Olver: другие произведения.

Эволюция воззрений на смерть в древнеегипетской религии

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Период с середины V по конец II тысячелетий до Р.Х.


   Эволюция воззрений на смерть в древнеегипетской религии.
  

Не умру, но жив буду, и повем дела Господня,

Наказуя наказа мя Господь, смерти же не предаде мя.

Псалтирь XVII:17-18.

   Одной из самых важных проблем во все времена и для всех народов была тема смерти. Едва человек осознал себя человеком, он столкнулся с неким глубинным противоречием. С одной стороны смерть является частью объективной реальности, и человек не мог не понимать, что когда-нибудь придет конец и его жизни, на это указывал опыт. Но в то же время уверенность в том, что смерть не норма, извращение природы, что человек рожден для вечности, для бессмертия была всеобщей, вне зависимости от времени и региона. Это противоречие эмпирического знания и, назовем условно, религиозной интуиции, являлось одним из крупнейших трагедий человека. Страх смерти, именно от осознания ее (смерти) неестественности - самый главный страх человека, и в религии он искал защиты от этого страха многие тысячи лет, обретя ее во Христе, победившем смерть.
   В доистории на веру в жизнь после смерти указывают захоронения. С древнейших времен при погребении использовалась красная охра как ритуальный субстрат крови, т.е. символа жизни. Форма могил, позы, которые предавались телам, орудия и предметы, оставляемые с умершим, все это указывает на веру в то, что смерть еще не конец бытия. А ориентирование могил на восток можно интерпретировать как попытку связать судьбу души с движением солнца, заходящего, но и восходящего вновь, а стало быть, с надеждой на воскресение. В эпоху верхнего палеолита всеобщим становится предание тела земле. Тела (или черепа) хоронят в пещерах, либо насыпных курганах, что должно было символизировать "чрево Матери", вновь рождающей умершего. На особую важность для человека веры в жизнь после смерти указывают колоссальные сооружения Мегалитической культуры, из Северной Европы распространившейся в Средиземноморье, Египет, Месопотамию, до побережья Индийского океана, островов Индонезии и в Китай. Строительство подобных сооружений требовало огромных усилий, "на постройку Стоунхенджа, по подсчетам современных исследователей, при тогдашней технологии было потрачено тридцать миллионов человеко-часов". Все силы мегалитического общества были направлены на одну - важнейшую - цель: преодоление смерти.
   Менгиры, пещеры, курганы и дольмены, символизирующие мужские и женские половые органы, указывали на новое рождение умершего. Мы не можем уверенно сказать, каковым было это рождение: реинкарнация, жизнь в ином, духовном, благом мире, или воскресение. О доисторических религиях, мы можем судить проводя аналогии с верованиями современных нам примитивных, т.н. неписьменных народов. Значительно больше информации у нас о религиях исторических культур. Сейчас уже расшифрованы и переведены религиозные тексты Древнего Египта, Шумера, Вавилонии, царства Хатти и др., что дает нам возможность более подробно ознакомиться с верой древних цивилизаций.
   Наибольший интерес представляет культ смерти Древнего Египта, где впервые и довольно четко исповедовалась вера в воскресение мертвых, чего мы не находим даже в религии древних евреев.
   В начале XIX века французским исследователем Жаном Франсуа Шампольоном были изложены принципы дешифровки древнеегипетской иероглифики, тем самым было положено начало египтологии. В тридцатых годах XIX века были изданы первый словарь и грамматика древнеегипетского языка, создана кафедра египтологии в Колледж де Франс. К 80-м годам того же века переведены основные тексты религиозного содержания: Тексты Саркофагов, Книга Двух Путей, Книга мертвых (правильнее - "Изречения выхода в день"), позже Тексты Пирамид и пр. Благодаря сухому климату до нас дошло огромное количество папирусов, при чем "девять из каждых десяти египетских папирусов - погребальные папирусы".
   В данной работе сделана попытка не просто изложить религиозные воззрения древних египтян на жизнь после смерти, заупокойный ритуал и культ смерти, что было уже сделано в соответствующих главах фундаментальных трудов сэра У. Баджа (1899 г.) и акад. Коростовцева (1976 г.), но показать эволюцию воззрений, динамику развития от V тыс. до РХ и до Нового царства, маркируя основные положения культа смерти, которые будут рассмотрены с позиции христианской веры. Это тем более актуально в свете многочисленных спекуляций, а так же из-за отсутствия сколько-нибудь глубокого анализа древнеегипетских религиозных воззрений в вопросе смерти с позиций христианской веры.
  
   Глава 1. Воззрения на смерть в период с древнейшего времени до VI династии.
   Прежде чем перейти к рассмотрению вопроса, необходимо отметить, что существует отношение к культуре и религии Древнего Египта, как к чему-то мрачному, заупокойному, наполненному переживанием и ожиданием неизбежной смерти. Как отметил М. Чегодаев (его перевод избранных глав Книги Мертвых мы будем использовать в нашей работе), большинство литературных памятников Древнего Египта - это заупокойные тексты, величайшие памятники материальной культуры, в особенности чудо света - Великие пирамиды, сокровища Каирского музея, практически все наследие этой великой цивилизации указывает нам на то, что для древнего египтянина важнейшим делом всей жизни была подготовка к смерти. При внимательном изучении указанных памятников и текстов выясняется, что не мрак и отчаяние перед неумолимой смертью, не небытие, напротив, устремление в "вечность, в которой сливается то, что мы называем "жизнью" и "смертью"", в особую реальность, где живут в спокойствии сердца, где нет страданий, где усопший находится в сонме богов, богом, на солнечной ладье Миллионов лет [КМ. 175]. Кратко религию Древнего Египта можно назвать религией вечной жизни.
   Культ умерших у египтян нельзя смешивать с культом предков у других народов. Культ смерти - это не обожествление мертвых, и уж тем более не попытка задобрить пугающее божество смерти, а забота живых о потусторонней жизни умерших. Культ смерти для египтян был не отвлеченной религиозной обязанность, не абстрактной идеей, а практической необходимостью, обусловленной несомненной верой в жизнь после смерти. Можно сказать, что культ мертвых для древних египтян был "борьбой против смерти за вечную жизнь. Этим объясняется первостепенное значение культа умерших в жизни египтян на протяжении всей истории египетского общества - от времен неолита вплоть до полного исчезновения египетской культуры".
   Отец истории Геродот был прав, назвав Египет "даром реки". Нил - величайшая река не только Африки, но и мира - течет с юга на север, пробивая себе путь между двух пустынь, на самом севере Египта разбиваясь на множество рукавов, образуя болотистую Дельту. Именно Нил позволил зародиться и достичь невероятных высот одной из древнейших цивилизаций мира, наряду с Шумерской, долины Инда и Др. Китая.
   Примерно до V тыс. до Р.Х. предки древних египтян были собирателями и скотоводами, кочевали по саванне, ныне ставшей песчаной Ливийской пустыней. Изменение климата вынудило протоегиптян покинуть привычные земли и поселиться в Нильской долине, позже в болотах Дельты. Между 4600 и 4200 гг. до Р.Х. в долине Нила начали сеять зерно. К концу V тыс. до Р.Х. появляются первые ирригационные сооружения, хижины и святилища из тростника, обмазанного илом и саманом, к этому же времени относится освоение ткачества, гончарного ремесла (гончарный круг появится позже), плетения и строительство примитивных речных судов. Еще будучи кочевниками египтяне обрабатывали кремень, но перейдя к оседлому образу жизни, достигли в этом значительных высот. Ножи, булавы, палетки, сосуды изготавливались с невероятной изысканностью. Это умение египтяне пронесли через всю свою историю.
   Артефакты додинастического Египта указывают на близкие, вероятно, родственные связи со светлокожими ливийцами и темнокожими восточноафриканскими народами, известными теперь как галла, сомали и бега. Доисторические египтяне, насколько мы можем судить по останкам из древнейших гробниц, были темноволосыми и светлокожими. Мужчины носили на плечах звериные шкуры, иногда короткие меховые или льняные набедренные повязки "схенти", женщины одевались в длинные одежды, вероятно, изо льна. Сандалии были в употреблении и, насколько мы можем судить по изображениям, являлись роскошью. Тело иногда татуировалось. В древнейших захоронениях находят в больших количествах украшения: костяные гребни, кольца, браслеты, бусы из кремня, кварца, сердолика.
   1.1. Тело и душа.
   Благодаря сухому климату до нас дошли огромное количество древнейших захоронений, по которым мы сможем реконструировать воззрения доисторических египтян о смерти. Гробницы во все эпохи Древнего Египта располагались на западе от поселений и городов, тысячи некрополей, настоящих городов мертвых, ныне раскопаны в Верхнем Египте по всему краю пустыни. Само слово Аменти - "запад" означало, в том числе, смерть, мертвых называли "западными", а одним из титулов Анубиса, позже - Осириса, был Хентиаментиу: "Первый из западных" или "Правитель мертвых". Единообразие захоронений додинастического периода указывает на сформировавшиеся представления о смерти. Могилы обычно овальные или круглые, позже - квадратные, ямы с плоским дном, в которых тело лежит на боку, в согнутом, часто в эмбриональном положении, обычно головой на юг, лицом на восток. Редко можно встретить захоронение, датированное тем же периодом, в котором тело лежит так же на боку, но лицом на запад. В древнейших захоронениях тело завернуто в шкуру или лежит на шкуре, в более поздних тело заворачивали в кусок ткани и клали на шкуру или, реже, на циновку из тростника. Следов бальзамирования пока нет. Вместе с умершим в могиле оставляли принадлежности туалета, кремневое оружие, гарпуны с костяными наконечниками, сосуды, глиняные или деревянные модели лодок. Все это может указывать на веру древнейших египтян в жизнь после смерти. Круглые или овальные могилы символизировавшие яйцо или утробу Матери-земли, а так же эмбриональная поза тела говорит о вере в новое рождение. Лица, устремленные на восток, при том, что сами могильники находятся на западе, указывают на веру в воскресение, подобно умирающему на западе и воскресающему на востоке солнцу. В Текстах Пирамид прямо говорится о воскресении, не смотря на то, что пространные тексты стали записывать только во время V династии, то есть почти через тысячу лет, однако, в то время тела уже не хоронили лежащими на боку, а значит, мы можем предположить, что Тексты Пирамид являются древнейшими ритуальным формулами, составленными еще в додинастический период. "Отец мой, поднимись со своего левого бока и повернись на правый к этой свежей воде, которую я тебе принес. Отец мой, поднимись со своего левого бока и повернись на правый бок к этому теплому хлебу, который тебе принес" [ТП. 1002], "Поднимись, возьми себе свой хлеб, соедини свои кости, встань на ноги... поднимись к этому своему хлебу, не подверженному порче, и к своему пиву некиснущему" [ТП. 858], "Твои кости не разрушатся, твоя плоть не болит, твои члены не отделятся от тебя" [ТП. 725]. В Книге Мертвых мы можем увидеть многочисленные упоминания о солнечной ладье, совершающей путешествие с запада на восток по реке загробного мира, вероятно, именно эту "ладью Миллионов лет" символизируют глиняные и деревянные модели лодок в ранних захоронениях.
   У. Бадж в предисловии к своему переводу "Книги Мертвых" описывает и другие формы захоронений в доисторическом Египте. Он пишет о кремации (полной или частичной), о расчленении тел, объясняя это страхом перед умершим, который может встать из могилы и навредить живым. Подобные страхи весьма распространены и сейчас среди примитивных народов Африки и Океании, верящих в зомби, вампиров, упырей, злых приведений. Сэр Бадж указывает так же на четкую границу между двумя типами захоронений, но предполагает, что они делались в одно время. Отечественный египтолог М. Коростовцев, ссылаясь на Г. Кееса пишет: "археологи, приобретшие большой опыт в раскопках некрополей, подчеркивают, что в могилах не обнаружено следов умышленного расчленения тела". Это так же подтверждают и древнейшие заупокойные тексты, составленные, вне всякого сомнения, задолго до исторического периода, указывающие на особую важность сохранения тела: "Очевидно, что в эпоху неолита дорожили сохранностью тела умершего. Действительно, если смерть - лишь сон и умерший продолжает жить, то расчленение тела немыслимо. Идея о необходимости сохранения тела для будущей жизни привела в конце концов к возникновению искусства мумификации и строительства гробниц. Очевидно, что завертывание тела в шкуры при погребении в эпоху до объединения Египта было зачатком мер, предпринимаемых для сохранения тела". Там же Михаил Александрович категорически утверждает, что осознанное расчленение тел усопших быть не могло, а по поводу поврежденных (расчлененных и частично кремированных) останков, обнаруженных У. Баджем и М. Мёррэем, цитирует Г. Кееса: "Наблюдения над раскопками поздненеолитических и раннединастических некрополей убедили наших германских археологов в том, что это нападения хищников пустыни - шакалов и крыс. Необходимо также принять во внимание возможность вторичного погребения останков, поврежденных при первом погребении, погребения тела, найденного через длительное время после смерти, - словом, погребений, вызванных необходимостью, при которой уже нельзя было соблюсти предписанный ритуал". Любопытно, что в мифе о смерти и воскресении Осириса - центральном мифе культа мертвых - повествуется о расчленении тела Осириса, после чего куски были разбросаны по миру. Это представляется ужасом небытия, самым страшным, что могло ожидать и бога, и человека. Уничтожение тела, расчленение или кремация, считалось страшным участью для мертвого, "так в тексте постановления фараона XIII династии Неферхотепа I, изданного для охраны некрополя Абидоса, говорится, что смертная казнь через сожжение грозит каждому осквернившему могилы некрополя". Голландский египтолог Г. Франкфорт, на которого ссылается А. Элфорд, предполагает, что образ расчленения Осириса - это не воспоминание об альтернативном культе, о котором пишет У. Бадж, а естественный результат смерти: разложение. Именно поэтому уже с I династии нам известны попытки мумификации, призванной защитить тело от естественных процессов тления. Сохранение тела для египтянина было одним из важнейших элементов заупокойного культа, обеспечивающего вечную жизнь.
   В первой половине IV тыс. до Р.Х. население Египта растет, поселения укрупняются, объединяются в так называемые номы. К 3400 г. номы объединяются вокруг двух культовых центров: Иераконполь в Верхнем Египте и Буто в Дельте.
   В это время захоронения усложняются. Могилы становятся глубже, стены укрепляются досками, появляются пол и перекрытия потолка. Иногда тело, положенное в могилу, покрывается грубым глиняным сосудом. В захоронениях появляются короткие тексты молитв и магических формул, позже вошедшие в корпус "Книги мертвых". Таким образом, появляется зачаточная форма саркофага. Позже могилы стали выкладывать изнутри необожженным кирпичом. Здесь нам видится уместным сделать небольшое отступление. Традиционно используемый в египтологии термин "саркофаг" не вполне уместен, так как буквальный перевод с греческого ?????????? - "пожирающий мясо" не отражает тех надежд, которые возлагали египтяне на деревянные и каменные ковчеги, созданные с противоположной целью: защитить, а не "пожрать" тело.
   Около 3120 г. до Р.Х. царь Верхнего Египта Нармер (по Менефону - Менес, по Геродоту - Мин, еще упоминаемый под именем царь Скорпион) завоевал Дельту, объединив страну. Начинается династический период, Раннее царство. Нармер основывает новую столицу объединенного Египта, которая по-гречески называется Мемфис, вероятно, от древнеегипетского Мен-та-уи, "Объединяющий Две земли". Государственным культом Раннего царства становится культ Птаха, единого и единственного бога, носящего титул Та-нен, "Поднимающаяся земля", а все боги провозглашаются персонифицированными качествами и характеристиками Птаха, бога-творца.
   Объединение Верхнего и Нижнего Египта шло медленно и непросто, "очевидно, объединение обоих царств зиждилось на одной только особе царя". Вероятно, все земли объединенного Египта являлись личной собственностью фараона, номархи (правители номов) являлись лишь управляющими. Царь выделяется и отдаляется от народа, становится уже не "почитателем Гора", но "сыном Гора". Подобное величие царской персоны не могло не привести к изменению формы и устройства могил.
   Как уже было сказано выше, в этот период, во время I династии, делаются попытки мумификации: тело не просто заворачивается в льняную ткань, но плотно обматывается бинтами.
   Пол гробницы царя Усефая (I династия) выложен из гранита, гробница Хасехема (II династия) полностью выполнена из необожженного кирпича, а особый покой-склеп из обтесанного известняка. Могилы увеличиваются в размерах, теперь это подземные дома, с одной или несколькими комнатами, наполненные всем, что может понадобиться в мире мертвых: одежда, сосуды, предметы роскоши, оружие, любимые вещи. Для обеспечения потребностей умершего всем необходимым: едой, вином, маслом, тканями, и на содержание жрецов, служителей надмогильных храмов, из казны выделялись значительные средства. Во время II династии заупокойные храмы так же начинают строиться из кирпича и камня (известняка и гранита). Чтобы царь и в ином мире ни в чем не нуждался с ним уходили "на запад" и его приближенные: многочисленные слуги, любимые рабы, охрана, а так же кони и собаки. Приближенных, числом до ста или двухсот, ритуально удушали и хоронили в могилах рядом с гробницей царя. В дальнейшим этот обычай исчез из похоронной практики египтян, близких и любимых, а так же слуг, рабов и воинов заменили их глиняные и каменные изображения, снабженные заклинаниями их оживляющие.
   На рубеже IV и III тысячелетий появляются мастаба, они будут возводиться до эпохи Среднего царства (XXI в. до Р.Х.). Мастаба (араб. - скамья) представляет собою высокую кирпичную (иногда - облицованную известняком) надстройку над могилой. Мастаба имели прямоугольную форму, в верхней части стены были наклонены внутрь. Сверху этот прямоугольник был плоским, за что подобный тип захоронений и получил от арабов Египта название "скамья". "Под этой надстройкой под землей находилась погребальная камера с саркофагом. В камеру вела сверху вертикальная шахта глубиной до тридцати метров - вход. В части надстройки, обращенной к востоку, в очень неглубокой нише сооружалась "ложная дверь" - якобы вход в мастаба".
   Существует мнение, что мастаба появляются в Египте под влиянием Шумера, где в это же время начинается строительство кирпичных трехступенчатых зиккуратов.
   Тело умершего (Сах) находится в могиле: "О, царь, ты погребен под землей и пребываешь в темноте!" [ТП. 52], но древние египтяне верили, что кроме тела человек имеет еще несколько духовных сущностей, в той или иной мере являющихся вместилищем личности, и они не остаются навечно в темноте могилы, а устремляются в небо: "Дух привязан к небу, тело привязано к земле" [ТП. 305]. Когда человек умирал, оживала или просыпалась одна из его душ - Ба. В лит. памятнике "Разговор разочарованного со своим Ба", датированным I Переходным периодом, Ба говорит: "Направляешься ты в сторону Запада... Вот пойдет твое тело к земле. Оживу после того как устанешь ты".
   В рассматриваемый нами период, Ба обладали только боги и фараон ("о Ба обыкновенных людей... древнейшие тексты хранят молчание"), причем, фараон мог называться Ба того или иного бога, так же и звезды почитались как Ба великих богов. Существенные изменения в учении о Ба произойдут во время I Переходного периода, о чем будет сказано ниже.
   Другим духовным существом человека был Ка. "Это слово встречается в египетских текстах бесчисленное количество раз. Оно упоминается в разных значениях. Однако каждое из этих значений как-то связано с личностью умершего". Не смотря на огромное количество древнеегипетских текстов, упоминающих Ка, значительное количество монографий и исследований посвященных этой духовной сущности, мы не можем сказать определенно, что же понимали сами египтяне под этим термином. В концепции Эрмана, Ка - это жизненная сила, которой обладают боги и люди, отличающая одушевленных существ от неодушевленных предметов. По мнению Гардинера, Ка - это личность ("personality"), натура, темперамент. Г. Масперо утверждал, что Ка - это духовный двойник человека, внешне и по существу тождественный самому человеку. Проф. Зубов склонен считать Ка "идеальным Я" человека, тем образцом, замысленным богом-творцом, к которому необходимо стремиться. Ка помогает человеку выполнять замысел творца о нем, и встречает умершего, идущего на суд. В Памятнике Мемфисского богословия сказано, что Ка всех богов и людей рождаются в сердце Птаха, оно божественно (о чем прямо написано на стеле 128а Ватиканского музея), таким образом, мы можем предположить, что Ка - это нечто подобное богу в человеке - "образ божий". Иероглифически Ка изображается в виде двух воздетых в молитвенном жесте рук, на фресках и виньетках Ка изображалось в виде одетого в белые одежды двойника, с которым усопший пирует или играет в сенет.
   Для существования Ка необходимо тело, в котором оно обитает, имея возможность покидать гробницу и устремляться в загробный мир. Важно отметить, что Ка нуждалось в пище, одежде, развлечениях, и именно для обеспечения его потребностей у гробниц строились заупокойные храмы.
   Храмы в додинастический период - это простые постройки из камыша, обмазанного саманом, поставленные в некрополях для "кормления" Ка умерших. С веками храмы усложнялись, превращались в потрясающие воображения колоссальные сооружения, но общая структура храмов сохранялась во все эпохи Египта, и была заимствована древними евреями, а от них, перешла в христианское храмовое зодчество. Храм виделся египтянами как жилище божества, был обнесен забором, имел внутреннюю комнату, "святая святых", где находился фетиш или символ божества. У ворот ставился высокий шест с флагом, по мнению проф. Зубова именно от этого флажка произошел иероглиф Нетер (ntr) - "бог", во время Среднего и Нового царств флагштоки трансформируются в каменные обелиски. Служение Ка умерших заключалось в снабжении святилища вещами, необходимыми в жизни: едой, одеждой, предметами роскоши, позже - музыкой, танцами и пением.
   В середине IV тысячелетия появляется иероглифическая письменность. И первое, что записывали древние египтяне - это личные имена (Рен) умерших. Причем изначально имена писались на таблицах, помещенных в могилы, туда, где никто, кроме самого умершего не мог бы их видеть. Проф. Зубов делает предположение, что по этому имени мертвый должен был быть вызван к вечной жизни. "По представлениям египтян, восходящим к глубочайшей древности, имя человека, духа, демона и даже божества являлось органической и сокровенной частью его существа. Считалось, что имя, сохранившееся на надгробном памятнике, обеспечивало вечную загробную жизнь и, наоборот, худшей местью врагу было уничтожение его имен на памятниках". Так, например, поступил Тутмос III по отношению к своей предшественнице, царице Хатшепсут, считая ее узурпаторшей престола. Так советует своему сыну поступать с врагами фараон Ахтой III: "Уничтожь его, убей, сотри имя его". "Фр. Лекса указывал, что в глазах египтян имя было подлинной сущностью реальности. По меткому выражению Лексы, египтяне не утверждали, подобно нам: "Всякая существующая вещь имеет свое название", а в полную противоположность этому постулировали: "Вещь, не имеющая названия, не существует"". Именно обеспечение "вечной памяти", а значит и "вечной жизни", сохранение имени, а значит преодоление небытия, являлось вероятной целью появления письменности.
   Имя, как верили египтяне, могло изменить сущность вещи. Поэтому не только уничтожение имен, но и искажение имен было в некотором роде магическим действием особой значимости. Фараоны имели по несколько имен, которые присваивались с соответствующими предосторожностями. У правителей первых династий было по три имени. А со времени IV династии у фараонов стало уже по пять имен, все они имели определенный магический смысл и включали имена богов-покровителей.
   Знание истинного имени демона или бога обеспечивало власть над ними. В 125 изречении Книги Мертвых многократно повторяется одна и та же фраза, обращенная к демонам и богам загробного мира: "Я знаю ваши имена", предполагается, что это обеспечивает умершему возможность пройти через многочисленные препоны на пути в вечную жизнь. В Лейденском папирусе рассказывается о том, как знание истинного имени бога Ра давало над ним определенную власть. "Бог величайший, создавший самого себя" и вселенную, был укушен змеей (это архетипичная мифологема борьбы божества или культурного героя с хтоническим змеем или драконом), яд убивал Ра, и боги никак не могли ему помочь. Изида просила его открыть ей свое имя, Ра стал называть многочисленные имена, "Не было твоего имени в том, что ты мне говорил!" - восклицала Изида. Наконец, не выдержав боли, солнечный бог открыл ей свое имя и Изида, произнеся заклинание, его исцелила.
   Египтяне верили, что произнесение имени умершего в молитвах и заклинаниях дает ему продолжение жизни. Как уже отмечалось, с древнейших времен в некрополях строились заупокойные храмы, где родственники и (если это касалось захоронения царя) жрецы произносили имя умершего в молитвах и заклинаниях. Слово, особенно произнесенное, для древних египтян было сакральным. Птах - бог-творец Мемфисской космогонии - создает вселенную словом. Сначала в сердце Птаха рождается мысль "Атум", потом он изрекает слово "Атум" и так начал существовать солнечный бог Атум, чьем имя переводится как "Несотворенный". Все сотворенное Птахом начинает свое бытие, рождаясь как мысль в его сердце, но обретает форму и "тело" только после того как слово исходит из уст. Позже эту идею творения словом заимствуют жрецы Гелиополя и Фив, и от них она переходит к грекам. Таким образом, для египтянина было важно не только сохранить имя, но и обеспечить его звучание.
   У ложных дверей мастаба Древнего царства оставлялись надписи с просьбами о молитве, обещая, что и молящемуся, в свое время, будет оказана та же милость. На надгробных плитах Позднего царства можно прочесть обращения к живым с мольбою произнести имя умершего, так как к этому времени Египет переживает очередной упадок, в том числе и в религиозной жизни, о чем красноречиво пишет древний писатель: "Построены были двери и дома, но они разрушились, жрецы заупокойных служб исчезли, их памятники покрылись грязью, гробницы их забыты, их имена не произносятся".
   Упоминаются так же такие духовные сущности как Шу ("тень"), Ах (буквально: "сияние", в современной египтологии предлагается использовать термин "дух"), чьи свойства и назначение еще более туманны, и Иб ("сердце"), о нем мы скажем подробно во второй главе.
   Проблема отчужденности наряду с проблемой смерти является одной из главных трагедий человека. Интуитивно человек всегда понимал, что это не нормально, что люди должны быть едины, но в результате некой космической катастрофы произошло разделение, атомизация общества. Однако разобщенность людей можно назвать следствием внутренней нецелостности, так описанной св. ап. Палом: "Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю" (Рим. 7:19), подобными словами описывали эту трагедию и древнегреческие философы, например, Эпикрет и Овидий. Древние египтяне не знали Откровения о грехопадении, идея о теле как темнице души так же была им чужда, и учение о пяти душах (Ба, устремляющимся в небо и обитающем в гробнице Ка, Шу, прячущимся от света и собственным светом Ах, также и Иб, как средоточие мыслей и устремлений) являлось попыткой осмысления проблемы в доступных предфилософских категориях.
   1.2. Фараон.
   Около 2707 г. до Р.Х. Санахт основывает III династию, начинается эпоха Древнего царства. В этот период власть царя абсолютизируется.
   На протяжении всей истории Египта, даже во времена тяжелых социальных и политических потрясений Первого (XXIII - XXI вв. до Р.Х.), Второго (XVII-XVI вв. до Р.Х.) и Третьего (XI - VII вв. до Р.Х.) Переходного периодов, когда страна погружалась в хаос междоусобных войн, во время завоевания гиксосами (XVII - XVI вв. до Р.Х.), ассирийцами (VII в. до Р.Х.), персами (VI-IV вв. до Р.Х.), греками (IV-I вв. до Р.Х.) и римлянами, государственная модель, в которой царь Египта является абсолютным монархом, оставалась идеальной. Причина тому - в религиозных воззрениях на сущность царской власти. Древние египтяне всегда верили, что их государственное устройство является отражением небесных реалий. В мире богов существует царь - солнечное божество, у него есть визир, первый министр и советник - бог мудрости Тот, и целый сонм божеств, министров, отвечающих за все сферы деятельности. Ра, создавший себя сам или Атум, первый из рожденных Птахом, созидают вселенную из первичного Хаоса - изначального Нуна, они являются источником и основанием космоса, как упорядоченного бытия. Силы злобы (свинья, речная черепаха, скорпион и огнедышащие змеи Дуата) еженощно нападают на солнечную ладью, в которой находится солярный царь богов со своими божественными спутниками, тщетно стремясь разрушить вселенную. Таким образом, само существование мира: порядок, закон и справедливость, сам Египет, его города, святилища, поля, каналы и разливы Нила, существует пока бог солнца остается царем. Небесные реалии отражены в реалиях земных: царь объединяет Египет из разрозненных номов (как уже отмечалось, на личности царя зиждется единение Долины и Дельты Нила); он обеспечивает порядок и законность, основывает города, строит святилища, роет ирригационные каналы, приказывает Нилу разливаться; силы хаоса в лице ливийцев, нубийцев и семитских народов, стремятся разрушить "вселенную" Египта, и только царь не позволяет им это осуществить. В религиозных текстах проводится уверенная параллель между царем богов и царем людей. Египетский монарх - наследник власти Ра (Атума), его сын и, наконец, египетский монарх собственно и есть Ра (Атум). "Твоя рука, как у Атума. Твои плечи, как у Атума, твой живот, как у Атума, твоя спина, как у Атума. Твои бедра, как у Атума, твои ноги, как у Атума, твое лицо, как у Анубиса" [ТП. 213], и не только тело у него "как у Атума", царь - сам Атум (Ра): "Нун зачинает его. Нун рождает его" [ТП. 211].
   Существует мнение, что древние египтяне мыслили богов довольно примитивно, почитая богами животных, которых содержали в храмах, фетиши и статуи. Здесь, как нам кажется, необходимо сделать пояснение. По мнению большинства современных историков религии через эпоху тотемизма проходили все народы, и египтяне не стали исключением. В древнейший период, вероятно, у каждого рода и нома был тотем - божественный предок, покровитель: животное, птица, рептилия, насекомое или растение. Мы можем только предполагать, каковы были представления о природе этих тотемов, автохтонных божеств, почитали ли древние египтяне того или иного животного или птицу как собственно бога, как его воплощение или как икону. Об историческом периоде мы уже можем уверенно сказать, что египтяне мыслили богов как существ духовных, невидимых, неосязаемых, находящихся вне изображений, вне объектов собственного культа. У. Бадж насчитывает около пяти тысяч божеств, но уверенно говорит о древнеегипетском монотеизме: "Изучая древнеегипетские религиозные тексты, читатель может убедиться, что египтяне верили в Единого Бога, самосущего, бессмертного, невидимого, непостижимого, творца неба, земли и подземного мира,... а также бестелесных существ -- вестников, исполняющих Его волю и слово. Именно эту часть их воззрений следует признать основополагающей... ибо на ней базировалась религия и теология в целом. Надо также отметить, что, как бы далеко в прошлое мы ни углублялись при изучении египетских текстов, вряд ли мы когда-нибудь дойдем до той эпохи, когда этого замечательного верования не существовало". Согласны с ним ряд выдающихся египтологов, в том числе и отец египтологии Шампольон, написавший в 1839 г.: "Египетская религия есть чистый монотеизм, который внешне проявляет себя как символический политеизм". Т.е. многочисленные боги являлись символическими персонификациями свойств, энергий или "ипостасями Единого", которого называли ntr wr "наидревнейший бог". Единый бог, разнообразный во множестве божеств, невидимый, неосязаемый и всемогущий проявляет себя в царе Египта, как в одной из своих ипостасей. Таким образом, когда царь говорит о себе: "Я был Ра. Я - великий бог, воссуществовавший сам" [КМ. 17], возможно, это не "магический шантаж", как предполагает акад. Тураев, а исповедание веры.
   Когда живой бог умирал, он на крыльях поднимался в сонм богов, которые с ужасом и трепетом встречали великого бога: "Земля дрожит, небо содрогается и боги трепещут, когда поднимается этот Пепи правогласный". И умерший фараон приказывает, повелевает богами, в его руках инсигнии власти: кнут и скипетр. Он пьет силы из богов: "черпает жизнь из своих отцов и матерей. Он - владыка мудрости, и его мать не знает имени его. Он стал могущественным, подобно богу Атуму, отцу, который дал ему жизнь, и после того как Атум породил его, он стал сильнее, чем его отец".
   Итак, царь является богом, одним из его титулов Нефернетер (nfr ntr) - "Благой бог", придворный этикет сближается с религиозным культом: никто не смеет называть царского имени "всуе", оно заменяется местоимениями или особыми титулами: "Хозяин Обеих земель", "Повелитель Тростника и Пчелы" и "Большой Дом", титул, дошедший до нас благодаря греческой (?????) транскрипции еврейского слова ????????, сохраненного Библией. Царя сопровождают большое количество "придворных маршалов", вельмож, выполняющих обязанности сходные со жреческими. К живому богу нельзя прикасаться, министры и вельможи целуют прах у ног монарха, и лишь самым ближайшим позволено лобзать сандалию. К фараону обращают гимны, посвященные Ра, называют его "солнцем земли", "таковы, например гимны Сенусерту III, гимн Рамсесу II, гимн Меренпта, гимн Рамсесу IV". Фараон властен надо всем в Египте, начиная от разливов Нила и заканчивая загробной участью своих подданных (об этом будет сказано ниже).
   И все же роль фараона несколько сложнее, чем живой бог, воплощение Атума и Ра или Гора и Осириса. Фараон был не только богом, но и человеком. Мемфисские жрецы довольно подробно развили идею, максимально раскрытую в Фиванской теологии, о боге как бестелесном духе, наполняющем все: "они познали, что Птах в каждом теле, в каждом рту всех богов, всех людей, всех зверей, всех червей и всего живущего, ибо он мыслит и повелевает всеми вещами, какими пожелает" (Мемфисское сказание). У. Бадж говорит о высоте религиозных воззрений египтян касающихся "исключительно духовной концепции" богов, сформулированной древнеегипетскими теологами. Бог есть дух, невидимый и неосязаемый, и фараон - "подлинный бог", но вполне осязаемый, видимый, и не всемогущий. Эта двойственность очевидна. Осознавали это и сами фараоны. "Как повествуется в знаменитой поэме о Кадешской битве, Рамсес II, окруженный многочисленными врагами, обращается с молитвой о помощи к своему "отцу", богу Амону, и тот спасает возлюбленного "сына" от угрожающей ему смертельной опасности. Это только один из множества примеров, свидетельствующих о том, что фараон, как и прочие смертные, в трудную минуту жизни искал помощи у богов". В текстах самых различных периодов истории Египта можно увидеть гимны фараону как великому богу, и сразу за воспеванием божественного могущества следует молитва к богам, с просьбой проявить любовь и даровать здоровье, власть и долгие годы жизни. Во всех храмах ежедневно возносились молитвы богам о здоровье фараона. Молился за себя, за свою семью и весь Египет и сам фараон. Таким образом, мы видим определенную двойственность природы фараона: он одновременно и бог, и человек. Причем не полубог, подобный легендарным царям Шумера и героям Греции, но "богочеловек", единственный посредник между богами и людьми, в себе соединяющий два этих мира. Бесчисленные рельефы храмов изображают фараона в сонме богов, он и только он один является истинным жрецом, все многочисленные жертвы в сотнях храмов по всему Египту приносятся от его имени и по его повелению.
   Еще одним примечательным фактом является т.н. "двойное отцовство". Если в текстах, подчеркивающих божественность фараона, утверждалось, что у него нет отца среди людей, либо даже, что он сам себя родил, не смотря на то, что во все знали отца нынешнего фараона, его имя, его деяния, где его захоронение и заупокойный храм. И, дабы сгладить очередную антиномию, в Новом царстве распространяется вера в то, что солнечный бог Амон (в тот период верховное божество) приходит к царице в виде ее мужа и зачинает наследника, будущего фараона (в отношении Хатшепсут и Аменхотепа III, фараонов XVIII династии, мы имеем совершенно неопровержимые доказательства концепции "двойного отцовства").
   Подобное внимание к сакральной роли фараона в данной работе обусловлена тем, что в фараоне египтяне видели для себя возможность вечной жизни в особом мире, полном, в основном, материальных благ. Заслужив благословение такого бога, египтянин надеялся получить участие в вечной и счастливой жизни на Полях Иалу. Жизнь эта совсем не похожа на посмертную славу божественного фараона, ее условия во многом напоминали ту жизнь, которую умершие вели на земле с той лишь разницей, что земли на Полях Иалу более плодородны, а болота изобилуют дичью: "Я знаю Поля Иалу, принадлежащие Ра. Высота ячменя там пять локтей: колосья его в два локтя, а стебель - в три. Их пшеница в семь локтей: колосья ее в три локтя, а стебель - в четыре" [КМ. 109]. За особые заслуги перед фараоном вельможи, военачальники и родственники получали как великий дар саркофаги из драгоценных пород дерева, предметы заупокойного культа и право строительства своих гробниц в непосредственной близости к захоронению фараона. Подобная форма благословений обеспечивала уверенность в блаженной жизни после смерти. Другой формой причастия фараону, по мнению проф. Зубова, являлось строительство пирамиды.
   Окончательное объединение Египта в единую деспотию, абсолютизация власти фараона и изменение его сакрального статуса не могло не сказаться и на формах захоронений. Первый фараон Древнего царства Санахт воздвиг себе огромную мастаба из кирпича и известняка с множеством подземных комнат, наполненных всем необходимым. Но уже второй фараон III династии Джосер начинает строительство первой каменной усыпальницы.
   В XIX в. считалось, что мегалитическая культура Европы имеет корни в Древнем Египте и была принесена в Бретань, Ютландию и Великобританию средиземноморскими колонистами. Однако, во второй половине ХХ в., с открытием способов более точной датировки, было установлено, что "мегалитические погребения ("каменные могильники") в Бретани были сооружены до 4000 г. до н.э., а в Англии и Дании такие могильники строились до 3000 г. до н.э.". У нас нет однозначных фактов, подтверждающих теорию влияния мегалитической культуры на культ смерти в Древнем Египте, но датировки и, главное, общая парадигма религиозной мысли (сохранение памяти и обеспечения бессмертия посредством гигантских каменных блоков, устремленных вверх) позволяет нам предположить заимствование.
   Существует так же несколько версий о форме пирамид.
   И. Эдвардс, в своей книге "The Pyramids of Egypt" предполагает, что треугольная форма связана с культом солнечных богов: "Возможен только один ответ: лучи солнца, падающие на землю. Удивительное зрелище можно наблюдать в Гизе пасмурным днем после полудня. Когда стоишь на дороге в Саккару и смотришь на запад на плато пирамид, то можно увидеть, как солнечные лучи пробиваются в просветы между тучами под тем же углом, который образуют грани Великой пирамиды. Возникает впечатление, что перед тобой одновременно нематериальный прототип и вполне материальная копия". Против этой теории говорит тот факт, что попытки универсализации солярных богов, в частности Амона-Ра, слияния в нем не только небесных, но и хтонических свойств, предпринимаются значительно позже в период Нового Царства.
   Вернер и Элфорд предположили, что форма пирамид связана с Изначальным холмом - "Бенбен" - результатом мастурбации (актом творения "из себя") солярного бога-творца. Буквально древнеегипетское слово "бен" (bn) означает сперму, в данном случае божественное семя, из которой демиург создает (рождает) богов: "Я соединился с моим кулаком, совокупился с моей рукой, упало семя в мой собственный рот. И я выплюнул Шу, я изрыгнул Тефнут" [ТП. 600]. Подобное упрощение, даже можно сказать вульгаризация высокой концепции мемфисской теологии о творении словом (сказал = выплюнул), связано с социальными, экономическими и политическими потрясениями I Переходного периода, которые являлись причиной религиозного упадка XXIII-XXI вв. до Р.Х.. Итак, согласно этой версии, форма пирамид повторяла форму Первохолма "Бенбен", священное изображение которого (пирамидион) было установлено на вершине колонны (символизировавшей фаллос Ра) в Гелиополе. Таким образом усыпальницы фараонов, "символизирующие сам источник творения, следовательно, эпицентр силы", должны были обеспечить возрождение умершего царя среди богов, подобно "выплюнутым" Шу и Тефнут. Эта версия особо близка к пониманию менгиров в мегалитической культуре Европы.
   М. Ленер предполагал, что форма пирамиды - это лестница на небо, по которой восходит к богам умерший фараон: "Пирамида - это соединение небес и земли, которое прославляет и трансформирует обожествленного царя". Версии об астрономическом назначении пирамид, а так же совсем фантастические гипотезы, обретающие все большую популярность в последние десятилетия, объясняющие пирамиды как энергетические установки погибшей цивилизации атлантов или навигационные ориентиры для инопланетных космических кораблей мы рассматривать не будем.
   Доминирующей в наше время считается теория постепенной трансформации мастаба в пирамиду. Визиром фараона Джосера был жрец, маг, врач, полководец, писатель и архитектор Имхотеп, человек выдающихся качеств, через 2500 лет обожествленный, ставший покровителем писцов, врачей и строителей, греками отождествленный с Асклепием. Имхотеп построил первую гробницу для фараона в Бен-Халлафе, в непосредственной близости от захоронений предшественников Джосера: его брата Санахта и отца Хасехемуи, последнего фараона Раннего царства. Первая мастаба, традиционно сложенная из высушенного на солнце кирпича, однако, отличалась значительными размерами. Вторую усыпальницу Джосер с помощью Имхотепа возвел на западе от Мемфиса. Она была схожа с первой, но выполнена из камня. "Она имела около 38 футов высоты, приблизительно 227 футов в ширину, и ее длина с севера на юг была, точно неизвестно на сколько футов, больше ширины. С течением времени он расширил ее основание и также увеличил в высоту посредством пяти прямоугольных надстроек, размер которых постепенно уменьшался кверху. В результате получилось ступенчатое сооружение в 6 этажей, имевшее в высоту 190 футов и приблизительно напоминавшее в целом пирамиду". До настоящего времени пирамида Джосера сохранилась в хорошем состоянии, хотя её размеры несколько уменьшились и составляют 121 на 109 м, а высота 59 м.
   Последующие фараоны III династии строили себе пирамиды по такому же типу, увеличивая основания мастаба и надстраивая этажи. Зодчим т.н. Погребенной (была полностью погребена под песком) пирамиды фараона Сехемхета, приемника Джосера, считается так же Имхотеп. Его пирамида не была достроена из-за внезапной смерти монарха. Усыпальница Хаба отличается от всех круглым основанием и называется Круглой пирамидой. Пирамида Хуни, последнего фараона III династии, приобретает привычный для нас вид "истинной" пирамиды. Когда Хуни умер, его усыпальница была выстроена лишь на семь этажей, следующий фараон, основатель IV династии, Снофру приказал надстроить последний восьмой этаж и заполнить пространство между ступенями камнями, а всё строение обложить плитами из турского известняка, превратив ее в первую пирамиду с гладкими стенами. Пирамида Хуни стала первой собственно пирамидой, крупнейшей из построенных фараонами III династии: основание 146 на 146 м, высота 118 м.
   Фараон Снофру построил себе несколько пирамид, т.н. Срезанную (или Ломаную) пирамиду с основанием 188 на 188 м, высотой 105 м, Розовую (или Красную) пирамиду с основанием 218,5 на 221,5 м, высотой 104,4 м и, наконец, пирамиду в Мейдуме с основанием 146 на 146 м, высотой 118 м. Вопрос о смысле ложных пирамид, т.н. "кенотафах", до наших дней остается открытым. Высказывались предположения, что возведение второй, ложной пирамиды связано с доисторической традицией "хеб-седа" (др. ег. - Праздник хвоста", так как шкура и хвост были элементами культовых облачений фараона и жрецов): ритуального убийства вождя на тридцатый год правления. Очевидно, это было связано с репродуктивными силами вождя, от которых зависела и его магическая сила, а значит урожаи и благосостояние народа. В исторический период традиция изменилась, царя более не убивали физически, вероятно, во время обширных празднеств фараон ритуально умерщвлялся и был погребаем в кенотафе в виде своей статуи.
   В какой из трех пирамид был захоронен фараон Снофру не известно, ни в одной из них не найден саркофаг или мумия, которую можно было бы однозначно считать телом Снофру. Считается, что вероятным местом захоронения стала т.н. Розовая пирамида, облицованная камнем, приобретающим розовый оттенок в лучах заходящего солнца.
   На строительство трех огромных каменных сооружений должны были привлечены все ресурсы Египетского царства, что опять же указывает на сходство религиозной мысли древнеегипетской и мегалитической культур. Общий объем этих трех пирамид (3 682 500 м3) намного превосходит объём Великой Пирамиды в Гизе (2 600 000 м3), что позволяет считать Снофру самым великим строителем Древнего царства.
   Вторым фараоном IV династии был Хуфу, известный нам по Геродоту как Хеопс. Его полное имя Хнум-Хуфу, что означает "Меня защищает Хнум" (Хнум - бараноголовый бог небольшого города в Среднем Египте). Само имя указывает на происхождение фараона: он не был из Мемфиса, и нам неизвестно каким образом провинциальному вельможе удалось сместить могущественного Снофру и стать основателем новой линии царей. Однако, на незаурядность фараона недвусмысленно указывают те сооружения, которые были возведены при Хуфу, и, во-первых, это Великая пирамида. Геродот рассказывает во II томе своей "Истории" о строительстве Великой пирамиды: "Затем заставил всех египтян работать на него. Так, одни были обязаны перетаскивать к Нилу огромные глыбы камней из каменоломен в Аравийских горах (через реку камни перевозили на кораблях), а другим было приказано тащить их дальше до так называемых Ливийских гор. Сто тысяч людей выполняло эту работу непрерывно, сменяясь каждые три месяца. Десять лет пришлось измученному народу строить дорогу, по которой тащили эти каменные глыбы, - работа, по-моему, едва ли не столь же огромная, как и постройка самой пирамиды. Десять лет продолжалось строительство этой дороги и подземных покоев на холме, где стоят пирамиды. В этих покоях Хеопс устроил свою усыпальницу на острове, проведя на гору нильский канал. Сооружение же самой пирамиды продолжалось 20 лет. Построена же эта пирамида вот как. Сначала она идет в виде лестницы уступами, которые иные называют площадками, или ступенями. После того как заложили первые камни основания, остальные для заполнения площадок поднимали при помощи помостов, сколоченных из коротких балок. Так поднимали с земли камни на первую ступень лестницы. Там клали камень на другой помост; с первой ступени втаскивали на второй помост, при помощи которого поднимали на вторую ступень. Сколько было рядов ступеней, столько было и подъемных приспособлений. Быть может, однако, было только одно подъемное приспособление, которое после подъема камня без труда переносилось на следующую ступень. Мне ведь сообщали об обоих способах - почему я и привожу их. Таким образом, сначала была окончена верхняя часть пирамиды, затем соорудили среднюю и напоследок самые нижние ступени на земле. На пирамиде египетскими письменами было обозначено, сколько редьки, лука, чеснока съели рабочие". Свидетельство древнегреческого историка в какой-то степени подтверждают современные подсчеты. Ранее считалось, что пирамиду строили рабы, что Египет страдал от непосильной ноши колоссального строительства. В немалой степени причиной этому были свидетельства Геродота, описывающего всеобщую ненависть народа к фараону Хуфу. Однако, акад. Тураев предполагает, что ненависть к Хуфу и его приемникам IV династии была измышлена при фараонах V династии как обоснование не только смены правящего дома, но и государственного устройства, о чем будет сказано ниже. Проф. Зубов утверждает, что "гробница царя была орудием спасения всего народа", и соучастие в загробной участи фараона - в строительстве пирамиды - было делом личного спасения, обретения вечной жизни.
   Пирамида Хуфу сложена из около 2 300 000 каменных глыб, каждая в среднем в 2,5 т, ее высота 146,6 м, длина основания 230 м. Каждый блок подогнан к другому с поистине ювелирной точностью. Все сооружение выполнено из известняка, "за исключением главного склепа и помещений над ним, распределяющих тяжесть, где мастерство заметно ниже. Последняя, или верхняя часть, очевидно, строилась с большой поспешностью, нежели нижние части. Проходы были закрыты гранитными глыбами, а с наружной стороны пирамида была покрыта облицовкой из поразительно пригнанных друг другу трехгранных плит, с тех пор растасканных". Пирамида была окружена широким двором, вымощенным известняковыми плитами и обнесена каменной оградой, с восточной стороны был построен заупокойный храм, от которого сейчас остался лишь часть базальтового пола.
   Фараон Хафра, чье имя означает "Его сияние - Ра", построил вторую, а его сын Менкара, чье имя означает "Сохраняющий Ка Ра" - третью из Великих пирамид Гизы, причем каждая последующая была меньше предыдущей и менее искусно построена. Последний фараон IV династии, сын Менкара Шепсескаф отказывается от строительства громадной каменной усыпальницы, возвращаясь к древней традиционной форме мастаба. Существует две основные версии этому: ослабление власти фараона, вызванное центробежными силами в номах, ослабление экономики Египта, подорванной строительством пирамид и попытка Шепсескафа противодействовать все более возрастающему влиянию Гелиопольских жрецов, то есть смещение акцента в культе смерти с солярного бога Ра на изначального хтонического бога Птаха.
   Первые три фараона V династии, очевидно, были из Гелиополя. Из Папируса Весткар нам известно, что они были братьями, рожденными женой верховного жреца Гелиополя от бога Ра. С них: Усеркафа, Нефериркара и Какаи, начинается возвеличивание Ра, чья слава как верховного бога померкнет лишь на рубеже эр, уступая новому Солнцу Востока - Иисусу Христу. Происходят изменения не только в государственной религии, но и в государственном устройстве. Ранее в руках фараона была сконцентрирована вся власть над Египтом, правители номов были чиновниками, визиром - сын и наследник, "казначеями бога", т.е. управляющими казной - младшие сыновья или ближайшие родственники. Теперь ситуация изменилась: фараонами стали жрецы Ра, отстраненным от высшей власти жрецам Птаха был предложен наследственный пост визира. Управляющие номами чиновники получали все большую самостоятельность, стали передавать свой пост по наследству, превращаясь фактически полузависимых князей. Они более не видели необходимости в стремлении построить свою усыпальницу вблизи пирамиды божественного фараона, возводя мастаба около своих провинциальных столиц. Подобная ситуация существовала до конца Древнего царства. Говорить о централизованной власти в этот период можно со значительными оговорками, в этих условиях о строительстве усыпальниц подобных пирамидам Хуфу и Хафра не могло быть и речи. Пирамиды фараонов V династии не велики в размерах, едва ли в половину высоты пирамиды Менкара, выполнены они были не из полированных блоков, а по большей части из необтесанных глыб и даже щебня и песка. Сейчас пирамиды V династии находятся в состоянии полного разрушения и представляют собой невысокие курганы.
   Пирамиды изменились не только внешне. Гигантские усыпальницы фараонов IV династии молчаливы, в них нет надписей и рисунков. Вероятно, это объясняется уверенностью фараона в своей загробной участи. У значительно менее могущественных фараонов V и VI династий, очевидно, уверенности было меньше, поэтому в коридорах, криптах, галереях их пирамид появляются многочисленные иероглифические тексты: молитвы, гимны, заклинания, магические формулы и рекомендации как себя вести в мире умерших, все это предназначалось только покойному фараону, точнее его Ка, т.к. после погребения пирамиды замуровывались. В пирамиде Унаса, фараона V династии, были начертаны 649 строк, в пирамидах фараонов VI династии Атоти - 399, Пиопи I - более 800, Пиопи II - почти 1400. Весьма многие изречения повторяются, в разных пирамидах, всего насчитывается 712 изречений разной длины - от одной фразы до объемных текстов. Изречения нагромождены без всякой системы, случайно, в разных пирамидах размещены в различном порядке, иногда можно встретить потертые участки и написанные поверх сумбурные вставки. Многие изречения можно отнести к додинастическому периоду - это характерная черта крайнего консерватизма египетской религиозности. Иероглифы писались зеленой краской (цвет жизни), причем писцы избегали изображать животных, которые могли бы повредить фараону, а там, где это было необходимо, опасные животные изображались рассеченными на части или обезглавленными. Что указывает на веру в связь образа и духовного прототипа.
   Продолжает развитие мумификация и бальзамирование. В это же время в захоронения устанавливаются статуи из камня, металла или дерева - это попытка сохранить образ умершего, в случае если будет повреждена мумия. Для изображения фараона вырабатывается определенный "иконографический" канон: строгие ритуальные позы и инсигнии власти, нарушенный только при фараоне-еретике Аменхотепе IV (Эхнатоне).
   Вельможи и могущественные владетели номов сооружают себе мастаба, стены подземных камер расписываются сценами из жизни: усопший с женой и детьми, вот он в военном походе или на строительстве канала, он на охоте или в лодке с гарпуном в руке. Простые люди хоронят по-старому, в простых круглых ямах, в эмбриональном положении, заворачивая тела в льняные покрывала, без мумификации и бальзамирования. Культ смерти по отношению к простолюдинам изменится только в Среднем царстве.
   1.3. Осирис.
   Как было сказано выше, фараон отождествлялся с богом солнца, после смерти восходящим на небо в божественную славу. Ко времени правления V династии религиозные акценты окончательно смещаются с Птаха на Ра, который объявляется верховным богом, первым фараоном Египта, демиургом. Однако в этот же период в культе смерти происходят обратные тенденции, внимание перемещается с солярного Ра на его внука Осириса, как и Птах - хтонического бога, который навсегда становится центральной фигурой культа смерти.
   Родиной Осириса (др. ег. - Усир) можно назвать город Бусирис, который, собственно, и назван по имени бога: Пер-Усир-неб-Джеду (Дом Осириса, господина Джеду). Но уже в Текстах Пирамид и Книге Мертвых он неоднократно именуется "бог умерших из Абидоса".
   Абидос - город в номе Тинис в Верхнем Египте у самой границы Ливийской пустыни. Древнейшим известным божеством Абидоса был Хентаментиу, изображающийся в виде лежащей черной собаки или шакала. Как уже было сказано, буквально Хентиаментиу переводится как "Первый из западных" или "Владыка мертвых". Под этим именем в Абидосе почитали Анубиса. Но уже к концу эпохи Древнего царства в Абидос приходит культ Осириса, который вытесняет (поглощает) Хентиаментиу. Абидос становится главным центром культа Осириса, а некрополь на границе Ливийской пустыни - крупнейшим.
   Наиболее полные повествования об Осирисе принадлежат древнегреческим мыслителям Плутарху и Диодору Сицилийскому, которые пытаются переосмыслить древнеегипетский миф в соответствии с греческими представлениями того времени. Собственно египетские источники, рассказывающие об Осирисе отрывочны, туманны, зачастую противоречивы, как было принято в древнеегипетской религиозной литературе. Он упоминается в Текстах Пирамид, Текстах Саркофагов, Книге Мертвых, гимнах Осирису на стеле С-286 Лувра, в папирусе Бремнер-Ринда, ремесийском папирусе, стеле "Гор на крокодилах", стелах Ихернефрена, Ментухотепа, Схеменбра, фараона Неферхотепа, на ряде других стел и в Памятнике Мемфисской теологии.
   Осирис является одним из самых известных и в то же время самых загадочных божеств древнеегипетской религии. Среди египтологов до сих пор является открытым вопрос о его происхождении и главном аспекте его культа. К. Зете искал в мифе об Осирисе "историческое зерно", высказывая мнение, что он был одним из древнейших правителей Египта, впоследствии обожествленных. Эту версию разделяли уже упоминаемый Г. Кеес и ряд менее значимых исследователей. Относительно этой теории один из крупнейших египтологов ХХ в. А. Гардинер публично заявил: "Я решительно отвергаю эту точку зрения, которую считаю в высшей степени невероятной". С другой стороны Д.Д. Фрезер, убедительно доказывает в главах с 38 по 42, что Осирис был божеством растительности, плодородия, богом зерна, подобно Адонису, Аттису, Дионису. Не смотря на то, что Фрейзер был религиоведом, этнологом и не являлся специалистом по Др. Египту, под его влиянием в начале ХХ в. "среди египтологов распространился взгляд на Осириса как на бога растительности в основном". Только к середине века А. Гардинер "со свойственной ему ясностью и строгостью мысли, опираясь на исключительное знание египетских текстов и памятников" смог убедительно опровергнуть Фрезера и согласных с ним египтологов, доказав, что основное положение Фрезера относительно роли Осириса несостоятельно.
   Мы считаем уместным очень коротко напомнить миф об Осирисе, являющийся, как уже было сказано, центральным и важнейшим мифом культа смерти.
   Земля (бог Геб) и небо (богиня Нут) рождают двух сыновей и двух дочерей: Осириса, Сета, Изиду и Нефтиду. Став фараоном Египта, Осирис подобно родному отцу заботится о вверенном ему народе: научает людей сельскому хозяйству, ирригации, музыке, закону, являясь т.н. культурным героем. Изида полюбила брата еще в чреве матери и стала ему женой, древнеегипетским идеалом жены и матери. Любила Осириса и младшая его сестра, жена Сета Нефтида, однажды, приняв вид Изиды, она соединилась с Осирисом и родила Анубиса. Завидуя славе брата, Сет замышляет убить его и самому стать фараоном. Устроив пир, Сет приказывает слугам принести драгоценный саркофаг и говорит, что подарит его тому, кому тот придется впору. Когда в саркофаг лег Осирис, слуги Сета закрыли крышку и бросили в воды Нила. Гроб вынесло в море и выбросило на финикийском берегу, недалеко от города Библ. Здесь произошло чудо: выросло огромное дерево, полностью скрывшее под своими корнями саркофаг. Рыдая о потерянном муже и брате, Изида пошла на поиски тела, найдя его, она попыталась скрыть саркофаг в болотах Дельты. Однако, Сет узнал о находке, явился в болота и, разрубив тело Осириса на 14 частей, разбросал их по всему Египту. Изида, влекомая любовью, разыскала все части убитого мужа, не нашла лишь фаллоса, который съели нильские рыбы, в другой версии крокодилы. Фаллос она слепила из глины, в другой версии сделала из красного дерева, а Анубис собрал части и создал первую мумию. Будучи богиней магии, Изида на мгновение оживила Осириса и в виде самки коршуна соединилась с ним, зачав Гора. Родившегося сокологолового бога Изида прятала от Сета в болотах Дельты. Когда Гор вошел в возраст юноши, о нем узнал Сет. Сначала он хотел хитростью подчинить себе Гора, устранив опасность для своей власти, и попытался соблазнить юного бога. Узнав о замысле Сета, Изида посоветовала сыну согласиться на близость, но не позволить Сету излить его семя внутрь, а собрать ее в руку. Гор так и поступил, собрал семя Сета в руку и принес матери, которая отрубила руку, державшую семя, и бросила ее в болото. После чего богиня взяла семя своего сына и, узнав, где выращивают латук для стола Сета, обманом заставила одного из огородников окропить им листья. Съев латук Сет "забеременел от Гора". Когда Сет вызвал Гора на суд Эннеады и рассказал, что его семя в Горе, судьи стали гневаться и плевать в сокологолового бога, который, в свою очередь, обвинил Сета во лжи и заявил, что наоборот его семя в Сете. Тогда мудрый Тот положил руку на плечо Гора и сказал "Выходи, семя Сета!" и оно откликнулось из глубины болота. Так же воззвал Тот к семени Гора, и оно появилось в виде золотого диска на голове Сета. Тот отнял диск и возложил его себе на голову как украшение. Суд постановил, что фараоном Египта будет Гор, после чего Геб венчает юного царя короной Обеих Земель. Но Сет не признал решение Эннеады, он начал войну. Битва длилась много дней и все это время мир покрывала тьма. Сет смог вырвать Око у противника, но Гору удалось оскопить Сета, тем самым одержав победу. Отняв у поверженного бога свое Око, Гор при помощи Изиды, по другим версиям Тота или Анубиса, исцеляет его. Теперь Око Гора называется Уаджет (др. ег. - "Зеленое"), т.е. Исцеленное или Воскресшее. Гор предлагает отцу съесть Уаджет, в результате чего Осирис оживает. Он не претендует на двойную корону Египта, возвращается в Дуат, чтобы там царствовать и судить умерших.
   Если опустить все, условно назовем, приключения героев, обязательные для любого мифа, можно увидеть основные элементы повествования: смерть, мумификация, победа под источником смерти и воскресение.
   Всякий человек смертен, даже фараон, и он умрет, как умер Осирис, но он и воскреснет, как воскрес Осирис - и это было главным обетованием в культе смерти Древнего Египта.
   История Осириса не оставалась достоянием одних лишь жрецов, как, например, сложные системы Мемфисской теологии, в Абидосе и других крупных городах ежегодно проводились мистерии, посвященные Осирису, Изиде и Гору. В дни празднеств жрецы надевали маски, соответствующие короны и вместе с многочисленными жителями участвовали в этой священной драме, вновь и вновь переживая события мифа. "Наиболее раннее упоминание об этих мистериях содержатся в стеле некоего Ихернефрета, посланного фараоном Сенусертом III (приблизительно в 1859 г. до н.э.) для ревизии абидосского храма и проходящих там мистерий".
   Так же кратко рассмотрим основные элементы мистерий.
   Первая сцена мистерии: убийство Осириса. В ладье везли статую Осириса - мумию в короне, со скипетром и треххвостым кнутом в руках, перед ладьей шествовал жрец в маске шакала, он - Анубис, за ладьей шли служители храма, они были богами-защитниками Осириса, за ними следовали множество верующих. Внезапно толпа вооруженных палками и дубинами людей нападала на процессию, Анубис прогонял врагов Осириса. Через некоторое время нападение повторялось, теперь толпу прогоняли боги-защитники. И в третий раз нападали вооруженные демоны, с которыми в схватку вступали верующие, так же вооруженные палками и дубинами. Битва была довольно ожесточенной, разбивали головы, ломали конечности, проливалась кровь. В пылу сражения пропадала статуя Осириса. Нападавшие разбегались, а жрец, служители и верующие начинают искать бога, стеная и рыдая.
   Вторая сцена мистерии: оплакивание Осириса. Верховный жрец объявлял, что тело Осириса найдено во рву, куда его бросил Сет. Все шли в указанное место. Центральными фигурами этого действа был жрец в маске шакала и две жрицы с тотемами Изиды и Нефтиды на головах. Статую Осириса поднимали изо рва и с рыданием несли в храм, где Анубис мумифицировал статую, а жрицы со слезами на глазах произносили текст "Плача Изиды и Нефтиды".
   Третья сцена мистерии: битва Гора и Сета и воскресение Осириса. Жрец в маске сокола вызывал на поединок Сета, после чего во дворе храма происходила битва между сторонниками и противниками Гора. Воины Гора одерживали победу, обращая в бегство врагов. Жрец выходил на площадку и произносил: "Я отмстил за отца моего Уннефера в день великой битвы". После чего он уходил в храм, подразумевалось, что там он давал Осирису Око, оживляя его. Третий раз, выйдя на площадку, жрец объявлял, что Осирис воскрес и все начинали ликовать и петь гимны владыке Дуата.
   Мистерии длились несколько дней и оказывали значительное влияние на участников и зрителей.
   Другим типом мистерий Осириса была коронация фараона. В папирусе, датируемым XX в. до Р.Х., описываются коронационные мистерии Сенусерта I. Центральной фигурой священного действа был молодой фараон, выступающий в роли Гора. В папирусе приведены тексты речей, которые должны произносить жрецы и молодой фараон, и сделаны искусные иллюстрации основных моментов мистерии, необходимых декораций и аксессуаров, однако, акцент драмы смещен с воскресения Осириса на коронацию Гора. В этом действе участвует не только Гор, но и Осирис, не произносящий ни слова, бездвижно стоящий в одном месте, что в совокупности с другими фактами, дает основание предположить, что роль Осириса исполнял сам умерший фараон, присутствующий в качестве мумии.
   Надо добавить, что во всех известных нам египетских религиозных текстах очень строго соблюдалась разница между фараоном живым, который всегда - Гор, и фараоном умершим, который всегда - Осирис, но никогда не наоборот.
   Итак, фараон - это Ра, фараон - это Осирис, его посмертная участь - слава. Для обычных людей это пока еще недостижимо.
  
   Подводя итог, мы можем выделить два аспекта:
  -- вера в бессмертие души и телесное воскресение мертвых;
  -- вера в царя, как особое существо, бога и человека, посредника между миром богом и миром людей, спасителя.
   Сравнивая эти положения с вероучением Христианской Церкви, существует серьезный соблазн провести необоснованно жесткие параллели, от чего не смогли удержаться, вероятно, излишне восторженные египтологи XIX в., а так же не избежавший идеологического влияния акад. Коростовцев, посвятивший этому две главы своей прекрасной монографии. Тема эта действительно серьезная и нуждается в глубоком исследовании и осмыслении. Автор данной работы полагает, что говорить о прямых заимствованиях было бы упрощением.
   Ряд крупных религиоведов и историков религии, среди которых В. Шмидт, автор глубочайшего 12-ти томного исследования "Происхождение идеи Бога", придерживаются т.н. прамонотеистической теории происхождения религии. Проф. А. Осипов так излагает основы этой теории: "возникший Homo sapiens имел сравнительно сложные религиозные представления в виде солярного (солнечного) культа. Но кому поклонялся он: солнцу или "Солнцу правды" - Богу?", однако, со временем происходит "деградация религиозного сознания... инволюция религии", туман измышлений, упрощений, стремление сделать Бога более понятным, антропо- или зооморфным, приводит к частичной или полной потере идеи Единого Бога, забвению Его обетований. Древние египтяне смогли сохранить "искру истины и древних преданий, что все еще тлела под пеплом языческого заблуждения".
   Ожидание царя-спасителя можно назвать общим местом, свойственным не только религии Др. Египта, но и Др. Шумера, других семитских народов Переднего Востока, религии хеттов, древних китайцев, религиозным системах Мезоамерики, эту идею можно увидеть и у современных примитивных народов Африки и Океании, обожествляющих своих вождей. И если объяснить простым заимствованием можно по отношению к народам географически близким друг другу, но как объяснить схожие ожидания в религиях народов, разделенных десятками тысяч километров и непреодолимыми водными преградами? Лишь общностью религиозной интуиции и памятью об изначальной прарелигии.
   Отметив общее, необходимо указать на принципиальное несогласие положений древнеегипетской и христианской религий.
   Христианству чуждо учение о множественности душ и необходимости их "кормления". Св. Иоанн Дамаскин в "Точном изложении православной веры" пишет, что "душа есть сущность живая, простая и бестелесная, по своей природе невидимая... бессмертная... не имеющая формы". Единственной необходимостью души является причастность Богу, в Котором она получает как свое онтологическое основание, так и благость, отнюдь не нуждаясь в пище, вине, танцах и развлечениях. О посмертном бытии св. ап. Павел писал, что "не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его" (1 Кор. 2:9), т.е. ожидания сверхчувственны, и никак не могут быть сведены к привычному "сельскохозяйственному" образу жизни в другом, путь и лучшем, мире.
  
   Глава 2. Культ смерти в период до ХХ династии.
   VI династия (ок. 2345 -- 2150 до Р.Х.) - время заката Древнего царства. Усиливающаяся земельная аристократия угрожает единству Египта, наконец, после смерти последнего сильного фараона Пиопи II, правление которого продлилось 94 года, страна медленно погружается в хаос. Фараон Меренра II, правящий полтора года и его сестра, на два года принявшая титул фараона после его убийства и так же не удержавшая власть в руках, были последними монархами единого Египта. В середине XXIII в. до Р.Х. центробежные силы разрывают государство на 42 независимых княжества, ведущих непрерывные междоусобные войны, страдающие от набегов некогда покоренных кочевников, и голода. Практически тысячелетний период - с объединения царем Нармером Обеих Земель - период невероятного расцвета, непрекращающейся творческой работы, строительства Великих пирамид и создания высоких теологических систем, сменяется продолжительной (ок. 200 лет) эпохой упадка, называемого Первым Переходным периодом.
   Фараоны VII и VIII династий, правившие в Мемфисе были тенями царей Древнего царства, родство с которыми особо подчеркивали. Заявляя притязания на особые почести, связанные с титулом фараона, они влачили жалкое существование, не в состоянии никак повлиять на ужасное положение Египта. Менефон свидетельствует: "Семьдесят царей правили семьдесят дней".
   Фараоны IX и X, т.н. Гераклеопольских династий, вырвавшие двойную корону из рук ослабевших мемфисских владык, начинают воссоздание Египта. С середины XXII в. до Р.Х. начинает возвышение город Фивы, около 2040 г. до Р.Х. фиванский царь Ментухотеп разбивает войска гераклиопольского фараона Мерикара, тем самым окончательно объединив Египет. Начинается эпоха Среднего царства.
   2.1. Расширение границ заупокойного ритуала.
   В I Переходный период фараоны слишком слабы, чтобы помышлять о строительстве сколько-нибудь значимых заупокойных сооружений. Пирамиды строят из кирпича, не всегда укрепляя даже облицовкой из известняка. Более того в это время разграбляются храмы и захоронения, в литературном памятнике XXII в. до Р.Х. "Поучение гераклеопольского царя своему сыну Мерикара" Ахтой III несколько раз увещевает сына не разрушать храмы, не грабить гробницы, упоминая, что он сам поступал так: "Не разрушай гробниц, уничтожая оставшиеся. Я сделал подобное" и далее указывает, по-видимому, на распространенную практику: "Не строй гробницу, разрушая сделанное, чтобы соорудить свою". В другом пространном литературном произведении этого периода "Разговор разочарованного со своим Ба" очень эмоционально описываются некоторые сомнения, в блаженной и вечной жизни на Полях Иалу. Ба обращается к "Разочарованному", вероятно, желающему покончить жизнь самоубийством, с такими словами, искушая его: "Если вспомнишь погребение, огорчено сердце этим. Это вызывает слезы, это делает человека несчастным, забирает его из дома и бросает на холм. Никогда не выйдешь ты наверх, чтобы увидеть солнце. Люди, строившие в камне граните, построившие залы в пирамидах прекрасных с превосходной работой, когда стали эти строители богами, опустели их жертвенники, как у тех, умерших на берегу, чьи концы омывает вода, и солнце опаляет их, тех, с кем говорят рыбы". Далее Ба повествует о "умерших на берегу", бесславно погибших "на озере, переполненном крокодилами, ночью", т.е. их тела съедены, а не похоронены, а значит не они лишены надежды на вечность. Вероятно, эти сомнения вызваны общим религиозным упадком, разграбленными гробницами, разрушенными заупокойными храмами, ничтожностью личности фараона, уже мало чем напоминающего бога-спасителя.
   Политическое завещание Ахтоя III, в котором он поучает наследника как управлять страною, заканчивается, можно сказать, исповеданием веры. Этот текст тем более важен, что в нем мы можем видеть очередную веху эволюции религиозной мысли (в контексте культа смерти), смещение акцентов с личности фараона на обычных людей: "Заботься о людях, пастве бога. Сотворил он для них небо и землю по их желанию, уничтожил он мрак вод, создал он для них воздух, чтобы жили им их носы. Это подобия его, которые вышли из его тела. Восходит он на небо по их желанию. Он создал для них растения, скот, птиц, чтобы их питать. Он сотворил свет по их желанию и объезжает на ладье небо, чтобы видеть их. Воздвиг он для себя святилище позади них и слышит, когда они плачут. Он создал для них владыку, как опору, чтобы поддержать спину слабого". Уже не люди для фараона, но фараон - для "паствы бога"; он уже не единственная надежда спасения, но "опора, чтобы поддержать спину слабого". Как реакция на религиозный упадок, на определенный скепсис, возникает вера в божественность не только фараона, но каждого египтянина, и в текстах Среднего царства мы встречаем уже уверенное отождествление любого умершего с Осирисом. Характерно так же, что и сам фараон (особенно явно это проявляется в заупокойных текстах эпохи Нового царства) после смерти должен пройти теми же путями, что и любой египтянин. Это изменение в религиозных воззрениях на тайну смерти египтологи называют "Демократизацией заупокойного ритуала", однако данный термин не совсем корректно отражает суть процесса.
   Со времен V династии культ Ра вытесняет культ Птаха, очевидное главенство солярного божества сохраняется в течение двух веков внутренних смут и междоусобиц. К началу Среднего царства торжество Ра становится полным. Другие жреческие общины, стремящиеся защитить культ местных богов, выбирали путь синтеза, "отвоевывая" для своих божеств "частицу славы бога-солнца". Одним из путей решения этой задачи жрецы видели в отождествлении с Ра, объявляя своего бога формой и ипостасью солнечного бога. "Так, например, жрецы бога-крокодила Себека, не имевшего вначале никакого касания к богу-солнцу, называли теперь Себек-Ра". Похожая ситуация происходит и с Амоном, богом города Фивы, из "захолустной деревеньки" ставшей новой столицей Египта.
   Вероятно, изначально богом Фив был бог плодородия Мин, изображавшийся, зачастую, с эрегированный членом, либо с фаллосом в руке, поднятой над головой, с плетью в левой руке, всегда с черным лицом (цвет плодородной земли) и в короне с двумя высокими перьями. Культ Мина, как считает У. Бадж, был популярен в Египте и на праздники, посвященные ему, собирались едва ли не больше людей, чем на мистерии Осириса. По другой версии, изначальным богом Фив был Монту, изображавшийся с головой сокола или кобчика, по-видимому, он являлся одной из разновидностей общеегипетского "древнего" Гора, однако же, в большей степени его специализацией была война, небо и гроза. Как указывает К. Зете, внимание к военной ипостаси являлось результатом многолетних, победоносных войн правителей Фив против гераклеопольских фараонов, закончившихся воцарением новой фиванской династии. Таким образом, когда Фивы становятся столицей Обеих Земель, фиванскому божеству необходимо "войти в величие Ра", как главного государственного бога. Происходит трансформация, и Мин (или Монту) становится Амоном.
   Амон, чье имя можно перевести как "сокрытый", "невидимый", изображается в виде человека в короне с двумя высокими перьями (как Мин), в то же время он - бог воздуха (как Монту), он - вездесущий ветер, дух, дающий дыхание жизни, демиург, царь богов.
   Третья версия, изложенная в конце ХХ в. французским египтологом А. Дюма предполагает существование культа Амона еще в эпоху Древнего царства (VI династии) слившегося с Ра, на что указывает надпись на статуе фараона Пепи I: "любимый Амоном-Ра, владыкой Фив".
   Амон-Ра, во-первых, государственный бог, его культ поддерживается и популяризируется фараонами фиванских династий, благодаря чему он стремительно из локального божества становится общеегипетским главным космическим богом, очень скоро вбирая в себя не только свойства солярных и небесных богов, но и хтонических, примером чему может быть культ Пта-Амона. Проф. Зубов предполагает, что во время глубокого религиозного упадка I Переходного периода понимание богов как условных персонификаций свойств "единого и единственного" бога было практически забыто, что вынудило жрецов (носителей древнего религиозного знания) создавать искусственные теологические конструкции.
   Иная ситуация с культом Осириса. Торжество его культа, ни мало не уступающего культу Амона-Ра, было обусловлено совершенно иными причинами. Не имея непосредственного отношения к сакральной власти фараона, Осирис своим высоким авторитетом был всецело обязан народу. В гимнах Осирису можно увидеть попытки занять место главного космического бога, в нем, а не в Амоне-Ра предлагается видеть центр унификации: "Слава тебе, Осирис, владыка вечности, царь богов! Именам твоим нет числа, ты дивен образами". Обладающий хтоническими свойствами и изначально лунное божество, Осирис наделяется солярными функциями: "Послал он свет двумя перьями своими и залил светом Две Земли, как Атон на рассвете", становится вседержителем: "Он взял эту землю в руку свою, воды ее и воздух ее, растения ее и скот ее", "царь севера и юга, Осирис правогласный, правитель мира во всякое время", и боги Девятки (в их числе и Ра) склоняются перед ним - повелителем богов, демиургом, создавшим их.
   В эпоху Среднего царства храмы увеличивались в размерах, особенно храмы солярных богов, но профессиональное жречество было все еще немногочисленным. Для совершения богослужений и мистерий в большом количестве привлекались "миряне", в значительной степени это касалась массовых богослужений, посвященных Осирису. Абидосский некрополь становился главным культовым центром Египта, огромные толпы паломников прибывали в Абидос для участия в мистериях. Каждый египтянин стремился в Абидос, к гробнице Осириса, которая была погребена под огромной горой сосудов с приношениями, сделанными по обету. Каждый знатный египтянин, номарх или придворный вельможа, стремился быть похороненным в Абидосе, как можно ближе к главному заупокойному храму некрополя, дошло до того, что захоронения вторглись на территорию священного двора и жрецы были вынуждены обнести его высокой стеною. Далеко не каждый имел возможность упокоиться на священной земле, поэтому многих знатных покойников привозили после бальзамирования, чтобы те побыли по крайней мере некоторое время у храма, после чего погребались дома. Для большинства даже это было невозможно, они устанавливали небольшие каменные памятники или же таблички с именем и короткой молитвой к Осирису, чтобы царь мертвых вспомнил о них на суде. Найдены сотни каменных памятников, на которых содержится молитва с просьбой иметь возможность после смерти бывать на абидосском некрополе, присутствовать на мистериях и богослужениях. Однако, вне зависимости от знатности, титула, социального положения каждому умершему египтянину к его собственному имени прибавлялось имя Осирис, как к тронному имени фараона при ритуале коронации (Сехнетьер) прибавлялось имя главного солярного бога.
   В течение Среднего царства представления о жизни после смерти усложнялись. Дополнительную сложность для исследователя представляет обычная для египетских религиозных текстов туманность и неконкретность, отсутствие четких дефиниций и разграничений. Если раньше считалось, как уже было сказано, что Ба владели только боги и фараон, теперь каждый человек был наделен Ба, а значит, после смерти мог полететь на Поля Иалу, либо взлететь на ладью Миллионов лет и быть спутником солнца. Ба, как верили египтяне, было вольно летать куда угодно, принимать какие угодно формы, но в Книге Мертвых ее часто изображают сидящей на дереве близ гробницы, пьющим воду из пруда либо сидящим на саркофаге или статуе усопшего в его гробнице, т.е. оно все же было связано с телом умершего. Геродот, записал рассказ египетских жрецов о Ба, но в его изложении мы видим не египетское учение, а воззрения греческих философов Пифагора, Эмпедокла и Платона: "Египтяне также первыми стали учить о бессмертии человеческой души. Когда умирает тело, душа переходит в другое существо, как раз рождающееся в тот момент. Пройдя через тела всех земных и морских животных и птиц, она снова вселяется в тело новорожденного ребенка. Это круговращение продолжается три тысячи лет. Учение это заимствовали некоторые эллины, как в древнее время, так и недавно", учение о реинкарнации было чуждо древнеегипетской религии. Умение изменять вид, превращаться в то или иное животное, птицу или рыбу, никак не было связано с процессом "очищения", как предполагал Геродот, но было необходимо для того, чтобы пройти через многочисленные препятствия и опасности, на пути в Зал Двух Истин на суд Осириса, за которым открывались блаженные Поля Иалу, радость, тишина и "спокойствие сердца на миллионы миллионов лет" [КМ. 175]. Путь на суд Осириса был полон опасностей, душу ожидали, уже известные нам по Текстам Пирамид, змеи, огненные реки, демоны, чудовища. Чтобы преодолеть все эти "мытарства" душе предлагается запомнить многочисленные заклинания, имена демонов и модель поведения при встрече с ними. Собрание этих заклинаний, молитв, рисунков в египтологии получило название Книга Мертвых, сами египтяне назвали ее "Эр ну Перэт эм Херу" (Изречения Выхода в День) и верили, что написал ее бог Тот.
   Как уже было отмечено, египетское слово Аменти означало одновременно "запад" и "мир мертвых", этим словом так же называли некрополи, а в коптском переводе Библии "аменте" используется в качестве эквивалента греческого hades. Аменти - это потусторонний мир, страна смерти, вероятно, преисподняя. Топография Аменти сложна, на западе, куда солнце погружается вечером - Дуат, однако, это одновременно и подземный мир и небесный мир звезд. Многочисленные тексты говорят, что путь в Дуат - это путь восхождения, чтобы попасть туда, необходимо подниматься по лестнице из лучей солнца, взлетать на священных птицах или воспарять на клубах дыма от каждения ладана. А. Элфорд в своей книге "Полуночное солнце" доказывает, что Дуат - это особая реальность, наряду с небом и землею, составляющая вселенную, а проф. Зубов называет его инобытием, областью находящейся за пределами мира. Когда человек умирает "оживает" его Ба, оно направляется в Дуат, "в сторону Запада". Но устремления ее противоположны, ее желание - попасть на Восток: "Да не направишься ты по этим путям Запада, которые ведут туда, ибо направляющиеся по ним не возвращаются. А пойдешь на Восток в свите Ра" [ТП. 2175]. На востоке Аменти расположена область, называемая Ахет. "Ахет часто переводят как "горизонт", но это намного больше, нежели просто космическая граница", в ранних текстах этому слову сопутствуют детерминативы, подобные тому, что используются для обозначения земли и света, поэтому нередко уместнее переводить это слово как "Светлая земля" или "Сияющее место". В текстах Нового царства Ахет сближается с термином Та-Нетеру, что буквально переводится как "Земля богов". Это остров блаженных в море на востоке неба, там обитают боги, там расположен египетский рай, называемый так же Поля Иалу (или "Сехет Иару" - букв.: "Поля камыша"). Чтобы попасть туда необходимо либо перелететь через водное пространство на крыльях, либо переплыть на тростниковой лодке, которой правил некто по имени Херфхафу (буквально: "смотри назад"), названный так потому, что его лицо всегда было обращено в сторону обратную той, куда он направлял свое судно. Но на борт лодки Херфхафу мог взойти только человек чистый.
   Само слово "бог" в древнеегипетском языке - "нетер" - буквально означает "чистый", поэтому, чтобы приблизится к богу, прибыть в Та-Нетеру, необходимо самому быть ритуально чистым, и этому египтяне уделяли особое внимание. В храмовых дворах, перед входом в наос, обязательно стояли особые сосуды для ритуальных омовений, во время храмовых церемоний особые жрецы окропляли верующих этой водой, таким образом очищая. Очистительные церемонии с использованием воды, природной соды (египтяне называли ее "натр") и строгим запретом на вкушение "нечистой пищи", давали возможность попасть на лодку Херфхафу.
   Не менее важным была и нравственная чистота. Фараон Ахтой III увещевает сына: "Создавай прекрасные памятники для бога, живет в этом имя того, кто это делает. Творит человек полезное для его души. Делай ежемесячные жертвоприношения, бери белые сандалии, посещай храм, открывай сокрытое, входи в святая святых, ешь хлеб в храме. Наполняй жертвенники, увеличивай хлеба и жертвы. Это полезно для того, кто это делает... Сделай, чтоб умолк плачущий, не притесняй вдову, не прогоняй человека из-за имущества его отца... Не причиняй страданий, не убивай никого из близких тебе: бог знает его" и ниже объясняет для чего это: "Бог знает того, кто творит это для него... Праведный живет вечно, избегает смерти тот, кто идет вместе с Осирисом". В многочисленных автобиографиях, популярных среди знатных египтян, мы встречаем заявления об их собственной праведности. "Хенку, номарх одного из номов Верхнего Египта, в своей надписи говорит о том, что он "давал хлеб всякому голодному в номе и одеяние нагому". Знаменитый элефантинский номарх Хархуф, современник фараона Меренра, говорит о себе: "Я превосходен, любим отцом своим и хвалим матерью своей. Я давал хлеб голодному и одеяние нагому. Я говорил хорошее и повторял желаемое. Я никогда не сказал ничего плохого о ком-либо власть имущем, ибо я хотел, чтобы мне было хорошо у бога великого"". Основной мотив перечисления своих добродетелей один: "Чтобы мне было хорошо у бога великого". Как мы видим, египтяне верили, что жизнь человека на земле вовсе не безразлична "богу великому". Ахтой III пишет: "Не надейся на долгие годы. Смотрят мудрецы на жизнь, как на один час. Остаются дела после смерти человека, кладут их в кучу рядом с ним. Вечность - это пребывание там. Глуп тот, кто пренебрегает этим. Но тот, кто достиг этого, не делая греха, будет подобен богу свободно шагающему, как владыка вечности... Украшай дома твои на Западе, украшай место твое в некрополе добродетелью твоей как творящий истину. Опирается на это сердце. Принимается добродетель праведного больше, чем бык грешника. Твори для бога, и он сделает тебе подобное жертвами, наполняющими алтарь. Надписи на камне сохраняют твое имя, бог знает того, кто творит для него".
   Нравственные требования были достаточно строги, и каждый умерший должен был ответить на суде Осириса за все грехи, совершенные при жизни. В Книге Мертвых содержится сцена подробного допроса души перед восседающими на тронах Осирисом, Ра или всей Эннеадой, которым предстоят Анубис, богиня правды Маат и 42 злобных демона. Им умерший объявляет, что не виновен в перечисляемых ниже 42 грехах:
   "Говорится при достижении Зала Двух Истин; избавление N от всех дел, которые он совершил; созерцание ликов всех богов.
   Говорит N:
   Хвала тебе, великий бог, владыка Двух Истин! Я пришел к тебе, мой владыка. Ты привел меня, чтобы я увидел твою красоту. Я знаю тебя. Я знаю твое имя. Я знаю имена 42-х богов, пребывающих с тобою в этом Зале Двух Истин, которые живут злыми, питаясь их кровью в день ответа перед Уннефером. Владыка Истины - имя твое.
   Вот я пришел к тебе. Я принес тебе правду, я отогнал ложь от тебя.
   Я не поступал неправедно ни с кем.
   Я не убивал людей.
   Я не творил зла вместо справедливости.
   Я не знаю ничего, что нечисто.
   Я не притеснял бедного.
   Я не делал ничего, что мерзко богам.
   Я не оскорблял слугу перед хозяином.
   Я не причинял никому страданий.
   Я никого не заставлял плакать.
   Я не убивал и не заставлял убивать.
   Я никому не причинял боли.
   Я не уменьшал жертвенную еду в храмах.
   Я не уносил хлеба богов.
   Я не присваивал заупокойных даров.
   Я не развратничал.
   Я не мужеложствовал.
   Я не уменьшал меры зерна.
   Я не убавлял меры длины.
   Я не покушался на чужие поля.
   Я не утяжелял гири весов.
   Я не облегчал чаши весов.
   Я не отнимал молока от уст младенца.
   Я не уводил скот с его пастбищ.
   Я не ловил птиц богов, не удил рыбу в их водоемах.
   Я не задерживал воду в ее время.
   Я не строил запруд на текущей воде.
   Я не гасил огонь в его время.
   Я не удалял скот от имущества бога.
   Я не задерживал бога при его выходах.
   Я чист, я чист, я чист, я чист!" [КМ. 125].
   Ниже усопший называет по именам 42-х демонов и объявляет, что он:
      --
      -- не грешил,
      -- не воровал,
      -- не был жадным,
      -- не крал,
      -- не убивал людей,
      -- не уменьшал меры весов,
      -- не делал дурных вещей,
      -- не крал имущества бога,
      -- не говорил лжи,
      -- не уносил еды,
      -- не был раздражительным,
      -- не преступал закона,
      -- не убивал божественного скота,
      -- не ростовщичествовал,
      -- не воровал хлеба,
      -- не подслушивал,
      -- не был болтливым,
      -- не препирался ради имущества,
      -- не прелюбодействовал,
      -- не осквернялся,
      -- не внушал ужас,
      -- не преступал закона,
      -- не гневался,
      -- не был глух к словам правды,
      -- не творил несчастья,
      -- не подмигивал,
      -- не мужеложствовал,
      -- не лицемерил,
      -- не препирался,
      -- не совершал насилия,
      -- не был вспыльчивым,
      -- не искажал свою природу,
      -- не болтал,
      -- не творил неправды,
      -- не оскорблял царя,
      -- не переходил вброд через воду,
      -- не повышал голос,
      -- не оскорблял бога,
      -- не был надменным,
      -- не делал различия между собой и другими,
      -- не был излишне богатым,
      -- не оскорблял бога моего города.
   Заметим, что из 42 грехов только 5 являются преступлением против богов или храмового имущества, остальные регламентируют отношение между людьми.
   В т.н. "Отрицательной исповеди" подразумевается, что пришедший на суд чист, что он не совершал греха, однако, понимание очевидной для христиан истины "Яко несть человек, иже жив будет и не согрешит" было свойственно и египтянам. В уже упоминаемом лит. памятнике Ахтоя III автор вспоминает о своих преступлениях, но в конце завещает сыну: "Судьи, судящие грешников, не будут снисходительны в день суда над нечестивыми... Горе тому, кто будет обвинен как сознающий свой грех". Предполагается, что праведнику будет легче пройти суд Осириса и обрести вечность, но и грешник это может сделать, используя могущественные магические средства. Во-первых, знанием имени. Важно отметить, что умерший в 125 главе Книги Мертвых объявляет, что он знает имена всех присутствующих в Зале Двух Истин и, отрицая грехи, называет имена 42-х демонов, тем самым обретая над ними определенную власть, запрещая свидетельствовать против него.
   В зале суда, перед лицом Осириса (в менее распространенной версии председательствовал Ра) и всей Эннеады богиня правды Маат держит весы (либо она сама - весы), на них взвешивается сердце умершего (иногда называемое "правым сердцем"), определяя его праведность. В египетской религиозной антропологии сердце занимало особое место, "оно считалось вместилищем человеческого сознания, как бы самостоятельным существом внутри человека", сердце (др. ег. - "Иб") "рассматривалось как центр духовной жизни человека и его мышления, а так же орган, в котором проявляются его пороки и добродетели, и оно олицетворяло все, что для нас сегодня значит слово "совесть"". Сердце знало все о человеке и могло свидетельствовать против него на суде, чтобы этого не произошло, в Книге Мертвых были несколько молитв, обращенных к сердцу и заклинаний "не дающих сердцу N восстать против него" [КМ. 30]. В некоторых случаях вместо сердца или на сердце мумии помещался золотой или нефритовый скарабей с текстом 30 речения Книги Мертвых и помазанный миррой.
   Акад. Тураев считал, что магические средства обмана на суде Осириса девальвировали высокие нравственные требования к человеку, прот. Александр Мень жестко отзывается о религии Др. Египта, как о "пропитанной ложью", однако, с ними не согласен крупный французский египтолог второй половины ХХ в. П. Багрэ, переводчик и исследователь "Книги Мертвых". Он утверждает, что магические формулы были необходимы для защиты сердца от "козней зловредного врага", т.е. для противодействия злой, опасной магии, направленной против умершего: "Не выдумывай против меня клеветы перед великим богом, владыкой Запада!" [КМ. 30], - обращает молитву к своему сердцу усопший.
   На другой чаше весов лежит "перо Маат" - символ правды (реже - фигурка умершего). За взвешиванием сердца внимательно следит муж Маат, бог мудрости Тот в образе своего священного животного - павиана, реже - в привычном образе человека с головой ибиса. Если сердце окажется отягченным грехами, и перевесит правду Маат, то подсудимого отдают на растерзание присутствующей рядом с божественными весами Амат - чудовищу с головой крокодила, гривой и ногами льва, телом гиппопотама, чье имя буквально означает "Пожирательница". Если сердце подтверждает слова "Отрицательной исповеди", т.е. оказывается равным по весу страусиному перу Маат, Тот или Анубис провозглашал оправдательный вердикт, и душа переходила через особые врата Ре-Сетау (буквально: "Дверь протаскивания") на Поля Иалу в Та-Нетеру.
   Со временем первобытная радость от обитания в безмятежном "сельскохозяйственном" раю Полей Иалу затемняется пониманием необходимости трудиться: сеять и жать, охотиться и готовить себе пищу. Для того чтобы не обременять "правогласного" (т.е. оправданного на суде Осириса) египтянина этой рутинной деятельностью в гробницах оставляют деревянных либо алебастровых Ушебти - небольшие фигурки в виде мумии с открытыми лицами и руками, держащие какие-либо орудия труда. Существует две основные версии этимологии слова "ушебти": от глагола "кормить" или от прилагательного, образованного от среднеегипетского существительного "ответ", в современной русскоязычной египтологии Ушебти называют "Ответчиками". В захоронениях могли находиться несколько десятков или даже несколько сотен Ушебти, так, например, в гробнице фараона Сети I найдено 700 таких фигурок.
   Для оживления Ушебти в Книге Мертвых было специальное заклинание: "О, Ушебти! Если Осирис-N будет призван выполнять любую работу, какую выполняют там, в загробном мире, и будут тяготы ему там, как человеку, несущему свои обязанности, ты должен взять на себя эти работы, которые делаются там: возделывать поля, обустраивать берега, перевозить через реку песок с запада на восток. "Я сделаю это. Я здесь!" - скажешь ты" [КМ. 6]. Иногда заклинания наносились непосредственно на фигурку: "О ты, Ушебти, фигурка писца Небсени, если меня призовут или повелят мне выполнять работу, которую выполняют по очереди все населяющие загробный мир, пусть любые тяготы будут возложены на тебя, а не на меня и при посеве, и при наполнении каналов водой, и при переноске песка с востока на запад" и ниже ее ответ: "Воистину я здесь и выполню то, что ты приказываешь".
   В эпоху Среднего царства изменяются захоронения. Как уже было отмечено пирамиды фараонов I Переходного периода возводятся из необожженного кирпича и имеют незначительные размеры. Опасаясь за сохранность мумии и приношений, фараоны в чреве своих пирамид делают многочисленные ложные ходы и ловушки, гранитными плитами замуровывая настоящие могильные камеры. Но даже это не гарантирует сохранности самого ценного, что есть у фараона - его тела и статуй, поэтому со времени XIII династии египетские владыки полностью отказываются от идеи пирамид, считая, что лучшей защитой будет не массивность камня, но потаенность захоронения. Гробницы высекались в скалах, расписывались и после необходимых обрядов замуровывались и маскировались каменными обломками. Нельзя не отметить так же экономическую причину вытеснения пирамид скальными гробницами, кроме того "в эпоху Нового царства - время непрерывных военных походов египтян за пределы страны - каждый мужчина был более нужен в войске, чем на строительстве пирамид. Знать фараонов Нового царства, подражая своим повелителям, также начала воздвигать для себя небольшие скальные гробницы (например, гробницы номархов местности в Среднем Египте, известной в настоящее время под названием Бени-Хасан). Фараонов хоронили в мрачной, скалистой Долине царей (Бибан-эль-Мулук), цариц - в такого же типа Долине цариц, вельмож и сановников - в Абд-эль-Курне и других близлежащих местах". Стены скальных гробниц расписывались сценами из жизни усопшего, и довольно подробными биографическими текстами, написанными от первого лица; сценами из будущей жизни на Полях Иалу и текстами гимнов и славословий, вложенных в уста покойного.
   Время правления фараонов XII династии - период расцвета литературы, унифицируется орфография, искусство писцов поднимается на недостижимую высоту, которому стремились подражать в эпоху Нового царства, язык и литературные произведения периода XII династии рассматривались в позднейшие времена как классические.
   2.2. Эпоха Империи.
   В начале XVIII в. до Р.Х. без каких-либо потрясений власть переходит из рук женщины-фараона XII династии Нефрусобек к основателю XIII династии Угафу. После четвертого фараона XIII династии власть узурпирует военачальник по имени Иуфни, начинается скатывание в хаос. Владетели номов восстали, каждый заявлял свои права на корону Обеих Земель, фараоны сменяли один другого стремительно. Только два фараона Неферхотеп I и наследовавший ему его брат Себекхотеп IV на два десятилетия обеспечивали стабильность в Египте, восстановив единство и укрепив границы. Правление братьев было временной реставрацией, Египет вновь погружается в пучину междоусобных войн, параллельно правят несколько фараонов XIII XIV династий, начинается II Переходный период. В середине XVII в. до Р.Х., вероятно, около 1675 г. в Дельту из Азии хлынули семитские полчища, по Менефону называемые гиксосами, что значит: "цари-пастухи".
   Гиксосский фараон Хиан на короткое время объединяет Египет, но после его смерти Фивы вновь обретают независимость. Гиксосские XV и XVI династии правят Нижним Египтом, почитая богом Баала, которого ассоциировали с египетским Сетом, фиванская XVII династия пытается противостоять захватчикам в союзе с нубийцами и критянами.
   Вероятно, именно во время правления "царей-пастухов" в Египет приходит Иосиф, "только при фараоне пастушеской династии мыслимо было, чтобы ничтожный раб, вышедший из презираемых природными египтянами пастухов, мог быть назначен на пост верховного правителя страны". Историчность библейского Иосифа подтверждает и надписание имени Иакоб-хер или Иакоб-эль на скарабее, несомненного, гиксосской эпохи и, по мнению акад. Тураева, "нет ничего невозможного в том, что какой-либо глава колена Иаковлева на время достиг верховной власти в это смутное время".
   Сто лет гиксосского владычества и временный триумф Сета не повлияли принципиально на египетский культ смерти.
   Во второй половине XVI в. до Р.Х. царь Фив Яхмос I начинает победоносную освободительную войну. Около 1542 г. до Р.Х. он изгоняет гиксосов в Азию и преследует их до Палестины. Начинается эпоха Нового царства, время Империи.
  
   С додинастического периода египтяне прилагали значительные усилия ради сохранения тела. Этому способствовал сухой климат Египта и век от века совершенствующиеся методы мумификации. К эпохе Нового царства искусство консервации тела при сохранении его целостности достигло своей высшей точки. Процесс подготовки тела к вечности был продолжительный и, очевидно, требовал не малых расходов. Геродот описывает как производилась мумификация в его время, нам думается уместно привести отрывок из "Истории" полностью:
   "Плач по покойникам и погребение происходят вот как. Если в доме умирает мужчина, пользующийся некоторым уважением, то все женское население дома обмазывает себе голову или лицо грязью. Затем, оставив покойника в доме, сами женщины обегают город и, высоко подпоясавшись и показывая обнаженные груди, бьют себя в грудь. К ним присоединяется вся женская родня. С другой стороны, и мужчины бьют себя в грудь, также высоко подпоясанные. После этого тело уносят для бальзамирования.
   Для этого поставлены особые мастера, которые по должности занимаются ремеслом бальзамирования. Когда к ним приносят покойника, они показывают родственникам на выбор деревянные раскрашенные изображения покойников. При этом мастера называют самый лучший способ бальзамирования, примененный при бальзамировании того, кого мне не подобает в данном случае называть по имени. Затем они предлагают второй способ, более простой и дешевый, и, наконец, третий - самый дешевый. Потом опрашивают родных, за какую цену и каким способом те желают набальзамировать покойника. Если цена сходная, то родственники возвращаются домой, а мастера остаются и немедленно самым тщательным образом принимаются за работу. Сначала они извлекают через ноздри железным крючком мозг. Этим способом удаляют только часть мозга, остальную же часть - путем впрыскивания растворяющих снадобий. Затем делают острым эфиопским камнем разрез в паху и очищают всю брюшную полость от внутренностей. Вычистив брюшную полость и промыв ее пальмовым вином, мастера потом вновь прочищают ее растертыми благовониями. Наконец, наполняют чрево чистой растертой миррой, касией и прочими благовониями (кроме ладана) и снова зашивают. После этого тело на 70 дней кладут в натровый щелок. Больше 70 дней, однако, оставлять тело в щелоке нельзя. По истечении же этого 70?дневного срока, обмыв тело, обвивают повязкой из разрезанного на ленты виссонного полотна и намазывают камедью (ее употребляют вместо клея). После этого родственники берут тело назад, изготовляют деревянный саркофаг в виде человеческой фигуры и помещают туда покойника. Положив в гроб, тело хранят в семейной усыпальнице, где ставят гроб стоймя к стене.
   Таким способом богачи бальзамируют своих покойников. Если родственникам из-за дороговизны первого приходится выбирать второй способ бальзамирования, то мастера поступают вот как. С помощью трубки для промывания впрыскивают в брюшную полость покойника кедровое масло, не разрезая, однако, паха и не извлекая внутренностей, Впрыскивают же масло через задний проход и затем, заткнув его, чтобы масло не вытекало, кладут тело в натровый щелок на определенное число дней. В последний день выпускают из кишечника ранее влитое туда масло. Масло действует настолько сильно, что разлагает желудок и внутренности, которые выходят вместе с маслом. Натровый же щелок разлагает мясо, так что от покойника остаются лишь кожа да кости. Затем тело возвращают родным, больше уже ничего с ним не делая.
   Третий способ бальзамирования, которым бальзамируют бедняков, вот какой. В брюшную полость вливают сок редьки и потом кладут тело в натровый щелок на 70 дней. После этого тело возвращают родным.
   Тела жен знатных людей отдают бальзамировать не сразу после кончины, точно так же как и тела красивых и вообще уважаемых женщин. Их передают бальзамировщикам только через три или четыре дня. Так поступают для того, чтобы бальзамировщики не совокуплялись с ними. Действительно, говорят, был случай, что один из них совокупился со свежим трупом женщины и был пойман по доносу своего товарища.
   Если какого-нибудь египтянина или (что все равно) чужеземца утащит крокодил или он утонет в реке, то жители того города, где труп прибило к берегу, непременно обязаны набальзамировать его, обрядить как можно богаче и предать погребению в священной гробнице. Тела его не дозволено касаться ни родным, ни друзьям. Жрецы бога реки Нила сами своими руками погребают покойника как некое высшее, чем человек, существо".
   Судя по дошедшим до нас мумиям, свидетельство Геродота очень точно, однако, он упустил две важные детали: удаление внутренностей и высушивание тела. Органы, вынутые из тела (кроме сердца!) промывались в слабом растворе щелочи и помещались в четыре особых сосуда (керамических или вырезанных из мягкого камня, например, из алебастра), наполненные специальным бальзамом из города Канобос (откуда и название сосудов - "канопа"). На крышке канопа изображались головы четырех сыновей Гора: Хапи, с головой павиана, Кебехсенуф, с головой сокола, Дуамутеф, с головой шакала и Амсет, с человеческой головой. В каждой канопа хранились определенные органы, так Хапи хранил легкие, Кебехсенуф - кишечник, Дуамутеф - желудок, Амсет - печень. Считается, что впервые помещать органы в канопа начали еще в период расцвета Древнего царства, наиболее древние канопа, найденные в 1925 г. в прекраснейшем состоянии, принадлежат царице Хетепхерес, жены фараона Снофру.
   О традициях мумификации мы можем узнать и из неегипетских источников: "Иосиф пал на лице отца своего, и плакал над ним, и целовал его. И повелел Иосиф слугам своим - врачам, бальзамировать отца его; и врачи набальзамировали Израиля. И исполнилось ему сорок дней, ибо столько дней употребляется на бальзамирование, и оплакивали его Египтяне семьдесят дней... И умер Иосиф ста десяти лет. И набальзамировали его и положили в ковчег в Египте" (Быт. 50:1-3, 26).
   С усложнением мумификации происходило усложнение формы саркофагов. Во время Среднего царства саркофаги имеют традиционную форму ящика, они снаружи и изнутри густо покрыты заклинаниями и молитвами, а так же подробным описанием того полного опасностями пути, который предстоит пройти умершему прежде, чем войти на блаженные Поля Иалу. В период Нового царства саркофаги трансформируются, приобретая форму мумии, что значительно уменьшает поверхность для нанесения необходимых текстов культа смерти. В то же время корпус заклинаний и молитв, иллюстрированных "путеводителей" по загробному миру увеличивается, вследствие этого обязательные тексты и рисунки - Пэрет эм Херу (Pert-m-hrw) - записываются на папирусе и влагаются между бинтами при приготовлении мумии. Каждый египтянин понимал огромную важность этих папирусов, поэтому даже бедняки заказывали небольшие фрагменты Книги Мертвых, зачастую вовсе без текста с одними лишь монохромными иллюстрациями, вероятно, наделяя их магическими свойствами, в то время как состоятельные египтяне могли брать с собою в могилу всю Книгу, изобилующую разноцветными искусными виньетками. Во время XIX династии (Новое царство) Книгу Мертвых стали теснить новые заупокойные кодексы: "Книга Ам-Дуат", "Книга врат", "Книга керет", "Книга дня", "Книга ночи", "Литании солнца". Ко времени ХХ династии они перекочевывают из гробниц фараонов в усыпальницы некоторых сановников.
   Постепенно акцент в религиозных текстах культа смерти смещается от охранно-магического к нравственному и, наконец, достигает вершины - осознания личной греховности, преодолеть которую возможно не с помощью магических манипуляций, но через покаяние, посредником в котором выступал бог Тот. Однако же, этой возвышенной идее будет суждено раскрыться в полной мере только в христианской религии, которую, по мнению проф. Зубова, египтяне приняли как собственную, без надлома, как осуществление много тысяч лет ожидаемых обетований. Идея покаяния оставалась слабо выраженной, неуверенной и не получила широкого распространения. У. Бадж приводит пространный текст из гробницы Ну, хранителя печати одного из фараонов XVIII династии. Над текстом изображено прямоугольное озеро, наполненное огнем, по углам сидят четыре павиана - священных животных бога Тота, и к ним обращается Ну: "Слава вам четыре павиана, что сидят на носу ладьи Ра, которые позволяют продвигаться праведнику к Неберджеру, которые судят мое ничтожество и мою силу, которые заставляют богов удовлетвориться пламенем из ваших уст, которые дают священные дары богам и погребальную пищу Ааху, которые живут праведностью, питаются праведностью сердца, которые неповинны в грехах, чье отвращение есть грех. Уничтожьте мое нечестие, положите конец моим грехам, пусть мои поступки сгинут перед вашим взором. Даруйте мне возможность пройти дорогу через Амхет, войти в Ре-Сетау, пройти через тайные палаты Амент. О, позвольте, чтобы мне дали хлеба, эля и мяса, как живым Аху, и разрешите мне входить и выходить по желанию из Ре-Сетау".
   Четыре павиана отвечают, они говорят: "Приходи, потому что уничтожили твое нечестие, положили конец твоим грехам, твои поступки перестали существовать перед нами. Входи же в Ре-Сетау, проходи через тайные палаты Амент. Хлеб, эль и мясо будут даны тебе, и ты будешь входить и выходить по желанию из Ре-Сетау, как те, к кому проявил благосклонность бог. И твое имя будет провозглашаться каждый день на горизонте".
   В данной молитве мы видим принципиальное отличие от т.н. "Отрицательной исповеди", когда признание в грехе означало "вторую смерть" [КМ. 175] в пасти Амат, здесь царедворец сознает свои грехи и просит изгладить их, не прибегая к магическим формулам, не объявляя, что он владеет их именами.
   В это же время количество жрецов стремительно увеличивается, они организуются в крупные корпорации со сложной внутренней иерархией, получают колоссальные богатства и власть. Записи фараона Рамсеса III дают нам возможность оценить богатство, принадлежащее храмам. Около 15% всех обрабатываемых земель Египта, более 107 000 рабов (при населении в 5 или 6 млн. чел., т.о. каждый из 50-80 жителей Египта был храмовым рабом), в среднем 500 000 голов крупного рогатого скота, флот в 88 больших кораблей, множество верфей, мастерских, литейных цехов и пр. Кроме того большая часть добычи поступала сокровищницу Амона. Это была серьезная экономическая и политическая сила, по большому счету конкурентная фараону, и она, в конце концов, привела Египет к упадку III Переходного периода, от которого ему уже не суждено было оправиться.
  
   Важной вехой в развитии древнеегипетской религии был солнцепоклоннический переворот Аменхотепа IV (Эхнатона). Великий советский египтолог Ю. Я. Перепелкин в своей трехтомной монографии "Переворот Амен-Хотпа IV" осветил все аспекты социальных, политических и, в первую очередь, религиозных реформ, проведенных этим незаурядным правителем, религиозно одаренным мыслителем и поэтом. Рассмотрение противостояния Атона и древних богов, развитие нового культа и его отторжение народом после смерти фараона-еретика выходит за пределы обозначенной нами темы, однако, воззрения Эхнатона на смерть и заупокойный ритуал, оказавшие определенное влияние на дальнейшую эволюцию древнеегипетской религии, необходимо рассмотреть.
   В середине XIV в. до Р.Х. сын выдающегося фараона-завоевателя Аменхотепа III и царицы Тиу, Аменхотеп IV начинает проводить реформы, "затронувшие едва ли не все стороны египетской действительности: общество, государство, быт, верования, искусство, письменность, язык". Будучи, безусловно, религиозно одаренным юношей, Аменхотеп IV тяготился сложными теологическими схемами, грубым магизмом и формализированным ритуалом, напрочь исключавшим всякое движение мысли, преобладающими в государственном культе Амона-Ра. Юный фараон устремляется к простоте переживаний бога вне сложных, многочисленных обрядов и священных драм, выбирая как объект веры одну из ипостасей Ра - Атона, менее всех обремененного мифами, тянущимися с доисторической эпохи, каким-либо местным колоритом, устойчивой иконографией или сложившимся культом. Атон не являлся в полной мере изобретением Аменхотепа IV, этот бог был известен, по крайней мере, при его отце , но нам не известно храмов, гимнографии и сколько-нибудь развитого культа до реформ Аменхотепа IV.
   Атон становится единственным богом, древние боги Египта более не боги, их храмы закрыты, жрецы преследуются, имена богов уничтожаются. Чтобы не звучало ненавистное имя Амона, фараон меняет свое тронное имя с Аменхотеп ("Амон доволен") на Эхнатон ("угодный Атону"), уничтожаются упоминания богов даже в имени его покойного отца на стелах и памятниках. Запрещен сам иероглиф "боги", потому что только один бог - Атон. "В правление Эхнатона впервые и единственный раз в истории Древнего Египта проявилась религиозная нетерпимость".
   Очевидно, Эхнатон попытался вернуться к первоначальной идее единого и единственного бога, к его времени погребенной под неподъемным грузом мифологических, магических и обрядных наслоений, фактического (а не символического как было ранее) политеизма и религиозного отупления.
   Атон не имеет антропо- или зооморфной иконографии, он - солнечный диск с лучами, ласкающими пришедших к нему. Культ Атона прост, лишен мифологии и изощренной теологической системы: Атон - солнце, создавшее мир, дающее жизнь, дающее радость, он благ и универсален. Жречество немногочисленно, обряды просты, в основном это пение гимнов и приношение цветов, нет табуированных святынь, кровавых жертвоприношений.
   Учение о загробной жизни в учении Эхнатона было слабо выраженным, двусмысленным. Казалось, юный фараон, носивший титул Великого Ясновидца (верховного жреца) не знал, что происходит с человеком после смерти. На основании гимнов, в том числе из гробницы его матери, царицы Тиу, мы можем предположить, что Эхнатон верил в бессмертие души, в то, что умершему необходимо есть и пить: "Пусть меня назовут по имени, и я приду на зов, чтобы вкусить те прекрасные яства, что разложены в храме на алтаре". Мертвый ночи проводил в могиле, утром встречал Атона, испытывая радость и блаженство в его лучах. Гробницы наполнены молитвами с единственной просьбой вновь увидеть восход Атона и снова насладиться солнечным светом, чтобы глаза умершего были открыты и лик Атона не был сокрыт от него. Вероятно, эти нехитрые метафоры говорили не столько о солнечном свете, сколько о присутствии бога. Атон, будучи абсолютным благом, никого не оставлял после смерти, идея загробного суда и воздаяния была чужда Эхнатону. Двусмысленность учения заключалась в неопределенности того состояния, в котором находился умерший: оставался ли он бесплотным духом или обретал материально тело в "Западных горах".
   Возвышенная в простоте и универсальности религия Атона не нашла отклика в сердцах египтян, поэтому сразу после смерти фараона-еретика новая религия была забыта, Ахетатон покинут, жрецы, оставшиеся верными Атону, изгнаны.
   Причинами отторжения народом новой религии были излишняя простота культа, отмена узкоспециализированных божков и духов, "общение с которыми было насущной, повседневной потребностью" египтян, но в большей мере, покушение на самое ценное: традиционное учение о загробной жизни. Так же необходимо упомянуть о полном пренебрежении фараоном дел управления государством, он был полностью занят прославлением своего бога. Страна вновь переживала не лучшие годы, и народ воспринимал это как недовольство попранных богов. И реакция была столь же стремительна как и реформа.
   Нужно отдать должное, простота и определенная легкость в молитвах и гимнах Атону не была полностью отвергнута. Религиозные тексты XIII-XI вв. до Р.Х. наполняются все большей "душевностью": "О, Амон-Ра! Я люблю тебя, я наполнил свое сердце тобой. В моем сердце нет страха, потому что там только твои, о Амон, слова".
   Развитие заупокойной литературы, хоть и менее интенсивное, продолжается и после падения Нового царства, вплоть до христианского периода.
   После падения Империи, в религиозной сфере начинается период синкретизма, синтетических богов и культов. Этот период требует отдельного исследования и выходит за рамки нашей темы.
  
   Подводя итог, выделим два важнейших аспекта культа смерти в период Среднего и Нового царств:
  -- преодоление смерти через соединение с богом;
  -- нравственная чистота как условие теозиса.
   Св. муч. Иустин Философ в "Апологии" пишет: "Те, которые жили согласно со Словом, суть христиане, хотя бы считались за безбожников: таковы между эллинами -- Сократ и Гераклит и им подобные" и в другом месте "всё, что было до Христа совершено доброго - совершено Словом; Слово - это Христос; следовательно, всё что-либо когда-нибудь сказанное истинное - наше, христианское; а значит и философы, говорившие много истинного - христиане до Христа". Мы не можем не увидеть в некоторых положениях древнеегипетской религии отблески истины, верные религиозные интуиции, и потому дерзнем предположить, вслед за св. муч. Иустином, что это не заимствования и не случайные совпадения, но действие Самого Бога. Однако за то, что древние египтяне не восприняли приоткрытого, не сохранили память об истинном, погрузившись в самые мрачные глубины политеизма, грубого магизма, запутались в сетях многочисленных мифов и родословий, вероятно, и о них сказал Господь страшные слова: "Ты утаил сие от мудрых и разумных и открыл то младенцам" (Мф. 11:25), называя мудрыми древнюю цивилизацию египтян, а младенцами - евреев.
   Обозначив общее, укажем на принципиальные отличия:
   Во-первых, различны мотивы: В христианстве Господь Иисус Христос является центром религиозных устремлений, Им и в Нем христианин видит спасение. Господь "нас ради человек и нашего ради спасения" входит в историю и приносит страшную и славную Жертву, причастием которой человек обретает жизнь вечную. В Еф. 1:7 св. ап. Павел говорит, что Своей крестной Жертвенной смертью Господь предлагает буквально "выкуп", Он умирая Сам, освобождает человека от смерти, которая для нас является "возмездием за грех" (Рим. 6:23). Напротив, Осирис умирает и воскресает вне контекста с участью человека, люди вовсе не фигурируют в мифе.
   Во-вторых, различны условия: Христос идет на смерть добровольно, ад, не будучи в силах удержать Его, погибает, выпуская ожидающих в нем Спасителя. Осирис - жертва обмана, умерев, сам он навеки остается в Дуате, воцаряясь в нем после воскресения; его противники не побеждены, Сет, хоть и лишенный своих креативных сил, змей Апоп, свинья, черепаха и другие злобные сущности, продолжают свои атаки.
   И, в-третьих, различны пути: для египтянина путь в Та-Нетеру - это путь хитрости, обмана, магических уловок, введение богов в заблуждение. Для христианина пусть в Царствие Небесное иной - путь чистоты, открытости перед Богом, путь глубокого покаяния и доверия.
  
   Сравнивая религиозные положения до и после I Переходного периода, мы видим эволюцию религиозной мысли: от Великих пирамид Древнего царства, олицетворяющих надежды на вечность в незыблемости камня, свойственной мегалитической парадигме, до надежды на вечность в "возвышенной трансмутации жизни", обретаемой через Осириса, через теозис. Могила становится не печальным пристанищем мертвого тела, но местом преображения. Человек уподобляется зерну, которому необходимо умереть, и быть погребенным, чтобы принести славный плод, и зерно это - Осирис: "Живу я или умер, я - Осирис, я вхожу вновь появляюсь через вас, я распадаюсь в вас, росту в вас. Живу я или умер, я - Ячмень. Я неуничтожим. Я - Порядок" [ТС. 330]. Многочисленные наименования Осириса Зерном или Ячменем, изображение его с тем или иным растением, а так же т.н. "Сады Осириса" вовсе не подтверждают версию Фрезера, но, очевидно, указывают на те же образы, которые использовал и Господь наш Иисус Христос в Ин. 12:24.
  
   Заключение.
   В работе были рассмотренны основные аспекты религиозных воззрений древних египтян на смерть, такие как:
  -- вера в бессмертие души и телесное воскресение мертвых;
  -- вера в царя, как особое существо, бога и человека, посредника между миром богом и миром людей.
  -- преодоление смерти через соединение с богом;
  -- нравственная чистота как условие теозиса.
   Отмечены значительные изменения в вероучении, в первом и втором рассмотренном временном отрезке, касающиеся:
  -- антропологии;
  -- фараона;
  -- условий чистоты.
   Сделана попытка выявить общее и принципиально различное между религиозными воззрениями древних египтян и христианским вероучением.
   Суммируя, мы можем констатировать как общность ряда религиозных идей, обусловленную единой парадигмой религиозного сознания, так и принципиальные несогласия, имеющие причины в различном понимании центрального и второстепенного.
   Острое переживание смерти в древнеегипетской религии, проявившееся в учении о бессмертии и воскресении, в культе смерти (захоронения, заупокойные храмы, мифология, гимнография, литература), так и не привело к осознанию причины смерти, обоснованию путей ее преодоления, и отказу от магического инструментария в отношении с богом. В работе показана двойная направленность изменений в религии Древнего Египта: инволюция представлений от веры в единого и единственного бога, множественного в ипостасях до фактического политеизма, так и не преодоленного попытками искусственной унификации (синкретизма), и эволюция учения о загробном мире от простого продолжения жизни, принципиально не отличной от этой, достижимой самим фактом правильного захоронения до высоких представлений о теозисе, культовой и нравственной чистоте, суде и воздаянии.
   Автор надеется, что данная работа будет полезна для понимания путей эволюции религиозных идей, духовных мотивов и ожиданий, общих для всех людей, вне зависимости от времени и региона.
  
   Список используемых источников.
  
      -- Бадж У. Древний Египет: Духи, идолы, боги. М.: Центрполиграф. 2009. - 478 с.
      -- Бадж У. Египетская религия. Представления египтян о загробной жизни. http://annales.info/egipet/baj/index.htm#_Toc263254520 (запрос 14.05.12)
      -- Бадж У. Египетская книга мертвых. СПб.: Азбука, 2011. - 524 с.
      -- Браинский И. Поэзия и проза Древнего Востока. http://ancient.gerodot.ru/topics/data/egypt/articles/egypt_article_08.htm (запрос 10.05.12)
      -- Брестед Д., Тураев Б. История Древнего Египта. Минск: Харвест, 2003. - 830 с.
      -- Васильев Л.С. История религий Востока. М.: Университет, 2004. - 702 с.
      -- Вейгал А. Эхнатон. Фараон-отступник. М.: Центрполиграф, 2004. - 252 с.
      -- Геродот. История, т. II. Евтерпа. http://www.vehi.net/istoriya/grecia/gerodot/02.html (запрос 12.04.12)
      -- Давыденков О, иер. Догматическое богословие. М.: ПСТГУ, 2005. - 415 с.
      -- Дерош-Ноблькур К. Тутанхамон, сын Осириса. М.: Центрполиграф, 2004. - 302 с.
      -- Жак К. Египет великих фараонов. М.: Наука, 1992. - 333 с.
      -- Зубов А. Б. Лекции по Истории религий. М.: Никея, 2009. - 140 с.
      -- Зубов А. Б. Монотеизм или политеизм - вновь к представлениям о Боге в Древнем Египте. ДРЕВНИЙ ЕГИПЕТ И ХРИСТИАНСТВО (к 2000-летию христианства): Материалы научной конференции 26.11.2001-29.11.2001. М., РГГУ. 2001 г. http://pero-maat.ru/monoteizm.htm (запрос 19.05.12)
      -- Иоанн Дамаскин, св. Точное изложение православной веры. М.: Братство святителя Алексия, 1992. - 446 с.
      -- Иустин Философ, св. Первая Апология. http://khazarzar.skeptik.net/books/justinus/apolog_1.htm (запрос 10.06.12)
      -- Коростовцев М.А. Религия Древнего Египта. СПб.: Летний сад, 2000. - 462 с.
      -- Лопухин А. П. Библейская история Ветхого Завета. Монреаль.: 1986. - 402 с.
      -- Лопухин А. П. Толковая Библия. Новый Завет. 2 т. М.: 2007. - 1223 с.
      -- Матье М.Э. Тексты пирамид: Заупокойный ритуал. Вестник древней истории, N4, 1947 г. Электронный архив.
      -- Мень А., прот. История религии. В поисках пути, истины и жизни, т. II. Магизм и Единобожие. http://www.alexandrmen.ru/books/tom2/2__tom.html (запрос 10.06.12)
      -- Монтэ П. Египет Рамсесов. М.: Наука, 1989. - 374 с.
      -- Овчинникова А.Г. Легенды и мифы Древнего Востока. СПб.: Литера, 2002. - 509 с.
      -- Осипов А. И. Путь разума в поисках истины. М.: Даниловский благовестник, 2008. - 432 с.
      -- Орлов В. Тема смерти в православном вероучении. http://www.zavet.ru/b/orlov/sm/ (запрос 11.06.12)
      -- Православная энциклопедия: pravenc.ru
      -- Солкин В. В. Божественные слова: иероглиф, символ и мудрость писца. http://ancient.gerodot.ru/topics/data/egypt/articles/egypt_article_13.htm (запрос 01.05.12)
      -- Солкин В. В. Древний Египет. Энциклопедия. М.: Арт-Родник, 2008. -- 480 с.
      -- Чегодаев М.А. Древнеегипетская "Книга Мертвых". Перевод. http://lirk.ru/texts/026.htm (запрос 03.04.12)
      -- Чертухин А.С. Тексты Пирамид. СПб, 2000. Электронный архив.
      -- Шмаков Т.Т. Тексты Пирамид и их космогония. Омск, 2005. Электронный архив.
      -- Хрестоматия по истории Древнего Востока: Учебное пособие. Поучение гераклеопольского царя своему сыну Мерикара. Электронный архив.
      -- Фрейд З. Этот человек Моисей. http://www.gumfak.ru/psy_html/moisey/content.shtml (запрос 01.06.12)
      -- Фрезер Д.Д. Золотая ветвь. http://www.gumer.info/bogoslov_Buks/Relig/Frezer/index.php (запрос 02.05.12)
      -- Элиаде М. История веры и религиозных идей. От каменного века до элевсинских мистерий. т. I. М.: Академический проект, 2008. - 622 с.
      -- Элфорд А. Полуночное солнце. Смерть и возрождение бога в Древнем Египте. М.: Вече, 2009. - 398 с.
      -- Эндель М. Разговор разочарованного со своим Ба. http://lib.rus.ec/b/212901/read (запрос 12.04.12)
      -- Юнгеров П.А. Учение Ветхого Завета о бессмертии души и загробной жизни. Электронный архив.
  
   Приложения.
  
   Сокращения:
   ТП - Тексты Пирамид;
   ТС - Тексты Саркофагов;
   КМ - Книга Мертвых.
  
   Боги и некоторые термины древнеегипетской теологии:
   Аменти - буквально: "Запад", страна смерти. "Западными" называли мертвых.
   Амон - бог солнца Фиванского пантеона, верховное божество. Во время Нового царства сливается с древним Атумом и Ра. Изображается в виде человека в короне с двумя высокими перьями.
   Ахет - "Светлая земля", остров блаженных на востоке неба, Та-Нетеру (Земля богов), то же, что Поля Иалу, Поля Хотеп, место обитания богов и умерших.
   Анх - крест с петлей, символ вечной жизни, обязательный атрибут в иконографии богов.
   Анубис - бог подземного мира, изображается в виде черного лежащего шакала или человека с головой шакала. Сын Осириса и Нефтиды, старший брат Гора. Собрал разрубленное тело Осириса в единую мумию.
   Атон - буквально: солнечный диск. При фараоне Аменхотепе IV (Эхнатоне) становится государственным богом. Изображался в виде диска, тянущего свои ладони к людям.
   Атум - бог солнца Мемфисского пантеона. Птах рождает его мыслью и словом. Через Атума Птах создает богов и все сущее. С XXVII в. до Р.Х. сливается с Ра, позже с Амоном, становится ипостасью вечернего солнца.
   Ба - душа. Изображается в виде птицы с головой человека. До Среднего царства считалось, что Ба имеют лишь боги и фараон.
   Бенбен - буквально: "семя", "сперма". Изначальный камень, Первохолм, в Гермопольской космогонии Бенбен появляется из яйца, снесенного божественной птицей Гоготуном, на Бенбен расцветает лотос, из которого рождается Ра. Символ творения. Изображается в форме пирамидиона на квадратной колонне (обелиск).
   Геб - бог земли. Сын Шу и Тефнут, муж Нут. Второй фараон Египта.
   Гор - бог царства. Изображается с головой сокола. Сын Осириса и Изиды, младший брат Анубиса. Был зачат от мумии Осириса. Победитель Сета, царь Египта.
   Дуат - потусторонний мир, царство Осириса.
   Изида - богиня магии. Дочь Геба и Нут, сестра и жена Осириса, мать Гора.
   Ка - духовная сущность человека или бога, "двойник", характер, "идеальное Я", каким был замысел бога-творца о человеке.
   Маат - богиня правды, справедливости. Жена Тота. Является "весами" на суде Осириса. Изображается со страусовым пером на голове.
   Нефтида - младшая из детей Геба и Нут, сестра и жена Сета, от Осириса родила Анубиса.
   Нун - изначальный океан, первичный хаос, пассивный бог, из которого поднимается Птах (Мемфисская космогония) или рождается Ра (Гелиопольская космогония).
   Нут - богиня неба, дочь Шу и Тефнут. Рождается в объятьях брата и мужа Геба. Изображается в виде коровы или женщины, выгнувшейся над Гебом, ее тело усыпаны звездами. Мать Осириса, Сета, Изиды и Нефтиды.
   Огдоада - буквально "Восемь". Восемь богов-абстракций Гермопольской космогонии, четыре пары изначальных божеств, живущих во тьме изначального хаоса: Хух и Хухет (Бесконечность), Нун и Нунет (Бездна), Кук и Кукет (Тьма), Амон и Амонет (Небо или Ветер). Мужские божества изображались с головами лягушек, женские - змей.
   Осирис - старший сын Геба и Нут, четвертый фараон Египта (после Ра, Шу и Геба), муж Изиды, отец Анубиса и Гора. Владыка подземного мира, судья мертвых. Первомумия. Центральный персонаж заупокойного культа. Изображается в виде мумии с лицом зеленого или черного цвета, с инсигниями власти фараона: белая корона с двумя перьями, скипетр и треххвостая плеть.
   Памятник Мемфисского богословия - теологическое произведение мемфисских жрецов, по приказу фараона XXV династии Шабаки переписанное с ветхих папирусов (вероятно, периода IV династии) на камень.
   Птах - Верховный бог, демиург Мемфисской космогонии. Его титул Та-нен - поднимающаяся земля. Мыслью и словом рождает Атума, и Ка всех богов. После I Переходного периода Птах становится богом ремесленников и строителей. Изображается в виде человека (позже - карлика) в одежде, скрывающей все тело, держащим посох.
   Ра - верховный бог, демиург в Гелиопольской космогонии. Сам себя рождает из Нуна, и из себя рождает (выплевывает) Шу и Тефнут. Первый фараон Египта. Со времени Среднего царства сливается с более древним Атумом (Мемфисская теология) и Амоном (Фиванская теология). Изображается с головой сокола и солнечным диском на голове. Первый фараон Египта.
   Сет - второй из сыновей Геба и Нут, брат и убийца Осириса. Противостоял Гору, но потерпел поражение в битве. Изначально являлся одним из защитников солнца, позже демонизирован. Культ Сета непродолжительное время был государственным во время правления гиксосской династии (XVII в. до Р.Х.), когда он ассоциировался с семитским божеством Баалом. Изображается с головой окапи, обычно желтого цвета с красными волосами.
   Тефнут - буквально: "Выплюнутая". Богиня оживотворяющей влаги. Жена и сестра Шу, мать Геба и Нут. Изображается с головой львицы.
   Тот - Изначально демиург в Гермопольской космогонии, бог луны. Позже - бог мудрости, изобретатель письменности, автор Книги Мертвых, визир верховного бога. Изображается с головой ибиса.
   Уаджет - правый глаз Гора, выбитый Сетом во время схватки. С помощью Изиды, Тота либо Анубиса глаз был исцелен и стал причиной воскресения Осириса. Один из самых распространенных символов культа смерти.
   Хенти-Аменти - буквально: "Первый из западных" или Владыка умерших. Титул Анубиса, позже - Осириса.
   Хнум - бараноголовый бог, создавший человека и его Ка на гончарном круге.
   Шу - бог воздуха, ветра. Сын Атума (Ра), муж Тефнут, отец Геба и Нут. Разделил обнявшихся близнецов Геба и Нут. Изображался в виде человека с перьями на голове.
   Эннеада - буквально: "Девятка". Девять высших богов общеегипетского пантеона: Атум (Ра, Амон или Птах), Шу, Тефнут, Геб, Нут, Осирис, Сет, Изида, Нефтида.
  
   Персоны:
  
   Чегодаев Михаил Андреевич (род. 1963) - историк, египтолог, старший научный сотрудник Института восточных культур РГГУ.
   Геродот Галикарнасский (484-425 до Р.Х.) -- древнегреческий историк, автор первого полномасштабного исторического трактата "История".
   Герман Кеес (1886-1964) - немецкий египтолог, профессор.
   Генри Франкфорт (настоящая фамилия -- Фрэнкфоот) (1897-1954) - нидерландский археолог, египтолог и ориенталист, исследователь искусства древности.
   Алан Ф. Элфорд (род. 1961) - исследователь, автор ряда книг по истории и религии Др. Египта.
   Менефон из Себеннита (IV-III вв. до н.э.) - верховный жрец Сераписа, написавший на греческом языке "Историю Египта".
   Адольф Эрман (1854-1937) - немецкий египтолог, один из основателей Берлинской школы египтологии.
   Алан Хендерсон Гардинер, сэр (1879-1963) - английский египтолог и лингвист. Внёс большой вклад в теорию египетского языка. Созданная им "Египетская грамматика: введение в изучение иероглифов" до сих пор остаётся стандартной справочной грамматикой.
   Гастон Камиль Шарль Масперо (1846-1916) - французский египтолог, профессор, глава кафедры египтологии Колледж де Франс.
   Зубов Андрей Борисович (род. 1952) - российский историк и политолог, доктор исторических наук, профессор МГИМО.
   Франтишек Лекса (1876-1960) - чешский египтолог, основоположник египтологии в Чехословакии.
   И. Эдвардс (род. 1947) - американский археолог, профессор.
   Мирослав Вернер (род. 1941) - чешский египтолог, чья книга "Пирамиды" считается одной из ведущих в своей области.
   Марк Ленер - американский египтолог, археолог, профессор Чикагского университета.
   Джед - древнейший фетиш Осириса. Ассоциировался с фаллосом, позвоночником Осириса, либо с пустым стволом дерева, дающим жизнь, помещенным в него. В исторический период Джед стал популярным амулетом, его изготавливали из золота, хрусталя, фарфора, дерева, его носили на шее, мертвым помешали внутрь мумии [Бадж У. Древний Египте: Духи, идолы, боги. С. 67].
   Плутарх из Херонеи (45-127 гг. по Р.Х.) - древнегреческий философ, биограф, моралист.
   Диодор Сицилийский (90-30 гг. до Р.Х.) - древнегреческий историк и мифограф.
   Курт (Криштоф Вильям Генрих) Зете (1869-1934) - немецкий египтолог, основатель Берлинской школы египтологии
   Джеймс Джорж Фрезер (1854-1941) - английский антрополог, культуролог, фольклорист и историк религии, представитель классической английской социальной антропологии, внёсший огромный вклад в изучение тотемизма, магии и трансформации религиозных верований на протяжении истории человечества. Автор 12-томного труда "Золотая ветвь" (первое издание в 1890 г., дополненное и расширенное в 1915 г.).
   Вильгельм Шмидт, свщ. (1858-1964) - австрийский этнограф, социолог, лингвист, религиовед. Католический священник, миссионер Общества Слова Божьего. Почетный профессор 6 европейских университетов. Основатель Прамонотеистической теории происхождения религии.
   Осипов Алексей Ильич (род. 1938) - русский богослов, педагог и публицист; профессор Московской духовной академии; доктор богослови.
   Перепёлкин Юрий Яковлевич (1903-1982) - советский египтолог, доктор исторических наук. Автор ряда крупных работ, среди которых "Переворот Амен-Хотпа IV" является наиболее исчерпывающей монографией по реформам фараона Эхнатона.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  К.Болотина "Истинная для дракона 1" (Короткий любовный роман) | | Р.Навьер "Плохой, жестокий, самый лучший" (Молодежная проза) | | Ю.Резник "Моль" (Короткий любовный роман) | | Н.Самсонова "Предавая любовь" (Любовная фантастика) | | К.Фави "Мачеха для дочки Зверя" (Современный любовный роман) | | Т.Блэк "В постели с боссом" (Современный любовный роман) | | С.Грей "Стон и шепот" (Современный любовный роман) | | А.Анжело "Отбор в империи драконов. Книга 2" (Любовная фантастика) | | С.Полторацкая "Последняя из рода Игнис" (Приключенческое фэнтези) | | Л.Лактысева "Злата мужьями богата" (Юмористическое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"