Мирош Ольга: другие произведения.

"Атланты" книга первая "Время менять богов" (полная версия)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Теория развития жизни на Земле, которую человечество принимало ранее, неверна! Примитивная теория Дарвина больше напоминает теорию мелкого приспособления к жизни уже сформировавшихся видов, а не возникновения новых. Человек - самый главный и распространенный на земле Хищник. Истинно разумными являются атланты, полурыбы-полурептилии. Они были первыми... Они и создали людей... Опасный рубеж эпох 2012года. Благодаря своим накопленным за миллионы лет фантастическим технологиям потомки атлантов продолжают управлять развитием человеческого общества, желая оставаться "Богами" для людей. Правда, им нужна "следующая" - особь, способная стать родоначальником нового вида, та, чья кровь оказывается самой близкой атлантам. Профессор медицинских наук Николотов Дмитрий Васильевич, руководитель реабилитационного центра, уже много лет сотрудничает с полурыбами-полурептилиями, причем с одной из них его связывают давние и близкие отношения. Вначале он полагает, что потомки атлантов помогают человечеству, делясь своим опытом и информацией. Однако вскоре ему нужно сделать сложный выбор: либо он становится марионеткой в руках "тайных богов", предав близких ему людей, либо вступает в борьбу с ними за первенство человечества на земле. Их всего трое: он, Кашев Алексей Владимирович, обычный врач-терапевт, и Ольга, студентка из Саратова, со странной болезнью - "без кожи на руках". И каждый из них наделен сверхспособностями, которые помогли одержать над атлантами победу. Первую победу. Пока три-ноль в пользу человечества. Одно очко в сфере знаний заслужил профессор. Второе - Ольга в сфере духовных знаний, а точнее - гипнотического воздействия. А третье очко - это убедительная победа Алексея в силовом поединке с полурыбами-полурептилиями. Однако без помощи тут не обойтись. На их защиту встала третья сила. Кто они - друзья или враги - героям только предстоит разобраться. Поединок с атлантами еще не закончен... Повесть "Время менять богов" - первая книга цикла "Атланты". Продолжение следует...


0x08 graphic
Влад Денисов Ольга Мирош

АТЛАНТЫ

книга первая

время менять

богов

  
  
   0x08 graphic
  

Пролог

  
  
   В центре громадной сферы, образованной голубовато-мягким светом, возникающим, словно прямо из воздуха, извивался в медленном причудливом танце настоящий дракон. Такой, каким его изображают мастера классической живописи в Японии или Китае, - звероподобный четырехлапый ящер без крыльев. Его гигантских размеров туловище было покрыто крупной чешуей, мерцающей сине - серо - зелеными оттенками. Волнистые рога на голове, украшенной короткой гривой, пугали и в то же время завораживали.
   Это огромное четырех - пятиметровое сказочное чудовище своими движениями, казалось, гипнотизирует группу людей, стоящих вокруг светящейся сферы на небольшом удалении - меньше метра. Они молчаливо и настороженно наблюдают за необычным танцором. Они не боятся его. Они вообще не люди. Слишком высокие, в основном выше трех метров. Черепа вытянуты в затылках. Узкий разрез глаз. Вертикальный звериный зрачок. У некоторых вдоль позвоночника поблескивает чешуя.
   Они раскачиваются в одном ритме вместе с танцующим монстром, будто помогая ему. Движения становятся все быстрее и быстрее. Свет, образующий сферу, тускнеет. Несколько фигур в изнеможении падают на колени и замирают, но остальные продолжают биться в этом сумасшедшем экстазе. И их усилия не пропадают зря. Свет угасает полностью, и над застывшим, свернувшимся в клубок драконом появляется не совсем четкое голографическое трехмерное изображение девушки.
   Обычной земной девушки европейской внешности. Абсолютно ничего особенного, разве только рыжие волосы забраны в хвостики, смешно торчащие в стороны и руки... Руки у нее действительно необычные - такое ощущение, что с них сняли кожу от кончиков пальцев до середины предплечья, словно надели высокие кроваво-красные женские перчатки.
   Сделав шаг вперед к дракону, из молчаливого круга выделился высокий мужчина в белой набедренной повязке, такой же, как и у остальных. Однако он отличался от всех: его тело украшали массивные браслеты на запястьях с причудливой резьбой и яркими камнями и той же работы широкий золотой обод, защищающий шею. Мужчина вскинул вверх руку, указывая на появившееся изображение:
   - Это она. Отдайте приказ ее найти!
  
  
  
  
  
  
   Мы - послушные куклы в руках у творца!
   Это сказано мною не ради словца.
   Нас по сцене всевышний на ниточках водит
   И пихает в сундук, доведя до конца.
  
   Омар Хайям
  
  
  
  

Часть 1

  
   "Алексей Владимирович, вас срочно, -- секретарь Леночка выделила это своим тоненьким голоском, - просят приехать". Могла бы и не выделять. За время - как это называл про себя Алексей - "сотрудничества" его ни разу не вызывали не то что срочно, его вообще ни разу не вызывали не планово. Приезжал на "обновление" раз в полгода, отдельные поручения получал по электронной почте, отчеты о проделанной работе отправлял так же. Не пыльно, очень интересно и, да что там лукавить, сказочно оплачиваемо.
   Благодаря "конторе" он имел хорошую должность в одной из лучших поликлиник родного города. Должность называлась -- аналитик по отдельному региону, подразумевала очень- очень неплохой оклад, отдельный кабинет и помощницу, читай секретаршу, доступ к любым базам больничных данных по всему региону, а при желании и по всему миру. Больничному начальству он не подчинялся, график работы имел свободный, командировки в любые города и страны подписывались, что называется, не глядя, так как все расходы с лихвой потом оплачивала "контора" поставками самого дорогого и современного медицинского оборудования. По этой же причине местное больничное начальство особо не надоедало и выполняло все его просьбы, а иногда и капризы, точно и в поставленные сроки.
   Плюс сама "контора" ежемесячно перечисляла на его банковский счет приличную зарплату. За неполных два года сотрудничества он объездил почти весь мир. И если первое время он выдумывал какие-то более-менее реальные причины: симпозиумы, участие в ликвидации эпидемии и прочие глупости, то после совсем обнаглел и писал просто "в связи с необходимостью". А "необходимости" в последнее время возникали все чаще и чаще. В итоге он стал "распущенным челом" - как недавно его назвала молоденькая медсестра, имея в виду растущее в последнее время его благосостояние и достаток свободного времени - и, как следствие, - пристрастное внимание молоденьких и смазливеньких девушек. Правда, слово "распущенный" ему не особо нравилось, отдавало дешевым коньяком. Ему в принципе никогда не нравились дешевые запахи и фразы. Сейчас он предпочитал исключительно Хеннесси, облагораживая свое предпочтение словами: "Коньяк -- живая вода, способная продлевать жизнь, развевать мрачное настроение, оживлять сердца и сохранять молодость".
   Когда его первый раз пригласили в "контору" на собеседование, он был обычным врачом - терапевтом захудалой поликлиники небольшого поволжского городка Энгельса, ничем особенным не выделялся. Разве только некоторые знакомые подружки отмечали его сходство с Ильей Глинниковым, исполняющим роль Глеба Романенко в знаменитом сериале "Интерны". Правда, мама у него не была главврачом, а работала простой воспитательницей в детском саду, да и связями особенными он не обзавелся. Схожесть с сериальным героем, как он считал, придавали ему невысокий рост, непослушные кучерявые волосы, которые он всегда коротко обстригал, и, конечно же, его обаятельная улыбка, о которой он не раз слышал от своих пациентов. Да и самоуверенности ему было не занимать, однако он реально понимал, что все это уж точно никакой роли не играло. Поэтому был очень удивлен, когда ему пришло приглашение пройти тестирование и собеседование, после которого, возможно, будет предложена должность в одной из организаций Академии медицинских наук Российской Федерации по его специальности. Естественно, он недолго думал поехать или нет, все- таки хотя и не очень реальный, но все же шанс как-то изменить свою жизнь, и, кажется, в лучшую сторону. Больше беспокоили мысли о том, что произошла какая-то нестыковка данных и его с кем-то перепутали. Но попытка, как говорится, не пытка. Если судьба дает шанс, нельзя от него отказываться, второго может и не быть.
   На следующий день он входил в обычное, ничем не примечательное двухэтажное здание на северо-западной окраине горячо любимой столицы, окруженное небольшим, хорошо ухоженным парком. Алексея сразу же ошеломил современный имидж клиники. Элитная и ультрасовременная мебель, легко трансформируемые рабочие места - все поражало утонченностью и изысканностью. Чувствовался свой - особый стиль. Даже освещение мужчине показалось особенным. Спокойный, рассеянный свет освещал лаконичное пространство помещений. Казалось, светятся сами стены и потолки, что создавало ощущение воздушности и объема. Да, деньги сюда вбухали не малые. Это не их больница, ремонт в которой делали еще при царе Горохе.
   В учреждении его попросили сначала пройти медицинскую комиссию, которая находилась в этом же здании. Подумаешь, медкомиссия! Многие современные компании проверяют своих сотрудников на полиграфе, так что вроде ничего нового и особенного... Вот только многое из оборудования, находившегося в кабинетах, в которых он побывал, Алексей видел впервые. А о назначении некоторых аппаратов, несмотря на свое врачебное и довольно-таки современное образование, даже не смог догадаться. Спрашивать было неудобно - сам же врач, да и вдруг настучат будущему начальству о его некомпетентности. И так не понятно, как сюда попал. Тестирование тоже было отличным от всего, что он знал. Но все делалось очень быстро, спокойно и как-то слаженно. Чувствовалось, что технология уже хорошо накатанная и проходит в автоматическом режиме.
   После окончания всех процедур молодая женщина, врач-психолог, проводившая последнее тестирование, проводила его в солидную приемную и попросила подождать:
   - Вас вызовут.
   "Вот сейчас и выяснится, что меня перепутали с каким-нибудь сынком или предложат поехать в командировку на арктическую станцию годика на три - четыре, -- не успел подумать тогда Алексей, как из дверей кабинета с табличкой "Руководитель центра реабилитации профессор медицинских наук Николотов Дмитрий Васильевич" выскочила миленькая, стройненькая девушка и широким жестом предложила войти. Кабинет был небольшой, но уютный. Из-за стола навстречу поднялся худощавый и подтянутый мужчина лет сорока - сорока пяти с тронутыми сединой висками и открытым взглядом. Добродушно улыбаясь, он представился, протянув руку для приветствия:
   - Профессор медицинских наук Николотов Дмитрий Васильевич. Если согласитесь принять предложение у нас работать, ваш будущий шеф. А пока вы не ответили, могу предложить вам коньяк, - и уточнил, уже доставая бутылку, - будете?
   При общей приветливости профессор производил впечатление серьезного и спокойного человека. Чувствовалось, что он умеет нравиться окружающим. Такие с помощью непринужденных шуток и приветливых взглядов могут войти в контакт с кем угодно и где угодно. Они не чувствуют субординации и совершенно естественно ведут себя в кабинете у любого начальника, точно зная, что любое должностное лицо - это, прежде всего, человек. И люди - как на улице, так и высоких кабинетах - чаще всего готовы откликнуться на просьбы этого доброжелательного, спокойного, искреннего человека. А уж он никогда не забудет одарить их своей обаятельной улыбкой. Так думал Алексей, глядя на профессора, с легкой непринужденностью разливающего коньяк.
   Пока профессор разливал коньяк и открывал какую-то коробку с конфетами, Алексей немного осмотрелся. Конечно, с кабинетом главврача поликлиники, в которой он работал, не сравнить. Алексей улыбнулся, вспомнив, как один раз его пациент назвал кабинет начальника "нервным узлом". Вечно звонящие телефоны, недовольные старушки, жалующиеся на невнимание, очередные выматывающие проверки, обшарпанная мебель и гордость главврача - новое пластиковое окно от благодарного пациента, большая редкость, коей считал своей заслугой их начальник, такой же измотанный временем и заботами, как и мебель в его кабинете - иначе, как "нервным узлом", не назовешь. Хотя Алексею пришлось побывать и в другом кабинете руководителя частной клиники, куда ему посоветовал обратиться его однокурсник, правда, сбежавший оттуда спустя полгода. Тот "нервный узел" отличался богатой обстановкой, как в кино "про олигархов", и самоуверенным руководителем, не считавшимся ни с чьим мнением и интересами, поэтому все, кто работал на него, должны были принять одно: в их жизни существует только работа и ничего более. Вот это и не устраивало Алексея, тогда только что закончившего мединститут. Этот кабинет, выдержанный в классическом стиле, отличался сдержанностью и деловитостью. Кожаный диван и кресла, изысканная мебель, каждая деталь, чувствовалось, была строго продумана - ничего лишнего. Все подчеркивало статус, солидное положение и успех в делах. Но, несмотря на окружающий тебя дорогой минимализм, здесь было комфортно и хорошо. А вот развешанные по стенам фотографии удивляли: на них Дмитрий Васильевич был запечатлён чуть ли не со всей элитой страны - и политики, и бизнесмены, и представители шоу-бизнеса и науки. Причем со всеми держался, несмотря на свой достаточно молодой возраст и вроде не очень солидную должность, очень и очень непринужденно.
   " Наверное, чей-нибудь сынок", - подумал Кашев.
   - Ну-с, в пришедших вам на ум заключениях вы, молодой человек, ошибаетесь,- повернулся к нему профессор,- я не имел богатых и влиятельных родственников и всего добивался сам. Да и возраст у меня уже далеко за семьдесят, - увидев изумленный и недоверчивый взгляд молодого человека, продолжил, - просто одним из направлений нашей деятельности является изучение проблемы омоложения организма. Отсюда и моложавый вид и эти, -- он кивнул на стены, - знакомства. Вот и вам предлагаем поработать в этом направлении. Работа увлекательная, интересная, с большими возможностями и, что не маловажно, хорошей оплатой.
   За маленькой рюмочкой коньяка он минут двадцать рассказывал о будущей работе, расписывая все ее прелести, буквально уговаривая и суля золотые горы. Алексей вообще растерялся, с таким обращением работодателя он сталкивался впервые: "Точно перепутали, такого не может быть. За что мне такое счастье? Уж лучше спросить сразу".
   - Извините, Дмитрий Васильевич, что перебиваю, но у меня вопрос, а почему вы выбрали именно меня, ничего не перепутали? Я вроде в науке не засветился и на профессиональном поприще ничем особенным не выделился. И институт закончил далеко не блестяще. По профессии отработал всего год...
   - Рад слышать от вас столь самокритичную оценку. Но и у нас здесь не шарашкина контора. Что уж вы, голубчик, мы же серьезная организация,- профессор вытащил из ящика стола и положил на стол перед ним толстенную папку с надписью "Кашев Алексей Владимирович", - ваши ФИО?
   - Мое.
   Алексей, вопросительно взглянув на Дмитрия Васильевича и получив одобрительный кивок, осторожно раскрыл фолиант на первой странице. С нее на него глядела его собственная цветная фотография большого формата, сделанная в полный рост. А по объему папочка тянула на увесистую научную диссертацию.
   - Медицина ошибок не любит, - не скрывая удовольствия от произведенного на будущего сотрудника впечатления, продолжал Николотов, - вас предварительно долго изучали, поверьте мне, уважаемый. Очень долго и очень тщательно. Так что вопрос не в нашей ошибке, вопрос теперь в вашем согласии.
   - Нууу... Конечно... Я согласен, - даже не задумываясь, ответил Алексей, чувствовавший, что такой шанс выпадает один раз в жизни, однако не понимавший еще, за что и за какие заслуги ему так повезло.
   - Ну-с, вот и ладненько, уважаемый Алексей, можно я вас так буду называть? А выбрали вас не только по результатом ваших деяний, но и по хранящемуся в вас потенциалу, о котором вы, может, и не подразумеваете. И мы, если вы согласны, поможем вам его раскрыть. Для этого вам придется здесь же в центре пройти курс подготовки, уверяю вам это очень понравиться, - словно читая его мысли, произнес профессор.
   Курсы "подготовки" - это было самое лучшее и самое необыкновенное, что дала ему "контора". Меньше чем за две недели с помощью разных аппаратов, каких-то таблеток, уколов его научили работе на разном медицинском оборудовании, составлению отчетов и прочей необходимой, по их мнению, для работы дребедени. Но самое интересное и главное случилось уже в последние дни курса подготовки.
   Дня за три до их окончания его вызвал к себе Дмитрий Васильевич и, усадив напротив, начал задавать обычные для стремящегося прослыть заботливым руководителя вопросы:
   - Ну-с, молодой человек, как ваши успехи? Что нового и полезного для себя открыли? Не надоели наши тренировки - подготовки? Ну да ладно, я не затем вас вызывал. Хотелось бы поговорить немного о вашей будущности. В связи с тем, что нам необходимо, чтоб наши сотрудники свободно вращались не только с, так сказать, обычными больными, но и в кругах местной элиты, вам, милейший мой, надо чем-то выделиться из толпы ваших коллег врачей - эскулапов. Как- то быстро проявить свою индивидуальность. И в этом мы готовы вам помочь. Сейчас вы примите вот эту таблетку и постараетесь, не впадая в панику, сосредоточиться на своих ощущениях. Я думаю, что вы сможете буквально видеть руками, как рентгеном или, лучше сказать, томографом. Главное, не торопиться, не пугаться и не делать резких движений, пока не привыкнете к этому состоянию. Готовы?
   Кашев, чуть помедлив, взял с протянутой профессором тарелки небольшую белую капсулу - на вид обычная таблетка, может, шутка такая? Или какое-то испытание?
   - Запивать нет необходимости,- улыбнулся наставник. - Не бойтесь - не отравлю. Ну же, смелее.
   Алексей аккуратно и осторожно, словно мину с взведенным взрывателем, положил капсулу под язык. Та мгновенно растаяла и ... ничего не произошло. Он улыбнулся:
   - Шутка?
   - Да нет, просто нужно подождать несколько минут, дать время мозгу перестроится на новый режим функционирования. Анатомию хорошо помните? - и, внимательно наблюдая за юношей, бросил в селектор на столе, - Леночка, приготовьте, пожалуйста, чай для меня и моего гостя.
   В этот момент комната в глазах Алеши качнулась и поплыла, предметы стали расплываться и бледнеть, становиться призрачными. Он с испугом взглянул на профа.
   - Ну-ну, Алексей, спокойно. Вы, должно быть, по работе не раз видели и рентгеновские снимки, и результаты узи, и магнитно-резонансную томографию, а сейчас к ним просто добавился цвет. Поэтому успокойтесь и постарайтесь посмотреть на меня, как врач на рентгеновский снимок своего пациента.
   Комната остановилась, и Алексей, застыв от изумления, во все глаза смотрел на профессора: тот сидел за столом полупрозрачный и весь переливающийся полутонами цветов.
   -У меня нет ярко-красных или черных пятен? - спокойно обратился к Алеше Дмитрий Васильевич.
   - Нее-еет, - заикаясь, удивленно произнес новоявленный экстрасенс.
   - Вот и чудненько. Порадовали старика, - продолжал в том же тоне профессор.
   В это время в кабинет внесла чай миленькая секретарша Лена, и взгляд новоявленного экстрасенса автоматически переместился на девушку.
   Николотов хитро улыбнулся:
   -А что вы скажете о нашей Леночке?
   -Он-аа, каж-ется, бере-менна, - в отчаянии прошептал Алексей.
   - Дмитрий Васильевич, ну не обязательно всем про это рассказывать,- недовольно взглянув на профа, обиженно фыркнула девушка.
   - Леночка, я просто не смог не воспользоваться случаем, чтобы убедиться, что у вас все в порядке,- отшутился довольный Дмитрий Васильевич. - А теперь отведите его в седьмой кабинет - пусть попрактикуется.
   И добавил, обращаясь уже к Кашеву:
   - Чаек придется отложить. Эта способность продлится у вас еще тридцать - сорок минут, так что поторопитесь, милейший.
  

***

  
   После окончания курса "подготовки" Алексей почувствовал себя совершенно другим человеком. В нем появилась уверенность в своих врачебных силах и знаниях, какая-то профессиональная основательность, и в то же время он ощущал себя помолодевшим лет на пять. Наверное, поэтому курсы все, за глаза, называли "обновлением". Беспокоил его только единственный вопрос - к чему же его готовят? Но и на него вскоре ответил, словно продолжающий читать его мысли, профессор:
   - Ну-с, голубчик, не в обиде за подготовительные курсы? Поверьте мне, впереди вас ждет много интересного и преувлекательного, и, будьте добры, посещать курсы подготовки строго по назначенному вам графику. А теперь я расскажу вам о том, где и чем вы будете заниматься, так сказать, о ваших прямых профессиональных обязанностях.
   Направленный на работу в одну из престижных клиник родного города Алексей должен был выявлять все необычные случаи в медицинской практике.
   - Например, голубчик, недавно американцы нашли человека, который долгое время жил при полном отсутствии головного мозга, вот ведь какой казус. Самое интересное, что он не отличался ничем от окружающих людей: закончил школу, университет и так далее. Если не поленитесь, то самостоятельно найдете много описаний таких случаев в интернете. Но это, как говорится, экзотика. Основная ваша обязанность - постоянно высылать аналитические обзоры по анализу крови и, если возможно, ДНК. И я бы вам, молодой человек, очень порекомендовал попрактиковаться в пользовании своими новыми навыками. С помощью своих рук-рентгенов вы можете ставить достаточно точные диагнозы за секунды. Рассказывать об этом всем совершенно не обязательно. А когда через некоторое время к вам придет известность, да-да, не улыбайтесь. Так вот, милейший, когда к вам повалят люди со своими проблемами, постарайтесь не гнаться за деньгами, а выбирать действительно интересные для нас случаи. Прошу учесть, что количество таблеток, которые позволяют вашему мозгу фиксировать и обрабатывать информацию на других частотах, то есть делают вас рентгеном, будет строго ограничено. Также рекомендую поближе познакомиться на этой основе с местной элитой, там тоже можно почерпнуть много интересного. Особенно нас интересуют образцы ДНК, крови и результаты магнитно-резонансной томографии мозга этих людей. И не беспокойтесь - на основе ваших отчетов и анализов для ваших клиентов будут подобраны самые лучшие методы лечения. Они будут вам очень благодарны.
  

***

  
   Слова профессора сбылись, что называется, "до запятой". Слава об отличном диагносте, "который видит насквозь" и все диагнозы которого только подтверждаются дальнейшими исследованиями, не могла затмить слухов об особенном курсе лечения, основу которого составляли какие-то свои настойки на травах (так он презентовал те препараты, что присылали ему из "конторы") и которые, по все тем же слухам, "могли поднять и мертвых". На глазах помолодевшие представители и представительницы местной элиты передавали легенды о нем шепотом "по своим". "Контора" особо не обременяла, довольствовалась отправляемыми отчетами. И Алексей чувствовал себя почти богом, лучше сказать "наместником бога на вверенной территории". И поэтому к профессору - "богу" летел на всех парах, лихорадочно размышляя, что он не сделал или сделал не так, за что вызвали и за что его могут выгнать с такой уже полюбившейся работы, а лучше сказать, "неработы".
   Николотов встретил его в своем кабинете необычайно ласково, чем еще больше насторожил Кашева:
   - Ну-с, здравствуйте, милейший Алексей Владимирович, давайте-ка по коньячку, а то на вас прямо-таки лица нет. Не волнуйтесь вы так, голубчик, все с вами хорошо, просто потребовалась ваша помощь. Уж и не знаю, как вам сказать. Мы разыскиваем одну девушку, лет двадцати-двадцати двух, европейской внешности, даже фото есть, но смазанное.
   Действительно, фото было, мягко сказать, "не очень": смутно, как через запотевшее стекло, просматривалось белое лицо, рыжие волосы, забранные в хвостики.
   - Единственная надежная примета,- продолжал профессор,- на руках отсутствует кожа. Причин данного обстоятельства я не знаю, может, травма, может, ожог, может, что-либо еще. По возможности, в дальнейшем уточним. Девушку разыскивают все наши подразделения ... и, наверное, не только в России .... Ваша задача, милейший мой, лично прошерстить все, подчеркиваю, все - до самой заброшенной деревеньки, дачного массива, неоконченной стройки и мест, где собираются бомжи. Отчитываться будете лично мне, ежемесячно по каждому населенному пункту вверенной вам территории - отдельный доклад . Понятно? Сроки? Надо было сделать еще вчера. Да, чуть не забыл сказать о самом приятном, объявлен приз - десять тысяч долларов нашедшему. Вопросы есть? Ну и с богом.
  

Часть 2

  
   Время летело сейчас как никогда. Месяц проходил за месяцем, но загадочная девушка не находилась. Призовая сумма увеличивалась практически еженедельно и уже подходила к ста тысячам долларов! Но где искать эту чертову незнакомку? И вообще, существует ли она на самом деле? Может, она на другом континенте, ведь проф сам сказал, что поиск идет не только в России? Боевой запал первых дней поиска таял с каждым днем.... Сто тысяч долларов уже казались просто несбыточной мечтой, очень красивой, правда, но сил и времени на нее тратить уже не хотелось. Просто несбыточная мечта, очень красивая, как сто тысяч долларов, но сил и времени на нее тратить уже не хотелось. И если бы не приказ профессора об уже ежедневных докладах по обследованным территориям, то Кашев давно бы бросил это безнадежное дело ...
   Попытка фальсифицировать результаты поиска и подсунуть профессору липовые данные неожиданно провалилась. Милейший профессор немедленно вызвал к себе и проявил такие недюжинные знания о его перемещениях, посещениях и проведении рабочего и нерабочего времени, что Алексей всерьез подумал, что за ним идет масштабная слежка с применением всех новейших шпионских штучек.
   Как человек неунывающий и грамотный, а главное, по-русски смекалистый, он, просмотрев список "своей элиты", позвонил супруге одного высокопоставленного чиновника - "силовика":
   - Светлана Ивановна, извините меня, но нельзя ли перенести нашу запланированную встречу на несколько дней раньше, я в командировку на две недели должен уехать...
   Алексей уже хорошо знал своих клиентов и понимал, на кого и на что можно давить. Светлана Ивановна была из той категории женщин, которые в свои сорок пять лет не просто трепетно, а с каким-то садомазохизмом относились к своему здоровью. А о фигуре и говорить нечего. Страх потерять своего муженька, не пропускавшего ни одной юбки, перерос уже в болезненную самооценку, которая "повышалась" с очередным сеансом "омоложения".
   Естественно, обеспокоенная своей фигурой и здоровьем, именно в такой последовательности, Светлана Ивановна согласилась, ну а дальше все до смешного просто. Найти какое-либо скрытое нарушение в организме сорокапятилетней женщины, буквально помешанной на своем здоровье, не составляло труда. Убедить ее в том, что именно это отклонение и есть корень всех бед, тоже. А искоренить эту проблему - тем более.
   - Светлана Ивановна, конечно же, я вас не брошу, я врач, это моя святая обязанность. Вы же знаете, что мы приносим клятву Гиппократа, а для меня это не пустые слова.
   - А командировка?
   - Решу я с командировкой... Честно говоря, я сам попросился у руководства куда-нибудь уехать, мне показалось, что какие-то люди устроили за мной слежку, вот и решил сбежать на пару неделек, чтоб передохнуть и сообразить, что делать.
   - Не надо ничего придумывать, Алексей Владимирович, вы остаетесь здесь, чтобы помочь мне, практически спасти меня, а я, в свою очередь, постараюсь решить все ваши проблемы. Мой муж ... - далее последовал более чем внушительный перечень чинов, званий и наград... Впрочем, Кашев знал о нем намного больше, чем супруга, просто обращаться напрямую не хотелось. Одно дело, морочить голову доверчивой женщине, и совсем другое - недоверчивому и подозрительному, просто в силу своей должности и опыта работы, генералу - силовику. - И не думайте отказываться, вы рискуете своей жизнью, ради меня...
   Алексей и не думал, поэтому недельный курс лечения совпал с недельной проверкой на наличие прослушки, слежки и других всевозможных способов получения информации о человеке. Но если "лечение дало положительный результат и опасность миновала ", то проверка специалистами ФСБ ничего не выявила.
   Немного успокоившись, Кашев предпринял новую попытку соврать профессору о своих трудовых подвигах в непрерывно продолжающемся поиске "женщины с руками без кожи", но опять потерпел полное фиаско. Причем на этот раз добрейший профессор четко и недвусмысленно предупредил, что это последнее китайское предупреждение, а далее последуют оргвыводы, которые могут негативно сказаться как на его финансовом положении, так и на карьере в целом. Чтоб как-то сгладить плохое впечатление, Алексею пришлось рассказать всю правду. Когда Николотов, посмеявшись, вроде бы "отмяк", он напрямую спросил:
   - А как же вы, Дмитрий Васильевич, все узнаете?
   - Ну-с, милейший мой, рассмешил старика, умудрился проверку на слежку устроить... Вашу изобретательность да в мирных целях... Найдете девушку -- расскажу, а не найдете... Даю месяц, остальную работу можете отложить в сторону... Понятно? Еще раз напоминаю - на все про все месяц. И без фокусов.
   Когда Кашев уже выходил из кабинета, профессор, прощаясь, добавил:
   -Я думаю, тебе надо вплотную заняться твоим родным городом. Знаешь, есть одна такая хорошая старинная русская пословица: где родился - там и пригодился.

***

  
   "Что ж тут непонятного, -- думал по дороге домой Алексей, - прямой намек, что толку от меня никакого, работа моя никому не нужна, а, для того чтоб была причина уволить, я должен найти какую-то неизвестную бабу с непонятно какими руками. Так что, Леха, лафа кончилась -- ищи работу. Тебе четко и ясно сказали: где работал, там тебе и надо работать".
   Терять такую должность, а точнее, то, что с ней связано, честно говоря, не хотелось.
   Мысли приняли другой разворот -- найти! Как можно на территории нескольких областей найти непонятно кого? Надо искать... Надо... Хоть премию напоследок у них отжать... Да и вдруг, действительно, она существует. Может, жертва какого-нибудь эксперимента конторы или пациентка, пострадавшая от неправильного лечения и потерявшая память, или переносчик какого-нибудь кожного заболевания, сбежавшая из "конторы" по недосмотру, или ... "Или" может быть какое угодно, вопрос в том, как ее найти. Пролопачивание всех историй болезни по всем больницам вверенных ему областей в течение прошедших месяцев вместе со своей помощницей, въедливой и дотошливой, ничего не дало. И хотя помощница продолжала эту рутинную работу, Алексей понимал, что ничего это не даст. "Что ж придумать?.. Думай... Думай... Голь на выдумку хитра... Если гора не идет к Мухаммеду... Вот... Вот... - в голове стал созревать план. - Надо дать объявление во всех газетах о том, что я прекраснейший врач всех времен и народов и абсолютно бесплатно лечу. Что я лечу?.. Кожные заболевания рук... А вдруг это ожог или травма на производстве... Или мутация... А вдруг она знает о конторе и сама скрывается от нее как только может... Да, задачка со многими неизвестными, но других вариантов пока нет..."
   Озадачив помощницу рекламой своих фантастических и абсолютно безвозмездных способностей в области болезней и травм рук во всех мыслимых и немыслимых СМИ, сам Алексей составил список всех больниц, травмпунктов, госпиталей и других медицинских учреждений на вверенной территории и взялся за решительный их объезд лично.
  

***

  
   Дни летели за днями. В один из вечеров Алексей, глядя в окно, вспомнил фразу одного знакомого: "Если ты ночью посмотришь в окно и никого не увидишь, не думай, что там никто не проходит... Там незаметно, на цыпочках, проходит жизнь". Мужчина понимал, что сейчас время, подобно реке, утекало сквозь пальцы. "Так и работа скоро уплывет", - он чувствовал себя убитым и усталым. Медицинские учреждения сменялись, как в калейдоскопе, оставляя горечь: " за державу обидно" - такая везде разруха и безысходность.
   По объявлениям звонили только женщины за пятьдесят. И этот блок он окончательно замкнул на своей старательной помощнице, объяснив, кого надо искать.
   До конца установленного профом срока оставалось три дня, а в составленном списке лечебных учреждений не вычеркнутыми оказались всего две больницы. Шансы практически нулевые, но других вариантов все равно не было.
   При посещении очередной убогой больницы родного города, построенной хорошо, если в семидесятые годы и с тех пор не знавшей даже косметического ремонта, ощущение было такое, что ты попал в фильм ужасов. Первое испытание тебя уже ждет при входе в больницу. Запахи прокисших шей, смесь хлорки с туалетом сразу въедаются в твою одежду. Проход по больничному коридору сроднен второму кругу ада. Обтертые и развалившиеся сиденья, на которых умудряются расположиться больные, выползавшие из своих открытых палат, выпускающие наружу застоявшийся душок. И очередной кабинет главврача, с испугом и недоверием глядящего на тебя, и очередной монолог:
   - Извините, что беспокою, я аналитик Российской Академии Наук по вашему региону в сфере медицинского обслуживания населения - вот моя визитная карточка. Нам нужна ваша помощь. Дело в том, что в одно из наших лечебных учреждений обратилась девушка с травмой рук - полное отсутствие кожи, но из-за расхлябанности и разгильдяйства сотрудников помощь ей своевременно оказана не была, и сейчас мы, стремясь загладить ошибку, ее разыскиваем. Не обращалась ли она в вашу больницу?
   Очередная ИКД (имитация кипучей деятельности). Пара карточек с совершенно не подходящими случаями. Извинения за беспокойство и все как обычно...
   Осталась последняя больница. " Проф меня точно уволит...А может, все это хитроумная выдумка с целью меня убрать и расчистить место кому-то своему? А я, как дурак, поверив в эту сказку, просто убиваю свое время?" - как обычно, после посещения очередной больницы на Алексея накатывала волна раздраженности и бессилия.
  

***

  
   Как только Кашев вышел из кабинета главврача, эта немолодая и дородная женщина судорожно распечатала таблетку валидола и засунула под язык:
   " Вот дура... Вот помогла... Надо же было влезть в эту ситуацию... Всего два года до пенсии осталось... И на тебе - Академия наук... Загремим теперь под фанфары.... И не доработаю... И карточку на эту девчонку не завели...Теперь и не поймешь - хорошо это или плохо...". Усталая и очень обеспокоенная неожиданным визитом главврач выглянула в дверь и, увидев пробегавшую мимо санитарку, окликнула:
   - Шурочка, найди мне срочно тетю Полю!
  

***

   Тетя Поля была еще нестарой женщиной. Мало кто мог догадаться, что ей всего-навсего пятьдесят шесть лет. Но, потрепанная жизнью и своими детьми-лоботрясами, как она сама их называла, давно свыклась с тем, что ее все называли тетя Поля. Да она и не помнила уже, когда ее звали по имени-отчеству. Уйдя на пенсию, она продолжала подрабатывать: где подъезд помоет, где сиделкой подработает - так как надеяться было не на кого. Устроившись уборщицей в больницу, она вскоре завоевала симпатию многих своей добросовестностью и сердобольностью. В кабинет главврача тетя Поля зашла неторопливо, осторожно прикрыв за собой дверь, и встала у двери, сложив руки на животе.
   - Теть Поль , я что тебя позвала... Помнишь, недели две-три назад ты девчонку-студентку знакомую приводила, у нее что-то с руками... Как она? Где? Куда-нибудь еще обращалась?
   - Да нет, Сергевна, гниет дома заживо. Кожа с рук совсем слезла. Я ей помогаю как могу. Да мать ейную ждем, с Магадана должна прилететь. Дай бог, дожила бы до мамки... Жалко ее...
   - Ты вот что, теть Поль, раньше времени не хорони. Дам я тебе телефончик один, ты ей передай - пусть позвонит и обязательно договорится о личной встрече. Врач молодой, но про него легенды по городу ходят. Хотя помогает только бонзам, да, может, увидит да не откажет. И строго-настрого запрети говорить, что в больницу к нам обращалась. А то поймет он, что я телефон по сердобольности своей дала, не поздоровится мне. Начальство голову снимет. Поняла?
  

***

  
   Вечером тетя Поля зашла к своей "подшефной". Так она называла девушку-студентку из ее подъезда в панельной девятиэтажке в спальном районе города. Тетя Поля жила там же и подрабатывала уборкой подъезда и поэтому знала всех жильцов и все о жильцах. Она сразу заприметила эту девчушку - уважительная, всегда поздоровается и ведро с водой поможет донести. А когда Полина приболела, наделю за нее убиралась в подъезде, не то что Людка с триста пятой квартиры - молодая, а вечно всем недовольная. Вот Олечка - другое дело. И почему только этой девчушке так не везет? Когда тетя Поля заприметила того парня, с которым у Ольги закрутился бурный роман, сразу же поняла, что это за фрукт - ну точно козел. Сколько она тогда говорила: "Подумай, дочка - нехороший он" - но Ольга только улыбалась в ответ: "Все будет хорошо, теть Поль, вы его просто не знаете". Да и сама Полина засомневалась в своей оценке молодого человека, когда через три месяца молодежь "обженилась". Но, глядя на Ольгу, скоро поняла: не ошиблась - не заладилось у молодых. До этого не иначе как "солнышко мое" она Ольгу не называла. За постоянную светлую улыбку, копну рыжих волос, прихваченную в торчащие задорно в стороны хвостики, за брызжущую через край неуемную энергию, какую-то реликтовую силу жизни. Теперь чаще видела девушку грустной, а то и со слезами на глазах. А когда "козел" узнал, что она беременна и не хочет делать аборт, то просто ушел и подал на развод. То ли ударил он ее, то ли от расстройства случился выкидыш. Увезли "солнышко" на скорой, а вернулась она совсем другая - молчаливая да грустная. Спустя время началось что-то странное с руками. Вначале руки опухли и стали сильно чесаться, а затем стало еще хуже: кожа гнила на руках и слазила клочьями. И вновь увезли "солнышко". В больнице ее кололи, пичкали таблетками, ставили системы, да все без толку. Врачи лишь разводили руками: эта странная болезнь не поддавалась никакому лечению, а только прогрессировала - кожи не было уже до локтей. Вот такая, вся перебинтованная до локтей, осунувшаяся и бледная, вернулась Ольга домой. Тетя Поля только ахнула, увидев ее. "А как же теперь? Что делать-то будем?" - стала причитать она, помогая девушке разматывать бинты на руках. То, что она увидела, ужаснула ее больше: кожи на руках вообще не было. Ничем не могла помочь сердобольная тетя Поля, только по хозяйству прибрать, приготовить чего да посидеть-поговорить. Говорила в основном тетя Поля, всегда удивляясь тому, с каким интересом слушает ее Ольга. "Может, доченька, и тебе стоит выговориться?" - в такие моменты повторяла женщина. Девушка только качала головой и просила вновь и вновь рассказать что-нибудь из "такой интересной" жизни тети Поли. Та только вздыхала и приговаривала: "Ну, какая же, Оленька, она интересная, все, как у других". "Не-ет, теть Поля, - не соглашалась девушка, - ты столько пережила, столько несправедливости натерпелась, а все остаешься такой доброй и заботливой".
   Толкнув незапертую дверь, Полина вошла в квартиру. Девушка, о чем-то глубоко задумавшись, полусидела - полулежала на диване и встрепенулась, только когда Полина с ней заговорила:
   - Что ж ты не поела ничего, Олюшка, нельзя так. Мамка твоя скоро приедет, а от тебя только глаза остались. Да и те грустные. Нельзя так.
   - Ты знаешь, теть Поля, у меня такое ощущение иногда возникает, будто я проживаю не свою жизнь. У тебя так бывает? - Оля смотрела на женщину так, что у той, повидавшей многое на своем веку, защемило сердце.
   - Отчего ж, доченька, не бывало, еще как бывало. Особенно когда молодая была. Но сейчас не обо мне речь - я тебе новость, милая моя, хорошую принесла.
   Тетя Поля насильно усадила подшефную за стол, стала кормить с ложки да разговор с Сергевной про "анкадемика" пересказывать. А в конце и визитку на стол положила.
   - Я к тебе с утречка забегу, покормлю тебя, умою, бинты поменяю да одену. Дальше не смогу - работа проклятая. А ты, милая моя, по "техлефону" только адрес узнай. Молодой он да сурьезный, по техлефону этому будешь рассказывать - откажет и все. А так приедешь к нему, как увидит тебя, сердешную, может, сердцем-то и перевернется, может, и согласится помочь. Про него аш легенды ходят, будто людей с того света вытаскивает. Вот так вот. Ты уж не дури, слезу пусти, на колени встань, попроси, милая. Не только за себя просишь, и матери твоей радость, и мне.
  

***

  
   Ольга сидела за столом, накормленная, умытая, одетая и причесанная тетей Полей, и смотрела на лежащую перед ней визитку "анкадемика" и все не решалась позвонить. В душе что-то подрагивало, какое-то предчувствие, впервые за последние месяцы дарившее ей надежду. Это состояние и пугало, трудно потом вновь возвращаться к привычке чувствовать себя забинтованной и никчемной мумией, и оживляло, поэтому не хотелось разрушать его. Но и тянуть оно тоже не давало, толкало вперед - " Давай, давай , сегодня все случится! Давай! Не бойся!". Не случайно ведь накануне тетя Поля ей и притчу рассказала. Ничего случайного в жизни не бывает... Горели четыре свечи - Спокойствие, Вера, Любовь и Надежда. Спокойствие быстро погасло, так как люди не сумели его сохранить. Веру загасил ветерок, так как она никому не нужна была. Любовь угасла следующей. И, когда ребенок, увидев три погасшие свечи, заплакал и закричал: "Я боюсь темноты" - четвертая - Надежда - ответила: "Пока я горю, можно зажечь и другие три: Спокойствие, Веру и Любовь". Ольга уже давно потеряла спокойствие, обретя верного союзника - ожесточение. Веру умертвили врачи своим приговором: "Мы бессильны", отправив домой гнить заживо. А любовь растоптал ее бывший муж. И надежда постепенно стала уходить. Как бы ни цеплялась за нее девушка, с каждым днем она удалялась все дальше и дальше. А сегодня, она чувствовала, опять вернулась к ней. Наконец решившись, она сняла трубку и набрала указанный на визитке номер.
   - Аналитический отдел Академии наук по Саратовской области, чем я могу помочь?
   - Извините, мне Алексея Владимировича Кашина.
   - Его нет.
   - А не подскажете, во сколько он будет?
   - Его сегодня вообще не будет, он уезжает в командировку.
   - Как уезжает?- ахнула Ольга. Предчувствие шевельнулось опять: "Давай! Давай! Ты должна встретиться с ним именно сегодня!" - Девушка, милая, скажите, пожалуйста, во сколько и каким поездом. Мне срочно надо передать ему документы.
   - Передайте мне.
   - Не могу, шеф сказал передать лично, - и добавила жалостно, - меня ж уволят.
   - Все они такие, - ответила девушка на другом конце телефона, вспомнив, что Алексей Владимирович вчера был тоже, мягко сказать, не в духе, и, немного подумав, выдала, - поезд номер девять, Саратов-Москва, вагон семь, отправление в шестнадцать сорок. Удачи, подруга!
   - Спасибо!
  

***

  
   Если вы никогда не пробовали одеваться с перебинтованными руками, малейшее прикосновение к которым приносит жесточайшую острую боль, и не пытайтесь - уверяю вас, удовольствие ниже среднего. Заботливая тетя Поля уже с утра одела Ольгу в спортивный лыжный костюм. Девушка какое-то время пыталась упираться - не очень соответствует встрече с таким серьезным врачом. Но Полина быстро сломала ее глупое сопротивление: "Во сколько поедешь, неизвестно, а вдруг в туалет захочешь - кто ж с тебя, глупая, джинсы стаскивать будет". Тетя Поля жила не в выдуманном мире "прынцов", а в обычном, наполненном суровой житейской реальностью. Все ее поступки были наполнены практичностью и необыкновенной функциональностью, хотя слова она такого не знала, но получалось у нее это лучше, чем у многих, кому это слово было хорошо знакомо. Под спортивный костюм были подобраны войлочные ботинки, правда с перебранкой: "прощай, молодость" - "легко одеваются и теплые", на голову - огромная песцовая шапка мужского покроя - другой не было. В карманы рыжей искусственной дубленки предусмотрительно были положены две десятки - "на проезд". Сейчас, натягивая на себя приготовленную одежду, девушка с запоздавшей благодарностью вспомнила тетю Полю. Шапка оделась легко, ноги в "прощай молодость" нырнули моментально, а вот застегнуть молнию на ботах и на дубленке оказалось затруднительно и больно, но все равно получилось сравнительно быстро. "К удаче", - мелькнула мысль.
  
   Родной двор встретил пасмурным и морозным днем. "Хорошо, хоть ветра нет", - подумала Ольга, вспомнив, как недавно шла в поликлинику, куда ее обязали приходить после больницы. Ветер, пронизывающий и сильный, разозлил ее не на шутку: он так и норовил расстегнуть ей дубленку, шапку скатил набок, растрепал волосы - понятное дело, все шарахались от нее как от прокаженной. И Ольга, придя домой, плакала так, как, ей казалось, никогда в жизни не плакала. Тогда ее спасительница тетя Поля такой разгром устроила в больнице, что медсестры стали сами приходить к Ольге домой, а потом и вовсе перестали - "Все равно не помогает". Сейчас у девушки было ощущение, что "помощь" рядом.
   Невывезенные кучи бытового мусора, протоптанные в снегу узкие тропинки, чья-то машина, по- хамски поставленная впритык к двери подъезда, из-за которой пришлось лезть через глубокий сугроб - ничто не могло испортить утреннего радостного предчувствия.
   В самый разгар рабочего дня на остановке общественного транспорта народу было немного. И прижав перебинтованные руки к груди, она достаточно удачно протиснулась в автобус. Крикливая кондукторша, которой Ольга предложила достать деньги на билет из кармана дубленки, неожиданно проявила к девушке сочувствие и усадила ее на свое место. "К удаче", - эта мысль продолжала греть и радовать девушку.
  
   Вокзал как обычно был наполнен суматохой, но эта суета перекликалась с настроением девушки. Было в ней ожидание каких-то перемен, чего-то нового, светлого. До отправления поезда оставался еще почти час. Ольга нашла нужный вагон, спросила у проводницы, не садился ли в вагон Кашев, и, получив отрицательный ответ, договорилась, что та даст ей знак, когда будет проверять у него документы перед посадкой. Встав чуть в отдалении, девушка всматривалась в подходящих к вагону людей, стараясь угадать "анкадемика". Ожидание было радостным, вспомнился приснившийся накануне сон:
   "Она входит в залитый солнцем кабинет, за огромным письменным столом, уставленным разноцветными пробирками, колбами и заваленным толстыми манускриптами, сидит стройный, красивый мужчина лет 30, с тронутыми сединой висками. Увидев ее, встает ей навстречу, берет за руки, гладит их, что-то говорит. А там, где его руки коснулись ее, - появляется кожа. Она благодарно кидается мужчине на шею и... Но тут на его столе звонит телефон ". Так она и проснулась от звонка... будильника. Будильники почему-то всегда звонят не вовремя. Но ощущение радости, удачи, конца всей этой темной полосы все равно осталось. Может, и звонок тот был вовремя... Осталась какая-то, ждущая впереди, тайна.
   Она встряхнула головой - проводница громко, глядя на нее, произносила: "Так значит, КАШЕВ АЛЕКСЕЙ ВЛАДИМИРОВИЧ"! Он стоял к ней спиной - хорошо одетый, в одной руке кожаный портфель, другую он протянул за документами, сейчас уже зайдет в вагон. "Давай!" -
   Ольга подошла к нему сзади и робко дотронулась до локтя, привлекая его внимание:
   - Алексей Владимирович, можно к вам обратиться...
   Мужчина повернулся - и на нее дохнуло таким перегаром, что она невольно отшатнулась.
   - Что вы хотели, девушка?- он был сильно пьян.
   - Мне нужна ваша помощь...
   - Мне самому сейчас нужна помощь, - ответил "анкадемик" и неуверенно шагнул в вагон...
   Мир рухнул... Разбился вдребезги. На тысячи мелких осколков, которые вонзились в сердце, в глаза, в руки... И вонзались все глубже и глубже...
  

***

   Кашев, качаясь, шел к своему купе, настроение было ниже плинтуса. Ехать в Москву на доклад к профу не хотелось. Он небезосновательно полагал, что этот визит закончится его увольнением. А это не просто увольнение, он лишится всего: хорошей необременительной работы, прекрасной зарплаты, а главное, чудесных таблеток и помощи "конторы", которые позволяли ему крутиться в местной элите и быть почти легендой. Так понравившийся ему новый образ жизни мог закончиться...
   Он еще вчера напился вдрызг так, как никогда в жизни не напивался - до беспамятства. Так сказать, устроил прощальный вечер. Прощайте, шальные деньги, прощайте, тусовки в кабаках, прощайте, халявные поездки за границу, прощайте, красивые девчонки.
   Проснувшись к обеду, хорошо хоть у себя дома, с головой, представляющей из себя желе, вздрагивающем и отдающем болью при любом неплавном движении, он прикинул, что до Москвы еще далеко, и достал из холодильника пару бутылок пива.
   "Поправиться. Клин клином вышибают, - пиво замечательно легло на старые дрожжи. - Ничего до завтра отойду"...
   В купе суетились, устраиваясь, две женщины лет под сорок, и он, чтобы не мешать им и не толкаться бестолково в купе, бросив портфель и пальто, вышел в коридор, встав у окна. За мутным подмерзшим окном на перроне стояла эта непонятно чего хотевшая девка и, кажется, плакала. Если бы не шапка из песца, он бы принял ее за бомжиху, хотя шапка тоже на ней смотрелась как на корове седло. Сейчас шапка сбилась, открыв рыжие волосы и один отчаянно торчащий хвостик, а белые варежки, которыми она вытирала слезы, почему-то стали с красными звездами ... Звезды все росли и росли... Пока варежки не стали кроваво-красными... Как кровавые руки... И рыжие хвостики.... Перед глазами мелькнула фотография, показанная профессором ..."Она?".. Даже если не она, то очень похожа... Все равно шанс! Он рванулся на перрон.
   - Пассажир, вы куда? До отхода поезда пять минут!
   Но он не слушал. Подбежав к девушке, он сорвал шапку - волосы рыжие. То, что он, не разглядев, принял за белые варежки, оказалось бинтами, сейчас набухавшими кровью.
   - Девушка, что у вас с руками?
   - Вам-то что, езжайте в свою командировку!
   - Что с руками? - рявкнул Алексей.
   - Ко-о-ожа уууу м-ее -ня гниии-ет, соооовсем не оооостаааалось....- прошептала- прорыдала девушка.
   - Пассажир! Пассажир! Поезд уже отходит!- волновалась сзади проводница.
   " Она! Она!" - ликовал Леха. Схватив за плечи, он потащил девушку в вагон.
   - Куда вы меня тащите? - нерешительно попыталась вырваться незнакомка.
   - Куда вы ее тащите? Немедленно предъявите билет!- напирала ничего не понимающая в происходящем проводница.
   "Это мой шанс, последний шанс! И я его не упущу!",- Кашев все-таки оттер в сторону проводницу и буквально втолкнул девушку в тамбур отходящего вагона.
  
   Почти час у Кашева было стойкое ощущение, что он находится в выездном филиале дурдома... Проводница, начальник поезда, милиция, звонки по телефону всем, кому можно и кому нельзя, раскалывающаяся на части с глубокого похмелья или от неожиданной удачи голова. Наконец-то все закончилось. С огромным уважением "светилу науке, спасающему жизнь пациентке", было предоставлено отдельное купе, в котором они и расположились.
   - Куда вы меня везете?
   - Мы едем в Москву, в нашу центральную клинику, там вам обязательно помогут. Вы же об этом хотели меня попросить?
   Девушка, ничего не ответив, легла на свою полку. Не было понятно, то ли она спит, то ли просто лежит, отвернувшись. "Надо хоть узнать, как зовут... А, впрочем, все равно...". Важным было одно: он возвращался в Москву и возвращался победителем! Главное, выпить с утра "алкозельцер" и хорошенько почистить зубы.
  

***

  
   Удивительно светло и хорошо было в кабинете. У Ольги почему-то промелькнула мысль, что это не просто кабинет директора, а элитный кабинет. "И откуда такие глупые мысли берутся?" - мелькнула у нее в голове. Но такие она видела только в кино или... во сне. Точно, она вспомнила тот стол из своего сна. Ей он тогда уже показался странным. Стол находился посередине комнаты и представлял из себя две изогнутых полусферы, развернутые и образовывавшие букву х - таких она никогда не видела. Впрочем, как и все остальное в этом кабинете - стильном и уютном одновременно. Из-за стола вставал навстречу холеный мужчина лет сорока, чуть седые виски только придавали ему шарм. Его худощавая и стройная фигура была залита ярким солнечным светом. Она словно удерживала свет, не давая ему угаснуть.
   - Здравствуйте, уважаемая...- он вопросительно взглянул на стоящего рядом с ней Алексея Владимировича.
   Алексей растерялся. Вчерашняя суматоха, разборки в поезде, раскалывающаяся голова... Потом она уснула, а следом и он. Рано утром разбудила проводница, умылись (как умывалась девушка, он даже не подумал), выпили по чашке кофе с печеньем. Потом - Москва, такси - они даже не разговаривали.
   - Ольга, - тихо назвалась девушка. И заметила, как "большой начальник", излучающий свет, взглянул на "анкадемика" - тот готов был сквозь землю провалиться. "Так тебе и надо, алкоголик", - подумалось как-то само собой, теперь она себя чувствовала под защитой человека из ее сна.
   - А меня зовут Дмитрий Васильевич, я руководитель этого медицинского центра. Ну-с, показывайте, что у вас.
   Алексей Владимирович помог снять дубленку и шапку, и Ольга протянула профессору замотанные окровавленными бинтами руки.
   Дмитрий Васильевич еще раз недовольно взглянул на "анкадемика".
   - Леночка, проводи нашу гостью в процедурную. Да и еще, распорядитесь приготовить для нее первую палату.
   - Пройдите с ней, Оля, я скоро к вам присоединюсь.
   И совсем другим тоном, обращаясь к Кашеву:
   - А вы, молодой человек, задержитесь на минутку.
   "Тебе явно не повредит небольшой курс воспитательной работы", - злорадно подумала Ольга.
  
   Идя вслед за Леночкой по огромному, залитому светом коридору, новоиспеченная пациентка все больше и больше удивлялась. Больница поражала не столько своей отделкой - здесь все казалось невесомым и странным, как в фантастических романах о далеком-далеком будущем, больше всего удивляло то, что ничего не напоминало здесь больницы. Все вокруг, скорее, напоминало офис какого-то успешного холдинга или администрации крупного города, украшенный картинами, постерами, оазисами зелени и ультрасовременной и эксклюзивной мебелью. Панорамное остекление, насыщая пространство светом, соединяло офис с окружающим миром, делая его частью интерьера. И в то же время создавалось ощущение замкнутости пространства, которое отнюдь не давило, а, наоборот, возникало чувство защищенности. Единственным напоминанием, где она находится, были люди, которые изредка появлялись из выходящих в коридор дверей, одетые кто в привычные белые больничные халаты, а кто в салатного цвета брючные костюмы и шапочки.
   Милая женщина, прямо-таки излучавшая добро, к которой привела ее Леночка, аккуратно сняла с нее одежду, внимательно осмотрела. Приложила к разным местам какую-то белую пластмассовую коробочку: "Не бойся, милая, сейчас как комарик укусит" - а потом одела в веселенькой расцветке халат, больше похожий на летний пляжный сарафан, на липучках вместо пуговиц. Когда она усадила ее и стала осторожно снимать присохшие бинты с рук, в дверь процедурной негромко постучали. Вошел Дмитрий Васильевич с неизвестным мужчиной.
   - Ну как, Оля, не обижают тебя? Вижу - даже принарядили. Ну-с, давай взглянем на твои болячки.
   Все вместе они долго рассматривали ее руки, вчитывались в длинные колонки символов и цифр с компьютера, которые распечатывала милая женщина, и перебрасывались какими-то своими медицинскими терминами.
   - Ну-с, что тебе сказать, голубушка, страшного ничего особо нет. Чтобы выбрать правильный курс лечения, придется еще взять кое-какие анализы. А для этого придется остаться у нас, - как Ольга не вслушивалась в его голос, она не ощутила ни тени фальши и сомнения. - А пока мы сделаем так.
   Профессор нанес на ее руки какой-то аэрозоль из баллончика, и они перестали болеть. Следом он взял другой аэрозольный баллончик и стал распылять на руки. Там, где он проходил струей, появлялась белая пленка, которая на глазах меняла свой цвет на телесный, словно кожа, прямо как в привидевшемся ей сне.
   - Да, голубушка, кожа, почти кожа. Она так и называется "псевдокожа", применяется для ожогов и других случаев. Через несколько минут она немного пластифицируется, и можешь спокойно пользоваться своими руками как ни в чем не бывало. Абсолютно никаких ограничений. А сейчас, Тамара Петровна, - он кивнул в сторону милой женщины, та в ответ улыбнулась , - проводит тебя в палату, где ты, наконец, отдохнешь с дороги, позавтракаешь, если захочешь. Когда почувствуешь, что передохнула, мои помощники помучают тебя разными процедурами и вопросами, постарайся на все ответить. Ладушки? - тут он перевернул ее руки ладошками вверх и .... хлопнул по ним своими ладонями.
   Ольга, понимая, что он собирается сделать, сжалась, приготовившись к боли, рот открылся в крике... Хлопок... Но... Боли не было... Впервые за много месяцев боли не было... Профессор был доволен произведенным эффектом
   - Ну, милая девушка, врачам надо верить. Вера - это главное лекарство,- улыбнулся он и вышел.
   - Он у нас шутник, - не было никаких сомнений, что Тамара Петровна искренне гордилась шефом, а возможно, втайне и любила - шутника и волшебника.
  
   Шутник и волшебник в это время задумчиво входил в свой кабинет. В святая святых были собраны все руководители служб и начальники лабораторий. Светила медицины недоуменно переглядывались между собой - такого не помнил никто. Совещание ничего не прояснило, а только подлило масло в огонь.
   - Я хочу знать о ней все. Кто были ее предки до седьмого колена, их любовники и любовницы, где работали, жили, отдыхали, чем болели, - Дмитрий Васильевич посмотрел на начальника службы безопасности. - И все, что происходит с ней сейчас. Ежесекундно, с каждой клеточкой ее организма, - он обвел взглядом остальных, - через час представить мне на подпись согласованное расписание всех экспертиз и список дополнительного оборудования, которое необходимо установить в ее палату. Контроль должен быть максимально полным и непрерывным.
   Такого не было, даже когда у них проходили некоторые процедуры руководители страны и члены их семей.
  

Часть 3

  
   После того как заинтригованные сотрудники покинули его кабинет, Дмитрий Васильевич какое-то время сидел, задумавшись, барабаня по столу пальцами. Наконец решение было принято, и он набрал номер скайпа. На мониторе возникло смуглое жизнерадостное лицо мужчины лет пятидесяти, явно южных кровей.
   - Привет, Хуан. Мы, кажется, ее нашли.
   - Привет, Дима. В общем-то, никто особо и не сомневался, ты же знаешь, они редко ошибаются. Нашел этот, - он опустил взгляд куда-то на стол,- Алексей Кашев?
   - Да, - по давно заведенной традиции Хуан говорил на русском, а проф на родном для собеседника испанском.
   - Тогда вероятность ошибки практически исключена. Не зря же ты его нашел и почти два года терпел его шалопайство.
   - Согласен... За всю мою немаленькую жизнь, - они понимающе улыбнулись друг другу, - не считая этих двоих, был только один случай, ты помнишь?
   - Я вообще ни разу никого не искал, только прадед вроде бы ...
   - Зачем они им нужны?
   - Парень, как я понимаю, нужен был для того, чтобы найти девушку в вашей большой и не очень-то организованной стране. А вот девушка? Знаешь, Дима, я тебе никогда раньше не рассказывал, считал ерундой, да и случая подходящего не было. Так вот, в моей семье передается легенда, что у них есть какое-то очень древнее пророчество - на рубеже эпох судьба всего мира будет в руках человека.
   - Откуда оно?
   - От моего пра-пра-пра- деда. Примерно твоя история, только произошла в глубокой древности. Судя по тому, что семейная легенда начинается со слов "Испания называлось Тартесс", это было еще до нашей эры. Люди были попроще, - улыбнулся он, - они тоже. Могли действительно что-то сказать. Это сейчас человек представляет угрозу, да и то, наверное, больше своей глупостью и жадностью, а тогда...
   - Возможно, и правда... Ближайшая дата, связанная с концом света, это, по календарю майя, то ли двадцать второе, то ли двадцать четвертое декабря. Осталось чуть меньше двух недель. Но при чем тут девчонка? Почему-то мне всегда казалось, что наш мир угробят либо медики, либо физики - шизики-ядерщики. Ни к тем ни к другим она никакого отношения не имеет.
   - Не знаю ... Постарайся узнать о ней все... А там посмотрим...
   - Уже стараюсь. Буду пересылать тебе все копии отчетов, которые посылаю им. Кстати, не подскажешь, что мне делать с этим Кашевым?
   - Подожди - подскажут. Ну пока .
   - Пока...
   Проф задумался. С Хуаном он был знаком давно. Очень давно. Еще в восьмидесятых профессор Хуан Домингес, ученый практически с мировым именем, сам подошел к малоизвестному кандидату в доктора наук из России, впервые делавшему свое сообщение на международной конференции, и, похвалив за прозорливость, предложил приехать во время отпуска в гости для обсуждения совместной работы в этом направлении. Предложение было неожиданным, так как представленное научному сообществу сообщение, честно сказать, было не очень интересным и уж тем более никаких новых идей в себе не содержало. А главное, время было в стране такое, что для того, чтобы съездить за границу на отдых по туристической путевке, надо было получить разрешение от кучи всевозможных организаций, начиная с медицинской комиссии и заканчивая решением местной партийной или комсомольской ячейки. Причем все туристические группы в обязательном порядке сопровождались сотрудником Комитета Государственной Безопасности, КГБ - как это тогда называлось. А поехать одному... В гости... Это было просто нереально. Он никому об этом и не рассказывал.
   Тем не менее, вездесущий КГБ, каким-то образом узнав о предложении именитого зарубежного профессора, настойчиво рекомендовал поддержать эту странную дружбу. Именно от сотрудника КГБ Николотов узнал, что род Хуана Домингеса уходил корнями в глубину веков и всегда был в ряду богатых и известных родов не только Испании, но и Европы. Сам Хуан являлся не только известным ученым-руководителем крупного медицинского исследовательского центра, но и владельцем огромного количества клиник, разбросанных по всей Европе, а также нескольких фармацевтических предприятий. Клиники знаменитого испанца были предназначены для элиты общества, имели прекрасную репутацию, среди его клиентов была чуть ли не вся правящая и культурная верхушка.
   "Кстати, очень интересная информация - с недавнего времени Домингес серьезно увлекся изучением русского языка и за короткое время добился впечатляюще хороших результатов", - отметил специально для Николотова гэбист.
   Контакт с таким человеком для КГБ был чрезвычайно интересен, наверное, поэтому ему разрешили принять предложение Домингеса и провести очередной отпуск в Испании. По тем временам мысль, можно сказать, крамольная, но такая захватывающая для молодого, еще не перешагнувшего тридцатилетие человека. Тем более что сам Дмитрий Васильевич давно заметил: самые умные мысли, идеи и озарения ему приходят, когда он находится вблизи моря. Тогда он жил еще в Питере и, когда что-то особенно не ладилось, любил гулять по Морской набережной на Васильевском. Обычно после такой прогулки отдохнувший мозг находил новое и совершенно неожиданное решение, а уж если получалось провести отпуск где-нибудь на побережье Черного моря, он просто "фонтанировал" идеями. Кстати, тогда в кабинете КГБ он так и ляпнул:
   - Извините, но теперь ждать придется до следующего года. Я в этом году отпуск уже отгулял.
   - Ничего, оформим вам эту поездку как служебную командировку " по обмену опытом".
   Кроме обычных подписок о сотрудничестве и неразглашении государственной тайны, что, в общем-то, молодого коммуниста Николотова нисколько не смущало, ему предложили изучить огромный список вопросов, которые интересуют безопасность страны. В том числе, и немного, на его дилетантский взгляд, странных, например: действительно ли певица Х является любовницей премьер-министра такой-то страны и он оплачивал ее пластическую операцию в одной из клиник Хуана Домингеса.
   В последний день перед отъездом сотрудник госбезопасности, вынув и показав фотографию маленькой девочки, попросил его о личном одолжении: "У меня больна дочь, врачи сделать ничего не могут, при возможности попросите посмотреть эти результаты анализов". Наверное, мысль о том, что это может быть какая-то провокация или подстава, настолько явно отразилась на лице молодого ученого, что тот, грустно улыбнувшись, добавил: "Это абсолютная правда, и, если вы согласитесь мне помочь, вам их передадут в Испании, чтоб вы не волновались". Николотов согласился. Тогда он еще не предполагал, какую роль эта маленькая просьба сыграет в его жизни.
  

***

  
   "Димашка - обаяшка", как называли его девчонки в студенческой общаге, как это ни банально звучало, всего в жизни добивался сам. Благодаря уму, сдержанности и умению быть полезным, кому надо и когда надо. Многие однокурсники считали его карьеристом и корыстолюбцем. А он называл это "целью". Причем ничего плохого в том, что он делал, не видел. Надо помочь написать дочке профессора курсовую - не беда; выполнить ряд поручений, не относящихся никоим образом к его диссертации, для своего научного руководителя - что ж тут плохого. Увлекаясь историей и философией, он не раз цитировал своего любимого французского мыслителя, который говорил: "Блюсти всюду выгоду - это жизненное правило здравого смысла". Талантливый юноша был наделен и здравым умом, и сообразительностью, и умением нравиться окружающим. В итоге в институте он зарекомендовал себя как подающий большие надежды аспирант. Он легко защитил кандидатскую, а в 24 года стал обладателем комнаты в коммуналке недалеко от центра - неслыханная, по тем временам, щедрость. Причем после десятиметровки в общаге эта комната ему показалась царскими покоями - 22 метра, с высоким потолком и большим окном. Правда, окно выходило на стену соседнего дома, но это тогда нисколько не смутило юношу.
  
   Молодой советский ученый, всю свою сознательную жизнь проживший в двенадцатиметровой комнате с одним окном, полжизни простоявший в очередях за колбасой, пределом мечтаний которого была покупка "Жигулей", планировал прожить в Испании пару недель в плохенькой гостинице на скудные командировочные деньги, рассчитав, как ему казалось, все правильно и грамотно.
   Испания ошеломила Дмитрия архитектурой, порядком и обилием всевозможных товаров. Но еще больше поразило гостеприимство маститого испанского ученого-миллионера. Лично встретившие его в аэропорту Хуан с супругой сразу отмели все его планы и привезли в свой замок в Марбелье. Бутылка водки, матрешка и две банки черной икры, врученные радушным испанцам при встрече, по совету более опытных институтских коллег, которым те вроде бы обрадовались при встрече, выглядели смешно и даже жалко сначала при виде длинного блестящего лимузина, в котором они уехали из аэропорта. Затем сказочного замка - особняка на берегу моря, огромных апартаментов, предложенных ему для проживания, и особенно обеденного стола, сервированного такими деликатесами, о которых шепотом рассказывали в курилке институтские звезды науки после каких-нибудь важных приемов.
   За обедом супруга Хуана как бы случайно (конечно, это "как бы" Дмитрий понял гораздо позднее) опрокинула на его единственный более-менее приличный костюм, который он и одел в поездку, бокал красного вина, и Дмитрию пришлось в качестве извинения принять поездку с супругой в магазин за новым костюмом
   - Извините ее неловкость, Дмитрий, к сожалению, заказать пошив костюма мы уже не успеем - сегодня вечером мы организовываем прием в вашу честь. Будет несколько наших друзей, которых я хочу с вами познакомить, - дальше следовал ряд таких имен, что Дмитрий понял: в том, что у него есть из одежды, показываться будет глупо, и принять предложение этой заботливой семейной пары - единственный разумный выход.
   В магазине Дебора, так звали жену Хуана, действительно, как пчела, перелетая от одной экспозиции к другой, с чисто женской непосредственностью "ты знаешь, мне кажется, что вот это подойдет сюда лучше" выбрала не только костюм, но и пару рубашек, галстуки, ботинки, запонки - в итоге он был одет с ног до головы. Когда на кассе он услышал сумму, мысль о "вербовке" показалась ему самой правильной. За час на него истратили сумму, превышающую его двухлетнюю зарплату.
  
   Прием, на котором Домингес всем представлял Дмитрия как "восходящую звезду российской и мировой науки" и с легкой подачи испанского миллионера-ученого тот был практически принят в свой круг крупнейшими умами науки Европы, был бы счастливейшем головокружительным моментом в жизни молодого ученого, если бы он не думал...о "вербовке". "Зачем я еще нужен Хуану? Научные достижения мои - просто смех, у него в институтах и клиниках работают десятки, если не сотни таких, как я, общевозрастных интересов тоже никаких - Хуан старше на 23 года. Зачем я ему нужен? Только "вербовка". Когда и как все начнется? Сам Хаун или кто-то из гостей? Что делать?" - нервы были напряжены до предела.
   - Дмитрий, мне кажется, вам нехорошо. Наверное, слишком много впечатлений для одного дня. Извините, об этом я не подумал. Пойдемте, я покажу вам одно местечко, которое мне помогает быстро снять напряжение и отдохнуть, - Хуан потянул его на выход. В парке он свернул с выложенных мрамором дорожек и по еле заметной тропинке вывел его к бухточке на берегу моря. Бухта была скрыта со всех сторон огромными деревьями, а в нескольких метрах от берега прямо на воде на каком-то искусственном основании стояла открытая небольшая беседка, соединенная с берегом ажурным металлическим мостиком. Внутри беседки находился круглый мраморный стол и несколько мраморных скамей. Это и была цель их похода.
   С противоположного мостику конца в море уходили мраморные ступени, а левее, чуть ниже уровня воды, белел огромный мраморный валун.
   - Вот здесь я люблю отдохнуть от суеты. Замечательное место, не правда ли, Дмитрий? Посмотрите вокруг.
  
   Действительно, открывающаяся вокруг картина была достойна кисти маститого художника. Только великий мастер смог бы передать то умиротворение, то понимание мелочности человеческой суеты, которые
   ощутил бы любой, кто увидел бы эту абсолютно безмятежную морскую гладь, отразившую мерцающие звезды и за счет этого визуального эффекта слившуюся в одно целое с бесконечно глубоким ночным небом. Вечный и неизмеримо огромный мир. Что для него мои проблемы?
   Но в данный момент Николотову было не до медитации.
   - Зачем вы меня сюда привели? - срывающимся от напряжения голосом спросил русский ученый.
   - Вы правы. Меня попросили привести вас сюда. Я сейчас вернусь в дом за бутылкой вина, а вы здесь пообщаетесь... Я уверен, после этого разговора вам станет намного легче, Дмитрий, - произнес он последнюю фразу, уже откровенно улыбаясь, и быстро пробежал по мостику, растаял в ночных сумерках парка.
   "Ну, вот и началось", - молодой человек встал в беседке у начала мостика, скрестив сжатые в кулаки руки на груди, всем своим видом давая понять, что "вербовать" его - дело бесполезное. Он напряженно вглядывался в темноту парка: "Кто придет? Сколько их? И зачем я согласился на эту поездку...". Минута проходила за минутой, напряжение возрастало... Казалось, голова сейчас взорвется, как будто кто-то перемешивал мозги ложкой. Его даже стало подташнивать. "Это просто страх... Соберись... Врагу не сдается наш гордый Варяг..." - пытался поднять свой боевой дух мужчина. Минутная слабость отпустила - он был готов дать отпор. Сзади раздался громкий всплеск воды. "Обойти решили", - он резко повернулся к морю. Раздался переливчатый женский смех.
   - Помнишь меня, - и этот голос у него в голове.
  

***

  
   Конечно, он помнил, помнил всю жизнь, помнил и никому никогда не рассказывал ... Это приключилось с ним давным-давно. Ему было, наверное, лет четырнадцать. В летние каникулы он, как обычно, отдыхал в пионерском лагере под Ленинградом недалеко от мыса Топорок у Балтийского. Однажды он и Сашка - мальчишка из их отряда - поспорили, кто из них быстрее доплывет на лодке до находящегося недалеко острова Мокрец. Спор был, в общем-то, продолжением борьбы за лидерство в отряде и за улыбку местной красавицы Катюхи, которая при этом споре и присутствовала. Она же и назначила приз - поцелуй. В сончас (непонятно почему это называлось сончас - ведь спать всех укладывали на два часа) небольшая группка пионеров, воспользовавшись тем, что вожатые отрядов занялись своими делами, тайно сбежала из спального блока и пробралась к лодочной стоянке. Погода в Финском заливе была не очень, но отступать было уже поздно - зрители подначивали: "Что, слабо?". Ребята сели за весла, Катюха взмахнула платком - гонка началась. Димка быстро вырвался вперед. Когда он был уже на полпути к победе, Сашка перестал грести, повернулся к нему и закричал: "Возвращайся - шторм начинается! Не успеем!". Где-то далеко на берегу махала платком и что-то кричала Катюха, но ветер относил слова в сторону, разобрать что-либо было не возможно. "Сейчас поверну, а он, имелся в виду Сашка, дождется меня и рванет к острову отдохнувший, ну нет, друг, меня не проведешь". Он продолжал грести к острову, даже когда Сашка повернул свою лодку назад. Когда Николотов добрался до нужной точки, по заливу уже гуляли солидные волны, небо потемнело, ребята на другом берегу махали и что-то кричали. Остаться и переждать шторм он не мог, после сончаса было построение отряда, на котором его отсутствие точно бы заметили, а это "залет". "Ничего, проскачу",- решил он и, не оставляя себе времени на отдых, рванул в обратный путь. "Как часто взрослые своей непримиримой требовательностью ставят подростков на грань между жизнью и смертью. Сколько трагедий можно было бы избежать, если бы ребенку с малолетства внушалось, что главное - это его жизнь, а все остальное ему помогут исправить", - думал потом повзрослевший Дмитрий, все возвращаясь и возвращаясь к этой истории.
   Ветер крепчал, казалось, с каждой минутой, волны росли прямо на глазах, течение упорно относило лодку вглубь Финского залива. Чтобы держаться нужного направления, приходилось подставлять волнам борт, лодку раскачивало, днище быстро заполнялось водой. Четырнадцатилетний подросток уже тогда, не сдавая свои позиции, пел, даже не пел, а кричал: "Врагу не сдается наш гордый Варяг...", но не слышал даже собственного голоса. Сколько часов мальчик боролся с разгулявшейся стихией за свою жизнь, определить было невозможно, время для него просто остановилось. В какой-то момент полузатопленную лодку приподняло очередной волной и перевернуло. Он какое-то время еще барахтался в воде, но сил уже не было. "Вот и все", - подумал Дима, глядя на уходившую от него все дальше и дальше темно-зеленую поверхность моря...
   Нашли его через день на острове Рифовый. Как он оказался так далеко и как ему удалось выжить, никто объяснить не мог... Димка, на фоне грандиозного скандала, посчитал за лучшее не рассказывать, что произошло...
  
   На самом деле... Он уже уходил на дно, когда его кто-то обхватил и потащил наверх к поверхности, к воздуху, к жизни. "Ребята успели вызвать спасателей",- подумал он. Вынырнув в обнимку со своим спасателем, Николотов с удивлением увидел, что смотрит в лицо красивой молодой девушки, его ровесницы, с длинными волосами. А когда, немного откашлявшись, отдышавшись и отхрипевшись, он немного отодвинулся от нее, то на фоне стремительно выраставших и опадающих волн увидел, что на ней нет верхней части купальника.
   Представьте себе картину: шторм, огромные волны - а он, только что вытащенный из морских глубин, как конченый придурок, разглядывает девичью грудь. "Наверное, финка", - мелькнула спасительная мысль, которая объясняла все: и купание топлес, и странный цвет волос, которые были покрашены в сине-зеленые цвета разных оттенков. Вот тут и раздался ее удивительный смех, похожий на перезвон сотни маленьких колокольчиков. "Не бойся, теперь все будет хорошо", - это она сказала или у него в голове. "Или я умер, или галюники..." - думал Димка, пока неожиданная спасительница, прижав его к себе, с довольно приличной скоростью куда-то пробивалась сквозь волны.
   Путешествие закончилось в небольшой бухточке с подветренной стороны какого-то островка. Здесь на мелководье она остановилась, обняла его, прижавшись всем телом: "Я спасла тебя. Ты теперь мой". Этот голос у него в голове от перенапряжения или от головокружительного "взрослого" поцелуя? Взяв за руку, странная спасительница потащила его из воды на прибрежную отмель. Абсолютно нагая, хотя и он тоже сбросил с себя все, что можно - пока боролся за жизнь, она упала на песок, увлекая его за собой... Остальное казалось сном. Чудесное спасение, прекрасная обнаженная девушка, его первая ночь с женщиной... на каком-то заброшенном острове... " Финка, точно финка", - пульсировала спасительная мысль... Уже под утро он забылся коротким сном.
   Когда Димка проснулся, солнце было в зените. Девушки не было, он был укрыт куском какой-то мешковины, а рядом на песке был нарисован, как сейчас бы сказали, смайлик - улыбка и лежала раковина. Похожие раковины он видел на Черном море, но здесь, в Финском заливе...
   Рассказать такое, в лучшем случае, стать на всю жизнь объектом насмешек, ну а в худшем - пациентом психушки на фоне юношеской гиперсексуальности.
   Через много лет он и сам стал сомневаться в реальности произошедшего. Вот только раковина, которая всегда лежала перед глазами на его письменном столе...
  

***

  
   Она поднималась по ступенькам из воды, прямо из лунной дорожки, протягивая к нему руки. Такая же прекрасная и такая же обнаженная, как много лет назад. Только уже не девочка-подросток, а настоящая взрослая девушка. Миллионы раз он представлял эту встречу... "Иди ко мне... Помнишь, ты мой должник...Ты мой..." - интересно, это она сказала или у него в голове... Он шагнул навстречу, их губы слились в поцелуе...
  
   Дмитрий пришел в себя, точнее, она привела его в чувство, только когда услышал голос Хуана, который кричал, казалось, от самой виллы:
   "Дмитрий! Дмитрий! Я уже возвращаюсь!".
   - Ну вот, - опять ее голос у него в голове, - кажется, я не успела сказать тебе самого главного. Хуан - большой друг нашего народа, он помогает нам, а мы помогаем людям. Выслушай его... И приходи сюда ...завтра на закате...-опять переливы колокольчиков.
   - Как тебя зовут?
   - Зови меня,- девушка на секунду задумалась, - зови меня Лилит, - она опять рассмеялась. - Я же твоя первая женщина,- и беззвучно скользнула в глубину.
   Дмитрий, конечно, знал эту легенду о первой жене Адама...
  
   Когда Хуан появился в беседке с бутылкой коньяка и фужерами, молодой русский ученый сидел неглиже на скамье в полной прострации и смотрел в одну точку.
   - О, Дмитрий, что случилось? - забеспокоился испанец.
   - Извините, задумался,- поднял голову Дмитрий.
   - Слава богу, - Хуан вздохнул с явным облегчением, - я слышал иногда после этого у людей "крышу срывает", - с удовольствием употребил он русский жаргонизм. - Представляете, как бы мне пришлось объясняться с вашими, - рассмеялся он, разливая коньяк, - За дружбу между народами!
   Коньяк взбодрил, и только теперь Дмитрий понял, что сидит в беседке совсем голый. Он вскочил и стал торопливо собирать и натягивать на себя одежду.
   - Вот теперь я точно вижу: вы в порядке. И я вижу, наш пострел все успел,- Хуан покатывался со смеху. - Еще по маленькой - за дружбу между нами! Вы, надеюсь, простите старика за маленький розыгрыш. Так было смешно, когда вы принимали меня за международного шпиона, готовящего вашу вербовку, я не мог отказать себе в удовольствии, чтоб вам не подыграть.
   "Да, действительно, организовать такое было не под силу ни одной разведке мира: влезть в не известные никому воспоминания детства, организовать такое шоу, ради чего? Для вербовки неизвестного кандидата медицинских наук?- четкий логичный мозг ученого давал единственный ответ. - Это правда!"
   - Это все правда?- на всякий случай спросил он весельчака-профессора.
   - Правда, - серьезно ответил испанец,- а теперь по маленькой на посошок и на сегодня впечатлений хватит. Пойдемте-ка попрощаемся с нашими гостями и спать. Все разговоры отложим до завтра. Как у вас говорят, утро вечера умнее.
  
   Дмитрий шагал по комнате - из угла в угол, сон не шел, да и какой тут сон! Голова шла кругом от всех этих загадок.
   "Друг нашего народа".
   " Мы помогаем людям".
   - Кто она такая? Во что меня пытаются втянуть? - уже вслух, непонятно, к кому обращаясь, произнес Дмитрий.
   В дверь тихонько постучали. На пороге стоял профессор и протягивал огромную папку:
   - Вот посмотри, все равно не спишь. У вас в СССР вряд ли публиковались такие материалы. Удачной ночи.
   - Подождите, профессор, они не люди?
   - Ну, - задумчиво протянул Хуан, - не совсем. Давайте все-таки отложим разговор до утра. И еще раз спокойной ночи.
   В папке были собраны вырезки статей из газет и журналов, рисунки, фотографии - все сопровождалось листочками с напечатанным русским переводом.
   О том, что в культуре практически всех народов бытуют легенды о духах воды, водяных, русалках, Дмитрий знал и раньше, но многое и для него было новым.
   Вначале шла информация из истории, с которой он уже был знаком со студенческой скамьи. Он пролистывал страницы с выжимкой, где говорилось о древнейшем из известных морских божеств - вавилонском боге Эа (или Оанн, как его именовали в греческих текстах), который вышел из Эритрейского моря и научил людей наукам и искусствам. На барельефе VIII века до нашей эры, выставленном в Лувре, Оанн изображен как человек с рыбьим хвостом. О русалке - богине Луны, которую почитали в древности на Ближнем Востоке (сирийцы ее звали Атаргат, а филистимляне -- Дерсето).
   Дмитрий вспомнил свои юношеские впечатления, когда он впервые прочитал о морских девах - русалках, которых боготворили во многих странах. Этот интерес проснулся в нем после знакомства со своей спасительницей, только без хвоста и рыбьей чешуи. А очень сексуальной, впрочем, с таким словом он был тогда незнаком, как и многие, жившие в эпоху, где "секса не было". Он в то время сильно увлекся мифологией, сидя в библиотеке допоздна, зачитываясь легендами о русалках. Ему самому уже казалось, что все, что с ним произошло, - плод его фантазии. И его незнакомка ему уже представлялась небесной нимфой, хранительницей воды, которую почитали в индийской мифологии. Или иногда в воображении он ее рисовал дочерью Нерея, речной неядой, которые в греческой и римской мифологии изображались как люди. Все это он освежал в памяти, вновь и вновь возвращаясь к древним божествам. Очередная пролистанная страница. Перед глазами мелькали статьи, в которых главным фигурантом выступала все та же морская дива:
   ...В Британии и Ирландии слагали легенды о морских девах, которые сбрасывают рыбий хвост перед тем, как выйти на сушу...
   ...В Скандинавии и Германии водные существа разделялись на морских и речных...
   ...Во Франции, Италии, Португалии и Испании их называли сиренами, хотя в греческих мифах сирены были птицами с женскими лицами...
   ...В русских народных сказках действуют духи вод -- русалки, которые топят купальщиков, и плутоватые водяные...
   ...В африканских преданиях это водные женщины и ведьмы...
   ...В легендах североамериканских индейцев говорится о двухвостых морских божествах и девах-рыбах...
   Но, чем дальше читал молодой ученый, тем все больше и больше захватывали его сведения, собранные в этой папке тщательно и кропотливо. Он уже стал читать более внимательно, перейдя к летописям разных времен.
   ... Это "чудовище", которое прозвали "маргигр", жило у берегов Гренландии. По описанию, это типичная русалка -- до пояса выглядит, как женщина с длинными руками и мягкими волосами, от пояса и ниже у нее рыбьи хвост, чешуя и плавники. Из исландской летописи Speculum Regale, XII век
   ... В 1187 году на побережье графства Суффолк поймали "морского человека" уродливой внешности.
   Дмитрий отметил про себя, что впервые встречается с таким описанием. Может, тогда, встретившись с таким "внешним обликом" русалки, не было и определенных ребяческих мечтаний, а тогда, может, и не было и его сейчас здесь. Хотя до нынешнего момента его все в жизни устраивало, и та мелкая суета, с которой он сталкивался каждый день, не доставляла каких-либо неудобств. "Или, как там говорится в сирийской пословице, хорошо лишь то беспокойство, благодаря которому мы впоследствии обретаем покой". Так что, понимал Дмитрий, все те хлопоты, благодаря которым он и достиг определенного благополучия, по меркам молодого советского ученого, улетучились в одну секунду. А на смену им пришла тревога и беспокойство от непонимания того, что с ним происходит и что от него, вообще, хотят. Но вместе с тем возбуждающий острый интерес к происходящему, любопытство сыграли с ним злую шутку: ему уже было не просто интересно, его уже полностью, с головы до пят, безжалостно поглотила морская бездна загадочных историй и событий.
   Истории о проживших некоторое время на суше русалках вообще потрясли его.
   ... В начале XV века в Голландии буря разрушила дамбу и море затопило сушу. Местные жители нашли застрявшую на мелководье русалку и взяли ее к себе. Они научили ее носить одежду, есть человеческую еду, вязать, кланяться кресту, но не сумели научить говорить. Русалка прожила на суше пятнадцать лет. Когда она умерла, ее похоронили по христианскому обычаю.
   - Да, сколько же таких историй, - он стал пробегать страницы глазами, вцепляясь только в самое главное и интересное - на все остальное он, глядя на часы, понимал: не хватит одной ночи. Многолетняя и кропотливая работа была собрана в этой толстой папке, которую зачем-то ему доверили. "Только вот зачем?" - пульсировала мысль, не отпуская его...
   ... Христофор Колумб во время первого плавания (1492--1493) писал, что видел у побережья Гвианы трёх русалок...
   ... В 1560 году у берега острова Мандар, возле Цейлона, матросы с голландского корабля сумели поймать сразу семь русалок. Их изучали оказавшиеся в тех краях отцы-иезуиты и личный врач голландского вице-короля в Гоа М. Боскэ. В своем заключении он утверждал, что пойманные русалки не только внешне, но и по внутреннему строению подобны людям. Через несколько дней все русалки, которых поместили в большие баки с водой, умерли.
   ...Из воспоминаний известного мореплавателя Генри Гудзона: "Сегодня утром один из моей команды, выглянув за борт, заметил русалку. Тогда он стал звать остальных и пришел еще один. Русалка между тем подплыла к кораблю совсем близко и внимательно разглядывала их. Немного погодя, волна ее опрокинула. От пупка и выше ее спина и грудь были, как у женщины... у нее была очень белая кожа, длинные черные волосы свисали назад; нижняя часть ее тела завершается хвостом, как у морской свиньи или дельфина, но блестящим, как у макрели. Имена матросов, которые ее видели, Томас Хилс и Роберт Райнар. Дата: 15 июня 1608 г."...
   ... Из мемуаров капитана английского флота Ричарда Уитбурна: " В 1610 году впервые встретил странное существо в гавани Св. Иоанна в Ньюфаундленде. Существо обладало пропорциональным и красивым женским лицом, на его голове было множество синих полос, похожих на волосы. Существо вело себя достаточно дружелюбно. Когда оно попыталось влезть в лодку к матросам, его ударили по голове веслом, с тех пор оно наблюдало за людьми издали"...
  
   ...В 1682 году возле города Сестри (Италия) был пойман некий "морской человек". Он прожил всего несколько дней, плача и испуская жалобные вопли, и всё это время ничего не ел и не пил...
  
   ...В 1717 году у берегов Борнео в департаменте Амбоина (Индонезия) поймали еще одно "чудовище" (русалку). Русалка имела "в длину 1,5 м. Прожило на суше 4 дня и 7 часов в бочке с водой. Периодически издавало звуки, напоминающие мышиный писк. Предложенных моллюсков, крабов и морских раковин есть не стало...
  
   ... В 1819 году в Ирландии в прибое, возле берега, заметили русалку. На берегу стало собираться много людей, пока один из них не выстрелил в существо, которое "с пронзительным криком ушло под воду"...
  
   ... в заливе выловлено тело русалки. Находку доставили в Новый Орлеан, где выставили на всеобщее обозрение. Это морское чудо хорошо сохранилось. Голова и тело ее убедительно показывают женское ее начало. Черты лица, глаза, нос, зубы, руки, груди и волосы - все это совершенно человеческое. Волосы на голове светлые, шелковистые, несколько дюймов в длину. Кисти рук завершаются, однако, не пальцами с ногтями, а когтями, напоминающими когти орла. Выше пояса она представляет собой полное подобие женщины. Ниже пояса тело этого существа совершенно такое же, как у кефали, что водится в здешних водах, - чешуя, плавники и точно такой же хвост. 31 октября 1881 года...
  
   "То, что я видел, - правда. Я действительно встретил русалку", - заявление шотландского землевладельца Алексавдера Ганна. 1900год. По его словам, когда он вместе со своей собакой пытался спасти застрявшую в расщелине овцу, то, подняв голову, встретился взглядом с облокотившейся на соседний риф русалкой. "У нее были волнистые золотисто-рыжие волосы, зеленые глаза и изогнутые дугой брови. Она был необычайно хороша", - сообщает он...
   ... 20 декабря 1976 корреспондент южноафриканской газеты Pretoria news сообщил, что в пригороде Лусаки (Замбия), после разлива реки в коллектор для сбора воды занесло русалку, которая выглядела, "как белая женщина".
   Другая статья сразу же бросилась в глаза, так как она отличалась от других своим содержанием. "Может, случайно попала сюда", - понимая, что вряд ли в данной ситуации может быть что-то случайным, Дмитрий внимательно прочитал ее:
   "С обликом и именем Оаннеса связана одна из сенсаций нашего века. В тридцатых годах французскими учеными в Африке было открыто одно из древнейших племен Земли -- догоны, несколько тысяч лет просуществовавшие в полной изоляции от цивилизованного мира. Догоны потрясли исследователей фантастически точными астрономическими знаниями, опережавшими современную науку. Жрецы племени пояснили, что знания были даны их предкам некими божественными существами, имевшими вид амфибий. Главный же из них -- Оаннес -- стал основным богом, которому поклонялись догоны".
  
   Попалась даже вырезка из советской газеты от 1952 года:
  
   ...На лесозаготовительном участке "Балабановск" в Западной Сибири группа людей отправилась купаться на озеро. Под водой озера они увидели "водяную девушку", брюнетку с синими глазами, которая пыталась утащить в воду одного из мужчин, но ей пришлось ограничиться кражей платка у присутствующей там женщины...
  
   Острый ум ученого тут же начал сопоставлять все известные на данный момент факты, раскладывать по полочкам и анализировать их. Сгруппировать все сведения было делом несложным, но подчинить логике - непростым. Картинка получалась очень интересная. Во-первых, самое ясное из всего - его приглашали к сотрудничеству. Но сразу возникало масса вопросов, одни из которых: С какой целью? И с кем? Пока разум, впитав с жадностью полученную информацию, выдавал: с неизвестным пока науке водным ответвлениям эволюции человека. "Офигеть", - это, по мнению растерявшегося ученого, было самое реальное умозаключение за последние сутки. Однако в том, что человек должен заселить моря и океаны, Николотов никогда не сомневался. Как можно быть царем природы, если практически три четверти планеты тобой не контролируются - и даже больше - представляют для тебя опасность? Просто он всегда считал - это дело следующих поколений, далекого будущего, а оказалось, далекого прошлого.
   Видимо, эта случайная встреча стала причиной неожиданного и избирательного интереса, так удивившего Диму тогда, к нему испанца. Впрочем, удивившее это мало сказано. Приглашение приехать в гости вообще вызвало бурю эмоций - причем разных. "Вот и погостили, - Дима вытер струйку пота, предательски сбегавшую со лба. - Что ж получается... То, что встреча произошла именно с моей давней спасительницей, полностью перечеркивает любую вероятность возможного розыгрыша. Тогда приходится верить в то, что это мероприятие готовилось почти пятнадцать лет".
   На остальные вопросы ответы пока не находились, оставалось ждать каких-то объяснений Домингеса.
  
   Утром профессор принял его в своем рабочем кабинете. Огромное помещение, отделанное деревом, увешанное портретами вельмож в старинных костюмах, в которых улавливалось несомненное сходство с хозяином, уставленное рыцарскими доспехами и антикварной мебелью, подчеркивало, что род Хуана уходил корнями в далекое-далекое прошлое .
   Не вызывало сомнений и то, что хозяин этим очень гордится и с удовольствием бы рассказал свою длиннющую родословную, но не сейчас.
   Сейчас его очень волновали другие вопросы, и Хуан, нарушая законы этикета, без лишних предисловий сразу перешел к основной теме:
   - Дмитрий, я хочу поговорить с тобой как ученый с ученым. Ты же не будешь спорить, что жизнь произошла в море. Это доказывают все современные палеонтологические исследования.
   Дождавшись, когда русский кивнул, он продолжил:
   - Первая клетка, первый многоклеточный организм, первые растения, первые животные - все вышло из глубин океана.
   - Но млекопитающие появились на суше, - возразил Дмитрий.
   - Ну, это очень спорный вопрос. В море тоже много млекопитающих - дельфины, киты, тюлени, котики. И утверждения ученых, что они вернулись туда с суши, под большим сомнением. Я уверен, что рано или поздно найдутся новые ископаемые останки, которые опровергнут эту теорию - природа очень экономна, чтоб совершать такие глупости.
   - А как же homo sapiens ? Они тоже вышли из воды? Впрочем, следуя вашей логике, можно найти доказательства: у людей нет шерстного покрова - зачем он нужен в воде?
   - Зато есть потовые железы, которые до сих пор отличают человека от других представителей суши. Безволосая кожа и наличие жировых отложений - явный признак обитателя водного мира, - не обращая на иронию в голосе молодого человека, продолжал испанский профессор.
   - Но это из той же области, что человеческие детеныши способны плавать с первых минут жизни. Я также читал, что у большинства, если без патологий, есть, а, по-вашему, сохранился, и нырятельный рефлекс: когда мы окунаем голову в воду, замедляется сердцебиение и перекрываются дыхательные пути, препятствуя попаданию воды в легкие. Что ж из этого делать вывод, что рожали наши предки в воде, так как сами оттуда, - не отступал Дмитрий.
   - Вы забыли при этом добавить, что у людей при этом губы плотно смыкаются, не пропуская воду. Остальные жители суши вынуждены держать голову высоко над водой, чтобы не захлебнуться во время плавания. К этому можно прибавить то, что инстинкты человека постоянно тянут его к воде, побуждая проводить свободное время на берегах рек, озер и морей. Детей же из воды обычно просто не выманить. Но это далеко не все, - Хуан стал передвигаться по кабинету, в воздухе чувствовалось зависшее напряжение. Словно не чувствуя его, Хуан продолжал, не видя, казалось, ничего вокруг - он чуть не сшиб один из рыцарских доспехов. - Но есть, мой друг, и ряд других, если позволите, "симптомов" водного происхождения. По мнению эмбриологов, "возможные водные предки" дышали не только легкими, но и жабрами, засасывая воду через рот. Потому мы и сейчас втягиваем воду, когда пьем, хотя другие взрослые наземные животные лакают ее. Из жабр вода вытекала через вертикальную расщелину на лице (и сегодня порой рождаются дети с такой расщелиной -- так называемые заячья губа или волчья пасть). Ноздри направлены вниз -- это препятствует попаданию воды в нос при погружении с головой. Такое же изменение произошло с носом обезьян-носачей, которые много времени проводят в воде и даже умеют нырять. Крылья носа шевелятся -- это еще сохранились рудиментарные мышцы, сотню поколений назад плотно закупоривавшие нос при нырянии. Так же, как это происходит у дельфина или тюленя.
   Между пальцами рук сохранились рудиментарные перепонки.
   Большая плоская ступня ноги позволяет не проваливаться в рыхлый ил или песок, одновременно помогая плыть в случае необходимости. Форма челюсти и зубы неудобны ни для поглощения растительной пищи, ни для охоты -- нет клыков. Зато они отлично подходят для выскребания мяса из овальных раковин моллюсков. И еще! Невероятно похож своим строением мозг человека и дельфина -- видимо потому, что развивались они в сходных условиях. Если большинство животных живут в плоском мире -- у поверхности земли, то обитателям воды необходимо "объемное" мышление, что стимулирует развитие высшей нервной системы. И где, исходя из такого, даже поверхностного, анализа, следует искать предков человека? - профессор почти кричал.
   - Ну, допустим, что все это правда. Для меня вопрос не в том, кто от кого произошел. Для меня сейчас важно понять - зачем им нужен я. Чем я могу им быть полезен, и к чему это приведет? Для человечества в целом и для меня в частности? - в голосе молодого ученого уже не чувствовалось иронии, а были лишь обеспокоенность и тревога.
   - Да, да, извините, Дмитрий, увлекся. Вы, современные молодые люди, очень прагматичны, не хватает вам некого, - он неопределенно помахал рукой в воздухе, - романтизма. Ну что ж, мой друг, тогда по порядку. Из всей истории в целом следует, что их цивилизация всегда только помогала человечеству. Они всегда были для нас богами. Нет ни одного упоминания, что рыболюди, будем называть их так, уничтожали города или государства. Мой род очень давно сотрудничает с ними, оказывая различные услуги. И за столетия,- он выделил эту фразу голосом, - ни разу ни один из моих предков не обнаруживал с их стороны даже тени желания навредить людям.
   Мой пра-пра-пра-дед дружил с Колумбом, и существует семейное предание, что именно он уговорил Колумба организовать экспедицию, показав карту, которую вручили или продиктовали ему рыболюди. И лично участвовал в двух первых экспедициях. Скажу честно, многие мои научные разработки подсказаны ими, успехи в борьбе со многими заболеваниями в моих клиниках - тоже их заслуга.
   Единственное, о чем просят они взамен, - о предоставлении образцов тканей и крови людей и некоторых видов животных. А также о возможном влиянии на политических деятелей, - и увидев, как тут напрягся Дмитрий. - Нет, не то, о чем вы думаете. Они помогают сделать политику более терпимой и миролюбивой. И последний пункт их вмешательства в дела людей - это информация о готовящихся мероприятиях, связанных с водными акваториями, типа испытания ядерного оружия в морской среде, разные экспедиции по изучению или строительство, затрагивающие водные территории. Я думаю, никому бы не понравилось, если б на участке у его дома какие-то дикари, да, да, мой друг, мы для них дикари, начали бы строить свои крепости и устраивать ядерные взрывы. Я считаю это абсолютно нормальным и приемлемым, и поэтому, используя свое влияние и, как вы понимаете, в немалой мере их безграничные финансовые возможности, стараюсь уберечь наших друзей от лишнего беспокойства и назойливого любопытства. Вот и все, что от меня требуется.
   - Извините, профессор, что перебиваю, но вы - это вы. Известный и авторитетный ученый. А зачем им я?
   - Вы знаете, Дмитрий, оставлять без внимания такую огромную территорию, больше половины границ которой омываются морями и океанами, по меньшей мере, глупо. Насколько я знаю, у вас в СССР был человек, который поддерживал отношения с ними. Он был из политической верхушки, но... у всех свой срок.
   - Но почему именно я?- во второй раз спросил Николотов.
   - А вот этого не знаю. Они прекрасно владеют телепатическими способностями и поэтому лучше знают нераскрытые потенциальные способности людей. У вас не было прошлым вечером, когда я вас так предательски оставил в беседке, ощущения, что кто-то копается у вас в мозгах?
   Дмитрий вспомнил вечер в беседке:
   -Точно было.
   - Все, что надо знать, они о вас знают, и ... они редко ошибаются... Именно они мне очень настоятельно советовали расширять связи с вашей страной и предсказали, что в СССР скоро все изменится... И вас, и вашу страну ждут огромные перемены, - профессор сел за стол и уставшим взглядом обвел приятно привычные предметы своего кабинета. Все здесь было дорого, прочно и красиво, в старинном духе. Немного помедлив и дав время Николотову подумать, он спросил напрямую:
   -Так что вы решили, вы согласны?
   - Мне надо подписать какой-нибудь страшный договор кровью?
   - Конечно, нет, - рассмеялся облегченно испанец.- Достаточно устного согласия.
   - Если это не будет идти вразрез с интересами человечества, я согласен.
   - Я искренне рад работать с вами, - Хуан встал и торжественно протянул руку, - на благо всего человечества.
   Они проговорили несколько часов. Профессор склонял молодого русского ученого заняться проблемами ДНК, убеждая его в огромной перспективе данного направления науки и обещая свою поддержку. А Дмитрий ощущал огромную неловкость, вспоминая задание КГБ о выведывании различной информации у профессора. В конце концов, он не выдержал и искренне признался в полученном от силовиков поручении. На удивление, испанец только расхохотался:
   - Вот теперь я вижу, что мы настоящие друзья. Я прекрасно понимаю, что в вашей стране просто выехать за границу в "буржуазное окружение" невозможно, и достаточно много наслышан о методах работы ваших спецслужб, так что не волнуйтесь, напишите список вопросов, которые вам поручили выяснить, я постараюсь дать максимально возможную и полную информацию.
   Увидев удивленный взгляд русского, пояснил:
   - Это даст нам возможность чаще встречаться и поддерживать отношения. Мы сейчас должны бороться не за конкретную страну и ее политиков или политиканов, мы должны совместно бороться за будущее человечества. Волею случая, нас избрали для контакта с другой более древней и могущественной расой. Во многом и от нас зависит, какими в будущем будут отношения между рыболюдьми и человечеством.
   Дмитрий рассказал и о необычной просьбе сотрудника КГБ - помочь больной девочке.
   - Да это же просто замечательно,- обрадовался профессор, - обязательно сделаем все возможное. Вы, молодой друг, просто не представляете, какие это открывает возможности в вашей закрытой стране. Вы поможете ему, о чудесном выздоровлении узнают другие высокие руководители и попросят помочь еще. Быть нужным этим людям и непросто нужным, а жизненно необходимым, - это залог вашей стремительной карьеры, пропуск в высшие круги и неприкасаемость. Скажу вам больше, благодаря нашим друзьям у нас есть препараты, помогающие победить старость. Они не отодвигают смерть, а помогают человеку бороться с естественным старением организма. Люди, которым посчастливилось попасть к нам на курсы омоложения, получают возможность выглядеть и чувствовать себя лет на двадцать - тридцать моложе. А-а, что я вам говорю, вы молодой и пока не понимаете, на что люди, особенно женщины, готовы ради этого. Этот курс баснословно дорог, не каждый миллиардер может его себе позволить, и абсолютно секретен.
   Выдать тайну - значит потерять не жизнь, а потерять пропуск в легендарную страну вечной молодости, в вашем понимании зрелости. Но, когда человеку за семьдесят, для него возраст сорок лет - молодость. И не всякому мы оказываем такие услуги. Отбор жесточайший.
   Мы поможем вам развернуть комплекс таких же услуг в вашей стране. Жалко, что у вас нет частной собственности. Но ничего, у меня есть знакомые в вашей академии наук. Как только через них будет запущена информация, что я предложил вам принять участие в разработке препаратов, замедляющих старение, перед вами откроются любые двери.
  
   Дмитрий удивился политической хватке и широте мышления зарубежного ученого. Время подтвердило его слова.
   Действительно, после того как дочку сотрудника госбезопасности вылечили, следом последовали еще просьбы о помощи, в которых Хуан не отказывал. Карьера гэбиста стремительно пошла вверх, а Дмитрий с его помощью получил такие знакомства в высших кругах, что голова закружилась.
   Некоторым из этих высокопоставленных чиновников было предложено пройти небольшой курс реабилитации по новой, разработанной молодым ученым Николотовым программе, позволяющей сохранить работоспособность и физические параметры организма - и даже в какой-то мере улучшить их. Результаты превзошли все ожидания!
   Буквально в течение двух лет при Академии наук был создан реабилитационный центр, а Дмитрий Васильевич стал самым молодым профессором в стране.
  

***

  
   - Профессор, а вы их видели?
   - Да, конечно, а что?
   - А они с хвостом или без хвоста?
   - Для меня это тоже сложный вопрос, мой дорогой коллега. Дело в том, что, как вы сами могли заметить, рыболюди обладают в совершенстве телепатическими способностями и не менее прекрасно - гипнотическими.
   -Значит, это все иллюзия?!
   - Ну- ну, не расстраивайтесь, Дмитрий. На самом деле, я думаю, что ваша ...м-м-м-м...подружка выглядит именно такой, какой вы ее и видите. Понимаете ли, я уверен, что великий конструктор - природа - не создает единичных экземпляров, а испытывает свои новшества сразу на множестве организмов. Так быстрее и надежнее. Если вам показать пигмея и обезьяну с хвостом, то тоже можно сделать определенный вывод: человек меньше метра ростом покрыт шерстью и имеет хвост. Но... несмотря на какое то сходство, вы же понимаете, что все не так. Так что, не расстраивайтесь... В их мире, наверное, то же самое. Есть и с хвостами, есть и без хвостов.
   Дмитрий вздохнул с облегчением, все-таки приятнее осознавать, что она именно такая, какой он ее видел. Тем более, сегодня они должны встретиться...
  
   Как только солнце коснулось горизонта, он побежал в укрытую зеленью бухту. К его удивлению, на берегу стоял небольшой шатер. "Спасибо за заботу, Хуан, - подумал Дмитрий, но, когда он заглянул внутрь, благодарности и удивления его не было границ. Своими размерами шатер больше напоминал комнату в хорошей гостинице, а по своему убранству - ожившие сказки востока. Украшением шатра служил настоящий ковер ручной работы, имевший самую широкую гамму красок с мягкими, звучными оттенками. Центр ковра был украшен сложным затейливым медальоном. По краям выделялись многочисленные, запутанные и точно выполненные орнаменты, а также птицы и цветы. Все пространство было усыпано небольшими расшитыми подушками разнообразных размеров и расцветок, меховыми шкурами различных животных. В углу стоял небольшой низкий столик на изогнутых ножках, заставленный какими-то бутылками причудливой формы, легкими закусками и сочными фруктами в фарфоре. Тончайшие, почти прозрачные стенки фарфора, казалось, дышали. "Тонкий, как вздох нимфы", - крутилось в голове у мужчины. "Ну что ж, я сказочный принц, ждущий свою Шахерезаду, а лучше сказать, Афродиту", - Дмитрий присел на песке у входа в шатер. Время тянулось медленно-медленно. И наконец.... Метрах в десяти от берега из набегающей волны появилась она...
  

Часть 4

  
   Осторожный стук в дверь прервал воспоминания на самом интересном месте.
   - Ну, кто там еще? Войдите.
   - Дмитрий Васильевич, а мне что делать?- в дверях стоял Кашев. Он уже уловил недовольство в голосе шефа, но отступать было поздно.
   - Ты как всегда вовремя. Что тебе делать?.. Что с тобой делать?.. Иди хоть поинтересуйся, как устроилась твоя протеже, поболтай с ней про житье -бытье, может, что дельное узнаешь, помощник ты мой разлюбезный. Хоть имя будешь знать.
   В нужном месте надо оказываться в нужное время. Смекнув, что сейчас время точно не то, Алексей почел за лучшее исчезнуть в указанном профессором направлении.
   "Вот нашел на свою голову. Подумаешь, имя не спросил...Главное, нашел... Как бы про обещанную премию спросить, а потом пусть ...выгоняют...", - Алексей пытался убедить себя в том, что ему все равно. Хотя понимал, что это глупая и никчемная затея, оттого и злился.
  
   Ольга плескалась в душевой кабине. Она сейчас часами могла наслаждаться своими "большими радостями". Для некоторых, вернее - для большинства, они "маленькие". Освежиться, сполоснувшись под прохладными струйками воды в жару или залезть с головой в горячую ванну и просидеть там с полчаса, согревшись в холод, - для нее это было совсем недавно не просто недосягаемой, но и неосуществимой мечтой, как ей казалось, на всю оставшуюся жизнь. "А ведь жизнь только начинается! А-а! - протягивая каждое слово с наслаждением, пела Ольга в кабинке. Как это здорово самой мыть свое тело, ощущать струйки воды своими руками, не переживать чувство неловкости, неизменно возникающее, когда тебя моют другие.
   Душевая кабина была огромной с кучей разных переключателей и кнопок, спасибо, Тамаре Петровне - объяснила, что и где включается. Тут тебе и разноцветная подсветка, и душ шарко, и массажер ступней, но самым прикольным из всех прибамбасов было радио. Так, напевая свои жизнелюбивые слова под какой-то шлягер, она и вышла, пританцовывая, из ванной комнаты. Продолжая мурлыкать себе под нос, она еще умудрялась выполнять различные па, то наматывая полотенце на руку, то оборачиваясь им. Затем, продолжая ритмично двигаться, начала завязывать полотенце на голове все с теми же словами: "А жизнь ведь только начинается! И все плохое-то кончается!". Халат совсем распахнулся настежь, обнажив слегка покрасневшее после душа шарко тело. "А жизнь..." - только решила прогорланить Ольга в очередной раз, как оторопело остановилась, с удивлением глядя на мужчину. В палате у окна стоял "анкадемик". Оба растерянно смотрели друг на друга.
   - Ну, еще раз здравствуй, больная, чувствуется, настроение бодрое, - необычно официальным тоном произнес Кашев, и сам же понял, что сморозил что-то не то.
   - Я не больная,- Ольга, бросив манипуляции с полотенцем, плотно запахнула халат.
   - Я имел в виду, моя пациентка, - немного переменив тон, продолжил Алексей.
   - Я не ваша пациентка. А пациентка Дмитрия Васильевича, именно он занимается моим лечением, - девушка, пытаясь смахнуть с лица выбившиеся мокрые волосы, бросила мужчине.
   - Так это ж я тебя нашел, - Алексей с удивлением уже смотрел на девушку, вспомнив, какую беспомощную и растерянную совсем недавно ее видел. А сейчас ей палец в рот не клади.
   - Я сама нашлась, если вы помните, - продолжала в том же духе Ольга.
   - Да я тебя искал почти полгода по всему Поволжью, - Алексей и сам не заметил, как перешел на повышенный тон.
   - Вы меня искали??? - ахнула от удивления Ольга.
   - А ты думаешь так просто тебя узнать по этой смазанной фотографии, - мужчина уже был рассержен ни на шутку.
   - Какой фотографии? - после небольшой паузы шепотом проговорила девушка.
   - Э-э-э...Ну -у-у-у. ...Ладно, потом поговорим...
   Разговор явно не получался, а потом и вовсе пошел не туда. "Хорошо хоть вовремя остановился", - успокаивал себя Алексей. Он, правда, не знал, что можно, а что нельзя говорить этой нахалке, но интуиция подсказывала: лучше не продолжать, поэтому посчитал за лучшее выйти. "Ну что ж, жизнь иногда выкидывает такое - нужно вовремя остановиться и подобрать. По-моему, и то и другое соблюдено мною. Теперь остается ждать. Главное -все делать, в нужном месте и в нужное время".
  

***

  
   Второй день профессор изучал доклады помощников. Анализ крови... Анализ ДНК... Результаты томографии... Анализ волновой активности мозга... Прабабушка... Прадед... Родители... Весь стол был завален отчетами и ничего... Ничего необычного. Вопреки ожиданиям.
   Звонок Хуана тоже не был неожиданным:
   - Привет, Дмитрий, больше ничего?
   - Ничего. Может, подскажешь, что еще посмотреть?
   - Ничего не подскажу, вроде все.
   - А если спросить у них напрямую?
   - Я спросил - мне ответили.
   - Ну и что ответили? Не тяни.
   - Приедешь - расскажу.
   - Не до поездок мне сейчас, сам видишь.
   - Они просили приехать, и срочно, и вместе с девушкой.
   - Понял. Завтра к обеду у тебя, - сказал и подумал: "Да, действительно изменилась Россия, хоть согласовывать ничего не надо. Захотел и поехал ". - Кстати, а с парнем что делать?
   - Возьми с собой, на всякий случай.
  
   В самолете каждый был предоставлен самому себе. Профессор молча сидел, задумавшись о своем. Алексей, не зная, как себя вести, тоже решил занять выжидательную позицию и уткнулся в ноут и только иногда с интересом поглядывал на загадочную девушку - "протеже".
   Ольга сидела задумчивая, ошарашенная событиями последних дней. Отрешенно глядя в иллюминатор, она пыталась осмыслить все происходящее с ней за последнее время. Она вдруг вспомнила одну женщину из клиники кожных заболеваний, с которой они провели достаточно долгое время вместе. Та тоже была приговорена к диагнозу "Неизлечимо больна". Только ей немного, но повезло: у ее детей водились неплохие деньги, и они имели возможность "поместить мать на долгое время в клинику", как та и приговаривала - без злости и обиды. Женщине было лет сорок пять- сорок семь, и представляла она из себя зрелище не для слабонервных. Вся покрытая коростой, на губах - покрасневшие пузырьки, любые прикосновения к коже вызывали боль. Лежала она не в отдельной палате, как все остальные, а в изоляторе, где, с завистью поговаривали другие, были и туалет, и умывальник. Одна, правда, как-то попыталась сходить туда, но потом целую неделю рассказывала страшные страсти, каждый раз прибавляя что-то новое к своему рассказу: и кровавые струпья на полу, и какие-то хрипы, доносящиеся с кровати. В общем, жуть. Только Ольге стало жаль эту женщину, которая боялась и носа высунуть из своей берлоги. И девушка как-то, набравшись храбрости, сама заглянула к ней. Та, свернувшись калачиком, лежала, молча глядя в потолок. Ольгу тогда поразил ее взгляд - безжизненный. Однако они вскоре "подружились", часто разговаривали о многом - Людмила Васильевна, так звали женщину, оказалась на самом деле женщиной начитанной и сильной. В один из вечеров, когда Ольга, не выдержав безрезультатного лечения, расплакалась, та, строго посмотрев на девушку, спросила требовательно:
   - Что будет делать лягушка, если ее бросят в кастрюлю с кипящей водой?
   - Она постарается убежать, - ошарашено ответила Ольга, но слезы моментально высохли.
   -Правильно, она поймет, что надо быстрее уносить ноги и будет бороться за свою жизнь. А если ту же самую лягушку положить в кастрюлю с холодной водой, кастрюлю поставить на плиту и постепенно нагревать? - выжидательно посмотрела Людмила Васильевна на девушку.
   - Ну-у, не знаю...Это какой-то садизм... - Ольга не успела договорить.
   - Жизнь - это тот же садизм, - перебила ее женщина. - Так вот, лягушка расслабится. Она, конечно, заметит, что становится теплее, но подумает: "Немного лишнего тепла не повредит". И что произойдет с лягушкой?
   - Она погибнет, - сморщившись, ответила Ольга.
   - А мораль сей басни какова?
   - Не расслабляться, - промямлила девушка и тут же постаралась забыть эту проповедь. Вспоминала она ее только два раза. Первый раз, когда солнечным весенним утром узнала о том, что Людмилы Васильевны больше нет. Тихо и незаметно, никого не потревожив, разве что Ольгу той притчей, ушла эта женщина из жизни. И сейчас вновь та история всплыла в ее памяти. Ольга стала нервничать, не расслабилась ли она. "Может, как та лягушка, думаю: "Еще немножечко... Еще чуть-чуть". Ужас какой-то... А все-таки к хорошему быстро привыкаешь, - вздохнула Ольга, глядя на кусочек чисто голубого неба. - Оно такое чистое, как мои руки сейчас".
   К искусственной коже она уже стала привыкать, к необычному медицинскому вниманию относилась пока настороженно. Хотя если тебя хорошо лечат и стараются тебе помочь - что в этом необычного? Да, ее палата напоминает гостиничный номер люкс, каким она его себе представляла. Ну, просто повезло. Когда она осторожно поинтересовалась, во сколько обойдется ей этот курс лечения, профессор с улыбкой сообщил, что клиника является государственной и все абсолютно бесплатно.
   Но почему Алексей Владимирович сказал, что искал ее полгода? Да еще по какой- то фотографии ...
   А вчера секретарша профа Леночка, радостно щебеча, залетела к ней в палату и скороговоркой выпалила:
   - Одевайся быстро. Шеф сказал, что вы летите в Испанию. Мне поручил подготовить тебя к поездке. Показывай, где твои вещи.
   - Если мне разрешат взять из ванной комнаты туалетные принадлежности ...-начала было огорошенная Ольга.
   - Дальше можешь не продолжать. Я все поняла. Ты просто не представляешь, как тебе повезло, что ты попала в мои руки. Эти руки выдали замуж не только себя, но и еще четырех подруг,- Леночка, шаловливо рассмеявшись, направилась к шкафу.
   - Расскажешь? - Ольга попыталась преградить ей путь.
   - Слушай. Девушка вечером накрасилась, приоделась, сделала прическу и пошла помогать подружке искать мужа себе, - отодвинув девушка в сторону, секретарша профа не собиралась отступать.
   - Так кто кому помогал? - махнув на Ленку рукой, спросила Ольга
   - Я, конечно! Правда, там не сказано, что я и нарядила, и макияж навела, и отвела к нужному стилисту. Та-ак, а теперь о главном, - Леночка нахально открыла дверки шкафа, в котором хранились личные вещи пациента. Едва взглянув на то, в чем приехала девушка, секретарша профа ахнула. - Да тут дел невпроворот! Ну ты даешь! Забудь про это барахло. Шеф сказал: лимит не ограничен!- и бесцеремонно оглядев девушку с головы до ног, радостно заявила, видимо, удовлетворенная осмотром. - Я сделаю из тебя такую отпадную русскую модель, что все испанцы ахнут. Вот мы с тобой сегодня оторвемся!
   "Отрыв" был действительно впечатляющим. Для Ольги все началось с того момента, когда предусмотрительный водитель вежливо открыл дверцы огромного джипа (наверное, самого Дмитрия Васильевича), откуда вылезла, именно вылезла, она, с завистью глядя на Леночку, которая выпорхнула из машины и нетерпеливо ждала девушку возле бутика. Нет, неправильно, началось со взглядов скучающих продавщиц бутика, которые, "оценив" искусственную дубленку, войлочные ботинки, недоуменно остановливались только на джипе и услужливо распахнувшем дверь амбале-водителе. А уж когда Ольга увидела ценники на нарядах в бутике, куда ее привезла Леночка, она испытала шок, буквально впала в ступор. Или просто сработала женская хитрость? Отказаться от такого - девичьих сил явно не хватало, принять тоже. "За что мне все это? Может, профессор не хочет позориться, представив своим коллегам - испанцам невзрачно одетую пациентку?" - но Ольга быстро отмахнулась от этой неприятной мысли, словно от назойливой мухи.
   Леночка, несмотря на консервативный характер своей должности, оказалась ярким приверженцем авангардного стиля. В том, что девушка предпочитает экстравагантность и броскость, Ольга сразу поняла, когда та стала тут же предлагать ей эксклюзивные модели John Galliano, Татьяны Карамболь... Лена сыпала названиями брендов, как кожурой от семечек - правда, "сплевывала" их она с особой аккуратностью. Она моментально стала предлагать померить Ольге шелковое приталенное платье немыслимого неонового цвета. Тут же пыталась убедить Ольгу в необходимости в ее гардеробе такой вещи, как спортивные брюки, только почему-то с карманом, пришитым к поясу. А коротенькая юбка из ярко-красной кожи, оказывается, способна была наделить Ольгу невероятными способностями, в том числе и магией. И к этой "чудотворной" вещице она тут же нашла целый комплект, приговаривая:
   - Оль, к этой юбочке обязательно подойдет вот этот оригинальный топик, между прочим, с потайными карманчиками, - Лена, словно фокусник, вытащила непонятно откуда взявшийся топик и сунула Ольге в руки, не успевающей примерять вещи. - Классно было бы, если бы заменить тоненькие лямочки на нем веревочками разного цвета, причем по паре с каждой стороны, - мечтательно добавила Лена.
   - Леночка! Какие веревочки?! И зачем столько карманов?! - Ольга не успевала за секретаршей профа, которая, не слушая ее, уже несла очередную "порцию" эксклюзивных вещей.
   - Так, Оль, давай договоримся, командую здесь я. И запомни: нужно уметь выражать свою индивидуальность, нельзя одеваться в рамках стереотипов!
   - А сама-то?.. - Ольга поглядела на Лену, одетую в черное строгое платье до середины колена, по фигуре, с небольшим декольте.
   - Так меня должность обязывает, - не смутившись, тут же ответила девушка. - И, между прочим, платье от Габриель Шанель. А она, к твоему сведению, знала, чего хочет от жизни. Была женщиной целеустремленной и самостоятельной.
   - Ле-ен, - натягивая платье, спросила Ольга, - а ты знаешь, чего ты хочешь в жизни.
   - Конечно. Изменить твою жизнь, - и игриво подмигнув, скрылась в "эксклюзивной" роскоши бутика.
   Ольга вдруг почувствовала себя куклой в руках секретарши профессора. ""Она лучше знает что надо, ей профессор приказал" - ну что ж, хорошее оправдание для себя ты придумала, Олечка", - через силу справляясь с замком на платье и собственными тараканами в голове, размышляла девушка. Однако возможность предаваться собственным размышлениям у нее безжалостно отбирала Леночка, болтавшая без умолку и без остановки снабжавшая ее все новыми и новыми нарядами.
   Кофточки, юбки, платья, "а это платье подойдет мне", сапоги, туфли, пальто - "в Испании сейчас холодно - ночью всего до плюс трех", белье, джинсы. "А теперь за сумочкой". Робкие Ольгины попытки остановить это безумие быстро купировались Леночкой. "Повернись", "пройдись", "прикинь это", казалось, не закончится никогда. Это сумашедствие завораживало и затягивало, как праздник, как карнавал. Ольга, раньше думая о том, что существуют только спортивный, деловой и молодежный стиль, поняла, как глубоко она ошибалась. Леночка, успев рассказать ей и про винтажный стиль, и стиль Гламур, и Гранж, и "Диско" и примерить на Ольгу и рваные джинсы, и шорты в комплекте с футболками крикливых расцветок, и длинное платье с открытой спиной - на такое Ольга бы сама никогда не осмелилась покуситься , и платье - рубашку, умудрялась отвечать на звонки и попутно следить за Ольгиной реакцией. Когда, по мнению довольной Леночки, Ольга была готова очаровать все мужское население страны и представляла из себя самую что ни на есть "ярчайшую индивидуальность", они направились к машине.
   Оля, не успев еще придти в себя, услышала, как Лена разговаривает с профессором: "Дмитрий Васильевич, а прическа? Нет-нет, что вы, никакой химии".
  
   И сказочное превращение в "королевну" продолжилось в SPA салоне. На этот раз все смотрели на Ольгу. "Действительно, постаралась Леночка на славу!" - улыбнулась Ольга секретарю профа, которая целенаправленно вела ее в кабинет, где их встретил совсем молодой парнишка Макс. Ольга, взглянув на стилиста, сразу про себя отметила, что "ее будет приводить в порядок" яркая и неординарная личность. По приобретенному ей опыту (оказывается, и такой опыт полезен) в бутике она сразу отметила, что одет он в авангардный стиль - спортивные брюки с разными наворотами и ярко-желтую рубашкеус откладным воротником.
   - Ну что ж, начнем обманывать... - усадив Ольгу на кресло, начал мастер.
   - То естъ? - девушка даже недоуменно подскочила.
   - Наводить красоту, другими словами, - парикмахер пробормотал, с интересом разглядывая Ольгины волосы. Густые, они ложились на плечи большими волнами.
   - А причем тут обманывать? - не успокаивалась Ольга.
   - Притом, что внешность обманчива, поэтому за ней все время надо следить...
   - Ну, саму себя не обманешь, - промурлыкала она: руки стилиста ей казались волшебными.
   - Можно, дорогая девушка, и себя. Так что, сегодня вы себя не узнаете, - Макс, немного подумав, приступил к действию.
   - А завтра?
   - Одно сегодня стоит уже всех завтра, - успокоил ее вконец юноша и принялся колдовать над ее прической.
   Когда было все готово, Ольга с удивлением смотрела на себя в зеркало, в котором отражалось очень хорошенькое личико с забавной и стильной прической. То, чего она больше всего боялась, не случилось: длина волос осталась прежней, только изменилась сама форма прически. Макс, увидев довольное лицо девушки, напоследок подвел итог своей работы:
   - Софи Лорен говорила: прическа влияет на то, как складывается день. А в итоге - и жизнь.
   Как же хотелось Ольге верить в это, ведь сейчас она чувствовала себя самой счастливой и красивой. Выйдя в коридор и увидев обалдевшее лицо Леночки, она с удовольствием произнесла:
   - Слушай, а здесь не просто профессионалы. Они, к тому же, и философы.
   Оставалось еще посетить визажиста. Им оказалась приятная женщина лет пятидесяти. Ольга почему-то ожидала увидеть вновь экстравагантного стилиста. Женщина ей сразу напомнила Тамару Петровну из клиники. Может, своей миловидностью и мягкостью.
   - Добрый день, - улыбнулась ей Ольга, сразу почувствовав симпатию к этой женщине, и добавила. - Пришла к вам дальше обманывать свою внешность...
   - Вы уже побывали в руках у нашего волшебника Макса, - голос у женщины оказался мягким и бархатистым.
   - Теперь отдаюсь в ваши руки.
   Ольга, действительно, чувствовала себя "королевной" при выходе из SPA салона. Леночкино "Ну вроде все, пора возвращаться" прозвучало как "спектакль закончен", даже стало немного грустно. Сегодня на смену "большим радостям" пришли "счастливые мгновенья".
   По дороге в Центр реабилитации милая секретарша проводила последний инструктаж: "Это оденешь в дорогу, это аккуратно уложи в саквояж, это ...". "Этого" было много, но они не утомляли, а только усиливали состояние фееричности происходящего.
   Наконец перед машиной открылись ворота клиники.
   - Ну пока, Олечка, я завтра к тебе забегу, - и Леночка, ставшая ей такой близкой за короткое время, тут же упорхнула, так же легко и быстро, как и в самом начале их "отрыва".
   Оказавшись в своей палате, с кучей пакетов из престижного столичного бутика, Ольга села в кресло и разрыдалась. В распахнутую дверь влетела опекавшая ее Тамара Петровна,
   - Деточка, что случилось? - встревоженно спросила она.
   - Ни-и-и-чего - девушка, давясь всхлипываниями, стала быстро размазывать слезы, стараясь взять себя в руки.
   Действительно, ведь ничего плохого не случилось. Все просто замечательно. Она жива. Вот они руки, пройдут уже через несколько дней, профессор ее точно вылечит. Девушка сейчас нисколько не сомневалась в том, что этот кошмар в ее жизни закончился. Завтра она летит в Испанию. Вся комната завалена чудесными нарядами.
   Как объяснить, что буквально два дня назад врачи махнули на нее рукой. Как рассказать, что к ней, наверное, впервые в жизни так относились. Как рассказать, что, когда приехал ее отец и увидел сапоги, в которых она ходила, оставил деньги, а ее любимый муж забрал их себе, сказав "обойдешься". А страшнее - бросил ее беременную, цинично оправдывая поступок "своей неготовностью". Как передать словами не просто равнодушие врачей, а брезгливое отношение к ней. Поймет ли она, что значит потерять веру в себя и ощущать себя чудовищем. Как объяснить, что она просто боится, что завтра все закончится, зайдет пьяный "анкадемик" и скажет: "Извини, я тут перепутал маленько. Мы искали не тебя, так что одевай свои шмотки и вали отсюда".
  
   Утром Леночка и Тамара Петровна, объединив усилия, чуть ли не час наводили Ольге "последний штрих". "Штрих", несомненно, удался. Каждая из женщин постаралась придать Ольгиной внешности что-то свое, причем итог получился гармоничным и превзошел все ожидания.
   Леночка начала с того, что решительно заявила:
   - Нужен испанский стиль! И я этому очень рада, так как он, как никакой другой, придает облику женщины особую выразительность и самобытность.
   Зная уже Леночкины замашки, Ольга тут же затараторила:
   - Нет, нет, нет и еще нет! Никаких сейчас яркостей. Я не знаю, где мы остановимся, какие люди.... Мне комфортно будет в спокойных тонах. Я не могу сразу так вычурно!
   - Ты что? Причем тут вычурно? - секретарь профа вытаращила глаза. - Этот стиль позволяет женщине выглядеть ярко и не затеряться в общей толпе.
   - Я хочу затеряться. Не хочу ярко, - как маленькая девочка, стала вредничать Ольга. Осталось только затопать ногой.
   - А к чему ты, молодая и симпатичная девушка, готова? В монастырь? - рассердилась Лена.
   - Ну-у, я же только привыкаю, не сердись, - пошла на мировую Ольга, услышав гневные интонации в голосе девушки.
   - Да ты знаешь, какие там женщины?!! Испанки - горячие женщины, страстные. Темпераментные! - не отступала Лена.
   - Так. Все. Хватит, - вступилась за свою подопечную Тамара Петровна. - Будем искать компромисс. Я - за элегантность. Это всегда модно, красиво и эффектно.
   Когда Ольга, модная, эффектная и красивая, вышла из клиники в бежевом пальто, высоких черных сапогах, в черной широкополой шляпе и, стараясь походить на манекенщицу, идущую по подиуму, пошла к машине, брови Дмитрия Васильевича удивленно поползли вверх, а челюсть вниз. "Анкадемик" Кашев застыл как истукан и изумленно хлопал глазами. До полного сходства с гоголевскими персонажами не хватало только, чтоб он перекрестился и зачастил: "Чур меня, чур меня". И только когда она подошла к машине, они ожили, и каждый открыл дверцу со своей стороны. От крыльца раздались аплодисменты: это Леночка и Тамара Петровна праздновали полную победу над мужским полом. "Знай наших!" - они смотрели на окружающих торжествующим взглядом. Ольга, повернувшись, помахала им рукой и села на место, предложенное профессором.

***

  
   Испанский профессор, встретивший их в аэропорту, очень хорошо разговаривал по-русски. Он долго и внимательно рассматривал Ольгу, только мельком взглянув на Кашева.
   - Вот вы какая, рыжеволосая девушка. Сколько из-за вас шума! Мал золотник, да удал, - немного неудачно блеснул он знанием русского фольклора.
  
   Привезли их, на удивление и Ольги, и Алексея, не в клинику, а в загородный дом, точнее не дом, а дворец испанца. Здесь шефство над ними взяла жена испанского профессора - Дебора, очень миловидная и миниатюрная женщина, в которой чувствовался целый вулкан энергии. Во главе целого штата прислуги она повела их по анфиладе гостевых комнат, предлагаемых им для "временного и скромного пристанища".
   Ольга ходила как по музею, восхищаясь интерьером и слушая хозяйку, которая не просто показывала, но и рассказывала историю каждой комнаты.
   Огромные двух-трехкомнатные помещения были выполнены по-разному - от барокко до хай-тека, и Дебора пыталась выяснить, что каждому из них больше по вкусу
   Начали они со второго этажа.
   - Это для "любителей старины" - улыбнулась Дебора, - коим является мой муж. Удивляюсь до сих пор, почему его выбор пал на стиль "барокко". Он ужасный консерватор.
   - А разве ученые бывают консерваторами? - удивилась Ольга.
   - Почему не бывают? Еще как бывают. Ведь консерватор - это, прежде всего, человек порядка.
   - А почему тогда удивляетесь? - девушка проявляла неподдельный интерес.
   - Потому что барокко в переводе означает "причудливый", так как характеризуется хаотичностью изогнутых линий. В свое время любители классического стиля и дали ему такое название, так как не могли понять его образы.
   - Зато как красиво! - восхищенно протянула Ольга. - В этих "царских покоях" комфортно чувствовать себя может только значимая личность!
   - Вот и расскажу Хуану, как вы его назвали, - рассмеялась Дебора, - эта значимая личность, к тому же, дала названия каждой комнате. Вот эта "золотая комната". Гостиная, в которой Хуан часто проводит встречи на высоком уровне
   Просторное помещение выглядело помпезно и представительно. Украшением гостиной были зеркала в золоченой раме. Декор стен был украшен фресковой росписью. Огромных размеров люстра выглядела торжественно и внушительно. Это было "хрустально произведение искусства" со множеством украшений, искрящихся и переливающихся. Особой грациозностью наделены были изящно выгнутые ножки столов и стульев. Элегантность окружающей обстановки добавляли тяжелые портьеры. Вообще, все здесь внушало почтение и уважение. Впрочем, как и в других комнатах. Была даже "винная комната".
   - Почему "винная"? - не побоялась спросить Ольга, не представляя себе, что может быть и такая.
   - Я ее называю "комната релаксации", - отшутилась хозяйка.
   Здесь все было в бардовых тонах. Небольшая, по сравнению с другими комнатами, "винная" представляла из себя кабинет, в котором находился массивный стол с позолоченными канделябрами, небольшой вычурный диванчик и два кресла.
   - А этот этаж для любителей металла, стекла и современной техники, - продолжала свою экскурсию Деора на третьем этаже.
   - Ощущение, будто находишься на борту космической станции, - произнес Алексей, не произнесший до этого ни слова.
   - Ну, эти апартаменты, наверное, для любителей научной фантастики, - добавила Ольга.
   На этом этаже преобладали четкие и прямые углы. Не было ничего лишнего. Ольга также с интересом разглядывала все вокруг, казавшееся ей холодным и неуютным. Правда, мебель показалась забавной: она была необычных, причудливых форм - и часто встречались легкие, стеклянные перегородки, которые ей напомнили клинику.
   Третий этаж Ольге понравился больше всего.
   - А это мой выбор! - с гордостью сказала хозяйка и сразу повела гостей в "самую главную комнату" их дома. - Это душа нашего дома.
   Здесь было просто и комфортно. Уютное помещение было оформлено в шоколадных тонах. Обычный прямоугольный диван и пара кресел располагались полукругом. В центре находился стол. Возле окна - диван, возле которого стоял журнальный столик, а справа, возле стены, располагалась огромная библиотека.
   - Мы часто здесь семьей собираемся по вечерам, - добавила Дебор.
   На этом этаже, выполненном в "урбанистическом стиле", по словам хозяйки, и расположилась Ольга. Алексей поначалу остановил свой выбор на "космическом" этаже. Затем, передумав, выбрал комнату по соседству с Ольгой, тем более вид из окна был превосходный
  
   Пока молодежь была занята экскурсией, а затем - обустройством предоставленных им апартаментов, профессура уединилась в кабинете.
   - Рассказывай, Хуан, что думаешь. Как тебе объяснили, зачем им нужна девушка? - нетерпеливо спросил Дмитрий Васильевич.
   - Подожди, Дмитрий, я бы хотел, чтоб ты сначала поговорил со своей Лилит. Потом сядем и обсудим, сойдутся версии или нет. Согласен? - испанец не хотел торопиться с выводами.
   - А зачем так усложнять? - не отступал Дмитрий.
   - Мне самому интересно проверить кое-какие свои выводы. То, что мне рассказал Даго, и то, что тебе расскажет Лилит, будет, конечно, одинаковым, но вот мелочи могут быть разными. Поэтому я и хочу, чтоб не наводить тебе тень на забор, отложить этот разговор до завтра. И вообще, тебе пора скакать как мячик - Лилит ждет в бухте, - ушел от темы испанский профессор.
   - А мои ребята? - понимая, что сейчас ничего не добьется от Хуана, спросил Дмитрий Васильевич.
   - Обижаешь, Дебора о них позаботится. Иди.

***

  
   Дмитрий почти бежал в хорошо знакомую бухточку, в которой когда-то так внезапно изменилась его жизнь. Сколько лет минуло. На месте шатра, который когда-то для них установил заботливый Хуан, давно был построен небольшой одноэтажный дом, уходивший прямо в море. "Гостевой домик", - так его назвали, или "домик с морем".
   Сколько чудесных воспоминаний было связано у Дмитрия с этим домиком! И вот он опять, как молодой, прыгает вниз по ступенькам. Правильно сказал Хуан, "как мячик". А ведь восьмой десяток! Чувствовал себя он, конечно, лет на тридцать, ну может - тридцать пять, да и выглядел лет на сорок пять, не больше. Спасибо курсам обновления! Спасибо, Лилит! Хотя он старался выглядеть постарше, постарее. А то коллеги, те, кто еще остался в живых, смотрели с подозрением. Даже его работа в центре не спасала от расспросов и косых взглядов.
   Лилит, или, как он ее именовал, Лили, ждала его в "комнате с морем" - это необычное название им обоим пришлось по душе. Архитекторы так выполнили проект дома, что пол находился чуть выше уровня моря, а в этой комнате, прямо посредине, пол был вырублен огромным пятиметровым овалом, и получалось, что посреди комнаты плескалось самое настоящее море. Романтичную обстановку дополняли камин, небольшой столик и несколько диванов и кресел. В одном из кресел полусидела Лили, она была одета, как обычная европейская женщина, а правильнее - уверенная в себе бизнес вумен. Выглядела она как обычная земная женщина. Даже если присмотреться - ничего необычного. Удлиненный в затылке череп не был заметен за тщательно продуманной прической, необычный разрез глаз можно было списать на родство с японцами, вертикальные зрачки надежно скрывали контактные линзы, перепонки можно было увидеть в случае, лишь когда широко раздвинуты пальцы, а благодаря специально сшитым ажурным перчаткам обратить на них внимание было невозможно. Обычная красивая и молодая - лет двадцати пяти - женщина, со вкусом одетая, а природная плавность движений и благородная осанка только подчеркивали ее принадлежность к высшим кругам аристократии. Они часто встречались то здесь у Хуана, то в Питере, где Николотов специально для таких встреч купил квартиру. Единственно, в Москву Лилит никогда не приезжала - слишком далеко от моря. Ничего необычного. Вот только всегда она встречала его совсем по-другому.
   - У нас сегодня серьезный разговор, Лили? - встревожился ни на шутку мужчина.
   - Очень серьезный, - нотки в голосе Лилит были незнакомые.
   - Что-то случилось? - пытался угадать состояние Лилит Дмитрий.
   - Как тебе эта женщина? - сейчас уже в голосе проступила откровенная злость.
   - Какая эта? - растерялся профессор.
   - Которую ты нашел, - сдерживая ярость, ответила Лилит.
   - Кто тебе сказал, что я нашел себе женщину, Лили? - удивился он.
   Лилит вскочила с кресла, и голова профессора взорвалась от прозвучавшего в ней крика:
   - Ты что, меня за дуру считаешь?! Не ты ли разыскал это рыжее сокровище и привез сюда?
   До Дмитрия дошло, что речь идет об Ольге. Но стало еще более непонятно: за долгие годы их знакомства и, наверное, можно сказать, любви, во всяком случае, с его стороны, Лили сама всегда уговаривала его жениться. "Я хочу, чтоб у тебя был сын, похожий на тебя. Я научу его плавать и еще многому другому", - часто говорила она, смеясь. Ей всегда было интересно, действительно просто интересно, встречается ли он с земными женщинами и какое они на него производят впечатление. Да, Дмитрий встречался несколько раз с женщинами, но после Лилит... С Лили было родство душ, они соприкасались умами, буквально чувствуя друг друга, сливаясь в одно целое, а там... Неуклюжее барахтанье тел, после которого хотелось побыстрее куда-нибудь исчезнуть. Когда Дмитрий попытался объяснить ей это - она просто посмеялась. И вдруг на тебе.
   - Постой, Лили, во-первых, разыскал ее не я, а молодой парень Алексей, по просьбе твоего Даго. Во-вторых, привез ее сюда я тоже по его просьбе. В-третьих, она почти ребенок.
   - Я тоже, когда встретилась с тобой, была почти ребенком!
   Но в голосе уже почувствовалось, что гроза затихает. Дмитрий продолжил:
   - В-четвертых, она просто земная женщина.
   - В этом я тоже не уверена!
   - Подожди, Лили, ты же знаешь, что я люблю только тебя. Я соскучился. Я очень хочу тебя обнять и поцеловать, а ты... Я могу открыть свои мысли, чтоб ты мне поверила...
   Лед был сломлен.
   Позже, когда голова Лили уютно устроилась на плече Дмитрия, он, обнимая ее, подумал: "Женщина всегда, прежде всего, обычная женщина, не важно, какой она расы".
   - Я хочу сегодня веселиться. Пойдем в какой-нибудь ресторан, где можно потанцевать, - на это раз голос Лилит был веселым и игриво-беззаботным.
   Это тоже давно стало обычным в их распорядке встреч. Лили нравилось посидеть в полумраке уютного ресторана, нравилось кружиться в вальсе, слушать классическую музыку, не отказывалась она и от бокала хорошего вина.
   - Хорошо, я сам хотел тебе предложить тебе нечто подобное, - обрадовался мужчина.
   - Давай возьмем с собой эту пару, которую ты привез, - игривость в голосе только усилилась.
   "Да, рано ты расслабился, проверка еще не закончена",- тоскливо подумал Николотов.
   - Конечно, если ты настаиваешь. Хотя я бы предпочел провести вечер вдвоем с тобой, - нежно целуя Лилит, прошептал ей на ушко Дмитрий.
   - Вечер на этом не закончится, у нас еще будет много времени, - услышал он в ответ.
И тут же промелькнуло: "Вопрос: для чего? Для любви или для разборок... Да что я-то загоняюсь, мне-то что волноваться...".
  
   Профессор ошибся. Вечер с самого начала пошел наперекосяк. Началось все еще в доме при знакомстве. Лили, выглядевшая потрясающе в длинном шелков платье бирюзового цвета с глубоким декольте, слегка обнажающим ее красивую высокую грудь, грациозно вошла в гостиную, одарив царственной улыбкой хозяев дома. Неторопливо, давая насладиться гостям ее открытой спиной, она подошла к Алексею и, загадочно улыбаясь, подала ему руку. Алексей, растерявшийся и оторопевший от такой "королевской особы", начал суетиться и говорить всякую чушь невпопад, что на него не было похоже. Ольгу, стоявшую рядом с Алексеем, она окинула пренебрежительно-оценивающим взглядом, не удосужившись поздороваться с ней. Затем, не сказав ни слова, подхватила профессора под руку и потянула его к ожидавшей у крыльца машине - и даже эту сцену она умудрилась сыграть соблазнительно вызывающе. Все это молча, что, в общем-то, понятно, она не умела говорить - необходимости не было и связки были устроены иначе.
   И кто бы мог подумать, что рыжей пигалице не понравится такое отношение, взыграют какие-то неведомые женские силы или, лучше сказать, инстинкты. Свою партию Ольга также сыграла безупречно. Она случайно оступилась на ступеньках, и проф был вынужден ее подхватить. Лили даже не попыталась скрыть, что ей джентльменский жест профессора ужасно не понравился. Моментально, обострившимся женским чутьем осознав болевую точку противницы, рыжая бестия стала мстить. Весь вечер Дмитрий Васильевич находился под пристальным Ольгиным вниманием и заботой:
   - Профессор, а не могли ли вы посмотреть, что у меня с руками...
   - Дмитрий Васильевич, а потрогайте мне лоб, у меня, кажется, поднялась температура...
   - Как я вам благодарна, что вы купили мне это шикарное платье, я в нем чувствую себя вне конкуренции...
   И все это с детской наивностью благодарной провинциальной дурочки. Придраться не к чему. МХАТ отдыхает. Лилит воспринимала это как продолжение уже состоявшихся отношений и мрачнела с каждой фразой. Николотов, оказавшись между двух огней, чувствовал, что даже если он остановит сейчас это сольное Ольгино выступление, то уже ничего не изменит, а возможно, сделает только хуже. Чувствовать себя весь вечер мальчиком для битья - не самое хорошее ощущение.
   Вечер был бесповоротно испорчен.
  
   С Хуаном Николотов смог встретиться только на следующий день.
   - Ну и видок у тебя, Дмитрий,- задумчиво глядя на коллегу, протянул испанский коллега,- надо себя беречь, все-таки тебе не двадцать лет и даже не тридцать.
   - Это не самое плохое, - о подробностях вчерашнего вечера Николотов рассказывать точно не хотел,- гораздо хуже, что я не смог поговорить с Лили о девушке.
   -???- брови испанца удивленно поползли вверх.
   - Ну, не получилось, - Дмитрий смущенно развел руками. - Она не хочет о ней даже слышать, а не только разговаривать.
   - О, Дмитрий, - испанец понимающе заулыбался и заговорщицки подмигнул, -как это у вас - погнался за двумя зайцами, седина в голову - бес в ребро.
   - И ты туда же. Ну, примерно так. В смысле все не так, но Лилит думает точно так же, как ты, - рухнув устало в кресло, ответил Дмитрий.
   - Понятно.
   Оба замолчали, задумавшись. Тяжело принимать какие-то решения, когда катастрофически не хватает информации. Это все равно, что собирать пазл, не имея начальной картинки.
   - Единственно, что я понял, Лилит относится к ней не как к обычной земной женщине, а считает ровней себе или даже больше, - первый прервал тишину Дмитрий.
   - А вот это уже здорово. Большего ты мне сказать и не мог, - Хуан довольно заулыбался. - Даго хочет посмотреть на нее. Придумай что-нибудь, чтобы оставить ее на какое-то время одну в морской комнате.
   - Понятно, - Дмитрий помнил, что рассказывал Хуан о таких встречах.- А ты уверен, что с ней ничего не случится?
   - После встречи с ней он хочет поговорить с нами. Какие твои предложении? - вопросом на вопрос ответил испанец.
   - Хорошо, я сделаю это, - вставая с кресла, произнес Дмитрий уставшим голосом.
   - Может, хоть что-то прояснится. Да поможет нам бог, - постарался его приободрить Хуан.
   Пригласить девушку в гостевой домик, а потом под удобным предлогом оставить ее одну в "комнате с морем" не составило большого труда. Но, выходя из домика в парк, он чувствовал себя предателем. В голове возникала картина, как Даго ковыряется сейчас в ее мозгу и в результате этого вмешательства он найдет безумное существо, когда-то бывшее милой хорошей девушкой. Он не находил себе места, пока Лили, которая не могла оставить эту встречу без контроля, не сказала:
   - Не волнуйся, он просто хочет посмотреть, действительно это она или нет. Он не будет рисковать. Мы сами пока многого не знаем.
   - А что вы знаете? Что с ней связано? Кто она? И зачем она вам нужна? - вопросы обрушились на Лилит один за другим.
   - Пусть лучше Даго расскажет. Ты же знаешь, это не мое. Я не очень вникаю в их научные споры, - ни на один из вопросов Лилит не дала ответа.
   Наконец блуждания по парку были закончены, и Лили, повинуясь какому-то сигналу, подтолкнула его обратно к гостевому домику.
   Ольга сидела в кресле и спокойно листала журнал о женской моде, разглядывая картинки.
   - Как ты себя чувствуешь? С тобой все хорошо? - профессор внимательно разглядывал девушку, стараясь заметить следы хоть какого-либо воздействия.
   - Спасибо, все замечательно, - улыбнулась, слегка растерявшись, в ответ Ольга.
   - Как самочувствие? Головокружения, тошноты не было? - продолжал беспокоиться профессор.
   - Нет, Дмитрий Васильевич, чувствую себя как космонавт! Руки заживают прямо на глазах. Спасибо вам! - успокоила его Ольга.
   - Ну хорошо, иди, погуляй, мне надо поработать, - волнение слегка улеглось.
  

Часть 5

  
   Профессор Николотов позвонил по мобильному:
   - Хуан, подходи - все в сборе, - и тут же повернулся к Лили. -- Даго же здесь?
   - Да, - бросила она ему в ответ.
   - Он что, опять будет присутствовать заочно? - словно перекидываясь мячиком, они кидали друг другу точные вопросы-ответы.
   - Да.
   - А почему он никогда не показывается? - этот вопрос предполагал более подробный ответ.
   Лили приложила палец к губам и смешно сморщила носик.
   - Я не человекоподобный. Я из рода первых,- прозвучал в голове голос Даго.
   Проф смешался. Неловкую ситуацию сгладило появление запыхавшегося Хуана.
   Первым заговорил Даго:
   - Ну, в общем, я вижу, все собрались. Прошу набраться терпения и выслушать меня. Сначала немного истории. Наша теория развития жизни на Земле несколько отлична от примитивной теории Дарвина, который пользуетесь вы. Ваша теория больше напоминает теорию мелкого приспособления уже сформировавшихся видов, а не возникновения новых. На самом деле, эволюция происходит по-другому. Любое живое существо поедает пищу не только для получения энергии, оно получает и информацию, которая содержится в клетках, то есть в ДНК. Это происходит и при совместном водопое, и при дыхании. Любое существо вольно или невольно вдыхает миллионы клеток других животных и растений в виде чешуек отпавшей кожи, волосков, слюны или, как растение, впитывает размытые водой останки. В конце концов, элементы чужих ДНК попадают в кровь животного или проводящую систему растения, затем чаще всего с помощью вирусов встраиваются в ДНК самой особи.
   - Но это очень спорное предположение, - перебил Даго Дмитрий Васильевич.
   - Я не делюсь с вами предположениями, я объясняю вам, как все происходит. И моя цель - не довести до вас процесс рождения новых видов, а подвести к пониманию всей сложности возникшей ситуации и нашей общей ответственности за то, что может произойти. С вашего разрешения, я продолжу, и, пока не закончу, прошу меня не перебивать, - не терпящий возражений голос пронесся, словно вихрь, у всех присутствующих в голове.
   После минутного молчания Даго продолжил:
   - Особь накапливает готовые блоки чужих ДНК. Чем больше полноценных и более прогрессивных для совершенствования блоков она накопит, тем больше информации, если угодно чертежей, для дальнейшего развития. И особь может стать родоначальником нового вида, причем не обязательно даже отдаленно похожего на исходный. Или испытательной моделью для обкатки какой-то новой выдумки природы. Но переходных форм не бывает. У переходных форм нет шансов выжить. Эволюция квантова, скачкообразна, сразу создается готовый новый организм с новыми свойствами и функционалом. Это все равно что от магнитофона с кассетами и магнитной лентой перейти к лазерному проигрывателю. Они еще долго могут существовать вместе, но исход уже ясен.
   Чем выше стоит особь в пищевой цепочке, чем всеяднее она, чем больше и полноценнее она может получить информацию с чужой ДНК - тем более вероятно ее дальнейшее совершенствование. Скажу больше, знание чужой ДНК позволяет особи более успешно противостоять в борьбе или даже управлять другими видами. Это знание передается внутри вида всеми возможными способами - поцелуями, актами любви, просто совместным нахождением друг с другом.
   Но накопленные знания - это только знания. Их надо запустить в дело, то есть активировать. Ключом к запуску изменений в ДНК, как и многого другого в нашем мире, является волновое излучение. Чем большую территорию занимает вид, тем больше вероятность получить сигнал-команду и уйти дальше других в своем развитии. Чем чаще общение между удаленными территориально особями одного вида, тем вероятнее распространение полезного нововведения и выше скорость его распространения.
   На данный момент времени самым всеядным хищником, более всего распространенным на Земле, является...человек.
   - А растения?- не удержался Дмитрий и смущенно оглядел присутствующих.
   - Если вы внимательно меня слушали, то я уже говорил, что важно получение более целых и неповрежденных фрагментов ДНК. А растения, к нашему счастью, получают только многократно переработанные. Хотя даже этого хватило, чтоб они смогли выработать у некоторых видов растений плотоядность, которая дает возможность наравне с другими поучаствовать в гонке самосовершенствования. Но... продолжим о людях...
   Как я уже отметил, самым главным и распространенным на Земле хищником является человек. Более того, именно у вашего вида специально для этих целей существует целый отдел мозга в брюшной полости. Надеюсь, хоть это вам известно?
   Исходя из всего этого, мы ожидаем, что из разумных существ наибольшим изменениям подвергнется именно ваш вид - это наиболее вероятно.
   - Насколько велики будут изменения, и в чем они будут заключаться?- задал вопрос Хуан.
   - Самое простое и всем известное различие людей по характеру - это по знакам гороскопа или зодиака, не знаю, как у вас принято. Этим различиям подвержены не только люди. Никто не задумывается, когда, как и кто мог отследить такую зависимость. Сколько надо собрать информации, в течение скольких лет необходимо проводить наблюдения, в течение скольких поколений проводить сравнительный анализ - и как передавать эту информацию следующим поколениям исследователей. Но это небольшие изменения, происходящие ежедневно, ежемесячно, ежеминутно. По нашим расчетам, мелкие изменения внутри вида происходят постоянно, меняются небольшие приспособленческие функции, но раз в 3744 года происходят более крупные изменения - например, внутренних органов, раз в 780 845 лет могут подвергнуться изменениям и кости скелета. Эти изменения связаны с главной и ближайшей к нам звездой - Солнцем.
   Но, кроме Солнца, есть другие звезды, и они тоже влияют на все живое на планете. Солнечная система двигается вокруг центра галактики и один раз за тридцать один миллион лет пересекает ее экватор - в этот момент происходит рождение нового семейства во флоре или фауне. Полный цикл движения Солнечной системы из северного полушария галактики в южное и обратно занимает шестьдесят три миллиона лет - это срок появления появление нового отряда. Полный оборот вокруг галактического ядра - двести двадцать шесть миллионов лет - приводит к рождению нового класса существ. И есть еще один более интересующий нас на сегодняшний день интервал - 3 156 164 года. С таким интервалом меняется положение Земли относительно экватора Солнечной системы, то есть угол плоскости эклиптики нашей планеты. В один из таких моментов Земля оказывается в фокусе огромной гравитационной линзы - Солнца, которое собирает все излучение, идущее из галактического ядра, и направляет его на Землю узким пучком. В это момент происходит рождение следующего вида.
   И мы предполагаем, - слова Даго прозвучали невероятно тихо,- и с большой долей вероятности, что "Следующая" - это человеческая женщина Ольга.
   В кабинете повисла напряженная тишина...
   - Вы не ответили на мой вопрос, - нарушил молчание Хуан.
   - Да, действительно не ответил. Это не проявление неуважения с моей стороны к вам. Но мы действительно не знаем, что произойдет. Я уже говорил, что следующая ступень, может быть, совершенно отличается от родителя и по своим физическим качествам, и по психологическим. Скорее всего, и по моральным.
   Мы не знаем, какая информация накоплена и готова проявиться. Вы, люди, развиваетесь очень быстро. Огромные города, где практически моментально происходит обмен жидкостями и тканями. Питание геномодифицированными продуктами. Всевозможные излучения от радио, телефонов, электричества. А ваша экология!.. Мы десятки тысяч лет изучаем вас, но .....предсказать, что будет, невозможно...
   - А вам не кажется, уважаемый Даго, что вы просто наслушались земных передач о конце света по календарю майя?- попытался пошутить Дмитрий Васильевич, но шутка прозвучала как-то неуверенно и больше походила на попытку утопающего ухватиться за соломинку - вдруг сейчас все рассмеются, и это окажется всего лишь милым розыгрышем. И не надо будет готовиться неизвестно к чему. Не надо решать судьбу человечества. Все будет хорошо, все будет по-старому.
   - Я рад, Дмитрий, вашей способности шутить и еще более рад вашему кругозору. Да, временные отрезки действительно идентичны. Но откуда вам известно, что их рассчитали именно майя. Вы действительно считаете, что небольшая группа полуживотных, не знавшая даже колеса, самостоятельно произвела такие вычисления?! Нет, и еще раз нет, уважаемый Дмитрий, это не календарь майя, это календарь атлантов, как вы их называете. Слышали о таких? Ну, конечно, при вашем-то кругозоре. Атланты были величайшими учеными. Они создали такую цивилизацию, которая вам и не снилась. Они...они были "следующими" после нас.
   Мы появились более двенадцати миллионов лет назад, наша раса развивалась очень медленно. Мы были первыми истинно разумными существами, которым удалось выжить.
   - Извините, Даго, из ваших слов следует, что были разумные люди и до вас?
   - Во-первых, я не сказал "люди - человеки", я сказал "разумные"... Мы не люди, мы полурыбы-полурептилии... Но истинно разумные... Когда -то давным-давно группа ученых Атлантиды нашла останки прямоходящих динозавров, которых они тоже безоговорочно считали разумными. Ученые предположили, что им более сотни миллионов лет... Но выжили мы...
   Мы были первыми. Нас никто ничему не учил, никто не обеспечивал нам защиту, никто не передал нам готовые знания и умения - мы все открывали сами для себя и для всех "следующих". Мы первые создали социальное общество, научились использовать орудия войны и труда, построили первые защитные поселения - города. У нас было два города. Один из них находился в Атлантическом океане, другой - в Тихом. Основаны они были на островах, где не было крупных наземных хищников, а от более опасных для нас - водных - территорию легко можно было защищать. В городах в основном находились наши самки, которые готовились стать матерьми, или только что ими стали, и их детеныши. Волею судьбы или высшего разума оба этих острова оказались именно на синусоиде, по которой двигается собранный Солнцем энергетический луч. Причем самое интересное, что эта синусоида дважды пересекает линию широты, по которой она движется, и оба этих пересечения совпали с островами, которые мы выбрали для основания своих городов.
   В результате этого выбора ... 3 156 164 года тому назад ... несколько самок почувствовали себя плохо. Сначала все подумали, что на находящихся в городе навалилась какая-то болезнь. Тогда мы покинули эти зараженные острова, лишь несколько самцов осталась для охраны самок, надеясь на их выздоровление. Через какое-то время один из самцов, остававшийся в городе, вернулся перепуганный и рассказал, что самки родили непонятных монстров, да и сами стали странными. Вернувшись, мы обнаружили, что каждая самка родила по несколько существ. Для нас это был небывалый случай, так как обычно наши самки производили на свет одного детеныша раз в несколько десятков лет.
   Все детеныши были необычно маленькими и уродливыми по своему строению. Они и были первыми людьми - атлантами.
   На Великом совете самки, продемонстрировав появившиеся у них необычайные способности, убедили старейшин сохранить жизнь и им, и детенышам. Они убедительно доказали, что могут предсказывать будущие события. И рассказали совету о том, как изменится наша жизнь благодаря сотрудничеству с новым потомством. Именно они пророчили великую судьбу будущих атлантов и добились разрешения оставить их жить на принадлежащих нам островах.
   Атланты очень быстро переняли наши знания и пошли дальше, уже всего через семьсот тысяч лет удивляя нас своими открытиями и изобретениями. Количество их росло гораздо быстрее ,чем наше. И всего лишь через миллион лет их было больше миллиона особей. Чем больше их становилось, тем быстрее двигалось их развитие. Если бы они могли размножаться такими темпами, как вы... Численность - это единственное, что тормозило их развитие. Они разведывали все новые и новые побережья, двигались вдоль рек вглубь материков.
   Мы были почетными гостями везде, где они основались. Да, мы стали не хозяевами, а гостями. Но это были наши дети... Развитие их цивилизации шло так же, как и вашей. Скорее, наоборот, ваша цивилизация развивается, как их, то останавливаясь на тысячелетия, то делая опять рывок вперед.
   Два острова, ставшие колыбелями нового вида, превратились в столицы двух государств. Планета безраздельно принадлежала Атлантам, их суда бороздили океаны от полюса до полюса, их летательные аппараты мгновенно перемещались по планете. Они создали еще несколько больших городов-поселений, а кроме этого, огромное количество шахт и рудников. Они отправили первые космические аппараты для изучения других планет нашей системы.
   Около пятисот тысяч лет назад жрецы активно включились в изучение обстоятельств появления своей расы. К этому их подтолкнули интересные археологические и астрономические открытия, которые явно указывали на определенные закономерности. Триста тысяч лет наблюдений и расчетов привели к созданию тщательно продуманной, выверенной и обоснованной теории появления новых видов, в рамках которой была точно высчитана будущая траектория луча. Но тут между жрецами возникли разногласия: надо ли вообще это успешной расе - может, лучше зачистить весь путь движения луча от всех живых существ, чтоб не рисковать и не подвергать свою расу опасности. Другая группа предлагала, наоборот, обязательное участие и рекомендовала усилить эффект постройкой огромных, собирающих все в одном центре зеркал. Спор быстро превратился в откровенную вражду и взаимные оскорбления. Вражда жрецов, с легкой подачи правящей элиты, перекинулась на всех атлантов.
   Жители Лему - так назывался город-остров в Тихом океане - стали называть себя "раньшерожденными", так как результаты расчетов показывали, что луч пришел туда почти на двенадцать часов раньше. И 380 326 лет назад началась война между двумя государствами, в эту войну оказались втянуты и мы. Война продолжалось очень долго, с применением всего изобретенного на тот момент арсенала вооружения. И практически непрерывно у каждой противоборствующей стороны появлялись все новые и новые средства убийства себе подобных. В результате испытаний очередного мощного неизвестного оружия в 364 521 году до вашей эры был полностью уничтожен город-остров в Тихом океане - Лему. Сотни тысяч атлантов погибли в один момент. Что это было: природный катаклизм или неудачное испытание секретного оружия - мы не знаем до сей поры. Катастрофа была планетарного масштаба: землетрясения продолжались больше месяца, а огромная волна дважды прокатилась по всей планете. В течение нескольких дней погибли еще сотни тысяч разумных. Никто не решился признаться в таком преступлении. Разгромленная сторона частично сдалась, частично ушла на материк.
   Скорее всего, именно тогда и началось становление вашей расы. Может, из-за кровосмешения, может, из-за деградации и подстраивания организма к новым условиям. Сейчас трудно ответить точно. Но я знаю, вы сравнивали ДНК Лилит и человека - они практически совпадают, а это говорит в пользу подстраивания. Но, с другой стороны, если основываться на появлении гемолитических заболеваний у женщин с отрицательным резусом, проявляющиеся во время вынашивания плода с положительным резусом, когда в крови женщины вырабатываются антитела, уничтожающие плод так, как будто он является чужим микроорганизмом, можно склониться к гипотезе кровосмешения. А может быть, происходило и то и другое. Не будем сейчас гадать. Но в результате вы получили в свое распоряжение опыт и знания, накопленные в течение шести миллионов лет, ваш первый толчок к развитию. И еще один интересный факт: среди людей с отрицательным резус фактором больший процент ясновидящих, медиумов и экстрасенсов, чем среди людей с положительным резусом.
   - А что атланты?
   - После уничтожения Лема и последующих катаклизмов и нас, и атлантов осталось очень мало. Большое количество шахт и рудников, основанных на материках, был заброшено, уничтожено или пало под натиском животных и полуживотных. Оставшиеся в живых атланты пытались просто выжить. Начался долгий период возрождения.
Но для того, чтобы двигаться вперед, цивилизации нужны ресурсы. И не все из них можно было найти в глубинах морей. Прошло много тысяч лет, и жрецы опять призвали добровольцев для открытия шахт и рудников на суше. Добровольцы нашлись, но отправленные экспедиции пропадали одна за другой. Вернувшиеся рассказывали о появлении неизвестных существ - то одноглазых, то шестируких, похожих на атлантов и полностью отличных от них, которые повсеместно нападали на них. Некоторые из разведчиков-атлантов убеждали, что этими нападениями руководили наши сородичи.
   В результате тщательного расследования было выяснено, что еще до разгрома Лема, вглубь материка была тайно отправлена крупная экспедиция, в состав которой входила группа верховных жрецов, обладавших тайными знаниями. Задачей экспедиции было создание в одной из точек движения луча комплекса из огромных зеркал и изучение его действия на различные организмы. Излучение генерировалось специальной установкой, размещенной на летательном аппарате, зависающем над комплексом. В целях сохранения тайны и облегчения работ по созданию огромных зеркал точка была выбрана в труднодоступных горных районах.
   Проанализировав появление и пути распространение мутантов, наши жрецы вычислили район нахождения секретной лаборатории. Несколько летательных аппаратов были отправлены в предполагаемую зону для разведки. Они действительно нашли огромные циклопические сооружения ориентированных на местности каменных зеркал, но отражающее покрытие было уже частично нарушено, и весь комплекс, по непонятным причинам, был явно заброшен и большей частью разрушен. Тем не менее все это убедило верховных жрецов в том, что проект должен сработать. Раса была объединена новой идеей.
   Но в 212 325 году до вашей эры город-остров Атлантида был уничтожен так же, как и Лем - месть свершилась. И хотя удар был слабее и даже часть города-острова сохранилась, последствия катастрофы были ужасными. Уцелело всего чуть более десяти тысяч особей. Именно этой группой была продолжена борьба за собственное выживание и осуществление глобального проекта, дававшего призрачную возможность когда-нибудь шагнуть в будущее. За двадцать пять тысяч лет до вашей эры была начата постройка грандиозного сооружения, которое должно было сфокусировать космический луч на единственном существе. От зеркал отказались по двум причинам: во- первых, чтоб не признать заслуг жрецов Лема в разработке, и, во- вторых, было решено, что сооружение должно было быть достаточно прочным, чтоб удержать существо внутри, если оно окажется опасным. Была создана огромная космическая антенна в форме ...
   - Пирамиды, - не удержавшись, почти выкрикнул Дмитрий Васильевич, который на довольно длительное время, казалось бы, потерял интерес к беседе или, лучше сказать, монологу и увлеченно тыкал пальцами в клавиатуру ноутбука.
   - Пирамида Хеопса, - смущенно уточнил он, - а луч должен двигаться по синусоиде где-то в районе двадцать четвертого градуса северной широты, с амплитудой около пяти - шести градусов.
   Удивленный и восхищенный взгляд Лили был дополнительной наградой.
   - Значит, не зря вы считаетесь потомками атлантов. Лишь двое членов Большого совета предположили, что вы сможете сложить кусочки мозаики вместе, но, в общем, это ничего не меняет. Времени осталось очень мало - всего чуть больше недели. Так я продолжу.
   За четырнадцать тысяч лет до вашей эры постройка пирамиды была почти полностью закончена, но еще один удар окончательно уничтожил восстановленные остатки Атлантиды и практически смел на земле всю разумную жизнь. Этот день является самым черным днем в нашей истории.
   Чуть более четырех - пяти тысяч уцелевших, разбросанных по всему свету атлантов.
   Не располагая никакой связью между собой, а многие не обладали даже необходимыми знаниями, имея лишь одну цель - выжить , они смогли объединить, не без нашей помощи, вас в огромные цивилизованные государства. И кто где и как смог продолжили великое дело. Интересный для вас факт, как я уже говорил, - представители моей расы не человекоподобные, а больше напоминают рептилию или дракона, по-вашему. Как вы понимаете, конечности у нас оканчиваются мощными когтями. И письменность наша еще задолго до атлантов базировалась на начертании символов этими самыми когтями. Вашим предки, точнее - тем из них, культура которых формировалась под нашим влиянием, пришлось учиться копировать след когтя. Так родилась клинопись. Изначально она была когтеписью.
   - Извините, Даго, но постройки не везде одинаковы.
   - Не все из них были жрецами и имели необходимые знания. Многие из оставшихся в живых были простыми ремесленниками, воинами, крестьянами. Не понимая сути вещей и имея только отрывочную информацию о цели проекта, они делали что могли - просто пытались скопировать форму, а что-то и вовсе додумывали сами.
   Если забросить несколько ваших людей, работающих на сборе урожая, на необитаемый остров, вряд ли они смогут создать и собрать там самолет, даже ради своего спасения.
   - А причем здесь мумии?
   - Наверное, последние из оставшихся в живых рассчитывали сохранить хотя бы свое ДНК и возможность возродиться в новом качестве.
   - А постройки в Южных широтах вдоль такого же градуса только южной широты и с той же амплитудой?
   - Тут я не дам четкого ответа. Да, мы знаем о них, но их возникновение... Возможно несколько вариантов: или оказавшиеся в том районе мира уцелевшие атланты очень многого не знали... Или... Возможен другой вариант: какая-то группа из оставшихся в живых сохранила в своем составе жрецов, причастных к тайнам великих знаний. Жрецы почему-то могли решить, что солнце перешло в противоположный конец галактики, соответственно, луч пройдет вдоль такого же градуса, только в южном полушарии.
   - А древние карты, в частности карты Пири Рейса? Это тоже атланты?
   - Давайте остановимся. Все, что относится к делу, я вам рассказал. Надеюсь, этого достаточно, чтоб проникнуться важностью и неординарностью предстоящего события и понять, какая ответственность ложится на наши плечи.
   Я предлагаю спланировать совместные действия. Задача стоит вроде бы простая. Во-первых, женщина предположительно должна быть на самых ранних сроках беременности. Во-вторых, необходимо доставить ее на несколько дней в указанную точку в Египте, а точнее - в пирамиду Хеопса, а затем, после окончания перерождения, передать в условленном месте нам. Все просто, осталось решить с исполнителями. Какие есть предложения?
   Столкнувшись с молчанием, Даго продолжил:
   - Мы предлагаем, чтоб этим занялся Дмитрий.
   - Я - против, - тут же возразила Лилит.
   - Против чего? - Даго был явно удивлен неожиданным ответом.
   - Против всего. Я предлагаю ее просто убить. И не рисковать.
   - Я - против, - одновременно вскочили со своих мест и вмешались в ситуацию Дмитрий и Хуан.
   - Вы не понимаете! Что из нее получится - неизвестно. Какие у нее проявятся способности? Сможем ли мы ее остановить? Даго умолчал о том, что совет пытался уничтожить первых женщин и особенно их необычайно уродливое потомство, но они смогли как-то постоять за себя и детенышей и заставили согласиться с их условиями. Я правильно говорю, Даго?
   - Действительно, что-то подобное произошло. И, исходя из этого, я могу сказать, что природа всегда добивается того, чего она хочет. Жрецы Атлантов установили не только волновую природу вселенной, но и общность разума видов, их антагонизм друг к другу и объединение на высшем уровне семейств, отрядов, классов. Все события в этом мире давно спланированы, именно поэтому их можно предсказать, если иметь достаточный уровень информации и возможностей.
   И только Великий Хаос вмешивается в эти планы. Изменение плана, выработанного природой, несомненно, приведет к неизвестным и страшным последствиям. Выступая против него и тем самым помогая силам Хаоса, мы можем приговорить себя к уничтожению. Ты все это прекрасно знаешь.
   - Почему именно Ольга?- вмешался Дмитрий.
   - Она была увидена в пророчестве, и ее кровь действительно оказалась самой близкой к атлантам. Этот вопрос решен окончательно.
   - А Алексей Кашев?
   - Он был увиден раньше. И совет считает, что он просто был проводником к женщине.
   - А может, их должно быть двое?
   - Мы не знаем наверняка, но удержать под контролем двоих будет проблематично. Не забывайте, нам еще придется осуществлять контроль по всему пути луча. Честно сказать, Египет не единственное место подобной операции, есть и другие. Так что хотелось бы все решить побыстрее - у нас действительно очень и очень много дел. Ты все еще против, Лилит?
   - А она обязательно должна быть беременной?
   - Не буду утверждать. Но совет решил, что это желательно.
   - А обязательно, чтобы она была беременна от Дмитрия?
   - Я думаю, не обязательно, - даже в просто звучащем в головах голосе Даго явно почувствовалась усмешка. - Еще вопросы есть?
   - Может, будет лучше, если я возглавлю эту операцию,- предложил Хуан.
   - Извините, Хуан, не думаю. Я изучал Ольгу - она вас не знает и относится к вам настороженно. Алексея она, мягко сказать, недолюбливает, а вот Дмитрий Васильевич вызывает ее полное доверие. Менять что-либо - нет времени. Пусть все останется как есть. Еще?
   - За столько тысячелетий координаты могли поменяться хотя бы из-за дрейфа континентов, взято ли это в расчет,- уточнил Дмитрий.
   - Здесь я с вами согласен. Расчеты производились более двухсот тысяч лет назад. Даже естественный дрейф континентов за это время мог бы составить несколько километров, ну это, скорее всего, было учтено. А вот взрывы и землетрясения, поглотившие Атлантиду и явно приведшие к каким-то незапланированным подвижкам, точно никто в расчеты не закладывал. К сожалению, мы тоже утеряли громадное количество знаний. О многих вещах знали единицы, принадлежавшие к клану Верховных жрецов, их в числе выживших не оказалось. Так что, Великий совет принял решение действовать по старому плану. Что еще?
   Подождав немного, Даго сказал:
   - Если вопросов нет, то я вас покину. Лилит, можешь остаться здесь, я пока справлюсь. А ты уточни все детали с Дмитрием и постарайся подействовать на эту женщину. Боюсь, без специальных мер, после того что с ней произошло, антипатия к мужчинам сохранится у нее надолго.
   Совет наконец-то закончился, и все поспешили на воздух. На выходе Лили придержала Дмитрия за локоть:
   - Ты не расстроен?
   - Чем? - удивился профессор.
   - Тем, что не ты будешь отцом ребенка? - пронесся язвительный шепоток.
   - Нет. Ведь вы сами не знаете, что это будет за ребенок. И вообще, все это как то по-звериному - назначать отца. Она имеет право сама выбрать мужчину.
   - У нас нет времени ждать, пока она выберет, хотя, в общем, я согласна с тобой. Атланты, когда вывели теорию коллективного разума видов, тоже перестали вмешиваться в выбор партнеров своими детьми. Природа лучше знает, кого с кем сочетать и что надо получить в результате. Самое интересное, что стало наконец-то понятно, почему милые и скромные девушки выбирают, с завидным постоянством, себе в партнеры грубиянов и мошенников, ваши милые и скромные ведь тоже не ботаников выбирают? - губы Лили скривились в усмешке, словно она произнесла эти слова вслух.
   - Да вроде бы... - рассеяно ответил Дмитрий, о чем-то задумавшись.
   - Оказалось все просто. Природе необходимо, чтобы потомство обладало и тягой к науке, и огромной выживаемостью. Кстати, мужчины делают так же... - Лили недовольно толкнула в бок мужчину.
   -То есть нами постоянно управляют? - очнулся он.
   - А зачем было изначально создавать органы управления индивидумом, если ими не пользоваться. Природа волоска лишнего не вырастит просто так. За миллионы лет все отточено до совершенства. Смотри, видишь ту чайку. Сейчас она, то есть он - это самец - начнет за мной ухаживать, - перезвон колокольчиков зазвучал в голове Дмитрия.
   Чайка, до этого кружившая над водами залива в поисках пищи, действительно резко спикировала вниз, буквально врезавшись в поверхность моря. И стремительно победно взмыла в небо, унося блеснувшую серебром добычу.
   - Ну вот, улетел твой ухажер на обед, - Дмитрий не успел договорить. Чайка сидела на руке Лили и протягивала ей рыбу.
   - Вот так, милый, если б я захотела, ты бы считал за великое счастье весь день нырять в море и приносить мне рыбку, - рассмеялась она.
   Атлантка невозмутимо взяла подношение чайки и взмахнула рукой, чтоб птица взлетела. И она взлетела, но тут же начала угрожающе пикировать на профа, только в последний момент опять уйдя в высоту.
   - Извини это не я, я его отпустила, он, наверное, решил прогнать соперника.
   И вообще, давай бросим этот разговор, я тебя не для этого задержала... У нас есть еще день, и я не собираюсь тратить его на разные глупости.
   - Очень интересное и своевременное предложение, я только позвоню Хуану, узнаю, как там моя молодежь.
  
   Часть 6
  
   "Бывает, что все удается. Не пугайтесь, это пройдет", - главврач из "прошлой" жизни Алексея умел "успокоить" людей. Он почему-то часто говорил о "везухе", словно пытался обратить внимание столь "капризной особы". "Везуха либо есть, либо ее нет", - повторял главврач всем, кто бы ни пришел к нему: скандалить, просить, наезжать, хвалить. Менялась только интонация - от жалостливой до торжествующей. "Прошлое" совсем недавно могло догнать Алексея и вновь обернуть явь в обыденную бытовуху, которая теперь воспринималось Алексеем как "полнейшая невезуха". Может быть, и привык к низкой зарплате, к вечной неустроенности, к никчемной суете, к невниманию. "Наверное, с последним было бы потяжелее. Избаловался ты, паренек, избаловался", - с удовольствием потягивался Алексей после освежающего душа.
   Расположение духа было замечательным - "везуха" продолжала радовать молодого человека своим присутствием. Николотову уже принесли чашку горячего кофе, который он с наслаждением стал потягивать, думая о том, чем бы сегодня ему заняться. Благо, и время, и деньги (на руках полученные от Николотова премиально-наградные за найденную девушку - огромная сумма денег), и настроение позволяли. К тому же нахлынула какая-то теплая волна, зарядив безумной энергией. Хотелось поделиться своей радостью с кем-нибудь близким, родным, устроить праздник себе и другим. Пошиковать, забыть последние напряженные и действительно тяжелые месяцы. Видеть вокруг радостные и счастливые лица и понимать, что это ты подарил эту радость, именно ты зажег глаза и подарил эту улыбку. Душа куда-то рвалась, хотелось почувствовать себя Гарун ибн Рашидом. Но замок как будто вымер. Он бесцельно метался по анфиладам комнат. И только увидев в окно возвращающуюся из парка Ольгу, он понял, кто ему нужен.
   Ведь это именно благодаря ей все так получилось. Ведь именно она нашла его, а не наоборот. Он чуть не прошел мимо. Да и видок у него был с похмелья еще тот, не говоря о запахе. И в поезде он вел себя, если честно сказать, по-хамски. Что он такого сделал, чтобы она смотрела на него, как на профессора. Он все, что можно, сделал абсолютно не так.
   А она ждала от него помощи. И профу его не заложила. А как вчера она довела до белого кипения эту надменную фифу, которую проф представил как общую с Хуаном коллегу - профессора какого-то там института. Та даже разговаривать с ними не посчитала нужным. Молодец Ольга! Да и вообще она имеет полное право на часть этой премии. Да просто она хорошая!
   И решение пришло само собой.
   - Привет, какие планы на сегодня? - как можно спокойнее он спросил Ольгу, словно боялся спугнуть ее.
   - Пока не знаю,- Ольга напряженно ждала продолжения.
   - Поехали в город! - выпалил радостно Алексей.
   - А разве можно? - девушка смотрела недоверчиво и в то же время с любопытством.
   - Ты что? В кои-то веки судьба занесла на самый дорогой курорт Испании, а ты сидишь в четырех стенах! Что потом внукам рассказывать будешь! - Алексей уже уловил огонек заинтересованности в глазах "протеже".
   - А Дмитрий Васильевич разрешит?
   - Я уже обо всем договорился,- не моргнув и глазом, соврал Кашев.
   - А куда мы поедем?
   - Поехали в парк на аттракционы, - ляпнул первое, что пришло в голову, Алексей.
   - Ну поехали, - Ольга уже направлялась к выходу.
   - Оль, вы всегда так ты быстро ходите? - догнав ее, улыбнулся мужчина.
   - Нам просто нужно многое успеть, - деловито ответила Ольга.
   - Так сколько времени впереди! - протянул Алексей.
   - Совсем недавно мне так не казалось, - в данном случае форма и содержание ответа не соответствовали друг другу. Сами слова звучали жутко. Но интонация была легкой и даже радостной.
   По дороге, в такси, глядя на пролетающую вокруг чужую, казавшуюся красивой и беззаботной, жизнь Ольга все чаще трогала Алексея за локоть:
   - Посмотрите, Алексей Владимирович...
   Все чаще беззаботно и весело улыбалась. На одном из перекрестков Алексей выскочил из машины и вернулся с эффектным букетом, состоящим из ириса и неизвестных Ольге цветов. Они поразили девушку своей окраской - ярко-оранжевым цветом, цветом Солнца. Слияние оранжевого и небесно-голубого вызывало чувство легкости и невесомости.
   - А что это за цветок? - Ольга с восторгом смотрела на букет, изучая его.
   - Это альстремерия, - и увидев вытянутое лицо девушки, уточнил, - их еще называют "перуанской лилией", и кто-то из селекционеров дал название "балерина".
   - Ну она такая крупная, - удивилась Ольга.
   - Зато посмотрите, какие тонкие, изящные у нее листья, - улыбнулся Алексей.
   - А вы что любитель-садовод? - с иронией спросила девушка.
   - Нет, я просто знаю "язык цветов", - вздохнув наигранно, произнес мужчина.
   - Неужели? - вопрос Ольгин прозвучал насмешливо
   - А почему и нет... В прошлые, более целомудренные века, люди пользовались символом языков цветов, чтобы выразить свои чувства, - с деланной обидой ответил мужчина.
   - Это вы целомудренный? - усмехнулась Ольга.
   - Нет. Я просто скромный, - засмеялся, не выдержав, Алексей.
   - Ну посмотрим, скромный Алексей Владимирович, что вы расскажете о таком цветке, как подсолнух? - перейдя на шутливый тон, начала девушка.
   - Вы любите все оранжевое? - проказничал Алексей, но все-таки ответил на Ольги вопрос, - подсолнух обозначает "Обожаю тебя".
   - А ромашка? - рассмеявшись, не поверив ему, спросила Ольга.
   - Гадаю о твоих чувствах, - тут же ответил он.
   - А роза? - штудировала его девушка.
   - Тут нужно знать цвет. Какая вас интересует: белая, желтая, красная, розовая. Дайте угадаю, желтая, - игриво продолжал мужчина.
   - А вот и нет. Белая! - выпалила девушка.
   - Ты просто ангел, - мечтательно протянул Алексей.
   - Что?!!! - Ольга чуть не набросилась на него с кулаками
   - Это обозначает белая роза... - в глазах Алексея играли смешинки.
   - Да вы, наверное, с ходу все сочиняете, - уже смеялась Ольга.
   - Посмотрите в мои искренние и честные глаза. Неужели я могу вам соврать, - дурачился он.
   - Ладно, тогда проверим в последний раз. Что обозначают ирис и... - Ольга пыталась вспомнить название цветка.
   - Астомерия? - пришел на помощь Алексей.
   - Да!
   - Астомерия, милая барышня, обозначает "Ты так мила", а ирис "Давай дружить, или я ценю твою дружбу", - многозначительно произнес Алексей.
   - Ну спасибо! - выдохнула Ольга и сразу же добавила. - А я тогда вам дарю цветы, которые будут обозначать "Мне с тобой весело". Это какие?
   - Это хризантемы, которые также являются символом дружеских отношений, открытости и веселья.
   - Но они мне не нравятся, - обиженно произнесла девушка.
   - Наверное, как и я, - шутливо продолжил Алексей и неожиданно для Ольги вдруг сказал очень серьезно. - Извини меня за первую встречу, у меня тогда был очень тяжелый период, так совпало. Извини.
   - Спасибо, Алексей Владимирович, что вы. Я понимаю, как вам врачам бывает порой трудно, - таким же серьезным тоном ответила девушка, немного растерявшись.
   Оба замолчали на какое-то время.
   - И давай перейдем на ты. Зови меня Алексеем, мы ж в Европе.
   - А ты знаешь, я ведь в первый раз заграницей, - начала было смущенно Ольга.
   - Поэтому моя задача - познакомить со всеми достопримечательностями этого городка, - с энтузиазмом подытожил Алексей.
   Их обзорная экскурсия началась с "Апельсиновой площади", считающейся центром Марбельи. Ольга с интересом слушала Алексея, который, взяв ее за руку, как маленькую девочку, водил по разным местам, рассказывая о достопримечательностях: и о фонтане эпохи Возрождения, и о ратуше 16-го столетия, и о многом другом. Потом они попали в старинный квартал Марбелье, с узкими улочками и домами с небольшими балконами, украшенными пестрыми цветами.
   Лед в отношениях между ними начал таять. А окончательно он растаял в парке "Веселый пляж". Кто бы мог подумать, что ей понравится гонять на картинге! Сколько эмоций! Как она здорово выглядела в форме картинг гонщика! Шесть заездов!
   - Это самый безумный и веселый пляж, - вопила она, собираясь в очередной заезд.
   - А ты знаешь, в Испании есть еще и парк Крокодилов, - уже оттягивая от картинга, пытался отвлечь ее Алексей. - И там есть крокодил, которого прозвали "большой папа".
   - А почему "большой папа"? - Алексей вздохнул облегченно: ему удалось утащить девушку от безумно понравившегося ей развлечения.
   - Около пяти метров длиной и более 600 килограммов веса - наверное, "большой", - ведя на мини-гольф девушку, продолжал Алексей.
   - И к нему можно подойти близко-близко? - недоумевала Ольга
   - Говорят, на него можно смотреть на расстоянии двух метров.
   - Не-е, туда не хочу, - глядя на игру, промямлила Оля.
   - А куда бы ты хотела? - Алексея все-таки нравилось ощущать себя Гарун ибн Рашидом.
   - Мне нравится смотреть что-нибудь старинное, какие-нибудь архитектурные шедевры из древности. Я один раз под Пензой была на экскурсии в пещерах, - глаза вновь у Ольги загорелись, - знаешь, было страшно и интересно.
   - Я знаю, в часе езды от Марбельи есть один из древнейших городов Европы - Ронда. Туда с тобой мы обязательно съездим, только попозже. Не сегодня. Там есть пещеры, в которых сохранились наскальные рисунки, относящиеся к эпохе неолита.
   - Слушай, да ты еще и знаток истории, - с интересом посмотрела Ольга на Алексея.
   - Просто я очень хорошо подготовился перед поездкой сюда.
   - А что ты прочитал об этом городе?
   - Этот город называется городом моря и солнца. Когда-то это был большой рыбацкий поселок, который превратился со временем в популярный курорт.
   Алексей еле утащил ее из "Веселого парка", пообещав напоследок показать одну из лучших коллекций миниатюрных деревьев Бонзай в Парке Arroyo и показать еще раз игру в гольф, в которую она так и не решилась сыграть.
   Предложил он Ольге поужинать в небольшом ресторанчике Nermans Restaurant Bistro Bar, который находился на холмах, с видом на озеро и поле для игры в гольф. Ольге сразу же понравился ресторанчик. Небольшой, уютный, романтический. Они решили устроиться на веранде, которая походила на оранжерею. Везде, даже на полу, красовались в больших кашпо цветы. Некоторые из них показались Ольге необычными. Нижние, крупные, закругленные книзу, листья светло-голубого цвета смотрели вниз. Верхние, заостренные, напоминали копье, а посередине торчали в разные стороны, словно иголки, другие листья, цвет которых был глубже.
   - А что это за необычный цветок? - сразу поинтересовалась Ольга.
   - Увы, не знаю, - развел руками Алексей.
   - Нужно будет обязательно спросить у Деборы, - сделала вывод девушка.
   Когда принесли меню, Ольга поначалу опешила: такие блюда она видела впервые, но, не растерявшись, тут же себе заказала "Креветки Скагена, обернутые в лосося" и "Салат Груши и Козьего сыра". Алексей остановил свой выбор на утке в вишневом соусе. Во время разговора он обратил внимание, что у Ольги осталась привычка ко всему прикасаться очень осторожно, не торопясь, словно боялась обжечься.
   - Что бы ты делала, Оль, если бы не наша клиника, - произнес он задумчиво в тот момент, когда и интонации в голосе стали искреннее, и беседа доверительнее.
   - Потеряла бы надежду, - улыбнувшись, ответила Ольга, вспомнив при этом тетю Полю. - Хотя всегда оказываются рядом люди, которые обязательно придут на помощь - и надежда вновь теплится в тебе.
   Уже начинало темнеть. Алексей всматривался в Ольгино лицо. Несмотря на сгустившиеся сумерки, оно казалось ему таким светлым и чистым, что хотелось обнять ее, прижать к себе и быть для нее именно тем близким человеком, который не оставил ее в трудную минуту, оказался рядом. "Вернуть бы тот день, когда она сама меня нашла и перестроить его по-другому", - подумалось в тот момент. "Мой фонарик! Светлый фонарик", - почему-то крутилось у него в голове.
   - Оль. А как тебя называла мама в детстве? - спросил Алексей у девушки, которая задумчиво смотрела на озеро.
   Немного помедлив, Ольга ответила:
   - А у меня и не было особых ласковых имен типа "Солнышко мое" или "Ольгуня". Если мама злилась на меня, доносилось четко и по слогам "Ольга", а если хвалили - то звучало мягкое льга".
   - А в обычном настроении как тебя именовали?
   Девушка вначале даже растерялась. Потом задумалась, но, увидев смеющиеся глаза Алексея, махнула на него шутливо рукой:
   - Хватит обо мне. Расскажи о себе.
   - Ну, я... Скромный молодой человек, знаток "языка цветов", врач по образованию, кое-что знаю из истории, - шутливо начал он.
   Они еще долго болтали, обсуждая все подряд, перескакивая от одной темы к другой. И им было абсолютно не важно, о чем говорить, они просто узнавали друг друга. Возвращались они в замок уже старыми друзьями, где их встретили обеспокоенные Дебора с Хуаном и профессор.
   Ольга тут же поинтересовалась у Деборы, что это за цветок, который она видела в ресторане.
   - Это, по вашему описанию, пассифлора, - ответила хозяйка.
   - А что обозначает он? - лукаво посмотрев на Алексея, спросила Ольга.
   - Вообще этот цветок считается цветком испанских миссионеров. Они считали его олицетворением орудия страстей господних. Заостренные верхние части листочков страстоцвета напоминают копье, усики похожи на плети, тычинки и пестик, расположенные крестом, - на орудия пыток. Центральный ствол цветка отождествляется обычно со столбом, к которому был привязан Иисус Христос, столбики цветка - с гвоздями, которыми он был распят, а нити - с терновым венцом.
   - Ничего себе, - присвистнул Алексей.
  
   Вечером Лилит изъявила желание ужинать не в гостевом домике, а
   вместе со всеми за общим столом. Дмитрий удивился такому капризу: одеваться, маскировать небольшие, но все же имеющиеся различия, не кружиться в свободном танце в каком-нибудь полутемном ресторанчике или ночном клубе , а молча сидеть в кругу людей... Все это вызывало, мягко сказать, недоумение ...
   Только он сам и Хуан знали, кем она является. Дебора могла только о чем-то догадываться, не более.
   - Позвони Хуану, пусть приготовят устрицы и что-нибудь еще из морепродуктов, ну и конечно, бокал моего любимого вина. И попроси приглушить в зале свет. Да пусть обязательно пригласит на ужин молодую пару, приехавшую с тобой.
   "Опять проверка?- подумал Дмитрий, вздохнув. - Женщины, женщины... Ну-ну, давай проверяй".
   - Может, лучше в какой-нибудь ресторанчик вдвоем? - попробовал изменить ситуацию профессор.
   - Нет, мне хочется, чтобы мы собрались все вместе, - Лилит была непреклонна.
   - Опять, как вчера, испортить вечер? - ему не хотелось ссориться с Лили.
   - Зато какая была ночь,- рассмеялась Лили.
   - Не хотелось бы портить и вечер, - подытожил Дмитрий.
   - Нет, что ты,- обнимая его, ответила Лили. - Все будет просто замечательно, обещаю.
   Когда подходили, в душе Дмитрия шевельнулось какое-то сомнение, можно даже сказать, скверное предчувствие. Он внимательно посмотрел на Лили. Лили была абсолютно беззаботна и весела.
   Ольга, узнав о предстоящем ужине, стала копаться в своих вещах, с нежностью вспоминая о Леночке, которая, несмотря на Ольгины капризы, подобрала и прямо сунула ей в чемодан "сногсшибательные" наряды для особых встреч. Ольга тогда даже возмущаться стала, обвиняя Ленку в транжирстве и недальновидности. Хорошо, секретарь профа тогда от нее отмахнулась. "Вот они сегодня и пригодятся", - взволнованная скорым событием думала Ольга. Она уже с утра решила, что обязательно должна быть яркой и неотразимой. "Вот бы Леночка сейчас обрадовалась", - в очередной раз с благодарностью подумала Ольга, начав примерку с длинного облегающего платья, расшитого бисером.
   Лазурное платье, подчеркивающее голубой цвет глаз девушки, смотрелась на Ольге изумительно. Легкое, струящееся, выполненное из органзы и украшенное цветами из нежной прозрачной ткани, оно создавало образ богини из мифов Древней Греции. К нему Ольга подобрала босоножки на высоком каблуке, а волосы забрала вверх, оставив только несколько игривых завитков.
   Ужин был накрыт в большом зале на втором этаже, который поразил Ольгу в первый день приезда. Чувствуя себя "значимой" личностью, она впорхнула в зал, встретившись с восхищенным взглядом Алексея. Сердце почему-то сразу забилось чаще, и стало радостно и весело на душе.
   Пока все собирались, Ольга решила повнимательнее разглядеть эти "царские покои". Алексей тут же присоединился к ней. Сам стол чего стоил! Он был удлиненной прямоугольной формы, по бортику орнаментированный накладными стилизованными листьями аканта. Ольга с Алексеем насчитали восемь ножек, которые были выполнены в виде граненых колон с интересной лепниной. Когда они с интересом стали разглядывать ее, к ним подошла Дебора:
   - Это корифинские капители, - пояснила она.
   И видя напряженный взгляд девушки, хозяйка тут же разрядила обстановку, рассказав Ольге с Алексеем интересную историю:
   - Существует красивая легенда о происхождении коринфской капители. Одна девушка, гражданка Коринфа, уже достигшая брачного возраста, заболела и умерла. После похорон ее кормилица, собрав несколько вещичек, которыми эта девушка дорожила при жизни, уложила их в корзину, отнесла к гробнице и поставила на могилу, а чтобы они подольше сохранились под открытым небом, покрыла их черепицей. Эта корзинка случайно была поставлена на корень аканфа. С наступлением весны, этот корень, придавленный тяжестью, пустил из своей середины листья и стебельки, которые, разрастаясь по бокам корзинки и прижимаемые в силу тяжести углами черепицы, вынуждены были загибаться вверх. В это время Каллимах, великий мастер, проходя мимо гробницы, обратил внимание на корзину и на нежность обросших ее молодых листьев. Восхищенный новизной вида и формы, он сделал для коринфян несколько колонн по этому образцу...
   - Ну надо же, у вас каждая вещь имеет свою историю и даже легенду, - воскликнула изумленная девушка.
   - Просто люди сами многого не знают, в том числе и о себе, - загадочно улыбаясь, Дебора пошла встречать новых гостей.
   Ольга все больше и больше удивлялась убранству гостиной. Они с Алексеем обратили внимание на то, что отдельные элементы декора встречались на многих предметах: в украшении люстр, стульев, канделябров использовались литые лавровые гирлянды. Больше всего их удивили канделябры, которые здесь были везде: на столе, на стенах. Они были выполнены в форме человеческой фигуры, стоящей на шаре, поддерживаемом грифонами. Но почему-то с рыбьими хвостами. Ольга хотела было спросить хозяйку почему, но все уже усаживались за стол.
   Когда все усаживались, Алексей, не отходивший от Ольги ни на шаг, шепнул ей на ушко:
   - Ты сегодня очаровательна!
   - Спасибо, - Ольга смутилась, не зная, что ответить, пришло на ум только это дурацкое "спасибо".
   Алексей, устроившись рядом, радостно возбужденный, тут же начал ухаживать за Ольгой.
  
   Ужин начался тостом Хуана, который долго и витиевато благодарил столь уважаемых гостей, нашедших время посетить его скромный дом, и сокрушался о краткости приятного визита. Ольга и Алексей переглянулись между собой и вместе вопросительно уставились на своего шефа. Дмитрий Васильевич кивнул в подтверждение и одними губами шепнул: "Завтра". Ольга с Алексеем даже не собирались скрывать своего разочарования.
   "Вот так, Даго, и ты тоже ошибаешься", - подумал Дмитрий, наблюдая за перешептываниями молодой пары.
   Лилит сидела рядом, улыбаясь.
   - Все оказывается не так сложно, как предполагал Даго,- раздался ее голос в голове Дмитрия.
   - Ты о чем?
   - О просьбе решить вопрос с беременностью Ольги.
   - Ну, знаешь, милая, от совместной прогулки по чужому городу до постели у людей может быть и не один шаг.
   - Не беспокойся, сегодня этот шаг она сделает. И вообще, мне кажется, нам пора вернуться к себе.
   Чайка на берегу... Слова Даго "подействуй на женщину", "женщина должна быть беременна"... Непонятное стремление устроить этот совместный ужин... Все это выстраивалось в голове, вызывая чувство обеспокоенности.
   "Все будет просто замечательно, обещаю"... Все наконец-то стало понятно, все стало на свои места. Пока Хуан говорил тост, Лили дала установку Ольге. И вряд ли Ольга сможет противостоять этому... "Сегодня этот шаг она сделает", - в голосе Лилит не было ни тени сомнения. Да и по внешнему виду женщины любой медик мог бы легко перечислить все признаки. Это было уже не то радостное настроение, с которым она вошла сюда. Это было нескрываемое желание. "Вон даже Алексей удивился столь быстрой и разительной перемене в отношении к нему Ольги. Наверное, думает, что опять она затеяла какую-то игру, как вчера в ресторане с Лилит. Ощущение, конечно, неприятное... Это не ревность, нет... Это какое-то предательство...позволить людям чужой расы использовать своих друзей как животных, как подопытных мышей...
   Мерзко...Неприятно... А что ты можешь сделать?.. Что сделать?" - думал напряженно профессор.
   - Нам действительно пора, Лили. Мы сделали все, что могли, - стал собираться Дмитрий, стараясь не смотреть в сторону молодой пары.
   - Я рада, что ты так к этому отнесся. Пошли, - прозвучал довольный голос Лилит.
   - Я только шепну пару слов Хуану, а то как-то неудобно уходить, не попрощавшись.
   - Давай побыстрее, я очень-очень хочу оказаться у нас в домике.
   Дмитрий отвел Хуана к окну, шепнул несколько извиняющихся фраз и вернулся за Лилит.
  
   После ухода Дмитрия Васильевича и Лилит ужин закончился быстро. Ольга вернулась в свою комнату. Спать не хотелось. Какой чудесный сегодня был день. Как будто вернулась в детство. "Нет, даже лучше!" - вслух воскликнула она и подбежала к зеркалу. Глядя на себя, она, игриво улыбаясь, обратилась к зеркалу:
   - Цвет мой зеркальце, скажи да всю правду доложи. Я ль на свете всех красивей и милее...
   И сама же добавила, придав своему голосу побольше загадочности:
   - Ты сегодня богиня! Красива! Нет! Ска-а-азочно красива!
   И вернувшись к прежнему образу, капризно надув губки, продолжила:
   - А где же мой "принс"!
   Полюбовавшись собой и не дождавшись ответа от зеркальца, она начала вальсировать по комнате. Не проходило, а только усиливалось ощущение, что должно быть еще продолжение вечера, такое же необыкновенное, как ее настроение. Как Алексей!!! Каким чудесным все-таки оказался Алексей. Правду говорят: первое впечатление обманчиво. Она провальсировала к букету, подаренному им вчера. "И вы такие же необыкновенные", - обратилась она к цветам. Она сама ухаживала за ними, не разрешив заняться этим горничной.
   "Ты так мила! Ты так мила!" - нежно прижав к себе букет и напевая, она продолжила плавное вращение по комнате. Запах цветов кружил голову, мысли путались.
   Кто-то осторожно постучал в дверь. Сердце екнуло и забилось часто-часто. "Он? Что делать? Может... А вдруг..." - Ольга заметалась по комнате. Дверь медленно приоткрылась, и в комнату заглянул профессор Хуан.
   - Извините меня за беспокойство, Ольга, но Дмитрий Васильевич просил заглянуть к вам.
   - Конечно, профессор,
   Наверное, в ее голосе разочарования было больше, чем облегчения. Хаун посмотрел на нее взглядом, полным непонимания. Потом профессионально заглянул в глаза, попросил показать язык, взял за запястье и посчитал пульс.
   - Как вы себя чувствуете? Ничего не беспокоит?
   - Нет, все просто замечательно!
   - Дмитрий Васильевич просил вас принять вот эту таблетку и прилечь отдохнуть - завтра будет очень беспокойный день. Вас ждет утомительно длинный перелет и резкая перемена климата.
   Дождавшись, пока она запьет препарат водой, Хуан, пожелав спокойной ночи, вышел.
   Ольга разделась и легла в постель. Сон не шел. Запах цветов, казалось, заполнил всю комнату. Так же, как и мысли об Алексее. "А ведь когда-то мы вместе бродили по саратовским улицам и ведь могли бы встретиться друг с другом. И вся моя жизнь пошла бы по-другому. Я ведь ему понравилась. Не стал бы он целый день посвящать только мне, если бы не так. Как с ним легко, спокойно, весело... Какой он заботливый, буквально предугадывает мои желания... И как здорово, что наши вкусы сходятся. Мы с ним так подходим друг другу... Какие бы у нас были бы чудесные дети... Он очень интеллигентный. Он не придет ко мне сегодня... Жаль... А завтра мы будем в Москве ... Я опять буду под присмотром вездесущей Тамары Петровны... И все... Что еще можно сказать? Что-что, каждый сам кузнец своего счастья...
   И ты не маленькая девочка..." - последняя мысль ей показалась самой удачной.
   Ольга накинула пеньюар и решительно вышла из своей комнаты. В коридоре никого не было. "Который сейчас час? А вдруг он спит... А вдруг он меня не пустит..." - запутанно кружилось у нее в голове. Она осторожно потянула на себя ручку двери в комнату Алексея, которая была притворена, но не закрыта. "Это хороший знак", - обрадовалась девушка. Комната была залита лунным светом. Алексей спал, раскинувшись на кровати. "Как ребенок, - подумала Ольга. - Милый, непоседливый ребенок". Волна любви и нежности накрыла ее с головой. Она наклонилась над ним и осторожно поцеловала. Алексей открыл глаза
   - Что, что случилось?
   - Ничего... Все хорошо...
   Ольга сбросила пеньюар и юркнула под одеяло.

***

   Дмитрия разбудила Лили.
   - Рыбка моя, давай еще поваляемся, - попытался отшутиться Дмитрий, взглянув на часы.
   - Вставай, ленивец, у нас много дел.
   - Если много дел, зачем же вставать?
   Но Лили была непреклонна. Пока Дмитрий умывался и приводил себя в порядок, Лили сидела в кресле, о чем-то глубоко задумавшись.
   - Тебя что-то беспокоит?
   - Да, Ди, именно что-то беспокоит. Что-то не так... Какое- то плохое предчувствие... Не могу разобраться...
   - Забудь, просто понервничала вчера. Все будет хорошо.
   - Нет, не просто. Мне снился странный сон...
   - Пойдем, погуляем по парку, посмотрим на восход солнца, на море, и все пройдет.
   Они стояли, обнявшись, на самой кромке песчаного пляжа. Море было удивительно спокойным, только чайки своими криками нарушали утреннюю идиллию.
   - Ди, а хочешь, мы с тобой полетаем?
   - Это предложение вернутся в домик?
   - Нет, полетаем, как птицы.
   - Это как?!!
   - Пусти меня в себя - и расслабься.
   Он почувствовал, как она легко скользнула в его мозг и стала частью его, и в то же время он стал частью ее. Ее-его взгляд остановился на крупной чайке, качавшейся на волнах недалеко от берега. Чайка стремительно стала увеличиваться в размерах, как будто они стали приближать ее мощным фотоаппаратом, и вот остались только глаза птицы. Круглые немигающие... Все больше и больше... Уже только зрачки... И вдруг картинка сменилась: он увидел пару, стоящую на берегу... Взмахнул крыльями и взлетел.
   Необыкновенное чувство свободы, радости, силы. Вверх, вниз, сделать круг - и опять вверх. И вдруг все закончилось... Они опять стояли на берегу.
   - Ты что, Ли? Давай еще!
   - Давай, только сам.
   Дмитрий выбрал чайку, сосредоточился, и ... ничего не получилось. Он смущенно посмотрел на Лилит, та улыбнулась.
   - То, что ты прекрасно владеешь техникой гипноза, это хорошо. Но надо понять, что это не люди. С ними надо чуть-чуть по-другому. Команды должны быть более образны и конкретны. Подожди, проглоти вот эту капсулу, и давай еще разок вместе.
   Они легко нашли ту же самую чайку, которая сейчас уже не сидела на волнах, а металась в воздухе, истошно крича, как бы предупреждая сородичей о непонятной опасности. И снова головокружительная радость полета.
   - Ди, приготовься, я сейчас выйду. Ты останешься один.
   Лили видела, как птица будто споткнулась в воздухе и закувыркалась, падая. Но вот полет ее выровнялся, вот она набирает высоту и начинает уверенно кружить над ними.
   - Ну хватит, хватит мучить птицу.
   Чайка приземлилась у их ног и замерла.
   Дмитрий опять оказался на берегу.
   - Спасибо, Ли. Это здорово! Давай, я попробую сам.
   И вот он опять в воздухе все выше и выше. А рядом, так же набирая высоту, стремительно скользит еще одна чайка, что-то крича и повторяя все его воздушные маневры. "Лили", - понял он. Они вместе кружили в воздухе, срывались в пике, взмывали вверх.
   - Хватит, Ди, они устали. И нам пора, мы уже здесь больше часа.
   - Так можно только с птицами?
   - Хоть с тиграми. Просто проще с теми животными, которые близки тебе по крови - млекопитающие. Так что тренируйся.
   Дмитрий понял совет буквально. Недалеко от веранды замка он увидел пару здоровенных ротвейлеров, свирепых сторожевых собак, специально натасканных для охраны парка. Мужчина-садовник, кормивший их, очень удивился, когда огромный злобный пес, отказавшись от еды, подбежал к Лилит и улегся перед ней на спину в ожидании ласки.
  

***

  
   В результате каких-то хитроумных маневров и перемещений в самолете Дмитрий оказался между Ольгой и Алексеем. Молодые люди не разговаривали, каждый занимался своим делом. Ольга перелистывала какой-то журнал о тряпках, Алексей что-то искал в ноутбуке. Полная противоположность вчерашнему вечеру. Поняв, что причин может быть сколько угодно, профессор прекратил думать на эту бесперспективную тему и тоже открыл ноутбук.
   Алексей, с тоской читавший какой-то медицинский талмуд (а что еще можно читать, когда рядом сидит твой шеф) и случайно заглянувший на экран профа, был крайне изумлен разносторонностью Дмитрия Васильевича. На поисковике стояла фраза: "Скорость и направление дрейфа континентов".
  

Часть 7

  
  
   В Москву прилетели под вечер. После вчерашнего яркого, теплого и солнечного колорита все казалось мрачным и безрадостным. Холодный, ненастный день с порывистым ветром встретил их. Из серых облаков, покрывавших тусклое небо, падал мокрыми хлопьями снег. Над дорогой от аэропорта низко и тяжело нависали нагруженные снегом ветви деревьев. Московские улицы выглядели уныло. Ветер, сырой и холодный, злобно трепал одежку людей. Столица встретила их неласково.
   Ольга зашла в свою палату. "Свою", - печально подумала она. Тихой вереницей плыли грустные мысли, как облака на небе, лениво тянувшиеся по тусклому декабрьскому небу. Ольга, глядя в окно на заснеженный и невеселый город, чувствовала только тупую тоску. Казалось бы, ничто не должно было ее сейчас тревожить, волновать.
   Прошло всего несколько дней, а предыдущая жизнь как-то стерлась, отошла на второй план. Как будто прошлое произошло не с ней. Нет, она, конечно, не отказывалась от своей жизни, каждый день звонила и маме, и тете Поле. Она любила их, и ей очень хотелось, чтоб они увидели такую, какой она стала сейчас. Красивая, нарядная и... несчастливая. Наверное, счастье не может быть полным, если тебе не с кем с ним поделиться. Нет, не с мамой, не с тетей Полей, а ....
   Какой замечательный день они провели вчера в Испании... А сегодня целый день они старательно избегали остаться друг с другом наедине. Сама дура, что тебя заставило пойти к нему? Ты же не такая. Что он теперь о тебе думает. Да и думает ли вообще. Самое обидное, что она сама не понимала, что делала и... не помнит, что было. Помнит, как наклонилась поцеловать его, как удивление в его взгляде сменилось радостью и... Утром проснулась в его постели. Одна. Остальное как отрезало. Обидно до слез. Они уже капали на почти зажившие руки. Да, уже почти зажившие, заживающие на глазах. Лучше бы помедленнее. Может, что-нибудь успеет измениться... в их отношениях. Нет, теперь уже ничего не изменится. Она раздевалась и плакала. Даже не плакала, а слезы просто текли из ее глаз, пока она снимала и аккуратно складывала свою красивую одежду. Праздник кончился. Пора одевать больничный халатик- сарафанчик. Еще день-два, и, наверное, в Саратов... Может, они вместе поедут. Хотя лучше бы не вместе, как она будет смотреть ему в глаза. Мысли, измученные тоскливым однообразием, словно замерли, заснули. Ничего не хотелось...
   Дверь в палату без стука открылась. Ольга закрыла лицо еще не надетым халатиком и отвернулась, чтоб спрятать слезы от Тамары Петровны.
   - Ты почему плачешь? - раздался голос Алексея. - Что случилось?
   - Ой! - Ольга метнулась в ванную, на ходу прикрываясь сдернутым с кровати покрывалом.
   - Извини, у меня привычка входить в палаты без стука. Я просто подумал -может, поужинаем вместе. Здесь рядом есть один милый ресторанчик.
   -Так что случилось?
   - Стул на ногу уронила.
   - Давай посмотрю.
   -Да ничего - пустяк. Дай мне десять минут переодеться.
   - Хорошо. Я подожду тебя на крыльце.
   Ольга взглянула на себя в зеркало. Да, видок был еще тот. Легко сказать, десять минут. Не мог зайти на полчаса раньше. Эх, Лешка... Все вы, мужики, делаете либо не то, либо не так, либо не в то время - а нам приходится все это расхлебывать и спасать ситуацию. Всего каких-то полчаса назад я была одета, причесана, накрашена, хоть на бал к королеве. А теперь ...
   Тупая и однообразная хандра быстро начала отступать, предоставив место решительным и бескомпромиссным действиям. Ольга сама и не заметила, как начала думать по-другому. Ехидство не заставило себя долго ждать: "Ничего, дорогой, подождешь. Целый день меня мучил, теперь моя очередь. "Хотя, может быть, лучше поторопиться", - трусливо мелькнула другая мысль.
   Она выбрала строгий деловой костюм, как бы зачеркивая вчерашний день, ставя его в разряд досадных недоразумений. Несколько минут у зеркала и... в бой. Встретившаяся в холле Тамара Петровна сначала удивилась, но, увидев через стеклянные двери Алексея, подмигнула и с улыбкой показала большой палец.
   На улице было прохладно. Ветер, несущий снежную крупу, неприятно бил в лицо. Алешино "рядом" оказалось в четырех кварталах. Ну что ж тоже неплохо - есть время подготовить почву. В итоге, уже через квартал он чувствовал себя виноватым и за погоду, и за плохо очищенные тротуары, на которых так трудно пройти девушке на высоких каблуках (хотя вряд ли бы Ольга прошла на них лучше даже по самому прекрасному подиуму - сапоги выбирала Леночка, а сама Ольга никогда не ходила на таких), и за одетое по испанской погоде пальто, явно не предназначенное для московской зимы, за невызванное такси.... Вообще за все, что теперь Ольга мужественно, без единого слова жалобы героически преодолевала ради него. "Ну вот, начало положено, важно - не перегнуть", - думала Ольга, старательно поскальзываясь и закрывая лицо от ветра свободной рукой, чтоб он не увидел ее улыбку.
   Ресторан был действительно очень милым и уютным. Главное, что она ничем не уступала присутствующим здесь дамам, и многие мужчины задерживали на ней взгляд - к явному недовольству спутниц. А когда Алексей, отлучившись на минутку, возвращался к столику с огромным букетом шикарных бордовых роз, Ольга почувствовала, что все взгляды сосредоточены только на ней.
   - А почему бордовые? - ей хотелось быть сегодня бесшабашной и ничего не бояться. Кураж, опьяняя ее, утолял душевную жажду. Она, словно напиваясь им с жадностью, не могла остановиться.
   - Бор-дов-ые... - потягивая слово, будто пробуя хорошее вино и растягивая удовольствие, начал Алексей.
   - Бордовые! - как можно больше страсти Ольга вложила в сказанное, угадав уже ответ.
   - Пылкое чувство влюбленности, неистовую страсть и восхищение, - сказал Алексей и, пылко обняв девушку, поцеловал ее долгим и нежным поцелуем.
   Безумие правило сегодняшним вечером. Уже под конец, размякшая и уставшая, Ольга все-таки спросила Алексея:
   - Алексей, а вчера?... Ну ...вечером...
   - Да-а, милая моя... Ну ты даешь...Что, ничего не помнишь? Ничего-ничего? Ну сейчас я тебе расскажу во всех подробностях, - загадочно улыбаясь, начал мужчина.
   - Лучше коротко и без подробностей, - Ольге было не до шуток.
   - Если коротко: ты зашла, разбудила, разделась, легла рядом и уснула.
   - И все? - облегченно вздохнула Ольга.
   - Именно, - с деланной горечью вздохнул Алексей.
   - И нечего так вздыхать, для женщины я сделала очень много, а вот некоторые...- перешла в наступление Ольга.
   - Ну, во-первых, ты спала, а во-вторых... Во-вторых, я был счастлив тем, как ты, обнимая, устроилась на моем плече. Я полночи не шевелился, боясь тебя разбудить, - и помолчав, добавил неуверенно-вопросительно. - Надеюсь, у нас будет еще много таких ночей.
   Обратно они шли тоже пешком, смеясь, целуясь на каждом шагу и перебивая друг друга воспоминаниями. И все вокруг было уже другим, не таким, как несколько часов назад: тротуары стали ровными, зима не такой холодной, ветер не таким уж и колючим, а дорога до центра реабилитации совсем короткой.
   - Завтра я подойду к профу. Пусть отпустит нас в Саратов. У тебя все уже почти прошло, а дальше я присмотрю. Должно получиться. У меня в Саратове хорошая квартира. Тебе понравится. А если что-то не понравится, сделаешь по-своему, - начал уже строить планы Алексей.
   В центре уже никого не было, только открывший дверь охранник скользнул по ним всепонимающим взглядом. Последний поцелуй у дверей палаты
   - До завтра.
   "До завтра", "Надеюсь, у нас будет еще много таких ночей", "Если что-то не понравится, сделаешь по-своему". До завтра... До завтра... До завтра...
  
   "Завтра" началось с Леночки. Секретарь профессора бесцеремонно растолкала ее с лицом, переполненным важной таинственностью, и каким-то глупым вопросом:
   - Мы с тобой подруги?
   - Конечно, - ответила улыбающаяся, вся еще во вчерашних воспоминаниях, Ольга.
   - Ты что улыбаешься? Ты уже знаешь? - начала выпытывать Леночка.
   - Меня выписывают? Да?
   -Да нет, про Египет знаешь?
   - Ничего не поняла. Какой Египет?
   - Слушай, - торжественно продолжила Леночка. - Тебя сейчас вызывает Дмитрий Васильевич. Ты с ним улетаешь в Египет. Учитывая, что у тебя ничего с собой нет для жаркого климата, он отправит тебя по магазинам. Ну? Ты должна не забыть про свою подругу. Вдвоем веселее, и я лучше знаю, что тебе там пригодится. Так что одевайся, и быстро к шефу. И не забудь про меня.
  
   Новость, еще вчера бы обрадовавшая Ольгу, сегодня вызвала смутную тревогу. Наверное, поэтому она входила в кабинет профессора настороженно.
   Стол, в прошлый визит отличавшийся идеальным порядком, был завален изрезанными картами разных масштабов, глобусами, исписанными маркерами разных цветов. Профессор вырезал ножницами из очередной карты Африку и был каким-то растрепанным и уставшим. Увидев Ольгу, он улыбнулся:
   - Привет, красавица, как дела?
   - Хорошо. Спасибо вам. Я почти здорова, пора выписываться, - Ольга постаралась придать голосу больше уверенности и жизнерадостности.
   - Экая ты, голубушка, торопливая. Я вот решил, что неплохо бы тебе еще побывать в теплых странах. Вот собираюсь тебя в Египет свозить. Для этого и вызвал, - профессор даже не посмотрел на девушку, что-то рассматривая в своих записях.
   - А кто поедет? - нерешительно спросила Ольга.
   - Ты да я, да мы с тобой, - недовольно произнес Дмитрий Васильевич, продолжая заниматься своими делами.
   - А Алексей Владимирович? - решила не отступать Ольга, хотя понимала, что отвлекает профессора.
   - У него дел очень много. Пора ему на работу возвращаться, - все еще находясь в своих мыслях, ответил профессор.
   - А ...- начала было Ольга
   - Некогда мне, милая, видишь, занят. На, возьми кредитную карточку, машина у входа. Купи все, что считаешь необходимым. Выезд через три дня, - он впервые за это время обратил на нее внимание.
   - А...- не зная, как сказать, продолжила девушка.
   - Ну что еще? - бросил с раздражением профессор.
   - Можно Лену с собой взять?
   - Бери, может, и правильно, а то начнешь экономить из скромности. А Леночка та ...- и он сделал неопределенный жест рукой в воздухе, - поможет. Ну, ступай.
   "Что делать? Что ему от меня надо? Надо срочно поговорить с Лешей", Ольга, задумавшаяся и расстроенная, вышла из кабинета
   - Что, не отпустил?- подскочила к ней Леночка.
   - А..?
   - Ты что такая убитая? Что случилось? Поездку отменил?
   - Нет, все хорошо, мы едем. Сейчас только соберусь и зайду за тобой. Не подскажешь, где найти Алексея Владимировича?
   - Так он еще утром уехал куда-то по поручению шефа. И еще не возвращался.
   - Жалко.
   - А зачем он тебе?
   - Да ерунда, спросить кое-что.
  
   В бутике Ольга была рассеянна и задумчива. После нескольких попыток ее растормошить Леночка полностью взяла инициативу на себя, даже не спрашивая одобрения. Ольга была как манекен для одежды. Все мысли были о внезапной поездке в Египет. Нет, о Дмитрии Васильевиче она плохо не думала, не такой он человек, он ни разу ни сделал и намека о чем-либо, отношения были как у хорошего лечащего врача с обычной пациенткой, хотя... Эти непомерные покупки в шикарных бутиках, люксовая палата, поездка в Испанию. Ведь в Испании ее даже не обследовали. Седина в голову - бес в ребро? Тоже не похоже. Он сегодня даже с ней практически и не разговаривал, занимаясь и думая о каких-то своих делах. Чувствовалось, что поездка, да и она сама, для него дело десятое. Нет, все это не то... А эта странная фраза Алексея в первый день приезда, когда она устраивалась в палате, про полугодовые поиски по фотографии. Может, она его внебрачная дочь?! Так все более-менее сходится! Надо поговорить с Алешкой, может, он что-нибудь объяснит. А если он тоже ничего не знает? Как он вообще отнесется к этой странной поездке?
   Так и не придя к какому-либо решению, она выходила из магазина, увешанная пакетами, и, ничего не замечая вокруг, погруженная в собственные мысли, шагала к парковке. На удивление, всегда вежливый и предупредительный водитель спал в машине, и Ольга остановилась, не зная, что делать - руки были заняты покупками. Леночка чуть задержалась на кассе, активируя карточку. Охранник магазина тоже остался рядом с оплачивающей покупки клиенткой. Ольга замерла в растерянности. Задняя дверь стоящей рядом машины распахнулась, из нее вышел хорошо одетый мужчина
   - Вам помочь, - вежливо улыбаясь, спросил он и, не дожидаясь ответа, стал забирать пакеты с покупками из рук.
   - Если вам не трудно.
   Передняя дверь тоже открылась, и ему на помощь вышел еще один мужчина. Они ловко забрали пакеты из ее рук, бросили их у машины и, нагнув Ольгу головой вперед, стали заталкивать ее на заднее сиденье, где уже протягивал навстречу руки третий. И все это в абсолютной тишине, молча, неторопливо и как-то неотвратимо. Ольга не раз слышала о таких случаях в родном городе от подружек по школе и институту. Но это там и с кем-то, а все происходит сейчас, здесь и с ней. Вспомнив все советы, которые в таких случаях перечислялись, она заорала и буквально выскользнула из пальто под колеса машины, стараясь залезть поглубже, пинаясь и не переставая орать. От магазина раздался ответный вопль Леночки, и мужские крики, руки, пытавшиеся вытащить ее из-под машины, исчезли. Хлопнула одна из дверок. Она моментально выкатилась обратно. Прямо над собой она увидела злое лицо первого вышедшего из машины мужчины.
   - Ну, сука, - дверка захлопнулась, и машина стремительно рванулась с места.
   Остальные последующие события как-то смазались. Запомнилась чашка кофе, предложенная в бутике. Чашка стояла на столике перед ней, а она не могла взять ее в руки. Ее колотило так, что, казалось, стук зубов заглушает все голоса вокруг.
   Дмитрий Васильевич, о чем-то ее спрашивающий. Плачущая Леночка. Целующий ее при всех и что-то говорящий Алексей. Все беззвучное и черно-белое, как в старом кино. Коридор центра, ее палата. Заботливая Тамара Петровна, заталкивающая ее под душ. Контрастный душ. Обжигающе холодные струи и... Шум воды. Она села и заплакала.
   - Поплачь, поплачь, милая. Не стесняйся, ты молодец, от троих здоровых мужиков отбилась, поплачь. Вон, Сашка, водитель, еле очухался. А ты молодец, отбилась, поплачь, - гладя Ольгу по волосам, повторяла женщина.
   Тамара Петровна еще долго сидела рядом с Ольгиной кроватью, держа ее за руку и что-то бормоча. Следом появился Алешка, тревожно всматривавшийся в лицо девушки. Он сел, как и Тамара Петровна, взял Ольгу за руку и держал, поглаживая до тех пор, пока она не уснула.
  
   Дмитрий Васильевич сидел в кабинете с начальником службы безопасности центра реабилитации, мужчиной крупным, угловатым и немногословным. Знали они друг друга достаточно давно, и поэтому разговор между ними был короткий, без предисловий и экивоков.
   - Ну и какие предварительные выводы можно сделать? - начал разговор профессор.
   - Ну, во-первых, работали явно не профессионалы. Водителя тупо оглушили, ударом сзади, - пустился в объяснения начальник службы.
   - Это как же так? Он же профессионал! - оборвал его резко Дмитрий Васильевич.
   - Виноват, Дмитрий Васильевич. Расслабились ребята, поотвыкли от страха за последние спокойные годы, - мужчина выглядел виноватым и смущенным.
   - Понятно, понятно. Продолжай по существу, - немного успокоившись, продолжил профессор.
   - По его словам, стоял рядом с машиной. Протирал лобовое стекло от снега, рядом припарковалась серебристая четырнадцатая. Из нее вышел водитель, нерусский - скорее всего, из бывших республик Закавказья, и стал показывать карту Москвы, спрашивая дорогу. Когда Саша попытался ему объяснить, как проехать до нужного пункта, открылась задняя дверка четырнадцатой, из которой вышел пассажир. Внимание на него он не обратил. Очнулся уже в машине. Вот такие гуси-лебеди, - в заключение сказал охранник.
   - То есть ударили профессионально? - уточнил Дмитрий Васильевич.
   - Профессионалы и с водителем, и с девушкой использовали бы спецсредства: баллончик с паралитиком, шокер в конце концов. Сами бы тоже не нарисовались. Машину бы поставили совсем иначе. Много мелочей, которые явно указывают на то, что это случайное нападение, выполненное какими-то отморозками.
   - Ну и с какой целью, по твоему мнению? - облокотившись на кресло, спросил мужчина.
   - Дмитрий Васильевич, девчушка эта, гуси-лебеди, не дочка премьера, даже не любовница олигарха. Нет в ней ничего интересного. Вывод один: либо просто под руку подвернулась, либо нарисовалась с покупками в бутике. Таких случаев по стране происходит несколько десятков, если не сотен, ежедневно, - высказал свою точку зрения начальник охраны.
   - Какие предложения?
   - Я усилил охрану центра. Люди проинструктированы. Попросил коллег помочь, но они тоже сомневаются, что что-нибудь проявится. Могу приставить отдельного человека к этой девушке, если она еще куда-нибудь соберется поехать или захочет покинуть территорию клиники.
   - Знаешь, Сергей Валентинович, я собирался в Египет уехать через пару-тройку дней и девчушку эту с собой взять. Вот думаю, может завтра уехать - от греха, - Дмитрий Васильевич внимательно посмотрел на мужчину.
   - Тоже вариант, гуси-лебеди. Могу быстренько сделать паспорта на другие имена. Вывезем в аэропорт, посадим в самолет в обход регистрации. Даже если это не случайность, вас точно никто никогда не вычислит.
   - Ну, это уж точно лишнее,- улыбнулся проф.- Просто возьми по своим каналам два билета и закажи два номера в Каире в гостинице, хотя я лучше сам на месте выберу. Только сделай все сам, чтоб никто...
   - Понял.
   Проводив начальника охраны, Дмитрий, посмотрев на часы, прикинул разницу во времени и набрал мобильный Хуана.
   - Что-то случилось?
   - Да пока нет, но сегодня была попытка похитить Ольгу.
   - Что значит, попытка похитить?
   Выслушав рассказ Дмитрия, Хуан явно облегченно вздохнул:
   - Насколько я знаю, в вашей стране и с очень симпатичной девушкой это считается почти нормальным.
   - В целом, конечно, да, но знаешь, я не очень люблю такие совпадения, - не спешил с выводами Дмитрий Васильевич.
   - Я думаю, это случайность.
   - Есть смысл поставить в известность наших друзей?
   - Думаю, нет. Они и так считают нас варварами. Да и что они предложат. Усилить охрану?.. Я верю: ты и так сделал все возможное. Пока вообще не вижу оснований для паники.
   - Я не паникую.
   - Вот и хорошо. Я тут по старой дружбе договорился с египетскими властями, что с 21 по 23 декабря в пирамиде будет работать моя научная группа, так что тебе никто мешать не будет. Удачи!
  
   На следующий день Дмитрий Васильевич первым делом вызвал к себе Алексея.
   - Ну как там Ольга?
   - Да вроде нормально. Испугалась очень.
   - А с руками как?
   - Заживают. Спасибо вам, Дмитрий Васильевич.
   - Я тебя для чего позвал... Руки, кажется, заживают, но причину болезни мы так и не установили. Что это? Нервная реакция на какие-то события? Аллергия? Реакция на погоду? Вирус? До сих пор не ясно. Сам видел результаты анализов, понимаешь, - и, дождавшись, когда Алексей кивнет, продолжил. - Мы ж в Испанию не просто так летали, не на отдых. Во-первых, показали Ольгу профессору Хуану. Тот незаметно взял все необходимые анализы, все проверил в своей клинике. А во-вторых, посмотрели на ее реакцию на изменение погоды, там все-таки не российская зима, а скорее, ранняя осень. Вот Хуан и советует отвезти ее в жаркое лето и опять же посмотреть на реакцию.
   - Хорошо, но почему вы со мной разговариваете?
   - А потому, милейший мой Алексей, что задурил ты девке голову, она теперь ехать не хочет.
   - Я, Дмитрий Васильевич, ей голову не дурил, я к ней серьезно.
   - Вот поэтому и не хочет, что у вас все серьезно. Неудобно ей от жениха серьезного в жаркие страны с другим на отдых ехать. Она лучше без рук останется! Понятно?!
   Кашев задумчиво потер подбородок.
   - Может, и меня возьмете, а, Дмитрий Васильевич? Я за свой счет поеду. Помогу опять-таки.
   - Не могу я, Алеша, видит бог, рад бы, да не могу. Ты мне веришь?
   - Верю, Дмитрий Васильевич.
   - И она верит... Она тебя потерять боится, не знает, как ты к этому отнесешься. Понял?
   - Понял.
   - Что понял?
   - Надо пойти, поговорить и убедить.
   - Правильно понял. Вот еще что, если хотите, Ольга может переехать к тебе в гостевую. Уезжаем мы послезавтра в обед, вернемся через три-четыре дня. Можешь дождаться ее здесь. А там как бог даст. Ну что еще для вас сделать? Могу купить ей смартфон и обеспечить круглосуточное ваше видеообщение. Короче, сами думайте. Мне есть о чем голову ломать, кроме ваших глупостей. Все иди, придешь - расскажешь, о чем договорились.
  
   Они зашли в кабинет вдвоем, радостные и счастливые. Сразу стало понятно: конфликтная ситуация была благополучно разрешена, и выработано единое и взаимоприемлемое решение
   - Ну, на чем порешили? - для проформы спросил Дмитрий Васильевич.
   - Решили, что надо долечиться, - ответил за двоих Алексей,- Дмитрий Васильевич.
   - Ну вот и ладненько, - и, взглянув на часы спросил,- какие планы у вас на сегодня?
   - Мы хотели сходить за смартфоном, если разрешите, а то охрана не выпускает.
   - И правильно делает. Но смартфон - дело нужное. У меня к вам предложение сходить пообедать вместе, а по дороге и за смартфоном для Ольги заскочим. Деньги я выделю по статье "Необходимое для поездки оборудование". Согласны?
   - Согласны, - ответили оба.
   Уже на крыльце центра их догнал начальник службы безопасности:
   - Дмитрий Васильевич, мы же договаривались...
   - Сергей Валентинович, не волнуйся. Я сам с ребятами прогуляюсь и лично приведу их назад. Тут недалеко - квартал до салона связи и квартал по скверику до кафе.
   - Может, парочку ребят с вами послать, на всякий пожарный случай?
   - Сергей Валентинович, я сам. Ты что забыл?..
   Начальник безопасности смущенно отступил назад и махнул рукой.
   Разве такое забудешь...
  

***

   В лихие девяностые Сергей Валентинович Антипов был офицером спецназа КГБ СССР. После полученного в одной спецоперации тяжелого ранения стал прихрамывать. Встал вопрос об увольнении в запас. На пенсию, даже приличную, выживать не хотелось, и Сергей начал подыскивать по знакомым какую-нибудь работенку. Однокашник по военному училищу, служивший тоже в КГБ, но только в управлении - на кабинетной работе, предложил ему возглавить службу безопасности одного медицинского центра.
   - Понимаешь, Серега, не могу сказать, что работа непыльная - сам знаешь, время беспокойное. Столько разных царьков появилось, и каждый норовит набрать побольше подданных да данью обложить. Так что визитеров у вас будет много. Бывают люди понятливые, а бывают и отморозки - иногда и пострелять приходится, но это очень редко. Руководитель центра - хороший мужик, но... профессор. Не его это дело, разным придуркам объяснять, что не на все можно свой поганый роток разевать. Да и сам он личность незаурядная. Не хотелось бы, чтобы с ним что-нибудь произошло нехорошее. Присмотрел бы.
   Зарплата была предложена очень и очень приличная, и Сергей согласился. Дмитрий Васильевич действительно оказался хорошим мужиком, занимался наукой, в дела охраны не вмешивался, да и не собирался. Но время было беспокойное, и буквально через пару недель старый знакомый-однокашник из управления позвонил и предупредил о приезде бригады одного местного авторитета.
   - Серега, гости приедут через пятнадцать-двадцать минут, трое или четверо, вооружены, бригадир Виктор Рыжов, кличка "Рыжий", беспредельщик. Постарайся без лишней стрельбы, и главное, чтоб с профессором все было хорошо. Если что звони, у меня есть группа наготове. Главное, береги профессора.
   Сергей, расставив и проинструктировав еще разок на всякий случай своих людей, влетел в кабинет руководителя центра. Следом за ним в кабинете появился охранник, несущий бронированные жилет и шлем "Сфера-2".
   - Давайте, Дмитрий Васильевич, живенько вставайте, мы на вас оденем бронник и отведем на второй этаж. Надо будет там недолго посидеть.
   - Что-то случилось?
   - Ничего страшного, местные бандюки, гуси-лебеди, хотят предъявить свои права на клинику. Надо бы с ними потолковать по-мужски.
   - Хорошо, пригласите их ко мне, я поговорю, - профессор, кажется, не был удивлен и был абсолютно спокоен. Или впал в ступор?
   - Уважаемый Дмитрий Васильевич, я еще раз объясняю: сейчас сюда приедут бандиты, вооруженные и злые бандиты,- начальник охраны начинал нервничать - минуты убегали на глазах на совершенно ненужные объяснения. Жалко, что здесь не армия!
   - Сергей Валентинович, я все прекрасно понял и еще раз говорю вам, мне не нужна стрельба и разборки в клинике. Пригласите их ко мне, я с ними побеседую и объясню, как они заблуждаются.
   Антипов много раз видел, что делает страх за свою собственную, единственную и неповторимую, жизнь с людьми. Видел, как крепкие и, казалось бы, бывалые люди, прошедшие специальную подготовку, теряются и становятся неадекватными в такие моменты. Боевой офицер, он знал, что в такой ситуации основное - не допустить паники и, жестко подавив уже сломанную страхом волю, заставить человека выполнять приказы.
   - Не понял, у тебя что, профессор, крыша от страха поехала. Я сказал, живо одел все это, и на второй этаж, и, чтоб пока я не разрешу, гуси-лебеди, носа своего оттуда не показывал.
   - Сергей Валентинович, я руководитель этого центра, и я решаю, что, когда и кому делать. В отличие от вас, я прекрасно могу убеждать людей... Убеждать людей...Убеждать...
   В следующий момент Сергей понял, что он стоит, направив пистолет, снятый с предохранителя, на своего же подчиненного-охранника, готовый нажать на спуск. Тот стоял напротив в такой же позе - и тоже с направленным на Сергея пистолетом, глаза были пустые, лицо бледное, по лбу струйками стекал пот, а палец на спусковом крючке неуклонно сжимался. Он понимал, что происходит что-то странное и страшное, но палец давил на спусковой крючок независимо от его воли. Раздался сухой щелчок и... Его отпустило. Из-за стола поднялся профессор, протягивая две заряженные боевыми патронами пистолетные обоймы
   - Сергей Валентинович, надеюсь, что вы больше не будете обсуждать полученные распоряжения и тем более хамить. Идите.
   Ошалелые, они вышли из кабинета.
   - Вот такие вот гуси-лебеди, - обращаясь к самому себе, сказал Сергей.
   На плече пискнула рация:
   - Докладывает пост номер один. Гости прибыли. Жду указаний.
   - Сейчас подойду.
   Охрана клиники была немногочисленной: в дневное время всего два охранника, посменно дежурящих в будке у шлагбаума, один охранник в фойе, и он - начальник.
   Антипов бросил взгляд на идущего рядом охранника. Вид был очень внушительным. Даже, по его ветеранским, профессиональным меркам, экипированы они были во все самое лучшее, что есть на мировом рынке. Черные спецкомбинезоны, в том же цвете выполненные немецкими производителями бронежилеты - комбинированный титан и металлокерамика, черные разгрузочные жилеты, знаменитые на весь мир автомат МП-5 и 9мм пистолет "парабеллум". Не каждый спецназовец может похвастаться такой защитой и огневой мощью, а наличие такого арсенала у охранников медицинского учреждения профессионалу говорило о многом: и, несомненно, об очень благосклонном отношении властей и о немалых средствах возможных хозяев.
   Надо быть действительно безбашенным, чтобы не понимать этого. Или... что-то не понимает он сам.
  
   Перед шлагбаумом у въезда на территорию центра стоял тонированный "чероки". Рядом с ним неторопливо курили два молодых бритоголовых парня в черных кашемировых пальто. Пальто, несмотря на не очень приятную погоду, были широко распахнуты и не скрывали висящих под ними автоматов Калашникова. Да, отстал ты от жизни, Сергей Валентинович... Как-то не верилось, что в Москве средь бела дня можно спокойно, практически не скрываясь, разгуливать с автоматами. Когда он вплотную приблизился к шлагбауму, из машины вышел высокий парень, в отличие от своих дружков сохранивший пышную рыжую шевелюру:
   - Ты че, вертухайчик, быстрее хромать не можешь? Может, тебе лучше и вторую ходульку подрихтовать, на инвалидной коляске ты точно быстрее шустрить будешь.
   Пока отморозки хохотали над шуткой своего бригадира, Антипов заметил через распахнутые дверки в салоне машины еще одного, оставшегося сидеть на заднем сидении. В условиях нормального боя перестрелять эту обмороженную четверку ему одному потребовалось бы 4-5 секунд. Но ведь это не решение вопроса. Неизвестно, какую реакцию вызовет уничтожение этой группы у того, кто их сюда послал.
   - Чо зыришь? Че, не понял еще, что серьезные пацаны приехали. Давай тащи сюда своего шефа - базар к нему есть.
   - Профессор готов принять вас. Проходите, но желательно один.
   - Слышь, вертухайчик, ты че, думаешь, я очкану?
   Рыжий повернулся к сидящему в машине:
   - Весло, засвети приблуду, - сидящий в машине с улыбкой поднял с заднего сидения ручной гранатомет РПГ-7,уже заряженный кумулятивным боеприпасом и готовый к применению.
   - Вот так, вертухайчик, там еще шесть зарядов к нему. И если мы с твоим терпилой за десять минут не добазаримся до чего- нибудь путного, братаны могут занервничать и сделать пару лишних окошек на втором этаже вашего курятника. Понял?
   - Понял.
   - Ну, если понял, тогда веди - время щелкает.
   Антипов шел впереди, показывая дорогу в кабинет. Больше всего ему хотелось рубануть идущего за ним бандюка ребром ладони по шее в развороте, а потом медленно ломать этому обнаглевшему от безнаказанности ублюдку кости, по одной. Увидеть, как с него слетит эта самоуверенность, услышать его плач и увидеть ужас в глазах. Такой же ужас, как и в глазах его беспомощных и беззащитных жертв. Но... Он широким жестом распахнул дверь в кабинет Николотова:
   - Дмитрий Васильевич, к вам посетитель, о котором я вам докладывал.
   - Пусть пройдет, а вы подождите в приемной.
   Сергей Валентинович замер у закрытой двери, прислушиваясь. Не прошло и минуты, из двери как ошпаренный выскочил Рыжий.
   - Извини, брат, непонятка вышла. Бывает, сам понимаешь. Ящик "ХО" тебе, ящик хозяину за беспокойство. И проехали. По рукам? - обратился он к начальнику охраны.
   Когда Антипов проводил неудачливого посетителя до машины, лысые уже недоуменно вытаскивали из багажника два ящика хорошего французского коньяка.
   - Извини, брат, зуб даю - не палево.
  
   Вечером Сергей Валентинович зашел к профессору:
   - Разрешите, Дмитрий Васильевич.
   - Входите. Что- то случилось?
   - Извините меня за сегодняшнее.
   - Нет уж, увольте. Это вы меня извините. Я не имел права применять к вам гипноз. Тем более в такой жесткой форме.
   - Если бы я вас послушал, ничего бы не случилось.
   - Если бы я вам раньше рассказал о своих способностях - тоже.
   - Ладно, будем считать, познакомились и проехали.
   - Ну, тогда предлагаю по трофейному коньячку за знакомство и дальнейшее взаимопонимание.
   - А вот это по-нашему, гуси-лебеди.
  

Часть 8

  
   Погода впервые за все эти дни радовала всех. Небо не завешивалось мглою и не закрывалось хмурыми тучами. Ослепительно блистало яркое солнце. Снег, пушистый и белый, празднично искрился.
   Салон сотовой связи находился рядом на углу квартала. Ольга оказалась не избалованной техническими новинками, и выбор смартфона оказался делом недолгим. Дольше времени заняла проверка и оформление документов. Выйдя из салона, молодежь чуть приотстала, увлеченно тыкая в кнопки новой игрушки и оживленно обсуждая все ее возможности. Дмитрий Васильевич шел не торопясь, разглядывая заиндевевшие деревья и думая о том, что произойдет в Египте. Что ждет эту девушку? Останется ли она жива? В кого она превратится? Что потом объяснять Алексею? Ни на один вопрос он не знал правильного ответа. Чему быть - того не миновать. А пока... Пока она имеет право на свое маленькое счастье.
  
   От нерадостных раздумий его отвлекла остановившаяся рядом со сквером и полностью затонированная легковая машина, из которой выскочили двое смуглых мужчин в черных кожаных куртках. Они перепрыгнули через невысокую оградку сквера и, проваливаясь в сугробах, бежали им наперерез. Дмитрий Васильевич оглянулся: Ольга и Алексей продолжали мучить смартфон, не обращая ни малейшего внимания на происходящее вокруг. А за их спинами, отрезая путь к отступлению, быстрым шагом приближался еще один мужчина, такой же смуглый, только с черной бородой.
   - Ну-ка, ребята, отвлекитесь, - окликнул молодежь проф.
   Едва подняв голову, Ольга изменилась в лице и закричала:
   - Это он! Он! У магазина который! Украсть меня хотел!
   - Вот и хорошо, - спокойно заметил профессор. - На ловца и зверь бежит.
   - Бегите, я их задержу, - Алексей попытался вырвать из спинки скамейки штакетину.
   - Алексей Владимирович, прекратите ломать сквер, - профессор был абсолютно спокоен.
   Это спокойствие озадачивало и пугало одновременно. "Может, это он все и организовал. В магазин отправил ее он, сейчас прогулку в кафе тоже предложил он. От охраны отказался. Хочет похитить Ольгу и спрятать где-нибудь, пока не выйдет за него замуж", - Алексей остолбенел от пронзившей его догадки.
   Профессор стоял как истукан и внимательно смотрел на скачущих по сугробам мужчин. Вот они уже выскочили на почищенную дорожку и радостно, как старым знакомым улыбаясь, пошли на них:
   - Что, ученый, не срабатывают твои фокусы. Давай не пыжься, мы тебя не тронем. Заберем телку и отвалим.
   Теперь профессор действительно утратил свое спокойствие и выглядел очень растерянным. Его взгляд метался по сторонам в поисках какой-либо поддержки. Но сквер был пуст. Ни одного, даже случайного, прохожего. Они стояли у заснеженной скамейки почти в середине сквера. С одного конца неторопливо приближались двое, сзади спокойно стоял на месте еще один, до ближайших людей в любую сторону метров десять сугробов, метровый забор и две полосы дороги. Бандиты уже не бежали, а спокойно и уверенно приближались. Профессор, казалось, сдался: он просто стоял и смотрел на сверкающие на солнце верхушки деревьев. Алексей схватил чугунную урну, стоявшую у скамейки, и поднял над собой:
   - Не подходи - убью!
   - Положи на место, а то придется сделать в тебе пару дырок, - в руках у бандита появился пистолет.
   С ветки ближайшего дерева с громким криком сорвалась ворона, обрушив лавину снега, и камнем упала вниз прямо в лицо старшего. Тот завизжал от боли и неожиданности, когда когти вороны впились в его лицо. Не успел он сбить ее рукояткой пистолета, как с дерева спикировала еще одна, и еще, и еще. Вся стая - десятки ворон - атаковала двух стоящих перед профессором бандитов. Им пришлось сесть на корточки, закрывая голову окровавленными руками: со всех сторон на них пикировали вороны, долбя клювами и вырывая когтями клочья одежды.
   - Стреляй, стреляй!- раздался дикий визг старшего, едва различимый за вороньими криками.
   Бородатый выхватил пистолет и открыл сумасшедшую пальбу по воронам, летающим над головами ошарашенных происходящим похитителей. Несколько ворон закувыркались в воздухе и упали на землю. Ольга потянула профессора за рукав:
   - Бежим, Дмитрий Васильевич! Бежим!!!
   Но профессор стоял как истукан и, казалось, не слышал ее слов.
   Стая продолжала атаку.
   - В профессора стреляй, придурок ! - раздался голос старшего из глубины вороньего клубка. - Стреляй!
   Раздался выстрел, и профессора бросило вперед, как будто толкнули в спину. Падая, он повернулся к ребятам:
   - Бегите!
   Воронья стая взметнулась вверх, громко крича.
   Алексей бросил урну в бородатого, сбив его с ног, и сам прыгнул на него следом, вцепившись в руку с оружием.
   - Беги! - успел он крикнуть Ольге.
   - Я с тобой! - девушка вцепилась в свободную руку бандита.
   - Беги!!!
   Сильный пинок в бок откинул ее в сторону и перевернул на спину.
   - Хватит, наигрались! Встать!- над ними стоял старший, направив пистолет на Ольгу. Второй бандит стоял рядом, пистолет был направлен на Алексея. Вид их был страшен: лицо и руки располосованы красными полосами и залиты кровью, одежда висела рваными клочьями, сумасшедший взгляд остановился на Ольге с Алексеем.
   - Пристрели щенка, - как-то буднично и устало произнес старший. И в этой будничности была такая неотвратимость, что Ольга закрыла глаза.
   Раздался выстрел...
   Но выстрел не рядом, не в двух шагах, а откуда-то далеко, за их спиной! Затем еще!
   - Всем стоять! Стреляю на поражение!
   Голос Сергея Валентиновича! Ольга открыла глаза. Рядом с ней лежал старший, глаза его были открыты, а во лбу появилась маленькая дырка. Сзади за головой растекалось огромное кровавое пятно. Второй бандит лежал, уткнувшись лицом вниз, и снег под ним, недавно пушистый и белый, стремительно становился липким и ярко-красным. Алексей прижимал к земле бородатого и с тревогой смотрел на нее:
   - Ты как?
   - Нормально.
   - А проф?
   Ольга перевела взгляд на профессора. Тот полулежал, привалившись к сугробу спиной, левая рука находилась на груди, правая опущена на землю, глаза были закрыты.
   - Дмитрий Васильич! Профессор! - закричала Ольга.
   Подбежавший начальник охраны потрогал артерию на шее:
   - Жив! Срочно скорую!
   - Отставить... В центр меня ... Пусть готовят операц...
   Глаза закрылись, левая рука оторвалась от груди и упала, из уголка рта показалась струйка крови.
   Когда бойцы подняли профессора, на вмятом спиной сугробе расплывалось огромное кровавое пятно.
  
   Ольга и Алексей сидели в коридоре у входа в палату, куда привезли после операции профессора.
   - Зачем они пытались меня похитить? - этот вопрос не давал покоя Ольге.
   - Не знаю, - Алексей выглядел разбитым.
   - А зачем ты меня искал? - об этом тоже она уже не раз задумывалась.
   - Проф поручил. Даже показывал твою фотографию, но какую-то смазанную. И про руки рассказал, - Алексей отвечал короткими предложениями.
   - Может, с камер в поликлинике, куда я обращалась? - пыталась найти объяснение девушка.
   - Может.
   - То есть он узнал, что я была в больнице, что там мне не помогли, и решил меня найти? - старалась растормошить его Ольга.
   - Может, и так.
   - Не сходится. Там можно было узнать и мой адрес, и мое имя, и фамилию. Зачем тогда меня искать? Не сходится... - дальше размышляла она.
   - Ольга, давай потом разбираться, сейчас не до этого, - прервал Алексей Ольгины соображенья.
   - А мне кажется, что это и есть самое главное. Если поймем, зачем меня искал проф, то, возможно, поймем, зачем меня пытались похитить, - Ольга стала проявлять напористость.
   - Давай, ты обо всем спросишь у профа, - старался уйти от темы Алексей, сам ничего не понимавший во всей этой ситуации.
   - А вороны? Почему они атаковали бандитов? - не могла и не хотела угомониться Ольга.
   Бесшумно открылась дверь, и из палаты выскользнул их спаситель - начальник охраны Сергей Валентинович:
   - Так, гуси-лебеди, Дмитрий Васильевич вас к себе вызывает. Положение хреновое, шансов почти нет. Чтоб поговорить с вами, он попросил меня вколоть ему армейский стимулятор. Так что вопросами не мучить, отвечать только "да" и "нет" - ему сейчас покой нужен. Понятно? Если задержитесь там больше минуты, я вас, - и он сделал выразительный жест руками, как будто пытался оторвать себе большой палец.
  
   Непривычно было видеть профа, лежащим на больничной койке, опутанного разноцветными проводками и трубками капельниц.
   - Подойдите... Вот что, ребята, приказывать я вам не могу, но у меня к вам огромная просьба. Я думаю... Я уверен, что от этой просьбы зависит очень многое для всех людей. Возможно, выполнение этой просьбы будет для вас опасным. Вы вправе отказаться. Но я прошу вас, - серое лицо профа, хриплый шепот, часто прерываемый гримасой боли, убеждали лучше всяких слов, что это действительно очень важно.
   Как можно отказать человеку, который несколько часов назад был готов отдать за тебя жизнь? Какие объяснения с него можно потребовать?
   - Я согласна, - не раздумывая, ответила девушка.
   - Я согласен. Что надо сделать? - вместе с Ольгой произнес Алексей.
   - Подай ноутбук, - проф указал глазами на лежащий на столике включенный компьютер, - положи на меня.
   Лампочки на панели в изголовье стали мигать красным. В дверь заглянул начальник отделения хирургии, лицо его было встревоженным. Из-за спины выглядывал начальник службы безопасности, делая страшные глаза и беззвучно грозя кулаком. Профессор слабо махнул рукой - дверь закрылась.
   - В картах разбираешься? - спросил он Алексея.
   Алексей утвердительно кивнул.
   - Смотри, это Египет. Пирамиды Гизы. Вы должны двадцать первого, двадцать второго и двадцать третьего декабря находиться с одиннадцати до пятнадцати часов дня вот в этой точке. Легко найти - здесь изгиб какой-то дороги, наверное, строящееся шоссе. Пирамиды будут от вас на северо-востоке. Две вместе. Хеопса чуть справа. Понял? - профессору с каждой минутой разговаривать было тяжелее. Красная лампочка в изголовье мигала непрерывно. Алексей кивнул.
   - Точно понял? - уже с трудом говорил Дмитрий Васильевич.
   - Сто пудово найду.
   Дверь распахнулась в палату, влетел начальник отделения хирургии:
   - Дмитрий Васильевич, вы себя погубите! Вам нельзя разговаривать! Всем вон отсюда!
   - Место знаем только мы трое. Больше никому ни слова. Остальное Сергей организует, - проф потерял сознание.
   Сергей Валентинович, бесцеремонно ухватив молодых людей за шкирки, уже волок их к двери:
   - Вы что, в конец угробить его хотите?! Говорил же, не больше минуты!
   Успокоился он только в своем кабинете.
   - Не знаю, во что мы или вы вляпались, но шеф приказал вас спрятать на несколько дней в другой стране. Он предложил Египет. План следующий. Сейчас якобы для вывоза Дмитрия Васильевича в "Склиф" подъедет "реанимация". Алексея забинтуют с ног до головы и уложат на каталку, тебя переоденут медсестрой. Таким образом вас незаметно вывезут из нашего центра, и вы попадете в руки к моим хорошим друзьям. Их задача - максимально возможно поменять ваш имидж и внешний вид, а также сделать вам документы на другие имена...
   - А можно Наташа? - перебила его Ольга.
   - Что Наташа? - растерявшись, спросил начальник охраны.
   - Мое новое имя будет Наташа? - объяснила девушка.
   - Та- а- ак, гуси-лебеди, для тех, кто на бронепоезде, еще раз объясняю. Не понятно, кто и почему ужасно хочет украсть тебя или, возможно, убить. Для того чтоб ты осталась жива, ты должна четко, правильно и бесприкословно выполнять все, что тебе говорят. Ясно? И никаких дурацких вопросов! Иначе загипсуем с ног до головы, и будешь стоять в парке, как девушка с веслом. Там тебя точно искать никто не будет. Ясно?
   - Ясно.
   - Продолжаю излагать план операции. После того как они все подготовят, вас посадят в машину. В машине вас встречу я, выдам билеты на самолет, деньги и расскажу дальнейший план действий. Вопросы?
   - А можно мне мольберт с красками?- опять влезла Ольга.
   - Какой мольберт?
   - Я там рисовать буду.
   - Какое на хрен рисование! Отставить рисовать! Из номера выходить вообще запрещаю. По легенде, будете молодоженами, проведете три дня, не покидая постели. Вот так, гуси-лебеди, - довольный собственной шуткой, Антипов заговорщицки подмигнул Кашеву.
   Но Ольге плоский солдатский юмор не понравился:
   - Мы туда не в брачные игры играть едем. У нас задание Дмитрия Васильевича, для выполнения которого нужны два мольберта и краски. Ясно?
   Начальник охраны даже в лице переменился от такого неожиданного заявления, но, ставшая с годами службы второй натурой, армейская дисциплина заставила проявить осторожность.
   - Хорошо, я уточню. Еще вопросы? - сдержанно ответил он.
   - Нет.
   - Давайте ваши телефоны. Верну перед отъездом.
  
   Как только машина реанимации тронулась от центра, Ольга помогла Кашеву избавиться от бинтов, плотно стягивающих его голову и превративших его в некое странное существо с белым матерчатым шаром вместо головы. На самом деле, это было продиктовано не заботой о любимом человеке, а желанием задать кучу чисто женских вопросов и, главное, услышать ответы на них. Идея смены имиджа молодой девушке очень понравилась, и теперь ей хотелось побыстрее определиться со своим новым образом, по возможности максимально близко приблизившись к идеалу женщины в понятии Кашева.
   - Как ты думаешь, Лешь, мне лучше стать платиновой блондинкой или роковой брюнеткой? А какую длину волос лучше выбрать? Так или так? Может, цвет глаз поменять?
   Но Алексей явно не был склонен к пустой женской болтовне, он с трудом выпутывался из бинтов, отплевываясь от копры:
   - Приедем к специалистам - разберемся, они лучше знают.
   - Лешка, ну причем здесь они? Как скажем - так и сделают. Ну, скажи, какой бы ты хотел меня видеть?
   - Живой и здоровой.
   - Ну и ладно.
   На этом разговор закончился, потому что Ольга сочла за лучшее принять обиженный вид и замолчать.
  
   Помещение, в которое их доставили, смахивало на что-то среднее между парикмахерской, театральной гримеркой, пошивочным ателье и фотосалоном. Парикмахерскую напоминало несколько больших зеркал с креслами напротив, театральную гримерку - развешенная на кронштейнах одежка, фотосалон - объективы, стоящие в центре и у окна. Приглушенный свет в комнате ослаблял ощущение "пристального взгляда" - со всех стен на тебя смотрели "глаза", миндалевидные, узкие, круглые - на стенах висели фотографии, изображающие именно эту часть лица. Каждый взгляд был особенный, не похожий друг на друга, в каждом чувствовалась какая-то своя изюминка. Навстречу им вышла женщина средних лет, внешне напоминавшая Анжелину Джоли. "Интересно, это у нее накачанные губы или свои", - почему-то пришло на ум Ольге. Только в отличие от кинодивы, женщина была очень коротко подстрижена, что придавало ей особый шарм. Она помогла Алексею и Ольге снять верхнюю одежду и усадила за небольшой журнальный столик.
   - Меня зовут Света. Могу предложить вам чай или кофе.
   - Мы же торопимся,- Ольга попробовала показать, кто здесь старший. Ей поначалу не хотелось отдавать первенство этой стильной блондинке.
   - Уже нет, - улыбнулась она, словно прочитала Ольгины мысли. - Мне надо какое-то время посидеть с вами, поговорить, увидеть, как вы двигаетесь, понять, чем вы живете, о чем думаете. А-то сделаю из вас бритоголовых гоблинов и придется вам все время пить водку и кричать "Тагил рулит!". Вы же не сможете.
   - Честно сказать, гоблинами лучше не надо, - приходилось признать, что решения здесь будут приниматься явно не ими.
   - Поэтому не будем торопиться, а просто посидим, попьем чай и поболтаем. Поспешишь - людей насмешишь. А наши ошибки могут закончиться и более печально.
   Рассматривая с неподдельным интересом это странное помещение и пытаясь угадать, где же они находятся, Ольга начала разговор с вопроса:
   - А что это за место?
   - Это простая квартира, - увидев недоверчивый взгляд девушки, продолжила, - ее я называю "имидж-квартира".
   - А ваша профессия - менять имидж? - с недоверием осматривая штаб-квартиру, допытывалась Ольга. Алексей уже стал показывать разные угрожающие знаки Ольге, призывая ее прекратить столь ненужный сейчас допрос.
   - Моя лично - психолог. Я пытаюсь помочь найти свой образ. А вернее - найти себя самого, - словно не замечая Ольгиной интонации, мягко и спокойно ответила женщина.
   - Точнее - трансформировать внешность человека? - Ольге не терпелось все узнать, какую ее сегодня сделают, а не философствовать о сущности человеческой и тому подобное.
   - Правильнее - понять человеческий характер и как можно точнее передать его, - поправила ее Светлана. - Слово "характер" греческого происхождения и обозначает отличие человека от другого своей определенной, наиболее яркой чертой. Наша задача - выделить эту черту. Подчеркнуть ее. Или вовсе уйти от нее.
   - И меня так же?.. - не поверила Ольга.
   - У всех есть свои плюсы и минусы, мы больше опираемся на плюсы, - ушла от ответа Светлана.
   - А я недавно услышала от одного стилиста, что внешность нужно обманывать, поэтому за ней нужно следить. Как же с этим "обманом" быть, - сама не заметив, Ольга вступила в дискуссию со Светланой.
   - Себя обмануть невозможно, - казалось, у Светланы на все есть ответ.
   - Ага, признаться себе, в том, что ты уродка, мало кто захочет, - словно поймав мышь за хвост, оживилась девушка.
   - Уродок, как вы выразились, не бывает. От древнейших времен до сегодняшнего времени женский род занимается украшательством собственной внешности. Ни одну женщину не устраивает данное ей природой и богом, только можно оговориться - в большей или меньшей степени. Уродками, простите, люди сами себя делают. А все почему? Стремятся к моде. Не знают самих себя. Но по тому, что они с собой сделали, по стремлению сделать с собой, можно сказать о многом.
   - К примеру?
   - Допустим. Длина волос... - Светлана многозначительно посмотрела на Ольгины волосы.
   - Дайте угадаю, - перебила Ольга женщину, откидывая волосы назад, словно пыталась спрятать их от внимательного взгляда Светланы. -Длинные говорят о романтичной натуре, короткие - о деловитой, уверенной в себе женщине.
   - Не совсем так. Вот вы какое впечатление хотите произвести на окружающих, - с интересом взглянула на Ольгу Светлана. Алексей тоже смотрел, ожидая ответа. Его заинтриговал этот "психологический поединок", как он для себя охарактеризовал этот диалог.
   Ольга, хоть ей вопрос поначалу показался простым, не знала, что ответить.
   - Наверное, нравиться окружающим, - и понимая, что сморозила глупость, посмотрела на Алексея, словно ища поддержку с его стороны, но тот упорно молчал, и добавила с вызовом. - Особенно некоторым.
   - Длина ваших волос говорит о вашей импульсивности, - улыбнулась Светлана. - Да-да, не удивляйтесь. К примеру, собранные в пучок волосы говорят об уверенности в себе.
   - Да ладно, - не выдержала Ольга. - Многие волосы забирают в хвостик. И что? Тоже о чем-то говорит?
   - Это говорит о скованности и подавленности.
   - А косички? Нет, хвостики. Поднятые вверх с обеих сторон, - вспомнила о своей любимой прическе девушка.
   - Увы, об упертости и детскости, - Светлана смущенно улыбалась.
   - Это точно, - впервые за это время произнес Алексей.
   - Вы когда-нибудь стригли волосы? - тут же спросила у девушки Светлана, словно не заметив комментария со стороны Алексея. Тот смущенно стал ерзать на стуле.
   - Только до плеч. Это тоже о чем-то говорит?
   - Только о том, что вы были в роли принцеесы, ожидающей своего принца.
   - Так. Я уже, честное слово, готова на очень короткую стрижку, - решительно заявила девушка.
   - Зачем же так кардинально? - удивилась Светлана. - Всему свое время. Вы, между прочим, - солнечный человек.
   - Неужели?
   - Вы - обладательница рыжих волос. А для рыжеволосых характерно целеустремленность и упорство.
   - Упорства ей не занимать, - вновь добавил Алексей.
   - К тому же у вас есть лидерские задатки, обладаете веселым нравом и весьма ранимы, - теперь Светлана многозначительно посмотрела на Алексея.
   - О дочь Солнца, сегодня ты переродишься и явишься нам в другом образе, - вскинув руки вверх, съерничал Алексей.
   - Не слушайте его. Мы сделаем вам прическу, которую первой сделала царица Клеопатра.
   - Это какую? - впилась глазами в Светлану Ольга.
   - Узнаете позже, - загадочно ответила женщина.
   Чаепитие продолжалось около часа. В неторопливом разговоре Ольга многое узнала о себе: и то, что она человек-творец (по голубому цвету глаз), и о том, что цвет влияет на внутренне состояние человека (к примеру, по последним исследованиям, женщина, красящаяся в черный цвет волос более пятнадцати лет, предрасположена к раку крови). В конце разговора Ольга даже разоткровенничалась, поделившись своим страхами - быть никому не нужной или вновь испытать предательство. Казалось, их беседа перепрыгивала с одной ничего не значащей темы на другую. Иногда Света просила кого-нибудь из них принести из соседней комнаты какую-то забытую мелочь: то салфетки, то вазочку с печеньем или фруктами. Наконец-то, допив очередную чашку, она приподнялась со стула и крикнула кому-то:
   - Дорогой, я готова!
   На ее зов появился невысокий сутуловатый мужчина, пол-лица которого скрывали толстенные очки в массивной оправе, поздоровался, не представляясь, и сел в свободное кресло.
   - С кого начать?- задала вопрос Светлана.
   - Начните с меня, - тут же предложила Ольга, - я хотела бы...
   - Ну что я могу сказать,- перебила ее женщина, еще раз показав, кто в доме хозяйка. - Вы родились и прожили достаточно долго на Дальнем Востоке. В семье небогатой, скорее всего учителей или инженеров среднего звена. Двое или трое детей. Затем поступили в институт, скорее всего педагогический факультет, где вы сейчас и учитесь. Дорогие вещи, в которые вы одеты сейчас, у вас совсем недавно. До этого вы одевались намного скромнее. Любите читать. Боитесь яркости и броскости. Пережили достаточно прилично... Дальше не стоит продолжать... Подходит?
   Ольга сидела и слушала открыв рот, Кашев недоверчиво ухмылялся, ну а "Дорогой" внимал с явным удовольствием.
   - А как вы все это узнали? - изумленно спросила Ольга, уже с восхищением глядя на Светлану.
   - Из наших личных дел, переданных ей Антиповым, - ответил за неожиданного экстрасенса Кашев. - Так что ничего удивительного лично для себя я не вижу.
   - Зря вы так, - жестко произнесла Светлана. - Просто у меня работа такая: максимально точно определить все о человеке, а потом, используя это, вылепить для него новый образ, которому он будет соответствовать и чувствовать себя в нем комфортно. О клиентах мы стараемся знать как можно меньше. Как правило, не знаем даже имен.
   - Я, конечно же, вам верю, - с сарказмом прокомментировал монолог Алексей, - продолжайте.
   - Хорошо, я постараюсь вас убедить.
   Светлана пригласила пройти Кашева за ней в другую комнату.
   - А я хочу тоже послушать, так нечестно!- Ольге такой маневр не понравился.
   - Это будет очень личное - такое, чего, сто процентов, нет на него в папке Антипова. Потом, если он захочет, то сам вам расскажет.
   Через несколько минут они вернулись. Лицо Кашева пылало от смущения, больше никаких колких комментариев в адрес Светы не было.
   - Продолжим. Как я понимаю, достаточно правильно определила основные моменты вашей жизни. Задача перед нами была поставлена следующая - сделать вас неузнаваемыми на неделю пребывания на отдыхе в Египте. Уточнения есть?
   - Есть. Желательно, чтобы мы оба или один из нас мог воспользоваться мольбертом,- скороговоркой выпалила Ольга.
   - Хорошо. Это нормально впишется в придуманные для вас образы.
   - И что вы для нас уже придумали?
   - Как я понимаю, между вами близкие отношения и вы будете жить в одном номере?
   Молодые люди, переглянувшись, одновременно кивнули.
   - Ну, тогда смею предложить вам следующее. Идеальная пара - коммерсант-"папик" и эфемерная студенточка-художница. Мужчину мы чуть состарим, добавим залысины в области лба, проредив немного волосы, сделаем небольшую бородку и изменим цвет волос и добавим в них седины. Также изменим цвет глаз на более темный и добавим очки. Специальными вкладышами, крепящимися к деснам, изменим контур лица.
   Закончив речь, она взглянула на своего напарника, тот молча кивнул.
   - А вам, милочка, я ничего рассказывать не буду. Увидите потом сами. Вы готовы?
   - Мне эта идея не совсем нравится.
   - А вы, милочка, здесь оказались не для того, чтоб из вас сделали голливудскую красотку, вслед за которой мужики штабелями укладываются. При ваших данных, это достаточно просто. Моя задача совершенно иная и более сложная - сделать вас абсолютно незаметной и незапоминающейся. Хотя это будет сложно. При вашей ярко выраженной индивидуальности.
   "Наверное, все-таки надула губы", - со злорадством подумала Ольга, отправляясь в другую комнату.
   Жестко подавив последнее сопротивление, Светлана за какой-то час вылепила из них два совершенно новых образа.
   "Дорогой" абсолютно невозмутимо запечатлел их новые лица в одной из комнат странной квартиры, переоборудованной в фотостудию. И вновь передал их в руки Светланы.
   - Еще по чашке чая и для вас будут готовы новые документы.
   "Папик", постаревший лет на десять, вытаращив глаза смотрел на Ольгу, которая с удовольствием для себя тут же вписалась в новый образ. Это уже была не дочь Солнца, яркая и забавная одновременно. Дымчато-пепельный цвет волос сделал ее облик более мягким и в то же время загадочным. Короткое каре с закрученными вверх концами омолодил ее лет на пять. Перед ним стояла выпускница-первокурсница. Милая и застенчивая девушка, находящаяся "в свободном полете".
   - И о чем говорит мой нынешний облик? - не удержавшись, спросила Ольга
   - Об умении принимать правильные решения, - Ольга не поняла, то ли это был ответ на ее вопрос, то ли слова напоследок. И повернувшись к Алексею, стыдливо опустив глазки, произнесла вкрадчивым голоском:
   - Ну что, папочка, слушай теперь только меня...
  
  
   Сергей Валентинович бросился к выходившему из палаты, в которой лежал профессор, начальнику хирургического отделения:
   - Как он?
   - Плохо, без сознания, - тот развел руками, - я не бог, батенька. Что вы хотите, тяжелое ранение, огромная кровопотеря, да и лет ему уже за семьдесят.
   - Да ладно, - искренне удивился Антипов.
   - Да, да, батенька. Хорошо за семьдесят. Главное, чтоб он не ушел в кому.
   Будем надеяться на бога и на его волю выжить.
   Разговор прервал какой-то шум в холле.
   - Вы к кому, гражданочка?
   - Да остановитесь же!
   - Паша, придержи барышню!
   Из холла в коридор вылетело тело охранника и, ударившись об стену, сползло на пол. А по коридору стремительно, но в то же время элегантно шла, плыла, летела стройная и необыкновенно красивая незнакомка, будто только что сошедшая с обложки гламурного журнала. Трудно понять, как это назвать, потому что при всей грациозности и плавности движений приближалась она очень и очень быстро. "Какая-то кинодива, а мои ребята столкнулись с ее "быками"-телохранителями", - подумал Сергей и на всякий случай встал в дверном проеме:
   - Вы к кому?
   Плавное движение руки - это последнее, что ему запомнилось.
  

***

  
   Дмитрий Васильевич пришел в себя, ощущая привкус ее губ, особый привкус - сладковато-соленый. Издалека, приглушенно и постоянно обрываясь внезапными приступами боли, доносился голос:
   - Ди, очнись! Очнись, Ди! - и столько было любви и заботы в этом голосе, что он не мог не открыть глаза.
   - Лили!
   - Проглоти это, - она осторожно вложила капсулу ему в рот.
   - Как ты здесь оказалась?
   - А где должна быть любящая женщина, если ее мужчина в беде?
   - Но как ты ...
   Дмитрий чуть приподнялся и обвел палату взглядом. Обычная реанимационная палата, только через открытые двери палаты вырисовывалась интересная картинка: начальник операционного отделения, сидящий на корточках возле двери и с удивлением наблюдающий за безмолвной парой, Сергей, лежащий в углу в живописной позе, но уже пытающийся нащупать кобуру пистолета.
   Лили тоже оглянулась на секунду.
   - Извини, я не знала, в каком ты состоянии, и поэтому очень торопилась.
   - Как ты вообще узнала?
   - Твой секретарь позвонила Хуану и рассказала, что в тебя стреляли и ты в очень тяжелом состоянии. Шансы выжить минимальные.
   - И ты появилась, чтобы опять меня спасать?
   Лили улыбнулась
   - Уже спасла. Объясни что-нибудь своим людям, мне нужно с тобой еще часок повозиться. И тогда точно все будет хорошо. Через несколько дней будешь как новый.
   - Сергей Валентинович, как вы?- разговаривать "не мыслями", а как обычные люди, было невероятно тяжело.
   Начальник охраны открыл глаза и попытался сесть:
   - Я нормально. Вы как? Кто это?
   - Со мной теперь все будет хорошо, Сергей. Это ...- Николотов на секунду замялся, - ведущий специалист моего друга из Испании - профессора Хуана, приехала оказать мне помощь. Она не говорит по-русски и...очень торопилась. Поэтому просит извинения. Она пробудет здесь около часа, а потом, возможно, уйдет. Проконтролируй, чтоб нас не беспокоили. И...не обижайся.
  
   Сергей Валентинович, с трудом поднявшись, вышел из кабинета, прихватив с собой начальника операционного отделения. В холле никаких "быков" не было, только двое его охранников, которые еще не пришли в себя.
   - Неплохая подготовка у "коллег" профессора Хуана в Испании, - подумал он, потерев ушибленную челюсть, и стал приводить в чувство двух здоровенных охранников, которые совсем недавно еще проходили службу в элитных подразделениях спецназа.- Хорошо хоть не видели, как эта баба меня уложила. Ну, ребятки, после такого конфуза устрою я вам курс молодого бойца, надолго запомните!
  

***

  
   Полностью затонированный "минивен" стоял вплотную к подъезду: один шаг - и ты уже внутри.
   - Ну что, гуси-лебеди, дайте-ка я на вас гляну... Ну ничего... ничего, - детально рассматривая молодых людей, произнес довольно Сергей Валентинович.
   - Они меня превратили в серую мышь! - Ольга, хоть и вошла в свой образ легко и с удовольствием, не могла пока смириться со своим дымчато-пепельным цветом волос, казавшимся ей блеклым и серым после ее яркого и рыжего. Быть "дочерью Солнца" куда приятнее, чем милой первокурсницей. Хорошо хоть "папик" выглядел похуже, чем она.
   - Не в серую, а в живую, - чтоб предотвратить длинные и бесполезные женские причитания, Сергей Валентинович решил перейти на командные интонации. - Так, отставить сопли! Слушать внимательно! Вот ваши телефоны - там уже стоят новые симки. Эти симки использовать в случае крайней необходимости! В памяти забито два номера - мой и шефа. Больше никому и никаких звонков. Вот вам еще один телефон и четыре симки. Каждый день в шестнадцать часов доклад мне. После доклада симку вынуть и выкинуть. Понятно? Билеты туда и обратно, гостиницу выбирайте сами. Приказ шефа. Вот деньги и...мольберты. Профессор твою идею с художниками одобрил, молодец!
   - Как он? - в один голос спросили Алексей с Ольгой.
   - Держится молодцом, кризис миновал, но крови потерял много.
   - А наши вещи? В чем мы поедем? - казалось, Ольга готова расплакаться прямо сейчас.
   "Если женщина заговорила о тряпках - значит, все в порядке, - подумал Антипов. - А ведь буквально несколько часов назад тебя пытались убить".
   - Все купите на месте. Денег вам выдали немеренно, некогда мне было вашим шмотьем заниматься, - подытожил начальник охраны.
  

***

  
   Проходить досмотр в аэропорту под чужим именем с чужими документами и измененной внешностью, наверное, приходилось не каждому. Тут и обычных туристов бьет мандраж, а для Ольги это было настоящим испытанием. Все время казалось, что сейчас зазвенит сигнал тревоги, со всех сторон сбегутся вооруженные люди в масках и их с Алексеем, уложив лицом в пол, закуют в наручники, как самых настоящих шпионов. Если бы не Лешка, она бы точно или убежала, или...упала в обморок. Но все прошло, на удивление, гладко и спокойно. Девушка в форме только скользнула по ним взглядом, немного удивилась отсутствию багажа.
   - Мы решили все купить на месте, так сказать, обновить гардероб, - встретившись с недоуменным взглядом девушки, улыбнулся Кашев.
   Та, немного с завистью взглянув на Ольгу, щелкнула по паспортам штампом.
   После посадки в самолет Алексей, успевший выпить в аэропорту грамм сто пятьдесят коньячка "исключительно в целях снятия нервной нагрузки последних дней", сразу стал устраиваться спать. А Ольгу, до сих пор не отошедшую от досмотра и только что чудом избежавшую нервного срыва, тянуло поговорить:
   - Лешка, а зачем нас послали в Египет?
   - Ну-у, проф мне сказал, что хочет посмотреть, как на твои руки подействует жаркий летний климат, - зевнув, ответил Алексей, устраиваясь поудобнее.
   - Ты в это веришь? Мои руки уже практически прошли. И отправили нас в связи с нападением, - толкая мужчину в бок, девушка была настроена решительно.
   - Ты неправа. Поездка в Египет была спланирована до нападения в сквере. Вы должны были поехать с профом, - сел ровно Алексей, чувствуя, что поспать с Ольгиными расспросами ему не удастся.
   Ольга смешно сморщила носик и на несколько секунд задумалась:
   - Допустим, согласна. А почему в Египет?
   - Там сейчас погода, как у нас летом, - Алексей ничего удивительного в этом не видел.
   - Тоже согласна, - казалось, Ольгу устроил Лешкин ответ.
   - Давай поспим, мы сегодня, хорошо, если пару часов урвали. В Египте тоже дел полно будет, - обрадовавшись Ольгиному согласию, Кашев во второй раз попытался пристроиться, глаза слипались сами собой.
   Сквозь дрему он услышал очередной вопрос:
   - А зачем этот придурок пытался меня похитить?
   - Кто знает... Может, влюбился, - промямлил сонливо он.
   Ответ был явно невпопад, но не тут-то было: Ольге тема понравилась, и она решила ее развить:
   - Леш, в меня можно влюбиться с первого взгляда? - тормоша мужчину, начала уже другой расспрос девушка.
   - Можно, - поворачиваясь на другой бок, пробухтел Леша.
   - А ты в меня тоже влюбился с первого взгляда? - Ольга попыталась развернуть мужчину, отвернувшегося к ней спиной.
   - Нет, я после долгих и зрелых рассуждений, - обернувшись, ответил он.
   - Ну-у, Кашев...скажи честно... - не отставала Ольга
   - Во-первых, не Леша, а Саша. Ты что забыла, Наташа? - уже не разворачиваясь обратно, шутливо-строгим голосом сказал Алексей.
   -Ну скажи, что ты меня любишь - не обращая внимания на шутливый тон Алексея, продолжала девушка.
   - Люблю, - улыбнулся Леша
   - Не так. Скажи, как вчера, - Ольга вся сияла от счастья.
   - Я тебя люблю, Олененок, - взяв Ольгину руку и нежно поцеловав ее, ответил он.
   - А когда мы вернемся из Египта, ты сразу увезешь меня в Саратов? - девушка стала теребить нос Алексею.
   - В тот же день. Проф же обещал, - недовольно поморщившись, пробормотал он.
   - А ты помнишь, как профессор стоял и смотрел на деревья, а потом с них на бандитов посыпались вороны? - принявшись за волосы Алексея, не утихомиривалась девушка.
   - Ну, это уже из области фантастики, - убирая ее руку, ответил он.
   - А почему тогда вороны напали на бандитов? - недовольная поведением Лешки, настаивала девушка.
   - Ну-у, не знаю, - потягивался Кашев.
   - А мне кажется, это проф их заставил... или попросил, - Ольга вновь взялась тормошить Лешкины волосы
   - Прекрати говорить глупости. Нашла Тарзана - повелителя джунглей, - Алексей уже не знал, с чем бороться - со своим сном или Ольгиными бесконечными расспросами.
   - А почему профессор так заботится обо мне? - услышав очередной вопрос, Кашев решил, что легче справиться со сном, однако и то и другое оказывалось сильнее его.
   - Спроси у него.
   - Вернемся - обязательно спрошу.
   Алексей засыпал прямо на глазах.
   - Кашев, ну не спи, поговори со мной. А мы будем жить в одном номере?
   - Скажу больше, постель у нас там тоже будет одна, так положено по легенде. Но если ты против...
   - Конечно, против - я пока даже не слышала предложения выйти за тебя замуж...
  

Часть 9

  
   Египет встретил Ольгу с Алексеем жарищей и обжигающим солнцем. Египет! Всего четыре часа назад московская вьюга бросала пригоршнями снег в лицо, и вот лето. Хорошо, Алексей свободно разговаривал на английском и, усадив Ольгу в такси, сразу же стал переводить без умолку болтающего таксиса.
   - Добро пожаловать в Ворота Востока, - улыбнулся Алексей. - Так называют Каир.
   Ольга, глядя в окно и знакомясь с городом, приняла другое название столицы - город контрастов. Старые базарные улочки соседствовали с офисными высотками и модными торговыми точками. Центр города, место небоскребов, фонтанов и лимузинов, кардинально отличался от его окраины. Удивили ее в центре Каира высокие дома, очень близко стоящие друг к другу - окна выходили прямо на окна соседнего дома, и количество улыбающихся лиц. И...наличие светофоров. Так как ближе к окраине, настоящему лабиринту зигзагообразных улочек с ветхими жилыми домишками и старинными колокольнями, их вообще не существовало. И правила дорожного движения были подчинены одному негласному закону: кто громче сигналит, тот и прав. Так что время хорошо все рассмотреть было у нее предостаточно. Центральная площадь Каира Ал-Тахрир, которую они зацепили сбоку, была похожа на потревоженный муравейник - она вся кишела людьми. Вокруг жизнь кипела: лошади, машины, люди, чистильщики обуви на каждом углу с доисторическими инструментами. "Из какой эпохи этот ослик с повозкой в ряду иномарок?" - не переставала удивлять всему увиденному Ольга.
   Они устроились в небольшой гостинице на окраине города, которая, по словам таксиста, находилась в двух километрах к северу от пирамид. Внешне гостиница производила отталкивающее впечатление, но внутри это был настоящий оазис: вокруг много цветущих деревьев, чего не ожидала увидеть девушка, и экзотических цветов. Номера находились на территории парка, к которым вели выложенные дорожки. Зайдя внутрь, Ольга решила, что она попала в сказку "Тысяча и одна ночь". Особой роскоши не было, все было просто и со вкусом, но, оформленная в восточном стиле, комната создавала особую атмосферу. Номер состоял из спальни и мини-кухни. Стены спальни были затянуты бархатной тканью с легким и изысканным рисунком, на полу везде были разбросаны всевозможные пуфики из парчи. А у огромной кровати, сверху которой свисал полупрозрачный балдахин, с обеих сторон находились тканевые плафоны. Ниши, прикрытые резными деревянными ширмами, выполняли роль шкафов. Пока Ольга рассматривала спальню, Алексей о чем-то договаривался с администратором в центральном здании. Когда он вернулся, Ольга как можно чувственнее произнесла:
   - Ты чувствуешь, эта спальня пронизана негой страстных жарких ночей и восточными сказками...
   - О, моя Шахерезада, - подыгрывая ей, продолжил Алексей, - ты обещаешь рассказать мне сегодня самую сказочную сказку из всех, что я не знаю?
   - Конечно, милый. Я подарю тебе сказочную ночь, - прошептала девушку.
   - А сказку на ночь? - обиженно спросил Алексей.
   - А ты - сказку. Все по честности. Я - ночь. Ты - сказку, - смеясь, добавила Ольга.
   - Так, все это ждет нас вечером, а пока план действий таков: сейчас в душ и по магазинам - надо купить нормальную летнюю одежду, а вечер - наш. - уже другим голосом продолжил Алексей.
   Когда они возвращались в гостиницу, уже темнело. Алексей опять о чем-то разговаривал с администратором минут пять. И, как маленькие дети, они бежали по выложенной дорожке к номеру, стараясь обогнать друг друга.
   - Я первый в душ!
   - Почему ты? Мужчины должны уступать дамам,
   - Потому что я быстро, а ты долго!
   Когда Ольга вышла из душа, она потеряла дар речи: такого обилия цветов она никогда не видела. Вся комната утопала в ярко-красных розах, которыми был усеян пол, кровать - их было очень много! На празднично накрытом столике на низких ножках горели две свечи. Лешки, сидя по-турецки на одном из пуфиков, ждал ее, довольный произведшим эффектом. Ольга, подсев рядом, произнесла тихо:
   - Алые - это... - Алексей остановил ее долгим поцелуем.
   - Я тебя люблю, - закончил он, с трудом оторвавшись от девушки. - Алая роза - это цветок любви. И я, как и обещал, расскажу тебе сказку, о моя драгоценная Шехерезада.
   - Лучше дочь Солнца, - смеясь, поправила Ольга.
   - О дочь Солнца, - исправился Алексей, - сейчас я поведаю одну из восточных сказок, которая называется "Цветок любви".
   В одной восточной стране была традиция: влюбленные обязательно должны были посадить цветок любви - и в этом им помогала фея Любви. Однажды настал этот самый торжественный момент. Фея Любви опустила семечко в землю. Заиграла нежная музыка. Сотни молодых глаз, затаив дыхание, наблюдали, как из земли появится росток, а на нём -- бутон. Фея взмахнула крыльями и воскликнула:
   -- Скажите самые прекрасные слова о любви. Тогда цветок расцветёт, и ваша любовь будет цвести вместе с ним!
   Вперёд шагнул самый храбрый юноша и произнёс:
   -- Любовь! Какое небо в одном взгляде!
   На цветке появился первый хрупкий лепесток.
   -- Любовь! Какой океан в одной слезе! -- сказал второй юноша, и на цветке раскрылся второй лепесток.
   -- Какая буря в одном вздохе!
   -- Какая молния в одном прикосновении!
   Какая вечность в одном мгновении!
   Один за другим говорились прекрасные слова о любви. Всё шире раскрывались разноцветные лепестки цветка любви, наполняя воздух благоуханием. Наконец все слова были сказаны, но раскрытый цветок вдруг опустил головку, и его лепестки потемнели. Толпа оцепенела. Тут одна девушка подбежала к цветку и взмолилась:
   -- Если ты умрёшь, цветок, я тоже умру без любви.
   К девушке подошёл юноша, обнял её и поклялся:
   -- Я не дам тебе умереть.
   Цветок поднял головку, и его лепестки засияли ярче прежнего.
   -- Слова о любви хороши, но любовь выше слов, -- прошептала фея Любви.
   Ольга, затаив дыхание, слушала эту сказку, окруженная морем алых роз, и чувствовала себя самой счастливой женщиной на свете. "Неужели так бывает?" - словно не веря всему, что происходит с ней, спрашивала она себя. Рассказали бы ей об этом месяц назад, ни за что бы не поверила.
   - Ущипни меня скорей! - сказала Ольга, как только Алексей закончил свой рассказ.
   - Зачем? - удивился он, ожидавший другой реакции.
   - А вдруг я сплю. И мне все это снится, - зажмурив глаза, ответила девушка.
   - Нет, о моя несравненная дочь Солнца, - засмеялся Алексей, - тебе предстоит еще пройти одно из моих испытаний.
   - Страшное? -
   - О-очень. Ты должна... отгадать загадку, - таинственно прошептал Лешка.
   - Ну сначала, - Ольга прижалась к Алексею, - скажи, что ты любишь меня - это придаст мне силы, - лукаво улыбалась она.
   - А как же сказка? Ты что, разве не слушала ее?
   - Ну, пожалуйста, - протянула жалобно Ольга.
   - Люблю, моя милая, мой олененок, - целуя ее в носик, произнес Алексей.
   - А еще? Еще!
   - Нет, милая моя. Сначала - загадка!
   - Ну хорошо. Мой султан, я готова к великому испытанию, - выпрямившись и придав голосу торжественный оттенок, Ольга приготовила выслушать Лешку.
   - Загадка такая: сколько здесь цветов любви?
   - Здесь миллион алых роз!!! - осмотрев комнату восхищенным взглядом, выдохнула Ольга.
   - О дочь Солнца, ты не справилась со своим испытанием, - огорченно произнес мужчина.
   - Теперь я буду наказана, о мой султан? - Ольга смущенно опустила глаза, пряча счастливую улыбку.
   - Но прежде, так и быть, я тебе открою тайну
   - Ты так милостив ко мне, - Ольга, не выдержав, бросилась на шею Алексею.
   - Их 108! - смог выговорить все-таки Лешка, вырываясь из цепких Ольгиных объятий.
   Ольга даже ахнула, не поверив. Но, придя в себя, спросила осторожно:
   - А почему именно 108? Это что-то обозначает?
   - 108 алых роз - это значит: выходи за меня замуж.
   Ольга, оторопев на мгновенье, как сквозь туман, смотрела на Алексея, который уже стоял на одном колене и протягивал ей открытую красную коробочку, в которой даже при свете свечей переливалось прекрасное кольцо.
   - Будь моей женой! И в горе, и в радости.
   - Лешка!!!
   Это была самая счастливая ночь в ее жизни.
  
  
   - Чем порадуешь, Сергей Валентинович?
   - Радовать особо нечем. Ребята разрешили поприсутствовать на допросе задержанного. Тот ничего не знает. Старший сказал: надо выкрасть девчонку и передать заказчику. Заказчика не видел - старший всегда с ним общался по телефону. На мобильном телефоне старшего много номеров, их сейчас проверяют. Но, скорее всего... Сами понимаете.
   - Не густо.
   - Есть одна зацепочка, - Сергей раскрыл ладонь. На ладони лежала белая таблетка. - Задержанный сказал, что каждый день старший обязательно выдавал и заставлял при нем выпить. Говорил, что вы хороший гипнотизер, а таблетки помогут не поддаться внушению.
   - Интересно, интересно. Отнеси в лабораторию, пусть посмотрят, - задумался профессор.
   - Я хорошо знаю экипировку и наших, и зарубежных спецгрупп - там таких штучек нет. И ребята, которые по много лет на контору оттрубили, весь шарик земной на пузе облазили, о таком никогда не слышали. Вот такие у нас гуси-лебеди.
   - Разберемся, уважаемый Сергей Валентинович, разберемся. Лучше скажи, как ребята? - спросил Дмитрий Васильевич, но как-то рассеянно, все еще как бы находясь под давлением сильной задумчивости.
   - Пока все по плану. Можно еще вопрос?
   - Конечно.
   - Эта женщина от Хуана - кто она?
   - А в чем проблема? - пришел в себя профессор, напряженно всматриваясь в начальника охраны.
   - Она не приезжала в Москву, во всяком случае, официально. И в клиниках Хуана такая специалистка тоже не числится.
   - Извини, Сергей, но не на все вопросы имеешь право ответить, даже если доверяешь человеку как самому себе. Сам знаешь, - голос профессора был уставшим и подавленным.
   - Знаю, - ответил Сергей Валентинович и, оставив на прикроватном столике пачку газет и корреспонденции, вышел.
   На самом верху лежала газета с обведенным желтым маркером заголовком
   " Что искало НЛО над северо-западным округом столицы?".
  
  
   Утро было прекрасным. Кашев заказал завтрак в номер и теперь сидел за столом, уплетая огромную яичницу с помидорами и сосисками, одновременно комментируя новости на экране телевизора:
   - Представляешь, сегодня же двадцать первое декабря!
   - Ну и что? - выкрикнула Ольга из кухонки, заваривая кофе. Ей хотелось это сделать самой - порадовать "своего султана".
   - Конец света по календарю майя! Смотри, что творится в Чичен-Ице! - позвал Алексей ее в спальню. На полу на том же тюфяке среди рассыпанных роз сидел Алексей, не отрываясь глядел телевизор, который был вмонтирован в стенку.
   Действительно, почти по всем каналам телевидения транслировались прямые репортажи с центральной площади старого города. Огромные толпы туристов, десятки, а возможно и сотни тысяч, приехавшие в знаменитый город мая, окружали храм - пирамиду Кукулькана. Она представляла собой воплощенный в камне гигантский - высотой двадцать четыре метра - календарь майя: в ней четыре лестницы, с каждой стороны по 91 ступени в каждой, плюс 1 большой порог наверху. Итого 91х4 +1 = 365. Это сооружение ориентировано по сторонам света очень интересным образом. Дело в том, что у подножия каждой лестницы с обеих сторон расположены головы гигантских каменных змей. И два раза в год, во время весеннего и осеннего равноденствий, лучи солнца освещают западную балюстраду главной лестницы пирамиды таким образом, что свет и тень образуют изображение семи равнобедренных треугольников, составляющих, в свою очередь, тело тридцати семиметровой змеи, "ползущей" по мере передвижения солнца к собственной голове, вырезанной в основании лестницы.
   "Надо было попросить профессора послать нас туда, там же тоже лето", - чмокнув Алексея, Ольга побежала на кухню, где кофе в турке переливался за края, угрожающе шипя.
  

***

   - Олька, я тебя как художник художника спрашиваю, ты рисовать умеешь?
   - Я, Кашев, между прочим, училась в художественной школе, в отличие от некоторых, - хмыкнула девушка.
   Изжелта-серый, сверху рыхлый, исподнизу твердый, скрипучий песок... песок без конца, куда ни взглянешь. И над этой песчаной пустыней, над этим морем мертвого праха, возвышаются пирамиды, поражающие своей фундаментальностью.
   - Слушай, Леш, мне кажется, я сейчас нахожусь на марсианской планете, где все вокруг имеет нереальные формы! - увлеченно работая с мольбертом, обратилась девушка к Алексею.
   Она была в оранжевой юбке с золотыми нитями, идеально гармонирующими с окружающим их пейзажем, талию подчеркивал бардовый пояс с монетами - к нему Ольга подобрала полупрозрачную тунику в том же тоне. Голову она обвязала платком песочного цвета с арабскими узорами, скрывающим часть лица. Зато были видны глаза - сияющие, огромные. "Жаль, что не видно моих звенящих восточных сережек", - все сокрушалась она, собираясь сюда. Однако, очутившись здесь, среди пирамид и песка, она сразу про все забыла и схватилась за свой мольберт, от которого утащить сейчас ее было невозможно.
   Знойное марево пустыни, раскаленный песок и каменные громады, величественные и нереальные, - все это казалось мифом, миражом, злой шуткой воображенья. Пирамиды словно прорезали своими острыми углами горизонт, вторгаясь в другой мир, неведомый нам.
   - У меня сейчас такое чувство, будто я не принадлежу ни одному из миров и нахожусь между ними. И ощущение странное, будто я наполняюсь энергией, незнакомой мне, - Ольга не могла оторваться от мольберта и, перекидывая взгляд то на полотно, то на конусообразные формы пирамид, находилась в эйфории.
   - Арабская мудрость гласит: "Мир боится времени, а время боится пирамид", - любуясь Ольгой, ответил Алексей.
   - Действительно, в них столько тайны и загадки, - оторвалась на секунду от своего художества Ольга, задумчиво осматривая все вокруг.
   - Ну не случайно они являются одним из семи "чудес света", - пытался заглянуть в Ольгину картину Алексей.
   - И я прикоснулась к этому чуду! - воскликнула девушка, шутливо мазнув кисточкой щеку Лешке, чтоб не подсматривал.
   Однако через несколько часов Ольга почувствовала себя неважно: ее стало трясти, ломило шею, каменными стали спина и ноги, голова кружилась, не переставая.
   - Я превращусь в одну из этих пирамид - окаменею, - пыталась отшутиться Ольга, - но сейчас все пройдет, - ей хотелось закончить картину, - ведь я дочь Солнца.
   Однако лучше не становилось, и Алексей практически силком заставил свернуть мольберты. На обратном пути Ольга почувствовала себя совсем плохо.
   - Мне кажется, я просто немного перегрелась, - пыталась она успокоить Алексея, встревоженного ни на шутку.
   - Как руки?
   - Да руки вроде бы ничего, а вот голова вся плывет.
   - Точно перегрелась. Завтра надо взять зонтики.
   В гостинице стало ясно, что Ольга серьезно перегрелась на солнце.
   На второй день самочувствие только ухудшилось.
   - Может, останешься в номере? Здесь прохладно, кондюшник работает. Я и один там поторчу.
   - Ничего, не снегурочка - не растаю. Это, наверное, акклиматизация такая. Мы же профессору обещали. И главное во всем этом, чтоб на солнышке находилась я, а не ты.
   - Давай хотя бы зонт возьмем.
   - Если ты считаешь что можно - бери.
  
  
   Леночка вошла в палату, где лежал выздоравливающий Дмитрий Васильевич.
   - Вас Хуан просит срочно связаться с ним по скайпу, - тут же она доложила своему шефу.
   - Хорошо, сейчас свяжусь. Иди, - и сразу же погрузился в размышления.
   Да, сегодня уже двадцать третье декабря, а Ольга так и не появилась в пирамиде. Естественно, что Хуан нервничает. Что ему сказать? Время уже почти половина четвертого. Они уже должны покинуть точку дежурства и сейчас, по идее, едут в случайно нанятом на улице такси в Шарм-эль-Шейх. Там берег - сплошные коралловые рифы... Когда разберусь, что же все-таки происходит, тогда сообщу Лилит место, где они находятся. Даго будет удобнее приблизиться незаметно к какой-нибудь точке рядом с ними и проверить состояние девушки. Найти их, даже обыскав все гостиницы Каира и пригородов и перекрыв все аэропорты, невозможно. Что же все-таки сказать Хуану? Если соврать, а он ни при чем.
   - Добрый день, Хуан, что случилось? - собравшись с мыслями, спросил профессор.
   - Как твое здоровье? - вежливо начал испанец.
   - Все хорошо. Иду на поправку.
   - Ты знаешь, твоя девочка так ни разу и не посетила пирамиду. Что-то пошло не так или Даго изменил планы, - Хуан не мог скрыть сильного волнения.
   - Извини, Хуан это не Даго, это я изменил планы. Понимаешь, в рассказе Даго об истории Атлантов я увидел много нестыковок, но об этом поговорим как-нибудь потом. Самое главное, что из рассказа следовало: все вычисления точки строительства пирамиды производились до первого удара по столице Атлантов, а затем корректировок в расчеты никто не вносил. В чем причина - не знаю. Скорее всего, та группа жрецов, которая обладала необходимыми знаниями, погибла. И вот в последний момент я сообразил, что вычисления, которые были сделаны до взрыва Атлантиды, не актуальны. Катаклизм был очень мощным: в океан погрузились целые острова - и тем более произошел он дважды. Сто процентов, что ускорение и направление движения африканского континента изменилось, и за такой огромный промежуток времени отклонение составило приличную цифру. Проанализировав все что можно, в том числе и рассказ Даго, я пришел к следующим выводам. Во-первых, пирамида - выдумка атлантов, предназначенная для усиления эффекта, в самой природе таковой быть не могло. Вывод: значит не факт, что это даст положительный эффект. Второе предназначение пирамиды - обеспечить безопасность от неизвестного мутанта. Но, если ты помнишь, их самки сначала почувствовали себя нездоровыми. Вывод: если изменения и происходят, то они происходят за какой-то длительный промежуток времени. Мы же не готовились заключить Ольгу в пирамиде на месяцы. В-третьих, из моих вычислений получилось, что точка излучения, как ее рассчитывали атланты, теперь находится не в пирамиде, а на один километр восемьсот двадцать метров юго-западнее. Исходя из всего этого, я, на свой страх и риск, отправил Ольгу туда, а не в пирамиду.
   - Почему ты не сказал об этом мне? Ты что, мне не доверяешь?- испанский профессор был не на шутку расстроен.
   - Пойми меня, Хуан, рассказать - значит, заставить тебя разделить со мной ответственность за самовольство. Практически подставить тебя. Я не хотел прятаться за твоей спиной.
   - Ладно, что сделано-то сделано. Пока.
   Хуан отключился.
   Ну вот, вроде выкрутился. Самое смешное, что, по докладам Алексея с Ольгой, все в порядке. Может, вообще все эти расчеты - ошибка. Или его расчеты - ошибка. Да черт с ними, зато у девчонки будет нормальная жизнь.
   Не успел он закрыть комп, пришло сообщение от Лилит:
   "Где твоя девчонка?!!!! Почему ее не было в пирамиде?!!!!"
   "Лили, не ругайся, но я нашел неточность в ваших расчетах. Из-за изменений после катаклизмов в дрейфе континентов точка луча сместилась на один километр восемьсот двадцать метров юго-западнее. И я отправил ее в новую расчетную точку" - был его ответ.
   "Тебя убить мало за такие фокусы".
  

***

  
   - Олька, ты с ума сошла - время уже почти четыре. Я сейчас должен звонить Сергею Валентиновичу и докладывать,что мы уже на полпути в в Шарм-эль-Шейх.
   Его мольберт был давно свернут, и только Ольга никак не могла закончить свое творчество.
   - Лешь, ну тебе же самому картина очень понравилась, осталось еще несколько мазков. Представь, мы повесим ее дома, и она всегда будет напоминать нам об этой поездке. О начале нашей любви. Ну, еще чуть- чуть, минут десять.
   - Да он мне голову оторвет. Ты же знаешь, он солдафон, за минутное опоздание - смертный приговор.
   - Я быстро.
   В небе показался быстро приближающийся вертолет. Через несколько минут, небольшой и весь черный, он приземлился буквально в нескольких метрах от них. Порывом ветра от работающего винта вырвало зонт, и он, весело кружась, понесся в пустыню, а вокруг них закружился пестрый хоровод из листков с эскизами и набросками. Ольгин мольберт упал, и Алексею пришлось прыгнуть на него и прижать к земле. Ольга присела, закрыв лицо руками, чтобы спасти глаза от песчаного вихря. Она и не видела, как из вертолета выпрыгнули и побежали к ним трое египтян, одетые в галабеи и лебды, с пистолетами в руках. Только услышав совсем рядом непонятную речь, она постаралась что-то рассмотреть. Египтяне рассматривали две фотографии и что-то между собой обсуждали. Алексей все понял первым. Схватив штатив-треножник от валявшегося на земле мольберта, он кинулся на бандитов.
   - Беги! - крикнул он Ольге.
   Хлопнул выстрел, Алексей упал, схватившись за ногу, между пальцев показалась кровь. Стрелявший протянул руку Ольге.
   - Иди к нами, - сказал он на ломаном русском языке.
   Увидев, как Ольга замотала головой и попятилась, он опять поднял пистолет, направив его на Алексея:
   -Ты не идешь - он умер.
   Девушка метнулась к Алексею, обняв его и закрыв собой:
   - Лешка, я тебя люблю! Только не вставай, я выкручусь! Они меня не тронут! Я нужна им живая.
   Стрелявший ударил Алексея по голове рукояткой пистолета, и тот обмяк в Ольгиных объятиях.
   - Иди, убью его.
   Двое бандитов оторвали девушку от лежащего на песке тела и потащили в вертолет. Машина сразу же взмыла в воздух.
  
   В палату забежал Сергей Валентинович, выглядел он очень встревоженно:
   - Дмитрий Васильевич, контрольного звонка нет, прошло уже пятнадцать минут!
   - Сам позвони!
   - Я звоню, звонок нормальный - никто не отвечает.
   Из ноута, лежащего рядом, послышался звук поступившего по майлу сообщения.
   Лилит!
   "У них были мольберты?"
   "Да"
   "Тебя убить мало!"
   "Что случилось?"
   - Что-то произошло? - Сергей Валентинович непроизвольно вытянул голову, чтоб прочесть сообщение, но тут же взял себя в руки.
   - Что- то очень плохое. Но их же там не должно уже быть, они должны быть по дороге на Шарм-эль-Шейх!
   Пришло новое сообщение от Лилит
   "Наблюдатель видит в заданном районе тело мужчины, лежащее без движения, рядом два брошенных мольберта. Девушки нет"
   - Какой же я дурак! Кто ж меня за язык дернул! Надо было дождаться контрольного звонка! Ребят угробил!
   В руке начальника охраны прозвучал вызов мобильника
   - Сергей Валентинович, ее похитили! Черный вертолет! Уходит на запад! Сделай-те же что-нибудь!
   - Это Алексей, живой...
   - Я слышал.
   Профессор схватил ноутбук:
   "Лили! Она захвачена. Черный вертолет. Уходит на запад! Спаси! Прошу тебя!"
   - Алексей, как ты?
   - Я нормально! Ольгу спасите!
   - Ты их видишь?
   - Уже нет. Но они направлялись на запад. Помогите!
   - Оставайся на месте и на связи.
   "Лилит, Алексей жив, вышел на связь. Что у вас? Чем можете помочь?"
   - Ну что, Дмитрий Васильевич?
   - А ничего. Тишина. Все заняты делом. Только я наломал дров и валяюсь на мягкой перине да белых простынях.
   - Да успокойтесь вы, на войне всяко бывает. Парень живой. Ее, если б хотели, давно б убили, а раз не убили сразу - значит будет жить. И почему вы считаете, что именно вы дров наломали?
   - Подожди, дай подумать.
   - Я тогда выйду, перекурю и ребят проверю.
   - Иди.
   Все мысли профессора сосредоточились в одной маленькой точке: срочно искать выход.
   Так, о том, что ребята не пойдут в пирамиду, знали только трое - я и они сами. Даже Сергей не имел об этом ни малейшего понятия. О новой точке ожидания изначально знали тоже трое - и опять я и они сами. Потом я - старый дурак - находясь в полной уверенности, что ребята уже растворились и найти их уже невозможно, сам лично проболтался о точке ожидания сначала Хуану, а затем и Лили. Время у всех было практически одинаковое. Иметь в резерве вертолет и группу захвата могли иметь и Хуан, и эти. Вопрос: кому это нужно? Хуан? Зачем ему пытаться похитить будущее всего человечества? Зачем ему Ольга? Что может его подвигнуть на это? Он работает на них много лет. Все его предки работали или, мягко сказать, помогали им. Все его благосостояние, вся его жизнь, все его здоровье и молодой вид напрямую зависят от них. Мог ли он пойти против. Нет.
   Лилит? Как не хочется думать, что она все это время меня обманывала.
   Могла ли она это сделать? Могла. Еще на собрании она предлагала просто убить Ольгу, чтобы избежать возможных проблем. Плюс чисто женская логика - убрать возможную конкурентку. А она всерьез отнеслась к ней как к возможной конкурентке. Даже если она лично не хотела бы этого, ей просто-напросто могли приказать. Могла бы она не выполнить решение совета. Нет. Ослушаться - значит, стать изгоем.
   Атланты? Возможная причина - страх. Страх перед возможным усилением человечества, которое и так сейчас достаточно развито, чтоб противостоять им. Страх возможной потери контроля над Ольгой. Страх перемен.
   Единственный разумный вывод: все это разыграно атлантами. А кто исполнитель - Хуан или Лилит - не принципиально. Если даже Хаун, Лилит не могла не знать, что принято решение о такой игре. А ее прилет ко мне раненому? Возможно, они не хотят потерять меня, как их представителя на бескрайних российских просторах. В стране с жестким кастовым делением будет трудно ввести в высшее общество незнакомого человека. А мое тяжелое ранение - самодеятельность бестолковых исполнителей, что, в общем-то, не такая большая редкость.
   Хотя стоп. Этих бандюков предупреждали, что я опасен способностью гипновнушения, даже кормили специальными таблеточками. А к моим способностям управления животными они были не готовы. Если бы в скверике прогуливали пару-тройку бультерьеров, все было бы совсем по-другому. И Лилит прекрасно об этом знала, потому что она меня этому и научила.
   Какой можно сделать вывод? Задумка атлантов, скорее всего, Даго. Исполнитель - Хуан. Лилька была не в курсе, ее использовали втемную. Впрочем, так же, как и меня.
  
   Дверь с грохотом распахнулась, в палату влетел Сергей с раскрытым ноутбуком в руках, следом волочился шнур питания и мышка:
   - Шеф, смотрите! Какой-то турист снял в гольф-клубе под Айн Сохной - это сто двадцать километров от Каира в сторону Красного моря! Вот те гуси-лебеди!
   Ролик, выложенный в интернете, действительно был впечатляющим. Сначала снимающий старательно фиксировал игру в гольф неизвестной молодой девушкой, затем, под крики окружающих, он перевел камеру вверх. Кричать было от чего. Над летящим на высоте около ста метров небольшим черным вертолетом нависала настоящая летающая тарелка, а прямо по курсу перед ним в воздухе мерцала огромная ярко-красная стрела, недвусмысленно указывающая вниз. Съемка велась с очень хорошей, возможно, даже профессиональной камеры. Были видны мельчайшие детали. Если бы не тонированные стекла вертолета, наверное, можно было бы рассмотреть испуганное лицо пилота. Вертолет часто менял курс и выполнять требование "снижаться" явно не собирался. Тарелка, довольно-таки большая, пошла вниз, прижимая машину землян к земле. Как пилот не пытался увернуться и выйти из-под нее, тарелка, как приклеенная, висела буквально в метре точно над несущим винтом, и это расстояние на глазах становилось все меньше. Техническое преимущество было явно не на стороне человечества. Пилот вертолета был вынужден опускать машину к земле все ниже и ниже. Вдруг из абсолютно пустого участка неба, выше по курсу, в тарелку ударил зеленый луч. НЛО, бросив вертолет, резко ушел влево, выпустив вверх в небо два таких же, как и его противник, зеленых луча. Один ушел в пустоту, а второй попал в цель, и в воздухе на какое-то время проявился светящийся и переливающийся голубыми искорками контур еще одной тарелки. Как только луч оборвался, вторая тарелка опять исчезла из видимости. Из тарелки, пытавшейся принудить вертолет к посадке, появился шлейф дыма. Видимо, отказавшись от преследования, она теперь ударила зеленым лучом по несущему винту набиравшего высоту вертолета и стремительно растаяла в вышине. Вертолет падал вниз, двигатель его был явно выведен из строя. Расстояние между ним и землей сокращалось. На площадке гольф-клуба, которая могла стать возможной зоной падения, возникла паника. По кадрам видеосъемки можно было понять, что хозяин сейчас занят спасением собственной жизни и старается убежать подальше, уронив камеру и не собираясь возвращаться за ней. Но, к счастью, камера остановилась и смотрела вверх. Вертолет поднимался! Двигатель явно не работал. Лопасти крутились медленно, скорее всего, просто от набегающего потока воздуха. Но он, вопреки всем законам физики, набирал высоту. Вдруг он скользнул в сторону, и по полозьям пробежали голубые огни. Боже! Да он стоит на невидимой летающей тарелке! Она под ним и пытается удержать его на себе, уводя в сторону от людей! Явно, что инопланетчику это дается с трудом! Вертолет постоянно соскальзывает! Именно в этот момент - когда полозья отрываются и опять ударяют по поверхности НЛО - по контуру тарелки пробегают синие искорки, и он на какие-то мгновения становится видимым. Каким-то чудом он дотягивает вертолет до воды, и тот все-таки падает в море с высоты метров десять, а возможно, и меньше. Люди должны выжить! Камера захватывает лица людей, стоящих рядом. Страх... Удивление... И вот - первые аплодисменты...
   - Да-а, гуси-лебеди, прямо звездные войны какие-то. Вертолет-то вроде тот...
   - Как думаешь, она жива?
   - Ну, во всяком случае, упасть на воду и на землю - большая разница. Над землей у них бы шансов не было. Ни единого. Сейчас шансы большие. Но вопрос вот в чем, как упали? Не заклинило ли дверки? В сознании ли она? Не получила ли травм при падении?
   - Она крепкая девочка - выдержит. Должна выдержать!
   - Опять же вопрос - как сработают спасатели.
   - Да там же пляж в двух шагах! Это не Россия! Должны спасти. Ну что ты заладил.
   - А нужно ли похитителям ее вытаскивать?
   - Конечно, нужно. Они же хотят ее получить живую.
   - Не они, а кто-то хочет получить ее живую. Они хотят получить деньги, а вытащить ее на глазах такой толпы народа - это, точно, пожизненное заключение. Без вариантов, вот такие гуси-лебеди, Дмитрий Васильевич.
   - Лили ее спасет... Я уверен. Ты сам видел, какие силы подняты.
   - Видеть-то видел, но, честно сказать, кто за кого - не понял. По идее, наши должны были посадить вертолет, как они и пытались вначале. А потом, с появлением еще одной тарелки, они этот вертолетик сами и сбили. Вместе с Ольгой, заметьте. Они должны были рухнуть на землю - и без вариантов. А до моря их дотащила чужая тарелка. Или я ничего не понимаю.
   - Да, у меня такое же впечатление, - задумчиво протянул профессор. - Что ж делать-то будем?
   - Вам виднее, Дмитрий Васильевич. Я не в курсе происходящего. Наверное, надо Алексея оттуда вытаскивать.
   - Правильно говоришь. Что там будет, пока не ясно, а парня надо вытаскивать по-любому. Займись этим.
   - Есть.
  
   Как только Ольга оказалась в вертолете, главный похититель, радостно улыбаясь, достал плотный черный мешок и со словами: "Терпи мало" - одел его ей на голову. Ее руки и ноги были связаны пластиковыми защелками, дышать было нечем. Девушку охватила паника. Сквозь рев двигателя слышались веселые возбужденные голоса, дружеские похлопывания, чужая речь и смех облегчения.
   "Спокойно, главное - Лешка жив. Меня не убьют. Я им для чего-то нужна. Спокойно, люди не могут так смеяться, если везут кого-то убивать. Если они нормальные люди..." - в этом она, правда, очень сомневалась.
   Вдруг общий настрой в кабине изменился. Говорили, даже не говорили - кричали все разом, в голосах перемешалось все: удивление, тревога, страх и ужас.
   "Погоня!!!", "Полиция!", "Что, не нравится!", "Что им надо?", "Боже!" - у Ольги все перемешалось в голове, но отчетливо, яростно пробиваясь сквозь пугающие ее мысли, слышалась одна: "Наверное, полицейские вертолеты пытаются нас посадить! Нет, козлы, не уйдете! Сдавайтесь!"
   Вертолет несколько раз менял курс и высоту, похитители о чем-то спорили и ругались. Гонка продолжалась минут десять, а потом откуда-то сверху послышался громкий хлопок. Машина вздрогнула, двигатель смолк.
   "Нас что, сбили?" - теперь и ее охватила страшная паника.
   В смертельной тишине кабины раздался общий крик ужаса.
   Вертолет падал. Ольга что-то кричала вместе со всеми. Удар! Скрежет металла по металлу. Вертолет скользил куда-то в бок и опять набирал высоту.
   Крики смолкли, в тишине послышался горячий шепот молитвы. Машину со страшным лязгом мотало из стороны в сторону. Все молились.
   "Господи, спаси и сохрани ... Господи, спаси и сохрани..." - перед глазами икона Святой Богородицы из церкви, в которую она когда-то ходила. "Господи, спаси и сохрани... " - она явственно почувствовала запах ладана, услышала потрескивание свечей в лампадах. "Господи, спаси и сохрани"...
   Раздался громкий скрежет. Стало понятно, что вертолет падает вниз, заваливаясь на бок. "Неужели все..." - мелькнула последняя мысль. Страшный удар головой о переборку и...пустота. Она уже не чувствовала, как кабина наполнялась морской водой. Не видела уткнувшегося головой в приборную доску пилота, не видела вопросительного взгляда одного из похитителей на старшего и его отрицательный кивок. Тройка похитителей, поняв друг друга с полуслова, выпихнула тело связанной девушки с мешком на голове из вертолета и рванулась вверх на поверхность.
  
   Лик богородицы становился все ближе и ближе. Вот они уже смотрят в глаза друг другу. Глаза затягивают, как омут, глубже... глубже... глубже... Яркий свет! Настолько яркий, что хочется закрыть глаза рукой. Но рук нет...
  
  
   В палату уж как-то очень осторожно вошел Антипов:
   - Дмитрий Васильевич, есть проблемы. Алексей ранен в ногу и находится в крайне нервном состоянии. Все вопросы об Ольге. Спрашивает, почему мы не обратились в полицию.
   - Позвони нашему общему другу из конторы. Наверняка, у него есть там свои люди, попроси от моего имени, пусть поможет. И попроси Алексея не о чем не распространяться. Скажи, делаем все возможное.
   -Есть.
   Профессор положил руки на клавиатуру ноутбука, интернет пестрил огромными разноцветными заголовками: "Звездные войны в Египте", "Сверхдержавы испытывают новое оружие", "Конец света по календарю мая", "Мая были правы", "Земля оказалась втянута в галактический конфликт", "Самый дорогой фильм в мире", "Камера Sony сделала человека миллиардером за пять минут".
   И наконец-то в этой дремучей чаще желтых листьев то, что он искал, то, что он боялся прочитать:
   "Последние новости из Айн Сохны: Трое пассажиров вертолета, атакованного НЛО, спаслись! Пилот вертолета погиб во время крушения! Все оказались жителями Египта. Спасательные работы продолжаются".
   Антипов был прав. Спасать Ольгу никто не собирался. Осталась последняя надежда, пальцы сами забегали по клавиатуре ноутбука:
   "Лилит, ответь что-нибудь"
   "Расхлебываю твою глупость. Наши пловцы ведут поиск"
   "Очень хочу тебя увидеть!"
   "Не до этого"
   "Я по делу"
   "Тем более"
   Остается только ждать, ждать и ждать. Хоть бы зашел кто-нибудь.
  
   - Разрешите доложить, Дмитрий Васильевич?
   - Хорошее или плохое?
   - Кашев через шесть-семь часов будет в Москве. Ранение легкое - профессионально прострелили мышцы на ноге, просто чтобы не мешал. Ему уже оказана первая помощь. Я попросил вколоть ему снотворное, так что спать будет до Москвы, а здесь мы встретим. Это хорошее.
   - А плохое?
   - Наш общий друг заинтересован ситуацией, если он начнет копать и сопоставит некоторые факты... Вопросов к вам будет очень много. Вот такие гуси-лебеди.
   - Сейчас главный вопрос - Ольга. С остальным потом как-нибудь разберемся, - профессор сделал неопределенный жест рукой.
   - Дмитрий Васильевич, вертолет упал в воду более часа назад. Шансов нет. Если только ваши...ммм...знакомые не могут оживлять трупы. Если мы сейчас зашлем в Египет в Шарм-эль-Шейх похожую девочку под тем же именем, можно будет попробовать как-то выкрутиться.
   - Да пошли они все к черту со своими вопросами! Лучше скажи, что я буду объяснять Алексею? Что я скажу ее матери? Иди.
   Профессор откинулся на подушку, закрыв лицо руками. "А что я скажу самому себе? А что сказать человечеству? Возможно, я отнял у него будущее", - пока он ничего не мог сказать ни себе, а тем более никому другому.
  
   Что может быть хуже ожидания? Ожидание известий о молодой женщине, в чью жизнь ты вмешался. И это твое вмешательство привело ее к гибели. Ожидание встречи с молодым человеком, которого ты послал на смерть и у которого ты отнял любимую. Ожидание чуда, что пискнет комп и
   в окошке появится короткое сообщение "она жива". Нет, это не боязнь ответственности за свои поступки. Это признание собственной глупости, собственной никчемности. Как ты мог обманывать людей, которые тебе доверяли? Ты же мог бы им все рассказать, честно, без утайки. И что, они бы сделали другой выбор? Нет, не сделали. Они, не зная ни о чем, слепо верили тебе.
   Рядом с подушкой заиграла музыка вызова мобильного.
   - Дмитрий Васильевич, докладываю, Алексея встретил. Через полчаса будем. Чувствует себя хорошо, рвется к вам. Какие указания?
   - Вези.
  

Часть 10

   "Яркий, яркий свет... Почему я не могу прикрыть глаза рукой? Где мои руки? Какой-то голос в моей голове".
   - Пришла в себя, молодец. Сейчас я притушу свет.
   Свет действительно стал мягким.
   "Я дышу. Я лежу где-то. Холодно. Кончики пальцев закололо. Крушение, удар, пустота"...
   "Я умерла?" - мелькнула мысль.
   - Нет, ты живая,
   Приятный голос точно принадлежал мужчине, и почему-то каждое слово отдавалось эхом в голове. Даже правильнее сказать, сначала возникало в голове, а потом проносилось эхом. Речь была русской, но явно с каким-то акцентом. "Значит, похитители меня все-таки доставили по назначению?"
   Надо попробовать открыть глаза. "Получилось". Она лежала в довольно-таки большой комнате, похожей на операционную. Очень высокий потолок. Окон нет. Ламп нет. Мягкий свет, но не из ламп. Он как будто разлит в воздухе. Голова не шевелилась. Скосив глаза в сторону, девушка увидела стоящего рядом симпатичного мужчину лет тридцати-сорока, в белом халате. Хотя нет, не в халате, а какой-то накидке или тоге. Он очень большой. Метра три ростом.
   - Тебе кажется, потому что ты лежишь. На самом деле, два сорок, по- вашему, - он улыбался.
   - Вы читаете мои мысли? Или я все говорю вслух?
   - А ты слышишь мои мысли у себя в голове?
   Ольга задумалась, а в голове прозвучало:
   "Сейчас слышишь?"
   Мужчина стоял рядом и ни один мускул на его лице не дрогнул:
   - Точно, голос раздается только в голове.
   - Слышу, - ответила так же мысленно она.
   - Вот и хорошо, намного проще и быстрее общаться. И соврать при таком общении затруднительно. У тебя, наверное, много вопросов?
   - Ты мой похититель?
   - Не я лично, но, действительно, это я организовал твое похищение.
   - Зачем?
   - Ты, а точнее твой ребенок, следующая ступень развития жизни. Следующий шаг в эволюции разумных. Такие дела как-то не хочется оставлять на волю случая. Тем более на последнем этапе.
   - О! Как интересно, - издевательски ответила Ольга.- Но зачем меня похищать?
   - Чтоб произошла инициация, ты должна была оказаться в определенное время в определенном месте.
   - То есть попасть в руки к шизику.
   - А как ты думаешь, зачем тебя профессор Николотов послал в Египет? Он тоже сумасшедший маньяк?
   - Он меня лечил!
   - И для этого надо было находиться в одном и том же месте, в одно и то же время три дня?
   "Да, действительно, что-то не вяжется", - вяло подумала девушка.
   - Все это время усилия огромного количества разумных были направлены на то, чтобы ты оказалась в этом месте и именно в это время.
   - Но, если меня туда и так уже отправил профессор, зачем меня надо было стараться похитить?
   - Согласен. Немного не логично. Я просто не знал, что Николотов сможет правильно определить точку инициации. Я думал, что тебя отправят в пирамиду.
   - Хеопса?
   - Да, они должны были закрыть тебя там, но в последний момент твой профессор почему-то, как я предполагаю, неожиданно для всех, изменил планы.
   - Что с Алексеем?
   - Твой мужчина жив. Вообще о нем можешь не беспокоиться - его достаточно трудно убить. Он - Защитник.
   - Где он?
   - Не знаю.
   - Я могу встать?
   - Подожди еще несколько минут, сейчас я дам тебе таблетку, и все будет хорошо.
   - Я не хочу вашу таблетку.
   - Боишься. Хорошо. Тогда придется полежать немного дольше. Но ты уже должна чувствовать кончики пальцев.
   - Чувствую. И даже могу немного пошевелить.
   Пальцы действительно шевелились, она почувствовала голую кожу своего бедра:
   - Я что, голая?
   - О, извини, я забыл о ваших странностях, - неизвестный заботливо прикрыл ее белой простыней.
   - Спасибо.
   - Пожалуйста. Продолжим наш разговор?
   - Значит, вы утверждаете, что профессор специально отвез меня в Египет и должен был закрыть в пирамиде Хеопса?
   - Да, именно так.
   - Допустим. Но зачем вы похитили меня, когда уже знали, что меня не закрыли в пирамиде и профессор правильно определил эту вашу точку?
   - Я хотел встретиться с тобой.
   Ольга все больше и больше ощущала, что ее тело начинает подчиняться ей, и тянула время.
   - Зачем?
   - Во-первых, чтобы убедиться, что инициация прошла и в тебе действительно зародилась новая жизнь.
   - Как новая жизнь? Я что, беременна? - забыв о своих хитростях, девушка резко вскочила со стола, на котором лежала. Голова закружилась, то ли от слабости, то ли от ошеломляющих новостей, и ей пришлось присесть обратно, придерживая простыню. - Это вы сделали?
   - Ну нет, женщина, это ты сама. Скорее всего, за день или два до 21 декабря, - расхохотался незнакомец. - Не надо вешать на меня всех собак.
   - Так значит я... Алексей... значит мы... - Ольга задумалась. - Что вы со мной собираетесь сделать? Со мной и моим ребенком?
   - Ничего, - неизвестный продолжал улыбаться. Улыбка была не ироничной, не злой, просто улыбка человека, который наблюдает за развитием смешной ситуации. - Я просто хотел предложить тебе свою помощь и защиту. А также ответить на множество твоих вопросов и уберечь от ошибок, которые могут быть фатальными. Дело в том, что те, кто хотел, чтобы ты была инициирована, через какое-то время могут изменить свое мнение. Ты и твой ребенок станете им не нужны и, более того, опасны.
   - Профессор захочет убить меня?
   - Не профессор, а те, кто стоят за ним.
   - А кто стоит за ним?
   - Я не хотел бы сейчас отвечать на все твои вопросы. Это сложно - объяснить тебе все. Лучше было бы, чтобы ты сама постаралась разобраться во всем. А потом мы снова встретимся. Задай вопросы своему профессору.
   - А вы что, меня отпустите?
   - Да.
   - Когда?
   - В любое время, как скажешь.
   - Правда?
   - Я просто хочу дать тебе несколько советов и научить тебя закрывать свои мысли, чтобы их не смогли прочитать другие.
   - А что, мысли тоже можно закрывать?
   - Да, конечно. Это как... Как бы тебе лучше объяснить... Это как мобильник. Можешь ответить на вызов, а можешь и не отвечать. Можно даже конференцсвязь включить.
   - Здорово. И насколько далеко можно таким способом общаться?
   - Это зависит от твоих способностей. Обычно в пределах видимости. Единицы могут общаться за сотни километров. Иногда это получается и у очень близких людей.
   - Все это очень интересно. Но можно узнать, а сколько времени я у вас нахожусь?
   - Около восьми часов.
   - Там Лешка, наверное, с ума сходит! А можно ему позвонить?
   - Конечно, только не надо ничего говорить о том, где ты и с кем ты. Расскажешь об этом чуть позже. Мы договорились?
   - Да, обещаю.
   - Звони,- незнакомец протянул ей обычный дешевый сотовый телефон "Nokia".
   Ольга схватила телефон, и... в глазах ее мелькнуло отчаяние.
   - Ой, я не помню, какой у него сейчас номер....
   - Я могу подсказать тебе только номер твоего наставника Николотова.
   - Правда?
   Незнакомец взял у нее из рук телефон и набрал какой-то номер:
   - Держи.
   В трубке раздавались гудки.
  

***

  
   Надежда умирает последней. Самой последней и самой крохотной надеждой была Лили, но и она прислала сообщение:
   "Поиск результатов не дал. Больше оставаться здесь не можем. Все море буквально нашпиговано спасателями и пловцами разведок всего мира. Соболезную. Не кори себя - это судьба".
   А если бы Ольга и Алексей знали все, как бы они поступили? Поступили бы точно так же. Просто рассказав им все, ты бы переложил ответственность с себя на них. Это был бы их выбор. Тебе было бы легче. А Ольге? А Алексею?
   Что я ему сейчас скажу? Как объясню, что послал их на смерть? Как сказать, что Ольги нет в живых?
   Под рукой опять запиликал мобильник.
   - Дмитрий Васильевич! Это я Ольга!
   - Ты?!!
   - Я! Я! Со мной все хорошо! Как Лешка? Его же ранили! Где он?
   - Алексей в Москве. Минут через двадцать будет у меня. С ним все в порядке!
   - Ты где?
   - Можно я перезвоню ему на ваш телефон, я его номер не помню.
   - Конечно, конечно. Ты где?
   В трубке раздались гудки.
   Вот это новость!
   - Леночка, принеси коньячку!
   - Вам нельзя, Дмитрий Васильевич.
   - Неси! И три рюмки.
   Вот это новость!
   Когда дверь в палату открылась, и в проеме показался прихрамывающий Алексей и начальник охраны, стараниями Леночки возле кровати Дмитрия Васильевича был накрыт импровизированный столик на троих, а профессор наливал себе еще одну рюмочку коньячка. Настроение у него было замечательное, и первые пятьдесят грамм проскочили как-то незаметно, даже не оставив в душе ни малейшего следа.
   Увидев вошедших, он приглашающим жестом махнул рукой:
   - Давайте-ка быстрей, присоединяйтесь.
   Алексей недоуменно взглянул на профессора, перевел взгляд на растерянное лицо Сергея Валентиновича и с вызовом в голосе спросил:
   - А что, есть повод для радости или уже за упокой пьете?
   - Типун тебе на язык. Ольга жива, сейчас тебе позвонит.
   Теперь с недоумением и подозрительностью на него смотрел начальник охраны. "Ну и черт с ними, пусть думают, что я сумасшедший. Главное, что все живы", - он словно родился заново.
   - Давайте быстрее садитесь, ребята, рука устала. За здоровье! За жизнь!
   Не успели они закусить нарезанным тонкими ломтиками лимоном, как опять зазвонил мобильный профессора:
   - Держи, она.
  

***

  
   Ольга отдала телефон незнакомцу
   - Спасибо вам, и что теперь? Вы обещали меня отпустить.
   - Ты торопишься уйти? У тебя нет ко мне вопросов?
   - Нет, мне все понятно, я вам очень благодарна.
   - Как скажешь. У меня к тебе будет небольшая и не очень обременительная просьба.
   - Какая?
   - Я бы хотел, ради твоей же безопасности, чтоб ты забыла на какое-то время о нашей встрече. Ты не против?
   - Конечно, нет, я выполню все, о чем вы попросите. Только и вы отпустите меня, как обещали.
   - Вот примерь, - он протянул ей какое-то колечко. Скорее всего, золотое. Перстенек был очень красивый, со стилизованным изображением скарабея, спина и крылья которого были украшены хризолитом. Чувствовалось, что украшение очень старинное и, наверное, очень дорогое. Оно как влитое село на средний палец.
   - Нравится?
   - Да, очень.
   - Я рад, что угадал твой вкус. Но пока верни его мне. Когда ты в следующий раз его оденешь, нажмешь ему на голову. И сразу все вспомнишь. Устраивает?
   - Да. Меня все устраивает, лишь бы расстаться с вами как можно быстрее и оказаться от вас как можно дальше.
   - Тогда все. До встречи.

***

  
   Ольга очнулась от того, что кто-то брызгал ей в лицо водой. Открыв глаза,
   она увидела перед собой встревоженное обветренное лицо уже пожилой египтянки.
   -Тебе хорошо?- голос был по-матерински заботливым.
   - Где я?
   - Ты мой дом, все хорошо.
   - Где мы находимся?
   - Египет. Айн Сохна. Моя дом.
   Девушка, приподнявшись, огляделась вокруг. Она лежала на старом и скрипучем диване в обычной комнате. Вокруг все было потрепанным, как и диван, на котором она находилась. Напротив стояли обшарпанный столик и два кресла. Укрыта девушка была вытертым вязаным пледом с выцветшим египетским национальным рисунком. Чувствовалось, хозяева вели бедное, даже убогое существование. Если не считать того, что немного кружилась голова, чувствовала она себя прекрасно. Хоть сейчас в клуб на танцы.
   - Мне надо позвонить моим друзьям. Это можно?
   - Ты звонил другу.
   - Я уже звонила? Кому?
   - Вот эта номер, - женщина протянула старенький мобильник "Нокия".
   - Когда?
   - Мало часа потом.
   - А как я здесь оказалась?
   - Мой муж - рыбак, нашел ты в море. Ты был... как это... нет чувств. Привез мине. Я работать хотель. Я хорошо говорить русский. Что вы хотите?
   - Можно мне еще раз позвонить?
   - Да, пожалуйчта.
   - Я набирала этот номер?
   - Да, ты звонил сюда.
   - Алло, алло! А с кем я говорю? Дмитрий Васильевич! Это Ольга!
   - Ты где? Что с тобой? Только не бросай опять трубку!
   - Со мной все в порядке. Я в Айн Сохно, в доме у какой-то египетской семьи рыбака.
   - Адрес, адрес назови! И жди нас там. Никуда не выходи.
   - Адрес не знаю, сейчас передам хозяйке трубку - она говорит по-русски.
  

***

   Николотов задумчиво потер лоб:
   - Какие есть предложения?
   - Ее документы у меня, и деньги тоже у меня. Когда ее похитили, сумочка осталась. Надо срочно вылетать туда за ней. Я готов!- Алексей был готов дойти пешком, невзирая на простреленную ногу.
   - Кашев ранен. Тем более его знают в лицо, и, возможно, охота еще продолжается. Просить коллег не очень хочется, они и так скоро начнут задавать море неудобных вопросов, хорошо еще, Алексея не допросили. Поэтому лучше всего, если поеду я один, - начальник охраны был как всегда логичен и убедителен.
   - Согласен, Сергей Валентинович, все правильно. А ты, подстреленный, глазами не зыркай, марш на обследование к Тамаре Петровне. Потом придешь и расскажешь, что и как было. Ну что, вскочили? Давай на посошок по русскому обычаю, чай не басурмане.
   Когда все вышли, Николотов посмотрел на часы: время уже далеко за полночь, и задумался - стоит ли сообщать Лилит? Да вот черт, в суматохе не расспросил Кашева, как себя чувствовала Ольга, не было ли симптомов заболевания. Надо срочно вызвать и порасспросить. Хотя если он сейчас придет, то, скорее всего, сам начнет задавать мне вопросы, а что ему отвечать, пока не ясно. Он еще не залазил в итернет и не видел ролик с тарелочками!
   - Леночка, срочно шепни Тамаре Петровне, чтоб вколола усыпляющего Кашеву. Пусть отдохнет с дороги... подольше, - дав указание своему секретарю, профессор вновь впал в задумчивую дрему.
   Как только Сергей с Ольгой окажутся в Москве, сообщу радостную новость Лили. Считай, часов 10-12 у меня есть, можно спокойно все обдумать почти до завтрашнего или, правильнее сказать, сегодняшнего обеда. А подумать есть о чем. Если сейчас сообщу Лили, она доложит Даго, и тот спокойно опять выкрадет Ольгу. И что с ней будет дальше, абсолютно не понятно, но, точно, ничего хорошего. Лучше подождать, пока она не окажется в безопасности в Москве. Хотя о полной безопасности говорить трудно. Как говорил кто-то из древних и мудрых: "Для того чтобы победить, иногда достаточно подождать". Будем делать подождать.
  
   Утро выдалось беспокойным. Все началось с визита Кашева: тот прихромал узнать, нет ли вестей от начальника охраны и Ольги. Узнав, что все в порядке и они уже на пути в Москву, он немного упокоился и ушел. Но буквально через полчаса прилетел снова:
   - Дмитрий Васильевич, вы видели клип в интернете?
   Вот ведь не спится ему, ведь так все хорошо спланировал - до обеда дотянуть без расспросов, ан нет. Что теперь говорить?
   - Звездные войны?
   - Ну да, это же тот самый вертолет.
   - Послушай, Алексей, в интернете каждый день сплошные НЛО и разные снежные или зеленые человечки. Ты же не относишься к этому серьезно?
   - Ну, если честно, то я, конечно, в это не верю, но вертолет точно тот самый, и Ольга сказала, что она в Айн Сахно.
   - Слушай, дорогой мой человек, может, это монтаж такой сделали: вместо полицейского вертолета, преследовавшего похитителей, вставили тарелку НЛО. Умельцев-приколистов полно. И что нам теперь? Над каждым роликом голову ломать? Давай-ка дождемся приезда Ольги, и все узнаем, как говорится, из первых рук.
   Алексей помялся, но все-таки не стал развивать тему дальше и вышел.
  
   Николотов, оставшись один, задумался. От серьезного разговора все равно не отвертеться. Да и нечестно это: ребята жизнями рискуют, а их втемную используют. Пусть Даго с Лилит голову поломают. Он взял ноут и вошел в почту:
   "Лилит, с Ольгой все в порядке, она жива. У ребят слишком много вопросов. Что мне им отвечать?"
   "Срочно сообщи, где она - мы ее заберем."
   "На данный момент точное местоположение назвать не могу, и не хочу его называть, пока не буду уверен в ее безопасности."
   "Как это понимать?"
   "А понимай, как хочешь."
   "Ты пьян?"
   "Нет, трезв и хочу с тобой встретиться и обсудить ряд вопросов."
   "Каких?"
   "Ты видела ролик в интернете про битву НЛО в Египте?"
   "Видела, и не только ролик"
   "Как ты мне это объяснишь?"
   "Неожиданное вмешательство третьей силы. Это нельзя обсуждать здесь!!!! Все объясню при встрече."
   "Что рассказать ребятам?"
   "Придумай что-нибудь правдоподобное."
   "Я думаю, они имеют право знать хотя бы часть правды, они рискуют жизнью, выполняя ваши задания."
   "Ты считаешь, что им можно что-то рассказать?"
   "Я настаиваю." "Хотя бы частично."
   "Хорошо, это будет решено. Что еще?"
   "Я хотел бы встретиться и обсудить ряд вопросов."
   "Я тоже. Кто знал о новой точке, в которой должна была находиться ваша женщина?"
   "До последнего момента никто. Кроме меня, Ольги и Кашева. После я сообщил тебе и Хуану одновременно. Перед поездкой в Египет специалисты провели с ребятами работу по изменению внешности и имиджа, также им были сделаны документы на другие имена. Вычислить их там было практически невозможно."
   "Вопросов накопилось действительно очень много, ты в состоянии прилететь в Испанию?"
   "Да."
   "Я свяжусь с тобой через час."
   Ну что ж, опять будем делать подождать. В последнее время это становится моим хобби. Зато есть время и подумать. Ольгу я им в Испанию не повезу, надо сначала самому разобраться, что с ней произошло и произошло ли. Сообщать ли новость о чудесном воскрешении Ольги Хуану? Если допустить, что он в сговоре с Даго, то он и так от него узнает, после доклада Лили. А вот если он не узнает, тогда вопрос будет очень интересным. Получается, что Даго с ним не в сговоре и информация к третьей силе ушла от него. Вопрос: сам он это сделал или кто-то из его окружения?
   Получив ответное послание Лилит, профессор нахмурился: план, предлагаемый ей, не предусматривал посвящения молодых помощников во все тайны. Но, еще раз хорошо подумав, решил, что в целом он был приемлемым на данном этапе и, может, даже лучше его предложения, так как оставлял возможности для маневра. Если что-то не сложится, ребята будут иметь возможность остаться в стороне. Просьбу срочно приехать в Испанию вместе с Ольгой и Алексеем легко можно было отложить на любой необходимый срок, сославшись на свое самочувствие. Все-таки серьезное ранение. А предупреждение ни о чем не сообщать Хуану воспринял как должное. Он уже сам самостоятельно пришел к тем же выводам.
   - Леночка, если со мной захочет связаться профессор Хуан Домингес, я в реанимации в тяжелом состоянии. А Ольга и Кашев еще не возвращались из Египта. Запомнила?
  
   В палату вошла какая-то незнакомая девушка, смутно напоминающая Ольгу:
   - Здравствуйте, Дмитрий Васильевич! Как вы?
   - О, Ольга, а я тебя и не признал. Вон как тебя замаскировали антиповские специалисты... У меня все хорошо. День два - и буду на ногах. Хотя, чувствую, мог бы и сейчас, но врачи запрещают, - ответил профессор, и сам же рассмеялся. - Вот такие они, вредные врачи. Очень рад тебя увидеть. Сама-то как?
   - Нормально. Хотя испугалась здорово. Но все хорошо, что хорошо кончается.
   - Давай, Олюшка, так поступим. Ты иди, отдохни с дороги, переоденься, искупайся, покушай, а как будешь готова долго и обстоятельно обо всем поговорить - зайдешь.
   - Да мне буквально полчасика и надо.
   - Вот и умница. Жду вас. Вместе с Кашевым.
  
   Ребята действительно прискакали очень быстро.
   - Ну-с, рассказывайте, мои дорогие, что и как было в Египте, да поподробнее, а то я чувствую, что пропустил самое интересное.
   - А зачем вы нас туда вообще посылали? - начал Алексей.
   - На этот вопрос я хотел бы ответить чуть позже - после обследования Ольги, - увидев напряженное лицо Кашева и почувствовав, что сейчас возможен срыв, тут же пошел на уступки. - Но раз вопрос стоит, как я понимаю, очень остро, что ж, ребята, отвечу. Вы знаете, что в мире есть ряд людей, обладающих паранормальными способностями
   - Это как в "Битве экстрасенсов"? - перебила Ольга.
   - Да, скажем, что довольно близко. Но до "Битвы экстрасенсов" они тоже были. Вам, наверное, известны имена Вольфа Мессинга, Розы Кулешовой, Ванги, Эдгар Кейси, Джуны, монаха Авеля, Серафима Саровского... Этот список можно начать с самого рождения человечества и продолжать бесконечно. Кто-то получил этот дар от рождения, кто-то - в результате травмы, кто-то - в результате другого необычного жизненного события, у кого-то они открылись при достижении определенного возраста. Человечество всегда интересовало, как приобретаются такие способности. Большинство современников-экстрасенсов добровольно прошли всесторонние обследования в специальных центрах. И наш центр также принимал участие в таких исследованиях.
   После долгих и кропотливых работ, по анализу результатов обследований, были выявлены определенные закономерности в составе ДНК, крови и томограммах мозга этих индивидуумов. Несколько лет назад очень ограниченной группой научных организаций был запущен глобальный проект по поиску людей, которые обладают или, возможно, в скором времени станут обладать рядом способностей, существенно отличающих их от остальных людей. Рассматривалась и возможность, что способности проявятся не у них, а у их детей. Многие годы, в обстановке строжайшей секретности, по всему миру на основе собранных образцов ДНК, крови и томограмм выявлялись люди - наиболее вероятные носители паранормальных способностей. И вот...
   - Что вот, профессор?
   - И вот вы здесь.
   - Вы хотите сказать, что мы экстрасенсы?
   - Я хочу сказать, что на основе собранных материалов несколько лет назад был выбран Кашев. И чтоб не терять его из вида и иметь постоянную возможность контролировать его... как бы правильно выразиться... медицинское состояние и способности, я привлек его к работе в нашем центре.
   - А я?
   - Ну а следом нашлась и ты. И, наверное, без паранормальных способностей Кашева мы тебя бы и не нашли.
   - То есть мы оба обладаем способностями?
   - По результатам работы наших аналитиков - очень высокая вероятность, что именно так.
   - А как и когда они проявятся?
   - А вот этим вопросом, молодые люди, мы как раз и занимаемся, - глядя в загоревшиеся глаза ребят, профессор с грустью подумал, что молодость как всегда легковерна и живет ожиданием чуда. Если опустить мелкие подробности, он им практически ни в чем не соврал. И они уже сделали свой выбор. Ну что ж, пора поставить последнюю точку. - Теперь зная все, я хочу спросить, согласны ли вы продолжить свое участие в проекте?
   - А что для этого надо?
   - Ничего нового. Полное и беспрекословное подчинение мне.
   - Это понятно. А конкретнее. Что мы должны будем делать?
   - Ничего для вас принципиально нового. Будете проходить обычные процедуры обследований. Возможно, привлекаться к каким-то научным экспериментам. Дело новое, всего сейчас предсказать невозможно. Все приходится изобретать на ходу.
   - А когда мы станем... А если действительно у нас проявятся необычные способности?
   - Когда проявятся, тогда и поговорим.
   - А как мы будем жить? Что нам разрешено, а что запрещено?- взволнованно спросила Ольга.
   - Жить будете как обычно, как и жили до этого. Хотя тут я не прав. Обычной жизни у вас уже не получится. Как вы сами понимаете, такие люди интересуют не только ученых. Огромный интерес они представляют и для спецслужб, и для бизнесменов, и для разных криминальных личностей. Мы уже столкнулись с повышенным интересом к вашей персоне, милейшая Ольга. И судя по размаху операций - а он проводились, как вы знаете, и в России, и в Египте - средства и силы задействованы очень и очень приличные.
   - Это понятно, Дмитрий Васильевич. Я хотела спросить...про другое. Вот вы сказали, что, возможно, паранормальные способности проявятся не у нас, а у наших детей.
   - Я твой вопрос понял, - улыбнулся Николотов, - мы, конечно же, не препятствуем созданию семьи. Скажу больше, я приложу все свои силы для того, чтоб такая семья создалась и у нее были все условия для рождения и воспитания детей. Тебя такой ответ устраивает?
   - Конечно, - расплылась в улыбку Ольга, - и не смейтесь, пожалуйста. Для женщины семья - это очень важно.
   - Еще вопросы?
   - Пока нет.
   - Тогда у меня есть вопросы к вам. Я хотел бы очень подробно услышать от вас все, что с вами происходило в Египте. Очень и очень подробно, включая ваши ощущения, предчувствия, какие-то догадки и озарения. Пусть даже кажущиеся вам незначительными и глупыми.
   Профессор включил диктофон. Несколько раз выслушав рассказ об египетских приключениях и не услышав ничего нового ни от Алексея, ни от Ольги, Николотов задал несколько уточняющих вопросов:
   - А как было твое самочувствие, милая девушка?
   - Хорошо!
   - Ну прямо-таки и хорошо? Даже акклиматизации не было?
   - Ну чуть-чуть.
   - В чем выражалось?
   - Ну как обычная простуда - слабость, недомогание, повышенная температура. Ничего серьезного. Кстати, у Алексея тоже.
   - Почему не доложили?
   - Ну это же нормальное явление, профессор, - вмешался в ход разговора Кашев, - и к рукам никакого отношения точно не имеет.
   - А объясните мне, пожалуйста, дорогие мои ребятки, как же так получилось, что вы не покинули назначенное вам для дежурства место в условленное время, и что послужило причиной, что вы оставались там еще почти целый час?
   Новоявленные экстрасенсы замялись, переглянувшись. Кашев хотел что-то сказать, но его опередила Ольга:
   - Это я виновата. Я хотела закончить картину и уговорила Кашева, который на меня очень ругался, задержаться. Вот и задержались.
   - Понятно. Ну вот что, экстрасенсы вы мои, давайте бегом на обследование, а потом еще пообщаемся.
  
   Проводив ребят, Николотов взялся за ноутбук:
   "Лили, все в порядке. Предложенная тобой версия сработала на "отлично".
   Высылаю запись разговора с ребятами о событиях в известном тебе месте.
   Приехать смогу только через день-два. Все-таки самочувствие пока не очень."
   "Ди, не обманывай, скажи честно, что не доверяешь нам и хочешь сам обследовать женщину. Никто не против. Только не используй излучающие приборы. И поделись отчетами. Соскучилась."
   "Все сделаю. Скучаю. Целую."
  

Часть 11

  
   Перелет в Испанию дался Николотову нелегко. Нет, беспокоили его не последствия сложной операции после тяжелого ранения, хотя, в буквальном смысле этого слова, его вытащили с того света. После таких ранений и более молодые и крепкие люди месяцы проводят на больничной койке, при условии, что им повезет выжить. А он через неделю, к удивлению даже работающих у него в центре и немало повидавших разных чудес специалистов, не просто встал на ноги, а вернулся к прежнему активному ритму жизни.
   Спасибо, Лили! Опять она его спасла.
   Молодежь тоже не донимала его разными и чаще всего бестолковыми вопросами. И Ольга, и Алексей, укрытые пледами, спали в своих креслах, а когда еще спать им, молодым!
   Дмитрий Васильевич думал о Хуане. Как он посмотрит ему в глаза? Всю неделю секретарь Леночка, по его личному приказанию, врала Хуану о его тяжелейшем состоянии, и вот он появляется живой и здоровый, приезжает без предупреждения, в роли обвинителя и судьи. Что он ему скажет? Столько лет вместе! А что он должен ему сказать? Лили однозначно подтвердила, что проведенное расследование не оставляет ни малейших сомнений, что именно Хуан Домингес - предатель. Уже почти выяснено кому, что и как он передавал, не ясно только одно - почему. Что ему не хватало? За что он был готов бросить на кон три жизни - Николотова, Кашева и Ольги? Хотя нет, не три, а уже четыре!
   Проведенное обследование не нашло в Ольге никаких отклонений, кроме того... что она беременна. Дмитрий Васильевич обрадовался этому, кажется, больше, чем и Ольга, и будущий папаша вместе взятые. И, слава богу, что никаких изменений нет - значит, они будут обычными людьми и у них будет обычная семья. Как-то незаметно он сроднился с этими ребятами, сроднился настолько, что относился и думал о них, как о родных детях. А будущий ребенок однозначно будет и его внуком.
   Он научит его играть в шахматы, привьет тягу к знаниям, выведет его в науку, он продолжит его дело, завершит незаконченные дела. И все это могло прерваться. Почему, Хаун? Почему?
   Лучше бы ребята не спали, а донимали его вопросами. Пусть даже самыми глупыми.
  
   В аэропорту их встретила Лилит, как всегда элегантная и притягивающая к себе взгляды. Она обняла их всех троих по очереди, обняла очень искренне, и даже ее молчаливость воспринималась как-то по-особому душевно. Так встречаются люди, которым довелось вместе много пережить, вместе постоять на самом краю, у самого предела. Люди, для которых важен ответ всего лишь на один вопрос - жив?
   Она проводила их к суперроскошному автомобилю неизвестной марки и сама села за руль.
   Не скрывая удовольствия, Лили с ловкостью профессионального гонщика легко лавировала в потоке машин. Включенная в салоне на полную громкость музыка вполне естественно исключала возможность каких-либо разговоров, но не мешала общаться мысленно.
   - Как ты, Ди?
   - Честно сказать, не очень.
   - Не оправился после ранения?
   - Нет, я из-за Хуана. Это точно установлено?
   - Да, мы засекли все его телефонные переговоры как с исполнителями в Москве и Египте, так и с тем, на кого он работал.
   - И на кого?
   - Сейчас ты все сам узнаешь. Последнее время ты стал сомневаться в нашей искренней помощи вашей расе, и мне, а точнее всем нам, хочется вернуть твое доверие, поэтому разговор с Хуаном мы отложили до твоего приезда. План действий будет такой. Даго назначил встречу Хуану в морском домике, и Хуан ждет его там. Когда подъедем, ты попросишь Дебору разместить ребят, а мы пойдем в бухту. Там все и выясним до конца.
  
   Впервые в жизни Николотов стоял с Лилит у дверей гостевого домика и не хотел открывать дверь. Лилит, понимая, что творится в его душе, стояла чуть сзади и ждала. Как ни старался он настроиться против Хуана, вспоминалось почему-то только хорошее. Как он протаскивал его в высшее научное общество, как помогал работать, как поставил шатер для них с Лилит. Вот черт!
   Все-таки он вошел. Хуан в один миг понял все:
   - Я рад, что ты жив, Дима... Извини...
   Только что выглядевший лет на шестьдесят, ну может немного постарше, крепкий и бодрый мужчина на глазах превращался в дряхлого старика. Чувство вины действовало на него, как машина времени. Сколько ему сейчас? Он старше меня лет на двадцать - значит, лет девяносто семь-девяносто восемь.
   - Почему ты нас предал?
   -Ты не поймешь! Я просил их! Я просил продлить мне жизнь еще лет на десять-пятнадцать! Они отказали мне, Дима. Дима, всего еще десять лет!
   Хуан кричал, разбрызгивая слюни и задыхаясь. Он был похож на шамана, входящего в транс и готового забиться в припадке.
   - Я всю жизнь работал на них! Всего десять лет! А он обещал мне еще пятьдесят лет жизни, если я отдам ему девчонку! Я мог бы жить! Дима, они нас обманывали! Все было совсем не так, как рассказывал нам Даго! Это они начали войну, уничтожившую атлантов! Дима, попроси их! Всего пять лет! Я хочу жить!
   Хуан упал на пол и забился в судорогах, Лилит бросилась к нему, но было поздно.
   - Инсульт, - Дмитрий был поражен произошедшим.
   - Да, ты прав, инсульт. Даже воспоминания не сможем снять. Попробуешь, Даго?
   - Бесполезно. Извини, Дмитрий, что втянули тебя в этот допрос, мы не думали, что он так отреагирует.
   - Я сам впервые видел его таким. И, наверное, лучше бы не видел. Столько лет знать друг друга, доверять, помогать, дружить - и за несколько минут до смерти понять, что ты всю жизнь ошибался в этом человеке. Несколько минут, перечеркнувшие всю жизнь. Что может быть хуже....
   - Мы были готовы наказать его за предательство. Прекратить с ним сотрудничество, стереть воспоминания о работе с нами, вывести из управления этим медицинским холдингом, но не отнимать жизнь.
   - Я верю...
  
   Убитая горем Дебора попросила его остаться и помочь с организацией похорон. Три дня пролетели как один миг, заполненные встречами, хлопотами, приемом гостей и делегаций. Только вечерами он мог спокойно поговорить с Лилит.
   - Лили, я понял, что это он, даже понял, почему он это сделал. А вы могли помочь ему продлить его жизнь?
   - Ди, поверь, продлить жизнь никто не в силах. Это заложено сразу при рождении. Все спланировано Великим разумом задолго до нас. Судьбы всех живых существ на земле, их действия, их поступки. Поэтому иногда находятся разумные, которые могут заглянуть в этот план, в эту книгу жизни - в зависимости от своих личных качеств или, лучше сказать, способностей, предсказать возможные события будущего. Но изменить то, что спланировано... Это значит помогать Хаосу. Это может вызвать непредсказуемые последствия для всех. Это как отвинтить несколько шестеренок в двигателе несущегося на полной скорости гоночного автомобиля. Финал может быть плачевный и для гонщика, и для зрителей.
   - Так могли или не могли?
   - Не могли.
   - А кто пообещал ему продлить жизнь?
   - Мы не знаем.
   - Лукавишь?
   - Честно, не знаем. Мы надеялись снять его воспоминания, но ты сам видел: неожиданный инсульт лишил нас этой возможности.
   - Но какие-то предположения есть?
   - Предположений может быть очень много.
   - Ли, перестань. Не надо относиться ко мне как к идиоту. Знаешь, не очень и трудно сложить вместе бой двух тарелок в Египте с неизвестным, обещавшим продлить жизнь Хуану и поделившимся с ним альтернативным вариантом вашей истории, которому он, заметь, безоговорочно поверил.
   - Ну вот видишь, ты сам все понимаешь, и мне не надо нарушать клятву Великому Совету.
   - Так это какая-то группа атлантов, действующая внутри вашей расы, или потомки тех, против которых велась война?
   - Ты действительно очень умный. Скорее всего, потомки жрецов с Лему, но Совет не исключает возможности, что они имеют агентов и среди нас.
   - Это ты дала команду сбить вертолет в Египте, когда подбили ваш аппарат и преследование стало невозможным?
   - Да, я. Ты должен понять меня. Если бы они захватили девушку, ничего хорошего ее бы все равно не ждало. Ужасная смерть после чудовищных экспериментов, а ребенка ждала судьба машины убийцы в руках фанатиков, мечтающих уничтожить все живое на земле.
   - Ты сейчас мне напомнила моих соотечественников лет семьдесят назад. Они тоже знали только одну официальную историю и готовы были проливать за нее кровь... и свою, и чужую...
   - Что ты хочешь этим сказать?
   - Хочу сказать, что история - очень сложная штука и имеет свойство часто меняться, в зависимости от нужд и настроений правящей верхушки. Понимаешь?
   - Я понимаю, о чем ты говоришь. Но у меня пока не было повода сомневаться.
   - Я рад за тебя. Наверное, это гораздо проще: жить, не сомневаясь в своей правоте.
   - Ди, давай прекратим этот разговор, он мне не нравится.
   - Хорошо. Тогда расскажи, что планируется дальше? Как жить-то будем?
   - Это обсудим завтра с Даго. Он все-таки хочет посмотреть на Ольгу сам, хотя я бы уже почувствовала, если бы... Пригласишь ее в комнату с морем, оставишь на несколько минут.
   - Только в моем присутствии.
   - Хорошо.
  

***

  
   Дмитрий Васильевич зря волновался. Процедура обследования Ольги прошла очень быстро и практически незаметно. Ничего не подозревающая девушка занесла бутылочку конька погруженному в работу шефу и, присев в кресло, чуточку вздремнула, пока он с ней разговаривал. Когда через несколько минут Николотов ее разбудил, страшно смущенная Ольга, бормоча извинения, убежала.
   - Что скажете, уважаемый Даго?
   - Хочу поблагодарить вас за доверие и оказанную помощь, - в голосе перворожденного чувствовалась какая-то трудно сдерживаемая радость.
   - Вы что-нибудь обнаружили?
   - Нет, практически ничего.
   - Что значит в ваших устах слово "практически"?
   - Есть что-то немного непонятное: в отсутствии памяти с момента падения вертолета до хижины старой египтянки...
   - Что тут непонятного, она потеряла сознание...
   - Даже когда человек теряет сознание, мозг собирает и анализирует информацию об окружающем. А здесь полный ноль. Немного странно, но, скорее всего, вы правы. Мозг - это странная штука, все может быть. Вот так вот, Дмитрий, вы своим самовольством, возможно, отняли у человечества огромный шанс, - и опять профессор заметил в голосе нескрываемые нотки превосходства.
   - Ну-с, во-первых, вы сами говорили - неизвестно, что из этого бы получилось. А во-вторых, не знаю, как там человечество, но одному будущему человеку я подарил шанс на обычную нормальную и, надеюсь, счастливую жизнь. Опять-таки, вы же сами верите в судьбу и Высший разум, и, значит, он так распорядился.
   - Согласен с вами, абсолютно согласен. Если разрешите, я вас покину. Знаете ли, очень много дел, - ему действительно было не до него и не до Ольги.
   - Вы рады, что эксперимент не получился?
   - А кто сказал, что не получился? Еще как получился! Вопреки сделанному много тысячелетий назад пророчеству, Великий разум выбрал Следующую из наших женщин. Поздравьте нас, профессор, и до свидания!
   - А что мне делать дальше?
   - Решайте все с Лилит, мне все равно. Извините, я тороплюсь.
  
   Известие подействовало на Дмитрия Васильевича как ледяной душ. Вот оно как! Получается, что раса атлантов, тысячелетия находящаяся на грани вымирания, получит второй шанс, возродится в новом качестве, приобретя новые способности к выживанию и успешному размножению. А что же человечество? Придется потесниться? И хорошо, если через сотни тысяч лет, а если лет через двадцать? И все благодаря только одному человеку, решившему, что он самый умный. Какой черт тебя подтолкнул пересчитывать координаты точки? Человек мог стать во главе эволюции всех разумных существ на планете. Не просто какой-то человек, а твой внук! Твой внук мог повести объединенный разум планеты вперед. И ты был бы рядом, помогая ему советом. А что теперь он скажет тебе? "Спасибо, дедушка, благодаря тебе я теперь работаю на атлантов, а через три-четыре поколения мы вообще вымрем, как мамонты".
  
   Лилит появилась только к обеду. Николотов долго не знал, как начать этот тяжелый разговор и решил спросить прямо:
   - Правда, что ваша женщина стала Следующей?
   - Да, - не скрывая гордости, ответила атлантка.
   - И как это произошло?
   - Точно так, как и планировалось. Мы же информировали вас, что эксперимент проводится не в одном месте, а в нескольких.
   - Да, помню, но я думал .... Я думал, что в эксперименте участвуют только люди...
   - Этого вам точно никто не говорил.
   - И где это произошло?
   - Пирамида в районе так называемого Бермудского треугольника, на большой глубине.
   - Это точно, что она Следующая?
   - Да, Ди, все сходится. Все, как и в прошлый раз. У нее уже открылись огромные способности к предвидению, особенно того, что может угрожать ей и ее плоду. Она предвидит опасность за несколько дней. Сомнений ни у кого нет.
   -Поздравляю.
- Спасибо, мы все действительно очень рады. Это наш шанс.
   - А что делать нам?
   - Возвращайтесь в Москву. Живите и работайте как обычно.
  

Часть 12

  
   Вылет самолета на Москву откладывали несколько раз из-за погодных условий, и они прилетели в родную столицу уже поздно вечером. Ольгу что-то тревожило. Уж на что она боялась летать, но к перелету отнеслась спокойно, а вот когда покинула борт... Запоздавшая боязнь?
   Вечерний аэропорт Шереметьево встретил их новогодней иллюминацией и настоящей метелью.
   Избалованные летней погодой Египта и Испании, в суматохе последних событий они совсем забыли, что до Нового года осталось два дня. Два дня - и Новый год! Новый год новой жизни! Лешка сказал, что, как только профессор разрешит, сразу же уезжаем в Саратов и в ЗАГС. Может, уже завтра? Утром тридцать первого декабря будут в Саратове. Там ждет мама.
   Все здорово! Она здорова! У нее есть Лешка! У них скоро будет ребенок!
   Что же так тревожно?..
  

***

  
   Сашка, профессорский водитель, уставший их ждать в Шереметьево несколько часов, пытался нагнать время, все сильнее и сильнее нажимая на газ. Они с бешеной скоростью неслись по МКАДу, украшенному разноцветными лампочками. Девушка несколько раз просила сбавить скорость, но и водитель, и профессор, и даже Лешка только посмеивались. Профессор достал бутылку коньяка, и они с Алексеем уже начали отмечать благополучное прибытие, наступающий Новый год и еще что-то, что приходило в голову.
   - Оля, ну успокойся. Ну что ты, - настроение у всех было радостным и предновогодним. Только не у Ольги.
   Когда они уже подъезжали к Волоколамскому шоссе, Ольгино беспокойство переросло в панику. Они сейчас разобьются! Перед глазами промелькнул поток машин, в котором они двигаются, шесть полос летящего металла, желтое здание с подсвеченной неоном надписью ГВОЗДЬ и вылетающая откуда-то справа огромная машина с красной кабиной и большой серебристой цистерной и надписью крупными буквами ОГНЕОПАСНО. Она на большой скорости буквально перерезает три полосы. Это уже не полосы, а клубки металла. И они летят прямо в этот клубок....
   Ольга встряхнула головой, чтоб прогнать кошмарное наваждение, и с тревогой посмотрела в лобовое стекло.
   Неоновые буквы ГВОЗДЬ на левой обочине, хоть и в отдалении, но были отчетливо видны и быстро приближались. Но она же никогда не была в Москве в этом магазине!
   Взгляд метнулся вправо. Вон она, цистерна!
   - Остановите машину! Остановите! - девушка была на грани истерики.
   Мужчины - Леша с профессором - кинулись ее успокаивать:
   - Олечка, Олечка, мы же не можем остановиться посреди трассы, сейчас проедем чуть дальше и остановимся...
   В голове взорвался огненный шар:
   - Стой!
   Машина завизжала покрышками, всех бросило вперед. Спасибо ремням безопасности - удержали. Покатилась по полу бутылка коньяка, рюмки. Машина замерла и тут же прыгнула вперед от удара врезавшейся в них сзади легковушки. И еще, и еще. Профессор непонимающе смотрел на Сашу, Саша - на профессора.
   - Ты что делаешь? - закричал Дмитрий Васильевич.
   - Да Ольга крикнула "Стой", и я не знаю, как-то так получилось. Нога сама нажала.
   -Ты что на Ольгу валишь, - вмешался в разговор Кашев. - Ольга ничего не кричала. Я рядом с ней сижу.
   Водительская дверка распахнулась. Какой-то здоровый мужик схватил растерявшегося Сашу за грудки и потащил его из машины:
   - Ты что, козел? Я тебе покажу, как людей подставлять!
   В это время в метрах двухстах впереди на МКАД вылетел красный тягач с серебристой цистерной и надписью ОГНЕОПАСНО. Раздались глухие удары, скрежет раздираемого металла десятков машин и взрыв. Море огня остановилось меньше чем в ста метрах от них. Горящие машины, выскакивающие из них и пытающиеся спастись люди, становящиеся частью этого пламени... Страшное зрелище.
   Здоровый мужик отпустил Сашу:
   - Извини брат. Спасибо тебе!- и побежал к своей машине. - Светка, бери детей и живей из машины!
   Они тоже, как и все вокруг, выскочили из машины и побежали подальше на обочину.
   - Да, дела...Так , Сашок, у тебя видеорегистратор был включен?
   - Да, Дмитрий Васильевич, но это не поможет. Моя вина.
   - Поверь, сейчас всем не до нашей аварии. Лучше скажи, а звук он тоже пишет?
   - Конечно, у нас крутая модель.
   - Иди-ка забери его - и быстро сюда, - профессор был как-то радостно возбужден, чуть ли не руки потирал от счастья, постоянно поглядывая на Ольгу. - Так, ребята, сейчас забираем видеорегистратор, ловим такси и едем в клинику. Здесь Сашу оставим, это надолго.
   Вдали уже слышались сирены пожарных машин и скорой помощи.

***

  
   Профессор раз за разом включал запись видеорегистратора, причем он не смотрел видеозапись, он слушал звуковое сопровождение. Догадка, которая мелькнула еще во время аварийной остановки на МКАДе и которая его так обрадовала, подтвердилась. Запись всех звуков в кабине была очень четкой и качественной. Ольга не кричала "Стой". И Кашев, действительно, этого не слышал, поэтому он и вступился за нее. Но сам Николотов, как и водитель, четко слышал эту Ольгину фразу. Даже лучше сказать, не фразу, а жесткий и короткий приказ, которому водитель беспрекословно и немедленно подчинился. Вывод из всего этого следовал только один - приказ прозвучал не вслух, а мысленно и был направлен на водителя. Она смогла мысленно дать команду Саше немедленно остановиться. И Саша ее услышал. Услышал и сам Николотов, так как он уже много лет так же мысленно общается с атлантами. Но он первое время мог только слышать, а отвечал голосом и вслух, разговаривать мысленно намного позже его научили атланты и то с помощью каких-то препаратов, меняющих структуру мозга. А отдать мысленный приказ, да еще такой силы! Такого, наверное, не смогла бы даже Лили.
   Если добавить сюда, что Ольга еще задолго до аварии предчувствовала катастрофу и пыталась их остановить, то вывод, несомненно, один - Ольга стала Следующей!
   Значит, не все еще потеряно! У человечества есть шанс!
   Завтра с утра надо все проверить...
  

***

  
   На следующее утро первый, кто его встретил по приезде на работу, была Ольга. Она сидела в кресле прямо в холле, а увидев профессора, поднялась и практически побежала ему навстречу.
   "Хороший знак. Значит, она тоже почувствовала что-то и бежит рассказать. Беги, беги, моя девочка. Порадуй меня, рассей мои сомнения".
   - Дмитрий Васильевич, а вы отпустите нас в Саратов?
   "Какой Саратов? О чем она говорит?"
   Николотов попробовал обратиться к ней мысленно:
   "Оля, ты слышишь меня? Это я, Николотов! Ответь мне! Если не можешь ответить, то просто кивни головой! Оля! Оля!"
   Никакой реакции.
   - Дмитрий Васильевич, а вы отпустите нас в Саратов? - все повторяла девушка, как заведенная.
   Вопрос застал Николотова врасплох. Он настолько привык думать о них, как о своих детях, что и думать забыл, что у них своя жизнь.
   - А зачем вам в Саратов? Вам что, здесь плохо?
   - Нам здесь хорошо. Спасибо вам, если бы не вы... Но там мама ждет. Институт. И... и мы с Лешей решили пожениться, сами же знаете, что я ...в положении.
   "Да, действительно, Ольга права, надо что-то решать, - подумал профессор, - но отпускать от себя сейчас их нельзя... и не хочется. У меня же никого, кроме этих ребят, и нет". А вслух произнес:
   - Пришли через полчасика ко мне Алексея. А минут через пять следом и сама заходи.
   И прошел в кабинет, даже не обратив внимания на украшенные по-новогоднему холл и коридор.
   Никакой реакции! Ни малейшей! Что же такое было на МКАДе? Обычное предчувствие? Или он сам все придумал? Он где-то читал, что на рейсы поездов, самолетов и кораблей, которые потерпели крушение, возврат билетов был на двадцать-двадцать пять процентов больше, чем обычно. То есть, если даже она каким-то образом предугадала аварию, это не является доказательством, что она Следующая. Это вообще ничем не является. Ну и ладно.
  
   Алексей зашел минута в минуту.
   - Дмитрий Васильевич, может, в Саратов нас? Я за Ольгой присмотрю.
   - Подожди, скажи мне лучше, ты действительно хочешь жениться на Ольге?
   - Да. Я ее люблю. Как только приедем, сразу поведу ее в ЗАГС, чтобы официально зарегистрировать наши отношения.
   - Прямо молодец. А ты уверен?
   - Я вроде уже взросленький, два года и тридцатник разменяю.
   - Не обидишь девчушку?
   - Все будет хорошо, обещаю.
   - Где она?
   - За дверью ждет.
   - Ну, зови.
   Ольга, войдя, вопросительно взглянула на Кашева и по взгляду поняла, что добро на Саратов не получено.
   - Дмитрий Васильевич, ну почему вы не хотите отпускать нас в Саратов? - в глазах девушки появились слезы. Все планы рушились на глазах.
   - Вот что, дети мои, позвольте мне вас так называть. Сядьте и выслушайте. А потом сами решите, что вам делать. Мне уже далеко за семьдесят, живу я один, никого у меня нет, даже далекой родни. Один я. Привязался я к вам, ребята.
   - Мы вас тоже очень любим, Дмитрий Васильевич. Вы столько для меня сделали, - Ольга поднялась со своего места и бросилась к нему на шею.
   - Подожди, выслушай старика. Не хочу я с вами расставаться...
   Алексей и Ольга напряглись.
   - Предлагаю вам остаться в Москве.
   И захлопали глазами.
   - Я обо всем подумал. Ни ты, ни Ольга не саратовские. Это не ваша родина.
   Москва гораздо лучше. Алексей остается работать в клинике. Ольгу переводим в московский институт, любой, какой захочешь. На Новый год устраиваем грандиозную свадьбу, приглашаем всю клинику и всех, кого вы захотите. А я на свадьбу подарю вам квартиру, если можно, недалеко от меня. А лучше - в том же подъезде.
   Дмитрий Васильевич выпалил все залпом и теперь сидел и ждал ответа, а обалдевшие ребята смотрели то друг на друга, то на профессора.
  

***

  
   Два дня предновогодней и предсвадебной суеты показались Ольге самыми сумасшедшими в ее жизни. Огорошив маму и тетю Полину "новостью", Ольга с Алексеем стали готовиться к свадьбе и ждать приезда гостей. Конечно же, без Леночкиной помощи Ольга бы не обошлась. Секретарь профа стала рулить всем: и поисками ресторана, и свадебным нарядом - от которых, по ее мнению, зависела дальнейшая жизнь молодоженов, если следовать всем ее приметам, которые она перечисляла не останавливаясь.
   - Слушай, Лен, как тебя в секретари занесло, тебе бы имидж-дизайнером быть, - все удивлялась Ольга Лениной прозорливости.
   Угадала Ленка с рестораном на все сто процентов, сумев при этом договориться на 31 декабря - что было в принципе нереальным.
   - Ресторан-праздник! - так она заявила невесте о своем выборе.
   - Прямо-таки праздник? - смеялась Ольга.
   Но, увидев ресторан, она ахнула: она попала во дворец! Чего здесь только не было: и диванчики, и ложа, и сцена, и даже два трона, для молодоженов, - и все выдержано в бежевых тонах, которые с помощью освещения легко меняли свой цвет. Будто сказочная фея, взмахивая волшебной палочкой, шаловливо играла с цветовой гаммой: взмахнет - и лиловые оттенки создают таинственную атмосферу, другой - розоватые блики проказливо разбегаются по стенам и антикварной мебели, еще раз - и голубоватые оттенки освежают раскрасневшихся гостей своей прохладными оттенками.
   Со свадебными платьями обстояло сложнее: глаза разбегались во все стороны, и уже путались собственные представления о том, какой наряд мечтала выбрать Ольга.
   Леночка и тут все решила за невесту и опять не прогадала.
   - В ресторане-сказке должно быть только свадебное платье "Принцесса", - уверенно заявила она.
   Действительно, в этом платье Ольга выглядела необыкновенно.
   Платье представляло форму, которая начиналась от нижней линии топа и плавно спускалась к низу, напоминая контур прописной буквы А. Так как платье состояло из клиньев, каждый невестин шаг сопровождался легкими колебаниями.
   В разгар торжества к Дмитрию Васильевичу подошел начальник охраны Антипов:
   - Дмитрий Васильевич, разрешите доложить? Прибыл курьер экспресс доставки с подарком для Ольги. Небольшая коробочка, что внутри - не известно.
   - Предложения?
   - По-хорошему, проверить бы надо, специалистам отдать на денек-другой. Но сейчас Новый год, считайте, дня два-три никого не найдем. Сами понимаете - Россия есть Россия.
   - А от кого посылка, узнал?
   - В том-то и дело, что из Египта. Айн Сохна. Оттуда подарки присылать вроде бы некому.
   -Ты знаешь, Сергей Валентинович, я той семье рыбаков, что ее спасли, послал денег, в благодарность как бы. Хорошую сумму. Могли и они прислать что-нибудь в ответ, - Николотов, разглядывая, повертел в руках посылку.
   - Могли. А мы теперь голову ломаем, гуси-лебеди. Если разрешите, я сам вскрою и посмотрю.
   Николотов задумался. А чего он, собственно говоря, боится? Убивать ее никто не собирается. Отправители посылки установлены.
   - Знаешь, Сергей Валентинович, вроде неудобно упаковку вскрывать. Давай- ка этот подарочек мне, я сам в руки и отдам.
   - Как скажете, Дмитрий Васильевич.
   Профессор нашел взглядом Ольгу. Она, словно что-то почувствовав, отвлеклась от гостей и с нарастающим беспокойством наблюдала за их переговорами. Конечно, на фоне беззаботных и веселящихся гостей напряженные лица - его и начальника службы безопасности - выглядели как мигающее красное табло ОПАСНОСТЬ.
   Николотов приложил палец к губам и кивком головы показал девушке на выход.
   Ольга все поняла и, не прекращая улыбаться, сложными маневрами, переходя от одной группы гостей к другой, не привлекая внимания, приблизилась к ним.
   - Тут, Олюшка, такое дело, - осторожно обратился к ней профессор.
   - Что-то случилось?
   - Да что ты так напугалась? Ничего не случилось. Все в порядке. Просто тебе пришла посылка из Египта, - несмотря на успокаивающий тон, было заметно, что профессор нервничает.
   - Но у меня нет там знакомых, - очень удивилась девушка.
   - Вот и мы об этом подумали. Но возможен вариант, что это от семьи рыбаков, которые тебя спасли.
   - Тут, скорее, я должна их благодарить и посылать им подарки ко всем праздникам.
   - Ты уже посылала, точнее я, но от твоего имени.
   - Вот спасибо, Дмитрий Васильевич. Я-то, хрюшка, загрузилась своими заботами и о них как-то подзабыла. Так тогда в чем проблема? - обрадовалась Ольга.
   Профессор показал ей небольшой сверток размером с коробку от сотового телефона, празднично упакованный в блестящую фольгу и перевязанный розовой лентой с бантиком.
   - Ты ничего не чувствуешь? Никакой опасности?
   Ольга, сосредоточившись, поводила над посылкой руками:
   - Ничего не чувствую. Может, открыть?
   В разговор вмешался Антипов:
   - Дмитрий Васильевич, с вашего и Ольгиного разрешения, давайте я открою этот подарочек.
   Не услышав возражений, он, осмотревшись по сторонам, двинулся по коридору к мужскому туалету.
   Через несколько томительных минут он, улыбаясь, вручил Ольге записку с поздравлением с Новым годом и шкатулку из кожи крокодила, инкрустированную перламутром и кусочками крашеного дерева в типично египетском стиле:
   - Извиняюсь за внесение нескольких минут напряженности в твой праздник, но в нашей работе лучше перебдеть, чем недобдеть.
   Девушка понимающе улыбнулась и открыла крышку шкатулки. На красной бархатной подкладке лежало какое-то колечко. Скорее всего, золотой. Перстенек был очень красивый: со стилизованным изображением скарабея, спина и крылья которого были украшены хризолитом. Чувствовалось, что украшение очень старинное и, наверное, очень дорогое. И еще почему-то было странное ощущение, будто она его уже видела и с ним связано что-то важное.
   Оно как влитое село на средний палец левой руки. Вытянув руку, Ольга с удовольствием полюбовалась новым украшением. Ощущение дежавю только усилилось. Неожиданно для себя она нажала на голову жука скарабея. Под Ольгиным нажимом она еле ощутимо качнулась вниз, и девушка почувствовала, как крохотная иголочка впилась в палец под кольцом, как будто скарабей укусил ее. Пол под ногами качнулся, голова закружилась все быстрее и быстрее. Ее будто всасывало в бешено вращающуюся черную дыру. Хотя вначале она была не черной, а, скорее, состоявшей из полос разных цветов, из полос и звуков. Но чем глубже она в нее погружалась, тем более темными становились полосы и все глуше и глуше звуки. И вот она оказалась в безмолвной и абсолютно черной пустоте, которая беспрерывно вращалась - она не была мертвой и в то же время никакой жизни. Кружилась ли Ольга в ней, она сама понять не могла: ни одного ориентира не было, взгляд не мог ни за что зацепиться. Только воспоминания... Высокий, очень высокий мужчина в белой тоге.
   "Когда ты в следующий раз его оденешь, нажмешь ему на голову и сразу все вспомнишь".
   "Ты и твой ребенок - следующая ступень развития жизни. Следующий шаг в эволюции разумных".
   "Это сложно - объяснить тебе все. Лучше было бы, чтобы ты сама постаралась разобраться. А потом мы снова встретимся. Задай вопросы своему профессору".
   ВСПОМНИЛА! ВСЕ ВСПОМНИЛА!
   Над ее головой появился какой-то слабый источник света. Слабый-слабый, но стремительно набирающий силу. Доли секунды, и она стоит в центре ослепительно яркой и продолжающей расширяться сферы. Нестерпимо яркий свет уходит все дальше, а рядом с ней стали проявляться знакомые лица.
   Испуганное лицо Дмитрия Васильевича с шевелящимися без звука губами, слева - озадаченное лицо Антипова, готового в любой момент подхватить ее на руки.
   А вот и звуки.
   - Что с тобой? Что с тобой, Олюшка? - это профессор, заглядывающий ей в глаза, а руками пытающийся приложить белую штуковину, похожую на сотовый телефон, к запястью.
   Надо успокоиться, и просто подумать, что делать. Как и с кем об этом поговорить. Сейчас надо просто выиграть время.
   - Ничего, все в порядке. Минутная слабость. Можно позволить молодой хрупкой девушке одну минутку слабости за две сумасшедших недели? - отшутилась Ольга.
   - Да, последние две недели выдались действительно нелегкими. Как ты себя чувствуешь?
   - Замечательно!
   Дмитрий Васильевич оторвал белый аппаратик от ее руки и стал внимательно изучать циферки, выскакивающие на дисплее:
   - Да, действительно, здорова как космонавт перед вылетом. Все системы организма функционируют идеально.
   - Так я побегу? Гости заждались.
   - Беги.
  
   Ольга быстро вернулась на свое место во главе стола рядом с Лешей.
   - Посмотри, какая прелесть! - невеста протянула руку с египетским кольцом.
   - Кто тебе подарил?
   - Семья рыбаков из Айн Сохны, ну те, которые меня спасли. Оказывается, Дмитрий Васильевич им в благодарность послал крупную сумму денег. Вот они и отдарились.
   - Красивое.
   Оля задумалась: "Итак, я телепат и могу разговаривать мысленно, и еще этот маньяк говорил, что при этом невозможно врать".
   Молодая невеста повернулась к жениху, взяла его лицо в ладони, заглянула в глаза и мысленно спросила: "Ты меня любишь?".
   Но Лешка ее не слышал.
   Гости, поняв эту сцену по-своему, дружно грянули: "Горько!" - "Раз, два, три..."
   Отцеловавшись, Ольга поняла, что испытания своих новых экстрасенсорных способностей надо проводить как-то по-другому.
   "А о чем думает тетя Поля?"
   Отыскав взглядом женщину, она постаралась прочитать ее мысли, но, как ни старалась, ничего не получалось.
   "Может, надо быть с ней совсем рядом? "Маньяк", кажется, говорил, что дальность зависит от способностей".
   Подойдя к тете Поле, она попробовала заговорить с ней мысленно. И снова неудача.
   "Что, пытаешься с кем-нибудь пообщаться?"- голос был явно знакомым.
   "Неужели он?"
   "Конечно, я. Не ожидала?"
   "Честно говоря, нет".
   "Но колечку и воспоминаниям обрадовалась".
   "Обрадовалась колечку, воспоминаниям - вряд ли".
   "Выходи на улицу, поговорим".
   "Я не хочу выходить на улицу".
   "Боишься меня?"
   "Боюсь".
   "Мне просто тяжело общаться через стены. Ну хорошо, если боишься, тогда подойди к окну".
   Ольга подошла к окну. За окном - парк, деревья в снегу, метрах в 30 ограда территории ресторана.
   "Вы где? Я вас не вижу".
   За оградой появилась фигура очень высокого мужчины в белой тоге, который помахал ей приветливо рукой:
   "Теперь видишь?"
   "Да".
   Глядя друг на друга, они продолжали свой мысленный разговор. Со стороны казалось, что Ольга любуется новогодним видом из окна, а за оградой высокий мужчина засмотрелся на празднично украшенный зимний парк.
   - Поговорила со своим профессором?
   - Нет еще - случая подходящего не было. Но я обязательно поговорю.
   - Он может общаться мысленно.
   - А Лешка?
   - Твой мужчина?
   - Да, мой муж. У нас сегодня свадьба!
   - Поздравляю. Пусть судьба будет к тебе благосклонна. Подарок для тебя будет ждать на крыльце.
   - Ой, правда?
   - Я тебя никогда не обманывал.
   - Спасибо. Но вы мне не ответили - а Лешка может говорить мысленно?
   - Сможет. Но позже. Мужчины меняются медленнее.
   - А зачем вы здесь сегодня появились?
   - Я должен был убедиться, что тебе передали кольцо и именно ты его надела. И еще предупредить тебя, что ты можешь оказаться в опасности.
   - Самую большую опасность для меня организовали именно Вы. Сами признались.
   Незнакомец пропустил ее слова мимо.
   - В ближайшее время у тебя две опасности. Дело в том, что твой наставник, профессор Николотов, попал под влияние разумных обитателей морских глубин. Они выглядят как ужасные рептилии и пытаются влиять на развитие человечества. И естественно, в целях своей расы. Ты для них представляешь большую угрозу. Так что, если разговор с Николотовым пройдет хорошо, постарайся уговорить его не выдавать тебя им ни под каким предлогом. Старайся держаться подальше от воды. И еще от женщины, которая была рядом с ним в Испании. Поняла?
   - Поняла. А какая вторая опасность? Вы?
   - Вторая ближайшая опасность - люди, обладающие властью.
   - А почему?
   - Все просто: обычные люди, желающие получить ответ на маленький вопросик. А что это за девушка, из-за которой бились в египетском небе две летающие тарелки.
   - А что, за меня бились две тарелки?
   - А ты что, не знаешь? И даже этот знаменитый, прогремевший на весь мир, ролик не видела?
   - Я явно что-то пропустила.
   - Попроси своего мужчину, пусть найдет его в интернете, и посмотрите вместе. И учти, той тарелкой, которая дотащила вертолет до моря, не давая ему упасть на землю, управлял я.
   - То есть вы теперь мой спаситель? И кто же это сможет подтвердить? Наверное, маленькие зеленые человечки?
   - Подтвердит твой профессор Николотов. Кстати, постарайся, пока сама во всем не разберешься, обо мне не рассказывать.
   - И как же я это от него скрою, если мы будем разговаривать мысленно?- ехидно уточнила Ольга.
   - Я же научил тебя закрывать мысли, если ты не хочешь, чтоб о них узнали окружающие.
   - Ну, допустим. А как я ему объясню, откуда я знаю о водных обитателях и об угрозе с их стороны для будущего человечества?
   - Объясни это своим предчувствием. Он поверит.
   - Почему?
   - Потому что ты одновременно с другими способностями получила возможность предчувствия опасности. Так природа позаботилась о твоей сохранности. И последнее. Если захочешь меня увидеть - нажми на скарабея на кольце, а если попадешь в беду - нажми три раза.
   - А как получилось, что кольцо прислала семья рыбака?
   - Какая ты дотошная. Они мои очень старинные друзья и иногда выполняют некоторые мои поручения. Ну все. Пока!
   Фигура исчезла, как будто растворилась в воздухе.
   "Пока!" - отвечала она уже в пустоту.
   "Не забудь подарок! Посыльный уже на крыльце!" - услышала Ольга в ответ.
   Сзади ее кто-то обнял.
   - Ты что здесь стоишь?
   - Ой, Лешка, испугал!
   - Ты что здесь стоишь? Случилось что-то?
   - Просто задумалась.
   - О чем?
   - Просто... О разном. Ой, Леш, пойдем выйдем на крыльцо, там должен стоять посыльный с подарком.
   - Откуда ты знаешь?
   - Ну не знаю откуда, но думаю, должен быть там. Но одна идти я боюсь.
   - Пошли.
   Вход охраняли два охранника - один местный из ресторана, второй - знакомый из Центра реабилитации.
   - Поздравляем, но выходить запрещено. Только с личного разрешения Антипова.
   Алексей лихорадочно начал вспоминать, как же его зовут, а точно...
   - Сергей, нам только минутку постоять, воздуха глотнуть свежего. Мы дальше двери и на шаг не отойдем.
   Охранник задумался, потом быстро вышел на крыльцо, огляделся и махнул рукой:
   - Ну давай, только быстро.
   Алексей накинул свой пиджак Ольге на плечи, и они вышли.
   - Ну и где твой подарок? Никого здесь нет.
   - И правда никого, - разочаровано протянула девушка,- обидно. Я подумала, что правда.
   - Да не расстраивайся ты, я твой лучший подарок! - смеясь, ответил Алексей.
   Он обнял Ольгу и поцеловал долгим-долгим поцелуем. Рядом раздался кашель:
   - Извините, что беспокою.
   В двух шагах стоял неизвестно откуда взявшийся парень в форменной куртке с логотипом какой-то компании по доставке экспресс почты:
   - Но мне надо передать вам эту бандероль.
   Ольга со словами:
   - Вот видишь, - буквально выхватила из рук курьера посылку и сразу же стала распаковывать.
   - Простудишься, пройдем в холл,- Алексей, обняв ее за плечи, увлек девушку в помещение.
   Почувствовав, что за ними никто не идет, он оглянулся, чтобы пригласить
   войти и курьера, но его уже не было.
   - Оль, курьер исчез, - озадаченно обратился Кашев к Ольге.
   Но Ольге было не до таких мелочей, она уже справилась с блестящей оберткой и вынимала из красивого продолговатого футляра прекраснейшее ожерелье, переливающееся всеми цветами радуги, с красивым кулоном-подвеской.
   - Какая красотища, аж дух захватывает. Смотри, Леш. Пошли к зеркалу!
   Кашев в это время задумчиво вертел в руках обертку, пытаясь найти адрес:
   - А от кого такой подарок?
   - Ну откуда я знаю, Лешь. Кто-то из гостей, наверное. Лучше скажи, мне идет? - прикладывая ожерелье на себя, спросила счастливая Ольга.
   - Очень. Просто непонятно, кто же сделал такой королевский подарок.
   - Ну и ладно, кто-то из гостей, потом разберемся. Побежали назад, а то нас уже, наверное, ищут.
  
   Вернувшись на свое место во главе стола, Ольга ощутила беспокойство. Ни гости, ни песни не могли отвлечь ее от нарастающего чувства тревоги. Что-то страшное неумолимо надвигалось на нее. Что-то ужасное должно произойти и очень-очень скоро. Сосредоточившись на своих ощущениях, она смутно, как сквозь туман или запотевшее стекло, увидела себя лежащую на полу в залитом кровью белом свадебном платье, а рядом - профессора с удивленным лицом, на его рубашке тоже расплывалось кроваво-красное пятно. И это должно произойти совсем скоро, счет шел на минуты!
   - Лешка, мне и Николотову грозит опасность. Надо срочно увести его из зала. Ты видишь, где он?
   - Какая опасность? Ты что?
   - Верь мне! Где проф?
   - Да вон он, стоит в углу с Антиповым.
   Ольга тоже увидела профессора. Он и Антипов стояли метрах в десяти спиной к ним, о чем-то разговаривая. Кричать бесполезно, музыка заглушала все. Ольга, огибая танцующих, побежала к ним, по дороге обращаясь к профессору мысленно:
   "Дмитрий Васильевич, опасность! Ложитесь!"
   Она увидела, как напряглась спина Николотова.
   "Оля? Это ты?"
   Он изумленно с бокалом вина начал поворачиваться к ней. До него оставалось каких-то три шага, и тут ...
   Откуда-то сзади раздался негромкий хлопок. Ольга прыгнула, сбивая своим телом Дмитрия Васильевича с ног под стол...
  
   Они лежали на полу. Ольгино платье было залито красным вином из выбитого из рук Николотова бокала, рубашка профессора тоже была безнадежно испорчена таким же кроваво-красным, как в ее видении, пятном. А сверху на них сыпалось конфетти из выстрелившей хлопушки какого-то весельчака...
   "Оля, ты слышишь меня?"
   "Слышу, Дмитрий Васильевич, слышу... Вы не ругайтесь, я вам все объясню... Если сама что-нибудь пойму."
   Из глаз Ольги безудержно текли слезы. Что может быть еще ужасней, чем так безнадежно и глупо испорченное шикарное свадебное платье.
  
   Профессор ходил и угла в угол по своей кухне. После того как Ольга так неудачно спасла их от "ожидавшегося покушения", они покинули торжество. Николотов был этому только рад. Он с удовольствием предложил воспользоваться его машиной, благо, жили они теперь в одном подъезде. Профессор теперь использовал любую минуту, чтоб мысленно поговорить с Ольгой, с каждым мгновением убеждаясь, что сомнений быть не может: Ольга действительно стала Следующей. Расстались они у дверей его квартиры - они жили этажом выше. Дальше задерживать жениха и невесту было просто неудобно. А сколько еще осталось незаданных вопросов!
  
   Его так и подмывало поделиться с Лилит, утереть нос этому всезнайке Даго, послать им письмо по электронной почте. Вот они удивятся! Значит, он был прав, рассчитав новую точку! В нетерпении он открыл свой почтовый ящик. Более сотни новых сообщений за три дня! Что-то небывалое! А точно, Новый год же! Но это были не поздравления с Новым годом, вернее, и они тоже присутствовали - штук пять праздничных приветствий, но остальные сообщения - более семидесяти - были от "неизвестного друга" и темой в них значилось "Береги девушку!". Он открыл несколько - все были одного содержания:
  
   "Уважаемый Дмитрий Васильевич! Если в Новогодние праздники Вас удивят какие-то перемены в Ольге, не торопитесь сообщать об этом своим хозяевам. Просто подумайте, а нужна ли им Ольга и ее ребенок? Вы знаете, однажды они уже были готовы ею пожертвовать. А теперь, когда у них есть своя инициированная женщина...
   Если Вы придете к тем же выводам, что и я, и захотите спасти молодую маму и ее дочь, можете послать ответное сообщение и обсудить создавшуюся ситуацию. Всегда буду рад встретиться с Вами лично.
  
   Неизвестный друг.
  
   P.S. Я не думаю, что Вам надо объяснять, но позволю себе еще раз напомнить, что речь идет не только о двух жизнях, но и о будущем всего человечества"
  
   Слово "хозяева" неприятно резануло. У него с атлантами партнерские отношения, но в остальном... "Неизвестный друг" был очень осведомлен и в чем-то, возможно, прав. Ему бы и самому могла бы прийти в голову обычная и удивительная в своей простоте мысль: а зачем атлантам конкуренты? Нужно ли им усиление человечества? Готовы ли они делить планету с кем-то, кто, возможно, в недалеком будущем, станет сильнее их? Если люди могли жить только на суше и лишь в небольшом объеме использовать прибрежные воды, атланты прекрасно чувствовали себя в воде и могли без больших проблем передвигаться на земле. Пока Ольга была единственной надеждой, они с этим мирились. Но теперь, когда у атлантов есть свой счастливый билет в будущее? Ни Даго, ни Лилит не скрывали своей радости, что Следующая появилась у них. Лили, так помнится, и сказала: "Это НАШ шанс".
   Надо быть очень и очень осторожным....
   Почему Даго не нашел изменений в Ольге? Почему этот "друг" уверен, что перемены произойдут в Новогодние праздники?
   Что-то еще его смутило в послании. Прочитав внимательно еще раз, он понял. "Дочь". Почему дочь? Он же хотел внука! Толстенного карапуза в очках за шахматной доской.
   А ведь он прав, сто процентов прав, как я сам не догадался, что, по логике вещей, ребенок должен быть женского пола. Ведь если организм должен перенести какие-то изменения, а затем сохранить их надолго, то эти изменения должны быть сразу заложены в ДНК.
   И единственным вариантом для этого является женщина: все яйцеклетки закладываются в нее при рождении и остаются неизменными в течение жизни.
   Ну что ж, внучка это тоже неплохо.
  
   На следующий день, ближе к вечеру, дав молодым проводить родителей, Николотов собрал в своей огромной квартире экстренное совещание, которое он сам назвал "Момент истины". Общаться было предложено мысленно, для чего Кашева пришлось накормить соответствующими препаратами атлантов. Хорошо, что курсы обновления приучили его быстро адаптироваться к чудесным сюрпризам. Профессор честно рассказал все, что знал о происходящих событиях и возможных последствиях. Не утаил он и роли атлантов в их судьбах.
   -Так получается, вы все это время нас обманывали? - Алексей был возмущен ни на шутку.
   - Леша, сядь! - Ольга была настроена более миролюбиво. - Успокойся. Дмитрий Васильевич не мог знать, что из этого всего получится. А если бы ничего не произошло? Никто не был уверен в результате. Я считаю, что он поступил правильно.
   - Как правильно? Мы же рисковали жизнью!
   - А сейчас, зная все, ты поступил бы по- другому?
   Алексей замялся:
   - Ну нет, конечно.
   - Вот в этом и суть. Не посвящая нас в возможные последствия, Дмитрий Васильевич оставил нам шанс отказаться от участия. А в случае, если б ничего не произошло, у нас был шанс вернуться к спокойной нормальной жизни. Без раздумий о том, что где-то рядом существуют атланты, без раздумий, что мы сделали что-то не так и почему человечество лишилось своего шанса на будущее. Из-за нас.
   - Спасибо, Оля,- на глазах профессора показались слезы. - Спасибо, что ты правильно поняла мотивы моих поступков. Вы не представляете, какой груз упал с моего сердца сейчас, когда я вам все рассказал. Теперь можно все решать втроем. И самый главный вопрос, который нам надо решить, - ставить ли атлантов в известность.
   - Я чувствую, что лучше не надо, во всяком случае, пока,- Ольга помнила наставления "незнакомца" и решила, что на данный момент они ее устраивают. - Надо подождать, разобраться в ситуации. Еще неизвестно, как они к этому отнесутся. Вы же сами подтвердили, что их летающая тарелка пыталась сбить вертолет, в котором я находилась.
   Профессор кивнул в знак согласия:
   - Я тоже думаю, что от атлантов надо скрывать все как можно дольше. Данное известие их вряд ли сильно обрадует.
   - Нас уже не радует то, что вы, абсолютно ни в чем не разбираясь, пытаетесь нас обманывать!- еще один голос буквально взорвался в их головах.
   Все обернулись к раскрытой двери домашнего кабинета профессора - на пороге стояла Лилит:
   - Да, дорогой, хотела сделать тебе сюрприз на новогодние праздники, а в результате... В результате тоже неплохо получилось. Даго всегда говорил, что с людьми надо быть осторожными. Люди лживы и коварны. Я рада, что на этот раз у вас ничего не получится. Я забираю самку с собой и немедленно.
   Лилит сделала шаг вперед.
   - Дима, скажи своим ребятам, чтоб не делали глупостей, ты знаешь, на что я способна.
   - Профессор, как она здесь оказалась?
   - Я дал ей ключи, еще давно, мы здесь иногда встречались. Очень редко. Такая вот нелепая случайность. Простите меня. Сопротивляться действительно бесполезно. У нее сильнейший врожденный дар внушения. Я не смогу противостоять ей.
   Пытаясь как-то защитить Ольгу, он обратился к Лилит:
   - Оставь ее, прошу тебя. Мы люди, а не подопытные кролики, и мы имеем право сами решать свою судьбу. Вы же всегда говорили, что не вмешиваетесь в жизнь людей. Сдержите свое слово. Оставьте нас в покое.
   - Замолчи, предатель! Это уже не только ваше личное дело. Это - будущее и касается всех. Мы не хотим доверить его глупым, жадным и агрессивным существам.
   - Лилит, ради нашей любви.
   В разговор вмешалась Ольга, сидевшая за столом и настороженно поглаживающая перстень со скарабеем:
   - Не просите ее, Дмитрий Васильевич, это точно не поможет.
   Лилит благосклонно кивнула:
   - Ты права, маленькая девочка, тебе ничего не поможет. Ты сейчас встанешь и пойдешь со мной.
   Она зафиксировала свой взгляд на Ольге. Ольга застыла, глядя в глаза атлантке. Профессор и Алексей привстали с мест, наблюдая за этим противостоянием и боясь пошевелиться, чтобы случайно не помешать Ольге. Минута проходила за минутой, но обе женщины не уступали друг другу.
   Первой сдалась Лилит,
   - Ну что ж, маленькая паршивка, не хочешь по-доброму - придется увести тебя силой, просто вытащить тебя отсюда за волосы. Так, наверное, будет даже приятнее.
   Каким-то неуловимым движением она за доли секунды преодолела разделяющее их расстояние, и ее раскрытая, готовая вцепиться в волосы ладонь зависла над головой Ольги, но дальше Лилит сдвинуться не смогла. Между ними стоял Алексей и двумя руками удерживал ее руку в воздухе. Лилит улыбнулась и чуть поднажала. Ее рука дрогнула в движении вниз, но тут же была поднята еще выше. Улыбка на лице сменилась удивлением:
   -О, я слышала легенды о защитниках, будет интересно столкнуться лично.
   Ни профессор, ни Ольга не смогли уследить за градом выпадов, захватов и ударов, последовавших следом. Движения противников глазом отследить было невозможно. Казалось, кабинет стал полем боя двух смерчей, которые кружились в смертельном танце, втягивая в свою орбиту стулья, картины, вазы - все, что попадалось им на пути. Бой продолжался несколько минут и закончился так же неожиданно, как и начался. Противники стояли у входа в кабинет лицом друг к другу, одежда была изорвана, из мелких ссадин и порезов сочилась кровь.
   - Ну что, познакомилась?- Алексей был абсолютно спокоен, даже не сбил дыхание.
   - Познакомилась, - процедила сквозь зубы Лилит.
   - Ну теперь иди. И передай своим, мы - люди, мы хотим жить мирно, но мы никогда не позволим нам угрожать, делать из нас подопытных зверюшек и что-либо нам навязывать.
   Атлантка молча повернулась и пошла к выходу. Когда хлопнула входная дверь, все дружно перевели дух.
   - Лешка, как ты?
   - Вроде нормально.
   - Ну ты прямо Брюс Ли и Джеки Чан в одном флаконе, ты где этому научился? - Ольга смоченным в воде полотенцем вытирала кровь с лица Кашева.
   - Алексей, правда, я же сам изучал твое личное дело, там ни слова о твоей спецподготовке!- поддержал Ольгу профессор.
   - Честное слово, до последней минуты я не представлял, что способен на такое. Только когда ее рука нависла над Ольгой и я понял, что должен ее остановить любой ценой, во мне что-то переключилось. Как будто кто-то вдохнул в меня и силу, и мастерство. Ничем подобным я в жизни не занимался, честное слово.
   - Ну что ж, ребятки, не знаю, какие еще в вас таятся сюрпризы. Но первый раунд человечество выиграло со счетом три - ноль. За это не грех и по коньячку.
   Николотов потянулся доставать коньяк и рюмки.
   - А почему три - ноль, Дмитрий Васильевич?
   - Я считаю так. Одно очко в сфере знаний заслужил я, потому что смог правильнее атлантов рассчитать точку, по которой должен был пройти луч. Второе очко в сфере духовных знаний, а точнее гипнотического воздействия, заработала Ольга, заставив отказаться Лилит от мысли вывести ее отсюда силой внушения. А третье очко - убедительная победа Алексея в силовом поединке. Вот и получается три - ноль в пользу человечества. Пока мы показали свое преимущество во всех областях. Но впереди нас ожидают новые и, возможно, более тяжелые испытания. Готовы ли вы к ним? Хотите ли продолжать борьбу за первенство человечества на планете?
   - Мы готовы, Дмитрий Васильевич, - Алексей ответил за двоих.- Но, может, стоит заручиться поддержкой того самого человечества, за будущее которого нам предстоит бороться?
   - Я думал об этом. Но... во-первых, нам никто не поверит. А во-вторых, если и поверят, то в чьих руках мы окажемся? И в каких целях нас захотят использовать наши же сородичи? Больше чем уверен, мы окажемся в руках кучки политиков, которая захочет с нашей помощью усилить свои личные позиции в мире людей. И это в самом удачном для нас случае. А если им покажется, что атланты предлагают им лучшие условия, то нас точно сдадут, не раздумывая ни минуты. Поэтому, мои дорогие, рассчитывать мы можем только на себя.
   Перспектива остаться одним против всех Кашеву явно не понравилась, и он попытался остудить горячие головы:
   - А вам не кажется, что мы круто замахнулись. Атланты управляют развитием человеческого общества сотни тысяч лет. Сотни тысяч! Профессор, вы сами сказали, что, вероятнее всего, именно они явились причиной появления человека разумного. То есть они создали нас. Благодаря своим накопленным за миллионы лет знаниям и фантастическим технологиям они всегда были богами для людей, вначале явными, а затем тайными. И как мы втроем будем с ними бороться?
   - Лешка, а у нас есть выбор? - Ольга не спрашивала, она просила.
   - Согласен, выбора у нас нет. Я никогда не позволю атлантам забрать тебя и нашего ребенка. Остаются вопросы: как с ними бороться и где найти союзников в этой схватке?
   - Да, ребята, вопросов много. Но, если вы решили бороться, ответы найдутся. У человечества своя дорога, и мы должны сами пройти по ней, какой бы трудной она ни оказалась. А то, что она не будет легкой, это уж точно. И если атланты решили, что они, словно боги, могут решать, будет ли дальше развиваться человечество или нет - значит, пришло время менять богов.
  
  
  
  
  
  
  
   Саратов, 2012 г
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   57
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"