шарпёнок: другие произведения.

Гном, медведь и посох. (черновик) Книга Первая

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Попаданец в виртуальную стратегическую игру. Будущее. Партия, по мотивам "Героев" и подобного. Не отредактированный, стрёмный черновик.))

   Всякое бывает в жизни быстротечной,
  То штормит сурово, а то полный штиль.
  Кто-то выплывает, а кто тормоз вечный,
  Закачали волны, выбирайте стиль.
  (клоун Плюх)
  
  
  
   Пролог.
  
   Разумным существам, без магических способностей в мире магии трудно. Если к тому, дневное зрение слабее, чем у людей, а ночное уступает возможностям порождений тьмы?
   Возможности определяют бытие. Посему, гномам, вернее дварфам, наугриммам, двемерам, подгорному народу, конституция тела вывела лучшим убежищем полумрак тесных пещер, а чтобы жить не рабами и припевать, следует держаться за свой клан особенно крепко.
   Это маги, особенно воздушные и огненные склонны к индивидуализму. Даже одинокий эльф на удобной позиции, способен безнаказанно проредить толпу орков. Удел гномов, сражаться и трудиться плечом к плечу, доверяя товарищу больше чем себе.
  
   Сказ этот, про 'строительство светлого будущего' в отдельно взятом клане гномов. Чтобы не огорчаться, любителям толерантности, которой так любят оперировать приверженцы таллейрантности, переводя на русский, 'неразборчивости в средствах', читать не стоит. Хорошим лакмусом тому, доска известному барону, что установил рекорд, ухитрившись только за одну Первую войну получить высшие награды от каждой из люто сцепившихся меж собой сторон. Гибли империи, а он ловко менял цвета, снимая сливки и оставаясь на плаву при любых обстоятельствах. Такое коварство достойно тёмно-эльфийских эпосов. Официальное определение "толерантности" лукаво, в нём уравнены физиологические, культурные и идеологические особенности, чем дано оправдание разнообразным жуликам, бандитам и даже террористам, которым надо же тоже, ростить своих многочисленных детей и родственников. Но в этой книжке принципиальные 'светлые' отыгрывают 'светлых', а не как ныне модно, за 'добрых', тёмных упырей, против негодяев в белом, когда стороны не различить в их подловатых каверзах.
   Индивидуалиста же, может вогнать в печаль, что весь мир населён копиями, всего лишь, нескольких сотен или тысяч личностей с частичной утратой воспоминаний о базовой. Опыт текущей жизни может кардинально менять одну и ту же личность, делая нередко дублей одной сущности непримиримыми врагами. 'Любое знание, есть лишь припоминание', используемое по потребности.
  
  
   Вводная, занудно.
  
   Из полного, весьма длинного названия Игры, на мало знакомом языке, уяснил лишь фразу: 'Легенды Героев...'. Прочие слова указывали на особенности конкретной Партии, включали много букв про 'таланты, слоты, клинки и молотки'. Допускаю, перевод мой неточен, ибо разум склонен замещать пустоту домыслами.
   Кому-то это развлечение, а для меня хороший шанс. Когда-то я был человеком, прожил длинную насыщенную жизнь, потом копировал своё сознание в некое "игровое", альтернативное бытиё.
   Хорошо ли, худо ли, жил в том обширном, прекрасном 'виртуальном' мире, техномагического средневековья. А потом, случилось так, что пришлось ввязаться в эту партию. В той реальности остался мой клан-семья, проживающий в небольшой фортеции у холодного моря. Остались друзья и враги. Грохот сражений, коварство изменников, ужас плена и радость воспоминаний о тихой семейной жизни в маленьком домике у реки. Тут ждала огромная игровая карта на несколько сотен живых и электронных игроков. На кону возврат домой. Если 'проиграться в пух', могут сделать боссом при месторождении или иное, малоприятное, вплоть до форматирования. Впрочем, не всё так плохо, важно просто не оказаться в числе самых отпетых неудачников. В случае победы вернусь к берегам льдистого моря, заполучив аватару получше, и некоторые ценности, чтобы с лихвой отплатить по накопившимся счетам посредством отточенной стали. Ценное в моём, скудном понимании, это не монеты, но возможности, которые лучше всего обеспечат личные навыки и надёжные войска.
  
   Проявился в этой реальности, почти привычно. В виде гнома средней комплекции, верхом на могучем серебристом медведе, в руках посох молний. Выбор одежды, размер и цвет бороды, не важны, ибо никаких улучшений в себе не несут. А вот артефакты, огромный боевой мишутка и палка-стрелялка, обошлись во все единицы, выделенные на личное усиление.
   Как и любому герою в Партии, мне полагалось, два слота для привязки выбранных 'объектов'. Теперь моего боевого медведя невозможно убить окончательно, как сломать или потерять мой увесистый посох стреляющий шаровыми молниями. Любой из этих артефактов, в случае утраты, вернётся через сутки, абсолютно целёхоньким.
   Изобилие возможностей существовало для донаторов. А вот подобным мне "штрафникам", распорядители игры ограничили выбор расы. Избрать себе аватару, титана, архангела или дракона я не мог, как и любого иного, высшего по своей 'крутизне' создания. Впрочем, эльфы, волшебники, паладины также оказались недоступны. Тёмный бестиарий не интересовал, совершенно. Пусть это шло в разрез с модой на всяких 'чёрно-жо-книж-ников', некромантов, кровососов, вурдалаков, 'ассасинов', воров и прочих чёрных властелинов, но мне плохих парней хватило в прежних мирах проживания. Пополнять их недружные ряды, менталитет не позволял. Имелись к выбору просто люди, типа "дикари", но с очень уж урезанным, на мой вкус потенциалом. Так, при всём 'разнообразии выбора', годились только гномы.
  
   Это игра стратегическая, посему мне полагался небольшой отряд. Допускалось выбрать между шестёркой хускарлов, дюжиной кернов или пионерами. Если два первых вида - профессиональные воины, тяжёлая и соответственно, лёгкая штурмовая пехота гномов, то пионеры, это скорее гномы - рабочие. К трудовикам, в отличие от бойцов, прилагались жёны. Виртуальные персонажи женского рода отличались, от мужского лишь тем, что имели на четверть меньшую характеристику 'Здоровье'. Зато, с небольшой вероятностью заводили детей, из которых, через неделю, получались взрослые пионеры. Прикинув, так и эдак, выбрал массовку трудовиков. С учётом женской половины, представителей пионерии набралось сорок восемь.
   Для нарочитой простоты, характеристик, описывающих конституцию тела, при настройках показывалось только три.
   'Здоровье' - вполне классическое. Доведение его до нуля приводило к гибели персонажа. От этого параметра зависела максимальная сила, с которой персонаж мог нанести удар, натянуть тетиву или поднять груз. Видимо, инициаторы игры считали, что чем больше мышц, тем тяжелее их пробить, и таскать можно больше.
   'Выносливость' определяла запас сил, энергию, которую персонаж тратил на свои действия. От неё зависело, как долго, можно бежать, наносить удары, нести тяжёлый груз и прочее продуктивное или деструктивное взаимодействие с окружением. Запас сил тратился пропорционально полному 'Здоровью'. Например, бег за минуту исчерпывал столбик 'Выносливости' равный количеству единиц 'Здоровья'. Как бы, логично, чем больше мышц, тем затратнее их использовать.
   'Магия', определяла запас альтернативной энергии - 'маны', которую допускалось трансформировать в обширный набор разнообразных заклинаний. Для использования Магии требовалось наличие у персонажа специальных талантов. Иначе, персональная мана годна только на зарядку храмовых алтарей и особых артефактов.
   На восполнение растраченной 'Магии' требовалась половина суток. 'Здоровье' пополнялось, исцеляя тело, в шесть раз быстрее. Это, при отсутствии смертельных ран, как правило, связанных с обильным кровотечением или отравлением. Запас сил, за который отвечала 'Выносливость' полностью восстанавливался вшестеро быстрее, нежели регенерировали повреждения. Выжав из себя все силы до капельки, 'стахановец', минут через двадцать, мог повторить свой подвиг. Разумеется, существовали таланты и артефакты, снижающие издержки или увеличивающие доступный объём и прирост всего вышеперечисленного. Самыми простыми средствами являлись регулярное, качественное питание и здоровый сон.
   Люди являлись самой вариативной и многочисленной расой в игре, десятки разнообразных замков, от светлейших до темнейших, от платных, до штрафных. Некий усреднённый человек использовался как эталон для вычисления баланса. Впрочем, людской крестьянин нулевого уровня, обладая 20-ю единицами в каждом характеристике, без 'магического посвящения' колдовать не мог. Оное требовало многого, а от неопытного мага, с крохотным запасом маны и единственным магическим навыком, проку мало. Посему, рачительные владыки ограничивались отстройкой храма для ежесуточной откачки у населения излишков маны, пуская собранную с паствы энергию на государственные нужды.
  
   Параметр 'Магия' у гномов отсутствовал, совершенно. Но в том минусе прятался плюс. Например, людям, для 'гармоничного развития', требовались все три характеристики, а гномам только две.
   Подгорный народ, уступая многим иным расам ростом, выигрывал в коренастости. Огромные глаза подгорных жителей, приспособленные для жизни в сумерках, при ярком свете частично слепли от засветки. Эта дневная близорукостью, как и относительная медлительность передвижения, определяя тактические возможности гномов. Вдвое сниженная, в сравнении с людьми рождаемость, требовала от вождя, бережливого отношения к жизням подданных. Не самый высокий рост вносил коррективы в длину излюбленного оружия.
   На том недостатки выбранной мной расы, вроде как, заканчивались, начинались плюсы.
   Пожалуй, самым ценным телесным свойством, являлась снижение любых получаемых повреждений на 25%. Чем бы гномов ни колотили, их крепкий костяк увеличивал шансы выжить. 'Рунное искусство', доступное при наличии мастеров и соответствующих замковых построек, тема, заслуживающая отдельного описания.
   Вдобавок, при входе в Игру, позволялось дополнить особенности персонального племени. Чем я воспользовался, увеличив 'Меткость' моего народа на 10% и удвоив производительность изготовления доспехов в замковых мастерских. 'Меткость' влияла не только на стрельбу, а на любые действия, включая, например, вдевание нитки в иголку или попадание киркой в желаемое место горной породы. Впрочем, за эти навыки пришлось заплатить, взяв негативное свойство племени 'Склонность к мятежу', которое снижало на единичку моральный дух. Это много, потому что, при 'минус трёх' в 'Морали', подданные полностью выходили из-под контроля.
   Также отказался, от усилителей личных свойств собственной аватары. Знаменем, этаким стильным артефактом, благотворно влияющим на союзников или негативно на врагов в большом радиусе, пришлось пренебречь.
   Окрас стяга задавал цвета одеждам племени. Например, если полотнище фиолетовое с рыжим росчерком, то ожидаемо получить начальный отряд и прочих подданных, нанимаемых в замковых или деревенских обелисках, в стёганках и шапейронах тех же цветов. Отказ от флага, покрасил мою маленькую армию в оттенки серого. Впрочем, так маскировка лучше.
   Донат, это особая тема. Не все игроки изначально в равных условиях. Это не мир для миграции, а лишь одна из Партий. Выяснение отношений между 'сильными' на специально созданной планете, судьба которой не определена. Это некий тотализатор, в который вписываются за высокую плату, сразу получая в личное пользование существенно отстроенный замок. 'Бесплатники', вроде меня, тут для 'массовки', чтобы настоящим игрокам было 'вариативнее'.
   Эту провинцию мне предстоит завоевать, столкнувшись с кем-то из подобных вождей, оцифрованных игроков, сильно умных ботов, копий, дублей или ещё каких-то 'неудачников', вписанных в эту лотерею.
   При множестве неизвестных, отделяющих от возвращения с победой, решение с выбором начальных условий казалось мне оптимальным. 'Склонность к мятежу' должна компенсировать полная отмена налогов. Игровая, механика проста. Каждому игровому персонажу, на его индивидуальный счёт, ежесуточно начислялись монетки. От накоплений, образовавшихся к выбыванию из партии, частично, зависит дальнейшая судьба каждого. Владыка, устанавливая налоги, 'перетаривает' долю личных поступлений подданных в свои закрома. Пара монет, с каждого из нескольких десятков гномов, меня не озолотит. А вот трудовой и боевой порыв необходим. Ибо, каждая единичка 'Морали', увеличивает восстановление всех основных параметров на 10%.
   Гипотетически, можно отправить подданных в лес или ещё куда подальше, предоставив им свободу решать свои проблемы выживания самим. Пока их 'Мораль' выше минус трёх, мне будут капать налоги. Это Игра с рядом условностей, откуда голодранец с киркой, наглухо запертый в пещере или блуждающий в дремучем лесу, может добыть монету, лучше мозг не напрягать. Просто, утром нового дня произойдёт перерасчёт и в мой кошелёк капнут ресурсы из всех доступных мест.
   Увы, предоставленные сами себе подданные, в массе, не обладают высокой инициативой и навыками выживания, так что вскоре загнутся. По мне так, хороший самодержец не бросает своих людей на произвол 'свободы' и не вытряхивает, хитрыми манипуляциями монеты из их карманов, а занимает своё племя прибыльным делом, наполняя казну с того, что производят государственные предприятия. Важен баланс, чтобы не как в XVII - XIX веке на 'Туманном Альбионе'. Когда, крестьянин, согнанный с земли, мог выбирать между виселицей, картечью в упор или работой на фабрике, по четырнадцать часов в сутки, за койку в бараке и дрянную похлёбку. Или плыть за океан в гнилом трюме, чтобы в диких местах добыть себе кусок земли, удобрив почву прикопанными аборигенами и конкурентами. После такой селекции, оставались только самые свирепые огородники, с отрицательной лояльностью короне. К тому же, если отдать целые отрасли на откуп частникам, можно, вскоре не увидеть ни хозяйств, ни налогов, обретя взамен неприятные разбирательства. Успешный предприниматель, собравший вокруг себя единомышленников, выживших и разбогатевших 'вопреки', спросит: 'Зачем я плачу налоги самодержцу?', 'Какие социальные блага я вижу взамен?', 'А кулаки-то у меня крепче!'.
   На что я рассчитывал, закладывая именно 'удвоенное производство доспехов'? Промышленность это наше, гномье 'всё'. Хорошая броня, позволит даже крестьянину пережить ливень стрел. Насколько я понимаю античную историю, расцвет римского государства совпал с началом массового производства доспехов и щитов пристойного качества. Отважные герои, умелая тактика и слаженность действий имелись у всех, кто хоть как-то засветился в истории, а вот выставить тысячи единообразно хорошо бронированных бойцов, могли очень немногие.
   Для добрососедства немаловажно, что усиленные рунами латы подгорных мастерских, по соотношению цена-качество, лучше того, что может предложить обычный рынок игровой администрации. От мёртвых мастеров пользы нет. Вменяемому соседу выгоднее со мной торговать, усиливая по сходной цене свою армию. По причине из той же области, начальный отряд составили многочисленные трудовики - пионеры, а не профессиональные воины.
   'На случай самых разных бед' приготовил медведя и посох стреляющий шаровыми молниями. Эти артефакты при нежелательной встрече, пока, весомее отвергнутых мной несколько десятков "хитпойнтов" или пары не лишних навыков.
  
   Таланты, со строго ограниченным для представителей каждой расы числом слотов под них, - важнейшая игровая особенность. Партию не следовало затягивать, потому уровней у любого таланта предполагалось всего три: 'Базовый', 'Продвинутый', 'Экспертный'. Например, умение 'Крепкое здоровье' прокаченное до максимума удваивало характеристику 'Здоровье', а стало быть и силушку обладателя оного таланта.
   Играя за гнома, как достойный представитель своего племени, я располагал шестью слотами под таланты. У среднестатистических людей, таких виртуальных ячеек для полезных навыков было бы восемь.
  
   Каждому претенденту на замок, обязательно полагался один талант, делающий того, в некотором роде, уникальным.
   Музыку, то есть умения своим аватарам, в первую очередь заказывают те, кто платит. Раса гномов мало популярна, даже среди условно бесплатных, а потому мне выпало больше шансов найти в остатках, нечто хорошее.
   Это игра стратегическая, личные усилители я отмёл, выискивая, чем можно укрепить армию своего будущего государства.
   Из талантов, которые остались, имелись навыки способные на десяток, другой процентов увеличить эффективность какого-то одного рода войск. Но мне больше нравился комплексный подход. Возможно, талант увеличивающий добычу полезных ископаемых, для всех моих подданных, смотрелся неплохо, но быть сырьевым придатком, ещё в реале опротивело. Ресурсы-то в локации ограниченны, за три недели до тотальной войны мои гномы и так их выскребут начисто, а торговать мне выгоднее не сырьём, но сделанным из него высокотехнологичным рунным доспехом.
   Когда в куцем списке, отфильтрованном системой, оказался 'Наставник подгорных шарпшутеров' я возрадовался, вцепившись в него. Гномы дружат с механикой, а потому блочный лук шарпшутера хорошо вписывался в концепцию подгорных изделий. Разумеется, тот, кто выбирал таланты за плату, делая это раньше, подобрал себе, нечто лучшее. Например, я знал про умение 'Наставник магических мушкетёров', позволяющее тренировать из пионеров неплохих стрелков, вооружённых магическими мушкетами. Имея такой талант, подгорный владыка мог приставить к ружьям, пожалуй, всех подданных. Но этот, бесспорно, читерский навык, в списке уже отсутствовал.
   Обретённый мной талант позволял тренировать шарпшутеров из кернов или пионеров, но если последние уже овладели искусством стрельбы из любого лука или арбалета. Если улучшение 'юнита' происходило в специально отстроенном зале подгорной твердыни, то шарпшутер получал полное снаряжение своего рода войск, включая знаменитый блочный лук, колчан на двадцать шиловидных, бронебойных стрел, пару длинных охотничьих ножей и характерный плед, немного улучшающий маскировку. Иначе, боец менял только ранг, без причитающегося имущества. Произведение кандидата в подгорные снайперы в любом случае стоило четыре сотни монет. Недельное жалование составляло двадцать процентов от цены найма.
   Можно задаться вопросом: 'Зачем полуслепым снайперское оружие?' Действительно, если ясным днём людям позволительно разглядеть невооружённым глазом, себе подобных на расстоянии до пятисот (500) метров, то гномы видят лишь размытую дымку на вдвое меньшей дистанции. Условная звёздная ночь, меняет соотношение, 50 метров обзора для людей против 100 для гномов. А блочный лук - могучее оружие снайпера, способное поражать цели за 800 метров.
   Опытный стрелок с классическим, композитным луком, опустошит колчан в двадцать стрел, за минуту. Пусть рабочая дистанция не превысит 100-200 метров, но больше часто не требуется. Вот какое оружие было бы идеально для подгорных стрелков, увы, его ухватил кто-то другой.
   Сложная, капризная и весьма дорогая система блоков, в несколько раз усиливающая передаваемую стреле энергию, не позволяет стрелять из блочного лука быстро. Но обычные, подгорные арбалеты, слишком тяжелы, медлительны и уступают лукам в дальнобойности. Стрела с оперением намного устойчивее в полёте, чем стальной болт или дробина. Конечно, гномы любят швырять топорики, но такое играет только накоротке.
  
   Проблему дальнозоркости полагал решить с помощью бинокля или иных способов корректировки огня. Допустим, мой разведчик, которого видно через интерактивную карту, наблюдает отряд врагов. Можно же указать моим стрельцам, куда направить, на какой угол поднять и как натянуть луки. Стрельба по площадям бывает полезна, особенно, если стрел и времени много.
  
   Воображение рисовало, латный хирд, осыпающий врагов бронебойными стрелами, на особо дальних дистанциях.
   Кроме таланта к стрельбе, подгорные шарпшутеры имели особый плюс. Средняя скорость пионера шагом - четыре условных 'вёрсты' в час. Игровая верста близка к километру. Даже крестьянин из людей двигался на четверть резвее. Став шарпшутером гном поднимал скорость шагом до шестёрки, сравнявшись в резвости со спешенным ударным таном, лучшим бойцом моего народа.
   Выбрав вышеуказанный талант, я также получил класс 'подгорный шарпшутер'. Увы, ничего из имущества снайпера не досталось. Таково коварство игровой администрации, требующей за блочный лук и причитающуюся к нему сбрую четыреста монет, коих у меня не имелось. В эту партию я угодил, по случаю, не из полузабытого реала, а с каторги в другом 'виртуальном' мире.
  
   С уникальным именем для своего персонажа в любой игре проблем не возникало. Всегда можно найти редкое словечко со смыслом. К примеру, из словаря Даля ныне используется едва ли четверть, многие старые понятия выпали из обихода, но в прозвищах придутся к месту. Ещё можно обратиться к языкам многочисленных племён и 'малых' народов. Городская мульти культурная речь разнится с деревенской. Обороты скобарей отличны от муромчан, а у каких-нибудь эрзя или марийцев, язык вовсе свой, финно-угорский. И это в считанных часах тряски вагона по рельсам, от столицы. Если лень заниматься практической этнографией с историей и географией, то словарь 'Гугл' в помощь, там хватает экзотических языков и разнообразных "мифических" персонажей. Найти уникальное прозвище - элементарно. Разумеется, следует проверить, как избранное словечко интерпретируют соотечественники, чтобы не случилось конфуза.
   Несколько вспомнившихся первыми прозвищ оказались заняты. Но никто из донаторов и прочих претендентов, не назвался Индрик, так возможно звали моего древнейшего, полумифического предка, и я подхватил оное имечко.
  
   Итак, впереди три недели в закрытой локации. Здесь мне предстоит одолеть конкурента в борьбе за обладание замком и максимально развиться. А потом ожидается тотальная война. Сейчас утро первого дня. Около пяти часов.
   Гномы, свойств расы:
   'Крепкий костяк' - игнорирование 25% любого урона.
   'Подгорное зрение' Вдвое (относительно людей) снижен радиус обзора днём и вдвое увеличен в сумерках. Удвоенная производительность при работе шахтах.
   'Сказочные существа' - опыт врагов за убийство гномов удваивается.
   Вдвое (относительно людей) снижена естественная рождаемость. Прирост замковой и деревенской популяции снижен как три к пяти.
   Шесть слотов под таланты, ограничение выбора из линейки допустимой для гномов.
   Замок - подгорная твердыня гномов с соответствующими постройками. Главной изюминкой является комплекс мастерских, значительно превосходящий людские аналоги.
  
   Национальные свойства племени игрока:
   Удвоение комплектов доспехов, автоматически производимых подгорными мастерскими.
  Увеличение точности всех действий членов племени на 10%.
  'Склонность к мятежу' - 'Моральный дух' нации снижен на единичку.
  
  Пионер, базовый 'юнит' гномов (20,40,-)
  Цифры в скобках означают: Здоровье =20, Выносливость=40, Магия= Исключена
  Скорость шагом= 4 (для сравнения у крестьян людей = 5)
  Изначально обладает одним случайным талантом из линейки для гномов.
   Подгорный шарпшутер (40,60,-)
   Бронебойный, дальнобойный стрелок.
  Скорость шагом= 6
  Обладает талантом 'Любимый блочный лук'.
  
  Для примера, типичная лёгкая штурмовая пехота гномов:
   Керн (30,60,-)
   Скорость шагом= 5
  Обладает талантом 'Любимые франциски (метательные топорики)'. >
  
   Свойства героя Индрик:
   Включают в себя все указанные выше особенности.
  Уровень героя: 0 (Класс: Подгорный шарпшутер)
  Здоровье: 90 (40 базовых, +50 игрока)
  Выносливость: 110 (60 базовых, +50 игрока)
  Скорость шагом: 6
  Таланты (1 из 6)
  'Наставник подгорных шарпшутеров' - Базовый уровень. Позволяет тренировать каждую неделю 12 шарпшутеров из кернов или пионеров имеющих талант владения из любого стрелкового оружия натяжного действия. (Экспертный уровень таланта позволит тренировать 36 таких лучников) Каждая тренировка стоит 400 монет.
  Приписанные артефакты:
  Посох шаровых молний (дальность выстрела около семидесяти метров, перезарядка: одна минута, прямое попадание молнии снимает около 200 хитов) Боевой - ездовой медведь, Здоровье: 100, Выносливость: 50, Скорость шагом: 9
  
  
  
  Глава 1 Утро первого дня или заметки пионеров.
  
   Проявившись на виртуальных просторах, огляделся. Багровая заря, унылое алое небо, клочки тумана, сползающего в низины, чахлая, колючая растительность с редкой оранжевой листвой, серый пепел устилающий поверхность каменистого плоскогорья.
   - Замечательно, мы в нижнем мире, - констатировал я.
   Взгляд натолкнулся на понурые взгляды приданных мне пионеров.
   - Спокойно! Я ярл Индрик! Налоги отменяю совсем и насовсем! Вы труженики и воины, а не какие-то барыги! - немедленно объявил я.
   Что-то в игровой механике тренькнуло. Лица подданных прояснились. Несложно догадаться, сообразно правилам, моральный дух моего племени поднялся с минус, до плюс единицы. Именно столько давала, при "Склонности к мятежу", полная отмена налогов. Тут, я ничего нового не придумывал, в истории наблюдалось достаточно устойчивых, в определённых условиях, коммун. А если оперировать терминами крепостничества, я заменил оброк барщиной.
   Собственно, опыт моего оригинала в реальности убедил, что 'Плановая' экономика, много практичнее 'Рыночной'. Разумеется, если рулевые умеют исполнять свои обязанности надлежащим образом, не превращая план в профанацию. Иначе, здравствуй, стабильностью разнообразных кризисов. Это игра, тут проще. Чем с толком занять своих подданных, ума мне хватит, не-то проиграю. Налог мои гномы заплатят не монетами, но потом и кровью, лучше вражеской.
   - Мы в нижнем мире, вон та гора наш будущий дом, - сверился я с картой виртуального интерфейса и толкнул короткую пламенную речь, сидя верхом на медведе, что, вполне, сошёл бы за броневик.
   Вскоре, крепко ухватив руками тачки с нехитрым скарбом, мой народ побрёл в указанном направлении.
  
   Нижний мир, где мы оказались, произвёл бы гнетущее впечатление на людей или эльфов, привычных к обилию зелени и голубому небу с пушистыми, белыми облачками. А гномам, привыкшим к жизни в подземельях, разница не велика.
   Настроение замечательное, весьма оптимистичное. Однако, я сбежал сюда из плена в основном игровом мире, где мне приходилось часто колотить киркой камни и редко видеть хоть какое-то Солнце. Мой медведь передвигался значительно резвее пионеров, чьи тачки часто буксовали среди полей застывшей лавы, покрытых камнями и серым пеплом. Когда наскучило нарезать круги по округе, я припустил вперёд, на разведку. Радость от обретения, такой свободы окрыляла, а зря.
   Позади, раздался жуткий, многоголосый вой и крики моих пионеров. Резко развернув медведя, помчался к оставленным неподалеку подданным. Колонна гномов растянулась. Этим воспользовалась стая местных волков, решив закусить отставшими гномами. Мои люди быстро организовались, сгрудились и бодро отмахивались от хищников инструментами. Вот коренастый гном ловко сбил прыгнувшего волка ударом молотка, а другой резво выскочил вперёд и киркой размозжил голову обнаглевшего хищника.
   Чёрные, красноглазые волки нижнего мира, мельче своих дальних родичей с верхнего плана, но злобнее. Впрочем, шесть десятков килограмм тугих мышц, при острых клыках, внушает 'уважение', при том, что наши миниатюрные гномихи весят в полтора раза меньше.
   - А гномы-то мои, круты в замесе! - обрадовался я действиям своих трудовиков, и разрядил молниемёт в мечущихся хищников.
   Напрасно не потренировался заранее. Зная, что для активации посоха надо провернуть кольцо в средине этого полутораметрового 'древка от штанги' и понимая, откуда вылетит 'птичка', то есть шаровая молния, я не учёл задержку почти в три секунды. На конце посоха последовательно вспыхнули три насечки, орудие в моих руках содрогнулось, испустив маленький, пронзительно синий шарик, который улетел совсем не туда, куда хотелось, поразив крупный валун. Раздался грохот и камень раскололся.
   Волки, испугавшись шума и узрев моего медведя, бросились прочь, быстро скрывшись в складках местности. Впечатление о пустынности, ровности и безопасности окрестной территории оказалось ложным. Балок, расщелин, низин имелось предостаточно, чтобы армию тварей крупнее волков.
  
   Избавление от моей эйфории обошлось в двух тяжелораненных. Отставшую семейную пару успели выручить, отогнав зубастых в последний момент. Волчьи клыки оставили жуткие раны, кровь хлестала ручьями
   В отряде оказалась пионерка с довольно редким талантом 'Первая помощь', это спасло потерпевших. Жестовая 'магия' рун, доступная гномам, восстанавливала мизерную толику 'Здоровья', но избавляла от критических ран. Но на базовом уровне перезарядка навыка составляла минут десять. За такой срок можно истечь кровью.
   Кого спасать, мужика или девицу? Если подходить к вопросу цинично. То немедленно, для ведения военных действий, полезнее мужик, благодаря большему здоровью. А молодых женщин терять нельзя в расчёте на долгосрочную перспективу. Ибо, каждая незаменима для восполнения популяции, а мужичка хватит одного, для проведения необходимых тому поводу работ.
   Опыт знакомства с экстренной медициной в реале, с годами научил меня, что совсем, категорически, недостаточно, быстро и своим ходом доставить пострадавшего в ближайшую больницу. Это ранее, я, как простой обыватель, наивно полагал, что там помогут. Часто свободных врачей просто не оказывалось. Пересменок, обход, планёрка, операция. Как правило, приходилось ждать первого осмотра часа три или дольше, дурея от боли, своей или кого-то из близких. Гораздо практичнее, фельдшер из машины с красным крестом. Он хотя бы посмотрит на раны, что-то предприняв. А потом отвезёт в место, где возможно, окажется наготове толковый врач. Исключение допустимо, например, если имеется телефон надёжного доктора. По опыту друзей, поживших на другой половине Шарика, ситуация с экстренной помощью, там подобна или даже хуже, ибо накладывается дискриминация по расовому признаку в пользу негров, коих всегда лечат первыми.
   А моим подопечным крупно повезло. Судьба нас миловала, забинтованный пионер продержался на последних каплях 'Здоровья' до отката 'Первой помощи' у выявленной медсестрички.
   Замотав, для верности, кровоточащие шрамы тряпками усадил семейную пару на своего медведя. Теперь их жизнь вне опасности, но полное восстановление займёт больше часа. Нам следует двигаться дальше, к вожделенной горе.
   Единственный трофей недавней стычки, средних размеров волк, сделал меня богаче на одну монетку и не особо опрятную шкуру. В Игре, позаботились о комфорте сбора ценностей с поверженных тел. Каждый герой обладал способностью 'Развеять'. Стоило коснуться рукой трупа, имея соответствующий посыл, как тушка растворялся в пространстве, оставляя нечто пригодное к употреблению. При том на счёт утилизировавшего тело героя падал десяток процентов от условной стоимости моба.
   - Как звать тебя герой, - поинтересовался я у гнома, прикончившего волка.
   - Рой, - ответил шустрый пионер с шикарной красной бородой, стаскивая с головы шапейрон.
   Под гибридом капюшона, колпака и накидки на плечи, что представлял собой оный головной убор, оказалась густая шевелюра столь же яркого красного цвета.
   - А это жена моя, Скарлетт, - представил Рой фигуристую гномиху с пышными косами отливающими алым.
   Я припомнил, как эта бойкая девица в минуты опасности выкрикивала что-то разумное, призывая гномов становиться в кружок. Личные наблюдения показывали, что руль управления часто хватают вовсе не те, кто действительно разбирается, а натуры амбициозно бешеные, любящие горланить по любому поводу. Их порывы ведут к самым разным результатам, не всегда лучшим. Дело, другое, что выскочки со временем, чаще на чужих костях, опыт набирают, в том числе и руководящий. К парочке стоило присмотреться. Впрочем, они действовали вполне грамотно.
   - Прими, твоё по праву, - указал я на шкурку волка.
   Пожимая крепкую руку, перекинул на личный счёт гнома его гонорар. Единственная монета, ненадолго оказавшаяся в моей казне, переместилась к Рою.
   'Выполнено условие скрытого задания 'Не жлоб', вы показали своим подданным, что вы не скряга. Посему моральный дух вашего отряда увеличился на единичку на сутки' - тут же пришло мне сообщение.
   - Вот и хорошо, - понял я, теперь 'Моральных дух' моей маленькой армии равняется двойке, это значит, что все параметры моих людей восстанавливаются быстрее на 20%.
   Задумался, какие ещё таланты имеются у пионеров моего отряда. По результатам боя я догадывался, что Рой, уложивший волка, имеет навык 'Рывок'. Этот талант, свойственен скорее кернам, лёгкой штурмовой пехоте гномов, позволял, выжигая в считанные секунды свой запас сил, ускоряться сверх обычного.
   Жена резвого гнома - Скарлетт, вероятнее обладала зачатками лидерства. Для одиночки это хоть и редкий, но бесполезный навык, потому что на обладателя не действует, но вот для отряда хорош. Талант 'Лидерство' на базовом уровне поднимал моральный дух компаньонов в радиусе нескольких десятков шагов на единичку. Эффекты разных персон не складывались, действовал наибольший, а моральный дух каждого существа не мог превзойти тройку, как и упасть ниже минус трёх.
   - В такой толпе, ожидаемо оказались персоны, чей талант компенсировал флаг. Не зря я от того отказался, - обрадовался я.
   Керны или хускарлы передвигались бы чуть быстрее и сражались много лучше, но единственный из начальных талантов оказался бы у них строго военным. 'Любимые топорики' для кернов и, например, 'Любимый рожон' для хускарлов. То, и это увеличивало скорость, точность при использовании соответствующего оружия, закладывало в обладателя некоторые приёмы владения, снижая траты запаса сил при выпадах. Для базового уровня развития таланта, речь шла про 10% бонус. На экспертном, доросло бы до 30%.
   У пионеров единственный начальный талант выдавался случайно из всей линейки навыков доступных гномам. Так, кому-то могло выпасть что-то редкое, по совокупности, дополняющее и усиливающее всю команду.
   Очень хотелось узнать, какими же ещё талантами обладают мои пионеры. Но без специального навыка 'Понимание сути' о том можно лишь догадываться, по косвенным признакам.
   Я знал, что с вероятностью два к трём, гномам выпал какой-то из трёх талантов: "Крепкое здоровье", "Неутомимость" и "Ходок". Первые два на базовом уровне увеличивали на четверть "Здоровье" или соответственно, "Выносливость". Последний из перечисленных, поднимал скорость шагом на двадцать пять процентов. Шаг в отличие от бега не растрачивал запас сил.
   Прикинув, что десяток тачек, оказавшийся в начале колонны, наверняка принадлежит потенциальным чемпионам по спортивной ходьбе, я размышлял, какие тесты можно устроить для выявления прочих талантов.
  
   Виртуальная карта указывала направление до горы, цели нашего путешествия. Там предстоит основать замок, а вернее твердыню гномов. Я видел, что вся локация, сокрытая 'туманом войны', представляет собой слегка примятый пятиугольник, диаметром километров сорок, если переводить расстояния в привычные величины.
   Глобальная карта мира отсутствовала, это делалось специально, чтобы друзья, войдя в игру, не могли узнать местоположение соклановца до падения барьеров поделивших эту 'реальность'. Несколько сот отдельных локаций, соединят меж собой в единую карту через три недели по алгоритму, разбавленному монетами донаторов и случайностью.
   Меня, как и моего соперника, должно было выбросить в трёх часах хода от вожделенной горы. Если верить описанию, наши банды разделяло шесть часов. Компьютер легко решал это простое уравнение, соотнося скорости отрядов и рельеф местности. Это знание, изначально, успокоило меня. Я не ждал неприятных встреч раньше обозначенного времени.
   Брели к вожделенной горе с магическим источником. По мере перезарядки посоха-молниемёта, практиковался в стрельбе по окрестным валунам. Посчитав, что освоился, счёл за лучшее прекратить грохотать, чтобы не выдать своё присутствие неприятелю.
   Наша тяжелораненная пара выглядела значительно лучше. Мертвенная бледность прошла, у пионерки, сидящей впереди невезучего гнома, на щёчках показался румянец. Я шёл неподалёку, волоча их тачку. Отсутствие чрезмерных амбиций вознаградилось зачётом скрытого задания: 'Вы шли пешком вместе со своими людьми, разделив с ними ношу и оставив удобное седло, моральный дух отряда повышен на единичку на сутки'.
   - Интересно, можно ли каждый день выполнять такое? - задумался я.
   Позже узнал, что подобные 'пряники' одноразовы.
   Дорога к горе лежала по краю у глубокого ущелья, простиравшегося справа. На дне пропасти бурлил стремительный ручей. Преодолеть этот провал без крыльев казалось нереальным. Остерегаясь засады, посматривали влево, на шипастые кустарники. Собственно, поэтому я двигался левее своего загруженного медведя.
   - Разрешите обратиться! - нагнал меня одна пионерка.
   - Внимательно слушаю, - отвлёкся я, от скопища посторонних мыслей.
   - Я Димка. Однако, тактически мы делаем ошибки, - заявила она.
   Димка - странное имя для гнома, коего звали бы Димки или Димкин. Вот женское имя заканчивалось бы, в аккурат, на букву 'а'. Отогнал от себя ассоциации о попаданстве мужика в женское тело и вслушался.
   Девушка убедительно разъясняла, что воинство, которое плетётся, волоча тачки, со скоростью черепахи безнадёжно опоздает к замку. Всё вкусное может достаться оппоненту. Лучше всего мне выстроить отряд в некое подобие боевого порядка и бросить лишний груз. Пустить тачки на щиты и древки, на которые можно пересадить топоры и лопаты, удлинив те для удобства боя из второго ряда плотного построения. Хорошо бы обзавестись метательным оружием, хотя бы пращами. Это орудие отчаянной бедноты, делалось буквально из чего угодно, из лоскутков ткани, из полосок кожи, даже из собственных волос, а боеприпасом служили любые небольшие твёрдые предметы, булыжники, которых в изобилии у горного ручья. Разумеется, пращники профи использовали специальные металлические, зажигательные, отравляющие и прочие боеприпасы, имея весьма продуманную конструкцию метательного устройства. Но где они и где мы.
   Мне же, Димка настойчиво советовала оставить отряд и с максимальной поспешностью мчаться к замку.
   - Вот и 'Тактик' нарисовался, - догадался я о таланте пионерки.
  
   Вдруг, перед моим носом что-то просвистело. Из-за небольшой гряды справа, за пропастью, показались орки на варгах. Десяток, не больше. Выкрикивая, что-то свирепое, они столпились у обрыва, обстреливая нас из коротких луков.
   Мой медведь пошатнулся, пара, сидевшая на нём, стала заваливаться в мою сторону. Из головы розовощёкой гномихи торчало несколько чёрных оперений. Смерть настигла мгновенно. Её спутник получил четыре стрелы в правую руку и плечо. Благо для него, что игра не тупо списывала хитпойнты, но учитывала места повреждений. Тут нельзя, колотя по мизинцу ноги, завалить гиганта. Быстро сообразив, что девушке уже не помочь. Я бросил тачку, перехватил падающего гнома, который всё-таки успел грянуться оземь. Наша медсестричка, предусмотрительно шла рядом, чтобы подлечивать раненных 'Первой помощью', по мере откатов. Навык успел перезарядиться, что спасло гнома от неминуемой смерти из-за кровопотерь.
   - Прячьтесь за тачки! Прячьтесь за тачки тормоза! - орал я гномам, перекидывая бесчувственное тело раненного пионера за оставленный мной багаж и затаскивая туда ближайших пионерок.
   Мой ездовой мишутка, хоть и получил много стрел в бок, продолжал стоять, стараясь прикрыть меня.
   - Умка беги, - крикнул своему 'скакуну', по наитию дав ему имя.
   А что ещё может прийти на ум русскому человеку, который первый раз увидел белого медведя в том самом мультфильме?
   Поднял из груды раскатившихся при суете пожитков выроненный мной молниемёт. В реальности как-то уронил винтовку, от той сразу отвалился прицел, едва не доведя меня до беды, но этот лом гномьей выделки подобными 'излишествами' не обладал. Выстрелил навскидку, молния ухнула в противоположный склон, осыпав окрестности каменной крошкой. Заметного вреда врагам не нанесло, но варги вздумали удрать, введя наездников в замешательство.
   - Бегите к лесу, - орал я подданным.
   Воспользовавшись заминкой, большинство моих пионеров, включая тактика и медсестричку, рвануло подальше от опасного ручья. Я перевернул тачку, расшвыряв скарб, накрыл ей раненного гнома и перебежал за другую.
   Самый приметный орк, тот, что размахивал чёрным флагом с неряшливыми белыми каракулями, быстро навёл порядок. В нас опять летели чёрные стрелы, преимущественно в меня.
   Тачка невелика, но раскорячившись, укрыться за ней от прямых выстрелов получалось. Орки в силу своего характера спешили и часто мазали, опустошая куцые колчаны.
   - Вот он мой персональный конкурент, - понял я, разглядывая вражеского героя и вспоминал, что знаю про игровых орков.
   Флаг мог быть только у отряда конкурентов. Орк - герой, в чёрных латах, с тряпками, прикрывающими морду, перетянутый ремнями, словно заядлый командир, восседал на рослом варге. Сам он не стрелял, лишь размахивал знаменем и ругался, отдавая команды. Его банда, под стать главарю, все в чёрных 'пижамах', с тряпичными намордниками, 'а-ля-ниндзя', напоминала типичных террористов из теленовостей.
   То, что гномам достались в противники орки, логично. Гейм дизайнеры любили, когда игроки, особенно в начальной локации, яростно сражались, а не устраивали ранние альянсы. С гномами, людьми, эльфами и ещё довольно длинным списком рас мы бы, вероятно, договорились. Конечно, это зависит от исповедуемой их лидером идеологии. Однако, как правило, племя выбирают сообразно наклонностям. Орки склонны к агрессии и бескомпромиссны. Значит вождь им под стать. Бесспорно, они способны изображать мирные намерения, чаще как топорную военную хитрость, но в итоге постараются истребить или обратить в рабов всех соседей, заселяя пространство сородичами и устраивая беспрестанные междоусобицы. Тем не менее, хоть слотов под таланты у базового орка меньше, но здоровья и выносливости, в сравнении с людьми, больше, что делает его грозой одиночек, новичков и слабозащищённых поселений. Высокая плодовитость, позволяет оркам быстро восполнять чрезмерные потери, ибо жизни они не берегут, ни свои, ни чужие. Очевидно, соперник выбрал в спутники орков рейдеров, этаких лучников на варгах, не только из-за их манёвренности. Эти бойцы значительно смелее и дисциплинированнее своих пеших собратьев.
   - План-то, у врага неплох. Завали он меня сразу, отправились бы мои пионеры и пионерки, кто в шахты, а кто в гарем, - пронеслась мысль, подобно чёрной стреле.
   От больших потерь нас спас ручей и суетливость врагов. Я ждал, пока перезарядится молниемёт. Орки играли в игру, застрели гнома за тачкой, отчаянно мазали, упражняясь на мне, это уберегало мою пионерию. Навскидку чёрная стрела снимала менее 10-ти хитпойнтов. У пионера без "Крепкого здоровья" таковых 20-ть, у пионерки 15-ать. Два хороших попадания и готов покойник.
   Мой медведь, чью серебристо белую шкуру на правом боку обезобразил пяток чёрных оперений, над кровоточащими ранами, теперь маячил далеко позади, среди редкой растительности, подальше от стрелков.
   Видя неэффективность обстрела, главарь орков увёл свою банду, в направлении далёкой горы, куда лежал и наш путь.
   - Пронесло, - пришло ко мне осознание.
   Сиди я на Умке вместо той пары, наверняка, уже оказался вне игры, притом, в числе худших, слившихся в самом начале. А будь у врага вменяемые лучники, мне бы тоже не поздоровилось. Эльфы и просто стрелки ветераны умели бить крутым навесом, тачки не спасут. Даже пешие орки лучники, в перестрелке опаснее орков на варгах. Хотя бы потому, что волчьи кавалеры располагали талантом 'Джигитовка', а пешие охотники 'Любимый лук'. Первое позволяло боту особо ловко ездить на волке переростке, второе способствовало меткой стрельбе.
   - Не время рефлексировать о просчётах - сказал я себе.
   Вокруг собирались пионеры. Опасливо поглядывали на тот берег горного ручья, но орки и не помышляли возвращаться.
   - Покойся с миром, воскресни счастливо - молвил я, развеивая останки мёртвой пионерки, невольно спасшей меня.
   Десять монет, пополнило казну. На месте трупа остались окровавленные тряпки и небольшой медный жетон, который я отдал очнувшемуся спутнику несчастной.
   Раненный за сегодня вторично гном смотрел на жетон и рыдал.
   - Крепись, - тронул я его за здоровое плечо, заглянул в наполненные тоской, фиолетовые глаза и отошёл, чтобы не мешать.
   - Давайте соберём стрелы, пригодятся, - предложил я собравшимся пионерам.
   - Невместно нам гномам использовать оружие поганых, давайте их сломаем, - возразила, оказавшаяся рядом, Скарлетт.
   - Действительно, ломайте эти стрелы, чтобы никогда больше они не ранили гнома, - одобрил я, разглядев весьма корявый орочий боеприпас.
   Устроил короткий военный совет, принявшись исполнять рекомендации наделённой талантом 'Тактика' Димки, в меру понимания.
   - Нас спас ручей. Иначе бы всадники наскочили, стреляя в упор. Так они поубивали или ранили многих, а остатки догрызли бы варги. Наверняка, враг отправился искать переправу. Поэтому делаем так, - излагал я 'свой гениальный' план.
   - Вы остаётесь тут. Вон там недалеко в лесочке сооружаете временный лагерь и готовитесь, как Димка научит. Выкиньте всё лишнее, ни к чему за рухлядь погибать. Сделайте пращи, потренируетесь с ними, голышей соберите, щитов себе наделайте и кольев вместо копий.
   - Старшими назначаю Димку, а Скарлетт ей в помощь. Мне нужен доброволец, что поедет со мной. Ты Рой, как самый резкий, готов? - поинтересовался я.
   - Всегда готов! - откликнулся пионер, вскидывая кирку.
   - Умка вынесет троих, есть ли ещё добровольцы! - обратился я к пионерам.
   - Любой готов! Но предлагаю себя! Я Войд - предложил ближайший пионер, поглаживая молоток, прилаженный к поясу.
   Я вспомнил, это тот самый гном, что оглушил чёрного волка.
   - Отлично, мы пойдём вдоль ручья, вот по этой тропинке. Встретим орков. По результатам отойдём обратно или закрепимся в твердыне. Димка, Скарлетт, как подготовитесь с предельной осторожностью идите вдоль ручья к горе. Если обнаружится любая непреодолимая опасность, отступайте, вставайте в оборону и ждите нас, - нарезал задачи и спросил - У кого есть, что дельное предложить, не стесняйтесь?
   - Я Коркра. У меня есть талант 'Понимание сути', а ещё талант 'Неудачник'. Благодаря первому таланту я могу видеть второй и определять таланты всех, - сообщил мне, дважды битый за утро гном, с фиолетовыми глазами, утирая лицо шапейроном.
   - Как же это хорошо, но что ты раньше не сказал? - обрадовался я.
   - Трудно жить неудачником, сначала осознавал себя, потом присматривался, а потом просто не успел, - ответил гоном.
   Талант 'Неудачник', занимал слот. На базовом уровне он существенно портил жизнь обладателю, с тем постоянно случались какие-то неприятности, но удваивал приобретаемый опыт. Возможно, в качестве компенсации, к такому подарку выдавалось некое редкое умение, например, 'Понимание сути'. При прокачке таланта 'Неудачник', на среднем уровне неприятностей происходило вдвое меньше, но и прирост опыта убавлялся. А по достижению экспертной величины слот очищался.
   За раны от волков Коркра получил уровень, став на положенные десять хитпойнтов 'толще' и новый талант 'Крепкое здоровье'. Так что имел теперь не двадцать, а все тридцать восемь единичек при полном 'Здоровье', видимо это его и спасло от стрел орков.
   'Понимание сути' после применения откатывало час. С момента нашего появления в игре прошло едва ли более часа. Мы не могли немедленно узнать таланты всех пионеров. Осознав перспективы и назначив Коркра кадровиком, я вернулся к текущим вопросам.
   Пришлось немного подождать регенерации ран Умки. Коротал время, тренируясь в стрельбе из посоха по окрестным валунам. Эта 'палка-стрелялка', без целика и спускового крючка поначалу раздражала. Но с раза седьмого, приноровился проворачивать кольцо активации и наводиться на мишень по стволу, привыкнув к задержке выстрела. Тем временем пионеры изготовили мне, Войду и Рою по небольшому круглому щиту. Оказывается, цельно дубовые колёса тачек имели в середине отверстие, как под кулак гнома. В багаже нашлись гвозди. Прибитая поперёк колеса ручка от тачки стала держателем для кулачкового щита. Отломанный от борта кусок доски, пошёл на умблон, прикрывающий кисть руки. Мне выдали молоток, оставшийся от поверженной пионерки. Роя вполне устраивала его одноручная кирка, что сойдёт за чекан, для взлома вражеских шлемов и черепов. Войд помимо своего молотка прихватил у кого-то лопатку.
   - Ну, с Тором! - высказался я, взбираясь на Умку и помогая Рою пристроиться за спиной.
   - Да не оставит нас Аулэ, - поправил меня тот, протягивая руку, карабкающемуся на медведя, пионеру по имени Войд.
   Действительно, в этой игре согласно 'толкинистике', покровителем гномов является тот самый боевитый кузнец из айнуров.
   Медведь передвигался со скоростью 9-ть игровых вёрст в час с одним гномом на спине, перенося без тяготы до 10% от своего веса. Три гнома роняли скорость, где-то на четверть. Скорость варгов, с орками на загривках, если верить описанию, около 8-ми. Я уже раз, поверил 'мануалу', который утверждал, что до врага не менее шести часов хода, за что поплатился. Правда в том, что пеший путь отличен от того, как стрела летает. Несложные расчёты говорили, что до переправы на тот берег около пары часов, если поспешить всем отрядом, бросив груз. Верхом на Умке мы прибудем к замку с небольшим опережением врагов и устроим засаду.
   Заглянув в озадаченные лица гномов, направил медведя к твердыне, поудобнее перехватив посох.
   Убедившись, что раны моего 'скакуна' мешают ему двигаться, спешился. Шарпшутер бодрым шагом, передвигается не медленнее, раненного медведя с неумелыми в езде верхом пионерами на загривке. Впрочем, через полчаса, естественная регенерация поправила дело, и Умка зашевелился быстрее. На том берегу горного ручья, за леском, в небо лениво поднимался столб густого, чёрного дыма.
   - Орки кого-то потрошат, - догадался я вслух.
   Что там жгут враги я не видел, а неприступный склон с той стороны перерезало русло ещё какого-то потока. Очевидно, оркам пришлось делать большой крюк, огибая это препятствие, что было нам только на пользу.
  
  
  
  Глава 2. Медведь троих дотащит.
  
   Скорее коротко, чем долго, на нашем пути встретилась лесопилка, расположенная у бурлящего горного потока. Вода крутила лопасти водяной мельницы. Та молола не зерно, а шевелила пилы внутри здания. Рядом живописно притулилась гномья 'деревушка', в три характерных, угловатых домика. За нами следили из окон.
   Правила 'игры', утверждали, что 'главное' здание поселения, должно содержать монолит управления. Активация оного рукой героя, переводит место в собственность владыки. К примеру, эта 'пилорама' начнёт приносить мне две единицы ресурса 'лес' в сутки. Но чтобы условные доски начислялись в виртуальную казну, необходимо обязательное присутствие у монолита нескольких представителей моей фракции, в учётный час перехода в новый день.
   Скрипнули хлипкие двери. На пороге здания, появился крепкий керн. Как и положено лёгкой штурмовой пехоте гномов, в полном доспехе из лакированной кожи. Наручи, поножи, наколенники, кираса с бронзовыми накладками и длинная пехотная юбка из полос. Шлем с небольшим гребнем античного образца сдвинут на затылок. На меня смотрели заинтересованные синие глаза. Гном желал переговоров. Руки в крагах с открытыми пальцами расположились над поясом, увешанным небольшими метательными топориками. На спине висел добротный, круглый баклер из дерева и кожи. Этот щит, лакированная броня и поддоспешник, имели характерные чёрно-красные узоры и вставки. В этой игре таков типичный окрас для нейтралов и прочих сепаратистов.
   - Приветствую! Я ярл, Индрик! Рекомендую, присоединится, - предложил я, без проволочки.
   - Зовут меня Франк. У тебя слишком мало бойцов и отсутствует талант 'Дипломатия', формально я не могу пойти к тебе под руку, получать зарплату или стать твоим героем. Но!?..- выделил керн последнее слово.
   Из-за его спины в дверной проём выглянули двое в таких же доспехах.
   - Монет у меня тоже нет. А вот там, за канавой бродят орки на варгах. Альтернативный кандидат. Понимаешь..., - указал я на столб чёрного дыма вдали, и разворачивая медведя дальше, продолжил: - Я спешу, встретить дорогих гостей. Если буду отступать, то мимо вашей деревни имейте это ввиду. Думайте пока, за кого встать.
   Лидер кернов колебался недолго. Чёрно-красный понимал, что в одиночку не протянет, и надо искать покровителя-игрока. Мне повезло, это оказался не упёртый компьютерным 'бот', ничего не видевший, кроме своей деревни, а копия какого-то оцифрованного игрока, пониженная до текущего состояния за оплошности. От настоящего 'непися' можно сходу топориком в бок получить. А Франк сам искал случай стать героем при владыке замка, что было для него выигрышным билетом.
   По игровым правилам под охраной 'босса-места' находился сундук с сокровищами, который мог вскрыть лишь 'владыка' вроде меня или его герой. Лидеру кернов надлежало охранять эту приманку, ценой своей жизни. Такие сундуки чётко обозначались на виртуальных картах героев. Только присоединение к игроку с соблюдением всех игровых формальностей позволяло стражу сокровищ уцелеть, после распаковки сундука.
   - Давай я пробегусь с тобой, посмотрю, что как, - предложил Франк, выкликая одного из своих бойцов.
   Керны передвигаются шагом быстрее пионеров, пять вёрст, против четырёх. Но за ездовым медведем им всё одно не угнаться. Что я немедленно заметил.
   - Ничего, тропка тут одна. Твой медведь перегружен. А мы индейским шагом пойдём, то бегом, с тратой части запаса сил, то шагом, восстанавливаясь. Так под шесть вёрст делать будем. Посмотреть на врагов хочется, - сказал Франк.
   Я понимал, что хитрец желает воочию увидеть всех кандидатов в свои начальники, чтобы выбрать не с моих слов.
   - Ну-ну, ждать не буду, промедление смерти подобно, - ускорился я.
   Меньше двадцати минут скачки и недалеко от вожделенной горы, обнаружился узкий, длинный каменный мост, соединяющий берега.
   - В таких местах любят жить тролли, - предупредил, нагнавший меня, Франк, пока я пристально оглядывал окрестности.
   - Похоже, это единственное место для перехода на ту сторону, - заключил я, сверившись с картой.
   Теперь ясно, как случилось, что мы встретились с орками задолго до положенных правилами часов. Формально пропасть со стремительным горным ручьём преграда неодолимая, а полёт стрел и молний игровая механика не учитывала.
   - Ждите здесь, - заявил я, выгружая десант.
   Оставив доброжелательных нейтралов и своих пионеров, двинулся к мосту в одиночку, на Умке. При приближении откуда-то из-под уклона показалось два тролля. Они грозно рычали, размахивая кряжистыми дубинами. Аналог из 'Властелина Колец', тут не уместен. Местные тролли внешне походили, скорее на горилл с серой шерстью, ростом раза в полтора выше гнома. Это весьма неприятные противники, обладающие жуткой регенерацией. Двигаясь по касательной, так чтобы пуститься наутёк в любой момент, я неторопливо подъехал. Прицелился в торс ближайшего, выстрелили. Сияющий шарик попал точно в брюхо троллю, развалив того надвое и убив наповал. Враги как раз замахивались, чтобы метнуть дубинки. Этот не успел, а метательный снаряд другого, грозно жужжа в полёте, прилетел мне в щит, расколов его и основательно зацепив пухлый бок Умки. Левую руку отсушило, я удирал, быстро, насколько мог. Когти врага не короче медвежьих, мне ещё замок брать, некогда лечиться. Тролль хорош в коротком забеге, но медведь выносливее. Потому буквально через тридцать метров погоня прекратилась. Запомнилось, как прихрамывающего Умку чуть не ухватили за поджатый хвостик.
   Вернувшись к отряду, выждал минуту, отбросил сломанный щит.
   - Может всё-таки помочь? - спросил Франк, кивая на троллий мост.
   - Нет, сам справлюсь. Рой, дай ка мне свой щит, - улыбнулся я и напел, отправившись добывать второго монстра: - А на тролля я друзья, выйду без испуга, коль с медведем буду я, на медведе буду я. Ну, а тролль без друга...
   Оставшийся в одиночестве тролль, подобрал дубины и спрятался за валунами у основания моста. Противник решил швырять дубинки из укрытия, присовокупив к ним булыжники. Нетрудно уклониться от летящего по навесной траектории камня. Мне повезло. Я активировал молниемёт, намереваясь разбить укрытие тролля. Глупый моб не понимал, что шаровая молния, попавшая валун, превратит тот в облако шрапнели, которая нашпигует затаившегося за таковым неприятеля. Выстрел произошёл с обычной задержкой, в тот самый миг, когда голова и рука с дубиной показались из укрытия. Среагировав на движение, я сместил прицел чуть выше, чтобы поразить не камень, а живую плоть. Мозги тролля эффектно разметало по округе.
   Интерактивная карта показывала, что вход в твердыню рядом, на нашей стороне ручья. Раз тролли на момент нашего прихода оказались живы, значит, банда орков ещё не переправлялась. Позиционно я уже выиграл.
   Троллей больше не наблюдалось или они затаились. Махнул кернам, чтобы шли ко мне. Неожиданно по ту сторону ручья показался орк на варге. Заметив меня, он остановился приглядываясь.
   - А вот и разведка соперника, тоже, небось, 'индейским шагом' скакал, - указал я Франку на замершего с той стороны моста варга.
   Мост троллей является не разрушаемым объектом, пока цел управляющий магический монолит этого сооружения. Следовало немедленно обследовать пещеру троллей. Которая, к счастью, оказалась с нашей стороны.
   - Может, пока мост покараулите? - предложил я, кернам.
   - Против орков, с удовольствием. Это даже правила одобряют, бота разведчика завалить, - согласился Франк.
   Став богаче за счёт развеянных троллей на две сотни монет, я отправился проведать их логово, что располагалось под мостом на нашем берегу. Умка двигался впереди, а я следом, замыкали Рой и Войд. Я не настолько доверял кернам, чтобы оставить с ними своих пионеров. И потом, в узкой пещере стрелять из посоха молний не лучшая затея. Если под землёй окажутся враги, толпой их валить сподручнее. Однако, по объёму здоровья, тролль лишь немного превосходит игрока, героя-гнома. У меня нет дельного рукопашного оружия и талантов, чтобы быстро нанести летальный урон. Когти Умки и оружие пионеров, тоже не особо помогут. Тролль восстановится быстро, если его не прикончить сразу. А вот шаровая молния из посоха сразу множит на ноль здоровье опасной твари. Следовало немедленно уничтожить переправу на наш берег, пусть даже ценой перерождения Умки, коим в случае необходимости я намеревался пожертвовать. Мой медведь, ведь приписанный ко мне артефакт, уже завтра, можно призвать его из 'края вечной охоты'.
   С интересом обнаружил, что из стреляющего конца посоха молний разливается мягкий свет, достаточный для освещения пути гномам. В логове, никто не спешил сводить со мной счёты. Тут ожидаемо нашёлся сундук с сокровищами и монолит по найму троллей. Напрасно я радовался, в сундуке с сокровищами оказались не деньги, но 'Заячья лапка', предмет повышающий удачу обладателя.
   В мануале по игровой механике ясно написано, что вероятность получить в сундуке артефакт равна семи процентам. В прочих случаях ожидается круглая сумма, от 1000 до 2500 монет. Видимо, изученная по случаю спецификация, относилась к другой партии. К тому же, персонально мне, совершенно не нравилось таскать на шее мохнатый шедевр таксидермиста.
   - Хоть бы 'Четырёхлистный клевер' выпал, тогда уж, - вздохнул я, ибо помянутый артефакт действовал ровно также, но выглядел как приятная изумрудная заколка.
   Случить в сундуке финансы нанял бы троллей. Монолит позволял нанимать двоих в неделю. Присоединение к моей армии этих диких тварей, гарантированно уронит моральный дух гномов на пункт или два. Это я бы пережил, уж очень хороши тролли своей уникальной регенерацией. Помню, высчитывал, примеряя на себя аватару этого мохнатого бойца. Оттолкнуло, что плюсы тролля актуальны лишь поначалу. Любой герой - донатор, закупившийся латами, оружием и аптечками, потянет поединок хоть против дракона. А неумение говорить и довесок к троллю из племени его не управляемых собратьев, приведёт к мало годной моему характеру тактике, если дикие разборки можно таковой назвать.
   - Что не случается, к лучшему, - резюмировал я, разрушая троллий монолит.
   Прикосновение рукой, с соответствующим посылом и передо мной груда камней, а в казне тысяча монет и странный, маленький, но тяжёленький диск на ладони.
   - Это же активатор 'пещеры приключений'! - обрадованно заявил я гномам, рассмотрев артефакт.
   Если нажать на середину диска, то рядом откроется портал в мини локацию, где мне предстоит сразиться с тварями, изображёнными на диске. Обычно, такие 'пещеры приключений' проходятся за час, но высок риск не вернуться, если тамошние обитатели окажутся сильнее.
   Число на диске указывало, сколько моих потенциальных конкурентов по этой глобальной партии завершило подобные приключения, разобрав призовые места. Изогнутым лебедем красовалась цифра два. Значит, если я начну немедленно, то возможно сниму сливки третьим. Чем больше число на диске, тем меньше навар. Но немедленно, отправляться неведомо куда, с неопределённым исходом, было бы глупостью.
  
   Это у владельцев замков-донаторов, имелась огромная фора во времени. Но не все пускались в сомнительную авантюру сразу, предпочитая нанимать троллей каждую неделю, или видели какие-то иные резоны. И потом, донаторов мало, слышал байку, что как-то двое богатеев оплатили, окупив всю игру, а несколько сот условно бесплатных 'голодранцев', развлекали их, борясь с нарочито творимым произволом. В реальном мире, где 90% всех монет принадлежит нескольким сотням конкретных людей, работать над 'массовым пользователем', уже не так актуально.
  
   - Вроде, всё, что не приколочено, изъято, - окинул взглядом логово на предмет упущенных ценностей и направился к выходу.
   Пока лазали под мостом обстановка изменилась. Орк подошёл ближе и постреливал по кернам из своего неказистого, чёрного лука. Мои союзники прятались за валунами, ловя баклерами слишком меткие стрелы. Франк выкрикивал оскорбления, стараясь подманить врага.
   Заметив медведя и меня, зелёнокожий ретировался.
   Встав чуть сбоку, я принялся методично обстреливать мост из посоха. Дело шло медленно, но верно. Шаровые молнии с грохотом взрывались, осыпая окрестности каменной крошкой. Рухнул центральный кусок чёртовой переправы. Воодушевившись успехом, продолжил, расширять пролом.
   Вдруг показались орки. Та самая банда, голов в десять, с вождём под чёрным флагом с белыми каракулями.
   С того берега на меня посыпались проклятия, подкрепляемые чёрными стрелами. Оные, на излёте кололись о скалы в нескольких шагах предо мной. Вражеский лидер яростно потрясал изящным ятаганом, по чёрному клинку которого бегали тусклые молнии.
   Орколорд что-то прокаркал, вражеский разведчик рванул, намереваясь перескочить через провал. Волк переросток точно рассчитал, оттолкнувшись от самого края своей половинки моста. Сёдел, уздечек, стремян и прочего у орков не наблюдалось. До нашего берега доскочил только варг. Неудачливый джигит, вопя и забавно размахивая лапами, улетел в пропасть. Зажужжали франциски, брошенные кернами. Обе разбили морду хищника, отправив того вслед за наездником.
   Сделав приглашающий жест лидеру орков, я направил Умку ближе к мосту. Даже если кому-то из врагов удастся перепрыгнуть на этот берег, то на узкой тропке медведь порвёт варга вместе с орком.
   Возможно, мы смогли бы одолеть, не ломая мост, но я боялся. Орколорд, со своим особенным ятаганом, наверняка, отличный рубака. Сойдись мы с ним накоротке, тут бы он нас и покрошил. Лук орк не взял, понадеявшись на своих косоруких подельников. Впрочем, тетивой дёрнуть, стрелу пустить, в быстром 'замесе' много эффективнее моего молниемёта с минутной перезарядкой.
   Орки обнаглели, выйдя на свою половину моста, и пробую достать нас из луков. Умку снова ранили. Я предусмотрительно прятался за медведем, дожидаясь, когда перезарядится молниемёт. Но подставлять понапрасну свой главный пушистый аргумент, опасно. Потому отправил медведя подальше, а сам укрылся за валуном, рядом с кернами. Наконец, синий огонёк спускового механизма возвестил, что посох готов.
   - Прикройте меня, сейчас шмальну,- прошептал бойцам.
   Франк выскочил предо мной, ловя баклером стрелы. Я прицелился, шаровая молния разорвалась под ближайшим варгом. Волка с перебитыми лапами откинуло назад, на другого всадника. Тот удержал покалеченных, но очередной кусок моста улетела в пропасть. Мы спрятались за валун.
   - Полтора на половинку, в нашу пользу, - проскрипел Франк, морщась и вынимая из простреленного плеча стрелу.
   Кожаный доспех уберегал недостаточно, но мне в моей стёганке досталось бы сильнее. Орки пятились.
   Выкрикнув ещё много оскорблений и пустив в нашу сторону несколько стрел шайка, вскоре, убралась прочь.
   - Колчаны не резиновые, оркам уже стрелять нечем, - заметил я, вспомнив про первую засаду.
   Счёл лучшим расширить пролом, продолжив обстрел моста шаровыми молниями. Наконец обвалился сегмент, больший, чем та прореха, которую перескочил варг. Успокоившись, я присел на спасительный валун и перевёл дух.
   А ведь опять прошли по грани, появись орки чуточку раньше, прорвались бы, смяв нас, нашпиговали бы стрелами. Знакомиться близко с чёрным ятаганом не хотелось.
  
   - Итак, конкурента ты видел. Даже с ним повоевал, обратной дороги нет! - заявил я Франку.
   - Да, но чтобы наняться по правилам, у тебя должны быть 'Дипломатия' и финансы. Это, считай, по четыреста монет за керна и по сто за пионера, дети не в счёт, - огорчил меня керн и добавил: - Неформально я уже с тобой. Надо вернуться, раз мы договорились, можешь разбить монолит лесопилки, но дай мне с него двести монет.
   Разрушение монолита здания, дающего ресурсы, приносило герою - 'ломателю' тысячу монет. Хитрый керн хотел пополнить свой счёт. Резон в том имелся, случись ему убыть из игры, с монетами лучше. Мне он уже помог, лояльность доказал.
   - Хорошо, но давай посмотрим на твердыню, - предложил я.
   - Её может стеречь грозный моб, так что осторожно, - посоветовал Франк.
   - Учтём, - откликнулся я, предложив моим пионерам вскарабкаться на медведя. Пешком я двигался быстрее кернов, а гора тут рядом.
   - Погоди, один час уже ничего не решает. У тебя ведь есть монеты, за монолит моста. Давай вернёмся к лесопилке, заберём всех и пойдём брать твердыню. Я могу продать тебе комплект доспехов, сняв его с одного из кернов. Скажем за двести монет, - продолжал ушлый керн выманивать наличность.
   Глянув на гору, я согласился.
   Вскоре мы вернулись к лесопилке. Гномы в красно-чёрном засуетились, собираясь в поход. Один из кернов с неохотой стянул доспехи, передав их мне. Его баклер и короткий меч, почти кинжал, средней по меркам гномов выделки, также перешли ко мне. А вот с метательными топориками, своим любимым оружием, керн расставаться отказался, мы не настаивали, оставив 'ограбленного' приноравливаться к самодельному щиту из куска спинки кровати.
  
   Я отдал Франку оговорённую сумму. Но колебался, рушить ли лесопилку. Владыке замка ежесуточно, автоматически капало бы две меры ресурса 'лес'. Разумеется, если рядом с монолитом в урочный час дежурила пара гномов. Немаловажно, что такое начисление не исчерпывало запасы 'месторождения'.
   Конечно, гномы, как и люди в отличие от, например, орков, умеют добывать ресурсы сами. Пусть, больше десятка работников одновременно трудиться в месторождении не могут, но работать мои 'стахановцы' будут с повышенной моралью. Три бригады пионеров, работая в три смены, за сутки наколотят более шести мер 'леса'. Каждая добытая таким образом единица ресурса истощит месторождение на один процент, уменьшая вероятность автоматического начисления ресурсов в урочное время. Совершенно целый монолит под стражей, это две меры в сутки, да на двадцать один день. Сломанный в первый день - это сто единиц ресурса, что добудут бригады недели за полторы.
   - Я понимаю, что ты хочешь устроить немедленно добычу леса и намереваешься сохранить монолит. Не советую. Наверняка орки, уже к вечеру будут тут, набрав по всей локации армию. Ломай лесопилку, не сомневайся, - подбодрил меня Франк.
   Вняв совету, я стал богаче на тысячу монет. Кроме сооружения добывающего, в поселении имелся обелиск прироста популяции. Он располагался в домике побольше. По согласию блюстителя места, коснулся его, наняв там, за положенные шесть сотен монет всех доступных пионеров.
   Ломать деревню своей расы, категорически не стоило, рухнет 'мораль' подданных. Да и пионеры, нанимаемые тут каждую неделю, вовсе не лишние. К тому же, еженедельный прирост популяции твердыни за каждую деревеньку гномов в локации увеличится на одну семью.
   Вскоре в игре проявилось полдюжины гномов в сером. С любопытством осматриваясь и сжимая в руках инструменты, мои новые поданные слушали вводную. Шесть собственных пионеров в отряде, подняли мой оптимизм. В монолитах позволялось нанимать только мужчин. Это же военная игра, а не симулятор общежития.
  
   'Все ушли в твердыню! Индрик' - такая записка украсила двери лесопилки с уничтоженным монолитом внутри.
   Три пары пионеров с детьми и четвёрка кернов в чёрно красном, двигались в хвосте нашей колонны. Сундук с сокровищами, приписанный к Франку, волокли и охраняли особо, наверно, от меня. Хуторяне взяли с собой только самое необходимое. Все гномы имели самодельные щиты, изготовленные из столов, спинок кроватей или иных подручных материалов. Вооружение дополнили первобытные копья-колья, сделанные из подходящего леса, произрастающего рядом. Одеяла пустили на обмотки, защищающие руки сжимающие оружие. Я, в доспехах керна, шёл впереди. Следом Войд, Рой и шестёрка моих новых пионеров в сером.
   В пути перераспределили оружие. Франк продал мне, вообще, все мечи, что были в его отряде, этакие кинжалы переростки из посредственного железа.
   - У нас, кернов, талант "Любимые топорики", потому нам франциск достаточно. После того, что прокидали у моста тролля, осталось по три на брата, этого пока достаточно. А твоим мечи пригодятся. Всяко, удобнее, чем лопатами биться. Сноровистее топоров и молотков для новичка будет, - прояснил он.
   Мне понравилось, что Франк, не забрал себе все нажитые в обменах со мной монеты, а поделил их среди своих, по известному алгоритму, половину ему-командиру, остальное банде, по участию.
   В процессе торгов, я провёл паровозом к той сделке, обмен лопаток, что имелись у моих пионеров на молотки и одноручные кирки.
   В итоге, каждый мой гном имел два предмета из наступательного оружия, а также самодельный щит. Я привесил себе на пояс ножны с кинжалом кернов и сунул за пояс молоток на короткой ручке. Оставшись довольны обменом, мы приближались к вожделенной горе.
  
   Озадачился изучением системных сообщений. Их я отключил сразу после проявления в игре, чтобы не отвлекаться в ситуациях, где все чаяния направленны на решение текущих проблем. Это целая методика, по устройству рабочего процесса, где всплывающие окна почтовых уведомлений отключаются. Я в них загляну, но тогда, когда буду готов, заняться поступившими делами, поставив точку текущих. Свойственное некоторым конторам, принудительное введение внутреннего 'чата', 'оутлока' с немедленными уведомлениями и горячкой, 'Сделать немедленно!'. Как правило, лишь раздёргивает состояние потока труженика, уменьшая общую производительность. Можно даже посчитать на сколько, в цифрах. Срочность нужна, экстренным службам, секретарям и торгашам. А вот директору, инженеру, программисту, слесарю, дизайнеру, электрику, прочим ремонтникам и производственникам, необходима предельная концентрация на текущей задаче.
  
   Системные сообщения радовали новым уровнем. Пришлось выбирать между 'Первой помощью' и 'Навигацией'
   - Ага, построю ладьи, буду ушкуйничать - нервно веселился я.
   Набеги за добычей с использованием водных путей, самое 'резонное' занятие для гномов, которые, не отличаются дальнозоркостью, плавают плохо и обожают тяжёлый латный доспех, гарантированно делающий обладателей, знатными подводниками, без возможности всплыть.
   - А реку назову Итиль, - мысленно провозгласил я, окончательно успокоившись после битвы.
   - Мне бы, при штабе с посохом отсидеться. А вот, лечить братву уже надо, - вспомнил я перевязанную рану Франка и выбрал 'Первую помощь'.
   С улучшением личных характеристик поступил по шаблону, прокачки гнома воина. Кроме повышения 'Здоровья' или 'Выносливости' на десяточку, герою в отличие от прочих 'ботов' дозволялось увеличить скорость реакции на 1% за уровень. Быстрота - это как раз то, чего обычно не хватает гному.
   Пересмотрел свойства моей аватары:
   Свойства героя Индрик:
  
  Уровень героя: 1 (Класс: Подгорный шарпшутер)
  Здоровье: 90 (40 базовых, +50 игрока)
  Выносливость: 110 (60 базовых, +50 игрока)
  Скорость реакции: +1%
  Скорость шагом: 6
  Таланты (2 из 6)
  'Наставник подгорных шарпшутеров' - Базовый уровень. Позволяет тренировать каждую неделю 12 шарпшутеров из кернов или пионеров, имеющих талант из любого стрелкового оружия натяжного действия. (Экспертный уровень таланта позволит тренировать 36 таких лучников) Тренировка стоит 400 монет.
   'Первая помощь' - Базовый уровень. Лечит критические повреждения и 2 % от полного здоровья пострадавшего, откат 10 минут.
  Приписанные артефакты:
  Посох шаровых молний, боевой - ездовой медведь (Здоровье: 100, Выносливость: 50, Скорость шагом: 9)
  
  
  
  Глава 3. Нора в горе.
  
   Вход в мою будущую твердыню размерами напоминал туннель в метро. Дракон пройдёт свободно, пара танов на медведях разъедется. Это не маленькая калитка входа в месторождение. Впрочем, десяток хускарлов заткнёт проход так, что врагам не миновать их рожнов.
   Выстроившись полукругом, мы осторожно дошли до входа. Ещё более тихо заглянули в нору. Туннель был пуст. Далеко внизу что-то тускло светилось.
   Разделились. Пионерия Франка, с сундуком, женщинами, детьми и бездоспешным керном, осталась присматривать за тылами, впихнувшись в туннель следом за нами и оставшись у выхода из горы.
  
   Где-то в середине туннеля имелась воздушная мембрана, этакий игровой переход из локации поверхности в пространство подземелья. Звук сквозь неё проходил с трудом. Потому, за нами проследовал пионер в чёрно-красном, остановившись где-то в середине туннеля, с тем, чтобы немедленно сообщать тыловикам приказы, если таковые возникнут.
   Я спускался первым, с посохом наготове. Чуть позади и левее Умка, правее Рой и Войд, что волокли перед собой дверь, от какого-то домика из деревни у лесопилки. Эта импровизация на тему осадного щита, могла бы пригодиться, случись перестрелка.
   Фланги прикрыли керны. Сзади двигались пионеры, нанятые мной в монолите деревеньки. Они несли длинные колья, чтобы на манер фаланги бить ими из-за наших спин. Шесть таких пик вполне могли удержать крупного моба, случись такому атаковать нас по туннелю.
   Без происшествий миновали туннель, имеющий длину около полусотни метров. Открылась пещера с высокими сводами, что подпирали огромные колонны.
   - Ну, чисто метро Автово, - вспомнилась забитая шутка.
   Пещера выглядела пустой. Выходить из туннеля не спешили, не теряя бдительность, осматривались. Прямо над выходом располагался некий карниз. По сторонам его, вверх, вели две лестницы, охватывая полукругами вход слева и справа.
   - Осторожно! - прошептал я, предостерегающе поднимая руку.
   Мы замерли. Недалеко от входа, пыльной тряпкой, валялся свежий труп, обезображенный до неузнаваемости кислотными ожогами. Через несколько секунд я осознал, что та статуя у ближайшей колонны, вовсе не украшение, а окаменевший под действием смертоносной магии человек.
   Класс шарпшутера позволял подмечать больше деталей, нежели, будь я просто пионером. Окаменевший сжимал в руках два длинных матовых кинжала. Его лицо скрывала полумаска и серенький капюшон.
   Я неспешно просчитывал ситуацию.
   - Боты могли сцепиться с ботами. Кто убил этих? Какие именно твари умеют превращать врагов в камень и жечь ядом? Медузы что ли твердыню стерегут? Но если это какой-то слишком умный 'босс места', то зачем он решился штурмовать замок своей бандой? Почему одежда у покойников серая, а не чёрно-красная, как положено 'нейтралам' игровой механикой? - вертелись в голове вопросы не находя ответов.
   Застывшая фигура будто сошла с иллюстрации игры 'Ассасин Гриид'. Припоминаю, 'заруба' та красивая, но идеологически сомнительная. Этакая пропаганда среди молодёжи гашишинов или хашашинов. Тех, обычно, одноразовых убийц из горной крепости, где-то в Сирии, что фанатея и закинувшись наркотой, кидались кромсать ядовитыми лезвиями доверчивых людей. Эти убийцы, 'достали' всех знатных соседей. Ортодоксальных 'православных' проживающих там со времён Иисуса. Завоевателей с полумесяцем или с крестом на стягах, что хотели слыть "освободителями", и даже монгол. Жёлтым псам - несторианам две тысячи вёрст не крюк, если надо отомстить за вероломную резню. Вот и не стало крепостей 'наследников горного старца', потому что специалисты по убийствам наивных в спины, оказались слабы в правильной войне. Впрочем, слава и последователи всех сторон остались в веках. В устройстве государств, которые сотню лет пугали соседей, есть чем увлечь. Если углубиться в тему, то окажется, что 'горный старец' устроил что-то вроде военно-религиозной коммуны, жестоко насаждая отсутствие роскоши, скудные, но хоть какие-то, социальные блага и принципы равенства всех перед законом. Вот за это его подданные готовы были умирать, полосуя врагов отравленными лезвиями. Конец тому государству пришёл, когда наследники отклонились от курса заданного вождём, в сторону вседозволенности и личного благополучия за счёт соплеменников.
   Для того чтобы понять суть, полезно узнать биографию активатора исследуемого явления. Жили-были, три талантливых друга, что вместе окончили медресе и поклялись, если кто-то возвысится первым, то поможет остальным. Вскоре более ушлый стал визирем и позвал друзей на должности. Один отказался от карьеры придворного, а другой должность принял, начав строить козни против друга. Подставы раскрылись и только дружеское прощение, спасло интригана от казни. Через какое-то время опыт, связи и монеты, позволили изгнаннику купить себе горную крепость Аламут, где в полной мере проявились таланты "горного старца".
   Но прославиться можно не только коварством и свирепостью. Тот друг, по прозвищу "платочник", который отказался от придворной карьеры, сделался величайшим математиком, астрономом и поэтом, чьи стихи перепевают в песнях, а образы в скульптурах по всему миру.
   Может игрок ассасин не знает историю своего кумира, но я-то знаю, ожидая сходного поведения от последователя. "Яблоко от яблоньки", так сказать или "На осинке, не растут апельсинки".
  
   Про методы, так сказать, 'на вкус и цвет...', у нас же теперь в реале толерантность и 'все средства хороши'. Кому-то нравится жердяй, что прикидываясь безобидным, крадётся в тени и бьёт отравленным 'пырялом' спины. А кому-то коротышка в толстых латах, выносящий двери с ноги и платящий за обиды молотком на длинной рукояти.
   Серая одежда окаменевшего вопила, что это никакой не нейтрал, а именно сподвижник конкурента на трон твердыни.
   По выбору аватары, если таковая досталась не принудительно, довольно точно можно построить психологический портрет игрока. Если конечно, тот не стремиться ввести в заблуждение оппонентов и возможных союзников. Примерно так же, как водитель, по виду машины, может сделать предположения о вероятном поведении владельца. Моя личная статистика указывала, что чёрные тонированные 'тачки' чаще игнорируют правила дорожного движения, нежели прочие лихачи вместе взятые. Впрочем, 'заезжие джигиты', на 'лохматом' где-то рядом, а уж на 'блатном' тем более, ибо законы-правила наши ставят ниже своих обычаев. Откуда взялись те, эти и прочие нарушители, другой вопрос, ведь не с Луны упали, значит, Кое-кто недоглядывает, с целью или по глупости, ибо привести всех к порядку можно за короткий срок. Но жизнь научила, чувства лучше не показывать 'как бы' относясь ко всем изначально одинаково, но при обнаружении характерных признаков, безопаснее 'включать' повышенную осторожность.
  
   - Игра-игра, да какая 'лесом' игра,- размышлял я.
   Для таких как мы, вынужденных игроков, это никакое не развлечение, а гладиаторский тотализатор. Случайные люди сюда, практически, не попадают. Значит, если я вижу перед собой персонажа в одеждах из 'ассасин грид', то вести себя этот игрок будет соответствующе.
   В основном игровом мире 'Клинков', откуда многие из нас попадают в Партии, представителей 'плаща и кинжала', особенно из расы дроу, 'валят сразу', 'во избежание', так сказать. Потому как, даже если в игру приходит адекватный любитель 'плаща и кинжала', то многочисленные задания, завязанные на кровавые разборки и предательства, меняют характер в худшую сторону. Даже орки и подобные им людоеды, людоловы, выглядят в союзниках привлекательнее, ибо прямы в своих кровавых намерениях. Короче, выводы я сделал.
   - Вы двое, приготовьтесь рискнуть, - выбрал 'добровольцев' из пионеров, что нанял в монолите.
   Отправлять кого-то из вверенных людей, практически на верную смерть, крайне неприятно. Но тут выбор стоял так, если сольюсь лично я, то всему племени пропадать. Моё выживание тут и шанс вернуться в мир 'Клинков', чтобы 'отдать причитающееся', дороги мне больше, чем здоровье этих статистов.
   - Закидывайте щиты за спину и резво бегите прямо. Потом виляете между колон и возвращаетесь. От вашей резвости зависят ваши жизни. Готовы? Пошли! - отправил я в круг света обречённых.
  
   Отложившие пики 'добровольцы', изготовившись, рванули вперёд, что было сил.
   Вдруг сверху выпрыгнуло некое страшилище, напоминающее гигантского петуха со змеиным хвостом. Одного из пионеров сцапало, принявшись трепать. Другой, зигзагом, удирал вдаль, содрав с головы шапейрон и отбросив щит, что оказались, облиты зелёной жижей.
   Зилант или василиск, если такой термин понятнее, 'сей царь гадов, полный страшных ядов', этакая химера, напоминающая гигантского чёрного петуха, со змеиным хвостом. Других деталей рассмотреть не успел, потому как, воздух вокруг твари наполнился ядовитым туманом, а я активировал посох.
   Шаровая молния, попала неудачно, угодив в извивающийся хвост, оторвав тот с куском филейной части бройлера переростка. Достигни молния тушки, гаду бы хватило. Теперь, взбешённый зилант бросил жертву, заклекотал, резко развернувшись.
   - Топорики, - прокричал я, закидывая посох за спину и выхватывая меч.
   Лямки, к своему 'главному калибру', я озадачился привязать заранее.
   Воздух наполнился жужжанием франциск, что метнули керны.
   Зилант умеет накладывать 'Окаменение', если встретиться с ним взглядом. Со мной такой номер пройдёт едва ли. Когда-то очень давно, меня учили расфокусировать взор, направив его сквозь корпус противника, чтобы контролировать все движения врага. Разумеется, есть другие школы, что ловят взгляд и вступают в противоборство духа. На войне разные средства хороши, если отработаны. Так что василиск просчитался, каменной статуей я не стал. Взор зиланта сместился куда-то в сторону. Я толкнул Умку и вытянул руку с баклером, прикрывая тому морду. Пусть медведь не склонен играть в гляделки с добычей, но поберечься стоит. Всё это длилось мгновения, пока тварь, испуская ядовитые газы и разбрызгивая кровь, неслась к нам. Колья-пики сработали идеально, остановив и вздев пернатую тушу перед нами. Затаив дыхание и прищурившись от едкого тумана, мы принялись рубить, дробить кости твари, укрываясь от клацающего клюва баклерами. Умка, чуть не испортил дело, могучим ударом сбив зиланта с кольев, что затянуло процесс. Ядовитые пары отняли немало здоровья у простых пионеров, благоразумно отступивших по моему приказу. Вскоре, медведь добил измочаленного петуха переростка.
   - Вот ты каков, бройлер гамбургский, - молвил я, прокашливаясь от ядовитого смрада и разглядывая поверженного монстра.
   Развеянная героическим навыком тушка, добавила в нашу казну полторы сотни монет. Какой-то желтовато-зелёный камень, оставшийся от василиска, я сгрёб в сумку.
  
   Мы переводили дух, осматриваясь. Один из кернов Франка превратился в живописную мраморную статую гнома в кожаных латах, что выставил баклер перед собой и грозно поднял франциску для броска. Видимо, присоединившиеся ко мне нейтралы, приверженцы той школы боя, что учит смотреть врагу в глаза. Позже, эта статуя уцелела и назидательно украсила одну из галерей, рядом с тренировочной площадкой для новобранцев. Мой 'доброволец', того что схватил зилант, был категорически мёртв. Трудно выжить с оторванной головой. Другой гном, изображавший ловлю на живца, бежал к нам. От стёганки, изъеденной ядовитым плевком зиланта, ему пришлось избавиться. Теперь пионер щеголял голым, мускулистым торсом.
   Франк крикнул в туннель, чтобы тыловики шли к нам.
   - Однако, меч твой погнулся? - заметил я, помахивая клинком, пострадавшим от встречи с позвоночником зиланта.
   - А что вы хотите, да, за такие монеты? Сырое железо на один хороший бой, потом надо в перековку. Но драку то, выиграли, трофеи взяты, себя этот "режек" уже окупил, теперь можно в металлолом, - заявил ушлый керн.
   - Нет, погодим, может ещё на бой хватит, - выпрямил я своё оружие ногой.
  
   Быстро глянул в интерфейс. Мне дали уровень. Выбор лежал между "Орлиным взором" и "Боевым единством". Первый талант позволял видеть значительно дальше. Второй одаривал аурой, чувствовать своих бойцов в небольшом радиусе и отдавать им приказы беззвучно. Дозорными я предпочитаю видеть поданных, а вот драться, плечом к плечу, руководя малыми группами, часто приходится лично.
  
   Мы осторожно выдвинулись вперёд, практически не меняя боевой порядок. 'Первая помощь', бесполезна в лечении ядов. Конечно, на пару процентов здоровье поправит, но я не спешил кого-то лечить, помня об ассасинах, что могли прятаться рядом.
   Над нами оказался балкон, с дверьми, ведущими в резиденцию твердыни. Моя главная цель, монолит управления замком, располагался там.
   Ярким светом пылал факел 'истинного света', укреплённый сразу над входом в резиденцию. Монстры, вроде зиланта, не имеют свойства видеть бойцов ушедших в 'Невидимость'. А начинающие ассасины, обладают именно этим талантом, скрывающим их деяния. Свет факела, позволил василиску обнаружить и пресечь поползновения работников 'плаща и кинжала'.
   В пятне света мы чувствовали себя безопаснее. Пусть, героическим взором игрока я увидел бы врагов в 'невидимости', но простые гномы, даже зная о предстоящем нападении, без 'истинного света', могли лишь, отмахиваться наугад, пока ассасины не проявят себя атакой.
   - А это кто такие? - кивнул прокашливающийся Войд на полупрозрачные силуэты в балахонах.
   - Ясен крендель, ассасины пожаловали, - улыбнулся я своим предчувствиям.
   Конкурент выбрал лучший момент, чтобы решить 'вопрос' с нами. Терять людей в бесполезных попытках одолеть зиланта он благоразумно не решился. Даже если у лидера ассасинов имеются ядовитые ножики, а они быть обязаны, василиску яды индифферентны. Слабосильных убийц, лишённых их главного козыря - невидимости, чёрный петух задерёт много, если не всех, кто отважится посягнуть на резиденцию твердыни. Узкие кинжальчики, а вернее стилеты, существенных ран, готовому к бою монстру, не нанесут.
  
   Моему посоху молний ещё долго заряжаться. Все мы подсадили здоровье и немного устали, особенно пионеры. Пусть факел 'истинного света' над нами, показывает невидимок, но лучшие условия у них будут вряд ли. 
   Военная математика такова, что ассасин имея характеристики (30,30,30), может интенсивно махать кинжалами около минуты. Основные 30 "Выносливости" делить на 30 "Здоровья". Мана тут ему не помощница, она для "Невидимости" и прочих уловок.
   Пионер (20,40,-), сможет сражаться две минуты. Основные 40 "Выносливости" делить на 20 "Здоровья". Зиланта мы завалили быстро, устать, толком не успели. Моим полуживым пионерам, нужно продержаться минуту, изматывая ассасинов. Потом враги выдохнутся и "сольются".
   Кстати, ровно по тем же причинам, против орков охотников (30,20,10), пионеры, сбив строй, могут сражаться на равных при соотношении по три зелёнокожих на каждого гнома. Выдохшийся враг, начальных уровней, будет просто зарезан.
   На всё изложенное накладывается, что атаки и парирования тратят запас 'Выносливости'. Это бойцу решать, выполняя приказ, бегать минуту или растратить все силы в несколько секунд, быстро нанося слабые удары или медленно могучие.
   Если 'Здоровья' у врага в полтора раза больше, значит он сильнее на столько же, а это очень существенно.
   Важны и военные таланты. Пусть пионер вынослив, но если у орка-охотника есть навык 'Владение палицей' или 'Владение копьём', то в первый десяток секунд боя, зелёнокожий уподобившись в частоте ударов швейной машинке, может завалить несколько растерявшихся гномов. Потому-то моим бойцам нужны хорошие щиты, которые примут на себя ярость врагов.
  
   Успокаивало, что неопытные новички ассасины имеют лишь талант, на бесполезную сейчас невидимость, а потому такие-же увальни, как моя пионерия. Начинённое ядом оружие, вероятно, только у их главаря. Специалисты по ядам, способные таковые изготовить и снабдить войска, появятся в крепости ассасинов, именуемой Аламут, лишь, после доведения их военно-тренировочного комплекса до четвёртого ранга.
   - Отступим чуток, - потребовал я, пятясь к туннелю, на границу 'истинного света'.
   Имелся риск, что ассасины рванут в резиденцию, захватывать центр управления. Тогда, гипотетически, если достаточно ресурсов, то враги могут отстроить таверну и нанять в ней героя. Но успеют едва ли. Скоро перезарядится мой посох, мы их блокируем, а потом передавим как крыс. Видимо враг это понимал, намереваясь разрешить ситуацию немедленно.
   - Приготовьтесь к "косой атаке", - тихо произнёс я, продублировав для тех, кто стоял далеко, через ауру.
   - Это как? - тихо спросил Франк.
   - Это значит, лупишь не того кто перед тобой, а помогаешь соседу, - ответил я.
   До ассасинов осталось метров семь.
   - Мира и добра! - заявил вражеский главарь, медленно поднимая руки, спрятанные в широких рукавах.
   Движение в точности повторяла его компаньоны в балахонах.
   - Ага, мир это территории. Землицы и баб наших хочет, гад! В атаку! - транслировал я свои мысли соратникам.
   Времена после "Перестройки" научили именно так воспринимать высказывания, про "мир и добро" из уст деятеля с замотанной физиономией.
   Притом, Франк ведь нейтрал, случить переговоры, а вдруг переметнётся. Без кернов мне 'кранты'.
   Вскинув щиты, мы рванули в атаку, Франк и его люди замешкались. Они-то ауры не чувствовали, приказы через неё не слышали. Я успел увидеть, как рукава балахонов резко опустились, в нас полетели стилеты.
   Странное чувство единения со своими людьми, общий боевой порыв и боль от получаемых ран, охватило меня.
   Большая часть кинжалов попала в щиты. Некоторые прилетели в ноги. Я не понимал почему, но чувствовал, Умке досталось летально. Несколько секунд и медведь нас покинет. В прыжке Умка легко ухватил зубами и оторвал первому подвернувшемуся врагу голову, могучая лапа снесла другого, бросив на каменный пол с развороченным боком. На третьего мой медведь упал уже мёртвым. Отравленные кинжалы главаря врагов, выбравшего целью моего питомца, действительно убойны.
   Мой щит и пехотная юбка, доставшиеся от керна, уберегли от простых стилетов прочих недругов. После короткого разгона мы ударились о врагов.
   Косая атака, в исполнении гномов, это когда врага перед собой бьют щитом, а того, что справа и противостоит соседу в строю, иным оружием.
   Я с разгону отбросил баклером вражеского главаря и ткнул мечом в бок его соседа, попал. Но тут же ощутил резкую боль в кисти. Это враждебный игрок пробил своим легендарным, отравленным стилетом бронзовый умблон моего щита. 
   Войд, который должен был ударить главаря молотком, получил пару метательных ножей в ноги и прикатился, в аккурат, под противостоящего ассасина. Не растерявшись, отважный гном, немедленно раздробил молотком голеностоп оппоненту, уронив того на пол.
   Я, отдёрнул руку, непроизвольно опустившую щит, отшатнулся и рубанул мечом. Ловкий игрок намеревался воткнуть второй кинжал, что держал в левой руке, мне в лицо, но вынужден был защититься. Мой меч сломался, столкнувшись с тонким, отливающим зеленью, клинком. Кинжал взвился вновь.
   Тут бы мне и конец. Спас Рой, сражающийся под "Рывком" справа от меня. Он воткнул кирку в левое плечо опасного врага.
   - На помощь! - проорал Франк своим в туннеле и вступил в бой.
   Главаря ассасинов прикрыли его подельники, оттеснив Роя.
   Я выронил щит, опасный стилет остался в руках врага. Полученная мной порция яда оказалась мала. Швырнув сломанный меч во врагов, выхватил молоток. Удачно ткнул им в ближайшего недруга, которого немедленно зарубил Франк.
   Керны, обогнули меня с боков, смяли, изрядно порубив ассасинов, но слишком увлеклись своими непосредственными противниками. Враждебный игрок, не смотря на кирку, торчащую из его плеча, показал, что не только гномы владеют 'косой атакой'. Ядовитый стилет прилетел в глаз бойцу Франка.
   Но мы побеждали. Понявший это раненный враг резво отбежал, вытаскивая что-то из сумки. Я погнался за ним, занося молоток. Вдруг вспыхнуло окно портала, куда метнулся преследуемый.
   - Войд за старшего, Рой за мной! - проорал я, подлечив раненного молотобойца 'Первой помощью' и кинувшись к порту, в котором опознал приключенческий, вроде того, что нашёл под мостом тролля.
   Франк, крикнув своим, чтобы ждали, проскочил следом, втащив с собой ещё живого, но умирающего керна, того которому зарядили ядовитым кинжалов в глаз.
  
  
  
  Глава 4. Полная звезда.
  
   Пройдя через пространственные врата, мы оказались в расширяющемся, словно бутылочное горлышко коридоре. Ассасин, успел отбежать шагов на двадцать, в длинный прямой туннель, настолько широкий, что позволил бы развернуться даже типичному дракону средних размеров. Там, несостоявшийся главарь местного криминала, замедлился, двигаясь страной траекторией. Благодаря расширенным зрительным возможностям игрока-ярла я тоже видел полупрозрачные колья, трубки, лезвия, цепи и прочие торчащие из пола, потолка и стен ловушки. До перезарядки моего посоха оставались считанные секунды. Остановившись у некой выложенной из камня черты, обозначающей начало 'минного' поля, я принялся ждать. Сзади, по каменному полу грохотали деревянные башмаки гномов. Взмокший Рой переводил дух. Его запас сил исчерпался до донышка, растратившись на выручивший меня рывок. Франк, волок своего керна, тот испустил дух буквально в последнюю секунду своего появления в этих катакомбах. Мы не могли помочь отравленному легендарным оружием бойцу, 'Первая помощь' не лечит яды.
  
   Посох зарядился. Прицелившись, я выстрелил, в скачущего как заяц ассасина. Тот временами опасливо поглядывал на меня, выкрикивая проклятия. Задержку я учёл, но плохо взял упреждение. Когда-то в реале был членом стрелкового клуба, пострелял немного из боевого оружия. Потом 'власть ухватившие' запретили подобные тиры, опасаясь, недовольных 'ворошиловских стрелков'. Но я успел получить массу впечатлений, поняв свои возможности. Это здоровому, при стрельбе, правильно затаить дыхание, навестить на мишень и плавно нажать на спуск. А если уж немолодой паралитик с перечнем хронических заболеваний, руки, ноги дрожат, тело качает как маятник, зрение подводит, искажая объекты, то говорить о том, чтобы мишень и прицел совпали хоть на пару секунд излишне. На тренировках, попробовал разное. Пистолеты оказались бессмысленны. За исключением, возможно, пятнадцати зарядной 'беретты' израильского производства, или революционного 'маузера'. То и это довольно увесисто, чтобы компенсировать дрожь в руках, а может они, просто, нравились. Полюбился и автомат 'хеклера-коха', за удобный прицел, который позволял видеть мишень целиком, а не её половинку и не троился в глазах. Вот из 'калашникова', сносно стрелять так и не смог. Зрение часто путало, какой из трёх одинаковых целиков мушка. Тот недоработанный прицел изрядно ухудшал свойства легендарного оружия. Наилучших личных результатов достиг, распробовав самозарядный карабин Симонова - СКС. Этот шедевр русской - советской механики и конструкторской мысли позволял даже мне, хронику, с завидной регулярностью, попадать в пять копеек с расстояния в полсотни метров. Астигматизм вправляли хорошие очки. Дрожь в теле и колебания ствола, как при морской качке, компенсировал, стреляя в миг, когда мушка проплывала мимо центра мишени, учитывая отклонение пули вверх и влево, из-за рывка курка. Приблизиться к профи, участвовать в соревнованиях помешала бедность. Один, приятный на ощупь и взор, золотисто-матовый патрон, со скидкой для члена клуба, стоил сорок рубликов, пока не пришли кризисы с инфляцией, девальвацией и деноминацией. За тренировку, для хоть какого-то толка, следовало сжечь не менее пятидесяти 'будёновцев' с нарядным алым ободком. При моей скромной зарплате, на которую, временами, существовала вся семья, долго развлекаться не получалось.
   Сейчас, абсолютное виртуальное здоровье, верность рук и глаз, работали превосходно, но трёхсекундная задержка выстрела, неудобный спусковой механизм, отсутствие привычной отдачи, противоречили привычке. Движущиеся цели, пока, не моё. Яркий сгусток шаровой молнии, зацепил полупрозрачную цепь с шипами, что свисала с потолка, превратил её в клочки и капли горячего металла, активировав какую-то ловушку. А враг мой, остался невредим.
  
   - Теперь ещё минуту ждать, уйдёт гад, - огорчился я, намереваясь последовать за ассасином на 'минное поле'.
   - Постой. Его легендарные кинжальчики скоро вернутся в ножны, имеется у них такое свойство. А у тебя из оружия только молоток и разряженный посох. Пусть уходит. Я не верю, чтобы какой-то невидимка, пусть очень хитрый, в одиночку пройдёт такой данж, - Франк указал на настенные барельефы.
   - Хорошо. А зачем ты принёс сюда это тело? - не концентрируя взгляд на указанном, спросил я лидера 'нейтралов', кивнув на мёртвого керна.
   - Во-первых, надеюсь продать этот доспех тебе, чтобы одеть Роя. А главное, что ты знаешь про эти данжи? - спросил Франк, опять обращая моё внимание на барельефы.
   Тут было на что посмотреть. Если верить картинкам, то скелеты разных видов и вооружений, должны обеспечить нам достойную встречу. В финале ждали костяные драконы.
   Передав оборотистому керну двести монет, я собрался развеять труп, чтобы избавить себя от неприятной работы мародёра-трофейщика.
   Вдруг, на том конце туннеля что-то загремело, выпав из распахнутой двери. Через несколько мгновений оттуда же показались скелеты. Заметив нас некоторые из 'костяшек' взялись за луки. Мы тут же залегли за телом керна, выставив над головами баклеры. Рою передали шлем, стянутый с убитого.
   Откровенно скверные луки скелетов и дистанция в чуть более полусотни метров, спасли нас. Стрелы летели густо, били сильно, но чаще мимо. То, что попадало, едва пробивало выставленные под наклоном щиты. Маленькие баклеры не способны прикрыть целиком, что-то перелетев преграду, впилось в незащищённые ноги. Не смертельно, но плохо, если дойдёт до рукопашной.
   Врагов оказалось больше двух десятков. Образовав нечто вроде строя, впереди щитоносцы, затем копьеносцы, а следом лучники, вся эта толпа неспешно маршировала к нам, изредка осыпая стрелами.
   - Хитрый ассасин выманил этих. Красиво идут. Но это не драугры, обещанные на барельефах, а простейшие костяшки, - пояснял, сквозь зубы, Франк.
   Драугры, это не скелеты или зомби, поднятые каким-то некромантом по случаю, а 'древние', продлившие свою жизнь таким образом. Их мумифицированные тела отличались прочностью, подвижностью и пепельным окрасом, глаза отсвечивали синим, а не красноватым, как у скелетов.
   - Откуда ты всё это знаешь? - спросил я.
   - Было время узнать, подумать. Очень похожий 'данж' проходил когда-то, - ответил керн.
   Скелеты собрали по пути ловушки, устлав своими разбитыми и сожжёнными костями весь туннель, немного не дойдя до нас.
   - Вот и славно, трам-пам-пам, - порадовались мы поднимаясь.
   - Но если и дальше так просто, то ассасин заберёт всё вкусное и свалит резать наших пионеров, - добавил я ложку дёгтя.
   Мы не стали рваться вперёд, до полного восстановления 'Выносливости' оставалось чуть менее двадцати минут, заодно и свежая дыра в моей ноге заживёт. Вступать в рукопашную даже с простыми скелетами, будучи на грани измождения, верный способ умереть. Тут могут быть переходы, когда сталкиваешься с врагами нос к носу. Стрелять из посоха в такой ситуации вредно, зацепит близким разрывом.
   У скелетов, любых костяшек, личей и у драугров в частности, отсутствует 'Выносливость'. Это, по сути, механизмы, из изменённой плоти и костей, не ведающие усталости и сна. Заряд бодрости простейшим обеспечивает подкачка маной от каких-либо тёмных адептов. Без этого скелет или зомби, рано или поздно, превратится в предмет интерьера. Впрочем, почти все они умеют грызть живых и тем подпитываться. Личи и прочая высшая нежить, обладают встроенным источником маны, потому могут поддерживать сколько-то простых скелетов. В отличие от прочих, вампиры нуждаются в отдыхе и сне. При необходимости кровопийцы умеют ускоряться, что выгодно отличает их от прочих костяшек в бою. Удрать от простых скелетов несложно, перейдя на бег. Но если беглец или борец устанет, то костяные 'роботы' своими размеренными атаками, скорее рано, чем поздно, доведут несчастного до 'подруги с косой'.
  
   - Покойся с миром, воскресни удачливым! - напутствовал я мёртвого керна, который верно послужил нам и после гибели.
   Развеял труп геройским навыком. Рой, с нашей помощью, облачался в потрёпанные латы павшего, а я слушал рассказ Франка, изучая барельефы.
   - Такие подземелья созданы, чтобы игрокам было не скучно первое время. В партии ограничение по набору опыта в два уровня за сутки. Делая 'пещеру приключений' можно взять ещё два уровня, - начал Франк.
   - Это я знаю, а что ещё? - заметил я.
   - Ограничение 'данжа', войти могут только пятеро, так называемая звезда, 'петы' не в счёт. Для 'баланса' количество монстров умножается на число вошедших, - поведал керн.
   - Выходит, что втащив умирающего, ты добавил нам врагов, как если бы мы сюда полной звездой ввалились. Это больше на подставу похоже, - насторожился я.
   - Опыта и трофеев тоже больше. Теперь там, в конце пути, без нас скучает пять шкатулок с талантами, плюс что-то выпадет из босса, который всегда один, без умножений. Чтобы устоять в Тотальной 'войнухе', такие 'данжи' надо окучивать по полной, - воодушевлённо заявил Франк.
   Керн поведал, что содержимое наградных ящиков определяется по участникам в привязке к их рангам и специализациям. Таланты до четвёртого ранга исключительно 'Тренерские'. Например, Франк утверждал, что в двух шкатулках обязательно будут перевязи метательных топориков. Само оружие среднего качества, но активировавший его обретёт ранг керна и талант 'Тренер кернов'. Это особое умение, заменит 'Любимые франциски' и позволит обучать одного керна в неделю, за каждый уровень навыка.
   - Три дополнительных керна в неделю, на эксперте? - уточнил я.
   - Да. И ещё три сверху, если у героя есть 'Лидерство', на эксперте. А, к примеру, Рой, как пионер, обеспечит шкатулку 'Тренер новичков'. Дети, кроме случайного таланта обретут, ещё один, заданный, которым обладает их учитель. И 'Лидерство тренера, аналогично повлияет на число обученных, - разъяснил Франк.
   - А если бы мы сюда танов послали, то что, после тех шкатулок танов бы тренировать смогли? - поинтересовался я.
   - Нет, говорю же, только до четвёртого даются тренерские таланты. Если войдёт тан, то в наградах будет шкатулка, употребив которую любой другой герой станет таном, как если бы 'бот' в замке ранг повышал. Что ещё не знаю, но точно тренировать не сможет, - успокоил меня Франк.
   К моему счастью, для донаторов, у которых сразу или быстро, заводятся 'топовые' 'юниты', относительная ценность подобной миссии заметно падала.
   Также, только игроки или герои могли воспользоваться шкатулками 'данжа'. Потому, ни Франку, ни Рою получить наградные таланты не светит, пока я не возьму замок и не возведу их в героический статус. До той поры, придётся таскать с собой увесистую поклажу.
   Жадный игрок донатор, может применить все шкатулки на себя, повышая только таланты. Выгода в том, что после максимальной прокачки оных, каждый неосуществившийся прирост умения заменяется ростом характеристик. Конечно, игрок в праве единолично взять всё. Навскидку став, к примеру, 'на сотни полторы толще', но партия стратегическая, 'короля играет свита'. Мне лично, выгоднее иметь больше кернов, чтобы переводить их в шарпшутеры. Франк поступил весьма правильно, втащив сюда умирающего бойца.
  
   - Если он заберёт все наши шкатулки, будет плохо, давайте уже пойдём, - предложил я, осознав, что всё может достаться врагу.
   Треть столбика выносливости, и затянувшаяся после применения 'Первой помощи' рана в ноге, это не 'около нуля'. Мы осторожно двинулись по туннелю, собирая по пути уцелевшее оружие скелетов. Такового оказалось мало, всё что могло сгореть, под действием встроенных в стены огнемётов, активируемых, если ступить на заметные мне 'блины' в полу, обратилось в пепел. В одном месте, кучка костей и оплавленного металла, приварилась к активатору ловушки. Стена огня полыхала, не переставая, наполняя коридор гулом печи крематория. Мы обошли бушующее пламя стороной.
   В конце туннеля Рой подобрал свою кирку, забрызганную кровью врага. Именно её тот вышвырнул, привлекая внимание мёртвых стражей. За небольшой дверью обнаружилась квадратная комнатка, как бы, караулка. Скелеты, вероятно, стояли у стен рядом со стойками с оружием. Несколько двуручных мечей, найденных тут, больше напоминали ржавые ломики, остальное не сохранилось, рассыпаясь в труху при попытке забрать.
  
   Из караулки в другой коридор вёл открытый проход, с продолжением туннеля.
   Я осторожно выглянул. За полосой ловушек возвышался бруствер, над которым маячили маго-скелеты, немедленно обстрелявшие меня сгустками токсичной некро-магии.
   - Осторожно, - отшатнулся я, укрывшись от пролетающих мимо зеленоватых шаров и жахнул в ответ из перезарядившегося молниемёта.
   Шаровая молния выбила кусок бруствера, осыпав стоящих за ним градом осколков. Упавшие маго-скелеты вскоре поднялись, на тёмных костях белели свежие сколы и царапины.
   Так мы и продолжали. Разряды некро-энергии летели медленно, на дистанции в полсотни метров, если не зевать, увернуться несложно. Коротал минутное ожидание перезарядки молниемёта, перебирая редкие трофеи и ведя беседы за жизнь.
   - Как ты дошёл до жизни такой? - спросил я Франка.
   Жизнь научился меня не откровенничать со знакомцами, даже если это хорошие люди. Аккуратно задавая наводящие вопросы, где надо поддакивая и соглашаясь, я вызнавал, что творится в голове моего случайного помощника, кандидата в герои.
   Оказалось, в реале Франк, критиковал в блогах и на форумах деятельность властных структур, которая неумолимо превращала его Страну в американский Детройт или африканскую Родезию. Наплыв штрейкбрехеров чуждой культуры и нижайшей квалификации, отнял работу у местных, изменив рынок труда и качество услуг. Ведь остаться без работы, медленной смерти подобно. Удручал, культивируемый властью, рост мракобесия, смена традиционной религии и устоев. Пугали, раскрытые настежь границы и вызванный наплывом недобрых авантюристов ужасающий рост криминала, переходящий в терроризм. Интернет давно лишён анонимности. Борзописца терпели недолго, и скоро принудительно оцифровали, устроив каторжником на какую-то плантацию в неведомом мире. Франк, холопом оказался плохим, бузил, побоев не боялся. Игровое бессмертие, однако. Чтобы избавиться от профессионального смутьяна, его перепродали в Партии. Имелась у высокого криминала такая услуга. В стратегическом тотализаторе до уровня 'ботов' сразу не роняли, давая шанс. Но свою игру Франк, благополучно продул, став боссом той лесопилки.
   О какой именно стране говорил собеседник я уточнять не стал, ситуация типична, глобализация же.
   - Ну, ты блин, да блин, туда блин. Идеалист! - грустно смеялся я над историей Франка: - Главная ошибка твоя, что строй перепутал, ты думал там декларируемая демократии с элементами социализма, но выстроен-то буржуазный феодализм. Рыцари, если следовать средневековой канве, это элита, но не интеллектуальная или культурно-моральная, а силовая. 'Всяк сверчок, знай свой шесток, не то размажут'. При слежке в инете, писать на форумах, всё одно, что пикетировать с плакатиком, изображая толи юродивого 'подайте-пожалейте', толи мишень 'замочите-пожалуйста'. Тебе разве после постов, в течении семи минут, не перезванивали, не спрашивали: 'Какие проблемы'? Кто постарше помнит 'штурм' Останкино, кто моложе, что даже известного 'протестуна' завалили прямо у кремлёвской стены, именитость не спасла. Большинство сложившийся порядок устраивает, ибо реальный кусок хлеба есть и много вкуснее идеалов, за которые придётся рисковать жизнью с непонятным исходом. Касаемо 'кормчих': казалось бы, рулить можно много лучше, образованный подивится обилию глупостей в указах, новым законам, что измышляются каждую неделю, порождая хаос. Но вспомни рыцарей, эти профессиональные убийцы, знали две математических операции 'отнимать' и 'делить', но совсем не 'складывать' и 'умножать'. Так что, могло быть на порядки хуже. Посмотри на соседние страны! Степень свободы велика, не бодаясь с системой можно устроиться. Радоваться жизни надо, учиться, детей растить, созидать, - разъяснял Франку 'линию партии'.
   Подумали, каждый о своём. Мой оригинал в реале, после многих мытарств, бывало, устраивался в крупной, правильной корпорации, с адекватным руководством и чувствовал себя как в тихой гавани. А пускаясь 'на волю волн', часто нарывался на разнообразных отморозков. Контраст прочувствовал. Когда Страна проиграла Холодную войну, испытав на себе тяжесть аннексий, контрибуций, раскола и грабежа. Вероятно, семьи тех, кого протащили к Рулю, стали, так или иначе заложниками, чтоб не рыпались, это типично для истории. Недаром мы видели в новостях детей каждого заокеанского Президента, и даже всякого соседского, но никогда своего. Неспроста, правительство меняло курс резвее флюгера, танцуя под чужие дудки и регулярно пополняя 'стабфонд' завоевателей. Но нас не выжгли ядерным оружием, хоть, наверно, могли бы. А теперь Страна выкарабкивается, строится, живёт. Армию, вон, с нуля возродили, лучшего друга Страны. Жильё доступно, продукты качественнее стали, нежели во времена Перемен.
   Допускаю, мой собеседник несколько преуменьшил свои 'заслуги', наверное, состоял в каких-нибудь ультрас, левых или правых, не важно. Я задумался, а оцифровываются ли в играх, люди уравновешенные, вменяемые, адекватные. Пока, все кого я видел, включая себя в зеркале, имели каждый своих лохматых тараканов в голове и проблемы, мешающие спокойно жить в реальном мире.
   - Ладно, что было, то минуло. Это другой мир, иная жизнь. Как герой ты меня полностью устраиваешь. Идеализм бойцу необходим. Статус у тебя теперь рыцарский, в своём имении сам законы придумаешь, когда таковое отвоюем. В том мире, против диктатуры хитромудрых олигархов, мы не имели ни-ши-ша. Тут у тебя есть топоры, а у меня посох, медведь и верные гномы, - утешил я пригорюнившегося керна.
  
   Чреда врагов медленно, таяла. Лезть в атаку смысла не имело. Прохождение ловушек требует известной осторожности. Эти полсотни метров мы быстро преодолеть не сможем. Пусть каждая рука маго-скелета перезаряжается минуту, но врагов десятка полтора. Умные боты стреляют полу залпами, тратя пяток зарядов. Новичка пионера, только одна плюха завалит окончательно, а пяти и мне хватит.
   На узкой дорожке к той стороне, которую я уже наметил, увернуться не получится. Для прироста опыта, предложил своим гномам пострелять из молниемёта.
   - Ты видимо не знаешь. Опыт в 'пещере приключений' идёт всем в звезде поровну. Даже нашему обожаемому хашашину накидывается за каждого сгинувшего по любым причинам моба, - отреагировал Франк и добавил: - Время не ждёт, ты уже приноровился, каждый третий выстрел в цель. Окажись твоя пушка в наших руках, вдруг, система решит, что ты её потерял, тогда артефакт пропадёт на сутки и нам точно труба.
   Я продолжил ежеминутно отправлять скелетам молниеносные подарки. Враги стреляли в нас по очереди, перестраиваясь шеренгами, но именно их очередь постепенно редела.
   Вдруг, после очередного обмена любезностям, Франка, что прикрывшись баклером, решил оценить наши успехи, прошили острые стрелы из тёмного стекла. Несколько чёрных росчерков попало в стену караулки, превратившись в стеклянный туман. Я немедля применил к завалившемуся назад керну 'Первую помощь', перейдя в режим 'Боевого единства'. Рой, повинуясь беззвучному приказу, выставил в проём свой античный шлем, выкупленный мной у нейтралов, предварительно надев тот на огрызок трофейного меча. Прилетело несколько чёрных стрел, три из которых пробили кожу стильного, но не особо крепкого головного убора кернов. Тут же, высунулся я, у самого пола, 'сфотографировав' в память картинку и спрятав голову от немедленно прилетевших стрел.
   Среди маго-скелетов присутствовали рослые-чёрные, с горящими синим глазами.
   - @#$#^#%, вэлл рэп! - пророкотал кто-то грозно с той стороны сиплым голосом.
   В проём влетело нечто, мы оторопели, не маго-граната ли? Я рухнул за раненного Франка. Рой, как мог, спрятался за своим маленьким деревянным щитом, из колеса тачки. Оказалось, к нам вкатилась голова, оторванная от тела вместе с куском позвоночника.
   - Так это же наш старый знакомый, главный по ядовитым кинжальчикам. А я уж бояться начал. Хороший подарок нам драугр начальник преподнёс. Это он там голосит, - обрадовался Франк, попытавшись облокотиться на локоть и сморщившись от боли в прострелянном плече.
   - Тысячу монет отвалили, за то, что конкурент окочурился. Причём каждому претенденту на твердыню. Это хорошо, теперь орколорд думает, что конкурентов нет, - поведал я компаньонам, быстро изучив пришедшее в 'лог' сообщение.
   - Нам сейчас может стать очень плохо, там наверняка маго-граната, выкиньте подальше, - прошипел Франк, силясь ползти.
   Аура 'Боевого единства', проедала запас сил, но я опять активировал её и выдвинул в проём свой шлем, размещённый на молотке. Как только его нашпиговали стрелы, расколовшись и обдав меня стеклянной пылью, отправил Роя в рывке хватать и выбрасывать 'подарочек'. Мой пионер, вышвырнул находку в распахнутую дверь, сквозь которую мы сюда пришли.
   Через несколько мгновений там знатно рвануло.
   Приходили себя, прислушиваясь. На том конце коридора скрипнула дверца, послышался лязг и бряцание костей по каменному полу. Рой в рывке пробежал проём, возвращаясь на свою позицию. Я выглянул после привычной реакции врагов в виде некро-болов и чёрных стрел из стекла мертвецов. Этакого негуманного оружия, пробивная способность которого невелика, но раны нашпигованные осколками заживают плохо.
   По коридору, неспешно, аккуратно минуя ловушки, к нам шли драугры. За тройкой щитоносцев прятался крупный деятель в рогатой каске, зыркая по сторонам синими всполохами глазниц и властно помахивая боевым молотом. Очевидно, вражеский командир видел ловушки и прочие невидимые объекты, громко сообщая о них подчинённым.
   Франку помогли подняться и попросили уйти за дверь в первый туннель. Рой, высовывал свой шлем на обломке меча, собирая в него вражеские стрелы, пока тот не превратился в лохмотья и враги перестали реагировать на приманку. Затем гном бегал под ускорением туда, обратно поглядывая в проём. Я видел на интерактивной карте цели, подсвеченные моим пионером и думал. К нам шло девять драугров, ещё пара лучников осталась на парапете вместе с прореженными маго-скелетами.
   Когда зарядился мой посох, враги преодолели более двух третей пути. Я принял решение, активировал молниемёт и за долю секунды до выстрела под ускорением высунулся в проход, по памяти, ориентируясь на 'засветку' предоставленную Роем. Случился так называемый 'золотой выстрел'. Щитоносцы отодвинулись, следуя изгибу дороги, главный драугр оказался открыт и занят распоряжениями. Шаровая молния отправилась в полёт, а я, не глядя, отпрянул назад, чудом разминувшись с оцарапавшей ухо стрелой.
   - Ура, завалили кабана, - обрадованно закричал Рой, подметивший в прыжке разорванного пополам главного драугра.
   Враги замешкались, переговорили и рванули вперёд, запутавшись в протянутых поперёк дороги, и теперь невидимых для них цепях.
   - Отступаем, - крикнул я Рою, чтобы не тратить запас сил.
   Мы выскочили в первый туннель, подпёрли дверь ржавыми двуручниками и, прихватив под руки Франка, похромали к месту нашего появления в этом подземелье.
   Вскоре послышались могучие удары. Толстые доски старого дуба, уступили ярости драугров. Словно терминаторы, они шли за нами сквозь пламя, что вырывалось из горелок встроенных в стены. Натыкались на невидимые для них пики. Падали, запутавшись в цепях, попадали в расставленные капканы.
   Восемь драугров это очень много. По сотке "Здоровья" у каждого и бонусы на "крепость костей".
   - Встретим их здесь, - прекратил я бегство, оценив позицию.
   Перед нами висели шипастые цепи, невидимые для врагов, они то и помогли покончить с изломанными, прокопчёнными драуграми. Рой влил последние капли запаса сил единственный удар киркой, которым пробил череп самого целого и шустрого. Троих инвалидов, запутавшихся в ловушках, добил я. Остальные атакующие сгинули сами, не дойдя до нас и выгорев на ловушках - огнемётах.
   Собрали трофеи, теперь у каждого был железный щит. Секиру отдали Франку, копьё Рою, шестопёр я забрал себе. Осторожно вернулись на оставленную позицию. Там ничего не поменялось. Маго-скелеты и пара драугров лучников держали парапет по ту сторону полосы ловушек.
   Восстанавливали силы и здоровье, продолжая вялую перестрелку. Раны Франка заживали медленно. Пришлось ковыряться в них, вытаскивая обломки стеклянных стрел, применяя по готовности 'Первую помощь'. В процессе перестрелки Рой традиционно изображал ложную цель, используя мой шлем или перебегал в рывке. Поняв, что на такой дистанции лучники-драугры легко уклоняются от шаровых молний, стал метить в скудоумных маго-скелетов или в бруствер, чтобы накрыть врагов осколками.
  
   - Индрик, держи мою каску! В подарок, как благодарность, - передал Франк мне свой шлем, отличающийся красивым гребнем из перемежающихся чёрных и красных пучков длинной щетины.
   - Спасибо, - поблагодарил я керна, забирая приятный подарок.
   Шлемы простых кернов, гребня не имели, либо тот был куц, а этот шикарен, как на гравюрах древних эллинов.
  
   Потратили около получаса, добив маго-скелетов и практически полностью уничтожив бруствер. На прыжки Роя сквозь проём никто не реагировал, вероятно, у драугров закончились стрелы.
   - Ждите здесь, позову, как потребуетесь, - сказал я, нахлобучив шлем.
   Позаимствовал щит у Франка и вышел в проём, ожидая подвоха. Ждал не зря. Прилетело две стрелы, одна пробила ногу, другая оставила дырку в щите, рассыпавшись после этого на кусочки.
   Я завалился назад, подхваченный гномами. Но больше в нас не стреляли. Боеприпасы у врагов действительно закончились. Сидел, ожидая пока заживёт нога, по готовности стрелял из посоха в бруствер или применял 'Первую помощь'. Драугры спустились куда-то вниз, очевидно ждали нас в укрытии.
   Через полчаса был как новенький, мои гномы тоже. Двинулись по туннелю, внимательно минуя ловушки. Рой и Франк ступали "след в след".
   Привычно развеивая тела врагов, обнаружил на месте командира рогатый шлем и боевой молоток на длинной рукояти. Не надо представлять себе киянку, или кувалду, в бою важна скорость и прочность, так что обозначенное орудие не сильно отличалось габаритами от обычного, хозяйственного молотка, разве что рукоять из крепкого металла имела длину в метр.
   Пусть конструкция была изъедена временем, но оказалась "артефактом", дающим талант 'Молотобоец'. Такой же имелся у гнома по имени Войд, что остался стеречь твердыню.
   - Беру себе молот, он с талантом в нагрузку, но получить может только герой, - заявил я.
   - Бери, бери, тебе рукопашный навык в жилу. У меня уже есть 'Топорики', - одобрил Франк, напомнив, что количество талантов ограниченно и оружейным лучше иметь только один.
   Как вождю мне бы социальные умения, но в ближнем бою без хоть какого-то рукопашного таланта и соответствующего вооружения очень трудно. Находка пришлась кстати. Шлем драугра отдали Франку.
   За проёмом, в небольшой караулке, нас ждали оба драугра, блокировав вход. Встав на некотором расстоянии сбоку, я видел костлявую руку одного из врагов, сжимающую булаву и прицелился в неё из молниемёта. Упредив опасность, чёрный скелет отшатнулся и шаровая молния, промчалась мимо, взорвавшись о стену, а костяшки решились атаковать.
   Мы с Франком встали первыми. Рой с копьём наперевес держался сзади, готовый ударить в рывке через наши головы. Гораздо удобнее нападать втроём на одного врага, нежели получать шестопёрами от двоих. Приняв осмелевшего скелета в дверном проёме, быстро расколотили его на составные части, прикрываясь трофейными щитами.
   Следом за первым выскочил второй, который сопротивлялся немногим дольше, перерубив копьё Роя.
   Пусть это лучники, но страшно подумать, что случилось бы, сойдись мы с несколькими целыми драуграми, особенно с их военачальником. Легли бы все.
   В трофеях оказался лук, единственный, который нам удалось добыть. Пламя ловушек не пощадило многие трофеи. Теперь можно применить несколько стеклянных и обычных стрел, которые мы подобрали на поле боя.
   Тут же в караулке валялось обезглавленное тело ассасина. Легендарных кинжалов на нём не наблюдалось. Очевидно, этот приписанный к игроку артефакт, система удалила. Развеянное тело принесло несколько сотен монет и ворох истерзанных, окровавленных лохмотьев.
   Впереди нас ждал ещё один коридор, совершенно пустой, без ловушек прикрытых аурой невидимости.
   Стены украшал барельеф, напомнивший мне о двемерах, древней, полузабытой цивилизации родичей гномов. 'Предки' славились хитроумной механикой, любили огнемёты и арбалеты. Под кладкой из булыжников, разных форм размеров и цветов, что живописно покрывала стены и пол, можно без всякой магической 'невидимости', спрятать немало. Включилась моя паранойя.
   Свили из трофейных обрывков "верёвку", привязав ту к ржавым двуручным мечам. Будто играя в городки, кидали перед собой изъеденные временем железяки, что гулко звеня, катились по полу. Обратно вытягивали за "шнурок". Длилось это, пока не наткнулись на встроенные в пол огнемёты, которые спалили наш трал, взявшись плавить ржавый меч, что оказался на запавшей 'клавише' активации ловушки.
   Болтаясь по этим коридорам, мы заметили, что запасов пламени в ловушке хватает на полчаса. Ждать не стали, пройдя бочком дальше.
   По мере готовности стрелял из посоха по всем подозрительным выступам, разряжая этим встроенные в стены арбалеты. Когда лишние железки и хлам, собранный по всей известной части подземелья, закончился, выдрали дверь и толкали её перед собой, нащупывая камни дорожного покрытия, которые активировали ловушки. Так распознали ещё пару огнемётов и самострелов.
   Наконец добрались до очередной караулки, которая насмехалась над нашей чрезмерной осторожностью, отсутствием охраны. Отдыхали у запертой двери ведущей, судя по барельефу к финалу этого приключения. Я осторожно выглянул сквозь щель и оторопел, встретившись, нос к носу с костяным драконом.
  
  
  
  Глава 5. Портал на троих.
  
   Неживой ящер резко выбросил голову вперёд, стремясь ухватить меня потёртыми клыками. Спасла реакция, не зря вкладывал в неё доступные с ростом уровней очки, игнорируя 'Здоровье' или 'Выносливость'.
   Костяные наросты чудовища легко выбили дверь, которая улетела, кувыркаясь, едва разминувшись с Франком. А я увернулся, оказавшись сбоку и занося боевой молот.
   - Гаси! - прокричал гномам, нанося удар.
   Попал в жёлтый глаз, разбрызгавшийся фосфоресцирующей слизью. Подскочивший с секирой Франк проломил костяному ящеру нос. Рой, уйдя в свой коронный рывок, поразил копьём уцелевшее око монстра.
   Дракон выдернул голову наружу резвее, чем нападал, едва не вытащив нас следом. Копьё переломилось, боевой молот вырвало из рук, отшвырнув куда-то наружу, секира застряла в голове ящера, который сипло ревел, тряся головой.
   - Отходим! - скомандовал я, выхватывая из-за спины посох.
   Сместившись на безопасное расстояние, активировал молниемёт. С такой дистанции промазать трудно, шаровая молния попала в грудь ящеру, разбив и опалив костяные пластины. Дракон откинулся назад, с грохотом повалился, испустив дух.
  
   Я выглянул в проём, намереваясь развеять труп. Посреди огромного зала, на небольшом возвышении что-то мерцало золотым.
   Волосы встали дыбом, к нам, разгоняясь, спешило несколько драконов. Не стал, рассеивать поверженное тело, пусть послужит препятствием. Грозные монстры из костей и магии, притормозили у поверженного собрата. Первый ударил в стену караулки. Будь разгон сильнее, нас бы засыпало камнями, а так кладка выдержала, пойдя трещинами.
   - Бежим! - крикнул я, понимая, что стене не устоять.
   Сюда мы шли долго, обратно летели стрелой. Путь среди оставшихся ловушек разметили заранее. Полсотни метров до следующей караулки, со всеми зигзагами преодолели за два десятка секунд.
   Не прошло и минуты, как на том конце туннеля рухнула вторая стена караулки. К нам гуськом, торопливо скребя когтями по полу, спешили неживые ящеры. Пламя, встроенных в стены огнемётов, коптило старые кости.
   Рой взялся за лук, успев выпустить пару стрел. Сомнительно, что они нанесли врагу хоть какой-то вред. Своевременно перезарядился мой посох. Шаровая молния навсегда уложила дракона передовика. Следующий ящер перелез поверженного собрата и взялся крушить преграду. Нас спасало, что эти крупногабаритные монстры в двери не пролазили, а развернуться и ударить хвостом в полную силу мешала узость туннеля у караулки и бесполезные тут крылья. Иначе как гуськом, друг за дружкой, твари ходить не могли. Пробить стену в нашу караулку с наскока, дракону опять не удалось. Рой всаживал стрелы в костяное тело, высовываясь в дверной проём.
   Стена трещала и крошилась, из коридора ударила струя плотного чёрного смога.
   - Это дыхание нежити! Бежим! - потянул меня за рукав Франк.
   Костяные драконы умели выдыхать опасный туман, но использовали его в крайних случаях, предпочитая закусывать свежим, сочащимся кровью мясом, а не пропитанной магией смерти мумией. Мы быстро выскочили из наполняющейся смрадом караулки и бежали дальше.
   Во втором туннели уцелело больше препятствий. Мы преодолели поле ловушек едва успев до появления на том конце дракона. Преграды, вроде цепей, пик и капканов первый костяной ящер сносил, едва замечая. Ситуация повторилась, этот дракон умер от шаровой молнии, собрав перед тем на себя большую часть ловушек, наполняющих туннель.
   Опять в караулку с трещащими стенами лился чёрный смог. И мы резво отступали дальше, к месту, из которого пришли.
   Ждали развязки, застыв в узком коридорчике, в который пришли сквозь портал несколько часов назад. Рой выпустил в пробившего стену дракона последние стрелы, закинул бесполезный лук за спину и взялся за верную кирку. Франк примеривался, как лучше употребить последний метательный топорик. Молниемёт опять успел перезарядиться. Четвёртый дракон кувыркнулся, осев грудой костей в паре десятков шагов от нас.
   Последний, пятый ящер, перелез своего собрата из лаборатории некроманта. Достать нас клыками он не мог, слишком узок проход. Помедлив несколько секунд, как бы изучая загнанных в угол 'мышек', дракон засипел, набирая воздух и сложив пасть дудочкой, собираясь выпустить в наш закуток свой чёрный смог. Живым категорически вредно пребывать в отравленном трупными ядами облаке. Первым умрёт Рой, следом Франк, последним, как самый толстый гном к почившим присоединюсь я, прожив на несколько секунд дольше.
  
   Не дыша, активировал последний аргумент, портал 'пещеры приключений', что взял в разрушенном монолите под мостом тролля.
   Мы вывалились в призрачные врата, оказавшись в небольшой коморке, жадно вдыхая и сдавленно прокашливаясь, чтобы не привлекать местных сторожил. К нашему счастью газ сквозь плёнку портала не проходил.
   - Пронесло, - подумал кто-то вслух, возможно, я.
   Озирались, не найдя, непосредственной угрозы. Перевели дух, изучая настенную живопись. Тут было на что посмотреть. Барельефы изобиловали сценками из жизни, племени каких-то покрытых густой, длинной шерстью аборигенов, напоминающих плюшевых медвежат, переростков. Снизу, вероятно крестьяне, собирают в дубовых рощах жёлуди, скармливая урожай тучным кабанам. Над ними пухлые жрецы в балахонах испещрённых дубовыми листьями, принимают дары, вздымая руки. Сектором выше идут караваны, тягловые кабаны волокут тюки с товарами, торговцы жонглируют монетами, находясь в окружении гоблинов - наёмников, вооружённых характерными короткими копьями. Если задрать голову, то можно увидеть местного царя на высоком резном троне со стражей из минотавров, вооружённых огромными секирами. Под престолом и над торговцами, целый раздел посвящён тем же плюшевым мишуткам, но в латах, что упражняются со щитами и шипастыми палицами. Осознаю, что это сословье дворянское.
   - Знакомая тема? - спрашиваю у гномов.
   - Нет, такое вижу впервые, - отвечает Франк.
   Рой пожимает плечами, тыкая на соседнюю стену. Тут горят высокие дома, беснуются толпы аборигенов, вооружённые факелами и вилами. Среди восставших можно узнать представителей всех сословий. Взглянув ещё раз на первую картину, вижу, что царь скорее мёртв, нежели жив, потому что неестественно откинулся, выронив кубок. За троном видна малая комнатка. Там, у характерно монолита управления игровым замком, стоит люлька. Скупыми линиями изображены разбегающиеся няньки.
   Лезу в интерфейс, вижу, что за прошлое подземелье взял два уровня. Система предлагает изучить один из талантов: 'Богатство' или 'Меткая стрельба'. Первый автоматически начисляет две с половиной сотни монет в сутки, это можно прокачать до тысячи. Второй увеличивает точность из стрелкового и метательного оружия, для меня и моих бойцов поблизости. Выбор для меня очевиден: 'Всё моё! - Пусть вякнет злато. Всё возьму! - ответит сталь'. Система продолжает искушать, предлагая выбрать теперь между 'Драгоценностью' и 'Лидерством'. Одно генерирует ежедневно по мере редкого ресурса - драгоценному камушку, другое прибавляет на единичку моральный дух всему моему племени. Оба таланта можно прокачать до трёх единичек соответствующего вида. Только моральный дух действует постоянно, а бриллианты по случаю. Выбор опять очевиден. Доступные с ростом уровней очки характеристик, традиционно, пускаю на скорость реакции, поднимая её на процент за каждый новый уровень. Однако, все шесть слотов под таланты заполнены. 'Мастер шарпшутеров' имелся изначально. 'Молотобойца' я получил, активировав оружие военачальника драугров. Остальные законно дал рост уровней.
   'Захватите резиденцию и удерживайте минуту' - читаю свежую корреспонденцию.
   Крадучись подхожу к перекрытому витражами проходу и осторожно выглядываю сквозь дымчатое стекло наружу.
   Огромный зал, в верхней точке которого стоит трон, с телом в пурпурном плаще. Вокруг отпившего своё 'гаранта' застыли минотавры в бронзовых кирасах с обоюдоострыми секирами - лабрисами на могучих плечах.
   Эти телята отличаются особой верностью своему владыке. Они наивны, абсолютно честны, прямолинейны и добродушны от природы. Их моральный дух не может сделаться меньше нуля, ни при каких обстоятельствах. Если сюзерен поднимет налоги до беспредела, свершит ряд проступков, которые отвернут от него всех подданных, то нанятые когда-то минотавры, сохранят лояльность при любых раскладах, не требуя платы. Только смерть владыки освободит рогатых бойцов от клятвы верности.
   Тело государя не подаёт признаков жизни, а рогатые перекрыли путь к маленькой дверце позади трона, значит там, в люльке наследник.
   Вниз от резного кресла почившего царя вели ступени, органично переходя в небольшие террасы.
   Первую сверху из таковых занимала тройка особо рослых, мохнатых бойцов из местных аборигенов, облачённых в ярко синие латы, красиво украшенные чеканной золотой листвой, вооружённых небольшими шипастыми щитами и палицами.
   - Так это же йети! Не знал, что у них может быть цивилизация, - удивился я.
   - В игре всё может быть, - заметил Рой.
   Следующую от вершины террасу занимали, шестёрка купцов, ряженных в разноцветные богатые ткани. Ниже на подобных площадках последовательно выстроилась девятка жрецов в своих чёрных и белых балахонах с дубовыми листьями и крестьянство из дюжины деятелей в добротных рубахах.
   Напротив этой сословной пирамиды мерцали притушенные врата порталов.
   Вдруг, проходы озарились светом, из них выскочил десяток бомжеватого вида недокормленных созданий, в которых я с трудом признал всё тех же йети. Метая в сторону трона горящие факелы, визитёры рванули вверх по ступеням.
   - Они же все невидимки, - воскликнул я, осознав, что йети, выстроившиеся под троном, виделись мне полупрозрачными, пока оставались неподвижны.
   - Известно, что йети невидимы, когда замирают, - заметил Франк.
   Жрецы обороняющихся, прокричали что-то, взмахнув руками. Люмпен - пролетариат, то есть те, которые рвались в атаку на трон, немедленно замер и притих. А потом сцепился меж собой.
   В бою местное простонародье использовало длинные когти, иногда зубы. Светло серая шерсть летела клочками. Вскоре терраска крестьянства пополнилась девяткой потрёпанных космачей. У портала осталась лежать одинокое тело.
   Подобное повторилось трижды с интервалом в минуту.
   - Их после каждой атаки становится только больше. Духовенство взывает и атакующие, по количеству жрецов, переходят на сторону защитников. На террасе простолюдинов скопилась потрёпанная толпа, рыл в сорок, - транслировал гномам происходящее.
   Оценил имеющееся у нас оружие. Три железных щита, что достались от драугров, единственный топорик Франка, одноручная кирка и лук без стрел Роя, рабочий молоток у меня за поясом, казались бесполезны.
   Посох сделает один выстрел, после чего нас обнаружат и порвут.
   Нащупал в сумке жёлтый камень, оставшийся от зиланта. Это отравляющая граната, которая расколовшись, наполнит небольшое пространство ядовитым туманом, опасным для живых. Завеса простоит минуту. На всю тронную залу её не хватит. А вот если как-то добежать до дверцы, расположенной сразу за троном и укрывшись там, активировать гранату, то у нас появится шанс продержаться.
   Конечно, позже, можно бы приписать жёлтый камушек к какому-либо своему герою. Это позволит использовать ядовитую гранату многократно. Приписанный артефакт после поломки вернётся к обладателю через сутки. Но гномы не любят яды и тех, кто их применяет, а героев лучше вооружить чем-то 'прикладным'. Главное, я нуждаюсь в аргументе, именно теперь, потому готовлю боеприпас к скорому применению.
   Тем временем, вместо мятежного пролетариата, из портала вышли недовольные чем-то жрецы. Они о чём-то, препирались со своими коллегами из тех, что стояли за царя. Крестьяне - йети бросились было в атаку на смутьянов, те только зыркнули, и 'пролетариат' пристыженно замер в нерешительности. Тут вниз стремительно сбежались дворяне. Не прошло минуты, как подножие лестницы живописно дополнила груда разодранных тел неблагонадёжных жрецов и сомневающихся крестьян.
   Едва защитники вернулись на исходные позиции, как из пространственной двери показались местные буржуи, если судить по одеждам, характерным для обитателей второй террасы от трона.
   Появившиеся не рванули в безумную атаку и не повелись на вопли жрецов, а немедленно преломили какие-то свитки. Из немедленно образовавшихся небольших порталов выскочили гоблины наёмники, вооружённые своими короткими, корявыми копьями. Зелёнокожие коротышки сильно уступали габаритами йети, но их было много, очень много. Возможно сотня. Гоблины пошли на приступ, сцепившись с косматым крестьянством. Жрецы, не могли повлиять на чужих, потому, обнажив свои ухоженные когти, присоединились к свалке. Зал наполнился боевыми криками, рыком, скулежом гоблинов. Зелёные окровавленные ошмётки разлетались обильными брызгами. Атакующие явно проигрывали.
   Призвавшие наёмников торговцы, не вписались в побоище, а что-то кричали, тем, что стояли за царя.
   'Лояльные' власти 'олигархи' переломили свои свитки, вызвав ещё с полсотни гоблинов. Те неожиданно атаковали духовенство в спины. Призвавшая наёмников буржуазия, не желала сражаться, но спешила обогнуть поле боя и удрать через арки порталов, куда немедленно ушли их товарищи из мятежников.
   Видя такую 'подставу' в бой вступила тройка дворян с верхней терраски. Минотавры также поспешили на выручку. Не всем предателям удалось удрать. Но во вратах портала показалось подкрепление из десятка мятежных дворян в алых или белых латах. Эти, то и дело, схватывались меж собой, но не забывали про синих. Один абориген - дворянин в бою стоил больше десятка любых прочих участников, за исключением, разве, минотавров, которые могли бы надеяться на паритет, если бы не чудовищная регенерация йети. Бой затягивался, силы уровнялись.
   - Пора! - повёл я гномов за собой через приоткрытый витраж.
   Пригнувшись, стараясь выглядеть как можно незначительнее, мы спешили вдоль стеночки, переступая через распростёртые тела и огибая сражающихся.
   У трона не осталось никого.
   Плащ на мёртвом государе мне определённо нравился. Пока мои гномы толкали тяжёлую дверцу за троном, я развеял тело почившего монарха, от того осталась только пурпурная накидка с красивой заколкой в форме переплетённых дубовых листьев.
   Услышал за спиной многоголосый рёв. Нас заметили и, оставив распри, всей толпой устремились к трону.
   Выстрелить по толпе врагов из молниемёта я просто не успевал. Три секунды активации, это очень медленно, добегут и затопчут.
   Быстро схватив трофей, нырнул вслед за гномами в приоткрытую дверь, успев расколоть гранату о заднюю спинку трона.
   К нашему счастью, комната управления этой твердыней оказалась пуста. У входа лежал толстый брус, который мы успели поднять, уложив в специальные пазы, за миг до того как дверь содрогнулась от множества ударов.
   В узкую щель над небольшим порогом медленно просачивался зеленоватый туман, следствие активированного 'подарка' зиланта.
   Осматривались. Монолит управления замком, располагался в центре маленького овального помещения и представлял собой большой овальный стол без ножек из цельного куска мрамора. Вокруг стояли тяжёлые кресла резного дуба.
   - Хватайте мебель и баррикадируйте дверь, - проорал я Франку.
   Рой получил мой приказ через ауру 'Боевого единства' раньше, и уже волок что-то к двери.
   Я бросился вдоль стола к самому дальнему и высокому сидению, явно предназначавшемуся местному вождю. Там на столешнице, имелось характерное углубление, куда приложил руку. Таким образом, захватывался контроль над игровым замком. Увы, управлять местным поселением я не мог, интерфейс не отзывался. Зато на крышке стола вспыхнул таймер обратного отсчёта.
   - Что за деб#&* так задачи ставят. Вот не догадался бы активировать, ждали бы, пока не померли, - выругался я и услышал тихое скуление, за высокой спинкой кресла владыки.
   Там находилась люлька с младенцем йети, а дальше на резной лавке, стояло три вожделенных шкатулки с талантами для героев.
   Дверь трещала, щепки уже выбивало с нашей стороны. Мы усердно потрудились, соорудив баррикаду из всей движимой мебели. Даже люлька пошла в дело.
   - Младенчик, босс места, если его прикончить, дадут что-то полезное, Но!... - заметил керн.
   - Да, это не наш метод. Рой держи ребёнка, заверни в плащ и береги очень. А ты Франк хватай все три шкатулки. Мне нужны руки, чтобы шмалять из посоха. Как откроется портал, первым вбегаю я. На том конце нас ждёт дракон, - распределил задачи.
   Франк хотел что-то сказать, но в двери уже образовалась огромная щель. Там, в клубах зелёного тумана, показалась свирепая морда в белом шлеме. Керн швырнул франциску, что угодила аккуратно промеж пылающих гневом глаз. Враг исчез, но тут же возник следующий, в шлеме алом, что силился расшатать баррикаду.
   Таймер закончит отсчёт, в помещение возник портал.
   - За мной! - проорал я.
   Проследил, чтобы гномы схватили назначенное, и прыгнул в портал, активируя молниемёт.
   Выскочил, водя посохов в поисках цели. Дракона не было. Я отпустил кольцо активации, отменяя выстрел.
   Небольшая коморка никак не походило на подземелье драугров и костяных ящеров. Я опасался, что погоня ворвётся следом, но зеркальное пространственное окно портала исчезло за моей спиной сразу.
   - Это наградная комнатка. За достижения относительно других игроков. Вон смотри, мы седьмые в рейтинге, - пояснил ввалившийся третьим Франк, указав на экран с крупной цифрой и добавил: - Кстати, то, что мы взяли в 'данжах' по паре уровней, тоже награда.
   Мы оказались далеко не первыми из игроков, участвующих в Партии, кто прошёл подобные подземелья. Предлагался выбор: либо восемь тысяч монет, либо шкатулка с талантом 'Тренер подгорных мастеров'. Мастера молотобойцы, это четвёртый ранг, по классификации замковой популяции твердыни гномов. Разумеется, я выбрал шкатулку с талантом, монеты, добывать значительно проще.
   Воспользовавшись паузой посмотрел свой интерфейс. Меня поздравляли с успешно пройденным заданием, радовали парой новых уровней. Очевидно, штурмующие интенсивно дохли в зелёном тумане перед дверью, но главное, опыт подземелий шёл за любые вражеские смерти, а они изрядно побили друг дружку, одних только гоблинов наёмников размазали больше сотни. Тут же имелось сообщение, что за использование мной невместного гномам ядовитого оружия, моральный дух всех подданных снизился на единичку. Штраф снимется через сутки. Ничего, талант 'Лидерство', компенсировал эту неприятность.
   Шесть уровней за несколько часов, отличнейшее достижение для начала Партии, если только там снаружи орки не добили гномов. Время ценнейший ресурс, который я изрядно поиздержал.
   - Если бы какой-то игрок распотрошил приписанный ко мне сундук, что стерегут мои гномы, то вместо меня была бы хладная тушка. А значит, наши ещё живы, - успокоил меня Франк.
   Очки за прирост уровней пустил на рост всё той же скорости реакции. Талантов новых не предлагали, улучшить удалось 'Боевое единство' и 'Лидерство'.
   Теперь характеристики моей аватары, смотрелись так:
  
   Свойства героя Индрик:
  
  Уровень героя: 6 (Класс: Подгорный шарпшутер)
  Здоровье: 90 (40 базовых, +50 игрока)
  Выносливость: 110 (60 базовых, +50 игрока)
  Скорость реакции: +6%
  Скорость шагом: 6
  Таланты (6 из 6)
  'Наставник подгорных шарпшутеров' - Базовый уровень. Позволяет тренировать каждую неделю 12 шарпшутеров из кернов или пионеров имеющих талант из любого стрелкового оружия натяжного действия. (Экспертный уровень таланта позволит тренировать 36 таких лучников) Тренировка стоит 400 монет.
  'Первая помощь' - Базовый уровень. Лечит критические повреждения и 2 % от полного здоровья пострадавшего, откат 10 минут.
   'Молотобоец' - Базовый уровень. Скорость и точность ударов любыми молотками увеличена на 10%, запас сил при этом тратится на 10% медленнее. Базовые навыки владения боевым молотом.
   'Лидерство' - Средний уровень. Моральный дух всех подданный увеличен на две единички. (Количество тренируемых шарпшутеров на двоих)
   'Меткая стрельбы' - Базовый уровень. Обладатель и его союзники в радиусе 10 шагов при использовании стрелково-метательного оружия, на 10% точнее.
   'Боевое единство' - Средний уровень. В радиусе 20 шагов обладатель ощущает чувства подданных и передаёт им мысленные приказы
  
  Приписанные артефакты:
  Посох шаровых молний, боевой - ездовой медведь (Здоровье: 100, Выносливость: 50, Скорость шагом: 9) возродится через ## часов
   Время 'наградной комнаты' истекало. Нас ждала встреча с последним драконом из первого подземелья.
  
   - Значит так! Первым иду я. Валю дракона молнией, если не сдохнет, добиваем вручную, - раздавал приказы: - Франк, ты идёшь вторым, с задержкой в три секунды, несёшь все четыре шкатулки. Держи пионерский молоток, дабы не голым кулаком махать. Рой ты третьим, интервал три секунды. Йети, мелкого береги. Твой талант, как последний аргумент.
   - На один рывок меня ещё хватит, а дальше всё, свалюсь без сил, - утешил меня пионер.
   Рой, ухватив левой рукой младенца, завёрнутого в пурпурный плащ короля йети, прикидывал, что взять в правую, кирку или щит.
   Талант 'Рывок', которым обладал ударный пионер, на базовом уровне, выжигал запас сил, из расчёта: 'Здоровье' делёное на ' Выносливость ' в секунду. Разумеется, параметры учитывались максимальные, без влияния талантов. Вероятно, Рой поднял уровень своего искусства, и теперь сил хватало дольше. В бою все живые умели ускоряться, выжигая запас сил, но талант 'Рывок', этакое ускорение-ускорения, позволял подскочить и нанести стремительный удар, который обычно достигал цели. Под действием такого эффекта боец в считанные секунды доводился до измождения, но для того, кто скверно фехтует, вложиться в один верный удар, как правило, единственный шанс на победу в поединке.
   - Ты, как вбежишь, лучше младенца клади в сторонку и бей как привык, - заметил я.
   - Это уж как придётся, - определился Рой, ловко закинув щит за спину, благо тот имел лямку, и удобнее перехватив кирку.
   Не стоило дожидаться, пока система вышвырнет нас скопом прямо в пасть дракону.
   - Готовы? Поехали! - направился я к сияющему окну портала на выход, активируя молниемёт и беря короткий разбег.
   По ту сторону, врата стерёг костяной дракон. Мёртвые не спят. Фосфоресцирующие глаза смотрели на меня. Разверзлась огромная пасть, почудился запах мертвечины, шаровая молния сорвалась с кончика посоха, влетев в горло ужасной твари. Близкий разрыв ослепил, швырнув назад...
  
  
  
  Глава 6. Возвращение.
  
   - Очнитесь ярл, - тряс меня за плечи Рой.
   Я немедленно применил к себе 'Первую помощь', стало легче. В глазах скакали яркие пятна. Левая рука и нога оказались сломаны в нескольких местах. Железный щит драугров превратился в оплавленные обломки. Рёбра болели, в кожаной кирасе на груди зияла выжженная дыра. 'Заячья лапка', амулет 'Удачи', что я подобрал в логове тролля, пропала, исчерпав себя. Рядом лежало то, что осталось от роскошного шлема, в античной стилистике, подаренного мне Франком. Забрало выжгло. Стильный гребень из красной и чёрной щетины в полоску, отвалился, напоминая теперь дранную половую щётку.
   Самое печальное, исчез посох молний. Интерфейс указывал, что повреждённый артефакт вернулся в свой виртуальный слот. Там же тикал счётчик до возможности вернуть предмет в этот мир, что случится через сутки.
   Переводя дух и отплёвывая осколки зубов, осматривался. В развороченной голове дракона торчала памятная кирка Роя.
   - Опять ты решил вопрос, - довольно заметил я.
   - Не без этого ярл. Тварь была ещё жива, когда я вывалился из портала, - согласился Рой, обрисовав ситуацию.
   Выходило, что шаровая молния, удачно выжгла дракону железу, ответственную за 'дыхание смерти', потому-то нас не накрыло опасным туманом. Взрыв в пасти чудовища, создал эффект 'кумулятивного заряда'. Ударная волна и жар, пошли обратно, накрыв меня и отбросив на ввалившегося следом Франка.
   Портал работал только в одну сторону, керна жёстко приложило, в себя он ещё не пришёл.
   Выскочивший последним Рой, отложил младенца у стеночки и немедля перешёл в 'рывок'. Извернувшись, он забежал за судорожно мечущуюся голову дракона. Вышел из ускорения, на последних крохах запаса сил. И расположившись на затылке чудовища, точными ударами кирки добил монстра.
   Малютка йети пережил наши разборки с драконом и прооравшись от потрясений, вскоре заснул. Никто на шум не явился, определённо, враги закончились, нам везло.
   Рой, сняв с меня разодранные доспехи, выпрямил перекрученные конечности. Процедура оказалась дико болезненной, но так кости срастутся быстрее.
   Малютку йети уложили рядом со мной. Я изучал трофейный плащ с заколкой, в который завернули малыша. Это следовало сделать раньше, пурпурная накидка царя оказалась артефактом, увеличивающим на десяток процентов опыт, приобретаемый надевшим. Более интересно, что плащ работал как талант 'Дипломатия', давая '+1' этому умению при общении с идеологически близкими народами и '-1' с принципиальными противниками. Это логично. Приметный красавец в пурпуре фокусирует на себе взгляды, стрелы и тумаки, потому опыта собирает больше. 'Чужим' выскочка особо противен, а 'своим' кажется значимее.
   Однако, формальное наличие хоть какой-то 'Дипломатии', позволяло нанимать нейтральных боссов месторождений с отрядами. Так что какой-нибудь умный орк, вполне мог согласиться пойти под мою руку, просто система запросила бы за присоединение такого союзника, раза в четыре больше монет, чем по номиналу замка.
   Может и хорошо, что я не нацепил плащ сразу, подпалило бы артефакт, до полной непригодности.
   Вскоре очнулся Франк.
   - Если не возражаешь, давай немедленно приму тебя в отряд, - заявил я керну, обернувшись в пурпурный плащ.
   Дружественный 'нейтрал', очень даже, согласился. 'Дипломатия', полученная от плаща работала. Мы скрепили сделку рукопожатием. Я лишился оговорённых ранее монет, из тех, что собрал с поверженных врагов. Драугры и маго-скелеты дороги, потому, мы богаты. Франк числился теперь моим подданным, доступным через ауру 'Боевое единство'. Его братва, наверное, стала моей, но из подземелья этого не узнать.
   По мере откатов использовал 'Первую помощь' попеременно леча то себя, то керна. Тихо перетирали за жизнь, обсуждая странные разборки в тронной зале.
  
   - Могу предположить, что приключение с обретением йети, это аллегория на тему революции, - затеял я беседу, пока коротали время.
   - Не похоже, очень притянуто. Минотавры и йети в синем сражались за трон до последнего, а у нас в феврале 17-го, никто, - возразил Франк.
   - А как же 'мундиры голубые', - не унимался я.
   Сошлись, что пока за царя хотя-бы пара высших сословий в столице, его власть крепка. Крестьянское восстание утопят в крови, духовенство упекут. Но если олигархи и профессиональные вояки решат сменить государя, то помешать им крайне сложно. Привёл он в пример события 23 февраля нового стиля или 8 марта старого, происходившие в 1917-м. Этим памятным датам каждый новый режим подправляет причины, сопоставляя 'притянутым за уши' праздникам. В сухом остатке имеем нормальную буржуазно-дворянскую революцию. Трудовиков бы перебили, как делали это регулярно, но за них вписалась гвардия. Более того Генеральный штаб, Государственная Дума и министры возглавили мятеж, не оставив Самодержцу вариантов. Почему буквально все сословия возненавидели того бравурно-благообразного царя, прозванного в день восшествия на престол Кровавым, мы и перетёрли. Я давно переболел той темой, приняв для душевного покоя, что последний царь являлся прожигающим жизнь сумасбродом, весьма замечательно устраивал банкеты и зачем-то, отстреливал в парках ворон и кошек, забросив свою Империю.
   Однако, Франк напомнил, что 'невольно' перетянувший гайки тиран, в репрессиях собственного народа, едва ли отстал, от пришедшего позже 'Усатого вурдалака с трубкой'. Но свирепость Владыки, не самая большая беда для подданных, если нет измены Отечеству и Вере. Рубить и стрелять всенародный Крёстный ход, устроив "Кровавое Воскресенье" своим же верноподданым, что шли к царю с его же портретами, иконами и хоругвями. Притом под пули и сабли попали не какие-то люмпены, а лучшие мастеровые столичных заводов, священники и полиция. Или другое, в православном государстве, с репрессивным цензом лояльности и чертой оседлости для инородцев, аккуратно, напротив главных ворот столичной цитадели, царь отстроил мечеть. Правильно бы соборную, чтоб веротерпимость вырабатывать, кругозор расширять, но самодержец возвёл сакральную, в честь, истребителя христиан Тамерлана, величайшего любителя строить минареты из черепов. Для аналогии, представьте, что кто-то из королей Аравии, дабы уважить Британию, устроил бы в центре своего закрытого, Священного города, христианский храм, и не простой, а в честь Ричарда Львиное Сердце, или иного, более свирепого крестоносца, если бы нашлись. Это непостижимо, никак не можно! Вот набожные казаки, 'верные псы самодержавия', тоже 'не поняли' и царь остался без защиты в грозный час . Странность не единичная, а последовательность трагичная. Сидя полтора года под конвоем, гражданин бывший царь, проникся раскаянием, просветлел, и злопамятные мстители оказались особо отмороженными, не оставив выбора и сделав того страстотерпцем, - печалилися керн о судьбах Родины.
   - Увы, ухватившие власть заговорщики из дворян и олигархов, перессорились, уподобившись лебедю, раку и щуке в известной басне. Мечущихся сильных потеснили упрямые. Ниспровергатели поделились на 'белых' и 'красных', устроив лютый междусобойчик, - завершил сказку Франк, которую мы обсудили, припомнив факты.
   Сам-то я империалист, ибо полагаю, это единственный способ воспитать умелого наследника престола, а не 'выбирать', как при 'демократии', самую ловкую из стальных, нержавеющих крыс. Но моей Стране не повезло, отец последнего царя, прозванный Миротворец и дед - Освободитель, образ которого стоял среди икон в каждом крестьянском доме, являлись хорошими Отцами своего Великого народа. Трагическая смерть альтернативного наследника и попустительство родни, привели к тому, что у руля оказался благообразный губитель, сливший собственную Империю.
   Керн мне всё больше нравился. Умение анализировать и оперировать не лозунгами, мемуарами, заявлениями политиков, но именно фактическими событиям, цифрами, рассуждая, это то, что имеет вес в моём клане. Только источники следует тщательно проверять, используя минимум три противоположных.
  
   - К чему нам такие темы? - удивлялся Рой.
   - Но мы же в стратегической партии. Участники, даже формально подчинённые, слишком самостоятельны. Разборки за кресло в твердыне, определённо, напоминают реальность, - завёлся Франк: - Для нас это не игрушечки, но выживание. История это обширная статистическая база. Технологии меняются, характеры остаются. Без настоящей образующей Идеи нас сольют более агрессивные, упрямые дикари или богатые донаторы.
   - Ага. Государство это лишь Идея, за которую сражается, достаточное количество отважных парней! 'Без хорошо проработанной идеологии управление есть не что иное, как крышевание, если не сказать проще: бандитизм', - процитировал я кого-то, продолжив: - Нас тут трое, там снаружи ждёт братва. У каждого разумного свобода воли и личные чаяния. Мы в Партиях строим своё Государство. Нужно, чтобы наши подданные не лезли на баррикады, поджигая свой дом, а наоборот, отчаянно за него сражались. Потому анализировать исторические косяки иных владык, необходимо, - внёс свои соображения я, в целом, соглашаясь с примкнувшим ко мне керном.
  
   За беседами мы хорошо коротали время, превозмогая нытьё заживающих ран. Тем временем, миновал час. Конечности срослись, я мог двигаться. Абсолютное здоровье, это то, лакомое, что давала Игра, за что можно терпеть многие неудобства. До полного излечения ещё проваляться бы часик, но время не ждёт.
   - Ну, лапы вроде шевелятся, канаем к выходу! - постановил я, поднимаясь и опираясь на плечо верного Роя.
   Убедившись, что могу идти, развеял останки дракона, блокирующие путь. Десять процентов от цены приобретения существа в профильном замке, стандартная награда, при такой утилизации трупа геройским навыком трофейщика.
   Неуверенно хромая, брели по былому пути, осторожно минуя уцелевшие ловушки и развеивая останки драконов.
   До оскомин знакомые коридоры завершились. Без приключений, к нашему счастью, мы добрались до финальной залы этого подземелья.
   Пять шкатулок с вожделенными талантами, так и стояли на небольшом постаменте.
   Годного оружия не нашли. Забрал у Франка пионерский молоток, у Роя щит. Поделили ношу из драгоценных трофеев. Дёрнул за рычажок, под приметным барельефом.
   Проковыляв сквозь портал, оказались в 'наградной комнатке'. На табло светилась цифра, указывающая, что это подземелье пройдено десятым по счёту. В награду опять предложили восемь тысяч монет или шкатулку с талантом 'Тренер подгорных мастеров'. Он же иногда именовался 'Мастер молотобойцев', что могло вызвать путаницу. Просто, в игре есть ранги юнитов, а есть таланты, которые рангам свойственны. Но зависимость не жёсткая. Например, становясь подгорным мастером 'юнит', стандартно получал талант 'Молотобоец', но допускалось перенастроить выдаваемое, из довольно узкого списка. Например, вместо таланта 'Любимый молот' можно было выдать талант 'Любимая кирка', 'Любимый топор' и даже 'Любимый серп' или что-то увеличивающее запас сил и здоровье. Для каждого вида 'юнитов' небольшой список возможных к выдаче талантов, иногда пересекающийся с другими рангами.
   Твердыня гномов имела непересекающиеся ветки для тренировок 'юнитов'. Ветвь бойцов это керны, хускарлы, ударные таны. Ветвь трудовиков: подмастерья, мастера и рунные таны. Правило, что замок производит семь видов 'юнитов' - соблюдалось. Пионеры шли за первый ранг. Линейку мастеровых представляли чётные ранги, боевиков, соответственно, нечётные.
   Мой уникальный талант, позволял тренировать подгорных шарпшутеров, соответствовавших четвёртому рангу по замковой классификации. Как бы, равносильных подгорным мастерам, но ветке боевой и тупиковый, без дальнейших улучшений.
  
   Все гномы умели и любили работать, но изготовление лучшего оружия и доспехов требовало знаний, которые имелись только у линейки трудовиков. Хочешь легендарную кирасу, изволь выстроить Святилище Первого Молотобойца, которое обратит кузню рунного тана в легендарную. Разумеется, работать над шедеврами обязаны лучшие специалисты.
   В раскладе производственных мощностей, лучше бы мне досталось место пониже со шкатулкой 'Тренер подгорных подмастерьев'. Дело в том, что много равноправных мастеров на одну наковальню, без руководящего ими рунного тана скорее передерутся, чем наладят процесс. И потом, 'матрёшечная прокачка' когда 'юнит', последовательно проходил все ипостаси, от пионера до тана, давала в финале дополнительный талант из профильной линейки.
  
   - Первое место одно, вторых два, третьих три и так далее. Монеты предлагают по степеням двойки, ранги с убыванием. Пришедший двадцать девятым и позже, не получит ничего, - пояснил Франк очевидное, по распределению наград за прохождение 'пещер приключений'.
   - Грузимся и выходим с интервалом в три секунды, Франк первый, Рой второй, я третий. Если снаружи нас ждут враги, взявшие твердыню, то все шкатулки я немедленно активирую сам. Пусть это расточительно, десять талантов в одно рыло. Но хоть врагу не достанется, - распорядился я.
  
   Прошли сквозь портал, оказавшись в знакомых чертогах под горой. Удивился, и оторопел, узрев пред собой ряд ощетинившихся копейщиков и раскручивающих пращи гномов.
   - Ярл вернулся! Ура! - раздался узнаваемый баритон.
   Пещеру огласили крики ликования. Меня встречал мой народ. Один камень, сорвавшись из пращи, басовито прожужжал, срикошетив от колонны, поддерживающей свод главного проспекта твердыни. Счёл это за салют в нашу честь, не наказывать же балбеса на радостях.
   По ступеням с балкона резиденции сбежала Скарлетт, кинувшись в объятия мужа. Рой придержал жену, чтобы не раздавить малютку йети. Семейная пара склонилась над малышом.
  
   - А это кто такой? - удивился я, узрев в сторонке минотавра.
   Телёнок переросток смотрелся брутально. Толстая бронзовая кираса не скрывала могучие плечи. Длинная пехотная юбка, состоящая из чёрных и алых полос, свидетельствовала о статусе нейтрала. Огромный лабрис в руках устрашал размерами и был наготове. Сундук с сокровищем, притороченный грубыми верёвками за спиной, указывал, что перед нами 'босс места'.
   - Пришёл вот, говорить не умеет, по жестам поняли, что желает присоединиться. Он спас нас от забредшего сюда пещерного медведя и волков отогнал, - поведал Войд.
  
   С печалью в голосе пионер рассказал, как вскоре после нашего исчезновения в портале, к месту сражения с ассасинами, явилась четвёрка алебардщиков, чуть не покончив с гномами.
   Теперь, от всего отряда, пришедшего со мной к горе, остались Войд, Плюх, это тот гном, что выжил в забеге на живца с василиском, две пионерки и пять детей из бывших нейтралов.
   Дорвавшийся до прекрасного пола и малюток алебардщик, не разбирая тыкал и рубил, пока его не успокоили молотком в лицо.
   На новых врагах были ярко красные накидки. Вот и проявился ещё один претендент на подгорный трон. Но дрались они скверно, раз проиграли, а под алым, оказалась серая одежда крестьян. Вывод: это деревенщина, нанятая где-то ассасином, в трофейной одежде и оружии. Значит специалист по ядовитым стилетам, схлестнулся с кем-то из конкурентов, ещё до встречи с нами. А раз сообщения о смерти того игрока не приходило, значит бродит недалече.
  
   - На ловца и зверь приехал, - оценив минотавра, изрёк я.
   Что известно про телят? Так игроки именовали расу минотавров. Быстрые, грозные бойцы ближнего боя, почти аналог тяжёлой кавалерии. Сто хитпойнтов здоровья, столько же выносливости и магии, повышенная грузоподъёмность, четыре таланта и пятый ранг по замковой табели о рангах, что для нелюдей значительно сокращало прирост опыта. Мораль минотавров не могла упасть ниже нуля, посему они являлись идеальной дворцовой стражей, защищая своих владык, даже самых скверных. Телята отличались наивностью и абсолютной честностью, всё понимали, но говорить не умели.
   Рогатый, встрепенулся, вскинув секиру. Минотавры видят плохо, зато обоняние у них превосходное. Пионеры на всякий случай выставили дреколье. Разглядывая меня, телёнок вопросительно замер.
   Пурпурный плащ, дававший 'Дипломатию', позволял нанять бойца. Минотавры ни разу не родичи гномам, скорее нейтралы. Двойной цены найма жалко, но затея стоила.
   - Приветствую! Я ярл той горы Индрик, предлагаю присоединиться ко мне, - торжественно объявил я.
   Минотавр утвердительно кивнул. Стукнул себя в грудь, поднял секиру и произвёл несколько жестов, смысл которых я уловил слабо.
   - Видимо в герои хочет, - перевёл мне Франк.
   Минотавр утвердительно закивал, повторил серию жестов, как бы вручая мне секиру и своё сердце.
   - Покажи в боях свою удаль и верность, тогда почему нет, станешь героем, - предложил я, пожимая огромную ладонь с толстыми пальцами и короткими ногтями
   Принял телёнка на службу. Из казны списалась дюжина сотен монет.
   Для себя я уже решил, что кроме управленцев, коих я уже выделил, нужно собрать ударную команду прокаченных героев, для решения тактических задач. Литература и некоторый опыт подсказывали, что пяток специалистов высочайшего уровня подчас способны проредить армию. Героев после вылазки в один конец, можно воскресить через сутки. Посему двуногий кавалерист казался кстати.
   Неожиданно пригодился мой талант 'Боевое единство'. Задавая наводящие вопросы, и чувствуя активированной аурой ответы, я смог установить предысторию телёнка. Секирыч, так мы прозвали королевского минотавра, поначалу стерёг рудную шахту. Но зная игровые особенности, он сам решил наведаться к хозяину замка, чтобы проситься на службу. В пути его пробовали прирезать ассасины, но бычок учуял крадущихся в тени убийц, увидел следы на снегу и атаковал первым, наугад бил копытами, секирой зарубив двоих, а потом удрал.
  
   - Какой снег на плане Инферно? - удивился я, вслух.
   - Так эта пещера на два плана! - пояснил Войд.
   Мне пришло запоздалое озарение. Это объясняло многие неувязки. Трудностей получалось больше в разы, но и подготовиться к тотальной войне можно лучше.
   - Мы строим укрепления, а в резиденцию попасть не можем, - поведала, только что явившаяся с нижнего плана Димка.
   Оказывается, часа полтора назад до твердыни добралось оставленное мной пионерское воинство. По пути гномы не раз схлестнулись с хищниками, отразив наскоки без потерь. Заточенные колья сносно заменяли пики. Также пионеры потренировались из пращей, что соорудили из нижнего края юбок моих пионерок, урезав те до колен. Там где 'не можно', противоречит безопасности, побеждает здравый смысл.
   Наш тактик, рассказала, что двери в тронный зал, заперты на замок в форме бронзовой головы медведя. Для отпирания необходимо просунуть руку в пасть, меж клыками. Если устройство не признает героя, то челюсти сомкнутся. Так любопытный Войд, едва не потерял конечность. Хитрый гном наперво сунул в пасть палку, потом экспериментировал, заклинивая челюсти подручными средствами, но открыть не смог. Попытки выломать дверь успехом не увенчались.
  
   Вместе со своими будущими героями немедленно взбежали по лестнице на балкон. К дверям, за которым должен находиться вожделенный монолит, управления твердыней.
   Гномы уже вынули факел 'истинного света' из разъёма на стене и пересадили на длинное древко, которое выдвинули далеко вперёд над балконом. Так пятно света увеличивалась. Этот факел - полезный артефакт, позволяющий видеть в освещённом им пространстве 'сокрытое', вне зависимости от имеющихся навыков. К слову, герои, драконы, егеря, ассасины и некоторые другие виды 'юнитов' видели этот мир будто в 'истинном свете', на соответствующих их классам расстояниях, у кого-то больших, для кого-то малых. Например, бот-ассасин, мог увидеть сокрытое шагов с трёх, а герой на обычном расстоянии обзора. Вот василиск, сам бы не заметил крадущегося бойца тени.
   Здесь ждал Коркра и сундук с сокровищем, ранее приписанный к Франку. Рядом ютились две пионерки и дети.
   - Ну, здравствуй ключ-медведь, двери отворяй, - произнёс я, без особого удовольствия просовывая, уже не раз пострадавшую за сегодня, левую руку в пасть бронзового медведя.
   Нащупал язычок, потянул. Что-то внутри щёлкнула, рука осталась цела. Бронзовая голова медведя, вместе с ложной дверью исчезла. Прозвучала тихая, торжественная мелодия. Казну пополнила тысяча монет. Только игрокам и героям позволено отворять замки резиденций.
  
   - Секирыч, втащи оба сундука, свой и этот внутрь. Охраняй вход, - занял я минотавра.
   Войдя внутрь, мы оказались в длинной зале. Свет нескольких магических светильников, установленных вдоль стен, позволял легко ориентироваться. Отметил, что под каждым источником света красовалась композиция из маленького бронзового кулачного щита с выдавленной наружу мордой льва и скрещенной под ним пары топориков. На том конце залы, наблюдалось небольшое возвышение, на котором стоял простенький трон, из резного дуба. Дальше под не извлекаемым факелом 'истинного света' виднелись двери кабинета.
   - Туда! - указал очевидное.
   На одном дыхании проскочили залу и вломились небольшой овальный кабинет. Центр управления твердыней освещался монолитом, выполненным в виде мраморного стола, украшенного изящными узорами. Растолкав мешавшие деревянные кресла, я возложил ладонь в характерный круг, выделяющийся на крышке мраморного стола. Короткая, торжественная мелодия, сопровождающаяся помпезными эффектами, поведала мне, что я утвердился в статусе владыки этой твердыни.
  
   Плюхнулся в подвернувшееся резное кресло из прочного дуба, приступив к изучению открывшихся возможностей.
   - Прежде всего, карта. Не понял! - удивился я.
   Сообразно статусу владельца локации, теперь видно не куцый кусок территории с меткой направления на твердыню, а довольно обширную местность вокруг этой горы. Но увиденное не совпадало с пройденным. Например, на месте оставленной нами деревни гномов с лесопилкой ничего не было, а чуть поодаль располагался значок людской деревушки.
   - Эта пещера на два плана! - вспомнил я.
   Действительно, когда шевельнул обнаруженный переключатель, карта сменилась на узнаваемые места. Вон она деревня гномов, лесопилка и мост троллей.
   - Карты почти симметричны, на верхнем плане тоже мост троллей - заметил я вслух.
   - И ещё хозяин тех алебардщиков, коих прикончил ассасин, - добавил, слушавший мои восклицания, Франк, что стоя рядом, стерёг свою 'Ставку', в прямом и переносном смысле, то есть меня, увлечённого интерфейсом.
   - Строить пока ничего не буду, пойдём наружу, пора выполнить обещание и заглянуть в твой сундук, - вышел я из транса.
  
   Вышли в тронную залу, тут стало значительно светлее. После активации система добавили иллюминации. Обратил внимание, что стены теперь украшали барельефы из жизни гномов.
   Снял со стены бронзовый баклер со львом и топорик, взмахнул несколько раз тем и другим, на пробу. Бронзовый, кулачный щит хоть меньше, но явно крепче, чем древесно-кожаный баклер кернов и значительно удобнее творения драугров. Франциска тоже сподручнее лопаты или кирки в бою. Вместе разобрали оружие, восстанавливая оскудевший арсенал.
   - Первое заседание считаю открытым, - заявил я, устраиваясь на троне.
   Шкатулки с тренерскими талантами, взятые в 'пещере приключений', расставили на длинном столе посреди тронной залы. Вокруг, разместились отличившиеся пионеры. За ними прочие, некоторые встали на лавки, расположенные вдоль стен.
   Тесно, но собрались абсолютно все, оставив свои занятия и посты. Снаружи под факелом 'истинного света' остался только минотавр. Однако, это грубейшее нарушение безопасности, но в этот раз 'пронесло'.
   Для начала вскрыл клады, что так берегли, пока не стали моими воителями, Секирыч и Франк.
  
   Сундук с лесопилки принёс пять единиц леса и траншейный рондаш. Я рассчитывал на монеты, а тут опять артефакт, потому сначала огорчился. Но приглядевшись и минуту подумав, понял, что это не так уж плохо, ведь к находке, прилагался талант 'Любимый щит', который достанется тому, кто первый воспользуется предметом.
   Траншейный рондаш, представлял собой стальной круглый щит с острыми лепестками по верхней и нижней кромке. Ими можно было драть неприятеля, или изловчившись, поймать и сломать вражеский клинок. Дисковая часть щита, дополненная небольшим шипом и фонарём, направленными на врага, оставляла кисть руки открытой. Но в конструкцию входила приваренная наглухо шипастая латная перчатка. Это позволяло взять в левую руку ещё какое-то оружие, коим мне увиделся блочный лук. Можно бы подумать, что маленький стальной щит и искусство им владеть, особо ценно для всадников. Однако, у тех щиты, как правило, без лезвий и шипов, чтобы не калечить скакуна или себя при манёврах.
   Сундук из рудника, что приволок минотавр, внёс казну пять мер руды и чешуйчатую бронзовую бронь, которую несложно подогнать под гнома. Пусть она была не лучшего качества, но одаривала первого обладателя талантом 'Ношение брони'.
   Это всё, полезно, но я затосковал, рассчитывал, то на монеты, коих в казне осталось около семи тысяч. На грядущую стойку, найм и тренировки потребуется немало.
   - С кладами закончили. Теперь необходимо решить сложное уравнение. Мы имеем десять шкатулок с тренерскими талантами, повышающими взявших их героев до соответствующих рангов, а главное позволяющих обучить других. Но герою уже нельзя менять ранг, иначе как шкатулкой, потому следует задать правильную последовательность, - заявил я задумавшись.
  
  Шкатулок имелось:
  
   Две - 'Тренер шарпшутеров'
   Две - 'Тренер пионеров', по простому, 'Училка'. Дети, взрослея или нанимаемые в обелисках пионеры, кроме первого - случайного, получали ещё один талант из арсенала наставника. Ограничения имелись, например, 'Учителем' ученик стать не мог.
   Три - 'Тренер кернов'
   Две - 'Тренер подгорных мастеров'.
   Одну - 'Тренер скрытников', - эта шкатулка появилась благодаря вошедшему в портал и поверженному ассасину. Она позволяла тренировать бойцов, что видят на короткой дистанции сокрытое и уходят в невидимость тратя ману.
  
   Гномы маной не располагали, куда пристроить последний талант я не понимал. Как и сомневался в необходимости давать кому-то 'Тренера шарпшутеров'. Мой уникальный талант позволил бы на 'эксперте' тренировать 36-ть, снайперов в неделю. А с 'Лидерством' в итоге на троих больше. При том, что вся популяция отстроенной твердыни с колодцем, это двадцать пять пар пионеров. Вот активировать обе шкатулки самому, чтобы поднять пока базовый талант до экспертного значения, хотелось.
   Для наглядности вывел угольком на стене характеристики доступных мне юнитов по рангам, если расшифровать сокращения и каракули выходило так:
  
   1.Пионер (Здоровье-20, Выносливость-40, Маны-нет), скорость: 4, +1 случайный талант
   2.Подмастерье (25,50,-), скорость: 4, талант 'Крепкое здоровье'
   3.Керн (30,60,-), скорость: 5, талант 'Любимые Франциски'
   4.Мастер (50,100,-), скорость: 5, талант 'Молотобоец (Любимый молот)'
   5.Хускарл (60,120,-), скорость: 5, талант 'Любимый рожон'
   6.Рунный тан (90,180,-), скорость: 5, талант 'Рунное искусство'
   7.Ударный тан (120,240,-), скорость: 6, талант 'Любимый ездовой медведь'
  
   4.Подгорный шарпшутер (40,60), скорость: 6, талант 'Любимый блочный лук'
  
   ('Тренера скрытников', игнорировал, не понимая куда приткнуть)
  
   -Погоди-ка! Ведь талант, выдаваемый по рангу можно немного варьировать! Вот там у тебя для кернов записаны 'Франциски'. Раз есть блочные луки, отличное дистанционное оружие, то топорики не так актуальны. Пусть лучше керны 'Бой щитом' или "Рывок" изучают. Это же, тоже их профильные. Вот щит, плюс 'Блочный лук', крепкие шарпшутеры получатся, и хускарлам с танами 'матрёшечными' пригодится, - поднялся с места взволнованный Войд.
   - Изумительная идея! - откликнулся я, поправив строчку:
  
   3.Керн (30,60,-), скорость: 5, талант 'Бой щитом'
  
   Картина вырисовывалась. "Рывок" оставил для дуэлянтов. Прочее тоже. Мне армию формировать надо, под обстрелом стоять, замки брать, гномы сильны строем и со щитами.
   Следовало спешить, конкуренты не ждут, а усердно гребут вкусное по провинциям. Но я выделил полчаса на это собрание. Мои герои смогут тренировать бойцов. Пусть пока мало. Но моя скромная армия станет заметно сильнее. Нового оружия у нас не появится. Много выгоднее повышать ранг не наложением руки, а в специальном сооружении. Тогда монет потратится столько же, но система одарит тренируемого полным комплектом соответствующего рангу снаряжения и оружия. Увы, здания в твердыне быстро не отстроить, а сражаться надо уже сегодня.
   Особенности Партий таковы, что не домики производят солдатиков, в строениях должен кто-то трудиться, чтобы те работали. Иногда, как с тренерскими талантами, допускалось обходиться без профильных зданий.
   Кажется, что вкусных плюшек много, но у каждого конкурента в тотальной войне, даже с одним планом, есть возможность пройти порталы 'пещер приключений', притом, не случайными бойцами, а взятыми продуманно.
  
  
  
  Глава 7. Распределительная математика.
  
   - Начинай с Франка, он керн и шестого уровня. Талантов, небось, битком. Преврати в шарпшутеры, здоровья это уже, видимо, не прибавит, уровнями больше набрал, но бегать станет резвее, - предложил Коркра.
   Бывший сторож лесопилки довольно улыбался, когда я с тратой четырёхсот монет перевёл его в шарпшутеры. Гном чуть вытянулся, но полуэльфом не стал. Подгорные снайперы, это те же гномы со всем плюсами и минусами свойственными нашей расе. Разве, что скорость шагом повыше. Ожидаемо, что после преобразования бывший нейтрал приобрёл свойства моего племени, 10% прибавку к меткости и 'склонность к мятежу'.
   - Франк, нарекаю тебя 'таном Франциски'! - торжественно произнёс я, возлагая руку на плечо нового героя.
   Параллельно всплыл интерфейс, показывающий его характеристики. Все слоты под таланты оказались забиты. Даже мастерство 'Блочные луки', которому следовало оказаться у бойца после перевода в шарпшутеры, не нашло себе места, уйдя в повышение какого-то навыка. А так хотелось вручить 'Лидерство', которое увеличило бы количество тренируемых.
   - У Франка все слоты забиты. Имеются: 'Франциски', 'Бой щитом', 'Здоровье', 'Рывок', 'Ходок', 'Неутомимость' - огласил список вслух.
   - Естественно, 'бот' таланты выбирать не может, вплывают они от эффективных действий. Система помогает выживать. 'Топорики' имелись изначально, швырял их метко, попадал, щитом отбивался. Меня часто ранили. Я спешил индейским шагом, сражался до измождения и уклонялся от летящих стрел. Пусть получалось скверно, но от двери, что вышиб дракон, спасся. Наверно, тогда 'Рывок' дали, - прокомментировал свои навыки Франк.
   - Вот и замечательно! Распакуй заготовленную шкатулку, - не закрывая интерфейс, велел я герою.
   До того он сам настоял на желании тренировать именно кернов. Случить я отмороженным циником, керну-идеалисту следовало бы отказать в выдаче тренерской шкатулки. К тренерскому таланту правильно иметь 'Лидерство', чего у Франка нет, а потому обучать он сможет лишь троих в неделю. Но доказавшего верность и сметливость, правильнее возвысить, в пример другим и для тренировки надёжных юнцов.
   Тренерское умение можно наложить на допустимый талант, имеющийся у одаряемого героя. По умолчанию, тренировались керны с талантом 'Любимые топорики', но я перекинул галочку на имеющийся у Франка 'Бой щитом', который, при слиянии с талантом из шкатулки, поднялся на единичку. Теперь гном умел переводить пионеров в керны, топорами те владели как все, зато щитами махали талантливо.
   При производстве в герои позволялось выдать игроку один талант из обширного списка простых умений или поднять на единичку имеющийся. Раз все слоты забиты, выбора не оставалось, как поднять 'Тренера кернов'.
   'Здоровье' и 'Выносливость' Франка с ростом ранга, если и увеличились, то не существенно. Он уже набрал уровни, подняв основные характеристики. При повышении ранга, параметры не складывались с имеющимися, потому, выгоднее повышать 'нулевого юнита', 'толще' выйдет, в итоге.
   Герою, при инициации, дозволялось приписать два предмета. Менять потом можно, но за монеты. С оружием и артефактами у нас обстояло скверно. В 'тренерской шкатулке керна' оказалась перевязь с парой метательных топориков среднего качества. Франку приглянулся бронзовый баклер с мордой льва, снятый со стенки тронной залы. Эти предметы и приписал. Если какой-то сломается или потеряется, через сутки вернётся.
   - Вот отстроим легендарную кузню, изготовим тебе франциски. Такие, чтоб после броска сами возвращались, а пока что есть, - резюмировал я.
   Переговорить со своим героем, в отличие от обычного подданного, я мог в любой момент по специальному голосовому чату, как и посмотреть свойства:
  
  Франк (ранг 4: Подгорный шарпшутер)
  Уровень: 6
  Здоровье: 90 =30(начальное)+ 30 (за уровни) +30 (за талант 'Крепкое здоровье' )
  Выносливость: 135=60(начальное)+30(за уровни) +45 (за талант 'Неутомимость')
  (у шарпшутера характеристики (40,60,-), Франк уровнями набрал больше, чем дало повышение ранга)
  Скорость шагом:7.5=6(начальное)+1.5(за талант)
  Таланты (6 из 6)
  1. 'Тренер кернов' - экспертный уровень, позволяет тренировать 3-х кернов из пионеров в неделю, давая им талант 'Бой щитом'. Тренировка стоит 200 монет. Также действует на обладателя как талант 'Бой щитом', увеличивая скорость и точность при использовании щитов на 30%, затрачивая настолько же меньше запаса сил.
  2. 'Крепкое здоровье' - средний уровень увеличивает 'Здоровье' на 50%
  3. 'Неутомимый' - средний уровень увеличивает 'Выносливость' на 50%
  4. 'Ходок' - базовый уровень, увеличивает скорость шагом на 25%
  5. 'Любимые франциски' - средний уровень, на 20% увеличивает скорость, точность при использовании топориков. На 20% затрачивается меньше запаса сил.
  6. 'Рывок' - базовый уровень, ускоряет бойца втрое, растрачивая запас сил из расчёта 3*60/90 ((4-УровеньТаланта)*Здоровье/Выносливость, без влияний усилителей) в секунду
  Приписанные артефакты: Пояс с парой метательных франциск среднего качества. Бронзовый баклер со львом.
  
  
   - Пока тебя не было, я проверил своим 'Пониманием сути' всех кандидатов в герои. Навык недавно откатил, рекомендую узнать, что есть у Роя, - запоздало предложил Коркра, рассказав, какие таланты имеют Скарлетт, Войд и Димка.
   - Что же ты раньше не сказал, что у Войда 'Дипломатия' есть, Секирыча бы наняли вдвое дешевле! - принялся я распекать гнома неудачника.
   - Ты так быстро его нанял, что я даже подойти не успел. Прости меня тан, косяк мой, - пригорюнился Коркра, шмыгая носом.
   - Ладно, проехали. Я тоже поторопился, не узнав всех новостей. Так что ещё мне следует знать? - спросил я.
   Коркра, основываясь на наблюдениях, сделал предположение, что все мои пионеры в походах и сражениях этого дня уже достигли второго уровня. Теперь каждый имел по три таланта, которые можно распознать опытным путём. Шли медленно, отбивая наскоки стай чёрных волков, набирали боевые навыки. Туши поверженных хищников бросали, не тратя время на разделку. Тащить на себе пол центнера скверного мяса и шкур, глупо.
   Тут Скарлетт и Рой, заявили, что раз будут героями и детей иметь не смогут, то желают усыновить маленького йети. Пионерка даже расплакалась, прижимая к себе свёрток с младенцем.
   - Этим можно воспользоваться! Если ты произведёшь йети в герои, а Скарлетт будучи 'Училкой', обучит того таланту, то парень при должной заботе матери, вырастет не по дням, а по часам. Уже через сутки у тебя будет грозный герой-йети, - воодушевлённо заявил гном 'Понимающий суть'!
   - Удивительно много хороших советов. Что там есть у Роя? - спросил я.
   Оказалось, этот, многократно спасавший меня пионер, обладал примерно тем же комплектом, что Франк, но с двумя исключениями. Вместо 'Любимых франциск' оказался талант 'Верная кирка', притом, среднего уровня. И не было 'Ходока', один слот под умения пустовал.
   - Ну, так я киркой чаще всех гасил и индейским шагом не бегал, а всё остальное было, - прокомментировал Рой.
   Уточнив, что 'Тренер подгорных мастеров' сложится с 'Верной киркой', придвинул пионеру нужную шкатулку и попросил Франка возвести Роя в ранг керна, после чего поднял того до шарпшутера.
   - Рой, а где лук драугров, из которого ты стрелял по драконам? - спросил я.
   - Забыл в резиденции царя йети, стрелы ведь кончились, ни разу не попал куда хотел - покраснев, ответил пионер.
   - А куда целился? - поинтересовался кто-то.
   - Я по глазам бил. Но раз только в бровь попал, а так дракона качало из стороны в сторону, все стрелы то в лоб, то в нос, то мимо уходили, - развёл руками Рой.
   - Ладно, проехали. Луки появятся, если распаковать это! - махнул я на пару шкатулок 'тренер шарпшутеров'.
   - Нарекаю тебя 'таном кирки'! Как сможем вместо этого инструмента сделаем тебе легендарный чекан,- провозгласил я, кивнув на видавшую виды кирку за поясом Роя.
   Слоты под таланты, как и ожидалось, после повышения до шарпшутера, оказались забиты. Производя гнома в герои, положенным образом, улучшил один талант. Не закрывая интерфейс, тут же вручил гному две шкатулки, 'тренера шарпшутеров' и 'тренера подгорных мастеров'.
   После использования шкатулок на их месте появился неплохой молот, блочный лук, к которому, на зажимах крепилось три стрелы. Этакий мини колчан, для быстрого выхватывания. Приписал к герою блочник и баклер со львом. Кирка дешевле бронзового щита, если сломается, у пионеров ещё есть.
  
  Рой (ранг 4: Подгорный мастер)
  Уровень: 6
  Здоровье: 62.5 =50 +12.5 (за талант)
  Выносливость: 125=100 +25(за талант)
  Скорость шагом: 6 (потому, что сначала в шарпшутеры, а потом шкатулка)
  Таланты (6 из 6)
  1. 'Рывок' - экспертный уровень, ускоряет бойца втрое, растрачивая запас сил из расчёта 50/100 ((4-УровеньТаланта)*Здоровье/Выносливость, без влияний усилителей) в секунду
  2. 'Тренер подгорных мастеров' - экспертный уровень, позволяет тренировать 3-х подгорных мастеров из пионеров в неделю, давая им талант 'Верная кирка'. Тренировка стоит 500 монет. Также действует на обладателя как талант 'Верная кирка', увеличивая скорость и точность при использовании кирок и чеканов на 30%, затрачивая настолько же меньше запаса сил.
  3. 'Крепкое здоровье' - базовый уровень увеличивает 'Здоровье' на 25%
  4. 'Неутомимый' - базовый уровень увеличивает 'Выносливость' на 25%
  5. 'Бой щитом' - средний уровень, на 20% увеличивает скорость, точность при использовании щитов. На 20% затрачивается меньше запаса сил.
  6. 'Тренер шарпшутеров' - средний уровень, позволяет тренировать 2-х шарпшутеров из кернов в неделю, давая им талант 'Любимый блочный лук'. Тренировка стоит 400 монет. Также действует на обладателя как талант 'Любимый блочный лук', увеличивая скорость и точность при использовании луков на 20%, затрачивая настолько же меньше запаса сил.
  Приписанные артефакты: Бронзовый баклер со львом. Блочный лук с тремя стрелами.
  
   
   - А здорово, так героев качать выходит. Пять талантов было, притом, два среднего уровня. Переводом по рангам, за каких-то 600 монет, один талант накинули, другой улучшили. Производя в герои, ещё один подняли и два за шкатулки. Этак, герой по талантам вышел, будто 11-го уровня, хоть сам шестого - радовался я.
   - Толи ещё будет, - кивнул Коркра.
   - Хорошо, а это себе забираю, - заявил я, приставляя к своему креслу, неплохой молот, что остался после активации шкатулки подгорного мастера.
   Придвинул ближе шкатулки 'тренер кернов' и 'тренер пионеров', обозначив решение.
   - Скарлетт и Димка, быть вам снайпершами-училками, - постановил я.
   После несложных манипуляций в интерфейсе, проделанных последовательно Франком и мной, обе пионерки стали кернами, а затем шарпшутерами. К их трём талантам добавились 'Бой щитом' и 'Любимый блочный лук'.
   Затем я произвёл их в герои, наделив одну недостающим 'Лидерством', другую талантом 'Драгоценность'. Для гномов драгоценные камни, ресурс стратегический. Не ведаю, будет ли в локации подходящий рудник, а талант у моего героя, на экспертном уровне, снабдит казну тремя сияющими камешками в сутки.
   'Тренера пионеров' удалось зацепить на талант 'Блочный лук', чем я остался совершенно доволен. Скоро появятся у меня пионеры снайперы. Пусть шарпшутер крепче и много резвее такого 'любителя', но стрелять, они могут одинаково точно. Следом за 'пионерскими' применил к девушкам 'кернские' шкатулки. После манипуляций на столе остались неплохие лопаты и перевязи с парными метательными францисками. Эти топорики и бронзовые кулачные щиты с мордой льва, приписал героиням.
   - Скарлетт, провозглашаю тебя таном Серпа! Будешь драгоценные камни жать и в дело пускать, - двусмысленно заявил я, производя пионерку в герои.
  
  Скарлетт (ранг 4: Подгорный шарпшутер)
  Уровень: 2
  Здоровье: 50=40 +10 (за талант)
  Выносливость: 75=60+15 (за талант)
  Скорость шагом: 6
  Таланты (6 из 6)
  1. 'Лидерство' - базовый уровень, поднимает Моральный дух подданных на единичку в радиусе 20 шагов, если 'Лидерство' ярла ниже. Увеличивает количество тренируемых персон на одного за уровень таланта.
  2. 'Крепкое здоровье' - базовый уровень увеличивает 'Здоровье' на 25%
  3. 'Неутомимый' - базовый уровень увеличивает 'Выносливость' на 25%
  4. 'Тренер кернов' - средний уровень, позволяет тренировать 2-х кернов из пионеров в неделю, давая им талант 'Бой щитом'. Тренировка стоит 200 монет. Также действует на обладателя как талант 'Бой щитом', увеличивая скорость и точность при использовании щитов на 20%, затрачивая настолько же меньше запаса сил.
  5. 'Тренер пионеров' - средний уровень, при взрослении детей или найме замковой пионерии двоим в неделю, добавляет талант 'Блочный лук'. Обучение бесплатно. Также действует на обладателя как талант 'Блочный лук', того же уровня, увеличивая скорость и точность при использовании блочных луков на 20%, затрачивая настолько же меньше запаса сил.
  6. 'Драгоценность' - базовый уровень. Приносит в казну ярла один драгоценный камень раз за двое суток. (На экспертном уровне два драгоценных камня в сутки)
  Приписанные артефакты: Пояс с парой метательных франциск среднего качества. Бронзовый баклер со львом.
  
   
   - Димка, провозглашаю тебя таном Тактики! Поскольку оным талантом располагаешь, дельные советы по военному делу даёшь!
  
  Димка (ранг 4: Подгорный шарпшутер)
  Уровень: 2
  Здоровье: 50=40 +10 (за талант)
  Выносливость: 60
  Скорость шагом: 6
  Таланты (6 из 6)
  1. 'Тактика' - базовый уровень. Уменьшает любые повреждения наносимые поданным на 5% в радиусе 100 шагов. (Действие нескольких тактиков не складывается, учитывается лучший. Если на подданных действуют другие повышающие защиту коэффициенты, то процент накладывается на процент. Это значит что если у гномов 25% уменьшение урона за счёт крепкого костяка, то с имеющимся тактиком урон снизится на ~29%. Также обладателю таланта доступны сведения о характерных боевых построениях и приёмах гномов)
  2. 'Первая помощь' - Базовый уровень. Лечит критические повреждения, кроме отравлений и 2 % от полного здоровья пострадавшего, откат 10 минут.
  3. 'Крепкое здоровье' - базовый уровень увеличивает 'Здоровье' на 25%
  4. 'Тренер кернов' - средний уровень, позволяет тренировать 2-х кернов из пионеров в неделю, давая им талант 'Бой щитом'. Тренировка стоит 200 монет. Также действует на обладателя как талант 'Бой щитом', увеличивая скорость и точность при использовании щитов на 20%, затрачивая настолько же меньше запаса сил.
  5. 'Тренер пионеров' - средний уровень, при взрослении детей или найме замковой пионерии двоим в неделю, добавляет талант 'Блочный лук'. Обучение стоит 0 монет. Также действует на обладателя как талант 'Блочный лук', того же уровня, увеличивая скорость и точность при использовании блочных луков на 20%, затрачивая настолько же меньше запаса сил.
  6. 'Лидерство' - базовый уровень.
  Приписанные артефакты: Пояс с парой метательных франциск среднего качества. Бронзовый баклер со львом.
  
   - Однако, славно таланты подросли! Изначально имелся один, за уровни два, за керна, за шарпшутера, за перевод в герои по одному и за шкатулки два улучшения. В итоге, второй уровень, а слоты полные, будто седьмой - опять радовался я.
   - Теперь Войд! - перешли к следующей персоне, возглавлявшей оборону твердыни в моё отсутствие.
   - Я больше никого в керны принять не смогу, лимит достигнут! - обломил меня Франк.
   - Не страшно, девушки могут. Кстати, раз ты готов, сходи, проверь как там Секирыч, - послал я героя наружу.
   - Постой ярл! Помнишь, я тебе доспехи кернов продавал и за порушенный монолит откат брал. Делал это на случай, если вышибут из партии. Но ныне я жив и герой твой. Не чти меня хапугой, прими монеты обратно и прошу, употреби их на тренировку трёх кернов, восстановив мой отряд, - велеречиво предложил Франк, протягивая мне руку и передавая свои накопления.
   - Спасибо! Быть посему! Отбери среди пионеров подходящих, может у кого 'Рывок' открылся, - обратился я к народу.
   - Как не быть, пятеро уже им обладают, - ответил Коркра, указывая персон.
   - Погодите! Даже с вкладом Франка в казне только около 6-ти тысяч монет, на героев может не хватить, - спохватился я.
   - Помнишь, ты мне за волка первого монету давал? Держи обратно, - катнул мне Рой золотистый кругляшок.
  - А под балконом трупы лежат, которых ты так и не развеял, - заметил Войд.
   - Это всё хорошо, спасибо браты! Но давайте с героями закончим. Франк, ты с отобранными пионерами пока под балкон сходи, переговорите. Согласны ли они в керны идти, у кого какие планы, мечты. Ты же теперь можешь тела геройски развеивать и трофеить. Топоры, что со стен, все забирайте. И да, гномы! Оружие, снаряжение, которое от плутов и недоделанных алебардщиков осталось, какое захотят, отдайте людям Франка, - обратился я к обществу.
   Герой в потёртых красно-чёрных латах вместе с четырьмя пионерами и одной пионеркой, у которой тоже определили в походе раскрывшийся талант 'Рывок', собрались покинуть заседание.
   - Постойте, давайте с улучшениями погодим! Имеющихся монет как раз хватит нанять двух героев в таверне. Как думаете, что лучше строить таверну или 'кельи пионеров'? - спросил я собрание.
  
   В замке, где есть только малая резиденция, приносящая, кстати, владыке 500 монет в сутки, допускается построить:
  
  1. Колодец (стоит 500 монет, обеспечивает гарнизон водой, увеличивает прирост замковой популяции популяцию на одну семью и все виды замковых тренировок на единичку)
  2. Таверна (стоит 500 монет, 5 дерева, 5 руды, дозволяет нанимать случайно появившихся в ней героев. Двух в неделю. К героям-наёмникам прилагаются небольшие отряды. Таверна бесплатно обеспечивает сто пайков провианта в сутки. Там можно заказать эль, и прочую бакалею, за монеты)
  3. Фортификация 1-го уровня (стоит 20000 монет, 20 руды, 20 леса увеличение замковой популяции и каждого вида замковых тренировок на 25%, даёт ворота, стрелковую галерею на шесть амбразур)
  
  4. Резиденция -1го уровня (стоит 2500 монет, в тронной зале появятся дополнительные помещения, твердыня будет приносить 1000 монет в сутки, за плату можно назначить одного смотрителя замка, этакого локального героя)
  5. 'Кельи пионеров' (стоят 500 монет, позволяют призвать 6-ть пар пионеров в неделю. При улучшении Фортеции до 3-го уровня прирост увеличится до +100%. С колодцем добавится ещё одна пара. Цена за призыв пары - 200 монет)
  
   - На базовую фортификацию, монет явно не хватит. Колодец ни к чему, пока. Доход бы надо, но войска нужнее, враги по округе шныряют. Дюжина пионеров погоды не сделает. Нам кушать надо, не то регенерация прекратится. Советую строить таверну. Посмотрим, что там за герои и если годные, то наймём, - вмешалась Димка.
   - Если брать наёмников, то мест в герои вам всем не хватит. А вдруг там негодные окажутся? - заметил я.
   - Я не хотел бы становиться героем. Хочу 'матрёшечную' прокачку от подмастерья, до рунного тана. Поменьше воевать, больше исследовать и ковать, - заявил Коркра.
   - Подмастерьем ты станешь, когда мы мастерские возведём. Это, дня три. А вот рунные залы будут очень не скоро. Ты уровни быстрее наберёшь, слоты заполнишь, хитпойнты в пролёте, как у Франка. Но главное оба таланта рунного тана не куда будет прикладывать, - отказал я.
   - В таверне, наверняка, будет к найму один гном-герой, ударный или рунный тан, у него характеристики вдвое выше, чем у подгорного мастера и медведь имеется. Ты ярл посох и медведя потерял. Тан нам большое подспорье. А ещё там провиант, без пищи регенерация прекратится, так что для пользы дела от геройства отказываюсь, а мастера, уж ладно, давай, - согласился Коркра, не обойдясь без совета.
   Действительно, я как-то замотался, забылся, а есть то хочется.
   - Итак, строим таверну, смотрим героев. Если хорошие, нанимаем обоих. Малыш йети и Войд становятся героями, на оставшиеся монеты переводим в кернов бойцов Франка. На этом собрание считаю оконченным. Сейчас таверна построится, отобедаете. Димка организуй раздачу, Франк, на тебе охрана. Отправляйтесь наружу, - махнул я рукой в направлении выхода и добавил: - А вас Скарлетт, Рой, Войд и Коркра, я попрошу остаться.
   Означенной компанией прошли к монолиту управления. По пути Коркра рассказал обряд, как правильно произвести йети в герои.
   Малыша нарекли Урсин, что переводилось как медвежий.
   Любой ребёнок, выросший среди гномов, по взрослению получал ранг пионера и формально мог быть тренирован по специализациям. Пусть йети быстрее и много толще кернов, шарпшутеров и мастеров, но для получения талантов 'Бой щитом' и 'Блочный лук', я намеревался пропустить его через цепь тренировок по рангам. Колдовать йети не умели, маной не располагали совершенно, зато регенерировали 'Здоровье', раз в шесть быстрее людей. Это человеческим детям, гномы не исключение, даётся от рождения один случайный талант. У прочих тварей умения предопределены. Талант 'Скрыт', свойственен йети от природы. Он позволяет стать невидимым, замерев.
   Тренерская шкатулка 'ассасина', удачно бы сложилась с природным 'Скрытом' йети. В два имеющихся у лохматого свободных слота под таланты я планировал вложить 'Бой щитом' и 'Блочный лук'. Собственные когти йети хороши, а если в лапе будет нечто вроде траншейного рондаша утыканного лезвиями, врагу не поздоровится и накоротке. Это полезно при неожиданных встречах в туннелях и зданиях. В перестрелке за щитом можно укрыться. Лук в когтях держать неудобно, но мы что-нибудь придумаем. Главная идея, что хоть йети близоруки, но нет смысла кидаться в атаку, если можно неожиданно попотчевать врага бронебойной стрелой. Получается этакий супер-снайпер, который еженедельно, сможет обучить трёх пионеров 'невидимок'.
   - А как мы этот вид войск назовём? - спросил я компаньонов.
   - Пусть будут пластунами, - предложил Рой.
   Возражений не нашлось.
   Ветка пластунов тупиковая, выше ранг получить нельзя. 'Здоровья' и 'Выносливости' у ассасинов, в расчёте на которых генерировалась шкатулка, мало. Но вот обучат 'училки' пионеров блочным лукам, а потом йети своему скрыту и будет у меня уже три 'невидимки' снайпера в неделю.
   Пластун (30,30,-), скорость: 5, талант 'Скрыт' - переход в невидимость, если замрёт. Ветка тупиковая, переводить в другие ранги нельзя.
  
   Весьма занятная военная доктрина вырисовывается.
   - Замечательная идея! - постановил я, располагаясь в кресле за столом, монолитом управления твердыней и заказывая строительство таверны.
   Я не видел, что менялось снаружи. Но судя по эффектам всё получилось. В интерфейсе появился новый раздел, где я мог нанять кого-то из пары героев.
   Тут имелся ударный тан на особо крупном, бронированном, рыжем медведе, с ним пришла бы четвёрка кернов. Другим кандидатом оказалась магиня 'земли', к ней прилагалось четыре тяжёлых арбалетчика с огромными щитами - павезами. Специализация земляных магов начальных уровней, это создание препятствий и укреплений, но у меня своих землекопов достаточно. А бронебойные стрелки пусть хороши, но персоны из замка людей уронят моральный дух моего племени на единичку. Это значит, все подданные будут восстанавливаться на 10% медленнее. Возможно, я зря взял минотавра Секирыча. Он уронил 'мораль', на единичку, но опыт других игр выработал во мне приязнь к телятам.
   Посовещался, заодно опробовал общий героический чат, присоединив к нему Димку и Франка.
   - Бери тана и отправляй на разведку. С магиней погоди. Когда пойдёте шляться по локациям, соберёте монет. Если замку будет что-то угрожать её же можно нанять удалённо и тут же поставить в оборону, - посоветовала Димка.
  
   Вскоре по кабинету прохаживался, звеня стальными башмаками кавалерист, по имени Штурм. Его бронированный медведь, сразу прозванный Рыжиком за окрас густой шерсти, громоздился у входа, принюхиваясь к окружению. Сопровождающие ждали снаружи. Совня, оружие всадников, отдалённо напоминающее саблю на древке, деликатно приставлена к стенке. Стальной, круглый щит и глухой шлем, типа салад с гребешком, повешены на спинку кресла.
   Окрас кавалерского рондаша, алое поле с росчерком жёлтых молний. Невысокий гребень шлема перемежают полоски тех же цветов. Латы покрывает накидка, аналогичного окраса. На широком поясе ударного тана два метательных топорика и короткий меч. Вся эта сталь солидно бряцает при каждом движении.
   Наёмники из таверны имели персональные цвета. Создатели игры решили, что жёлтый, это 'любимый цвет гномов', а высокие навыки рукопашного боя должен обозначить алый, потому-то мой новый герой и его керны получили столь выделяющиеся одежды и герб.
   - Героями надо делать танов! Только танов! - бил Штурм себя в грудь, прикрытую стальной кирасой.
   - Одна 'пионэрия'! Кем воевать прикажете! - выговаривал он мне.
   - Тобой, разумеется! Тобой! В течение часа выдвигаемся сюда! - ткнул я пальцем в карту, указав рудник на нижнем плане и продолжил: - Вводная! Основные враги орки, они, где то тут. Мост взорван, - поводил я пальцем к северу от горы.
   - Люблю орков - улыбнулся Штурм.
   - Возьми своих кернов и прошвырнись на верхний план, разведай. Осторожнее, там могут быть ассасины невидимки. Связь по селектору! - понял я, что мы поладим.
   - Как прикажешь ярл! - ответил Штурм удаляясь.
   От моего взора не ускользнуло, что тану плевать, что на мне драные, жжёные лохмотья, оставшиеся от брони керна, лишь прикрытые пурпурным плащом.
   У свежего героя наёмника, призванного с отрядом после строительства таверны, как правило, один талант. Если, героя убьют и ярл не захочет возрождать того в замке, то бесхозный вояка уже без личного отряда, но с набранным в Партии опытом, попадёт в список героев наёмников, которые каждую неделю доступны к найму, если в замке имеется таверна. Так 'уволенного' сможет взять на службу другой владыка, что бывает весьма неудобно для прежнего работодателя.
   Изначально Штурм обладал только талантом 'Любимая совня'. Он любил это оружие в прошлых жизнях, о которых помнил мало или молчал.
   При найме в таверне также допускалось накинуть герою один талант, так гном получил оправдавший себя 'Рывок'. Как только герой осознал себя и пошёл на контакт выдал тому для активации броньку и фонарный щит из сундуков Франка и Секирыча. Так тан стал обладателем талантов 'Ношение брони' и 'Бой щитом', чем остался, судя по виду крайне доволен. Собственное снаряжение тана обладало лучшим качеством и даже 'Здоровье' одевшего немного увеличивало. Поэтому, после вливания в него талантов, я оставил броньку и шипастый щит на столе.
   'Резюме' героя-наёмника выглядело так:
  
  Штурм (ранг 7: Ударный тан)
  Уровень: 0
  Здоровье: 140=120+20(кираса)
  Выносливость: 240
  Скорость шагом: 6
  Таланты (4 из 6)
  1. 'Любимая совня' - базовый уровень, на 10% увеличивает скорость, точность при использовании древкового рубящего оружия. На 10% затрачивается меньше запаса сил.
  2. 'Рывок' - базовый уровень, ускоряет бойца втрое, растрачивая запас сил из расчёта 3*120/240 ((4-УровеньТаланта)*Здоровье/Выносливость, без влияний усилителей) в секунду
  3. 'Ношение брони' - базовый уровень, на 25% снижаются штрафы на подвижность и траты запаса сил в надетой броне. Латы дополнительно блокируют 10% урона.
  4. 'Бой щитом' - базовый уровень, увеличивая скорость и точность при использовании щитов на 10%, затрачивая настолько же меньше запаса сил.  
   Приписанные артефакты: Кираса тана, увеличивает 'Здоровье' на 20 единиц. Боевой - ездовой медведь, Здоровье: 100, Выносливость: 50, Скорость шагом: 9.
  
   - Теперь Войд, отныне ты тан Молота, - провозгласил я, дождавшись ухода Штурма и доставая из-под кресла, припрятанные на всякий случай, тренерские шкатулки.
   Скарлетт перевела гнома в керны, я в шарпшутеры, занявшись посвящением в герои, и активируя на нём драгоценные тренерские шкатулки 'мастеров' и 'шарпшутеров'.
   Бронька из бронзовой чешуи, которая отдала вложенный в неё талант Штурму и пурпурный плащ с моего плеча, который добавлял опыт и 'Дипломатию', стали приписными артефактами героя. Я уже проникся, что в этой игре не приписанные предметы долго не живут, с бронёй у нас плохо, а плащ, вообще, уникальный.
   - Подальше положишь, ближе возьмёшь,- изрёк я.
   Даже если кто-то превратит приписанные предметы в горелые обрывки, то через сутки артефакты вернутся обладателю целыми, павший герой также возродится в замке, будь на то моя воля и 2500 монет.
  
   Войд (ранг 4: Подгорный мастер)
   Уровень: 2
   Здоровье: 62.5=50 +12.5 (за талант)
   Выносливость: 100
   Скорость шагом: 6 (потому, что сначала в шарпшутеры, а потом шкатулки)
   Таланты (6 из 6)
   1. 'Тренер подгорных мастеров' - средний уровень, позволяет тренировать 2-х подгорных мастеров из пионеров или подмастерьев в неделю, давая им талант 'Верный молот'. Тренировка стоит 500 монет. Также действует на обладателя как талант 'Верный молот', увеличивая скорость и точность при использовании молотков, булав и шестопёров на 20%, затрачивая настолько же меньше запаса сил.
   2. 'Крепкое здоровье' - базовый уровень, увеличивает 'Здоровье' на 25%
   3. 'Дипломатия' - базовый уровень, позволяет нанимать нейтральных 'юнитов' близкой идеологии по номинальной цене, безразличных по удвоенной, антагонистов опционально.
   4. 'Бой щитом' - базовый уровень, увеличивая скорость и точность при использовании щитов на 10%, затрачивая настолько же меньше запаса сил.  
   5. 'Тренер шарпшутеров' - средний уровень, позволяет тренировать 2-х шарпшутеров из кернов в неделю, давая им талант 'Любимый блочный лук'. Тренировка стоит 400 монет. Также действует на обладателя как талант 'Любимый блочный лук', увеличивая скорость и точность при использовании луков на 20%, затрачивая настолько же меньше запаса сил.
   6. 'Лидерство' - базовый уровень. В радиусе 20 шагов повышает моральный дух соратников. Увеличивает тренерские способности на единичку за каждый уровень.
   Приписанные артефакты:
   1. Пурпурный плащ легендарного короля, даёт 10% прибавку к приобретаемому опыту и работает как талант 'Дипломатия' из расчёта '+1' с идеологически близкими нейтралами и '-1' с аппозитивными.
   2. Броня из бронзовой чешуи.
  
   - Раз у тебя 'Дипломатия', то и плащик тебе. Кстати, как ты её получил? - спросил я.
   - Так я умаялся, пока тебя ждали, нейтралов успокаивать, - ответил Войд, примеряя обнову.
   Действительно, красно-чёрные пионерки с детьми, минотавр и мои военизированные трудовики, что сцепились друг с дружкой, расположившись рядом, очевидно, воспринялись системой, как успехи на дипломатическом поприще.
   - Держи. Этот получше твоего, - вручил я герою неплохой бронзовый молот, оставшийся после активации его шкатулки 'мастера' и попросил превратить Коркра в 'подгорного мастера'
   Сделав дело Войд, поигрывая новым молотом и бронзовым баклером с выбитым на том львом, отправился в таверну. Таких щитов нам досталось шесть. Почти всем героям хватило. Будто отличительный знак.
  
   - Приступим к обряду с йети, что там по алгоритму? - обратился к оставшимся.
   Коркра, 'понимающий Суть', принялся рассказывать. Уложив свёрток с младенцем на стол монолита управления твердыней. Зафиксировали в системе, что Рой и Скарлетт отныне являются законными родителями йети. Далее мы заказали отложенную процедуру обучения ребёнка с последовательным переводом в керны и шарпшутеры, активацией шкатулки 'Тренер пластунов' и припиской к герою артефактов коими стали фонарный щит и блочный лук с тремя стрелами. Предметы, вкладываемые в маленькие ручонки малыша, исчезали. Монетки на отложенные тренировки система забрала сразу. От шкатулки, доставшейся благодаря ассасину, на столе осталась пара стилетов. Один отдал Скарлетт, другой решил вручить Димке.
   - Вроде, всё правильно, осталось только подождать сутки. При этом Урсин должен быть рядом с мамой, - постучав себя по лбу, словно по деревяшке, заключил Коркра.
  
   Урсин (ранг 6: йети) (расовое свойство: повышенная в 6 раз регенерация 'Здоровья')
  (каким вырастет через сутки)
   Уровень: 0
   Здоровье: 140
   Выносливость: 70
   Магии нет.
   Скорость шагом: 7 (природная скорость йети)
   Таланты (3 из 3)
   1. 'Тренер подгорных пластунов' - средний уровень, позволяет тренировать 2-х подгорных пластунов из пионеров в неделю, давая им талант 'Скрыт'. Тренировка стоит 300 монет. (Действует на обладателя как талант 'Скрыт', позволяя становиться невидимым, сохраняя неподвижность и видеть 'истинным зрением' на расстоянии 1 метр. Природное свойство йети.)
   2. 'Бой щитом' - базовый уровень, увеличивая скорость и точность при использовании щитов на 10%, затрачивая настолько же меньше запаса сил.  
   3. 'Блочный лук' - средний уровень, увеличивает скорость и точность при использовании луков на 20%, затрачивая настолько же меньше запаса сил.
   Приписанные артефакты: Траншейный рондаш (он же фонарный щит утыканный лезвиями и с латной перчаткой). Блочный лук с тремя стрелами.
  
   - Видеть сокрытое, будет актуально для пионеров ставших пластунами. Герой видит сокрытое, насколько, вообще, видит вокруг. Йети не дальнозорки, но их инфра зрение и чутьё позволяют ориентироваться в кромешной тьме. Непонятно зачем ему фонарь на щите и влезет ли лапа в перчатку, - прокомментировал приданные мной артефакты Коркра.
   - Там была не перчатка, а рукавица. Вернее, тыльная часть перчатки и довольно крупная. Ты вопрошаешь, а будет ли это носиться? Я полагаю, по любому, так рондаш и второй наш блочный лук целее будут. Конструкции мы потом в мастерских повторим, по образцу это проще, - заверил я.
   Оставив родителей с уснувшим малышом, мы с Коркра покинули резиденцию.
  
   Хорошие мысли приходят позже. Видимо, эйфория от богатой добычи, после чудом пройденных испытаний, ослабила мой разум. Уже на второй неделе я корил себя, что не раздавал тренерские шкатулки только обладателям таланта 'Лидерство'. Ибо, по совокупности, дюжина квалифицированных специалистов, оказывается вовсе не лишней. Даже 'Понимающий Суть' советчик может ошибаться. Но, как знать, может именно эти небольшие тактические усиления моих героев боевиков, в ущерб будущим журавлям, позволили преодолеть уже подстерегающие нас беды.
  
  
  
  Глава 8. Вокруг горы.
  
   Пока шли по тронной зале, приятно удивился, системным сообщениям:
  
   Вы выполнили скрытое условие: 'Милосердие', оставив в живых малютку из чужого народа. Отныне племена йети относятся к вам благосклонно.
   Распределив добычу среди своих людей, вы показали себя дальновидным лидером. Моральных дух ваших подданных возрос на единичку на сутки.
   Внимание! Вы трижды выполнили условие временно повышающий моральный дух. Влияние суточных деяний очищается полностью. Ваш талант 'Лидерство' увеличивается на уровень.
  
   - И где эти йети живут? А снижение морального духа за использование газовой гранаты тоже простили? - задал вопрос сам себе.
   Не дождавшись ответа, и убедившись в интерфейсе, что система грехи не простила, занялся расспросами гнома с фиолетовыми глазами.
   - Коркра, расскажи, как получилось, что по механике игры мои начальные подданные, такие разные. Ведь должны статься копиями моего сознания с притушенными знаниями и воспоминаниями? - спросил я гнома понимающего суть.
   - Выбери ты кернов или хускарлов себе в спутники, у этих воинов был бы один строго определённый талант. И если в прошлом ты увлекался метанием топориков или боем рожном, то это были бы вероятно твои 'притушенные' копии, с совершенно тем же складом характера, - начал задумчиво Коркра и, обдумав, продолжил: - Но у пионеров, как например, у людских крестьян, изначально один случайный талант. Для его реализации система находит в своей обширнейшей базе подходящую личность, ведь талант это не столько навыки, сколько предрасположенность души, если так выразиться. Свойство характера.
   - Если рассуждать дальше. О выгоде, которую получают создатели подобных 'игрушечек'. Кроме разработки искусственного интеллекта они научились раскладывать на составляющие способности, навыки и опыт оцифровавшихся в системе игроков. Допустим, потребуется 'учредителям' заняться освоением какой-то дальней планеты. В игровой 'базе душ' подберут подходящие, вложив соответствующие ситуации знания, неоднократно проиграют варианты развития и уже потом, запихнут получившееся сознание в подходящее тело, отправив на задание. В Партиях, допускаю, что исследуются какие-то социальные аспекты взаимодействия. Система позволяет воссоздать личность как конструктор из особенностей нескольких 'оцифрованных', по заданным параметрам. Даже воспоминания жизней оригиналов иногда будут проскакивать в виде "дежавю" или во снах, - скатился в рассуждения Коркра.
   - Короче, тебя, Роя, Скарлетт, Димку, Войда, Плюха и прочих гномов с особенными талантами сгенерировали с использованием шаблонов других личностей из 'базы душ', - подытожил я.
  
   Заглянули в таверну, которая образовалась на месте приметного барельефа, украшавшего прежде стену справа от балкона резиденции. Слева, за колоннами виднелся рисунок, в котором без труда, угадывались торговые ряды.
   - Место под рынок с аукционом, - догадался я.
   В таверне Димка наладила раздачу провианта. Первые сутки система мягче относилась к отсутствию своевременного перекуса. Дальше будет суровее. У голодного, упадёт регенерация, заметнее всего отсутствие пищи скажется на восстановлении запаса сил.
   Игровая раздача работала так: Ежесуточно, в урочный час на специальном мраморном столе в кладовке таверны, оказывалось сублимированное мясо, сыр твёрдых сортов и лепёшки странно бурого цвета. Вмурованная в стену столитровая бочка, наполнялась вкусным медовым взваром. Этакий виртуальный коммунизм на сто пайков. Несколько пионерок нарезали пищу, раскладывая по тарелкам или упаковывая в бумажные пакеты. Взвар разливали по гранёным бутылкам в дорогу или кружкам, чтобы выпить немедленно. Обстановка таверны, столы, лавки, стойка, а также разнообразная посуда появилась при строительстве этого сооружения.
   - Бутылки уже закончились, восемь забрал Штурм, а эти тебе ярл. Взвар наливать не во что, береги посуду, а то придётся докупать, - сказала пионерка, поднося мне объёмную кружку с питательным напитком.
   На отдельном столе выставили дюжину бумажных пакетов и штофов, специально для отряда, с которым я собирался наведаться на нижний план. Наш тактик как-то догадалась, сколько людей я поведу с собой.
   - Штурм взял с собой своих кернов, Секирыча, пару пионеров порезвее, одного с навыком 'Следопыт', другую с 'Первой помощью' и отправился на верхний план, - доложил Франк, продолжив: - Вот отобранные пионеры с талантом 'Рывок', рекомендую взять всех, даже девушку у неё ещё 'Первая помощь' имеется. Рекомендую забрать с собой всю пионерию с навыком 'Ходок', так отряд весомее и скорость не упадёт. От медведя Штурма волки сами разбегаются, а нас донимать будут, если малым числом пойдём.
   - Согласен со всем, - сказал я, разглядывая отобранную к походу команду.
   - И ты тут?! - увидел я знакомое лицо везучего гнома, по имени Плюх, что служил приманкой зиланту.
   - У него таланты 'Удача', 'Рывок' и 'Живучесть', это удвоенная регенерация здоровья. Для разработки месторождений удача особенно хороша, в руде могут алмазы попадаться, - шептал, следующий рядом, Коркра.
   Замечательно, кем хочешь стать братец, керном или мастером? - спросил я пионера.
   - Таном! - ответил Плюх.
   - Это уж как получится, а пока станешь мастером кирки. Метнись в резиденцию к Рою, пусть обучит тебя и собирается на вылазку, - отправил я пионера, продублировав по героическому селектору сообщение Рою.
  
   Вскоре на нижний план выдвинулся отряд. Пепел скрипел под ногами. Алое солнце, перевалило зенит. Впереди, лично персонально я, в драных латах под алым балахоном. На голове капеллина, этакая каска в форме тазика. Железа в ней, две дуги, крест-накрест, упирающиеся в обруч охватывающий голову, всё остальное кожа. Балахон и каска, трофеи от неприятельских алебардщиков. В руках молот на длинной рукояти, за поясом молоток поменьше, на плече баклер со львом.
   Слева Плюх, справа Франк, позади четвёрка недавно обращённых кернов вперемешку пионерией, обладающей талантом 'Ходок'. В седине колонны Димка, чтобы накрывать всех своей 'Тактикой', даже если мы растянемся. Замыкал Войд, как самый бронированный. В пурпурном плаще и бронзовой чешуе он смотрелся как большое начальство.
   Тройку кернов обрядили в трофейные алые балахоны и капеллины алебардщиков, парочке достались железные щиты драугров. Все получили декоративные топорики, снятые со стен тронной залы. Девушка-керн с талантом 'Рывок получила трофейную алебарду. Пионерок с талантом 'Ходок' оказалось больше чем мужиков, им выдали колья и алебарды, с тем, чтобы работать в бою из второго ряда. У многих дополнительным орудием шла праща, болос или кистень. Мастер Плюх оказался вооружён чебурашкой. Это инструмент бурлаков и укшуйников, обтёсанный до состояния шара кусок крепкой древесины, к которому привязана длинная верёвка. Чтобы крепление вышло надёжнее, в дереве нарезаны бороздки. Чебурашка не тонет и полезна при пересечении водных преград. Деревянный шар, внушительных размеров, грозно жужжит, если его раскрутить. Боевую вариацию могут утыкать гвоздями, но Плюх тем не озаботился не найдя таковые и носить шипастую дуру неудобно. Собственно, прозвище гном получил после испытаний чебурашки на какой-то грязной луже, ещё утром, когда мы шли к горе.
   В качестве дополнительного бронирования, многие бездоспешные гномы, особенно те, кому не хватило щитов, примотали к рукам деревянные бруски. Получился этакий 'подольский уголок', импровизированный наруч беднейших гопников, сносно блокирующий удары.
   Все эти вариации оружия нищебродов, пусть значительно уступают изделиям цивилизации, но изготавливаются в диких краях из подручных средств. Даже собственные волосы могут служить защитой или связующим элементом. Пионерки укоротили свои юбки до колена, пустив край верхней кожаной - на пращи, а нижней тканной - на бинты. Традиции и нормы морали меняются, если речь идёт о выживании. В реальной истории дамочки ландскнехтов доказали, что в юбке до колен передвигаться по полю боя устланному труппами удобнее, нежели путаться в предписанной инквизицией.
  
   Выйдя на просторы нижнего мира, мы первым делом посетили ближайший лесок. Коркра, предложил немедленно наладить производство самых примитивных стрел, на которые он прочил пустить какие-то колючие кусты, произрастающие на нижнем плане.
   - Собственно, берём ветку подходящей толщины, пусть даже с изгибами, греем над костром, аккуратно выжигая сучки, и выравниваем её руками. Пламя поможет, - поучал Коркра.
   На стабилизаторы он хотел пустить какие-то жёсткие листья местных кустов. Вот с наконечниками получались сложности. Изготовление каменных наконечников требовало слишком много времени. Потому, решили оставить как есть, лишь заточить древесину, обтесав и опалив.
   У лесочка объявилась стая местных, чёрных волков, зыркая на нас своими красными глазами. Гномы потренировались в метании камней из пращей, швырянии боло. Рой опробовал свой лук, потратив одну стрелу. Не промазал, прошив волка навылет. А вот пращники чутко мазали, храня практически полную тайну полёта булыжников. Прилетело даже кому-то в гномью голову, на которой не было каски. Потерпевший выжил, продолжив путь с живописной окровавленной повязкой, ворча и приговаривая: 'Бандитская пуля'.
  
   Сократив поголовье хищников, мы оставили Коркра, Роя вместе с дюжиной вызвавшихся с ними пионеров, заготовителей стрел.
   Бодро шли по узким тропам, огибающим гору. Я учился следить за дорогой, одновременно переговариваясь по селектору с героями и поглядывая на карту в интерфейсе. Если оступался, гномы поддерживали.
   Заснеженные просторы верхнего плана, где я ещё не бывал, но видел его глазами своего героя, контрастировали с покрытой пеплом каменистой поверхностью нижнего.
   - Штурм обследуй окрестности до моста тролля и возвращайся. Кернов оставь в твердыне, а сам на медведе, прихватив Секирыча, догоняй нас, - приказал я ударному тану.
   - Мост уже весьма давно зачистил, ты за временем следи. Там был один тролль, на раз завалили. Внутри его логова оказался разрушенный монолит, растерзанные тела бойцов ассасина и трофейное оружие, - доложил тан.
   Штурм в красках передал увиденное, дополненное деталями внимательного пионера с навыком 'Следопыт'. Очевидно в невидимости, герой ассасинов прокрался в логово и распотрошил там сундук. Это привело к мгновенной гибели завязанного на сокровища тролля. Второго лазутчик решил поразить, метнув отравленные кинжалы. Но тяжело раненный и отравленный страж моста сиганул в горный ручей.
   Заснеженные камни склона поведали случившееся. Тролль кувыркался вниз, цепляясь за всё возможное, потом его унесло течением. Отпечатки ног в характерной, мягкой обувке с удлинённым носком, указывали, что отсюда смотрел вниз мой прежний конкурент. Решив, что тролль сгинул, ассасин успокоился. Получить в спину два отравленных кинжала, улететь в пропасть, биться об острые камни в горном ручье, уносясь вдаль стремительным потоком. Пережить такое вряд ли кто-то способен, кроме тролля, благодаря его чудесной регенерации. Поверх старых следов, вдоль обрыва протянулась свежая цепочка отпечатков когтистых лап, ведущая к норе под мостом. Тролль вернулся в логово, где его нашёл и без особых затей прикончил Штурм.
   - Зря тролля завалил, он походу мост стерёг. Это тебе противник на пару ударов, а герой игрок, на начальных уровнях да при алебардщиках, шиш одолеет, - заметил я.
   - Надо было чётче инструкции давать. Мне нужен опыт, тебе монеты, дело сделано уже, - сумрачно ответил Штурм.
  
   Устроили селекторное совещание, пригласив всех героев. Составили портрет конкурента, который начал игру с отрядом алебардщиков где-то на верхнем плане.
   - Какой-то лох странный. Лучше бы взять лёгких всадников, чтобы быстрее добраться до замка или объехать локацию, - заявила Димка.
   - Или арбалетчиков, чтобы работать дистанционно, - заметил Рой, что уже опробовал на специально оставленном трупе волка стрелы, изготовленные Коркра.
   - Эти изделия, качеством сродни орочьим, но за неимением иного сойдёт, шкуру пробивают. Скорость изготовления три-пять стрел в час с каждого задействованного пионера, - констатировал герой с блочным луком, на отвлечённую тему.
   Из двенадцати приданных Рою пионеров, подходящий кустарник заготавливала едва половина, остальные стерегли, постреливая по снующим волкам из пращей. Собрав, сколько Коркра счёл достаточным, экспедиция отступила под тень твердыни. Тут, за время пока я блуждал в подземельях, деятельная Димка устроила небольшой парапет, удобный для дозорных и пращников, успешно отгоняющих зверей.
   - Будем исходить из того, что оппонент идейный противник ассасина. Система подбирает принципиальных врагов. Возможно, алебардщики взяты, потому что у игрока есть талант, превращающий их в кого-то круче. Как если бы я набрал кернов изначально и превратил их в шарпшутеров, - вписался в разговор я.
   - Или это очень хороший стрелок или маг, который окружил себя прикрытием из милишников, - заметила Димка.
   - В любом случае, враг ассасина, может статься нам другом. Случись конфликт, его алебардщики-люди. Наши керны с метательными топориками и пращницы проредят их, не доводя до рукопашной. Уже вторая половина дня, всё, что надо мы в замке построили, до завтра ничего там не сделать. Нужно будет, отступим и вернёмся ночью, когда люди слепы, - успокоил нас Войд.
  
   В полутора часах от твердыни, волки перестали следовать за нами, провожая голодными глазами, и повернули обратно.
   - К чему бы это? - насторожился Франк.
   - Смотрите! Кабан! - закричал Плюх.
   Навстречу по узкой горной тропе на нас, разгоняясь, мчался огромный зверь с четырьмя длинными клыками под пятачком. Голая, чёрная шкура с многочисленными складками смотрелась уродливо. Удивительно, как в таком создании гном признал свинью.
   Немедленно включив 'Боевое единство', приготовил отряд к бою. Щитоносцы выдвинулись вперёд, пикинёры и алебардщицы, спрятавшись за 'танкующими', выставили навстречу зверю своё оружие. Я занёс молот. Пары секунд нам хватило, а потом грузная туша натолкнулась на выставленное дреколье. Пусть часть импровизированных пик соскользнула с грубой шкуры, чья-то алебарда сломалась, но оставшегося хватило, чтобы остановить зверя. Мой молот, кирка Плюха и топорик Франка под разными углами опустились на огромную голову, оглушив, покалечив гигантского кабана. Несколько ударов довершили дело, потушив в злых, красных глазках искру жизни.
   Разделывать тушу было некогда. Испарив добычу геройским навыком, мы стали богаче на несколько десятков монет, разжились внушительным шматом сала и большим куском жёсткой шкуры, которую пришлось бросить с мыслью забрать на обратном пути.
   Больше приключений не случилось. В живописных низинах, если такой термин подходит для нижнего плана, мы наблюдали стада животных, похожих на бизонов.
   - Вот они, наши мясные запасы, - мечтательно заметил Франк, хищно поглядывая на диких коров.
  
   Часа через три, после выхода из твердыни достигли цели. На подходе к руднику нас догнали Штурм и Секирыч. В маленькой долине приютилось несколько гномьих домиков. Вход в шахту перекрывала баррикада, из-за которой выглядывали хмурые лица наших сородичей.
   Уговаривать местных долго не пришлось. Хранителем сокровища оказался, бывалый дубль из оцифрованных игроков, назвавшийся Митя Капут. Он, как и его напарник - хускарлы, тяжёлая пехота гномов, ходячие арсеналы в добротной стальной чешуе от пят до макушки. Головы прикрыты крепкими шлемами, по виду, бацинет с забралом. В левой руке каждого стальной каплевидный щит. В правой рожон, этакое копьё с длинным, широкими наконечником, похожим на меч. Древко у рожна обычно значительно толще копейного, чтобы удержать вес разогнавшегося медведя, кабана или боевого коня. У продвинутых образцов длинномерного оружия, коими обладали Капут и Штурм, древки в разрезе имели не круглую, но эллиптическую форму, чтобы воин определял на ощупь плоскость клинка. За поясом каждого тяжёлого пехотинца виднелась традиционная пара метательных топориков и шестопёр. Деревенские жители, три семьи пионеров с детьми.
   Вся описанная компания согласилась присоединиться к нам. Похоже, каждое месторождение с близлежащим посёлком стерёг кто-то себе на уме, а не просто бот.
   Желания уйти отсюда хуторянам добавил пещерный медведь, проявивший к ним гастрономический интерес. Хускарлы быстро покончили с незваным гостем, но опасения остались.
   Шкура хищника теперь украшала плечи Митяя. Без моего героического трофейного навыка 'Развеять', она бы сохла ещё сутки и не вышла столь хорошо. Вырезки, что сделали и прокоптили ещё до нашего прихода местные, удваивали восстановление характеристик, на короткое время и пришлись отряду кстати.
   - Дядя Федя съел медведя! Как тебя сюда занесло? - пошутил я, обратившись к хранителю сокровища.
   - Знамо дело, в реале по программе 'Общества', 'Ранний призывник', - ответил седобородый хускарл, совсем не стариковским голосом.
   Я помнил ту новую программу армейской подготовки. Студенты и прочие, ради лишней отсрочки от армии, или улучшенной тренировки, копировали сознание в игры, с тем, чтобы через год синхронизироваться. Процедура неприятная, с небольшим риском сжечь свой настоящий мозг и навсегда остаться в Игре. Опасность 'срыва' нарастала лавинообразно, если частить попытками. Потому, молодым, в общем случае, запрещалось самостоятельно баловаться подобным. А вот пенсионерам, на здоровье...
   Виртуальное рекруты проходили неплохую военно-тактическую подготовку, изучали ремёсла. В некоторых играх разрешалось и даже приветствовалось делать множество копий своего сознания за одну синхронизацию. После обратной перекачки воспоминаний, реальный студент приобретал специфический опыт, помноженный на число своих дубликатов.
   Поначалу, для военного ведомства, появление таких новобранцев было шоком. Привыкли они видеть в рекрутах зелёных малолеток, которым даже водку пить ещё три года нельзя. А тут такое... Страха не ведают, прекрасно знают, как устраивать засады, убивать и выживать в самых трудных условиях. Инфантильность, в Генштабе сдуло, после того, как пара 'зелёных' новобранцев 'взяла в ножи' казарму с 'дедушками' безпредельщиками из 'дерзкой' республики, тихо вздёрнула на воротах заносчивого офицерика и растворилась в горах. Их так и не нашли, никогда, а может не особо старались. Программу 'Ранний призывник' прикрыли, рекрутов рассовали по элитным частям. Но вероятные противники из сопредельных держав, тоже тренировались. Алгоритм подготовки пришлось вернуть, но только для тщательно проверенных на адекватность кандидатов в специальные войска. Которые, надо заметить, вышли дёшево и на славу, так что опять встал вопрос об изменении всей военной доктрины. С чего бы, ветеран с памятью двадцати пяти лет непрерывных виртуальных войн неотличимых от реала и парочки реальных, будет подчиняться паркетному 'дундуку' - генералу, 'понты гнущему', но 'пороху не нюхавшему'? Вот и пришлось 'паркетникам', лезть в капсулы копируя свои сознания по тематическим играм. Интересный опыт получился, для всех.
  
   С Митяем Капутом, получилось стандартно, только по не совсем легальной схеме, ибо 'Общество', как многие ЧОПы и корпорации, потихому готовило своих бойцов. А конкретно этот дубль ухитрился залететь из основной Игры в Партии 'Легенд...', где завис, пока не поправит 'карму' или не ухудшит настолько, чтобы сгинуть.
   - Я настроен на победу. Два данжа прошёл, уникальных тренерских талантов набрал и раздал героям, такое не каждый донатор поймает, - обнадёживал я хускарла, которому весьма полезно оказаться среди победителей.
   Монет нанять хранителей рудника не было. Вопрос решили просто, разрушив монолит месторождения. Плащик и 'Дипломатия' Войда сработали на славу, уменьшив втрое цену найма пополнения.
   Вскрыли сундук хускарла. Там, оказалось пять мер руды и неожиданно, протазан. Этакий западноевропейский аналог рожна. С талантом 'Любимый протазан', в придачу, для того кто использует первым. Кому дать это чудо альтернативного военпрома не понимал, потому что все герои уже заполнили слоты талантами, а Штурм любил свою совню. Решил приберечь трофей для восьмого героя. Даже если им окажется магиня земли, что доступна к найму в таверне, пусть. Ведь надо же магу-сапёру чем-то сражаться накоротке.
   - Монеты появятся, а подданные необходимы, - приложил я руку к монолиту, расположенному в большей, из гномьих избушек, наняв шестерых.
   Совокупные поступления от трофеев, позволили добавить столько, что аккуратно хватило нанять всех доступных пионеров, после чего казна опять показало дно.
   Нанимать в деревенских монолитах можно лишь мужчин, такова специфика. Создатели игры делали, военную стратегию, а не симулятор градостроения. Казна пуста. Но взять подданных в обелиске гномьего поселения, я считал верным. Больше рук сжимающих топоры и кирки, на моей стороне, выше шанс на победу. К тому же, пионеры, пришедшие со мной, нанятые в монолитах или улучшенные, в отличие от обычных наёмников имели заданные мной свойства племени. Штурм, Капут и их гномы не обладали повышенной на десять процентов точностью. Присутствующая при появлении пионеров Димка, влила свои тренерские способности, одарив пополнение талантом 'Любимый блочный лук', вдобавок к положенному, случайному.
   Монолит деревеньки мне рушить нельзя. Сей акт, система зачтёт как уничтожение поселения, что условно светлым делать не рекомендуется, моральный дух всей нации сильно просядет, а меня могут одарить каким-то постоянным проклятием. Пусть так, если сюда доберётся орк, то судьба монолита в его руках. Но даже тёмному лорду, гномья деревенька выгоднее разовой прибыли в тысячу монет. Орки не любят и не умеют работать, разрабатывать месторождения они не смогут. Только если заведут рабов или наймут, например, пионеров.
   Тем временем отряд готовился к возвращению в твердыню. Гномы прикидывали, что взять с собой. Тёплые оделяла, снятые с кроваток, что имелись в домиках, могли пригодиться при путешествиях по верхнему плану, где сейчас зима. Пополнение вооружалось, как умело. Но не стоит ждать от новичков успехов в обращении с пращой или боло. Мои ветераны и те, мазали много чаще, чем попадали.
   Взглянул на виртуальную карту. Теперь я хозяин замка и каждый захваченный мной монолит работает как радар, расширяя видимую область. Вот этот знак на карте, фигура в балахоне с капюшоном и свечкой означает Светоча. Я встрепенулся.
   - План меняется. Идём за 'свечкой', - обрадовал я отряд.
   Никто не роптал, лишь кто-то спросил: 'А что это?'. Вопрошающему разъяснили.
  
  
  
  Глава 9. Окно куда захочешь.
  
   Около часа карабкались по утёсам, добравшись до маленького плато. Растительность из перекрученных, иссушенных кустов с острыми алыми листьями ограничивала обзор. Неожиданно, медведь Штурма зарычал.
   - К бою - скомандовал я, перехватывая в левую руку боевой молот на длинно рукояти и доставая пионерский молоток, который собирался метнуть.
   По уговору мы выстроились в клин. На острие я, лично - персонально. По бокам, оба хускарла со щитами и рожнами наперевес. Один их шаг вперёд или мой назад, и я окажусь под надёжной защитой щитоносцев в хорошей броне. Хускарлов с боков подпирали Франк и Войд. Их, в свою очередь, прикрывали керны с железными щитами драугров. Дальше вдоль клина заняли места бойцы с деревянными щитами и топорами. За первым рядом привычно разместилось пионерия с алебардами и кольями. Моя конница, Штурм на медведе и Секирыч на своих двоих, заняли места чуть сзади, на флангах. Там же Плюх разматывал свою чебурашку, Димка готовила боло, а особо меткие пионерки раскручивали пращи, зарядив те приготовленными голышами. Женщины с детьми из банды Капута оставались сзади. Там же в резерве и для наблюдения за тылами осталось несколько пионеров Митяя. Медленно и осторожно двинулись вперёд, чётко сохраняя порядок.
   Вдруг, из-за небольшой скалы, поросшей корявыми, карликовыми деревьями, выскочило два цербера. Пепельно-чёрная шкура, хорошо маскировала тварей в засаде. Четыре пары глаз, полыхнувших адским пламенем и распахнувшиеся алые пасти с острыми белыми клыками, стали неожиданностью. Даже я вздрогнул, мгновенно активировав ауру 'Боевого единства'.
   Дистанция стремительно сокращалась. Метнуть приготовленное, и схватиться за оружие ближнего боя, мы не успевали. Выбор прост, либо хороший бросок и встреча твари с пустой рукой, либо вскинутое для удара оружие. Наглядный пример, почему переход из античности к средневековью сопровождался массовым отказом от всевозможных дротиков.
   - Ёжик! - заорал я, роняя под ноги пионерский молоток и вскидывая боевой молот, для удара на встречу, прыгнувшей на нас твари.
   Через ауру успел скоординировать, чтоб керны щитоносцы первого ряда метнули топорики и присели, крепче ухватив щиты обеими руками. А второй ряд ловил зверя на выставленные колья и алебарды. Этакий, 'анти кавалерийский ёж' получался. Псов переростков встретил жужжащий рой топориков в упор. Метательный топор существенно лучше стрелы своим останавливающим эффектом. Франциске не обязательно воткнуться. Теперь я знал, что на близкой дистанции можно чуть подвернуть орудие, чтобы ось полёта и вращения не совпадали. Тогда топорик не воткнётся в жертву, а вырвет из неё кусок, наградив болевым шоком. От псов летели ошмётки. Хранители ада боли не ведали, но с перебитой челюстью трудно кусать. Пращницы, выпустив по голышу в 'Божий свет как в копеечку', хорошо своих не задели.
   Одна двухголовая зверюга прыгнула на наш строй. Другая отскочила в сторону, решив обогнуть. Её перехватил Штурм. За нашими спинами подбадривающе орали пионерки и перепуганные дети.
   - Ууу-ух! - молот полетел в левую голову цербера. От опрокидывания под весом твари, меня спаси хускарлы, ловко вздев цербера на рожны и подпирающие сзади пионерки.
   Молот поразил цель, вскрыв черепную коробку пса, но вторая голова стража ада, чуть не откусила мне руку, сорвав с плеча баклер. Бронзовый щит остался в огромной пасти цербера. Гномы, кто умел, перешли в 'Рывок'. Крылья нашего маленького клина сомкнулись, зажимая пса. Пионерки замешкались, но быстро нашлись, принявшись охаживать практически мёртвую тварь алебардами и молотками на длинных ручках. Обе головы зверя превратились в кровавый фарш.
   Посмотрел как там наши кавалеристы. Штурм, ловко маневрируя, срубил совней одну из голов и теперь шёл по дуге. Секирыч обежал нас сзади и добивал раненную тварь размашистыми ударами. Ему помогал Плюх, стремительно орудуя киркой.
   Цербер это не кабан, а более серьёзный противник. К тому же гномы испугались, неожиданно выскочивших тварей Инферно и от страха силы не берегли. Мои керны растратились на 'Рывок'. Теперь, минут на десять, двадцать это не бойцы.
   Внезапно раздался истерический хохот. На поле боя показался рогатый демон, в алых латах, вооружённый хлыстом, увенчанным лезвием. Умная тварь шестого ранга радовалась битве, творя заклятие. Позади Секирыча, что развернулся к новой угрозе, поднялся совершенно целый пёс. Измождённый Плюх ударил воскресшего зверя киркой, но улетел как кегля, от тычка мордой. Цербер, злорадно взвизгнув, с видимым аппетитом вонзил клыки в ляжку телёнка, так что захрустели крепкие кости королевского минотавра.
   Ожившего перед нами адского пса удержали хускарлы, ловко нанизав на рожны. Я, лупил псину молотом, словно колол дрова. Растерявшиеся было алебардщицы, опомнились и мы сноровисто превращали несчастную тварь Инферно в фарш. Но жизнь покидала измочаленного пса не так быстро, чтобы останки допускалось развеять.
   Димка метко швырнула боло, которое грянуло демона оземь, обернувшись вокруг копыт рогатого. Успех длился считанные секунды. Махнув когтистой лапой, демон легко порвал путы, перекувырнувшись, вскочил и устремился дальше.
   Наш строй не мог быстро развернуться, и фигура в алом хитиновом панцире, минуя нас, длинными скачками неслась, к нашему обозу с детишками. Эта тварь восстанавливала ману, убивая, вот и выбрала цели легче. Путь демону преградили парни из обоза, отважно прикрывая своих подруг.
   - Франк и вы двое, добейте и развейте. Войд, займись другим цербером. Остальные за мной! - перенаправил я отряд.
   В бою, даже без ауры, соратники понимают с полуслова. Тем, кому указали дорубить поверженных псов остались, прочие бросились за мной.
   Я с ужасом наблюдал, как Демон растопырил полуметровые когти одной из лап, а другой раскручивал хлыст.
   Пионеры Митяя, приметно выделялись своим чёрно-красным одеянием. Прежний командир вооружил и немного натаскал их владению нунчаками, тем они занимались, сидя на своём руднике до нашего прихода. Теперь эти пионеры, отчаянно крутили перед собой восьмёрки, пытаясь остановить и отпугнуть врага. Как бы ни так, деревяшки на верёвочках даже не оцарапали хитиновых лат порождения Инферно. В три удара лапой демон покончил со всеми, заодно смахнув хлыстом кого-то из моего отряда.
   - Гаси демона! - орал я Штурму, практически позабыв про координацию через 'Боевое единство'.
   Ударный тан на медведе выручил Плюха и Секирыча, нанеся их церберу невосполнимый урон, и уже помчался к демону.
   Пионерок спасла Димка, метнув второе боло. Бросок вышел не столь удачным, но демон остановился, прекратил погоню за пионерками в чёрно красном, что удирали, прижав к себе детей. Метательница боло раззадорила демона, обратив его ярость на себя. Радостно взвыв, порождение Инферно ударило героиню хлыстом. Димка успела прикрыться бронзовым баклером, но лезвие на кончике смертоносного оружия захлестнуло за выставленный щит, перерубило косы и оставило жуткую рану в затылке. Отважная гнома рухнул в беспамятстве, широко раскинув руки.
   - Штурм! - проорал ударный тан, свой персональный боевой кличь, неожиданно для всех нас налетев на демона и опрокинув того боевым медведем.
   Остриё совни, со всего маху, пробило бронированный бок монстра, войдя между пластинами, а Рыжик опрокинул и подмял под себя врага, полосуя когтями. Демон скастовал уцелевшей конечностью заклятие. Судя по звукам, за нашими спинами, опять воскрес цербер.
   Боевой медведь и демон откатились в разные стороны, обменявшись ударами когтей. Штурм вылетел из седла, совня сломалась, щит потерялся. Герой ловко вскочил, выхватил короткий меч и поспешил в бой.
   - Ррр-ааа! - прозвучало наш боевой клич, возникший случайно, когда мы добрались до врага.
   - Капут тебе тварь! - подбадривал себя Митяй.
   Хускарлы поймали демона на копья, прижав к земле. Тот изворачивался, сёк острыми когтями всё вокруг, мочалил древки впившегося в него оружия, стараясь зацепить окруживших гномов. Капут отбросил сломанный рожон и ломал шаловливые лапы врага шестопёром. Штурм вогнал в пасть меч, остановив поток сыпавшихся на нас проклятий. Агония длилась недолго. Ещё какое-то время дружно кромсали испустившего дух демона, пока не отошли от горячки боя.
   Успокоился, только развеяв ненавистное тело своим героическим навыком. Слишком неожиданно страшным вышел бой. По характеристикам наш ударный тан на боевом медведе, как 'юнит' седьмого ранга должен превосходить демона, который имеет лишь шестой по замковой классификации. Пара адских собак уравновешивала их силы. А весь наш отряд, с героями и Секирычем, превосходил неприятеля. Но мы понесли суровые потери, демон переиграл нас тактически, оказался слишком ловок и хорошо бронирован.
   Осмотрел поле боя. Камни вокруг густо забрызгала кровь, и покрывали рваные клочки тел. Это хлыст и когти демона прошлись по незащищённым пионерам. Мы безвозвратно потеряли четверых, трёх сторожил из деревни Митяя и одного недавно нанятого там же. Димке немедленно оказали 'Первую помощь'.
   Ожившая позади нас псина, которую не успел развеять герой, издохла сразу после гибели воскресившего её хозяина. Этот цербер едва не догрыз Войда, которого спасла бронзовая чешуя. Секирыч не мог подняться, левая нога его оказалась буквально пережёвана, от бедра до колена и обильно сочилось кровью.
   Раненные получали помощь и вкушали припасённую медвежатину, запивая взваром. То, что могло подождать или зажить само, перевязывали, чтобы избежать кровопотерь. 'Первая помощь', которой обладало несколько, включая меня, вытаскивала с того света порванных и пожёванных бойцов. Все новички взяли по уровню или больше.
   - Рановато нам с демонами тягаться, - подумал я глядя на рассечённые тела сородичей.
   Мне было отчаянно жаль каждого павшего бойца, каждую крупицу моей будущей победы. Развеивание останков принесло около трёх сотен монет. Менее уставшие и уцелевшие гномы обследовали окрестности. Прочие перебирали разбросанное имущество на предмет ценностей. Мне предложили сменить мою, почти рассыпавшуюся броню, на гораздо более крепкий панцирь демона. Пусть он продырявлен, но хитин, даже после стараний отряда гномов, выглядел целее моих лат. Увы, демонический доспех длинноват для гнома, потому отправился в обоз, шлема у рогатого врага не имелось. Видимо, в Инферно считали, что их лбы и так крепки.
   От церберов остались крепкие чёрные шкуры, и множество острых клыков, которые я попросил приберечь, чтобы пустить на наконечники для самодельных стрел.
  
   - Зря ты своих нунчаками вооружил, лучше бы просто кольев раздал, - попенял я Митяю, примиряясь к демоническому хлысту.
   - Я кистенщиков хотел тренировать, а 'чаками' вооружил временно, из-за простоты конструкции, - грустно ответил тот.
   Вспомнилось, что первые нунчаки появились у меня в раннем детстве, в начале 80х, была тогда мода на карате. Хоть власти запрещали, но каждый уважающий себя пацан тренировался, как умел, копируя у друзей тетради с приёмами-картинками, и выделывался, как мог. Первый шедевр 'нинзютской' мысли был изготовлен из берёзы. Будучи малых размеров, продержался он довольно долго, но в итоге просто треснул напополам. Следующее изделие из хорошего, тяжёлого дуба. Бруски струганы, чтобы оставались грани, а размеры изделия таковы, что скорее напоминало цеп. Третьи нунчаки, самые, как бы, правильные, мне подарили в общаге универа. Сделаны они были, 'по науке', из эбонитовых цилиндров, соединённых цепью. По окончании вуза кому-то их передарил. Суть выше обозначенного к тому, что крутил я 'чаками' самозабвенно, в школьном рейтинге являлся, пожалуй, вторым, а может и первым. Но отдыхая летом у деда в деревне, оценил пастуший хлыст и банальную гирьку на цепочке. Кистень из той гирьки оставлял внятные вмятины на выбранных для экзекуции поленьях, а в меру трухлявые разбивал на щепки. Японские же палки на верёвке, едва царапали испытуемую поверхность. Однако, следует признать, что 'чаки' хороши именно для тренировок, ими трудно себе что-то сломать. А вот если по неуклюжести засветить себе по затылку гирькой, то сотрясением не отделаться.
   Обрастание знаниями, привело к тому, что я уже скептически поглядывал на оружие японской бедноты. Как впрочем, и на снаряжение самураев. В целом про Японию сложилось двоякое впечатление. С одной стороны красиво и романтично. А с другой, латы самураев до начала двадцатого века, увиденные мной на предметной японской выставке в Петербурге, прочностью, скорее соответствовали античности, республиканскому Риму и древней Элладе. Это я про лакированную кожу и шёлк, с бронзовыми бляшками, бисером и бантиками. Что касаемо сабель, именуемых катанами и прочими странными словами, то делались они холодной ковкой, представляя собой в массе довольно сырое железо. Имелось малое число, воистину, легендарных работ, но там многослойные клинки проковывали годами. Наглядно, что на той выставке лучших самурайских доспехов, достойных сёгуна, имелась сильно б/ушная португальская кираса, которую вместе с каской, где то в шестнадцатом веке, впарили японцам. А те, переделали под себя, развернув шлем задом наперёд, расшив накладки бисером, украсив бантиками и вручив очень знатному самураю.
   Позже став консервативным реалистом, я узнал, что до японцев на тех островах жили бородатые айну, от которых пришельцы переняли многие военные традиции. Это примерно, 6-й, 8-й века. Тогда же, среди захватчиков зародилось ритуальное самоубийство - сэппуку, как принудительное наказание для трусов. Вроде того что: 'Либо ты, презренный дезертир, режешь себе живот, либо мы режем всю твою родню, а потом тебя, особо творчески. Выбирай!'. Потом, тот прагматичный обряд казни-самоубийства оброс романтизмом, красиво и лукаво можно рассказать о любом.
   Из военно-японской культуры понравилось 'хоро', это такой разрисованный плащ-шар, который возил за спиной видный конный самурай, как признак важности, именуемой 'понто'. 'Вот оказывается, откуда понты пошли'. Слишком амбициозному коллеге, бывало, дарил расписной шар с намёком.
   Луки японцев тоже интересны. До 20-го века, даже среди высших сословий питались там скудно. Обилие пищи, особенно мясной, сильно влияет на рост, в сторону его увеличения. Но островитянам, увы. Потому средний рост аборигенов блуждал в районе полутора метров, но длина лука могла составлять около двух с половиной. Как же из такого стрелять? Разгадка в ассиметричной конструкции. Верхняя часть большого самурайского лука много длиннее нижней.
   Пусть военная культура Японии самобытна, но даже диких, бородатых айну, они долбали столетия, одолевая за счёт абсолютного численного перевеса. Впрочем, то, как за три десятилетия 19-го века, дети Аматэрасу, перескочили из развитой античности в эру линкоров и пулемётов, утерев нос в войне, самой крупной империи на планете, впечатляло. Пусть мы знаем о феерических глупостях российского верховного главнокомандования, и даже притом, о десятикратных потерях самураев, о штопоре японской экономики, но в 1905-м году победили они. Их отвага, упорство и умение приспосабливаться к быстро изменяющимся условиям, заслуживают уважение.
   Но три пионера Митяя, что пробовали отмахаться от демона нунчаками, храбро сгинули, даже не оцарапав тому латы.
  
   - Там подальше, за скалой, какой-то мужик в балахоне с книгой и свечкой стоит, - примчался взлохмаченный пионер, и, переведя дух добавил: - А за кустами два мёртвых варка и орка наездника.
   - Кажется, я знаю, что это за мужик. Штурм и вы четверо за мной, остальные ждите здесь. Привал, - скомандовал я.
   Найдя тела варгов, вспомнил про орколорда. Наверняка, он сейчас ведёт к Светочу сильный отряд. После развеивания найденных варгов, в казну капнуло немного монет. Получились две шкуры с верхней частью черепа волка переростка, и оставленной в декоративных целях челюстью с длинными клыками.
   - Хочешь такую нахлобучку? - спросил я Штурма.
   - А давай, брутальненько!- ответил он, забирая и одевая мохнатый трофей поверх шлема.
   Вторую шкуру с головой варга я нахлобучил себе, поверх капеллины. Прочие наши спутники смотрели с завистью. Носить шлем, с искусно сделанной головой крупного хищника, так чтобы шкура ниспадала на плечи, считалось шиком.
   - Подарю тому, кто первым завалит орка, - воодушевил подданных, призвав смотреть в оба, ибо скоро могут показаться исконные враги.
   Никакого целого оружия от орков не осталось. Собственно то, что тут были останки орков, мы поняли только потому, что опознали их варгов. Уж очень плотно пообедали церберы. Это полезный косяк игры, как из разорванного в клочья варга, получилась брутальная накидка.
  
   Дальше, за деревьями располагался Светоч, желанная сущность в тёмно-коричневом балахоне. Почему мой гном решил, что это мужик я не понял, возможно, из-за разницы в росте и атмосферы таинственной угрозы. Прекрасный вид с высоты. Клонящееся к закату солнце нижнего мира. Пепел, скрипящий под ногами и недавний бой, не добавляли оптимизма моим людям. Светоч - очень ценный, для обнаружившего его героя, игровой объект, который дарит легендарный талант и исчезает. Если у игрока все слоты под таланты заняты, то подарком можно заменить любой имеющийся. Легендарный - не значит единственный в своём роде. Игрок в иной локации, добравшись до своего Светоча, сможет взять ровно то же.
   Чтобы не получить какую-то нелепицу из обширнейшего списка подарков, следует обращаться к 'светочу' тщательно продумав и сформулировав своё желание. После чего, сообразно понятому и учитывая общий игровой баланс, тот произведёт свой дар.
   Только игрок или обладатель замка может разжиться у Светоча знанием. Штурму и прочим героям это пока не дано. У меня все слоты заняты, теперь, замещением я получу талант с прибавкой к его уровню.
   Что же просить? Жить сегодняшним днём модно, но для правильного выбора возможностей, подкидываемых Судьбой, следует иметь план, как и куда плыть.
   Опыт участия в чемпионатах по 'Героям', в далёкой юности, учил: 'Тот, кто первым изучит заклятие 'Телепорт' - выиграет'. Из этого правила бывали исключения, лишь подтверждающие. Например, кто-то открывал заклятие чуточку позже, но использовал ловчей.
   Телепортация, практически в любую точку мира, это стратегическое оружие, круче 'Армагеддона' и аккуратнее ланцета. Несколько специально прокаченных магов - портальщиков, организуют 'точки подскока'. Небольшие ударные отряды, состоящие, только из героев и высших монстров, носятся по тылам врага. За какие-то сутки можно лишить неприятеля всех месторождений, замков без должных гарнизонов и выбить героев, чьи отряды сопровождения недостаточно велики.
   Для многих игроков жизненно необходимым являлся наличие или захват замка с магической башней содержащей это стратегическое заклятие. Разумеется, всё это работает только при наличии нескольких магов - специалистов с нужными талантами экспертного уровня, дающими возможность овладеть магией пространственного перехода и обладающих большим запасом маны.
   Гномы 'пролетали мимо' не имея магов как вида. Но существовала альтернатива. При строительстве храма в подгорной твердыне, следовало выбрать специализацию рунной залы и комплекса мастерских. Для моего племени идеально заниматься ковкой легендарных лат. Но при ином пути, на главном верстаке рунной залы чертилась 'Руна Исхода', позволявшая, раз в сутки, открывать портал из своей твердыни в любую принципиально доступную точку карты, сроком минуты на три. Внутрь чужого замка попасть нельзя, а неподалёку, запросто. Но выпадения из производственного процесса легендарного верстака, в мои планы не входило.
  
   - Каких знаний желаешь вкусить? - спросил клубящийся под капюшоном туман.
   - Желаю изучить 'Портал исхода'. В полной мере уметь создавать порталы, сквозь которые я и моя армия сможем переместиться в любое место, - ответил я, опасаясь, что меня могут неправильно понять и всучить что-то не то.
   - Каким талантом пожертвуешь? - спросил Светоч.
   - Забирай 'Первую помощь' - выдал я, с некоторым сожалением, впрочем, многие мои подданные уже являлись аналогом скорой.
   Страницы книги в руке 'учёного' принялись быстро перелистываться, пламя свечи затрепетало и погасло.
   - Бойся своих желаний, они сбываются - произнесла фигура исчезнув.
   На месте Светоча остался лишь дымок угасшей свечи, который скоро сдул ветерок. Я затаив дыхание изучал обретённое:
  
   Свойства героя Индрик:
  Уровень героя: 6 (Класс: Подгорный шарпшутер)
  Здоровье: 90 (40 базовых, +50 игрока)
  Выносливость: 110 (60 базовых, +50 игрока)
  Скорость реакции: +12%
  Скорость шагом: 6
  Таланты (6 из 6)
   'Наставник подгорных шарпшутеров' - Базовый уровень. Позволяет тренировать каждую неделю 12 шарпшутеров из кернов или пионеров имеющих талант из любого стрелкового оружия натяжного действия. (Экспертный уровень таланта позволит тренировать 36 таких лучников) Тренировка стоит 400 монет.
   'Портал Исхода' - Средний уровень. Позволяет создать портал, сроком на одну минуту в любую допустимую точку пространства. Перезарядка 12 часов.
   'Молотобоец' - Базовый уровень. Скорость и точность ударов любыми молотками увеличена на 10%, запас сил при этом тратится на 10% медленнее. Базовые навыки владения боевым молотом.
   'Лидерство' - Экспертный уровень.
   'Меткая стрельбы' - Базовый уровень. Обладатель и его союзники в радиусе 10 шагов при использовании стрелково-метательного оружия, на 10% точнее.
   'Боевое единство' - Средний уровень. В радиусе 20 шагов обладатель ощущает чувства подданных и передаёт им мысленные приказы.
  
  Приписанные артефакты:
  1.Посох шаровых молний. Утрачен, возродится через ## часов.
  2.Боевой - ездовой медведь. Повержен, возродится через ## часов.
  
   - Босс, к нам идут орки! Вижу четверых, думаю это авангард. Будут тут, минут через пять, - отвлёк от смакования обретённой крутизны Штурм.
  
  
  
  Глава 10. Один за всех.
  
   Пешком, с детьми и раненными далеко не уйдём. Негоже в боевых условиях применять неопробованное, но деваться некуда. Выручит ли 'Портал Исхода'? Либо придётся жертвовать кем-то, оставляя в заслоне. Возможно, стоило оставить иждивенцев в деревушке, но тогда охрану там надо, а наши силы малы. В диких местах при армии безопаснее.
   'Что заранее пугаться, может, враги не так сильны? Ударный тан, герои, хускарлы, керны, будет чудесно, здесь и сейчас, покончить с конкурентом' - подумал я, осторожно подкравшись к краю плато, и взглянул вниз.
   Там, куда указывал Штурм, по горному серпантину осторожно шла четвёрка орков, три обычных деревенских охотника и один весьма примечательный. Этот рослый орк обладал угольно чёрной кожей, чем выделялся среди своих смугло - зеленоватых подельников. Развитая мускулатура, довольно правильные черты лица, пусть больше похожие на гориллу, нежели человека и почти круглые уши в отличие от развесистых, ослиных, лопухов 'собратьев', выдавали в нём урукхайя, 'высокого орка'. Для понимания, так называемые зелёные орки, часто имеют врождённые дефекты, будто весь их род подвергся лучевой болезни и злокачественными мутациями. Впрочем, если разобрать эволюцию их расы, так оно и есть. Это же творения жуткой 'лаборатории' Моргота, в которой из обычных эльфов, людей и иных разумных создавались боевитые слуги Тьмы. Чёрные орки - результат тщательной селекции, магических опытов и скрещивания 'лучших образцов' с людьми, чем занимался уже другой тёмный последователь в белых одеждах. Потому-то, чернокожий субъект с копьём, на фоне зелёномордых, смотрелся писанным красавцем.
   Приложив ухо к скале, я услышал характерный гул марширующего войска. Пригляделся, едва различив вдали крупное облако пыли. Пусть этот пейзаж слишком размыт для глаз гнома, но догадаться можно.
  
   - Наверняка, это наш старый знакомый, орколорд с варгами, прёт вокруг горы, нанимая по деревням бойцов. Крут деятель, уникальный талант имеет и армию собрал, вон как топают, - невесело усмехнулся я.
   Рой, оставшийся у твердыни, сообщал, что озадачившись разведкой сломанного моста, обнаружил на той стороне небольшой лагерь врага. К нашему счастью, орки строители никудышные и годные для починки переправы деревья росли лишь на нашей стороне ручья у разрушенной лесопилки. Системное сообщение о сгинувшем претенденте на трон локации, наверняка успокоило орколорда, ибо он вряд ли знает про выход на верхний план.
   Присутствие в авангарде чернокожего амбала, щеголявшего в чёрно-красных лохмотьях орка охотника, говорило, о наличии у конкурента таланта 'Мастер урукхайев'. Видоизменённый таким умением орк, становился раза в полтора здоровее и выносливее, не слабел под лучами Солнца верхнего плана, видел почти также далеко как человек. Из талантов он получал 'Ношение брони', пусть в данном случае бесполезное, но всё остальное при малой цене 'апгрейта' делало армию врага заметно сильнее. Разумеется, традиционное снаряжение, жутковатые алебарды, странные мечи с клевцом, шипастые щиты с изображением белой руки, возможно, примитивные арбалеты, чёрные воины получили бы только при перерождении в специальных зданиях, в полевых условиях изменялось только тело. Раз на специфическом бойце отсутствовала типичная 'упаковка', которая была бы, окажись тот урукхаем изначально, следовал вывод об уникальном таланте орколорда.
  
   - Штурм, держи - передал я герою боевой молот на длинной рукояти и снял шлем с головой варга.
   Раз совня утрачена, нужно обеспечить всадника чем-то иным, длинномерным. Короткий меч и метательный топорик, слабо подходят для боя верхами. А голова волка переростка пусть полежит в кустах, чтобы не выдать меня раньше времени.
   - Спрячься пока там и не отсвечивай, но будь готов по моему сигналу атаковать, - отправил я тана чуть назад, подбирая камень поувесистее.
   - Вы тоже ищите камни, чтобы швырять их на головы орков, - приказал я следовавшей за мной четвёрке пионеров.
   Эти скалы монолитны, с метаемыми предметами наблюдался дефицит.
   Связался с героями из отряда по селектору, потребовав немедленно прислать мне лучших пращников и хускарлов, а остальным готовиться к скорой эвакуации.
   Широкая горная тропа, по которой скоро пройдёт авангард вражеской армии, располагалась под невысокой скалой, на которой разместились мы. Орки редко поглядывали вверх, мы прятались, дальнозоркость урукхая не помогла нас обнаружить.
   Выждав удобный момент, я высунулся и швырнул свою глыбу вниз. Четвёрка моих сподвижников, повторила действие, отправляя камни в полёт 'навесиком', не высовываясь. Их корректировал через 'Боевое единство'. После броска резво присели, подобрав заготовленное, и повторили.
   -Хрясь! - удачно прилетело в голову чёрного орка.
   Пусть высота небольшая, но полупудовые глыбы, зацепили всех.
   Выхватив пионерский молоток, спрыгнул на орков. Никто из зеленокожих не успел удрать, оглушённые и покалеченные они вяло сопротивлялись. Работал молотком с максимальной скорость, метил вислоухим черепушкам. Помогал себе мятым бронзовым баклером, что побывал в пасти цербера. Этим маленьким щитом можно орудовать как кастетом. Скоро враги кончились. Развеивать тела не стал. Быстро собрал примитивные копья и палицы, ухватив их под мышку, и поспешил на исходную позицию.
   Орколорд наверняка оценил моё выступление, наблюдая за своим авангардом через виртуальную карту. Но что увидел враг? Сильно потрёпанного гнома, без шлема и кирасы, в изрядно битых наручах керна и лохмотьях неопределённого, похоже, чёрно-красного окраса, характерного для нейтралов-сепаратистов. По одёжке никто не подумает что я владыка твердыни, максимум недобиток, из охраны месторождения. 'Ату его варгами!'
   Весь концерт затевался мной, ради выманивания 'конницы' на варгах. Царапины Рыжика после боя с демоном затянулись. Боевой медведь весит почти тонну, волк переросток, втрое меньше. Пусть без груза варг бегает заметно быстрее, но с седоком на спине чуточку резвее оказывается медведь. Да и, не развернуться на тропе быстро. Вот бы их Штурм подрал.
   Будь у меня десяток хускарлов, я бы заткнул ими проход, устроив оркам Фермопилы, но с нашим выигрышем. Впрочем, тут не античная Эллада, где основные потери огромная армия персов, или любая подобная, очевидно, несла не от боя в тесном ущелье, а по отсутствию снабжения и вследствие антисанитарии. Продержись спартиаты неделю, вторжение бы феерически провалилось, впрочем, оно и так провалилось. Гор, перевалов и узких мест в Элладе достаточно. Спарта в свои лучшие времена могла выставить редко более пары тысяч тяжёлых гоплитов из города со снесёнными стенами. Это всё её полноправное мужское население той поры, но для блокировки перевалов их достаточно. Если где-то в книжках указывают большие числа, это скорее выдумки. Достаточно узнать, сколько в наше время могут прокормить те места. А вот флот всей Эллады не позволил доставить с того берега и 'крошки еды'. Представьте корабль похожий на стилет, выносливые, сильные, профессиональные гребцы укрыты за крепким настилом под узкой палубой. Никаких абордажей, только скорость, манёвр и умелый таран. Один военный корабль может пустить ко дну множество десантных судов. На суше с морским ланцетом схож ударный всадник.
   Навскидку врагов больше сотни. Я отдавал себе отчёт, что просто юный гном пионер начальных уровней, один на один слабее молодого орка охотника. Хотя бы потому, что у зелёнокожего будет какой-то из оружейных талантов, например, 'Любимая палица'. Это значит, что махать своей дубиной орк умеет процентов на десять быстрее и точнее, чем пионер киркой. В моторную память владельца таланта подгружено несколько, как-бы отработанных, приёмов владения соответствующим, любимым орудием, что кардинально меняет расклад. Большая выносливость пионера сработает, только если он выживет в первом столкновении. Потом, с ростом опыта и приобретением талантов, ситуация поменяется, а пока, индивидуальной боевитости врагов, я могу противопоставить строй и дисциплину гномов. Но для правильного строя, способного перегородить эту тропу надо много больше бойцов и в латах, способных выдержать ливень из чёрных стрел.
  
   -Босс воздух! - предупредил меня по селектору Штурм.
   Ударный тан укрылся со своим бронированным Рыжиком за скальным выступом, поле боя он не видел, а потому посматривал вверх. Так и обнаружил опасность.
   Мои планы потрепать варгов и орков порушила налетевшая бронзовая птица рух - этакая боевая единица, ранга пятого по замковой классификации. Летает медленно, швыряется отточенными как бритвы бронзовыми перьями. Через минуту эти 'авиационные пики' испаряются, возвращаясь хозяйке для повторения броска. Если рух считает жертву слабой, то может сесть и добить когтями, клювом. Собственно, пятый ранг имеет мой королевский минотавр, но пеший 'рукопашник' раза в три 'Здоровее' летающего стрелка. Доведись им сойтись на земле, бронзовый клюв против секиры не играет совсем. Да и без лабриса, шею этой курице Секирыч свернул бы своими лапищами.
   - Ждём! Ждём! - заметив тварь, передал я приказ через ауру 'Боевого единства', хотелось выманить врага на живца.
   Дождался на свою голову. Рух спикировала, осыпав меня горстью острых перьев. Я успел прикрыть голову баклером, постаравшись спрятать остальное тело под охапкой трофейного оружия. Палицы и копья орков, коими извернувшись, прикрылся, помогли слабо, а смотрелся я, наверное, как слоник за шваброй. Бронза, столкнувшись с бронзой, высекла искры, это мой маленький щит отразил летевшее в голову. Прочие, менее укрытые части тела, получили порезы и проколы разной степени тяжести. Если бы рух швыряла свои перья с максимально допустимой для полёта высоты, то пробивная способность её 'авиационных пик' выросла бы многократно. Прошивало бы, не то что мой щиток, а всадника с конём. Но точность с дальних дистанций исчезающе ничтожна, потому, если птица считала добычу безответной, то пикировала, сбрасывая перья в упор.
   Вероятно, рух видела моих гномов, но те находились в отдалении и видимыми средствами дистанционного боя не располагали, а потому сочла уместным сесть, что бы добить меня.
   'Догнать! Изничтожить!' - наверняка, приказал птице орколорд, видя избиение своих людей
   Спасибо особенностям управления юнитами в этой Партии. Только героями можно управлять по голосовому чату, куда бы тех не занесло. Прочие 'юниты' исполняли крайний приказ. Вовремя удрать, проявив инициативу, бронзовой птице не хватило сообразительности.
   - Гасите пернатую! Штурм в атаку! - передал я приказ по 'Боевому единству', как только рух села, практически на меня, норовя клюнуть в глаз.
   Острый клюв высек искры о подставленный баклер, за миг до того, как на птицу оглушило прилетевшими сверху камнями. У меня стало получаться корректировать наводку гномов, одновременно отмахиваясь от назойливой твари.
   Не успела бронзовая птица прийти в себя, как её сходу добил Штурм, тут же развеяв своим навыком все павшие тела. Это было частью представления, орколорд увидел героя в жёлто-алом.
   - Ярл, ещё три птицы и орки на варгах с главарём, - крикнул Штурм, затаскивая меня на своего медведя.
   По серпантину к нам неслась 'кавалькада' варгов. Над самым крупным развивалось чёрное знамя с белыми каракулями. Неподалёку набирали высоту три бронзовых силуэта. Где то вдали пылила огромная орда пеших орков.
   Враг решил не затягивать события, покончив с нами немедленно.
   Навстречу оркам, басовито жужжа, полетели раскрученные голыши, это пращницы вышли на позицию. Хускарлы, укрывшись за скальным выступом, готовились перехватить вражеских всадников.
   Ударный тан выносил меня с поля боя. Перья почившей птицы, таки изрядно меня исполосовали. Требовалась немедленная 'Первая помощь', иначе можно просто истечь кровью. К полю боя спешили медсестрички, так прозвали обладательниц лекарского таланта.
   - Отходят гады! - резюмировал в селектор, пришедший с подкреплением, Франк.
   Конкурент передумал атаковать, притормозил и повернул обратно. Птицы раскрыли наши силы. Враг не глуп. Зачем переть на рожны хускарлов, если сбить пернатых на той высоте нечем? Безнаказанно ронять на наши головы тридцать 'авиационных пик' каждую минуту, пусть неточно, но рано или поздно попадут.
   Голыши пращников, доставали отходящих варгов, без заметного ущерба. Первый залп бронзовых птиц истрепал окрестные кусты, кого-то ранило, Митяю начисто перерубило рожон, но безвозвратные потери не случились.
   - Отступаем к поляне с ранеными и уходим порталом! Ловить тут нечего, кроме бронзового лезвия в темечко, - резюмировал я, оценив расклад.
   От плато Светоча вело три тропинки, на север та по которой мы пришли, на запад по которой шли орки и третья куда-то на юг. Там могли статься неоткрытые месторождения, деревеньки с персонажами и сундуками и прочие достопримечательности.
   - Штурм встань тут, по сигналу сделаешь пас руками, будто раскрываешь портал. Потом резво отправляйся по этой тропинке. Исследуешь южное направление, собирай ресурсы, а потом устроишь рейд по тылам врага! - приказал я ударному тану, достигнув бивуака гномов.
   Неуклюже сполз с медведя, раны беспокоили, хоть их закрыла, остановив кровопотери, 'Первая помощью' медсестрички.
   - Собирайтесь! Стройтесь! Уходим порталом! - потребовал я от подданных, прикидывая, куда открывать пространственную дверь.
   - Эй! В замке! Встречайте нас у входа верхнего плана,- обратился к героям гарнизона.
   С раненными и детьми на руках, порталиться в тылы орков бесполезно, там всё уже прихвачено, а в неизведанные дали верхнего плана опасно, можно, нарваться на армию третьего претендента или сильных мобов.
   Птицы, кружившие в поднебесье, уронили на собирающихся гномов очередную порцию отточенной бронзы. Стоявшего неподалёку керна прошило насквозь, убив наповал. Посекло многих. Вскрикнули раненные. Пошёл отсчёт минуты, до следующего рокового ливня.
   Гномы, озирались, я их пересчитывал, поглядывая на виртуальную карту.
   - Стройтесь в колонну, хватайте раненных и ценности, перебежать на ту сторону нужно быстро. На счёт три начинаем переход! - указывал я, активируя 'Портал исхода'.
   Пространственная дверь напоминала вогнутый мыльный пузырь, продавливая который, на ту сторону перебиралось моё воинство. Первым прошёл юный пионер. Осмотревшись он не нашёл опасности, кроме стайки волков, что немедленно заинтересовались гномом. В поле зрения наблюдался вход в твердыню, керны в жёлто-алом спешили к порталу. Не найдя иных угроз, я дал отмашку и гномы пошли, волоча раненных. Опираясь на плечо Войда проскакал на одной ноге Секирыч. Уложились в три десятка секунд. Последним в портал втиснулся я, махнув на прощание Штурму, игравшему представление перед птицами орколорда. Будто бы это он 'наколдовал' исход гномов.
   В критической ситуации использовать неопробованное опасно, вдруг не сработает. Альтернативой было резвое отступление с орками на хвосте и птицами осыпающими 'авиационными пиками'. Удрать может и получилось бы, бросив раненных на убой. Но игровая механика не подвела, портал сработал как надо.
   Гномы брели к вожделенной горе. Волки удрали. Хускарлы задержались, фиксируя портал, на предмет нежелательных гостей, что могли выскочить следом за нами.
  
   На нижнем плане у плато Светоча, остался лишь ударный тан. Рыжик, громыхая бронёй, уносил Штурма из-под крыльев медлительных птиц.
   Поприветствовав стоящих в карауле бойцов в жёлто-алом, отправился в резиденцию. Раненные разместились в таверне. Подкрепляясь замковым пайком и отдыхая, скоро станут как новенькие.
   Игровой мир накладывает особенности, тут быстрее лечатся и отдыхают, потому разменивая немного своего 'здоровья' на жизни врагов 'толстый' и вовремя отступивший боец способен изрядно проредить неприятеля, было бы время. Впрочем, в реале хоть правила иные, но суть близка. Как только Секирыч и герои придут в себя, я намерен устроить вылазку на верхний план. А пока разместившись в кресле резиденции, лечу раны и слежу за приключениями Штурма.
   -Отлично! - воскликнул я, увидев, как армия орков двинулась по южной тропе, по пятам ударного тана.
   Это Штурм иногда оглядывался, давая мне картинку. Не знаю, о чём догадывался орк, но он правильно понял, что Штурм самый сильный 'юнит' в моей гоп компании.
   Птицы отстали. Возможно, исчезновение большинства мишеней заставило их вернуться к хозяину за новыми инструкциями. Тяжёлые бронзовые твари, парить могли долго, но набирая высоту или пикируя, уставали. Чтобы набраться сил им требовалось где-то спокойно посидеть.
   - Откуда у неприятеля четыре птицы рух? - спросил я и сам себе ответил: - Определённо, где то в локации имеется их гнездовье, оно поставляет пару птиц в неделю. Орколорд, имеет 'Дипломатию', иначе, откуда орки чёрно красном.
   Кто там ещё под чёрным стягом нам неведомо. Но на том берегу в лагере орков Рой видел гномов и разновидности зелёнокожих боевиков с характерными для бывших сепаратистов цветами амуниции.
  
   - Вечер, однако. Часов одиннадцать как белки скачем! Всем кто не в карауле спать! - повелел я.
   Игровая механика имела особенность, живым и даже некоторым мёртвым, например вампирам, необходим сон. Восемь часов в сутки гарантируют полный отдых и начисление до 20% опыта предшествующего дня. Если к рассвету, до пяти утра следующих суток не поспать, то недобор каждой пары часов уронит на 10% регенерацию всех характеристик. Конечно, можно бодрствовать, подряд хоть двое суток, но ясно, насколько упадёт эффективность. На третьи, бдящий, просто 'склеит ласты' и отоспится в могиле. Допустимы разные методы, например, работать и не спать одни сутки целиком, заваливаясь почивать утром следующего дня. Отоспавшись за восемь часов работать остаток тех и все следующие сутки, опять вырубаясь с утра. Так штрафные санкции на регенерацию можно обойти, но опыт, добытый при бодрствовании, пропадёт. Это не наш метод, во сне раны затягиваются продуктивнее.
  
   На посту стояли керны Штурма в жёлто-алом, по паре у каждого входа, на каждом плане. Они наняты во второй половине дня, не успели уработаться. Те, кто оставался в твердыне, успели расчистить небольшую площадку для пращников на нижнем плане, создав небольшой бруствер пред ней. Под балконом резиденции сделали баррикаду из мебели, прихваченной в таверне, укрепив её глыбами, что приволокли снаружи. На верхнем плане ничего не строили, даже принести сколь-нибудь значимое число стройматериалов не представлялось возможным. Там зима, окрестности присыпаны снегом и схвачены льдом. Немного камней, поухватистее, сложили на балкон, чтобы швырять во врагов, если представится случай. Часть гномов делала стрелы из того что натаскали подручные Коркра. Что-то Рой испортил, тренируясь, но штук тридцать корявых поделок без наконечников запасли. Напоследок, перетащили на нижний план стол из таверны, за которым и сидели керны, укрываясь от вероятного 'авианалёта' птиц рух. Гномы сделали что могли, да и камни в окрестностях закончились. Крошить своды твердыни и скалы её образующие игровая механика запрещала. Поработать кирками, озадачиваться каменоломней или собирать материалы, пришлось бы вдали от входа, на что не оставалось ни времени, ни сил. Камнетёсов ещё и охранять придётся. А в твердыне, до нашего возвращения, всего-то десятка три гномов имелось, на все 'хотелки'. Притом, половину из них Коркра задействовал в изготовлении стрел. Это рассматривалось как отдых, ибо, сидишь у костерка и подходящую ветку над ним правишь.
  
   - Рой и Франк, установите очерёдность и проверяйте посты, добавьте в караулы пионеров. Остальным спать, - отдал крайние распоряжения и уснул прямо в кресле за столом управления твердыней.
   Будильник в интерфейсе был настроен на смерть кого-либо из моих людей. Имелась и такая возможность. Случись опасность, герои вызовут меня по селектору.
  
   Шло время. Штурм не задерживался. Рыжик то шёл, то бежал по тропе с максимальной для медведя скоростью. Для сбережения запаса сил четвероногого друга, ударный тан, временами, соскакивал с него и бежал рядом.
   Местность кругом гористая, другого пути просто нет. Карабкаться на скалы, конечно, можно, но скорость упадёт. Это ввиду 'кавалькады' варгов в нескольких минутах позади и набирающих высоту птиц, станет фатальным.
   Пред медведем открылась маленькая долина, с фабрикой големов, встроенной в скалу. Сооружение стерегла шестёрка образов готовой продукции. Бронзовые големы, скорее трудовики, нежели воины. Эти механизмы, весьма полезны в каменоломнях и способны летально двинуть своими металлическими руками, усиленными полосками крепчайшей чёрной бронзы в форме кастетов. Собственно, ими они и крошат породу в забоях. Технику следует чинить и заряжать, своего ресурса голему хватит на недельку, а потом потребуется посетить фабрику, производящую шестерых таких же еженедельно.
   - Ярл! Какие будут указания? Вижу консервный заводик!- разбудил меня ударный тан.
   - Штурм, в бой не ввязывайся, пройдись по краю и дуй дальше. Пусть жестянки задержат врага, - указал я, очнувшись и быстро вникнув в ситуацию.
   Гном не возражал. Добраться до монолита фабрики големов, сквозь бронзовых защитников он бы смог, но не за то время, что давали ему орки.
   Как там прошла встреча големов и воинства под чёрным знаменем, мы не узнали. Я опять задремал.
   Вскоре, над Штурмом парили рух, поминутно осыпая его своими перьями. Птицы мазали, но теория вероятностей работала не в нашу пользу.
   Вскоре, тропа пошла серпантином вниз. Там простирался пляж, обрамлённый острыми скалами. За чёрными волнами прибоя, недалеко от берега виднелась характерная для границ локации, едва заметная сетка из крупных шестигранников. Чуть выше на небольшом плато располагались серная и ртутная копи. Рядом нора - чья-то 'деревенька'.
   Комитет по встрече состоял из банды импов и гогов, коими верховодил магог с ярко красной шкурой. Всё это низшие твари Инферно. Импы - просто черти трудовики с небольшими крылышками, позволяющими высоко прыгать и немного планировать. Гоги и магоги, это те же черти, но лёгкая артиллерия, швыряющие слабенькие файерболы. Из ближнего оружия у тех и этих коротенькие когти и зубки. Трезубцы и прочие орудия признак более цивилизованных чертей.
   Серьёзной опасности вся эта шайка не представляла.
   Штурма встречали нестройными залпами. Магог жахнул, файербластом. Смотрелось эффектно, подпалило Рыжику мех, под бронёй, лишь разъярив медведя. Низшим инфернальным тварям сложно тягаться с героем. Будь магогов десяток, а лучше два, зажарили бы мишку в броне, а так познали ярость подгорного народа.
   С боссом это места, переговоры вышли короткими, завершившись молотом по рогатой голове. Прочих чертей, кого не порвал медведь, постигла та же участь.
   - Ярл! Я тут чертей завалил, два месторождения и деревенька взяты!- опять разбудил меня тан.
   - Отлично Штурм! А теперь разбери рудники на монеты. И что там, у злецов? - обрадовался я по селектору.
   В сундуке магога оказалось по две меры ртути и серы, а также свиток, дарующий талант 'Метатель огненного мячика'. Без трат маны, которой у гномов всё одно нет, каждые тридцать секунд во врага можно отправить небольшой файербол снимающий десяток единиц 'Здоровья'. Это на базовом уровне. На эксперта, время перезарядки уменьшилось бы втрое.
   - Хороший навык, забирай себе!- советовал 'капитански' я.
   - Не орком же дарить. Деваться отсюда мне некуда. Приплыли! - констатировал Штурм, оглядев окрестности.
   Действительно, последняя развилка осталась позади, у фабрики големов. Ударный тан развеял трупы чертей, уничтожил монолиты месторождений. Теперь мне хватало монет, чтобы нанять в таверне второго героя, вернее героиню - мага земли и сопровождающих её арбалетчиков.
   Когда Штурм вновь показался на плато, бронзовые птицы напомнили о себе, удачно накрыв медведя перьями. Рыжик получил тяжёлую рану, одну из задних лап практически отсекло, броня не спасла.
   Штурм затащил своего раненного товарища в обиталище импов. Как умел, перевязал рану и принялся ждать естественного выздоровления своего 'скакуна' подкармливая того пайкой.
   - Тан! У тебя теперь файерболы. Прямым попаданием птицу не убьёшь, но если зацепишь, то она же брякнется! - напомнил гному о его новой возможности.
   - Спасибо капитан! - ответил Штурм, навскидку запустив в небо огненный мячик.
   Каким-то чудом первый же выстрел попал в обнаглевшую птицу, что не ждала подвоха. Потеряв часть крыла рух закувыркалась вниз, грянувшись прямо перед входом в логово импов. Тан, с радостным гиканьем, выскочил с молотом наперевес и добил неуклюжего летуна. Развеяв останки, Штурм погрозил остальной авиации орков и скрылся в норе.
   - Нору импов нужно бы выжечь к  #$%, - заявил Штурм, примериваясь к монолиту этого поселения.
   - Постой! За уничтожение любых деревень моральный дух светлых упадёт на единичку, на сутки и мы потеряем 10% бонус к скорости регенерации. Черти это лишь трудовики инферно, в драке слабы. Не трогай её! - категорически потребовал я и добавил: - Слоты под таланты у тебя пустые имеются. После разрушения деревеньки словишь "Палача народов", "Тирана" или "Сумасброда", оно те надо?
   - Сам знаю, потому и не спешу, - ответил тан, вняв приказу.
   Какое-то время Штурм развлекался попытками сбить птиц файерболами, но те больше не подставлялись, внимательно следя за героем. Припоминаю, как много жизней назад отыгрывал я воина-мага. И на некоем острове с замком вампиров, увидел странных птиц. Сбил одну первым же огненным мячиком. В вот чтобы попасть в следующую, пришлось изрядно попотеть. Потом наловчился, но уже из лука, став экспертом-снайпером. По животинам стрелять не любитель, просто птицы были нехорошие, вампирские соглядатаи.
  
   - А вот и гости дорогие! - заявил Штурм, обнаружив в очередную вылазку, кавалькаду орков на варгах под чёрным стягом, что блокировали дорогу с пляжа.
   Орки неспешно приближались. Вражеский лорд, судя по виду, обладал неплохой бронёй под чёрными тряпками и волшебным ятаганом, по тёмному лезвию которого пробегали синие всполохи. Однако, звать тана на поединок или штурмовать пещеру орколорд не спешил.
  
  
  
   Глава 11. Круговорот страшилок.
  
   - Эй, гномик! Отринь Аулэ. Моргот могуч! Переходи под мою руку, не пожалеешь! Упрямиться станешь? На ремешки порежу, на кол посажу! А перейдёшь, братом мне станешь! - прокричал вождь под чёрным стягом, подойдя ближе к норе, где укрывался мой тан.
   - Ага, сейчас, только шнурки поглажу! - ответил Штурм, швырнув файербол.
   Огненный мячик, летел со скоростью снежка, без всякого ущерба, орколорд легко отбил тот ятаганом.
  
   Ошибочно полагать, что 'файербол', ударного тана, некое супер оружие. Десять 'хитпойнтов' переживёт практически любой хилый 'юнит'. Для героя это просто неприятный ожог, который затянется, не оставив следа, минут за десять. То, что Штурм ухитрился сбить рух, скорее, удача. Разумеется, снимая раз в тридцать секунд капельку 'Здоровья', можно со временем запытать даже бехемота. Этот медведь мутант из зверинца Моргота, выделяется габаритами, живучестью, длинной шерстью, хорошо защищающей от рубящих ударов и огромными когтями. Но попасть 'файерболом' в подвижную цель трудно. Однако, в бою, неожиданно брошенный в лицо неприятелю раскалённый мячик, может решить исход, дезориентировав противника.
  
   Орк разразился навязчивой пропагандой, перемежаемой угрозами. Надо сказать, грузил он складно и убедительно. В процессе, со слов оппонента, мы узнали, что 'на самом деле' порождения Моргота очень мирные и добрые. Все, через одного поэты, музыканты и певцы. Это именно они придумали всё, что есть в мире из достигнутого разумными. Будто трёх тысячелетий известной истории Средиземья, до появления орков не бывало. Не стояли по обеим берегам срединного моря, величественные поселения древних эльфов, твердыни гномов и города первых людей, о гении которых мы можем судить по грандиозным руинам древних театров, библиотек, остаткам акведуков и дорог, баням, разветвлённой системе водопровода и чудеснейшим артефактам. А дошедшие книги поражают учёных утраченными достижениями в области магии, физики и математики. Однако, 'настоящие орки' интересуются только историей орков, всё остальное не воспринимают, захваченное ломают или выдают за своё, а потому себе не лгут, выступая крайне убедительно.
   Орк, перемежал запугивание с ломкой шаблонов, ведь по умолчанию принято верить собеседнику, а тут такое 'забористое' изложение, совершенно 'альтернативной' истории мира. Этакая вербовка. Отринув развесистую лапшу 'самых честных уверений', выделил суть. Орк предлагал Штурму вступить в его банду и остатки дней в этой реальности разъезжать убивая, грабя и обращая в рабство всех, кто отринул Моргота или неверно понимает его учение. А племя гномов коротало бы время, производя оркам всё необходимое. Пионерок ожидала величайшая честь, развлекать орколорда и рожать полуорков от самых могучих бойцов.
  
   - Босс, Рыжик практически здоров! Вечереет, во мгле птицы рух слеповаты. Надо атаковать! Если завалить орколорда, войне конец! - заявил мне Штурм.
   - Погоди! Видишь, все всадники на варгах сделали себе пики, а ты в низине, - возразил я.
   - Броня крепка, медведи наши быстры! У тех пик деревянные наконечники, это просто дреколье, шиш пробьют. Вся эта шушара, на один удар каждый. Орколорд, возможно, на три. Я их сделаю! - настаивал ударный тан.
   - Хорошо. Удачи! Да пребудет с тобой сила Аулэ! - напутствовал я тана.
   Действительно, чего ждать? Орочья пехота ещё не подошла, птицы куда-то улетели, на плато, перед обиталищем импов, в котором прятался мой герой, расположились полумесяцем только около полдюжины всадников на варгах под чёрным стягом. С моим героем сравним только орколорд-игрок, полагаю, что Штурм на Рыжике круче. Орки на варгах, это третий ранг против седьмого-геройского ударного тана. Отличный шанс покончить с конкурентом игроком.
   Тан выскочил из укрытия пешим, набирая разгон. Орки выпустили в него по стреле и схватились за деревянные лансы. Рыжик, гремя бронёй, выбрался из норы, быстро догнал Штурма и тот ловко вскочил на своего медведя, беря курс на орколорда.
   Орки будто бы ждали такого исхода. Направив дреколье на гнома, они устремились навстречу. Красиво начали, плотным строем, бок о бок, ляжка к ляжке, как любит тяжёлая регулярная конница. Позади полумесяца из верховых орков двигался вождь, гордо держа чёрное знамя. Порядок держался недолго, зелёномордые не способны к правильному бою. Спеша в атаку, каждый стремился успеть первым, тесня соседа и ломая строй.
   За миг до столкновения, ударный тан вскинул руку, выпуская файербол, чем сжёг лицо орка, мчавшегося точно на встречу, вышибая того из седла. Лишь три ланса угодили в цель, остальные орки, улюлюкая, промчались мимо. Броня медведя и гнома выдержала сшибку. Дерево не смогло пробить железо. С громким треском ломались пики. Того волка, что оказался прямо напротив медведя, зажатый соседями, Рыжик опрокинул, втоптав в камни. Могучим ударом молота Штурм разбил голову варгу справа. Один из отжатых назад зеленокожих, помог гному, насадив на пику своего торопливого соседа, другой затоптал упавшего. Недаром, настоящая тяжёлая конница регуляров не любит построения глубже, одного ряда и всякую иррегулярщину.
   Раскидав всех на своём пути Штурм, схлестнулся с главным орком. Вождь врагов опустил чёрное знамя, укреплённое на древке добротной пики со стальным наконечником. Только теперь я рассмотрел, что варг главаря орков значительно сильнее обычных волков переростков, на коих гарцевала неприятельская свита. Штурм потерял разгон, когда на него наскочил главный враг. Грозный волк прыгнул в сторону, уходя от прямого столкновения с Рыжиком. Молот гнома просвистел недалеко от головы вождя. Орколорд метил не в гнома, а в медведя. Чёрная пика виртуозно пробила доспех Рыжика, вошла глубоко, нанеся серьёзную рану, переломилась и вскоре исчезла. Так орколорд утратил на сутки своё чёрное знамя, что оказалось 'приписанным артефактом'. Медведь рухнул, получив серьёзную рану, тан откатился далеко, молот и щит удержал, быстро вскочил, бросившись к павшему медведю, которого стремились добить враги.
  
   Оказалось, у дороги, среди затейливых 'скульптур' из застывшей лавы, чахлой, колючей растительности, в провалах и естественных пещерках пряталось немало пеших орков. Подбадривая себя криками, они прыгали на тропу, спеша в бой.
   - Штурм, береги спину! Отступай к норе! - давал я бесполезные советы.
   - Своих не бросаю! - вертелся юлой тан, прорываясь к поверженному медведю.
   Уцелевшие варги тоже развернулись, затеяв хоровод вокруг гнома. Стреляли в упор, старались наскочить со спины, чтобы опрокинуть тана. Гном разбил голову одному наглому волку, выбил наездника, завалил несколько подскочивших пехотинцев, но время утекло. Орколорд, спешившись, быстро добил Рыжика ятаганом.
   Штурм, отогнав орков, нацелившись сойтись с их вождём. Тот ловко вскочил на своего особого варга, и быстро отъехал, смеясь. Видимо, такая игра доставляла игроку-конкуренту удовольствие. Тело Рыжика растворилось в воздухе, оставив на месте гибели медведя его броню. Штурм замер рядом в замешательстве.
   Орки кружили, нанося удары и стреляя из луков в упор. Латы тана пока держались, но мелкие раны множились. Варг главаря художественно вилял хвостом и подвывал, будто насмехается.
   - Рыжик мёртв! Отступай хоть куда-нибудь! - требовал я.
   - Да, #%$#4, ярл! - отозвался тан.
   Штурм, перебежал к одинокой скале, недалеко от тропы и прижался к ней спиной, переводя дух. Орки не лезли в рукопашную, наученные немалыми потерями, выстроились полукругом и взялись за луки, выискивая щели в доспехах тана. Напрасно тёмное воинство увлеклось. Штурм прислонил боевой молот к скале, заслонившись щитом. Обратным движением он выхватил и швырнул в ближайших врагов обе франциски, одну за другой. Лбы пары видных урукхаев с луками аккуратно раскололись.
   Топорики у гнома закончились, а орков вокруг становилось всё больше. По тропе спешила плотная колонная урукхаев, густо ощетинившись самодельными пиками. На скалу, чтобы спрыгнуть на гнома или уронить что-то тяжёлое уже карабкались ловкие, лёгкие и менее ценные зелёнокожие орки.
   - Штурм! - прокричал тан свой личный боевой кличь, идя на прорыв.
   Рывок гнома, опрокинул и пробил пока ещё куцее оцепление. Гремя латами, Штурм бежал к приютившей его норе, там хотя бы все направления кроме входа прикрыты.
   - Сзади! - предупредил я.
   Простые орки прыснули в стороны, освобождая путь своему главарю, которые разгонял грозного варга.
   Штурм с разворота ударил молотом, разбил челюсть 'скакуну' орколорда, зубы твари, кровавой шрапнелью разлетелись по окрестностям. Но массивная, разогнавшаяся тварь сбила гнома, а вражеский вождь рубанул ятаганом. Длинная рукоять боевого молота и рука Штурма оказались перерублены. Варг вождя кувырнувшись пал, жалобно взвыв сквозь разбитую пасть. Орколорд ловко спрыгнул, развернувшись и отрезав гнома от спасительной норы. Поднимающегося Штурма настигала орочья пехота.
   Мелькнул чёрный клинок, навстречу которому тан выставил щит. Небольшой кавалерийский рондаш медвежьего кавалера выдержал удар, высекший искры. Но молнии, соскочившие с кончика ятагана, захлестнули руку гнома, парализовав её. Упав тан крутнулся на пятой точке, зацепил ногами и повалил орколорда, а затем пнул пятками, выбив шпорами искры из чёрной брони, не будь таковой, вспорол бы врагу брюхо. Вражеский вождь, махнув в ответ ятаганом, практически перерубив гному ногу. Ловко с перекатом поднявшись, броня не помеха, орк неспешно направился к тану.
   - Катись влево! - возбуждённо приказал я, видя, что бой происходил недалеко от откоса, за которым бил прибой.
   Враг не успел, Штурм внял и благополучно полетел в пропасть.
   Убиться о скалы или утопиться гному не удалось. Набежавшая волна смягчила удар, подхватила, проволокла и зашвырнула на камни распростёртое тело. Я видел, что мой воин жив, но картинка пропала, Штурм оказался без сознания.
  
   Своего павшего героя я бы возродил. Удовольствие стоило: в монетах того же, что наём на службу и по времени сутки и требовало наличия замка на момент воскрешения. Попадать в плен к тёмным, считалось хуже смерти.
   Все эти манёвры не заняли много времени. Чертыхнувшись, немедленно переключил интерфейс. Благодаря Штурму, что разрушил два добывающих ресурсы монолита, казна заметно пополнела. Теперь хватало на выкуп 'в таверне' второго наёмного героя - мага земли.
   Собственно, на совете мы решили его брать, как только будут монеты и более я не медлил. Сделав всё нужное в интерфейсе, отправился в таверну знакомиться.
   Наёмником оказалась миловидная девушка невысокого роста с густой гривой рыжих волос, заплетённых в смешные косички. Чем весьма походила на большинство моих пионерок.
   - Приветствую, я ярл Индрик, мы гномы, это наша твердыня, к горе идут орки и прочие враги. Надеюсь, с нами тебе понравится! - поздоровался я, вглядываясь в большие серые глаза.
   - Зови меня Цифра. Гномы это то, что нужно, не хотела бы служить оркам. И талант ты мне дал правильный. Какие будут указания? Ярл! - дисциплинированно ответила девушка.
   'Обожаю таких сообразительных и красивых героев', - подумал я, давая инструкции и разглядывая пополнение.
   При найме я, как положено, одарил героиню одним талантом, выбрав таковым 'Понимание сути'. Может показаться, что магу лучше дать умение 'Мудрость', что позволяет овладевать заклятиями до пятого круга, при надлежащей прокачке, иначе выше второго круга просто не освоит. Или нечто увеличивающее регенерацию или запас маны. Но я полагал, что с "Пониманием", умный герой сам придумает, как заполучить в оставшиеся слоты правильные таланты.
   Как маг земли Цифра и пришедшая с ней четвёрка павезных арбалетчиков имела характерный окрас одежд, в крупную, чёрно-зелёную клетку. Приписанная роба и пояс мага, являлись слабенькими, но полезными поначалу артефактами. Первое незначительно уменьшало издержки на заклятия школы 'земли', второе немного увеличивало регенерацию маны.
   Всех арбалетчиков немедленно отправил на нижний план, отдав под руку дежурившего там Франка. Если враг разделил силы и послал пехоту к твердыне, то вскоре могли нагрянуть орки. Будет, кому их встретить.
   - Держи этот протазан, а заодно талант владения им, чтобы оставшись без маны и столкнувшись с врагом нос к носу, ты могла постоять за себя, - заявил я, вручая героине припасённое самообучающее оружие.
   - Спасибо! - отвечала она, забирая подарок, изучая что-то в своём интерфейсе.
   Протазан, это западный вариант того же рожна, часто напоминающий сплющенный трезубец, или лилию с герба королей, боковые распорки сильно короче центрального клинка. Конкретный образец, довольно паршивой выделки, но иным не располагаем.
   Когда-то, много жизней назад я пробовал себя в роли мага-воина. Из разных видов оружия, для мага оптимальным нашёл именно древковые, которыми можно колоть и рубить. Копьём овладеть проще. Задача мага, вынужденного вступить в рукопашную, не убить врага, а сдерживать, дожидаясь подмоги. Достаточно тыкать со скоростью швейной машинки в центральную часть неприятельского туловища и маневрировать. Зверушек лесных протазан останавливает хорошо. А оставшись без маны и спрятавшись за 'танка', можно хорошо помочь тому, тыкая из-за спины копьём. В той жизни мага, разбогатев, я приобрёл лучший рожон, зачарованный на удар молниями. Так поднаторел, что бывало одолевал врагов только этим длинномерным инструментом войны. Полагаю, моему сапёру с рыжими косичками, умение приветить врага острой сталью пригодится.
  
  Цифра (герой маг - раса просто человек)
  Уровень: 0
  Здоровье: 50
  Выносливость: 50
  Запас маны: 100
  Скорость шагом: 5
  Таланты (3 из 8)
  1. 'Магия земли' - базовый уровень. Доступно использование заклятий соответствующей школы.
  2. 'Понимание сути' - базовый уровень. Герою подгружаются базы знаний о природе вещей.
  3. 'Любимый протазан' - базовый уровень, на 10% увеличивает скорость, точность при использовании древкового колюще-рубящего оружия. На 10% затрачивается меньше запаса сил.
   Приписанные артефакты: Роба мага земли, уменьшает на 5% траты маны на заклятия соответствующей школы. Пояс мага новичка, ускоряет регенерацию маны на 5%.
  
  
   - Увы, бронёй пока обеспечить не можем, - развёл я руками.
   По мне и так видно, что сам в рванине, которая того гляди рассыпается. Мои изрядно порубленные латы, для скорости 'починки', просто приложили на надлежащие места и примотали верёвками. Удар, другой такая конструкция выдержит.
   - Да, не надо, пока и так хорошо, - отвечала девушка, опробуя протазан.
  
   Цифру посадили улучшать стрелы, созданные гномами и чинить наше вооружение. Магия земли, это магия материи. Создать из уплотнённого заклятиями камня гранёный наконечник, впаять его в древко стрелы, поправить кривоватую деревяшку и корявое оперенье магиня земли умела. Засев на балконе с Коркра и Роем, который продемонстрировал две оставшихся, "эталонных" стрелы для своего блочного лука, Цифра быстро освоилась, улучшая наши стрелы и добавляя на деревянные копья-колья наконечники их уплотнённого камня. Гномы радовались такому подспорью, растаскивая оружие по мере готовности.
   - Я могу это подправить, так чтобы налезла на гнома! - указала Цифра, освоившись, на алые латы демона, что выгрузили неподалёку.
   - Отлично! Сделай этот комплект для Роя. Алый в алом, хорошо звучит. Он наш единственный снайпер с блочным луком. А себе забери его лакированную кожу, - поставил я, используя открывшуюся возможность, отчасти, потому что мне было лень снимать накрепко примотанные ко мне порубленные доспехи павших кернов, с которыми я свыкся.
   Хитин, из которого состояли латы демона, мялся словно пластилин, под сияющими активной магией руками Цифры. Немного времени, и укороченный панцирь с замазанными трещинами налез на тана кирки.
   Рой походил, попрыгал в обновке, прикинул, как будет бить киркой, удобно ли стрелять из лука и остался долен. Цифра натянула поверх робы мага лакированную кожу с чёрно красным узором, приобретя весьма воинственный вид.
   Хлыст демона порезали на части, пустив на три хороших кистеня. В качестве била использовали подходящие голыши, которые Цифра 'спаяла' с пластичной кожей неведомого адского зверя заплетённой в косу, из которой, собственно и состоял хлыст. Один кистень я забрал себе и теперь приноравливался к использованию. Этот утыканный лезвиями, кончик хлыста демона, после модернизации отдалённо напоминал моргенштерн.
  
   - Зашибись! - раздался в голосовом чате голос очнувшегося Штурма. Тан сидел на гальке, обдаваемый холодными волнами. К нему приближались орки. Им потребовалось некоторое время, чтобы отыскать путь к моему герою. Самоубийство в игре налагает серьёзные штрафы на 'карму', но оказаться в плену у кровавых отморозков неприятно. Штурм выбирал, задумчиво глядя вдаль. Видимо, принял решение, незаметно передвинув под руку короткий меч. Ещё немного и он смог бы встать. Оказалось, при падении серьёзно сломалась и вторая нога. На регенерацию не хватило совсем немного времени, которого враги не дали.
   - Трусливые гномы сбежали порталом. Твой хозяин дурак, может скакать как блоха! Но самый ценный трофей это ты. А замок никуда не убежит! - транслировал мне Штурм, громкие восклицания вождя орков
   - Штурм, давай пробуем договориться с орками, - неуверенно предложил я.
   - Индрик, я понимаю, что мне сейчас будет очень больно, но какие могут быть переговоры с этими @#$%&X*Y?! Им людей на ремни порезать и съесть по кусочкам, живьём, как почесаться, я не буду ронять честь, вступая в невместную беседу. Убиваться, тоже не буду. Самоубийство, отодвинет меня от бессмертия, - гордо ответил тан.
   Застрелиться файерболом Штурм не смог бы, тот слишком слаб. Зажарить себе ухо, спалить бороду, глаза и кожу запросто, но не более. Утопиться быстро трудно. Разве что зарезаться, но по моральным принципам гном считал любое самоубийство невместным. Герой тот, кто борется до конца, до самого конца! Возможно, хотел получить талант 'Железные нервы' или ещё какой-то, раз представился случай и надо просто перетерпеть.
   Дальше я стал свидетелем того, что предпочёл бы не видеть вовсе. Орколорд, ожидал подвоха, принял файербол на щит и парировал атаку тана, легко перерубив широкий и короткий меч своим чёрным ятаганом. Руку гнома поразила цепная молния, соскочившая с чёрного лезвия, частично парализовав Штурма. Потом главарь ведя, совершенно спокойным, вкрадчивым голосом, неспешную беседу, увлёкся членовредительством. Игрок - орк нарочито медленно, с нескрываемым удовольствием пилил тану руки и ноги, предлагая тому отринуть веру в Аулэ, создавшего гномов 'Первого кузнеца', помощника Творца.
   Занимаясь пытками, орк тренировался. Примечательно, что утрата половины здоровья роняла 'моральный дух' пострадавшего на единичку. Длился этот эффект сутки. Так, несколько раз перемучив и залечив, можно довести 'мораль' пленного до 'минус трёх', чтобы система перевела его в нейтралы, а потом завербовать. Помнится, такой приёмом обожали пользоваться некроманты и владыки Инферно, изобретательно строя обширные пыточные, куда с особым энтузиазмом тащили пленных паладинов, как заготовки для создания антиподов - рыцарей смерти.
   При пытках, опыт набирают все участники процесса. Суккубы обожают повисеть на дыбе, отделывая друг друга плётками. Раны в игре заживают быстро, а опыт остаётся.
   Ошибочно думать, что подобным могли безнаказанно заняться представители 'светлых'. Гипотетически можно всё. А на практике, если Моргот промышлял грабежами, массовыми убийствами, жертвоприношениями, работорговлей, пытками и жестокими экспериментами, то светлым невместно. Ибо уронит мораль, наложит проклятия и одарит противоречивыми талантами. Если светлые начнут вести себя как тёмные, а тёмные как светлые, то для тех и этих наступят тяжёлые времена. Впрочем, встречаются ловкачи, умеющие скрещивать 'ежей и ужей'.
   Героя, сколько ни пытай, нейтральным не сделать, но видимо это уже чисто спортивный интерес. В интернете и даже прямом эфире, ныне частенько встречается, как люди отрезают головы другим людям, бывает, живьём и бахвалятся этим на селфи. Перед глазами стоит радостный 'бармалей' из Алеппо, держа за косу отрезанную голову красивой девушки и многозначительно такая пальчиком в небо. Ужасно, что вся эта тьма вползает в сознание людей. Бывшие друзья стали оправдывать, тех, кто может повалить и душевно отфутболить глупую молодуху ногами, набежав толпой мужиков с безумными глазами. Мол, 'сама дура, выделывалась на конференции о роли женщине в их культуре, вот тебе, стерве роль и показали'. И ведь государственные лидеры всех полюсов, дали зелёный свет, тому болоту. 'А то, как бы чего не вышло? Особенно с ценами на углеводороды'. Будто не ведают, что 'лапку засосало и всей птичке утонуть'. Так чего удивляться, особенностям виртуала, если в реале кровавых мракобесов развели сотни тысяч.
  
   Партия игры, для нас вынужденных игроков, дублей всех видов, слабо походила на развлечение, а больше на филиал ада. Как шутка, 'жители Мурино после смерти попадают в Мурино'. Мурино - типичный, тесно застроенный муравейниками микрорайон, к которому забыли подвести дороги и прочую инфраструктуру. Но речь не об особенностях 'капиталстроя', а про то, как люди тащат в другие миры свои увлечения.
  
   Однако, эти партии создавались как арены для 'боёв без правил' с тотализатором, где 'сильные' управляющего мира, выясняли какие-то свои отношения, делая астрономические ставки. Для отдельных донаторов или кланов помельче, это как 'хоккейная лига', со своими особенностями и выгодой от участия. Кто-то снимал фильмы, киберспорт ныне популярен. Остальным участникам давался лишь небольшой шанс поправить свои дела. Выгода от разума, запертого в виртуальной реальности, могла быть самой разнообразной. Шутили, что гости из 'далёка', что 'подарили' землянам чудесные технологии, могли 'припахать' понравившееся сознание, где-то в 'далёкой-далёкой'. Зачем разрабатывать сложный искусственный интеллект, если проще скопировать сознания нужного трудоголика? А партии, лишь арена, для отбора подходящих кандидатов. Причём, любое из выше перечисленного, остальному не мешает. Всё в копилку учредителей.
  
   Смотреть, как истязают моего героя жутко, слушать орка противно. Вспомнилось, вот лежишь, бывало, на операционном столе. Местный наркоз на пол тела и доза обезболивающего со снотворным, но не спится. Врачи деловито дёргают и сверлят кости. А на соседних кушетках извлекают лишние железки из тел незнакомых мужиков. Почему-то зрелище изрезанной плоти соседей. Пятна на фартуке доктора, жёлтые от фурацилина и алые от крови. Куча грязных тампонов в фигурной миске. Гранёный стакан, из которого хирург кривым шприцем набирает обезболивающее, немедленно вводя стонущему мужику по периметру раны из которой торчит замысловато перекрученная железка. Всё это сильнее бьёт по психике, чем осознание того, что подобное происходит с собственным телом. Зная, свою впечатлительность смотреть дальше не стал.
   - Держись Штурм! Ты подарил нам время! Да пребудет с тобой Аулэ! Спасибо! - напутствовал я потерявшего сознание тана, отключившись от чата.
  
   Вернулся к действительности, найдя на себе озадаченные взгляды соратников.
   - Штурма взяли в плен и жутко пытают. Он геройски держится, - пояснил я братве свою гримасу.
   Каждый погрузился в свои мрачные мысли, продолжив прерванные занятия. Выходило, что я разменял своего героя, седьмого ранга на полтора десятка вражеских. Монеты, на которые нанял Цифру и четверть суток времени, стоили ли того? Уже ничего не изменить. Тут же на балконе, завалился досыпать положенные для набора опыта часы.
  
   - Стой, кто идёт! - разбудил меня окрик Франка в селекторе.
   - Не стреляйте! Мы беженки! - заголосили женские голоса, на гномском наречии.
   Я быстро глянул на карту. С нижнего плана ко входу в твердыню приближались пионерки, облачённые в чёрно-красные наряды нейтралов. Ночью цвет различим слабо, но гномье зрение позволяло, к тому же факелы расставили в отдалении входа не зря.
   - Не стрелять! - крикнул Франк изготовившимся к бою арбалетчикам, что выстроили неподалёку за его спиной стенку из своих павез, этаких огромных щитов с распоркой.
   Непонятные визитёрши несли детей, по паре каждая. Гномы особо трогательно относятся к детям и женщинам. Вообще, по клановым устоям, случись беда, только красивый пол с ребятнёй, засчитывается как беженцы. Мужики отказавшиеся защищать свою Родину, свои семьи, с оружием в руках, избравшие спасение бегством на чужбину, это кто угодно, дезертиры или ренегаты, но никаким образом не беженцы.
   Пока мы тупили, беглянки поравнялись с выдвинувшимся к ним на встречу кернам. Франк снял шлем.
   - Послушай что скажу, - наклонилась ближайшая беженка к моему герою, неожиданно нанеся удар заточкой в открытое горло.
   - А-а-а-хр-хр-хр! - забулькал Франк, ощутив боль и яд в ране, пытаясь поднять тревогу.
   - Нас атакуют все к бою! - всполошил я братву внутри твердыни.
   Перешёл на управление через ауру 'Боевого единства'. Соратники бросали свои дела, хватали оружие и спешили к баррикаде под балконом.
   Франк, успел перейти в 'Рывок' и намеревался взять чужих пионерок в плен, нанося щадящие, оглушающие удары руками. А потом затих, подействовал яд, и кто-то добил Франка, отравленной заточкой в глаз.
   Судя по карте, напавших мало. Нас неожиданно атаковали пионерки, нанятые где-то врагом. Красивые лица ничего не выражали, кульки с хныкающими малышами были отброшены, в руках оказались отравленные заточки. Это уловка врага, отнявшая немало жизней. Гномы не хотели рубить миловидных, юных пионерок. Оба керна Штурма, что стояли рядом с Франком, немедленно пали.
   - Это одержимые, яд! - хрипели, умирая мои керны, смачно ругаясь.
   В круг света из-за каменной гряды неожиданно выскочили и поспешили к месту схватки фигуры в чёрном, с замотанными в тряпки мордами.
   Арбалетчики дали залп по вражеским пионеркам, прошив их болтами. Перезарядить не успели, сверху прилетела изрядных размеров глыба, вбившая капеллину в плечи одного из стрелков и расшвырявшая остальных. Уцелевшие и опомнившиеся арбалетчики схватились за кошкодёры, этакие, характерного вида, мечи наёмников. Тут на них накаталась волна из настоящих орков, вооружённых копьями и палицами. Вспыхнула короткая схватка. Для стрелка кошкодёр, лишь слабое утешение, доведись сойтись с умелым копейщиком. Каждый орк с древковым имел профильный военный талант. Шансов у павезных арбалетчиков Цифры не осталось.
   Мысленно благодаря павших за подаренные мгновенья, мы изготовились принять врага за баррикадой. Балкон заполнялся взъерошенными пионерками, выскочившими на крики.
   Я встал в центре, хускарлы по бокам с тем, чтобы прикрывать щитами, случись нужда. За ними разместились ветеранки алебардщицы. Ни к чему разбивать слаженный механизм взаимодействия.
   Минотавр сместился к одной из лестниц. У другой встал Войд в чешуе, с молотом наизготовку, за ним Цифра с протазаном. Кернов с навыком 'Рывок', разместились равномерно. Прочие гномы рассыпались тонкой серой линией охватившей всю баррикаду. На балконе приготовили камни пионерки, во главе с Димкой, которая бодрила всех тактической аурой.
   Рой успел выстрелить вдоль туннеля дважды. В приближающихся орков полетели боло, топорики и молотки, миловидные воительницы Димки уронили камни. Уцелевшие под обстрелом враги перескочили выбывших. Резвые орчанки, с зеленоватой кожей, а именно ими оказалось большинство нападающих, в одних лохмотьях, легко взмывали на груду из мебели и камней, прыгая сверху на гномов. Если пионер не успевал поймать на алебарду стремительную берсеркершу, то встречался с её отравленной заточкой или палицей. Копья имеют значительно лучший баланс, нежели алебарды и в противостоянии юркими, бездоспешными врагами продуктивнее. Хускарлы поймали кого-то на рожны, а потом прикрылись щитами и деловито крушили черепа шестопёрами. Я опробовал моргенштерн, разбив одну голову, и тут же отбросил, взявшись за молоток. В строю я с 'крутилкой' неуклюж. Замешкался и отточенная кость ударилась в грудь, разлетевшись осколками. Это я, при всей своей повышенной скорости, не успел уклониться от прыгнувшей с баррикады орчанки. Меня уронили. От заточки в глаз спасла аура 'Боевого единства' и минотавр, что носился позади гномов как угорелый, снося прорвавшимся и подвернувшимся врагам головы.
   Развеял, оказавшийся на мне обезглавленный труп. Когда поднялся, враги уже кончились. Грудь саднило, взглянул на то место, куда пришёлся удар, костяной нож, пробил обмотки, яд достиг цели, моё здоровье медленно проседало.
   Герои развеивали труппы, раненных оказалось мало. 'Первая помощь' наших медсестричек, яды не лечит, но поднимает здоровье на пару процентов. От такой помощи я отказался, уступив другим. Само пройдёт.
   - Идём наружу! - потребовал, формируя отряд.
   Вскоре мы вышил на поверхность, не найдя никакой угрозы. В сторону переправы удирало несколько тёмных фигурок.
   - Секирыч! Догони их, разведай, что там у моста и возвращайся, - приказал я минотавру.
  - Му-му-у-у, - боевой телёнок замахал лапами, показывая себе на глаза и актёрски зажмуриваясь.
   - Точно, уже стемнело, телёнок практически не видит. Вместе с Секирычем пусть сбегает Рой, - отправил я в ночь разведку.
   - Шмяк! - сверху прилетел булыжник, разбив плечо хускарлу.
   Мы резко, и практически синхронно вскинули щиты. Сверху сыпались камни, кому-то отбило руку, но безвозвратных потерь не случилось.
   - Рой постой, на горе засели вислоухие, сними их оттуда, - приказал я, не успевшему отбежать, тану со снайперским луком.
   Несколько стрел, выпущенных куда-то вверх, и к нам под ноги рухнуло зеленокожее тело. Обстрел прекратился, желающих швырять в нас камни не стало или попрятались. Вероятно, орки нашли путь на гору. Что-то я в своих оборонительных планах сильно прошляпил.
   К счастью, нас больше никто не атаковал. Потери удручали, не стало арбалетчиков Цифры, двух кернов Штурма и пары пионеров. Портрет Франка наблюдался на странице ожидающих воскрешения.
  
  
  
   Глава 12. Все перемелется.
  
   Гномы горевали. С орками схлестнулись уже трижды. Стратегически я может и выиграл, но тактически понёс большие потери. Например, сейчас, разменять героя, кернов и арбалетчиков на два десятка хилых зелёных орчанок, невыгодно вовсе. А где-то там на нас идёт армия, собранная по всей провинции, в которой одних чёрных орков, голов сто. Необходимо что-то придумать. Главарь у них хоть и тёмный отморозок, но совсем не дурак. Высокий класс владения ятаганом, ношение брони и джигитовку на варге он продемонстрировал. Я не сомневаюсь, любого из нас, один на один, орколорд сделает. Напрасно мы полагали, что ударный тан на медведе круче, со Штурмом на том пляжике враг, просто играл.
   - Унесите детей, подберите оружие павших. Митяй контролируйте вход. К чёрту парапет и баррикады. Только мешают. Сносите камни в туннель, перекроем его. Цифра сможешь укрепить бруствер, которые мы возведём? - распределил я задачи.
   - Маны не осталось, всё слила на вооружение. Как только восстановится смогу. Кстати уровень взяла, талант 'Мудрость'. До следующего уровня совсем немного, - похвасталась магиня, обтирая кровь с протазана, раздобытой известно где-то чёрной тряпицей.
   - Ярл! Темно же, Секирыч ничегошеньки не видит, оставь его в твердыне, пусть со мной керны пойдут, - заявил всё ещё не ушедший Рой.
   - Хорошо, ты прав. Забери шлем Франка, ему пока не нужен. Возьмите с собой все стрелы, пайков на двое суток, распределите груз, - внял я замечанию, формируя рейдовую партию.
   Со Штурмом не вышло, так пусть рейдовый отряд из быстрых кернов при снайпере маневрирует, потроша тылы орков. Выделил Рою четырёх кернов в трофейном алом, из тех, мы тренировали за монеты благодаря тренерским способностям героев. Их таланты 'Блочный щит', 'Рывок' и ещё какой-то случайный, изрядно поднимали шансы выжить. У одного из бойцов оказался навык 'Дальнозоркость', вдвое увеличивающий обзор при прокачке до 'эксперта'. Пусть на 'базовом' уровне речь шла про четверть, но для разведки и то 'хлеб с маслом'. Добавил в команду удачливого подгорного мастера кирки, по имени Плюх и двух пионерок с талантами 'Ходок' и 'Первая помощь'. Отдали им все пригодные кошкодёры и капеллины, оставшиеся от арбалетчиков Цифры, изъяв у гномов топорики и молотки. Профилирующими талантами на эти орудия никто в отряде не обладал. При прочих равных коротким узким мечом, типа кошкодёр, орудовать удобнее, нежели топором или молотом, ибо баланс лучше. На случай встречи с пещерным медведем рейдовики взяли пару алебард.
   В алых латах демона и шлеме драугра военачальника, что остался от Франка, но не обладая талантом 'Ношение брони', Рой выдавал скорость около пяти единиц в час. Ровно такая же подвижность у кернов, мастера Плюха и санитарок, что недаром обладали навыком 'Ходок', который на базовом уровне поднимал скорость на четверть, выравнивая с остальными.
   Зелёные орки, с их базовой скоростью четыре, а чёрные - пять, талантом 'Ходок' изначально не располагают. Гномы, если придётся бежать, выносливее. Потому догнать мой отряд по силам лишь птицам рух или варгам. Но Рой имеет блочный лук и умеет его применять, у отряда около полусотни стрел, что помогла снарядить Цифра. Большинство рейдовиков специалисты 'Рывка', весомого аргумента, для быстрой сшибки.
   Пожелав 'Удачи!', отправил этот 'спецназ' проведать разрушенный мост тролля. Ибо в ту сторону удрали орки наблюдатели, что в драку не лезли.
   - Дан приказ ему на запад, ей в другую сторону, уходили добровольцы на ещё одну войну, - напел в селектор Рой.
   - А родная отвечала, я желаю всей душой, после смерти возрожденья, если раны, небольшой, - в такт ответила ему Скарлетт.
   Поправив на поясе кирку и перехватив удобнее лук, Рой зашагал в тёмную ночь нижнего плана.
  
   - Тут среди детей есть орчата? Куда их? - спросил кто-то.
   - Дети, чьи быто ни было, вне разборок! Мы интернационалисты как в добрые времена. Тёрки с адептами тьмы у нас чисто религиозные, это борьба в пространстве идей, на тему как правильно добывать и делить материальные ценности, кто рулить будет, но никак не по форме ушей и цвету морд. 'Чёрно-ж-попики', как вы их любите называть, так зовутся только из-за цвета их флагов и наклонностей в методах ведения дел. С той стороны, как и с этой, представлены все расы. Вот если сошьём красное знамя, начнут величать нас 'краснопузыми', или даже 'краснозадыми гомо дри-л-л-ами', - усмехнулся я.
   - Может лучше 'Весёлый Роджер' за бабахать, - предложил Капут.
   - Твоё кредо посылать государства в леса и самому туда сваливать, помню. Но нет, пиратство в болота! Тут Государство - это мы! Я тоже шучу, про красное знамя. Стяг моего клана в 'Клинках' тёмно-фиолетовый, тот цвет ещё величают пурпурным, с широким рыжим Андреевским крестом. Девиз: 'Мы рыжие и нам фиолетово!' - торжественно заявил я, раскрывая карты.
   - Фиолетовый цвет отморозков, - заметил кто-то.
   - Ага, - во все зубы улыбнулся я и добавил: - Но светлых!
   - Какова образующая идея твоего клана ярл, если кратко? - поинтересовалась Димка.
   - Математика, точный расчёт, получение оптимальной выгоды всеми членами клана и их союзниками в длительной перспективе. Выгода это не монеты, а сама возможность жить и жить хорошо, удовлетворяя любопытство, тягу к знаниям, открытиям. В длительной перспективе математически выгоднее жить по Правде. Примерно так, - разъяснил я.
   - Кажется, сотня с таким знаменем воевала за Китеж, - припомнил Капут.
   - А можно подробнее? - попытался узнать я про свой клан, связь с которым утратил давно, в силу неприятностей непреодолимой силы.
   - Подробнее не могу, я даже точно не помню, красное, то было знамя с белым крестом, типа Питерского или синее шотландское, или вообще флаг таможни. Скорее всего, они все присутствовали, ведь китежградцы обожают применять Андреевский флаг в разных начертаниях, - разочаровал меня хускарл.
  
   Беседуя мы 'споро перетаривали' материальные ценности, трофеи и булыжники под гору, выстроившись цепочкой.
   Где-то посередине туннеля, имелась воздушная мембрана, отделяющая локацию нижнего плана от внутренностей подгорного замка. Сквозь неё звук практически не проходил, да и, брошенные предметы чуточку замедлялись. Без этой игровой условности между тёплым нижним планом и холодным верхним, где к ночи разыгралась метель, случился бы сильнейший сквозняк. Именно это место избрали для строительства этакой затычки. Не сплошной стенки, но бруствера с узкой амбразурой, в которую можно наблюдать за входом и стрелять из арбалетов.
   К слову, две машинки уцелели, ещё одну удалось починить. Теперь три пионера тренировались заряжать и стрелять из арбалетов.
   Забрали вниз всё, что могло хоть как-то пригодиться. Выстроили широкую основу будущей стенки, в означенном месте, оставив узкий проход.
   - Ярл! Тут, у разрушенного моста тролля орки навели верёвочный мост. По нему, видать, прошли те отмороженные девицы, что устроили разведку боем. Враги убрали переправу, отступив на тот берег. С той стороны вражеский шаман орёт что-то ехидное и колотит в бубен, - доложил Рой, добавив с сожалением: - Пристрелить вислоухого я пробовал, не получилось, он скрывается за большими деревянными щитами, что расставили орки. У врагов имеется баллиста, в нас стреляли. Не попали, но лучше держаться подальше, не рисковать! Навесом, наугад бить не хочу, стрел жалко.
   - Понятно! Возвращайся к твердыне, 'экранируй' вход пока мы обустраиваемся, - распорядился я.
  
   Глянул, как там Штурм. Орк вёз обрубленное тело гнома на своём варге. Без рук, обрадовать врага файерболом тан не в состоянии. От потери крови Штурму погибнуть не суждено, культи прижжены волшебным ятаганом. Орки быстро двигались обратно к плато Светоча. Если соизмерять их скорость с оставшейся до твердыни дистанцией, то у нас есть часов шесть.
   - Славно я твоим гномцам под горой накостылял! Вкусные зелья готовят орки-шаманы. Да! Бесполезные, слабосильные девки выбили героя и толпу гномцов. Чудесный размен! На том месте я поставлю памятник, что расскажет, как юные орчанки - девственницы пожертвовали собой в битве с подлыми гномами, покусившимися на их дом. У меня имеется много чудесных артефактов, вот этот позволяет нанимать нейтралов, а этот перестукиваться с шаманом, что командует лагерем. Да! Трепещи! И переходи на мою сторону! - увещевал оппонент вкрадчивым голосом, рассказывая тану свои 'секреты'.
   Медалька на длинном шнурке, что болталась на шее орка, как я понял, давала 'Дипломатию'. А небольшой бубен, притороченный сбоку, гремел без участия обладателя.
   Поражало, как орк легко подменяет правду. Оставил карту и неприятный чат. Цифра и Корка, обладавшие талантом 'Понимание сути', исследовали тела врагов и просветили нас, что забористый напиток из редчайшей флоры нижнего мира, сваренный шаманом, способен заставить существо двигаться за пределами усталости, бесстрашно атаковать, не ведая боли и страха, а потом, умереть от потери сил. Шаман орков точно рассчитал дистанцию до твердыни, пробегай орчанки ещё час, погибли бы сами, полностью истощившись.
   Кстати, о памятниках. Мраморная статуя керна в полном доспехе из лакированной кожи, с зажатой для броска франциской в руке, уцелела. Её я распорядился установить в тронной зале. Если кто-то туда ворвётся, то отвлечётся на этот памятник, павшему герою. Миг может стоить врагу жизни. А потом, это неплохое украшение резиденции.
  
   Пока мы таскали камни, складывая бруствер. Цифра расположилась в резиденции за монолитом управления и обследовала карту окрестностей.
   - Вот! - пригласив меня в совместный картографический интерфейс, повела она указателем по верхнему плану: - Смотри, монолит моста троллей уничтожен, а водяной мельницы цел. Почему? Она же рядом. Присмотритесь, значок сооружения перекрывает иконку с кладом. Да так, что это способен заметить далеко не каждый. Получается, босс места жив.
   - Полагаю, надо немедленно брать! - глубокомысленно заявил я.
   Глядя в указанное место, я не смог увидеть и тем более расшифровать имеющиеся символы. Возможно, это работал навык 'Понимание сути', выданный мной Цифре при найме. Или просто я тормоз, неважно. У нас под носом бесхозный клад.
   Главное, наше везение, что с верхнего плана так и не заявился какой-нибудь игрок. Этакий рыцарь в сияющих латах под кумачом, с армией алебардщиков и прочих, собранных по провинции. Вот бы приплыли.
   - Димка и Войд, берёте кернов Штурма, хускарлов, дюжину пионеров, Акулину и выдвигаетесь к мельнице на верхний план. Заодно, осторожно разведаете мост тролля, - немедленно организовал я экспедицию исследователей.
   Надо же, даже запомнил, как звать девушку с навыком 'Рывок' и 'Первая помощь', которую тренировали в керна. Димка тоже умеет лечить. Две 'санитарки' на отряд, это правильно. А два героя лучше заметят ассасинов, если таковые ещё где-то бродят.
   - Наконец-то мы исследуем верхний план! Давно пора! - укоризненно заявила Димка, распределяя припасы.
   Следовала утеплиться, снаружи бушевала метель. От холодов, гном может и не умрёт, но восстановление замедлится. Путешественники нацепили по две-три одёжи, намотав обмоток, благо трофейных тряпок хватало. Запасшись пайками и баклажками с медовым взваром, экспедиция удалилась.
  
   Цифра медитировала, так мана восстановится быстрее. Несколько пионерок, во главе со Скарлетт, нянчили наши пополнившиеся ясли. Коркра и полдюжины пионеров с тремя арбалетами торчали на балконе под факелом истинного света, поглядывая, чтоб с верхнего плана не заявился никто чужой. Секирыч в полудрёме дежурил за одной из колон, подпирающих главный проспект твердыни. У минотавров есть чудесная особенность, телёнок спит чутко. Видит минотавр плохо, зато нюх и слух развиты хорошо. Распознав угрозу, он мгновенно нанесёт удар секирой, с резвостью которой позавидует гном с прокаченным 'Рывком'. Мимо Секирыча лучше не ходить, 'во избежание', ибо, мало ли телёнку померещится, разбирать он не станет, приголубит лабрисом, а потом проморгается от дремоты.
  
   Я с бригадой пионеров продолжал складывать стенку у воздушной мембраны, в туннеле, ведущем на нижний план. Снаружи караулил отряд Роя.
   - Ярл. Я тут поразмыслила, водяную мельницу не стоит ломать. Она пригодится, если захочется намолоть из пороховой мякоти отличного чёрного пороха, - заявила вдруг очнувшаяся Цифра по общему селектору.
   - Ты ведаешь, как делать порох в Игре? - удивился я.
   - Именно 'Понимание сути' и 'Магия материи', то есть 'земли', открыла мне несколько рецептов. Среди простейших даже лучший даст самую примитивную смесь, годную разве для фейерверков и подрыва хилых стен. А вот если перемолоть на мельнице, то получим боевой чёрный порох, - рассказала Цифра, довольная своей находкой и добавила: - Ещё знаю, как из кристаллов и ртути можно намешать 'гремучую смесь', но она нестабильна, взрывоопасна.
   Позже я узнал, что указанных талантов для обретения тех знаний не достаточно, нужен опыт из прежних жизней.
   - Это чудесное открытие, жаль, всех составляющих у нас нет, но в перспективе, замечательно! Будут у нас мины, бомбы, гранаты и возможно пушки, - обрадовался я, мечтая о плотном минировании локации в преддверии тотальной войны.
   - Сколько будет стоить порох, если перевести в монеты? - спросила практичная Димка.
   - Навскидку, бочонок, литров на десять, при обычных ценах, выйдет, дороже чёрного дракона в профилирующем замке. Но драконов у нас не ожидается, а сера и кристаллы в стройках твердыни не нужны, - задумчиво ответила Цифра.
   - Конечно, это всё очень хорошо. А что мы можем поиметь именно сейчас? - вернула меня от мечтаний Димка.
   - Пока надежда на бруствер, снайпера Роя и ваши находки. Если станет совсем жарко, убежим за мост тролля на верхний план. Завтра к полудню, ко мне вернутся медведь и посох. Это совсем другой разговор с орками, - рассказал я о хорошем, напомнив плохое: - Орколорд дождался, пока его волк регенерировал выбитые зубы, погрузил обрубок пленного Штурма и направляется сюда. Основные его силы, в сотню чёрных орков, что мы видели, недалеко от светоча, сами не передохнут. Ориентировочное время прибытия орды, часа за три до рассвета!
   Отработав как заправский каменщик, присел отдохнуть, изучая списочный состав своего племени:
  
  Ярл: Индрик
  Герои: Рой, Скарлетт, Войд, Димка, Цифра, Урса (подрастает), Франк (в чертогах забвения), Штурм (в плену)
  Кандидаты в герои: Коркра (подгорный мастер молота), Плюх (подгорный мастер кирки), Капут (хускарл), Секирыч (королевский минотавр)
  Прочие: керны Штурма:2, керны, тренированные навыками:5 (включая девушку именем Акулина), хускарл Капута:1, пионеры из изначальных: 14, пионерки из изначальных: 20, пионеры, тренированные навыком 'Блочный лук': 4, пионеры из нейтралов: 1, пионерки из нейтралов: 5.
  Дети: 15 гномов, 3 орка
  
  Они же распределены на отряды:
  
  Отряд Роя: Рой, Плюх, рывковые керны:4, пионерки-санитарки: 2
  Отряд Войда-Димки: Войд, Димка, Капут, хускарл, Акулина, керны Штурма:2, пионеры:6, пионерки:8.
  Гарнизон: Индрик, Цифра, Скарлетт+Урса, Секирыч, Коркра, 13 пионеров, 17 пионерок, 19 детей
  
  
   Потратив около получаса, отряд Войда-Димки, пробился сквозь метель и достиг моста тролля, избежав всяческих ненужных встреч. Даже волки и медведи считали лучшим отсиживаться в своих логовах в такую погоду.
   Убедившись что мост цел и не найдя тут никого, повернули к востоку, вдоль незамерзающего ручья в глубокой пропасти. Исколов лица об острые снежинки, летящие на встречу, достигли водяной мельницы.
   - Ярл! Мы пришли к мельнице! Двери нет, снесена к чертям! - доложил Войд, привлекая моё внимание к виртуальной карте.
   В проём высунул морду огромный, пещерный медведь и угрожающе зарычал. Гномы уплотнили ряды, образовав наш типичный боевой порядок, типа 'свинья'. Впереди Войд с молотом и хускарлы с рожнами, бряцающие чешуёй. На флангах керны Штурма, позади пионеры с пиками и алебардами. Пока все концентрировались на очевидном противнике, Димка, подобно командирской башенке на танке, следила за окрестностями, поглядывая в тыл.
   Керны швырнули франциски, метя в нос зверю. Попали. Разъярённый медведь шатун взревел и бросился на обидчиков. Того и ждали, хускарлы приняли тушу на рожны, сзади их подпирала пионерия, удерживая беснующегося хищника древковым. Войд нанёс могучий удар молотом, развернув тот клевцом вперёд. Шип глубоко пробил крепкий череп косматого и вскоре медведь издох.
   Таны не спешили рассеивать тело своим геройским навыком, если выпотрошить медведя вручную, можно получить больше мяса.
   Внимательно посматривая по сторонам, бойцы осторожно вошли в здание мельницы. В передней части шлемов хускарлов располагались слабенькие фонарики. Их допускалось активировать по желанию, открывая крышечки. Тускло светилось какое-то вещество внутри. Гномам этого света хватало. Напомню, что в кромешной тьме гномы не видят, но для приемлемого ориентирования им достаточно света звёзд или маленького огонька. В центре помещения стоял монолит сооружения, вокруг него валялись сильно обглоданные трупы. Дальше располагались неспешно вращающиеся жернова, приводимые в движение толстым штырём, торчащим из стены, обращённой к ручью.
   - Где сундук? - осмотревшись, спросил Капут, поднимая какую-то красную тряпку на сломанном древке с красивым, золистым набалдашником в форме орла.
   Митя Капут - не герой, а простой, бравый хускарл из интеллектуальных боссов места с предысторией. Доступа к селектору не имел, но стоял рядом с Войдом, а потому его слышали.
   - По карте, рядом с обелиском сооружения, - ответила слушающая беседу по героическому селектору Цифра.
   - А нету! - озирался хускарл.
   - Постой так это же у тебя в руках знамя 'алых'. Игрока-рыцаря, конкурента с верхнего плана, который так и не явился? - воскликнула Димка, забирая и разворачивая полотнище найденное Митяем.
   Посреди плотного алого бархата золотыми нитками вышита утончённая, скорее женская рука, щёлкающая пальцами. Из-под тонких перстов летели искры.
   - Похоже, то был не рыцарь, а магиня огня! - заключила Димка.
   - Давайте посмотрим всё здание, может клад под ним! - сообразил Войд.
  
   Развеяв неопознанные останки, собрав кинжалы ассасинов и переломанные алебарды, по коим можно догадаться, кого тут покрошил мишка, гномы двинулись в обход дома.
   - Там к колесу мельницы какая-то баба привязана. Голая! - заявил кто-то из пионеров.
   - Будем посмотреть! - обрадовались остальные, хоть какое то развлечение, после чреды опасностей.
   Собрались все, даже пионерки, которые к счастью не теряли бдительность, поглядывая по сторонам. Действительно с внутренней стороны колеса, что вращал бурный поток, оказалась привязана рослая блондинка. Её тело слабо светилось в окружающих нас сумерках.
   - Это магиня, судя по сиянию огневик. Внутренние резервы, включая магические, направлены на обогрев тела, - просветила нас Цифра.
   Гномы застопорили колесо лежащим поблизости бревном и отвязали несчастную. Раны в игре затягиваются быстро, но даже теперь, на красивую девушку трудно смотреть без жалости. Совершенно натуральная блондинка, фигуристая и синеглазая, была серьёзно избита. Картину дополняли, слегка заметённые, кровавые разводы на белом снегу, где её, очевидно, волокли. Особый диссонанс вносила нагота пленницы на фоне заснеженных просторов и немного утихшей метели. Бурные воды потока, пусть теплее воздуха, но вряд ли согревали.
   - Жива! - констатировала Акулина, применив к найденной 'Первую помощь'.
   - Только 'норды', способны та-а-ак переносить холод. У прочих в ледяном потоке, сначала прекратится регенерация, потом упадёт запас сил, а потом сточится 'здоровье', дольше часа продержится не каждый герой, - заметила Димка.
   - Значит это магичка огневик, да ещё и 'нордка'. Но смотрите, её раны не затянулись, регенерация полностью прекратилась, - заключил Войд.
   - Так, когда вы ассасинов оприходовали? Вероятно, со вчерашнего дня висит. Норды не тюлени, чтобы сутками в ледяной воде нырять. Даже у природных северян защита от холода процентов восемьдесят, - предположила Димка.
   Подхватив на руки, отнесли бесчувственное тело в дом. Укутали в плащи, что скинули с плеч гномы. Из них же возвели небольшую палатку, в которой развели костерок, пустив на тот свежедобытое медвежье сало, найденные обломки мебели, оружия и куски ненужного тряпья.
   - Значит так! Войд, выдаёшь себя за ярла гномов. Врать не надо, титулы называть тоже, просто веди себя соответствующе. Остальные слышите? Подыграйте. Как очнётся, разведи девушку на задушевную беседу. Узнай игрок ли она, где её люди, что за замок собиралась строить. Но добром и лаской, только добром и лаской. Высококвалифицированный маг огня нам пригодится, - наставил я своих героев по селектору.
   - К чему такие игры, - удивилась Цифра.
   - Паранойя, они называются. У мага огня файерболы серьёзные, у игрока, тем более. Захочет девица предать, подкопит маны, и испепелит. Войд тебя я воскрешу, а себя нет, - разъяснил я, и добавил: - Если это претендентка на подгорный трон, то за вынос следующего игрока из партии система накинет, вдвое больше чем за предшествующего. И она тоже это знает.
   Герои, все доступные восемь, приписаны к игроку, а не к твердыне. Случись им пасть, владыка вправе воскресить их до конца недели, за известную цену, если в наличие имеется, магический источник, он же обелиск управления при замке. В случае же собственной гибели, игрок воскреснет через сутки в любой из своих резиденций. Однако, случись мне слиться, гномы сами, вряд ли, смогут удерживать твердыню столь долго. Пока не вернулся посох, я сильно сомневался, в наших возможностях против урукхаев.
   - Если девушка действительно игрок, то верх наш! - довольный, словно кот объевшийся сливок, потянулся Митяй, приобняв Акулину.
  
   - А как там наш клад, он всё ещё не распечатан! - напомнила Цифра!
   - Уважаемые владыки! Можно с вами поговорить? - раздался тонюсенький, по-старчески скрипящий голосок снаружи.
   - У нас там пост, а на карте никого, - испугался я: - Неужто, ассасины прятались рядом.
   Гномы всполошились, выхватили оружие и медленно двинулись к дверному проёму. Окрикнули часовых, те отчаянно озирались, отвечая, что никого не видят.
   Метель утихла, тучи ушли, открыв красивое небо с крупными звёздами. Наружу вышел Войд, внимательно смотря по сторонам, не упустив из виду крышу мельницы.
   - Меня ловить бесполезно, я практически невидим даже героями, пообещаете ли вы не обижать меня? - спросил тот же голосок, как только Войд опять развернулся спиной к двери.
   - Наверно, это нейтрал, постарайся его нанять, - велел я тану молота.
  - Если ты не будешь чинить нам вреда, то конечно обещаем, - ответил Войд пустоте.
  - Хорошо, тогда я тут, смотрите, - прозвучал голос с низкой крыши.
   - Джо Самайр, к вашим услугам! - материализовался лепрекон, сняв с поклоном шляпу и изящно обмахнувшись ей.
   Ростом с треть гнома, в забавном костюме, зелёном пиджаке с крупными серебряными пуговками, в бриджах и шляпе, стиль 'радость сельского экзорциста'. Башмаки с пряжками, такими же серебряными как на ремешке и шляпе.
   - Что умеешь и как сюда попал? - спросил я.
   Самайр, это по-ирландски, клевер, - начал лепрекон.
   Короткий рассказ 'неуловимого Джо' и комментарии 'Понимающей суть' Цифры, поведали, что лепреконы обладают мизерным здоровьем, выносливостью и маной (10,10,10).
   У этих существ только один слот под талант. Наш визитёр имел 'Лепреконово золото'. При имеющемся среднем уровне развития, умение переводило две единицы маны в эквивалент одной монеты. Волшебный костюмчик персонажа позволял восполнять магическую энергию за каких-то двенадцать минут. Увы, для магов и прочих его одёжка бесполезна.
   Природное свойство лепреконов в их невидимости всем кроме героев, лепреконов и существ со специальными талантами. Но если 'маленький человечек' применит свой особый 'скрыт', затрачивая единичку маны в секунду, то его не увидит даже герой. Впрочем, свет факела 'истинного света' или подобной силы артефакт, заклятие и навык гарантировал обнаружение этого маленького человечка.
   Шесть раз в неделю, каждый день, лепрекон заносил в казну своего хозяина пятьсот монет или один драгоценный камень. Это тоже свойство.
   Обладатель зелёного костюма и серебряных пряжек обитал на водяной мельнице, являясь хранителем того сундука что высмотрела Цифра. Хитрый любитель монеток, в начале игры указал местом для проявления сундука крышу здания над монолитом. Он догадывался, что на карте игрока значки сольются. Там лепрекон прятался, в страхе наблюдая за расправой над отрядом Зажигалки и последующими событиями. Пещерный медведь особенно нагнал страху на сидельца, разодрав охрану, оставленную главарём ассасинов. Добраться до девицы в колесе зверь не смог и расположился в здании мельницы. Когда пришли гномы, лепрекон внимательно подслушивал наши разговоры, и узнав, что его сундук нашли, явился сдаваться.
   Не раз читал, как в реальной истории ирландцы весьма страдали от захватчиков англичан, больше двух столетий их ловили как зверей и продавали в рабство на другой континент. Негр стоил раз в десять раз дороже ирландца, потому плантаторы устраивали фермы мулатов, где скрещивали юных рыжих и конопатых красавиц с африканцами, продавая потомство по выгодным ценам. Только ко второй половине девятнадцатого века эта постыдная практика прекратилась. Недаром ирландский фольклор 'изобрёл' леприконов, непревзойдённых мастеров скрываться, утешая себя такими сказками.
  
   - У меня единственная просьба, в хранимом мной для вас сундуке, наверняка будет амулет удачи, если это четырёхлистный клевер, отдайте его мне! - попросил Самайр.
   - Соглашайтесь! - заявил я по чату, припоминая, что прибыли от довольного лепрекона много, а мстительность оных субъектов примечательна.
   - У него должно быть ещё либо 500 монет, либо камешек драгоценный, доход этого дня! - напомнила Димка.
   - Джо, мы согласны! А ещё кормить будем вкусно, и жильё дадим, только работай! Кстати, отдай сегодняшний доход! - транслировал лепрекону наше решение Войд.
   Немного помявшись, коротышка ссыпал в подставленные Войдом ладошки пять сотен монет. Разумеется, в руках столько бы не поместилось. Убывая со счёта лепрекона золотой поток, перемещался в мою казну, но визуальный эффект завораживал.
   Полученного, в купе с куцей казной, хватило, дабы нанять это чудо с бубенцами. Распотрошили сундук, скинутый с крыши, в нём действительно оказался вожделенный лепреконом амулет, что немедленно отдали по уговору, и 2500 монет.
  
   Я прикидывал, кого из пионеров 'улучшить', за оное богатство. Из всех героев, с учётом уровней их тренерских талантов и 'Лидерства' выходило: Рой мог бы обучить двоих в подгорных мастеров кирки, Войд троих по классу молота, кернские тренировки кончились. Мой навык перевода в шарпшутеры был далёк от исчерпания, но становясь снайпером, керн, фактически, увеличивал только скорость передвижения, что хорошо, но на фоне общей прокачки и обороноспособности гораздо выгоднее делать мастеров. Впрочем, четвёрка уцелевших пионеров, что нанималась с участием тренерского таланта Димки 'блочный лук', могла быть улучшена до шарпшутеров. Пусть, эти бойцы взяли по два уровня, но перевод подкинул бы им два десятка единиц к характеристикам.
  
   Посовещавшись с героями, отложил тренировки. Наш лепрекон, отогревшись и поев, принялся ворожить. Каждые двенадцать минут в казну падало пять монет. Так он качал опыт. К утру, ожидалось, что наш микро-финансист поднимет свой уровень до второго, а единственный талант 'Лепреконово золото', достигнет эксперта, тогда прибыток возрастёт вдвое. Пока Джо сидел на крыше, стуча зубами от холода и страха, его уровень поднялся, но увеличение характеристик зачлось в 'Здоровье'. Но когда-нибудь, подрастёт и мана.
   Особенность 'лепреконова золота' такова, что если бы Джо попытался складировать где-то наколдованные монеты, те, вскоре рассыпались бы прахом. Попытка передать из рук в руки тоже не увенчалась бы успехом. На личный счёт эти средства попасть не могли. Но залитое сразу в казну игрока, система принимала 'почти!' как настоящее. Таким золотом можно оплачивать строительство сооружений в твердыне, формальный найм или тренировки 'юнитов' и прочие виртуальные платежи. А вот проявлять в игровом мире или платить теми монетами зарплаты, не рекомендовалось, ибо 'лепреконово золото' обращалось в ржавчину, категорически огорчая получателей.
   Наполнять до бесконечности казну лепрекон не мог. Верхним ограничением являлось наличное там число настоящих монет. Потому, оставили задел. Скоро лепрекон качнёт уровень и будет лепить по пятьдесят фальшивок в час. Назначения мы произведём перед сном, чтобы система вычитала из казны, максимально наполненной годным неликвидом.
  
   Казалось бы, лепреконы отличные разведчики и диверсанты. Но увы, им нельзя убивать, ибо запас их маны уполовинится за каждый 'фраг'. Обмануть систему, типа 'нажми вот на это, а враги сами умрут' весьма сложно, хоть и можно. Впрочем, прогуливаться по тылам и давать мне картинку этот чудо разведчик бы смог. Тут, почему-то, 'совесть' системы молчала. Другое дело, что пепел нижнего мира, как и снег верхнего плана, сохранял чёткие следы. А если ветер поднимет снежные хлопья или пыль, то фигура нашего разведчика станет приметной. Потому, лучший вариант для неуловимости Джо, оставить его в твердыне, там пол каменный и пыли мало.
   Пока подданные отдыхали, а герои увлечённо обсуждали кандидатов в мастера.
   - Блондинка очнулась, - прервала спор Димка.
  
  
  
   Глава 13. Затянувшаяся история
  
   - Отпей взвару, красна девица?- дружелюбно произнесла тан тактики, сунув в руки приходящей в себя девушки баклажку с гномьим взваром.
   Приложившись к медовому напитку с укрепляющими пряностями, блондинка ожила, во взгляде появилась осмысленность.
   - Не печалься, ты в безопасности, насколько это тут возможно. Давай знакомиться, мы гномы, там наша твердыня! - включилась в беседу Акулина, протянув паёк и махнув в направлении горы.
   - О! Гномики! Вот только вас не хватало для полного счастья, - криво ухмыльнулась, наша неожиданная находка, осматриваясь и представилась: - Ладно, зовите меня Зажигалка. Я королева пламени!
   - Значит это твой флаг? - Димка показала красное знамя.
   Та кивнула, схватила стяг и зарыдала, утираясь полотнищем.
   - Белоснежка и банда гномов. Полный капут! - констатировал Митяй из-за спин.
   - Надеюсь без глупостей. Потом поговорим, - решили пока оставить девушку в покое, дав ей успокоиться и подумать.
  
   Продолжили совещание.
   - Не знаю, из каких соображений ассасины не уничтожили обелиск мельницы, может для того чтобы Зажигалку покатать. Но и мы его ломать не будем. Цифра знает, как молоть хороший, очень качественный порох! - сказал Войд, коснувшись монолита здания.
   Монет в казну не упало. Их забрали до нас. Но виртуальная карта раскрыла обширное пятно неизведанной ранее территории вокруг. В паре часов пути за мостом тролля, в густом лесу располагалась лесопилка с людской деревенькой. План сложился. Пять домиков хуторян и здание месторождение, смогут приютить всё моё племя. Тамошних обитателей мы, так или иначе, оприходуем. Нет сомнений, наша маленькая армия управится с местным охранением, если то окажется несговорчивым.
   - Рой, немедленно отходи в твердыню, рейд по тылам орков отложим. Мы скоро доделаем этот ДОТ в туннеле, и ты сядешь оборонять замок. Пионерию эвакуируем, - начал я раздачу приказов.
   - Так что, мы замок сдаём? Этого никак нельзя делать! - возмутилась тактик Димка.
   - В твердыне до завтра ничего не отстроить. А утром, если Рой продержится, закажем 'кельи пионеров' и наймём там всех. Если монеты будут. Это полдюжины пионерских парочек. Давать генеральное сражение против сотни урукхаев и ещё неведомо кого, без своего медведя и посоха я не хочу. Даже если победим, кровью умоемся.
   - Если до утра не продержимся, то орки отстроят тут свои норы и наймут вислоухих, - парировала Димка.
   - Не спорю, отдавать оркам не хочется, но терять вас всех я не желаю. Перед нами верхний план, тут мы наберём себе армию. А как вернутся мои артефакты, отобьём замок и перестроим как надо. Успокойтесь! Мы его ещё не потеряли, просто эвакуируем женщин и детей на безопасную лесопилку, - настаивал я, и перейдя к конкретике, сменил тему: - Коркра ответь, возможно ли уничтожить мост тролля кирками?
   - Обелиск там сломан, потому да! Два мастера кирки, час работы. Но пионеры будут работать раз в семь дольше! - отозвался гоном 'понимающий суть'.
   - А если пионеров больше послать? - спросил я.
   - Ничешеньки не поменяется, места там мало, только двое развернутся, надо знать, куда и как колотить, иначе до несчастных случаев доработаются, - активно замотал головой Коркра.
   - Отлично! Цифра, а ты, за сколько мост снесёшь?
   - Лучше посмотреть на месте. Самые точные оценки будут, когда сделаю работу. Ведь неизвестно, что там внутри. Если совсем примерно, то минут за двадцать, будь у меня хотя бы четверть маны. Кстати, если будут материалы, то переправу наведу за сравнимое время, - ответила наш маг-сапёр, погрузившись в вычисления и оглядывая на представленную ей виртуальную карту.
   Войд, вышедший наружу осматривался и обследовал механизмы водяной мельницы.
   - Однако, обелиск в здании мельницы можно разрушить. Монолит, он ведь только неразрушимость даёт, а мы умеем чинить, функциональность мельницы не пострадает, Вот только бы, колесо вытащить на берег, чтобы не разбила стихия, - сообщил Войд, что-то обдумав.
   - Замечательно! Тогда приведите мельницу к консервации и ломайте монолит. Потом двигайте к мосту. Там в пещере тролля ждите конвой из твердыни, - постановил я.
   Войд занялся демонтажем водяного колеса, крикнув пионеров.
  
   Настроение было сложным. Орков, навскидку, больше сотни. Если кроме птиц и шамана к ним присоединились ещё какие-то боевики, то лобовое сражение мы проиграем. Рассудив, сделал вывод, что посадить Роя в защиту туннеля, правильнее. Лук у нас один, а остальные его керны и санитарки это рывковые бойцы ближнего боя. Решение математического уравнения, в котором за мной бы осталась твердыня не складывалось. Но отступать следует, нанося врагу максимальный урон. Имелось три узких места, где несколько бойцов могли бы задержать 'несметные орды'. Туннели в твердыню с обоих планов, а также мост тролля в верхней локации. На этих позициях, отступая последовательно, при должной организации, можно изрядно сократить поголовье неприятеля, было бы кем.
  
   - Куда вы меня тащите? - напомнила о себе Зажигалка, когда гномы переложили её на волокушу.
   Войд, покончив с подготовкой водяной мельницы и уничтожив обелиск, торопил всех в дорогу.
   - Геополитические расклады таковы. Это локация на два плана, твердыня соединяет их. Такое бывает, хоть редко. С нижнего плана на замок наступает армия урукхаев и набранных ими по всей провинции тварей. Скоро к нам присоединятся женщины и дети из крепости, тогда мы отправимся за мост тролля к дальней деревне. Твердыню прикроет малый отряд, готовый отступить, если придётся туго, - поведал с моего разрешения Войд, честно описав проблемы.
   - Ассасинов встречали? - вспомнила что-то своё Зажигалка.
   - Да. Они устроили засаду в твердыне. В том бою погибли многие гномы. Но мы победили, их главарь мёртв, тебе же наверняка приходило сообщение и монеты,- не стал вдаваться в подробности тан молота.
   - Надеюсь, этот гад страдал, - зло прошипела блондинка.
   - Насчёт страданий не знаю, голову отделили от тела, пусть не сразу. Игроку, слившемуся в первые часы партии, особо грустно, ибо получает не награды, но штрафы с понижением в рейтингах. А какова твоя история? - попытался раскрутить собеседницу гном.
   Очень полезно дать собеседнику выговориться, особенно после тяжёлых испытаний. Для поддержания рассказа следует к месту сочувствовать, кивать, задавая сообразные вопросы. Так можно узнать многое.
   - Так значит, замок сдаёте оркам? - не повелась Зажигалка, отвечая вопросом на вопрос.
   - Удержать постараемся, но обратного не исключаем, - разъяснил Войд.
   - Доставьте меня в замок и дозвольте перевести под мой контроль. У меня осталось несколько алебардщиков, они ушли на разведку и ещё живы, но заблокированы. Если я переведу их в герои, то смогу с ними связаться и таланты полезные раздать, - взмолилась блондинка.
   На вопросы, сколько у неё людей, и где именно они находятся, девушка путалась в показаниях, возможно, врала. С её слов выходило, что пяток бойцов пребывают ныне в районе рудного месторождения верхнего плана, того самого, которое оставил Секирыч. Посовещавшись, решили удовлетворить просьбу, но если принципиально договоримся с магиней о сотрудничестве.
   - Раз ты делаешь такие предложения, то пришла в себя и готова к конструктивной беседе. Поговорим как нам дальше жить. Ты игрок претендент на твердыню, хозяевами которой мы уже являемся. Мы готовы предложить союз, но расскажи о себе, - попросил магиню Войд, шагая рядом с волокушей.
   Немного помявшись и прихлебнув взвару, Зажигалка начала рассказ. Оказалось, что она оцифрованный игрок избравший стезю мага огня и начавший кампанию на верхнем плане. С ней вместе пришло два десятка алебардщиков. Половину она отправила веером по разным направлениям, на разведку. Большая часть исследователей пала, наткнувшись на хищников и мобов. Войд изобразил на снегу карту известной нам территории. Показать на ней путь и открытия разведки Зажигалка не смогла, проявив чудеса топографического кретинизма. А может, хитрила. У водяной мельницы, отряд магички попал в засаду, которую им устроили ассасины. Бой вышел трудным для обеих партий. Зажигалка потеряла всех, среди врагов мало кто остался цел, даже лидер плутов, получив файерболом в ногу, потерял прыть. Магиню не убили только потому, что хотели поразвлечься и склонить к сотрудничеству, как они это понимали. Пленную смачно футболили ногами, пускали по кругу и наконец, привязали к колесу водяной мельницы, чем нейтрализовали прирост маны и уменьшили скорость выздоровления.
  
   - Как ты видишь своё будущее в этой партии? - спросил Войд.
   - Это скорее к тебе вопрос, - ответила девушка.
   - Присоединяйся к нам как вольнонаёмный маг. Помоги в войне. Оплата, пятьсот монет в неделю, стол и кров. Такое устраивает? - сделал предложение Войд.
   - Маловато, же очень, просто герой пятьсот получает. А я высший маг огня и хотела бы в перспективе стать хозяйкой своего замка, - ответили неудавшаяся огненная королева.
   - А какие заклятия у тебя имеются сейчас? Каков твой уровень в магии огня? Базовый?- спросила практичная Димка.
   - Уровень, пока, базовый. Из заклятий файербол и огненный фугас, это мина такая накладываемая на поверхность. Но у меня талант 'Неудачница', я опыт вдвое быстрее набираю. Из прочего есть 'Магия огня' и 'Мудрость'. Уникальный талант игрока 'Регенерация маны', на эксперте будет втрое к обычному. За сегодня уже 'Медитацию' и 'Стойкость' получила, - поведала о своих профессиональных навыках Зажигалка.
   Талант 'Стойкость' снижает любые повреждения на 10% на базовом уровне и 30% на экспертном.
   Однако, я радовался, что не выбрал талант 'Неудачник'. Пусть считаюсь 'хардкорщиком', но счастья подвалившего Зажигалке или Штурму не хотелось. Благодарил про себя Вышнего, что чаша сия миновала меня.
   - Ты ведь нордка? Значит к у тебя семь талантов и иммунитет к холоду в 80%? - уточнила въедливая Димка.
   - Да, и я прошу плату в тысячу монет в неделю, а вы даёте мне на некоторое время замок, чтобы я перевела в герои своих алебардщиков, раздав им приказы, - кивнула блондинка уверенно.
   Я чесал затылок. Что же девушка такая жадная, чем ей не мила честная зарплата героя. 'Мораль' проседает, если платить кому-то больше, когда другие в курсе.
   - Пока это существенная сумма для нас. Но смотри! Если завалим орка, то каждый получит по 2000 монет награды, от системы. Считай это премией. Ты же понимаешь, что смерть любого из претендентов на престол, это монеты всем остальным, причём с удвоением, за каждого следующего. То, что ты жива это главная твоя награда. Помоги нам и себе выжить. А с первой недели тотальной войны, мы будем платить тебе по тысяче монет в неделю и замок собственный поможем завоевать, - дипломатично обещал Войд.
   - А замком порулить сегодня дадите? - кивнула, что монет не будет Зажигалка.
   - Сегодня же, но ненадолго. Вряд ли, пять твоих бойцов смогут в ночи пробиться к твердыне. Пусть уж сидят на рудной копи. Две руды, что получишь с них утром, сдашь нам, для пользы дела. Если сработаемся, то встретишь тотальную войну в легендарных латах и на медведе из нашего питомника. Скоро мы уйдём, ты ещё плоха, чтобы оставаться одной. В лесах полно волков. Если считаешь что нам не по пути, выдадим паёк и оружие, мы никого не неволим. Обдумывай спокойно, я не тороплю, - подсластил предложение тан.
   - Давайте меч и кинжал, - заявила магиня, размышляя: - Я согласна, несите меня в твердыню, с обороной вам помогу.
   У нас оставалось несколько мечей кернов и множество стилетов ассасинов, запрос удовлетворили.
  
   Союз игроков в начальной локации администрация не одобряла, измышляя всякие заказы на взаимное уничтожение, сталкивая заведомо враждебные характеры, но проявление свободы воли с превозмоганием трудностей, приветствовала ещё более. Герои, это неплохие командиры, подключенные к селектору со своим лидером. Средства коммуникации в военном деле особенно ценны. Возможность воскресить павшего героя, пусть через сутки и за две с половиной тысячи монет, позволяет сохранить опыт ценного 'юнита'. Один талант, назначаемый при произведении в герои и возможность приписать два артефакта, как вишенка к торту. Других особых преимуществ у героев нет, но и этого много.
   Впрочем, на первые дни тотальной войны восьмёрки ударных героев обычно достаточно. Кроме того, отстраивая замковую резиденцию, можно нанимать управляющих. По одному за каждый новый уровень 'тронной залы'. Эти персонажи имеют героический статус и возможности, но только в локальной провинции. Управляющие приписаны не к игроку, а к конкретному замку. Потому, например, умерев на своей земле, они через сутки возродятся в твердыне бесплатно, но если та окажется утрачена, сгинут. Мятежи, междоусобицы допустимы, следует смотреть в оба. Но без управляющих сложно держать связь с гарнизонами.
   Союз из нескольких игроков, разумеется, сильнее одиночек. Но чем ближе к концу в Партии, тем выгоднее избавиться от равноправных партнёров. Единственный победитель в статусе Императора, получит за выигрыш значительно больше, чем все члены альянса вместе. Впрочем, до победы очень далеко.
  
   - Вот мы гномы, с типичной линейкой, к которой добавлены шарпшутеры, это такие особо меткие бронебойные стрелки из блочных луков. Как производственники мы заточены на удвоение производства лат. А что за замок собиралась строить ты? - спросил Войд.
   - Гнездо орла для железных дровосеков, - коротко ответила Зажигалка.
   Я что-то помнил, а магиня охотно поведала, что это замок людей с магической башней, до пятого уровня, но с упором на пеших рыцарей в приятных её взору готических латах. Суть в том, что военные постройки той крепости с четвёртого по седьмой ранги производили, не как принято, всё меньшее число, всё более сильных созданий, а по девятке профессионалов в добротных латах с модными ныне, двуручными фламбергами. Теми самыми, с 'пламенеющим' клинком, если правильно помню, которые открыл заново, вместе с другим, интересным колюще-рубяще-дробящим, знаменитый в реале Тимофей-Ресовский, сразу после возвращения с фронтов Гражданской. Могучий был Зубр.
  
   - Слушай, а почему ты взяла двадцать алебардщиков, а не пятёрку своих пеших готических рыцарей? - удивился Войд.
   - Ну, ведь двадцать больше чем пять? - хлопала ресницами блондинка.
   С таким аргументом сложно поспорить. Мы и не стали, ибо пять рыцарей выкосили бы ассасинов, возможно без потерь. На зиланте, потеряли бы максимум двоих, а потом нам пришлось бы проситься на службу к этой экзальтированной персоне.
   Однако, замковая линейка магини хороша. Постройка первого ранга еженедельно производила стандартные двадцать парочек крестьян, конечно, весь 'приплод' удвоится после полного улучшения фортеции. Здание второго ранга тренировало сколько-то алебардщиков, с талантом 'Крепкое здоровье'. Тренажёрный зал третьего - своеобразных застрельщиков с плохоньким щитом, кинжалом и дротиками, давая всем талант 'Неутомимость', поднимающий 'Выносливость'. А вот четвёртый и последующие три однотипных казармы являлись замковой изюминкой, для тренировки этих самых 'дровосеков' и талантом 'Любимый фламберг'. При хорошем раскладе за три недели Зажигалка получила бы сотню готических пеших рыцарей. На этом её военный потенциал заканчивался, ибо она обозначилась любителем 'матрёшечной' прокачки 'юнитов', это когда боец проходил последовательно все ступени от алебардщика до рыцаря, собирая таланты и по завершению тренингов обретая одно дополнительное искусство.
   Итогом была бы дюжина гвардейских рыцарей с пятью талантами: 'Неутомимость', 'Крепкое здоровье', 'Любимый фламберг', каким-то крестьянским и особым за то, что подданный прошёл полный курс тренировок от алебардщика до пешего рыцаря. Остальные 'консервы' получили бы автоматом свои три-четыре таланта, но ничто не мешает тренироваться. Не снимающий латы боец, может обрести умение 'Ношение брони'. Прочие подданные так и оставались бы землепашцами. Каждой локации полагалось по четыре деревушки номинальной расы игрока, а прочие можно менять, затрачивая ресурсы и время, потому рекрутов бы хватило. Вооружение алебардщиков и застрельщиков, повысивших ранг, досталось бы крестьянскому ополчению. Сама Зажигалка надеялась прокачаться как боевой маг и поливать неприятеля огненным шквалом, пока сотня рыцарей прикрывает её нежное тело.
   - Неплохо, неплохо - заметил Войд: - Но, например, в моей в твердыне будут рунные таны с посохами молниемётами, притом на медведях, это аналог плазменного танка из фантастики. Керны станут бронебойными шарпшутерами. И абсолютно все будут в броне крепче лат твоих рыцарей.
   Это они уже рассуждали, чей замок круче.
  
   Тем временем добрались до моста тролля, принявшись обживать пещеру под ним. По пути собрали хвороста. Вскоре в норе у входа весело щебетал костёр, отсекая внешнюю стужу, под это оптимистичный звук беседа продолжалась.
   - Почему ты оцифровалась в партиях, а не в 'Клинках Средиземья'? - поинтересовался Войд.
   - Я хотела быть именно боевой магиней. В той 'игре' мне на такое просто не хватило бы денег, - ответила, припоминая что-то своё, Зажигалка.
   - Но ведь есть другие миры, где можно оцифроваться?
   - Не так уж их и много. Звездолёты, бластеры и вся жизнь в железном ведре, болтающемся среди звёзд, не нравятся. Планеты заняты, даже если найдётся местечко, чтобы его защитить, опять надо лезть в железное ведро и пулять из бластеров в точки на радаре. В историческом прошлом, роль женщины вторична или ничтожна. А вот магиня, в мире меча и магии, самое няшное, - пространно ответила девушка и продолжала: - В том, игровом Средиземье, для нас, россиян открыто только три города. Да, да. Я знаю, что у некоторых стран нет и одного. Но теперь обстоятельства изменились.
   - Так что же случилось, неужто города пали? - удивился я, транслируя свой вопрос Войду, который работал передатчиком.
   - Нет. Все те же, там же. В тот мир вторглась орда из Инферно, Китеж сидит в осаде, Туров откупается, Берложье лавирует и даже сотрудничает с чертями. Всё как обычно, но новичку в Игре вилы, - вздохнула она и рассказала: - Ты ведь знаешь, в Чернолесье одинокий начинающий маг выжить не может, там шансы только у боевиков особых классов и в слаженных группах. Туров, это клоака зубастого капитализма. Там даже все стены измазаны похабной рекламой и неприличными предложениями. Там Свобода! Можно всё, вообще всё, если есть монеты. Начинающему игроку, без хоть каких-то связей вменяемую работу не найти. Квартирка в верхнем городе стоит астрономически. В среднем и нижнем, просто опасно, съёмное жилище может стать западнёй. Законы таковы, что за самооборону, элементарно загреметь на каторгу. Бездомные просто исчезают. Невольничьи рынки открыты, рабами откупаются от Инферно. Девушки такую бесприютность не любят. В Берложьем порядок. Но этот рай построили преуспевшие коррупционеры всех рангов исключительно для себя. Они слили в Игру уворованный бюджет страны за много лет, вбухав в своих аватар космические суммы. Затесаться к ним, нужны личные связи. У меня потенции на такое не хватит. Для большинства нормальных людей это просто очень богатые воры. Олигархи распила понимают, у кого сметану съели и охрану себе устроили из оцифрованных, агрессивных, полностью отмороженных мракобесов с юга. К ним даже землекопом не устроиться. На стойках и в шахтах вкалывают дубли натуральных гастарбайтеров из нищих, диких южных стран. Если хватит дурости оцифроваться в Берложьем, то сольют на алтарь, чтобы перекинуть 'сейв' пахану из дублей, - разговорилась Зажигалка.
   Девушка упорно называла югом то, что обычно принято называть востоком, а иногда Ближним Востоком. На уточняющий вопрос удивилась: - Ну, там же географически юг, а на Востоке я знаю, бывала: Тайвань, Корея. В Японию и Китай не попала, зато на Сахалине рыбку кушала, в бинокль Америку разглядеть хотела, не вышло.
   Мы вернулись к новостям Средиземья.
   - Постой. Ведь Берложье было самым первым городом, открытым для игроков. Туда из всех стран оцифровывались, - припомнил я.
   - Было, но наши, в большой войне победили всех. По многочисленным просьбам, подкреплённым длинными купюрами, администрация завела дополнительно городов двадцать, куда развела остальных. Потом в Берлоге случился междусобойчик и колыбель переселенцев осталась самым хитрым, - напомнила Зажигалка историю того Игрового мира и продолжала: - Так вот я не закончила, вокруг Берлоги чернолесье и аборигены зачищены вёрст на 'стописят'. Помнишь, что по правилам, бессмертный игрок после смерти воскресает в случайном месте в радиусе сорока миль, от точки гибели. Из имущества только то, что в слотах приписано. Попав в Чернолесье, шанс выжить и добраться до обжитых мест всё же есть, зверушки полсуток спят. А тут обитатели Берлоги устраивают охоту и снова волокут на алтарь.
   - Это беспредел, какой-то. А как там Китеж? - вспомнил я град, в котором начинал ту Игру.
   - В Китеже ведь свободы нет, всем находят занятие по распределению. Не хочешь жить по жёстким правилам, вали вон. Как при советской власти. Новичку, чтобы стать полноправным гражданином и получить отдельное жильё, нужно три года тарабанить в армии или на государственном производстве. Начинающих магов распределяли на патронную фабрику. Ты ведь в курсе, что в Китеже собирают всю доступную игровую медь и переплавляют в бронзовые пушки?
   - Знаю, мне такая система как раз нравится. Как в книжке Хайнлайна, 'Звёздный десант'. Человек становится гражданином и получает право голоса, только если послужит своей Стране. Из наших много кто так начинал. Помню, формировали бригаду из дублей. При оцифровке вместо снаряжения набрали медных монет мешками. В Китеже деньги вернули стальными рублями, мы славно в их военторге затарились, - вспомнилось былое.
   Иногда полезно перебить рассказчика, чтобы он жаждал высказаться.
   - Так вот, маги снаряжают заряды для пушек. Иногда, если ошибиться или не повезёт, патронные фабрики взрываются и погибшие возрождаются в случайных местах, вёрстах в сорока от рванувшего завода. Раньше, Китеж окружали блокпосты. Отряды спасателей немедленно обшаривали округу, выручая неудачливого пиротехника. Теперь город в осаде. Попасться в лапы к палачам Инферно желающих нет. От оцифрованных магов отказались, патроны ныне снаряжают игроки из реала. Они в случае гибели заводят новый профиль.
   - Так опыт теряется? - удивился Войд.
   - Деваться некуда. Вот и прикинь, что там кругом новичку абзац, а тут у меня ещё есть шанс и это ты, - очаровательно улыбнулась магиня: - Как сюда залетел?
   - Твой покорный слуга в Китеже в ополчении вкалывал, потом плен. Выбора для дубля нет, не воскреснет. Либо киркой на каторге махать, дожидаясь мира и обмена пленными, или гладиаторская арена. Спасся чудом, попав сюда, - транслировал правду обо мне Войд.
   - Постой, у погибших дублей память сохраняется в сфере душ и при синхронизации перекачивается оригиналу, чего не убился? - удивилась магиня.
   - Может и так, но проверять не охота, в этих мирах здоровье отменное и жизнь продолжается, старику дублю, стать молодым, даже киркой помахать в радость было, а уж теперь и подавно развернусь, - счастливо вдохнул я.
  
   К нашей беседе внимательно прислушивались гномы, и те, что сидели в мельнице на берегу ручья и те, что перекладывали камни или экранировали вход в твердыню.
   - Так вот друзья, - обратился я ко всем, Войд привычно транслировал слово в слово: - Чтобы понимали, в прошлом ваш владыка простой технический специалист, с хорошим, как по советским, так и по капиталистическим меркам образованием и богатым опытом, придерживающийся имперско-коммунистическо-православных взглядов. А потому, в том мире сражался за Китеж, над которым реяло красное знамя с белым Андреевским крестом и серебряным медведем на древке. Пусть синий флаг Берложьего и белый Турова, тоже с медведями, но золочёными. И те хитромудрые союзники, бывали нам хуже врагов. В Китеже тоже 'не всё, Слава Богу', потому собирались подкачаться бригадой, закупить снарягу и двинуть подальше в Чернолесье. Хотели строить правильный социализм в отдельно взятом собственном княжестве. Как можно дальше от всех, но оставаясь в составе китежградской республики. Правильный социализм, подразумевает социальные блага, короткий рабочий день, бесплатное образование, медицину, выходные, отпуска, пенсии, санатории и прочие плюшки для всех, за это приходится наступать на горло своему индивидуализму, а иногда работать сверх нормы и отчаянно сражаться. Подавляющее большинство людей умеет хорошо и честно работать, но не умеет предпринимать. Вот именно для честного большинства, а не для малой доли хитрецов строится социализм. Централизованное планирование снимает уйму проблем. Вилы социализму, как впрочем и любому другому строю, наступают, только если до руля дорываются дураки или негодяи. Для таких, ворота Турова открыты, 'Свобода!' озолотиться или сдохнуть в канаве там! А Китеж - место для 'Нужных!'. То, что в Средиземье стало труднее, не беда, больше фрагов и лута. Победим тут, а значит там, тем более! Пойдём Китеж из осады выручать!
   - Имперско-коммунистически-православных это как? - заинтересовался Рой.
   - Императором придётся быть мне. Не потому что это нравится, совсем наоборот, рядовым было бы проще. Но, раз я игрок, то тянуть мне, пока и если не найдётся достойный игрок, чтобы перехватить это знамя. Советы и здравую инициативу жду от вас! Героев, ближников и прочих лучших бойцов вижу коммунистами, а пионерию православными. Ибо как писал Сократ, 'лучшая организация государства, это тирания, если вождь добродетелен и не дурак'. Коммунисты, 'в пыльных шлемах', от слова коммуна, это те же спартиаты, лучших воинов трудно отыскать, а истинные православные будут вкалывать как стахановцы без лишних амбиций. Все братья, сёстры, крепко стоящие друг за друга, за общее дело, - скалясь во все зубы, заявил я.
   - Охренеть, -тихо прошептал кто-то.
   Ещё какое-то время, расписывал нашу простую идеологию, азы которой нашёл у Платона в книжице: 'Государство'. Впрочем, в нашем паладинском клане не принято идеализировать никого, кроме разве Создателя. То куда дует ветер, непосредственно касалось моих подданных. Они внимали. Воевать за идею, за своё 'светлое будущее' и 'правое дело' гораздо приятнее, чем только за страх, монеты и карьеру, особенно, когда идея сулила благоденствие большинству, а не только начальству. Планами все гномы и даже Цифра остались довольны, судя по виду. Секирыч дремал, а вот блондинка, что-то притихла.
   - Зажигалка, дам тебе сопровождающих и отправишься в замок. Заодно поможешь его оборонять. Команда там хорошая, продержитесь долго, и отступить сумеете. А мы дальше пойдём, у меня единственного 'Дипломатия', потому я за рекрутами, - вернул Войд в беседу заскучавшую магиню.
   Мы не знаем, что на уме у Зажигалки прямо сейчас. Но пока у неё нет своей армии и внятных навыков, магиня нуждается в защите. Как сложится, дальше во многом зависит от меня самого. Есть масса способов сделать девушку лояльной, довольной, любящей и преданной, что не мешает, скорректировать так, чтобы моя свита, армия и возможности всегда превосходили имеющееся у моей невольной союзницы.
  
  
  
   Глава 14. Длинная ночь.
  
   Странная пурга на верхнем плане не унималась. Временами казалось, наступал штиль, проглядывало ясное звёздное небо. Но вскоре опять налетал леденящий ветер, гоняя ледяную пудру.
   Под сводами твердыни было тепло. Доделали стену поперёк туннеля, пустив на это благое дело все доступные камни. Отряд Роя втянулся под гору, и мы заложили проход на нижний план, оставив лишь небольшую амбразуру. Медитировавшая рядом Цифра, скопила достаточно маны, чтобы укрепить полученный бруствер, сплавив между собой добытые материалы. Перекладывая камни вручную, колоссально экономили ей ману. Цифра ворожила, только над сцепкой булыжников. Магическая 'кемень' выходила рыхло, но экономно.
   - На большее, заряда моей магической батарейки не хватает, преграда недостаточно прочна. Вот накоплю ману и сделаю стену монолитной, - обещала Цифра.
   - Это конечно, но уже хорошо, без тарана не взять. Молодец! - похвалил я её и отправился собирать пионерию в путь.
   Вскоре в сторону моста тролля брела вереница пионеров волокущих санки, на которых в ворохе белья грелись дети. До выхода из твердыни нас провожал Рой, нежно глядя на жену и приёмного сына.
   Пурга давно утихла, снег бодро скрипел под ногами, замотанными в высокие обмотки. К левому рогу Секирыча привязали факел 'истинного света'. Яркое пламя далеко видно в ночи, но хищники не спешили на огонёк. Я шёл замыкающим, поглядывая за тылами.
   Зная о нашем приближении, на встречу устремился главный хускарл Митяй, с рывковым керном Акулиной.
   - Такое дело ярл. Мы тут решили ожениться, может детишки получатся. Просим твоего благословения,- обратился Митяй, перемигнувшись с самой лихой алебардщицей.
   Это не стало для меня неожиданностью, ещё после того боя с демоном симпатичную голову юной керны украсила оскаленная морда пещерного медведя с обширной шкурой ниспадающей на спину и перевязанную под высокой грудью. Ранее этим нарядом обладал сам хускарл, заваливший того опасного зверя у своей деревни.
   - Большая просьба, обрати Акулину в шарпшутеры, так нам сражаться парой сподручней, - попросил Капут.
   - Совет да любовь, а остальные подарки позже, - согласился я, немедленно возведя девушку в ранг подгорного снайпера.
   Понятно, что Митяй немного хитрил. Акулина и так превосходно дралась алебардой, укрываясь за спиной хускарла. Талант 'Блочный лук', приложить не к чему, луков у нас пока нет. Уровни девушка уже набрала, характеристики, наверно, выше, чем у шарпшутера. Польза от перевода только в увеличении скорости шагом, но и это поднимет шансы выжить, случись беда. Однако, если у них появятся детишки, то унаследуют младший из рангов родителей, при одном случайном таланте. Потому-то я и согласился, может, появится несколько юных шарпшутеров, сверх плана. Казна оскудела на четыреста монет.
   У моста тролля нас встретил отряд Войда-Димки. Тут, над живописным каньоном с бурлящими в глубине водами, Войд произвёл Коркра и ещё двух избранных пионеров из ветеранов в подгорные мастера, по специализации молотобоец. Доля 'лепреконова золота' в казне ещё ничтожна, монетарно такое невыгодно, но отряд с нашими женщинами и детьми будет в большей безопасности.
   Перераспределили силы. Я, оба керна Штурма, Секирыч, лепрекон и Зажигалка, которая уже могла ходить самостоятельно, отправились в твердыню. Все остальные двинулись на тот берег к лесопилке в дремучем лесу.
   По дороге магиня огня молчала, что-то обдумывая. Добравшись до тёплого подземелья, провели Зажигалку в резиденцию, где она перехватила управление замком на себя, производя какие-то манипуляции. Рядом с ней оставались керны Штурма в своих жёлто-алых лакированных латах. Лепрекон устроился в тронной зале, на троне, перемежая медитацию с ворожбой монет. Секирыч с факелом 'истинного света' встал на балконе, а я присоединился к Рою и Цифре.
   - Началось! Орки! - вдруг, громко зашипел гном, который смотрел в туннель.
   Я включил ауру 'Боевое единство' и посмотрел на карту. Судя по ней, пленный Штурм был далеко и в бессознательном состоянии. А к нашей стенке с амбразурой бежало несколько орков. Гномы принялись стрелять. Недаром мы оставили тут все арбалеты. Три болта и стрела из блочного лука прошили недругов насквозь, уронив несколько рядов. Это не остановило, и даже не замедлило атаку. Задние перескочили через передних, быстро добежав до бруствера. Чтобы обезопасить себя гномы немедленно приподняли толстый стол, заменяющий ставни, и принялись перезаряжаться. С той стороны бесновались враги, пробуя преграду на прочность лапами и палицами. В столешницу воткнулось несколько чёрных стрел. По команде одни гномы опустили стол, а другие произвели очередной залп. 'Рывковые' керны Роя и он сам действовали синхронно. Выстрелы по торчащим в амбразуре, оскаленным мордам, практически в упор, стали для вражеских храбрецов летальными. Этого хватило, орда обратилась в бегство, не забыв утянуть с собой павших и раненных.
   Враг долго не проявлял активности. Зажигалка расположилась в резиденции. В тронном зале прикорнули керны в жёлто-алом, на балконе дремал Секирыч. Большая часть гномов, включая меня, завалилась спать недалеко от баррикады. От случайных стрел, случись перестрелка, нас должны были защитить столы и стулья, разложенные в шашечном порядке вдоль туннеля с нашей стороны. Вот между этими малыми преградами мы и спали.
   За твердыню, переданную в руки блондинки, не беспокоился, построить до завтра она ничего не сможет, как и кого-то нанять, а разрушение единственной таверны бессмысленно и мы 'обидимся'. Вот через три недели, когда спадёт барьер между провинциями и начнётся тотальная война, героям разрешат уничтожать монолиты замков. Если проделать такое, то сооружение утратит все положенные условности по автоматическому начислению доходов, тренировок и приросту населения для найма, став, в моём случае, просто гранитной горой с обширной пещерой. Но даже в той беде есть плюсы. Тогда своды можно будет долбить, как вздумается, пусть с риском обвалов. Например, сооружённая нами затычка, укреплённая магией Цифры, может быть слита в единый монолит со стенами туннеля. Пока же при желании очень сильный монстр может её просто вытолкать.
  
   - Мы пришли к лесопилке, но тут пусто, обитатели собрали всё ценное и куда-то ушли! - разбудил меня Войд, своим донесением.
   - Хорошо, обживайтесь. Захвати монолит, может он покажет, чего ещё ценного есть кругом? - посоветовал я.
   Так и сделали. Но без замковой резиденции карта окрестностей открываться не хотела.
   - Придётся идти будить Зажигалку. Вставай Рой, будешь изображать, что ты игрок. Отправим девушку караулить амбразуру.
   Цифра залила новую порцию маны в укрепление стенки и отправилась с нами. Плюха прихватили тоже. Издалека разбудив встрепенувшегося минотавра, прошли внутрь.
   - Давай знакомиться. Я Рой, глава гарнизона крепости. Это Цифра, наш маг-сапёр, - представился мой тан кирки и попросил блондинку: - Скоро может начаться атака орков, нужно добавить к нашим стрелам твои файерболы. Поэтому спускайся вниз и ознакомься с диспозицией. А мы пока тут похозяйничаем, Войд достиг лесопилки, надо туман войны раздвинуть и управление перехватить.
   - Кстати, это Плюх, мастер кирки. А это Вжик, шарпшутер, правда без лука, потому что блочник пока есть только у меня, - представил Рой, импровизируя, в том числе и меня.
   'Вжик, вполне подходит', - подумал я про обретённую мной кличку.
   - Так значит игрок это ты? И прикид у тебя круче будет, весь такой право-славно-коммунистический, алый. Не зря мне показалось, что тот важный гном с молотком, переговаривал то, что ему наговаривают в чат, - покачала головой Зажигалка, разглядывая хитиновые латы Роя, доставшиеся нам от демона.
   - Давай, потом договорим, - указал в сторону выхода тан кирки и блочного лука.
   Не особо довольная, своим пробуждением и нами, магиня огня, с конвоем из приданных ей кернов отправилась к брустверу. Как только она ступила на балкон, мы закрыли двери и я перехватил управление твердыней. К северу от занятой Войдом лесопилки и хуторка, в паре часов хода, судя по иконкам на карте, располагалась двойная деревня и тренировочный лагерь людских егерей. Там же светилось для ярлычка нераспечатанных кладов. Очевидно, боссы места сговорились меж собой, объединив силы. Значит с нами тоже, могут договориться.
   - Вам теперь туда дорога! Войд оставь пионерию в деревне, возьми с собой молотобойцев и хускарла, но не Митяя. Найми в обелиске деревни крестьян. Идите к большой деревне. Димка, Скарлетт, обустраивайтесь, отдыхайте, утром начните добывать древесину, - постановил я.
   За шестьсот монет в монолите людской деревушки наняли весь списочный состав, десяток крестьян - нордов. Многие были с топорами. В казне оставалось немногим более тысячи монет, включая пару сотен от волшбы лепрекона.
   Введя в курс дел, и кое-как довооружив новых подданных, Войд повёл свой отряд дальше в чащу, в сторону большой деревни. Крестьяне получили факелы, ибо люди плохо видят в ночи. Димка и Скарлетт распределили пионерию по домикам, выставив посты. Митяй с Акулиной уединились в крайней избушке, подперев дверь изнутри. Жизнь продолжалась.
  
   Отправил Роя общаться с Зажигалкой и погрузился в расчёты.
   Однако, моральный дух моей нации теперь оставлял желать лучшего. Лепрекон, минотавр, люди, три разных расы, давали минус три к морали. Это уравновешивало 'Лидерство', достигшее экспертного значения, после выполнения скрытого задания. Отмена налогов подняла 'мораль' на два пункта выше нуля, но использование ядовитой гранаты и передача замка Зажигалке уронили её до нуля. С этим следовало что-то сделать. Случить мне пасть, ведь подданные просто разбегутся, из-за вдруг переставшего действовать на них 'Лидерства' вождя.
   Вызвал к себе минотавра.
   - Секирыч! У меня к тебе деловое предложение! Как бойцу тебе причитается жалование 120 монет в неделю. Я предложу тебе 300, при условии, что ты сохранишь мне верность став формально 'нейтралом'. А если кто-то захочет тебя перекупить, то ты должен будешь сообщить об том и я дам тебе больше монет, чем предложил подкупающий. Как согласен, - спросил я телёнка.
   - Му? - услышал я недоумение в вопле.
   Пришлось объяснять ещё раз. Формализм игры работал особенно сильно пока у 'босса места' имелся приписанный к нему сундук с сокровищем. Нанявшись единожды и будучи, так или иначе, уволен, 'юнит' обретал свободу воли, зависящую уже от его собственной жизненной позиции. Наконец минотавр понял, что от него хотят и согласился. Уволив Секирыча из списков своих подданных обнаружил, что 'моральный дух государства' вырос на единичку. Сами по себе мои гномы относились к телёнку доброжелательно, это система крала единичку 'морали'.
  
   - Снаружи гремят барабаны, орки что-то готовят, - сообщил по селектору Рой.
   Я посмотрел на карту, тело Штурма доставили к горе. Разбудив Плюха и Цифру, спустился к укреплениям. Успел вовремя, с того края туннеля к нам волокли грубый деревянный щит. Гномы пробовали его прочность болтами, видимо безуспешно.
   - Твой выход королеве пламени! - обратился к Зажигалке Рой.
   - Файерболами может и не полыхнуть. Кроме них я огненные фугасы умею закладывать, маны хватит как раз на один. Давайте попробую, - предложила магиня, жёстко осклабившись.
   - Давай! - согласился Рой.
   Зажигалка делала пассы куда-то за бруствер. Рой держал щит перед ней, готовый в любой миг закрыть от неожиданной стрелы.
   -Сделано! - расслабилась магиня и присела: - Поднимите ставни.
   Мы принялись ждать, изредка поглядывая в щели между поднятым столом и амбразурой. Туда же, по мере перезарядки, стреляли жребием, маленькими свинцовыми шариками, коими допускалось снаряжать арбалеты. Эти снаряды с забавным гудением рикошетили от стен и если попадали в щель между надвигающимся щитом и сводом туннеля, с той стороны раздавались вопли, полные боли.
   В пеналах павезных арбалетчиков нашлись такие боеприпасы. По их подобию Цифра заготовила несколько горстей аккуратных шарообразных камешков, но те разлетались в пыль, столкнувшись с твёрдой преградой.
   - Пора! - шепнула магиня, когда до врагов оставалось метров десять.
   Мы плотнее прижали толстую, дубовую столешницу к амбразуре.
   - Жжжаххх! - качнуло нас взрывной волной.
   Языки пламени лизнули стол. Воздушная пробка в этой части туннеля смягчила удар, но каково было оркам?
   Выглянув, мы увидели опрокинутый, занявшийся огнём деревянный щит и катающихся за ним врагов.
   - Стреляем! - прокричал Рой, выпуская стрелу из своего блочника.
   Весело щёлкнули арбалеты, добивая ошеломлённых орков. Вторая атака оказалась отбита.
   До рассвета нас не беспокоили.
  
   Остаток ночи гномы отдыхали, попеременно вставая в караулы. Лишь отряд, что вёл славный Войд брёл по ночному, зимнему лесу. Свет факелов выхватывал из мрака разлапистые ели, укутанные снежным одеялом. Иногда промеж деревьями вспыхивали глаза ночных хищников и раздавался жуткий вой. Нападать на плотную группу людей с огнём обитатели леса не решались.
   Все населённые пункты локации соединены дорожками. Наличие широкой тропы, по которой и передвигался отряд, утаптывая снег, сильно упрощало передвижение.
   Большая деревня оказалась прикрыта частоколом, из-за которого пришельцев окрикнули и начались переговоры.
   - Приветствую! Я Войд, тан молота и посланник подгорного владыки предлагаю вам присоединиться, - начал гном в алом плаще, когда над частоколом показались головы кого-то из местного начальства.
   - Это деревня нордов. Мы Карл Следопыт и Фридрих Пикинёр, не против, но за достойную плату, - ответили боссы места.
   Расхождения случились с ценой.
   Мне только теперь пришло осознание, что племена людей могут существенно отличаться. Норды имели семь талантов, и 80%-ный иммунитет к стуже. Ассасины были из какого-то другого народа. Значит, если следовать правилам, на верхнем плане должно найтись минимум восемь только людских деревушек, по четыре на каждый народ и одна совершенно случайной расы. Пусть большие поселения считаются за два, не важно, по всем обелискам деревень я смогу нанять восемь десятков крестьян, собрав столько же аборигенов и детей. А ещё 'боссы места' со своими отрядами и их сундуки. В перспективе получится солидная армия.
  
   Удалось узнать, что Фридрих, проявившись в этом мире, собрал своих людей, прихватил драгоценный сундук и рванул по самой широкой тропе дальше от твердыни в леса. Тут он наткнулся на большую деревеньку, которой верховодил егерь Карл. Сошлись родственные души, не желавшие принимать участие в схватке игроков за престол. Умные 'хранители места' понимали, что большой бандой они легче договорятся о найме на приемлемых условиях, а сидя подальше от твердыни, смогут переждать 'разборки' за престол.
   - Это локация на два плана. Претендентов на подгорный престол было четверо: мы - гномы, орки, ассасины и магиня нордка. Твердыню мы взяли, ассасинов перебили, магиня присоединилась к нам, осталась только армия кровожадных орков, что штурмует гору с нижнего плана. Скрывать не буду, урукхаев много, потому мы собираем бойцов. Между вами и клинками Моргота только мы, - честно поведал Войд сложившиеся расклады.
   - Красиво излагаешь. Но всё просто, плати пять тысяч монет и мы ваши! - ответил Карл.
   Дальше пошли торги.
   - Мы всё понимаем, орки зло, наверно, хоть это не толерантно. Но пока мы видим только тебя. А потому. Ночью деньги, утром 'зольдаты', вечером деньги утром 'зольдаты'! Я отличный пикинёр, а Карл егерь, следопыт, с монетами на счетах нам сражаться и умирать много приятнее, - заявлял Фридрих.
   Поняв, что без монет никто никуда не сдвинется, Войд разбудил меня.
   Лепрекон, не спал, а трудолюбиво ворожил. Он даже поднял уровень, эффективность возросла раза в четыре. Но до тысячи настоящих монет, остававшейся в казне, свою 'ржавчину' ещё не догнал.
   Пришлось будить 'понимающих суть'. Цифра спросонья врубалась медленно, а Коркра быстро сообразил и через Димку разъяснил, что наёмники намекают на серую схему. По замковому прейскуранту каждый их отряд вместе с крестьянством, стоил бы около полутора тысяч. Чтобы оперировать талантом 'Дипломатия', надо чтобы силы нанимающих и нанимаемых были как минимум равны. Это можно обойти, если к отряду Войда будет выходить по паре бойцов. При более прокаченном таланте переговорщика, присоединить тех получилось бы бесплатно, чего пока нет.
   - Монет они хотят себе в карман, примерно по тысяче каждый, - резюмировал Коркра.
   Гном напомнил мне, что 'Лепреконовыми финансами' без неприятных последствий можно расплачиваться только с администрацией игры. Игровой персонаж, получив платёж такой монетой, которая вскоре обратится в прах, будет весьма обижен. Я припомнил, что давно-давно в реале купил и отложил на 'чёрный день' золотые, государственные монеты 'Георгий Победоносец'. Через пару лет такой час настал, и каково же было моё огорчение, что монетки, которые лежали в шкатулке на дальней полке шкафчика, покрылись налётом ржавчины. Любой химик скажет, золото заржаветь не может. Царской водки, редких реактивов и экстремальных условий в уютной квартире простого обывателя ведь не бывает. Официальные версии, как такое случилось, я 'понимаю', 'мутацию надо было мыть', то есть штамп печатного станка. Но в итоге монеты приняли только в специализированном отделении того же банка по цене на 20% ниже той, за которую я покупал. Однако, сам виноват, недаром на монетках написано 'пятьдесят рублей', открывая перспективы разнообразным махинациям, на не, например, 'десять тысяч' - сколько они тогда стоили. Бумажкам я разучился верить ещё в Перестройку. Купил тогда на ваучеры и стремительно инфлирующие сбережения, акции хлебных и сталеплавильных предприятий, полагая: 'Хлеб и сталь, что ещё стабильно в России?'. Но ошибся и тех, и этих обанкротили. Денежные знаки обесценивались, как впрочем, и всякая валюта. С тех пор верю в материальные ценности, которые можно использовать, вот например, кирпич, лопата, молоток, кусок хлеба, ведро картошки. Но лучшие вклады в здоровье и образование. Фантики же любого окраса, по коварству именуемые деньгами, стараюсь быстрее сбывать с рук. С годами, Страна стала стабильнее, острота ощущений утратилась. Но чувства персонажа, в руках которого золотые монеты зарплаты обращаются в ржавчину, представляю отчётливо.
  
   Вооружённый такими знаниями я понял, как их применить. Переговоры продолжались.
   - Мы не возражаем против суммы в целом, но давайте разделим её на составные части. Для фиксации в системе нужен формальный найм. После можно распечатать сундук и заплатить гешефт в руки отдельно. Поясню, у нас есть лепрекон, так что администрации мы заплатим ржавчиной, сколько сможем, а персонально вам дадим честное золото, - предложил сидельцам Войд.
   - Согласные мы, пусть по частям, но в поход пойдём только, как все пять тысяч получим, - ответили из-за частокола, пошептавшись.
   - Так давайте мы формально наймём один из ваших отрядов. Распотрошим сундук, тогда сможем нанять другой отряд. А со второго клада дадим персонально на лапу честное золото? Всё же, получается, - разжевал предложение Войд, зная, что в нашей казне уже немногим более полутора тысяч и на запуск процесса этого хватит.
   - А если в кладе денег не наберётся? Нет уж все монеты - все солдаты! - динамили нас дальше, не желая отправляться на войну, но действительно, сундуки тут что-то не часто радовали монетами.
   - Хорошо, будут деньги, загляну, - развернулся Войд, собираясь уходить.
   - Постой, чего по ночам шляться. Так и быть, заходите. Дадим избу для ночёвки, но там и сидите, не бродите, а то огорчимся, - растворили перед моим отрядом ворота.
   - Нет! - ушёл Войд в ночь.
  
   Снова скрипел снег, искрился в свете факелов и мелькали тени вокруг. Отряд, 'не солоно хлебавши', возвращался на лесопилку.
   Перед сном перекинул тысячу монет Рою. Он немедленно перевёл двух своих пионерок- санитарок, 'специалисток по спортивной ходьбе' в мастера кирки. Пусть у женских персонажей, за исключением героинь, 'Здоровье' срезалось на 25%, компенсируя возможностью заводить детишек. Но характеристики мастера и дополнительный талант 'Любимая кирка', существенно усиливали санитарок и отряд целиком. Случись появиться раненным, 'заматеревшие' лекарки, приподнявшие свою силу до бывалых шпалоукладчиц, резво уволокут пострадавшего или оприходуют обидчика киркой.
  
  
  
   Глава 15. Утро второго дня.
  
   - Подъём! - разбудил меня около пяти утра по селектору стоявший в карауле Рой.
   Через несколько минут начнётся утро нового дня, из всех доступных источников капнут ресурсы. Следовало разобрать финансовые поступления. Контроль над резиденцией базового уровня принесёт 500 монет. Свойство лепрекона столько же, притом настоящих, либо один драгоценный камень. Ещё камешек от Скарлетт, недаром, выдал ей сообразный талант. Две меры леса даст контроль над лесопилкой, в которой устроились отступившие из твердыни.
   Нужны монеты. Пожалуй, придётся просить Зажигалку разобрать рудник, контролируемый её подданными и делиться. Или сломать монолит лесопилки, занятой Димкой.
   - Мой алый король, позволь мне опять забрать контроль над замком, - заигрывая, обратилась к Рою проснувшаяся недавно Зажигалка.
   - А зачем, ты же с героями своими и так переговариваешься? - удивился тан кирки и блочного лука.
   - Эээ, мне бы осмотреться, может идеи, какие придут, - ответила та.
   - Хорошо, как снимем доход, отстроим 'кельи пионеров' и наймём братву, так передадим, - согласился Рой, получив мой одобрительный кивок из-за спины и напомнил: - Но с тебя две руды, как договаривались.
   - Хорошо, - нарочито смиренно кивнула магиня.
   С магом огня в облике экзальтированной девицы, надо дипломатично, а это трудно. Оставив Зажигалку и обоих кернов Штурма с арбалетами на посту у амбразуры, убрались всей компанией в резиденцию, где продолжили совещание без посторонних ушей.
  
   Настал урочный час, монолит управления озарил мягкий свет, сигнализируя о поступлениях. Казна пополнилась на тысячу настоящих монет, природный талант лепрекона сработал удачно. Вызвал Джо, узнать, за сколько он накачает казну 'лепреконовской ржавчиной' до равной величины.
   - Уровень подрос, запас маны тоже. Каждые двенадцать минут - двадцать монет, считайте сами - зевая, отвечал маленький зелёный человечек.
   На стройку 'келий пионеров' и выкуп у системы замковой популяции гномов, допустимо тратить 'лепреконово золото'. Потому спешить не стали, усадив Джо на трон и обеспечив провиантом, просили стараться.
   - Вот руда, давайте мне контроль над замком! - потребовала истомившаяся Зажигалка у вернувшегося на пост Роя, выкладывая перед ним два увесистых брикета.
   Игровые условности приятны. Шахта, расположена далеко, но контроль над монолитом, закинул в казну ресурс. Простым жестом, можно выложить это перед собой, как и упрятать.
   - Погоди, у нас лепрекон работает, удваивая сумму своим золотом, вот наколдует, отстроим кельи и пустим, - не стал забирать предложенное Рой.
   - Я обещаю, что ничего вам строить и рушить не буду, просто посмотрю, очень хочется! - настаивала магиня.
   - Ладно, давай! - согласился, Рой, посовещавшись по селектору и забрал выложенную руду.
   Нам же не лишним было проверить стоит ли доверять магине. Минут через десять, она вернула нам контроль над резиденцией.
   - Я раздала героям талант 'Богатство', на базовом уровне это 250 монет в сутки с каждого. Утром, на доходы наняла крестьян в деревушке при руднике и отправила работать в шахту, - пояснила свои действия магиня.
   Припомнил, что на нижнем плане монолит рудника раскрыл нам область карты, позволив увидеть Светоча. Локации практически симметричны, возможно, на верхнем плане сущность, дующая легендарные таланты, стоит там же. Но об открытиях Зажигалка молчала, как и мы о своих предположениях. Светоч открывает знания только игрокам и хорошо охраняется. В одиночку блондинке его не прибрать при всём желании. Помявшись, Зажигалка отправилась к брустверу, а мы вернули управление твердыней.
  
   Хороший ночной сон принёс положенный опыт вчерашних приключений, подняв на уровень и немного не добрав второй. Выпало поднять либо навык учителя шарпшутеров, либо талант молотобойца, остановился на втором. Учить пока, особо, некого, стрелять не из чего, а сойтись врукопашную скоро придётся:
   Свойства героя Индрик:
  
  Уровень героя 7: (Класс: Подгорный шарпшутер)
  Здоровье: 90 (40 базовых, +50 игрока)
  Выносливость: 110 (60 базовых, +50 игрока)
  Скорость реакции: +7%
  Скорость шагом: 6
  Таланты (6 из 6)
  'Наставник подгорных шарпшутеров' - Базовый уровень. Позволяет тренировать каждую неделю 12 шарпшутеров из кернов или 'ботов' имеющих талант из любого стрелкового оружия натяжного действия. (Экспертный уровень таланта позволит тренировать 36 таких лучников) Тренировка стоит 400 монет.
  'Портал исхода' - Средний уровень. Раскрывает односторонние пространственные врата в любую доступную точку мира сроком на три минуты. Откат 12 часов.
  'Молотобоец' - Средний уровень. Скорость и точность ударов любыми молотками увеличена на 20%, запас сил при этом тратится на 20% медленнее. Средние навыки владения боевым молотом залиты в память из базы.
   'Лидерство' - Экспертный уровень. Моральный дух всех подданный увеличен на три единички.
  'Меткая стрельбы' - Базовый уровень. Обладатель и его союзники в радиусе 10 шагов при использовании стрелково-метательного оружия, на 10% точнее.
  'Боевое единство' - Средний уровень. В радиусе 20 шагов обладатель ощущает чувства подданных и передаёт им мысленные приказы
  Приписанные артефакты:
  1. Посох шаровых молний, починится через ## часов
  2. Боевой - ездовой медведь (Здоровье: 100, Выносливость: 50, Скорость шагом: 9) возродится через ## часов
   Подобный подарок ждал всех, кто выспался. Только Войд, со своими молотобойцами, проблуждав полночи, не доспал к урочному часу и опыт 'за сон' в полной мене не получил. Впрочем, день обещал быть насыщенным, два уровня получить можно.
   - Войд, забирай свой отряд, Димку, Митяя, Акулину и двигайте к твердыне, - собирал я силы, оставляя на лесопилке только хозяйственную таншу с пионерией и детьми.
  
   Засветло Скарлетт хотела отправить на лесозаготовки пионеров. Десять работников, восемь часов, - две меры леса минимум. Но оголодавшие волки прогнали лесорубов. С уходом бойцов, зубастые обнаглели совершенно, разгуливали по деревне, тыкаясь мордами в окна, скребясь в двери. Чтобы урезонить зверей, боевому отряду пришлось вернуться. Чистка округи от самых наглых хищников, отнимала время. Банда Войда-Димки задерживалась.
  
   Орки строили баррикаду со своей стороны туннеля, подтаскивая откуда-то брёвна и камни. Зная, что мы собрали всё в ближайших окрестностях, трудно же им приходилось.
   Тело Штурма, судя по карте, находилось неподалёку, пребывая в бессознательном состоянии.
   - Щёлк. Вжи-ииу. Хрясь! Бабах! - в амбразуру, вдруг, влетело ядро, оторвав голову керну Штурма и калеча рывковых кернов Роя.
   -Вкусно! Гномики! - проорал в туннель главарь орков, - То ли ещё будет. Ай-я-яй!
   - К бою! - запоздало крикну кто-то.
   Атаки не последовало. Керн, стоящий на посту, тот самый которому оторвало голову, видимо задремал и прошляпил, как с той стороны туннеля на прямую наводку вынесли полевую баллисту, что стреляла небольшими каменными ядрышками.
   Мы принялись обстреливать вражеские позиции из арбалетов и блочного лука. Зажигалка кинула пару файерболов, дистанция ей позволяла.
   Похоже, часть здания лесопилки, монолит которой мы разрушили на нижнем плане, переместилась к воротам твердыни, образовав основу подвижного щита орков. Теперь враги не маячили в полный рост, а лишь осторожно высовывали головы. Стрельбу из баллисты они вели через щель, которую немедленно прикрыли толстым брусом. Поверх древесины, хитрые орки сложили кровоточащие шкуры каких-то животных, так что файерболы магини ничего подпалить не могли.
   Следующий выстрел мы ждали, готовясь засыпать высунувшуюся баллисту стрелами и файерболами. Но теперь орки стреляли рикошетом. Их орудие, не показывалось из-за поднятого щита, а било под очень острым углом в прочную стену туннеля. Голыш, басовито жужжа, после отскока прилетал к нам в бруствер. Камни раскалывались, осыпали нас градом картечи, нанося неприятные раны.
   'Золотых выстрелов' с той стороны и летальных потерь с нашей больше не случалось, но бруствер понемногу крошился.
   - Они разбивают наш ДОТ быстрее, чем я его укрепляю - жаловалась Цифра, опять заливая свою ману в прочность конструкции.
   Развеяли останки павшего керна в жёлто-алом, распределив имущество среди гномов. Посечённые камнями бойцы практически восстановились, под чутким присмотром санитарок, применяющих 'Первую помощь' по мере откатов.
   Мы убрались из ставшего опасным туннеля. Оставив там пару осторожных гномов с арбалетами, которые надеялись достать врагов, если представится возможность. Орки не спешили, с завидной планомерность, работая из баллисты.
   - Откуда у них такая организация и техника? - удивился кто-то.
   - Ясно дело, на нижнем плане нашлась где-то фабрика осадных механизмов, к тому же, несколько деревень гномов, со всей популяцией, оказались у врага, - ответили ему.
   - То-то, мне не показалось. Я видел с той стороны шлемы кернов, - сказал Плюх.
   - Дождаться восстановления моего посоха, из которого можно разбить укрепления орков мы не успеем. Баррикаду разберут раньше, - опечалился, удалившись в центр управления твердыней с положенной свитой.
   Однако несколько часов мы выиграли. Джо влил в казну больше четырёх сотен своих не совсем ликвидных монет.
   - Откладывать дальше нельзя скоро от баррикады останется каменное крошево, и полезут знакомиться орки, - приступил к строительству 'келий пионеров'.
   Пятьсот монет на кельи, шестьсот на найм шести пар пионеров. В казне осталось около тысячи монет из которых треть лепреконова.
   Подгорные своды огласила торжественная музыка, в которую лаконично вписывались звуки работы камнетёсов. Мелодия гуляла эхом среди колонн, стены медленно преображались. Вместо барельефа, на котором маленькие гномики играли в песочнице, появился переулок. Он был не узок, не широк, а таков, чтобы разминуться паре семейных тележек. Над проходом мягко светили встроенные в стену фонарики. В пещере стало заметно светлее и уютнее. Настроение приобрело рождественский лад, если бы не орки за поворотом.
   Вместе с несколькими гномами отправился обследовать приобретение. Недлинный, общий для келий проход, заканчивался барельефом с фонтанчиком.
   - Значит, тут фонтаны будут, - заметил я.
   - А ещё оранжерея и огород, - добавил стоящий рядом гном.
   Обследовали то, что называлось семейная келья. Я представлял себе нечто вроде скромного жилища монахов, два на полтора, туалет в конце коридора. А тут три этажа комнат разного назначения и все с красивыми пейзажами на стенах, мягким освещением под естественный свет и добротнейшей дубовой мебелью. Увы, нам не до красот, жаль оставлять всё это на разграбление оркам, но деваться некуда.
   Проинструктировав прибывшую пионерию, потребовал собрать тёплые вещи, то, что может стать оружием и немедленно уходить за мост тролля. Выделили им в сопровождение Цифру. Там им надлежит закрепиться и ждать нас. Магине сапёру копить ману и быть готовой разрушить мост.
   Пионеры натаскали к воздушной мембране туннеля, ведущего на верхний план мебели из своих келий, создав основу баррикады. Здесь мы планировали ещё немного сдержать врагов, а потом подпалить резные шкафчики и кроватки, чтобы выгадать время на отступление.
   По просьбе Роя, Зажигалка наворожила огненный фугас в резиденции прямо на столешницу монолита. Главаря врагов им убьёт едва ли, но хоть покалечит и раззадорит и может, сподвижников проредит. Ещё одну магическую мину огневичка поместила в проулке келий пионеров. С маной у неё туго, оставалось на один фугас и несколько файерболов, потом следовало медитировать. Девушка где-то переоделась, на ней оказалась алая кираса с пехотной юбкой и той же эмблемой, что на знамени, с которым магиня не расставалась. Талию украсил пояс мага новичка. Похоже, про отсутствие приписанных артефактов Зажигалка нам лукавила.
  
   - Орки двигают щит! - прокричал один из кернов, дежуривших у бруствера.
   Враги затратили около получаса, чтобы подтащить тяжёлую конструкцию из толстых брёвен, укрытых влажными шкурами практически вплотную к нашей полуразрушенной стенке. Опасаясь наведённой мины, они то и дело швыряли перед собой шкуру, притягивая к себе на верёвке. Зря осторожничали, Зажигалка берегла ману. И потом, магические мины ставить умела лишь в непосредственной близости, в поле своего зрения, второй раз трюк на глазах у врагов не пройдёт. Не доходя немного до амбразуры, щит с грохотом уронили, и перед нами предстало шесть бронзовых, горнодобывающих големов и столько же импов, бросившихся к баррикаде.
   Мы ожидали чего-то похожего. Три заряженных болтами арбалета и блочник Роя выстрелили синхронно. Следом полетел файербол Зажигалки. Импы хорошо переносят пламя, недаром, что твари Инферно, а големы устойчивы к любой магии. Огненным фугасом эту команду не проймёшь. Стрелы рикошетили от толстых бронзовых боков механических солдатиков, но импов завалили многих.
   - Ложись - прокричал я, наблюдая сзади.
   Големы сделали шаг к стенам, приоткрыв прятавшуюся за их спинами баллисту, готовую к стрельбе. Громко щёлкнула тетива и каменное ядрышко, размером с хороший кулак вылетело впритирку меж боками големов. Гномы упали на пол, Зажигалка промедлила, и ей разворотило плечо, практически оторвав руку.
   - Поднять стол! - успел проорать я.
   Меж големов протиснулись орки лучники, от души осыпая нас стрелами, бившими о дубовую столешницу. Тем временем импы и големы, теснясь, разбирали завал.
   - Санитарки, - крикнул Рой.
   Мастерицы кирки и 'Первой помощи' уже спешили к нам, вызванные через 'Боевое единство'. Применив свой лечебный талант, они успели прекратить кровопотери и спасти магиню огня от неминуемой гибели. На несколько часов Зажигалка не боец. Мы поспешили убраться из туннеля, до того как враги перезарядили баллисту. Вскоре, очередное ядро пробило круглую дыру и опрокинуло, поставленный на бок стол.
   Санитарка резво волокла потерявшую сознание Зажигалку на верхний план. Мы рассеялись среди колонн. Арбалетчики, расположившись у самого выхода на нижний план, осторожно выглядывая в туннель, постреливали по големам, надеясь пробить бронзовые панцири и повредить механизмы. Болты, удачно попав, пробивали бронзовые бока. Но такой боеприпас быстро подошёл к концу. Жребий отскакивал, иногда оставляя сколы и вмятины. До оставленной нами баррикады посреди туннеля было метров двадцать пять. Попасть с такой дистанции по стеклянным глазам механойдов, глубоко спрятанным под бронзовым забралом, не удавалось. Изредка орки огрызались из луков, не высовываясь далеко из-за своих механических 'панцеркляйнов'. Гномам удалось кого-то заклинить или ранить, чем немного замедлить разбор завала.
   Проделав достаточную брешь, сквозь завал протискивались големы, один, другой, третий. Механойды двигались очень медленно, ускоряться не умели, стрелковым оружием не располагали. Но их прочность и подобные киркам кастеты, венчающие толстые манипуляторы, внушали уважение.
   Казалось бы, вот сейчас надо бросить в атаку минотавра, чтобы он встретил вражеские консервы в узком месте и превратил их в металлолом. Но баллисту враги держат наготове. Выходить в туннель и бежать два десятка метров, навстречу заряженному неприятельскому орудию, в то время как механойдам достаточно сделать шаг в сторону, открыв сектор обстрела мне бы не хотелось. Риски считать жизнь научила. Слишком велик шанс сгинуть без толку. Даже если удастся завалить голема, другого, разменивать на них минотавра недопустимо. Даже, если мы все ворвёмся в туннель, а баллиста чудом промажет и начнётся свалка лоб в лоб, чего орки и добиваются, их же на порядок больше. То, что сквозь бруствер можно свободно пройти в одном месте, не значит, что нельзя бить через полуразрушенную амбразуру рядом. С орколорда станется, перезаряжать орудие и стрелять сквозь своих сражающихся товарищей.
   На нас неспешно надвигалась бронзовая стенка големов. Арбалетчик, наконец-то попал, выбив бронзовому бойцу стеклянное око. Посыпались на пол осколки, но шагать размеренно вперёд механойд не перестал. Тем временем за образовавшейся бронзовой стенкой, скапливались орки лучники и керны в чёрном, нанятые где-то врагом.
   - Отступаем, - приказал я
   Ближе всех к врагу, за колонной спрятался последний керн Штурма, по имени Тишин. Этот гном особо ловко швырял франциски. Собственно теперь он единственный среди нас, кто обладает таким талантом, ведь своих новых кернов я переквалифицировал на 'Бой щитом'. Тишину, в надежде на его сольное выступление, выдали двойной запас метательных топориков, собранных с павших соратников.
   Перезарядив арбалеты, гномы поспешили к туннелю на верхний план. Видя, что мы бежим и нас мало, враги устремились в погоню, протискиваясь сквозь неторопливых големов.
   Выскочивший из-за колонны Рой, снайперским выстрелом завалил неприятельского гнома. Атакующие первыми керны в чёрном, быстро сбили строй, укрывшись щитами и ускорились, стремясь добраться до героя в алом хитине на бросок франциски. Орки лучники стреляли на ходу, и виртуозно мазали.
   Тут-то, неожиданно для всех, сбоку выскочил Тишин, принявшись метать топоры, по два за раз, используя обе руки. Нападение справа, на тех, кто носит щит в левой руке, позволяет поразить незащищённый бок. Шесть франциск пропели свои песни, неся смерть, раны и сумятицу вражеским кернам - наймитам.
   - Арбалетчики стой и пли, - крикнул я.
   Замешкавшихся врагов попотчевали три стальных болта, тем временем, наш героический метатель топориков, бежал, скрываясь за колоннами.
   - Секирыч! - заорал я, жалея, что исключил телёнка из регулярной армии и тем самым от ауры 'Боевого единства'.
   Минотавр выскочил молча, с разбега ударил врагам во фланг. Взмахи секирой снесли несколько голов. Чёрные шлемы кернов покатились по каменному полу. Вражеские лучники в страхе разбегались.
   - Секирыч! Отваливай, отступаем! - продолжал орать я.
   Из туннеля нескончаемым потоком спешили урукхаи с копьями или палицами. Выжившие керны, опомнившись, швыряли в упор топорики. Достань они телёнка по незащищённым ногам, и я потеряю телохранителя. Вняв моим призывам, дисциплинированный минотавр спешил за нами, лавируя среди колон. Франциски с искрами отлетали от бронзовой кирасы, та, что угодила в пехотную юбку, оставила глубокий шрам на ляжке.
  
   Отступить к деревянной баррикаде, что сложили ушедшие пионеры в середине туннеля, ведущего на верхний план, удалось без необратимых потерь. Кого-то, крепко залепило чёрной стрелой, но санитарка и Плюх, своевременно уволокли того с поля боя. Продолжать погоню враги не спешили, лишь несколько чёрных кернов блокировали спуск под гору, осторожно выглядывая в проход.
   - Есть чем запалить это? - поинтересовался Рой.
   - Нет! - опрокидывая шкафчики и кровати, так чтобы перегородили проход, отмахнулся я: - Рассчитывал на Зажигалку.
   Оставшийся под горой лепрекон, укрывался рядом с барельефами, высматривал вражеского вождя и транслировал нам картинку. Несколько раз его чуть не затоптали хаотично мечущиеся орки, которые с воплями ликования разбегались по твердыне. Часть ломилась в кельи пионеров. В резиденции басовито ухнул огненный фугас.
  
   Вражеский вождь, въехав в подгорные залы на могучем варге, принялся криками и пинками наводить порядок. Орки лучники затеяли с нами перестрелку. Им приходилось выскакивать в полный рост, в то время как гномы стреляли из-за дубовой мебели. Потеряв нескольких, враги успокоились.
   Мы переводили дух, держа арбалеты наготове, пока главный враг хозяйничал в резиденции. Наконец-то размен вышел в нашу пользу, одна жизнь против двух десятков, а может и более.
   Лепрекон, продолжая спамить казну монетами, транслировал картинку из твердыни, пересчитывая врагов. Те лечили раны, подкреплялись, поедая труппы павших, ломали гномье имущество. Орколорд назначил себе героев: оставшихся всадников на варгах, шамана и доспешных урукхаев с избытком оружия. Это можно понять по тому, как враги развлекались с селектором, громко крича вслух невидимому собеседнику. Видимо, где-то к нему присоединились 'орки штурмовики', аналог гномьих кернов. Монет у врага было достаточно, зелёных орков мы больше не видели, только урукхаев. В кельи пионеров заселялись зашуганные орчанки с детишками. Штурма, вернее некий обрубок плотно замотанной мумии, в коем по карте я опознал ударного тана, затащили на центральный проспект твердыни, живописно свесив с балкона резиденции, словно памятник своему злодейству. Птицы рух, коих ожидаемо, оказалось две, влетели в подземелье и, усевшись на перила балкона странно каркали. Иногда слетая, чтобы поклевать Штурма в открытые места. Орколорд снова закатил беседу с очнувшимся, пленённым героем, на предмет, что хватит страдать, пора переходить на правильную сторону 'добра и света'. Джо никак не мог помочь Штурму, оставалось только наблюдать, не забывая пополнять казну ржавеющим золотом.
   - Тан, мы оставили твердыню, уложив пятую часть орков. Ещё пару раз также, и дадим генеральное сражение. К ночи вернём замок! Держись! - ободрил я Штурма, тот сипло засмеялся в лицо орку, тут же закашлявшись собственной кровью.
   Наконец, вспомнили про нас. По главному проспекту твердыни побрели големы, волоча свой щит и подкатывая баллисту. Расчётом орудия оказалось несколько вражеских пионеров. Вдоль колонн, урукхаи выстраивались в штурмовую колонну.
   - Уходим! - понял я, что ловить без молниемёта тут больше нечего.
   Мастер Плюх нашарил в своей котомке огниво. Мы всё-таки подожгли баррикаду, поспешив к мосту тролля.
  
  
  
   Глава 16 Стояние на реке 'Угре'.
  
   Мороз и Солнце, день действительно чудесный. Свежий воздух бодрил, снег весело скрипел. Оглянулся, у выхода из твердыни уже маячили чёрные силуэты. Выехал вражеский вождь, издав торжествующий вопль и раскинув руки. Радовался, видать, новому, нежданно свалившимся миру, который можно покорить.
   Цепляться за выход из горы мы не стали. Только теперь я понял, что, возможно, допустил просчёт. Вон там, повыше над провалом туннеля можно устроить насест для нескольких бойцов, что швыряли бы камни на головы выбегающих орков. Подняться по покрытой льдом, практически отвесной стене, сложно, пришлось бы делать лестницы. Гора, образующая твердыню, не терроморфируема, но тонкий, слой каменной облицовки снять позволительно. Пожалуй, лучший вариант, просить Зажигалку растопить лёд, а Цифру 'намагичить' ступени. Однако, работа, вышла бы тяжелее, чем сложить бруствер из камней и установить пару фугасов. Потому, не стоит печалиться, ресурсов на оное не имелось.
  
   Разумеется можно бы, встать рядом со входом и бить выбегающих орков. Но туннель простреливает баллиста, супостатов значительно больше и размен даже три к одному не выгоден. Потому решил уходить за мост, где закрепиться в ожидании возвращения молниемёта.
   'Мы отважны, но рисковать понапрасну вредно' - вольно интерпретировал мудрость эллинов.
   Несколько варгов разъехались далеко в стороны, заходя по широкой дуге и стараясь отрезать нас от моста. Опередивших нас санитарку и керна, что волокли Зажигалку, действительно могли догнать. Впрочем, до переправы тут, если не в пургу, минут двадцать бодрым шагом. Не стоит недооценивать скорость Секирыча и дальность блочного лука. Меткий Рой, завалил самого наглого варга, чей наездник собрался приветить нас чёрной стрелой. Прочие шустрые преследователи предпочли держаться на уважительном расстоянии. Но колонна пеших орков упрямо шла по пятам.
   Взлетевшие в высокое синее небо птицы рух, двигались аккуратной двойкой, не меняя дистанции. Эти манёвры заметно отличалось от типичного поведения глупых птиц.
   - Наверняка одну из птиц, орк назначил героем, - заявил Рой, оценивая дистанцию: - Пусть поближе подлетят, тогда сниму.
   - Да им холодно! - воскликнул Плюх.
   Птицы атаковать не спешили, кружа в недоступном для точных выстрелов отдалении и 'пробуя воздух'. Стрелять наудачу Рой не желал, экономя стрелы. Что-то в полётах бронзовых пернатых не заладилось. Птицы тяжело сели, направившись вразвалочку, словно пухлые, рыжие наседки, к туннелю. Не для всякой фауны благотворна зима.
   - Внимание! Стрелять из лука и арбалетов запрещаю. Холодно, последнюю тетиву порвёте! - повелел я, вспомнив о хрупкости оного оружия в заморозки и добавил: - Вот доберёмся до Зажигалки, она отогреет, тогда можно.
   На мосту тролля сидела Цифра, прижав руки к очищенному ото льда покрытию. Ширина переправы медленно уменьшалась, осыпаясь мелкими камнями и песком в ручей. Магиня уже истончила переход так, чтобы перебежать мог только один, включая тяжёлого Секирыча. Иначе не успеть, за нами по пятам торопится армия орков.
   Благополучно миновав ручей, мы спрятались за куцым рядком из павез и импровизированных санок, что прихватили из твердыни пионеры. Тут нас поджидал отряд Войда-Димки, отходивший от своей 'дикой охоты' на местную зубастую фауну.
   Цифра, пропустив нас, вернуться на мост, чтобы довершить его разрушение, Войд прикрывал это действо, держа павезу и поглядывая за врагами.
   - Зажигалка! Тебе партийное задание. Отогревай нам тетивы и плечи арбалетов и лука! - требовательно попросил Рой, у огнёвки, что сидела на расстеленном за стенкой из павез одеяле.
   Блондинка давно очнулась и собиралась пригреть врагов файерболами, швыряя их здоровой рукой. Согреть метательное оружие даже проще, а главное значительно дешевле в тратах маны, чем она и занялась, проводя ладонью по начавшей дубеть тетиве.
   Видя, что мы не стреляем, орколорд, держа щит наготове, остановился на небольшом бугре по ту сторону ручья и с высоты своего чёрного варга оглядывал наши силы в ожидании подхода орды.
   Минотавр, двадцать восемь гномов, разнообразных рангов и обоего пола, десяток нордов, две магини против восьмидесяти урукхаев и их прихвостней, могли показаться грозной силой. Но орколорд видел, что мои норды, это крестьяне новички. А большая часть гномов в разноцветных одеждах с чужого плеча, под которыми проглядывают серые пионерские стёганки. Не будь у нас тренерских талантов, о множестве которых орколорд едва ли догадывался, кроме героев и наёмников, бойцов бы не имелось. Так что восемь десятков прирождённых воинов урукхаев, против втрое меньшего числа крестьян и пионеров смотрелись аргументом абсолютным. Впрочем, мы тоже различали чёрных орков только по их вооружению.
   Узкая переправа удобнейшее место, для перемалывания атакующего противника. Жаль, что мы не имели баллист, или чего-то подобного. Ядро, пущенное вдоль моста сквозь атакующую толпу, снимает хороший урожай.
   При достаточном числе стрелков, можно было бы поставить их полукругом поодаль, так, чтобы засыпали стрелами мост и пятачок с нашей стороны, будучи недосягаемы с той. Но, увы, четыре единицы 'стрелковки' при ограниченном числе зарядов с известной медлительностью арбалетов и блочника к тому не располагали.
   Последнее, из известных мне приёмов, устроить рубку на маленьком пятачке по эту сторону моста, так чтобы переправившихся зажимали и били с трёх сторон. Подобное можно было бы учинить у выхода из твердыни, но вражеская баллиста, сложила бы наш строй.
   Десяток крестьян нордов, встали компактной группой на нашем правом фланге, выстроившихся в два ряда. Вчера они умудрились взять по уровню, сегодня на хищниках, догнали новый. В отличие от обычных землепашцев, любой северянин получал изначально двуручный топор лесоруба, этакий бродекс, годный для войны, каждый пятый из них имел врождённый навык 'Топор дровосека'. Рост уровня, давал хороший шанс получить именно это умение, так что теперь практически все норды неплохо орудовали своими топорами. Брони у северян не имелось, если не считать традиционные стёганки серых оттенков.
   Снайпер Рой в красном хитине и приметном шлеме драугра, вместе с рывковыми кернами вооружёнными арбалетами, скрывались за павезами по центру диспозиции, рядом с Зажигалкой, которая отогревала им стрелковое оружие. Тут же собралась дюжина пионерии, нанятая утром в твердыне. Координировала новичков Димка, тактическая аура которой, при таком расположении, действовала на всю армию.
   Вместе с ударной группой лучших бойцов я занял левый фланг. Голову варга, что венчала когда-то доставшуюся мне капеллину, как и обещал, подарил гному, который первым подстрелил орка. Так что оставался в потрёпанных кожаных латах, перевязанных чтобы не рассыпаться верёвками, ничем не выделяясь среди обычных кернов. На один бой этого должно было хватить. Рядом встал последний керн Штурма с францисками в руках и три молотобойца, включая везучего Плюха. Позади нас притаились мастерицы кирки, являющиеся по совместительству санитарками. Митяй со своим бойцом, оба в добротной чешуе и с каплевидными стальными щитами расположились левее, так, чтобы прикрывать нашу группу от обстрела, случись таковой. Акулина укрылась за спиной мужа, сжимая в руках его рожон. Поверх её капеллины красовалась голова медведя, а шкура брутально ниспадала на спину. Медведь то огромный, поэтому шкуру пришлось разрезать пополам, и то середина спины медведя закрывала щиколотки девушки, а верхние когтистые лапы живописно сцеплены под высокой грудью. Секирыч покачивал секирой и стучал копытами позади нас, готовый разогнаться, вырвавшись вперёд. Цифра и Войд ушли с моста, не довершив разрушение, как только орки вознамерились атаковать.
  
   Джо докладывал, катить к нам баллисту враги не собирались, установив её за щитом у туннеля на верхний план.
   Орк решил форсировать события, выслав на разведку боем тройку уцелевших кернов в чёрном. Укрывшись щитами, те стремительно рванули к нам. Вражеские лучники, прикрывали яростную атаку, нервно осыпая нас стрелами.
   Залп жребием из арбалетов и меткая стрела Роя отправила на дно ущелья самого первого и отважного неприятельского керна.
   - Ших, ших, ших, - очередь файерболов полетела на встречу атакующим, разбиваясь о щиты и сжигая ноги следующему врагу.
   Это частично пришедшая в себя Зажигалка отрабатывала своё жалование, устроившись за гномьей баррикадой.
   Последний вражеский штурмовой гном пересёк мост, швыряя франциски на бегу. Мишенью стал стоящий в стороне строй нордов, что заслонялись самодельными щитами от чёрных стрел. Кому-то из крестьян не повезло.
   Выскочивший вперёд Войд быстрым ударом клевца, что венчал одну из сторон боевого молота, пробил щит врага вместе с рукой, вынудив остаться без оружия. Отшатнувшийся керн оказался на краю пропасти, куда и отправился после неожиданного пинка.
   Орколорд проверил наши домашние заготовки на наличие сюрпризов. Прорычал что-то недовольное оркам охотникам умудрившихся порвать заиндевевшие тетивы своих чёрных луков и мановением руки отправил всю орду на штурм.
   Орки перестали стрелять, чтобы не испортить последние луки, стрел у них оставалось мало. Набегающих по узкому мосту урукхаев, встретили из арбалетов и блочного лука. Зажигалка, исчерпала свои магические резервы одной очередью файерболов и откинулась на плащ, погрузившись в медитацию.
   Наш ударный отряд сместился к мосту. Вставшие впереди хускарлы легко перемалывали перебегавших на наш берег одиночек. Рой с арбалетчиками перебежал налево, выискивая удобные цели. Ибо стрелков лучше ставить со стороны, противоположной той, которую враги обычно закрывают щитами. Потеряв десятка полтора бойцов, орколорд убедился в бесполезности лобовой атаки, отозвав приунывших урукхаев.
   Рой попробовал пристрелить вождя орков из своего прогретого лука, но тот оказался слишком внимателен и ловок. Тогда наш снайпер выбрал целью чёрного варга, ранив того. Зло сплюнув, орколорд решил убраться подальше. Враг не знал, что на последнем выстреле, один из блоков - колёсиков снайперского лука треснул и рассыпался, некогда убойное оружие превратилось в хлам.
   Мы видели, как на том берегу, аккурат, напротив разбитого моста запалил костерок шаман. Он что-то завывал гнусавым голосом, иногда в песнопения вклинивался плачь ребёнка. А потом, с той стороны к нам, визжа, прилетел дух-призрак, ухнул о павезу и исчез с громким всхлипом. Повеяло замогильным холодом, пионеры и норды повалились на снег.
   - Эта хрень сняла по десятке 'Здоровья' у всех, - доложила по селектору магиня сапёр, сославшись на свой талант 'Понимание сути' и добавила: - Для простого камлания слишком сильно шибануло. Но вы слышали плачь ребёнка? Определённо, шаман принёс жертву. Сколько там у них детишек, столько и снарядов. Так мы не выстоим!
   Варить забористые зелья и призывать духов-призраков для разных нужд, вот основные умения шамана. Спасло нас то, что у одного камлающего ресурс невелик.
   - Да, так можно и слиться. Развали мост!- встревожился я, приказав Цифре уничтожить переправу окончательно и отправляя пионерию и крестьян подальше в тыл.
   Наши арбалетчики подошли к пропасти, и в три инструмента, отогнали заслон урукхаев подальше. Шамана достать не могли, его плотно прикрывала стенка из орков. Зажигалка находилась в трансе, восстанавливая ману, греть арбалеты было некому, холод и чрезмерное усердие порвали одну тетиву. Не желая лишаться последней пары арбалетов, мы прекратили обстрел.
   - Стрелять не могу, зато я самый высокоуровневый герой с 'Рывком'. А твоя 'Дипломатия' нам ещё пригодится! - заявил Рой, схватив павезу и опередив Войда выскочив на мост.
   Цифра упала на колени, прижавшись руками к покрытию моста. Рой стоял перед ней прикрывая павезой. Хускарлы прихватив рожны, разместились сразу за ним. Лучшие гномы встали у моста, пока раненные хромали прочь.
   Орки шли в атаку, обильно метая копья и стреляя из уцелевших луков. Рой укрылся за осадным щитом целиком, стоя поверх Цифры. Толстый дуб павезы выдержал все удары, враги лишились последних луков и многих копий. Я стоял с краю, но и мне прилетело в бедро. Судя по ощущениям ауры 'Боевое единство' раненных оказалось много.
   Мост начал истончаться, осыпаясь мелкими камешками в поток. Урукхаи, вытянувшись гуськом и разбежавшись, попробовали опрокинуть Роя, но улетели в пропасть сами. Герой используя 'Рывок' поразил первого киркой в голову, не дав уцепиться за щит. Потом чуть повернул павезу, направив атакующий порыв в сторону. Сзади Роя поддержали хускарлы. Оставшись без оружия, кирка вместе с орком улетела в пропасть, герой ухватил щит обеими руками. Хускарлы били рожнами поверх павезы.
   - Так надёжнее, - заявил Митяй, сцепляя свой пояс с перевязью Роя.
   Амуниция хускарлов содержала специальные ремни с защёлками, которыми весь хирд мог уцепиться друг за дружку. При войне в горах и незнакомых пещерах такое полезно.
   Мост разрушался на глазах. Ближайший орк уцепился за павезу с отчаянием обречённого. Щит, оборвав ремешки, вылетел из рук героя, увлекая того следом. Герой полетел бы за врагами, но выручили ремни хускарлов.
   - Назад! - прочувствовав момент, призвал я гномов.
   Ухватившись, друг за дружку, мы выдернули Роя и Цифру на нашу сторону. Коллективное перетягивание канатов бывает полезно.
   Прилетел привет от Шамана. Парализовав на секунду. Случить атака духом мигом раньше, улетели бы в пропасть.
   - Отступаем! - постановили единодушно, неспешно уйдя на дистанцию, которая Цифра посчитала безопасной.
   Осмотрелся, придерживая пробитое бедро рукой. Почти всех бездоспешных поранили. Трофейные капеллины, доставшиеся нам от павших арбалетчиков Цифры и алебардщиков Зажигалки, уберегли многие головы от смертельных ударов. Это игра, сильная контузия, сотрясение мозга или серьёзная рана, пусть копьём, со всей дури, в брюхо, лечится до состояния не смертельной, простыми навыками. Даже топорик, что метнул враг, в самом начале боя поразив грудь норда, удалось извлечь, сохранив поверженному жизнь. Совсем скоро все наши калеки вернутся в строй. Чего не скажешь о врагах, улетевших в пропасть.
   'Стояние на реке Угре' продолжалось. Можно бы собрать всех моих подданных и устроить генеральное сражение, пройдя через портал. Силы теперь кажутся равны. Но Штурм тоже думал, что сильнее орколорда, а в плен попал. Потому я, наученный страданиями моего ударного тана, проявлял осмотрительность, граничащую с трусостью.
   Взглянул на виртуальную карту, узнав, как там в твердыне. Лепрекон исправно транслировал картинку. Рух отогревались и развлекались, выклёвывая Штурму 'свежую печень'. Баллиста, с расчётом из пионеров в чёрном, приткнулась у выхода на верхний план. Два медных голема стерегли выход на нижний, тат же, таскал камни одинокий имп, пытаясь забаррикадировать проход. Враг знал о наличии у меня 'Портала исхода', предпринимая ответные меры. Но с его трудовыми ресурсами выходило медленно. Открыть окно телепорта прямо в захваченную твердыню не позволяла механика игры. Несколько орков и остальные големы толпились на балконе резиденции. Орчанки с многочисленными детьми, как прошмыгнули в кельи пионеров, так и не показывались.
   Там за белой пеленой осталась вражеская армия. Радиус обзора людей днём вдвое больше чем у гномов. Норды, влезшие на деревья, давали хорошую картинку.
   Орколорд смотрел на наш берег ещё пару минут, потом оставив пикет в десяток наблюдателей, удалился.
  
   - Зализываем раны и сразу идём в ответку! - постановил совет.
   С момента гибели Умки миновали сутки. Я мог призвать своего медведя из края вечной охоты. 'Портал исхода', откатил давно, ибо на среднем уровне заряжался двенадцать часов. Его не применял, оставляя в козырях.
   Казалось бы, надо идти выручать Штурма. Ведь неожиданно напав с нижнего плана, мы можем овладеть твердыней. Но орки на балконе прикончат тана гораздо раньше, чем мы проскочим туннель. В остальном, гора нам до завтрашнего утра бесполезна, в ней ничего не отстроить, и даже припасы из таверны мы вымели все. Посему, приоритетной задачей избрал окучивание вкусной локации, прибрав с верхнего плана всё ценное и особенно легендарный талант светоча, если таковой имеется.
   Цифре со всей пионерией и частью крестьянства поручили отправляться к лесопилке, прихватив с собой Зажигалку, которая потеряла сознание.
   По пути сюда, отряд Войда-Димки хорошо проредил оголодавших хищников, будем надеяться, что зубастые не побеспокоят отступающих. Немного подумав, оставил Цифре арбалеты, всё одно, теперь работало только два, а прогревать, умела магиня огня. Приставил к отряду последнего керна Штурма. Пусть с трудовиками будет хоть один не маг, но воин. Теперь точно дойдут. Впрочем, скоро очнётся Зажигалка, а её файерболы действуют на зверушек умиротворяюще.
   Всех прочих гномов, рангом выше пионерского, забрал с собой. Увёл отряд в низину, расположенную неподалёку. Тут, чтобы никто из посторонних не увидел, не узнал, что мы остались без снайпера, Рой вышвырнул свой сломанный блочник подальше, тот истаял. Завтра приписанный артефакт вернётся герою.
  
   - Пора! Наведаемся на рудник Зажигалки. Скоро вернётся посох-молниемёт, тогдаи можно переходить к активным процедурам, - ободрил я спутников, готовя телепорт.
   Изучив ещё в твердыне виртуальную карту, я хорошо представлял окрестности месторождения. Но место для перехода выбрал южнее, подальше от строений.
   Перейдя всем отрядом на ту сторону, оказались на широкой тропе, и осторожно двинувшись к руднику.
   -Это что за следы щегольских сапог с длинными носами и высокими каблуками? - спросил Рой, указывая на притоптанный снег.
   - А вот это явно следы скелетонов! - указал на характерные углубления Димка: - Ведут от предполагаемого обиталища светоча к руднику.
   - Нет, тут заметённые следы, которые ведут к светочу, - добавил Войд.
   -Туда, сюда скелеты 'ходють' и вампир. Какой же ещё пехотинец 'конские' сапоги носить будет и с костяшками дружить?! - сделала вывод тан тактик.
   Чувствовалась интрига, двинулись более осторожно, скрываясь за грядой вдоль дороги. На разведку выслали Димку и крестьян - нордов.
   - Зажигалка говорила, что у неё пять бойцов уцелело. А я, там алебардщиков в красном восьмерых насчитала. Это точно не крестьяне переодетые, форма сидит как литая! - шепнула Димка, вернувшись - И ещё! Следы скелетов после деревеньки идут на запад.
   - Там у нас по карте заброшенный рудник! - вспомнил я.
   Это довольно глубокая пещера, обычно с золотоносным месторождением. Беда, что такое место, как правило, защищает несколько банши, этаких призраков, неуязвимых для честной стали и прочей 'физики'. Но оную нежить легко сразить магией или молитвами святош. Единственное оружие банши, это истошные крики, снимающие 'Здоровье' со всех живых в радиусе нескольких десятков метров. Мой молниемёт или ятаган орколорда, гипотетически годятся для зачистки пещер, а практически в узких, извилистых туннелях, один выстрел из ручного орудия типа посох молний вырубит скорее владельца. Оружие ближнего боя, можно просто не успеть применить. Чем многочисленнее крикуны, тем сильнее их акустический удар магией смерти. 'Хиты' с живых слетают только так. А вот мертвецам хоть бы что. Тот же вампир, может превратить пещеру банши в неприступную для живых цитадель.
   В памяти щёлкнуло. Я осознал, что виртуальная карта, пока твердыня была моей, показывала разрушенный рудник и деревню в месте занятом воинами Зажигалки.
   - С магиней всё понятно, даже если не до конца. Через полтора часа тут будут орки на варгах, а через пять-шесть вся орда, если сюда чапает. Пусть и договариваются меж собой как умеют. Надо предупредить Цифру, чтобы присматривала за огнёвкой. А мы пойдём на юг! Проверим куда скелеты ходили, - собрал я отряд.
   - Уместнее предупредить союзницу, - вмешался в наше совещание слишком правильный хускарл, напарник Митяя, прозванный Крош.
   - Опять ты на ярла батон крошишь, то невместно, это не по морали, ты прав, конечно, но мы жить хотим, - хмыкнул Митяй.
   - Вот как свечку возьмём так сразу и предупредим. Оставим тут на соснах пару кукушек, - постановил я.
   На деревьях в поле зрения рудника устроили себе насесты норды, коим выдали паёк, по баклажке с переваром и одеяло. Им надлежало приглядывать за округой.
  
   По заметённой снегом широкой тропе, шли гуськом. Замыкающие волокли следом охапки еловых лап, заметая следы. Если не случится снегопада, всякий поймёт, что тут ходили, но численность нашу не угадает.
   Через минут сорок, следы скелетов привели нас к засыпанной снегом еловой рощице.
   Мы построились нашим любимым клином, или 'свиньёй', хоть можно романтично назвать это построение 'коготь хирда'. Впереди я, Войд и Рой, изготовив молотки и кирки к бою. По бокам хускарлы с шестопёрами и рожнами наперевес. Позади Димка, Акулина, Плюх, молотобойцы, санитарки и рывковые керны с длинномерным оружием. Секирыч чуть в стороне. Минотавр достал из котомки факел 'истинного света', который ему помогли примотать к левому рогу.
   Я призвал Умку из чертогов вечной охоты и отправил медведя вперёд. Следом не спеша и осмотрительно крался наш 'коготь хирда'.
   - Резво! - приказал я медведю, форсируя события.
   Умка вломился в рощицу. С еловых лап обильно слетал снег. Медведь забирал по дуге влево.
   Лезть вперёд, под сосны не хотелось, мы выжидали. В поднятой нашим косматым разведчиком снежной буре, едва угадывались его манёвры. Наконец, снег улёгся и за вывалившимся медведем мы увидели мумий. Это по сути те же скелеты, бойцы ближнего боя, только быстрее, крепче и подвижнее. Стрелы и колющее оружие им, что комариный укус.
   Мумии приближались. Димка, забежав сбоку, метнула боло, уронив вырвавшегося вперёд мертвяка. Умка промчался за нашими спинами, заходя на второй круг по роще. Пара забинтованных устремилась за ним, а мы принялись обрабатывать подвернувшихся.
   Мой молот с хрустом разбил подставившуюся голову. Под бинтами погасли горящие алым пламенем буркалы. Мумия стала заваливаться, я упёрся ногой в тело, стремясь освободить застрявший в её голове молоток, который умертвие перехватило сильными пальцами, мгновенно окоченев. Дёрнул и тут же адское пламя запылало в очах под повязкой. Обмотки затянули прореху в старом черепе, а цепкие костяные пальцы, ловко ухватились за мой сапог, стремясь повалить и одновременно, сломать мне ногу, что почти удалось. Помог Плюх, выкинувший из-за моей спины свою кирку на длинной рукояти, вторично разбив мумии голову и погасив пылающие взор. Я высвободил ногу, сзади поддержали. Мумия опять ожила. С другими врагами происходили те же метаморфозы. Даже будучи расчленены топорами и измочалены молотками, неживые быстро восстанавливались, рассечённые бинты сплетались обратно, собирая вместе старые кости. Дневной свет существенно ронял подвижность мертвецов, ночью нам пришлось бы хуже.
   - Там, за ними лич! Он постоянно колдует! - первой разобралась в ситуации Димка, которой предписывалось, наблюдать за полем боя и не встревать без нужды.
   - Секирыч! Снеси козлу голову! - проорал я, приступая на подбитую ногу и ломая конечности поднимающейся мумии.
   Могучий телёнок, сияя 'истинным светом' в своих рогах, лавировал среди подслеповатых мумий, и добравшись до лича, виртуозно снеся тому голову. Покувыркавшись в полёте, добротно отполированный череп в железной короне упал предо мной.
   - Не сопри тот гад мой посох, вы бы сдохли! - просипела голова лича, и огонёк в глазах потух.
   До меня вдруг дошло, почему я сам, не опознал сразу этого опасного противника. У лича отсутствовала важная деталь, боевой посох. Это изделие, на манер моего молниемёта, с тем отличием, что стреляет зарядами некро энергии, опасной только для живых. Накрой наш клин концентрированная магия смерти, хитов на двести, игра бы для меня закончилась.
  
   Мумии больше не воскресали, скоро с ними покончили.
   Осмотрелись, летальных потерь не случилось, санитарки обрабатывали раны. Убить сразу и насмерть бывалого воина трудно. Прелесть, в том, что за кем поле боя, тот армию отлечит и восстановит, обойдясь минимальными потерями.
   - Разберитесь тут! - неопределённо махнул я рукой, устремившись в рощу, отправив перед собой медведя и поманив следом Секирыча.
   Нашёл Светоча, что многозначительно держал неугасающую свечу, стоя на малюсенькой полянке среди заснеженных елей.
   Опять, быстро перелистывалась книга, гасло пламя, оставляя после себя сизый дымок. С желаемым талантом определился, быстро. В локации множество деревень. Изначально их полагалось по четыре на каждого игрока и одна случайная. Перестраивать монолиты поселений, так чтобы производили 'юнитов родного замка', допустимо, но с тратой суток в очереди замковых построек. Успеть до начала тотальной войны сделать все деревни 'родными' под силу, например, 'донатору', замок которого практически готов отстроен изначально.
   Посему запросил и получил у Светоча тарант 'Вождь пионеров', заменив им 'Лидерство'. Теперь, прикосновением длани, я мог превращать практически любые монолиты найма 'юнитов' в гномьи. За монеты, но сразу.
   Казалось бы, как можно превратить зелёнорожего орка или синелицего гремлина в гнома? Но это даже не требовалось. Это игровой мир, меняется лишь прошивка обелиска, который еженедельно генерирует прописанных ботов, тут и не такое реально.
   Кроме того, на всех пионеров и тех, кто когда-то ими бывал, талант 'Вождь пионеров' влиял как 'Лидерство'. Выше экспертного талант быть не мог, а потому, при наложении приобретения на экспертное 'Лидерство', единичка просто пропала. Я не стал замещать другие таланты, потому что дублирование одного и того же мне ни к чему.
  
   - Куда это вы? - услышал в селекторе, встревоженный окрик Цифры.
   Тройка нордов, что шла с ней от моста тролля, резво улепётывала в сторону большой деревни, прихватив арбалет. Пока смотрел в интерфейс, другая тройка крестьян, следовавшая с нами, рванула в сторону рудника, только пятки сверкали.
   Наблюдать за ними через карту я не мог. Те, что кукушками сидели по деревьям, пропали с виртуального радара.
   - Чую, теперь мы нейтральны и вправе уйти, но остаёмся! Прошу уладить формальности, наняв нас обратно, - заявил моим героям Митяй, переглянувшись с Крошем.
   Войд набрался в боях опыта, улучшив 'Дипломатию' до 'Среднего' уровня. Алый плащик, на гномов работал, делая тана экспертным переговорщиком. По суммарному 'Здоровью' мы изрядно превосходили хускарлов. А посему, немедленно и совершенно бесплатно присоединили их к нашей банде.
   - Ты ведь передавал замок Зажигалке. Туда-обратно. Потом его орки захватили. Сдача замка каждому из противников, минус один к морали на сутки, - объяснила ситуацию Цифра.
   - Хорошо, понял. Предупреди Зажигалку, что на её рудник могут пожаловать орки. Об остальном не распространяйся. Если спросит, мы воспользовались порталом и ушли в рейд по тылам орков, - озадачил я магиню сапёра по селектору.
   Картинка от лепрекона не поступала, он тоже откололся. Штурм остался на карте, он же герой.
   - С нами остались только пионеры или герои! - заключил я, имея в виду и тех гномов, что когда-то были пионерами.
   - Я буду с вами, но как сможете, наймите меня обратно! - услышал по селектору Цифры, как к ней обратился последний керн Штурма, именем Тишин. Коего, по ранению и за отсутствием внятного числа метательных топориков мы оставил при магине.
   Возвращаясь, рассчитал сложившийся уровень 'морали', моей нации. Применение ядовитой гранаты и двойная утрата замка - минус три. Мораль всех пионеров плюс три, и ещё плюс два за освобождение от налогов, но минус один за национальную 'склонность к мятежу'. За разномастные народы штрафов теперь не имелось, потому что, все откололись.
   - Это у пионеров моральный дух плюс два, пока. Если примем людей обратно, станет плюс один для наших и минус два для нанятых, - вывела Димка, махнув в сторону убежавших крестьян.
   Джо, успел насытить чахлую казну своим золотишком до возможного предела. Сейчас там скопилось без сотни полторы тысячи монет, из которых половина 'лепреконова ржавчина'. С побеждённых умертвий сняли около двух сотен. Лич оставил нам железную корону, с неведомыми свойствами. Димка прихватила с собой этот страшноватый артефакт, чтобы показать по случаю Цифре, которая наверняка распознает.
   От рощи светоча вели две дороги, одна на северо-запад, огибая гору, а другая строго на юг. Карта местности, в целом, повторяла нижний план.
   - Тут мы разделимся! Я на медведе и Секирыч метнёмся вниз, а все остальные вокруг горы. Обследуем локацию. Связь по селектору! - заявил, взбираясь на Умку.
  
   Вскоре мой медведь резво перебирал ногами. Рядом, сияя факелом на роге, спешил Секирыч.
   - С возвращением друг! - опробовал я вернувшийся молниемёт, на случайной скале.
   Грохот и разлетевшиеся от попадания шаровой молнии камни, придавали огромную уверенность. Теперь я сравним с броневиком при базуке. Исчерпал своё время, штраф от ядовитой гранаты, поднялся 'моральный дух' племени.
  
   Часа два резвой поступи Умки и почти в том же месте, где на нижнем плане нашлась фабрика големов, обнаружил шпили интересного здания.
   - Так это же военная академия! - обрадовался я.
   Оное сооружение единожды поднимало на 10 единичек 'Здоровье' 'Выносливость' и 'Маны', а также на 2% 'Скорость реакции' любому посетившему герою. Услуга стоила две тысячи монет.
   - Сдавать такое врагам нельзя, вдруг разрушат, ума хватит, - решил я для себя.
   Рядом с величественным зданием примостились домики простолюдинов, видимо, деревня при академии. Охрана издалека заметила нас, в чём я не сомневался, Секирыч отсвечивал как новогодняя иллюминация, да и видели мы днём хуже людей.
   Крестьяне попрятались. У высоких, резных дверей изготовилась к встрече тройка пеших рыцарей, в чёрно-алых сюрко. Эти вояки, оценив нас, вскинули наизготовку боевые молоты, опасно поблёскивающие полированными клевцами. Под стальными стёганками виднелись длинные, толстые кольчуги. Небольшие, треугольные щиты цветов нейтралов прикрывали левые руки. На широких кожаных перевязях болталось по длинному мечу и паре метательных топориков. Выбор оппонентов понятен, клевцом боевого молота, при должном умении, можно даже толстую бронзовую кирасу минотавра пробить, не то, что череп моему медведю.
   - Убирайтесь прочь, чужаки! Это земля бретонцев - приветствовали нас, из-за забрал шлемов типа 'сахарная голова'.
   Теперь понятно, какой нации приписал себя ассасин. Бретонцы отличались иммунитетом к любой магии в 20%, обладая только семью слотами под таланты. 'Дипломатии' у меня нет, монет на найм этой тройки и всего приложенного крестьянства не хватит. Резко развернувшись, я отправился вспять, собираясь связаться с Войдом.
   - Ярл, тут конюшни грифонов и деревенька. Стережёт всё бретонка, наездница на грифоне. За формальный найм просит тысячу монет, ещё шестьсот за хуторян. Служить согласна, оставаясь нейтралом, если платить ежесуточно пару сотен. Задаток в шесть сотен вперёд. Звать Дофтхи. Сундук она заволокла куда-то на скалы, шиш достанешь. С моим подросшим за сегодня талантом в 'Дипломатии' нанять можно вдвое дешевле, - опередил меня тан молота, доложив о результатах вояжа.
   - Найми эту славную девицу, монет хватает. И пусть волочёт свой сундук, - потёр руки я.
   Вскоре наблюдал через виртуальную карту за прыжками грифона. Дофтхи, получив формальную плату, доставшуюся системе, отправилась за сундуком.
   Северные грифоны в дикой природе обитают в гористой местности. Взобравшись на скалы, они караулят добычу, коей обычно являются косули, зайцы или горные козлы. Заметив жертву, грифоны бросаются вниз, широко расправив крылья и далеко планируют, ловко падая на спину добыче.
   Подобную тактику избирают и наездницы на ручных грифонах. Мужчины, обычно, значительно тяжелее девушек. А чем легче седок, тем меньше устаёт и дальше планирует грифон. Это выводимая в 'имперских насестах' порода вдвое крупнее, что позволяет чудесным животным даже летать в лёгких латах. Но в северных краях полёты на полудиких грифонах удел юных и худых. Холода не позволяют использовать луки, в ходу метательные топоры и копья.
   Дофтхи предпочитала копьеметалку, этакое простое приспособление, палочка с загогулиной, которая помогало швырять длинные и оперённые дротики на приличное расстояние, пробивая даже броню. Шесть копий со стальными наконечниками, типа 'зубило', располагалось в тубусе за плечами девушки. Из оружия имелся охотничий нож. Никакой брони при минимальной одежде. Всё для облегчения ноши грифона с хитрым седлом на покатой спине.
   В сундуке всадницы нашлось полторы тысячи монет и копьеметалка, дающая соответствующий талант. Куда деть столь первобытное умение подумаю позже, а вот монеты пригодятся для найма рыцарей.
   - Пусть Димка с одним ударным керном и присоединившимися бретонским крестьянством останется стеречь гнездо грифонов. Остальные, возвращайтесь, тут военная академия и добрые пешие рыцари, которых следует нанять, - потребовал я по селектору.
  
  
  
   Глава 17. О тактике рейтар.
  
   Медведь нёс меня к роще Светоча, на соединение со спешащими туда же гномами. Дофтхи озадачили разведкой. Всадница на грифоне, удачно срезав путь над неприступными для пехоты скалами, достигла рудника, обнаружив там армию урукхаев.
   - А вот и орколорд! Есть тебе работка, - погладил я молниемёт, опознав старых знакомых.
   Казалось бы, локация обширна, иди куда хочешь,
  но нет. Практика показала, что передвигаться вне троп затруднительно. Нижний план, при всей его чахлой, но очень колючей, растительности, изобиловал разломами, полями застывшей лавы, утыканными лесами из вулканического стекла самых причудливых форм, россыпями острых камней и мелких скал по которым сложно передвигаться. На верхнем, вдоль укрытых снегом дорог, простирался могучий зимний лес, привечающий путников сугробами по пояс. Снежный покров хранил следы, которые любой охотник читал как раскрытую книгу. Северное великолепие живописно дополняли обледенелые скалы, промеж которых шла единственная удобная тропа.
   После дезертирства нордов, что 'кукушками' сидели на соснах у рудной шахты, я перестал видеть, происходящее в посёлке на дороге к твердыне. Возвращаться туда, смысла не имело. Разделив силы, и отправив пеших гномов, на северо-запад, я прикрыл направление в обход горы, упредив возможный манёвр быстрых варгов, чтобы не позволить неприятелю исследовать локацию, собирая бесхозные артефакты и отряды нейтралов. Местные тропы совершенно не располагали к обходным манёврам.
   - Войд! У рудника армия пеших урукхаев, голов в полсотни с ними орколорд. Притормози, чтобы мы синхронно подошли к поляне Светоча, - распорядился я.
   - Принял, будем осторожны, - ответил тан.
   Если орки направятся в обход горы, то примерно через час, достигнут гнезда грифона, сдавать его мне не хотелось, к тому же крестьяне с детишками, не смогут уйти от целенаправленной погони.
   - Секирыч, поднажмём, там впереди орки надо их перехватить! - поторопил телёнка.
   Минотавр перешёл на аналог 'индейской ходьбы' - попеременного бега и быстрого шага.
   Дофтхи наблюдала, давая нам картинку. Небольшая площадь посреди деревеньки у рудника, почему-то, обильно изгваздана кровавыми разводами. Орколорд, спешившись, изучал здесь что-то долгое время, потом легко запрыгнул на варга, махнул рукой и повёл свою чёрную армию на юг в нашу сторону.
   С врагом не было орков на варгах, очевидно, последних своих всадников хитрый вождь отправил на разведку вдоль ручья, в восточном направлении от горы. Наверняка, кто-то из них сделался героем, получив талант "Дипломатия". Три-четыре шустрых всадника, а вряд ли их уцелело больше, это достаточная делегация, для найма небольших групп нейтралов.
   - Чего же ему в замке не сидится? - удивился Войд по селектору.
   - Видно же, что орк манёвр любит, темп терять не хочет. На нижнем плане он вон, какую армию собрал. Если в замке сидеть будет, то мы не меньше на верхнем плане найдём, а так он нам помешает и что-то себе прихватит, - разъяснила Димка.
  
   По пути следования врагов располагалась скала, с которой вела наблюдение Дофтхи. Грифон распластался с противоположной от неприятеля стороны и не отсвечивал. Отважная бретонка решила одним броском покончить с этой войной и приготовила копьеметалку.
   Ожидания оправдались. Как только орколорд вошёл в зону поражения, девушка метнула своё охотничье оружие. Дофтхи торопилась, опасаясь утратить 'эффект неожиданности'. Причудливо изгибаясь и вибрируя, длинный, тяжёлый дротик с приметным оперением устремился по высокой дуге к цели. Вражеского вождя спасло неведомое чутьё. Ударив варга пятками, орколорд заставив того резво прыгнуть вперёд, опрокинув несколько урукхаев, и взглянул на скалу с засадой. Дротик поразил место, в котором секундой ранее пребывал главный враг. Дофтхи быстро снарядила копьеметалку, но за ней уже наблюдало множество внимательных глаз.
   Орки разразились бранью и угрозами. Вверх летели копья, камни, дубинки. Враги окружали скалу, выискивая способы достать бретонку. Грифон, повинуясь команде, устремился прочь, а Дофтхи распласталась на вершине скалы.
   Орколорд, видя, что значительная часть метаемых его последователями предметов падает на их же головы, гневно прервал балаган, послав десяток наиболее ловких урукхаев карабкаться вверх.
   - Эй ты, слезай! Мы тебя #@!#$ @#$@$, - подзывали орки бретонку.
   Попасть дротиком в ожидающего этого воина трудно. Метнув на удачу копьё, Дофтхи осознала бесполезность затеи и пригорюнилась. Впрочем, как только урукхаи, вызвавшиеся скалолазами, оказались на виду, в них полетели дротики, отправив парочку в обратный полёт. Вооружившись последним копьём девушка, не таясь, ждала подбирающихся врагов на вершине. Рядом кружа, клекотал верный грифон. Удрать бретонка могла, воспользовавшись своим питомцем, но по всему, решила прикончить кого-то ещё.
  
   Тем временем я достиг поляны Светоча и поджидал свою 'армию' из тринадцати боевитых гномов. Не теряя время, достал чернёный стилет, что носил в сапоге. Оных 'финок' у нас теперь много, спасибо почившим ассасинам. Накромсал полос материи из одеяла, что когда-то прихватил из келий пионеров и принялся аккуратно заматывать переднюю часть молниемёта. Суть в том, что мой 'карамультук' имел задержку активации выстрела, аж, в три секунды, отмеряя момент выстрела, яркими синими всполохами насечек на стрелковом конце и выдавая мои намерения неприятелю. Я закрывал материей эти эффектные, но вредные для боя 'навороты' молниемёта. Отсчитать необходимую задержку и навести оружие на цель можно без них.
   - А вот и мы! - приветствовал меня Рой.
   К месту сбора явились гномы.
   Неожиданно на дороге, ведущей к руднику, показалась четвёрка урукхаев. Осторожный неприятельский вождь заботился разведкой. Дофтхи немного задержала врага, а так бы сразу за разведкой нарисовались и главные силы орков.
   - Секирыч валим их! - приказал я, и мы с минотавром бросились на замешкавшихся врагов.
   Закинув за спину молниемёт, я вытянул оттуда пионерский молоток на длинной рукояти, изготовившись сокрушать орков.
   Вражеская разведка не стала нас ждать, с максимальной резвостью пустившись в обратный путь. Мы не особо спешили, берегли силы и выжидали, пока беглецы выдохнутся. Даже прокаченный орк редко может бежать в полную силу дольше минуты, и к её концу будет как выжатый лимон. Поняв, что им не уйти, отважные урукхаи встали плотно, двое наставили на нас свои корявые копья, другие вскинули палицы.
   - Секирыч! Атакуй, как только я их отвлеку! - приказал я телёнку.
   Умка, разогнался на врагов, но в последний момент, следуя моей задумке отвернул. Орки сконцентрировались на медведе, поворачивая следом за ним своё дреколье, и тут на них налетел минотавр. Стремительный удар секирой, перерубил замешкавшегося урукхая почти пополам, двое упали, сбитые неожиданным натиском. Вот тут-то, зайдя по дуге, наехал и я, огрев молотком последнего оставшегося на ногах врага, чья палица с гулом отскочила от бронзовой кирасы Секирыча. Ловко освободив оружие от трупа, боевой телёнок в два взмаха покончил с остальными орками, а я развеял труппы.
   Дофтхи, недолго оставалась на вершине скалы. Поняв, что урукхаи, что карабкались вверх, собираются напасть на неё со всех сторон скопом, девушки пронзительно свистнула. Грифон, кружащий вокруг, пронёсся мимо и бретонка ловко, как в приключенческом кино, на лету запрыгнула в седло своего пернатого питомца. Оставшись сносом, враги разразились проклятиями, разочарованно спрыгивая вниз.
  
   Орколорд знал о приближении отряда гномов и готовился к сражению. Я тоже дождался подхода своего пешего воинства.
   - Приготовьтесь! Сейчас состоится, 'типа' генеральное сражение. Будем орка побеждать! План таков, себя бережём, в ближний замес не вступаем, сохраняем здоровье и силы. Я буду расстреливать орков из молниемёта, а вы прикроете меня от варгов, если те вдруг найдутся и нападут. Разумеется от орколорда тоже. Просто, ретируемся в обратную сторону, выманивая врагов и ожидая перезарядки оного орудия, - напутствовал своё воинство, размахивая замотанным в драные тряпки молниемётом.
   - Значит оружием драться нельзя. А словом можно? - спросил Митяй по прозвищу Капут.
   - Разумеется, можете вволю оскорблять врагов. Задача привести их в ярость так, чтобы они преследовали нас, игнорируя плюхи из молниемёта, - одобрил я.
   Капут подхватил горсть снега, слепил снежок и принялся им аппетитно хрумкать, подготавливая язык к брани. Многие гномы последовали его примеру.
   Встроились клином. На острие поигрывал киркой Рой, в алых латах демона и шлеме драугра. Рядом Войд, сияя бронзовой чешуёй и положив на плечо боевой молот. Герой выстукивал по бронзе баклера некую мелодию, а потом принялся напевать:
   - Барабан старается, труба играет Сбор!
   - Быть первыми время нас учит
   - Ты гори, гори мой костёр...
   Гномы подпевали. С боков острие клина подпёрли хускарлы. Вторую линию образовали рывковые бойцы. Недаром, Митяй отдал рожон своей супруге, та изготовилась пырять и полосовать врагов из-за плеча мужа. В резерве разместились мастера молотобойцы и санитарки. Мы с минотавром двинулись чуть впереди, на правом фланге.
   Вскоре, повстречали плотную колонну орков. Впереди вышагивала восьмёрка урукхаев с дрекольем. Сразу за ними орколорд на своём грозном варга, а потом все прочие.
   Неприятельский вождь махнул ятаганом в нашу сторону, пропуская орду вперёд. Колонна орков, ревя что-то побуждающее, набирала разгон.
   Сожалея, что орколорд далековато, и его варг прикрыт чёрными телами урукхаев, так что не попасть наверняка, я немедленно выстрелил в набегающих врагов.
   Синий росчерк и взрыв шаровой молнии раскидал несколько не успевших отскочить врагов.
   - Отступаем! - приказал я, проконтролировав процесс через ауру 'Боевого единства'
   Гномы синхронно развернулись и лёгкой трусцой устремились прочь. Чтобы повернуть Умку, мне потребовалось сделать полукруг, оказавшись на левой фланге. Секирыч не отставал.
   Погоня длилась меньше минуты. Видя, что орки останавливаются, я притормозил гномов. Две маленькие армии застыли в полусотне метров друг от друга. Орки переводили дух, а мы ждали перезарядки молниемёта.
   - Эй, ты! Недомерок! Выходи на честный бой! Дуэль раз на раз слабо! - прокричал орколорд.
   'Ищи дураков, придурок!' - промолчал я.
   Понятно же, что орколорд ловкий наездник, умелый рубака с волшебным ятаганом, а раз он 'Мастер урукхаев', то имеет навык ношения тяжёлой брони, которая на него и надета. А я, по специализации шарпшутер, притом, без лука. Талант боевитого трудовика - 'Молотобоец', да пионерский молоток на длинной рукояти, бой с этим быстрым и бронированным монстром не вытянут. Мои шансы в рукопашной ничтожны. Вот неспешно перестрелять его армию, а потом задавить своей, получится, и надеюсь даже без потерь.
   Возвращение моего посоха-молниемёта и медведя, кардинально поменяло расклады. На студёных просторах верхнего плана тихоходные урукхаи, оставшиеся без луков превратились в лёгкую добычу, сколько бы их не было. История изобилует примерами, когда отряд конных стрелков или, например, броневик, могли истрепать орду пехоты, которая не обладала должным дистанционным оружием. Дедушка мне рассказывал, как в Испании одна танкетка держала изрядный кусок фронта от целой мароканской армии. А в моей памяти запечатлелся случай, как мой оригинал, развлекаясь сетевым симулятором, взял в бой сотен семь тяжёлой пехоты и горстку героических лучников. Армию соперника, ветераны в тусклых латах с яркой поддёвкой, порвали как тузик грелку. Но лучников по глупости не уберегли. Стоптала тех копейная конница, принеся себя в жертву, ибо затем оказалась на рожнах моих хускарлов. На поле боя осталось сотен шесть моей отборнейшей тяжёлой пехоты ближнего боя. А у врага, от всего многообразия, уцелело, едва, три десятка рейтар, вооружённых ручными картечницами. Я думал, что победил, радостно занимая ключевые точки. Поймать конницу моя медленная пехота никак не могла. Рейтары вели бой, как привыкли, неспешно подъезжали, палили в упор картечью и резво удирали перезаряжаться. Что бы ни предпринимали мои пехотинцы, ни догнать, кинувшись в погоню, ни зажать резвых всадников, ни укрыться не получалось. Надеялся, что у врагов кончатся заряды, но просчитался. Всех моих, столь долго обучаемых и скрупулёзно оснащаемых хускарлов, перестреляли как лосей, не потеряв при этом ни одного конного стрелка. Располагая подобным опытом и ручной пушкой, я надеялся уничтожить весь отряд орков.
   Касаемо урукхаев, следовало бы повесить на Умку таблички: "Хрен догонишь" у хвоста и "Хрен уйдёшь" на шею. Ибо, ситуация для пеших врагов на ледяных просторах верхнего плана явилась именно такой. Момент следовало использовать, максимально.
   Единственную угрозу представлял орколорд на варге и его всадники, пребывающие неведомо где. Но вражеский вождь медлил, предпочитая оставаться за строем своей пехоты.
   - Эй, вы чёрножвыродки!... - присоединился к общению Митяй, подначивая, колеблющихся врагов оскорблением цветов их знамени.
   Гномы поддержали, не скупясь на выражения. Припомнив жгучим словом 'успехи' в генной инженерии за авторством Моргота, Саурона, Сарумана и прочих тёмных вивисекторов, приложивших руки к созданию орков. Уделив немало Измене, ибо все упомянутые айнуры и валлары предали Создателя.
   Разъярившиеся орки, выли в ответ, клянясь, что выжившие среди нас, позавидуют мёртвым.
   - Я с твоего тана шкуру живьём сниму и отрежу всё, что выступает - обещал орколорд отыграться на Штурме.
   Пожав плечами, "разве он уже не всё, что хотел, сотворил", я отметил, готовность молниемёта к применению.
   Орки, впали в боевое безумие и попёрли в атаку, как быки на случку или алкаши за 'ещём'.
   Шаровая молния разорвалась в первых рядах, искалечив и расшвыряв самых торопливых. Урукхаи вопили непотребное в адрес Аулэ. Гномы, оскорблённые в лучших чувствах, собрались было приветить наглецов накоротке. Аура 'Боевого единства' немедленно успокоила тех, кто изначально был пионером. А вот хускарла Кроша пришлось тащить под руки, благо, что Рой и Войд имели достаточно сил и помощников в этом не простом деле. Из-за этого замешательства мы едва успели ретироваться. Отступая, я переехал на правый фланг.
   На этот раз враги гнались дольше, кернам, мастерам и хускарлам пришлось поднажать. Но даже ажиотированному орку не превзойти гнома выносливостью. Медлительных юных пионеров в моём отряде не было. Самых резвых врагов раскидало по дороге шаровой молнией. Без ног много не набегаешь.
  
   Однако, специализация моей ручной артиллерии, это крупные и желательно неподвижные цели. Стрелять даже в плотный строй пехоты не так выгодно, как например, по дракону в узком логове, откуда тому некуда деваться или по укреплениям неприятельского замка. Пусть прямое попадание шаровой молнии разорвёт одного урукхая в клочья, но остальных просто расшвыряет как кегли. Это игра, за несколько десятков минут, выжившие враги регенерируют, став как новенькие. Впрочем, молниемёт перезаряжается быстрее и отдыху врагу я не дам.
   - Стойте трусы! Сражайтесь честно! - орал нам орколорд.
   Справедливость и честность, на войне понятия относительные. Сойтись с врагом на заведомо выгодных дня него и проигрышных для себя условиях, это даже не бравада, но глупость. Мы услышали много непристойных ругательств и призывов к "слабо", "чести", "достоинству", "родственникам" и прочим фибрам души. Так орки требовали сойтись с ними в рукопашную, швыряя в нас свои тяжёлые и неказистые копья. Раз, приотставшему мне, пришлось воспользоваться бронзовым баклером, отклоняя меткий бросок чёрного топорика, едва не выбивший меня из седла, с последующей фатальностью.
   Возблагодарив Аулэ и радуясь продолжению жизни, я прибавил ходу, догоняя удирающих гномов.
   Веселуха продолжалась. Посох перезарядился. Немного притормозив, я порадовал настигающих орков очередной шаровой молнией. Будучи учёными, те прыгнули в стороны. Взрыв оставил на дороге приметную воронку, но никого серьёзно не зацепил.
   Враги радостно улюлюкали, более не воспринимая мою пушку всерьёз. Однако, урукхаи устали и замедлились, двинулись шагом, избегая плотного построения.
   Всё это время над нами планировала, нарезая круги Дофтхи. Отважная бретонка прикидывала, куда бы употребить последний дротик. Перехватив её аурой 'Боевого единства', попросил ждать приказа.
   Пошла пятая минута сражения. Расчётливо дождавшись перезарядки батарейки в моём замечательном посохе, я изобразил, что собираюсь выстрелить в тех орков, что маячат предо мной. Но в последний момент, изменил направление, так что синий росчерк прошёлся вдоль строя по диагонали и разорвался на фланге. Эта тактика оказалась результативной. Теперь я, то и дело вскидывал посох, изображая прицеливание, урукхаи дёргались, привыкая к ложным выпадам, а неожиданная молния настигала самых недогадливых. Наметилась устойчивая тенденция к медленному, но верному сокращению поголовья врагов.
   Иллюзия скорой победы и гнев ещё долго гнали орков вперёд. Не зря хвост Умки, временами маячил в нескольких метрах от особо рьяных врагов, а я ловил на баклер копья.
   Однако, мы смогли вывести орколорда из себя, от не помышлял об остановке погони. Впрочем, вознамерься он отступать по тропе, мы бы преследовали, работая из молниемёта.
  
   Когда число преследователей сократилось вдвое, орколорд форсировал события. Неожиданно растолкав и опрокинув своих воинов, он молча вырвался вперёд, намереваясь догнать и покончить со мной одним ударом.
   К счастью, я был внимателен и не проспал атаку. Прибавив ходу, подцепил 'Боевым единством' всю свою армию, приказав закидать орколорда метательным оружием. Митяй со своим собратом с разворота швырнули приготовленные франциски и потянулись за шестопёрами. Топоры просвистели в опасной близости от моего уха. В орколорда не попали, но вынудили его пригнуться в седле, не дав нанести мне удар. Враг упустил момент, когда гномы синхронно развернулись и контратаковали. Умка тяжело перескочил присевших на бегу бойцов. Грозный варг моего преследователя наскочил на выставленные алебарды и рожны. Рывковые бойцы слаженно ударили навстречу. Орколорд успел полоснуть кого-то полыхнувшим молниями ятаганом, но был опрокинут и его шлем, замотанный чёрными тряпками с белой вязью, немедленно познакомился с киркой моего тана. Рой оставил свой импровизированный чекан в голове врага, выхватив из-за пояса следующую одноручную кирку.
   -Секирыч не спи! Атакуем! Бей во фланг, - проорал я минотавру, который расслабился и неспешно продолжал отступать вдаль.
   Аура 'единства' на нейтрала не действует.
   Покончив с орколордом гномы сбили 'стену щитов', изготовившись встречать набегающих орков.
  
   Тела орколорда и его грозного варга растворились в воздухе. Раз вождь чернокожих захватил замок, то возродится в нём через сутки. Так положено правилами, из которых мало исключений. Варг, разумеется, оказался приписанным артефактом, потому исчез после гибели. Всё остальное стало трофеями, образовав внушительную груду на месте нашей победы. Рой углядел и цепко подхватил чудесный ятаган орколорда, по тёмному лезвию которого гуляли тусклые всполохи.
   Игрок, чья аватара находится на возрождении, имел доступ к интерфейсу, видел карту и мог командовать своими героями. Пусть у народов с авторитарным управлением, из-за отсутствия вождя, способного немедленно покарать ослушников, дисциплина кардинально падает и о единоначалии среди орков можно забыть. Но славно подраться, вполне, укладывалось в индивидуальные чаяния их героев.
   В меня по высокой дуге прилетели чёрные франциски. Одну удачно отбил своим изрядно мятым баклером, другая с чавканьем пропорола Умке бок.
   - Не критично, - оглядел я повреждения своего медведя, обратив внимание на двух широкоплечих урукхаев в кожаном доспехе с заклёпками.
   Теперь именно они вели орков в бой. Смерть вражеского вождя, вызвала маленькую заминку, воспользовавшись которой, мои воины успели выправить строй, спасибо ауре 'Боевого единства'. Тропа, не столь широка. Бронированная четвёрка, Рой, Войд хускарлы, перегородили её целиком. За ними, привычным ордером, разместились рывковые бойцы, выставив рожны и алебарды. Позади, строй подпёрли молотобойцы и санитарки. Секирыч прикрыл правый фланг, я смещался к левому. Четырнадцать гномов, медведь и телёнок против двух с малым десятков урукхаев.
   С грозным воем и грохотом налетела уплотнившаяся колонна врагов. Наши рывковые бойцы истратили силы на орколорда и теперь лишь выставили своё древковое из-за спин первого, тяжело бронированного ряда гномов. Хускарлы удалили навстречу оркам шестопёрами и тут же присели, укрывшись за щитами. Хуже всего пришлось Рою и Войду. На них наскочили вражеские герои, рослые урукхаи в кожаных кирасах обильно и безвкусно украшенных заклёпками. Сквозь грязные разводы на их бронях можно было разобрать, что когда-то одежда этих бойцов имела алые полосы. За чёрной тряпкой, густо намотанной на голову, того что слева, опознали изрядно помятый шлем Штурма.
   Держа по франциске в каждой руке, неприятельские герои подскочили, ловко уклонившись от встречных тычков кернов. Правый урукхай зацепил топором и отвёл в сторону молот Войда, сблизился, принявшись кромсать тана. Бронзовая чешуя гномьего доспеха летела как блестящие конфетти в разгар банкета. Тана спасла Дофтхи, которую я навёл на цель, используя свою ауру. Налетев сзади, бретонка засадила свой последний дротик с зубилом на конце, точно в затылок вражеского героя. Тот завалился на Войда, едва не уронив тана, которого поддержали бойцы второго и третьего ряда.
   Видный урукхай, что наседал на Роя, легко уклонился от ударов и подрубил гному руку, сжимающую прощально сверкнувший ятаган орколорда. Рывковый тан растратил всю свою 'Выносливость' на стремительное убийство вражеского вождя, а потому не мог ускоряться. Недаром враги некоторое время, невзирая на потери, преследовали нас шагом. Они, восстанавливая силы для этой решительно атаки.
   Несколькими ударами топориков урукхай проломил сверхпрочный хитин демонической кирасы, после чего, неожиданно упал вперёд, обняв свою жертву. Это Митяй, работая 'вприсядку', раздробил вражескому герою ноги шестопёром. Рой не растерялся, выпустив бесполезный клевец, он выхватил здоровой рукой стилет из-за пояса, принявшись тыкать орка в бок.
   Минотавр на своём фланге, работал секирой так, что сносил по две ретивых головы за один взмах. Хускарлы присев за своими стальными щитами, концы которых упёрли в землю, отбивали шестопёрами вражеские 'тапки'. Усталые керны второго ряда упирали во врагов алебарды. Акулина, вооружённая рожном мужа, сберегла силы на рывок, мгновенно пробив насквозь ближайшую голову обмотанную чёрными тряпками. Перестаралась, Митяю пришлось сильно толкать стоящий на ногах труп врага, чтобы освободить оружие жены для следующего выпада. Два строя со скрежетом толкались.
   На левом фланге, которым хотел заняться я, орки обходили гномов лесом, тесня передвинутых мной туда свежих молотобойцев. Везучий Плюх крутил киркой на длинной рукояти восьмёрки пред носами врагов, изредка попадая по головам. Палицы оказались хуже доброго железа.
   - Присели! - скомандовал я, набирая разгон и отправляя Умку в высокий прыжок наг головами своих бойцов.
   Почти тонна мышц снабжённых когтями, что упала в центр вражеской орды, опрокинула и повергла под себя множество урукхаев. Орки не выставили должное число копий, увлёкшись противостоянием с моими гномами. Несколько древков с каменными наконечниками, что оказались на пути медведя, сбились в сторону и преломились, не выдержав рухнувшей на них массы. Умка получил множественные мелкие раны, но 'Здоровья' ему не занимать.
   Лучшие бойцы врагов закончились. Обычные орки охотники, пусть преобразованные вражеским вождём в урукхаев и взявшие по три - четыре уровня, особой угрозы не представляли, бронёй не располагали, их примитивные палицы и копья, не могли нанести существенного вреда.
   Умка танцевал среди врагов смертоносный танец, прыгал из стороны в сторону, опрокидывая врагов. Хватал их зубами, полосовал когтями. Крепко вцепившись в бока медведя ногами, я вращал молотком, нанося удары с максимальной поспешностью. Неожиданно орки закончились. Несколько выживших урукхаев бежало в лес, продираясь сквозь сугробы. Гномы не преследовали, переводя дух. Устали, а соваться в заснеженный лес себе дороже. Трудно угадать из-за какого дерева выскочит урукхай с палицей, из какого сугроба ткнут копьём. Без вождей орки не страшнее зверушек лесных. А при должной осторожности, для поселений и месторождений, таковые практически безопасны.
   - Теперь считать мы будем раны! - продекламировал Войд.
   - Вернее зализывать, - уточнил Рой.
   Умка согласно кивнул.
   Развеяв поверженные тела врагов, моё воинство приводило себя в порядок и осматривало трофеи. Убитых с нашей стороны не оказалось. Одному из рывковых кернов, орколорд ухитрился напрочь перерубить ятаганом плечо, нанеся жуткую рану. Удар шёл в голову, но гнома уберегла трофейная капеллина, отклонив верную смерть. Санитарки успели влить 'Первую помощь' избавив бойца от потери крови и чертогов забвения. Прочие ушибы, царапины в нашем отряде в счёт не шли, игровая регенерация сработает скоро. Вот, что значит особо тяжело бронированный первый ряд построения, о который разбилась вражеская орда. Впрочем, доспехи моих героев, стоявших во главе клина, наждались в серьёзной починке. Панцирь Роя можно было выкидывать, такие проломы в хитине даже Цифра не замажет. Бронзовый ламелляр Войда лишился многих чешуек. Тан смотрелся как не дочищенный лещ с кровавыми рубцами, проступающими сквозь прорехи в поддоспешнике.
   - Там на дороге, ещё немало орков недобитков, надо спешить пока по лесам не расползлись, - поторопила по селектору Димка, которая вместе с прочими следила за генеральным сражением по виртуальной карте.
   - Секирыч! Пойдём, уладим вопрос, - приказал я, выдвигаясь по тропе.
   Изрядно потрёпанный в бою Умка ковылял рядом. Ему сильно перепало от вражеского дреколья. Пока раны медведя не заживут, о передвижении верхом стоит забыть.
   - Дофтхи разведка. Рой забери тот ятаган себе. Разбирайте трофеи, лечитесь, спешите. Надо идти к военной академии, - напутствовал я оставшихся.
   Рывковый тан с интересом рассматривал оружие орколорда.
   - Клинок длинной в локоть, широкий и толстый, из особо прочной бронзы, именуемой 'чёрной'. По лезвию блуждают всполохи. Рукоять, покрыта тёмной кожей неведомого зверя, приятна на ощупь. Навершие из той же, особо прочной бронзы, в форме головы сокола. Хороший баланс, - описывал Рой трофей по селектору.
   На пробу тан одним ударом прорубил невместный гномам нагрудник, оставшийся от именитого урукхая.
   - Нет! Это никакой не ятаган, а скорее древний копис! Тут у рукояти едва заметные, старинные руны народа Аулэ, наших предков!- воскликнул Рой, приглядевшись, с видом знатока.
   - Нет, это махайра! - поправила Димка по селектору.
   Возможно, Рой ошибся. Примерно, как 'конкретные пацаны', что на дипломатических приёмах даруют друг другу 'дамасские' сабли, именуя оные исключительно словом 'меч'. Впрочем, что касаемо махайры, то у серповидных клинков много названий, кхопеш, фальката, ятаган, кукри, на любой вкус.
   -Вы все правы! Работаем! - внёс я свои пять копеек по селектору.
   Руны на клинке явно показывали, что мы оставили орколорда без древнего артефакта подгорных мастеров. Получилось примерно как с эллинами, которые резались кописами, кои мы знаем как ятаганы, строили разные библиотеки, театры, сортиры, бани, которые теперь упорно называют 'турецкими'. Да и те, кого ныне принято именовать турками, почему-то в Тюра не веруют. История полна иронии, что видится, не всегда, то, что окажется. Те же эллины не всё сами придумали, но унаследовали у более древних народов. Помнится, 'ватер - клозеты' возводили за тысячелетия до нашей эры, где-то в Месопотамии. Кстати, бани, тут сильно не хватает и банщиц задорных. С этой мыслью я посмотрел на пролетающую мимо Дофтхи. Распустившиеся рыжие волосы девушки красиво развевались. Та, будто почувствовала мой взгляд, прикрыв проступающие сквозь шерстяную накидку грудки руками.
   Гномы перекидали оружие, брони и одежды орков в кучу у дороги, не найдя себе практически ничего интересного.
   - Это только в переплавку! - заявил Войд, которому поднесли изрядно помятый шлем Штурма, что стянули с головы орка героя.
   - А всё это, в растопку, - добавил Рой, ткнув в орочье имущество.
   Вдруг, среди груды трофеев что-то застучало. Гномы, аж, подпрыгнули, вскинув оружие и заслонившись щитами, у кого таковые имелись.
   Опасливо раздвинули чёрные обрывки, оставшиеся от развеянного орколорда, и обнаружили небольшой бубен, играющий сам по себе.
   - Ага, это тот самый, двуединый бубен шамана. Если кто-то стучит в один из пары, то звенят оба. Ишь, как шаман старается, босса зовёт, - рассудил Рой, подвешивая забавный артефакт себе на пояс.
   Вспомнили, как орколорд хвастался медалькой, ещё раз, особо тщательно перебрали трофеи.
   - Вот она! - обрадовался, Войд, найдя, что искали.
   В его руках тускло блестела восьмиугольная, тупоконечная звезда. Одевший эту побрякушку, получал единичку в навыке 'Дипломатия'.
   - Теперь все кто может к нам присоединиться, сделает это бесплатно! - заявил тан переговорщик, выискивая, куда бы нацепить обретённый артефакт.
   Гномы выставили часовых, зорко всматривающихся в лесную чащу. Не вернутся ли, набравшись храбрости, удравшие в лес орки. Раненные поправлялись взваром, закусывая пайком. Санитарки накладывали 'Первую помощь' по мере откатов. Так, раны заживали заметно быстрее. Мы смаковали победу.
   - Ярл! - сквозь радостный гвалт, вдруг, послышался встревоженный вопль Штурма.
  
  
  
   Глава 18 Превратности измены.
  
   До того пленный ударный тан хранил гордое молчание, стоически снося пытки, в которых орколорд проявлял изрядную фантазию.
   Взглянув на виртуальную карту, я обнаружил, что глаза Штурма исцелились, повязки на них не оказалось. Это позволило наблюдать сражение, развернувшееся под сводами твердыни.
   У баллисты, направленной в туннель верхнего плана, в облаке сизого тумана, корчилось несколько тел в чёрных тряпках. Мимо них стремительно проскакивали резкие фигуры в развевающихся балахонах, вооружённые алебардами. Одним из первых в подземелье буквально влетел колоритный персонаж, сияющий абсолютно лысым черепом.
   - Древний вампир! - воскликнула Димка, все мои герои наблюдали картинку, забыв об окружающей реальности.
   Действительно, мажорская полуброня, со стильным, недобрым узором из чёрных, клыкастых черепов, проглядывающих сквозь языки пламени. Радикально чёрный плащ с алой поддёвкой, руки в перчатках с хищными стальными когтями. Характерная бледность лица, красноватый свет в угрюмых буркалах и стёртые клыки, выдавали в предводителе атакующих природного владыку вампиров. Отдельное внимание привлёк полупрозрачный сизый лик, корчащий рожицы, временами сливаясь с клыкастой мордой главного упыря. Казалось, что на одной шее сидят две головы, вампирская и призрачная, действующие независимым образом.
   - Так это же банши! Вампир лорд вобрал в себя кладбищенского крикуна, - пояснила Цифра.
   Действительно, под сводами твердыни раздавались звуки прекрасного, оперного голоса, поющего красивую и мрачную песнь, на древнем языке вампиров. В тексте я смог разобрать лишь повторяющуюся в каждом куплете фразу: 'Тёмное пламя'.
   - Видать, древний вампир тот ещё меломан. Заставил неумолкающего призрака не просто выть, но петь, - отметил кто-то.
   Птицы рух, что сидели на балконе, рядом с распятым на нём Штурмом, взлетели под своды главного проспекта твердыни. Из келий выскакивали орки, обоих полов, вооружённые, чем попало, собираясь в толпу. Однако, в основном женщины, видать, лучших и с лучшим, орколорд забрал с собой.
   Бронзовые големы, что стерегли вход в твердыню, не поспевали за быстрыми бойцами в глухих балахонах. Те, ловко проскакивали мимо и, зайдя с боков и спины, действенно разбирали механойдов алебардами.
   На спутниках вампира оказалось надето нечто вроде никаба. Санкт-Петербургский метрополитен эпохи толерантности, наглядно просветил, чем отличается это одеяние от паранджи и прочих хитжабов. Забавно, что охрана, досматривающая пассажиров на входе в метро, для отчётности, обожала прицепиться к какому-либо русоволосому студенту, особо ботанического вида, а вот, будто, сошедших из фильма 'Белое солнце пустыни' соратников и членов семьи атамана басмачей старательно игнорировала. Хороша маскировка.
  
   Очевидно, только древний вампир способен сносить солнечный свет, его птенцам приходится наглухо заматываться в тряпки, чтобы передвигаться днём. Под сводами твердыни стесняющий наряд неактуален, но вурдалаки не спешили разоблачаться. Удивительно как вампиры могли так стремительно двигаться, не теряя одежды.
   Лысый упырь махнул когтистыми лапами, и казавшиеся мёртвыми тела у баллисты, вдруг, неловко поднялись, вытянув руки и неуклюже побрели к оркам.
   - Зомбей поднял, - пояснил кто-то в селекторе.
   -Убейте их! - раздался скрипучий голос за спиной Штурма, это из тронной залы показался шаман.
   Птицы рух пронеслись у самого потолка, метнув во вторженцев острые перья. Орки, завывая для храбрости, кинулись в атаку.
   Странные алебардщики в глухих балахонах, упредив противника, скрылись в туннеле, также быстро, как появились. Но главарь вампиров остался. Он стремительно нёсся меж колонн, избегая столкновения с урукхаями. Под палицы орков попадали только неуклюжие зомби.
   - Да зажмите же его, быстрее! - орал шаман.
   План вампира прояснился. Призрачный лик, кривляющийся поверх бледной морды упыря, не прерывал свою заунывную песнь, которая сносила одну единичку 'Здоровья' каждую секунду у всех живых в округе. Вскоре орки принялись падать замертво, а вурдалак, на бегу поднимал свежие трупы.
   Боевые способности зомби весьма сомнительны, двигаются как инвалиды, но отвлекают противников от главной цели.
   - Еда, еда, а вот и главные блюда! - ласково, промурлыкал вурдалак, вбежав на балкон резиденции, и выпав из поля зрения Штурма.
   - Договоримся, иди под наше чёрное знамя, - раздался каркающих вопль шамана орков.
   - С едой не договариваюсь, - ответил древний упырь.
   - Бл@^! - вырвалось у моего пленного тана, и картинка пропала.
   - Что это было? - спросил кто-то по селектору, возможно, я сам.
   "Ваш конкурент повержен, получите награду в две тысячи монет" - упало в почту сообщение. Казна пополнилась.
   - И кто же это замок взял? - задал я себе риторический вопрос и, осознав событие, предупредил по селектору нашего сапёра: - Цифра! Будь на чеку, Зажигалка ведёт свою игру.
  
   - Гномы! Я креативна и эффективна. Я лучшая. Отныне я хозяйка горы! Служите мне! Возвращаемся в замок. Цифра! Ты немедленно восстановишь мост! Исполнять, а не то я тут всех пожгу... - вдруг, услышал я через селектор своей героини стервозный голосок магини огня, тоном, не предполагающим возражений.
   - Гаси Зажигалку! - громко прошептал в селектор, не дожидаясь конца её пламенной речи.
   - Бей дуру! - проорала Цифра, начиная забег с протазаном наперевес в сторону изменницы.
   'Королева пламени' перед тем, как излагать требования, предусмотрительно отошла подальше, изготовившись к бою.
   Селектор наполнился характерными звуками применения файерболов и криками гномов. Скоро связь с Цифрой оборвалась.
   Восстановившая силы магиня огня, это более сотни единиц маны, а значит не меньше 25-ти огненных мячиков. Зажигалка умела швырять файерболы очередями, двумя руками, и каждый её 'подарок' способен завалить крестьянина новичка.
   Взглянул в интерфейс. Всё уже закончилось. Выжившие гномы транслировали картинку. Сильно обгоревшее тело Цифры лежало, широко раскинув руки. Нашу сапёршу ожидало возрождение, как только я верну замок и скоплю монет. Рядом, в неестественной позе, замерло то, что осталось от Зажигалки. Протазан в брюхе, делает очень больно, но швырять файерболы в упор и сражаться, какое-то время, можно даже в столь фатальном положении. А вот франциска, своевременно перебившая плечо, уполовинило огненный шквал, коим заговорщица встретила моих гномов. Это отметился Тишин, последний мой керн в жёлто-алом. Бывший боец Штурма схлопотал файербол, впрочем, прокаченному штурмовику такое не смертельно. Но треть гномов пала, живописно устлав окрестности обугленными телами. Прочие получили ожоги и травмы разной степени тяжести, раз не погибли сразу, то выживут, критических кровопотерь не наблюдалось. Зажигалка, явно обнаглела, беря нас на испуг. Цифра, вооружённая протазаном и четырнадцать, готовых отчаянно сражаться, подгорных жителей, что были с ней, способны накоротке, невзирая на потери, расправиться с боевым магом недоучкой.
   Разумеется, Зажигалка бегала быстрее юной пионерии. Навскидку, 15-ть против 12-ти вёрст в час, по хорошей дороге, которой тут не имелось. Но в запасах 'Выносливости', стремительно уносить своё тело, одна минута уступала двум, что у гномов. А последний керн Штурма ещё раз доказал, что его топорики летают точнее и дальше огненных мячиков начинающей магини. Это и решило дело.
  
   Возможно, останься Цифра жива, изменницу бы пленили, с тем, чтобы впоследствии склонить к сотрудничеству. Но выжившие юные пионерки, коих заслонили своими телами парни, не склонны к компромиссу с вероломной убийцей.
   Меня беспокоило, как бы теперь моих пропечённых гномов не съели хищники.
   - Скарлетт, собери отряд. Сходи, выручи тех, кто был с Цифрой! - попросил я по селектору.
   В пути Зажигалка требовала остановок и покоя для восстанавливающей ману и здоровье медитации, ссылаясь на то, что без этого она не боец. Компромисс нашли, пионеры везли её в санках. До лесопилки им оставалось около получаса бодрым шагом. Скоро раненные окажутся под защитой.
  
   Сообщение об окончательной гибели конкурентки на престол и четыре тысячи монет не пришили. Следовательно, Зажигалка теперь владыка замка, находится на возрождении и может подруливать своими героями с 'того света'. Можно даже дождаться её воскрешения и поглумиться, но 'светлым' невместно, 'экая баба с возу, кобыле легче'.
  
   - Димка, выкупи в своём гнезде грифона, учись летать! - начал я осваивать бюджет, свалившийся за почившего орколорда и наконец, отвлёкся от созерцания виртуальных карт.
   Верный минотавр, замер рядом, зорко оглядывая окрестности, чтобы никто не тревожил задумавшегося владыку.
   - Спасибо Секирыч, если бы не ты, эдак меня любой гоблин мог бы прирезать, - похвалил я телёнка.
   Минотавр, с философским видом мыслителя, наблюдал, как буквально в нескольких десятках метрах от нас два тяжело раненных урукхая, помогая друг другу, упорно продирались сквозь сугробы в лес.
   - А почему ты их не добил? - спросил я телёнка.
   Жестами и мычанием он пояснил, что приказ был добить тех, кто останется на тропе. Но все отползли, а потому под действие приказа не подпадают.
   Во вторых, гасить подранков и пленных Секирычу не нравилось, нет в том чести.
   В третьих. Минотавр потыкал в свои копыта и указал на следы лап орков. Я уяснил, что при вдвое большей массе, площадь копыт у телёнка вдвое меньше ступни орка, по сугробам и прочим зыбким грунтам лазить затруднительно, скорость, манёвренность основательно упадут.
   - Эй, вы! - окрикнул урукхаям: - Передайте остальным, что я готов вас всех нанять. Нет, нет, не в клан, а нейтралами. Плачу сто монет в неделю каждому, задаток двадцать. Все согласные выбирайтесь на тропу и идите за нами.
   Орки услышали и, ощерившись, энергичнее поползли в лес.
   - Кстати, вот держи, тебе за верную службу, - протянул я руку, передавая условно нейтральному Секирычу сотню монет.
   Совесть во мне что-то проснулась. Вторые сутки этот нейтрал, работает как мой ударный юнит. Да мы сговорились, на три сотни монет в неделю, пока он, служа мне, остаётся для системы формально ничьим. По себе знаю, что наёмнику, рисковать каждый день, без аванса, с надеждой получить награду непонятно - нескоро, психологически трудно. Верность следует подкреплять материально, помалу, но часто.
   Секирыч сгрёб предложенные монеты, но тут же несколько золотых кругляшков в его руке осыпалось ржавчиной. Я напрягся, осознав ошибку. Мне опять повезло, знаю же, но запамятовал, что настрой телят позитивен всегда, к тому, кого признали владыкой. Так что лепреконовская монетка, обратившаяся в прах, не помеха. С иными наймитами, случился бы казус с немедленной сдачей клинками.
   Секирыч, браво вытянулся, вскинул секиру на плечо, гулко стукнул кулаком о кирасу, щёлкнул копытом о копыто и улыбнулся. Будто хотел произнести сакраментальное: 'Рад стараться', принимая вид лихой и придурковатый.
   Про цену лояльности, однако. Официальная плата минотавра составила бы 20%, от его формализованной цены найма. Это сто двадцать монет в неделю. Из которых, на виртуальный счёт 'босса места', упала бы где-то половина, остальное забирала администрация. А всё что я передавал из рук в руки, оседало в личном 'кошельке' наёмника. Другое дело, что вознамерься я 'кинуть' бойца, серая схема расчётов оставила бы того 'голым'. Примерно как в реальности. Для того чтобы работник получил 'белую' зарплату, в 'фонд заработной платы' должно упасть в полтора раза большая сумма, вариативно распределяющуюся по 'разным' опциям казны. Так что фактический налог с трудовика, это 22% 'на бабушек' в Пенсионные фонды, +5.1% обязательная мед. страховка 'на лечение', +2.9% соц. 'на бедствия', ещё от 0,1% до 8% травматизм 'на похороны'. А потому уже со всего оставшегося 13% 'подоходных'. Налоги справедливы, но идут ли на оглашённое? Желание властей, поднять, например, пенсионный возраст, понятно. Но позвольте, каждый же четверть со своей зарплаты 40 лет платил! Потому - то, особенно в кризисы, капиталисты так обожают 'серые схемы' оплаты труда. При жуткой безработице и обилии иностранных штрейкбрехеров, работяге от зарплатного произвола деваться бывает некуда, если конечно, не решить уморить голодом свою семью. Но осознавать истинную наживу 'проклятого капиталиста', полезно, 'не_лох' выторгует большую зарплату. А риски 'серых схем' знать необходимо, ибо наниматель, может слова не держать и за несчастья труженика платить не обязан.
   Минотавр, грозный боец, но характером наивный телёнок. Конечно, Секирычу выгоднее быть со мной, нежели одиночкой, на которого начнут охоту. Но обещать плату оркам и зажать награду верному соратнику, нечестно. Вот потому-то наёмник почувствовал в руках монеты.
  
   Пока мы стояли, Дофтхи полетела к руднику, но вскоре вернулась.
   - Босс, там, на сосне кто-то сидит, в алом. Но мои дротики закончились. Те, что использовала, пришли в негодность. Метать нечего. Из оружия осталось только сама палка - копьеметалка, - пожаловалась, приземлившаяся рядом.
   - Не бывает опасного оружия, бывают опасные люди! - не к месту продекламировал я старую мудрость, отдав девушке трофейный стилет и попросил: - Просто кружи вокруг, разведывай, чтобы незаметно никто не подобрался. В том от тебя превеликая польза!
   По селектору приказал гномам прихватить обломки дротиков бретонки. Может потом Цифра склеит или Коркра разберётся и сделает новых.
   - В будущем, следует вооружить нашу авиацию молниемётами. Напомни мне, когда наладим производство, - обнадёжил я Дофтхи.
   Вскоре мы продвинулись по дороге, и бретонка указала место, где видела лазутчика. Снизу его было не разглядеть. Даже следы к ели не вели, хорошо замаскировали или давно сидит.
   - Секирыч, стряхни ка с той ёлки кукушку, но чтоб жива осталась, допросим, - распорядился я.
   Сосна, срубленная в несколько могучих ударов, подняв густое снежное облако, пала. Жавшегося к стволу вражеского лазутчика за шкирку вынули из-под разлапистых ветвей и притащили ко мне. Падение наградило несчастного переломами. Это к лучшему, правило игры таковы, что при потере 50% 'здоровья', моральный дух падает на единичку. То, что в армии Зажигалки появились вампиры, радости её живым подданным не добавило. Как только пойманный крестьянин подлечится, можно устроить ему несчастный случай, повторяя процедуру, пока не станет нейтралом. Затем нанять и опросить. Сам всё расскажет. Связав и положив бесчувственное тело поперёк медведя, направился к отряду.
  
   Победу над орками у меня украли. Простой, рейтарской тактикой новых владельцев замка не победить. У вампиров есть некромёт, именно из него завалили расчёт баллисты. Пропитанный трупным ядом сгусток тумана, коим стреляет оное оружие, безвреден для мёртвых, а вот шаровая молния из моего посоха, калечит всех без разбора. Случись сойтись строй на строй, врагу достаточно придерживать гномов, в ожидании перезарядки боевого посоха лича. На дистанции же, для молниемёта вампиры слишком быстры. Мне надо собирать армию.
  
   - Ярл, рыцарей при академии можно взять совсем бесплатно, если нас будет больше. У меня личная 'Дипломатия' уже двойка, плащик на них не подействует, но медалька имеется, - сообщил по селектору Войд.
   Действительно, если 'Дипломатия' переговорщика максимальна, а отряд при нём вдвое превосходит свеженьких нейтралов при сундуке, то те, обязаны присоединится бесплатно, если конечно не упёртые антагонисты из идейно чуждой замковой линейки.
   - Служители академии вместе с семьями, с учётом опыта второго дня, если тренировались, это где-то шесть сотен хитов. Твой отряд, немногим более полутысячи. Секирыч, Дофтхи, грифон, Умка и я тянем, ещё на четыре сотни, значит не обойтись без банды Димки, - рассчитал я.
   - Постойте, а если упросить их выходить и наниматься частями! - вмешалась в переговоры тан тактики.
   - Точно, молодец, как я не догадался! - похвалил я Димку: - Войд попробуем?
   - Мы же уже пробовали так договариваться с нордами, а нас посылали. Эти тоже, не наши сородичи гномы. Они будут играть в 'надо-жжж-дать', вымогая монеты. Против формализма системы не пойдут, но отвертеться от бесплатности не смогут, если и мы формальности соблюдём, - развёл руками тан дипломат.
   - Димка найми в обелиске крестьян и дуй всей ордой к нам. Для бесплатного найма академических рыцарей, каждый 'хит' пригодится, - распорядился я.
   Действительно, бретонские крестьяне, чуток резвее юных пионеров, а идти нам не близко и шесть гномов, меньше чем десять людей, притом, что количество единиц 'Здоровья' у этих начальных юнитов одинаковое.
  
   Пока дожидались отряда Димки, развели жаркий костерок, собравшись трапезничать.
   - Войд, как там наш узник совести? - поинтересовался я.
   - Клиент готов сотрудничать, - ответил гном.
   Падение с сосны оказало на пленного благотворное влияние, сделав нейтралом. 'Краснорубашечник' добровольно и бесплатно присоединился к нам.
   - Простите, я исполнял приказ владычицы. Спасибо вам, что не убили меня, - радовался он своей участи.
   Напомню, что игроку, даже если аватара пала, позволительно, ожидая возрождения, руководить своими героями по селектору, но не обычными 'юнитами', за которыми можно только следить. Так аркада с личным участием превращается в некую 'онлайн' стратегию. Вроде, даже разновидность игроков имелась, которая принципиально аватар не брала, уподобившись Гумилёвским 'демонам государства'. Однако, это отдельная практика, с какими-то полезностями от игровой администрации.
   Со слов разоткровенничавшегося пленного, а также применив знания моих героев и совокупный интеллект, выходило, что все алебардщики Зажигалки обратились в вампиров и отправились брать замок, коим успешно овладели.
  
   Дело было так:
   На момент, когда я позволил спасённой нами блондинке перехватить управление резиденцией, она располагала не пятью, а десятью алебардщиками, что мытарились по лесам двумя разрозненными отрядами. Такую группу даже пещерному медведю скушать тяжело, сталью подавится. По четыре бойца в каждой группе стали героями, семеро получили талант 'Богатство', приносящий владыке на базовом уровне по двести пятьдесят монет ежесуточно, один 'Дипломатию'. Имея связь и карту, алебардщики, объединившись, добрались до рудного месторождения. Зажигалка располагала некой суммой, полученной за первое посещение монолита водяной мельницы и за смерть главы ассасинов. На эти средства наняли нейтралов хуторян, и отправились по тропе на запад, выслав вперёд парочку крестьян. Авангард пригрел лич из своего посоха - некромёта. Вояж прекратили, вернулись, отправив простолюдинов в шахту добывать руду. Так и провели время, ждали утра и монетарных поступлений от всех героев с 'Богатством'. Перед рассветом на хуторок заявился лорд вампир, назвавшийся Кащеем. Именно через 'а', потому как по моим домыслам, лечился его прототип в клинике Кащенко.
  Размахивая посохом лича, упырь сделал предложение, от которого Зажигалка не могла отказаться.
   Перетёрли, уговорившись о найме главного местного вурдалака на его условиях. Для сбора необходимой суммы пришлось ломать монолит месторождения. Чем поживились, распаковав сундук Кащея, который волокли следом за ним скелеты, остаётся загадкой.
   Уцепив в свои войска вампира, Зажигалка воспылала к нему особо нежными чувствами. Тот не отставал, в переговорах через селектор героев, называл магию 'дамой сердца' делал комплименты, клялся в любви. Виртуальная симпатия и выгода повлекли за собой убиение одного из героев алебардщиков, с тем, чтобы перевести в героический статус Кащея. Не зря, хитрая магиня напросилась вторично похозяйничать в резиденции твердыни. Пусть личное присутствие не обязательно, но без замка в герои не произвести. Алебардщики унаследовали толику хитрости от хозяйки. Мгновенно сговорившись, они приговорили именно единственного соратника с 'Дипломатией'. Ранее Кащей поведал, что пришёл с самого юга, где стерёг два месторождения. По тропе он обогнул военную академию, перекинувшись с её стражей недобрыми взглядами. Герои Зажигалки учли сей факт, убоявшись, чтобы слишком расчётливая хозяйка не наняла тамошних пеших рыцарей им в замену. Кащей зудел: 'Живые это пища', одобряя убийство. Так, амбициозные хитрилы отсекли себе возможность нанимать нейтралов.
   Природный упырь предложил сделать вампирами всех 'достойных'. Эту идею его 'дама сердца' поддержала. Творить обычных вурдалаков кровавый лорд не желал, потому провели сложный обряд с убиением всех младенцев, 'менее достойных' крестьян, которыми оказались все хуторяне и несколько из нанятых в монолите. Вампиризм подобен болезни, для тех, кто не является природным упырём. Обряд заражения довольно сложен, сопровождается кровавой оргией, после которой инициированные долго пребывают в 'отключке'.
   - Так вот откуда взялись те кровавые разводы на площадке перед хуторком, это не орки резвились, а вампиры пировали! - вклинилась, слушающая рассказ Дофтхи, что отставила разведку, греясь у костра.
   Важно, что став героем Кащей потребовал и получил талант 'Захват призрачной души'. Это особый навык мёртвых, коим можно подселить в своё тело чужой дух, к примеру, банши. Идея вампира очевидна. В радиусе до полусотни метров все живые вокруг призрака - крикуна, теряют по 'хитпойнту' в секунду. Каждый уровень этого странного таланта позволяет подселять по одному призраку дополнительно.
   Несколько часов уцелевшая после кровавого ритуала паства пребывала в прострации, запертая в избушке, под охраной нескольких перепуганных крестьян, коих назвали 'избранными', пообещав превратить в вампиров позже. Тем временем, Кащей метнулся в заброшенную шахту, где и заарканил одного банши, заодно взяв контроль над монолитом и оставив там своих зомби и скелетов. Тактически же отличная идея. Группа мёртвых 'юнитов' игрока, обеспечивает необходимое для ежедневных отчислений присутствие, а банши, оставаясь нейтральными, отгонят живых врагов, желающих поживиться столь ценным ресурсом.
   Зажигалка внимательно слушала разговоры гномов, переговоры по селектору, наблюдала и ждала. Кащей забрал готовых к подвигам вампиров, коими стали семеро героев и пара простых алебардщиков. 'Избранных' крестьян рассадили по ёлкам, следить за обстановкой. Кого-то из них обнаружили и прикончили орки, где прочие пленный не знал.
   Дальше я легко додумал: Отряд упырей, нашёл тропку, ведущую над горой. Пройдя кратчайшим путём лёгкие, быстрые, ловкие и цепкие вампиры, коих, вряд ли, повредит прыжок с большой высоты, упали оркам как снег на голову. Каким образом Кощей ухитрился отобрать посох у лича, осталось загадкой, но против живых эта штука работала лучше моего молниемёта. Ибо, мои шаровые молнии не выбирают, а 'оператор некромёта' может шмалять в сцепившуюся толпу, 'смерть распознает своих'. Через проточную воду упыри перебраться не в состоянии и прийти на помощь Зажигалке не могли. Успехи вскружили голову чрезмерно самолюбивой огненной магине, вот она и проявила себя, как только заподозрила, что мы догадались.
  
   - Пусть санитарки сделают тебе серые или белые повязки на каждой руке, - сказал я бывшему пленному и обратился к ударным кернам, что, как и Рой носили трофейные, алые сюрко, когда-то принадлежащие алебардщикам: - Вы тоже пометьте себя. Случись замес с людьми Зажигалки, мы должны опознать своих.
  
   Перекусили, даже вздремнули несколько минут. Привели в порядок амуницию, насколько это было возможно. Каждый бой, что-то из вооружения ломалось. Рассечённые доспехи, приматывали к месту обрывками ткани. Мой отряд всё больше походил на бывалую банду нищих.
  
   Наконец, прибыла Димка, и мы любовались, как она, практикуется в пилотировании грифона. Получалось смешно, но процесс шёл, 'лиха беда - начало'.
   Охрану у гнезда грифонов не оставили, если туда заявятся вампиры, пост не устоит. Толк в рассаживании 'кукушек' не нашёл.
   Мы отдохнули, раненные исцелились. Теперь наша пополнившаяся маленькая армия, брела к военной академии. Я опять шёл пешим. Умку запрягли в волокушу, на которую погрузили детишек хуторян. Дофтхи, спешно учила Димку управляться с грифоном, заодно осматривая путь на предмет засад. Грифон, без тяжёлых метательных копий, полегчал, ловил воздушные потоки, резво плавая в поднебесье. Впрочем, теперь нас было много, и я озадачился правильным авангардом.
   Так, в перебирании ногами по снежной тропе минуло несколько часов.
  
   Пока работали нижние конечности, провёл селекторное совещание, по теме: 'Что мы знаем об орколорде и о чём догадываемся'. Коллективный разум 'Совета Подгорного Народа' вывел, что вождь вислоухих, очевидно, имел таланты: 'Мастер урукхаев', который помимо тренировки указанных грозных бойцов, работал как 'Ношение брони'. 'Любимая махайра', что делало неприятеля виртуозным рубакой. 'Джигитовка на варге', превращающая орколорда в особо быстрого и ловкого наездника. И умение 'Палач' или 'Тиран', который действовал как 'Лидерство наоборот', не позволяя моральному духу подданных упасть ниже какого-то отрицательного значения, сколько бы разномастных существ не собралось под чёрным знаменем. Оный талант можно получить, например, спалив несколько деревенек и 'прокачивать', занимаясь пытками.
   - Задачка на смекалку, - вписался Коркра, используя селектор Скарлетт: - Работают как-то в шахте зомби, имп и пионер - каторжники. Орк надсмотрщик, следит и подгоняет. Вдруг, умирает орколорд, мораль всех падает ниже плинтуса, каковы шансы пионера удрать?
   - Высокие. Сначала все объединятся против зомби, ибо тот, предоставленный сам себе, любому мозг выест. Потом орк сцепится с импом, они оба рассматривают гнома как раба. Если пионер зевать не будет, то спасётся и всех киркой упокоит, - решил уравнение Рой.
   Взялись обсуждать артефакты вождя урукхаев. Чёрное знамя и грозный варг, как мы заметили, оказались приписаны к поверженной аватаре. Медальку, рунную махайру и комплект брони, можно заполучить изначально. По очкам, выделяемым системой на снаряжение, всё это сравнимо с моим посохом молниемётом. Ибо система оценивала дистанционное оружие выше. Всё прочее, например бубен, орколорд мог подобрать, обследуя локацию.
  
   - Ярл, забрала всех выживших. Потерь нет. Вернулись на лесопилку! Кстати, Урса скоро станет взрослым героем, сможет принять участие в замесе и обучать пластунов,- доложила Скарлетт.
   - Отлично, как только поспеет, сразу дай знать. Пока действуйте по плану, но смотрите в оба! - обрадовался я.
   - Вот ещё что. От Зажигалки осталось её алое знамя с выбивающей искры рукой, интересный трофей. Странно, что к себе не приписала, - поведала тан серпа.
   - Это орколорд упёртый фанат своего чёрного знамени, столь же угрюмой идеи и варгов любил. Файерболистая магичка, любила исключительно себя. Броньку и пояс мага считала ценнее, нежели приметную тряпочку на красивой палке, - прокомментировала Димка.
   - Уточняю! Знамя Зажигалки повышает не 'Лидерство', а 'Удачу'. Его можно зачесть, возложив на монолит управления твердыней, вроде, тысячу монет накинет. А ещё лучше, но уже за плату, сменить на нём цвета и символы, инициировав в своё! - передал через Скарлетт Коркра.
   Весьма полезно иметь 'юнитов' с талантом 'Понимание сути', что подключены к игровой базе знаний.
   - Прибери пока флажок, как замок отберём, решим, - постановил я.
  
   Наконец показался шпиль военной академии. Без приключений, совершенно бесплатно присоединили к себе всех её обитателей. Надо же было видеть кислое лицо местного босса, по имени Эдгард, когда он поднял забрало, приветствуя нас. Деятель надеялся прибрать в карман немного монет, но игровая формальность оставила его без гешефта.
   После преобразования поселкового обелиска в гномий и найм пионеров, в казне осталось чуть более тысячи монет.
   - Эдгард, ты не дуйся. Со мной, всяко, лучше, чем с орками или вампирами, - успокоил я местного босса, направляясь к высоким дверям военной академии: - Пойдём, оприходуем твои сокровища!
  
  
  
   Глава 19. Почти победа.
  
   Здание военной академии своей помпезной монументальностью напоминало, православный греческий храм, с одним куполом, увенчанным высоким шпилем.
   Пройдя сквозь массивные двери из окованного железом дуба, мы оказались в просторной зале.
   - Классная экипировка у твоих солдатиков! - удивился я, обнаружив внутри приодетых в кольчуги бретонских крестьян, что достались мне вместе с Эдгардом.
   На текущий момент главной ценностью военной академии, являлся вовсе не сундук босса с вполне ожидаемым сокровищем и не увеличение характеристик за монеты, которых не хватит, но небольшой арсенал.
   Изначально, стены единственного помещения оного здания украшали стенды с разнообразным вооружением и доспехами. Судя по осиротевшим настенным крюкам, стеллажам и оружейным стойкам, Эдгард раздал всё своим соплеменникам.
   Высокий зал освещался из узких окон, что шли по периметру на значительной высоте. Наверх вели винтовые лестницы, расположенные в углах залы. Деревянная галерея опоясывала весь внутренний периметр здания.
   - Здорово! Размещая там стрелков, можно держать осаду, словно в небольшом надёжном форте! - восхищался я.
   Кроме двух бретонских пеших рыцарей в распоряжении Эдгарда имелся пяток крестьян, столько же женщин и вдвое больше детей. Всех взрослых он экипировал к войне и спрятал от лишних глаз внутри академии. Недаром, рыцари встречали нас на некоем отдалении от входа в 'храм войны', заходя чуть сбоку. Мы даже не догадывались, что вели переговоры, будучи под прицелом длинных луков.
   - Я тренировал йоменов почти два дня, все они взяли, по три-четыре уровня. Каждый пятый бретонец от рождения обладает талантом 'Длинный лук'. Остальные, включая девиц хороши социальными навыками, но легко обретают указанный боевой талант. Так что цени силу, что обрёл! Мы 'Дикие гуси' севера! - важно заявил Эдгард, представляя своих бойцов.
   "Дикие гуси", известное историческое прозвище стрелков 'туманного Альбиона'. Видимо, в память о птицах чьё оперение шло на стабилизаторы для стрел. Из истории я смутно припоминал. Знаменитые стрелки из Уэльса, своими длинными луками снабжались централизованно. Что случилось после того, как влились в армию очередного британского Дика. Имя это, сокращение от Ричарда или Эдварда, неспроста имеет в сленге сообразное 'причиндальное' значение. Тис для луков, в промышленных масштабах завозился с континента. Обструганная специальным образом заготовка, с учётом разной упругости древесины по глубине ствола, сушилась в специальных тисках. Потому, на производство 'правильного' длинного лука затрачивалось до пары лет. Тетивы вились из пеньки или шёлка, жилы крупного рогатого скота, обычные для изготовления композитов и арбалетов, тут, вроде, не использовались, наверно длины материала не хватало. Лук натягивался непосредственно перед употреблением, боялся влаги, холода и жары, работая без специальных изощрений в довольно узком климатическом диапазоне. Кроме того, норовил сломаться от усталости материала, после сотни, другой выстрелов. Тем не менее, 'дикие гуси' себя оправдывали. Централизованные заготовки, позволяли снизить цену изделий. Армия волокла с собой связки запасных луков и стрел. На дальней дистанции, били по площадям, засыпая неприятеля ливнем оперённой смерти, на короткой, могли позволить себе целиться, работая из-за стенки щитоносцев и копейщиков.
   'Вот где смогу добрать шарпшутеров!' - вдруг, испытал я сожаление, подумав, что зря обратил монолит бретонских деревень в гномьи: - 'Но, нет! Два стрелковых таланта одному, "Блочный" и "Длинный лук", это перебор'
   Деревушки, какими бы полезными их обитатели не казались, лучше преобразовывать в свою национальную популяцию, ибо пионеры тоже не лыком деланы, а каждое их поселение увеличит на семью замковую популяцию. Да и, гномы меня не поймут, если мог и не сделал.
  
   - Не богаты нынче академики, - улыбнулся я, распаковав сундук хранителя места.
   В казну упала тысяча монет, а вместо исчезнувшего сундука проявился боевой молот, дающий профилирующий талант.
   - Кажется, он называется люцернский, мода ныне, во все игры такой пихать - с видом знатока заявил я, поглаживая характерную шипастую корону, на месте ударной части.
   Не особо думая, активировал артефакт сам и мой навык 'Молотобоец' достиг экспертного значения. Приобретённое оружие выгодно отличалось от обычного рабочего молотка, закреплённого на длинной рукояти, коим я орудовал почти сутки, потому оставил приобретение себе. Не стоит воображать, как любили рисовать в древних играх, боевой молот этакой огромной кувалдой. Размахивать оружием, которое тяжелее пары килограммов затруднительно. Потому, боевые молоты, по весу, едва отличаются от обычного молотка, коим гвозди в стены забивают. Для выноса дверей, существуют кувалды, но для драки они слишком инертны и тяжелы. Среди бедноты употребляли, деревянные киянки, часто окованные металлом, вот они-то похожи на фантазийный иллюстрации.
  
   -Хорошая карта, только тропы и деревни на ней отсутствуют - пожаловался Рой, указав пальцем на крайне неподробный план локации, что украшал стену напротив единственно входа
   Познакомив рыцарей Эдгарда со своими героями и видными бойцами, устроили военный совет.
   Снаружи остались лишь Димка и Дофтхи. Девушки ухитрились взлететь на грифонах к самому шпилю, сев на покатую крышу академии и внимательно изучали окрестности.
   Моя маленькая армия втянулась в военную академию, перемешавшись с йоменами. Длинные кольчуги из так называемых 'двухмиллиметровых' колец, которые оказались на всех мужчинах в отряде Эдгарда, выгодно смотрелись на фоне стёганок и разнообразных, изрядно потрёпанных доспехов, моих гномов.
   'Раскулачивать' союзников, чревато ненужными проблемами. К тому же, фасон человеческих броней длинноват для гномов, а высокие шлемы, надетые поверх кольчужных капюшонов, ничего выдающегося не представляют. Железный обод, шишак из пары полос, крест - накрест, остальное кожа. Наши трофейные капеллины лучше. А вот выкупить по сходной цене, арбалеты и что-то из оружия следует.
   - Как откатит 'Портал исхода', переместимся к горе и захватим замок. У лорда вампира имеется некромёт, наверняка обычный, стреляющий раз в минуту. Первым в туннель пустим Умку, - кивнул я головой на задремавшего у входа медведя: - Следом ворвёмся мы, герои, минотавр, ударные керны и вы, господа рыцари. Прорывайтесь и разбегайтесь по твердыне. Драться, пока не вырубим некромётчика лучше россыпью. Вампиров - бывших алебардщиков, нашинкуете без затруднений.
   - Значит, ты не будешь йоменов на убой слать? - повеселел Эдгард.
   - На убой непродуктивно, надо побеждать, а не дохнуть 'хероически'. Более того, кровосос вобрал в себя банши и всем живым в радиусе медленно, но верно приходит карачун. Гасить его надо быстро, 'толстые юниты' протянут много дольше,- разъяснил я политику партии.
   - И что будут делать худосочные бойцы? - спросил рыцарь.
   - Большинство уйдёт с нами. Тут в стенах академии тепло, значит, тетивы луков не лопнут. Стрелков можно оставить стеречь эту обитель военных знаний, - ответил я, предвкушая будущее обучение.
   Как появятся монеты, через тренировку в военной академии можно пропустить всех героев и пройти её лично. Это практически чит, за скромные 2000 монет, повысить каждую из характеристик и добавить 2% к 'Скорости реакции' каждому. Не беда, что с магией гномы пролетят.
   Увы, правила таковы, что в академии можно обучиться лишь единожды, если где-то найдётся другая, то окажется бесполезной. А то, что на моей территории оказалось столь ценное здание настораживает, ведь по даденому и спросится.
  
   - Гномы во тьме видят превосходно, пусть они дежурят у бойниц, а для того продай нам те два арбалета, что я видел у твоих людей. Ты ведь хотел монет, нанимаясь на службу, но не вышло, из-за нашей перекаченной 'Дипломатии'? Вот и нам польза, и тебе пара сотен в качестве небольшого утешения. А может ещё, что из ручного оружия, годного для гномов найдётся? - предложил я.
   Идея Эдгарду понравилось, совещание превратилось в торги. Войд с его перекаченной 'Дипломатией' умел убеждать.
   Чтобы не попасть в 'просак' с 'лепреконовым золотом', предпринял следующий трюк. Нашёл какую-то бочку и пересыпал в неё всю казну. Зрелище потока золотых кругляшков, осыпающихся из протянутой руки, словно из рога изобилия, зачаровало, даже меня, к финансам, как таковым, равнодушного.
   Выждал минутку, пока мнимое золото обратится в ржавчину, и 'вкачал' монеты обратно, не досчитавшись около сотни.
   До этой манипуляции я располагал двумя тысячами и мог бы пройти тренировку в академии, растратив казну. Однако, счёл скверным урвать, что-то немедленно лично себе, когда моя сила в моих людях.
   Без сожаления расстался с четырьмя сотнями настоящих монет и в загребущие руки моих гномов перекочевали вожделенные арбалеты с запасом метательных снарядов, и несколько полэксов. Это такие укороченные алебарды, которые на месте привычного клевца, имеют плоскую ударную часть с насечками, как у кухонного молотка для готовки отбивных. На мой взгляд, таким приспособлением удобно колотить, каких-либо ползучих гадов. Куда молотообразная часть оного оружие употреблялась в реальности, представляю слабо, может двери выносить, или оппонентов не летально глушить. Например, городской страже смутьянов рихтовать.
  
   Колющий, рубящий и дробящий урон, представленный в разных гранях одного изделия, делает таковое восхитительным в глазах любителя универсальности. Но Эдгард, оказалось, прекрасно разбирался в оружие, сплавляя нам самое ненужное. Большинство противников, особенно на ранних картах, бронированы скверно. Копья, протазаны или те же рожны имеют существенно лучший баланс, нежели полэксы и прочие алебарды, кои ещё и тяжелее, что делает их менее эффективными в борьбе с юркими тварями. Смелому новичку лучше дать обычное копьё, чтобы он такал им с максимальной скоростью в сторону врага, метя в центр туловища, дабы не промахнуться. Но даже знаменитые бретонские билы, этакие копья с зацепом, йомены оставили себе. Что до палиц и прочих молотков, то при прочих равных мечники оказываются проворнее, а мечами с нами никто не делился. Впрочем, с точки зрения гномов, всё оружие, коим располагала академия, не лучшего качества, а увесистые полэксы с окованными древками, выглядели менее ломкими.
  
   Разобравшись с насущным, отправили значительную часть публики отдыхать. Женщины с детьми обосновались в углах дальних от входа. Кто-то завалился дремать на галереях у бойниц. Усилили дозорных на 'галёрке' внешними постами. Бретонский рыцарь, взяв несколько йоменов и пионеров, бродил снаружи.
   Димка и Дофтхи, отправились было разведать местность к югу, но преодолев незначительную часть пути вернулись. В сумерках грифоны слепли, следовало укрыть их за надёжными стенами академии.
  
   - Ярл, наш Урсин вырос и готов тренировать пластунов! - провозгласила по селектору Скарлетт.
   - Замечательно, с его средним уровнем таланта, вижу, что только двоих. Отбери достойных из тех, кого при найме обучили таланту 'Блочный лук'. Вроде, таких четверо осталось, если согласятся, ведь ветка тупиковая. Монет перекину. Урсину из блочного лука на улице не стрелять, холодно, сломает. Пусть молодой йети отправляется со своими пластунами в лес, бьют зверушек в рукопашную и тренируются, - постановил я, выделяя средства: - И вот ещё что. Вампирам непреступен ручей, но по горам они скачут бодро, потому, могут обойти гору и пожаловать к вам, если Зажигалка навела. Пусть Урсин смотрит в оба, да и вы тоже.
   - Может нам выдвинуться к мосту тролля. Притащим стройматериалы, вы телепортируетесь на сопредельный берег, восстановим переправу. Тогда объединёнными силами навалимся на замок, - предложила Скарлетт.
   - Советую перекинуться к большой деревне Карла-Фридриха, и совершенно бесплатно сгрести всех тамошних 'зольдат', - вклинился Войд, слушая открытый голосовой чат, и тут же поправился: - Нет, бесплатно не получится. Их там раза в два, если не в два с половиной, больше окажется, чем тутошний гарнизон при академии. Вот только если всех гномов, что со Скарлетт туда подтянуть.
   - Солдаты это хорошо, но возвращаться оттуда долго, взять замок до рассвета можем не успеть. Нам противостоит десяток упырей, зомби не в счёт. Сил должно хватить с избытком. Смущает лишь, что Кащей имеет привязку к банши. Кстати, куда денутся эти вопящие призраки, если мы завалим вампира? - спросил я.
   - Знамо дело, побредут в свою пещеру, вернее медленно и низёхонько полетят, оглашая округу воплями, - заявил Митяй.
   - Понятно, надо валить главного упыря из молниемёта или рунной махайрой, тогда банши тоже сдохнут. Я и Рой, сконцентрируемся на этой твари, а вас камрады попрошу упокоить остальной зверинец, - учёл я ещё один параметр в уравнении войны с упырями.
   - А что такого может построить Зажигалка, если мы не успеем взять замок сегодня? Колодец, рынок, резиденцию? Что? На фортецию базового уровня двадцать тысяч монет и по двадцать руды и леса никому не хватит. Без этого прочие строения невозможны. Так может, всё же, собрать тех 'зольдат' из дальней деревни, - вернулся к теме увеличения нашей армии, Войд.
   - Зажигалка может построить военное сооружение второго ранга, у нас это базовые кузни с наймом подмастерьев, а у неё вроде метатели дротиков, с копьеметалками. Пусть у неё одни зомби, крестьян нет и тренировать некого, но ума ей хватит, тогда мы целые сутки на перестройку потерям, - скептически заметила Димка.
   Зданий доступных для отстройки в твердыне по правилам игры ровно двадцать одно, хоть возможны варианты, например, если донатор решит оплатить свою линейку. Но там администрация следит, чтобы не порушить окончательно баланс. Упустить день, значит недополучить к началу тотальной войны, например, ударных танов. Конечно, это не так критично, как для тварных замков, где, например, бехемоты, этакая мутировавшая 'медвежуть' седьмого ранга замковой классификации, практически равноценны своей мощью всей остальной недельной популяции оплота орков.
   - От той деревни до твердыни чуть меньше пяти часов для людей или кернов. Если действительно быстро восстановить переправу, то на взятие замка останется минут двадцать. Попробовать можно, в худшем случае, теряем сутки при отстройке замка! - начали прорабатывать план.
   - Не только. Кащей и его герои могут наломать обелисков по локации, чисто из мести, - это опять про возможные убытки Димка.
   - А могут и не наломать. Вот, если прямо сейчас, они рушат гнездо грифона, то с этим нам ничегошеньки не поделать, - парировал Войд.
   Так перебирали недолго.
   - Со Скарлетт наши женщины и дети, упыри могут напасть туда, обойдя гору. Это будет особо больно. Там Кашей гарантированно победит, увеличив армию зомби, вместе со своим вампирским семейством. Чем дальше уйдут наши, самые беззащитные сородичи, тем лучше. Телепортироваться мы будем к ним, их спасать надо, - вдруг, оценил я всю беззащитность стойбища у лесопилки.
   Немедленно приказал Скарлетт, с максимальной поспешностью уходить к большой деревне с наёмниками.
   Разобравшись с делами, нашёл на одном из оружейных столиков, что стояли у стен плоский точильный камень и принялся подтачивать клевец боевого молота, как мне нравится.
   Ни разу не пожалел, что не приобрёл себе латные перчатки, уступая их, если таковые оказывались в трофеях, кому то из гномов. Даже с экспертным навыком 'Молотобойца', я едва ли устою против умелого мечника, который, окажется просто быстрее. Среди подданных много кто умеет махать сталью лучше меня. Главным моим аргументом при встрече с врагами видится молниемёт, а ловкость обращения с ним требует чутких пальцев.
  
   - Ярл, урукхаи пришли, - сообщил вбежавший в двери крестьянин: - Там поодаль у опушки остановились, руками машут.
   - Видать, наняться захотели, - догадался я.
   - Невместно иметь дела с орками! Порубить бы супостатов! - заворчал Митяй, выражая мнения большинства.
   - Орки это машины для убийства. Этакое биологическое оружие, созданное Морготом, чтобы вести свои войны, порабощая остальные народы. Но они бесхитростны, упрямы и прямы как рельса! Пусть первыми идут на штурм твердыни и ловят плюхи из некромёта. Я не приму их в клан, а найму неформально, если согласятся, - принялся успокаивать своих верноподданных.
   Взяв с собой Войда, Роя, Секирыча, Умку и Эдгарда отправился на переговоры.
   Урукхаев оказалось всего трое.
   - Эй! Мы слышали что-то про монеты, нам не придётся отрекаться от Моргота? - спросил центральный, настороженно поглядывая.
   Вообще-то, я сторонник единой идеологии - религии для одного государства, иначе недолго до раскола с весёлыми временами, но вероисповедание одноразовых наймитов меня не волнует.
   - Ваши отношения с Морготом меня не волнуют, пока вы просто наёмники и точно выполняете приказы. Командиром вашего отряда будет вот этот рогатый амбал, - указал рукой на Секирыча, и продолжил, кивнув на лес, где различал тёмные силуэты: - Сколько вас всего? Располагайтесь в той крайней избушке. Стол и кров, так сказать. Постройтесь, приведу к присяге наёмников и выдам аванс.
   - Ладно, давай избу, еду и девок, - пошептавшись, заявили урукхаи.
   В реальной истории, с ростом численности диковатых мигрантов резко возросло чисто изнасилований, а заодно, брошенных в приютах сирот от неблаговидных связей. Бывал я в благотворителях, наблюдал жуткую статистику в лицах, как в непростом стишке: 'Зайка выглянул в окно, стало заиньке темно'. Увы, государственные деятели, не придумали ничего лучше, как призвать местных девушек одеваться "менее вызывающе", то есть, не футболку - шортики или сарафан летом, а 'потеплее'. Запретили СМИ упоминать этническую принадлежность преступников и косвенно содействовали росту проституции, чтобы унять страждущих. Объявлениями с неприличными предложениями похабного характера, буквально уклеились все стены в людных местах, особенно у метро. Разумеется, всё познаётся в сравнении, есть страны, где дела обстоят много хуже, к счастью я там не жил. Подобная ситуация исторически обыденна. Родные места чаще покидают авантюристы всех мастей и прочие асоциальные элементы. Рецепты противоборства известны. Например, при 'царях' ситуацию стабилизировал 'ценз лояльности', 'черта оседлости' и казаки с пиками. При 'советах' '101 километр' и 'прописка', а главное, 'граница на замке'. Но если Самодержец сам призывает к 'мульти-культи' и лично открывает настежь границы, ничего не поделать. А чтобы невместное не повторилось на моей земле, именно необходимо проявлять твёрдость.
   - О девицах речи не шло. Если замечу в непотребных притязаниях, то укорочу на голову! - отсёк я чрезмерные поползновения.
   - Ладно, давай сейчас избу и еду, а то хо-олодно! И монеты побыстрее, - согласились урукхаи.
   Из леса подтянулось ещё с десяток орков. Выстроившись нестройной линией, они ждали. Прошёлся вдоль, отсыпая в каждую протянутую руку по двадцать монеток.
   - Свою лояльность вы докажете в бою, на острие атаки против вампиров. За вашу боевую удаль я плачу аванс, по результату премию. Покажете, на что вы способны? - нарисовал я задачу.
   - Да босс, загасим кровопийц, как комаров прихлопнем, - закивали орки.
   Будущим наёмником выделили избушку. Прежние обитатели домиков, всё одно, перебрались в академию. Сопровождаемые недовольными взглядами гномов, бретонцы отнесли оркам два десятка пайков.
   Секирыч посидел немного с урукхаями. Начистил самому задиристому и непонятливому морду, 'наладил контакт', а потом вернулся под своды академии. Телёнок разыграл целую пантомиму с жестами и постукиванием по дубовой столешнице, что членораздельные приказы отдавать приданным бойцам не в состоянии, по 'техническим причинам', разве, что взреветь и возглавить в атаку. Но тактической глубины он в том не видит, чёрная пехота рогатую конницу не догонит.
   - Ты сам в атаку не кидайся, побудешь 'заградотрядом', следить, чтобы никто из них не филонил, - начал было я, но поняв, что схема не клеится, отложил разбор на потом.
   Подкрадывалась ночь, только заметил, что нижняя часть единственной залы военной академии освещалась небольшими светильниками, встроенными в стены. Эти магические огоньки действовали умиротворяюще. Не заметил, как задремал.
  
   - Кто здесь! - заорал, вдруг, рыцарь снаружи, рывком выведя меня из созерцательного транса.
   - Аааа! - раздались разноголосые вопли и звуки борьбы.
   Все всполошились, хватая оружие и развернувшись к выходу. С галереи прокричали, что никого не видят. Высокие и узкие окна, которые приняли за бойницы, оказалось, имели много слепых зон и пространство под стенами академии, совершенно, не просматривалось.
   Я включил интерактивную карту, чтобы понять, что происходит снаружи.
   Мы медлили, изготавливаясь достойно встретить любого, кто попробует ворваться. Но нас переиграли.
   - На выход! В атаку! Быстрее! - заорал я.
   Поздно! Единственные двери, что открывались наружу, враги уже подпёрли толстым бревном.
  
   По косвенным признакам восстановил события. Орки затеяли драку в своей избе. Пока дежурный рыцарь, вместе с приданными ему пионерами и вооружёнными крестьянами, глазели на выясняющих отношения орков, шестёрка неизвестных, скрываясь за хижинами, деловито притащила внушительное бревно. Мой офицер промедлил с принятием решения и подставился. Заряд магии смерти, прилетевший из тьмы, не оставив шансов нашим столпившимся часовым. Кто не умер сразу, ослаб и тут же оказался добит парой неведомо откуда нарисовавшихся убийц с характерными красными глазами. Света пары факелов, что выставили вдоль деревенской улочки, хватило, чтобы опознать убийц. Это днём кровососы, опасаясь Солнца, передвигались, потно замотавшись в тряпки, и соорудив накидки, на манер никаба. Теперь же, когда опасное для молодых вампиров Светило спряталось за горизонт, необходимость пропала и смерть показала клыкастый лик.
   Вдали раздалась странная, красивая и ужасная, пробирающая до костей мелодия. Это на два голоса пели банши.
   'Понятно, Кащей, прятался в отдалении, чтобы не выдать себя завываниями певцов смерти. Именитый вурдалак, оказался меломаном. Подняв уровень таланта, он впитал второго банши и заставил неумолкающих духов, петь дуэтом боевой гимн вампиров. 'Тёмное пламя' я узнал.
  
   Моя банда не смогла раскупорить двери. Напрасно Умка кидался всей массой, а минотавр бил секирой. Магический монолит академии делал сооружение особо прочным.
   - Расступитесь, из молниемёта шмальну! - приказал я, ускорив исполнение аурой 'Боевого единства'.
   Всё кроме минотавра, быстро отбежали, да и он не задержался.
   Шаровая молния ударила в двери. Грохот оглушил всех, но окованный металлом и пропитанный магией дуб устоял. Дери, лишь, вздрогнули и осели, а не вылетели наружу, как я рассчитывал.
   - Ломайте, дальше! - потребовал я, понимая, что мы не успеваем.
   Кажущееся таким надёжным здание академии превратилась в западню. Дверям бы ещё молний и ярости Секирыча, а это несколько минут, которых у нас нет.
   Скоро, нарочито неспешный, вампир лорд, встанет пред храмом и банши распоются так, что за полторы минуты похоронят даже меня, вместе с героями.
  
   Гномы наблюдали из окон, как урукхаи нешуточно сцепившись друг с другом, выскакивали из избы и бежали в лес, подальше от жуткого пения.
   Несколько крестьянских семей, что вернулись в свои дома у академии, тоже пытались удрать, пока на них не обращали внимание. Тех, кто растерялся, оказавшись на пути меняющих позиции вампиров, упыри смахнули, стремительными ударами алебард.
  
   Спасти нас могло лишь чудо, коим случился откативший к этому времени 'Портал исхода'. Но поставить его из академии мешал её обелиск управления. Этакий кусок красного мрамора, с мерцающими по периметру знаками, обозначающими важность оного артефакта. Ломать жалко, а придётся.
   - Собирайтесь, стройтесь, уйдём порталом! Секирыч, ворвёшься на ту сторону первым. Обеспечишь плацдарм, - прокричал я, включая ауру 'Боевого единства'.
   Быстро разрушил монолит военной академии, создав на его месте 'Портал исхода', куда устремилась, набирая разгон, колонна моих подданных.
   Вслед за Секирычем проскочили мамаши с детьми. Женщины имеют на четверть меньше 'Здоровье', крестьянкам не пережить и десятка секунд под мелодичными воплями двух банши. Потом бежали, подпирая друг друга, худосочные бретонцы Дофтхи, пионеры, наездницы, вместе с грифонами, йомены с рыцарями и герои. Замыкал я вместе с Умкой, следя, чтобы никого не забыть.
   Портал стоял минуту, но мы подали заявку на рекорд, проскочив сияющие врата всей бандой секунд за двадцать пять. Впрочем, исторически известны случаи, когда три сотни гражданских покидали горящий, готовый взорваться, самолёт за сорок. Банши к моменту открытия пространственной двери, завывали под окнами, никто из моих не ушёл, не обиженным. Несколько юных крестьян свежего набора умерло, но беглецы, тесно сцепившись меж собой, стремительно проволокли сквозь пространственные врата всех, и живых, и мёртвых.
   Исход я спланировал так, что самые 'тощие' подданные, уходили первыми, прочим доставалось сильнее. Так что, к твердыне мы вышли полуживыми или полумёртвыми, что не одно и то же.
   Оставив за спиной меркнущую арку портала и значительную часть 'Здоровья', что слетела от леденящей душу мелодии, осмотрелся. Мы стояли недалеко от входа в твердыню, со стороны верхнего плана. Сюда я настроил портал, решив в последний момент, теперь переводил дух, убеждаясь, что не ошибся. Факел 'истинного света', сиял в рогах минотавра подобно иллюминации, далеко разгоняя мрак и делая нас самыми приметными в округе.
  
   'Главный отряд вурдалаков теперь далеко, худое случилось, монолит военной академии уничтожен собственными руками. Наихудшего избежали, чудом. Не успей откатить портал, уже бы слился. Это же надо так лажать!' - трясло меня от мысли, что прошёлся по самому краешку: - 'Но предаваться само копанию вредно для сородичей, ошибки следует анализировать и не повторять.'
   - Занять круговую оборону. Детей и тёток в центр. Смотреть в оба! Димка, забери факел у Секирыча. Вместе с Дофтхи взлетите на гору. Убедимся, что там нет засады. Блокировать туннель. Рой загляни туда. Осторожно! - раздал я приказы.
   - Жах! - рядом с головой моего тана пролетела здоровенная стрела.
   - С той стороны коридорчика баллиста стоит, - доложил рывковый гном.
   - Решаемо, - я подкрался к туннелю.
   - На горе чисто! - успокоила Димка, взобравшись на скалу у туннеля.
   - Хоть что-то хорошее, - тихо ответил я в селектор, немедленно приказав моей армии сместиться к горе.
   Выждал минуту, и разыграли старую схему. Рой под ускорением и аурой проскочил мимо туннеля, разведя врагов на выстрел из баллисты. Потом высунулся я, обстоятельно прицелился и разнёс неприятельское орудие из молниемёта. Наводчик и заряжающий, оба вампиры легко отскочили.
   В туннеле послышалось урчание и вскоре мы увидели плотную толпу зомби, преимущественно из чёрных урукхаев, включая их женщин и даже малюсеньких орчат, салатового цвета. Первым, злобно оскалившись, брёл маленький лепрекон, которого я едва узнал по лохмотьям зелёного камзола с приметными пуговицами.
   Доводилось читать про зомби апокалипсис. Однако, ходячие мертвецы страшны лишь первым впечатлением. Рваные, гнилые раны и разнообразные переломы, одеревенелые мышцы недавно поднятых зомби сильно снижают их подвижность. Любые демонстранты, коих полиция гоняет дубинками, резвее будут, и много опаснее, если обернутся организованными повстанцами.
   Гномы и люди встали полукольцом у выхода из горы. Впереди те, у кого щиты больше, лучше или просто имеются. Позади, все остальные, с длинномерным - колющим или ударным. Линии глубиной в две шеренги, традиционно хватает для решения вопроса с неорганизованным противником. Так мы приняли и упокоили беспокойных мертвецов. Ни один смердящий враг не оцарапал живого, отравляя трупным ядом. Вот где, пригодились полэксы, топоры алебард, шестопёры и палицы, что перемалывали жёлтые кости умертвий.
   Слишком легко давалось избиение неприятеля, бойцы потеряли бдительность, а зря. Из-за спин бурчащих что-то зомби, резко ударил вампир, прикидывающийся хромым и вялым доходягой. Так я потерял одного из йоменов. 'Здоровье' у нас всех после песней банши неполное и заточку в лицо, крестьянин четвёртого уровня не пережил.
   Уйти этому упырю Рой не дал. Больше ошибок не допустили, вычислив и заблаговременно оприходовав другого вампира, что прикидывался зомби.
   Героический навык развеивания трупов, позволил различить упокоенных, от условно функциональных врагов и расчищать дорогу, не оставляя на ней готовых восстать мертвецов.
   В туннеле выстроились типичной терцией, щитоносцы впереди, алебардщики и копейщики следом. Я, с перезарядившимся молниемётом наготове, сразу за дуэтом из хускарлов, что 'танковали' в первой линии, на острие атаки. Так мы и спустились вниз.
   Сопротивления никто не оказывал. Твердыня оказалась пуста. Осторожно двинулись по главному проспекту подгорных чертогов, фиксируя пространство за колонами и потолок. Под горой тепло и сухо, стрелки не опасались порвать тетиву, держала луки и арбалеты наготове.
   Недалеко от лестницы, ведущей на балкон резиденции, валялась подозрительная груда бронзовых обломков. Стоило нам приблизиться, как она зашевелилась. На большее, изрядно потрёпанные големы, оказались неспособны.
   - Они нейтральны! Но это механизмы и без 'Артефакторики' или 'Големостроения' моя 'Дипломатия' тут бессильна, - развёл руками Войд.
   Видимо, вампиры не стали добивать големов. Неповоротливые создания из бронзы не мешали быстрым юнитам, а судьба отдельных зомби, попавшихся в клешни этих горнодобывающих механизмов, вурдалаков не волновала.
   - Постарайтесь сохранить им головы, тогда на фабрике големов можно восстановить механойдов целиком, - предупредил 'Понимающий суть' Коркра, которому Скарлетт пересказывала наши злоключения.
   Покорёженных 'робокопов', оприходовали шестопёрами хускарлы, так что от каждого осталась не представляющая опасности голова с мятыми кусками сервоприводов. Если фабрика големов уцелела, то по цене найма новых, мы починим трофейных. Оставшаяся в сухом остатке покорёженная груда бронзового лома пойдёт в переплавку в наших кузнях. Было бы лишних монет, наладил бы так добычу ценного металла. Впрочем, на рынке, руда дешевле выйдет, если таковой отстроить. Големы, не монолитны, под латами, много пустот, перемежаемых шестерёнками, сервоприводами и движителями, которые работают от магического источника, упрятанного в особо крепкой, шарообразной голове. В куче хлама нашлись окончательно разбитые останки двух големов, четверых предполагалось восстановить. Приятно, когда все неожиданности сочтены.
  
   Рой проверил резиденцию на отсутствие засады или мины. Приключения развили мою паранойю, заставив, до последнего, ждать любой пакости. Оказалось напрасно, сюрпризы у врагов закончились.
   - Из трёх зол, я выбрал четвёртое! - намекнул на своих поверженных конкурентов и себя любимого, в предвкушении получения подгорного престола.
   Однако, если Зажигалка, вроде как позитивный персонаж сил "порядка", оказалась коварной индивидуалисткой, что за моей спиной развела вампиров с их кровавыми ритуалами, то может ассасин, отряд которого мы одолели в самом начале, был не так уж и омерзителен, в идеологическом плане.
   Разговорили её мои герои, задушевными беседами, а я послушал по селектору и завил в бороду. Многое из того, что она воспринимала как естественное, достойно 'Книги обид'. В гномьих кланах принято вести такие летописи, чтобы не забыть, с кем следует рассчитываться сталью или просто не иметь дел. Услышано было многое, хоть только того, что крашеная блондинка оговаривалась, как ненавидит людей, а особенно русских, будучи сама того же могучего рода, достаточно.
  
   Оценки строятся на базе накопленного опыта. Пусть, здесь я недавно, многого в партиях не знаю. Но шишек в смежной игре и в реальности набил предостаточно. Личные наблюдения, философия, психология, историческая и прочая литература, в копилке имеются. Игровыми государствами в партиях рулят люди, которые волокут с собой знания, идеи, надежды, радости, боль и прочие капиталы. Виртуал стал этаким игольным ушком, для душ боящихся неизвестности смерти. Моя привилегия победителя, решать с кем и как строить тут моё собственное государство. Временщице, готовой ради вкусного куска лично себе, кинуть на погибель собственный народ, со мной не по пути.
   Ждать воскрешения Зажигалки не буду. Я, ни разу, не Макаренко. Пусть их всех. Славная была победа и хорошие соперники, коварные, жёсткие и опасные.
  
   - Вампиров следует найти и добить, ибо к живым они имеют лишь гастрономический интерес. Ненадёжны и переметнутся при первой выгоде. Прощай Зажигалка! - молвил я, оставаясь где-то посреди главного проспекта твердыни, и дал по селектору команду: - Димка, активируй!
   Так я перестраховался на случай мины, наложенной на монолит управления. Не оставляя даже мизерного шанса меня прикончить. А то бывают умельцы, что хитро накладывают магический фугас, маскируя механическими активаторами. Распознать подвох даже факел 'истинного света' не поможет. Для захвата обелиска резиденции, из циничных соображений, использовал Димку. Мои герои приписаны ко мне, а не к замку, так что воскрешу их, когда обрету подгорный трон.
   Девушка, опустила ладонь на мраморный стол владыки. Раздалась торжественная музыка. Я вступил в права владения.
   Погрузился в интерфейс, разместившись на ступенях балкона, оценивал ущерб и приобретения от двухдневной войны. Читал историю последних событий. Игровая администрация поздравляла меня с успешным избавлением от всех конкурентов. Моральный дух подданных вырос на единичку, на сутки. В казну пришло 4-ре тысячи монет за поверженную Зажигалку, что зачли только после захвата монолита твердыни. Ещё тысяча образовалась после разрушения обелиска военной академии. Я достиг восьмого уровня, и мог повысить один из талантов. Из 'базовых', оставались только 'Мастер шарпшутеров' и 'Меткая стрельба', улучшил последнее. Блочника всё одно нет, доступных тренировок шарпшутеров и так достаточно, кернов столько не наберётся. Вот стрелять чуточку точнее мне со сподвижниками уже пригодится. Полюбовался на текущие свойства:
  
   ярл Индрик:
   Уровень героя: 8 (Класс: Подгорный шарпшутер)
  Здоровье: 90 (40 базовых, +50 игрока)
  Выносливость: 110 (60 базовых, +50 игрока)
  Скорость реакции: +8%
  Скорость шагом: 6
  Таланты (6 из 6)
  'Наставник подгорных шарпшутеров' - Базовый уровень.
  'Портал исхода' - Средний уровень. Раскрывает односторонние пространственные врата в любую доступную точку мира сроком на три минуты. Откат 12 часов.
  'Молотобоец' - Экспертный уровень. Скорость и точность ударов любыми молотками увеличена на 30%, запас сил при этом тратится на 30% медленнее. Экспертные навыки владения боевым молотом залиты в память из базы.
  'Вождь пионеров' - Экспертный уровень. Перевод монолитов любых деревень в гномьи. Моральный дух всех подданных, что когда-то были пионерами, увеличивается на три пункта.
  'Меткая стрельба' - Средний уровень. Обладатель и его союзники в радиусе 20 шагов при использовании стрелково-метательного оружия, на 20% точнее.
  'Боевое единство' - Средний уровень. В радиусе 20 шагов обладатель ощущает чувства подданных и передаёт им приказы 'телепатически'.
  
  Приписанные артефакты:
  1.Посох шаровых молний
  2.Боевой - ездовой медведь (Здоровье: 100, Выносливость: 50, Скорость шагом: 9)
  
   Главный ресурс владыки это его последователи. Потому, быстро покончив с самолюбованием, взялся изучать список уцелевших соратников:
  
  Герои: Рой, Скарлетт, Войд, Димка, Урсин, (Франк, Цифра, Штурм - ожидают воскрешения)
  Кандидаты в герои: Коркра (подгорный мастер молота), Плюх (подгорный мастер кирки), Капут (хускарл), Секирыч (королевский минотавр) Дофтхи (наездница на грифоне), Акулина (шарпшутер), Эдгард (бретонский рыцарь), Тишин (керн Штурма, эксперт по топорикам)
  Керны, тренированные навыками-4, Хускарл -1, Мастерицы кирки (санитарки)-2, Мастера молота-2, Пластуны-2, Пионеры-27, Пионерки-30, Бретонский пеший рыцарь -1, Бретонцы- 3, Бретонки-4, Дети: (Гномы-15, Ороки-3, Бретонцы-10)
  
   Из перечисленного держал в уме, что вся пионерия, за исключением четвёрки нанятых в деревенском обелиске у академии и уцелевших юнцов, пребывает далеко на севере, где-то на дороге между лесопилкой и крупной деревней наёмников.
   Тревожило то, что я выгнал в холодную ночь толпу пионерок с детьми, но останься они на месте, могли бы попасть под удар банды вампиров. Пусть теперь упыри не могут рушить волшебные монолиты или перехватывать управление, но я опасался террора моих подданных.
  
  
  
   Глава 20 Охота на охотников.
  
   Своя голова хорошо, но совет гномов продуктивнее. Затеял селекторное совещание.
   - Ты ярл правильно сделал, что к замку портал наладил. Иначе проволохались бы до рассвета и Кащей с шайкой успел бы вернуться. Зажигалка, отстроив рынок, своего 'орлиного' замка, скупила бы одноразовые магические жезлы. Не сомневайтесь, она бы порушила всё, до чего дотянулась, лишь бы добыть монет на усиление гарнизона. По десятку файерболов, ледяных стрел или ещё чего, в каждом жезле. От 'тощих' 'зольдат' Карла толку мало. Потеряли бы многих при штурме, - успокоил меня Коркра, воспользовавшись селектором Скарлетт.
   То, что в торговый терминал замка 'Орлиное гнездо', имеет иной диапазон товаров, предоставляемых администрацией, нежели твердыня гномов я знал. Магические побрякушки, в том числе боевые свитки и жезлы, могли быть интересны. Самые дешёвые не перезаряжаются, но являются превосходным аргументом на один решительный бой. Я уже просчитал, сколько жизней будет стоить атака под обстрелом из пяти-семи жезлов, именно столько смогла бы выкупить Зажигалка для своих вампиров, потому как число товаров рынка ограниченно и обновляется раз в неделю. И пришёл к выводу, что ради возможности купить в перспективе до пары десятков этаких ручных скорострелок, довольно слабеньких, рисковать не стоит. Сэкономленные жизни подданных принесут мне больше пользы. Притом, товары гномьего рынка, идеально подходят для развития народного хозяйства именно моего народа.
   - На выручку нам идти не надо, мы уже видим укреплённое поселение наёмников. Попробуем договориться с ними неформально. Не сволочи же они, чтобы баб с детьми в лесу ночевать оставить, - продолжала Скарлетт и добавила: - А если сволочи, то полагаю, Урсин их всех в одиночку вырежет, впрочем, достаточно только главарей.
   - Правильно! Устроим им тест на аморальность. Пусть Урсин и его пластуны не показываются, пока ты будешь вести переговоры. Расскажешь как есть, что через шесть-семь часов, по вашим пятам могут прийти вампиры, - это я смотрел на карту и высчитывал расстояние в обход горы делёное на приблизительную скорость упырей ночью.
   - Мы, помнится, с 'зольдатами' про монеты договаривались. Можешь уплатить по тысяче лично в руки Карлу и Фридриху. Если они согласятся наняться и пустят вас, на ночлег, обязавшись защищать от вурдалаков, - продолжал я.
   - А что там за гарнизон? Несколько егерей и пикинёров, пятнадцать крестьянский семей. Это, ни разу, не сила против древнего вампира и его птенцов, - заметила Димка.
   - Нам главное понять, каковы эти люди. Если хорошие, мы их защитим сами, если скверные, другой разговор. Совсем не обязательно, что упыри, кинутся именно за нашими пионерками. Но раз Кащей любит преподносить сюрпризы, то следует предполагать худшее, - подключился Войд.
   - Если мы оставим в твердыне юных пионеров и бретонцев, попросив Скарлетт возвращаться, то встретимся с ними часа три четыре. Но боюсь тогда, вампиры могут взять твердыню ровно также как разгромили орков, - добавил Рой.
   - Таскаться по весям всей толпой с детьми в охапку надоело. Эта бесприютность утомляет, - высказала мнение красивой половины человечества Димка.
   - Пусть Скарлетт поговорит с наёмниками, по результатам решим. Урсин хоть и молод, но силён. Здоровья хватит, чтобы минуту слушать песни банши. А если он подловит Кащея из скрыта, то войне конец. Как вариант, особенно, если наёмники не согласятся принять пионерок, оставить тех при своём и идти дальше на север, обеспечивая фору по времени. Мне надо поспать до рассвета, тогда будет опыт и новый уровень, с вероятностью в треть улучшу 'Портал исхода'. Откат сделается шесть часов, тогда мы оперативно прикроем Скарлетт, где бы она ни была, - обнадёживающе высказался я.
   Расчёт прост. У меня оставался один талант на базовом уровне и три на среднем, при росте уровня игра ожидаемо предложит на выбор подтянуть худший навык или поднять случайно один из тех трёх.
   - Полагаться на вероятность в треть не очень верно. Будьте проще, не надо демонизировать врага, как впрочем, и недооценивать. Некромёт не прошибает, вообще ничего, это чисто отравляющее оружие. Здесь в твердыне достаточно, да хоть тряпками туннель увешать. Это остановит некробол, превратив в туман. Если кто завернётся в очень плотную и мокрую ткань, даже прямое попадание переживёт. У вампиров осадных орудий нет, простой стенки хватит, чтобы они не прошли. Банши слышно далеко, но смертоносны они лишь шагов с пятидесяти. Цельнометаллический доспех сносно защитит от их криков. Если даже в обычной избе, закупориться, можно отсидеться, - принялась излагать Скарлетт.
   Это ей Коркра подсказывал, как бывалый гном, подключенный к игровой базе знаний, посредством таланта 'Понимание сути'
   - А что мы из академии удирали, раз всё так просто? - удивилась Димка.
   - Неожиданность, первые впечатления, не знали, окна там прикрыть не смогли заблаговременно. Здание маленькое, внутри тесно. Часть помещения, по любому, криками накрывало. Правильно, что ушли. Давайте думайте, знания сила! Мы уже к поселению подходим, нас заметили, - закончила Скарлетт.
  
   Над частоколом показались факелы, и начались переговоры, которые не затянулись.
   Узнав, что это представители того же подгорного владыки, а среди пришедших много женщин и детей ворота поселения распахнулись.
   Пока простые подданные устраивались на ночлег, вожди беседовали о найме и обороне от вероятного противника.
   - Хорошо, коли так, пусть будет тысяча девятьсот монет нам в руки. Официально, как я понял, вы наймёте всех потом, и бесплатно, когда тот тан с 'Дипломатией' до нас доберётся. Мы будем выводить людей малыми группами, чтобы 'хитпойнты' уравновесить, - важно излагал Карл, Фридрих согласно кивал.
   Это Скарлетт, ссылаясь на то, что все конкуренты на подгорный трон повержены, и война, по сути, завершена, капельку сбила цену. Кошелёк у нас с героями общий. Гномы устроили так, что передача монет приходила в присутствии многих жителей деревни, сумма произносилась вслух. Карл и Фридрих, не сгребли все неформально монетки себе, но выделили долю воинам и десятину от той крестьянам, поделив оставшуюся тысячу монет меж собой, поровну. К моему приятному удивлению люди не бросали недовольные взгляды, на то, что главный егерь и пикинёр, хоть ни разу не рыцари, взяли больше монет. Правило, что командир забирает половину добычи на нужды отряда, признано среди многих кормящихся с войны. Начальник должен заботиться о своих людях. Случись война, ограбленный и несправедливо замордованный солдатик приказ может проигнорировать и даже в спину пульнуть. Разумеется, бывают части, куда собирают сплошь негодяев - преступников, но к тем отношение особое. Каждой роте 'искупающих', необходимо приставить команду 'надзирающих', чтобы поддержать дисциплину.
   Справедливых командиров рядовые заслонят собой от пуль и картечи, не дрогнув в самом лютом бою. Звон золота, что миновало карман, не огорчил подчинённых, значит начальство правильное. Действительно, крестьяне не прохлаждались эти двое суток, а взяли по три-четыре уровня, практически поголовно освоив таланты 'Владение топором' и 'Крепкое здоровье'. Грамотно несли караульную службу, неплохо, для людей, укрепили лагерь, выспались и были сыты, это егеря позаботились о дичи.
   - Что до вампиров, которые могут и не прийти, то надо думать. Силушки нам их одолеть не хватит, а вот устоять? Когда, говорите, ваши смогут подкрепление прислать? - интересовался Фридрих.
   - Приоткрою карты, там за частоколом остался наш герой йети и с ним два пластуна. Они не показались, сами понимаете, на какой случай, - уведомила Скарлетт.
   Норды многозначительно переглянулись.
   - Если повезёт, Урсин прикончит Кащея сам. Наш ярл сейчас в твердыне, готовится к возможному налёту вампиров. Он может быть здесь через четыре - пять часов, после того как сочтёт нужным выдвигаться, - продолжала предводительница пионерии.
   - В этой избе толстые двери и крепкие ставни, - указал Карл на порог.
   Действительно, дубовая дверь толщиной в ладонь, что висела на крепких, кованных петлях, герметично захлопывалась, а высокий порог, блокировал помещение от холода и лишних звуков. Ставни тоже оказались на зависть.
   - А вот это люк в подпол, два метра под землю, туда банши точно не докричатся. Если подожгут, там отсидимся, коли не угорим - добавил Фридрих.
   Простая деревенская изба оказалась надёжным фортом против вампиров. Мы поверили, что наша пионерия в безопасности.
   Теперь, при усердном содействии пионерии, норды укреплялись в избушках, с расчётом на ожидаемого противника. Временами раздавались забавные вопли, так проверяли звукоизоляцию. Напрасно, Коркра, убеждал, что принцип действия воплей банши иной. Кладбищенские крикуны убивают не страшной песенкой, а вибрацией частот. Задача состояла отгородиться 'скинслоем', определённой толщиной, металла, дерева или грунта.
  
   - Раз всё проще, то Роя и Войда перекинуть бы на тот берег. Пусть поспешат на помощь Скарлетт, - оценил я, сколько весит Умка и Секирыч, поглядывая на хлипких грифонов.
   С Умкой я расставаться не хотел, как приписанный 'юнит', окажись он далеко от меня, просто исчезнет до активации через сутки. Мой ударный отряд может действовать без тяжеловесов.
   - Дофтхи, Димка, метнёмся к переправе, Секирыч подсветит, а ваши грифоны перенесут на тот берег Войда, Роя и рывковых кернов, распорядился я, засобиравшись в ночь.
   Через час, мы с Секирычем, и всадницы на грифонах, вернулись под гору. По ту сторону гремящего ручья шестёрка резвых и очень боевых гномов спешила на соединение с армией Скарлетт.
  
   Снаружи шёл густой снегопад, вспомнилось писанное в каком-то пособии из прошлого, что 'в ливень и пургу световая и ударная волна термоядерного взрыва вдвое слабее'. На той Земле, такая мысль успокаивала, если попадал под грозу, во времена холодной войны. Из посоха сквозь густые снежные хлопья стрелять бы не решился, шаровая молния может разорваться о первую же снежинку. Значит, некромёт перестал быть дистанционным орудием, а крики банши ослабли. Отличная погода, для охоты на вампиров.
  
   Бретонки с детьми обживали кельи пионеров, в которых успели похозяйничать орки.
   Мужчины, выставив необходимые посты, возводили баррикаду с учётом возможностей ожидаемого противника. Расположили её там, где туннель с верхнего плана переходил в главный проспект. В дело пошли бронзовые останки големов, горелые обломки некогда прекрасной мебели, потасканные тряпки и камни от полуразрушенных укреплений нижнего плана, где вчера встречали урукхаев. Гномы сетовали, что получается нечто сравнимое с творчеством гоблинов.
   Туннель от начала воздушной мембраны, перегородили неряшливые деревянные 'ежи' переплетённые верёвками и полосками ткани, обвешанными посудой и останками доспехов. Привязывали и наполняли ёмкости камешками так, чтобы 'жестянки' гремели, случись кому-то зацепить конструкцию. Сквозняков там нет, ложная тревога маловероятна.
   Надежда, поднять уровень и уполовинить время отката, так полезного всем 'Портала исхода', вынудили меня, оставить текущие дела и прикорнуть неподалёку, используя бок Умки как пушистую подушку.
   Если заявятся вампиры, выстрел шаровой молнией вдоль длинного туннеля может решить вопрос, потому, счёл лучшим ночевать у 'амбразуры'.
  
   Проспал до урочного часа, когда из всех доступных источников в казну пришли ресурсы.
   Первым делом взглянул, что преподнёс сон. Не повезло. Пришлось выбирать между 'Учителем шарпшутеров' среднего уровня или 'Боевым единством' экспертного. Чуть подумав, выбрал второе, так при следующем повышении уровня, выше вероятность обрести максимальный 'Портал исхода'. Заодно, теперь могу оперативно 'подруливать' своими подданными в радиусе 50-ти шагов. Безусловно, полезно, когда большой отряд действует совершенно синхронно. Гипотетически, эдак, стоя в центре, я могу рулить плотным каре в тысячу бойцов, как одним телом, если 'мозги' не расплавятся. Такое, возможно, пригодится недели через три.
   Собственно, базовая резиденция твердыни принесла пятьсот монет. Базовый талант Скарлетт, именуемый 'Драгоценность', дал меру сверкающих гранями камешков.
   Войд и Рой уже добрались до поселения. Наёмники, как и обещали, содействовали. В избу, занятую гномами, приводили нордов малыми группами так, чтобы переход под моё 'серое знамя', обошёлся бесплатно.
   Сундуки 'боссов места' наградили двумя тысячами монет, мятью мерами древесины и традиционными артефактами с вложенными талантами. Странно, что в 'копилке' Фридриха оказался излюбленный среди наёмников пикинёров 'кошкодёр', что одаривал взявшего героя талантом 'Бой средним мечом', а в шкатулке егерей подзорная труба с навыком 'Зоркий глаз', который вдвое увеличивал дальность обзора.
   - Скарлетт прибери артефакты подальше, есть идея кому их дать, - распорядился я.
   Отсутствие леса и руды в должном количестве и наличие монет, избавило меня от выбора очередного строения твердыни. Затратив две с половиной тысячи монет, улучшил резиденцию, теперь она будет приносить по тысяче монет в сутки.
   Подгорные своды огласила торжественная музыка, я услышал, как в тронной зале шуршат камни, пугая прикорнувших на троне гномов. Некрасивая шутка получилась, но там только недавно угомонившиеся Митяй с Акулиной, прочие предпочли коротать ночь подле ярла. В тронной зале появилось три небольших смежных комнатки, одна из которых личная оружейная владыки, притом, не пустая.
   - Пойду, примерю новые латы, - заявил я, довольно потянувшись, и направился к балкону резиденции.
   Кроме перечисленного, обновлённая резиденция, за известную плату, позволяла назначить одного замкового смотрителя. От приписанных непосредственно к игроку, такой персонаж отличался тем, что героическими свойствами обладал только в локации своего замка. Стоило удовольствие стандартные две с половиной тысячи и обрубало избраннику возможность улучшений по линии рангов. Из трюков, проводимых над замковыми героями, бывало, назначали таковыми высокоранговых 'юнитов', с тем, чтобы те быстро обскакали все локальные 'улучшалки' доступные только героям. Потом смотрителей меняли и повторяли процедуру. Ограничивало размах предприятия, что назначение действовало минимум сутки, а если в локации героев улучшать нечем, то и прок в 'чехарде' отсутствовал.
   Вот и я решил, сегодня сделать Дофтхи смотрительницей замка. С тем, чтобы всучить ей все найденные артефакты талантов. Заодно уберегая от случайной гибели столь ценного бойца и не менее ценного грифона.
   - Эй, Войд, как будет повод, переговори с нордами, готовы ли те ссудить свой заработок, например, под 10% в неделю, на нужды твердыни, - поинтересовался я, собираясь задать тот же вопрос бретонцам.
   То, что на счетах подданных осело более двух тысяч монет, хорошо. Но ещё лучше, если деньги поработают на твердыню. Этакий государственный заём, получается, ещё бы облигаций напечатать. Исторически, подданные далеко не всегда оставались довольны, особенно если облигациями расплачивались насильно и по скверному курсу, но эти частности, зависят от Государства, которое в данном случае 'это я'.
   - Ярл, норды готовы, дать под 30% восемьсот монет. Иначе, только, как минуют риски от вампиров. Мол, золото их греет, - пришёл ответ от тана переговорщика.
   - Хорошо, бери, но оговори возможность досрочного погашения с нашей стороны и изменение курса после избавления от упырей, - ответил я.
   Удочка закинута, раз принципиальное согласие есть, детали перетрясём, когда потребуется. Примерно на тех же условиях занял монеты у бертонцев, теперь на перевод Дофтхи в локальные герои хватало с запасом.
  
   Изучил, чем наполнила игровая администрация оружейную при тронной зале. Один полный комплект хускарла и всё. Рожон, шестопёр и метательные топорики раздал гномам. Стальной каплевидный щит взял себе. Наконец снял себя изодранные лохмотья, от бедности, именуемые бронёй, и надел, пришедшийся в пору, чешуйчатый доспех тяжёлого подгорного пехотинца, даже армированные варежки оставил, засунув за пояс. Особо понравился глухой стальной шлем с узкой прорезью для глаз и шахтёрским рунным фонариком, весьма полезным в подземельях. Скоро потребуется чистить золотоносные шахты от банши, а как убеждал Коркра, металл заметно экранирует их вопли. Надо только махайру у Роя забрать. Против бронированных противников, моё основное оружие молот люцернский. К поясу привесил обычный хозяйственный молоток, мало ли, вдруг, понадобится метнуть. На спине в районе поясницы, разместил два чернёных стилета, доставшихся от ассасинов, так чтобы удобно выхватывать один левой, другой правой рукой. Ещё один простецкий молоток, но на длинной рукояти, уже приторочен к седлу Умки. С личным вооружением закончил, оставшись довольным. Полюбовался собой в крупном зеркале, предусмотрительно оказавшимся в оружейной комнате.
   Вышел в тронный зал, где толпились ближники, в ожидании распоряжений.
   - Странно, твой грифон будто окреп, - залюбовался я, крылатым полульвом Дофтхи.
   - Если животное не является приписанным артефактом, то ему идёт опыт - разъяснили мне.
   - Дофтхи подойди. Назначаю тебе смотрителем замка, отныне ты тан крыльев, - торжественно провозгласил я, тронув за плечо раскрасневшуюся бретонку, что со своим 'домашним животным' ожидала подле трона.
   Приписал к авиаторше грифона Димки. По уговору, летать будет 'о двух грифон'. Своего, особо обученного тренировать и беречь.
   Животные без приписки, могли набирать по уровню в сутки. Полудикий грифон - задохлик, располагающий изначально полусотней хитпойнтов 'Здоровья', взял два уровня. Вроде мало, но в относительных величинах, сил у пернатого прибавилось, почти, на сорок процентов, на чём бретонка успокаиваться не собиралась.
   - Посох шаровых молний, тоже тебе, будешь как громовержец, - переписал я свой молниемёт Дофтхи.
   Убедился, что бретонке доступна селекторная связь и обзор виртуальной карты. Потом вручили припасённую 'артефактную' копьеметалку, дарующую соответствующий талант. Прочим такое умение бесполезно, а ей в самый раз, улучшить имеющееся.
  
   -Отлично! Дофтхи, поспеши же в деревеньку к Скарлетт, и обрети там отложенные для тебя таланты, - распорядился я.
   Пришлось разобрать проход в собственной баррикаде и двигать звенящие путы. Осторожно выбрались наружу, предварительно выслав на разведку крестьянина, того самого что переметнулся от вампиров. Осмотрелись, и только после этого в светлеющее небо поднялась наша авиация.
   Правильно ли я сделал, не знаю. Те же средства можно было пустить на воскрешение Франка, который присоединился бы к нам сразу и Штурма, что поспел бы к вечеру. Но день длинный, и воздушная, разведывательно-ударная группировка в лице Дофтхи, кажется сейчас практичнее.
   Оглядев, не притаился ли кто на горе, бретонка направила грифонов на север, к поселению наёмников. Сидеть она предпочитала на своём 'прокаченном' грифоне. Приписанный летун, некогда купленный Димкой, следовал в непосредственной близости, неся на себе запас провианта и обломки дротиков. Надеюсь, Коркра наладит производство. Второй вид боеприпасов, не зависящий от времени откатов, пойдёт впрок.
  
   Едва успели восстановить потревоженные укрепления, как началось.
   - Рррр-вижууух вампирррофф! - раздался в селекторе шёпот Урсина.
   Несмотря на раннее утро, Кащей не угомонился. Пара упырей, в глухих балахонах, соблюдая предосторожности, двигались по тропе от брошенной нами лесопилки.
   - Этих пропусти и жди дальше, - попросил я.
   Молодой йети, следуя нашим инструкциям, расположил свой наблюдательный пост, по-простому, облокотившись на дерево, недалеко от поселения наёмников, рядом с дорогой. Мех йети делает их, как и полярных медведей, невидимыми для инфравизора. Потому, не каждый скелет разглядит 'плюшевого драчуна', даже если тот не ушёл в 'скрыт'. Взор вампиров сложнее, но героического умения 'видеть сокрытое', враги лишились, сразу как остались без предводителя игрока. Пластуны, замотавшись в одеяла и обсыпавшись снегом, устроили правильные 'кукушкины' гнёзда на соснах в лесу, так чтобы образовать с косматым предводителем равносторонний треугольник описывающий деревню.
   В поселении оживились. Мои герои сформировали три отряда, по числу героев и сторожевых вышек, расставленных над частоколом поселения. Так удобно поддерживать связь, поглядывая на виртуальную карту.
   -Воттф ешшшо! - шептал йети.
   Мы уже видели на транслируемой им карте, шестёрку фигур. Пятеро, укутанных в нечто, подобное никабу, старались не смотреть на восток, где алела заря, шестой, сверкая лысой головой, казалось, временами любовался восходом. Слышалась заунывная песнь банши. Враги остановились поодаль. Кащей что-то сказал, махнув когтистой лапой и все его 'птенцы' поспешил вперёд, волоча с собой некромёт. Очевидно, древний вампир остался на месте, чтобы не выдать себя дуэтом поющих призраков. А упыри собирались жахнуть неожиданно из посоха лича, после чего атаковать, действуя по сценарию, схожему с атакой академии.
   Враги не учли, что мы усвоили урок. На вышках у частокола, стояло по паре нордов. Пионеры, что дежурили ночью, разошлись спать. Предупреждённые крестьяне всматривались в окрестности и заметили крадущихся с 'некробазукой' упырей. Лучи восходящего Солнца, даже со спины, скорее дезориентировали молодых вампиров. Наглый Кащей не успел добраться сюда ночью, но решил атаковать.
   Норды делали вид, что остаются в неведении, но были готовы в любой миг соскочить с вышек. Неподалёку за частоколом врага поджидал рывковый отряд гномов.
   Вампиры суетились, выбирая позицию. Три пары крались к частоколу, чтобы заскочить на него и взять в клинки часовых. Седьмой наставил на вышку у ворот некромёт.
   Упыри точно рассчитали время, Кашей пришёл в движение, направившись к поселению.
   - Начинается! Урсин, как станет удобно, атакуй вурдалака, - скомандовал я.
   Часовым подавали знаки, о начале симуляции паники. Но пока крестьяне норды с вышек, по глупости смотрели внутрь частокола, выстрелил некромёт. Чёрный сгусток магии смерти разбился о неудачливого бойца. Тёмное облако окутало вышку у ворот, медленно рассеиваясь. Умирающие норды истошно орали. Вскоре два мёртвых тела повисло на перилах.
   Вампиры кинулись на стены.
   - Тревога! - орали на соседних вышках часовые и прыгали во двор укреплённого поселения.
   Упыри синхронно перемахнули частокол, полагая быстро расправиться со стражей. Алебарды они оставили в лесу, надеясь на отросшие когти и раздобытые где-то, знакомые чернёные стилеты.
   Но вместо картинно паникующих часовых, один из которых при прыжке подвернул ногу, врагов встречали герои и ударные керны. Фридрих и Карл, со своими бойцами тоже присутствовали, но ничего предпринять не успели.
   - Засада! - только и успел крикнуть вурдалак, что прожил чуть дольше остальных.
   Распахнулись ворота, удирающего некромётчика, догонял Рой. Ночью вампир бы ушёл, но сейчас видел скверно, вяз в сугробах и натыкался на ветки. До утоптанной тропы так и не добрался, гном оказался резвее. Стремительный удар рунной махайрой покончил с последним 'птенцом' Кащея.
   Тем временем древний упырь торопился к деревне, Урсин оказался в зоне поражения песней банши, но стоически терпел утрату здоровья, в ожидании момента атаки.
   Стоило Кащею миновать, ствол, облокотившись на который томился йети и дальше к деревне спешили двое. Впереди, навострив стальные когти латных перчаток, самый стильный вампир этой локации. А за ним, на 'цыпочках', след в след, йети, занося лапу с природными коготками, что были раза в три длиннее и толще вампирских.
   Услышав крик ученика, и почуяв неладное, Кащей резко оглянулся. Мгновенно его голова улетела далеко в заснеженные кусты, будучи отделена от тела стремительным ударом йети. Безголовый враг не упал, а всадил свои когти в живот обидчика. От неожиданности Урсин растерялся, но быстро нашёлся, ударил обеими лапами и отрубил вампиру руки по самые плечи. Возможно, Кащей мог бы регенерировать голову и руки, но йети не успокоился, просто разорвав лёгкое тело упыря на куски. Певцы смерти, вырвавшиеся на волю, сменили вампирскую песнь на заунывный вой и немедленно поспешили прочь, свободно пройдя сквозь рассвирепевшего йети.
   - Урса беги по тропе вперёд, к деревне! Так ты быстрее оторвёшься от банши. - скомандовал я.
   Здоровья у йети достаточно, чтобы минуту слушать 'Тёмное пламя', но не беспредельно. При движении в разные стороны, безопасная дистанция образовалась быстро. Контратака вампира стала соломинкой, едва не переломившей хребет могучему герою. Добравшись до безопасной зоны, йети упал без сил.
   - Рой, догони призраков, убей их махайрой. Кащея развей. Скарлетт спеши перевязать Умку, - распорядился я.
   Увы, рывковый тан опоздал, призраки, истончились и пропали, под лучами ласкового для нас Солнца.
   Я испугался, что мой косматый герой отправится в 'чертоги возрождения', забыв про природную регенерацию йети, но если 'плюшевый мишутка' не погиб сразу, значит раны затянутся сами.
   Гномы и люди ликовали, лишь вдовы застыли над павшими нордами.
   - Войд, прибери некромёт. Спасибо Урса! Все молодцы! Победа! - обрадованно вещал я в селектор.
  
  
  
   Глава 21 В тихом омуте.
  
   Некоторых бодрит адреналин. Буревестники жаждут бури. Однако, лично мне, скитаться по весям с отточенным для убийства кайлом, неся боль и смерть, удовольствия не доставляет, совершенно. А вот, распределительная математика, налаживание оптимального производства, с получением результатов в срок, много приятнее. Решать систему уравнений, параметрами коих выступают разнообразные ресурсы, включая трудовые, помноженные на безвозвратно истекающее время, а итогом объекты, возникшие в результате трудов, нахожу наиболее занимательным.
   Следует извернуться так, чтобы к первому дню четвёртой недели отстроить прилично укреплённую твердыню с сильным гарнизоном, создав одновременно действенный штурмовой отряд и актуальную разведку. Если к тому же удастся возвести сеть малых фортов с подземными коммуникациями и управляемыми фугасами, получится совершенно замечательно.
   Пока гномы скромно отмечали победу, взялся детально изучать почту от администрации игры, что поступила ранним утром. Письма смотрел тогда же, но по верхам, и не найдя ничего важного на тот момент отложил. Меня поздравляли с локальной победой над конкурентами и вводили в курс глобальных игровых событий.
  
   Виртуальный мир этой партии, после генерации будет представлять собой этакую планету - лоскутный, футбольный мячик, на два плана, где для изнанки 'шарика', каждый 'пятиугольник', имеющий проход между нижней и верхней поверхностью, окружён пятью 'шестиугольниками'. Если верить приложенной иллюстрации, нижний мир имеет всего-то тридцать две локации, двенадцать из которых соединены с поверхностью. На верхнем плане пространства значительно больше.
   Через неделю после падения барьера, нижний план начнёт погружаться в лаву. На третий день пятой недели крепости зальёт раскалённая магма, так, что даже твари Инферно вымрут. Для обитателей нижнего мира, единственным способом спастись, окажется вырваться на верхний план, например, через такие как у меня сквозные замки-проходы. Моей твердыне уничтожение не грозит, но нижний вход блокирует застывшая лава. Так администрация добавляет игрунам 'пассионарности'. Для 'равновесия сил', обитателям нижнего мира обещают в течение пары следующих недель двойной прирост популяции в деревенских обелисках. Моя, изрядно опустошённая, покрытая пеплом, нижняя земля, не исключение.
   Баланс выходит ассиметричным. На фоне нескольких сотен локаций верхнего мира, пара десятков отморозков прорывающихся из Инферно, только добавят остроты.
   Пожалуй, самыми неоднозначными областями являются 'сквозные', как моя. Тут месторождений вдвое, а деревенек почти вчетверо больше, чем на стандартной стартовой локации для донатора одиночки. При сговоре или определённом везении, у таких как я, мог бы получиться заметный численный перевес в низко ранговых бойцах. Увы, в моём, случае, заметная доля внешних обелисков уничтожена в усобице.
   Администрация лишь оценивала, сколько именно игроков останется после трёх 'локальных' недель, заявляя, что начали сей путь более трёх сотен. Вероятно, какие-то области будущего мира на обоих планах окажутся ничейными.
   - Что же учтём, - поделился сведениями со своими героями, оглядывая виртуальную карту.
  
   Вчера приметил, что захваченный обелиск укреплённого поселения наёмников высветил деревеньку на северо-востоке и странный монумент на северо-западе.
   - Бесхозное село надо брать, там свежий сундук и наверняка, рекруты норды, а вот к монументу спешить не стоит. Конкретно этот единожды даст десять единиц маны любому посетившему его герою, только охрану надо выбить. А гномам мана без надобности, - поведала Скарлетт, посоветовавшись с Коркра.
   - Чтобы присоединить деревеньку бесплатно, следует отправить меня с командой, - резюмировал Войд.
   - Отлично, бери Урсина, всех егерей, пикинёров, десяток нордов, включая девушек, если у тех есть навык 'Первая помощь' и выдвигайся за рекрутами и сундуком, - постановил я.
   - Для бесплатного найма, людей может не хватить, малость. Ещё бы пятерых, - высчитал что-то Войд.
   - Хорошо, возьми всех мужиков, коих тринадцать и девиц с 'Первой помощью', - согласился я.
   - Среди северянок не оказалось ни одной с таким навыком, но тут есть две подходящих пионерки, у которых открылся сей талант после битвы с Зажигалкой, - попросил тан-дипломат.
   - У гномок скорость ниже, дольше будете брести. Ладно, забирай, авось, 'Ходока' прокачают, - одобрил я, и подумав добавил: - А если потребуется, вас нагонит Дофтхи.
   Мы уже заметили, что в обычных деревеньках бывает десяток крестьян обоего пола, столько же детей и несколько бойцов стражи, невысокого ранга. Для бесплатного присоединения по прокаченной 'Дипломатии', надо иметь при себе армию вдвое большую по 'хитпойнтам'.
   Нанимать егерей и крестьян в большой деревне не стали, лучше позже обратить поселение в гномье, пополняя свои ряды кернами и пионерами вместо людей.
  
   - Скарлетт, Рой, собирайтесь, законсервируете поселение. Окна, двери заколотите, чтобы зверьё не лезло. И двигайте всем табором ко мне в твердыню. По пути оставите пластунов на лесопилке, - велел остальным обитателям деревни наёмников.
   Нашим 'скрытникам' - пластунам опыт шёл, даже если они прятались неподалёку с опасными 'мобами'. Двух гномов достаточно, чтобы завтра мне капнули ресурсы обелиска лесопилки.
   Вернулся к любимому подсчёту ресурсов.
   Собственно, резиденцию я улучшал, преследуя две цели. Назначение Дофтхи локальным, замковым героем при грифоне и молниемёте давало мне весомый разведывательно-ударный аргумент, например, для поиска и отстрела упырей. Во вторых, улучшенная резиденция отныне будет приносить по тысяче монет в урочный час. Посему трата, на всё перечисленное, пяти тысяч казалась обоснованной. Но война неожиданно закончилась. В сложившейся ситуации лучше бы сэкономить на назначении и строить 'Школу подмастьев'.
   Разумеется, люди и гномы многое могут возвести сами, но никак не сооружения, правильно приписанные к твердыне, что в урочные часы автоматически принесут ожидаемый прибыток.
   'Малоимущие' игроки, обычно тратили не менее трёх суток и все собираемые ресурсы на последовательное улучшения резиденции, доводя её до состояния 'Столица'. Эта ветка строительства ни от чего, кроме наличия финансов, не зависела. В итоге замок начинал приносить ежедневный доход в четыре тысячи монет.
   'Богачи' шли по пути отстройки военно-тренировочного комплекса с фортификациями, так чтобы максимально быстро получить наибольшую популяцию и наилучшую армию.
   Я, пока, не определился. Второй путь перспективнее, но для него требуются доходы, которые могут дать, например, шахты, что пока заняты банши.
   Одному мне не совладать с могильными крикунами, неуязвимыми для обычного оружия. В заброшенной шахте может быть от трёх до пяти банши. Если так, то я проживу под этими воплями секунд двадцать и даже не успею спуститься к врагам. В узких проходах молниемёт, скорее, опасен для владельца. Вот рунная махайра, что имелась у Роя, и сам рывковый герой, оптимальны для стремительного штурма извилистых подземелий.
   'Если не знаешь что делать, укрепляй позиции' - гласила мудрость гномов. Ожидать подхода пионерии и рывкового героя предполагалось часов пять. Чтобы провести время с пользой решил лично озадачиться добыванием строительных материалов.
   - Собирайтесь, пойдём на нижний план, - распорядился я, отбирая подходящую компанию.
   - Димка, возьмём всех бретонских мужчин, и половину их женщин. Отправляемся на лесоповал, дровишек наколем. Да, понимаю, что мораль людей в пейзажах Инферно просядет, но у тебя Лидерство, пусть держатся рядом. Лагерь строить не будем. Две - три меры леса заготовить засветло можно, а потом вернуться в твердыню. Эдгарда и его рыцаря, берём, будут хищников отгонять, - снарядил я первую бригаду лесорубов.
   В твердыне остались дети с няньками, и немногочисленные гномы: мастера, хускарлы, да четвёрка юных пионеров, нанятая в обелиске деревеньки при военной академии. Их всех я озадачил охраной крепости.
   Секирыч, сияя 'истинным светом' что изливал артефакт, прикрученный к рогам, отправился со мной.
   Алгоритм заготовок игровых ресурсов примерно таков: Если обелиск месторождения цел и в урочный час рядом с ним находится достаточное количество подданных, то казна автоматически пополнится на две меры для древесины или руды, или на одну для редких элементов.
   Некоторые расы, в том числе люди и гномы, могут вести разработку сами. Например, добытчики крушат лес, хоть в труху, впрочем, достаточно наколоть мелких дров, а герой развеивает получившуюся груду своим талантом. В итоге, казна пополняется изыскиваемым ресурсом.
   В месторождении способны трудиться лишь десять работников. За смену в восемь часов они, в стандартном случае, наколотят породы на две меры обычного ресурса или одну редкого. На практике, трудовиков лучше использовать с повышенным моральным духом, работая круглосуточно, попеременно несколькими бригадами. При том, гномы в шахтах выдадут двойную норму, свойство у них такое. А, например, персонажи с талантом 'Любимый топор', заготовят больше дров. Так можно значительно поднять добычу. К примеру, выколотить из золотоносной шахты около десяти тысяч монет за денёк. Выглядит хорошо, но месторождения при разработке истощаются. Больше полусотни редких элементов, или сотни обычных, так из одного прииска не добыть. К тому же, с каждой извлечённой единичкой ресурса, появляется вероятность в два или один процент, соответственно, что обелиск месторождения не пополнит казну автоматически. Поэтому уцелевшую лесопилку верхнего плана, я решил приберечь, до поры, вырубая по стахановски деревья в инфернальной части владений.
  
   - Как же тут неприятно, даже меня пробирает, - заявил Эдгард, пройдясь по пеплу нижнего мира.
   - Ко всему можно привыкнуть, - успокоила его Димка.
   Мы приближались к мосту тролля.
   - А что за твари, на том берегу?- встревоженно прокричал кто-то из йоменов.
   - Я отсюда не вижу ничего. Подойдите ближе к ручью и смотрите на них внимательно, а мы глянем через виртуальную карту, - приказала тан 'Тактики'.
   Слыша вопли, тоже присмотрелся. Гномы днём, на поверхности видят практически вдвое хуже людей. Тусклое алое светило нижнего мира не существенно меняет соотношение. Я видел лишь, что берег за мостом тролля покрыт каким-то шевелящимся, красноватым туманом. Виртуальная карта показала мне, что дорогу на той стороне устилал плотный ковёр из небольших краснокожих созданий, с рожками и крохотными крылышками, которые, похоже, расположились на отдых, что-то поедая. Откуда в локации взялась такая орда, оставалось загадкой. Никаких уведомлений о начале игрового события не приходило.
   - Это импы! К бою! - объявила Димка.
   Краснокожие заметили нас. Послышалось истошное улюлюканье, вся орда разом вскочила, кинувшись к берегу.
   - Они переправляются! - закричали йомены, взводя луки.
   Импы, это черти - трудовики, твари нижайшего ранга из линейки инфернального замка. Они умели высоко прыгать и быстро летать на короткие расстояния, растрачивая свой мизерный запас маны. Отчаянно 'загребая' крошечными крылышками рогатые устремились над пропастью, по дну которой грохотал ручей. Твари, спеша закусить нами, толкались, опрокидывая самых неудачливых и хлипких в горный поток.
   - Бежим в твердыню! - проорал я, как только понял, что нас атакуют, разворачивая отряд и вскакивая на Умку: - Секирыч за мной, прикроем!
   С нами не было тихоходных пионеров. Импы сравнимы в подвижности с людьми, вот только даже мизерный запас маны, что есть у инфернальных трудовиков, основательно их ускоряет. Имея фору в пару сотен метров, мы ретировались с максимальной поспешностью. Всё оружие юного импа, зубки и коготки. При тщедушном тельце, весом в два пуда и росте в пол гнома, эти противники, на начальных уровнях, сильны лишь толпой. Но драться с многочисленной ордой на открытом пространстве, смерти подобно.
   С заметным отрывом от основной массы, вперёд вырвалась пара десятков краснокожих, уверенно нагоняя нас. Вероятно, они обладали талантами на скорость перемещения. Вот их-то перехватили мы с Секирычем, не позволив затормозить людей. Втоптав в пепел и рассеяв вражеский авангард, прошли краем от основной набегающей массы и пустились догонять отряд.
   Через полминуты интенсивного бега йомены устали, перейдя на скорый шаг.
   - Не уйти, стройтесь в круг! Сразимся! - воскликнул Эдгард.
   Понятно, что ещё полминуты забега и простолюдины выдохнутся так, что не смогут драться совсем. Это я неверно оценил вражескую скорость, введя своё воинство в усталость напрасным бегом.
   - Секирыч, повторим! - приказал я громыхающему рядом следом минотавру, и мы повернули к орде, набирая разгон.
   Два очень тяжёлых и изрядно бронированных всадника против огромной толпы скверно вооружённой 'лёгкой пехоты', коей в сути, являлись импы, это много или нет?
   Сказания о древнерусских богатырях или европейских рыцарях гласили, что бывает достаточно. Илья Муромец, Добрыня Никитич, а может Алёша Попович, поучали молодняк, 'орду следует бить с краю', чтобы не потерять разгон, завязнув в массе тел. Следуя оной заповеди, я направил Умку на фланг, стремительно приближающегося, вражеского воинства.
   - Секирыч, рядом со мной и не увлекайся! Тем спасёмся! - одёрнул я минотавра, что стал забирать в центр скопища импов.
   Медведь разогнался километров до тридцати, тонна живого веса, пробила край вражеской орды, втоптав в пылящий грунт всех, кто оказался на пути. Я лишь успевал пригибаться от пролетающих мимо тел, да приветил кого-то молотком на длинной рукояти.
   Секирычу разгона не хватило. Несколько импов с лёту ударилось ему о голову, опрокинув минотавра. Краснокожие облепили телёнка, принявшись драть в меру своих скромных сил. Видимо, воплощали древнюю мудрость: 'Слона надо есть по кусочкам'. В данном контексте, 'с_лон', это нечто крупное, как пресловутый 'лон'. Минотавр, выронив бесполезный лабрис, катался, вдавливая в прах вцепившихся в него врагов.
   Я разворачивался для повторного захода. Орду следует бить кусочками, не увлекаясь. Опыт виртуальных битв, когда будучи конным и оружным, в одиночку укладывал несколько десятков пехотинцев, имелся. Только к процессу надо подходить вдумчиво, не подставляясь, а потому он может затянуться на много минут.
   Основная орда налетела на ощетинившееся кольцо нашей пехоты, покрыв то шевелящимся алым ковром. Я промчался над Секирычем, сбив с него часть импов. Дальше минотавр справится сам. Развернул Умку на выручку людям. Это тоже испытанная тактика, пеший строй держит орду, а всадники кружат, выбирая по несколько врагов за наскок. С лёгкими импами церемоний меньше, медведь и молоток укладывали за 'итерацию' десяток. На виртуальных просторах, бывало, что моя пехота кончалась раньше, чем конница успевала проредить атакующих. Случалось, что меня сшибали с коня, например, ловким ударом алебарды в забрало. Так как-то удивили швейцарцы, разомкнув строй против конницы и разбежавшись по редкому лесочку, чем показались лёгкой добычей. Оказалось, пока разгоняешься на одного, который отважно старается насадить коня на пику, прочие, слева и справа, делают широченный взмах своим грозным, длинномерным оружием и редко промахиваются. Так прочувствовал, как ловкая и умная пехота с подходящим снаряжением, без плотного строя всадников бьёт.
   С импами значительно проще. Расфокусировав взор, я отслеживал множество целей. Моя повышенная реакция позволяла видеть каждое движение ближайших врагов. Включенная аура 'Боевого единства' сигнализировала, что дела моей пехоты плохи. Держась за Умку только ногами, выхватив левой рукой люцернский молот вдобавок к пионерскому, принялся 'окучивать' врагов по обеим 'бортам'. Поначалу шло удачно, молотки летали как лопасти мельницы. Импы атаковали, на нескольких уровнях, малая часть набегала, прочие прыгали и летели. Приходилось одновременно отбиваться от многих. Беса, который уцепился за шлем, силясь содрать, едва стряхнул, молодой имп весит более тридцати килограмм. Спас и вынес медведь, на которого я откинулся, вцепившись ногами. Случайно залепил Умке длинным клевцом в бок, тот обиженно взвыл, продолжая забег. Провернул рукоять люцернского молота, так чтобы разить врагов не короной, а клювом. Тот немедленно застрял в первом же подвернувшемся импе. Чёрт, пробитый от ключицы, почти до поясницы, верещал недолго, повиснув непосильным грузом, так, что боевой молот, пришлось бросить. Секундой позже, за правую руку ухватился другой имп, скинул того под ноги Умке, вместе с бронированной варежкой. Перекинул молоток трудовика в правую руку, выхватив левой из-за пояса трофейный стилет. Нового импа, что опять вцепился в шлем, тыкал, пока имп не отлип. Чернёный клинок ассасинов сломался, о слишком крепкие рога. Но я вырвался из свалки, а идя на новый заход, стал осторожнее, стараясь не ловить высоко прыгающих импов головой.
   Несколько минут и основную массу врагов перемололи. Какое-то время добивали одиночек. Победа оказалась Пирровой. Йомены рано выдохлись, став лёгкой добычей. Импы, облепив упавших, вгрызались во все возможные щели. То, что враги толкались, мешая друг - другу, выручало немного. Эдгард выстоял до конца, стоя над своими поваленными людьми и полосуя краснокожих летунов мечом, ухваченным двумя руками. Его напарник рыцарь и многие бретонцы признаков жизни не подавали. Через 'Ауру единства' чувствовал, что под грудой тел есть живые. Из йоменов выжило двое, что имели кольчуги с капюшонами, руки и лица бретонцев превратились в кровавое месиво, глаза отсутствовали.
   Эдгард снял окровавленный шлем, вытирал лицо, и матерился. Его напарник - рыцарь, любил ходить без шлема, а перед боем не застегнул ремешок под горлом. Импы содрали стальную 'сахарную голову' и оторвали бойцу его собственную.
   - Умылись кровью, однако! Хватай раненных, вези в твердыню, у меня 'Первая помощь' в откате. Этих можем не вытянуть, - вернула из созерцательности, в связи с избытком впечатлений Димка, вышедшая из-за спины Эдгарда.
   Оказалось, низкорослая и изящная тан тактики, прикрывала рыцарю спину, продержавшись до финала.
   Взвалив на Умку тяжелораненых бретонцев, я устремился в твердыню. Поручив их заботам санитарок, поспешил обратно, следом выдвинулся Митяй со своей компанией.
  
   Тем временем практичная Димка развеяла поверженные тела, пополняя казну и облегчая отделение живых от мёртвых. Секирыч выжил, как и три девицы, что оказались под поверженными телами, вблизи от выстоявших до конца бойцов. От лесозаготовок, на сей раз, пришлось отказаться. Орошая пепел каплями крови из ран, вернулись под своды твердыни.
   Как-бы, ещё кто не пожаловал, - заявил я, требуя от героев доложить обстановку.
   Скарлетт и Войда угроз не наблюдали, следуя к намеченным целям без происшествий.
   - Может, кто догадывается, откуда такой подарок. Скарлетт, спроси Коркра, - обратился я за советом по селектору.
   Совместными усилиями установили, что это 'привет' от администрации игры. Чтобы игроки не скучали, в локации могут присутствовать пещеры, в которых с некой периодичностью появляются отряды примитивных мобов и прут на игрока. По жёстко заданной игровой механике, оных 'юнитов' нанять нельзя.
   - Полагаю, всадники орколорда вломились куда-то и активировали событие в первый же день. Если это то, о чём говорит мануал, то мобы сначала должны обходить деревни и охотничьи угодья, уничтожая обитателей, а потом идти на замок. Вероятнее всего это только один из отрядов. Конечно, надо всё это перепроверить, - утешил гном 'понимающий суть'.
   - Один из отрядов? Без малого две сотни голов! Почему не предупредил? Какие ещё могут быть сюрпризы? - рассердился я.
   - Извини. На самом деле, мануала для изучения нет, как такового. Знания я получаю, только если правильно задаю 'базе данных' вопрос. Ответы, доступны после того как образуется проблема. Откуда-то теперь знаю, что в стандартных подземельях этой Партии, мобы 'спаунятся' по десятку каждый час, выступая в набег после того, как их скопится больше двух сотен.
   - Понятно! Всем кто снаружи, немедленно поспешить в замок, - постановил я.
   - Постой. Раз орколорд активировал приключение с волнами мобов в нижнем мире, то на верхнем плане этого, возможно, нет. Тут некому и некогда было активировать. Давайте мы уж дойдём до того посёлка, там же сундук и возможные рекруты, - предложил Войд, уже преодолевший заметную часть пути.
   С этим я согласился.
  
   Определились с трофеями. С развеянных тушек врагов собрали около пяти сотен монет. Вот он дополнительный источник средств. Уцелевшее оружие, оставшееся от павших, распределили. Паре выживших йоменов, как обретут зрение, предстояло разыграть комплект рыцарского снаряжения.
   Оценил, что если бы импы не растратили ману на преодоление ручья, то атаковали бы проворнее, а если бы мои люди не устали при отступлении, то продержались бы дольше.
   Прикинув, что как только Скарлетт приведёт пионерию, даже наличными силами, мы перекроем тоннель, глубоким построением и сможем изничтожить сравнимый отряд примитивных мобов, немного успокоился.
   - Как смогу выкую себе 'правильный' молот войны, а лучше несколько, для разных врагов, - заявил я, поглаживая возвращённое люцернское изделие.
   В бою с юркими, но слабыми 'Здоровьем' тварями, казалась удобнее, лёгкая киянка, чтобы глушить на лету.
  
   Тем временем, Дофтхи встретилась с отрядом Скарлетт, спешащим к твердыне. Прямо, минуя буреломы, буераки и зигзаги тропы, много короче, даже для недавно вставших на крыло грифонов, что нуждались в частом отдыхе.
   Получив отложенные для неё артефакты с талантами, бретонка имела характеристики:
   Свойства замковой смотрительницы Дофтхи:
   Бретонка, расовая особенность: на 20% снижен урон от любой магии.
  Уровень героя: 4 (Класс: наездница на грифоне)
  Здоровье: 30 базовых +20 за уровни =50
  Выносливость: (30 базовых +20 за уровни)*25% 'Неутомимость'= 62.5
  Запас маны: 20
  Скорость шагом: 5
  Таланты (5 из 7)
  'Полёт на грифоне' - Средний уровень. Увеличивает на 20% скорость, манёвренность и переносимый вес для используемого грифона.
  'Любимая копьеметалка' - Экспертный уровень. На 30% увеличивается скорость, точность и настолько же снижается усталость при использовании копьеметалок.
  'Неутомимость' - Базовый уровень. На 25% увеличивает 'Выносливость'.
  'Бой средним мечом' - Базовый уровень. На 10% увеличивается скорость, точность и настолько же снижается усталость при использовании одноручных мечей.
  'Зоркий глаз' - Базовый уровень. На 25% увеличивает радиус обзора. (На экспертном уровне увеличение будет 100%. К примеру, для людей радиус чёткого взора днём 500 метров, а с этим талантом будет до 1000)
  Приписанные артефакты:
  Посох шаровых молний,
  Грифон (Здоровье: 50, Выносливость: 50, Скорость полёта: 8)
   - Дофтхи, вот ответь, ты изначально должны бы иметь один талант, по пилотированию грифона, а откуда у тебя взялась копьеметалка? - поинтересовался я.
   - Дротики у меня имелись сразу, но короткие, только чтобы с грифона вниз швырять, как 'пики авиационные'. Копьеметалку, я сама изготовила. Копья для неё сделала, взяв от прежних железные наконечники и оперение. А потом долго тренировалась, чтобы не голой попой врагов встречать, - ответила бретонка, сильно подняв свой рейтинг в глазах гномов.
   Однако, упорства девушкам не занимать, а если к тому есть ум и знания, то получается симбиоз могучий.
   - Значит если тренироваться с определённым оружием, талант может появиться сам! - сделал я давно напрашивающийся вывод, отложив в память закладку, к вопросу тренировки войск.
   - Да, только я дважды копьеметалку переделывала, разок та сломалась, - уточнила Дофтхи.
   - Понял, ты молодец!- отметил я, вырисовывающийся алгоритм и распорядился: - Поспеши с возвращением, есть работёнка.
  
   Опасаясь новой атаки, оставался в твердыне, ближе к проходу на нижний план. Димку и нескольких мастеров отправил к разбитому мосту тролля. Из обрывков и обломков, разобранных антивампирских укреплений, им надлежало соорудить заготовку для переправы. Прибывшая, вскоре, Дофтхи помогла наладить верёвочный мостик, перенося грузы через ручей туда-обратно.
   - Годится! - заявила Димка, опробовав шаткое сооружение: - Но переходить его лучше в связке.
   Дожидаясь отряда, что вели Рой и Скарлетт, мы продолжили укреплять входы в туннель, размещая лёгкие заграждения перетянутые верёвками. Если они притормозят часть импов, то себя оправдают.
   У ручья с верёвочным мотом, мастера выстроили караулку из влажного снега.
  
   Освободившись, Дофтхи отправилась на нижний план. Нарезая окружности, по расширяющейся спирали вокруг горы бретонка высматривала угрозу. Не найдя в окрестностях опасностей, она отправилась на другой берег.
  
   Войд, наконец, добрался до дальней, северной деревни, где благодаря 'Дипломатии' и медальке, совершенно бесплатно, наши ряды пополнились на пару егерей, десяток крестьян - нордов обоих полов и столько же детишек. Имя смотрителя поселения, я не запомнил. В положенном сундуке оказалось полторы тысячи монет и 'Красная таблетка'. Эта пилюля, накидывает активировавшему её десяток единиц 'Здоровья'.
   Пополнившейся казны хватило, чтобы немедленно воскресил Франка.
   - Привет, рад тебя снова видеть! - приветствовал я тана павшего первым.
   - А как я рад! Мы победили? - услышал восторженный возглас проявившегося в замковой таверне героя.
   - Да, победа за нами, но опасаемся орд мобов. Помоги мне с охраной твердыни, постереги выход на верхний план. Ждём, когда пионерия подойдёт, - распорядился я, продолжив осматривать виртуальную карту.
   В присоединённом Войдом поселении обнаружился 'мобильный рынок'. Этакий прикопанный в грунт сейф с панелью управления. Героям допускалось заказывать или продавать игровой администрации какой-то товар. Ограничение на покупку составляло тысячу монет в неделю, возможность единовременной продажи сдерживались лишь габаритами расписанного под шапито стального ящика торгового телепорта.
   - Мы можем продать некромёт, монет за пятьсот, - заявил Войд, оценив оружие лича, что таскал с собой.
   - Это правильно, избавиться от невместного! А ещё лучше уничтожить! - заявил кто-то из гномов.
   - За столь смешную цену продавать ничего не будем. Что там можно купить? - поинтересовался я.
   - Простое оружие, аптечки, снаряжение, зелья. Но цены зверские! Банка, что восполнит полсотни единиц здоровья стоит тысячу монет, - кратко огласил перечень Войд.
   - Постойте, Коркра говорит, что если позволить ему или Цифре разобрать поганый некромёт, то с высокой вероятностью обретётся талант 'Артефакторика', - передала Скарлетт: - И ещё. Наличие этого рынка и рынка в твердыне должно снизить цены от администрации раза в полтора-два.
   - Ладно, учтём на будущее! - отложил я в памяти.
   Коснувшись деревенского обелиска, Войд раскрыл кусок карты, на северо-востоке моих владений оказался странный ярлычок, в котором герои опознали пещеру, порождающую волны атакующих орд.
   - Войд, таблетку, что взял в сундуке и некромёт прибереги. Так лучше, для пользы Дела! Иди к тем долбанным пещерам и постарайся зачистить их. Устрой там пост, чтобы бить свежих мобов и качаться. Найденных егерей пока оставь, пусть деревню постерегут, проку от их ножей и луков немного. А вот новых мужиков нордов забери с собой, - распорядился я.
   - Не огребём ли, если в те подземелья сунемся, может не будить лихо пока тихо? - спросил осторожный тан-дипломат.
   - С тобой Урсин, некромёт и больше двух десятков бойцов. Постарайся управиться. Если будет туго, придём на помощь порталом, или ты отступай, волны долго 'респаунятся', - успокоил я.
   - Невместно нам использовать некромёт, моральный дух народа просядет! - возмутилась Димка.
   - Убийство есть убийство, от чего бы, не произошло, - парировала Скарлетт: - А то, что сутки пионеры будут грустить, так ведь только сутки.
   - Ладно, убедили. Бесы хуже орков, - согласилась Димка.
   Войд обстоятельно тренировался с невместным орудием.
   Исходя из предположения, что карты обоих планов весьма симметричны, отправил Дофтхи на северо-восток, искать враждебные пещеры.
  
  
  
   Глава 22 Малый ящик Пандоры.
  
   Рой и Скарлетт привели нашу пионерию. Переправа на этот берег заняла, пару часов. Гномы осторожничали, тщательно упаковывая детишек, и ступали на шаткий мостик не иначе как в связке со страховочным тросом. Наконец, все оказались по эту сторону, благополучно добравшись до подгорной твердыни.
   Пионерия не привыкла сидеть без дела, гномы взялись очистить свой дом от оставшегося от упырей и орков мусора. Эту задачу совмещали с усилением оборонительных сооружений. Туннели, ведущие наружу, широки и высоки, словно задумывались для поездов метрополитена или для драконов. При штурме урукхаи основательно разрушили возведённую нами стенку, быстро и хорошо восстановить которую без адекватного мага земли нереально, но заграждения из хлама немного задержат незваных гостей.
   То, во что превратились кельи и тронная зала после пребывания орков, категорически огорчало гномов. Скудная мебель, хозяйственная утварь и даже полки в многочисленных кладовках изничтожались врагами с какой-то лютой ненавистью. Некогда прекрасно расписанные стены оказались измазаны чем-то непотребным и дополнены криволапыми рисунками похабного содержания.
   - При советской власти многодетным кочевым цыганам даром давали городские квартиры. Получалось: в туалете водопой для скота, на кухне мангал на углях, малая комната - под шатёр и лежанки, а большая, под выпас и отхожее место. Это советский анекдот, если кто не понял! - рассказал Франк, рассмеявшись своей шутке.
   - Вроде тот анекдот был про чукчей и малую, большую тундру. Народ оный использовали в анекдотах, потому что он мал и далёк. А дикие цыгане больше по танцам, песням, гаданию, обману, контрабанде, вымогательствам и похищениям детишек. Про чукчей симпатичен анекдот, как им объявили войну китайцы. 'Где же мы их всех хоронить будем?' - чесал репу чукча. Забавно, но в том изрядная доля правды. Луораветла́ны в своё время изрядно повоевали, прикопав немало соседей. Да и в наши дни, лучшие егерские снайпера оттуда, - припомнил я, настраивая гномов на позитив: - Хорошо, что тут не реал, дерьма меньше, вот аборигены Родезии, вселились как-то в небоскрёбы... А это ототрётся.
   Реал, боты понимали, как некий мир, из которого приходят 'бессмертные' игроки, байки про него слушали охотно, а оцифрованным дублям имелось что вспомнить.
  
   Тем временем Войд со своими людьми достиг отмеченной на карте пещеры. Выстроив воинство полукругом у входа, отправили Урсина на разведку. Герои с интересом следили за происходящим по виртуальной карте.
   Йети осторожно вошёл в тёмный проём с характерной воздушной мембраной.
   - Пришло сообщение: 'Ваши войска активировали приключение 'Орда диких гоблинов'. Каждый час в обнаруженном подземелье появляется десяток гоблинов-охотников. Скопив достаточно сил, орда устремится на поверхность, дабы нести смерть' - зачитал я.
   -Так что, в пещере никого нет? Тогда ставим внутри, в точке респа пикет и фармимся! - заявил, потирая руки, Франк.
   Урсин осторожно пробирался по извилистому туннелю с высокими сводами и через несколько минут услышал крики и увидел на стенах отблески костра. Тихо ступая, йети прокрался ближе, медленно выглянув из-за угла. В обширной зале, обрамлённой сталактитами и сталагмитами, горел огромный костёр. Несколько десятков гоблинов бывалого вида кого-то терзали. Наши знатоки пояснили, что это очевидно, свежий десяток зеленокожих карликов пошёл на прокорм изголодавшихся 'старичков'. Имелась у них такая традиция, если пищи не хватало.
   - Урсин отступай! Войд подкрадись сам или отдай некромёт йети, пусть жахнет в эту толпу! - распорядился я.
   Цель казалась лёгкой. Ранее мы обговорили, что в случае беды, ударный отряд идёт на выручку, используя мой 'откативший' портал. Покидать твердыню не хотелось, вдруг опять нагрянет орда с нижнего плана. Если отринуть 'природную скромность', рассуждая 'объективно', даже без молниемёта, но с молотком на длинной рукояти в руках и с медведем под седлом, я, против импов, наиболее результативен. В прошлой стычке мы с Умкой наколотили около сотни краснокожих чертей, успехи прочих, всех вместе взятых, оказались скромнее.
   Войд вошёл в подземелье. Следом двинулись северяне, построились этакой терцией, впереди крестьяне - лесорубы с самодельными щитами, теми самыми, небольшими кулачковыми, из цельных колёс от тачек, что им подарили пионеры. Основное оружие норда - двуручный топор. Изготовлением средств защиты северяне пренебрегли, потому многие, что шли во втором и третьем рядах щитов не имели. Замыкали колону пикинёры, пионерки-лекарки и егеря с луками наготове.
   Йети вернулся к отряду, встретившись с Войдом на полпути. Знаками Урсин дал понять, что сходу некромётом не овладеет, предложив тану стрелять самому. Остановив воинство шагов за сто до шумного бивуака гоблинов, тан принялся красться по извилистой пещере, чтобы выйти на дистанцию прямой видимости. Йети, нарочито не торопясь, шёл рядом.
   Видимо, ушастые карлики услышали позвякивание чешуйчатой брони гнома и отвлеклись от трапезы, озираясь. Несколько отправились взглянуть, что там в туннеле. Войд замер, вперёд выдвинулся Урсин, замерев у поворота и став невидимым.
   Визитёров йети перехватил, быстро прикончив длинными когтями, но те подняли шум. В стойбище гоблинов случился переполох. Пещера наполнилась криками и гулким, гуляющим эхом.
   - Войд вперёд, стреляй и отходи к отряду, - приказал я по селектору.
   Герой бросился навстречу врагам и быстро разрядил некромёт под ноги суетившимся гоблинам. Едкое облако, накрыло не многих, но удачно перекрыло проход, мешая орде атаковать. Тан, убедившись в хорошо выполненной работе, предпринял ретираду.
   Вдруг, на высоких выступах, расположенных вдоль туннеля, которые мы не заметили ранее, показались гоблины, немедленно принявшись швырять вниз копья.
   Больше всего досталось крестьянам-нордам, что стояли плотным строем и не имели щитов. Пикинёров спасали капеллины, вёрткие егеря, державшиеся отдельно, легко уворачивались от редких, предназначавшихся им дротиков, и отстреливались из своих коротких луков. Пионерки лекарки щиты имели и дурами не были. Войду в броне, корявые копья гоблинов с каменными наконечниками, оказались безразличны. Йети, ушёл в невидимость, застыв у стены, и, оценив ситуацию, взялся за блочный лук.
   Четыре слабеньких лука егерей против полусотни метателей дротиков, работали плохо. Пренебрежение щитами, подвело нордов.
   - Сомкнуть ряды! Держать строй! - орал Фридрих.
   Люди пятились к выходу, тащили раненных.
   Фридрих тряс кого-то за грудки, требуя вернуться в строй, пока сам не получил гоблинским копьём в плечо и его поволокли к выходу пикинёры. Скоро отступление превратилось в форменное бегство. Тот юный норд, на котором командир пикейщиков выместил недовольство, будучи предоставлен себе, отбежал в сторонку, чтобы не мешать удирающим, и принялся обстреливать гоблинов из неказистого лука. Мы наблюдали пару хороших попаданий, сопровождавшихся красивым полётом зелёнокожих карликов со скал. Воспользовавшись этой канителью, йети, оставшийся незамеченным, методично сшибал с 'насестов' лопоухих коротышек, снайперскими выстрелами. Дюжина стрел, что носил с собой Урсин, вскоре закончилась. Йети остался наблюдать.
   - Пейзанин жжёт, - прокомментировал Франк манёвры молодого норда.
   Тот в одиночку перестреливался с толпой гоблинов, часто меняя позиции и ловко уклоняясь от дротиков. Стрелял юнец редко, больше уделяя внимание собственной безопасности, для чего внимательно следил за врагами, высчитывая траекторию метаемых теми предметов и проявляя расторопность.
   - Войд, выведи этого уникума из боя и сбереги, надо бы опросить, - попросил я возвращающегося к отряду тана.
   Однако, нелепая ошибка стоила нам почти половины крестьян нордов, чьи тела, утыканные примитивными копьями тела, остались в туннеле.
   - Вот как оставлять ботов без героя со связью. Эти пикинёры знают единственный приём, бесполезный под обстрелом, - прокомментировал Франк.
   - Вот ты и пойдёшь им на выручку. Прихвати двух кернов и пучок стрел, что заготовил Коркра, отдашь йети. Эдгард поднимай своих йоменов, - выделил я достаточный, на мой взгляд, отряд для решения вопроса с гоблинами.
   Приятность, игрового мира такова, что покалеченные уже восстановились, откушенные конечности, и выбитые глаза полностью регенерировали.
   - Ярл дозволь мне взять с собой наших воительниц, а гномов не надо, сами управимся. Мы же бронированные лучники! - предупредил Эдгард, мой вопрос, ведя с собой несколько девушек-бретонок, облачённых в кольчуги павших.
   Действительно, в шесть длинных 'смычков', бретонские стрелки наведут шороху среди гоблинов, а толстые кольчуги уберегут от примитивного оружия дикарей.
   - И то верно. Ступайте! Франк остаёшься, - повелел я, открывая портал ко-входу в злополучную пещеру.
   Войд нагнал отступивший отряд на выходе из туннеля. Где встретился с подкреплением.
   Бретонцы плотной группой, с нескрываемым презрением прошли мимо баюкающих раны нордов и углубились в туннель. Гоблины улюлюкали своей победе, и воодушевились, видя новую добычу. Не тут то было. Йомены прихватили с собой даже две павезы, кои выставили на вроде баррикады. Щиты на левой руке имелись у каждого, бретонцы легко парировали вражеские броски. Кольчуги и выменянные у гномов капеллины защищали превосходно. Длинные луки били практически без промаха, очищая вражеские позиции. В подземелье довольно тепло, тетива не стынет, дерево не промерзает. Йети перебежал к отряду, и получив связку стрел, присоединился к 'веселью'.
   Под сводами пещеры загремел барабан, гоблины исчезли с многочисленных карнизов, вероятно, готовясь к общей атаке.
   Вскоре к горстке бретонцев, размахивая копьями, спешила золёнокожая орда.
   - Получите гады! - жахнул из перезарядившегося некромёта Войд, что подтянулся к отряду, вместе с отличившимся нордом.
   Облако магии смерти вновь перекрыло туннель. В ядовитых парах судорожно бились и умирали гоблины, ни один не достиг бретонцев.
   Выждав время, на перезарядку некромёта, штурмовой отряд неспешно двинулся вперёд. Осторожность оказалась напрасна, гоблины закончились.
   - Тут были не нулевые гоблины, а взявшие несколько уровней, - выдал заключение 'понимающий суть' Коркра, после того, как ему описали врагов.
   Видимо, в этих пещерах имелся некий гарнизон, защищающий оные с первого мига игры. Дикие гоблины набирали по уровню в сутки, но эти три уровня делали, изначально слабых тварей практически вдвое сильнее. Кровь, пролитая нордами, дала знания, чего ждать от обиталища пещерных импов.
  
   Обследуя подземелье, развеяли больше сотни вражеских тел, взяв с полтысячи монет. Посреди главной залы, обнаружили угасший костёр, и на его месте небольшой ларец.
   - Тут написано, это малый ящик Пандоры, только для героев. Вскрывать будем? - опасливо прошептал в селектор Войд.
   - Погоди, посовещаться надо! - ответил я, лихорадочно вспоминая, кто такая Пандора.
   - Тут ещё и таймер тикает! У нас меньше часа, чтобы принять решение! - поторопил тан.
   - Всем с максимальной поспешностью покинуть пещеру. Урсин, остаёшься у ящика, вскроешь его по команде! - предпринял я действия по минимизации потерь и принялся выяснять у 'понимающего суть', чем грозит нам малый ящик 'ВсеДающей'.
   - Для героя открывшего шкатулку, перерождение, сброс талантов и уровней, но с прибавлением характеристик. И возрождение всех наших почивших героев. Большими сведениями не располагаю, - заявил Коркра.
   - Так круто же, Цифра и Штурм вернутся, иначе бабло на их воскрешение не скоро соберу, - радостно потирал руки я.
   Следуя моим распоряжениям, Войд уводил приданные ему силы дальше от опасных пещер, в сторону деревни с торговым терминалом.
   Урсину вскоре надоело тупо сидеть у странного ящика, он принялся обследовать пещеру, на предмет тайников, ничего и не обнаружив. Нищие гоблины кладов не оставили.
  
   - Да прибудет снами милость Создателя! Урсин, вскрывай коробку! - повелел я минут через сорок.
   Больше всего о йети беспокоились его приёмные родители, Рой сжимал кулаки, Скарлетт прикусила губки, покрывшись испариной.
   Вскрытие крышки эффектами не сопровождалось. Миг, и картинка от Урсина пропала. Лишь бойцы Войда услышали отдалённый гул, прокатившийся эхом в горах.
   В голове неожиданно тренькнуло, система привлекала внимание к интерфейсу. На страничке моих героев, портреты Цифры, Штурма и Урсина окрасились золотистой рамкой, символизируя готовность к возрождению. Игра очень вежливо информировала, что обнулила мою казну, попытавшись списать финансы за три воскрешения. Монет не хватило, но система не огорчилась, простив мне этот долг.
  - Знал бы, растратил бы накопления, - огорчился я, вспоминая, сколько же не смог уберечь, но быстро утешившись, продолжил изучать подарки малого ящика Пандоры.
   Герои не просто возрождались, а именно перерождались, что требовало моего пристального внимания.
   Система обнулила уровни, опыт и умения героев. К счастью, характеристики это не затрагивало, и даже компенсировалось, тем, что за каждый исчезнувший уровень развития таланта накидывалось по пункту. На который я мог поднять на десяточку: "Здоровье", "Выносливость" или "Ману". Впрочем, последнее, актуально только для магини.
   Также предлагалось конвертировать слоты под приписанные артефакты в таланты или наоборот. Это "наоборот" интересно, если, например, привязать к герою стадо медведей. Но решил что личные навыки в перспективе ценнее.
   Опыт обитания в "Чернолесье", которое довелось зацепить в прежнем мире, поучал, необходимости бойцу иметь хоть один приписанный предмет, чтобы после воскрешения не оказаться с голыми руками в неведомом месте и окружении голодных хищников. Для йети, вооружённого природными когтями, оное не актуально, но гному и магине важно. К тому же, тан слишком трогательно относился к боевому другу, приписному медведю Рыжику.
   За утраченные, кирасу тана, пояс магини, рондаш и блочный лук йети, система вернула больше трёх тысяч монет.
   Как и положено ярлу при обретении героев, назначил каждому по первому таланту, выбрав из открывшегося списка редких.
   Теперь профили моих перерождённых героев смотрелись так:
  
  
  Штурм (герой: Ударный тан)
  Уровень: 0
  Здоровье: 220
  Выносливость: 280
  Скорость шагом: 6
  Таланты (1 из 7)
  1. 'Аура здоровья' - базовый уровень, каждые 6-ть секунд восстанавливает 1-у единичку "Здоровья" всем союзникам в радиусе 10-ти метров. (На экспертном уровне каждые 2-е секунды)
   Приписанный артефакт (1 из 1): Боевой - ездовой медведь, Здоровье: 100, Выносливость: 50, Скорость шагом: 9.
  
  
   Урсин (ранг 6: йети)
  Природные свойства: повышенная в 6 раз регенерация 'Здоровья', невидимость при неподвижности.
   Уровень: 0
   Здоровье: 170
   Выносливость: 190
   Магии нет.
   Скорость шагом: 7
   Таланты (1 из 5)
   1. 'Ярость йети' - базовый уровень. Сила, скорость и точность каждой следующей атаки по одной цели на 1% выше, если задержка между атаками не более 1-й секунды. Для экспертного уровня, - 3%.
   Слотов под артефакты нет
  
  
  Цифра (герой маг - раса человек)
  Уровень: 0
  Здоровье: 80
  Выносливость: 100
  Запас маны: 150
  Скорость шагом: 5
  Таланты (1 из 9)
  1. 'Магия земляного дракона' - базовый уровень. Доступно заклятие "Трансформация грунта". Уменьшение трат маны на заклятия на 10% за каждый уровень таланта. (На среднем уровне, доступно заклятие "Призыв земляного элементаля". На экспертном - "Нора домой", - портал в ближайшую твердыню)
   Приписанный артефакт (1 из 1): Роба мага земли, уменьшает на 5% траты маны на заклятия соответствующей школы.
  
   Учитывая ограничение на рост в два уровня / сутки, стремительность набора опыта гуманоидами, а также потерю йети тренерского таланта, плюсы перерождения казались не столь толстыми. Вот поднакопили бы герои талантов, взятых из шкатулок без роста уровней, тогда другое дело. Но даже эта "малость", пришлась кстати.
   Иначе, без перерождения, Штурм, прочувствовав на себе творческий подход тёмных к пыткам и зубы древнего вампиры, обрёл бы таланты больше подходящие инквизитору-мазохисту, нежели боевитому гному. Я живо представил себе, бородатого тана, обнажённого по пояс с терновым венцом и веригами из толстых цепей, коими он нахлёстывает свою голую спину. Но жизненный стрежень, покрытый трещинами испытаний, лучше не чинить, а переплавить в стойкую сталь. Теперь тан стал аналогом передвижного госпиталя, что армии полезнее. А прочее обретёт.
   Из Урсы получится особо грозный рукопашник. Пусть я лишился новых пластунов как вида, но и без них есть, кем воевать. Позже, Коркра, узнав мой выбор, поддержал, дополнив, что "одна цель", понятие растяжимое, зависящее от личных установок. Можно научить бойца воспринимать целью всё вражеское войско. "И если часто наносить удары", то меткий коготь, "дуб могучий срубит". Методикой "понимающий суть" обещал поделиться.
   Цифра, ранее обладая талантом к "Магии земли", умела лишь одну "Трансформацию грунта". Без магической башни высоких уровней, специальных свитков или книг овладеть иными заклинаниями мало осуществимо.
   Потому я вручил ей то, что называлось "драконовым умением в магии". Такое искусство, не зависело от башен, книг и предоставляло, три заклятия открываемых по мере роста таланта. Выбрал самостоятельно, из куцего списка профильной для героя дисциплины.
   Заклятие "Нора домой", как 'обратный билет', после вылазки, лишним не будет. "Трансформация грунта" стала ещё лучше. А "Призыв земляного элементаля" можно использовать в широких пределах. Например, подселив духа в корпус каменного голема и перекинув подпитку маной на обелиск месторождения, обеспечить тому охрану, а себе ежедневный автоматический прирост ресурсов.
   Подумывал, вовсе лишить девушку слотов под артефакты, увеличив число доступных талантов до десяти, но отказал затее, решив со временем облачить Цифру в легендарную кирасу, усиливающую способности. А чтобы столь ценный артефакт не могли отнять или повредить безвозвратно, лучше иметь слот для приписки.
  
   - Что-то я залежался, зато чувствую себя легко, - послышался по селектору голос возродившегося в таверне Штурма.
   - Да, реальность приятнее снов, - поддержал задорный голос Цифры.
   - Мне показалось, будто меня разорвало на множество маленьких йети. И где, мои лук и щит? - к всеобщей радости обрёл внятную речь Урсин.
   - С возвращением, вы переродились благодаря малому ящику Пандоры. Таланты и уровни сбросились, характеристики остались и подросли. Некоторые артефакты я обменял на слоты под таланты, - начал я пояснять.
   - Мой Рыжик со мной, это главное, а кирасу ты мне, конечно, подаришь?! - утвердительно заявил Штурм.
   - Поясок конечно жалко, но роба практичнее, а за "магию земляного червяка", отдельное, спасибо! - вписалась Цифра.
   - Урсин теперь будешь тренироваться под присмотром героев и советом Коркра, в рукопашника, "партийного выносилу", - опередил я йети и продолжил: - Рой, отдай махайру Штурму, может талант владения ей обретёт. Скарлетт ты же приберегла протазан Цифры? Верни!
   - Всё цело, и протазан, и флаг изменницы Зажигалки. Вот, держи, думай куда применить, - подозвала запасливая тан-жатвы пионера со свёртком.
  
   Посоветовался с героями, уточнив как заставить трофей служить себе. Отправился в резиденцию, где развернул на монолите управления замком трофейный алый стяг с росчерком молний. Несложные манипуляции в интерфейсе, пара тысяч монет из казны и знамя обрело новое древко. Навершием, из патриотических соображений, хотел было сделать российского орла. Но запутавшись в политических подоплёках разнообразного начертания и понимания, оставил ту идею. Имперский или республиканский? Тот, что на монетах или который на редких новеньких, после вынуждения центробанка привести символику в соответствие с государственной? Или монарший, но какой именно? А может ведомственный, но я уже давно не в теме? Очень уж много различий и противоречивых смыслов.
   - Эх, без стакана в современной геральдике не разобраться, да и с ним никак, - заключил, отринув сомнения.
   Вершину древка моего нового флага украсил бронзовый молоточек, максимально похожий на те, что обыкновенно использовали пионеры.
   Сменил цвета полотнища, символику, добавил девиз своего клана из мира 'Клинков'. Торжественная мелодия, мягкая вспышка света. Предо мной лежало фиолетовое полотнище с широким оранжевым Андреевским крестом. На пурпурных лентах красовался девиз: 'Рыжим - фиолетово'. Собственно, большинство моих пионеров, как и я сам имели шевелюру и бороды цвета меди. Этакая банда рыжих. Идеология клана: расчётливый коллективизм. Плечом к плечу строить свой достаток и безопасность, примерно, как цех в городе средневековых ремесленников.
   Система уведомила, что на сутки моральный дух моих подданных поднялся. Теперь, все персонажи, обретённые в обелисках или тренированные в твердыне, окажутся в одеждах установленного образца. Фиолетовые кафтаны с рыжими разговорами, отныне в моде. Очень далёкий предок моего оригинала, тоже водил стрельцов под фиолетовым стягом.
   - Длинные понты включить могу, если приспичит, - заявил я, покрутив в руках обретённый штандарт.
   Бывшее знамя Зажигалки, сохранило своё основное свойство, повышение 'Удачи' на единичку в радиусе полусотни метров. Резонно, что заядлая индивидуалистка выбрала такое. Но и моему отряду, у которого, обычно, моральный дух на высоте, пригодится.
   Знаменосцем назначил Димку. Она 'Тренер', 'Лидер' и 'Тактик', одно к другому.
  
   - Ярл, тут требуется твоё принципиальное решение, - позвал меня по селектору Войд.
   Оказалось, Фридрих требовал примерно наказать того юного норда, что отказался выполнять его приказы.
   Я вспомнил картину боя. Когда мои герои йети и тан, отправились 'жахнуть' по гоблинам, за старших, вроде как, остались бывшие 'боссы' деревушек, хоть этого им никто не говорил. Карл самоустранился от общего командования, следя только за своими егерями. Фридрих пытался командовать всеми прочими. Неожиданно оказавшись в критической ситуации, под плотным обстрелом и практически без щитов, каждый повёл себя по заложенному алгоритму. Старшина пикинёров, требовал сомкнуть ряды, уплотнив строй, егеря же, наоборот рассеялись и юный норд, обладающий луком, последовал их примеру.
   - Мой непосредственный командир, егерь Брусника, остался в деревне, господин Войд отошёл повоевать. А я не обязан и не подчиняюсь этому дундуку. Из-за него, за-так, легла вся моя деревня, - огорчался юный норд, потерявший в бою всех односельчан.
   - Сопляка, следует примерно выпороть и повесить, за неподчинение старшему по званию в бою, таков военный закон! - требовал Фридрих, намереваясь проделать это лично.
   - Победителей не судят. Парень застрелил как минимум двух гоблинов, и не побежал под обстрелом. В то время как весь 'хирд' нордов, не нанёс врагу урона, cсовершенно, и бежал с большими потерями, - заметила по селектору Скарлетт, остальные герои кивали.
   - Этот норд вёл себя как настоящий бретонец, я бы взял его в свой отряд, - заявил Эдгард и добавил, обратившись к Фридриху: - 'Чем больше в армии дубов, тем крепче наша оборона', тут не работает. Давайте 'суд Богов' устроим, я за адвоката. Эй, прокурор, ты готов?
   Старшина пикинёров как-то сдулся, дуэлировать с рыцарем себе дороже.
   - Я подчиняюсь героям и Бруснике, больше никому. Я могу сам за себя постоять, - горячился юный норд.
   - Никто его за язык не тянул, по чести, пусть сразятся. Суд Богов! - выкрикнул Карл, и поддержали его егеря.
   Выжившие в бою норды, смотрели угрюмо и помалкивали. Пикинёры, положили руки на кошкодёры.
   - Чудесно, сейчас моя армия передерётся меж собой, - подумал я вслух, узнавая имя норда 'преткновения' и постановил: - Суд Богов разрешаю, обвинитель старшина пикинёров Фридрих, обвиняемый норд по имени Смолячок, защитник со стороны обвинения бретонский пеший рыцарь Эдгард.
   - Я отказываюсь от защиты, я сам! - выкрикнул гордый юнец, когда Войд огласил мою волю.
   Фридрих вздохнул с облегчением, Карл почему-то погрустнел.
   - Глупо! На, держи этот меч, - подал Эдгард оружие одного из своих йоменов, попутно сплюнув, чуть не на башмаки побагровевшего пикинёра.
   Воины раздвинулись, освободив место для поединка. Дуэлянты обнажились по пояс. Фридрих взял по кошкодёру в каждую руку. Смолячок, отказался от подарка бретонцев, ухватив из-за пояса, небольшой топорик и длинный охотничий нож егеря, который ему когда-то подарил Брусника. Я, наконец, запомнил, как зовут 'босса деревеньки' с торговым терминалом.
   Поединок начался по сигналу. И удивительно быстро закончился. Второй кошкодёр скорее мешал Фридриху, нежели наоборот. Стоял пикинёр весьма эффектно. А в движении юный норд оказался ловчей, отведя клинки обухом топорика, он поднырнул, полоснул старшину ножом по ноге, потом по руке, ткнул в бок и закончил серию ударов, воткнув топорик в голову противника. Фридрих рухнул замертво, а на руке победителя остался лишь длинный шрам, от клинка врага.
   - Боги сделали выбор! - постановил я, Войд транслировал.
   Воинство разразилось одобрительными криками.
   - Об этом норде разузнай больше и пригляди! - велел я тану-дипломату.
   - Разумеется, очень интересный молодой человек, - ответил Войд.
  
  
  
   Глава 23. Золотоносная копь.
  
   - Ярл, импы на подходе! - раздался в селекторе тревожный окрик Роя, развеявший грустные мысли.
   - Отступайте, встретим их в туннеле, - устремился я к выходу на нижний план, включая ауру 'Боевого единства'.
   - Мы и не думали с ними тягаться, - ухмыльнулся Рой, вместе с гномами и нордками, взятыми для дальнозоркости, спешно удирая с нижнего плана.
   Бесы, заметили добычу, устремившись в погоню.
   - Урсин, по центру, слева я, справа Штурм. Позади нас медведи и все прочие, - принялся расставлять я свою армию.
   - А мне куда? - Цифра, со своим протазаном, хотела третий ряд.
   - Тебе в тыл, только в тыл, приглядывай там, - услал я рвущуюся в бой героиню.
   Рой, Скарлетт, Франк, хускарлы и рывковые керны образовали вторую и третью линию, за ними разместились мастера с подмастерьями, дальше боевитая пионерия рядов в семь и девушки из людей. Алебарды и длинные колья-пики не позволят бесам перелететь наш строй у потолка туннеля. В центре построения, усиливающая всех защитными аурами, гордо держала наше пурпурно-рыжее знамя Димка.
   Керна, именем Тишин, как искусного метателя топориков, с запасом оных, Секирыча и Цифру с протазаном, сунули в самый тыл, на случай если какие-то импы преодолеют наши вытянутые боевые порядки или пожалует угроза с верхнего плана. Ибо ни один враг не должен добраться до тронной залы, где под присмотром вооружившихся нянек притихли детишки.
   - Штурм лови мой щит, - поделился я с таном оружием.
   Гном после возрождения был лишь в кальсонах и простой рубахе серых тонов. Да, в правой руке рунная махайра, полученная от Роя.
   Благодарно кивнув, ударный тан, ведомый моей аурой, занял своё место в строю, поставив за спиной Рыжика. Позади себя я усадил Умку. Медведи подпирали нас и йети, разминающего когти к рукопашной.
   Аура Боевого единства, в очередной раз доказала исключительную полезность, позволив стремительно собраться и построиться, имея фору едва в минуту.
   Щёлкнули арбалеты, это керны из третьего ряда, высунувшись по флангам, прошили стрелами набегающую волну красных тел, оскаленных, рогатых морд и суетливых кожистых крылышек. Никто не промазал, но куда попали, не понять. С воем импы накатились на нас.
   Помня неудачи с люцернским молотом против юрких тварей, я орудовал двумя короткими пионерскими молотками. Получилось неплохо, если не считать того, что волна краснокожих смела меня, откинув на мягкое брюхо присевшего позади Умки. Спружинив, я продолжил раскалывать крепкие рогатые черепа. Мой медведь перехватывал пастью тех, кто цеплялся за мой шлем, бил когтистыми лапами в кипящую массу кожистых крыльев и оскаленных морд. Бесы не упускали свой шанс, часто вырывая из медведя клочки шерсти вместе с мясом.
   Краем глаза видел, как Штурм располовинил махайрой несколько импов, а потом был отброшен куда-то за йети. Лапы Урсы мельтешили в воздухе, слившись в две серых окружности. Импы разлетались как теннисные мячики.
   Эти дикие бесы безумны в своей отваге, но весовые категории, очень уж различны. Даже Штурм, потяжелевший в кости после перерождения, имел массу большую на порядок, чем любой краснокожий, а уж йети и медведи превосходили неистовых импов в десятки раз. Дальше пятой линии враги не проскочили, повиснув на пиках гномьего хирда.
   Бой закончился, мы никого не потеряли, только изрядно обглоданного Штурма и потрёпанных медведей пришлось усердно лечить.
   - Спасибо за щит и за то, что я пугал врага своими кальсонами, - намекнул Штурм на то, что ему пришлось идти в бой почти голым, и заявил: - Славно поохотились, взял два уровня. Базовые таланты 'Бой щитом' и 'Крепкое здоровье'. Но махайра слишком легка для меня. От навыка на неё я отказался, попрошу снабдить меня длинным мечом и потяжелее.
   - Понял, а чего не молотом, - спросил я, стряхивая кровавые ошмётки с пионерских молотков.
   - Меч изрядно проворнее топора и молотка, баланс много лучше. Это специализированное орудие убийства, а не подручный инструмент, - пояснил ударный тан.
   - Сделаем, - согласился я, прикидывая как выкупить длинный меч у бретонцев, что в далёком походе или выковать заготовку в ещё не отстроенных кузнях.
   - С моим перерождением ты удачно подгадал, буду качаться в гоплита, что встанет на острие атаки хирда. Ещё бы 'Ношение брони', 'Рывок' и 'Неутомимость' взять. А Рыжика придётся отдать в хорошие руки, - заявил Штурм, подмигнув подлечивающей его девушке со знаменем: - Димка, возьмёшь?
   - Кого тебя или медведя, - нашлась тан - тактики.
   - Обоих, - веселились гномы.
   Трофеям, после развеивания нескольких сот тушек низших тварей Инферно, стало около полутысячи монет.
   Оставил Цифру, с мастерами восстанавливать стенку поперёк туннеля.
   -Киркой и магией, гораздо быстрее, нежели только магией, - заявила девушка в зелёно-чёрной робе, откладывая протазан и приступая к работе.
   Дело шло на лад.
   - Допускаю, что импы не полетели бы через пропасть, если бы не увидели нас. Так и брели бы вокруг горы по тропинкам, останавливаясь для охоты, - предположил Коркра, что трудился рядом со мной, передавая камни.
   - Точно! Помните, мы видели стада рогатых тварей, называются, кажется, пинки, и выводки кабанов-бородавочников к югу от горы. Если импы, шедшие в обход, решили их всех съесть, то надолго задержались, - согласился я, продолжая заделывать проход.
   Быстрее чем через час, в середине туннеля стояла довольно тонкая стена с импровизированной калиткой из дубовых столешниц. В оставленные по краям амбразуры грозно выглядывали арбалеты.
  
   Мы отозвали Дофтхи из разведки, ночевать на нижнем плане в окружении орд блуждающих бесов опасно. Возвышенность не спасёт от тварей с кожистыми крыльями.
   На обратном пути бретонка заметила скопление импов, охотившихся на бурых свиней, уродливого вида. Самые крупные имели по четыре выдающихся клыка. Секачи, отчаянно сопротивлялись, устилая округу покалеченными бесами, но рогатых было очень много, атаковали они упорно и дружно.
   - Вот и объяснение, почему волны подходят неравномерно. Находили добычу и зависали, пока всех не съедят, - подтвердила наши предположения наездница на грифонах, испросив: - Разрешите атаковать?
   - Конечно, делай своё дело! - одобрил я.
   Дофтхи, ликуя, свершила эффектный разворот в сторону врагов. Молнии, падающие с небес, уничтожили десятка два импов, остальные рассеялись по обширной территории, забились в многочисленные щели, коими изобиловали вулканические поля нижнего мира. Нет славы, парить в небесах, изредка отдыхая на скалах, и отстреливать по мере перезарядки беззащитных, заметавшихся по пепельной равнине дикарей. Обычная, нужная военная работа.
   Путешествуя, Дофтхи обнаружила три сожжённых деревни с уничтоженными обелисками, из которых одна оказалась орочей. Очевидно, орколорд, в циничных поисках преимущества, 'своих' не щадил.
   Пусть наша воздушная разведка так и не нашла пещер порождающих импов, но опыт обретённый на верхнем плане, учил не спешить с открытием новой шкатулки Пандоры.
   Наблюдения и находки Дофтхи показали, что оголодавшие бесы занимались каннибализмом, поедая собратьев. Выходило, сколько бы импов не подступило к твердыне, при закупоренном туннеле или достаточном числе защитников узкого места, врагов изничтожит 'Фермопильский синдром'. Так, я именовал, небоевые потери отрезанной от снабжения армии. Воображение живо реконструировало, как те самые персы, что вторглись в Элладу несметным числом, имели прескверное снабжение, а потому, с какого-то момента, каждый день задержки стоил им десятков тысяч ослабших и умерших. К тому же, превосходный умениями и формой греческий флот отрезал подвоз припасов. Тут нечто похожее, импы сами съедят друг друга.
   - Урсин, вижу, ты успел взять таланты 'Рукопашный бой' и 'Выносливость', молодец! Теперь, одного тебя довольно, чтобы завалить пол орды, если не всю, - похвалил я, получившего хороший опыт йети.
   Успокоив себя, что опасность для твердыни миновала, определился, с кем отправляться на заснеженный верхний план, чтобы наладить добычу так необходимых ресурсов. Перекинувшись соображениями с героями, принялся формировать экспедиционную партию.
  
   Вскоре, по заснеженным просторам спешил вокруг горы небольшой героический отряд. Впереди, прокладывая дорогу через сугробы, перебирали лапами наши медведи, нагруженные инструментами и припасами. Для набора опыта, надо бы их отписать, но сделаем это завтра, когда покончим с опасными делами. За топтыжками шёл я, рядом Штурм, чуть сзади, о чём-то беседуя, двигались Франк и Рой. Замыкал Секирыч, принюхиваясь и освещая окрестности факелом истинного света. Этот светильник и нос правильнее в авангард, но копыта не способствуют перемещению по нехоженым сугробам.
   Мне не терпелось очистить от банши золотоносное месторождение.
   Чтобы наладить стахановскую добычу, далеко сзади приотстал ведомый Димкой отряд в два десятка пионерии, мастер кирки Плюх и санитарки. Бывалые гномы могли за себя постоять, но усилил их парой рывковых ветеранов.
   Верховодить подгорным гарнизоном досталось Скарлетт. Случить нагрянуть врагам, Урсин, хускарлы, керны и мастера молотобойцы ей в помощь.
   Цифра, растратив ману, взялась медитировать. Предполагалось, что отдохнув, магиня озадачится укреплением туннеля верхнего плана. Перемежая строительство и восстановительный транс, девушка стремилась открыть таланты 'Медитация' и 'Запас маны'. Прирост и объём магической силы ей пригодится уже сегодня.
  
   - У Кащея было два банши, значит, в той пещере осталось, максимум три. Моего 'Здоровья' хватит едва на тридцать секунд. А вот ты продержишься пару минут. Успеешь найти тварей и приложить их всех рунной махайрой, - излагал я свой план Штурму.
   Перед выходом, передал ударному тану свои доспехи хускарла, оставшись в потрёпанной серой стёганке, прикрытой одеялом, заменяющим плащ. После боя с импами, исподнее бельё Штурма превратилась в одну сплошную дыру, покрытую бурыми разводами. Благо трофейных тряпок у нас скопилось много, поддоспешник ему соорудили. Тану надлежало первым штурмовать бывшее логово древнего вампира, полный металлический доспех уменьшит урон от криков банши.
   - Учти, что там наверняка скелеты и зомби, принадлежавшие упырям, - заметил Штурм.
   - Используем Умку и твоего Рыжика. Полагаю, этого хватит, - констатировал я, ткнув пальцем вперёд, где медведи волокли народные припасы.
   Мерно скрипел снег, слышал по селектору Димки, как пионеры затянули:
   - Барабан старается,
   - Труба играет сбор...
   Шли несколько часов, 'Портал исхода' зарядился. Атак на твердыню не случилось. Чему радовался. Был в нашем маршруте отрезок пути, которого боялся, ибо телепорт не готов, и пешком назад быстро не успеть. Пронесло.
   - Пламя разгорается, на весь большой простор,
   - Быть первыми время нас учит... - гремела в селекторе пионерия, стараясь идти в ногу.
   Вечерело. Солнышко неспешно закатывалось за горизонт. Заснеженные долины покрылись искрящимися дорожками. В нижнем мире, светило заменяло вечно алое зарево. Сумерки там обозначают чёрные тучи, застилающие унылое небо, как по расписанию и часто проливающиеся дождём. Дофтхи вернулась в твердыню. Грифоны с трудом протиснулись сквозь импровизированные ворота, а почувствовав себя в безопасности и на отдыхе весело клекотали, принявшись за отложенную для них волчатину.
  
   Армия, которую вёл Войд, достигла деревни с торговым терминалом. Местные егеря жарили свежую дичь.
   -Как ухитрились вы, не сломав луки, настрелять в таком холоде зайцев, да уток? - удивился Войд.
   - Наши луки особые из рогов и жил, мы держим их за пазухой, собираем, натираем жиром, греем и усердно трём перед применением, - разъяснил Брусника, расстелив перед героем суконку и выложив на неё составные части своего композитного лука.
   -Сами сделали? - осмотрел Войд грубую, но действенную конструкцию.
   - Да, я умею и напарников обучил, пока время в своей деревне коротали. Это лучше того, что нам дала игра, - скромничал егерь.
   - Понятно откуда у Смолячка взялся лук, - догадался я и перешёл в предметную область: - Войд спроси Бруснику, сможет ли сделать много луков и учить стрельбе из них.
   - Конечно, только нам материалы нужны, рога и жилы для этих луков мы случайно добыли. Мимо стадо зубров проходило. Волки телка задрали, что испугавшись ногу сломал, а мы серых отогнали, тушку обобрали. Нам бы копий охотничьих, а то, этим муторно, от крупных хищников отбиваться, едва не погибли, - продемонстрировал Брусника толстый кол, на который опирался один из его егерей.
   - Хорошо, копья через пару дней будут, - пообещал Войд, согласовав со мной.
   Компактное изделие Брусники натолкнула меня на мысль, которую следовало воплотить. Учительские таланты, обучающие навыкам, коими обладал я и большинство моих героев, после повышения уровней, что определённо случится на днях, позволят перевести в шарпшутеры, несколько десятков гномов. Нужно лишь, чтобы пионеры были кернами или умели пользоваться хоть какими-то луками.
   Ближе к делу, 'много луков', что предполагалось поручить изготовить банде Брусники, оказались одним в сутки, при технологическом процессе в пару дней. Впрочем, если аппроксимировать к реалу, то там композитный лук делался необозримо дольше.
   Простые длинные луки бретонцев для гномов слишком велики. Делать ассиметричные изделия, на манер самурайских, того не стоит. Переговорил по селектору с Коркра, мастерами и Цифрой. Пусть думают. Как будут кузни, хочу ковать булатные луки, взяв за прообраз костяную конструкцию Брусники или разработав свою.
   В исторические средние века из прочной и упругой стали с многослойной ковкой делали не только клинки, но и метательное оружие. Из рессоры можно соорудить не только арбалет. Коркра был восхищён идеей, немедленно 'приступив к экспериментам'.
   Приятно полагать, что кто-то из трудовиков уже работает над заданием, а реально, гномы только погрузятся в проблему, ознакомятся с доступными образцами, обсудят меж собой, подумают, может чертёжик, другой намалюют. Работа конструктора - изобретателя, идёт в его голове, светлой или не очень, лишь малая толика от переработанного достигнет бумаги и меньшая воплотится в изделия.
  
   Стада зубров, как объяснил Брусника, водились неподалёку. Я помнил о конфликтах среди людей, и нашёл лучшим услать на охоту группу Карла, усиленную верными ему нордами и осиротевшими пикинёрами, что косо смотрели на других лидеров.
  
   Запоздало осознал, что воинство моё вовсе не монолитно. Я стремился предоставить подданным больше свободы и более того, считаю верным лозунг, что именно право на обладание личным оружием отличает гражданина от раба. Потому, при всех наших многочисленных нуждах, самая последняя кухарка имела острый кол в ближайшем углу и стилет на бедре под недлинной юбкой. Случись вражеский десант, в каждой подворотне неприятелей будет поджидать смерть. Но свобода предполагает ответственность, адекватный вооружённый подданный не кинется на сограждан, а довольный не выступит против самодержца. Благоденствие народа зависит от умелости управленцев, тут за свои навыки я спокоен. Но если моральные, культурные, религиозно-идеологические устои граждан разнятся, то конфликты будут. В обществе свободного обращения оружия, дуэли призваны регулировать отношения, ликвидируя буйных и повышая взаимную вежливость. К тому же, с измальства приученный к оружным рискам молодец, попав в беду, скорее сохранит отвагу. Это в реале у гуманных бледнолицых принято до 'осьмнадцати' лет растить из парня агнца, а потом два месяца тренировать на льва и отправлять сражаться с кровожадными мракобесами. Что из этого получается, каковы излишние потери, упадок сил и тяжесть психологической реабилитации, известно. Понятно, что личное оружие опасно, но какое из зол меньшее, вопрос спорный. Для законопослушности, важно чтобы подданные не резались по подворотням. Если случился конфликт, то все действия, включая поединок, 'суд богов', если он потребуется, происходят при скоплении воинов и с разрешения владыки, который является арбитром. Вероятно, в реале от того гладиаторские бои и возникли.
  
   Мои гномы ветераны, представляют монолитный костяк, который наставляет новых пионеров на правильный путь. Но шайка бретонцев и каждая группа нордов имеет свои резоны. Мне ещё повезло, что дуэль случилась среди представителей одного народа. Я даже потирал про себя ладошки, что одного из местечковых бугров не стало. Пикинёр, как 'юнит' второго ранга, едва отличим от обычного крестьянина, но гонор и аппетиты Фридриха соответствовали рыцарским. Прибившийся к моей армии самостийный главарь по умолчанию менее надёжен, чем назначенный мной. От егерей хоть польза имеется. Поединок показал, что Смолячок нахватался от искусного Брусники боевых талантов. А вот Фридрих, очевидно, имел руководящие навыки, и лишний десяток хитпойнтов, нивелировавшийся при шестом уровне обоих дуэлянтов, ему не помог.
   Нордам предоставили выбор, многие перешли под начало Брусники, запомнив, как сражался Смолячок. Карл без пополнения не остался. Никто из северян к Эдгарду не пошёл, чему бретонцы только обрадовались.
   Потеснив аборигенов, Войд располагал свою недружную армию на ночлег.
  
   - Оно конечно, ударный тан теперь толстый. Но в шахте банши, ему впаяют талант, защищающий от магии смерти. Оно надо? Некросов в Партиях мало,. Лучше бы на импах боевые искусства качал, - поделился свежими соображениями Коркра, используя селектор Скарлетт.
   - Так потому Штурм пешком шёл, чтобы 'Верховую езду' не изучить. Затем ему доспех отдал, дабы 'Ношение брони' ухватил. Коркра, твои доводы верны, но таланты к выбору даются из пары, мы стараемся поднять шанс, чтобы выпало нужное, - осадил я беспокойного гнома.
  
   Тем временем мы, миновали рудную шахту и деревеньку при ней, с разрушенными обелисками и достигли чёрного провала, из которого слышался приглушённый вой банши.
   - Что-то тут натоптано, - заметил Рой.
   - Ага, у скелетонов движуха, - подтвердил я, разглядывая характерные следы костяшек.
   Мы осмотрелись, разгрузили поклажу, изготовившись к бою.
   - Умка вперёд, упокой покойников! - отправил своего медведя в разведку боем.
   С некоторым трудом протиснувшись в шахту, мой верный живой артефакт, тут же, наткнулся на пост их скелетов. Эти тощие мертвяки не задержали упитанного питомца. Опрокинув, потоптавшись и подрав когтями неугомонных врагов, Умка направился дальше. Разноголосица банши усилилась. В отличие от духов, поглощённых Кащеем, эти не пели, а фальшиво выли. Здоровье моего мишутки убывало с каждой секундой. Умка наткнулся на выводок зомби и завяз. Так и не добравшись до крикунов.
   'Медведям билет в один конец, правильно, что их не отписали', - упокоил я себя.
   - Рыжик, давай! - активировал Штурм своего лохматого зверя.
   Питомец набирал разгон. Следом, бряцая стальной чешуёй и обнажив рунную махайру, спешил ударный тан.
   Вновь расшвыряв едва поднявшихся, покалеченных Умкой скелетов, рыжий медведь рвался внутрь. Штурм торопился, перепрыгивая через распростёртые тела.
   - Пора! - заявил я, когда в глубине горы штурмующие столкнулись с зомби, и мановением руки отправил вниз Франка и Роя.
   Героям следовало зачистить врагов, что остались за спиной Штурма.
   Умирая, Умка сгрёб под себя пару зомби. Рыжик, опрокинув вставших на пути врагов, повторил подвиг моего медведя. Штурм прыгал среди извивающихся тел, уклоняясь от цепких пальцев с отросшими когтями. Перебежал по прилёгшему пушистому другу, скупыми ударами отсёк конечности подвернувшемуся зомби, и не задерживаясь, рванул к завывающим за поворотом банши.
   - Жди здесь, - оставив снаружи только Секирыча, я последовал за своими героями.
   Франк и Рой, прорывались, добивая скелетов. Ускорившись, они ударили в спины, зомби, что медленно преследовали Штурма. Тем временем ударный тан достиг финальной залы с обелиском. Тут обнаружилось три могильных крикуна и десяток скелетов, вооружённых проржавевшими мечами. Больше сюрпризов не предвиделось.
   Разогнавшись, и выставив щит, Штурм опрокинул лёгких скелетов, прорвался к могильным крикунам и к нашей радости сходу завалил двоих. После серии быстрых выпадов силы покинули героя. Это 'Выносливость' ушла в ноль и тан медленно осел, принимая удары тупого железа скелетов, на подаренный мной доспех. Забавно, что гейм дизайнеры обожают вооружить скелетов ржавым оружием, а ведь магия способна сохранять предметы в добром качестве. Удары сыпались со всех сторон, Штурм держался, наклонив голову и прикрывшись щитом. Бой сопровождался скрежетом железа, стуком костей и гнусными воплями банши, от которых кровь стыла в жилах. Старания последнего могильного крикуна, что отлетел в дальний угол, снимали лишь единичку 'Здоровья' в секунду. Стало проще. Рой и Франк, примчались выручать Штурма.
   Я шёл следом, упокаивая молотками уцелевшие порождения некромагии. Чуток не успел, чтобы спасти израненного Рыжика. Выверенными ударами, разбил черепа последних зомби. Против нежити люцернский молот случился полезнее пионерского молоточка.
   Франк, закрутив вихрь из мельтешащих топориков, прорубил путь Рою. Мастер кирки вогнал свой инструмент в голову очередному скелету, и подскочив к Штурму, выхватил из ослабевшей руки махайру. Вспыхнули руны на чёрном клинке, блеснула короткая молния, и последний банши развоплотился, под действием оружейной магии.
   Гномы ушли в глухую защиту, сберегая растраченные силы и дожидаясь меня. Прикончили оставшихся скелетов без затей.
  
   Много минут переводили дух у захваченного монолита. Столбик 'Выносливости', обычно заполняется минут десять, если поесть. 'Здоровье' - вшестеро медленнее. Аура Штурма, начального уровня, потому лечила на единичку каждые шесть секунд, при нашей толщине, выходило медленно.
   Потом развеивали тела скелетов. Я, Штурм и Рой поднялись на поверхность. Франк коснулся монолита, переводя золотоносную шахту под мою юрисдикцию. Так безопаснее, на случай, если коварный древний вампир расставил некро-фугасы.
  
   Окончательно придя в себя, оставили Секирыча на страже, разобрали кирки и взялись колотить золотоносную породу. Часа через два приковыляла наша пионерия, озадачившаяся устройством долговременного лагеря.
   Плюх и мастерицы кирки взялись за копь по стахановски. 'Удача', нашего знамени и талант мастера кирки сложились, принося нам больше золота, чем ожидалось.
   В твердыне, Цифра практически закончила вторую стенку, в туннеле, ведущем на верхний план. Дофтхи с молниемётом и грифонами, хорошо усилила гарнизон.
   В твердыне стало безопаснее, потому растратил перезарядившийся 'Портал исхода', переместившись вместе со Штурмом, Франком, Роем и Секирычем к дальней деревушке, где ночевал Войд.
   Монет скопилось достаточно, чтобы перевести обелиск поселения в гномий и нанять всех доступных пионеров, числом в полдюжины, ими усилили караулы.
   Разместились в одной из избушек, уплотнив набившихся туда нордов. Чтобы проспать необходимые восемь часов для получения максимального опыта за свершения прошлого дня, ко сну отходили около девяти вечера.
   За час до полуночи меня разбудил стук в дверь избушки. Навык пробуждаться, от подозрительного шума в "охранной зоне", выработался у моего оригинала ещё в советском реале, доставшись многим дублям.
   Проверил через интерфейс, посты на местах, красных маркеров угроз не наблюдается. За дверью стоял мой пионер нового призыва. В почте наблюдалась пара непрочитанных писем от администрации Игры.
   Кивнул Секирычу, вопросительно взглянувшего на меня, и минотавр приоткрыл дверь, пропуская вестника.
   - Ярл, творится странное, звездопад сильный! - доложил пионер, чуть растерявшись пред множеством зрителей.
   Перескакивая через пробуждающихся гномов, выбрался наружу. Штурм, что спал богатырским сном, даже не шелохнулся, будить его не стал, а вот Рой шустро вскочил, взявшись сопровождать.
   Оказавшись снаружи, принялись осматриваться. Вдруг, небо над головой расцвело фейерверками.
   - В укрытие! - проорал я испугавшись.
   Может оно и красиво, но очень уж напоминало разрывы шрапнели, вот прилетит стальной шарик в темечко или не прогоревшая селитра в глаз, мало не покажется. Ауру 'Боевого единства' включил на автомате, заставив присутствующих вскинуть щиты или искать спасения под карнизами построек. Обошлось. Это действительно оказался праздничный салют, затеянный игровой администрацией.
   Пока сопровождающие любовались, как снежные просторы искрились разноцветными всполохами и поглядывали по сторонам, взялся изучать письма.
   Первое называлось "Штраф за сговор" и сообщало, что проверка игровой администрации нашла, ещё двух участников Партии, знамя коих, идентично моему. Потому всем нам урезали число возможных построек в замках на три.
   "Значит, построить смогу не двадцать одно здание, а только восемнадцать" - прикидывал я, чего лишился.
   Но скверная весть несла хорошее. Теперь известно, в эту Партию вписалось два моих дубля или соклановца. В провокацию или наличие дурных почитателей верилось слабо.
   Второе письмо именовалось: "Рождественская ночь".
  В Партии сезон длится неделю, и сейчас как раз серединка зимы. Мне предлагалось необязательное задание. В течение часа следовало найти и нарядить ёлку или альтернативное растение. Ровно в полночь дерево исчезнет, вместе со всеми украшениями. Взамен некий Дедушка Мороз, оценив старания всех участвующих в затее игроков, пришлёт подарочки.
   Витиеватые поздравления от администрации 'с Новым годом, годом Жареного петуха' перечитал дважды, перебирая разные смыслы расхожих фраз, и принялся звать героев на селекторное совещание.
   - Это отличное приключение. Надо уважить дедушку! - проявило энтузиазм большинство.
   Искать подходящее дерево долго не пришлось, тут их целый лес. Недалеко от торгового терминала нашлась особо пушистая ёлка подходящих размеров, стоящая обособленно.
   - Жаль, нет пленных орков, знаете же, что в Швеции, времён викингов, в ранней Германии, и не только, ёлки священной роще украшали пленниками, вернее частями тел и внутренностей таковых. Красотища! - кровожадно огорчился Штурм, припомнив своих обидчиков.
   Я тоже знавал предания о старинном Дедушке Морозе, коего задабривали человеческими жертвоприношениями. Припоминалось и что-то про круговорот душ в природе, порталы между мирами и опасных привратниц. Известно, что ёлку на Руси почитали как древо мёртвых, обкладывая ветвями покойников, недаром, православные "радовались" реформам Петра, привешивая растение к потолку вверх тормашками. Впрочем, там столько мифов и толков, не исключающих друг - друга, что запутаться недолго. Однако, уважить Дедушку полезно.
   - Нет, мы светлые, вражеские кишки на ёлку наматывать невместно. Давайте привяжем к стволу некромёт и развесим на ветвях часть имеющихся у нас ресурсов, - предложил я.
   Идею поддержали. Единственное задумались, как обозначить, что чествуем именно Дедушку Мороза, а не форточника и вольноотпущенника Клауса.
   Штурм, с моего разрешения развесил на древе полный доспех хускарла, что я ему подарил у шахты с банши. К этому он присовокупил свои драные, кальсоны и рубаху в бурых пятнах крови бесов и своей. Прикинув, я сделал также, полностью избавившись от старого платья из перехваченных верёвками сильно посечённых кожаных лат керна. Рой приложил свой переколотый алый панцирь, доставшийся от демона и шлем драугра военачальника. Многие поступили подобным образом, украсив колючие, зелёные ветви трофейным оружием, ломаными элементами доспехов, потрёпанной одеждой. Разумеется, голым никто не остался, за эти дни мы потеряли и победили многих, кто оставил нам свои платья. Да и, пледы, прихваченные из твердыни, грели неплохо.
   - Чем добру пропадать, лучше Дедушке отдать! - веселились
  новоиспечённые дизайнеры.
   - А давайте факел "истинного света" на макушку привяжем! - предложила Димка, - Красиво же.
   Так Секирыч остался без фонаря на рогах.
   Два пионера из нового призыва расстались со своими фиолетовыми стёганками.
   Минут через сорок, ёлка была готова. Получилось даже красиво. Драгоценные камни и кристаллы ресурсов, что я вытряхнул из казны, красиво блестели в "истинном свете" факела, крепко привязанного к самой макушке.
   - Какая ёлка без хоровода! - взявшись за руки, мы образовали широкий круг, и пошли против часовой стрелки, распевая новогодние песни.
   - Будь здрав Дедушка Мороз, борода из вьюги, приготовлены дары для твоей подруги... - неслось над лесом, вдали подвывали волки.
   - Если к вам пришла беда отворяйте ворота, продавайте все одежды, как советовал Лука... - тянули поданные следующую песенку.
   Это мы намекали, что нам бы оружия, знаний. Я поглядывал на часы.
   - Дедушка, прими наш дар. Истинный свет на вершине ели подобен идеалу, за которым мы идём. Изрубленные латы, лохмотья в крови нашей и вражеской по имя честных ратных трудов. Материальные ценности, лишь средства, ибо лучше платить своим потом, чем кровью. Этот некромёт, как невместное зло, от которого мы ищем защиту, - зачитал я речь, после которой включил ауру 'Боевого единства' и все дружно грянули: - Раз, два, три! Ёлочка гори.
   На месте древа полыхнуло и громыхнуло. Нас отшвырнула, обдав ударной волной. Когда промаргались, в центре небольшой воронки, образовавшейся вместо рождественской ёлки, нашлась крупная коробка, перехваченная красивой пурпурной лентой.
   - Можно вскрывать, это типа сундука, - успокоили меня знатоки.
   Внутри коробки оказались шлем, книга и свиток, бережно завёрнутые в большие отрезы толстого шёлка. На самом дне нашлось десятка три конфет. Казалось, что получили мы меньше, чем отдали. Вынимал предметы по очереди, знающие комментировали.
   Я вертел в руках кожаный шлем керна, напоминающий античный глухой, коринфский, украшенный невысоким, ярко синим гребнем с встроенным в него фонариком. Глазницы были затянуты прозрачной слюдой. Имелась странная нахлобучка у рта, с трубками, ведущими к утолщению на затылке и чем-то вроде шапейрона, выстилающего внутренности и ниспадающего на плечи. Догадаться о назначении сего шедевра не дали.
   - О! Это же шлем 'подводного дыхания' со встроенным фонариком 'истинного света', - обрадовался Штурм.
   - Для водолазов что ли? Зачем сухопутным гномам непрочный кожаный шлем? Фонарик конечно хороший, но героям без надобности, - удивился за меня Рой странному подарку.
   - Ну не скажи, попробую рассказать, как думал пресловутый Дед Мороз, отвечая на ваш запрос, - принялся пояснять в селектор Цифры Коркра: - поражение от ядовитого тумана, включая некромагию по большей части, происходит через дыхательные пути и глаза. Эта кожаная штука вроде противогаза. А фонарик не позволит ослепнуть в смрадном облаке.
   - Индрик, кстати. Позволь Коркра и Цифре изучить оный 'артефакт', может, получится наладить массовое производство улучшенных реплик. Пока что, прочность конструкции и дальность обзора сквозь слюдяное забрало, действительно, оставляют желать лучшего, - добавил своих соображений Штурм.
   Я уже достал из подарочного набора 'Книгу Ремесла', как именовала её система. Тут же пришло уведомление, о возможности сменить ранг на рунного тана, если активировать, то есть раскрыть этот увесистый фолиант. От возможности отказался, имея иные планы.
   По свитку тоже пришло сообщение, стоило взять тот в руки. Активация инициировала у снявшего печати героя способности к волшебству, если у того есть хоть толика маны, даруя ранг мага, талант к магии света и заклинание вызова магического 'Истинного Светлячка'.
   - А конфеты? - поинтересовался кто-то.
   - С ними просто, каждая увеличивает на единичку 'Выносливость', навсегда, - ответила в селектор Цифра.
   Подумал, что хорошо бы чем-то наградить всех подданных.
   - В честь Рождества, имеющуюся на данный момент казну, делим меж всеми поровну, а остаток Секирычу! - постановил я под одобрительные крики, закрывая лавочку.
   Улучшенная резиденция позволяла не перекладывать монеты из рук в руки, а сразу начислять на счёт моим подданным. С золотом у меня туго, каждый получил по три монетки, а минотавр лично в лапы - семь. Для воинов и мастеров это мелочь. Но мало - ранговым приятно, хорошо заправиться пивом в таверне хватит.
   - Книгу получит Коркра. Шлем, потом они с Цифрой разберут. Свиток Дофтхи. А конфетки, извините, все мне. После того как храм Единственному отстрою и паладином Аулэ стану съем лично, - распределил я подарки, складывая обратно в коробку, - Кстати, Войд, отдай-ка мне 'красную таблетку'.
   Хорошая горсть конфет обещала поднять мне "Выносливость", пунктов на тридцать, а 'красная таблетка' 'Здоровье' на десяточку, когда придёт время.
   - Найдите мне подходящий мешок. Секирыч, ты вон какой здоровенный, таскай пока на себе эти ценности и береги, - распорядился я.
   Участники банкета, обделённые призами, возможно пригорюнились. Но моральный дух не упал, видимо компенсировался зрелищем и распределением казны.
   - Теперь всем, кроме часовых, спать, ночь на дворе! - закончил мероприятие.
  
  
  
  Глава 24 Четвёртый день первой недели.
  
   Остатки ночи пролетели незаметно. Урочный час проспали, запасая сон впрок следующих суток. Правила допускали и такое. Только вот за недосып в правильное время заметно срезался дополнительный опыт предыдущего дня.
   Пока разоспавшиеся подданные приходили в себя, устроил селекторное совещание, чтобы определиться с планом дальнейшего строительства. До конца этой недели оставалось четыре дня.
   Особенности замка гномов таковы, что военная ветвь зданий для тренировок независима от промышленной. Но каждая следующая постройка направления требует фортификационных улучшений всего поселения. А вот фортеция базового уровня очень уж дорога, требуется двадцать тысяч монет, а к тому, два десятка мер руды и древесины. Благо, что четверть с небольшим, от требуемых ресурсов мы уже скопили.
   - Индрик, понятно, что ты хочешь на первой неделе отстроить кернов, чтобы всех в шарпшутеры со снаряжением тренировать и подмастерьев с наковальнями, чтобы сразу производство наладить. Варианты с проскоком до хускарлов или до мастеров, уже не тянем. Да и на твой план, будем в шахтах пупки рвать, а монет всё одно едва наскребём. На тренировки точно не хватит. Давай уж резиденцию до столичной доведём, а потом дальше прикинем, - советовало мне большинство героев.
   Нынешняя замковая резиденция приносила тысячу монет в сутки. Примерно столько ожидалось вытряхнуть из тушек диких импов, что ломились в укреплённый нижний туннель и гибли с упорством безумцев, коими и являлись.
   Около тысячи монет давала в урочный час золотоносная шахта, отбитая у банши. Она уже разрабатывалась и понемногу беднела. Две бригады гномов, в составе которых имелись мастера кирки, под предводительством знаменосной Димки, с бонусами морали и удачи, посменно, с превеликим усердием выколачивали золотую руду. Их трудами, предполагалось ко второй половине дня пополнить казну на пять-шесть тысяч. Но 'стахановский' темп, возможно, поддерживать сутки, затем работникам потребуется хороший отдых. Надлежало выслать к рудникам пополнение. Взяться за разработку железной руды и лесозаготовки.
   Пока размышлял, где взять или как перераспределить кадры явился отряд Карла, притащив здоровенную тушу косматого зубра. Среди нордов оказалось немало изрядно помятых, едва оклемавшихся подранков.
   - Задача выполнена ярл, зубр добыт! - бравурно доложил Карл, прихрамывая и картинно придерживая сломанную руку в лубке.
   - Тяжело такого зверя добывать. Пики и алебарды он почти все переломал, а луки наши шкуру его толстую не берут. Обоих пикинёров затоптал насмерть, многих охотников покалечил. Этот телок ещё невелик и отдельно от стада шёл, - печально продолжил докладывать егерь, оптимистично испросив: - Мне нужно больше людей и оружия, тогда дело пойдёт на лад.
   - Однако, - оторопел я, потянувшись, чтобы почесать затылок.
   Казалось бы, безопасный охотничий промысел обернулся потерями людскими и материальными, как за хорошую стычку с мобами.
   - Индрик, ты Карлу не верь, особо. Наблюдал я его охоту по карте. В тактике посредственность, хоть расшаркиваться умеет красиво, паркетный интриган, напоминает мне кое-кого, - грубо перебил докладчика Штурм.
   Карл напрягся, но смолчал, продолжая оптимистично улыбаться.
   - Ладно, отогревай и лечи людей, с охотой завязываем, - приказал я ему, отвернувшись: - Эй, Брусника разделай тушу. На сколько луков хватит добытого?
   - Либо один действительно хороший лук или, возможно, два средних. Готово будет, через двое суток, - практически сразу ответил мастеровитый егерь, придирчиво осматривающий тушу: - Тут мяса доброго с полтонны и шкура отличная, дозволь приступать?
   - Погоди. Раз с охотой завязываем, то готовьтесь, пакуйте ценное. Через десять минут уйдём все порталом, - измыслил я, решив напоследок взглянуть, что предоставляет торговый терминал.
   Из всего, небогатого ассортимента выбрал два простеньких лука по пятьсот монет каждый. Дорого очень, но пора бы уже опробовать тренировку пионерии в стрельцов.
   Упаковав тушу зубра, так чтобы протащить в портал, закинув на плечи нехитрое имущество или подхватив детишек, подданные изготовились к переходу.
   Ещё раз, убедившись в готовности всех, открыл врата.
   Вскоре мы оказались рядом с нашей твердыней. Маленькая, но весьма приятная радость, вернуться в 'родное гнездо', лично найдя его совершенно целым.
   Оказавшись под высокими сводами отдыхать не стали.
   - Карл, возьми одного егеря и двигай через мост тролля. Обойдёшь гору с запада, разведаешь местность, глянешь, что там с гнездом грифона, - услал я не особенно довольного моим приказом наёмника.
   Дофтхи, получила свиток магии Света, подаренный Дедушкой Морозом, став полноправным магом. Это подняло её запас маны до сотни. Увы, без магической башни или книг она познала единственное заклинания 'Истинный светлячок', впрочем, для разведчицы годное.
   Свойства замковой смотрительницы Дофтхи:
   Бретонка, расовая особенность: на 20% снижен урон от любой магии.
  Уровень героя: 5 (Класс: светлый маг)
  Здоровье: 60
  Выносливость: 50*50%('Неутомимость')= 75
  Запас маны: 100
  Скорость шагом: 5
  Таланты (6 из 7)
  'Полёт на грифоне' - Средний уровень. Увеличивает на 20% скорость, манёвренность и переносимый вес для используемого грифона.
  'Любимая копьеметалка' - Экспертный уровень. На 30% увеличивается скорость, точность и настолько же снижается усталость при использовании копьеметалок.
  'Неутомимость' - Средний уровень. На 50% увеличивает 'Выносливость'.
  'Бой средним мечом' - Базовый уровень. На 10% увеличивается скорость, точность и настолько же снижается усталость при использовании одноручных мечей.
  'Зоркий глаз' - Средний уровень. На 50% увеличивает радиус обзора. (На экспертном уровне увеличение будет 100%. К примеру, для людей радиус чёткого взора днём 500 метров, а с этим талантом будет до 1000)
  'Школа Светлой магии' - Базовый уровень. Доступны заклятия светлой магии. За каждый следующий уровень таланта траты маны на заклятия снижаются.
  Магическая книга: Изученное заклятие 'Истинный светлячок' активация 10 единиц маны, поддержка 1 единица в минуту' - работает как факел истинного света с возможностью левитации в радиусе 100 метров от мага
  Приписанные артефакты (2 из 2):
  Посох шаровых молний
  Горный грифон
  
   Однако, без таланта 'Мастерство магии', познание заклятий выше второго круга невозможно. Да и вышеозначенное мастерство, надо прокачать до экспертного значения, чтобы познавать заклятия высшего, пятого круга. Если оно, конечно, не узкоспециализированная драконова магия. Потому, особых достижений на поприще мага я ни от кого из своих героев не ждал.
   Вскоре, довольная бретонка, включив на пробу 'светлячка', о двух грифонах умчалась исследовать восточное направление верхнего плана. Чтобы пернатые меньше мёрзли заботливые пионерки, за ночь, сшили им жилетки из пледов.
   Давно уже следовало озадачиться разведкой прилегающих к горе территорий.
   Каждая локация сорок условных 'километров' в диаметре. Оценил, что бретонка о двух грифонах преодолевая по восемь 'километров' в час, при обследуемом коридоре в полтора километра, летая расширяющейся спиралью, потратит на изучение одной локации масштаба двухсот часов. Разумеется, как только навык 'Дальнозоркость' прокачается до максимума, радиус обзора увеличится до километра и время сократится, но когда ещё то случится. Отписанные из слотов под артефакты грифоны теперь набирали опыт. Пусть только уровень в сутки, но силёнок заметно прибавилось, отдыхать требовалось реже.
   С воздуха леса тщательно не рассмотреть. Однако, задача решалась проще. Деревеньки с сундуками и обелисками, а также прочие памятные места, соединялись тропинками. Наперво, стоило исследовать сеть имеющихся дорог.
  
   Рой, как мастер кирки, возглавил два десятка пионерии, усиленные парой рывковых кернов, с коими убыл в помощь Димке, прихватив с собой остатки горнодобывающего инструмента.
   Оставшиеся егеря разместились у твердыни, для дневного наблюдения за окрестностями верхнего плана.
   Длинные луки йоменов, короткие егерей и прочие стались под горой. Пионеркам, оставшимся в твердыне, вменялось тратить не менее восьми часов на тренировки с чем-либо из этого оружия. За обучением приглядывала Скарлетт. Сначала тренировались по чучелам, потом били в перекошенные от бессильной злобы морды импов, что мелькали за амбразурами прохода на нижний план. Впоследствии, оказалось, не ошиблись, неуклюжие ученицы испортили практически все луки, но за сутки обрели по стрелковому таланту, став пригодными к производству в шарпшутерши.
   Брусника, вместе со Смолячком и парой искусных нордок, взялись за разделку туши зубра. Так можно изъять существенно больше, нежели если развеять героическим навыком. Рога, некоторые кости и натруженные сухожилия задних ног пошли на изготовление пары составных луков, годных для тренировок. Просохли они, став пригодными к употреблению, только через пару дней. Но северные мастера не теряли время, починяя мелкие поломки луков неудачливых учениц. Для трудов им выделили коморку при тронной зале. Мясо зубра отправилось на кухню таверны, изрядно дополнив ассортимент блюд, а крепкая шкура сгодилась на несколько простых щитов.
   - Эдгард, для тебя есть особое предложение, - отозвал я бретонского рыцаря в сторонку: - Всех бретонцев я желаю формально уволить, чтобы 'мораль' популяции не просаживали. Ты будешь их вождём. Также возьмёшь с собой всех свободных северян, и отправитесь на лесоповал верхнего плана. Платить буду маленькое жалование, отдельно за каждое готовое к употреблению бревно и премию, если к завтрашнему вечеру заготовите не меньше двадцати мер древесины.
   Бретонский рыцарь не возражал, лишь уточнили размеры выплат. После чего практически все люди засобирались на лесоповал. В распоряжении Эдгарда оказывалось около сорока человек обоего пола. Более чем достаточно, чтобы за полутора суток, интенсивно работая в три-четыре смены, заготовить запрошенное количество леса.
   Затеял непростой разговор с нордами, о том, чтобы сдавали детей в пионерские ясли при твердыне, а сами отправлялись вместе с бретонцами рубить лес. Обрисовал в радужных красках перспективы. Замученные переходом люди практически не роптали. Ситуацию упростило то, что названные родители, не имели сильной привязанности к ребятне, которую получили в нагрузку три дня назад, когда началась эта игровая партия.
   Дети разных народов, что остались на попечении пионерок гарнизона чувствовали себя вполне комфортно, в этаком детском саду - интернате.
  
   Отчасти, затеянное мной, напоминала янычарство из реальной истории. Но именно, отчасти. Ибо, в янычар забирали наиболее здоровых детей из видных православных семейств оккупированных территорий. Не маленьких, а тех, которые вполне могли позаботиться о себе. Первое время эти 'младшеклашки' являлись обыкновенными заложниками, чтобы родители не партизанили. Подрастая, воспитанными в соответствующих традициях, бывшие узники превращались в грозных воинов, верных персонально владыке. Отсутствие родственных связей в титульном народе государства делало их отличными карателями всевозможных внутренних бунтов. Подобное не ново, практиковалось ещё до пирамид, хоть, возможно, с меньшей проработкой методик. Таким изощрённым коварством решалось множество проблем. Ни о каких сиротах там речи не шло. Голодранцев, и так, имелось множество, их судьбы редко кого трогали. Дети нищих или настоящие сироты росли впроголодь, потому получались заметно слабее физически, и военному делу подходили мало.
   Виртуальный мир, больных не плодил, но с хорошим питанием детишки получались выше и краше.
   Все мальцы, выросшие под сводами твердыни и воспитанные гномами, через неделю получат статус 'пионер'. Расу они не поменяют, но на них начнёт распространяться мой талант 'Вождь пионеров', поднимая дух, а также тренировки учителей и сооружений. Даже с орчат будет толк. Характер рождённых тёмными, генетически скверный, но правильное воспитание может отчасти выправить их чрезмерную агрессивность. Впрочем, нас ждёт большая война, где любой драчун сможет заняться любимым делом. А главное, юные гномы, играющие с орками, легче адаптируются к столкновению с оным народом.
   Весомым аргументом в уговорах, спрятать всех детей в твердыню оказались волки. Именно эти косматые зубастики, норовили незаметно подкрасться, неожиданно наскочить, ухватить ребёнка с санок за горло и очень стремительно волочь в лес, где быстро съесть. Удивительно, что волк, закинув добычу себе на спину, мог долго бежать, что пешие не поспевали угнаться. Действительно, при своём среднем весе от сорока до семидесяти килограмм, волк мог бодро нести груз в половину от своей массы тела. Потеряв несколько ребятишек, мои подданные люто возненавидели волчье племя. В реальности волки тоже совсем не безобидны, обладая схожими повадками, актуальными в голодные времена.
  
   Однако, нордов больше печалило не то, что их дети будут воспитываться пионерками, а верховенство нейтралов бретонцев. Впрочем, несколько монет каждому и рыцарский статус Эдгарда, окончательно воодушевили северян.
  
   Как только суетливая толпа людей покинула твердыню, засобирался сам. Со мной отправились герои: Войд, Штурм, Франк и верный Секирыч. Мы обогнали обоз Эдгарда и поспешили к большой деревне наёмников, по пути найдя и прихватив с собой пару дежуривших на лесопилке пластунов.
   Несколько часов скрипел под ногами снег, мороз щипал за носы и норовил залезть под пледы. Мы упорно продирались по занесённой снегом тропе.
   Потом заметили дымок, поднимающийся из трубы избушки старосты, заброшенной нами большой деревни.
   Насторожившись, отправили пластунов разведать. Картинка показала, что там разместились орки на варгах. Видимо, последние выжившие гвардейцы из банды орколорда. Отпускать живыми профессиональных налётчиков не хотелось. Мы разделились. Штурм обошёл деревню с востока, Войд с севера, каждого из них прикрывал пластун. Я, Франк и Секирыч, изготовились напасть с юга, со стороны дороги к твердыне. По моему сигналу дружно блокировали все имеющиеся проходы. Варги нас почуяли, но перескочить через частокол были не в состоянии. Быстро выскочившие из избушки и оседлавшие их орки, затеяли скачки среди построек, в поисках лазейки. Франк и пластуны, оседлав частокол, метали топорики, иногда успешно, пока те не закончились. Секирыч, отправленный в атаку, ловил врагов среди хижин. Два варга с седоками взялись прорываться мимо меня. Ближайшего волка переростка успокоил люцернским молотком в голову. Другой удрал, унося завывающего орка.
   - Хотя бы так, одиночка менее опасен, - успокоил я себя, потирая ушибы от рухнувшего на меня мёртвого варга.
   К моей удаче, всадник этого огромного волка, сломал шею, при падении.
  
   Сюда мы пришли ради нетронутых деревенских обелисков. Потому, растратив, две тысячи шестьсот монет, я обратил их в гномьи и нанял всю доступную команду: десяток пионеров с горными инструментами и двух кернов метателей топориков в полной амуниции.
   Отдыхали, ожидая перезарядки 'Портала исхода', полагали вернуться под своды твердыни.
   - Я нашла поселение при верфи! - радостно сообщила в селектор Дофтхи, изменив наши планы.
   - Покружи пока, - ответил я, открывая виртуальную карту.
  
   Горный ручей, что рассекал плато у горы, оканчивался водопадом, низвергающимся в небольшое озеро, которое образовывало залив полноводной реки, что огибала наши владения с востока и стремила воды куда-то на юг.
   На живописном берегу этого водоёма примостилась маленькая деревенька бретонцев в стандартные три дома. Рядом располагалось сооружение, верно опознанное Дофтхи как верфь. В нём, насколько я знал, имелся монолит выкупа небольшого гребного судна.
   За полётом бретонки наблюдало несколько аборигенов в чёрно - алых накидках нейтралов.
   - Сейчас будем, - заключил я, подготавливая 'Портал исхода'.
   Вскоре, наш отряд в полном составе выгрузился недалеко от поселения. Переговоры по бесплатному присоединению прошли успешно. Ещё бы, наш отряд значительно превосходил местный. А Войд, с прокаченной 'Дипломатией', сиял медалькой, что дополнительно улучшала оное свойство.
   Здесь обитали бурлаки, это не нация, а специализация. Возглавлял местную братию добрый молодец, с лихо закрученными усами, по прозвищу Чапай. Насколько понимаю, у волжан в реале, это слово значит 'хватай'. Любимым его орудием оказалась чебурашка утыканная гвоздями. Этакий моргенштерн, но из деревянной колобашки на длинной верёвке, коим любой бурлак владел виртуозно.
   Выяснилось, что этих людей наняли орки на варгах, что явились сюда, в то время, что мы сошлись с орколордом на 'узкой тропинке'. Зелёнокожие выкупили в обелиске крестьян. Но как только орколорд пал, позарились на девиц, убили кого-то из детей и сцепились с бурлаками. Бой вышел лютым, израненные орки, потеряв одного, удрали. Нанятые ими в обелиске крестьяне разбежались. Их, одетых в характерные чёрные балахоны нашли только весной, случившейся на следующей неделе, когда оттаял снег, обнажив объеденные зверьём трупики. Но и обитатели верфи похоронили многих друзей. Судя по описанию, именно тех орков мы прикончили в деревне наёмников. Далеко же они успели перебраться за сутки.
   Системе важно, что я присоединил этих людей к себе официально, заодно почувствовал их аурой.
   В верфях заказал ладью. Принцип таков, одна верфь - одно поддерживаемое ей судно. Есть уловка в том, чтобы подломить румпель, тогда кораблик окажется списанным и можно нанять ещё один, и так каждые сутки. Но такие лодки стремительно ветшают, лишившись автопочинки. Впрочем, если враги сломают монолит верфи, та же участь ждёт приписанное.
  
   Отправил Дофтхи на юга-запад дальше от побережья. Сами же, погрузив на сильно осевшее судно всё уцелевшее население скромной деревушки и наш отряд, с бодрыми песнями, взявшись за вёсла, пустились вниз по течению.
   - Эх, податься, что ли в ушкуйники, а реку назвать Итиль! - восторгался я видами.
   Припомнилось, что слово 'укша' переводится с какого-то поволжского как 'добыча', 'хабар', 'лут', 'монеты', а вот на новгородском две буквы могли переставить, назвавшись 'медвежатниками'.
   - Чего бы и нет, дело привычное, обучу, если надо, - отвечал Чапай.
   Пока плыли, Отряд Роя достиг золотоносной шахты, сменив уставшие бригады.
  
   Струг неспешно огибал мои владения. Водная гладь вела на юго-запад. Середину реки рассекала странная уходящая в небеса сфера из полупрозрачных шестигранников. За ними, границы локации резко обрывались. Снизу, под плещущей на 'алмазные' грани рекой, расстилалось тёмно-синее небо, густо покрытое ясными звёздами. Этакий конец мира.
   Через несколько часов достигли южной оконечности моих владений. Тут на небольшом мысе у пляжа, очень уж похожего на тот, с нижнего плана, где принял плен Штурм, обнаружилось кладбище и копи с драгоценными каменьями.
   Высадились, устраиваться на ночлег. Растратив тысячу шестьсот монет, превратил кладбищенский обелиск в подгорный, наняв положенную шестёрку юных пионеров.
   Умка и Рыжик вернулись из края 'вечной охоты', их отписали из слотов под предметы, чтобы отныне набирали опыт. Медведи озабоченно ходили по кладбищу, обнюхивая надгробия.
   Однако, мои шахтёры славно потрудились. Нашлось пять тысяч, чтобы отстроить в твердыни резиденцию предшествующую столичной, называемую 'палатами тана'. Завтра мой автоматический замковый доход возрастёт до двух с половиной тысяч.
   - Тут в оружейке возник полный комплект для пешего ударного тана! - порадовала меня по селектору Скарлетт.
   Теперь я знал, как приодену Штурма. По уточнённым сведениям в наборе имелся неплохой меч, который возжелал гном - паладин.
   - Хочу предупредить, - обратился ко мне Штурм, подумав: - Я точно не уверен, но судя по повадкам, вспомнил Карла или его двойника. Хитёр он как змий и может переметнуться, если посчитает выгодным.
   - Вовремя предать, значит предвидеть! Эта мудрость ныне прославляется в реале, - пошутил я, припомнив доску известному барону, кавалеру высших орденов каждой из воющих сторон: - Догадываюсь, как егерь технично слил пикинёров Фридриха. Однако, деваться ему пока некуда.
   В Партиях частенько 'боссы места', это неудачливые копии каких-то игроков. У тех может быть много дублей, даже среди ярлов. Доведись 'юниту' узнать во встречных родственные души, может переметнуться. Пригляд за чужаками необходим особый.
  
   Покемарили пару часов, дожидаясь отката 'Портала исхода'. Хотел перекинуть бретонцев к лесоповалу Эдгарда, но Чапай отказался.
   - Давай мы лучше на этой ладье плавать будем, разведаем берега, порыбачим, накоптим рыбки, на славу, - предложил он.
   Я согласился, во флоте резон вижу, рыбу люблю, продовольствия, которое генерировала замковая таверна, не так много и стоит разнообразить. Сошлись на отчуждении банды Чапая, дабы как Секирыч и люди Эдгарда 'мораль' не просаживали. Теперь все бретонцы, формально не мои, хоть жалование из моих рук и верность с их стороны оговорены.
   Сильно полегчавшее судно, лёгкое на манёвр, отчалило от покрытого коркой льда берега, унося вниз по течению Чапая с парой товарищей бурлаков, их бретонками и пионерами, выделенными, чтобы постигать азы бурлацкой науки, приглядывая.
   У месторождений оставил кернов из деревни наёмников с пластунами, дабы от хищников отбились и автоматический ресурс капал. Кристаллу и мера драгоценных камней в урочный час лишними не будут.
  
   Как зарядился 'Портал исхода', ушли к золотой шахте, где новые пионеры сменили прежних шахтёров, дабы ручеёк добываемого золота не прерывался. Нашлись свободные трудовики, начавшие разработку разорённой железной шахты неподалёку.
   Уже в сумерках, освещая себе путь 'истинным светлячком', прибыла Дофтхи, не найдя в разведке ничего примечательного, разве что пристрелив какого-то подвернувшегося урукхая. Видать немало их ещё скрывалось в лесах.
   Спали урывками, но так, чтобы накопить положенные восемь часов, не схватить ослабления за недосып и не потерять дополнительный опыт. Немного поработал в забое лично, получив новые впечатления.
   В ночи заявился измотанный Карл с докладом. Его напарника в пути сгрызли звери, а гнездо грифона вместе с прилагающейся деревней оказалось разрушено. Умение этого егеря терять подчинённых, выживая самому, начинало меня напрягать. Придумал назначить деятеля в охрану шахт, не дав никого в подчинение. Ночью пусть спит, а днём за округой присматривает, люди при свете Солнца видят дальше.
   Мысленно пересчитал все известные мне деревни с обелисками и нашёл, что открыты все. Значит, до следующей недели популяцию более не пополнить. На нижнем плане наверняка постарался орколорд, собрав все ресурсы.
   В моём распоряжении имелись:
  
  Герои: Рой, Скарлетт, Войд, Димка, Урсин, Франк, Цифра, Штурм
  Дофтхи - замковый смотритель (локальные герой)
  Кандидаты: Коркра (подгорный мастер молота), Плюх (подгорный мастер кирки), Капут (хускарл), Секирыч (королевский минотавр), Акулина (шарпшутер), Эдгард (бретонский рыцарь), Тишин (керн Штурма, эксперт по топорикам), Карл, Брусника (егеря из нордов), Чапай (бурлак из бретонцев)
  Рывковые керны -4, Деревенские керны -2, Хускарл -1, Мастерицы кирки санитарки-2, Мастера молота-2, Пластуны-2, Пионеры-49, Пионерки-30, Бурлаки -2, Бретонцы- 2, Бретонки-11, Егеря 3, Норды - 10, Нордки - 20, Дети: (Гномы-15, Бретонцы-28, Норды -37, Ороки-3)
  
   Больше сотни разумных в подчинении, которые к началу тотальной войны, возьмут под сорок уровней. Такое число ожидаемых ветеранов внушало оптимизм. За планами забылся сном, прикорнув у золотоносного рудника, притулившись к тёплому боку Умки.
  
  
  
   Глава 25 День пятый. Лики врагов.
  
   Ближе к утру перезарядился 'Портал исхода'. Забрав с собой рейдовый отряд героев и пионерок, коих следовало учить стрельбе, вернулся в твердыню.
   Обновлённая резиденция позволила немедленно возвести Коркра в замковые смотрители. Вручил ему книгу 'Рунного Ремесла'.
   - Давай лучше прибережём учебник. Использую его после перерождения. В пещерах импов наверняка есть ящик Пандоры. Я хоть и локальный, но формально герой. Советую поскорее догнать резиденцию до столичной, сделав смотрителем Секирыча. А потом протащить всех нас через перерождение, - предложил гном с умными, фиолетовыми глазами.
   Я одобрительно кивнул головой, планируя ровно тоже.
   Исследование шлема 'водного дыхания', также, отложили до лучших времён, сложив всё ценное и пока не нужное в резиденции. Мешок Секирыча нагрузили головами големов, пригодными для восстановления.
  
   Штурм примерял новые доспехи, пробуя баланс щита и меча. Комплект ударного тана, возникший в оружейной комнатке тронной залы, пришёлся в пору. Пластинчатый доспех, гномьего образца, в сочленениях которого проглядывал стёганный поддоспешник из пурпура с оранжевым кантом, смотрелся шикарно. Надеюсь к тотальной войне приодеть так заметную часть своего воинства. К тому же, кираса тана являлась артефактом, поднимающим 'Здоровье' надевшего, аж, на двадцать единичек. Латы дополняла пехотная юбка, обеспечивающая дополнительную защиту до колен. А вот бронь для питомца - медведя отсутствовала.
   - Хорошее, но слишком лёгкое, - жаловался тан, пробуя новое оружие.
   Действительно, меч рассчитан на юного, только что тренированного из пионеров тана, у коего 'Здоровья' всего сто двадцать единиц, а у Штурма, теперь хорошо за двести.
   Кроме длинного меча и круглого стального щита из оружия в комплекте оказался рожон, да пара небольших франциск, превосходной выделки. Древковое перекочевало в банду Митяя, наверняка Акулине отдаст. Изящные топорики поделили Франк и Тишин, как лучшие метатели.
   Прикорнули на несколько часов, дожидаясь рассвета.
  
   Видя, что я проснулся, пионерки засуетились. Ко мне подошла депутация, возглавляемая Скарлетт.
   - Ярл примерь обнову, - поднесли мне стёганые штаны и прочную куртку из шёлка, что нашли в подарке Деда Мороза.
   Я с благодарностью взял подношение.
   - По прочности, это лучше брони кернов, вот только жёсткости не хватает, зато движения не сковывают, - прояснила Скарлетт.
   Вспомнилось, как шёлковые латы ценились в реальной истории, будучи сродни кевлару.
   - С обновкой! - поздравил меня Штурм, испросив дозволения открыть калитку на нижний план, чтобы размяться и опробовать своё новое снаряжение.
   Получив одобрение, ударный гном отправился шинковать импов, скопившихся в туннеле. Толпа краснокожих, едва не затоптала героя, но он остался доволен. Быстро уставшего ударного тана сменил Урсин, которого страховали хускарлы и прочие бойцы. Закончив кровавую жатву и приступив к сбору трофеев. Монеты нам пригодятся.
  
   Цифра подлатала поцарапанные укрепления, а потом вписалась в команду Брусники, починяя сломанные при тренировках луки и стрелы. 'Маг школы Земли', это своего рода 'три-де' принтер, способный создавать из камней предметы. Прочность и гибкость произведений Цифры оставляла желать лучшего, но в отсутствие мастерских, и то польза.
  
   - Четырнадцать пионерок получили талант в стрельбе и годны для перевода в шарпшутеры, - рапортовала мне Скарлетт.
   Однако, после издевательств неумелых учениц над вверенным им оружием, число луков, годных для следующей партии тренируемых сократилось до семи. С починкой всего поломанного наметились трудности. Уже завтра Брусника обещал подогнать два новых пособия из рогов и сухожилий добытого зубра.
   Проблема новых луков для учеников стала особенно острой. У егерей и йоменов мы давно выкупили всё, что могло пускать стрелы, успев половину сломать.
  
   Коротая время до отката портала, метнулся к лесопилке. Тут недалеко, потому решил прогуляться один.
   - Постой, - нагнали меня Франк и Тишин: - Невместно ярлу шастать в одиночку.
   Стоило перейти на другую сторону ручья по шаткому верёвочному мостику, и приблизиться к лесу, как дорогу нам заступили волки. Три косматых зубастика, весело виляя хвостами неспешно приближались.
   Вспомнил, что собаки так же изображают радость от встречи в преддверии скорой кормёжки. Похоже, волки даже улыбались.
   - Идите, идите, накормим вас сталью, - растянул я улыбку в ответ, приготовив люцернский молот.
   Казалось бы, неподходящее оружие для юрких тварей, но скорость у меня приличная, навыки владения молотками прокачены. Да и просто, интересно опробовать на волках именно это оружие.
   - Сзади, - шепнул Тишин.
   Я обернулся, от моста нас отсекала стая в десяток голов.
   -Ты последи за теми, что впереди, а мы этих францисками оприходуем, - предложил Франк.
   Встав треугольником, спина к спине, изготовились к бою.
   Стая вздумала навалиться разом, не тут то было. Навстречу волкам полетели метательные топорики. Каждый из моих телохранителей швырял острые франциски двумя руками одновременно, умело поражая цели. Снежные просторы огласил визг поверженных зверей.
   На этом противостояние закончилось, волки резво удрали, оставив на окровавленном снегу семь тел.
   - Четыре - три в мою пользу, - ехидно резюмировал Тишин, добивая подранков.
   - Да, тот волк отвильнул, вскользь прошло, - признал Франк.
   - Потому лучше их в прыжке, бить. Когда тушка летит, то отвернуть не может, - поучал Тишин.
   Развеяв поверженные тела стали обладателями семи монет, шкурок и детской погремушки.
   - Эти твари съели кого-то из ребятни, - лица гномом посуровели.
   Волк известный любитель выхватить малыша из санок и быстро тащить в лес, что не угнаться. Наибольшие потери от голодных косматых, понесли норды, но грустно было всем.
  
   Молча и без приключений добрались до лесопилки. Выкупил у Эдгарда заготовленные брёвна. Люди хорошо потрудились, выполнив существенную часть плана. Ещё полдня и у меня хватит древесины на отстройку начальной фортеции. Впрочем, кроме того, потребуется руда и много монет.
   Обрисовал бретонцу проблему с пособиями для обучения стрелков.
   - Зимний лес замечательно подходит для изготовления чего угодно, в том числе заготовок для луков. Возьмём вон те молодые сосны и ели, срубим, окорим, подсушим. Смолы в деревах зимой больше, оттого они сохраннее. Распилить бы 'брёвнышки' вдоль, как на дольки. Сердцевину пустить с внутренней стороны, на разгибание, заболонь с наружной, для упругости. Но пил нет, придётся колоть и тесать, брака выйдет много, - пояснил рыцарь известный ему технологический процесс, добавив: - Сейчас лес спит, луки останутся спящими, но живыми. Эх, жаль два дня потеряли. В начале зимы лес лучший, а к концу уже плоховат.
   - А как быть с тетивой? - задал я волнующий меня вопрос.
   - Думаю, купить на рынке подходящий шёлковый шнур труда не составит, - удивлённо ответил Эдгард.
   Я осознал себя 'тормозом'. Недогадливость и метания в планировании, привели к значимому производственному упущению.
   Передумав строить фортецию завтра, затребовал от бретонского рыцаря бросить все силы на заготовки для луков и стрел, обсудив оплату и премиальные.
  
   В задумчивости и предвкушении возвращался под своды горы.
   Телепорт перезарядился. Проверенным отрядом шагнули к фабрике големов. Штурм, Войд, Франк, Секирыч, да я, а ещё Дофтхи о двух грифонах. Медведей с собой не брали, теперь они не 'артефакты', могут погибнуть. Рыжика ещё вчера Штурм подарил Димке, а я оставил Умку для охраны твердыни. Отираясь у выхода на верхний план, мой медведь хорошо дополнял стражу, одним только запахом отгоняя возможных хищников.
  
   Похожее на куб, весьма технократичное с виду, сооружение по найму, починке и зарядке големов оказалось цело. За известную плату, 'как за новеньких', из трёх бронзовых голов с уцелевшим магическим контуром, что таскал в мешке Секирыч, воссоздали големов. Эти механойды особенно хороши, дабы дробить камни.
   Двинулись на север к изнанке горы и шахте банши этого плана. Дофтхи услали на север-восток, довершить поиск пещеры импов.
   Големы переставляли свои толстые бронзовые ноги так медленно, что мы изнывали от скуки, но следовали плану.
   В пути обнаружили погрызенные останки крупного стада пинки. Тут потрудились оголодавшие импы, впрочем, и тушек бесов нашлось немало. Развеяли героическими навыками всех, заметно компенсировав недавние траты.
  
   В шахту с могильными крикунами отправили на разведку голема. Этим бронзовым механизмам магия смерти безразлична. Недалеко от входа нашлось тело мёртвого орка. Вероятно, это орколорд, проверял, но посчитал себе не по зубам оное пристанище могильных крикунов. В глубинах пещеры, оказалось, пять надрывающихся в крике банши. Жаль, сложно закрепить магическое оружие в механической лапе, а интеллект механойда незатейливо прост. Умеет только колотить своими лапищами-кастетами, медленно и однообразно, как по горной породе.
   Впрочем, без прикрытия из мертвяков пять крикунов оказались 'толстому' Штурму, знающему 'Рывок' и 'Ношение брони', на один забег с быстрой раздачей смертельных ударов рунной махайрой.
   - Чуть не подох, от этих криков! Б%@$#! И таланты запорол, - ругался Штурм, покончив с врагами и получив уровень.
   Действительно, 'Здоровья' оставалось мало, а из умений, на выбор ему предложили защиту против нежити или особый навык боя этой самой махайрой. Пришлось брать второе. Но гном хотел оружие длиннее и тяжелее.
   В расстроенных чувствах герой коснулся монолита, активируя шахту к добыче. В сводах пещеры проступили вовсе не золотые, но железные жилы.
   - Вот непруха! - вовсе огорчился Штурм.
   - 'Всё моё, сказало злато, всё возьму, сказала сталь'. Не переживай, нам гномам в перспективе железная руда даже лучше, - успокоил того по селектору Коркра.
   - А ещё лучше мифрил, - заметил Франк.
   - На то 'Удачу' надо очень большую, мага специально тренированного и не только, - развёл руками специалист, 'понимающий суть'.
  
  
   - Взгляните, там же золотая россыпь? - воскликнула в селектор Цифра, наблюдавшая наши приключения.
   Теперь нам повезло. В игровых локациях ресурсы иногда встречаются россыпями. На карте их не видно, но обнаружив, герой может просто собрать, перекинув в казну. Так нежданно бывшие пещеры могильных крикунов обогатили нас пятью тысячами монет. Видимо так создатель уровня компенсировал два хороших сундука с сокровищами. Интересно, почему древний вампир, если получил примерно тоже, поспешил не ко второй шахте с банши, но избрал целью извести нас. Что значительно, как рояль в кустах. Прибыток гарантировал возможность улучшения резиденции к середине дня.
  
   Големов оставили в шахте, крушить породу. Эта троица обеспечит нам автоматическое начисление ресурса завтра в урочный час, а потом, сюда метнётся герой, оприходовать добытое. Импам, если заявятся, механойды неинтересны.
  
   Уладив дела, двинулись к твердыне, обходя гору с востока. Нагнали несколько десятков импов. Дикие бесы, увидели нас первыми и естественно бросились в самоотверженную атаку.
   Отметил себе на будущее, компенсировать близорукость гномов и телёнка. Например, водить с собой днём людей, а лучше эльфов. Пока же, мы уподобились носорогу, который плохо видит, но это не его проблемы. Неинтересно, описывать, как бывалые герои режут бесноватую мелюзгу.
  
   Вскоре, мы окрикивали часовых, чтобы не поймать арбалетный болт при подходе к калитке.
   Пока бродили, миновала первая половина дня. Увеличенные бригады Димки, добрали золотоносной руды, и теперь я мог строить 'палаты ярла', улучшив резиденцию до столичного уровня, а заодно, назначить третьего смотрителя.
   - Приступим, - произнёс я, усаживаясь на своё законное место, подгорный трон и активируя процесс.
   Улучшение резиденции сопровождалось особо торжественной музыкой. Шуршали камни, двигались стены, образуя в местах барельефов новые помещения. Сделалось заметно светлее, своды украсили маленькие огоньки. Над троном, вспыхнул улучшенный фонарь 'истинного света'.
   - Его не выдрать, он встроенный, а если, таки, извлечь, то работать перестанет, - упредил мои мысли присутствующий Коркра.
   Включив ауру 'Боевого единства', ощутил, как подданных переполняет праздничное настроение. От администрации игры пришло традиционное сообщение о повышение морального духа нации на сутки.
   Чтобы унять любопытство осмотрел помещения, примыкающие теперь к тронной зале. После всех улучшений тех оказалось семь. Помимо монолита управления локацией, оружейной комнаты, обнаружилось три спальных помещения с шикарными, мягкими, кроватями с отменным бельём. В шкафчиках нашлась парадная одежда в фиолетово рыжих цветах. Имелась комнатка под библиотеку с полками и подсобка для хранения ценностей.
   В обновившейся оружейной комнате нашёлся чудесный подарок, полный комплект вооружения рунного тана. Самым ценным, разумеется, оказался новенький молниемёт, вроде того с которым я начинал эту игру. Оную ручную артиллерию отдал Коркра, себе забрал действительно качественный молоток, больше пригодный для кузнечного дела, нежели для войны. Рунному тану система давала стальной открытый шлем с козырьком и шахтёрским фонариком, облегчённую кирасу, крепкие боты, прочные, но гибкие кожаные перчатки и длинный фартук. Такие подарки получил Коркра.
   Вернулся в центральный зал повеселевшим, заняв своё место на высоком троне.
  
   - Секирыч, нарекаю тебя таном лабриса и принимаю в замковые смотрители, - заранее согласовав, назначил минотавра локальным героем.
   Эдгарду не предлагал, но спрашивал. Он бы отказался, мотивируя, что рисковать и умирать не собирается, без командного селектора хорошо переживёт, а копить монеты на личных счетах наёмника и управлять людьми сподручнее так, как есть.
   В слоты под артефакты приписал минотавру какой-то ломанный хлам. При перерождении система даст за него несколько монет, иначе просто на выброс.
  
   - Индрик, я нашла пещеры импов! - прозвучал в селекторе радостный возглас Дофтхи.
   - Замечательно! Будем и разыграем ящик Пандоры? - предложил я.
   Штурм заявил, что не прочь переродиться ещё раз.
   - Надо бы профиль поправить. Только ты мне ауру паладина не на 'Здоровье', а на 'Выносливость' давай. В бою усталость быстрее приходит, а ранить нас врагам ещё смочь надо, - заявил он.
   Резон в том увидели.
   Вдобавок к прежней команде взял с собой Тишина, Коркра и двух егерей. Первый побудет телохранителем, второго ждёт перерождение, а глазастые люди сойдут за разведку.
  
   По готовности перенеслись к пещере импов.
  
   Шаровые молнии и бронированные герои не оставили бесам шансов.
  
   Шкатулка Пандоры начала свой отсчёт.
   Дофтхи и Коркра отдали мне молниемёты, проверив, что те не приписаны к слотам.
   Штурм расстался со всем снаряжением, оставшись в подштанниках. Секирыч стянул свою тяжёлую кирасу вместе с пехотной юбкой, вручил мне свой, видавший виды, покрытый подточенными зазубринами, лабрис и промычал нечто, интерпретируемое, как просьба сохранить его имущество. Глянув на оставшегося в одной набедренной повязке телёнка, Коркра тоже решил расстаться с одеждой. Дофтхи помялась, и передала на хранение всё, оставшись в нижней рубашке.
  
   Однако, обиталища диких импов оказались значительно богаче на трофеи. А может, внимательность и зоркость Дофтхи проявились в лучшей мере. Где-то под потолком, на небольшом карнизе, Бретонка нашла странную стену с едва заметной трещиной, разбив которую молотами, мы обнаружили небольшую пещеру, с богатой до крайности золотоносной породой.
   Секирыч подсадил нашего гнома, 'Понимающего суть'.
   - Это не россыпь, которую можно геройским навыком собрать, а именно жила, её колотить надо! - завил Коркра, оглядев находку.
   Рефлексировать по поводу возможных упущений в пещерах гоблинов не стали. Секирыч подсадил Штурма. Гномы, получив от нас с Войдом боевые молоты, принялись крошить золотоносную породу, по мере накопления, переводя ту в виртуальные монеты казны.
   - Это золото, как ящик с апельсином, на который ловят макак. Пандора скоро жахнет, сваливайте оттуда, - напомнила по селектору мудрая Димка.
  
   Я, Франк, Войд, Тишин и егеря грустно взирали на груду оружия и брони, которую следовало унести отсюда подальше. Грифоны что-то 'крякнули', расставаясь с хозяйкой. Одного, не забыли отписать из артефактов. И мы обрадованно посмотрели на найденную тягловую скотину.
   Крылатые питомцы не хотели покидать Дофтхи. Пришлось взять их на поводок и волочь за собой. Мы оставили избранных у искомого ящика, быстро уходя на запад по натоптанной импами тропе.
  
   -Привал! - распорядился я, выбрав подходящее место, за десять минут до активации ящика Пандоры.
   Расстелив на ровном месте плед, взялся обналичивать казну, перегоняя её в звонкие монеты. Каждый полновесный новенький золотой, выпадающий из моих рук, навскидку весил десяток грамм. За оставшееся время едва успел вывалить скопившееся, это несколько тысяч, рассыпавшихся сверкающей грудой. Штурм и Коркра вкалывали до последнего, и лишь секунд за тридцать, оставили свой благодарный труд, спрыгнули с карниза и заняли места у 'артефакта' перерождения.
  
   Малый ящик Пандоры сработал штатно. Земля содрогнулась от далёкого обвала. Грифоны тревожно забили крыльями, но быстро успокоились.
   Я размышлял, стоит ли дождаться отката портала, чтобы вернуться в замок и приписать возрождаемым героям полезные предметы, особенно молниемёты или лучше немедленно возвратить героев 'к бытию'. Если оставить заполнение слотов под артефакты на потом, то оно выльется в существенные траты. Но к началу тотальной войны, когда мои мастера сотворят нечто легендарное, однако же, опять придётся перепрописывать лучшие обновы за монеты.
   - Надо бы успеть сегодня шнурки для луков купить! А завтра поутру, ещё на тысячу, - вывела меня из ступора Димка.
  
   Это положило конец моим надуманным сомнениям. Немедленно взялся за раздачу уникальных талантов своим перерождённым героям.
  
   Штурм получил запрошенное. Остальное прокачает, опыт есть. Действительно, лучше вложиться в уничтожение неприятеля, чем полагать, как бы подлечиться, если вдруг ранят.
  
  Штурм (ударный тан)
  Уровень: 0
  Здоровье: 270
  Выносливость: 340
  Скорость шагом: 6
  Таланты (1 из 7)
  1. 'Аура Выносливости' - базовый уровень, каждые 3-ри секунды пополняет единичку запаса сил всем союзникам в радиусе 10-ти метров. (На экспертном уровне каждую секунду)
   Приписанный артефакт (0 из 1): слот пуст.
  
   При перерождении Коркра получил ровно туже ауру, что и Штурм. Так бригада под его началом сможет работать много продуктивнее.
   За имеющиеся изначально, повышенные и собранные героем за пять дней таланты система пожаловала 12 очков к распределению. Но возродившись, Коркра немедленно воспользуется книгой мастерства, став рунным таном. Гном станет толще и выносливее, а дублирующие друг друга характеристики не сложатся и пропадут. Потому я употребил все свободные очки на вторичную характеристику, увеличение персональной скорости реакции гнома.
   После активации книги 'Рунного Ремесла', новоиспечённый рунный тан получил свойства:
  
  Коркра (рунный тан)
  Уровень: 0
  Здоровье: 100
  Выносливость:150
  Магии нет.
  Скорость реакции +12%
  Скорость шагом: 5
  Таланты (2 из 7)
  1. 'Аура Выносливости' - базовый уровень, каждые 3-ри секунды пополняет единичку запаса сил всем союзникам в радиусе 10-ти метров. (На экспертном уровне каждую секунду)
  2. 'Рунное ремесло' - базовый уровень, позволяет накладывать на предметы простейшие руны, дополняющие свойства вещей.
  *Приписанный артефакт: слот пуст.
  
   С бретонкой оказалось проще и сложнее. Благодаря подарку Деда Мороза, она имела статус мага. Потому перерождение позволило взять 'драконову магию', ту, которая в три заклятия. Увы, набор выбрали за меня ушлые гейм дизайнеры, но комбинация устраивала, потому принял, влив побольше свободных очков в ману.
   Впрочем, по заклятию высшего уровня, пришлось порассуждать. На выбор предложили 'Вызов' могучего беркута, грифона или медведя. Беркут в воздухе, по скорости и манёвру раза в два превосходит грифона. На земле, медведь вчетверо сильнее первого и вдвое второго. Как бы некий аналог систем 'воздух-воздух', 'воздух-земля' и 'земля-земля'. Мои грифоны, аналог штурмовой авиации, с одной стороны им весьма пригодится прикрытие от вражеских истребителей. Гипотетически могучий беркут, способен повредить крыло даже дракону, что позволит моей эскадрилье удрать или пристрелить рухнувшую рептилию. Но для штурмовки марширующих колонн неприятеля, гораздо предпочтительнее десантировать призванного медведя в гущу стрелков и магов, не позволив вражескому ПВО работать по грифонам. Грозный медведь, в атаке чуть слабее орочьего бехемота, но крепче и бегает заметно быстрее, что позволит долго хороводить врагов.
  
  
  Дофтхи (герой маг - раса бретонец (20% иммунитет к любой магии))
  Уровень: 0
  Здоровье: 100
  Выносливость: 120
  Запас маны: 190
  Скорость шагом: 5
  Таланты (1 из 8)
  1. 'Магия пресветлого дракона' - базовый уровень. Уменьшение трат маны на заклятия в 10% за каждый уровень таланта. Доступно заклятие "Истинный светлячок". На среднем уровне, доступно заклятие "Ментальная защита" (наложенное на кого-либо действует пока не развеят, цена: 140 маны). На экспертном - "Вызов могучего медведя" (грозный медведь союзник вызывается на три минуты, цена: 270 маны)
  *Приписанный артефакт (0 из 1): слот пуст.
  
   Совсем неожиданно вышло с минотавром. Оказывается, в их расе бывают жрецы, в том числе адепты Светлой магии. Для телёнка королевских кровей оказалась доступным изучить 'магию пресветлого дракона'. Комбинация предложенных заклятий оказалась иной, но годилась. Очевидно, над Секирычем будут шутить, называя его 'священной коровой'.
  
  Секирыч (королевский минотавр - священная 'корова')
  Уровень: 0
  Здоровье: 180
  Выносливость: 210
  Запас маны: 70
  Скорость шагом: 8
  Таланты (1 из 5)
  1. 'Магия пресветлого дракона' - базовый уровень. Уменьшение трат маны на заклятия в 10% за каждый уровень таланта. Доступно заклятие "Исцеление", лечит критические повреждения и пополняет 'Здоровье' из соотношения 0.9 маны к одному хитпойнту. На среднем уровне, доступно заклятие "Массовое благословление" (в радиусе 100 метров, цена: 140 маны). На экспертном - "Массовое воскрешение" (не более 10 существ в радиусе 10 метров, цена: 270 маны)
  *Приписанный артефакт (0 из 1): слот пуст.
  
   Впереди две с лишним недели. Полагаю, мои герои доберут недостающую ману так, чтобы использовать хоть по разу заклятия высшего уровня.
   Однако 'Воскрешения', не так продуктивны. Вражеские герои любят развеивать трупы сразу, а тело павшего героя, коего допустимо воскресить в замке, само исчезнет через десяток секунд.
  
   Перерождённые и возрождённые в твердыне герои усердно тренировались. Первые уровни даются особенно легко, потому имелись все шансы, до урочного часа поднять пару уровней. Вот слишком поздно узнал, что использовав ящик Пандоры, можно получив формальные два уровня в сутки, разжиться характеристиками как за четыре.
  
   Пока возрождённые герои трудились над собой под сенью горы, я с компаньонами тратил отпущенные до перезарядки портала часы на отдых. Импы качественно зачистили территорию, покончив с хищниками. Пепельные равнины с чёрными разломами под багряным светилом оказались безжизненны, что при нашей малочисленности радовало.
   Об осторожности не забыли, пока пятеро, не снимая доспехов, спали, шестой стоял на страже.
   Как только откатил портал, разбудили всех, особенно трудно пришлось с грифонами, которые не хотели вставать и куда-то идти, особенно, в пространственную дверь. Лишний раз убедился, чтобы ладить с животными, нужен талант и не игровой, но личный, заключающийся в терпении и любви процесса.
   Однако, практически насильно, удалось пропихнуть упирающихся грифонов сквозь портал, который я открыл к деревеньке с торговым терминалом, что располагалась на северо-восточной границе моих владений верхнего плана.
  
   Золотой руды, которую Димка конвертировала в монеты, шахтёры добыли достаточно, на моток шёлкового шнура для будущей тетивы, хватило и ещё немало осталось.
   Комфортно разместившись в деревенских домиках, отдыхали, а потом коротали время в занимательной беседе.
   Нашлась даже подходящая тема:
  
   В замковой таверне имелась стена форума игровой партии. Писать мог любой 'участник регаты', а читать, прокручивая сообщения, каждый герой во всех игровых тавернах своих локаций, но с задержкой в сутки.
   Коркра, стоя перед интерактивной стеной, и не забывая о личной тренировке, подливал масла в огонёк нашей беседы, постепенно зачитывая увиденное на форуме.
   Некий деятель, обозвавшийся Драконом - Армагеддоном, с нарочитым превосходством хвастался своими достижениями. Букв в серии его посланий имелось много, слов приличных мало, а смысл сопровождался злорадством. Дракон-Армагеддон, рассказывал как перед уходом в срыв, взял пять миллионов в кредит под четырнадцать процентов годовых на двадцать пять лет и глумился над банкирами, не собираясь ничего возвращать.
   - Это же ему только по процентам за обслуживание семьсот тысяч ежегодно возвращать, а ещё страховки.
   - За возврат самого кредита ещё двести.
   - Итого миллион в год, выплачивать. Не потянет, если пролетарий.
   - По любому, дурак, взял пять, а вернёт двадцать пять.
   - Это если без 'досрочки', - затеяли поначалу разбор ушлые в финансах гномы.
   - Он не собирается ничего возвращать. Совсем ничего! Он же оцифровался.
   - И что?! Чувак засветился. Девяносто девять процентов бабла из реала принадлежат одному проценту особо уважаемых персон того шарика, что зовётся Земля. Насколько быстро донаторы, среди которых наверняка есть особы приближённые к тому баблу, возьмутся подоить этого Дракошу?
   - Уже взялись, тут ответили: 'Слышь Аналлодон, это ты нам должен...', - зачитал Коркра кусочек, листнув к самым свежим сообщениям.
   - Ладно, фиг с его баблом, по существу что? - вернул Войд беседу в конструктивное русло.
   - А по существу, у него раса чёрных драконов и он сам дракон, - заинтересовал нас Коркра.
  
   Вот теперь, беседа по настоящему, заинтересовала. Герои принялись обсуждать, сильные и слабые стороны 'Драконьей утопии', в которую Дракоша превратил свой замок.
   Деятель хвастался, что начал с парой ящеров, в отстроенном полностью замке чёрных драконов. Для хорошо влившего монеты, игровые правила этой партии допускали тонкую настройку замковых сооружений и бойцов. Вместо семи строений для найма популяции или тренировок 'юнитов', Дракоша имел единственное, которое строилось бы в новом замке неделю, но производило трёх чёрных драконов, а не одного. Отстроенный полностью замок увеличивал эту популяцию вдвое, ещё одну рептилию добавлял колодец.
   - В локации на одного игрока должно быть четыре деревни его расы и одна случайная, - заметил кто-то, для точности.
   Мы взялись пересчитывать чужих драконов.
   - Он сам, двое изначально, семь в замке, четырёх нанял 'Дипломатией', если не дурак и медальку купил, ещё четырёх в обелисках, - уточнил Войд, щёлкнув по заколке на своём плаще.
   - Дракоша, хвастает, что у него восемнадцать драконов, из которых восемь в героях и три в смотрителях, - почти подтвердила заинтересовавшаяся темой Скарлетт, добавив: - Ещё он подземелье портала тролля прошёл, заняв второе место и ящик Пандоры со всей толпой героев раскурочил.
   - Значит, он и случайную деревеньку конвертировал, - предположил Коркра.
   Действительно, это мой талант 'Вождь пионеров', позволял превращать обелиски поселений в гномьи сразу. Если без особенностей, тоже можно было сделать за сутки, в порядке очереди строительства. При полностью отстроенном замке донатора, тому несложно преобразовать единственную чуждую деревеньку в первые же сутки.
   - Двенадцать ящеров получили по два таланта вместо слотов под артефакты, - подвёл итог Коркра.
   Раса драконов, как высшие твари в замковой линейке больше двух слотов под таланты иметь не могли. Простой манипуляцией с ящиком Пандоры ожидаемый противник изрядно усилил героический костяк своей крылатой армии.
   - Кстати, про артефакты. Тут написано, что он начиная он взял свитки порталов, посохи 'огненных мячиков' и амулеты 'крика банши', - продолжал развлекать нас Коркра.
   - Ограничение! Больше десятка артефактов купить нельзя даже донатору. А раз он такой понтовый, наверняка, флагом обзавёлся. Медальку упоминали. Потому только восемь предметов, как раз по два-три, - вычислил приобретения неприятеля Войд, ещё раз ткнув в знак 'Дипломата' на груди.
   - И на сладкое, все его драконы имеют 'драконову магию', заклятия 'Спекание ран', 'Огненный болид', 'Армагеддон', - поразила нас Скарлетт.
   Герои вдохнули и задумались. Чешуя чёрных драконов защищает от любой магии. Дракон - маг колдует с открытой пастью. Заклятие 'Армагеддон', выжигает на четыреста хитпойнтов каждый метр территории в радиусе полукилометра вокруг заклинателя. Оное колдовство медленно, после прочтения небеса разогреваются секунд двадцать, успеть принять меры можно. Но стадо драконов - магов выжжет практически любую армию, застигнутую на поверхности.
   - Выдыхайте, и давайте считать, - прервала тишину Скарлетт.
   - Нужно будет закопаться, метра на два минимум, а лучше на пять. Везде нароем убежищ! - привёл первую мысль Коркра.
   - Это конечно, но давайте вспомним, что мы знаем о драконах и прочих тварях седьмого ранга! - начал я успокаивать себя и гномов.
  
   Особенность высокоранговых тварей такова, что они наращивают не по два, а только один уровень в сутки. Уровень это талант и десять единичек какой-то из характеристик, а если слоты под таланты забиты, то двадцать. Выходило, что за двадцать один день до тотальной войны средний дракон увеличит суммарные характеристики на 360. Изначально у ящерицы их тысяча, причём донатор может подкорректировать распределение между 'Здоровьем', 'Выносливостью' и 'Маной'.
   - Чтобы жахать драконовым Армагеддоном у них должно быть минимум по 270 единиц маны, - выдала в селектор Цифра, наш специалист по драконовой магии школы земли.
   - Вот и получается, что средний дракон это по 550 единиц в толщине и подвижности. Если 'Выносливость' меньше чем в 'Здоровье' вкладывать, то будут сложности с дракой и полётом. Полёт для них, как для нас бег, - поведал Штурм.
   Действительно, драконы умели летать, но тратили запас сил, на активные махи крыльями. Коэффициенты трат я не знал. Припоминал, что твари, летали со скоростью под двадцать километров, но ходили по земле вдвое медленнее.
   - А теперь, посчитайте, какие характеристики будут у пионера на сороковом уровне, - направил на меня пальчик ударный тан
   Гномы задумались.
   - Плюс 720-ть, к тому, что было изначально, - первым подсчитал я.
   - Вот! Допустим, половина в толщине, а прокаченный талант 'Крепкое здоровье' удвоит. У драконов с талантами печальнее, да и не суть. Имея за 400-то единичек в 'Здоровье', считаем в силе, из булатного лука, стрелой со стальным наконечником пионер под любым ракурсом дракона прошибёт насквозь. По той крупногабаритной цели, промазать трудно, - потирал герой мускулистые, натруженные ладони.
  
   Далее гномы спорили, можно ли завалить рептилию одним попаданием.
   - Срезней надо наделать, специально для таких тварей, чтобы рубило и внутри всё разворотило, - предложил Франк.
   - Разумеется, только их таскать тяжело, доставать неудобно, точность ниже. Опыт реала учит! Достаточно не мудрить, - успокоил креативщиков Штурм.
  
   'Низкие небеса', такое название имела опция игры, ограничивающее высоту полёта любых юнитов сотней метро. Мощь заклятия типа 'Армагеддон', спадала к границам области поражения почти квадратично. Выходило, что для эффективной атаки драконы должны подлететь метров на двести.
   - Да на такой дистанции их даже гоблины-стрелки достать могут, - обрадовался Франк.
   Просто война из средневековой превращалась в 'современную', когда хорошие средства ПВО, засады и надёжные бункеры, соперничали с вражескими стратегическими авиаударами.
  
   В довершении мы высчитали, сколько драконов будет у врага к началу тотальной войны, с учётом коэффициентов к деревням верхнего и нижнего планов.
   - Полсотни, плюс - минус, а действительно опасных ветеранов и героев десятка два, - оценил я.
   - Дракоша, взял второе место в задании тролля. Наверняка, все шкатулки применил к себе, любимому. А они у него не тренерские, потому как те, только до пятого ранга. Закладываемся, что конкретно он будет толще раза в два и на этом сюрпризы заканчиваются, - предположила Скарлетт.
   - А таверны? - вспомнили про наёмных героев с маленькими отрядами из них.
   - В этой партии после приёма на службу восьмёрки героев, предложения из таверн пропадают. Разве, если найдётся тюрьма, то можно освободить узника и он последует за вами, но без селектора, воскрешений, и с прочими замороженными плюшками статуса героя. Будет таким, пока не помрёт или вакансия не образуется, - напомнил Коркра.
   - Казалось бы, могучи чёрные драконы. Но замок людей, при правильном подходе, выдаст более опасную армию. Вот к примеру, в замке паладинов, еженедельно получается пяток прелатов, что при полной прокачке каждые шесть часов вызывают на три минуты архангелов. Которые лучшие крылатые двуручные мечники, и терять их в убийственных атаках не жалко. Такими наскоками только одни прелаты, дай им время, любую армию изведут, - резюмировал Штурм.
   - А как же плодовитые орки! - заметил Франк.
   - Их многочисленность и агрессивность работают против них в закрытой локации, приводя к самоистреблению. Нужно быть очень жёстким, чтобы держать орков в узде. Не хорошим лидером, а именно продуманно злым отморозком, ибо то, что мы считаем добротой, они почитают за слабость. Как правило, зелёнокожие, предоставленные сами себе, займутся междоусобными разборками. Более того их преуспевшие воины обожают заводить гаремы, набирая туда самых красивых баб. В итоге, оркам середнячкам достаются больные и уродливые, а большинство юнцов, вовсе, пролетает мимо. Известно, что мужик без бабы, слаб в созидательных делах, скорее наоборот, пустится во все тяжкие. Так что юные орки в массе, либо взбунтуются, передерутся и самоуничтожатся, либо если представится возможность, уйдут в завоевательный поход. Где, при их слабой дисциплине и вооружённости сгинут. Впрочем, если экспансия удастся, расширят границы и разбавят тёмную кровь, ибо обожают пополнять гаремы пленницами из светлых рас, - затянул Штурм про своих 'любимых' врагов.
   - А что будет, если их лидер окажется твёрд? - уточнил Франк.
   - Тогда он минимизирует потери от свар, заставит рабов из пленных людей и гномов ковать добротные латы, заготовит множество стрел и луков. Будет рьяно тренировать войска, прививая дисциплину, насколько это возможно среди орков. Более того, в замке орков уместны дополнительные твари: огры, птицы рух, тролли. Особенно грозны бехемоты, этакие медведи - мутанты, коих любят заковывать в броню, - расписывал армию потенциального противника Штурм, и многозначительно хмыкнув, продолжал: - Бывают ещё гоблины. Они появляются в сооружении аналогичном нашей таверне и по умолчанию рассматриваются как пища, для всех прочих обитателей заповедника орков. Но мудрый правитель, найдёт иную еду, а из гоблинов сделает копьеметателей, лучников и бомбистов-камикадзе.
   - Так что у них и порох есть? - удивился Франк.
   - Не порох, а примитивное пороховое зелье. Пороховая мякоть малопригодная для орудий, зато стены ломать и штольни рушить, подходящая - успокоил наш знаток тёмных сил.
  
   - А как воюют эльфы, их же ещё меньше чем нас? - тактично вклинилась в разговор Димка.
   - Действительно, прирост популяции любых эльфов, высших, лесных, светлых, тёмных и прочих, вдвое меньше нашего и почитай вшестеро орочьего. Конечно, по характеристикам юный эльф в полтора раза превосходит парня из людей. Но не в том дело. И не в том, что практически все эльфы специализируются на дальних атаках, засадах и неожиданных нападениях. Ушастые педанты, разводят пегасов, единорогов, фениксов и даже зелёных и золотых драконов. Их тёмные собратья специализируются на особо крупных насекомых. Ещё помним про шагающие деревья, стреляющие кусты, ядовитых пчёл и прочих крупных и мелких помощников, - Штурм задумался и продолжил: - Эльфы очень изобретательны. Создадут кого угодно, а потом с магией сплавят. Например, эльфы, могут вырастить специфическую химеру, вживив в растение или зверя какого-нибудь несчастного экипажем , обычно, под жёстким ментальным контролем. А потом установить на тот шагающий танк турель с молниемётом и магический щит, или ещё что убойное.
   - А почему человека надо, голема построить недостаточно? - спросил кто-то.
   - Механойды, как правило, тупы, в уровнях не растут. А душа людская иначе. Характеристики зверушки прибавляются по уровню в сутки, а у пилота на два. Таланты, как им положено, прикладываются, - уточнил герой.
   - Обращаю особое внимание, что кроме таких героев слитых с питомцами артефактами в одно существо, и прочих зверушек, любые эльфы, могут использовать каких-либо особо мелких тварей или магических дронов, которые разведают, взрываются или жалятся ядами, - многозначительно помахал пальчиком бывалый в разных переделках Штурм.
   - Это же игра про магическое средневековье, а тут какие-то эльдары и зэрги из звёздных войн и прочие 'чужие'? - удивился я.
   - Именно, что магическое! Каждый маг изощряется, в меру фантазии и умений. Природная магия особенно многообразна. Игроки же не с Луны упали, а притащили с собой всё что знали, умели, - рассмеялся Штурм своим мыслям.
  
   Так, за перебором ожидаемых противников, коротали время, дожидаясь урочного часа. Отчасти успокаивало, что все идеи потенциальных врагов упирались в далеко не высокий промышленный потенциал их единственного замка.
   'Способности без возможностей - ничто' - вспомнил я кого-то из великих.
   Пришло время, и я выкупил ещё один моток шнура для тетивы. Дождавшись перезарядки 'Портала исхода' ушли к твердыне, Где с облегчением вернули имущество владельцам, сбыв с рук утомивших нас грифонов.
  
  
  
   Глава 26. Суета крайних дней.
  
   Перерождённые герои разобрали сохранённое нами имущество, облачившись подобающим образом. В оставшиеся часы прошлых суток они успели взять по два уровня. Практически не спали, но занимались простыми физическими упражнениями, с превеликим упорством, до полного изнеможения, чем укрепляли выносливость и силу, обретя таланты 'Неутомимость' и 'Крепкое здоровье'. При этом Дофтхи сливала ману в 'Истинного светлячка', гоняя магический шар по проспекту твердыни, тем получила 'Резервуар маны', вместо чего-то иного.
   Надев свои кирасы с пехотными юбками Штурм, Секирыч и Коркра, продолжили упражнения, особо усердствуя в боевых танцах, прыжках, отжиманиях и подтягиваниях. Так они намеревались обрести 'Ношение брони'. Временами, Минотавр крутил лабрисом, рунный тан молотом, а ударный ходил колесом, прыгал, приседал, отжимался и ругался, что до сих пор не имеет двуручного меча.
   - Индрик. Достань мне цвайхандер, купи, укради, роди, а то опять профиль запорем, - досадовал Штурм.
   Шутку я оценил, родить, как и украсть я не мог, в силу избранной природы, ибо гномы моего вида относились к ворам хуже, чем к убийцам. Разумеется, экспроприация вражеского, проступком не считалось. Купить незатейливый человеческий цвайхандер можно, но только в торговом терминале деревушки, расположенной на дальнем севере моих владений. Платить тысячу монет за изделие скверной выделки, переплата изрядная. К тому, ударный тан гномов заметно короче рослого рыцаря. Не дело, если длинный клинок станет цепляться за грунт при замахах.
   - Мы покупаем только шёлковый шнур на тетиву. Вот послезавтра возведём кузни, и Коркра выкует болванку точно по твоему заказу. Тренируйся без оружия, качай другие таланты, - развёл я руками.
   Увы, как сапожник без сапог, но до строительства мастерских, мы вынуждены довольствоваться подарками 'Судьбы', а про достойный героя двуручный меч она забыла.
   - Ярл, семь пионерок обрели талант к стрельбе из лука, а вот самих луков осталось только три, остальные сломаны безвозвратно. Ах да, Брусника подогнал два неплохих композита, так что может за сегодня обучить не более пяти лучниц, - поведала мне о серьёзной проблеме Скарлетт.
   - Понял. Мы сейчас к Эдгарду, за заготовками, - взялся я решать вопрос.
   Свою прежнюю команду, Франка, Войда, Тишина и пару егерей дополнил бандой Митяя. Дофтхи со своими грифонами выбралась следом. Бретонке следовало вспомнить навыки пилотирования, попрактиковаться с молниемётом и с магией.
   До лесопилки добрались без приключений. Эдгард превзошёл себя, отгрузив нам десятка четыре заготовок для коротких деревянных луков.
   - Качество хорошее, а отличное было бы, если бы занимались этим в начале зимы, - пояснил он.
   Мы и тем довольны. Кроме заданного урока, люди заготовили древесины, так что теперь её хватит на возведение фортеции начального ранга. Вот только монет и руды, пока, мало. Отсчитав положенное вознаграждение, забрали изделия, распределив ношу меж собой, и засобирались восвояси.
   К слову, кредит взятый у людей, сегодня погасил, вот только Фридрих и пикинёры, выбывшие по смерти, 'дивидендов' не получат.
   - Ярл, скучно тут, даже звери не трогают, всех повыбили. Может, переведёшь нас на нижний план, хоть на бесов поохотимся? - предложил неожиданно Эдгард.
   - Отличная идея! Нижний план мы практически зачистили. Лесоповал там ближе, а обелиска нет. Но вам же красное светило не нравилось? - согласился я.
   - Да, и потому работы под светом Инферно стоят немного дороже, надо компенсировать страх людей, - затеял торг рыцарь.
   Я догадывался, что 'Лидерство' - один из талантов Эдгарда, потому приданная ему братва не разбежится. А разрабатывать древесину на нижнем плане, где порушен обелиск лесопилки и ресурсы сами не прирастают, правильнее.
   -Собирай людей, пойдёте с нами! - после короткого согласования новых цен, постановил я, приглядевшись к длинному мечу бретонца: - Заодно, уступи мне свой меч, а то Штурму тренироваться нечем.
   - Держи, только обещай, что выкуете мне к тотальной войне настоящий рунный меч тех же пропорций и баланса, - предложил рыцарь.
   Разумеется, я согласился. Вооружить кандидатов в герои наилучшим образом в мои планы входило. Длинный рыцарский меч, это не мелкая махайра. Для низкорослого гнома, людской полуторник сойдёт за двуручник.
   - Индрик, ещё одно! Землица на нижнем плане превосходная, климат для урожая отменный, купил бы ты пшеничного зерна, да и овса можно. Мы бы посеяли, вырастили, собрали, закрома наполнили, а излишки продали, - подвёл Эдгард к главному поводу.
   Про восполняемый источник пищи я уже думал, но больше в сторону пещерных грибочков. Про огородик, чеснок, картошку мысль посещала, но вылетела, забыв вернуться. А тут у меня настоящий председатель колхоза нашёлся.
  
   Блюсти присутствие на лесопилке, остался Митяй с Акулиной и парочка из их сложившейся банды. Для автоматического начисления ресурсов в урочный час хватило бы и двух пионеров, но меньше четвёрки бойцов у обелиска ресурсов я не оставлял, помня о зубастых хищниках.
  
   Уже на марше в твердыню, мы уточняли кто, кому и сколько должен.
   - Как я понял, ты лён себе на нижнем плане просишь. Знаешь же, через две недели Тотальная война, а потом весь низ лавой зальёт. Притом, дело твоё окупит только второй урожай, - напомнил я, учитывая, десятикратную накрутку цен в торговом терминале.
   - Ничего, мы на пепельных равнинах три - четыре урожая снять успеем, до того как падёт барьер, - успокоил Эдгард.
   Развернув виртуальную карту, я прикидывал площади под посевы. Пусть все мои земли тянут за десяток тысяч гектаров, но среди стеклянных скал и лавовых уступов нижнего мира, подходящих мест не так много. Впрочем, на один гектар, а это примерно, футбольное поле с четвертью, надо почти два центнера зерна. С моим умением перелистывать увиденное, вспомнил, что в торговом терминале столько пшеницы придётся четыре дня выкупать. Без рынка с аукционом отстроенного в твердыне, объёмы неинтересные. Живо представил себе Умку волокущего плуг и обрисовал расклады Эдгарду.
   - Ты нам неплохо платишь, могу выделить тысячу на покупку зерна, поэкспериментируем, но весь урожай мой, - предложил рыцарь.
   - Земля, вообще-то, моя, как и очередь в торговый терминал, - уточнил я, назначая оброк.
   Шли дальше, согласуя детали. План обретал форму. Франка и одного из йоменов отправили обратно. Им надлежало, прихватив для охраны всю банду Митяя, метнуться на самый северо-восток локации, к торговому терминалу и купить зерна на тысячу монет выданных Эдгардом. Ожидаемый мешок в полцентнера, следовало доставить в твердыню с самовывозом от заказчика.
  
   Перекусив в таверне под горой, люди двинулись дальше. Часа через четыре, команда Эдгарда обустраивалась на месте бывшей деревеньки гномов недалеко от бурлящего ручья и чёрного, корявого леса. В поселение уцелел один домик, назначенный конторой председателя. Для пущей безопасности, от зверья и вражеских недобитков, перевёл в патруль на нижний план Дофтхи о двух грифонах. Помочь с охраной лесорубов взялся Секирыч, испросив в помощники Умку.
  
   Побывав в твердыне, отправил Войда с парой рывковых кернов, в обход горы к шахте, где трудились големы. Следовало прибрать добытую железную руду в казну и перевести механойдов в месторождение с разрушенным обелиском. Перемещаться по нижнему плану, благодаря выбившим практически всю фауну импам, оказалось безопасно.
  
   Из появившихся заготовок, бригада Брусники собрала десятка два пригодных для тренировок луков, настолько хватило шёлковых шнуров. Цифра помогла снарядить сотню стрел. Скарлетт набирала учеников, требуя от меня приобщить к процессу мужчин, отозвав их на денёк из забоев.
   - Как определяете, взял ли обучаемый талант к стрельбе или нет? - поинтересовался я, ведь 'понимающих суть', что могли посмотреть в профиль 'юнита' не осталось.
   - Ну, если мимо мишени не мажет ни разу, то обучилась, а если к тому, лук сломался на тренировке, то наверняка, - разъяснила Скарлетт опробованный ей странный механизм проверки на профпригодность.
   Учительница тыкала пальчиками в импровизированные мишени, которые собрали из не прогоревших матрасов, ряженных в рванину вражеских мундиров. Расстояние между этими пугалами и рубежом для стрелков составляло шагов тридцать.
   -Хорошо, - покивал я, приняв к сведению.
   Пока в твердыне имелись 'Понимающие суть', тренеры выработали алгоритм, и теперь, следовали ему вслепую. Насколько они ошибаются, я мог проверить, только возводя кандидатов в ранг шарпшутеров. Эту процедуру отложил, на вечер крайнего дня, когда будет готово профильное здание и скоплено вдоволь монет. Успокоил себя тем что, в крайнем случае, из лука стрелять можно без таланта, была бы сноровка.
  
   Как только перезарядился 'Портал исхода' лично убыл к своей единственной золотоносной шахте. Компанию составили Штурм, Коркра и пионерки, которые, возможно, обрели талант к стрельбе, ибо тесты прошли. Сопровождающих меня перерождённых героев с паладинской аурой восстановления запасов сил, распределил по шахтам. Коркра пошёл со мной в золотоносную, а Штурма в железную. Получивший рыцарский длинный меч ударный тан, поворчал, но остался доволен.
   Монет для отстройки фортеции всё ещё не хватало. Взялся лично долбить породу кувалдой, разместившись рядом с Коркра. Аура того сносно боролась с усталостью, а мой личный пример, воодушевлял горняков.
  
   Упорный, хорошо организованный труд многих, позволил к вечеру скопить на отстройку долгожданной фортеции. К слову, железной руды и леса имелось практически в тютельку и не так много сверх того, как может показаться. Бригады гномов перекинуты из рудной шахты в золотоносную, как только, я понял, что руды достаточно. Так ускорили ротацию утомившейся пионерии, подняв добычу золота. А люди, собрав за эти дни, двадцать с небольшим мер древесины занимались своим устройством на новом месте.
  
   - Готовьтесь, заряжаю строительство! - объявил я по селектору.
   Как ни странно, но фортеция второго и третьего рангов вдвое дешевле. Базовый замок, это одна из самых дорогих построек. Видимо, создатели, полагали, что фундамент много стоит. А мы радовались, что смогли обрести его уже на первой неделе.
   Цифра транслировала картинку преобразований в замке. Гномы предусмотрительно ушли из туннелей. Под торжественную музыку наши баррикады - стенки с калитками опрокинула, пробежавшая по камню волна. Отныне, проход под гору с каждого из планов, перекрывал подъёмный мост со рвом. Кордегардия появилась над входом в туннель. Вход в неё располагался ближе к выходу наружу. Там же оказалась три бойницы, чтобы следить за окрестностями не покидая горы и барабан с цепями подъёмного механизма моста. С точки зрения безопасности это не оптимально, но сами по себе ворота много надёжнее наших баррикад.
   Под горой случились изменения. Раздвинулись стены в жилых проулках. Келий для пионерии оказалось на четверть больше. Довольные гномихи осваивали прибыток в хозяйстве, тщательно учитывая появившиеся кроватки, одеяла и горшки.
  
   Тёмной ночью, воспользовавшись 'Порталом исхода' отправил в замок Димку как тренера и два десятка пионеров из недавних призывов, ещё не обученных стрельбе. Последних ждала ночь упорных тренировок, а меня короткий сон, чтобы оставаться адекватным.
  
   Утро седьмого дня встретило оттепелью с капелью. Снег повсеместно таял, ледяные склоны прорезали ручьи, недалеко сошла небольшая лавина.
   - Индрик, мои слоты под таланты полны правильными умениями. Дозволь теперь поработать кайлом! - порадовал меня отоспавшийся Штурм.
   Чтобы тренировать нужное, ударный тан, не работал в шахте. Он качал боевые навыки, танцуя с мечом среди работающих рудокопов, чем укреплял их нервы. Я посмотрел в профиль героя, действительно, шесть подходящих талантов из семи, 'Аура Выносливости', 'Крепкое здоровье', 'Неутомимость', 'Ношение брони', 'Бой длинным мечом', 'Рывок'.
   - У тебя недостаёт одного искусства, кайло тут точно не нужно. Давай-ка я отправлю тебя к бурлакам, приведёшь кернов, что стерегут месторождения у реки, заодно рыбки подтащите. Все волки и медведи твои, - отказал я.
   - Твоя правда, 'Ходока' покачаю, - согласился тан.
   Через пару часов, перезарядившийся 'Портал исхода', отправил Штурма на юг верхнего плана, придав в сопровождающие пару рывковых бойцов. Туда, где два пластуна и столько же деревенских кернов блюли обелиски редких минералов и коптили привезённую Чапаем рыбку.
  
   Ресурсы на 'Зал Летающих топоров' собрали легко. А вот для перевода всех тренированных стрельбе пионеров требовалось больше монет. Выработку в золотоносной шахте, предусмотрительно, не прекращали всю ночь. Никто не доводился до измождения, наоборот, чтобы не уставать, четыре бригады работали, сменяясь каждые три часа. Так мы добывали, свыше двенадцати тысяч монет в сутки. К слову четыре тысячи приносила столичная резиденция твердыни. И около семисот монет автоматически, истощаемая нами шахта.
   Тем не менее, средств на всё желаемое не хватало. На просторах доступной мне локации насчитывалось девять деревенек, считая пару больших. Среди них, гномьих только четыре, с учётом обращённых. Каждая своя деревня увеличит прирост замковой популяции на одну пару пионерии.
   Предо мной встал выбор. Либо тренировать четыре десятка подгорных стрелков, либо заметно сократить их число, вложившись в деревеньки. Впрочем, объехать все поселения непросто, а прирост на десяток пионеров в понедельник, смотрится хлипче, нежели сделать шарпшутерами без малого половину ветеранов. Потому, отринул колебания.
  
   Кандидаты на перевод в шарпшутеры выстроились в очередь у 'Залы летающих топоров'.
   Сидя у золотоносной шахты и открыв интерфейс, я списывал надлежащую сумму, а вошедший в специальный круг трансформации, возводился в ранг подгорного снайпера. Произвести это получалось далеко не всегда. Слоты умений примерно половины кандидатов из пионерии оказались заполнены целиком, и нужного таланта - ключа среди тех не нашлось, хоть экзамен на приемлемую меткость соискатели сдали. Процесс упрощало, что в случае неудачи монеты не тратились, не то разорился бы.
   - В чём смысл таланта, если и без него тесты выполняются? - удивлялся я, разумеется, понимая, что дрессировка и малый уровень размывают различия, а вот у экспертов классность отличается принципиально.
   Перебрав всех, удалось возвести в ранг чуть более двух дюжин девушек и парней из пионерии.
   Каждое преобразование, длилось пару минут, круг трансформации в 'Зале летающих топоров' озарялся светом, струящимся сквозь тело кандидата, которое оплывало, становясь особенно жилистым. Одежда и снаряжение, что были изначально, часто исчезали, заменяясь новыми, сообразно рангу.
   Скарлетт переговорила с первой новой шарпшутершой, узнав, что для той прошло несколько месяцев субъективного времени, заполненного усиленными тренировками в лагере рыжего полукровки, знаменитого наставника Джелла.
   Все преобразованные в круге 'Залы летающих топоров' получили в подарок настоящий блочный лук шарпшутера, колчан с двумя дюжинами бронебойных стрел, характерный клетчатый плед , пару хороших боевых ножей и удобную для мобильного пехотинца кожаную одежду с боевой сбруей.
   Моё воинство приобретало вид регулярной армии.
  
   Ещё утром я бросил кличь, чтобы все герои со способностями учителей вернулись в твердыню. Скарлетт, Димка и Войд, довели свои таланты 'Лидерства' и 'тренерства' до экспертных. Благодаря этому допускалось произвести в подгорные мастера молотобойцы троих и столько же в керны. Прочие тренировки учителей для этой недели растратили ранее. Сами по себе 'Залы Летающих топоров' при фортеции начального уровня, позволяли тренировать четвёрку кернов. К тому добавились рывковые ветераны, Тишин и пара деревенских кернов. Последних привёл в твердыню Штурм, заодно доставив пару мешков вкусной 'воблы', сделанной по рецепту Чапая.
  
   Забавно как гномы интриговали, пытаясь протолкнуть по рангам своих подруг. Если мы подозревали девушек на беременность, то обязательно шли на встречу, учитывая ранги обоих родителей.
   Отобранные нами пионерки, оставшиеся без стрелкового таланта, но которых решили возвести в шарпшутеры, сначала становились кернами. Пройдя через круг трансформации в 'Зале летающих топоров', каждая возвращалась в добротной кирасе из лакированной кожи, из-под которой виднелась пурпурная поддёвка с рыжей оторочкой. На голове красовался глухой эллинский шлем с красивым гребнем из чередующихся оранжевых и тёмно-фиолетовых полосок. На поясе восемь метательных топориков. Настроил так, отказавшись от плохонького баклера и короткого меча.
   Готовясь к преобразованию в шарпшутеры, керны раздевались до исподнего, но брали с собой франциску, или что-то из старого оружия в подарок для Джелла. Пусть все слоты этих бойцов уже заняты, а характеристики высоки, но повышенная скорость передвижения пригодится.
   Огорчало, что не все отведённые тренировки шарпшутеров, удалось использовать. Подходящие персоны закончились раньше, чем сэкономил несколько тысяч монет.
  
   Убытие Роя и Штурма, из добывающих шахт снизило производительность, но необходимую для постройки 'Мастерских' руду мы скопили, а потому концентрировались на золоте. Коркра с его 'аурой выносливости' и я, повышающий моральный дух гномов личным примером, никуда из шахты ни делись.
   В надвратные бойницы выглядывали зоркие снайперы. Из готовых бойцов формировали отряды, рассылая по месторождениям. Жить под горой и в её пределах стало безопаснее.
   Отработав смену, прикорнул у входа, окинув взглядом список подданных, с которыми заканчивал первую неделю:
   Герои: Рой, Скарлетт, Войд, Димка, Урсин, Франк, Цифра, Штурм
  Дофтхи, Коркра, Секирыч - замковые смотрители (локальные герой)
  Кандидаты: Плюх (подгорный мастер кирки), Капут (хускарл), Акулина (шарпшутер), Эдгард (бретонский рыцарь), Тишин (шарпшутер, эксперт по топорикам), Карл, Брусника (егеря из нордов), Чапай (бурлак из бретонцев)
  Хускарл -1, Рывковые шарпшутеры -4, Мастерицы кирки санитарки-2, Мастера молота-2, Мастерицы молота -3, Пластуны-2, Шарпшутерши-24, Шарпшутеры-10, Пионеры-41, Пионерки-3, Бурлаки -2, Бретонцы- 2, Бретонки-11, Егеря 3, Норды - 10, Нордки - 20,
  Дети: Гномы-15, Бретонцы-28, Норды -37, Ороки-3
  
  
   Этих детей нейтралов, которых мы собрали по деревням, получилось немало, чуть не больше, чем всех взрослых. Завтра малышня повзрослеет, а потому лучше уже сегодня определиться с их обучением.
  
   Глубокой ночью, как откатил 'Портал исхода', переместился в твердыню, оставив шахты на попечение Коркра.
   - Димка, а вы со Скарлетт кого учили? - поинтересовался я у героини, что дежурила старшей в карауле и потому не спала.
   - Детей гномов, разумеется. Двенадцать из них вдобавок к случайному таланту получат умение 'Блочный лук', - ответила она, удивляясь, что я спрашиваю очевидное.
   Я задумался. Завтра расчётный день, потребуется выдать моим подданным жалование, если задержать, то упадёт 'моральный дух' моего народа. Но повышать в рангах лучше сразу, с нулевого уровня, чтобы не терять в приросте характеристик. С наймом прироста из обелисков, тоже затягивать не стоит. Разумные набирают в партиях по два уровня в сутки, чем раньше начнут, тем сильнее моя армия окажется к началу войны.
   - Дети ждать не будут! Срочно отложи монеты, для тренировок по рангам, пока юные пионеры не набрали уровней, - заявила, прочитавшая мои мысли Димка.
   - А есть ли среди пополнения кто-то с интересными социальными талантами? - надеялся я найти пионера с 'Пониманием сути'.
   - Не знаем, надо понаблюдать, как повзрослеют! - прозвучало в ответ.
  
   Мне не спалось. Лично перечитал объявления форума на стене таверны. Затратил пару часов и не пожалел. Перебрав множество страниц всякого шлака, обнаружил, пришедшие в разные дни короткие послания из обрывков очень знакомых мне стишков.
   'Спят усталые братушки, пушки спят, А глубокие могилки ждут ребят. Смерть ведь тоже спать ложится...' - писал некий ДюМори.
   'Открывайте ворота, если к вам пришла беда, Продавайте все одежды, как советовал Лука...' - добавлял загадочный Индра-змей.
   'Умело забыв про усталость и страх, Умело запив дрожь в кровавых руках', - вторил буйный Яролекс.
   'Залетела стрела в тихую обитель, Разгоралась заря на заходе дня...', - гнул своё Жёлтый Пёс.
   Были и другие, неведомые мне 'эпитафии'. Форумчане развлекались, как умели. Присутствовали даже цифровые комбинации. Кто-то собрал из знаков красивую ёлочку. Администрация ничего не теряла, ведь каждый символ стоил писателю монетку, и даже пустая строка обходилась по числу пробелов.
   Плюхнулся на лавку и долго сидел переваривая. По всему выходило, что в эту Партию вписалось заметно больше моих дублей и прочих 'соклановцев', чем 'оштрафовала' администрация. Оригинал из реала любил многократно копировать себя в игры. Сам с собой он дружил, так что это всё надёжные союзники. Но откуда такая толпа? Похоже, ставки в этой Партии особо высоки. Или 'как в школе', если начал таскаться по олимпиадам, то не удивляешься, когда мир тесен, 'знакомые всё лица'.
   Первый стишок намекал на тяжёлое вооружение, второй на порталы с ударной магией, третий на крупные батальоны, четвёртый рассказывал о мобильных стрелках. Так интерпретировал для себя смысл, зная напевы целиком.
   Обдумав добавил на форум: 'а он стреляет метко, любой его мишень, будь старец то, иль детка, он не жалеет цель, он в сердце больно ранит, а может...'. Система сама подписала: Индрик.
   'Подумаю об этом завтра, походу, теперь для меня, для нас, невозможного мало', - успокоился я, никого, не посвящая в открывшуюся тайну.
  
  
  
   Глава 27. Первые дни второй недели.
  
   - Ку-ку-ре-ку! Царствуй лёжа на боку! - крик невидимого петуха, разнёсся под сводами горы, обозначив переход в новый день.
   'Астрологи объявили неделю гоблинов. Прирост оных тварей увеличен вдвое' - администрация игры веселилась.
  
   Утро понедельника второй недели. Система требовала уплатить жалование всем реестровым 'юнитам', кроме пионеров, исходя из 20% от формальной цены замковой тренировки. Иначе обещала снизить моральный дух племени, единичку на сутки, удваивая этот штраф каждый день. То, что многие гномы изменили ранг только вчера, в расчёт не бралось, плата запрашивалась, будто служили всю неделю.
   Более четырёх тысяч требовалось на оные платежи.
  
   Со вчерашнего дня у меня осталась пара тысяч, чуть больше того наколотили гномы за остаток ночи. Твердыня принесла четыре тысячи, ещё монет шестьсот автоматом, дала истощившаяся шахта. Я располагал почти девятью тысячами монет. Но этого мало для найма и тренировок рекрутов, а чем раньше юнцы начнут расти в уровнях, тем сильнее будет моя армия к тотальной войне.
   - Братья и сёстры мои! Жалование смогу выдать только ночью! Простите! А сейчас будем тренировать юную пионерию, - транслировал через героев своё решение гномам.
   Прочувствовал лёгкое сожаление, охватившее моих боевиков.
   - Не переживай, мы потерпим, - успокоил меня Тишин.
   Но 'дух нации' немного упал, системные формальности работали.
  
   Раз мои героини - учительницы уже наградили навыком 'Блочный лук' дюжину юных, повзрослевших пионеров из гномов, то сразу выделил им две тысячи четыреста монет на возведение избранных в ранг шарпшутеров. Тренировка именно такой, учёной малышни выходила вдвое дешевле.
   Однако, под сводами горы повзрослело немногим меньше сотни детишек. На всех не хватит ни монет, ни доступных тренировок. Задача казалась неразрешимой. Обдумав проблему, пока тренировались шарпшутеры, осознал, что критическими для проводки по рангам являются пионеры из чистокровных представителей гномов и зелёных орков. Те и эти изрядные тормоза с малым числом талантов, а вот люди подвижнее, притом, бретонцы легко овладеют стрельбой из луков сами, а норды освоят топоры.
   Троицу, оставшихся выросших гномов, Рой обратил в мастеров кирки, это обошлось ещё в полторы тысячи. Выделив профессиональным добытчикам охрану из шарпшутеров, отправил их пешим маршем в золотоносную шахту.
   Пропустив всех орков через 'Залу летающих топоров' в попытке обратить в шарпшутеров, убедились, что никто из них навыком стрельбы не обладает. Тогда сделали их кернами, обнулив тренерские возможности Франка, что стоило мне шестьсот монет за всю троицу. Навык боя щитом к палице или копью подойдёт. Воспитание среди гномов не изжило полностью агрессивные замашки потомков тёмных, но военная тренировка отполировала, адекватность подросших убийц. Хорошая кормёжка и забота сделали из орков писанных зеленокожих культуристов.
  
   Радостно потирая руки, отстроил 'Мастерские'. Тысяча монет и пять мер железной руды, это малая цена за три простейших гномьих наковальни. Что на самом деле, целый комплекс, в котором, кроме пресловутых 'наковален', имеются ручные меха, небольшие плавильные печи, несколько верстаков, сборочных столов и довольно много простых инструментов. К тому же, появилась возможность тренировать четвёрку подмастерьев.
   - Войд, для тебя есть работа! Будешь, страшим по наковальням! Забирай всех молотобойцев, возьми сколько надо руды, древесины и старого лома. Чините кирки, лопаты, пилы, нужное, для добычи ресурсов, Отдельно сделайте плуг, которым Умка мог бы пахать, - озадачил я хозяйственными нуждами тана.
   Чтобы все три конвейера - 'наковальни' этих мастерских задействовались в полную силу необходимо более трёх десятков гномов, только для одной рабочей смены.
   Дополнительно к изготовленному вручную, 'Мастерские' автоматически произведут за сутки три назначенных мной комплекта начального снаряжения кернов или подмастерьев. Важно, что благодаря выбранному мной для всего племени, навыку в производстве лат, броней лёгкой штурмовой пехоты будет не три, а шесть. Потому выбрал комплекты кернов, а из наступательного вооружения сконцентрировался только на ухватистых, метательных топориках-францисках. Ибо, счёл, предложенные в опциях короткие мечи бесполезными, а баклеры хорошо заменят щиты, сделанные вручную.
  
   - Пятьсот монет в час от трудов на золотоносном руднике, весь мой доход, иного не предвидится, - огорчился я вслух, тоскливо соотнося три с половиной тысячи, оставшиеся в казне, и доступную к найму пионерию.
   Только замок предлагал двенадцать пар. Шесть базовых, две за текущую фортецию и ещё четыре за подконтрольные обелиски гномьих деревенек.
  
   - Снаружи должны возродиться мобы, новая неделя, однако! - выручил меня советом Штурм.
   - Правильно! Дикая охота! Формируем отряды, герой плюс дюжина бойцов, в каждой группе обязательно егерь и наружу, бить монстров! - понеслись по селектору указания.
   - Ярл, люди, хороши в сельском хозяйстве. В торговом терминале зерна бы купить, землю к посевной готовить. Да зубров попробовать приручить! - предложил Брусника, показавшись из своей коморки.
   - Дело говоришь, с Эдгардом про землю уже перетёрли, - откликнулся я.
  
   Взглянув на виртуальную карту, чуть не обомлел. Река на верхнем плане оказалась утыкана алыми маркерами. Ладью Чапая, атаковал пяток утлых пирог. Заливисто улюлюкая, подгребали крашенные, ряженные в перья коротышки, в коих не сразу опознал гоблинов. Чапаевцы, подняв паруса, зачем-то, шли навстречу врагам. 'А понятно!' С противоположной стороны, отставало ещё пять неприятельских лодок, тоже с гоблинами.
   -Портал откатит через час, не успеем! - констатировал я.
   -Чапай верно рулит. Если этих передавит, то от тех уйдёт! - комментировал кто-то.
   - Может и не уйти, ладья перегружена богатым уловом, - накаркал Коркра.
   За минуту до столкновения, гоблины бросили вёсла, принявшись швырять свои остроги. Печаль в том, что у бурлаков отсутствовали щиты. Два моих пионера почему-то отдали те бретонским девушкам, что скучились в шатре на корме.
   -Там у них дети! - вскрикнула Димка.
   Действительно у бретонцев случилось пополнение, которое в моих списках не отображалось, по причине, что дал банде Чапая волю. Да и о событии я узнал только благодаря паре оставленных на борту ладьи пионеров. Такова цена, за неформальный договор сотрудничества.
   При всей неуклюжести гоблинов, полсотни дротиков, утыкав палубу ладьи, нашли свои цели. Мои пионеры упали вповалку с бретонцами.
   Чапай, укрылся за высоким носом ладьи и встретил врагов в одиночку, раскрутив чебурашку. Грозно жужжал тяжёлый деревянный шар, на длинной верёвке, разбивая украшенные перьями головы.
   Ладья раздавала несколько случившихся на пути пирог, переломав и утопив визжащих гоблинов, но не всех, на борт полезли их уцелевшие собраться. Бретонец и один из моих гномов, поднялись, превозмогая раны, взявшись рубить зелёные руки и крушить ушастые головы. Гоблины лезли отчаянно и хаотично, трёх бойцов не хватало, чтобы пресечь абордаж. Вскоре, пяток ряженных 'индейцев' оказался на палубе, ударив защитникам в тыл. Кто-то перерубил канат удерживающий парус, который, накрыл сражающихся и павших.
   - Прыгайте в пирогу! - крикнул своим женщинам Чапай.
   Но смелые бретонки спешили на выручку мужьям. Чапаевцы, почти очистили палубу от врагов. Гоблины оказались слабы в рукопашной. Но ладья потеряла ход, её нагнало улюлюкающее подкрепление из зеленокожих коротышек. Сражающихся накрыл плотный ливень дротиков. Прибывшим гоблинам жизни сородичей безразличны.
   Израненная пионерка перегнулась через борт, сложила в проплывающую мимо опустевшую пирогу свёрток с малышом и с силой толкнула ту вниз по течению. Потом подхватила короткий кол, развернувшись навстречу атакующим.
   Новым гоблинам не было дела до дрейфующих вниз по течению пирог своих павших предшественников. Орда с радостными воплями устремилась на борт ладьи. Дальнейшее я не видел, последний их пионеров, что транслировал картинку, умер от ран.
  
   - Астрологи же объявили неделю гоблинов. На нижнем плане локация пятиугольная, на верхнем шести, полсотни гопников нарисовалось с каждой грани, - заявил Штурм.
   - Это наблюдение или догадка? Откуда знаешь? - тормозил я.
   - Так, я уже второй десяток партий размениваю, почти всегда именно так бывает. Хоть, обычно орды набегают пешком, а не на лодках. Не знал, что для вас это открытие, - удивился наёмный тан.
   Ведь вертелась у меня мысль о подобном развитие сюжета. Но почему-то решил, что ладья на реке в безопасности.
   Следовало защитить подданных на обеих лесопилках и во всех рудниках.
   Немедленно организовал три отряда. Два отправил на нижний план, прикрыть лесозаготовки Эдгарда и шахты Коркра. Во главе третьего, выдвинулся на выручку лесопилки Митяя. Дофтхи о двух грифонах, кружила надо мной, высматривая врагов.
   Как только зарядился 'Портал исхода', перекинул Урсина и Дофтхи с её грифонами к местам гибели отряда Чапая. Героям надлежало спасти выживших, если остались и аккуратно перебить гоблинов.
   Пока перемещались, растратил казну и вяло капающую прибыль, наняв пять пар замковой пионерии. 'Мастерские' позволили перевести четвёрку пионерок в подмастерьев. Нужно же кому-то ладить одежду и поддёвку под латы. Это потом, когда промышленный комплекс будет улучшен, появятся мастерицы разных специализаций. А пока, Войд, пользуясь своим талантом, обучил пяток молотобойцев и одну мастерицу молотка, выбрав из девушек ту, что казалась покрепче. Выходило, что в мастерских с кузнецами небольшой перебор, а вот с прочими опытными ремесленниками крупная недостача.
  
   Заминка вышла с юными бретонцами и нордами. Гномы и орки, прошедшие тренировки, получили амуницию автоматом. А выросшим детям, коих решили, пока, не поднимать в рангах, требовалась новая одежда. Пришлось проявить фантазию, перераспределяя и перешивая старые тряпки.
   Ожидая формирования обозов, люди тренировались, стараясь немедленно взять пару уровней. Юные пионеры из нордов швыряли отставленные им франциски, а бретонцы взялись за луки. Те, кому не хватило мест у мишеней, занимались физическими упражнениями, благо центральный проспект под горой широк и протяжён.
   В дальнейшем, оказалось верным, не пускать юнца за укрепления, пока тот не обретёт правильными тренировками хотя бы два навыка, полезных для выживания.
  
   - Ярл, мы нашли пирогу с малюткой бурлаков. Урса вылавливает её. И что делать с ладьёй, теперь на ней плавают гоблины. Пленных они не взяли, на кольях у борта торчат головы всей нашей команды и кого-то варят в котелке, похоже ребёнка, - доложила Дофтхи.
   - К чертям ладью, если потребуется, новую купим. Выжги злецов, - приказал я.
   - Меня заметили. Какой-то ряженный, ушастый гоблин машет белой тряпкой, - уточнила бретонка.
   Возможно, налётчиками руководили какие-то разумные 'боты'.
   - Неважно, топи их, - приказал я, уточнив всем своим: - Вступать в переговоры с тёмными, которые уже натворили бед, изрядная дурость. Обманут же, ударят в спину, а потом ещё раз и ещё, стабильно, пока не изживут! Такие 'союзнички' хуже врагов.
   Гномы одобрили выбор. Земли всем не хватит, и если выбирать, кто будет топать по ней ножной, то лучше гномы и люди, а не порождения падших, склонные к террору при удобном случае.
  
   Пока добирались до лесопилки Митяя, я уточнил и порадовался, что мой народ прирос.
   У подданных родилось девять детишек, из которых пятеро, оказались гномами, в рангах больше пионерского. Хоть люди плодовитее, но напомнила о себе их депрессия. Резонно, ведь гномихи, хоть трудились усердно, но оберегались и питались заметно лучше, находясь перманентно под бонусами повышающими моральный дух. Потому статистика, обещавшая гномам естественный прирост в 2%, врала.
   - У меня двойня! Это первенцы, рождённые под тенью горы! - сиял встретивший меня Митяй: - Индрик назови малюток?
   - А и назову! Брунгильда и Матильда! Как тебе такие имена? - легко выдал я.
   - У меня шарпшутерши родились, имена валькирий годятся! - гордо улыбался хускарл.
   Я имел иные ассоциации, но спорить не стал. Пусть формально, именем обращённой валькирии, была одарена только первая. Но недаром британцы назвали свой самый бронированный танк начала Второй мировой 'Матильда', а любители виртуальных сражений, прозвали тот 'Дыроколом'. Вот одену, как подрастут, юных снайперш в крепкие латы, выдам бронебойные стрелы, 'Чем не танки?'.
  
   В гостях у хускарлов дождался гоблинов, что брели к нам от самой от границы, явившись часов через шесть. Успели даже скопить монет на перевод обелиска в гномий и выкуп шестёрки пионеров.
   -Идут! Идут! - крикнул егерь, дежуривший на крыше, ему вторил взятый в поход новичок из пионеров-людей.
   Уточнил по виртуальной карте количество неприятелей и огласил их число. Гоблины не сбились в большую орду, а подходили тремя разрозненными отрядами. Поведал диспозицию соратникам.
   - Отдельные террористы движутся группами в полсотни голов, - ухмыльнулся Митяй старой шуткой, напомнив времена реала, когда власть придержащие пытались скрыть проблему, 'заливая из ящика' про свихнувшихся одиночек.
   Со мной было почти полтора десятка шарпшутеров с блочными луками, считая меня, три орка-керна и пара хускарлов. Акулина с малышами осталась в избушке, на которой сидел егерь. Ей в охрану выделили обелисковых пионеров. Пускать в бой нулевых, только что выкупленных юнцов, при всём их рвении, считал напрасной тратой невосполнимых ресурсов.
   Взялись отрабатывать тактику. По засветке зоркого егеря на крыше я пускал стрелу, с алой лентой и следил, куда та упадёт. Со второй попытки определился.
   -Делай как я - приказал снайперам, введя уточнения через 'Ауру боевого единства'.
   Первый залп зацепил край орды, один гоблин упал, второй случился точнее, упало двое. Остальным зелёнокожим судьба товарищей оказалась неинтересна, банды уверенно шли по дорожке к нам.
   - Так у нас стрелы кончатся раньше, чем враги, - огорчился я, прекращая обстрел.
   Подпустив вислоухих шагов на двести, когда гномы прекрасно различали цели сами, взялись стрелять снова. Блочные луки перезаряжались медленно, да и мы откровенно мало тренировались. Талант хоть и даёт знания, но без личного опыта их недостаточно.
   Шиловидные стрелы, показали себя скверно. Конечно, они прошибали бездоспешных врагов насквозь, но многие атакующие, продолжали бежать, как ни в чём не бывало. Даже попадание точно в глаз, не всегда оказывалось летальным.
   - Мозгов у них нет, потому в репу стрелять бесполезно, - шутил Митяй.
   - Атакуй этих, а мы переносим огонь на следующих, - приказал я, когда до врагов осталось полсотни шагов.
   В зоне прямой видимости, как раз, оказался следующая банда.
   Наша тяжёлая пехота, приняв на щиты несколько дротиков, легко добила сильно поредевший передовой отряд гоблинов. Многие зелёнокожие оказались серьёзно ранены, нашими стрелами представляя лишь статистическую угрозу.
   Вторую банду мы изрешетили лучше, сказывался опыт. Но на третьей у нас закончились стрелы.
   - Митяй, твои бьют первыми, мы следом! - отправил я хускарлов и орков в атаку.
   Полсотни свежих гоблинов накрыли дротиками мой передовой отряд. Толстую броню и стальные щиты хускарлов, примитивные изделия вислоухих не пробивали, но юным оркам, что были в стильных латах кернов, из лакированной кожи не повезло.
   - Гномы, в топоры! - проорал я, ускоряя шарпшутеров, когда два хускарла завязли в толпе врагов, не давая тем швырять опасные копья.
   Сложив луки на молодую весеннюю травку, и зажав по франциске в каждой руке, мы быстро сократили дистанцию, обходя врага с флангов. Вскоре с гоблинами было покончено.
   - Слабоумие и отвага! - похвалил, я отважных врагов, что как маньяки, лезли под наши стрелы и топоры.
   - Хвала дебилам! - подхватил Митяй.
   Действительно, за полчаса мы уложили почти полторы сотни гоблинов, не потеряв никого. Даже орки-керны, в лёгкой лакированной броне, что нахватались дротиков, выжили. Как же это приятно, иметь многочисленных, смелых, но тупых и слабых врагов. Жаль, что обычно бывает наоборот.
  
   Франк, что вёл шарпшутеров на помощь Эдгарду и Рой, что успел объединиться с Коркра и Штурмом, также легко отбили набеги на вверенные позиции. Одна из банд гоблинов добралась до ворот твердыни, где угодила под стрелы гарнизона и рассеялась.
   Одиночкам сложно выжить в лесах, где по весне появляется много оголодавших хищников. Эта локация не исключение, популяция 'мобов' обновилась.
   Урсин, помог пластунам у месторождения кристаллов перебить десант и остался охотиться. Дофтхи несла к твердыне малыша, последнего из команды Чапая. Я чувствовал вину, в гибели бурлаков. Была бы с ними четвёрка шарпшутеров, этой утраты бы не случилось.
   Ярл всегда виноват, короля играет свита, царь хороший бояре тупые, тут не работает, ибо, своих героев - советников набирал я сам.
   Развеяв тела гоблинов, мы стали богаче и я решил наведаться к большой деревеньке, чтобы выкупить там кернов и пионерию.
   Первый день весны, благоухал, отгоняя печальные мысли.
  
   - А знаете ли вы, что в реальной истории, чтобы покончить с Чапаевым, 'белые' предприняли рейд, почти в сотню вёрст, неожиданно напав на штаб в глубоком тылу 'красных', охраняемый парой тысяч бойцов. Казаки, 'белые' и 'красные' отчаянные специалисты манёвренной войны. Забавно, но в подобной ситуации, выручать бывшего Самодержца, коего много месяцев стерёг десяток, другой сомнительных личностей, никто вовсе не спешил. Весна - канун примечательного праздника в двух чествованиях, по старому и новому стилям. В тот день началась 'белая' - буржуазная революция, а потом ровно через тринадцать дней, она же празднуется ещё раз, по другому гендерному признаку. Примечательно, что первыми выступили бабы с детишками, требуя хлеба и чествуя свой праздник по новому стилю, в то время как в Державе мерили по старому. Как обычно, был приказ утопить голытьбу в крови, но верные когда-то царю казаки, перешли на сторону мятежников. Императора, 'почему-то', предали даже ближайшие друзья и родственники из высшей знати. Этот единственный крупный успех 'белых', свергнувших самодержавие в феврале-марте семнадцатого года, 'красные', замаскировали под надуманные праздники, что остались и ныне. Совершенное заблуждение, полагать участие в гражданской войне сколь-нибудь значительных сил, из приверженцев монарха. 'Белые' сражались за буржуазную республику, позвав на помощь разнообразных интервентов, а 'красные' за социалистическую, вот и вся их глубокая разница, - завёл свою шарманку по селектору Франк.
   - Надеюсь, задержка жалования на сутки не тот грех, за который меня предадут ближники. Ибо, таки, не шмаляю в просителей картечью, и не возвожу у цитадели храмы тёмным, - отшутился я.
   - К чему ты нас грузишь одним и тем же, - возмутилась Димка, обращаясь к Франку.
   - Знавал в реале многих с образованием ограничивающимся куплетами песенки: 'Красные c вилами скинули царя, Екатерина ты была не права!', вот меня и штырит, - отвечал бывалый тан.
   Толстый намёк, тем не менее, меня пронял. Оставив на лесопилке егеря и четвёрку снайперов с запасом собранных стрел, я увёл остальных под своды горы. Вся прибыль от золотоносного рудника, развеянных тушек гоблинов и прочих хищных обитателей лесов копилась. К девятнадцати часам, покончил с задолженностью по зарплате, для подданных. Переносить ту в следующий день, чревато. Итак, ещё сутки после расплаты, сохранится негатив от задержки.
  
   Потом Франк, Штурм, я и даже Секирыч, возглавив истребительные партии, рыскали по обеим планам. Хищников били легко, вот только монет выпадало мало. Дофтхи о двух грифонах, доставив малютку, передохнула и продолжила разведку, по мере необходимости постреливая из молниемёта.
  
   Гоблины, задержали разведку дальних территорий. Вторая беда, что вытоптали практически всю экспериментальную делянку с пшеницей, посеянной людьми Эдгарда. Но уже к вечеру, первого дня второй недели мы покончили с крупными стаями хищников и перебили сколь-нибудь заметные отряды разумных врагов. Ночь прошла спокойно, а посты удвоили.
  
   Ранним утром, смог расплатиться со своими героями, включая замковых смотрителей. Немалыми усилиями собрали к урочному часу пять с половиной тысяч монет, из расчёта по пятьсот каждому, чтобы не переносить проблему на следующий день.
   Это неприятно осознавать, но правда жизни такова, что дружба дружбой, а монеты в срок.
   Запомнился типичнейший случай, из которого вывел суть про февраль семнадцатого. Тему черпнул в около исторических статьях о крейсере 'Аврора', чьи останки работают волнорезом где-то на Лужкой губе Финского залива, в Неве стоит музей - копия. Пусть писали те 'новые буржуа', именующие матросов и гвардейцев, самое мягкое, отребьем. Упустим выяснение, кем надо быть, чтобы комплектовать привилегированные войска из мутных личностей, или в статье изрядно заблуждались, вешая ярлыки. Но если из трёх с лишним сотен оставшегося на тот момент экипажа и сотни приданной роты гвардии, распоряжения капитана выполнял только один его помощник, а остальные игнорировали или прикидывали, как покончить с опостылевшим начальником. То вывод напрашивается единственный, каким бы отмороженным героем не был тот капитан, но характер имел прескверный. К примеру, в тот месяц кровавых потрясений, матросы эсминца 'Новик', рьяно защищали своих офицеров, от буйных ниспровергателей с других кораблей эскадры. И на 'Авроре' после убийства капитана, экипаж не разбежался, но избрав старшим дельного лейтенанта, отправился вершить свою революцию. Подобное имело место по всему Государству. Что надо было творить в Стране, чтобы довести, привыкших безропотно подчиняться православных, до такого отчаяния?
   К примеру, Наполеон, тоже расстреливал, притом из пушек, шествия бунтующих девиц, эшафоты и каторги не простаивали, налоги задирались, продразвёрстка ширилась, умерщвляя селян голодом. Но Бонапарт имел множество приверженцев, особенно среди военных. И правил он, основав династию, пока не слил, без малого миллионную армию своих разноплемённых ветеранов в войне с Россией.
   Очевидно, важен баланс. Искусство руководителя предполагает воспитание толковых сторонников в любом приданом коллективе, преумножая их число. Справедливость полезна, а вот унижать людей попусту - опасно. Как бы не повернулась судьба Империи, армия сохранит верность вменяемому командиру.
  
   Вторым днём, весенней недели, закончили разведку всего соединённого тропинками. Маго-скелетов, что стерегли 'сферу Маны' на верхнем плане и 'сферу Выносливости' на нижнем, выбили без потерь. Неспешно, за последующие дни, организовал поочерёдное паломничество всех героев к тем местам, включая личное посещение. Собственно, гномам годилась только та, про выносливость, единожды подкидывая десяточку к таковой.
  
   Тем же днём, подавшись на уговоры, отстроил в твердыне рынок с аукционом, благо, дёшев. Изначально строить не хотел, но как возвёл, понял, что не ошибся.
   К примеру, каждая метательная франциска из комплекта керна, легко уходила, за полсотни монет. Походу, распроданный запас топориков, одного моего керна обеспечивало тренировку двоих в полном снаряжении.
   Скарлетт и Димка с их 'Лидерством' могли обучить по шесть кернов. Четверых дала 'Зала летающих топоров', ещё полдюжины позволили нанять две больших деревни с соответствующими обелисками. Ибо, в мире лавы и пепла тоже нашлась крупная деревня, орков которую я не замедлил перевести в гномью, что позволило тренировать лёгкую штурмовую пехоту. На нижнем плане ко всем деревенькам шёл бонус удвоения популяции.
   Крашенный в цвета знамени доспех, на торги выставлять не стал. Да и стоили, как посмотрел аналоги, латы из лакированной кожи относительно мало. Моим кернам пришлось оставить только по топорику. Зато их тренировки обошлись мне 'даром'.
   Цифра научилась укреплять, наиболее ломкие части блочных луков. На аукционе эти изделия произвели фурор. Блочные луки с колчанами шиловидных стрел, уходили по полтысячи монет. Продал их штук тридцать, заработав тысяч пятнадцать.
   На нижнем плане нашлось гнездовье птиц рух с прилагающейся деревенькой орков. После обращения в гномью, бронзовые птицы сменились на грифонов. С учётом удвоения популяции нижнего плана я получил там двух летающих зверей и дюжину пионерии. Обязал Дофтхи обучить пилотированию, не менее шести самых легковесных шарпшутерш. С заделом на будущее, так сказать. Отныне наша авиация, насчитывала четыре единицы. Ради срочного выкупа, чтобы уже сегодня 'птицы' взяли по уровню, пришлось распродать на аукционе запасы кристаллов и ртути.
   Ближе к вечеру шестёрка новеньких бронзовых големов маршировала к железному руднику, ведомая Франком. Выкуп 'Палатки полевой медицины', в лагере 'осадных механизмов' отложили, средств не хватало. Впрочем, купить там допускалось только один предмет в неделю, а прочие баллисты и требушеты, имеющиеся на выбор, сочли бесполезными. Свои орудия к началу войны сделаем сами.
   Составил опись полезных сооружений, по обоим планам:
  
  Лесопилки 2 шт. (у одной разрушен обелиск)
  Железные шахты 3шт. (у двух разрушен обелиск)
  Золотая шахта 1шт. (обелиск цел, истощена на 60%)
  Месторождения серы и ртути (обелиски разрушены)
  Месторождения драгоценных камней и кристаллов (обелиски целы)
  'Торговый терминал' (немного снижает цены на системные товары в замковом рынке, а посылать туда кого-то теперь лишнее)
  'Фабрика големов' (6-ть механойдов-рудокопов в неделю)
  'Мастерская осады' (выкуп одной 'Палатки полевой медицины' в неделю)
  Две речных верфи, (на каждом плане по одной, можно содержать по ладье в каждой)
  Деревни с уцелевшими обелисками:
  Большая, на нижнем плане (4 керна и 20 пионеров еженедельно)
  Большая, на верхнем плане (2керна и 10 пионеров еженедельно)
  С гнездом грифонов, на нижнем плане (2 грифона и 12 пионеров в неделю)
  Две малых, на нижнем плане (24 пионера в неделю)
  Две малых, на верхнем плане (12 пионера в неделю)
  
   'Сферы характеристик', после посещения героями, Коркра предложил разобрать. Хвастался, что как только прокачает 'Ремесло', сможет вытрясти из них по 'артефакту', что на сотню увеличивает соответственно 'Выносливость' или запас 'Маны' если встроить таковые в легендарный доспех.
  
   За вторые сутки второй недели, выкупить всю доступную пионерию не смогли. Но закончили с тренировками воинов, в чём помог аукцион, подчистивший запасы нашего вооружения.
   Я был уверен, чем раньше начать тренировать бойцов, тем крепче окажется войско. Пара дополнительных уровней у каждого, на фоне армейской статистики, перетянут весы противостояния.
  
   На третьи сутки все доступные к найму в обелисках пионеры, оказались при деле, распределившись по месторождениям с разрушенными обелисками.
   Увы, пришлось отложить строительство фортификации второго уровня, отдав предпочтение 'Сокровищнице'. Пусть та стоила те же десять тысяч монет, но не требовала иных ресурсов. Отныне, каждые сутки казна автоматически пополнялась ещё на две тысячи.
   Сделки на аукционе иссякли, ещё вчера, мы уже продали, что могли. Товары мастерских, может, и принесли бы пару тысяч, но золотоносная шахта скудела, следовало подстраховаться.
  
   На четвёртый день, монетный 'аврал' прошёл. Столичный замок с сокровищницей автоматически приносил шесть тысяч. Золотоносная шахта, работала последний день, добирая остатки. Железная руда и лес поступали своевременно. Сбыв излишки ресурсов через аукцион, удалось выстроить фортецию второго уровня. Она оказалась вдвое дешевле начальной. Вероятно, геймдизайнеры, считали фундамент дороже надстроек. Над воротами появилась башенка оснащённая медлительным и недальнобойным, но довольно мощным станковым молниемётом. Боковые коридоры удлинились, появились новые кельи пионеров. Доступных тренировок в специализированных сооружениях стало больше на четверть. Посему перевели по одному пионеру в керны и подмастерья.
   - Можно ли свинтить надвратный молниемёт, чтобы поставить на лафет и применять в полях? - заинтересовался я.
   - Только если найдётся магическая батарейка, которой нет. Покупать на аукционе, встанет много дороже пользы, - закрыл тему мудрый Коркра.
  
   Пятый день мало отличался от предыдущих трёх, но возвели 'Цех'. Это второе здание в линейке промышленного комплекса гномов. Немедленно тренировали двух мастериц по недостающим специальностям. С поддоспешниками и древковым стало заметно лучше.
   'Цех' добавил две 'наковальни', что автоматически подкидывали каждые сутки комплекты хускарлов. Четыре комплекта чешуйчатой брони передавались ветеранам. Два поддоспешника приходилось кроить и отшивать вручную из разнообразных лоскутков. Ибо навык моего племени, удваивал только произведённые автоматически латы, а не сопутствующее.
   Догадывался, почему, в реальном средневековье одежды военного сословия изобиловали цветными вставками, напоминающими заплаты. Изучал когда-то историю костюма. Обычно, плясали от функциональности, а не от красоты. Война двигала прогресс. Бойцу, неважно из каких лоскутов сшит поддоспешник, лишь бы не натирал и смягчал удары. Например, пышные шарообразные валики на плечах и бёдрах, предназначались именно для уверенного ношения кольчуги, а потом и лат. Жабо в гармошку, амортизировало посадку шлема - горшка. Мода следует за успешными, потому вариации на тему 'треников' лучших драчунов стали популярны.
  
   Из вооружения для хускарлов заказал по восемь топориков, которые оказались лучшей выделки, чем у кернов. На продажу такое оружие не выставлялось, пригодится самим.
   Но главное, 'Цех' это простейшие станки на механической, ручной тяге. Коркра перебрался из золотоносной шахты под своды горы, возглавив процесс производства при хускарловых 'наковальнях'. Я тоже, не почивал на лаврах, часто бывая в кузнях. Обрастал впечатлениями, опытом и учился, помогая мастерам. Поначалу, умелые гномы шипели и ругались вполголоса, моим ошибкам, но потом нашли дело, требующее высокую скорость реакции при достаточной силе, где я проявлял себя особенно хорошо.
   Цифра трудилась с нами. Вместе с Коркра они разобрали 'шлем водного дыхания' и молниемёт, получив пару интересных рецептов и взяв талант 'Ремесло'.
   Коркра открыл нам секрет 'чёрной бронзы'. Если смешать руду с небольшой долей измельчённых в прах драгоценных камней, то получался особо прочный сплав. Ингредиентов хватало. Три рудных шахты, из которых в одной сохранился обелиск. Месторождение драгоценных камней. К тому же, Скарлетт улучшила талант, приносящий ежесуточно две меры ценного для гномов редкого ресурса.
   Крепления и шестерёнки для блочных луков, сделанные из 'чёрной бронзы', были куда лучше базовых. При использовании обычно ломались именно эти части, а потому стало возможным починить многое из заполнившего склад. Работы над булатными луками велись. Аукцион, позволил прикупить по сносной цене, эльфийскую тетиву, с лихвой заменившую дорогой шёлковый шнур. Так, все деревянные заготовки коротких луков оказались в деле, позволяя тренировать новобранцев.
  
   Шестым днём воздвигли фортификацию третьего, высшего уровня. По обе стороны от ворот появилось башенки с дальнобойными, станковыми серпентинами, что заряжались ядрышками с кулак, производя выстрел благодаря магической тяге. К орудиям прилагалось по полсотни чугунных шариков-пуль, пополнять боезапасы сверх этого, надлежало самим. Серпентины медлительнее молниемёта, но били за километр. Озадачил Коркра созданием оптики. На нижнем плане полно вулканического стекла, да и кристаллы есть, надо только отшлифовать правильно.
  
   Седьмым днём воздвигли 'залы рунных танов'. Наградив двоих оным рангом. К условным 'наковальням' добавилась ещё одна, рунная. Тут я встал перед непростым выбором, получать автоматически один молниемёт и две облегчённых кирасы рунных танов с касками вроде шахтёрских. Или комплект ударного тана, в котором благодаря навыку племени, будет два полных пластинчатых доспеха, увеличивающих на двадцатку характеристику 'Здоровье'. Поразмыслив, сделал приоритетным молниемёт в сутки.
   В отстроенных 'залах' нашлись рунные верстаки и неплохие станки на магической тяге, токарный, точильный, сверлильный и фрезерный.
   - Пора делать пушки, - заявил Коркра, глядя на это богатство.
   Оказалось, что мы едва не остались без секрета изготовления чёрного пороха. После того как Цифра и гном с фиолетовыми глазами лишились 'Понимания сути', и утратили доступ к игровой базе данных, рецепт стёрся из памяти. Благо, что предусмотрительная маг-сапёр, записывала все 'ходы' в свой блокнотик.
   Пересчитав количество материалов, решили, что больше четырёх пушек при паре сотен зарядов к каждой не потянем. Но делать постановили на крайней неделе, после отстройки 'Святыни', храма посвящённого Единственному, предстоятелем коего для гномов является Аулэ. Оное сооружение добавит силовых установок и возможностей нашему подгорному заводику. А пока мои технари продолжали эксперименты, озадачившись созданием взрывчатых веществ.
  
   Гранаты из 'гремучей ртути' что уже второй день 'химичила' Цифра, вырабатывая методику и обещая перейти вскоре к промышленным масштабам.
  
   Таверна давала только сто пайков в сутки. Но наметившийся кризис с продовольствием сначала решила охота и рыбалка. А к концу недели сняли первый урожай, что взрос в питательном пепле нижнего мира. Ибо, ещё вторым днём, отстроив замковый рынок, выкупили там, по сниженным ценам под тонну разных нужных зерновых и огородных культур, включая подгорные грибницы. Огородников хватало, юные пионеры из бретонцев и нордов, особенно пригодились, открыв в себе немало сельских талантов.
   Урожаи больше никто не вытаптывал. Бруснике удалось отбить от стада и приручить несколько молодых зубрят. Через неделю в замке появилось молоко. Пахать теперь могли не только на медведях или на себе.
  
   Чёртов рынок, соблазнял нас разными 'артефактами'. Глаза особенно тосковали по 'Ускорителю строительства', игнорирующему суточное ожидание в очерёдности замковых построек. Но, увы, единичное применения оного 'расходника' стоило десять тысяч, Скопить столько, отдельная история с географией.
  
   В конце недели устроили небольшой сабантуй. Урсина торкнуло, и он взялся сумборно рассказывать, что оное торжество правильнее называть 'кабантуй', ибо 'с' в некоторых танскрипциях звучит как 'к'. Переводится: 'Праздник плуга', а первым землепашцем йети, чтили кабанчика. Вепри, разумеется, явились особо почётными гостями торжества в виде окороков на вертелах. Оказалось, там очень древняя традиция, память священных дубовых рощ, где насыщались жёлудями оные животные, и неудачной войны оседлых собирателей с кочевниками, коим было проще водить за собой овечек. Видимо, наследственная память тут тоже работала.
   Заодно пересчитали наши силы, найдя их приемлемыми:
   Герои: Рой, Скарлетт, Войд, Димка, Урсин, Франк, Цифра, Штурм
  Дофтхи, Коркра, Секирыч - замковые смотрители и локальные герои
  Кандидаты: Плюх (подгорный мастер кирки), Митяй-Капут (хускарл), Акулина (шарпшутер), Тишин (шарпшутер, эксперт по топорикам),
  Рывковые шарпшутеры -4, Хускарл-1, Мастерицы кирки санитарки-2, Мастера молота-2, Мастерицы молота -3, Пластуны-2, Шарпшутерши-24, Шарпшутеры-10, Пионеры-41, Пионерки-3,
  Наёмники на гонораре: Эдгард (бретонский рыцарь), Карл, Брусника (егеря из нордов), Смолячок (способный норд), Бретонцы- 2, Бретонки-11, Егеря - 3, Норды - 10, Нордки - 20.
  Вспомогательные: Грифоны- 4, Ездовые медведи -2, Големы-9
  
  Подданные, начавшие обучение со второй недели, к началу тотальной войны их уровень не превысит 28:
  Рунные таны-2, Мастера-9, Мастерицы-4, Шарпшутерши тренируемые полёту на грифонах -12, Шарпшутеры и шарпшутерши-36, Подмастерья-швеи-4, Орки-керны-3, Пионеры- 58
  Пионерия из людей: Бретонцы-13, Бретонки-15, Норды -18, Нордки -19.
  Дети: Гномы-5, Люди-4
  
  
  
  
  
  
  Глава 28 Кусок третьей недели. Лучший способ предвидеть будущее.
  
   'Астрологи объявили неделю гадов. Популяция змей - стрекоз увеличена', - опять шутила администрация, видимо про старославянский 'Исаакий змеевик', который иронией, совпал с памятной датой новейшей эпохи.
  
   - Ну и приходы у них. Однако, эти серпенты, летают низёхонько, ядом плюют малёхонько и складываются с одного удара топориком, - констатировал Штурм в селектор, вдруг, вскликнув: - Бл@#%!
   После чего в его яме прогремел взрыв, и наши санитарки побежали реанимировать изрядно потрёпанного героя.
   - Не отвлекайтесь, доделывайте по крайней, их уже достаточно, и на совещание, - постановил я.
   Это мои герои, практически полным составом озадачились коллективным изготовлением бомбочек из 'гремучей ртути'. Рецепт коих сохранился в записной книжке Цифры.
   На изготовление сотни малых детонаторов ударного действия, требовалось пять мер кристаллов и одна доза ртути. Другое дело, что смешение ингредиентов и начинение ими подходящей ёмкости, требовало изрядной аккуратности, малейшая ошибка и случался громкий 'ба-бах'. Чтобы максимально обезопасить производство, недалеко от твердыни устроили 'патронную фабрику'. Накопали ям, поставили в них палатки, чтобы ветер не мешал. В каждой только сборщик, с ингредиентами на одно изделие, по готовности, ему доставят следующую порцию.
   Взрывы происходили часто, потому неподалёку дежурили санитарки, и стояла выкупленная на фабрике военных механизмов 'Палатка полевой медицины'. Куда волокли пострадавшего, если оставался жив. Здоровья у моих героев много, потому пока обходилось без воскрешений.
   Но одних героев, на массовое производство и освоение имеющихся ресурсов недостаточно, потому приобщили к делу наёмников людей из бывших нейтралов. Лес рядом с лесопилкой, где хозяйничала бригада Эдгарда, истощился, засеянные поля и огороды, дозреют сами.
   Много позже, пролив немало пота и крови, мы вывели статистику, что в руках сборщика парня взрывается, чуть, не каждое шестое изделие. Но если процессом занимается девушка, трагедия происходит вдвое реже. Она, много аккуратнее и внимательнее при однообразной работе, нежели он.
   Использовать в опасном деле пионерию не хотелось. Следуя некой внутренней справедливости, объявил для наёмников людей награду в триста монет на счёт авансом и по тридцать за готовое изделие. Бывшие нейтралы, пребывающие в партии с первого дня, имели без малого двадцать восемь уровней. Имеющим 'Здоровье' за сотню, одной гранатой убиться трудно.
   Добровольно - принудительно, люди взялись за опасное производство. Даже Эдгард, чтобы подзаработать, собирал детонаторы, облачившись в полный доспех, который быстро испортил, вместе с дорогими ингредиентами и своей физиономией. Это потом мы узнали, что работать лучше в минимуме одежды, так движения точнее и взрывоопасная пыль скапливается меньше.
   Увы, летальные исходы бывали, взрывалось в руках перед носом, могло оторвать голову. Разок, какие-то дурни, урони себе под ноги ящик с готовыми изделиями, скверно проложив те соломой. К концу третьей недели, практически все наёмники из нейтралов закончились, даже самые искусные сборщицы редко переживали пяток подрывов. Слышал байку, что в 'старорежимном' реале 'патронные фабрики' как-то так и работали. Но в игре инвалиды исцелялись, а про мёртвых верили, что отложившего монет на свой счёт, ждала лучшая судьба в следующей партии. Это успокаивало тружеников.
   Я жалел, о распроданных на прошлой неделе кристаллах. Не посоветовался, а память обманула, что для пороха в приоритете сера, и для гремучки - ртуть. Оказалось, вовсе не они, основной ингредиент местных рецептов взрывчатых смесей.
   Как только наметилось производство, торговлю сырьём прикрыл. Покупка за монеты ингредиентов для детонаторов, с последующей продажей готовых изделий, приносила около двадцати процентов дохода, за вычетом времени и смертей трудовиков от несчастных случаев.
   На аукционе, одно изделие уходило монет за триста. Вчера ночью толкнули пробную партию и сейчас ожидали, ухода сотни штук. Торги завершатся в течение часа, даже если партия уйдёт по нижнему потолку, то на выплаты зарплат и активацию тренировок хватит.
  
   - Быстро перемещаются гады, предлагаю свернуть лавочку и готовиться к встрече, - предложила Димка.
   Согласился и работники 'патронной фабрики', с неспешной обстоятельностью, снижающей риски самоподрыва, приступили к демонтажу лёгких конструкций и переносу взрывоопасных материалов под защиту твердыни.
   Тан тактики поглядывала за картой. К югу от горы, в плане инферно располагались серное и ртутное месторождения с порушенными когда-то Штурмом обелисками, туда мы перевели добывающих големов. Большинство низкоуровневых тварей игнорировало бронзовых механойдов, а если пробовало на зуб, то силёнок откусить не хватало.
   На лесопилке верхнего плана в лесу за рекой, прятались пластуны, только чтобы обеспечить автоматический прирост древесины. В железных шахтах, забаррикадировалась Димка с мастерами кирки и парой десятков шарпшутеров. Их усиливали Урсин и Секирыч.
  
   Основные силы располагались в тени твердыни. Но кристаллическая копь и залежи драгоценных камешков у Великой реки верхнего мира, где трудились бригады пионеров добытчиков и обустроили рыбацкую деревушку, взялся оберегать лично. Мне помогал доблестный Войд, три дюжины шарпшутеров с прикрытием из крепкой пехоты Митяя. Была надежда, что умелый дипломат, сможет договориться с теми, кого предскажут астрологи. Случись, вдруг, неделя гномов, людей, эльфов или ещё кого приемлемого, мы бы расстарались. Увы, не повезло.
   'Портал исхода' заряжен, если потребуется удрать или идти на выручку. С наймом в обелисках и твердыне не спешил. Опыт учил, что шести часов до вторых суток, новичкам для освоения первой пары уровней достаточно. Трое повзрослевших сегодня детей гномов имели ранг шарпшутеров, один мастера, от родителей и 'в улучшениях' не нуждались. А четвёрку ребятишек из людей, что Скарлетт воспитала в замке, наделив талантом 'Блочный лук', я удалённо перевёл в шарпшутеров, сразу отправив дежурить к амбразурам. Эти пионеры хоть и считали себя 'дварфами', но днём видели вдвое дальше гномов природных.
  
   'Астрологический прогноз' изволил атаковать нас. Стайки змеек-стрекоз, мчались над гладью реки. Пионер из людей, сидевший на крыше избы транслировал картинку, мы могли бы стрелять по меткам на карте, но предпочли сберечь боеприпас. Клин змей летучих встретили срезнями, впустую утопив в реке большую часть стрел.
   'Опять, не учёл!' - ругал я собственную тупость, про себя. Конечно, по военной выгоде эта позиция на холмике у реки оптимальна, но против стрекоз можно бы отойти подальше, чтобы не топить так много дорогостоящих боеприпасов.
   - Гномы в топоры! - отложил лук, поднимая изготовленную для таких врагов лёгкую киянку.
   Войд имел такую же, а прочие выхватывали франциски уплотняя строй.
   На подлёте нас оплевали кислотными струями. Затем, следуя своей излюбленной манере, змейки отпрянули, чтобы 'перезарядить' ядовитые железы.
   - Атака! - последовала моя команда, дублируемая аурой 'Боевого единства'.
   Мы бежали, выстроившись вогнутым полумесяцем. Глупые твари обожали летать плотным роем, но не знали строевых эволюций, одни стремились плюнуть в нас кислотой, а сделавшие это удрать, но лишившись места для манёвра, смешались. Сталкиваясь меж собой, летуны теряли ориентацию, натыкались на других собратьев и часто падали. Воспользовавшись неразберихой, не сбавляя темпа, мы втоптали в прибрежный песок большую долю крылатых змеек.
   Теперь лишь несколько носились над водной гладью.
   -Отходим, строимся, ждём! - распорядился я, рассеивая подвернувшиеся трупики.
   Потерь с нашей стороны не наблюдалось. Какому-то особо неудачливому гному кислотой выжгло глаз. Но лекари уже позаботились, а через пару часов, калека полностью исцелится, таков "виртуал".
  
   Аналогично встретили второй и третий рой беспокойных 'стрекоз'. Получив множество не смертельных, но неприятных кислотных ожогов, тем же приёмом, угомонили основную массу летунов. Однако, теперь наши пурпурные накидки зияли рваными дырами с опалёнными краями.
   - Пойдёт на лоскуты и поддоспешники, - констатировал Войд, очевидное.
   Одиночных летучих змеек, самых ловких, что успевали плюнуть и удрать, пришлось добивать из луков, изведя немало стрел. Зато попрактиковались.
   - Вот видели же на аукционе 'Венок языка природы'. Его следовало купить и дать Войду. Он бы змеек нанял. Шикарная разведка же, - печалился Франк.
   Действительно, указанный редкий предмет позволял сманивать в услужение животных. Можно бы озадачиться, пустив Войда по локации, собирать волков, медведей, прочих зубастых зверушек, а потом и этих серпентариев приобщить.
   Но разношёрстная дикая стая, уронила бы моральный дух по единичке, а то и две, за каждую разновидность. Слушалась бы лишь обладателя венка. Договориться не формально, со зверьём не получится. А предоставленные сами себе хищники опасны.
   В реале, на приручение волков ушли столетия, когда обратный процесс, занимал поколение, творя более опасных диких собак.
   - Обойдёмся, - успокоил я болтуна.
  
   Нашествие крылатых серпентариев пережили без потерь. Змейки нулевого уровня не соперники бойцам, прокаченным почти до тридцатого. Стая могла бы заплевать одиночку, но кто же позволит. Не все летуны, что двигались с границ локаций, успели добраться до моих подданных. Заметная часть сгинула, сцепившись с народившимся диким зверьём.
  
   Несколько часов пролетело в ожидании налётов змеек-стрекоз, на это время прикрыли лавочку по производству гранат, что располагалась на свежем воздухе. Это Цифра вместе с Коркра дня три назад разработали методологию, обучив и задействовав в ней большинство наёмных людей. Десятка два примитивных полуземлянок с навесами. Ступки для перемешивания и стаканы, что начиняли взрывчатой смесью, "наколдованы" Цифрой из каменной крошки. Магия земли хороша для неспешного создания предметов.
   Рынок с аукционом, изрядно поправили финансы. Около семнадцати тысяч ушло на зарплаты и прочие гонорары.
   Оставив Митяя с достаточными силами приглядывать за месторождениями и рыбной ловлей, выкупил пионеров в обелиске и вернулся порталом в твердыню.
   Возвели колодец. Пятьсот монет, - скромная плата, что немаловажно при сегодняшних крупных тратах. Оный неиссякаемый источник пригодится завтра, при постройке "Святилища.
  
   Здоровое питание, хорошее жильё и уверенность в будущем, вот что надо для демографического роста своего, родного, надёжного племени. Для примера, чего делать не стоит, прекрасно помнил исторический опыт реала, там тотальный завоз иноверцев, вёл лишь к росту криминала и мятежу. Практика показала, что мы пошли верным путём. Опровергая игровую статистику в 2% для гномов, на этой неделе естественным путём народилось почти три десятка детишек. Ничего, что среди них многовато людей или полукровок даже от орков, все они будущая подгорная братва. Пусть им не повезёт, взрослеть в первый день тотальной войны, но жизнь продолжается.
   А из свежей юной пионерии появившейся к найму в твердыне, отобрали троицу предположительно обладающих "Крепким здоровьем", которых Скарлетт наделила талантом "Блочный лук", а потом провели через, так называемую, матрёшечную прокачку по ветке трудовиков. Троица избранных, парень и две крепких девицы, стали подмастерьями, потом без задержек, мастерами и в финале рунными танами. Каждое повышение награждало одним предопределённым талантом, а окончание полной линейки дополнительным редким. В итоге у всех оказались: "Крепкое здоровье", "Блочный лук", "Неутомимость", "Молотобоец", "Рунное мастерство" и ещё какое-то уникальное искусство. Парню попало "Понимание сути" и скоро мы узнали, что послал девушкам Аулэ. Обе оказались "Библиотекаршами".
   Возможно, какая-либо узкоспециальная ковка чего-то рунно-легендарного была бы лучше. Но я остался доволен. Любой подарок Судьбы можно обернуть себе на пользу. Талант "Библиотекарь" позволял сделать один запрос базе данных этого мира и получить подробнейшее описание и чертежи изыскиваемого, с припиской готовой продукции соответствующему производственному обелиску. После применения талант пропадал, освобождая слот. Прокачай девушки оное умение до максимума, и мы возможно заполучили нечто чудесное, хоть время поджимало. Пополнение гармонично вписалось в цеховые процессы.
   С "матрёшечными прокачками" всегда так. Всё это великолепие при их нулевом уровне, всего-то надо заплатить должное золото за тренировки, лишившись того же числа умельцев проходных специализаций. В замке людей ветка, пожалуй, самая длинная и часто единственная, потому, им затратнее.
  
   День прошёл в трудах, но без авралов, которые вредны. Собрали обратно 'патронную фабрику', к ночи произвели и выставили на аукцион сотню изделий.
   Вдруг, вспомнил, что как в реале участвовал в разработке приложения для одной заокеанской армии, чтобы любой рядовой со смартфоном мог общаться с аборигенами там, где выгрузись их самые крутые в мире войска. Графическим темам, давал названия: 'Вuk', 'Shmel', "Biruza". Где- то проглядывала древесная структура, характерная полосатость или подчёркивался цвет морской волны. Позже заказчики с того 'края Света' писали о недопустимости называть темы непонятными им ругательствами и огорчили меня, пришлось менять работу. К тому, отдельно скандальчик случился, с рыжеволосой 'разведчицей-разведчицей', ибо 'кое-кто' пробовал пилить бюджет той армии напрямую, а 'заокеанцы' любят делать это сами. Только спустя много лет узнал, как солдатики 'вечно зелёных президентов' беспокоились, листая темы своего сверх 'секретного приложения' и ломая язык, читали названия вражеских ракетных комплексов: 'Ты открыл свой ноутбук, на тебя навёлся 'Бук'. Посмотри, в твои глаза заглянула 'Бирюза'. Впрочем, при их уровне развития технологий, часто происходило в точности наоборот.
   - Цифра, можно ли встроить в производимые нами детонаторы закладку, так чтобы дистанционно ты могла их рвануть, - спросил я.
   Можно, - ответила девушка и добавила, подумав: - Но сложно, и риски при производстве возрастут в разы.
   Прикинув этак и так, от столь соблазнительной темы отказался. Не та мощность у наших изделий, чтобы мудрить.
   - Вот потому тоже, мы - гномы не устраиваем 'тендеры', лишь бы дешевше, не закупаем чужие артефакты, но изготавливаем своё сами, - пафосно прокомментировал наше обсуждение Коркра.
  
   - Эльфы очень дёшево продают съестные припасы, что совет думает на счёт их закупки? - спросила Димка, открыв обзор аукциона.
   - Семена и скотину купить можем, с тщательнейшей проверкой. Пищу - категорически нет. Эльфы, бывают, коварны как змеюки! Их пища легко может оказаться медленным, тихим ядом, даже если просто лишит наших пионерок плодовитости. Есть такой стишок о причинно-следственных связях: 'Лошадь захромала, командир убит,... армия бежит,... потому что в кузнице не было гвоздя', - напомнил я героям, подкрепив поучительными историями из реала.
   Опять вспомнилось, что за еда была в 'Перестройку' и после. Как пример, особо 'нажористые' 'окорочка Куста', кои 'за океаном' утилизировали, ибо именно в ножки бройлерам делали особые уколы. В копилку демографического коллапса, постигшего нашу Страну. Или другое, как-то в самой пристижно лучшей военно-космической академии, с курсантами коей, одно время регулярно бухал, играя в стратежки, питание отдали на откуп заезжим гастрарбайтерам. Вскоре четверть первого курса схватил брюшной тиф, сделав инвалидами. Ирония, что курсанты, предпочитающие жутковатую, пережаренную шаверму из 'отечественных кошек' в ларьке за углом, тогда не пострадали. Что уж рассказывать про линейные войска, если даже 'блатнейшую' академию не уберегли. Ныне, в реале Страна имеет одну из лучших армий в мире, оснащённую отличным отечественным вооружением. Но не так давно, некая фирма 'туманного альбиона' подрядилась массово делать армейские пайки, в итоге, траванулась даже охранка. Следователи всё 'искали', какой 'дебил или вор' допустил саму возможность, доверять пищу бойцов чужим диверсантам 'класса 007', разумеется, наказали только передатчиков.
   Однако, понял ли кто-то мою логику, или будет бездумно исполнять, так и не узнал. Многие соратники, особенно выросшие из 'ботов', могли считать истинной, не требующей рассуждений, любое произнесённое 'Лидером', например: 'Солнце круглое, потому что небо синее!'.
  
   Отряды перемещались между деревеньками до глубокой ночи. Герои выкупали доступную популяцию, сопровождая в тведыню, для тренировок. Дальние поселения посетить не успели, впрочем, не спешили, у нас же ещё тренировочные комплексы для хускарлов и ударных танов отсутсвуют. Восьми опаздунам повезёт с рангом.
   В ночи твердыню оглашал шум тренирующейся молодёжи. Успели применить все доступные повышения рангов. Пред тем Франк выучил трёх кернов, Рой столько же мастеров кирки и шарпшутеров. Войд шестёрку мастеров молота и шарпшутеров. Скарлетт и Димка совместно одарили дюжину пионеров 'Блочным луком' и столько же обратили в кернов, владеющих 'Боем кулачковым щитом'. Разумеется, я употребил все из 39-ть тренировок шарпшутеров, выделяя пионерок, коих для 'лифта', сначала производили в кернов, зала 'Летающих клинков', не пустовала.
   Как запоздало выяснилось, умение 'Бой щитом' не однородно. Создатели партии, в меру своих познаний, поделили таланты щитовиков на три категории, 'Кулачковые', те, что удерживаются только кистью, 'Локтевые' и 'Плечевые'. Иначе, одно, двух и трёх 'точечные', по числу опор при ударе о поверхность щита. Для примера, условная эллинская гопла, шла как плечевой щит, имея меньшую манёвренность, но большую прочность и устойчивость. Так сложилось, что гномы, имея крепкие ладошки, предпочитали кулачковый хват, дающий щиту наибольшую манёвренность. Так удобно фехтовать, подрубая врага краями щита, или сокрушая умблоном. При изрядной силушке несложно таскать большую 'крышку от бочки', упирая её по необходимости в грунт и подпирая локтём и плечом. Но, действительно прочную 'черепаху' построить трудно, удары в край кулачкового щита могут вывернуть кулак даже гному.
  
   Образовавшиеся при проходных тренировках излишки вооружения и экипировки, что не годились для тренировок и не подходили по качеству бойцам, распродали на аукционе. Видимо, кто-то из наших будущих врагов имел слишком много монет.
   Каждый мастер, тренированный в твердыне, помимо прочего, добавлял в арсенал тяжёлый арбалет с запасом болтов, что разошлись потом по внешним укрепрайонам, а рунный тан посох - молниемёт. Последние, приноровились использовать в рудниках. Связка из молниемётов позволяла лихо дробить породу одинокому пионеру, замещая бригаду специалистов, правда стрелок сильно глох.
  
  
   Следующим утром все члены племени собрались в твердыне. Многие прибыли, произведя скорый марш в ночи. Охранять ключевые точки остались редкие наёмники на жаловании или големы.
   Повод имелся, возводилось 'Святилище'.
   - Милостию Единственного, я, ярл Индрик, взываю к Предстоятелю Создателя, Первому Кузнецу. Одари нас благодатью своею. Благослови источник, напитай руны цехов наших, коснись дланью своею, - пафосно, несколько неуклюже, вещал я, стоя у новенького алтаря.
   Это в реале, в местах безопасных можно оставаться 'материалистом', хоть 'не бывает атеистов, в траншеях под огнём'. А в этой, 'виртуальной реальности' божества обозримы явно, потому в меру сил следовало уважить вышнее начальство.
   Святилище отсроилось. Дары стоили мессы. Брякнувшись на одно колено, как и подобает воинам, мы лицезрели полупрозрачную фигуру с призрачным молотом, что шагнула из своей статуи. Взмах могучей дланью и вода в колодце заискрилась, ещё движение - над мастерскими вспыхнули призрачные огоньки. Затем резкий выпад, и призрачный молот проходит сквозь меня. На миг теряю сознание, но не падаю, перед глазами бегают звёздочки, а когда проморгался наш вышний покровитель исчез.
   Народ ликовал. Каждому соплеменнику, приросло десять единичек "Выносливости". Вода, испитая из нашего источника, отныне, удваивала восстановление оного навыка, сроком на час. Довольно скоро гномы научились гнать взвар, сохраняющий свойства надолго, что пригодилось в походах.
  
   Собственно, главное, ради чего затевалось представление, это рост уровня нашего промышленного комплекса. Станки на рунной тяге получили дополнительные 'батарейки'. 'Конвейер', что ещё вчера производил снаряжение ранга танов, отныне создавал легендарное, то, что было хускарловым, сделалось тановым, а керново, достигло уровня тяжёлой пехоты.
   Гипотетически, в 'Святилище' допускалось избрать иное направление. К примеру, устроить под горой перманентный 'Портал исхода', работающий недолго, за много ресурсов и трудов, по заданным координатам или 'почти бесплатно', между аналогичными сооружениями. Либо наделить верстаки возможностью наносить рунные татуировки на соратников, штук по шесть в сутки: усиливающие, лечащие и даже разово воскрешающие. Но из разнообразия возможностей, мы концентрировались на доспехах. Ранее, чисто математически вывел, что так для массового сохранения жизней выгоднее.
  
   Герои сияли от перспектив, обсуждая, что заказать в оставшиеся дни. Не все ещё знали, что даря одно, система отняла другое. Я, корректируя 'тонкие настройки' видел, что отныне рунные таны лишились молниемётов.
   Все наши стреляющие посохи превратились, в увесистые дубины, лишившись рунной магии.
   Ценой за источник восполняющий запас сил, пошли 'сферы Выносливости и Маны'. Коркра не суждено создать из них особые латы для наших магинь.
   Исчезла фабрика големов. Оставшиеся бронзовые механойды лишились подпитки. Теперь их 'батареек' хватит до утра второго дня тотальной войны, если шевелиться умеренно. Впрочем, сомневаюсь, что они так долго проживут.
   Пропала 'мастерская осадных орудий' и малый рынок из дальней деревни.
   Ирония, что после визита тени Аулэ, в твердыне рассыпались в труху все наши детонаторы из гремучей ртути. Зря на 'патронной фабрике' трудились ночью, надев каски с магическими фонариками, рискуя и перевыполняя план.
   К слову, уцелел бочонок с 'чёрным порохом', который для эксперимента намололи знатоки на пороховой мельнице у ручья. Как и детонаторы, что 'заныкал' на своей ферме Эдгард.
  
   В довершение потерь прочёл письмо игровой администрации. Сборы за торги с игроками удваивались, с четверга, а в пятницу обещали учетверить. Барыжить на аукционе будет трудно. Придётся напрячься, произведя больше ценностей на продажу уже завтра. А если учесть, что без торгового монолита в дальней деревне, цены на административные ресурсы подросли, то на закупках материалов поставил могильный крест.
  
   Тихо матерясь, но про себя, чтобы не обидеть 'вышнее начальство' и не ввести в смуту подданных, взялся разбирать 'дары Аулэ'.
   Случилась оптимизация. Отныне, рунный, как и ударный тан проявлялась в игре с 'Громобоем'. Так назвали талант и изделие, дарованное Первым Кузнецом, в сути, укреплённый накладками из мифрилового сплава на длинной, полой металлической рукояти, боевой топор с обухом в виде шестигранного молота-пробойника. Вот тот пробойник при сильном ударе бил врага молнией на сотню 'хитов', перезаряжаясь секунд десять. Для массовой свалки медленно, но отличный аргумент при споре с чешуйчатым или бронированным. Зубцы пробойника проломят панцирь, а молния пожжёт и парализует врага.
   Появился талант: 'Громовой Первого Кузнеца', который работал ровно так, как любое 'Любимое оружие' повышая на 10% за каждый уровень скорость, точность, и соответственно, меньшая утомляемость, при использовании обозначенного инструмента. Только если раньше 'Владение топором', 'молотом' или 'киркой', шли как отдельные навыки, то 'Громобой' позволял использовать весь обозначенный арсенал равно хорошо.
   При тренировках в тана трудового или боевого, гном сверх обычного, получал умение 'Громобой', а если у него на тот момент имелись отдельные таланты на молотки, топоры или кирки, то они складывались, освобождая слоты.
  
   Используя свежеотстроенное 'Святилище' ярл мог бы сбросить все таланты, как с малым ящиком Пандоры, чего не хотелось.
   Благодаря дару Аулэ, мой талант "Молотобоец" преобразовался в "Тренера громобоев Первого Кузнеца".
   Теперь, еженедельно я мог объявить 'громобоями' шестерых гномов. Каждый получал вышеописанное изделие десяток единиц к 'Здоровью' и двадцатку к 'Выносливости'.
   'Громобой подгорного Кузнеца'
   Прибавка к имеющимся характеристикам (+10,+20,-),
   скорость шагом 6,
   талант "Громобой" (объединяющий умения на топоры, кирки и молоты)
   Прилагается рунный, топор-молот-молний, если в посвящён в 'Святилище'.
   Цена тренировки: 1000 монет.
   Рояль красив, а зарплата такого бойца - 200 монет в неделю. Притом, ветка тупиковая и дважды произвести в громобои нельзя. Серьёзное ограничение, что годился только не герой, чистокровный гном мужского рода, обладающий талантом на владение молотом, киркой или топором.
   Монет в казне хватало, и скоро шестеро наиболее достойных из ветеранов, хускарлы Митяй, Крош, керн Тишин, мастер Плюх и прочие стали 'громобоями', пробуя свои чудесные 'топоры'. Полюбовался виртуозными выпадами и новым оружием, найдя, что эти убийцы крепышей, определённо, хороши.
  
   После раздачи благ, радостно погомонив и выслушав мою краткую зажигательную речь: "Вы все молодцы, а теперь работать!", отряды разошлись на позиции.
   К слову, изделие - 'громобой' мне не досталось, но имея две 'наковальни', ранга танов, которые настроил автоматически приносить по одному в сутки, больше не позволялось, 'после завтра поутру, я топорик обрету'
  
   Аукцион оказался благом, жертвы среди наёмников на 'патронной фабрике' стоили благоденствия подданных. Без богатеньких оппонентов, что весело скупали практически всё, выставленное нами на продажу, планы бы потерпели крах. Высчитал, что недельные тренировки, после отстройки всех замковых сооружений, обойдутся в тридцать пять тысяч монет. Жалование, за счёт пополнений, каждую неделю будет рости на семь. Золотой рудник давно истощился. Твердыня же, обладая столичной резиденцией и сокровищницей, приносила только шесть тысяч в сутки. А нам, кроме развития, предстояло запасти шестьдесят тысяч, только на первые сутки большой войнушки.
  
  
  
  Глава 29 Si vis pacem, para bellum
  
   Устроили совет по селектору, перекраивая производственные планы и доктрину сообразно новым вводным.
   Легендарная 'кузня' и только она одна, умела производить ежесуточно, стреляющий молниями особый посох, с втрое меньшим временем перезарядки, нежели мой прежний. Оный легендарный вариант молниемёта имел гибкие настройки. Мне дозволили поменять классический вид палки с вычурной нахлобучкой на более сообразный. Утомил старый механизм активации, отсутствие у молниемёта рукояти, курка, приклада и целика. Наверно, сходные проблемы были у первых пищальщиков, но мы то, знали, как их решить.
   Более важной оказалась, возможность менять у заказанного изделия мощность выстрела и время перезарядки. Поигрался ползунком, найдя оптимальным занизить силу молний до 10 хитпойнтов, зато выстрел производился ежесекундно. Дальность применения в 50-70 не изменилась.
   - Всё равно медленно, я в рывке столько секунды за три промахну, от твоей молнии даже панцирь керна убережёт, если вертеться, - заметил Рой, поигрывая отменным новеньким клевцом, что сразу, по сближению, окажется в голове врага, не спасёт даже хороший шлем.
   - Разумеется, толстой бронированной твари, этот молниемёт, как фонариком посветить. Но хочу 'окопное помело' или скорострелку, чтоб орды мелюзги сдувать.
   - Скорострельность маловата. А если объединить несколько таких молниемётов в один? - задумался Коркра.
   Сутки изысканий, потом ещё, и безвозвратно сломанное легендарное изделие. Но знающий гном с фиолетовыми глазами, нашёл способ, выжав максимум.
   Вместо легендарного молниемёта раз в сутки, мы получали два уникальных в неделю. Каждый представлял собой здоровенную бандуру, вроде авиационного пулемёта, из соединённых стволов, что крепилась на пояс и производила три десятихитовых выстрела в секунду. Главная прелесть, изделие воспринималось игрой, как единый артефакт и могло быть приписано в один слот. До начала тотальной войны твердыня произвела штуку, которую я поначалу забрал себе.
   Но вдоволь наигравшись, передал Цифре, нашему магу-сапёру. Пусть миниатюрная девушка казалась мелкой на фоне, пудового агрегата, но догнав 'Здоровье', которое пропорционально силе, до трёх сотен единичек уверенно с ним обращалась, да ещё и талант сообразный получила.
  
   Кроме оного образца, в легендарной кузне раз в сутки получалось автоматически два комплекта легендарных лат, по моему произволу отдалённо похожих на 'броню космодесанта', со встроенным 'водным дыханием' и 'ментальной защитой'. Пригодились совместные изыскания Коркра, Цифры и стабилизация среднего заклятия Дофтхи.
   К концу недели мы научились вешать 'водное дыхание' и 'ментальную защиту' на любой внятный шлем, наделив этим полезным все головные уборы ранга тана.
   Оставшейся 'автоматической' мощности легендарной кузни хватило не что-то одно из классического 'холодняка'. Гномы не отличались оригинальностью, забегая на пять дней вперёд, заказали только два больших меча, для Штурма и Эдгарда и три пары метательных франциск, что спустя минуту возвращались в портупею сами. Даже легендарный блочный лук с тремя 'возвратными' стрелами, прикреплёнными к нему, ажиотажа не вызвал. Что с них проку, когда простые луки не особо хуже и запас детонаторов будет.
   Разобрав чёрную махайру, доставшуюся от Орколорда, гномы повторили технологию. Легендарные мечи и франциски били врагов током при соприкосновении.
   Искуснее многих вертел я 'громобоем', но заметно сдавал Штурму и даже Эдгарду в тренировочных поединках. Как ни крути, а длинный меч 'ловчее' молота и топора.
  
   Наконец. Коркра закончил эксперименты, взявшись за отливку обещанных пушек.
   Гномы гнали 'чёрный порох', смешивая одну часть серы, две угля, который получали из четырёх мер древесины, и семь частей кристаллов.
   Обычно, оная или близкая по составу смесь мало отличалась от творений гоблинов или гремлинов. Но свойства вещества менялись после тщательного измельчения и перемешивания на восстановленной водяной мельнице, ставшей пороховой.
   В реальной истории, некую взрывчатую смесь упоминали в древнейшие времена, соревнуясь в первенстве. Но то пороховое зелье, распространившееся к концу средних веков, отличалось трудоёмким производством, скверным качеством и баснословной ценой. Горела смесь неравномерно, обеспечивая загадку: 'толи жахнет, толи чихнёт'. Выгорала не вся и тлела в стволах, заставляя тщательно чистить те между выстрелами, что изрядно затягивало перезарядку.
   Переход к более предсказуемому 'чёрному пороху', совершенно изменил характеристики требуемого оружия и ход войны.
  
   Казалось бы, имея 'гремучую ртуть' для капсюлей и 'чёрный порох', можно перейти к унитарному патрону, собирая казнозарядные ружья, пушки и пулемёты. Увы, требовались исследования, что затратно и медленно, даже в столь стремительной игре. Вон, в Артиллерийском музее в 'рыцарском зале' стоит на треноге 'зенитка' с револьверным барабаном из бронзы, возможно капсульная, с ярлыком '16 век', но чтобы сделать вменяемый кольт потребовалось три столетия. Однако, в музеях много военной машинерии: экспериментальной, парадной или игрушечной в прямом смысле, ибо принято стаскивать туда 'чемоданы без ручки'.
   Выбор, между тратами времени, загрузкой цеха, грудами переведённых ресурсов, а как итог, скверным опытным образцом казнозарядного орудия на первый день тотальной войны, либо четыре опробованных 'шестифунтовки' с ядрами и картечью, я сделал в пользу 'синицы'.
   Наши пушки заряжались ядрами. Зная вес эталона, этакого металлического шара, артиллерист высчитывал количество пороха для разных возможностей имеющегося орудия. 'Шестифунтовка', шмаляла ядрами оного веса, а если надо жахнуть картечью, то несложно пересчитать, дозировки.
   Как-то в реале, сильно напрягло, когда в Артиллерийском музее на все стволы лохматой старины навешали ярлычки типа 'калибр 95мм'. Эта казалось несуразностью, ибо 'калибр' это не просто 'диаметр', а некая пропорция с мощностью заряда. Впихнуть можно многое, важно, чтобы ствол не порвало. Разная природа боеприпасов требует разных мер.
   Про 'калибры' помнилось, что с появлением унитарного заряда, математикой и опытным путём нашли, оптимальным пропорции для ствола и форму снаряда с классическую пивную банку из жести. Возможно, её делали как раз с того, эталонного 'трёхдюймового', копия которого выставлена в Артиллерийском музее. Конверсия, однако.
   Ко всему можно привыкнуть. Зная диаметр, хороший математик легко высчитает массу снаряда, хоть для цилиндра, хоть для шара. А стрелять мы можем и каменными ядрами, что 'наворожит' Цифра, они втрое легче бронзовых.
  
   - Интересное получились орудие! Только тяжёлое, собака. Я не то хотел увидеть, - заявил я после первого испытания.
   Действительно, представленная мне пушка монструозного вида, прикопанная в грунт, для стрельбы, весила около тонны, хоть имела укороченный ствол, в сравнении перемеренными мной во дворе Артиллерийского музея оригиналами 16-го века, а их там немало. Кому-то может казаться, что история русской артиллерии, началась с Петра Первого, это не верно, просто, она в Смуту чуть не закончилась.
   'Тусклая бронза', которую мы получали, 'почти по рецепту реала', добавляя в сплав бриллиантовую пудру, много крепче обычной. Коркра, в несколько раз превзошёл запас прочности.
   - Ствол можно сделать много короче. Нам на пять километров ядра кидать не надо. Приоритет, быстрая перезарядка и стрельба картечью, - постановил я, указав докуда пилить.
   - А как тогда стены и ворота вражеских замков бить? - возразил Коркра.
   Действительно, стенка метровой толщины из камня или дуба держала, ядра даже такой 'шестифунтовки', некоторое время, часто достаточное, чтобы нанести сообразные ответные разрушения. Но у нас игра, тут физика иная.
   - Следующую проектировать будем вместе, хочу видеть картечницу, годную для обороны нашего замка и полезную в поле. А к тому, чтобы ствол задирать умела, за мортиру шла, - хмуро, скорректировал я.
  
   Игра вносила свои правила. Рунная магия и станки легендарной мастерской позволяла нам изготовить из металла изделие практически любой формы без изъянов, точно как проектировалось. Случись тот же процесс в реале, закладывался бы на месяцы изысканий, а может годы. Тут, буквально за два дня, создали и опробовали простое изделие.
   Но мне следовало раньше и лично вписаться в изыскания проводимые Коркра. Его знания в артиллерии, записанные, пока он имел 'Понимание сути', оказались не так глубоки, 17-век, если сравнивать с реалом. Монструозная, пушка весом в тонну, стреляла трёхкилограммовым железным шариком по директрисе. А я хотел увидеть нечто вроде русского 'единорога' 19-го столетия. Легкое, универсальное полевое орудие. Вот только бомбические, шрапнельные, фугасные и прочие специализированные заряды нам пока недоступны, на изыскания времени нет.
  
   Проводя много временив цехах, не забывал про шахты. Гномы усердно и даже варварски опустошали месторождения. С началом войны, всё, что вне укреплений, вероятно, будет утрачено. Хоть провинция, в перспективе, дала больше трёхсот мер руды, но металл наперечёт, монстрообразную пушку Коркра расплавили.
   Работая в мастерских, посвятил много времени артиллерии, которую хочу. В итоге получили четыре короткоствольных, сильно облегчённых 'шестифунтовки'. Меньше полутоны весом каждая! Удобные лафеты с большими колёсами, позволяли маневрировать на поле боя, перекатывая батарею вручную и следуя в порядках хирда. На марше пушки следовало волочь медведям, как и магазины с зарядами.
   Расчёты пионерии, тренировались перезаряжать артиллерию на скорость. Разумеется, порох разложили по мешочкам, прокалывая те при выстреле раскалённым клевцом. Выходило, что короткостволка заправляется двойным зарядом картечи, резвее, чем умела длинная 'стенобитная' пушка Коркра, трёхкилограммовым ядром. В длинном стволе часто оставались тлеющие куски мешковины, из короткого, же, всё выдувало выстрелом, потому меньше скрести влажным банником. Достичь сноровки наполеоновской полевой артиллерии практически удалось, три выстрела в минуту мои короткостволки уверенно делали.
   Молодые пионеры, коим всё равно не хватало повышений по рангам, и что не успели заполнить все слоты умений, стали артиллеристами, и как ни странно, многие из них обрели сопутствующие занятию таланты.
   -Эх, на мортиры с бомбами и калёными ядрами я не закладывался, ресурсов нет, а жаль, - погрустил я вслух.
   Древние миномёты конечно проще, но нам надо стрелять картечью из нор по директрисе. К тому же пороху большие мортиры жрут больше, но у нас к началу войны по сто зарядов на ствол и где новых взять малопонятно. Выкупать за 10 тысяч каждую меру серы, у администрации, - жёсткий перебор. Если бы не изначальные ресурсы провинции, затею бы отменил. Мы, по сути, мешками с монетами стреляем, но когда встанет вопрос 'Быть или не быть', возможность сделать дырку в оппоненте упредив его злые намерения, дороже накоплений. Мы же не умеем кушать золото, а топоры и унитазы делать из него непродуктивно.
  
   - Эврика! - вопил я радостно, после того как испытали 'единорог'.
   Принятый нами лафет позволял высоко задирать ствол, превращая 'короткостволки' в мортиры. Толку от трёхкилограммового ядра, что плюхнется на врага, отскочив от 'низкого неба' не видел. Ядро должно собирать урожай, прошивая марширующие колонны врагов, на дальних дистанциях. Но когда попробовали картечь, я возликовал. Бронзовые дробины, срикошетив, от игровой условности неба из шестигранников, работала как шрапнель.
   - Этож мы замки, где стены и башни, не имеют крепких крыш, чохом от защитников очистим. Может зря я не заложился на большие мортиры? - удивлялся неожиданному открытию.
  
   Ресурсы не безграничны. Кристаллы, какое-то время выменивали. Излишки древесины, пришлось придержать, природники и эльфы устроили демпинг, делающий продажу бессмысленной. После того как налоги на аукционе выросли 'за пределы', торговлю пришлось прикрыть, потерявший актуальность рынок снесли, освободив место.
   Но пред тем, отстроили палаты хускарлов, переведя в таковых пятёрку свежих деревенских пионеров. Потом питомник медведей, дающих трёх зверей в неделю. А следом залы ударных танов, чтобы те по тренировке получали ездового зверя в броне. Так в твердыне появилось шесть 'дрессированных' медведей, половина которых бряцали латами.
  
   Две шестифунтовые пушки, встали на защиту замка, разместившись в амбразурах со ставнями, проделанных в воротах. Пока на каждый план смотрело по одной. Но если враги ворвутся в туннель, то уткнутся в созданную поперёк того стену, из амбразуры которой их встретит картечь быстро доставленного туда орудия.
   Пару 'единорогов', приписали к ударному отряду, коим я намеревался взять в первый же день какой-либо замок. Лафеты и возки с зарядами тащили медведи. Выходило по три на расчёт, а Рыжик и Умка 'в резерве'.
  
   До появления святилища, кузни ранга кернов, занимались ремонтом и производством недостающего инструмента. К тому же, каждая тренировка трудовика давала причитающийся комплект снаряжения. Недостачи в кирках и лопатах прошли. Сменив ранг на 'хускарловый', три 'наковальни', перенастроил на производство классической чешуйчатой брони тяжёлой пехоты, а из оружия обязательно шёл блочный лук, рожон и метательные франциски.
   Имеющиеся кузни ранга танов, радовали каждая: двумя комплектами отменных лат в стуки, 'громобоем', рожном, парой франциск и цельно-металлическим щитом, сообразного рангу, отменного качества.
   Кроме того, положенного автоматически, гномы трудились в три смены. Помимо пушек, изготовили с запасом множество щитов, многослойных деревянных на крепкой смоле, с металлическим умблоном. Наловчились 'штамповать' короткие копья и простейшие метательные топорики. Производство, четвертичного доспеха, кирас и просто наборных чешуек для ламеллярной брони из 'чёрной бронзы', пришлось отметить, материалы и время поджимали. Несколько образцов, погоды не делали.
   Выходило, что к началу тотальной войны мы получим десяток легендарных доспехов, больше двадцати тановых и тридцати хускарловых.
   После перевода керна в шарпшутеры, не особо крепкий, но красивый доспех лёгкой штурмовой пехоты, из крашенной лакированной кожи оставался лучнику, а ещё более хлипкая, но стильная косуха снайпера, вкупе с причитающимися ему по тренировке, длинными кинжалами, шла на продажу. Когда же особый шарпшутер получал из кузни тяжёлую броню, то латы керна гербовых цветов передавались пионерии. За три недели таковых скопилось больше сотни.
  
   Опять мои мысли путались, возможно, зря вложился в те четыре пушки, оставив многих гномов без внятной брони, но артиллерия манила.
   Жаль, что никто так и не разобрался в устройстве наших башенных серпентин, этаких длинноствольных малокалиберных пушечек, на магической тяге. Знатная экономия пороха, повтори мы эту технологию.
   С оружием было чуть лучше. 'Простых' щитов, копий и топориков пионерам хватало. Лучшее оружие шло в ударный отряд. Блочных луков для "правильной тренировки" будущих шарпшутеров имелось предостаточно, чем обеспечили юную пионерию, из тех, кому не хватило линейных тренировок по рангам.
   Мастера при Коркра сделали, аж целых два 'булатных' лука, которые получили Брусника и Смолячок. На большее не хватило сил.
   Хватаясь за многое, всего получалось помалу.
  
   За два дня до войны, дождались. Одна библиотекарша обрела третий уровень профильного таланта. Самим доходить до некоторых вещей непозволительно долго. На мой запрос к игровой базе знаний, та выдала точнейший 'рецепт'. Отныне мы могли заказывать на речных верфях не простые ладьи, но таранные либурны. Цена, кусалась, вместо тысячи монет за гребное судно, приходилось платить по шесть. Эта боевая либурна, по образу, взятому у эллинов, подобна сплюснутой на концах трубе. Гребцы, надёжно упрятаны внутри и защищены от вражеских стрел. Крепкий, окованный бронзой таран, на носу, способен пробить и даже развалить надвое сходных размеров судно. Изящный, обтекаемый корпус, минимальный вес конструкции, удобный румпель и семь пар тяжёлых вёсел, по два гребца на каждое, обеспечивают скорость и манёвр, необходимые в морской битве. Задача этого 'ланцета', топить врагов, только топить. Десантный бот, вроде, драккара с недостаточно опытными гребцами, она уничтожит одним манёвром, зайдя в бок и расколов напополам. Бывалых врагов придётся убивать в два приёма, сперва, измочалив вёсла и гребцов. Гипотетически, либурна способна уничтожить десятки грузовых и десантных судов, что демонстрировали сражения эллинов с персами. И никаких абордажей, нарочито узкую палубу, вернее помост соединяющий маленькие башенки на носу и корме защищала, от вражеских абордажей тройка воинов. Пишут, что спартиаты обходились одним.
   Идея с кораблями мне понравилась. Конечно, пушка вместо тарана смотрелась бы лучше, но за неимением, взял, что давали.
   Каждый обелиск верфи позволял содержать одно судно. Конечно, можно расколотить некий мини обелиск, упрятанный в коморке кормчего, тем списав со счетов. Но корабль лишится самопочинки, сильно теряет в прочности и быстро обветшает, что для таранного удара и дорогих мне гномов неприемлемо.
   Скажем так, выстрел из прежнего, утраченного молниемёта, корпус списанного судна развалит в труху, а реестровая либурна отделается дырой в крыше, которая, со времен, даже сама затянется.
  
   Отдельная история с географией как гномы перетаскивали волоком либурну с нижнего плана к реке верхнего. Потому как мир Инферно решили не защищать. Две либурны с полными экипажами, вместе лучше многих по отдельности. Даже метод есть, как растянувшийся в длинную линию флот ими быстро перетопить. Одна отвлекает, другая бьёт насмерть, или наоборот.
   Низкоуровневые, бездоспешные пионеры, став гребцами, частью одного механизма, превратились в грозную силу.
   Поставил адмиралом Франка, назначив заместителем, контр-адмиралом Чапая, который предположительно, сын павшего в бою с гоблинами Чапая. На каждой либурне по двадцать восемь пионеров гребцов, ещё пара на руле, двое особо метких шарпшутеров, несколько запасных луков и лишняя сотня стрел с детонаторами.
   Игра накладывала особенности, стоило юной пионерии погрести денёк, как обрели таланты в этой дисциплине. Оставшееся время, ушло на слаживание экипажа и манёвры с утоплением манекенов.
  
   Лучники, тоже тренировались, в том числе по воздушным целям. Для того Дофтхи пролетала на грифоне по самой верхней кромке 'низкого неба' волоча за собой красочного змея, в которого стреляли по очереди. Обнаружили изрядный недостаток блочников.
   Слишком сильно пущена стрела, отскакивала, от небесной тверди и падала вниз, кувыркаясь, утратив убойность. О стрельбе навесом под крутыми углами шарпшутерам пришлось забыть.
  
   Не забывали про общее боевое слаживание. Армию условно поделил на три части, пограничная, гарнизонная и штурмовая, отдельные виды в каждой имели свои специализации.
   Понятно же, что солдат солдату рознь. Для сидения в окопе с методичным и флегматичным противостоянием нужен определённый склад характера, притом, 'Здоровья' и прыти можно сильно меньше, чем штурмовику. Тот, как раз, обладая взрывным, отмороженным характером, работает в спринте, сокращая дистанцию со стреляющими в него сидельцами. Пограничникам моим, вовсе другая роль, встретить чужаков, понять их намерения, действуя по обстоятельствам. Увы, им. Но это скорее героические часовые, которые 'труп, завёрнутый в тулуп, выставленный на показ...'.
   Очень важно, как можно раньше, буквально, в первые минуты 'тотальной войны', понять кто сосед и его намерения. И соответственно, чтобы у сопредельщика возникло правильное представление о нас. На каждом сухопутном направлении, которое легко угадывалось по обрывку тропы, за которым начинались призрачные шестигранники конца локации, организовали 'заставу'.
   Поставили классическую караулку, со шлагбаумом и пограничными столбами, выкрасив их в гербовые цвета, благо, краски купить успели. Получилось шесть застав, по обоим планам. Реки выгодно огибали наши владения с юга в каждом из миров. На них ограничились плавсредствами и постами наблюдения.
   Незваных гостей дождётся в караулке представитель титульной нации, а именно пионер в элегантной гербовой броне керна. Этого персонажа с высочайшей вероятностью прикончат. Потому брали малоопытных из добровольцев и разыграли лотерею, раздав отобранным, по сотне монет. Для представительности, на каждую заставу выделили по паре бронзовых големов, в бою эти горнодобывающие механизмы малополезны и батареек хватит до вторника, зато, выглядят брутально.
   Чтобы показать наши добрые намерения, утром у каждой караулки выставят столик с хлебом солью. Шагах в пятидесяти за шлагбаумом, уже вырыта, хорошо замаскированная яма с кольями. Их нарыли на дорогах и у твердыни много. Увы, на мины ресурсов не хватило. Но чуть дальше и в сторонке, сядет в засаду пара лучников с небольшим запасом детонаторов. Им же, если гостей не окажется, надлежит первыми отправляться на разведку чужих земель.
   Опытные и многочисленные войска, которые враг накроет первым ударом, ставить у границ видел трагично ошибочным. Исследовал, к примеру, оборону Брестской крепости, казармы которой накрыли первым артиллерийским залпом, а через несколько минут враги уже ломились внутрь. Там, где мог бы с честью разменять батальон, геройски пали две дивизии. А вот если бы они квартировались в полста километрах позади застав, между пары озёр есть удобнейшая позиция, то успели бы развернуться, а немец, может и до Москвы не дошёл, если бы так все делали.
   На пересечении дорог, у деревушек с уцелевшими обелисками заложили несколько маленьких подземных укрепрайонов. Там сможет укрыться свеженанятая пионерия и герой, который будет в обелисках её выкупать. Схронов с припасами и позиций для пар снайперов, приготовили от души.
   Магический мир, где возможности персонажей могут скакать от античности до фантастичности, сильно ограничивал нас в дельных придумках по противостоянию неведомым врагам. К примеру, наперёд неизвестно, будет то дикая орда с дрекольем, прущая пешком от границы, сдабривая потерями все кочки, или технологичные телепортеры, высыпавшие заряды с 'Армагеддоном' прямо под ворота моего городка.
  
   В последний день недели, вторая из библиотекарш, довела профильный талант до максимума, а мы запросили и получили 'пламенных ящеров', так их прозвал Штурм.
   - Так это же натуральные "ящеры"! - предложил он название нового рода войск.
   - Замечательно, плюются огнём словно драконы, и в сути, рисковые смертники, чем пионерам гордиться правильно, - утвердил я.
   - Надо ещё каких-нибудь висюлек красивых им придумать, - добавил Франк.
   - Точно, учиним наградные знаки и пенсион за обладание таковыми. Кому уготовано встречать врага первыми, получат пред войной аванс, - постановил я.
   Огнемёт представлял собой бочку, с горючей жидкостью, что крепилась лямками на спину, шланг от неё, вроде пожарного и тлеющий на конце брызгалки-насоса фитиль. Пионер, даже нулевого уровня, в чешуйчатой броне хускарла, чтобы не пристрелили сразу, вооружённый оным изделием, способен выдать на пару десятков шагов, столб пламени, пока не опустошит бочонок драконьего масла, притороченный за спиной. Если огнемёт взорвётся, то обладателя и соседей крепко прожарит. 'Огненное масло' производилось из ресурсов 'сера' и 'ртуть', примерно в пополамах. Но мы не заморачивались, заказав 'автоматическое' производство в хускарловых цехах, заместив метательные франциски и рожон, но оставив блочные луки. В стандартизированной бочке огнемёта жидкости на минуту, дольше 'ящер' проживёт редко.
   Утром первого дня появится три изделия, которые останутся на защите твердыни.
  
   Деревни, наверняка достанутся врагу. Допускалось спасать обелиски, перенося их внутрь замка, вместо не построенных зданий. Игровая администрация лишила меня трёх строений из возможных двадцати и одного. Этот штраф спадёт в понедельник, с началом войны. А пока, чтобы освободить место, снесли таверну, перенеся на её место деревушку с гнездом грифона. Утром первого дня проделаю тоже с крупной деревушкой нижнего плана, а с верхней, как повезёт, постараюсь её отстоять лично.
   Один крылатый-пернатый в неделю и шестёрка пионеров или десять трудовиков и два керна от большой деревни? Выбор сделали в пользу сохранения авиации. Как вариант, можно отстроить 'Гномий банк'. Десять процентов от суммы, что будет в казне к утру новой недели, пригодится, но бойцы лучше.
  
   Лишившись таверны, мы оставались без ежедневной автоматической доставки пива и пайков. Впрочем, их давно не хватало. Но урожаи нижнего плана случились хороши, зернохранилища, в которое превратились подпольные этажи келий, засыпали до верху. Благо, игровое зерно не портилось. Немало припасов спрятали в схронах снаружи.
   Хоть на жатву выходила пионерия, заменив изрядно поредевших от 'патронного заводика' наёмников, Эдгард как заправский председатель колхоза, сдавал мне ровно 100% от плана, остальное продавал или обменивал. В памяти всплыло, что при Союзе, умные управленцы обычно выполняли план на 103%. Меньше нельзя, накажут, а больше плохо, потому что нормы выработки повысят, пусть медальку и дадут. Деньгами шуршать, спекулировать при советах грозило тюремным сроком, но обмены товаром допускались. Потому умный председатель, налаживал связи с предприятиями, да и те меж собой. Он им, к примеру, сало, а те колхозникам, например, галоши и холодильники. Глядишь, а в глухой деревеньке школа с бассейном., кирпичные домики через один и в райцентре квартирка для своих. Плохо, что таких председателей оказалось мало, больше 'дураков' рвавших селянам жилы на перевыполнение за почётную грамоту и чин, как итог, именовавших колхоз '100 лет без урожая'.
  
   На верхнем плане пробовали разводить скот, зубры вполне приручились. Однако, для вольного выпаса требовались колоссальные пространства. В реале на овцу нужен в среднем гектар лугов в год, это чуть больше футбольного поля. На огромную корову заметно больше. В игре время сжали, а вот нормы потребления нет. Всяких оптимальных травок, вроде клевера и люцерны, что увеличивали толк от сена в разы, не нашлось. Земли много, а толковой не очень. Рабочих рук и времени нам не хватит.
   Игроделы выделили на этот мир колоссальные ресурсы. Локация каждого плана около двадцати километров в радиусе. Это примерно 120000 гектар. Обследовать подробно нашими силами трудно. Даже сеть из всех тропинок, тянет на пару сотен километров. Однако, удержать мне надо твердыню и хорошо бы верфи и деревеньки. Остальное пространство для игр в прятки с догонялками.
  
  Оценил главный ресурс:
   Герои: Рой, Скарлетт, Войд, Димка, Урсин, Франк, Цифра, Штурм, Дофтхи, Коркра, Секирыч - замковые смотрители и локальные герои.
  Кандидаты: Плюх, Тишин, Митяй-Капут, Крош (громобои), Акулина (шарпшутер).
  
  Подданные, уровня ~42:
  Громобои - 2, Мастера и мастерицы 7, Пластуны-2, Шарпшутеры и шарпшутерши - 42, Пионеры-39, Пионерки-3,
  Наёмники на гонораре: Эдгард (бретонский рыцарь), Карл, Брусника (егеря из нордов), Смолячок (способный норд), Бретонцы- 2, Бретонки-5, Егеря - 2, Нордки - 2
  
  Подданные, уровня 28:
  Рунные таны-2, Мастера и мастерицы-13, Шарпшутерши тренируемые полёту на грифонах -12, Шарпшутерши и шарпшутеры-36, Подмастерья-швеи-4, Орки-керны-3, Пионеры- 58
  Пионерия из людей: Бретонцы-13, Бретонки-15, Норды -18, Нордки -19.
  
  Подданные, уровня 14:
   Рунные тан и танши 3, Ударные таны 3, Мастьера и мастерицы 12, Подмастерья-швеи - 2, Шарпшутеры и шарпшутерши 48, Хускарлы 5, Деревенские керны 6, Пионеры- 98.
  Детей: 28.
  Вспомогательные: Грифоны- 6, Големы-15, Ездовые медведи -8
  
   Однако, полтысячи тех, за кого я теперь в ответе. Где-то две трети моих шарпшутеров и треть мастеровых - девушки. Делалось это больше из соображений приплода. Занимался этакой селекцией племени, так что почти все дети ожидаются в рангах выше пионерского. Беда, что моё вождисткое 'Лидерство' на них не действует, но это пока несущественно.
  
   Взглянул на личные достижения:
  (редактировать с учётом уровня, ранга нахлобучек 3 шт.)
   ярл Индрик:
   Уровень героя: 46 (Класс: Подгорный шарпшутер)
  Здоровье: 210+100(легендарные латы)= 310
  Выносливость: 250
  Скорость реакции: +31%
  Скорость шагом: 6
  Таланты (6 из 6)все экспертные
   'Наставник подгорных шарпшутеров' Позволяет тренировать каждую неделю 36 шарпшутеров из кернов или 'ботов' имеющих талант из любого стрелкового оружия натяжного действия. Каждая тренировка стоит 400 монет. Действует как соответствующий уровень таланта 'Любимый блочный лук' +3, за 'Лидерство'
  'Портал исхода' - Раскрывает односторонние пространственные врата в любую доступную точку мира сроком на три минуты. Перезарядка 6 часов.
  'Тренер Громобоев' - Скорость и точность ударов любыми топорами, кирками, молотками увеличена на 30%, запас сил при этом тратится на 30% медленнее. Позволяет тренировать 3 х громобоев в неделю, +3, за 'Лидерство'
   'Вождь пионеров' - Позволяет переводить обелиски любых деревень в гномьи. Работает как 'Лидерство' на всех подданных, бывших когда-либо пионерами.
  'Меткая стрельба' - Обладатель и его союзники в радиусе 50 шагов при использовании стрелково-метательного оружия, на 30% точнее.
  'Боевое единство' - В радиусе 50 шагов обладатель ощущает чувства подданных и передаёт им приказы 'телепатически'.
  Приписанные артефакты (2 из 2):
  Перевязь с самовозвратными, метательными францисками.
  Легендарные латы, доработанные мастерами. Шлем соединён с кирасой в один артефакт, в него встроено 'Водное дыхание' и 'Ментальная защита'. 'Здоровье' надевшего увеличено на 100 единиц
  
  
   'Громобой', приписывать не стал, он прекрасно помещался в ножнах за спиной. В полное снаряжение, входил кожаный ранец с полезными в быте солдата предметами. Фонарик на шлеме, канатик с удобным карабином, для образования сцепок с соратниками, если такое потребуется, отличный ножик из 'чёрной бронзы' и стандартный блочный лук шарпшутера, в разобранном состоянии, с колчаном на два десятка стрел.
   После визита Аулэ, что оставил нас без заметной доли взрывоопасного арсенала, мы проверили, как детонаторы переносят походы сквозь пространственные врата. Оказалось - скверно. Каждый третий безвозвратно портился, разок даже рванул, подпортив снаряжение и сильно намяв мне бок сквозь доспех. Посему, от 'гремучки' в штурмовом отряде пришлось отказаться. Вот 'чёрный порох', проблем с телепортацией не имел, пушек мы не лишились.
  
  Под стать себе снарядил героев:
  
  Франк (ранг 3: Подгорный шарпшутер)
  Уровень: 46
  Здоровье: 620 (учтён талант 'Крепкое здоровье') +100 (легендарные латы)=720
  Выносливость: 1000(учтён талант 'Неутомимый')
  Скорость шагом: 12 (учтён талант 'Ходок')
  Таланты (6 из 6) все экспертные
  1. 'Тренер кернов'
  2. 'Крепкое здоровье'
  3. 'Неутомимый'
  4. 'Ходок'
  5. 'Любимые франциски'
  6. 'Рывок'
  Приписанные артефакты (2из2):
  1. Самовозвратные франциски,
  2. Легендарные латы.
  
  Войну начнёт на юге верхнего плана, у деревеньки скелетов, где наймёт шестёрку пионеров. После чего патрулирует реку.
  Отряд, два ударных тана (14 ур.), два шарпшутера из людей (28 ур.), 60-т пионеров - гребцов (14 ур.). Две таранных либурны. Пара сотен стрел с детонаторами.
  Также десяток пионеров, гномов и людей в береговом наблюдении, распределённых вдоль реки в местах вероятных переправ.
  
  Рой (ранг 4: Подгорный мастер)
  Уровень: 46
  Здоровье: 400 (учтён талант 'Крепкое здоровье')
  Выносливость: 800 (учтён талант 'Неутомимый')
  Скорость реакции: +29%
  Скорость шагом: 6 (потому, что сначала в шарпшутеры, а потом шкатулка)
  Таланты (6 из 6)все экспертные
  1. 'Рывок'
  2. 'Тренер подгорных мастеров кирки'
  3. 'Крепкое здоровье'
  4. 'Неутомимый'
  5. 'Бой щитом'
  6. 'Тренер шарпшутеров'
  
  Приписанные артефакты (2из2):
   1. Громобой,
  2. Легендарные латы.
  
  
  
   Войд (ранг 4: Подгорный мастер)
   Уровень: 42
   Здоровье: 400 (учтён талант 'Крепкое здоровье')
   Выносливость: 500
   Скорость реакции: +15%
   Скорость шагом: 6 (потому, что сначала в шарпшутеры, а потом шкатулки)
   Таланты (6 из 6)все экспертные
   1. 'Тренер подгорных мастеров',
   2. 'Крепкое здоровье'
   3. 'Дипломатия'
   4. 'Бой щитом'
   5. 'Тренер шарпшутеров'
   6. 'Лидерство'
  
  Приписанные артефакты (2из2):
   1. Громобой,
  2. Легендарные латы.
  
  
   На пиру Войд предложил подарить пурпурный плащ короля йети Урсину. Мы одобрили. Торжественно вручили йети предмет его предка, тщательно припомнив всё, что запомнили, проходя то задание.
   Нашего косматого героя опять нахлобучило воспоминаниям, играла наследственная память и то, что он впитал из колыбели.
   В мою почту вскоре пришло задание: 'Восстановление монархии'. Требовалось переместиться в страну йети, и представить обитателям их законного владыку, в плаще. Награда не указывалась, но видимо, я заполучу хороших союзников.
   Координаты той страны и возможность начать путешествие обещались в первый день тотальной войны.
   Красивую ткань плаща, Войд складывал втрое, пока носил. На плечах Урсина пурпур расправился, показав нам новое свойство. Ткань восстанавливала йети 'Выносливость', втрое быстрее обычного. Иное дело, что слотов под таланты Урсину не оставили, потому ему следовало беречь подарок.
  
   Урсин (ранг 6: йети)
  Природные свойства расы йети: повышенная в 6 раз регенерация 'Здоровья', невидимость при неподвижности, "истинное зрение" на расстоянии 1 метр, но последнее неактуально, ибо так работает обычное зрение героя.
   Уровень: 34
   Здоровье: 600 (учтён талант 'Крепкое здоровье')
   Выносливость: 800 (учтён талант "Неутомимость")
   Магии нет.
   Скорость реакции: +20%
   Скорость шагом: 7*2(Ходок)=14
   Таланты (5 из 5)
   1. 'Ярость йети' - Сила, скорость и точность каждой следующей атаки родными когтями по одной цели на 3% выше, если задержка между атаками не более 1-й секунды.
  2. 3. "Крепкое здоровье", "Неутомимость"
  4. "Ходок"
  5. "Рывок"
   Слотов под предметы нет
  
   Приписанных артефактов йети не полагалась. Ведь в пещерах 'Пандоры', мы перевели два слота под предметы в таланты. Оно казалось разумным, ибо только природные когти, позволяли использовать его уникальный талант, а своя шерсть обеспечивала свойственную расе маскировку. Плащ в итоге Урсин сложил вчетверо и опоясался им. Открывшееся свойство восстановления выносливости, работать не прекратило, а для убережения ценного артефакта, пришлось нам делать в кузне кольчужную пояс-юбку, которую йети нацепил поверх, укрыв вдобавок плащом шарпшутера. Но отныне, сидя в засаде, Урсину требовалось прятать нижнюю часть тела.
  
  
  Скарлетт (ранг 4: Подгорный шарпшутер)
  Уровень: 42
  Здоровье: 600 (удвоение за счёт таланта) + 100(кираса)=700
  Выносливость: 800 (удвоение за счёт таланта)
  Скорость реакции: +20%
  Скорость шагом: 6
  Таланты (6 из 6) все таланты экспертные
  1. 'Лидерство', 2. 'Крепкое здоровье', 3. 'Неутомимый', 4. 'Тренер кернов', 5. 'Тренер пионеров', 6. 'Драгоценность' (приносит в казну два драгоценных камня в сутки)
  Приписанные артефакты (2из2):
  1. Громобой,
  2. Легендарная броня.
  
  
  Димка (ранг 4: Подгорный шарпшутер)
  Уровень: 42
  Здоровье: 820 (с учётом действия "Крепкое здоровье") +100 (легендарная кираса)=920
  Выносливость: 300
  Скорость шагом: 6
  Таланты (6 из 6)все таланты на экспертном уровне
  1. 'Тактика', 2. 'Первая помощь' , 3. 'Крепкое, здоровье', 4. 'Тренер кернов', 5. 'Тренер пионеров, навыку "Блочный лук", 6. 'Лидерство'
  Приписанные артефакты (2из2):
  1. Легендарная броня.
  2. Знамя.
  
  От кланового знаменосца и тактика требовалось отважно стоять посреди хирда, снося частые попадания.
  Не помню уже, из каких соображений, вероятно из приятственных, медведи Рыжик и Умка, были обещаны, Димке и Скарлетт. Заверения надо исполнять, а потому героини разъезжали на могучих, приодетых в броню мишутках, вселяя уважение своим ученикам.
  
  Секирыч (королевский минотавр - "священная корова")
  Уровень: 18 (таланты учтены в характеристиках)
  Здоровье: 740
  Выносливость: 500
  Запас маны: 320
  Скорость шагом: 8
  Таланты (5 из 5) Все экспертные.
  1. "Магия пресветлого дракона" Заклятия "Исцеление", лечит критические повреждения и пополняет 'Здоровье' из соотношения 0.7 маны к одному хитпойнту. "Массовое благословление" в радиусе 100 метров, цена: 140 маны. На экспертном - "Массовое воскрешение" не более 10 существ в радиусе 10 метров, цена: 270 маны
  2. "Бой секирой" - на 30% быстрее, сильнее и меньше устаёт, сражаясь секирой.
  3. "Крепкое здоровье" - "Здоровье" удвоено
  4 Неутомимость - "Выносливость" удвоена
  5. Запас маны -"Мана" удвоена
  Приписанный артефакт (1 из 1): броня 'тусклой бронзы' со встроенными заклятиями 'Водное дыхание ' и 'Ментальная защита'.
  
   Под габариты Секирыча легендарная кузня, что-либо автоматически произвести не могла. Пришлось отковать огромный доспех целиком вручную. По отработанным для улучшения легендарных лат технологиям. Сделали заодно и новенькую секиру, из пресловутой бронзы. Свойств волшебных оное оружие не имело, но благодаря весу и габаритам, вряд ли, в них нуждалось.
  
  
  Дофтхи (герой маг - раса бретонец (20% иммунитет к любой магии))
  Уровень: 18
  Здоровье: 190*1.5=280
  Выносливость: 200*1.5 =300
  Запас маны: 200*1.5=300
  Скорость шагом: 5
  Таланты (8 из 8)
  'Магия пресветлого дракона' - экспертный уровень.
  Заклятия: "Истинный светлячок" работает как светильник истинного света и разведчик беспилотник цена 14 е.м, поддержка 1 е.м. в минуту, радиус обзора 50 м, удаление светлячка от мага до 500 метров . "Ментальная защита" 140 е.м., действует пока не развеят. "Вызов могучего медведя" цена:270 е.м (грозный медведь союзник вызывается на три минуты)
  2. "Полёт на грифоне" - экспертный уровень.
  3. 4. 5. "Крепкое здоровье", "Неутомимость", "Запас маны", - средний уровень, характеристики повышаются в полтора раза.
  6. "Блочный лук" - средний уровень на 20%, быстрее, сильнее, меньше уставание.
  7. "Зоркий глаз"- средний уровень на 50% дальше видит т.е. 750 метров.
  8. "Любимые топорики"- средний уровень на 20% быстрее, точнее и меньше устаёт, при использовании метательных франциск.
  Приписанный артефакт (1 из 1): грифон - 21 уровень.
  
   Приписав своего 'рябчика', Дофтхи полагала уберечь того в случае гибели. Уровней у грифона достаточно, летун знатный, прокачку можно остановить до безопасных времён.
  Легендарная броня, всё таки, тяжеловата для авиации. Потому все летуньи предпочитали косухи шарпшутеров. Перевязь с легендарными самовозвратными францисками, пришлись Дофтхи кстати. Она быстро освоилась, копья ведь метала до перерождения. Простые блочные луки, с запасом детонаторов для стрел получила вся наша авиация. Так я утешил себя и их, отсутствием свободных молниемётов.
  
  Коркра (рунный тан)
  Уровень 18
  Здоровье: 380 +100(легендарная кираса)=480
  Выносливость: 520
  Магии нет.
  Скорость реакции +12%
  Скорость шагом: 5
  Таланты (7 из 7)
  1. 'Аура Выносливости' - эксперт, каждую секунду пополняет единичку запаса сил всем союзникам в радиусе 10-ти метров.
  2. 'Рунное ремесло', 3."Изобретатель" - эксперт
  4. 5. "Крепкое здоровье", "Неутомимость", - эксперт, характеристики повышаются вдвое.
  6. "Молотобоец" - эксперт
  7. "Рывок" - базовый уровень
  Приписанный артефакт (1 из 1): легендарный доспех
  
  Начальственная должность изобретателя, привела к тому, что молотком тан махал мало, а то, что чудом овладел Рывком, когда подхватывал падающую на пол склянку с горючей - гремучей смесью, и то удача. А вот "Понимание сути" - гному не вернулось.
  Умение и возможность разобрать, что-то ценное, бывает, подкидывает уровень таланта.
  
  Штурм (ударный тан)
  Уровень: 18
  Здоровье: 360*1.5+100(легендарная кираса)=640
  Выносливость: 440*1.5=600
  =Скорость шагом: 6+3 ("Ходок") =9
  Таланты (7 из 7)
  1. 'Аура Выносливости' - эксперт, каждую секунду пополняет единичку запаса сил всем союзникам в радиусе 10-ти метров.
  2. "Бой двуручным мечом" - эксперт
  3. "Ношение тяжёлой брони" - эксперт,
  4. "Рывок" - эксперт
  5. 6. "Крепкое здоровье", "Неутомимость", - средний уровень, характеристики повышаются в полтора раза.
  7. "Ходок" - средний уровень, в полтора раза увеличивает скорость шагом
  Приписанный артефакт (1 из 1): легендарный доспех
  
  Легендарный меч он просто носил с собой, как и прочее имущество.
  
  
  Цифра (герой маг - раса человек)
  Уровень: 18
  Здоровье: 200 +(50% за талант) =300
  Выносливость: 100+(50% за талант)= 150
  Запас маны: 210+ (50% за талант) =305
  Скорость шагом: 5+ (50% за талант) = 7.5
  Таланты (9 из 9)
  1.'Магия земляного дракона' - средний уровень. Доступно заклятие "Трансформация грунта". Уменьшение трат маны на заклятия на 10% за каждый уровень таланта. "Призыв земляного элементаля". (На экспертном станет доступна - "Нора домой", - портал в ближайшую твердыню)
  2.'Медитация' - средний. Манна востанавливается в полтора раза быстрее
  3.'Мастер магии' - средний. Траты маны на на 10% ниже за каждый уровень таланта. Доступно изучение заклятий 4-го круга. (5-й максимальный ) Вот только башни и книг всё одно пока нет и кроме как по первому таланту Дофтхи ничего не знает.
  4.5.6. 'Ходок', 'Неутомимость', 'Крепкое здоровье' - средний уровень
  7. 'Магическая батарейка' - средний. Запас маны увеличен в полтора раза.
  8. 'Бой молниемётом' - средний, на 20% точнее, быстрее ворочает и меньше устаёт при использорвании оного оружия.
  9 Ношение брони - средний уровень, броня не стесняет движения, а для мага ещё и не мешает работе и восполнению энергий.
   Приписанный артефакт (1 из 1): Уникальный молниемёт, собранный в легендарной оружейной мастерской твердыни из трёх легендарных. Делает три десятихитовых выстрела в секунду, дальность 50-70 метров, перезарядка 1 секунда.
  
   Пусть Цифра, весьма миниатюрна, но Здоровье 300, превратило её в сильную, жилистую, поджарую как сушёная вобла и крепкую, потому, со строенным пудовым молниемётом девушка управлялась. Хоть пока таланты не прокачены до экспертного значения, маршевая скорость в легендарной броне и с молниемётом на загривке не превышала шести единиц.
   Для понимания, механики игры: 'Исскуство земляного дракона', и 'Мастерство магии', складывались как проценты на проценты. При текущих значениях, фактические траты манны Цифры меньше на 36%. На экспертном уровне талантов, следует ожидать экономии в 51%.
   Хороший личный опыт, смекалка и высокая скорость восстановления превратили Цифру, фигурально выражаясь, в помесь полкового экскаватора и бетономешалки. Что пригодилось при строительстве малых укрепрайонов. За эти недели Цифра успела изготовить полусотню бронеколпаков 'кемени'. Этакие полусферы из тёртого и спаянного камня, на таких же полозьях, с одной узкой амбразурой. Эти заготовки под доты, медведи растаскивали на выбранные позиции, где гномы окапывали и маскировали, так чтобы вползать снизу.
   'Вот камень лежит у дороги, споткнёшься и вытянешь ноги', - шутили про засевщего под бронеколпаком пионера с арбалетом снаряжённым болтом с гремучим детонатором.
   Оные доты обычно ставили парами, так чтобы один прикрывал второй. Дежурный гном зорко смотрит в амбразуру. Случись опасность, он приветит врага болтом и рыбкой нырнёт в подземный ход, где в тайном отнорке, при должном везении, переждёт неприятности.
  
   Проведя совет, нашли, что к войне мы готовы. Насколько такое возможно с нашими ресурсами. Почти вся популяция третьей недели встретит врага на границе, занимаясь наблюдением и разведкой. Двухнедельные и будущий молодняк возьмутся оборонять твердыню, а я с ветеранами используя портал озадачусь экспансией.
   Устраивать вечерам массовые посиделки за крепким взваром с хорошей закуской стало входить в привычку. Но так, чтобы поутру ударно трудиться. Вечером крайних суток, устроили замечательный пир. Радостно горели огоньки, под сводами горы раздавалась бодрая музыка. Пусть хорошее запомнится. Нас ждала неведомая судьба, но 'делай, что должно'. Мы сами выбирали дорогу в наше будущее. Это я про себя, своих героев и советников, пионерия то, как во все времена, шла туда, куда её вели. Расходились на позиции ночью, утром ждали в гости войну.
  
  
  (Правки ошибок и неуместностей продолжаются, спасибо за тапки. Начал вторую книгу, прода там. Возможно, для публикации, переработаю вариант без 'стрёмных' отсылок к реалу, но позже. Однако, мир хоть и становится всё опаснее, но честнее и наверно, в итоге, лучше, когда-нибудь. Историю нужно помнить, чтобы не повторять ошибок, но та вода уже утекла.)
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Е.Лабрус "Держи меня, Земля!" (Современный любовный роман) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий. Перекресток миров." (Любовное фэнтези) | | Есения "Ядовитый привкус любви" (Современный любовный роман) | | А.Минаева "Академия Галэйн-2. Душа дракона" (Любовное фэнтези) | | В.Колесникова "Влюбилась в демона? Беги! Книга вторая" (Любовное фэнтези) | | К.Марго "Мужская принципиальность, или Как поймать суженую" (Любовное фэнтези) | | О.Обская "Невеста на неделю, или Моя навеки" (Попаданцы в другие миры) | | С.Волкова "Кукловод судьбы" (Магический детектив) | | А.Емельянов "Мир Карика 3. Доспехи бога" (ЛитРПГ) | | Р.Прокофьев "Игра Кота-3" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"