шарпёнок: другие произведения.

Гном, медведь и посох. (черновик) Книга Вторая

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
  • Аннотация:
    Вторая книга о приключениях неадекватного попаданца в некой партии стратегической игры. Тотальная война. Типичные расы. Техномагия.

  
  
   Глава 1. Час 'Т'. Столкновение цивилизаций
  
  Правее те, у кого "броня толще" и "дырокол" качественный. (некий громобой)
  
   Звонкий горн и грохот барабанов пробудили гномов за час до исчезновения барьера, отделяющего от большой войны. Просто музыканты встали пораньше. Хлебнули бодрящего взвару, с калачами и разошлись по заготовленным позициям, оставив несколько минут на тревожные ожидания. Что-то тренькнуло, и мир перекатился в новый день. Алое утро начала тотальной войны.
   'Астрологи объявила неделю чумки коксаки. Вся невыкупленная популяция сокращена вдвое. Нового прироста нет' - воодушевила 'участников регаты' администрация.
   Зря я расставлял героев и сам занял позицию в большой деревушке на верхнем плане, выкупать некого.
   'Координаты владений йети' - имело заголовок другое, пространное уточнение задания по возведению на престол своей покинутой родины нашего Урсина.
   Крутил в интерфейсе обновлённую карту. Вогнутый подвал "Инферно", оказался мал, как обещалось, зато верхний мир поражал неисследованными пространствами. Мои владения выглядели малым пятнышком, на затянутом серой дымкой глобусе. Обиталища йети располагались, в другом полушарии представленного планетоида.
  
   - А это кто такие?! - вопль в селекторе прервал созерцание.
   Цифра, с лучшими шарпшутерами, санитарами и штурмовиками ударного отряда, пряталась недалеко в лесочке. Со мной имелась лишь пара опытных пионеров, коим надлежало возглавить нанятых в обелиске и вести к твердыне.
   В утренней выси, завис парашютист, умело паря на своём 'крыле'.
   Некстати, пропала опция 'низкое небо' вместе с барьером. Это скверно, когда администрация меняет законы мирозданья, в угоду переменчивому креативу. Да и в реале бывало многовато законотворцев, каждую неделю измышлявших нечто "свеженькое". Увы, нам. Там, где постоянно меняют правила игры, комфортно могут жить, лишь мутные хаосисты, даже анархистам столько не выпить для адаптации. Впрочем, постоянство изменений нивелирует знания старичков, задавая малую фору новичкам. А что до моих пушек, хоть картечь как шрапнель использовать не смогу, но утешусь тем, что стрелы не ломаются об "алмазное" небо.
   - У кого-то порталы есть, вот разведку заслали, - выдала в селектор Димка, что координировала из твердыни.
   "Парашютист", заметив меня, сделал вираж, идя на снижение. Полыхнул пламенем направленный в мою сторону посох.
   Стоя на крыльце, отпрыгнул задом в дверной проём, затягивая с собой пионеров. Одного не успел. Снаружи громыхнуло, полыхнуло, в крыше образовалась дыра, а от моего замешкавшегося подданного остались дымящиеся головёшки.
  - Мы его сбили, он за дом упал! - орала в селектор Цифра.
   Слона, вернее несколько десятков лучших шарпшутеров ударного отряда, под сенью деревьев, вражеский летун не заметил. Как следствие, получил несколько оперённых подарков в бок. Цифра отработала из молниемёта, красиво, только далеко и мимо. Но полезно, чтобы враг засёк нашу 'вундервафлю' и убоялся.
   Пионера, что я втянул в избу, сильно контузило. Кожаные латы, крашенные фиолетовым, закоптило. Моя легендарная броня, легко пережила близкие разрывы 'файербласта', а именно им нас приветили.
   Вскочив и обежав избушку, нашёл летуна, пробившего крышу соседней избы. Перекрутившийся парашют свисал из пролома. Тело врага медленно истаяло, оставив после себя богатые трофеи: "летающий ранец" и "скипетр файерболов" с парой зарядов. К нам спешили санитары.
   - Хватайте раненного и валим отсюда. Цифра быстро на запасную позицию! - орал я.
   Подхватив на руки бесчувственного пионера и не забыв про трофеи, мы поспешили в противоположную от засвеченных позиций сторону. Забирая по дуге в сторону основного отряда. Угадал правильно, не прошло и минуты, как в небе опять полыхнуло окно портала, и раскрылся маленький алый парашютик, принявшись медленно спускаться.
   - Цифра, прячьтесь! 'Ща' рванёт! - прыгнули вместе с санитарами и раненным в канаву, оставшуюся от частокола, ранее опоясывающего поселение.
   Медленно тянулись секунды. Ничего не происходило. Высунулся посмотреть, в чём дело. Парашютик сносило в мою сторону. Вдруг полыхнуло... Зрение восстановилось, только часа через два, и то, с алыми засветками, что пропали лишь после сна. Но интерфейс и селектор работать не перестал, так и рулил "до конца этой главы". Деревенька, на которую снесло парашютик с зарядом 'Армагеддона', полыхала. Уцелел только не разрушаемый и бесполезный сегодня обелиск, присыпанный головешками. Впрочем, значительную часть сооружений мы давно разобрали, увезя материалы для строительство укреплений. Выгоревшая проплешина, немалого диаметра, зацепила лесочек, что лениво чадил. Влажная осень, четвёртой недели, нивелировала огненное буйство.
   Забрало прижарило к лицу, борода запеклась и коптила. Пионер помер, санитары в доспехах танов приходили в себя после лёгкой контузии, подлечивая друг друга и меня "Первой помощью". Легендарные латы и толстая шкура хорошо держат удары.
   Глазами подданных разглядывал трофеи. "Скипетр файерболов" оказался безвозвратно сломан. А 'крылатый ранец', оказавшийся подомной уцелел. Видел такие на рынке администрации, от десяти тысяч монет. Оные артефакты позволяли летать, перемещаясь с той же скоростью, что доступна пешком. Самых дешёвых хватало на минуту, потому они медленно копили энергию сами, или быстро заряжались магом, что зависело от конструкции.
   Оказывается, я не один со своими пушками такой 'умный'. Парашют-крыло, явно скопированный из реала, плюс магический ранец, изрядно увеличивающий 'запас хода', намекали на способности оппонента.
   Летающий трофей прикопали недалече, а вдруг в нём маячок, выкопаем и проверим позже.
  
   Пока меня волокли обходными путями, вникал в обстановку и связывался с героями.
   Чётко с севера верхнего плана по открывшейся дороге, к моим владениям, поблёскивая бронёй, бодро маршировала вооружённая колонна. Над неприятелем развевалось пронзительно синее знамя с золотым медведем, бредущим на четвереньках налево. Известный символ владык - олигархов Берложьего. Это такой город в параллельном мире 'Клинков'.
   Только успел рассмотреть, как пионера пограничника и бронзовых големов его сопровождения прошило навылет из тяжёлых арбалетов. Пока тела живописно падали у полосатой караулки, опрокидывая столик с хлебом - солью, шлагбаум снёс тяжёлый всадник, освобождая путь кавалькаде лёгких верховых арбалетчиков. Те мчались недолго, сходу угодив в замаскированную яму с кольями, где потеряли пару резвых лошадок.
   Выбывших сменили, отправив вперёд другую пару и пустив колонну пехоты в обход открывшейся ямы.
   На удобном холмике у покосившейся караулки, с втоптанным в землю моим пурпурным флажком, остановились богато ряженные всадники. Важный деятель в золотых латах с синей эмалью, восседающий на огромном тяжело-бронированном дэстрие, покрытом богато-синей попоной, махнул рукой, чтобы ему несли послание, выдернутое из рук павшего пограничника.
   Не успели. Холм под особо важными гостями взорвался строго вверх, нашпиговав брюхо дэстрие картечинами. Того аж подбросило. Но 'уважаемый' враг, не рухнул, громыхая железом, а ловко отлетел в сторонку. Запасов пороха на широкоформатное минирование мне категорически не хватило, но три фугаса с картечью, нажимного действия в расчёте на коня, мы установили. На таких вот, удобных для вражеского начальства холмиках. Полёт синего 'шмеля', мои героям понравился.
   Впрочем, 'удача - лишь остаток хорошего плана'. При всём разнообразии выбора, "мир Инферно", что затопит лавой, готовили без затей.
   На верхнем плане, из ста двадцати километров границы, южные направления укрывала Великая река. Всего-то три пляжика, удобных для высадки, перегородили подводными кольями, выставив характерные караулки с пограничниками, на случай обмена дипломатией и рассадив редких наблюдателей. Лезть на крутые уступы или продираться буреломами неудобно. Потому, ровно три фугаса, заняли свои места у северных дорог, что вели в соседние провинции. Расстарались специально для вражеского начальства, заготовив живописные "командные" холмы. Ведь, если мин крайне мало, то надо их красиво показать, чтобы недруг проникся и боялся.
   Картинку с места событий мне транслировал шарпшутер, что зарядив лук гремучей стрелой, прятался неподалёку.
   Вдруг, Карл, а именно этот егерь сидел рядом с моим гномом, развернулся и воткнул в глаз пограничнику кинжал. Через затуманивающееся сознание умирающего снайпера, мелькнуло, как предатель бежит к врагам, размахивая руками. Жаль, что те сохранили выдержку и не пристрелили перебежчика сходу. Прав был Штурм.
  
   Вскоре, пришло письмо. С началом тотальной войны 'мессенджеры' разблокировали. Почтовый адрес моей твердыни я старательно продублировал в верительной грамоте каждого пограничника и на каждом полосатом столбе.
   Послание было исключительно на русском матерном, а вот адрес домена c англоязычным 'gov', кажется, сокращением от 'government'. В русском языке слова корня 'гов' неблагозвучны, зато сразу понятно, и про конкретных заокеанских хозяев, того 'шмеля'. Что используют уважающие себя европейские рули, легко же узнать. Даже правительство Норвегии, имея верхний домен ".no", к удивлению, пользуется своим родным языком, без англонизмов.
   Перечитав пару раз, чтобы осознать смысл, неповторяющейся чреды оскорблений я уяснил, как глубоко обидел какую-то очень важную персону из тех, что крутятся при олигархах, почитая себя за таковых. Деятель хотел принудить меня к миру, и взяв твердыню под контроль, соединить владения своих марионеток.
  
   Богатые могли заказывать размещение участков. Мне 'повезло' оказаться не в том месте, на пути грандиозных планов. Недаром, "этажом ниже" в подземном плане Инферно, северную заставу уже втоптали в пепел орды нежити под синим знаменем с золотой короной лича. А на юге за рекой верхнего плана, Франк наблюдал эскадру орочьих 'канонерок' под стягами того же цвета. Кстати, тот летун, что "поделился" со мной ранцем, был в 'богато-синем'.
  
   Из плохого: Дофтхи, угодила в плен. Ей надлежало выкупить пионерию в деревеньке у северной границы нижнего плана. Из-за 'чумки' - не случилось, зато девушку быстро нагнало звено костяных драконов осёдланных личами. Неожиданно легко оглушив, бретонку сцапали прямо в воздухе.
  
   Мой стратегический план предполагал, быстро найти и захватить одного из наиболее слабых, а лучше 'спящих' соседей. Для чего требовалась разведка. Пограничники и пешие лазутчики не так быстры, потому употребил грифонов. Эскадрилью Дофтхи раскидали поштучно. Троицу, включая бретонку, на нижний план, и столько же на верхний. У героини от авиации наметилась отдельная задача по выкупу обелисковой популяции. Прочие летуньи разместились равномерно в предполагаемых стыках границ вероятных соседей. Связь по селектору могли держать только герои, эту проблему для "умных ботов" решили дымными кострами. Пограничникам, кои не встретят врага, надлежало запалить специально сложенные поленницы смоляных дров с гнилушками. По столбам дыма наездницы на грифонах поняли бы, какая сопредельная территория не обозначила себя, и взяли бы верный курс. При отсутствии дымов, следовало спешно возвращаться в твердыню.
   Очень скоро, я узнал соседей, но потерял свою авиацию, за исключением одной летуньи, что постепенно открывала мне владения высоких эльфов, не подающие признаков осмысленной деятельности. По странной иронии, они располагались на стыке с буйным олигархом, несколько западнее, но это прояснилось позже.
   А пока, влекомый санитарами под сенью осеннего леса, я двигался тайными тропами на восток, в место, где укрывались наши "единороги" под командой Войда. Куда также отступали Урса и Штурм, что не смогли выкупить популяцию в заданных деревеньках бурлацкой и торговой. Форсировать озеро, для того чтобы соединиться с нами йети труда не составило. А Штурм отличился, напав на конный авангард армии магнатов, зарубил пару верховых арбалетчиков и удрал в леса на виду врагов. Его там долго искали неприятельские рейнджеры, тщательно прочёсывая подлесок, в то время как гном скрытно пересёк дорогу обратно по подземному ходу, отправившись на соединение с нами.
  
   На просторах Великой реки разразилась битва. Либурны Франка встречали орков. Враги шли клином. Впереди, на огромном чёрном драккаре, под синим флагом со вздыбленными золотистым бехемотом, орал что-то, сияя золотым рогатым шлемом, брутальный орк, в окружении мускулистой свиты. Следом скопище транспортных гоблинских лодок, волокло пару плотов с циклопами и разнообразной зелёнокожей пехотой.
   Драккару устроили классическую вилку. Разверни тот нос к либурне, таран бы не удался. Но кораблей у нас два. Пока орки готовились схлестнуться с Франком, бок им проломил Чапай. Недаром пионеры упражнялись в слаженной гребле. Переломить флагманский драккар не удалось, но как только гномы сдали назад, обнажилась огромная пробоина. Бурлила вода, приглашая на дно вражескую гвардию. Драккар хорош как десантный транспортник, но таранная либурна, специализирована именно для утопления таких как он.
   Циклопы, с плотов метнули по увесистому булыжнику. Промазали, уж очень их качало. Запасных камней не имели, а потому просто выли, в ярости подпрыгивая и раскачивая утлые плав средства. Лодки гоблинов, откуда беспрестанно швыряли дротики и грозили абордажем, топились легко. Недором, гребцы на либурнах прикрыты продолговатой палубой, а особо резывых цислоухих сшибали тяжелобронированные шарпшутеры. Плоты с десантом, закручивая течением, сносило к вражескому берегу. Туда, под камни береговых циклопов, гномы плыть не решились. От души пройдясь по отступающей зелёнокожей орде гремучими стрелами, изведя весь взрывоопасный запас.
  
   Прилетевшая стая птиц рух, засыпала либурны своими острыми перьями, но корпус сверху достаточно прочен, а ветераны шарпшутеры метки. Опасливых птиц отогнали.
   Запоздало нарисовался парашютист-корректировщик.
   Ронять на гущу союзников заряд 'Армагеддона' магнат не решился. Но стоило флотам разойтись, как в небесах блеснул портал и появился знакомый алый парашютик.
   - Гребите! - надсадно орал Франк.
   Гномы старались, разрывая дистанцию. Ветер работал на них, снося смертоносную посылку к берегу орков. Небо нагрелось и полыхнуло, испепелив несколько зазевавшихся птиц рух. Глухие, покрытые рунами корпуса либурн чадили, но удар пережили. Некоторые вёсла почернели, но запасные не потребовались, гномы вскоре скрылись за поворотом реки.
   Может показаться, что потери зеленокожих велики. Но гоблины шли за расходник. Герой и его гвардия может очень скоро возродиться, благодаря особым, жертвенным ритуалам. Кроме птиц рух, снесённых дружественным армагедонном, горевать орколорду следовало, разве, что по утопленным артефактам.
  
   Через час, порталы открылись рядом с моими верфями. Видимо, Карл сдал известные ему позиции. Удар 'Армагеддона', последовавший за ним десант из людей-наёмников с которыми явно был герой, и я потерял хранивший либурны обелиск. А чуть позже и второй, тот что в нижнем мире, на пепельных берегах Чёрной реки.
   Впрочем, земляной голем, созданный и приписанный Цифрой к каждому обелиску, не тот гарнизон, чтобы на него сильно рассчитывать. Но про таранный удар либурнам следовало забыть. Прочность корпусов просела. Пока флот на плаву, приказал Франку спускаться вниз по реке, огибая владения орков. Высаживаться и отступать к твердыне смысла не имело. Наши ворота уже пробовали на прочность враги, прибывшие порталами.
  
   Война войной, а дипломатия по расписанию. На северо-востоке и северо-западе верхнего плана, мои пограничники никого не обнаружили и егеря с шарпшутерами, сидевшие в засадах, ступили на чужую землю. Туда же погребли крыльями грифоны, оценив дружественные дымы.
   Очень скоро, разведку северо-восточного направления пожгли драконы. Там оказалась их "Утопия". Смолячок ухитрился завалить из своего булатного лука красного дракона. Но налетела целая стая, испепелив отважного бойца. Впрочем, судьба наёмника на гонораре предположительна, ведь первыми сгорели мои шарпшутеры, через которых отслеживались те события. Так я узнал о землях, которые следует посетить сильным отрядом, чтобы сорвать "Джек-пот" с обиталищ диких и бесхозных ящеров. Шансов у моих бронебойных шарпшутеров больше чем у многих соседей.
   С юго-запада прилетела горгулья, скинув пограничнику у реки свиток с приветствием от лидера "визардов". Этакого замка техномагов. Юго-восток почтила визитом лёгкая ладья лесных эльфов, обменявшись почтовыми стрелами с дипломатическими адресами.
   В тесном "мире Инферно" на северо-западе оказался 'инквизитор'. Его чёрно-белая караулка со шлагбаумом, почти зеркально повторила мою заставу, крашенную в рыже-фиолетовую черезполосицу. Пока обменивались верительными грамотами, пара стражей с алебардами в чёрных балахонах с белыми госпитальерскими крестами, уважительно разглядывала бронзового голема. Юго-западнее за Чёрной рекой оказались "магнары", инфернальный аналог "визардов". Их почтовая горгулья также скинула предложения к моему блок посту у реки.
   Юго-восточнее нашлись дроу, они проявили себя позже. Совершенно неожиданно завалив ядовитыми стрелами моего далеко забравшегося грифона.
   Строго на юге нижнего плана оказался "дьявол", в смысле, такой игровой класс. Он совсем не спешил вкусить моей кровушки, а предлагал очень вежливый, витиевато составленный договор с заключением на сервере.
   Есть такая опция, когда скинувшись по несколько тысяч монет, игроки фиксируют условия через администрацию. По окончании срока договора, заложенные средства возвращаются. В случае нарушения, пострадавший получает три лучших 'юнита' своей 'линейки'. Монет к началу войны я отложил более шестидесяти тысяч, прироста популяции не случилось, хоть зарплаты и тренировки обещали отнять больше пятидесяти, но пять вложил легко, подмахнув договор с дьяволом почти не глядя. Сделки через сервер считались архи надёжными.
   'Предлагаю мир на шесть дней, обмен парой наблюдателей, пересечение границ иными силами считать агрессией и нарушением' - типичное предложение, обёрнутое вежливой вязью из слов.
   Подобное удалось заключить со всеми вышедшими на связь, лишь меняя число дней мира, а количество наблюдателей, обычно, устремляя к нулю.
   Инквизиторы взялись воевать личей, а лесные эльфы - орков, но исключительно вяло, больше присматриваясь. Прочие соседи сочли лучшим не вписываться в нашу войну, найдя иные заботы, ведь проще подождать ослабления соседей.
  
   Отсутствие автоматического приплода не влияло на естественный. Почти три десятка детей народилось и практически столько же возмужало, если этот термин применим там, где лучшая половина - девушки. Скарлетт и Димка, сделали своё учительское дело, добавив мне дюжину отменных пионеров, обученных стрельбе и столько же кернов, годных для производства в шарпшутеры. Пополнение немедленно получило надлежащие ранги замковыми тренировками. Через матрёшечную прокачку прошли три новых рунных тана и три ударных с положенными им медведями, не зря же строил питомник. На остатки: пара хускарлов и мастеров, по четвёрке замковых кернов и подмастерьев. Ещё в первый час этого дня я заплатил за перенос большой деревни с просторов нижнего мира в твердыню. Популяцию этой недели не прибавит, но несколько переводов в керны лишними не будут. Увы, герои, что блуждали по лесам, удалённо поднимать по рангам подданных не могли, а я, как владыка замка умел. Пустил "тренировочные мощности" на старичков. К своей радости все пионеры ветераны первой недели и некоторые второй, бывшие в замке, стали шарпшутерами, где-то благодаря выученному умению стрельбы из чего-либо, реже пройдя через кернство. Здоровья ветеранам это не добавило, только скорость и новое оружие, а это тоже важно. Становясь шарпшутером, стрелок сорок второго уровня получал блочный лук с натяжением пропорциональным возросшей силе. Шестёрка громобоев из наиболее авторитетных гномов, также, пополнила гарнизон.
  
   Провели анализ текущих врагов. Замок некроманта, это десяток костяных драконов, полторы дюжины рыцарей тьмы, около тридцати личей с некромётами. Возможно, полсотни вампиров, коих пока не видели. Зато наблюдали несколько сотен крепких скелетов лучников и до сотни магоскелетов с продолговатыми щитами, что стройной колонной маршировали к нашему замку, поднимая пепел нижнего мира.
  
   Классические зелёные орки, "огрёбшие" на реке, пусть чуть более дисциплинированные и оснащённые, чем обычно, ничем удивить гномов не могли.
   А вот главарь 'синих', требовал особого подхода. Замок магнатов: средненьких людей, ни светлых, ни тёмных, без башни магов, без паладинов, прелатов или их антиподов был примечателен двумя вещами. Во-первых "топовые юниты" - магнаты, этакие посредственные конные рыцари, заносили в казну по тысяче монет каждый ежесуточно. 'Денежки к деньгам!'.
   Но самое важное, это 'гильдия наёмников'. Все три уровня которой, из рюмочной, борделя и казино, позволяли нанять до трёх сотен живых игроков.
   В этой игре владелец замка, по сути, предприниматель, с заметными тратами, как минимум времени, и смутными прибылями. А вот наняться за известную, малую зарплату к богатею, считалось 'работёнкой непыльной'. Казалось бы, триста желающих набрать трудно, но биржи труда 'врутс', безработных из-за всяческих 'оптимизаций' полно, как и нелегалов мигрантов. Ясно, что заезжим 'дикарямс', дорогую 'капсулу' не доверят. Но они потеснили местных работяг, особенно молодёжь, которая технически более грамотна, и оставшись 'под забором' полезет, кто не в бутылку, тот в виртуал.
   За каждого наёмного игрока, и его воскрешение в случае гибели, владыка замка магнатов платил администрации по тысяче монет. 'КЗОТ', никто не отменял, восьмичасовой рабочий день сильно ограничивал тактические ходы врага. Приписанного инвентаря наёмники не имели, после каждого возрождения теряли половину уровней, но таланты и личный опыт стоили дорого.
   Вот они то, под присмотром героев, составили ударный десант армии олигарха.
   'Основные силы', из самого любопытного богатея и его замковой популяции, в которую входили разнообразные рыцари, тяжёлая пехота, арбалетчики и колоссальный обоз, мерно маршировали с севера. Три сотни наёмников-игроков, должны бы решить любые проблемы. Вот только кузница в замке людей одна и по меркам гномов скверная, больше семи комплектов кольчужной брони при сообразном оружии выдать в неделю никак не может. На аукционе и у игровой администрации оппонент выкупил многое, но даже у олигарха 'жаба' имелась.
   Союзникам-марионеткам, судя по всему, магнат не доверял, обделив снаряжением и свитками.
   Схема 90% себе, 9% гвардии и 1% остальной армии, работала. Те 'космонавты' с 'летающими ранцами' и огнедышащими скипетрами впечатление производили, но их оказалось мало. Основная масса наёмников, что после традиционного удара 'Армагеддоном' вломилась в разбитые ворота твердыни, в массе щеголяла кожей и средневековым холодным оружием, но по порядку.
   На горе и в окрестностях, в узких, хорошо замаскированных норах, сидели мои наблюдатели, упреждая любые действия врага.
   'Кравшихся' сверху летунов, накрыли слаженным залпом в упор шарпшутеры и серпентины, завалив парочку. Выскочившие на вылазку гномы, захватили и уволокли один из 'летающих ранцев'. Коркра уже радостно потирал руки, предвкушая создание 'особого' легендарного доспеха.
   Каждый 'летающий ранец' стоил от десяти тысяч монеток. Свитки порталов и 'Армагеддонов' оценивались сравнимо. За первые минуты магнат ухнул состояние и продолжал веселиться. Запалив несколько 'Армагеддонов' над горой, он зажарил часть моих разведчиков в их норах. Но бойницы твердыни, с вовремя закрытыми ставнями из полуметровой 'кемени', бушующее снаружи пламя, не одолело.
   Десяток штурмовиков, прыгнули на гору порталом и спустились, используя канаты. Среди них нашлись отважные, что выбили чем-то каменные ставни и взорвали "aрмагеддон" в стрелковой галерее. Мои хитрые гномы, сделали множество переборок, которые на время боя герметично закрывались, но я потерял расчёт башенного молниемёта, левофланговую серпентину, несколько пионеров и шарпшутеров с запасом гремучих стрел.
   Альпинисты у врага закончились. Но пред воротами из порталов нарисовалось сотни две наёмников, что потрясая холодным оружием, устремились на штурм. Может они, и походили на разношёрстную банду разбойников, но явно выделялись штурмовые пятёрки, в авангарде которых бежал амбал в кольчуге с большим щитом.
   Редкие гремучие стрелы, пуля серпентины и картечь 'единорога' слабо проредили строй. Сорок уровней, даже одетые в кожу, это много. С минимальными потерями атакующие заткнули бойницы ответной пальбой, взявшись ломать ворота. Всевозможных арбалетов и стреляющих жезлов у них нашлось много.
   Коркра едва успел укатить свою пушку, за следующую распорку с захлопывающейся каменной перемычкой, коих 'натыкали' в туннеле от души. У врагов имелись магические средства, по преодолению рва и вскрытию ворот, вроде 'замораживалки', что превращала стальные петли и замки в хрупкие льдинки, которые легко перемалывались штурмовым молотом.
   Ход в кордегардию располагался до воздушной мембраны туннеля. Защитники наружной галереи во главе с Крошем, оказались отрезаны. Они закупорились, закрыв ставни, и развернули последнюю серпентину вдоль галереи, назначив высокую цену за свои жизни.
   Коркра, отдав врагу главные и вторые ворота на распорке, закрепился за третьими, высунув в амбразуру перезаряженный единорог. Штурмующих ждала картечь в упор. Сотни бронзовых девятиграммовых пуль выкосили многих смельчаков. Прочие наёмники осторожничали, но начальственный рык их командира ускорил атаку. Люди магната ворвались в галерею, покончив с отрядом Кроша. Серпентина и громобой собрали хорошую жатву, отправив на перерождение даже вражеского героя. Заминка позволила Коркра укатить единорог вглубь горы, перезарядить и выставить его в следующих воротцах, буквально в десяти метрах от утраченных.
   Опять залп картечью в упор, наказал не внявших уроку. Просто, неприятельский герой, что мог перераспределить силы, пал под молотом Кроша, а новый командир не думал, взнузданный боевым азартом.
   Теперь врагам не пришлось отвлекаться на штурм галереи и воротца они взломали практически сходу. Коркра оставив в заслоне тройку задиристых кернов из когда-то усыновлённых гномами орков, расплатился их жизнями за сохранение "единорога" с расчётом и отступил из туннеля к главной позиции. Туда уже подкатили вторую пушку, сняв со спокойного нижнего плана.
   Опытные враги работали малыми группами, по пять - десять человек, чтобы не подставляться. Наконец, они увидели свет "главного проспекта" в конце туннеля. Вспышка, грохот "единорога", картечь в упор, и большая часть бригады легла. Самых быстрых добили ветераны шарпшутеры с новыми блочниками повышенной мощности, что засели в галерее над выходом из туннеля.
   Вражеский командир знал про один "единорог" и двадцать секунд перезарядки. С диким кличем в туннель ворвалась толпа наёмников. Впереди тяжёлые щитоносцы, за ними братва с магическими жезлами и арбалетами, непрерывно палящая в сторону гномьих амбразур. Полсотни метров туннеля они преодолели секунд за семь, но тут выстрелил "неучтённый" "единорог". Ядро, пролетело вдоль туннеля сквозь врагов и застряло где-то в телах, собрав богатую жатву. Потом сверху на выживших рекордсменов бега упал крупный каменный блок, унизанный бронзовыми шипами. Успевших проскочить встретили стрелы шарпшутеров, а самых ловких - таны и громобои ведомые Митяем. По отставшей толпе, уткнувшейся в преграду, из потайных амбразур, расположенных вдоль финальной части туннеля, ударили гремучие стрелы и три огнемёта. Маленькое пространство быстро разогрелось до температуры кипения меди. Кто-то ловкий из наёмников отстрелялся сквозь амбразуры из жезла так, что бочка с топливом на спине "огненного ящера" полыхнула. Переборки по соседству не выдержали и ещё один огнемётчик стал факелом, но в тоннель от того прохлада не пришла.
   Гномы перезарядили "единороги" и подняли каменный блок, прикреплённый на цепях к вороту, застав только раненных врагов, что не успели удрать. Первый штурм замка провалился.
  
   Тем временем армии неприятеля, маршировали по нашим дорогам, искали ямы с кольями, несуществующие мины и наталкивались у деревенек на бронеколпаки с арбалетчиками.
   Вот мчится всадник авангарда. Вдруг, в бок получает стрелу с детонатором, и лошадка кувыркается в канаву. Увидевший это хитрый летун снижается, садится на крышку бронеколпака с целью зарядить из скипетра внутрь амбразуры. Но из соседнего, до сих пор молчавшего "дота", прилетает гремучая стрела, разнося дорогущий "летающий ранец" в труху. Обозлённые враги останавливаются, устраивают "танцы с бубном", вокруг подземных укреплений. Часто гномов откапывают и добивают, но не всегда. А время идёт.
  
   Рой и Секирыч с небольшими отрядами рыскали по нижнему плану, координируясь со мной. Им удалось уйти в замок, где Димка, Скарлетт и Коркра, готовились отбить новый штурм, потихоньку возвращая и приводя в порядок утраченные позиции. Франк плыл куда-то вниз по течению, мимо владений "визарда". Дофтхи уже висела на дыбе в замке некроманта. Его драконы плотно контролировали унылое небо нижнего мира, сбив всех отступивших к горе грифонов.
  
   Наш ударный отряд маневрировал тайными тропами по осеннему лесу. Петляли мы виртуозно, лишь раззадоривая врага, который строчил искромётные письма. Карл слил, что я не в замке, и как показали наблюдатели, началась охота именно на мой отряд. Рейнджеры прочёсывали территории, магические удары наносились на упреждение. Осенний лес обезобразили чёрные проплешины. Нам пока везло, враг плохо играл в "морской бой", затирая не те квадратики. Заметить кого-то с воздуха под пёстрыми кронами нереально, а вот снизившись поймать стрелу - запросто. Мои замечательные шарпшутеры завалили ещё несколько летунов.
  
   Твердыню обложили, но больше не штурмовали, нарочито приглашая меня ударить в тыл осаждающим. Как я догадывался, магнат узнал о "Портале исхода" от перебежчика Карла. Потому, наверняка, поджидал, на что я не вёлся. О многом мой бывший наёмник на гонораре просто не ведал, а известное я старался обратить в пользу себе.
   Магнат потерял оружия на многие сотни тысяч. Двести с лишним его лучших наёмников слили половину уровней, и возродятся только завтра поутру. Видимо, теперь мою гору решили брать армиями марионеток, которые притащатся к ночи.
   Через пару часов, мы, а это мобильная часть ударного отряда из лучших шарпшутеров и нескольких громобоев, во главе меня и Цифры, соединились со Штурмом, Войдом и Урсой, в тайном бункере с припасами, медведями и артиллерией. Моё зрение восстановилось и я нашёл, что хватит играть в мышки, с обиженной кошкой. Немного пошумев и сбив ещё одного парашютиста, мы воспользовались порталом, начав задание по возвращению йети его трона. Рейнджеры в синем ещё долго шныряли над лесами, взрывались 'Армагеддоны', выжигая чёрные проплешины в рыжем ковре сырых листьев.
  
  
  
  Глава 2. Урсин возвращает трон.
  Мы против расовых предрассудков, но культурно-идеологические следует прояснить (какой-то паладин, полируя булаву)
  
   Портал вывел нас на обширную террасу, с которой открывался восхитительный вид на маленький, хорошо укреплённый по средневековым меркам городок, зажатый в уютной долине среди величественных гор.
   Первыми на свою родину ступил Урсин. Следом Штурм и Цифра, с оружием наизготовку. Потом, бегом, сорок лучших шарпшутеров. Упреждая всевозможные неприятности, они держали луки на взводе и немедленно выстроились в широкое каре. Ветераны второй и первой недели, с двойным запасом "универсальных" стрел, снабжённых обычным, листовидным наконечником. Такие удобнее "паковать", проще ковать. Реконструкторский опыт реала научил, что всякие "китайские": "усатые", "шокеры" и прочие "спиралевидные срезни-гарпуны", на практике оказываются ерундой, востребованной лохами. Разумеется, правильные трёх или четырёх лепестковые стрелы, оставляют после себя обширные кровотечения, но сложнее в ковке. Срезни хороши против "бездоспешного мяса", но слишком громоздки и тяжелы. "Шиловидки", и особо бронебойные "стамески", прошибают насквозь, оставляя маленькую дыру, которая в игровом мире скоро затягивается, а в реале изрядно отложит гибель жертвы. Чтобы эффективно пользоваться разнообразием, нужно слишком много учитывать, потому наши профи предпочитали что-то одно. В изощрениях, ограничились тем, что командиры имели в колчанах по паре "трассировочных" стрел, принятой конфигурации, снабжённых алыми шёлковыми лентами. Изделия "гремучей ртути" сквозь портал не таскали, избегая самоподрывов, а стабильный "чёрный порох" припасли для пушек.
   Дюжина особо бронированных стрелков, в латах ударных танов с улучшенными шлемами, снабжёнными "ментальной защитой" и "водным дыханием" укрепили углы каре.
   Занятый плацдарм принял два "шестифунтовых единорога" при полных расчётах. В каждом дюжина тренированных пионеров, три "тягловых" медведя и по два возка с боеприпасами на каждую пушку: ядра, картечь в картузах, порох, развешанный по мешочкам. Артиллеристы, происходили из популяции прошлой недели, потому смогли получить профильные для пушкарей таланты. За сохранностью орудий приглядывал Войд и три молодых ударных спешенных тана.
   Последними свою провинцию оставил я, вместе с четвёркой громобоев включающей Тишина и Плюха.
  
   - Поближе положишь - подальше идти, ошибочка вышла. Нам отсюда до ворот часа два пилить! - озвучил Плюх, охвативнее нас недоумение.
   - Однако, да. Пейзаж красив, но мы не туристы. Для пикника место отменное, для обстрела городка тоже, но нам бы его захватить, - поглядывал я с обрыва.
   От террасы вниз шла крутая, извилистая тропа, перекрываемая вдали полуразрушенной башней.
   - Пушки придётся тащить на руках. Ничего, тросы есть, спускать проще! - угадал мои мысли Войд.
   Отправив в авангард Урсина с четвёркой особо резвых дальнозорких шарпшутеров, двинул маленькую армию следом.
  
   В обстоятельном перемещении "единорогов" и возков с припасами по крутой тропе миновал час.
   - Мы вернули наружные стрелковые галереи. Тела Кроша и его бойцов вынесли. Секирыч провёл обряд воскрешения! - докладывала по селектору Димка из осаждённой твердыни.
   С талантом "Магия пресветлого дракона", по которому Секирычу досталось "Массовое Воскрешение", что позволяло оживить несколько почивших, вышло трудно. Чтобы не поднять случайных, тела своих следовало отделять от вражеских. Впрочем, останки наёмников исчезали, оставляя только имущество. Неприятным сюрпризом оказалось срабатывание умения только на четверых из каждых пяти. Потому 'чертоги забвения' возвратили лишь семерых. Возбуждённо обсуждая пережитое, они собрались у бочки со взваром. Так неполные характеристики восстановятся быстрее, хоть тоже нескоро.
   - Как самочувствие, настроение? - спросила Скарлетт, что верховодила санитарками и поварихами, принёсшими сытный бульон.
   - Спасибо, что живой, - мрачно глядя в стакан, выдал угрюмый Крош.
   - Себя благодари. Ты героя вражеского завалил, потому вас не кому было развеять. А те, кто в туннеле лёг, все пропали, - погрустнела наставница.
   Второй вражеский герой тщательно трофеил павших, развеивая их тела. А если кого не успел, то 'армагедонны', огнемёты и прочая ударная магия, обратили всё в печёную кашу или пепел, воскрешать из которых 'священный минотавр' не умел.
  
   - Трофеи весьма интересные, вот взгляните! - призвал Коркра героев к селектору.
   В правой наружной галерее, где уцелели тела, сохранилось имущество. Несколько полуразряженных магических жезлов, много оружия. Там, где пал вражеский командир нашли тубус, который осторожно открыл пионер, уединившийся в соседней, выжженной галерее.
   - Это индивидуальный телепорт и "армагедонн", - глянула на них Цифра и тут же добавила: - Постойте! Тут что-то неправильно! Свиток "армагедонна" явно не покупной, а самопальный.
   Через глаза гнома-исследователя, мы разглядывали какой-то расписанный непонятными письменами, свёрнутый в трубочку плотный пергамент.
   - Вероятнее всего, у них есть огненный маг, который снаряжает ударные свитки заклятиями высочайших уровней своей стихии. Но делает это небрежно! Вот смотрите, какие корявые глифы на печати активации "армагедонна", - предположила единственный маг нашего племени, изучая транслируемую картинку.
   Мы покивали, ведь действительно чертить-рисовать можно аккуратнее. Цифра, хоть маг, но любила вникать в суть, как принято у нашего подгорного народа, а потому знала много больше своей специализации.
   - По активации печатей свитка магия заклятия рассеивается в воздухе, насыщаясь. Для больших разрушений нужна определённая плотность. При меньшей - огненного взрыва не получится, а при большей пламя съест само себя. Если глифы кривые, то горение неравномерно, - разъясняла девушка принципы "армагедонна", работающего наподобие аэрозольного боеприпаса реала.
   - Индрик. У той деревни свиток взорвался прямо перед тобой, метрах в двадцати. Ты и твои санитары правильный "армагедонн" бы пережили, ибо толсты и латы хорошие, но на своих двоих не ушли бы. И я не понимаю, как можно имея заклятия высшего круга ухитряться делать их так плохо, - не унималась наша магиня.
   - Предположим, что должность с талантами тому 'криворукому скульптору' купили, а наклонности к усердной работе отсутствуют, даже скопировать чужое правильно не умеет, - предположил Коркра, и меняя тему добавил: - Оставим это. Взгляните, какие интересные арбалеты мы нашли!
   Взорам предстала цельнометаллическая машинка, занимательной конструкции, дуги натягивались в противоположную от традиций сторону. Более того, имелся портативный домкрат, позволяющий, взвести тетиву одним движением.
   - Сделано топорно, но идея классная! Почему нам такая не пришла? - любовался трофеем Коркра.
   - Как много идей мы не воплотили, и как много ещё предстоит не воплотить?!! Цеха и время не резиновые. Изучи, обдумай, прикинем куда применить, но потом, - успокоил я изобретателя.
   Однако, даже при всех потерях этого дня, у нас оставалось сотни полторы шарпшутеров, в массе хороших уровней, да и прочая армия насыщена стрелковым и метательным. Новомодные арбалеты юным пионерам, возможно, пригодятся, но в грядущем, которое надо завоевать.
  
   Оценил главный ресурс:
   Герои: Рой, Скарлетт, Войд, Димка, Урсин, Франк, Цифра, Штурм,
   Замковые смотрители и локальные герои: Дофтхи(в плену), Коркра, Секирыч.
  
  Подданные, уровня ~42+:
  Громобои-8, Мастера и мастерицы- 10, Пластуны-2, Шарпшутеры и шарпшутерши - 75 (в связи с отсутствием прироста игровой популяции доступные тренировки употребили на ветеранов пионеров).
  Кандидаты: Плюх, Тишин, Митяй-Капут, Крош (громобои), Акулина (шарпшутер).
  Наёмники на гонораре: Эдгард (бретонский рыцарь), Брусника (егерь из нордов), Бретонцы- 2, Бретонки-5, Нордки - 2
  
  Подданные, уровня ~28+:
  Рунные таны-2, Мастера и мастерицы-16, Шарпшутерши тренируемые полёту на грифонах -12, Шарпшутерши и шарпшутеры-37, Подмастерья-швеи-4, Пионеры- 35
  Пионерия из людей: Бретонцы-13, Бретонки-15, Норды -18, Нордки -19.
  
  Подданные, уровня ~14+:
   Рунные тан и танши 3, Ударные таны 3, Мастьера и мастерицы 12, Подмастерья-швеи - 2, Шарпшутеры и шарпшутерши 33, Хускарлы 4, Деревенские керны 4, Пионеры- 72.
  
  Подданные, уровня 0:
  Рунные таны -3, Ударные таны-3, Хускарлы-2, Шарпшутерия-15, Мастеровые-3, Подмастерья-2.
  
  Детей больше трёх десятков, все в замке.
  
  Вспомогательные: Грифоны- 1, Големы-7, Ездовые медведи - 11.
  
   Оказавшись под горой, герой Рой, из популяции второй недели произвёл тройку мастеров кирки и столько же шарпшутеров. В резерве оставались тренировки Франка, Войда и четверки подмастерьев твердыни.
  
   Тем временем наш ударный отряд достиг башни, перекрывающей горную тропу.
   - Вот познакомьтесь! - встречал нас увеличившийся авангард.
   К нам подошёл рослый в сравнении с Урсином, но чрезмерно отощавший, сгорбленный, седой йети, представившийся как Тран.
   Оказалось, Урсин понимал местный диалект, работала наследственная память. Этот первый встречный сразу признал наследника в нашем йети, без демонстрации пурпурного плаща с заколкой.
   Тут признавалась простая демонстрация силы. Йети знакомились поединком. В короткой схватке безоговорочно победил Урсин. Тран чувствовал, своё двойное превосходство в уровнях, и недоумевал, почему так легко слился. Он же не знал особенностей 'Перерождения' и таланты нашего косматого героя.
  
   - Я проводил расследование смерти твоего отца, нашего ётунрига. Яда в кубке не оказалось, потому мы полагали, что отравлен плащ, - излагал Тран, узнав о реликвию опоясывающую Урсина.
   - Мы не заметили вреда! Впрочем, порталы умеют отсекать неуместное, - ответил я, припоминая как перед бегством развеял трупик вождя и сдёрнул с трона понравившийся мне пурпурный артефакт с полезной заколкой.
   - Значит, отраву готовили в резиденции, прямо в священном покое, кто-то из самых ближних, - погрузился в свои подозрения старый йети, ещё больше сутулясь.
   Пришлось расшевелить его, задавая наводящие вопросы. И мы услышали грустную историю, тесно переплетающуюся с судьбой его королевства.
   Этот седой йети когда-то возглавлял охрану резиденции ётунрига, так назывался король йети.
   В том бою, который нам довелось застать, Тран участвовал и выжил, несмотря на то, что защитники проиграли.
   - Черни набили много, а из дворян со всех сторон пало трое. Наша знать неспроста любит палицы, крепкий удар и соперник в отключке, лежит смирно, регенерация восстановит, если не добьют. После того как вы ушли порталом, похитив наследника, бой прекратился, - едва успевал переводить Урсин.
   Из-за разницы лингвистических понятий термины перевирались. Какие ещё "дворяне" и "чернь" у косматых? Наш язык оказался много богаче рыкания йети, а переводчик спешил передать смысл как умел.
   После сражения, оставив обиды, прежние враги зализывали раны друг-врагу и затеяли выборы, почти демократичные. Понятно, что вся "куртуазность" описываемая рассказчиком касалось только местной знати - 'альфа-самцов'. "Высокородным" врагам право голоса дали, своим крестьянам и купцам - нет. Большинством победили 'белые', а ещё они умело дрались. Этакая местная партия из "дворян" идеалистов-индивидуалистов. Рулили они не долго. Оказывается, шла война, начинался голод.
   - География королевства проста. На севере ледяные горы, где даже нам зябко до смерти. На юго-востоке, степи, откуда приходят набегами орки или лезут гоблины. А с запада странная преграда из шестигранников, - переводил Урсин порыкивания Трана.
   Хотел немедленно выслать на разведку шарпшутеров с навыком "Ходок". Следовало узнать, что за игрок проживает к западу от земли йети.
   - Не спеши, тут каждая скала кому-то принадлежит, а жрать нечего. Йети и гоблины всеядны! - прозрачно намекнул Урсин, и отведя меня в сторонку и добавил: - Семья Трана голодает, давай припасами делиться!
   Возражений не нашлось.
   Получив мешочек с едой, Тран благодарно кивнул и поковылял к башне, из бойниц которой выглядывало несколько унылых мордашек.
  
   Короткий привал пришёлся кстати. Вскоре седой йети вернулся. Выпрямив спину и расправив плечи он гордо вышагивал в изрядно потёртой костяной броне, сжимая в руках искусно сделанную из того же материала внушительную палицу. Его сопровождали молодые йети, тоже оружные.
   - Никакой доспех не давит к земле, как нищета!- продекламировал Тишин, эту метаморфозу.
   - Это мои сыновья. Пойдём, поквитаемся с чернью занявшей твой трон - изъявил Тран решимость, ткнув своей палицей в сторону городка.
   - Мы не делим подданных на чернь и знать, по праву рождения. Но трон вернём, - просветил я йети, о 'линии партии'.
   Задумавшись над собственной фразой, запоздало осознал невольное лукавство. Таны, хускарлы, мастера, шарпшутеры, керны, пионеры - это уже готовые сословия, раздаваемые мной по прихоти. У аборигенов же, лучшие таланты доставались от предков или обретались в боях.
   Урсин перевёл, как умел. Тран оскалился. Очевидно, он признавал вождём только Урсина, а меня терпел, как тяжело бронированное приложение.
   - Моя палица служит молодому ётунригу. Вернём добрые времена! - перевёл ответ Урсин.
   Гномы герои переглянулись, к нам присоединился союзник без всяких 'игровых условностей'. Кивнули друг другу, чтобы приглядеть за нежданным подкреплением.
  
   Продолжили о местных политесах: Оказалось, орки забрали войной священные рощи йети, где те улаживали религиозные потребности, и откармливали кабанчиков на нужды желудков. Партия "белых", разнообразные патриоты и бывшие царедворцы - 'синие', отправились биться, увязнув в войне. Голод в игре, не так лют, как в реале, но мешал восстанавливать 'Здоровье', нивелируя преимущества косматых. Единства в командовании у завзятых индивидуалистов не было. После очередного феерического разгрома, власть перехватили "красные". Это меньшая группировка из идеалистов-коллективистов, значительно пополнившаяcя переметнувшимися от 'белых' и 'синих'. "Красными" их прозвали, за обожание метить аленьким межевые камни и пропитывать кровью свои костяные латы. Во внутреннем противостоянии многочисленные идеалисты-индивидуалисты, уступили редким для йети идеалистам-коллективистам. Резонно, ведь те кооперировались.
   Однако, орки никуда не делись, дойдя до стен местной столицы. Тут разброд среди йети закончился, внешний враг умылся своей кровушкой и убрался за перевал. Пока военная знать соседствующих народов, а именно орков и йети, выясняла кто из них круче, власть перехватывали ушлые барыги из торговых сословий. Вовремя нашёлся наследник, который "мирно" занял трон. "Добрые" наёмники гоблины, в практичном 'сереньком', тактично послали "алых", "белых" и прочих, куда подальше.
   Народу йети лучше не стало, крестьянство и духовенство, в массе, "врезало дуба". Кланы знатных, прятались по горам сражаясь меж собой за каждую плодородную кочку, за каждого горного козла.
   - Меня выперли из охраны, заменив орком, которого я всему научил. Мне платили трёх баранов, семью кормить надо, а орк запросил двух. Знаю я, что теперь резиденцию стерегут зелёнорылые, и на службе воруют больше, чем гонорар былой почётной стражи из минотавров, - жаловался седой йети.
  
   - А что стало с рогатой гвардией? - заинтересовался я судьбой телят.
   - Практически всех убили. Оставшиеся минотавры всем народом ушли в Ледяные горы. Мертвецов уволокли с собой. Они верили, что придёт "Спаситель" и воскресит их. Все там и замёрзли, - хмыкнул старый йети.
  
   - Ярл нам бы авангард выслать, а лучше разведку! Раз дела с местными улажены, пусть дадут проводников, - озабоченно напомнил мне, Войд.
   - Смысла нет. По горам вам скакать медленно и опасно, надо идти по тропе, а тут совсем недалеко блокпост орков. Скоро из столицы повезут караван с золотом. Можно его перехватить! - перевёл Урсин предложение аборигена.
   Глядя на местные проблемы со стороны, виделось что орки, хоть оказались формально разбиты, но победили. Кормовые угодья у них, в охране "наследника" они же, да ещё дань собирают.
   Оставив 'единороги' на попечения Войда, танов и десятка шарпшутеров, мы поспешили по тропе вперёд.
  
   Довольно скоро показалась широкая, наезженная дорога. На перекрёстке приткнулось хижина со стенами из булыжников, крытая соломой. Тропу нам перегораживала 'длинная рогатка', этакое бревно утыканное скрещенными острыми кольями.
   Орки несли караул скверно. Стрелы шарпшутеров скосили всех, а нас даже не заметили.
   Громобои ворвались в хижину, не обнаружив никого. Пленных не случилось.
   - Не печалься, язык орков мы не понимаем,- успокоил меня Тран, и поскребя затылок добавил: - Теперь мне надо перепрятать семью дальше в горы или вернуть городскую усадьбу.
   Отправили дальнозорких шарпшутеров наблюдателями. В сторону степей орков и игрока - соседа, выслали разведку из пары ходоков-шарпшутеров: гном и человек, а проводником - молодой йети.
  
   Время торопило, каравана с золотом ждать не стали. Как только с гор спустили пушки, не мудрствуя, отправились по натоптанной дороге в городок.
   - Идут! Караван. Те самые орки, наверно, везут ту самую дань, - доложил в селектор Урсин из авангарда.
   Маскировать пушки негде. Развернули "единороги" тут же, послав лучников на фланги. Едва успели.
   Урсин доложил численность, полсотни орков на вепрях, некоторые с мешками. Аборигенам, в отличие от игроков и героев, виртуальные счета недоступны, всю наличность они так и таскают.
   Из-за поворота выехали первые зелёнокожие. Колонна остановилась, недолго разглядывая нас. А потом тронулась вперёд, набирая разгон.
   Дикие орки, не склонны вести переговоры с гномами, если считают себя сильнее.
   - Огонь! - заорал я, торопя пушкарей аурой "Боевого единства".
   Замешкайся артиллеристы немного - познали бы ярость врага. Боевой вепрь в таранном ударе мало уступает рыцарскому дэстрие.
   Ливень стрел и картечь в упор смела лаву всадников. Поле боя укрыли клубы порохового дыма, из которого выпрыгивали выжившие враги. Гномы боевики спешили перехватить удачливых орков, пока те не добрались до артиллеристов. Молниемёт Цифры строчил без перерывов, вслепую, на упреждение, был шанс притормозить кабанов микро-станами. Штурм отсёк ноги, слишком резвому вепрю, едва не затоптавшему молниемётчицу. Таны и громобои сошлись с уцелевшими орками накоротке не оставив тем шансов. Шарпшутеры перестреляли прорвавшихся. Никто не ушёл.
   Пройдя сквозь развеивающийся дым, и быстро покончив с недобитками, мы вышли на остатки каравана. Кто-то в обмотках пытался развернуть оставшихся на ногах гружёных вепрей обратно. Всех догнали и уложили дальнобойные стрелы.
   Осмотрели поле боя, погрузили раненных и контуженных артиллеристов, а также двух павших на возки с ядрами. Что-до завала из орков и кабанов, герои быстро разобрали трофеи применив 'развеивание'.
   - Больше пяти тысяч монет! Десятую часть аборигенам за наводку, три десятых меж нашими поровну. Остальное в казну, - порадовал я отряд протягивая руку, чтобы поделиться добычей с Траном.
   - Благодарствую, - молвил он, упаковывая добычу в трофейный мешок.
   Подозвав кого-то из юнцов своего клана, Тран передал ношу, что-то шепнул, молодой йети кивнул и метнулся в сторону гор.
   - Домой побежал, сокровищами радовать, заодно предупредит, чтоб готовились бежать в горы, если орки явятся мстить, - пояснил мне Урсин.
   Перезарядив пушки картечью, двинулись дальше.
  
   - Смотрите, йети! - указал Штурм на застывших недалеко от дороги фигурах.
   Мы остановились, присматриваясь. Пока косматые аборигены неподвижны - обычным 'ботам' не заметны, таково врождённое свойство йети. Только герои и некоторые особые 'юниты', включая самих йети, видят сокрытое. К тому-же, дистанция очень плавает в пользу эпических тварей и героев. Владыки-игроки, считаются за героев. А вот дальнозоркие шарпшутеры из людей, тут бесполезны. Урсин размотал мантию отца, накинув на плечи. Нет сомнений, за нами следили и наконец, решились показаться. Это только иллюзия, что горы пусты.
   Видя, что их заметили, йети медленно спустились навстречу, присматриваясь, принюхиваясь. На многих оказались костяные латы, в плотной группе алые, хоть изрядно потускневшие, на прочих, стоявших разрозненно, совершенно разных оттенков, чаще, не крашенные совсем.
   Урсин крутнулся вокруг себя.
   Один из седых йети в алых доспехах фыркнул и рыкнул что-то своим. Его группа слаженно брякнулись на одно колено, что-то прорычав.
   - Наш вождь! - понял я через ауру "Боевого единства", которую своевременно включил.
   Чуть помедлив, изъявление преданности повторили остальные. Некоторые, просто развернулись и ушли в горы.
   Йети из разных шаек сторожились друг друга, обмениваясь недовольными взглядами.
   Три десятка таких "союзников", хоть и выглядели потасканно-измождённо, 'напрягали' гномов своей близостью. Если неожиданно предадут, кровью умоемся.
  
   Вскоре двинулись дальше. Походные порядки своей маленькой армии перестроил. Лично впереди, вместе с Урсином и вождями аборигенов. Следом их косматые бойцы, потом мои громобои вместе со Штурмом и Цифрой, что держали оружие наготове. Следом артиллерия, замыкали стрелки и таны. Случись "союзничкам" предать, надеюсь, мой доспех сдержат удары когтей и палиц, а также ливень шарпшутерских стрел.
   Главари йети, страшно зыркая друг на друга, наперебой нарыкивали что-то Урсину.
   - Пустое, жалобы на жизнь и на соседа, - пояснил он мне по селектору.
  
   Наконец оказались пред высокими резными вратами столицы государства йети. Это не владения какого-то игрока, а местные аборигены, что упрощало политесы.
   - Эй, на воротах, прибыл ваш, законный король, открывайте! - зычно крикнул Штурм.
  
   Урсин вышел вперёд, облачившись в наследный плащ.
   - Нами правит сходка! Валите к #$%@#... - послышалось с надвратной башни, с уточнением направления и прилетело несколько дротиков.
   Ветераны уклонились легко. Мы видели на стенах гоблинов наёмников, подобных тем, что сражались на ступеньках тронной залы, когда забирали малютку Урсина.
   - Войд, разряди один единорог по этим. А потом снеси ворота ядрами - повёл я переговоры иначе.
   Стреляли только из одного орудия, приберегая картечь другого для неожиданностей.
   Потребовалось три шестифунтовых ядра. Рухнувшие ворота открыли вид на широкий и довольно короткий проспект, ведущий к резиденции. Красивые камни мостовой исцарапали ядра. Перепуганные гоблины удрали.
  
   - Будем считать, опознание и признание прошли успешно, Но что делать с этими? - указал Войд на какое-то движение у дворца правителя.
   Туда сбегались брутальные орки и йети в роскошных платьях, окружённые наёмниками. Чуть ближе собиралась толпа вооружённых гоблинов, коих кто-то из холёных, разодетых красавцев, отправил в нашу сторону.
   - Местные бугры рады чудесно обретённому законному вождю, и собираются немедленно сдохнуть, - пошутил Тишин.
   Признаков почтения и смирения гоблины не показывали, но вкладывали дротики в копьеметалки.
   Союзные йети зарычали, намереваясь атаковать. Урсин придержал их жестом, поглядывая на меня.
   - Пусть говорят 'единороги'. Войд проверь наводку. Цифра пли, - распорядился я.
   У нашей сапёрши только восемнадцатый уровень, талант "Магия земляной дракон" пока 'средний', потому "Нора домой" не изучена, опыт необходим.
   Урсин что-то рыкнул, присягнувшие ему отодвинулись на задний план. Гоблины, собрав орду побольше, набрались смелости. Громыхнул "единорог", следом за ним другой, потом Цифра вскинула молниемёт и двинулась вперёд, поливая пространство перед нами маленькими шаровыми молниями.
   Тут наша 'терминаторша' оказался хороша. Пугать и калечить полуголых, низкоуровневых люмпенов, микро-молнии могли, микро-станы работали, не то, что против орков на вепрях. Броня легендарной прочности надёжно защищала магиню от редких дротиков.
   Плотный строй гномов маршировал следом. Прячась за спинами особо бронированного первого ряда, постреливали шарпшутеры.
   Размяв кровавую жижу оставшуюся от орды гоблинов и попутно развеяв тела, добили подранков и встали, дожидаясь пока артиллерия зарядит пушки.
   Враги разбежались по подворотням, так и не сойдясь накоротке.
   - Йети рвутся в атаку, дозволь, а то сорвутся, - предупредил меня Урсин.
   Пришлось махнуть рукой, и за нашими спинами пронеслась косматая банда. Как выяснилось позже, многие аборигены не думали лезть к резиденции, которую защищали лучшие враги, но разбежались по городку, сводить счёты с занявшими их дома чужаками.
   Мы остановились, выделив группу для захвата надвратных башен и короткой стены, упирающейся в скалы.
   Наш маленький 'хирд' не спешил, перегородив ворота.
   Вернулся Урсин с Траном и десятком йети. Среди тех нашлось много новых лиц, вернее морд, измождённого вида, с коими пришлось немедленно делиться едой и взваром. Оказалось, главарь в алых латах повёл своих освобождать 'ферму рабов', откуда прислал нам подкрепление, а сам с лучшими бойцами остался, охранять детей и самок.
   - А те мохнатые дебилы, слетели с катушек и разбежались кромсать зелёнозадых, - сообщил Урсин о йети, что не подчинялись приказам.
   Город наполнялся криками и воем, из подворотен выскакивали орки, гоблины, какие-то мелковатые йети, совершенно не военного, сильно обнищавшего вида. Многие сжимали в руках детей или пожитки. Толпа заметалась по проспекту, не решаясь бежать ни к нам, ни к резиденции.
   - Не стрелять, путь уходят и ждут за воротами, - приказал я своим.
   Урсин рыкнул, и ручеёк беженцев засеменил мимо, опасливо прижимаясь к стеночкам.
   Огляделся. Бросалось в глаза, что некогда красивый, чётко выверенный городок, подвергся реновации, на гоблинский лад. Тут, где когда-то, среди садов в элегантных, прочных коттеджах, жили аборигены, теперь высились уродливые, многоэтажные надстройки из навоза и палок. Этакая типичная реновация.
   Оставив Плюха с пятёркой шарпшутеров стеречь надвратную башню, двинулись по центральному проспекту к резиденции. "Единороги" катили пред собой.
   Вооружённые враги, толпились на ступенях дворца, понемногу стягиваясь внутрь. С крыш домов в нас летели стрелы, дротики и камни.
   - Чего ждём, бейте их, - указал гномам новые цели.
   Картечь легко сдула гоблинские скворечники с ближайших крыш и обстрел прекратился.
   Расположили 'единороги', на площади у дворца. Картечь жужжала, рикошетя от колонн и сводов, сопровождаемая воплями редких защитников, что не успели утрамбоваться внутрь резиденции или разбежаться. Пороховой дым приятно щекотал ноздри.
   - Попасть в тронную можно только порталом, тот пропускает не больше десятерых в минуту, - перевёл Урсин жестикуляцию и порыкивания Трана, указав на полупрозрачную зеркальную гладь меж колонн.
   Быстрые предметы портал тормозил, бить сквозь него даже ядрами бесполезно.
   - Чисто, - крикнул Тишин, после того как громобои пробежались средь колон, выискивая врагов.
   Перезарядили единороги картечью. Обдумал, кого взять с собой.
   - Это мой будущий дом, дозволь испытаю присягнувших, - вызвался Урсин с приверженцами.
   Я вспоминал, как проходил штурм этой 'твердыни' прошлый раз. Внутри толпа из припёртых к стенке лучших бойцов. Враги тоже тренировались, орки и даже гоблины сорокового уровня опасны, а ещё там есть йети. Надо что-то придумать.
   - Сюда бы Секирыча с благословлением! А ещё лучше со свитком армагедонна, - предложил Войд.
   Мы уже поняли, что активацию объёмного выжигателя можно остановить, если правильно повредить свиток. Однако, в ношу тех алых парашютиков, коими кидался магнат, попасть трудно, да и предохраняющий тубус крепок. Но камикадзе порубят на куски до того как пройдёт пара десятков секунд разогрева, и жертвовать никем не хотелось.
   - Нет, Секирыч нужен под горой, воскрешать, пойдём сами, - не сомневался я, что классом брони и умениями мои бойцы превзойдут орков.
   Нашли возможным закатить в портал 'единорог', сократив число участников до девяти: я, Штурм, Цифра, три громобоя, ударный тан, Урсин и Тран.
   Перед заходом выставил угол ствола "единорога" по памяти, чтобы картечь пошла чуть вверх, аккуратно вдоль ступеней. Толкать пушку помогли громобои. Оставшимися верховодил Войд, заняв круговую оборону.
   Появившись в тронной зале немедленно, ткнул в запал молниеносным концом "громобоя", того самого топора с пробойником, он точно подходил, не зря конструировали.
   За миг до большого 'бабах', глянул вверх. На троне стоял маленький, умильного вида, будто плюшевый йети, забавно наводя в нашу сторону скипетр.
   Взгляни туда секундой раньше, наверняка бы остановил выстрел, ибо трудно обижать такую прелесть. Но клевец уже чиркнул о ствол, дав молнию. "Единорог" рявкнул, желая откатиться. Взбрыкнувшего "зверя" удержали громобои. Картечь пошла хорошо, скосив толпу до самого трона. Мнимого наследника отбросило на спинку, миг и умильный, совсем юный йети превратился в старого тощего гоблина, свесившегося с подлокотника.
   Цифра вскочила на 'единорог', поливая из молниемёта. Прочие сошлись врукопашную. Врагов оставалось много, перехватив секиру двумя руками, аккуратно рубил наседавших. Мне попадались прыткие, но тщедушные гоблины. Выходило: удар труп - удар труп. Позже я узнал, что стоять у порталов, подкарауливая врагов нельзя, жизнь истекает, а обкладывать баррикадами величественную залу аборигены не желали. Пока же мы по какому-то наитию, рвались вперёд по просеке от картечи.
   Лапы Урсина крутились как пропеллеры. Летели клочки окровавленной плоти. Не зря, его главный талант делает каждый удар чуть сильнее прежнего, если не прерываться. Бесконечно такое невозможно, проверяли, если увлечётся, то собственная силушка сломает бьющую лапу. Умудрённый болью Урсин, иногда делал паузы, отпрыгивая за наши спины.
   На одном дыхании продержались минуту. Портал открылся, доставив нам пополнение. Гоблины и орки фанатично лезли под топоры, сражались до последнего, даже зелёнокожие девицы перемотанные тряпками.
   - Да они же под наркотой! - удивлённо крикнул Штурм, располовинивая очередного гоблина, что тыкал копьём не задумываясь о защите.
   В плен сдались только ряженные йети, что вышли из боя заметив подмену на троне.
   Осмотрели филиал скотобойни, взявшись развеивать тела. Легендарные латы ударной группы пострадали мало. Одному из юных танов загнали в глазницу шлема узкое копьё, с особо ядовитым жалом, получилось насмерть. Трана в его костяных латах, что держался особняком, орки перемололи секирами и откинули в зону порталов, где регенерация йети не помогла. Других потерь не случилось, кому-то их громобоев высадили глаз, но калеки в игре исцеляются сами, раз увечье не подкреплено проклятием, которое тоже можно снять, если найти специалиста. Мой талант "Боевое единство", особо полезен малой группе в таком замесе, когда соратники работают как одно многорукое, многоногое, многоглазое и весьма агрессивное существо, покрытое легендарной бронёй. Для таланта "Боевое единство" экспериментально установили: управлять залповой стрельбой шарпшутеров, можно хватая аурой вообще всех в радиусе её действия, но для рукопашного замеса, шесть-семь бойцов оптимальны.
   Пленных йети загнали в коморку, ту самую, где мы укрывались, выполняя 'квэст моста тролля'. Выставили охрану.
   Цифра проверила 'заклинательный покой' на предмет магических мин. Затем Урсин коснулся обелиска став ётунригом. Прозвучала торжественная мелодия, зашуршали сдвигающиеся каменные блоки, пропали зеркала порталов, открыв проходы наружу.
   - Походу, теперь любой может зайти с улицы прямо к трону, демократия мля, - прокомментировал Тишин.
   Пропал пурпурный плащ предка, по случаю церемонии накинутый Урсином на плечи. Свойство восстанавливать запас сил, дарованное тем артефактом, передалось йети, но мех приобрёл странный, розоватый оттенок, который прошедшие внутрь аборигены признали, как породистость истинного ётунрига.
   Мне в почту, с весёлой музыкой плюхнулось сообщение: 'Задание 'Возведение на трон' выполнено' Персональной наградой или монетами обделили. Уровень после бойни подрос сам, исчерпав суточный лимит.
   Странно, что задание мне зачли, ведь формально Урсин мой герой и этот замок стал моим владением. В интерфейсе я видел обычные опции гномьей твердыни, в которой отстроена только резиденция, максимального третьего уровня. Четвёртый - столичный уже занят.
   С начала тотальной войны прошло часов пять, а мы уже приросли на провинцию открывшегося мира. Внутренний скептицизм, оспаривал пользу обретения, но потери малы. Столицу враги не штурмовали, 'Портал исхода' скоро поспеет. Уцелевшая разведчица на грифоне 'светила сливочную локацию', со 'спящим игроком', которой почему-то пренебрегали соседствующие 'магнат' и 'визард'. Паузу надлежало использовать.
  
  
  
  Глава 3 Деревня наша! И что теперь?
  
   Разве ты не знаешь, сын мой, как мало надо ума, чтоб управлять миром? (какой-то римлянин) С деревней посложнее будет. (какой-то йети)
  
   - Как городок назовём? - спросила Цифра.
   Действительно пока у нас была одна подгорная твердыня, называли её, Град, Столица, Дом, Гора или как-то так. Но раз теперь провинций две, их следует уважить именами.
   - Бронеград и Ётуновка, - выдал сходу, чтобы не затягивать вопрос.
   Возражений не нашлось.
  
   'Заклинательным покоем', часто именуют комнатку, в которой находится обелиск управления провинцией. Оные апартаменты, обычно располагаются сразу за спинкой трона местного владыки. Пока гномы разбирали трофеи, расположился там, в одном из тяжёлых резных кресел, что меньше прочих истерзали гоблины. Взялся изучать интерфейс приобретения. Герои, свободные от иных занятий, помогали.
   - Нету ни сундуков с сокровищами, ни шахт с ресурсами, ни обелисков деревенек, - выдала Димка, очевидное, ибо меток на виртуальной карте новой провинции не числилось.
   'Игровой радар замка' развеял 'туман войны', открыв нам скудость новых территорий. Провинция оказалась до смешного мала, границы не выходили за видимую область. Мы ходили так долго, только потому, что горные тропы хитрым зигзагом обыгрывали вертикаль. Жаль, что врагов этот 'радар' не показывал.
   Оставив созерцание пустынных скал и враждебной 'зелёнки', заказал строительство 'келий пионеров'. 'Чумка коксаки' действовала на то, что было, не трогая тех, кто появится. К найму нашлось двенадцать пар гномьего народа. Войд немедленно использовал свой запас тренировок, у нас стало на шесть шарпшутеров и на столько - же мастеров молотобойцев больше. По отсутствию профильных зданий снаряжения никто не получил, только ранг и навык. Тренированных парней приписали к артиллерии, компенсируя потери, количеством. Девушек-пионерок, традиционно привлекли к организации дворцового уюта, особенно, детских яслей и последующей школы. Война порождает сирот, которых следует подобрать и правильно выучить.
   От воспитания юных йети как пионеров выигрыша в характеристиках не ожидалось, косматые природно 'толще'. Но лояльность ценна собой.
   Навскидку выходило, что у орков и особенно гоблинов, что заместили собой номинальный народ, можно забрать несколько сотен малышей, которые формально станут пионерами, заметно подняв характеристики на фоне дикарей. К примеру, три усыновлённых 'полком' орка славно пали, спасая 'единорог' Коркра и сдерживая почти двадцать секунд штурмовую колонну высокоуровневых наёмников. Но эти 'дети чужих народов', так прокипятили мозги учителям, и задирали других малышей, уча недобрым выходкам, что желание видеть такое опять, боролось с пользой от перспектив командования массовкой, из 'гномов не кровью, а духом'. Однако, природные дварфы по всем параметрам выходили лучше, с их точки зрения, разумеется. Про ремёсла лучше не поминать, оркам эта тема дальняя. Но в бою гномы обожали правильный строй, а зелёнокожий "брат" наровит рвануть вперёд или назад, образовав брешь и подставив товарищей. Потому-то, упреждая орочьи повадки, держали их отдельной ватагой. Впрочем, полукровки от орков и людей вышли неплохо. По крайней мере, один обрёл редкий талант 'Бард'. Разучив патриотичные песни и получив балалайку, парень отменно поднимал дух слушателей. Хоть не пропускал ни одной юбки и обожал дуэлировать. К счастью смертельных поединков больше не случалось, а то, что подданные изредка ранятся - санитарам тренировка. И потом, юные гномы учились драться с орками, не пугаться шкафоподобных габаритов, хозяйски поглядывая какую ножку подломить, для большего грохота от падения мебели.
   "Ладно, деваться некуда, от войны останутся дети сироты, 'суворовское училище' полезно, а гномьи-преподаватели отличаются крепкими нервами. Юные пионерки, пока сойдут, потом Скарлетт сюда перекинем, или Брунгильду с Матильдой, сёстры - дети Штурма и Акулины, выросли миниатюрными, но суровыми и острыми как пресловутый танк шарпшутершами", - размышлял я.
  
   - Из трофеев, самое ценное это, - отвлекла, вошедшая в коморку Цифра, выложив на стол короткую, странную "гетманскую" булаву: - Нам бесполезно. Это "Скипетр иллюзиониста мозгоправа", а пока нет сообразного специалиста, просто красивая дубинка.
   - Ага, водить "электорат" за нос не наш метод, мы хитрей, - согласился я, упрятывая трофей в рюкзачок, и обрадовал отряд: - Нищеброды мля, эти гоблины. Монет со всей свиты, вижу, взяли тысячи две. Половину штурмовавшим, остальное армии, в казну ничего.
  
   - Ярл, смотри, разведка нашла соседа! - отвлекла от раздумий Димка, что сидя в резиденции Бронеграда мониторила увиденное разведчиками.
   Действительно, по горной дороге, ведущей к Ётуновке, шёл отряд отмороженного вида гномов. Обнажённые по пояс, густо покрытые рунными татуировками и увешанные перевязями с метательными францисками, в забавных, бело-чёрных, полосатых штанишках, напоминавших то ли беглых зеков, толи луизитанских тигров, если кто разглядывал иллюстрации тех конфедератов.
   Не наблюдалось никакого авангарда и бокового охранения. Впереди широко шагал предводитель, увеличенная копия следующих за ним бородачей.
   Из всей полуобнажённой толпы выделялся знаменосец. Снежно белый кафтан с чёрными разговорами, высокая шапка, как у царской рынды, статусные кольца рунного тана, вплетённые в особо длинную бороду.
   Флаг представлял собой белое, как чистые горные снега полотнище, на котором красовался вставший дыбом чёрный медведь, сжимающий в поднятых лапах два топорика.
   Шарпшутер-человек заметил незнакомцев издалека. Теперь мои разведчики следили за колонной из укрытия. Шарпшутер-гном, признав сородичей, вышел вперёд, приветственно махая рукой и протягивая верительную грамоту, с моим почтовым адресом.
   В отличие от "юнитов" попроще, шарпшутеры наделялись системой значительно большей фантазией и свободой действий. Это пионер просто брёл бы по указанной дороге, на встречу судьбе. А шарпшутер именно разведывал, стараясь сохранить свою жизнь. Впрочем, тоже шаблонно.
   Предводитель визитёров, доброжелательно улыбнулся. Подошёл, хозяйски хлопнул шарпшутера по плечу, приобнял, забрал грамотку, передав знаменосцу.
   - Чьих будешь? Любезный? - спрашивал непонятный союзник, продолжая идти и увлекая шарпшутера за собой.
   Тот смущённый панибратством шёл, сбивчиво и честно отвечая на все вопросы.
   - Так, говоришь практически одни лучники, у твоего начальника, - щёлкая тетивой, доверительно взятого "посмотреть", блочного лука, молвил покрытый татуировками гномий ярл.
   Юный йети и шарпшутер-человек оказались в поле зрения колонны и тоже вышли навстречу, полагая, что встретили друзей.
   Вдруг, практически синхронно, несколько рядов татуированных гномов взмахнули руками, блеснули метательные франциски. Доверчивые разведчики пали в облаке кровавых брызг.
   Ловким движением, ярл - конкурент придушил того, кого обнимал. Шарпшутер потерял сознание. Мы перестали видеть картинку, лишь наблюдали на карте, значок одного бесчувственного, но ещё живого тела, оставшегося у дороги.
  
   - Узнаю знамя, это берсеркеры, их владыка в мире 'Клинков' прожжённый рейдер, деляга из Турова, его братва абсолютные отморозки, лютые в бою и жёсткие в переговорах. Мы встречались в партиях. Извини ярл, но ты слишком мягок, переговоры не потянешь, сожрёт,- нарушив молчание, авторитетно заявил Штурм.
   Коротким мозговым штурмом, довольно точно, просчитали этого татуированного культуриста.
   Очевидно, мой оппонент имел профильным талантом обучение берсеркеров, этакий особо отмороженный аналог кернов. Раз локация этого игрока оказалась на верхнем плане в стороне от массовки, значит это донатор хоть и экономный. Переформатировать свою твердыню, чтобы всю боевую линейку гномов заменить только берсерками позволительно. В производствах очевидна концентрация на рунах, простых и массовых. 'Боевая удача' и 'Скорость' самое нужное бездоспешным бойцам, специализирующимся на топориках в обеих руках.
   - Так что, личными, замковыми и геройскими тренировками, он еженедельно имеет под сотню вот таких вот расписных отморозков с францисками, - подтвердил размышления Штурм и уточнил: - И это 'чистобород'!
   'Чистобороды', этакие гномы-расисты презирающие кровосмешение с другими народами. Степень бывает разная, от мягкой, исключающей породнение с Морготом, Инферно, Хаосом, Некрополисом или какими-то ещё видами, до абсолютной.
   Сложно пронять картечью и стрелами яростных, рунных берсерков с прокаченным 'Крепким Здоровьем'. Пятиметровая стена, защищающая этот городок, враждебным гномам не преграда, преодолеют сходу. Запасливо зря волокут с собой кошки, шесты и таран. Предъявленная сотня в ближнем бою мой отряд нашинкует.
   - Будут тут через пару часов, время подготовиться есть. В крайнем случае, 'Портал исхода' скоро перезарядится. Слиняем, - успокаивающе заявил я.
   - Нет, не через пару, это вы с пионерами волоклись со скоростью черепах, а они ходоки, следовательно, минут сорок, максимум час, - язвительно заявила Димка, по селектору.
   Действительно, керн-берсерк с экспертным талантом 'Ходок' мог делать до десяти местных 'вёрст' в час, а пионер без оного навыка только четыре.
   Отдавать ухваченное не хотелось, а убежать порталом могли не успеть.
  
   - Ярл, мы нашли такое, такое! Вам надо посмотреть и Цифру возьмите, магия её профиль. Вернее нет, пусть Цифра посмотрит, а вы не ходите, там может быть опасно, - отвлёк меня от какой-то нужной мысли вбежавший шарпшутер.
   Громобои обследовали ближайшие дома и обнаружили приметном особняке чёрный алтарь, а точно под ним в подвальной зале сияющую пентаграмму.
   Пока Цифра изучала находку, допрашивали пленных. Йети охотно рассказали, что шаман гоблинов собирал со всех жителей ману через тот алтарь.
   Однако, сбор маны с населения распространённая практика у всех рас обладающих хоть толикой магии. Обычно она идёт на поддержание защитного купола вокруг цитадели, позволяет производить какие-то глобальные улучшения провинции или ещё что-то полезное.
   - А на что шла мана? - заинтересовался я.
   - На золото, пять сотен монет ежедневно, - отвечали мне.
   Прикинул объёмы, выходило по 10-20 тысяч маны каждые сутки. Цифры не сходились. Даже я знал, что самое худшее КПД, "мана в золото", выдаёт больше.
   - Тут, под подвалом целые катакомбы! - выдал Тишин, что обследовал помещение, пока Цифра разглядывала магические контуры.
   Громобои спустились и нашли холодный склеп, в котором штабелями лежали мумии минотавров, йети и груды золота.
   - Вот куда на самом деле подевались ушедшие в горы! - догадался я, вспомнив рассказ Трана.
   - Ярл, слушай внимательно, на этом алтаре гоблин обменивал жизни на золото, тут нашлись залежи, сейчас перекину в казну вот ту груду. Но главное, ману сливали в пентаграмму перерождения или призыва. Похоже, гоблин хотел стать натуральным князем Тьмы. Опоздай мы на этот огонёк хоть на денёк, тут ждал бы особо горячий приём, - заявила Цифра.
   - Можно ли обратить алтарь или уничтожить, - спросил я, ведь настоящим светлым тёмные алтари не нужны.
   - Да, как раз думаю, имела дело с подобным, но нужен именно светлый маг, а не земляной как я. Секирыч вполне потянет! - ответила магиня.
  
   - Секирыч прихвати трофейный фугас, летающий ранец, двуединый бубен, стрел бронебойных, сколько позволит масса и дуй к нам! - вытряхнул из медитативной дрёмы нашу 'священную корову' и обрисовал задачу.
   Минотавр, однако, весит больше того капитана наёмников, с которого взяли свиток индивидуального портала. 'Нетто' позволило, выполнить приказ, только оставив в твердыне персональную кирасу и любимый лабрис, вместо которого Секирыч позаимствовал, миниатюрный в его лапах, громобой.
   Вскоре на нижний план, устроили имитацию вылазки, телепорты же у мест силы блокированы. Твердыня позволяет уйти, разве что из самого конца туннеля.
   Костяные драконы, караулившие подступы к горе, медлили. Видать совещались с начальством: атаковать или разбегаться, уронив напоследок на головы гномов свиток "Армагеддона".
   Пока враги думали, Секирыч активировал печати трофейного свитка индивидуального портала, выбрав указанные координаты по виртуальной карте, а прикрывающие его гномы укрылись под горой.
   Вскоре, перепугав беженцев, пред воротами Ётуновки с пятиметровой высоты рухнул минотавр, "чудом" не сломав ноги. Чудо не опухло, острожный Секирыч предусмотрительно сгруппировался. Промычав, что-то мало цензурное телёнок резво закоцал копытами по мостовой в сторону резиденции.
   В городе что-то горело, продолжались стычки, неведомо кого и с кем. Улаживать там дела не хватало времени и сил. Мои бойцы контролировали, только стену с надвратной башней и окрестности резиденции. Да ещё, небольшой отряд я послал на помощь 'красным', что освободили 'ферму рабов', спасая там от военного лиха, своих самок с молодняком. Дружественных звали поспешить к площади у резиденции. С этим у кого-то могли возникнуть сложности, но грозного минотавра туземцам не остановить.
  
   - Как же Дофтхи! - вернулась ко мне важная мысль.
   Взглянул, что происходит с пленённой бретонкой. Смотрительница замка, оказавшись на враждебной территории, утратила свойства героя. Потому селекторной связи не было. Я мог только наблюдать пренеприятные сценки из пыточной где-то в глубинах некрополиса.
   Предводительница наездниц на грифонах держалась отважно. Впрочем, пока никого не пытали, мрачные конструкции для затейливого членовредительства пустовали. Развешанные по стенам пленники изредка звенели цепями и стонали. С Дофтхи соседствовал израненный боец, судя по останкам сюрко, из замка госпитальеров. Шею страдальца пробил насквозь странный костяной гвоздь, украшенный мерцающим алым светом рубином.
   - Клык древнего вампира! - выдала Цифра, также наблюдающая картинку.
   - Что такое? - переспросил я.
   - Вот ты в партии вписался, а топовых фракционных артефактов не знаешь, как так? - укорила меня образованная девушка и просветила.
   - Известно умение некросов, они же некроманты, поднимать некоторую часть трупов, превращая в неутомимых, верных слуг. При развитом таланте и большом числе образовавшихся в процессе войны мертвецов, их армии могут разрастись колоссально. Потому-то в партиях, некромантов стараются извести как можно раньше. Зомби, скелеты, гули лишь самые примитивные представители конструктов мёртвых. Паноптикум тварей обширен, зависит от фантазии и доступных материалов. В массе все они существуют благодаря энергии некрополиса или самого некроманта. Но есть обращённые, которые не нуждаются в такой подпитке. Из человекоподобных и разумных обычно выделяют личей, драугров и вампиров. Названия могут варьироваться, но не суть. "Рыцари смерти" - основная ударно-командная сила некроманта состоит из таких персонажей, - затянула лекцию Цифра, но скоро дошла до сути.
   - Короче, вампиры могут превращать пленных в самых примитивных вурдалаков. Более сложных умеют лишь лучшие их них, но затратно и сложно, особенно если не по доброй воле. Существуют артефакты, вроде этого "зубика", воткнув который в пленного паладина с хорошей вероятностью можно вскоре его обратить. Понимаешь! Без утомительных ритуалов, жертв, часик, другой и топовый боец врагов уже высший вампир! - завершила магиня.
   - А могу ли я перевести Дофтхи в герои? - спросил я себя вслух, погрузившись в интерфейс.
   Объявив Урсина вассалом Ётуновки, я освобожу место среди своих героев. Существует опасность, потому как для бойца, получившего личную провинцию, это шажок к независимости. Но спасение Дофтхи, а заодно, назначение Урсину свиты из четверых героев и пары смотрителей важнее.
   - Конечно, можешь, но поспеши! - вскрикнул кто-то из моих героев, также наблюдающий за Дофтхи.
   Госпитальер по соседству вдруг задёргался, открыл ставшие алыми буркалами глаза, что-то крикнул и затих как в дурмане. Поджидающие неподалёку вампиры - палачи оперативно подскочили. Один, достав какую-то жуткого вида книгу, принялся нараспев читать тёмный рэп, ударяя фолиантом новообращённого по лбу.
   - Книжка эта, "Гримуар тёмного переговорщика". Так они его вербуют на службу, - прояснила действо Цифра.
   Другой палач, не мудрствуя, выдернул из успешного кандидата "клык древнего вампира" и деловито воткнул в шею Дофтхи, та вскрикнула и поникла.
   Мы заспешили.
  
   - И как всем этим управлять? Я умею убивать быстро и крупными партиями, но ничего не смыслю в делах государственных! Что мне тут делать? Скучно же сидеть целый день, - выдал Урсин, примеряясь к трону.
   - Резонно, давай тебе советников назначим и управляющего, освоишься, потянешь, - успокоил я молодого ётунрига.
   Героями и советниками юного короля назначили Тишина, Плюха и прочих громобоев, приписав им личное оружие и доспехи. Конечно, означенные гномы те ещё мыслители, специализирующиеся на рубяще-колющем и метательном. Впрочем, сойдут не хуже Сократа и Платона, если кто не знает их должностей. И делу "партии" верны. Местным то, доверия нет.
   И ничего удивительного, революции вершат, меняя династии на престолах, вовсе не обиженные огородники, но профессиональные бойцы. Они же потом и рулят, как умеют. Вообще, на троне и у трона собираются, обычно, не интеллектуалы, а специалисты по массовым убийствам. Позже возможно, их подвинут интриганы, но такие тут ещё не выросли.
  
   А Дофтхи стала моим героем.
   Назначение замковых смотрителей оставили на потом, спешка и казна опять пустела.
   Манипуляции с назначениями обошлись в двенадцать с половиной тысяч монет, по две с полтиной за каждого. Благо, найденное у чёрного алтаря золото, покрыло недостачи.
   Правила допускали приписать к новому герою предметы или питомцев по числу слотов. Ради интереса попробовали назначить Дофтхи "Зуб древнего вампира", эта авантюра к удивлению получилась.
   - Ну, некромант, ну, тупица, не приписал к себе артефакт, - веселились герои.
   Действительно, "Зуб" сложно захватить, он в надёжных подземельях некрополиса. Предметные слоты героев, как правило, забиты чем-то особо ценным, что могут сломать в бою. К примеру, у некромантов, популярен комплект легендарная броня неживых и некромёт личей. Возможно, такой расклад с захватом "зубика" враг не предусмотрел, у типичного игрока, просто нет вакантных мест для новых героев.
   Но скорее 'не заложился'. Нельзя перевести бойца в герои, когда тот без сознания. А терпеливая Дофтхи обладания собой не теряла, даже с означенной заточкой в горле и когда к ней пришло приглашение стать героем, вовремя подтвердила. Это нерадивость вампиров - палачей, которым бы тюкнуть пациента киянкой, а они без садизма не могли.
  
   'Зуб древнего вампира' добил Дофтхи. Бретонка умерла, но не стала слугой врага, а возродится завтра в Бронеграде. Увы, теперь она высший вампир.
   Расовые свойства кровососов сомнительны. Да резвы, видят во тьме, иммунны к магии смерти и могут лечиться собственным запасом крови. Нечто большее, обращённому, с полностью забитой линейкой талантов недоступно. Но светобоязнь, уязвимость к огню и существенному перечню простых артефактов заметно сужают диапазон применимости кровососа. Ускорение, светлячки или ночное зрение, разнообразные щиты, "Первая помощь", "Исцеление" или "Мана в жизнь", простейшие заклятия, доступные начинающему чароплёту. На каждую "крутизну" кровососа маг имеет аргумент.
   - Не печалься, вампиризм лечится, мы светлые, у нас есть храм и источник, рецепт в каждом справочнике написан, - успокоила Цифра.
  
   Секирыч передал свиток 'Армагеддона' Цифре, и отправился к тёмному алтарю, с деактивацией стоило поспешить.
   - Так, так, так! Я дура! Я же знаю, как элементарно давить армагедонны и прочие заряды объёмной магии! Они подобны именно аэрозольной бомбе, а никак не термобарической. Суть, что по активации магия насыщает пространство вокруг, со скоростью спринтера, а потом жахает от искры вон того вложенного таймера-печати. Выстрел из молниемёта ровно также заставит магию полыхнуть. Мне надо просто стрелять в сторону парашютика, - скороговоркой, сбиваясь, радостно заявила Цифра изучив трофейный свиток.
   - То есть взрыв будет там, где облако перехватит молния? - уточнил я.
   - Именно так, - подтвердила магиня, зачастив терминами и оценками расстояний.
   - Очень неожиданный толк в той дорогущей громыхалке-царапалке, - услышали новость гномы, которых утомило дрожать под открытыми небесами, а молниемёт настроенный строчить в ущерб мощи почитали за дурь.
  
   Тем временем Секирыч обошёл тёмный алтарь раза три и позвал на помощь Цифру. Знаний телёнку не хватало. Пришлось им творить вместе. Талант Секирыча и опыт Цифры вскоре запустили процесс.
   - Светлым этот алтарь не сделать. Рушить опасно, рванёт так, что города не соберём. Разве, что резиденция уцелеет с обелиском, а не те, кто в ней. Есть лучшее решение, можно постепенно откачивать накопленный магический заряд, пропуская его через светлого мага. Пусть КПД низкое и большая часть энергии рассеется в пространстве, но восполнение маны Секирыча возрастёт в порядки, - углубилась детали Цифра.
   Не посоветовавшись с остальными, маги активировали разрядку алтаря, предупредив лишь, что прерывание затеи разнесёт городок вдребезги.
   - Там в катакомбах сложены тела минотавров и йети, по мере подзарядки от алтаря Секирыч будет их воскрешать. Нам же нужны хорошие бойцы? - пояснила Цифра.
   Обычно, магу требуются сутки для восстановления маны. Сон, пища, медитации увеличивают приток в разы, но не на порядки. Зелий и прочих батареек нет. Потому воскрешать Секирыч мог редко, а тут целая энерго-станция под ногами.
   - Что, всех кого сложили в катакомбах можно попробовать воскресить уже сегодня? Зачем кстати, их туда складывали, а не съели? - уточнил я.
   - Гоблин надеялся превратить их в свою армию, там сохранили связь с душой только самые сильные. Воскресить можно, но не мгновенно, чтобы не сгореть от перенасыщения, пропускать энергию надо помалу, потребуются сутки на разрядку алтаря, - прояснила Цифра и подсчитала: - Мумий полсотни, Cекирыч сможет поднимать по восемь в час, с потерей ещё двоих.
   - Да молодцы, делайте, - одобрил я, а что оставалось?
  
   Вдруг, обелиск управления провинцией засветился, заиграла торжественная музыка, вроде той, что была по возведению Храма, при явлении Аулэ народу.
   - Ярл у нас храм светится, в почту посмотри! - сообщила из Бронеграда по селектору Димка.
   "Вы прервали тёмный ритуал, доказав верность светлым идеалам. Отныне "Моральных дух" вашего народа не падает при присоединении любых созданий изъявивших приверженность Аулэ. Исключения порождениям Инферно, Моргота и Некроса", - гласило послание.
   - Однако это должно было случиться сразу после строительства храма, если бы играли за людей, их богам расовая принадлежность безразлична, но Аулэ строже, чертей, орков и зомбей не любит особо, - заметил Штурм.
   - Ударный тан сильно ошибается. Видать, за людей не играл. Там у каждой фракции свои индивидуальные заморочки. Есть космополиты, которые любых собирают. А бывают наоборот, угрюмейшие крепколобые фанаты расисты, - встряла Цифра, которая наладив процесс с алтарём, теперь размышляла.
   Правила Игры, опять уточнились, отныне на "Моральный дух" моего племени влияла не присоединённая раса, а приверженность конкретных представителей таковой избранному мной культу.
   С богами обычно именно так. Чтобы существенно усилиться, игрок строил храм, посвящая божественному покровителю, чем вставал на путь нормальной такой религиозной войны, в которой врагов и союзников ему уже назначили.
   Конечно, бывали среди игроков богоборцы, измышляющие персональную идеологию, часто скатываясь в примитивное 'крышевание'. Но светлым, как вообще говоря, и тёмным, пристала некая высшая идея. Религия это не голая вера в некую сущность, но целый перечень мирских установлений, как добывать и делить материальные ценности, кого выдвигать правителем, кому какие налоги устанавливать, кого считать равным, а кого экспроприировать и изничтожать.
   Отцы основатели каждого учения являются примерами для подражания своим последователям. Но если жизненные свершения кумиров пропустить, через имеющийся на данный момент Уголовный Кодекс? Легко выяснится, что у некоторых трудно найти несотворённое из раздела "особо тяжкие". А ведь последователи хотят следовать, вот и множатся в толерантном обществе конфликты кровавые на "бытовой почве". Это же легко лечится, просто властям следует внимательно не пускать на свою землю всё подряд. Ещё лет сто назад государства делились по религиозным особенностям не случайно, признанные Отцы основатели боролись с назначенными врагами рода человеческого, чем правы.
   Подписавшись за Аулэ, я выбрал тем 'партийную программу', дюжину заповедей которой каждый мог почитать в скрижалях бронеградского храма, а рунные таны или громобои разъяснить. Коротая вечера у камина в резиденции, я внимательно изучал мануал, и к концу второй недели уяснил себе, что заповеди Аулэ совпадаю с теми, которые хотел бы себе, а противоречий так и нет вовсе. Клан гномов это же военно-производственная коммуна, в которой, ярл - председатель совета. Обыватель, при слове коммуна часто представляет колхоз "Сто лет без урожая". Если председатель карьерист и дурак, такое совершенно верно, но мне хорошо известны обратные случаи, когда каждый колхозник общины - миллионер. Из вариантов забугорских коммун скандинавских, кельтских, французских, коптских, припомнил израильские, две приграничных как-то остановили наступление всей, какая была, регулярной египетской армии, очень многотысячной. Боевитые огородники попались.
   Следует признать, что каждый общественный строй имеет преимущества и недостатки, а процветание или крах зависят от мудрости правителей. Бывают такие, что рвутся к власти ради власти, поднимая любой популярный флаг, и меняя тот по запросам.
   - А что вы хотели? Каждый взял себе надел кур завёл и в нём сидел, а потом пришли гоблины и всех вырезали?! - ответил на вопрос одного из представителей "белых доспехов" Войд.
   В тронной зале толпилось десятков шесть йети, разного пола, возраста и умений.
   - Вы славно проявили себя. Истинный владыка этих гор вернулся. Враги разгромлены, новые и старые недруги будут повержены! Священный бык, Секирыч, сейчас воскрешает ваших сородичей и друзей. Всё это произошло по славу нашего небесного покровителя Аулэ, Первого Кузнеца! - и ещё много более красивых фраз произнёс Войд перед собравшимися аборигенами.
   Задача была не просто присоединить к нам йети, но убедить их пойти под покровительство Аулэ. Таким образом "Моральный дух" не будет падать. Войд разливался как пресс секретарь президента, будучи способен с лихостью КВН-щика ответить на любой каверзный вопрос.
   - В чём суть учения? - спросил "сильно умный", главарь "алых" йети, именем Риго.
   Собственно, эти коллективисты-идеалисты легко и единодушно примкнули к новому королю, ибо вождизм обожают, в отличие от "белых" индивидуалистов. Однако, революцию затеяли именно 'белые', а 'красные' уже потом 'ушатали' ниспровергателей горячо нелюбимого короля.
   - Первый кузнец учит ремёслам, трудиться на своей земле, не давать спуску вторгшимся врагам и выручать союзников. В земных делах, за соблюдением древней Правды, следит ваш ётунриг Урсин, правит его вождь, гномий ярл Индрик. Индивидуальные налоги отменяются всем гражданам и насовсем. Свой вклад вы вносите трудами или кровью на поле брани по указанию ярла, ётунрига или героев.
   "То есть, барщина и солдатчина вместо оброка, и никакого крупного частного бизнеса?", - мог бы уточнить особо ушлый абориген, но таких не нашлось.
   С косматыми казалось просто. Они так намаялись без правильного покровителя, что изъявили желание примкнуть. Нескольким, что бочком - бочком удалилась, никто мешать не стал.
   Для приёма в племя йети подходили по одному к трону, на который усадили Урсина и приносили присягу. Рядом стояли гномы, я и Войд, с его экспертной "Дипломатией", обеспечивая бесплатность найма.
   - Странно вышло, все йети оказались приписаны к тебе, а у меня в подданных только четыре твоих же громобоя, - заметил после процедуры Урсин.
   - Проще управлять королевством, когда подданных нет совсем, - пошутил я.
   Риго интригу оценил и поддержал. Управлять напрямую йети мне трудно, языка не знаем. В итоге, он и останется лидером своей увеличившейся банды, подчинённой мне напрямую, а не через вассалитет.
  
   Гоблинов и орков, приглашать и принуждать не стали. Ненадёжны, слабы и мораль уронят. Вот с детишками иное дело, зелёноухих, велел спасать, отдавая на попечение пионеркам. Хоть город невелик, мы контролировали буквально два здания и стену, время наводить порядок отсутствовало.
   - Легко как-то вышло! Гоблины эти не вояки, - прокомментировал я сегодняшние бои с вислоухими.
  - Ты просто не видел "Борзых гадов кривого месяца". Это название, как и клан, перекочевали из 'Вархаммера'. А я разок лицезрел чудо. Сотня мелких гоблинов, разодетых как звездочёты на детский утренник, колпак и халат, с парой длинных ножей каждый, атаковали латную терцию и выпотрошили её. Когда на помощь поредевшим копейщикам пришли мечники, туго пришлось и им. Сражение уже завершалось, прочие орки и гоблины разбежались, а эти добивали окруживших. Тогда владыка вывел две сотни арбалетчиков на прямой выстрел и подтянул огненного мага, приказав стрелять в кучу мало не щадя своих и чужих. После пятого залпа и третьего файербласта, "борзые гады" закончились, а пятеро удрали. Столь нелепо выглядящих и столь круто сражающихся я ещё не видел, - вспомнил какую-то из давних битв Штурм.
   - Вот бы такое подразделение воспитать из тех детишек гоблинских, что отправились на попечение пионеркам. - мечтательно заявил я.
   - Нет, ярл, это неверно! Кто сражается, проливая свою кровь и чужую тот, и правит. Гномам зелёнозадые в боярах не нужны, - зло осадил меня Штурм.
   Ближники смотрели настороженно. Я задумался, после чего кивнул: - Полностью с тобой согласен, путь гранаты снаряжают.
   Имелось у нас такое крайне вредное для здоровья и жизни производство.
  
   - Цифра помоги сделать мину! - обратился к магине, поигрывая бубном двуединого, что доставил Секирыч.
   Я хотел половчее закрепить на одном из бубнов кинжал и свиток, так чтобы при ударах в дуальный бубен, вибрации перерубили печать и активировали "армагеддон". Для конструкции запасся верёвкой и деревяшкой. Но по перекладывав предметы, решил позвать мага конструктора.
   Признаюсь, посещала мысль о пионере добровольце. Гоблин на роль террориста годился бы лучше, но ненадёжен. Потом, проникся, что смертников использовать аморально и заказал двуединый бубен из твердыни. Он таков, что когда колотишь в один, гремит другой. Интересный трофей достался от давно почившего шамана орков.
   - К чему все эти сложности? Механическую мину какую-то собрать удумали или камикадзе назначить? Понятно, вы не маги и думаете как не_маги. Могу создать голема, который будет сидеть в засаде и активирует свиток по моему приказу или по заданным условиям, - высказалась на мои измышления Цифра, махнув ручкой у виска и добавила, поймав недоумённый взгляд: - Вот почему вы представляете големов как неких человекоподобных существ? Голем может выглядеть как угодно, вернее, как нужно для решения конкретной задачи. Этого предлагаю сделать в форме валуна, внутри будет активатор и свиток. Маны отъест как обычный охранный голем, но мы же его долго держать не будем.
   Цифра напомнила, что тех охранных големов, которых выставляла у деревенек и месторождений, запитывала от обелисков оных сооружений, своими ресурсами могла поддержать не более двух-трёх, лишившись восполнения маны. У обелисков тоже имелись ограничения, охранные армии не создать, лишь по паре часовых, дабы обозначить присутствие.
   Вскоре, загнав не пожелавших разбежаться беженцев в город, метрах в ста от ворот поселения уложили у тропы неприметный, испещрённый трещинами валун с сюрпризом.
  
  
  Глава 4 'Собирала мать в саду, красную смородину' (почти Шнур)
  
   - Маньяк ломился в дом, где ждали его трое, с лопатою, киркой и топором, - продекламировал Тишин глядя на показавшуюся колонну берсерков.
   Каков лучший способ вести переговоры с жёстким, твердолобым переговорщиком? Не знаю, не умею. Махнул артиллеристам, рявкнули "единороги", посылая навстречу гостям бронзовые подарки.
  
   Ядра прыгали мячиками, рикошетя от каменистой дороги, и пролетели мимо марширующей к нам колонны. Накрывший врагов следом ливень из стрел, видимых результатов не принёс. Никто даже не пошатнулся.
   Второй залп также.
   - У них же руны боевой удачи татуированы! - попытавшись почесать затылок упрятанный за бронёй, вдруг заявил Штурм.
   Что-то такое я тоже вспомнил про 'голых фанатиков'. Предания гласят, что некие дикие кельты густо покрывали тела татуировками и шли в бой нагишом. Считалось, что попасть по такому бойцу практически невозможно. Видимо, нечто подобное имело место теперь.
   Недаром, в старой армии егерей учили стрелять не по врагам, а в пуговицы на мундирах. Но оказалось, что штанишки берсерков в узкую полоску, тоже не годятся для наводки. Высокие моральные устои игровой администрации, или долгая носка, даровали ткани сходные свойства уклонения. Оно и к лучшему, иначе, моралисты удивились бы толпе голых татуированных гномов с топорами.
   - Ядрами заряжай! - раздалась команда.
   Спрыгнул к перезарядившимся пушкам, и навёл сам, целясь по памяти в дальний камень у дороги, приговаривая каждый раз: 'Ядро прямо лети, неважно кто на пути'.
   Пороховой дым скрыл результат, но через карту интерфейса от боковых наблюдателей усмотрел - попадание случилось. Вражеский вождь и знаменосец сделали шаг в сторону, а плотная колонна берсерков отхватила шестифунтовый подарок, окутавшись кровавой пеленой.
   'Войны в кружевах' реала показали, как удачное попадание ядром в плотный строй, проделывало просеку, укладывая значительную часть отряда. Но сейчас игровые условности работали против нас. Поймав шестифунтовый бронзовый мячик голой грудью, гном сорокового уровня, имея сообразные таланты, со 'Здоровьем' в районе 600 единиц, умирал, но тормозил ядро настолько, что следующему перепадало много меньше. Потому двумя прямыми попаданиями по плотной колонне мы выбили меньше десятка берсерков, большинство только покалечив.
   - Картечью перезаряжай, - крикнул пионерам.
   Берсерки близко. Те три сотни метров, с которых мы начали обстрел, преодолены на две трети, без перехода на бег. Ведь талант 'Ходок' на экспертном уровне удваивал скорость шагом. К слову, бег утраивал скорость, но проедал запас сил, а потому ходоки, не любили потеть напрасно.
   - Цифра твой выход! - мысленно пожелав удачи девушке и нам, отправил вперёд нашего терминатора.
   - Принято! - прошептала в селектор магиня, активировав агмагеддоний фугас.
   Отрегулировать задержку взрыва нашей сапёрше так и не удалось. Близость залегания 'объёмного фугаса' зацепила бы нас. Дальше же класть камень не стоило, там нам трудно добить подранков. К тому же, мы не могли угадать скоростью атакующих берсерков. Потому 'большой бабах', решили детонировать шаровыми молниями.
   Мигом позже, втопив гашетку молниемёта, Цифра слетела со стены навстречу врагам. Управлять полётом трофейного ранца получалось скверно, но двигаться вперёд девушка умела.
   - Всем в укрытия, глаза закрыть, - проорал я.
   Аура "Боевого единства" не охватывала всю стену, потому приходилось надрывать глотку и дублировать приказ через героев. Впрочем, действо было оговорено заранее.
   Через пару секунд ярчайшая вспышка ослепила даже тех, кто недостаточно хорошо зажмурился. Следом прикатился грохот и ударная волна, что не отбрасывала, а тянула к эпицентру взрыва. Таковы особенности аэрозольного заряда, аналогом коего выступал "свиток армагеддона".
   За пушки я держался крепко, а потому устоял, принявшись осматриваться.
   Кого-то из гномов, сбросило со стены. Цифра так, вообще, улетела куда-то в гущу врагов, продолжая поливать пространство вокруг мелкими шаровыми молниями.
   Берсерки представляли собой жуткое и одновременно жалкое зрелище. "Армагеддон", не убил высокоуровневых гномов, но волосы, штаны и кожа сгорели начисто. Почти все они ослепли и заработали сильнейшую "астму", кашляя кровью.
   Цифра с её включённым молниемётом, послужила этаким камнем, брошенным среди "взошедших зубов дракона". Не понимая, откуда сыплются удары, враждебные гномы, отмахивались топорами, часто попадали по своим и били опять. Сдаваться в плен никто не помышлял, слепые берсерки вошли в боевой раж.
   - Лучники стрельба по готовности! - крикнул своим шарпшутерам и, приговаривая про себя "Картечь картины не испортит" ткнул запалом в "единорог".
   Рунные татуировки, 'Боевой удачи' и 'Скорости' сгорели вместе с кожей берсерков. Залп в упор, выкосил беснующихся врагов, аки жнец тучные нивы. Стрелы искали одиночек.
   - В атаку! - заорал я и устремился вперёд, размахивая громобоем.
   Надо спасать Цифру, которую изрядно зацепил взрыв, топоры врагов и картечь. Легендарный доспех держал удары, девушка оставалась жива, но изрядно помятые, посечённые латы, чем дальше, тем хуже, берегли от ярости врагов.
   Успели вовремя. Цифру нащупал какой-то горелый отморозок и, придерживая рукой, методично долбил топориком. Вражеские франциски оказались хороши, легендарные латы крошились. Если бы ослепший берсерк бил точней, мы бы потеряли сапёршу. Так же, остались без летающего ранца, у молниемёта два из трёх стволов надломились. Приписанный артефакт можно отправить в 'слот' на сутки для автопочинки, но других молниемётов у нас нет, потому пусть пока работает втрое хуже.
  
   С ослеплёнными, тяжело раненными врагами справились легко. Увы, берсерки не сдаются, а если дать им время, то восстановятся и тогда потери начнутся у нас.
  
   Оглядел поле бойни. Жаль гномов, даже вражеских. Но с их упрямым и коварным предводителем я не умел сотрудничать.
   - Штурм, как считаешь, дуэль с их лидером я потянул бы? - обратился к замершему рядом ветерану.
   - Учил я тебя хорошо, но в броне ты медленнее, а без брони не быстрее и физически слабее тех, кто брал только боевые таланты. В крайнем случае, тебя просто обманут. Короче, так надёжнее, - ответил тан, кивнув на горелое поле, и перевернул жуткого вида труп носком окованного сапога.
   Был ли у меня иной план кроме рояльного свитка армагеддона? Разумеется, но чреватый жертвами и разрушениями. Не сработай магический фугас, Цифра продолжила бы беспокоящий обстрел врагов сверху, куда их франциски не долетают. Мы бы, засадив пару зарядов картечи и добавив со стен метательным, бросили бы пушки, отступая по центральному проспекту. Нам надо держать дистанцию, чтобы безнаказанно использовать луки. Прелесть молниемёта Цифры, в том, что она может своевременно расстреливать и подрывать брошенные на пути врага возки с боеприпасом. Наверняка, берсерки впавшие в раж, гнались бы следом, полагая, что мы займём дома. Куда я лезть не хотел, слишком много агрессивно настроенных зелёноухих, которые выйти на улицу боятся, но защищать свои 'апартаменты' станут отчаянно.
   Наверняка враг попытался бы занять пару кварталов у врат, чтобы обезопасить тылы. Но 'чистобородые', видя тварей Моргота, забывают о прочих неприятелях. Мне бы бесплатно зачистили город от зеленокожих недоразумений.
   А я, дав бой у дворца, определился бы и, найдя, что врагов ещё многовато, оставил бы несколько аборигенов изображать присутствие, уведя штурмовой отряд на узкую улочку, что огибала город по периметру. Вероятно, захватил бы стену и ворота обратно, вернув пушки. И так далее. Конечно, многие из моих тихоходных пали бы, но не резвые ветераны. Берсерки интеллектом не блещут, разум в бою теряют, прут напролом. Даже если их вождь хитёр, управлять безумцами сложно. Притом, бой в городе отдельная тема, мне близкая, потому победная. В самом худом случае, Секирыч взорвал бы тёмный алтарь.
  
   К счастью, мина снаряжённая Цифрой сработала. Пусть запал оказался бестолковым, и воспламенять смесь пришлось из молниемёта. Но как итог, мы уделали сотню отменных рубак, потеряв лишь одного, по невезучести.
   Хоть я искренне удивляюсь такой "стратежности" игрока - оппонента, изобразившего поход зулусов. Видать, привык сражаться с ботами. Да и сам я припоминаю, как в некой стратегии, делал крупные армии нелюдей горсткой татуированных отморозков. В ближнем замесе, они пугающе хороши. Но позже нашёл тактики лучше. Ударная конница и профессиональные лучники, вот что, на мой взгляд, осуществило переход от так называемой античности к средневековью. Разумеется, чтобы массово появились те самые лошадки, и сообразное снаряжение, требовался скачок, о котором любят рассуждать экономисты.
  
   - Тишин, возьми пару стрельцов резвей, гнома и человека, чтобы днём, ночью видеть и юного йети проводника. Отправляйтесь разведать земли берсерков, - распорядился я.
   Идею отправить обычных ветеранов отверг, ибо герой давал связь.
   - Все трупы собрать, отнести к алтарю, может Секирыч воскресит, потому присоединим, - пришла интересная мысль по пополнению армии славными берсерками, да и из моих, один ухитрился сломать шею, упав с пятиметровой стены.
   Гномы с печальным и деловым видом наметились стаскивать безумных и мёртвых сородичей на возки запряжённые медведями.
  
   Вдруг, я почуян беду. В рюкзаке за спиной грохотал 'бубен двуединого'. Второй оставил Секирычу для связи, в него можно колотить ногой, не отвлекаясь от алтаря. Смотритель Бронеграда, утратил селекторную связь, перебравшись в Йотуновку.
   Раскрыл интерактивную карту, значки моих пионерок во дворце исчезали.
   - Помогите! Гоблины напали! - орал Секирыч, надеясь, что я загляну в интерфейс.
   - Войд стерегите ворота, разверните единорог. Остальные за мной! Гроби восстали! - глянул я внимательнее и оторопел.
   "Гроби" это одно из сленговых названий низших порождений Моргота. Также как "дави", прозвище гномов.
   Пока мы сражались с армией упрямого игрока, зелёнокожие в городе, решили, что к ним явилась подмога.
   Атаковать ворота и стены враги не решились. Возможно, дело в укреплениях Йотуновки, те хоть не высоки, но сделаны на манер имперских. В реале в обоих Новгородах и прочих русских городах, за исключение, пожалуй, Московского кремля, можно видеть, что стены имеют зубцы с бойницами не только с наружной, но и с внутренней стороны, а также крышу от непогоды и стрел. Это удобно, на случай бунта или прорыва врагов, когда многочисленные надёжные стрельцы, предоставленные себе, продолжат сражаться с прежней эффективностью. А вот если феодал сомневается в своих подданных, то строит замок, где тыл на стенах открыт, дабы из данжеона подбадривать сомневающихся кнехтов стрелой в зад.
   Впрочем, гоблинам интереснее разграбление дворца и храма. Даже орки, изъявившие покорность и вызвавшиеся в караул, перешли на сторону мятежников.
   Пионерки и самки йети, что нянчили малышню в тронной зале, оказали достойное сопротивление. Но силы неравны, защитницы пали. А зеленокожие победители, особо творчески, занялись любимым делом, насилием, резнёй и грабежом.
   Вот храм с алтарём, оказался бунтовщикам не по зубам. Секирыч успел зарядиться магией и провёл обряд воскрешения. Кроме хлипкого караула из пары юных йети, путь местным люмпенам перегородил воскресший Тран, пионер из артиллерии и шестёрка боевитых минотавров. Пополнение быстро прониклось моментом. Даже рогатые, вняли Секирычу, поняв, кого надо пинать.
   С оружием у обеих сторон оказалось скверно, но даже полудохлые после воскрешения минотавры, против орды вислоухих недомерков, да в узких дверях, сработали уверенно. Получить от разъярённого телёнка копытом в лоб, для гоблина летально.
   Оставив горелое поле за спиной, мы спешили на выручку. Окружив дворцовую площадь, взялись работать заметавшихся зелёнокожих.
   Тем временем, Войд с артиллеристами и приданными шарпшутерами блокировал ворота, отбивая попытки удрать из города.
   - Убить всех, - ткнул я секирой в окружённых, озверев от вероломства, сотворённого с пионерками и малышами.
   Покончив со многими, взялись развеивать тела.
   - Постой, вот тот гоблин, до последнего уговаривал не бунтовать, его убили свои же, - задержал развеивание одного из тел израненный юный йети.
   - Хорошо, этого волоките в очередь на воскрешение, - распорядился я.
   Следующей партией предполагалось поднять горелых берсерков, чтобы сразу перетянуть на нашу сторону и опросить. Точнейшие сведения о владениях отмороженного гнома это почти победа, над ним. Понятно, что суровые берсерки могли бы отпираться. Игра изобиловала странностями против формальностей, на которые у меня имелся Войд, с превосходной 'Дипломатией' и профильной медалькой. В обход формализма, красноязычие героя случилось такое, что хоть в имперские пресс секретари назначай. Мог вывернуться из любой вербальной ловушки и сам в неё поймать. Вроде того как в реале встречал умельцев, которым я заплатил за обучение, а меня же под видом оного принудили поработать бесплатно и назначили морально обязанным. Вот что значит попасть к талантливому 'пипелменеджеру'. С тех пор гламурно языкастых красавцев с испанской бородкой и длиной косичкой, стерегусь, предпочитая видеть в друзьях или не видеть вовсе.
  
   Глядя на сильно растерзанное тело гоблина, что вступился за пионерок, я задумался. Вот когда-то в реале, в развитые страны, Россию, Европу, Америку, неважно, приезжали учиться военному ремеслу, например, негры из вечно отсталой Африки. Потом возвращались домой, но что их ждало на Родине? Сравнивая африканские реалии с благоденствующим обществом, проникшийся знаниями выпускник высшей школы, либо спивался - убивался, либо сбегал, но чаще устраивал военный переворот, с благовидной целью улучшить жизнь своим собратьям. Умный и учёный абориген со связями переворот обычно выигрывал. Так получалось государство лояльное учителям нового вождя.
   Но важно, что само по себе образование не делает ученика союзником. Таковым делает близость моральных устоев, когда таковые имеются. Жуткая бредятина, излагаемая Уважаемым из телевизора, мол, 'повышение образованности, это борьба с терроризмом'. Без духовной близости, легко натренировать врагам умелых химиков, физиков, хакеров и офицеров.
   Вспомнил и то, как когда-то очень давно, будучи студентом престижного вуза, жил в общаге, по соседству с разными иностранцами. Были там и те самые негры, что забегали в комнату, размахивая консервной банкой, тесаком и фразой: 'Ниид отвёр!'. Это они хотели тушёнку поесть, но открыть банку ножиком не умели, приходилось демонстрировать лично. К слову, я учился не как будущий военный специалист, а 'исключительно' как технический.
   Но особенно запомнился синеглазый афганец, настоящий "красный мулла", что читал нам цикл лекций на уроках культурологии. Суть "красных мулл" в проповедях того самого учения с точки зрения родственности коммунизму, интересам СССР. Они практически не отходили от канона, чтобы убедиться в том достаточно изучить никак не мануал, а именно, житие Пророка. Там много про равенство, братство меж своими, запрет роскоши и ростовщичества, экспроприацию экспроприаторов, мировой пожар буржуям и особенно, про практические приёмы успешной повстанческой войны, начиная малым отрядом полевых командиров и заканчивая религиозной армией, с тотальным истреблением инакомыслящих. К слову, если разбирать шире, для победы использовались абсолютно любые средства и найдётся многое, от чего оторопеет как мирный моралист, так и ярый коммунист, но противоречия мудро обходились. Повернуть те знания можно в любую сторону, что делается и ныне. Ох уж, охотились тогда за "красными муллами" талибы, а ныне даже, вроде, дружны. "Не причиняй лишнего зла врагу, ибо он может сделаться другом". Воспитывался я как интернационалист, а из общаги универа вынес, что союзные военизированные религиозные фанатики требуют особой корректности, частенько обходясь Стране дороже врагов.
  
   Вернулся из грёз в текущие обстоятельства. Настойчиво приказал, - Детей зелёноухих тащить во дворец! - явилась мысль, попробовать сделать из них шпионов и эмиссаров влияния. Для "Большой Игры" в местах, куда светлым путь заказан, так сказать. Впрочем, результаты будут не скоро, успею определиться.
  
   - Ярл, у тебя же откатил портал. Есть огроменный повод! Прыгай армией ко мне и переговорщика Войда не забудь! - отвлёк меня от личного участия в справедливом возмездии Франк.
   Причина, в виде отряда высоких эльфов - лучников, казалась веской. Оное формирование, щеголявшее в чёрно-алых накидках нейталов, возглавлял странный маг, жаждущий переговорить.
  
   Для порядка изложения, следует вернуться к событиям на верхнем плане к юго-западу от Бронеграда.
   После речного сражения обе либурны Франка и Чапая, отступали, следуя вниз по течению. Однако, как только достигли границ наших владений, что оставались по правому борту, путь преградил корабль, под флагом "Визарда".
   Однако, сосед с юго-запада, снабдил свой изрядно "заниженный" речной монитор волшебным двигателем, бронёй, тараном, и магическим орудием в небольшой башенке по центру голой палубы.
   Сделав предупредительный выстрел поперёк хода либурн, вражеский броненосец замер.
   Между нами имелся договор о ненападении, но касался только собственных территорий. Пускать меня дальше оппонент не желал.
   Случилось это, когда мы бродили горными тропами, спускаясь к будущей Йотуновке. Франк обсудил расклады по селектору. Однозначно истолковав намерения "Визарда", я приказал выгружаться на наш берег и бросать отслужившие своё либурны. Оба обелиски поддержки моего флота уже уничтожены, прочность корпусов просела.
   Впрочем, даже в первозданном виде, античному кораблику трудно спорить с первым броненосцем. Разве что проверить, пробивает ли бронзовый таран железный бок неуклюжего пароходика и брать абордажем запертых в стальной скорлупе пушкарей.
   Это без учёта пары самоходных гаубиц, что "визардские" гремлины выкатили на свой берег.
   От "визарда" прилетело письмо, опуская формальности, суть такова:
   "Я не мог пустить вас по реке, в силу договора и сторонних наблюдателей, присутствующих на моём корабле. Я не могу пересекать границы высокого эльфа, то арапчёнок отдыхает, нефтедоллары рулят. Но активно мешать вам причин не имею. Полагаю, вы оцените этот жест в своём клане, предлагаю расширить договор о ненападении на всех владык вашего союза"
   Отдельно про формальности. В письмах к незнакомым владыкам важна вежливость с вменяемостью. Правила Игры, вынуждают воевать соседа, а выбор по кому жахнуть, а с кем до поры 'дружить' проистекает из личных предпочтений.
  
   Забрав всё полезное, отряд Франка углубился в лес, где добрался до тайного лагеря Эдгарда. "Дикие гуси", так прозвал свою банду бретонский рыцарь, по нашей договорённости, не являлись формально моими подданными, чтобы не ронять "моральный дух" нации, оставаясь на гонораре.
   Держать в замке или водить с собой наёмников обоюдно не хотелось. Ещё перед войной Эдгард облюбовал местечко на верхнем плане, недалеко от реки к юго-западу от твердыни. На самом краю моих владений.
   Ясно, что бретонец искал наиболее безопасное место, стараясь оказаться в стороне от манёвров вражеских войск, что двинут к Бронеграду, минуя медвежьи углы.
   Направляясь во владения высоких эльфов, которые не подавали признаков присутствия игрока, Франк прихватил с собой банду Эдгарда, в которой даже девушки, отменно обращались с длинными луками.
   Кстати, егерь Брусника с парой шарпшутеров, также шарил по тем бесхозным землям, перейдя границу много севернее.
  
   Пока мы занимались Йотуновкой, пополнившийся отряд Франка пересёк границу и двигался к замку высокого эльфа, засвеченному всадницей на грифоне. За шесть с лишним часов, разведчица открыла значительную часть территории, достигнув величественного залива моря-океана, на берегу которого и стоял маленький замок напоминающий "Ласточкино гнездо". Вдали, на рейде нейтральных вод, вход в бухту прикрывал огромный корабль с эмблемой 'магната' поперёк пронзительно синего паруса. Приближаться к нему разведчица, предусмотрительно не стала.
   Скорость в восемь условных единиц взята для молодого грифона как средняя, с учётом частого отдыха. Бывалый летун, способен подниматься на большую высоту и дольше парить. Девушка двигалась не по прямой, а неким замысловатым зигзагом, показывая нам интересности: дороги, месторождения и деревеньки.
   Оценочно провинция эльфа казалась вдвое меньше нашей, той, что на верхнем плане. Половину откусил живописный водный простор, засчитанный вне берегов нейтральным. Мы заметили пару эльфийских деревенек и пепелища.
   Замок высоко амбициозных ушастых защищали автоматические молниемёты, расставленные на характерных шпилях-маковках. Разведчица, не приближаясь на опасную дистанцию, облетела укрепления, взявшись рыскать по округе.
   Владения игроков размещаются по сотовому принципу, от замка до замка, в среднем сорок условных "километров". Казалось бы, пионеры гребцы не особо резвы на суше, но банда Эдгарда тормозила сильнее, изрядно отстав. Однако, провинция мала, не встретив преград и найдя широкую тропу, отряд Франка часа через четыре бодрого марша, увидел маковки эльфийского замка.
   Тут-то дорогу гномам заступили эльфийские лучники. А на встречу вышел странным маг, представившийся как Сомик.
  
   - Приветствую! Узнаю ваши флаги и цвета, предлагаю свои услуги вашему союзу! - начал ряженный в чёрно-алый наряд изначальных нейтралов, предводитель эльфов.
   Оказалось удачным, что каждый мой отряд, в том числе оба экипажа кораблей, носили вымпелы - маленькие копии главного знамени. Могу только предполагать, где моя символика успела отметиться, уточнять у незнакомца считал неверным, но она уже второй раз она упростила переговоры.
   Выяснилось, что с владельцем замка местные нейтралы, блюстители сундуков, деревень и месторождений не подружились. В первый же день владыка, устроив сафари на своём покупном драконе, спалил ближайшую эльфийскую деревню, а потом не показывался дней пять.
   За это время, все адекватные местные боссы, среди которых оказалось три эльфа и собственно маг-Сомик сговорились меж собой. Эльфы очень трогательно относятся к своим детям, и найдя два маленьких обгорелых тельца в сожжённой драконом деревеньке, обиделись. Штурмовать замок они не могли, подходы надёжно прикрывали магические автотурели, но объединили силы, устроив военный лагерь у горного серпантина, ведущего к "ласточкиному гнезду".
   На пятый день дракон появился вновь, но нарвавшись на плотный обстрел воевать не стал. За эти дни эльфы взяли уровни, а враг, похоже, не 'качался'. Вскоре в лагерь из замка явилась троица соблазнительных эльфиек, зазывая лидеров повстанцев на банкет-переговоры. "Всё-таки, это наш король - эльф. Он мудр! Милые леди говорят правду, то была ужасная трагедия, те эльфы первыми начали стрелять и покарали их верно!" - убедили себя вожди лучников, отправляясь в открытые ворота замка.
   А Сомик не был на собрании, сославшись, что кто-то должен присмотреть за отрядом, который тоже не звали, и вообще, владыка приглашал только эльфов-командиров.
   В замке, на оставивших мечи и луки предводителей и их спутниц вероломно напал дракон.
   Однако, местный владыка просчитался, с той поры повстанцами верховодил единый командир, умный маг с хорошей памятью и на провокации не вёлся. Сам же замковладелец появлялся редко, пропадая по несколько дней.
   Собственно, сам Сомик, принадлежал к полукровкам. Наполовину человек, а на другую морфинг водяной. Изначально ему досталась под охрану деревенька морфингов с шестёркой подданных. Увы, оные создания в значительной мере происходят от элементалей воды и сами плодиться не умеют. Разве что герой или владыка провинции может выкупать по тройке в сообразном обелиске.
   Главная особенность морфингов, в умении менять форму практически на любую иную, того же объёма и массы. Впрочем, перепутать водяного с иным существом трудно, потому как полупрозрачный, влажный, вне вод медлительный и аура иная. С прочими расами морфинги нейтрально ровны. За исключением, пожалуй, всевозможных огнепоклонников, к которым устойчивая неприязнь.
   Эльфы понимали, что перед ними маг-человек-морфинг, но Сомик проявил уважение к традициям длинноухих и сошёл за хорошего союзника. Немаловажно, что безобидного. Командиры эльфов спорили меж собой за первенство, но каждый считал, что на суше легко справится с водяным и единогласно назначали того старшим на время отсутствия.
   Полукровкой расчётливый маг стал неспроста и не простым. Особое свойство позволяло перекидываться из многообразного водяного в личину натурального человека. Но главное другое. Слоты под таланты в образе морфинга не пересекались людскими. Походу, Сомик имел два комплекта, между которыми мог бы переключаться. Но сделал мудрёней. Магическая книга на обе ипостаси одна. Потому в слоты человека хитрец взял нечто социальное, 'Мастерство магии' и несколько магических школ. Каждая изначально наделяла одним заклятием нижнего круга, которые Сомик умело комбинировал.
   Чтобы обладать изначально многим, требовалось платить выбором заведомо негативных свойств. 'Неудачника' Сомик брать не стал, но слил в личину человека трагикомичный цветник, сделав практически слепо-глохо-немым паралитиком. В Игре это не так жутко как в реале, излечимо в принципе, займись опытный целитель с заклятиями высшего круга.
   У Сомика оставалась сущность водяного, в которой он предпочитал принимать форму человека. О свойствах морфингов я узнал много позже, главное, на суше они слабы. Сомика выручала магия, таланты и эльфы 'ставшие друзьями'.
   Начального заклятия из школы 'Земли' оказалось достаточно, чтобы отстроить неплохую фортецию, перекрывающую выход из "ласточкиного гнезда", в которой десяток эльфов отбили бы штурм неприветливого владыки замка. Тот показывался редко, не тренировался, не готовил дракона, а эльфы и маг, брали каждый день по два уровня. Детишки эльфийские подросли, новых народилось мало. Три дюжины эльфов лучников и шестёрка морфингов при перспективном маге, представляли заметную силу, которую я был заинтересован нанять, а посему поспешил на переговоры.
   Прочие условно разумные обитатели провинции не пережили сафари первого дня или позже не подружились с эльфами, оказавшись 'стёрты умелым ластиком'.
  
   - Время не ждёт, уходим порталом! - распорядился я, отбирая кого оставить.
   Самых борзых зеленокожих мятежников повывели, но из степи скоро могли заявиться обиженные орки, не увидевшие дани.
   Урсин, его герои - громобои, все йети под командой Трана и Риго, вставшее под наше знамя воскрешённые минотавры, принявшие старшинство Секирыча. Таков гарнизон Йотуновки. Который по мере воскрешений, будет пополняться. Медальку "Дипломата" оставили Урсину, но очередь переиграли, передвинув проблемных в агитации берсерков к финалу воскрешений.
  
   "Отдыхающий" с нашей подачи сутки владыка полуголых отмороженных гномов, оказывается, сохранил мой замковый почтовый ящик, изволив написать: "Предлагаю мир".
   Обсудил это с героями. Разводить ли деятеля на вассалитет. Нужен ли мне, такой союзник. Может проще, пока он "спит", приобщить ту провинцию к моим землям, если время найдётся?
   - А не спеши с ответом. Вот почему, видя твоё китежградское знамя, он атаковал? - заметил Войд.
  
   Немного поредевший ударный отряд готовился к перемещению. Хотел было оставить в крепости один "единорог", но решил не ослаблять артиллерию ударного отряда.
   Вскоре, недалеко от фортеции Сомика открылись пространственные врата, и вынырнули мы. Я, Цифра, Войд, Штурм, два спешенных тана, два артиллерийских расчёта и больше тридцати бывалых шарпшутеров.
   - Выслушайте предложение. Тут есть морская-верфь. Там можно нанять неф, это такой здоровенный корабль, почти плавающий замок. А если постараться, то без почти. Я предлагаю переиграть на хороший "подводный крейсер". Чертежами располагаю, недаром качал 'Библиотекаря'. Экипаж из морфингов наймём в обелиске, там после "чумки коксаки" половина осталась с прошлых недель. Я стану твоим вассальным героем с замком-подлодкой и поплыву за богатствами океана, отдавая половину, - изложил своё видение Сомик, после обоюдных приветствий.
  
   Я задумался. Хорошо, что изначальное представление Сомика не оказалось хитроумной засадой. Впрочем, полсотни моих гребцов лёгкая добыча для лучших сухопутных стрелков эльфов. И раз гномы живы, то один этап проверки пройдён. Но история, поведанная со слов кого-то, хоть даже в чёрно-алом, легко может отличаться от видимого мной положения дел.
   Любителям роялей, не в смысле алой расцветки и королей, а про инструменты в кустах, можно прикинуть - подарок ли это? В сухом остатке сразу получаю много эльфов рейнджеров, но первооткрыватели нейтральных земель собирают сравнимо. Что до Сомика и его подлодки? Сначала надо одолеть местного владыку-донатора, за которым маячат сильные союзники. Затем произвести мага в герои. Потом собрать и вложить средства, сообразные строительству замковой цитадели, лишившись портового обелиска-верфи, ибо так строится корабль-замок. Укомплектованный маг скроется в пучинах. А будет ли письма писать?
   Обретение возможностей, требует затрат и рисков.
   - Четыре нераспечатанных сундука местоблюстителей, золотой песок из шахты банши и руда припрятанные рядом, надеюсь, помогут делу, - приободрил меня Сомик.
   Договор мы, разумеется, заключили. Все бы "невесты" с таким приданным, продуманно собранным заранее. А если разводка, то топоры гномы умеют выхватывать быстро и смотрят в оба.
  
   Слов написано много, но мысль быстрее слов. Эльфы согласились признать предводительство Аулэ и нас, его паладинов. Припомним, что Йованна жена 'Первого кузница', богиня эльфов. Лесные её больше превозносят, но высокие тоже согласны. Скоро в храме появится ещё одна красивейшая фигура, в обнимку со статуей сурового Аулэ.
   Известным приёмом и 'Дипломатией' Войда, а потому совершенно бесплатно, все эльфы и маг перешли в наши ряды. Моральный дух нации не упал. Артиллеристы перезарядили единороги с картечи на ядра и взялись сшибать молниемётные маковки замка высокого эльфа, дистанция позволяла. Нас оттуда не достать.
   Разведчица на грифоне, заметив нас, спустилась, но была немедленно отправлена присматривать за кораблём 'магнатов'. Цифра держала молниемёт наготове, случись увидеть парашютик в небе, нейтрализует 'арагендец'. Как ни странно нас ещё не трогали, замок как вымер.
   - Пли - махнул рукой.
   'Единороги' рявкнули. Весёлые мячики, минуя маковки, с хорошим перелётом, умчались в сторону моря. Мы только начали.
  
  
  
   Глава 5. Шишки это же святое, а не просто интерес.
   Вдруг, упала шишка прямо мишке в лоб,
  Мишка рассердился и нагою топ.
  
   Накрапывал мелкий дождик, плавно переходящий в осеннюю хмарь. Пропитанные смолой картузы с порохом прикрыли тентом. Воздух наполнялся влагой. Единорогам, при правильном подходе, капризы погоды нипочём. Артиллеристы размеренно долбили замок высоких эльфов.
   - В такую погоду армагендец слабее раза в четыре, если сработает, а мой молниемёт, вовсе, не в деле, - заявила Цифра, убрав покорёженное устройство в слот для артефактов и добавила, - давайте чеснока набросаю там и там, а то вдруг кавалерия из телепорта.
   Чесноком магиня называла небольшие каменные колышки, что вытягивались из грунта. Вещь полезная против конницы или пехоты в тапках. В реале чесноком обычно называли этакие ёжики из четырёх гвоздей смотрящих в разные стороны. Если раскидывать, то один штырь всегда смотрит вверх. Ими можно быстро 'минировать' территорию.
   Разумеется, в магической "школе земли", имелось заклятие "Каменные шипы", быстро покрывающее оными некую область. Получить его в чистом виде Цифра не могла, потому как талант "Земляного дракона волшебство", давал лишь три избранных заранее 'колдунства', по одному на каждый уровень и "шипы" не заказывали. Но любимую магиней "Трансформацию грунта", можно использовать в меру фантазии и умелости. Получив согласие, Цифра взялась ползать по избранной территории на корточках, вытягивая каждый колышек пальчиками. Медленно, зато "навсегда", простоят пока их не сломают.
   - Молниемёт имел повреждения, пока починится, обратно не покажется сутки. Что нас защитит, когда дождь кончится? - огорчился кто-то по селектору.
   - Да, что-то я не подумала, - развела руками Цифра.
   - Если станет суше, будем держать факелы наготове и горючие стрелы. Так даже проще аэрозольки гасить, - запоздало выдал идею Штурм.
   Гномы знатоки, узнав кусочки терминологии, умничали полагая, главным отличием аэрозольного заряда от термобарического, в том, что первый сначала нужно распылить, чтобы сильно жахнул, а второй распыляется и жахает одновременно. В реале, уважающие себя огнеметатели, постоянно совершенствуются к чему-то ещё более смертоносному.
   - К слову, мой водяной щит, против огневиков хорош, особенно, если я в домике, - приглашающе махнул на свою маленькую фортецию Сомик.
  
   - Ярл, вы бы рассредоточились, - напомнила по селектору Димка.
   Действительно, толпа почти в полторы сотни разумных, представляла лакомую цель.
   Я бы их и раньше разогнал, но переговоры, увлёкся. Давно пора отвыкать от таких ошибок.
   Немедленно разослал всех лишних широким веером по окрестным зарослям и скалам, оставив на виду только пушки под командой Войда.
   Цифра, под охраной зорких эльфов, продолжала утыкивать каменными кольями подходы к нашей артиллерии.
  
   Диспозиция получилась такая:
   Твердыня высоких эльфов располагалась, на скале, что нависла над морским простором. Внешне оное монументальное сооружение, напоминало гибрид "Диснейлэнда" и 'Ласточкиного гнезда'. К ажурным воротам с опускающимся мостиком, вёл узкий серпантин, заканчивающийся пропастью. Эту дорожку прикрывали магические автотурели, расположенные на тонких башенках с маковками. Били замковые молниемёты метров на двести, перезаряжались секунд десять. Вне их досягаемости, застыла фортеция Сомика, представляя собой 'башенку', около, трёх метров диаметром и двух высотой. Материал - магическая 'кемень', вытянутая из скального грунта.
   'Кемень' она же 'цемень', как-бы аналог древнего цемента из реала, которым пирамиды и стены 'волшебные' строили.
   Фортецию и площадки рядом, удобные для посадки дракона покрывали каменные колья. Их мало, чтобы мешаться только крупногабаритному ящеру. Среди этих конусов, справа от фортеции, мы поставили оба единорога и разместили часть возков с боеприпасами. Другую пару 'пороховых магазинов', вместе с медведями, отогнали подальше, укрыв среди сосен и скал.
   Слева от фортеции начинался обрыв, под которым далеко внизу гремел прибой. Куда-то туда и вниз, уходила крутая тропка. Там недалеко гавань и грот с сокровищами, под охраной морфингов.
   Позади нас начинался густой сосновый лес. Вернее, поросшие соснами скалы и холмы, доступные для пеших прогулок. Вот среди этой живописной хвои, широким полукругом, разместились все лишние. К тому же, стрелкам нет резона толпиться плотным строем. Шарпшутер-гном с блочным луком сгодится на дистанции метров в двести, скорострельный эльф со своим композитом, страшен на сотне. При правильной рассадке лучники друг друга прикроют. Ясно, что хороший блочник, почти на километр стрелу кинет, но про точность придётся забыть.
  
   Сомик провёл меня и Штурма в свою тесную фортецию. Первый этаж занимал округлый 'бассейн', утопленный в скале, наполненный золотым песком и водой. Наверх вели выступающие из стены 'кеменные' ступени. Там на маленькой площадке с условным комфортом дежурила четвёрка лучников.
   - Это мы натаскали из шахты с банши. Заберите и перекиньте мне причитающееся, - указал Сомик на золото, привычно заползая в бассейн.
   - Откуда тут вода? Неужто, вёдрами натаскали? - поинтересовался я.
   - Снег тоже вода, при определённых условиях, а сейчас осень, дождливая. Воды в мире больше чем кажется, - раскрыл мне тайны Полишинеля и базис для своих подвигов Сомик.
   - Штурм, собери ценности, а я пока народ по шахтам разошлю, - встав на нижнюю ступень, озадачился интерфейсом, поглядывая за происходящим.
   Судя по карте провинции, которую мы во многом открыли. Здесь по стандарту имелось две копи простых ресурсов: руды и древесины, две редких это драгоценные камни и кристаллы, а также шахта с призраками крикунами. Лесопилку и копи кристаллов дракон разорил, снеся обелиски. Зато уцелели те, куда крылатый ящер пролезть не мог, а его наездник не решался спешиваться.
   Сомик легко прикончил банши, крики умертвий и прочая магия смерти, водяным индифферентны. Ресурс шахты могильных крикунов так и осталась нераскрытым, определённость случалась после прикосновения к обелиску героя с замком. Но нашёлся золотой песок россыпью, который эльфы перетащили в фортецию. Руду длинноухие добывать умели, а не любили, с лесом их дела обстояли значительно веселей.
  
   - Дозволь первыми войти в замок, глянешь, на что способен мой экипаж, - предложил по селектору Франк.
   После артподготовки ожидался штурм. Гномы спорили за эту честь. Первым вошедшим на укрепления врага, полагалась геройская лента, что вплеталась в косу или бороду. Почётно и добавляет значимости на племенной сходке. Об основах 'Китежградской республики', когда-нибудь позже. Важно, что голоса имеют не все подряд и равные, а строго по статусу социальной полезности. На вече ходят только предводители, герои, да именитые мастера войны и мира.
   Гномы-гребцы не так просты. За неделю они взяли четырнадцать уровней и сегодня допустимую пару. Слоты под таланты давно заполнены, остаётся только развить. Кроме, "Гребли" все имело "Крепкое Здоровье", "Неутомимость", "Ходока" и пару каких-либо военных или социальных. Франк налегал в тренировках, чтобы его гномы умели драться топориками и делали "Рывок". Последнему научились не все. Чапай предпочитал щит и моргенштерн, чему учил свой экипаж на "чебурашках". Это такой инструмент бурлацких промыслов, деревяная чушка на верёвке, что обычно используется для перебрасывания канатов, но имеет альтернативное назначение. Заодно кошки на чужой борт и стены закидывать упражнялись. Гребцов готовили как речных штурмовиков. Разумеется, все в броне кернов из лакированной кожи, этого добра имелся излишек.
  - Хорошо, - согласился я: - Отбери себе пятнадцать лучших и пяток худших из гребцов, остальных отдай тану, пойдут за алмазами. И заготовьте штурмовой трап!
  - А зачем нам худших? - удивился Франк.
  - Кто-то же должен ловушки разминировать и первые пули улавливать, - пояснил я.
  - Не честно, если они выживут, то получат ленту в бороду, - огорчился гном.
  - Значит, это их шанс стать лучшими, - резюмировал я: - Не раз же, обыгрывали тактические схемы, и все признали мою лучшей, но ты норовишь провернуть по своему, а сейчас не надо.
   Разумеется, я против потерь без смысла, но на войне приходится кем-то рисковать особо и даже жертвовать. Подходы к укреплениям любят минировать, позиции маскировать, а на вдумчивое снятие ловушек профессиональными сапёрами, под жёстким обстрелом времени может не найтись. Потому у меня давно сложилась тактика, с делением отряда на три части. 'Лучшие' стрелки, прячутся позади, отстреливая замеченных врагов, 'средние' штурмовики- специалисты выходят на дистанцию рывка или разворачивают тяжёлое вооружение, а вот 'худшие' отчаянно атакуют или активно изображают мишени, конечно, используя, все доступные средства, выживания. К примеру, лёгкие мины, лучше разминировать не собственными ногами, а пробрасывая маршрут фугасными гранатами. Тем не менее, из 'худших' потери самые, значительные, зато выжившие награждаются особо. Эта тактика, годна, если необходимо брать укрепления сходу. Когда времени много, то в дело вступают кирки и лопаты, прокладывая траншеи и туннели хоть даже за спины неприятеля, тратится пот, но сберегается кровь.
   - Артиллеристы, дорожку к замку обстреляйте для профилактики мин! Франк, я знаю, что у всех твоих есть кошки, но трап штурмовой длиной метров в пятнадцать, сделайте, - распорядился я.
   - Так уже же, - ответил гном в селектор.
   В лесу весело стучали топоры. Гномы дело знали.
  
   Экипаж Чапая, тоже поделили надвое, часть перешла под временное командование другому молодому тану из популяции прошлой недели. После войны за Йотуновку их осталось двое.
   На каждой либурне имелось по паре шарпшутеров. Они славно проявили себя, прореживая орков гремучими стрелами, не одним же адмиралам стрелять. У Чапая уцелел один мастер блочного лука, второму, ещё на реке, флашшет птицы рух, попал точно в темечко, выйдя из пятки. Обычный шлем класса танов, которыми мы смогли снабдить лучших стрелков, может и выдержал бы прямое попадание. Но наши шлемы имели встроенное "водное дыхание" и защиту от "ментальной магии". Эти полезности, привели к истончению прочности, на ранг или даже два.
   Флашшет или 'авиапика', это метательная железная стрелка, размером с карандаш, что в реале пилоты Первой мировой скидывали на неприятеля. Да и ныне не брезгуют, упаковывая в капсулы ракетоносителей. Бронзовые перья птицы рух работали аналогично.
  
   Каждой ватаге полагались проводники из эльфов.
   Распределил добытчикам шахты. У банши пока обелиск не тронут героем, долбить нечего, но хоть укрытия приготовят и осмотрятся. Также надлежало встретить и припахать отставшую банду Эдгарда. С рыцарем и его йоменами, шли возмужавшие детишки-бретонцы, выросшие под сенью твердыни, а потому воспринимавшиеся игровой механикой как пионеры моего народа, подсвечивая наёмников.
  
  - Золото собрано, около семи тысяч монетами! Ещё руда три меры и брюлики четыре, - выдал Штурм, закончив лазать по глубокому бассейну и грести всё подряд в казну геройским навыком.
   Игровая руда, вся одинаковая, ни медную, ни железную или ещё какую иную, кроме золотоносной, разработчики не различали. Мол "для первых недель так геймдизайнистей, а потом, если надо, патчей накидаем вместе с новыми месторождениями". Ковалось и отливалось ровно то, что умелось и заказывалось.
   - Держи всё золото, будем в твой карман на твою подлодку собирать, - передал Сомику монетки рукопожатием: - Но почему сумма не круглая?
   Маг заметно успокоился, деньги на личном счету известно греют. Но задумался.
   - Спасибо! Я не понимаю, где посеяли, или не собрали. Надо перепроверить, - ответил он задумавшись: - И вот что, мы леса много заготовили, послать бы кого, оприходовать. Тут недалеко, как раз в сторону шахты банши.
   Я кивнул, соглашаясь. Задумался, где достать монет, для войны их всегда мало. За стеной громыхнули пушки.
   - Может метнёмся за сокровищами, пока замок крушат? - нетерпеливо продолжил Сомик.
   Действительно, что тянуть. Сундуки спрятаны в гроте буквально под "ласточкиным гнездом".
   - Только как нырять будете? - вдруг задумался 'повелитель морей'.
   - Это шлем со встроенным водным дыханием, мы гномы водолазы, - заржал Штурм, постучав по забралу.
   Отправил весёлого героя сбегать к шахте банши. Надо активировать обелиск, поскрести золотую пыль, что не донесли и забрать по пути "дрова". Грот, который ближе, поручил Войду, там сундуки Сомика. Разумеется, каждого героя сопровождала пара шарпшутеров в доспехах класса танов, что снабжены "водным дыханием".
   Сомика оставил при себе, для сбора он не нужен. Морфингов, что стерегли в гроте сокровища, система присоединила вместе с Сомиком. Элементали воды, противоречий с Аулэ не имели будучи особо лояльны его супруге.
  
   Я стоял на верхней площадке маленькой башни, наблюдая благолепную картину, разрушения вражеских укреплений.
   Пусть шестифунтовки слабы против настоящих укреплений, но архитектура высоких эльфов, чрезмерно ажурна. Утончённые башенки с автотурелями, ломались легко, хоть попадали в них редко.
   Сомик, рассказывал о планах по освоению океана. Вскоре к нам присоединилась Цифра. Внизу гремели пушки. Не прошло и получаса, как в воротах зиял сквозной пролом, четыре ближайших молниемётных маковки превратились в руины, оставшиеся две, нам не мешали. Они прикрывали "ласточкино гнездо" с моря, вернее, от воздушных целей с той стороны.
  
   Вдруг, над стеной замка, сверкая огненной чешуёй, взмыл дракон с наездником в обильно позолоченных доспехах. Ящер крутнулся, пристально глянул на нас и направился к кораблю магнатов.
   Эльфы всполошились, выкрикивая нечто мелодичное, мало сочетавшееся с оскаленными мордашками.
   - Удирает. А белки те ещё затейники, - констатировала Цифра, переводя некоторые вопли длинноухих.
   Оказалось, эльфы мечтали взять деятеля в плен и пустить живьём на проращивание кустов.
   - Вроде бы светлые, а методы жуткие, - озадачился я, кого набрал: - Клятвопреступление и вероломные убийства, не заслуживают прощения, но можно же прикончить врага без затей.
   - Привыкай, владыка, ты ж такой паноптикум набрал, у каждого народца свои заморочки, - усмехнулся в селектор Штурм.
   - Различия использую к пользе. План мой, победа Бронеграда, - пафосно заржал я в ответ.
  
   Дракон, заметив нашего грифона, решил напоследок отомстить, заложив крутой вираж. Наездница пустилась наутёк, теряя перья, но приготовив гремучую стрелу. Смачный плевок раскалённой плазмой, вылетевшей из глотки огневика, прошёлся впритирку, полыхнул пёстрый хвост грифона. Пусть наш летун тренировался две недели, собирая уровни, но в скорости, однако, заметно уступал ящеру. Девушка резко бросила грифона в крутое пике, едва проскочив под брюхом опасности. Вражеского наездника, охватил азарт. Изящно кувырнувшись и резко развернувшись, дракон опять нагонял. Грифон оказался в ловушке, и вынужден не снижая темпа пуститься под скалы замка высоких эльфов.
   Осознав неизбежность настигающей пасти, разведчица спрыгнула, разворачиваясь и взводя лук. Метила гремучей стрелой в брюхо, промазала, и плюхнулась в волны у скал.
   Челюсти, утыканные острыми как мечи зубами, с хрустом сомкнулись на крупе грифона. Полетели перья. Дракон тряхнул головой, мочаля летуна словно тряпку. Тут в пасти бабахнуло. Это рванула сумка с детонаторами, притороченная к седлу грифона. Теряя зубы из развороченной пасти, огнедышащий ящер замешкался, влепился в скалы и рухнул у подножия 'ласточкиного гнезда'.
   Вода забурлила. В бой с драконом вступили морфинги, чей грот располагался неподалёку. Главная мощь огневика - его магия, неактуальна под водой. Ящер неплохо плавал, но с такими повреждениями, против бывалых "владык океана" случился слаб.
   Вдруг, над водой мелькнула фигурка в сияющем золотом доспехе. Взмах рукой раскрыл "Воздушный портал". Попытка удрать провалилась, воздушная дверь не пропустила подпрыгнувшего эльфа, а подводная борьба утянула тушу дракона, вместе с высокородным в пучину.
   - Мясо дракона, высший сорт, рубится вместе с чешуёй, - прокомментировала в селектор Димка, то, что видели мы.
   "Водяные лезвия" морфингов, особенно хороши накоротке под водой. Один из водяных сообразил тянуть нашу разведчицу подальше от драки, к маленькой лагуне, куда спешил Войд. У одного из его стрелков имелся навык 'Первая помощь'.
  
   - Чтоб понимали, соль ослабляет магию, стабилизируя мир, из этого есть исключения, которые мы наблюдаем, - уточнила Цифра, попробовав затянуть лекцию, что у моря и тем более между кораблями воздушные порталы ставить трудно, если получится не пшик.
   - Сомик, а ты воздушную школу тоже изучал, - тихо уточнил я.
   - Конечно мой лорд, - мы понимающе переглянулись, виднеющаяся в 'ласточкином гнезде' полная башня магов, наверняка, имеет верхним заклятием 'Воздушный портал'.
  
   Некоторое время смаковали увиденное. Пушки утюжили дорогу, проверяя на ловушки. Я приказал бойцам Франка выдвигаться на исходные, не забыв штурмовой трап.
  - Смотрите! - махнул рукой в небесную хмарь один из эльфов.
   Над замком полыхнул небольшой портал, из которого выпал парашютист, немедленно раскрыв 'крыло'. Дождь с резкими порывами внёс свои жёсткие коррективы в полёт. Лазутчика закрутило, и он неуклюже снижался, включив магический ранец на износ. Вдруг, заработали два оставшихся замковых молниемёта, странно, но хмарь им не помеха. Несколько прямых попаданий и разведчик врагов рухнул чадя.
   - Это называется 'фройндлифае', дружественный огонь. Или они не дружат? Странно! Интриги? - рассуждала Цифра и неожиданно, вспомнив о полярных лисицах, заорала, в хмарь над нами: - Писец#!
   Летучий корректировщик погиб, но успел показать врагам картинку. Над нами полыхнул портал и возник знакомый парашютик. Магнат приучил, что алое, цвет 'армагеддона'.
   Сомик взмахнул руками, отделив нас от угрозы полупрозрачной плёнкой водяного щита.
   Но вместо всёвыжигающего пламени, свиток шикнул и с дымком упал к ногам гномов артиллеристов.
   Такое повторилось ещё дважды, ни разу 'армагеддон' не сработал.
   - Это какая-то подделка, даже не мина отложенного действия, - Цифра с интересом разглядывала и нюхала выгоревший тубус, который принёс нам пионер.
   - Да такое на войне бывает, когда снаряды, ракеты не взрываются, потому что кто-то кого-то подставил или обокрал, - хмыкнул Франк, в селектор.
   - Опять парашютист! Вали его ребяты! - схватился я за собственный блочник и уверенно всадил стрелу куда-то в центр задёргавшейся тушки, резюмировав: - А этого прислали, чтобы убедиться в нашей кончине!
   - Весьма, примитивно! 'Армагеддоны', которые не работают, и разведать посылается на убой упакованный 'космонавт', а не дешёвый голем-глаз.
   - Бывает, что кого-то у чего-то не бывает, - веселился Франк, которому война с магнатом определённо нравилась.
   - Однако, мне тоже пришлось пионеров кукушками рассаживать, потому что ты Цифра, лишь одним големом рулить только учишься, - упрекнул я.
   - Вот качну таланты, всё будет, идеи есть, война активизирует соображалку, - успокоила магиня.
   Артиллерия взялась бить по зубцам стены, за которыми эльфы кого-то увидели. К счастью, гемдизайнеры меру знают и если основание крепости, например, скалу на которой та стоит повредить до очередного патча, невозможно, то ломать ажурные надстройки - милое дело.
  
   Тем временем Войд собрал сундуки, в которых к нашей радости оказалось шесть тысяч монет и только один артефакт зазубренная 'Нагината владыки морей', что обучила бы взявшего её героя, таланту махать оной 'совней' в том числе и под водой. Припрятали эту находку, где нашли, кому дать непонятно, слоты под умения у героев полны. Разве только совсем юным танам этой недели, что сражаются в Бронеграде, предварительно назначив тех героями, если случатся вакансии.
   Штурм добрался до угрюмой шахты, оставшейся от кладбищенских крикунов, активировал монолит, что немедленно проявил суть, сделав месторождение рудным.
   Бригада явившихся туда гномов-гребцов, немедля взялась за разработки. Руда нужна и срочно.
   Попутно герой посетил тайник от эльфийских лесозаготовок. Впрочем, 'дров' в казне хватало.
   Перенервничав, под алыми парашютиками, мы расслабились, а зря.
  
   - Рыцари! - задорно закричала Цифра, толкнув меня в бок: - Вон бегут, бегут!
   Едва не ломая ноги о наши пушки и возки, прямо среди батареи выпрыгивали из портала бойцы магната. Рыцарь с наёмниками, все пешком. Сверкали клинки, пластая моих ошеломлённых артиллеристов.
  - Лучники, бейте! Пионеры валите оттуда, - орал я, накладывая в блочник стрелу.
   Артиллеристы разбегались, обслуге единорогов совершенно нечего ловить в схватке с "машинкой для убийств", коей является любой из рыцарей.
   Не зря мы поделились пернатым боеприпасом с эльфами. Пока я посылал одну стрелу, эльфы, что рядом успевали по пять. Наёмников выкосили сразу, но доспехи рыцаря едва прошибались даже из блочников шарпшутеров. Оставшись один, отчаянный враг, утыканный стрелами как дикобраз, нырнул под тент с зарядами пороха. В латных перчатках рыцаря мелькнул характерный свиток.
   - Ложись, - заорал я пригибаясь.
   - Ба-бах! И Херак! - зычно ответило мне пространство.
   Рвануло знатно. Сомик успел включить свой 'Водяной щит', но в стену башни влетел единорог вместе с лафетом. Конструкция осела и медленно завалилась, превратившись в груду камней.
   Я очнулся, поверх карабкающихся из под меня тел.
   Моей полевой артиллерии не существовало. Многие убитые оказались порваны на горелые куски, без возможностей к воскрешению.
   Единороги из тусклой бронзы хороши своей прочностью. Лафеты в труху, а стволы целы, вроде даже не треснули.
   Грамотно, что ранее мы, медведей при возках с запасными зарядами, предусмотрительно отвели в лесок.
   - #$%@! - высказался я, сползая с эльфов и проверяя целостность себя.
   Войны современности учили же. Если за считанные минуты, отстрелявшаяся батарея не сменит позицию, то её не станет.
   - Санитары! - орал кто-то.
   Глянул на вожделенный замок. Он почти наш.
  
   - Ярл, мы наблюдаем владыку магнатов! - передала по селектору Димка.
   Действительно, оба наших пластуна, что скрытно ползали по верхнему плану недалеко от Бронеграда, транслировали интересные картинки.
   Мы увидели особо изысканно ряженую кавалькаду.
   - Смотрите, вокруг врагов на карте 'туман войны'! - встревоженно заметила Скарлетт.
   - Вот почему магнат не пользуется порталом! У него "глушилка"! Предмет, а скорее талант запрещающий магию в широкой области! - взялась пояснять Цифра: - А у того мага вдали на полянке, фолиант школы воздуха.
   Это многое объясняло. Героев магов 'проклятый капиталист' нанял в таверне, купив им дорогущие книги с заклятиями. Самого же олигарха, очевидно, могучего бойца ближнего боя, защищала сфера антимагии, что обозначала его присутствие на открытой карте, блуждающим пятном 'тумана войны'. Оная штука, не отменяла всю магию магического мира, но действовала в широких пределах. Например, уронить на область с глушилкой баллистический метеорит можно, но где такого мага найти? В качестве компенсации личного поля антимагии, 'магнат' не мог телепортироваться.
   - Вон ещё всадники помчались к тем магам в отдалении, скоро к вам будут гости. На каждом коне по двое латник и арбалетчик с павезой, едут небыстро, а вон ещё пехота подтягивается рейнджеры и наёмники, - добавила Димка, отслеживающее происходящее вокруг замка, глазами наших уцелевших разведчиков.
  
   - Стрелки, рассредоточиться, встретите врагов! Франк, за мной в атаку! - распорядился я, дублируя в селектор.
   - Дозвольте нам с вами, - спросила Цифра.
   - Разумеется. А вы тащите Сомика, - приказал я подбежавшим с Франком гребцам.
   - Зачем, дождь же, я резвее вас доберусь! - усмехнулся "водяной".
   С нами шло несколько эльфов, моих личных шарпшутеров, из тех, что уцелели и отборная ватага речников Франка, остальные не отсвечивали, зализывали раны и держали тылы.
   Судя по всему, магнат нас не видел и кидал войска по ранее заученным координатам. То, что он вписался строго после эвакуации высокого эльфа, говорит об их каких-то странных договорённостях.
   - Войд, Штурм резво возвращайтесь, на вас команда остающихся, - уже на ходу распорядился я.
   - Да я уже рядом, скоро! - торопился Штурм.
   Мы спешили преодолеть серпантин, до "ласточкиного гнезда". Впереди бегом вразнобой пятёрка, 'худших' из отряда Франка. Остальные поспешали шагом, экономя силы. Зря я не взял Штурма, "аура выносливости" того, позволяла всем рядом чаще бежать, нежели шагать. Но как знать? Немного не успели.
   На месте нашего разбитого лагеря опять сверкнул портал, явив парочку рейнджеров, что нервно озирались. Их тут же утыкали стрелами прятавшиеся рядом эльфы. Но враг опять срисовал расклады.
   Позади нас, на узкой каменистой дороге открылся портал, выпуская хорошо упакованный конный отряд в "богато синем" с золотыми медведями. Ближе к твердыням порталы не работают, а тут ещё и солёный прибой долетает и дождик.
   Неожиданно, в проломе ворот и над полуразрушенной стеной показались чужие эльфы. От моих легендарных лат с искрами рикошетили стрелы. Гномы вскинули щиты. Несколько гребцов их 'худших', что скопились у пропасти перед выбитыми воротами, раскручивая кошки, получив стрелы в ноги, улетели в пучину.
   На всю мою штурмовую компанию, после памятного взрыва, уцелело три лука. Мой сломался. Выручило, что стрелки наши значительно опытнее, а враждебных эльфов, за разбитой стеной, мало. Их быстро заткнули. Сомик не включал "водный щит", что хорош против магии огня, но физические объекты едва замедляет, мешая работать моим лучникам.
   Однако, до леска где прятались наши "тыловики" далековато. Пригреть заперших меня на серпантине магнатов стрелами в спину не выйдет. Несколько быстроногих эльфов, решились бежать нам на выручку. Мои шарпшутеры, может тоже хотели бы, но привыкли чётко исполнять приказы, новички же ещё полны инициативы.
   Не успели эльфы добежать до серпантина. У его начала опять вспыхнул портал, их которого нарисовались арбалетчики с павезами, коими немедленно перегородили дорогу.
   Мои эльфы выпустили почти все стрелы, без видимого успеха. Бруствер из огромных щитов на подпорках и шлемы, торчащие над павезами, не пробить. Попасть в щель между краем щита и широкими полями капеллины, под которыми внимательные глаза арбалетчиков, разбирают цели, не позволила высокая траектория пёстрых эльфийских стрел. Пробовали бить навесом, но наплечники и широкие поля касок надёжно укрывали бойцов магната. В ответ полетели острые болты и эльфы заметались, ища укрытия, повезло немногим.
   - Я на месте, принимаю командование шарпшутерами! - заявил подоспевший Войд.
   - Я тоже тут. Давай в атаку! - спешил Штурм.
   - Стоять! Под арбалеты не лезть. Там же стволы единорогов уцелели, подтяните заряда да долбаните, - осадил я: - И готовьтесь, к вам ещё кавалерия не пожаловала.
   - Поняли, делаем! Пусть приходят! - ответили герои.
   Ситуация складывалась в нашу пользу. Магнат мог думать, что поймал меня. Но порталом ближе по серпентину выгрузить бойцов не сможет. Его 'вундервафля'='армагеддон', в такую погоду, показала свою непродуктивность. Тут нас ещё сверху уцелевшие автотурели прикрывают. Сопротивление в замке кончилось, штурмовой трап уже кладут. Через минуту мы будем за укреплениями и утянем мостик с собой.
   Пластуны светят, какие отряды засылаются к нам. Войска магната растянулись на марше, обычная пехота сильно отстала. Видать 'ходоков' среди простых людей мало. Не зря даже мои 'гребцы' поголовно овладели этим искусством. Недаром погибли пионеры-партизаны, что пропустили конный авангард, связав боем и притормозив многочисленную пехоту. Везение, остаток успешного плана. Врагам, чтобы подтянуть хвосты, не хватило едва ли часа. Но теперь 'магнат' вынужден отправлять на убой лучших бойцов личного сопровождения или уцелевших наёмников, которых нашёл у Бронеграда. Будто не знает житейское правило, что владыка, остаётся таковым пока имеет гвардию. А такими методами она быстро закончится.
   К нам поспешала кавалькада рыцарей. Дэстрие заносило на поворотах, так что один кувырнулся в пропасть, и другие теперь осторожничали.
   'Магнат' верно рассчитал или предатель Карл нашептал, что мои сильны перестрелкой. Пионерию Франка, как юнцов и гребцов, в расчёт не брали. По сути, только я с 'громобоем', этим гибридом боевого молота и топора, да Франк с топориками равносильны рыцарям в замесе накоротке, остальных просто нашинкуют.
   Враг не учёл, что серпентин к замку изворотлив и узок, таранный удар провести сложно, а уронить дэстрие в пропасть, легко. Гладкие камни дороги на ближайшем за нами повороте, заботливо отшлифовала Цифра своей прикладной магией. Девушка не зря просила нести её за ноги в конце отряда, развернув ладонями к покрытию. В оперировании свойствами камней она определённо мастерица из мастериц. Сомик вовремя натянул на гладкие камни, водяной щит, сделав те особенно скользкими. После того как в пропасть улетели первые преследователи, лихой кавалерийский наскок отменился. Оставшимися врагами занялись мои лучники, работая в три смычка.
   Тем временем бойцы Франка, протопали по штурмовому мостику, пролезли в пролом ворот и сцепились с недобитками за стеной. Впрочем, те сражались не лучше 'гребцов'.
   Рыцари не унимались, среди них нашлись конные арбалетчики, в нас летели лёгкие болты. Мы с Франком и шарпшутерами в отличных латах стояли стенкой, прикрывая отступление в замок. Приветы от врагов рикошетили, но иногда пролетали над головами, раня кого-то за нашими спинами. Вот, получив болт в затылок, улетел в пропасть эльф, перебегающий мосток, вот пионер, не герой и ладно.
   Враги, отведя уцелевших коней в тыл, двинулись на нас 'черепашкой'. Это когда атакующая колонна прикрыта щитами спереди и сверху. Самых вредных, ближайших неприятельских арбалетчиков мои лучники положили. Но стрелкового у врага хватало, потому нам с Франком приходилось изображать стенку, наши легендарные латы такому обстрелу неуязвимы.
   'Черепашка' медленно передвигая ногами по скользким камням подбиралась. Сомик и Цифра уже перебрались на ту сторону. Латные шарпшутеры перебегали с ними в парах, прикрывая собой. А уведя магов, немедленно вернулись, поджидая нас на том берегу. Стрелять не могли, стрелы кончились.
   - Да и хер бы с ними, - заявил я, убедившись, что мой отряд уже в замке и поспешил к трапу.
   Франк остался прикрывать, подарив мне несколько мгновений, достаточных, чтобы ступить на твердь с той стороны.
   Подскочившие рыцари пнули шаткий мостик, надеясь отправить меня в пропасть. Не успели, вниз рухнул только Франк. Но недаром доспех гномов предусматривает сцепку. Нас с Франком соединяла тонкая цепь из тусклой бронзы. Падая, я успел воткнуть в мостовую громобой. А верные шарпшутеры подхватили и вытянули. Врагам оставалось только бессильно рычать, слать проклятия и швырять в спину Франка 'излишки' холодного оружия, которое гнома не убило, связывающую нас тонкую цепь не перебило, а раны залечим.
   - Как там единороги? - крикнул я в селектор, скрывшись за стеной.
   - Зарядили, целимся, - ответил Войд.
   - Вдарьте сперва по этим у ворот.
   - У нас картечь, мы на павезников навелись, - огорчил гном.
   - Ладно, тогда по ним, а следующим по рыцарям.
   'Гребцы' Франка покончили с сопротивлением в замке без нас. Почему дракон удрал, почему враги не координировались. Такие вопросы я уже давно не задаю. Есть такие сетевые игрушки, где случайные и не очень игроки сходятся банда на банду, и у каждого под командой несколько сот бойцов-ботов. Первое время фееричность трусости и шкурничества слишком многих случайных союзников меня угнетала. Потом привык. Много игроков, особенно среди подростков, которые вместо того, чтобы твёрдо держать позиции, нанося ощутимый урон врагу, удирают при малейшей опасности, подставляя союзников. Удивительно, боты готовы сражаться и умирать, а их командиры игроки боятся, даже понарошку. Причинами полагал укоренившийся капитализм, учащий, что каждый сам по себе, только за свою шкуру. Подросло поколение, где слишком много именно таких.
   Картечь разметала арбалетчиков вместе с павезами. Ядра сдували рыцарей с серпентина. Те метались, кто-то подвёл дэстрие и пытался перескочить через пропасть, чтобы ворваться в замок. Большинство помчалось вниз, в атаку на мои пушки. Гномы просто вкопали уцелевший стволы в землю, регулируя углы подпирающими булыжниками, так и стреляли.
   Точность упала, перезарядка замедлилась. Но в лесу оставалось почти три десятка шарпшутеров, две дюжины ветеранов эльфов. А у пушек врагов поджидал очень злой Штурм с двуручником. Атаки окруженцев провалились. Лишь ближе к развязке один из единорогов разорвало пополам, видать треснул при полётах. Войда придавило, но откачали, подлечили.
   Подкреплений, своим оказавшимся в котле рыцарям враг не прислал. Впрочем, у 'золотоносца' остался последний десяток блестящих всадников и маги. Бросив осаду, магнат спешили на соединение с пехотой.

Популярное на LitNet.com С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) А.Емельянов "Последняя петля 8. Химера-ноль"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) NataliaSamartzis "Стелларатор"(Научная фантастика) С.Казакова "Жена-королева"(Любовное фэнтези) Д.Игорь "Адгезия"(Боевая фантастика) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) Т.Серганова "Танец с демоном. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) О.Герр "Любовь за Гранью"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"