шарпёнок: другие произведения.

Гном, медведь и посох (Версия 4)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
  • Аннотация:
    Попаданец в виртуальную стратегическую игру. Будущее. Партия, по мотивам Героев и подобного. Версия 4. Выкладывается тут, по мере переписи предшествующих версий.

   Всякое бывает в жизни быстротечной,
  То штормит сурово, а то полный штиль.
  Кто-то выплывает, а кто тормоз вечный,
  Закачали волны, выбирайте стиль.
  (клоун Плюх)
  
  
  
  
   Пролог.
  
   Разумным существам, без магических способностей в мире магии трудно. Если к тому, при всей силушке, да коренастости, дневное зрение слабее, чем у людей, а ночное уступает возможностям порождений тьмы. Притом, в крови привычка, зарабатывать на жизнь не насилием над соседями, а честным трудом в кузнях и шахтах...
   Возможности определяют бытие. Посему, гномам, вернее дварфам, наугриммам, двемерам, подгорному народу, чтобы жить не рабами и жить хорошо, приходится держаться за свой клан особенно крепко.
   Это маги, особенно воздушные и огненные склонны к индивидуализму. Даже одинокий лесной эльф-ветеран, с хорошим луком и запасом стрел, на удобной позиции, способен безнаказанно проредить толпу орков. Удел гномов, сражаться и трудиться плечом к плечу, доверяя товарищу больше чем себе.
   Этот сказ, про 'строительство коммунизма' в отдельно взятом клане гномов. Любителям толерантности, которой так любят оперировать приверженцы талейрантности, переводя на русский, неразборчивости в средствах ради достижения преимущества, читать не стоит, чтобы не огорчаться. 'Светлые' отыгрывают 'светлых', а не как ныне модно, за добрых, тёмных упырей, против негодяев в белом, когда стороны не различить в их подловатых каверзах.
   Индивидуалиста же, может вогнать в печаль, что мир населён копиями нескольких сотен или тысяч личностей с частичной утратой воспоминаний. Опыт текущей жизни может кардинально менять одну и ту же личность, делая даже дублей одной сущности непримиримыми врагами. 'Любое знание, есть лишь припоминание', используемое по потребности.
  
  
  
   Вводная, занудно.
  
   Из полного, весьма длинного названия Игры, на мало знакомом языке, уяснил лишь фразу: 'Легенды Героев...'. Прочие слова указывали на особенности конкретной партии, включали много букв про 'таланты, слоты, клинки и молотки'. Допускаю, перевод мой неточен, ибо разум склонен замещать пустоту домыслами.
   Кому-то это развлечение, а для меня хороший шанс. Когда-то я был человеком, прожил длинную насыщенную жизнь, потом копировал своё сознание в Игру. Хорошо ли, худо ли, жил в обширном, прекрасном 'виртуальном' мире, техномагического средневековья. Но случилось так, что пришлось ввязаться в эту партию. В той реальности остался мой клан-семья, проживающий большей частью в небольшой фортеции у холодного моря. Остались друзья и враги. Грохот сражений, ужас войн и радость предвкушения тихой семейной жизни в маленьком домике у реки. Тут ждала огромная игровая карта на несколько сотен живых и электронных игроков. На кону возврат домой. Если проиграюсь в пух, могут сделать боссом при месторождении, отформатировать или ещё что, малоприятное. Впрочем, не всё так плохо, важно не попасть в худшую половину участников. В случае победы вернусь к берегам льдистого моря, заполучив аватару лучше и некоторые ценности, чтобы добротнее расплатиться там по счетам. А ценное, это не монеты, но возможности, которые лучше всего обеспечит надёжная армия.
   Проявился в этой реальности, почти привычно. В виде гнома средней комплекции, верхом на могучем серебристом медведе, в руках посох молний. Выбор одежды, размер и цвет бороды, не важны, ибо никаких улучшений в себе не несут. А вот артефакты, огромный боевой мишутка и палка-стрелялка, обошлись во все единицы, выделенные на личное усиление.
   Как и любому герою в партии, мне полагалось, два слота для привязки выбранных 'объектов'. Теперь моего боевого медведя невозможно убить окончательно, как сломать или потерять мой увесистый посох стреляющий шаровыми молниями. В случае утраты, любой из этих артефактов, можно вернуть через сутки, абсолютно целёхоньким.
   Изобилие возможностей существовало для донаторов. А вот подобным мне, распорядители игры ограничили выбор расы. Избрать себе аватару, титана, архангела или дракона я не мог, как и любого иного, высшего по своей 'крутизне' создания. Впрочем, эльфы, волшебники, паладины также оказались недоступны. Тёмный бестиарий не интересовал, совершенно. Пусть это шло в разрез с модой на всяких некромантов, 'черножкнижников', кровососов, вурдалаков, 'ассасинов', воров и прочих чёрных властелинов, но мне плохих парней хватило в прежних мирах проживания. Пополнять их недружные ряды, менталитет не позволял. Потому, при всём 'разнообразии выбора', я выбрал гномов, что полностью устраивало.
   Это игра стратегическая, посему мне полагался небольшой отряд. Допускалось выбрать между шестёркой хускарлов, дюжиной кернов или пионерами. Если два первых вида - профессиональные воины, тяжёлая и соответственно, лёгкая штурмовая пехота гномов, то пионеры, это скорее гномы - рабочие. К трудовикам, в отличие от бойцов, прилагались жёны. Виртуальные персонажи женского рода отличались, от мужского лишь тем, что имели на четверть меньшую характеристику 'Здоровье'. Зато они, с небольшой вероятностью заводили детей, из которых, через неделю, получались взрослые пионеры. Прикинув, так и эдак, я выбрал массовку трудовиков. С учётом женской половины, представителей пионерии набралось сорок восемь.
  
   Для нарочитой простоты, характеристик, описывающих конституцию тела, при настройках показывалось всего четыре.
   'Здоровье' - вполне классическое. Доведение его до нуля приводило к гибели персонажа. Также от оного параметра зависела грузоподъёмность, сверх определённого для каждой игровой расы минимума. Видимо, инициаторы игры считали, что чем больше мышц, тем тяжелее их пробить, а переносить можно больше.
   'Выносливость' определяла запас сил, энергию, которую персонаж тратил на свои действия. От неё зависело, как долго, можно бежать, наносить удары, нести тяжёлый груз и прочее продуктивное или деструктивное взаимодействие с окружением. Запас сил тратился пропорционально полному 'Здоровью'. Например, бег с утроенной скоростью за минуту исчерпывал столбик 'Выносливости' равный количеству единиц здоровья. Как бы логично, чем больше мышц, тем тяжелее их таскать.
   'Магия', определяла запас альтернативной энергии - 'маны', которую можно трансформировать в обширный набор разнообразных заклинаний. Для использования Магии требовалось наличие у персонажа специальных талантов. Иначе персональная мана пригодна лишь на зарядку храмовых алтарей или особых артефактов.
   У гномов параметр 'Магия' отсутствовал. Те из них, которые умели, пользовались рунами.
  
   При росте опыта на уровень, персонаж кроме увеличения на десятку единиц, какой-то одной из актуальных ему характеристик, мог выбрать 'Скорость реакции', подняв оную на пару процентов. У каждого вида существ имелись свои особенности, недоступные для прямого редактирования.
   Люди являлись самой вариативной и потому многочисленной расой в игре, около десятка разнообразных замков, от светлейших до темнейших, от платных, до штрафных. Некий усреднённый человек использовался как эталон для вычисления баланса. Впрочем, людской крестьянин, обладая 20-ю единицами в каждом параметре, без 'магического посвящения' колдовать не мог. Оное требовало многого, а от неопытного мага, с крохотным запасом маны и единственным магическим навыком, проку мало. Посему, рачительные владыки ограничивались отстройкой храма для ежесуточной откачки у населения излишков маны, пуская собранную с паствы энергию на государственные нужды.
   На восполнение растраченной 'Магии' требовалась половина суток. 'Здоровье' пополнялось, исцеляя тело, в шесть раз быстрее. Это, при отсутствии смертельных ран, как правило, связанных с обильным кровотечением или отравлением. Запас сил, за который отвечала 'Выносливость' полностью восстанавливался вшестеро быстрее, нежели регенерировали повреждения. Выжав из себя все силы до капельки, 'стахановец', минут через двадцать, мог повторить свой подвиг. Разумеется, существовали таланты и артефакты, снижающие издержки или увеличивающие доступный объём и прирост всего вышеперечисленного.
  
   Гномы уступали многим игровым расам ростом, выигрывая в коренастости. Огромные глаза подгорных жителей, приспособленные для жизни в сумерках, при ярком свете частично слепли от засветки. Эта дневная близорукостью, как и относительная медлительность передвижения, определяя тактические возможности гномов. Вдвое сниженная, в сравнении с людьми рождаемость, требовала от вождя, бережливого отношения к жизням подданных. Не самый высокий рост вносил коррективы в длину излюбленного оружия.
   На том недостатки выбранной мной расы, вроде как, заканчивались, начинались плюсы.
   Пожалуй, самым ценным телесным свойством, являлась снижение любых получаемых повреждений на 25%. Чем бы гномов ни колотили, их крепкий костяк увеличивал шансы выжить. Отсутствие 'Магии' компенсировалось в 'Выносливость', что позитивно влияла на трудовые и боевые возможности гномов. 'Рунное искусство', доступное при наличии мастеров и соответствующих замковых построек, тема, заслуживающая отдельного описания, потом-потом.
   Вдобавок, при входе в Игру, позволялось дополнить особенности персонального племени. Чем я воспользовался, увеличив 'Меткость' моего народа на 10% и производительность изготовления доспехов в замковых мастерских вдвое. 'Меткость' влияла не только на стрельбу, а на любые действия, включая, например, вдевание нитки в иголку или попадание киркой в желаемое место горной породы. Впрочем, за эти навыки мне пришлось заплатить, взяв негативное свойство племени 'Склонность к мятежу', которое снижало на единичку моральный дух. Это много, потому что при 'минус трёх' в 'Морали', подданные полностью выходили из-под контроля.
   Также я отказался, от части личных усилителей и от флага. Это такой стильный артефакт, повышающий в радиусе обзора моральный дух союзникам на единичку. Обычно, он исполняется в виде знамени, полотнища на древке, с рисунком, какой пожелает игрок.
   Окраска стяга задавала цвета одеждам племени. Например, если полотнище фиолетовое с рыжим росчерком поперёк, то ожидаемо получить начальный отряд и прочих подданных, нанимаемых в замковых или деревенских обелисках, в стёганках и шапейронах того же окраса. Отказ от флага, покрасил мою маленькую армию в оттенки серого. Впрочем, так маскировка лучше.
   Донат, это особая тема. Не все игроки изначально в равных условиях. Это не мир для миграции, а лишь одна из Партий. Выяснение отношений между 'сильными' на специально созданной планете, судьба которой не определена. Это некий тотализатор, в который настоящие игроки вписываются за плату, сразу получая частично отстроенное, подконтрольное поселение. Участники, вроде меня, тут для 'массовки', чтобы настоящим игрокам было 'вариативнее'. Плюс, разрекламированный для неудачников шанс, поправить свои дела.
   Эту провинцию мне ещё предстоит завоевать, столкнувшись с кем-то из подобных мне вождей, оцифрованных игроков, сильно умных ботов, копий, дублей или ещё каких-то 'неудачников'.
   При множестве неизвестных, отделяющих меня от возвращения с победой, решение с выбором начальных условий казалось мне оптимальным. 'Склонность к мятежу' должна компенсировать полная отмена налогов. Игровая, механика проста. Каждому игровому персонажу, на его индивидуальный счёт, ежесуточно начислялись монетки. От накоплений, образовавшихся к выбыванию из партии, частично, зависела дальнейшая судьба бота. Владыка, устанавливая налоги, 'перетаривал' долю личных поступлений подданных в свои закрома. Пара монет, с каждого из нескольких десятков гномов, меня не озолотит. А вот трудовой и боевой порыв необходим. Ибо, каждая единичка 'Морали', увеличивает восстановление всех основных параметров на 10%.
   Гипотетически, я мог бы отправить подданных в лес или ещё куда подальше, предоставив им свободу решать свои проблемы выживания самим. Пока их 'Мораль' выше минус трёх, мне будут капать налоги. Это Игра, так что проще не задумываться, где голодранец с киркой, наглухо запертый в пещере может добыть монету, лучше мозг не напрягать. Просто, утром нового дня произойдёт перерасчёт и в мой кошелёк капнут ресурсы из всех доступных мест.
   Увы, предоставленные сами себе подданные не обладают в массе высокой инициативой и навыками для выживания, так что вскоре загнутся. По мне так, хороший самодержец не бросает своих людей на произвол 'свободы' и не вытряхивает, хитрыми манипуляциями монеты из их карманов, а занимает своё племя прибыльным делом, наполняя казну с того, что производят государственные предприятия. Важен баланс, чтобы не как в 17-19 веке на 'Туманном Альбионе'. Когда, крестьянин, согнанный с земли, мог выбирать между виселицей, картечью в упор или работой на фабрике по 12-14 часов в сутки, за койку в бараке и дрянную похлёбку. Или плыть за океан в гнилом трюме, чтобы в диких местах добыть себе кусок земли, прикопав там аборигенов и конкурентов. После такой селекции, оставались только самые свирепые огородники, с отрицательной лояльностью короне. К тому же, если отдать целые отрасли на откуп частникам, можно, вскоре не увидеть ни хозяйств, ни налогов, обретя взамен неприятные разбирательства. Успешный предприниматель, собравший вокруг себя единомышленников, выживших и разбогатевших 'вопреки', спросит: 'Зачем я плачу налоги самодержцу?', 'Какие социальные блага я вижу взамен?', 'А кулаки-то у меня крепче!'.
   Промышленность это наше, гномье 'всё'. Хорошая броня, позволит даже крестьянину пережить ливень стрел. Насколько я понимаю античную историю, расцвет римского государства совпал с началом массового производства доспехов и щитов пристойного качества. Отважные герои, хитрая тактика и слаженность действий имелись у всех, кто хоть как-то засветился в истории, а вот выставить тысячи единообразно и хорошо бронированных бойцов, при всём упомянутом, могли очень немногие.
   Для добрососедства немаловажно, что усиленные рунами латы подгорных мастерских, лучше того, что может предложить рынок игровой администрации. От мёртвых мастеров пользы нет. Вменяемому соседу выгоднее со мной торговать, усиливая по сходной цене свою армию. Потому-то из всего изобилия свойств, для своего племени, я выбрал именно удвоенное производство лат. По причине из той же области, начальный отряд составили многочисленные трудовики - пионеры, а не профессиональные воины.
   'На случай самых разных бед' приготовил медведя и посох стреляющий шаровыми молниями. Эти артефакты при нежелательной встрече, пока, весомее отвергнутых мной несколько десятков "хитпойнтов" или пары не лишних навыков.
   Играя за гнома-героя, я располагал шестью слотами под таланты. У людей, таких виртуальных ячеек для полезных навыков было бы восемь. Слив все очки улучшений на вышеперечисленное я мог взять лишь одно умение.
   Каждому претенденту на замок, обязательно полагался один талант, делающий того, в некотором роде, уникальным.
   Музыку, то есть умения своим аватарам в первую очередь заказывают те, кто платит. Раса гномов мало популярна, даже среди условно бесплатных, а потому мне выпало больше шансов отыскать в остатках, нечто хорошее.
   Это игра стратегическая, личные усилители я отмёл, выискивая, чем можно укрепить армию своего будущего государства.
   Из талантов, которые остались, имелись навыки способные на десяток, другой процентов увеличить эффективность какого-то одного рода войск. Но мне больше нравился комплексный подход. Возможно, талант увеличивающий добычу полезных ископаемых, для всех моих подданных, смотрелся неплохо, но быть сырьевым придатком, ещё в реале опротивело. Ресурсы-то в локации ограниченны, за три недели до тотальной войны мои гномы и так их выскребут начисто, а торговать мне выгоднее не сырьём, но сделанным из него высокотехнологичным рунным доспехом.
  
   Когда в куцем списке, отфильтрованном системой, оказался 'Мастер подгорных шарпшутеров' я возрадовался и вцепился в него.
   Гномы дружат с механикой, а потому блочный лук шарпшутера хорошо вписывался в концепцию подгорных изделий. Теперь, к куцему списку доступного для 'заказного' производства в твердыне, добавится это уникальное оружие. Что приятно, но не так существенно.
   Важнее, что 'Мастер подгорных шарпшутеров' позволял обучать профессионалов, вооружённых блочными луками.
   Конечно, тот, кто выбирал таланты за плату, делая это раньше, подобрал себе, нечто лучшее. Например, я знал что умение 'Мастер громобоев', позволяло тренировать из пионеров неплохих стрелков, вооружённых магическими мушкетами. Имея такой талант, владыка мог поставить к ружьям, практически всех подданных. Но этот, бесспорно, читерский навык, в списке уже отсутствовал.
   Обретённый мной талант распространялся только на кернов, коих в обычной, полностью отстроенной твердыне тренировалось из пионеров, лишь девять в неделю. Впрочем, с ростом уровня таланта, улучшать позволялось любых своих подданных, обладающих искусствами стрельбы из какого угодно лука или арбалета. И я надеялся придумать, как увеличить число шарпшутеров.
  
   Можно задаться вопросом: 'Зачем полуслепым снайперское оружие?' Действительно, если людям позволительно разглядеть невооружённым глазом, себе подобных на расстоянии около 500 метров, то гномы днём, дальше 250 метров, видят лишь размытую дымку. Условная звёздная ночь, меняет соотношение, 50 метров для людей против 100 для гномов. Блочный лук - могучее оружие снайпера, поражающее цели и за 800 метров. Опытный стрелок с классическим, композитным луком, опустошит колчан на двадцать стрел, за минуту. Пусть рабочая дистанция для него не превысит 100-200 метров, но больше, обычно и не требуется. Вот какое оружие было бы идеально для подгорных стрелков. Но оное кто-то уже взял.
   Сложная, капризная и весьма дорогая система блоков, в несколько раз усиливающая передаваемую стреле энергию, не позволяет стрелять из блочного лука быстро. Но обычные, подгорные арбалеты, слишком тяжелы, медлительны и уступают лукам в дальнобойности. Стрела с оперением намного устойчивее в полёте, чем стальной болт или дробина. Пусть все гномы воины умеют швырять топорики, но такое умение играет лишь накоротке.
   Проблему дальнозоркости я полагал решить с помощью бинокля или иных способов корректировки огня. Допустим, мой разведчик, которого я вижу через интерактивную карту, наблюдает отряд врагов. Можно же указать моим стрельцам, куда направить, на какой угол поднять и до какой метки натянуть луки. Так можно наводить на цель и любых рудокопов, вооружённых соответствующим оружием.
   Воображение рисовало, латный хирд, неспешно передвигающийся по поверхности и осыпающий врагов бронебойными стрелами, на особо дальних дистанциях.
   Выбрав вышеуказанный талант, я получил класс 'подгорный шарпшутер'. Увы, ничего из имущества снайпера мне не досталось. Если тренировка осуществлялась в тренировочном комплексе кернов, то произведённый получил бы комплект снаряжения: блочный лук, колчан на двадцать шиловидных, бронебойных стрел, пару длинных охотничьих ножей и характерный плед. Если 'юнит' приобретает класс в полевых условиях, наложением руки 'мастера', то остаётся без снаряжения. Тут же, система просила только монеты, но средствами я не располагал и получил лишь талант, без ценного лука.
   Итак, впереди три недели в закрытой локации. Здесь мне предстоит одолеть конкурента в борьбе за обладание замком и максимально развиться. А потом ожидается тотальная война. Сейчас утро первого дня. Около пяти часов.
  Гномы, свойств расы:
   'Крепкий костяк' - игнорирование 25% любого урона.
  'Подгорное зрение' Вдвое (относительно людей) снижен радиус обзора днём и вдвое увеличен в сумерках. Удвоенная производительность при работе шахтах.
  
  'Сказочные существа' - опыт врагов за убийство гномов удваивается.
   Вдвое (относительно людей) снижение прирост замковой и деревенской популяции и естественная рождаемость.
  
   Шесть слотов под таланты, ограничение выбора лишь из линейки допустимой для гномов.
  
   Замок - подгорная твердыня гномов с соответствующими постройками. Главной изюминкой является комплекс мастерских, значительно превосходящий людские аналоги.
  
  
   Национальные свойства племени игрока:
   Удвоение производительности при изготовлении комплектов доспехов.
  Увеличение точности всех действий на 10%.
  
  'Склонность к мятежу' - 'Моральный дух' нации снижен на единичку.
   Пионер, базовый 'юнит' гномов (20,40,-)
  Цифры в скобках означают: Здоровье =20, Выносливость=40, Магия= Исключена
  Скорость шагом= 4 (для сравнения у крестьян людей = 5)
  Изначально обладает одним случайным талантом из линейки для гномов.
   Керн (30,60,-)
   Лёгкая штурмовая пехота.
  Скорость шагом= 5
  Обладает талантом 'Любимые франциски (метательные топорики)'. >
   Подгорный шарпшутер (40,60,-)
   Бронебойный, дальнобойный стрелок.
  Скорость шагом= 6
  Обладает талантом 'Любимый блочный лук'.
  
   Свойства героя Яролекс:
   Включают в себя все указанные выше особенности.
  Уровень героя: 0 (Класс: Подгорный шарпшутер)
  Здоровье: 90 (40 базовых, +50 игрока)
  Выносливость: 110 (60 базовых, +50 игрока)
  Скорость шагом: 6
  Таланты (1 из 6)
  'Мастер подгорных шарпшутеров' - Базовый уровень. Позволяет тренировать каждую неделю 12 шарпшутеров из кернов или 'ботов' имеющих талант из любого стрелкового оружия натяжного действия. (Экспертный уровень таланта позволит тренировать 36 таких лучников) Тренировка стоит 400 монет.
  Приписанные артефакты:
  Посох шаровых молний (дальность выстрела около 70-ти метров, перезарядка: одна минута, прямое попадание молнии снимает около 200 хитов) Боевой - ездовой медведь, Здоровье: 100, Выносливость: 50, Скорость шагом: 9
  
  
  Глава 1 Утро первого дня или заметки пионеров.
  
   Проявившись в игре огляделся. Багровая заря, унылое алое небо, клочки тумана, сползающего в низины, чахлая, колючая растительность с редкой оранжевой листвой, серый пепел устилающий поверхность каменистого плоскогорья.
   - Замечательно, мы в нижнем мире, - произнёс я.
   Взгляд натолкнулся на понурые взгляды приданных мне пионеров.
   - Спокойно! Я ярл Яролекс! Налоги отменяю совсем и насовсем! Вы труженики и воины, а не какие-то барыги! - немедленно объявил я.
   Что-то в игровой механике тренькнуло. Лица подданных прояснились. Несложно догадаться, сообразно правилам, моральный дух моего племени поднялся с минус, до плюс единицы. Именно столько давала, при "Склонности к мятежу", полная отмена налогов.
   Собственно, 'Рыночная' экономика, которой меня разучили доверять стабильностью разнообразных кризисов, в тоталитарном клане трудовиков-гномов - глупость. Необходима 'Плановая'. Это игра, тут проще. Спланировать, чем прибыльно занять гномов, мне ума хватит. Или проиграю. Но налог мои поданные уплатят не монетами, а 'кровью', лучше вражеской и 'потом' - своим.
   - Мы в нижнем мире, вон та гора наш будущий дом, - сверился я с картой виртуального интерфейса героя и толкнул короткую пламенную речь, сидя верхом на медведе, что, вполне, сошёл бы за броневик.
   Вскоре, крепко ухватив руками тачки с нехитрым скарбом, мой народ побрёл в указанном направлении.
   Нижний мир, где мы оказались, произвёл бы гнетущее впечатление на людей или эльфов, привычных к обилию зелени и голубому небу с пушистыми, белыми облачками. А гномам, привыкшим к жизни в подземельях, разница не велика.
   Настроение замечательное и весьма оптимистичное. Однако, я сбежал сюда из плена в основном игровом мире, где мне приходилось часто колотить киркой камни и редко видеть хоть какое-то Солнце. Мой медведь передвигался значительно резвее пионеров, чьи тачки часто буксовали среди полей застывшей лавы, покрытых камнями и серым пеплом. Когда наскучило нарезать круги по округе, я припустил вперёд, как бы, на разведку. Радость от обретения, такой свободы окрыляла, а зря.
   Позади, раздался жуткий, многоголосый вой и крики моих пионеров. Резко развернув медведя, я помчался к оставленным недалеко подданным. Колонна гномов растянулась. Этим воспользовалась стая местных волков, решив закусить отставшими гномами. Мои люди быстро организовались, сгрудились и бодро отмахивались от хищников инструментами. Вот коренастый гном ловко сбил прыгнувшего волка ударом молотка, а другой резво выскочил вперёд и размозжил киркой голову обнаглевшего хищника.
   Чёрные, красноглазые волки нижнего мира, мельче своих дальних родичей с верхнего плана, но шесть десятков килограмм мышц, при острых клыках, немало. К примеру, наши миниатюрные гномихи весят в полтора раза меньше.
   - А мои гномы круты, - отметил я, разрядив молниемёт в мечущихся хищников.
   Напрасно я не потренировался заранее. Зная, что для активации посоха надо провернуть кольцо посредине этого полутораметрового 'древка от штанги' и понимая, откуда вылетит 'птичка', то есть шаровая молния, я не учёл задержку почти в три секунды. На конце посоха последовательно вспыхнули синим цветом три насечки, орудие в моих руках содрогнулось, испустив маленький, пронзительно синий шарик. Который улетел совсем не туда, куда хотелось, поразив крупный валун. Раздался грохот и камень раскололся.
   Волки, испугавшись шума и узрев моего медведя, бросились прочь, быстро скрывшись в складках местности. Впечатление о пустынности, ровности и безопасности окрестной территории оказалось ложным. Балок, расщелин, низин имелось предостаточно, чтобы укрыть не только волков.
   Избавление от моей эйфории стоило двух тяжелораненных. Отставшую семейную пару успели, в последний момент, спасти, отогнав зубастых. Волчьи клыки оставили жуткие раны, кровь хлестала ручьями.
  
   Раненных спасло то, что в отряде оказалась пионерка с довольно редким талантом 'Первая помощь'. Это жестовая магия рун, доступная гномам. Умение восстанавливало мизер 'Здоровья', но позволяло нейтрализовать последствия критических повреждений. На базовом уровне откат составлял десять минут.
   Кого спасать, мужика или девицу? Если подходить к вопросу цинично. То немедленно, для ведения военных действий, полезнее мужик, благодаря большему здоровью. А молодых женщин терять нельзя в расчёте на долгосрочную перспективу. Ибо, каждая незаменима для восполнения популяции, а мужичка хватит одного, для проведения необходимых по тому поводу работ.
   Опыт знакомства с экстренной медициной в реале, с годами научил меня, что совсем, категорически, недостаточно, быстро и своим ходом доставить пострадавшего в ближайшую больницу. Это ранее, я, как простой обыватель, наивно полагал, что там помогут. Реально, свободных врачей просто не оказывалось. Пересменок, обход, планёрка, операция. Как правило, приходилось ждать первого осмотра часа три или дольше, дурея от боли, своей или кого-то из близких. Гораздо эффективнее "скорая помощь", фельдшер из машины с красным крестом, хотя бы посмотрит на раны и что-то предпримет. А потом отвезёт в место, где возможно, окажется наготове толковый врач. Исключение допустимо, лишь, если имеется телефон надёжного доктора. По опыту друзей, поживших на другой половине Шарика, ситуация с экстренной помощью, там подобна или даже хуже, ибо накладывается дискриминация по расовому признаку в пользу негров.
   А моим подопечным крупно повезло. Судьба нас миловала, пионер продержался на последних каплях 'Здоровья' до отката 'Первой помощи' у выявленной медсестрички.
   Замотав, для верности, кровоточащие шрамы тряпками усадил семейную пару на своего медведя. Теперь их жизнь вне опасности, но полное восстановление займёт более часа. А нам следует двигаться дальше, к вожделенной горе.
   Единственный трофей недавней стычки, средних размеров волк, сделал меня богаче на одну монетку и не особо опрятную шкуру. В Игре, позаботились о комфорте сбора ценностей с поверженных тел. Каждый герой обладал способностью 'Развеять'. Стоило коснуться рукой трупа, имея соответствующий посыл, как тушка растворялся в пространстве, оставляя нечто пригодное к употреблению. При том на счёт утилизировавшего тело героя падало процентов десять от условной стоимости моба.
   - Как звать тебя герой, - поинтересовался я у гнома, прикончившего волка.
   - Рой, - ответил шустрый пионер с шикарной красной бородой, стаскивая с головы шапейрон.
   Под гибридом накидки на плечи, капюшона и колпака, что представлял собой оный головной убор, оказалась густая шевелюра столь же яркого красного цвета.
   - А это жена моя, Скарлетт, - представил Рой подругу, фигуристую гномиху с пышными косами отливающими алым.
   Я припомнил, эта бойкая девица в минуты опасности выкрикивала что-то разумное, призывая гномов становиться в кружки. Личные наблюдения показывали, что руль управления часто хватают вовсе не те, кто действительно разбирается, а натуры амбициозно бешеные, любящие горланить по любому поводу. Их порывы ведут к самым разным результатам, не всегда лучшим. Дело, другое, что выскочки со временем, чаще на чужих костях, опыт набирают, в том числе и руководящий. К парочке стоило присмотреться. Впрочем, они действовали вполне грамотно.
   - Прими, твоё по праву, - указал я на шкурку волка и протянул руку для рукопожатия.
   Пожимая друг другу руки можно перекинуть на личный счёт бота его гонорар. Единственная монета, ненадолго оказавшаяся в моей казне, переместилась к Рою.
   'Выполнено условие скрытого задания 'Не жлоб', вы показали своим подданным, что вы не скряга. Посему моральный дух вашего отряда увеличился на единичку на сутки' - тут же пришло мне сообщение.
   - Вот и хорошо, - понял я, теперь 'Моральных дух' моей маленькой армии равняется двойке, это значит, что все параметры моих людей восстанавливаются быстрее на 20%.
   Задумался, какие ещё таланты имеются у пионеров моего отряда. По результатам боя я догадывался, что Рой, уложивший волка, имеет навык 'Рывок'. Этот талант, свойственен скорее кернам, лёгкой штурмовой пехоте гномов, позволял, выжигая в считанные секунды свой запас сил, ускоряться сверх обычного.
   Жена резвого гнома - Скарлетт, вероятнее обладала зачатками лидерства. Для одиночки это хоть и редкий, но бесполезный навык, потому что на обладателя не действует, но вот для отряда хорош. Талант 'Лидерство' на базовом уровне поднимал моральный дух компаньонов в радиусе нескольких десятков шагов на единичку. Эффекты разных персон не складывались, действовал наибольший, а моральный дух каждого существа не мог превзойти тройку, как и упасть ниже минус трёх.
   - В такой толпе, ожидаемо оказались персоны, чей талант компенсировал флаг. Не зря я от него отказался, а как придёт время, сделаю краше дарёного, - порадовался я.
   Керны или хускарлы передвигались бы чуть быстрее, а сражались много лучше, но единственный из начальных талантов оказался бы у них строго военным. 'Любимые топорики' для кернов и, например, 'Любимый рожон' для хускарлов. То, и это увеличивало скорость, точность при использовании соответствующего оружия, закладывало в обладателя некоторые приёмы владения, снижая траты запаса сил при выпадах. Для базового уровня развития таланта, речь шла про 10% бонус. На экспертном, доросло бы до 30%.
   У пионеров единственный начальный талант выдавался случайно из всей линейки навыков доступных гномам. Так, кому-то могло выпасть что-то редкое, по совокупности, дополняющее и усиливающее всю команду.
   Очень хотелось узнать, какими же ещё талантами обладают мои пионеры. Но без специального навыка 'Понимание сути' о том можно лишь догадываться, по косвенным признакам.
   Я знал, что с вероятностью два к трём, гномам выпал какой-то из трёх талантов: "Крепкое здоровье", "Неутомимость" и "Ходок". Первые два на базовом уровне увеличивали на четверть "Здоровье" или соответственно, "Выносливость". Последний из перечисленных, поднимал скорость шага на двадцать пять процентов. Шаг в отличие от бега не растрачивал запас сил.
   Прикинув, что десяток тачек, оказавшийся в начале колонны, наверняка принадлежит потенциальным чемпионам по спортивной ходьбе, я размышлял, какие тесты можно устроить для выявления прочих талантов.
   Виртуальная карта указывала направление до горы, цели нашего путешествия. Там предстоит основать замок, а вернее твердыню гномов. Я видел, что вся локация, сокрытая 'туманом войны', представляет собой слегка примятый пятиугольник, диаметром километров сорок, если переводить расстояния в привычные величины.
   Глобальная карта мира отсутствовала, это делалось специально, чтобы друзья, войдя в игру, не могли узнать местоположение соклановца до падения барьеров поделивших эту 'реальность'. Несколько сот отдельных локаций, соединят меж собой в единую карту через три недели по алгоритму, разбавленному монетами донаторов и случайностью.
   Меня, как и моего соперника, должно было выбросить в трёх часах хода от вожделенной горы. Если верить описанию, наши банды разделяло шесть часов хода. Компьютер легко решал это простое уравнение, соотнося скорости отрядов и рельеф местности.
   Это знание, изначально, успокоило меня. Я просто не ждал особо неприятных встреч раньше обозначенного времени.
   Брели минут десять. Наша тяжелораненная пара выглядела значительно лучше. Мертвенная бледность прошла, у пионерки, сидящей впереди невезучего гнома, на щёчках показался румянец. Я шёл неподалёку, волоча их тачку, в которую загрузил свой посох. Отсутствие у меня чрезмерных амбиций вознаградилось зачётом скрытого задания:
   'Вы шли пешком вместе со своими людьми, разделив с ними ношу и оставив удобное седло. Теперь вы их 'Любимый командир', моральный дух отряда повышен на единичку на сутки'.
   - Интересно, можно ли каждый день выполнять этот квэст? - подумал я.
   Путь к горе лежал по краю у глубокого ущелья, простиравшегося справа. На дне пропасти бурлил стремительный ручей. Преодолеть этот провал без крыльев казалось нереальным. Остерегаясь засады, посматривали влево, на шипастые кустарники. Собственно, поэтому я двигался левее своего загруженного медведя.
   - Разрешите обратиться! - нагнал меня одна пионерка.
   - Внимательно слушаю, - отвлёкся я, от скопища посторонних мыслей.
   - Я Димка. Однако, тактически мы поступаем ошибочно, - заявила она.
   Димка - странное имя для гнома. Впрочем, гнома звали бы Димки или Димкин, а вот женское имя заканчивалось бы, в аккурат, на букву 'а'. Отогнал от себя ассоциации о попаданстве мужика в женское тело и вслушался.
   Девушка убедительно разъясняла, что отряд, который плетётся, волоча тачки, со скоростью около трёх километров в час, безнадёжно опоздает к замку. Всё вкусное может достаться оппоненту. Лучше всего мне выстроить отряд в некое подобие боевого порядка и бросить лишний груз. Пустить тачки на щиты и древки, на которые можно пересадить топоры и лопаты, удлинив те для удобства боя из второго ряда плотного построения. Хорошо бы обзавестись метательным оружием, хотя бы пращами. Это орудие отчаянной бедноты, делалось буквально из чего угодно, из лоскутков ткани, из полосок кожи, даже из собственных волос, а боеприпасом служили любые небольшие твёрдые предметы, булыжники, которых в изобилии у горного ручья. Разумеется, пращники профи использовали специальные металлические, зажигательные, отравляющие и прочие боеприпасы, имея весьма продуманную конструкцию метательного устройства. Но где они и где мы.
   Мне же, Димка настойчиво советовала оставить отряд и с максимальной поспешностью мчаться к замку.
   - Вот и 'Тактик' нарисовался, - подумал я, догадавшись о таланте пионерки.
  
   Вдруг, перед моим носом что-то просвистело. Из-за небольшой гряды справа, за пропастью, показались орки на варгах. Десяток, не больше. Выкрикивая, что-то свирепое, они столпились у обрыва, обстреливая нас из коротких луков.
   Мой медведь пошатнулся, пара, сидевшая на нём, стала заваливаться в мою сторону. Из головы розовощёкой гномихи торчало несколько чёрных оперений. Смерть наступила мгновенно. Её спутник получил четыре стрелы в правую руку и плечо. Благо для него, что игра не тупо списывала хитпойнты, но учитывала места повреждений. Тут нельзя, колотя по мизинцу ноги, завалить гиганта. Быстро сообразив, что девушке уже не помочь. Я бросил тачку, перехватил падающего гнома, который всё-таки успел грянуться оземь. Наша медсестричка, предусмотрительно шла рядом, подлечивая раненных 'Первой помощью', по мере откатов таковой. Навык успел перезарядиться, что спасло гнома от неминуемой смерти из-за кровопотерь.
   - Прячьтесь за тачки! Прячьтесь за тачки тормоза! - орал я гномам, перекидывая бесчувственное тело раненного пионера за оставленный мной багаж и затаскивая туда ближайших пионерок.
   Мой ездовой мишутка, хоть и получил много стрел в бок, продолжал стоять, стараясь прикрыть меня.
   - Умка беги, - крикнул я своему 'скакуну', по наитию дав ему имя.
   А что ещё может прийти на ум русскому человеку, который первый раз увидел белого медведя в том самом мультфильме?
   Выхватил из груды пожитков и навёл на врагов молниемёт. Смотрел, как разбегаются орки, после того как молния ухнула в противоположный склон, осыпав окрестности каменной крошкой. Заметного вреда врагам это не нанесло.
  - Бегите к лесу, - орал я подданным.
   Воспользовавшись заминкой, большинство моих пионеров, включая тактика и медсестричку, рвануло подальше от опасного ручья. Я перевернул тачку, расшвыряв скарб, накрыл ей раненного гнома и перебежал за другую.
   Самый приметный орк, тот, что размахивал чёрным флагом с неряшливыми белыми каракулями, быстро навёл порядок. В нас опять летели чёрные стрелы, преимущественно в меня.
   Тачка невелика, но раскорячившись, укрыться за ней от прямых выстрелов получалось. Орки в силу своего характера спешили и часто мазали, опустошая куцые колчаны.
   - Вот он мой персональный конкурент, - понял я, разглядывая вражеского героя и вспоминал, что знаю про игровых орков.
   Флаг мог быть только у отряда конкурентов. Орк - герой, в чёрных латах, с тряпками, прикрывающими морду, перетянутый ремнями, словно заядлый командир, восседал на рослом варге. Сам он не стрелял, лишь размахивал знаменем и ругался, отдавая команды. Его банда, под стать главарю, все в чёрных 'пижамах', с тряпичными намордниками, 'а-ля-ниндзя', напоминала 'типичных террористов' из теленовостей.
   То, что гномам достались в противники орки, логично. Гейм дизайнеры любили, когда игроки, особенно в начальной локации, яростно сражались, а не устраивали ранние альянсы. С гномами, людьми, эльфами и ещё довольно длинным списком рас мы бы, вероятно, договорились. Конечно, это зависит от исповедуемой их лидером идеологии. Однако, как правило, племя выбирают сообразно наклонностям. Орки склонны к агрессии и бескомпромиссны. Значит вождь им под стать. Бесспорно, они способны изображать мирные намерения, чаще как топорную военную хитрость, но в итоге постараются истребить или обратить в рабов всех соседей, заселяя пространство сородичами и устраивая беспрестанные междоусобицы. Тем не менее, хоть слотов под таланты у базового орка меньше, но здоровья и выносливости, в сравнении с людьми, больше, что делает его грозой одиночек, новичков и слабозащищённых поселений. Высокая плодовитость, позволяет оркам быстро восполнять чрезмерные потери, ибо жизни они не берегут, ни свои, ни чужие. Очевидно, соперник выбрал в спутники орков рейдеров, этаких лучников на варгах, не только из-за их манёвренности. Эти бойцы значительно смелее и дисциплинированнее своих пеших собратьев.
   - План-то, у врага неплох. Завали он меня сразу, отправились бы мои пионеры и пионерки, кто в шахты, а кто в гарем, - пронеслась мысль, подобно чёрной стреле.
   От больших потерь нас спас ручей и суетливость врагов. Я ждал, пока перезарядится молниемёт. Орки играли в игру, застрели гнома за тачкой, отчаянно мазали, упражняясь на мне, это уберегало мою пионерию. Навскидку чёрная стрела снимала менее 10-ти хитпойнтов. У пионера без "Крепкого здоровья" таковых 20-ть, у пионерки 15-ать. Два-три хороших попадания и готов покойник.
   Мой медведь, чью серебристо белую шкуру на правом боку обезобразил пяток чёрных оперений, над кровоточащими ранами, теперь маячил далеко позади, среди редкой растительности, подальше от стрелков.
   Видя неэффективность обстрела, главарь орков увёл свою банду, в направлении далёкой горы, куда лежал и наш путь.
   - Пронесло, - пришло ко мне осознание.
   Сиди я на Умке вместо той пары, наверняка, уже оказался вне игры, притом, в числе худших, слившихся в самом начале. А будь на том берегу вменяемые лучники, мне бы тоже не поздоровилось. Эльфы и просто стрелки ветераны умели бить крутым навесом, тачки не спасут. Даже пешие орки лучники, в перестрелке выходили опаснее орков на варгах. Хотя бы потому, что волчьи кавалеры располагали талантом 'Любимый варг', а пешие охотники 'Любимый лук'. Первое позволяло боту ездить на волке переростке, давая основы джигитовки верхом, второе способствовало меткой стрельбе.
   - Не время рефлексировать о просчётах - сказал я себе.
   Вокруг собирались пионеры. Опасливо поглядывали на тот берег горного ручья, но орки и не помышляли возвращаться.
   - Покойся с миром, воскресни счастливо - молвил я, развеивая останки мёртвой пионерки, невольно спасшей меня.
   Десять монет, пополнило казну. На месте трупа остались окровавленные тряпки и небольшой медный жетон, который я отдал очнувшемуся спутнику несчастной.
   Раненный за сегодня вторично гном смотрел на жетон и рыдал.
   - Крепись, - тронул я его за здоровое плечо, заглянул в наполненные тоской, фиолетовые глаза и отошёл, чтобы не мешать.
   - Давайте соберём стрелы, пригодятся, - предложил я собравшимся пионерам.
   - Невместно нам гномам использовать оружие поганых, давайте их сломаем, - возразила, оказавшаяся рядом, Скарлетт.
   - Действительно, ломайте эти стрелы, чтобы никогда больше они не ранили гнома, - одобрил я, разглядев весьма корявый орочий боеприпас.
   Устроил короткий военный совет и принялся исполнить рекомендации 'тактички' Димки, в той мере как понимал.
   - Нас спас ручей. Иначе бы всадники наскочили, стреляя в упор. Так они поубивали или ранили многих, а остатки догрызли бы варги. Наверняка, враг отправился искать переправу. Поэтому делаем так, - излагал я 'свой гениальный' план.
   - Вы остаётесь тут. Вон там недалеко в лесочке сооружаете временный лагерь и готовитесь, как Димка научит. Выкиньте всё лишнее, ни к чему за рухлядь погибать. Сделайте пращи, потренируетесь с ними, голышей соберите, щитов себе наделайте и кольев за место копий.
   - Старшими назначаю Димку, а Скарлетт ей в помощь.
  Мне нужен доброволец, что поедет со мной. Ты Рой, как самый резкий, готов? - поинтересовался я.
   - Всегда готов! - откликнулся пионер, вскидывая кирку.
   - Умка вынесет троих, есть ли ещё добровольцы! - обратился я к пионерам.
   - Любой готов! Но предлагаю себя! Я Войд - предложил ближайший пионер, поглаживая молоток, прилаженный к поясу.
   Я вспомнил, это тот самый гном, что оглушил чёрного волка.
   - Отлично, мы пойдём вдоль ручья, вот по этой тропинке. Встретим орков. По результатам отойдём обратно или закрепимся в твердыне. Димка, Скарлетт, как подготовитесь с предельной осторожностью идите вдоль ручья к горе. Если обнаружится любая непреодолимая опасность, вставайте в оборону и ждите нас, - нарезал задачи и спросил - У кого есть, что дельное предложить, не стесняйтесь?
   - Я Коркра. У меня есть талант 'Понимание сути', а ещё талант 'Неудачник'. Благодаря первому таланту я могу видеть второй и определять таланты всех, - сообщил мне, дважды битый за утро гном, с фиолетовыми глазами, утирая лицо шапейроном.
   - Как же это хорошо, но что ты раньше не сказал? - обрадовался я.
   - Трудно жить неудачником, сначала осознавал себя, потом присматривался, а потом просто не успел, - ответил гоном.
   Талант 'Неудачник', занимал слот. На базовом уровне он существенно портил жизнь обладателю, с тем постоянно случались какие-то неприятности, но удваивал приобретаемый опыт. Возможно, в качестве компенсации, к такому подарку выдавалось некое редкое умение, например, 'Понимание сути'. При прокачке таланта 'Неудачник', на среднем уровне неприятностей происходило вдвое меньше, но и прирост опыта убавлялся. А по достижению экспертной величины слот очищался.
   За раны от волков Коркра получил уровень, став на положенные десять хитпойнтов 'толще' и новый талант 'Крепкое здоровье'. Так что имел теперь не двадцать, а все тридцать восемь единичек при полном 'Здоровье', видимо это его и спасло от стрел орков.
   'Понимание сути' после применения откатывало час. С момента нашего появления в игре прошло едва ли более получаса. Мы не могли немедленно узнать таланты всех пионеров. Осознав перспективы и назначив Коркра кадровиком, я вернулся к текущим вопросам.
   Пришлось немного подождать регенерации ран Умки. Коротал время, тренируясь в стрельбе из посоха по окрестным валунам. Эта 'палка-стрелялка', без целика и спускового крючка поначалу раздражала. Но раза седьмого, приноровился проворачивать кольцо активации и наводиться на мишень по стволу, привыкая к задержке выстрела. Тем временем пионеры изготовили мне, Войду и Рою по небольшому круглому щиту. Оказывается, цельно дубовые колёса тачек имели в середине отверстие, как раз такое, чтобы помещался кулак гнома. В багаже нашлись гвозди. Прибитая поперёк колеса ручка от тачки стала держателем для кулачкового щита. Нашёлся кусок доски, что пошёл на умблон, прикрывающий кисть руки. Мне выдали молоток, оставшийся от поверженной пионерки. Роя вполне устраивала его одноручная кирка, что сойдёт за чекан, для взлома вражеских шлемов и черепов. Войд помимо своего молотка прихватил у кого-то лопатку.
   - Ну, с Тором! - высказался я, взбираясь на Умку и помогая Рою пристроиться за спиной.
   - Да не оставит нас Аулэ, - поправил меня тот, протягивая руку, карабкающемуся на медведя, пионеру по имени Войд.
   Действительно, в этой игре согласно 'толкинистике', покровителем гномов является тот самый боевитый кузнец из айнуров.
   Медведь передвигался со скоростью 9-ть 'вёрст' в час с одним гномом на спине, перенося без тяготы около 10% от своего веса. Три гнома роняли скорость, где-то на четверть. Скорость варгов, с орками на загривках, если верить описанию, около 8-ми. Я уже раз, поверил 'мануалу', который утверждал, что до врага не менее шести часов хода, за это поплатился. Правда, видимо в том, что пеший путь отличен от того, как стрела летает. Несложные расчёты говорили, что до переправы на тот берег около двух-трёх часов, если поспешить всем отрядом, бросив груз. Верхом на Умке мы прибудем к замку с полуторным опережением и устроим засаду.
   Заглянув в озадаченные лица гномов, направил медведя к твердыне, поудобнее перехватив посох.
   Раны моего 'скакуна' всё ещё немного мешали ему двигаться. Потому я спешился, шарпшутер бодрым шагом, передвигается не медленнее, раненного медведя с неумелыми в езде верхом пионерами на загривке. Впрочем, через полчаса, естественная регенерация поправила дело, и Умка зашевелился быстрее. На том берегу горного ручья, за леском, в небо лениво поднимался столб густого, чёрного дыма.
   - Орки уже кого-то потрошат, - догадался я вслух.
   Что там жгут враги я не видел, а неприступный склон с той стороны перерезало русло ещё какого-то потока. Очевидно, оркам пришлось делать большой крюк, огибая это препятствие, что было нам на руку.
  
  
  Глава 2. Медведь троих дотащит.
  
   Через некоторое время, на нашем пути оказалась лесопилка, расположенная у бурлящего горного потока. Вода крутила лопасти водяной мельницы. Та не молола зерно, а шевелила пилы внутри здания. Рядом живописно расположилась гномья 'деревушка', в три характерных, угловатых домика. За нами следили из окон.
   По правилам игры, внутри должен располагаться монолит, активация которого рукой героя, будет приносить обладателю две единицы ресурса 'лес' в сутки. Для того чтобы виртуальные доски начислялись в виртуальную казну, необходимо обязательное присутствие у монолита нескольких представителей моей фракции, в учётный час перехода в новый день.
   Скрипнули хлипкие двери и на пороге здания, появился крепкий керн. Как и положено лёгкой штурмовой пехоте гномов, в полном доспехе из лакированной кожи. Наручи, поножи, наколенники, кираса с бронзовыми накладками и длинная юбка из полос. Шлем с небольшим гребнем античного образца сдвинут на затылок. Это говорило, гном желал переговоров. На меня смотрели заинтересованные синие глаза. Руки в крагах с открытыми пальцами расположились над поясом, увешанным небольшими метательными топориками. На спине висел добротный, круглый баклер из дерева и кожи. Щит, лакированная броня и поддоспешник, имели характерные чёрно-красные узоры и вставки. В этой игре таков типичный окрас для нейтралов и прочих сепаратистов.
  
   - Приветствую! Я ярл, Яролекс! Рекомендую, присоединится, - предложил я, без проволочки.
   - Зовут меня Франк. У тебя слишком мало бойцов и отсутствует талант 'Дипломатия', формально я не могу пойти к тебе под руку, получать зарплату или стать твоим героем. Но!?..- выделил керн последнее слово.
   Из-за его спины в дверной проём выглянули двое в таких же доспехах.
   - Монет у меня тоже нет. А вот там, за канавой бродят орки на варгах. Альтернативный кандидат, понимаешь, - указал я на столб чёрного дыма вдали и разворачивая медведя дальше, продолжил. - Я спешу, встретить дорогих гостей. Если буду отступать, то мимо вашей деревни, имейте ввиду. Думайте пока, за кого встать.
  
   Лидер кернов колебался недолго. Чёрно-красный понимал, что в одиночку до тотальной войны может и дотянет, чудом, но таковую, гарантированно, не вытянет. Надо искать сильного покровителя. Мне повезло, что это оказался не упёртый компьютерным 'бот', ничего не видевший, кроме своей деревни, а копия какого-то оцифрованного игрока, пониженная до текущего состояния за какие-то оплошности. От 'бота' можно и топориком в бок получить. А Франк сам искал случай стать героем при владыке замка, что было для него выигрышным билетом.
   По игровым правилам под охраной 'босса-места' находился сундук с сокровищами, который мог вскрыть лишь герой вроде меня. Лидеру кернов надлежало охранять эту приманку, ценой своей жизни. Такие сундуки чётко обозначались на виртуальных картах героев. Только присоединение к игроку с соблюдением всех игровых формальностей позволяло стражу сокровищ уцелеть, после распаковки сундука.
   - Давай я пробегусь с тобой, посмотрю, что как, - предложил Франк, выкликая одного из своих бойцов.
  
   Керны передвигаются шагом быстрее пионеров, пять вёрст, против четырёх. Но за ездовым медведем им всё одно не угнаться. Что я немедленно заметил.
   - Ничего, тропка тут одна. Твой медведь перегружен. А мы индейским шагом пойдём, то бегом, с тратой части запаса сил, то шагом, восстанавливаясь. Так под шесть километров делать будем. Посмотреть на врагов хочется, - сказал Франк.
  
   Я понимал, что хитрец желает воочию увидеть всех кандидатов в свои начальники, чтобы выбрать не с моих слов.
   - Ну-ну, ждать не буду, промедление смерти подобно, - ускорился я.
   Меньше двадцати минут скачки и недалеко от вожделенной горы, обнаружился узкий и длинный каменный мост, соединяющий берега.
   - В таких местах любят жить тролли, - предупредил, нагнавший меня, Франк, пока я пристально оглядывал окрестности.
   - Похоже, это единственное место для перехода на ту сторону, - заключил я, сверившись с картой.
   Понятно, как случилось, что мы встретились с орками задолго до положенных правилами часов. Формально пропасть со стремительным горным ручьём преграда неодолимая, а полёт стрел и молний игровая механика не учитывала.
   - Ждите здесь, - заявил я, выгружая десант.
   Оставив доброжелательных нейтралов и своих пионеров, двинулся к мосту в одиночку, на Умке. При приближении откуда-то из-под моста показалось два тролля. Они грозно рычали, размахивая кряжистыми дубинами. Аналог из 'Властелина Колец', тут не уместен. Местные тролли внешне походили, скорее на горилл с серой шерстью, ростом раза в полтора выше гнома. Это весьма неприятные противники, обладающие жуткой регенерацией. Двигаясь по касательной, так чтобы пуститься наутёк в любой момент, я неторопливо подъехал. Прицелился в торс ближайшего, выстрелили. Сияющий шарик попал точно в брюхо троллю, развалив того надвое и убив наповал. Враги как раз замахивались, чтобы метнуть дубинки. Этот не успел, а метательный снаряд другого, грозно жужжа в полёте, прилетел мне в щит, расколов его и основательно зацепив пухлый бок Умки. Левую руку отсушило, я удирал, быстро, насколько мог. Когти врага не многим короче медвежьих, а мне ещё замок брать, некогда лечиться. Тролль хорош в коротком забеге, но медведь выносливее. Потому буквально через тридцать метров погоня прекратилась. Запомнилось, как прихрамывающего Умку чуть не ухватили за поджатый хвостик.
   Вернувшись к отряду, выждал минуту, отбросил сломанный щит.
   - Может всё-таки помочь? - спросил Франк, кивая на троллий мост.
   - Нет, сам справлюсь. Рой, дай ка мне свой щит, - улыбнулся я и напел, отправившись добывать второго монстра: - А на тролля я друзья, а на троля я друзья выйду без испуга, коль с медведем буду я, на медведе буду я. Ну, а тролль без друга...
   Оставшийся в одиночестве тролль, подобрал дубины и спрятался за валунами у основания моста. Противник решил швырять дубинки из укрытия, присовокупив к ним булыжники. Нетрудно уклониться от летящего по навесной траектории камня. Мне повезло. Я активировал молниемёт, намереваясь разбить укрытие тролля. Глупый моб не понимал, что шаровая молния, попавшая валун, превратит тот в облако шрапнели, которая нашпигует затаившегося за таковым неприятеля. Выстрел произошёл с обычной задержкой, в тот самый миг, когда голова и рука с дубиной показались из укрытия. Среагировав на движение, я сместил прицел чуть выше, чтобы поразить не камень, а живую плоть. Мозги троля эффектно разметало по округе.
   Интерактивная карта показывала, что вход в твердыню рядом, на нашей стороне ручья. Раз троли на момент нашего прихода оказались живы, значит, банда орков ещё не переправлялась. Позиционно я уже выиграл.
   Троллей больше не наблюдалось или они затаились. Махнул кернам, чтобы шли ко мне.
   Неожиданно по ту сторону ручья показался орк на варге. Заметив меня, он остановился приглядываясь.
   - А вот и разведка соперника, тоже, небось, 'индейским шагом' скакал, - указал я Франку на замершего с той стороны моста варга.
   Мост троллей является не разрушаемым объектом, пока цел управляющий магический монолит этого сооружения. Следовало немедленно обследовать пещеру троллей. Которая, к счастью, оказалась с нашей стороны.
   - Может, пока мост покараулите? - предложил я, кернам.
  
  - Против орков, с удовольствием. Это даже правила одобряют, бота разведчика завалить, - согласился Франк.
   Став богаче за счёт развеянных троллей на две сотни монет, я отправился проведать их логово, что располагалось под мостом на нашем берегу. Умка двигался впереди, а я следом, замыкали Рой и Войд. Я не настолько доверял кернам, чтобы оставить с ними своих пионеров. И потом, в узкой пещере стрелять из посоха молний не лучшая затея. А если под землёй окажутся ещё враги, толпой их валить сподручнее. Однако, по объёму здоровья, тролль лишь немного превосходит игрока, героя-гнома. У меня нет дельного рукопашного оружия и талантов, чтобы быстро нанести летальный урон. Когти Умки и оружие пионеров, тоже не особо помогут. Тролль восстановится быстро, если его не прикончить сразу. А вот шаровая молния из посоха сразу множит на ноль здоровье опасной твари. Следовало немедленно уничтожить переправу на наш берег, пусть даже ценой перерождения Умки. Мой медведь, ведь приписанный ко мне артефакт, уже завтра, можно призвать его из 'края вечной охоты'.
   С интересом обнаружил, что из стреляющего конца посоха молний разливается мягкий свет, достаточный для освещения пути гномам. В логове, никто не спешил сводить со мной счёты. Тут ожидаемо нашёлся сундук с сокровищами и монолит по найму троллей. Напрасно я радовался, в сундуке с сокровищами оказались не деньги, но 'Заячья лапка', предмет повышающий удачу обладателя.
   В мануале по игровой механике ясно написано, что вероятность получить в сундуке артефакт равна 7%. В остальных случаях ожидается круглая сумма, от 1000 до 2500 монет. К тому же, персонально мне, совершенно не нравилось таскать на шее мохнатый шедевр таксидермиста.
   - Хоть бы 'Четырёхлистный клевер' выпал, тогда уж, - вздохнул я, ибо помянутый артефакт действовал ровно также, но выглядел как приятная изумрудная заколка.
   Случить в сундуке финансы нанял бы троллей. Монолит позволял нанимать двоих в неделю. Присоединение к моей армии этих диких тварей, гарантированно уронит моральный дух гномов на пункт или два. Это я бы пережил, уж очень хороши тролли своей уникальной регенерацией. Помню, высчитывал, примеряя на себя аватару этого мохнатого бойца. Оттолкнуло, что плюсы тролля актуальны лишь поначалу. Любой герой - донатор, просто закупившийся на игровом аукционе латами, оружием и аптечками, потянет поединок хоть против дракона. А неумение говорить и довесок к троллю из племени его собратьев, приведёт к совсем иной тактике, мало годной моему характеру.
   - Что не случается, к лучшему, - резюмировал я, разрушая троллий монолит.
   Прикосновение рукой, с соответствующим посылом и передо мной груда камней, а в казне тысяча монет и странный, маленький, но тяжёлый диск на ладони.
   - Это же активатор квэстового данжа! - обрадованно заявил я гномам, рассмотрев артефакт.
   Если я нажму на середину диска с характерным посылом, то рядом откроется портал в мини локацию, где мне предстоит сразиться с тварями, изображёнными на диске. Обычно, такие квэсты проходятся за час, но высок риск не вернуться, если тамошние обитатели окажутся сильнее.
   Число на диске указывало, сколько моих потенциальных конкурентов по этой глобальной партии завершило подобные квэсты. Изогнутым лебедем красовалась цифра два. Значит, если я начну немедленно, то возможно сниму сливки третьим. Чем больше число на диске, тем меньше навар.
   Но немедленно, отправляться неведомо куда, с неопределённым исходом, было бы глупостью.
   Это у владельцев замков, когда мосты с троллями находятся в двадцати минутах от входа, имелась огромная фора во времени. Но не все пускались в сомнительную авантюру сразу, предпочитая нанимать троллей каждую неделю, до Тотальной войны или видели какие-то иные резоны.
  
   - Вроде, всё, что не приколочено, изъято, - окинул взглядом логово на предмет упущенных ценностей и направился к выходу.
   Пока лазали под мостом обстановка изменилась. Орк подошёл ближе и постреливал по кернам из своего неказистого, чёрного лука. Те прятались за валунами, ловя баклерами слишком меткие стрелы. Франк кричал врагу что-то оскорбительное, помахивая топориками.
   Заметив медведя и меня, зелёнокожий ретировался подальше.
   Встав чуть сбоку от моста, я принялся методично обстреливать тот из посоха. Дело шло медленно, но верно, шаровые молнии с грохотом взрывались, осыпая окрестности каменной крошкой. Рухнул центральный кусок. Я продолжал, методично расширяя пролом.
   Вдруг показались орки. Та самая банда, голов в десять, с вождём под чёрным флагом с белыми каракулями.
   С того берега на меня посыпались проклятия, подкрепляемые чёрными стрелами. Оные, на излёте кололись о скалы в нескольких шагах предо мной. Вражеский лидер яростно потрясал непростым ятаганом. По чёрному клинку бегали тусклые молнии.
   Орколорд что-то прокаркал, вражеский разведчик рванул, намереваясь перескочить через провал. Волк переросток точно рассчитал и оттолкнулся от самого края своей половинки моста. Сёдел, уздечек, стремян и прочего у орков не наблюдалось. До нашего берега долетел только варг. Неудачливый джигит, вопя и забавно размахивая лапами, улетел в пропасть. Зажужжали франциски, брошенные кернами. Обе разбили морду хищника и того опрокинуло с моста, отправив следом за наездником.
   Сделав приглашающий жест лидеру орков, я направил Умку ближе к мосту. Даже если кому-то из врагов удастся перепрыгнуть на этот берег, то на узкой тропке медведь порвёт варга вместе с орком.
   Возможно, мы смогли бы держаться без поломки моста, но это чревато.
   Орколорд, со своим особенным ятаганом, наверняка, затачивал себя под ближний бой. Сойдись мы с ним накоротке, тут бы он нас и покрошил. Лук орк не взял, резонно, понадеявшись на своих косоруких подельников. Впрочем, тетивой дёрнуть, стрелу пустить, в быстрой зарубе много эффективнее моего молниемёта с минутной перезарядкой.
  
   Подъехав к самому провалу, несколько орков пробовали достать нас из луков. Умку опять ранили. Я предусмотрительно прятался за медведем, дожидаясь, когда перезарядится молниемёт. Пришлось отправить медведя подальше, а самому скрыться за валуном, рядом с кернами.
   Наконец, синий огонёк у спускового механизма возвестил, что посох готов.
   - Прикройте меня, сейчас шмальну,- крикнул я.
   Франк выскочил предо мной, ловя баклером стрелы. Я прицелился, шаровая молния разорвалась под ближайшим варгом. Волка с перебитыми лапами откинуло назад, на другого всадника. Тот удержал покалеченных, а очередной кусок моста улетела в пропасть. Мы спрятались за валун.
  - Полтора на половинку, в нашу пользу, - проскрипел Франк, морщась и вынимая из простреленного плеча стрелу.
   Кожаный доспех уберегал недостаточно, но мне в моей стёганке досталось бы сильнее.
   Орки пятились.
   Выкрикнув ещё много оскорблений и пустив в нашу сторону несколько стрел вся шайка, вскоре, убралась прочь.
   - Колчаны не резиновые, оркам уже стрелять нечем, - заметил я, вспомнив про первую засаду.
   Я продолжил расширять пролом, обстреливая мост шаровыми молниями. Наконец обвалился сегмент, больший, чем та прореха, которую перескочил варг. Успокоившись, я присел на спасительный валун и перевёл дух.
   А ведь опять прошли по грани, появись орки чуточку раньше, прорвались бы, смяв нас, нашпиговали бы стрелами. Знакомиться близко с чёрным ятаганом не хотелось.
   - Итак, конкурента ты видел. Даже с ним повоевал, обратной дороги нет! - заявил я Франку.
   - Да, но чтобы наняться по правилам, у тебя должны быть 'Дипломатия' и финансы. Это, считай, по четыреста монет за керна и по сто за пионера, дети не в счёт. Итого, две тысячи двести монет, - огорчил меня керн и добавил: - Надо вернуться, раз мы договорились, можешь разбить монолит лесопилки, но дай мне с него двести монет.
   Разрушение монолита здания, дающего ресурсы, приносило герою - 'ломателю' тысячу монет. Хитрый керн хотел пополнить свой счёт. Резон в том имелся, случись ему убыть из игры, а с монетами на счёте, лучше. Мне он уже помог, лояльность доказал.
  
  - Хорошо, но давай посмотрим на твердыню, - предложил я.
  - Её может стеречь грозный моб, так что осторожно, - посоветовал Франк.
  - Учтём, - откликнулся я, предложив моим пионерам вскарабкаться на медведя. Пешком я двигался быстрее кернов, а гора тут рядом.
  - Погоди, один час уже ничего не решает. У тебя ведь есть монеты, за монолит. Давай вернёмся к лесопилке, заберём всех и пойдём брать твердыню. Я могу продать тебе комплект доспехов, сняв его с одного из кернов. Скажем за двести монет, - предложил Франк.
  
   Глянув на гору, я согласился.
   Вскоре мы вернулись к лесопилке. Гномы в красно-чёрном засуетились, собираясь в поход. Один из кернов с неохотой стянул доспехи, передав их мне. Его баклер и короткий меч, почти кинжал, средней по меркам гномов выделки, также за небольшую доплату перешли ко мне. А вот с метательными топориками, своим любимым оружием, керн расставаться отказался, мы не настаивали, оставив 'ограбленного' приноравливаться к самодельному щиту из куска спинки кровати.
  
   Я отдал Франку оговорённую сумму. Но колебался, рушить ли лесопилку. Её обладателю и владыке замка ежесуточно, автоматически капало бы две меры ресурса 'лес'. Разумеется, если рядом с монолитом в урочный час дежурила пара гномов. Немаловажно, что такое начисление не исчерпывало запасы 'месторождения'.
   Конечно, гномы, как и люди в отличие от, например, орков, умеют добывать ресурсы сами. Три бригады по десять гномов, работая в три смены, без бонусов, наколотит где-то шесть мер 'леса' за сутки, истощив месторождение на три процента. Изведение леса, пропорционально снизит последующую добычу и возникнет вероятность, пролететь в урочное время с автоматически начисленными 'брёвнами'.
   Пусть, больше десяти работников одновременно трудиться в месторождении не могут. Но работать мои 'стахановцы' будут с повышенной моралью и к концу третьей недели выколотят 70-80% от возможного. В данном случае это где-то 150 мер леса. Для отстройки замковых построек и хозяйственных нужд такого хватит с переизбытком, но 'жаба душила'.
   За тоже время ресурсы, автоматически начисляемые в урочное время обладателю монолита, даже с учётом вероятности потерь от истощения, составят около 30-35 мер. Вот перед началом тотальной войны, месторождение нужно срыть, чтобы враг не поживился.
   - Я понимаю, что ты хочешь устроить немедленно добычу леса и намереваешься сохранить монолит. Не советую. Нам, вот прямо сейчас, людей не хватит, полноценно добывать и охранять работников от тех же волков. А орки совсем не просты. Наверняка, уже к вечеру будут тут, набрав по всей локации армию. Ломай лесопилку, не сомневайся, - подбодрил меня Франк.
  
   Вняв совету, я стал богаче на тысячу монет. Потом, по согласию блюстителя места, нашёл в главном домике, вверенной ему деревеньки, монолит и за положенные шесть сотен монет нанял там всех доступные пионеров. Ломать деревню своей расы, категорически не стоило, рухнет 'мораль' моих подданных. Да и пионеры, нанимаемые тут каждую неделю, вовсе не лишние. К тому же, еженедельный прирост популяции твердыни за каждую деревеньку гномов в локации увеличится на одну семью.
   Вскоре в игре проявилось полдюжины гномов в сером. С любопытством осматриваясь и сжимая в руках инструменты, мои новые поданные слушали вводную. Шесть собственных пионеров к отряду, подняли и мой оптимизм. В монолитах позволялось нанимать только мужчин. Это же военная игра, а не симулятор общежития.
  
   'Все ушли в твердыню! Яролекс' - такая записка украсила двери лесопилки с уничтоженным монолитом внутри.
   Три пары пионеров с детьми и четвёрка кернов в чёрно красном, двигались в хвосте нашей колонны. Сундук с сокровищами, приписанный к Франку, волокли и охраняли особо, наверно, от меня. Хуторяне взяли с собой только самое необходимое. Все гномы имели самодельные щиты, изготовленные из столов, спинок кроватей или иных подручных материалов. Вооружение дополнили первобытные копья-колья, которые изготовили из подходящего леса, произрастающего рядом. Я, в доспехах керна, шёл впереди. Следом Войд, Рой и шестёрка моих пионеров в сером.
   В пути перераспределили оружие. Франк продал мне, вообще, все мечи, что были в его отряде, этакие кинжалы переростки из посредственного железа.
   - У нас, кернов, талант "Любимые топорики", потому нам франциск достаточно. После того, что прокидали у моста тролля, осталось по три на брата, этого пока достаточно. А твоим мечи пригодятся, всяко, удобнее, чем лопатами биться. Сноровистее топоров и молотков для новичка будет, - прояснил он.
   Мне понравилось, что Франк, не забрал себе все нажитые в обменах со мной монеты, а поделил их среди своих, по известному алгоритму половину ему-командиру, остальное банде, по участию.
   В процессе торгов, я провёл паровозом к этой сделке, обмен лопаток, что имелись у моих пионеров на молотки и одноручные кирки.
   В итоге, каждый мой гном имел два предмета из наступательного оружия, а также самодельный щит. Я привесил себе на пояс ножны с кинжалом кернов и сунул за пояс молоток на короткой ручке. Оставшись довольны обменом, мы приближались к вожделенной горе.
   Озадачился изучением системных сообщений. Их я отключил сразу после проявления в игре, чтобы не отвлекаться в ситуациях, где все чаяния направленны на решение текущих проблем. Это целая методика, по устройству рабочего процесса, где всплывающие окна почтовых уведомлений отключаются. Я в них загляну, но тогда, когда буду готов, заняться поступившими делами, поставив точку текущим. Свойственное некоторым конторам, принудительное введение внутреннего 'чата' и 'оутлока' с немедленными уведомлениями и горячкой, 'Сделать немедленно!'. Как правило, лишь раздёргивает состояние потока труженика, уменьшая общую производительность. Можно даже посчитать на сколько, в цифрах. Срочность нужна, экстренным службам, секретарям и торгашам. А вот директору, инженеру, программисту, слесарю, дизайнеру, электрику, прочим ремонтникам и производственникам, необходима предельная концентрация на текущей задаче.
   Системные сообщения радовали новым уровнем. Пришлось выбирать между 'Первой помощью' и 'Навигацией'
   - Ага, построю ладьи, буду укшуйничать - нервно посмеялся я.
   Набеги за добычей с использованием водных путей, самое 'резонное' занятие для гномов, которые, не отличаются дальнозоркостью, плавают плохо и обожают тяжёлый латный доспех, гарантированно делающий обладателей, знатными подводниками, без возможности всплыть.
   - А реку назову Итиль, - мысленно провозгласил я, окончательно успокоившись после битвы.
   - Мне бы, при штабе с посохом отсидеться. А вот, лечить братву уже надо, - вспомнил я перевязанную рану Франка и выбрал 'Первую помощь'.
   С улучшением личных характеристик поступил по шаблону, прокачки гнома воина. Кроме повышения 'Здоровья' или 'Выносливости' на десяточку, можно увеличить скорость реакции на 2% за уровень. Быстрота - это как раз то, чего обычно не хватает гному.
  
   Пересмотрел свойства моей аватары:
   Свойства героя Яролекс:
  
  Уровень героя: 1 (Класс: Подгорный шарпшутер)
  Здоровье: 90 (40 базовых, +50 игрока)
  Выносливость: 110 (60 базовых, +50 игрока)
  Скорость реакции: +2%
  Скорость шагом: 6
  Таланты (2 из 6)
  'Мастер подгорных шарпшутеров' - Базовый уровень. Позволяет тренировать каждую неделю 12 шарпшутеров из кернов или 'ботов' имеющих талант из любого стрелкового оружия натяжного действия. (Экспертный уровень таланта позволит тренировать 36 таких лучников) Тренировка стоит 400 монет.
   'Первая помощь' - Базовый уровень. Лечит критические повреждения и 2 % от полного здоровья пострадавшего, откат 10 минут.
  Приписанные артефакты:
  Посох шаровых молний (дальность выстрела около 70-ти метров, перезарядка: одна минута, прямое попадание молнии снимает около 200 хитов) Боевой - ездовой медведь, Здоровье: 100, Выносливость: 50, Скорость шагом: 9
  
  
  
  Глава 3. Нора в горе.
  
   Вход в мою будущую твердыню размерами напоминал туннель в метро. Дракон пройдёт свободно, пара танов на медведях разъедется. Это не маленькая калитка входа месторождение. Впрочем, десяток хускарлов заткнёт проход так, что врагам не миновать их рожнов.
   Выстроившись полукругом, мы осторожно дошли до входа. Ещё более тихо заглянули в нору. Туннель был пуст. Далеко внизу что-то тускло светилось.
   Разделились. Пионерия Франка, с сундуком, женщинами, детьми и бездоспешным керном, осталась присматривать за тылами, впихнувшись в туннель следом за нами и оставшись у выхода из горы.
   Где-то в середине туннеля имелась воздушная мембрана, этакий игровой переход из локации поверхности в пространство подземелья. Звук сквозь неё проходил с трудом. Потому, за нами проследовал пионер в чёрно-красном, остановившись где-то в середине туннеля, с тем, чтобы немедленно сообщать тыловикам приказы, если таковые возникнут.
   Я спускался первым, с посохом наготове. Чуть позади и левее Умка, правее Рой и Войд, что волокли перед собой дверь, от какого-то домика из деревни у лесопилки. Эта импровизация на тему осадного щита, могла бы пригодиться, случись перестрелка.
   Фланги прикрыли керны. Сзади двигались пионеры, нанятые мной в монолите деревеньки. Они несли длинные колья, чтобы на манер фаланги бить ими из-за наших спин. Шесть таких пик вполне могли удержать крупного моба, случись такому атаковать нас по туннелю.
   Без происшествий миновали туннель, имеющий длину около полусотни метров. Открылась пещера с высокими сводами, что подпирали огромные колонны.
   - Ну, чисто метро Автово, - вспомнилась забитая шутка.
   Пещера выглядела пустой. Выходить из туннеля не спешили, не теряя бдительность осматривались.
   Прямо над выходом из туннеля располагался некий карниз. По сторонам его, вверх, вели две лестницы, охватывая полукругами вход слева и справа.
  
   - Осторожно! - прошептал я, предостерегающе поднимая руку.
   Мы замерли. Недалеко от входа, пыльной тряпкой, валялся свежий труп, обезображенный до неузнаваемости кислотными ожогами. Через несколько секунд я осознал, что та статуя у ближайшей колонны, вовсе не украшение, а окаменевший под действием смертоносной магии человек.
   Класс шарпшутера позволял подмечать больше деталей, нежели бы я был просто пионером. Окаменевший сжимал в руках два длинных матовых кинжала. Его лицо скрывала полумаска и серенький капюшон.
  
   Я неспешно просчитывал ситуацию.
   - Боты могли сцепиться с ботами. Кто убил этих? Какие именно твари умеют превращать врагов в камень и жечь ядом? Медузы что ли твердыню стерегут? Но если это какой-то слишком умный 'босс места', то зачем он решился штурмовать замок своей бандой? Почему одежда у покойников серая, а не чёрно-красная, как положено 'нейтралам' игровой механикой? - вертелись в голове вопросы не находя ответов.
   Застывшая фигура будто сошла с иллюстрации игры 'Ассасин Гриид'. Припоминаю, 'заруба' та красивая, но идеологически сомнительная. Этакая пропаганда среди молодёжи гашишинов или хашашинов. Тех, обычно, одноразовых убийц из горной крепости, где-то в Сирии, что фанатея и закинувшись наркотой, кидались кромсать ядовитыми лезвиями доверчивых людей. Эти убийцы, 'достали' всех знатных соседей. Ортодоксальных 'православных' проживающих там со времён Иисуса. Завоевателей с полумесяцем или с крестом на стягах, что хотели слыть "освободителями", но получалось скверно. И даже монгол, жёлтым псам - несторианам две тысячи вёрст не крюк, если надо отомстить за вероломную резню. Вот и не стало крепостей 'наследников горного старца', потому что специалисты по убийствам наивных в спины, оказались слабы в обыкновенной войне. Впрочем, слава и последователи всех сторон остались в веках. В устройстве государств, которые сотню лет пугали соседей, есть чем увлечь. Если углубиться в тему, то окажется, что 'горный старец' устроил что-то вроде военно-религиозной коммуны, жестоко насаждая отсутствие роскоши, скудные, но хоть какие-то, социальные блага и принципы равенства всех перед законом. Вот за это его подданные готовы были умирать, полосуя врагов отравленными лезвиями. Конец тому государству пришёл, когда наследники отклонились от курса заданного вождём, разумеется, в сторону вседозволенности и личного благополучия за счёт простонародья.
   Для того чтобы понять суть, полезно узнать биографию активатора исследуемого явления. Жили-были, три талантливых друга, что вместе окончили медресе и поклялись, если кто-то возвысится первым, то поможет остальным. Вскоре более ушлый стал визирем и позвал друзей на должности. Один отказался от карьеры придворного, а другой должность принял, начав строить козни против друга. Подставы раскрылись и только дружеское прощение, спасло интригана от казни. Через какое-то время опыт, связи и монеты, позволили изгнаннику купить себе горную крепость Аламут, где в полной мере проявились таланты "горного старца".
   Но прославиться можно не только коварством и жестокостью. Тот друг, по прозвищу "платочник", который отказался от придворной карьеры, сделался величайшим математиком, астрономом и поэтом, чьи стихи перепевают в песнях, а образы в скульптурах по всему миру.
   Может игрок ассасин не знает историю своего кумира, но я-то знаю, ожидая сходного поведения от последователя. "Яблоко от яблоньки", так сказать или "На осинке, не растут апельсинки".
   Про методы, так сказать, 'на вкус и цвет...', у нас же теперь в реале толерантность, что есть 'все средства хороши'. Кому-то нравится жердяй, что прикидываясь безобидным, крадётся в тени и бьёт отравленным 'пырялом' спины. А кому-то коротышка в толстых латах, выносящий двери с ноги и платящий за обиды молотком на длинной рукояти.
  Серая одежда окаменевшего вопила, что это не 'слишком умный' нейтрал. Значит, у меня есть, ещё минимум один, конкурент, с претензией на трон твердыни.
   По выбору аватары, если таковая досталась не принудительно, довольно точно можно построить психологический портрет игрока. Примерно так же, как водитель, по виду машины на трассе, может сделать предположения о её поведении. Моя личная статистика указывала, что чёрные тонированные 'тачки' чаще игнорируют правила дорожного движения, нежели прочие лихачи вместе взятые. Впрочем, 'заезжие джигиты', на 'лохматом' или со странным 'тюнингом', где-то рядом, ибо ПДД и прочие наши законы ставят ниже своих обычаев. Жизнь научила, что, чувства лучше не показывать 'как бы' относясь ко всем изначально одинаково, но при обнаружении характерных признаков, безопаснее 'включать' повышенную осторожность.
   - Игра-игра, да какая 'лесом' игра,- размышлял я.
   Для таких как мы, вынужденных игроков, это никакое не развлечение, а гладиаторский тотализатор. Случайные люди сюда, практически, не попадают. Значит, если я вижу перед собой персонажа в одеждах из 'ассасин грид', то вести себя этот игрок будет соответствующе.
   В основном игровом мире 'Клинков', откуда многие из нас попадают в партии, представителей 'плаща и кинжала', особенно из расы дроу, 'валят сразу', 'во избежание', так сказать. Потому как, даже если в игру приходит адекватный любитель, то многочисленные квэсты, завязанные на кровавые разборки и предательства, меняют характер в худшую сторону. Даже орки и подобные им людоеды, людоловы, выглядят в союзниках привлекательнее, ибо прямы в своих кровавых намерениях.
   Короче, выводы я сделал.
   - Вы двое, приготовьтесь рискнуть, - выбрал 'добровольцев' из пионеров, что нанял в монолите.
   Отправлять кого-то из вверенных людей, практически на верную смерть, крайне неприятно. Но тут выбор стоял так, если сольюсь лично я, то всему племени будет худо. Плюс, моя жизнь и шанс вернуться в мир 'Клинков', чтобы 'отдать причитающееся', дороги мне больше, чем здоровье этих статистов.
   - Закидывайте щиты за спину и резво бегите прямо. Потом виляете между колон и возвращаетесь. От вашей резвости зависят ваши жизни. Готовы? Пошли! - отправил я в круг света обречённых.
   Отложившие пики 'добровольцы', изготовившись, рванули вперёд, что было сил. Вдруг сверху выпрыгнуло некое страшилище, напоминающее гигантского петуха со змеиным хвостом. Одного из пионеров сцапали, принявшись трепать. Другой, зигзагом, удирал вдаль, содрав с головы шапейрон и отбросив щит, что оказались, облиты зелёной жижей.
   Зилант или василиск, если такой термин понятнее, 'сей царь гадов, полный страшных ядов', этакая химера, напоминающая гигантского чёрного петуха, со змеиным хвостом. Других деталей рассмотреть не успел, потому как, воздух вокруг твари наполнился ядовитым туманом, а я активировал посох.
   Шаровая молния, попала неудачно, угодив в извивающийся хвост, оторвав тот с куском филейной части бройлера переростка. Достигни молния тушки, гаду бы хватило. Теперь, взбешённый зилант бросил жертву, заклекотал, резко развернувшись.
   - Топорики, - прокричал я, закидывая посох за спину и выхватывая меч.
   Лямки, к своему 'главному калибру', я озадачился привязать заранее.
   Воздух наполнился жужжанием франциск, что метнули керны.
   Зилант умеет накладывать 'Окаменение', если встретиться с ним взглядом. Со мной такой номер пройдёт едва ли. Когда-то очень давно, меня учили расфокусировать взор, направив его сквозь корпус противника, чтобы контролировать все движения врага. Разумеется, есть другие школы, что ловят взгляд и вступают в противоборство духа. На войне разные средства хороши, если отработаны. Так что василиск просчитался, каменной статуей я не стал.
   Взор зиланта сместился куда-то в сторону. Я толкнул Умку и вытянул руку с баклером, прикрывая тому морду. Пусть медведь не склонен играть в гляделки с добычей, но поберечься стоит. Всё это длилось мгновения, пока тварь, испуская ядовитые газы и разбрызгивая кровь, неслась к нам. Колья-пики сработали идеально, остановив и вздев пернатую тушу перед нами. Затаив дыхание и прищурившись от едкого тумана, мы принялись рубить, дробить кости твари, укрываясь от клацающего клюва баклерами. Умка, чуть не испортил дело, могучим ударом сбив зиланта с кольев, что затянуло процесс. Ядовитые пары отняли бы немало здоровья у простых пионеров, благоразумно отступивших по моему приказу. Вскоре, мой медведь добил измочаленного петуха переростка.
   - Вот ты каков, бройлер гамбургский, - молвил я, прокашливаясь от ядовитого смрада и разглядывая поверженного монстра.
   Развеянная героическим навыком тушка, добавила в нашу казну полторы сотни монет. Какой-то желтовато-зелёный камень, оставшийся от василиска, я сгрёб в сумку.
  
   Мы переводили дух, осматриваясь. Один из кернов Франка превратился в живописную мраморную статую гнома в кожаных латах, что выставил баклер перед собой и грозно поднял франциску для броска. Видимо, присоединившиеся ко мне нейтралы, приверженцы той школы боя, что учит смотреть врагу в глаза. Позже, эта статуя уцелела и назидательно украсила одну из галерей, рядом с тренировочной площадкой для новобранцев. Мой 'доброволец', того что схватил зилант, был категорически мёртв. Трудно выжить с оторванной головой. Другой гном, изображавший ловлю на живца, бежал к нам. От стёганки, изъеденной ядовитым плевком зиланта, ему пришлось избавиться. Теперь пионер щеголял голым, мускулистым торсом.
   Франк крикнул в туннель, чтобы тыловики шли к нам.
   - Однако, меч твой погнулся? - заметил я, помахивая клинком, пострадавшим от встречи с позвоночником зиланта.
   - А что вы хотите, да, за такие монеты? Сырое железо на один хороший бой, потом надо в перековку. Но драку то, выиграли, трофеи взяты, себя этот "режек" уже окупил, теперь можно в металлолом, - заявил ушлый керн.
   - Нет, погодим, может ещё на бой хватит, - выпрямил я своё оружие ногой.
  
   Быстро глянул в интерфейс. Мне дали уровень. Выбор лежал между "Орлиным взором" и "Боевым единством". На первый талант позволял дальше видеть. Второй давал ауру, позволяющую чувствовать своих бойцов в небольшом радиусе и отдавать им приказы беззвучно. Дозорными я предпочитаю видеть поданных, а вот драться, плечом к плечу, руководя малыми группами, часто приходится лично.
   Мы осторожно выдвинулись вперёд, практически не меняя боевой порядок. 'Первая помощь', бесполезна в лечении ядов. Конечно, на пару процентов здоровье поправит, но я не спешил кого-то лечить, помня об ассасинах, что могли прятаться рядом.
  
   Над нами оказался балкон, с дверьми, ведущими в резиденцию твердыни. Зал управления, всем этим игровым сооружением, моя главная цель, располагался там.
  
   Ярким светом пылал факел 'истинного света', укреплённый сразу над входом в резиденцию. Монстры, вроде зиланта, не обладают свойством видеть бойцов ушедших в 'Невидимость'. А начинающие ассасины, обладают именно талантом, скрывающим их деяния. Свет факела, позволил василиску обнаружить и пресечь поползновения работников 'плаща и кинжала'.
   В пятне света мы чувствовали себя безопаснее. Пусть, героическим взором игрока я увидел бы врагов в 'невидимости', но простые гномы, даже зная о предстоящем нападении, без 'истинного света', могли лишь, отмахиваться наугад, пока ассасины не проявят себя атакой.
   - А это кто такие? - кивнул прокашливающийся Войд на полупрозрачные силуэты в балахонах.
   - Ясен крендель, ассасины пожаловали, - улыбнулся я своим предчувствиям.
   Конкурент выбрал лучший момент, чтобы решить 'вопрос' с нами. Терять людей в бесполезных попытках одолеть зиланта он благоразумно не решился. Даже если у лидера ассасинов имеются ядовитые ножики, а они быть обязаны, василиску яды индифферентны. Слабосильных убийц, лишённых их главного козыря - невидимости, чёрный петух задерёт много, если не всех, кто отважится посягнуть на резиденцию твердыни. Узкие кинжальчики, а вернее стилеты, существенных ран, готовому к бою монстру, не нанесут.
  
   Моему посоху молний ещё долго заряжаться. Все мы подсадили здоровье и немного устали, особенно пионеры. Пусть факел 'истинного света' над нами, показывает невидимок, но лучшие условия у них будут вряд ли.
   Военная математика такова, что ассасин имея характеристики (30,30,30), может интенсивно махать кинжалами около минуты. Основные 30 "Выносливости" делить на 30 "Здоровья". Мана тут ему не помощница, она для "Невидимости" и прочих уловок.
   Пионер (20,40,-), сможет сражаться две минуты. Основные 40 "Выносливости" делить на 20 "Здоровья". Зиланта мы завалили быстро, устать, толком не успели. Моим полуживым пионерам, нужно продержаться минуту, изматывая ассасинов. Потом враги выдохнутся и "сольются".
   Кстати, ровно по тем же причинам, против орков охотников (30,20,10), пионеры, сбив строй, могут сражаться на равных при соотношении по три зелёнокожих на каждого гнома. Выдохшийся враг, начальных уровней, будет просто зарезан.
   На всё изложенное накладывается, что атаки и парирования тратят запас 'Выносливости'. Это бойцу решать, выполняя приказ, бегать минуту или растратить все силы в несколько секунд, быстро нанося слабые удары или медленно могучие.
   Важны военные таланты. Пусть пионер вынослив, но если у орка-охотника есть навык 'Владение палицей' или 'Владение копьём', то в первый десяток секунд боя, зелёнокожий уподобившись в частоте ударов швейной машинке, может завалить несколько растерявшихся гномов. Потому-то моим бойцам нужны хорошие щиты, которые примут на себя ярость орков.
   Успокаивало, что неопытные новички ассасины имеют лишь талант, на бесполезную сейчас невидимость, а потому такие-же увальни, как моя пионерия. Начинённое ядом оружие, вероятно, только у их главаря. Специалисты по ядам, способные таковые изготовить и снабдить войска, появятся в крепости ассасинов, именуемой аламут, лишь, после доведения их военно-тренировочного комплекса до четвёртого ранга.
   - Отступим чуток, - потребовал я, пятясь к туннелю, на границу 'истинного света'.
   Имелся риск, что ассасины рванут в резиденцию, захватывать центр управления. Тогда, гипотетически, если достаточно ресурсов, то враги могут отстроить таверну и нанять в ней героя. Но успеют едва ли. Скоро перезарядится мой посох, мы их блокируем, а потом передавим как крыс. Видимо враг это понимал, намереваясь разрешить ситуацию немедленно.
   - Приготовьтесь к "косой атаке", - тихо произнёс я, продублировав для тех, кто стоял далеко, через ауру.
   - Это как? - тихо спросил Франк.
   - Это значит, лупишь не того кто перед тобой, а помогаешь соседу, - ответил я.
  
   До ассасинов осталось метров семь.
   - Мира и добра! - заявил вражеский главарь, медленно поднимая руки, спрятанные в широких рукавах.
   Движение в точности повторяла его компаньоны в балахонах.
   - Ага, мир это территории. Землицы и баб наших хочет, гад! В атаку! - транслировал я свои мысли моим подданным.
   Времена после "перестройки" научили именно так воспринимать высказывание, про "мир и добро" из уст деятеля с замотанной физиономией.
   Притом, Франк ведь нейтрал, случить переговоры, а вдруг переметнётся. Если быть честным, без кернов мне сейчас 'кранты' случатся.
   Вкинув щиты, мы рванули в атаку, Франк и его люди замешкались. Они-то ауры не чувствовали, приказы через неё не слышали. Я успел увидеть, как рукава балахонов резко опустились, в нас полетели стилеты.
   Странное чувство единения со своими людьми, общий боевой порыв и боль от получаемых ран, охватило меня.
   Большая часть кинжалов попала в щиты. Некоторые прилетели в ноги. Я не понимал почему, но чувствовал, Умке досталось летально. Несколько секунд и медведь нас покинет. В прыжке Умка легко ухватил зубами и оторвал первому подвернувшемуся врагу голову, могучая лапа снесла другого, бросив на каменный пол с развороченным боком. На третьего мой медведь упал уже мёртвым. Отравленные кинжалы главаря врагов, выбравшего целью моего питомца, непросты.
   Мой щит и пехотная юбка, доставшиеся от керна, уберегли от простых стилетов прочих недругов. После короткого разгона мы ударились о врагов.
   Косая атака, в исполнении гномов, это когда врага перед собой бьют щитом, а того, что справа и противостоит соседу в строю, иным оружием.
   Я с разгону отбросил баклером вражеского главаря и ткнул мечом в бок его соседа, попал. Но тут же ощутил резкую боль в кисти. Это враждебный игрок пробил своим легендарным, отравленным стилетом бронзовый умблон моего щита.
   Войд, который должен был ударить главаря молотком, получил пару метательных ножей в ноги и прикатился, в аккурат, под противостоящего врага, обычного бота. Не растерявшись, отважный гном, немедленно раздробил молотком голеностоп оппоненту, уронив того на пол.
   Я, отдёргивая руку, непроизвольно опустившую щит, отшатнулся и рубанул мечом. Ловкий игрок намеревался воткнуть второй кинжал, что держал в левой руке, мне в лицо, но вынужден был защититься. Мой меч сломался, столкнувшись с тонким, отливающим зеленью, клинком. Кинжал взвился вновь.
   Тут бы мне и конец. Спас Рой, сражающийся под "Рывком" справа от меня. Он воткнул кирку в левое плечо опасного врага.
   - На помощь! - проорал Франк своим в туннеле и вступил в бой.
   Главаря ассасинов прикрыли его подельники, оттеснив Роя.
   Я выронил щит, опасный стилет остался в руках врага, лишь легонько зацепив меня. Полученная мной порция яда оказалась мала. Швырнув сломанный меч во врагов, выхватил молоток. Удачно ткнул им в ближайшего недруга, которого немедленно зарубил Франк.
   Керны, обогнули меня с боков, смяли, изрядно порубив ассасинов, но слишком увлеклись своими непосредственными противниками. Враждебный игрок, не смотря на кирку, торчащую из его плеча, показал, что не только гномы владеют 'косой атакой'. Ядовитый стилет прилетел в глаз бойцу Франка.
   Но мы побеждали. Понявший это раненный враг резво отбегал, вытаскивая что-то из сумки. Я погнался за ним, занося молоток. Вдруг вспыхнуло окно портала, куда метнулся преследуемый.
   - Войд за старшего, Рой за мной! - проорал я подлечив раненного молотобойца 'Первой помощью' и кинувшись к порту, в котором опознал 'квестовый', вроде того, что нашёл под мостом тролля.
   Франк, крикнув своим, чтобы ждали, проскочил следом, втащив с собой ещё живого, но умирающего керна.
  
  
  
  Глава 4. Полная звезда.
  
   Пройдя через пространственные врата, мы оказались в расширяющемся, словно бутылочное горлышко туннеле. Ассасин, успел отбежать шагов на двадцать, в длинный прямой коридор, настолько широкий, что позволил бы развернуться и дракону. Там, несостоявшийся главарь местного криминала, замедлился, двигаясь страной траекторией. Благодаря расширенным зрительным возможностям игрока-ярла я тоже видел полупрозрачные колья, трубки, лезвия, цепи и прочее торчащее из пола, потолка и стен. До перезарядки моего посоха оставались считанные секунды. Остановившись у некой выложенной из камня черты, обозначающей начало поля ловушек, я принялся ждать. Сзади, по каменному полу грохотали деревянные башмаки гномов. Взмокший Рой переводил дух. Его запас сил исчерпался до донышка, растратившись на выручивший меня рывок. Франк, волок своего керна, тот, буквально в последнюю секунду после появления за моей спиной, испустил дух. Мы ничем не могли помочь отравленному легендарным оружием бойцу, 'Первая помощь' не лечит яды.
  
   Посох зарядился. Прицелившись, я выстрелил, в скачущего как заяц ассасина. Тот временами опасливо поглядывал на меня, выкрикивая проклятия. Увы, задержку выстрела учёл, но плохо взял упреждение. Я ещё плохо стреляю по движущимся мишеням. Когда-то в реале был членом стрелкового клуба и успел немного пострелять из боевого оружия. Потом 'власть придержащие' запретили подобные тиры, опасаясь, недовольных 'ворошиловских стрелков'. А я успел получить массу удовольствия и понять свои возможности. Это здоровым, при стрельбе, правильно затаить дыхание, навестить на мишень и плавно нажать на спуск. Если немолод, с перечнем хронических заболеваний: руки, ноги дрожат, тело качает как маятник, зрение подводит, множа мелкие объекты, то говорить о том, чтобы мишень и прицел совпали хоть на пару секунд излишне. На тренировках, я попробовал разное. Пистолеты оказались бессмысленны. За исключением, возможно, пятнадцати зарядной 'беретты' израильского производства, или революционного 'маузера'. То и это довольно увесисто, чтобы компенсировать дрожь в руках, а может они, просто, нравились. Полюбился и автомат 'хеклера-коха', за удобный прицел, который позволял видеть мишень целиком, а не её половинку и не троился в глазах. Вот из 'калашникова', сносно стрелять так и не смог. Зрение часто путало, в каком из трёх одинаковых целиков мушка. Тот недоработанный прицел изрядно ухудшал свойства легендарного оружия. Лучших результатов я достиг, распробовав самозарядный карабин Симонова - СКС. Этот шедевр русской - советской механики и конструкторской мысли позволял даже мне, хронику, с завидной регулярностью, попадать в пять копеек с расстояния в полсотни метров. Слабое зрение вправляли хорошие очки. Дрожь в теле и колебания ствола, как при морской качке, я компенсировал, стреляя в миг, когда мушка проплывала мимо центра мишени, учитывая отклонение пули вверх и влево, из-за рывка курка. Приблизиться к профи, участвовать в соревнованиях помешала бедность. Один, приятный на ощупь и взор, золотисто-матовый патрон, со скидкой для члена клуба, стоил сорок рубликов, пока не пришли кризисы с инфляцией, девальвацией и деноминацией. За тренировку, для хоть какого-то толка, следовало сжечь не менее пятидесяти 'будёновцев' с нарядным алым ободком. При моей скромной зарплате, на которую, временами, существовала вся семья, долго развлекаться не получалось.
   Сейчас, абсолютное виртуальное здоровье, верность рук и глаз, работали превосходно, но трёхсекундная задержка выстрела, неудобный спусковой механизм, отсутствие привычной отдачи, противоречили привычке. Движущиеся цели, пока, не моё. Яркий сгусток шаровой молнии, зацепил полупрозрачную цепь с шипами, что свисала с потолка, превратил её в клочки и капли горячего металла, активировав какую-то ловушку. А враг мой, остался невредим.
   - Теперь ещё минуту ждать, уйдёт гад, - огорчился я, намереваясь последовать за ассасином на 'минное поле'.
   - Постой. Его легендарные кинжальчики скоро вернутся в ножны, а у тебя из оружия только молоток и разряженный посох. Пусть уходит. Я не верю, чтобы какой-то невидимка, пусть очень хитрый, в одиночку прошёл такой данж, - Франк показал мне настенные барельефы.
   - Очень жаль. А зачем ты принёс сюда это тело? - не концентрируя взгляд на указанном, спросил я лидера 'нейтралов', кивнув на мёртвого керна.
   - Во-первых, надеюсь продать этот доспех тебе, чтобы одеть Роя. А главное, что ты знаешь про эти данжи? - спросил Франк, опять обращая моё внимание на барельефы.
   Тут было на что посмотреть. Если верить картинкам, то скелеты разных видов и с разным оружием, должны обеспечить нам достойную встречу. В финале ждали костяные драконы.
   Передав оборотистому керну двести монет, я собрался развеять труп, чтобы избавить себя от неприятной работы мародёра-трофейщика.
   Вдруг, на том конце туннеля что-то загремело, выпав из распахнутой двери. Через несколько мгновений оттуда же выходили скелеты. Заметив нас некоторые из 'костяшек' взялись за луки. Мы тут же залегли за телом керна, выставив над головами баклеры. Рою передали шлем, стянутый с убитого.
   Откровенно скверные луки скелетов и дистанция в чуть более полусотни метров, спасли нас. Стрелы летели густо, но чаще мимо. То, что попадало, едва пробивало выставленные щиты. Маленькие баклеры не способны прикрыть целиком, что-то угодило, перелетев преграду в незащищённые ноги, что не смертельно, но плохо, если дойдёт до рукопашной.
   Врагов оказалось больше двух десятков. Образовав нечто вроде строя, впереди щитоносцы, затем копьеносцы, а следом лучники, вся эта толпа неспешно маршировала к нам, изредка осыпая стрелами.
   - Хитрый ассасин на нас этих выманил. Красиво идут. Но это не драугры, обещанные на барельефах, а простейшие костяшки, - пояснял, сквозь зубы, Франк.
   Драугры, это не скелеты или зомби, поднятые каким-то некромантом по случаю, а 'древние', продлившие свою жизнь таким образом. Их мумифицированные тела отличались прочностью, подвижностью и пепельным окрасом, глаза отсвечивали синим, а не красноватым, как у скелетов.
   - Откуда ты всё это знаешь? - спросил я.
   - Было время узнать, подумать. Очень похожий 'данж' проходил когда-то, - ответил керн.
   Скелеты собрали по пути ловушки, устлав своими разбитыми и сожжёнными костями весь туннель, немного не дойдя до нас.
   - Вот и славно, трам-пам-пам, - порадовались мы поднимаясь.
   - Но если и дальше так просто, то ассасин заберёт всё вкусное и свалит резать наших пионеров, - добавил я ложку дёгтя.
   Мы не стали рваться вперёд, до полного восстановления 'Выносливости' оставалось чуть менее двадцати минут, заодно и свежая дыра в моей ноге заживёт. Вступать в рукопашную даже с простыми скелетами, будучи на грани измождения, верный способ умереть. Тут могут быть переходы, когда сталкиваешься с врагами нос к носу. Стрелять из посоха в такой ситуации вредно для здоровья обладателя, потому что зацепит близким разрывом.
   У скелетов, любых костяшек, личей и у драугров в частности, отсутствует 'Выносливость'. Это, по сути, механизмы, из изменённой плоти и костей, не ведающие усталости и сна. Заряд бодрости простейшим обеспечивает подкачка маной от каких-либо тёмных адептов. Без этого скелет или зомби, рано или поздно, превратится в предмет интерьера. Впрочем, все они умеют грызть живых и тем подпитываться. Личи и прочая высшая нежить, обладают встроенным источником маны, потому могут поддерживать сколько-то простых скелетов. В отличие от прочих, вампиры нуждаются в отдыхе и сне. При необходимости кровопийцы умеют ускоряться, что выгодно отличает их от прочих костяшек в бою. Удрать от простых скелетов несложно, перейдя на бег. Но если беглец или борец устанет, то костяные 'роботы' своими размеренными атаками, скорее рано, чем поздно, доведут несчастного до 'подруги с косой'.
   - Покойся с миром, воскресни удачливым! - напутствовал я мёртвого керна, который верно послужил нам и после гибели.
   После развеял труп геройским навыком. Рой, с нашей помощью, облачался в потрёпанные латы павшего, а я слушал рассказ Франка, изучая барельефы.
   - Такие подземелья созданы, чтобы игрокам было не скучно первое время. В партии ограничение два уровня в день. Делая 'квэст' можно взять ещё два уровня, - начал Франк.
   - Это я знаю, а что ещё? - заметил я.
   - Ограничение 'данжа', войти могут только пятеро, так называемая звезда, 'петы' не в счёт. Допускается 'соло'. Для 'баланса' количество монстров умножается на число вошедших, - поведал керн.
   - Выходит, что втащив умирающего, ты добавил нам врагов, как если бы мы сюда полной звездой ввалились. Это больше на подставу похоже, - насторожился я.
   - Опыта и трофеев тоже больше. Теперь там, в конце пути, без нас скучает пять шкатулок с талантами, плюс что-то выпадет из босса, который всегда один, без умножений. Чтобы устоять в Тотальной 'войнухе', такие 'данжи' надо окучивать по полной, - воодушевлённо заявил Франк.
  
   Керн поведал, что содержимое наградных ящиков определяется по участникам в привязке к их рангам и специализациям. Таланты до четвёртого ранга исключительно 'Тренерские'. Например, Франк утверждал, что в двух шкатулках обязательно будут перевязи метательных топориков. Само оружие среднего качества, но активировавший его обретёт ранг керна и талант 'Тренер кернов'. Это особое умение, заменит 'Любимые франциски' и позволит обучать одного керна в неделю, за каждый уровень навыка.
   - Три дополнительных керна в неделю, на эксперте? - уточнил я.
   - Да, и ещё три, если у героя есть 'Лидерство', на эксперте. А, к примеру, Рой, как пионер, обеспечит шкатулку 'Тренер новичков'. Дети, которых обучит, получивший такой талант, или пионеры, нанимаемые в замке, обретут при 'взрослении' два предопределённых таланта из тех, которыми обладает учитель, за некоторыми исключениями. А если имеется 'Лидерство', то аналогично влияет на число обученных, - разъяснил Франк.
   - А если бы мы сюда танов послали, то что, танов бы тренировать смогли? - поинтересовался я.
   К моему счастью, выше четвёртого ранга по замковой классификации 'тренерских талантов' не наблюдалось. В партии имеются донаторы, у них сразу или быстро, заводятся 'топовые' 'юниты'. Таким наградой станут шкатулки, позволяющие, поднять до трёх уровней и перевести в соответствующий ранг любого героя, оным не обладающего. Например, пионер герой, получивший шкатулку, добытую таном, станет таном.
   Важно, что только игроки или герои могу воспользоваться 'артефактами'. Потому, ни Франку, ни Рою получить наградные таланты не светит, пока я не возьму замок и не возвышу их. До той поры, придётся таскать с собой увесистую поклажу.
   Жадный игрок донатор, взявший себе могучую аватару твари седьмого ранга, утомится прокачиваться с семикратным штрафом, а пройдя такой 'данж' в 'топовой' компании, сможет накинуть лично себе пятнадцать уровней. Распечатывать шкатулки ему лучше перед началом Тотальной войны, когда все слоты под таланты заняты и перекачаны, а невозможность взять умение капает к характеристикам. Триста единичек в 'Здоровье', 'Выносливости' или 'Магии' лишними не будут. Любитель шустрости, сможет поднять скорость реакции, из расчёта 2% за каждый уровень.
   Конечно, игрок в праве единолично взять всё, но партия стратегическая, 'короля играет свита'. Мне лично, выгоднее тренировать именно кернов, чтобы переводить их в шарпшутеры. Франк поступил весьма правильно, втащив сюда умирающего бойца.
   - Если он заберёт все наши шкатулки, будет плохо, давайте уже пойдём, - предложил я, осознав, что всё может достаться врагу.
   Треть столбика выносливости, это не 'около нуля'. Мы осторожно двинулись по туннелю, собирая по пути уцелевшее оружие скелетов. Такового оказалось мало, вся что могло сгореть, под действием встроенных в стены огнемётов, активируемых, если ступить на заметные мне 'блины' на полу, обратилось в пепел. В одном месте, кучка костей и оплавленного металла, приварилась к активатору ловушки. Стена огня полыхала, не переставая, наполняя коридор гулом печи крематория. Мы обошли бушующее пламя стороной.
   В конце туннеля Рой подобрал свою кирку, забрызганную кровью врага. Именно её тот вышвырнул, привлекая внимание мёртвых стражей. За небольшой дверью обнаружилась квадратная комнатка, как бы, караулка. Скелеты, вероятно, стояли у стен рядом со стойками с оружием. Несколько двуручных мечей, найденных тут, больше напоминали ржавые ломики, остальное не сохранилось, рассыпаясь в труху при попытке забрать.
   Из караулки в другой коридор вёл открытый проход, с продолжением туннеля.
   Я осторожно выглянул. На той стороне полосы ловушек имелось небольшое возвышение с бруствером по пояс. Нас уже ждали маго-скелеты, немедленно запустившие в меня сгустками токсичной некро-магии.
  - Осторожно, - отшатнулся я, укрывшись от пролетающих мимо зеленоватых шаров и жахнул в ответ из перезарядившегося молниемёта.
   Шаровая молния выбила кусок бруствера, осыпав стоящих за ним градом осколков. Упавшие маго-скелеты вскоре поднялись, на тёмных костях белели свежие сколы и царапины.
   Так мы и продолжали. Разряды некро-энергии, выпущенные по кому-то высунувшемуся в проём, летели медленнее, нежели шаровые молнии из моего посоха. На дистанции в полсотни метров, если не зевать, увернуться несложно.
   Коротали минутное ожидание, перебирая редкие трофеи и ведя беседы за жизнь.
   - Как ты дошёл до жизни такой? - спросил я Франка.
   Жизнь научился меня не откровенничать со знакомцами, даже если это хорошие люди. Аккуратно задавая наводящие вопросы, где надо поддакивая и соглашаясь, я вызнавал, что творится в голове моего случайного помощника, кандидата в герои.
   Оказалось, в реале Франк, критиковал в блогах и на форумах деятельность властных структур. Его печалил наплыв гастарбайтеров, штрейкбрехеров чуждой культуры, которые отняли работу у местных, изменив рынок труда. Ведь остаться без работы, медленной смерти подобно. Удручал, культивируемый властью, рост мракобесия, смена традиционной религии и устоев. Пугали, раскрытые настежь границы, вызванный наплывом авантюристов-мракобесов терроризм, наркомания, ужасающий рост криминала и коррупции. Франк призывал вернуться к социализму. Дописался, до того, что борзописца принудительно оцифровали и запихнули в рабы на какую-то плантацию в неведомом мире. Франк, в реале Федя Ранцев, холопом оказался плохим, бузил, побоев не боялся. Игровое бессмертие, однако. Чтобы избавиться от профессионального смутьяна, его перепродали в Партии. Имелась у продвинутого криминала такая услуга. В стратегическом тотализаторе до уровня 'ботов' сразу не роняли, давая шанс. Но свою игру Франк, благополучно продул, став боссом той лесопилки.
   - Ну, ты блин, да блин, туда блин. Идеалист! - грустно посмеялся я над историей Франка: - Главная ошибка твоя, что строй перепутал, ты думал у нас там демократия с элементами социализма, а на самом деле, развитый феодализм с вкраплениями прочего. Притом, бывают феодалы, патриоты своей Родины, своего Народа, а нам достались патриоты личных кошельков и себялюбивых амбиций. Будучи в ранге крестьянина, ты на рыцарство наехал, холоп на великих князей рот раскрыл. Рыцари, если следовать средневековой канве, это элита, но не интеллектуальная или культурно-моральная, а силовая. 'Всяк сверчок, знай свой шесток, не то размажут'. При слежке в инете, писать на форумах, всё одно, что пикетировать с плакатиком, изображая толи юродивого 'подайте-пожалейте', толи мишень 'замочите-пожалуйста'. Кто постарше, Останкино 93-го помнят. Кто моложе, что даже у Кремля болтуна высочайшего ранга пристрелить могут. Большинство сложившийся порядок устраивает, ибо реальный кусок хлеба с маслом вкуснее идеалов, за которые придётся рисковать с непонятным исходом. Исторический опыт учит, что на смену неуклюжему самодержавию приходят какие-нибудь кровавые упыри. Могло же быть на порядки хуже. Наше Государство проиграло Холодную войну, а потому аннексии, контрибуции, раскол, грабёж. Вероятно, семьи тех, кого протащили к рулю, стали, так или иначе заложниками, чтоб не рыпались, это типично для истории. Неспроста, правительство меняет курс резвее флюгера. Но нас не выжгли ядерным оружием, хоть могли бы. А теперь Страна выкарабкивается, строится, живёт. Армию, вон, с нуля возродили. Даже продукты качественнее стали, нежели во времена 'Перестройки'. Степень свободы велика, не бодаясь с системой можно сносно устроиться. Радоваться жизни надо было, учиться, детей растить, созидать, - разъяснял Франку 'линию партии'.
   Подумали, каждый о своём.
   Допускаю, мой собеседник несколько преуменьшил свои 'заслуги', наверное, состоял в каких-нибудь ультрас, левых или правых, не важно. Я задумался, а оцифровываются ли в играх, люди уравновешенные, вменяемые, адекватные. Пока, все кого я видел, включая себя в зеркале, имели каждый своих лохматых тараканов в голове и проблемы, мешающие спокойно жить в реальном мире.
   - Ладно, что было, то минуло. Это другой мир, иная жизнь. Как герой ты меня полностью устраиваешь. Идеализм бойцу необходим. Статус у тебя теперь рыцарский, в своём имении сам законы придумаешь, когда таковое отвоюем. В том мире, против диктатуры хитромудрых олигархов, мы не имели ни шиша. Тут у тебя есть топоры, а у меня посох, медведь и верные гномы, - утешил я пригорюнившегося керна.
  
   Чреда врагов медленно, таяла. Лезть в атаку смысла не имело. Прохождение ловушек требует известной осторожности. Эти полсотни метров мы быстро преодолеть не сможем. Пусть каждая рука маго-скелета перезаряжается минуту, но врагов десятка полтора. Умные боты стреляют полу залпами, тратя пяток зарядов. Новичка пионера, только одна плюха завалит окончательно, а пяти и мне хватит.
   На узкой дорожке к той стороне, которую я уже наметил, увернуться не получится. Для прироста опыта, предложил своим гномам пострелять из молниемёта.
   - Ты видимо не знаешь. Опыт в квэстах идёт всем в звезде поровну. Даже нашему обожаемому хашашину накидывается за каждого сгинувшего по любым причинам моба, - отреагировал Франк и добавил: - Время не ждёт, ты уже приноровился, каждый третий выстрел в цель. Окажись твоя пушка в наших руках, вдруг, система решит, что ты её потерял, тогда артефакт пропадёт на сутки и нам точно труба.
   Я продолжил ежеминутно отправлять в сторону врагов шаровую молнию. Враги стреляли в нас по очереди, перестраиваясь шеренгами, но именно их очередь постепенно редела.
   Вдруг, после очередного обмена любезностям, Франка, что прикрывшись баклером, решил оценить наши успехи, прошили острые стрелы из тёмного стекла. Несколько чёрных росчерков попало в стену караулки, превратившись в стеклянный туман. Я немедля применил к завалившемуся назад керну 'Первую помощь', перешёл в режим 'Боевого единства'. Рой, повинуясь беззвучному приказу, выставил в проём свой античный шлем, выкупленный мной у нейтралов, предварительно надев тот на огрызок трофейного меча. Секундой позже, прилетело несколько чёрных стрел, три из которых пробили кожу стильного, но не особо крепкого головного убора кернов. Тут же, с другой стороны, у самого пола, высунулся я, 'сфотографировав' в память картинку и спрятав голову от немедленно прилетевших стрел.
   Среди маго-скелетов присутствовали рослые-чёрные, с горящими синим глазами.
   - @#$#^#%, вэлл рэп! - пророкотал кто-то грозно с той стороны сиплым голосом.
   В проём влетело нечто, мы оторопели, не маго-граната ли? Я рухнул за раненного Франка. Рой, как мог, спрятался за своим маленьким деревянным щитом, из колеса тачки. Оказалось, к нам вкатилась голова, оторванная от тела вместе с куском позвоночника.
   - Так это же наш старый знакомый, главный по ядовитым кинжальчикам. А я уж бояться начал. Хороший подарок нам драугр начальник преподнёс. Это он там голосит, - обрадовался Франк, попытавшись облокотиться на локоть и сморщившись от боли в прострелянном плече.
   - Тысячу монет пенсиона отвалили, за то, что конкурент окочурился. Причём каждому претенденту на твердыню. Это хорошо, теперь орколорд думает, что конкурентов нет, - поведал я компаньонам, быстро изучив пришедшее в 'лог' сообщение.
   - Нам сейчас может стать очень плохо, там наверняка маго-граната, выкиньте подальше, - прошипел Франк, силясь ползти.
   Аура 'Боевого единства', проедала запас сил, но я опять активировал её и выдвинул в проём свой шлем, размещённый на молотке. Как только его нашпиговали стрелы, расколовшись и обдав меня стеклянной пылью, отправил Роя в рывке хватать и выбрасывать 'подарочек'. Мой пионер, вышвырнул находку в распахнутую дверь, сквозь которую мы сюда пришли.
   Через несколько мгновений там знатно рвануло.
   Приходили себя, прислушиваясь. На том конце коридора скрипнула дверца, послышался лязг и бряцание костей по каменному полу. Рой в рывке пробежал проём, возвращаясь на свою позицию. Я выглянул после привычной реакции врагов в виде некро-болов и чёрных стрел из стекла мертвецов. Этакого негуманного оружия, пробивная способность которого невелика, но раны нашпигованные осколками заживают плохо.
   По коридору, неспешно, аккуратно минуя ловушки, к нам шли драугры. За тройкой щитоносцев прятался крупный деятель в рогатой каске, зыркая по сторонам синими всполохами глазниц и властно помахивая боевым молотом. Очевидно, вражеский командир видел ловушки и прочие невидимые объекты, громко сообщая о них подчинённым.
   Франку помогли подняться и попросили уйти за дверь в первый туннель. Рой, высовывал свой шлем на обломке меча, собирая в него вражеские стрелы, пока тот не превратился в лохмотья и враги перестали реагировать на приманку. Затем гном бегал под ускорением туда, обратно поглядывая в проём. Я видел на интерактивной карте цели, подсвеченные моим пионером и думал. К нам шло девять драугров, ещё пара лучников осталась на парапете вместе с прореженными маго-скелетами.
   Когда зарядился мой посох, враги преодолели более двух третей пути. Я принял решение, активировал молниемёт и за долю секунды до выстрела под ускорением высунулся в проход, по памяти, ориентируясь на 'засветку' предоставленную Роем. Случился так называемый 'золотой выстрел'. Щитоносцы отодвинулись, следуя изгибу дороги, главный драугр оказался открыт и занят распоряжениями. Там на пути, внахлёст перекрывали туннель полупрозрачные для героев и невидимые для ботов цепи, утыканные шипами. Вреда особого они не нанесут, но можно упасть на выдвигающиеся шипы или на характерный блин, активирующий встроенные в стены огнемёты.
   Шаровая молния отправилась в полёт, а я, не глядя куда попал, отпрянул назад, чудом разминувшись с оцарапавшей ухо стрелой.
   - Ура, завалили кабана, - обрадованно закричал Рой, подметивший в прыжке разорванного пополам главного драугра.
   Враги замешкались, переговорили и рванули вперёд, запутавшись в протянутых поперёк дороги, невидимых для них цепях.
   - Отступаем, - крикнул я Рою, чтобы не тратить запас сил.
   Мы выскочили в первый туннель, подпёрли толстую деревянную дверь ржавыми двуручниками и, прихватив под руки Франка, похромали к месту нашего появления в этом подземелье.
   Послышались могучие удары. Толстые доски старого дуба, вскоре, уступили ярости драугров.
   Словно терминаторы, они шли за нами сквозь пламя, что вырывалось из горелок встроенных в стены. Натыкались на невидимые для них пики. Падали, запутавшись в цепях, попадали в расставленные капканы.
   Восемь драугров это очень много. По сотке "Здоровья" у каждого и бонусы на "крепость костей".
   - Встретим их здесь, - прекратил я бегство, оценив позицию и настигающих нас драугров.
   Перед нами висели шипастые цепи, невидимые для врагов, они то и помогли покончить с изломанными, прокопчёнными драуграми. Рой влил последние капли запаса сил в рывок и единственный удар киркой, которым пробил череп самого целого и шустрого. Троих инвалидов, запутавшихся в ловушках, добил я. Остальные атакующие сгинули сами, выгорев на огнемётах.
   Собрали трофеи, теперь у каждого был железный щит. Секиру отдали Франку, копьё Рою, шестопёр я забрал себе. Осторожно вернулись на оставленную позицию. Там ничего не поменялось. Маго-скелеты и пара драугров лучников держали парапет по ту сторону полосы ловушек.
   Восстанавливали силы и здоровье, продолжая вялую перестрелку. Раны Франка заживали медленно. Пришлось ковыряться в них, вытаскивая обломки стеклянных стрел, применяя по готовности 'Первую помощь'. В процессе перестрелки Рой традиционно изображал ложную цель, используя мой шлем или перебегал в рывке. Поняв, что на такой дистанции лучники-драугры легко уклоняются от шаровых молний, стал метить в более медлительных и тупых маго-скелетов.
   - Яролекс, держи мой шлем! Бесплатно, это как благодарность, - передал Франк мне свой шлем, отличающийся красивым гребнем из перемежающихся чёрно-красных пучков волос.
   - Спасибо, - поблагодарил я керна, забирая приятный подарок.
   Шлемы простых кернов, гребня не имели, либо тот был довольно куц, а этот шикарен, как на гравюрах древних эллинов.
   Потратили ещё около получаса. Добили маго-скелетов, практически полностью уничтожив бруствер. После того как предшествующий уловитель для стрел пришёл в негодность, пришлось употребить подарок Франка, к счастью враги перестали стрелять, вероятно закончились стрелы.
   - Ждите здесь, позову, как потребуетесь, - сказал я, нахлобучив шлем.
   Позаимствовал щит у Франка и вышел в проём, ожидая подвоха. Ждал не зря. Прилетело две стрелы, одна пробила ногу, другая оставила дырку в щите, рассыпавшись после этого на кусочки.
  Я завалился назад, подхваченный гномами. Но больше в нас не стреляли. Боеприпасы у врагов действительно закончились. Я сидел, ожидая пока заживёт нога, по готовности стрелял из посоха в бруствер или применял 'Первую помощь'. Драугры спустились куда-то вниз, очевидно ждали нас в укрытии.
   Через полчаса был как новенький, мои гномы тоже.
  Двинулись по туннелю, внимательно минуя ловушки. Рой и Франк опять ступали "след в след".
   Привычно развеивая тела врагов, обнаружил на месте командира рогатый шлем и боевой молоток на длинной рукояти. Не надо представлять себе киянку, или кувалду, в бою важна скорость и прочность, так что обозначенное орудие не сильно отличалось габаритами от обычного, хозяйственного молотка, разве что рукоять из крепкого металла имела длину в метр.
   Пусть конструкция была изъедена временем, но оказалась "артефактом", дающим талант 'Молотобоец'. Такой же имелся у гнома по имени Войд, что остался стеречь твердыню.
  - Беру себе молот, он с талантом в нагрузку, но получить может только герой, - заявил я.
  - Бери, бери, тебе рукопашный навык в жилу. У меня уже есть 'Топорики'. Мы тоже уровни набираем, потом просто слоты заполнятся и некуда пристроить таланты будет, - согласился Франк, напомнив, что опыт в таких подземельях-заданиях распределялся в равных долях на всех вошедших, вне зависимости от чего умерли враги.
   Как вождю мне бы социальные умения, но в ближнем бою без хоть какого-то рукопашного таланта и соответствующего вооружения очень трудно. Находка пришлась кстати. Шлем отдали Франку.
   За проёмом в небольшую караулку нас ждали оба скелета, блокировав вход. Встав на некотором расстоянии сбоку, я видел костлявую руку одного из врагов, сжимающую булаву и прицелился в неё из молниемёта. Драугр отпрыгнул, шаровая молния, промчалась мимо, взорвавшись о стену, а костяшки решились атаковать.
   Мы с Франком встали первыми. Рой с копьём наперевес держался сзади, готовый ударить в рывке через наши головы. Гораздо удобнее нападать втроём на одного врага, нежели получать шестопёрами от двоих. Приняв осмелевшего скелета в дверном проёме, быстро расколотили его на составные части, прикрываясь трофейными щитами.
   Следом за первым выскочил второй, который сопротивлялся немногим дольше, перерубив копьё Роя топориком.
   Пусть это лучники, но страшно подумать, что случилось бы, сойдись мы с несколькими целыми драуграми, особенно с их военачальником. Легли бы все.
   В трофеях оказался лук, единственный, который нам удалось добыть. Пламя ловушек не пощадило многие трофеи. Теперь можно применить несколько стеклянных и обычных стрел, которые мы подобрали на поле боя.
   Тут же в караулке валялось обезглавленное тело ассасина. Легендарных кинжалов на нём не наблюдалось. Очевидно, этот приписанный к игроку артефакт, система удалила, посчитав утерянным, раз душа оставила тело. Развеянное тело принесло несколько сотен монет и ворох истерзанных, окровавленных лохмотьев.
   Впереди нас ждал ещё один коридор, совершенно пустой, без ловушек прикрытых аурой невидимости.
   Стены украшал барельеф, напомнивший мне о двемерах, древней, полузабытой цивилизации родичей гномов. 'Предки' славились хитроумной механикой, любили огнемёты и арбалеты. Под кладкой из булыжников, разных форм размеров и цветов, что живописно покрывала стены и пол, можно без всякой магической 'невидимости', спрятать немало. Включилась моя паранойя.
   Свили из трофейных обрывков "верёвку", привязав ту к ржавым двуручным мечам. Будто играя в городки, кидали перед собой ржавые железяки, что гулко звеня, катились по полу. Обратно вытягивали за "шнурок". Длилось это, пока не наткнулись на встроенные в пол огнемёты, которые спалили наше трал, взявшись плавить ржавый меч, что оказался на запавшей 'клавише' активации ловушки.
   Болтаясь по этим коридорам, мы заметили, что запасов пламени в ловушке хватает на полчаса. Ждать не стали, пройдя бочком дальше.
   По мере готовности стрелял из посоха по всем подозрительным выступам, разряжая этим встроенные в стены арбалеты. Когда лишние железки и хлам, собранный по всей известной части подземелья, закончился, выдрали дверь и толкали её перед собой, нащупывая камни дорожного покрытия, которые активировали ловушки. Так распознали ещё пару огнемётов и самострелов.
   Наконец добрались до очередной караулки, которая насмехалась над нашей чрезмерной осторожностью, отсутствием охраны. Отдыхали у запертой двери ведущей, судя по барельефу к финалу этого приключения. Я осторожно выглянул сквозь щель и оторопел, встретившись, нос к носу с костяным драконом.
  
  
  
  Глава 5. Портал на троих.
  
   Неживой ящер резко выбросил голову вперёд, стремясь ухватить меня потёртыми клыками. Спасла реакция, не зря вкладывал доступные с ростом уровней очки в 'Скорость', а не в 'Здоровье' или 'Выносливость'.
   Костяные наросты чудовища легко выбили дверь, которая улетела, кувыркаясь, едва разминувшись с Франком. А я увернулся, оказавшись сбоку и занося боевой молот.
  - Гаси! - прокричал гномам, нанося удар.
   Попал в жёлтый глаз, разбрызгавшийся фосфоресцирующей слизью. Подскочивший с секирой Франк проломил костяному ящеру нос. Рой, уйдя в свой коронный рывок, поразил копьём уцелевшее око монстра.
   Дракон выдернул голову наружу резвее, чем нападал, едва не вытащив нас следом. Копьё переломилось, боевой молот вырвало из рук, отшвырнув куда-то наружу, секира застряла в голове ящера, который сипло ревел, тряся головой.
   - Отходим! - скомандовал я, выхватывая из-за спины посох.
   Сместившись на безопасное расстояние, активировал молниемёт. С такой дистанции промазать трудно, шаровая молния попала в грудь ящеру, разбив и опалив костяные пластины. Дракон откинулся назад, с грохотом повалился, испустив дух.
   Я выглянул в проём, намереваясь развеять труп. Посреди огромного зала, на небольшом возвышении что-то мерцало золотым.
  Волосы встали дыбом, к нам, разгоняясь, спешило несколько драконов. Не стал, рассеивать поверженное тело, пусть послужит препятствием. Грозные монстры из костей и магии, притормозили у поверженного собрата. Первый ударил в стену караулки. Будь разгон сильнее, нас бы засыпало камнями, а так кладка выдержала, пойдя трещинами.
   - Бежим! - крикнул я, понимая, что стене не устоять.
   Сюда мы шли долго, обратно летели стрелой. Путь среди оставшихся ловушек разметили заранее. Полсотни метров до следующей караулки, со всеми зигзагами преодолели за два десятка секунд.
   Не прошло и минуты, как на том конце туннеля рухнула вторая стена караулки. К нам гуськом, торопливо скребя когтями по полу, спешили неживые ящеры. Ловушки, вроде цепей, пик и капканов первый дракон сносил, едва замечая. Пламя, встроенных в стены огнемётов, коптило старые кости.
   Рой взялся за лук, успев выпустить пару стрел. Сомнительно, что они нанесли врагу хоть какой-то вред. Своевременно перезарядился мой посох. Шаровая молния навсегда уложила дракона передовика. Следующий ящер перелез поверженного собрата и взялся крушить преграду. Нас спасало, что эти крупногабаритные монстры в двери не пролазили, а развернуться и ударить хвостом в полную силу мешала узость туннеля и бесполезные тут крылья. Иначе как гуськом, друг за дружкой, твари ходить не могли. Пробить стену в нашу караулку с наскока, дракону опять не удалось. Рой всаживал стрелы в костяное тело, высовываясь в дверной проём.
   Стена трещала и крошилась, из коридора ударила струя плотного чёрного смога.
   - Это дыхание нежити! Бежим! - потянул меня за рукав Франк.
   Костяные драконы умели выдыхать опасный туман, наносящий урон магией смерти. Мы быстро выскочили из наполняющейся смрадом караулки и побежали дальше.
   Во втором туннели уцелело больше препятствий. Но, пусть замешкавшись, мы преодолели поле ловушек раньше, чем следом вырвались драконы.
   Ситуация повторилась, третий дракон умер от шаровой молнии, собрав перед тем на себя большую часть ловушек, наполняющих туннель.
   Опять в караулку с трещащими стенами лился чёрный смог. И мы бежали дальше, к месту, из которого пришли.
   Ждали развязки, застыв в узком коридорчике, в который пришли сквозь портал несколько часов назад. Рой выпустил в пробившего стену дракона последние стрелы, закинул бесполезный лук за спину и взялся за верную кирку. Франк примеривался, как лучше употребить последний метательный топорик. Молниемёт опять успел перезарядиться. Четвёртый дракон кувыркнулся, осев грудой костей в паре десятков шагов от нас.
   Последний, пятый ящер, перелез своего собрата из лаборатории некроманта. Достать нас клыками он не мог, слишком узок проход. Помедлив несколько секунд, как бы изучая загнанных в угол 'мышек', дракон засипел, набирая воздух и сложив пасть дудочкой, выпустил в наш закуток свой чёрный смог. Живым категорически вредно пребывать в отравленном трупными ядами облаке. Первым умрёт Рой, следом Франк, последним, как самый толстый гном к почившим присоединюсь и я.
   Не дыша, активирую последний аргумент, квэстовый-портал, что взял в разрушенном монолите под мостом тролля.
   Резво уходим в призрачные врата. Первым пионер, потом керн, следом я. Оказываемся в небольшой коморке, жадно вдыхая и сдавленно прокашливаясь, чтобы не привлекать местных сторожил.
   - Пронесло, - думает кто-то вслух, возможно, я.
   Озираемся, непосредственной угрозы нет. Переводим дух, изучая настенную живопись. Тут есть на что посмотреть. Барельефы изобилуют сценками из жизни, племени каких-то покрытых густой, длинной шерстью аборигенов, напоминающих плюшевых медвежат, переростков. Снизу, вероятно крестьяне, собирают в дубовых рощах жёлуди, скармливая урожай тучным кабанам. Над ними пухлые жрецы в балахонах испещрённых дубовыми листьями, принимают дары, вздымая руки. Сектором выше идут караваны, тягловые кабаны волокут тюки с товарами, торговцы жонглируют монетами, находясь в окружении гоблинов - наёмников, вооружённых характерными короткими копьями. Если задрать голову, то можно увидеть местного царя на высоком резном троне со стражей из минотавров, вооружённых огромными секирами. Под престолом, но над торговцами, целый раздел посвящён тем же плюшевым мишуткам, но в латах, что упражняются со щитами и шипастыми палицами. Осознаю, что это сословье дворянское.
   - Знакомая тема? - спрашиваю у гномов.
   - Нет, такое вижу впервые, - отвечает Франк.
   Рой пожимает плечами, тыкая на соседнюю стену. Тут горят высокие дома, беснуются толпы аборигенов, вооружённые факелами и вилами. Среди восставших можно узнать представителей всех сословий. Взглянув ещё раз на первую картину, вижу, что царь скорее мёртв, нежели жив, потому что неестественно откинулся, выронив кубок. За троном видна малая комнатка. Там, у характерно монолита управления игровым замком, стоит люлька. Скупыми линиями изображены разбегающиеся няньки.
   Лезу в интерфейс, вижу, что за прошлое подземелье взял два уровня. После несложного выбора, обретаю таланты 'Меткая стрельба' и 'Лидерство'. Первое увеличивает в небольшом радиусе точность из стрелково-метательного оружия, для меня в купе с подданными. Второе, прибавляет на единичку моральный дух всему моему племени. Две доступные единички характеристик, традиционно, сбрасываю в скорость реакции, поднимая её ещё не четыре процента.
   'Захватите резиденцию и удерживайте минуту' - читаю свежую корреспонденцию.
   Крадучись подхожу к перекрытому витражами проходу и осторожно выглядываю сквозь дымчатое стекло наружу.
   Огромный зал, в верхней точке которого стоит трон, с телом в пурпурном плаще. Вокруг отпившего своё 'гаранта' застыли минотавры в бронзовых кирасах с секирами на могучих плечах.
   Эти телята отличаются особой верностью своему владыке. Они наивны, абсолютно честны, прямолинейны и добродушны от природы. Их моральный дух не может сделаться меньше нуля, ни при каких обстоятельствах. Если сюзерен поднимет налоги до беспредела, свершит ряд проступков, которые отвернут от него всех подданных, то нанятые когда-то минотавры, сохранят лояльность при любых раскладах, не требуя платы. Только смерть владыки освободит рогатых бойцов от клятвы верности.
   Тело государя не подаёт признаков жизни, а рогатые перекрыли путь к маленькой дверце позади трона, значит там, в люльке наследник.
   Вниз от резного кресла почившего царя вели ступени, органично переходя в небольшие террасы.
   Первую из таковых занимала тройка мохнатых бойцов из местных аборигенов, облачённых в изумрудно зелёные латы, красиво украшенные чеканной листвой, вооружённых небольшими шипастыми щитами и палицами.
   - Так это же йети! Не знал, что у них может быть цивилизация, - удивился я.
   - В игре всё может быть, - заметил Рой.
   Следующую от вершины террасу занимали, шестёрка купцов, ряженных в разноцветные богатые ткани. Ниже на подобных площадках последовательно выстроилась девятка жрецов в своих зелёных балахонах с дубовыми листьями и крестьянство из дюжины деятелей в простых, добротных рубахах.
   Напротив этой сословной пирамиды мерцали притушенные врата портала.
   Вдруг, проход озарился светом и у ступеней показался десяток бомжеватого вида недокормленных созданий, в которых я с трудом признал всё тех же йети. Метая в сторону трона горящие факелы, визитёры рванули вверх по ступеням.
   - Они же все невидимки, - воскликнул я, осознав, что йети, выстроившиеся под троном, виделись мне полупрозрачными, пока оставались неподвижны.
   - Известно, что йети невидимы, когда замирают, - заметил Франк.
   Жрецы обороняющихся, прокричали что-то, взмахнув руками. Местный люмпен пролетариат, то есть те, которые рвались в атаку на трон, немедленно замер и притих. А потом сцепился меж собой.
   В бою местное простонародье использовало длинные когти, иногда зубы. Светло серая шерсть летела клочками. Вскоре терраска крестьянства пополнилась девяткой потрёпанных космачей. У портала осталась лежать одинокое тело.
   Подобное повторилось трижды с интервалом в минуту.
   - Их после каждой атаки становится только больше. Духовенство взывает и атакующие, по количеству жрецов, переходят на сторону защитников. На террасе простолюдинов скопилась потрёпанная толпа, рыл в сорок, - транслировал гномам происходящее.
   Оценил имеющееся у нас оружие. Три железных щита, что достались от драугров, единственный топорик Франка, одноручная кирка и лук без стрел Роя, рабочий молоток у меня за поясом, казались бесполезны.
   Посох сделает один выстрел, после чего нас обнаружат и порвут.
   Нащупал в сумке жёлтый камень, оставшийся от зиланта. Это отравляющая граната, которая расколовшись, наполнит небольшое пространство ядовитым туманом, опасным для живых. Завеса простоит минуту. На всю тронную залу её не хватит. А вот если как-то добежать до дверцы, расположенной сразу за троном и укрывшись там, активировать гранату, то у нас появится шанс продержаться.
   Конечно, позже, можно бы приписать жёлтый камушек к какому-либо своему герою. Это позволит использовать ядовитую гранату многократно. Приписанный артефакт после поломки вернётся к обладателю через сутки. Но гномы не любят яды и тех, кто их применяет, а героев лучше вооружить чем-то более прикладным. Главное, я нуждаюсь в аргументе, именно теперь, потому боеприпас готовлю к скорому применению.
   Тем временем, вместо мятежного пролетариата, из портала вышли недовольные чем-то жрецы. Они о чём-то, по препирались со своими коллегами из тех, что стояли за царя. А потом, на пришедших накинулись верные престолу крестьяне и стремительно оказавшиеся внизу дворяне. Не прошло минуты, как подножие лестницы живописно дополнила груда разодранных тел.
   Едва защитники вернулись на исходные позиции, как из пространственной двери показались местные буржуи, если судить по одеждам, характерным для обитателей второй террасы от трона.
   Появившиеся не рванули в безумную атаку и не повелись на вопли жрецов, а немедленно преломили какие-то свитки. Из немедленно образовавшихся небольших порталов выскочили гоблины наёмники, вооружённые своими короткими, корявыми копьями. Зелёнокожие коротышки сильно уступали габаритами йети, но их было много, очень много. Возможно сотня. Гоблины пошли на приступ, сцепившись с косматым крестьянством. Жрецы, не могли повлиять на чужих, потому, обнажив свои ухоженные когти, присоединились к свалке. Зал наполнился боевыми криками, рыком, скулежом гоблинов. Зелёные окровавленные ошмётки разлетались обильными брызгами. Атакующие явно проигрывали.
   Призвавшие наёмников торговцы, не вписались в побоище, а что-то кричали, тем, что стояли за царя.
   Лояльные власти 'олигархи' переломили свои свитки, вызвав ещё с полсотни гоблинов. Те неожиданно атаковали духовенство в спины. А вот призвавшая наёмников буржуазия, не желала сражаться, но спешила обогнуть поле боя и удрать через арку портала, куда немедленно ушли их товарищи из мятежников.
   Видя такую 'подставу' в бой вступила тройка дворян с верхней терраски. Минотавры также поспешили на выручку. Удрать предателям не удалось. Но во вратах портала показалось подкрепление из десятка мятежных дворян в алых латах. Немедля они вступили в затянувшийся бой, и силы уровнялись.
   - Пора! - повёл я гномов за собой через приоткрытый витраж.
   Пригнувшись, стараясь выглядеть как можно незначительнее, мы спешили вдоль стеночки, переступая через распростёртые тела, огибая сражающихся.
   У трона не осталось никого.
   Плащ на мёртвом государе мне определённо нравился. Пока мои гномы толкали тяжёлую дверцу за троном, я развеял тело почившего монарха, от того осталась только пурпурная накидка с красивой заколкой в форме переплетённых дубовых листьев.
   Услышал за спиной многоголосый рёв. Нас заметили и, оставив распри, всей толпой устремились к трону.
   Выстрелить по толпе врагов из молниемёта я просто не успевал. Три секунды активации, это очень медленно, добегут и затопчут.
   Быстро схватив трофей, нырнул вслед за гномами в приоткрытую дверь, успев расколоть гранату о заднюю спинку трона.
   К нашему счастью, комната управления этой твердыней оказалась пуста. У входа лежал толстый брус, который мы успели поднять, уложив в специальные пазы, за миг до того как дверь содрогнулась от множества ударов.
   В узкую щель над небольшим порогом медленно просачивался зеленоватый туман, следствие активированного 'подарка' зиланта.
   Осматривались. Монолит управления замком, располагался в центре маленького овального помещения и представлял собой большой овальный стол без ножек из цельного куска мрамора. Вокруг стояли тяжёлые кресла из резного дуба.
   - Хватайте мебель и баррикадируйте дверь, - проорал я Франку.
  Рой получил мой приказ через ауру 'Боевого единства' раньше, и уже волок что-то из мебели к двери.
   Я бросился вдоль стола к самому дальнему и высокому сидению, явно предназначавшемуся местному вождю. Там на столешнице, имелось характерное углубление, куда приложил руку. Таким образом, захватывался контроль над игровым замком. Увы, управлять местным поселением я не мог, интерфейс не отзывался. Зато на крышке стола вспыхнул таймер обратного отсчёта.
   - Что за деб#&* так квэсты описывают. Вот не догадался бы активировать, ждали бы, пока не померли, - выругался я и услышал тихое скуление, за высокой спинкой кресла владыки.
   Там находилась люлька с младенцем йети, а дальше на не высокой лавке, стояло три вожделенных шкатулки с талантами для героев.
   Дверь трещала, щепки уже выбивало с нашей стороны. Мы усердно потрудились, соорудив баррикаду из всей движимой мебели. Даже люлька пошла в дело.
   - Младенчик, босс места, если его прикончить, дадут что-то полезное, но... - заметил керн.
   - Да, это не наш метод. Рой держи ребёнка, заверни в плащ и береги очень. А ты Франк хватай все три шкатулки. Мне нужны руки, чтобы шмалять из посоха. Как откроется портал, первым вбегаю я. На том конце нас ждёт дракон, - распределил задачи.
   Франк хотел что-то сказать, но в двери уже образовалась огромная щель. Там, в клубах зелёного тумана, показалась свирепая морда в алом шлеме. Керн швырнул франциску, что угодила аккуратно промеж пылающих гневом глаз. Враг исчез, но тут же возник следующий, что силился расшатать баррикаду.
   Таймер закончит отсчёт, в помещение возник портал.
   - За мной! - проорал я.
   Проследил, чтобы гномы схватили назначенное, и прыгнул в портал, активируя молниемёт.
   Выскочил, водя посохов в поисках цели. Дракона не было. Я отпустил кольцо активации, отменяя выстрел.
  Небольшая коморка никак не походило на подземелье драугров и костяных ящеров.
   - Это наградная комнатка. За достижения относительно других игроков. Вон смотри, мы седьмые в рейтинге, - пояснил ввалившийся третьим Франк, указав на экран с крупной цифрой.
   - Встречаем гостей, - скомандовал я, закидывая за спину посох и доставая из-за пояса пионерский молоток.
   Отложив трофеи, гномы встали рядом. До того, как исчезло окно портала, к нам проскочил единственный, но очень крупный и злой йети, в лакированных, алых латах, без какого-либо ещё оружия, кроме своих полированных когтей. Он был еле жив, но успев надышаться ядовитыми парами гранаты, отчаянно атаковал, сходу опрокинув Франка и потеснив меня. Положение опять спас Рой, который ускорившись, пресёк буйство ударного йети киркой, вдруг оказавшейся у того в голове, даже шлем супостату не помог.
   Портал пропал. Я отыскивал взглядом положенную награду. Мы оказались далеко не первыми из игроков, участвующих в Партии, кто прошёл подобные подземелья. Предлагался выбор: либо восемь тысяч монет, либо шкатулка с талантом 'Тренер подгорных мастеров'. Мастера молотобойцы, это четвёртый ранг, по классификации замковой популяции твердыни гномов. Разумеется, я выбрал шкатулку с талантом. Найду, кому отдать, если сам не воспользуюсь. Монеты, добывать значительно проще.
   В оставшиеся секунды посмотрел свой интерфейс. Меня поздравляли с успешно пройденным заданием, радовали парой новых уровней. Очевидно, штурмующие интенсивно дохли в зелёном тумане перед дверью, но главное, опыт подземелий шёл за любые вражеские смерти, а они изрядно побили друг дружку. Тут же имелось сообщение, что за использование мной невместного гномам ядовитого оружия, моральный дух всех подданных снизился на единичку. Штраф снимется через сутки. Взятое ранее 'Лидерство', компенсировало эту неприятность.
   Все слоты под таланты заполнились. Шесть уровней за несколько часов, отличное достижение для начала Партии, если только там снаружи орки не добили гномов. Время ценнейший ресурс, который я изрядно поиздержал.
   - Если бы какой-то игрок распотрошил приписанный ко мне сундук, что стерегут мои гномы, то вместо меня была бы хладная тушка. А значит, наши ещё живы, - успокоил меня Франк.
   Благодаря начальному таланту, на нулевом уровне и дармовому, за молот военачальника драугров, два навыка поднялись до средней величины.
   В процессе парного выбора талантов, после каждого взятого уровня я выбирал наиболее полезное, отметая, например, 'Дальнозоркость', ибо дозорными следует работать подданным. То же касалось таланта 'Имущество'. Пусть на эксперте приносящего тысячу монет в день, но не в них счастье. Единственное, сожалел, о вынужденном отказа от 'Ношения брони', в пользу социального таланта. Тяжёлые латы носить я, разумеется, смогу, но со сниженной подвижностью в них. Мне же народом рулить.
   Теперь характеристики моей аватары, смотрелись так:
  
   Свойства героя Яролекс:
  
  Уровень героя: 6 (Класс: Подгорный шарпшутер)
  Здоровье: 90 (40 базовых, +50 игрока)
  Выносливость: 110 (60 базовых, +50 игрока)
  Скорость реакции: +12%
  Скорость шагом: 6
  Таланты (6 из 6)
  'Мастер подгорных шарпшутеров' - Базовый уровень. Позволяет тренировать каждую неделю 12 шарпшутеров из кернов или 'ботов' имеющих талант из любого стрелкового оружия натяжного действия. (Экспертный уровень таланта позволит тренировать 36 таких лучников) Тренировка стоит 400 монет.
  'Первая помощь' - Базовый уровень. Лечит критические повреждения и 2 % от полного здоровья пострадавшего, откат 10 минут.
   'Молотобоец' - Базовый уровень. Скорость и точность ударов любыми молотками увеличена на 10%, запас сил при этом тратится на 10% медленнее. Базовые навыки владения боевым молотом.
   'Лидерство' - Средний уровень. Моральный дух всех подданный увеличен на две единички.
   'Меткая стрельбы' - Базовый уровень. Обладатель и его союзники в радиусе 10 шагов при использовании стрелково-метательного оружия, на 10% точнее.
   'Боевое единство' - Средний уровень. В радиусе 20 шагов обладатель ощущает чувства подданных и передаёт им мысленные приказы
  
  Приписанные артефакты:
  Посох шаровых молний (дальность выстрела около 70-ти метров, перезарядка: одна минута, прямое попадание молнии снимает около 200 единиц 'Здоровья') Боевой - ездовой медведь, (Здоровье: 100, Выносливость: 50, Скорость шагом: 9 ) возродится через ## часов
  
   Время 'наградной комнаты' истекало. Нас ждала встреча с последним драконом из первого подземелья.
  
   - Значит так! Первым иду я. Валю дракона молнией, если не сдохнет, добиваем вручную, - раздавались приказы.
   - Франк, ты идёшь вторым, с задержкой в три секунды, несёшь все четыре шкатулки. Держи пионерский молоток, дабы не голым кулаком махать.
   - Рой ты третьим, интервал три секунды. Йети, мелкого береги. Твой талант, как последний аргумент.
   - На один рывок меня ещё хватит, а дальше всё, свалюсь без сил, - утешил меня пионер
   Рой, ухватив левой рукой младенца, завёрнутого в алый плащ короля йети, прикидывал, что взять в правую, кирку или щит.
   Талант 'Рывок', которым обладал ударный пионер, на базовом уровне, выжигал запас сил, из расчёта: ' Здоровье' делёная на ' Выносливость ' в секунду. Разумеется, параметры учитывались максимальные, без влияния талантов. Вероятно, Рой поднял уровень своего искусства, и теперь сил хватало дольше. В бою все живые умели ускоряться, выжигая запас сил, но талант 'Рывок', этакое ускорение-ускорения, позволял подскочить и нанести стремительный удар, который обычно достигал цели. Под действием такого эффекта боец в считанные секунды доводился до измождения, но для того, кто скверно фехтует, вложиться в один верный удар, как правило, единственный шанс на победу в поединке.
   - Ты, как вбежишь, лучше младенца клади в сторонку и бей как привык, - заметил я.
   - Это уж как придётся, - определился Рой, ловко закинув щит за спину, благо тот имел лямку, и удобнее перехватив кирку.
   Не стоило дожидаться, пока система вышвырнет нас скопом прямо в пасть дракону.
   - Готовы? Поехали! - направился я к сияющему окну портала на выход, активируя молниемёт и беря короткий разбег.
   По ту сторону, врата стерёг костяной дракон. Мёртвые не спят. Фосфоресцирующие глаза смотрели на меня. Разверзлась огромная пасть, почудился запах мертвечины, шаровая молния сорвалась с кончика посоха, влетев в горло ужасной твари. Близкий разрыв ослепил, швырнув назад...
  
   - Очнитесь ярл, - тряс меня за плечи Рой.
   Я немедленно применил к себе 'Первую помощь', стало легче. В глазах скакали яркие пятна. Левая рука и нога оказались сломаны в нескольких местах. Железный щит драугров превратился в оплавленные обломки. Рёбра болели, в кожаной кирасе на груди зияла выжженная дыра. 'Заячья лапка', амулет 'Удачи', что я подобрал в логове тролля, пропала, исчерпав себя. Рядом лежало то, что осталось от роскошного шлема, в античной стилистике, подаренного мне Франком. Забрало выжгло. Гребень из когда-то стильной, красно-чёрный щетины, в полоску, отвалился и напоминал теперь сильно ободранную половую щётку.
   Самое печальное, исчез посох молний. Интерфейс указывал, что повреждённый артефакт вернулся в свой виртуальный слот. Там же тикал счётчик до возможности вернуть предмет в этот мир, что случится через сутки.
   Переводя дух и отплёвывая осколки зубов, осматривался. В развороченной голове дракона торчала памятная кирка Роя.
   - Опять ты решил вопрос, - довольно заметил я.
   - Не без этого ярл. Тварь была ещё жива, когда я вывалился из портала, - согласился Рой, обрисовав ситуацию.
   Выходило, что шаровая молния, удачно выжгла дракону железу, ответственную за 'дыхание смерти', потому-то нас не накрыло опасным туманом. Взрыв в пасти чудовища, создал эффект 'кумулятивного заряда'. Ударная волна и жар, пошли обратно, накрыв меня и отбросив на ввалившегося следом Франка.
   Портал работал только в одну сторону, керна жёстко приложило, в себя он ещё не пришёл.
   Выскочивший последним Рой, отложил младенца у стеночки и немедля перешёл в 'рывок'. Извернувшись, он забежал за мечущуюся голову дракона. Вышел из ускорения, на последних крохах запаса сил. И расположившись на затылке чудовища, принялся долбить огромный череп киркой. В итоге, монстр издох.
   Малютка йети пережил наши разборки с драконом и прооравшись от потрясений, вскоре заснул. Никто на шум не явился, определённо, враги закончились, нам везло.
   Рой, сняв с меня разодранные доспехи, выпрямил перекрученные конечности. Процедура оказалась дико болезненной, но так кости срастутся быстрее.
   Малютку йети уложили рядом со мной. Я изучал трофейный плащ с заколкой, в который завернули малыша. Это следовало сделать раньше, пурпурная накидка царя оказалась артефактом, увеличивающим на десяток процентов опыт, приобретаемый надевшим. Более интересно, что плащ работал как талант 'Дипломатия', но давал '+1' этому умению при общении с идеологически близкими народами и '-1' с принципиальными противниками. Это логично. Приметный красавец в пурпуре фокусирует на себе взгляды, стрелы и тумаки, потому опыта собирает больше. 'Чужим' выскочка особо противен, а 'своим' кажется значимее.
   Однако, формальное наличие хоть какой-то 'Дипломатии', позволяло нанимать нейтральных боссов месторождений с отрядами. Так что какой-нибудь умный орк, вполне мог согласиться пойти под мою руку, просто система запросила бы за присоединение такого союзника, раза в четыре больше монет, чем по номиналу замка.
   Может и хорошо, что я не нацепил плащ сразу, подпалило бы артефакт, до полной непригодности.
  
   Вскоре очнулся Франк.
   - Если не возражаешь, давай немедленно приму тебя в отряд, - заявил я керну, обернувшись в пурпурный плащ.
   Дружественный 'нейтрал', очень даже, согласился. 'Дипломатия', полученная от плаща работала. Мы скрепили сделку рукопожатием. Я лишился оговорённых ранее монет, из тех, что собрал с поверженных скелетов. Франк числился теперь моим подданным, доступным через ауру 'Боевое единство'. Его братва, наверное, стала моей, но из подземелья этого не узнать.
   По мере откатов использовал 'Первую помощь' попеременно леча то себя, то керна. Тихо перетирали за жизнь, обсуждая странные разборки в тронной зале.
   - Могу предположить, что квэст с йети, это аллегория на тему революции. Пока за царя хотя-бы пара высших сословий в столице, его власть крепка. Крестьянское восстание утопят в крови, духовенство упекут. Но если олигархи и профессиональные вояки решат сменить государя, то помешать им крайне сложно, - отметил я, приводя разнообразные примеры из истории.
   (отступление, экскурс в реальную историю)
   Для Франка стало открытием, что в 1917-м году царя свергли вовсе не большевики. Отречься от престола Николая и последовательно всех его братьев, вынудили олигархи и высшее военное дворянство, устроившее заговор. Законодательное собрание, ставшее позже Временным правительством, и Генеральный штаб в широком составе первых лиц, требовали Отречения. У всех заговорщиков имелись свои цели, не предусматривающие монархию в прежнем её состоянии. Николай упирался до последнего, желая сохранить свой статус, но решительности или умелости в вопросах управления не проявлял. Восстание, началось в Петербурге, 23-го февраля по старому стилю или 8-го марта по новому. Вот откуда, на самом деле, пришли два весенних праздника. Никто из родных братьев и многочисленных родственников не подхватил упавшую корону, проявляя свойственную им инфантильность или даже измену Отечеству, выраженную в тесных связях и угодничеству иностранным представителям. Это потом, уже в октябре, власть перехватили большевики. А позже, не без содействия иностранных идеологов, началась полномасштабная Гражданская война. Идеалиста коллективисты, названные 'красными', сцепились с идеалистами индивидуалистами, прозванными 'белыми'. Когда-то нам рассказывали, что 'белые' воевали за царя, но в массе это были те же ниспровергатели, бомбисты и заговорщики, над которыми реял не монарший штандарт, а древнее коммерческое, трёхцветное знамя новой, буржуазной республики.
   Мы ещё долго перетирали исторические события. Нищета и голодные смерти в семьях простолюдинов высшую знать не трогали, 'голодомор', не в советские времена появился. Сословное общество, однако. Смутьянов и агентов иностранного влияния хватало, виселицы не пустовали, каторги исправно перемалывали десятки тысяч ежегодно. Более того, Столыпин придумал замечательную систему расстрельных троек и трудовых лагерей, которую унаследовали кровожадные потомки. Случить бунт черни, простолюдинов постреляли бы, как в 1905 или ранее, продолжив жить по-старому.
   Но чего такого ухитрился свершить Николай, прозванный по восшествию на престол Кровавым, чтобы допечь своё духовенство, купцов и дворян, загадка. Например, один из необъяснимых поступков последнего царя, строительство в Столице, рядом с Петропавловкой, не простой, но сакральной мечети, в память о Тамерлане. Том самом 'Потрясателе Вселенной', который возводил минареты из черепов. Даже ныне, граждане титульных наций негативно реагируют на подобные прожекты рулевых, а тогда, в православном государстве, особо возбуждались. Одно к другому и казаки в феврале 1917-го, отказались рубить петербуржскую голытьбу, недовольных работяг, да лавочников, пройдясь шашками по жандармам. Гвардейские полки едва отстали, практически в полном составе перейдя на сторону революции, ибо помнили, как бездарно их перемалывали на фронтах, а в столице героям-солдатам, не дозволялось даже сходить в кафе или проехать на трамвае, условия в казармах сравнивались с арестантским.
   Разбирали, почему, слив в помойную яму Величайшую Империю и свою жизнь, такой странный царь удостоился канонизации. Вероятно, из-за совершенно бессмысленного расстрела его семейства. Бывший царь, от престола отрёкся, талантами управленческими или командирскими не обладал, зато пребывал под гнётом колоссальных семейных проблем. Окажись он, например, в армии белых, там случился бы раскол, ибо значительная часть знати от такого правителя давно отвернулась. Кому выгоднее мёртвый Великий князь, отдельное исследование, слишком много сторон в том конфликте. Впрочем, может не стоит искать продуманность там, где вели амбиции и страсти. Мстителей, за своё долгое правление, царь наделал достаточно, это нормально, беда, что защитников не нашлось. Отряд гвардии, следовавший с царём, испарился много ранее, оставив бывшего монарха наедине с отморозками. Династия, начавшаяся у монастыря Ипатьева, символично, закончилась в доме того же названия.
   - Я не против монархии как таковой. Более того, полагаю что, воспитанный и обученный с пелёнок Император, это лучший шанс для Страны обрести профессионального управленца, любящего отца для своего народа. А вот демократия, это конкурс на самую ловкую 'крысу из нержавеющей стали', которая умеет виртуозно задвинуть конкурентов, но как хозяйственник, управленец, экономист или кадровик, слаба. Пока таковой лидер обучится, пройдёт десятилетие, может и не одно, с плясками по всевозможным граблям элементарных ошибок, за которые будет расплачиваться Страна, благосостоянием и жизнями людей её образующих. Что до Николая, то Первый с таким именем и прозвищем Освободитель, куда как больше заслуживает канонизации. Александры, с любыми номерами, при всех ошибках, являлись добрыми императорами. Но последний царь, при внешней бравурности, это вопиющая недееспособность, - махнул рукой, от огорчения.
  
   - К чему нам такие темы? - удивлялся Рой.
   Но мы же в стратегической партии. Участники, даже формально подчинённые, слишком самостоятельны, а разборки за кресло в твердыне, определённо, напоминают реальность, - парировал я.
   - Для нас это не игрушечки, но выживание. История это обширная статистическая база. Технологии меняются, а характеры людей нет. Без реальной, Государство - образующей Идеи нас сольют более агрессивные и упрямые дикари или богатые донаторы.
   - Государство это лишь Идея, в которую верит, за которую сражается, достаточное количество отважных парней! (с)
   - Нас тут трое, там снаружи ждёт братва. У каждого разумного свобода воли и свои чаяния. Мы в Партиях строим своё Государство, видимо монархическое. Для незыблемости оного, нужно, чтобы подданные не лезли на баррикады, а наоборот отчаянно сражались за своего сюзерена, то есть меня. А потому знать и анализировать исторические косяки иных владык, необходимо, - продолжил я трёп.
  
   За беседами мы хорошо коротали время, превозмогая боль заживающих ран. Тем временем, миновал час. Конечности срослись, я мог двигаться. Абсолютное здоровье, это то, лакомое, что давала Игра, за что можно терпеть многие неудобства. До полного излечения ещё бы час проваляться, но время не ждёт.
   - Ну, лапы вроде шевелятся, канаем к выходу! - постановил я, поднимаясь и опираясь на плечо верного Роя.
   Убедившись, что могу идти, развеял останки дракона, блокирующие путь. Десять процентов от цены приобретения существа в профильном замке, стандартная награда, при такой утилизации трупа геройским навыком трофейщика.
   Неуверенно хромая, брели по былому пути, осторожно минуя уцелевшие ловушки и развеивая останки драконов.
   До оскомин знакомые коридоры завершились. Без приключений, к нашему счастью, мы добрались до финальной залы этого подземелья.
  
  
  
   Глава 6. Возвращение.
  
   Пять шкатулок с вожделенными талантами, так и стояли на небольшом постаменте.
   Годного оружия не нашли. Забрал у Франка пионерский молоток, у Роя щит. Поделили ношу из драгоценных трофеев. Дёрнул за рычажок, под приметным барельефом.
   Проковыляв сквозь портал, оказались в 'наградной комнатке'. На табло светилась цифра, указывающая, что это подземелье пройдено десятым по счёту. В награду опять предложили восемь тысяч монет и шкатулку с талантом 'Тренер подгорных мастеров'. Он же иногда именовался 'Мастер молотобойцев', что могло вызвать путаницу. Просто, в игре есть ранги юнитов, а есть таланты, которые рангам свойственны. Но зависимость не жёсткая. Например, становясь подгорным мастером 'юнит', стандартно получал талант 'Молотобоец', но допускалось перенастроить выдаваемое. Пусть из довольно узкого списка, но гибкость имелась. Например, вместо таланта 'Любимый молот' можно было выдать талант 'Любимая кирка', 'Любимый топор' и даже 'Любимый серп' или что-то увеличивающее запас сил и здоровье. Для каждого вида 'юнитов' небольшой список возможных к выдаче талантов, иногда пересекающийся с другими рангами.
   Твердыня гномов имела непересекающиеся ветки для тренировок 'юнитов'. Ветвь бойцов это керны, хускарлы, ударные таны. Ветвь трудовиков: подмастерья, мастера и рунные таны. Правило, что замок производит семь видов 'юнитов' - соблюдалось. Пионеры шли за первый ранг. Линейку мастеровых представляли чётные ранги, боевиков, соответственно, нечётные.
   Мой уникальный талант, позволял тренировать подгорных шарпшутеров, соответствовавших четвёртому рангу по замковой классификации, как бы, равносильных подгорным мастерам, но ветке боевой и тупиковый, без дальнейших улучшений.
   Все гномы умели и любили работать, но изготовление лучшего оружия и доспехов требовало знаний, которые имелись только у линейки трудовиков. Хочешь легендарную кирасу, изволь выстроить легендарную кузню с особой наковальней, соединённой с верстаком, на котором начертана великая руна, а процессом производства должны заниматься мастера и подмастерья, под руководством рунного тана.
   В раскладе производственных мощностей, лучше бы мне досталось место пониже со шкатулкой 'Тренер подгорных подмастерьев'. Потому, что несколько равноправных мастеров на одну наковальню, без руководящего ими рунного тана скорее передерутся, чем наладят процесс. И потом 'матрёшечная прокачка' когда 'юнит', последовательно проходил все ипостаси, от пионера до тана, давала в финале дополнительный талант из профильной линейки, с наложением особенности 'Богатырское', что есть полуторное увеличение умения, сверх обычного.
  
   - Первое место одно, вторых два, третьих три и так далее. Монеты предлагают по степеням двойки, ранги с убыванием. Двадцать девятому прошедшему в такой комнатке, наверно, ничего не дадут, - пояснил Франк очевидное, про распределение наград за скорость окончания квэстов.
   - Грузимся и выходим с интервалом в три секунды, я первый, Франк второй, Рой третий. Если снаружи нас ждут враги, взявшие твердыню, то все шкатулки я немедленно активирую сам. Пусть это расточительно, десять талантов в одно рыло. Но хоть врагу не достанется, - распорядился я.
   Прошли сквозь портал, оказавшись в знакомых чертогах под горой. Удивился, и оторопел, узрев пред собой ряд ощетинившихся копейщиков и раскручивающих пращи гномов.
   Один из камней сорвался и басовито прожужжав, срикошетил от колонны, поддерживающей свод главного проспекта твердыни.
   - Ярл вернулся! Ура! - раздался узнаваемый баритон.
   Пещеру огласили крики ликования. Меня встречал мой народ.
   По ступеням с балкона резиденции сбежала Скарлетт, кинувшись в объятия мужа. Рой придержал жену, чтобы не раздавить малютку йети. Семейная пара склонилась над малышом.
   - А это кто такой? - удивился я, осмотревшись и узрев в сторонке минотавра.
   Телёнок переросток смотрелся брутально. Толстая бронзовая кираса не скрывала могучие плечи. Длинная пехотная юбка, состоящая из чёрных и алых полос, свидетельствовала о статусе нейтрала. Огромная секира в руках готова к бою. Сундук с сокровищем, притороченный как-то за спиной, говорящил, что перед нами 'босс места'.
   - Пришёл вот, говорить не умеет, но по жестам понятно, что желает присоединиться. Он спас нас от забредшего сюда пещерного медведя и волков отогнал, - поведал Войд.
   С печалью в голосе пионер рассказал, что к месту сражения с ассасинами через пару минут, после нашего исчезновения в портале, явилась четвёрка алебардщиков, чуть не покончив с гномами.
   От всего отряда, пришедшего со мной к горе, остались Войд, Плюх, это тот гном, что выжил в забеге на живца с василиском, две пионерки и пять детей из бывших нейтралов.
   Дорвавшийся до прекрасного пола и малюток алебардщик, не разбирая тыкал и рубил, пока его не успокоили молотком в лицо. Ещё один повод, про хорошо, что не стало ассасина.
   На тех, последних, врагах были ярко алые накидки. Вот и проявился ещё один претендент на подгорный трон. Но дрались они скверно, а под красивым, оказалась серая одежда крестьян. Вывод, что это деревенщина, нанятая где-то ассасином, в трофейной одежде и оружии. Значит специалист по ядовитым стилетам, схлестнулся с кем-то из конкурентов, ещё до встречи с нами. А раз сообщения о смерти того игрока не было, значит бродит недалече.
   - На ловца и зверь приехал, - оценив минотавра, изрёк я.
   Что я знал про телят? Так игроки именовали расу минотавров. Быстрые, грозные бойцы ближнего боя, почти аналог тяжёлой кавалерии. Сто хитпойнтов здоровья, столько же выносливости, нет магии, но повышенная грузоподъёмность, четыре таланта и пятый ранг по замковой табели о рангах, что для нелюдей сокращало прирост опыта впятеро. Мораль минотавров не могла упасть ниже нуля, посему они являлись идеальной дворцовой стражей, защищая своих владык, даже самых скверных. Телята отличались наивностью и абсолютной честностью, всё понимали, но говорить не умели.
   Рогатый, встрепенулся, вскинув секиру. Минотавры видят плохо, зато обоняние у них хорошее. Пионеры на всякий случай выставили дреколье. Разглядывая меня, телёнок вопросительно замер.
   Пурпурный плащ, дававший 'Дипломатию', позволял нанять бойца. Минотавры ни разу не родичи гномам, скорее нейтралы. Но двойной цены найма мне было не жалко.
   - Я ярл той горы Яролекс, предлагаю присоединиться ко мне, - торжественно объявил я.
   Минотавр утвердительно кивнул. Стукнул себя в грудь, поднял секиру и произвёл несколько жестов, смысл которых я уловил слабо.
   - Видимо в герои хочет, - перевёл мне Франк.
   Минотавр утвердительно закивал, повторил серию жестов, как бы вручая мне секиру и своё сердце.
   - Покажи в боях свою удаль и верность, тогда почему нет, станешь героем, - предложил я, пожимая огромную ладонь с толстыми пальцами и короткими ногтями
   Принял телёнка на службу. Из казны списалась дюжина сотен монет.
   Для себя я уже решил, что кроме управленцев, коих я уже выделил, нужно собрать ударную команду прокаченных героев, для решения тактических задач. Мануалы и некоторый опыт подсказывали, что пяток специалистов высочайшего уровня подчас способны проредить армию. Героев после вылазки в один конец, можно воскресить через сутки. Посему двуногий кавалерист казался кстати.
   Задавая наводящие вопросы, через ауру 'Боевого единства' я узнал, что Секирыч, так прозвали королевского минотавра, поначалу стерёг рудную шахту. Но зная игровые особенности, он решил сам наведаться к хозяину замка, чтобы проситься на службу. В пути его хотели прирезать ассасины, но бычок учуял крадущихся в тени убийц, увидел следы на снегу и атаковал первым, наугад бил копытами, секирой зарубив двоих. А когда понял, что окружают, удрал, ибо двигался много быстрее людей.
   - Какой снег на плане Инферно? - удивился я, вслух.
   - Так эта пещера на два плана! - заметил Войд.
   Мне пришло запоздалое озарение. Это объясняло многие неувязки. Трудностей получалось больше в разы, но и подготовиться к тотальной войне можно лучше.
   - Мы строим укрепления, а в резиденцию попасть не можем, - поведала, только что явившаяся с нижнего плана Димка.
   Оказывается, часа полтора назад до твердыни добралось оставленное мной пионерское воинство. По пути гномы не раз схлестнулись с хищниками, отразив наскоки без потерь. Заточенные колья сносно заменяли пики. Также пионеры потренировались из пращей, что соорудили из нижнего края юбок моих пионерок. Там где 'не можно', противоречит безопасности, побеждает здравый смысл.
   Наш тактик, рассказала, что двери в тронный зал, заперты на замок в форме бронзовой головы медведя. Для отпирания необходимо просунуть руку в пасть, меж клыками. Если устройство не признает героя, то челюсти сомкнутся. Так любопытный Войд, едва не потерял конечность. Хитрый гном наперво сунул в пасть палку, потом экспериментировал, заклинивая челюсти подручными средствами, но открыть не смог. Попытки выломать дверь успехом не увенчались.
   Вместе со своими будущими героями немедленно взбежали по лестнице на балкон. К дверям, за которым должен находиться вожделенный монолит, управления твердыней.
   Гномы уже вынули факел 'истинного света' из разъёма на стене и пересадили на длинное древко, которое выдвинули далеко вперёд над балконом. Так пятно света увеличивалась. Этот факел - полезный артефакт, позволяющий видеть в освещённом им пространстве 'сокрытое', вне зависимости от имеющихся навыков. К слову, герои, драконы, егеря, ассасины и некоторые другие виды 'юнитов' видели этот мир будто в 'истинном свете', на соответствующих их классам расстояниях, у кого-то больших, для кого-то малых. Например, бот-ассасин, мог увидеть сокрытое шагов с трёх, а герой на обычном расстоянии обзора. Вот василиск, сам бы не заметил крадущегося бойца тени.
   Здесь ждал Коркра и сундук с сокровищем, ранее приписанный к Франку. Рядом ютились две пионерки и дети.
   - Ну, здравствуй ключ-медведь, двери отворяй, - произнёс я, без особого удовольствия просовывая, уже не раз пострадавшую за сегодня, левую руку в пасть бронзового медведя.
   Нащупал язычок, потянул. Что-то внутри щёлкнула, рука осталась цела. Бронзовая голова медведя, вместе с ложной дверью исчезла. Прозвучала тихая, торжественная мелодия. Казну пополнила тысяча монет. Только игрокам и героям позволено отворять замки резиденций.
   - Секирыч, втащи оба сундука, свой и этот внутрь. Охраняй вход, - занял я минотавра.
   Войдя внутрь, мы оказались в длинной зале. Свет нескольких магических светильников, установленных вдоль стен, позволял легко ориентироваться. Отметил, что под каждым источником света красовалась композиция из маленького бронзового кулачного щита с выдавленной наружу мордой льва и скрещенной под ним пары топориков. На том конце залы, наблюдалось небольшое возвышение, на котором стоял простенький трон, из резного дерева. Дальше под ещё одним факелом 'истинного света' виднелись двери кабинета.
   - Нам туда, - указал я очевидное.
   На одном дыхании проскочили залу и вломились небольшой овальный кабинет. Центр управления твердыней освещался монолитом, выполненным в виде мраморного стола, украшенного изящными узорами. Растолкав мешавшие деревянные кресла, я возложил ладонь в характерный круг, выделяющийся на крышке мраморного стола. Короткая, торжественная мелодия, сопровождающаяся помпезными эффектами, поведала мне, что я утвердился в статусе владыки этой твердыни.
   Плюхнулся в подвернувшееся резное кресло из могучего дуба, приступив к изучению открывшихся возможностей.
   - Прежде всего, карта. Не понял! - удивился я.
   Сообразно статусу владельца локации, теперь видно не куцый кусок территории с меткой направления на твердыню, а довольно обширную местность вокруг этой горы. Но увиденное не совпадало с пройденным. Например, на месте оставленной нами деревни гномов с лесопилкой ничего не было, а чуть поодаль располагался значок людской деревушки.
   - Так эта пещера на два плана! - вспомнил я.
   Действительно, когда кликнул на обнаруженный переключатель, карта сменилась на узнаваемые места. Вон она деревня гномов, лесопилка и мост троллей.
   - Карты почти симметричны, на верхнем плане тоже мост троллей - заметил я вслух.
   - И ещё хозяин тех алебардщиков, коих прикончил ассасин, - добавил, слушавший мои восклицания, Франк, что стоя рядом, стерёг свою 'Ставку', в прямом и переносном смысле, то есть меня, увлечённого интерфейсом.
   - Строить пока ничего не буду, пойдём наружу, пора выполнить обещание и заглянуть в твой сундук, - вышел я из транса.
   Вышли в тронную залу, тут стало значительно светлее. Обратил внимание, что стены украшали барельефы из жизни гномов.
   Снял со стены бронзовый баклер со львом и топорик, взмахнул несколько раз тем и другим, пробуя. Бронзовый, кулачный щит хоть меньше, но явно крепче, чем древесно-кожаный баклер кернов и значительно удобнее творения драугров. И декоративная франциска, всяко, лучше лопаты или кирки. Сняли вместе со стен всё оружие, восстанавливая свой арсенал и раздавая пионерам.
   - Первое заседание считаю открытым, - заявил я, устраиваясь на троне.
  
   Шкатулки с тренерскими талантами, взятые в квэсте, расставили на длинном столе посреди тронной залы. Вокруг, разместились отличившиеся пионеры. За ни все прочие, некоторые встали на лавки, расположенные вдоль стен.
   Тесно, но собрались абсолютно все, оставив свои занятия и посты. Снаружи под факелом 'истинного света' остался только минотавр. Пусть это грубейшее нарушение безопасности. В реале, если подобное происходило, например, в больнице, то на час, другой пациенты оставались без присмотра врачей, включая и тех, кто доходил в приёмном покое. Но с нами другой случай, максимум окажемся в осаде, вряд ли, в этой локации имеется сила способная разделаться, без малого, с полусотней гномов в их собственной твердыне.
  
   Для начала вскрыл клады, что так берегли, пока не стали моими воителями, Секирыч и Франк.
  
   Сундук с лесопилки принёс пять единиц леса и траншейный рондаш. Я рассчитывал на монеты, а тут артефакт, потому сначала огорчился. Но приглядевшись и минуту подумав, понял, что это так уж плохо, ведь к находке, прилагался талант 'Любимый щит', который достанется тому, кто первый воспользуется предметом.
   Траншейный рондаш, представлял собой стальной круглый щит с острыми лепестками по верхней и нижней кромке. Ими можно было драть неприятеля, а главное изловчиться поймать и сломать вражеский клинок. Дисковая часть щита, дополненная небольшим шипом и фонарём, направленными на врага, оставляла кисть руки открытой. Но в конструкцию входила приваренная наглухо шипастая латная перчатка. Это позволяло взять в левую руку ещё какое-то оружие, коим мне увиделся блочный лук. Можно бы подумать, что маленький стальной щит и искусство им владеть, особо ценно для всадников. Однако, у тех щиты, как правило, без лезвий и шипов, чтобы не калечить скакуна или себя при падениях. Пусть в реале щитов имелось множество, но у игровой механики тут ограничений нет. Прилагающийся талант распространялся практически на любые конструктивные вариации, хоть кулачковые, хоть налокотные.
   Сундук из рудника, что приволок минотавр, внёс казну пять мер руды и тяжёлую бронзовую кирасу. Пусть она была посредственного качества, но одаривала первого обладателя талантом 'Ношение брони'.
   Это всё, полезно, но я сам, по правилам игры, при обращении бойца в герои, выдаю тому один дополнительный талант из широчайшего списка. Монет, у меня в казне около семи тысяч осталось, оба подземелья не особо озолотили. А надо пионеров в ранге повышать, что-то строить, возможно кого-то нанимать.
  
   - С кладами закончили. Теперь необходимо решить сложное уравнение. Мы имеем десять шкатулок с тренерскими талантами, повышающими взявших их героев до соответствующих рангов, а главное позволяющих обучить других. Но герою уже нельзя менять ранг, иначе как шкатулкой, потому следует задать правильную последовательность, - заявил я задумавшись.
  
   Тренерские таланты, что давали шкатулки, позволяли обучать одного 'юнита' в неделю за каждый уровень соответствующего шкатулочного таланта. Если у героя имелось 'Лидерство', то количество тренируемых увеличивалось на одного, за каждый уровень этого умения. Например, 'Тренер кернов' на эксперте, плюс 'Лидерство на эксперте' это шесть кернов в неделю.
  
   Имелось шкатулок:
  
   Две - 'Тренер шарпшутеров'
   Две - 'Тренер пионеров', по простому, 'Училка'. Дети, взрослея или нанимаемые в замке пионеры, получали дополнительно один заданный таланта из арсенала наставника. Ограничения имелись, например 'Учителем' ученик стать не мог.
  
   Три - 'Тренер кернов'
  
   Две - 'Тренер подгорных мастеров'.
  
   Одну - 'Тренер скрытников', - эта шкатулка появилась благодаря вошедшему в квэст и поверженному ассасину. Она позволяла тренировать бойцов видящих на короткой дистанции сокрытое и уходить в невидимость тратя ману.
  
   Гномы маной не располагали, куда пристроить последний талант я не понимал. Как и сомневался в необходимости давать кому-то 'Тренера шарпшутеров'. Мой уникальный талант позволил бы на 'эксперте' тренировать 36-ть, снайперов в неделю. С моим 'Лидерством' больше. При том, что вся популяция отстроенной твердыни с колодцем, это тринадцать пар пионеров. А вот активировать обе шкатулки самому, чтобы поднять пока базовый талант до максимального - экспертного значения, хотелось. Ибо как только я доведу все слоты для талантов до максимума, каждый прирост уровня будет накидывать дополнительную десяточку единиц к характеристикам или на выбор, любимую мной пару процентов к верткости.
   Для наглядности выцарапал на стене характеристики доступных мне юнитов по рангам:
  
   1.Пионер (Здоровье,40-Выносливость,-Маны нет), скорость: 4, +1 случайный талант
   2.Подмастерье (25,50,-), скорость: 4, талант 'Крепкое здоровье'
   3.Керн (30,60,-), скорость: 5, талант 'Любимые Франциски'
   4.Мастер (50,100,-), скорость: 5, талант 'Молотобоец (Любимый молот)'
   5.Хускарл (60,120,-), скорость: 5, талант 'Любимый рожон'
   6.Рунный тан (90,180,-), скорость: 6, талант 'Рунное искусство'
   7.Ударный тан (120,240,-), скорость: 6, талант 'Любимый ездовой медведь'
  
   4.Подгорный шарпшутер (40,60), скорость: 6, талант 'Любимый блочный лук'
  
   ('Тренера скрытников', игнорировал, не понимая куда приткнуть)
  
   -Погоди-ка! Ведь талант, выдаваемый виду рангу можно немного варьировать! Вот там у тебя для кернов записаны 'Франциски'. Раз есть блочные луки, отличное дистанционное оружие, то топорики не так актуальны. Пусть лучше керны 'Бой щитом' или "Рывок" изучают. Это же, тоже их профильные. Вот щит, плюс 'Блочный лук', крепкие шарпшутеры получатся, да и хускарлам с танами 'матрёшечными' пригодится, - поднялся с места взволнованный Войд.
   - Изумительная идея! - откликнулся я, зачёркивая строчку и записав.
  
   3.Керн (30,60,-), скорость: 5, талант 'Бой щитом'
  
   Картина вырисовывалась. "Рывок" оставил для дуэлянтов. Прочее тоже. Мне армиею формировать надо, под обстрелом стоять, замки брать, гномы сильны строем и со щитами.
   Следовало спешить, конкуренты ждать не будут. Вероятно, провинции уже обследуют, собирая вкусное. Но я выделил полчаса на это собрание. Мои герои смогут тренировать бойцов. Пусть пока мало. Но моя скромная армия станет заметно сильнее. Нового оружия у нас не появится. Много выгоднее повышать ранг не наложением руки, а в специальном сооружении. Тогда монет потратится столько же, но система одарит тренируемого полным комплектом соответствующего рангу снаряжения и оружия. Увы, здания в твердыне быстро не отстроить и сражаться надо уже сегодня.
  
   Особенности Партий таковы, что не просто домики производят солдатиков и снаряжение, в строениях должен кто-то трудиться, чтобы они работали. Иногда, как с тренерскими талантами, допускалось обходиться без профильных зданий.
   Кажется, что вкусных плюшек много, но у каждого конкурента в тотальной войне, даже с одним планом, есть возможность пройти квэстовые порталы, притом, не случайными бойцами, а взятыми продуманно.
  
  
  
  
  Глава 7. Распределительная математика.
  
   - Начинай с Франка, он керн и шестого уровня. Талантов, небось, битком. Преврати в шарпшутеры, здоровья это уже, видимо, не прибавит, уровнями больше набрал, но бегать станет резвее и блочный лук лишним не будет, - предложил Коркра.
   Бывший сторож лесопилки довольно улыбался, когда я с тратой четырёхсот монет перевёл его в шарпшутеры. Гном чуть вытянулся, но полуэльфом не стал. Подгорные снайперы, это те же гномы со всем плюсами и минусами свойственными нашей расе. Разве, что скорость шагом повыше. Ожидаемо, что после преобразования бывший нейтрал приобрёл свойства моего племени, 10% прибавку к меткости и 'склонность к мятежу'.
   - Франк, нарекаю тебя 'таном Франциски'! - торжественно произнёс я, возлагая руку на плечо нового героя.
   Параллельно всплыл интерфейс, показывающий его характеристики. Все слоты под таланты забиты. Даже мастерство 'Блочные луки', которому следовало оказаться у бойца после перевода в шарпшутеры, не нашло себе места, уйдя в повышение какого-то навыка. А так хотелось всучить герою 'Лидерство', которое увеличило бы количество тренируемых.
   - У Франка все слоты забиты. Имеются: 'Франциски', 'Бой щитом', 'Здоровье', 'Рывок', 'Ходок', 'Неутомимость' - огласил список вслух.
   - Естественно, 'боту' таланты даются от его эффективных действий. Система помогает выживать. 'Топорики' имелись изначально, швырял их метко, попадал, щитом отбивался усердно. Меня часто ранили. Я поспешал индейским шагом, сражался до измождения и уклонялся от летящих стрел. Пусть получалось скверно, но от двери, что вышиб дракон, спасся. Наверно, тогда 'Рывок' дали, - прокомментировал свои навыки Франк.
   - Вот и замечательно! Распакуй заготовленную шкатулку, - не закрывая интерфейс, велел я герою.
   До того он сам настоял на желании тренировать именно кернов. Я подумывал ориентировать бывшего нейтрала на молотобойцев, но колебался, потому что подгорные мастера тоже нужны и предоставил выбор. Без 'Лидерства', учеников у Франка будет лишь трое в неделю.
   Случить я отмороженным циником, керну-идеалисту следовало бы отказать в производстве в герои. К тренерскому таланту правильно давать 'Лидерство', чтобы увеличить число обучаемых. Но доказавшего верность и сметливость правильнее возвысить.
   Тренерское умение можно наложить на допустимый талант, имеющийся у одаряемого героя. Если бы все слоты оказались забиты чем-то не входящим в разряд типичного для предлагаемого шкатулкой класса, то повысился бы какой-то имеющийся талант, не став тренерским. А это обидно.
   По умолчанию, тренировались керны с талантом 'Любимые топорики', но я перекинул галочку на имеющийся у Франка 'Бой щитом', который, при слиянии с талантом из шкатулки, поднялся на единичку. Теперь гном умел переводить пионеров в керны, топорами те владели как все, зато щитами махали талантливо.
   При производстве в герои позволялось выдать игроку один талант из обширного списка простых умений или поднять на единичку имеющийся. Раз все слоты забиты, выбора не оставалось, как поднять 'Тренера кернов'.
   'Здоровье' и 'Выносливость' Франка с ростом ранга, если и увеличились, то не существенно. Он уже набрал уровни, подняв основные характеристики. При повышении ранга, параметры не складывались с имеющимися. Потому, выгоднее повышать 'нулевого юнита', 'толще' выйдет, в итоге.
   Герою, при инициации, дозволялось приписать два предмета. Менять потом можно, но за монеты. С оружием и артефактами у нас обстояло скверно. В 'тренерской шкатулке керна' оказалась перевязь с парой метательных топориков среднего качества. Франку приглянулся бронзовый баклер с мордой льва, снятый со стенки тронной залы. Эти предметы и приписал. Если какой-то сломается или потеряется, через сутки вернётся.
   - Вот отстроим легендарную кузню, изготовим тебе франциски. Такие, чтоб после броска сами возвращались, а пока что есть, - резюмировал я.
   Переговорить со своим героем, в отличие от обычного подданного, я мог в любой момент по специальному голосовому чату, как и посмотреть свойства:
  
  Франк (ранг 4: Подгорный шарпшутер)
  Уровень: 6
  Здоровье: 90 =30(начальное) +30(за уровни) +30 (за талант)
  Выносливость: 135=60(начальное)+30(за уровни) +45 (за талант)
  (у шарпшутера характеристики (40,60,-), Франк уровнями набрал больше)
  Скорость шагом: 7.5=6(начальное)+1.5(за талант)
  Таланты (6 из 6)
  1. 'Тренер кернов' - экспертный уровень, позволяет тренировать 3-х кернов из пионеров в неделю, давая им талант 'Бой щитом'. Тренировка стоит 200 монет. Также действует на обладателя как талант 'Бой щитом', увеличивая скорость и точность при использовании щитов на 30%, затрачивая настолько же меньше запаса сил.
  2. 'Крепкое здоровье' - средний уровень увеличивает 'Здоровье' на 50%
  3. 'Неутомимый' - средний уровень увеличивает 'Выносливость' на 50%
  4. 'Ходок' - базовый уровень, увеличивает скорость шагом на 25%
  5. 'Любимые франциски' - средний уровень, на 20% увеличивает скорость, точность при использовании топориков. На 20% затрачивается меньше запаса сил.
  6. 'Рывок' - базовый уровень, ускоряет бойца втрое, растрачивая запас сил из расчёта 60/90 (Здоровье/Выносливость, без влияний усилителей) в секунду
  Приписанные артефакты: Пояс с парой метательных франциск среднего качества. Бронзовый баклер со львом.
  
  
   - Пока тебя не было, я проверил своим 'Пониманием сути' всех кандидатов в герои. Навык недавно откатил, рекомендую узнать, что есть у Роя, - запоздало предложил Коркра, рассказав, какие таланты имеют Скарлетт, Войд и Димка.
   - Что же ты раньше не сказал, что у Войда 'Дипломатия' есть, Секирыча бы нанял вдвое дешевле! - принялся я распекать гнома неудачника.
   - Ты так быстро его нанял, что я даже подойти не успел. Прости меня тан, косяк мой, - пригорюнился Коркра, шмыгая носом.
   - Ладно, проехали. Я тоже поторопился, не узнав всех новостей. Так что ещё мне следует знать? - спросил я.
   Коркра, основываясь на наблюдениях, сделал предположение, что все мои пионеры в походах и сражениях этого дня уже достигли второго уровня. Теперь каждый имел по три таланта, которые можно распознать опытным путём. Шли медленно, отбивая наскоки стай чёрных волков, набирали боевые навыки. Туши поверженных хищников бросали, не тратя время на разделку. Тащить на себе пол центнера скверного мяса и шкур, глупо.
   Тут Скарлетт и Рой, заявили, что раз будут героями и детей иметь не смогут, то желают усыновить маленького йети. Пионерка даже расплакалась, прижимая к себе свёрток с младенцем.
   - Этим можно воспользоваться! Если ты произведёшь йети в герои, а Скарлетт будучи 'Училкой', обучит того двум талантам, то парень при должной заботе матери, вырастет не по дням, а по часам. Уже через сутки у тебя будет грозный герой-йети, - воодушевлённо заявил гном 'Понимающий суть'!
   - Удивительно много хороших советов. Что там есть у Роя? - спросил я.
   Оказалось, этот, многократно спасавший меня пионер, обладал примерно тем же комплектом, что Франк, но с двумя исключениями. Вместо 'Любимых франциск' оказался талант 'Верная кирка', притом, среднего уровня. И не было 'Ходока', один слот под умения пустовал.
   - Ну, так я киркой всех гасил и индейским шагом не бегал, а всё остальное было, - прокомментировал Рой.
   Уточнив, что 'Тренер подгорных мастеров' сложится с 'Верной киркой', придвинул пионеру нужную шкатулку и попросил Франка возвести Роя в ранг керна, после чего поднял того до шарпшутера.
   - Рой, а где лук драугров, из которого ты стрелял по драконам? - спросил я.
   - Забыл в резиденции царя йети, стрелы ведь кончились, ни разу не попал куда хотел - покраснев, ответил пионер.
   - А куда целился? - поинтересовался кто-то.
   - Я по глазам бил. Но раз только в бровь попал, а так дракона качало из стороны в сторону, все стрелы то в лоб, о костяной нарост, то мимо уходили, - развёл руками Рой.
   - Ладно, проехали. Луки появятся, если распаковать это! - махнул я на пару шкатулок 'тренер шарпшутеров'.
   - Нарекаю тебя 'таном кирки'! Как сможем вместо этого инструмента сделаем тебе легендарный чекан,- провозгласил я, кивнув на видавшую виды кирку за поясом Роя.
   Слоты под таланты, как и ожидалось, после повышения до шарпшутера, оказались забиты. Производя гнома в герои, положенным образом, улучшил один талант. Не закрывая интерфейс, тут же вручил гному две шкатулки, 'тренера шарпшутеров' и 'тренера подгорных мастеров'.
   После использования шкатулок на их месте появился неплохой молот, блочный лук, к которому, на зажимах крепилось три стрелы. Этакий мини колчан, для быстрого выхватывания. Приписал к герою блочник и баклер со львом. Кирка дешевле бронзового щита, если сломается, у пионеров ещё есть.
  
  Рой (ранг 4: Подгорный мастер)
  Уровень: 6
  Здоровье: 62.5 =50 +12.5 (за талант)
  Выносливость: 125=100 +25(за талант)
  Скорость шагом: 6 (потому, что сначала в шарпшутеры, а потом шкатулка)
  Таланты (6 из 6)
  1. 'Рывок' - экспертный уровень, ускоряет бойца втрое, растрачивая запас сил из расчёта 50/3*100 (Здоровье/3*Выносливость, без влияний усилителей) в секунду
  2. 'Тренер подгорных мастеров' - экспертный уровень, позволяет тренировать 3-х подгорных мастеров из пионеров в неделю, давая им талант 'Верная кирка'. Тренировка стоит 500 монет. Также действует на обладателя как талант 'Верная кирка', увеличивая скорость и точность при использовании кирок и чеканов на 30%, затрачивая настолько же меньше запаса сил.
  3. 'Крепкое здоровье' - базовый уровень увеличивает 'Здоровье' на 25%
  4. 'Неутомимый' - базовый уровень увеличивает 'Выносливость' на 25%
  5. 'Бой щитом' - средний уровень, на 20% увеличивает скорость, точность при использовании щитов. На 20% затрачивается меньше запаса сил.
  6. 'Тренер шарпшутеров' - средний уровень, позволяет тренировать 2-х шарпшутеров из кернов в неделю, давая им талант 'Любимый блочный лук'. Тренировка стоит 400 монет. Также действует на обладателя как талант 'Любимый блочный лук', увеличивая скорость и точность при использовании луков на 20%, затрачивая настолько же меньше запаса сил.
  Приписанные артефакты: Бронзовый баклер со львом. Блочный лук с тремя стрелами.
  
  
   - А здорово, так героев качать выходит. Пять талантов было, притом, два среднего уровня. Переводом по рангам, за каких-то 600 монет, один талант накинули, другой улучшили. Производя в герои, ещё один подняли и два за шкатулки. Этак, герой по талантам вышел, будто 11-го уровня, хоть сам шестого - радовался я.
   - Толи ещё будет, только шарпшутерские шкатулки им не давай, а то если ошибёмся, без пионеров-снайперов останемся, - кивнул на пионерок Коркра.
   - Хорошо, а это себе забираю, - заявил я, приставляя к своему креслу, неплохой молот, что остался после активации шкатулки подгорного мастера.
   Придвинул ближе шкатулки 'тренер кернов' и 'тренер пионеров', обозначив решение.
   - Скарлетт и Димка, быть вам снайпершами-училками, - постановил я.
   После несложных манипуляций в интерфейсе, проделанных последовательно Франком и мной, обе пионерки стали кернами, а затем шарпшутерами. К их трём талантам добавились 'Бой щитом' и 'Любимый блочный лук'.
   Затем я произвёл их в герои, наделив одну недостающим 'Лидерством', другую талантом 'Драгоценность'. Для гномов драгоценные камни, ресурс стратегический. Не ведаю, будет ли в локации подходящий рудник, а талант у моего героя, на экспертном уровне, снабдит казну тремя сияющими камешками в сутки.
   'Тренера пионеров' удалось зацепить на талант 'Блочный лук', чем я остался совершенно доволен. Скоро появятся у меня пионеры снайперы. Пусть шарпшутер крепче и много резвее такого 'любителя', но стрелять, они могут одинаково точно. Следом за 'пионерскими' применил к девушкам 'кернские' шкатулки. После манипуляций на столе остались неплохие лопаты и перевязи с парными метательными францисками. Эти топорики и бронзовые кулачные щиты с мордой льва, приписал героиням.
  
   - Скарлетт, провозглашаю тебя таном Серпа! Будешь драгоценные камни жать и в дело пускать, - двусмысленно заявил я, производя пионерку в герои.
  
  Скарлетт (ранг 4: Подгорный шарпшутер)
  Уровень: 2
  Здоровье: 50=40 +10 (за талант)
  Выносливость: 75=60+15 (за талант)
  Скорость шагом: 6
  Таланты (6 из 6)
  1. 'Лидерство' - базовый уровень, поднимает Моральный дух подданных на единичку в радиусе 100 шагов, если 'Лидерство' ярла ниже. (Каждая единица 'морали' увеличивает на 10% регенерацию всех характеристик подданных. Если моральный дух опустится ниже '-3', то подданные станут нейтралами). Увеличивает количество тренируемых персон на одного за уровень таланта.
  2. 'Крепкое здоровье' - базовый уровень увеличивает 'Здоровье' на 25%
  3. 'Неутомимый' - базовый уровень увеличивает 'Выносливость' на 25%
  4. 'Тренер кернов' - средний уровень, позволяет тренировать 2-х кернов из пионеров в неделю, давая им талант 'Бой щитом'. Тренировка стоит 200 монет. Также действует на обладателя как талант 'Бой щитом', увеличивая скорость и точность при использовании щитов на 20%, затрачивая настолько же меньше запаса сил.
  5. 'Тренер пионеров' - средний уровень, при взрослении детей или найме замковой пионерии двоим в неделю, добавляет талант 'Блочный лук'. Обычение стоит 0 монет. Также действует на обладателя как талант 'Блочный лук', того же уровня, увеличивая скорость и точность при использовании блочных луков на 20%, затрачивая настолько же меньше запаса сил.
  6. 'Драгоценность' - базовый уровень. Приносит в казну ярла один драгоценный камень ежесуточно.
  Приписанные артефакты: Пояс с парой метательных франциск среднего качества. Бронзовый баклер со львом.
  
  
   - Димка, провозглашаю тебя таном Тактики! Поскольку оным талантом располагаешь, дельные советы по военному делу даёшь!
  
  Димка (ранг 4: Подгорный шарпшутер)
  Уровень: 2
  Здоровье: 50=40 +10 (за талант)
  Выносливость: 60
  Скорость шагом: 6
  Таланты (6 из 6)
  1. 'Тактика' - базовый уровень. Уменьшает любые повреждения наносимые поданным на 5% в радиусе 100 шагов. (Действие нескольких тактиков не складывается, учитывается лучший. Если на подданных действуют другие повышающие защиту коэффициенты, то процент накладывается на процент. Это значит что если у гномов 25% уменьшение урона за счёт крепкого костяка, то с имеющимся тактиком урон снизится на ~29%. Также обладателю таланта доступны сведения о характерных боевых построениях и приёмах гномов)
  2. 'Первая помощь' - Базовый уровень. Лечит критические повреждения и 2 % от полного здоровья пострадавшего, откат 10 минут.
  3. 'Крепкое здоровье' - базовый уровень увеличивает 'Здоровье' на 25%
  4. 'Тренер кернов' - средний уровень, позволяет тренировать 2-х кернов из пионеров в неделю, давая им талант 'Бой щитом'. Тренировка стоит 200 монет. Также действует на обладателя как талант 'Бой щитом', увеличивая скорость и точность при использовании щитов на 20%, затрачивая настолько же меньше запаса сил.
  5. 'Тренер пионеров' - средний уровень, при взрослении детей или найме замковой пионерии двоим в неделю, добавляет талант 'Блочный лук'. Обычение стоит 0 монет. Также действует на обладателя как талант 'Блочный лук', того же уровня, увеличивая скорость и точность при использовании блочных луков на 20%, затрачивая настолько же меньше запаса сил.
  6. 'Лидерство' - базовый уровень.
  Приписанные артефакты: Пояс с парой метательных франциск среднего качества. Бронзовый баклер со львом.
  
   - Однако, славно таланты подросли! Изначально имелся один, за уровни два, за керна, за шарпшутера, за перевод в герои по одному и за шкатулки два улучшения. В итоге, второй уровень, а слоты полные, будто седьмой - опять радовался я.
   - Теперь Войд! - перешли к следующей персоне, возглавлявшей оборону твердыни в моё отсутствие.
   - Я больше никого в керны принять не смогу, лимит достигнут! - обломил меня Франк.
   - Не страшно, девушки могут. Кстати, раз ты готов, сходи, проверь как там Секирыч, - послал я героя наружу.
   - Постой ярл! Помнишь, я тебе доспехи кернов продавал и за порушенный монолит откат брал. Делал это на случай, если вышибут из партии. Но ныне я жив и герой твой. Не чти меня хапугой, прими монеты обратно и дозволь нанять на них трёх кернов, восстановив мой отряд, - велеречиво предложил Франк, протягивая мне руку и передавая свои накопления.
   - Спасибо! Быть посему! Отбери среди пионеров подходящих, может у кого 'Рывок' открылся, - обратился я к народу.
   - Как не быть, пятеро уже им обладают, - ответил Коркра, указывая персон.
   - Погодите! Даже с вкладом Франка в казне только около 6-ти тысяч монет, на героев может не хватить, - спохватился я.
   - Помнишь, ты мне за волка первого монету давал? Держи обратно, - катнул мне Рой золотистый кругляшок.
   - А под балконом трупы лежат, которых ты так и не развеял, - заметил Войд.
   - Это всё хорошо, спасибо браты! Но давайте с героями закончим. Франк, ты с отобранными пионерами пока под балкон сходи, переговорите. Согласны ли они в керны идти, у кого какие планы, мечты. Ты же теперь можешь тела геройски развеивать и трофеить. Топоры, что со стен, все забирайте. И да, гномы! Оружие, снаряжение, которое от плутов и недоделанных алебардщиков осталось, какое захотят, отдайте людям Франка, - обратился я к обществу.
   Герой в потёртых красно-чёрных латах вместе с четырьмя пионерами и одной пионеркой, у которой тоже определили в походе раскрывшийся талант 'Рывок', собрались покинуть заседание.
   - Постойте, давайте с улучшениями погодим! Имеющихся монет как раз хватит нанять двух героев в таверне. Как думаете, что лучше строить таверну или 'кельи пионеров'? - спросил я собрание.
   В замке, где есть только малая резиденция, приносящая, кстати, владыке 500 монет в сутки, допускается построить:
  
  1. Колодец (стоит 500 монет, обеспечивает гарнизон водой, увеличивает популяцию на одну семью)
  2. Таверна (стоит 500 монет, 5 дерева, 5 руды, дозволяет нанимать случайно появившихся в ней героев. Двух в неделю. К героям-наёмникам прилагаются небольшие отряды. Таверна бесплатно обеспечивает 100 паек провианта в сутки. Там можно заказать эль и прочие полезные вкусности, но за монеты)
  3.Фортецию (стоит 10000 монет, 10 дерева, 10 руды, у твердыни появятся крепкие ворота, а над ними выбитая в камне галерея на шесть бойниц для стрелков.
  4. Улучшить резиденцию (затраты 2500 монет, в тронной зале появятся дополнительные помещения, твердыня будет приносить 1000 монет в сутки)
  5. 'Кельи пионеров' (стоят 500 монет, позволяют призвать 6-ть пар пионеров в неделю. При улучшении до Фортеции +25%, При полном улучшении замка +100%. С колодцем +одна пара. Цена за призыв пары - 200 монет)
  
   - На базовую фортификацию, монет явно не хватит. Колодец ни к чему, пока. Доход бы надо, но войска нужнее, враги по округе шныряют. Дюжина пионеров погоды не сделает. Нам кушать надо, не то регенерация прекратится. Советую строить таверну. Посмотрим, что там за герои и если годные, то наймём, - вмешалась Димка.
   - Если брать наёмников, то мест в герои вам всем не хватит. А вдруг там левые какие-нибудь окажутся? - заметил я.
   - Я не хотел бы становиться героем. Хочу 'матрёшечную' прокачку от подмастерья, до рунного тана. Поменьше воевать, больше исследовать и ковать, - заявил Коркра.
   - Подмастерьем ты станешь, когда мы мастерские первого уровня возведём, это очень нескоро. Уровни быстрее наберёшь, слоты заполнишь и хитпойнты в пролёте, как у Франка, - парировал я.
   - В таверне, наверняка, будет к найму один гном-герой, ударный или рунный тан, у него характеристики вдвое выше, чем у подгорного мастера и медведь имеется. Ты ярл посох и медведя потерял. Тан нам большое подспорье. А в таверне провиант, без пищи регенерация прекратится, так что для пользы дела от геройства отказываюсь, а мастера, уж ладно, давай, - согласился Коркра, не обойдясь без совета.
   Действительно, я как-то замотался, забылся, а есть то хочется. Таверна необходима.
   - Итак, строим таверну, смотрим героев. Если хорошие нанимаем обоих. Малыш йети и Войд становятся героями, на оставшиеся монеты переводим в кернов бойцов Франка. На этом собрание считаю оконченным. Сейчас таверна построится, отобедаете. Франк, на тебе охрана. Димка организуй раздачу, - махнул я рукой в направлении выхода и добавил: - Отправляйтесь наружу. А вас Скарлетт, Рой, Войд и Коркра, я попрошу остаться.
   Означенной компанией прошли к монолиту управления. По пути Коркра рассказал обряд, как правильно произвести йети в герои.
   Малыша нарекли Урсин, что переводилось как Медвежонок или медвежий.
   Любой ребёнок, выросший среди гномов, по взрослению получал ранг пионера и формально мог быть тренирован по специализациям. Пусть йети быстрее и много толще кернов, шарпшутеров и мастеров, но для получения талантов 'Бой щитом' и 'Блочный лук', я намеревался пропустить его через цепь тренировок по рангам. Колдовать йети не умели, маной не располагали совершенно, зато регенерировали 'Здоровье', раз в шесть быстрее людей. Это человеческим детям, гномы не исключение, даётся от рождения один случайный талант. У прочих тварей умения предопределены. Талант 'Скрыт', свойственен йети от природы. Он позволяет стать невидимым, замерев.
   Тренерская шкатулка 'ассасина', удачно бы сложилась с природным 'Скрытом' йети. В два имеющихся у лохматого свободных слота под таланты я планировал вложить 'Бой щитом' и 'Блочный лук'. Собственные когти йети хороши, а если в лапе будет нечто вроде траншейного рондаша утыканного лезвиями, врагу не поздоровится и накоротке. Это полезно при неожиданных встречах в туннелях и зданиях. В перестрелке за щитом можно укрыться. Лук в когтях держать неудобно, но мы что-нибудь придумаем. Главная идея, что хоть йети не дальнозорки, но не смысла кидаться в атаку, если замерев в невидимости, можно неожиданно попотчевать врага бронебойной стрелой. Получается этакий супер-снайпер, который еженедельно, сможет обучить трёх пионеров 'невидимок'.
   - А как мы этот вид войск назовём? - спросил я компаньонов.
   - Пусть будут пластунами, - предложил Рой.
   Возражений не было.
   Пусть ветка пластунов тупиковая, выше ранг получить нельзя. 'Здоровья' и 'Выносливости' у ассасинов, в расчёте на которых генерировалась шкатулка, мало. Но вот обучат 'училки' пионеров блочным лукам, а потом йети своему скрыту и будет у меня уже три 'невидимки' снайпера в неделю.
   Пластун (30,30,-), скорость: 5, талант 'Скрыт' - переход в невидимость, если замрёт. Ветка тупиковая, переводить в другие ранги нельзя.
  
   Весьма занятная военная доктрина вырисовывается.
   - Замечательная идея! - постановил я, располагаясь в кресле за столом, монолитом управления твердыней и заказывая строительство таверны.
   Я не видел, что менялось снаружи. Но судя по эффектам всё получилось. В интерфейсе появился новый раздел, где я мог нанять кого-то из пары героев.
   Тут имелся ударный тан на особо крупном, бронированном, рыжем медведе, с ним пришла бы четвёрка кернов. Другим кандидатом оказалась магиня 'земли', к ней прилагалось четыре тяжёлых арбалетчика с огромными щитами - павезами. Специализация земляных магов начальных уровней, это создание препятствий и укреплений, но у меня своих землекопов достаточно. А бронебойные стрелки пусть хороши, но персоны из замка людей уронят моральный дух моего племени на единичку. Это значит, все подданные будут восстанавливаться на 10% медленнее. Возможно, я зря взял минотавра Секирыча. Он уронил 'мораль', на единичку, но опыт других игр выработал во мне приязнь к телятам.
   Посовещался, заодно опробовал общий героический чат, присоединив к нему Димку и Франка.
   - Бери тана и отправляй на разведку. С магиней погоди. Когда пойдёте шляться по локациям, соберёте монет. Если замку будет что-то угрожать её же можно нанять удалённо и тут же поставить в оборону, - посоветовала Димка.
   Вскоре по кабинету прохаживался, звеня стальными башмаками кавалерист, по имени Штурм. Его бронированный медведь, сразу прозванный Рыжиком за окрас густой шерсти, громоздился у входа, принюхиваясь к окружению. Сопровождающие ждали снаружи. Совня, оружие всадников, отдалённо напоминающее саблю на древке, деликатно приставлена к стенке. Стальной, круглый щит и глухой шлем, типа салад с гребешком, повешены на спинку кресла.
   Окрас кавалерского рондаша, алое поле с росчерком жёлтых молний. Невысокий гребень шлема перемежают полоски тех же цветов. Латы покрывает накидка, аналогичного окраса. На широком поясе ударного тана два метательных топорика и короткий меч. Вся эта сталь солидно бряцает при каждом движении.
   Наёмники из таверны имели персональные цвета. Создатели игры решили, что жёлтый, это 'любимый цвет гномов', а высокие навыки рукопашного боя должен обозначить алый, потому-то мой новый герой и его керны получили столь выделяющиеся одежды и герб.
   - Героями надо делать танов! Только танов! - бил Штурм себя в грудь, прикрытую стальной кирасой.
   - Одна 'пионэрия'! Кем воевать прикажете! - выговаривал он мне.
   - Тобой, разумеется! Тобой! Через тридцать минут выдвигаемся сюда! - ткнул я пальцем в рудник на нижнем плане и продолжил: - Вводная! Основные враги орки, они, где то тут. Мост взорван, - поводил я пальцем по карте к северу от горы.
   - Люблю орков - улыбнулся Штурм.
   Я понял, мы поладим.
   - Пока возьми своих кернов и прошвырнись на верхний план, хоть узнаем что там. Осторожнее, там могут быть ассасины невидимки. Связь по чату!
   - Как прикажешь ярл! - ответил Штурм удаляясь.
   От моего взора не ускользнуло, что тану плевать, что на мне драные, жжёные лохмотья, оставшиеся от брони керна, лишь прикрытые пурпурным плащом.
  
   У свежего героя наёмника, призванного с отрядом после строительства таверны, как правило, один талант. Если, героя убьют и ярл не захочет возрождать того в замке, то бесхозный вояка уже без личного отряда, но с набранным в Партии опытом, попадёт в список героев наёмников, которые каждую неделю доступны к найму, если в замке имеется таверна. Так 'уволенного' сможет взять на службу другой владыка, что бывает весьма неудобно для прежнего работодателя.
   Изначально Штурм обладал только талантом 'Любимая совня'. Он любил это оружие в прошлых жизнях, о которых помнил мало или молчал.
   При найме в таверне также допускалось накинуть герою один талант, так гном получил оправдавший себя 'Рывок'. Как только герой осознал себя и пошёл на контакт выдал тому для активации броньку и фонарный щит из сундуков Франка и Секирыча. Так тан стал обладателем талантов 'Ношение брони' и 'Бой щитом', чем остался, судя по виду крайне доволен. Собственное снаряжение тана обладало лучшим качеством и даже 'Здоровье' одевшего немного увеличивало. Поэтому, после вливания в него талантов, я оставил броньку и шипастый щит на столе.
   Герой-наёмник выглядел так:
  
  Штурм (ранг 7: Ударный тан)
  Уровень: 0
  Здоровье: 140=120+20(кираса)
  Выносливость: 240
  Скорость шагом: 6
  Таланты (4 из 6)
  1. 'Любимая совня' - базовый уровень, на 10% увеличивает скорость, точность при использовании древкового рубящего оружия. На 10% затрачивается меньше запаса сил.
  2. 'Рывок' - базовый уровень, ускоряет бойца втрое, растрачивая запас сил из расчёта 120/240 (Здоровье/Выносливость, без влияний усилителей) в секунду
  3. 'Ношение брони' - базовый уровень, на 25% снижаются штрафы на подвижность и траты запаса сил в надетой броне. Латы дополнительно блокируют 10% урона.
  4. 'Бой щитом' - базовый уровень, увеличивая скорость и точность при использовании щитов на 10%, затрачивая настолько же меньше запаса сил.
   Приписанные артефакты: Кираса тана, увеличивает 'Здоровье' на 20 единиц. Боевой - ездовой медведь, Здоровье: 100, Выносливость: 50, Скорость шагом: 9.
  
   - Теперь Войд, отныне ты тан Молота, - провозгласил я, дождавшись ухода Штурма и доставая из-под кресла, припрятанные на всякий случай, тренерские шкатулки.
   Скарлетт перевела гнома в керны, я в шарпшутеры, занявшись посвящением в герои, и активируя на нём драгоценные тренерские шкатулки 'мастеров' и 'шарпшутеров'.
   Бронька из бронзовой чешуи, которая отдала вложенный в неё талант Штурму и пурпурный плащ с моего плеча, который добавлял опыт и 'Дипломатию', стали приписными артефактами героя. Я уже проникся, что в этой игре не приписанные предметы долго не живут, с бронёй у нас плохо, а плащ, вообще, уникальный.
   - Подальше положишь, ближе возьмёшь,- изрёк я.
   Даже если кто-то превратит приписанные предметы в горелые обрывки, то через сутки артефакты вернутся обладателю целыми. А если герой падёт, то за 2500 монет и тоже время возродится в замке, будь таковой и моя воля.
  
   Войд (ранг 4: Подгорный мастер)
   Уровень: 2
   Здоровье: 62.5=50 +12.5 (за талант)
   Выносливость: 100
   Скорость шагом: 6 (потому, что сначала в шарпшутеры, а потом шкатулки)
   Таланты (6 из 6)
   1. 'Тренер подгорных мастеров' - средний уровень, позволяет тренировать 2-х подгорных мастеров из пионеров или подмастерьев в неделю, давая им талант 'Верный молот'. Тренировка стоит 500 монет. Также действует на обладателя как талант 'Верный молот', увеличивая скорость и точность при использовании молотков, булав и шестопёров на 20%, затрачивая настолько же меньше запаса сил.
   2. 'Крепкое здоровье' - базовый уровень, увеличивает 'Здоровье' на 25%
   3. 'Дипломатия' - базовый уровень, позволяет нанимать нейтральных 'юнитов' близкой идеологии по номинальной цене, безразличных по удвоенной, антагонистов опционально.
   4. 'Бой щитом' - базовый уровень, увеличивая скорость и точность при использовании щитов на 10%, затрачивая настолько же меньше запаса сил.
  5. 'Тренер шарпшутеров' - средний уровень, позволяет тренировать 2-х шарпшутеров из кернов в неделю, давая им талант 'Любимый блочный лук'. Тренировка стоит 400 монет. Также действует на обладателя как талант 'Любимый блочный лук', увеличивая скорость и точность при использовании луков на 20%, затрачивая настолько же меньше запаса сил.
  6. 'Лидерство' - базовый уровень.
   Приписанные артефакты: Пурпурный плащ легендарного короля, даёт 10% прибавку к приобретаемому опыту и работает как талант 'Дипломатия' из расчёта '+1' с идеологически близкими нейтралами и '-1' с аппозитивными. Броня из бронзовой чешуи.
  
   - Раз у тебя 'Дипломатия', то и плащик тебе. Кстати, как ты её получил? - спросил я.
   - Так я умаялся, пока тебя ждали, нейтралов успокаивать, - ответил Войд, примеряя обнову.
   Действительно, красно-чёрные пионерки с детьми и минотавр, которые не сцепились с моими уцелевшими после боя с ассасинами пионерами, расположившись рядом, очевидно, воспринялись системой, как успехи на дипломатическом поприще.
   - Держи. Этот получше твоего, - вручил я герою неплохой бронзовый молот, оставшийся после активации его шкатулки 'мастера' и попросил превратить Коркра в 'подгорного мастера'
  
   Сделав дело Войд, поигрывая новым молотом и бронзовым баклером с выбитым на том львом, отправился в таверну. Таких щитов нам досталось шесть. Почти всем героям хватило. Будто отличительный знак такой.
   Хорошая мысль приходит запоздало. Возможно, следовало продумать последовательность принятия в герои так, чтобы Войд со своим 'Лидерством' стал и 'тренером кернов', вместо Франка. Тогда бы я мог получать еженедельно на троих кернов больше.
  
   - Приступим к обряду с йети, что там по алгоритму? - обратился к оставшимся.
   Коркра, 'понимающий Суть', принялся рассказывать.
   Уложив свёрток с младенцем на стол монолита управления твердыней, Рой и Скарлетт зафиксировали на нём, что отныне являются законными родителями йети. Скарлетт взяла гнома в ученики. Далее с тратой монет, мы заказали отложенную процедуру перевода ребёнка в керны и последовательно в шарпшутеры. С дальнейшей активацией шкатулки 'Тренер пластунов' и припиской к герою артефактов коими стали фонарный щит и блочный лук с тремя стрелами. Предметы, вкладываемые в маленькие ручонки малыша, исчезали. От шкатулки, доставшейся благодаря ассасину, на столе осталась пара стилетов. Один отдал Скарлетт, другой решил вручить Димке.
   - Вроде, всё правильно, осталось только подождать сутки. При этом Урсин должен быть рядом с мамой, - постучав себя по лбу, словно по деревяшке, заключил Коркра.
  
   Урсин (ранг 6: йети)
   Уровень: 0
   Здоровье: 140 (природное здоровье йети, Повышенная в 6 раз регенерация 'Здоровья')
   Выносливость: 70 (природная выносливость йети)
   Магии нет.
   Скорость шагом: 7 (природная скорость йети)
   Таланты (3 из 3)
   1. 'Тренер подгорных пластунов' - средний уровень, позволяет тренировать 2-х подгорных пластунов из пионеров в неделю, давая им талант 'Скрыт'. Тренировка стоит 300 монет. (Действует на обладателя как талант 'Скрыт', позволяя становиться невидимым, сохраняя неподвижность и видеть 'истинным зрением' на расстоянии 1 метр. Природное свойство йети.)
   4. 'Бой щитом' - базовый уровень, увеличивая скорость и точность при использовании щитов на 10%, затрачивая настолько же меньше запаса сил.
  3. 'Блочный лук' - средний уровень, увеличивает скорость и точность при использовании луков на 20%, затрачивая настолько же меньше запаса сил.
   Приписанные артефакты: Траншейный рондаш (он же фонарный щит утыканный лезвиями и с латной перчаткой). Блочный лук с тремя стрелами.
  
   Я прекрасно знал, что сложная конструкция лука притом такого среднего качества, что вкладывался в шкатулки, быстро ломалась, А стрел просто 'кот наплакал'. Но через сутки вернутся.
   - Видеть сокрытое, будет актуально для пионеров ставших пластунами. Герой видит сокрытое, насколько, вообще, видит вокруг. Йети не дальнозорки, но их чутьё инфра зрение позволяют ориентироваться в кромешной тьме. Непонятно зачем ему фонарь на щите и влезет ли лапа в перчатку, - прокомментировал приданные мной артефакты Коркра.
   - Там была не перчатка, а рукавица. Вернее, тыльная часть перчатки и довольно крупная. Ты вопрошаешь, а будет ли это носиться? Я полагаю, по любому, так рондаш целее будет. Конструкции мы потом в мастерских повторим, по образцу это проще, - заверил я.
   Оставив родителей с уснувшим малышом, мы с Коркра покинули резиденцию.
  
  
   Глава 8. Вокруг горы.
  
   Пока шли по тронной зале, приятно удивился, системным сообщениям:
  
   Вы выполнили скрытый квэст 'Милосердие', оставив в живых малютку из чужого народа. Отныне племена йети относятся к вам положительно.
   Распределив добычу среди своих людей, вы показали себя дальновидным лидером. Моральных дух ваших подданных возрос на единичку на сутки.
   Внимание! Вы трижды выполнили квэст временно повышающий моральный дух. Влияние суточных деяний очищается полностью. Ваш талант 'Лидерство' увеличивается на уровень.
  
   - А снижение морального духа за использование газовой гранаты тоже простили? - задал вопрос сам себе.
   Не дождавшись ответа, занялся расспросами гнома с фиолетовыми глазами.
  - Коркра, расскажи, как получилось, что по механике игры мои начальные подданные, такие разные. Ведь должны статься копиями моего сознания с притушенными знаниями и воспоминаниями? - спросил я гнома понимающего суть.
  - Выбери ты кернов или хускарлов себе в спутники, у этих воинов был бы один строго определённый талант. И если в прошлом ты увлекался метанием топориков или боем рожном, то это были бы вероятно твои 'притушенные' копии, с совершенно тем же складом характера, - начал задумчиво Коркра и, обдумав, продолжил:
   - Но у пионеров, как например, у людских крестьян, изначально один случайный талант. Возможно, в прошлом тем, к чему расположен оный навык, ты ни разу не занимался. Потому система находит в своей обширнейшей базе подходящую личность, ведь талант это не столько навыки, сколько предрасположенность души, если так выразиться. Предрасположенность характера.
   - Если рассуждать дальше. О выгоде, которую получают создатели подобных 'игрушечек'. Кроме разработки искусственного интеллекта они научились раскладывать на составляющие способности, навыки и опыт оцифровавшихся в системе игроков. Допустим, потребуется 'учредителям' заняться освоением какой-то дальней планеты. В игровой 'базе душ' подберут подходящие, вложив соответствующие ситуации знания, неоднократно проиграют варианты развития и уже потом, запихнут получившееся сознание в тело андройда, киборга или ещё какого-то существа, отправив на задание. В Партиях, допускаю, что исследуются какие-то социальные аспекты взаимодействия. Система позволяет воссоздать личность как конструктор из особенностей нескольких 'оцифрованных', по заданным параметрам. Даже воспоминания жизней оригиналов иногда будут проскакивать в виде "дежавю" или во снах, - скатился в рассуждения Коркра.
   - Короче, тебя, Роя, Скарлетт, Димку, Войда, Плюха и прочих гномов с особенными талантами сгенерировали с использованием шаблонов других личностей из 'базы душ', - подытожил я.
   Заглянули в таверну, которая образовалась на месте приметного барельефа, украшавшего прежде стену справа от балкона резиденции. Слева, за колоннами виднелся рисунок, в котором без труда, угадывались торговые ряды.
   - Место под рынок с аукционом, - догадался я.
  
   В таверне Димка наладила раздачу провианта. Первые сутки система мягче относилась к отсутствию своевременного перекуса. Дальше будет суровее. У голодного, упадёт регенерация, заметнее всего отсутствие пищи скажется на восстановлении запаса сил. Игровая механика работала так, что ежесуточно, в урочный час на специальном мраморном столе в кладовке таверны, оказывалось сублимированное мясо, сыр твёрдых сортов и лепёшки странно бурого цвета. Вмурованная в стену столитровая бочка, наполнялась вкусным медовым взваром. Этакий виртуальный коммунизм на сто пайков. Несколько пионерок нарезали пищу, раскладывая по тарелкам или упаковывая в бумажные пакеты. Взвар разливали по гранёным бутылкам в дорогу или кружкам, чтобы выпить немедленно. Обстановка таверны, столы, лавки, стойка, а также разнообразная посуда появилась при строительстве этого сооружения.
   - Бутылки уже закончились, восемь забрал Штурм, а эти тебе ярл. Взвар наливать не во что, береги посуду, а то придётся докупать, - сказала пионерка, поднося мне объёмную кружку с питательным напитком.
   На отдельном столе выставили дюжину бумажных пакетов и штофов, специально для отряда, с которым я собирался наведаться на нижний план. Наш тактик как-то догадалась, сколько людей я поведу с собой.
   - Штурм взял с собой своих кернов, Секирыча, пару пионеров порезвее, одного с навыком 'Следопыт', другую с 'Первой помощью' и отправился на верхний план, - доложил Франк, продолжив: - Вот отобранные пионеры с талантом 'Рывок', рекомендую взять всех, даже девушку у неё ещё 'Первая помощь' имеется. Рекомендую забрать с собой всю пионерию с навыком 'Ходок', так отряд весомее и скорость не упадёт. От медведя Штурма волки сами разбегаются, а нас донимать будут, если малым числом пойдём.
   - Согласен со всем, - сказал я, разглядывая отобранную к походу команду.
   - И ты тут?! - увидел я знакомое лицо везучего гнома, по имени Плюх, что служил приманкой зиланту.
   - У него таланты 'Везение', 'Рывок' и 'Живучесть', это удвоенная регенерация здоровья. Для разработки месторождений удача особенно хороша, в руде могут алмазы попадаться, - шептал, следующий рядом, Коркра.
   Замечательно, кем хочешь стать братец, керном или мастером? - спросил я пионера.
   - Таном! - ответил Плюх.
   - Это уж как получится, а пока станешь мастером кирки. Метнись в резиденцию к Рою, пусть обучит тебя и собирается на вылазку, - отправил я пионера, продублировав по героическому селектору сообщение Рою.
   Тренировка в мастера стоила 500 монет, в казне осталось немногим более 800, этого хватит на четырёх кернов отобранных Франком.
   Может, выгоднее взять с собой двух кернов вместо одного мастера, но я решил, что для обороны замка следует оставить хотя бы одного пионера с 'Рывком'. Притом, мастер почти вдвое толще, а это в замесе существенно.
   Задумался, что быстрые решения не всегда хороши. Вот не послушай я советов Коркра, начни возводить в герои не с высокоуровневых Роя и Франка с забитыми слотами, раздал бы 'Тренера мастеров' и 'Тренера Кернов' кому другому с 'Лидерством', получил бы в грядущем на тройку тех и этих 'юнитов' больше. Даже 'Понимающий Суть' советчик может ошибаться.
  
   Вскоре на нижний план выдвинулся отряд. Пепел скрипел под ногами. Алое солнце, перевалило зенит. Впереди, лично персонально я, в драных латах под алым балахоном. На голове каппелина, этакая каска в форме тазика. Железа в ней, две дуги, крест-накрест, упирающиеся в обруч охватывающий голову, всё остальное кожа. Балахон и каска, трофеи от неприятельских алебардщиков. В руках молот на длинной рукояти, за поясом молоток поменьше, на плече баклер со львом.
   Слева Плюх, справа Франк, позади четвёрка недавно обращённых кернов вперемешку пионерией, обладающей талантом 'Ходок'. В седине колонны Димка, чтобы накрывать всех своей 'Тактикой', даже если мы растянемся. Замыкал Войд, как самый бронированный. В пурпурном плаще и бронзовой чешуе он смотрелся как большое начальство.
   Тройку кернов обрядили в трофейные алые балахоны и капеллины алебардщиков, парочке достались железные щиты драугров. Все получили декоративные топорики, снятые со стен тронной залы. Девушка-керн с талантом 'Рывок получила трофейную алебарду. Пионерок с талантом 'Ходок' оказалось больше чем мужиков, им выдали колья и алебарды, с тем, чтобы работать в бою из второго ряда. У многих дополнительным орудием шла праща, болос или кистень. Мастер Плюх оказался вооружён чебурашкой. Это инструмент бурлаков и укшуйников, обтёсанный до состояния шара кусок крепкой древесины, к которому привязана длинная верёвка. Чтобы крепление вышло надёжнее, в дереве нарезаны бороздки. Чебурашка не тонет и полезна при пересечении водных преград. Деревянный шар, внушительных размеров, грозно жужжит, если его раскрутить, чем полезен, когда нужно припугнуть. Боевую вариацию могут утыкать гвоздями, но Плюх не тем озадачился, кистень-то практичнее будет.
   Все эти вариации оружия нищебродов, пусть значительно уступают изделиям цивилизации, но изготавливаются в диких краях из подручных средств. Даже собственные волосы могут служить связующим элементом. Пионерки, кстати, укоротили свои юбки до колена, пустив край верхней кожаной - на пращи, а нижней тканной - на бинты. Традиции и нормы морали меняются, если речь идёт о выживании. В реале дамочки ландскнехтов уже проверили, что в юбке до колен передвигаться по полю боя устланному труппами удобнее, нежели путаться в предписанной инквизицией.
  
   Мы не сразу отправились вокруг горы к намеченной шахте, но отправились ближайший лесок. Коркра, предложил немедленно наладить производство самых примитивных стрел, на которые он прочил пустить какие-то колючие кусты, произрастающие на нижнем плане.
   - Собственно, берём ветку подходящей толщины, пусть даже с изгибами, греем над костром, аккуратно выжигая сучки, и выравниваем её руками. Пламя поможет, - поучал Коркра.
   На стабилизаторы он хотел пустить какие-то жёсткие листья местных кустов. Вот с наконечниками получались сложности. Изготовление каменных наконечников требовало слишком много времени. Потому, решили оставить как есть, лишь заточить древесину, обтесав и опалив.
   У лесочка объявилась стая местных, чёрных волков, зыркая на нас своими красными глазами. Гномы потренировались в метании камней из пращей, швырянии боло. Рой опробовал свой лук, потратив одну стрелу. Не промазал, прошив волка навылет.
   Сократив поголовье хищников, мы оставили Коркра, Роя вместе с парой десятков вызвавшихся с ними пионеров, заготовителей стрел.
   Бодро шли по узким тропам, огибающим гору. Я учился следить за дорогой, одновременно переговариваясь по чату с героями и поглядывая на карту в интерфейсе. Если оступался, гномы поддерживали меня.
   Заснеженные просторы верхнего плана, где я ещё не бывал, но видел его глазами своего героя, контрастировали с покрытой пеплом каменистой поверхностью нижнего.
   - Штурм обследуй окрестности до моста тролля и возвращайся. Кернов оставь в твердыне, а сам на медведе, прихватив Секирыча, догоняй нас, - приказал я ударному тану.
   - Мост уже зачистил, был тут один тролль, на раз завалили.
  Внутри его логова оказался разрушенный монолит, растерзанные тела бойцов ассасина и трофейное оружие, - доложил тан.
   Штурм взял первый уровень, подняв 'Рывок'. Тан в красках передал увиденное, дополненное деталями внимательного пионера с навыком 'Следопыт'.
   Окровавленный снег сохранил следы разыгравшихся тут много часов назад событий. Очевидно в невидимости, герой ассасинов прокрался в логово и распотрошил там сундук. Это привело к мгновенной гибели завязанного на сокровища тролля. Второго лазутчик решил поразить, метнув отравленные кинжалы. Но тяжело раненный и отравленный хранитель моста сиганул в пропасть, где бурлил горный ручей.
   Склоны хранили следы на заснеженных камнях. Тролль сначала кувыркался вниз, цепляясь за всё возможное, потом его унесло течением. Следы в характерной, мягкой обувке с удлинённым носком, указывали, что отсюда смотрел вниз мой прежний конкурент. Решив, что тролль сгинул, ассасин успокоился. Получить в спину два отравленных кинжала, улететь в пропасть, биться об острые камни в горном ручье, уносясь вдаль стремительным потоком. Пережить такое вряд ли кто-то способен, кроме тролля, благодаря его чудесной регенерации. Поверх старых следов, вдоль обрыва протянулась свежая цепочка отпечатков когтистых лап, ведущая к норе под мостом. Тролль вернулся в логово, где его нашёл и без особых затей прикончил Штурм.
   - Зря тролля завалил, он походу мост стерёг. Это тебе противник на пару ударов, а герой игрок, на начальных уровнях да при алебардщиках, шиш одолеет, - заметил я.
   - Надо было чётче инструкции давать. Мне нужен опыт, тебе монеты, дело сделано уже, - сумрачно ответил Штурм.
  
   Устроили селекторное совещание, пригласив всех героев. Составили портрет конкурента, который начал игру с отрядом алебардщиков где-то на верхнем плане.
   - Какой-то лох странный. Лучше бы взять лёгких всадников, чтобы быстрее добраться до замка или объехать локацию, - заявила Димка.
   - Или арбалетчиков, чтобы работать дистанционно, - заметил Рой, что уже опробовал на специально оставленном трупе волка стрелы, изготовленные Коркра.
   - Эти изделия, качеством сродни орочьим, но за неимением иного сойдёт, шкуру пробивают. Скорость изготовления три-пять стрел в час с каждого задействованного пионера, - констатировал герой с блочным луком, на отвлечённую тему.
   Из двадцати приданных Рою пионеров, подходящий кустарник заготавливала едва половина, остальные стерегли, постреливая по снующим волкам из пращей. Собрав, сколько Коркра счёл достаточным, экспедиция отступила в тень твердыни. Тут, за время пока я блуждал в подземельях, деятельная Димка устроила небольшой парапет, удобный для дозорных и пращников, успешно отгоняющих зверей.
  
   - Будем исходить из того, что оппонент идейный противник ассасина. Система подбирает принципиальных врагов. Возможно, алебардщики взяты, потому что у игрока есть талант, превращающий их в кого-то круче. Как если бы я набрал кернов изначально и превратил их в шарпшутеров, - вписался в разговор я.
   - Или это очень хороший стрелок или маг, который окружил себя прикрытием из милишников, - заметила Димка.
   - В любом случае, враг ассасина, может статься нам другом. Случись конфликт, его алебардщики-люди. Наши керны с метательными топориками и пращницы проредят их, не доводя до рукопашной. Уже вторая половина дня, всё, что надо мы в замке построили, до завтра ничего там не сделать. Нужно будет, отступим и вернёмся ночью, когда люди слепы, - успокоил нас Войд.
   В полутора часах от входа в твердыню, волки перестали следовать за нами, провожая голодными глазами, и повернули обратно.
   - К чему бы это? - насторожился Франк.
   - Смотрите! Кабан! - закричал Плюх.
   Навстречу по узкой горной тропе на нас, разгоняясь, мчался огромный зверь с четырьмя длинными клыками под пятачком. Голая, чёрная шкура с многочисленными складками смотрелась уродливо. Удивительно, как в таком создании гном признал свинью.
   Немедленно включив 'Боевое единство', приготовил отряд к бою. Щитоносцы выдвинулись вперёд, пикинёры и алебардщицы, спрятавшись за 'танкующими', выставили навстречу зверю своё оружие. Я занёс молот. Пары секунд нам хватило, а потом грузная туша натолкнулась на выставленное дреколье. Пусть часть импровизированных пик соскользнула с грубой шкуры, чья-то алебарда сломалась, но оставшегося хватило, чтобы остановить зверя. Мой молот, кирка Плюха и топорик Франка под разными углами опустились на огромную голову, оглушив, покалечив гигантского кабана. Несколько ударов довершили дело, потушив в злых, красных глазках искру жизни.
   Разделывать тушу было некогда. Испарив добычу геройским навыком, мы стали богаче на несколько десятков монет, разжились внушительным шматом сала и большим куском жёсткой шкуры, которую пришлось бросить с мыслью забрать на обратном пути.
   Больше приключений не случилось. В живописных низинах, если такой термин подходит для нижнего плана, мы наблюдали стада животных, похожих на бизонов.
   - Вот они, наши мясные запасы, - мечтательно заметил Франк, хищно поглядывая на диких коров.
   Часа через три, после выхода из твердыни достигли цели. На подходе к руднику нас догнали Штурм и Секирыч. В маленькой долине приютилось несколько гномьих домиков. Вход в шахту перекрывала баррикада, из-за которой выглядывали хмурые лица наших сородичей.
   Уговаривать местных долго не пришлось. Хранителем сокровища оказался, бывалый дубль из оцифрованных игроков, назвавшийся Митя Капут. Он, как и его напарник - хускарлы, тяжёлая пехота гномов, ходячие арсеналы в добротной стальной чешуе от пят до макушки. Головы прикрыты крепкими шлемами, по виду, бацинет с забралом. В левой руке каждого стальной каплевидный щит. В правой рожон, этакое копьё с длинным, широкими наконечником, похожим на меч. Кроме того, древко у рожна обычно значительно толще копейного, чтобы удержать вес разогнавшегося медведя, кабана или боевого коня. У продвинутых образцов длинномерного оружия, коими обладали Капут и Штурм, древки в разрезе имели не круглую, но эллиптическую форму, чтобы воин определял на ощупь плоскость клинка. У каждого тяжёлого пехотинца, за поясом виднелась традиционная пара метательных топориков и шестопёр. Деревенские жители, три семьи пионеров с детьми. Вся эта компания согласилась присоединиться к нам. Похоже, каждое месторождение с близлежащим посёлком стерёг кто-то себе на уме, а не просто бот.
   Желания уйти отсюда хуторянам добавил пещерный медведь, что проявил к ним гастрономический интерес. Хускарлы быстро покончили с незваным гостем. Шкура хищника теперь украшала плечи Митяя. Без моего героического трофейного навыка 'Развеять', она бы сохла ещё сутки и не вышла так хорошо. Вырезки, что сделали и прокоптили ещё до нашего прихода местные, удваивали восстановление характеристик, на короткое время и пришлись отряду кстати.
   - Дядя Федя съел медведя! Как тебя сюда занесло? - пошутил я, обратившись к хранителю сокровища.
   - Знамо дело, в реале по программе 'Общества', 'Ранний призывник', - ответил седобородый хускарл.
   Я помнил ту новую программу армейской подготовки. Студенты и прочие, ради лишней отсрочки от армии, копировали сознание в игры, с тем, чтобы через год синхронизироваться. Процедура неприятная, с небольшим риском сжечь свой настоящий мозг и навсегда остаться в Игре. Опасность 'срыва' нарастала лавинообразно, если частить попытками. Потому, молодым, в общем случае, запрещалось самостоятельно баловаться подобным. А вот пенсионерам, на здоровье...
   Виртуальное рекруты проходили неплохую военно-тактическую подготовку, изучали ремёсла. В некоторых играх разрешалось и даже приветствовалось делать множество копий своего сознания за одну синхронизацию. После обратной перекачки воспоминаний, реальный студент приобретал специфический опыт, помноженный на число своих дубликатов.
   Поначалу, для военного ведомства, появление таких новобранцев было шоком. Привыкли они видеть в рекрутах зелёных малолеток, которым даже водку пить ещё три года нельзя. А тут такое... Уставов их не ведают, ни чего не боятся. Прекрасно знают, как устраивать засады, убивать и выживать в самых трудных условиях. Инфантильность, в Генштабе сдуло, после того, как пара 'зелёных' новобранцев 'взяла в ножи' казарму с 'дедушками' безпредельщиками из 'дерзкой' республики, тихо вздёрнула на воротах заносчивого офицерика и растворилась в горах. Их так и не нашли, никогда, а может не особо старались. Программу 'Ранний призывник' прикрыли, рекрутов рассовали по элитным частям. Но вероятные противники из сопредельных держав, тоже тренировались. Алгоритм подготовки пришлось вернуть, но только для тщательно проверенных на адекватность кандидатов в специальные войска. Которые, надо заметить, вышли дёшево и на славу, так что опять встал вопрос об изменении всей военной доктрины. Ибо, с чего бы, ветеран с памятью двадцати пяти лет непрерывных виртуальных войн неотличимых от реала и парочки реальных, будет подчиняться паркетному дундуку - генералу, 'понты гнущему', но пороху не нюхавшему.
   С Митяем Капутом, получилось стандартно, только по нелегальной схеме, ибо 'Общество' готовило своих бойцов, что требовались на игровых просторах и не только. А конкретно этот дубль ухитрился залететь из основной Игры в Партии 'Легенд...', где завис, пока не поправит 'карму' или не ухудшит настолько, чтобы сгинуть.
   - Я настроен на победу. Два данжа прошёл, уникальных тренерских талантов набрал и раздал героям, такое не каждый донатор поймает, - обнадёживал я хускарла, которому весьма полезно оказаться среди победителей.
   Монет нанять хранителей рудника не было. Вопрос решили просто, разрушив монолит месторождения. Плащик и 'Дипломатия' Войда сработали на славу, уменьшив втрое цену найма пополнения. За скромные шестьсот монет, наша банда получила грозное пополнение.
   Вскрыли сундук хускарла. Там, оказалось пять мер руды и неожиданно, протазан. Этакий западноевропейский аналог рожна. С талантом 'Любимый протазан', в придачу, для того кто использует первым. Кому дать это чудо альтернативного военпрома не понимал, потому что все герои уже заполнили слоты талантами, а Штурм любил свою совню. Решил приберечь трофей для восьмого героя. Даже если им окажется магиня земли, что доступна к найму в таверне, пусть. Ведь надо же магу-сапёру чем-то сражаться накоротке.
   - Монеты появятся, а подданные необходимы, - приложил я руку к монолиту, расположенному в большей, из гномьих избушек, наняв шестерых.
   Общая казна, совокупный доход всех героев, монеты, полученные после 'развеяния' героическим навыком волков, тролля, кабан и прочих тушек, позволили добавить столько, что хватило нанять всех доступных пионеров.
   Нанимать вне замка можно лишь мужчин, такова специфика. Создатели игры делали, военную стратегию, а не симулятор градостроения. Казна опустела. Но взять подданных в обелиске гномьего поселения, я считал верным. Больше рук сжимающих топоры и кирки, на моей стороне, выше шанс на победу. К тому же, пионеры, пришедшие со мной, нанятые в монолитах или улучшенные, в отличие от обычных наёмников имели заданные мной свойства племени. Штурм, Капут и их гномы не обладали повышенной на десять процентов точностью. Присутствующая при появлении пионеров Димка, влила свои тренерские способности, одарив пополнение талантом 'Любимый блочный лук', вдобавок к положенному, случайному.
   Монолит деревеньки рушить мне нельзя. Сей акт, система зачтёт как уничтожение поселения, что условно светлым делать не рекомендуется, моральный дух всей нации сильно просядет, а меня могут одарить каким-то постоянным 'бедафом'. Пусть так, если сюда доберётся орк, то судьба монолита в его руках. Но даже тёмному лорду, гномья деревенька выгоднее разовой прибыли в тысячу монет. Орки не любят и не умеют работать, разрабатывать месторождения они не смогут. Только если заведут рабов или наймут, например, пионеров.
   Тем временем отряд готовился к возвращению в твердыню. Гномы прикидывали, что взять с собой. Тёплые оделяла, снятые с кроваток, что имелись в домиках, могли пригодиться при путешествиях по верхнему плану, где сейчас зима. Пополнение вооружалось, как умело. Но не стоит ждать от новичков успехов в обращении с пращой или боло. Мои ветераны и те, мазали много чаще, чем попадали.
   Взглянул на виртуальную карту. Теперь я хозяин замка и каждый захваченный мной монолит работает как радар, расширяя видимую область. Вот этот знак, фигура в балахоне с капюшоном и свечкой означает Светоча. Я встрепенулся.
   - План меняется. Идём за свечкой, - обрадовал я отряд.
   Никто не роптал, лишь кто-то спросил: 'А что это?'. Вопрошающему разъяснили.
  
  
  
   Глава 9. Окно куда захочешь.
  
   Около часа карабкались по утёсам, добравшись до маленького плато. Растительность из перекрученных, иссушенных кустов с острыми алыми листьями ограничивала обзор. Неожиданно, медведь Штурма зарычал.
   - К бою - скомандовал я, перехватывая в левую руку боевой молот на длинно рукояти и доставая пионерский молоток, который собирался метнуть.
   По уговору мы выстроились в клин. На острие я, лично - персонально. По бокам, оба хускарла со щитами и рожнами наперевес. Один их шаг вперёд или мой назад, и я окажусь под надёжной защитой щитоносцев в хорошей броне. Хускарлов с боков подпирали Франк и Войд. Их, в свою очередь, прикрывали керны с железными щитами драугров. Дальше вдоль клина заняли места бойцы с деревянными щитами и топорами. За первым рядом привычно разместилось пионерия с алебардами и кольями. Моя конница, Штурм на медведе и Секирыч на своих двоих, заняли места чуть сзади, на флангах. Там же Плюх разматывал свою чебурашку, Димка готовила боло, а особо меткие пионерки раскручивали пращи, зарядив те приготовленными голышами. Женщины с детьми из банды Капута оставались сзади. Там же в резерве и для наблюдения за тылами осталось несколько пионеров новичков. В таком порядке медленно и осторожно двинулись вперёд, чётко сохраняя порядок.
   Вдруг, из-за небольшой скалы, поросшей корявыми, карликовыми деревьями, выскочило два цербера. Пепельно-чёрная шкура, хорошо маскировала тварей в засаде. Четыре пары глаз, полыхнувших адским пламенем и распахнувшиеся алые пасти с острыми белыми клыками, стали неожиданностью. Даже я вздрогнул, мгновенно активировав ауру 'Боевого единства'.
   Дистанция стремительно сокращалась. Метнуть приготовленное, и схватиться за оружие ближнего боя, мы не успевали. Выбор прост, либо хороший бросок и встреча твари с пустой рукой, либо вскинутое для удара оружие. Наглядный пример, почему переход из античности к средневековью сопровождался массовым отказом от всевозможных дротиков.
   - Ёжик! - заорал я, роняя под ноги пионерский молоток и вскидывая боевой молот, для удара на встречу, прыгнувшей на нас твари.
   Через ауру успел скоординировать, чтоб керны щитоносцы первого ряда метнули топорики и присели, крепче ухватив щиты обеими руками. А второй ряд ловил зверя на выставленные колья и алебарды. Этакий, 'анти кавалерийский ёж' получался. Псов переростков встретил жужжащий рой топориков в упор. Метательный топор существенно лучше стрелы своим останавливающим эффектом. Франциске не обязательно воткнуться. Теперь я знал, что на близкой дистанции можно чуть подвернуть орудие, чтобы ось полёта и вращения не совпадали. Тогда топорик не воткнётся в жертву, а вырвет из неё кусок, наградив болевым шоком. От псов летели рваные ошмётки. Хранители ада боли не ведали, но с перебитой челюстью трудно кусать. Одна двухголовая зверюга налетела на наш строй. Другая прыгнула в сторону, решив обогнуть. Её перехватил Штурм. За нашими спинами подбадривающе орали пионерки и перепуганные дети.
   - Ууу-ух! - молот полетел в левую голову цербера. От опрокидывания под весом твари, меня спаси хускарлы, ловко вздев цербера на рожны и подпирающие сзади пионерки. Пращницы, выпустив по голышу в 'Божий свет как в копеечку', успели подскочить, укрепив строй.
   Молот поразил цель, вскрыв черепную коробку пса, но вторая голова стража ада, чуть не откусила мне руку, сорвав с плеча баклер. Бронзовый щит остался в огромной пасти цербера. Гномы, кто умел, перешли в 'Рывок'. Крылья нашего маленького клина сомкнулись, зажимая пса. Пионерки замешкались, но быстро нашлись, принявшись охаживать практически мёртвую тварь алебардами и молотками на длинных ручках. Обе головы зверя превратились в кровавый фарш.
   Посмотрел как там наши кавалеристы. Штурм, ловко маневрируя, срубил совней одну из голов и теперь шёл по дуге. Секирыч обежал нас сзади и добивал раненную тварь размашистыми ударами. Ему помогал Плюх, стремительно орудуя киркой.
   Цербер это не кабан, а более серьёзный противник. К тому же гномы испугались, неожиданно выскочивших тварей Инферно и от страха не экономили сил. Мои керны слили весь свой запас сил в 'Рывок', которого новичкам гномам хватало на пару секунд. Теперь, минут на десять, двадцать это не бойцы.
   Внезапно раздался истерический хохот. На поле боя показался рогатый демон, в алых латах, вооружённый хлыстом, увенчанным лезвием. Умная тварь шестого ранга радовалась битве, творя заклятие. Позади Секирыча, что развернулся к новой угрозе, поднялся совершенно целый пёс. Измождённый Плюх ударил воскресшего зверя киркой, но улетел как кегля, от тычка мордой. Цербер, злорадно взвизгнув, с видимым аппетитом вонзил клыки в ляжку телёнка, так что захрустели крепкие кости королевского минотавра.
   Ожившего перед нами адского пса удержали хускарлы, ловко нанизав на рожны. Я, лупил псину молотом, словно колол дрова. Растерявшиеся было алебардщицы, опомнились и мы сноровисто превращали несчастную животину в фарш. Но жизнь покидала измочаленного пса не так быстро, чтобы останки допускалось развеять.
   Димка метко швырнула боло, которое грянуло демона оземь, обернувшись вокруг копыт рогатого. Успех длился считанные секунды. Махнув когтистой лапой, демон легко порвал путы, перекувырнувшись, вскочил и устремился дальше.
   Наш строй не мог быстро развернуться, но фигура в алом хитиновом панцире, минуя нас, длинными скачками неслась, к нашему обозу с детишками. Эта тварь восстанавливала ману, убивая, вот и выбрала цели легче. Путь демону преградили парни из обоза, отважно прикрывая своих подруг.
   - Франк и вы двое, добейте и развейте. Войд, займись другим цербером. Остальные за мной! - перенаправил я отряд.
   В бою, даже без ауры, соратники понимают с полуслова. Тем, кому указали дорубить поверженных псов остались, прочие бросились за мной.
  
   Я с ужасом наблюдал, как Демон растопырил полуметровые когти одной из лап, а другой раскручивал хлыст.
   Пионеры Митяя, приметно выделялись своим чёрно-красным одеянием. Прежний командир вооружил и немного натаскал их владению нунчаками, чем они занимались, сидя на своём руднике до нашего прихода. Теперь эти пионеры, отчаянно крутили перед собой восьмёрки, пытаясь остановить и отпугнуть врага. Как бы ни так, деревяшки на верёвочках даже не оцарапали хитиновых лат порождения Инферно. В три удара лапой демон покончил со всеми, заодно смахнув хлыстом кого-то из моего отряда.
  
   - Гаси демона! - орал я Штурму, практически позабыв про координацию через 'Боевое единство'.
   Ударный тан на медведе выручил Плюха и Секирыча, нанеся их церберу невосполнимый урон, и уже помчался к демону.
   Пионерок спасла Димка, метнув второе боло. Бросок вышел не столь удачным, но демон остановился, прекратил погоню за пионерками в чёрно красном, что удирали, прижав к себе детей. Метательница боло раззадорила демона, обратив его ярость на себя. Радостно взвыв, порождение Инферно ударило героиню хлыстом. Димка успела прикрыться бронзовым баклером, но лезвие на кончике смертоносного оружия захлестнуло за выставленный щит, перерубило косы и оставило жуткую рану в затылке. Отважная гнома рухнул в беспамятстве, широко раскинув руки.
   - Штурм! - проорал ударный тан, свой персональный боевой кличь, неожиданно для всех нас налетев на демона и опрокинув того боевым медведем.
   Остриё совни, со всего маху, пробило бронированный бок монстра, войдя между пластинами, а Рыжик опрокинул и подмял под себя врага, полосуя когтями. Демон скастовал уцелевшей конечностью заклятие. Судя по звукам, за нашими спинами, опять воскрес цербер.
   Боевой медведь и демон откатились в разные стороны, обменявшись ударами когтей. Штурм вылетел из седла, совня сломалась, щит потерялся. Герой ловко вскочил, выхватил короткий меч и поспешил на бой.
   - Ррр-ааа! - прозвучало наш боевой клич, возникший случайно, когда бы добрались до врага.
   - Капут тебе тварь! - подбадривал себя Митяй.
   Хускарлы поймали демона на копья, прижав к земле. Тот изворачивался, сёк острыми когтями всё вокруг, мочалил древки впившихся в него копий и алебард, стараясь зацепить окруживших гномов. Это было уже агонией. Капут отбросил сломанный рожон и ломал шаловливые лапы врага шестопёром. Штурм вогнал в пасть меч, остановив поток сыпавшихся на нас проклятий и угроз. Какое-то время мы дружно кромсали испустившего дух демона, пока не отошли от горячки боя.
   Успокоился, только развеяв ненавистное тело своим героическим навыком. Слишком неожиданно страшным вышел бой. По характеристикам наш ударный тан на боевом медведе, как 'юнит' седьмого ранга должен превосходить демона, который имеет лишь шестой по замковой классификации. Пара адских собак уравновешивала их силы. А весь наш отряд, с героями и Секирычем, превосходил неприятеля. Но мы понесли суровые потери, демон переиграл нас тактически, оказался слишком ловок и хорошо бронирован.
   Осмотрел поле боя. Камни вокруг густо забрызгала кровь, и покрывали рваные клочки тел. Это хлыст и когти демона прошлись по незащищённым пионерам. Мы безвозвратно потеряли четверых, трёх сторожил из деревни Митяя и одного недавно нанятого там же. Димке немедленно оказали 'Первую помощь'.
   Ожившая позади нас псина, которую не успел развеять герой, издохла сразу после гибели воскресившего её хозяина. Этот цербер едва не догрыз Войда, которого спасла бронзовая чешуя. Секирыч не мог подняться, левая нога его оказалась буквально пережёвана, от бедра до колена и обильно сочилось кровью.
   Раненные получали помощь и вкушали припасённую медвежатину, запивая взваром. То, что могло подождать или зажить само, перевязывали, чтобы избежать кровопотерь. 'Первая помощь', которой обладало несколько, включая меня, вытаскивала с того света порванных и пожёванных бойцов. Все новички взяли по уровню или больше.
   - Рановато нам с демонами тягаться, - подумал я глядя на рассечённые тела сородичей.
   Мне было отчаянно жаль каждого павшего бойца, каждую крупицу моей будущей победы. Развеивание останков принесло около трёх сотен монет. Менее уставшие и уцелевшие гномы обследовали окрестности. Прочие перебирали разбросанное имущество на предмет ценностей. Мне предложили сменить мою, почти рассыпавшуюся броню, на гораздо более крепкий панцирь демона. Пусть он продырявлен, но хитин, даже после стараний отряда гномов, выглядел целее моих лат. Увы, демонический доспех чрезмерно длинноват для гнома, потому отправился в обоз, шлема у рогатого врага не имелось. Видимо, в Инферно считали, что их лбы и так крепки.
   От церберов остались крепкие чёрные шкуры, и множество острых клыков, которые я попросил приберечь, чтобы пустить на наконечники для самодельных стрел.
   - Зря ты своих нунчаками вооружил, лучше бы просто кольев раздал, - попенял я Митяю, примиряясь к демоническому хлысту.
   - Я кистенщиков хотел тренировать, а 'чаками' вооружил временно, из-за простоты конструкции, - грустно ответил тот.
   Вспомнилось, что первые нунчаки появились у меня в раннем детстве, в начале 80х, была тогда мода на карате. Хоть власти запрещали, но каждый уважающий себя пацан тренировался, как умел, копируя у друзей тетради с приёмами-картинками, и выделывался, как мог. Первый шедевр 'нинзютской' мысли был изготовлен из берёзы. Будучи малых размеров, продержался он довольно долго, но в итоге просто треснул напополам. Следующее изделие из хорошего, тяжёлого дуба. Бруски струганы, чтобы оставались грани, а размеры изделия таковы, что скорее напоминало цеп. Третьи нунчаки, самые, как бы, правильные, мне подарили в общаге универа. Сделаны они были, 'по науке', из эбонитовых цилиндров, соединённых цепью. По окончании вуза кому-то их передарил. Суть выше обозначенного к тому, что крутил я 'чаками' самозабвенно, в школьном рейтинге являлся, пожалуй, вторым, а может и первым. Но обитая у деда в деревне, оценил пастуший хлыст и банальную гирьку на цепочке. Кистень с той гирькой оставлял внятные вмятины на выбранных для экзекуции поленьях, а в меру трухлявые разбивал на щепки. Японские же палки на верёвке, едва царапали испытуемую поверхность. Однако, следует признать, что 'чаки' хороши для тренировок, ими трудно себе что-то сломать. А вот если неуклюже засветить себе по затылку гирькой, то сотрясением не отделаться.
   Обрастание знаниями, привело к тому, что я уже скептически поглядывал на оружие японской бедноты. Как впрочем, и на снаряжение самураев. В целом про Японию сложилось двоякое впечатление. С одной стороны красиво и романтично. А с другой, латы самураев 17-19 века, увиденные мной на выставке в Петербурге, прочностью, скорее соответствовали античности, республиканскому Риму и древней Элладе. Это я про лакированную кожу и шёлк, с бронзовыми бляшками, бисером и бантиками. Что касаемо сабель, именуемых катанами и прочими странными словами, то делались они холодной ковкой, представляя собой в массе довольно сырое железо. Имелось малое число, воистину, легендарных работ, но там многослойные клинки проковывали годами. Тот же временной период в Европах, характерен промышленным производством стальных лат и клинков, с которыми по качеству могли бы поспорить лишь самые лучшие из восточных работ. Наглядно, что на той выставке лучших самурайских доспехов, достойных сёгуна, имелась сильно б/ушная португальская кираса, которую вместе с каской, где то в 16-м веке, впарили японцам. А те, переделали под себя, развернув шлем задом наперёд, расшив накладки бисером и украсив бантиками.
   Позже став консервативным реалистом и циником, я узнал, что до японцев на тех островах жили бородатые айну, от которых пришельцы переняли многие военные традиции. Это примерно, 6-й, 8-й века. Тогда же, среди захватчиков зародилось ритуальное самоубийство - сэппуку, как принудительное наказание для трусов. Вроде того что: 'Либо ты, презренный дезертир, режешь себе живот, либо мы режем всю твою семью, а потом тебя, особо творчески. Выбирай!'. Позже, тот обряд казни-самоубийства оброс романтизмом.
   Из военно-японской культуры нравилось 'хоро', это такой разрисованный плащ-шар, который возил за спиной видный конный самурай, как признак важности - 'понто'. 'Вот оказывается, откуда понты пошли'. Слишком амбициозному коллеге, бывало, дарил расписной шар с намёком.
   Луки японцев тоже интересны. До 20-го века, даже среди высших сословий там питались скудно. Обилие пищи, особенно мясной, сильно влияет на рост, в сторону его увеличения. Но островитянам, увы. Потому средний рост аборигенов блуждал в районе полутора метров, но длина лука могла составлять около двух с половиной. Как же из такого стрелять? Разгадка в ассиметричной конструкции. Верхняя часть большого самурайского лука много длиннее нижней.
   Пусть военная культура Японии самобытна, но даже диких, бородатых айну, они долбали столетия, одолевая за счёт абсолютного численного перевеса. Впрочем, то, как за три десятилетия дети Аматэрасу, перескочили из развитой античности в эру линкоров и пулемётов, утерев нос в войне, самой крупной империи на планете, впечатляло. Пусть мы знаем о феерических глупостях российского верховного главнокомандования, о десятикратных потерях самураев, и о штопоре японской экономики, но они в 1905-м году победили. Их отвага, упорство и умение приспосабливаться к быстро изменяющимся условиям, заслуживают уважение.
   А три пионера Митяя, что пробовали отмахаться от демона нунчаками, храбро сгинули, даже не поцарапав тому латы.
   - Там подальше, за скалой, какой-то мужик в балахоне с книгой и свечкой стоит, - примчался взлохмаченный пионер, и, переведя дух добавил: - А за кустами два мёртвых варка и орка наездника.
   - Кажется, я знаю, что это за мужик. Штурм и вы четверо за мной, остальные ждите здесь. Привал, - скомандовал я.
   Найдя тела варгов, вспомнил про орколорда. Наверняка, он сейчас ведёт к Светочу сильный отряд. После развеивания найденных варгов, в казну капнуло немного монет. Получились две шкуры с верхней частью черепа волка переростка, и оставленной в декоративных целях челюстью с длинными клыками
   - 'Хотишь' такую нахлобучку? - спросил я Штурма.
   - А давай, брутальненько!- ответил он, забирая и одевая мохнатый трофей поверх шлема.
   Вторую шкуру с головой варга я нахлобучил себе, поверх капеллины. Прочие наши спутники смотрели с завистью. Носить шлем, с искусно сделанной головой крупного хищника, так чтобы шкура ниспадала на плечи, считалось шиком.
   - Подарю тому, кто первым завалит орка, - воодушевил подданных, призвав смотреть в оба, ибо скоро могут показаться исконные враги.
   Никакого целого оружия от орков не осталось. Собственно то, что тут были останки орков, мы поняли только потому, что опознали их варгов. Уж очень плотно пообедали церберы.
   Дальше, за деревьями располагался Светоч, желанная сущность в тёмно-коричневом балахоне. Почему мой гном решил, что это мужик я не понял, возможно, из-за разницы в росте и атмосферы таинственной угрозы. Прекрасный вид с высоты, клонящееся к закату солнце нижнего мира, пепел, скрипящий под ногами и недавний бой, не добавляли оптимизма моим людям. Светоч - очень ценный, для обнаружившего его героя, игровой объект, который дарит легендарный талант и исчезает. Если у игрока все слоты под таланты заняты, то подарком можно заменить любой имеющийся. Легендарный - не значит единственный в своём роде. Игрок в иной локации, добравшись до своего Светоча, сможет взять ровно то же.
   Чтобы не получить какую-то нелепицу из обширнейшего списка подарков, следует обращаться к 'светочу' тщательно продумав и сформулировав своё желание. После чего, сообразно понятому и учитывая общий игровой баланс, тот произведёт свой дар.
   Только игрок или обладатель замка может разжиться у Светоча знанием. Штурму и прочим героям это пока не дано. У меня все слоты заняты, теперь, замещением я получу талант с прибавкой к его уровню.
   Что же просить? Жить сегодняшним днём модно, но для правильного выбора возможностей, подкидываемых Судьбой, следует иметь план, как и куда, желательно приплыть.
   Опыт участия в чемпионатах по 'Героям', в далёкой юности, учил: 'Тот, кто первым получит заклятие 'Телепорт', обычно, выиграет'.
   Телепортация, практически в любую точку мира, это стратегическое оружие, круче 'Армагеддона' и аккуратнее ланцета. Несколько специально прокаченных магов - портальщиков, организуют 'точки подскока'. Небольшие ударные отряды, состоящие, только из героев и высших монстров, носятся по тылам врага. За какие-то сутки можно лишить неприятеля всех месторождений, замков без должных гарнизонов и выбить героев, чьи отряды сопровождения недостаточно велики.
   Для многих игроков жизненно необходимым являлся наличие или захват замка с магической башней содержащей это стратегическое заклятие. Разумеется, всё это работает только при наличии нескольких магов - специалистов с нужными талантами экспертного уровня, дающими возможность овладеть магией пространственного перехода и обладающих большим запасом маны.
   Гномы 'пролетали мимо' не имея магов как вида. Но существовала альтернатива. При строительстве рунных залов высшего уровня, следовало выбрать специализацию комплекса мастерских. Для моего племени идеально заниматься ковкой легендарных лат. Но для иного пути, на главном верстаке рунной залы чертилась 'Руна Исхода', позволявшая, раз в сутки, открывать портал из своей твердыни в любую принципиально доступную точку карты, сроком на три минуты. Внутрь чужого замка попасть нельзя, но неподалёку, запросто. Увы, кроме выпадения из производственного процесса легендарного верстака, подготовка активации портала, занимала многих высококвалифицированных мастеровых.
   - Каких знаний желаешь вкусить? - спросил клубящийся под капюшоном туман.
   - Желаю изучить 'Портал исхода'. В полной мере уметь создавать порталы, сквозь которые я и моя армия сможем переместиться в любое место, - ответил я, опасаясь, что меня могут неправильно понять и всучить что-то не то.
   - Каким талантом пожертвуешь? - спросил Светоч.
   - Забирай 'Первую помощь' - выдал я, с некоторым сожалением, впрочем, многие мои подданные уже являлись аналогом скорой.
   Страницы книги в руке 'учёного' принялись быстро перелистываться, пламя свечи затрепетало и погасло.
   - Бойся своих желаний, они сбываются - произнесла фигура исчезнув.
   На месте Светоча остался лишь дымок угасшей свечи, который скоро сдул ветерок. Я затаив дыхание изучал обретённое.
  
   Свойства героя Яролекс:
  Уровень героя: 6 (Класс: Подгорный шарпшутер)
  Здоровье: 90 (40 базовых, +50 игрока)
  Выносливость: 110 (60 базовых, +50 игрока)
  Скорость реакции: +12%
  Скорость шагом: 6
  Таланты (6 из 6)
  'Мастер подгорных шарпшутеров' - Базовый уровень. Позволяет тренировать каждую неделю 12 шарпшутеров из кернов или 'ботов' имеющих талант из любого стрелкового оружия натяжного действия. (Экспертный уровень таланта позволит тренировать 36 таких лучников) Тренировка стоит 400 монет.
   'Портал Исхода' - Средний уровень. Позволяет создать портал, сроком на одну минуту в любую допустимую точку пространства. Перезарядка 12 часов.
   'Молотобоец' - Базовый уровень. Скорость и точность ударов любыми молотками увеличена на 10%, запас сил при этом тратится на 10% медленнее. Базовые навыки владения боевым молотом.
   'Лидерство' - Экспертный уровень.
   'Меткая стрельбы' - Базовый уровень. Обладатель и его союзники в радиусе 10 шагов при использовании стрелково-метательного оружия, на 10% точнее.
   'Боевое единство' - Средний уровень. В радиусе 20 шагов обладатель ощущает чувства подданных и передаёт им мысленные приказы
  
  Приписанные артефакты:
  Посох шаровых молний. Утрачен, возродится через ## часов. Боевой - ездовой медведь. Повержен, возродится через ## часов
  
   - Босс, к нам идут орки! Вижу четверых, думаю это авангард. Будут тут, минут через пять, - отвлёк от смакования крутизны Штурм.
  
  
  
   Глава 10. Один за всех.
  
   Пешком, с детьми и раненными далеко не уйдём. Негоже в боевых условиях применять неопробованное, но деваться некуда. Выручит ли 'Портал Исхода'? Либо придётся жертвовать кем-то, оставляя в заслоне.
   'Что заранее пугаться, может, враги не так сильны? Ударный тан, герои, хускарлы, керны, будет чудесно, здесь и сейчас, покончить с конкурентом' - подумал я, осторожно подкравшись к краю плато, и взглянул вниз.
   Там, куда указывал Штурм, по горному серпантину осторожно шла четвёрка орков, три обычных деревенских охотника и один весьма примечательный. Этот рослый орк обладал угольно чёрной кожей, чем выделялся среди своих смугло - зеленоватых подельников. Развитая мускулатура, довольно правильные черты лица, пусть больше похожие на гориллу, нежели человека и почти круглые уши в отличие от развесистых, ослиных, лопухов 'собратьев', выдавали в нём урукхайя, 'высокого орка'. Для понимания, так называемые зелёные орки, часто имеют врождённые дефекты, будто весь их род подвергся лучевой болезни и злокачественными мутациями. Впрочем, если разобрать эволюцию их расы, так оно и есть. Это же творения жуткой 'лаборатории' Моргота, в которой из обычных эльфов, людей и иных разумных создавались боевитые слуги Тьмы. Чёрные орки - результат тщательной селекции, магических опытов и скрещивания 'лучших образцов' с людьми, чем занимался уже другой тёмный последователь в белых одеждах. Потому-то, чернокожий субъект с копьём, на фоне прочих, смотрелся красавцем писанным.
   Приложив ухо к скале, я услышал характерный гул марширующего войска. Пригляделся, едва различив вдали крупное облако пыли. Пусть этот пейзаж слишком размыт для глаз гнома, но догадаться можно.
   - Наверняка, это наш старый знакомый, орколорд с варгами, прёт вокруг горы, нанимая по деревням бойцов. Крут деятель, уникальный талант имеет и армию собрал, вон как топают, - невесело усмехнулся я.
   Рой, оставшийся у твердыни, озадачился разведкой сломанного моста и обнаружил на той стороне небольшой лагерь врага. К нашему счастью, орки строители никудышные и годные для починки переправы деревья росли лишь на нашей стороне ручья у разрушенной лесопилки. Системное сообщение о сгинувшем претенденте на трон локации, наверняка успокоило орколорда, ибо он вряд ли знает про выход на верхний план.
   Присутствие в авангарде чернокожего амбала, щеголявшего в чёрно-красных лохмотьях орка охотника, говорило, о наличии у конкурента таланта 'Мастер урукхайев'. Видоизменённый таким умением орк, становился раза в полтора здоровее и выносливее, не слабел под лучами Солнца верхнего плана, видел почти также далеко как человек. Из талантов он получал 'Ношение брони', пусть в данном случае бесполезное, но всё остальное при малой цене 'апгрейта' делало армию врага заметно сильнее. Разумеется, традиционное снаряжение, жутковатые алебарды, странные мечи с клевцом, шипастые щиты с изображением белой руки, возможно, примитивные арбалеты, чёрные воины получили бы только при перерождении в специальных зданиях, в полевых условиях изменялось только тело. Раз на специфическом бойце отсутствовала типичная 'упаковка', следовал вывод об уникальном таланте орколорда.
   - Штурм, держи - передал я герою боевой молот на длинной рукояти.
   Раз совня утрачена, нужно обеспечить всадника чем-то иным, длинномерным. Короткий меч и метательный топорик, слабо подходят для боя верхами.
   - Спрячься пока там и не отсвечивай, но будь готов по моему сигналу атаковать, - отправил я тана чуть назад, подбирая камень поувесистее.
   - Вы тоже ищите камни, чтобы швырять их на головы орков, - приказал я следовавшей за мной четвёрке пионеров.
   Эти скалы монолитны, с метаемыми предметами тут наблюдается дефицит.
   Связался с героями из отряда по селектору, потребовав немедленно прислать мне лучших пращников и хускарлов, а остальным готовиться к скорой эвакуации.
   Широкая горная тропа, по которой скоро пройдёт авангард вражеской армии, располагалась под невысокой скалой, на которой разместились мы. Орки редко поглядывали вверх, а мы прятались, дальнозоркость урукхая не помогла нас обнаружить.
   Выждав удобный момент, я высунулся и швырнул свою глыбу вниз. Четвёрка моих сподвижников, повторила действие, отправляя камни в полёт 'навесиком', не высовываясь. Их корректировал через 'Боевое единство'. После броска резво присели, подобрав заготовленное, и повторили.
   -Хрясь! - удачно прилетело в голову чёрного орка.
   Пусть высота небольшая, но пудовые глыбы, зацепили всех.
   Выхватив пионерский молоток, спрыгнул на орков. Никто из зеленокожих не успел удрать, оглушённые и покалеченные они вяло сопротивлялись. Работал молотком с максимальной скорость, метил по мерзким, вислоухим черепушкам. Помогал себе мятым бронзовым баклером, что побывал в пасти цербера. Этим маленьким щитом можно орудовать как кастетом. Скоро враги кончились. Развеивать тела не стал. Быстро собрал примитивные копья и палицы, ухватив их под мышку, и поспешил на исходную позицию.
   Орколорд наверняка оценил моё выступление, наблюдая за своим авангардом через виртуальную карту. Но что увидел враг? Сильно потрёпанного гнома, без шлема и кирасы, в изрядно битых наручах керна и лохмотьях чёрно-красного окраса, характерного для нейтралов-сепаратистов. По одёжке никто не подумает что я владыка твердыни, максимум недобитый бот, из охраны месторождения. 'Ату его варгами!'
   Ударный тан укрылся со своим бронированным Рыжиком за скальным выступом, поле боя он не видел, а потому посматривал вверх. Так и обнаружил опасность.
   Весь концерт затевался мной, ради выманивания конницы на варгах. Царапины Рыжика после боя с демоном затянулись. Боевой медведь весит почти тонну, волк переросток, втрое меньше. Пусть без груза варг бегает заметно быстрее, но с седоком на спине чуточку резвее оказывается медведь. Да и, не развернуться на тропе быстро. Вот бы их Штурм подрал.
   Будь у меня десяток хускарлов, я бы заткнул ими проход, устроив оркам Фермопилы, но с нашим выигрышем. Впрочем, тут не реал, где основные потери огромная армия персов, или любая подобная, очевидно, несла не от боя в тесном ущелье, а по отсутствию снабжения и вследствие антисанитарии. Продержись спартиаты неделю, вторжение бы феерически провалилось, впрочем, оно и так провалилось. Гор, перевалов и узких мест в Элладе достаточно. Спарта в свои лучшие времена могла выставить редко более пары тысяч тяжёлых гоплитов из города со снесёнными стенами. Это всё её полноправное мужское население той поры, но для блокировки перевалов их достаточно. Если где-то в книжках указывают большие числа, это скорее выдумки. Достаточно узнать, сколько в наше время могут прокормить те места. А вот флот всей Эллады не позволил доставить с того берега и 'крошки еды'. Представьте корабль похожий на стилет, выносливые, сильные, профессиональные гребцы укрыты за крепкой, узкой палубой. Никаких абордажей, только скорость, манёвр и умелый таран. Один военный корабль может пустить ко дну множество десантных судов. На суше с морским ланцетом схож ударный всадник.
   Навскидку врагов больше сотни. Я отдавал себе отчёт, что просто юный гном пионер начальных уровней, один на один слабее молодого орка охотника. Хотя бы потому, что у зеленокожего будет какой-то из оружейных талантов, например, 'Любимая палица'. Это значит, что махать своей дубиной орк умеет процентов на десять быстрее и точнее, чем пионер киркой. В моторную память владельца таланта подгружено несколько, как-бы отработанных, приёмов владения соответствующим, любимым орудием, что кардинально меняет расклад. Большая выносливость пионера сработает, только если он выживет в первом столкновении. Потом, с ростом опыта и приобретением талантов, ситуация поменяется, а пока, индивидуальной боевитости врагов, я могу противопоставить строй и дисциплину гномов. Но для правильного строя, способного перегородить эту тропу надо много больше бойцов и в латах, способных выдержать ливень из чёрных стрел.
   -Босс воздух! - предупредил меня по селектору Штурм.
   Мои планы потрепать варгов и орком порушила налетевшая бронзовая птица рух - этакая боевая единица, ранга пятого по замковой классификации. Летает медленно, швыряется отточенными как бритвы бронзовыми перьями. Через минуту эти 'авиационные пики' испаряются, возвращаясь хозяйке для повторения броска. Если рух считает жертву слабой, то может сесть и добить когтями, клювом. Собственно, пятый ранг имеет мой королевский минотавр, но пеший 'рукопашник' раза в два-три 'Здоровее' летающего стрелка. Доведись им сойтись на земле, бронзовый клюв против секиры совсем не играет.
   - Ждём! Ждём! - заметив тварь, передал я приказ через ауру 'Боевого единства', хотелось выманить врага на живца.
   Дождался на свою голову. Рух спикировала, осыпав меня горстью острых перьев. Я успел прикрыть голову баклером, постаравшись спрятать остальное тело под охапкой трофейного оружия. Палицы и копья орков, коими извернувшись, прикрылся, помогли слабо, а смотрелся я, наверное, как слоник за шваброй. Бронза, столкнувшись с бронзой, высекла искры, это мой маленький щит отразил летевшее в голову. Прочие, менее укрытые части тела, получили порезы и проколы разной степени тяжести. Если бы рух швыряла свои перья с максимально допустимой для полёта высоты, то пробивная способность её 'авиационных пик' выросла бы многократно. Прошивало бы, не то что мой щиток, а всадника с конём. Но точность с дальних дистанций исчезающе ничтожна, потому, если птица считала добычу безответной, то пикировала, сбрасывая перья в упор.
   Вероятно, рух видела моих гномов, но те находились в отдалении и видимыми средствами дистанционного боя не располагали, а потому сочла уместным сесть, что бы добить меня.
   'Догнать! Изничтожить!' - наверняка, приказал птице орколорд, видя избиение своих людей
   Спасибо особенностям управления юнитами в этой Партии. Только героями можно управлять по голосовому чату, куда бы тех не занесло. Прочие 'юниты' исполняли крайний приказ. Удрать, проявив инициативу, бронзовой птице не хватило сообразительности.
   - Гасите пернатую! Штурм в атаку! - передал я приказ по 'Боевому единству', как только рух села, практически на меня, норовя клюнуть в глаз.
   Острый клюв высек искры о подставленный баклер, за миг до того, как на птицу оглушило прилетевшими сверху камнями. У меня стало получаться корректировать наводку гномов, одновременно отмахиваясь от назойливой твари.
   Не успела бронзовая птица прийти в себя, как её сходу добил Штурм, тут же развеяв своим навыком все павшие тела. Это было частью представления, орколорд увидел героя в жёлто-алом.
   - Ярл, ещё три птицы и орки на варгах с главарём, - крикнул Штурм, затаскивая меня на своего медведя.
   По серпантину к нам неслась 'кавалькада' варгов. Над самым крупным развивалось чёрное знамя с белыми каракулями. Неподалёку набирали высоту три бронзовых силуэта. Где то вдали пылила огромная орда пеших орков.
   Враг решил не затягивать события, покончив с нами немедленно.
   Навстречу оркам, басовито жужжа, полетели раскрученные голыши, это пращницы вышли на позицию. Хускарлы, укрывшись за скальным выступом, готовились перехватить вражеских всадников.
   Ударный тан выносил меня с поля боя. Перья почившей птицы, таки изрядно меня исполосовали. Требовалась немедленная 'Первая помощь', иначе можно просто истечь кровью. К полю боя спешили медсестрички, так прозвали обладательниц лекарского таланта.
   - Отходят гады! - резюмировал в чат, пришедший с подкреплением, Франк.
   Конкурент передумал атаковать, притормозил и повернул обратно. Птицы раскрыли наши силы. Враг не глуп. Зачем переть на рожны хускарлов, если сбить пернатых на той высоте нечем? Безнаказанно ронять на наши головы тридцать 'авиационных пик' каждую минуту, пусть неточно, но поздно или рано защитники полягут.
   Голыши пращников, доставали отходящих варгов, без заметного ущерба. Первый залп бронзовых птиц истрепал окрестные кусты, кого-то ранило, Митяю начисто перерубило рожон, но безвозвратные потери не случились.
   - Отступаем к поляне с ранеными и уходим порталом! Ловить тут нечего, кроме бронзового лезвия в темечко, - резюмировал я, оценив расклад.
   От плато Светоча вело три тропинки, на север та по которой мы пришли, на запад по которой шли орки и третья куда-то на юг. Там могли статься неоткрытые месторождения, деревеньки с персонажами и сундуками, а так же прочие вкусности.
   - Штурм встань тут, по сигналу сделаешь пас руками, будто раскрываешь портал. Потом резво отправляйся по этой тропинке. Исследуешь южное направление, собирай ресурсы, а потом устроишь рейд по тылам врага! - приказал я ударному тану, достигнув бивуака гномов.
   Неуклюже сполз с медведя, раны беспокоили, хоть их закрыла, остановив кровопотери, 'Первая помощью' медсестрички.
   - Собирайтесь! Стройтесь! Уходим порталом! - потребовал я от подданных, прикидывая, куда открывать пространственную дверь.
   - Эй! В замке! Встречайте нас у входа верхнего плана,- обратился к героям гарнизона.
   С раненными и детьми на руках, порталиться в тылы орков бесполезно, там всё уже прихвачено, а в неизведанные дали верхнего плана опасно, можно, нарваться на армию третьего претендента или сильных мобов.
   Птицы, кружившие в поднебесье, уронили на собирающихся гномов очередную порцию отточенной бронзы. Стоявшего неподалёку керна прошило насквозь, убив наповал. Посекло многих. Вскрикнули раненные. Пошёл отсчёт минуты, до следующего рокового ливня.
   Гномы, озирались, я их пересчитывал, поглядывая на виртуальную карту.
   - Стройтесь в колонну, хватайте раненных и ценности, перебежать на ту сторону нужно быстро. На счёт три начинаем переход! - указывал я, активируя 'Портал исхода'.
   Пространственная дверь напоминала вогнутый мыльный пузырь, продавливая который, на ту сторону перебиралось моё воинство. Первым прошёл юный пионер. Осмотревшись он не нашёл опасности, кроме стайки волков, что немедленно заинтересовались гномом. В поле зрения наблюдался вход в твердыню, керны в жёлто-алом спешили к порталу. Не найдя опасности я дал отмашку и гномы пошли. Уложились в минуту. Последним в портал втиснулся я, махнув на прощание Штурму, игравшему представление перед птицами орколорда. Будто бы это он 'наколдовал' исход гномов.
   В критической ситуации использовать неопробованное опасно, вдруг не сработает. Альтернативой было резвое отступление с орками на хвосте и птицами осыпающими 'авиационными пиками'. Удрать может и получилось бы, бросив раненных на убой. Но игровая механика не подвела, портал сработал как надо.
   Гномы брели к вожделенной горе. Волки удрали. Хускарлы задержались, фиксируя портал, на предмет нежелательных гостей, что могли выскочить следом за нами.
  
   На нижнем плане у плато Светоча, остался лишь ударный тан. Рыжик, громыхая бронёй, уносил Штурма из-под крыльев медлительных птиц.
   Поприветствовав стоящих в карауле бойцов в жёлто-алом, отправился в резиденцию. Раненные разместились в таверне. Подкрепляясь замковой пайкой и отдыхая час, другой, скоро станут как новенькие.
   Игровой мир накладывает особенности, тут быстрее лечатся и отдыхают, потому разменивая немного своего 'здоровья' на жизни врагов 'толстый' и вовремя отступивший боец способен изрядно проредить неприятеля, было бы время. Впрочем, в реале хоть правила иные, но суть близка. Как только Секирыч и герои придут в себя, я намерен устроить вылазку на верхний план. А пока разместившись в кресле резиденции, лечу раны и слежу за приключениями Штурма.
   -Отлично! - воскликнул я, увидев, как армия орков двинулась по южной тропе, по пятам ударного тана.
   Это Штурм иногда оглядывался, давая мне картинку. Не знаю, о чём догадывался орк, но он правильно понял, что Штурм самый сильный 'юнит' в моей гоп компании.
   Птицы отстали. Возможно, исчезновение большинства мишеней заставило их вернуться к хозяину за новыми инструкциями. Тяжёлые бронзовые твари, парить могли долго, но свершая манёвры, особенно набирая высоту или пикируя, уставали. Чтобы набраться сил им требовалось посидеть где-то спокойно.
   - Откуда у неприятеля четыре птицы рух? - спросил я и сам себе ответил: - Определённо, где то в локации имеется их гнездовье, оно поставляет пару птиц в неделю. Орколорда, имеет 'Дипломатию', иначе, откуда орки чёрно красном.
   Кто там ещё под чёрным стягом нам неведомо. Но на том берегу в лагере орков Рой видел гномов и разновидности зеленокожих боевиков с характерными для присоединившихся нейтралов цветами.
  
   - Вечер, однако. Часов одиннадцать как белки скачем! Всем кто не в карауле спать! - повелел я.
   Игровая механика имела особенность, живым и даже некоторым мёртвым, например вампирам, необходим сон. Восемь часов в сутки гарантируют полный отдых и начисление до 20% опыта предшествующего дня. Если до рассвета, до пяти утра следующих суток не поспать, то недобор каждой пары часов уронит на 10% регенерацию всех характеристик. Можно конечно не спать, хоть двое суток подряд, но вы понимаете, насколько упадёт эффективность. А на третьи существо просто 'склеить ласты' и отоспится в могиле. Допустимы разные методы, например, работать и не спать одни сутки целиком, заваливаясь почивать утром следующего дня. Отоспавшись за восемь часов работать остаток тех и все следующие сутки, опять вырубаясь с утра. Так штрафные санкции на регенерацию можно обойти, но опыт, добытый при бодрствовании, пропадёт. Это не наш метод, во сне раны затягиваются продуктивнее.
   На посту стояли керны Штурма в жёлто-алом, по паре у каждого входа, на каждом плане. Они наняты во второй половине дня, не успели уработаться. Те, кто оставался в твердыне, успели расчистить небольшую площадку для пращников на нижнем плане, создав небольшой бруствер пред ней. Под балконом резиденции сделали баррикаду из мебели, прихваченной в таверне, укрепив её глыбами, что приволокли снаружи. На верхнем плане ничего не строили, даже принести сколь-нибудь значимое число стройматериалов не представлялось возможным. Там зима, окрестности присыпаны снегом и схвачены льдом. Немного камней, поухватистее, сложили на балкон, чтобы швырять во врагов, если представится случай. Часть гномов делала стрелы из того что натаскали подручные Коркра. Что-то Рой испортил тренируясь, но штук тридцать корявых поделок без наконечников запасли. Напоследок, перетащили на нижний план стол из таверны, за которым и сидели керны, укрываясь от вероятного 'авианалёта' птиц рух. Гномы сделали что могли, да и камни в окрестностях закончились. Крошить своды твердыни и скалы её образующие игровая механика не допускала. Поработать кирками, озадачиваться каменоломней или собирать материалы, пришлось бы вдали от входа, на что не оставалось ни времени, ни сил. Камнетёсов ещё и охранять придётся. А в твердыне, до нашего возвращения, всего-то десятка три гномов имелось, на все 'хотелки'. Притом, две трети их них Коркра задействовал в изготовлении стрел. Это рассматривалось как отдых, ибо, сидишь у костерка и подходящую ветку над ним правишь.
  
   - Рой и Франк, установите очерёдность и проверяйте посты, добавьте в караулы пионеров шесть. Остальным спать, - отдал крайние распоряжения и уснул прямо в кресле за столом управления твердыней.
   Будильник в интерфейсе был настроен на смерть кого-либо из моих людей. Имелась и такая возможность. Случись опасность, герои вызовут меня по чату, который, разумеется, голосовой, но с возможностью перечитать сообщения позже.
  
   Шло время. Штурм не задерживался. Рыжик то шёл, то бежал по тропе с максимальной для медведя скоростью. Для сбережения запаса сил четвероногого друга, ударный тан, временами, соскакивал с него и бежал рядом.
   Местность кругом гористая, другого пути просто нет. Карабкаться на скалы, конечно, можно, но скорость упадёт. Это ввиду 'кавалькады' варгов в нескольких минутах позади и набирающих высоту птиц, станет фатальным.
   Пред медведем открылась маленькая долина, с фабрикой големов, встроенной в скалу. Сооружение стерегла шестёрка образов готовой продукции. Бронзовые големы, скорее трудовики, нежели воины. Эти низкорослые механизмы, весьма полезны в каменоломнях, но способны летально двинуть своими металлическими руками, усиленными полосками крепчайшей чёрной бронзы в форме кастетов. Собственно, ими они и крошат породу в забоях. Технику следует чинить и заряжать, своего ресурса голему хватит на недельку, а потом потребуется посетить фабрику, производящую шестерых таких же еженедельно.
   - Ярл! Какие будут указания? Вижу консервный заводик!- разбудил меня ударный тан.
   - Штурм, в бой не ввязывайся, пройдись по краю и дуй дальше. Пусть жестянки задержат врага, - указал я, очнувшись и быстро вникнув в ситуацию.
   Гном не возражал. Добраться до монолита фабрики големов, сквозь бронзовых защитников он бы смог, но не за то время, что давали ему орки.
   Как там прошла встреча големов и воинства с чёрным знаменем, мы не узнали. Я опять задремал.
   Вскоре, над Штурмом парили рух, поминутно осыпая его своими перьями. Птицы мазали, но теория вероятностей работала не в нашу пользу.
   Вскоре, тропа пошла серпантином вниз. Там простирался пляж, обрамлённый острыми скалами. За чёрными волнами прибоя, недалеко от берега виднелась характерная для границ локации, едва заметная сетка из крупных шестигранников. Чуть выше на небольшом плато располагались серная и ртутная копи. Рядом нора, чья-то 'деревенька'.
   Комитет по встрече состоял из банды импов и гогов, коими верховодил магог с ярко красной шкурой. Всё это низшие твари Инферно. Импы - просто черти трудовики с небольшими крылышками, позволяющими высоко прыгать и немного планировать. Гоги и магоги, это те же черти, но лёгкая артиллерия, швыряющие слабенькие файерболы. Из ближнего оружия у тех и этих коротенькие когти, да зубки.
   Серьёзной опасности вся эта шайка не представляла. Ударный тан легко положит всех.
   Штурма встречали нестройными залпами. Магог жахнул, файербластом. Смотрелось эффектно, подпалило Рыжику мех, лишь разъярив медведя. Низшим инфернальным тварям сложно тягаться с героем - 'топовым' представителем линейки замка гномов. Будь магогов десяток, зажарили бы мишку в броне, а так познали ярость подгорного народа.
   С боссом это места - магогом, переговоры вышли короткими, завершившись молотом по рогатой голове. Прочих чертей, кого не порвал медведь, постигла та же участь.
   - Ярл! Я тут чертей завалил, два месторождения и деревенька взяты!- опять разбудил меня тан.
   - Отлично Штурм! А теперь разбери рудники на монеты. И что там, у злецов? - обрадовался я по селектору.
   В сундуке магога оказалось по две меры руды и серы, а также свиток, дарующий талант 'Метатель огненного мячика'. Без трат маны, которой у гномов всё одно нет, каждые тридцать секунд во врага можно отправить небольшой файербол снимающий десяток единиц 'Здоровья'. Это на базовом уровне. На эксперта, время перезарядки уменьшилось бы втрое.
   - Хороший навык, забирай себе!- советовал 'капитански' я.
   - Не орком же дарить. Деваться отсюда мне некуда. Приплыли! - констатировал Штурм, оглядев окрестности.
   Действительно, последняя развилка осталась позади, у фабрики големов. Ударный тан развеял трупы чертей, уничтожил монолиты месторождений. Теперь мне хватало монет, чтобы нанять в таверне второго героя, вернее героиню - мага земли и сопровождающих её арбалетчиков.
   Когда Штурм вновь показался на плато, бронзовые птицы напомнили о себе, удачно накрыв медведя перьями. Рыжик получил тяжёлую рану, одну из задних лап практически отсекло.
   Штурм затащил своего раненного медведя в обиталище импов. Как умел, перевязал рану и принялся ждать естественного выздоровления своего 'скакуна' подкармливая того пайкой.
   - Тан! У тебя теперь файерболы. Прямым попаданием птицу не убьёшь, но если зацепишь хорошо, то она же брякнется! - напомнил гному о его новой возможности.
   - Спасибо капитан! - ответил Штурм, навскидку запустив в небо огненный мячик.
   Каким-то чудом первый же выстрел попал в обнаглевшую птицу, что не ждала подвоха. Потеряв часть крыла рух закувыркалась вниз, грянувшись прямо перед входом в логово импов. Тан, с радостным гиканьем, выскочил с молотом наперевес и добил неуклюжего летуна. Развеяв останки, Штурм погрозил остальной авиации орков и скрылся в норе.
   - Нору импов нужно бы выжечь к #$%, - заявил Штурм, примериваясь к монолиту этого поселения.
   - Постой! За уничтожение любых деревень моральный дух светлых упадёт на единичку, на сутки и мы потеряем 10% бонус к скорости регенерации. Черти это лишь трудовики инферно, в драке слабы. Не трогай её! - категорически потребовал я и добавил: - Слоты под таланты у тебя пустые имеются. После разрушения деревеньки словишь "Палача народов", "Тирана" или "Сумасброда", оно те надо?
   - Сам знаю, потому и не спешу, ответил тан, вняв приказу.
   Какое-то время Штурм развлекался попытками сбить птиц файерболами, но те больше не подставлялись, внимательно следя за героем. Припоминаю, как много жизней назад отыгрывал я воина-мага. И на некоем острове с замком вампиров, увидел странных птиц. Сбил одну первым же огненным мячиком. В вот чтобы сбить ещё, пришлось изрядно попотеть. Потом наловчился, но уже из лука, став экспертом-снайпером. По животинам стрелять не любитель, просто птицы были нехорошие, вампирские соглядатаи.
   - А вот и гости дорогие! - заявил Штурм, обнаружив в очередную вылазку, кавалькаду орков на варгах под чёрным стягом, что блокировали дорогу с пляжа.
   Раненный медведь для скачек не годился. Будь мишка здоров, ожидающие атаки вражеские всадники отбегали бы, осыпая тана стрелами. Оставшихся птиц учитывать следует. Наверняка Рыжика ранили бы, приведя к той же ситуации, но вне укрытия.
   Орки неспешно приближались. Вражеский лорд, судя по виду обладал неплохой бронёй под чёрными тряпками и волшебным ятаганом, по тёмному лезвию которого пробегали синие всполохи. Однако, звать тана на поединок или штурмовать пещеру орколорд не спешил.
  
  
  
   Глава 11. Круговорот страшилок.
  
   - Эй, гномик! Отринь Аулэ. Моргот могуч! Переходи под мою руку, не пожалеешь! Упрямиться станешь? На ремешки порежу, на кол посажу! А перейдёшь, братом мне станешь! - предложил вождь под чёрным стягом, подойдя ближе к норе, где укрывался мой тан.
   - Ага, сейчас, только шнурки поглажу! - выкрикнул Штурм, швырнув файербол.
   Огненный мячик, летел со скоростью снежка, орколорд легко отбил его ятаганом щит, без какого-то вреда для своего оружия.
   Не правильно думать, что файербол, который мог применять мой ударный тан, какое-то супер оружие. Десять хитпойнтов распределённые по площади, переживёт практически любой хилый 'юнит'. Для героя это просто неприятный ожог, который затянется минут за десять. То, что Штурм ухитрился сбить рух, скорее везение. Возможно, он спалил птице глаза и та рухнула, потеряв ориентацию. И потом, снимая раз в тридцать секунд о десяток единиц 'Здоровья', можно со временем до канать даже героя, но попасть медленно летящим шариком в подвижную цель дальше двадцати метров, трудно. Ждать никто не будет. Однако, в бою, неожиданно брошенный в лицо неприятелю раскалённый мячик, может решить исход боя, дезориентировав противника.
   Орк разразился навязчивой пропагандой, перемежаемой угрозами. Надо сказать, грузил он складно и убедительно. В процессе, со слов оппонента, мы узнали, что 'на самом деле' порождения Моргота очень мирные и добрые. Все, через одного поэты, музыканты и певцы. Это именно они придумали всё, что есть в мире из достигнутого разумными. Будто трёх тысячелетий известной истории Средиземья, до появления орков не бывало. Не стояли по обеим берегам срединного моря, величественные поселения древних эльфов, твердыни гномов и города первых людей, о гении которых мы можем судить по грандиозным руинам древних театров, библиотек, остаткам акведуков и дорог, баням, разветвлённой системе водопровода и чудеснейшим артефактам. А дошедшие книги поражают учёных утраченными достижениями в области магии, физики и математики. Однако, 'настоящие орки' интересуются только историей орков, всё остальное не воспринимают, захваченное ломают или выдают за своё, а потому себе не лгут, выступая крайне убедительно.
   Орк, перемежал запугивание с ломкой шаблонов, ведь по умолчанию принято верить собеседнику, а тут такое забористое изложение, мол история мира совершенно иная. Этакая силовая вербовка. Отринув развесистую лапшу 'самых честных уверений', выделил суть. Орк предлагал Штурму вступить в его банду и остатки дней в этой реальности разъезжать убивая, грабя и обращая в рабство всех, кто отринул Моргота или неверно понимает его учение. А племя гномов коротало бы время, производя оркам всё необходимое. Пионерок ожидала величайшая честь, развлекать орколорда и рожать полуорков от самых могучих бойцов.
   - Босс, Рыжик практически здоров! Вечереет, во мгле птицы рух слеповаты. Надо атаковать! Если завалить орколорда, войне конец! - заявил мне Штурм.
   - Погоди! Видишь, все всадники на варгах сделали себе пики, а ты в низине, - возразил я.
   - Броня крепка, медведи наши быстры! У тех пик деревянные наконечники, это просто дреколье, шиш пробьют. Вся эта шушара, на один удар каждый. Орколорд, возможно, на три. Я их сделаю! - настаивал ударный тан.
   - Хорошо. Удачи! Да пребудет с тобой сила Аулэ! - напутствовал я тана.
   Действительно, чего ждать? Орочья пехота ещё не подошла, птицы куда-то улетели, на плато, перед обиталищем импов, в котором прятался мой герой, расположились полумесяцем только немногим более полдюжины всадников на варгах под чёрным стягом. С моим героем сравним только орколорд-игрок, полагаю, что Штурм на Рыжике круче. Орки на варгах, это третий ранг против седьмого-геройского ударного тана. Отличный шанс покончить с конкурентом игроком.
   Тан выскочил из укрытия пешим, набирая разгон. Орки выпустили в него стрелы и схватились за свои деревянные лансы. Рыжик, гремя бронёй, выбрался из норы, быстро догнал Штурма и тот ловко вскочил на своего медведя, беря курс на орколорда.
   Орки будто бы ждали такого исхода. Направив дреколье на гнома, они устремились навстречу. Красиво шли, плотным строем, бок о бок, ляжка к ляжке. Недаром, у них имелся талант 'Верховая езда'. Позади полумесяца из верховых орков мчался их вождь, гордо держа чёрное знамя.
   За миг до столкновения, ударный тан вскинул руку, выпуская файербол, сжёг лицо орка, мчавшегося точно на встречу, вышибая того из седла. Лишь три ланса угодили в цель, остальные орки, улюлюкая, промчались мимо. Броня медведя и гнома выдержала сшибку. Дерево не смогло пробить железо. С громким треском ломались пики. Того волка, что оказался прямо напротив медведя, зажатый соседями, Рыжик опрокинул и втоптал в камни. Могучим ударом молота Штурм разбил голову варгу справа. Пробил строй и оказался напротив главного орка.
   Вождь врагов опустил чёрное знамя, укреплённое на древке добротной пики со стальным наконечником. Только теперь я рассмотрел, что варг главаря орков значительно сильнее обычных волков переростков, на коих гарцевала неприятельская свита. Штурм потерял разгон, когда на него наскочил главный враг. Грозный волк прыгнул в сторону, уходя от прямого столкновения с Рыжиком. Молот гнома просвистел недалеко от головы вождя. Но орколорд метил не в гнома, а в медведя. Чёрная пика виртуозно пробила доспех Рыжика, вошла глубоко, нанеся серьёзную рану, переломилась и вскоре исчезла. Пусть так орколорд утратил на сутки своё чёрное знамя, который оказался приписанным артефактом, но Рыжик рухнул. Штурм откатился далеко, но быстро вскочил на ноги, отмахиваясь молотом на длинной рукояти от наскоков неприятельской свиты.
   - Штурм, береги спину! Отступай к норе! - давал я бесполезные советы.
   - Своих не бросаю! - вертелся юлой тан, прорываясь к поверженному медведю.
   Варги затеяли хоровод вокруг гнома, стреляя в упор и стараясь наскочить со спины, чтобы опрокинуть тана. Гном разбил голову одному наглому волку, выбил наездника, но время утекло. Орколорд, спешившись, быстро добил Рыжика ятаганом. Штурм, отогнав орков, нацелился сцепиться с их вождём. Но неприятель поспешил удрать. Орколорд ловко вскочил на своего, грозного варга и отъехал, смеясь. Видимо, такая игра доставляла игроку конкуренту удовольствие. Тело Рыжика растворилось в воздухе, оставив на месте гибели медведя его броню и пушистую шкуру. Штурм замер рядом в замешательстве.
   Орки кружили, стреляя из луков в упор. Латы тана пока держались, раны если были, то несущественны. Варг главаря художественно подвывал, казалось, будто насмехается.
   - Рыжик мёртв! Отступай хоть куда-нибудь из-под карусели! - требовал я.
   - Да, #%$#4, ярл! - отозвался тан.
   Штурм, рванул и достиг скалы и переводил дух, прижавшись к ней спиной. Орки выстроились полукругом, обстреливая из луков и выискивая щели в доспехах. Напрасно они замерли. Штурм прислонил боевой молот к скале, заслонившись щитом. Обратным движением он выхватил и швырнул в ближайших врагов обе франциски, одну за другой. Первый топорик угодил в лоб зазевавшемуся орку, выбив того из седла. Варг оставшийся без хозяина утратил интерес к сражению и ринулся прочь. Вторая франциска пролетела мимо, испугав уклонившегося лучника.
   - Штурм! - прокричал тан свой боевой кличь, идя на прорыв к приютившей его норе.
   Простые орки прыснули в стороны, а главарь атаковал, разогнав своего грозного варга.
   - Сзади! - предупредил я.
   Штурм с разворота ударил молотом и разбил челюсть варгу орколорда, зубы твари, кровавой шрапнелью разлетелись в стороны. Но массивная, разогнавшаяся тварь сбила гнома, а вражеский вождь рубанул ятаганом. Длинная рукоять боевого молота и рука Штурма оказались перерублены.
   Варг пал, жалобно подвывая сквозь разбитую пасть. Орколорд быстро вскочил, а раненного Штурма топтали пробегающие по нему варги, не давая подняться. Орки на скаку, норовили всадить стрелу в упор.
   К тану уже бежал, вскинув ятаган, орколорд. Мелькнул чёрный клинок, навстречу которому тан выставил щит. Небольшой кавалерийский рондаш медвежьего кавалера выдержал удар, высекший искры. Но молнии, соскочившие с кончика ятагана, захлестнули руку гнома, парализовав её. Тан крутнулся на пятой точке, при этом зацепил ногами и повалил орколорда, а затем пнул пятками, выбив шпорами искры из чёрной брони, не будь таковой, вспорол бы врагу брюхо. Вражеский вождь, махнув в ответ ятаганом, отсёк гному ногу. Молнии, сорвавшиеся с клинка, парализовали нижнюю часть гнома и остановили кровь из обрубка. Ловко поднявшись с перекатом, броня не помеха, орк неспешно направился к тану.
   - Катись влево! - возбуждённо приказал я, видя, что бой происходил уже недалеко от откоса, за которым бил прибой.
   Тан внял. Враг не успел, и Штурм благополучно полетел в пропасть.
   Убиться о скалы или утопиться гному не удалось. Набежавшая волна смягчила удар, подхватила, проволокла и зашвырнула на камни распростёртое тело. Я видел, что мой воин жив, но картинка пропала, Штурм оказался без сознания.
   Своего павшего героя я бы возродил. Удовольствие стоило: в монетах того же, что и найм в таверне, во времени - сутки и требовало наличия замка на момент воскрешения. Попадать в плен к тёмным, считалось хуже смерти.
   Все эти манёвры не заняли много времени. Чертыхнувшись, я немедленно переключил интерфейс. В таверне нанял мага земли, назначив тому талант 'Понимание сути'. Глянул мельком на прилагающиеся герою артефакты и оставил их приписанными. Отправился знакомиться. Может показаться, что магу лучше дать умение 'Мудрость', что позволяет овладевать заклятиями до пятого ранга, при надлежащей прокачке. Или нечто увеличивающее регенерацию или запас маны. Впрочем, без 'Мудрости', герой-маг, заклятия выше второго круга просто не освоит. Полагаю, что с "Пониманием", умный герой сам придумает, как заполучить в оставшиеся слоты правильные таланты.
   Наёмником оказалась миловидная девушка невысокого роста с густой гривой рыжих волос, заплетённых в смешные косички. Чем весьма походила на большинство моих пионерок.
   - Приветствую, я ярл Яролекс, мы гномы, это наша твердыня, к горе идут орки и прочие враги. Надеюсь, с нами тебе понравится! - поздоровался я, вглядываясь в большие серые глаза.
   - Зови меня Цифра. Гномы это то, что нужно, не хотела бы служить оркам. И талант ты мне дал правильный. Какие будут приказания? Ярл! - дисциплинированно ответила девушка.
   'Обожаю таких сообразительных и красивых героев', - подумал я, давая инструкции и разглядывая пополнение.
   Как маг земли девушка и пришедшая с ней четвёрка павезных арбалетчиков имела характерный окрас одежд, в крупную, чёрно-зелёную клетку. Приписанная роба и пояс мага, являлись слабенькими, но полезными поначалу артефактами. Первое незначительно уменьшало издержки на заклятия школы 'земли', второе немного увеличивало регенерацию маны.
   Всех арбалетчиков немедленно отправил на нижний план, отдав под руку дежурившего там Франка. Если враг разделил силы и послал пехоту к твердыне, то вскоре могли нагрянуть орки. Будет, кому их встретить.
   - Держи этот протазан, а заодно талант владения им, чтобы оставшись без маны и столкнувшись с врагом нос к носу, ты могла постоять за себя, - заявил я, вручая героине припасённое оружие.
   - Спасибо! - отвечала она, забирая подарок, изучая что-то в своём интерфейсе.
   Протазан, это западный вариант того же рожна, часто напоминающий сплющенный трезубец, или лилию с герба королей, боковые распорки сильно короче центрального клинка. Конкретный образец, довольно паршивой выделки, но иным не располагаем.
   Когда-то, много жизней назад я пробовал себя в роли мага-воина. Из разных видов оружия, для мага оптимальным нашёл именно древковые, которыми можно колоть и рубить. Копьём овладеть проще. Задача мага вступившего в рукопашную, не убить врага, а сдерживать, дожидаясь подмоги. Достаточно тыкать со скоростью швейной машинки в центральную часть неприятельского туловища и маневрировать. Зверушек агрессивных протазан тоже хорошо останавливает. Оставшись без маны и спрятавшись за 'танка', можно хорошо помочь тому, тыкая из-за спины копьём. В той жизни мага, разбогатев, я приобрёл лучший рожон, зачарованный на удар молниями. Так поднаторел, что одолевал силы врагов только этим длинномерным инструментом войны. Полагаю, моему сапёру с рыжими косичками, умение приветить врага острой сталью пригодится.
  
  Цифра (герой маг - раса человек)
  Уровень: 0
  Здоровье: 50
  Выносливость: 50
  Запас маны: 100
  Скорость шагом: 5
  Таланты (3 из 8)
  1. 'Магия земли' - базовый уровень. Доступно использование заклятий соответствующей школы.
  2. 'Понимание сути' - базовый уровень. Герою подгружаются базы знаний о природе вещей.
  3. 'Любимый протазан' - базовый уровень, на 10% увеличивает скорость, точность при использовании древкового колюще-рубящего оружия. На 10% затрачивается меньше запаса сил.
   Приписанные артефакты: Роба мага земли, уменьшает на 5% траты маны на заклятия соответствующей школы. Пояс мага новичка, ускоряет регенерацию маны на 5%.
  
  
   - Увы, бронёй пока обеспечить не можем, - развёл я руками.
   По мне и так видно, что сам в рванине, которая того гляди рассыпается. Мои изрядно порубленные латы, для скорости 'починки', просто приложили на надлежащие места и примотали верёвками. Удар, другой такая конструкция выдержит.
   - Да и не надо, пока и так хорошо, - отвечала девушка, опробуя протазан.
   Цифру посадили улучшать стрелы, созданные гномами и чинить наше вооружение. Магия земли, это магия материи. Создать из уплотнённого заклятиями камня гранёный наконечник, впаять его в древко стрелы, поправить кривоватую деревяшку и корявое оперенье магиня земли умела. Засев на балконе с Коркра и Роем, который продемонстрировал две оставшихся, "эталонных" стрелы для своего блочного лука, Цифра быстро освоилась, улучшая наши стрелы и добавляя на деревянные копья-колья наконечники их уплотнённого камня. Гномы радовались такому подспорью, растаскивая оружие по мере готовности.
   - Я могу это подправить, так чтобы налезла на гнома! - указала Цифра, освоившись, на алые латы демона, что выгрузили неподалёку.
   - Отлично! Сделай этот комплект для Роя. Алый в алом, хорошо звучит. Он наш единственный снайпер с блочным луком. А себе забери его лакированную кожу, - поставил я, используя открывшуюся возможность.
   Отчасти, потому что мне было лень снимать накрепко примотанные ко мне порубленные доспехи павших кернов, с которыми я свыкся.
   Хитин, из которого состояли латы демона, мялся словно пластилин, под сияющими активной магией руками Цифры. Немного времени, и укороченный панцирь с замазанными трещинами налез на тана кирки.
   Рой походил, попрыгал в обновке, прикинул, как будет бить киркой, удобно ли стрелять из лука и остался долен. Цифра натянула поверх робы мага лакированную кожу с чёрно красным узором, приобретя весьма воинственный вид.
   Хлыст демона порезали на части, пустив на три хороших кистеня. В качестве била использовали подходящие голыши, которые Цифра 'спаяла' с пластичной кожей неведомого адского зверя заплетённой в косу, из которой, собственно и состоял хлыст. Один кистень я забрал себе и теперь приноравливался к использованию. Этот утыканный лезвиями, кончик хлыста демона, после модернизации напоминал моргенштерн.
   - Зашибись! - раздался в голосовом чате голос очнувшегося Штурма. Тан сидел на гальке, обдаваемый холодными волнами. К нему приближались орки. Им потребовалось некоторое время, чтобы отыскать путь к моему герою. Самоубийство в игре налагает серьёзные штрафы на 'карму', но оказаться в плену у кровавых отморозков неприятно. Штурм выбирал, задумчиво глядя вдаль. Видимо, принял решение, незаметно передвинув под руку короткий меч. Ещё немного и он смог бы встать. Оказалось, при падении серьёзно сломалась и вторая нога. На регенерацию не хватило совсем немного времени, которого враги не дали.
   - Трусливые гномы сбежали порталом. Твой хозяин дурак, может скакать как блоха! Но самый ценный трофей это ты. А замок никуда не убежит! - транслировал мне Штурм, громкие восклицания вождя орков
   - Штурм, давай пробуем договориться с орками, - неуверенно предложил я.
   - Яролекс, я понимаю, что мне сейчас будет очень больно, но какие могут быть переговоры с этими @#$%&X*Y?! Им людей на ремни порезать и съесть по кусочкам, живьём, как почесаться, я не буду ронять честь, вступая в невместную беседу. Убиваться, тоже не буду. Самоубийство, отодвинет меня от бессмертия, - гордо ответил тан.
   Застрелиться файерболов Штурм не смог бы, тот слишком слаб. Зажарить себе ухо, спалить бороду, глаза и кожу запросто, но не более. Утопиться быстро трудно. Разве что зарезаться, но по моральным принципам гном считал самоубийство невместным. А возможно, хотел получить талант 'Железные нервы' или ещё какой-то, раз представился случай.
   Дальше я стал свидетелем того, что предпочёл бы не видеть вовсе. Орколорд, ожидал подвоха, принял файербол на щит и парировал атаку тана, легко перерубив широкий и короткий меч своим чёрным ятаганом. Руку гнома поразила цепная молния, соскочившая с чёрного лезвия, частично парализовав Штурма. Потом главарь ведя, совершенно спокойным, вкрадчивым голосом, неспешную беседу, увлёкся членовредительством. Игрок - орк нарочито медленно, с нескрываемым удовольствием пилил тану руки и ноги, предлагая тому отринуть веру в Аулэ, создавшего гномов 'Первого кузнеца', помощника Творца.
   Занимаясь пытками, орк тренировался. Примечательно, что утрата половины здоровья роняла 'моральный дух' пострадавшего на единичку. Длился этот эффект сутки. Так, несколько раз перемучив и залечив, можно довести 'мораль' пленного до 'минус трёх', чтобы система перевела его в нейтралы, а потом завербовать. Помнится, такой приёмом обожали пользоваться некроманты и владыки Инферно, изобретательно строя обширные пыточные, куда с особым энтузиазмом тащили пленных паладинов, как заготовки для создания антиподов - рыцарей смерти.
   При пытках, опыт набирают все участники процесса. Суккубы обожают повисеть на дыбе, отделывая друг друга плётками. Раны в игре заживают быстро, а опыт остаётся.
   Ошибочно думать, что подобным могли безнаказанно заняться 'светлые силы'. Гипотетически можно всё. А на практике, если Моргот промышлял грабежами, массовыми убийствами, жертвоприношениями, работорговлей, пытками и жестокими экспериментами, то светлым невместно. Ибо уронит мораль и одарит противоречивыми талантами, насылая кары небесные.
   Если светлые начнут вести себя как тёмные, а тёмные как светлые, то для тех и этих наступят тяжёлые времена.
   Героя, сколько ни пытай, нейтральным не сделать, но видимо это уже чисто спортивный интерес. В интернете и даже прямом эфире, ныне частенько встречается, как люди отрезают головы другим людям, бывает, живьём и бахвалятся этим на селфи. Перед глазами стоит радостный 'бармалей', держа за косу отрезанную голову красивой девушки и многозначительно такая пальчиком в небо. Ужасно, что вся эта гадость вползает в сознание людей. Бывшие друзья стали оправдывать, тех, кто может повалить и душевно отфутболить глупую молодуху ногами, набежав толпой мужиков с безумными глазами. Мол, 'сама дура, выделывалась на конференции о роли женщине в их культуре, вот тебе, стерве роль и показали'. И ведь государственные лидеры всех полюсов, дали зелёный свет, тому болоту. 'А то, как бы чего не вышло? Особенно с ценами на углеводороды'. Будто не ведают, что 'лапку засосало и всей птичке утонуть'. Так чего удивляться, особенностям виртуала, если в реале кровавых мракобесов развели сотни тысяч.
   Партия игры, для нас вынужденных игроков, дублей всех видов, слабо походила на развлечение, а больше на филиал ада. Впрочем, эти партии создавались как арены для 'боёв без правил' с тотализатором, где 'сильные' управляющего мира, выясняли какие-то свои отношения, делая астрономические ставки. Для отдельных донаторов или кланов помельче, это как 'хоккейная лига', со своими особенностями и выгодой от участия. Кто-то снимал фильмы, киберспорт ныне популярен. Остальным участникам давался лишь небольшой шанс поправить свои дела. Выгода от разума, запертого в виртуальной реальности, могла быть самой разнообразной. Шутили, что гости из 'далёка', что 'подарили' землянам чудесные технологии, могли 'припахать' понравившееся сознание, где-то в 'далёкой-далёкой'. Зачем разрабатывать сложный искусственный интеллект, если проще скопировать сознания нужного трудоголика? А партии, лишь арена, для отбора подходящих кандидатов. Причём, любое из выше перечисленного, остальному не мешает. Всё в копилку учредителей.
   Смотреть, как истязают моего героя, было мерзко, а слушать орка гадко. Вспомнилось, вот лежишь, бывало, на операционном столе. Местный наркоз на пол тела и доза обезболивающего со снотворным, но не спится. Врачи деловито дёргают и сверлят кости. А на соседних кушетках извлекают лишние железки из тел незнакомых мужиков. Почему-то зрелище изрезанной плоти соседей. Пятна на фартуке доктора, жёлтые от фурацилина и алые от крови. Куча грязных тампонов в фигурной миске. Гранёный стакан, из которого хирург кривым шприцем набирает обезболивающее, немедленно вводя стонущему мужику по периметру раны из которой торчит замысловато перекрученная железка. Всё это сильнее бьёт по психике, чем осознание того, что подобное происходит с собственным телом. Зная, свою впечатлительность смотреть дальше не стал.
   - Держись Штурм! Ты подарил нам время! Да пребудет с тобой Аулэ! Спасибо! - напутствовал я потерявшего сознание тана, отключившись от чата.
   Вернулся к действительности, найдя на себе озадаченные взгляды соратников.
   - Штурма взяли в плен и жутко пытают. Он геройски держится, - пояснил я братве свою гримасу.
   Каждый погрузился в свои мрачные мысли, продолжив прерванные занятия. Выходило, разменял я своего героя седьмого ранга на несколько вражеских 'юнитов' третьего и птицу рух - пятого. Монеты, на которые нанял Цифру и четверть суток времени, стоили ли того? Уже ничего не изменить. Тут же на балконе, завалился досыпать положенные для набора опыта часы.
  
   - Стой, кто идёт! - разбудил меня окрик Франка в чате.
   - Не стреляйте! Мы беженки! - заголосили женские голоса, на гномском наречии.
   Я быстро глянул на карту. С нижнего плана ко входу в твердыню приближались пионерки, облачённые в чёрно-красные наряды нейтралов. Вечером цвет различим слабо, но гномье зрение позволяло, к тому же дистанция небольшая.
   - Не стрелять! - крикнул Франк изготовившимся к бою арбалетчикам, что выстроили неподалёку за его спиной стенку из своих павез, этаких огромных щитов с распоркой.
   Непонятные визитёрши несли детей, по паре каждая. Гномы особо трогательно относятся к детям и женщинам. Вообще, по клановым устоям, случись беда, только красивый пол с ребятнёй, засчитывается как беженцы. Мужики отказавшиеся защищать свою Родину, свои семьи, с оружием в руках, избравшие спасение с бегством на чужбину, это кто угодно, дезертиры или вражеские диверсанты, но никаким образом не беженцы.
   Пока мы тупили, беглянки поравнялись с выдвинувшимся к ним на встречу кернам. Франк снял шлем.
   - Послушай что скажу, - наклонилась ближайшая беженка к моему герою, неожиданно нанеся удар заточкой в открыто горло.
   - А-а-а! Тревога! - завопил Франк, ощутив боль и яд в разодранной щеке.
   - Нас атакуют все к бою! - всполошил я братву внутри твердыни.
   Перешёл на управление через ауру 'Боевого единства'. Соратники бросали свои дела, хватали оружие и спешили к баррикаде под балконом.
   Судя по карте, напавших мало. Нас неожиданно атаковали пионерки, нанятые где-то врагом. Красивые лица ничего не выражали, кульки с хныкающими малышами были отброшены, в руках оказались отравленные заточки. Это уловка врага, отнявшая немало жизней. Гномы не хотели рубить миловидных, юных пионерок. Оба керна Штурма, что стояли рядом с Франком, немедленно пали.
   Вдали блеснул огонёк. Из-за каменной гряды неожиданно показались, спеша к месту схватки фигуры в чёрном, с замотанными в тряпки мордами.
   - Они одержимы, у них яд! - хрипел Франк, из-под кучи тел, поваливших его врагов, смачно ругаясь.
   Керн, едва успел перейти в 'Рывок' и намеревался взять чужих пионерок в плен, нанося щадящие, оглушающие удары руками. А потом затих, подействовал яд, и кто-то добил Франка, отравленной заточкой в глаз.
   Арбалетчики дали залп по вражеским пионеркам, прошив их болтами. Перезарядить не успели, сверху прилетела изрядных размеров глыба, вбившая капеллину в плечи одного из стрелков и расшвырявшая остальных. Уцелевшие и опомнившиеся арбалетчики схватились за кошкодёры, этакие, характерного вида, мечи наёмников. Тут на них накаталась волна из настоящих орков, вооружённых копьями и палицами. Вспыхнула короткая схватка. Для стрелка кошкодёр, лишь слабое утешение, доведись сойтись с умелым копейщиком. Каждый орк с древковым имел профильный военный талант. Шансов у павезных арбалетчиков Цифры не осталось.
   Мысленно благодаря павших за подаренные мгновенья, мы изготовились принять врага за баррикадой. Балкон заполнялся взъерошенными пионерками, выскочившими на крики.
   Я встал в центре, хускарлы по бокам с тем, чтобы прикрывать щитами, случись нужда. За ними разместились ветеранки алебардщицы. Ни к чему разбивать слаженный механизм взаимодействия.
   Минотавр сместился к одной из лестниц. У другой встал Войд в чешуе и с молотом, за ним Цифра с протазаном. Кернов с навыком 'Рывок', разместились равномерно. Прочие гномы рассыпались тонкой серой линией охватившей всю баррикаду. На балконе приготовив тяжёлые камни, с резервной партией разместилась Димка, охватывая всех своей тактической аурой.
   Рой успел выстрелить вдоль туннеля дважды. В приближающихся орков полетели боло, топорики и молотки, бойцы Димки уронили камни. Уцелевшие под обстрелом орки перескочили выбывших. Резвые орчанки, с зеленоватой кожей, а именно ими оказалось большинство нападающих, в одних лохмотьях, легко взмывали на груду из мебели и камней, прыгая сверху на гномов. Если пионер не успевал поймать на алебарду стремительную берсеркершу, то встречался с её отравленной заточкой или палицей. Копья имеют значительно лучший баланс, нежели алебарды и в противостоянии с такими юркими, бездоспешными врагами продуктивнее. Хускарлы поймали кого-то на рожны, а потом прикрылись щитами и деловито крушили черепа шестопёрами. Я опробовал моргенштерн, разбив одну голову и тут же отпустил его, взявшись за молоток. Отточенная кость ударилась в грудь и разлетелась осколками. Это я, при всей своей повышенной скорости, не успел уклониться от прыгнувшей с баррикады орчанки. Меня уронили. От заточки в глаз спасла аура 'Боевого единства' и минотавр, что носился позади гномов как угорелый, снося прорвавшимся и подвернувшимся врагам головы.
   Развеял, оказавшийся на мне обезглавленный труп. Когда поднялся, враги уже кончились. Грудь саднило, взглянул на то место, куда пришёлся удар, костяной нож, пробил обмотки, яд достиг цели, моё здоровье медленно проседало.
   Герои развеивали труппы, раненных оказалось мало. 'Первая помощь' наших медсестричек, яды не лечит, но поднимает здоровье на пару процентов. От такой помощи я отказался, уступив другим. Само пройдёт.
   - Идём наружу! - потребовал, формируя отряд.
   Вскоре мы вышил на поверхность, не найдя никакой угрозы. В сторону переправы удирало несколько тёмных фигурок.
   - Секирыч! Догони их, разведай, что там, у моста и возвращайся, - приказал я минотавру.
  - Му-му-у-у, - боевой телёнок замахал лапами, показывая себе на глаза и актёрски зажмуриваясь.
   - Точно, уже стемнело, телёнок практически не видит. Вместе с Секирычем пусть сбегает Рой, - отправил я в ночь разведку.
   - Шмяк! - сверху прилетел булыжник, разбив плечо хускарлу.
   Мы резко, и практически синхронно вскинули щиты. Сверху редко сыпались, кому-то отбило руку, но безвозвратных потерь не было.
   - Рой постой, на горе засели орки, сними их оттуда, - приказал я, не успевшему отбежать, тану со снайперским луком.
   Несколько стрел, выпущенных куда-то вверх, и к нам упало тело. Обстрел прекратился, желающих швырять в нас камни не стало или попрятались. Вероятно, орки нашли путь на гору. Что-то я в своих оборонительных планах сильно прошляпил.
   К счастью, нас больше никто не атаковал. Потери удручали, не стало арбалетчиков Цифры, двух кернов Штурма и пары пионеров. Портрет Франка наблюдался на странице ожидающих воскрешения.
  
  
  
   Глава 12. Все перемелется.
  
   Гномы горевали. С орками схлестнулись уже трижды. Стратегически я может и выиграл, но тактически понёс большие потери. Например, сейчас, разменять героя, кернов и арбалетчиков на два десятка хилых зелёных орчанок, невыгодно вовсе. А где-то там на нас идёт армия, собранная по всей провинции, в которой одних чёрных орков, голов сто. Необходимо что-то придумать. Главарь у них хоть и тёмный отморозок, но совсем не дурак. Высокий класс владения ятаганом, ношение брони и джигитовку на варге он продемонстрировал. Я не сомневаюсь, любого из нас, один на один, орколорд сделает. Напрасно мы полагали, что ударный тан на медведе круче, со Штурмом на том пляжике враг, просто играл.
   - Унесите раненых и детей, подберите оружие павших. Митяй контролируйте вход. К чёрту парапет и баррикады. Только мешают. Сносите камни в туннель, перекроем его. Цифра сможешь укрепить бруствер, которые мы возведём? - распределил я задачи.
   - Маны не осталось, всё слила на вооружение. Как только восстановится смогу. Кстати уровень взяла талант 'Мудрость'. До следующего уровня совсем немного, - похвасталась магиня, обтирая кровь с протазана, раздобытой где-то чёрной тряпицей.
   - Ярл! Темно же, Секирыч реально ничегошеньки не видит, оставь его в твердыне, пусть со мной керны пойдут, - заявил всё ещё не ушедший Рой.
   - Хорошо, ты правильно советуешь. Молодец! Забери шлем Франка, ему пока не нужен. Возьмите с собой все стрелы, пайков на двое суток, распределите груз, - внял я замечанию, формируя рейдовую партию.
   Со Штурмом не вышло, так пусть рейдовый отряд из быстрых кернов при снайпере маневрирует, потроша тылы орков. Выделил Рою четырёх кернов в алом, из тех, мы тренировали за монеты благодаря тренерским способностям героев. Их таланты 'Блочный щит', 'Рывок' и ещё какой-то случайный, изрядно поднимали шансы выжить. У одного из бойцов оказался навык 'Дальнозоркость', вдвое увеличивающий обзор при прокачке до 'эксперта'. Пусть на 'базовом' уровне речь шла про четверть, но для разведки и то 'хлеб с маслом'. Добавил в команду удачливого подгорного мастера кирки, по имени Плюх и двух пионерок с талантами 'Ходок' и 'Первая помощь'. Отдали им все пригодные кошкодёры и капеллины, оставшиеся от арбалетчиков Цифры, изъяв у гномов топорики и молотки. Профилирующими талантами на эти орудия никто в отряде не обладал. При прочих равных коротким узким мечом типа кошкодёр орудовать удобнее, нежели топором или молотом, ибо баланс лучше и весит клинок меньше. На случай встречи с пещерным медведем рейдовики взяли пару алебард.
   Рой в алых латах демона и шлеме драугра военачальника, что остался от Франка, не обладая талантом 'Ношение брони', выдавал скорость пять единиц в час. Ровно такая же подвижность у кернов, мастера Плюха и санитарок, что недаром обладали навыком 'Ходок', который на базовом уровне поднимал скорость на четверть, выравнивая с остальными.
   Зелёные орки, с их базовой скорость четыре, а чёрные - пять, талантом 'Ходок' изначально не располагают. Гномы, если придётся бежать, выносливее. Потому догнать мой отряд по силам лишь птицам рух или варгам. Но Рой имеет блочный лук и умеет его применять, у отряда около 50-ти стрел, что помогла снарядить Цифра. Большинство рейдовиков специалисты 'Рывка', весомого аргумента, для быстрой сшибки.
   Пожелав 'Удачи!', отправил рейдовую партию проведать разрушенный мост тролля. Ибо в ту сторону удрали орки наблюдатели, что в драку не лезли.
   - Дан приказ ему на запад, ей в другую сторону, уходили добровольцы на ещё одну войну, - напел в чат Рой.
   - А родная отвечала, я желаю всей душой, после смерти возрожденья, если раны, небольшой, - в такт ответила ему Скарлетт.
   Рой, поправив на поясе кирку и перехватив удобнее лук, зашагал в тёмную ночь нижнего плана.
  
   - Тут среди детей есть орчата? Куда их? - спросил кто-то.
   - Мы интернационалисты как в добрые советские времена. Тёрки с адептами тьмы у нас чисто религиозные, это борьба в пространстве идей, на тему как правильно добывать и делить материальные ценности, кто рулить будет, но никак не по форме ушей и цвету морд. 'Чёрнопопики', как вы их любите называть, таковые только из-за цвета их флагов и наклонностей в методах ведения дел. С той стороны, как и с этой, представлены все расы. Вот сошьём красное знамя, начнут величать нас 'краснопузыми', или даже 'краснозадыми гомо дри-л-л-ами', - усмехнулся я.
   - Может лучше 'Весёлый Роджер' за бабахать, - шутя, предложил Капут.
   - Твоё кредо посылать государства в леса и самому туда сваливать, помню. Но нет, пиратство в болота! Тут государство - это мы! Но я тоже шучу, про красное знамя. Стяг моего клана в 'Клинках' тёмно-фиолетовый, тот цвет ещё величают пурпурным, с широким рыжим Андреевским крестом. Девиз: 'Мы рыжие и нам фиолетово!' - торжественно заявил я, раскрывая карты.
   - Фиолетовый цвет отморозков, - заметил кто-то.
   - Ага, - во все зубы улыбнулся я и добавил: - Но светлых!
   - Кажется, сотня с таким знаменем воевала за Китеж, - припомнил Капут.
   - А можно подробнее? - попытался узнать я про свой клан, связь с которым утратил давно, в силу неприятностей непреодолимой силы.
   - Подробнее не могу, я даже точно не помню, красное, то было знамя с белым крестом, типа Питерского или синее шотландское, или вообще флаг таможни. Скорее всего, они все присутствовали, ведь китежградцы обожают применять Андреевский флаг в разных начертаниях, - разочаровал меня хускарл.
   Беседуя мы 'споро перетаривали' материальные ценности, трофеи и булыжники под гору, выстроившись цепочкой.
   Где-то посередине туннеля, имелась воздушная мембрана, отделяющая локацию нижнего плана от внутренностей подгорного замка. Сквозь неё звук практически не проходил, да и брошенные предметы немного замедлялись. Без этой игровой условности между тёплым нижним планом и холодным верхним, где к ночи разыгралась метель, случился бы сильнейший сквозняк. Именно это место избрали для строительства этакой затычки. Не сплошной стенки, но бруствера с узкой амбразурой, в которую можно наблюдать за входом и стрелять из арбалетов.
   К слову, две машинки уцелели, ещё одну удалось починить. Теперь три пионера тренировались заряжать и стрелять из арбалетов.
   Забрали вниз все, что могло хоть как-то пригодиться. Выстроили широкую основу будущей стенки, в означенном месте, оставив узкий проход.
  
   - Ярл! Тут, у разрушенного моста тролля орки навели верёвочный мост. По нему, видать, прошли те отмороженные девицы, что устроили разведку боем. Враги убрали переправу, отступив на тот берег. С той стороны вражеский шаман орёт что-то ехидное и колотит в бубен, - доложил Рой, добавив с сожалением: - Пристрелить вислоухого я пробовал, не получилось, он скрывается за большими деревянными щитами, что расставили орки. У врагов имеется баллиста, в нас стреляли. Не попали, но лучше держаться подальше и не рисковать! Навесом, наугад бить не хочу, стрел жалко.
   - Понятно! Возвращайся к твердыне, 'экранируй' вход пока мы обустраиваемся, - распорядился я.
   Глянул, как там Штурм. Орк вёз обрубленное тело гнома на своём варге. Без рук, обрадовать врага файерболом тан не в состоянии. От потери крови Штурму погибнуть не суждено, культи прижжены волшебным ятаганом. Орки быстро двигались обратно к плато Светоча. Если соизмерять их скорость с оставшейся до твердыни дистанцией, то у нас есть часов шесть-семь.
   - Славно я твоим гномцам под горой накостылял! Вкусные зелья готовят орки-шаманы. Да! Бесполезные, слабосильные девки выбили героя и толпу гномцов. Чудесный размен! На том месте я поставлю памятник, что расскажет, как юные орчанки - девственницы пожертвовали собой в битве с подлыми гномами, покусившимися на их дом. У меня имеется много чудесных артефактов, вот этот позволяет нанимать нейтралов, а этот перестукиваться с шаманом, что командует лагерем. Да! Трепещи! И переходи на мою сторону! - увещевал оппонент вкрадчивым голосом, рассказывая тану свои секреты.
   Медалька на длинном шнурке, что болталась на шее орка, как я понял, давала 'Дипломатию'. А небольшой бубен, притороченный сбоку, гремел без участия обладателя.
   Поражало, как орк легко подменяет правду. Оставил карту и неприятный чат. Цифра и Корка, обладавшие талантом 'Понимание сути', исследовали тела врагов и просветили нас, что забористый напиток из редчайшей флоры нижнего мира, сваренный шаманом, способен заставить существо двигаться за пределами усталости, бесстрашно атаковать, не ведая боли и страха, а потом, умереть от потери сил. Шаман орков точно рассчитал дистанцию до твердыни, пробегай орчанки ещё час, погибли бы сами, полностью истощившись.
   Кстати, о памятниках. Мраморная статуя керна в полном доспехе из лакированной кожи, с зажатой для броска франциской в руке, уцелела. Её я распорядился установить в тронной зале. Если кто-то туда ворвётся, то отвлечётся на этот памятник, павшему герою. Миг может стоить врагу жизни. А потом, это неплохое украшение резиденции.
   Пока мы таскали камни, складывая бруствер. Цифра расположилась в резиденции за монолитом управления и обследовала карту окрестностей.
   - Вот! - пригласив меня в совместный картографический интерфейс, повела она указателем по верхнему плану: - Смотри, монолит моста троллей уничтожен, а водяной мельницы цел. Почему? Она же рядом. Присмотритесь, значок сооружения перекрывает иконку с кладом. Да так, что это способен заметить далеко не каждый. Получается, босс места там цел.
   - Полагаю, надо немедленно брать! - глубокомысленно заявил я.
   Глядя в указанное место, я не смог увидеть и тем более расшифровать имеющиеся символы. Возможно, это работал навык 'Понимание сути', выданный мной Цифре при найме. Или просто я тормоз, неважно. У нас под носом бесхозный клад.
   Главное, наше везение, что с верхнего плана так и не заявился какой-нибудь игрок. Этакий рыцарь в сияющих латах под кумачом, с армией алебардщиков и прочих, собранных по провинции. Вот бы приплыли.
   - Димка и Войд, берёте кернов Штурма, хускарлов, дюжину пионеров, Акулину и выдвигаетесь к мельнице на верхний план. Заодно, осторожно разведаете мост тролля, - немедленно организовал я экспедицию исследователей.
   Надо же, даже запомнил, как звать девушку с навыком 'Рывок' и 'Первая помощь', которую тренировали в керна. Димка тоже умеет лечить. Две 'санитарки' на отряд, это правильно. А два героя лучше заметят от ассасинов, если таковые ещё где-то бродят.
   - Наконец-то мы исследуем верхний план! Давно пора! - укоризненно заявила Димка, формируя отряд.
   Следовала утеплиться, снаружи на верхнем плане бушевала метель. От некомфортной температуры, гном может и не умрёт, но восстановление замедлится. Путешественники нацепили по две-три одёжи, намотав обмоток, благо трофейных тряпок хватало. Запасшись пайками и баклажками с медовым взваром, экспедиция удалилась.
  
   Цифра медитировала, так мана восстановится быстрее. Несколько пионерок, во главе со Скарлетт, нянчили наши пополнившиеся ясли. Коркра и полдюжины пионеров с тремя арбалетами торчали на балконе под факелом истинного света, поглядывая, чтоб с верхнего плана не заявился никто чужой. Секирыч в полудрёме дежурил за одной из колон, подпирающих главный проспект твердыни. У минотавров есть чудесная особенность, телёнок видит сны, но спит чутко. Почувствовав угрозу, он мгновенно нанесёт удар секирой, с резвостью которой позавидует гном с прокаченным 'Рывком'. Мимо Секирыча лучше не ходить, 'во избежание', ибо, мало ли телёнку померещится, разбирать он не станет, приголубит секирой, а потом посмотрит.
   Я с бригадой пионеров продолжал складывать стенку у воздушной мембраны, в туннеле, ведущем на нижний план. Снаружи караулил отряд Роя.
   - Ярл. Я тут поразмыслила, водяную мельницу не стоит ломать. Она пригодится, если захочется намолоть из пороховой мякоти отличного чёрного пороха, - заявила вдруг очнувшаяся Цифра по общему селектору.
   - Ты ведаешь, как делать порох в Игре? - удивился я.
   - Именно 'Понимание сути' и 'Магия материи', то есть 'земли', открыла мне несколько рецептов. Простейший вариант примитивного порохового зелья это мера серы, уголь, сделанный из четырёх мер дерева и мера кристаллов, которые тут заменят недостающую селитру. Это даст самую примитивную смесь, годную разве для фейерверков и подрыва хилых стен. А вот если перемолоть на мельнице, то получим боевой чёрный порох, - рассказала Цифра, довольная своей находкой и добавила: - Из кристаллов и ртути можно намешать 'гремучую смесь', но она нестабильна и взрывоопасна.
   - Это чудесное открытие, жаль, всех составляющих у нас нет, но в перспективе, замечательно! Будут у нас мины, бомбы, гранаты и возможно пушки, - обрадовался я, мечтая о плотном минировании локации в преддверии тотальной войны.
   - Сколько чёрного пороха получится из указанных градиентов? - спросила практичная Димка.
   - Навскидку, бочонок, литров на пятьдесят, возможно, на сто, - задумчиво ответила Цифра и добавила: - Я понимаю, что при рыночных ценах на ресурсы, один бочонок выходит, чуть не больше, найма чёрного дракона в профилирующем замке. Но драконов у нас не ожидается, а сера и кристаллы в стройках твердыни не нужны.
   - Конечно, это всё очень хорошо. А что мы можем поиметь именно сейчас? - вернула меня от мечтаний Димка.
   - Пока надежда на бруствер, снайпера Роя и ваши находки. Если станет совсем жарко, убежим за мост тролля на верхний план. Завтра к полудню, ко мне вернутся медведь и посох. Это совсем другой разговор с орками, - рассказал я о хорошем, напомнив плохое: - Орколорд дождался, пока его волк регенерировал выбитые зубы, погрузил обрубок пленного Штурма и направляется сюда. Основные его силы, в сотню чёрных орков, что мы видели, недалеко от светоча, сами не передохнут. Ориентировочное время прибытия орды, часа за три до рассвета!
   Повкалывав как заправский каменщик, сделал перерыв, оценивая списочный состав своего племени:
  
  Ярл: Яролекс
  Герои: Рой, Скарлетт, Войд, Димка, Цифра, Урса (подрастает), Франк (в чертогах забвения), Штурм (в плену)
  Кандидаты в герои: Коркра (подгорный мастер молота), Плюх (подгорный мастер кирки), Капут (хускарл), Секирыч (королевский минотавр)
  Хускарл Капута: 1. Керны Штурма: 2. Керны, тренированные навыками: 5 (включая девушку именем Акулина).
  Пионеры из изначальных: 14. Пионерки из изначальных: 20. Пионеры, тренированные навыком 'Блочный лук': 4. Пионеры из нейтралов 1. Пионерки из нейтралов: 5
  Дети: (15 гномов, 3 орка)
  
  Они же распределены на отряды:
  
  Отряд Роя: Рой, Плюх, рывковые керны:4, пионерки-санитарки: 2
  Отряд Войда-Димки: Войд, Димка, Капут, хускарл, Акулина, керны Штурма:2, пионеры:6, пионерки:8.
  Гарнизон: Яролекс, Цифра, Скарлетт+Урса, Секирыч, Коркра, 13 пионеров, 17 пионерок, 19 детей
  
  
   Потратив около получаса, отряд Войда-Димки, пробился сквозь метель и достиг моста тролля, избежав всяческих ненужных встреч. Даже волки и медведи считали лучшим отсиживаться в своих логовах в такую погоду.
   Убедившись что мост цел и не найдя тут никого, повернули к востоку, вдоль незамерзающего ручья в глубокой пропасти. Вдоволь исколов лица об острые снежинки, летящие на встречу, достигли водяной мельницы.
   - Ярл! Мы пришли к мельнице! Двери нет, снесена к чертям! - доложил Войд, привлекая моё внимание к виртуальной карте.
   В проём высунул морду огромный, пещерный медведь и угрожающе зарычал. Гномы уплотнили ряды, образовав наш типичный боевой порядок, типа 'свинья'. Впереди Войд с молотом и хускарлы с рожнами, бряцающие чешуёй. На флангах керны Штурма, позади пионеры с пиками и алебардами. Пока все концентрировались на очевидном противнике, Димка, подобно командирской башенке на танке, следила за окрестностями, поглядывая в тыл.
   Керны швырнули франциски, метя в нос зверю. Попали. Разъярённый медведь шатун взревел и бросился на обидчиков. Того и ждали, хускарлы приняли тушу на рожны, сзади их подпирала пионерия, удерживая беснующегося хищника древковым. Войд нанёс могучий удар молотом, развернув тот клевцом вперёд. Шип глубоко пробил крепкий череп косматого, вскоре медведь издох.
   Таны не спешили рассеивать тело своим геройским навыком, если выпотрошить медведя вручную, можно получить больше мяса.
   Гномы, внимательно посматривая по сторонам, осторожно вошли в здание мельницы. В передней части шлемов хускарлов располагались слабенькие фонарики. Их допускалось активировать по желанию, открывая крышечки. Тускло светилось какое-то вещество внутри. Моим 'людям' этого света хватало. Напомню, что в кромешной тьме гномы не видят, но для приемлемого ориентирования им достаточно света звёзд или маленького огонька. Тут валялись сильно обглоданные труппы. В центре помещения стоял монолит сооружения. Дальше располагались тихо вращающиеся жернова, приводимые в движение толстым штырём, торчащим из стены, обращённой к ручью.
   - Где сундук? - осмотревшись, спросил Капут, поднимая какую-то красную тряпку на сломанном древке с красивым, золистым набалдашником в форме орла.
   Митя Капут - не герой, а простой, бравый хускарл из интеллектуальных боссов места с предысторией. Доступа к чату не имел, но стоял рядом с Войдом, а потому его слышали.
   - По карте, рядом с обелиском сооружения, - ответила слушающая беседу по героическому селектору Цифра.
   - А нету! - озирался хускарл.
   - Постой так это же у тебя в руках знамя 'алых'. Игрока-рыцаря, конкурента с верхнего плана, который так и не явился? - воскликнула Димка, забирая и разворачивая полотнище найденное Митяем.
   Посреди плотного алого бархата золотыми нитками вышита утончённая, скорее женская рука, щёлкающая пальцами. Из-под тонких перстов летели искры.
   - Похоже, то был не рыцарь, а магиня огня! - заключила Димка.
   - Давайте посмотрим всё здание, может клад под ним! - сообразил Войд.
   Развеяв неопознанные останки внутри здания, собрав кинжалы ассасинов и переломанные алебарды, по коим можно догадаться, кого тут покрошил мишка, гномы двинулись в обход здания.
   - Там к колесу мельницы какая-то баба привязана. Голая! - заявил кто-то из пионеров.
   - Будем посмотреть! - обрадовались остальные, хоть какое то развлечение, после чреды опасностей.
   Собрались все, даже пионерки, которые к счастью не теряли бдительность, поглядывая по сторонам. Действительно с внутренней стороны колеса, что вращал бурный поток, оказалась привязана рослая блондинка. Её тело слабо светилось в окружающих нас сумерках.
   - Это магиня, судя по сиянию огневик. Внутренние резервы, включая магические, направлены на обогрев тела, - просветила нас Цифра.
   Гномы застопорили колесо лежащим поблизости бревном и отвязали несчастную. Раны в игре затягиваются быстро, но даже теперь, на красивую девушку трудно смотреть без жалости. Совершенно натуральная блондинка, фигуристая и синеглазая, была серьёзно избита. Картину дополняли, слегка заметённые, кровавые разводы на белом снегу, где её, очевидно, волокли. Особый диссонанс вносила нагота пленницы на фоне заснеженных просторов и немного утихшей метели. Бурные воды потока, пусть теплее воздуха, но вряд ли согревали.
   - Жива! - констатировала Акулина, применив к найденной 'Первую помощь'.
   - Провести в ледяной воде несколько минут, не получив летальных повреждений, случается в реале. Но никак не часы. Тут Игра, а мы не 'норды', чтобы переносить холод. В ледяном потоке, сначала прекратится регенерация, потом упадёт запас сил, а потом по малу сточится 'здоровье'. Дольше часа продержится не каждый герой, - заметила Димка.
   - Значит это магичка огневик, да ещё и 'нордка'. Но смотрите, в потоке даже её раны не затягивались, регенерация полностью прекратилась, - заключил Войд.
   Подхватив на руки, отнесли бесчувственное тело в дом. Укутали в плащи, что скинули с плеч гномы. Из них же возвели небольшую палатку, в которой развели костерок, пустив на тот свежедобытое медвежье сало, найденные обломки мебели, оружия и тряпки.
   - Значит так! Войд, выдаёшь себя за ярла гномов. Врать не надо, титулы называть тоже, просто веди себя соответствующе. Остальные слышите? Подыграйте. Как очнётся, разведи девушку на задушевную беседу. Узнай игрок ли она, где её люди, что за замок собиралась строить. Но добром и лаской, только добром и лаской. Высококвалифицированный маг огня нам пригодится, - наставил я своих героев по селектору.
   - К чему такие игры, - удивилась Цифра.
   - Паранойя, они называются. У мага огня файерболы не детские, как у Штурма. А у игрока, тем более. Захочет девица предать, подкопит маны и испепелит. Войд тебя я воскрешу, а себя нет, - разъяснил я, и добавил: - Если завалить Зажигалку, это 2000 монет, вдвое больше чем за предшествующего игрока. Она тоже это знает.
   Герои, все доступные восемь, как бы, приписаны к игроку. Случись им пасть, владыка вправе воскресить их до конца недели, за известную цену, если на момент возвращения окажется хоть какой-то замок с таверной. В случае же собственной гибели, игрок воскреснет через сутки в любой из своих резиденций. Однако, случись мне слиться, гномы сами, вряд ли, смогут удерживать твердыню столь долго. Я, вообще, не очень верил, что имеющимися силами мы сможем удержать замок.
   - Если девушка действительно игрок, то верх наш! - довольный, словно кот объевшийся сливок, потянулся Митяй, приобняв Акулину.
   - А как там наш клад, он всё ещё не распечатан! - напомнила Цифра!
   - Уважаемые владыки! Можно с вами поговорить? - раздался тонюсенький, по-старчески скрипящий голосок снаружи.
   - У нас там пост, на карте никого, - испугался я: - Неужто ассасины прятались рядом.
   Гномы всполошились, выхватили оружие и медленно двинулись к дверному проёму. Окрикнули часовых, те отчаянно озирались, отвечали, что никого не видят.
   Метель утихла, тучи ушли, открыв красивое небо с крупными звёздами. Наружу вышел Войд, внимательно смотря по сторонам, не упустив из виду крышу мельницы.
   - Меня ловить бесполезно, я практически невидим даже героями, пообещаете ли вы не обижать меня? - спросил тот же голосок, как только Войд опять развернулся спиной к двери.
   - Наверно, это нейтрал, постарайся его нанять, - велел я тану молота.
  - Если ты не будешь чинить нам вреда, то конечно обещаем, - ответил Войд пустоте.
  - Хорошо, тогда я тут, смотрите, - прозвучал голос с низкой крыши.
   Пред нами медленно материализовался лепрекон.
   - Уважаемые! Прошу принять меня в ваши ряды, - попросил он, сняв с поклоном шляпу и изящно обмахнувшись ей.
   Ростом с треть гнома, в забавном костюме, зелёном пиджаке с крупными серебряными пуговками, в бриджах и шляпе, стиль 'радость сельского экзорциста'. Башмаки с пряжками, такими же серебряными как на ремешке и шляпе.
   - Как звать? Что умеешь и как сюда попал? - спросил я.
   Самайр, это по-ирландски, клевер. Джо Самайр, - представился лепрекон.
   Короткий рассказ 'неуловимого Джо' и 'Понимание сути' Цифры, поведали, что лепреконы обладают мизерным здоровьем, выносливостью и маной (10,10,10). У этих существ только один слот под талант. Наш визитёр имел 'Лепреконово золото', при имеющемся среднем уровне развитии, это умение переводило две единицы маны в эквивалент одной монеты. Костюм персонажа был непрост, позволяя восполнять магическую энергию за каких-то двенадцать минут. Увы, для магов и прочих одежда лепрекона бесполезна. Лепрекон был невидимкой для ботов постоянно, а если применял свой особый 'скрыт', затрачивая единичку маны в секунду, то его не видели герои и другие лепреконы. Свет факела 'истинного света' или подобной силы артефакт, заклятие и навык гарантировал обнаружение этого маленького человечка. Кроме того, шесть раз в неделю, каждый день, лепрекон заносил в казну своего хозяина пятьсот монет или один драгоценный камень, случайно.
   Обладатель зелёного костюма и серебряных пряжек обитал на водяной мельнице, являясь хранителем того сундука что высмотрела Цифра. Хитрый любитель монеток, в начале игры указал местом для проявления сундука крышу здания над монолитом. Он догадывался, что на карте игрока значки сольются. Там лепрекон прятался, в страхе наблюдая за расправой над отрядом Зажигалки и последующими событиями. Пещерный медведь особенно нагнал страху на сидельца, разодрав охрану, оставленную главарём ассасинов. Добраться до девицы в колесе зверь не смог и расположился в здании мельницы. Когда пришли гномы, лепрекон внимательно подслушивал наши разговоры и, осознав, что его сундук нашли, явился сдаваться.
   - У меня единственная просьба, в хранимом мной для вас сундуке, наверняка будет амулет удачи, если это четырёхлистный клевер, отдайте его мне! - попросил Самайр.
   - Соглашайтесь! - заявил я по чату, припоминая, что прибыли от довольного лепрекона много, а мстительность оных субъектов примечательна
   - У него должно быть ещё либо 500 монет, либо камешек драгоценный, доход этого дня! - напомнила Димка.
   - Джо, мы согласны! А ещё кормить будем вкусно, и жильё дадим, только работай! Кстати, отдай сегодняшний доход! - транслировал лепрекону наше решение Войд.
   Немного поторговались. Лепрекон отдал нам 400 монет. Чего, в купе с куцей казной, хватило, чтобы нанять это чудо с бубенцами. Распотрошили сундук, заботливо скинутый с крыши, в нём действительно оказался вожделенный лепреконом амулет, что немедленно отдали по уговору, и 2500 монет.
   Я прикидывал, кого из пионеров 'улучшить', за оное богатство. Из всех героев, с учётом уровней их тренерских талантов и 'Лидерства' выходило: Рой мог бы обучить двоих в подгорных мастеров кирки, Войд троих мастеров по классу молота, кернские тренировки кончились. Мой навык перевода в шарпшутеры был далёк от исчерпания, но становясь снайпером, керн, фактически, увеличивал только скорость передвижения, что хорошо, но на фоне общей прокачки и обороноспособности гораздо выгоднее делать мастеров из пионеров.
   Посовещавшись с героями, перекинул 1000 монет Рою. Он немедленно перевёл двух своих пионерок, 'специалисток по спортивной ходьбе' и санитарок в мастера кирки. Пусть у женских персонажей, за исключением героинь, 'Здоровье' срезалось на 25%, компенсируя возможность заводить детишек. Но характеристики мастера и дополнительный талант 'Любимая кирка', существенно усиливали санитарок и отряд целиком. Случись появиться раненным, 'заматеревшие' лекарки, приподнявшие свою силу до бывалых шпалоукладчиц, резво уволокут пострадавшего или оприходуют обидчика киркой.
   Пока подданные отдыхали, герои увлечённо обсуждали трёх кандидатов в мастера молотобойцы.
   - Блондинка очнулась, - прервала спор Димка.
  
  
  
   Глава 13. Затянувшаяся история
  
   - Отпей взвару, красна девица?- дружелюбно произнесла тан тактики, сунув в руки приходящей в себя девушки баклажку с гномьим взваром.
   Приложившись к медовому напитку с укрепляющими пряностями, блондинка ожила, во взгляде появилась осмысленность.
   - Не печалься, ты в безопасности, насколько это тут возможно. Давай знакомиться, мы гномы, там наша твердыня! - включилась в беседу Акулина, протянув паёк и махнув в направлении горы.
   - О! Гномики! Вот только вас не хватало для полного счастья, - криво ухмыльнулась, наша неожиданная находка, осматриваясь и представилась: - Ладно, зовите меня Зажигалка. Я королева пламени!
   - Значит это твой флаг? - Димка показала красное знамя.
   Та кивнула, схватила стяг и зарыдала, утираясь полотнищем.
   - Белоснежка и банда гномов. Полный капут! - констатировал Митяй из-за спин.
   - Надеюсь без глупостей. Потом поговорим, - решили пока оставить девушку в покое, дав ей успокоиться и подумать.
   Продолжили совещание.
   - Не знаю, из каких соображений ассасины не уничтожили обелиск в мельницы, может для того чтобы Зажигалку покатать. Но и мы его ломать не будем. Цифра знает, как молоть хороший, очень качественный порох! - сказал Войд, коснувшись монолита здания.
   Монет в казну не упало. Их забрали до нас. Но виртуальная карта раскрыла обширное пятно неизведанной ранее территории вокруг. В паре часов пути за мостом тролля, в густом лесу располагалась лесопилка с людской деревенькой. План сложился. Пять домиков хуторян и здание месторождение, смогут приютить всё моё племя. Тамошних обитателей мы, так или иначе, оприходуем. Нет сомнений, наша маленькая армия управится с местным охранением, если то окажется несговорчиво.
   - Рой, немедленно отходи в твердыню, рейд по тылам орков отложим. Мы скоро доделаем этот ДОТ в туннеле, и ты сядешь оборонять замок. Пионерию эвакуируем, - начал я раздачу приказов.
   - Так что, мы замок сдаём? Этого никак нельзя делать! - возмутилась тактик Димка.
   - В твердыне до завтра ничего не отстроить. А утром, если Рой продержится, закажем 'кельи пионеров' и наймём там всех. Если монеты будут. Это полдюжины пионерских парочек. Давать генеральное сражение против сотни урукхаев и ещё неведомо кого, без своего медведя и посоха я не хочу. Даже если победим, кровью умоемся.
   - Если до утра не продержимся, то орки отстроят тут свои норы, наймут зелёных и вислоухих, - парировала Димка.
   - Не спорю, отдавать оркам не хочется, но терять вас всех я не желаю. Перед нами верхний план, тут мы наберём себе армию. А как вернутся мои артефакты, отобьём замок и перестроим как надо. Успокойтесь! Мы его ещё не потеряли, просто эвакуируем женщин и детей на безопасную лесопилку, - настаивал я, и перейдя к конкретике, сменил тему: - Коркра ответь, реально ли уничтожить мост тролля кирками?
   - Обелиск там сломан, потому да! Два мастера кирки, два часа работы. Но пионеры будут работать раз восемь дольше! - отозвался гоном 'понимающий суть'.
   - А если пионеров больше послать? - спросил я.
   - Ничешеньки не поменяется, места там мало, только двое развернутся, надо знать, куда и как колотить, иначе до несчастных случаев доработаются, - активно замотал головой Коркра.
   - Отлично! Цифра, а ты, за сколько мост снесёшь?
   - Лучше посмотреть на месте. Самые точные оценки будут, когда сделаю работу. Ведь неизвестно, что там внутри. Если совсем, ориентировочно, то минут за двадцать, будь у меня хотя бы четверть маны. Кстати, если будут материалы, то переправу наведу за сравнимое время, - ответила наш маг-сапёр, погрузившись в вычисления и оглядывая на представленную ей виртуальную карту.
   Войд, вышедший наружу осматривался и обследовал механизмы водяной мельницы.
   - Оказывается, обелиск в здании мельницы можно разрушить. Монолит, он ведь только неразрушимость даёт, а мы умеем чинить, функциональность мельницы не пострадает, Вот только бы, колесо вытащить на берег, чтобы не разбила стихия, - сообщил Войд, что-то обдумав.
   - Замечательно! Тогда приведите мельницу к консервации и ломайте монолит. Монеты пригодятся. Потом грузитесь и двигайте к мосту. Там в пещере тролля ждите конвой из твердыни. Войд! Прямо теперь, сам выбери двух пионеров и переведи в мастера молотобойцы. Так вам сподручнее будет. Третьим молотобойцем станет Коркра - постановил я.
   Войд занялся демонтажем водяного колеса, крикнув пионеров.
   - Я бы хотел пройти через все этапы тренировки, от подмастерья до рунного тана! - услышал мою речь Коркра, который укладывал камни рядом.
   - Мы это уже обсуждали, мастерские появятся не скоро, а ты за эту неделю талантами слоты забьёшь. Используй то, что под рукою, и не надейся на иное, - обломил я гнома 'понимающего суть'.
   Настроение было сложным. Орков, навскидку, больше сотни. Если кроме птиц и шамана к ним присоединились ещё какие-то боевики, то лобовое сражение мы проиграем. Рассудив, сделал вывод, что посадить Роя в защиту туннеля, правильнее. Лук у нас один, а остальные его керны и санитарки это рывковые бойцы ближнего боя. Решение математического уравнения, в котором за мной бы осталась твердыня не складывалось. Но отступать следует, нанося врагу максимальный урон. Имелось три узких места, где несколько бойцов могли бы задержать 'несметные орды'. Туннели в твердыню с обоих планов, а также мост тролля в верхней локации. На этих позициях, отступая последовательно, при должной организации, можно изрядно сократить поголовье неприятеля, было бы кем.
   - Куда вы меня тащите? - напомнила о себе Зажигалка, когда гномы переложили её на волокушу.
   Это Войд, покончив с подготовкой водяной мельницы и уничтожив обелиск, торопил всех в дорогу.
   - Геополитические расклады таковы. Это локация на два плана, твердыня соединяет их. Такое бывает, хоть редко. С нижнего плана на замок наступает армия урукхаев и набранных ими по всей провинции тварей. Скоро к нам присоединятся женщины и дети из крепости, тогда мы отправимся за мост тролля к дальней деревне. Твердыню будет защищать малый отряд, готовый отступить перед натиском превосходящих сил чёрного властелина, - поведал с моего разрешения Войд, честно описав проблемы.
   - Ассасинов встречали? - вспомнила что-то своё Зажигалка.
   - Да. Они устроили засаду на нас в твердыне. В том бою погибли многие гномы. Но мы победили, их главарь мёртв, тебе же наверняка приходило сообщение и монеты,- не стал вдаваться в подробности тан молота.
   - Надеюсь, этот гад страдал, - зло прошипела блондинка.
   - Насчёт страданий не знаю, голову отделили от тела, пусть не сразу. Игроку, слившемуся в первые часы партии, особо печально, ибо получает не награды, но штрафы и понижение в рейтингах. А какова твоя история? - попытался раскрутить собеседницу гном.
   Очень полезно дать собеседнику выговориться, особенно после тяжёлых испытаний. Для поддержания рассказа следует к месту сочувствовать и задавал сообразные вопросы. Так можно узнать многое.
   - Так значит, замок сдаёте оркам? - не повелась Зажигалка, отвечая вопросом на вопрос.
   - Удержать постараемся, но и такого не исключаем, - разъяснил ей Войд.
   - Доставьте меня в замок и дозвольте перевести под мой контроль. У меня осталось несколько алебардщиков, они ушли на разведку и ещё живы, но заблокированы. Если я переведу их в герои, то смогу с ними связаться и таланты полезные раздать, - взмолилась блондинка.
   На вопрос, сколько у неё людей, и где именно они находятся, девушка отвечала не особо бодро, возможно, врала. С её слов выходило, что пяток бойцов пребывают ныне в районе рудного месторождения верхнего плана, того самого, которое оставил Секирыч. Посовещавшись, решили удовлетворить просьбу, но если принципиально договоримся с магиней о сотрудничестве.
   - Раз ты делаешь такие предложения, то пришла в себя и готова к конструктивной беседе. Поговорим как нам дальше жить. Ты игрок претендент на твердыню, хозяевами которой мы уже являемся. Мы готовы предложить союз, но расскажи о себе, - попросил магиню Войд, шагая рядом с волокушей.
   Немного помявшись и прихлебнув взвару, Зажигалка начала рассказ. Оказалось, что она оцифрованный игрок избравший стезю мага огня и начавший кампанию на верхнем плане. С ней вместе пришло два десятка алебардщиков. Половину она отправила веером по разным направлениям, на разведку. Большая часть исследователей пала, наткнувшись на хищников и мобов. Войд изобразил на снегу карту известной нам территории. Показать на ней путь и открытия разведки Зажигалка не смогла, проявив чудеса топографического кретинизма. А может, хитрила. У водяной мельницы, отряд магички попал в засаду, которую им устроили ассасины. Бой вышел трудным для обеих партий. Зажигалка потеряла всех, среди врагов мало кто остался цел, даже лидер плутов, получив файерболом в ногу, потерял прыть. Манигю не убили только потому, что хотели поразвлечься и склонить к сотрудничеству, как они это понимали. Пленную смачно футболили ногами, пускали по кругу и наконец, привязали к колесу водяной мельницы, чем нейтрализовали прирост маны и уменьшили скорость выздоровления.
   - Как ты видишь своё будущее в этой партии? - спросил Войд.
   - Это скорее к тебе вопрос, - ответила девушка.
   - Присоединяйся к нам как вольнонаёмный маг. Помоги в войне. Оплата, двести монет в неделю, стол и кров. Такое для начала устраивает? - сделал предложение Войд.
   - Маловато, что-то. Я качаюсь как высший маг огня и хотела бы в перспективе стать хозяйкой своего замка, - ответили неудавшаяся огненная королева.
   - А какие заклятия у тебя имеются сейчас? Каков твой уровень в магии огня? Базовый?- спросила практичная Димка.
   - Уровень, пока, базовый. Из заклятий файербол и огненный фугас, это мина такая накладываемая на поверхность. Но у меня талант 'Неудачница', я опыт вдвое быстрее набираю. Из прочего есть 'Магия огня' и 'Мудрость'. Уникальный талант игрока 'Регенерация маны', на эксперте будет втрое к обычному. За сегодня уже 'Медитацию' и 'Стойкость' получила, - поведала о своих профессиональных навыках Зажигалка.
   Талант 'Стойкость' снижает любые повреждения ни 10% на базовом уровне и 30% на экспертном.
   Однако, я радовался, что не выбрал талант 'Неудачник'. Пусть считаюсь 'хардкорщиком', но счастья подвалившего Зажигалке или Штурму не хотелось. Благодарил про себя Аулэ, что чаша сия миновала меня.
   - Ты ведь нордка? Значит к у тебя 7 талантов и иммунитет к холоду в 50%? - уточнила въедливая Димка.
   - Да, и я прошу тысячу монет в неделю, а вы даёте мне на некоторое время замок, чтобы я перевела в герои своих алебардщиков, раздав им приказы, - кивнула блондинка уверенно.
   - Пока это очень существенная сумма для нас. Но смотри! Если завалим орка, то каждый получит по 2000 монет награды, от системы. Считай это премией. Ты же понимаешь, что смерть любого из претендентов на престол, это монеты всем остальным, причём с удвоением, за каждого следующего. То, что ты жива это главная твоя награда. Помоги нам всем, включая тебя выжить. А с первой недели тотальной войны, мы будем платить тебе по тысяче монет в неделю и замок собственный поможем завоевать, - дипломатично обещал Войд.
   - А замок? - согласилась, что монет не будет Зажигалка
   - Сегодня же тебе дадим порулить, ненадолго. Вряд ли, пять твоих бойцов смогут в ночи пробиться к твердыне. Пусть уж сидят на рудной копи. Две руды, что получишь с них утром, сдашь нам, для пользы дела. Если сработаемся, то встретишь тотальную войну в легендарных латах и на медведе из нашего питомника. Скоро мы уйдём, ты ещё плоха, чтобы оставаться одной. В лесах полно волков. Если считаешь что нам не по пути, выдадим паёк и оружие, мы никого не неволим. Обдумывай спокойно, я не тороплю, - подсластил предложение тан.
   - Давайте меч и кинжал, - заявила магиня, размышляя: - Я согласна, несите меня в твердыню, с обороной вам помогу.
   У нас оставалось несколько мечей кернов и множество стилетов ассасинов, запрос удовлетворили.
   Союз игроков в начальной локации администрация не одобряла, измышляя всякие квэсты на взаимное уничтожение и сталкивая заведомо враждебные характеры, но проявление свободы воли с превозмоганием трудностей, приветствовала ещё более. Герои, это неплохие командиры, подключенные к голосовому чату со своим лидером. Средства коммуникации в военном деле особенно ценны. Возможность воскресить павшего героя, пусть через сутки и за две с половиной тысячи монет, позволяет сохранить опыт ценного 'юнита'. Один талант, назначаемый при произведении в герои и возможность приписать два артефакта, как вишенка к торту. Других преимуществ у героев нет, но и этого много.
   Впрочем, на первые дни тотальной войны восьмёрки ударных героев обычно достаточно. Кроме того, отстраивая замковую резиденцию, можно нанимать управляющих. По одному за каждый новый уровень монолита управления. Эти персонажи имеют героический статус и возможности, но только в своей провинции. Управляющие приписаны не к игроку, а к конкретному замку. Потому, например, умерев на своей земле, они через сутки возродятся в твердыне бесплатно, но если замок окажется утрачен, то сгинут. Мятежи и междоусобицы допустимы, следует смотреть в оба. Но без управляющих сложно держать связь с гарнизонами.
   Союз из нескольких игроков, разумеется, сильнее одиночек. Но чем ближе к концу в партии, тем выгоднее избавиться от равноправных партнёров. Победитель-одиночка в статусе императора, получит за выигрыш в партии значительно больше, чем все члены альянса вместе. Впрочем, до победы ещё очень далеко.
   - Вот мы гномы, с типичной линейкой, к которой добавлены шарпшутеры, это такие особо меткие бронебойные стрелки из блочных луков. Как производственники мы заточены на удвоение производства лат. А что за замок собиралась строить ты? - спросил Войд.
   - Гнездо орла для железных дровосеков, - коротко ответила она.
   Я что-то помнил, а магиня охотно поведала, что это замок людей с магической башней, до пятого уровня, но с упором на пеших рыцарей в приятных её взору готических латах. Суть в том, что военные постройки той крепости с четвёртого по седьмой ранги производили, не как обычно принято, всё меньшее число, всё более сильных созданий, а по девятке профессионалов в добротных латах с модными ныне, двуручными фламбергами. Теми самыми, с 'пламенеющим' клинком, если правильно помню, которые открыл заново, вместе с другим, интересным колюще-рубяще-дробящим, знаменитый в реале Тимофей-Ресовский, сразу после возвращения с фронтов Гражданской. Мега крутой был зубр.
   - Слушай, а почему ты взяла двадцать алебардщиков, а не пятёрку своих пеших готических рыцарей? - удивился Войд.
   - Ну, ведь двадцать больше чем пять? - хлопала ресницами блондинка.
   С таким аргументом сложно поспорить. Мы и не стали, ибо пять рыцарей выкосили бы ассасинов, возможно без потерь. На зиланте, потеряли бы одного двух, а потом нам пришлось бы проситься на службу к этой экзальтированной персоне.
   Однако, замковая линейка магини хороша. Постройка первого ранга еженедельно производила стандартные двадцать парочек крестьян. Здание второго ранга тренировало сколько-то алебардщиков, с талантом 'Крепкое здоровье'. Тренажёрный зал третьего - своеобразных застрельщиков с плохоньким щитом, кинжалом и дротиками, давая всем талант 'Неутомимость', поднимающий 'Выносливость'. А вот четвёртый и последующие три однотипных казармы являлись замковой изюминкой, для тренировки этих самых 'дровосеков' и талантом 'Любимый фламберг'. При хорошем раскладе за три недели Зажигалка получила бы сотню готических пеших рыцарей. На этом её военный потенциал заканчивался, ибо она слыла любителем 'матрёшечной' прокачки 'юнитов', это когда боец проходил последовательно все ступени от алебардщика до рыцаря, собирая таланты и по завершению тренингов обретая одно дополнительное искусство.
   Итогом была бы дюжина гвардейских рыцарей с пятью талантами: 'Неутомимость', 'Крепкое здоровье', 'Любимый фламберг', каким-то крестьянским и особым за то, что подданный прошёл полный курс тренировок от алебардщика до пешего рыцаря. Остальные пешие 'консервы' получили бы автоматом свои три-четыре таланта, но ничто не мешает тренироваться. Так, поносив латы недельку, можно обрести талант 'Ношение брони'. Прочие подданные так и оставались бы землепашцами. Каждой локации полагалось по четыре деревушки номинальной расы, так что рекрутов бы хватило. Вооружение алебардщиков и застрельщиков, повысивших ранг, досталось бы крестьянскому ополчению. Сама Зажигалка надеялась прокачаться как боевой маг и поливать неприятеля огненным шквалом, пока сотня рыцарей прикрывает её нежное тело.
   - Неплохо, неплохо - заметил Войд: - Но у нас в твердыне будут рунные таны с посохами молниемётами, притом на медведях, это аналог плазменного танка из фантастики. Керны станут бронебойными лучниками-шарпшутерами. И абсолютно все будут в броне крепче лат твоих рыцарей.
   Это они уже рассуждали, чей замок круче.
  
   Тем временем отряд Войда-Димки добрался до моста тролля и принялся обживать пещеру под ним. По пути собрали хвороста. Вскоре в норе у входа пылал костёр, отсекая внешнюю стужу, под звук поленьев беседа продолжалась.
   - Почему ты оцифровалась в партиях, а не в 'Клинках Средиземья'? - поинтересовался Войд.
   - Я хотела быть именно боевой магиней. В основной Игре мне на такое просто не хватило бы денег и времени, - ответила, припоминая что-то своё, Зажигалка.
   (скучное отступление про другую игру)
   - Но ведь есть другие миры, где можно оцифроваться?
   - Не так уж их и много, звездолёты, бластеры и вся жизнь в железном ведре, болтающемся среди звёзд, не нравятся. Планеты заняты, даже если найдётся местечко, чтобы его защитить, опять надо лезть в железное ведро и пулять из бластеров в точки на радаре. В историческом прошлом, роль женщины вторична или ничтожна. А вот магиня, в мире меча и магии, то, что нужно, - пространно ответила девушка и продолжала: - В том, игровом Средиземье, для нас, русских домоседов открыто лишь три города. Да, да. Я знаю, что у некоторых стран нет и одного. Но теперь обстоятельства изменились.
   - Так что же случилось, неужто города пали? - удивился я, транслируя свой вопрос Войду, который работал передатчиком.
   - Нет. Все те же, там же. В тот мир вторглась орда из Инферно, Китеж сидит в осаде, Туров откупается, Берложье лавирует и даже сотрудничает с чертями. Всё как обычно, но новичку в Игре вилы, - вздохнула она и рассказала: - Ты ведь знаешь, в Чернолесье одинокий начинающий маг выжить не может, там шансы только у боевиков особых классов и в слаженных группах. Туров, это клоака зубастого капитализма. Там даже все стены измазаны похабной рекламой и неприличными предложениями. Там Свобода! Можно всё, вообще всё, если есть монеты. Начинающему игроку, без хоть каких-то связей вменяемую работу не найти. Квартирка в верхнем городе стоит астрономически. В среднем и нижнем, просто опасно, съёмное жилище может стать западнёй. Законы таковы, что за самооборону, элементарно загреметь на каторгу. Бездомные просто исчезают. Невольничьи рынки опять открыты, рабами откупаются от Инферно. Девушки такую бесприютность не любят. В Берложьем порядок. Но этот рай построили преуспевшие коррупционеры всех рангов исключительно для себя. Они слили в Игру не один бюджет нашей Родины, вбухав в своих аватар космические суммы. Затесаться к ним, нужны личные связи. У меня потенции на такое не хватит. Для большинства нормальных людей это просто очень богатые воры. Олигархи распила понимают, у кого сметану съели и охрану себе устроили из оцифрованных, агрессивных, полностью отмороженных мракобесов, нанятых в южных республиках. К ним даже землекопом не устроиться. На стойках и в шахтах вкалывают дубли гастарбайтеров из нищих и диких стран реала. Если хватит дурости оцифроваться в Берложьем, то сольют на алтарь, чтобы перекинуть 'сейв' пахану из дублей.
   - Постой. Ведь Берложье было самым первым городом, открытым для игроков. Туда из всех стран оцифровывались, - припомнил я.
   - Было, но наши, в большой войне победили всех. По многочисленным просьбам, подкреплённым длинными купюрами, администрация завела дополнительно городов двадцать, куда развела остальных. Потом в Берлоге случился междусобойчик и колыбель переселенцев осталась самым хитрым, - напомнила Зажигалка историю того Игрового мира и продолжала: - Так вот я не закончила, вокруг Берлоги чернолесье и аборигены зачищены вёрст на 'стописят'. Помнишь, что по правилам, бессмертный игрок после смерти воскресает в случайном месте в радиусе сорока миль, от точки гибели из имущества только то, что в слотах приписано. Попав в Чернолесье, шанс выжить и добраться до обжитых мест всё же есть, зверушки полсуток спят. А тут обитатели Берлоги устраивают охоту и снова волокут на алтарь.
   - Это беспредел, какой-то. А как там Китеж? - вспомнил я град, в котором начинал ту Игру.
   - В Китеже ведь свободы нет, всем находят занятие по распределению. Не хочешь жить по жёстким правилам, вали вон. Как при советской власти. Новичку, чтобы стать полноправным гражданином и получить отдельное жильё, нужно три года тарабанить в армии или на государственном производстве. Начинающих магов распределяли на патронную фабрику. Ты ведь в курсе, что в Китеже собирают всю доступную игровую медь и переплавляют в бронзовые пушки?
   - Знаю, мне такая система как раз нравится. Как в книжке Хайнлайна, 'Звёздный десант'. Человек становится гражданином и получает право голоса, только если послужит своей Стране и не иначе. Мой оригинал так и начинал, когда формировал бригаду из своих дублей. В реале сговорились и вместо снаряжения мы натащили с собой медных монет мешками. В игре нам вернули сумму стальными рублями Китежа. Мы славно тогда в военторге затарились, - вспомнил я былое.
   - Так вот, маги снаряжают заряды для пушек. Иногда, если ошибиться или не повезёт, патронные фабрики взрываются и погибшие игроки возрождаются где-то в сорока вёрстах от завода. Раньше, Китеж окружали блокпосты. Отряды спасателей немедленно обшаривали округу, выручая неудачливого пиротехника. Теперь город в осаде. Попасться в лапы к палачам Инферно желающих нет. От оцифрованных магов отказались, патроны ныне снаряжают игроки из реала. Они в случае гибели заводят новый профиль.
   - Так опыт теряется? - удивился Войд.
   - Деваться некуда. Вот и прикинь, что там кругом новичку абзац, а тут у меня ещё есть шанс и это ты, - улыбнулась магиня: - Как сюда залетел?
   - Твой покорный слуга в Китеже в ополчении вкалывал, потом плен. Выбора для дубля нет, не воскреснет. Либо ещё лет двадцать в рабстве киркой махать, это если позволят дожить до сотого уровня или гладиаторская арена. Спасся, попав сюда, - транслировал правду обо мне Войд.
   - Постой, у погибших дублей память сохраняется в сфере душ и при синхронизации перекачивается оригиналу, чего не убился? - удивилась магиня.
   - Может и так, но проверять не охота, в этих мирах здоровье отменное и жизнь продолжается, старику дублю, стать молодым, даже киркой помахать в радость было, а уж теперь и подавно развернусь, - счастливо вдохнул я.
   К нашей беседе внимательно прислушивались гномы, и те, что сидели в мельнице на берегу ручья и те, что перекладывали камни или экранировали вход в твердыню.
   - Так вот друзья, - обратился я ко всем, Войд привычно транслировал слово в слово: - Чтобы понимали, в прошлом ваш владыка простой ведущий специалист, придерживающийся имперско-коммунистическо-православных взглядов. А потому, в том мире сражался за Китеж, над которым реяло красное знамя с белым Андреевским крестом и серебряным медведем на древке. Пусть синий флаг Берложьего и белый Турова, тоже с медведями, но золочёными. И те союзники, бывали нам хуже врагов. В Китеже тоже 'не всё, Слава Богу', потому собирались подкачаться бригадой, закупить снарягу и двинуть подальше в Чернолесье. Хотели строить правильный социализм в отдельно взятом собственном княжестве. Как можно дальше от всех, но оставаясь в составе китежградской республики. Правильный социализм, подразумевает социальные блага, обязательный восьмичасовой рабочий день, бесплатное образование, медицину, выходные, отпуска, пенсии и прочие плюшки для всех, за это приходится наступать на горло своему индивидуализму, а иногда отчаянно сражаться. Подавляющее большинство людей умеет хорошо и честно работать, но не умеет предпринимать. Вот именно для честного большинства, а не для малой доли ушлых авантюристов строится социализм. Централизованное планирование снимает уйму проблем, оно же ресурсы экономит. Вилы социализму, как впрочем и любому другому строю, наступают, только если до руля дорываются дураки или негодяи. Для таких, ворота Турова открыты, 'Свобода!' озолотиться или сдохнуть в канаве там! А Китеж - место для 'Нужных!'. То, что в Средиземье стало труднее, не беда, больше фрагов и лута. Победим тут, а значит там, тем более! Пойдём с Китеж из осады выручать!
   - Имперско-коммунистически-православных это как? -поинтересовался по селектору Франк.
   - Императором вижу себя, героев, ближников и прочих лучших бойцов коммунистами, а пионерию православными. Ибо как писал Сократ, 'лучшая организация государства, это тирания, если вождь добродетелен и не дурак', коммунисты 'в пыльных шлемах', это те же спартиаты, лучших воинов трудно отыскать, а истинные православные будут вкалывать как стахановцы без лишних амбиций. Все братья, сёстры, крепко стоящие друг за друга, за общее дело, - скалясь во все зубы, заявил я.
   Ещё какое-то время, расписывал нашу идеологическую программу. То куда дует ветер, непосредственно касалось моих подданных. Они внимали. Воевать за идею, за 'правое дело' гораздо приятнее, чем только за страх, монеты и опыт, особенно, когда идея сулила благоденствие всем, а не только большому начальству. Планами все гномы и даже Цифра остались довольны, судя по виду, Секирыч дремал, а вот блондинка, что-то притихла.
  
   - Зажигалка, дам тебе сопровождающих и отправишься в замок. Заодно поможешь его оборонять. Команда там хорошая, продержитесь долго, и отступить сумеете. А мы дальше пойдём, у меня единственного 'Дипломатия', потому я за рекрутами, - вернул заскучавшую магиню в беседу Войд.
   Мы не знаем, что на уме у Зажигалки прямо сейчас. Но пока у неё нет своей армии и внятных навыков, магиня нуждается в защите. Как сложится, дальше во многом зависит от меня самого. Есть масса способов сделать девушку лояльной, довольной, любящей и преданной, что не мешает, скорректировать так, чтобы моя свита, армия и возможности всегда превосходили имеющееся у моей невольной союзницы.
   Наш лепрекон, отогревшись и поев, принялся ворожить. Каждые двенадцать минут в казну падало пять монет. Так он качал опыт. К утру, ожидалось, что наш микро-финансист поднимет свой уровень до второго, а единственный талант 'Лепреконово золото', достигнет эксперта, тогда прибыток возрастёт вдвое. Пока Джо сидел на крыше, стуча зубами от холода и страха, его уровень поднялся, но увеличение характеристик зачлось в 'Здоровье'. Но когда-нибудь, подрастёт и мана.
   Особенность 'лепреконова золота' такова, что если бы Джо попытался складировать где-то наколдованные монеты, те, вскоре рассыпались бы прахом. Попытка передать из рук в руки тоже не увенчалась бы успехом. На личный счёт эти средства попасть не могли. Но залитое сразу в казну игрока, система принимала 'почти!' как настоящее.
   Джо Самайр сражаться не мог. Лепреконам нельзя кого-то убивать, ибо запас их маны уполовинится за каждый 'фраг'. Обмануть систему, типа 'нажми вот на это, а враги сами умрут' не получится, там завязка на 'совесть' персонажа. Если лепрекон узнает, что его прямые действия привели к чьей-то гибели, то потеряет ману.
   Зато, прогуливаться по тылам и давать мне картинку этот чудо разведчик мог. Тут, почему-то, 'совесть молчала'. Другое дело, что пепел нижнего мира, как и снег верхнего плана, сохраняет чёткие следы. А если ветер поднимет снежные хлопья или пыль, то фигура нашего разведчика станет приметной. Потому, лучший вариант для неуловимости Джо, оставить его в твердыне, там пол каменный и пыли мало.
  
   Мы доделали стену поперёк туннеля. Пустив на неё все доступные камни. Отряд Роя втянулся под гору, и мы заложили проход на нижний план, оставив лишь небольшую амбразуру. Медитировавшая рядом Цифра, скопила достаточно маны, чтобы укрепить полученный бруствер, сплавив между собой наружные камни. Перекладывая камни вручную, мы колоссально экономили ей ману. Цифра ворожила, только над тем, чтобы сцепить добытые булыжники. Магическая 'кемень' выходила рыхло, но экономно.
   - На большее, заряда моей магической батарейки не хватает, преграда недостаточно прочна. Вот накоплю ману и сделаю стену монолитной, - обещала Цифра.
   - Это конечно, но уже хорошо, без тарана не взять. Молодец! - похвалил я её и отправился собирать пионерию в путь.
   Вскоре в сторону моста тролля брела вереница пионеров волокущих санки, на которых в ворохе белья грелись дети. До выхода из твердыни нас провожал Рой, нежно глядя на жену и приёмного сына.
   Пурга давно утихла, снег бодро скрипел под ногами, замотанными в высокие обмотки. Секирыч на длинном древке нёс факел 'истинного света'. Яркое пламя далеко видно в ночи, но хищники не спешили на огонёк. Я шёл замыкающим, поглядывая за тылами.
   Зная о нашем приближении, на встречу устремился главный хускарл Митяй, с рывковым керном Акулиной.
   - Такое дело ярл. Мы тут решили ожениться, может детишки получатся. Просим твоего благословения,- обратился Митяй, перемигнувшись с самой лихой алебардщицей.
   Это не стало для меня неожиданностью, ещё после того боя с демоном симпатичную голову юной керны украсила оскаленная морда пещерного медведя с обширной шкурой ниспадающей на спину и перевязанную под высокой грудью. Ранее этим нарядом обладал сам хускарл, заваливший того опасного зверя у своей деревни.
   - Большая просьба, обрати Акулину в шарпшутеры, так нам сражаться парой сподручней, - попросил Капут.
   - Совет да любовь, а остальные подарки позже, - согласился я, немедленно возведя девушку в ранг подгорного снайпера.
   Понятно, что Митяй немного хитрил. Акулина и так превосходно дралась алебардой, укрываясь за спиной хускарла. Талант 'Блочный лук', приложить не к чему, луков у нас пока нет. Уровни девушка уже набрала, характеристики, наверно, выше, чем у шарпшутера. Польза от перевода только в увеличении скорости шагом, но и это поднимет шансы выжить, случись беда. Однако, если у них появятся детишки, то унаследуют ранг, младший из родительских, при одном случайном таланте. Потому-то я и согласился, может, появится несколько юных шарпшутеров, сверх плана. Казна оскудела на четыреста монет, теперь в ней оставалось чуть более шестисот.
   У моста тролля нас встретил отряд Войда-Димки, что вышел чуть раньше. Тут, над живописным каньоном с бурлящими в глубине водами, Войд произвёл Коркра в подгорные мастера, по специализации молотобоец.
   Перераспределили силы. Я, оба керна Штурма, Секирыч, Джо и Зажигалка, которая уже могла ходить самостоятельно, отправились в твердыню. Все остальные двинулись на тот берег к лесопилке в дремучем лесу. По дороге магиня огня молчала, что-то обдумывая.
   Добравшись до тёплого подземелья, провели Зажигалку в резиденцию, где она перехватила управление замком на себя, производя какие-то манипуляции. Рядом с ней оставались керны Штурма в своих жёлто-алых лакированных латах. Лепрекон устроился в тронной зале, на троне, перемежая медитацию с ворожбой монет. Секирыч с факелом 'истинного света' встал на балконе, а я присоединился к Рою и Цифре.
  
   - Началось! Орки! - вдруг, громко зашипел гном, который смотрел в туннель.
   Я включил ауру 'Боевое единство' и посмотрел на карту. Судя по ней, пленный Штурм был далеко и в бессознательном состоянии. А к нашей стенке с амбразурой бежало несколько орков. Гномы принялись стрелять. Недаром мы оставили тут все арбалеты. Три болта и стрела из блочного лука прошили недругов насквозь, уронив несколько рядов. Это не остановило, и даже не замедлило атаку. Задние перескочили через передних, быстро добежав до бруствера. Чтобы обезопасить себя гномы немедленно приподняли толстый стол, заменяющий ставни, и принялись перезаряжаться. С той стороны бесновались враги, пробуя преграду на прочность лапами и палицами. В столешницу воткнулось несколько чёрных стрел. По команде одни гномы опустили стол, а другие произвели очередной залп. 'Рывковые' керны Роя и он сам действовали синхронно. Выстрелы по торчащим в амбразуре, оскаленным мордам, практически в упор, стали для вражеских храбрецов летальными. Этого хватило, орда обратилась в бегство, не забыв утянуть с собой павших и раненных.
   Враг долго не проявлял активности. Зажигалка расположилась в резиденции. В тронном зале прикорнули керны в жёлто-алом. На входе в резиденцию дремал Секирыч. Большая часть гномов, включая меня, завалилась спать недалеко от баррикады. От случайных стрел, случить перестрелка нас должны были защитить столы и стулья, разложенные в шашечном порядке вдоль туннеля с нашей стороны. Вот между этими малыми преградами мы и спали.
   За твердыню, переданную в руки неизвестной нам тётки, не беспокоился, построить до завтра она ничего не сможет, как и кого-то нанять, разрушить тоже. Таверна присуща и замку людей. Вот через три недели, когда спадёт барьер между провинциями и начнётся тотальная война, героям разрешат уничтожать монолиты замков. Разумеется, тогда сооружение утратит все положенные условности по автоматическому начислению доходов, тренировок и приросту населения для найма, став, в моём случае, просто гранитной горой с обширной пещерой. Но даже в той беде есть плюсы. Тогда своды можно будет долбить, как вздумается, пусть с риском обвалов. Например, сооружённая нами затычка, укреплённая магией Цифры, может быть слита в единый монолит со стенами туннеля. Пока же при желании очень сильный монстр может её просто вытолкать.
  
   - Мы пришли к лесопилке, но тут пусто, обитатели собрали всё ценное и куда-то ушли! - разбудил меня Войд, своим донесением.
   - Хорошо, обживайтесь. Захвати монолит, может он покажет, чего ещё ценного есть кругом? - посоветовал я.
   Так и сделали. Но без замковой резиденции карта окрестностей открываться не хотела.
   - Придётся идти будить Зажигалку. Вставай Рой, будешь изображать, что ты игрок. Отправим девушку караулить амбразуру.
   Цифра залила новую порцию маны в укрепление стенки и отправилась с нами. Плюха прихватили тоже. Издалека разбудив встрепенувшегося минотавра, прошли внутрь.
   - Давай знакомиться. Я Рой, глава гарнизона крепости. Это Цифра, наш маг-сапёр, - представился мой тан кирки и попросил блондинку: - Скоро может начаться атака орков, нужно добавить к нашим стрелам твои файерболы. Поэтому спускайся вниз и ознакомься с диспозицией. А мы пока тут похозяйничаем, Войд достиг лесопилки, надо туман войны раздвинуть и управление перехватить.
   - Кстати, это Плюх, мастер кирки. А это Вжик, шарпшутер, правда без лука, потому что блочник пока есть только у меня, - представил Рой, импровизируя, в том числе и меня.
   'Вжик, вполне подходит', - подумал я про обретённую мной кличку.
   - Так значит игрок это ты? И прикид у тебя круче будет, весь такой право-славно-коммунистический, алый. Не зря мне показалось, что тот важный гном с молотком, переговаривал то, что ему наговаривают по чату, - покачала головой Зажигалка, разглядывая хитиновые латы Роя, доставшиеся нам от демона.
   - Возможно, потом договорим, а пока отправляйся на позиции, - указал в сторону выхода тан кирки и блочного лука.
   Не особо довольная, своим пробуждением и нами, магиня огня, с конвоем из приданных ей кернов отправилась к брустверу. Как только она ступила на балкон, мы закрыли двери и я перехватил управление твердыней. К северу от занятой Войдом лесопилки и хуторка, в паре часов хода, всё дальше от твердыни, судя по иконкам на карте, располагалась двойная деревня и тренировочный лагерь людских егерей. Там же имелось два примечательных клада, в одном здании. Очевидно, боссы места сговорились меж собой, объединив силы. Значит с нами тоже, могут договориться.
   - Вам теперь туда дорога! Войд оставь пионерию в деревне, возьми с собой молотобойцев и хускарла, но не Митяя. Найми в обелиске деревни крестьян. Идите к большой деревне. Димка, Скарлетт, обустраивайтесь, отдыхайте, утром начните добывать древесину, - постановил я.
   За шестьсот монет в монолите людской деревушки наняли весь списочный состав, десяток крестьян.
   Введя в курс дел, и кое-как вооружив новых подданных, Войд повёл свой отряд дальше в чащу, в сторону большой деревни. Крестьяне получили факелы, ибо люди плохо видят в ночи. Димка и Скарлетт распределили пионерию по домикам, выставив посты. Митяй с Акулиной уединились в крайней избушке, подперев дверь изнутри. Жизнь продолжалась.
   Отправил Роя общаться с Зажигалкой и погрузился в расчёты.
   Однако, моральный дух моей нации теперь оставлял желать лучшего. Лепрекон, минотавр, люди, три разных расы, давали минус три к морали. Это уравновешивало 'Лидерство', достигшее экспертного значения, после выполнения скрытого квэста. Отмена налогов подняла 'мораль' на два пункта выше нуля, но использование ядовитой гранаты и передача замка Зажигалке уронили её до нуля. С этим следовало что-то сделать. Случить мне пасть, ведь подданные просто разбегутся, из-за вдруг переставшего действовать на них 'Лидерства' вождя.
   Вызвал к себе минотавра.
   - Секирыч! У меня к тебе деловое предложение! Как бойцу тебе причитается жалование 120 монет в неделю. Я предложу тебе 300, при условии, что ты сохранишь мне верность став формально 'нейтралом'. А если кто-то захочет тебя перекупить, то ты должен будешь сообщить об том и я дам тебе вдвое больше монет, чем предложит подкупающий. Как согласен, - спросил я телёнка.
   - Му? - услышал я недоумение в вопле.
   Пришлось объяснять ещё раз. Наконец минотавр понял, что от него хотят. Подумал и согласился, но после того, как я пообещал при расширении владений сделать его героем своего воеводы. После чего, уволив Секирыча из списков своих подданных обнаружил, что 'моральный дух государства' вырос на единичку. Сами по себе мои гномы относились к телёнку доброжелательно, это система крала единичку 'морали'.
   - Снаружи гремят барабаны, орки что-то готовятся, - сообщил по селектору Рой.
   Я посмотрел на карту, тело Штурма доставили к горе. Разбудив Плюха и Цифру, спустился к укреплениям. Успел во время, с того края туннеля к нам волокли грубый деревянный щит. Гномы пробовали его прочность болтами, видимо безуспешно.
   - Твой выход королеве пламени! - обратился к Зажигалке Рой.
   - Файерболами может и не полыхнуть. Кроме них я огненные фугасы умею закладывать, маны хватит как раз на один. Давайте попробую, - предложила магиня, жёстко осклабившись.
   - Давай! - согласился Рой.
   Зажигалка делала пассы куда-то за бруствер. Рой держал щит перед ней, готовый в любой миг закрыть от неожиданной стрелы.
   -Сделано! - расслабилась магиня и присела: - Поднимите ставни.
   Мы принялись ждать, изредка поглядывая в щели между поднятым столом и амбразурой. Туда же, по мере перезарядки, стреляли жребием, маленькими свинцовыми шариками, коими допускалось снаряжать арбалеты. Эти снаряды с забавным гудением рикошетили от стен и если попадали в щель между надвигающимся щитом и сводом туннеля, с той стороны раздавались вопли, полные боли. В пеналах павезных арбалетчиков нашлись такие боеприпасы. По их подобию Цифра заготовила несколько горстей аккуратных шарообразных камешков, но те разлетались в пыль, столкнувшись с твёрдой преградой.
   - Пора! - шепнула магиня, когда до врагов оставалось метров десять.
  Мы подняли стол, прижав его в амбразуре.
   - Жжжаххх! - качнуло нас взрывной волной.
   Языки пламени лизнули стол. Воздушная пробка в этой части туннеля смягчила удар, но каково же было оркам.
   Выглянув, мы увидели опрокинутый, занявшийся огнём деревянный щит и катающихся за ним врагов.
   - Стреляем! - прокричал Рой, выпуская стрелу из своего блочника.
   Весело щёлкнули арбалеты, добивая ошеломлённых орков. Вторая атака оказалась отбита.
   До рассвета нас не беспокоили.
  
  
  
   Глава 14. Утро второго дня.
  
   Остаток ночи гномы отдыхали, попеременно вставая в караулы. Лишь отряд, что вёл славный Войд брёл по ночному, зимнему лесу. Свет факелов выхватывал из мрака разлапистые ели, укутанные снежным одеялом. Иногда промеж деревьями вспыхивали глаза ночных хищников и раздавался жуткий вой. Нападать на плотную группу людей с огнём обитатели леса не решались.
   Путь сильно упрощало наличие широкой тропы, по которой и передвигался отряд, утаптывая снег. Все населённые пункты локации соединены дорожками.
   Большая деревня оказалась прикрыта частоколом, из-за которого пришельцев окрикнули и начались переговоры.
   - Приветствую! Я Войд, тан молота и посланник подгорного владыки предлагаю вам присоединиться, - начал гном в алом плаще, когда над частоколом показались головы кого-то из местного начальства.
   - Это деревня нордов. Мы Карл Следопыт и Фридрих Пикинёр, не против, но следует обговорить детали, - ответили боссы места.
   Вот в деталях и начались расхождения.
   До меня не сразу дошло, что племена людей могут существенно отличаться. Норды имели семь талантов, и 50%-ный иммунитет к стуже. Ассасины были из какого-то другого народа. Значит, если следовать правилам, на верхнем плане должно быть минимум восемь только людских деревушек, по четыре на каждый народ. Пусть большие поселения считаются за два, не важно, по всем обелискам деревень я смогу нанять восемь десятков крестьян, собрав столько же аборигенов и детей. Ещё боссы места со своими, человеческими отрядами и их сундуки. В перспективе солидная армия получится.
   Удалось узнать, что Фридрих, проявившись в этом мире, собрал своих людей, драгоценный сундук и рванул по самой широкой тропе дальше в леса. Тут он наткнулся на большую деревеньку, которой верховодил егерь Карл. Сошлись родственные души, не желавшие принимать участие в разборках игроков за престол. Умные боссы места понимали, что большой бандой они легче договорятся о найме на приемлемых условиях и лучше, когда война первых дней закончится.
   - Это локация на два плана. Претендентов на подгорный престол было четверо, мы гномы, орки, ассасины и магиня нордка. Твердыню мы удерживаем, ассасинов перебили, магиня присоединилась к нам, осталась только армия кровожадных орков, что штурмует гору с нижнего плана. Скрывать не буду, урукхаев много, потому мы собираем бойцов. Между вами и клинками Моргота только мы, - честно поведал Войд сложившиеся расклады.
   - Красиво излагаешь. Но всё просто, плати пять тысяч монет и мы ваши! - ответил Карл.
   Дальше пошли торги.
   - Мы всё понимаем, орки зло, наверно, хоть это не толерантно. Но пока мы видим только тебя. А потому. Ночью деньги, утром 'зольдаты', вечером деньги утром 'зольдаты'! Я отличный пикинёр, а Карл егерь, следопыт, с монетами на счетах нам сражаться и умирать много приятнее, - заявлял Фридрих.
   Поняв, что без монет никто никуда не сдвинется, Войд разбудил меня.
   Лепрекон, что-то наворожил, и даже поднял уровень, эффективность возросла раза в четыре. Но тут выяснилось, что 'лепреконова золота' не может стабилизироваться больше чем в казне настоящих монет. Там было меньше сотни, столько же за несколько часов создал Джо, а всё последующее рассыпалось прахом. Потому трудолюбивый финансист, завалился спать.
   Пришлось будить 'понимающих суть'. Цифра и Коркра через Димку, разъяснили. 'Лепреконовыми финансами' без неприятных последствий можно расплачиваться только с администрацией игры. Игровой персонаж, получив платёж такой монетой, которая вскоре обратится в прах, будет весьма обижен. Я припомнил, что давно-давно в реале купил и отложил на 'чёрный день' золотые, государственные монеты 'Георгий Победоносец'. Через пару лет такой час настал, и каково же было моё огорчение, что монетки, которые лежали в шкатулке на дальней полке шкафчика, покрылись налётом ржавчины. Любой химик скажет, золото заржаветь не может. Царской водки, редких реактивов и экстремальных условий в квартире простого обывателя ведь не бывает. Официальные версии, как такое случилось, я 'понимаю', 'мутацию надо было мыть', то есть штамп печатного станка. Но в итоге монеты приняли только в специализированном отделении того же банка по цене на 20% ниже той, за которую я покупал. Собственно, бумажкам я разучился верить ещё в Перестройку. Купил тогда на ваучеры и стремительно инфлирующие сбережения, акции хлебных и сталеплавильных предприятий, ибо, думал: 'Хлеб и сталь, что ещё может быть стабильнее в России?'. Но ошибся и тех, и этих обанкротили. Денежные знаки обесценивались, как впрочем, и всякая валюта. С тех пор верю только в материальные ценности, которые можно использовать, вот например, кирпичи, лопата, молоток, дачный участок, кусок хлеба, ведро картошки. А фантики любого окраса, по коварству именуемые деньгами, стараюсь быстрее сбывать с рук. С годами, Страна стала стабильнее, острота ощущений утратилась. Но чувства персонажа, в руках которого золотые монеты зарплаты обращаются в ржавчину, представляю отчётливо. Порывы Фридриха и Карла ясны.
   На моей виртуальной страничке казны я видел только одно значение монетарного счёта. 'Понимающие суть' разъяснили, что, на самом деле, какая-то часть оного, но не более половины, 'лепреконовская', пригодная только для формальных системных платежей. Если я попробую дать 'на лапу', кому-то из игровых персонажей, то часть монет аннулируется, с неприятными последствиями. Вооружённый этими знаниями я понял, как их применить. Переговоры продолжались.
   - Мы не возражаем против суммы в целом, но давайте разделим её на составные части. Для фиксации в системе нужен формальный найм. После можно распечатать сундук и заплатить гешефт в руки отдельно. Поясню, у нас есть лепрекон, так что администрации мы заплатим ржавчиной, сколько сможем, а персонально вам дадим честное золото, - предложил сидельцам Войд.
   - Согласные мы, пусть по частям, но в поход пойдём только, как все пять тысяч получим, - согласились из-за частокола, пошептавшись.
   - Ждём дня, тогда монеты будут готовы, - завершил переговоры Войд, собираясь уходить.
   - Постой, чего по ночам шляться. Так и быть, заходите. Дадим избу для ночёвки, но там и сидите, не бродите, а то огорчимся, - растворили перед моим отрядом ворота.
   - Нет спасибо! Мы зайдём, как деньги будут! - ушёл Войд в ночь.
   Снова скрипел снег, искрился в свете факелов и мелькали тени вокруг. Отряд, 'не солоно хлебавши', возвращался на лесопилку.
  
   - Подъём! - разбудил меня дежуривший Рой около пяти утра по селектору.
   Через несколько минут начнётся утро нового дня, из всех доступных источников капнут ресурсы. Следовало разобрать финансовые поступления. Контроль над резиденцией базового уровня даст 500 монет. Индивидуальное свойство лепрекона принесёт либо столько же, притом настоящих, либо один драгоценный камень. Ещё камешек от Скарлетт, недаром, выдал ей сообразный талант. Сейчас нужны только монеты. Видимо, придётся просить Зажигалку разобрать рудник, контролируемый её подданными и делиться. Или сломать монолит лесопилки, занятой Димкой.
   - Красный король, позволь мне опять забрать контроль над замком, - обратилась к Рою проснувшаяся Зажигалка.
   - А зачем, ты же с героями своими и так переговариваешься? - удивился тан кирки и блочного лука.
   - Эээ, мне бы осмотреться, может идеи, какие придут, - ответила та.
   - Хорошо, как снимем доход, отстроим 'кельи пионеров' и наймём братву, так передадим, - согласился Рой, получив мой одобрительный кивок из-за спины и напомнил: - Но с тебя две руды, как договаривались.
   - Хорошо, - смиренно кивнула магиня.
   С магом огня в облике экзальтированной девицы, надо дипломатично, а это трудно.
   Оставив Зажигалку и обоих кернов Штурма с арбалетами на посту у амбразуры, убрались всей компанией в резиденцию, где продолжили совещание без посторонних ушей.
  
   Настал урочный час, монолит управления озарил мягкий свет, сигнализируя о поступлениях. Казна пополнилась на тысячу настоящих монет, природный талант лепрекона сработал удачно. Вызвал Джо, узнать, за сколько он накачает казну 'лепреконовской ржавчиной' до равной величины.
   - Теперь, после роста уровня и маны, каждые двенадцать минут двадцать монет, - отвечал маленький зелёный человечек.
   Чтобы формально через игровую систему нанять егеря Карла, старосту большой деревни требовалось чуть более полутора тысяч монет. Близкой суммы стоил отряд Фридриха. По тысяче они хотели отдельно и лично. Не скоро мы это накопим, даже частями
   На стройку 'келий пионеров' и выкуп у системы замковой популяции гномов, допустимо тратить 'лепреконово золото'. Потому спешить не стали, усадив Джо на трон и обеспечив провиантом, просили стараться.
   - Вот руда, давайте мне контроль над замком! - потребовала истомившаяся Зажигалка у вернувшегося на пост Роя, выкладывая перед ним два увесистых брикета.
   Игровые условности приятны. Шахта, расположенная не близко, за контроль над монолитом, принесла в казну положенное количество ресурса. Простым жестом, можно выложить это перед собой, как и упрятать.
   - Погоди, у нас лепрекон работает, удваивая сумму своим золотом, вот наколдует, отстроим кельи и пустим, - не стал забирать предложенное Рой.
   - Я обещаю, что ничего вам строить и рушить не буду, просто посмотрю, очень хочется! - настаивала магиня.
   - Ладно, давай! - согласился, Рой, посовещавшись по селектору и забрал выложенную руду.
   Героям позволительно, забирая руду, отправлять её прямиком в казну игрока.
   Нам же не лишним было проверить стоит ли доверять магине. Минут через десять, она вернула нам контроль над резиденцией.
   - Поясняю, героям я раздала талант 'Имущество', это на базовом уровне 125 монет в сутки с каждого. Утром, на доходы наняла крестьян в деревушке при руднике и добрала героев, отправив работать в шахту, - пояснила свои действия магиня.
   Мы помнили, что на нижнем плане монолит рудника раскрыл нам область карты, позволив увидеть Светоча. Локации практически симметричны, возможно, на верхнем плане сущность, дующая легендарные таланты, стоит там же. Но об открытиях Зажигалка молчала, как и мы о своих предположениях. Светоч открывает знания только игрокам и хорошо охраняется, его блондинке пока не прибрать при всём желании. Помявшись, Зажигалка отправилась к брустверу, а я вернул управление твердыней.
  
   Хороший ночной сон принёс мне положенный процент опыта вчерашнего дня, увеличив уровень. Выпало поднять либо мастера шарпшутеров, либо навык молотобойца, выбрал второе. Учить пока некого, стрелять не из чего, но вдруг придётся сойтись врукопашную:
  
   Свойства героя Яролекс:
  
  Уровень героя: 7 (Класс: Подгорный шарпшутер)
  Здоровье: 90 (40 базовых, +50 игрока)
  Выносливость: 110 (60 базовых, +50 игрока)
  Скорость реакции: +14%
  Скорость шагом: 6
  Таланты (6 из 6)
  'Мастер подгорных шарпшутеров' - Базовый уровень. Позволяет тренировать каждую неделю 12 шарпшутеров из кернов или 'ботов' имеющих талант из любого стрелкового оружия натяжного действия. (Экспертный уровень таланта позволит тренировать 36 таких лучников) Тренировка стоит 400 монет.
  'Портал исхода' - Средний уровень. Раскрывает односторонние пространственные врата в любую доступную точку мира сроком на три минуты. Откат 12 часов.
  'Молотобоец' - Средний уровень. Скорость и точность ударов любыми молотками увеличена на 20%, запас сил при этом тратится на 20% медленнее. Средние навыки владения боевым молотом залиты в память из базы.
   'Лидерство' - Экспертный уровень. Моральный дух всех подданный увеличен на три единички.
  'Меткая стрельбы' - Базовый уровень. Обладатель и его союзники в радиусе 10 шагов при использовании стрелково-метательного оружия, на 10% точнее.
  'Боевое единство' - Средний уровень. В радиусе 20 шагов обладатель ощущает чувства подданных и передаёт им мысленные приказы
  
  Приписанные артефакты:
  Посох шаровых молний (дальность выстрела около 70-ти метров, перезарядка: одна минута, прямое попадание молнии снимает около 200 единиц 'Здоровья') Боевой - ездовой медведь, (Здоровье: 100, Выносливость: 50, Скорость шагом: 9 ) возродится через ## часов
  
   Подобный подарок ждал Роя. Остальные, отоспавшись, тоже получили своё. Только Войд, со своими молотобойцами, проблуждав полночи, не доспал обозначенное время к урочному часу и опыт 'за сон' не получил. Впрочем, день обещал быть насыщенным, два уровня получить можно.
  
   - Войд, забирай свой отряд, Димку, Митяя, Акулину и двигайте к твердыне, - призвал я, оставив на лесопилке только Скарлетт с детьми и пионерией.
   Тянулись часы. Лесопилка, занятая гномами принесла утром две положенные меры древесины. Засветло Скарлетт хотела отправить на лесозаготовки пионеров. Десять работников, восемь часов, две меры леса. Но оголодавшие волки разогнали лесорубов по домикам.
   Пусть отряда Войда-Димки к твердыне вышел не скучным. Несколько волчьих стай, одна за другой, попробовали на вкус топоры гномов. Опытные бойцы, 'фраги' набивали весело, но продвигались архи медленно.
   Орки строили баррикаду со своей стороны туннеля, подтаскивая откуда-то камни. Зная, что мы собрали всё в ближайших окрестностях, далеко же добывать им пришлось.
   Тело Штурма, судя по карте, находилось неподалёку, пребывая в бессознательном состоянии.
   - Щёлк. Вжи-ииу. Хрясь! Бабах! - в амбразуру, вдруг, влетело ядро, оторвав голову керну Штурма и калеча рывковых кернов Роя.
   -Вкусно! Гномики! - проорал в туннель главарь орков, - То ли ещё будет. Ай-я-яй!
   - К бою! - запоздало крикну кто-то.
   Атаки не последовало. Керн, стоящий на посту, тот самый которому оторвало голову, видимо задремал и прошляпил, как с той стороны туннеля на прямую наводку вынесли полевую баллисту, что стреляла небольшими каменными ядрышками.
   Мы принялись обстреливать вражеские позиции из арбалетов и блочного лука. Зажигалка кинула пару файерболов, дистанция ей позволяла.
   Похоже, часть лесопилки, монолит которой мы разрушили на нижнем плане, переместилась к воротам твердыни, образовав основу подвижного щита орков. Теперь враги не маячили в полный рост, а лишь осторожно высовывали головы. Стрельбу из баллисты они вели через щель, которую немедленно прикрыли толстым брусом. Поверх древесины, хитрые орки сложили кровоточащие шкуры каких-то животных, так что файерболы магини ничего подпалить не могли.
   Следующий выстрел мы ждали, готовясь засыпать высунувшуюся баллисту стрелами и файерболами. Но орки принялись стрелять рикошетом. Их орудие, не показывалось из-за поднятого щита, а било под очень острым углом в не разрушаемую стену туннеля. Голыш, басовито жужжа, после отскока прилетал к нам в бруствер. Камни раскалывались, и залетая в амбразуру, осыпали нас градом картечи, нанося неприятные раны.
   'Золотых выстрелов' с той стороны и летальных потерь с нашей больше не случалось, но бруствер понемногу крошился.
   - Они разбивают наш ДОТ быстрее, чем я его укрепляю, - жаловалась Цифра, опять слив всю ману в прочность конструкции.
   Развеяли останки павшего керна в жёлто-алом, распределив имущество среди гномов. Посечённые камнями гномы практически восстановились, под чутким присмотром санитарок, применяющих 'Первую помощь' по мере откатов.
   Мы убрались из ставшего опасным туннеля. Оставив там пару осторожных гномов с арбалетами, которые надеялись достать врагов, если представится возможность. Впрочем, пальба наугад орков не беспокоила. Видимо, каменный шарик из арбалета, после рикошета о свод туннеля на такой дистанции, терял силу, о точности речь не шла.
  
   Орки не спешили, с завидной планомерность, работая из баллисты.
   - Откуда у них такая организация и техника? - удивился кто-то.
   - Ясно дело, на нижнем плане где-то фабрика осадных механизмов. Плюс, несколько деревень гномов, со всей популяцией, оказались у врага, - ответили ему.
   - То-то, мне не показалось. Я видел с той стороны шлемы кернов, - сказал Плюх.
   - Дождаться восстановления моего посоха, из которого можно разбить укрепления орков мы не успеем. Баррикаду разберут раньше, - опечалился, удалившись в центр управления твердыней с положенной свитой.
   Однако несколько часов мы выиграли. Джо влил в казну почти больше четырёх сотен своих не совсем ликвидных монет.
   - Откладывать дальше нельзя скоро от баррикады останется каменное крошево, и полезут знакомиться орки, - приступил к строительству 'келий пионеров'.
   Пятьсот монет на кельи, шестьсот на найм шести пар пионеров.
   Подгорные своды огласила торжественная музыка, в которую лаконично вписывались звуки работы камнетёсов. Мелодия гуляла эхом среди колонн, стены медленно преображались. Вместо барельефа, на котором маленькие гномики играли в песочнице, появился переулок. Он был не узок и не широк, а таков, чтобы разминуться паре семейных тележек. Над проходом мягко светили встроенные в стену фонарики. В пещере стало заметно светлее и уютнее. Настроение приобрело рождественский лад, если бы не орки за поворотом.
   Вместе с несколькими гномами отправился обследовать приобретение. Недлинный, общий для келий проход, заканчивался барельефом с фонтанчиком.
   - Значит, тут фонтаны будут, - заметил я.
   - А ещё оранжерея и огород, - добавил стоящий рядом гном.
   Обследовали то, что называлось семейная келья. Я представлял себе нечто вроде скромного жилища монахов, два на полтора, туалет в конце коридора. А тут три этажа комнат разного назначения и все с красивыми картинами на стенах, мягким освещением под естественный свет и добротнейшей дубовой мебелью. Увы, нам не до красот, жаль оставлять всё это на разграбление оркам, но деваться некуда.
   Проинструктировав прибывшую пионерию, потребовал собрать тёплые вещи, то, что может стать оружием и немедленно уходить за мост тролля. Выделили им в сопровождение Цифру. Там им надлежит закрепиться и ждать нас. Магине сапёру быть готовой разрушить мост.
   Пионеры натаскали к воздушной мембране туннеля, ведущего на верхний план мебели из своих келий, создав основу баррикады. Здесь мы планировали ещё немного сдержать врагов, а потом подпалить резные кроватки и шкафчики, чтобы выгадать время на отступление.
   По просьбе Роя, Зажигалка наворожила огненный фугас в резиденции прямо на столешницу монолита. Главаря врагов им не убьёт, при базовом уровне развития, огнёвки, тот снимает лишь полсотни хитпойнтов, но хоть покалечит, задержит и порадует. Ещё один поместила в проулке келий пионеров. С маной у неё туго, оставалось на один фугас и несколько файерболов, потом следовало медитировать. Девушка где-то переоделась, на ней оказалась алая кираса с пехотной юбкой и той же эмблемой, что на знамени, с которым магиня не расставалась. Талию украсил пояс мага новичка. Похоже, про отсутствие приписанных артефактов Зажигалка нам врала.
  
   - Орки двигают щит! - прокричал один из кернов, дежуривших у бруствера.
   Враги затратили около получаса, чтобы подтащить тяжёлую конструкцию из толстых брёвен, укрытых влажными шкурами практически вплотную к нашей полуразрушенной стенке. Опасаясь наведённой мины, они то и дело швыряли перед собой шкуру, притягивая к себе на верёвке. Они опасались зря, Зажигалка берегла ману. И потом, магические мины ставить умела лишь в непосредственной близости, в поле своего зрения, второй раз трюк на глазах у врагов не пройдёт. Не доходя немного до амбразуры, щит с грохотом уронили, и перед нами предстало шесть бронзовых, горнодобывающих големов и столько же импов, бросившихся к баррикаде.
   Мы ожидали чего-то похожего. Три заряженных болтами арбалета и блочник Роя выстрелили синхронно. Следом полетел файербол Зажигалки. Импы хорошо переносят пламя, недаром, что твари Инферно, а големы устойчивы к любой магии. Огненным фугасом эту команду не проймёшь. Стрелы рикошетили от толстых бронзовых боков механических солдатиков, но импов завалили многих.
   - Ложись - прокричал я, наблюдая сзади.
   Големы сделали шаг к стенам, приоткрыв прятавшуюся за их спинами баллисту, готовую к стрельбе. Громко щёлкнула тетива и каменное ядрышко, размером с хороший кулак вылетело впритирку меж боками големов. Гномы упали на пол, Зажигалка промедлила, и ей разворотило плечо, практически оторвав руку.
   - Поднять стол! - успел проорать я.
  
   Меж големов протиснулись орки лучники, от души осыпая нас стрелами, бившими о дубовую столешницу. Тем временем импы и големы, теснясь, разбирали завал.
   - Санитарки, - крикнул Рой.
   Мастерицы кирки и 'Первой помощи' уже спешили к нам, вызванные через 'Боевое единство'. Применив свой лечебный талант, они успели прекратить кровопотери и спасти магиню огня от неминуемой гибели. На несколько часов Зажигалка не боец. Мы поспешили убраться из туннеля, до того как враги перезарядили баллисту. Вскоре, очередное ядро пробило круглую дыру и опрокинуло, поставленный на бок стол.
   Санитарка и керн резво уносили потерявшую сознание Зажигалку на верхний план. Мы рассеялись среди колонн. Арбалетчики, расположившись у самого выхода на нижний план, осторожно выглядывая в туннель, постреливали по големам, надеясь пробить бронзовые панцири и повредить механизмы. Болты, удачно попав, пробивали бронзовые бока. Но такой боеприпас быстро подошёл к концу. Жребий отскакивал, иногда оставляя сколы и вмятины. До оставленной нами баррикады посреди туннеля было метров двадцать пять. Попасть с такой дистанции по стеклянным глазам механойдов, глубоко спрятанным под бронзовым забралом, не удавалось. Изредка орки огрызались из луков, не высовываясь далеко из-за своих механических 'панцеркляйнов'. Гномам удалось кого-то заклинить или ранить, чем немного замедлить разбор завала.
  
   Проделав достаточную брешь, сквозь завал протискивались големы, один, другой, третий. Механойды двигались очень медленно, ускоряться не умели, стрелковым оружием не располагали. Но их прочность и подобные киркам кастеты, венчающие их толстые манипуляторы, внушали уважение.
   Казалось бы, вот сейчас надо бросить в атаку минотавра, чтобы он встретил вражеские консервы в узком месте и превратил их в металлолом. Но баллисту враги держат наготове. Выходить в туннель и бежать два десятка метров, навстречу заряженному неприятельскому орудию, в то время как механойдам достаточно сделать шаг в сторону, открыв сектор обстрела мне бы не хотелось. Риски считать жизнь научила. Слишком велик шанс сгинуть без толку. Даже если удастся завалить голема, другого, разменивать на них минотавра недопустимо. Даже, если мы все ворвёмся в туннель, а баллиста чудом промажет и начнётся свалка лоб в лоб, чего орки и добиваются, их же на порядок больше. То, что сквозь бруствер можно свободно пройти в одном месте, не значит, что нельзя бить через полуразрушенную амбразуру рядом. С орколорда станется, перезаряжать орудие и стрелять сквозь своих сражающихся товарищей.
   На нас неспешно надвигалась бронзовая стенка големов. Арбалетчики, наконец-то даже ослепили голема, стеклянные осколки 'видеокамеры', посыпались на пол. Но размеренно шагать вперёд механойд не перестал. Тем временем за образовавшейся бронзовой стенкой, скапливались орки лучники и штурмовые керны в чёрном, нанятые где-то врагом.
   - Отступаем, - приказал я
   За колонной справа от входа спрятался последний керн Штурма, с удвоенным запасом метательных топориков, собранным с павших предшественников. Этот гном единственный в отряде, кто умел их отменно швырять, ведь своих кернов я переквалифицировал на талант 'Бой щитом'. Рой укрылся чуть дальше с противоположной стороны. А ближе всех к неприятелю, за колонной притаился Секирыч, готовый атаковать по сигналу.
   Перезарядив арбалеты, гномы поспешили к туннелю на верхний план. Видя, что мы бежим и нас мало, враги устремились в погоню, протискиваясь сквозь неторопливых големов.
   Выскочивший из-за колонны Рой, снайперским выстрелом завалил неприятельского гнома. Атакующие первыми керны в чёрном, быстро сбили строй, укрывшись щитами и ускорились, стремясь добраться до героя в алом хитине на бросок франциской. Орки лучники стреляли на ходу, и виртуозно мазали.
   Тут-то, неожиданно для всех, выскочил керн Штурма, принявшись метать топоры, по два за раз, используя обе руки. Нападение справа, на тех, кто носит щит в левой руке, позволяет поразить незащищённую руку и бок. Шесть франциск пропели свои песни, несколько орков стрелков, расстались с жизнями. Кернам в чёрных, кожаных латах тоже досталось, но не летально.
   - Арбалетчики стой и пли, - скомандовал я.
   Замешкавшихся врагов попотчевали три стальных болта, тем временем, наш героический метатель топориков, бежал, скрываясь за колоннами.
   - Секирыч! - заорал я, жалея, что исключил телёнка из регулярной армии и тем самым от ауры 'Боевого единства'.
   Минотавр выскочил молча, с разбега ударил врагам во фланг. Взмахи секирой снесли несколько голов. Чёрные шлемы кернов покатились по каменному полу. Вражеские лучники в страхе разбегались.
   - Секирыч! Отваливай, отступаем! - продолжал орать я.
   Из туннеля нескончаемым потоком спешили урукхаи с копьями или палицами. Выжившие керны, опомнившись, швыряли в упор топорики. Достань они телёнка по незащищённым ногам, и я потеряю телохранителя. Вняв моим призывам, дисциплинированный минотавр спешил за нами, лавируя среди колон. Франциски с искрами отлетали от бронзовой кирасы, та, что угодила в пехотную юбку, оставила глубокий шрам на ляжке.
   Отступить к деревянной баррикаде, что сложили ушедшие пионеры в середине туннеля, ведущего на верхний план, удалось без необратимых потерь. Одному из наших кернов, залепили чёрной стрелой, но санитарка и Плюх, своевременно помогли раненному. Продолжать погоню враги не спешили, лишь несколько чёрных кернов блокировали спуск под гору, осторожно выглядывая в проход.
   - Есть чем запалить это? - поинтересовался Рой.
   - Нет! - опрокидывая шкафчики и кровати, так чтобы перегородили проход, отмахнулся я: - Рассчитывал на Зажигалку.
   Оставшийся под горой лепрекон, укрывался рядом с барельефами, высматривал вражеского вождя и транслировал нам картинку. Несколько раз его чуть не затоптали хаотично мечущиеся орки, которые с воплями ликования разбегались по твердыне. Часть ломилась в кельи пионеров. В резиденции басовито ухнул огненный фугас.
  
   Вражеский вождь, въехал в подгорные залы на своём чёрном варге, принявшись криками и пинками наводить порядок. Орки лучники затеяли с нами перестрелку. Им приходилось выскакивать в полный рост, в то время как гномы стреляли из-за мебельной баррикады. Потеряв несколько охотников, урукхаи успокоились.
   Мы переводили дух, держа арбалеты наготове, пока главный враг хозяйничал в резиденции. Наконец-то размен вышел в нашу пользу, одна жизнь против двух десятков, а может и более.
   Лепрекон, продолжая спамить казну монетами, транслировал картинку из твердыни, пересчитывая врагов. Те лечили раны, подкреплялись, поедая труппы павших, ломали гномье имущество. Орколорд назначил героев, всех оставшихся всадников на варгах, шамана и доспешных урукхаев с избытком оружия. Это можно понять по тому, как враги развлекались с селектором, громко крича вслух невидимому собеседнику. Видимо, где-то к нему присоединились 'орки штурмовики', аналог гномьих кернов. Монет у врага было достаточно, зелёных орков мы больше не видели, только урукхаев. В кельи пионеров заселялись зашуганные орчанки с детишками. Штурма, вернее некий обрубок плотно замотанной мумии, в коем по карте я опознал ударного тана, затащили на центральный проспект твердыни, живописно свесив с балкона резиденции, словно памятник своему злодейству. Птицы рух, коих ожидаемо, оказалось две, влетели в подземелье и, усевшись на перила балкона странно каркали. Иногда слетая, чтобы повиснуть на Штурме и поклевать того в открытые места. Орколорд снова закатил беседу с очнувшимся, пленённым героем, на предмет, что хватит страдать, пора переходить на правильную сторону 'добра и света'. Джо никак не мог помочь Штурму, оставалось только наблюдать, не забывая пополнять казну ржавеющим золотом.
   - Тан, мы оставили твердыню, уложив пятую часть орков, ещё разок другой также, и дадим генеральное сражение. К ночи вернём замок! Держись! - успокоил я Штурма, тот сипло засмеялся в лицо орку, тут же закашлявшись собственной кровью.
   Наконец, вспомнили про нас. По главному проспекту твердыни побрели големы, волоча свой щит и подкатывая баллисту. Расчётом орудия оказалось несколько вражеских пионеров. Вдоль колонн, урукхаи выстраивались в штурмовую колонну.
   - Уходим! - понял я, что ловить без молниемёта тут больше нечего.
   Мастер Плюх обнаружил в своей котомке огниво. Мы всё-таки подожгли нашу баррикаду, поспешив к мосту тролля.
  
  
  
   Глава 15 'Стояние на реке Угре'.
  
   Мороз и Солнце, день действительно чудесный. Свежий воздух бодрил, снег весело скрипел. Оглянулся, у выхода из твердыни уже маячили чёрные силуэты. Выехал вражеский вождь, издав торжествующий вопль и раскинув руки. Радовался, видать, новому, нежданно свалившимся миру, который можно покорить.
   Цепляться за выход из горы мы не стали. Только теперь я понял, что, возможно, допустил просчёт. Вон там, повыше над провалом туннеля можно устроить насест для нескольких бойцов, что швыряли бы камни на головы выбегающих орков. Подняться по покрытой льдом, практически отвесной стене, сложно, пришлось бы делать лестницы. Гора, образующая твердыню, не терроморфируема, но тонкий, слой каменной облицовки снять позволительно. Пожалуй, лучший вариант, попросить Зажигалку растопить лёд, а Цифру 'намагичить' ступени. Однако, работа, вышла бы тяжелее, чем сложить бруствер из камней и установить пару фугасов. Потому, не стоит печалиться, ресурсов на оное не имелось.
   Разумеется можно бы, встать рядом со входом и бить выбегающих орков. Но туннель простреливает баллиста, супостатов значительно больше и размен даже три к одному не выгоден. Потому решил уходить за мост, где закрепиться в ожидании возвращения молниемёта.
   'Мы отважны, что не мешает нам не рисковать понапрасну' - припомнил и вольно интерпретировал мудрость эллинов.
   Несколько варгов взяли далеко в стороны, заходя по широкой дуге и стараясь отрезать нас от моста. Санитарку и керна, что волокли Зажигалку, действительно могли догнать. Впрочем, до переправы тут, если не в пургу, минут двадцать бодрым шагом. Не стоит недооценивать скорость Секирыча и дальность блочного лука. Меткий Рой, завалил самого наглого варга, чей наездник собрался приветить нас чёрной стрелой. Прочие шустрые преследователи предпочли держаться на уважительном расстоянии. Но колонна пеших орков упрямо шла по пятам.
   Взлетевшие в высокое синее небо птицы рух, двигались аккуратной двойкой, не меняя дистанции. Эти манёвры заметно отличалось от типичного поведения глупых птиц.
   - Наверняка одну из птиц, орк назначил героем, - заявил Рой, оценивая дистанцию: - Пусть поближе подлетят, тогда сниму.
   - Да им холодно! - воскликнул оглянувшийся Плюх.
   Птицы атаковать не спешили, кружа в недоступном для точных выстрелов отдалении и 'пробуя воздух'. Стрелять наудачу Рой не желал, экономя стрелы. Что-то в полётах бронзовых пернатых не заладилось. Птицы тяжело сели, направившись вразвалочку, словно пухлые, рыжие наседки, к туннелю. Не для всякой фауны благотворна зима.
   - Внимание! Стрелять из лука и арбалетов запрещаю. Последнюю тетиву порвёте, ибо холодно, она скоро 'задубеет', - повелел я, вспомнив о хрупкости оного оружия в заморозки и добавил: - Вот доберёмся до Зажигалки, она отогреет, тогда можно.
   На мосту тролля сидела Цифра, прижав руки к очищенному ото льда покрытию. Ширина переправы медленно уменьшалась, осыпаясь мелкими камнями и песком в ручей. Магиня истончала преграду, чтобы перебежать мог только один, включая тяжёлого Секирыча. Иначе не успеть, за нами по пятам торопится армия орков.
   Благополучно миновав ручей, мы спрятались за куцым рядком из павез и импровизированных санок, что прихватили из твердыни пионеры. Тут нас поджидал отряд Войда-Димки, отходивший от своей 'дикой охоты' на местную зубастую фауну.
   Цифра, пропустив нас, вернуться на мост, чтобы довершить его разрушение, Войд прикрывал это действо, держа павезу и поглядывая за врагами.
   - Зажигалка! К тебе партийное задание. Отогревай нам тетивы и плечи арбалетов и лука! - требовательно попросил Рой, у магини огня, что сидела на расстеленном за стенкой из павез одеяле.
   Блондинка давно очнулась и собиралась пригреть врагов файерболами, швыряя их здоровой рукой. Согреть метательное оружие даже проще, а главное значительно дешевле в тратах маны, чем она и занялась, проводя ладонью по начавшей дубить тетиве.
   Видя, что мы не стреляем, орколорд, держа наготове стальной щит, остановился на небольшом бугре по ту сторону ручья и с высоты своего чёрного варга оглядывал наши силы в ожидании подхода орды.
   Минотавр, двадцать восемь гномов, разнообразных рангов и обоего пола, десяток нордов, две магини против восьмидесяти урукхаев и их прихвостней, могли показаться грозной силой. Но орколорд видел, что мои норды, это крестьяне новички. А большая часть гномов в разноцветных одеждах с чужого плеча, под которыми проглядывают серые пионерские стёганки. Не будь у нас тренерских талантов, о множестве которых орколорд едва ли догадывался, кроме героев и наёмников, бойцов бы не имелось. Так что восемь десятков прирождённых воинов урукхаев, против втрое меньшего числа крестьян и пионеров смотрелись аргументом абсолютным. Впрочем, мы тоже различали чёрных орков только по их вооружению.
   Узкая переправа удобнейшее место, для перемалывания атакующего противника. Жаль, что мы не имели баллист, или чего-то подобного. Ядро, пущенное вдоль моста сквозь атакующую толпу, снимает хороший урожай.
   При достаточном числе стрелков, можно было бы поставить их полукругом поодаль, так, чтобы засыпали стрелами мост и пятачок с нашей стороны, будучи практически недосягаемы с той. Но, увы, четыре единицы 'стрелковки' при ограниченном числе зарядов с известной медлительностью арбалетов и блочника к тому не располагали.
   Последнее, из известных мне приёмов, устроить рубку на маленьком пятачке по эту сторону моста, так чтобы переправившихся зажимали и били с трёх сторон. Подобное можно было бы учинить у выхода из твердыни, но вражеская баллиста, сложила бы наш строй.
   Десяток крестьян нордов, встали компактной группой на нашем правом фланге, выстроившихся в два ряда. Вчера они умудрились взять по уровню, сегодня на хищниках, догнали новый. В отличие от обычных землепашцев, любой северянин получал изначально двуручный топор лесоруба, каждый пятый имел врождённый навык 'Топор дровосека'. Рост уровня, давал хороший шанс получить именно это умение, так что теперь практически все норды неплохо орудовали своими топорами. Брони у северян не имелось, если не считать оной традиционные стёганки серых оттенков.
   Снайпер Рой в красном хитине и приметном шлеме драугра, вместе с рывковыми кернами вооружёнными арбалетами, скрывались за павезами по центру диспозиции, рядом с Зажигалкой, которая отогревала им стрелковое оружие. Тут же собралась дюжина пионерии, нанятая утром в твердыне. Координировала новичков Димка, тактическая аура которой, при таком расположении, действовала на всю армию.
   Вместе с ударной группой лучших бойцов я занял левый фланг. Голову варга, что венчала когда-то доставшуюся мне капеллину, как и обещал, подарил гному, который первым подстрелил орка. Так что оставался в потрёпанных кожаных латах, перевязанных чтобы не рассыпаться верёвками, ничем не выделяясь среди обычных кернов. На один бой этого должно было хватить. Рядом встал последний керн Штурма с францисками в руках и три молотобойца, включая везучего Плюха. Позади нас притаились мастерицы кирки, являющиеся по совместительству санитарками. Митяй со своим бойцом, оба в добротной чешуе и с удлинёнными стальными щитами расположились левее, так, чтобы прикрывать нашу группу от обстрела, случись таковой. Акулина укрылась за спиной мужа, сжимая в руках его рожон. Поверх её капеллины красовалась голова медведя, а шкура брутально ниспадала на спину. Медведь то огромный, поэтому шкуру пришлось разрезать пополам, и то середина спины медведя закрывала щиколотки девушки, а верхние когтистые лапы живописно сцеплены под высокой грудью. Секирыч покачивал секирой и стучал копытами позади нас, готовый разогнаться, вырвавшись вперёд. Цифра и Войд ушли с моста, не закончив разрушение, как только орки вознамерились атаковать.
   С той стороны моста собралась орда. Джо докладывал, катить к нам баллисту враги не собирались, установив её за щитом у туннеля на верхний план.
   Орк решил форсировать события, выслав на разведку боем тройку уцелевших кернов в чёрном. Укрывшись за щитами, те стремительно рванули к нам. Вражеские лучники, прикрывали яростную атаку, нервно осыпая нас стрелами.
   Залп жребием из арбалетов и меткая стрела Роя отправила на дно ущелья самого первого и отважного неприятельского керна.
   - Ших, ших, ших, - очередь файерболов полетела на встречу атакующим, разбиваясь о щиты, выжигая ноги следующему врагу.
   Это частично пришедшая в себя Зажигалка отрабатывала своё жалование, устроившись за гномьей баррикадой.
   Последний вражеский штурмовой гном пересёк мост, швыряя франциски на бегу. Мишенью стал стоящий в стороне строй нордов, что заслонялись самодельными щитами от чёрных стрел. Кому-то из крестьян не повезло.
   Выскочивший вперёд Войд быстрым ударом клевца, что венчал одну из сторон боевого молота, пробил щит врага вместе с рукой, вынудив остаться без оружия. Отшатнувшийся керн оказался на краю пропасти, куда и отправился после неожиданного толчка.
   Орколорд проверил наши домашние заготовки на наличие сюрпризов. Прорычал что-то недовольное оркам охотникам умудрившихся порвать заиндевевшие тетивы своих чёрных луков и мановением руки отправил всю орду на штурм.
   Орки перестали стрелять, чтобы не испортить последние луки, стрел у них тоже оставалось мало. Набегающих по узкому мосту урукхаев, встретили из арбалетов и блочного лука. Зажигалка, исчерпала свои магические резервы одной очередью файерболов и откинулась на плащ, погрузившись в медитацию.
   Наш ударный отряд сместился к мосту. Вставшие впереди хускарлы легко перемалывали перебегавших на наш берег одиночек. Рой с арбалетчиками перебежал налево, выискивая удобные цели. Ибо стрелков лучше ставить со стороны, противоположной той, которую враги обычно закрывают щитами. Потеряв десятка полтора бойцов, орколорд убедился в бесполезности лобовой атаки, отозвав приунывших урукхаев.
   Рой попробовал пристрелить вождя орков из своего прогретого лука, но тот оказался слишком внимателен и ловок. Тогда наш снайпер выбрал целью чёрного варга, ранив того. Зло сплюнув, орколорд решил убраться подальше. Враг не знал, что на последнем выстреле, один из колёсиков-блоков снайперского лука треснул и рассыпался, некогда убойное оружие превратилось в хлам.
   Мы видели, что на том берегу, аккурат, напротив разбитого моста запалил костерок шаман. Он что-то завывал гнусавым голосом, иногда в песнопения вклинивался плачь ребёнка. А потом, с той стороны к нам, визжа, прилетел призрак, ухнул о павезу и исчез с громким всхлипом. Повеяло замогильным холодом, пионеры и норды попадали.
   - Эта хрень сняла по десятке 'Здоровья' у всех, - доложила по селектору магиня сапёр и, сославшись на свой талант 'Понимание сути', добавила: - Для простого камлания слишком сильно шибануло. Но вы слышали плачь ребёнка? Определённо, шаман принёс жертву. Сколько там у них детишек, столько и снарядов. Мы так не выстоим!
   Варить забористые зелья и призывать духов-призраков для разных нужд, вот основные умения шамана. Спасло нас то, что у одного камлающего ресурс невелик.
   - Да, так можно и слиться. Развали мост!- встревожился я, приказав Цифре уничтожить переправу окончательно и отправляя пионерию и крестьян подальше в тыл.
   Наши арбалетчики подошли к пропасти, и в три инструмента, отогнали заслон урукхаев подальше. Шамана достать не могли, его плотно прикрывала стенка из орков. Зажигалка находилась в трансе, восстанавливая ману, греть арбалеты было некому, холод и чрезмерное усердие порвали одну тетиву. Не желая лишаться последней пары арбалетов, мы прекратили обстрел.
   - Стрелять не могу, зато я самый высокоуровневый герой с 'Рывком'. А твоя 'Дипломатия' нам ещё пригодится! - заявил Рой, схватив павезу и опередив Войда выскочив на мост.
   Цифра упала на колени, прижавшись руками к покрытию моста. Рой стоял перед ней прикрывая павезой. Отряд лучших гномов выстроил клин, укрывшись щитами позади.
   Орки пошли в атаку, обильно метая копья и стреляя из уцелевших луков. Рой укрылся за осадным щитом целиком, стоя поверх Цифры. Толстый дуб павезы выдержал все удары, враги лишились последних луков и многих копий. Я стоял с краю, и мне прилетело в бедро. Судя по ощущениям ауры 'Боевое единство' раненных оказалось много.
   Мост начал истончаться, осыпаясь мелкими камешками в поток. Урукхаи, вытянувшись гуськом и разбежавшись, попробовали опрокинуть Роя, но улетели в пропасть сами. Герой используя 'Рывок' поразил первого киркой в голову, не дав уцепиться за щит. Потом чуть повернул павезу, направив атакующий порыв в сторону. Сзади Роя поддержали хускарлы. Оставшись без оружия, кирка вместе с орком улетела в пропасть, герой ухватил щит обеими руками. Хускарлы били рожнами поверх павезы.
   - Так надёжнее, - заявил Митяй, сцепляя свой пояс с перевязью Роя.
   Амуниция хускарлов содержала специальные ремни с защёлками, которыми весь хирд мог уцепиться друг за дружку. При войне в горах и незнакомых пещерах такое бывает полезно.
   Мост разрушался на глазах. Ближайший орк уцепился за павезу с отчаянием обречённого. Щит, оборвав ремешки, вылетел из рук героя, увлекая того следом. Герой полетел бы за врагами, но выручили ремни хускарлов.
   - Назад! - прочувствовав момент, призвал я гномов.
   Ухватившись, друг за дружку, мы выдернули Роя и Цифру на нашу сторону. Коллективное перетягивание канатов бывает полезно.
   Прилетел привет от Шамана. Парализовав на секунду. Случить атака духом мигом раньше, улетели бы в пропасть.
   - Отступаем! - постановили единодушно, неспешно уйдя на дистанцию, которая Цифра посчитала безопасной.
   Осмотрелся, придерживая пробитое бедро рукой. Почти всех бездоспешных поранили. Трофейные капеллины, доставшиеся нам от павших арбалетчиков Цифры и алебардщиков Зажигалки, уберегли многие головы от смертельных ударов. Это игра, сильная контузия, сотрясение мозга или серьёзная рана, пусть копьём, со всей дури, в брюхо, лечится до состояния не смертельной, простыми навыками. Даже топорик, что метнул враг, в самом начале боя поразив грудь норда, удалось извлечь, сохранив поверженному жизнь. Совсем скоро все наши калеки регенерируют и вернутся в строй. Чего не скажешь о врагах, улетевших в пропасть.
   'Стояние на реке Угре' продолжалось. Можно бы собрать всех моих подданных и устроить генеральное сражение, пройдя через портал. Силы теперь кажутся равны. Но Штурм тоже думал, что сильнее орколорда, а в плен попал. Потому я, наученный страданиями моего ударного тана, проявлял осмотрительность, граничащую с трусостью.
   Взглянул на виртуальную карту, узнав, как там в твердыне. Лепрекон исправно транслировал картинку. Рух отогревались и развлекались, выклёвывая Штурму свежую печень. Баллиста, с расчётом из пионеров в чёрном, приткнулась у выхода на верхний план. Два медных голема стерегли выход на нижний план, тут же, таскал камни одинокий имп, пытаясь забаррикадировать проход. Враг знал о наличии у меня 'Портала исхода', предпринимая ответные меры. Но с его трудовыми ресурсами выходило медленно. Открыть окно телепорта прямо в захваченную твердыню не позволяла механика игры. Несколько орков и остальные големы толпились на балконе резиденции. Орчанки с многочисленными детьми, как прошмыгнули в кельи пионеров, так и не показывались.
   Там за белой пеленой осталась вражеская армия. Радиус обзора людей днём вдвое больше чем у гномов. Норды, влезшие на деревья, давали хорошую картинку.
   Орколорд смотрел на наш берег ещё пару минут, потом оставив пикет в десяток наблюдателей, удалился.
   - Зализываем раны и сразу идём в ответку! - постановил совет.
   С момента гибели Умки миновали сутки. Я мог призвать своего медведя из края вечной охоты. 'Портал исхода', откатил давно, ибо на среднем уровне заряжался двенадцать часов. Его я не применял, оставляя как козырь.
   Казалось бы, надо идти выручать Штурма. Ведь неожиданно напав с нижнего плана, мы можем овладеть твердыней. Но орки на балконе прикончат тана гораздо раньше, чем мы проскочим туннель. В остальном, гора нам до завтрашнего утра бесполезна, в ней ничего не отстроить, и даже припасы из таверны мы вымели все. Посему, приоритетной задачей избрал окучивание вкусной локации, прибрав с верхнего плана всё ценное и особенно легендарный талант светоча, если таковой имеется.
   Цифре со всей пионерией и частью крестьянства поручили отправляться к лесопилке, прихватив с собой Зажигалку, которая потеряла сознание после второй атаки духов.
   По пути сюда, отряд Войда-Димки хорошо проредил оголодавших хищников, будем надеяться, что зубастые не побеспокоят отступающих. Немного подумав, оставил Цифре арбалеты, всё одно, теперь работало только два и их следовало прогревать, что умела магиня огня. Приставил к отряду последнего керна Штурма, выделив тому полный комплект метательных топориков, коими тот швыряться горазд. Теперь точно дойдут. Впрочем, скоро очнётся Зажигалка, а её файерболы действуют на зверушек умиротворяюще.
   Всех прочих гномов, рангом выше пионерского, забрал с собой. Увёл отряд в низину, расположенную неподалёку. Тут, чтобы никто из посторонних не увидел, не узнал, что мы остались без снайпера, Рой вышвырнул свой сломанный блочник. Завтра приписанный артефакт вернётся герою.
   - Пора! Наведаемся на рудник Зажигалки. Скоро вернётся посох-молниемёт и можно переходить к активным процедурам, - ободрил я спутников, готовя телепорт.
   Изучив ещё в твердыне виртуальную карту, я хорошо представлял окрестности месторождения. Но место для перехода выбрал южнее, подальше от строений.
   Перейдя всем отрядом на ту сторону, оказались на широкой тропе, и осторожно двинувшись к руднику.
   -Это что за следы щегольских сапог с длинными носами и высокими каблуками? - спросил Рой, указывая на притоптанный снег.
   - А вот это явно следы скелетонов! - указал на характерные углубления Димка: - Ведут от предполагаемого обиталища светоча к руднику.
   - Нет, тут заметённые следы, которые ведут к светочу, - добавил Войд.
   -Туда, сюда скелеты 'ходють' и вампир. Какой же ещё пехотинец 'конские' сапоги носить будет и с костяшками дружить?! - сделала вывод тан тактик.
   Чувствовалась интрига, двинулись более осторожно, скрываясь за грядой вдоль дороги. На разведку выслали Димку и крестьян - нордов.
   - Зажигалка говорила, что у неё пять бойцов уцелело. А я, там алебардщиков в красном восьмерых насчитала. Это точно не крестьяне переодетые, форма сидит как литая! - шепнула Димка, вернувшись - И ещё! Следы скелетов после деревеньки идут на запад.
   - Там у нас по карте заброшенный рудник! - вспомнил я.
   Это довольно глубокая пещера, обычно с золотоносным месторождением. Беда, что такое место, как правило, защищает несколько банши, этаких призраков, неуязвимых для честной стали и прочей 'физики'. Но оную нежить легко сразить магией или молитвами святош. Единственное оружие банши, это истошные крики, снимающие 'Здоровье' со всех живых в радиусе нескольких десятков метров. Мой молниемёт или ятаган орколорда, гипотетически годятся для зачистки пещер, а практически в узких, извилистых туннелях, один выстрел из ручного орудия типа посох молний вырубит скорее владельца. Оружия ближнего боя, можно просто не успеть применить. Чем многочисленнее крикуны, тем сильнее их акустический удар магией смерти. 'Хиты' с живых слетают только так. А вот мертвецам хоть бы что. Тот же вампир, может превратить пещеру банши в неприступную для живых цитадель.
   В памяти щёлкнуло. Я осознал, что виртуальная карта, пока твердыня была моей, показывала разрушенный рудник и деревню в месте занятом воинами Зажигалки.
   - С магиней всё понятно, даже если не до конца. Через полтора часов тут будут орки на варгах, а через пять-шесть вся орда, если сюда чапает. Пусть и договариваются меж собой как умеют. Надо предупредить Цифру, чтобы присматривала за огнёвкой. А мы пойдём на юг! Проверим куда скелеты ходили, - собрал я отряд.
   - Уместнее предупредить союзницу, - вмешалась в наше совещание правильная Скарлетт, что слушала обсуждение по селектору.
   - Вот как свечку возьмём так сразу и предупредим. Оставим тут на соснах пару кукушек, - постановил я.
   На деревьях в поле зрения рудника устроили себе насесты норды, коим выдали паёк, по баклажке с переваром и одеялу. Им надлежало приглядывать за округой.
   Идя по заметённой снегом широкой тропе, мы старались идти гуськом. Замыкающие привязали охапки еловых лап, которые волочились следом, присыпая следы. Если не случится снегопада, всякий поймёт, что тут ходили, но численность нашу не угадает.
   Через минут сорок, следы скелетов привели нас к засыпанной снегом еловой рощице.
   Мы построились нашим любимым клином, или 'свиньёй' можно романтично назвать это построение 'коготь хирда'. Впереди я, Войд и Рой, изготовив молотки и кирки к бою. По бокам хускарлы с шестопёрами и рожнами наперевес. Позади Димка, Акулина, Плюх, молотобойцы, санитарки и рывковые керны с длинномерным оружием. Секирыч чуть в стороне. Минотавр достал из котомки факел 'истинного света', который ему помогли примотать к левому рогу.
   Я призвал Умку из чертогов вечной охоты и отправил медведя вперёд. Следом не спеша и осмотрительно крался наш 'коготь хирда'.
   - Резво! - приказал я медведю, форсируя события.
   Умка вломился в рощицу. С еловых лап обильно слетал снег. Медведь забирал по дуге влево, чтобы вывести неприятелей, на сторону, где нам привычнее держать щиты.
   Лезть вперёд, под сосны не хотелось, мы выжидали. В поднятой нашим косматым разведчиком снежной буре, едва угадывались его манёвры. Наконец, снег улёгся и за вывалившимся медведем мы увидели мумий. Это по сути те же скелеты, бойцы ближнего боя, только быстрее, крепче и подвижнее. Стрелы и колющее оружие им, что комариный укус.
   Мумии были рядом. Димка, забежав сбоку, метнула боло, уронив вырвавшегося вперёд мертвяка. Умка промчался перед строем, заходя на второй круг по роще. Пара забинтованных скелетов устремилась за ним, а мы принялись обрабатывать подвернувшихся.
   Мой молот с хрустом разбил подставившуюся голову. Под бинтами погасли горящие алым пламенем буркалы. Мумия стала заваливаться, я упёрся ногой в тело, стремясь освободить клюв моего молота. Дёрнул и тут же адское пламя запылало в очах под повязкой. Обмотки затянули прореху в старом черепе, а цепкие костяные пальцы вцепились в мой сапог, стремясь повалить и одновременно, сломать мне ногу, что почти удалось. Помог Плюх, выкинувший из-за моей спины свою кирку на длинной рукояти, вторично разбив мумии голову и погасив пылающие взор. Я высвободил ногу, сзади поддержали. Мумия опять ожила. С другими врагами происходили те же метаморфозы. Даже будучи расчленены топорами и измочалены молотками, неживые быстро восстанавливались, рассечённые бинты сплетались обратно, собирая вместе старые кости.
   - Там, за ними лич! Он постоянно колдует! - первой разобралась в ситуации Димка, которой предписывалось, наблюдать за полем боя и не встревать без нужды.
   - Секирыч! Снеси козлу голову! - проорал я, приступая на подбитую ногу и ломая конечности поднимающейся мумии.
   Дневной свет существенно ронял характеристики мертвецов, ночью нам бы пришлось хуже.
   Наш могучий телёнок, сияя 'истинным светом' в своих рогах, лавировал среди подслеповатых мумий, и добравшись до лича, виртуозно снеся тому голову. Покувыркавшись в полёте, добротно отполированный череп в железной короне упал предо мной.
   - Не сопри тот гад мой посох, вы бы сдохли! - просипела голова лича и пламя в глазницах потухло.
   До вдруг меня дошло, почему я сам, не опознал сразу этого опасного противника. У лича отсутствовала важная деталь, боевой посох. Это изделие, на манер моего молниемёта, с тем отличием, что стреляет зарядами некро энергии, опасной только для живых. Накрой наш клин концентрированная магия смерти, хитов на двести, игра бы для меня закончилась.
   Мумии замедлились, больше не воскресали, скоро с ними покончили.
   Осмотрелись, убитых не было, санитарки обрабатывали раны. Убить сразу и насмерть бывалого воина трудно. Прелесть, в том, что за кем поле боя, тот армию отлечит и восстановит, обойдясь минимальными потерями.
   - Разберитесь тут! - неопределённо махнул я рукой, устремившись в рощу, отправив перед собой медведя и поманив следом Секирыча.
   Нашёл Светоча, что многозначительно стоял на малюсенькой полянке среди заснеженных елей.
   Опять, быстро перелистывалась книга, гасло пламя свечи, оставляя после себя сизый дымок. С желаемым талантом определился, быстро. В локации множество деревень. Изначально их полагалось по четыре на каждого игрока и несколько совершенно чуждых рас.
   Перестраивать монолиты поселений, так чтобы производили 'юнитов родного замка', допустимо, но тратится по дню на каждый, последовательно, в той же очереди, что замковые постройки.
   Успеть до начала тотальной войны сделать все деревни 'родными' под силу 'донатору', замок которого изначально отстроен.
   Посему запросил и получил у Светоча тарант 'Вождь пионеров'. Он встал на место 'Лидерства'. Теперь, прикосновением длани, я мог превращать практически любые монолиты найма 'юнитов' в пионерские. За монеты, но сразу.
   Казалось бы, как можно превратить зелёнорожего орка или синелицего гремлина в гнома? Но это даже не требовалось. Это игровой мир, меняется лишь прошивка обелиска, который еженедельно генерирует прописанных ботов, тут и не такое реально.
   Кроме того, на всех пионеров и тех, кто когда-то ими бывал, талант 'Вождь пионеров' влиял как 'Лидерство'. Выше экспертного талант быть не мог, а потому, при наложении приобретения на экспертное 'Лидерство', единичка просто пропала. Я не стал замещать другие таланты, потому что дублирование одного и того же мне ни к чему.
   - Куда это вы? - услышал в селекторе, встревоженный окрик Цифры.
   Тройка нордов, что шла с ней от моста тролля, резво улепётывала в сторону большой деревни, прихватив арбалет. Пока смотрел в интерфейс, другая тройка крестьян, следовавшая с нами, рванула в сторону рудника, только пятки сверкали.
   Наблюдать за ними через карту я не мог. Те, что кукушками сидели по деревьям, пропали с виртуального радара.
   - Чую, теперь мы нейтральны и вправе уйти, но остаёмся! Прошу уладить формальности, наняв нас обратно, - заявил моим героям Митяй, переглянувшись со своим хускарлом.
   Войд набрался в боях опыта, улучшив 'Дипломатию' до 'Среднего' уровня. Алый плащик, на гномов работал, делая тана экспертным переговорщиком. По суммарному 'Здоровью' мы изрядно превосходили хускарлов. А посему, немедленно и совершенно бесплатно присоединили их к нашей банде.
   - Ты ведь передавал замок Зажигалке. Туда-обратно. Потом его орки захватили. Сдача замка каждому из противников, минус один к морали на сутки, - объяснила ситуацию Цифра.
   - Хорошо, понял. Предупреди Зажигалку, что на её рудник могут пожаловать орки. Об остальном не распространяйся. Если спросит, мы воспользовались порталом и ушли в рейд по тылам орков, - озадачил я магиню сапёра по селектору.
   Картинка от лепрекона не поступала, он тоже откололся. Штурм остался на карте, он же герой.
   - С нами остались только пионеры или герои! - заключил я, имея в виду и тех гномов, что когда-то были пионерами.
   - Я буду с вами, но как сможете, наймите меня обратно! - услышал по селектору Цифры, как к ней обратился последний керн Штурма. Коего, по ранению и за отсутствием внятного числа метательных топориков мы оставил при магине.
   Возвращаясь, рассчитал сложившийся уровень 'морали', моей нации. Применение ядовитой гранаты и двойная утрата замка - минус три. Мораль всех пионеров плюс три, и ещё плюс два за освобождение от налогов, но минус один за национальную 'склонность к мятежу'. За разномастные народы штрафов теперь не имелось, потому что, все откололись.
   - Это у пионеров моральный дух плюс два, пока. Если наймём людей обратно, станет плюс один, а для нанятых целых минус два. Ведь добавится дискомфорт от иной расы, - вывела Димка, махнув в сторону убежавших крестьян.
   Джо, успел насытить чахлую казну своим золотишком до возможного предела. Сейчас там скопилось более восьми сотен монет, из которых половина 'лепреконова ржавчина'. С побеждённых умертвий сняли около двух сотен. Лич оставил нам железную корону, с неведомыми свойствами. Димка прихватила с собой этот страшноватый артефакт, чтобы показать по случаю Цифре, которая наверняка распознает.
   От рощи светоча вели две дороги, одна на северо-запад, огибая гору, а другая строго на юг. Карта местности, в целом, повторяла нижний план.
   - Тут мы разделимся! Я на медведе и Секирыч метнёмся вниз, а все остальные вокруг горы. Обследуем локацию. Связь по селектору! - заявил, взбираясь на Умку.
   Вскоре мой медведь резво перебирал ногами. Рядом, сияя факелом на роге, спешил Секирыч.
   - С возвращением друг! - опробовал я вернувшийся молниемёт, на случайной скале.
   С грохотом разлетевшиеся от попадания шаровой молнии камни, придали мне огромную уверенность. Теперь я сравним с броневиком при базуке. Исчерпал своё время, штраф от ядовитой гранаты, поднялся 'моральный дух' племени.
  
   Довольно скоро, примерно на том же месте где на нижнем плане располагалась фабрика големов, обнаружил шпили интересного здания.
   - Так это же военная академия! - обрадовался я.
  
   За скромные 2000 монет оное сооружение единожды поднимало на 10 единичек 'Здоровье' 'Выносливость' и 'Маны', а также на 2% 'Скорость реакции' любому посетившему герою.
  
   - Сдавать такое врагам нельзя, вдруг разрушат, ума хватит, - решил я для себя.
   Рядом с величественным зданием примостились домики простолюдинов, видимо, деревня при академии. Охрана издалека заметила нас, в чём я не сомневался, Секирыч отсвечивал как новогодняя иллюминация, да и видели мы днём хуже людей.
   Крестьяне попрятались. У высоких, резных дверей встречать нас изготовилась тройка пеших рыцарей, в чёрно-алых сюрко. Эти вояки, оценив нас, вскинули наизготовку боевые молоты, опасно поблёскивающие полированными клевцами. Под стальными стёганками виднелись длинные, толстые кольчуги. Небольшие, треугольные щиты цветов нейтралов прикрывали левые руки. На широких кожаных перевязях болталось по длинному мечу и паре метательных топориков. Выбор оппонентов понятен, клевцом боевого молота, при должном умении, можно даже толстую бронзовую кирасу минотавра пробить, не то, что череп моему медведю.
   - Убирайтесь прочь, чужаки! Это земля бретонцев - приветствовали нас, из-за забрал шлемов типа 'сахарная голова'.
   Теперь понятно, какой нации приписал себя ассасин. Бретонцы отличались иммунитетом к любой магии в 20%, обладая только семью слотами под таланты. 'Дипломатии' у меня нет, монет на найм этой тройки и всего приложенного крестьянства нужно много, навскидку пару тысяч. Резко развернувшись, я отправился вспять, собираясь связаться с Войдом.
   - Ярл, тут конюшни грифонов и деревенька. Стережёт всё бретонка, наездница на грифоне. За формальный найм просит тысячу монет, ещё шестьсот за хуторян. Служить согласна, оставаясь нейтралом, если платить ежесуточно пару сотен. Задаток в шесть сотен вперёд. Звать Дофтхи. Сундук она заволокла куда-то на скалы, шиш достанешь. С моим подросшим за сегодня талантом в 'Дипломатии' нанять можно вдвое дешевле, - опередил меня тан молота, доложив о результатах вояжа.
   - Найми эту славную девицу, монет как раз хватает. И пусть волочёт свой сундук, - потёр руки я.
   Вскоре наблюдал через виртуальную карту за прыжками грифона. Дофтхи, получив формальную плату, доставшуюся системе, отправилась за сундуком.
   Северные грифоны в дикой природе любят жить в гористой местности. Взобравшись на скалы, они караулят добычу, коей обычно являются косули, зайцы или горные козлы. Заметив жертву, грифоны бросаются вниз, широко расправив крылья и далеко планируют, ловко падая на спину добыче.
   Подобную тактику избирают и наездницы на ручных грифонах. Мужчины, обычно, значительно тяжелее девушек. А чем легче седок, тем меньше устаёт и дальше планирует грифон. Это выводимая в 'имперских насестах' порода вдвое крупнее, что позволяет чудесным животным даже летать в лёгких латах. Но в северных краях полёты на полудиких грифонах удел юных и худых. Тут холода не позволяют использовать луки и в ходу метательные топоры, да копья.
   Дофтхи предпочитала копьеметалку, этакое простое приспособление, палочка с загогулиной, которая позволяло швырять длинные и оперённые дротики на приличное расстояние, пробивая неплохую броню. Шесть копий со стальными наконечниками, типа 'зубило', располагалось в тубусе за плечами девушки. Из оружия имелся охотничий нож. Никакой брони при минимальной одежде. Всё для облегчения ноши грифона с хитрым седлом на покатой спине.
   В сундуке всадницы нашлось полторы тысячи монет и копьеметалка, дающая соответствующий талант. Куда деть столь первобытное умение подумаю позже, а вот монеты пригодятся для найма рыцарей.
   - Пусть Димка с одним ударным керном и присоединившимися бретонским крестьянством останется стеречь гнездо грифонов. А остальные, возвращайтесь, тут военная академия и хорошенькие такие рыцари, их следует нанять, - потребовал я по селектору.
  
  
  
   Глава 16. О тактике рейтар.
  
   Медведь нёс меня обратно к роще Светоча, на соединение со спешащими туда же гномами. Дофтхи на грифоне ловко карабкалась и скакала по скалам, далеко опережая основной отряд. Удачно срезав путь над неприступными для пехоты скалами, бретонка достигла рудника, обнаружив там армию урукхаев.
   - А вот и орколорд! Есть тебе работка, - погладил я молниемёт, узнав старых знакомых.
   Казалось бы, локация обширна, иди куда хочешь,
  а вот нет. Практика показала, что передвигаться вне троп затруднительно. Нижний план, при всей его, в общем-то, чахлой, но очень колючей, растительности, изобиловал разломами, полями застывшей лавы, утыканными лесами из вулканического стекла самых причудливых форм, россыпями острых камней и мелких скал по которым сложно передвигаться. На верхнем плане вдоль укрытых снегом дорог простирался могучий зимний лес, сугробы по пояс и буреломы в глубине. Снежный покров хранил следы, которые любой охотник читал как раскрытую книгу.
   После дезертирства нордов, что кукушками сидели на соснах у рудной шахты, я перестал видеть, что творится в посёлке и на тропе к твердыне. Но следовало исследовать локацию, чтобы собрать бесхозные артефакты и отряды нейтралов.
   Разделив силы, и отправив ударный кулак гномов, по главе с дипломатом Войдом, на северо-запад, я, остерегаясь быстрых варгов, рассчитывал прикрыть направление в обход горы. Местные тропы совершенно не располагают к обходным манёврам.
   - Войд! У рудника армия пеших урукхаев, голов в полсотни с ними орколорд. Варгов не видно. Та притормози, чтобы мы синхронно подошли к поляне светоча, - распорядился я.
   - Принял, будем осторожны, - ответил тан.
   Если орки направятся в обход горы, то примерно через час, достигнут гнезда грифона, сдавать его мне не хотелось, к тому же крестьяне с детишками, вряд ли, смогут уйти от целенаправленной погони.
   - Секирыч, поднажмём, там впереди орки надо их перехватить! - поторопил телёнка.
   Минотавр перешёл на аналог индейского шага - попеременного бега и быстрого шага.
   Дофтхи наблюдала, давая нам картинку. Слишком много следов крови на небольшой площади посреди деревеньки у рудника. Орколорд изучал что-то там, спешившись. Потому легко запрыгнул на своего боевого зверя и, махнув рукой, повёл свою чёрную армию на юг к поляне 'светоча'.
   С врагом не было орков на варгах, очевидно, последних своих всадников хитрый вождь отправил на разведку вдоль ручья, в восточном направлении от горы. Наверняка, кто-то из них сделался героем, получив талант "Дипломатия". Три-четыре шустрых всадника, а вряд ли их уцелело больше, это достаточная делегация, для найма в небольших поселениях нейтралов.
   - Чего же ему в замке не сидится? - удивился Войд по селектору.
   - Видно же, что орк манёвр любит, темп терять не хочет. На нижнем плане он вон, какую армию собрал. Если в замке сидеть будет, то мы не меньше на верхнем плане найдём, а так он нам помешает и что-то себе прихватит, - разъяснила Димка.
   По пути следования врагов располагалась скала, с которой Дофтхи и вела наблюдение. Грифон распластался с противоположной от неприятеля стороны и не отсвечивал. Отважная бретонка решила одним броском покончить с этой войной и приготовила копьеметалку.
   Ожидания оправдались. Как только орколорд вошёл в зону поражения, девушка метнула своё охотничье оружие. Девушка спешила, опасаясь, что её заметят и эффект неожиданности пропадёт. Причудливо изгибаясь и вибрируя, длинный, тяжёлый дротик с приметным оперением устремился по высокой дуге к цели. Орколорда спасло какое-то неведомое чутьё, он ударил варга пятками, заставив того прыгнуть вперёд, опрокинув несколько урукхаев, и взглянул на скалу с засадой. Дротик поразил место, где секундой ранее располагался главный враг. Дофтхи быстро снарядила копьеметалку, но за ней наблюдало много рассерженных глаз.
   Орки разразились бранью и угрозами. Вверх летели копья, камни, дубинки. Враги окружали скалу, выискивая способы достать бретонку. Грифон, повинуясь команде, устремился прочь, а Дофтхи распласталась на вершине скалы.
   Орколорд, видя, что значительная часть метаемых его последователями предметов падает на их же головы, гневно прервал балаган и послал десяток ловких урукхаев карабкаться вверх.
   - Эй ты, слезай! Мы тебя #@!#$ @#$@$, - подзывали орки бретонку.
   Попасть дротиком в ожидающего этого воина практически нереально. Метнув на удачу копьё, Дофтхи осознала бесполезность затеи и пригорюнилась. Впрочем, как только орки, вызвавшиеся скалолазами, оказались на виду, в них полетели дротики, отправив парочку в обратный полёт. Вооружившись последним копьём девушка, не таясь, ждала подбирающихся врагов на вершине. Рядом клекотал и кружил верный грифон. Удрать бретонка могла, воспользовавшись своим питомцем, но видимо решила прикончить кого-то ещё.
  
   Тем временем я достиг 'светоча' и поджидал свою 'армию' из тринадцати боевитых гномов. Не теряя время, достал чернёный стилет, что носил в сапоге. Оных 'финок' у нас теперь много, спасибо почившим ассасинам. Накромсал полос материи из одеяла, что когда-то прихватил из келий пионеров и принялся аккуратно заматывать переднюю часть молниемёта. Суть в том, что мой 'карамультук' имел задержку активации выстрела, аж, в три секунды. При этом, выдавая неприятелю мои намерения и отмеряя момент выстрела, на боевом конце посоха вспыхивали ярко синим светом насечки. Я закрывал материей эти эффектные, но вредные для боя 'навороты' молниемёта. Отсчитать необходимую задержку и навести оружие на цель можно без них.
   - А вот и мы! - приветствовал меня Рой.
   К месту сбора явились мои гномы. Неожиданно на дороге, ведущей к руднику, показалась четвёрка урукхаев. Осторожный неприятельский вождь заботился разведкой. Дофтхи немного задержала врага, а так бы сразу за разведкой нарисовались и главные силы орков.
   - Секирыч валим их! - приказал я, и мы с минотавром бросились на замешкавшихся врагов.
   Закинув за спину молниемёт, я вытянул оттуда пионерский молоток на длинной рукояти, изготовившись сокрушать орков.
   Вражеская разведка не стала нас ждать, с максимальной резвостью пустившись в обратный путь. Мы не особо спешили, берегли силы и выжидали, пока беглецы выдохнутся. Редко, даже прокаченный орк может бежать в полную силу дольше минуты, а к её концу будет как выжатый лимон.
   Поняв, что им не уйти, отважные урукхаи встали плотно, двое наставили на нас свои корявые копья, а двое вскинули палицы.
   - Секирыч! Атакуй, как только я их отвлеку! - приказал я телёнку.
   Умка, разогнался на врагов, но в последний момент я направил его в сторону и притормозил. Орки сконцентрировались на медведе, повернув следом за ним своё дреколье, и тут на них налетел минотавр. Стремительный удар секирой, перерубил замешкавшегося урукхая почти пополам, двое упали, сбитые неожиданным натиском. Вот тут-то и я, зайдя по дуге, огрел молотком последнего оставшегося на ногах врага, чья палица с гулом отскочила от бронзовой кирасы Секирыча. Ловко освободив оружие от трупа, боевой телёнок в два взмаха покончил с остальными орками, и я развеял труппы.
   Дофтхи, недолго оставалась на вершине скалы. Поняв, что урукхаи, что карабкались вверх, собираются напасть на ней со всех сторон скопом, девушки пронзительно свистнула. Грифон, кружащий вокруг, пронёсся мимо и бретонка ловко, ну, просто как в приключенческом кино, на лету запрыгнула в седло своего пернатого питомца. Оставшись сносом, враги разразились проклятиями, разочарованно спрыгивая вниз.
   Орколорд знал о приближении отряда гномов и готовился к сражению.
   Я дождался, когда подойдёт моя пешая банда.
   - Сейчас будет, 'типа', генеральное сражение с орками. План таков, себя бережём, в ближний замес не вступаем, сохраняем здоровье и силы. Я буду расстреливать орков из молниемёта, а вы прикроете меня от варгов, если те вдруг найдутся и нападут. Разумеется от орколорда тоже. Просто, ретируемся в обратную сторону, выманивая врагов и ожидая перезарядки оного орудия, - напутствовал своё воинство, размахивая замотанным в драные тряпки молниемётом.
   - Значит оружием драться нельзя. А словом можно? - спросил Митяй по прозвищу Капут.
   - Разумеется, можете вволю оскорблять врагов. Задача привести их в ярость так, чтобы они преследовали нас, игнорируя плюхи из молниемёта, - одобрил я.
   Капут подхватил горсть снега, слепил снежок и принялся им аппетитно хрумкать, подготавливая язык к брани. Многие гномы последовали его примеру.
   Гномы встроились клином. На острие поигрывал киркой Рой, в алых латах демона и шлеме драугра. Рядом сияя бронзовой чешуёй, пристроился Войд, положив на плечо боевой молот и наигрывая пальцами в на баклера какую то мелодию.
   - Барабан старается, труба играет Сбор!
   - Быть первыми время нас учит
   - Ты гори роки мой костёр...
   Принялись подпевать гномы. С боков острие клина подпёрли хускарлы, выбрав для боя франциски, шестопёры и щиты. Вторую линию образовали рывковые бойцы. Недаром, Митяй отдал рожон своей супруге, та изготовилась пырять и полосовать врагов из-за плеча мужа. В резерве разместились мастера молотобойцы и санитарки. Мы с минотавром двинулись чуть впереди, на правом фланге.
   Вскоре, повстречали плотную колонну орков. Впереди вышагивала восьмёрка урукхаев с дрекольем. Сразу за ними орколорд на своём грозном варга, а потом все прочие.
   Неприятельский вождь махнул ятаганом в нашу сторону и колонна орков, ревя что-то побуждающее, стала набирать разгон.
   Церемониться я не стал, немедленно выстрелив в набегающих врагов. Сожалея, что орколорд далековато, и его варг прикрыт чёрными телами урукхаев, так что не выстрелить наверняка.
   Синий росчерк и взрыв шаровой молнии раскидал несколько не успевших отскочить урукхаев.
   - Отступаем! - приказал я, проконтролировав процесс через ауру 'Боевого единства'
   Гномы синхронно развернулись и лёгкой трусцой устремились прочь. Мне, чтобы повернуть Умку, потребовалось сделать полукруг, оказавшись на левой фланге. Секирыч не отставал.
   Погоня длилась меньше минуты. Видя, что орки останавливаются, я притормозил гномов. Две маленькие армии застыли в полусотне метров друг от друга. Орки переводили дух, а мы ждали перезарядки молниемёта.
   - Эй, ты! Недомерок! Выходи на честный бой! Дуэль раз на раз слабо! - прокричал орколорд.
   'Ищи дураков, придурок!' - промолчал я.
   Понятно же, что орколорд ловкий наездник, умелый рубака с волшебным ятаганом, а уж раз он 'Мастер урукхаев', то имеет навык ношения тяжёлой брони, которая на него и надета. А я, по специализации шарпшутер, притом, без лука. Талант боевитого трудовика - 'Молотобоец' и пионерский молоток на длинной рукояти в бою с этим быстрым монстром в латах не тянут. Мои шансы в рукопашной ничтожны. Вот неспешно перестрелять его армию, а потом задавить своей, получится, и надеюсь даже без потерь.
   Возвращение моего посоха-молниемёта и медведя, кардинально поменяло расклады. На студёных просторах верхнего плана тихоходные урукхаи, оставшиеся без луков превратились в лёгкую добычу, сколько бы их не было. История изобилует примерами, когда отряд конных стрелков или, например, танкетка, могли истрепать орду пехоты, которая не обладала должным дистанционным оружием. В моей памяти запечатлелся случай, как мой оригинал, развлекаясь сетевым симулятором, взял в бой сотен семь тяжёлой пехоты и горстку героических лучников. Армию соперника, ветераны в тусклых латах с яркой поддёвкой, порвали как тузик грелку. Но лучников по глупости не уберегли. Стоптала тех копейная конница, принеся себя в жертву, ибо затем оказалась на рожнах моих хускарлов. На поле боя осталось сотен шесть моей отборнейшей тяжёлой пехоты ближнего боя. А у врага, от всего многообразия, уцелело, едва, три десятка рейтар, вооружённых ручными картечницами. Я думал, что победил, радостно занимая ключевые точки. Поймать конницу моя медленная пехота не в силах, оставалось ждать, когда выйдет время. Рейтары вели бой, как привыкли, неспешно подъезжали, палили в упор картечью и ловко удирали перезаряжаться. Что бы ни предпринимали мои пехотинцы, ни догнать, кинувшись в погоню, ни зажать резвых всадников, ни укрыться не получалось. Надеялся, что у врагов кончатся заряды, но просчитался. Всех моих, столь долго обучаемых и скрупулёзно оснащаемых хускарлов, перестреляли как лосей, не потеряв при этом ни одного конного стрелка. Располагая таким опытом, я надеялся уничтожить весь отряд орков.
   Касаемо урукхаев, следует повесить на Умку таблички: "Хрен догонишь" у хвоста и "Хрен уйдёшь" у носа. Ибо, ситуация для пеших врагов на ледяных просторах верхнего плана явилась именно такая. Момент следовало использовать, максимально.
   Единственную угрозу представлял орколорд на варге и его всадники, пребывающие неведомо где. Но вражеский вождь медлил, предпочитая оставаться за строем своей пехоты.
   - Эй, вы чёрножвыродки!... - присоединился к общению Митяй, подначивая, колеблющихся врагов оскорблением цветов их знамени.
   Гномы поддержали, не скупясь на выражения. Припомнив жгучим словом 'успехи' в генной инженерии за авторством Моргота, Саурона, Сарумана и прочих тёмных вивисекторов, приложивших руки к созданию орков. Уделив немало Измене, ибо все упомянутые айнуры и валлары предали Создателя.
   Разъярившиеся орки, выли в ответ, клянясь, что выжившие позавидуют мёртвым.
   - Я с твоего тана шкуру живьём сниму и отрежу всё, что выступает - обещал орколорд обижать Штурма.
   Пожав плечами, "разве он уже не всё, что хотел, сотворил", я отметил, готовность молниемёта к применению.
   Орки, впали в боевое безумие и попёрли в атаку, как быки на случку или алкаши за 'ещём'.
   Шаровая молния разорвалась в первых рядах, искалечив и расшвыряв самых торопливых орков. Урукхаи вопили непотребное в адрес Аулэ. Гномы, оскорблённые в лучших чувствах, собрались было приветить наглецов накоротке. Аура 'Боевого единства' немедленно успокоила тех, кто изначально был пионером. А вот хускарлов пришлось тащить силком, благо, что Рой и Войд имели достаточно сил и помощников в этом не простом деле. Из-за этого замешательства мы едва успели ретироваться. Отступая, я переехал на правый фланг.
   На этот раз враги гнались дольше, кернам, мастерам и хускарлам пришлось поднажать. Но даже в ажиотаже, орку не превзойти гнома выносливостью. Медлительных юных пионеров в моём отряде не было. Самых резвых врагов раскидало по дороге шаровой молнией. Без ног много не набегаешь.
   Однако, специализация моей ручной артиллерии, это крупные и желательно неподвижные цели. Стрелять даже в плотный строй пехоты не так выгодно, как например, по дракону в узком логове, откуда тому некуда деваться или по укреплениям неприятельского замка. Пусть прямое попадание шаровой молнии разорвёт одного урукхая в клочья, но остальных просто расшвыряет как кегли. Это игра и максимум за несколько десятков минут, выжившие враги регенерируют, став как новенькие. Впрочем, молниемёт перезаряжается быстрее и отдыху врагу я не дам.
   - Стойте трусы! Сражайтесь честно! - орал нам орколорд.
   Справедливость и честность, на войне понятия относительные. Сойтись с врагом на заведомо выгодных дня него и проигрышных для себя условиях, это даже не бравада, но глупость. Мы услышали много непристойных ругательств и призывов к "слабо", "чести", "достоинству", "родственникам" и прочим фибрам души. Так орки требовали сойтись с ними в рукопашную, швыряя в нас свои тяжёлые и неказистые копья. Раз, приотставшему мне, пришлось воспользоваться бронзовым баклером, отклоняя меткий бросок чёрного топорика, едва не выбивший меня из седла, с последующей фатальностью.
   Возблагодарив Аулэ и радуясь продолжению жизни, я прибавил ходу, догоняя удирающих гномов.
   Веселуха продолжалась. Посох перезарядился. Немного притормозив, я порадовал настигающих орков очередной шаровой молнией. Будучи учёными, те прыгнули в стороны. Взрыв оставил на дороге приметную воронку, но никого серьёзно не зацепил.
   Враги радостно улюлюкали, более не воспринимая мою пушку всерьёз. Однако, урукхаи устали и замедлились, двинулись шагом, избегая плотного построения.
   Всё это время над нами планировала, нарезая круги Дофтхи. Отважная бретонка прикидывала, куда бы употребить последний дротик. Перехватив её аурой 'Боевого единства', я попросил ждать приказа.
   Пошла пятая минута сражения. Расчётливо дождавшись перезарядки батарейки в моём замечательном посохе, я изобразил, что собираюсь выстрелить в тех орков, что маячат предо мной. Но в последний момент, перед выстрелом, изменил направление, так чтобы синий росчерк прошёлся вдоль строя по диагонали и разорвался на фланге. Такая тактика оказалась результативной. Теперь я, то и дело вскидывал посох, изображая прицеливание, одни урукхаи дёргались в стороны, а молния в другой момент времени, неожиданно настигала других. Наметилась устойчивая тенденция к медленному, но верному сокращению поголовья врагов.
   Иллюзия скорой победы и гнев ещё долго гнали орков вперёд. Вовсе не зря хвост Умки, временами маячил в нескольких метрах от особо рьяных врагов, а я ловил на баклер копья.
   Ретирада продолжилась. Орки успешно практиковались в оскорблениях и угрозах, стараясь вывести гномов из себя.
   Когда число преследователей сократилось вдвое, орколорд форсировал события. Неожиданно растолкав и опрокинув своих воинов, он молча вырвался вперёд, намереваясь догнать и покончить со мной одним ударом.
   К счастью, я был внимателен и не проспал атаку. Прибавив ходу, подцепил 'Боевым единством' всю свою армию, приказав закидать орколорда метательным оружием. Митяй со своим собратом с разворота швырнули приготовленные франциски и потянулись за шестопёрами. Топоры просвистели в опасной близости от моего уха. В орколорда не попали, но вынудили его пригнуться в седле, не дав нанести мне удар. Враг пропустил момент, когда гномы синхронно развернулись и контратаковали. Умка тяжело перескочил присевших на бегу бойцов. Грозный варг преследователя наскочил на выставленные алебарды и рожны. Рывковые бойцы слаженно ударили навстречу. Орколорд успел полоснуть кого-то полыхнувшим молниями ятаганом, но был опрокинут и его шлем, замотанный чёрными тряпками с белой вязью, немедленно познакомился с киркой моего тана. Рой оставил свой импровизированный чекан в голове врага, выхватил следующую одноручную кирку.
   -Секирыч не спи! Атакуем! Бей во фланг, - проорал я минотавру, который расслабился и неспешно продолжал отступать вдаль.
   Аура 'единства' на нейтрала не действует.
   Покончив с орколордом гномы сбили 'стену щитов', изготовившись встречать набегающих орков.
   Тела орколорда и его грозного варга растворились в воздухе. Раз вождь чернокожих захватил замок, то возродится в нём через сутки. Так положено правилами, из которых мало исключений. Варг, разумеется, оказался приписанным артефактом, потому-то исчез после гибели. Всё остальное стало трофеями, образовав внушительную груду на месте нашей победы. Рой углядел и цепко подхватил чудесный ятаган орколорда, по тёмному лезвию которого гуляли тусклые всполохи.
   Игрок, чья аватара находится на возрождении, имеет доступ к интерфейсу, видит карту и способен командовать своими героями. Но у народов с авторитарным управлением, из-за отсутствия персоны вождя, способной немедленно покарать ослушников, дисциплина кардинально падает, о единоначалии среди орков можно забыть. Но кого-то убить, вполне, укладывалось в индивидуальные желания тёмных героев.
   В меня по высокой дуге прилетели чёрные франциски. Одну я удачно отбил своим изрядно измятым баклером, другая с чавканьем пропорола Умке бок.
   - Не критично, - оглядел я повреждения своего медведя, обратив внимание на двух широкоплечих урукхаев в кожаном доспехе с заклёпками.
   Теперь именно они вели орков в бой. Смерть вражеского вождя, вызвала маленькую заминку, воспользовавшись которой, мои воины успели выправить строй, спасибо аре 'Боевого единства'. Тропа, не столь широка. Бронированная четвёрка, Рой, Войд хускарлы, перегородили её целиком. За ними, привычным ордером, разместились рывковые бойцы, выставив рожны и алебарды. Позади, строй подпёрли молотобойцы и санитарки. Секирыч прикрыл правый фланг, я смещался к левому. Четырнадцать гномов, медведь и телёнок против двух с малым десятков урукхаев.
   С грозным воем и грохотом налетела уплотнившаяся колонна урукхаев. Наши рывковые бойцы истратили силы на орколорда и теперь лишь выставили своё древковое из-за спин первого, тяжело бронированного ряда гномов. Хускарлы удалили навстречу врагу шестопёрами, тут же присели, укрывшись за щитами. Хуже всего пришлось Рою и Войду. На них наскочили вражеские герои, рослые урукхаи в кожаных кирасах обильно и безвкусно украшенных заклёпками. Сквозь грязные разводы на их бронях можно было разобрать, что когда-то одежда этих бойцов имела алые полосы. За чёрной тряпкой, густо намотанной на голову, того что слева, можно было опознать помятый шлем Штурма.
   Держа по орочей франциске в каждой руке, неприятельские герои подскочили, ловко минуя выставленные им навстречу лезвия. Правый урукхай зацепил топором и отвёл в сторону молот Войда, сблизился, принявшись кромсать тана. Бронзовая чешуя гномьего доспеха летела как блестящие конфетти в разгар банкета. Тана спасла Дофтхи, которую я навёл на цель, используя свою ауру. Налетев с тыла, бретонка засадила свой последний дротик с зубилом на конце, точно в затылок вражеского героя. Тот завалился на Войда, едва не уронив тана, которого поддержали бойцы второго и третьего ряда.
   Тот особенный урукхай, легко уклонился от ударов выдохшегося тана и подрубил гному руку, сжимающую сверкнувший ятаган орколорда. Рой растратил на стремительное убийство вражеского вождя всю свою 'Выносливость' и не мог больше ускоряться. Недаром враги некоторое время, невзирая на потери, преследовали нас шагом. Они, восстанавливая силы.
   Несколькими ударами топориков урукхай проломил сверхпрочный хитин демонической кирасы, после чего, неожиданно упал вперёд, обняв свою жертву. Это Митяй, работая 'вприсядку', раздробил вражескому герою вторую ногу шестопёром. Рой не растерялся, выпустив бесполезный клевец, он выхватил здоровой рукой из-за спины стилет, быстро тыкая орка в бок.
  Минотавр на своём фланге, работал секирой так, что сносил по две ретивых головы за один взмах. Хускарлы присев за своими стальными щитами, концы которых упёрли в землю, отбивали шестопёрами вражеские 'тапки'. Усталые керны второго ряда упирали во врагов алебарды. Акулина, вооружённая рожном мужа, сберегла силы на рывок, мгновенно пробив насквозь ближайшую голову обмотанную чёрными тряпками. Перестаралась, Митяю пришлось сильно толкать стоящий на ногах труп врага, чтобы освободить оружие жены для следующего выпада. Два строя со скрежетом толкались. Труппы повисли посредине.
   На левом фланге, которым хотел заняться я, орки обходили гномов лесом, тесня передвинутых мной туда свежих молотобойцев. Везучий Плюх, киркой на длинной рукояти, крутил восьмёрки перед носами врагов, изредка попадая по головам. Палицы оказались хуже доброго железа.
   - Присели! - скомандовал я, набирая разгон и отправляя Умку в высокий прыжок наг головами своих бойцов.
   Почти тонна мышц снабжённых когтями, что упала в центр вражеской орды, опрокинула и повергла под себя множество урукхаев. Враги не выставили должное число копий, увлёкшись противостоянием с моими гномами. Несколько древков с каменными наконечниками, что оказались на пути медведя, сбились в сторону и преломились, не выдержав рухнувшей на них массы. Умка получил множественные раны, но 'Здоровья' ему не занимать.
   Лучшие бойцы врагов закончились. Обычные орки охотники, пусть преобразованные вражеским вождём в урукхаев и взявшие за три - четыре уровня, особой угрозы не представляли, бронёй не располагали, их примитивные палицы и копья, не могли нанести существенного вреда.
   Умка танцевал среди врагов дикий вальс. Крепко вцепившись в бока медведя ногами, я вращал молотком, нанося удары с максимальной поспешностью. Умка прыгал из стороны в сторону, опрокидывая врагов. Хватал их зубами, полосовал когтями. Неожиданно орки закончились. Несколько выживших урукхаев бежало в лес, продираясь сквозь сугробы. Гномы не преследовали, переводя дух. Устали, а соваться в заснеженный лес себе дороже. Трудно угадать из-за какого дерева выскочит орк с палицей, из какого сугроба ткнут копьём. Без вождей орки не страшнее зверушек лесных. При должной осторожности, для поселений и месторождений, таковые практически безопасны.
   - Теперь считать мы будем раны! - продекламировал Войд.
   - Вернее зализывать, - уточнил Рой.
   Умка согласно кивнул.
   Развеяв поверженные тела врагов, моё воинство приводило себя в порядок и осматривало трофеи. Убитых с нашей стороны не оказалось. Одному из рывковых кернов, орколорд ухитрился напрочь перерубить ятаганом плечо, нанеся жуткую рану. Изначально, удар шёл в голову. Гнома уберегла трофейная каппелина, отклонив верную смерть. Санитарки успели влить 'Первую помощь' избавив бойца от потери крови и чертогов забвения. Прочие ушибы, царапины в нашем отряде можно не считать. Игровая регенерация залечит скоро. Вот, что значит особо тяжело бронированный первый ряд построения, о который разбилась вражеская орда. Впрочем, доспехи моих героев, стоявших во главе клина, наждались в серьёзной починке. Панцирь Роя можно было выкидывать, такие проломы в хитине даже Цифра не замажет. Бронзовый ламелляр Войда лишился многих чешуек. Тан смотрелся как не дочищенный карась с кровавыми рубцами, проступающими сквозь прорехи в поддоспешнике.
   - Там на дороге, ещё немало орков недобитков, надо спешить пока по лесам не расползлись, - поторопила по селектору Димка, которая вместе с прочими следила за генеральным сражением по виртуальной карте.
   - Секирыч! Пойдём, уладим вопрос, - приказал я, выдвигаясь по тропе.
   Изрядно потрёпанный в бою Умка ковылял рядом. Ему сильно перепало от вражеского дреколья. Пока раны медведя не заживут, о передвижении верхом стоит забыть.
   - Дофтхи разведка. Рой забери тот ятаган себе. Разбирайте трофеи, лечитесь, спешите. Надо идти к военной академии, - напутствовал я оставшихся.
   Рывковый тан с интересом рассматривал оружие орколорда.
   - Клинок длинной в локоть, широкий и толстый, из особо прочной бронзы, именуемой 'чёрной'. По лезвию блуждают всполохи. Рукоять, покрыта тёмной кожей неведомого зверя, приятна на ощупь. Навершие из той же, особо прочной бронзы, в форме головы сокола. Хороший баланс, - описывал Рой трофей по селектору.
   На пробу тан одним ударом прорубил невместный гномам нагрудник, оставшийся от именитого урукхая.
   - Нет! Это никакой не ятаган, а скорее древний копис! Тут у рукояти едва заметные, старинные руны народа Аулэ, наших предков!- воскликнул Рой, приглядевшись, с видом знатока.
   - Нет, это махайра! - поправила Димка по селектору.
   Возможно, Рой ошибся. Примерно, как 'конкретные пацаны', что на дипломатических приёмах даруют друг другу 'дамасские' сабли, именуя оные исключительно словом 'меч'. Впрочем, что касаемо махайры, то у серповидных клинков много названий, кхопеш, фальката, ятаган, кукри, на любой вкус.
   -Вы все правы! Работаем! - внёс я свои пять копеек по селектору.
   Руны на клинке явно показывали, что мы оставили орколорда без древнего артефакта подгорных мастеров. Получилось примерно как с эллинами, которые резались кописами, кои мы знаем как ятаганы, строили разные библиотеки, театры, сортиры, бани, которые теперь упорно называют 'турецкими'. Да и те, кого ныне принято именовать турками, почему-то в Тура не веруют. Реальная история полна иронии, что видится, не всегда, то, что окажется. Те же эллины не всё сами придумали, но унаследовали у более древних народов. Помнится, 'ватер - клозеты' возводили за тысячелетия до нашей эры, где-то в Месопотамии. Кстати, бани, тут сильно не хватает и банщиц задорных. С этой мыслью я посмотрел на пролетающую мимо Дофтхи. Распустившиеся рыжие волосы девушки красиво развевались. Та, будто почувствовала мой взгляд, прикрыв проступающие сквозь шерстяную накидку грудки руками.
   Гномы перекидали оружие, брони и одежды орков в кучу у дороги, не найдя себе практически ничего интересного.
   - Это только в починку! - заявил Войд, которому поднесли изрядно помятый шлем Штурма, что стянули с головы орка героя.
   - А всё это, в растопку, - добавил Рой, ткнув в орочье имущество.
   Вдруг, среди груды трофеев что-то застучало. Гномы, аж, подпрыгнули, вскинув оружие и заслонившись щитами, у кого таковые имелись.
   Опасливо раздвинули чёрные обрывки, оставшиеся от развеянного орколорда, и обнаружили небольшой бубен, играющий сам по себе.
   - Ага, это тот самый, двуединый бубен шамана. Если кто-то стучит в один из пары, то звенят оба. Ишь, как шаман старается, босса зовёт, - рассудил Рой, подвешивая забавный артефакт себе на пояс.
   Вспомнили, как орколорд хвастался медалькой, ещё раз, особо тщательно перебрали трофеи.
   - Вот она! - обрадовался, Войд, найдя, что искали.
   В его руках тускло блестела восьмиугольная, тупоконечная звезда. Одевший эту побрякушку, получал единичку в навыке 'Дипломатия'.
   - Теперь все кто может к нам присоединиться, сделает это бесплатно! - заявил тан переговорщик, выискивая, куда бы нацепить обретённый артефакт.
   Гномы выставили часовых, зорко всматривающихся в лесную чащу. Не вернутся ли, набравшись храбрости, удравшие в лес орки. Раненные поправлялись взваром, закусывая пайком. Санитарки накладывали 'Первую помощь' по мере откатов. Так, раны регенерировали втрое быстрее обычного.
   Мои герои висели в селекторе, смакуя победу.
   - Ярл! - вдруг, сквозь радостный гвалт, послышался встревоженный вопль Штурма.
  
  
  
   Глава 17

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Сафонова "Риджийский гамбит.Дифференцировать тьму" К.Никонова "Я и мой король.Шаг за горизонт" Е.Литвиненко "Волчица советника" Р.Гринь "Битвы магов.Книга Хаоса" Т.Богатырева, Е.Соловьева "Загробная жизнь дона Антонио" Б.Вонсович "Туранская магическая академия.Скелеты в королевских шкафах" И.Котова "Королевская кровь.Скрытое пламя " А.Джейн "Северная Корона.Против ветра" В.Прягин "Дурман-звезда" Е.Никольская "Зачарованный город N" А.Рассохина "К чему приводят девицу...Ночные прогулки по кладбищу" Г.Гончарова "Волк по имени Зайка" Д.Арнаутова "Страж морского принца" И.Успенская "Практическая психология.Герцог" Э.Плотникова "Игра в дракошки-мышки" А.Сокол "Призраки не умеют лгать" М.Атаманов "Защита Периметра.Через смерть" Ж.Лебедева "Сиреневый черный.Гнев единорога" С.Ролдугина "Моя рыжая проблема"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"