников сенатора! Мелкие рыбешки в Столице, они цеплялись за сильных, как за пропуск в мир блеска и роскоши. Для них утратить доверие того же Ардиана - конец их мечтам.
   Но что если... только если...
   Я выдохнула и перевела взгляд на Рема, снова улыбаясь. С Мортоном я поговорю. Узнаем, кому он еще успел растрепать о свитке.
   - Да уж, Ардиан... загадочная персона, - с легкой досадой выдавила я. - Расскажи лучше о себе, как провел лето?
   Слушая Рема, я улыбалась, где надо, поддакивала, возмущалась. Музыка попалась медленная и усыпляющая, - у меня было время припомнить лицо Мортона и все, что я о нем знала. Немного. Хоть у сестры спрашивай, в самом деле!
   Я вздохнула и приникла к Рему, слегка устав от его болтовни, но то, что я увидела за его плечом, заставило меня задохнуться от ярости.
   Да вы что, серьезно? Кай времени даром не терял! Блондинка, с которой он так мило ворковал, усиленно стреляла глазками. Прикрывала ладошкой рот, рассыпаясь фальшивым смехом; то и дело притрагивалась к Каю, смахивая пылинки, и беспрестанно поправляла свои кудри, повыдергивать бы их к шаксу!
   Я невольно сжала плечо Рема, но, опомнившись, разжала хватку и улыбнулась. Музыка, - как удачно! - стихла; теперь я могла легко отделаться от надоевшего кавалера.
   - Рем, ты чудесный! Так рада была тебя увидеть... я буду забегать к тебе в библиотеку, ты не против?
   Разумеется, не против. Рем давно на меня посматривал, еще с первого курса. Вскружить ему голову - настолько легкая задача, что навевает скуку. Это не Ардиан. И даже не Кай. Да, тот самый Кай, который флиртует с какой-то блондинистой крысой!
   Я выслушала поток горячих заверений от Рема о том, как же он ждет нашей следующей встречи, и длинный перечень комплиментов в свой адрес. Улыбнулась, когда Рем коснулся губами моей руки, слегка склонила голову в знак расположения... но мысли мои были с Каем. Я украдкой следила, как он улыбается какой-то швабре, шутит... дикая ревность обжигала мое сердце. Что он себе позволяет?
   Избавившись от Рема, я захватила бокал с подноса, отпила глоток вина, и подошла к Каю. О, ну разумеется, он и не подумал меня заметить! Надо же, как увлечен беседой! Пока что мне не в чем было его упрекнуть, но зная Кая, любую юбку заподозришь в соперницах!
   - Позволь, я украду своего парня? - вежливо спросила я, удостаивая девицу секундой брезгливого внимания. Ее имя всплыло в моей голове само собой. Лидия-как-там-ее. Премерзкая особа! Та еще дрянь, пусть мы лично и не знакомы.
   Я не стала дожидаться ответной вежливости. Подхватив Кая под локоть, я отвела его в сторону и, приблизившись к его уху, прошептала:
   - Я по тебе соскучилась. Составишь мне компанию там, где не так шумно?
   Кай отстранился и нахмурился. Совсем не та реакция, на которую я рассчитывала. Впрочем, заметив, как блондинка помрачнела, правильно истолковав мой намек, я торжествующе улыбнулась.
   - Не будь таким мрачным! Я предлагаю выпить... ну, может, не только? - перевела я взгляд на Кая. Он помедлил, изучая меня с задумчивостью, без всякого интереса. Пауза становилась неприличной, особенно учитывая мое предложение; наконец, он покачал головой.
   - Милая. - Кай склонился к моему уху, весь такой улыбчивый и заботливый. Даже прядь моих волос заправил за ухо. - Я обещал Лидии танец. А потом я тебя найду, хорошо? Не пей больше.
   Не дожидаясь ответа, Кай отстранился и буквально... сбежал! Я выдохнула сквозь зубы, хмурясь и кусая губы. В этом весь Кай! Ему вечно некогда, у него всегда дела и он выдумает что угодно, лишь бы держать других на расстоянии. Как только к нему приближаешься, он улетает на крыльях ветра. Даже упрекнуть не в чем!
   - Кто-то не в духе?
   Я не обратила внимания на вопрос Наты, - прямо как стервятник примчалась сплясать на моих костях, - и, обернувшись, поискала глазами выпивку. Да, сойдет. Потянувшись через стол, я взяла пару бокалов.
   - Держи, - всунула я ей бокал. - Мы идем напиваться. И подальше отсюда.
   - О-о! От такого не отказываются. - Иногда она действительно напоминает кошку. Особенно, когда так щурится...
   Я встряхнула головой. Что удивляться, Ната такой же маг животных, как и я. Почему бы ее спириту не принимать форму кошки. Захватив графин вина, я кивнула в сторону двери.
   - Отказываются, когда есть выбор. А у тебя его нет, дорогая.

***

   Мелкий жучок, перебирая металлическими лапками, пробежал по стене. Индикатор жучка горел ровным зеленым цветом и слегка жужжал, разгоняя тишину. Зеленые огоньки отражений последовали за ним, перетекая из зеркала в зеркало, и я встрепенулась. Мне показалось, или в одном зеркале промелькнула какая-то тень?
   Но нет, зеркало отражало лишь богато обставленную комнату.
   - И что у вас с Каем произошло? - с плохо сдерживаемым любопытством поинтересовалась Ната. Вопрос, похоже, не давал ей покоя: подруга собирала сплетни, как ворона блестящие побрякушки. Я пожала плечами.
   - Да ничего.
   Односложный ответ Нате не понравился. Накрутив волосы на палец, она разочарованно откинулась в кресле. Вот ведь стерва! Я фыркнула, а потом еще раз, когда предмет нашего разговора ворвался в зал.
   Приблизившись ко мне, Кай легко меня поцеловал, - совсем дежурно, как в губы клюнул, - и упал в кресло. Провел рукой по волосам, приводя их в легкий беспорядок. Помедлил.
   - А кто-нибудь Арианну видел? - спросил он первым делом. Опять Ари?! Да сколько можно?!
   Я с размаху бросила бокал о пол, и оглушительный звон послужил Каю ответом. Вино растеклось у моих ног кровавой лужицей, осколки рассыпались по ковру, усеяв их мелкой крошкой.
   - Ой, как же я так! - выдохнула я, даже не пытаясь скрыть сарказм. Кай, вздрогнув, удивленно на меня посмотрел, и я чуть не зарычала от бессильной ярости. Но в ответ лишь улыбнулась и невинно хлопнула глазками. - Прости, я случайно.
   Никто и никогда меня не отвергал. Я никому не давала спуска, но с Каем... с ним я становилась другой. Он дарил мне то, в чем я так нуждалась. Тепло, свет. Нежность и радость. Что-то искреннее: с ним я чувствовала себя живой.
   Я приглядывалась к нему еще с первого курса. Быть с таким парнем, как Кай, - значит, быть на вершине. Я была бы дурой, если бы упустила такой шанс. Я составила простой план, который помог бы мне добиться популярности: стать девушкой Кая, полгода повстречаться и бросить его первой.
   Но время шло, а я оттягивала расставание всеми силами. Кай смотрел на меня, как на очередную поклонницу: поиграть можно, но не всерьез. А это не устраивало уже меня. Я хотела его всего - всего без остатка. Он должен был принадлежать мне, и я знала, что рано или поздно так и будет.
   Судьба жестоко посмеялась надо мной. Я потом не раз корила себя, что так мало интересовалась жизнью и друзьями сестры - иначе бы заметила Кая раньше. Но у меня до сих пор в голове не укладывалось! Что Кай нашел в этой маленькой выскочке? Я могла поклясться, что на меня он обратил внимание только после того, как узнал о моем родстве с Ари.
   Ненавижу ее за это!
   Хуже всего, что Кай оказался лучше, чем я ожидала. Я скучала без него, я нуждалась в нем. Планы изменились. Я хотела, чтобы Кай был моим всегда.
   И он будет.
   - Эй... Ты достаточно выпила. - Ната отобрала у меня второй бокал и поставила на тумбочку. - Тебе хватит. Мне не хочется отчитываться перед твоей матерью.
   - Можно подумать, ты вместо нее! - Я сжала зубы и наклонила голову. Кай равнодушно посмотрел на меня и отвернулся.
   - Ната права. Тебе хватит, Ханна.
   - А вот и папочка, - я невесело рассмеялась. В голове было пусто. Мне хотелось развлекаться, смеяться, веселиться и... плакать навзрыд. Я понимала, что напилась, но меня это мало волновало. Пусть другие волнуются. Да хоть тот же Кай. - Поможешь мне добраться до кровати? Я была бы благодарна! Очень...
   Я с намеком дотронулась до щеки Кая. Любой парень бросил бы что угодно, услышав такое от меня, но Кай мягко убрал мою руку. В его голосе проявились металлические нотки.
   - Ханна! Хватит. Ты ведешь себя, как ребенок.
   Губы дрогнули. Мне стало обидно до слез, и я ничего не могла с собой поделать. Я выпила не меньше десяти бокалов, надеясь прогнать боль из сердца.
   Не помогло. Как не помогло привлечь внимание Кая. Он оставался пугающе равнодушным ко всем заигрываниям, будто задался целью оттолкнуть меня. Все, чего я добилась, это звенящей пустоты в голове. Я скребнула ногтями по краю стола и поморщилась.
   - Можно подумать, ты, как взрослый! - с досадой огрызнулась я. - Мог бы уделить мне пару минут за вечер!
   - Солнышко, я тебе уделил больше, чем пару минут...
   - И все время выспрашивал, а где же Ари? А как же Ари? А давай позовем Ари? А что этому типу надо от Ари?
   - По крайней мере, твоя сестра не напивается до шаксов, - спокойно ответил Кай.
   Я уже почти огрызнулась, открыв рот, чтобы послать Кая куда подальше, но мне вовремя помешала открывшаяся дверь. Я выдохнула, пытаясь усмирить злость и вернуть себе контроль. Чуть все не испортила!
   В комнату вошел синеглазый парень. Красив, ничего не скажешь. Я задумчиво сощурилась, рассматривая незнакомца. Форма Стража с золотой лилией, уверенность в каждом движении. Для Стража он слишком молод, возраста Кая. Наверное, ученик Храма Кио-ре. Если только не потомственный Страж, - те с детства пропадают на севере. Как бы то ни было, вполне сойдет для моих целей.
   - Что ж. Может, он поможет добраться мне до кровати? Я готова изменить тебе, если он меня дотащит.
   Я хотела задеть Кая. Не до того я допилась, чтобы так сразу вешаться на шею первому встречному. Но мне хотелось видеть отклик со стороны своего парня.
   И я его получила. Только не такой, какой ожидала. Посмотрев на Стража, Кай выпрямился, и я заметила в его глазах настороженность и легкую неуверенность. Кай узнал незнакомца, и, видимо, тот узнал его.
   Остановившись, Страж нахмурился. Цепким взглядом осмотрел меня, графин с вином, Нату. Кулон на шее Наты: ту самую перечеркнутую спираль. Презрительная усмешка тронула его губы; он сложил на груди руки.
   - Надо же. Как неудобно. Не обращайте на меня внимания. - Сказав это, он решительно двинулся к противоположному выходу. Помрачнев, Кай преградил ему путь.
   - Нам надо поговорить.
   - Не нам, а тебе. Мне с тобой говорить не о чем. - Во взгляде Стража сквозили неприкрытые ненависть, презрение и отвращение.
   - Это насчет...
   - Отвали, Кай, - грубо отрезал незнакомец, растеряв в моих глазах половину привлекательности. Я обвила рукой шею Кая и прошептала:
   - Преподай ему урок, мой хороший. Или это сделаю я.
   Он не отреагировал, поэтому я спрыгнула со стола, чтобы исполнить задуманное. Я бы проучила этого нахала, - что он о себе возомнил, в конце концов, - и заодно повеселилась бы, но Кай дернул меня обратно.
   - Не...
   Что он хотел сказать, я так и не узнала. Здание внезапно тряхнуло, раздался умирающий гул, светильники погасли один за другим. Металлический жучок на стене запищал, наливаясь ярко-красным светом.
   Я взвизгнула и прижалась к Каю. Что-то внутри дома завибрировало, вспыхнула пара искр. Страж встрепенулся, мигом сосредоточившись и настороженно обводя комнату взглядом.
   - Что это? - Ната вскочила. В полумраке она выглядела еще хуже, чем при свете.
   - Генератор полетел, - Кай посмотрел в сторону синеглазого. - Похоже на него.
   - Нет. Не только. Не понимаю... что-то здесь не так, - процедил сквозь зубы Страж. Он прислушался, видимо, общаясь с личным спиритом, глубоко вдохнул и резко повернулся. - Оставайтесь здесь. Ни ногой на второй этаж, понятно?!
   - Но там же Ари! - Кай напрягся, по его лбу побежала морщинка. Его рука до боли впилась в мою ладонь. Переглянувшись со Стражем, он нахмурился. - Надо ее найти.
   Страж кивнул и, ни слова не сказав, стремительно вышел из комнаты.
   - Будь здесь, - Кай было кинулся за синеглазым, но я успела его поймать.
   - Кай, ну не оставляй меня опять! Ну все в порядке в этой пигалицей, вот увидишь! Мне же страшно...
   Я никогда не видела у него такого взгляда. Нахмурившись, он с такой силой оттолкнул меня, что я врезалась в стол. Посуда задрожала от удара, спину ожгла боль. Что-то упало и разбилось. Я удивленно распахнула глаза, не узнавая Кая. Да что с ним?!
   - Довольно, Ханна! - рявкнул он. - Хоть раз о ком-то подумай, а не о себе!
   Я посмотрела ему вслед и, не выдержав, закрыла лицо руками. Слезы бежали по щекам, размазывая тушь и румяна, но мне впервые было все равно. Ари важнее для него - важнее меня, важнее нас. Обида, злость, раздражение... я пнула ногой стол и зарыдала еще сильнее.
   - На, выпей. - Ната равнодушно протянула мне бокал и скривилась. - Хватит разводить сырость! Терпеть этого не могу.
  

Глава 12

Арианна

   Это место сводило с ума. Ставни большого окна хлопали, голубоватые занавески вздувались под натиском холодного ветра. Мелкие листики залетали внутрь, кружась и оседая перед зеркалами. На протяжении всего коридора стояли свечи; язычки огня плясали и выгибались, умножаясь в зеркалах до бесконечности. Из-за их неровного света казалось, что я не одна, но коридор был пуст.
   Я подошла к окну, захлопнула ставни и потянула за большой шелковый шнур, чтобы опустить занавески. Ветер ударил с улицы, пытаясь прорваться внутрь, плечи обдало холодом. Один из хрустальных шариков, украшавших подсвечники, сорвался и покатился по паркету, подпрыгивая и дребезжа.
   Подобрав шарик у огромного зеркала, я покрутила его в руках: по хрустальным граням скользили блики, раскрашивая их в невозможные цвета.
   Неприятное чувство наблюдения не спешило угасать; наоборот - разгоралось. Я знала, что вокруг полно людей. С первого этажа долетали приглушенные звуки праздника, смех и музыка. Но в голове настойчиво жужжало что-то постороннее, как если бы тысячи голосов шептались разом. Я потерла виски.
   - Проклятье. - Такое уже было. Тогда, во время Комиссии. Но в тот раз все... иначе.
   Краем глаза я заметила какое-то движение в зеркале. Резко подняв голову, я уставилась на саму себя.
   Точнее, на отражение, похожее на меня, как две капли воды. У девушки напротив были такие же темные волосы и такие же темно-зеленые глаза... она была такого же роста, у нее были мои губы... и моя улыбка...
   ...только я не улыбалась.
   Кокетливо заправив за ухо завитые локоны, она приподняла тонкую бровь. Я повторила ее жест, заправив за ухо прямые волосы, и, сбитая с толку, отступила на шаг. Шарик, выпав из руки, подкатился к отражению и замер.
   Ведь так не бывает. Это мое отражение - но почему она ведет себя иначе, выглядит иначе, почему ее волосы завиты, а платье насыщенно-красного цвета с роскошной юбкой в пол?
   Вздрогнув, я отшатнулась: может, она и была похожа на меня, но ее глаза... в них не было ничего. Совершенно. Она была как кукла из магазина: нарядная, сверкающая и абсолютно, совершенно, мертвая.
   Подмигнув, отражение расплылось, и на его месте оказалось другое - на этот раз настоящее, в фиолетовом платье, с прямыми волосами, заправленными за ухо. Я подняла руку, прикоснулась к зеркалу и выдохнула: отражение повторило мои действия. И даже ни разу не ошиблось.
   - Так-то лучше, - кивнула я, подбадривая себя. - Привиделось.
   Убрав блестку с лица, я поспешила к выходу: говорю же, эта комната сводит меня с ума. Если уже не свела: померещится же такое!
   Я дернула за ручку... еще раз... и еще раз. Дверь хлопала, но не открывалась, заперев меня в этом безумном мире блеска и отражений.
   Но я же помню, помню, что дверь была открыта! Я присмотрелась к ручке - да тут и замка-то нет!
   - Как, уже уходишь?
   Я вздрогнула и, прижавшись к двери спиной, осмотрела коридор. Голос принадлежал мужчине, - которого, однако, здесь не было. Но по-настоящему я испугалась только, когда случайно взглянула в зеркало, находившееся в двух шагах. Девушка, которая я, но не я, наклонив голову, рассматривала меня с нескрываемым удовольствием.
   - Уйди! - не выдержала я. - Исчезни, растворись, изыди! Оставь меня в покое!
   Ее улыбка, прежде искренняя, превратилась в улыбку хищницы. Она расправила красную юбку, выразительно посмотрев на меня, и довольно расправила плечи.
   На моих глазах черты девушки расплывались. Вот темные волосы побелели, став такими же белыми, как только что выпавший снег. Черным подернулись глаза. Платье превратилось в белую мантию, перехваченную поясом. Лицо вытянулось, тонкие брови расширились, губы искривились, став тонкими и чувственно-мужскими.
   Вместо моего отражения проявилось отражение мужчины - молодого, смутно знакомого, с жестоким взглядом и уверенными движениями. Но я никогда его не видела! Кто это?
   - Ах, кто я, кто я... - задумчиво протянул он, словно прочитав мои мысли. - За двести лет кем я только не был. Вопрос в том, кто ты?
   - О чем ты?
   - А ты? - эхом откликнулся мужчина. И рассмеялся. Его голос был, как сладкий мед с щепоткой едкой отравы: ленивый, чуть равнодушный, ласковый... но и угрожающий, яростный, злой. Он медленно провел пальцем по зеркалу, оставляя след с той стороны, и, растягивая слоги, произнес: - А-ри-а-нна. Красивое имя, мне нравится. Ах, Арианна, ты забыла, кто ты. Это простительно, но как ты могла забыть меня?
   "Азар". Я встряхнула головой, отгоняя нелепую мысль: Азар мертв, два века, как мертв. Его не существует - он живет только в моих снах.
   А может быть, это и есть сон? Я сделала несколько шагов, не отводя от зеркала взгляда, и, не выдержав, бросилась к противоположной двери. Но дверь захлопнулась передо мной, отрезая пути к бегству. Вздрогнув от громкого щелчка, я обернулась. Сердце тяжело стучало в груди, а глаза искали выход... которого не было.
   - Наивно было думать, что я не найду тебя.
   Он возник в ближайшем зеркале, переходя из отражения в отражение так, будто прогуливался по парку. Руки, сцепленные за спиной, и задумчивый шаг: он наслаждался ролью. Он играл со мной, как кошка с мышкой. Мужчина был красив, - снежной, холодной красотой, - но все в нем кричало об опасности и жестоком безумии.
   - Думаешь, это сон? Расстрою тебя. - Он повернулся ко мне, и его губы тронула злая улыбка. - Где бы ты ни скрывалась, что бы ты ни делала... я найду тебя везде. Ты слишком слаба, чтобы мне сопротивляться.
   Я наткнулась спиной на дверь и, обхватив круглую ручку, повернула ее. Но, несмотря на отсутствие замков, дверь поддалась, но не открылась: ее будто держало что-то снаружи.
   - Это мы еще посмотрим. - Бросив бесполезное занятие, я развернулась к зеркалу. - Ты лишь мой сон!
   - Какое интересное замечание, - рассмеялся мужчина, запрокинув голову. - А, может быть, ты мой?
   - Чего ты хочешь? - на удивление четко выдохнула я. Нет смысла бояться собственного кошмара, но я боялась, да, боялась. И все же мысль, что это лишь сон, придавала сил. - Что тебе от меня надо?!
   - О, действительно хороший вопрос! Всего лишь маленькая сделка. - Он щелкнул пальцами, останавливаясь и глядя на меня. - Я подарю тебе мир... обожание... подчинение... а ты всего лишь будешь делать то, что я скажу. Позволишь мне стать тобой, жить твоей жизнью, управлять твоим даром. Всё! - Он взмахнул руками, будто охватывал планету, и тут же понизил голос до шепота. - За ничтожно малую плату.
   Его голос завораживал, - вкрадчивый, тихий, ласковый, обожающий... черные глаза сверкали, обещая всё, что я только могу пожелать. В голове помутилось, мысли спутались. Я открыла рот, чтобы сказать единственно возможное "да". Он предлагает то, о чем я всегда мечтала.
   Или нет? Можно ли доверять Азару, пусть даже и во сне? Вздрогнув, я покачала головой, изгоняя настойчивый шепот из мыслей.
   - Нет. Не будет никаких сделок.
   Изображение пошло рябью, лицо отражения перекосилось от ярости. На мгновение мужчина пропал, став черным бесформенным силуэтом, но тут же появился вновь. Шумно втянув воздух, мужчина выпрямился и устало провел рукой по шее.
   - Как я ненавижу Хранителей, - с досадой прошипел он. - Что ж. Я пытался по-хорошему. Хочешь, я предскажу твою судьбу? Через год...
   - Не надо мне ничего предсказывать! Просто убирайся!
   - Через год твоя сила раскроется, и тогда... - Его лицо приблизилось к самой границе зеркала, став в разы крупнее тела, но это было не смешно, - скорее, жутко. Он улыбался, улыбкой уверенной и неприятной, от нее мурашки шли по спине. - Тогда ты выполнишь все, что я пожелаю.
   - Ты сошел с ума. Никогда и никому я не стану подчиняться... тем более тебе. Да ты даже... не существуешь!
   Он вздохнул, развел руками и отдалился, вернувшись в привычные размеры. Что-то в его жестах напоминало о чувстве сожаления, - но это чувство было фальшивкой, игрой.
   - Жаль. Тогда я тебя заставлю. Поэтому в твоей судьбе есть один неприятный момент: ты потеряешь всех, кого любишь. И начнем мы, пожалуй, - он достал из кармана часы, нахмурился и тут же просиял, - прямо сейчас. И вот еще... ты действительно так уверена, что это сон? Я тебя разочарую: если кто кому и снится, так это ты мне.
   Он быстро подался вперед, заставив меня отшатнуться. Ручка двери, - бронзовая, с резко очерченными углами - впилась в спину, заставив меня зашипеть от внезапной боли. Схватившись за поясницу, я в ужасе посмотрела на мужчину. Что, значит, не сон?! Как это может быть реальностью?! Это невозможно!
   - Для таких, как мы, нет ничего невозможного, Арианна, как ты могла забыть? - медленно улыбнулся Азар. - А теперь я покажу тебе, что случится с теми, кто окружает тебя... интересно, успеешь ли ты спасти Тиару? Кто быстрее добежит до ее комнаты, тот и выиграл.
   Мужчина рассмеялся сухим, безумным смехом. Зеркало, покрывшись рябью, замерцало, стирая чужое отражение, и вдруг выровнялось. Мое бледное отражение взглянуло на меня испуганно и затравленно, а дверь с тихим щелчком открылась нараспашку.
   - Тик-так, мое солнце, - донесся насмешливый голос сразу отовсюду, отражаясь эхом от зеркал и звеня в моих ушах набатом, - тик-так!
  

***

   Тиару? Я сделала назад шаг, другой и, развернувшись, выбежала из коридора и бросилась вверх по лестнице, перепрыгивая через несколько ступеней. В груди колотилось сердце, отмеряя секунды. Я задыхалась, но не от бега, а от страха за подругу.
   Он не шутил. Я чувствовала это, знала. Страх придавал мне сил, и я бежала так быстро, как только могла.
   - Куда тебя несет?
   Парень схватил меня за руку, заставляя развернуться. Лио. Я отметила это краем сознания, но не зацепилась. Ударив синеглазого в грудь, я выдернула руку и стрелой помчалась выше.
   - Арианна!
   Я пронеслась мимо зеркального коридора, распахивая одну дверь за другой. Где-то попадались люди, спешащие к выходу; они недоуменно провожали меня взглядами, но не пытались остановить. Почему никто из них не остался с Тиарой?! Сейчас я ненавидела их всех, всех до единого!
   Что, если с ней что-то случится? Что, если я опоздаю? Я остановилась, всего на мгновение, чтобы заметить, как в зеркале рядом с комнатой Тиары промелькнула тень. Вздрогнув от зловещего предчувствия, я распахнула дверь и влетела в просторную комнату. Ветер играл занавесками ширмы, разделяющей комнату на две половины; здесь было холодно и тихо.
   - Тиара? - Голос дрожал. В комнату врывался ветер сквозь распахнутое окно, створки протяжено поскрипывали под порывами. Но в остальном ни звука, ни шороха. Тяжелая, бьющая по ушам тишина.
   Я сделала шаг, споткнулась о мягкую игрушку, валявшуюся почти у порога, и растерянно ее подняла. Плюшевый медведь... мой подарок Тиаре на пятнадцатилетие. Стеклянные глаза отражали свет луны; бросив игрушку на комод, я быстро дернула за шнур люстры. Но, вспомнив о неполадках с генератором, подошла к комоду и прокрутила резную лампу по часовой стрелке.
   Шестеренки завращались с легким шорохом, разбивая тишину металлическим скрежетом, и тусклый огонек разгорелся за разноцветным стеклом. По комнате заплясали радужные зайчики, складываясь в причудливые узоры.
   Лампа вертелась и вертелась на своей подставке, и зайчики вертелись вместе с ней, скользя по стенам и мебели, выхватывая то уголок роскошной кровати под балдахином, то маленькую шкатулку из перламутра, то небольшую клетку с механической птицей. Но комната казалась пустой и одинокой, и от радужных отблесков дурное предчувствие лишь усиливалось.
   - Тиа, пожалуйста, отзовись! - дрожащим голосом позвала я, оглядываясь и пытаясь понять, что меня так беспокоит. - Где ты?
   - Где мы, Тиара? - отозвался насмешливый голос. Кто-то замычал, и голос рассмеялся. - Ооо, боюсь, наша маленькая Тиара ответить не в состоянии. Позволь, я буду говорить от ее имени?
   Я повернулась и резко подалась назад, наткнувшись спиной на столик. Стеклянная шкатулка соскользнула на пол и разлетелась вдребезги с оглушительным звоном. Большое зеркало, разрезаемое на осколки разноцветными отблесками, занимало дверцу шкафа, от пола до потолка. То, что в нем отражалось, заставило меня похолодеть от ужаса.
   Азар смотрел на меня насмешливо и спокойно. Так спокойно, будто это не он
   держал Тиару, перепуганную и в слезах, зажимая ей рот ладонью.
   Тиа в ужасе цеплялась за руку Азара, но еще с большим ужасом она смотрела на меня. Я оглянулась, взглядом пытаясь найти Тиару в реальности, но комната оставалась пуста.
   - Я давно искал себе развлечение. Одному так скучно, - с тоской поделился Азар. - Может быть, я даже поиграю с ней, прежде чем сломать.
  

***

   Его голос меня отрезвил. Сбросив оцепенение, я подлетела к зеркалу и ударила по нему ладонью.
   - Отпусти ее! - Но я добилась только трещины на раме. Зарычав, я ударила сильнее, в надежде каким-то образом сломать хрупкую преграду. Отражение всколыхнулось и расползлось в очертаниях, но снова стало единым целым... Азаром. - Отпусти ее, слышишь!
   - Но ты ведь опоздала, Арианна! Не смогла спасти свою маленькую подружку, - Азар с любовью провел по щеке отражения Тиары, и та дернулась, как от пощечины. - Как же ты теперь будешь с этим жить? Какая досада...
   - Беги, Арианна! Беги! - Тиара все же оттолкнула руку Азара и в отчаянии крикнула. - Пожалуйста, беги!
   Азар с досадой повел головой, словно голос Тиары его раздражал. Зашипев, он с легкостью оттолкнул Тиару в сторону, как тряпичную куклу, и та, не устояв, рухнула позади него. Тяжелое платье из зеленого бархата раскинулось вокруг нее полукругом, растрепанные золотые волосы упали на лицо. Она тяжело дышала, напуганная, бледная, ничего не понимающая...
   - Замолчи, - поморщился Азар.
   Я оглянулась, надеясь, что найду что-то такое... такое, что мне поможет. Почему-то мне казалось, что все это не настоящее, что все это - игра. А значит, Тиару можно вытащить оттуда, из этого отражения... должен быть выход! Я сплю. Просто сплю! Единственное объяснение - я не могла придумать другого.
   - Как же мне объяснить доступнее, что это не сон? - Азар нахмурился. Мгновение - и он обратился в тьму, в тень, в ничто.
   - Арианна!
   Тиара вскрикнула с таким отчаянием, что я подалась назад - но слишком поздно. Охнув от страшной боли в груди, я пошатнулась. Мир раздвоился, я будто приподнялась над своим телом и теперь видела себя со стороны. У меня было такое чувство, словно из меня живьем вытаскивают сердце.
   Может, так и было? Азар сощурился, провернув руку в моей груди, - бесплотная тень: вот кем он был в реальности. И все же он причинял боль - боль, не сравнимую ни с чем. Я задыхалась. Умирала. Я умирала сотни раз во сне, но никогда не чувствовала смерть так близко.
   - Я мог бы сломать тебя, - прошептал Азар в моей голове. - Ты так слаба... так беспомощна! - выплюнул он с отвращением.
   В моих глазах плясали разноцветные искры, я почти не видела Азара, лишь чувствовала, как он по крупицам отнимает жизнь. И в тот момент, когда мои ноги подогнулись, Азар резко выдохнул, отталкивая меня прочь. Я рухнула на пол, жадно глотая воздух.
   - Какая жалость, что я тороплюсь, - зло улыбнулся Азар. Он с трудом сдерживал ярость, но она все равно таилась в его взгляде. Ярость не на меня, а на себя. И ненависть... жажда обладания... его взгляд обжигал. - Увидимся... А-ри-анна. Буду считать часы до встречи!
   Дом вздрогнул, отзываясь гулом и дрожью в каждом уголке. И в то же мгновение зеркало брызнуло в разные стороны осколками - все зеркала, в комнате Тиары их всегда было слишком много.
   Град осколков обрушился на меня. Я едва успела прикрыться руками, но мелкие и острые, как бритвы, осколки врезались в кожу: в руки, в лицо, в ноги. Я стиснула зубы, чтобы не закричать. Прошли секунды или минуты - не знаю. Дождь осколков прекратился, наступила тишина.
   - Арианна! Ты в порядке? - В комнату ворвался какой-то парень. Подлетев ко мне, он присел рядом. Я видела его, я совершенно точно помнила, что видела... Синие глаза. Он пытался меня остановить?
   Его зовут Лио... да какая разница?! Я опустила руки, продолжая повторять, как мантру. Это сон. Это все страшный сон. Я проснусь, а Тиара будет рядом. Живая, невредимая и в безопасности.
   - У нее шок, - парень дотронулся до моего лба, и что-то теплое и влажное сбежало на глаза. Я зажмурилась и открыла глаза вновь.
   - Где Тиара? - собравшись с силами, выдавила я. Голос отказывался подчиняться, срываясь на шепот. Слезы текли по щекам, смешиваясь с кровью.- Где она?!
   Но я видела ее, видела в тысяче осколков, усеявших пол. В каждом отражение Азара и Тиары. Отражения гасли, тускнели, стирая мою подругу и моего врага.
   Лио схватил осколок, замер, разглядывая, как отражение исчезает навсегда и, отбросив его, заставил меня подняться.
   - Уведи ее отсюда. А я осмотрюсь. Здесь что-то... не так, - резко выдохнул он, передавая меня в руки Кая.
   Не так? Не так?! Я едва не засмеялась, услышав это, но меня трясло. Не столько от пережитого, сколько от гнева... от отчаяния... от бессилия!
   Он забрал Тиару. Туда, где я никогда ее не найду. Никто не найдет.
   Ее не спасти.
   И это моя вина.
  

Ардиан Веруд

______________

   Или - или... Или обычная девчонка - или.
   Ардиан поставил бокал на стол и, скрестив на груди руки, прислонился плечом к стене. Улица за окном шумела бесполезной суетой. Куча ничего не значащих людей. В этом мире его интересовала одна девушка. Всего одна.
   Или - или.
   Ардиан нахмурился, разглядывая свиток, брошенный на стол. Снова пустышка, снова никчемная безделушка. То, что создавалось веками, то, что хранилось, как зеница ока, самая суть души Хранителей - все это теперь подделывали тоннами. И выдавали за свитки Хранителей. Будто он не знал каждый из них. Ему нужен другой свиток. Один-единственный, ключ к особенному сердцу.
   Ошибки быть просто не могло.
   - Арианна Ниалл, - едва слышно выдохнул Ардиан.
   Верно, ошибки быть просто не могло. Никто и никогда не мог так его околдовать, одним взглядом, одним словом... Кроме нее. Ему знаком был этот взгляд, полный холода, вспыхивающего искрами, когда она смеется. Он любил ее смех, слишком сильно любил. Скучал по ней.
   Ненавидел ее.
   Боготворил.
   Все в ней сплошное противоречие. Она сама - тайна, закрытая на замки. Он ждал ее, пожалуй, слишком долго. Успел забыть, как сильно в ней нуждается.
   Успел забыть, как ядовита ревность.
   Никто, никогда не мог его так ранить, как она.
   Жаль будет, если ей придется умереть снова.
   Нет. Ардиан опомнился, встряхнул головой и без колебаний смахнул лже-свиток в урну. На этот раз все будет иначе. Он обязан успеть, пока она не обрела силу, или будет слишком поздно что-то исправлять.
   Где же, где же ее свиток? Слишком хорошо она прятала свои тайны. Слишком старательно.
   - Антон. Пошли несколько корзин цветов для Арианны Ниалл. С извинениями за вчерашний вечер, - рассеянно приказал он вульгару, склонившемуся неподалеку. Антон стоял так уже полчаса, терпеливо ожидая указаний, на то он и слуга. Вчерашний вечер поднял усадьбу на уши, большинство слуг распустили, но Антон - как верный пес, остался на посту. По крайней мере, можно не сомневаться: тайны, ему доверенные, останутся тайнами.
   - Тюльпаны, нарциссы, пионы?
   - Розы. Красные розы, - решительно пресек перечисления Ардиан. - Самые дорогие, самые красивые.
   - А ее сестре? - аккуратно уточнил Антон, намекая на приличия, и Веруд раздраженно выдохнул, повернув голову.
   - Мне какое дело? Надо, и ей купи, мне все равно, только не доставай больше! Пошел вон отсюда, - бросил он устало. На хлопнувшую дверь он не обратил внимания, целиком поглощённый боем городских часов. Полдень. Проклятый полдень! Веруд приложил пальцы к переносице и прикрыл глаза от внезапной головной боли. Еще один полдень из тысячи.
   Он ненавидел городские часы.
   - Антон! - крикнул он дворецкому, и тот с готовностью просунул голову в дверь. - Меня не беспокоить до вечера! Комнату запереть на ключ. Никого не пускать.
   - Да, господин эллай, - вежливо ответил привыкший к подобным просьбам слуга, и Ардиан, со вздохом растянувшись на диване, принялся ждать неизбежного.
   Полдень он тоже ненавидел. Пожалуй, одна из немногих вещей, которые доставляли ему такую боль и такие мучения. Если бы не полдень, у него было бы больше времени. Он упускал время, терял его по крупицам. Час за часом, день за днем.
   Придется ждать. Арианну не удивят цветы, он не заблуждался на этот счет. Ему необходимо найти способ оказаться рядом с ней; она нужна ему - и он ее получит.
   В остальном ему было плевать на этот мир со всеми его выродками.
   Пусть хоть весь сгорит, хоть дотла.
   Он слишком устал для всего этого.
  

Глава 13

Арианна

  
   - Видели ли вы нападавшего, эллая?
   Следователь выглядел слишком молодым для такого дела, и там, где пшеничного цвета волосы падали на лоб, пролегла морщинка усталости. Он потер переносицу, опустив голову вниз: лишь наполовину принадлежа к ашерам, он чувствовал себя неуютно в доме сенатора, и это было видно.
   - Нет, - соврала я. - Не видела.
   - Вы уверены?
   - Я рассказала достаточно, - не дрогнув, отрезала я.
   Рассказать им об Азаре? Чего я этим добьюсь? "Да, видела. Это был Азар, погибший двести лет назад. Он вылез из зеркала и утащил мою подругу в зазеркалье". Я потерла запястье, разукрашенное мелкими порезами: заживая, они жутко чесались.
   Не хватало еще выдать, кто я. Хранителей не просто боялись - их ненавидели. Ненавидели за то, что они сделали с миром, во что превратили когда-то процветающую планету. Есть за что.
   Тот самый Азар. Хранитель, возомнивший себя богом. Тот, кто безжалостно расправился с Кругом Хранителей, - тех, кого называл братьями и сестрами. Это на его совести миллионы жизней. Это он принес в наш мир войну. Именно Азар развязал Смуту, он призывал уничтожать вульгаров, как заразу, мешающую процветанию планеты. Сколько городов он разрушил, сколько горя принес - не счесть!
   Мог ли он вернуться? Но как?
   Их было двое, легендарные братья-Хранители: Азар и Дариан. Не разлей вода вначале, во времена Смуты они стояли по разные стороны. Азар окрашивал мир в цвет крови - Дариан собирал последних Хранителей и пытался сохранить рассыпающийся мир. Азару мы обязаны столетним кошмаром. Дариану - сегодняшним миром.
   Но Дариан отдал жизнь, чтобы уничтожить собственного брата. Как ему это удалось, никто не знает, но Азар исчез из этого мира навсегда.
   Или нет?
   Так или иначе, Хранители исчезли вместе с братьями-Хранителями. Новый мир оказался хрупким и непрочным, но это был мир, и мы благодарили небо за то, что в нем нет места Хранителям.
   Не было. Я закрыла глаза и перевела дыхание: не думать об этом. Не думать сейчас.
   - Но вы должны были что-то увидеть! Послушайте, Тиару Веруд уже сутки никто не видел! Что-то мне подсказывает, вы утаиваете от нас...
   - Эй! - Резкий окрик синеглазого, наблюдающего за допросом, заставил следователя снизить тон.
   - ...важную информацию, - следователь кинул быстрый взгляд в сторону мага и покачал головой. - Ладно, идите.
   Помедлив, я поднялась и подошла к синеглазому. Мне стоило его поблагодарить. Хотя бы испытывать благодарность, но я чувствовала лишь безграничную усталость.
   - Нет, о Тиаре ничего не известно. - Он правильно понял мой взгляд. Кивнув, я позволила Каю забрать накидку. Сил огрызаться на грубый тон не осталось. Оставив парней позади, я направилась к выходу.
   В Зеркальном коридоре я остановилась и долго-долго смотрела на собственное отражение. И чем дольше я смотрела, тем сильнее мне казалось, что оно принадлежит не мне.
   Я больше не узнавала себя. Я больше не знала, кто я.
  
  

***

   Снова и снова я подходила к большому зеркалу. Снова и снова надеялась, что знак дара исчезнет. Все из-за него, из-за него, из-за него! Я впилась ногтями в предплечье, стремясь содрать ненавистный рисунок, но первая же боль отрезвила меня.
   Глупо сражаться с собой. От того, что вместо рисунка будут красные полосы, ничего не изменится. Отвернувшись от собственного отражения, я сползла на пол и вцепилась в волосы. Рассеченная осколком бровь все еще саднила, но я намеренно дотронулась до нее, чтобы понять, что еще жива.
   Я не знала, что с Тиарой. Не знала, что ждет меня. Но хуже всего... хуже всего то, что Азар - или тот, кто принимал его форму, - не шутка воображения, не мираж, а реальность.
   А значит, мои близкие под угрозой.
   - Можно к тебе?
   Я рывком натянула на плечо рукав. От Кая не ускользнул этот жест, но выражение его лица больше напоминало сочувствие, чем ненависть. Значит, он не заметил знака. Я в безопасности. Пока.
   - Рада тебя видеть.
   Я поднялась, твердо решив отдать свиток Каю. Может быть, если я не буду развивать дар, он сам исчезнет? В конце концов, все началось со свитка.
   Но стоило мне дотронуться до ключа на шее, как решимость сменилась сомнениями. Знал ли отец о моем даре? Если знал, то его подарок не случаен.
   Задумчиво посмотрев на шкаф, я повернулась к Каю.
   - Тиара?
   - По-прежнему, - Кай замялся и сел на кровать. - Не волнуйся. Мы ее обязательно найдем. Я уверен, с ней все в порядке.
   А я уверена, что нет. Я отвернулась, постукивая пальцами по столу.
   Всю ночь, я пыталась рассказать, что произошло! Всю ночь напролет я рассказывала детали случившегося, упуская разве что имя Азара, но меня даже слушать не стали! Решили, что бедная девочка так перенервничала, что спутала отражение со спиритами. А то и вовсе с вульгарами. О да, конечно! На Тиару напали спириты, утащили ее с целью выкупа и наверняка во всем замешаны гадкие вульгары!
   Я ненавидела эту жалость! Пока они винят во всем вульгаров, а газеты наперебой кричат, что мятежники похитили дочь сенатора, Тиара в опасности. Может быть, не просто в опасности... может быть...
   - У меня для тебя кое-что есть. - Встряхнув головой, я все-таки сдернула с шеи ключ и, вставив в замок ящика, провернула несколько раз. Замок щелкнул.
   Я быстро распахнула дверцы. Но в тот момент, когда моя рука потянулась к шкатулке со свитком, взгляд зацепился за портрет отца. Рука дрогнула, я облизала пересохшие губы. Что бы он сказал? Ведь я готова отдать вещь, которую он передал мне с неимоверным трудом... последнюю весточку от него.
   "...Берегись Братства. Не доверяй никому". Так было сказано в письме. Но что мне-то теперь делать? Заключить договор с Азаром, чтобы не пострадали другие?
   Нет. Я знала отца. Он презирал тех, кто сдавался, не сделав даже попытки победить. Его не было рядом, но он все еще подсказывал мне выход.
   - Что бы сказал отец... - одними губами, беззвучно, повторила я мысль вслух. Отдёрнула пальцы от шкатулки и растерянно оглянулась на Кая.
   Когда-то я хотела стать Искателем, чтобы найти отца. Заполнить пустоту в сердце, вырвать эту страшную боль.
   Все изменилось. Теперь у меня нет выбора. Я обязана найти отца! Это единственная ниточка, которая может размотать клубок вопросов. Мне ни за что не справиться без него! Он поможет оградить близких от беды. Он должен знать, что происходит.
   А единственная ниточка, которая ведет к отцу - Храм Кио-ре. Только с разрешения Храма можно пересечь границу Одичалых Земель. Без разрешения пикнуть не успеешь, как окажешься перед лицом Сената: тот, кто переступил северную границу, редко возвращается человеком. Слишком опасное место и слишком много спиритов, которые могут похитить человеческую оболочку.
   Мама права. Мне не выжить на севере в одиночку. По иронии судьбы, моя давняя мечта обернулась необходимостью. Во что бы то ни стало, что бы ни случилось, я должна поступить на факультет Искателей. И если мне повезет, я смогу договориться со Стражами, и попасть в Одичалые Земли до того, как пострадает кто-то еще из близких мне людей.
   - И что же это? - с интересом уточнил Кай, вставая и с любопытством подходя ближе. Я пробежалась пальцами по шкатулке со свитком, но в последний момент вместо шкатулки схватила забытые Каем часы и швырнула их другу.
   - Подзатыльник! - фыркнула я. - Не теряй вещи у меня в комнате. Если Ханна увидит, оба пойдем клочками по закоулочкам.
   - Подумаешь, часы. Вот забудь я трусы там или носки... - невозмутимо откликнулся Кай, запихивая часы в карман.
   - Как можно забыть тру... - я осеклась, сообразив, и с укором сощурилась. - Начинаю понимать, почему сестра такая ревнивая.
   - Иногда слишком, - горько вздохнул Кай.
   - Она в ярости вчера была. Что у вас... хотя стой, не хочу знать. Ты с ней хоть говорил?
   - Ну-у, я позже к ней загляну, - протянул Кай, виновато отводя взгляд.
   Помедлив, он снова на меня посмотрел, на этот раз с беспокойством. Он заглядывал мне в глаза, будто пытался отыскать там ответы на какие-то вопросы.
   - Ари. Ты что-то мне не договариваешь, правда?
   Я вздрогнула. Если бы он знал... но, посмотрев в карие глаза, я все-таки промолчала. Мне стоило все рассказать. Об Азаре, о себе. Рассказать хоть кому-то. Хотя бы ради Тиары.
   Но я не могла. Слова звучали в моей голове, готовые сорваться с губ, но я молчала. При одной мысли о том, что Кай, всегда приветливый и заботливый, отвернется от меня, куда-то пропадал голос.
   Пожав плечами, я выдавила улыбку.
   - Я не понимаю, о чем... - Мои слова утонули в резком ударе двери о стену.
   - Сюда... наверное? - Рина проскользнула в комнату серой мышкой, бросила на меня виноватый взгляд и переступила с ноги на ногу. - Они очень настойчивые, эллая. Я пыталась, но...
   - Что им надо? - непонимающе нахмурилась я, глядя как в комнату один за другим входят странно одетые люди и несут корзину цветов за корзиной.
   - Эллая Арианна Ниал, Ардиан Веруд приносит свои извинения за вчерашний вечер, - почтительно объяснил вторжение один из незнакомцев.
   Прежде чем я смогла что-то из себя выдавить, люди исчезли, оставив меня, Кая и Рину в комнате, заполненной десятками цветочных корзин. Ярко-красные розы пахли приятно, но в таком количестве удушающе.
   Ключ выпал из моих рук. Я сердито сжала кулаки - ну это уже слишком! Что этот Ардиан себе позволяет? Кай, расхохотавшись, упал в кресло.
   - Этого следовало ожидать!
   Сначала я посмотрела на него осуждающе, но смеялся он заразительно, и цветы, что ни говори, красивые. Надо же. Интересно, Веруд такие корзины сегодня всем рассылает?
   Вряд ли.
   Я провела пальцами по бархатному лепестку, любуясь цветком, и вздохнула.
   - Отказов он действительно не принимает.
   Кай, резко оборвав смех, нахмурился.
   - Каких таких отказов? Ари, я немного знаком с Ардианом. Он вообще не умеет сдаваться. Осторожнее с ним!
   Я с интересом на него посмотрела: реакция Кая подняла мне настроение больше, чем комната, полная цветов. Не знаю, почему. Я слегка улыбнулась.
   - Рина, принесешь нам чай в гостиную? Пожалуйста, - ободряюще кивнула я жмущейся в уголке девушке.
   Не знаю, на что там надеялся Ардиан, когда передавал цветы, но мне сейчас совершенно не до него. Надо найти способ проникнуть в Храм Кио-ре, и чем скорее, тем лучше.
  

Ханна

  
   - Что это? - Я подняла туфли, которым вчера позавидовала бы и дочь сенатора. Сегодня с них стекала грязная вода, и воняли они отвратительно. - Что это, Рина?
   - Простите, эллая.
   Выбросив туфли, я брезгливо вытерла руки о скатерть. Конец вещи. А я за нее выложила уйму денег.
   Вульгарка, низко склонив голову, рассматривала ковер. Светлая челка скрывала половину лица, на голове омерзительная косынка, а платье... я прищурилась. Это не платье, а тряпье. Серая бесформенная масса.
   Больше всего мне хотелось окунуть вульгарку в ведро, но над ней и так жизнь поиздевалась. Я подавила злость и как можно дружелюбнее улыбнулась.
   - Знаешь что? Возьми себе. Это мой подарок тебе к Дню Рождения. - Заодно сэкономлю на подарке. Все равно этим туфлям даже чудо не поможет. - Тебя устроит?
   - Духи небесные, неужели можно? - Девчонка вскинула голову. Ну что за привычка вечно приплетать небесных духов в каждую дырку?!
   Я кивнула и отвернулась. Мне-то что теперь делать с этими туфлями? Как назло, именно они подходили к выбранному на завтра платью. А завтра все должно быть идеально: на благотворительном ужине соберутся все шишки, и я должна быть на высоте. На мгновение я представила довольную улыбку Наты - а она непременно будет довольна, если я оплошаю, - и встряхнула головой. Нет уж.
   Выход один. Купить новые туфли. Элементарно и просто. Ничего, в этом месяце обойдусь без платья... хотя платье роскошное. Я с грустью провела ладонью по скатерти. Огненно-красное, в блестках, со шлейфом.
   - А где Кай?
   - Он в гостиной с вашей сестрой, эллая.
   Я повернулась и чуть скривилась: видимо, служанке приглянулся подарок. Судя по ее лицу, она мечтала о туфлях всю жизнь. Не удивлюсь, если так и есть. От ее шаркающих тапок у меня уже второй день болела голова.
   Вот ведь крыса.
   С моей сестрой, говоришь? Я резко одернула платье, бросила взгляд в зеркало и решительно отправилась в гостиную. Может, я зря переживала - кто знает? Я остановилась у приоткрытой двери. Ари с Каем... они друг другу абсолютно не подходят. Кай красив, уверен в себе, от одного его вида замирает сердце. Ари? Всего лишь Ари.
   - С какой стати ты вообще на ногах? Я обещал проследить, что ты две недели будешь смирненько лежать.
   Но вот когда Кай так смотрит на мою сестру, я начинаю переживать. Я смахнула с лица волосы и, скрестив руки на груди, поджала губы.
   - Опять увиливаешь. - Ари поставила чашку на столик и наклонилась вперед. По ее лицу скользнуло сомнение, и она вздохнула. - Кай, послушай. Я говорила Шарго, но он меня не слышит. Что-то было в зеркале. Кто-то за этим стоит.
   - Не думаю, что все так серьезно.
   Ари невесело усмехнулась. После вчерашнего вечера сестра выглядела так, будто побывала в своих обожаемых Одичалых Землях. Над бровью, на щеке, на шее, на руках - везде красные царапины от осколков.
   Я должна была переживать за сестру. Сочувствовать хотя бы. Но, по мне, она заслужила. Нечего флиртовать с моим парнем. Да и подумаешь, исчезла какая-то дочка сенатора: такова жизнь. Мне, тем более, эта ее Тиара никогда не нравилась!
   - Думаешь, я не в своем уме?
   - Думаю, тебе надо отдохнуть. - Кай улыбнулся и накрыл руку Ари своей. И сестра даже не подумала отдернуть или сделать замечание. - Как тебе и советовали.
   - То есть думаешь, что я не в своем уме. Та же рыба, но под другим соусом, - рассмеялась Ари. - Я собираюсь сегодня сходить к Верудам и осмотреться. Может, что-то замечу... или узнаю.
   Я до боли прикусила губу: ненавижу, что Каю так нравится улыбка сестры! Нужно быть слепой, чтобы не заметить.
   Толкнув дверь, я нацепила улыбку и вошла в комнату. А теперь удивиться "нежданной встрече", кивнуть Ари и поцеловать Кая. Краем глаза я наблюдала за сестрой, но так и не поняла, все равно ей или нет.
   - Сестричка, родная, оставь нас.
   - Нет-нет, стой. - Кай быстро оттолкнул меня и поднял руку. - Никаких походов к Верудам, Ари. Хоть раз меня послушай.
   - Кай прав. Эта выскочка не стоит твоего внимания. - Я поздно спохватилась, слова уже вырвались. Забыла, с кем общаюсь. - Что?
   Возникшая тишина сказала сама за себя. Ари залпом допила чай, схватила книгу со стола и встала.
   - Могла хотя бы притвориться, что тебя волнует ее судьба. - Сестра всегда щурится, когда ей что-то не нравится. Я ответила точно таким же взглядом.
   - А я не хочу притворяться. Разве это плохо? И меня не волнует ее судьба.
   - А моя судьба? Она тебя волнует?
   - Бесконечно, - искренне заверила я сестру. Ага, очень.
   - Хотя бы это радует, - сухо сказала сестра. - Я пойду, Кай.
   - Ари! - Кай дернулся за ней, но я резко усадила его на место. Он проводил Арианну взглядом и повернулся ко мне. Кто-то злится. - Да что с тобой, Ханна?!
   Что со мной? Можно подумать, это я флиртую направо и налево. Я впилась ногтями в спинку кресла, чуть не разодрав обивку, но нашла в себе силы улыбнуться и капризно надуть губы.
   - Побудь со мной. Ну пожалуйста, милый! А мне еще нужно в магазин сегодня за туфлями. Ты же отвезешь?
   Он так на меня посмотрел, что я вздрогнула. Вместо любви - осуждение, вместо поддержки - укор в глазах. Будто я снова маленькая девочка; стою перед отцом и надеюсь, что он хотя бы раз меня заметит. Хотя бы раз - меня, а не Ари.
   - Что ты творишь, Ханна?
   Я растерянно моргнула. Все, на что меня хватило. "Что ты творишь, Ханна?" - отец берет сумку и уходит, чтобы больше никогда не вернуться.
   Кай, помедлив, отодвинул меня с дороги и взлетел по лестнице вслед за Ари.
  
  
  

Ханна

  
   Кай упорно не шел из головы. Перед глазами - хоть ты что сделай - стояло его лицо. Ужасно, что он постоянно вертится вокруг Ари. Будто его магнитом к ней тянет.
   Радует, что несмотря на вечные попытки сестры увести у меня парня, Кай все-таки держит свои обещания. Может, в город он меня вез молча и все еще дуясь, но отвез же?
   Я накрутила на палец рыжий локон и только потом поймала себя на том, что копирую привычки Наты. Дожила.
   Пристань - самая вонючая часть всей Столицы. К несчастью, из-за близости морских путей самая богатая на магазины и лавки, иначе я бы под страхом смерти сюда не сунулась. Здесь вечно околачивается толпа вульгаров-туристов из разных частей Леоры. Стекаются, как крысы, ходят толпами, показывают пальцами на шпили города. Их, кажется, удивляет все.
   А вот культуры у вульгаров нет и не было. Пристань была пропитана ими, воняла за километр. Столичные вульгары считали Пристань престижным местечком для проживания. За дома в этой части города боролись, как за последний кусок хлеба. Живешь близ Пристани? Значит, повезло.
   Остальные вульгары ютились в жалком Логове Нищих, квартале на окраинах Столицы. Вполне закономерно: я бы их вовсе выселила подальше. Крысы - они и есть крысы. Смотрите, во что превратилась Пристань. Грязь, вонь, серость и нищета - это все заслуга вульгаров.
   Я откинулась в кресле и, положив руки на подлокотники, принялась задумчиво изучать людишек за витриной. Примерно раз в месяц местные сбивались в стайки и дружной толпой текли на митинги, где требовали сместить Сенат и отстранить эллаев от власти. Раздражало.
   - Прошу вас, эллая. Новенькие, только в одном экземпляре.
   Встрепенувшись, я повернула голову на шуршащий звук бумаги. Продавец торопливо доставал из коробки красные туфли - ничего так с виду.
   - Это ведь от Райни?
   - Разумеется. Для вас только лучшее.
   Не знаю, можно ли назвать Райни лучшим мастером мира, но у него интересный подход к моде. Я провела рукой по плюшевой обивке кресла и вздохнула.
   - Понятно. Давайте сюда.
   Мужчина явно спешил мне угодить. Дернувшись вперед, он неловко столкнул коробку; кинувшись за коробкой - уронил туфли. Растяпа! Я с интересом наблюдала за забавным представлением. Эти полукровки такие смешные. Вроде бы вульгары, но в то же время с кровью эллаев: с ними хоть есть о чем поговорить.
   - Думаю, вам подойдут. - Продавец помог мне надеть обувь и отошел подальше. - Прекрасно.
   Я покрутила ножкой, рассматривая туфли - превосходная работа! Лучше всего такие вещи проверяются на парнях: один из них, прогуливающийся за витриной, едва не вывернул шею. Смазливый... я чуть приподняла юбку, чтобы полюбоваться на ажурные чулки, и подмигнула. Для чего еще нужны вульгары, как не для примерки новых вещей?
   Парню туфли явно понравились. Споткнувшись на ровном месте, он расплылся в улыбке - не сказала бы, что очень приятной. О чем этот вульгар только думает?
   - Угадали, сидят прекрасно. - Я стянула туфли и, бросив продавцу, встала. - Беру, пожалуй. Сколько?
   - Двести.
   Двести! Да на эти деньги можно подкупить сенатора. Или прикупить с десяток платьев. Правда, не от Райни.
   Тайком вздохнув, я отсчитала деньги. Плакало мое красное платье.
   Уже смеркалось, а я все еще шла по пустынной улице. Недавно прошел дождь - совсем короткий - и теперь к гнилой вони прибавился запах сырости и мокрых листьев. Откуда-то справа доносился шум митинга, приглушенный, едва различимый, будто из другого мира.
   Я передернула плечами. Дождь - безусловно, хорошо. Но лужи стали для меня настоящим испытанием. Прыгая через них, я завидовала кружащим на фоне тусклого неба воронам: мне бы крылья. И самое обидное, пока я дойду до сфаэра, рискую испортить новенькие туфли.
   Зря я их надела.
   Я остановилась, чтобы потопать ногами и стряхнуть с туфель мелкий сор. И надо же, как раз в этот момент кто-то врезался в меня, толкнул, и я со всего размаху вступила в лужу.
   - Какой я неуклюжий! Позволь-ка помогу.
   Всплеснув руками, я замерла. Подол платья пропитался грязной водой, а туфлям точно пришел конец, судя по тому, как замечательно они пропускают воду. Вонючий крысеныш! Я подняла голову, едва не плача от бессильной ярости, и с ненавистью посмотрела на вульгара.
   - У тебя что, глаз нет?!
   Парень суетился вокруг меня, пошло ухмыляясь и явно заигрывая. Мне вдруг стало противно. Будто окунулась в бочку грязи и наглоталась ее по уши. Тьфу, вульгары! И это называется у них "ухаживать"? Тем более, что я узнала этого парня. Не зря мне не понравилась его улыбка.
   - Я знаю отличное местечко, чтобы согреться. - Вульгар прикоснулся к моей руке и подался вперед. Мерзкая тварь! Я глубоко вдохнула, потом выдохнула и, прищурившись, посмотрела в пустые глаза парня.
   - А ты ничего. Но если ты испортишь мое платье, я тебя убью.
   - Я всего лишь хочу помочь. У меня дома такая мягкая...
   Я посмотрела через его плечо и поморщилась. Отлично. Этот хам привел с собой друзей. Нетрудно догадаться, с какой целью устраивают засаду на девушку.
   - ...постель.
   Проклятье! Только не хватало, чтобы эти уроды испортили платье от Феодора!
   Сделав шаг назад, к серой стене здания, я подняла голову. По тусклому небу все еще скользили солнечные лучи. Вороны, почувствовав скорую добычу, расселись на ближайших деревьях; они сидели неподвижно, будто это для них обычное дело. Через пару мгновений все ветки покрылись черными птицами.
   - Я бы с радостью, малыш. Но, видишь ли, есть одна проблема. - Я перевела взгляд на смазливого парня, и губы сами собой расплылись в улыбке. - Ты испортил мое платье.
  

Глава 14

Арианна

  
   Жарко-то как... я убрала волосы с мокрой шеи и заколола их наверх. Может, мы прогневили кого-то из небесных духов, что стоит такое пекло. Ни дышать, ни жить - сущий кошмар. Такого лета не было со времен Северного конфликта. Того самого, когда от мира отделились Независимые Острова.
   По крайней мере, так говорят. Но меня-то тогда еще не было.
   - Я сейчас скончаюсь. - Люи безвольно распласталась на моем плече. Судя по зеленоватому цвету лица, спирит переживал не лучшие времена в своей жизни.
   - Я буду по тебе плакать, обещаю!
   - А пожалеть меня? Я требую, чтобы меня пожалели!
   Я перепрыгнула трещину в земле и порадовалась, что сообразила оставить платье дома. В бриджах и футболке - будь этот наряд хоть трижды "недостоин статуса эллаев - куда удобнее сражаться с бездорожьем.
   - Так и быть, уговорила. Бедняжка.
   - Что-то ты как-то сухо меня жалеешь, - ворчливо заметила Люи.
   Особняк Тиары занимал огромную площадь. Круглые башенки дрожали в раскаленном воздухе, краска на стрельчатых окнах блестела издалека. Я с трудом толкнула дверь ворот и встала, как вкопанная.
   Обычно пустой двор сегодня напоминал полигон для военных учений. Стражи развалились на скамейках, бродили в фонтане и даже лежали, прикрывшись газетой, на желто-зеленой лужайке. Черные формы с красными нашивками, суровые лица и страдание в глазах. Еще бы - форма-то создавалась для Одичалых Земель. Где снег, метель и мороз.
   - Исчезни, - успела бросить я спириту, прежде чем меня заметили. Трудно объяснить людям, что вот это маленькое воплощение зла на самом деле маленький, безобидный спирит.
   Ну ладно. С безобидным я погорячилась.
   - Ой, ой, слушаю и повинуюсь! - Люи вспорхнула светлячком и растворилась в горячем воздухе. Страж, как раз направлявшийся ко мне, даже мотнул головой.
   - Сожалею, эээ...
   - Эллая Ниал, - услужливо подсказала я. Страж с сомнением осмотрел мой костюм и кивнул.
   - Сожалею, эллая. Мы никого не пускаем.
   Очень странно. Я задумчиво посмотрела на голову Стража - на ней быстро появлялась косичка - и нахмурилась. Косичка расплелась, и через мгновение кто-то дернул меня за длинную сережку.
   - А вот меня пустите. - Да, у нас с Ханной все-таки много общего. Порой я бываю стервой похлеще сестры. - Будьте так добры.
   - Вы плохо слышите? Я сказал, никого не пускаем.
   Ах ты, зараза. Я слегка наклонила голову и посмотрела на юношу. Светленький, едва старше меня, губы изогнуты в усмешке. Смеешься надо мной?
   Не люблю, когда меня раздражают.
   Знакомое жужжание вытеснило из головы остатки разума. Мало понимая, что делаю, я привстала на цыпочки, притянула к себе Стража и с нажимом повторила:
   - А я сказала, меня пустите.
   - Вас... пущу... - послушно повторил Страж.
   - Ты проведешь меня в дом. Немедленно.
   - Да... Следуйте за мной.
   Со стеклянными глазами Страж развернулся и, как заколдованный, направился к особняку. Я опустилась на пятки и с усилием нажала на виски. Голова разрывалась на части, словно изнутри кто-то вкалывал иголки в мозг.
   - Ого, да он у тебя, как шелковый. А меня научишь? - Люи требовательно дернула за ухо, и я чуть не застонала в голос. - На будущее, Ари. Следи, чтобы тебя не видели.
   Я подняла глаза и вздрогнула. Синеглазый тип - Лио, когда я уже смогу без запинки имя вспомнить? - пристально меня рассматривал. Он находился далеко, но у меня создалось чувство, что он знает.
   Знает что? Я ничего плохого не сделала. Всего лишь приказала - а, между прочим, как эллая, имею на это право!
   Выпрямившись, я опустила руки, выждала секунду, чтобы справиться с головной болью, и отправилась за Стражем. Синеглазый неотрывно следил за каждым моим шагом, но не сделал ничего, чтобы остановить.
   - Благодарю, что пропустил. - Я прошла в распахнутую дверь и улыбнулась.
   Страж расширил глаза и испуганно огляделся, будто не помнил, как сюда попал. Все также испуганно он попятился с крыльца, едва не грохнувшись со ступенек, и чуть ли не бегом кинулся на свой пост. Странный тип.
   Его поймал синеглазый. Схватив за воротник, он указал на меня и что-то спросил. Не дожидаясь, пока меня выгонят, я захлопнула дверь и только тогда расслабилась.
   В коридоре пахло цветами, но главное - царил легкий холодок. Я потерла шею, с удовольствием чувствуя, как кожа холодеет, и отправилась в комнату Тиары.
   Быть может, я найду хоть какие-то ответы на свои бесчисленные вопросы: меня тянуло в комнату Тиары необъяснимо и непреодолимо.
  
  

Арианна

   Без Тиары комната выглядела покинутой и заброшенной. Мало что напоминало о вчерашнем, только похрустывающие под ногами осколки. Видимо, Стражи запретили убираться. Поверить не могу, они действительно считают, Тиару могли похитить мятежники?
   Газеты успели растрезвонить слухи о "нападении" на дочь сенатора Веруда, но в статьях не проскользнуло даже намека, что Тиара исчезла. Это поставило бы Столицу на уши, и Сенат - я это знала точно - боялся огласки. Их власть шаталась даже здесь, в Столице, - мы все это чувствовали.
   Я дотронулась до рассеченной брови. А что если мне заявить свои права на... я встряхнула головой, отгоняя странную, непривычную мысль. Я не умею управлять. Еще один довод в пользу того, что никакой я не Хранитель: они рождены править. В отличие от меня.
   Я наклонилась и подобрала с пола плюшевого щенка. Провела рукой по мягкой ткани и улыбнулась. Столько лет прошло, а Тиара все еще хранит мой подарок. Мне всегда казалось, щенок чем-то похож на подругу: такие же добрые и мягкие глаза.
   Потерять Тиару - то же самое, что потерять часть себя. Руку или ногу... или часть души. За время дружбы она стала мне не только подругой, но сестрой - куда более родной, чем Ханна. Пальцы впились в плюшевую игрушку, я крепко зажмурилась и выдохнула. Все хорошо. Я найду ее. Найду.
   А пока... я бросила игрушку на комод и, нахмурившись, осмотрела комнату. Ничего особенного, комната, как комната. Что мне здесь понадобилось? Я и сама не понимала. Интуиция, предчувствие.
   Темные дубовые панели на стенах... кровать с балдахином, легкие занавески вздуваются от малейшего ветерка... металлическая птица в клетке... искусная балерина на музыкальной шкатулке... колокольчики ветра на окнах...
   Все, как обычно. Но что-то не так.
   Я поежилась и обернулась: не увидела, но почувствовала чужой взгляд. Словно холодок по спине.
   Порыв ветра распахнул окно, колокольчики печально зазвенели; бумаги на комоде, шелестя, разлетелись в разные стороны. Мне показалось, что я уловила тень справа, но через мгновение я поняла: здесь и правда никого нет.
   Никого живого.
   Спирит. Молчаливые, равнодушные тени, которые просто стоят и наблюдают. Смотрят, что ты делаешь и как, будто выжидают нужный момент. Чужаки, гости из других миров.
   Они могут оставаться невидимками, если захотят. Этот - хотел, чтобы я его увидела. Будто предупреждал о чем-то.
   Холодный ветер пробежался по ногам, швырнул сквозь голубоватый силуэт листки бумаги и стих. Спирит не исчезал, и я чувствовала, что он по-прежнему изучает меня.
   - Что тебе надо? - спросила я твердо.
   Со спиритами - особенно незнакомыми - лучше держать ухо востро. Чаще всего их не видно, но спириты везде. Это целый мир, неподвластный человеку. Даже маги не управляют спиритами, а лишь договариваются с ними. Своего рода контракт.
   Но спириты не всегда такие, как Люи. Есть дикие. Дикие опасны. Непредсказуемы. Те, которые на севере, не только тело могут захватить, но и душу сожрать. На то они и дикие.
   Был ли этот спирит диким? Я не знала. Никогда таких не видела. Он казался красивым, без четкой формы.
   Люи с интересом облетела вокруг него несколько раз, но пришелец на нее не реагировал. Он смотрел на меня. Смотрел долго и пристально. Я не видела его глаз, но чувствовала взгляд. Как мурашки по телу.
   Спирит качнулся, напомнив огонек свечи. И медленно полетел к зеркалу. Задержался возле него, словно рассказывая мне что-то... нырнул в отражение. Впрочем, через мгновение он появился снова, чтобы опять исчезнуть в зазеркалье, на этот раз окончательно.
   Он что, зовет меня за собой?
   Я подошла к зеркалу и приложила к золотой раме ладони. Прохладный металл усмирял хаос в голове, помогал сосредоточиться. Я глубоко вдохнула и выдохнула. В комнате царила звенящая тишина, глубокая, давящая на голову. Я всмотрелась в собственное отражение, хмурясь и пытаясь уловить ускользающую мысль.
   Нет, не мысль. Воспоминание. Что-то спрятанное в глубине души, почти уничтоженное временем.
   Азар... этого не объяснить словами. Я видела его раньше, не только во снах. При виде его во мне всколыхнулся страх - но и что-то еще. Узнавание. И мне казалось, если бы я постаралась вспомнить, я поняла бы, как его победить...
   И каким-то образом это воспоминание было связано с зеркалами...
   Я долго всматривалась в свои глаза - пока собственное отражение не стало казаться незнакомым и чужим. Оболочка, всего лишь мираж, иллюзия... я моргнула и, повинуясь непонятно откуда взявшейся уверенности, приложила ладонь к зеркальной поверхности. Постояла, выравнивая дыхание, очищая разум...
   "Зеркала - граница".
   После того, как я развернула свиток сегодня утром, эта мысль мелькала в моей голове назойливо и громко. Она выделялась среди остальных, словно принадлежала не мне. Может, так и есть? Мы не знаем, что такое свитки Хранителей на самом деле. Говорят, в них содержатся знания.
   Кажется, я начинала понимать, как эти знания извлечь из свитков.
   Только не знания. Воспоминания. Вот что содержалось в свитках.
   - Ари, ты что делаешь? - Люи тревожно замерцала огоньком возле зеркала, но я ушла слишком глубоко в тишину и собственные мысли.
   Зеркала - граница.
   Я надавила на зеркало, и оно подернулось рябью, как гладь воды. Солнечный луч затерялся в отражении, рассыпавшись сверкающими искрами. Мое отражение дрожало в искрах, которых вокруг меня не было.
   Я резко отдернула руку. Будто к ледяной воде прикасаешься. Странно как...
   Пошевелив пальцами, я глубоко вдохнула и снова приложила ладонь к зеркалу... Надавила, чувствуя под рукой не преграду, а словно водопад, мягко скользящий по коже. На этот увереннее, смелее, настойчивее.
   И зеркало поддалось. Неохотно, сопротивляясь, будто выталкивая меня назад в реальность - но оно поддалось. Я будто провалилась в ледяную воду, сначала по запястье, потом по локоть...
   Это что, сон? Я судорожно вздохнула, и Люи огоньком пронеслась мимо. Исчезла в отражении и тут же вынырнула обратно. Зависла мерцающим облачком и постепенно приняла привычную форму сердитой девочки с мизинец ростом.
   - Эй! За вход плата конфетами! - возмутилась Люи.
   Я еще раз вдохнула, не ответив. А что если я... сделаю шаг? Переступлю порог? Это возможно? Меня двигало любопытство и азарт, вспыхнувший в сердце.
   Но где-то глубоко в душе билось воспоминание, робкая тень страха. Меня притягивало и отталкивало зеркало. Я хотела переступить порог - но отчаянно боялась этого. Знала непонятным образом, что изменит мою жизнь навсегда. Что нельзя, не надо этого делать!
   Но мне так хотелось...
   Я подалась к зеркалу, завороженно разглядывая дрожащее отражение. Я не могла от него оторваться. Я хотела узнать, что там, по другую сторону!
   Как же тянет...
   И в тот момент, когда я почти решилась переступить границу, наплевав на предупреждающий шепот в мыслях, сзади что-то грохнуло. Звук ворвался в тишину, разрывая ее на части, и от неожиданности, - а еще больше от самого звука, такого громкого и неправильного, - я испугалась.
   Концентрация дала трещину, я потеряла воспоминание, а вместе с ним знание. Я отдернула руку, быстро повернулась на звук и, вздрогнув, резко ударила по соткавшемуся перед моим лицом человеку. Сердце, рухнувшее вниз, застучало быстро и хаотично: первая моя реакция на страх - бей и беги. Так учил отец, так я всегда и поступала.
   Но парень оказался проворнее и, поднырнув под руку, развернулся и плавно вышел из-под удара. Пошатнувшись, я наткнулась на зеркало и зашипела от боли: спину ожгло огнем.
   - Отличная реакция, - спокойно заметил Страж. Синие глаза, вспыхнувшие азартом, потухли, будто парень взял себя в руки. - Ты знаешь, что здесь запрещено находиться?
   Чтоб его шайтаны унесли! Я выдохнула, сообразив, что не дышу. Прикрыв глаза, я перебрала про себя весь запас ругательств.
   Всего лишь синеглазый.
  

***

   Маленький металлический жучок, цепляясь лапками, пробежал по стене. Я старалась смотреть на него, а не на синеглазого Стража. Пока моя отдушина не скрылась за шкафом, оставив меня наедине с проблемой.
   - Что мне с тобой делать, интересно? - Парень обошел меня по кругу, рассматривая со всех сторон, словно диковинную зверушку. Будто хищник добычу. Не спорю, хищник симпатичный, но оттого не менее опасный.
   Нервирует-то как.
   Задержав дыхание, я настороженно следила за плавными движениями синеглазого. Страж как-то особенно улыбнулся, кончиком рта, и склонился так низко, что мы почти столкнулись лбами. Сердце застучало быстрее, к щекам прилила кровь, но я упрямо не двигалась. Он этого и добивается.
   А значит, я и шага не сделаю в сторону.
   - Не хочешь рассказать мне о вашем плане?
   - Не представляю, о чем ты, - сухо отрезала я.
   - Я о странных, весьма загадочных совпадениях. - Синеглазый наконец отошел на пару шагов и присел на подлокотник зеленого кресла.
   Глаза его щурились, причем жестко. Ни намека на улыбку или недавнюю насмешку. Он смотрел на меня так, будто искал слабое место. Ждал, что я допущу ошибку. Он внимательно следил за моим лицом. Колючий взгляд - заставляющий нервничать.
   Я выпрямилась и ответила таким же взглядом.
   - Например?
   - Например, - задумчиво повторил Страж. - Например, о твоем разговоре с Марком, Арианна.
   У меня в груди похолодело. Мне с трудом удалось сохранить бесстрастный вид, но слова застряли в моем горле. Я сжала руку в кулак, до боли впиваясь ногтями в ладонь. Он же не знает о свитке?
   Но маг, сам того не подозревая, натолкнул меня на одну мысль. Как же я сразу не подумала? Если кто-то и знает о моем отце хоть что-то, так это Марк. Если бы я могла снова с ним встретиться...
   Встрепенувшись, я отогнала несвоевременные мысли. Молчание, молчание... оно слишком затянулось. И по лицу Лио я поняла: он тоже это заметил. Нужно собраться с мыслями. Я глубоко вдохнула и небрежно тряхнула головой.
   - С каким еще Марком?
   - Ты прекрасно меня поняла, - спокойно ответил Лио. - Вчера ты не все рассказала. Далеко не все. Можешь рассказать сама. Или я сделаю это за тебя.
   - Рассказать... о чем? - нахмурилась я.
   - Например, о том, как прошла в дом?
   - Ножками, - с вызовом вздернула я подбородок. Страж позволил себе легкую улыбку, но продолжал все тем же ледяным тоном:
   - Или о том, что случилось вчера в этой комнате.
   - Спроси у сплетниц, если тебе нужны новые подробности. Я все рассказала следователю.
   - Или расскажи о своем разговоре с послом Независимых Островов.
   Холодок дурного предчувствия скользнул по спине. Я опустила на мгновение голову, чтобы избавиться от взгляда синих глаз, и тут же вздернула подбородок. Ему не удастся меня запугать.
   - Не понимаю, о чем ты, - твердо повторила я, решив, что ради правды меня придется убить. Я обещала молчать о встрече с Марком - и я сдержу слово.
   Синеглазый хмыкнул. Помолчал, постукивая по ноге. Вздохнув, он поднялся и подошел ко мне вплотную.
   - Где свиток, Ари?
   От неожиданности я отступила на шаг. Синеглазый, в свою очередь, сделал еще один шаг ко мне.
   - Ари. Поверь мне, так будет лучше. Свитку не место в руках Братства. Отдай мне свиток, чтобы не пришлось жалеть всем нам.
   - Не знаю ни о каких свитках, - четко произнесла я, глядя прямо в синие глаза.
   - Неужели? - Он шагнул ко мне и, поставив ладонь на зеркало, наклонился и прошептал на самое ухо: - Я знаю, что он был у Марка, понятно? Не знаю, что вы там задумали и как это связано с пропажей Тиары, но где свиток, Арианна?
   Он что, обвиняет меня в пропаже Тиары? Да как он смеет?! Разозлившись, я толкнула мага в грудь; синеглазый отступил. Похоже, такого он не ожидал, в его глазах читалось удивление и заинтересованность.
   - Тиара моя подруга! Я бы все за нее отдала! Лучше бы ты думал, как ее вернуть! - огрызнулась я, на что маг презрительно усмехнулся.
   - Как ты думаешь, почему я с тобой говорю?
   - А как ты думаешь, почему я говорю с тобой? Вот и я не понимаю!
   - Арианна...
   - Пошел вон с моей дороги! - тихо зарычала я. Голову ожгло огнем, мир завертелся волчком. Маг поморщился, закрыв глаза и приложив ладонь к виску. Не отшатнулся и не убрался, как я надеялся, лишь скривился.
   - Ты маг, - сказал он задумчиво. Открыл глаза и уставился на меня так, будто впервые видел. - Маг чего?
   Моя злость сдулась. Я вдруг поняла, насколько уязвима теперь. Хранители исчезли почти на несколько веков, но вот она я, с предательским рисунком дара на плече. И если кто-то увидит... узнает... поймет... меня ждут большие проблемы. Хотя бы потому, что Сенат не пожелает расставаться с властью. Я не знала, что со мной сделают, но подозревала, что ничего хорошего.
   - Я... - Я глубоко вдохнула и сделала шаг к двери, осторожно обходя Стража. Так, спокойно. Что-нибудь придумаю.
   Кто-то невидимый ткнул меня в щеку и прошептал прямо в ухо.
   - Ты маг растений!
   - Я маг растений, - автоматом повторила я и удивленно переспросила: - Растений?
   - С ними легче всего договориться, - непонятно ответила Люи. И что это вообще значит? Но выбора не было, раз уж начала врать, надо до конца идти. Синеглазый и так смотрел сурово и подозрительно, прямо как следователь на допросе.
   Я надменно хмыкнула и выпрямилась.
   - А в чем здесь проблема?
   - Докажи, - сощурился страж. Я с досадой прикусила губу. Шайтан бы его побрал!
   - Я эллая Арианна Ниалл, - по слогам прошипела я. - Да как ты смеешь требовать от меня...
   - Есть, что скрывать? Быть может, доложить Сенату?
   Меня будто окатили ведром холодной воды. Нет-нет-нет! Не надо сенату. Но маг смотрел так самоуверенно и презрительно, в полной уверенности, что меня напугал. Я расправила плечи и улыбнулась. Мерзко, прямо как Ханна.
   - Не беспокойся. Я доложу сама, - мягко пообещала я. Погасила улыбку и жестко добавила. - Сенатор Ниалл будет рад услышать о твоих манерах.
   Синеглазый недовольно сощурился, я сощурилась в ответ... Страж сделал шаг ко мне, я назад...
   Позади оказалось кресло, так что, запнувшись, я упала прямо в него. Страж будто того и ждал. Резко наклонившись, он поставил руки по обе стороны от меня, блокируя пути к побегу. Синие глаза опасно сузились.
   - Попробуем иначе и с самого начала. Чего хочет Братство от посольства Островов, Арианна?
   - Я не понимаю, о чем ты говоришь! - раздраженно ответила я. - Какое такое Братство?
   - Ну же, Ари! Ты связалась не с теми, с кем стоило.
   - Я вообще ни с кем не связывалась!
   - О чем ты говорила с Марком?
   - Не знаю никаких Марков, - чуть ли не по слогам повторила я. Страж с раздражением выдохнул.
   - Твой дар? Ты маг, это мы выяснили. Какого разряда?
   - Да сказала же! - почти выкрикнула я, пытаясь оттолкнуть мага, чтобы выбраться. Но тот лишь резко перехватил мою руку и замер, строго меня рассматривая. Будто пытаясь найти следы обмана на моем лице. Вину. То, что выведет меня на чистую воду.
   Я затаила дыхание, внутренне насторожившись, как загнанный в ловушку зверек. Я и чувствовала себя зверьком, пойманным в ловушку. Каким-то образом этот парень видел меня насквозь. Видел мой обман, но пока не мог его раскрыть.
   И чем дольше я смотрела в синие глаза, тем больше нервничала. Мне хотелось накричать на него, вызвать в себе ту злость, которая заставляла людей поступать так, как хочу я. Но внутреннее чутье подсказывало: нельзя. Он и ждет проявления дара. Позволю себе лишнее слово - пожалею.
   - Не знаю, что ты скрываешь, но я выясню это, - прошипел Страж. Я сузила глаза.
   - Вперед, - жестко отрезала я.
   Страж усмехнулся. Смотрел он теперь на меня как-то... неправильно. Отвечая на мой вызов насмешкой и уверенностью в своих силах.
   Пауза затягивалась, часы громко отсчитывали время, в комнате от жары стекла плавились, а у меня по спине полз холодок. Несмотря на всю мою показную браваду, я отчаянно боялась, что Стражу взбредет в голову взглянуть на рисунок дара. Каждое мгновение растягивалось для меня в бесконечность, а магу будто нравилось тягостное молчание. Он молча заглядывал в мои глаза, словно надеясь там что-то отыскать.
   - Может, ты оставишь мою гостью в покое? - ленивый голос Ардиана заставил вздрогнуть не только меня, но и Стража. Хватка Лио ослабла, и он коротко выругался сквозь зубы.
  

***

   Ардиан сделал шаг в комнату и, вальяжно прислонившись к стене, скрестил на груди руки. Выглядел он... верно, как Ардиан. Белые брюки, продуманная небрежность в одежде, надменные искры в глазах. Весь его вид кричал: мир принадлежит мне.
   Я могла понять Ханну. Могла понять других девушек, которые сходили по Ардиану с ума. Я даже могла понять газеты, смакующие новости о каждом чихе наследника со всех сторон.
   Чего я не могла понять, так почему Ардиан смотрит именно на меня... так. Обжигающе, с желанием. От этого взгляда становилось неуютно и даже тревожно.
   Впрочем, да ну его. Я дернула руку, вырываясь из хватки Лио, и на этот раз успешно. Потерев запястье, я смерила синеглазого презрительным взглядом. Но тому явно было не до меня.
   Кажется, Стражу визит хозяина дома удовольствия не доставил. Его губы поджались, по лицу скользнула тень досады и презрения. Медленно выпрямившись, Лио сложил на груди руки и сощурился, рассматривая Ардиана.
   - Тебя это не касается.
   - Мой дом... Комната моей сестры. Моя гостья, - насмешливо протянул Ардиан. - Интересное заявление. Теряюсь в догадках, что меня конкретно не касается?
   - Это дела Сената.
   - То есть кучки идиотов, возомнивших себя правителями. Но здесь мой дом, я устанавливаю правила. Ты свободен, Страж, - спокойно приказал Ардиан, и холода в комнате прибавилось. - Слышал меня? Оставь нас.
   Я поежилась. В мои планы никак не входило оставаться наедине с Верудом! Не ожидала, что Ардиан окажется дома в такой час: по слухам дома он редкий гость. Совсем мне не нравится, как он на меня смотрит... решительно и пристально. Аж до мурашек.
   Я вдавилась спиной в кресло и встретилась взглядом с Лио, почти готовая просить его остаться. Почти, но с другой стороны, ни за что.
   Синеглазый пару мгновений изучал мое лицо, словно что-то обдумывая. Наконец, он устало вздохнул и тут же усмехнулся.
   - Слушаюсь и повинуюсь! - К моему ужасу, маг послушно направился к двери. Лишь бросил повелительно на ходу: - Арианна, за мной!
   Я не сразу сообразила, к кому он обращается, и Лио обернулся в дверях. Сурово посмотрел на меня, всем своим видом предупреждая не спорить.
   - У меня приказ сенатора Шарго. Сама пойдешь или мне тебя силой тащить?
   Слава небесам! Я подхватилась с кресла, состроив недовольное лицо, но втайне радуясь. Я уже жалела, что сюда пришла. Надо было дома остаться: проблем меньше.
   - Ардиан, - вежливо попрощалась я кивком, едва поравнялась с наследником. На его лице промелькнула смесь разочарования и досады.
   - Постой. - Рука Ардиана перехватила мое запястье так быстро, что я не успела увернуться. Подавив вздох раздражения, я неохотно перевела взгляд на наследника. Это Ханна, Ханна страдает по Веруду! Не я же.
   Внимание наследника начинало утомлять. Он красив, умен, богат - без сомнения. Но что мне до того? Я даже не понимала, что с этим делать!
   - Тебе не понравились цветы? - Ардиан лениво подцепил кончики моих волос. Жест за гранью вежливости. Мне захотелось оттолкнуть его руку, ревниво перекинуть волосы на другое плечо, но я заставила себя дышать ровно.
   - Я благодарна за них. Но не могла принять, - ответила я уклончиво. Конечно, я отправила цветы обратно! Пока Ханна не узнала, а то мало ли. Прирежет ночью и скажет, что во сне всякое случается.
   - Позволь мне хотя бы угостить тебя ужином?
   Я нахмурилась. Такое предложение Ардиана... учитывая, что пропала его сестра... граничило почти с грубостью. Ни капли горя на его лице, ни тени страха или тревоги. Я стиснула руку в кулак, но все еще сдержанно отклонила предложение.
   - Не могу.
   - Жаль, - поднял бровь Ардиан, не спеша уходить с моей дороги.
   Ну что ему надо? Я почти запаниковала. Прав был Кай, надо было сидеть дома и не высовываться. Вместо этого я стою между Стражем, который вбил себе в голову, что я похитила Тиару, - и любимчиком публики, решившим, что я именно та девушка, которая жаждет его бесценного внимания.
   Так вот. Я не жаждала. Сейчас я бы хотела оказаться как можно дальше отсюда. Но вежливость, шакс ее дери.
   - Еще раз спасибо за цветы. - Так что я сухо улыбнулась, старательно не вылезая из роли хорошей девочки, и попыталась миновать Ардиана. Не тут-то было! Наткнувшись в следующий момент на его вытянутую руку, я раздраженно выдохнула.
   Вежливость? Всегда была моей слабой стороной. Я повернула голову и, встретившись со взглядом зеленых глаз, прищурилась.
   - Ты меня пропустишь или нет?
   - А что, если нет? - невозмутимо откликнулся Ардиан.
   Я потихоньку начинала закипать. Кровь стучала в ушах все сильнее, и я была близка к тому, чтобы поддаться гулу в голове. Всего одно слово. Один приказ. И Веруд отстанет навсегда. Вдруг получится?
   Впрочем, я врала себе. Внимание Арда не столько раздражало, - в чем-то было даже приятным, - сколько пугало. Что-то меня настораживало в Ардиане. Какая-то нотка... опасности.
   - Так что, если не пропущу? Прикажешь мне? - прошептал Ардиан, не отрывая от меня взгляда. По его губам скользнула улыбка, знающая и уверенная. Искушающая...
   Я начинала привыкать к этому жужжанию в голове... к легкому чувству всемогущества, власти над чужой душой... я прислушалась к звенящей энергии внутри себя. Почему бы и нет? Приказать... ведь я могу. Я медленно сощурилась.
   В глазах Ардиана зажегся огонек интереса, он наблюдал за мной с любопытством и ожиданием. Он словно требовал от меня действий. С каждым мгновением я все отчетливее чувствовала тонкую ниточку, связывающую нас так крепко... крепче, чем с кем-то ни было.
   Я не могла отвести взгляда от зеленых глаз. Узнавала что-то знакомое в их глубине. Будто воспоминание из далекого детства - чувствуешь, что оно затеряно где-то в твоей голове, а ухватить не можешь. Тянешься к нему, но оно ускользает. Туманное... расплывчатое... невероятно важное.
   Где же я встречала Ардиана раньше? К знакомому гулу в голове примешалось что-то новое. Чужая сила, чужой голос. Я не могла ухватить его, он звучал словно издалека, как эхо в воде... но завораживал.
   Пожалуй... я действительно... слышала этот голос раньше. Так давно...
   - Арианна! - Синеглазый властно схватил меня за руку, разбивая непонятную связь между мной и Ардианом. Я потрясла головой, чувствуя себя немного странно. Как рыба на берегу. В голове звенело, в глазах все расплывалось. Даже огрызнуться забыла. - Приказ сенатора Шарго. Я должен доставить Арианну домой. Немедленно.
   Ардиан выдохнул сквозь зубы и, нехорошо сузив глаза, посмотрел на Лио. Крайнее недовольство зажглось в его глазах, словно Лио давно и прочно стоял у наследника поперек горла. Сомневаюсь, что мимолетная встреча могла вызвать такой гнев. Тут крылось нечто более давнее.
   Но, честное слово, меня это сейчас меньше всего волновало. Удержаться бы на ногах.
   - Разумеется, - холодно усмехнулся Ардиан. Его взгляд медленно прошелся по моему лицу, не упуская ни малейшей детали, после чего Веруд, наконец, убрал руку с моего пути. - Мы еще встретимся, Арианна... С нетерпением этого жду.
   Сухо кивнув, я безропотно позволила Лио увести себя подальше от наследника и его пристального, задумчивого взгляда. Страж особенно не церемонился, мертвой хваткой вцепившись в мою руку - но сил возмущаться не осталось. Голова все еще кружилась, мысли путались. Я чудом нигде не споткнулась, и лишь на крыльце, глотнув воздуха, смогла прийти в себя.
   Опомнившись, я выдернула руку из хватки парня, но тот моментально развернулся и встряхнул меня за плечи. В его глазах плясал огонь, он смотрел с гневом и строго. Так отец смотрел на меня всякий раз, когда я попадала в опасные ситуации. Скажем, когда в одиночку отправлялась изучать ледяные пещеры на границе или когда заговаривала со спиритами на глазах у других людей.
   - Никогда. Не. Внушай Ардиану. Это понятно? - отрывисто потребовал он. Я возмущенно сощурилась.
   - Я не собиралась! - Я осеклась и поспешно уточнила: - Может, потому, что не умею.
   - Ну конечно, - усмехнулся Лио, резко выпуская меня и без предисловий направляясь к лестнице. Я посмотрела ему вслед, непонимающе хмурясь. Ни извинений, ни прощания?
   - А как же твой приказ? Ты же должен привести меня домой, вдруг я не туда сверну? - прозвучали мои слова... ехидно, но двусмысленно, и я прикусила язык. Страж резко обернулся. Удивленно поднял бровь, заставив меня сердито нахмуриться.
   - Я не подчиняюсь Шарго, - спокойно ответил он.
   Усмешка медленно сошла с его лица, глаза сощурились. Он постоял секунду-другую, пристально меня разглядывая, - словно колебался, говорить или нет. Наконец, он смерил меня хмурым взглядом и покачал головой. Неодобрительно, кстати.
   - Я тебе не нянька, Арианна. Поступай, как знаешь. Но я предупредил: следи за тем, что делаешь. Ардиан не из тех людей, кому можно слепо доверять.
   Не дожидаясь моей реакции, Лио развернулся и спрыгнул с крыльца. Лилия на его форме блестела золотом, ослепляя. Вслед за ним откуда-то с крыши скользнула тень спирита - я уже видела этого спирита раньше, тогда, в кофейной. Если Люи обожала вид сердитой зубастой девочки, то спирит синеглазого, видно, предпочитал форму крупного зверя.
   Сейчас, при свете дня, спирита едва можно было рассмотреть, но все-таки я увидела, как зверь, остановившись, изучающе пробежался по мне взглядом. Будто запоминал. Оценивал. Он не выглядел враждебным - скорее, суровым. Под стать самому синеглазому.
   Отвернувшись, спирит направился вслед за Лио, беднея на глазах, пока не исчез в воздухе. Странно. Он меня будто поприветствовал.
   Я наклонила голову и вытерла лоб тыльной стороной ладони. Несмотря на то, что синеглазый меня только что отчитал, догонять его и возмущаться было лень. Я пожала плечами.
   - Подумаешь! - прошептала я слегка обиженно и направилась в противоположном направлении, к воротам. У меня и без синеглазого проблем хватает. Пусть себе делает, что хочет: лопнет от гордости - туда ему и дорога.
   Я остановилась в воротах. Вздохнув, оглянулась на усадьбу Верудов. Вовсю стрекотали цикады. Блеск башенок слепил глаза, в дрожащем воздухе очертания дома расплывались. Может, синеглазый нравился мне все меньше и меньше, но доля правды в его словах имелась. Веруд меня настораживал. Тревожил. При виде него мое сердце билось отнюдь не от восторга, а от... угрозы?
   Нахмурившись, я отвернулась. Рассеянно провела ладонью по раскаленному железу кованой решетки. Я попыталась вызвать то чувство связи между мной и Ардианом... то воспоминание, мелькнувшее недавно... но оно померкло окончательно, и я сдалась.
   Не понимаю. Я не встречала Ардиана до приема. В этом я уверена точно.
   - Какая железочка... - проворковал знакомый голосок. Я сощурилась и постаралась найти Люи. Спирит кружилась едва различимым в дневном свете огоньком - и так, и этак приноравливалась к огромной резной загогулине на воротах. - Какая красивая...
   - Люи! - тихо окликнула я спирита, но если Люи увлеклась железками, отвлечь ее невозможно.
   - Отвянь! Я занята, я вся в делах, - огрызнулась вредина.
   - Люи, оставь ворота в покое!
   Разумеется, спирит плевать на меня хотела. Когда ворота дрогнули под напором маленького, но крайне упорного огонька, я внутренне застонала. Эта ведь отломает. Что угодно отломает!
   Оглянувшись на мирно помирающих у фонтана стражей, - пока не подозревающих, что у них из-под носа вот-вот утащат ворота, - я зацепилась за прутья и... да, полезла наверх за спиритом. Мне не впервой, с Люи... всегда много проблем.
   Где-то на полпути, уже у самой цели, я поймала крайне озадаченный и суровый взгляд синеглазого, заставшего меня с поличным. Думаю, это смотрелось забавно: эллая в наряде вульгара ползет по решетке шатающихся ворот. Плакала моя репутация здравомыслящего человека!
   Я вздохнула еще тяжелее и, потянувшись, все-таки схватила мельтешащий - и, между прочим, зубастый! - огонек в кулак.
   Убью эту поганку!
  
  


Глава 15

Арианна

  
   Вокруг золоченого шпиля, уходящего высоко в небо, кружились птицы. Я приложила ко лбу руку и прищурилась. Городские часы возвышались над площадью - почти одиннадцать, в это время большинство ашеров отдыхают, а остальные распивают чаи. Как раз то, что нужно: если повезет, меня никто и не заметит. А мне бы только перекинуться парой слов с этим послом... с Марком.
   Я вздохнула и взглянула на дирижабль, парящий над городом вторую неделю. Его очертания меркли на фоне слепящего солнца, в мареве он казался гигантской птицей, тенью накрывшей здание Сената. Кто знает, может, Марк действительно ничего не знает и все это пустая трата времени, но я должна попытаться. Он - единственная ниточка, которая ведет к ответам на возникшие вопросы. Ведет к отцу и тайнам, с ним связанным.
   - Добрый день! - Женщина на входе даже не подняла глаз от журнала, лишь вздрогнула, когда за мной захлопнулась дверь, впустив в зал порыв ветра. - Могу чем-то помочь?
   - Да, сенатор Шарго просил отнести пару документов в Архивы. - Я почти не врала, если только совсем немного умолчала. Документы на поступление в Архивы пылились в моей сумке вторую неделю, и я надеялась, что они там будут пылиться вечно: не собираюсь я становиться смотрителем, вот еще! - Мне бы допуск.
   Пока женщина, наконец-то отложив журнал, проводила раскопки в ящике стола, я успела осмотреться и заметить пару Стражей у дверей, ведущих в Архивы. Я наклонила голову, внимательно рассматривая охрану.
   И тут же резко отвернулась, поймав пристальный взгляд крайне знакомого Стража. То ли этот Лио меня преследует, то ли я его. Слишком часто стал на моем пути встречаться. Я не верила в совпадения, и меня начинали настораживать столь частые встречи с типом, которого я бы страстно хотела обойти стороной.
   Он точно не работает на Шарго? Если нет, то тогда какого шакса, в самом деле, он вечно рядом со мной ошивается?!
   Занервничав, я схватила в руки отложенной женщиной журнал. Глянцевые странички не добавили мне хорошего настроения: везде, везде этот Ардиан Веруд! Впрочем, уж лучше он, чем обложка с фальшиво улыбающимся Шарго. Рядом с дядей толпились мрачные представители Островов и всем своим видом отвечали на вопрос в заголовке "Острова - с миром или с войной?". Я оживилась. То, что нужно.
   Подвинув к женщине журнал, я указала на обложку.
   - А эти что? Уехали уже или нет? Шарго весь на нервах из-за них, слов нет, как рычит.
   Он всегда рычит, так что ничего удивительного. Хотя нет, не всегда, когда надо, он сама доброта и смирение, но вряд ли простые смертные знакомы со "светлой" стороной моего дяди. Для этого надо быть как минимум другим сенатором. Горько улыбнувшись, женщина вытащила круглый камешек - пропуск - и протянула мне.
   - Вечером посольство нас покинет, не переживай. Хотя сомневаюсь, что после что-то изменится в настроении сенатора. - Женщина подняла голову и, рассмотрев меня, прищурилась. - А ты тут новенькая, да? Что-то я тебя не видела.
   Уже вечером! Я думала, у меня больше времени. Расстроившись, я схватила пропуск и через силу улыбнулась.
   - У меня здесь практика.
  
   В Архивах пылились записи рождения, смерти, копии всяких документов, книги, письма и мрачные тайны Сената. Кого попало, сюда не пускали, и меня проверили, наверное, тысячу раз, прежде чем разрешили переступить порог. Здесь пахло старой бумагой и пылью, а в потускневших от времени зеркалах отражались молчаливые Стражи, бдительно следящие за каждым моим шагом.
   - Люи, хочешь конфетку? - Шепотом уточнила я у спирита, когда та наконец-то объявилась. Маленький зловредный огонек трудно не заметить, особенно когда он то и дело пытается отломать все попадающиеся на дороге "железочки".
   Огонек заинтересованно покружился вокруг меня и мягко опустился на плечо. Каким-то образом Люи умудрялась скрываться не только от людей, но и от других спиритов. Что весьма полезно, когда требуется отвлечь Стражей от себя любимой.
   - Если большую, то не откажусь, - прошелестела Люи мне на ухо. Я хмыкнула.
   - Куплю тебе, что захочешь, и к тому же позволю отломать красивую стрелку вон на тех часах, - я кивнула на огромные, во всю стену часы, и Люи задрожала от восторга. Стрелка неторопливо двигалась по кругу. Красивая, блестящая, с завитушками, изящно вырезанная из серебра. Но, похоже, двигаться ей оставалось недолго.
   Дважды уговаривать Люи не пришлось. Не успела я моргнуть, как огонек весело взмыл в воздух и прилепился к циферблату. Спустя мгновение огромная стрелка замерла и рывками двинулась в обратном направлении. Винтики посыпались на пол, звеня и подпрыгивая при ударе о камень, да еще в таком количестве, что все Стражи разом обернулись в направлении звука.
   Молодец, Люи! За спирита я не волновалась: судя по озадаченным Стражам, никаких спиритов они в упор не замечали.
   Зато стрелку заметили все, в том числе ее беспечный полет в воздухе. И пока Стражи провожали в недоумении порхающую к выходу часовую стрелу, я нырнула в боковой коридорчик и подбежала к огромной картине. Мужчина с острым презрительным взглядом неодобрительно взирал на меня с холста. На его плече хохлился черный ворон и, кажется, светлыми чувствами ко мне тоже не пылал.
   Ну здравствуй, кто-то там из Хранителей. Когда Сенат пришел к власти, все следы власти Хранителей были стерты. Их символы уничтожены, портреты изгнаны в темные углы и коридоры. Действительно, зачем тратиться на двери, если можно прикрыть тайный ход никому не нужным портретом?
   Я приложила ладонь к шершавому холсту и зачем-то стерла пыль с лица мужчины. Сейчас я видела портрет как-то... иначе. Может, тому виной рисунок дара на плече, но я будто знала это лицо...
   ...Мягко говоря, оно мне не нравилось. Безо всякой на то причины. И все же к этому чувству примешивался легкий оттенок вины. Грусть по чему-то утерянному. Может, по самой себе.
   Я очнулась и, прислонившись к раме спиной, принялась двигать картину в сторону. Громадное полотно в резной раме не спешило поддаваться, но я старалась. Чьи-то шаги приближались к небольшому коридорчику, где я сейчас находилась, и мне вовсе не хотелось объяснять, что это я тут такое интересное делаю.
   Вдохнув, я изо всей силы толкнула тяжелую раму вбок, и картина качнулась, приоткрывая небольшую лазейку в тайный коридор. Наконец-то! Не теряя времени, я юркнула внутрь и притаилась, слушая, не заметили ли меня. Шаги остановились, но спустя мгновение двинулись дальше.
   Я перевела дыхание. Ладно, теперь бы еще найти Марка и миновать охрану посольства. Остается надеяться, я все разузнала верно, и Марк действительно в своих покоях. Просто удивительно, как порой пронырливы бывают вульгарские мальчишки за пару монет.
   Развернувшись, я постояла, привыкая к полумраку. Старая кладка была на ощупь теплой и запыленной, древние светильники, еще со времен Хранителей, излучали свет настолько тусклый, что я с трудом различала свои руки. Чувствую себя, словно спирит, заточенный в шкатулку: узко и тесно, и слышно собственное дыхание. Взволнованные голоса Стражей, делившихся впечатлениями от полета часовой стрелы, звучали приглушенно и далеко.
   Я встряхнула головой и полезла в сумку за наброском мальчишки. Кривые линии с трудом можно было разобрать, но, к счастью, ход нигде не разветвлялся и вел прямиком в гостевое крыло здания Сената.
   Не запутаюсь в любом случае. Я смяла листок и, сунув его в сумку, двинулась навстречу приключениям. Крайне надеюсь, в этих приключениях обойдется без участия лекций Шарго и ареста.
  
   Здание Сената поражало размерами, но гостевое крыло находилось совсем рядом с Архивами. У меня заняло всего минут десять, чтобы преодолеть путь. Я потянула за обратную сторону рамы, упираясь ногами для равновесия, и проскользнула в темный тупиковый коридорчик.
   Картина мягко и почти бесшумно встала на место, и я почему-то задержалась у портрета, рассматривая изображенную на нем девушку. Такая юная... одетая в белоснежное воздушное платье, она казалась хрупкой, неземной. Черные локоны обрамляли почти детское лицо, но вот взгляд девушки пробирал до мурашек. Не по-детски взрослый, будто вся тяжесть мира легла на ее плечи. Синие глаза щурились жестко и пронзительно. Девушка, пожалуй, была красива. Но что-то в ней таилось ледяное и одинокое. Она словно не умела улыбаться...
   Я приложила пальцы к картине. Ее я видела тоже. Во снах... так странно. Все Хранители, изображенные на портретах, счастливыми не выглядят. Очень даже напротив...
   - Риана Шеруд, - прочитала я шепотом надпись под портретом и тут же вздрогнула, услышав голоса.
   Прижавшись к стене, я с тревогой смотрела на мимо проходящую группу людей. Вульгары шумели и переговаривались, и я надеялась, что никому не взбредет в голову взглянуть в мою сторону.
   Хотя, впрочем... я оценивающе присмотрелась к вульгарам. Все в себе, никого не замечают. "Чтобы спрятаться, иногда достаточно быть на виду" - говорил отец. Ведь это же не последние вульгары, которые сейчас должны пойти по этому коридору? Только что миновало собрание, всем хочется домой, в плед и к чаю. В подтверждении моей догадки вдалеке послышались новые голоса, и я решилась.
   Как ни в чем ни бывало пристроившись в хвост делегации, я улыбнулась шагающей рядом женщине.
   - Добрый день! Как поживаете? Все ли вас устраивает?
   Женщина ответила улыбкой и кивком, приняв меня, наверное, за очередного секретаря или служку из Сената. Чего я и добивалась. Оглянувшись, я убедилась, что Стражи, занятые следующей группой гостей, ничего не заметили, и уверенно свернула к двери под номером восемь.
   Ручка поддалась на удивление легко - даже не заперто! Я-то думала, придется стучать. Мир будто сам подталкивал меня к допросу посла. Просочившись внутрь, я нечаянно хлопнула дверью, и Марк резко обернулся на звук. Его глаза удивленно распахнулись.
   - Что ты здесь?...
   - Тихо-тихо, - зашикала я, проворно подпирая дверь богато украшенным стулом. Бусинки в моих волосах зазвенели, сталкиваясь. Ненавижу столичную моду! - Мне надо с вами поговорить.
   Сегодня мужчина выглядел более... соответствующим статусу посла. Жители Островов одевались иначе, чем ашеры. Мы выглядели в сравнении с островитянами капризными детьми, со всеми этими юбками-колоколами и бесчисленными знаками отличия и символами. Одежда островитян была строгой, с четкими линиями, и отдаленно напоминала форму Стражей. Никаких лишних линий. Никаких украшений. Никаких побрякушек. Вполне понятно: живущие почти на границе с севером, эти люди подчиняли жизнь строгости и порядку.
   Марк дернул воротник и скривился. Какой-то он весь раздраженный - и напряженный. Кинув взгляд на дверь, он неодобрительно покачал головой.
   - Я все рассказал, - резко бросил он. - Ты зря пришла.
   - Вряд ли. Кое-что вы упустили. - Я нагло села на стул у двери, наглухо перекрывая Марку путь к бегству и сощурилась. - Например, почему письмо отца написано после его смерти?
   Я достала из сумки письмо и, продемонстрировав Марку, бросила его на рядом стоящий столик. Взгляда от мужчины я не отрывала, ловя каждую его эмоцию, каждый жест. Вот его глаза тревожно сощурились, губы дернулись. Он еще раз нервно поправил воротник.
   - Отключи паука, - глухо бросил он, кивая на стену за мной.
   Кого отключить? Я с недоумением повернулась и обнаружила над столиком мигающую точку. Потянувшись, я аккуратно сняла со стены металлического паучка. Он смешно шевелил лапками, пытаясь сбежать из моих рук. Шестеренки - маленькие, едва различимые, - вертелись, передавая кому-то информацию обо всем, что происходит в комнате. Незаметная штучка, чтобы контролировать тех, кто не внушает доверия.
   Я мягко нажал на брюшко "паука", и тот затих. Лапки дернулись последний раз, и я с любопытством повертела незнакомое изобретение в руках.
   - Итак? - Я подняла глаза, оставив паука в покое, и посмотрела на Марка.
   Не уверена, но тому, кажется, мой визит удовольствия не доставил. Марк с беспокойством взглянул на паука в моей ладони, с тревогой на дверь... словно ждал, что меня сейчас вместе со стулом сметет толпа Стражей и затребует ответа, куда делась племянница сенатора.
   - Ты ведь знаешь, мне достаточно позвать Стражей, и тебя отсюда вышвырнут? - на всякий случай уточнил Марк. Судя по кислейшему выражению лица, без особой надежды на удачу, но попытка хорошая. Я сузила глаза.
   - Знаю.
   В комнате повисла напряженная тишина. Марк смотрел на меня со смесью усталости и недоверия. Ждал, наверное, что я еще что-то скажу, но я молча требовала ответов. Наконец, поморщившись, мужчина процедил сквозь зубы:
   - Духи небесные, как я ненавижу ашерских детей! Похоже, от тебя все равно так просто не отделаешься, вся в Артура.
   Я безмолвно подтверждала догадку Марка, и тот, сдавшись окончательно, махнул рукой на кресло.
   - Я налью чай. Размещайся.
   - Мне зеленый с вареньем, пожалуйста, - учтиво подсказала я. Марк резко обернулся, хмурясь еще сильнее, и я на всякий случай улыбнулась. - Лучше с вишневым.
   - Ашерррры, - процедил возмущенный посол, но послушно отправился выполнять мой каприз.
  
  

***

   Стая птиц кружила над площадью серым размытым пятном. Почти бесшумно, словно хмурая туча. Я отхлебнула из чашки, следя, как медленно очертания птиц перетекают в очертания спиритов. Что-то этих диких спиритов многовато развелось в Столице.
   - Интересные птицы, не так ли? - Марк разместился напротив меня. Я отвлеклась от неба и, не задумываясь, откликнулась:
   - Это не птицы.
   - О, ты тоже заметила? - оживился Марк, словно только и ждал такого ответа. - Занятно, ведь дикие спириты всегда подчинялись исключительно Хранителям.
   Я поперхнулась чаем - что-то мелькнуло за словами Марка, какая-то уверенность. Он словно прощупывал почву, пытаясь докопаться до моих тайн. Он же не мог узнать, кто я? А, впрочем, откуда? Марк не маг и даже не ашер... глупые страхи.
   Чуть успокоившись, я наклонила голову.
   - Это невозможно, Хранителей больше нет.
   - Откуда такая уверенность? - поднял бровь Марк и слегка усмехнулся. - Такие спириты всегда появлялись в Смуту, предупреждая о визите Азара. Можно сказать, они были его визитной карточкой.
   Мои руки дрогнули, и чашка опасно накренилась. Спокойно. Я глубоко вдохнула. Тот, кто виноват в исчезновении Тиары, - кто бы это ни был - не мог быть на самом деле Азаром. И все же при звуке этого имени холодок пробежал по моей спине. Белые волосы... такие жестокие глаза... он пугал меня. Пугал до дрожи. Одно это имя - Азар - заставляло мое сердце замирать и тревожно сжиматься.
   Я еще раз глубоко вдохнула и резко поставила чашку на стол. От стука Марк поморщился, но я лишь поджала губы. Не знаю, что именно видела на приеме Верудов... но Азар не мог вернуться.
   Он мертв. И точка.
   В противном случае все, кто мне дорог, в опасности.
   - О чем вы? Азара убили, - с трудом выдохнула я. Слова отказывались подчиняться. Никак не ложились на язык. Приходилось выталкивать их силой, и голос прозвучал хрипло. Будто что-то внутри меня сопротивлялось им.
   Это странно, но при том, что я жаждала, чтобы мои слова оказались правдой, где-то глубоко внутри мне хотелось, чтобы они оказались ложью.
   - И ты в это веришь?
   - Все это знают, - нахмурилась я.
   - Ты не ответила.
   Я раздраженно откинулась на спинку. Проницательность вульгара начинала меня настораживать. Еще немного, и решу, что Тиару похитило посольство Независимых Островов. Веруды влиятельная семья, почему нет. Может, поэтому Лио так дотошно выспрашивал, о чем я говорила с Марком?
   Я потерла кожаный подлокотник и сощурилась. Хорошая версия, но что-то не сходится. Хотя бы то, что Тиара не наследница. Наследник - Ардиан, ради которого не только Сенат, но и многочисленные поклонницы в лепешку разобьются. Куда более выгодная цель.
   Марк долго молчал, рассматривая небо и кружащих над площадью спиритов. Когда он заговорил, голос его звучал задумчиво.
   - Хранителей невозможно убить, Арианна. Разве ты не знала? Азара лишили тела. Заточили навеки в Эллизиере. Но он отнюдь не мертв, девочка. И есть способы... ты ведь знаешь, кто такие носители?
   Взгляд Марка остановился на мне. Испытующий, строгий. Я медленно покачала головой.
   - На севере водятся разные твари. Безобидные и смертельно опасные. Добренькие и свирепые. А знаешь, какие самые опасные? Мы называем их шайтанами. Они вселяются в чужие тела, занимают их, как бессловесную куклу, выталкивая сознание человека, как пробку из бутылки. Человека больше нет, но тело его живет. Двигается, умеет говорить. Умеет притворяться. - Марк подался вперед. - Вот кто такие носители. Вот как погиб твой отец.
   Я вскинула голову. Слова Марка звучали безжалостно и жестко. Глаза смотрели прямо в мои, неотрывно и испытующе.
   - Шайтан коснулся его. Твоего отца больше нет. Просто смирись с этим.
   Может быть, слова Марка звучали чересчур жестко. Он словно пытался меня в чем-то убедить. Но что-то - сама не знаю что - в его голосе кричало о лжи. Он врал мне. Врал в лицо, и я знала это, как знала, что птицы, кружащие в небе, ненастоящие.
   - Вы лжете, - отрезала я, сама не понимая, откуда такая уверенность. Марк отпрянул, и пришла моя очередь податься вперед. Только, в отличие от вульгара, я злилась. - Лжете сейчас и лгали прежде. Вы знаете, что отец жив, не так ли? Вы знаете, где он.
   - Не понимаю, о...
   - И вы мне расскажете, - с нажимом перебила я. Голову сжало, словно тисками, знакомое чувство, будто иголочки по всему телу. Легкое жужжание в ушах... и привкус металла во рту. Я поймала взгляд Марка. Он будет говорить. Расскажет. Я уверена.
   - Еще раз повторю...
   - Говорите правду, - приказала я, вложив в приказ всю силу. Марк моргнул, его рука дернулась, будто он пытался дотянуться до меня, но безвольно упала. Я сощурилась, не спеша отпускать сознание посла. - Мой отец жив?
   - Я... - Марк задохнулся, будто пытаясь остановить слова, но они рвались из его горла. - Не уверен...
   - Но вы же с ним общались после его похорон? Ведь так?
   - Да, - выдохнул Марк, и я, вздрогнув, откинулась на спинку. Сердце радостно подпрыгнуло, но я еще не все узнала. Голову сдавливало все сильнее, я не была уверена, сколько еще продержусь. С трудом сосредоточившись, я помолчала и задала следующий вопрос.
   - Где его найти?
   - Хотел бы я знать, Арианна, но я не знаю. Хватит. Останови это. Пожалуйста, - исподлобья взглянул на меня Марк. Судя по его лицу, не только у меня голова раскалывается.
   Я не понимала почему, но с Марком все было иначе. Что-то будто сопротивлялось, выталкивая меня прочь из его головы... ослабляло... не только Марку, но и мне с каждым мгновением становилось хуже. Голову сдавливало все сильнее. Как бы я ни пыталась сосредоточиться, вопросы сталкивались в мыслях, я никак не могла ухватить хотя бы один. А когда, наконец, ухватила, резкая боль заставила меня зажмуриться.
   ...Больше не могу...
   Я моргнула, позволяя себе отпустить чужое сознание, и ниточка, связывающая нас, оборвалась. Обмякнув в кресле, я попыталась выровнять дыхание. Ну и мир заодно. В глазах мелькали точки и вспышки.
   Марк судорожно вдохнул, словно сбрасывая тяжелые цепи. Посидев минутку, он взял в руки чашку и нервно отпил глоток. Он молчал долго, разглядывая меня, а когда заговорил, в его голосе не было ни страха, ни удивления, лишь легкая слабость... словно он всю жизнь знал то, о чем я узнала лишь пару дней назад.
   - Значит, ты все-таки Хранитель.
   Я с вызовом вздернула подбородок.
   - Расскажете? - резко уточнила я. Мужчина медленно и даже удивленно покачал головой.
   - Я не враг тебе. Но мог бы им оказаться. Ты понимаешь, о чем я? - Марк помедлил. - Твой отец подозревал о твоем даре. Но вот что. Прекрати его искать. Сомневаюсь, что он тебе поможет. Артур был связан... с нехорошими людьми. Возможно, он не мог и не может тебе помочь. Боюсь, ты одна и рассчитывать можешь лишь на себя. Это ты вызвала их?
   Резкая смена темы застала меня врасплох, и я не сразу поняла, о чем речь. Проследив за взглядом Марка, я хмуро изучила мельтешащих на небе "птичек". Будто я знаю, как их призывать! Стала бы тогда терпеть Ханну! Я нахмурилась и отрицательно покачала головой.
   - Значит, ты не единственная... - непонятно протянул Марк и, поставив на стол чашку, поднялся. Подойдя к окну, он постоял, изучая небо, как заклятого врага. - И это тревожит.
   - Что такого в этих спиритах? Ведь они никого не трогают...
   - Пока не трогают. На твоем месте я бы не проявлял дар столь бездумно. Дикие спириты всегда сопровождали Азара, шаг за шагом, следовали за ним, подчинялись ему. - Марк обернулся. - Вас, ашеров, убедили, что Азар мертв. Но мы никогда не верили, что он ушел навсегда.
   Я так сжала подлокотник кресла, что ногти до боли впились в обивку.
   - А если бы... если бы Азар вернулся, - избегая смотреть на посла, спросила я тихо. - Отец знал, как его победить?
   Я рискнула поднять глаза, но Марк не смеялся. Смотрел на меня внимательно и задумчиво, ничем не показывая, что я сошла с ума. А я сошла, если действительно спрашиваю, как победить того, кто умер две сотни лет тому назад. Нелепо. Но, кажется, вульгара вопрос не смутил. Напротив, он словно ждал его. Помедлив, он вернулся в кресло.
   - Артур не поможет тебе. Пойми уже, наконец.
   - И все же?
   Марк не сразу откликнулся. Будто размышлял о чем-то.
   - Артур говорил... свитки - душа Хранителей. В них записано все, что знал Хранитель при жизни. Однако единственный, кому удалось избавиться от Азара, мертв.
   Марк наклонился ко мне и сощурился.
   - Но душа его жива. Свиток до сих пор где-то спрятан. Твой отец считал, в Храме Кио-ре. Но это все, чем я могу тебе помочь, Арианна. Будь осторожна, пожалуйста. Если так случится... вдруг... что Азар вернется... беги. Это единственное решение.
   Дверь распахнулась, стоило последним словам вульгара повиснуть в воздухе. Марк степенно поднялся навстречу объявившемуся Стражу, а я не нашла в себе сил хотя бы повернуть голову. Обрести надежду - и потерять ниточку к ней. Ирония судьбы или закон подлости, но я чувствовала, что стою на краю пропасти и подо мной разрушается скала. Отец жив... но если Марк прав, у меня не хватит времени его найти. Ни единой ниточки, ведущей к нему! Ничего!
   Я действительно одна. И хуже всего, никто не поверит обо всех этих отражениях, Азаре и о моем даре, если рискну рассказать.
   ...Нет, хуже всего, если поверит. Хранителей стараниями Азара, будь он трижды проклят небом, уничтожат, даже не разбираясь, кто злодей, а кто мимо проходил.
   Я стиснула ткань платья и глубоко вдохнула. Ну и ладно. Пусть я одна, но Храм Кио-ре уже хоть какая-то, но зацепка. Я просто не могу сидеть, ожидая, когда этот тип из зеркала расправится с моей жизнью. Ради Тиары я должна попытаться ее спасти.
   - Опять ты, - зашипели мне на ухо, резко выдергивая из кресла. Чьи-то пальцы с силой впились в плечо. Я послушно поднялась, даже не удивившись знакомому голосу. Синеглазый мое личное кармическое проклятие, не иначе. - Прошу прощения, господин посол. Этого больше не повторится.
   - Все в порядке. Моя гостья и так уже уходит. Надеюсь, ты узнала о своем отце все, что хотела. - Марк поднялся и слегка кивнул. - Прощай, Арианна.

***

   Лио вытолкал меня из комнаты и, лишь захлопнув дверь, развернулся и посмотрел... как-то странно. С толикой возмущения, строго, но почему-то молча. Осуждающе. Я постояла, переступила с ноги на ногу, но Страж не спешил отводить взгляда. К его прискорбию, я никак не желала раскаиваться.
   - Знаешь... я дико тороплюсь. Пойду, пожалуй, - помявшись, решила я и развернулась, чтобы отправиться домой.
   - Не хочешь объясниться, Арианна? - остановил меня серьезный голос. - Ты ведь не знаешь, кто такой Марк, или я не так расслышал?
   Я совершенно не хотела объясняться, но все-таки обернулась.
   - Вот и решила узнать, - устало огрызнулась я. - Простое любопытство, можешь так и передать Сенату.
   - Не думаю, что стоит беспокоить Сенат по таким мелочам. Но мне, тем не менее, интересно, о чем вы же говорили на этот раз? Или, выражаясь твоим языком, не говорили, - сузил глаза Лио. На золотом знаке лилии, выбитом на его груди, плясали блики от хрустальных люстр. Что ни говори, выглядел он эффектно и - устрашающе.
   Впрочем, что он мне сделает? В худшем случае, доложит Шарго о моем нехорошем поведении, мы с Шарго поругаемся, я выслушаю пару лекций от дяди. Пару от мамы. С десяток от Ханны. И проведу свой век в заточении в Архивах. Но я и так проведу, тоже мне, напугал.
   - О погоде и птичках. - И ведь не соврала. - Доволен?
   Довольным Страж не выглядел - даже если специально смотреть сквозь розовые очки. Весь его вид кричал о подозрительности и недоверии. Взаимные чувства. Как он только меня выследил?
   Словно отвечая на мой безмолвный вопрос, Лио сделал ко мне шаг, оказавшись тревожно близко, и продемонстрировал мне металлического паука. Губы Стража сложились в жесткую линию, а в синих глазах заплясало ледяное пламя.
   - Тебе недолго удастся водить всех за нос, Арианна. На твоем месте я бы следил за этим, - Лио сжал в руке металлического паука и с резким звуком раздавил хрупкий механизм. Детальки посыпались на ковер, беззвучно теряясь в длинном ворсе. - На сегодня я закрою глаза, но дай мне только повод, так легко не отделаешься. Ты должна понимать, игры с Братством не доведут до добра.
   И снова это Братство. Я проводила Лио задумчивым взглядом. Он все время говорит о каком-то Братстве. Все время осуждает меня за то, о чем я не имею ни малейшего понятия. Пальцы невольно коснулись прохладного кулона на шее. Он странный, этот Лио.
   Но на сегодня он меньшая из моих проблем. Развернувшись, я решительно зашагала к выходу - в противоположную от Лио сторону. Если я хочу вернуть Тиару, я должна любыми способами попасть в Храм Кио-ре.
   Но как это сделать? Меня ни за что туда не пустят, стараниями дяди и мамы. Разве что... я припрятала на груди кулон и сощурилась. Верно. Надеюсь, Ханна по мне соскучилась.
   Потому что я по ней - очень.

Глава 16 16

Ханна

  
   Глаза парня удивленно расширились, когда он понял, с кем имеет дело. Его пальцы пробежали по моему плечу, быстро обводя круглый знак с вороном, и он ахнул.
   - Ага, солнышко, ты попал.
   В расширенных зрачках врага отражалось мое лицо. Уж не знаю, почему вульгаров так пугает, когда глаза магов затягиваются тьмой, но этот парень едва в штаны не наложил. Не зря.
   Я резко оттолкнула парня назад, к дереву, да так, что он врезался спиной. Знакомое покалывание пробежалось по рукам. Энергия струилась по телу, готовая в любой момент вырваться из-под контроля. В глазах помутилось, и через мгновение мир изменился. Я видела пространство, лишенное красок и цвета, покрытое легким туманом, с черно-белыми предметами и спиритами.
   Мои спириты ждали команды. Я замешкалась: запрещено использовать свой дар во вред. Но кто увидит? Никто. А не пойман - не вор, разве нет? Пожав плечами, я сделала быстрый жест нападения и отошла подальше.
   Птицы сорвались с крыш, с деревьев, с подоконников и сфаэров. Воздух зазвенел от их ярости, и каждая маленькая пичужка хотела разодрать вульгара на мелкие части. Повинуясь мне. Едва ли можно рассказать, что значит чувствовать себя единой со спиритами. Словно подключаешься к чему-то высшему и всесильному. Словно повелеваешь миром. Реальность превращается в сон, с которым ты можешь делать, что угодно.
   - Корвус. - Я даже не вздрогнула, когда черный ворон вцепился в мое плечо когтями. Не мигая, я наблюдала, как вульгары катаются по земле. Они кричали, вопили, молили о пощаде. Такие жалкие и смешные... одно удовольствие от спектакля.
   Корвус распушил перья, коснувшись моего лица бархатным крылом, и хрипло каркнул. А, да. Пожалуй, хватит.
   - Умницы мои. - Я сделала несколько шагов вперед, чтобы лучше видеть ближайшего обидчика. Парень вопил во всю глотку. Тоненько, пронзительно, как девчонка. Это к вопросу о крутости.
   - Убери их, убери!
   - Зачем? - медленно прошептала я. - Разве ты извинился за испорченное платье?
   - Прости!
   Уже лучше. Я дождалась первой крови и отменила приказ, подняв руку. Спириты животных не слышат, но видят прекрасно, а еще лучше чувствуют. Весь секрет в том, сколько в тебе энергии. Если ты не умеешь накапливать и удерживать энергию, то рискуешь стать рабом у своих же спиритов. Но мне это не грозило. На уровне своего дара я считалась лучшей ученицей.
   Стая птиц поднялась в воздух и разлетелась по своим делам, будто ничего и не было. В каком-то роде так и было. Я оглянулась, не заметил ли кто-нибудь моего маленького развлечения. Вроде пусто.
   - Повтори, как ты там сказал? У тебя мягкая постель? Думаю, она тебе понадобится.
   Я подошла к парню, обессиленному и жалкому. Он лежал на спине в луже, часто дышал, а с его лба на ухо стекала струйка крови. Я подобрала платье и присела на корточки, не обращая внимания на недовольное карканье Корвуса.
   - И если хочешь продолжить знакомство со мной, просто раскрой рот и скажи кому-нибудь, как сладко я умею злиться. Можешь поручить это своим друзьям. Ты меня хорошо понял, малыш? - Я заботливо убрала волосы с мокрого лба парня. Он шарахнулся так, будто увидел призрак своего дедушки. Досадно. Не бегать же теперь за незадачливым поклонником?
   "Друзья" вульгара давно скрылись, оставив его в опасности. В этом все вульгары. Своя шкура ближе к телу.
   - Ханна, хватит.
   Я отвлеклась, и мой горе-ухажер, дрожа, вскочил и бросился наутек. Пусть его. Я поднялась с корточек и сжала атлас юбки в руке. У меня есть проблемы посерьезнее. Что успел увидеть Кай?
   - Ты уже здесь. И давно?
   - Достаточно. Я увидел достаточно. - Кай метал громы и молнии. Тоже мне, правильный мальчик! Я скривилась от досады и отвернулась. - Зачем?
   - Не злись, котенок. Тебя рядом не было, чтобы защитить меня. И что теперь? Да, я нарушила правила. Ах, я дрянь.
   Кай поменялся в лице. Схватив меня за руку, он поднял мое лицо и внимательно осмотрел.
   - Ты в порядке?
   - Абсолютно, - я пожала плечами. Корвус каркнул в знак согласия и, вцепившись когтями в плечо для равновесия, недовольно нахохлился.
   - В порядке? А что случилось? - Из-за угла показалась Ната, с ее извечными белыми хвостиками. Накрутив волосы на палец, она хлопнула глазами и улыбнулась. - А мы тут с Каем встретились, и он любезно согласился меня подвезти. Он у тебя верный, знаешь ли. Мы как раз шли тебя встречать.
   - Как мило.
   Я прошла мимо ухмыляющейся Наты. Интересно, если Кай видел... "достаточно", то сколько видела Ната?
   Что ж. Если моя "подруга" что-то и видела, то я об этом узнаю. Уж в чем-чем, а в этом я могла не сомневаться. Ната не станет молчать, если ей будет выгодно говорить: так что если меня исключат из Университета за использование дара, значит, Ната была в курсе.
   Ната ослепительно улыбнулась и подмигнула.
   Змея.
  

Ханна

  
   Зал тихо шумел от разговоров. Платья блестели, переливались камнями, в воздухе витали ароматы дорогих духов. Влиятельные люди могут позволить себе любые наряды любых дизайнеров. Я прикусила губу. Не то что я. Чтобы не выглядеть здесь нищенкой, мне пришлось выложить чуть ли не остатки средств. Копить теперь...
   Все из-за отца. Если бы он не был идиотом, сидел бы сейчас в Сенате, а мы бы купались в деньгах и уважении. Ему предлагали, но слишком гордый - отказался. "Я нужен на Севере", да что вы! Вот и сгинул на своем обожаемом севере, туда ему и дорога.
   - Забирай, только меня в эти игры не втягивай. - Кай всунул мне в руки бокал с вином и развалился в кресле. Невозмутимый. Равнодушный. Отстранённый. Я стиснула бокал в руке.
   - Тебя не было полчаса.
   - Длинная очередь, - отрезал Кай.
   - И вон та блондиночка тоже в ней застряла? - кивнула я на вошедшую вслед за Каем девушку.
   Чем-то она была похожа на Нату. И даже кулон такой же - перечеркнутая спираль. Не то чтобы девушка симпатичная. Да и Кай мне с ней не изменял, не его уровень. Он бросался девушками, но никогда их не обманывал. Тем более, я видела его практически все время.
   Только мне было обидно. Я проторчала тут, как полная дура, развлекая разговорами всех окружающих парней. И что же Кай? Даже не почесался! Ни ревности, ни интереса.
   Кай обернулся, словно не понимал, о ком я говорю. Изучил девушку хмурым взглядом и закатил глаза.
   - Ханна, хватит.
   - Спорю, была бы здесь наша дорогая Арианна, ты бы ее ни на секундочку не оставил!
   - Возможно, - внезапно ответил Кай, да еще с такой жесткостью. Посмотрев на меня в упор, он сощурился. - Не втягивай сюда Ари, ясно? Ей и так непросто.
   - Будто мне просто... ты же вечно вертишься вокруг нее! Как собачка!
   - Не начинай, а? - потребовал он, разваливаясь в кресле и всем видом показывая, как он утомлен.
   Утомлен он! Я резким жестом подозвала вульгара, поставила на его поднос бокал и развернулась, чтобы уйти. Иначе наломаю дров, так и хотелось разбить что-нибудь!
   После возвращения Арианны Кай вел себя холодно и отчужденно. Может, эти изменения можно было едва уловить. Легкие намеки. Сбрасывание рук с плеч. Уставший голос. Такие маленькие, но такие важные мелочи. Я хорошо умела их замечать.
   Жаль, сестра не попала на свой обожаемый север. Сгинула бы вслед за отцом. Без нее все было лучше.
   Я отошла чуть дальше и встряхнула хрустящий листок бумаги. Два сцепленных круга - символ единства, символ Сената. Краем глаза я следила, как к Каю подошла какая-то светленькая девчонка. Вся такая миленькая из себя, а глазки так и стреляют.
   Странно не это - на Кая вешались все, кому не лень. Странно, что он отмахнулся от девчонки, не проявил ни малейшей заинтересованности. Та старалась, вертелась, хихикала, дотрагивалась до плеча Кая. А он лишь поднялся, что-то бросил и ушел, даже на нее не взглянув.
   Это плохо. Очень, очень плохо. Арианна слишком глубоко запустила когти в сердце моего парня. Она всегда там была, я же знаю.
   - Вам благотворительный лист?
   Я опомнилась, отвлеклась от Кая и сосредоточилась на цели. Внушительная сумма в этом году.
   Я встряхнула перо и поставила аккуратную подпись на чеке. Иногда хочется поверить тем, кто называет благотворительность пустым делом. На сотню можно выписать кучу платьев из Столицы, да еще прикупить пару золотых подвесок.
   Но с другой стороны, я любила людей и хотела помочь... я кинула взгляд на чек... "пострадавшим от наводнения в Агатоле". Почему бы и нет? Сумма большая, но люди нуждаются в помощи.
   Тем более, это выгодно сказывается на моей репутации. Хотя иногда, глядя на этих жалких вульгаров, поневоле начинаешь жалеть потраченных на них денег.
   - Выброс средств. - Ната появилась так неожиданно, будто соткалась из воздуха. Я вздрогнула и выронила перо. Всегда знала, что у подруги нет вкуса, но выбрать такие тошнотворные духи? Это уже перебор! - Неужели не жалко, дорогая?
   - Ну а тебе? - Я приложила руку в перчатке к носу и постаралась не дышать. Странные духи. Запах какой-то металлический, ржавый: напоминает кровь. Терпеть не могу кровь.
   - Лучше вонючим крысам помогать, чем вульгарам. Пользы больше. - Ната потянулась и лениво повернула к себе подписанный чек. - Какое расточительство! Зачем вульгарам помощь? Чем скорее они сдохнут, тем лучше, как думаешь?
   - А как же равноправие? - вообще-то, я согласилась бы с Натой, но неприятно признавать ее правоту. И потом, сплетни пойдут, а мне они не на руку. - Разговоры о равенстве и братстве?
   Ната повела плечом, будто выражая недоумение, и отвернулась.
   - Разговоры.
   Да-да. Я оглянулась: проблем не оберешься, если кто услышит. К счастью, все были слишком заняты пустыми светскими разговорами, улыбались и дружно подписывали чеки. Хозяева вечера - Сенатор Тари и его жена - бегали между гостями. Вот у этих работы по горло: пока всем расхвалишь благотворительность, можно с ума сойти.
   Но у жены сенатора такое дорогое ожерелье... Ничего себе камешек! Я дотронулась до шеи, словно сапфировый кулон мог успокоить. Ну и ладно. У меня будет все и даже больше, наступит срок. На меня и без всяких дорогих украшений смотрят с восхищением.
   - Между прочим, где мой подарок? - Ната перехватила мой удивленный взгляд и рассмеялась. - А я-то тебе приготовила.
   Она разжала руку, и из ее ладони выскользнул кулон. Перечеркнутая спираль. Опять эта безвкусица!
   - Ты что, смеешься? Я в жизни этот ужас не надену!
   - Хочешь быть с Каем навсегда? - Она резко дернула меня за руку и вложила кулон в ладонь. - Это твой счастливый билет, дорогуша.
   - Это мой билет в ряды идиотов, которые не могут отличить Райди от Мони! Уродство просто, Ната! - Я рассмотрела кулон со всех сторон. Обычная безделушка, но в ней было что-то неприятное. - Уродство, слышала? Где ты вообще это откопала?!
   Ната пожала плечами и отвернулась. Мол, сама решай.
   Ната права - как все-таки неприятно это понимать. Мне необходимо быть рядом с Каем, если хочу вообще присутствовать в его жизни. Я расстегнула цепочку, но тут меня толкнули, и кулон чуть не упал на пол. Вздрогнув, я быстро перехватила его на лету и ахнула от боли.
   - Проклятье. - Я разжала руку. Капелька крови выступила на ладони, потянулась к кулону... я не могла поверить своим глазам. Потому что тонкий кружок металла впитывал в себя мою кровь, словно бумага, но на металле не оставалось ни пятнышка.
   Что еще за шутки?!
   - Добро пожаловать в Круг Братства.
   Я подняла голову. Ната довольно щурилась, будто кошка, поймавшая мышь. Улыбнувшись, она подняла бокал и слегка склонила голову.
   - Скоро ты станешь одной из нас. Одной из достойнейших. Цени это.
   Она сделала глоток и медленно поставила бокал на стол. Все-таки одна капля крови добралась до рукава и расплылась безобразным пятном. Мое любимое платье! Когда-нибудь я отомщу этой мерзкой выскочке и оборву ей белые хвостики! Но пока...
   - С нетерпением жду. - Я точно также улыбнулась и застегнула цепочку на шее.
  
  

Ханна

***

   - Красива и умна. И всем ты хороша.
   Я подошла к зеркалу и, проведя рукой по щеке, засмотрелась на отражение. На что я не жаловалась, так это на внешность. Не спорю, есть девушки симпатичные, но у них нет и толики моего обаяния.
   - Но смотришь холодно и будто...
   "Свысока", - продолжает поэма Катерины Райно. Но это уже не ко мне.
   Я нашарила под шелковой сорочкой кулон Наты - холодный, как лед, - и сжала его в руке. Странная вещица: и дня не прошло, как она выпила из меня всю кровь. Почти в буквальном смысле. Я подняла руку, рассмотрела едва заметный порез и сдернула кулон с шеи.
   И что это еще за Круг? Кулон вертелся в моей руке, поворачиваясь то одной стороной, то другой. Золотистые блики завораживали; быть может, вещица не такая уж и безвкусная. Просто грубовато сделанная.
   Окно с грохотом распахнулось. Горячий ветер пробежался по комнате, заодно приподняв занавески на портрете отца, и стих так же неожиданно, как и появился. Отец смотрел на меня, как всегда, с той особенной ноткой превосходства и презрения, которую я так хорошо запомнила. Зеленые глаза слегка щурились, кулон на шее будто тяготил отца.
   Я задумалась, присматриваясь. Помедлив, поднесла подаренный Натой кулон к портрету. Одинаковые. Как же я пропустила? Действительно, одинаковые. Перечеркнутая спираль - и там, и здесь.
   Мне вдруг захотелось выбросить кулон, уничтожить. Как лишнее напоминание о родстве с этим человеком!
   - Ненавижу тебя, - прошептала я прямо в зеленые глаза.
   Настроение испортилось. Что это за кулон такой? Не хочу идти по стопам отца, не хочу совсем! А все это Ната, со своими дурацкими идеями, шакс бы эту крысу подрал! Могу поспорить, этот Круг - обыкновенные посиделки ашеров за бокалом вина. Скрывайся за этим Кругом что-то важное, у меня бы в отцах сенатор был, а не какой-то... Страж.
   Я сунула кулон в карман и, раздраженно схватив с комода светильник, спустилась по лестнице в библиотеку. Все равно не спится. Раньше я часто наведывалась в хранилище. Свиток завораживал. В нем было что-то необычное. Как частичка другого мира. Легкое воспоминание, оно все вертится и вертится в голове, но ухватить его невозможно.
   Но теперь свитка нет - а я даже не знаю, с чего начинать поиски. Кому мог понадобиться кусок металла? Свитки сегодня стоят дорого, это правда. Но их так мало, всего девять, попробуй продай. Даже на черном рынке сбыть трудно.
   Я уже молчу о том, что не якшаюсь с нищими. Из вульгаров в нашем доме только пара слуг... но им ни за что не обойти мою защиту.
   Нет, здесь поработал маг. Притом сильный. Сильнее меня или равный по силе, раз смог обойти моих маленьких стражей. Я бросила быстрый взгляд на птиц за окном, рассевшихся на ветках. Сидели они неподвижно, внимательно осматриваясь по сторонам, выглядывая, высматривая... маги животных могли бы перебить мой приказ, будь они сильнее меня.
   А среди тех, кто знал о свитке, таких нет.
   И я снова и снова возвращалась к вопросу, кому мог понадобиться свиток. Это же глупость какая-то: все равно его не прочитать, как ни старайся.
   В хранилище царила тишина. Мертвая, настолько мертвая, что шелест крыльев Корвуса заставил меня вздрогнуть.
   - Где ты был? - ворчливо уточнила я.
   Ворон наклонил голову и сверкнул одним глазом, словно говоря, что это не мое дело. Кто бы сомневался! У Корвуса противный характер. Но на то они и личные спириты, что им все прощаешь.
   Не знаю, как бы жила без этой наглой птицы. Мой вечный спутник, единственный, на кого я вообще могла положиться.
   - Перья выдеру, понял? - пригрозила я. Корвус издал хриплый звук, не то карканье, не то смех. Проклятая птица, еще и издевается. Я почесала ворона под клювом в знак приветствия, и тот прищурил глаза от удовольствия. - Не расслабляйся, ищи дальше. Найди вора.
   Резко отдернув руку, я поставила светильник на столик рядом с сундуком и присела, рассматривая узоры на серебряной крышке. Это моя ошибка, не свалишь на другого. Я - ответственна за свиток, и я его не уберегла.
   Разве что этот жалкий Мортон с его длинным языком! Вырвать бы этот язык с корнем! И Нате заодно - за то, что вообще сюда привела такую шваль!
   Я резко захлопнула крышку сундука и вскочила. Завтра же проведаю этого гаденыша. Раз так любит трепаться, то пусть расскажет, кому растрезвонил о свитке! Я схватила фонарь и уже было собиралась покинуть хранилище...
   ...Но задержалась, заметив в крайнем углу маленького, совсем незаметного паучка. Качаясь на тонких ножках, он терпеливо оплетал паутиной лепнину.
   - Каррр? - Корвус одобрительно наклонил голову, и я сделала шаг назад.
   - Думаешь, получится? Пустая затея, как по мне, - задумалась я.
   У насекомых не ум, а умишко. Управлять ими легко, но бесполезно. Они ни на что не способны. Разве что пауков на какую-нибудь вульгарку наслать. Обычно я насекомых игнорировала, но - кто сказал, что я не могу влезть в их память?
   Правда, в сознание животных я влезала лишь однажды, и то ради обучения. Это неприятно, можно потеряться. Знаю, большинство магов предпочитали "сливаться" со спиритами, как единое целое, перенимая их лучшие черты. Но маги животных этим редко страдали: кому захочется внезапно покрыть кого-то лаем на званом приеме? Или завыть на луну, и такое случалось в истории.
   Я осторожно поставила фонарь на стол и приподнялась на цыпочки.
   - Тсс, мой хороший... поговори-ка со мной, - прошептала я пауку.
   Тот притих, затаился, наблюдая за мной. Барьеры в его сознании вскрылись легко, а в сознании царили пустота и запустение. Тело - лишь сосуд, мне нужен был дух. Спирит. Маленький, совсем крохотный... видевший, кто украл свиток.
   В сознании промелькнуло воспоминание. Легкая тень, зависшая возле сундука и манерный, растянутый голос:
   - Ну? Он там?
   И больше ничего. Я в раздражении опустилась на пятки. Говорю же, насекомые бесполезны! Я сердито отряхнула платье, сбрасывая путы чужого сознания со своих мыслей. Я горела от ярости. Полыхала.
   Да, я узнала этот голос. Голос, которому здесь быть не положено. Манерный, противный, мерзкий голосок одной шаксовой крысы!
   Змея.
   Я придирчиво осмотрела порог и, присев, выудила из пыли длинный золотой волос. Ничуть не удивилась: воспоминания паука подсказали мне, где искать. Но самое главное, голос и такой спирит могли принадлежать лишь одному человеку.
   - Чтоб ты сдохла, мерзкая дрянь! - прошипела я, хватая подсвечник, и молнией вылетела из хранилища. Дверь захлопнулась за мной с грохотом. Корвус, опередивший меня размытой тенью, опустился на полку, собрался в форму ворона и крикнул, словно озвучивая мою ярость.
   Я лишь с раздражением повела головой. Опустив на стол фонарь, я подняла в свет волос и еще раз убедилась, что моя догадка верна.
   - Вот дрянь!
   Ну конечно! Я не там искала!
   - Проклятая стерва.
   Убью Нату.
   Клянусь Ао-Линем! Я убью ее! Выдеру каждый волосок на ее голове, засуну ее проклятую ухмылку ей в глотку и заставлю вернуть свиток.
   Чего бы мне это ни стоило.

   Шикарный дом Наты изнутри был ровно таким же, каким снаружи: расфуфыренным, шикарным, с обилием розовой лепнины. Торт с башенками, а не поместье.
   Ната принадлежала к семье, только-только получившей деньги и власть. В отличие от меня, она все еще думает, что богатство - это золотые побрякушки и фасад, усыпанный лепниной. Безвкусица. Да и Ната сама - дешевка. Как ни одень, суть выбивается наружу.
   Ненавижу ее. А сейчас ненавижу еще больше. Может быть, потому, что эта дешевка оказалась талантливой дрянью.
   Обойти мои защиты - подумать только! Я никогда не рассматривала Нату как предательницу, и никогда не рассматривала, как сильного мага. Боюсь, я ее недооценивала. По поведению Наты, стилю, манере говорить и держаться - ни за что не заподозришь в ее голове хоть какие-то мысли!
   А теперь я начинала подозревать, что пригрела на груди змею. Хуже того, теперь я не понимала, чего от нее ждать.
   - Эллая, добро пожаловать в...
   - Я к Натии. Аккуратнее с плащом! - Я бросила на служанку предупреждающий взгляд, и та перестала лапать дорогущую ткань грязными руками. Все вульгары одинаковые. Мерзкие и грязные, все, как один.
   Сегодня я была, как никогда, в плохом настроении. Не дождавшись приглашения, я сердито одернула пышную золотую юбку - между прочим, платье и по цене золотое, - и направилась к столовой.
   Где искать предательницу, я и без служанок разобралась. Манерный голос Наты узнать легко, он мне иногда даже во сне мерещится. "А-ахх, дорогая, ты неважно выглядишь, что случилось?". И смех, с противными нотками кокетства. Очевидно, Ната принимала гостей. Ее голос то и дело перебивал приглушенную беседу.
   - Признавайся же, признавайся, ты от нее без ума, - рассмеялась Ната. Я поморщилась и взялась за ручки двери.
   - Тебя это задевает? - раздался в ответ спокойный мужской голос. Почти равнодушный, с оттенком скуки.
   Я прижалась лбом к двери. Вот значит как. Ардиан тоже здесь. Ну и плевать.
   Я распахнула двери как раз тогда, когда в комнате раздались смешки. Все резко замолчали и посмотрели на меня - похоже, не ожидали. Люблю быть в центре внимания. Я сощурилась, обвела взглядом собравшуюся компанию. Ардиан, Ната и Рем. Ну надо же. Никогда не расстаются.
   Не обращая внимания на парней, я направилась прямо к Нате. Я была так зла, что могла бы вцепиться Нате в волосы даже в присутствии Ардиана! И пусть только попробует вмешаться.
   Но лицо - легко потерять. Внутри меня все кипело, и все же я держала себя в руках.
   - Нам надо поговорить. - Я поставила руки на стол и пристально посмотрела на крысу. Вся такая невинная... кто бы мог подумать, что она вообще способна пробраться в хранилище! - Наедине.
   - Ой, ты такая скучная. - скривилась ната. - Говори уже, здесь все свои.
   Ах так? Ну хорошо.
   - Как пожелаешь, - я без предупреждений наклонилась и резко выдернула волос из хвостика Наты.
   Та от неожиданности взвизгнула, а я демонстративно присмотрелась к двум одинаковым волоскам. Действительно, ее. Даже длина одинаковая, а цвет мерзкий.
   - Как интересно. Один из них я нашла в нашем хранилище. Хочешь загадку? Какой же из них твой? Просто теряюсь в догадках, такие одинаковые...
   - Не понимаю... - побледнела Ната.
   - Все ты понимаешь, - сощурилась я, бросая волоски на пол. - Все еще не хочешь поговорить об этом без лишних глаз?
   - Ты была в Хранилище Ниаллов, Ната?
   Холодный, почти ледяной, голос Ардиана прозвучал жестко, как почещина. Ната с опаской бросила быстрый взгляд в сторону Веруда... и почему-то тревожно переглянулась с Ремом... но тут же сделала вид, что ей все нипочем. Показушно расслабившись, он накрутила на палец хвостик и усмехнулась.
   - Ну была, - неохотно выдавила она. Но без того страха, на который я надеялась. Вальяжно, расслабленно, с ноткой превосходства... мне вдруг дико захотелось ударить ее, но я лишь сжала сильнее руки, сдерживая ярость. - Год назад вообще-то. На приеме. Интересно было.
   - Интересссно? - прошипела я, сузив глаза. Какого вообще шайтана?!
   - Можно подумать, я что-то взяла! - капризно поджала губы Ханна. - Просто посмотрела. Ты была слишком занята своим праздником. Грех было не воспользоваться.
   - Ну и кто же тогда взял свиток?
   - Не я, во всяком случае. Постой, ты думаешь, это я? Небеса великие, Ханни, ну ты выдумаешь! Зачем мне свиток? Да оглянись, у меня же денег хватит сотню свитков купить, да хоть бы из того же музея!
   Я скрипнула зубами от досады. Правда ведь, хватит. К тому же, у Наты была масса шансов украсть свиток еще год назад. Но желание ударить эту крысу лишь усилилось. Да, не виновата. И это печально. Потому что если свиток взяла не Ната, тогда кто?
   Извиняться, конечно, я не стала. Взяла Ната свиток или нет, а в хранилище влезла. Без разрешения. Что бы она сказала, явись я к ней и покопайся в ее комнатах? Хоть я и согласилась с ее доводами, а червячок сомнения остался. Доверие не так-то просто завоевать, а вот разбивается оно проще простого.
   - Больше не лезь, куда не просят, - с угрозой предупредила я, на что Ната лишь скучающе махнула рукой.
   - Ой да подумаешь!
   В комнате повисла тишина, лишь Ардиан сверлил Нату задумчивым, пристальным взглядом. Его пальцы размеренно постукивали по столу, и это единственный звук, который нарушал тишину.
   - Дай мне выпить, - потребовала я у Наты, чтобы замять паузу. И, не дожидаясь ответа, сделала глоток из кубка на столе. Горло ожгло огнем, но спокойнее или веселее не стало. Напротив, беспокойство лишь усилилось.
   - Значит, свиток пропал? - задумчиво протянул Рем и взглянул на Арда. - Это плохо. Надо выяснить, кому он понадобился.
   - Сама разберусь, - чуть раздраженно отмахнулась я. Не хватало еще, чтобы все подряд ковырялись в наследии моей семьи.
   - Ты даже не знаешь, с чем разбираться, - спокойно возразил Ардиан. - Рем прав. Это и наша задача тоже. И раз уж ты теперь с нами...
   Вот пристал! Я встретилась взглядом с Ардианом. Бесподобные у него глаза... Сердце на мгновение екнуло, но тут же болезненно сжалось. Почему-то вспомнились его слова на приеме, и невольная симпатия сменилась жгучей обидой и яростью. Что, как ни странно, помогло мне взять себя в руки.
   Я глубоко вдохнула, слегка расслабилась. Прислонившись к краю стола, я внимательно посмотрела в глаза Ардиана.
   - С вами?
   Ната кивнула на перечеркнутую спираль.
   - Я ведь говорила, ты теперь одна из нас. Цени это, дорогая. Но пропажа свитка тревожный звонок. Лишь бы не кто-то из прихвостней Хранителей, или старшие с нас шкуру сдерут, что не уследили.
   - Что еще за старшие?
   Все странно переглянулись, будто не знали, с какой стороны подступиться. Ната выпрямилась, меняя позу, и поставила свой бокал на стол. Солнце отразилось от хрустального стекла и рассеялось по столу радужной крошкой.
   - Послушай, дорогая. Мы же тут не развлекаемся и не в секретные общества играем, ясно? Братство это не только мы. Хотя, пожалуй, мы лучшая его часть, - Ната кокетливо заправила за ухо волосы. - Братство везде. Братство... это мы, ашеры. Лучшие студенты. Некоторые сенаторы. Лучшие маги. Стражи. Учителя.
   Ната повернулась и всмотрелась в мое лицо.
   - Мы наследие Азара. Мы продолжаем его дело. Мы строим новый мир, мир, в котором не будет ни вульгаров, ни Хранителей с их вечным нытьем о равенстве. Мы будущее. Мы везде. Ты понимаешь, частью чего стала?
   Я совершенно не понимала, и лишь внимательно смотрела на каждого по очереди в комнате. Они что, издеваются? Что за бред еще? Развели заговор.
   - Ната, ты ведь уверяла, что ввела ее в курс дела, - вздохнул Ардиан. Судя по лицу, его утомляла необходимость мне что-то объяснять, но Ната лишь легкомысленно пожала плечами.
   Веруд, помедлив, посмотрел на меня, будто оценивал. Сощурился, болтая в бокале вино. Сейчас он казался взрослым и каким-то... властным? Я наклонила голову, ожидая продолжения, и по губам парня скользнула ленивая, но жесткая усмешка.
   - Твой дядя один из нас.
   Не успела я осмыслить сказанное, как Ард продолжил.
   - Твой отец был одним из нас.
   И снова пауза, и снова я лишь невольно дотронулась до кулона на шее.
   - Кай один из нас. Сенатор Амира одна из нас. Нас очень много, Ханна. Мы следим за свитками еще со времени падения Хранителей. Следим, чтобы Хранители никогда, никогда не вернулись.
   - Они и так не вернутся...
   Легкие улыбки скользнули по лицам. Ард покачал головой.
   - Благодаря нам. Благодаря Братству. Хранители возрождаются. Они бессмертны, меняются тела, но не сознание. Их память в свитках, Ханна.
   - Но ведь Хранители...
   Я хотела сказать, что они залог равновесия в мире, прирожденные правители. Они - те, кто так необходим миру, особенно сейчас, когда вот-вот грянет война с островами, а вульгары бунтуют. Словом, в моей голове вертелись слова отца, но я вовремя прикусила язык.
   - Хранители не должны вернуться, - осек меня Рем. - Хранители никогда не дадут нам вырваться в новый мир. Так и будут цепляться за вульгаров. Но ты видела вульгаров. Они никогда нас не примут, мы - не они. В этом вся соль. Они нас боятся. Поверь нам, а если не веришь нам, поверь тем, кто правит Леорой. Мы на пороге войны. Ашерам и вульгарам не ужиться на одной планете. Никогда.
   Я только сейчас начала понимать, во что втянула меня Ната. Я-то думала, Братство - это забавная игра, кружок богатеньких деток. Но сейчас, узнав, что в это втянуты даже сенаторы, как я должна была относиться к происходящему?
   - Без свитков Хранители беспомощны, - продолжал Рем. - Их восемь было, да, Ард?
   - Девять, - небрежно поправил его Веруд.
   - Ну да, по числу Хранителей. Братство следит за ними издавна. Почти все свитки находятся в наших руках. Есть парочка затерянных, правда... Смуту лишь Риана пережила, ее свиток тоже пропал.
   - Люблю эту Риану. Сбежала, как только каша заварилась, - хмыкнула Ната. - Может, живет себе до сих пор, в пещерке какой.
   - Уверен, ты бы еще до каши сбежала, - презрительно бросил Ардиан. Я удивленно взглянула на него. С чего бы ему защищать давно погибшую Хранительницу? Ната подмигнула, уловив мой вопрос.
   - Риана симпатичная была, помнишь портреты в Сенате? Прямо куколка. Так Ард по ней с детства сохнет, - доверительно прошептала она, и тут же захихикала, поймав уставший взгляд Веруда. Видимо, не впервые глупости болтала. - Да молчу я!
   - Как бы то ни было, вряд ли нам стоит беспокоиться о свитке Рианы, - улыбнувшись, сказал Рем. - А вот то, что украли свиток Ниаллов, настораживает. Время неспокойное, возвращение Хранителей совсем некстати будет.
   В моей голове вертелась сотня вопросов. Я смотрела, как на свету переливается красная жидкость в бокале, играет рубиновыми бликами, и никак не могла выделить хотя бы один. Наконец, я подняла голову и нахмурилась.
   - Но если Братство везде, кто им управляет?
   - Нечто... большее, чем мы, - протянул Ардиан, глядя в окно, а не на меня.
   Он казался отстраненным, словно беседа пробудила в нем какие-то воспоминания. Даже глаза его потемнели, не то от грусти, не то, напротив, от ярости. Пальцы впились в бокал так крепко, что еще немного, и стекло раздавится. Странно.
   - Ой, Ард, как пафосно, - закатила глаза Ната. - Ханни, тебе покажут, сама поймешь. Так ты с нами?
   Я провела пальцами по кулону. Холодный металл дарил чувство реальности. Война... власть... Братство... все это казалось далеким и нереальным. Как будто я, сама не зная того, оказалась в самой сердцевине судьбы. Словно стала частью огромного механизма - и это свалилось на меня, как снег на голову.
   Отец говорил, Хранители - наша надежда. Без них нет будущего.
   Он говорил, свиток - предназначен Хранителю и никому больше.
   - Ханна?
   Я встрепенулась и встретилась взглядом с зелеными глазами Ардиана. Свитки, Хранители... это все сейчас может подождать. Но в этом Братстве мой Кай. И главное - Ардиан.
   В Братстве лучшие из лучших. Самые богатые и знатные. Сенаторы и наследники.
   Это дар судьбы. Кем я буду, если упущу его?
   - Я с вами, - твердо сказала я.
   Кулон потеплел в моих руках. Я вроде бы сказала всего несколько слов. Но у меня вдруг появилось странное чувство, что я перешагнула какой-то рубеж. Нечто неосязаемое. Смутное. Едва уловимое.
   И назад дороги нет и не будет.
   В глазах Ардиана скользнуло... разочарование? Сожаление? Или нет, наверное, обычная скука. Веруд удостоил меня задумчивым взглядом, коротким кивком и снова отвернулся к окну.
   - Интересно, как бы ответила твоя сестра? - задумчиво, скорее, для себя, прошептал он. И тут же с горечью усмехнулся. - Впрочем, знаю...
  

Глава 17

Вотум недоверия

Арианна

      - Все, чего я хочу, это свободы.
      Я смотрю на него и больше не узнаю. Мы все устали. Так безмерно, так сильно устали... эта усталость ложится тяжестью на сердце. Убивает. Медленно, мучительно. Я понимаю его.
      Но то, что он хочет сделать - неправильно.
      Молча я отворачиваюсь к городу. Смотрю на него, наблюдая, как птицы парят в сером небе. Так тихо, кажется, будто звенит воздух.
      - Ты погубишь нас всех, - наконец, говорю я, и слова звучат сухо.
      - Разве тебе не надоело? Век за веком разбирать их мелкие дрязги? Наш мир будет лучше. Мы освободимся. Сможем жить... любить... Будь со мной, раздели со мной этот мир. Я не хочу, чтобы ты пострадала.
      Он протягивает руку, но я не спешу отвечать на жест. Заглядываю в знакомые с детства глаза. Смотрю в них, пытаясь отыскать мальчика из прошлого.
      Но его больше нет. Моего Азара больше нет.
      Азар роняет руку, и по его губам змеится горькая усмешка.
      - Значит, нет, - холодно выдыхает он.
      - Остановись, Азар.
      - Или что? - Он подходит ближе. Касается холодными пальцами моей щеки. - Убьешь меня?
      Он медлит. Смотрит так, словно видит в последний раз. Его лицо меняется, становится жестоким. Чужим. И я понимаю: отныне мы по разные стороны. Даже мне не прорваться сквозь лед, которым оковано его сердце.
      Он отступает на шаг и презрительно кривит губы.
      - Помни же, - резко выдыхает он. - Я дал тебе выбор. Но ты выбрала неверно.
      Я смотрю ему вслед. Смотрю, как снег ложится на его белоснежные волосы. Я знаю, его надо остановить. Я должна сообщить другим Хранителям обо всем. Должна обречь Азара на смерть - пока не поздно. Должна, должна, должна...
      Но я отворачиваюсь к городу. Я бегу. Бегу от всего - и от себя тоже. Бегу, как бежала всегда. Закрываю глаза, словно это может все исправить.
      Ничего. Я не делаю ничего.
      ...Над городом кружится снег - но почему он кровавого цвета?

***

      Надо же... задремала. Я села, зевая. Птица в клетке была металлической, но пела совсем, как живая. Позолоченные перья складывались и снова распрямлялись, изумрудные глазки смотрели в одну точку. Отметив еще один час переливчатой трелью, птица сложила крылья и, опустив голову, замолчала.
      В комнате наступила тишина. Я задумчиво постучала по золотым прутьям, щурясь и припоминая странный сон. Почему мне снится Азар? Что меня с ним связывало - и меня ли?
      Может, этот сон из-за свитка? Я взглянула на свиток, зажатый в руке, и потерла сонные глаза. Где, интересно, сестру носит? Вздохнув, я захлопнула свиток. Жду весь вечер, а Ханна, как без вести пропала! В иное время не расстроилась бы, но сегодня, можно сказать, у меня прилив сестринской нежности.
      - Рина, где тебя носит?! Какого шайтана это здесь валяется?! - послышалось снизу, и я встрепенулась. У Ханны приятный голос, но интонации всегда требовательные - ни с кем не спутаешь.
      Я спрятала свиток под подушку, примяла, чтобы никто не заметил, и двинулась капать сестре на нервы.
      Даже стараться не пришлось. Едва меня заметив, Ханна закатила глаза, издала раздраженный вздох и вернулась к шляпкам и украшениям. Ну, ей придется меня выслушать. Как бы там ни было, я крайне нуждаюсь в сестринском общении.
      - Мне нужно с тобой поговорить, - я запрыгнула на стол, наблюдая, как сестра вертится перед зеркалом. Как всегда, не в духе. Это на публике Ханна сама улыбчивость, а дома ее иначе, как в дурном настроении, не застанешь: это все знают.
      Хм? А что это на шее сестры? Я рассеянно прикоснулась к кулону отца, проверяя, на месте ли, и нахмурилась. Странно. Ханна всегда меня убеждала, что носить отцовский кулон - преступление против моды, а вот поди ж ты, такой же сама где-то отрыла.
      Ладно. Я встряхнула головой и облизала пересохшие губы. Собраться с силами - или я все испорчу. Ханна - единственная, кто может прикрыть меня перед мамой и протащить в Академию. Мне всего-то нужно найти Лиарана Айтири и с ним побеседовать.
      Беда в том, что в Храм так легко не попадешь. Нужно разрешение сенатора - которое мне стараниями Шарго и мамы ни за что не дадут.
      Мне - нет. Но сегодня я впервые оценила наличие сестры. Которая любимица Шарго и учится в Университете, который граничит с Храмом...
      - Ари, у меня мало времени. Я не успела даже сделать прическу, а...
      - Ты поможешь мне попасть в Храм Кио-Ре. Возьмешь допуск от Шарго на свое имя, - вышло, пожалуй, даже чересчур самоуверенно. Я глотнула воды из стакана и спрыгнула со стола. - Пожалуйста.
      Ханна на мгновение замерла, а потом рассмеялась.
      - Ты что, с дуба рухнула? С какой это стати я тебе помогать буду?
      - Я просто хочу, чтобы ты получила разрешение от Шарго, только и всего...
      - Ари, ты оглохла, я никак не пойму? - Ханна развернулась и недовольно взвесила на ладони сережку. - Я не стану этого делать, даже если ты будешь умолять меня на коленях. Для меня гораздо лучше, если ты будешь так далеко от Кая, как только возможно!
      Я так и не сказала готовое сорваться с губ слово "пожалуйста". Прищурившись, я скрестила руки на груди и прислонилась к столу. Ханна, увлеченно расчесывающая волосы, не заметила паузы в разговоре. А я вдруг поняла, что делать.
      Пожалуйста - не поможет договориться.
      Зато теперь я знаю, что поможет.
      - Ошибаешься. Ты сделаешь, что я скажу, и даже больше.
      - О! Это невыносимо! - выдохнула Ханна, бросая расческу на комод и разворачиваясь, чтобы уйти.
      - Или я уведу у тебя Кая. Назло тебе.
      Ханна остановилась, ее губы дрогнули, будто она совсем не ожидала услышать от меня такое. А мне кажется, все вполне ожидаемо. Даже странно, что этот маленький шантаж не пришел в голову раньше.
      Сестра растерянно замерла, рассматривая меня так, словно впервые видит. Я чуть наклонила голову в усмешке, ожидая согласия.
      - Ты не посмеешь. У тебя не получится.
      - Хочешь убедиться? - ответила я на оба вопроса и подошла ближе. - Но если ты сделаешь мне это маленькое одолжение, я обещаю, что не подпущу Кая ближе, чем на расстояние дружбы.
      - Ты что, мне угрожаешь? - кошачьи глаза Ханны сузились от гнева, их цвет медленно темнел. Я понимала, что это опасно и безрассудно, но последние события заставили меня потерять всякий страх.
      Я в ответе перед Тиарой. Я должна попасть в Академию. Должна узнать, как мне справиться с даром и как остановить Азара.
      Ханна как-нибудь переживет.
      - Всего лишь предлагаю сделку, - сухо ответила я. - Ты берешь допуск, помогаешь мне попасть на поезд, ведущий в Академию. Молчишь о нашем соглашении, ни слова Шарго или маме. Взамен получаешь Кая. Точнее, мое обещание не уводить его у тебя. Как тебе?
      - И ты перестаешь с ним общаться.
      - С чего бы? Условия ставлю я, а не ты.
      - Да, но без меня ты никогда не получишь допуск.
      - Да, но без допуска я сделаю все, чтобы увести Кая. А я на удивление упряма, когда мне что-то надо, тебе ли не знать?
      Ханна подошла ко мне вплотную. Она долго смотрела на меня, будто сомневалась. Я протянула ей документы и улыбнулась, чувствуя знакомое жужжание и легкую боль в голове. Глаза Ханны щурились, но, может быть потому, что она сестра, ниточка в ее сознание установилась легко. Собственные слова отозвались звоном в моих ушах:
      - Ты возьмешь для меня разрешение у Шарго на недельное проживание в Храме.
      - Я... - Ханна замялась, прикладывая ко лбу руку. Она выглядела слегка растерянной, и я усилила нажим.
      - Подумай.
      - Хорошо! - зарычала она, вырывая из моих рук документы. - Завтра поедем в Сенат, ясно? И только попробуй снова к Каю клеиться! Надеюсь, ты сдохнешь на своем севере!
      Резко развернувшись, она вышла из комнаты, а я выдохнула.
      Все прошло не так плохо, а? Я схватила дрожащими руками стакан и зачем-то переставила его на комод. Теперь остается ждать.
      - Злая ты, - прокомментировала сценку Люи, проявившаяся в вазе с шоколадными конфетами. Облизав перепачканные пальцы, она покачала головой. - Как не стыдно?
      Я подошла к зеркалу и поморщилась. Знаю, Люи права. Я не собиралась шантажировать сестру... я приложила ладонь к зеркалу, изучая собственное отражение. На мгновение мне показалось, я вижу чужое лицо... незнакомое.
      Но стоило моргнуть, как наваждение развеялось. Это все я. Мне придется рискнуть, чтобы попасть в Храм. Выхода все равно нет.
      - Люи, я все вижу, - строго прикрикнула я, и спирит с грохотом выпустила уже отломанную стрелку часов.
      - Ой-ой, подумаешь! - проворчал спирит, опускаясь обратно в вазу. - Уже и посмотреть нельзя...   

***

   Город пробуждался от утренней спячки, медлительный и сонный, но здесь, в центре, все куда-то спешили. Я поднялась на пару ступенек и, облокотившись на перила, бездумно уставилась на бегущих людей. Озабоченные, нервные, суетливые. Каждый подчиняется ритму толпы, никто не желает от нее отставать.
   Это Первейшие. Вульгары. Зачем-то они всегда торопятся. Спешат, хотя некуда.
   Ашеры сидят на скамейках, невозмутимо читают газеты. Вдалеке разминаются Стражи. Мы все-таки разные - ашеры и вульгары. Иногда мне кажется, настолько разные, что скрепить нас воедино невозможно. Как-то Хранителям это удавалось - но их не стало, и все трещит по швам.
   Интересно... Хранители ведь перерождаются. Я была одной из них в прошлой жизни? Какая-то чудовищная ошибка. Я ниже стянула рукав, опасаясь, что кто-то увидит шаксов знак дара, и вздохнула. Никакой я не Хранитель. По правде, никогда не хотела им быть.
   - Эй, красавица, смотри, я ограбил чей-то сад! - Голос Кая заставил меня встрепенуться. Я выпрямилась и посмотрела на сияющего, донельзя довольного друга, размахивающего букетом красных роз. - За мной гнались и наступали на пятки, но я все равно не выпустил добычу! Оказалось, правда, спутал клубнику с цветами, теперь избавляюсь от улик. Придержи-ка у себя букетик пару лет, а?
   - Это чтобы решили, что сад грабила я? - фыркнула я, протягивая руку для букета.
   Но внезапно отдернула, вспомнив об уговоре с Ханной. Вот возьму, а потом повстречаюсь со злой ведьмой в лице сестры.
   - Лучше своей девушке отнеси?
   - Ну так? - Кай выставил руку с букетом ко мне и поднял бровь. - Ты девушка, я и принес?
   - Ханне, - напомнила я.
   - А, Ханна! - махнул рукой Кай. - Ей все равно не понравится!
   - Кай, она же ревнует...
   - Что с тобой? - Кай нахмурился. - Ты какая-то расстроенная...
   Он потянулся к моим волосам, чтобы отвести с лица, но я мягко уклонилась и улыбнулась, чтобы скрыть внезапную неловкость. Не из-за жеста Кая - для него в порядке вещей - а из-за противного чувства в душе, что отталкиваю друга, а он ничего не понимает.
   - Так конечно, не тебя же загрызет ночью злая сестра? - выкрутилась я.
   - Нет, тут что-то другое... - Кай осторожно взял меня за руку. - Выкладывай, что тебя беспокоит?
   - Твой кулон, - ляпнула я первое, что в голову пришло, и отвернулась к толпе. Что-то не так в городе? Такое чувство странное... как если бы вспышка агрессии. Будто ожидание... или предчувствие.
   - А что с моим кулоном? У тебя такой же, - Кай, воспользовавшись моей растерянностью, обхватил меня рукой за плечи и доверительно прошептал "страшным шёпотом". - ты одна из нас...
   - Из кого это из вас?
   - Любителей дурацких кулонов, - зловеще протянул Кай, откровенно дурачась, и я с досадой толкнула его в бок.
   - Мне просто интересно, что он означает? Я вчера у Ханны видела такой же... как-то не в ее вкусе.
   - У Ханны? - вздрогнул Кай, опуская руку. - Ты уверена?
   Я перевела взгляд на Кая, не понимая, с чего такой потрясенный тон. Ну кулон. Подумаешь! А у друга такое вытянутое лицо, будто только что шайтана в своей постели повстречал!
   Я уже хотела спросить, не проглотил ли Кай жука и не укусил ли его личный спирит ненароком, но что-то в толпе грохнуло, взорвалось, да так, что заложило уши! Послышались визги, крики, и толпа внезапно побежала, спасаясь неизвестно от чего.
   - Свергнуть Сенат! Довольно вы пили нашей крови, мра... - Голос мужчины утонул в общем шуме.
   Стражи отреагировали быстро - но вульгар все равно попытался сбежать. Сомневаюсь, что он задался целью взорвать Сенат, больше похоже на протест. С обычной хлопушкой не больно-то с магами повоюешь - но события в Ратолле взбудоражили всех. Его скрутили, несколько раз ударили в живот... над ним будет суд - и скорый. Скорее всего, накажут по высшей мере.
   Мне вдруг захотелось - невероятно сильно! - вмешаться. Перенаправить энергии, усмирить ярость одной стороны и жестокость другой. А ведь я бы могла... всего несколько слов...
   Я сделала шаг вниз, плохо понимая, зачем...
   - Ари! - Кай перехватил меня за руку, выводя из транса, и потащил наверх, в здание. Я кинула взгляд в сторону мужчины, но разум вернулся. Глупо вмешиваться. И вообще, не мое дело. Что на меня нашло? Я встряхнула головой и последовала за Каем.

***

   Нити бус путались в волосах. Я быстро шла за Каем и свободной рукой пыталась их распутать - безуспешно, впрочем. Вместо того, чтобы распутаться, клубок волос и бус восстал против меня и запутался еще сильнее.
   - Конфеты есть? - угрожающе прошипели мне на ухо. - Твои волосы в моих заложниках! Гони конфеты, или сама найду и сооружу в волосах конфетное гнездо!
   - Люи! - зашипела я сквозь зубы.
   - Ты в порядке? - Кай обернулся, услышав мое гневное шипение, и остановился. Я получила шанс добраться до спирита и запихнуть мелкую поганку в сумку.
   - Да, в полном! Муха, - жизнерадостно отмахнулась я, стараясь не замечать вылетевшей из сумки пустой обертки. Очень крупная и зубастая муха... которая сейчас, вероятно, разбирает сумку на запчасти.
   - Давай помогу, - Кай, не дав сообразить, ловко вытащил предательскую нитку из моих волос.
   Пробежавшись пальцами по прядкам моих волос, он улыбнулся, но руку так и не убрал. В карих глазах скрывалась теплота - та самая, по которой я так скучала в Ратолле. И это завораживало. До трепета в груди; я начинала привыкать к этому чувству - и игнорировать его.
   Я любила Кая: и пожалуй, могла бы любить не только, как друга. Но я никогда так с сестрой не поступлю - кроме того, я обещала.
   Кай чуть склонился, и я, вдохнув, резко отвернула голову.
   Чтобы, разумеется, увидеть, как сестра мрачно сверлит меня взглядом. Всем видом рассказывая, что бы она со мной сделала, доведись ей избавиться от рамок закона.
   Но плохо мне стало не от этого. Рядом с Ханной стоял Веруд. Да-да, тот самый, который сегодня утром опять угодил на первые страницы: газеты с удовольствием смаковали каждый чих наследника.
   Я резко отступила от друга на пару шагов, отбивая его руку. Заметила удивленный и немного обиженный взгляд Кая и мысленно застонала. Похоже, затея с шантажом рискует оказаться сложнее, чем я полагала!
   - Что, опять Ханна требовала меня не соблазнять? - хмыкнул Кай, едва обернувшись. А потом скользнул по мне игривым взглядом и протянул: - А я бы не отказался...
   - Кто кого еще соблазняет? - фыркнула я, едва сдерживая досаду.
   - Давай ты меня, а я тебя, и достигнем компромисса?
   - Будешь продолжать в том же духе, придется мне с тобой больше никогда не общаться, - вздохнула я, ежась под гневным взглядом сестры.
   - В таком случае, придется разбить сердце твоей сестре в отместку, - неожиданно серьезно заявил Кай, я даже моргнула. Что? Друг выдержал паузу и улыбнулся, но как-то жестко. - Шутка. И все же не вздумай.
   Какая-то больно серьезная шутка... я моргнула, снова отвлекаясь на Ханну. Сестра мило улыбнулась для Ардиана, кокетливо заправила волосы за ушко и что-то прощебетала. После чего улетела в сторону кабинета Шарго - а Веруд остался.
   Прищурившись, наследник посмотрел прямо на меня - в упор, как умеет только он. По губам скользнула улыбка, но после беглого взгляда на Кая рука наследника сжалась в кулак. Незаметный жест, еще более незаметный оттого, что улыбка так и не сошла с его лица, только глаза потемнели.
   Ардиан снова посмотрел на меня, внимательно и проницательно, и у меня вдруг закружилась голова.
   Он безупречен...
   Я глубоко вдохнула, избавляясь от внезапной мысли, так настойчиво ввинчивающейся в голову.
   - Что здесь Веруд делает? - с досадой прошептала я, но Кай услышал. Он удивленно оглянулся на Ардиана, нахмурился и пожал плечами.
   - Может, за документами в Храм пришел...
   - В Храм? Он что... стоп, только не говори, что он на Стража учится, - простонала я, внезапно вспомнив, что, таки, учится. - Имею в виду, какой из него Страж?
   - Да он там не бывает почти! Говорят, всего одну тренировку посетил после взбучки от мастера, уложил мастера на обе лопатки и загадочно испарился. В этом весь Ард, творит, что заблагорассудится...
   Ну хоть так, надеюсь, в Храме не придется с Ардианом встречаться! Это было бы совсем некстати. Я прослушала последние слова Кая - больше внимания уделяя Ардиану, который внезапно усмехнулся и направился к нам уверенной походкой.
   - Вот шакс, - поморщилась я, гадая, как бы улизнуть. Не то чтобы Веруд меня так напрягал...
   Хотя нет. Напрягал. Сильно.
   Он творил что-то непонятное со мной. Рядом с ним я чувствовала себя, как птица рядом с прекрасным, но опаснейшим хищником. А может, словно рядом с огнем: можно любоваться, но коснись пламени - и сгоришь.
   Одним словом, я собиралась позорно сбежать.
   - Сегодня же съезд? Я, пожалуй, загляну... ты передай Ханне, что я в Зале Собраний ее жду, ладно? - Я ткнула пальцем в сторону позолоченной двери, улыбнулась на прощание Каю и скользнула в сторону двери.
   Оставляя Ардиана Веруда - который слишком часто стал на дороге встречаться! - наедине с Каем и собственной харизмой.

***

   Съезд Леоры проводился каждый год, и каждый год скандалов вокруг него становилось все больше. Сенаторы выбирались из ашеров, Веруды, как верховные, так вовсе должность наследовали, - но вульгарам тоже давали слово. Теоритически.
   На самом деле, регионы, где большая часть населения состояла из вульгаров, участвовали в принятии решений, но никогда не решали.
   И разумеется, не были этим довольны.
   Вообще-то, съезд считается открытым, но закрыт Сенат - поэтому лишних ушей здесь почти не было.
   Ну а теперь будут.
   Я тихо пробралась на свободное место и села. То, что творилось снаружи, не шло ни в какое сравнение с тем, что происходило на самом съезде.
   - Способна ли Столица на решительные действия? Мы ждем месяцами помощи, в то время как наши маги сражаются и погибают в Одичалых Землях во имя непонятных целей! - наместник Агатола говорил уверенно, яростно и убежденно. Его слова находили отклик, судя по всему. - Мир меняется. Магия уходит, а магов становится все меньше. Если Сенат не обладает мощью и способностью контролировать мир... я выношу на обсуждение вопрос недоверия и независимости!
   Шум, крики, гнев и ярость... я вжалась в спинку кресла: слишком много ярких эмоций. Восемь трибун, окружавших трибуну Совета, взорвались воплями, в которых едва ли можно было разобрать хоть несколько слов. На краткий миг мне показалось, что эти люди в мантиях раздерут друг друга на мелкие клочки, но помешало расстояние между трибунами и сенаторы.
   - Хватит! - Главный сенатор, отец Ардиана, поднялся и вскинул руку вверх. Шум мгновенно стих, и даже тип в серой мантии побледнел. - Правильно ли я понимаю, что вы выносите на обсуждение вопрос о распаде Леоры и установлении границ? - тишина. Веруд дождался, пока стихнет даже шепот, и гордо поднял голову. -- Кто за?
   По залу пронесся смущенный шепот, и руку поднял только наместник Агатола.
   - Кто против?
   Поколебавшись, наместники поднимали руки, но даже мне стало ясно, что в мире назревают серьезные проблемы. Я разжала руки, лишь сейчас заметив, с какой силой сжимаю подлокотники, и выдохнула. Чтоб я еще раз пришла на подобные сборища! А в газетах все так расчудесно и радужно!
   - Тебе что, сложно было на улице подождать? - недовольна Ханна пробралась вслед за мной, уселась рядом и протянула мне бумагу с печатью шарго. - Твой пропуск! Ровно неделя в Храме! И постарайся, чтобы я об этом не пожалела!
   Ханна дождалась, когда бумага окажется в моих руках, и нетерпеливо постучала по подлокотнику.
   - И кстати! Еще раз замечу такую сценку с Каем, нашему соглашению конец. Я не просто все расскажу Шарго, я добьюсь того, чтобы ты сгнила в Архивах, поняла? Сестричка, - она невинно улыбнулась.
   Я ответила ей такой же улыбкой и хлопнула ресницами.
   - Сплюнь яд, отравишься, - елейно протянула я.
   - Прежде тебя убью, - в том же тоне откликнулась сестра.
   - Выживу назло.
   - Ты меня слышала, - ласково парировала Ханна. - Люблю тебя, сестра.
   - Я тоже... себя, - распрощалась я с Ханной и только, когда сестра встала, хмуро откинулась на спинку. Сестра словно пробуждала мои худшие качества.
   Я нажала на подбежавшего ко мне металлического жучка, и тот перевернулся на спинку, смешно шевеля механическими лапками. Интересно, что завтра в новостях будет? "Съезд прошел мирно и все, расплакавшись, обнялись"?
   Я посмотрела на беснующийся зал, полный криков и эмоций - давящих и поднимающих внутри ярую, чуждую злость. Не собственную, а словно навязанную извне. Хотела бы я научиться закрываться от чужих эмоций...
   Я поднялась и, захватив сумку, двинулась к выходу. Надеюсь, Ардиан уже убрался - времени прошло предостаточно.
   Сумка зашурудилась и оттуда выпрыгнул мерцающий огонек. Он тут же растворился в полумраке, но я успела заметить, куда направляется. И конечно, вслед за огоньком дрогнула стрелка на больших часах...
   Вот теперь мне точно пора.

***

   Я выбралась из зала и, поправив сумку, пробежалась взглядом по бумаге. Надо же, как Шарго быстро дал Ханне разрешение. Без вопросов. Без требований. Без нотаций. Пара улыбок - и получаешь все, что хочешь.
   Мама права: на лжи и лицемерии построен мир. Но что-то внутри меня устало от всех этих игр. Я вымучивала из себя каждую улыбку, так, словно играла в эти игры много сотен лет. И меня они вконец достали.
   Главное, что допуск у меня. Я развернулась, собираясь уйти...
   - Занятно, - Из моих рук выхватили бумагу раньше, чем я успела вздрогнуть.
   Ардиан лениво пробежался взглядом по бумаге. Он стоял, небрежно прислонившись плечом к косяку двери, будто специально меня поджидал. А может, так и было? Глаза Ардиана довольно прищурились, он легким жестом отвел с лица волосы и всмотрелся в меня с усмешкой на губах.
   - Хочешь поступать на Стража?
   - Это тебя не касается! - разозлилась я. Шайтан раздери, нельзя же так пугать! Я отбросила за спину волосы и попыталась отобрать бумагу...
   В следующий момент меня резко схватили за руку, разворачивая, и Веруд прижал меня к стене. Не забыл даже обхватить за талию, чтобы смягчить удар. Он ни капли не запыхался, выглядел расслабленным и ленивым. А я впервые осознала, что Ардиан - еще и будущий Страж. И вообще-то, неплохой.
   Веруд с интересом подцепил прядь моих волос, словно любуясь. А может, прислушиваясь к бешеному стуку моего сердца. Он заглянул в мои глаза, неизвестно что пытаясь в них отыскать. Похоже, его все это забавляет?
   Во всяком случае, он себя не больно-то вежливо ведет... Значит, и мне можно!
   - Выпусти меня! - отрывисто выдохнула я.
   Голова закружилась на мгновение, в глазах потемнело. Я с силой оттолкнула наследника, но тот даже не пошатнулся. Снисходительно усмехнувшись, он сам отошёл на шаг и поднял руки в знак подчинения. У меня вдруг появилось необъяснимое чувство, что он в чем-то убедился, а в чем, я никогда не узнаю.
   - Что ж. Кажется, в Храме впервые будет интересно. Возможно, я даже чаще буду посещать занятия.
   Я чуть не зашипела - только этого не хватало! Вырвав из рук Ардиана бумаги, я молча обогнула его и зашагала по коридору. Чувствуя между лопаток внимательный и неотрывный взгляд наследника.
   Замечательно! Не хватало мне увиливать еще и от Ардиана в Храме!
   Потому что от Кая мне и без того придется... я сжала бумаги в руке. Какая разница? У меня допуск на занятия в Храме, пусть даже на имя Ханны - но мне лишь бы добраться до этого Лиарана Айтири. Если и он мне не поможет, то все пропало.
   Пока что я действовала вопреки воле матери, вопреки воле сенатора, шантажируя Ханну, прикрываясь чужим именем и непонятно, на что надеясь... скользкая дорожка, но мне с нее сходить некуда.
   Я на ходу впихнула бумаги в сумку и поморщилась. А вот Ардиан может стать большой проблемой. Ему мое имя известно, как бы все не испортил... я оглянулась, заметила задумчивый взгляд наследника и вздохнула.
   Ардиан привык получать то, что хочет. А мне с будущим сенатором связываться никак нельзя. Как Хранитель, я угроза для его будущего. Для будущего всего Сената, если точнее. Нет, не так. Сенат посчитает меня угрозой - и постарается избавиться. Словом, чем дальше я буду держать этого парня от себя, тем лучше.
   Плохо, что он, кажется, этого понимать не желает.
   - Арианна!
   Я невольно обернулась на звук насмешливого голоса. Веруд улыбнулся.
   - С нетерпением жду наших новых встреч, - с предвкушением протянул он. И вышло у него... с подтекстом.
   - Вот не могу ответить тем же, - прошептала я себе под нос и вышла на улицу, раздраженно хлопнув дверью.
   Определенно, понимать не желает! Как можно быть одновременно настолько чарующим и настолько раздражающим?! Везде этот Ардиан.... я вскинула голову, с возрастающей ненавистью изучила лицо Ардиана на вывеске о Съезде и сжала кулаки.
   Еще сильнее я их сжала, когда заметила среди Стражей Лио. Ах нет! С меня и Ардиана довольно! Я поймала внимательный взгляд синеглазого Стража, но, фыркнув, отвернулась и отправилась в кофейную.
   Хватит с меня Стражей на сегодня!

Ардиан Веруд

_____________

   - Господин Шарго, какая честь! - презрительно усмехнулся Ардиан, разглядывая сенатора.
   Церемониться он не стал, удобно разместившись на месте самого сенатора и предоставив тому ютиться на стуле для посетителей. Не похоже, что сенатору это нравилось. Но он молчал, как и положено, к забаве Ардиана. По какой-то странной причине тому нравилось доводить сенаторов до искр ярости в глазах. И особенно его забавляло, что они вынуждены терпеть все его выходки.
   Уж их-то он мог предоставить в избытке.
   - Слышал, вы очень заботливый родственник, - с улыбкой приступил Ардиан к цели визита. Шарго нервно поправил воротник, правильно уловив зловещую нотку в словах наследника. Веруд довольно сощурился, сложив руки в замок. - Взятки даете... разумеется, в исключительно благородных целях.
   - Не понимаю, о чем вы...
   - Я о подтасовке результатов Арианны Ниалл. Все еще не помните такую? - с участием вздохнул Ардиан. - Это та самая девушка, которую вы так не хотите отпускать в храм Кио-ре.
   - Моя племянница не так уж и талантлива, девочка просто мнит себя...
   - Очень талантлива. Невероятно. Но, к сожалению, ее отец пропал при невыясненных обстоятельствах. Вполне вероятно, в Храме кое-кто знает больше об этом, как думаете? Может, вы знаете, кто именно знает?
   Шарго побледнел, но дивные красные пятна не дали усомниться в его безупречном здоровье. Ардиан выжидающе сузил глаза, постукивая пальцами по столу и не сводя с сенатора пристального взгляда.
   - Пожалуйста, мальчик...
   - Да, дедушка? - невозмутимо подбодрил "мальчик", чем заставил сенатора поежиться.
   - Пойми меня правильно. Сестра потеряла мужа в одичалых землях, бедняжка не выдержит еще одного удара. Моя дорогая Арианна еще так юна! - пустил слезу Шарго. - Я сам не переживу, если с ней что-то случится!
   - Точно, вы так переживали, когда отослали девочку в мятежный Ратолл. Как раз накануне ожидаемого бунта. Хотелось бы узнать, кто вам подсказал убрать ее из города?
   - Н-н-никто... Я...
   - А я грешным делом подумал, вы от меня ее прятали. Она прелестна, согласитесь, - улыбнулся Ардиан, но его улыбка тут же погасла. Ардиан помолчал, наблюдая за сенатором.
   Исчезновение отца Арианны изрядно обеспокоило столицу. И Ардиана в особенности. Без Артура Ниалла Братство потеряло доступ к одной маленькой интересной особе... Из-за этого они все упустили так много времени...
   Ардиан подался вперед, выдержал паузу и четко, почти по слогам, порекомендовал:
   - Вы отпустите Арианну в Храм. Она поступит на Искателя. И больше никогда, ни разу, господин Шарго! Вы не заикнетесь про ее отчисление.
   Веруд подхватил бумагу и полюбовался на витиеватый росчерк пера.
   - Ханна Мария Ниалл. Допуск в Храм. Какая у вас любознательная племянница, - заметил он с легкой улыбкой. Возможно, он поторопился с визитом к сенатору. Похоже, его помощь Арианне не так уж и нужна. - Так вы меня поняли?
   - Зачем она вам? - осмелился поинтересоваться Шарго, промокая лоб платочком. Ардиан удивленно поднял глаза. А расслышав вопрос, хмыкнул и встал.
   - Оставьте свои вопросы Братству.
   - Я не хочу, чтобы моя племянница в этом участвовала! Если она докопается до правды...
   Ардиан нахмурился и поставил руки на стол напротив Шарго.
   - А это не тебе решать. Забыл, с кем говоришь? - отбросив вежливость, холодно поинтересовался Веруд. Сенатор дрогнул под его взглядом, но улыбка так и не вернулась на лицо Ардиана. Скользкие типы необходимы Братству, чтобы контролировать Сенат. И все же Шарго раздражал. Слишком мелкая пешка, чтобы дорожить ею. - Вот и не забывай. Ты здесь, потому что мы так решили. И если я усомнюсь в твоей верности, можешь попрощаться с постом и со всем, что к нему прилагается.
   Веруд бросил бумаги на стол и, приблизившись к двери, обернулся.
   - Предупреждать дважды не буду. Вмешаешься в мои планы на Арианну, я заставлю тебя пожалеть. Сильно пожалеть, Шарго.
   Ардиан решительно вышел за дверь, не утруждаясь долгими прощаниями. Разговор окончен, маски сброшены. Шарго больше не проблема, осталось выяснить, что он скрывает. А что у Шарго есть тайны, Ардиан чувствовал за версту.
   Прислонившись к стене, наследник скрестил на груди руки и приготовился ждать. Арианна Ниалл... Занятна, даже будь она самой обычной девчонкой. В ней что-то было особенное... Еще более особенное, чем он ожидал. Дело не в красоте, красивых много, и каждая вешалась Ардиану на шею. Кому-то нужна была его внешность, кому-то деньги, кому-то слава... И дело не в строптивости, и такие вокруг него вились, готовые пасть к ногам по первому щелчку.
   Особенное - значит особенное. То, что принадлежало ему. Будет принадлежать... Если правильно разыграть карты.
   А он их разыграет правильно.
   Но прежде нужно разобраться с Братством. Планы Ардиана отличались от планов руководства - досадно, но не смертельно. Ардиан вздохнул и прислонился затылком к стене, прикрыл глаза. Братство уступит. Всегда уступало. Слишком многое зависит от правильных действий. Ардиан не мог позволить себе проиграть. Не мог упустить Арианну больше, чем упустил уже.
   Время играет по своим правилам.
   Ардиан открыл глаза и уставился на предмет своих мыслей, болтающий с настырным Каем. Проклятый мальчишка. Братство давно рассказало ему, с кем встречаться, на ком жениться... а он по-прежнему вечно вертится вокруг Арианны.
   Кай не ровня таким, как Арианна. Трудно не заметить, как девушка сильно привязана к обычному магу - и все же, едва ли она отдавала себе в этом отчет, по привычке игнорируя собственные чувства. Вряд ли у Кая получится до нее достучаться... Не должно получиться...
   Внезапный укол ревности стал для Веруда неожиданностью - какое давно забытое чувство... Он думал, избавился от него навсегда. Выдохнув, наследник прикрыл глаза. Кай еще пригодится. Не стоит давать волю эмоциям. Не стоит разбрасываться своими людьми так глупо.
   - Какая неожиданная встреча! - отвлек Ардиана голос, и к ревности примешалась легкая досада. Почему Арианна не родилась Ханной? Пожалуй, он многое бы отдал за такие сладкие интонации в исполнении другой сестры.
   - Куда уж неожиданней, - усмехнулся наследник, гася раздражение улыбкой. - Чудесно выглядишь, Ханна, как обычно, впрочем...
   __________________
   Внешность бывает обманчива, маски Ардиан вскрывал с той же легкостью, что пил вино. Ханна играла заученную роль. Как и миллионы людей до нее. Одно и то же. Из века в век. Одинаковые лица, знакомая фальшь.
   Но Ханна была нужна ему. Приходилось играть в чужие игры. Порой утомительное занятие. И все же, отделавшись от Ханны, Веруд остался в коридоре, рискуя повстречать ее снова. В надежде, что не придется. Может, в иное время он охотно позабавился бы с ней... почему нет, Ханна мила собой. Но именно сейчас она стала бы помехой.
   Прислонившись к стене, наследник сложил на груди руки, ожидая. Мерцающее небо за окном, жемчужное, в разводах перламутровых облаков, вызывало ностальгию. Совсем как тогда... и даже звук этих шагов, легких и едва слышных. Ардиан повернул голову, его губы дрогнули в улыбке.
   Помимо того, что он обязан был подтвердить догадку, появление девушки вызывало приятное чувство. Интерес? Тепло? Азарт? Возможно, все вместе.
   - Занятно, - хмыкнул Ардиан, вырывая из рук показавшейся девушки листок бумаги. Ну конечно. Угадал, девчонка нашла способ пробраться на остров. Терпеливо отведя бумагу в сторону, чтобы Арианна не выхватила ее из рук, он поднял бровь. - Хочешь поступать на Стража?
   - Это тебя не касается! - Арианна потянулась за бумагой, хмурясь и кусая губы. Прядка волос выбилась из ее прически, почти касаясь губ, трогательно поджатых от гнева ... соблазнительно-красивых губ, с капризным изгибом. Ее хотелось защищать. Хотя она в этом явно не нуждалась.
   И в то же время нуждалась в этом больше остальных.
   Ардиан тихо и раздраженно выдохнул. Нелепое упрямство! Ему хотелось прикоснуться к ней, дотронуться до ее кожи, откуда такая тяга избегать его, как огня? Это начинало раздражать. Перехватив запястье девушки, Ардиан резко развернул девушку, прижимая к стене. Вот так не сбежит.
   Стиснув ткань платья на талии Арианны, наследник с наслаждением вдохнул запах девушки, весенний, прохладный, яркий. Пропустил прядь темных волос, гладких, как шелк, улыбнулся. Прикосновения редко доставляли ему радость, но с ней иначе. Чувствовать тепло ее тела, быть к ней так близко - всего этого недостаточно. Он хотел большего. Девушка тяжело дышала, и наблюдать, как отчаянно она сопротивляется желанию, было занятно.
   И так глупо. Все равно будет принадлежать ему. Всему свое время.
   - Выпусти меня! - твердо приказала Арианна, глядя прямо в глаза. Смело. Это восхищало. Верудом любовались на расстоянии, никогда вблизи. В глаза ему попросту боялись смотреть.
   И тем более боялись приказывать. Да еще так безрассудно. До знакомого звона в голове, настойчивого.
   У любой лазейки в чужое сознание две стороны. Открывая других, открываешь себя тоже. Душа девушки напоминала журчание весеннего ручья, все еще скованного холодом, но такого удивительно звонкого. Стремящегося к свету и жизни... обжигающе холодного, ощетинившегося острыми иглами инея. Ардиан мгновение помедлил, сражаясь с желанием поступить ровно обратно приказу. Склониться, прикоснуться к ее губам своими... растопить лед...
   Пожалуй, слишком рано. Усмехнувшись, он отступил на шаг и поднял руки. Вот и узнал. Спутать невозможно. Да, Арианна - та, кого он ищет. Мелькнуло сожаление: будь она обычным магом, все было бы куда проще. Гораздо, гораздо проще.
   Хранитель всегда будет под угрозой. Ардиан не собирался отдавать ее Братству или, упаси духи, так называемым держателем свитков. Она принадлежала ему - только ему. Решать, что с ней делать, будет он. Поэтому она должна ему доверять. Спугнуть ее сейчас - значит, потерять.
   - Что ж. Кажется, в Храме впервые будет интересно. Возможно, я даже чаще буду посещать занятия, - усмехнулся Ардиан, наблюдая, как кулачки девушки сжимаются. Кто-то в гневе. Это умиляло.
   Как жаль. Надо было поцеловать ее, пока был шанс.
   Арианна бросила на него колючий, тяжелый взгляд, полный осуждения и предупреждения и гордо вырвала бумаги из его рук. Он даже позволил ей уйти. Ардиан посмотрел ей вслед, не в силах избавиться от улыбки. Хрупкая девушка с сурово поджатыми губами только распаляла азарт. Добиться ее? Почти нереально.
   И как заманчиво...
   - Арианна! - с усмешкой позвал Веруд. Когда девушка обернулась, раздраженно и настороженно, будто сомневалась, что стоит, он наклонил голову. - С нетерпением жду наших новых встреч.
   Которых будет немало. Об этом он позаботится. Ардиан ни капли не соврал, он ждал этих встреч; будь его воля, не спускал бы с девчонки глаз. Только вряд ли ей это понравится. Придется подождать. Отпустить, чтобы привязать крепче.
   Жаль, времени не так много. Пока Арианна не добралась до проклятого свитка, все нормально. Но потом он уже ничего поделать не сможет. Останется один выход, этого надо любой ценой избежать. Нахмурившись, Ардиан посмотрел на хлопнувшую дверь. Без девушки коридор опустел...
   Впрочем, не совсем. Очевидно, не только за Ардианом таскается свора Стражей, скользящих по теням.
   - Ардиан. - Ледяной голос прозвучал жестко. Веруд устало поморщился, раздосадованный встречей. - Что бы ни задумал, оставь ее в покое.
   - Вечно лезешь не в свое дело, - процедил он, поворачиваясь к... как он там себя назвал? "Лио"? Нелепое имя. Фальшивка, как и сам владелец. Сделав к Стражу шаг, Веруд сузил глаза. - Повторить дважды? Проваливай.
   Места хватило бы на десяток людей. Разминуться не проблема. Но Страж стоял на пути Ардиана. И наследнику было лень сворачивать. Какой печальный поворот, однако. Веруд наклонил голову, глазами указал в сторону, предлагая уступить дорогу. Уступит, разумеется. Конечно, уступит.
   Страж не дрогнул, смело выдержал взгляд. В то время, как в его глазах стоял лед, губы Веруда дрогнули в злой усмешке. Один, два...
   - Я предупредил, - кратко сказал Лио, делая шаг в сторону. Умница. Слово Верудов закон.
   Ардиан помедлил, смотря перед собой на пустое место. Выдерживая паузу. Позволяя узнать, кому здесь принадлежит власть.
   Не Стражу.
   - Не путайся у меня под ногами, Страж. Запомни хорошо. Арианна не твоя забота. - Ардиан даже не повернул головы в сторону Стража, только сощурился. - Боюсь, мы не можем доверить ее тебе. После Мии не можем.
   Боль на лицах других людей, особенно на лицах врагов, истинное наслаждение. Холодно кивнув в знак прощания, наследник отправился по своим делам. Неторопливо, не спеша. Наслаждаясь чужой болью, впитывая ее всей сутью.
   Может быть, предупреждение заставит Стража отступиться от Арианны. Может быть. Может, и нет. Мальчишка упрям. Считает, что обязан охранять Арианну ценой собственной жизни. Или не охранять - кто знает, какие у него цели.
   Впрочем, время покажет. Возможно, Страж сыграет на руку Ардиану, сам того не осознав. Веруд усмехнулся, внезапно поняв, как подобраться к девушке. Изящное, простое решение...
   В любом случае, если придется, от Стража легко избавиться.
   Это вовсе не проблема.
  

Глава 18

Арианна

Лиаран Айтири

  
   Я с возрастающей ненавистью поскребла ногтями по свеженькой фотографии на первой странице газеты. Ни слова о вотуме недоверия, ни слова о недавнем съезде! Зато об Ардиане целый разворот... он, видите ли, собрался восполнить прогулы в Храме и посвятить год обучению! Ууу, бесит!
   Свернув газету, я похлопала ей по ноге, нервничая и переживая так, что живот сводило. Ардиан добавил мне проблем со своим внезапным рвением к учебе. Если у меня все получится - что далеко не факт - мне придется остаток года отсиживаться в чулане Храма. Чтобы не встречаться с наследником.
   Я поежилась, вспомнив то странное чувство, которое возникает рядом с Верудом... хотелось от него бежать - непонятно почему. Может, из-за всех этих свитков и Хранителей: нельзя, чтобы кто-то узнал о моем даре, тем более будущий сенатор.
   - Может, хоть те Стражи поделятся с оголодавшим спиритом конфеткой? - проворчала Люи, вставшая не с той ноги. - Ты совсем меня не кормишь! Как не стыдно так нагло и бессовестно эксплуатировать несчастное безобидное создание!
   - Безобидное создание... теряюсь в догадках, кто бы это мог быть, - фыркнула я себе под нос, на что спирит взорвалась возмущенной тирадой, сводящейся к моей бессердечности.
   Как в бестелесное создание влезает столько конфет? Я покосилась на лениво разгуливающих по вокзалу Стражей. Сегодня их было особенно много, из-за бесконечных митингов в городе и общей напряженности в Леоре. А я тут собралась проникнуть в самое охраняемое учебное заведение под чужим именем...
   Лишь бы на меня внимания не обратили! Если кто-то из Стражей знает Ханну лично, то беда. Хоть я и ограбила шкаф сестры, позаимствовав оттуда коричнево-золотое платье, невысокие сапоги на каблуке и кучу всяких кружев-оборочек-безделушек, на сестру я решительно не походила.
   Между прочим... как Ханна это носит? Я поерзала, закинула ногу на ногу, потом передумала, расправила пышную юбку до колен и попыталась отлепить жесткий корсаж от ребер... кажется, я раскусила причину злобности Ханны: терпи я каждый день такие пытки, вовсе на людей бросаться бы стала.
   - А знаешь что? Раз меня никто не любит, я собираюсь умыкнуть вон тот болтик! - заявила Люи и вспорхнула огоньком прежде, чем я осознала ее заявление.
   - Люи! - Я взмахнула руками, пытаясь поймать мелкую негодницу, но спирит с легкостью вывернулась и устремилась к вожделенному болту. Она так ловко огибала прохожих, что если те кого и заметили, то лишь громкую меня.
   Мелочь вредная! Я бухнулась на скамейку, сдула с лица прядь волос и сделала вид, что ни при чем. И что мой спирит не откручивает со скрипом очередной болт с очередного вокзала.
   А болт тем временем выкрутился сам собой из резной железной конструкции, завис прямо над макушкой дежурного мага и весело запорхал к моей сумке. По дороге Люи врезалась в какую-то женщину, очевидно, извинилась - судя по перепуганному лицу бедняжки, завертевшей головой в поисках невидимки, - и "умыкнула", помимо болта, еще и ленту с чужой шляпки.
   Теперь болт летел ко мне на веревочке - точнее, на ленточке. И грозил сдать и меня, и Люи с потрохами. Я заметила, как дежурный повел головой в сторону несносного спирита, но тут раздался гудок и поезд в клубах дыма и пара со свитом ворвался на вокзал.
   Я шумно выдохнула. Надо задать этой мелочи нагоняй! Ворча и ругаясь, я раскрыла сумку, воровато оглянулась и позвала спирита ладонью.
   - Ой, какие мы нежные! Болтика ей жалко! - опустилась на сумку Люи. - И конфетки ей жалко! Мне еще и стрелка понравилась...
   - Дам я тебе конфеты! Твоими стараниями вокзал рухнет!
   - Так на то и вокзалы, чтобы их заново отстраивать, - довольно отозвалась спирит. - Что ты ноешь, будто из твоего кармана стащила! Кстати, насчет карманов... у тебя в кармане нет конфетки?
   Я прихлопнула зашевелившийся карман жакета и раздраженно поднялась. С прибытием поезда вокзал оживился, откуда-то набежали люди, все суетились, толкались, болтали. За какие-то мгновения сонная тишина взорвалась шумом и гамом. Поезд, затормозив, с шипением выпустил пар, захлопали дверцы, дежурные забегали, готовясь разместить пассажиров.
   Поезд к Университету - а заодно к Храму Кио-ре, расположенному на том же острове, - следовал раз в две недели. Состав хвастался новенькими красками, коричневое дерево с золотыми полосами, весь блистал и сиял на солнце, как начищенная монета.
   Я дождалась, когда распахнутся двери, и подхватила сумку. Бумаги в кулаке жгли ладонь; я смяла их, нервничая и пытаясь успокоиться. Ничего страшного. У меня все получится. И вообще, я Ханна. Ханна Мария Ниал.
   Меня хватятся к вечеру, когда сестра объявит о пропаже документов. Еще пара дней на выяснение подробностей - а потом в моей жизни появится злой Шарго, возмущенная мама и домашний арест до конца жизни. Но мне лишь бы из города выбраться. Там разберусь.
   Я поправила воротник, заодно изгнав вездесущего спирита из нагрудного кармана - и, вдохнув, решительно двинулась навстречу проблемам.
   - Ханна Мария Ниал, направляюсь в Храм по поручению учителя, - мило улыбнулась я дежурному и вручила документы. - Допуск подписал сенатор Шарго.
   Дежурный вскинул голову, и я напомнила себе, что отныне Ханна. Кокетливо заправила за ухо волосы, сверкнула милейший из улыбок. Надеюсь, по крайней мере, что вышла улыбка, а не оскал. Роль сестры давалась мне с огромным трудом, особенно с зубастым спиритом за пазухой.
   - Для меня честь, - серьезно кивнул дежурный и занялся бумагами. Их он проверял долго... так долго, что чуть сама не сдалась. Но, вовремя кинув на часы взгляд, я выдохнула. Даже минуты не прошло, а меня уже колотит. Я покусала губы, чудом сдержав вопль признания, и откинула за спину косу.
   - Я с тобой не разговариваю без конфет, но для сведения, тут опять этот наглый тип! - прошептала невидимая Люи-ринь.
   Голосок ее звучал тревожно, и я поневоле насторожилась. Что еще за тип? Повертела головой влево... вправо... и мысленно застонала, поняв, о ком речь. Шайтан раздери, этого только не хватало! Я поспешно перекинула косу на другую сторону и будто невзначай повернулась к знакомому парню спиной. Этот Страж преследует меня, что ли?!
   Впрочем, Лио меня не заметил, слишком занятый беседой с каким-то долговязым светловолосым парнем. Хотя какая беседа? Я украдкой посмотрела в сторону Стража и фыркнула. Кажется, Лио только что светловолосого послал, да еще таким высокомерным жестом, что последний побледнел. Отступив на два шага, светленький сдержанно поклонился... стоп, поклонился? Наверное, показалось! С чего вдруг?
   Я заинтересованно подалась вперед, но Лио вдруг резко повернул голову в мою сторону. Да еще так стремительно, что я успела заметить, как его синие глаза цепко охватывают вокзал. Меня аж пот прошиб! Я в панике заслонила лицо ладонью, уже предчувствуя близкий крах моих надежд.
   - Проходите, эллая Ниалл, - наконец, соизволил улыбнуться дежурный.
   - Быстрей, быстрей, быстрей! Он смотрит! - зашипела мне на ухо Люи.
   Я схватила билет с документами и ласточкой взлетела в вагон. Будем надеяться, меня этот проклятый Лио не заметил. Он что, специально возникает рядом в самые неподходящие моменты?!
   Я с усилием бросила тяжелую сумку на широкую койку. Плюхнулась на сидение, попрыгала, удивляясь мягкости... в Ратолле койки в поездах жесткие, как кусок плиты, а здесь прямо перина. Хотя ехать от силы часов двенадцать, а купе просторное, люстра с висюльками, изящный дубовый стол с кофейником и чашками. Выдержанные кофейные цвета, бордовые бархатные занавески с золотыми шнурами, везде символы Стражей, золотые лилии... ничего лишнего, конечно, но в сравнении с поездами вульгаров - верх роскоши. И пахнет деревом, а не пылью.
   Но меня гораздо больше интересовал синеглазый. Я щелчком отогнала механического жука в сторону - тот недовольно пискнул, но послушно замер в ожидании, готовый сорваться к проводникам по моей просьбе или с доносом на беспорядки. Нервно дернула шнур, заставляя занавески разъехаться, и опасливо выглянула на улицу. Ну что? Заметил-нет?
   - О, конфеточки! Это все мне? Конечно, мне, ты обойдешься! - возрадовалась Люи, погружаясь огоньком в целую вазу конфет на столике. - Так и быть, ты прощена!
   - Кто еще кого прощать должен! Ты меня чуть не выдала!
   - Всего-то чуть? Хочешь исправлюсь? Могу Стражей позвать...
   - Ой, лопай конфеты молча! - разозлилась я и уставилась в окно. Да где же он, где же?
   Я отыскала среди бесконечных людей знакомую фигуру и выдохнула. Слава небесным духам, похоже, Лио меня не узнал! Иначе бы мчался выдергивать меня с поезда, чтобы Шарго порадовать, а не болтал. Я со вздохом откинулась на спинку. Меня потряхивало: чуть не попалась!
   Все же этот синеглазый... занятный у него спирит. Призрачно-белоснежный барс, с невероятно синими глазами... почти такими же, как у самого Лио. Пока Страж был занят разговором, его спирит, не мигая, уставился на поезд. Увидеть меня он не мог. Но почему-то мелькнуло противное чувство: барс заглядывает именно мне в душу. И взгляд у него... бррр какой.
   Я зачем-то крепче сжала сумку с запрятанным в ней свитком и поежилась. Как и Лио, барс обладал поразительной способностью нагонять страха одним взглядом.
   Спирит лениво взглянул на Стража, и тот, будто по указке, повернул голову в моем направлении. Сердце пропустило удар от ужаса, но я напрасно переполошилась: столь же спокойно и расслабленно парень вернулся к разговору, даже не зацепившись взглядом за мое окно.
   Я с этой парочкой поседею! Я разгладила складки на юбке и вздохнула. Ладно, пустое. Вряд ли спирит учуял свиток - это невозможно. Я вытащила свиток из сумки, пробежала пальцами по выбитым символам и рассеянно развернула. Знаки выглядели непонятными и знакомыми - они звучали, как шепот прошлого, эхо слов, а не слова. Эти символы принадлежали не людям. Спиритам. Духам. Почему-то я точно это знала. Эти символы пришли с севера, откуда-то из-за Бреши, из далеких, призрачных земель.
   Их невозможно прочитать в нашем мире. "Ходящий по мирам узреет". Кто бы объяснил, откуда взялась в голове фраза...
   Я вдруг почувствовала себя покинутой, без направления в кромешной тьме, без огонька света. Хранителей больше нет. Никто не научит меня тому, что надо знать. Не поддержит, не направит. Внезапное чувство одиночества вспыхнуло в глубине души, словно от мира, где миллионы людей, меня отрезает ледяная стена. Словно я застыла во времени...
   "Все, чего я хочу, это свободы". Слова Азара из сна всплыли сами собой, совершенно не к месту.
   Я отдернула пальцы от символов, поспешно захлопнула свиток и, положив его в сумку, прислонилась лбом к холодному стеклу. Состав, наконец, дернулся, тихо застучала колеса - сначала медленно, несмело, но с каждым мгновением все сбивчее и торопливее.
   Мимо проплывали разноцветные поля цветов - синих и красных, фиолетовых и желтых, как солнце. Среди них иногда мелькали разноцветные не то зверьки, не то тени - спириты растений казались призрачными, то пропадали, то исчезали... Ну вот и все. Я это сделала. Отправилась в Храм наперекор всем, бояться поздно.
   Осталось понять, что делать дальше, если Лиаран отошлет меня обратно. Или напротив, поддержит. Может, испытать на нем эти непонятные внушения?
   - Все будет хорошо, папа, - я прижала к груди кулон и вздохнула. - Со мной все будет хорошо, я обязательно тебя найду, вот увидишь.
   Я закрыла глаза и, сжав в кулаке перечеркнутую спираль, задремала. Я не одинока. У меня есть отец. Люи. И Тиара, которой я нужна.
   Я не позволю Азару забрать их у меня. Чего бы мне это ни стоило.
  

***

   Сумерки, ветер... туман. Я знаю этот сон, но отчего-то мне не по себе. Я взбираюсь на вершину холма - я помню, что увижу, поэтому то, что я действительно вижу, пугает меня.
   Врата открыты. Узор разорван посередине, и темный туман из Лабиринта, клубясь, окутывает мои ноги. Он будто зовет за собой, тянет в полумрак, умоляет узнать, что там. Если прислушаться, можно услышать шепот - легкий, манящий, как прикосновение смерти.
   Что-то блестит сквозь туман. Наклонившись, я шарю рукой по земле, пока не нахожу предмет. Перечеркнутая спираль... я горько улыбаюсь. Это кулон Тиары, узнаю его по цепочке: тонкая, переплетенная синей нитью.
   Провожу пальцем по линиям спирали. Почему мой сон так изменился? Это необычно; и пугает.
   Но в то же время завораживает.
   - Арианна.
   Я не удивляюсь. Помедлив, я обматываю цепочкой кулона руку и медленно подхожу к вратам. Холодно. С той стороны врат дует ледяной ветер, путается в волосах и приносит с собой зов.
   - Ари!
   Конечно. Где еще я могу услышать Тиару? Только во сне. Я слышу ее голос, но не могу понять, где она. И внезапно вижу ее бледное лицо, зеленые глаза, светлые волосы. По ту сторону Врат. Но что-то в ней не так.
   - Помоги! - Она протягивает руку, но испуганно дергается в сторону. Чего она боится? - Ари, помоги мне, слышишь?!
   Я не отвечаю. Сжав кулак, рассматриваю зверя, крадущегося к Тиаре.
   Зверь не спешит. Он знает, что добыча никуда не денется, его походка плавна и грациозна. Он похож на волка, но размером больше медведя. Под его черной кожей бугрятся мышцы. Это странно, но мне вспоминаются змеи, и будто в ответ на мои мысли из пасти зверя вырывается тонкий раздвоенный язык.
   - Не подходи к ней! - Я спохватываюсь слишком поздно. Зверь секунду смотрит на меня - красными, горящими глазами, - потом в мгновение ока прыгает вперед, валит Тиару на землю и, схватив за воротник, тащит в Лабиринт. Он не отрывает от меня взгляда.
   "Иди за мной, или я убью ее".
   И я едва не поддаюсь. Но в последний момент останавливаюсь. Сердце колотится, как сумасшедшее, и я понимаю, что в шаге от непоправимой ошибки.
   Мне нельзя в Лабиринт.
   - Прости, Ти. - Я делаю шаг назад, подальше от красной черты. - Живой мне не выбраться из Лабиринта.
   Я знаю это столь же точно, как знаю, что зверь не тронет Тиару.
   Ему нужна я. Только я. Он ждал меня слишком долго, чтобы так просто отпустить.

***

   Я проснулась резко, как по сигналу. Тишина давила на уши, лишь на столе позвякивало блюдечко. Я прижала его рукой, и звук оборвался.
   Сон оставил после себя дурное предчувствие. Точно ли я проснулась? За окном проплывали леса, погруженные в молочно-белый туман. Сквозь клубы тумана с трудом прорисовывались темные верхушки деревьев, словно на мгновение поезд попал в иное измерение.
   Отчасти так и есть. Туман - одна из девяти защит над островом: маги воздуха постарались. В прошлый раз я бывала здесь с отцом... воспоминания завертелась, закрутились в голове, сжимая сердце тоской. А сейчас я потеряла даже Тиару...
   И почему-то на душе неспокойно. Словно за мной наблюдают в пустом купе... ногти скребнули по фарфоровому блюдцу. Такое чувство... неприятное... от него сердце бьется чаще без видимых причин. Я невольно насторожилась, ожидая чего угодно, но лишь колеса размеренно стучали - постепенно замедляясь.
   - Люи? Ты не чувствуешь здесь... чужих? - осторожно уточнила я, не зная, как иначе обозначить зверя из сна. Говорят, Лабиринт полон диких спиритов, но мало ли, что там мне приснилось. - Спиритов, например...
   - А? - встрепанная голова Люи-ринь выползла из-под обертки. Излюбленный облик миниатюрной девочки с косичками только с виду казался безобидным: зевнув, Люи показала тридцать два острых клыка, и проворчала: - Не кормят, спать не дают... ик! А мне так плохо, так плохо!...
   - Это ваза конфет просится наружу, - рассеянно отозвалась я без тени улыбки.
   Здесь слишком холодно. Я выдохнула облачко пара. Чувство чужого присутствия не уходило; я нервничала все больше. Не понимая, почему. Пустое купе, кто тут может наблюдать...
   Вздрогнув, я резко вскочила. Краем глаза, но я уловила движение внутри зеркала. Может такое быть или нет, но там было что-то еще, кроме моего отражения!
   Вот только рассмотреть не успела. Поезд дернулся, бросая меня на место. Металлический жук, не удержавшись, со всего размаху брякнулся на спинку, но, попискивая, перевернулся и суетливо побежал обратно на стену. Последний раз застучали колеса, и состав встал. Обволакивающая тишина ударила по ушам, почти оглушая после бесконечного шума.
   Я схватилась за сумку со свитком и испуганно уставилась в зеркало. Но блестящая поверхность отражала лишь купе, меня и разбросанные вокруг обертки - больше ничего.
   Правильно. Я поежилась, неохотно отводя взгляд от зеркала. Мне просто показалось. Никого в зеркале нет, тем более Азара! Это все проклятый Лабиринт, стоит ему появиться во снах - от каждого шороха вздрагиваю... я нервно схватила кофейник с заваркой, в надежде, что чай меня успокоит.
   Лабиринт... преследовал меня с детства. Я неизменно видела его во снах, редкая ночь обходилась без этого странного места. Как кусочек иного мира, что-то запредельно-прекрасное - и ужасное. Я боялась Лабиринта. Необъяснимый, стискивающий сердце страх.
   - У тебя еще... ик!... нет конфетки? - Люи, без сил развалившись в вазочке, озадаченно потирала раздувшийся живот. Конфет хватило бы человек на пятерых - но моему спириту, похоже, всегда мало.
   - Лопнешь и размажешься по стенкам, - пригрозила я.
   - Я... ик!... рискну. Ты только конфетку... ик-ик!... дай, - вяло потребовало маленькая девочка, заодно показав клыки. У меня даже укушенная в прошлый раз ладонь зачесалась: две недели прошло, а фантомная боль осталась.
   Люи - тоже создание Лабиринта. Лабиринт - междумирье, мостик между миром людей и миром спиритов. Как мелкая пакостница умудрялась проходить сквозь зеркала, я не до конца понимала, но уверена, ради конфет Люи преодолела бы что угодно!
   Если Тиара в Лабиринте, все хуже, чем я думала.
   Вздохнув, я прижала крышку рукой и наклонила кофейник. Глядя, как медленно наполняется чашка, мыслями я бродила далеко. Где-то там, во сне, все еще с Тиарой и странным зверем. Я волновалась за подругу. Хуже всего, не знала, чем ей помочь.
   Не только потому, что Хранитель из меня не просто никудышний - вообще никакой. Я даже не представляла, что это значит - быть Хранителем. Я что-то должна делать? Хранить? Знать? За исключением внезапного умения приказывать другим людям, мой дар казался совершенно бесполезным.
   Особенно против Азара. Я против него ничто.
   Себе-то помочь не могу! Я прозевала момент, когда чашка переполнилась, и, зашипев, отдернула руку. Даже, наливая чай, умудрилась обжечься! Хранитель, тоже мне.
   Дверь купе вдруг открылась, выдергивая меня из транса, и внутрь ввалился - иначе не скажешь - парень. О, надо же! Тот самый, с который Лио болтал...
   Я с тревогой уставилась на посетителя, настороженно ожидая продолжения. А этому что надо?

***

   Парень сел напротив, нимало не смутившись. Расслабленно вытянул ноги, сощурил глаза. Они у него были черные и слегка раскосые - могу поспорить, родился далеко на юге, и смуглый оттенок кожи это подтверждал. Правда, волосы у незнакомца светлые - не черные, как у уроженцев Арты. Парень посидел, беззастенчиво меня разглядывая.
   - Я Тайран. А ты... - Парень вопросительно улыбнулся. Меня потихоньку начинал напрягать его внимательный взгляд, но вида подавать нельзя, я же на птичьих правах.
   - Ханна Мария Ниал, - спокойно ответила я.
   - Нет. Ты не Ханна Мария Ниал, - еще шире улыбнулся парень. Я чуть чашку не уронила, так и застыла с кофейником в одной руке и чашкой в другой.
   - Да ну?
   - Я знаком с Ханной. Поразительная стерва, - спокойно продолжал этот Тайран, а у меня внутри все стеклышками льда покрылось. Вот и приехали. - Меня послали за тобой. Поэтому ты сейчас тихо-мирно пройдешь за мной, куда надо.
   Я вскинула голову и, не веря ушам своим, уставилась на, как выяснилось, противника. А тот сидит себе и в ус не дует. И что теперь делать? По всему вагону бегать от преследователя?
   Ну а почему бы и нет? Мило улыбнувшись в ответ, я быстрым и четким движением выплеснула содержимое горячего чайника прямо в лицо Тайрану и сорвалась с места. Тот тоже не дремал - вскочив, попытался схватить меня за талию, чтобы не дать сбежать. Поэтому пришлось пнуть его куда-то - судя по звуку, не туда, куда нужно. Но на то они и Стражи, чтобы так просто не сдаваться: парень сполз, но добычи не выпустил.
   - Отцепись ты! - Я обрушила на голову парня оставшуюся в руках чашку. Послышался звон, осколки укоризненно посыпались на красный ковер. Я наконец-то вырвалась, метнулась к двери и, распахнув ее, почти выбежала в коридор...
   - Лиаран все равно тебя видел! - зарычал Тайран.
   Я как на стену наткнулась. Медленно-медленно обернулась, застыв в двух шагах от вожделенной свободы - если, конечно, так можно назвать беготню из вагона в вагон от преследователя.
   - Лиаран Айтири? - уточнила я с надеждой.
   - Разумеется, Айтири! Чтоб шайтан тебя... - Тайран схватился за живот и сморщился от боли. - Даже не думай сбежать, маленькая дрянь!
   Я чуть в голос не рассмеялась: нет, серьезно? Пока я тут планирую с боем прорываться к Лиарану, он меня сам нашел?
   Подумав, я сделала шаг обратно в купе. Ревниво стиснула ремень сумки, развернулась и выпрямилась, ожидая, когда же меня схватят и отведут наказывать. Парень почему-то не торопился, взглянув на меня со странным выражением лица. Не то с изумлением, не то с опаской. Словно подозревал, что кто-то в этом купе свихнулся.
   - Ты чего? - недоверчиво уточнил он, будто ожидал, что я сейчас кинусь на него и загрызу в порыве мести.
   - Тебя жду, - честно ответила я и покорно вытянула вперед руки. - Ты меня ловить собираешься или как?
   Не знаю, за кого меня приняли, но Тайран на пару мгновений застыл, а потом без лишних предисловий грубо схватил меня за локоть и потащил за собой. Бегать по поезду ему, видно, тоже не улыбалось - так что времени передумать он не дал.
   А жаль. Я как раз засомневалась, в своем ли уме. Надо было дождаться приезда в Храм, чтобы от меня не отделались так легко. На пропускном пункте вполне могут отправить обратно домой, а вот из Храма следующий поезд только через пару дней.
   Но поздно убиваться. Я вздохнула и нетерпеливо шикнула на Люи, уцепившуюся за мои волосы в попытке справиться с полетом.
   - Эй, а поиграть с мальчиком? - Люи тусклым огоньком полетала из стороны в сторону, будто сонная муха, и наконец, прилепилась на макушку ничего не подозревающего парня. - Ик! - глубокомысленно добавила она, принимаясь за нелегкий труд.
   Люи умела путать волосы бесшумно и незаметно - но так, чтобы распутывания хватило недели на две. Однако парень все же пару раз с подозрением на меня обернулся, будто предчувствовал, что встречу со мной он запомнит надолго.
   Недели на две точно. Мы с Люи гарантируем.
  

***

   Тайран особой вежливостью не отличался. Словно специально пытался как-то мне насолить. Странное дело: где я умудрилась перейти ему дорогу? Он даже еще не обнаружил подарочек Люи... А все же я чувствовала от парня почти осязаемую - нет, не ненависть - скорее, осуждение. Брезгливость?
   Я задумчиво дотронулась до отцовского кулона и запрятала за воротник. Опять украшение виновато? Что всем так сдалась эта перечеркнутая спираль? У многих ашеров такой символ, у той же Ханны и Ардиана, и Наты - никому и дела нет! Или ненависть к кулону заразна? Поболтал Лио с человеком - и вот уже человек готов сломать тебе руку за безделушку на шее.
   По крайней мере, у меня сложилось чувство, что Тайран жаждет сломать мне руку, так сильно он в нее вцепился. Будто боялся, что я удеру.
   А я бы вот рада удрать. Чем дальше, тем больше хотелось. Если мой вагон был наполовину пустым, то в вагоне, куда привел меня Тайран, яблоку негде упасть. Словно все пассажиры умудрились втиснуться именно сюда.
   Я быстро осмотрелась, заметив заинтересованные взгляды. Похоже, здесь все - ученики Храма Кио-ре. Наверняка будущие Стражи: на каждом серая форма с выбитой лилией. Значит, самые младшие ученики, у старших учеников формы других цветов.
   Но сами ученики если и смотрели на меня, то лишь мельком. Их спириты проявляли интереса куда больше, настороженно провожая меня взглядами. Кого-то из спиритов я видела, кого-то нет - лишь чувствовала. Но каждый спирит бдительно отслеживал мои передвижения. То ли привычки ради, то ли заинтересовались.
   - Чего это все смотрят? - озвучила мои опасения Люи, забиваясь под жакет. - Нервируют.
   Какое точное слово. Еще как нервируют. Надеюсь, Лиаран окажется добродушным старичком, а не натравит на меня всех спиритов разом. Спириты у Стражей боевые и порой чересчур бдительные. Кто угодно при таком скоплении подобных созданий затревожится. Обычно люди их не видят, списывая внезапные приступы паники на грозных Стражей, а мне "повезло".
   - Давай шустрее, - раздраженно потребовал Тайран, вталкивая меня в купе. - И без фокусов.
   Не купе, а кабинет какой-то. Одинокая койка притаилась в углу, оставшееся пространство занимал стол. И кресло. Большое кресло, повернутое сейчас к круглому окну. Человек, который в нем сидел, кажется, читал книгу - и никакого внимания на посетителей не обратил.
   Я ступила на ковер, и Тайран задвинул дверь, отрезая шум из коридора.
   - Лиаран, нашел я твоего стажера. Есть время?
   Стажер... я перевела дух: раз меня приняли за будущего Стража, вряд ли немедленно скинут с поезда. Есть шанс выкрутиться. Совру - снова - что здесь на законных основаниях и пока будут разбираться, набьюсь в Искатели. Не знаю как: если понадобится, пройду все экзамены заново!
   Я, правда, ни разу не стажер. Искатели хоть и учатся в Храме, но обучаются теории, истории, наукам... словом, обычные лекции с уклоном на подготовку к условиям Севера. Как не попасться в лапы шайтану, как избежать одержимости диким спиритом и все в таком роде. Никаких тренировок, за исключением базовой самообороны - которой отец обучил меня еще в детстве.
   Стражей обучают иначе, чем остальных магов. Важно не только вложить в голову ученика знания, но и отточить эти знания так, чтобы их можно было использовать. Отец говорил, что сила рождается в душе и сердце. Достучаться до таких расплывчатых понятий, как душа и сердце, если у тебя на руках толпа учеников, невозможно: поди разбери, до души ты достучался или до желудка. Стражи брали одного или двух учеников, не больше.
   Но прежде чем попасть в ученики Стража надо пройти жесткий отбор. Стажеров почти три месяца тренировали, и только по истечении срока учитель выбирал учеников. Если они выживали. И не вешались после первой же недели.
   Стражи - воины. Я бы не выдержала такой подготовки.
   - Мой стажер... - задумчиво протянул ленивый голос. Ленивый и очень молодой голос. - А сейчас и проверим.
   Кресло развернулось, и синие глаза насмешливо изучили меня с головы до пят. Черные волосы, красиво переплетенные красной лентой, никак не вязались с образом седого старца, каким я представляла Наставника.
   Наставника! Я представляла Наставника! Не парня же чуть старше меня!
   И уж тем более не высокомерного синеглазого выскочку!
   - Лио, - выдохнула я обреченно, прощаясь разом со всеми надеждами.
   Говорила же, странное имя! Теперь понятно, что кто-то беззастенчиво наврал с три короба!

***

   - Ханна? - насмешливо отозвался Лио в тон мне.
   От неожиданности я отступила на шаг и схватилась за ручку двери. Неудачный день, иначе не скажешь. Все идет не так, как должно идти. Вот и Лиараном оказался человек, которого я бы не хотела видеть еще как минимум несколько жизней!
   - Так это ты Лиаран, - смирившись с провалом, я махнула рукой на все приличия. У меня была заготовлена целая речь, но теперь я скорее проглочу жабу, чем произнесу "мудрый" или "уважаемый", а эти два слова только в первых строчках повторялись раз десять.
   - Похоже на то, - равнодушно, с едва заметной насмешкой, произнес синеглазый. - По крайней мере, утром я проснулся именно Лиараном. Что скажешь, Тайран? - Синеглазый бросил на стол книгу и сцепил руки в замок. - Вежливо обращался с племянницей Шарго, надеюсь?
   - Племянницей Шарго? - Презрения во взгляде Тайрана прибавилось. Я уж думала, дальше некуда.
   - В твоих же интересах, чтобы наша гостья не жаловалась. Но она не станет, не правда ли? Чей-то дядя очень удивится, когда узнает, что у него целых две племянницы с именем Ханна, - поднял бровь... Лиаран? Так его теперь называть, что ли? Аж язык не поворачивается.
   - Кто бы болтал, господин Лио! - фыркнула я.
   - Да ты хоть знаешь, с кем говоришь! - возмутился Тайран. - Это же...
   - Со Стражем она говорит, успокойся. Почти уверен, она знает, - поспешно осек Тайрана синеглазый. Словно предупреждал о чем-то, и Тайран предупреждению внял, опустив глаза.
   Что это Тайран такой покорный? Я подозрительно покосилась на Лио, но моя голова напрочь отказывалась относиться к нему с почтением и уважением. Наставник? Ха. Ха-ха трижды! Лиаран поймал мой взгляд, и по его губам скользнула легкая усмешка.
   - Ну и что мне с тобой делать, Ханна Мария Ниал? - спросил он спокойно и расслабленно.
   - Да сбрось с поезда эту девчонку... - раздраженно предложил Тайран, и я не выдержала.
   - Арианна, - тихо выдавила я, едва сдерживаясь. Я устала, все планы рухнули, и мне не хватало только одного для полного счастья: какого-то ученика с уязвленной гордостью. Подумаешь, чаем в лицо угостила! - Мое имя Арианна. Так ко мне и обращайся.
   - А я не к тебе обращаюсь. Уж поверь, плевать я хотел на наглых девчонок...
   - Ты будешь обращаться ко мне по имени. - Повинуясь внезапному порыву, я заглянула в глаза Тайрана и сощурилась. Сначала робкий, потом все более настойчивый гул в голове выгнал оттуда и совесть, и страх, и все остальное. Я хотела одного: заставить выскочку назвать мое имя. - Ты будешь называть меня Арианной.
   Тихий щелчок оборвал гул, и я моргнула. Лиаран щелкнул ручкой повторно и, встав, тут же присел на краешек стола. Он не сводил с меня взгляда; стало не по себе.
   - Я не знаю, что делать с этой... Арианной, - Тайран встряхнул головой, будто удивившись, что послушался. - Но если каждый будет шастать здесь, наставник...
   - Проехали. Она тебя так? - синеглазый кивнул головой на грязные штаны Тайрана, и тот нахмурился. - Что я тебе говорил? Месть не лучший советчик. Но вернемся к тебе... Арианна. - Он перевел взгляд обратно на меня. - Так понимаю, ты искала меня. Зачем, позволь узнать? Соскучилась?
   - Безмерно, - процедила я, уже не сдерживаясь. - Всю ночь вздыхала в подушку, вспоминая твои потрясающие глаза. Но вот тебя увидела, и все как рукой сняло.
   - Так у меня потрясающие глаза? - задумчиво протянул Лиаран. - А поподробнее можно?
   - Нельзя, конечно, за кого ты меня принимаешь!
   Лиаран соскользнул со стола и, приблизившись, обошел меня по кругу. Будто приценивался к товару. Раздражаясь все больше, я настороженно следила за его плавными движениями.
   - Легкая. Наверняка быстрая. Весьма обаятельная, да, не отнимешь. Тиара о тебе упоминала. Хотела обучаться на Стража?
   - На Искателя.
   - Почему не на Стража? Боишься?
   Я повернулась, не в силах больше терпеть кого-то за своей спиной.
   - А если боюсь, то что? Будешь разочарован?
   - Будет жаль. Из тебя мог бы выйти толк.
   - Какой толк? Я маг...
   - Растений, - напомнила мне Люи на ушко.
   - ...растений, а не боевой маг, - послушно выдохнула я.
   - Зато как замечательно убеждаешь, - Лио с минуту не отрывал от меня взгляда, наконец, резко развернулся и подошел к столу. - Плохо иметь Шарго в родственниках. Хорошо, я замолвлю за тебя словечко. Но есть одно условие.
   Что-то мне не нравится, как было сказано это "условие". Будто почувствовав, Лиаран обернулся и улыбнулся - неожиданно тепло, неожиданно искренне. Будто на айсберг попал лучик света.
   - Прежде всего ты пройдешь путь моего стажера. А потом решим, что с тобой делать.
   - Тебе-то это зачем? - опешив, спросила я.
   - Хочу кое-что проверить. Считай это моим личным исследованием. Не слишком радуйся, путь стажера начинается с Испытания.
   Они с Тайраном переглянулись, и бледность последнего понравилась мне еще меньше, чем радость Лиарана. Так радуется ученый, которому подарили редчайшего подопытного кролика.
   - Лиар, - хрипло выдохнул Тайран. - Ты посмотри на нее, она же не выдержит! Лиар!
   - Ответ за тобой, Арианна. Решай, - невозмутимо откликнулся синеглазый.
   Я перевела взгляд с одного парня на другого... может, это розыгрыш? Лиаран... да он же от силы года на три меня старше! Какой из него Наставник? Что надо было сделать, чтобы заслужить звание Наставника в таком возрасте? Брешь закрыть в одиночку? В голове не укладывается!
   "Лиаран... он такой, себе на уме. И на самом деле, он не слишком дружелюбный. Особенно в последнее время, с этим отбором..." - я вспомнила слова Тиары, и они неожиданно обрели смысл. И впрямь с дружелюбностью у парня проблемы.
   Но я не могу быть Стражем... это тренировки, всякая боевая магия - и что я там с моим даром делать буду? Стражи сильнейшие маги, я в отборе и пары дней не продержусь. Я хмуро взглянула на синеглазого, в надежде, что тот махнет рукой и выгонит меня с поезда. Называть его наставником? Это точно шутка. Потому что иначе страшный кошмар.
   Но Лиаран смотрел на меня выжидательно, спокойно и терпеливо. Слишком серьезно для шутки. Я крепче сжала ручку двери - нет, не могу. Это чересчур. Я знала, что такое Отбор - меня в два счета раскусят. На первой же тренировке станет ясно, что у меня нет дара управлять растениями. Что мой спирит - любимое, но крайне вредное и бесполезное создание (прости, Люи, но поеданием конфет не сразить врагов). Что я сама не маг - а это породит вопросы.
   И они неизменно приведут к Хранителям.
   Я не доверяла Лиарану. Еще меньше доверяла Тайрану. И вовсе не хотела на каждом шагу встречаться с Верудом, грозившим в этом году "всерьез взяться за обучение". Мне никак нельзя на Стража... уверена, найдется другой выход.
   Я уже набрала в легкие воздуха, чтобы ответить решительным отказом, но вдруг что-то ударило в окно, заставив меня вздрогнуть. Лио резко обернулся на звук, прекратив наконец-то прожигать меня взглядом, и провел рукой, словно стирая туман. И туман уступил - открывая небольшой просвет у здания.
   - Ничего себе, сколько их... - потрясенно прошептал Тайран.
   За окном расселись птицы. Даже на том небольшом пространстве, которое открылось по воле Лиара, птицы заполонили все. Сидели на ветках, крышах и навесах, не сводя пристальных взглядов с поезда. Словно высматривали что-то.
   Или кого-то.
   Я, как зачарованная, сделала последний шаг к окну и приложила ладонь к холодному стеклу. Птицами они, конечно, только казались. Спириты, дикие и чужие здесь. Я присмотрелась к ближайшему спириту, но могла и не стараться.
   Словно почувствовав мое внимание, спирит сорвался с ветки и завис прямо напротив окна. Я отшатнулась от неожиданности, но усилием воли заставила страх отступить. Гораздо важнее, что это за твари и что они здесь забыли. Я рассматривала спирита - а спирит меня.
   И у меня было чувство, что мы узнали друг друга.
   - Арианна. Отойди от окна, - напряженно выдохнул Лиар, вставая и делая ко мне шаг.
   Я не обратила внимания, наклоняя голову. Под другим углом зрения птица менялась. Разлеталась туманными полосами, клубилась, как дым. Спирит смотрел на меня... следил. Выжидал. Забавно, что впервые я встретила этого спирита в день знакомства с Лио. В день, когда завалила Комиссию.
   Тогда я не знала о Хранителях. И об Азаре не знала. Марк рассказывал, что такие спириты сопровождают Азара... что, если он прав? Что, если Азар даже сейчас наблюдает за мной? В зеркалах, в отражениях. Бестелесная, молчаливая тень над моей жизнью.
   - Сгинь, - прошептала я одними губами, скорее, думая, чем произнося слова вслух. Так, чтобы Стражи не услышали, но чтобы сбросить вспыхнувшую в душе ярость. - Пошла прочь, тварь!
   В голове зашумело. Вряд ли спирит меня услышал. Но неожиданно тварь раскрыла пасть и издала отвратительный писк - настолько отвратительный, что я схватилась за уши, стараясь сбежать от этого звука. Он пробирал до костей, ввинчиваясь в голову, и, похоже, его слышала не только я.
   - Чтоб тебя, - выругался Лио, морщась от боли. - Закройте уши!
   Но через мгновение протяжный звук оборвался, и спирит метнулся ввысь, оборачиваясь дымкой и растворяясь в небе, а за ним сорвались остальные пришельцы. Будто повинуясь приказу... вот только моему ли?
   Я прижала ладони к окну, хмурясь. Я должна попасть на север! Должна найти отца! Плевать, каким способом!
   Эти твари служат Азару. Я знала это, чувствовала - меня предупреждают. Чтобы я сдалась. Смирилась. Подчинилась тени прошлого.
   Никогда.
   - Я буду участвовать в испытаниях! - выпалила я на одном дыхании.
   - Что? - опомнился Лиаран.
   - Я буду участвовать в испытаниях, - твердо повторила я, оборачиваясь. - Хочу стать Стражем.
   "Прыгай с обрыва до того, как осознала высоту" - говорил отец. Что ж, я прыгну. Друг мне этот Лио или враг - но пока что он единственная надежда найти отца, а значит, разобраться в том, что происходит.

***

   Нахмурившись, Лио наклонил голову и щелкнул ручкой. Что-то в том, как он на меня взглянул, заставило пожалеть о решении. Парень будто прощупывал меня, испытывал уже сейчас - пытаясь лазейку в мой разум, а может, и в душу. Заглянуть в самые сокровенные тайны, понять, кто я и зачем здесь. Мне это не понравилось - но я уже дала ответ.
   - Тогда решено, - не отрывая взгляда, тихо произнес Лио.
   Он стоял вплотную ко мне - так близко, как только возможно. И я не могла отвести от него взгляда, что-то знакомое было в его глазах... в их синеве... давно забытое - и чарующее. Поезд дернулся, снова стукнули колеса, словно сбрасывая сон, и Лио быстро схватил меня за локоть не давая упасть.
   - Будь по-твоему, Ари, - повторил он и внезапным движением притянул меня ближе.
   Я даже не успела возмутиться, как его пальцы скользнули по моей шее и подцепили злополучный кулон. Лиар вытащил его из-за ворота, держа так, будто украшение жгло его пальцы. Он моргнул, рассматривая вещицу долгим и непонятным взглядом - после чего небрежно разжал пальцы, позволяя кулону упасть на мою грудь.
   Я схватилась за кулон, сжимая его в кулаке, и с вызовом уставилась на Стража. Сейчас опять начнется, да? Но Лиаран как ни в чем ни бывало, улыбнулся краешком рта и самодовольно заявил:
   - Впредь называй меня наставником.
   - Может, еще глубокоуважаемым? - не выдержала я.
   - А также лучезарным, досточтимым и мудрейшим, - не смутился синеглазый и без предупреждений толкнул меня в сторону Тайрана. - Отведи ее обратно. Если, конечно, Арианна не захочет мне плечи размять. Сразу плюсик в Отборе, м?
   Лиаран упал в кресло и демонстративно покрутил головой, разминая шею. Судя по насмешливому взгляду, ему нравилось меня бесить! Захотелось и впрямь сломать ему шею ради плюсика - но я старательно сосчитала до десяти, прищурилась и очень-очень вежливо прошипела:
   - Надеюсь, тебя шаксы утащат, многоуважаемый мудрейший наставник!
   Я гордо сбросила руки Тайрана и без лишних уговоров двинулась к выходу. Мироздание надо мной издевается, не иначе! Стажер Стража? У наставника года на два старше меня? Такое мне и в страшном сне не снилось - а мне много чего страшного снится!
   Едва добравшись до собственного купе, я плюхнулась на койку и с досады пару раз от души ударила ногой по соседней койке.
   - Надеюсь, его и правда шаксы утащат! Ох, Люи! - простонала я, откидывая голову и закрывая лицо руками. - Что я наделала только, а?!
   - Что-что? Глупость, как обычно, - любезно подсказал спирит. Я сердито убрала руки, изучила наглого спирита и закатила глаза. Не поспоришь ведь...
   Туман за окном наконец-то поредел, открывая океан, сверкающий на солнце ослепительно яркой синевой. Совсем как глаза Лио... я почертила на запотевшем стекле узорчики спирали и уронила руку.
   А все же меня с этим Лиараном что-то большее связывает, чем просто досадная случайность. Может, в прошлой жизни мы друг друга поубивали? Похоже на правду. Я вздохнула. Плевать на Лиарана. И на Стражей. Есть задачи поважнее.
   Будь что будет, но я найду способ выяснить, где свиток Азара. Брошу вызов всему миру, если понадобится. Потому что на кону стоит гораздо больше, чем просто моя жизнь. Я ввязалась в непонятную игру. Не зная ни правил, ни ставок - но я должна эту игру выиграть, чего бы мне это ни стоило.
  

Глава 19

Ханна

   Корвус потоптался на ветке и спланировал на открытый подоконник. Спирит выглядел недовольным и взъерошенным; я его отлично понимала.
   - Кыш! - махнула я рукой на "птиц", облепивших забор. Сидели они неподвижно и молча, всем видом выражая презрение и ко мне, и к Корвусу. Птиц от спиритов я всегда отличу - это близко не птицы. Что понадобилось здесь диким спиритам?
   - Бунт в птичьем царстве? - Ната запрыгнула на широкий подоконник и накрутила на палец прядь светлых волос. Думает, выглядит мило? Развеять, что ли, ее заблуждения? Вместо этого я захлопнула окно и небрежно погладила Корвуса по мягким перьям.
   - Это не птицы. Так значит, Мортон будет учиться с нами? Но он же такой... знаешь, жалкий.
   - Зато у него редкий дар...
   - Это какой?
   - Втираться в доверие к нужным людям. Вот к Ардику, например, - лукаво пояснила Ната.
   То, как она назвала Веруда, неприятно резануло по ушам: отвратительно звучит! Сама Ната тоже обладала даром "втираться в доверие" - мы все обладали. Находиться на вершине легко только с виду. Приходится общаться с людьми, от которых тошнит, и искренне улыбаться при этом.
   Я улыбнулась Нате, ослепительно и легко, разбавив улыбку толикой превосходства. А вот это - особый талант, таким улыбкам я научилась у Шарго, чтобы улыбаться так, как иные оскорбляют. Полезное умение.
   - Вряд ли Веруд падок на лесть, Нати. Он себе на уме, да?
   - Ааа-ххх, ты его совсем не знаешь, как я посмотрю. Может, на лесть он и не падок, но всегда не против приютить верного пса.
   - Боюсь, он жестоко ошибся, - хмыкнула я, припомнив, как Мортон распускал грязные сплетни за спиной Арианны. - Мортон предатель. Это все знают.
   - Ммм? Арда еще никто не предавал, поверь, Ханни. У него... свои методы, - загадочно протянула Ната. Свет скользнул по ее волосам, придав им золотого блеска, и я на краткое мгновение позавидовала ее заколке, вспыхнувшей в лучах солнца.
   Вздохнув, я отвернулась к зеркалу. Дорогая безделушка. Я такую бы не купила. Все эти приемы, платья и обувь, обучение в самом престижном Университете, постоянное швыряние пыли в глаза - все это обходилось и без того дорого. Я вспомнила Тиару, которая обладала несметными богатствами Верудов - и при этом выглядела, как серая мышь, и скрипнула зубами с досады. Будь я на ее месте, не упустила бы шанса стать лучшей.
   А все же этот Мортон... поболтать бы с ним. Я не сомневалась, что сумею выпытать из него, кому он растрепал о свитке. А если узнаю кому - доберусь и до вора. Какую только шваль сейчас в Университет не берут!
   Я задумчиво перебрала сережки и выбрала самые противные. Простенькие, в виде синих гвоздиков. Мне они всегда казались детскими, я купила их по просьбе мамы в подарок вульгарке, но та уволилась раньше, чем их получила. Я приложила гвоздики к лицу и вздохнула. Куда бы деть эту гадость?
   Кстати, о швали... Интересно, как там сестричка? Уже сдохла на севере?
   - Ханна, дорогая, ты не видела Арианну? - Будто откликаясь на мои мысли, в комнату вошла мама, а вместе с ней и Кай. Я осторожно положила сережки на стол и повернулась, раздумывая, что ответить. - В комнате ее нет. В доме тоже. Кай хотел...
   - Поздороваться, - перебил маму мой парень. Мой, прошу заметить. А поздороваться пришел не ко мне, в этом весь Кай. Я сердито выдохнула, пытаясь поймать взгляд Кая, но тот упрямо смотрел куда угодно, только не на меня.
   - Она... - я замялась. Как бы так сказать, чтобы Ари осталась виноватой, а не я? В конце концов, ее затея. Почему я вообще согласилась ей помогать? Словно в тумане все. Я встряхнула головой, прогоняя внезапную звенящую пустоту. Вот сейчас, если так подумать, стоило послать сестру подальше. Сомневаюсь, что она сдержит слово. - Я ее не видела сегодня.
   - Так она вроде отправилась утренним поездом в Храм, нет? - сделала невинное личико Ната, сдав меня так играючи, словно не подозревала, что роет мне яму. Ну конечно! Не подозревает, как же.
   Я поправила волосы и незаметно одарила "подругу" ядовитым взглядом. Проклятая крыса! Вечно лезет, куда не надо! Ната мой взгляд, конечно, заметила, но сделала вид, что она ни при чем. Закрыла рот ладошкой и хихикнула, притворяясь смущенной. Ну ладно.
   - Она стащила мой допуск в Храм. Помнишь, я говорила, хочу поехать? - с ледяным спокойствием призналась я. - Извини, мам. Я бы помешала, если бы могла.
   - О духи пресветлые... - побледнела мама. - Только не это!
   Всплеснув руками, мама выбежала из комнаты, наверняка собираясь отправиться к Шарго. Было бы, из-за кого переживать! Я открыла крышку шкатулки, выбирая новые серьги, и покачала головой. Ари хоть бы о маме подумала. Эгоистична, как обычно.
   - Ари отправилась в Храм, чтобы поступить на Исследователя? - Кай встал, как вкопанный. Только глаза хлопают взволнованно, надо же, как мы об Ари печемся! Впервые вижу, чтобы мой парень за кого-то так переживал!
   - Или сожгла бумаги, ее замучила совесть, и она утопилась в речке! Почему ты у меня-то спрашиваешь, Кай? - слегка раздраженно ответила я. - Вот у нее и спроси!
   Кай прищурился, разглядывая меня так внимательно, словно не узнавал. И вдруг по его губам скользнула усмешка. Он спрятал ее, отвернув голову.
   - Да нет. Это ты ей помогла, - он обвинительно стукнул по столу, несильно, но не глядя на меня. Словно не желал видеть, и я прищурилась.
   - А даже если так? Не могу помочь сестре? Она так умоляла, как было отказать?
   - Это опасно, и ты прекрасно об этом знаешь! - Кай вскинул голову и посмотрел на меня в упор. - Тебя вообще не волнует, что Ари добьется своего, попадет на север и там погибнет?
   - Она взрослая девочка. Позволь ей самой разобраться! Если она хочет сдохнуть на севере, то...
   - Ого, - присвистнул Кай. - Да ты идеальная сестра!
   Ой. Ну подумаешь, сболтнула лишку. Я прикусила губу и со вздохом положила на стол шкатулку.
   - Слушай, Кай, - ласково начала я, делая к парню шаг. - Я уверена, с ней все будет хорошо. Ари, может, капризная, но она знает, что делает. Доверься ей. Мне кажется, это к лучшему...
   Я подошла к Каю, заботливо поправила его воротник. Улыбнулась... но Кай твердо убрал мою ладонь с груди и сделал шаг назад. Только этого не хватало! Я уронила руку и погасила улыбку: и снова сестричка портит мне личную жизнь. Находясь за тысячи километров. Как ей это удается, интересно?
   - Искренне надеюсь, что ты права, Ханна, - нахмурился Кай. - Но просто запомни: если с Ари что-то случится, нашим отношениям конец.
   Кай развернулся и направился к выходу - неумолимо и твердо. Я стиснула руку в кулак, подавляя порыв вцепиться когтями в его спину и вырвать сердце - вместе с образом незабвенной Арианны, когда ее уже дикие спириты унесут?!
   Кай обернулся только раз, на пороге. Он запахнул куртку и зачем-то достал из кармана часы. Те самые, Арианна подарила ему их до отъезда в Ратолл. Золотые, с резным узором на крышке - Кай с ними не расставался, и сейчас тоже с ними сверился.
   Между прочим, я дарила ему часы и получше, но неизменно обнаруживала мои подарки забытыми в самых разных местах. А эти... дешевка. Безвкусица, если честно. Что ни говори, у Кая вкуса никогда не было. И его привязанность к Арианне это подтвреждает.
   - Я собираюсь завтра отправиться в Храм. Поеду в Университет на неделю раньше. И будь ты хорошей сестрой, последовала бы моему примеру.
   - Ты не сможешь. Поезд будет недели через две.
   - Не волнуйся! Есть другие способы добраться до острова. До встречи, радость моя, - выплюнул Кай и, крутанувшись, решительно вышел из комнаты.
   Я опустилась на тумбочку и с досадой ее пнула. Сколько можно?! Ари там, Ари здесь - везде! И почему мы с Каем постоянно ссоримся из-за этой мелкой пигалицы?! Без нее все было гораздо лучше. Может, Кай всегда постоянно поглядывал на сторону - но никогда так серьезно!
   - Ненавижу ее! - в сердцах вскрикнула я. - Ты слышала, да? "Нашим отношениям конец"! Надо же!
   - А может, и правда стоит? - задумчиво протянула Ната, размеренно накручивая на палец локон волос и тут же отпуская. - В смысле, отправиться пораньше в Университет. Познакомимся с новичками, к тому же, Ард собрался послезавтра на остров... подозреваю, твоя сестричка тоже здесь замешана. Такими темпами придется взять ее под крылышко Братства...
   Что? Вот еще, только в Братстве этой пигалицы не хватало! По губам Наты скользнула хитрая усмешка, и я пнула тумбочку еще раз. Ненавижу, правда, ненавижу эту Арианну! Ната права, Ардиан никогда не появлялся в вузе - и сомневаюсь, что его рвение к учебе случайно.
   Но все же... если он там будет...
   - Может быть, и стоит, - пожав плечами, я встала и примерила к себе другие сережки, с рубинами. - Тем более, Арду не помешает компания... мне идет?
   - Где ты эту безвкусицу отрыла? Нет, конечно, прошлые лучше, - откликнулась Ната, и я улыбнулась. Значит, идет. Я бы заволновалась, если бы Ната похвалила. Сложив сережки в шкатулку, я подхватила "гвоздики" и кинула Нате.
   - Тогда дарю тебе. Все для любимой подруги, - расплылась я в улыбке. - Носи почаще.
   "Любимая подруга" слегка скисла, но деваться теперь ей некуда: будет носить серьги, как миленькая. В конце концов, играть в дружбу приходилось не мне одной.
   - Ой, спасибочки... вовек не расстанусь, - прошипела Ната с улыбкой.
   - Что ты, не благодари! - Я ответила ей такой же улыбкой, Ната улыбнулась еще шире, я повторила и с демонстративным стуком захлопнула крышку шкатулки. Вот змея! Чуть где отвернешься - уже нож в спине.
   Значит, придется ехать в Университет... в любом случае, я Кая туда одного не отпущу. Ари его не получит, уж я об этом позабочусь.
  

***

   - Аккуратней, ты! - я зашипела от боли и ударила девчонку по рукам. Ненавижу спутанные волосы! Почему я должна это терпеть? Почему моей сестре достались послушные волосы, на которые она плевать хотела, а я всю жизнь мучаюсь?
   - Простите, эллая! - испуганно пискнула вульгарка и так дернула за волосы, что я не выдержала, вскочила и, отняв расческу, швырнула ее об стену.
   - Вон отсюда! Вон, пошла вон! - я дождалась, пока дверь хлопнет, и без сил рухнула обратно на стул. - Кто придумал, что вульгары нам ровня? Даже волосы расчесать не в состоянии!
   Мама положила газету на стол и перекинула ногу на ногу. Логика, красота и внутренняя сила - вот ее визитные карточки. Едва ли найдется кто-то из ашеров, кто не знает имени Маргариты Ниал. У нее были рыжие - на оттенок светлее моих - волосы и пронзительный взгляд карих глаз. Всегда эффектно подчеркнутых, кстати.
   Мой пример и мой идеал. Я мечтала быть похожей на мать, но понимала, что далека от цели. Но когда-нибудь... я стану лучше.
   - Прояви снисходительность. Они не такие, как мы, но не значит, что хуже. - Мама свернула газету и аккуратно положила на столик. Будто это не она брезгливо вытирает стулья после вульгаров!
   Я прикусила губу и щелкнула крышкой шкатулки. Ни одной нормальной заколки! И почему Кай, интересно, до сих пор не пришел? Сказав такое, он должен был увиваться вокруг меня! А от него ни весточки! Что он себе позволяет?!
   И главное - почему я позволяю ему это?
   - Все же будь сдержаннее. - Мама вздохнула, так, как умеют мамы: грустно, печально и с укоризной. Подобрав расческу, она подошла ко мне. Ее руки пахли лавандой; она, как в детстве, провела по моей голове рукой и только потом начала расчесывать. - Девушке не пристало...
   - Давать волю эмоциям, знаю-знаю, - нетерпеливо закончила я. - Надеюсь, дядя отошлет Арианну подальше отсюда в наказание! Ты же с ним поговорила?
   - Нет, - вздохнув, мама помолчала.
   Что значит, нет? Мне бы хотелось, чтобы сестра раз получила по заслугам! Чтобы ее растоптали, как она каждый раз, появляясь, топчет мою жизнь! Может быть, я поэтому и согласилась помочь сестре - чтобы увидеть, как ее мечта разлетится в прах. Я попыталась повернуть голову, но мама не дала.
   - Так будет только хуже, - вздохнула мама. - Я совсем забыла Артура... был такой же упрямый. Чем больше возражаешь, тем сильнее стремится к своей цели. Здесь нужны другие методы. Тонкие, осторожные. Нужен тот, к кому Ари прислушается...
   - Обратись к Каю! - недовольно фыркнула я. - Бежит за своей ненаглядной Арианночкой, как собачонка на нитке! Вот скажи, почему ее все любят? Она вздорная, хмурая, не умеет держать язык за зубами... и талантами не блещет. Ни силы, ни магии, сплошное недоразумение!
   - Ханна, - вздохнула с усмешкой мама. - Уверена, Кай тебя любит. Но ты же знаешь, они с детства дружны.
   - Вот пусть и катится к ней, - в сердцах выплюнула я. Где вот его носит?
   Мамино отражение понимающе улыбнулось, и она взяла со столика серебряный гребень. Мне он всегда нравился, но он принадлежал маме - и все же она подхватила мои волосы снизу и заколола их с одной стороны гребнем. Может, желала поддержать. Хотя, зная маму... скорее, подкупала. Разобраться бы, зачем.
   - Я знаю, вы с Ари разные. - Мама помолчала, разбираясь с колтуном, мягко и осторожно, не то что эта мерзкая служанка. - Но она твоя сестра, и ей очень тяжело. Ей нужна поддержка. Не время на нее давить. Сейчас ей нужна сестра, понимаешь? Ты умненькая девочка, тебя любят и уважают. Ты сможешь найти к ней подход.
   Я промолчала. Говорила же! Очередная манипуляция с маминой стороны. Ее даже в Сенат хотели взять послом за мастерское владение словом.
   - Попробуй ее понять. Сегодня заходила Натия. Просила передать, что отправится в Университет завтра. Может, и ты...
   - Что я там забыла? Смотреть, как мой парень увивается за моей сестрой? - едко бросила я.
   - Я боюсь, твоя сестра наделает ошибок, Ханна. Боюсь, что повторит судьбу твоего отца. Поверь мне, ты будешь жалеть, если вдруг потеряешь ее. Она твоя семья. Я прошу тебя. Просто попробуй. Поговори с ней, ладно?
   Похоже, лаванда действительно успокаивает - либо мама мастер манипуляций, что куда ближе к истине. Я недовольно нахмурилась, но, может, мама права?
   Да и гребень красивый.
   - Все равно надо было дяде рассказать. А еще лучше отправить ее сразу на север, хлебнула бы мороза, передумала бы вмиг туда соваться, - проворчала я, сдаваясь окончательно. - Я подумаю, ладно?
   - Конечно, девочка моя. Но может быть, этот конверт поможет тебе решить? - Мама улыбнулась и положила на стол серебристый конверт. Я узнала символ на нем, герб в виде большой буквы "В", обвитой змеей, и мое сердце дрогнуло от нетерпения. - Завтра Натия зайдет узнать твое решение.
   Мама завершила прическу, освободив две волнистые пряди, улыбнулась и тихо покинула комнату. Я проводила ее задумчивым взглядом. Кажется, своего она добилась. Как всегда - это восхищает. Впрочем, я и сама последовала бы за Каем. По крайней мере, я должна знать, где он и что делает.
   Схватив послание, я выдернула из конверта приглашение. "Ханна Мария Ниал, будем рады вашему визиту на ежегодную приветственную вечеринку имени Веруда. Выходные этой недели. Университет Кио-ре".
   Я перевернула листок и улыбнулась, узнав роспись Ардиана, уверенную и небрежную, трудно не узнать. Впервые за целый день на моих губах расцвела настоящая улыбка.
   Итак, Ардиан Веруд приглашает меня на вечеринку. На ту самую вечеринку, о которой в Университете слагают легенды! Наконец-то!

***

   Я пригладила юбку - пышную, черного цвета, с золотой каймой. Поправила золотые застежки на черном жакете, проверила пуговицы короткой накидки, стукнула каблуками сапожек. Опять форма. Слишком строгая, простые линии, ничего интересного - скука и только. Зато удобно. Я отвела с пути ветку и поежилась.
   - Кай нас здесь ждет?
   - О нет, что ты! Он присоединится позже. Смотри под ноги, дорогая, шею свернешь!
   А Ната бы и рада! И место подходящее. Я отпихнула камень с дороги и фыркнула. Что мы забыли на Старом кладбище? Окраины города, почти на границе с трущобами вульгаров - в своем уме я бы сюда не сунулась. Может, вульгары и побаивались местных "призраков" - а на самом деле, расплодившихся в округе спиритов - но это вопрос престижа. Ашерам не пристало гулять в таких местах.
   Хотя местечко колоритное. Красноватый туман стелился по земле - верный признак каменных спиритов. Ветер гонял прошлогодние сухие листья по тропинкам, шуршал в кронах деревьев. Мелкие камешки сами собой катились перед ногами, дребезжа и подпрыгивая от нетерпения, словно звали за собой.
   Поди объясни вульгарам, что это проделки спиритов. Кладбище облюбовали спириты камней и растений, а вот спиритов животных невероятно мало. Ни птиц, ни живности, одни сухие ветки под ногами трещат. Из-за этого казалось, что кладбище зловеще притихло. Следит за каждым шагом. Дышит в спину. Тусклое солнце, пробивавшееся сквозь листву, делу не помогало.
   - Что мы тут забыли? - недовольно пробурчала я вслед Нате. Каблуки то и дело подворачивались на рытвинах, меня начинал раздражать этот поход. - Вряд ли здесь воздухоплав поместится, и поезда я что-то не вижу.
   - Терпение, дорогая, терпение! - отозвалась Ната с загадочным видом.
   Она остановилась напротив усыпальницы - здания с потемневшими от времени статуями по бокам. Над входом вместо фамилии красовался знак перечеркнутой спирали - ах, вон что. Тут, должно быть, похоронен кто-то из Братства и теперь мне предстоит вводная экскурсия по местам славы.
   Будто оно мне надо. Братство для меня - возможность стать частью элиты и найти жениха побогаче... Веруда, например? Я невольно улыбнулась своим мыслям и потопала каблуками, сбивая грязь. Веруд - неплохой вариант. Заполучить наследника - сложная задачка, но я не боялась сложных задач.
   Корвус внезапно взъерошился и впился когтями в мое плечо. Я вскинула голову, уловив его азарт: ворону не терпелось показать, кто здесь главный. Чужаков он не жаловал, но вряд ли стоит нападать на сторожевого спирита; я успокаивающе погладила ворона по мягким перьям.
   "Чужак" оказался спиритом растений, с ветвистыми рогами и синим тельцем, покрытым зелеными узорами. Он рассеянно и сонно взглянул на нас огромными черными глазами, присмотрелся к кулону Наты, который та ему продемонстрировала, - после чего лениво растаял дымкой, потеряв к нам всякий интерес.
   - Ну, идешь? - нетерпеливо спросила Ната, толкая дверь усыпальницы. Завращались шестеренки механизма, дверь послушно сдвинулась в сторону.
   Ждать ответа подруга не стала; тут же растворилась в темноте склепа. Я закатила глаза и бессильно уронила руки. Ну вот, опять! У Наты поразительная способность затаскивать меня в сомнительные места. Крыса всегда найдет помойку!
   - Бегу и падаю, шайтан тебя раздери! - процедила я.
   - Кар-кар, - ворчливо подтвердил Корвус.
   - Зачем тебе ее глаза? - фыркнула я в ответ.
   - Кар, - философски отозвался Корвус, кратко и емко обозначив "занадом".
   Фффф! Иногда мой спирит чересчур кровожаден, но мне его затея понравилась. Вздохнув, я перекинула ремень сумки через голову для удобства и решительно шагнула вслед за Натой. Ну... могло быть и хуже. Пыли разве что по лодыжку скопилось, и паутиной всего-то углы затянуты, сущие мелочи.
   Я завертела головой в поисках урн или - реже встречается - саркофагов, но увидела только уходящую вниз лестницу и Нату. А если верить недовольству Корвуса, здесь еще парочка каменных спиритов. Мне под ноги подкатился небольшой камень; я отпихнула его с дороги: пусть других друзей ищет.
   - Может, объяснишь, наконец, что мы тут делаем?
   - Тише, тише, - улыбнулась Ната и без предупреждений отправилась вниз по лестнице.
   И так проворно, что мне осталось только раздраженно выдохнуть и последовать за ней. Ната всегда славилась склонностью устраивать из всего спектакль и разводить тайны на пустом месте. Сказать, что она бесила меня - ничего не сказать.
   Но с каждым шагом я удивлялась все больше - по мере того, как открывался коридор, идущий в обе стороны. Звук каблуков эхом отдавался от стен. Вокруг царил полумрак, мерцающий факелами и светящимися лианами. Наверняка не один маг растений тут поработал... все сверкало и переливалось, как огоньки в ночи.
   Я провела ладонью по знаку лабиринта на стене, древнему, как ночь. В самом центре мерцал светящийся камень, сто лет таких штук не видела. Это же ловушка для злых спиритов, фантомов, причем сделанная умело и по всем правилам! Сегодня знаки тоже рисуют, но камешки - утеряны вместе с Хранителями. А здесь таких знаков - через каждые пять шагов. И вообще... я повернулась вокруг себя, рассматривая допотопные механизмы, от вентиляции до дополнительного освещения... этот коридор давно построили.
   - Ната? Что это за место? - прошептала я. Ната развернулась и щелкнула пальцами; ее многочисленные кольца зазвенели.
   - Нравится? Мы называем это "сетью Братства". Но на самом деле, под Столицей целый подземный город, до нас еще Хранители проложили. Мы даже не знаем, насколько велик этот лабиринт, он идет до острова и дальше, на север, к нашему тайному поселению. Может, и всю Леору охватывает... Тут как раз самый быстрый путь к Университету, так что запоминай!
   - То есть ты предлагаешь потратить пару недель, шатаясь по подземным коридорам? - представила я и содрогнулась.
   - Что ты как вульгарка! Я же сказала, здесь Хранители постарались! Помнишь что-то там из курса о Зеркальном Лабиринте между мирами? Так вот, с ним связано, маленькие такие подконтрольные бреши в пространстве. Входишь в дверь столичную, выходишь уже на острове. Круто, да? Жаль, хранители унесли с собой секреты...
   Ната хихикнула и накрутила на палец хвостик.
   - Но, чтоб ты не забывалась, вообще это все тайна Братства, так что молчок, поняла? Я и так тебя веду без разрешения старших. Ардиан с меня три шкуры сдерет!
   - Ардиан разве у вас... старший? - Я нехотя двинулась вслед за Натой.
   - У нас. У нас, дорогая! Привыкай уже. Ардик всегда держится особняком. Так-то у нас официально другой Глава, но фактически слово Арда закон. Против него никто не пойдет, а ему зато на всех плевать, похоже, - тараторила Ната. Хихикнув, она взяла меня под локоть. - Эй, подружка... он тут о тебе спрашивал на днях. Мол, серьезно у вас там с Каем или нет...
   - Жаль его разочаровывать, - не удержалась я от улыбки. - Но вполне серьезно. Впрочем... - я выдержала таинственную паузу, которую любая девушка поймет. Ната противно хихикнула.
   - Ай-яй-яй, подружка, - кокетливо пожурила она. И отклеившись, наконец, посеменила вперед. Звук ее шагов звонко отдавался от стен. - Вообще, я рада, что Ард предложил твою кандидатуру. По ночам в этих переходах неуютно, так что отныне твоя обязанность сопровождать меня на вечеринки!
   - "Ард предложил"? - недоверчиво переспросила я, проигнорировав новую обязанность, а также суровое "кар" от Корвуса, означавшее "хочу ее кольца вместе с пальцами". - А разве не ты?
   - А что я? Я поддержала, так что люби и цени меня, холь и лелей! Без меня ты бы никогда не оказалась в Братстве!
   Ната подмигнула и решительно шагнула в темный проем справа. Вот змея! И хвастливая, к тому же! Сама, небось, в этом проклятом Брасттве без году неделя, а болтает так, будто лично его основала! Я с досадой отбросила волосы за спину, но тут же улыбнулась.
   Значит, меня пригласил Ардиан... это в корне меняет дело. Пожалуй, у меня больше шансов заполучить наследника, чем я думала раньше.
   Я погладила Корвуса по перьям и шагнула вслед за Натой. Меня окутал ледяной ветер - всего на мгновение, а потом я очутилась в другом коридоре. Стены покрывал мерцающий узор инея. Здесь работали маги воды - уже не растений. И, кажется, это была пещера; снаружи лился свет и дул прохладный ветер.
   До ушей донеслись знакомые удары храмового колокола, приглушенные расстоянием: мы уже на острове? Так быстро? Я даже не успела сообразить, и никакой волокиты с билетами, пропусками и документами!
   Ната привычно не стала меня дожидаться, но путь здесь был только один. Я вышла на воздух и прищурилась, разглядывая горизонт. Море бесновалось вдалеке, накатывая волнами на берег - бесконечно синее и бесконечно холодное. За ним клубилась стена тумана, опутывающего остров по периметру. Вокруг сгустилась тишина, разбиваемая ударами колокола со стороны Храма - увидеть его мешали горы, а вот Университет сверкал вдалеке золотыми башенками. Высокое, с острыми шпилями здание, величественно поднималось к небу, словно купалось в отблесках солнца и облаках.
   Мы действительно на острове... как это возможно? Такая магия противоречит всему, что я знала: маги не могут создавать Бреши, хотя бы потому, что для этого надо быть не спиритом и не человеком, а чем-то средним... хотя верно. Надо быть Хранителем.
   - Направо пойдешь, в Храм попадешь. Налево свернешь, в Университет прошмыгнешь. - хмыкнула Ната. - А ты как думала, мы каждый день напиваемся в столичных ресторанах?
   До сих пор я не думала об этом вовсе. Я подняла голову, рассматривая нависающие камни. Остров делили пополам высокие скалы. Они поднимались ввысь, сколько глаз хватает, отделяя Университет от Храма, а Храм от Университета. Это не природа постаралась - маги земли. Чтобы попасть из одной части острова в другую требовался день пути.
   Если, конечно, не использовать эти самые "сети Братства". Вот как Ардиан умудрялся совмещать обучение в Храме и проживание в Университете... Вот почему Ната не брала с собой багаж и вот куда пропадала каждый вечер - все магазины и развлечения Столицы к ее услугам. Я скрипнула зубами: меня злило, что Ната первая попала в Братство, что обошла меня и здесь. Каким чудом ей это удалось?
   - Надо сказать Ардиану при случае спасибо. Похоже, это его мне надо холить и лелеять, - хмыкнула я, отбрасывая за спину волосы. Хотелось сбить с Наты спесь. Та сузила глаза, ее губы растянулись в фальшивой улыбке. Она слегка наклонила голову.
   - На самом деле, он предложил кандидатуру обеих племянниц Шарго. Но знаешь? Арианной, кажется, он решил заняться лично. Ну, мне так показалось... Не зевай, а то к ужину не успеем!
   Я стиснула руку в кулак, глядя, как Ната сбегает по тропинке. Змея! Она специально это сказала - лишь бы ужалить!
   И ей удалось. Жгучая ревность полоснула по сердцу - и снова, снова Ари! Я с раздражением смахнула волосы с лица и прикусила губу. Что бы мама ни говорила, но без сестры мир стал бы лучше. Стоило ей появиться - и все летит к шайтанам!
  
  

***


***

   Университет считался самым нарядным зданием Столицы. Расположенный в бывшей резиденции Хранителя, он весь сверкал и переливался. Старые зеркала расширяли и без того огромные комнаты, весь наш дом мог уместиться в главном зале.
   Здесь учились лучшие из лучших, элита ашеров, включая детишек сенаторов - и университет им соответствовал. Обитые дубовыми панелями стены с золотыми узорами, массивные люстры, расположенные одна за другой, старая часовая башня с замысловатым механизмом больших часов... я бросила накидку местным служкам из вульгаров и поморщилась.
   - Могли бы ремонт сделать, - пожаловалась я Нате. - Хоть бы витражи заменили.
   - А то эти, конечно, слишком маленькие, куда годятся, - насмешливо отозвалась подруга, поглядывая на огромные окна. Змея шаксова.
   И не скажешь ничего. Я ведь играла роль - а она весьма проста. Ругайся на то, как все бедно обставлено - и большинство будет завистливо вздыхать, как же ты богата. Фальшивка, блеф - который всегда работал.
   На самом деле, мне нравилось здесь. Нравилась роскошь и позолота, нравились старинная лепнина на стенах, зеркала, замутненные от времени и покрытые сетью мелких трещин по рамам. Окна с витражами, все сплошь о хранителях, с причудливыми сценами прошлого.
   Я остановилась напротив изображения мужчины. У него белые волосы, в его руках меч - он смотрит прямо, усмехается. Может, это глупо, но я никого красивее не видела. Он меня завораживал, иногда я часами смотрела на витраж, гадая, каким он был - этот Хранитель.
   - Красив, да? - хмыкнула Ната, останавливаясь рядом.
   Новички разбивались по группкам, в зале стоял шум и гам, но нам уважительно давали пространство - это наш Университет. Небольшой группки учеников, я в нее почти год пробивалась. В отличие от деток сенаторов и невероятно богатой Наты, я не могла похвастаться ни связями, ни наследством. Мне пришлось всего добиваться самой - и я добилась. И теперь не собиралась отказываться от вершины.
   - Наверное, - равнодушно пожала я плечами.
   - Это Азар. По мне, самый честный из Хранителей, - невозмутимо добавила Ната, рассматривая острые ноготки. - Добейся он своего, нам бы не пришлось якшаться и расшаркиваться вот с ними, - она кивнула на молчаливых вульгаров.
   - Азар, - повторила я имя, не отрывая взгляда от красивого лица.
   Конечно, я слышала про него. Кто не слышал про Темного Хранителя? С него началась Смута, на нем же и закончилась, а со Смутой завершилась эпоха Хранителей. Сорок лет войны, миллионы истребленных вульгаров, тысячи павших эллаев и, конечно, уничтожение Хранителей.
   Леора так и не оправилась от Смуты. Независимые Острова откололись, Объединенным Землям Леоры пришел конец. Все эти глупые восстания вульгаров, мятежи, события в Ратолле - просто отголоски прошлого. Дело Азара не просто живет - оно пустило корни.
   И все же. Ведь Азар прав. Я прищурилась, наблюдая, как жалкая вульгарка отскабливает вдалеке полы. Она смотрела на нас с презрением, даже с затаенной злобой. Вечная зависть тех, кто слабее. Мы лучше, сильнее - но нас гораздо меньше. Единственный Хранитель, который видел, к чему приведет милосердие и попытка объединиться с вульгарами - именно Азар. Я перевела взгляд обратно на витраж и слегка улыбнулась.
   Вот чего я не слышала, так это того, что Азар был таким красавчиком.
   - Вот вы где, - вклинился в мои мысли знакомый голос. Я поспешно отвернулась от витража и улыбнулась Каю. Мой парень выглядел взволнованным и решительным, и кажется, я знаю, что он собирается сказать. - Я собираюсь в Храм.
   - О, ну конечно, собираешься, - с улыбкой прошипела я. Ногти впились в ладонь, и я заверила: - Не сомневаюсь.
   - Ханна, даже не начинай, поняла? - сощурился Кай, я сощурилась в ответ.
   - Ступай. Ступай к своей любимой Ари, - все еще улыбаясь, откликнулась я. - Вдруг с ней случилась беда? Как же мы будем жить дальше без моей маленькой прекрасной сестрички?
   На лицо Кая словно тень набежала, но какая разница? Резко погасив улыбку, я демонстративно отвернулась от Кая - будто он пустое место. Ни за что не позволю ему увидеть, как меня задевает это его внимание к Арианне.
   - Увидимся, - холодно ответил Кай. Я услышала его слова, но даже головы не повернула, чтобы попрощаться.
   - Да ты сама вежливость, - сморщила нос Ната, когда Кай удалился, и протянула мне бокал с вином. Где бы Ната ни находилась, вино она везде умудряется найти. Своего рода талант, для такой бездарности и того хватит.
   - Ой, молчала бы!
   - Или нацелилась на рыбку покрупнее? - Ната кивнула в сторону. Проследив за ее взглядом, я прикусила губу.
   Что Ардиан Веруд забыл в Университете, я не знала, но сомневаюсь, что наследнику по душе вонючие казармы Храма. Подозреваю, в Университете - более чистом и роскошном - он попросту живет в качестве почетного гостя. Арду не о чем беспокоиться, он, считай, уже Страж. Его наставником числился Глава Храма, но никто и никогда не видел Арда на тренировках или хотя бы просто на занятиях.
   Да что там - Веруда и в Храме-то никогда не видели. Когда у тебя такой статус, можно расслабиться... впрочем, Ардиан почти легенда среди учеников. Слышала, он являлся только на итоговые испытания и неизменно укладывал наставника на обе лопатки. Что довольно странно, учитывая, как тщательно наследник пропускал тренировки. Не парень, а загадка.
   И эта загадка только что заметила мой взгляд. Я спокойно обозначила улыбку и равнодушно отвернулась. Пусть не думает, что занял все мои мысли.
   - Почему бы и нет? - бросила я Нате и схватила за руку проходящего мимо Рема. А вот здесь можно сыграть заинтересованность, спектакль специально для Ардиана Веруда. Я улыбнулась самой ослепительной из улыбок и разбавила ее капелькой смущения и невинности. - Рем! Так рада тебя видеть...
   На мгновение я устыдилась. Улыбка Рема светилась такой искренностью, что сомнений не осталось: рыбка заглотила наживку.
   - Ты ведь куратор Мортона в этом году? Устроишь мне встречу с ним? - Рем нахмурился, и я махнула рукой. - Ах нет, ты меня не так понял! Поручение Шарго, куда деваться. Просто... подумала... может, заодно поможешь мне разобраться со спиритом. Он в последнее время неуправляем, а я никак не могу освоить те ментальные приказы... слышала, ты лучший в них?
   Взмах ресницами, скромная улыбка, застенчивый взгляд. И парень твой. Так можно играть с хорошими парнями столь долго, сколь захочется. И глядя на расцветающую улыбку Рема, на радостный блеск в его глазах, я испытывала разве что чуточку вины. Все это для важных целей. Рем мне пригодится и, к сожалению, его придется использовать.
   - Но если ты занят, то я...
   - Нет-нет, что ты! Буду рад помочь, - выдохнул Рем, и я улыбнулась.
   Рем действительно душка. Жаль, не мой тип. Парень не сводил с меня восхищенного взгляда, и не скрою, было приятно.
   - Ах, дорогая, у меня есть к тебе дело, - прошипела мне на ухо Ната и, схватив меня за руку, потащила к лестнице. - Ремушка, прости, нам надо посекретничать!
   - Буду благодарна за помощь! - успела я бросить парню, прежде чем шаксова змея не сломала весь план. Но едва Рем скрылся в толпе, как я выдернула руку из хватки Наты и набросила на нее со всей накопившейся злостью. - Да что ты делаешь?! Это, по крайней мере, невежливо! Я говорила с Ремом, между прочим!
   - Ты флиртовала с Ремом! - коброй обернулась Ната. Но через мгновение она выдохнула, легкомысленно пожала плечами и прислонилась к перилам спиной. - Дорогая, ты должна понимать, что он один из нас...
   - Припоминаю, - язвительно фыркнула я, старательно изображая улыбку для окружающих. - И?
   - Мы со своими так не поступаем, Ханни. - Ната закатила глаза и выдохнула: - Мы их не используем. Рем отличный парень, не вздумай... делать то, что задумала.
   - Я ничего не задумала. Я попросила его о помощи, что такого?
   - Ханни, - Ната посмотрела в упор на меня, и ее глаза сузились. Теперь она еще больше напоминала змею. - Ханни, я тебя давно знаю. Поверь мне, я знаю, что ты замыслила. Ой... надо же, кто к нам, - резко изменилась в лице Ната и кокетливо заправила за ухо волосы. - Не оборачивайся.

***

   Дельный совет. Я поправила волосы, чтобы красивее лежали, и повернулась только после того, как Ната махнула рукой.
   - Ардик! Как нам тебя не хватало, дорогой...
   - Больше не называй меня так, - отрезал Ардиан, облокачиваясь о перила.
   Солнечный свет, рассеявшийся радугой по приемной зале, расцветил белые волосы наследника бликами. Зеленые глаза щурились, руки свободно лежали на перилах, и все в Веруде кричало о том, что он здесь хозяин. Может, и хозяин. Семья Верудов спонсировала Университет, вкладывая немалые деньги в обучение будущих магов. В каком-то смысле они владели этим зданием, этим островом и каждым кусочком этой земли.
   Каждым - кроме, пожалуй, Храма. Стражи независимы, вот почему обучение в Храме так престижно. Хотя поговаривают, Веруды и до Стражей добрались.
   На меня Ардиан даже не взглянул, задумчиво рассматривая новеньких, копошащихся внизу. Словно что-то вспоминал. Ах так? Я прислонилась спиной к перилам, "позабыв" в отместку о Веруде. Девушке не пристало первой здороваться.
   - Значит, твоя сестра в Храме? И где ее разместили? - будто невзначай поинтересовался Ардиан, даже не поворачивая головы. Я до боли впилась ногтями в бокал. Меня это разозлило, не скрою. Я что, справочное бюро? Или нянька для сестры?
   - Не знаю, - небрежно откликнулась я, стараясь не выдать свою досаду. - Спроси у Кая. Как раз к ней побежал, словно собачка.
   - Девочка прямо вертит парнями, - хихикнула Ната, с явным намеком на самого Ардиана.
   Непонятно отчего, то ли в ответ на мои слова, то ли в ответ на Натины, но Ардиан напрягся, его губы жестко поджались, а руки сложились в замок, будто наследник решил свернуть кому-то шею. На одно мгновение, но от меня не ускользнуло.
   - Хотел пригласить твою сестру на вечер, - помедлив, произнес Ардиан. - В знак уважения к сенатору Шарго.
   Выпрямившись, он наконец-то удостоил меня взглядом - и я почти простила ему недавнюю холодность. Почти. Ардиан улыбнулся, в его глазах светилась заинтересованность, и я ослепительно улыбнулась в ответ. Ослепительно - но не слишком. Ровно так, чтобы обозначить равнодушие и каплю высокомерия. Любишь надменных дурочек вроде Ари? Отлично. Будет надменность. Будет высокомерие. Я тоже умею играть в эти игры.
   - Не стоит. Вряд ли ее заинтересует твое предложение, - фыркнула я. В следующий момент Ардиан резко притянул меня к себе, не дав времени сообразить, что происходит. Его глаза сузились, и он с улыбкой прошипел:
   - Намекаешь, что я недостаточно для нее хорош?
   Духи небесные, он совершенство! Вот и все, о чем я могла думать. Мне стоило больших трудов сообразить, о чем он спрашивает. Голова закружилась - под таким пристальным взглядом немудрено. Я чуть не привстала на цыпочки, чтобы поцеловать наследника, но что-то не давало, словно невидимая сила давала мне восхищаться, но не позволяла приближаться.
   - Намекаю, что это она недостаточно хороша для тебя, - почему-то выдохнула я, и по губам Ардиана снова скользнула улыбка. Я не поняла, чего в ней было больше - довольства или презрения.
   Рука Ардиана исчезла с моей талии, пошатнувшись, я выпрямилась и встряхнула головой. Ответ из меня словно силой выдернули. Я бы никогда перед парнями так открыто сестру оценивать не стала - наши отношения не для лишних ушей.
   - Она... - я приложила руку ко лбу, пытаясь сосредоточиться, - она не любит приемы. Не думаю, что обрадуется. И точно не придет. Но если хочешь проявить вежливость...
   - Нет. Не хочу.
   Ардиан поднял руку, коснулся моего лба, отводя с него прядь волос. Так, будто имел на то право.
   - Но я хочу видеть Арианну на вечере, и она там будет, поверь. Постарайся узнать, где поселили твою сестру. И, дорогая моя, следи за своим парнем. Держи его подальше от Арианны. Или я уберу его сам, - Аридиан заботливо пробежался по всей длине локона, поправляя его. Он говорил спокойно, равнодушно, даже дружелюбно. И это резко не вязалось с его словами.
   Я сощурилась, наблюдая за лицом Ардиана: ни единого признака угрозы. Тогда почему звучит, как обещание? Я невольно кинула взгляд в сторону парадных дверей, украшенных золотым узором. Как назло, Кай первым делом побежал к своей ненаглядной Арианночке!
   - Я ему не нянька.
   - Зря. Я с ним далеко не так нежен буду, - улыбнулся Ард, опуская руку. - А он начинает действовать мне на нервы. Знаешь, что я делаю с теми, кто действует мне на нервы?
   - Я...
   - Хорошо, - он наклонился так, что его дыхание обожгло мое ухо, и, помедлив, усмехнулся. - Лучше не узнавай. Сделай это, Ханна. Убери его с моей дороги. Эта не та дорога, на которой стоит стоять.
   И снова эта улыбка, и снова спокойный, донельзя дружелюбный тон. И чувство бабочек в животе от близости, почти до головокружения - или до дрожи. Я никогда не отличалась робостью, но что-то было в Веруде, что заставляло меня замирать в то время, как сердце пускалось вскачь. В какой-то мере он пугал меня - и завораживал тоже.
   Я вдруг отчетливо поняла, что хочу быть с ним. Даже поклоняться, и эта мысль мне не понравилась. Я отступила на шаг, на этот раз не ответив улыбкой на улыбку. Странное чувство... неправильное. Впервые я уловила в себе страх перед наследником - хотя на то не было никаких причин.
   - Ах, Арди... ан, - выдавила Ната, вероятно, вспомнив слова Веруда насчет "Ардика". - Ты как всегда, сама душка!
   - В девять, - переключился на нее Ардиан, наконец-то обрушив странное обаяние на другую девушку. Я перевела дыхание.
   - Знаю, родненький! Будем непременно, - пропела Ната вслед Веруду.
   Тот махнул ей рукой, но не обернулся и, уж конечно, попрощаться не соизволил. На кого угодно можно было смертельно обидеться за такое. С Каем я бы потом недели две не разговаривала. А вот Ардиан оскорблял других, словно дышал. И это тоже восхищало; в нем восхищало все - даже то, что не должно было.
   - Я тебя понимаю, - вздохнула Ната, пристроившись рядом. - Он незабываем!
   - Да ничего особенного, - бросила я небрежно. - Ему бы поучиться хорошим манерам!
   - Девочка моя, они Арди... в смысле, Арду, ни к чему. Он и так божественен!
   - Если ты так думаешь... - небрежно отмахнулась я. И поставила руки на перила - металл еще хранил тепло наследника. С витража смотрел, едва улыбаясь, Азар - и я задумчиво посмотрела на него в ответ.
   Божественен... подходящее слово. Почти так же божественен, как Азар. Что-то в них общее - наверное, этот прищур... высокомерно-пренебрежительный - а может, красота или все дело в белом цвете волос, почти неестественно белом? А что удивляться? По слухам, Веруды - прямые потомки Азара. По очень туманным и робким слухам, поскольку заявить такое никто бы не осмелился в полный голос.
   Я вздохнула и сделала глоток вина. Я должна заполучить Ардиана Веруда, чего бы мне это ни стоило.
   Потому что, если упущу его, буду жалеть до конца своих дней.
  

Глава 20

Арианна

______________________


_____________

   В свете холодного солнца причудливый храм переливался всеми цветами радуги. По изогнутой крыше пагоды скользили отблески, рассыпаясь градом искр на большой статуе Кио-ре. Дух северного ветра, Великий Небесный дух, некогда наставница Хранителей... Оберегающая их, направляющая... ее всегда изображали девушкой, стройной и почти невесомой - что странно, ведь Кио-ре в том числе покровительница Стражей.
   Кио-ре распростерла руки над площадью Храма, будто пытаясь обнять большой знак Лабиринта, выбитый на камнях. Если бы не гомон стажеров и учеников, здешняя тишина била бы по ушам после Столицы. Но людей многовато: Стражи толпились вокруг, кто кучками, кто скучал в стороне. В основном, новички и ученики первой ступени, все в серых неказистых формах.
   У меня такой формы не было; я чувствовала себя белой вороной. То и дело ловила на себе любопытные взгляды - и если взгляды учеников меня едва касались, то внимание их спиритов начинало беспокоить. Так и представляю, как эти бесплотные создания раздирают меня на кусочки...
   Ученики, может, вовсе на Лиарана любовались... в этой белой форме, строго подчеркивающей фигуру, он так резко выделялся на фоне остальных, что даже я на него украдкой заглядывалась. Если кому форма и шла, то ему. Строгий, неприступный, как ледяная скала - я потихоньку начинала верить, что он действительно наставник.
   К нему здесь относились с почтением. Так, будто знали то, чего не знала я. Будто он достоин своего звания, словно видеть его рядом с собой - особая честь. Я прищурилась, наблюдая за Лиараном. Едва ли его радовало внимание. Он отгораживался от всех высокой стеной - сомневаюсь, что кто-то сквозь нее пробился.
   Я тем более пытаться не стану. Я поймала хмурый взгляд синеглазого, заставшего меня с поличным на разглядывании, и рассеянно отвернулась. У меня своих проблем хватает. Например, как найти на этом острове место, где хранились свитки? Не думала, что Храм такой огромный. Я молчу про горы, где может быть масса потайных пещерок - где искать?
   К тому же, свиток Азара мог быть утерян, перемещен... да что угодно! Но если отец был уверен, что свиток здесь, я должна попытаться его найти...
   - Мне надо тебя оставить, обговорить твое зачисление в отбор. - Холодные пальцы Лиарана, впившиеся в мой локоть, заставили меня вздрогнуть. - В чем дело?
   - Задумалась. - Я обеспокоенно покосилась на знак лабиринта, но упрямо наступила на линию рисунка. Изображения лабиринта разбросаны по всему острову, это символ Хранителей, и он никак не связан с моими снами. - Мне обязательно проходить отбор, чтобы получить разрешение?
   - Поддерживаю. Надо было скинуть эту девчонку с поезда, - недовольно откликнулся Тайран, со злостью пиная камень под ногами. - Ты же понимаешь, в нашей ситуации... она племянница Шарго!
   - И? - Лиар отпустил меня. Жаль. После поезда, а потом корабля, меня слегка шатало и укачивало даже от ветра. К тому же, чувствовала я себя не важно, даже огрызаться не стала. Вместо этого устало опустилась на бортик, опоясывающий площадь.
   - Тебе не кажется, что это... неосторожно? - шепотом, предварительно на меня оглянувшись, зашептал Тайран. - И этот кулон...
   Лиар утомленно вздохнул, нетерпеливо подняв руку.
   - Еще слово, домой отправишься, - походя бросил он. - Это мой отбор, не твой. У меня есть свои причины, о которых я не обязан тебе докладывать.
   - Да, наставник, - смиренно склонил голову Тайран.
   - Посторожи ее... сделай так, чтобы ничего не натворила, - взгляд синих глаз обжег меня до самого сердца, будто напоминая о последней встрече с Марком.
   Думаю, не ошибусь, если скажу, что будущему "наставнику", чтобы его шаксы унесли, не по душе моя персона. Тем страннее его желание впихнуть меня в отбор - но кто я, чтобы жаловаться? Мило улыбнувшись, я сделала вид, что не поняла выразительных интонаций в голосе синеглазого и уж тем более его острого взгляда.
   Сдавшись, Лиар кивнул Тайрану.
   - Глаз не спускай.
   - Думаешь, сбегу? И вообще, этот твой Тайран за мной весь отбор таскаться будет? - с вызовом уточнила я.
   - Если понадобится, - не смутился Лиаран.
   Мы с Тайраном выдохнули одновременно, одинаково раздосадованные. Но синеглазый плевать на это хотел. Развернувшись, он отправился к группе, видимо, наставников. Которые действительно оказались сплошь седыми старцами, с острыми бородками клинышком и в белоснежных мантиях, эффектно подчеркивающих серебро волос. Что за невезение! Почему я на одного из них не наткнулась?
   - Эй, ты! Мне надо это... - Тайран запнулся, но для "это" подходящего слова не оказалось. Поморщившись, парень раздраженно отвел с лица волосы. - Не твое дело, короче. Просто не рыпайся с места!
   - ...А то мне так хотелось, - фыркнула я, глядя ему вслед. И неодобрительно покосилась на спирита Лиарана. Барс в свою очередь неодобрительно покосился на меня. Я подняла руку, пошевелила пальцами, и зверь напрягся, словно готовясь наброситься.
   В общем, никуда я не сбегу. Я скривилась и уронила руку на колени. Мало мне одного спирита - Люи обожралась конфет и тихо, с ее слов, "умирала в сумке" - теперь за мной еще и этот таскаться будет. Ненавижу этого Лиарана! Буквально ненавижу!
   Будто откликаясь на мои мысли, надо мной нависла чужая тень. Я резко вскинула голову: а этим чего надо? Одна из девушек была примерно моего роста, в красивом пышном платье, с завитыми светлыми локонами, спускавшимися на плечи. Все портил хмурый капризный взгляд и странное чувство, что передо мной Ханна.
   - Так это ты решила влезть в отбор Лиарана? Запомнить тебе нужно только одно, держись от Лиарана подальше. Доступно объясняю?

______________

   Вот откуда это чувство! Улыбка Ханны тоже полна елея и меда, но слова жалят ядовитой змеей. Манерные и нарочито небрежные интонации, полный брезгливости взгляд, нотка превосходства - такие девушки умеют оскорблять одним видом. Их будто утомляет все на свете, но собеседник больше всего.
   И, конечно, как без группы поддержки? Я бегло взглянула на вторую девчонку, копию первой, только видом невзрачнее. Волосы тусклее, глаза не такие выразительные, вещи проще... словно девушка пыталась подражать своей более красивой подруге, но у нее так и не вышло достичь цели.
   - Я, к твоему сведению, Яла Рикан. Знаешь меня? Я дочь посла восточных земель и внучка сенатора. Так что, если увижу тебя с Лиараном, пожалеешь! - "Ханна" эффектно откинула за спину волосы. - Поверь, я умею портить жизнь...
   - Мы предупредили, - жалобно заявила "подражательница".
   К ее ноге жался спирит, в виде бельчонка. Боевым его никак не поворачивался язык назвать, бедняга нервничал среди такой толпы и нервно подрагивал. Люи от нечего делать даже дернула его разок за ухо.
   А вот спирит "звезды", обернувшийся змеей вокруг шеи "хозяйки", на наезд Люи огрызнулся, едва не оттяпав мелкой голову. Обернувшись светлячком, Люи беспорядочно замельтешила вокруг. Я нахмурилась. При случае надо отругать ее за хулиганства, могут плохо для нее закончиться. Я резко поднялась, пытаясь отвлечь внимание на себя.
   Конечно, я знала Ялу Рикан! Кто не знает. Внучка бывшего сенатора, дочь посла восточных земель... Действительно занимает видное место среди элиты, но мне все равно. Главное, она стоит над душой и уходить не собирается!
   Значит, я тоже не уйду. Дело не в Лиаране. А в том, что стоит уступить один раз - и потом не отделаешься от любителей покомандовать. Я сложила на груди руки.
   - Да, вижу. Жизнь портить умеешь. Одним присутствием, талант, поздравляю, - насмешливо сощурилась я. - Вы двое в отборе, что ли? Неужели у Лиарана Айтири? Туго у него, видно, с кандидатами...
   - Ты на что намекаешь?
   - А на что похоже? - прищурилась я с вызовом, скопировав неподражаемую наглость Ханны в моменты ограбления моего шкафа. Даже глазами хлопнула для верности.
   - Как ты смеешь так говорить с Ялой...
   - Шия, заткнись! - в сердцах огрызнулась Яла, и ее подруга подавилась гордой фразой, покраснев. - Послушай меня, ты, - Яла сделала ко мне шаг и злобно прищурилась, вмиг став похожей на собственного спирита. - Не знаю, за каким боком ты приперлась за Лиараном, слышала, ты змеей проникла в отбор, видно, решила оттяпать себе лакомый кусок. Еще бы, сам Лиаран! Я тебя понимаю. Но если ты мне планы сломаешь...
   - Теперь я просто обязана их сломать, в чем бы они ни заключались! Что делать будешь? - нагло подняла я бровь, ни капли не вдохновившись речью Ялы.
   Девушку как подменили. Покраснев, она с яростью вдохнула, надувшись, как шарик на веревочке. Как все потомки сенаторов, она не привыкла к такому обращению. Ну-ну. Посмотрим, что скажет.
   - Думаешь, если ты из сенаторской семьи, тебе все позволено? Как твоему папочке, да? Смотри не сдохни вслед за ним...
   - Прикуси язык, - с досадой мотнула я головой. Девчонка запнулась, уж не знаю, прикусила ли язык, но на пару секунд заткнулась, озадаченно хлопая глазами.
   Жаль, на дольше не хватило.
   - А то что? Нажалуешься дядюшке? Я бы на его месте гнала поганой метлой такую родню. А на твоем сгорела бы со стыда, имей продажного папочку, умудрившегося утащить в могилу целый отряд. Тебя близко нельзя к Храму подпускать, наверняка, подобно отцу, подпеваешь этим выродкам с Островов...
   Ну хватит. Я сжала кулаки, горя желанием уничтожить выскочку здесь и сейчас. Мне хотелось вцепиться ей в волосы, вырвать ее грязный язык! Никто и никогда не будет упрекать моего отца!
   И впрямь ходили настойчивые и упрямые слухи об отце - стараниями подлого Мортона Силла, отца в чем только ни обвиняли. И что он нарочно привел свой отряд в ловушку диких спиритов, и что предал Сенат ради мятежников - даже что работал на Независимые острова, был их шпионом. Много чего говорили. И все ложь! Я бы знала - отец никогда от меня ничего не скрывал.
   Сыта этими домыслами по горло! Кажется, такой реакции Яла и добивалась. Усмехнувшись, она вздернула нос, будто намекая "попробуй, докажи обратное".
   Я сжала кулаки, чувствуя, как хватка ярости постепенно слабеет, переходя во что-то иное. Сердце застучало ровнее. Я смотрела в глаза девчонки и понимала, что сейчас сделаю ошибку. Но я готова была убить ее. И как всегда в таких случаях вместо ярости я почувствовала спокойствие. Собранность. Контроль.
   Вот только сейчас к этому примешалось что-то еще. Глубже и сильнее. Уверенность, что Яла в моей власти. Что она подчинится, сделает, как я хочу.
   И та пошатнулась. В ее глазах зажегся страх. Сделав шаг назад, она запнулась, схватилась за Шию, скривилась от боли...
   - Что ты делаешь, ей же больно! - испугалась Шия, когда Яла приложила руку ко лбу, будто ее изнутри кололи иголками. Может, так и было? У меня голова точно кружилась. И я знала: стоит усилить нажим... по тоненькой ниточке пройти в чужое сознание и взорвать его изнутри... и больше она никогда ничего не скажет.
   - Мой отец для тебя запретная тема. Не говори о нем. Никогда. Больше, - отрывисто приказала я.
   - Да пошла ты... - через силу выдохнула Яла. Ее спирит давно шипел, раздуваясь коброй, но мне он ничего не сделает: я знала это так же хорошо, как знала, что девчонка выполнит, что бы я ни сказала.
   Я прищурилась, не спеша отпускать чужое сознание. Мне до ужаса, до боли хотелось наказать ее. Отомстить за отца. Плевать на цену! Я чувствовала ее боль, только отдаленную, тихую - и знала, что разделю все, что она переживет. Но сейчас это не имело значения. Я устала от сплетен за спиной. Устала от обвинений. От того вороха грязи, которое вылили на человека, который отдал жизнь за то, чтобы Леора жила спокойно.
   Я хотела ее боли...
   - Арианна? Ари!
   Сознание не спешило откликаться на помеху. Даже, когда меня схватили за руку, я предпочла это проигнорировать. Лиаран мешал. Сильно мешал. Это раздражало - как назойливая муха, что вертится рядом.
   - Арианна! Какого шакса ты творишь?! - прошипел синеглазый, развернув меня и как следует встряхнув за плечи. - Прекрати это немедленно!
  
   От такого чья угодно концентрация треснет. Ниточка порвалась - я потеряла лазейку в чужое сознание. Я моргнула. И еще раз. Как голова болит... усталость и головная боль нахлынули внезапно, обрушившись со всей дури. Я глубоко вдохнула, сбрасывая оковы ярости. Взглянула на Ялу, вытирающую кровь, капающую из носа...
   Я должна была раскаяться - судя по взгляду Лиарана - но чувствовала себя как-то странно. В глазах все плыло, в голове стояла звенящая тишина. Тишина с проблесками довольно странных мыслей...
   - Вон отсюда, - кивнул синеглазый девчонкам. Яла, еще, кажется, не придя в себя, позволила Шие утянуть ее подальше. А может, дар речи при виде своего кумира потеряла.
   Прямо как я. Мысли перепутались, не уверена, что все из них были моими. Словно нахваталась всякой дури из чужой головы - такое бывает? Но взглянув на Лиарана, я затаила дыхание от восторга. Солнце скользило по его черным волосам, создавая ореол вокруг его головы. И этот взгляд... такой синий-синий, как море...
   - Больше так не делай, - приказал Лио, строго на меня глядя. Но поскольку я как раз думала о том, какой прекрасный у меня наставник и как мне ужасно хочется его поцеловать, Лиар как-то забеспокоился. - Ари?
   - У тебя красивые глаза. Синие такие, - жизнерадостно поведала я.
   - Что?
   - Красавчик ты, говорю, - мечтательно вздохнула я.
   - С тобой все в порядке? - ужаснулся Лиар, и я быстро закивала, ляпнув невпопад:
   - Можно тебя поцелую?
   Вроде наставника это не обрадовало, меня, к слову, тоже. Когда Люи цапнула меня за ухо, я словно от транса очнулась. Растерянно приложив ладонь к щеке, я вздрогнула. Не найду слов, насколько Лиаран меня вечно раздражал, что это было? Озадаченно нахмурившись, я позволила Лиару вцепиться в мою руку и потащить к Храму.
   - Понятия не имею, что только что видел, но в будущем сто раз подумай, прежде чем вытворять свои фокусы. Пришла в себя?
   Я растерянно кивнула, все еще в ужасе от собственного языка. Странное опьяняющее чувство сошло на нет, мысли упорядочились, разум вернулся. Лучше бы не возвращался: теперь я мечтала провалиться сквозь землю.
   - Так что насчет глаз? - Лиар остановился на крыльце и развернул меня к себе. - Повторишь?
   - Синие, - сухо повторила я, терзаясь угрызениями совести за недавние слова. Больше не буду по чужим сознаниям лазить!
   - И?...
   - Не люблю такой цвет, - гордо отвернулась я в сторону. Лиар усмехнулся, не разозлившись, а вроде даже наоборот, успокоившись.
   - Точно меня красавчиком не считаешь? Поцеловать хочешь? Ничего такого, нет? - Уцепив меня за подбородок, он уставился в мои глаза, словно выискивал что-то в их глубине.
   Он подался ближе, заставив меня задержать дыхание. Сощурился, всматриваясь в мои глаза. О личных границах он явно не слышал - и теперь вовсю их нарушал. Насмешливые искры в его глазах постепенно потухли, сменившись задумчивостью и проницательностью. Так океан успокаивается после бури. Это завораживало. Мне действительно нравился цвет его глаз. Необыкновенный. Ледяной. Обжигающий.
   Часть меня понимала Ялу. Ее восхищение. В синих глазах таилась загадка - они околдовывали, подчиняя. Весь этот парень был сплошной загадкой. На мгновение - не знаю, мои это были мысли или отголосок желаний Ялы - но мне захотелось узнать, какого это, коснуться его губ.
   Я судорожно вдохнула, отчаянно пытаясь вырваться из хватки чужих желаний, и, едва подавшись к Лиару, резко отступила. Надеюсь, этого хватит, чтобы провести между нами границу. Я здесь не за этим, в конце концов. Не стоит отвлекаться на мелочи.
   По лицу синеглазого скользнуло разочарование, мимолетное, как порыв ветра.
   - А жаль, - выдохнул он. Я так и не поняла, что он этим "жаль" хотел сказать. Заметив, как я вопросительно изогнула бровь, Лиаран демонстративно отдёрнул руку, будто замарался. Выпрямился, одернул мантию. Из его голоса исчезли вообще все интонации разом, отчего следующая фраза прозвучала устрашающе: - Тебя ждут внутри. Иди и... делай, что скажут.
   - А почему о тебе все говорят так, будто ты какая-то шишка? Устала слышать, что я не знаю, с кем говорю, - ляпнула я первый попавшийся вопрос, когда Лиаран схватил меня за локоть и приоткрыл дверь в Храм. Та протяжно заскрипела, не вдохновив меня на общение с Кио-ре ни капельки. По лицу синеглазого скользнула тень досады.
   - Потому что почтения к наставнику в тебе ни на грош. Пока-пока, - отмахнулся он, насильно втолкнув меня в храм. Я честно сопротивлялась, но хватка у Лиара сильная, а желание от меня отделаться в три раза сильнее.
   И прежде чем я сообразила возмутиться, двери с грохотом захлопнулись, отрезая меня от мирского шума.

______________

  
  

______________

   Я оглянулась на высокие тяжелые створки, понимая, что в одиночку не сдвину их, даже если буду сильно стараться. Заправив за ухо волосы, осмотрелась. Никогда не видела такого большого зала. Красно-золотая отделка стен мерцала в полумраке. Тысячи пляшущих огоньков освещали зал: магия растений, а не технологий.
   И что дальше? Я сделала шаг. Здесь было так тихо, что перезвон музыки ветра казался особенно звонким, раздаваясь эхом в пустом зале. И тоже этот знак на полу. Спираль, знак Лабиринта...
   Я словно бывала здесь... взойдя по ступеням на возвышение, я окинула взглядом переплетения рисунка на полу. Растерянно обернулась вокруг себя... здесь когда-то стоял алтарь... и что-то вроде трона... священная территория... я встряхнула головой: откуда мне это знать? Я будто помнила это, видела, как наяву. И помнила звук этих шагов, тихих, спокойных...
   Я резко обернулась, ожидая увидеть мужчину с белыми волосами, что рассыпаются по плечам, как первый снег... но увидела лишь монаха, служителя Кио-ре. Трудно объяснить это странное чувство, чувство потери, разочарования и тоски по прошлому. Я не понимала, откуда оно взялось, но оно резануло по сердцу со всего размаху - и скрылось в глубине души, оставив меня в горьком настоящем.
   - Арианна Ниал? Правда Арианна Ниал? - уточнил монах.
   На вид он выглядел добродушно. На его гладко выбритой голове, где-то возле основания шеи, была татуировка в виде спирали: а значит, он не Страж и не Искатель - просто служитель Кио-ре. Они издавна помогали сначала Хранителям, теперь Стражам... с виду монахи безобидные, но говорят, лучше с ними не спорить.
   Получив от меня подтверждение, монах кивнул пареньку-послушнику, и тот умчался со всех ног. И куда он? Может, побежал доносить? Осталось нехорошее чувство, что меня здесь с нетерпением поджидали и теперь решили сдать с потрохами - Шарго, например.
   - Что ж. Пойдем, девочка.
   - А куда?- насторожилась я.
   - Ты не проходила ритуал очищения. Для Отбора он необходим, - благодушно улыбнулся монах, приглашая меня к неприметной двери.
   Звучит нехорошо. Я помедлила, подозрительно разглядывая монаха, ожидая от него разъяснений и подсказок, но тот лишь улыбался, теперь уже коварно. Почему у меня чувство, что ритуал очищения - это не ванна с лепестками роз?
   А впрочем, какие варианты? Либо домой - либо загадочный ритуал. Я бочком протиснулась мимо монаха и неохотно шагнула в распахнутую дверь. Не съедят же меня там?...

____________

   Я взвесила на ладони врученный мне сверток, осторожно вскрыла и вытащила новенькую мантию темно-серого цвета и такой же безликий костюм. Стоячий воротник, узкие штаны, широкая туника до колен: все из грубого, плотного материала. Я провела пальцем по золотой лилии, выбитой на груди, и нехотя оделась. Все бы - ладно, многое, - отдала за такой же костюм, только черный и с золотым звериным следом.
   Иными словами, кто бы дал мне форму Искателей.
   Зачем я вообще согласилась на этот Отбор? Мало мне проблем со снами, теперь еще и это... Я застегнула широкий пояс, обулась в сапожки - удобная форма, но непривычно свободная и грубая. Зато теперь ничем не выделяюсь, стажер, как стажер. Меньше внимания привлекать буду, глядишь - и местная Ханна, которая Яла, меня не узнает. Хорошо бы.
   Монах поджидал меня под дверью. А при моем появлении молча двинулся к выходу, заодно подметая полами одеяния дорожку. Недолго думая, я отправилась следом.
   На заднем дворе толпились стажеры, ругаясь, кто на каком диалекте и ожидая своей участи. И снова у меня появилось чувство, что здесь каждый друг друга знает: все разбивались по группкам, словно в детстве на один горшок ходили, одна я растерянно озиралась.
   - Теперь ты должна будешь их съесть, - возрадовалась Люи, когда мне в руки всунули целую бадью с мелкими камешками.
   Духи небесные, это еще зачем?! Я в ужасе воззрилась на монаха, и тот указал на верхушку горы. Склон возвышался над нами, как кара небесная, кидая тень на весь Храм. Вверх вилась узкая лесенка - она виляла зигзагами, будто специально удлиняя дорогу к вершине во сто крат.
   По обеим сторонам лесенки стояли круглые чаши - не особенно большие по диаметру, так что по пути к вершине их было не меньше тысячи, а то и двух. А к лестнице вели еще два ряда чаш, штук сто. Это если на глазок. Золотые бока чаш переливались в лучах солнца, а внутри каждой чаши лежали горки камешков. Я с сомнением взглянула на камни в собственной бадье. Та-ак... мне это уже не по душе!
   - Путь твой лежит наверх, к духу небесному. Принеси подношения в каждую чашу и путь твой озарит радость! - пафосно воскликнул монах. Но поскольку я потеряла дар речи и глупо хлопала глазами, монах горько вздохнул. - Ну что непонятного? Эх, были времена, когда гоняли по десять раз туда-сюда, а сейчас... э, мельчаем! В каждую чашу бросишь по камешку, в каждую! Не пропускай, или Кио-Ре узнает, а значит, мы тоже. Бросая камень, говори "во славу Кио-Ре". Как дойдешь до вершины, поклонишься статуе Кио-Ре, и там озарит ее тебя благодать...
   - Там мне воды дадут, да? - догадалась я, представив, как это - пройти подобную лесенку без капли воды.
   - Там ручей, - обиженно откликнулся монах, утирая лысину платочком. - Забыл совсем, дурья голова! Мне надо с твоим куратором формальности уладить. Пока не уходи далеко, чтобы не гоняться за тобой по всей лестнице...
   - С куратором? Но я случайно в Отбор попала, разве мне положен...
   - Ах, не волнуйся! Куратора мы тебе подобрали, уверен, он тебе понравится... если, конечно, возьмется за ум, - неожиданно прошипел монах, стискивая платок.
   Я нахмурилась. Куратор - учитель и друг в одном лице, своего рода мини-наставник, который будет крутиться рядом большую часть учебного времени. Вот не ожидала, что мне еще и куратора подберут! Знаю, каждому стажеру и ученикам первых трех ступеней положен куратор. Но я-то, как снег на голову свалилась!
   Кураторов назначают из числа старших учеников и чаще всего они сами вызываются. Например, если хотят приглядеть за родней или друзьями. Реже их назначают, но какое-то время будущий куратор наблюдает за предложенным стажером, а это процесс долгий.
   В том-то и дело. У меня здесь особенных друзей нет. Даже знакомых, кроме Лиарана, и то почти нет - и уж тем более, никто не знает, что я внезапно угодила в Отбор. Я сама до сегодняшнего дня была не в курсе, что сюда собираюсь! Так откуда у меня внезапно куратор нарисовался?
   Ладно, это подождет. Пока я провожала монаха взглядом, я чуть не выронила бадью - тяжелая. А с ней еще наверх ползти! Стажеры, возвращавшиеся после похода, именно что ползли, кряхтя так, словно благодать Кио-Ре включала в себя избиение палками. Кто за бок держался, кто, уже не стесняясь, рыдал над последними чашами навзрыд и проклинал Кио-ре вместо прославления.
   Кио-ре взирала на это безобразие с вершины горы, улыбаясь ехидно и коварно. Глядя на такое дело, я в который раз засомневалась, стоило ли в Отбор влезать. Может, я без ритуала очищения обойдусь? Мне и "грязной" неплохо. А кто узнает, если совру? Выброшу камни, сяду, расслаблюсь на солнышке...
   Взгляд зацепился за вездесущего призрачного барса, демонстративно усевшегося у большой двери. Зевнув, он сощурился на солнце и мотнул могучей головой, будто заявляя, что все видит и слышит. Пффф! Кто бы сомневался! Попробуй тут ритуал не пройди, потом от синеглазого не отделаешься. Еще заставит раз пять туда-сюда сбегать.
   А здесь и одного раза до конца жизни вспоминать хватит: лестница сама по себе казалась непреодолимой. Я продемонстрировала барсу вытащенный из бадьи камешек и бросила его в первую чашу. Раньше начну - раньше закончу!
   - Раз камешек, - прокомментировала Люи, когда камень с грохотом забился в горку. - Два камешек. Если тебе интересно, я сосчитала ступеньки, их здесь ровно тысяча! Всего-то две тысячи чашек, давай, давай, чего застыла?
   - Люи, - процедила я, придавленная цифрой, - еще слово, и клянусь, в ручье наверху утоплю!
   - Ладно, и сказать нельзя! Если тебя утешит, уже тысяча девятьсот девяносто восемь чаш, тебе уже легче?
   Я выдохнула сквозь зубы, кидая камешек за камешком. То-то думаю, Лиаран так обрадовался, когда меня в храм вталкивал! Еще бы не радовался! Да он меня со свету сжить решил! Изощренный же способ выбрал, зараза...

_____________

   Дело продвигалось медленно. Оказалось, и солнце здесь не такое уж холодное, и одежда не такая удобная. И комары эти... и мошкара... я прихлопнула парочку мошек на шее и мотнула головой. Голова болит... надо было думать, прежде чем внушать Яле.
   Много еще чаш до лестницы? Я подняла голову и застыла. Сердце пропустило удар, я не ожидала увидеть Веруда. Да, он говорил, что будет ошиваться поблизости, но не в первый же день! Что ему здесь понадобилось? Именно сейчас, именно в этом месте... я с досадой отбросила волосы за спину. Надо держаться от Ардиана подальше. Внимание наследника - последнее, что мне сейчас нужно!
   - Вот ты где! - Впрочем, судя по знакомому голосу, Веруд не самая большая проблема. Голос заставил меня вздрогнуть и ускориться в попытке смыться от Кая, подкравшегося со спины. Он на острове?! Быстро добрался. Я побросала камешки в чаши, гадая, куда бы улизнуть, но Кай упрямо перегородил мне дорогу. - Надо поговорить, Ари.
   - О, Кай... не заметила, - с досадой протянула я, поглядывая в сторону. - Давай потом? Я тут ритуал очищения прохожу, так что...
   Кай, не глядя, взмахнул рукой, и камешки под его воздействием поднялись из бадьи и моментально разбросались по всем чашам. От и до, теряясь вдалеке. Я только пустую бадью опустила. Везет же магам воздуха!
   - Во славу Кио-ре, - устало выдохнула я, отчего-то не радуясь внезапному окончанию ритуала. Кай, по мне, гораздо хуже. Надеялась избежать этого разговора еще недели две. Повернувшись к другу, я сузила глаза и проворчала: - Теперь Кио-ре узнает, что я отлыниваю, и не видать мне "благодати", что ты наделал?!
   - Эта ерунда для Стражей, чтобы проверить их на прочность. Но ты не страж и стражем не станешь, - бескомпромиссно заявил Кай.
   - Кто сказал?
   - Я сказал, - отрезал друг, помрачнев на глазах. - Ты с ума сошла? Какой. Еще. Стажер?! - с тихой яростью уточнил друг, поджав губы. Захотелось вжать голову в плечи, как нашкодивший котенок, но я вместо этого распрямила спину и гордо вздернула подбородок.
   - А что? Мне нельзя в Отбор? Думаешь, не справлюсь, такая слабенькая? - я запнулась на полуслове, увидев спешащего к нам монаха. И резко отвернулась, заправив за ухо волосы. Надеюсь, Кай не примется еще и с монахами отношения выяснять?!
   - Поздравляю! Ваш куратор официально утвержден, - "обрадовал" монах, едва приблизился, но его улыбка быстро погасла, когда Кай выдернул из его пальцев записку.
   - Не будет у нее куратора! Ей здесь не место. К вашему сведению, это слово сенатора Шарго...
   - Здесь распоряжается не сенатор, - заявил монах. - Мы получили прямое согласие Лиарана Айтири, этого хватит.
   - Айтири... - прошипел Кай с непередаваемыми интонациями. Так, будто уже заточил зуб и готов вгрызаться в шею.
   Меня все это порядком начало доставать. Кай права за меня решать не имеет. Он не знает всего и, по правде, не ожидала, что он ринется за мной на остров так скоро. Все не так пошло! Сначала Лиаран, потом Отбор, теперь это...
   Пока Кай лелеял планы мести, я выдернула из его загребущих ручек записку с именем куратора. Бумажка хрустнула и развернулась. Я сначала не поверила, раз десять имя перечитала - а потом мне стало весело. Сильно весело. Могло ли быть еще хуже? Скомкав листочек, я швырнула его в урну для мусора: да пошло оно все!
   - Простите, это шутка? - вклинилась я в разговор, некультурно перебивая разгорающийся спор. И посмотрела на монаха. - Он мой куратор? Серьезно?
   - Личная просьба куратора. Редкий случай, вам очень повезло, - склонил голову улыбающийся монах, и мне внезапно захотелось обрушить на его голову бадью. - Мы уже потеряли надежду, что он когда-то за голову возьмется...
   - Лучше бы не брался! - зашипела я, сверля взглядом проклятого Веруда.
   Значит, это за ним послали мальчишку, стоило мне явиться. Я выдохнула, стараясь не ругаться, все-таки Храм. Но честное слово, лучше бы меня делегация во главе с Шарго встречала, чем угодить к такому куратору!
   Ардиан Веруд - вот чье имя значилось в записке.
  
  

__________________

   Веруд был занят разговором, хотя, скорее, со скучающим видом выслушивал седого старика в сверкающей мантии наставника. Прислонившись к стене, Ардиан небрежно вертел на пальце яблоко: которое, похоже, его интересовало куда больше.
   Наследник даже здесь умудрялся сохранять лицо и резко выделялся на фоне остальных. Та же черная форма с выбитой лилией, ничего лишнего, никаких знаков отличия, но что-то в его движениях... в его взгляде... делало его особенным. Может, небрежность, с которой он игнорировал наставника. Может, прищур зеленых глаз или убранные в хвост белые волосы, по которым скользили холодные голубые блики.
   Спутать его с обычными учениками было невозможно. Он вел себя иначе - и я признавала: он красив. Бесподобно красив. На него заглядывались девушки, на него равнялись парни. Где бы он ни появлялся, всегда в центре внимания... словно к нему что-то тянуло.
   А меня это же - отталкивало. Ардиан будто почувствовал мой взгляд. Он резко вскинул голову и безошибочно нашел меня среди остальных. Зеленые глаза довольно сузились, по губам скользнула усмешка. Он что-то сказал наставнику, поднял руку, не слушая возражений. И каким-то внутренним чутьем я вдруг поняла - он сейчас направится прямо к нам.
   Не хочу видеть этого Веруда, шакс бы его подрал... их всех подрал бы, и Лиарана, и Веруда, и даже Кая с его нравоучениями!
   - Вы должны сообщить Шарго, я лично... - услышала я обрывок фразы Кая и, не дав ему договорить, схватила его за локоть и потянула к отходящей от лестницы тропинке. Бадью я всунула монаху, от подобной наглости пошатнувшемуся.
   - Простите, мы поговорим без лишних ушей? - с намёком протянула я, уволакивая Кая подальше от лестницы.
  
   Вот. Здесь нас никто не побеспокоит и никто не услышит. Я с беспокойством приподнялась на цыпочки, пытаясь высмотреть в толпе Веруда, но он вроде за мной не погнался с воплями, можно расслабиться. Я опустилась на пятки, все равно нервничая. Надо поговорить с Лиараном, а вдруг он что-то сделает с моим внезапным куратором? Ну не знаю, запретит Веруду ко мне приближаться или еще что? Скажет, что мне не положены кураторы?
   Потому что иначе мне придется общаться с Верудом, хочу я того или нет. Проклятье! Говоря, что он собирается взяться за обучение, наследник ни капли не шутил.
   Надо все обдумать.
   - Ари! Ты меня слышишь? Ты немедленно едешь домой. Я напишу Шарго, он...
   Я предупреждающе подняла руку.
   - Слушай, Кай, может, в другой раз меня отчитаешь? Не собираюсь я быть Стражем, мне нужен только допуск на Искателя!
   - Тебе нужен допуск на север, хочешь сказать? - кипя от негодования, дополнил Кай.
   - Мы это уже обсуждали, помнишь? Поддержи или...
   - Арианна Ниалл, ты, шакс дери, с ума сошла! - окончательно взорвался Кай, всплеснув руками. - Какое поддержи, ты же... ты хоть знаешь, сколько Стражей погибают на этом проклятом севере? Брешей с каждым днем все больше! А ты собралась что? Отца найти? Он погиб, Ари! Погиб! И ты не пойдешь за ним, поняла? Я не позволю!
   - Или что? - разозлилась я настолько, что Веруд начисто вылетел из головы. - Как меня остановишь, Кай? Шарго напишешь? Пусть посадит меня под замок?
   - Ари...
   - Знаю, я сошла с ума, - едко фыркнула я. - Ну и? Если так, что с того? Я сошла с ума, мне и разбираться. Это мое решение.
   Кай раздраженно выдохнул, отводя взгляд. Но через мгновение снова посмотрел на меня, на этот раз иначе. Мягче. Нежнее.
   - Ари? Ари, что ты делаешь? А что насчет меня? - прошептал Кай, внезапно меняя тактику. Я слишком поздно поняла, что он задумал. Задавить обаянием - это так на него похоже! Там, где не поможет сила, с девушками сработает нежность.
   Поняв его игру, я попыталась отступить, но друг приложил ладонь к моей щеке, будто останавливая. Он заглядывал в мои глаза с тем особенным прищуром, от которого млели все девушки. Даже я, признаться, иногда ловила себя на мысли, что не могу отвести взгляд. И чувствую себя при этом крайне неловко. Особенно, когда он так близко подается.
   - Я ждал тебя так долго. И не для того, чтобы ты снова уехала, а я потерял тебя навсегда. Хотя бы ради меня... если хотя бы немного меня ценишь... то останешься в Столице.
   - Уговорил, не ценю, - покладисто сдалась я, надеясь отшутиться, но Кай покачал головой.
   - Я не шучу. Останься... Разве я не стою того, чтобы остаться... ты ведь знаешь, как дорога мне? Если хочешь, я буду кем угодно... не только другом...
   Кай подался еще ближе и провел пальцами по моему лицу, от виска до скулы. Взглянул на мои губы, будто решаясь.
   - Ари... - позвал он, будто хотел спросить, но вместо этого поднял глаза.
   И в них не было даже тени шутливости. Меня это застигло врасплох. Временами казалось, что за шутками Кая скрывается нечто большее. Тень чувства. Чего-то большего, чем дружба. С ним никогда не разберешь, и все же дыхание сбилось. На мгновение, но Каю хватило. Он подался еще ближе, будто собираясь поцеловать, а я, невзирая на паническую мысль, что нарушаю слово, данное Ханне, не нашла в себе сил отвернуться...
   Только в последнее мгновение я отступила на шаг, не позволив губам Кая коснуться моих. Я обещала Ханне. Не прощу себе, если нарушу слово.
   Тем более, я заметила взгляд Ардиана. Взгляд хищника, заметившего добычу. Мне не понравилось, как он смотрит на меня, но еще меньше понравилось то, как он смотрел на Кая. Задумчиво, отрешенно, с непонятным прищуром. Ардиан облокотился о перила лестницы неподалеку, не пытаясь подойти. Смотрел пытливо - и ждал.
   Мне захотелось сбежать. И вообще, надоел этот разговор! И надоели эти парни! И люди, и вообще...
   - Кай, - помедлив, я резко отступила от друга. - Достало, что за меня решает Шарго, мама, ты... я шла к этому всю жизнь, и как ты думаешь, отступлюсь, потому что ты боишься, я не справлюсь? Так вот, я справлюсь. А если не веришь, не приходи больше.
   - Я же...
   - Пока я здесь, Кай, - твердо повторила я, - держись от меня подальше!
   Тяжело было это сказать - еще труднее вынести полный недоумения и горечи взгляд. Кай нахмурился, я заметила в его глазах жгучее разочарование. А чего он ждал? Что я побегу домой, разомлею, если он состроит трогательные глазки? Я вовсе не хотела до такого доводить, но, в конечном итоге, это лучшее решение. От меня действительно стоит держаться подальше. И Каю, и остальным. Может, тогда Азару будет неинтересно охотиться за Каем в случае чего?
   - Ари, подожди...
   - Кай! - резко обернулась я и, выдохнув, покачала головой, словно сдувшись. - Пожалуйста. Ступай к Ханне.
   Прозвучало слишком резко - куда резче, чем хотела. Но я устала, вымоталась. А заметив что-то вроде удовлетворения в глазах наблюдающего Ардиана, еще и разозлилась. Этот еще на мою голову свалился...
   Развернувшись, я решительно зашагала прочь. Только за углом, скрывшись от людей, скрывшись от пристального взгляда Веруда, от разочарования Кая, от заинтересованных взглядов стажеров, от барса Лиарана... я прислонилась спиной к стене, стукнула пару раз сапогом по ней с досады - и выдохнула.
   Вот здесь было хорошо. Тихо. Спокойно. Умиротворенно. Ухоженные деревья тянулись изогнутыми ветвями к солнцу, тихо шумела листва и перезванивались колокольчики. Откуда-то из храма доносились песнопения - монотонный, успокаивающий звук.
   То, чего мне так не хватало. Капельку спокойствия. Я прислонилась макушкой к холодной стене и зажмурилась, впитывая кожей солнце. Мне казалось, я здесь не впервые. Казалось, знаю эти места. Может, так и было - в конце концов, должна же я хоть что-то помнить из прошлой жизни Хранителя?
   - Тррркссс....
   Таких звуков я еще не слышала - тем более, их никогда не издавали спириты. Бесформенный сгусток тумана качнулся из стороны в сторону, словно призывая меня следовать за собой. За ним остался туманный след.
   - Трккксс, трккссс... - повторил спирит, то приближаясь, то отдаляясь.
   - Какая лапочка, - умиленно проворковала Люи, срываясь с места огоньком. Она завертелась вокруг тени, словно зачарованная, и тень двинулась вверх по узкой тропе. Впрочем, ненадолго, вскоре незнакомый спирит вернулся и снова двинулся вверх. Будто зазывал и поторапливал.
   - Люи, - позвала я, не спеша следовать за непонятным существом. Облачка тумана меня всегда настораживают, когда такие звуки издают. - У меня конфеты есть, хочешь дам?
   Но Люи-ринь не откликнулась, играясь с туманом, как ребенок с листвой. Плевать она на меня хотела.
   - Тррркс! - повторил спирит требовательно. Звук был похож одновременно на стрёкот насекомых и шум листвы, спокойный, мирный, но необычный. Я понимала Люи, меня тоже тянуло к этому странному существу. И тоже хотелось назвать спирита лапочкой, по непонятной причине.
   Я сделала шаг... и еще... спирит отдалялся, зовя за собой, и, пару раз оглянувшись, я последовала вверх по тропе, отбросив сомнения. В конце концов, это существо взяло в заложники моего спирита! Может, Люи - совершенно бесполезный комок энергии, но это мой комок энергии, и я люблю эту заразу вопреки здравому смыслу.

____________________

  

   Глава 21. Арианна
   ___________________________
   По камню вился легкий туман, и здесь незнакомый спирит почувствовал себя свободнее и смелее. Облачко тумана уплотнилось, принимая форму лисы с пышной шерстью, и животное, встряхнувшись, засеменило лапками с черными носками. Спирит по-прежнему куда-то меня вела, и чем дальше уводила от храма, тем больше мне казалось, что я попала в другой мир. Стихли звуки, замолчали птицы. Звенящая тишина окутала плотным покрывалом, остужая голову, усмиряя чувства.
   - Тррксс, - прошелестела лиса, выбравшись на широкую площадку. И снова встряхнулась, разбрасывая вокруг сгустки тумана. На Люи, распластавшуюся по ее макушке, она не обратила внимания; села у высокой скалистой стены и, чихнув, завертела головой, кого-то высматривая. Непонятный спирит, я не встречалась с такими.
   Ко мне лиса тоже потеряла интерес. Щурилась и топорщила усы, изредка шумно вздыхала. И зачем только меня сюда завела? Я подошла к стене, приложила руку к густому зеленому мху. Стена скрылась под ним, укуталась, как в одеяло.
   Проведя ладонью по камню, я задумчиво нахмурилась. А стена-то рукотворная - слишком ровная для природного творения. За мхом просвечивали странные символы, выбитые в камне - такого языка я не встречала, наверное, что-то древнее. Интересно, что здесь было? Я опустила руку ниже, дотронулась до замочной скважины... провела ладонью по скрепам двери... это точно дверь - только куда ведет?
   - Вижу, Тирке решила показать тебе это место. Слышишь, как тихо? Воздух гудит. Пещера Хранителей заперта навеки, и пусть так останется навсегда.
   Голос меня напугал до потери пульса. Резко обернувшись, я прижалась к стене. Кто здесь?!
   - Успокойся, - девушка спрыгнула с высоты огромного камня, как ни в чем ни бывало.
   Я бы ноги переломала, но ей хоть бы хны. Эта девушка напоминала большую черную кошку, такая же гибкая, сильная, неукротимая. Смуглая кожа, черные волосы и темные глаза... могу поспорить, откуда-то с южных земель Леоры. Ее волосы были не то заплетены, не то перекручены во множество мелких и длинных косичек, перехваченных золотыми побрякушками в разных местах, так что, когда она шла, косички в ее высоком хвосте позвякивали.
   - Я Тахира, ученица старшей ступени. Вообще-то, новичкам сюда запрещено заходить. Но раз Тирке тебя привела... - Она хозяйски положила руку на загривок лисы, и та доверчиво прильнула к девушке. - Значит, это и твое место тоже.
   _________________
   Девушка казалась смутно знакомой - и, тем не менее, никогда в жизни ее не видела. Я с опаской взглянула на незнакомку: вроде ученица. Вроде маг. Лиса прижалась к ней, доверяя всецело - я так и не смогла раскусить вид спирита, а значит, не знала, какого дара ожидать от Тахиры.
   Впрочем, слова девушки заинтересовали меня куда больше остального. Я обернулась, чтобы еще раз окинуть взглядом загадочную стену. Пещера Хранителей? Значит, здесь хранились свитки? Не может быть, я нашла их!
   Я не могла поверить своему счастью, внезапной находке... ведь Марк говорил, что душа Хранителя в свитке - и если я найду свиток Азара, у меня будет шанс от него избавиться. Все исправить. Вернуть Тиару...
   Но как туда попасть? Наверное, нужен ключ... А он вообще существует?... По первому впечатлению дверь поразительных масштабов, это какой же ключ надо на шее таскать?
   - Арианна Ниал, правда же, я угадала? - внезапно отвлекла меня девушка. Вальяжно рассевшись на камне, она делала вид, что ее куда больше интересует лиса, ластящаяся под руку, чем я... если бы не этот внимательный, цепкий взгляд черных глаз из-под полуопущенных ресниц. - Это тебя Лиаран под крылышко взял? Из вас получится занятная пара...
   - Пара? - опешила я.
   - Я про ученика и наставника, - улыбнулась моему замешательству Тахира. - Впрочем, пара в другом смысле тоже вышла бы занятная. Правда, Тирке? - Она посмотрела на лису, и та блаженно зажмурилась. Тахира отбросила за спину хвост, и косички с мелким перезвоном хлестнули ее по спине. - Чутье меня редко подводит.
   Ее острый взгляд скользнул по мне, такой внимательный, проницательный, словно Тахира знала что-то, мне недоступное... я слегка расслабилась, чувствуя непонятное доверие к девушке, и прислонилась спиной к двери. Что у лисы, что у ее хозяйки имелась волшебная способность вызывать симпатию с первого взгляда.
   С лисой все понятно - такая ласковая зверушка, слов нет. А моя Люи опять стащила у кого-то стрелку и теперь чешет ею спину, когда только успела! Узрев мой жестокий взор, мелкая поганка вежливо почесала за ушком Тирке и стыдливо растворила стрелку часов в воздухе. Мол, "ничего не знаю, никого не грабила". Поганка мелкая! Спорю, еще час назад эта чудесная стрелочка украшала часы в Храме...
   Лучше мне в ближайшее время Лиарану не попадаться на глаза, вдруг он к часам душой прикипел? Мы и так с ним ладим из рук вон плохо.
   - Уверена, он решил скормить меня своему спириту, так что, может, и связаны, - хмыкнула я. - Не знаю, зачем я ему в Отборе нужна...
   - Это его долг, просто откликнулась Тахира, и я встрепенулась, прекратив испепелять Люи волнами гнева.
   - Какой долг? Мы с ним едва знакомы...
   - Ведь ты дочь Артура Ниалла? - Тахира не обратила внимания на мое неуверенное кивание, больше занятая лисой, чем мной. - Его первым командиром на севере был твой отец, это он его всему обучил, - Тахира подняла голову и снова уставилась на меня. - Говорю же, вы связаны больше, чем думаешь.
   Ничего себе больше. От удивления я на время потеряла дар речи, так и стояла, хлопая глазами, не зная, что ответить и как к такой новости относиться. Лиаран был подчиненным отца? Но почему он не сказал об этом? Почему даже не намекнул?
   - Ты не знала? - удивилась Тахира.
   - Я об этом Лиаране вообще мало что знаю, - выдохнула я, опомнившись. - Здесь к нему так относятся, словно он...
   - Нечто особенное? - понимающе улыбнулась Тахира. - Он и впрямь нечто особенное. Фамилия Айтири тебе ни о чем не говорит?
   - Ну...
   - Жена сенатора Такоци была из рода Айтири, - любезно подсказала Тахира. Я прищурилась.
   - Дети сенатора мертвы.
   - Может быть, - улыбнулась Тахира еще более загадочно, чем запутала меня окончательно.
   Я задумалась. О сенаторе Такоци сложно не услышать. Наследных сенаторов всего три, и Такоци один из них. Гораздо менее влиятельный, чем Веруды, но все равно знаковая фигура для любого жителя Леоры.
   Но Лиаран не может быть его сыном. Дети сенатора мертвы, у него нет наследников. Это знают все. Единственный наследник сенаторской должности на сегодня - это Веруд, чтобы его тоже шаксы унесли - вместе с глубокоуважаемым моим наставничком!
   И что это значить должно? Лиаран в родстве с сенатором, какой-нибудь племянник его бывшей жены, Тахира про это? Если так, то печально. Я племянница просто сенатора, а Лиаран в таком случае - наследного сенатора, и я теперь что, кланяться ему должна? По правилам вежливости, похоже, так...
   ...У меня всегда были проблемы с вежливостью.
   Пока я пыталась расшифровать туманные намеки Тахиры, та прищурилась, разглядывая меня. А потом резко соскочила с камня, подошла ко мне и подцепила пальцем кулон. Она рассматривала его, в отличие от Лиарана, без ненависти - скорее, с задумчивостью. Бросив кулон, она вцепилась в мой подбородок, повертела так и этак, словно высматривала что-то, понятное ей одной.
   Хватка у хрупкой с виду девушки оказалась железной, а я так растерялась, что не особенно сопротивлялась. В голове закололи иголочки. Тахира выдохнула, будто убедилась в чем-то, и отпустила меня прежде, чем я опомнилась.
   Я прижала кулон к груди. Да что все к нему так привязались?! Кулон, как кулон...
   - Будь осторожна с Верудами, девочка, - прищурилась Тахира, глядя мне прямо в глаза. - Нам не по пути с ними. Особенно с младшим. Он опаснее остальных.
   Я лишь нахмурилась, не понимая, при чем тут внезапно Веруды. Но Тахира, будто забыв обо мне, наклонила голову, к чему-то прислушиваясь. Через мгновение она помрачнела, вернулась на камень и бросила через плечо:
   - Лиаран. Только подумаешь, какое счастье, что тебя здесь нет, и вот ты здесь. Давно не виделись.
   __________________
  

   __________________
   В ответ на ее слова с камня спрыгнул барс-спирит. Чихнул и прилег неподалеку, одарив нас тяжелым взглядом синих-синих глаз. Он что, за мной специально таскается?!
   Лиаран появился следом; выпрямился, отряхивая белоснежные рукава мантии, кинул на меня недовольный взгляд. Он обозначил кивок для Тахиры - похоже, они старые знакомые, - и полностью сосредоточился на мне. Ну все, началось. Я с досадой выдохнула.
   - От тебя всегда так много проблем? - спокойно уточнил Лиаран. - Начинаю жалеть, что взял в Отбор.
   - Просто подпиши разрешение, - вяло огрызнулась я, но наставничек и бровью не повел.
   - Здесь нельзя находиться. Тебе нельзя.
   - Какая разница, пусть остается! От нас не убудет. Она довольно занятная, ты прав, - ухмыльнулась Тахира, чем добилась от Лиарана хоть каких-то эмоций. Сверкнув глазами, синеглазый метнул на нее гневный взгляд, призывая заткнуться, но девушка лишь хитро улыбнулась и протянула:
   - Ты же сам говорил! Помнишь, пару недель назад... мол, не подозревал, что кто-то из Ниаллов может быть таким...
   - Таххи!
   - ...очаровательным, - невинно закончила Тахира и непонимающе хлопнула глазами: - Что?
   Лиар устало и раздраженно выдохнул, всем видом сообщая Тахире, что ее ждет скорая расправа. Девушку это не смутило, так что синеглазый выругался сквозь зубы - и посмотрел на меня, очевидно, найдя крайнюю. Ой-ей, чего это у него взгляд такой оценивающий, будто впервые видит? А чего это он улыбается? Что опять задумал?!
   Я невольно сделала шажок назад, к стене. Лиаран, напротив, вперед. Приблизившись, он резко поставил руку над моим плечом, не позволив улизнуть, и склонил голову, всматриваясь в черты моего лица.
   - Очаровательная, да... И занятная. Подходящие слова. Больше скажу, красивая. С этим трудно поспорить, - он дернул меня за воротник, пресекая очередную попытку побега. Поскольку он не отводил от меня взгляда, прямого и насмешливого, а теперь чуть ли не вплотную притянул к себе, стало как-то неуютно. - Но, Таххи. Ты забыла вторую часть моей фразы...
   Я сузила глаза, стараясь не отводить взгляда. Уверена, уловив слабость, Лиаран использует ее против меня, - но сердце отчаянно заколотилось от его слов. То ли откликаясь на комплимент, то ли реагируя на угрозу. Я снова попыталась оттолкнуть Стража, но добилась лишь того, что он перехватил мою руку и склонился еще ниже.
   - Но бестолковая! - процедил он. - Не может простых указаний выполнить! Что ты здесь забыла, Арианна?!
   - Заблудилась, - нагло вскинула я голову. - Гулять мне тоже запрещено? Почему твой спирит таскается за мной, как...
   - Так ты видишь Рана. И сейчас? - поймал меня на слове Лиар.
   Я прикусила язык, ругая себя за неосторожность. По всем правилам мне не положено видеть чужих спиритов. Я неуверенно скосила глаза в сторону барса, гадая, проявился он сейчас для всех или только для меня. У спиритов несколько уровней видимости, и откуда мне знать, на каком уровне находится Ран в данный момент?
   Барс, будто издеваясь, встопорщил усы и от души потянулся. Помогать мне он не собирался, надо спасать ситуацию. Я оглянулась на дверь и нахмурилась.
   - А свиток Азара... тоже здесь хранился? - Лиар нехорошо сощурился, словно я только что призналась, что решила поджечь Сенат в полном составе и удариться в разбой и грабежи. Я мотнула головой. - Что такого, мне любопытно просто! Бывал ли кто-нибудь внутри? Раз уж я здесь...
   - Особенно учитывая, что тебя здесь быть не должно.
   - И все-таки. Это действительно Хранилище свитков? Тех самых? Тогда почему...
   - Как ты там сказала? Заблудилась, говоришь? - перебив, выдохнул Лиар. Он схватил меня чуть выше локтя и бесцеремонно потащил к тропинке. Нет, стоп! Я не могу так просто уйти, а вдруг забуду дорогу? Это место слишком значимо для меня, чтобы вот так просто уйти! - Придется проводить, куда надо! Шагай давай... стажер, и как я на это подписался?...
   - Будто я от тебя в восторге!... Да отпусти меня, наконец! - отрывисто приказала я, неосознанно потянувшись к дару внушения. Голову ожгло пламенем, в глазах помутилось... раздраженно вздохнув, Лиаран внезапно развернулся и дернул меня на себя с такой силой, что я, не ожидая такого поворота, врезалась в его грудь. .
   - Нарываешься, да? - сузил глаза он. Я гордо фыркнула, пытаясь отстраниться, но у синеглазого хватка оказалась железная. Понаблюдав за моими тщетными стараниями, он усмехнулся. Ухватил меня за подбородок, склонился ниже... и чем упорнее я отклонялась назад, тем довольнее он становился. - Маг растений, как занятно... Откуда у мага растений эта тяга приказывать направо и налево? Напомни... я говорил так больше не делать?
   - Не делать чего?
   - Я говорил тебе быть осторожнее с ментальными приказами...
   - Если бы я еще только понимала, о чем ты!
   Лиар прищурился, недовольный ответом. А я занервничала. Если бы он знал, кто я, то не стал бы в Отбор брать, так? Я быстро облизала губы, чувствуя подступающую панику. Нет-нет. Ничего он не знает! Откуда бы ему? Но подозревает, кажется. Вдвойне плохо. С одной стороны наставник, от которого непонятно, чего ждать, а с другой - куратор, который, узнав о моем даре, станет мне приговором.
   Пожалуй, идея приехать сюда была не такой уж замечательной. Только и остается, что прислушаться к Лиарану: надо избегать дара. Чем дальше, тем быстрее дар внушения вплетался в мою жизнь, я понемногу начинала обращаться к нему, не задумываясь.
   Я с беспокойством взглянула на Лиарана и вздрогнула, заметив его взгляд, устремленный почему-то на мои губы. Такой задумчивый, пристальный... будто он на что-то решался. А решившись медленно, как завороженный, он склонился ниже... замер в каком-то миллиметре от меня, так, что я чувствовала его дыхание на своих губах...
   Он что, собирается?... Сердце пропустило удар. Я замерла, не уверенная, чего ждать от Стража, но тот вдруг улыбнулся кончиком рта. Заглянул в мои глаза. Хмыкнул и убрал с моего лица прядь волос. Все во мне кричало, что он слишком, слишком близко. И ведет себя за гранью всех приличий. Похоже, ему просто нравилось меня смущать, а может, он со всеми так себя ведет.
   - Арианна, милая Ари... не стоит со мной играть. Я поручился за тебя, понятно? И я сдержу слово. Но мне и без того хочется тебя наказать, так что не испытывай мое терпение. Усвоила?- прошептал Лиар. Его рука крепче обхватила меня за талию, пальцы впились в кожу. - Так что, Ари? Тебя наказать?
   Я встретилась взглядом с Лиаром. Вряд ли он так себя с Тайраном ведет, так почему мне такое достается?! Щеки горели - от смущения и от гнева тоже. Что он себе позволяет?! Наставник, тоже мне...
   - Я так и думал, - довольно протянул Лиаран, отталкивая меня так внезапно, что мне пришлось вцепиться в стену, чтобы устоять. - Не забывай, Ари, ты мой стажер. Значит, полностью в моей власти. Я могу с тобой делать, что захочу. Так что будь послушной девочкой и отправляйся к Храму. И чтобы я здесь больше тебя не видел.
   - А не пошел бы ты, наставничек?! - прорычала я.
   - Смотря куда, - протянул Лиаран с насмешкой и выразительно окинул взглядом мою фигуру. - Сдается мне, нам как раз по дороге.
   Так, молчи, Ари, молчи... за слова, которые рвутся с языка, тебя вышвырнут из Отбора еще до его начала! Я так прикусила язык, что стало больно. И все-таки не удержалась, сузила глаза с гневом - на что Лиар насмешливо наклонил голову. Тогда я гордо фыркнула - синеглазый с издевкой хмыкнул. Я сделала шаг к стене - он сделал шаг мне наперерез, намекая, что иду в неправильном направлении.
   И поскольку все это в полнейшей тишине, на тихий смех Тахиры обернулись оба.
   - А вы хорошо смотритесь вместе, - сказала девушка так, будто ей хотелось довольно потереть руки. - Лиар, солнышко, помнишь, я говорила тебе перестать бегать от девчонок? Тебе полезно будет побывать на их месте...
   - Только тебя не хватало! Даже не начинай, - помрачнел синеглазый, но на всякий случай отступил на шаг и одарил меня взглядом, которым смотрят на таракана, издохшего в тарелке деликатесов. - Ты что, еще здесь?
   - Нет, шакс дери, я плод твоего воображения! - огрызнулась я. - А ты вообще мой страшный кошмар. Может, просто дашь мне разреше...
   - Надо тебя поселить куда-то, так что хватит тратить мое время, - устало перебил Лиар, указывая на тропинку. Говорил он теперь куда сдержаннее, не делая попыток приблизиться и вообще отстранившись. Я бы даже сказала, заморозившись до состояния ледышки, весь такой далекий, высокомерный... строгий. - Пойдем. Я отведу. К слову, Таххи... тебя искал наставник.
   Не могу я уйти вот так просто! И как объяснить, что слишком многое завязано на этой пещере? Что я должна попасть внутрь?
   - А кто-нибудь следит за этой дверью? - рискнула я спросить. На что Лиаран с Тахирой переглянулись, Девушка пожала плечами, а синеглазый вздохнул так тяжко, что стало ясно: ответов не дадут.
   - Теперь я буду следить. Например, чтобы чей-то любопытный носик... - Лиар сбился на насмешливый тон, но тут же осекся, метнул взгляд в сторону Тахиры и, схватив меня за руку выше локтя, недружелюбно подтолкнул к тропе. - Ступай давай, короче.
   - Я же говорила, это будет сложнее, чем ты думал. Она действительно занятная, - многозначительно улыбнулась Тахира, на что синеглазый внезапно резко огрызнулся:
   - Таххи, заткнись, а?!
   На сей раз спорить я не посмела: хватка у синеглазого усилилась, досада на лице читалась неподдельная. Язык не повернулся нарываться на изгнание с острова. Но я не удержалась от шпильки:
   - Занятная, да?
   Лиаран так пренебрежительно на меня посмотрел, смотрев с ног до головы... а потом так оскорбительно усмехнулся... что я сжала кулаки, кипя от негодования.
   Впрочем, ладно. Я коварно улыбнулась и даже не стала грозить пальцем Люи, плюхнувшейся на макушку Лиарана. Спирит морщилась и чесалась, остервенело пытаясь дотянуться стрелкой до всех мест сразу, и возмущенно пыхтела, проклиная на все лады мироздание.
   - У меня завелись блохи, - "осчастливила" меня блудная Люи. - Хочешь, с тобой поделюсь? Мне не жалко!
   Я помотала головой, веля оставаться на месте и веселясь от души. У спиритов донельзя противные блохи, их не видно, они живут мало - на спирите часа два, на человеке полчаса - но кусаются вполне по-настоящему.
   И, наблюдая спустя пару минут, как Лиар шипит и почёсывается то там, то здесь, я вдруг прониклась глубоким умиротворением. Кажется, на меня снизошла обещанная благодать Кио-ре - наконец-то!
   ______________________________

Глава 22. Испытание

Арианна

_______________

   Здесь так густо росли деревья, ветвились кустарники, все заросло мхом - казалось, никому и дела нет до окружающего буйства, дикое место. Если бы не дома, больше похожие на двухэтажные лачуги, я бы решила, что людей на острове вовсе нет. Одуряюще пахло травами и цветами, жужжали насекомые, трещали птицы, но при этом такая тишина, что каждый шаг отчетливо раздается вокруг эхом.
   Нарушать тишину не хотелось. Больше того, казалось преступлением. Так что я молча тащилась за Лиаром, гадая, сколько еще идти. Мы удалились от Храма уже далеко, лишь крыша пагоды виднелась издалека. К тому же, дорога шла вверх, не облегчая задачу. Я прищурилась; если каждый день придется таскаться в такую даль, я этого не переживу.
   - Заставь ветку расцвести, - ни с того ни с сего обернулся Лиар.
   Это явно была проверка, и меня кинуло в жар: ветка выглядела мертвой лет сто как. И что мне делать? Любой маг растений с такой мелочью справится! Люи беспокойно замерцала вокруг ветки; похоже, спирита требование Лиарана тоже застало врасплох.
   - Прямо сейчас?!
   - Давай, - ледяным тоном повторил синеглазый. Вот шакс! Я прикусила губу, но делать-то нечего.
   - Расцвети? - Глупо себя чувствую. Люи, сев на ветку зубастой девочкой, погрозила мне кулаком, но выдернула мимо пробегающего спирита, и на ветке чудесным образом расправился живой листок.
   Задумчиво наклонив голову, Лиаран помолчал. Интересно, о чем он думает? Лицо непроницаемое, но в глазах тень льда. Резко развернувшись, синеглазый без слов отправился вдоль неказистых домиков. Не знаю, удалось мне его убедить или нет, но я перевела дыхание, а спирит замельтешила вокруг огоньком и прошипела:
   - Он мне не нравится! Где я столько спиритов растений нагребу? А ты руками в следующий раз помахай, как столб стоишь!
   Точно, маги же что-то такое делают руками... я попробовала повторить, чувствуя себя уже не просто глупо, а откровенно нелепо, но тут Лиар обернулся, и, устыдившись, я оставила попытки.
   - Сюда, - Лиаран отодвинул раздвижную дверь одного из домиков, порадовав меня окончанием пути.

______________

   Я заглянула внутрь: металлический жук метнулся в сторону, выглядел он древним, давно устаревшая модель. Впрочем, в городке все было ветхим. Хуже другое: по мрачным стенам скользили тени, похожие на маленьких зубастых пауков. Лучше бы чужие спириты оставались для меня невидимками!
   Конкретно эти спириты в народе назывались "драксы", противные как на вид, так и по характеру. Заброшенные или плохо ухоженные дома кишели ими кишмя. Загрызть эти твари не загрызут - зубы маловаты - зато выпить ночью кровушки, в смысле, силушки, всегда пожалуйста!
   Вот поэтому дома забрасывать не рекомендуется: хозяева становятся живым кормом, чувствуют себя потом крайне уставшими и разбитыми, плюс драксы охотно грызут тряпки, книги и все неживое, что попадет под руку.
   Я их, словом, этих драксов, терпеть не могла. Это уже не говоря об их внешнем виде клыкастых тарантулов на длинных мохнатых ножках. Бе, гадость какая!
   - Я туда не пойду, - уперлась я на пороге, вцепившись обеими руками в косяк двери. - Здесь жить опасно!
   - Конечно, в чем проблема? - хмыкнул Лиар, позволяя мне упираться хоть до посинения. Убрав ладонь с моего плеча, он скрестил на груди руки и усмехнулся. - Я не против, не ходи туда, там опасно. Спи на улице.
   - Лиаран! - Я впервые назвала горе-наставника по его настоящему имени и так удивилась, что прикусила язык. Встряхнув головой, я поморщилась. - Слушай, я заплачу за комнату, где не будет хотя бы пауков. За вариант получше, я не привыкла...
   - Привыкай, - очень искренне посоветовал Лиар. - Это лучшая комната из всех, которые здесь имеются. Пришлось кое-кого переселить, так что, если желаешь, я верну комнату законным владельцам... а тебя, допустим, переселю поближе к лесу. Слышал, там полно кровожадных спиритов. Заодно потренируешься с ними общаться...
   - Эээ, ты знаешь, он не врет, - шепнула мне на ухо Люи. - Впрямь лучшая комната. Разве что у какого-то там наставника шикарный домище... на верху той милой лесенки, которая к статуе Кио-ре.
   - К тому же, в лесу ядовитые шайтаны, говорят, и шаксы есть, - продолжал тем временем Лиаран. - Сразу надо было подумать, для тебя это будет отличная подготов...
   - Мне все нравится, - быстро перебила я, шустро переступая порог комнаты. - Прямо замечательный домик, обожаю его!
   - Точно? Здесь же пауки, опасно... - заботливо уточнил Лиар, неспешно ступая за мной по пятам в жажде поселить меня к диким шайтанам. Я резко повернулась.
   - Так я люблю паучков. Миленькие такие, славные... - я стряхнула зубастую тварь с ладони и хлопнула глазами. - Милашшшшки!
   - Я все же посмотрю, - Лиар поставил руку на стену и сунул другую в карман. - Если освободится комнатка поближе к тому спириту-медведю, который сгрыз прошлых постояльцев, то так и быть, пойду навстречу.
   - Не стоит утруждаться, - процедила я.
   - Что ты, это мой долг. Все для одной особенной ученицы, которой так некомфортно на острове, что она рвется прямо на север в надежде, что там-то уж ей на каждом шагу будет попадаться гостиница по высшему разряду, - фыркнул Лиаран.
   Вот же достал... ну поняла я, поняла! Не подумала. Пауки сбивают с мысли. Я автоматически нарисовала в воздухе знак лабиринта, и пауки с шорохом разбежались по углам. И затаились. Дожидаясь ночи. Когда можно будет безнаказанно напасть.
   Первым делом нарисую эти знаки лабиринта на всех доступных поверхностях. Комнатка оказалась простой, сурово обставленной - две кровати, две тумбочки, две вешалки, два стула. Ничего лишнего - ничего нужного. Зеркала, и того нет. Я сгрузила сумку на кровать, что поближе к окну, и подошла к Лиару.
   - Что дальше? Когда тренировки? Или что там у вас...
   - У нас, - поправил Лиар и вздохнул. - Почему вы все спрашиваете одно и то же? Будто я знаю, когда у вас тренировки... или что там у нас. Когда скажу, тогда и будут.
   - И когда ты скажешь? - насторожилась я.
   - Узнаешь, когда скажу, - устало поморщился синеглазый, вконец меня запутав. - Может, ты и первого испытания не пройдешь...
   - Испытание? Это еще что за гадость?
   На мое испуганное выражение лица Лиаран ответил безмятежно поднятой бровью, так и не соизволив ответить. Выждав многозначительную паузу, очевидно, призванную показать мне, что вопросы здесь задаю не я, он презрительно хмыкнул. Бесит же... я впилась ногтями в ладонь, но ничего не сказала. Просто слов нет, как бесит!
   - Шайтан раздери наставничка, - буркнула я себе под нос, ведя ладонью по столу, чтобы стереть серо-бурую-малиновую пыль. Тут же напоролась на выступающий гвоздь, изучила кровь и вздохнула: - Эта комната меня убьет!
   - Комната вряд ли, насчет остального посмотрим, - откликнулся всеслышащий Лиаран и заработал от меня полный негодования взгляд.
   Хмыкнув, он оттолкнулся от стены, дернул меня за руку, вынуждая показать первую боевую травму, и невозмутимо обмотал мою ладонь платком. Глядя, как его волосы черным каскадом рассыпаются по плечам, я снова испытала "приступ Ялы". Захотелось проверить, похожи ли черные волосы на шелк, как кажется...
   Что за дурацкие мысли! Я попыталась выдернуть руку, но хватка Лиара усилилась. Он взглянул мне прямо в глаза, едва заметно усмехнулся и достал из кармана металлический браслет с синим камнем. Ах точно. Ведь такие положены стажерам и ученикам.
   - Кого тебе дали в кураторы? - между делом поинтересовался он, прилаживая браслет к моему запястью.
   - Веруда, - неохотно выдохнула я. Лиар сильнее дернул меня за руку, освобождая запястье от манжеты. Смотрел он при этом мне в лицо, что дико нервировало.
   - Что ж... должен ведь он присмотреть за своими, - с непонятной досадой выдохнул он. От его прикосновений щекотало кожу. Я сощурилась и взглянула на Лиара с немым вопросом. Что еще за "свои"?
   Синеглазый тяжко вздохнул, будто пытался говорить с несмышленым ребенком.
   - Конечно. Кажется, ты вообще не понимаешь, во что ввязалась.
   - Ты можешь с этим что-то сделать? Можно заменить куратора?
   - Занятная просьба, - удивленно рассмеялся синеглазый. - Всерьез хочешь избавиться от наследника Верудов? Намекну, того самого наследника Верудов?
   Я мрачно сузила глаза. Что такого? Наставник посмотрел-посмотрел на меня... недоверчивая ухмылка медленно сползла с его лица, и он покачал головой.
   - Начинаю понимать, что Ардиан в тебе нашел. И это плохо, Ари. Если ты не имеешь отношения к Братству...
   - Что за Братство, ты мне, наконец, ответишь?
   - ...то тебе стоит остерегаться Веруда. И нет, я не могу ничего изменить, я пытался. Его слово весомее здесь. Раз уж с ним связалась, будь аккуратнее.
   - Думаешь, приставать будет? Смотрю, здесь этим часто грешат, - процедила я, имея в виду смущающую близость Лиарана и его постоянные попытки вогнать меня в краску.
   - Ари... есть моменты, когда ты чувствуешь себя уязвимой. Я пытаюсь их вызвать, чтобы ты научилась себя лучше контролировать.
   - И все? - с подозрением уточнила я. Насмешливая улыбка скользнула по его губам. Он что, решил, что я разочарована?
   Ну, может, самую малость разочарована... я с досадой поджала губы, ругая себя за эту странную мысль. Конечно, и все! Что еще может за таким поведением стоять?
   Лиар, наконец, расправился с браслетом, резко опустил рукав моей формы и без предупреждений склонился к моему лицу.
   - Может, не только, - прошептал он, отчего фраза прозвучала гораздо интимнее, чем я бы хотела. Недовольно вскинув голову, я наткнулась на его взгляд и нахмурилась. В то время как его улыбка стала шире. - Будь мне неприятно к тебе прикасаться, я бы вел себя иначе.
   Щеки горят, сердце сильно бьется. И впрямь веду себя, как девчонка, пора с этим завязывать. Я слегка наклонила голову, прислушиваясь к собственному телу. Пожалуй, Лиаран не так уж и бестолков, как наставник. Определенно, есть у меня пара пробелов в самоконтроле.
   - Много о себе думаешь. Я вполне себе контролирую, как видишь. Лучше бы ты поработал над уязвимостью других девчонок, им ты явно нравишься, чего обо мне не скажешь, - холодно произнесла я.
   - "Чего о тебе не скажешь"? Вот как значит, - в глубине синих глаз вспыхнул гнев, и я прикусила язык. Усмешка у наставника стала какой-то недоброй. Ну все. Если раньше он не жаждал скормить меня диким спиритам, то теперь точно это сделает!
   - По крайней мере, ты нравишься мне не в том смысле...
   - Так нравлюсь или нет? - ехидно повторил Лиар, скрещивая на груди руки. Поскольку я долго подбирала достойный ответ, он пожал плечами. - Другие "девчонки" меня не интересуют.
   -Тогда почему я интересую, из-за моего отца? Тахира сказала, вы с ним были знакомы?
   - Тахира много болтает, - недовольно поморщился синеглазый, теперь рассматривая стенку.
   - Каким он был? Ну, когда вы с ним работали вместе?
   На этот раз молчание затянулось надолго. Лиаран задумчиво рассматривал металлического жука, со скоростью улитки ползущего по стене, и о чем-то думал. Обо мне он будто вообще забыл, но спустя пару мгновений, он глубоко вдохнул и отрывисто бросил:
   - Не идеальным.
   Я озадаченно нахмурилась. Всякого ответа ожидала, эпитетов "храбрый, смелый, достойный, уважаемый, умный" и еще кучи подобных - но как понимать эту короткую фразу? От неожиданности я забыла обидеться, а уточнить, что конкретно Лиаран имел в виду, не успела: стук по косяку двери сбил мысль.
   ______________
   По лицу синеглазого скользнуло непередаваемое выражение брезгливости, раздражения и досады. У него отлично такое выражение получается, он, кажется, добился в нем мастерства. Даже не оборачиваясь, лишь слегка наклонив голову, он обозначил внимание к новому визитеру.
   Я вот визитера отлично видела. И по комнате медленно, но верно начинали расползаться волны нового зла...
   - Лиаран Айтири, для меня такая честь быть в вашей группе! Я хотела сказать, как я рада, что...
   - Размещайся, - повторил Лиар, обращаясь по-прежнему ко мне и напрочь игнорируя девушку. Похоже, его настроение вконец испортилось. - И не жди поблажек. Докажи, что достойна севера, и, может быть, я помогу тебе.
   - Наставник, меня зовут...
   - Я знаю, как тебя зовут, Яла, - резко ответил Лиаран, разворачиваясь. От полы его мантии взметнулась пыль. - Переходи к делу.
   - Я хотела просто узнать, почему Шию поселили в другом доме, нам обещали...
   - Потому что, - еще жестче отрезал Лиаран, и я заметила, как девушка побледнела, растерявшись и смутившись. Особенно, когда Лиаран стремительным шагом покинул комнату, проигнорировав ее открытый рот.
   Я плюхнулась на кровать. Ой. Кажется, я заняла чужое место и нахальным образом выгнала из "роскошных" (ха!) апартаментов подружку печально знакомой Ялы.
   Поскольку блондинка взглянула на меня с таким отвращением, будто я только что увела у нее как минимум парня или даже мужа, она, кажется, тоже так считала. Я сдержала ругательства и постаралась улыбнуться, чтобы разбавить обстановку, но, кажется, вышел оскал. Говорю же, вежливость - моя слабая сторона.
   - Держись. От меня. Подальше! - злобно огрызнулась Яла на мою безмолвную попытку заключить перемирие. Хмурясь, она обошла меня по дуге и водрузила на другую кровать сумку, буркнув себе под нос что-то в духе: - Ведьма шаксова...
   Не то чтобы я так старалась завести друзей, но все равно обидно. Призрак Ханны, в общем, не собирался меня отпускать, будто из дома не уезжала. И вообще, после комнаты, полной драксов, я была уверена, что хуже не будет, но Кио-ре, владеющая островом, кажется, считала иначе. Я шикнула на Люи, в упоении вьющую гнездо из волос новоявленной соседки, и чуть в голос не застонала, когда противный спирит показала язык.
   Едва ли новая прическа обрадует девчонку. Так что, если меня не замучает Лиар, не загрызут драксы и Веруд не сдаст Сенату, то в Яле можно не сомневаться: сживет со свету качественно, быстро и без лишнего шума. Вздохнув, я вытащила из волос заколку и бросила ее на стол.
   Замечательный день! Одно радует: хуже не будет.
   Ну надеюсь...
   ________________
  

_____

   Кровать оказалась деревянной, матрас, кажется, тоже. После дороги хотелось спать, но долго не спалось, хоть убей. Я ворочалась с боку на бок, шарахаясь от теней пауков-драксов, упрямо пытающихся обойти защиту знаков лабиринта, и проклинала на все лады Лиарана. Втянул в дурацкий Отбор... У Искателей жилища лучше, чем у Стражей. Кроватка мягче, пыли меньше и сторожевые спириты в каждом углу.
   Заснуть удалось с огромным трудом - и теперь, в момент наглого воровства моего одеяла, я проснулась в самом отвратительном настроении, какое только могло быть. Уцепившись изо всех сил за удирающий предмет, я с ненавистью уставилась на Лиарана: разумеется, кого еще можно посреди ночи застать в комнате, полной драксов и прочих ужасов? И кому, в конце концов, еще может приглянуться этот ужасный колючий плед?
   - Поднимайся, - усмехнулся Лиар и ухватился за изножье кровати, когда я дернула одеяло на себя. Ухмыляется, вы посмотрите! - Мне нравится твоя реакция. Может, из тебя еще выйдет толк. Яла Рикан! Вставай! Твое испытание первое.
   Последние слова адресовались не мне. Сделав гадкое дело, то есть подло меня разбудив, Лиаран переключился на Ялу. Вот и славненько. Соседка застонала, сопротивляясь внезапной побудке, но, подчиняясь чарам наставника, кажется, выползла из постели.
   Не знаю, что там она делала, как кланялась или вешалась на шею синеглазому. Какое "поднимайся"? И пяти утра нет, даже не рассвело, я на такое не подписывалась. Чувствую себя ужасно. Тело ныло, ноги болели, голова трещала, а из-за ранней побудки слезились глаза. Вздохнув, я решительно накрылась одеялом с головой. Пусть сами разбираются!
   - Жди на склоне... Арианна! - Судя по голосу Лиарана, от Ялы уже избавились. Едва слышно прозвучало ругательство: - Твою ж Брешь...
   Я и глаз не успела открыть! Кровать прогнулась под чужим весом, с меня сдернули одеяло, и я очутилась нос к носу с Лиараном, нависшим надо мной. Что за недобрая ухмылка на его лице? Я дернулась, чтобы вскочить и удрать, но меня резко уложили обратно. На обе лопатки. Эй! Я попыталась оттолкнуть Стража ладонью в грудь, но он, шакс его дери, настырный тип!
   - Намекаешь, это приглашение присоединиться к тебе? - выдохнул он мне в лицо, склоняясь ниже. Его волосы шелком коснулись моей щеки, заставив вздрогнуть. - Подвинься тогда, что ли?
   - Не надо тут... присоединяться! - в панике просипела я. Голос отказался подчиняться, чем я изрядно повеселила наставничка.
   - Это почему? Тебе можно в постели валяться, а мне нет? - Лиар пропустил прядь моих волос, старательно игнорируя возмущенные взгляды. Помедлив, поднес волосы к носу, взглянул мне в глаза и улыбнулся. - Мне нравится запах твоих волос. Я уже говорил? Вспоминаю весну...
   - Лиаран, какого шайтана ты...
   - Делаю? Красивая девушка, нагретое одеяло, спать хочется, как думаешь, что я делаю?
   - Иди на соседнюю кровать, раз так надо! Мне тут и одной хорошо! - не на шутку переполошилась я, пытаясь оттолкнуть Стража хотя бы чуть-чуть, но чем больше стремилась на волю, тем жестче становилась хватка Лиара. Выпускать меня он и не подумал, только подался еще ближе, будто наслаждаясь спектаклем.
   - А я не хочу на соседнюю кровать. Прикажешь мне уйти? - насмешливо сощурился он.
   С радостью бы! Но я прикусила язык. Странно прозвучало. Лиаран продолжал вести себя так, словно подозревал о моем истинном даре. Вел себя непредсказуемо и оттого непонятно. "Никому не доверяй", передал мне отец. Лиарану нельзя доверять точно. Возможно, его нежелание подпускать меня близко к той пещере, где хранятся свитки, не случайно.
   Я сощурилась. А может, синеглазый вообще связан с движением Азара? Легко можно представить его в роли злодея. Все в нем, от повадок до движений, напоминало хищника. Он, будто отражение своего же спирита, выглядел обманчиво-игривым, даже легкомысленным. И был чрезвычайно опасен, я чувствовала. Не знаю, что его выдавало. Может, отблеск льда в глазах.
   И в то же время меня часто называли ледяной, может, я ошибалась на счет Лиарана. Но осторожность не повредит. Я с трудом удержалась, чтобы не потереть знак дара на предплечье: жжется, как украденное в руках воришки. Пока не пойму, что скрывается в душе Стража, мне не стоит с ним сближаться.
   Ни с кем не стоит, если на то пошло.
   Но как заманчиво. Один приказ, и никаких наставников. Достучаться бы до чужого сознания и выманить себе пару часиков сна. Я сосредоточилась, надеясь вместе со сном отвоевать себе пропуск на север. А как внушать? Проклятье. У кого бы спросить, как управлять этим непрошеным даром, одни проблемы от него!
   - Молчишь? Правильно. - В улыбке Лиара промелькнула властная нотка. - Я здесь наставник. Приказываю я. Что я тебе приказал?
   - Ты придавил меня сверху, как я тебе встану?! Убирайся, наконец!... - процедила я, все-таки рискнув применить внушение. Голова закружилась, грозя отправить меня в обморок вместо сна. Получилось? Я затаила дыхание, но... глубоко и печально вздохнув, Лиар с сожалением покачал головой.
   - Как не стыдно. Никакого уважения к наставнику. Почему это я должен за тебя убираться? Твоя комната, вот и страдай. Боюсь, я слишком ленив для этого.
   - При чем тут комната! Я пошевелиться не могу из-за тебя!
   - Действительно, проблема. Но твоя, - злорадно хмыкнул наставник, резким жестом прижав тыльную сторону моей ладони к подушке. Наверное, решил, что иначе точно получит пощечину. Получил бы, гарантирую! - Надо было слушаться, когда я позволял.
   - Ненавижу тебя, - честно выдохнула я.
   - Уже? Интересно, что будет через пару месяцев?
   Я, может, пошевелить руками не могла, зато глаза сузила с обещанием скорой расплаты. Любой нормальный человек смутился бы, укажи ему кто-то на недопустимое поведение. Но, в общем, чего ждать от Лиарана Айтири, у него лишь уголок губ дрогнул в улыбке. Он чуть отстранился, не спеша вставать. Помолчал, рассматривая каждый участок моего лица, так внимательно и пристально, будто читал книгу.
   - Что тебя связывает с Каем? - неожиданно серьезно нахмурился он, вогнав меня в недоумение. Я подняла бровь, не понимая, в чем вопрос. - Ответь, будь добра.
   - Веревочки и ниточки, - огрызнулась я.
   - Этот кулон, - пальцы Лиара безошибочно нашли кулон отца на моей груди, заставив меня вспыхнуть. Что, опять?! - Это подарок Кая?
   Все, хватит с меня допросов! Я резко выдернула кулон из хватки чьих-то загребущих ручек и с такой силой оттолкнула Лиара в грудь, что тому оставалось только выпрямиться. Получив свободу, я села, подтянула к груди колени и на всякий случай припрятала безделушку под одеждой. Но поскольку взгляд Стража переместился на вырез, да еще такой задумчиво-созерцательный, я поспешила скрестить на груди руки и нахохлилась.
   - Это подарок отца, понятно? Это его кулон. Чего ты прицепился к нему? Кулон, как кулон! У Ханны, у ее подружек, даже у Кая такие же, но с ними все в порядке, а я вот обязательно вселенское зло, раз ношу эту штуку! Да что с тобой не так?
   - Это кулон Артура? - удивленно моргнул Лиар, наконец-то прекратив так пристально рассматривать... хм, вырез. Зато теперь он уставился в мои глаза, весь такой нахмуренный, серьёзный.
   - Что ты, я вру. Это кулон злого духа, теперь я тоже им стану, буду ходить и грызть людей, прямо как ты боишься! - фыркнула я и веско добавила: - С тебя начну!
   - Я не... - по губам Лиарана скользнула улыбка, но он успешно ее скрыл за пальцами, приложенными к переносице. Очень радует, что ему так весело. Я сузила глаза. Помолчав, Лиар взглянул на меня как-то теплее. Помедлив, поставил руку на кровать так, что я оказалась зажата между синеглазым и его ладонью. Подался вперед, а я назад.
   Вот снова. Не хочу играть в эти игры, уймись, сердце. Хватит так стучать. Я старательно нахмурилась, надеясь, что это сойдет за самоконтроль. Методы обучения Лиара - спорны. Мне они совсем не нравятся. Мало ли, какие у меня пробелы в самоконтроле, это же не повод так... испытывать мое терпение!
   Жаль, Люи бесследно испарилась, она бы отвлекла синеглазого. Может, его обижает, что я, подобно другим стажерам, не кидаюсь ему на шею? Что ли, кинуться? И тогда отстанет?
   - Я ошибся, - неохотно протянул Страж. Его рука накрыла мою ладонь, прижатую к кулону. Он выждал паузу, будто специально для того, чтобы мое дыхание участилось, и подался еще ближе. Это уже не смешно! Мне некуда отклоняться! - В таком случае... никогда его не снимай.
   - То есть теперь не снимать? - ехидно прокомментировала я.
   - Артур всегда знал, что делает. Твоей сестре он тоже такой оставил?
   Как-то тяжело собраться с мыслями, когда приходится смотреть в глаза симпатичному парню, который по недоразумению твой наставник и совершенно невыносимый и непредсказуемый тип. Я тысячу раз пожалела, что не вскочила, как Яла, полчаса назад. Уверена, Яла знала, с кем имеет дело...
   - Нет. Предупреждая твой вопрос, пойди к Ханне и допроси ее, только от меня отцепись!
   - Нервничаешь рядом со мной? - понятливо ухмыльнулся Лиар. Улыбка его стала коварной, лицо едва уловимо приблизилось, прежде чем синеглазый соизволил подняться. Я быстренько опустила босые ноги на пол, радуясь передышке. Хмуро взглянула на наставничка снизу вверх, решая, как ответить. Но меня перебили. - Это хорошо. Учись самоконтролю. Надеюсь, мне не стоит уточнять, что встречи с учениками Университета строго запрещены? Включая твою сестру. Ей запрещено посещать территорию Храма, а тебе территорию Университета.
   - Откуда такие правила? Здесь полно учеников из Университета и...
   - Правила от меня. И да, угадала. Чтобы сделать твою жизнь невыносимой, - пожал плечами наставник.
   Взглянув на меня, он как-то подобрался, рывком натянул на руки перчатки. С его лица исчезла улыбка, губы сурово поджались. За одно мгновение из наглого Стража он превратился во вполне строгого учителя.
   - На будущее, Арианна, - сухо произнес он. - В какой-то мере я чувствую вину за то, что втянул тебя в отбор. Но это не значит, что тебе позволено нарушать правила. В любое время дня и ночи ты должна быть готова, что я выдерну тебя из постели и заставлю прыгнуть с обрыва, ты поняла меня?
   - А то как же. На тебе паук, между прочим, - пропустила я все мимо ушей. Лиаран моргнул, но не сбился с воинственного настроя.
   - Арианна? Тебе не будет поблажек. Я устал это повторять. Хочу, чтобы ты понимала, слабым нет места среди Стражей. - Лиаран быстрым щелчком пальцев сбросил с шеи дракса, и паук, ощерившись тремя рядам маленьких, но заточенных клыков, зашелестел и смылся по стене в угол. Там он решил подождать, пока появится шанс пообедать кем-то еще. Страж вытер с шеи кровь и озадаченно посмотрел на пальцы. - Драксы? Я пришлю завтра кого-нибудь.
   - Я ведь говорила. Ну хоть покормил, можно спать спокойно. Заглядывай почаще... А хотя не стоит.
   - И ты вот так с порога почувствовала драксов? - еще больше нахмурился Страж. Ай. Прокололась. Драксы, как и любые спириты, предпочитают оставаться невидимками. Я не должна их видеть.
   - Ну, один проявился на мгновение, а я заметила...
   - Проявился, вот как, - задумчиво повторил Лиар, почти скептически. Я старательно хлопнула ресницами, подражая провинившейся Ханне. Так что придраться у синеглазого не вышло, что, кажется, сильно того расстроило. Он демонстративно отвернулся, оправил рукава мантии, смахивая пыль, и в сторону двери хмуро произнес: - Вставай и одевайся, короче. Я вовсе не уверен, что ты справишься с испытанием.
   - Справлюсь, - заносчиво ответила я. Лиар посмотрел на меня с сомнением.
   - Да ну? - со злой насмешкой протянул он. С угрозой. Обещанием. Зловеще аж до мурашек!
   Проводив его взглядом, я упала обратно на подушку. Сказать-то сказала... но вот в чем беда: я очень и очень сомневалась, что не провалю загадочное испытание. Особенно учитывая, с каким поразительным упрямством Страж портит мне жизнь! Уж такого момента он не упустит...
   Прямо сердцем чувствую.
   __________
   Вернувшаяся Яла лишь укрепила мои опасения.
   Соседка выглядела жалко: с мокрых локонов, некогда красивых, капала вода, на макушку прицепилась водоросль, девушку колотило и трясло, и все это вкупе заставило меня поежиться. Я затянула на форме пояс, быстрым жестом перевязала волосы. Покусала губы, нервничая. Что с ней там делали?
   - Шаксов придурок! Урод проклятый! - шептала Яла себе под нос, дрожащими пальцами вылавливая водоросли и мелкий сор из волос. - Сволочь! - Она сбросила ракушку на пол.
   - Что...
   - Придурок, вот он кто! - взорвалась Яла, резко оборачиваясь. Оказалось, колотило девушку не от холода, а от злости, того и гляди лопнет. - Вонючий придурок этот ваш Лиаран! Пошли вы все! Ненавижу это место, ненавижу!!!
   После такого заявления девушка пнула кровать, с рыком сбросила побрякушки со стола, поколотила тумбочку и в злых рыданиях рухнула на кровать лицом вниз.
   Столь эффектное появление пробрало до дрожи. А от звука скрипнувшей двери я и вовсе подскочила, как ошпаренная.
   - Идем, - замогильно потребовал жуткий Лиаран.
   Так. Можно еще перевестись в Архивы или уже поздно? Я внезапно оценила прелести архивной жизни.
   Я растерянно взглянула на соседку. Поежилась, но нахмурившись, упрямо сжала кулаки. Подумаешь, не убило же Ялу неведомое Испытание! Ни капли не страшно. Не страшно, говорю. Я глубоко вдохнула, успокаивая дыхание, и расслабилась.
   Я с этим справлюсь, не будь я Арианной Ниалл.
   ___________________
  

_____________

   К концу длинной дороги я решила, что Испытание - сама дорога к Испытанию. Тропинка вела вверх и казалась бесконечной, как восхождение к небу. За Лиаром я не поспевала, мне никак не удавалось приноровиться к его шагу. Интересно, как у синеглазого выходит бежать так быстро, не сбавляя темпа? Лично мне хотелось помереть прямо немедленно, чтобы не идти дальше.
   - Ари. - Страж так резко остановился, что я, занятая внутренними жалобами, от всей души врезалась в его спину. Мне пришлось ухватиться за мантию Лиара, чтобы устоять. А выпрямившись, я отступила на шаг, хмурясь и досадуя на собственную невнимательность. Его забавляют, да, мои мучения? - Я обязан спросить. Если бы я не взял тебя в стажеры, что ты делала бы?
   - Нашла бы другой путь к северу, - не задумываясь, ответила я.
   Я так и не поняла выражение на лице синеглазого. Сожаление, огорчение, досада или все вместе? Он поджал губы, резко развернулся, умудрившись подмести мантией тропу.
   - Я так и думал, - хмуро произнес он. Что он там думал? Вздохнув, я собрала остатки сил и двинулась следом за Лиаром. Раз шаг... два шаг...
   - Ну что еще?! - воскликнула я, снова натолкнувшись на замершего Лиара. На сей раз Стражу пришлось меня ловить за локоть. Так и представляю, как проваливаю испытание по причине "несчастного случая" по дороге к нему. Это план Лиара такой?
   Страж нахмурился, не спеша меня отпускать. Смотрел как-то странно. Отрешенно и задумчиво. Будто колебался. Он резко дернул меня за руку, притягивая, и небрежно смахнул с моего лица выбившиеся волосы.
   - Что-то может заставить тебя отказаться от севера? - сощурился он.
   Я помедлила, чувствуя себя до тошноты девочкой. Стража, кажется, не смущало собственное поведение, все эти прикосновения и нарушения дистанции, но меня - еще как все это беспокоило! Неловко и сбежать хочется. Казалось бы, Кай тоже не страдал от стеснения. Должна была привыкнуть. Но с Лиараном - с ним все... иначе. Я выдернула руку и отступила на шаг. Хмуро взглянула в синие глаза.
   - Я найду путь туда с тобой или без. К чему эти вопросы?
   - Упрямство должно быть разумным. Ты не думала, что есть другие способы покончить жизнь самоубийством? Более приятные. Я был на севере, Ари. Поверь мне, это не самое приятное место на планете.
   - У меня есть причины, - коротко отрезала я, ставя точку в разговоре. Лиар подался ко мне, поднял руку... и, опустив ее, двинулся дальше. Совсем его не понимаю!
   Но, в самом деле, не объяснять же, что меня толкает на север что-то более сильное, чем я сама? Даже будь отец точно жив, а Азар точно мертв, все равно - с самого детства я знала, что моя дорога лежит к северу. Сама никогда не понимала, это сродни предчувствию, тяге, необходимости оказаться там. Будто я потеряла на севере что-то важное... ответы или, может, часть себя.
   А теперь у меня нет выхода. Судьба сама толкала меня на свои дороги.
   Я ухватилась за большой валун, поняв, что путь, наконец-то подошел к концу. Горное плато выглядело опасным. Небольшое пространство было огорожено острыми камнями. Гулял ледяной ветер, завывая среди редких кустарников и бесчисленных трещин в отвесной скале. Увидев, как Лиар присел на булыжник и внимательно смотрит на меня, я испытала жажду срочно проделать обратный путь и зарыться в одеяло.
   Впрочем, Лиар все равно меня найдет. Кажется, даже из-под земли достанет, если понадобится. И что мы тут будем делать? В чем состоит испытание? Я обогнула валун и сделала пару шагов к обрыву. Мне в лицо ударил порыв ветра, настолько мощный, что волосы отбросило назад и уши заложило. Ай-ай. До чего опасное место. Внизу бесновался океан, темный, почти черный. С грохотом волны обрушивались на огромные камни, рассыпаясь по дороге сверкающими искрами воды.
   Обрыв был отвесным, даже изгибался внутрь. Будто плато висело над пропастью. Мне вдруг стало страшно от такой высоты. И от волн, бушующих внизу. Такой дикий, почти первобытный страх. Я осторожно сделала шаг назад. Пожалуй, упав, можно не выжить. Нашарив за спиной валун, я снова за него ухватилась и посмотрела на Лиарана.
   - И в чем испытание? Простоять на одной ноге пару дней над обрывом?
   - Интересное предложение, - невесело усмехнулся Лиар, ставя локти на колени и все также разглядывая меня. - Не передумала участвовать в Отборе?
   - А разрешение...
   - Не дам, - резко перебил Лиар. Помолчав, он сощурился. - Последний шанс отступить, Ари. Я должен предупредить, это испытание будет самым простым за время обучения. На твоем месте...
   - Ты не на моем месте, - осекла я, хмурясь. - Ты ведь справился, так? Как-нибудь и я справлюсь.
   - Я не проходил Испытания, - усмехнулся Лиар. - И отбор не проходил. И в храме не учился. Не смотри на меня, у меня был другой путь. Не советую по нему следовать.
   - Тогда как ты стал Стражем?
   - Я попал сразу в Одичалые земли. Без подготовки, - хмыкнул он, наблюдая за моим лицом.
   А так бывает? На север мало кого пускали. А еще неохотнее выпускали. Добравшись до севера, можно делать, что угодно, но попробуй еще доберись! Территории вокруг материка полны защит, которые снимают специально, чтобы пропустить Стражей и Искателей. Систему называли "семь защит Леоры", почти такая же, но упрощенная версия, имелась у этого острова. Все стихии, охрана спиритами животных и птиц, камней и растений, все, что могли создать маги - было создано ради того, чтобы твари из Бреши не могли вырваться с северного материка. Эти защиты буквально накрывали север куполом.
   Но поскольку провалы между мирами случались часто - и, будучи открытыми, притягивали к себе диких спиритов Эллизиера, среди которых были не просто опасные, а смертельно опасные, - Стражи рисковали своей шкурой, чтобы их закрыть. Или хотя бы отправить незваных спиритов обратно в Эллизиер, не дожидаясь масштабных разрушений в городах Леоры. Бреши закрывались сложно. Большинство магов попросту не справлялись с этим, по всей Леоре наберется всего сотня-другая тех, кто сейчас на это способен. Они на вес золота.
   Потому что закрывать Бреши - работа Хранителей, а не магов.
   Впрочем, говорят, Хранителей всегда сопровождали "привратники", так их называли. Верные последователи, их маги, можно сказать, свита. Я мало знала о Хранителях и привратниках, все это забыто и похоронено за толщей времени. Однако привратники также могли закрывать Бреши, но ничего не помнили о прошлых жизнях и никаких свитков не создавали.
   И вот теперь Лиар говорит, что, не будучи магом или учеником старшей ступени, он умудрился оказаться сразу на севере. Выходит, что без дозволения. Из Бреши он вылез, что ли?
   - И ты там что... Брешь закрыл, что сразу в наставники?
   - Что-то вроде, - кратко ответил Лиар таким тоном, что спрашивать дальше перехотелось. - Если хочешь знать, зачем ты мне здесь нужна, я объясню. Меня достало, что Искатели на севере дохнут, как мухи. Они слишком слабы для тех мест.
   - Это ты вроде обо мне заботишься? - недоверчиво уточнила я.
   - Мне надоело хоронить трупы, Ари. Не желаю, чтобы ты стала следующим. Твое место в Архивах, не здесь. Твой дядя прав. Но я знаю, что ты ищешь. То же, что и я. - Лиар встал. - Точнее, я знаю, кого ты ищешь.
   - Ты ищешь моего отца? - удивленно вскинула я голову.
   - Возможно. И раз уж так вышло, что нам по пути, я хотя бы присмотрю за тобой. Но знаешь что? Кончай с капризами. Мне нужен надежный спутник, а не недоучка с претензиями. Если хочешь попасть на север, учись за себя постоять, поняла? За жалостью ступай к неженкам из Сената.
   Лиар заглянул в мои глаза, долго и пристально. После чего, подхватившись с камня, подошел ко мне.
   - Так что? Ты готова пройти путь Стража? - с вызовом повторил он. Я прикусила губу, сдерживая крик "нееет!!!", и не ответила.
   Я не готова. Ни капли. Но будто есть другой путь. Я не могу ведь рассказать Лиару про Азара. Про его угрозы. Про то, что для меня промедление смерти подобно. Что я обязана найти свиток Азара и что едва ли какое-то Испытание сравнится с возвращением Темного Хранителя. Страж - никудышний из меня. Сама знаю. Но я не собиралась им становится. Мне бы всего лишь пару недель... или месяц... провести на острове. Чтобы я успела добраться до той пещеры со свитками. Чтобы нашла свиток Азара и способ вернуть Тиару.
   Всего только месяц. А потом обещаю, я пойду в Архивы, как хорошая девочка, запрусь в них и покроюсь пылью. Так что нет, не готова.
   Но если расскажу Лиару про Азара, он не поверит. Сама бы не поверила.
   Я вздохнула.
   - Ну? Давай свое Испытание. Быстрее справлюсь, быстрее отвяжусь от тебя.
   - Упрямая, как Артур! - с досадой процедил Лиар и неожиданно дернул меня к себе. Развернул лицом к океану и склонился к моему уху. - Последний шанс даю!
   - Что ты делаешь? - испуганно выдохнула я, поскольку из-за действий Лиара я оказалась у самого края обрыва, даже камешки вниз полетели. Голова закружилась, я могла только порадоваться, что рука Лиара так крепко сжимает мою талию, не давая сорваться. Ветер бил в лицо, отбрасывая волосы за спину, и я засомневалась, что здесь не совершают ритуальные жертвоприношения стажеров накануне Отбора. - Лиар...
   - Ты хотела пройти Испытание. Ты сказала, что готова. И теперь ты его пройдешь, - недобро прошептал на ухо Лиар. От его зловещего шепота мурашки побежали по телу. Усмехнувшись, Страж на мгновение еще крепче обхватил меня. - Постарайся выжить.
   Я не успела даже пикнуть. Крепкая хватка Лиарана обернулась против меня - и оказалась обманной уловкой. Не дав мне сообразить, Страж подло толкнул меня в спину. Прямиком в пропасть, навстречу бушующей стихии! Да еще с такой силой, что я не смогла бы удержаться, даже если бы успела опомниться!
   Последнее, что успела сделать - поклялась никогда, никогда, никогда не доверять больше Лиарану!
   ...Никогда!
   Потому что, кажется, он все-таки решил от меня избавиться.

____________

Глава 23. Дикий

Ханна

______________


  
   Прибыть в Университет за пару недель до начала занятий - особенное удовольствие для средних и старших ступеней. Пока новички в поте лица проходят обязательный курс, можно делать все, что угодно. Родители слишком далеко, чтобы одернуть, профессорам не до нас. Каждый занят своим делом, а мы предоставлены самим себе.
   Столовая, утопающая в позолоте люстр и в сверкании зеркал, шумела от разговоров. Большие дубовые столы были забиты до отказа учениками и их спиритами - увы, я могла увидеть только спиритов животных. По крайней мере, судя по их свечению, новенькие маги слабы в сравнении со мной.
   Я старалась сохранить спокойный и уверенный вид, но предстоящий прием Веруда заставлял меня нервничать. По многим причинам. Во-первых, я с утра не видела Ардиана в Университете. Во-вторых, Ардиану пора бы прислать мне личное приглашение. Да, это честь быть приглашенной. Но вдвойне честь - быть приглашенной лично Ардианом, отдельно от остальных. Это особенный знак внимания, только для избранных, и я хотела его получить.
   А в-третьих, моя вечная головная боль. Кай.
   - Доброго, - кратко поприветствовал меня блудный парень, поцеловал дежурно в висок и разместился напротив, как ни в чем ни бывало. Он размешал напиток в чашке, настолько погруженный в себя, что даже не заметил моего пристального взгляда.
   Он что, поругался с Арианной? Судя по виду, та его слушать не стала. Когда она вообще хоть кого-то слушала? Я громко стукнула ложечкой по краю чашки и положила на салфетку. Мне это только на руку, пусть ругаются. Своего парня сестре все равно не отдам.
   Но для начала Кай задолжал мне пару извинений.
   - Тебя сюда не звали, - я сощурилась, в упор разглядывая парня. - Можешь пойти проведать Арианночку.
   - Ханна, не начинай, пожалуйста, - процедил Кай, бросая на соседний стул накидку. Не начинать? Действительно, ведь не я должна извиняться! Я сощурилась, пытаясь поймать взгляд Кая, но тот мыслями был где-то в другом месте. Будто вообще меня не видел!
   Стало горько, и, выждав паузу, я резко поднялась.
   - Мне надо поговорить с Ремом, - сухо уведомила я. Кай и ухом не повел, вообще, кажется, не услышал, сосредоточенно крутя в руках вилку. Я впилась ногтями в ладони, не время для вспышки ярости. - По личному... вопросу. Может, выпьем с ним кофе, ты ведь не против?
   - Конечно.
   И снова никакой реакции - от Кая никакой, но внезапно подошедшая Ната дернула меня за рукав и улыбнулась.
   - Она шутит, правда, дорогая? У Рема полно забот, смотри-ка, он уже уходит! Эй, Кай! - Ната поставила на столешницу ладонь и щелкнула перед парнем пальцами. Кай вздрогнул, будто от неожиданности. Его взгляд наконец-то обрел ясность. - Рассказывай, дорогой! Ты ведь Арианну искал? И как она? Мы за нее так переживаем!
   - Не зря, - мрачно отозвался Кай и устало потёр переносицу. - Она не понимает, во что ввязалась...
   - Симпатичная девочка, - невпопад вставила Ната. Уверена, чтобы меня позлить. Я скривилась, зато Кай вскинул голову, и в его глазах мелькнуло теплое чувство.
   - Зато очень упрямая. Боюсь, это доведет ее до беды...
   - Расслабься, Ардиан за ней присмотрит, - хитро улыбнулась Ната. Улыбка сошла с лица Кая, да и с моего тоже. При чем здесь Ардиан? Ната, выждав паузу, легкомысленно махнула рукой. - Ой , да брось! Ты должен был его встретить! Ардиан на два дня осядет в Храме. А учитывая, что он выяснял, куда поселят Арианну, сдается мне, это не случайное рвение к учебе...
   - Что он?!... - Кай было дернулся, порываясь встать, чтобы помчаться на крыльях ветра к моей сестричке... но вдруг тяжело осел, будто ему на плечи свалился тяжкий груз. Он опустил голову, потер лицо ладонями. - Шакс. Я не смогу с ней связаться. Шакс, шакс, шакс! Только Веруда не хватало!
   - Она ему нравится. Поэтому, дорогой, я бы на твоем месте держался Ханночки. Ты же знаешь, если Ард решит, что ты ему соперник...
   - Не вздумайте лезть к ней! Она вам не игрушка! Хоть ее оставьте в покое! - внезапно вскочил Кай. Он сжал кулаки, его глаза полыхнули яростью, даже я вздрогнула. Но Ната, накрутив на палец локон, ослепительно улыбнулась, ни капли не вдохновившись угрозой.
   - Ты же знаешь, не мы решаем.
   - Я серьезно, Натия! Держи Веруда подальше от Арианны! Не хватало, чтобы вы ее втянули!
   - Это тебя втянули. А она из тех, кто втягивает, - рассмеялась Ната. - Ты что, не понял?
   - Не понял чего?
   - Надо же. Ты и вдруг не понял? - Ната задумчиво сощурилась и через мгновение вернулась к беспечности, словно маску надела. Она пожала плечами. - Тем лучше.
   - Ната, о чем ты, шакс тебя дери?!...- Кай повысил голос, задав вопрос, который и меня интересовал. Потому что я из разговора ничего ровным счетом не поняла.
   Может, Ната бы и ответила, если бы звонкий девичий голос не перекрыл окружающий гул.
   - Много из себя строит эта ваша Ханна. Слышали, ее отец что натворил? Бросил семью и сбежал с любовницей!
   __________
   Я медленно обернулась, чтобы увидеть говорящую. Как смело - и как глупо. На первом курсе мне пришлось часто сталкиваться с этой сплетней. На первом курсе я уничтожила репутацию вех, кто осмелился распространять слух.
   Но девчонка впервые пришла в Университет. С новенького потока, сверкающая и чистенькая, привыкшая к всеобщему обожанию.
   Но здесь только одна королева.
   Я.
   - Ханна, не делай глупостей. - Кай предупреждающе дотронулся до моей руки, но я резко скинула его ладонь. Такого я не потерплю. Даже ради Кая.
   - Привет! Новенькие? - Я жизнерадостно улыбнулась, подходя к группке сплетниц. Те застыли, как кролики перед удавом, поняв, что я все слышала. Правильно, дорогие.
   Я улыбнулась еще шире и спокойным движением выбила поднос из рук блондинки. Еда рассыпалась по полу, яблоко подкатилось мне прямо под ноги, но я смотрела только на блондинку. Только на нее.
   - Подними, - потребовала я.
   К нам уже стянулись слушатели, вечные любители остренького, торчащие в тени. Таким доставляет удовольствие чужое унижение, они готовы часами трепаться о чужой беде - слишком слабые, чтобы вылезти из своей скорлупки. Я презирала их даже больше, чем эту белую крысу - но они сыграют в моей игре.
   - Я... - проблеяла новенькая, и я сощурилась.
   - Подними, сказала.
   Может, я не Хранитель. Но приказывать умею - если надо. Блондинка оглянулась в поисках поддержки - но кроме моего дорогого слишком правильного Кая - остальные молча ждали продолжения и наслаждались зрелищем.
   Я улыбнулась еще раз, разбавляя улыбку льдом взгляда. И девчонка, словно загипнотизированная, опустилась на корточки, чтобы поднять разбросанную еду. Она потянулась за яблоком - но я еще не закончила играть с мышкой. Наступив на яблоко каблуком за мгновение до того, как блондинка коснулась плода, я погасила улыбку. Блондинка подняла голову и, судя по ее перепуганному лицу, наконец-то поняла, кому перешла дорогу. Славно. Будет меньше проблем в будущем.
   У меня, конечно.
   - Мой отец мертв. Погиб ради того, чтобы твою холеную шкурку не разодрали дикие спириты, - ледяным голосом, так, чтобы все слышали, произнесла я. Выждала паузу и добавила: - Следи за языком. Или я вырву его из твоей глотки.
   Слова упали тяжким бременем в повисшей тишине. Убрав ногу, я резко развернулась и ушла. Не глядя ни на кого. Даже на Кая - он, как обычно, будет осуждать. Как же! Я ведь не права! Мне надо молчать в тряпочку, пока мою семью поливают грязью!
   Захлопнув за собой дверь, я опустилась в кресло и взяла со столика красную розу. Не знаю, кто прислал - все равно настроения нет на всех этих поклонников.
   Ненавижу отца. Из-за того, что он сотворил с моей семьей. Из-за всех этих слухов. Если бы он стал сенатором, как должен был, моя жизнь сложилась бы иначе!
   Я сжала пальцы, позволяя шипам впиваться в кожу. Сжала так сильно, что стало больно - но мне того и хотелось. Красные лепестки покорно смялись в моей руке - а когда я разжала ладонь, мягко опустились на ковер.
   Однажды я вырвусь из этой ловушки. Займу место в Сенате - мое по праву. Как спутница, как жена, как любовница - все равно. Я устала разгребать отцовские ошибки.
   Я сжала кулон спирали в кулаке и закрыла глаза. Быть на вершине тяжело - всегда тяжелее, чем в серой массе. Но я не позволю никому отобрать у меня то, чего я добивалась годами. Ни новеньким, ни стареньким, никому.
   - "Дорогая Ханна, я желаю лично поприветствовать тебя в Братстве. Увидимся на приеме, Ард", - прочитала я подобранную с пола открытку.
   Вот от кого роза. Хоть что-то хорошее за сегодня. От цветка почти ничего не осталось, но пах он замечательно. Я вдохнула всей грудью аромат и нахмурилась, рассматривая платья, которые разбросала утром, желая принарядиться для Ардиана. Розовые, красные, фиолетовые, разных цветов и покроев - слишком бедные для такого события. Недостаточно хорошие для встречи с Верудом.
   Недостаточно хорошие для меня.
   - Даже надеть нечего... мне нужен новый гардероб, - вздохнула я.
   - Кар, - проворчал Корвус с книжной полки и повернулся ко мне хвостом. Старый ворчун. Ничего я не транжира.
   Но я должна стать еще лучше. Чтобы никто больше не посмел попрекать меня семьей. Никто и никогда.
   Университет не терпит слабых. И, в конце концов, если мне надо стать сильнее - я стану...
   ______________

   _______________________
На втором этаже есть дверь. Мне запрещено к ней прикасаться, мне нельзя входить в кабинет. Я знаю это - и поэтому меня тянет туда, как магнитом. Я касаюсь ручки, задерживаю дыхание. Тайна откроется, никто не узнает. Хочу знать, что отец там хранит и зачем.
   - Она не достанется вам! - Я отдергиваю руку, отец зол, он не один. Я слышу звон разбитого стекла и другой голос, приглушенный расстоянием, но не могу разобрать ни слова.
   Не сегодня. Я зайду в кабинет, но не сегодня.
   И тогда я иду на улицу, чтобы увидеть, как мальчик по имени Кай смотрит влюбленными глазами на Арианну. Смотрел бы он так на меня, если бы оглянулся? Но он не оглядывается, он видит только Ари, только ее. Словно магнит к ней тянется; и даже мое новенькое красивое платье не привлекает его внимания.
   Это злит. Это вызывает обиду. И едва Кай уходит в дом, я вырываю из рук младшей сестры плюшевого спирита со смешными рожками. Я сжимаю его в яростной хватке, я готова ударить сестру... я хочу ее ударить! Толкнуть, чтобы упала, чтобы исчезла, чтобы сгинула навсегда!
   - Это мой! - возмущается сестра. Она тянется за любимой игрушкой, она такая миленькая со своим недетским взглядом. В ней все лучше, она красивее, умнее, мудрее, светится изнутри - я ненавижу ее, как никогда раньше!
   - Теперь мой, - зло отвечаю я. Я улыбаюсь, как учила мама. Я отрываю игрушке голову. Рву ее так, словно это игрушка виновата. Вымещаю злость и обиду.
   - Отдай! Отдай немедленно! - кричит Ари. И вдруг что-то случается. Мир плывет перед глазами. Я протягиваю ей игрушку. Я так люблю сестру. Я подчиняюсь. У меня болит голова.
   Но Ари не до игрушек. Она всхлипывает - она никогда не плачет, дело в другом. На землю падает капля крови. Капля за каплей...
   - Арианна? - взволнованно спрашивает отец. Он стоит на крыльце, рядом с ним Кай, побледневший от вида крови.
   Я делаю шаг назад. Я будто во сне. Не понимаю, что происходит.
   - Папа? - Ари вытирает кровь, капающую с носа. Она выглядит странной, она едва держится на ногах. Она смотрит на отца, словно просит о помощи. - Папа!
   - Духи небесные, Ари! - Отец кидается к сестре, но едва успевает поймать ее у земли. Кажется, он боится за любимицу. Кажется, он испуган до смерти. - Ханна! Зови мать, пусть приведет целителя! Быстро, Ханна!
   Я вздрагиваю, опомнившись. Я послушная девочка, я хорошая дочь. Я бросаю испорченную игрушку на землю. Я не виновата. Я ничего не сделала! Это всего лишь дурацкая игрушка! Я бросаюсь со всех ног за мамой...
   ...Но винят всегда меня. Отец долго спрашивает, что произошло. Он повторяет "Она тебе приказала, да, приказала?" Он словно знает о чем-то, но не хочет мне говорить. И, наконец, вздохнув, он манит меня в святая святых, в заветный кабинет. Он показывает свиток, он говорит:
   - Поклянись, что сбережешь его, если меня не станет! Поклянись своей жизнью! Мария, он не должен попасть не в те руки! Ты должна сберечь его и сберечь сестру, или мы все горько пожалеем...
   Он такой смешной. Вечно забывает: не люблю, когда меня называют Марией. Я беру свиток и говорю:
   - Клянусь, отец, я сберегу его.
   Я не обещаю сберечь сестру, но отец не замечает этого. Он устало кивает и горбится, будто постарел за одно мгновение.
   - Я рассчитываю на тебя. Не подведи меня, Ханна...
   ________________
   Даже во сне от отца нет покоя! Как ненавижу такие сны... словно приветы из прошлого, нераспечатанные письма, которые все-таки приходится читать.
   Я села, убрала волосы с лица, вздохнула. Кажется, проспала. В Университете дисциплина - растяжимое понятие. Я могла ходить, а могла не ходить на занятия. Чувство злорадства, ядовитого, но приятного, приподняло мне настроение. Интересно, как там поживает моя дорогая обожаемая сестричка?
   Стерва драная. Надеюсь, она загнется в своем Храме.
   - Я войду? - Тихий стук в дверь застал меня врасплох. Что Каю надо в такую рань? Я потянулась за часами, по дороге опрокинула графин и, разглядывая воду на полу, потерла лоб. Конечно. Уже полдень.
   - Входи, конечно, раз надо, - неохотно откликнулась я.
   Пригладила волосы, поправила сорочку, чтобы эффектнее подчеркивала формы - и, разумеется, ну конечно, натянула на лицо улыбку. Это привычка. Мама в детстве ненавидела, когда я ходила хмурая. "Улыбка - залог твоего счастья. Она откроет тебе дверь в высшее общество" - говорила она.
   Вот я в высшем обществе. Среди лучших из лучших. Я бросила взгляд на кулон спирали, так похожий на кулон отца, и поморщилась.
   Получается, я счастлива? Ах, если бы. Папочка даже сейчас умудряется портить жизнь одной своей тенью.
   Кай выглядел обеспокоенным. Он вошел, мельком посмотрел на меня; даже не улыбнулся в ответ. Что с ним? Он за прощением пришел или что? С таким лицом, скорее, отношения рвут... Моя улыбка угасла, но я усилием воли вернула ее на место.
   Нет. Не посмеет меня бросить. Никто и никогда.
   - Кай? - позвала я, чувствуя себя лишним элементом в собственной комнате.
   Кай удостоил меня еще одним взглядом, на этот раз неуверенным. Потом сосредоточился на двери. Закрыл ее медленно, вдумчиво. Постоял. Подумал. Вздохнул. Сложил руки за спиной. Подошел к окну. Тусклая полоска света пробивалась сквозь узорчатое окно; день будет дождливым.
   - Кай! - повторила я громче. Тот скрестил на груди руки и мотнул головой.
   - Послушай, - начал он наконец. Слава небесным духам, голос прорезался! - Я знаю, моя просьба может тебя разозлить... но мне действительно это важно. Думаю, тебе тоже.
   - Да в чем дело? - раздраженно спросила я. Пришел с утра пораньше, я тут почти в неглиже, а он хоть бы глянул!
   Но мальчишки - как мои спириты. Хочешь, чтобы расслабились, - почеши за ушком. Соскочив с кровати, я подошла к Каю, ласково провела по его груди руками и прижалась к его спине. Его сердце билось тяжело и глухо, Кай пах осенним ветром, всегда потрясающий - всегда мой. Я выбираю лучше.
   "Держи эмоции при себе, они никого не волнуют. Показывай то, что хотят увидеть другие, и все будут делать то, что хочешь ты". Надеюсь, мама, это сработает. Иначе этот спектакль нерешительности никогда не закончится!
   - Милый? Ты ведь знаешь, я люблю тебя? Рассказывай давай, - улыбнулась я и потерлась носом о плечо Кая. Тот немного расслабился. Чего я и хотела. - Просто скажи, любовь моя, - улыбнулась я еще слаще, когда Кай развернулся и взял мои руки в свои. - Я не кусаюсь... обычно.
   - Обычно, - усмехнулся Кай. - Ханна, ты удивительно красива, я не устану это повторять. Но...
   - Но?
   - Если кто умеет кусаться, так это ты. Всего день, а на тебя уже жалуются первокурсницы!
   - Ты про крысу в столовой? Она заслужила, - легкомысленно пожала я плечами, и Кай хмыкнул.
   Он смотрел в мои глаза с тем особенным прищуром, который я всегда любила. У него такие теплые глаза... иногда кажется, он любит тебя так сильно, что готов на все. Любит тебя. Только тебя, никого больше.
   Это не так.
   Мы стоим друг друга. Кай - ветер. По дару и по характеру. Единственная девушка, которая рядом с ним с детства - шаксова сестра. До того, как она уехала, Кай глаз с нее не сводил. Я наблюдала за ними. Меня бесила привязанность Кая к мелкой пигалице. Он готов был ради нее на все - а она этого даже не замечала. Если бы Ари знала, как я ей завидовала! И теперь она снова пытается отобрать Кая?
   Обойдется. Лучше сдохну.
   Кай бережно убрал мои волосы с лица и теперь я улыбнулась вполне искренне. Привстав на цыпочки, потянулась к Каю, чтобы поцеловать, но он опустил голову, и я нахмурилась.
   - Что не так? - надула я губки.
   - Ханна... послушай... я был вчера в Храме...
   - Неужто? - опустилась я на пятки, теперь уже всерьез раздражаясь. Он снова об Арианне? Опять о ней? Да сколько можно?! Бесит-бесит-бесит!
   - Ханна, - Кай не отпустил мои руки, вместо этого сжав их сильнее и успокаивающе поглаживая большим пальцем тыльную сторону моей ладони. - Ты слышала уже?
   - О чем же? - ехидно уточнила я, с каждым мгновением мрачнея все больше.
   - Твоя сестра ввязалась в Отбор, - Кай вскинул голову, чтобы взглянуть мне в глаза. - Она пытается стать Стражем. Пытается пробиться на север... мне это не нравится.
   - Стражем...- недоверчиво повторила я. Вот так поворот. Не ожидала, прямо скажем. Я так удивилась, что забыла про злость. - Стражем? Но она даже не маг! Она просто... никчемна!
   - Ханна! Отсутствие магии не преступление! Она славная девушка, это главное...
   Сузив глаза, я мгновение раздумывала, не дать ли моему обожаемому парню по шее? Но вместо этого оскалилась в мрачной улыбке и процедила:
   - Ну допу-устим...
   - Меня беспокоит это ее... упрямство! Север не место для нее...
   - Зато она славная, - не удержалась я.
   - Понимаешь... она не хочет меня слушать! И еще этот шаксов Веруд...
   - Он-то здесь при чем? - навострила я уши.
   - Этот придурок набился ей в кураторы! У меня такое чувство, что он плетёт вокруг нее паутину, а я никак не могу помешать!
   У меня словно сердце оборвалось. Ардиан стал куратором Арианны? Он сам этого захотел? Он что, серьезно увлекся моей сестрой? Настолько, что готов возиться с ней в качестве куратора?
   Ардиан Веруд никогда, ни при каких обстоятельствах, не брал подопечных. Его заставляли. Ему угрожали исключением. Его принуждали к этому. Но он продолжал прогуливать тренировки, игнорировать Храм и все время тусовался в своем маленьком кружке подхалимов. Или, точнее, подхалимы тусовались с ним - самому Ардиану, кажется, вообще было плевать на других людей. Он их снисходительно терпел.
   И вдруг он взял кураторство над Арианной? Вот так просто взял и ввязался в эту тягомотину? От которой мечтал увильнуть любой ученик Храма? Быть куратором - удовольствие так себе. Я настолько удивилась, что половину речи Кая прослушала мимо ушей. Я глупо хлопала глазами и пыталась переварить услышанное. Пока не взяла себя в руки, решив обдумать ситуацию после.
   Ардиан Веруд мой. Если понадобится, я заставлю его отказаться от кураторства. Надо лишь придумать, как.
   - Ей нужна помощь, Ханна. Я не знаю, что еще делать! Будь добра, сходи в Храм, поговори с сестрой... должна же она хоть кого-то послушать? Ты ладишь с людьми...
   Я отступила, резко выдернув руки из хватки Кая. Вот о чем он пришел просить! Надо же. Поговорить с сестрой? Я ей что, нянька? Вместо того, чтобы извиниться, он приходит ко мне снова с этой проклятой Арианной и пытается навязать мне обузу на шею! Парень года!
   - Уходи, - кратко обозначила я ответ.
   - Что?
   - Ты меня слышал. Убирайся.
   - Ханна, это ведь твоя сестра! Подумай, что такое Отбор! Ты ведь знаешь, были случаи...
   - Какие случаи? Кто-то сдохнул? Надеюсь, сестра следующая! Это убережет ее от севера, что скажешь? - ядовито выплюнула я. Кай осекся на полуслове, в его глазах отразилось настоящее потрясение, и я не выдержала. Зло усмехнувшись, я наклонила голову. - А чего ты от меня хотел? Ты приходишь ко мне утром, не даешь тебя коснуться, требуешь непонятно чего...
   - Это ведь...
   - Моя сестра, я знаю, Кай! - повысила я голос. - Но почему ты о ней печешься больше, чем я, скажи?! Только и слышу "Ах, Ари, Ари"! Может, пора признаться, что ты ее любишь до потери сознания? Может, хватит врать?!
   Кай вздрогнул, я никогда не позволяла себе кричать при нем. В глазах мага мелькнуло недоумение, потом недоверие, наконец - злость. Он сощурился, разглядывая меня так, словно впервые видит. Качнув головой, прикрыл глаза.
   - А знаешь, Ханна... я не скрываю, - он посмотрел на меня в упор. - Я люблю ее. Я знаю ее с детства. Знаю, что она безрассудна, вспыльчива, смела. И боюсь, что это ее погубит. Я боюсь за нее. Она дорога мне. А теперь скажи... почему я волнуюсь за нее больше, чем ты, ее сестра? Ответь мне, Ханна, что это говорит о тебе?
   Таким я Кая тоже не видела. Теплота в его глазах сменилась льдом, в голосе проявилась сталь. Я привыкла, что он любимец публики, что он может обогреть, утешить, поддержать... я привыкла к его мягкой стороне, но забыла, что ветер бывает и северный.
   - Ты знаешь, к чему все это приведет. Ты потеряла на севере отца. Ты знаешь, что из десяти магов на севере выживают трое. Ты все это знаешь, но ничего не делаешь! Ты будто жаждешь такого конца... словно действительно желаешь ей смерти! Иногда мне кажется, я тебя совсем не знаю. Иногда кажется, за твоей маской нет лица! - Кай резко отступил, нахмурился и мотнул головой. - Да забудь! Без тебя обойдусь.
   Он прошел по комнате тяжелым, мрачным шагом. Распахнул дверь и хлопнул ею так, что я вздрогнула.
   _______________
   Ну здорово. Мы снова поругались из-за Арианны. Думаю, это только начало. И дальше будет хуже. Я опустилась на кровать, взяла в руки кулон спирали и, хмурясь, потерла его пальцем.
   Мне надо избавиться от сестры. Помочь ей с зачислением в Храм было огромной ошибкой. До сих пор не понимаю, как на это подписалась! Словно во сне взяла это проклятое разрешение у Шарго... помогла Арианне, как крысе, проползти на мою территорию. Уверена, ей не нужен север. У большинства девчонок одни парни на уме и спорю, к сестре тоже это относится. Трудно не заметить, что она как минимум симпатизирует Каю.
   Хотя с ней никогда не поймешь. Когда она успела сблизиться с Ардианом? Когда успела стать для него настолько важной?
   Почему не я стала объектом внимания Веруда, а она?
   Это несправедливо. Я бросила кулон на столик и, опустившись на спину, уставилась в потолок. Расписанный золотым узором купол с изображениями небесных духов всегда меня успокаивал. Это мой Университет. Мой остров. Все было хорошо, пока не явилась Арианна.
   А значит, ее надо отсюда убрать.
   Я села, нахмурилась, обдумывая план. Я ведь, в конце концов, племянница сенатора. Если я поговорю с Шарго... если расскажу ему об Ари... если смогу его убедить, что ей здесь не место... Шарго не позволит Арианне остаться. Он всегда был против ее затеи с севером... Плевать, почему, вряд ли из-за великой заботы.
   Кай прав. Мне надо позаботиться о сестре. Слишком мало внимания ей уделяю. Я улыбнулась. Вот и вся проблема, тоже мне, сложность!
   Я поднялась, сбросила сорочку, намереваясь переодеться и немедленно заняться письмом, но взгляд наткнулся на кулон... снова кулон... жутковатое украшение. Но странным образом мне начинала нравиться эта безделушка... Я повесила цепочку на шею и провела по кулону пальцами.
   Кто бы мог подумать, что у нас с отцом одинаковые вкусы в украшениях. Ха. Ха-ха. Недавний сон мелькнул перед глазами: говорю же, ненавижу, когда отец снится, это всегда не к добру!
   - Ладно, отец. Я поняла. Найду я твой свиток, - вздохнула я, откладывая письмо для Шарго на день-другой.
   Сперва займусь Мортоном. Потом сестрой.
   И клянусь, оба сделают то, что я хочу.
   Один - расскажет мне правду.
   Вторая - уберется из моей жизни.
   Не будь я Ханной Марией Ниал.
  

Ханна

   Это место славилось тишиной. Уединенное, скрытое от чужих глаз кустарниками и разросшимися деревьями, мне оно всегда нравилось. Лианы вились вокруг древних стволов, все вокруг покрывал мягкий охровый мох - и землю под ногами. Тянуло прохладной сыростью.
   Я любила бывать здесь. Внизу бесновалось море, и кругом ни души - не считая редких тренировок, это место безраздельно принадлежало спиритам животных. Это их дом. Их обитель. Убежище.
   Я чувствовала себя здесь, как дома.
   Звук чужих шагов тонул в шуршании сухих листьев. Чуть повернув голову, я усмехнулась; птицы вторили мне шелестом бесчисленных крыльев, поудобнее размещаясь на ветках. Вот мои умницы. Спектакль будет занятный.
   - Ханни, родная! Как я рад тебя видеть!
   - Мортон! - обернулась я с нарочитой радостью. Скрестила на груди руки и подняла подбородок, всматриваясь в противное личико этого подхалима. - Ты пришел, моя радость! Так тебя ждала!
   Его улыбка поувяла. Правильно. Когда так радуюсь другим людям, для них это заканчивается плачевно. Мортон стрельнул глазками туда-сюда... обвел взглядом стаю птиц... сглотнул.
   - Мне какой-то малец передал, что ты меня ждешь... - Он помедлил, не решаясь выдать вопрос, но страх пересилил. - А... зачем... ты меня позвала? - осторожно уточнил он, вжав голову в плечи.
   - Хороший вопрос. Расскажи-ка мне о свитке.
   - О свитке?
   - Да, да. О моем свитке. Ты же рассказал всем подряд о нем, так? И со мной поделись, не стесняйся!
   Да, солнышко, дело твое плохо. Мортон это тоже понял. Оглянулся, занервничал.
   - Я... никому...
   - Ах! Какой ты скромный! Какой стеснительный! - проворковала я, делая шаг. Обошла парня по кругу, ласково ведя ладонью по его спине. Приникла ближе, чувствуя, как Мортон напрягся, и заботливо сдунула прядку волос с его шеи. - Мортон? Ты знаешь, почему я тебя пригласила именно сюда?
   Он промолчал, нервничая.
   - Я отвечу. Потому что рядом лес. Если на тебя нападут дикие спириты, - я поднялась на цыпочки и выдохнула ему на ухо, - все решат, что это несчастный случай. Может быть, они даже найдут тебя прежде, чем стервятники выклюют твои глаза...
   - Ханни, я...
   - Дикими спиритами так сложно управлять! Я всего лишь ученица второй ступени, Мортон. Могу случайно потерять контроль... - Обойдя его, я встала напротив и скривила жалобную рожицу.- Чем я больше расстроена, тем слабее. Боюсь представить, что будет, если эмоции возьмут надо мной верх!
   - Но я правда...
   - Ты меня огорчаешь, - покачала я головой, отпуская ментальный поводок со зверей. Немного... чтобы припугнуть.
   Тишина взорвалась звуками. Птицы загалдели, хлопая крыльями, белый волк широко расставил четыре лапы и сощурился, перекатывая в горле рычание. Деревья, казалось, шевелились от прилетающих пернатых. Особенно вороны старались: они любят повеселиться, Корвус не зря предпочитал такую форму.
   Мортон нервно сглотнул, побледнел, бедняжечка. Болтать мы любим - а вот отвечать за болтовню мало кому по душе.
   Я мило улыбнулась.
   - Мортон? Порадуй меня, солнце мое...
   - Чего ты хочешь?! - вздрогнул парень, отшатываясь. Я поймала его за шарф, притянула обратно. Любовно погладила по воротнику.
   - Кому ты рассказал о свитке?
   - Клянусь! Только Ардиану и Рему! Никому больше!
   - И кого из них мне обвинить в досадном инциденте на тренировочной площадке?
   - Инциденте?
   - Конечно! - хлопнула я глазами. - Последнее нападение спиритов было пятьдесят лет назад, не думаю, что это рядовое событие!... Скажи, а кого ты предпочитаешь... волков или птиц?...
   Меня забавляла его реакция. Так мило. Улыбка сама собою стала шире, мне нравилась ситуация. Мортон - слабак. Его магия - магия камешков - и так сильной не считалась, а этот идиот, к тому же, один из самых отстающих учеников.
   Шум на площадке поднялся нешуточный. Я чувствовала жажду животных, голод, нетерпеливое ожидание охоты и развлечений. Так легко позволить животным сделать то, что предписано природой. Так легко их... подтолкнуть в правильном направлении.
   У животных - нет ограничений. Их не связывают правила. Они умеют быть благодарными - но не умеют быть милосердными. Таковы законы природы... я собиралась просветить об этом Мортона.
   Отойдя на пару шагов, я всплеснула руками в знак поражения. С ветки сорвались несколько птиц. Они налетели на парня, цепляясь когтями за его волосы, задевая крыльями голову.... Ничего, кроме этого. Мортон Силия не стоил выволочки от преподавателей и потери звания лучшей ученицы в пределах дара.
   Но ему об этом знать не обязательно.
   Парень замахал руками, смешно пища и шарахаясь от налетающих птиц. Его легко вывести из себя. Жалкий нытик.
   - Я ничего не знаю! Я не... отстаньте от меня! Прекрати это!
   - Не могу, - покаянно вздохнула я. - Я так расстроена!
   - Ханна! Нет!
   Хотя можно еще немного припугнуть. Я позволила одной из птиц задеть кожу парня когтями, и пустить капельку, самую маленькую, крови. Взвыв, Мортон рухнул на землю, корчась и почти рыдая от бессилия.
   - Разве что ты меня порадуешь? - улыбнулась я. - Не люблю, когда у меня воруют важные и дорогие вещи, Мортон. А ты знаешь вора. Кстати, между делом, повтори.... Кому ты там растрепал о свитке?
   - Ардиан! - Мортон закрыл голову руками, не в силах сдержать стаю агрессивных птиц. - Это все Ардиан! Это все Веруд! Ему нужен был этот свиток! Я не виноват, честное слово! Тебе стоит поговорить с ним! Это все он!
   От неожиданности я потеряла контроль над спиритами по-настоящему, и они неохотно разлетелись по веткам. Мортон остался на земле, подвывая от страха, корчась.
   - Ардиан? Зачем ему свиток? - нахмурилась я.
   - Не знаю! Думаю, он ищет свиток Киары! Он хочет собрать все свитки! Я не знаю, зачем! Не знаю, поняла?!
   - Ардиан... - прошипела я, сжимая кулак. Мне вспомнились глаза наследника, вспыхнувший в них интерес при виде свитка. До сих пор была уверена, что уж ему-то эта безделушка без надобности. Он и так баснословно богат.
   Но... что если дело не в богатстве?
   - Но разве это свиток Киары? Я не думала...
   - Нет, не Киары, в этом и дело! Ему плевать, чей свиток! Он хочет их все... все, ясно?! Твой свиток не первый! Это все Братство! Мы все делаем ради Братства! Но я здесь ни при чем!
   Я взглянула на Мортона; спириты подсказывали мне: не врет. Выложил все, как на духу. Слишком напуган, чтобы врать. Сощурившись, я разглядывая парня. Он поднял голову спустя длительную паузу. Взглянул на меня как-то жалобно и с опаской....
   - Что я наделал? Ханна! Он меня убьет! Он убьет меня, слышишь! Не вздумай у него ничего спрашивать! Это все огромная тайна! Я поклялся, я...
   - Ты преувеличиваешь, Ардиана тебе не стоит бояться, он любит своих шавок!
   - Ты его не знаешь!
   Не знаю - какое верное слово! Я закрыла глаза, считая до десяти. Злость нахлынула внезапно, затопила до самых краев. Холеный красавчик с бесподобной улыбкой - до чего замечательно этот Веруд умеет пускать пыль в глаза! Я ненавидела сейчас Ардиана - и восхищалась в то же время. Как ловко он обвел меня вокруг пальца!
   Неужели он меня лишь использовал? Просто взял и использовал, чтобы добраться до свитка?!
   Это открытие больно резануло по сердцу. Мне хотелось, чтобы он обожал меня, а не плел свои интриги! Я глубоко вдохнула, пожирая Мортона взглядом. А может, натравить на него птичью стаю? Просто так, ради удовольствия!
   - Он меня убьет... - опять захныкал парень. Достало его нытье! Резко одернув подол мантии, я решительно направилась прочь.
   - Надеюсь, - зло бросила я в сторону.
   Мортон меня больше не интересовал. Никогда не любила эту падаль, да лень было руки марать. Проучить бы его за все те слухи, которые он распространял о моем отце долгие годы...
   Раздраженно махнув рукой и велев живности убираться, я отправилась к нависающему над лесом замку. Над Университетом кружились птицы. Слетались все вместе, а потом расходились к облакам воронкой. Такие пустые и такие мертвые - вовсе не птицы, как кажется непосвященным, а дикие спириты. Что-то их многовато в последнее время развелось... странно, что на остров пробрались.
   Но мне на руку. Я прищурилась. Веруд мне не по зубам. Он сильнее меня, почти легенда. У него влиятельные связи, он уверен в себе и может уничтожить меня с такой же легкостью, с какой и возвысить.
   Что мне делать?
   - Кар? - Корвус слетел на плечо и ущипнул меня за мочку уха.
   - Что-что! Тебя не касается, что дальше! - вызверилась я на птицу и тут же досадливо мотнула головой. - Ладно. Притащи мне какую-нибудь пичужку. Послабее, чтобы вела себя смирно.
   Спирит безмолвно взмыл в небо, и я прикусила губу. То, что собираюсь сделать - за гранью всех правил.
   Но мне нужен свиток. И я дико зла.
   К шаксу правила!

Ханна

   Часовая башня встретила шорохом бесчисленных шестеренок: большие часы Университета отсчитывали время уже много веков. Сюда обычно никого не пускали, но если знать пару лазеек, пробраться не проблема. Я скользнула в незаметный стенной проем, пересекла комнату и распахнула дверь, ведущую на крышу.
   Лестница винтом стремилась вверх. Ветер здесь хозяйствовал безраздельно. Отбрасывал волосы за спину. Пытался сбросить со ступеней. Если бы не резные перила, это было бы опасное путешествие. Я подняла голову, оценивая расстояние до крыши, но раз решилась, на попятную не пойду.
   Я глубоко вдохнула и решительно двинулась вверх. Внизу плескалось море, даже с высоты птичьего полета оно казалось бескрайним и невозможно холодным. Горизонт тонул в тумане, наколдованном магами воздуха. Интересно, если бы не туман, увидела бы я снега Одичалых земель?
   Какая разница. Я убрала с лица рыжие волосы, но ветер швырнул их обратно, пришлось перетянуть лентой. Давно не бывала на крыше. Забыла, как здесь тревожно. Будто вот-вот сорвешься и полетишь на острые камни. Полы мантии цеплялись за ноги. Я фыркнула. По крайней мере, не найдется самоубийц, чтобы проследить, чем я занимаюсь.
   Преодолев несколько пролетов, я выбралась на открытую площадку. Отряхнула юбку, сощурилась, разглядывая кружащихся в небе "птичек". Ну здравствуйте, мои хорошие. Связываться с дикими спиритами - дурацкая идея. Это опасно и, пожалуй, глупо. Глупо, потому что запрещено.
   А запрещено, потому что эти спириты никому не подчиняются - разве что магам, которые могут предложить нечто значимое. Нечто особенное.
   Я подняла голову, вглядываясь в опустившуюся на перила пташку. На сей раз настоящую, обычную птицу - синекрылую, маленькую, робкую. Она нервничала, тревожно чирикая. Чувствовала Диких, боялась их.
   - Кар, - мрачно отчитался Корвус, опускаясь неподалеку. Вспушился, недовольный. Прекрасно понимает, что я задумала - и не одобряет, похоже.
   Но что поделать, иногда приходится нарушать закон ради личных целей.
   - Не злись. Это мелочь! Никто не заметит.
   - Кар! - еще сильнее надулся Корвус и повернулся ко мне черным хвостом, всем видом демонстрируя, какого мнения о моих умственных способностях.
   - Нахал, - огрызнулась я, отряхивая руки перед медитацией.
   Медитация - требование дара. Не более, чем способ сонастроиться с наполняющей мир энергией, чтобы использовать ее по своему усмотрению. Из этой энергии можно создать жизнь - или отнять. Глина, из которой можно слепить то, что потребуется.
   Есть свои ограничения, конечно. Вот призывать диких спиритов севера - одно из таких. Но я же с севера никого звать не собираюсь? У меня и сил бы на такое не хватило, я всего лишь на третьей ступени дара. Мне хватит и тех спиритов, которые над головой - про них в Кодексе ни слова не сказано.
   Я опустилась на колени, села, закрыв глаза. Успокоиться - самое сложное. Отключить разум, забыть о мыслях, позволить им течь мимо спокойной рекой. Наблюдать, не вовлекаясь.
   Шум мира похож на прибой. Обрывки фраз, вой ветра, биение тысяч сердец... за обычной суетой не различить шепот реальности, мы к нему привыкаем с детства - и все-таки мир тоже говорит, надо только уметь слышать.
   Я глубоко вдохнула, отключая мысли. Открыла глаза, равнодушно наблюдая за одиноким листом, подгоняемым ветром по крыше, прислушиваясь к его сухому шороху. Мир и тусклее, и ярче, чем видит его человек. Лишенный красок, но наполненный оттенками. Ветер звучал в ушах, наполняя воздух шепотом и голосами.
   Это другой уровень. Уровень Эллизиера - можно сказать, изнанка реальности. Магам нельзя долго находиться в таком состоянии - но иначе до спиритов не дотянуться, не принудить своей воле.
   Теперь я четко видела истинную форму диких спиритов. Аж мурашки по коже, до чего они противные! Как тени, расползающиеся по облакам стальной хмарью. Их всего трое, кружат над зданием, словно стервятники.
   Они кому-то служат, так ведь? Я наклонила голову, начиная понимать, что спириты здесь оказались не случайно. Печать принуждения, печать договора заставляла их за кем-то следовать.
   Послужат и мне. Лишь бы дозваться.
   - Цыпа-цыпа, - мрачно выдохнула я.
   На севере много гадостей. Есть твари, которые занимают чужие тела, используя их, как одежду. Есть те, которые просто охотятся на людей. А есть вполне мирные и безобидные.
   Приручить можно единственный вид диких спиритов, та-наата, спиритов тени. Они требуют определенной платы за услуги. Довольно специфической платы.
   Это возможно. Возможно все, если захотеть.
   - Сюда, - я позвала синекрылую птицу, притащенную Корвусом, дотянулась разумом до ее невеликого умишка.
   Птица съежилась, вынужденная подчиняться. Все благодаря Корвусу. Это не я - это он ее принуждал, но я принуждала самого ворона. Такой себе круговорот власти. Спирит и маг связаны договором с рождения.
   - Ну давай же, не бойся, - нетерпеливо повторила я.
   Птица вспорхнула с перил и доверчиво подлетела ближе. Тут-то я ее и схватила. Погладила по перьям, жалея, шепча успокаивающие слова.
   - Прости меня за это, - прошептала я. Одно движение, легкий поворот рук - и птица обмякла, мертвая и такая заманчивая.
   Жизнь - вот что привлекает диких спиритов. Их цена всегда одинакова.
   Один из спиритов завис, втягивая воздух широкими ноздрями. Чувствует кровь. Медленно, тягуче спирит опустился ко мне. Замер напротив, раздуваясь, как парус на ветре. Мерзкий какой! Серый череп мало напоминал человеческий, но вызывал ассоциации со скелетом.
   - До чего ты... - я запнулась на слове "противный", сообразив, что не знаю, как ведут себя оскорбленные дикие спириты. Вместо этого я протянула ему птицу. - Хочешь ее?
   Спирит наклонил голову, щурясь.
   - Хочешь? - повторила я. - Тогда ты должен мне услугу.
   Спирит не улетел, значит - заинтересован.
   - Ты будешь следить за Ардианом Верудом и докладывать мне. Получишь еще одну жертву, когда принесешь мне ключ от его комнаты. Получишь столько жизней, сколько заслужишь. Ты понял меня?
   Спирит медленно кивнул. Хорошо. Он согласен. Я почувствовала, как сердце гулко бьется в груди. Нервно облизала губы. Меня он все-таки пугал.
   - Принеси мне ключ, - я бросила спириту птицу. Жертву. - И получишь еще одну.
   Спирит шумно выдохнул, впитывая жизнь всем телом - или тем, что его заменяло.
   - Принеси ключ. Теперь ты мой, - повторила я жестче.
   Тело спирита уплотнилось, будто разрослось: жизнь подпитывала его, делала сильнее, ярче, позволяя вплестись в канву этой реальности. Если бы он кому-то не служил, то очень вероятно, мог бы и мной закусить. А так он связан чужой волей - мне повезло.
   - Своему хозяину ни слова, - предупредила я. - А теперь убирайся. Вернешься, когда добудешь информацию или ключ! И тогда получишь еще одну жизнь, вкусную, сладкую и свежую.
   Спирит замер, будто раздумывая. Я насторожилась, напряглась, готовая к чему угодно - но Дикий внезапно ринулся ввысь, стремясь к облакам. Интересно, кто его прикармливает и зачем? Я с трудом поднялась на ноги: тело будто ватой набили. Меня потряхивало, но я была довольна.
   Вряд ли Веруд поймет, что за ним приглядывает дикий спирит. Он не маг животных - а стихийник. Не обнаружит слежки.
   - Кар! - скрипуче возмутился Корвус.
   - Сам дурак, а я знаю, что делаю, - возразила я. Но видя, что ворон дуется, вздохнула. - Иди сюда, ворчун старый. Это последний раз, обещаю. Я больше не буду прибегать к таким методам. Во всяком случае, без особой надобности.
   Ворон с сомнением наклонил голову, но все-таки слетел на плечо. Я знала, что он хочет сказать, я шла по тонкому льду. Если кто-то узнает...
   Но никто не узнает. Я задрала голову, следя за облаками и кружащимися в них "птицами". Мир снова обрел краски, ворвался в уши ворохом звуков.
   Теперь у меня есть козырь в рукаве.
   Посмотрим, Ардиан Веруд, кто кого будет использовать.
   Посмотрим, на что ты способен.
   _______________________
  

Глава 24. Арианна

   Океан встретил меня ледяным холодом; я на добрых несколько метров ушла под воду, чувствуя каждой клеткой тела, как стихия пытается раздавить меня, завлечь в свои сети. Вода тянула вниз, ко дну, предлагая сдаться. Сердце стучало в груди быстро, но ноги вмиг онемели, а руки с трудом слушались.
   У меня хватило ума задержать дыхание; тренировки отца не прошли даром. Но удар о водную гладь вышел ощутимым. Могло быть, наверное, хуже, мне будто помогли магией. Я запуталась в одежде, махнула руками, привыкая к ощущениям, и поняла, что запросто могу бесславно сгинуть, так и не добравшись до севера.
   Поверить не могу, Лиар просто взял - и столкнул меня с обрыва! В спину!
   Злость придала сил. Твердо решив выжить и отомстить, я из последних сил рванулась к свету. Легкие горели от нехватки воздуха, но сдаться - значит, погибнуть, причем глупо. Не знаю, как, но сделав последний рывок, я вынырнула и глубоко вдохнула.
   Сегодня океан не штормило, но в такой близости от отвесной скалы волны с грохотом накатывали одна за другой. Соленые брызги летели в лицо; меня едва снова не накрыло с головой. Повезло, что рядом крутился какой-то спирит.
   Я даже не поняла, как получилось; мысленный приказ отдала, не задумываясь, да еще такой силы, что у самой в глазах помутилось. Спириту досталось больше. Маленькое, круглое, как облако, создание вздрогнуло всем телом, мигнуло голубым светом, и окружило меня непробиваемым пузырем, буквально окутало невесомым туманом.
   Что это было? А, все равно. Отплевываясь, я позволила воде прибить себя к камню и уцепилась за него мертвой хваткой. Защитный щит мерцал и переливался еще какое-то время, не позволяя волнам меня достать, но вскоре опал искрами. Сразу стало холодно, мокро и неуютно.
   Убью Лиара. Убью к шаксу!
   А вот, кстати, и он. Стоит на камне, скрестив на груди руки, довольный, сияющий, и... сухой! Я задрала голову и одарила синеглазого ненавидящим взором. На его месте опасалась бы ходить без охраны!
   - Вот не ожидал, - невозмутимый Лиар присел на корточки и взглянул на серебряные карманные часы. - Как тебе удалось выбраться быстрее остальных?
   - Придурок, - выдохнула я из последних сил, хрипя, будто меня часа два душили. - Шаксов, шайтан тебя раздери, псих!
   - Сегодня меня называли и хуже, - хмыкнул Лиар и протянул мне руку.
   - А если бы я не выплыла?! - не спешила я принимать помощь предателя. - Ты в своем уме?!
   - Я бы прислал соболезнования твоим родным, - поднял бровь Лиар, и у меня аж зубы свело. Синеглазый пожал плечами. - Выплыла бы. Моя стихия вода, я в состоянии с ней справиться. Ты не смогла бы утонуть при всем желании.
   - О, ты не представляешь, как меня утешил!
   - Утешения не входят в перечень моих обязанностей.
   - Да ты что, а так хотелось! Засунь их себе...
   - Полегче, Ари, я еще твой наставник, - хмыкнул Лиар. И, протянув руку, настойчиво предложил: - Против холода я бессилен, так что хватайся. Повторять не стану.
   Повторять он не станет, как страшно! Я сощурилась, намереваясь барахтаться в воде до конца веков назло горе-наставнику. Увы! Коротко выдохнув, Лиаран убрал руку, неодобрительно помолчал...
   В следующий момент он резко встал, выпрямился и взмахнул рукой. Вода всколыхнулась, заволновалась... будто содрогнулась всей толщей... не успела я сообразить, как волна выбросила меня на несколько метров вверх, да так и застыла льдом, будто предлагая удержаться на самом гребне.
   Такой подлости я от океана не ожидала. Вскрикнув, замахала руками, пытаясь сохранить равновесие, но предсказуемо потерпела полное поражение и упала прямиком на забавляющегося Лиара. Он даже любезно распахнул объятия: судя по насмешливо сощуренным глазам, ему доставляло удовольствие издеваться над стажерами. Что за человек!
   - Это было не предложение, - пояснил он.
   Его рука крепко обхватила меня за талию, хотя мог не стараться. Я и так буквально повисла на его шее, не сумев вовремя удержаться на ногах. И при этом оказалась настолько близко к нему, что могла уловить биение чужого сердца.
   А он еще и ухмыляется! Ни стыда, ни совести! Я почувствовала, что моя выдержка трещит по швам, а щеки начинают предательски полыхать. Попыталась отстраниться, но наставника, видимо, все устраивало: хватка стала жестче. Его рука переместилась на мою спину, словно прижимая ближе, тем самым заодно надежно фиксируя меня в неловкой ситуации.
   - Иди ты, наставник! - зашипела я, мечтая провалиться под землю. Он хитро наклонил голову.
   - Тогда уж, "вы".
   - Идите вы, наставник! - охотно послушалась я, не убавив яда в голосе, и Лиар усмехнулся в ответ на мое праведное возмущение.
   Он уставился мне в глаза, насмешливо, но задумчиво. Молчание затягивалось, пауза становилась все более неприличной. Я чувствовала себя не в своей тарелке, и сердце громко билось в груди. Надеюсь, Лиаран решит, что это из-за пережитого, а не из-за него.
   - Арианна? Ты еще можешь вернуться. Архивы охотно тебя примут.
   - Ты опять туда же! - возмутилась я.
   - Подумай. Если пообещаешь мне отказаться от глупой идеи с севером, я отпущу тебя с чистой совестью. С твоими баллами тебе открыты все дороги. Архивы под охраной Сената, там безопасно и...
   - Ты уже готов дать мне разрешение на север? - выгнула я бровь, уловив намерения собеседника. Лиаран вздохнул.
   - То есть от севера ты не откажешься и я от тебя не избавлюсь?
   - Воспринимай меня, как наказание за грехи!
   Он помолчал, будто решая, как к этому относиться. Наконец, прикрыл глаза, а открыв, улыбнулся. И зачем-то обхватил меня и второй рукой, сжав так крепко, что пришлось затаить дыхание. Его руки хранили тепло, в котором я сейчас так нуждалась, но хулиганские искры в его глазах заставили меня поежиться. Ну что опять?! Что опять он задумал?!
   - Кто сказал, что наказание?... С тобой, по крайней мере, занятно. Ты так мило смущаешься...
   - Было бы из-за чего!
   - И так забавно отрицаешь очевидное...
   - Просто я зла на тебя!
   - Что ж, по крайней мере, ты не такая беспросветно скучная, как остальные. Оставайся пока, что ли? Но вот что, Арианна. - Голос синеглазого внезапно изменился, обдав ледяным холодом, и я насторожилась. - Спрошу еще раз. Ты ничего не хочешь мне рассказать?
   На что он вечно намекает? Неожиданная смена интонаций застала меня врасплох, я занервничала.
   - Например, как сильно я тебя ненавижу?
   - Например, как ты смогла приказать водному спириту помочь тебе в испытании? - жестко ответил он. Поскольку я промолчала, испугавшись прямого вопроса, он наклонил голову и сузил глаза. - Это не возбраняется, прибегать к помощи спиритов. Стражи обязаны владеть даром и мне важно выявить ваш уровень и способности. Так что мне плевать, как ты выбралась из воды, меня касается только результат. Но ответь. Как у мага растений получилось договориться со спиритом воды, которого он, по идее, не должен даже видеть?
   Шакс дери! Я открыла рот, собираясь оправдаться или соврать, но в голову упрямо ничего не шло.
   Руки Лиара разжались внезапно. Он разжал объятия в одну секунду, и от неожиданности я чуть не упала. Но наставнику было плевать. Отвернувшись, он подхватил с камня плащ и направился к берегу - злым, решительным шагом.
   - Вот... проклятье, - выругалась я под нос, досадуя на ситуацию. Теперь понятно, почему спирит мне помог. Но как я могла ему приказать подчиняться? Сама даже не заметила...
   Плохо, что заметил синеглазый. Как маг воды, он наверняка знает, о чем говорит.
   - На будущее, Арианна, - Лиаран обернулся у самого берега. Смерил меня суровым взглядом человека, увидевшего на своем пути таракана. - Держись Тахиры, Тайрана и меня. Избегай Лидии, Веруда и тех, кто носит кулон перечеркнутой спирали. Понятно объясняю?
   Я взглянула на него исподлобья, не понимая, почему он вообще взялся мои личные отношения контролировать. Синеглазый вместо объяснений резким жестом швырнул мне плащ. Чудом поймала!
   - Это в твоих же интересах. Жду на тренировке после обеда. Опоздавшие будут исключены.
   Больше он не оглядывался, оставив меня наедине с бушующими волнами и неприятным осадком от разговора. Поежившись, я укуталась в предложенный плащ, пахнущий Лиаром. У Стража особенный запах, запах океана и мороза, по-мужски притягательный, но напоминающий о льдах севера.
   Я не понимала синеглазого. Не понимала, что ему надо от меня, как он ко мне относится и чего ждет. Он вел себя... противоречиво. И меня не покидало чувство, что я скрываю от него то, что он и так обо мне знает.
   Но проверять догадку, выложив всю правду о собственном даре и разногласиях с Азаром почти незнакомому человеку, - ведь о Лиаре я ничего толком не знаю, - пока не тянуло. Отец велел никому не доверять, это дельный совет. Я потерла плечи руками, наслаждаясь капелькой тепла, которую дарил сухой плащ, и вздохнула.
   Плевать, что будет. Сейчас я просто радовалась, что пережила это треклятое испытание без особых травм. Теперь у меня есть пара недель, чтобы найти хоть какую-то лазейку к пещере хранителей.
   В конце концов, Лиаран со своими причудами - не самая большая моя проблема.

   ___________
   На мой взгляд, обед наступил слишком быстро. Я лишь успела покрыть Лиара всеми нехорошими словами, которые знала, отжать косу, то и дело выдирая из нее кусочки водорослей, и вздохнуть, когда часы отбили половину двенадцатого. Мелькнула мысль послать весь этот отбор к шаксу, но нет. Я же слишком упряма для этого! Мне надо было сначала влезть в какую-то ерунду, а теперь молча страдать от этого!
   Да. Есть у меня такая черта. Действую быстрее, чем думаю.
   Раздраженно вздохнув, я рывком затянула на волосах ленту, резко встала и отправилась покорять наставника своими отсутствующими навыками самообороны. Иллюзий я не питала. Один Тайран чего стоит, мне с такими стажерами не тягаться. Я не готовилась к отбору, мне вообще плевать на него - что я тут делаю только?
   Путь к пещере занял несколько больше времени, чем рассчитывала я. Когда добралась, часы отсчитывали последний удар. Лиар встретил меня неодобрительным взглядом, полным осуждения, но промолчал. Так что я тихо встала у края длинной линейки стажеров и сделала вид, что заблудилась.
   Интересно, я тут одна понимаю, насколько нелепо соревноваться за внимание такого юного наставника? Чувствую себя лишней на празднике жизни. Стажеры - некоторые на вид едва младше Лиара - восхищенно взирали на божество. Тут, конечно, оказалось больше девчонок. Многие выглядели бледными; они-то "принца" покорять приехали, а он их пинком в спину - и со скалы в бушующий океан. Понимаю их чувства. Кое-кто тихо всхлипывал, потрясенный таким коварством.
   Парни - выглядели куда... мощнее. Всего пятеро, но каких! Я цепко осмотрела будущих противников и про себя вздохнула. Ну куда я лезу? Тайран ловкий и маневренный, с грацией хищника. У незнакомого брюнета такие накачанные мышцы, что, если ударит, полечу к стене. У блондина с надменно поджатыми губами, по виду типичного эллая, руки тренированные, а сам двигается, как воин. Видно, с пеленок учился драться.
   Пожалуй, менее опасным выглядел парень с хитрыми серыми глазами, больше увлеченный девочками. И, конечно, ссутулившийся юноша в очках, будто гадающий, как его жизнь до такого довела.
   Парни не обращали на меня внимания, но вот девушки... большинство рассматривали цинично и с недовольным прищуром. Особенно старалась Яла, окруженная свитой. Это отбор стражей или невест? Я почувствовала нарастающее раздражение. Куда меня этот Лиаран втянул?!
   - Я называю имена, вы выходите вперед, - сухо произнес Лиар, не снисходя до приветствий. Взял длинный список и принялся зачитывать: - Аглая Маори, Люция Перан...
   По мере зачитывания длинного списка, линейка редела; стажеры один за другим делали шаг вперед. Печально, но мое имя так и не прозвучало. Как и имя Шии, Ялы, четверых парней и нескольких незнакомых мне девушек. Наконец, зачитав последнее имя, Лиар поднял голову и равнодушно бросил:
   - Не смею задерживать.
   - Это еще почему?! - возмутилась одна из девушек, по виду подходящая на роль стража куда больше меня. - Я прошла испытание!
   - С моей помощью, - невозмутимо прибавил Лиар.
   - Я не просила!
   - Ну сдохла бы. Так и быть, позволю тебе, как выпадет шанс. А теперь вали отсюда. Я за тебя не возьмусь. Человек, который при опасности цепенеет, не для роли стража. - Он обвел взглядом остальных девушек и строго уточнил: - Вам пояснять причину?
   Желающих нарваться на очередную грубость не нашлось. Проводив выбывших, Страж размял руки, шею и кровожадно улыбнулся.
   - Может, кто-то хочет последовать? А то у меня пара испытаний впереди...
   Все стоически остались на месте. Кроме меня: я попыталась сделать шаг, но Лиар качнул головой и одними губами произнес "только попробуй". Зараза! Я нахмурилась и вернулась в строй. Понятно. Иначе разрешение на север не получу.
   - Нет? - с видимым разочарованием протянул Лиаран. - Ну ла-а-адно... забыл напомнить. Пусть ваши семьи передадут деньги на ваши похороны. На всякий случай, меры предосторожности, вы понимаете...
   Парочка девушек все-таки сорвалась с места и наперегонки кинулась "выбываться", очевидно, не желая убиваться ради принца. Обе бросили браслеты Лиару и смылись раньше, чем заметили довольно-злорадную усмешку наставника.
   - Шутка, - выждав длительную паузу, ухмыльнулся он, бережно складывая браслеты в кучу. - Что вы, как маленькие, зачем вас хоронить? Можете не надеяться, с обрыва сброшу, делов-то! Водным спиритам тоже кормиться надо.
   - Вы такой умный, - захлопала в ладоши Шия, и Лиарана слегка перекосило. Он молча подошел к стойке и покопался среди тренировочного оружия.
   - Вот вам оружие, вперед, - он, не глядя, раскидал деревянные палки и плюхнулся на каменную скамью. Разлегся, натянул на лицо повязку с головы и сложил на груди руки. Мы растерянно переглянулись.
   - А что нам делать, наставник? - с подозрением уточнил Тайран.
   - Избивайте друг друга, - похоронно посоветовал Лиар, нетерпеливо помахав рукой. - Или в крестики-нолики поиграйте, мне плевать. Только отвалите.
   И демонстративно отвернулся к стеночке. Хоть не захрапел - и то хорошо!
   - Ты, которая растений! Вернулась на место. Кто уйдет, тому неуд... и никаких разрешений на север! - недовольно прокаркал Лиар, когда я, плюнув, бросила палку к стене и вознамерилась убраться из пещеры подобру-поздорову. Я чуть сквозь зубы не зашипела: лежит себе - и пусть лежит дальше!
   Похоже, у наставника свои глаза на спине. Я покосилась на призрачного барса, притаившегося в углу... Не удержавшись, тихо прошептала:
   - Люи, фас!
   Несчастный спирит подпрыгнул вверх: когда в задницу впиваются два ряда острых зубок, наверное, неприятно. Лиар вздрогнул - хотя не должен бы, не настолько уж спириты связаны с магами, - но встать не встал.
   - Говорю, избивайте друг друга! Чего уставились?! Вперед! - рявкнул он в ответ на общий ступор.
   Признаюсь, и я растерялась. С такими методами обучения мне не приходилось сталкиваться даже в школах Ратолла. А там, на минуточку, весьма ленивые профессора, которые и не мечтают пристроить учеников в Магический Университет Леоры. Так что бывало всякое, вплоть до прогуливающих учителей, но чтобы вот так нагло?
   Фыркнув, я отбросила за спину волосы, позволяя Люи расположиться на плече, и опустилась на каменный выступ. Ну хорошо. Я тоже понаблюдаю. Посмотрю, с кем придется дело иметь.
   ___________
  

   ___________
   Время шло, тренировка протекала крайне вяло. Все переглядывались, не решаясь на действия. Не то драться и убивать друг друга, не то отправиться на боковую: наставник, в конец концов, подал дурной пример.
   - Ладно! - не выдержал Тайран. Вышел вперед и осмотрел растерянные ряды стажеров хмурым взглядом. - Встать по двое. Будем отрабатывать удары!
   - А чего ты раскомандовался? - вскинулся незнакомый мне брюнет. - Думаешь, урод, что главный?!
   - Кого уродом назвал? - тихо уточнил Тай.
   - Нет, действительно. Ты кто такой? - встрял манерный блондин и отбросил за спину длинные волосы. Несколько девушек синхронно вздохнули. Он действительно выглядел эффектно, со всем присущим эллаям снобизмом и обаянием. - Давай же, поведай. Я вот Сет из рода Шайти, внук сенатора. Он, - блондин указал на воинственного брюнета, - Войт, сын наместника Аттола. А ты... насколько знаю, никто.
   - Правильно. А вот я... - начала гордо Яла, но блондин повелительно поднял руку.
   - Тебя не спрашивают, не лезь.
   - Да ты знаешь...
   - Кто ты? Яла Рикан, - усмехнулся Сет презрительно. - Дочь посла и внучка никому неизвестного сенатора второго ранга. Закрой свой ротик, девочка. Мы все знаем, ради чего ты здесь. Ножки свои потом раздвинешь. А теперь дай старшим поговорить.
   Ах, ничего себе! Даже у меня пропал дар речи после такого. Яла возмущенно открыла рот, да так и застыла, явно не готовая к подобному обращению.
   Я подавила в себе желание вмешаться. Вместо этого присмотрелась к блондину внимательнее. Он вел себя слишком уверенно, даже для "внука сенатора". Кошачий разрез глаз, печать надменности на холеном лице. В ухе модная серьга, на груди кулон перечёркнутой спирали. Нахмурившись, я коснулась кулона, спрятанного под формой. Пожалуй, парень опасен, сперва я его недооценила.
   - Да как ты смеешь так обращаться с Ялой?! - зато у Шии голос никуда не пропал. Блондин даже не удостоил ее взглядом, сочтя, очевидно, слишком незначительной персоной.
   - Ну давай. Напомни. Кто здесь главный? - скрестил он на груди руки, обращаясь по-прежнему к Тайрану.
   - Сперва научись с девушками общаться, - сжал кулаки Тай.
   - Они переживут, - лениво качнул головой Сет. Желание вмешаться стало подобным зуду, но я стоически его подавила. Не потому, что не желала нарываться, просто, кажется, раскусила замысел Лиарана. - А вот ты бы не лез, когда не просят.
   - А то что?
   - А то уши тебе надерем, понял, выскочка? - проревел Войт и с вызовом толкнул Тайрана в плечо. Тот, недолго думая, ответил ему ударом в челюсть.
   В пещере поднялся настоящий хаос, девчонки голосили, парни ввязались в драку. Как и думала, мне с мальчишками не соревноваться, каждый парень двигался в своем стиле, но ни с одним я бы не хотела оказаться в поединке. Пространство искрило от напряжения и схлестнувшихся энергий.
   - Кровища и кишки, какие зрелища! Конфеток нет? - Люи возбужденно кружилась вокруг назойливым светлячком. Я отмахнулась от нее и задумчиво посмотрела на невидимого другим барса. Спирит Лиарана с удовольствием следил за происходящим, будто оценивал и взвешивал каждую мелочь.
   Это еще одно испытание? Лиаран, пожалуй, не так уж и нелеп. Столкнуть стажеров между собой - и выяснить подноготную каждого.
   - А ты чего притихла? - неожиданно выдернула меня из задумчивости Яла. Чуть в голос не застонала, когда девушка двинулась на меня, слишком злая, чтобы держать себя в руках. - Думаешь, раз твой дядя сам Шарго, то выше остальных?! Я вот считаю, что ты не могла справиться так быстро с испытанием! Ты...
   - Аккуратнее, - устало порекомендовала я.
   - Ты даже не маг, я знаю! Мне Ханна рассказывала... что, не вышло отбить Кая, решила за Лиараном приударить?
   Привязалась же! Эмоции, свои и чужие, разом обрушились на меня. Наверняка бы натворила дел, но... внезапно не потребовалось. Взвизгнув, девушка ухватилась за волосы, а тонкие лианы, расползающиеся змеями по комнате, все равно потянули ее к стене, неумолимо и безжалостно.
   На это обратили внимание. Разумеется, обратили! Лианы заполнили все пространство пещеры, извиваясь и хлеща, кого ни попадя. Я вскочила, удивлённая не меньше остальных.
   - Ну как тебе? Я тут с местными поболтала, - прошептала Люи мне на ухо. Она что, и так умеет?!
   - Люи... - процедила я себе под нос.
   ____________
   Когда все разом на меня обернулись, стало не по себе. Ладно. Придется держать марку. Гордо подняв голову, я придала лицу воинственный вид и капельку презрения. Как положено плохой девочке. Убью спирита!
   - Тебя это достаточно убеждает? - усмехнулась я, подражая Ханне в самой стервозной ее форме. Яла в ужасе цеплялась за волосы, смотря на меня так, будто впервые видела. - Может быть, ты сомневаешься... в моих талантах? Или кто-то другой?
   А теперь фирменный угрожающий прищур сестры. И обвести всех цепким высокомерным взглядом. Я внезапно почувствовала спокойную уверенность, будто делала это сотню раз. Энергии потекли сквозь меня, сплетаясь, уравновешиваясь в привычном танце мироздания.
   "Переключи потоки, чтобы усмирить чужой гнев", - вспомнились незнакомые слова. Легкий гул возник и исчез, сменившись пустотой.
   - Я бы на вашем месте вела себя тише. Мешаете, - выплюнула я раздраженно, и внезапно никто не посмел возражать.
   Кроме одного парня. А вот и самый опасный противник. Я взглянула на Сета. Он словно выбивался из общей массы. Смотрел иначе. Более осмысленно.
   - Значит, ты и есть та самая Арианна Ниал, - блондин вытер пальцем уголок рта, усмехнулся и оценивающе меня осмотрел с головы до пят. Он сделал ко мне шаг, стоило больших трудов остаться на месте, когда он приблизился вплотную и попытался подцепить прядку моих волос. Пришлось ударить кого-то по рукам, на что глаза парня вспыхнули злым весельем. - Дерзкая! А мне это нравится... я, пожалуй, переговорю с Шарго, может, отдаст мне племянницу поиграться?
   - Ты не в моем вкусе, - честно ответила я, и его брови удивленно взлетели вверх.
   - Правда? - Его глаза полыхнули яростью.- У кого-то есть зубки? Запомни, моя хорошая, мне не отказывают, а я не предлагаю. Лишь даю информацию к размышлению.
   - Вот тебе информация к размышлению. Пошел к шаксу! - отрезала я, считая разговором оконченным, но не тут-то было. Не успела я сообразить, как он дернул меня за волосы, наматывая на руку, и притянул к себе. Я зыркнула на него, стараясь не шипеть от боли. Да что с ним такое?!
   - Над нашими манерами надо поработать, сладкая, - процедил он. - Думаешь, я не знаю, что ты любимица Веруда? Думаешь, меня это волнует? Ты хоть понимаешь, что в твоем положении трепыхаться опрометчиво? Ты даже не представляешь, какие силы за мной стоят...
   - Да мне плевать... отпусти меня!
   Голову ожгло огнем, в глазах помутилось. Вскрикнув, Сет отступил - но была ли я тому причиной? Парня буквально выгнуло назад, он застонал, словно его ломало изнутри, и упал на колени.
   Вскоре я поняла истинную причину - и все остальные тоже. Стажеры разошлись, пропуская блудного наставника, слаженно вздрогнули, когда он усилил ментальную хватку, каким-то образом заставляя стажера стенать от боли.
   Вода - довольно капризна. Невзирая на видимую слабость, ее мощь может быть смертельной. Мы все состоим из воды. Это высшее мастерство, управлять человеческим телом через стихию. Лиар, оказывается, полон сюрпризов...
   - Не знаю, как Веруд. Но скажу один раз. Арианна под моей защитой. Тронешь ее, дело перестанет быть делом ученика и учителя. Я заставлю тебя пожалеть. А ты знаешь мои возможности. Теперь пошел вон отсюда.
  

   _____________
   - Ты не можешь меня выгнать, - рассмеялся Сет хрипло. - Это не в твоей власти!
   - И правда, ты у нас особенный. Выгнать из отбора не смогу, а вот из пещеры запросто. Привет Братству! А теперь убирайся.
   В голосе Лиара прозвучала явственная угроза, и Сет, усмехнувшись, не стал опускаться до спора. Он обернулся уже на выходе, солнце красиво подсвечивало его светлые волосы, ложась яркими бликами.
   - Зря ты отказался от семьи, Лиаран. Будь ты умнее, был бы одним из нас.
   - Будь я умнее, вас бы не было, - отрезал Страж.
   Сет с презрением ухмыльнулся и, скользнув по мне беглым взглядом, покинул пещеру. В отличие от него, Лиаран на меня не смотрел. Он наступил на палку, заставляя ее взлететь вверх, подхватил и внезапно одним ударом сбил с ног Войта. Тот хлопнулся на спину с выражением удивления на лице, а Лиар поставил палку наподобие посоха и обвел всех взглядом.
   - Я увидел достаточно. Капризных избалованных детишек. Мнящих себя великими. Слабых. Никчемных. Беспомощных. Скажу один раз и для всех. Увижу подобное... не важно где и с кем... вылетите раньше, чем скажете "а у меня папочка сенатор". Здесь главный я. Усвойте это, вызубрите, выбейте себе на лбу. Попробуете спорить - уничтожу. Всем ясно?
   - Ах, какой мужчина! - подпрыгнула Шия, прижав к груди руки. Лиар подавился на последнем слове, в его глазах мелькнуло досада, и он бросил палку Тайрану.
   - Тай, распредели всех по парам. Может, поубиваете друг друга, было бы здорово. Покажи им... пару приемов.
   Не слушая ответа, Лиар стремительным шагом подошел ко мне, схватил за локоть и буквально вытолкнул в сторону от происходящего.
   - Ты чего?! - возмутилась я.
   - Бери палку, - сухо произнес он. Чувствую, кто-то не в духе. Я не рискнула спорить, послушно взяла шаксову деревяшку и растерянно повертела ее в руках.
   - И что мне.... Ай! - я подскочила, когда меня ударили по бедру. Легко, но с такой издевкой! Лиар крутанул в руках шест, обошел меня по кругу, заставляя повторять его действия, и насмешливо прищурился.
   - Давай, моя особенная ученица. Вечно с тобой проблемы, - хмыкнул он. И помолчав, добавил. - Будет лезть, скажи.
   - Я и сама справлюсь.
   - Или он тебе по душе? - уязвленно поднял бровь Лиар, и я выдохнула.
   - Просто думаю, что смогу...
   - "Спасибо" у тебя в горле застревает, что ли? - перебил меня Страж. Я глубоко вдохнула, сражаясь между здравым смыслом и гордостью. Что ж. Помощь лишней не бывает? Наконец, неохотно буркнула:
   - Хорошо. Спасибо.
   Это его позабавило. Он обошел меня по кругу, поправляя стойку, и, зайдя со спины, уверенно притянул меня к своей груди. Положил руку на мое солнечное сплетение, другой ладонью скользнул по моей руке, выравнивая. Его жесты были резкими, но неизменно замедлялись в конце, отчего, пожалуй, выходили слишком... интимными. Он совсем пощечин не боится, да?
   Сердце забилось чуть чаще, пульс сбился с ровного. Было неловко, его поведение смущало. Я повернула голову, недовольная происходящим, и натолкнулась на спокойный и задумчивый взгляд синих глаз.
   - Видишь, ведь не сложно?... прямее руку... выпрямись... Должен напомнить. Поблажек не жди.
   - А я должна напомнить, что не люблю, когда ты так делаешь!
   - Как делаю, Ари? - Лиар с интересом подался ко мне еще ближе, его волосы скользнули по моей щеке. Он задержал руку на моем животе чуть дольше положенного, будто говорил, что собирается и дальше нервировать. В следующий момент на его губах заиграла тень улыбки, и он меня отпустил. Подхватил с земли шест, вздохнул. - Что ж. Значит, предупреждена.
   - Что... эй! - Я потерла пострадавшую пятую точку и как-то автоматически блокировала следующий удар. Довольно сильный, оставил бы крупный синяк! Лиар отступил на шаг, хмыкнул, постучав шестом по плечу.
   - У тебя красивая кожа, я говорил? Не хотелось бы понаставить синяков. Постарайся меня не разочаровать. Держи стойку, Ари. Ну хоть чему-то ты обучена? Вот и покажи, на что способна.
   - Я тебя ненавижу, - обреченно прошептала я.
   - Уже чуть больше, надеюсь, чем утром? Уверен, к концу месяца ты поймешь, что это была любовь, - хмыкнул он, атакуя. Шакс! Он меня решил теперь вот так убить, раз не вышло с океаном?! - Прости, больно? Ай-ай, бедняжка-а...
   Я потерла место пропущенного удара, но сцепила зубы и схватила палку обеими руками. Нет, я его действительно ненавижу. Если так пойдет дальше, то к концу месяца в стенах Храма кто-то кроваво погибнет.
   Надеюсь, это будет Лиар, себя жалко.
   ________
   Лиаран не шутил - меня он жалеть не собирался. К концу тренировки чувствовала себя отбивной грушей. Охая и потирая спину, я выпрямилась. Бесконечная дорога зигзагами вилась вниз, грозя мне очередным испытанием. Ффф... начинаю ненавидеть это место!
   Другим стажёрам досталось меньше, они больше дурачились мне на зависть. За что мне такое наказание? Я присела на камешек отдохнуть и, шипя, растерла ногу. Синяки болели под нажимом. Еще хорошо, что наставничек бил по ногам, проявив каплю милосердия.
   - Живая? - довольно спросил он, едва покинул пещеру.
   Я подняла голову, морщась и щурясь от яркого солнца. Скрестил руки на груди, ухмыляется, сияет, как солнышко... Ничего-ничего. Наступит время, поднатаскаюсь и до смерти эту заразу отколочу!
   - Вполне, - равнодушно выдохнула я, отворачиваясь к океану. Ветер дул северный, прохладный, совсем не похожий на жаркий столичный. Волосы выбились из прически, теперь лезли в глаза; я убрала их нетерпеливым жестом. Интересно, насколько далеко север? Смотрит ли отец, если жив, на этот самый океан, бросающий ледяные гребешки волн на скалы?
   Лиар как-то подозрительно долго молчал. Я встрепенулась. Почему он так задумчиво на меня смотрит?
   - Ари, - сощурился он. - Если будешь от меня закрываться, ничего не получится.
   - Закрываться?
   - Ты отталкиваешь меня, - обвинил он серьезным тоном. - Не доверяешь.
   - Я тебя не знаю, - отозвалась я. - Мы знакомы пару недель...
   Он осекся, будто хотел что-то сказать, но передумал. Покачал головой в знак согласия, вздохнул.
   - Постарайся не связываться с Сетом. Он может доставить проблем. И обращайся ко мне, если доставит, а не решай все в одиночку.
   - Да-да, - отмахнулась я, злая на наставничка за ноющее тело. Лиаран рассерженно выдохнул сквозь зубы, подошел ко мне и рывком поднял на ноги. Я чуть назад не упала, ему пришлось меня поддержать, положив руки на талию.
   - Не связывайся с Сетом, еще раз говорю! Не... - он запнулся, глядя мне в глаза. - Не лезь в его мозги!
   - Я вообще не умею лезть в...
   - Ари! - повысил голос Лиаран с ноткой угрозы. Его глаза обожгли холодом, а я так устала, чтобы спорить! Прикрыв глаза, неохотно кивнула.
   - Поняла. Не буду вскрывать его черепную коробку и лезть в мозги.
   - Арианна... - с досадой протянул наставник, но губы дернулись в улыбке. - Я не то имел в виду.
   - Не то чтобы я так часто копаюсь в чужих мозгах, это, наверное, довольно противно... но если настаиваешь...
   - Воспитанные девушки слушаются наставника, - пожурил меня маг, и я сузила глаза, сменив ехидные интонации в голосе на холодные.
   - Мы уже выяснили, что я невоспитанная. Осталось выяснить, на что ты постоянно намекаешь, - я посмотрела в его глаза, но он не спешил говорить "я знаю, что ты хранитель". Вдруг не знает? А я выложу на блюдечке. Вздохнув, качнула головой. - Я поняла, Лиар. Не буду к нему лезть.
   - Еще раз.
   - Что?
   - Скажи еще раз, - требовательно повторил он, но я снова его не поняла, и он нахмурился. - Имя.
   - Лиар? - удивилась я.
   Он как-то странно выдохнул, я не поняла, с каким чувством. Это могло быть одинаково и раздражение, и восхищение, и еще жажда меня убить. На всякий случай попыталась выбраться из его хватки, но он рывком притянул меня обратно, пришлось даже остановить падение, поставив ладонь на его грудь.
   Неловко как. Я поджала пальцы и отдернула руку, морщась от его возможной реакции на мое панибратсво. Может, он первый начал, но я не собиралась подхватывать. Он наставник, а я стажер. Получу разрешение, и попрощаемся навек. Нет смысла подпускать его ближе.
   - А что? Лучше наставник? - на всякий случай поправилась я. - Или нет. Наставничек? Эллай Айтири?
   - Лиар подойдет, - глухо произнес он, разглядывая меня с задумчивостью, пристально. Он будто склонился ко мне... едва уловимо... и тут же, отведя взгляд, резко меня отпустил. Я пошатнулась и назло устояла. Как это типично для него! Даже не оглянулся, решительно зашагал к тропе, причем молча.
   Ну и пусть идет. Начинаю привыкать, пожалуй. Я одернула полу накидки, прилагающийся к форме, и присмотрелась к облюбованному камешку...
   - Я на тебя спирита натравлю, если не поторопишься! - рявкнул Лиаран на тропу. Я посмотрела на камень... вслед Стражу... на барса, лениво поднявшегося с земли...
   - Рашакс бы тебя... ни минуты покоя... - прошипела я.
   Делать нечего, поди поспорь! Стараясь не сильно морщиться, я послушно поплелась следом. Уверена, он меня не провожает, а истязает - вряд ли сейчас преодолею такой спуск безболезненно!
  

   __________
   Остаток дороги прошел в идеальном молчании. Я рассматривала бесконечные деревья, вьющиеся по ним лианы, разноцветных птиц и мелких спиритов, с любопытством провожающих нас. Камешки катились под ногами сами собой, иногда у них появлялись любопытные глаза, они оглядывались, крутя приплюснутой головой, а я только вздыхала.
   Здесь... слишком много спиритов. От этого становилось неуютно. Не всегда видеть их - дар. Порой я путала спиритов насекомых с металлическими жучками, наблюдающими за порядком. Иногда барс, ступающий рядом, как верный пес, косо на меня поглядывал. Он больше не скрывался, будто смирившись с моей назойливостью. Но глядя на его мощные лапы, я бы предпочла зверя тоже не замечать, подобно остальным - так спокойнее.
   - Отдохни. Завтра в то же время. Опоздавших...
   - Исключишь, - обрадовалась я, - и они смогут поступить на Искателей!
   - Опоздавших я загоняю до смерти. И они будут в паре со мной всю долгую, долгую тренировку, - с угрозой поправил меня Лиаран. - Гарантирую повышенное внимание с моей стороны.
   Тут он осмотрел меня, приподняв бровь. С ног до головы. Улыбнулся кровожадно - и, хлестнув черной мантией по земле, невозмутимо отправился дальше. Черные волосы в мелких косичках, перевитые лентой, оказывается, достигали наставнику до лопаток. Можно ли быть столь красивым мужчиной и столь вредным наставником?
   - Что за ехидный тип! - скривилась я ему вслед и перевела взгляд на спирита, удобно разместившегося у тропы. Помахала ему руками. - Кыш, кыш...
   Легче гору выгнать с насиженного места! Мрачно, с оскорбленным величием, взглянув на меня, спирит гордо отвернул морду по ветру и закрыл глаза. Это он, вроде, тут теперь останется? Ужас какой.
   Я повернулась к неказистому домику. Надеюсь, Ялы еще нет, вроде они с Шией отправились на обед. Если повезет, наконец-то побуду в одиночестве. Я неохотно поднялась по лестнице, на ходу стягивая пропыленную накидку. Скривилась от боли, стрельнувшей в руке... шаксовы синяки! Шаксов Лиаран!
   Хотелось лечь и заснуть, но едва я ступила на порог, как дернулась обратно и приникла к косяку двери.
   А он что здесь делает?! Я прислонилась к стене и выдохнула, закрыв глаза. Нет-нет-нет! Мне его только не хватало для полного счастья. Я же говорила, надо его избегать. И вообще, я такая уставшая, пыльная, злая... мне не до него!
   Не хочу с ним говорить. Не сегодня, только не сейчас. Я бесшумно оттолкнулась от стены и тихо двинулась прочь.
   - Арианна! Не уходи, - догнал меня спокойный голос, и я поморщилась. Остановилась, шепотом выругалась.
   Но делать нечего. Повернувшись, через силу заставила себя перешагнуть порог.
   Ардиан Веруд ослепительно улыбнулся.
   __________
   Ардиан изучил меня с ног до головы, и от него наверняка не ускользнул мой плачевный вид. Я одернула рубашку, нервничая под его взглядом... сияющий наследник настолько сиял, что рядом с ним становилось тоскливо. Это злило еще больше. Какого шакса он забыл в моей комнате, кто его вообще пустил?
   - Вижу, что ты прошла испытание? - поднял он бровь.
   - Здравствуй, конечно, но зачем ты здесь? - осторожно уточнила я, не спеша отвечать на расспросы.
   Улыбка наконец-то окончательно расцвела на губах Веруда - мимолетная и не слишком веселая. Скорее, горькая, как пилюля. Он покачал головой и, сцепив руки в замок, закинул ногу на ногу. Я только сейчас заметила, что он носит кулон перечеркнутой спирали - и в тусклом свете металл блестит серебром на его груди.
   - Как всегда, четко и по делу. Арианна... я ведь твой куратор...
   - О да, наслышана, - бросила я на стул накидку и нахмурилась. - Хочу предупредить, я не нуждаюсь в кураторе и собираюсь отказаться от кураторства вовсе. Ты...
   - Можешь попытаться, - невозмутимо перебил меня Веруд, но в его глазах полыхнул едва заметный огонек досады. - Не стажер выбирает куратора, а куратор стажера.
   - Так откажись! - Я помедлила и неохотно добавила: - Пожалуйста... Будь так добр.
   Веруд помолчал, рассматривая меня задумчиво, оценивающе. Покачав головой, он легким движением поднялся и без предисловий подошел ближе.
   Я насторожилась. Пожалуй, слишком близко.
   - Зачем мне отказываться от такой очаровательной подопечной? В кои-то веки здесь будет интересно... - усмехнулся он, и я почувствовала, что у меня кружится голова от его обаяния. Кружится в буквальном смысле.
   Он поднял руку, чтобы пропустить прядь моих волос сквозь пальцы. Небрежный, такой естественный жест; сердце забилось чаще, как от угрозы, я отшатнулась, и Ардиан с сожалением сузил глаза.
   - У меня кое-что есть для тебя, - тем не менее, его голос обволакивал спокойствием и уверенностью. Не дав опомниться, Ардиан накинул мне на шею точно такой же кулон, как у него. Перечеркнутая спираль... зачем это?
   - Это приглашение. Я каждый год устраиваю для острова небольшой прием. Приходи вечером, Ари, в заброшенное здание Храма, - он пробежался пальцами по прядкам моих волос, заставив меня напрячься, но большего себе не позволил. Только сощурился с иронией, будто его мое поведение забавляло. - Я пришлю за тобой.
   - Не пойду я никуда! - возмутилась я, берясь за цепочку, чтобы вернуть подарок. В отличие от отцовского кулона, старого и потрепанного, кулон Ардиана блестел чистым серебром и был украшен каким-то камнем в сердце. Но я предпочитаю отцовское наследие, дорогих безделушек от едва знакомого парня мне вовсе не надо.
   - Жаль, - притворно вздохнул Ард и прислонился к стене в притворном расстройстве. - Я надеялся, ты поможешь мне вернуть сестру из царства зеркал.
   Слова повисли в воздухе, жизнерадостные и легкомысленные, что никак не вязалось с их смыслом. Я застыла, не в силах поверить своим ушам.
   Ардиан же пожал плечами и оттолкнулся от стены, чтобы уйти.
   - Но что поделать...
   - Откуда ты?...
   - Знаю о Лабиринте? - хмыкнул Ардиан. Он подошел ближе и подцепил мой подбородок пальцем, заставляя посмотреть в его глаза. Спустя мгновение они сузились, а улыбка обратилась жесткой усмешкой. - Я многое знаю, Арианна. Ты придешь на вечеринку. Так, как я хочу.
   Голову ожгло огнем, и мир завертелся, всего на мгновение, но этого хватило, чтобы я поняла - приду. Возможно, из-за слов Веруда. А может, потому что не успела его остановить, чтобы выяснить, что он конкретно знает. Едва сказав эти слова, он обогнул меня и покинул комнату. Только на выходе оглянулся.
   - Но знаешь, любовь моя... не всегда зеркала стоит беспокоить. Это может быть опасно. Мой тебе совет, держись подальше от пещеры древних.
   Хлопнула дверь, а я все также стояла и хлопала глазами. Беззвучно и наверняка глупо. Но в двух фразах Веруд умудрился вывалить на меня такое море информации, что разум отказался иметь со мной дело.
   Зеркала?
   Он знает о Тиаре?
   И о Лабиринте?
   А что если... он Хранитель? Возможно ли это? Это бы многое объяснило...
   Я села на кушетку, пытаясь осмыслить ворох информации, и встряхнула головой. Мысли не складывались, но определенно - Веруд полон сюрпризов.
  
  
  
  

   _________________
   Приятно после долгого дня окунуться в теплую водичку, чтобы смыть все тяготы жизни. Я сложила вещи стопкой у двери, распустила волосы и, не задумываясь, окунулась с головой... ай! Я вынырнула, чувствуя себя обманутой в лучших чувствах. Потерла плечи дрожащими руками, но теплее не стало.
   В теплую водичку - очень даже приятно! А вот в ледяную - так себе удовольствие. С надеждой посмотрев в сторону двери, я все-таки осела обратно в большую лохань.
   Остров не радовал благами цивилизации. Даже вульгары жили с большим шиком, чем местные стажеры. Холодная вода, лохань взамен нормальной ванны, никаких подогревающих магических кристаллов... вместо комнаты, сверкающей позолотой, серый сарай, с бесчисленными дырами и щелями, в которые задувал свистящий ветер.
   - Люи, дверь точно закрыта? - Я положила руки на стенки лохани и настороженно огляделась.
   Сарай слишком... большой. Чувство было, будто на виду купаюсь, но не бегать же грязной и запыленной до конца отбора? Хорошо, смеркается, даже если кто-то снесет дверь, не заметив хлипкого замка, вряд ли толком меня разглядит.
   - Да, да! - раздраженно заявила Люи, потряхивая за горло какую-то светящуюся ящерицу на манер копилки. Где она раздобыла огненного спирита?
   Но где бы ни раздобыла, а стоит накупить мелкой заразе конфет. Я блаженно вздохнула, когда вода, зашипев, нагрелась при соприкосновении с искрами, сыплющимися во все стороны. Люи отбросила ящерицу и уселась на бортик.
   - А теперь давай о главном... где мои конфеты? - грозно спросила она. Я убрала волосы со лба и, положив руки на бортики, лениво прищурилась.
   - В комнате в сумке, только... - спирит испарилась быстрее, чем я договорила, так что слова повисли в воздухе: - ...не лопни, мелочь зубастая!
   Я фыркнула: дружба дружбой, а конфеты важнее! Теплая вода расслабляла, снимая боль и усталость пережитого, и я понемногу вспомнила, что умудрилась выжить. Подводя итоги трех дней, это были странные-странные дни, с обилием неприятностей и невыносимым наставником. С Ялой, которая решила, что я хочу этого наставника увести, с Сетом, который вел себя странно - и Ардианом, от которого оказалось непросто избавиться. Духи небесные, я так устала!
   - Могла бы поприветливее меня встретить, Кио-ре! - посетовала я в пустоту, обращаясь к духу-покровителю Храма. Но та гордо меня проигнорировала, и я приступила к наведению красоты.
   Это странно, что мне хотелось выглядеть на приеме Веруда хотя бы чистой и опрятной? Нельзя ударить в грязь лицом, большей частью из-за семьи; мама не переживет, если ее дочь заклеймят замарашкой. Внешний вид для нее - все.
   Самое время подумать о платье. Ну какие у меня платья в таком месте? Я и раньше их не любила, но, учитывая окружение Веруда, там не будет никого, кто мог бы заявиться на прием в форме. Придется озаботиться проблемой.
   Хоть к Ханне визит делай... просить, конечно, без толку, и тряпки не даст. А вот ограбить - идея неплохая. Я потерла синяк, зашипела и с раздражением откинулась назад. Ладно, можно Ялу ограбить. И вообще, потом подумаю, время до завтра есть. Я закрыла глаза, позволив себе на минутку забыть о том, где нахожусь и что будет дальше....
   - Тшшш! Тихо ты, Шия!... где ее одежда?...
   - Ял... ой, это не Яла!...
   - Действительно, какая встреча! А теперь обе убрались, пока я не решил, что вас видел! - раздались сначала женские, а потом мужской голос за дверью, и последний напугал до шаксов! А еще больше последовавший за этим стук открывающейся двери...
   Вздрогнув, я попыталась вскочить. Но вместо этого вода взбунтовалась, вздувшись пузырем, и со всего размаху придавила меня, окуная с головой! Я почувствовала всплеск водной магии, и, вынырнув, чуть снова не захлебнулась, когда на меня обрушился ветхий полог - подозреваю, опять магические проделки.
   Но весьма уместные! Побарахтавшись, чтобы выбраться из-под привалившего счастья, я поспешила прижать к себе хлипкую ткань. Хоть какая-то защита от взглядов.... некоторых! Да, некоторых! Особо наглых!
   Я до боли стиснула ткань, к счастью, настолько широкую, что обеспечила мне полное прикрытие. Напоследок перебросила часть ткани через плечо, чтобы скрыть знак дара...
   Шакс! Ему что здесь надо?! Я полоснула Лиара убийственным взглядом, но он не особенно проникся, занятый в это время разглядыванием стенки, а не меня. Это он так теперь приличным человеком притворяется?! Вломился в сарай с лоханью, окунул меня под воду, стоит тут себе на пороге, прислонившись спиной к косяку двери, да еще мою одежду на вытянутой руке держит!
   - Какого шатайнного шакса, бодун тебя подери, ты здесь забыл?! - прошипела я не хуже пустынной змеи. Лиар, по-прежнему изучая стену, устало выдохнул.
   - Работаю, видимо, охраной. На будущее, следи за вещами и запирай двери, когда... - он перевел взгляд на меня и бегло скользнул по лохани. Я стиснула ткань сильнее ... - Когда остаешься без одежды, - насмешливо закончил он фразу. - Мало ли, кто может зайти.
   - Я запирала!
   - Плохо, значит. Но если тебе не нужна одежда... - он сделал вид, что собирается уходить, и я встрепенулась.
   - Положи... рядом с дверью! - быстро выдавила я. - И, Кио-ре тебя подери, изыди!
   Так он и послушался! Усмехнувшись, Лиар отстранился от косяка двери, преодолел разделяющее нас пространство и небрежно бросил сверток у лохани. А сам, поставив на бортик локти, с интересом скользнул по мне взглядом... то есть по занавеске... слава духам небесным, не по мне, прикрыто все, что положено прикрывать! Я напряглась и насторожилась, что ему надо?!
   В его глазах плясали шаксы. Самоуверенные шаксы, потому что, как только я выберусь из этой смущающей ситуации, то утоплю наставника в этой самой лохани, и мне даже не будет стыдно!
   -Это откуда? - он протянул руку, и из его ладони выскользнул кулон. Ай! Ну опять он к этим спиралям привязался! Подарок Ардиана сверкал в полумраке всеми гранями, как сверкал и лед в синих глазах Лиарана.
   Я зыркнула на него, намекая, что место для вопросов он выбрал самое неподходящее.
   - Может, ты мне одеться дашь? - решила я напомнить о приличиях.
   Меня, конечно, не соблазнять пришли. Кажется, отчитывать. Лиар резким жестом спрятал в кулаке кулон. Будто издеваясь, с легким намеком на интерес, окинул меня оценивающим взором. Брезгливо повел плечом и, выпрямившись, выдохнул:
   - Одевайся и выходи. Разговор есть, - сухо бросил он, после чего, покинув сарай, решительно хлопнул дверью.
   Я выдохнула, сообразив, что сердце в груди бьется так часто, что больно дышать. Разжала стиснувшие ткань руки. Выругалась. Выругалась еще раз.
   Отругала Кио-ре за пакостливую натуру!
   Сдались ему эти кулоны! У этого Лиарана вообще хоть какое-то понятие о приличиях есть?! Ну хоть капелька?! Хоть малюсенькая?! А что в следующий раз будет, он ко мне в постель залезет, чтобы допросить?!
   - Кыш! - Я зашипела на разлегшегося у двери барса. Спирит лежал, как сфинкс, вытянув лапы и смотря на дверь, не на меня. Но что-то неуютно стало, и я побрызгала на эту тварь водичкой. - Брысь, кыш отсюда! Пошел вон!
   Ноль реакции, фунт презрения! Я сцепила зубы и зарычала сквозь зубы. Вот тебе и искупалась, шакс дери! Приняла ванну, расслабилась!
   Обмотавшись занавеской, как тогой, я неуклюже вылезла из лохани, оставляя за собой дорожку капель. Сверкать наготой желания не возникло; пусть барс - никакой не Лиаран, но чувство такое, будто за мной бессовестно подглядывают.
  

   ____________
   Хмуро затворив дверь, я исподлобья, обиженная в лучших чувствах, взглянула на наставника. Невозмутимо сложив на груди руки, он с интересом меня изучал. Даже неловко. Может, он ничего и не видел... но сам факт того, что он способен вот так легко попрать все нормы морали, уверенности не внушал.
   А еще этот кулон...
   Лиар смотрел на меня жестко. Не романтично, не игриво, не раздевающим взглядом уж точно. Он будто меня решил пришпилить взглядом, как бабочку к доске. Свет фонарей скользил по его черным волоса, теряясь в складках черной мантии. Он выглядел... пожалуй, напряженным.
   - Подарок Веруда? - вместо извинений процедил он.
   Я не вдохновилась, фыркнув и потерев волосы полотенцем. Но у синеглазого этот жест вызвал неправильный интерес, и я, почувствовав себя не в своей тарелке и почему-то сбившись в дыхании, оставила попытки высушить волосы.
   - Плохие манеры? - в тон откликнулась я. Он моргнул, сначала озадаченно, потом с досадой.
   - Ах, это... ты же понимаешь, что на севере никто тебе личные покои, чтобы принять ванну, не выделит?
   - Мы не на севере. А я эллая. К твоему сведению, не последнего уровня. Моя репутация мне дорога. А ты со своей, что хочешь делай! -отрезала я. - Нравится врываться к женщинам, да пожалуйста, но не ко мне! Ты мой наставник, а не... - я запнулась, не в силах подобрать вежливого определения.
   - Не любовник? - насмешливо уточнил Лиаран, и я нахмурилась, взглянув на него в упор. - Заманчивое предложение. Пройдешь отбор и посмотрим... - загадочно сверкнул он глазами, похоже, издеваясь.
   Я сжала кулаки, чуть не рыча от возмущения... законно имею право возмущаться, между прочим... и выхватила у него из рук цепочку кулона. То есть попыталась, но он оказался сильнее, вместо этого перехватив мое запястье. Он притянул меня ближе, продолжая пожирать взглядом, будто и не заметил попытки отобрать украшение.
   - Или уже пообещала себя Веруду? - закончил он. - Зачем он приходил к тебе вчера?
   - Что? Нет! Он просто пригласил меня на... - я прикусила язык, не зная, тайная это вечеринка или нет, но Лиаран внезапно качнул головой.
   - Ты не пойдешь на прием, - жестко приказал он. Я нахмурилась. А с какой стати он в это вмешивается?!
   - Первое. Он мой куратор. Второе. Пойду, - отрезала я. Лиар посмотрел на меня с яростью, я сузила глаза, не намеренная уступать. У меня и выбора нет!
   И тогда, что удивительно, лед в синих глазах сменился задумчивостью. Наставник будто изменил тактику, поняв, что ничего не добьется напором. Проведя ладонью от запястью к моему предплечью, он сделал ко мне шаг, оказавшись вплотную, и испытующе заглянул в глаза. Буквально окутывая теплом, гипнотизируя... я вдруг поняла, что он подавляет своим спокойствием...
   И затаила дыхание, не в силах отступить, а он, будто издевался надо мной! Склонился ниже, почти касаясь губами моего лица... так удивилась, что забыла отреагировать, а после уже поздно было! Я угодила в умело заготовленную ловушку.
   - Ари... - тихо выдохнул он, лаская голосом мое имя.- Зачем тебе на этот прием?
   - Тебя не касается! - нашла я силы огрызнуться, но его пальцы сжали мое предплечье сильнее, он склонился к уху и прошептал:
   - Ты не пойдешь на прием...
   - Или? - не купилась я.
   - Или я расстроюсь и не позову тебя на личную тренировку, - с придыханием поведал он. Я правда старалась. Ну очень сильно. Но, не выдержав, фыркнула. Вот так угроза! Напугал!
   - Тогда я просто обязана пойти!
   - Ты не поняла, - он чуть выпрямился и убрал с моего лица влажные волосы. Я отдернулась от заботливого жеста. - Если пойдешь, будешь первая, кого я исключу из отбора. Без права на север.
   Только сейчас я заметила за его внешней заботой, теплом и соблазнением нотку ледяного холода. Губы улыбались, но глаза оставались жесткими, решительными. Он не шутит?
   Мне не нравилось, когда мной командовали. Да еще... так! Используя рычаги давления, вынуждая подчиняться. Это разозлило, зато и пульс пришел в норму, и дыхание выровнялось. Не в силах удержаться от ответной шпильки, я дернула его за воротник, притягивая. Посмотрим, как наставничку понравятся собственные методы. Я подалась ближе, припомнила Ханну, а точнее, ее приемчики...
   Прищуриться с интересом. Провести пальцем по мужской щеке... ослепительно улыбнуться, но с ноткой превосходства...
   Лиар задохнулся, расширив глаза от удивления, а я улыбнулась еще шире.
   - Что ж. Придется мне искать нового наставника! - процедила я со злостью и, небрежно оттолкнув наставника, выхватила из его лап кулон. Видимо, такой подлости Лиар не ожидал. Отступив, разжал хватку, а я, заполучив все, что мне надо, развернулась и отправилась вниз по тропе. - Не забывай про договор! - крикнула я напоследок. - В нем ни слова о Веруде! Ты не можешь запретить мне общаться с куратором!
   - Ари... - прорычали сзади, так что я предпочла ускориться, пока наставник не сообразил, что его авторитет подвергают сомнению.
   - Ари, Ари... - прошипела я под нос, наматывая на руку кулон. И злобно взглянула на невозмутимо пристроившегося рядом барса. - Будто у меня есть выход! - пожаловалась я ему. - Твой хозяин мертвого достанет, ясно?!
   Барс сузил глаза, столь похожие по цвету на глаза Лиара. Как-то укоризненно их сузил. Вздохнув, я решила, что с меня на сегодня довольно наставников. Мне еще платье искать...
   И где мне его искать, кто бы подсказал!
   ____________
   Как ни странно, не я нашла платье, а оно меня.
   В какой-то момент я уже отчаялась раздобыть необходимую вещь, в тоске размышляя, не проще ли послушаться наставника. Во-первых, проблем меньше. Во-вторых... я покосилась на невозмутимого барса, застывшего у порога, и вздохнула.
   Во-вторых, Лиаран всерьез решил за мной следить - если не лично, то с помощью барса, а также Тайрана и еще кучи подозрительных личностей. Целый день все подряд наперебой крутились рядом, так и не позволив ограбить Ханну. И, наконец, в-третьих... мне банально лень куда-то идти.
   Как же меня раздражает шаксов этикет! Разноцветные бусины на веревке в очередной раз сорвались с волос, и я бухнулась лбом на сложенные руки. Да кто придумал эти ашерские наряды?!
   - Эллая Арианна Ниалл? - раздалось из-за двери, и я сдавленно простонала, не поднимая головы:
   - Да-а?!
   - Ардиан Веруд шлет вам искренние пожелания хорошего дня и надеется, что вы почтите визитом его вечер. Прошу вас, примите скромный дар!
   Что, уже пора?! Я взглянула на часы - вроде в запасе куча времени... Вскочив, распахнула дверь, и мне тут же втиснули в руки огромную, прямо-таки огроменную коробку! Я пошатнулась, пытаясь найти равновесие с привалившим счастьем, и хмуро уставилась на посыльного слугу. Однако мужчина остался нем и глух к моему возмущению, только сдержанно поклонился... вульгар, привыкший прислуживать ашерам.
   - Через два часа я буду ждать вас у Храма Кио-ре, эллая! Благодарю вас! - он снова поклонился и был таков.
   Коробка оказалась легкая, но габаритная. Что Веруд еще задумал, что за скромный дар? Я пинком захлопнула дверь, ругаясь, на чем свет стоит. Мне уже не хочется идти на проклятый прием, хочу спокойно провести день, пользуясь отсутствием Ялы. Лиаран, мстительный, как обычно, в награду за воровство вещей направил Ялу на ежегодную уборку Храма. К ее ужасу, надо сказать.
   Но когда я открыла коробку, желание пропустить прием превратилось в навязчивую потребность.
   - Что у него с головой? - прошептала я.
   Такие "скромные подарки" малознакомым девушкам не дарят. Я вытащила из коробки шуршащее произведение швейного искусства, потому что как назвать иначе это платье - не знаю. Я даже побоялась к нему прикасаться, тут же уложив обратно. Отшатнулась и, кусая губы, прошлась из угла в угол.
   Ханна - тратит порой на шмотки кругленькие суммы. Но даже она никогда бы не взглянула в сторону... такого. Проще сразу швею купить, дешевле выйдет. Совсем купить, в вечное рабство.
   - "Роузи", - прошептала я название лучшей фирмы Леоры и брезгливо уронила бирку обратно.
   Я могу быть сколь угодно неопытной в отношениях с мужчинами... но одно знаю точно: взамен подарков всегда ждут чего-то особенного. Тем более взамен таких подарков... а тут еще и туфли, и бижутерия... Веруд меня пугал! Что ему от меня надо? Искренне надеюсь, что не то, о чем думается!
   - "Арианна, если вернешь платье, я его выброшу. Искренне твой, Ардиан Веруд", - обнаружила я записку, будто платья мало, и скривилась, разглядывая злополучный "скромный дар", как змею, притаившуюся в постели.
   Да, мне нужно платье...
   Но не такое же!

   - Ну ладно, - решилась я, аккуратно вытаскивая платье из коробки. Дорогая ткань шелестела и переливалась на свету, а уж когда я примерила платье и подошла к зеркалу, даже мое, равнодушное к шмоткам, сердце дрогнуло.
   Платье струилось до самого пола. Я пригладила юбку - невероятная ткань! Мерцающая, полупрозрачная, во много слоев, она была похожа на спадающий водопад, сверкающий в лучах солнца. Сколько, интересно, Веруд за него денег отдал?
   К тому же, мне это платье что-то напоминало... смутное воспоминание, ускользающее, невесомое, как крылья бабочки... словно все это уже было, очень давно. И я точно так же стояла в этом платье у зеркала, а кто-то протягивал мне руку... много лиц, все сверкает и переливается, и в зале так много людей. Но по-настоящему важен лишь один...
   Я встряхнула головой, отгоняя внезапное видение - от него осталось чувство трепета и горечи. Как вино с ядом. Мне нравилось отражение в зеркале, но в то же время захотелось сорвать платье, отбросить его, как гремучую змею... я потянулась к завязкам, но тут же уронила руки.
   Мне больше нечего надеть. Не все ли равно, что на мне за платье? Найду Веруда, поговорю - и уберусь с этого проклятого приема, только меня и видели. И, разумеется, отправлю платье обратно, зачем оно мне сдалось? Путсь выбрасывает, уже не мои проблемы.
   Я подхватила волосы заколкой, вставила в уши длинные серьги из коробки - все предусмотрел, надо же, - и решительно покинула комнату. К Веруду у меня есть целый ворох вопросов, и он мне на них ответит, хочет или нет.
   ________________
   Меня услужливо провели мимо Храма в какие-то катакомбы неподалеку. Я слегка удивилась, обнаружив тайный ход к Университету, зато одной загадкой стало меньше. И раньше замечала, что самые знатные ученики не проживают в Храме. Еще бы! Жить в сарайчиках и питаться помоями - это почти оскорбление для таких, как Ардиан. Им подавай самое комфортное. Самое престижное. Самое лучшее.
   Я бы тоже с удовольствием обменяла драксов-пауков на уютную чистую комнатку. И мне даже не было бы стыдно, вот такая я меркантильная.
   Да что там! Я бы даже в этих катакомбах охотнее поселилась - они оказались чистенькими и опрятными, превосходя мое жилище по всем параметрам. Я оглянулась на подсвеченный солнцем вход. Все лучше, чем драксы.
   - Сюда, эллая, - поторопил меня вульгар.
   Я пригладила платье, нервничая, и глубоко вдохнула - ну куда лезу? Вся эта столичная элита - чуждый мне народ. Как они примут, мало волнует, лишь бы не сожрали с косточками. А ведь могут... в этом приглашении - одна радость! От синеглазого отдохну.
   Но поскорее бы поговорить с этим Ардианом, шакс его дери с его загадками, и отправиться домой, только меня и видели. Я подхватила юбки, опасаясь за сохранность чужого и очень дорогого платья. Мне его еще возвращать.
   Шаги вульгара эхом отдавались от стен, пахло древностью. Я остановилась шагов через двадцать. Провела пальцами по спиральному изображению лабиринта на стене.
   - А кто построил это место? - вырвался у меня вопрос.
   - Хранители, эллая. Здесь все построено для них, - у вульгара как-то почтительно прозвучало слово хранитель, до непривычности. - Хранители были мудры...
   - Особенно Азар, - фыркнула я, и вульгар неожиданно принял за чистую монету.
   - Господин Азар хотел преподнести этому миру неоценимый дар.
   И снова эта почтительность, настолько глубокая, что кажется фальшивкой. Мог ли вульгар вообще одобрять действия Азара, который пытался их полностью истребить и делал для этого все возможное? Слова вульгара звучали странно, неправильно, искаженно... словно чужая навязанная воля.
   Я посмотрела ему вслед, спохватилась, и, подняв юбки, заторопилась следом. Должно быть, мужчина так хорошо заучил свою роль, что привык говорить то, что, по его мнению, порадует "хозяев". Я вспомнила, куда направляюсь... снобов среди детишек сенаторов хватает. На месте вульгара тоже, наверное, поддакивала бы каждому слову.
   Коридор вскоре свернул, и я поняла, что храмовая часть осталась позади - поняла по расписным стенам с золочеными подсвечниками, по красным ковровым дорожкам, идеально чистым. Университет всегда отличался роскошью. Бывшая резиденция хранителей просто не могла быть бедной, так? Если в прошлом воплощении я здесь проживала, то самой себе завидую! Никаких драксов.
   - Об этом ходе только эллай Веруд знает, - внезапно нарушил молчание вульгар. - Велел вас по нему провести. Только для вас сделал исключение.
   - Вот не стоило, право слово, - с досадой отозвалась я, отнюдь не радуясь такому повышенному вниманию. - А куда мы идем?
   - В самый красивый зал университета, господин его каждый год снимает для приема, -подобострастно отозвался мужчина. - Для особенного приема. И вы особенная гостья. Для меня честь вас сопровождать.
   - Вот шакс... - против воли вырвалось у меня, но так тихо, что вульгар не услышал.
   Все эти мелочи, вроде платья, кураторства, роз... Веруд будто старался подобраться ближе, и меня это, не скрою, пугало. Я не понимала его интереса. Все это смахивало на ухаживание - хотя я сделала все, чтобы Ардиана оттолкнуть.
   Может, я так боялась его интереса потому, что часть меня находила его привлекательным? Он чересчур обаятелен, но общение с ним губительно - если, конечно, не хочу пополнить коллекцию его разбитых сердец.
   Вульгар придержал для меня незаметную дверь и, пройдя еще пару коридоров, мы вышли в вестибюль Университета. Я повернулась вокруг себя, разглядывая гигантские витражи с изображениями, очевидно, хранителей. Здесь все дышало историей. Каждая деталь интерьера со смыслом. Я узнала знаки лабиринта, оформленные в виде фресок. Потолок, расписанный охранным узором. Даже в узоре паркета угадывалась сакральная символика.
   Это был чуждый мне мир, все такое красивое, богатое, даже чрезмерно. Широкие лестницы, с позолоченными перилами, уводили на второй этаж; огромные люстры освещали помещение светом, приглушенным к вечеру. Много зеркал, создающих ощущение абсолютной бесконечности...
   Я поёжилась - но все же... несмотря на подавляющую масштабами обстановку и все эти зеркала, впервые за весь вечер мне стало спокойно. Даже уютно. Будто домой вернулась.
   Вульгар окликнул меня и сделал приглашающий жест в сторону особенно вычурных дверей. Он что-то шепнул стоящему у них стражу, и тот любезно шагнул в сторону, меня пропуская. Не рискнув задерживаться, я глубоко вдохнула и, выпрямив спину, шагнула через порог.
   _______
   Дверь тут же захлопнулась, отрезая меня от тишины и умиротворения вестибюля. Я очутилась в эпицентре гомона, голосов, смеха и блеска. Спокойная, даже томная, музыка будто специально вплеталась в чужие голоса, сливаясь по общему фону и настроению.
   Я внезапно почувствовала, как у меня скрипнули зубы. Терпеть не могу приемы! Я схватила у пробегающего мимо вульгара бокал с подноса, больше для вида, чем для дела, и оглянулась.
   Ой. Почему на меня все смотрят?
   Все действительно смотрели, не то чтобы вызывающе, а скорее, так, исподтишка. Кто-то с любопытством, кто то с завистью - спасибо, Веруд, за платье, услужил! - а кто-то с неприкрытым восхищением - дважды спасибо! Парни шарили по мне взглядами; свита Веруда - с нездоровым интересом, Рем - едва его знаю - рассматривал излишне пристально и серьезно.
   Я нервно отпила из бокала, поморщилась и посмотрела бокал на свет. Духи небесные! Да одна бутылка этого вина стоит, как весь Храм Кио-ре со всеми монахами! Неудивительно, что Веруды здесь пользуются таким влиянием...
   Так, надо собраться. Я здесь ради Тиары... Я отбросила за спину волосы и нахмурилась. Так много знакомых лиц! Кай... О духи небесные, Кай! Вот не повезло мне так сходу на него наткнуться. Я видела его макушку, но мне и этого хватило, чтобы понять, что вечер будет сложным.
   Я проворно скользнула в сторону, надеясь затеряться, но и тут меня ждала неудача. Я коротко выругалась себе под нос, резко свернув к столам и сделав вид, что оголодала в Храме. Потому что, шакс дери, синеглазый-то здесь что забыл?! Лиар, небрежно облокотившись о статую, премерзко усмехнулся, приметив меня. Мой маневр к столам его не обманул, уловив, как я тщательно избегаю встречи, он вдруг резко изменился в лице, поджал губы. Отстранился от статуи и ко мне двинулся.
   - Ты издеваешься... - процедила я себе под нос. Сунула в рот ягоду... Клубнику вроде... И поморщилась с досадой. Где этот Веруд, тысяча шатунов ему на пути и пару драксов за пазуху!
   - Прошу минуту внимания! - внезапно обнаружился Ардиан, словно откликаясь на мои мысли. Я повернулась к нему, как и все остальные гости.
   Но он смотрел лишь на меня, взглядом... странным. Он не стал разряжаться, отдав предпочтение парадной форме Стражей, белой с золотым узором. На нем она смотрелась иначе. Может, из-за легкой нотки небрежности, или из-за фривольно расстегнутого плаща, наброшенного на плечи... Ардиан выглядел бесподобно. Как обычно, разумеется, но, может, немного больше, чем обычно.
   Но то, как он смотрел на меня... пристально, с едва прикрытым восхищением... на меня будто обрушилась его страсть, и желание, и предвкушение... даже азарт. Так кураторы на стажеров не смотрят. Так вообще смотреть запрещено.
   И, разумеется, этот взгляд заметили все остальные. Все. Без исключения.
   - Я хочу представить вам особенную гостью. Ту, которую я пригласил лично. Которой я безмерно рад, - в его голосе промелькнула нотка теплоты, и он сделал шаг в моем направлении. - Я спешу представить вам мою избранницу, Арианну Ясмин Ниал! Кто знает, - он усмехнулся, поднимая в мою честь бокал, - возможно, однажды она украсит род Верудов?
   - Что? - ахнула я, но мой голос заглушился звоном разбитого стекла. Стекло разлетелось на мелкие осколки, но Ханна, которую Веруд только что покинул, даже не обратила внимания, что из ее руки выскользнул бокал.
   Она тоже смотрела на меня, как и все остальные. И в ее взгляде было столько ненависти, сколько обещания было в глазах наследника.
   Я ее понимала. Всех девушек в зале понимала. Я только Веруда не понимала - и что мне теперь делать тоже не понимала: ведь Ардиан только что, во всеуслышание, заявил, что я принадлежу ему.
   _______________
   Я в растерянности посмотрела на синеглазого, по лицу наставника пробежала тень, и кулаки сжались сильнее. Но в остальном он сохранил внешнюю невозмутимость.
   - Ты, как обычно, самоуверен, Веруд, - спокойно отозвался Лиар. Он подошел ближе и положил на мое плечо ладонь. - Говоришь о моем стажере так, будто имеешь на то право. Но она принадлежит мне на все время обучения. Для сведения, общение с тобой входит в главный запрет моих учеников.
   - Неужели? - полыхнули злостью глаза Веруда. Он скрестил на груди руки, не опустив бокала, и сощурился. - Наш изгнанник объявился...
   - Я здесь, чтобы проводить Арианну до Храма... где ей и положено быть, - эта угроза предназначалась уже мне. Я повела плечом, пытаясь сбросить руку Лиара, но куда там! Хватка стала жестче, его пальцы впились в мою кожу.
   Нахмурившись, я занервничала сильнее. Это ни в какие ворота. Если они сейчас подерутся, я, чур, не виновата.
   - Тебе придется подождать, - ласково, но вместе с тем жестко, отрезал Веруд. И взглянул на меня, тепло, но с предупреждением, даже нажимом. - Арианна? Позволь пригласить тебя на танец?
   Он протянул мне руку и улыбнулся, когда я в растерянности замерла. Принять его предложение - значит, согласиться с принадлежностью Веруду. Согласиться с его словами и неожиданным заявлением. Иными словами, если приму этот танец, в глазах остальных буду не просто девушкой Ардиана - о нет. Гораздо хуже.
   Я буду той, кто "возможно, однажды украсит род Верудов". Не знаю, чем это мне грозит... особым отношением, наверное... но все равно мне это не нравится. Совсем. Подобным заявлением Ардиан ясно и четко дал понять всем, что считает меня своей - а учитывая, насколько он популярен среди девушек не только Академии, но и всей Леоры, однажды меня из ревности придушат ночью подушкой.
   Перед глазами в красках пронеслись сотни газетных заголовков, от "избранницы Ардиана" до "избранницу Ардиана нашли задушенной в собственной постели", и я вздрогнула, не желая в это ввязываться. Заметив мои колебания, Веруд улыбнулся.
   - Ари. Нам так много надо обсудить, - сказал он вкрадчиво.
   Шакс... это он так намекает, что за танцем расскажет о Тиаре. Я сглотнула, по-прежнему не уверенная. Прикрыла глаза, тихо-тихо выругалась...
   У высшего общества свои игры. Быть может, это одна из них и ни к чему меня не обязывает? Я распахнула глаза, мило улыбнулась, ставя на поднос бокал, и взглянул на Лиарана очень и очень выразительно. Надеясь, что он поймет: у меня просто нет выбора.
   Но как бы он понял?
   Синие глаза потемнели от разочарования, и я глубоко вздохнула. Ладно, потом объясню. Вложив руку в ладонь Веруда, я лишь вздрогнула, когда он рывком развернул меня и прижал к себе. Пожалуй, слишком близко... но стоило мне попытаться отстраниться, как он притянул меня еще ближе, словно издеваясь.
   - Что ты устроил? - не удержалась я от вопроса, когда грянула музыка.
   - А что я устроил? - снисходительно уточнил он, в то время, как его пальцы на моей талии рисовали загадочные узоры. Чувство приятное, но неуместное. Я сощурилась.
   - Твои слова! Ты прекрасно понял, о чем я! Не заставляй меня их повторять...
   - Ах это! Я действительно надеюсь, что ты украсишь род Верудов, - небрежно бросил он, и я в ужасе на него взглянула. Даже не знаю, как на такое реагировать...
   - Что такое, Ари?
   Какой невинный вопрос! Я открыла рот, чтобы выдать возмущенную тираду, а потом придушить наследника прямо посреди танца. Но, подумав, решила, что нет смысла сотрясать воздух - есть вещи поважнее.
   - Ладно, плевать! На всякий случай я против, но думай, как знаешь, только держись в рамках, - я не обратила внимания на недовольный прищур наследника при этих словах и мотнула головой. - Я здесь только ради Тиары. Что ты знаешь о лабиринте?
   - Знаю, что тебе там не место, - Веруд поднял руку и убрал с моего лица прядь волос. Хотя я честно отшатнулась от его прикосновения, не желая давать ложных надежд. - Ты красива. Арианна... всегда красива.
   - Ты... - я замялась, не зная, как озвучить вопрос насчет хранителя. "Ты, случаем, не хранитель, как я?" нет, не туда... - А ты не...
   - Хранитель? - усмехнулся он, и я вздрогнула. Сглотнув, сощурилась и посмотрела ему в глаза, ожидая ответа, наблюдая за реакцией... ничего не прочесть!
   - Так ты хранитель? - резко спросила я, устав ходить вокруг да около.
   В глубине зеленых глаз вспыхнули искры; Ардиан внезапно оттолкнул меня и закрутил, как положено в танце. Он перехватил меня за талию, крепко прижав спиной к своей груди, но не перешел к следующей фигуре, вместо этого положив подбородок на мое плечо.
   - Кто знает, - легкомысленно отозвался он. Я повернула к нему голову, ожидая объяснений, но он не спешил их давать, скользя пальцами по моему виску и щеке, словно любуясь. Пусть делает, что хочет. Меня сейчас другое волновало.
   - Ты знаешь, что с Тиарой? - хрипло выдохнула я.
   - Она в руках Азара, - задумчиво ответил Ардиан, добравшись до уголка моих губ, и кажется, больше занятый исследованием моего лица, чем вопросом спасения собственной сестры.
   - И ты знаешь, как ее... вернуть?
   - Знаю.
   - И?
   - Для этого тебе придется встретиться со мной еще раз, - невозмутимо откликнулся он, посмотрев мне прямо в глаза. Он... улыбался. Будто сестра его и правда не волновала! Снова он поставил меня в тупик, я не знала, как на такое поведение реагировать...
   Ардиан этим воспользовался. Его пальцы, скользнув по моей нижней губе, уцепили меня за подбородок, заставив к нему податься ... он склонился ниже, не сильно торопясь, действуя лениво, завораживающе...
   Не знаю, почему - возможно, дело в его спокойствии - но я не оттолкнула его. Не дала пощечину. Не возмутилась. Зеленые глаза околдовывали и подчиняли; тело подалось навстречу поцелую, и в данный момент меня не волновало, что вокруг столько глаз... вообще ничего не волновало.
   - Дай мне шанс, Ари, - прошептал он прежде, чем его губы коснулись моих... только коснулись, обозначая грядущий поцелуй, и неизвестно почему я это позволила. Бездумно и опрометчиво, словно на время мои мысли оказались погребены под чужой властью...
   Но в какой-то момент сердце забилось так быстро! Я резко оттолкнула Ардиана, вырываясь из кольца его рук. Отшатнулась, разворачиваясь. Посмотрела на него так, будто впервые видела, напуганная и огорченная собственной слабостью!
   - Ари... - выдохнул он, и его губы поджались. Столько в нем было досады и разочарования, даже горечи. Он будто ждал, что я сейчас растаю в поцелуе и... и что? Я не понимала, на что он надеялся. Но почему-то злилась.
   Не на него, конечно. На себя - и за то, что позволила этому танцу случиться. И за то, что поддалась моменту, ослабив самоконтроль. И вообще, я запуталась - и хотела вернуть ясность в свои мысли. Выставив руку в жесте предупреждения, процедила:
   - Не подходи ко мне! Я в твои игры больше не играю! Не подходи, понимаешь?!
   Потому что если в следующий раз подойдет, то я... просто не знаю, что может случиться! Это какое-то безумие! Что я вообще творю?!
   Резко развернувшись, я решительно двинулась к выходу.
   Надо было послушаться Лиарана.
   Мне не место здесь. Зря пришла.
  
 
   ___________________
   Мои щеки полыхали, сердце билось часто и сбивчиво. Я почти ничего не видела... Ослепленная Ардианом Верудом, одна из тысячи! Скоро, глядишь, его армию фанаток пополню, шакс подери... Я бы нервно посмеялась над этим, не испытывай сейчас такую поразительно гадкую гамму чувств.
   Неловко ударившись о столик, я использовала его, как внезапную поддержку. Мне просто нужна минутка тишины... Без людей, лишних глаз. Вдали от духоты и этой бесконечной музыки... В ушах стучала кровь.
   Как я могла поддаться обаянию Веруда? Как глупая девчонка! Разозлившись, я собралась и решительно покинула зал, стараясь избегать столкновения с людьми. Которые, к слову, будто задались целью не допустить меня к выходу.
   Вырвавшись из зала, я глубоко вдохнула. Это была большая ошибка, прийти сюда. Я шла по пустынному коридору, полному витражей. После шумной вечеринки здесь, казалось, особенно тихо. Звук каблуков эхом отражался от стен, путаясь в блеске зеркальных отражений.
   Я надеялась просто уйти, сбежать, но когда услышала быстрые, жесткие, решительные шаги за спиной, поняла, что пора расставить точки над и. Развернулась, чтобы заявить Веруду, что он как хочет, а мне куратор вообще не нужен, пусть хоть режет, не стану с ним в эти игры играть...
   И не успела даже слова сказать. Меня рывком прижали к себе. Ардиан взглянул только раз, пристально, решительно, почти жестко. И не дав мне опомниться, он поцеловал меня - властно, не давая шанса вырваться. Я от неожиданности даже об этом, честно говоря, не подумала. Задохнувшись, всплеснула руками и вцепилась в его плечо, чтобы сохранить равновесие.
   А потом сопротивляться было поздно. Поцелуй Ардиана, как расплавленный мед. Он словно окутал меня, подчинил без остатка. Сковал по рукам и ногам. Пока не потянулась навстречу. Если и могла что-то поделать, то не сделала. Прижавшись к наследнику всем телом, я цеплялась за остатки разума, пытаясь хоть как-то вырваться из-под чар, но что-то во мне наслаждалось каждым вздохом, каждым моментом...
   Все в нем и раньше казалось мне слишком знакомым, но никогда настолько.
   - Мне все равно. Плевать, если это запрещено! Плевать, что таковы правила! - Вспышки воспоминаний мелькают в моем сознании, я словно вижу сон наяву, и он вплетается в явь, полностью путая мысли. Я уже не знаю, реально все это или сон, настоящее или прошлое, моя жизнь или чужая. - Я хочу тебя...
   И его губы снова касаются моих, и мои пальцы путаются в его волосах... Я растворяюсь в нем, растворяюсь, как хотела всегда... Я люблю его до безумия, люблю так, что больно дышать, что сердце едва бьётся.
   Нас сотрут с полотна мироздания за этот поцелуй, за него нас накажут те, о ком нельзя вспоминать. Мы нарушаем все законы, все клятвы - законы другого мира жестоки, наказание неотвратимо.
   Я обречена. Мы обречены.
   Мы обрекаем весь мир.
   Наказание за этот момент - смерть.
   - Нет! - Я отшатнулась от Веруда, вздрогнув. Меня сковал лютый страх, только непонятно, перед чем именно. - Больше никогда так не делай! Мне не нужен ты! И... - Схватившись за платье, я сообразила, что срывать его сейчас и бросать в лицо наследнику не лучшая идея, и выдохнула сквозь зубы. - И платье твое не нужно, пришлю его позже! Мне кажется, ты меня не понял... я здесь только для того, чтобы узнать о твоей, между прочим, сестре!
   - Позволь мне показать тебе кое-что! - Ардиан сощурился и внезапно развернул меня за плечи к большому витражу. Девушка на витраже действительно была в платье, один в один, как мое. Я нахмурилась. И что? - Это платье сделано специально для тебя. И я не потерплю его на ком-то другом!
   - Потрясающе, - я сбросила его руки с плеч и повернулась к нему лицом. - Значит, я его выброшу, чтобы никому не досталось. Все для тебя, что ни пожелаешь!
   - Ари... Ари-Ари, - Веруд резко поймал меня за руку, когда я попыталась уйти, и сделал ко мне шаг вплотную. - С тобой всегда так непросто. Что хочешь, то и делай с платьем. Мне не оно нужно.
   От его голоса, приглушенного, почти интимного, затрепетало сердце. Захотелось одновременно сбежать и остаться. Может, поэтому не оттолкнула Ардиана, когда его рука скользнула на талию, заставляя меня сделать последний шаг, нас разделяющий. Я хмуро посмотрела в его глаза, и замерла, борясь с нахлынувшими эмоциями.
   Все это... блеск и позолота бессмысленного приема, зал, полный голосов и гомона, запахи духов, от которых кружится голова... даже этот витраж, это платье... мужские руки на талии, взгляд, который пьянит... казалось давно забытым прошлым. Это сбивало с толку. Будто я видела себя со стороны - и не знаю, себя или кого-то другого.
   Знаю только, что от зеленых глаз Ардиана не могла оторваться. Смотрела, как завороженная, понимая, что это ненормально и грозит неприятностями.
   - Поцелуй меня снова, Ари, - это была не просьба, а приказ. Я знала, что совершаю ошибку, прямо сейчас и здесь. И все равно позволила ему наклониться ниже, так низко, что его дыхание коснулось кожи... так низко, что его губы коснулись моих...
   Всего на мгновение, такое мучительно-долгое и мучительно-короткое. А потом я вздрогнула и, наконец, со всей силы толкнула Ардиана в грудь. Он устоял, но выпустил меня - чего и добивалась. Отшатнувшись, я зажмурилась в недоумении.
   - Что ты?... - Я схватилась за голову, ловя разбегающиеся мысли. Виски будто иголочки кололи. Собрав остатки здравого смысла, я вскинула голову. - Не смей больше так делать! Даже не приближайся ко мне!
   - Ты сама этого не хочешь, - спокойно ответил Ардиан, ни на минуту не устрашившись. Он обозначил усмешку и облокотился о высокий столик подле себя. Смотрел он на меня спокойно, уверенно, с ноткой теплоты, но с бесконечно жестоким прищуром. - И знаешь это. Или соврешь мне и себе, Арианна, как ты любишь делать? Соврешь снова?
   О чем он вообще? Я набрала в легкие воздуха, чтобы высказать все, что накипело... но слова застряли в горле. Может быть, часть меня, всего только часть... соглашалась с Верудом. Словно против меня. Вопреки здравому смыслу.
   Ардиан по-прежнему наблюдал за мной, но теперь иначе. Его будто успокоила моя реакция, мое молчание, он словно получил чему-то подтверждение. В его зеленых глазах вспыхнул огонек понимания. Как раздражает его проницательность!
   - Я здесь ради тебя, Ари. Всегда ради тебя, - задумчиво произнес он, и в его голосе прозвучала нотка горькой грусти. - Прошу тебя, Арианна...
   Он словно умолял меня, но о чем? Я посмотрела на его руку, протянутую ко мне... На то, как его белоснежные волосы при наклоне головы спадают на плечо. Он больше не пытался ко мне приблизиться. Заставить меня. Очаровать.
   Я не знала, что ему сказать. Не знала, как ко всему этому относиться. Одно слово билось в голове - нельзя, нельзя, нельзя! Выдохнув, мотнула головой и отступила. Он не тот парень, в которого стоит влюбляться. Каким-то непонятным чутьем, знала: единственный способ не угодить в сети Ардиана Веруда - обходить Ардиана Веруда по широкой дуге. Именно это и собираюсь делать.
   - Ты слышал меня, - сухо отрезала я прежде, чем уйти. Решительно шагая по коридору, я чувствовала на себе его взгляд.
   Ардиан запутывал меня. Путал мысли, чувства, лишал уверенности в собственном трезвом рассудке. Выскочив на улицу, я прислонилась к стене и стерла с губ след поцелуя. Это плохо, что мне понравилось прикосновение его губ? Плохо, что так сильно стучит сердце в груди, трепыхается, будто птица в клетке?
   - Спасибо, - я схватила бокал с подноса у проходящего мимо вульгара. Тот удивленно запнулся, озадаченный благодарностью, но я уже о нем забыла. Мои щеки горели, сердце стучало, я чувствовала себя потерянной и запутавшейся... и мне было ужасно страшно.
   Я все равно боялась Веруда. Боялась и тянулась к нему. И в первом, и во втором случае - необъяснимо.
   Он разрушал меня, мой мир - и я знала, что разрушит, если позволю. Надо... держаться подальше... как можно дальше!
   - На пару слов, Арианна. - Меня схватили за руку так внезапно и с такой силой, что я едва не вылила весь напиток на платье. Хорошо, Лиар вовремя поймал бокал, не дав и капле пролиться. И выглядел... наставничек... каким-то злым и недовольным. Прямо очень. - Ступай за мной.
   _________________________
   Всегда знала, что Лиаран не отличается вежливостью, но чтобы настолько? Он протащил меня по всему коридору, а едва войдя в первую попавшуюся аудиторию, толкнул на стул и резко развернулся к окну, будто позабыв обо мне. Правда, выглядел при этом как-то... угрожающе. Волны зла исходили от него, клянусь-клянусь, я почти их видела.
   - Знаешь, если ты наставник, это не дает тебе права...
   - Заткнись, - последовал короткий злой ответ, и я прикусила язык.
   Мда, вот попала под горячую руку... казалось бы, мое дело, с кем хочу, с тем и танцую - но почему-то я чувствовала себя виноватой. Зачем-то хотелось оправдаться.
   С другой стороны, больно надо. Пусть сам и оправдывается, втащил меня неизвестно куда... я слегка расслабилась, расположившись за партой со всем удобством. Меня весь вечер мучили серьги. Слишком тяжелые, слишком красивые и дорогие. Я сняла одну с уха и с неприязнью посмотрела на крупный драгоценный камень в благородной оправе... духи небесные, сколько Ардиан потратил, чтобы затащить меня на прием?
   Едва ли больше, конечно, чем стоит один день обучения в Университете. Я окинула взглядом помещение... здесь было красиво. Аудитория больше напоминала зал для приемов, чем учебный класс. Университет оформлен в золотых оттенках с благородным красным деревом - золото было везде, от зеркальных рам до оформления стен. Создавало особый колорит этому месту, будто погружало в блеск богатства и власти.
   Ну и таких потрясающе-вычурных люстр даже дома не было. Я на минутку задумалась, как это - здесь жить... если тут такие аудитории, какие же спальни? Наверняка кроватки мягкие... без драксов даже... я подавила печальный вздох.
   Вот чем надо меня заманивать - уютной комнаткой без вездесущих кровожадных спиритов. Если бы Веруд начал с этого, мы бы с ним подружились.
   Впрочем... помедлив, я быстренько выпутала из волос традиционные нити бус, тоже все сплошь из камней и драгоценных металлов - надо поскорее вернуть всю эту ерунду. Не хочу с Верудом ничего общего иметь.
   - Ты понимаешь, что нарушила мой прямой приказ? - наконец, выдохнул Лиаран, и голос прозвучал зловещим громом. Я вздрогнула от неожиданности.
   Он не обернулся, и вообще выглядел жестким и колючим, как игольчатая ящерица восточных земель; его поджатые губы и суровый взгляд не придавали мне смелости. Я притихла, не рискуя связываться. Тревожно - кажется, вот и подошел к концу мой отбор.
   Что ж. Может, меня все-таки возьмут в Искатели. Я успела разузнать, к кому лучше обратиться...
   - Ну-у, я... - начала я было оправдываться, но Лиар повернул голову и повысил голос.
   - Я не давал тебе слова! Ты мой стажер. Будешь молчать, когда велю!
   - Так может...
   - Хоть одно слово о разрешении на север и клянусь тебе, Арианна, ты никогда туда не попадешь!
   - Найду другой способ, - шепотом обиделась я. И все же, когда Лиар резко обернулся, сделала послушное личико. Пусть порадуется. А то есть подозрение, что он забыл прибавить слово "живой не попадешь", вон как смотрит зверем.
   Он посмотрел на меня сверху вниз, с пренебрежением, разочарованием... отвел взгляд, прошелся из угла в угол, как самый нервный из наставников...
   - Это просто танец, - примирительно выдохнула я, подозревая, что он так терзается, придумывая оправдание для своего спирита. Ну, когда тот меня загрызет. "Ой, потерял контроль... ой, несчастный случай... упс, она сама полезла, не виноватый я".
   Лиар стремительно подошел ближе и, ударив по поверхности, поставил ладонь на стол и склонился надо мной.
   - Я видел вас с Верудом, - наконец, сказал он. Эта загадочная фраза явно должна была меня смутить, но я щурилась и не понимала: разумеется, видел. Я тоже видела, что он видел.
   Кажется, он меня в чем-то обвиняет. Я нервно убрала волосы за ухо...
   - Эээ, да... - растерянно протянула я, гадая, что конкретно он видел и какое его вообще дело? Запрещено ли правилами целоваться с наследниками и прочими подозрительными типами? - Это как бы... недоразумение.
   - Недоразумение? - с едкой насмешкой повторил Лиаран. - Ты обещала мне держаться подальше от Веруда! Может, как наставник, я не имею права решать за тебя. Но стажер, не знающий цену своему слову, довольно жалкое зрелище!
   Я прикусила губу, старательно отводя взгляд... может, поэтому заметила Люи-ринь, закопавшуюся в обертках. Спирит замерла с конфетой наперевес, застигнутая врасплох на месте преступления. Но, поняв, что тревога ложная и Лиаран слишком занят, чтобы ее увидеть, она медленно растаяла в воздухе. Обертки зашуршали с утроенной силой.
   Опасаясь, что наставничка заинтересуют пропадающие сами по себе конфеты, я встрепенулась.
   - Я не обещала, это раз. Во-вторых, если ты о поцелуе...
   - О поцелуе, - обреченно повторил Лиар, будто впервые об этом слышал. - Серьезно, Ари?!
   Он с грохотом оттолкнул лежащие на столе писчие предметы и, выдохнув сквозь зубы, отвернулся и прошелся до окна, а потом обратно, словно с трудом сдерживался, чтобы на меня не наорать. Я даже устыдилась. Сильно. Покраснев, взгляд отвела в сторону уже я. Не знаю, почему это плохо, но судя по поведению синеглазого, поцелуй - вещь недопустимая.
   - Вообще-то, это мое дело!
   - Давай начистоту. Тебе он нравится? - холодно уточнил он, остановившись напротив
   - Ну и какая разница?
   - Отвечай!
   Вот еще. Я пожала плечами так неопределенно, как смогла, и подняла бровь.
   - Ты первый.
   Ответом мне послужил ледяной, я бы сказал, замораживающий, взгляд. Лиар что-то процедил себе под нос и, наконец, поняв, что не дождется от меня ритуального самоубийства, означающего мое раскаяние, раздраженно вздохнул.
   - Ари, - он подцепил мой подбородок пальцем, заставляя поднять голову и посмотреть на него прямо. - Ты должна пообещать мне. Больше ты с ним не увидишься.
   - Он мой куратор...
   - Замечательно! Выбирай.
   - Что?
   - Ты потеряешь или наставника, или куратора... выбирать тебе, дорогая.
   Я с вызовом сощурилась. Ах, мне выбирать? Отличный разговор. Я внезапно разозлилась. Прежде всего потому, что это разговор не наставника со стажером. Это куда более личный вопрос, Лиар явно переходил все границы.
   Резко отбив его руку, я поднялась, чтобы оказаться вровень с ним.
   - Когда принесешь мне приказ старшего из Стражей-наставников, заверенный подписью Сената, о том, что стажеры обязаны выполнять каждое пожелание наставника и им запрещено общаться с кураторами, я выполню твое пожелание...
   - Ари, - с предупреждением выпрямился Лиар. Я подняла руку, призывая к молчанию.
   - Но до тех пор, пока это является твоим личным капризом, ты не имеешь права указывать мне, что делать в свое свободное время, прошу заметить. Я твой стажер на тренировках и заданиях. В остальное время я Арианна Ясмин Ниалл. Дочь Стража и внучка сенатора. Племянница действующего сенатора Шарго. И я требую относиться ко мне соответственно.
   Ну да, использовала свое положение слегка... иногда так хочется. Неплохой способ поставить некоторых на место. Лиар поджал губы, и я слегка качнула головой.
   - Что ж, так понимаю...
   - Ты не знаешь, с кем связываешься, - перебил меня Лиаран, ни на йоту не вдохновившись моей речью. Он помедлил, дождавшись от меня удивленного взгляда, и со вздохом отвернулся, чтобы пройтись до своего любимого окна. - Веруды возглавляют Братство.
   - Да что за Братство такое?! Ты всегда его вспоминаешь, но я понятия не имею, о чем речь!
   Спина наставника напряглась, он неприязненно выдохнул, будто его не радовала необходимость посвящать меня в сокровенные тайны.
   - Братство стояло за Смутой. Они подчинялись Азару. И до сих пор следуют его заветам. Сенат целиком состоит из Братьев, оно везде, Ари. Стражи защищают всех, плевать, первейших или ашеров... мы поклялись в верности Кругу Хранителей, поклялись защищать этот мир. У Братства противоположные цели.
   Он резко обернулся, прожигая меня взглядом.
   - И если ты жаждешь к ним примкнуть, нам с тобой не по пути, - жестко завершил он.
   Я пошатнулась и на всякий случай присела на стул. Воинственный настрой сдулся, это многое меняло. Почти перекраивало мой взгляд на все поведение Ардиана, на все его мотивы...
   - Подчинялись Азару? - потерянно повторила я, касаясь кулона.
   - Веруды стоят у истоков Братства, Ари. Будь осторожнее в выборе отношений. Если Ардиан посчитает тебя угрозой... - Лиар взглянул на меня, и его взгляд немного смягчился. - Веруды умеют заползать в сердце, я понимаю. Но, послушай, ради собственной безопасности подумай над моими словами.
   Он оттолкнулся от стола и сделал ко мне шаг. Помедлил, словно раздумывая, не сменить ли гнев на милость, но вредность взяла свое. Шумно выдохнув, он посмотрел в сторону.
   - Я дам лишь один шанс избежать исключения, Ари. Когда ты вернешься, тебе принесут книги. Десять томов Священного Кодекса. Ты выучишь их все. До последнего слова. Каждую книгу.
   - Ты с ума сошел! На это и десяти лет не хватит!...
   - Тебе дается ровно два дня, - неумолимо отрезал Лиар, заставив меня округлить глаза от ужаса. Что-о-о?! А может, мне еще десяточек огроменных фолиантов вызубрить за пару минут?! - В противном случае ты покинешь отбор.
    _____________
   Я долго молчала, переваривая услышанное. Наконец, выдохнула:
   - Ты сволочь.
   Его это, кажется, только позабавило. Он сделал ко мне шаг, стерев между нами расстояние. Поддел ногтем мое лицо, жестоко усмехнулся от осознания собственной власти и хищно улыбнулся.
   - А за непослушание ты будешь убирать мои комнаты. Я проверю. Чтобы ни пылинки. Тебя пригласят.
   - Дважды сволочь, - поняла я.
   - Очевидно, ты права. Нет правил, которые запрещают общаться с кураторами. Мне придется с этим смириться... но полагаю, у тебя слишком много времени. Надо тебя чем-то занять...
   - Трижды, - вздрогнула я.
   Лиаран небрежно подцепил длинную цепочку на моей груди с кулоном чертовой спирали и прищурился, глядя мне прямо в глаза. Чуть склонился, кинул заинтересованный взгляд на мои губы...
   - Я что-нибудь придумаю, - коварно пообещал он, у меня аж холодок пробежал по спине. Какой дикий спирит в него вселился?! Улыбается, а в синих глазах такой холод, что кровь в жилах стынет!
   Небрежно выронив кулон, Лиаран развернулся и злым, четким шагом покинул аудиторию; он выпустил меня так неожиданно, что я пошатнулась.
   Какое-то время я переваривала услышанное. Ох-ох-ох. Ноги подрагивали, и я, осев на стул, глубоко вдохнула. Неловко вышло.
   Десять книг! За два дня! Наизусть!
   Изверг!
   - Ты влипла, сдается мне, юная дщерь человеческая, - философски прокомментировала Люи и облизала пальцы. Я кинула в нее пустой оберткой, вывалившейся из вазы.
   Сама знаю, что влипла! Ну ладно, ладно... не так уж и рвалась я в этот отбор.
   Но что мне делать с Верудом? Как он может быть в Братстве, если он из Хранителей? Или он только притворяется Хранителем? А может, он из Темных Хранителей, тройки тех, кто поддерживал Азара, помогая ему расправляться с другими носителями дара? Потом Азар сам их и уничтожил, но, может, мы ошибаемся, и они все-таки смогли возродиться - чтобы снова убивать себе подобных? Следить, чтобы Круг Хранителей никогда не соединился?
   Что, если Ардиан - Темный Хранитель или служит им? Что, если он призван меня уничтожить?
   Я выронила сережки из руки. Камни один за другим опустились на стол, переливаясь и сверкая в свете ламп. Вот зачем я нужна Ардиану. Вот почему он преследует меня. Действительно... заползает в сердце...
   И если он знает - даже если только подозревает! - что я Хранитель... а он знает, даже, уверена, знает точно...
   Я уронила голову на сложенные руки и вздохнула. Час от часу не легче.
    
   ________
   Ардиан
   __________ 
   Наследника утомляли люди. Чаще всего, но сегодня особенно. Ардиан вспомнил одинокую фигурку, снова удаляющуюся от него. Она всегда бежала. Он привык к этому. Но не собирался ее отпускать.
   Никогда, если на то пошло.
   - Что ты ни задумал, оставь ее в покое.
   Голос заставил Ардиана усмехнуться. Сколько самоуверенности! Щенки умеют подавать голос, но как легко им сломать шею. Развернувшись, Веруд сощурился, разглядывая старого знакомого. Вечная кость в горле. Жаль, нельзя от нее избавиться...
   Пока.
   - Она не твоя игрушка и находится под моей защитой, - смело повторил Лиаран. Настырность этого типа начинала утомлять.
   - Позволь напомню. Под твоей защитой находилась сестра. Как она поживает? - Со спокойной улыбкой поинтересовался Ардиан. Руки Лиарана сжались в кулаки, Ардиана это позабавило.
   Еще больше позабавило дальнейшее поведение Стража. Приблизившись, он прошипел:
   - Однажды я докажу, что это твоих рук дело. Но ты мне зубы не заговаривай. Ари моя... ученица. Держись от нее подальше.
   - Ты забываешься, - холодно осек Ардиан. - Ари не твоя и еще не ученица. А я не обязан отчитываться перед тобой. Усвой, наконец. Ты никто. Ты отказался от всего сам.
   - И ни капли не жалею, лучше умереть, чем быть с вами в одной упряжке...
   - Умереть успеешь, - почти равнодушно откликнулся наследник. Его раздражал Лиаран, но и забавляло то, как легко девочке удается манипулировать людьми. С каждым днем все лучше. - Но заметь, теперь ты беспомощен. Зато я могу устроить тебе проблемы...
   - Ты не будешь ее куратором, понятно? Я сделаю все, чтобы ты к ней близко не подошел... Ни ты, ни твои дружки из Братства!
   - Попробуй, - холодно улыбнулся Веруд. - Посмотрим, кого они послушают. Выскочку безродного или меня, Веруда?
   Он высокомерно поднял подбородок, встретив жгучий взгляд Лиарана с присущим ему безразличием. Он знал - и Лиаран знал, конечно, - послушают Веруда. Слово Веруда закон. Слово Лиарана всего лишь тявканье.
   - Вторая рекомендация для Арианны от тебя, - внезапно произнес Лиаран так, словно только что об этом подумал. - Вот почему Шарго не смог выцепить племянницу в столицу. Твоя работа... Что ты задумал, Ард?
   - Разве мы оба не считаем, что такому таланту место среди лучших магов, а не среди Архивов? Мы ведь оба знаем, кто она.
   - Не знаю, что в твоей голове, - помолчав, процедил Лиаран. - Но если ты хоть пальцем ее тронешь, я убью тебя на этот раз. И мне плевать, если не будет доказательств!
   Он намеренно толкнул Ардиана плечом, проходя мимо. Губы наследника искривились в насмешливой ухмылке, но сам он не сдвинулся с места. Рановато сводить счеты. Успеется.
   Но этот тон был ему знаком, Ардиан повернулся, провожая Стража тяжёлым взглядом. Соперников он не терпел. Никогда, нигде. Все будет так, как хочет он - это несомненно. И все же. Лиаран серьезный противник. Куда досаднее Кая.
   За стражем скользнул барс и, метнув хвостом, растворился в хозяине. Досадно, досадно... Рука Ардиана сжалась в кулак, глаза сузились. Досадно будет избавляться от помехи на такой ранней стадии плана.
   Но нельзя дать ему стать сильнее. Арианна принадлежала ему, рано или поздно она будет рядом с ним.
   Если Лиаран будет слишком сильно вмешиваться, придётся от него избавиться.
   Веруд быстрым движением глотнул вина из бокала и почти бросил его служке. Красное вино расплескалось по белой одежде вульгара, вызвав секундную вспышку гнева на лицо юноши - но наткнувшись на ледяной взгляд наследника, парнишка побледнел и засеменил прочь, раскланиваясь. Жалкие существа, Ардиан не мог их даже ненавидеть, но презирал до самой глубины души. Поморщившись, он заметил в толпе Ханну, блистающую красотой и ядом.
   Сестра Арианны тоже сыграет свою роль. Ардиан усмехнулся и, спустившись по ступенькам, двинулся к ней. Люди почтительно расступались перед ним, но он привык, даже не замечал.
   Пора заняться следующим пунктом плана.
   Пора заняться Ханной.
    
  

   _____________
   Ханна
   _____________
   Бесполезно было так наряжаться. Ни красивое новенькое платье насыщенно-красного оттенка, ни идеальный макияж, ни прическа - не помогли расшевелить Ардиана, когда начался прием. Каждый парень проводил меня заинтересованным взглядом - но не Веруд.
   - Ханна, - кивнул он.
   - Ардиан, - ослепительно улыбнулась я, но он предпочел не реагировать. Пришлось брать все в свои руки. - Отличная погода, не правда ли?
   - Как пожелаешь, - односложно откликнулся наследник, избегая моего взгляда. Он прекрасно умел скрывать свои чувства, но если бы кто спросил, сказала бы, он нервничает.
   - Чудесно выглядишь, - сделала я новую попытку, уже буквально напрашиваясь на комплимент. Мое платье сидело идеально, все так выгодно подчеркивало, что нужно, развязанная лента на декольте прибавляла игривости...
   Ардиан лишь смерил меня скучающим и равнодушным взглядом. Он стоял, облокотившись локтем о перила, расслабленный и небрежный, и напиток в руках вертел так, словно ему все надоело. Парадная белая форма с золотой лилией невероятно ему шла, но если он сейчас зевнет, я выплесну напиток прямо ему в лицо! Я сжала ножку бокала, кипя от негодования: устала плясать вокруг собачкой!
   - Кстати, я хотела спросить, - улыбнулась я, изображая искренность, - а Рем... он свободен?
   - Рем, - задумчиво повторил Ардиан. - Как знать...
   Не совсем та реакция, на которую я рассчитывала. Да ему все равно, что ли? Любой парень встрепенулся бы, вздумай понравившаяся ему девушка выспрашивать о личной жизни другого! А наследник будто вообще в ином месте находится, только и рассматривает гостей, словно ищет кого-то. А до меня и дела нет!
   - Впрочем, - Ардиан внезапно вперил в меня взгляд зеленых глаз, - Рем не такая легкая добыча, как ты полагаешь.
   - Я...
   - Ты обманываешься собственным отражением, Ханна, - спокойно и непонятно произнес Ардиан. - У других людей не всегда твое лицо.
   - Не понимаю, - нахмурилась я.
   - Конечно, нет, - холодно усмехнулся наследник. Его взгляд скользнул к двери, и он глубоко вдохнул, будто даже довольно, словно увидел того, кого ожидал. Он поставил на столик бокал и подался ко мне ближе. Почти обжигая дыханием мое ухо. - А стоило бы...
   Вот и все, что он сказал, после чего оставил меня в растерянности и недоумении безо всяких предисловий и объяснений. Обогнув меня, он двинулся прочь. Я только руку с бокалом уронила, с трудом сдерживаясь, чтобы не запустить этим бокалом в спину наследника. И? Это что было?! Я с ним расшаркиваюсь, а ему плевать?
   Я повернулась вслед за Ардианом, горя желанием узнать, кого винить за такое нелепое завершение разговора. И чуть в голос не засмеялась. О, ну конечно! Конечно, ее! Всегда и везде виновата она!
   Где она раздобыла платье? Я такого в жизни не видела! Я прикусила губу с досады, еще бы Ардиан к этой швабре не кинулся! Арианна буквально сверкала, светилась изнутри - и все это благодаря редчайшей ткани, такую делают только на заказ, и стоит она баснословно дорого. Я не могла такого позволить - а вот сестричке наши финансовые возможности до лампочки, похоже!
   Впрочем, не скрою, платье ей шло. Невероятно. Свободное, легкое, серебристое, подхваченное под грудью золотой лентой, оно расходилось книзу струящейся юбкой. И все это, вкупе с дорогущими серёжечками и в том же стиле заколкой, отлично подчеркивало и ее темные волосы, и глаза - буквально каждый в зале на нее взглянул. Ари на себя-то едва была похожа... Бесит! Что она вообще здесь забыла?!
   - Шикарррное у твоей сестры платье, - присвистнула Ната, едва подойдя. - Меня грызет зависть, дорогая.
   - Тряпка, - фыркнула я. - Как и она сама.
   - Правда? А между тем, эту "тряпку" заказал лично дорогуша Ардианчик, вплоть до дизайна. Полагаю, другая "тряпка" ему тоже по душе, - подняла брови Ната, и я чуть не зашипела.
   Может, это в нее бокалом запустить? Сияет, будто это ей Веруд платье руками шил! И вообще, с каких пор Ардиан стал Ардианчиком? То Ардик, то Ардианчик... кажется, если Ардиан запретит и это прозвище, то станет Ардианушкой или, скажем, Ардиночкой. Фу, что за мода?
   - Тогда у твоего Ардианчика нет вкуса, - раздраженно припечатала я и уже было потянулась к официанту, чтобы поставить на поднос бокал...
   Но заявление Ардиана - то, как он представил мою сестру, - застало меня врасплох. Рука дрогнула, пальцы сжались... в оглушительной тишине бокал разбился на меленькие осколочки. Что? Какого шакса Ардиан представил мою сестру, как свою невесту?!
   В силу своей неотесанности Ари, похоже, даже не поняла, что происходит. Вокруг зашептались, зашумели, обсуждая новость... Ардиан только что сообщил всем, что намерен жениться на моей сестре, еще бы! Завуалированно, скрыто, но мало кто не уловил сигнала, предупреждения, что сердце наследника занято - и подумать только, кем! Этой грубой, бестолковой, шаксовой...
   Мое дыхание перехватило, я почувствовала, что в глазах темнеет, а сердце сжимается не то от гнева, не то от тянущего сосущего чувства в груди...
   Еще немного, и я вцеплюсь лицемерной сестренке в волосы! Какая недотрога, посмотри-ка на нее! Делает вид, что Ардиан ей не нужен... когда, где я пропустила ее игру за моей спиной?!
   - Эллая, не желаете ли...? - подошел ко мне официант и вздрогнул, когда получил от меня вином в наглое личико.
   - Смотри, куда идешь! - прикрикнула я на вульгара, глупо хлопающего глазами.
   Отбросив за спину волосы, я отмахнулась от Наты и двинулась к выходу. Не хотелось давать волю гневу на глазах у окружающих, но едва найдя свободную комнату, я с криком смела все с украшенного к вечеру столика. Ардиан променял меня на Ари!!! Да как он посмел, да как только подумать об этом мог?!
   - Кар! - приземлился на зеркало ворон.
   - Не сейчас, Корвус! - отрезала я, но птица не унималась, прыгая на зеркале и пытаясь привлечь внимание. Свернуть бы и ему шею, но поймав себя на этой мысли, я встряхнула головой. Корвус не виноват. Это все Ари! Это все моя сестра! Всегда она!
   Я нагнула голову, сдерживая злые слезы, и вздрогнула, когда передо мной на столик опустился ключ. Что?... Вскинув голову, задохнулась от ужаса... духи небесные! Я замерла, не в силах пошевелиться, даже двинуться. Зловещая черная тень зависла передо мной, обтянутый кожей череп будто заглядывал в самую душу...
   Дикий спирит не издал ни звука, но от его присутствия по коже побежали мурашки. Он смотрел на меня долго, словно вглядывался сквозь меня... я забыла, как дышать, просто боялась пошевелиться - он слишком близко! От него пахло смертью и кровью, и этот запах... его аура... ввергали в первобытный страх.
   - Кар-р! - вспорхнул с зеркала Корвус, намереваясь ринуться на мою защиту. Я вскинула руку, найдя в себе смелость. Да, да, я переживала за него, ведь известно, что дикие спириты обожают закусить себе подобными!
   - Нет-нет, Корвус! Оставь его! - крикнула я и одновременно посмотрела на спирита. - Я принесу тебе жизнь! Я скормлю ее тебе сегодня вечером на крыше!
   Спирит неохотно взмыл выше, под самый потолок. Звук из его пасти вырвался ужаснейший! От писка заложило уши, я зажала их ладонями, пошатнувшись, но Дикому было плевать. Поколыхавшись, он туманом вылетел в раскрытое окно, и только тогда я смогла выдохнуть.
   - Шайтан подери! - я испуганно бросилась к окну. Захлопнула его так, что створки дрогнули. Сердце бешено колотилось в груди, дыхание сбивалась, было такое ощущение, словно меня миновала сама смерть!
   Никогда так не боялась спиритов... что это за тварь?! Это явно не просто Дикий: в них мало разбираюсь, но эта тварь... была больше, чем просто Дикий!
   Я наклонила голову, выравнивая дыхание, стремясь успокоиться. Медные волосы растрепались из прически, я едва дышала...
   Вздрогнув, я с опаской посмотрела на ключ, сверкающий на столе. Золоченый, витиеватый, красивый... такие раздавали всем студентам. Всхлипнув, усилием воли взяла себя в руки. Это просто Дикий. Явился без приглашения. Потребовал свою плату.
   Справившись со страхом, я выпрямилась и глубоко вдохнула. Посмотрела на ключ; помедлив, медленно к нему подошла. Брать его почему-то не хотелось, казалось, совершаю большую ошибку - но я все-таки, поколебавшись, подняла ключ и перевернула брелок, чтобы посмотреть на номер комнаты.
   - Ну здравствуй, Веруд, - прошептала я, проведя пальцами по выемкам узора на ключе. - Посмотрим, что ты прячешь у себя за пазухой...

   Ханна
   Ковер скрадывал шаги; здесь, в этом крыле здания, мне не приходилось бывать. Вроде все то же самое, лепнина, зеркала и позолота... но неуловимо лучше, богаче, опрятнее. Я нервно сжимала в руке заветный ключ, торопясь успеть до окончания приема. Пока Веруд занят танцами, мне должно хватить времени, чтобы осмотреть каждый клочок его комнаты - и неизвестно, найду ли, что ищу.
   Знать бы еще, что ищу. Несмотря на слова Мортона, я по-прежнему недоумевала, зачем Ардиану понадобился свиток. Да, их не продают. Каждый свиток уникален, но зачем ему все свитки? Это лишено смысла.
   - Кар, - ворчливо, но приглушенно посетовал Корвус, когда я вставила ключ в замочную скважину.
   - Заткнись. Я знаю, что делаю.
   - Кар, - отозвался неугомонный ворон.
   - Сам дурак, - огрызнулась я, но Корвус на всякий случай повторил, вдруг я первые сто раз не услышала.
   - Кар-кар!
   - Еще раз назовешь меня полной дурой, посажу в клетку! - не выдержала я, шипя, как разъярённая кошка.
   Ключ скользил в руках. Я провернула его два раза, слушая заветные щелчки, и, когда дверь приоткрылась, явив темную комнату, выдохнула. Слава небесным духам, никого нет дома! Помедлив, смело перешагнула порог, сопровождаемая раздраженным карканьем спирита.
   Корвус, впрочем, скользнул следом. Я закрыла дверь и щелкнула выключателем. Помещение залил приглушенный свет ночников, его вполне хватало, чтобы осмотреться.
   Что ж... немного не то, чего ожидала. Комната оказалась роскошнее моей - и не в пример просторнее. Хватит ли времени, чтобы обыскать спальню, гостиную и все остальные помещения вроде личной кухни? Оказывается, условия для всех равны, но для наследника равнее. Сколько места!
   - Следи за дверью, - приказала я птице, прежде чем приступить к поискам.
   К счастью, наследник, очевидно, предпочитал сдержанность во всем. Все выглядело крайне дорого, но лаконично. Темные оттенки драпировок, кожаные диван и кресла, все в идеальном порядке, словно ради моего визита здесь прибрались, как следует. Даже запах иной, свежий, чистый. Небольшой фонтан журчал в дальнем углу, добавляя воздуху влажности.
   Я провела пальцами по узору лабиринта на стене. Таких узоров здесь оказалось много, магические символы удивительно органично вписывались в интерьер, создавая магическую защиту от диких спиритов и мелких невидимых паразитов.
   Кожу закололо, словно иголочками: а защита-то двойная. Удивительно, я такой вязи чар и не встречала ни разу...
   Нигде, кроме как в переходах Хранителей. Что же это за комната такая, что тут такие редкие чары на нее наложены? Определенно, Веруд обладал влиянием, раз его так охраняли; без ключа мне бы сюда ни за что не пробраться...
    
   А, впрочем, мне-то что. Я сдернула с зеркала покрывало и всмотрелась в свое отражение по ту сторону. Света не хватало, чтобы дотянуться до каждого уголка, и мерцающая серебристая поверхность тонула во мгле, отчего моя копия в зазеркалье выглядела бледной и слегка пугающей.
   Сердце пропустило удар, когда показалось, будто что-то мелькнуло за отражением, не то тень, не то блик, но, помедлив, я отбросила покрывало и повернулась, чтобы изучить остальную комнату. Это обычное зеркало. И я пришла не на себя любоваться.
   Из-под ног выскользнул механический жучок, светясь красноватым светом. Куда бы я спрятала свиток, если бы вздумала его украсть? Я прошлась, вскрывая ящики, присматриваясь к углам, и остановилась напротив комода. Большой сундук на нем сверкал драгоценностями, переливался всеми оттенками. Красивый... манящий... подходит для свитка.
   - А ну постойте, - прошептала я, быстренько ставя прихваченный ночник на стол и прикладывая ладони к резной крышке сундука. Присмотрелась к нему, пытаясь найти замок, пощупала каждую стенку...
   Наконец, сообразив, схватила со стола булавку и проткнула себе палец. Хватило одной капли крови, чтобы внутри сундука завертелись шестеренки, и крышка открылась с глухим щелчком.
   Сердце забилось чаще, я словно находилось на грани важного шага. Осторожно открыв ящик, я задохнулась от нахлынувших эмоций. Не могу поверить! Мортон был прав! Мой свиток действительно у Веруда!
   Я бережно провела пальцами по символам, вьющимся по металлу. Духи небесные! Не могу поверить, нашла, нашла! Затаив дыхание, дрожащими пальцами поддела свиток и вытащила с подставки... сколько раз в детстве мне приходилось вот так, украдкой, любоваться свитком. Исследовать каждую его выемку - я знала каждый символ, каждый скол и изъян.
   Я провела пальцем, пытаясь найти самую заметную из вмятин... и нахмурилась.
   Нет... это не мой свиток! Но тогда чей же? Может, я ошиблась, что-то напутала?
   - Ладно, потом разберусь! - прошептала я, решительно завертывая свиток в салфетку, сдернутую со стола. Но тут крышка сундука вдруг резко опустилась, с громким щелчком встала на место. От неожиданности руки дрогнули, и свиток выпал, покатившись по полу с мелким дребезжащим звуком.
   Но, по правде, сейчас он меня уже не так волновал. Сердце забилось так часто, что стало больно дышать. Я подняла голову, леденея по мере движения...
   - Нашла, что искала, Ханна? - спокойно улыбнулся Веруд.
  
   _________________
   Улыбка-то спокойная, но вот взгляд... о, я много чего там прочитала! Так много, что свиток отступил на дальний план моих мыслей и задач. Не выдержав, я сорвалась с места - и взвизгнула, когда на полпути меня перехватила невидимая сила и швырнула в центр комнаты.
   Сгруппировавшись, я резко перевернулась, пропуская едва уловимое движение Веруда. Он словно хотел меня перехватить, но я оказалась быстрее. Вскочив на ноги, больше не обращала внимания на правила этикета и вежливости. Кинулась к двери, движимая инстинктами. Он же меня убьет, убьет, шакс дери!
   Но, не добежав каких-то пары шагов до спасения, я отпрянула назад, едва не столкнувшись с черной тенью, зависшей на моей дороге. Дикий спирит раздул ноздри и, словно увеличившись в размерах, издал отвратительный писк.
   Он проникал в уши, ввинчивался в голову! Я запнулась, зажимая уши руками, моля про себя, чтобы это прекратилось... Кровь застучала в ушах, головная боль была непостижима и чудовищна... Меня сковал лютый страх, эта тварь обладала гипнотическим влиянием на людей, проникая в самые темные уголки души. Я обернулась на оставленного позади Веруда и вздрогнула еще раз, когда увидела, что он творит!
   Он управляет этим спиритом! Я узнавала эти жесты, жесты повиновения, принуждающие мелких спиритов делать то, что хочет маг. Еще бы, сама так часто их использовала! Но не на Диком же спирите, нет!
   Дикие - не подчиняются. Никому, никогда!
   - Довольно, - Ардиан махнул рукой, и Дикий послушно растворился в зеркале, словно его и не было. Я всхлипнула, вытерла кровь, хлынувшую из носа. В ушах еще звенело, этот звук... убить может?!
   - Кто ты? - прошептала я.
   Но разве Ардиан бы признался? Вместо ответа Веруд подошел ближе, всмотрелся в мое лицо и вдруг - схватив меня за горло, с силой впечатал в стену. Лопатки ожгло огнем, я застонала, но на его лице ни один мускул не дрогнул, только глаза подернулись черным.
   Ни один маг не мог обладать такой силой! Мне только что продемонстрировали владение воздухом, но ведь стихия у Веруда иная! А еще эти Дикие спириты... что он такое?!
   - А как ты думаешь? - пошептал Ардиан, заглядывая мне в глаза и... улыбаясь. - Кто я?
   - Ты же не...
   - Давай же, не стесняйся в догадках, - подбодрил меня Ардиан, и я выдохнула.
   - Хранитель?!
   - Занятно, правда? - не смутился Веруд, вжимая пальцы сильнее в мою шею. - И скажи мне, Ханна... могу ли я теперь, когда ты знаешь обо мне так много, тебя отпустить?...
   ________
   - Ты меня не тронешь, - прошептала я в его лицо.
   - Нет? - почему-то с вопросительной интонацией уточнил наследник. Выражение его лица пугало, слишком спокойное, почти безмятежное. Насмешка плескалась в его взгляде, и я почувствовала себя жертвой перед хищником.
   Несмотря на то, что его пальцы поглаживали мою щеку, романтичным этот жест язык бы не повернулся назвать.
   - Я Ханна...
   - Мария Ниалл, - охотно закончил он. - Племянница сенатора. Дочь Стража, которого все называют предателем, и женщины, ничем не выделяющейся из общей массы. Действительно хочешь поразить меня своим происхождением?
   Его пальцы сильнее вжались в мое горло, и мне стало страшно. Его голос ни разу не повысился, но что-то в нем вызывало ледяной холодок по всей коже. Вглядевшись в мое лицо, он, наконец, резко разжал пальцы, и я глубоко вдохнула, хватаясь за горло.
   - Ты права. Я тебя не трону... пока. - Отвернувшись, он прошел к столу с напитками и налил пару бокалов вина. Вернулся, один протянул мне, другой обхватил пальцами и присел на край стола, даже в таком положении умудряясь смотреть на меня сверху вниз. - До тех пор, пока приносишь пользу.
   - Ты мог меня задушить! - возмутилась я, и он усмехнулся.
   - И все еще могу. Но я предлагаю тебе сделку.
   - Сделку? - озадачилась я.
   - Я знаю, чего ты хочешь, Ханна. Я исполню твою мечту.
   Он помолчал, наслаждаясь моим замешательством, и прищурился. В зеленых глазах мелькнула сталь, когда он со вздохом поставил бокал на стол и подошел ко мне. Он впечатал ладонь над моим плечом, слегка склонился, рассматривая меня, как вещь. В его взгляде не было ни желания, ни интереса, только брезгливая оценка, какую мы даем вульгарам, когда принимаем их на работу.
   Это... уязвляло.
   - И... чего же я хочу? - прошептала я онемевшими губами.
   - Ты хочешь жизни без сестры... - Его пальцы скользнули по моей щеке, он очертил мой подбородок, а его зеленые глаза с превосходством прищурились. - Хочешь от нее избавиться... Что ж, - улыбнулся он, - я помогу тебе в этом...
   Я сглотнула. Хотел или нет, но Веруд уловил то желание, которое я так тщательно скрывала ото всех. Да, я хотела, чтобы Арианна исчезла. Исчезла навсегда, оставила меня в покое.
   Я устала быть в ее тени. Устала ругаться с Каем, ревновать, устала видеть, как она затмевает меня, не прикладывая к этому никаких усилий. Мне пришлось вылезти из шкуры, чтоб добиться своего положения в Университете, а она пришла один раз на вечер и получила наследника, палец о палец не ударив.
   Она всегда такой была. Ей все давалось играючи, она будто знала, на какие точки надавить, чтобы люди обожали ее и расстилали перед ней красную дорожку.
   Уж я-то знала ее! Кому, как не мне, ее знать? Но подобные желания не для посторонних. Их хранят глубоко в душе, на самом донышке сердца, не показывая окружающим.
   То, что Веруд так легко разглядел мою жажду избавиться от сестры, пугало и настораживало. Он будто видел меня насквозь, может, так и было. Мало что известно о Хранителях - духи небесные, я думала, их не существует!
   От Веруда не ускользнуло мое молчаливое согласие. Усмехнувшись, он сузил глаза и склонился ниже, к самому уху, так что его дыхание опалило кожу.
   - Ты приведешь ее ко мне, - прошептал он, и по коже побежали сладкие мурашки. - Приведешь ее ко мне, и я исполню твою мечту.
   - Что ты с ней сделаешь? - в легком удивлении я повернула голову и встретилась с ним взглядом. Он убрал с моей щеки прядь волос.
   - Это тебя не касается. Ты сделаешь все, что я тебе скажу, так или иначе.
   - А если нет? - дрожащим голосом спросила я.
   Он ответил не сразу. Сначала намотал прядь моих медно-рыжих волос на пальцы, потом склонился, словно для поцелуя, и замер на расстоянии ногтя от моих губ. Я соприкасалась с ним кожей, и мое дыхание участилось... даже сейчас, угрожая, он вызывал во мне необъяснимое влечение. Пугал, но завораживал.
   - Если нет, - прошептал он, и в мгновение ока его ласковые прикосновения сменились болью, когда он с силой дернул мои волосы назад, заставив отклонить голову. Я округлила глаза, когда увидела жестокую ярость на его лице. - Если нет, Ханна, то я низвергну тебя в бездну. Поняла меня? Ты приведешь ее. Или я лишу тебя всего, чем ты так дорожишь...
   Это была даже не угроза - всего лишь обещание. Ардиану было все равно, что со мной произойдёт, и это злило. До сих пор помню его взгляд, обращенный на сестру, в нем плескалось обожание, о котором я и мечтать не могла. И это обожание было искренним, а сейчас он такое от меня требует. Что за игру он ведет?
   - Ты же ее получил! Ты объявил ее чуть ли не своей невестой! - процедила я. По его лицу пробежала едва уловимая тень, а я чуть не рассмеялась. - Духи небесные, она тебя отшила!
   Мне хотелось его уязвить, но ничего не вышло. Вместо обиды он... усмехнулся. Так, словно Арианна сделала именно то, чего он ожидал от нее. Будто сыграла по его нотам.
   - Решает не она. Время ее решений ушло, - туманно ответил он.
   - И ты хочешь, чтобы я помогла тебе ее заполучить? Запрешь ее в подвале, заколдуешь своими чарами, чтобы слушалась? Брось! Она же обыкновенная шлюш... - я задохнулась, лишенная воздуха. Ардиан склонился ко мне, сдавливая горло, вот теперь я дождалась реакции. Его ярость хлестнула меня, мгновенная и быстрая, но столь обжигающая!
   - Повторю один раз. Арианна имеет значение... ты нет. Никогда. Больше. Не называй ее так. Поняла меня?
   Виски сдавило от боли, мир закружился круговертью. Я глубоко вдохнула, пытаясь унять сверкающие точки в глазах. Мне было обидно. Оказывается, я не имею значения! Оказывается, я лишь средство получить другую!
   Клянусь, я заберу себе его сердце - и, растоптав, брошу ему под ноги!
   - А если я хочу тебя? Если хочу, чтобы ты был со мной? - дерзко спросила я, с вызовом нарушая все правила этикета. - Ты готов исполнить такое мое желание?
   На его лице даже удивления не мелькнуло. Он усмехнулся и склонил голову, становясь еще ближе, будто предлагая попробовать его завоевать. И я сделала то, чего так долго хотела. Поддалась желанию, в надежде заполучить наследника. Заставить его прогнуться ради меня, заставить его действовать.
   Да, я нуждалась в нем. Он околдовывал меня, мне хотелось стать частью его жизни. Хотелось, чтобы это мне, а не Арианне, все завидовали. Чтобы он отказался от нее, заменив ее мной.
   И, подавшись ближе, я коснулась его губ своими. Отринув гордость, колебания и страх, переступила через себя. Я буквально напрашивалась на ночь вдвоем, и чувствовала себя так, словно прыгаю в пропасть. Обвив его шею руками, прижимаясь всем телом, впитывая его тепло...
   Он не отшатнулся, не выгнал меня. Даже ответил... но отстранённо и равнодушно, словно делал одолжение. Даже у Кая мои прикосновения вызывали больше желания, Веруд же... смотрел снисходительно.
   - Ты не ведаешь, чего так жаждешь. - Он резко отпустил мои волосы и, напоследок опалив ледяным взглядом, спокойно прошелся до дивана и опустился на него, раскинув руки. Он наблюдал за мной, взглядом хищным и опасным. - Остерегайся своих желаний.
   - Да или нет?
   - Не надо играть со мной, Ханна, - разочарованно протянул Ардиан, щуря зеленые глаза. - Когда придет срок, я пришлю посыльного с инструкциями. И забери свиток, дорогая. Он подготовлен для тебя.
   Что? Свиток лежал у самого порога, сверкая и переливаясь... что значит, подготовлен для меня? Ведь это не мой свиток, разве нет? Я нагнулась и подняла его, растерянно взглянув на Ардиана. Ничего не понимаю.
   - И не пытайся понять, - ответил он на мои мысли. - Ты отнесешь его в одно интересное место, когда придет время. Отнесешь и оставишь там.
   - И куда же? - вконец растерялась я. По губам Ардиана скользнула улыбка, но взгляд остался холодным и колючим. Он помедлил, словно раздумывая, сколько мне положено знать... наконец, подался вперед, поставив один локоть на колено.
   - В Пещеру Хранителей. Ты отнесешь его в Пещеру Хранителей.
   Его голос прозвучал жестко, для полного эффекта не хватало фразы "Дверь там". Я бросила на него взгляд; непонятно почему, но медлила, не спеша уходить. Быть может, надеялась, что он пригласит остаться? Это был мой шанс, одна ночь - невеликая плата за статус девушки наследника. Но Веруд молчал, глядя на меня с тенью брезгливости. Будто ему не нравилось мое присутствие, словно я не вызывала в нем ничего, кроме скуки и раздражения.
   Глубоко вдохнув, я резко развернулась и гордо покинула комнату, напоследок хлопнув дверью. Мне бы радоваться, ведь получила, чего хотела, он снизошел до поцелуя, но я чувствовала себя оплеванной и униженной...
   Ведь он ответил не так, как я хотела. Похоже, я для него не более, чем еще одна поклонница - однажды докажу ему, как он ошибается!
   Но пока... я растерянно дотронулась до губ, хранивших чужое тепло... что мне делать с Арианной? Зачем ему сестра? Просьба удивила и немного напугала.
   Как бы я ни ненавидела сестру, но не желала ей смерти по-настоящему. А что-то было в словах Веруда, отчего сердце сжала ледяная хватка тревоги - он словно обещал ей смерть, а мне освобождение...
  

Арианна

   Это слишком жестоко. Мой наставник - исчадие зла! Я оглянулась, не веря глазам своим... это что за подстава? Я приподняла ковер, замахала руками и закашлялась от пыли. Огромная туча накрыла меня с головой, забиваясь в ноздри, горло и оседая на ресницах.
   Нет, я знала, что Лиар скотина. Но не до такой же степени.
   Вот ни за что бы не подумала, что буду убирать такой бардак только за то, что сходила на прием. Комнат у Лиара оказалось две. И если в первую меня не пустили, то здесь словно табун спиритов прошелся. Мебель в щепках, пыль кругом, отпечатки копыт на стенах... так и представляю лошадей на потолке.
   Разгадка, конечно, простенькая: отсюда только что съехал какой-то Страж, и Лиар, очевидно, чтобы самому не марать ручки уборкой, припряг меня. Удобно быть наставником! Чуть что - и рабочая сила имеется...
   - Работай давай, лошадка! - грозно скомандовала Люи, восседая на пыльной люстре, и получила тапком по светлой головушке.
   Но испарилась она не поэтому: испуганно округлив глаза на кого-то в дверях, она ойкнула и с хлопком исчезла. Мне даже оборачиваться не пришлось, и так знаю, кого нелегкая принесла.
   - Вот бы этот Лиаран сдох, подлая скотина! - мстительно процедила я, делая вид, что не услышала скрип половицы, и, обернувшись на ожидаемое покашливание, сделала виноватый вид. - А, я вас, многоуважаемый наставник, не заметила...
   - И что, даже не извинишься? - вкрадчиво поинтресовался Лиар, когда не последовало смущенных оправданий. Я хмыкнула.
   - Нет, но могу добавить эпитетов к скотине, надо?
   "Многоуважаемый" наставник выгнул бровь и, опустившись в старое кресло, размял плечи. Барс немедленно лег подле его ног, сам же Лиаран взглянул на меня, придирчиво и въедливо.
   - Там пыль, - ехидно ткнул он в угол.
   - Надеюсь, здесь завелись пылевые спириты, и они тебя придушат ночью, - послушно схватившись за швабру, буркнула я себе под нос, но достаточно громко, чтобы страж услышал.
   С водой не стала церемониться, разлила и растерла шваброй, демонстрируя всяческое неумение убираться. Мало ли, а то припрягут в следующий раз, а так, может, после потопа чуток призадумаются...
   - Ари!... - Лиар вдруг резко встал и я только потом, когда споткнулась о забытое ведро, поняла, что его так всполошило.
   Ведро коротко звякнуло, когда зацепилась за длинную ручку, вода расплескалась подле моих ног уже без моей помощи... взмахнув руками, я полетела вниз - и не долетела только стараниями заботливого наставничка, поймавшего меня под руку...
   Он мог бы отпустить меня сразу, но этого не сделал, сжимая мой локоть так крепко, что косточки заныли. Замерев, сощурился и внезапно притянул меня ближе, аж дыхание перехватило. Чего он так смотрит? Испытующе, будто что-то ищет в моих глазах...
   Тогда покажу ему всю степень моего гнева! Я нахмурилась, но эффект это возымело обратный; он, положив руку на мою талию, резко дернул меня к себе, так, что пришлось сделать последний шаг. Я оказалась к нему прижата вплотную, так крепко, как не желала бы. Сердце подскочило в груди, стало неловко, и чтобы хоть как-то отвоевать себе кусочек личного пространства, я надавила ладонью на его грудь, пытаясь отодвинуться...
   Как бы не так! От Лиарана можно ожидать, чего угодно. В один момент он смеется и шутит - в другой отталкивает, не заботясь о чужих падениях. Перемены его настроения просто поражали. В любой иной момент, с кем угодно, я бы решила, что меня хотят поцеловать, но с ним - напряглась, ожидая ехидной фразы и ведра на голову.
   Он действительно смотрел на меня совсем неправильно. Колебание в его глазах сменилось непонятной и пугающей решительностью. Я вздрогнула, когда он прижал ладонь к моей щеке и стремительно склонился ниже, так, что не осталось сомнения в его намерениях. Его дыхание опалило мои губы, он чуть прикрыл глаза...
   - У тебя ключ! - внезапно выдохнула я, отклоняя назад голову. Ключ, серьезно, Ари? Более глупой темы я не могла придумать... но это как-то само получилось.
   В синих глазах мелькнула раздраженная досада, но своего я добилась: поцелуй не состоялся... если, конечно, он меня поцеловать думал, а не нос откусить... Ободренная эффектом, я перевела взгляд ниже и сделала вид, что безумно увлечена находкой.
   Ключик и правда был занятный. Большой, массивный, на вид очень старый. Будто даже не из металла, а из камня со вставками, в его центре сиял синий камень, под цвет глаз Лиара.
   И ключ был огромным! Такой мог подойти, скажем, к дверям Храма или...
   Я прищурилась, в задумчивости совсем забыв о Лиаране. Или он мог подойти к дверям пещеры хранителей. К той самой двери...
   Лиар вдруг резко выдохнул, и я вскинула голову, поняв, что полностью его проигнорировала. Пока я водила пальцами по зазубринам ключа, он все больше напрягался, все крепче сжимал зубы...
   Проклятье, ключ ведь на его груди, получается, я не только к ключу прикасаюсь, но и Лиара потихоньку соблазняю... я резко поджала пальцы, чтобы не касались чужого тела, и поежилась. Все, следующее испытание мне не пережить. У Лиара было такое лицо, будто он едва держит себя в руках.
   - И-извини, - наконец, выдохнула я. Мне что-то совсем неуютно. До такой степени, хоть ведро на голову надевай. - Я просто хотела посмотреть...
   Остаток фразы застрял у меня в горле; Лиар обжег меня таким взглядом, что я застыла кроликом перед удавом... чего только не было в его глазах, и раздражения, и гнева, и ревности, и досады, и подозрения - всего вместе, непонятно, как отделить одно чувство от другого.
   Без слов, абсолютно молча, он вдруг резко меня резко выпустил, оттолкнув от себя. Говорю же, с ним никогда не угадаешь! Я пошатнулась, готовая упасть в ведро с размаху, но он, выдохнув, перехватил меня за рукав. Этот жест был почти брезгливым, полным неприязни, он даже не смотрел на меня.
   А стоило мне снова обрести равновесие, как он отдернул пальцы и поморщился.
   - Убери тут все, - сухо отрезал он. - И свободна. Книги ждут тебя дома, отчитаешься послезавтра.
   Он так хлопнул дверью, что Люи свалилась с люстры, в полете обретая видимость. С грохотом угодила в ведро, там выругалась, отплевалась, выныривая на поверхность.
   - "У тебя тут ключ", - передразнила она ехидно. - Даже я, высшее существо, лишенное всех этих низменных потребностей, находящееся на ступеньке высшей эволюции, совершенное и бесподобное, не заинтересованное в мирских страстях, понимаю, что ты с концами оскорбила этого идиота в самых романтических чувствах! По-моему, только что он хотел тебя убить... но решил сперва помучить.
   - Но... у него был ключ, - пришибленно повинилась я, мысленно примеряя ключ к двери Пещеры. И Лиар сбежал, опять же, словно мой интерес к ключу вызвал в нем целый ворох подозрений...
   - Подумаешь, ключ от пещерки, - фыркнула Люи. - Вот Веруда поцеловала же? Надо было и этого, глядишь, передумал бы наказывать зубрежкой...
   Опомнившись, я смерила ее возмущенным взглядом.
   - Я не целовала Веруда!
   - Да, да, Лиару это скажи...
   - Это он меня, а я была против!
   - Со стороны-то так это видно было, - хмыкнула вредина.
   Я надулась и взялась за швабру, намывая пол так, что половицы заскрипели. Я не вру. Была против...
   Не скажу, конечно, что Веруд так уж целоваться не умеет... опять же, опыт у него, практика. Но, учитывая, что он тесно связан с Братстсвом, пересекаться мы с ним больше не будем. Он сам по себе, я сама по себе, обойдусь без куратора.
   Но вот переходить границы с наставником - это чересчур. Спорю, Лиар все-таки решил мне откусить нос? С чего ему лезть с поцелуями, опять, что ли, проверочка? Тренировка эмоций?
   Вот, что я знала точно: такие методы неправильны. Ему будет плевать, когда он вышвырнет меня из отбора, а мне придется с этим жить. Всех этих сложностей с отношениями я и не хотела, причем что с Верудом, что с Лиараном - в конце концов, дела сердечные и раньше меня не тревожили, а уж теперь подавно: для них не время и не место.
   Куда интереснее этот ключ. Мне нужно попасть в Пещеру Немертвых, а меня постоянно отвлекают. Я закончила уборку, как могла плохо, вытерла руки и отряхнулась. Вместо того, чтобы заниматься ерундой, играя с парнями в любовные игры, я лучше займусь делом и пошлю всех к шаксу.
   Мне нужен этот ключ. Точка.
   Но для начала стоит проверить, относится этот ключ к Пещере Хранителей или нет... навестить, что ли, то загадочное место еще раз? Искренне надеюсь, что смогу его отыскать на этом странном острове. Уж больно Лиар старался увести меня от Пещеры окольными путями, я почти забыла дорогу.
   Но... я покосилась на Люи, злорадствующую над моими бедами. У меня, в конце концов, личный спирит есть. Пусть отрабатывает конфеты!
   - Люи, мы пойдем к Пещере Хранителей... дорогу найдешь?
   - Сначала домой загляни и оцени масштаб мщения, - лениво протянула та, и я чуть не выругалась. А, точно! Мне же еще книги учить...
   Я быстренько закрыла дверь, молясь, чтобы меня больше не звали убираться никогда и ни за что, и бодро зашагала домой, в намерении поскорее все выучить и отправиться по своим делам...
   Но дома ждали две неприятные вещи.
   - Не добралась до Лиарана, решила за Верудом приударить? Поздравляю, дорогая, да только он наиграется и бросит тебя... - первым делом встретила меня сплетнями моя дорогая соседка. Лениво отбросила за спину волосы манерным жестом и кивнула на стол. - Тебе посылочка.
   Вообще, посылок целых две. Я проводила соседку досадливым взглядом и подошла к столу, как к гремучей змее... во-первых, коробка, в которой я обнаружила дорогущее ожерелье с синими камнями и запиской.
   - "Прости, что доставил тебе неудобства. Позволь загладить свою вину, амулет защитит тебя. Остерегайся Сета. А. Веруд", - прочитала я. Пальцы сами потянулись к самому крупному из камней, я коснулась его осторожно и аккуратно, ощущая кожей приятную прохладу и легкое покалывание защитной магии... красивый...
   Откуда бы Ардиану знать о моих проблемах с Сетом? У него и правда везде шпионы, уши и глаза? Я со злостью смяла бумажку и брезгливо захлопнула крышечку коробки.
   Нет. Хватит с меня Веруда. И вообще, когда он успокоится?! Устала отправлять назад его подарки! Только вчера вернула платье и серьги, и все сопутствующее, и вот опять посыльного вызывать?!
   Но вызову же, мне от него ничего не надо, я ему ясно все сказала. Больше на пушечный выстрел не подойду!
   А вот вторая посылка...
   - Да он ума лишился... - в ужасе подняла я голову, рассматривая уходящий ввысь ряд книг. Прижала два пальца к корешку одного из фолиантов, ужаснулась еще больше и резко отдёрнула руку. Даже отступила на шаг, может, они испарятся? Это, например, сон или галлюцинация, и я вижу кошмар...
   Но нет, стопка книг, больше похожая на шкаф, никуда не делась, и я тяжело осела на стул, уронив руки.
   Мой наставник - исчадие зла. И оно решило от меня избавиться.
   - Эммм... пожалуй, сходим к пещере завтра, да? - неуверенно спросила я, сомневаясь, что дня хватит, чтобы подступиться к этой стопке. Молчу о зубрежке.
   - А лучше через год,- философски завершила мою невысказанную мысль Люи. Спирит выглядела почти счастливой, неспешно прохаживаясь вдоль книг и со значением на них посматривая. Остановившись, она задрала голову и хмыкнула. - Шучу. Конечно, через два. А этот синеглазый мне нравится, уж мстит, так с выдумкой!...

   ___________
   - Остановись, пока не поздно, Азар!
   Мне кажется, я знаю его, но это не так. Все в нем чужое. От жестокого взгляда до отблеска льда в глазах.
   Он вернулся с той стороны Бреши иным. Все будто заледенело, сгинуло в беспросветной тьме его глаз. Жестокость и холод, равнодушие и смерть... в нем не осталось ничего человеческого.
   Та сторона изменила его. Отняла у меня моего Азара. Стерла самую его суть, заковала его душу в броню ненависти и мрака.
   Я не узнаю его.
   Я боюсь его, и мое сердце часто бьется в груди.
   Он действительно останавливается - после того, как сворачивает шею Зарине. Его руки перемазаны в крови, он убил здесь многих, уничтожив Двор Южного Хранителя до основания. Зарина пала, вторая из девяти. Ее глаза пусты, словно обвиняют.
   - Киара, - улыбка Азара ужасна и пуста. Он поворачивается ко мне, до невозможности спокойно, так, словно его путь не залит кровью невинных. В его руках свиток Зарины, и он любуется им, как добытым сокровищем. - Смотри, что у меня есть...
   Он сжимает руку сильнее, и по свитку бежит огонь. Пламя охватывает свиток полностью, а Азар улыбается, наблюдая за этим. Его глаза подернуты черным, тьма завладела им полностью, и я отступаю, охваченная ужасом. Ведь в следующий момент его взгляд упирается в меня.
   Он смотрит на меня с мрачным торжеством и встряхивает рукой, сбрасывая с пальцев пепел свитка и воспоминания Зарины ... и я понимаю: он не остановится, пока не уничтожит нас всех. И когда он расправится с каждым Хранителем... он перекроит мир по-своему. Мы не сможем ему помешать. Даже не вспомним, что должны.
   - Она умерла. Я принес ей успокоение... - шепчет голос Азара в моих ушах. Его глаза вспыхивают тьмой. - Однажды я разорву наши цепи... но сперва мне придется убить всех, кто тебе дорог!...
    
   Что-то упало со стола, и, вздрогнув, я очнулась. Зашипела от боли, потерла пострадавшую ногу, по ощущениям раздавленную фолиантом. На моей щеке наверняка отпечатался след свитка, на котором так неаккуратно заснула.
   Но чувство чужого присутствия никуда не ушло. Оно было столь явным и острым, что, вздрогнув, я обернулась и застыла, заметив тень в зеркале Ялы. Отражающая поверхность была грязной - соседка не привыкла убираться, как и все мы, - но трудно не заметить, как нечто скользнуло вбок и растворилось в зеркальной пустоте.
   Оно... наблюдало за мной? Легкий мороз пробежал по коже. Осталось понять, сколько успело увидеть.
    
   Нахмурившись, я стиснула свиток, а потом, подумав, набросила полотенце на зеркало, а свиток засунула на самое дно сумки.
   - Люи, посторожи, - глухо приказала я, опускаясь под кровать. Скрипнувшая половица приподнялась легко, домик был такой обветшалый, что под полом можно было не только сумку схоронить. И, разумеется, здесь водятся драксы, что даже хуже мышей, но лучше драксы сожрут сумку, чем до свитка кто-то доберется. Металл им в любом случае не по зубам.
   Смею надеяться, тайник получился неплохой. Иного у меня нет и не предвидится, а оставлять свиток без присмотра - дурная затея. Но и таскать повсюду не лучше.
   - Конфеты прячешь? - ревниво уточнила сунувшаяся следом Люи. Я прихлопнула половицу и сердито зыркнула на нее.
   - Припрячу, если будешь присматривать за свитком, - прошептала я и, с тревогой прислушавшись к хлопнувшей двери, поспешно вылезла из-под кровати. К появлению соседки я успела отряхнуться и сесть, сделав вид, что беспечно провожу время, но про зеркало забыла и чуть не получила оставленным полотенцем по голове.
   - Не лезь к моим вещам! - прошипела Яла не хуже разъяренной кобры. Ее ненависть ко мне перешагнула все границы после того, как Веруд заявил на меня права. Похоже, она истово уверовала, что я решила заполучить всех парней на этом острове... не стала ее разубеждать, все равно без толку. - Или пожалеешь!...
   - Уже жалею, тепреь полотенце грязное, - фыркнула я, но девушка проглотила шпильку.
   Общаться со мной она тоже перестала - похоже, побаивалась после первой тренировки, когда стараниями моего спирита ожившие лианы оттаскали ее за волосы. Но всем своим видом соседка старательно пыталась меня раздавить, а молчанием объявляла бойкот, который подхватила и верная ее подруга Шия.
   И сейчас, обдав меня искрящим ненавистью презрением, Яла захватила что-то из своих вещей и гордо удалилась прочь. Спорю, побежала с Шией перемывать мне косточки?
   Пффф. Нелегко придется.
   Я заправила за ухо волосы и перевела взгляд на стопку книг. Чувство тошноты накатило вполне реальное. Голова закружилась, в глазах задвоилось... а хотя нет, книг и правда столько, сколько кажется...
   - Люи! - наконец, поднялась я, не выдержав пытки. - Проведи меня к пещере.
   - Вход десять конфет, - деловито уточнила спирит, но я готова была и двадцать дать, лишь бы вырваться из этого сарая.
   Книги книгами, а Тиара где-то там, в лапах этой твари... сегодняшний сон напомнил мне, что я здесь не ради книг или отбора. Сердце мучительно сжалось: моя лучшая подруга заперта в зазеркалье, и я не представляю, что с ней будет.
   Отбор подождет, сперва мне надо осмотреть Пещеру. И учитывая намерение Лиарана загрузить меня работой по самые уши, пора ловить момент. В конце концов, впервые за долгое время вездесущий барс не сторожит под моей дверью...
  
   ______________
   ____________
   Весь мир дышал свежестью, пахло морем и дождем, и мир казался не таким уж ужасным местом. Следуя за спиритом, я цеплялась за камни, то и дело поглядывая вверх. Мне кажется, или дорога в прошлый раз была не такой крутой? Камни крошились под рукой, осыпая меня мелкой крошкой, со стуком скатывались вниз по тропе. Не убиться бы здесь...
   Хотя, с другой стороны, тогда хотя бы не придется учить всю ту белиберду, которую подсунул мне наставник.
   - Первейший закон ученика Стражей, - Люи дожидалась меня на камне, болтая ножками в воздухе, и по-прежнему выглядела омерзительно счастливой. Радует ее, что ли, что меня решили прогнать по всем кругам Эллизиера?
   - Слушайся и почитай наставника своего, - уныло продекламировала я. Хаха. С этим будут проблемы.
   - Свод о спиритах.
   - Почитай спирита своего, как самого себя, - совсем приуныла я, а Люи, напротив, засияла, аж засветилась. Вспорхнув огоньком, она покружилась над камнями и прилепилась на тот, что покрупнее, в виде зубастой девочки с мизинец ростом.
   - Мне по душе эти книги! - клыкасто улыбнулась она. Скривившись, я уцепилась за следующий валун.
   Нет, я не выучила все книги, хотя срок "экзамена" на носу. Это нереально, шакс дери! Куча ненужной философии, в которой затерялись крупицы сведений, навевала ужаснейшую тоску, и лучше бы я раз сто еще убиралась в комнатах Лиара, чем всю ночь сидела бы, впихивая в голову эту ерунду.
   Самое главное правило для ученика Стража - и впрямь почитание наставника. Это правило повторялось в первом томе так часто, как будто автор ненавидел собственных учеников и мечтал от них поскорее избавиться. Спустя бессонную ночь я доподлинно точно знала, зачем наставник придумал именно такое наказание для меня - в целях воспитательной промывки мозгов.
   Вот так беда - не сработало.
   - Далеко еще, Люи? - разогнула я поясницу, присматриваясь к высокой горе. - Ты учти, чем дальше, тем больше конфет я съем...
   - Что?! - переполошилась спирит, взмывая с камня и сжимая в гневе кулачки. - Ты что, мои конфеточки лопаешь?! Так... - она стремительным огоньком понеслась вниз и резко свернула вправо. - Сюда!
   Вот так и знала! Я где сбежала, где съехала по склону и, завернув вправо, хмыкнула, обнаружив тропинку вверх. Мелкая паразитка! Специально выбрала путь поизвилистее!
   - Где мои конфеты? - свирепо уточнила спирит, и я пожала плечами.
   - Далеко же шли, все съела, - невинно хлопнула я ресницами, но, поскольку моего спирита лучше без надобности не злить, пришлось отдать ей единственную захваченную из дома конфету. Выходить из дома без конфет чревато в целом, но к вечеру особенно опасно: Люи не в духе, прямо как я сама.
   Дорога теперь пошла веселее. На ноги наползал утренний туман, кутая тропинку в белесое одеяло. Трава гнулась под порывами холодного ветра, шла волнами, как море внизу. Я остановилась, чтобы вдохнуть всей грудью, и поморщилась, когда Люи приземлилась на плечо.
   - Ну-ка, ну-ка, еще раз раздел про спиритов? - вкрадчиво прошептала она и многозначительно пошелестела пустым фантиком. Раздраженно вздохнув, я продолжила восхождение. Нигде от спиритов покоя нет.
   Хотя здесь их гораздо меньше, чем в остальных местах. Встречались только каменные, изредка я замечала, как они следят за мной большими мигающими глазками и тут же с дребезжанием откатываются в сторону, освобождая дорогу. Обычно спириты куда как более многочисленны, Пещера их будто отталкивала, и чем ближе к ней, тем меньше их становилось.
   Я вышла на знакомую поляну, повертела головой, ожидая увидеть Тахиру с ее спиритом-лисой, но, очевидно, в такое раннее утро это место принадлежало целиком мне. Вот и хорошо. В кои-то веки осмотрюсь нормально.
   Юркая ящерка скользнула с нагретого камня и скрылась в траве. Я подошла к двери поближе, как и в прошлый раз, с удивлением осматривая массивную дверь. Обошла ее, ведя ладонями по каменной поверхности, пытаясь найти замочную скважину или иной открывающий механизм.
   Насколько знаю, ключ должен быть именно от механизма. Во времена Хранителей возвели немало храмов, огромных, стремящихся к небесам. Отец как-то водил меня к такому, врата Храма могли поглотить наш дом, но ключик от них был несоизмеримо маленьким. Он всего лишь запускал механизм, и я предполагала, что здесь похожее устройство.
   - Думаешь, подойдет? - прошептала я, приложив пальцы к найденной замочной скважине. За мхом засветились символы, они словно приветствовали меня. - Нужно добыть тот ключ, но как?...
   - Ты готова отчитаться? - перебил меня громкий голос позади.
   Я чуть на месте не скончалась! Отшатнувшись от двери, как воришка, пойманный с поличным, я резко обернулась. Носит же здесь всяких шайтанов! Кусая губы, я попятилась, тогда как Лиар, наоборот, сделал ко мне несколько плавных хищных шагов.
  

   Лиар будто никогда не уставал. Он выглядел отдохнувшим и полным сил, и я в очередной раз поразилась, насколько красивая внешность может быть у такого колючего человека. Он словно излучал внутреннюю силу, одновременно привлекая к себе других и подавляя их с неумолимой мощью.
   С ним рядом тяжело порой находиться, вот как сейчас. Пронзительный, пристальный взгляд заставлял нервничать, он словно видел меня насквозь - и какой сюрприз, опять чем-то недоволен.
   - Я прогуливалась, - с вызовом вздернула я подбородок, припомнив, как меня выпроваживали отсюда в прошлый раз. Но Лиар меня удивил. В синих глазах промелькнула насмешка, порыв ветра отбросил назад его волосы, когда он сделал ко мне последний шаг.
   - Заблудилась? - с неповторимой интонацией уточнил он, резко впечатав ладонь сбоку от меня. Понятно, отсюда не выберусь. Я оказалась в ловушке и мысленно застонала, будучи прижата спиной к стене. Взглянула на руку, преграждающую путь... потом смело встретила чужой взгляд.
   - Нет, - коротко отрезала я. - Я пришла туда, куда шла.
   - Неужели? И что ты здесь искала?
   - Тахиру. Ну знаешь, поплакаться на наставника. Ты, может, тактично удалишься и не станешь подслушивать?
   - Я не вижу здесь Тахиры, - хмыкнул Лиар. - Зато здесь есть я. По-видимому, у тебя достаточно свободного времени, чтобы бегать по склону? Отлично, значит, все выучила.
   - Что?! - встрепенулась я. - У меня еще целых двенадцать часов в запасе!
   - Быстрее отчитаешься, быстрее закроем вопрос, к тому же, я решил перенести твой отчет как раз... на тринадцать часов назад. Ты уже на час опоздала.
   У меня даже плечи опустились от подобного заявления, а дар речи вовсе пропал. Какой еще перенос отчета, а мне нельзя было сообщить?
   Хотя да, он же попросту издевается. Я сузила глаза, мечтая разбить о голову Лиара булыжник, вон тот, например, с выбитыми древними символами. Идеально подойдет.
   . Ита-ак? - вкрадчиво поинтересовался наставник. Его, похоже, забавляло мое безвыходное положение. Он очертил в воздухе контур моего лица и лишь потом приподнял ногтем мой подбородок. Его глаза насмешливо сощурились. - Пункт пятый ученического кодекса, с подпунктами, целиком.
  
   - Ты что, серьезно? Здесь, сейчас? - ужаснулась я, понимая, что не готова. Совсем! Ладно, ладно. Припомню этому гаду однажды. Я неохотно процедила: - "Выполняй указания наставника своего и слушайся его во всем".
   - Подпункты, - засиял пуще прежнего наставничек. Я скривилась. Мда... подпункты...
   - "А если нарушил, падай в его ноги и моли о прощении, и со смирением прими любое наказание, уготованное тебе", - уныло припомнила я.
   - Второй подпункт, - с садистским удовольствием потребовал Лиар. Я поняла, что мои щеки заалели, потому что второй подпункт гласил...
   - "Принеси ему ремень свой, встань на колени и обнажи спину, дабы получить удары за ослушание"...
   - Что тебя заставило покраснеть? - Лиар склонил голову так, что его дыхание опалило мое и без того горящее ухо. Его голос едва заметно понизился, он выдохнул: - Ари?
   Это вот он сейчас меня спрашивает, почему краснею?! Он стоял ко мне непозволительно близко и весьма сомневаюсь, что в этом проклятом кодексе заложен именно тот смысл, который вкладывал в него Лиар применительно ко мне. Сердце застучало быстрее, стало неловко. А он, словно издеваясь, протянул:
   - Я велел сюда не приходить... Ты меня ослушалась и теперь знаешь, что делать, не правда ли? - его пальцы обхватили мой подбородок, он с силой повернул к себе мою голову. Его глаза сощурились, весьма жестко, и с затаенной яростью. И я поняла: он еще злится за несостоявшийся поцелуй.
   Впрочем, в следующий момент ярость разбавилась насмешкой. Он отступил от меня на пару шагов и хмыкнул.
   - Ты все еще слишком сильно на меня реагируешь. Осторожнее, или я решу, что ты находишь меня ослепительным и как там?... необыкновенным, - процитировал он слова Ялы, заставив меня сжать кулаки.
   - Даже если нахожу, убить тебя хочется больше, - горячо призналась я, на что Лиар поднял бровь.
   - Мы на верном пути, - загадочно подытожил он. Его лицо тут же окаменело, а голос стал требовательным и строгим, ни намека на флирт. - Инструкции по выживанию вблизи Бреши, - огорошил он меня. От подобных перепадов в его поведении у меня скоро глаз дергаться начнет. - Давай же, Ари, не трать мое время.
   Хочет инструкции... получит инструкции! Запинаясь, я выдохнула гигантский параграф, а потом еще один, насчет поведения с шайтанами, занимающими чужие тела... и еще один, на случай попадания в снежные лавины... и еще один, при столкновении с дикими спиритами...
   Лиар гонял меня по всем фолиантам, на удивление избегая первой ученической заповеди. И, разумеется, большую часть я не знала или не помнила, но мне пришла на помощь Люи, подсказывая на ушко порой целые фразы.
   В общем, я беззастенчиво мухлевала, и строгость Лиара постепенно сменялась усмешкой, а потом откровенным весельем. Он облокотился о камень и сощурился. Ветер красиво развевал выбившиеся из его прически пряди, но от колючего взгляда хотелось укрыться.
   - Когда-то я проходил подобный тест у твоего отца... мне тоже помогал личный спирит,- невозмутимо поделился он. - Подсказывал, ведь, в конечном итоге, кодекс частично написан под их диктовку. Спиритам нет надобности его учить.
   Я подавилась последней фразой... упоминание отца больно резануло по сердцу, заглушив смущение от того, что меня так легко раскрыли.
   Лиар помолчал.
   - Что, не оправдываешься? - Голос его сочился сарказмом. - Давай, заверь меня, что сама все знаешь, убеди, как я к тебе несправедлив...
   - Зачем? - с вызовом вскинула я голову, смело отвечая на взгляд. - Выгонишь теперь из отбора?
   - А ты послушно уйдешь?
   - Я не выучила. Условия были чёткими, я готова покинуть отбор.
   Лиар молчал долго, будто что-то искал в моих глазах. Слишком долго, а мне внезапно стало все равно и так пусто на душе. Я скучала по отцу, а этот Страж знал ту часть его жизни, которая была неведома мне. Синеглазый будто отбирал у меня прошлое, присваивая себе; я испытывала ревность и тянущую тоску в районе сердца.
   Это раздражало. Пусть выгоняет.
   - Нет, - его голос заставил меня вздрогнуть и очнуться от темных мыслей. - Задание изначально было невыполнимым. Не думаешь же ты, что страж должен быть убийственно честен и знать каждую строчку кодекса? Для меня гораздо важнее степень твоего доверия к собственному спириту и готовность нести ответственность за свои поступки. Да и уровень подкованности твоего спирита не лишне узнать. Какой у него?
   Я промолчала, наблюдая, как багровеет от ярости Люи на макушке синеглазого. Ох знал бы он, как попал...
   - Она. И она... стеснительна, - выдавила я, наблюдая, как "стеснительная" Люи вьет на голове парня гнездо из волос.
   - Вот сомневаюсь, учитывая характер хозяйки, - хмыкнул Лиар, сложив на груди руки и посмотрев на меня сверху вниз.
   Но спорить не стал. Качнув головой, он выхватил из-за пояса деревянную палку и бросил мне. От неожиданности я отшатнулась, хлопая глазами. Посмотрела на пойманную деревяшку, как на гремучую змею, держа на вытянутых руках. Это зачем?!
   - Я дам тебе второй шанс, если заденешь меня хотя бы вскользь. Более слабой стажерки я еще не встречал. - Он вальяжно прошелся в центр поляны, а я сжала деревяшку в руках. - Нападай.
   - Постой! - подалась я вслед ему. А когда он обернулся, замялась, не зная, как задать вопрос. - Мой отец. Почему вы... почему ваши дороги разошлись?
   Этот вопрос был важен для меня. Он мог дать подсказку, ниточку, которую могла бы привести к отцу. Лиар знал больше, чем говорил, я чувствовала это. И да, он мог соврать, что отец пропал, или обучение закончилось, но синие глаза сощурились. Лиар помолчал, раздумывая над вопросом.
   - Потому что он принадлежал Братству, - наконец, глухо произнёс он. Лицо его стало непроницаемым, по нему скользнула тень. - А мне с Братьями не по пути.
   - К Братству? - Я коснулась пальцами отцовского кулона.
   - Очевидно, он не настолько совершенен, как мы думали. Поверь, я хотел бы тебя обрадовать, но он был правой рукой старшего Веруда, его доверенным лицом. И он творил жуткие вещи по его указаниям.
   - Ты врешь! - вскинулась я раньше, чем подумала.
   - Хотел бы, - горько хмыкнул наставник и внезапно без всяких переходов выставил на камень песочные часы. Перевернул и уставился на меня немигающим взором. - Твое время пошло. Не советую его тратить на болтовню.
   ________
  


Популярное на LitNet.com Д.Лебэл "Имплант"(Научная фантастика) О.Герр "Заклинатель "(Любовное фэнтези) В.Казначеев "Искин. Игрушка"(Киберпанк) М.Топоров "Однажды в Вавилоне"(Киберпанк) A.Opsokopolos "В ярости (в шоке-2)"(ЛитРПГ) А.Лоев "Игра на Земле. Книга 2."(Научная фантастика) А.Лоев "Игра на Земле. Книга 3."(Научная фантастика) К.Вэй "Меня зовут Ворн"(Боевое фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) А.Якубович "Проект ћокоЋ"(Постапокалипсис)
Хиты на ProdaMan.ru ��Дочь темного мага-3. Ведомая тьмой��. Анетта ПолитоваОтдам мужа, приданое гарантирую. K A AОфисные записки. КьязаP.S. Люблю не из жалости... натАша ШкотТитул не помеха. Сезон 2. Возвращение домой. Olie-Малышка. Варвара ФедченкоСлепой Страж (книга 3). Нидейла Нэльте��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ ()(завершено). Любовь ВакинаПодари мне чешуйку. Гаврилова АннаКоролева теней. Сезон первый: Двойная звезда. Арнаутова Дана
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список