Вэдер Ольга: другие произведения.

Хозяин Туманного острова

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 9.18*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Во время шторма молодую целительницу прямо с корабля демон уносит на остров, где умирает его друг.


Глава 1. Туманный остров

   Годы учебы закончены, диплом получен, работу предлагают в девяти местах, в том числе помощницей дворцового лекаря. Королевская целительница - это звучало отлично, однако Эмили не размышляла: домой! Как ни уговаривал ее ректор остаться в столице, о каких перспективах ни говорил, девушка, признанная лучшей целительницей последнего десятилетия отправилась на пристань узнать, нет ли мест на ближайший корабль, идущий в сторону острова Трезена. Ближайший корабль отчаливал через три дня. Места были. В день отъезда Эмили отправилась в порт с дорожной сумкой, остальные вещи раздарила, не сомневаясь, что дома найдется необходимое.
   Впереди было длинное лето. Впереди была встреча с родными. Впереди... да отличное будущее! Даже погода стояла прекрасная, под стать настроению. Солнце слепило, рассыпаясь бликами на поверхности озера. Дул теплый ветер. Корабль, поскрипывая, едва заметно покачивался у причала. Выросшая у озера Эмили, хотя умела плавать и ходить на веслах, воду не очень любила. Наибольшее наслаждение доставляла ей верховая езда, поэтому ездить верхом она научилась прилично.
   Корабль ей не понравился: старая посудина, тихоходная, но выбирать не приходилось. Вздохнув, молодая целительница поднялась по трапу на палубу. Молчаливый помощник указал ей крошечную каюту, и Эмили бросила на койку свою сумку. Насколько она могла судить, пассажиров было мало, всего двое или трое, но корабль сидел в воде глубоко, стало быть, перевозил груз.
   Ничего, утешила она себя, плыть двое суток в случае попутного ветра. Потерплю. Она не стала подниматься на палубу, зная, как раздражает матросов присутствие праздных зрителей при отплытии.
Было слышно, как за тонкой переборкой женский старческий голос негромко говорил:
   - ...пошли нам попутного ветра, и избавь нас от бури и непогоды, господи.
   Набожностью Эмили не отличалась, но в шторм ей попадать случалось, поэтому она всей душой присоединилась к молитве соседки.
   После полутора часов ожидания неуклюжий корабль тяжело отвалил от причала. Дождавшись, пока на палубе стихнет шум, а старое корыто немного наберет скорость, Эмили поднялась наверх и встала у борта так, чтобы никому не мешать. Слабый ветер едва надувал паруса. Далекое солнце садилось за острова.
   Стукнула дверца, и на палубу поднялась женщина. При взгляде на нее Эмили непроизвольно выпрямилась: странное впечатление производила незнакомка. Старая, но не согнутая годами, худая, высокая, она медленно шла... нет, не шла, а шествовала по палубе, и качка ей не мешала. Длинные волнистые, абсолютно белые волосы рассыпались по слегка покатым плечам. Эмили не сводила с нее глаз: эта старуха по величию могла бы поспорить с королевой.
   Она встала у борта рядом с Эмили и посмотрела на садящееся солнце. Затем перевела взгляд на девушку. Глаза у пожилой женщины были совсем не старческие: яркие, зеленые, лучистые.
   - Целительница? - спросила она.
   Эмили кивнула.
   Молча развернувшись, старуха церемонно последовала на нос корабля, где долго стояла, что-то бормоча. Эмили понаблюдала за ней, потом остановила помощника капитана, который указывал ей каюту, и кивнула на старуху:
   - Кто это?
   - Не знаете Тори Кантар? - шепотом спросил помощник. - В свое время она была известной колдуньей, нынче ходит на кораблях, вызывает попутный ветер, успокаивает шторм... - он пожал плечами. - Надо ведь как-то жить, - помощник коротко кивнул и отошел.
   Фамилия Кантар была на слуху: известная династия магов и волшебниц. Закрыв глаза, Эмили сосредоточилась и быстро, по-особому, глянула на высокую фигуру старухи.
   Ого! Вот это аура! Сильная колдунья.
   Словно подтверждая ее вывод, Тори Кантар вскинула руки, и мгновенно ветер с хлопком наполнил паруса, корабль ощутимо прибавил, как хороший конь. Эмили искоса наблюдала за колдуньей, а та, дождавшись, пока не установится сильный ровный ветер, стояла на носу корабля вроде деревянного изваяния. Ветер трепал ее одежды и волосы, сама же она была неподвижна.
   Наконец волшебница опустила руки и, обернувшись, кивнула капитану.
   Устало прошла по палубе и снова встала рядом с Эмили.
   - Не боишься шторма? - спросила она.
   - Опасаюсь, - ответила Эмили, которой случалось попадать в бурю. - Вы думаете, будет шторм?
   - Все может статься, - проговорила колдунья и всмотрелась в даль по ходу корабля. Затем медленно перевела взгляд на Эмили. - Говорят, опять появился Туманный остров. Ты ничего о нем не слышала?
   Девушка покачала головой. Старуха усмехнулась.
   - Он всегда появляется перед сильным штормом в любом месте Ледяного озера, - Тори Кантар вздохнула. - Однажды я видела его.
   - Остров связан со штормом? - поинтересовалась Эмили, ощущая нехороший холодок в затылке.
   - Да, - ответила Тори Кантар. - Ладно! - внезапно хмуро отрубила она. - Пойду работать, - и снова подняла утихший было ветер.
   Эмили спустилась в каюту, легла на койку и скоро задремала.
   Разбудил ее грохот волны о борт. Спросонок Эмили не могла понять, где находится, что гремит и почему ее кровать швыряет. Потом сообразила: она на корабле, судно бросает с волны на волну, кругом гудят ветер и вода. Лежать можно было, лишь ухватившись за койку обеими руками, встать не было никакой возможности, сумасшедшая качка валила с ног. Пару раз стукнувшись головой о переборку, Эмили вцепилась в привинченную к полу койку. В ее каюте царил кромешный мрак, а наверху, как она понимала, бушует гроза. Гром ахнул и раскатился над озером. Затем еще и еще.
   Вдруг раздался грохот и треск совсем рядом. Отчетливо послышался человеческий вскрик, и вслед за ним дверь каюты распахнулась. Тори Кантар, мокрая насквозь, молча вытащила Эмили и потянула за собой. Та не успела сообразить, в чем дело, как колдунья толкнула целительницу в открытую дверь и снова побежала наверх.
   Оказавшись в каюте, побольше прочих и освещенной накрепко привинченными к переборкам масляными лампами, Эмили растерянно огляделась и тут же пришла в себя, увидев трех раненых, лежащих прямо на полу. Возможность делать свое дело привела мысли Эмили в порядок. Она мигом сорвала с койки простынь, разорвала на полосы и перевязала двоих. Третий, с пробитым черепом и сломанным позвоночником, в перевязке не нуждался. Возможно, в других условиях Эмили смогла бы вытащить его с того света, но сейчас, при безумной качке, она не рискнула ничего предпринять, заранее зная, что все будет бесполезно. И точно - через четверть часа раненый перестал дышать. Зато другой матрос попытался выбраться на палубу. Грозный окрик Эмили остановил его: видимо, от шока он не чувствовал боли, однако целительница определила у него сотрясение мозга и перелом ребер. Заставив его лежать, Эмили подхватила с пола какой-то длинный обломок, использовала ее вместо лубка. Потом сбегала в свою каюту за сумкой. Обезболивающие порошки и настойки скоро понадобятся. Ой, понадобятся. Хорошо что перед отъездом по привычке сунула в сумку лекарства.
   Шторм стихал. Запретив раненым двигаться, Эмили выбралась на палубу. Впечатление было сильным: одной мачты не было, вторая торчала обугленным обрубком. Ограждение борта в нескольких местах смыло. Снесен был штурвал, и матросы спешно мастерили временный румпель. Доски палубы кое-где проломило, крышки люков сорвало. В трюме, наверное, плескалась вода.
   Тяжелое дыхание Эмили не столько услышала, сколько почувствовала.
   Тори Кантар стояла неподалеку и взмахами рук успокаивала ветер. Ей, кажется, не удавалось полностью подчинить стихию, однако тучи понемногу разошлись, хотя небо по-прежнему оставалось низким и темным, а ветер продолжал налетать шквалами.
   Пока колдунья боролась с ветром, Эмили сбегала к своим раненым, дала им снотворное и снова вернулась на палубу. Старуха прихромала к ней.
   - Видишь? - сказала она.
   - Вижу, - отозвалась целительница.
   - Шторм-то вызванный, а такие штуки хорошо умеет делать мой старый враг, - заявила колдунья. - Попали мы.
   Магию Эмили знала в основах, но выросла она у воды и легенды, связанные с бурями, слышала с детства, поэтому целительница произнесла:
   - Вы не о Штормовике сейчас говорили?
   Та удивилась.
   - Да, его так прозвали, но вообще его имя Зоран. Странный тип. Иногда мне кажется, что он развлекается, устраивая штормы и наблюдая, как я справляюсь с этим. Если это и в самом деле Зоран, он наверняка повторит попытку.
   Эмили огляделась и призадумалась. Шторм был не самый сильный, но корабль здорово потрепало, второй бури он может не выдержать. Целительница робко спросила:
   - Нельзя подойти к какому-нибудь острову?
   Отвернувшись, Тори усмехнулась:
   - Нас отнесло далеко к северу, до ближайшего острова часов шесть пути, - она безнадежно махнула рукой. - Да куда нам без парусов!.. К тому же, - колдунья понизила голос, - тучи снова собираются, и ветер понемногу усиливается. Я не смогу сдерживать всё это.
   - Госпожа Кантар! - окликнул ее капитан, и колдунья поднялась к нему.
   Пока они беседовали, Эмили спустилась к раненым. Те спали. Умершего подняли на палубу; на безмолвный вопрос моряков целительница отрицательно покачала головой. Ничего она не могла сделать. Раненых привязали к койкам.
   Удары волны о борт становились все сильнее, качка усиливалась. Далеко грохнул и раскатился гром. Похоже, близился второй шторм. Эмили поднялась по трапу, держась за приоткрытую дверь, выглянула на палубу и чуть не задохнулась от тугого ветра. "Эмили... - почудилось ей в его завываниях и снова, чуть погодя: - Эмили!.." Она тряхнула головой, чтобы избавиться от наваждения. Ей не было страшно, когда буря трепала корабль первый раз, но сейчас целительница ощутила колючую сухость в глотке. Темный ужас поднимался по мере того, как волны, одна другой выше, играли деревянным корпусом. Отерев с лица пену, целительница глянула на корму, и при вспышке молнии увидела, как двое налегают на румпель. Рядом с моряками застыла, вцепившись в уцелевшее ограждение борта, Тори Кантар.
   Эмили перевела взгляд туда, куда смотрела колдунья, и увидела гигантский вал, освещенный новой молнией. Волна катилась неторопливо, словно божья ладонь, готовая смахнуть с поверхности воды корабль и всех, кто в нем находился. От ужаса целительница закричала и отпрянула назад, забыв, что стоит на верхней ступени трапа. Ударившись головой о деревянный настил, она ненадолго потеряла сознание.
   Очнулась она вся в синяках и мокрая с головы до ног. Узкий темный коридорчик был залит водой. Корабль немилосердно швыряло, но он держался на плаву. Эмили кое-как встала, путаясь в мокрой, холодной, прилипающей к телу одежде. Между ударами грома она расслышала доносившийся из каюты стон. Кто-то из раненых был жив. Не исключено, что оба.
   Одной рукой Эмили нащупала трап и вцепилась в ступень, второй убрала с лица мокрые волосы. Я жива, подумала она, а что снаружи? Целительница неуверенно выпрямилась, и тут дверца распахнулась. Тори Кантар, не обращая внимания на мокрые и скользкие ступени, стремительно пронеслась по трапу и побежала к своей каюте, расплескивая воду. Она пробыла у себя буквально несколько секунд, а когда вышла, в руке ее было зажато нечто, просвечивавшее сквозь кулак мертвенно-синим огнем.
   Глаза колдуньи светились в темноте, как глаза большой кошки. Тори быстрым шагом миновала коридор и поднялась на палубу. Высунувшись из люка, Эмили следила за ней.
   Старуха разжала кулак, ветер тотчас сорвал с ее ладони светящиеся синие огни. Грозовая тьма на миг словно отпрянула от корабля, и потрясенной целительнице показалось, будто гром взревел человеческим голосом. Тори взмахнула руками. Синее свечение охватило корабль, приподняло его над волнами и бросило в самый сгусток мрака. Обломок бушприта словно пропорол его, и судно грузно осело на волны. Свечение не гасло. Колдунья, окутанная призрачными огнями, взмахами рук гнала корабль вперед. Тьма взорвалась криком боли.
   - Что, не нравится? - торжествующе вскричала старуха. - Получи еще, выкормыш Невенгара!
   - Эмили... - явственно услышала целительница и испуганно оглянулась.
   Вокруг в темноте угадывалось кипение воды. В лицо бил ветер.
   Корабль развернуло, и он снова вонзился во мрак, словно идущая на таран древняя боевая галера. Гирлянды ярко-синих огней сверкнули по его бортам, и это свечение не казалось больше призрачным. Оно было живым. Тори Кантар победно засмеялась.
   Но радоваться было рано.
   Ветер внезапно стих. Успокоилась вода. Корабль застыл при полном штиле. Тучи над головой раздернулись, и в разрыве Эмили увидела половинку луны. Синие колдовские огни погасли.
   Тори Кантар бессильно опустила руки.
   - Проклятие, - горько проговорила она.
   Мгновенный переход от бешеного шторма к абсолютному безмолвию был настолько странен, что Эмили понадобилась целая минута, чтобы прийти в себя и осознать происшедшее.
   Она осторожно поднялась на палубу.
   - Ну? - раздался с кормы хриплый каркающий голос. - Доигралась, старая дура?
   Женщины стремительно обернулись.
   Луна слабо освещала громадную фигуру с горящими глазами. Эмили невольно вскрикнула. Шагнув к ней, Тори заслонила девушку собой.
   - Убирайся отсюда! - приказала колдунья, тяжело дыша. - Я могу постоять за нас.
   - Да ну? - насмешливо осведомился незнакомец. - Пробоину в трюме ты тоже сумеешь заделать?
   Палуба под ногами дрогнула. Корабль дернулся и опустился ниже.
   Незнакомец шагнул вперед, попав прямо в пятно лунного света, и Эмили при взгляде на него едва не потеряла сознание. На корме их корабля стоял, распрямляя огромные кожистые крылья, демон.
   - Не подходи! - сурово предупредила Тори.
   - Брось! - фыркнул страшный пришелец. - Силенок у тебя не хватит. И между прочим, я пришел не к тебе. Мне нужна она, - он кивнул на Эмили.
   - Вот ее ты не получишь, - выпрямилась колдунья.
   Корабль качнулся и осел. Демон хмыкнул.
   - Я могу подождать, пока вы не начнете тонуть, - сказал он, - потом заберу ее. Но я предлагаю сделку - в память нашей старой дружбы.
   Тори молчала. Демон сделал шаг и продолжил:
   - Вас на корабле осталось семеро. Если ты, колдунья, говоришь "нет" - погибнут шестеро. Если ты говоришь "да" - не погибнет никто. Я забираю девушку и ремонтирую ваше корыто. Обещаю вернуть Эмили в целости и сохранности туда, куда она скажет. Это в случае "да".
   - Ясно, - обронила Тори. - А в случае "нет"?
   Клыки демона сверкнули на миг в лунном свете.
   - Забираю девушку и оставляю всё как есть. Через час корабль затонет.
   - Я не могу решать, - колдунья повернулась к целительнице. - Эмили?
   Та долго ничего не говорила. Демон ждал.
   - Зоран, - строго сказала колдунья. - Ты даешь слово, что с ней ничего не случится?
   - Клянусь мечом Невенгара, - сурово произнес демон.
   - Не могу, - прошептала целительница. - Мне... страшно.
   Тори ласково провела руками по ее волосам.
   - Может, возьмешь меня вместо нее? - спросила колдунья.
   - Мне нужна именно она, - покачал головой Зоран.
   - Тогда, может, ты возьмешь меня с ней?
   Корабль осел еще немного.
   - Нет, - сказал демон, убив последнюю надежду в сердце Эмили. - Только она.
   Неожиданно для всех Эмили по-детски расплакалась.
   - Я ведь поклялся, - пробурчал Зоран.
   - Хорошо, - пробормотала целительница. - Хорошо. Я согласна.
   Починив корабль, Зоран моментально взмыл в небеса, сопровождаемый проклятиями колдуньи. Эмили продолжала тихонько плакать - от страха и неопределенности, хотя Тори шепнула ей, что клятве Зорана верить можно, тем более, если он поклялся мечом своего хозяина. Целительница слышала имя Невенгара - он вроде являлся одним из высших демонов. Его называли еще оборотнем, но никто не мог сказать почему. Возможно, священники знали ответ, однако Эмили не интересовалась демонами и легендами, с ними связанными.
   Руки демона оказались твердыми и сильными. Он нес девушку легко, как перышко, над темными ночными водами. Частые взмахи крыльев обдували холодом, и скорость была такая, что встречный ветер был ледяным. Эмили, правда, переоделась, но не спасали ни вязаная рубаха, ни куртка.
   - Скоро будем на месте, - сказал Зоран, обдав лицо Эмили горячим дыханием.
   Когда он отвернулся, холод стал ощущаться сильнее.
   - Зачем я вам? - пискнула Эмили.
   Зоран-Штормовик промолчал. Целительнице почудилось, что он чем-то расстроен, если такое вообще случалось с демонами.
   Она повернула голову и увидела внизу приближающуюся стену тумана. Туман серебристо мерцал под лунным светом и казался мягким, но когда Зоран опустился и влетел в него, они очутились в серой хмари. По куртке, провисевшей в каюте и оставшейся сухой во время шторма, прокатились дождевые капли. Туман оседал влагой на одежде и волосах. Зоран неразборчиво выругался и замедлил полет. Туманный остров. Где я слышала это название, думала Эмили, недавно слышала. Затем вспомнила: колдунья упоминала.
   Взмахи черных крыльев стали совсем редкими. Зоран окончательно погасил скорость и высматривал место для посадки. Потом Эмили услышала, как хрустит песок под его ногами. Крылья сложились за спиной демона, и Зоран бережно поставил девушку на землю.
   - Дальше пойдем пешком, - сказал он.
   Эмили устала. Она перенесла две бури, крепко приложилась головой во время шторма, да и страх отнял немало сил. Она не двинулась с места, слушая шум не видимых сквозь пелену тумана волн.
   - Прости, что напугал тебя, - услышала она вдруг, и если бы губы Зорана не шевелились, она не поверила бы, что он это произнес. - Я не хотел губить жизни. Но, поскольку на борту оказалась эта старая идиотка, все вышло так, как вышло.
   - Я устала, - тихо, но упрямо проговорила целительница.
   - Понимаю, - демон кивнул. - Однако нести тебя не смогу. Видишь?
   Из его ноги сочилась кровь: Зоран получил сильную рану во время боя с колдуньей.
   - Позвольте, я посмотрю, - сказала Эмили, в которой проснулась целительница.
   Ей вовсе не хотелось смотреть и тем более лечить его, но предложить помощь требовала этика лекаря.
   - Не стоит, - хромая, демон сделал несколько шагов. - Ничего страшного. Трое суток - и все будет в порядке... Итак, пойдем?
   - Куда? - спросила девушка.
   - Не бойся, - отозвался демон и двинулся по кромке песка. Сумку Эмили он нес сам. - Возможно, сегодня утром я буду... вынужден доставить тебя в любое место... куда ты прикажешь.
   Странная интонация. Эмили не могла подобрать слов, чтобы описать чувства, в нескольких фразах переданных Зораном. Она глубоко вздохнула и пошла следом за демоном.
   Из-за раны в ноге тот двигался медленно, поэтому Эмили не отставала от него. Туман постепенно рассеивался. Целительница подумала, что он, видимо, держался лишь по границам острова. Стало заметно светлее. Песок под ногами давно сменился каменистой почвой, которая, в свою очередь, уступила место поросшей мхом гранитной скале. То тут, то там росли сосны.
   - Постой, - Зоран остановился, оглядываясь.
   Эмили тоже замерла. Повертев головой, демон по-человечески почесал когтистой лапой в затылке.
   - А, вот она! - обрадованно проговорил он и отступил.
   При тусклом свете зарождающегося дня девушка разглядела тропинку.
   - Осторожнее, - не оборачиваясь, предупредил Зоран и пояснил: - справа обрыв.
   Эмили не двинулась. Ей пришла в голову шальная мысль сбежать. Сейчас скользнуть за выступ, затаиться, потом вниз, к обрыву... Зоран резко обернулся.
   Два горящих глаза пристально и с упреком посмотрели в глаза Эмили. Та стиснула зубы, чтобы выдержать этот пристальный взгляд, и выдержала. Демон тяжело вздохнул.
   - Я же поклялся, что ничего плохо с тобой не случится! - зло сказал он.
   - Хорошего, наверное, тоже? - спросила Эмили. - Не пойду я с тобой. Убивай здесь.
   Она опустилась на тропинку, подобрала ноги и охватила руками колени.
   К ее удивлению, Зоран растерялся.
   - Никто не собирается тебя убивать, - наконец сказал он. - Ты нужна мне как целительница.
   - Ах, вот как? - саркастически спросила Эмили. - И для этого ты поднял бурю, разбил корабль, погубил двадцать человек?..
   - Да не хотел я! - гаркнул Штормовик. - Говорю тебе, если бы не эта дура Кантар, я пригнал бы ваше корыто к острову, и ничего больше!
   Эмили скептически посмотрела на него.
   - Пожалуйста, - заговорил демон с внезапным перепадом в голосе. - Помоги мне. Ты лекарь, ты не можешь отказать в помощи.
   - А я тебе предложила помощь полчаса назад, - отозвалась девушка.
   Страх в ее душе таял.
   - Не мне, - Зоран доверительно наклонился к ней. - Мой повелитель болен.
   Брови Эмили изогнулись, как два натянутых лука: она была изумлена.
   - Твой повелитель? - переспросила она.
   - Да, - вздохнул демон и назвал имя: - Невенгар.
   Хромая, Зоран шел по тропинке и рассказывал. Эмили брела рядом, от усталости едва переставляя ноги.
   - Когда это случилось, мы перепробовали всё, - говорил он, - но ничего не помогало. Невенгар с каждым днем становился слабее, тогда я почитал кой-какие трактаты и решил вытащить откуда угодно целителя-человека. При помощи... - демон покосился на Эмили. - Ну, нашей магии... я выяснил, что из всех целителей лучшей на сегодняшний день являешься ты.
   Эмили отчетливо хмыкнула. Штормовика она боялась все меньше.
   - Можешь не верить, - продолжал Зоран. - Но это так. Да... потом я проследил твой путь и понял, что ты плывешь на корабле. Остальное ты знаешь.
   - Ты предлагаешь мне вылечить демона? - ядовито спросила Эмили.
   Зоран поморщился, вследствие чего его морда, чем-то напоминавшая собачью, стала откровенно омерзительной. Штормовик пробурчал:
   - Хотя бы попробовать ты можешь?
   - С какой стати? - остановилась Эмили.
   - Как лекарь ты не можешь отказать в просьбе о помощи, - напомнил Зоран. - В вашей клятве не уточняется, кому ты обязана оказывать помощь, а кому нет.
   Зло плюнув, целительница снова пошла шаг в шаг с демоном, и злость прогнала остатки страха. Зорана она не боялась уже нисколько, чувствуя его искренность. Он не солгал ей ни единым словом. Возможно, чего-то недоговаривал, но сказал ей достаточно.
   - Почти пришли, - сказал демон после десятиминутной ходьбы вдоль высокого обрывистого берега озера.
   Место было красивым.
   Солнечные лучи упали на отвесную стену обрыва, и камни показались Эмили серебряными. Вода была зеленой, как малахит, и такими же казались ели, густо покрывавшие берега.
   - Что это? - показала рукой Эмили на сверкающую серебряную стену.
   - Мрамор, - отозвался Штормовик. - Смотри под ноги.
   Совет оказался не лишним. По камням, покрытыми лишайниками, мокрыми от росы, подошвы сапожек Эмили скользили.
   Они вошли в ельник, тропинка вильнула и вывела их к полянке, где выстроен был большой и вполне приличный дом. У дверей его расположились два демона, много крупнее Зорана, зато без крыльев. Чем-то они были заняты, причем очень увлеклись своим делом и не сразу заметили пришедших.
   Штормовик заторопился, Эмили едва поспевала за ним. Хотя она практически бежала, успела обратить внимание, что окна дома закрыты ставнями.
   Демоны-охранники приветствовали Зорана на грубом языке, не известном целительнице. Штормовик что-то взволнованно спросил и получил положительный ответ, после чего глянул на Эмили.
   - Он жив и в сознании. Пойдем?
   Эмили разволновалась.
   Машинально вытерев ладони о куртку, она кивнула.
   Зоран вошел первым. Эмили поспешила следом и обнаружила, что попала на кухню. Плита была еще теплой. На столе недавно что-то резали. Но в углах скорбно висела паутина, а на посудной полке сиротливо прижались друг к другу две древние, черные от пыли и грязи тарелки.
   Чуть не споткнувшись о высокий порог, Эмили прошла дальше и оказалась в комнате, где, кроме огромной печи, стоял только покоробленный буфет. Единственное окно не закрывали ставни, поэтому целительница разглядела две двери - открытую и закрытую. К закрытой подошел Зоран и сделал замявшейся девушке знак следовать за ним.
   Нервничая, Эмили сделала несколько шагов.
   Интересно, как выглядит Невенгар? Наверное, огромный и страшный, как демоны, стоящие на страже.
   Девушка выдохнула воздух и решительно шагнула в дверной проем. В комнате было настолько темно, что оказалось невозможно рассмотреть обстановку.
   Эмили услышала тяжелое булькающее дыхание. Затем тихий прерывистый голос проговорил:
   - Смертная... зачем здесь?
   - Это целительница, повелитель, - почтительно отозвался Зоран.
   С большим трудом голос прохрипел:
   - Она... не поможет мне. Отпусти ее.
   Эмили шагнула на звук. Судя по голосу, говорил не демон.
   Глаза немного привыкли к темноте, и целительница увидела придвинутую к стене обыкновенную кровать. На ней под меховым одеялом лежал... человек!
   Человек...
   Ничего не понимая, Эмили глянула на Зорана, но тот смотрел на лежащего.
   - Повелитель, - потерянно сказал Штормовик. - Вы же умрете! Позвольте ей попытаться.
   - Бесполезно, - прошептал больной.
   Эмили переводила взгляд с него на Зорана и не могла поверить, что перед ней, совершенно беспомощный, лежит сам Невенгар.

Глава 2. Невенгар

   Но не может высший демон выглядеть, как человек! Господи, что здесь происходит?! Эмили растерялась. Тем временем Зоран злобно сверкнул глазами, в которых среди красного огня чернели провалами вертикальные зрачки.
   - Последний шанс, повелитель! - сказал он, - и я его не упущу! Эмили, - повернулся он к ней. - Ты что-нибудь можешь сделать?
   - Нельзя ли хоть немного света? - робко спросила девушка.
   - Две минуты! - Зоран выскочил за дверь с большой ловкостью, несмотря на раненую ногу.
   Эмили подошла ближе к кровати.
   - Дышать больно? - спросила она. - Легкие жжет, как огнем? Голова тяжелая, временами проваливаетесь в забытье? Так?
   После короткой паузы из темноты донеслось:
   - Верно. Откуда... ты знаешь?
   - Кровь из носа шла? - деловито осведомилась Эмили.
   - Да, - ответил Невенгар.
   - А изо рта?
   Вернувшийся с длинной сальной свечой Зоран внимательно прислушивался к разговору.
   - Нет.
   Получив этот ответ, Эмили облегченно вздохнула.
   Зоран приладил свечу к шаткому столику и щелчком пальцев зажег ее.
   - Вы не больны, - повернулась к Невенгару целительница.
   Огонек свечи отразился в его глазах, оказавшихся янтарными.
   - Это для меня... новость, - демон нашел силы передать сарказм.
   - Вы не больны, - не обращая внимания на тон, повторила Эмили и тихо уточнила: - вы отравлены. Зоран! - повелительно кивнула она Штормовику. - Неси мою сумку.
   Была у Эмили способность: она целиком погружалась в поставленную перед ней задачу. Болезнь определена, требовалось лечение. Эмили вспоминала все, что читала о ядах. На память она не жаловалась, к тому же в сумке лежала записная книжка, но и без нее целительница установила тип отравы и знала, что делать. Усталость отступила, когда Эмили занялась делом. Она позабыла про собственные синяки и ссадины. Увлекшись, она отрешалась от всего. "Ох, - говаривал, бывало, ректор, - убьешь ты себя, если будешь так работать!"
   Вытряхнув на стол содержимое сумки, Эмили некоторое время изучала его, словно видела впервые. Медленными движениями отобрала несколько порошков и завернутых в холстину трав. Сейчас, подмокшие, они пахли летней лужайкой.
   - Желательно бы вина, - пробормотала она.
   - Какого? - осведомился Зоран.
   - Красного, покрепче! - продолжая разбирать вещи, бросила целительница таким тоном, будто всю жизнь командовала демонами.
   - Зачем? - поинтересовался Штормовик.
   Эмили неторопливо подняла на него взгляд.
   - Выпить, - сказала она, - а потом разбить бутылкой твою пустую голову.
   За демоном скрипнула, закрываясь, дверь, и простучали когти по полу.
   Девушка бережно развернула ткань и вынула тускло сверкнувшую чашу.
   - Если я не ошибаюсь, - сказала она, - вам не повредит серебро.
   Невенгар, наверное, в полумраке прекрасно видел, поскольку отозвался:
   - Это не серебро. Мельхиор.
   - Меня надули, - вздохнула Эмили, уверенно насыпая в чашу порошок. - Никогда не разбиралась в драгоценных металлах.
   Демон никак не прокомментировал ее заявление, но целительница не сомневалась, что он пристально наблюдает за ее действиями, если не потерял сознание. Она положила в чашу несколько сильно пахнущих ягод и лепестки горных цветов. Задумалась.
   - На острове растет цвирис? - спросила она.
   Не получив ответа, Эмили обернулась. Огонь свечи не отражался больше в янтарных глазах демона: они были закрыты. Дыхание Невенгара стало редким. Целительница подошла к кровати, встала на колени и осторожно взяла холодную руку демона. Пульс едва прощупывался. Сердце давало перебои.
   Демон, носивший человеческий облик, умирал.
   - Невенгар! - отчетливо произнося каждый слог, позвала его Эмили.
   Кажется, ресницы дрогнули, но целительница не была в этом уверена.
   - Карай-я ассом, Невенгар, - проговорила она заклинание.
   В буквальном переводе это значило "Придержи коня", а вообще - "вернись, останься". Эмили знала основы магии и могла кое-что применить. Рука демона слегка потеплела. Он еще не ушел, но был на пути в Призрачные Сады, если туда может попасть демон.
   Долго держать его Эмили не могла. Не те силы.
   Вернулся Зоран. Пока он не успел ничего понять, Эмили скомандовала:
   - Вино - в чашу! Чашу - мне! И не задавать вопросов.
   Темное вино источало медовый аромат. Где Зоран раздобыл такое чудо, Эмили решила узнать потом. Она отпустила руку Невенгара и взяла чашу из когтистой лапы.
   - Вот так, - сказала она. - Теперь его надо напоить.
   Совместными усилиями они разжали стиснутые челюсти Невенгара. Эмили понемногу вливала ему в рот пахучую жидкость. Инстинктивно глотнув, демон закашлялся. Услышав этот сухой надрывный кашель, целительница испугалась, на миг представив, как разрываются его легкие.
   - Тише, хозяин, - пробормотал Зоран, приподнимая ему голову.
   В человеческом облике Невенгар был, пожалуй, красив. Эмили увидела чеканно правильные черты лица, тонкий, с горбинкой, нос, высокий лоб, к которому прилипли волосы такого же цвета, как у самой целительницы - темно-русые. Портили его лишь кустистые брови, почти сросшиеся над переносьем.
   За время болезни лицо Невенгара стало бледным и измученным, под глазами появилась синева. Мокрым полотенцем Эмили стерла с его щеки засохшую кровь.
   Со стоном демон открыл глаза, полыхнувшие расплавленным золотом.
   Эмили поднесла чашу к его губам.
   - Глотните, - сказала она.
   Невенгар покорно отпил глоток. Дав ему перевести дыхание, Эмили вновь склонилась над ним.
   Когда на дне чаши стали видны сморщенные ягоды, голова Невенгара в лапах Зорана потяжелела. Демон испуганно дернулся, но, посмотрев на хозяина, успокоился и бережно опустил его голову на подушку: Невенгар крепко спал.
   - Пойдем, - проговорила Эмили и, поставив чашу на стол, выскользнула из комнаты.
   За ней, погасив свечу, вышел Штормовик.
   Усталость и боль во всем теле начали действовать: девушку пошатывало.
   - Мне нужна жаровня, - сказала она, - корни цвириса и... вздремнуть где-нибудь.
   Второй кровати в доме не нашлось, но Эмили прекрасно выспалась на полу, закутанная в шубу, которую неизвестно где нашел Зоран. Пока она спала, Штормовик принес жаровню, накопал столько цветочных корней, что с лихвой хватило бы на полгода, насыпал в жаровню углей и, как научила его Эмили, набросал сверху отмытых и мелко нарезанных корней целебного растения. Жаровню установили в комнате Невенгара. Тот по-прежнему спал.
   Когда девушка проснулась, ее ожидал ужин, состоящий из жареного мяса и остатков того вина с медовым ароматом. Оно и на вкус оказалось превосходным.
   Поужинав, Эмили заглянула к Невенгару. Комната его полна была белесым дымом со сладковатым запахом. Целительница раздула угли, бросила на них еще корней цвириса и часть сушеных ягод из своих запасов. Постояла, прислушиваясь. Спящий дышал неровно, тяжело, но, по крайней мере, булькающих звуков Эмили не услышала. Все же она недовольно качнула головой.
   Приняв столько яда, сколько Невенгар, человек умер бы сразу. Но и демон получил преизряднейше; Эмили не знала, сможет ли она вылечить его.
   Бережно прикрыв дверь, целительница вышла.
   - Он долго будет спать? - спросил Зоран.
   Девушка искренне пожала плечами:
   - Человек спал бы часов десять. А демон... не знаю.
   Штормовик сидел за неубранным столом, с трудом помещаясь в углу. Барабанил когтями по столешнице.
   - Ты это... - сбивчиво заговорил он. - Прости. Я тебя здорово напугал, и с командой корабля вышло нехорошо. Просто пойми, что он, - Зоран мотнул массивной головой в сторону комнаты Невенгара, - не просто мой господин, он мой старший друг. Я сделаю для него все.
   Эмили бесшумно прошлась по комнате, зевнула и села на шаткий стул.
   - Это действительно Невенгар? - поинтересовалась она, кивнув на дверь, за которой спал демон.
   - Тебя смущает его облик? - понял Зоран и улыбнулся, обнажив огромные тяжелые клыки. - Он же оборотень, а такие, как он (их очень мало!), могут носить личину человека или личину демона. Невенгару больше по душе облик человека. Он и сам наполовину человек.
   Эмили  оторопела.
   - Его мать была смертной, обычной женщиной, - опасливо оглянувшись и доверительно наклонившись к девушке, прошептал Штормовик. -Только не проговорись при нем. Я узнал случайно.
   Он настороженно прислушался, будто кто-то посторонний мог услышать его слова.
   - Так что я тебе ничего не говорил, - заключил Зоран и прислушался. - Сходи, взгляни на него. Кажется, он просыпается.
   Штормовик оказался прав. Когда Эмили вошла к Невенгару, ее встретило хриплое:
   - Приветствую!
   Демон-оборотень по-прежнему выглядел плохо, да Эмили и не ожидала изменений. Она кивнула Невенгару и бросила несколько корешков цвириса на угли.
   - Я был бы тебе крайне признателен, если бы ты объяснила в подробностях, что со мной, - сон придал Невенгару сил: Эмили отметила, что говорит он, не прерываясь.
   Между демоном и целительницей колыхалась пелена дыма. Эмили видела лишь янтарное сияние глаз собеседника. Удивительно, но свет казался ей теплым.
   - Высшего демона почти невозможно отравить, - тихо заговорила девушка. Перед Невенгаром она сильно робела, - но существует один способ. Он описан в очень древней книге и, похоже, тот, кто хотел вашей смерти, прочел ее.
   В дверном проеме возникла фигура Зорана. Он слушал внимательно. Эмили смущенно отвернулась, пошарила на столе, нащупала несколько ягод и бросила их на угли. Запахло жимолостью.
   - Яд "Дыхание дракона" может подействовать на демона, - продолжала Эмили, - при условии, что перед этим демону нанесут рану магией.
   Невенгар несколько раз кашлянул и переглянулся с Зораном. Затем высвободил руку, доселе спрятанную под одеялом. Пальцы и ладонь были грубо перевязаны.
   - Взгляни, - приказал он.
   Приблизившись, Эмили взяла в руку широкую ладонь Невенгара и стала разматывать повязку. Чем меньше оставалось ткани, тем больше чувствовался жар от раны. Еще не сняв повязку полностью, Эмили была уверена, что пальцы распухли.
   - Это ожог, - определила она. - Сильный.
   - Верно, - сказал Невенгар.
   Эмили огляделась.
   - Повязка присохла, - пробормотала она. - Я водой...
   - Постой, - голос демона стал тише: он терял силы. - Я сам.
   Видимо, он применил какие-то чары, поскольку повязка сползла на пол. Эмили взглянула на изуродованные ожогом пальцы Невенгара и протянула:
   - Да-а-а.
   Она видела раны и похуже, но эта тоже впечатляла. Кожа слезла до живого мяса. Пальцы не гнулись. Там, где ожог был слабее, пальцы и ладонь были ярко-красными и жутко распухшими.
   - Неделю назад? - спросила Эмили, делая шаг к столу, где среди прочих вещей лежала плотно закрытый туесок с мазью.
   - Девять дней, - отозвался Невенгар и удивился, заметив, как дрогнула рука Эмили.
   Девушка привычно смазала ожоги мазью и перевязала мягкой чистой тканью. Демон прикрыл глаза: прикосновения прохладных пальцев были приятны. Понемногу он начинал доверять целительнице.
   - С этим все, - выпрямилась Эмили. - Вы пока полежите и старайтесь дышать поглубже: у вас легкие повреждены, а этот дым их восстановит...
   ...если не все потеряно, подумала, но не сказала она. Ожогу девять дней! Яд Невенгар получил, конечно, позже, но яд-то один из самых сильных в мире, одного грана хватит, чтобы самый крепкий человек через несколько часов закончил свое существование. Демону явно досталась хорошая доза. Он должен был умереть, но дожил до прибытия Эмили. Сильный, значит, этот оборотень.
   - Принеси воды, - скомандовала она Зорану, уверенная в своем праве приказывать.
   Она мыла руки у крыльца, смотрела на закат и размышляла.
   Ей не приходилось лечить от отравления, тем более от такого. Получится ли? Повезло, что тут полно цвириса, но надо будет походить по острову, поискать трАвы.
   Эмили отряхнула руки и отправилась снова готовить Невенгару целебное питье. Зоран следовал за ней тенью. Взглянув на него, Эмили вдруг осознала, что ее беспокоит.
   - Вот еще что, - остановившись, произнесла она. - Давно твой хозяин не ел?
   - Э-э, дня четыре, - ответил демон.
   - Не знаю, что едят демоны, но будь добр, покорми его сегодня, - распорядилась Эмили. - Мне тоже сообрази что-нибудь.
   Зоран не удивился. Хмуро кивнул и исчез, растворился в тенях.
   Демоны-охранники окинули девушку равнодушными взглядами и вернулись к своему занятию. Приглядевшись, Эмили увидела, что они играют в кости. Интересно, на что, сумрачно подумала целительница и вошла в дом. Оставленный Зораном на столе огарок свечи еле теплился. Эмили сняла с него нагар.
   В щелку неплотно прикрытой двери дым цвириса просочился в другие комнаты. Эмили знала, что дым полезен, но ее раздражал сладковатый запах, и привкус оставался во рту неприятный. Она вздохнула, взяла свечу и постучалась к Невенгару.
   Тот не ответил. Секунду поколебавшись, Эмили вошла.
   В темноте вспыхнули золотые огни. Потом погасли: Невенгар закрыл глаза.
   - Кто хочет вашей смерти? - негромко спросила целительница.
   - А кто ее не хочет? - едва слышно отозвался демон. - Даже... у выпускников вашей Школы есть милая игра... под названием "Убей Невенгара".
   С каким ядом он это произнес! Эмили поняла, что все войны людей с демонами, все защитники святой веры, все рыцари без страха и упрека надоели ему до крайности. Тем не менее фраза Невенгара заставила ее фыркнуть: она не ожидала встретить у демона чувство юмора. Даже такое.
   Подогрев оставленное Зораном и заботливо открытое им же вино, Эмили занялась составлением лекарства. Теперь следовало не просто погрузить Невенгара в сон, а начать его лечить. Пока она возилась, вернулся Зоран и сообщил, что стол накрыт.
   Эмили перекусила, подождала, пока Штормовик накормит своего хозяина, и снова занялась своим делом, мурлыкая песенку. Демон-оборотень слушал, прикрыв глаза. Девушка понятия не имела, что заинтересовала Невенгара.
   - Готово, - поднесла она чашу к губам демона. - Выпейте.
   Тот послушался.
   Когда чаша опустела, и Невенгар почувствовал шум в голове, он успел сказать:
   - Если пойдешь собирать свои травы, возьми с собой Зорана. Не ходи одна по острову, а ночью не выходи из дома...
   Потом он неразборчиво пробормотал что-то и заснул.
   Действие яда удалось остановить - в этом целительница не сомневалась. Она посмотрела на спящего, поставила чашу на стол и вышла, бросив на тлеющие угли еще корней.
   - Ты его вылечишь? - с надеждой спросил Зоран.
   - Постараюсь, - Эмили с опаской села на хилый стул.
   Она начала привыкать к Штормовику, тем более, что тот старался быть предупредительным и исполнительным и вовсе не походил на демона, устроившего сутки назад шторм. В котором, кстати, погибло двадцать человек.
   - Кто мог его отравить? - спросили целительница.
   Зоран сидел за столом, подперев голову когтистой лапой. Грубая чешуйчатая кожа в свете крохотного свечного огонька поблескивала, как боевая броня. Не меняя позы, он медленно пожал плечами, так, что крылья за спиной зашуршали.
   - У него и среди нашей братии полно врагов, - процедил Штормовик. - Он же не чистокровный демон, хоть и сын самого Ашраэля.
   - Че-го? - поперхнулась начавшая было зевать Эмили.
   Если она и хотела спать, то от этой новости сон исчез.
   - А что? - недоуменно посмотрел на нее Зоран.
   - Но Ашраэль - верховный демон, Владыка Преисподней, - выговорила потрясенная целительница. - И он - отец Невенгара?!
   - И он - отец Невенгара, - спокойно подтвердил Штормовик.
   Машинально девушка бросила взгляд на плотно прикрытую дверь комнаты демона-оборотня. Желание заходить туда пропало. Она сильно пожалела, что магия Зорана указала именно на нее.
   Штормовик вроде бы понял ее состояние.
   - Не придавай этому большого значения, - доверительно произнес он. - Мой повелитель никогда не нападал на людей, он всегда только защищался. Я ведь говорил тебе, что его мать была обыкновенной женщиной, так вот, в память о ней он не участвовал и не участвует в делах отца.
   За последние сутки Эмили узнала о демонах столько, сколько за десять лет учебы. Они все разные, подумала она, как и люди. Вот интересно, общался ли с ними кто-нибудь? С кафедры любой церкви твердят, что демоны - враги, а что знаем мы об этих врагах?
   Позже Эмили поняла, что Невенгар и Зоран - редчайшие исключения среди демонов; по характерам, по образу мыслей, по поступкам они не походили на обитателей Преисподней. В целом церковь не ошибалась, называя демонов врагами рода человеческого.
   И главным врагом людей являлся Ашраэль.
   Лечить сына Ашраэля?! Эмили нахмурилась. Она начала понимать, что оказалась в неприятной ситуации. Отпусти демоны ее с острова, что она скажет, если причиной ее отсутствия заинтересуются не только родственники? А если Тори Кантар, добравшись до берега, расскажет, что Эмили Винай унес демон? Инквизиция с радостью ухватится за такое дельце.
   - Наверное, я напрасно тебе все это рассказываю, - вздрогнула Эмили, услышав голос Зорана. - Лучше ступай спать.
   Она пошла, но долго не могла заснуть. Смотрела на проникающие в комнату сквозь щели в ставнях лунные лучи, слушала глухой далекий плеск воды и думала. Мысли лезли в голову самые мрачные. Во-первых, она не верила обещанию Зорана. Во-вторых, даже если он выполнит свою клятву, как все обернется? В-третьих, Невенгар оставался неизвестной величиной. Что может сделать он? И главное - Эмили сама удивилась, поняв это - ей хотелось вылечить демона. Никто из людей не делал такого. Никогда.
   Утром она встала поздно. Долго умывалась, расчесывала волосы, надела свежую рубашку. Она оттягивала момент встречи с оборотнем. Наконец вошла к нему.
   Янтарные глаза горели в полумраке. Поздоровавшись, Эмили раздула угли и бросила на них заранее нарезанные корни. Невенгар сказал:
   - Болтливый язык Зорана что-то ляпнул вчера?
   Ну и догадлив он, изумленно подумала девушка и взяла мазь от ожога.
   - Дайте руку, - не отвечая, произнесла она.
   Обрабатывая изуродованные пальцы Невенгара, она молчала.
   - Что-то ты узнала, - проговорил демон, прикрыв глаза. - Вчера ты смотрела на меня по-другому.
   - Вы вправду сын Ашраэля? - спросила Эмили, перевязывая ему руку.
   - Вон оно что! - усмехнулся Невенгар. - Да, это правда.
   Он держал руку на весу, хотя перевязка закончилась. Эмили знала, в чем дело: первые пять минут мазь, наложенная на живое мясо, жгла немилосердно. Демон сильно побледнел, но усмехаться не перестал. Целительница пригляделась к нему: никаких изменений, разве что голос стал потверже. Плохо ему, плохо, однако держится и не показывает вида.
   - Это правда, - приподнявшись, повторил Невенгар. - Но что с того? Я - это я, а он - это он.
   Девушка ничего не сказала. Демон досадливо нахмурился. Бережно пристроив обожженную руку, он снова опустился на подушку. Тяжелое молчание нарушил Зоран, виноватым тоном сообщивший Эмили, что завтрак готов. Он чувствовал, что накануне наболтал лишнего, оттого и выглядел, как побитый пес, и говорил заискивающим голосом.
   Чтобы заслужить прощение, Штормовик приготовил для Эмили куропатку в изумительном соусе. Все бы хорошо, но девушке кусок в горло не лез.
   Сын Ашраэля, мрачно думала она, кроша хлеб.
   - Что я такого сказал? - расслышала Эмили умоляющий голос Зорана.
   Фраз Невенгара она не слышала.
   - Я готов тысячу раз просить прощения, - говорил Штормовик, - но сказанного не вернешь.
   Наконец он вышел. Вид у него был расстроенный. Увидев нетронутый завтрак, он расстроился еще больше. Поставив на стол пустую тарелку (хозяину еду носил, догадалась Эмили), Зоран пробурчал:
   - Мой повелитель сказал, что на острове тебя никто не держит. Если желаешь, я могу доставить тебя, куда нужно.
   - Тогда он умрет, - произнесла Эмили. - Лечение даже не началось.
   - Он знает, - опустив голову, пробормотал Зоран.
   Девушка глянула на Зорана. К ее удивлению, демон едва сдерживал слезы. Это ее так поразило, что она долго молчала. Потом встала.
   - Пойдем, - сказала, вздохнув, она. - Мне нужны цветы ахбара и сок токтама.
   Туманный остров в лучах солнца был сказочно красив. Серебро мраморных стен и малахитовая вода глубокого озера совершенно очаровали Эмили. Среди мраморных плит она обнаружила ахбар - высокое растение с пышным сиреневым соцветием. Задумчиво посмотрела на деловито ползающего по лепесткам шмеля.
   - Мед мне тоже нужен, - сообщила она Зорану.
   Демон измученно глянул на нее.
   - Я понял, - печально сказал Штормовик. - Ты хочешь, чтобы я умер.
   - Ничего не имею против! - отрезала Эмили. - Но после того, как принесешь мед.
   Набрав полную корзину цветов, Эмили пошла по тропинке вниз. Зоран брел следом. Он прихрамывал, но рана его уже закрылась.
   - Чем ты так обязан Невенгару, - неожиданно спросила целительница, - что готов ради него на все?
   - Всем, - просто ответил Штормовик, - в том числе и жизнью.
   Все-таки несоответствие облика Невенгара с привычными для Эмили изображениями демонов на старинных гравюрах сбивало ее с толку. Если судить по внешности, то Зоран, будучи значительно сильнее и здоровее своего хозяина, куда менее нуждался в опеке. На самом деле было, кажется, наоборот.
   - А каков... твой хозяин в облике демона? - полюбопытствовала Эмили.
   - Ты бы испугалась, - с мрачной откровенностью ответил Зоран.
   Сын Ашраэля, снова подумалось Эмили. Она вспомнила старый рисунок в какой-то богословской книге, случайно попавшейся ей в руки. На нем изображался Ашраэль в Преисподней, и получился он у художника омерзительным. Громадный, черный, с ужасным сморщенным лицом (да лицом ли?!), с торчащими из-за темных губ кончиками клыков. Больше всего тогда Эмили поразили мастерски нарисованные глаза - светящиеся мертвым серебристым светом, как полная луна зимой.
   А у Невенгара глаза тоже светятся, подумала она, но светятся теплым светом: то янтарным, то золотистым, то медовым. И не скажи мне Зоран, что это демон, я решила бы, что он - человек, немного необычный, но человек.
   - Куда мы идем? - перебив ее мысли, осведомился Зоран.
   - Ищем токтам, - сказала Эмили.
   Она сообразила, что спускается по каменной дорожке, не представляя, в какое место приведет ее тропа.
   - Тогда нам не туда, - остановился Штормовик. - Надо взять правее, вдоль берега, потом спуститься.
   - А эта тропа куда ведет? - спросила Эмили.
   - На твоем месте я бы по ней не ходил, - ухмыльнулся Зоран. - Особенно в одиночестве.
   Не дождавшись ответа, демон отправился другим путем. Целительница пошла за ним. Шли они с полчаса, пока впереди Эмили не разглядела кусты токтама. Ягоды его были не очень спелые, но годились. За кустами зеленел луг.
   Зоран послушно нагибал ветви, пока Эмили собирала ягоды. Крупные розовые плоды целительница уложила на дно корзины, сверху прикрыла листьями, затем заново уложила ранее собранные цветы. С удовольствием выпрямившись, она посмотрела на освещенный солнцем лужок и оторопела. Из тени ельника на свет вышел конь.
   Но какой!
   Очень крупный, при этом не имевший статей тяжеловоза, он был поджарым, стройным, двигался легко. Солнечные лучи попали на матово-черную шкуру коня, и она заблестела новым атласом. Обмахнувшись длинным хвостом, конь ударил копытом и переливисто заржал. В лесу гулко отозвалось эхо.
   - Дайарвон прилетел, - констатировал Зоран. - Хозяина зовет, а хозяин и встать не может.
   - Господи, какой красавец! - выдохнула Эмили. - Это... лошадь Невенгара?
   - Это не совсем лошадь, - сказал Штормовик, - но ты права. Принадлежит он Невенгару.
   Дайарвон фыркнул, обвел огненным глазом луг и - тут девушка не поверила глазам - расправил огромные черные перепончатые крылья. Ослепленная солнцем, Эмили не заметила их вначале: они сливались с черной шкурой коня. Лениво взмахнув ими пару раз, черное чудовище, очевидно, раздумало взлетать и снова сложило крылья. Потом конь подошел к дальней ели и принялся неторопливо обкусывать хвою.
   - Пойдем, - проговорил Зоран, - но тихо. Дар у нас непредсказуем, - Эмили не поняла, что он имеет в виду, лишь чуть погодя сообразила: Штормовик назвал уменьшительное имя коня. - Пошли! - нетерпеливо потянул ее за плечо демон. - Если учует тебя, может броситься.
   Стараясь не шуметь, Эмили отошла к тропе. На миг Дайарвон перестал есть, недовольно шевельнул ушами, посмотрел в их сторону, но вернулся к еде.
   Они возвращались к дому. Эмили шла налегке, всучив корзинку Зорану. Ей нравился остров, по крайней мере, то, что она видела. Но если по нему бродят чудовища вроде Дайарвона или похуже, то надо будет поостеречься.
   Демоны-охранники откровенно скучали у крыльца.
   - Зачем охрана? - спросила Эмили. - Здесь никого постороннего нет.
   - Невенгар беспомощен, - отозвался Зоран, - я тоже не всегда рядом с ним, а на остров может попасть какая-нибудь тварь из другого измерения.
   Девушка опасливо огляделась, но вокруг было тихо. Безмятежный летний день. Она расслышала даже, как где-то далеко в лесу стучит дятел.
   Вместе с Зораном они надавили две бутылки сока токтама. Порадовавшись, что бутылки из-под вина они не выбросили, Эмили перелила сок в них. Затем занялась цветами. Зоран тем временем незаметно исчез. Цветы следовало подсушить, потом нарезать. Эмили растопила плиту и пристроила пучки соцветий над ней. Дома ее мать так сушила грибы.
   Боже мой!
   Эмили побледнела: мать-то ведь места себе не находит. Ждет. А она тут, и никаких вестей не может отправить домой.
   Поразмыслив, Эмили прошла в комнату Невенгара.
   - Я слышал голос Дайарвона, - сказал демон.
   - Он у леса, - проговорила Эмили. - Я... могу попросить вас об одолжении?
   - Да, - сказал Невенгар.
   - Мне нужно сообщить домой, что я жива, - сказала девушка.
   Оборотень улыбнулся.
   - Счастлив тот, за кого дома волнуются, - прикрыв глаза, заметил он. - Пусть Зоран придет ко мне, мы подумаем, что можно сделать.
   Девушке стало легче.
   - Что за создание ваш Дайарвон? - спросила она.
   - Долго рассказывать, - устало сказал Невенгар. - А ты, значит, решила остаться?
   - Как видите, - ответила Эмили.
   Невенгар повернул голову и пристально, отчего девушке сделалось не по себе, посмотрел ей в глаза.
   - Честно говоря, не ожидал, - помедлив, признался он.

Глава 3. Прошлое и настоящее

   Лечение Невенгара оказалось непростым делом. Эмили пришлось вспомнить все, что она читала о ядах. Многие авторы признавали: "Дыхание дракона" не имеет противоядия. Было несколько случаев, когда при благоприятных обстоятельствах лекари смогли приостановить разрушительное действие яда, но исцелить отравленного не удавалось. Кроме легких, повреждались дыхательные пути, нервная система. Наступал паралич, удушье - и все, прямой путь на кладбище.
   На демона отрава не действовала столь ужасным образом, но все равно Невенгару пришлось несладко. Были моменты, когда Эмили в панике думала, что ничего не получается, и яд снова начинает свое дело. Она гоняла Зорана за медицинскими трактатами, просиживала ночи, внимательно читая их. Днем целительница составляла свои собственные противоядия. Наблюдавший за ее исканиями Невенгар заметил, что хуже не будет, и спокойно пил отвары. Его спокойствие помогло Эмили.
   Ей повезло на одиннадцатый день пребывания на Острове. Она сумела отыскать нужный состав, и с того момента демон-оборотень явно пошел на поправку.
   Вымотавшаяся за две недели Эмили отдыхала. Выспавшись, она явилась к Невенгару.
   Тот полулежал на кровати. Ставни были открыты, и впервые увидевшая его при дневном свете девушка поняла, что первые впечатления ее не обманули: демон был красив. Но увидела она еще и серебристые нити в его густых темно-русых волосах. Сколько ему лет, мельком подумала Эмили, приготовляя лекарство.

***

   Этим же вечером они с Зораном играли в шахматы на крыльце дома. Тихо переговаривались вокруг потревоженные теплым ветром ели. Снизу доносился шум водопада. Девушка собиралась позже спуститься к озеру и посмотреть, где находится водопад. Но тогда, когда Невенгару станет лучше.
   Штормовик достал шахматы, которые Эмили приходилось поднимать с усилием. Вырезаны они были из какого-то тяжелого камня, а на доску явно пошли слоновая кость и черное дерево. Дочь купца, Эмили понимала, что стоят они целое состояние. Прежде чем начать игру, девушка полюбовалась фигурами: они сделаны были мастером.
   Задумавшись над ходом, Зоран не отводил глаз от доски. Эмили, напротив, смотрела по сторонам. На противоположном берегу озера мелькал черный силуэт Дайарвона. Крылатый конь бродил среди мраморных осколков, то и дело наклоняя голову, чтобы сорвать приглянувшееся растение. Накануне он подходил к дому, протяжно ржал и поглядывал на дверь, однако Невенгар был слишком слаб, чтобы подняться.
   - Шах! - с удовольствием объявил Зоран, взяв ферзем пешку.
   - Замечательно, - сказала Эмили, повернувшись к доске.
   Они играли второй раз. Первый раз Эмили проиграла, зато разгадала тактику Зорана, и сейчас построила ему ловушку, в которую тот и сунулся, взяв пешку.
   Девушка передвинула слона и снова посмотрела на далекую фигуру Дайарвона. Тот подошел к обрыву, секунду постоял, расправив крылья, но, подумав, вернулся в лес.
   Зоран сделал ход. Эмили двинула пешку.
   - А, демоны Преисподней! - с досадой сказал Штормовик, сообразив, что пешка проходит в ферзи, если ей не помешать, и задумался.
   Его слова насмешили девушку: можно подумать, что Зоран сам не относится ни к демонам, ни к Преисподней. Она приглушенно рассмеялась.
   - Не придирайся к словам, - не поднимая головы, буркнул Зоран и отвел ферзя назад.
   Следующим ходом Эмили поставила ему шах с "вилкой" на ферзя. Зоран сердито глянул на доску и положил набок своего короля. Потянулся:
   - Все. Проиграл.
   - С чем тебя и поздравляю, - насмешливо сказала Эмили.
   За две недели она привыкла к Зорану. Привыкла к его внешности и не обращала внимания на угрожающее свечение глаз, на острые когти, на чешуйчатую красную кожу, на клыки, которые придавали физиономии демона кровожадное выражение, даже когда он улыбался. По характеру Штормовик оказался спокойным, чуть робким; он был предан Невенгару, предан какой-то собачьей верностью. Эмили изредка вспоминала бури Зорана, и ей казалось, что их вызвал кто-то другой, не тот, кто сидит перед ней, задумчиво сжимая в лапе шахматного короля.
   Кстати, о шахматах.
   - Где ты достал такое чудо? - Эмили взяла фигуру коня, тяжелую и холодную.
   На вздыбленном коне всадник в полном доспехе замахивался мечом. Каждый волосок на гриве коня, напряжение мышц, вздувшиеся от усилия вены выделаны были с великим мастерством. На рыцаре хорошо различался и узор на доспехах, и пряжки ремней, и кольца на ножнах.
   - Это шахматы хозяина, - отозвался Зоран, укладывая фигуры в коробку - каждую в свое отделение, выложенное бархатом. - Между прочим, у него ты не выиграешь.
   - Надо будет попробовать, - усмехнулась девушка.
   - Не выиграешь, - злорадно повторил Штормовик. - Знаешь, кого он расколотил в пух и прах? Самого Реддина Армайсера!
   От удивления Эмили уронила коня. Зоран подхватил его на лету и уложил на место.
   Один из самых великих магов, Реддин Армайсер, жил около трехсот лет назад. Сколько лет Невенгару, снова подумала Эмили. Немного погодя в голову пришла другая мысль - Армайсер слыл непревзойденным шахматистом. Если Невенгар выиграл у него, то как должен играть этот оборотень?
   - Почему твой хозяин не предложил ему магический поединок? - спросила Эмили.
   - Способ выбирал Армайсер. Мой повелитель выполнял его условия, - суховато ответил Зоран.
   - Почему? - удивилась Эмили.
   Сын Ашраэля не был тем, кто выполняет условия. Достаточно было пообщаться с ним, чтобы понять: Невенгар из тех, кто условия ставит.
   - Потому что играли на мою жизнь, - понизив голос, сказал Штормовик.
   Открытия, сделанные на Туманном острове, постоянно приводили Эмили в изумление. После слов Зорана она долго молчала, собираясь с мыслями.
   - Как же так получилось? - спросила, наконец, целительница.
   Зоран вздохнул.
   - Невенгар нашел меня на свалке, - начал он свой рассказ.
   - Где? - не поверила своим ушам целительница.
   - На свалке, - еще раз вздохнув, повторил Зоран. - Разве так не бывает? У вас такое проделывают со щенками, у нас... В общем, не знаю, кто из демонов - мои родители. Да и не хочу знать, потому что, - глаза Штормовика загорелись злобой, - если они живы, я их убью.
   Помолчав, он продолжил в спокойном тоне:
   - Словом, мне сильно повезло. Совпадение, судьба, случай - что бы это ни было, это спасло мне жизнь. Еще немного, и я бы подох. Понимаешь, Эмили, в чем дело, - Зоран провел лапой по гладкой ступеньке крыльца. - У нас не выкинут просто так ненужного детеныша. Его выбросят к людям, а те и рады стараться: любой готов убить. И меня прибили бы, только выбросило меня недалеко от бойни, а за ней была свалка. Представляешь? Свалка за бойней! Отличное место, чтобы жить. Особенно запахи...
   Он снова замолчал.
   - Что привело туда Невенгара? - спросила Эмили.
   - Не спрашивал, - мрачно отозвался Зоран. - Скорей всего, его интуиция: он чует присутствие демонов. Безошибочно определяет. Ну... он вытащил меня из-под гниющих досок и костей, забрал к себе. Я вырос у него. Он научил меня работать с магией стихий. Я хорошо управляю ветром! - с гордостью проговорил Штормовик.
   - Видела, - буркнула Эмили.
   - Не сердись, - просяще сказал Зоран. - Ты понимаешь теперь, почему я это сделал.
   Девушка смотрела, как скрывается за лесом солнце. Становилось темнее, но сумерки не принесли холода. Ночь обещала быть теплой, спокойной летней ночью.
   Зоран тоже сидел не шевелясь.
   - А с Армайсером что у вас вышло? - негромко спросила Эмили.
   Демон с досадой махнул своей тяжелой лапой, так что когти рассекли воздух.
   - Реддин Армайсер решил, что смысл его жизни состоит в уничтожении демонов, - сказал Зоран. - Сейчас таких дураков полным-полно, раньше их было немного. Но кое-кто из них успел прославиться, оттого у них появились последователи.
   Эмили понимала его.
   Охотников на демонов уважали. За них горой стояла церковь, их снабжали деньгами и оружием правители стран. Эмили предлагали работать с охотниками, однако девушка подошла к предложению серьезно: она нашла одного такого охотничка, спросила, как проходят охота и убийство демона, и получила такой расплывчатый ответ, что не захотела связываться. Целительница смекнула, что очень немногие действительно выслеживают демонов и сражаются с ними.
   Ей вспомнилось: "Даже у выпускников вашей Школы есть милая игра под названием "Убей Невенгара". Неужели начинающие маги думают, что справиться с демоном просто? Или они и вправду воспринимают это как игру? Убей демона, принеси Наместнику его голову, и ты получишь славу, деньги и станешь при жизни легендой.
   Однако было таких легендарных охотников всего пятеро.
   Первым прославился Реддин Армайсер.
   Церковь тогда сильно раздувала шумиху, вспомнила прочитанный учебник по истории церкви девушка, голову демона выделали, как чучельники выделывают шкуры убитых зверей, и она до сих пор во дворце Наместника. Первый убитый демон! Первая победа церкви! Враг посрамлен и повержен... Аллилуйя!
   - О, демоны, бесы и им подобные... - выдохнула Эмили, пораженная внезапно пришедшей в голову мыслью, логически завершающей рассказ Зорана и начало эпохи охоты на демонов.
   Штормовик удивленно глянул на нее.
   Если маленьких демонов выбрасывали в мир людей, то не наткнулся ли на такого великий Армайсер? Голова демона во дворце Наместника была небольшой,  сейчас-то Эмили могла сравнить, посмотрев на Зорана, и в особенности на демонов-охранников.
   - Ты что? - тревожно спросил Зоран.
   Торопясь и сбиваясь, девушка выложила ему свои соображения. Штормовик философски пожал плечами:
   - Хозяин так и предполагает. Со взрослым демоном человек не справится, разве что ранит, или как вариант: если на одного демона придется пять-десять воинов и магов, тогда, возможно, убьют. Но не факт.
   - М-да-а... - протянула Эмили. - Получается, священники солгали?
   - Нет. Убит действительно был демон, хоть и маленький, - терпеливо ответил Зоран. - Никто не лгал. Армайсер убил демона, и я не уверен, что победа досталась ему легко. По крайней мере, когда он встретился со мной, лицо у него было изуродовано когтями, и явно не кошачьими.
   Демон усмехнулся.
   - Я в то время был совершеннейшим сопляком, хотя по росту и комплекции мог сойти за взрослого. Армайсер оглушил меня магией, когда я отдыхал на берегу озера. После работы с ветром и водой я дико уставал. К тому же не ждал подвоха: места были безлюдные, - Зоран взглянул на солнце, почти скрывшееся за лесом, и красный огонь в его глазах стал ярче. - Меня спасло то, что магу пришла в голову идея отвезти меня во дворец Наместника живым. Связал он меня крепко, я не мог шевельнуться.
   Демоны-охранники, где-то пропадавшие целый день, вернулись и расположились на опушке леса. Эмили недовольно глянула на них и перевела взгляд на Зорана. Тот продолжал:
   - Способ перевозки он выбрал простой: скрутил мне ноги цепью, а другой конец цепи намотал на заднюю луку седла. Через полчаса я понял, что надолго меня не хватит. Потом дорогу Армайсеру преградил мой хозяин. Догнал на Даре.
   Посвежело. От озера потянуло прохладой.
   - Маг принял его за конкурента, поскольку объяснил, что я - его военный трофей. Ищи, мол, себе другого демона. А мне, сказал Невенгар, нужен именно этот, и интересно, как вам удалось его оглушить. Подкрались незаметно? Ну, говорит Армайсер, а сам с лошади соскочил и меч у моего горла держит, тогда я согласен на его голову. На мою, значит! Тут мне плохо стало. Чуть сознание не потерял.
   - Еще бы! - сказала девушка.
   Зоран много болтал, но рассказчиком был отличным. Слушая, Эмили увлеклась.
   - Ага... Тогда хозяин пообещал, что если с моей головой и с другими частями тела что-нибудь произойдет, то близлежащие деревья будут иметь на своих ветвях украшения из ручек, ножек, ребер и внутренних органов некоего мага. А кто тут такой грозный, прищуривается Армайсер. Невенгар, говорит хозяин, а сам ближе подъезжает. Смотрю, магу не по себе сделалось. Но бледнеть-то бледнеет, а меч не убирает... Ты, кстати, собираешься хозяину лекарство готовить?
   - Ой! - подскочила Эмили.
   Она торопливо прошла первую комнату и вошла к Невенгару. Тот обрабатывал обожженные пальцы. Эмили подошла ближе. Отек давно спал, ожоги затянулись коркой. Девушка протянула демону чистую ткань, и он ловко перевязал руку.
   - В следующий раз повязку накладывать не будем, - сказала Эмили. - На воздухе быстрее заживет.
   - Чешется, - констатировал Невенгар.
   - Хорошо, - улыбнулась девушка, возвращаясь к столу. - Значит, заживает. А кто вас так, если не секрет?
   - Один из выпускников Школы, - осуждающе качнул головой демон. - Талантливый мерзавец.
   "Убей Невенгара", значит, подумала Эмили, быстро и уже привычно составляя лекарство. Все при деле: кто-то калечит, кто-то лечит. Кто-то убивает, кто-то хоронит.
   Ну почему нельзя жить спокойно?
   Она подала чашу демону. Невенгар взял лекарство, но медлил выпить.
   - Ты не могла бы побыть на Острове подольше? - неожиданно спросил он и поднес чашу к губам.
   - Вы же обещали... - дрогнул голос девушки.
   - Я прошу, - мягко сказал Невенгар. - Прошу.
   Эмили покачала головой.
   - Меня ждут дома.
   - Но... - сделал глоток демон, и поверх края чаши посмотрел на целительницу. Янтарное свечение его глаз зажгло приглушенным светом металл сосуда. - Но хотя бы до конца лета, Эмили?
   - Подумаю, - дипломатично ответила девушка.
   Туманный остров оправдывал свое название. С озера поднялся туман, пополз по берегу, затянув дом и опушку леса. Зоран вернулся в дом и возился на кухне, растапливая плиту. Эмили сидела рядом, наблюдая за его стараниями. Наконец дрова занялись, и демон с облегчением захлопнул дверцу. Поставил на плиту сковородку: он давно обещал угостить Эмили жареной рыбой.
   - Дальше-то что было? - полюбопытствовала девушка.
   Зоран с минуту соображал, о чем она спрашивает. Потом усмехнулся.
   - Дальше была шахматная партия. Не знаю, из каких высших соображений Армайсер предложил эту игру, может, думал, что демоны шахмат не видели. Хозяин согласился... Шахматам, которые тебе так понравились, лет шестьсот, и они всегда принадлежали Невенгару. Но тогда они играли фигурами Армайсера, обычными, деревянными, играли долго. Эта игра стоила мне, наверное, лет ста жизни. Хозяин выиграл. Теперь, говорит, развязывай этого. И на меня кивнул. Успеем, говорит маг, а сам зло так смотрит - то на него, то на меня. Давай, говорит, теперь на мою жизнь играть. Нет, отвечает Невенгар, не стану, потому что я выиграю, а убивать тебя мне не хочется.
   Штормовик налил на сковородку масла и уложил обвалянные в муке куски рыбы.
   Занятно было смотреть, как демон готовит. Эмили улыбнулась, подумав, что вряд ли кто-нибудь из людей видел подобную картину. Зоран поискал крышку от сковородки, не нашел и махнул рукой.
   - Ну вот, - заговорил он снова. - Тогда Армайсер совсем обозлился. Не хочешь меня убивать, говорит, не настаиваю. Я, мол, если проиграю, сам себя убью. А если выиграю, тебе голову снесу. Хозяин плечами пожал и тихо так: я тебя, Реддин, умным человеком считал. Теперь взгляни на меня и подумай, справишься ли ты с настоящим демоном - и принял свой второй облик.
   - Дальше! - поторопила его Эмили.
   - Армайсер азартным был, но дураком, действительно, не являлся, - проговорил Зоран. - Все понял. Когда он в себя пришел, Невенгар ему и объяснил, что он, видимо, с небольшим демоном встретился, потому и убил его. Меня случайно оглушить удалось. А встреться он с демоном-магом или с демоном-воителем, и все, спета песенка. Кладбище "Добро пожаловать" ждет.
   - Но Армайсер убил не одного демона, - сказала Эмили.
   - Потом он сражался не с демонами, а с бесами, - объяснил Зоран. - Разницу улавливаешь?
   Девушка подумала.
   - Нет, - честно ответила она.
   - Чему тебя в Школе учили? - съехидничал Штормовик. - Бесы живут в мире людей. Ашраэль считает, что они - выродившиеся демоны. Мелкие, бестолковые, к магии неспособны, однако внешнее сходство с нами сохранили. Охота на них мало чем отличается от охоты, скажем, на волка. Люди очень любят на них деньги зарабатывать. Церковь премии выдает за каждого и, кстати, крупные суммы.
   - Охотник на демонов, получается, прибыльная работка? - спросила Эмили.
   - А, это у вас так называется, - похмыкал Зоран. - Охотник на демонов. Звучит красиво и благородно... Да, работа и в самом деле прибыльная. Не хочешь заняться?
   - Мне предлагали перед выпуском, - улыбнулась девушка. - Был у нас на Факультете боевой магии такой Неин Естафер. Хотел стать охотником на демонов, набирал команду, мне предложил место лекаря.
   Зоран как-то напрягся.
   - Многих набрал? - спросил он.
   - Не интересовалась, - сказала Эмили и тоже насторожилась. - В чем дело?
   - Именно Естафер ранил хозяина, - сообщил Штормовик.
   Перед глазами Эмили на миг мелькнули обожженные пальцы Невенгара. Она поморщилась. Потом вдруг сообразила - если Невенгар жив, хоть и ранен, то Неин Естафер...
   - ...то Неин Естафер?.. - вопросительно посмотрела она на Зорана.
   - Мертв, - закончил демон, поняв ее мысль. - И его друг тоже.
   - А девушка? - спросила Эмили.
   - Какая девушка? - удивился Штормовик и наклонился, чтобы подбросить дров в плиту.
   - Последний год Неин встречался с девушкой, - сказала целительница. - По имени... - Эмили запнулась, поняв, что не знает имени. Не то, что не помнит, а именно не знает. - Ну, не важно! Так вот, уезжали они втроем. Неин, его друг и эта... Втроем собирались убивать демонов, нежить, врагов Господа и так далее. Да, у нас говорили, что девушка уговорила Неина стать охотником. А он был лучшим на факультете.
   Зоран как открыл дверцу плиты, так и застыл, сжимая полено. Огненные языки заставляли его грубую кожу блестеть всеми чешуйками, и Эмили в очередной раз подумала, что шкура демона, словно боевая броня для рыцаря. Когти Штормовика прочертили по полену глубокие параллельные полосы. Ругнувшись, он швырнул полено в печь, захлопнул дверцу, отчего сразу стало темнее, и повернулся к Эмили.
   - Не было с ними девушки, - сказал демон. - Но ведь, - он как будто рассуждал сам с собой, - этот молодой человек мог попросить свою девушку не принимать участие в бою. Да нет! - Зоран вскочил. Эмили не понимала причин его волнения. - Как он мог заранее попросить, если встреча была случайной!
   Он бросился в комнату Невенгара и пробыл там долго. Эмили сама дожарила рыбу и сняла сковороду с плиты. Наконец демон вернулся.
   - Не суетись! - послышался властный голос Невенгара. - Я разберусь с этим сам.
   - Что случилось? - спросила целительница.
   - Спасибо тебе, - сказал Зоран и поклонился. - Благодаря тебе мы выяснили, кто попробовал отравить Невенгара.
   - Кто? - поинтересовалась Эмили.
   - Его старшая сестра.

***

   Следующие два дня шел дождь, то усиливаясь до ливня, то становясь мелкой россыпью капель. Эмили практически не выходила из дома, читала книги, дремала. Хмурый Невенгар почти не разговаривал с ней, Зоран куда-то исчез. Раза два Эмили слышала далекое ржание Дайарвона, но близко к дому крылатый конь не подходил.
   Вечером второго дня ветер, наконец, разорвал тучи, а утро было чистым и прозрачным, словно дождь отмыл горизонт. Эмили хотела побродить по Острову, но Зоран не возвращался, а Невенгар напомнил ей о запрете ходить одной. Демоны-охранники оставались на месте, однако брать их с собой девушке не хотелось: во-первых, они с трудом объяснялись с ней (между собой, с Зораном и Невенгаром они говорили на неизвестном языке), во-вторых, они оказались, мягко говоря, не очень умными. Тупые и здоровые, выразился, характеризуя их, Штормовик.
   Зоран объявился ближе к вечеру. Принес вина, еды и какое-то послание для Невенгара.
   Поужинав, Эмили вышла из дома. Солнце садилось. Сумрачные ели отбрасывали длинные тени; впрочем, было еще светло. Следом за девушкой вышел Зоран с шахматами.
   - Сыграем? - предложил он.
   - Давай, - согласилась Эмили в надежде выведать еще историю.
   Они, как и прежде, расположились на крыльце. Зоран расставил фигуры.
   - Где ты был? - спросила целительница.
   - Дома, - пробурчал демон.
   Уточнять Эмили не стала, молча сделала первый ход.
   В этот раз Зоран играл осторожнее, подолгу думал, но прозевал слона. Со злости он усугубил ситуацию, взяв у Эмили коня и открыв тем самым проход для ее ферзя по флангу. Сейчас ты у меня получишь, подумала девушка, взглянула на демона, перевела взгляд в сторону и замерла: в дверном проеме, страшно бледный, стоял Невенгар. Едва стоял, держась за косяк.
   Поймав ее взгляд, он виновато улыбнулся:
   - Не рассчитал...
   Разобравшись в ситуации, Зоран успел подхватить его прежде, чем он сполз на крыльцо. Штормовик усадил своего хозяина на верхнюю ступень, Эмили вскочила.
   - Сиди, - приоткрыл глаза демон. - Сейчас...
   Эмили примерно представляла его состояние: на грани потери сознания, когда в ушах звенит, перед глазами плывет, а в голове все путается. Поэтому она не отреагировала на его слова, а, обойдя Невенгара, зашла на кухню, намочила полотенце водой и, вернувшись, вытерла оборотню лицо.
   - Спасибо, - услышала она.
   - Рано вам ходить, - сказала Эмили.
   Невенгар щурился, старался спрятать лицо в тени: отвык от солнечного света.
   - Нет, не рано, - проговорил он. - В самый раз... Зоран, мне нужно к озеру.
   Вымывшись и переодевшись, Невенгар наотрез отказался возвращаться в дом и остался на крыльце, с наслаждением вдыхая свежий воздух. Сделав вид, что увлечена игрой, Эмили поглядывала на него.
   Невенгар оказался немногим выше Эмили, зато под рукавами рубашки мускулы катались, как стальные шары, да и сложен он был хорошо, сразу становилось ясно, что силен и ловок. Даже сейчас, после болезни, двигался он плавно и с легкостью, больше характерной для танцора, нежели для воина. Он и в человеческом облике был опасным противником для самого лучшего бойца.
   Зоран склонился над доской. Невенгар тоже смотрел на положение фигур.
   - Черного слона на пятую линию, - сказал он.
   Штормовик мгновенно послушался. Эмили сквозь зубы прошипела нечто нехорошее: этот ход разрушил все ее планы. Попытавшись спасти ситуацию, она сделала рокировку.
   - Ладью на вторую линию, - усмехнулся Невенгар, - и мат в четыре хода.
   - А если так? - двинула пешку Эмили.
   - Рокировку в короткую сторону, Зоран, - сказал оборотень. - И опять мат в четыре хода.
   - С удовольствием, - проговорил Штормовик, сделав предложенный ход.
   Ферзь Эмили оказался в ловушке. Собственная пешка не давала выйти из нее.
   - Помирать, так с музыкой, - наконец решила Эмили и взяла ферзем ладью.
   Пешка тотчас взяла ферзя: Зоран понял замысел хозяина. Девушка посмотрела на доску. Ферзя нет, конями пришлось пожертвовать, выстраивая ловушку, которую разгадал Невенгар. И пешка Зорана имеет шансы дойти до восьмой линии.
   - Да, - пробурчала целительница. - Зоран прав: у вас не выиграешь.

***

   Прошла неделя. Погода на острове продолжала стоять тихая и теплая. Эмили нашла время спуститься к озеру и была пленена его красотой. Вода принимала зеленый цвет из-за подводных растений. Там, где они не росли, озеро оставалось обычным, прозрачно-голубым.
   Между двух скал, вспениваясь, прорывался поток, вода в котором была темна и непрозрачна. У этого водопада Эмили облюбовала себе место и приходила с книгой. Сейчас, правда, она не читала, а смотрела, как развлекается Дайарвон.
   Крылатый конь медленно летал над поверхностью озера, кидая на воду пугающую черную тень. Он неспешно разворачивался, кренясь над самой водой, и Эмили готова была поклясться, что Дайарвон любуется своим отражением.
   Налюбовавшись, конь сложил крылья и с шумом рухнул в озеро. Девушка вскочила, но вскоре Дайарвон вышел на берегу, по-собачьи отряхнулся, прошелся по камням, и Эмили снова села. Верховое животное Невенгара уже познакомилось с ней, приняло к сведению присутствие на Острове постороннего человека и не обращало на девушку внимания, за исключением тех моментов, когда в руках Эмили находилось что-либо съестное. Ел он, видимо, все, поскольку однажды девушка застала его грызущим куриные кости. После этого ей расхотелось знакомиться с Дайарвоном ближе.
   Шум водопада заглушал шаги, и Эмили заметила Невенгара лишь когда он сел рядом. Демон поправился, восстановившись после действия яда, но обожженные пальцы сгибались еще плохо. В общем, Эмили могла уезжать, но Невенгар попросил ее ненадолго задержаться.
   - Хочешь прокатиться на Даре? - спросил Невенгар.
   Спросил громко, чтобы Эмили расслышала слова сквозь шум воды. Засмеявшись, девушка покачала головой:
   - Нет, хочу умереть своей смертью.
   - Тогда давай прогуляемся, - предложил демон.
   Отказываться Эмили не стала.
   Они поднялись по тропе наверх и неторопливо пошли вдоль обрыва. Дайарвон взлетел и приземлился на противоположном берегу, где и бродил, не выпуская из вида хозяина.
   - Теперь ты войдешь в историю как человек, нашедший противоядие от "Дыхания дракона", - сказал Невенгар. - Напишешь толстый трактат и прославишься.
   У него была манера говорить с серьезным видом, так что Эмили не могла понять, когда он на самом деле серьезен, а когда шутит.
   - Я обязательно упомяну в трактате вас с Зораном, - усмехнулась девушка, - иначе будет несправедливо.
   - Гонораром поделишься? - осведомился демон. - Кстати! - вспомнил он, не дожидаясь ответа. - Ваша Школа так и не заплатила мне обещанную сумму за мою книгу.
   Эмили вздохнула: порой шуточки Невенгара ее раздражали.
   - Между прочим, я не шучу, - сказал оборотень. - Ты, наверное, не читала ее, но она должна быть в библиотеке Школы. "Иные измерения". О возможности перехода в другие миры.
   - Не могу понять, - заговорила Эмили. - Вы серьезно?
   - Абсолютно, - заверил Невенгар. - Когда я учился в Школе, меня живо интересовала эта тема.
   - Хватит меня разыгрывать, - неуверенно проговорила девушка. - Демон не мог учиться в Школе. Зачем вам это?
   Невенгар выглядел довольным.
   - Я учился на Третьем факультете, у меня где-то валяется диплом. Если не веришь, попрошу Зорана найти его и принести.
   Эмили нахмурилась. Не было в Школе Третьего факультета... Ой! ...Ой! Да ведь номерами обозначались факультеты...
   - Господи! - вырвалось у Эмили.
   Когда Школа была основана, у факультетов не существовало названий, а были порядковые номера. И так продолжалось около века, пока все не привели в систему. Получается, если Невенгар не врет, учился он там лет шестьсот назад.
   - Почему не на Первом? - несколько придя в себя, спросила Эмили.
   - Потому что боевой магией я владел, - отозвался Невенгар. - Я не самый плохой маг, Эмили. Зоран мой ученик и, как видишь, он тоже многое может.
   Факультет целителей носил номер Второй. Третий факультет изучал перемещения в пространстве и времени. Вот что интересовало Невенгара!
   - А... - начала было Эмили.
   - Надеюсь, про Восьмой ты не спросишь? - перебил ее Невенгар.
   - Хотела, - засмеялась девушка.
   - Пусть некромантией занимаются люди! - презрительно сказал демон. - Я в этой грязи пачкаться не собираюсь. Но и об этой области я знаю немало. Моему отцу, - он понизил голос, хотя рядом никого не было, - служат многие, в том числе и нежить. Ты слышала про Аканцо?
   Эмили показалось, что солнце на миг затянулось дымкой.
   - Слышала, - тоже негромко отозвалась она. - Но ведь это легенда?
   Невенгар медленно качал головой.
   - Не легенда. Правда. Аканцо до сих пор жив, старая тварь!
   Смутная древняя легенда о бессмертном вампире Аканцо переросла во множество страшных сказок. Неудивительно, что Эмили поежилась, несмотря на теплый летний день. Ей не хотелось соприкасаться с миром демонов. Она просто приоткрыла дверь в этот мир и теперь хотела захлопнуть ее, но в щелку уже болотным туманом лезли древние страхи и ночные кошмары.
   - Не надо об этом, - попросила Эмили.
   - Хорошо, - согласился Невенгар. - Мне самому неприятно его вспоминать.
   Они ушли за поворот, и вскоре раздалось хлопанье крыльев: их догнал Дайарвон. Догнал, опустился на землю и с независимым видом принялся обгладывать кору ближайшей причудливо изогнутой сосны.
   - Почему вы интересуетесь переходами между измерениями? - спросила девушка. - Ведь измерений всего два: то, в котором живут демоны, - она не могла привыкнуть к мысли, что Невенгар тоже демон. Ей приходилось напоминать себе об этом, - и то, в котором живут люди.
   Оборотень улыбнулся.
   - Как думаешь, откуда мои шахматы? - сказал он. - Я побывал в другом мире, в том, откуда пришла к нам эта игра. Наши миры соприкасались несколько десятилетий подряд, затем переход неожиданно закрылся.
   Эмили уставилась в пустоту.
   Другие миры?..
   Шахматы...
   Слоновая кость...
   Как выглядели слоны, мы можем судить только по шахматным фигурам, как-то сказал ее отец, я много путешествовал, но нигде не встречал таких зверей. Они, должно быть, вымерли.
   Крест из слоновой кости во дворце Наместника.
   Крест...
   Священники...
   - Латынь! - вдруг выпалила она.
   - Отлично, - одобрительно кивнул демон. - Соображаешь! Этот язык тоже пришел из того мира вместе с его религией. Священники, которые приходили к нам, не вполне понимали, куда они попадают. А в их мир попало несколько наших... В смысле, демонов. И кое-кто из нежити.
   - Вы знаете латынь? - жадно спросила Эмили.
   Таинственный язык, на котором общались исключительно священники, всегда занимал ее. Девушка знала пять языков, но не отказалась бы выучить еще один.
   - Знаю достаточно, чтобы понимать, какие ошибки делают святые отцы, - коротко рассмеялся Невенгар. - Но меня интересовал не язык, а закономерности появления переходов между мирами.
   - Закономерность существует? - полюбопытствовала Эмили.
   Тема разговора захватила ее. Невенгар преподносил одну неожиданность за другой. Она пожалела, что не расспрашивала его раньше.
   - Нет, - ответил демон. - Переходы возникают внезапно, вне зависимости от условий, и так же внезапно исчезают. Поэтому священники застряли здесь, и никто не вернулся в свой мир. Переход не открылся.
   - Может ли какой-нибудь сильный волшебник создать свой переход? - спросила Эмили.
   - Н-не знаю, - с непонятной заминкой сказал Невенгар.

Глава 4. Суд

   Медлительный месяц август начался и продолжался торжественно, как церковный хорал. Эмили собиралась уезжать. Хотя ей понравился Туманный остров, хотя она привыкла к его хозяину и полюбила неторопливые прогулки с ним по мраморным скалам или сосновому лесу, больше всего Эмили хотелось быстрее попасть домой.
   Как выяснилось, Невенгар умел перемещать свой остров в пространстве легко и с точностью просто невероятной. Загадочная туманная пелена появлялась в любом месте Ледяного озера, если так нужно было сыну Ашраэля. Он обещал Эмили, что перенесет остров на расстояние всего трех-четырех миль от берегов Трезена и доставит Эмили туда на Дайарвоне.
   Последнюю ночь девушка долго не могла заснуть. Она не сомневалась, что Невенгар сдержит обещание, но волновалась. Скоро она увидит маму и отца... Но что она им скажет? Как объяснит, что была в гостях у демонов? Лгать родным Эмили не могла.
   Невенгар разбудил ее в три часа ночи.
   - Пойдем, - сказал он, - мы в двух милях от берега Трезена.
   Спросонок Эмили ничего не понимала. Ей казалось, будто она только что закрыла глаза.
   - Поспеши, Эмили, - говорил Невенгар. - Пока не начало светать, у нас есть около часа.
   Через десять минут девушка подошла к нетерпеливо бьющему копытом крылатому коню. Демон уже сидел верхом, как заметила Эмили, без седла. Наклонившись, Невенгар поднял девушку и усадил перед собой. Подал повод вверх.
   Коротко разбежавшись, Дайарвон взлетел по крутой дуге, пробил пелену тумана и оказался в чистом небе. Звезды мерцали. Луна шла на закат. Лунная дорожка серебрила волны. Невенгар, явно избегая света, повернул коня в сторону, затерявшись в темноте. Эмили держалась за мокрую гриву Дара. Ощущение полета захватило девушку - на высоте словно и дышалось по-другому. Первый раз Эмили летала в руках Зорана, и чувства испытывала иные: страх и неопределенность. Полет на Даре был совсем другим.
   Дайарвон летел медленно. Эмили выпрямилась и увидела впереди освещенный огнями порт и несколько кораблей на рейде. Крылатый конь, однако, забирал в сторону.
   - Я знаю тихое место, - шепнул Невенгар. - Нам не следует привлекать внимание.
   Кивнув, Эмили поежилась: крылья обвевали прохладой. Могучими взмахами Дайарвон гнал себя вперед. Летел он по-прежнему небыстро, но берега достиг скоро и стал спускаться. В темноте Эмили узнала песчаную полосу пляжа, где в детстве училась плавать.
   Она соскользнула с гладкой спины коня на песок. Невенгар тоже спешился и стоял, держа Дара под уздцы. Эмили видела слабое янтарное свечение глаз демона.
   - Спасибо за все, - проговорил Невенгар. - Я хотел бы отблагодарить тебя, но не знаю, как. Хочешь ли ты деньги, или драгоценности, или другое? Скажи.
   Девушка не отказалась бы от шахмат Невенгара, и она прекрасно знала, что он отдаст их ей, стоит попросить. Но вдруг Эмили почувствовала: если она возьмет доску с фигурами, то лишится чего-то другого, значительно более важного. Целительница заколебалась. Потом произнесла:
   - Пожалуй, ничего. Только если ты, - она сознательно сказала ему "ты", - подаришь мне что-нибудь сам.
   - Тогда вот, - Невенгар вложил в руку Эмили маленький продолговатый предмет.
   На ощупь - дерево. С одного конца свисает тяжелая металлическая цепочка.
   От вспышки света девушка зажмурилась: демон зажег в воздухе огонек. Открыв глаза, Эмили прежде всего посмотрела на подарок. Он оказался цилиндром, сделанным из мореного дерева. У места, где крепилась цепочка - красиво сплетенная, из вороненого железа, - были два углубления, залитые не то смолой, не то каким-то другим черным материалом.
   Эмили вопросительно посмотрела на Невенгара.
   - Покрути, - сказал тот.
   Девушка повертела цилиндрик в руках и заметила, что его опоясывает почти невидимая трещинка. Эмили осторожно начала раскручивать подарок, и цилиндр открылся как раз по ней. Внутри находился прозрачный камень, заблестевший в волшебном свете острыми гранями. Камешек играл, как живой огонь, расцветая то белым, то синим, то красным пламенем. Очарованная его игрой, Эмили залюбовалась камнем.
   - Алмаз? - неуверенно спросила она, поскольку в драгоценных камнях разбиралась меньше, чем в драгоценных металлах.
   - Алмаз, - подтвердил Невенгар. - Это за потраченное время. А за то, что ты спасла мою жизнь, другой подарок, - демон коснулся обожженным пальцем черных точек на футляре драгоценного камня. - Если будет необходимость, нажми на них, на обе сразу. Я приду.
   - Ты?! - удивилась Эмили. - Думаешь, мне это понадобится?
   Невенгар неприятно усмехнулся, словно предчувствуя грядущие беды.
   - Не исключено, - сказал он. - Итак, если что, дай мне таким образом знать. Я приду, но в том случае, если сюда нажмешь ты... Либо другой, но с твоего разрешения.
   - Спасибо, - произнесла Эмили, закрыла подарок, повесила его на шею, подхватила сумку и сделала шаг к дороге.
   Невенгар остался на месте. Волшебный свет погас, однако Эмили разглядела его силуэт и Дара рядом с ним. Прежде чем уйти, девушка сказала:
   - Всего тебе хорошего.
   - Тебе тоже, - отозвался Невенгар и долго смотрел ей вслед, не торопясь садиться верхом, хотя подступали предутренние сумерки.

***

   Опасаясь оступиться, Эмили шла медленно. Темнота сгустилась, когда она вышла на дорогу: посаженные вдоль обочин липы света не давали. Но зато и сбиться с дороги тоже не давали.
   На окраину города всегда попадаешь незаметно, подумала девушка, почувствовав запах жасмина и зацепив рейки палисадника. Впереди кое-где светились масляные фонари, но было темно.
   Семья Винай жила в центре. Эмили добиралась до дома больше часа. К тому времени рассвело. Попадались, кроме ночных стражников, и мастеровые, и портовые рабочие, и моряки. Начинался рабочий день. Когда девушка подходила к дому, по булыжной мостовой затрещали колеса телег, застучали подковы.
   Поднявшись на высокое каменное крыльцо, Эмили постучала в дверь бронзовым кольцом. В доме никто не отозвался, и девушка нетерпеливо постучала еще раз. Далеко в городском соборе эхом прозвонили колокола.
   Наконец из-за двери донеслась непонятная возня. Судя по звукам, отодвинулся стальной засов.
   Странно. Эмили не припоминала засова на их старой двери.
   - Кто там? - раздался старческий голос.
   Голос этот Эмили не узнала, поэтому, удивленная, помедлила с ответом.
   - Я, - в конце концов отозвалась девушка. - Я, Эмили.
   Дверь приоткрылась, и в щелку выглянула старуха, в которой девушка признала служанку матери.
   - А ну перекрестись! - потребовала она.
   Сбитая с толку Эмили перекрестилась. Дверь открылась шире.
   - Что у вас происходит? - растерянно спросила девушка.
   - Она пришла! - крикнула старуха в темную глубину дома и проворно отскочила от двери.
   Моментально в прихожей возникли два дюжих парня в монашеских рясах, и грубая рука втащила Эмили внутрь. Девушка, хоть и растерялась, успела со всего маха стукнуть одного из монахов сумкой. Попала в глаз. Тот взвыл и отпустил ее. Эмили бросила сумку на пол и нырнула в темный угол, где, как она помнила, хранились две трости отца. Одну из них она мигом нашарила и развернулась к нападавшим.
   Не раздумывая, Эмили коротким ударом наградила тянущуюся к ней потную ручищу. Тяжелый, залитый свинцом набалдашник с хрустом сломал кости запястья. Девушка не обратила внимания на крик боли и ударила тростью в лицо второго, перебив ему нос. Эмили не была сильна, но знала, куда и как бить, а трость оказалась грозным оружием. И было чувство холодной злобы, чего девушка не испытывала никогда. Словно общение с демонами подменило ее личность, добавив уверенности и расчетливости. Как будто... рядом стоял Невенгар и, одобрительно улыбаясь, направлял ее руку.
   - Эмили! - в открытом дверном проеме, ведущим к жилым комнатам, возник Ионес Винай, отец девушки. - Не надо. Ты делаешь хуже себе и нам.
   Гибким движением Эмили выпрямилась, сжимая трость.
   - Папа, что происходит?! - гневно спросила она.
   Из-за спины отца вышел незнакомый священник. Жестом поманил стонущих парней, один из которых зажимал залитый кровью нос, второй с глухими стонами баюкал руку. Парни подошли, встали по обе стороны от него и с откровенной ненавистью посмотрели на Эмили. Та прищурилась: первоначальная растерянность сменилась злостью. Если еще попытаются тронуть -  искалечу, подумала девушка.
   - Эмили Винай, выпускница Школы магии и целительства, - нараспев проговорил священник, - вы обвиняетесь в пособничестве демонам, наведении порчи, использовании черной магии, которое повлекло за собой человеческие жертвы. Вы будете арестованы и предстанете перед судом.
   Они меня ждали, поняла Эмили, но почему? Наверное, уцелевшие люди с корабля дали показания. Ах, Тори Кантар, отчего ты не смогла держать язык за зубами?
   - Папа, - сказала девушка, - ты в это веришь?!
   Ионес отвел глаза, взглянул на священника, словно в ожидании поддержки, но тот с безучастным видом стоял рядом. Эмили стиснула зубы. Ощущение нереальности происходящего начало овладевать ею. Она медленно переводила взгляд с отца на священника. Ионес сделал было движение навстречу дочери, потом суетливо дернулся и остался на месте.
   - Ты в это веришь?! - закричала Эмили.
   - Прости, - пробормотал Ионес.
   Священник, очевидно, решил, что достаточно. Он шагнул вперед.
   Эмили взглянула на него так, как мог бы посмотреть Невенгар, и святой отец потерял часть своего спокойствия. Впервые на лице его появилась тень страха.
   Девушка перехватила трость.
   - Еще шаг, - холодно сказала она, - и я разобью вам голову, святой отец.
   Надо попробовать попасть в висок, пронеслась мысль, и она была совсем не характерной для Эмили Винай, лучшей ученицы Школы.
   - Это вам не поможет, - произнес священник. - Вы не сумеете покинуть город.
   - Неужели? - усмехнулась Эмили, вспомнив о подарке Невенгара.
   Сын Ашраэля наверняка не предполагал, что Эмили воспользуется им так быстро.
   Неуверенность священника росла в прямой зависимости от увеличения уверенности девушки.
   - Подумайте о своих родных, - заговорил священник. - Если вы сейчас не пойдете с нами, они будут осуждены вместо вас.
   Эмили помолчала. Ее загоняли в ловушку, и ей припомнились шахматные западни, в которые попадались фигуры Зорана. Девушке захотелось вдруг снова оказаться на Туманном острове.
   - А если пойду? - негромко спросила Эмили.
   - Тогда отвечать станете только вы, - сказал священник.
   - Где будет суд? - начиная сдаваться, задала вопрос девушка.
   - В столице, - поколебавшись, отозвался святой отец.
   Эмили отшвырнула трость. Посмотрела на отца. Тот стоял, потупившись, избегая встречаться с дочерью взглядом. Девушка прикусила губу.
   - Предатель... - шепнула она, но Ионес услышал.
   Возвращение в столицу оказалось мрачным. Эмили не заковали в цепи, по кораблю она передвигалась свободно, но два хмурых солдата с крестами на плащах следили за ней. Кроме того, ее сопровождали священник и подозрительно юркая монахиня лет шестидесяти. Эмили с ними не общалась, хотя монахиня и попыталась поначалу выразить сочувствие. Под взглядом девушки она быстро замолчала и исчезла в своей каюте.
   Из вещей Эмили разрешили взять самое необходимое. Ей пришлось оставить даже лекарства. Но никто не заметил небольшого деревянного цилиндрика на шее девушки. Будь он на серебряной или золотой цепочке, может, и обратили бы внимание, а так подарок Невенгара остался у Эмили. Поначалу она решила вызвать демона, однако, подумав, отказалась от этой мысли: на корабле наверняка находились прислужники инквизиции. Возможно, и среди команды тоже. Если Невенгар явится один, сумеет ли он справиться с противниками? Ведь правая рука у него работает плохо... Да и другие люди могут пострадать. Нет, надо подождать. Будет ей угрожать опасность, она призовет Невенгара. Но пока... не нужно.
   На корабле находился и маг: Эмили догадывалась о его присутствии, хотя он не покидал своей каюты. Девушка чувствовала ауру волшебника, похожую на ту, что овевала Тори Кантар, но немного сильнее. Стихийный маг. Значит, церковники знали о Зоране и приняли меры.
   Впрочем, магия не понадобилась: путешествие прошло спокойно. Штормов не было, к порту столицы подошли ночью. У причала их ожидали всадники с факелами и крытая повозка. Эмили понимала, для кого она предназначена, и спокойно направилась к ней. Один из солдат, спешившись, помог девушке занять место в фургоне с крошечным зарешеченным окошком. Следом залезла монахиня.
   Чтобы не смотреть на нее, Эмили глянула в окно и увидела яркую звезду, горящую медовым светом. Как глаз демона, подумала девушка, и поправила себя: не демона. Невенгара. До сих пор она не могла заставить себя думать о нем как о жителе Преисподней.
   - Дитя мое! - проскрипела монахиня, и девушка от неожиданности вздрогнула. - Завтра тебе предъявят серьезные обвинения. Не хочешь ли покаяться?
   Повозка дернулась и тронулась вперед. Послышался стук подков, а по фургону метнулся отсвет факела. Эмили молчала и смотрела на теплый свет звезды, пока повозка не свернула, и дома не закрыли ее.
   Монахиню, или кем она там была, не смутило холодное молчание.
   - Ты молода, - заговорила она, - если не хочешь провести остаток дней в тюрьме или умереть, расскажи мне, что случилось с тобой! - монашка перекрестилась. - Клянусь, это останется между нами!
   Неужели инквизиция работает так грубо? Или они считают ее, Эмили, дурой?
   - Бабушка, - сдерживаясь, проговорила Эмили, - или ты замолчишь, или я помогу тебе выйти в закрытую дверь!
   Последнее слово девушка не произнесла, а прошипела. Монахиня отпрянула.
   Прежняя вежливая и тихая Эмили Винай, с отличием закончившая Школу и мечтавшая о работе при дворе государя, прощально помахала рукой. На суд инквизиции ехала девушка, нашедшая противоядие от "Дыхания дракона", исцелившая сына Ашраэля, кормившая из рук крылатого Дайарвона, говорившая с демонами и узнавшая много такого, чего не снилось святым отцам. Сознание собственных знаний и силы внушало уверенность. Много помогал Эмили и подарок Невенгара, вселявший чувство безопасности.
   Затаившись в темном углу, монашка наблюдала за девушкой поблескивающими глазками. Эмили снова уставилась в окно. Почему меня привезли в столицу, задумалась она, почему не судили на Трезене? Может, хотят раздуть это дело? "Церковь сует нос, как правило, куда не надо, - сказал как-то Невенгар. - Произносит громкие фразы, шумит, пугает всех, а присмотришься - дело выеденного яйца не стоит. Просто, как я думаю, у священников нет настоящего занятия, и они хватаются за что угодно, лишь бы иметь хоть какую-нибудь сферу деятельности".
   Семья Эмили не была особенно набожной, хотя храмы посещали все родные девушки, и Эмили в том числе. Но ей нравились песнопения и внутреннее убранство церквей. Как лучшая ученица Школы она попала даже во дворец Наместника, где больше любовалась фресками, чем слушала, что говорят о ней. Сам старичок Наместник оказался добрым и кротким: он мирно благословил девушку и пожелал ей удачи. Приблизительно с того времени Эмили начала понимать, что церковь - лишь символ, знак, за которым (по крайней мере, сейчас) зияет пустота.
   Поэтому она согласилась с резкими суждениями Невенгара. Мало кто из священников действительно верил в Бога. Всегда находились люди, которые служение Богу цинически рассматривали как шаг на пути к карьере. Беда в том, что таких становилось больше, и люди в сутанах проникали во все сферы "быта и небытия" (Эмили усмехнулась, вспомнив, что так сказал однажды Зоран): в политику, искусство, торговлю, стремясь взять под свой контроль если не все, то многое. Правители княжеств и королевств, заметив это, резко ограничивали деятельность церкви. Они ревниво охраняли свою власть.
   О вере речь не шла. Появилась просто новая государственная единица со своими правителями, воинами, крестьянами и рабами, со своими землями и банками, и это государство вело войны, торговало, казнило и миловало. Но постепенно ограничения князей и королей вернули разбушевавшуюся реку в старое русло. Церковь стала зависеть от государства, и священники пытались поднять свой престиж: то хватались за охотников на демонов, то инквизиция выискивала недовольных.
   Они попробуют поднять шум, подумала Эмили, им нужен громкий процесс, чтобы показать: они нужны. Они заняты делом! Вот почему меня везут в столицу. Церкви выгодно обвинить меня.
   Ладно. Повоюем.
   На всякий случай девушка решила пока молчать и слушать. Обвинения построены на показаниях людей с корабля. Никаких доказательств у них нет... Однако нужен защитник.
   Ее посадили в тюремную камеру, но довольно приличную: были там и кровать, и стол, и даже печь. Печь, правда, не протопили, но Эмили это не беспокоило: слишком она устала. Забравшись на кровать, девушка незаметно заснула.
   Проснувшись рано утром от холода, она долго бессмысленно смотрела на стол, за которым сидел ректор ее Школы. Первые две-три минуты Эмили не понимала, снится он ей, или она почему-то сошла с ума, но потом ректор заговорил:
   - У нас мало времени. Говори быстрее, что произошло.
   - Что вы здесь делаете? - выговорила изумленная и немного напуганная девушка.
   - Тебя защищаю, - бросил ректор.
   Эмили села на кровати, поджав ноги.
   - Ты долго собираешься молчать? - раздраженно спросил маг.
   - Меня похитил демон, - сказала Эмили, секунду поколебавшись. - Унес с корабля, когда я...
   - ...плыла домой! - договорил ректор. - Это я знаю. Дальше давай.
   - Дальше ничего не было, - медленно произнесла девушка. - Я пришла в себя на пляже Трезена.
   Маг сверлил взглядом свою ученицу. Эмили стойко выдержала безмолвную атаку.
   - Эмили, - хмуро сказал он, - ты, верно, не понимаешь, какие тяжелые обвинения тебе предъявлены. Если решат, что ты ведьма, тебя утопят или сожгут.
   Девушка вздрогнула, и вовсе не от холода.
   - Но если я и в самом деле ничего не помню! - вскрикнула она.
   Теперь не следовало отступать от сказанного: возможно, это станет выходом.
   - Тебя не было больше месяца! - гаркнул ректор. - Где ты провела это время? Чем занималась?!
   - Не знаю, - упрямо отозвалась девушка.
   С длинным свистящим вздохом волшебник потер виски.

***

   Суд состоялся в городской ратуше. Позже Эмили поняла, что именно это стало ее спасением. Было воскресенье, и огромный зал заполнился народом. Девушка увидела зеленые куртки гильдии ткачей, украшенные перьями малиновые береты оружейников, вышитые золотыми нитями плащи пивоваров, цветные рубахи горшечников... Люди переговаривались, пересмеивались, шумели. На зрелище собрались посмотреть представители всех цехов города. В том и заключалась главная ошибка святых отцов. Горожан они недооценили, но это Эмили тоже сообразила потом.
   Она стояла у стенки между двумя облаченными в доспехи солдатами и наблюдала за священниками. Те чинно рассаживались за столом, где обычно заседали отцы города. Кроме них, за столом расположились несколько богато одетых людей разного возраста.
   Эмили с трудом выдерживала направленные на нее любопытствующие, скучающие или испуганные взгляды. К счастью, оба солдата были здоровяками, в простенок не попадал свет, и девушка была плохо различима. Стараясь стоять спокойно, Эмили запретила себе делать лишние движения. В итоге она просто замерла, как мраморное изваяние вроде тех, что украшали зал.
   Наконец все стихло.
   С места поднялся благообразный священник в красной шелковой сутане, явно франт и ханжа. Губы кротко улыбались, а глаза смотрели оценивающе и холодно.
   - Мы собрались здесь, - сладким голосом возвестил он, - чтобы вынести решение по делу этой юной девицы, - эффектный жест в сторону Эмили, - она обвиняется в пособничестве демонам, наведении порчи, использовании черной магии, которое повлекло за собой человеческие жертвы.
   По залу пробежал шумок. Эмили стиснула зубы. По-видимому, никто не заметил, как дрогнули у нее руки: девушка осознала, что все происходит всерьез. Абсолютно всерьез.
   - Ваше имя! - сказал священник.
   - Эмили Винай, - отозвалась девушка.
   Голос ее оставался ровным, но никто не знал, каких усилий ей это стоило.
   - Вы дочь Ионеса Виная, главы Торговой гильдии острова Трезен? - уточнил обвинитель.
   - Да, - второй ответ дался Эмили легче.
   - Ваш возраст? - спросил священник.
   Эмили помедлила. О прошедшем двадцатом дне рождения она позабыла, расхаживая по тропам Туманного острова и по привычке едва не ответила: "Девятнадцать".
   - Двадцать лет, - сказала девушка.
   Сидевший слева от ханжи монах в потрепанной рясе быстро строчил пером по бумаге.
   - Чем вы занимаетесь? - продолжал допрос святой отец.
   - Закончила факультет целительства, - сказала Эмили. - Хотела начать работать в лечебнице.
   Было очень тихо, поэтому негромкие ответы Эмили слышали и отдаленные ряды.
   - Что же вам помешало? - мягко поинтересовался священник.
   Девушка на миг задумалась: как отвечать на вопрос? И ответила, разом завоевав симпатии половины зала, включая сидевших рядом со священниками дворян:
   - В данный момент, - медленно проговорила Эмили, - мне мешает произведенный арест и то, что я нахожусь в этом зале, а не на работе.
   Теплый смех прошелестел по залу. Священник нахмурился.
   - Вы верите в Бога? - спросил он.
   - Да, - солгала девушка, сознавая, чем грозит отрицательный ответ. - Церковь я посещаю, - сказала она, предвидя следующий вопрос.
   - Тогда как вы, лучшая ученица своего факультета, не утратившая веры, могли, помогая демонам, убить более двадцати человек?! - воззвал святой отец.
   От такого заявления Эмили растерялась. Но вскочил ректор.
   - Где доказательства?! - бросил маг.
   - Вот они! - торжественно взял со стола бумагу обвинитель. - Здесь записан рассказ уважаемой Тори Лайен Кантар, к сожалению, покинувшей нас два дня назад, - священник скорбно свесил голову на грудь и, перекрестившись, добавил: - упокой господь ее душу.
   Не удивлюсь, если господь упокоил и других выживших, подумала Эмили, поначалу не разобравшись в ситуации. Но через некоторое время до нее дошло, что свидетелей не осталось, и инквизиторы могут вертеть их показаниями, как угодно. Эмили сжала руки в кулаки. Неужели им ТАК нужен этот процесс?
   - Прошу вас зачитать рассказ Тори Кантар, - сказал ректор, а взгляд, брошенный девушке, ясно говорил: Эмили, мы пропали. Держись, если можешь.
   Не пора ли воспользоваться подарком? Пальцы Эмили коснулись твердого дерева.
   Нет, пусть прочтут эту безумную ложь.
   С каждым торжественно произнесенным словом Эмили тревожилась сильнее: выходило, что она состояла в сговоре с демоном, который вызвал шторм и погубил команду корабля.
   - В чем состоял сговор? - сделав непонимающее лицо, прервал чтение ректор.
   - По-моему, здесь все ясно, - опустил бумагу священник. - Она! - он ткнул пальцем в девушку, и та отшатнулась, хотя их разделяло значительное расстояние. - Она заключила договор с демонами и помогла им заполучить души двадцати двух человек!
   Стало очень тихо. Обвинение было очень серьезным, но, к удивлению Эмили, ректор и бровью не повел.
   - Хорошо, - проговорил маг. - В чем тогда заключалась ее роль?
   - Пусть сама ведьма расскажет! - бросил обвинитель.
   Вот как! Уже ведьма?
   Эмили молчала. Она сильно волновалась, но держала себя в руках, не выдавая своих чувств ни движениями, ни мимикой, ни голосом.
   - Говори, - смягчил голос обвинитель. - Признайся, и ты не попадешь в Преисподнюю!
   Очевидно, он жаждал триумфа. Но инквизиция теряла хватку.
   - В Преисподнюю? - задумчиво повторила Эмили, не подозревая, что последует за ее ответом. - Ну, судя по вашей обвинительной речи, я не должна ее бояться, поскольку связи там у меня уже налажены.
   Тишина держалась секунды две, потом зал грохнул смехом: собравшиеся там люди умели оценить остроумие, и ядовитые слова девушки пришлись им по душе. Кое-кто зааплодировал. Сообразив, что быстрая победа уплывает из рук, священник повелительно поднял руку, призывая к молчанию.
   Когда шум стих, как прозвучали раздумчивые слова ректора:
   - Она дала клятву Целителя. Она не может причинить вред ни человеку, ни любому живому существу.
   Зал вновь зашумел.
   - Отпустите девчонку! - раздались сердитые голоса с той стороны, где собрались кузнецы. - У вас на нее ничего нет!
   Всегда быстро соображавшая Эмили оценила обстановку и, сделав маленький шаг вперед, вышла на свет. Теперь ее смогли рассмотреть присутствующие. И они увидели стройную красавицу с задумчивым лицом, на котором не было страха.
   - Освободите ее! - присоединились к кузнецам голоса других мастеровых, и даже представители купеческих гильдий согласно кивали.
   Ректор воспользовался переломом.
   - У вас нет свидетелей! - выкрикнул он в лицо побледневшему священнику. - Кстати, дайте-ка мне эти показания, - он мигом оказался рядом с обвинителем и выхватил у него из пальцев бумагу. - Тори Кантар была одно время нашим преподавателем.
   Ректор всмотрелся в лист, и, пока он пробегал глазами бумагу, священник побледнел сильнее, а зал притих. Прочитав, волшебник медленно поднял голову:
   - Это не почерк Тори Кантар, - в абсолютной тишине произнес он. - Кто сочинил этот бред?
   - Фальшивка... - донесся из глубины зала обескураженный голос.
   Однако в образовавшуюся паузу успел вклиниться другой священник, постарше.
   - Усердие наших братьев на сей раз оказалось слишком большим, - сказал он, - но не будем осуждать их за благие намерения... Важнее другое: где провела более месяца Эмили Винай? Ведь вы не будете отрицать, что она была похищена демоном!
   - Я не знаю, где была, - устало сказала девушка. - Я ничего не помню с момента бури на корабле.
   - Но вас похитил демон! - вскочил священник.
   - Вы это видели? - с детским любопытством спросила Эмили, подумав: "Господи, дай мне сил выдержать и не сорваться".
   - Нет, не видел, - сказал священник, а по его лицу Эмили поняла, что грядет решающий аргумент. - Но на корабле побывал наш маг. Он определил, что там побывал демон; кроме того, на корме остались следы когтей и пятна его крови.
   Металлическая цепочка на шее показалась девушке страшно тяжелой.
   - Расплывчато, - хмуро заявил ректор. - Вы предъявляете обвинения без доказательств и требуете оправданий.
   Зал зашумел одобрительно.
   Священники шепотом посовещались, и обвинитель сказал:
   - Тогда мы вправе настаивать на допросе под пыткой.
   Сердце Эмили замерло, потом застучало сильно и громко. Она не сомневалась, что под пыткой у нее вырвут любые признания: от бунта на небесах до попытки убийства Наместника Господа. В ушах зазвенело. Не потерять бы сознание, с тревогой подумала Эмили, а вторая мысль была: сейчас я вызову Невенгара и будь что будет.
   - Если человек потерял память, пытка убьет его, - сказал ректор.
   - Да им, наверное, это и надо! - неожиданно поддержал его голос из зала.
   Столица испокон веков была свободолюбивым городом. Ни государство, ни церковь не смогли отобрать у цехов их вольности, хотя очень старались. Более того, эти попытки подорвали авторитет короля и церкви. Правителям, в конце концов, удалось избежать конфликта, а священники не смогли. Были, конечно, и те, кого любили и уважали, но таких оставалось немного.
   Ректор подошел к столу, где сидели священники, и долго что-то им говорил. Поначалу обвинители  отмахнулись от него, но волшебник, нахмурившись, тихо бросил какую-то фразу, и к нему прислушались.
   Снова зашелестели бумагами священники. В обсуждение вопроса включились и дворяне. Потом ректор кивнул и направился к Эмили.
   - Эмили, - шепнул он. - Они настаивают на признании тебя ведьмой. Тебе грозит пытка и костер.
   - За что?! - в отчаянии задала вопрос девушка.
   - Погоди, - продолжал маг. - Но они боятся, что люди, - он мотнул головой в сторону зала, - попытаются тебя освободить, и это закончится беспорядками.
   Эмили посмотрела на учителя и взволнованно спросила:
   - Какой выход?
   - Ссылка, - ответил ректор.

Глава 5. Сельское кладбище

   С момента вынесения несправедливого решения прошло два года. Фактически проиграв процесс, священники постарались отравить Эмили жизнь. Ей вручили длинный список крупных городов, где она не имела права жить. Ей запретили искать встреч с родными и друзьями. А главное - девушка не должна была брать денег за лечение. Интересно, на что жить, подумала целительница, однако с решением этого вопроса помог ректор. Он съездил к отцу Эмили, и, чувствуя за собой вину, Ионес каждые три месяца отсылал в банк города Граппока (неподалеку от которого находился поселок, где вынужденно жила Эмили) порядочную сумму денег. Торговля Ионеса процветала, поэтому он мог позволить себе траты. Эмили, правда, понимала, что отец платит таким образом за предательство, и, не будь она в безвыходном положении, не взяла бы этих денег. Кроме того, девушка нашла лазейку: ей запретили брать деньги за лечение, но никто не запрещал ей брать плату вещами и продуктами, да еще подрабатывать переводами, чем она и занималась.
   Деревня, где жила Эмили, располагалась на острове среди тяжелых вод Ледяного озера. Остров этот, впрочем, расположен был так, что с берегом его соединял мост. Деревня называлась Малая Сопка; другой поселок на противоположном берегу, много больший, носил название Лодейщики. На его верфи строились и ремонтировались малые и средние купеческие суда.
   К югу от Лодейщиков, если ехать по дороге вдоль берега, через тридцать две мили, у места впадения в озеро большой судоходной реки, находился город Граппок, шумный, торговый. Туда Эмили разрешили приезжать с условием, что она не будет задерживаться в городе.
   В деревне Эмили уважали, но относились с опаской как к человеку, владеющему основами магии и учившемуся в столице. Попытки разузнать, отчего она покинула город, Эмили пресекала решительно. Самым любопытным оказался местный священник, которому целительница молча сунула под нос диплом об окончании престижной школы и золотую медаль. Однако его преподобие не поленился связаться с руководством Школы магии и целительства, где, впрочем, его мягко поставили на место. Сам господин ректор имел беседу с любопытным священником, популярно объяснив ему, что Эмили Винай была лучшей ученицей и лучшей целительницей за всю историю Школы.
   Вернувшись, отец Бенедикт начал пристально следить за молодой целительницей, но за два с лишним года это занятие наскучило ему. Эмили жила на виду, никого, кроме больных, не навещала, писем ниоткуда не получала и сама не писала никому, лишь раз в полгода ей привозили книги. Священник не упустил случая поинтересоваться ими, но и тут его ждало разочарование: это оказались медицинские трактаты и обычные романы. Правда, были они на пяти языках, из чего святой отец сделал правильный вывод, что тихая девушка знает их все.
   Придраться священник мог к тому, что церковь Эмили посещала нерегулярно. Но у нее всегда находилось веское оправдание: то ее вызывали к больному, то она уезжала надолго собирать травы, то отправлялась за покупками в город. Кстати, на какие средства она существовала, тоже не могли выяснить: Эмили не брала деньги за лечение, но любопытные выяснили, что расплачивается она серебром и иногда золотом. Впрочем, заметив за собой слежку, Эмили отправилась к старосте и спокойным голосом сообщила, что к деревне она не прикована цепями и может в любой день уехать в другой поселок. Терять такого лекаря не хотелось, и староста, мужчина решительный и серьезный, мгновенно навел порядок.
   Размышляя об этих событиях, Эмили вздохнула: она не сомневалась, что приобрела в лице местного батюшки соглядатая. Но, по крайней мере, он не станет преследовать ее во время поездок. Сегодня следовало съездить в поселок на противоположном берегу озера, посмотреть, как чувствует себя после вчерашнего приступа лихорадки сын старосты. На лодке было бы быстрее, но две посудины ремонтировались, а оставшаяся не внушала целительнице доверия. Значит, придется ехать верхом кружным путем, через мост.
   Целительница зашла в дом переодеться и собрать что-нибудь поесть в дорогу. Переодеваясь, она вспомнила, как изумились жители поселка, впервые увидев ее в мужском наряде - такая мода не была новинкой в столице, однако тут стала поначалу диковиной, зато потом женщины смекнули, что так удобнее работать в поле, ездить верхом, да и дома некоторые, большей частью молодые, ходили теперь в широких брюках и блузках. Причем еще дразнили мужей, говоря, что женщина в брюках - это не конец света, а мужчина в юбке - это нечто из ряда вон выходящее.
   Эмили вынесла две переметные сумы и привычно приторочила их к седлу. Угостила коня посоленной горбушкой, села в седло, и застоявшийся конь вынес ее на дорогу. Шагал он широко, просил повода, стремился перейти на рысь. Эмили придерживала его, пока он шел по деревне, а после крайнего дома пустила его коротким галопом, зная, что, выбегавшись, он станет спокойнее.
   Дав коню израсходовать избыток сил, целительница ехала не спеша, задумавшись. Еще два года назад никто не сомневался, что Эмили Винай сделает блестящую карьеру. Ею интересовался лекарь при дворе государя, да и сам король был наслышан о выдающейся целительнице, способной излечить человека даже от смертельной болезни.
   Сочетание таланта, знаний и интуиции было удивительно в такой молодой особе. Многие врачи полагали, что с опытом Эмили станет величайшей из лекарей. И стала бы, не произойди в ее жизни событие, едва не сломавшее ей жизнь.
   Еще хорошо, что я отделалась ссылкой, хмуро подумала Эмили.
   Инквизиция всерьез предлагала признать ее ведьмой и сжечь. Или утопить. Или замуровать заживо. Вариантов было много. Ректор Школы и жители столицы отстояли девушку.
   Правда, ни инквизиторы, ни ректор, ни пришедшие на суд обыватели не знали, что именно сжимала в руке Эмили, когда над ней шел суд. Подарок Невенгара...
   Через год жизни в деревне Эмили купила домишко, с помощью соседа-плотника привела его в порядок и жила в своем доме на острове, постепенно приобретая известность как великая целительница. К ней приезжали из соседних деревень и городов. Люди бывали всякие, но порядочных оказалось большинство, поэтому, хотя Эмили и не брала денег, у нее скоро появилась хорошая новая мебель, добротная красивая одежда, ей переложили печь. В леднике всегда стояли горшки с молоком и сметаной, лежали мясо и рыба.
   Правда, своей лошадью Эмили не обзавелась, потому пришлось идти к соседу. Сосед дал коня без колебаний. Целительница поблагодарила его и повела игреневого жеребчика в свой двор. Седло у нее имелось свое - давний подарок вылеченного шорника. Молодой конек играл, стараясь поймать рукав Эмили, но та знала его повадки и вовремя убирала руку.
   Ловко сидя в седле, Эмили направляла конька по лесной тропе с намерением выехать после на объездную дорогу. По мере приближения к Лодейщикам лошадь стала вести себя странно: она фыркала, потела и старалась повернуть в противоположную сторону. Девушка не понимала, что случилось. Может, в лесу объявились волки? Год назад устраивали облавную охоту, говорят, убили двух волков.
   Эмили свернула на дорогу и поехала по берегу. Лошадь зашагала спокойнее, однако постоянно косилась в сторону леса. Да, а почему навстречу никто не попался? И лодок на воде не видно. Встревожившись, Эмили подняла коня в галоп и помчалась в село.
   Застала она великую панику. Люди бестолково суетились: кто-кто торопливо запрягал лошадей в телегу, пока домашние грузили скарб, кто-то бежал к дому старосты, где собралась порядочная толпа. Обычно такая суета сопровождалась собачьим лаем и визгом, когда неловкой псине попадало сапогом или палкой. А сегодня гавкали два-три цепных кобеля, да и то сбивались с лая на вой.
   - Что случилось? - наклонилась с седла Эмили к мужчине, увязывающему во дворе дома вещи в узел.
   Тот нервно глянул на нее, перекрестился и махнул рукой:
   - Поезжай, поезжай!
   Поразмыслив, Эмили направила коня к дому старосты. Все равно надо посмотреть, как чувствует себя после лихорадки его сын.
   Во дворе дома староста пытался перекричать вопящих односельчан. Эмили натянула поводья, пытаясь разобраться в обстановке. Какой-то тип вдруг завопил, указывая на нее пальцем:
   - Во! Она колдунья! Она поможет!
   Девушка пожалела, что приехала, поскольку наступившая тишина напомнила ей притихший зал на суде инквизиции. Измученный староста посмотрел на нее, как на спасительницу.
   - Госпожа! - сказал он, проталкиваясь к ней. - Госпожа, вы должны помочь.
   - Что случилось? - настороженно спросила Эмили.
   - Наше кладбище... - начал, запинаясь, староста. - Там... с могил осыпается земля. Как будто... мертвые хотят подняться.
   Эмили сделалось жутко.
   - Но я не волшебница, - сказала она. - Я целительница.
   Староста взял ее коня за повод.
   - Давайте поговорим, - произнес он.
   Пришлось сойти с седла и последовать в дом.
   В комнате было сумрачно из-за прикрытых ставень. Предложив Эмили сесть, староста налил ей вина. Девушка пить не стала.
   - Я не могу вам помочь, - твердо сказала она. - Моя работа имеет к магии небольшое отношение.
   - Люди напуганы, - староста сел напротив.
   - В Граппоке есть маги, - проговорила Эмили. - Отправьте за ними.
   - Сын поехал, - отозвался староста и налил вина себе. Пальцы его подрагивали. - Но полдня туда и полдня обратно - всякое может случиться за это время!
   - Вы гончар? - спросила девушка.
   Староста удивленно кивнул.
   - Тогда представьте, что вас сию минуту заставят заниматься кузнечным ремеслом, - сухо произнесла Эмили. - Что вы скажете?
   - Что меня этому не учили, - машинально ответил староста и поперхнулся, поняв, куда клонит собеседница.
   - Я тоже не училась ни на одном из магических факультетов, - еще суше сказала Эмили, - тем более меня не интересовала некромантия.
   - Вы не могли бы сходить на кладбище и посмотреть? - не отступался староста.
   Девушка содрогнулась.
   - Знаете, что-то не хочется, - буркнула она.
   - Я дам денег, - сказал, перегнувшись через стол, староста. - Дойдите до ограды. Мне нужно успокоить людей. Днем... - он понизил голос до шепота. - Днем там тихо.
   - Я не пойду, даже если вы заплатите государственный долг нашего королевства, - наотрез отказалась Эмили и встала. - Извините.
   Поднялся и староста. С нехорошей улыбочкой он смотрел на девушку.
   - Постой, - сказал он. - Я кое-что о тебе узнал. Ты в ссылке оттого, что обвинялась в пособничестве демонам, - его улыбочка стала отвратительной. - Если я сообщу инквизиции, что на нашем кладбище восстают мертвые и обвиню тебя в этом колдовстве, тебя сожгут.
   Эмили взглянула на него, понимая уже, что идти придется.
   Ограда кладбища была стальной, выкрашенной в темный цвет. Ее оплетал плющ. Неподалеку протекал ручей, над ним развесила поблескивающие в солнечных лучах ветви серебристая ива. За ней возвышались ряды берез и тополей. Эмили тоскливо поглядела на них. Если бы не лошадь, оставленная у старосты, она прошмыгнула бы мимо кладбища, а потом через рощу ударилась бы без оглядки в бега до самого дома. Но лошадь надо было вернуть.
   Не подходя близко, Эмили прошла вдоль ограды, отыскивая ворота, и скоро нашла их. Неплотно прикрытые створки вместо замка связывала веревка. Развязывать ее девушка не собиралась, перелезать через ограду - тем более. Она привстала на цыпочки и с трудом разглядела в тенистой зелени деревянную сторожку, а дальше солнечный луч упал на белую стену часовни. Могилы располагались в глубине.
   Присмотревшись, Эмили увидела то, что вызвало у нее панический страх: мало того, что земля с могил осыпалась, во многих местах наружу высовывались гнилые доски гробов. Девушка отступила. Бежать с этого места, бежать! Она снова скользнула взглядом по ограде, по деревьям, по часовне, и подсознание отметило: что-то не так. Очень тихо. Не слышно ни птиц, ни насекомых. И... что-то еще, но Эмили не могла понять, что именно. Она отошла, и кладбище скрылось за деревьями.
   Солнце подходило к зениту, но по понятной причине девушке стало холодно. Опасность была велика. Машинально Эмили прижала руки к груди, и пальцы дотронулись до подарка Невенгара.
   Страх отступил, когда девушка сняла с шеи цепочку.
   - Ты мне нужен, - прошептала она и прижала пальцы к двум черным точкам.
   Ничего не произошло.
   Эмили нажала сильнее, но по-прежнему никто не появлялся. Она растерянно посмотрела на деревянный футляр и сунула его в карман. Что теперь делать?
   Со старосты станется сдать ее инквизиторам, а они-то припомнят неудачный процесс!
   Даже если ей удастся уйти сегодня, то... остаются разрушенные могилы и нечто, пытающееся выбраться наружу. Надо спасаться, решила Эмили, надо уходить! Но куда?
   Девушка растерянно оглянулась.
   Если сейчас уйти по дороге, до вечера можно сделать миль десять. Впрочем, могут перехватить.
   Однако не стоять же у этого страшного кладбища.
   Эмили торопливо зашагала прочь. Мертвецы не могут пересечь воду - это она знала. Можно попробовать вернуться домой, на остров, а ближе к вечеру, никому ничего не рассказывая, поднять соединяющий два берега мост. Да, как же конь? Ерунда, отмахнулась Эмили, верну соседу деньги.
   - Эмили! - услышала девушка и нервно обернулась.
   На дороге, лениво взмахивая крыльями, стоял Дайарвон, а на спине демонического животного сидел Невенгар. Оборотень улыбался.
   - Ты не представляешь, как я рад тебя видеть, - сказал он и тронул коня.
   Медленным галопом, как обычная лошадь, Дар проскакал расстояние до остолбеневшей девушки и замер. Демон спрыгнул на землю.
   Эмили шагнула к Невенгару и, неожиданно для себя обняв его, позорно разревелась. Демон дал ей выплакаться, не утешая и не расспрашивая. Потом мягко отстранил ее от себя и бережно отвел с заплаканного лица длинные волосы.
   - Так, - произнес сын Ашраэля. - Что ты делаешь одна в этом... - он глянул в сторону кладбища, - ...в этом месте?
   Вытирая слезы, Эмили путано объяснила Невенгару суть затруднений. Демон нахмурился.
   - Пойдем-ка, - проговорил он. - Я сам взгляну.
   У девушки на душе стало легче. Нашелся тот, на чьи плечи можно переложить часть своих проблем. Одному жить сложно. Когда рядом есть кто-то, всегда намного лучше - Эмили это прекрасно понимала.
   - Как ты оказалась в этом захолустье? - тем временем поинтересовался Невенгар.
   Спокойно и уверенно он шел прямо к кладбищу. Эмили шагала рядом, Дайарвон шествовал впереди, то и дело приостанавливаясь, чтобы пожевать аппетитные листья или сорвать пук травы. Когда Эмили смотрела на него, крылатый конь отвечал ей неузнающим взглядом.
   - Так получилось, - отозвалась девушка.
   Рассказывать не хотелось, винить в своих несчастьях Невенгара - тем более. Но демон взглянул на нее проницательно и, отвернувшись, усмехнулся. Он был догадлив.
   Подойдя к воротам кладбища, Невенгар окинул могилы взглядом. В тени его глаза загорелись, но в них и намека не было на теплый янтарный свет, который так нравился Эмили. Теперь в глазах демона горели неприятные серебристые огни, какие в морозную лунную ночь появляются на снегу.
   Положив руки на веревку, не дававшую раскрыться воротам, Невенгар втянул ноздрями воздух. По-звериному принюхивается, подумала Эмили. Потом демон вынул из ножен боевой нож, одним взмахом разрезал веревку и потянул на себя створку ворот. Скрипнув, она открылась.
   Под тяжелыми сапогами Невенгара захрустел песок, покрывающий аккуратные тропинки. Демон глянул на часовню, задержал взгляд на куполе, покачал головой и неторопливо прошелся вдоль могил. Тем же ножом сделал надрез себе на руке и дал капле крови упасть на землю у могилы, затем на саму могилу. Убрал клинок в ножны и постоял некоторое время. На Туманном острове Эмили немного узнала его и понимала сейчас, что ему что-то сильно не нравится.
   Сама девушка наблюдала за происходящим, держась на некотором отдалении у ограды, и с облегчением вздохнула, когда Невенгар вернулся к воротам. Но, как выяснилось, радовалась она рано, поскольку демон жестом подозвал ее.
   Очень неохотно Эмили подошла. За ней потянулся Дайарвон.
   - Там живет кто-нибудь? - спросил Невенгар, указав на сторожку.
   - Наверное, - отозвалась Эмили.
   - Пойдем посмотрим, - сказал демон и, увидев выражение на лице девушки, сумрачно улыбнулся. - Не бойся. Пока ничего страшного нет.
   Он протянул ей руку, и Эмили, поколебавшись, прошла за ограду. Крылатый конь остался снаружи, с любопытством поглядывая на кладбище.
   У могил, вокруг часовни и сторожки росло множество кленов, дававших густую прохладную тень. Девушке захотелось на солнце.
   - Эмили! - негромко окликнул ее Невенгар.
   Он стоял у первой ступени невысокого деревянного крыльца и рассматривал стену. Девушка подошла ближе и увидела, что из бревна стены выломан порядочный кусок, а земля раскидана и перерыта. Эмили не успела задать вопрос, как демон ответил на него.
   - Сильно пес рвался, - резюмировал Невенгар. - Пробой вырвал.
   Пес?
   Тут до Эмили дошло, отчего в Лодейщиках она не встретила собак. Почуявшие нежить псы со страху удрали, куда глаза глядят. Да ведь она не видела ни одной кошки, которые обычно грелись на солнце или важно вышагивали по дворам. И лошади бесились, даже в хомутах вставая на свечи.
   Пока она стояла, задумавшись, Невенгар поднялся на крыльцо и попытался открыть дверь.
   - Закрыта изнутри, - сообщил он.
   Эмили поднялась по ступенькам и постучалась.
   - Именем Господа! - подумав, сказала она.
   Изнутри донесся шорох и поскуливание. Эмили озадаченно посмотрела на Невенгара. Тот снова вынул нож и навалился на дверь. Вставив в образовавшуюся узкую щель лезвие ножа, он поднял им крючок. Улыбнувшись, вернул клинок в ножны. Эмили подумала, что и выбить дверь демону не составило бы труда.
   Невенгар вошел первым. Девушка осторожно заглянула внутрь, но в домике было пусто.
   - Он под кроватью, - сказал демон.
   Глаза попривыкли к сумраку, и Эмили разглядела стоящую у дальней стены кровать, смятое одеяло на которой свешивалось до пола.
   - Ты можешь зажечь свет? - спросила девушка, и Невенгар тотчас передал ей светящийся шарик.
   Какой магией он пользовался, Эмили и не старалась понять. Она сжала в пальцах пульсирующий упругий огонек и пошла к кровати. По пути запнулась обо что-то, глянула и удивилась: на полу валялось скомканное одеяние священника, нагрудный крест и чаша с остатками засохшей жидкости.
   Невенгар тоже прошел туда, наклонился и поднял чашу. Брезгливо отбросил ее.
   - Кровь, - пояснил он.
   Из-под кровати раздались всхлипывания. Невенгар подошел и откинул одеяло. Нагнувшись, Эмили посветила туда и увидела жмущегося к стене молодого паренька. Он забился в угол, как испуганное животное, и скулил.
   - Сошел с ума, - констатировал Невенгар и распрямился. - Брось его, Эмили, - поморщился он, увидев, как девушка пытается извлечь сумасшедшего из-под кровати.
   - Ты хочешь оставить его здесь? - возмутилась Эмили, не оставляя попыток.
   - Я не хочу терять времени, - сказал демон. - Он свяжет нам руки... Да перестань!
   Девушка неохотно выпрямилась.
   - Пойдем на воздух, - снова сморщился Невенгар.
   Прежде чем выйти, Эмили оглянулась. Сумасшедший завешивал одеялом щель между кроватью и полом. Движения его были суетливы, и он не прекращал подвывать. Вздохнув, девушка подошла к Невенгару.
   Под солнцем блеснула седина в его волосах.
   - Девочка моя, - заговорил демон, - кажется, мы с тобой оказались в центре таких событий, от которых следует держаться подальше.
   - Как ни странно, я это понимаю, - с ехидцей сказала Эмили.
   Светящийся шар в ее руке померк и растаял без следа.
   - Вернемся на мой остров, - неожиданно предложил Невенгар. - Ты будешь там в полной безопасности.
   - А ты? - спросила девушка.
   - Пожалуй, мне придется навестить ваше милое сельское кладбище, - кивнул на осыпавшиеся могилы демон. - Здесь тесто замешено на такой некромантии, что неплохо бы разобраться, кому и зачем все это нужно.
   Эмили нервно дернула плечом и шагнула к выходу. Разговор они продолжили за оградой.
   - Хочешь сказать, что у нас в округе появился некромант? - поинтересовалась Эмили, поглядывая на сочную зелень кладбищенских кленов.
   - Не исключено, - пробурчал демон.
   Подошедший Дайарвон потерся мордой о плечо хозяина, Невенгар рассеянно похлопал его по шее. Эмили пристально смотрела на демона.
   - Ну хорошо, - сказал оборотень и насмешливо добавил: - ради тебя... - он призадумался. - Но сначала сделаем так: ты пойдешь обратно в деревню и скажешь этому подлецу старосте, чтобы он вызвал священника по-новому освятить кладбище. Пусть найдет грамотного священника, сильного... - Невенгар оборвал себя, досадливо выругался. - Не подберу слова.
   - Святого, что ли?! - сердито спросила Эмили.
   Невенгар прищурился.
   - Если найдете святого, это будет только плюс, - сказал он. - Но не думаю, что вам повезет. Да... пусть священник не поленится, освятит здесь все, соблюдая ритуал, - демон скользнул взглядом по часовне, и в глазах его загорелись те же неприятные серебристые огни. - Следует поторопиться, времени у них немного. Во вторую ночь полнолуния желательно быть подальше от этого места.
   - Ладно, передам, - кивнула девушка. - А что делать потом?
   - Встретимся у моста, - Невенгар положил руку на ограду кладбища. - Там и поговорим.
   Девушка не удержалась, взглянула на его пальцы. Они давно зажили, но на указательном виднелся большой шрам от ожога, и кожа на пальцах не покрывалась загаром.

***

   Слова Эмили озадачили старосту. Он переспросил насчет священника, и девушка заверила его в необходимости освящения кладбища, не рассказывая, от кого и как она это узнала. Оставив старосту в задумчивости, Эмили вывела своего коня. Перед отъездом она хотела спросить старосту насчет самочувствия его сына, но вспомнила, что тот отправился в Граппок за волшебником. Ну и отлично, значит, хорошо себя чувствует, мстительно подумала девушка и рванула по дороге галопом.
   Мост просматривался хорошо, поэтому Эмили издалека заметила, что там никого нет. Она дала коню отшагаться и спрыгнула на землю. Расседлав коня, девушка села в тени черемухи.
   Невенгара пришлось ждать. Он появился нескоро, остановил Дара у березовой рощицы и сделал девушке жест подойти к нему. Сообразив, что он не хочет говорить на открытом месте, Эмили подошла.
   - Дело мрачное, - спешившись, без предисловий заявил Невенгар.
   - Утешил, - хмуро отозвалась Эмили.
   Когда-то она сильно робела перед этим демоном, опасалась прямо посмотреть на него, задать лишний вопрос. Теперь ей проще и легче было с Невенгаром, чем с людьми. Особенно когда она вспоминала предательство отца.
   - Присядем? - предложил оборотень и опустился на траву.
   Скептически посмотрев на него, Эмили отошла к коню, вынула из переметной сумы куртку, прихваченную на случай дождя, вернулась, расстелила куртку на траве и только тогда села.
   Невенгар ждал.
   - Что еще плохого ты скажешь? - спросила Эмили, устроившись.
   - Здесь поработал сильный маг, - сдвинув брови, проговорил демон, - настолько сильный и знающий, что я, честное слово, отказываюсь поверить увиденному.
   - Некромант? - оглянувшись по сторонам, уточнила девушка.
   Нахмурившись, демон покачал головой.
   - Ты не понимаешь, - сказал он. - В Школе, которую мы с тобой заканчивали, такому научить не могли! Помимо прочего, выпускник факультета Некромантии просто не способен на это.
   Девушка и в самом деле не понимала, что он имеет в виду, поэтому она долго не произносила ни слова.
   - Можно успокоить кладбище? - задала Эмили вопрос, который жег язык.
   Невенгар прислонился спиной к стволу молодой березки.
   - Для начала его нужно освятить, - проговорил демон и замолчал.
   Эмили подождала продолжения, но его не последовало, тогда заговорила сама:
   - Но почему именно это кладбище? Почему именно сейчас?
   - Единство времени и места? - усмехнулся Невенгар. - Да, вряд ли это совпадение... Ты давно тут живешь? - неожиданно спросил он.
   - Два года, - ответила Эмили.
   Ветерок шевелил листву, припекало солнце. Ленивая волна накатывалась на песок. Не верилось, что в нескольких милях отсюда непонятные силы творят черные дела. Эмили подумала, что часов через пять начнет смеркаться, потом наступит ночь, и тогда...
   - А поселку вон тому сколько времени? - Невенгар кивнул в сторону верфей.
   Демон задавал странные вопросы. Девушка не интересовалась историей мест, куда забросил ее приговор, тем не менее, она немного знала общую историю.
   - Его основал Ирг Корабельщик, - вспомнила она. - Стало быть, лет триста ему есть.
   Невенгар задумался. Сорвал низко свисающую ветку березы, по одному оторвал листья и стал сворачивать ее в кольцо. Высунувшись из-за ствола, Дайарвон немедленно подобрал листья и захрустел травой. Не евшая с утра Эмили позавидовала крылатому коню: сама она изрядно проголодалась. Еда была в седельных сумках, но не хотелось лишний раз подниматься.
   - Ирг Корабельщик... - лицо демона приняло отсутствующее выражение. - Твою мать... - он так задумчиво проговорил ругательство, что Эмили против воли фыркнула. - Ирг Корабельщик и Реддин Армайсер. Они жили в одно время... Время и место... Не может быть! - выкрикнул вдруг Невенгар. - Эмили, подожди, я скоро!
   Он в секунду оказался на спине Дайарвона и поднял его в воздух.
   Кажется, сын Ашраэля вспомнил что-то важное. Эмили сосредоточилась, припоминая известные ей разрозненные факты истории, однако ничего толкового в голову не приходило. Оставалось ждать пояснений Невенгара.

Глава 6. Освящение

   Вернулся Невенгар минут через сорок, Эмили успела поесть и заскучать. Сойдя с коня, демон посмотрел на Эмили и почему-то помрачнел.
   - Кажется, ты меня огорчишь, - пробормотала девушка.
   Невенгар устроился на траве.
   - Эмили, - начал он. - Оставаться тут скоро будет опасно. Хочешь, доставлю тебя на остров?
   - Благодарю покорно, - насмешливо поклонилась ему целительница. - Однажды я побывала там, с тех пор вся моя жизнь полетела кувырком.
   Невенгар не улыбнулся.
   - Знаю, что это моя вина, - проворчал он. - Но, Эмили, - голос его потеплел, - я благодарен тебе за все, поэтому не хочу, чтобы ты пострадала.
   Эмили глянула с тревогой, Невенгар вздохнул:
   - Вначале позволь маленькие отступление. Ты хорошо знаешь историю?
   Эта наука не интересовала девушку.
   - Боюсь, что нет, - отозвалась Эмили.
   - Тогда сообщу тебе факт, касающийся времени правления Ирга Корабельщика, - учительским голосом проговорил Невенгар. - Произошел он в 2127 году от начала человеческого, то есть, вашего летоисчисления, - внезапно засмеявшись, демон сказал: - не делай мученическое лицо. Этот факт интересен и малоизвестен. Итак, при закладке верфей одного городка строители наткнулись на нечто загадочное. Описания ЭТОГО весьма смутны, несомненно одно: от того... скажем, предмета исходила невероятная энергия. О находке доложили королю, и тот отправил на место находки двоих: мага и священника.
   До Эмили кое-что начало доходить.
   - Магом был Реддин Армайсер? - спросила она.
   - Он самый, - кивнул Невенгар. - Да и священник был знаменит: отец Иоаким, настоятель столичного Собора. В магии он тоже разбирался, кроме того, отличался от прочих церковников, коих я лично не люблю, истинной верой.
   Девушка посмотрела на солнце. Часа два. Сын Ашраэля не спешил, повествуя неторопливо.
   - К тому времени, когда они приехали, на верфи царила паника, - продолжал Невенгар. - Все прикоснувшиеся к странному предмету умерли. Священнику удалось успокоить людей, а Армайсер стал изучать находку, и чем больше он узнавал о ней, тем больше боялся ее силы. Он редко делал глупости, этот волшебник, и в тот раз поступил разумно. Они со священником спрятали предмет и приставили к нему неживую стражу. Вот так, - усмехнулся он.
   - Не спрашиваю, откуда тебе все известно, - заговорила Эмили, - однако рискну сделать предположение. Предмет, о котором ты говорил, на кладбище?
   - Не знаю, действительно ли здесь та самая находка, - проговорил Невенгар, - но глубоко под землей тут хранится нечто, обладающее огромной силой. Я почувствовал эту силу.
   - ЭТО пробовали достать раньше? - спросила девушка.
   Невенгар уставился на нее, словно увидел впервые, а Дайарвон перестал хрустеть травой и снова выглянул из-за дерева. Эмили решила, что крылатый конь обладает большим разумом, хотя иной раз ведет себя, как обычное животное.
   - Однако и вопросы ты задаешь, - изумленно сказал демон. - В корень смотришь... Теперь я понимаю, почему ты стала лучшей целительницей последних лет.
   - Зачем я тебя только вылечила... - вздохнула девушка, довольная тем, что вызвала удивление оборотня.
   Невенгар не обиделся.
   - Мне нравилось общаться с тобой, - признался он. - Когда ты ушла, а я вернулся на остров, я ждал каждую минуту, что ты позовешь меня. Просто так.
   Впервые Эмили услышала, как на краткий миг у Невенгара дрогнул голос, и в ту секунду она осознала, насколько он одинок. А она не хотела его тревожить!
   - Ты не ответил на вопрос, - тихо сказала Эмили.
   - Пытались, пытались, - отозвался Невенгар. - Я и говорю: ты смотришь в корень. Лично я слышал о двух попытках. Первая состоялась после смерти Армайсера. Два его ученика попробовали достать то, что спрятал учитель. Парней убили с большой жестокостью. А потом, - демон говорил с неохотой, - потом ЭТО пытался достать мой отец.
   Эмили начала привыкать к неожиданностям.
   - Даже он не смог ничего сделать, - сказал демон и заключил: - поэтому я хотел бы знать, кто пробует сейчас, поскольку его попытка может стать успешной.
   Если Невенгар так считал, значит, у него имелись основания. Эмили встревожилась.
   - Разве ты ничего не собираешься делать? - спросила она.
   - Собираюсь, - сказал Невенгар и потер переносицу. - Но вначале пусть освятят кладбище. Да, в своей деревне скажи, чтобы вечером подняли мост.
   Демон встал.
   - Сегодняшняя ночь и следующая будут относительно спокойными, - сообщил он, беря под уздцы Дайарвона. - За ограду ничто не сможет выйти: ограда железная, железо их пока держит, но чем меньше останется в округе людей, тем лучше.
   Невенгар вывел своего коня на дорогу и сел верхом.
   - Завтра узнай насчет священника, - сказал он, - кто и как будет проводить ритуал. Давай встретимся на этом месте часа в четыре. Раньше я не поспею.
   - Хорошо, - успела сказать Эмили, прежде чем крылья Дайарвона подняли клубы пыли на дороге.

***

   Результат - кладбище благих намерений. В правильности этого постулата Эмили убедилась, когда, после бессонной ночи (вздрагивала она от каждого шороха и скрипа рассыхающихся половиц), она прискакала в Лодейщики. Добрая половина поселка не думала уезжать, поскольку сын старосты привез мага. Он являлся и священником, очевидно, по совместительству. Не сходя с седла, девушка с тяжелым сердцем наблюдала, как приехавший молодой человек собирается освящать кладбище. Он вообще не хотел заниматься этим, если бы не уговоры старосты, подкрепленные увесистым мешочком с монетами.
   На исполнение ритуала Эмили не стала смотреть, понимая, что ничего соблюдено не будет. В ярости она помчалась домой, но по пути подумала о другом священнике.
   Они с отцом Бенедиктом терпеть не могли друг друга, однако девушка решила поговорить с ним, поэтому повернула коня к старенькой церкви, неподалеку от которой находился дом священника. Шла служба, и Эмили, привязав у оградки коня, села на скамейку. Бессонница и усталость сделали свое дело: она заснула и проснулась оттого, что кто-то бесцеремонно тормошил ее за плечо.
   Девушка открыла глаза и увидела отца Бенедикта. Она вскочила:
   - Который час?
   - Половина третьего, - сварливо отозвался священник.
   Эмили успокоилась.
   - Вы знаете, что происходит в Лодейщиках? - спросила она.
   - И что там происходит? - с ядом в голосе осведомился отец Бенедикт.
   Сдержавшись, Эмили коротко рассказала обо всем, включая события сегодняшнего утра. Священник смотрел недоверчиво.
   - Если не верите мне, можете съездить сами и убедиться, что я не лгу, - сказала целительница. - Но уверяю вас - вы потеряете время.
   - Бред! - фыркнул священник. - Спать на солнце надо меньше, и кошмары не будут мучить!
   Он повернулся и пошел прочь.
   Эмили медленно отвязала коня. Внезапно отец Бенедикт обернулся.
   - Ну допустим! - бросил он. - Но ты сказала, что кладбище освятили утром. Какие проблемы?
   - Проблемы начнутся завтра и послезавтра ночью, - сказала девушка, - потому что этот маг из Граппока наверняка сделал все не по толку.
   - Подожди, - буркнул священник и ушел.
   Вернулся он в одежде для верховой езды, ведя в поводу своего коня. Эмили села в седло.
   Отец Бенедикт, будучи старше целительницы на все сорок лет, оказался проворным и верхом ездил не хуже заправского конника, поэтому вскоре два всадника промчались через мост и галопом поскакали по объездной дороге мимо леса.
   Ближе к кладбищу кони занервничали.
   - Привяжем их к деревьям, - решил священник, - дальше пойдем пешком.
   Было уже минут двадцать-двадцать пять четвертого. До встречи с Невенгаром оставалось около получаса.
   Чем ближе они подходили к кладбищу, тем тише становилось вокруг. Священник глянул в просвет между деревьев, заметил могилы и осенил себя крестом. На всякий случай Эмили тоже перекрестилась, искоса глянула на священника и поразилась: он бледнел на глазах.
   - Я-то думал, ты меня разыгрываешь, - хрипло проговорил он.
   Развороченные могилы видны были на подходе. Крышки гробов торчали вверх, словно угрожая небесам. От земли шел тяжелый запах.
   Эмили остановилась.
   - Я там побывала вчера, святой отец, - негромко сказала она. - С меня достаточно.
   - День же, - проговорил священник, однако идти дальше не решился. - При солнце они... не встанут?
   - Откуда мне знать? - огрызнулась Эмили.
   - Пошли отсюда, - зубы святого отца явственно стукнули.
   Он снова перекрестился.
   - Куда вы? - раздался за спинами насмешливый голос.
   Девушка вскрикнула, обернулась и увидела Невенгара. Страх сменился облегчением. Отец Бенедикт, дернувшийся было в сторону, остановил движение.
   - Говорил ведь - освятите кладбище, - сказал демон, подходя ближе. - Добровольцев не нашлось?
   - Его должны были освятить сегодня утром, - произнесла Эмили.
   - Я сказал "освятить", а не "побрызгать водой с расстояния полета стрелы", - Невенгар был зол. - Так, ладно! Эмили, ты сделала, что могла. Кто с тобой?
   Девушка молчала. Она не любила отца Бенедикта, но подставлять его не собиралась. Кто знает, может, Невенгар заставит священника войти на кладбище и провести ритуал. Эмили полагала, что там отец Бенедикт умрет от разрыва сердца.
   - Я - отец Бенедикт из прихода Северных островов, - назвался священник. - А кто вы?
   - Священник? Прекрасно! - обрадовался Невенгар. - Идем!
   Он схватил несчастного старика за запястье и потащил за собой. Тот попытался освободиться, но руки демона обладали чудовищной силой, поэтому отец Бенедикт вынужден был бежать за стремительно шагающим Невенгаром. Эмили шла следом.
   Подтащив священника к ограде, Невенгар отпустил его руку, зато схватил за шиворот и прижал лицом к решетке.
   - Ну-ка смотри! - приказал демон. - Кто служил в часовне черную мессу? Отчего крест перевернут?!
   - Не покалечь его! - встревожившись, крикнула Эмили.
   Демон развернул пожилого мужчину лицом к себе.
   - В часовне шла черная месса, - внятно проговорил он. - Ее должен проводить священник. Кто мог это сделать? Отвечай! - Невенгар встряхнул старика.
   - Ты что! - Эмили дотронулась до руки демона. - Не надо.
   Тот ослабил хватку.
   - Послушай, святой отец, - сказал Невенгар значительно тише. - Может, ты знаешь... Не пропадал ли за последнее время в округе кто-нибудь из священников или монахов?
   - От... пустите, - прохрипел старик.
   Демон отошел. Священник смотрел на него с куда большим страхом, чем на разрытые могилы. Эмили поспешила вмешаться.
   - Не бойтесь, - сказала она. - Мой знакомый хороший маг, я попросила его приехать и посмотреть.
   Наградив демона косым взглядом, отец Бенедикт привел в порядок одежду. Старик быстро приходил в себя. Девушка не сомневалась, что он что-то замыслил.
   - Никто не пропадал, - буркнул он и перевел взгляд на Эмили, - а если твой знакомый еще раз так сделает, я вынужден буду сообщить инквизиции.
   Незаметно улыбнувшись, Невенгар заговорил спокойнее:
   - Ну, а странностей ни за кем не замечали?
   Вопрос был задан по адресу: по любви совать нос не в свои дела отцу Бенедикту не было равных в радиусе ста миль. Сплетни он знал не хуже деревенских кумушек. Удивительно, что о непорядке на кладбище он узнал позже Эмили.
   - Нет, - ответил святой отец.
   - Может, это не местный священник, - предположила Эмили и машинально посмотрела на стены часовни. Они словно притягивали взгляд.
   Она заметила, что крест на куполе действительно перевернут.
   - Местный, - отрезал Невенгар. - Все темные ритуалы делались на скорую руку, так сказать, действовали по обстановке. Скорее всего, не хватало времени. Поэтому взяли местного священника.
   Отец Бенедикт внимательно слушал.
   - В Лодейщиках нет священника, - вставил он. - Отец Иринарий умер, на его место должны были прислать из столицы нового.
   - Давно? - спросил демон.
   - Ждали со дня на день, - отозвался священник. - Он приехал бы ко мне: у меня ключи от церкви.
   Эмили с Невенгаром вместе подумали об одном.
   - Господи... - выдохнула девушка. - Тот парень в сторожке...
   - Вот почему там валялись крест, сутана и чаша с кровью, - понял Невенгар. - А сторожа убили: нужна человеческая жертва... Одну минуту!
   Он спокойно размотал стальную проволоку, которой сам накануне скрепил створки ворот, прошел на кладбище. У отца Бенедикта округлились глаза и отпала челюсть. Он нервно перекрестился.
   Отворив дверь сторожки, Невенгар заглянул внутрь и тут же развернулся. Досадливо сморщившись, он вернулся к девушке и священнику.
   - Ночью до него добрались, - сказал демон.
   Эмили поняла его фразу, отец Бенедикт не понял, но перекрестился вновь.
   - Этим не поможешь, - заметил Невенгар. - В общем, ваше преподобие, вы единственный толковый священник в округе. Кладбище надо освятить, иначе послезавтрашней ночью будет бойня.
   Священника ощутимо затрясло.
   - Вы дали обет служить людям, - напомнила ему Эмили, с трудом изгнав злорадство из голоса. - Пришла пора исполнить.
   - П-почему я? - заикаясь, спросил он.
   - Потому что больше некому! - повысил голос Невенгар, затем добавил тише: - вам выбирать.
   Отец Бенедикт боялся, сильно боялся, и его трудно было осудить. Глядя на него, Эмили вспомнила о своих страхах, которые исчезали лишь когда рядом стоял Невенгар.
   - Буду ждать вас завтра в полдень, - проговорил демон. - Поверьте, ваше преподобие, освятить кладбище необходимо. Эмили, - повернулся он к ней, - мне надо ехать. На ночь поднимите мост: то, что происходит, не нравится мне все больше.
   - Береги себя, - шепнула девушка и услышала одними губами произнесенное: "Спасибо!"
   Священник дико оглядывался: Невенгар исчез. Только что он был на пыльной дороге, касаясь плечом колючих веток боярышника, сделал неуловимое движение, и его не стало видно. Эмили тоже удивилась, но не сильно: она немного знала демонов и особенности их магии.
   - Господь и все святые! - в очередной раз перекрестился отец Бенедикт. - Кто этот человек?
   - Он очень хороший маг, - повторила Эмили, - и мой друг.
   - Туда, - священник кивнул в сторону кладбища, - завтра идти обязательно?
   - Лучше сделать так, как говорит Нев... - Эмили вовремя опомнилась и поправилась: - как сказано.
   Они вернулись к привязанным лошадям. Кони нервничали, беспокойно топтались на месте и были темными от пота и пыли. К мосту они несли всадников куда более охотно, чем к кладбищу. Отец Бенедикт волновался больше своего коня. Губы старика постоянно шевелились. Эмили думала, что он читает молитвы, и нисколько не ошибалась.
   ...Когда начало темнеть, мост священник поднял сам.
   Странно, но эту ночь Эмили спала крепко. То ли от усталости, то ли успокоилась, увидев, что Невенгар не бросил разбираться с черной магией, поднимавшей мертвецов. А не бросил он потому, что его самого заинтересовали эти загадки. Или, с такой мыслью девушка проснулась, или ему самому нужна та вещь, что спрятана, как он думает, на кладбище.
   Утром священник ждал Эмили у ограды церкви, сидя верхом на своем коне. Он словно постарел за ночь, и подскакавшая к нему девушка увидела, что морщины стали глубже, а кожа обтянула скулы. Отец Бенедикт не поздоровался, лишь кивнул.
   Они тронули коней.
   Мост кто-то опустил, однако на дороге не было ни единого человека. Людей в деревне священник успел предупредить вечером, сказав, что в ближайшие трое-четверо суток покидать остров небезопасно. Народ удивился, но никто не возражал.
   В этот раз лошади забеспокоились раньше. Их пришлось оставить и пройти оставшийся путь пешком. Отец Бенедикт нес отвязанный от седла вьюк. Эмили легко ступала по обочине дороги, ожидая, когда покажется кладбище, и боясь этого момента. Вокруг стало еще тише, чем раньше: не пели птицы, не жужжали насекомые, даже ветра не было. И в этой тишине издалека донесся дикий вой. Священник вздрогнул; девушка стиснула зубы.
   Через несколько шагов, и Эмили заметила, что листья на деревьях почернели и съежились, как осенью. Потом пошла роща лип и тополей, где листья опали, и в переплетениях голых ветвей показалась ограда кладбища. Трава вдоль дороги пожухла. Стойко несло гнилью.
   Священник остановился и повернулся к девушке.
   - Не могу, - хрипло сказал он.
   С боковой тропинки на дорогу ступил Невенгар:
   - Разве вас не вдохновляют примеры святых мучеников, погибших за веру? У вас появился прекрасный шанс.
   - Прекрати, - сказала Эмили, облизнув пересохшие губы: она боялась не меньше священника. - Ты же видишь, что ему плохо.
   - Если бы его уважаемый коллега, служивший черную мессу, вдохновлялся яркими примерами, описанными в житиях, и отказался бы проводить ритуал, - проговорил демон, - проблем не было бы.
   Отец Бенедикт рассердился.
   - Бывают обстоятельства... - начал он.
   - Вы идете или нет? - холодно спросил Невенгар.
   Злость заглушила страх у священника, и Эмили поняла, что именно этого добивался демон. Отец Бенедикт гордо поднял голову и зашагал по дороге. Девушка и демон пошли рядом, отставая на шаг. Невенгар на миг сжал пальцами плечо Эмили.
   - Не волнуйся, - тихо сказал он.
   - Где ты был? - спросила девушка.
   Трудно было не заметить странную одежду Невенгара: такой куртки Эмили не видела ни на ком. Необычного покроя, с незнакомыми застежками, она имела загадочную расцветку: коричневый, темно-зеленый и темно-желтый цвета располагались в произвольном порядке и казались заплатками разной формы, но, приглядевшись, Эмили поняла, что это такая ткань. Куртка напоминала слой опавших листьев.
   Брюки демона были обычными, черными, плотной ткани, однако заправил их Невенгар в короткие сапоги тоже необычного вида. Собственно, сапогами эту обувь назвать было трудно.
   - Я был далеко, - отозвался демон.
   - Откуда у тебя... - Эмили хотела спросить про одежду, но тут священник резко остановился.
   Они подошли к воротам кладбища.
   - Святый боже, святый правый, - забормотал, крестясь, отец Бенедикт.
   Гнилостный запах усилился. Эмили до слез раскашлялась, вдохнув зараженный воздух, и сквозь выступившие слезы не сразу разглядела жуткую картину: разрытые могилы и валяющиеся рядом остатки гробов. Кое-где надмогильные знаки и кресты покосились, кое-где упали. Солнечный свет падал в отверстые ямы и исчезал там, поглощенный тьмой.
   - Молитесь, святой отец, - сказал Невенгар, шагнув к воротам.
   На сей раз створки соединяла цепочка с серебряным крестом.
   - Вы готовы? - обернулся демон.
   Уронив сверток, который нес всю дорогу, священник застыл, не сводя взгляда с почерневших стен часовни. Затем медленно опустил глаза, заставив себя посмотреть вниз, и дрожь начала бить его.
   Эмили закрыла нос и рот платком, чтобы заглушить кладбищенский смрад.
   - Послушайте, - взглянув на священника, сказал демон и сдвинул брови. - Мы можем покинуть ваши края - я и Эмили. Но вы-то останетесь. Поэтому, - он говорил спокойно и размеренно, - возьмите себя в руки и проводите ритуал. Если вы все сделаете правильно, спасете и себя, и людей в окрестностях.
   - Господи, - прошептал священник и наклонился к свертку.
   Руки его дрожали так, что он не мог расстегнуть ремень, стягивавший его. Эмили помогла ему. Невенгар не шевельнулся, продолжая стоять у ограды. У него не было оружия, кроме ножа на поясе, однако его спокойствие не являлось показным.
   Отец Бенедикт облачился в сутану. Надел крест и взял флягу со святой водой. Невенгар покачал головой, наклонился, пошарил у ворот и вытащил великолепную золотую чашу на ножке. По резному ободу шли украшения из сияющих изумрудов. Демон протянул чашу священнику:
   - Перелейте.
   Похоже, Невенгар кое-что предвидел.
   - Где вы достали такое чудо? - спросил священник, но чашу не взял.
   Ее благородную тяжесть бережно приняла Эмили.
   - В храме святого мученика Сисиния, - ответил демон.
   - Но этого храма не существует! - сказал отец Бенедикт, при помощи Эмили переливая воду в чашу. - Это легенда.
   - Неправда, - отозвался Невенгар. - Он до сих пор существует в виде развалин.
   Старик крепче сжал флягу. Эмили перевела взгляд с него на Невенгара.
   - Что за храм такой? - спросила она, надеясь отвлечься от гнетущей тишины и смрада.
   Она подала чашу с искрящейся водой священнику, и тот взял ее за ножку, не без труда удерживая в равновесии. Подошел к воротам и, тихо проговаривая молитву, снял цепочку с крестом. Аккуратно повесил ее на ограду и преувеличенно твердыми шагами прошел внутрь.
   Демон довольно улыбнулся и кивнул.
   - Он сделает, - сказал Невенгар Эмили.
   Та вытерла платком лицо.
   - Невенгар, - негромко произнесла девушка, - расскажи, что случилось с храмом.
   Наблюдая за действиями священника, демон проговорил:
   - Настоятелем его был человек, который написал книгу о демонах и нежити, и неплохую, между прочим. Верные мысли высказывал, однако и он сам, и мысли его не нравились инквизиции. А еще, Эмили, этот священник имел способности мага. Занимайся он магией, он стал бы выдающимся волшебником, даже Армайсеру было бы далеко до него. Он был предназначен для магии, но ненавидел волшебство.
   Демон замолчал, и Эмили сообразила, что он не пересказывает услышанное или прочитанное. Он вспоминал события, современником, а возможно, и участником которых являлся.
   - Его забрали вечером, прямо из храма, во время службы. Обвинений не предъявили, но он знал инквизицию, знал, что погиб. И он проклял храм, стены которого не могли защитить его. "В святых стенах творится несправедливость и произносятся лживые речи, - сказал он, - и потому пусть этот храм будет проклят!"
   Отец Бенедикт ходил по кладбищу куда более уверенно, брызгая святой водой на ограду, на часовню, на могилы. Говорил он громко, обрывки молитв доносились до Эмили. Дышать становилось легче, неприятные запахи постепенно уходили.
   - Как я говорил, он был сильным магом, - продолжал Невенгар, - и его проклятие обрело поразительную мощь. Его не могли снять, а когда туда прибыл новый священник, одним прекрасным утром его нашли мертвым на пороге храма. Горло было прокушено, он лежал в луже крови. Потом погиб следующий. А потом стали умирать люди в этом городе. Уцелевшие уехали. Теперь город брошен, храм разрушен.
   - А чаша? - поинтересовалась Эмили.
   - Она стояла на алтаре, - помедлив, ответил демон. - Чаша древняя и, подозреваю, сделана по-настоящему верующим или, может статься, святым. Заметь, она не потускнела от времени. И к слову: ни один самый циничный грабитель не посмел забрать ее, хотя мародеры добирались до города.
   По-настоящему святая вещь. С ума сойти!
   - Как ты мог коснуться ее? - спросила девушка.
   - Я знал о чаше, - отозвался демон, - никогда не трогал ее, хотя изредка приезжал полюбоваться работой. Но при сложившихся обстоятельствах нам нужна именно такая вещь, поэтому я полетел в разрушенный храм на Даре.
   Задумавшись, Невенгар некоторое время молчал. Потом закончил:
   - Там я поднялся к алтарю и рассказал о том, что здесь происходит. Силы, которые обитают там, меня услышали. Я сказал, что возьму чашу и оставлю ее церкви. Мне она и вправду не нужна.
   Эмили качнула головой.
   - Странная история. Ты меня удивляешь все больше.
   Пожав плечами, демон улыбнулся.
   - Чаша помогает. Взгляни!
   Девушка посмотрела на священника. Тот шагал меж открытых могил спокойно, словно у себя в церкви, отчетливо произносил каждое слово молитв и кропил святой водой. Страха на его лице больше не было, напротив, оно дышало уверенностью и покоем. А чаша в руках священника сияла, хотя солнечный свет не падал на нее. Золотые лучи брызгали в разные стороны.
   Внезапно с купола часовни сорвался и с глухим стуком ударился о землю перевернутый крест. Отец Бенедикт не обернулся, не запнулся и не прервал молитву. Кротко улыбаясь, он шел дальше, к старым склепам, и чаша сияла все ярче.
   - Чудо! - с благоговением выдохнула Эмили.
   - Да, - усмехнувшись, согласился Невенгар. - Вот что, Эмили. Дождись священника, скажи ему, чтобы он закрыл ворота опять на эту цепочку с крестом, и возвращайтесь. Не забудь насчет моста.
   - А ты? - немного обиделась девушка.
   Демон наклонился к ее уху и произнес:
   - Я выяснил, чья это работа, - он коротко кивнул в сторону кладбища. - Я встречусь с ним, но мне нужно подготовиться. Если все сложится хорошо, я сам приеду к тебе.
   Он выпрямился:
   - Не выходи из дома ночью.
  

Глава 7. В полнолуние

   Первая ночь полнолуния была такой тихой, что все звуки были слышны на острове в деревне, где жила Эмили. Во многих домах светились окна: люди отчаянно боялись оставаться в темноте. Все знали, что происходит на кладбище, поэтому излишне говорить, что мост был поднят и окроплен святой водой, а церковь сияла маяком: отец Бенедикт натыкал свечей в ограду и на купол. А на церковном алтаре сверкала золотая чаша.
   Наименее храбрые провели ночь в церкви.
   Утром, когда они разбредались по домам, кое-кто обратил внимание на незнакомого широкоплечего мужчину, с независимым видом шагающего от лодочной пристани вверх. Остановился он у дома Эмили и стукнул в окно. Потом обошел дом, открыл дверь и вошел.
   К несчастью, среди тех, кто заметил незнакомца, был и отец Бенедикт. Он недолго боролся с собой и скоро стоял под окном дома целительницы, прижавшись спиной к стене.
   Из-за теплой погоды окно было открыто.
   - Ночь прошла спокойно? - услышал священник голос, который узнал.
   Он принадлежал тому магу, другу Эмили.
   - Да, - отозвалась девушка. - Ты не голоден? У меня осталось жареное мясо.
   - Не откажусь, - судя по шагам, гость прошелся по комнате, потом сел. - Не разогревай, пусть будет холодное, дай только хлеба.
   Тишина, затем голос Эмили:
   - Пожалуйста.
   - Спасибо, - ответил маг. - Сегодняшняя ночь будет воистину страшной. Их не удержат ни освященные ворота, ни железо, ни серебро.
   Что-то упало.
   - А люди в Лодейщиках? - дрогнувшим голосом спросила Эмили.
   - Я убеждал их уехать. Многие послушались.
   - Значит, кто-то остался?
   - Эмили, не смотри на меня так. Мы сделали, что могли.
   Снова долгая пауза.
   - Сюда они не придут? - раздался голос девушки. Она избегала называть мертвецов мертвецами.
   Священник насторожился.
   - Нет, - ответ дан был вполне уверенно. - Теперь, когда кладбище освятили, вода их сдержит.
   Отец Бенедикт не удержался от тихого вздоха облегчения.
   - Ты говорил, что знаешь, кто все это сделал, - сказала Эмили. - Я могу узнать имя?
   - Можешь, - с насмешкой отозвался маг. - Погадай на картах.
   - Хватит, Невенгар.
   Священник не поверил своим ушам и зажал рот, чтобы не вскрикнуть. НЕВЕНГАР? Невенгар. Он не ослышался. Вот кем был этот странный маг! Скользя спиной по бревенчатой стене, отец Бенедикт осел на землю: его не держали ноги. Господи! Сын Ашраэля! Сын Владыки Преисподней на острове?
   До крови прикусив губу, старик съежился под окном. Демон, настоящий демон! И он, священник, говорил с ним, принял от него в дар чашу. Но... чаша святая, отец Бенедикт был в этом абсолютно уверен. И он засомневался: действительно ли это Невенгар? Мне показалось, убеждал себя старик, она назвала другое имя, а мне почудилось. Он не слышал продолжения разговора, упрямо твердя про себя: мне показалось...
   Священник успокоил себя: нет, маг не может быть Невенгаром. Зачем демону спасать людей? Зачем ему вообще помогать? Послышалось, повторил священник и замер: голоса доносились уже с крыльца.
   - Значит, договорились? - сказал маг. - Я приеду за тобой.
   - Хорошо, - отозвалась Эмили. - Буду ждать.
   Отец Бенедикт хорошо видел, как гость спустился по тропе вниз, остановился и тихо свистнул. Из шалаша переплетенных ветвей плакучей ивы с треском выбрался огромный черный конь. Маг сел верхом, и конь, расправив крылья, быстро и бесшумно полетел над водой, держась в тени берега.
   Священник перекрестился.
   - Невенгар, - пробормотал он.
   Занятый своими мыслями, демон не заметил слежки. Не увидела священника и Эмили, занявшаяся уборкой дома: ей хотелось просто отвлечься от казавшихся нереальными событий последних дней. Она переделала всю работу, которую до сих пор откладывала, и, устав, села на крыльце. Далекое солнце опускалось к горизонту, выкрасив озерную гладь в жемчужные тона. Девушка удивилась, подумав, насколько быстро прошел день.
   Скоро ночь. Решающая ночь, как сказал Невенгар. Лучшее время для черной магии: полнолуние и лунное затмение. И скоро - не успело солнце опуститься - Эмили увидела встающий над лесом огромный багровый шар. При лунном затмении, вспомнила она какую-то книгу, луна принимает красный оттенок.
   Вдалеке раздался приглушенный вой, и была в нем такая смертная тоска, что Эмили, вздрогнув, опомнилась, вскочила со ступеньки и вошла в дом. Заперла двери, закрыла в комнате окно и зажгла все свечи, какие нашлись.
   Впервые в жизни она искренне молилась.

***

   В тот момент, когда Эмили увидела поднимающуюся луну, Дайарвон опустился на вершину сопки. Она густо поросла лесом, но с одной стороны обрывалась, как будто часть склона срезали огромным ножом. Над обрывом была площадка, с которой хорошо видно было Лодейщики, а если бы не туман над озером, то и деревню на острове. Спрыгнув с коня, Невенгар вначале посмотрел именно туда, и ему показалось, что он видит дом Эмили. Он находился на возвышенности, и туман пока не должен был доползти до него.
   Крылатый конь шумно вздохнул и потянулся носом к руке хозяина.
   - Подожди, - сказал ему Невенгар и, прищурившись, всмотрелся в тянущуюся светлой ниткой песчаную дорожку.
   Вот на ней появилась первая плохо различимая серая тень. Она медленно двигалась в направлении верфей. За ней поползли другие, еще и еще. Невенгар прикинул, что число их подошло к полусотне. Тут низину затянуло туманом, и демон ничего больше не мог разглядеть.
   Со стороны кладбища раздался тоскливый вой. Ни одно животное не могло издавать подобные звуки. Даже Невенгар, вроде бы привыкший ко всему, передернулся. Дайарвон неодобрительно фыркнул и ударил копытом. В глазах черного коня зажегся золотисто-оранжевый огонь.
   - Тихо, Дар, - пробормотал демон, - иначе они полезут сюда.
   Про Дайарвона ходили разные слухи: болтали, что его создали черной магией, и сделал его сильный колдун, которого Невенгар затем убил, а лошадь забрал себе. Действительность была куда фантастичней подобных сплетен, но о реальном происхождении крылатого чудовища знали лишь Невенгар и Зоран. Хотя и Эмили заметила, что с нежитью конь не имел ничего общего: он был живым. И именно целительница поняла, что создан Дайарвон чем угодно, но только не волшебством: умея видеть магическую ауру, Эмили не увидела ее у Дайарвона. Живое существо с необычной внешностью, необычными повадками и разумное. Во время пребывания на Туманном острове она попробовала расспросить Невенгара о происхождении Дайарвона, однако демон отшутился в ответ.
   Дайарвон принюхался, сильно раздувая ноздри. Потом потянул хозяина зубами за рукав.
   - Ты прав, - словно очнулся Невенгар. - Пора убираться.
   Взявшись за основание крыла, он легко вскочил на спину Дара. Демон всегда ездил на нем без седла, а конь ничего не имел против.
   Прямо с обрыва прыгнув в бездну, конь развернул крылья, поймал воздушный поток и превратил падение в полет. Всадник развернул его в сторону кладбища. Конь неохотно повиновался и понес своего седока туда, держась на высоте придорожных деревьев. От подножия затянутых туманом деревьев поднимался тяжелый смрад сырой земли и развороченной мясной туши. Перебивая его, порой доносился запах тления. Дайарвон поднялся выше, но и в вышине не было спасения от кладбищенских ароматов.
   Со стороны могил вновь донесся вой, от которого кровь стыла в венах, и тут же из тумана раздался отчаянный человеческий крик. Невенгар рывком развернул коня и прислушался, но ни вой, ни крик больше не повторялись. Туман искажал звуки, и демон не мог с точностью определить, где кричал человек. Он поднял Дара выше. Освещенный красноватым светом луны, крылатый конь со своим всадником казался древним чудовищем.
   Повинуясь команде седока, Дайарвон пролетел над кладбищем, и Невенгар увидел, что поднялись далеко не все мертвецы. Значит, отец Бенедикт провел ритуал как надо. Демон устало вытер лицо: он опасался худшего. Конечно, человеческие жертвы будут, но если бы кладбище не освятили, произошла бы катастрофа.
   Невенгар глянул на старый склеп, хорошо освещенный луной.
   - Стражи поблизости, - пробормотал он и перевел взгляд на багровый шар ночного светила. - Ты не рискнешь прийти сюда сегодня! Летим, Дар, нашей будет следующая ночь!
   Дайарвон послушно взмыл вверх.
   На острове слышали и вой, и крики, а кое-кто видел, как черные тени шевелились на противоположном берегу, однако вода отпугивала их. Сдвоенные зеленоватые огни над туманом двигались в сторону моста и отступали, словно натолкнувшись на невидимую преграду: отец Бенедикт вечером еще раз освятил мост. Шипение и шелест сопровождали движение черных пятен. В деревне никто не спал.
   Церковь светилась изнутри теплым золотистым светом: чаша на алтаре ослепительно сияла. Священник открыл двери, распахнул окна, и золотые лучи пронизали ночную тьму, ободряя и успокаивая людей. Неудивительно, что после этой ночи число верующих возросло.
   Бодрствовала и Эмили. Она наблюдала за луной, которая медленно пошла на закат. Девушка ожидала с рассветом появления Невенгара, но он не пришел.
   Весь день Эмили проспала, но вечером она заставила себя встать и отправилась прогуляться по острову. Было пока светло.
   Она подошла к церкви.
   Там шла служба. Вдохновленный отец Бенедикт с прихожанами исполняли какой-то гимн. Девушка села на скамейку и дождалась окончания.
   Священник вышел последним и, кинув случайный взгляд на скамейку, вздрогнул. Эмили удивилась: раньше такой реакции на себя она у святого отца не замечала. Девушка поднялась.
   - Что-то нужно? - пряча глаза, спросил старик.
   - Вы не боитесь, что чашу заберут в какой-нибудь столичный храм? - спросила девушка.
   - Я ее не отдам, - пробурчал священник и, неожиданно остро глянув на Эмили, спросил: - Как зовут вашего друга-волшебника?
   Он знает или догадывается, поняла Эмили.
   - Его имя Невенгар, - сказала девушка. - Он наполовину демон.
   Больше скрывать не имело смысла.
   Старик тяжело опустился на скамейку. Эмили села рядом.
   - Но почему?.. - он указал в сторону церкви.
   Девушка сообразила, что священник имеет в виду чашу.
   - Он и сам не знает, - сказала Эмили, - но он может заходить в церкви и храмы, ему не страшен крест, он может прикасаться к реликвиям без вреда для себя.
   Отец Бенедикт ссутулился, опустил руки и долго молчал.
   - Он помог нам, - глухо сказал священник.
   - Да, - кивнула Эмили. - Я попросила его.
   - Ты попросила демона, и он не отказал тебе, - проговорил старик. - По какой причине?
   - Он мне должен, - ответила девушка. - Я спасла ему жизнь два года назад.
   Потрясенный священник открывал и закрывал рот, не в силах выговорить слова. В конце концов, обхватив голову руками, он ссутулился сильнее и пробормотал:
   - Зачем? Он сын Владыки Преисподней.
   - Знаю, - спокойно сказала Эмили. - Но он умирал, а я дала клятву Целителя.
   Священник вздохнул и сильно потер лицо ладонями.
   - Эх, люди, люди... - пробормотал он.
   - Мне стало жаль его, - попыталась объяснить девушка. - И к тому же я не могу привыкнуть к мысли, что он демон. У него человеческий облик и ведет он себя, как человек.
   - Если бы он умер, одним демоном было бы меньше, - наставительно произнес отец Бенедикт.
   - Зато сегодня на нас напали бы мертвецы! - бросила Эмили.
   - Это я освятил кладбище! - вспылил священник.
   - Ничего бы вы не сделали без Невенгара! - возразила целительница. - Он заставил вас провести ритуал, он подарил вам чашу! Вы даже не могли ступить за ограду!
   Отец Бенедикт вынужден был признать правоту Эмили, но это рассердило окончательно. Девушка тоже начала горячиться и сказала то, чего не следовало:
   - Неизвестно, кто больше угоден Господу: демон, творящий добро, или инквизитор, сжигающий невинных!
   Глаза священника сверкнули нехорошим блеском.
   - Невинных? - с особенной, опасной интонацией переспросил он.
   Отрезвев, Эмили поняла, что брякнула не то, хотя своего мнения по существу вопроса она не переменила. Просто не стоило вспоминать инквизицию: ишь, как насторожился старый церковник. А ведь он способен на гадости, ой способен.
   - Не буду спорить, - сказала девушка. - Темнеет: мне пора домой.
   Священник ничего не сказал, но когда Эмили перед поворотом не выдержала и обернулась, то увидела, как он пристально следит за ней.

***

   Оставив Дайарвона далеко за оградой, Невенгар шагнул за покореженные ворота кладбища. Чудовищная сила согнула и смяла стальные прутья, а затем втоптала их в землю. Демон равнодушно посмотрел на них, на миг наклонился, вытащил из грязи за цепочку крест, тщательно оттер его и сунул в карман той куртки, что так удивила Эмили. Луна стояла прямо над кладбищем. Невенгар скользнул вперед, беззвучно ступая по рыхлой земле и стараясь придерживаться тени. Запах гнили не раздражал оборотня; он шел, пока не достиг старинного мраморного склепа. Остановившись, он прислушался, однако вокруг было тихо. Демон отступил к деревьям, росшим у соседнего покосившегося надгробия, и замер, положив ладони на рукояти двух ножей, прибавившихся к боевому клинку у него на поясе. Эти ножи поблескивали в лунном свете серебристыми рукоятями.
   Невенгару пришлось долго ждать. Наконец из глубины склепа послышались неровные шаркающие шаги. Они приближались. Демон подался вперед, напряженно вглядываясь в освещенные мертвым светом полуоткрытые двери.
   Створки не дрогнули, когда через узкую щель вышел высокий худой человек, закутанный в то, что на первый взгляд могло показаться черным плащом. Он приостановился на пороге склепа, с наслаждением вдохнул зараженный миазмами воздух, и двинулся в противоположном от Невенгара направлении.
   - Аканцо! - позвал его демон.
   Тот молниеносно повернулся на звук. Невенгар вышел из тени, хотя незнакомцу не требовался свет, чтобы видеть: он точно зафиксировал взглядом фигуру демона.
   - Ты! - выдохнул Аканцо.
   В одном коротком слове слились удивление и ненависть.
   - Не отрицаю, - с мягкой иронией произнес Невенгар.
   Старый вампир несколько секунд молчал.
   - Тебя послал Ашраэль! - уверенно сказал он. - Передай ему, что я выполнил поручение.
   Невенгар сделал шаг вперед, по-прежнему не убирая ладоней с рукоятей ножей.
   - Отдай мне то, что ты взял из склепа, Аканцо, - в мягком, казалось бы, тоне демона молнией среди ясного неба сверкнули нотки угрозы, - отдай.
   Аканцо отступил. Его плащ развернулся и оказался крыльями. На иссохших руках матово блеснули длинные когти. Вампир согнулся, готовясь к прыжку. Демон не шевелился.
   - Я подготовился к встрече, - проговорил Невенгар. - Преимущество на моей стороне.
   Со скоростью, недоступной человеческому глазу, вампир метнулся к нему. Когти впустую рассекли воздух: демон успел уклониться. Аканцо извернулся, как змея, и напал снова, целясь в горло противнику не только когтями, но и клыками. И, не сдержав движение, влетел в надгробие: Невенгара вновь не оказалось на месте. Смех демона раздался в другой стороне.
   - Я же сказал, что подготовился к встрече, - усмехнулся Невенгар.
   Озадаченный и сбитый с толку Аканцо поднялся. Его быстрота была воистину фантастической, однако демон опережал вампира.
   - Чего ты хочешь? - проскрипел Аканцо.
   - Вещь из склепа, - терпеливо ответил Невенгар. - Отдай ее мне.
   - Я сам отдам ее Ашраэлю, - сказал вампир.
   - А я в этом почему-то сомневаюсь, - неторопливо проговорил оборотень. - Ты хочешь с помощью ее освободиться, Аканцо. Разве я неправ, ты, раб демонов?!
   Вампир злобно оскалил клыки.
   - Я никогда не был рабом, - прошипел он.
   - Правда? - деланно удивился Невенгар. - А кто ты в таком случае? Молчишь... Ты и тебе подобные всегда служили нам, потому что без демонов вы подохли бы, едва выйдя из своего мира!
   Вскинув голову, Аканцо смотрел на Невенгара со злобой и изумлением.
   Невенгар кивнул:
   - Видишь, я знаю, что вы пришли из другого пространства и, возможно, из другого времени. И эта вещь, за которой гоняется отец, она тоже не принадлежит нашему миру. Отдай ее мне, Аканцо!
   Зашипев, вампир отпрыгнул назад, одновременно поднимаясь в воздух. Демон, казалось, ожидал такой реакции, поскольку, не теряя ни секунды, метнул нож. Клинок по рукоять погрузился в плечо вампира, и оно ярко вспыхнуло. Аканцо бешено закричал от боли и рухнул на землю. Пламя охватило его руку.
   Неторопливыми шагами Невенгар подошел к нему, выдернул клинок и позволил вампиру погасить огонь. Аканцо не вставал, быстро и часто вдыхая и выдыхая воздух. Его левая рука обратилась в черную головешку и рассыпалась пеплом.
   Присев на каменную скамью у склепа, демон показал вампиру нож.
   - Лезвие покрыто слоем серебра, - доброжелательно пояснил оборотень, - и его сделал святой человек.
   Глухо простонав, Аканцо сказал:
   - Эту вещь... из склепа... ты не отдашь Ашраэлю...
   - Не отдам, - кивнул Невенгар. - Она нужна мне самому.
   - Ты пойдешь против отца? - спросил вампир, и глаза его тускло блеснули.
   - Нет, - сказал Невенгар. - Поэтому если ты собирался предложить свои услуги, то напрасно.
   - Зря, - проговорил Аканцо и сел. - Вместе мы смогли бы сделать многое.
   Невенгар пожал плечами.
   - Ты не знаешь, чего я хочу, но предлагаешь мне сделку. Не надо, Аканцо. Будем откровенны: я всегда тебя ненавидел и надеялся, что придет время свести счеты, потому что именно ты поссорил сестру со мной, ты дал ей яд, ты подсказал ей, как создать благоприятные обстоятельства.
   - Да, - усмехнулся вампир. - Что ж, правду за правду: я ненавижу вас больше, чем людей. Тебя, твоего отца, весь ваш род. Но тебя особенно!
   Он выжидал момента, когда боль утихнет окончательно, и он сможет продолжить бой. Теперь, зная о серебряном клинке, вампир решил быть осторожнее.
   Невенгар почти читал его мысли.
   - Наш поединок ты проиграешь, Аканцо, - предупредил демон. - Лучше отдай мне вещь, и я обещаю...
   Вампир взмыл в воздух, за миг покрыв расстояние, отделявшее его от демона. Его когти готовы были впиться в тело врага и терзать его, клыки готовы были разорвать горло, но вместо этого Аканцо отбросило в сторону, и он с такой силой врезался в стену склепа, что в месте скрепления блоков зазмеилась трещина.
   Вампиру потребовалось время, чтобы прийти в себя от такого удара. Человека размазало бы по стене, Аканцо же был в полуоглушенном состоянии. Он встал на колени, опираясь единственной рукой о стену склепа. Боли он не чувствовал, но силы покидали вампира.
   - Ты проиграешь бой, - раздался голос Невенгара. - Ты ведь никогда не видел мой второй облик? Взгляни!
   Повинуясь приказу, прозвучавшему в голосе, Аканцо взглянул и едва не задохнулся от чувства, какого давно не испытывал - от страха: перед ним стоял Ашраэль. Громадная фигура склонилась над вампиром, и низкий, непередаваемо грозный рык потряс небо и землю. Аканцо съежился. Глаза демона, светившиеся бледным желтым светом, вспыхнули вдруг яркими огнями. Из клыкастой пасти донеслось:
   - Вот я, вампир! Мало кто видел второй облик Невенгара.
   И голос напомнил Аканцо голос Владыки Преисподней: такой же раскатистый, низкий, гремящий. Вампир простерся на земле в тени фигуры демона:
   - Повелитель!
   Тень вдруг исчезла, пятно лунного света легло на вампира.
   - Опасно недооценивать противника, - услышал потрясенный Аканцо баритон Невенгара и приподнялся. - Ты понял, что я могу с тобой сделать?
   - Да, - прохрипел вампир.
   Вновь принявший человеческий облик оборотень небрежно стряхивал с куртки приставшие комья земли. Отлично видевший при лунном свете Аканцо заметил на пальце его правой руки шрам. След зажившего ожога. И именно этот рубец убедил вампира в том, что миг назад он видел все-таки не Ашраэля.
   Аканцо поднялся. Невенгар выжидающе смотрел на него, и вампир, поколебавшись, извлек из кармана одежды старого, давно забытого покроя, плоский деревянный ящичек.
   Демон спокойно принял его. Покачал на ладони и - вампиру показалось, будто он при этом принюхивается, - наклонив голову, внимательно осмотрел шкатулку.
   - То самое, - удовлетворенно кивнул Невенгар, небрежно сунул шкатулку в нагрудный карман куртки и застегнул клапан.
   - Я отдал тебе то, что ты хотел, - проговорил вампир. - Позволь мне уйти.
   - Ты отправишься к Ашраэлю и расскажешь, кто забрал шкатулку? - лениво поинтересовался демон.
   Вампир отпрянул и ударился спиной о камни склепа.
   - Нет... нет... - произнес он. - Я не вернусь в Преисподнюю.
   - Да неужели? - с сарказмом переспросил Невенгар. - Куда ты тогда пойдешь?
   Аканцо молчал. Он видел, что демон собирается убить его, и понимал, что Невенгар планировал это с самого начала. Кроме того, он полагал следующее - упрашивать демона о пощаде бессмысленно, ненависть сына Ашраэля слишком сильна.
   - Ты достаточно поиграл со мной, Невенгар, - выпрямился Аканцо. - Если хочешь убить - убивай.
   Нахмурившись, демон сказал:
   - Ты мертв девять сотен лет. Не устал от своего существования?
   - Нет, - с вызовом ответил вампир.
   - Ну что ж, - произнес Невенгар, - хорошо. Но два вопроса, Аканцо. Первый: это ты убивал людей в проклятом храме, где на алтаре стояла золотая чаша?
   С минуту вампир соображал. Потом усмехнулся:
   - Храм мученика Сисиния? Да, там побывал я. И если бы не чаша, я убил бы всех! Весь город!
   - За что ты так ненавидишь живых? - тихо спросил Невенгар.
   - Именно за то, что вы живые! - ледяным голосом ответил вампир. - За то, что с вами не сделали того, что сделали со мной, превратив в нежить! За то... - он осекся и после паузы сказал тише: - это был твой второй вопрос? Если да, то я ответил на него.
   Сумрачный и задумчивый, Невенгар стоял не шевелясь. Он действительно замышлял убить вампира, но теперь испытывал к нему непонятную жалость. Возможно, потому, что понял: Аканцо столь же одинок, сколь он сам, и такой же чужой для всех.
   - Может быть, - неспешно произнес демон, - отправить тебя в такое измерение, где ты мог бы жить, не убивая людей?
   Удивившись перепаду его настроения, вампир неопределенно хмыкнул:
   - Мне нужна кровь.
   - Я в курсе, - сказал Невенгар. - А кровь животных тебя не устроит?
   Аканцо сквозь зубы выругался.
   - Не нужно делать одолжения. Если ты поможешь мне, я стану ненавидеть тебя сильнее, и в конце концов начну искать встречи с тобой, чтобы убить тебя.
   - Да, - прищурившись, произнес Невенгар. - Это логично. Можно даже сказать, по-человечески логично.
   Вампир посмотрел на него.
   - Не тяни, - сказал он с неожиданной тоской в голосе.
   - Ладно, - отозвался демон, и два серебряных лезвия прошили тело вампира насквозь: одно пробило сердце, другое - горло. - Покойся с миром.
   Он отошел от яркого костра, в который мгновенно превратился скорчившийся и вопящий от боли Аканцо. Серебряные ножи демон взял там, где и золотую чашу, и не сомневался, что они тоже освящены и принесут вампиру смерть.
   Поднявшийся ветер шевелил обнаженные ветви деревьев и раздувал огонь. Через несколько минут все было кончено. Старейший из вампиров завершил свой путь. Невенгар шагнул к месту, где лежал пепел вместе с закопченными клинками, вынул крест и положил поверх пепла.
   - Всё, Аканцо, - грустно сказал оборотень. - Ни ты, ни я не предполагали, что ты встретишь свою судьбу вот так.
   Он вздохнул и свистом подозвал Дайарвона.
  

Глава 8. Снова на Туманном острове

   Фазы луны сменялись одна за другой: серп месяца делался тоньше, тоньше и исчез. Эмили напрасно ждала Невенгара. Он не показывался и не давал о себе знать. Девушка обиделась и рассердилась на демона, решив, что ему нужна была лишь загадочная вещь, спрятанная на кладбище. И не очень ошибалась: увлеченный открывавшимися перед ним возможностями предмета из другого мира, Невенгар работал с ней, позабыв обо всем.
   Эмили, разумеется, не знала об этом, и ждала возвращения оборотня неделю за неделей. Ей не раз хотелось вызвать Невенгара, но она просто крутила в пальцах деревянный цилиндр, потом снова надевала на шею цепочку.
   Отношение к девушке в деревне изменилось: жители стали суше и сдержанней. Хотя у целительницы просили помощи, но с таким видом, словно делали ей одолжение. Приносить ей продукты перестали совсем, и Эмили приходилось ездить за покупками чаще, чем хотелось: хорошо, сосед по-прежнему охотно давал ей лошадь. Деньги таяли быстро. Девушка подумывала о том, не продать ли алмаз Невенгара, однако ограничилась продажей нескольких книг и предметов мебели.
   Она видела причину неприятных перемен в священнике. Убедившись, что демон больше не показывается, отец Бенедикт осмелел. Он сумел показать себя героем, спасшим многих жителей, продемонстрировал приехавшим из столицы епископам золотую чашу, сплел замечательную историю о ее появлении в деревне и рассказал, как, рискуя жизнью, он освящал старое кладбище.
   Прихожане и епископы слушали в благоговейном молчании. Эмили тоже зашла в церковь и стояла у выхода, про себя усмехаясь, но храня невозмутимый вид.
   Они столкнулись со священником, когда тот, проводив гостей, возвращался в деревню. Эмили бродила по берегу. Заметив старика, подошла к нему.
   - Твой друг больше не придет? - ухмыльнулся священник.
   - Может быть, - сказала девушка и решилась на ответную колкость: - отчего ваши гости так скоро уехали, святой отец? Неужели отправились готовиться причислить вас к лику святых?
   Отец Бенедикт перестал ухмыляться.
   - Вы ведь герой, - продолжала Эмили, злясь. - Спаситель, можно сказать. Достойны наивысших почестей... Или на канонизацию денег не хватает?
   Плюнув ему под ноги, Эмили бегом поднялась на пригорок к своему дому.

***

   Ровно через неделю за ней пришли. Услышав на рассвете громкий стук в дверь и требование открыть, Эмили не сообразила, что происходит. Торопливо одевшись, она осторожно выглянула в окно. Там стояли двое. Еще двое начали выламывать дверь. Один стоял так, чтобы видеть и дверь, и окно, а в руках держал взведенный арбалет. Все пятеро одеты были в знакомые девушке балахоны.
   Инквизиция!
   Подарок Невенгара лежал на столе. Эмили бросилась к нему, но схватить не успела: дверь слетела с петель, комнату вошли три здоровяка, лица которых скрывали капюшоны.
   В дом вошел четвертый, с арбалетом, и навел его на девушку.
   - При любом движении вы будете убиты, - сообщил он.
   - Эмили Винай, вы идете с нами, - сказал другой.
   - По какому обвинению? - спросила целительница.
   - Вы обвиняетесь в пособничестве демонам, наведении порчи, использовании черной магии, которое повлекло за собой человеческие жертвы. Вы будете арестованы и предстанете перед судом, - услышала она уже знакомые слова, к которым добавилось новое: - вы также обвиняетесь в преступном сговоре с нежитью.
   В двух шагах от Эмили лежал деревянный цилиндр, который мог спасти ее. Девушка покосилась на стол, однако внимательно наблюдавшие за ней инквизиторы проследили за ее взглядом. Арбалетчик остался на месте, а один из здоровяков осторожно, двумя пальцами, взял со стола подарок демона.
   - Что это? - спросил он.
   - Мой талисман, - сказала Эмили первое, что пришло в голову. - Поклонник подарил.
   Подарок Невенгара отправился в кисет на поясе инквизитора. Еще бравые молодцы забрали книги Эмили, собранные ею травы и приготовленные лекарства.
   - Пошли! - сказали девушке.
   Понимая, что за попытку сопротивления ее пристрелят, Эмили отправилась с ними. Надежды на спасение не оставалось.
   На сей раз инквизиторы поступили умнее. Эмили не повезли в столицу, а доставили в ближайшую тюрьму в городе Граппоке. По дороге ее били стражники. Били со знанием дела, ногами в тяжелых сапогах, били, пока не устали. Эмили не думала, что переживет этот путь, но она дотянула до тюрьмы. В самом начале, когда силы имелись, она ухитрилась так толкнуть связанными руками стражника, что тот ударился головой об угол деревянного фургона, в котором они ехали. За это девушке сломали два ребра.
   В камере она лежала на каменном полу, чувствуя разрастающуюся боль. Странно, что лицу не сильно досталось: лишь подбили глаз и разбили губы. Но тело изуродовали.
   Ей казалось, что двигаться невозможно. И точно - шевельнувшись, она замычала от боли и потеряла сознание. Очнувшись через много часов, Эмили поняла, что хочет пить. Жажда была даже сильнее боли, однако к ней никто не приходил.
   Минуты ясности сознания стали сменяться полузабытьем. Стены камеры раздвигались, исчезали, и девушка видела себя на Туманном острове. Среди мраморных скал шумел водопад. Девушка чувствовала на лице и руках брызги, прямо в одежде бросалась в малахитовую воду и приходила в сознание на покрытых плесенью камнях тюрьмы. Так продолжалось несколько раз, и Эмили стала бояться за свой рассудок.
   - Смотри-ка, живая, - услышала она скрипучий голос.
   Не понимая, наяву она слышит его или в бреду, девушка попыталась открыть глаза. Боль и холод, нахлынувшие после этих слов, сказали Эмили, что она не бредит.
   - Они как кошки, - насмешливо произнес второй голос, молодой. - Можешь их бить, топить, пополам резать - а они всё живут.
   - Сходи за водой, философ, - перебил его первый. - Ух, мастерски ее отделали...
   Голос начал отдаляться, становился все глуше, потом исчез, растворившись в шуме водопада Туманного острова.
   В чувство ее, по всей видимости, приводили долго, потому что, придя в себя, Эмили услышала ругань.
   - Зачем с ней возиться?! - рычал кто-то. - Добить, и дело с концом!
   - Брат Секлиний сегодня не в духе, - заметил скрипучий голос. - Он полон рвения, однако не понимает, что мы должны спасти душу это заблудшей женщины, да сохранит ее Господь!
   - Да, конечно, - поубавил пыл брат Секлиний.
   - Она пришла в себя, - сказал третий голос, холодно-металлический. - Дайте ей воды.
   Кто-то ткнул в зубы Эмили кружку. Девушка открыла глаза и, едва не захлебываясь, начала жадно пить. Ее бил озноб, зубы стучали по железу кружки.
   - Достаточно! - скомандовал третий голос.
   Кружку убрали.
   Эмили чуть приподнялась на локте и посмотрела на троих мужчин в инквизиторских балахонах. Один был высок, широкоплеч и молод. Нахально улыбаясь, он бесцеремонно разглядывал девушку. Брат Секлиний, решила Эмили. Второй, худой седоволосый старик с нездоровым желтоватым лицом. Больная печень, машинально определила Эмили, выпивает или возрастное?
   Третьего девушка узнала: это был ее обвинитель на первом процессе. Да, теперь он своего не упустит. С этой мыслью Эмили обреченно опустилась на холодные камни.
   - Вот мы и встретились снова, - заговорил обвинитель ледяным голосом.
   Он сильно изменился: потолстел, обрюзг, но самоуверенности и властности у него заметно прибавилось.
   - Что вам нужно? - с трудом проговорила Эмили.
   - Ты знаешь, в чем тебя обвиняют, - сказал священник, переглянувшись со стариком. - Нужно твое признание и подпись.
   - Что... потом? - спросила Эмили.
   Голова у нее начала кружиться.
   - Со своей стороны могу обещать сожжение на быстром огне, - сказал священник. - Но если остальные судьи станут протестовать...
   - А они станут протестовать, - прошептала девушка, терять которой было нечего, - ведь вы хотите отомстить мне за свою первую неудачу.
   Сказав это, она закрыла глаза. Так было много легче.
   Послышались шаги, и ее лица коснулся носок сапога.
   - Нам больше не нужны доказательства, - сказал обвинитель. - Мы нашли в твоем доме ведьмины мази, черные книги и загадочные артефакты.
   Последнюю фразу он проговорил угрожающе.
   Эмили с усилием приоткрыла один глаз. У ее лица нетерпеливо постукивал носок щегольского сапога - такие не каждый дворянин мог себе позволить. Богатенький, гад, и наверняка жаден, с бессильной злостью подумала девушка, при других обстоятельствах ты отпустил бы меня за алмаз Невенгара.
   Алмаз Невенгара!
   - Я хочу вам сказать одну вещь, - заговорила Эмили. - Только вам.
   Засмеявшись, священник наклонился:
   - Я стерплю любые оскорбления.
   - Это не оскорбление, - Эмили боялась, что не вовремя потеряет сознание. Не сейчас, Господи, взмолилась она, чувствуя, как ее начинает покачивать. - Это... важная вещь.
   - Выйдите! - повелительно бросил инквизитор своим спутникам, и те мгновенно повиновались.
   Когда дверь за ними закрылась, священник вновь склонился над девушкой:
   - Я слушаю.
   - У меня забрали мой талисман, - сказала Эмили. - Деревянный, на темной цепочке, - она собралась с последними силами. - Он у вас?
   - Допустим, - разочарованно проговорил инквизитор. - Это все?
   - Нет, - перед глазами разливалась чернота. - Принесите его. Я сознАюсь... Принесите... Это важно...
   Она потеряла сознание.

***

   "Я приду, но лишь в том случае, если сюда нажмешь ты... Либо другой, но с твоего разрешения". Голос Невенгара пробивался сквозь грохот бившихся о берег волн (откуда шторм? тогда на берегу было тихо...). "Я лишилась твоего подарка. Теперь ты не придешь на мой зов... любимый..."
   Эмили не знала, откуда взялась вторая фраза, произнесенная женским голосом, почему-то похожим на ее собственный. Она всплыла из темных глубин подсознания.
   Грохот прибоя стих - оказалось, это шумело в ушах.
   - Вот твой талисман, - девушка не полностью пришла в себя, и священник повторил: - вот твой талисман. Что в нем такого важного?
   Если лежать не шевелясь, то боль почти не ощущалась, зато по всему телу ледяной волной разливался холод, и сознание прояснялось медленно. Больше двух минут потребовалась Эмили, чтобы вспомнить, какую игру она затеяла.
   - Вы один? - проговорила она, пытаясь расклеить слипшиеся ресницы.
   Губы от холода онемели и еле двигались.
   - Один, - буркнул священник.
   Перед открывшимися глазами девушки покачивался, раскручиваясь на цепочке, подарок Невенгара. Эмили коротко вздохнула.
   - Это футляр... для алмаза... Внутри сам камень.
   - И что? - заинтересовался обвинитель.
   Он сидел на низком стуле, наматывая на палец цепочку. Услышав о драгоценности, дергать цепочку перестал. Наклонился.
   - Если вы пообещаете мне быструю смерть, - прошептала Эмили, - я скажу вам, как он открывается.
   Даже если ты соврешь, я сделаю вид, что поверю, подумала она, это моя последняя надежда.
   - Ты не заслуживаешь быстрой смерти, - усмехнулся священник.
   - Я признаюсь во всем и отдам вам камень, - голова опять закружилась.
   Девушка с неподдельной мольбой посмотрела на священника и дрогнула от радости: он колебался. Он взвешивал на внутренних весах выгоды предложения: не теряя абсолютно ничего, получал без лишних трудов признание, алмаз, а взамен давал обещание, которое мог и не выполнить. Эмили и не сомневалась, кстати, что он не сдержит слова, поскольку желание отплатить за прилюдное поражение было в нем сильнее чести.
   Инквизитор повертел в пальцах футляр.
   - Ну хорошо, - сказал он с деланным равнодушием. - Когда принесут бумаги, ты их подпишешь без возражений.
   - Да, - пробормотала Эмили.
   Священник встал, прошел к двери и быстро переговорил с возникшим на пороге братом Секлинием, после чего вернулся к девушке.
   - Итак, я обещаю, - торопливо прошептал он. - Мы сделаем так, что палач незаметно убьет тебя, когда станет приковывать к столбу. Ты сгоришь уже мертвой.
   - Спасибо, - сказала девушка. - Теперь...
   Она сделала вид, что теряет сознание.
   Выругавшись, инквизитор быстро вскочил, принес воды и плеснул девушке в лицо. Эмили застонала.
   - Говори быстрее, - произнес он. - Сейчас сюда придут.
   - Две черные точки у цепочки, - Эмили увидела, как пальцы священника, украшенные дорогими перстнями, легли на них. - Нажмите одновременно. Я разрешаю. И подержите.
   Священник терпеливо держал на них пальцы, наверное, с минуту. Потом он нехорошо посмотрел на девушку. Сдерживая радость и вспыхнувшую надежду, Эмили заговорила снова:
   - Покрутите футляр. Сторону, где крепится цепь, вверх, другую - вниз.
   Она не успела договорить, как инквизитор крутанул деревянный цилиндр, едва не сломав его. Футляр распался на две половины, и священник алчно потряс обе. Из нижней на его ладонь выпал алмаз.
   - О! - произнес священник.
   И сжал руку в кулак, скрывая камень, поскольку в коридоре послышались шаги, явно принадлежащие брату Секлинию. Молодой священник вошел в камеру и протянул старшему коллеге лист бумаги, чернильницу и перо. Не разжимая руки, вообще не двинувшись, инквизитор кивнул на Эмили:
   - Подписывай.
   - Зачитайте обвинения, - пробормотала девушка.
   Повернувшись, брат Секлиний несильно пнул ее, но попал точно в сломанное ребро, и Эмили задохнулась от боли.
   - Ты что, девка, поиграть с нами решила? - злобно спросил он.
   Откуда в нем столько злости, неотчетливо подумалось Эмили.
   - Успокойся, брат, - проговорил инквизитор. - Тебе недостает смирения.
   Он походил на старого толстого кота, объевшегося сметаной. Сходство дополняло то, что говорил он так благодушно, словно мурлыкал. Он был доволен алмазом.
   - Прочти ей, - незаметно усмехнувшись, сказал священник.
   Он понимал, что девушка тянет время, но ему некуда было спешить. Брат Секлиний нервным движением развернул бумагу и стал медленно читать, запинаясь на отдельных слогах, как человек, недавно научившийся грамоте. Ничего нового Эмили не узнала, зато стала тревожиться: прошло много времени, а Невенгар не появлялся.
   - Ну?! - брат Секлиний снова занес ногу, чтобы ударить лежащую девушку.
   Эмили не могла ни защититься, ни увернуться и приготовилась к новому шквалу боли, как вдруг брат Секлиний пошатнулся, теряя равновесие. На лице его проступило удивленное и обиженное выражение, а из груди выстрелили фонтанчики крови. Толстый инквизитор, ничего не понимая, начал подниматься с места. Кровь хлестала все сильнее, и из груди медленно оседающего на пол Секлиния высунулись четыре измазанных кровью, как показалось потрясенному священнику, лезвия косы.
   Но то были не лезвия. То были когти.
   А в углу, куда не попадал свет, росла громадная тень. Инквизитор закричал, закрывшись руками, сделал шаг назад, запнулся о свой стул и упал на пол.
   Прежде чем потерять сознание, Эмили увидела, как...
   ...алмаз сверкающей каплей падает в кровавую лужу...
   ...огромную смутную фигуру...
   ...небрежный взмах когтистой лапы...
   ...летящие брызги крови...
   ...подкатившуюся голову с вытаращенными глазами и открытым ртом...
   ...тянущуюся к ней лапу с окровавленными когтями...
   ...эта лапа постепенно окутывается туманным облаком...
   ...становится меньше...
   ...когти исчезают...
   ...кожа светлеет...
   ...и лба девушки нежно касаются пальцы...
   ...а на указательном хорошо виден шрам...
   ...какой остается после сильного ожога.

***

   Холод ощущался слабо. Боль можно было терпеть.
   - Нынче мы поменялись ролями, - заметил кто-то, приподнимая Эмили голову.
   К губам прижался твердый край чашки, заставляя губы разжаться, а затем рот наполнился теплой жидкостью. Девушка узнала вкус укрепляющего питья и глотнула.
   - Пей, пей, - приказал низкий голос. - Меня поила этой дрянью, теперь глотай сама.
   Эмили допила и открыла глаза.
   Невенгар тихонько опустил ее голову на подушку и встретился с ней взглядом.
   - Ты на моем острове, - сообщил демон, - и я готов на коленях просить у тебя прощения.
   Он сел в ногах девушки, повертел пустую чашку в руках. Эмили обвела глазами комнату, где лежала, и узнала ее: больше двух лет назад здесь она выхаживала отравленного Невенгара.
   Она задумалась, восстанавливая в памяти последние события.
   - Ты их убил, - пробормотала девушка, отчетливо припомнив пробитую когтями грудь брата Секлиния и отрезанную голову священника.
   Демон привстал, поставил чашку на стол и снова сел. Бросил на Эмили быстрый взгляд.
   - Когда я увидел, что с тобой сделали... - начал было он, не договорил, а руки его сжались в кулаки. - Эмили! - он развернулся и посмотрел ей в глаза. - Ну почему ты не вызвала меня раньше?!
   - Я не думала, что меня сдадут инквизиции, - сказала девушка.
   - Это священник из твоей деревни, - уверенно определил Невенгар. - Хочешь, я навещу его?
   Эмили отрицательно качнула головой.
   - Не надо, - устало проговорила она и закрыла глаза. - Я хочу спать... - мысли путались. Непонятно почему она спросила: - А где Зоран?
   Ответа она не услышала, заснув мгновенно.
   Невенгар долго задумчиво смотрел на нее, потом улыбнулся и вышел, притворив дверь.
   У крыльца его ждал Зоран.
   - Мне нужно уехать, - сказал оборотень. - Присмотри за Эмили.
   Штормовик догадывался, куда и зачем уезжает его повелитель.
   - Я все понял, - произнес он. - Быстрее возвращайтесь: позавчера сюда попал Айдор, и мы с Эракком едва справились с ним.
   Сжав губы, Невенгар прищурился.
   - Пусть Эракк не охотится далеко. Кстати, неплохо бы призвать его стаю.
   - Попробую, - кивнул Зоран. - Но вам надо быть на острове.
   - Ты же понимаешь, что это не займет много времени, - сказал Невенгар и призывно свистнул.
   Над лесом возник Дайарвон и, заложив крутой вираж, опустился у дома.
   Эмили проспала больше суток: готовя напиток, Невенгар бухнул в него большую дозу снотворного. Встревоженный Зоран несколько раз заглядывал к ней, но, услышав ровное дыхание, успокаивался. Штормовик думал о тех, кто избивал беззащитную пленницу, и рычал от злобы: если бы ему представилась возможность, он убивал бы их медленно.
   Демон знал, что его хозяин отыщет этих людей - за тем он и поехал - но нехватка времени не позволит ему отплатить им как следует. Он просто убьет их. И правильно, сердито думал Зоран.
   Когда Эмили проснулась, то, несмотря на уговоры Штормовика потребовала, чтобы он помог ей выбраться из дома. Зоран сделал проще: вынес ее на руках, предварительно расстелив на нагретой солнцем земле медвежью шубу. На этой шубе он устроил девушку, сам уселся неподалеку.
   Больше всего Эмили беспокоили сломанные ребра: они болели при каждом движении. Девушка лежала на шубе, стараясь меньше шевелиться. Холода она уже не ощущала.
   - Где Невенгар? - спросила она, предварительно окинув взглядом хорошо знакомый пейзаж вокруг Мраморного озера.
   - Не знаю, - ответил Зоран, и по короткой заминке перед его словами Эмили поняла, что он врет, но никак не показала свою догадку.
   - Он нашел ту вещь? - поинтересовалась Эмили.
   Штормовик непонимающе посмотрел на нее, потом хлопнул себя по лбу когтистой лапой:
   - А, ту, из склепа! Да, у них там за нее был форменный бой.
   - У кого "у них"? - ворчливо спросила девушка.
   Здесь ей легче дышалось, чем в доме. Прогретый воздух ласкал легкие, и говорилось куда свободнее. К тому же было приятное ощущение безопасности.
   - У хозяина и Аканцо, - пояснил Зоран и сел удобнее, подперев, как он любил, подбородок рукой. - Ты разве ничего не знаешь? - в свою очередь поинтересовался он.
   - Нет, - отозвалась Эмили и прислушалась: ей почудилось в далеких зарослях можжевельника неясный шум и слабое движение.
   Коротко рассказав девушке о схватке на кладбище, демон заключил:
   - Эта вещь у Невенгара, но зато все наши родичи пытаются выследить нас.
   - Ты хочешь сказать, что у вас неприятности с... Преисподней? - тихо спросила Эмили, против воли посматривая в сторону темных кустов.
   Там определенно кто-то был.
   - Неприятности? - хмыкнул Зоран. - Боюсь, что это мягкое определение. У нас ВОЙНА!
   Девушка слишком резко повернулась и побледнела. Закусив губу, переждала приступ боли.
   - Война с Ашраэлем? - уточнила она, сообразив, что демоны не выступят сами по себе против сына Владыки Преисподней.
   - Именно, - кивнул Штормовик. - Три дня назад здесь появился один из высших демонов, Айдор, и набросился на меня. Нам пришлось его убить.
   - Час от часу не легче, - пробормотала Эмили, до которой дошло, в какую переделку она угодила. - Зоран, по твоей милости я попала сюда. Если б не ты, я стала бы королевской целительницей и не думала о войне между демонами.
   - Я могу извиниться, - ехидно сказал Штормовик: временами он был столь же ядовит, как и его повелитель. - Но это вряд ли принесет тебе даже моральное удовлетворение.
   Краем глаза Эмили заметила, как при полном отсутствии ветра на можжевельнике шевелится ветка, и беспокойно дернулась. Боль вгрызлась в бок, девушка снова побледнела. Стона она сдержать не смогла. Обеспокоенный Зоран приподнялся.
   - Что с тобой? - тревожно спросил он.
   - Там кто-то есть, - прошептала Эмили, взглядом показав на темные заросли.
   - А! - Зоран спокойно сел на место. - Надо было сразу предупредить. Это Эракк.
   - Кто?! - изумленно спросила девушка.
   - Не дергайся, - сказал Штормовик и позвал: - Эракк!
   Кусты раздвинулись, как будто сквозь них кто-то шел. Послышался треск веток. Затем ветки сомкнулись, продолжая некоторое время раскачиваться. Эмили не замечала никого.
   Потом увидела: неясный прозрачный силуэт с зыбкими очертаниями двигался к ней. Зоран встал, медленно прошел вперед и остановился между девушкой и приближающимся существом, так, чтобы не заслонять Эмили обзора.
   - Здесь свои, - сказал Штормовик. - Покажись, Эракк, - он склонился над девушкой и положил руку ей на плечо. - Она своя, - повторил он.
   Постепенно фигура становилась все менее прозрачной, словно обретая плоть, и Эмили увидела, как она принимает форму большой собаки или волка. Короткая пепельно-серая шерсть зверя стояла дыбом, острые уши подрагивали от напряжения, ноздри то раздувались, то опадали. Массивная голова чуть наклонилась в сторону девушки; между ослепительно белых клыков красной молнией метнулся язык. Глаза светились мертвенным светом, как иногда светятся, отражая свет, темные матовые поверхности.
   Обитатель Туманного острова остановился в двух шагах от Эмили, и та почувствовала его горячее дыхание. Зоран снял руку с плеча девушки и погладил зверя по спине. Под его ладонью шерсть улеглась; Эракк открыл пасть и зевнул, показав набор зубов впечатляющего размера.
   - Что это за создание? - шепотом заговорила Эмили.
   При звуках ее голоса на загривке Эракка шерсть снова начала приподниматься. Зоран успокаивающе потрепал его по холке и заставил сесть. Зверь посмотрел на него и сел, нависая над девушкой, мощный, статный, с перекатывающимися под шкурой мускулами.
   - Вы называете их адскими гончими, - сказал Штормовик. - Мы зовем их призрачными псами. Они могут становиться почти невидимыми.
   Эмили хотелось, чтобы призрачный пес сидел шагах в пятидесяти, нет, лучше в ста шагах от нее. Можно и дальше.
   - На гончую он ничуть не похож, - продолжал Зоран, - поэтому будем называть его и ему подобных призрачными псами.
   - Много их? - шепнула Эмили, сделав попытку отодвинуться: передние лапы Эракка с впечатляющими когтями находились рядом с ее рукой.
   Пес открыл пасть и часто задышал, роняя слюну с высунувшегося наружу красного языка.
   - Не очень, - отозвался Зоран. - Надо познакомить вас поближе. Эракк, это Эмили.
   Зверь поднялся, и девушка получила возможность еще раз оценить, насколько он огромен. Склонив голову (при этом он сделался похож на медведя), Эракк тщательно обнюхал руку девушки и слабо вильнул длинным толстым хвостом. Эмили почему-то решила, что ее имя он слышит не впервые.
   Она рискнула и, протянув руку, коснулась пальцами шерсти зверя. Шкура его оказалась шелковистой и совсем не грубой. Эмили провела ладонью по склоненной шее Эракка. Тот стоял спокойно, посматривая то на девушку, то на Зорана. Демон кивал одобрительно.
   Потом Эракк развернулся, медленно удалился и прилег в тени за домом.
   - Он и помог мне справиться с Айдором, - сказал Зоран. - Один я бы погиб.
   - У вас большая армия, - с трудом усмехнулась Эмили: любая попытка засмеяться отдавалась в сломанных ребрах. - Демон, демон-оборотень, крылатый конь и призрачный пес.
   - Да. Но отдавать Ашраэлю вещь из склепа нельзя, - сообщил Зоран, а его глаза загорелись красным. - В противном случае будет большая беда не только для людей, но и для демонов.
   Понимание того, что она попала в центр войны, в которой Невенгар обречен на поражение, заставило Эмили впервые в жизни выругаться. Зоран с интересом прислушался.
   - Тебе это не идет, - заметил демон, и Эмили против воли улыбнулась.
   - Учту, - проговорила она. - Что вы намерены делать?
   - Тут распоряжается Невенгар, - отозвался Штормовик. - Но в любом случае я с ним.
   Девушка призадумалась. Кажется, обратного пути у нее нет, но и ввязываться в войну между демонами ей не хотелось, поскольку она знала, что помощи от нее будет немного. Да никакой помощи не будет! В схватке она станет помехой. Нет, конечно, если Невенгара или Зорана ранят, она постарается их вылечить, если сама к тому времени встанет на ноги.
   Раздался звук, перебивший ее мысли: это Эракк протяжно, с подвыванием, зевнул и лег набок. Девушка задумчиво глянула на него.
   - Да, - вслух произнесла она. - Ситуация...
   - Никто не требует, чтобы ты осталась на острове, - сказал Зоран.
   В его тоне Эмили почудился упрек, а слабая улыбка Штормовика была вымученной. Неужели он и в самом деле хотел, чтобы она осталась? Погибать с честью в войне демонов в двадцать пять лет Эмили не собиралась. Пусть Невенгар и спас ей жизнь, но и она спасла его. Они в расчете, так что Эмили имела полное право потребовать, чтобы ее отпустили.
   Но куда? Домой возвращаться нельзя.
   Разве в другую страну? Языки Эмили знала, а ее умение целительницы везде имело спрос.
   Но для начала надо бы выздороветь.

***

   Поздно ночью Эмили проснулась от шума за стеной и услышала приглушенный голос Невенгара:
   - Осторожнее!
   Значит, оборотень вернулся.
   - Я нечаянно, - отозвался Зоран, спустя секунду грохнув на пол что-то дребезжащее.
   Невенгар обругал его.
   Говорил он шепотом, хотя мог бы разговаривать нормально: после шума, который учинил Зоран, и медведь бы вышел из зимней спячки.
   - Я уже не сплю, - с деланной грустью сказала Эмили.
   - Кто бы сомневался, - сердито отозвался Невенгар и снова с отчаянием накинулся на Штормовика: - что ты творишь?! Все! Ничего больше не трогай.
   Охнув от боли, девушка приподнялась на кровати. Спустя минуту Невенгар заглянул к ней:
   - Не присоединишься?
   - У вас что-то намечается? - полюбопытствовала она.
   - Поздний ужин, - сказал демон, - совмещенный с военным советом.
   - Хорошо, - Эмили не удержалась, чтобы не съязвить: - у меня есть хотя бы право совещательного голоса?
   - Только в выборе блюд, - Невенгар тоже за словом в карман не лез.
   - Помоги мне встать, - прижав ладонь к ребрам, Эмили начала подниматься.
   Подойдя к ней, Невенгар мягко удержал ее.
   - Сделаем иначе, - проговорил демон и поднял закутанную в одеяло девушку.
   Пальцы его были как из железа. Он нес Эмили с такой легкостью, словно она ничего не весила.
   - Королева прибыла! - объявил демон, войдя в комнату. - Кресло ей!
   Устроив девушку в глубоком мягком кресле, Невенгар придвинул его к накрытому столу, сам сел рядом. Напротив восседал Зоран. Заметив слева от себя движение, Эмили глянула вниз и увидела, как неторопливо поднимается с пола Эракк. Зверь приветливо ткнулся носом ей в руку и сел. Его голова возвышалась над столом, а нос шевелился, втягивая ароматы рыбы и мяса.
   Девушке хотелось погладить его, однако она не стала этого делать.
   Поначалу ели молча, лишь пес громко хрустел под столом костями. Потом Невенгар вытер руки и, отбросив полотенце, заговорил:
   - Можно поговорить о делах.
   Он взял бокал с золотистым вином и, откинувшись на спинку стула, оглядел слабо освещенных огоньками свечей Эмили и Зорана.
   - Ты уже знаешь, - повернулся он к девушке, - что у меня война с отцом. Он ищет сюда путь и скоро найдет его, - Невенгар отпил из бокала. - Тогда погибнут все, кто находится на острове.
   Сын Ашраэля говорил спокойно, даже скучновато.
   - Договориться с ним нельзя, - продолжал Невенгар. - Он сильно разозлился.
   - Умирать мне не хочется, - сказала Эмили.
   - Ты не поверишь, но мне тоже, - пробурчал Зоран.
   Невенгар усмехнулся.
   - Немного времени у нас есть, - проговорил он. - Но просто так тратить его нельзя.
   - Подожди, - девушка прижала палец к губам. - Подожди... - она заговорила медленно и внятно. - У тебя нет выхода: рано или поздно Ашраэль достанет тебя и заберет ту вещь, которая ему нужна. Получается, ты напрасно затеял эту войну.
   - Не я, - он сощурился, а в глазах вспыхнули янтарные огни. - Мне нужно объяснить тебе другое. Эмили, - он поставил бокал на стол и наклонился к ней. В янтарных глазах билось пламя, - ты против своей воли попала на остров, но ты побывала на нем, поэтому знающий маг может вытянуть из тебя нужные сведения о пути. Понимаешь? - с нажимом спросил Невенгар.
   Эмили сцепила пальцы.
   - Ты не отпустишь меня, - кивнула она.
   - Ради твоего же блага, - вставил Зоран, но Невенгар так на него глянул, что демон осекся и отодвинулся в темноту.
   Оборотень скривился.
   - Ненавижу это выражение, - пробормотал он. - Хотя Зоран частично прав.
   - Хорошо, - сказала Эмили, - но мы погибнем.
   К ее удивлению Невенгар засмеялся.
   - Значит, есть выход? - осторожно спросила Эмили.
   - Надеюсь, - уклончиво отозвался Невенгар. - Но существует условие: если нам удастся ускользнуть от моего отца, мы не вернемся в наш мир, по крайней мере, при твоей жизни.
   Девушка задумалась.
   - Ничего не понимаю, - призналась она.
   Невенгар наполнил бокалы вином.
   - Ты умная девушка, - сказал демон. - Хочу, чтобы ты догадалась сама, - он улыбнулся и подал ей бокал.
   Отпив крошечный глоток, Эмили наклонила голову, прижавшись щекой к прохладному стеклу. От вина шел чудесный аромат.
   - Ты имеешь в виду, что... - она хотела было спросить, не хочет ли Невенгар отправиться в какую-нибудь отдаленную местность, и вдруг, поймав улыбку в его глазах, вспомнила: "Я учился на Третьем факультете". А Третий факультет занимается... Пространство и время! - Боже, - удивленно произнесла Эмили. - Ты хочешь переместить нас в другое измерение?
   Демоны переглянулись, и Невенгар приветственно поднял свой бокал:
   - Я же говорил - ты умная девушка!
   ...Странная одежда Невенгара тогда, на кладбище...
   ...Дайарвон! Откуда взялось это животное?
   - Ты ходишь по другим мирам, - уверенно сказала Эмили. - С того времени, когда ты добыл свои шахматы, и до нашего времени.
   - Ты абсолютно права, - кивнул оборотень. - Я не один такой, но нас очень мало. Лично я знаком с тремя, и они тоже оборотни: умеют менять облик. Без этого в других мирах не выжить.
   - А у тебя получится перейти в другой мир с нами? - спросила девушка.
   - У меня есть немного времени, - отозвался Невенгар. - Придется хорошо поработать.
  

Глава 9. Тарисса

   Времени оказалось не так много, как хотелось бы Невенгару, поскольку на следующий день на остров напали два демона, бывшие охранники оборотня. К счастью, они не известили о своих намерениях Ашраэля, Владыка Преисподней не успел заметить путь их перемещения, а Невенгар расправился с обоими мгновенно. Тогда Эмили впервые увидела знаменитый меч Невенгара - Чергилл. Страшное оружие. Демон-оборотень пользовался им редко.
   Лезвие меча горело таким же янтарным светом, как и глаза его владельца, и проходило сквозь любые преграды. Приостановить удар, нанесенный им, могла лишь сильная магия. С таким оружием Невенгар был непобедим - так Эмили ему и сказала. Но демон устало ответил, что в Преисподней имеются игрушки пострашнее Чергилла, и Ашраэль сумеет прекрасно ими воспользоваться.
   После боя обеспокоенный Невенгар переместил остров в другое место Ледяного озера, а сам засел за работу. Эмили заметила на его столе какие-то непонятные записи, астрономические карты и древние книги.
   Дав честное слово не мешать работе Невенгара, Эмили получила возможность посмотреть все это. Больше всего ее заинтересовало перо, которым демон делал заметки. Его не надо было обмакивать в чернила, оно не сажало кляксы, и сделано было из неизвестного прозрачного материала. Очередная вещь не из нашего мира, подумала Эмили, попробовав перо на обрывке бумаги и придя от него в восторг.
   - Должно быть, ценная вещь, - пробормотала она, с сожалением вложив перо в требовательно протянутую руку Невенгара.
   - Вовсе нет, - рассеянно ответил демон, поставив непонятный символ на астрономической карте. - Там она стоит гроши. И кстати, ты обещала не мешать.
   Если бы не дождливая погода, девушка отправилась бы пройтись. Раны заживали, ребра срастались, хотя они и болели, но можно было потерпеть: все-таки Туманный остров являлся изумительно красивым местом.
   Дверь приоткрылась, и в комнату протиснулся мокрый Эракк. За ним, пригнувшись, вошел не менее мокрый Зоран. Демон выглядел сердитым и встревоженным.
   - Пробовали вызвать его стаю, - кивнул Штормовик на призрачного пса. - Ничего не выходит.
   - Глухо? - поднял голову от книг Невенгар.
   - Да, - отозвался Зоран. - Как стена вокруг острова.
   - Это нас ищут, - оборотень потрепал пса по голове. - Ну, пусть повозятся.
   Эракк лег на старую попону, специально для него расстеленную на полу, и немного погодя в комнате запахло мокрой псиной. Зоран постоял, наблюдая за работой хозяина, потом затопил печь: ощутимо похолодало. Пока он возился с растопкой, Эмили отыскала старый, рассыпающийся в руках трактат, написанный на языке, который, как показалось Эмили, она знала. Обложка отсутствовала, зато рисунки привлекали внимание мастерством и изяществом. Девушка попыталась разобрать текст, не преуспела и принялась разглядывать картинки.
   Стая волков, окружившая развалины башни. Дракон, закладывающий крутой вираж над озером, а под водой - настоящий город. Неприятное существо с длинным тонким хоботком, приникшее к древесному стволу. Человек с длинными острыми зубами, с губами, запачканными кровью - вампир! Церковь непривычной, но красивой постройки.
   Эмили вернулась к началу книги и всмотрелась. Непонятный символ с волнистой чертой - титлом - наверху, затем слово... похоже на "таско" - "дверь". Нет, тут множественное число. Значит, не "дверь", а "двери". Но очень странное написание.
   - Дай-ка, - сказал Невенгар, и Эмили вернула ему книгу.
   Демон быстро перелистал ее, остановился на рисунке с изображением церкви, выписал что-то на листок бумаги, бросил, не закрывая, на стол и снова вернулся к астрономическим картам. Девушка вновь взяла книгу. Она вдруг сообразила, что непонятный символ с титлом - это... первая, вторая... третья... так... Она посчитала по пальцам. Ага, пятнадцатая буква алфавита. А титл... так обозначались цифры!
   - "Пятнадцать дверей", - неуверенно перевела Эмили название.
   Уважительно присвистнув, Зоран закрыл печную дверцу.
   - Четырнадцать, - сварливо поправил Невенгар. - Вторая буква не имела числового значения.
   - Книга о переходах в другие миры? - спросила девушка.
   - Эмили, иди спать, - сказал оборотень и недобро посмотрел на нее.
   Вспомнив о своем обещании, целительница молча уткнулась в книгу. Поначалу она рассматривала полустершиеся буквы, потом начала кое-что разбирать. Оказывается, на картинках были изображены возможные двери в другие миры. Башня, подводный город, большое дупло в стволе дуба, руины, у которых стоял вампир, церковный портал. Эмили из-за книги глянула на заметки Невенгара. На одном листке демон схематично набросал очертания обыкновенной двери с загадочными символами вдоль косяка.
   - Я все равно задам вопрос, - сумрачно проговорила Эмили. - Поскольку это и меня касается.
   - Ну? - бросил Невенгар.
   - Переход из одного мира в другой... - неловко повернувшись в кресле, девушка поморщилась от боли. - Это не опасно?
   - Определенная доля риска есть, - выпрямившись, демон отбросил перо и хмуро посмотрел на свои заметки. - Тем более, что для компании я рассчитываю переход впервые.
   - Нас всего трое, - сказала Эмили.
   Зоран сел на пол у печки и прокомментировал:
   - Ты эгоистка.
   - Почему?! - возмутилась девушка.
   - Неужели ты думаешь, что я брошу здесь Эракка и Дайарвона? - спросил Невенгар.
   - Господи! - с чувством сказала Эмили, живо представив, как она вываливается где-нибудь на ярмарочной площади в сопровождении двух демонов (впрочем, Невенгар выглядит, как человек, но Зоран!), крылатого коня и призрачного пса.
   - Дитя мое, - процедил Невенгар, - иди, в самом деле, спать.
   Он смял лист бумаги с заметками, и Эмили поняла, что лучше, действительно, уйти. Она поднялась, стараясь не делать лишних движений - от сырой погоды ребра ныли невыносимо, но тут Невенгар встал, подхватил ее на руки и отнес в комнату.
   Устроившись на кровати, Эмили взглянула на демона. Тот шагнул к дверям, когда его остановил тихий вопрос:
   - Сколько тебе лет?
   Невенгар обернулся.
   - Восемьсот с чем-то, - не слишком твердо ответил он.
   Девушка поперхнулась. Демон скупо улыбнулся.
   - Ты серьезно? - спросила Эмили.
   - Вполне, - вновь улыбнулся Невенгар.
   - Ты не выглядишь старым, - заметила девушка.
   - Спасибо, - оборотень присел на край кровати. - Если нам удастся выкрутиться, я многое тебе объясню. И отвечу на твои вопросы.
   - Хорошо, - кивнула Эмили. - Я запомню твое обещание.
   На этот раз спала целительница плохо. Хотя дождь убаюкивающе постукивал по крыше и карнизу, проклятые ребра ныли. Видимо, им надо было дать покоя подольше. А может, погода действовала. Во всяком случае, Эмили не могла заснуть долго, а когда заснула, сон был некрепким. Ей порой чудились голоса, переходящие в завывание ветра, и вой ветра, становящийся голосами.
   Она проснулась, когда за окном еще чернела ночь. Дождь перестал, и ветер стих. Стояла глубокая предутренняя тишина.
   Дверь в ее комнату оказалась приоткрытой, а на пороге лежал Эракк, настороженно подняв голову. Девушка с трудом разглядела его в слабом свете, проникающем из большой комнаты. Свет имел холодный синеватый оттенок.
   Встревожившись, Эмили негромко позвала:
   - Зоран! Невенгар!
   Никто не отозвался.
   - Невенгар! - громче окликнула демона Эмили.
   Никакого ответа.
   Скривившись от боли, девушка встала, завернулась в одеяло и пошла к выходу. Эракк лениво поднялся, пропустил ее и двинулся следом.
   Синий свет, как оказалось, исходил от пергамента с магическими символами. Присмотревшись, девушка определила, что нарисованы они рукой Невенгара. Сияние постепенно меркло, становясь прозрачно-голубым. Эмили придерживалась правила: то, чего не знаешь, лучше не трогать, и не подошла к столу. Эракк никак не отреагировал на свет, и Эмили приободрилась.
   Она прошла через кухню и обнаружила дверь дома незапертой. Она взялась за ручку, когда услышала женский голос. Звучал он сердито.
   - ...будет в моих интересах!
   - Неужели ты поможешь мне без выгоды для себя? - ответил баритон Невенгара - его голос Эмили не перепутала бы с другим. - Не поверю.
   Эракк сел у плиты и зевнул.
   Женщина словно не расслышала последнего замечания оборотня.
   - Кроме того, - продолжала она, - его взбесила смерть Аканцо.
   Так-так. Они говорят про Ашраэля? И между прочим, кто эта женщина и как она попала на остров?
   - Она, должно быть, и тебя взбесила? - вежливо поинтересовался Невенгар.
   - Я бы предпочла, чтобы он убил тебя! - ответила женщина.
   Эмили вздрогнула. Призрачный пес встал и ощетинился.
   - Сама не хочешь попробовать? - спросил оборотень.
   - Я пыталась, - усмехнулась его собеседница, - но ты оставался жив.
   - Последняя попытка почти удалась, - Невенгар говорил тихо и ядовито. - Тарисса, может, ты хоть сейчас скажешь, что я сделал тебе плохого?
   - Ничего, - ответила Тарисса. - Но ты другой. Вот в чем дело.
   К ноге Эмили прижалась голова Эракка. Шерсть у него стояла торчком, глаза горели. Он требовательно толкнул дверь носом, и девушка не столько услышала, сколько почувствовала его рычание. Эмили не собиралась открывать дверь, сообразив, что пес неминуемо бросится на собеседницу Невенгара.
   - Наконец-то я понял, - проговорил оборотень. - Что ж, ты не ошиблась - я другой. Но вы напрасно считаете меня дураком. Ты тянешь здесь время, пока отец старается найти путь, по которому ты проникла на остров. Могу заверить тебя, что ему это не удастся.
   - Проклятье! - взвизгнула Тарисса. - Ты... ты...
   - Разумеется! - теперь усмехался Невенгар. - Я намеренно пустил тебя сюда. При других обстоятельствах я сделал бы тебя заложницей, но в нынешних обстоятельствах отец не посмотрит на это.
   Господи, да что он говорит, подумала в смятении Эмили.
   - Проклятый выродок! - голос женщины раскатился, как гром. - Ты закрыл свой остров святыми знаками!
   - Ты не уйдешь отсюда, - спокойно констатировал Невенгар.
   Эмили по-прежнему чувствовала прикосновение головы Эракка, но самого пса разглядеть не могла: он стал невидимым. Но рычал он все сильнее и сильнее.
   - Ты тоже не уйдешь! - голос женщины звучал как сотня грозных голосов, слившихся в один.
   Дом стоял на прочном фундаменте, но он покачнулся. Чтобы удержаться, Эмили вцепилась в ручку двери и случайно повернула ее. Дверь распахнулась. Серой тенью Эракк взметнулся в прыжке, а девушка ударилась о край плиты начавшим заживать ребром и потеряла сознание от боли.

***

   - Спасибо, что вовремя выпустила Эракка, - мокрое полотенце легло на лоб Эмили. - Без него мне пришлось бы плохо.
   Горячее дыхание на миг коснулось руки девушки. Потом влажный язык лизнул ее в щеку. Девушка открыла глаза и увидела рядом морду призрачного пса. Поодаль стоял Невенгар.
   - Но, по-моему, ребро ты сломала второй раз, - извиняющимся тоном произнес демон.
   - С кем ты дрался? - сдержанно спросила Эмили.
   Ей хотелось наорать на Невенгара, но сил не осталось. Эракк лизнул ее снова, на сей раз в губы, и сел. Эмили сплюнула.
   - Это была Тарисса, - вздохнул Невенгар. - Моя старшая сестра.
   Вытерев губы, Эмили сердито посмотрела на хозяина Туманного Острова.
   - Она тогда пыталась тебя отравить "Дыханием Дракона"? - поинтересовалась девушка.
   - Да, - демон придвинул стул и сел.
   Неожиданно для него Эмили расплакалась.
   - Ты, ты во всем виноват, - срывающимся голосом шептала Эмили. - Из-за тебя я попала на остров. Из-за тебя потеряла семью. Из-за тебя меня судили... Все из-за тебя!
   Невенгар поднялся. Молча сняв со лба девушки полотенце, он стал вытирать им текущие по ее щекам слезы. Эмили попыталась оттолкнуть его руку.
   - Девочка моя, - мягко проговорил оборотень и встал на колени перед кроватью. - Я даже боюсь просить прощения, потому что знаю - я не заслуживаю его.
   Эмили всхлипнула.
   Невенгар взял ее за руку.
   - Я не могу повернуть время вспять, - сказал он. - Но ты понимаешь... если бы я мог это сделать, то хотел бы... чтобы все повернулось именно так... Чтобы Зоран снова принес тебя на мой остров... - он запинался, что было для него необычно. - Можешь назвать меня скотиной, эгоистом... или выродком, как любила выражаться моя покойная сестра, но я рад, что встретил тебя, - Невенгар опустил голову.
   Упреки, готовые снова сорваться с языка, так и не были девушкой произнесены. Она осторожно высвободила руку из ладони Невенгара и провела по его волосам. Демон посмотрел на целительницу.
   Больше ничего сказано не было.

***

   Неделя прошла спокойно. На остров никто не проникал больше, однако это не радовало, а скорее тревожило Невенгара. Он то и дело менял местонахождение острова; то убирал туманную пелену, то, наоборот, сгущал ее. Выгнал Эракка из дома, приказав ему наблюдать за окрестностями, а Дару, напротив, велел не улетать далеко.
   Сам демон занимался странным делом: на опушке леса он поставил дверной косяк, притолоку, навесил петли и пригнал по проему грубо сколоченную дверь. Эмили оценила его труды: плотник из Невенгара был никакой - дверь вышла скособоченной, щелястой, открывалась плохо.
   Но, похоже, демона устраивало и такое.
   Когда через пару дней Эмили в сопровождении призрачного пса снова отправилась к опушке, Невенгар возился с дверью, вырезая на ней непонятные символы. А вот резчик по дереву получился бы из демона неплохой: резец слушался его куда лучше, чем тесло и молоток.
   - Чего тебе не лежится? - спросил Невенгар, не отрываясь от работы. - Третий раз ребро сломать хочешь?
   - Дома скучно, - пожаловалась Эмили. - Я лучше с тобой посижу.
   Ей и правда не хотелось сидеть дома в хорошую погоду, тем более, что Зоран ушел за дровами и не с кем было перекинуться словом. Она предусмотрительно принесла старую куртку, постелила ее на землю у корней сосны и села, прислонившись спиной к стволу. Эракк лег рядом. Невенгар покосился на них, но промолчал и продолжил свое занятие.
   Два символа Эмили узнала: солнце и знак, обозначающий длительное время. Целители использовали его, ставя на посуде, лекарство в которой должно было долго выдерживаться. А вот зачем его вырезал Невенгар, оставалось лишь гадать.
   - Послушай, - заговорила девушка. - Я все думаю: зачем ты позволил своей сестре попасть на остров? Только затем, чтобы убить ее?
   Невенгар опустил руку с резцом и повернулся к Эмили.
   - Мы с ней могли общаться мысленно, - демон постучал себя согнутым пальцем по голове. - Если очень хотели, конечно. Видишь ли, Эмили, она была моей родной сестрой, но стараниями нашего отца, а потом и Аканцо, Тарисса стала ненавидеть меня. Хотя мы могли чувствовать боль или радость друг друга, близость, которая когда-то была между нами, ушла, - вряд ли Невенгар делился этим с кем-то еще. - У меня много врагов, и самые умные из них сделали Тариссу своим оружием в войне против меня. Поверь, Эмили, нет хуже врага, чем близкий.
   Эмили вспомнился ее собственный отец.
   - Да, - кивнула она, - в ссоре близкий наносит более глубокую душевную рану, чем чужой.
   - Вот-вот, - согласился Невенгар. - Когда она впервые за многие десятилетия мысленно позвала меня, я долго не отзывался. Я понимал, что за ней стоит Ашраэль, и мне надо было выработать план. Отец, как и Тарисса, считал меня не слишком умным, потому действовал прямо. Сейчас-то он будет осторожнее... Ну, в конце концов, я защитил остров, но так, чтобы сестра не заметила защиту до тех пор, пока не станет поздно. Она явилась сюда и предложила помощь. Сказала, что поможет мне убраться из этого мира, поскольку мой уход будет в ее интересах.
   - Я слышала ваш разговор, - призналась Эмили.
   - Мы и не скрывались, - усмехнулся оборотень. - Я предполагал, что разговор закончится ссорой, ссора же у демонов всегда перерастает в схватку. Ты вовремя выпустила Эракка: он вцепился ей в шею, а я добил ее мечом, - Невенгар криво улыбнулся.
   - Она назвала тебя проклятым выродком, - вспомнила Эмили. - Хорошо же она относилась к брату!
   - Для Тариссы подобное выражение даже не ругательство, - Невенгар стиснул резец. - У нее в ходу имелись эпитеты куда грубее.
   - Она тоже была оборотнем? - спросила девушка, начиная жалеть, что завела этот разговор: Невенгару неприятно было думать о последней схватке.
   - Да, - демон болезненно поморщился. - Тарисса, принимая облик молодой женщины, натравливала на меня и магов, и рыцарей, и священников. Защищаясь, я убивал. Видит бог, на моей совести много жертв, но клянусь, Эмили, я никогда не нападал первым.
   Он постоял немного, успокаиваясь, затем снова вернулся к своим загадочным знакам. Эмили задремала, а когда проснулась, Невенгара не было. На двери добавилось несколько новых символов, сосновые доски сочились смолой в местах, где прошелся резец.
   Увидев, что Эмили спит, Невенгар оставил работу.
   Следовало успокоиться окончательно, и он решил пройтись по берегу озера.
Спустившись к водопаду, Невенгар сел на замшелый камень. Своими вопросами Эмили растревожила давние раны. Оборотень считал, что воспоминания заперты крепко, но, как видно, оказалось достаточно пары-другой фраз, чтобы прошлое воскресло. А воспоминания Невенгара были не из веселых.
   Особенно не любил он вспоминать детство. Ничего хорошего об этих годах он сказать не мог: постоянные скитания из города в город, насмешки и шелест за спиной: "Сын нищенки!". Прямо в лицо ему это мало кто говорил - дрался мальчишка хорошо. Хотя случалось, что мать приходила в отчаяние, видя его избитым, но такое случалось, когда нападающих было несколько.
   Ему исполнилось двенадцать. К тому времени он знал, что мать не просто так бродит из города в город: она будто скрывается от кого-то. На вопросы сына мать либо отвечала уклончиво, либо не отвечала вообще, однако он понял, что она кого-то сильно боится.
   Была она немолода, здоровье в бесконечных хождениях и ночевках под открытым небом было серьезно подорвано, и в конце концов она поселилась в деревенской развалюхе, униженно выпросив разрешение у старосты. В то время ее сын носил другое имя, и мальчишка Венс Арстон не забыл унижения своей матери. Став Невенгаром, он отплатил старосте.
   В деревне к Илни Арстон относились с высокомерным презрением. Местные парни пытались всячески оскорблять и Венса, но тот, закалившись в странствиях, попросту отмалчивался. До драк в ту пору дело не доходило: ограничивались словами. Впрочем, в свои двенадцать парень выглядел шестнадцатилетним. Хозяйство держалось на нем, потому что его мать все больше болела и все меньше работала.
   Венс мать любил. Кроме нее у него никого не было. Так, по крайней мере, он думал, пока Илни не поделилась с сыном тайной, которая жгла ее все эти годы.
   Невенгар хорошо помнил тот вечер.
   Он расколол чурбаки и пришел в дом с дровами. Свалил их у теплой плиты, чтобы до утра подсохли, прошел в комнату. За дощатой перегородкой тяжело кашляла мать.
   - Ма! Ты ела что-нибудь? - спросил он.
   - Да, милый, спасибо, - отозвалась Илни.
   Венс заглянул в чугунок.
   - Ну что ты врешь? - возмутился он.
   После короткой паузы Илни произнесла:
   - Иди сюда.
   Тон ее был таким, что парень послушался сразу.
   Подойдя к кровати, он остановился и выжидающе посмотрел на мать. Она совсем сдала: постарела, исхудала, волосы поседели совершенно. У Венса заныло сердце.
   - Присядь, - почти приказала Илни.
   Венс придвинул табурет и сел.
   - Ты родился двенадцать с половиной лет назад, - странновато начала женщина. Сын удивленно взглянул на мать. Она кивнула и продолжила: - твоя старшая сестра родилась двадцать с половиной лет назад.
   Мать никогда не упоминала о ней, поэтому Венс задал логичный вопрос:
   - Она умерла?
   - Не знаю, - помолчав, сказала Илни. - Дело в том, что за ней пришел ее отец... Он и твой отец тоже... Он забрал ее к себе, - Илни говорила с таким трудом, что встревоженный Венс привстал.
   Женщина махнула рукой.
   - Сиди, - проговорила она и продолжила через силу: - Он пришел за ней, когда ей исполнилось восемь... Поэтому... потом, когда ты подрос, я ушла из нашего города.
   - Ты думала, что он заберет и меня? - понял Венс.
   Илни кивнула.
   - А кто он? - спросил парень. - Ты раньше о нем не говорила.
   Он ожидал любого ответа, но услышанное потрясло его так, что Венс отказался поверить собственным ушам.
   - Не говорила, - вздохнула Илни. - Он демон, сынок.
   Венс долго молчал. Потом выговорил:
   - Ты так шутишь?
   - Ох, если бы... - Илни плакала. Признания давались ей с большим трудом. - Его имя Ашраэль.
   Мозг отказывался воспринимать услышанное. Имя демона сразило Венса наповал. Мысли носились какими-то обрывками; он отказывался поверить словам матери, но ее слезы наполовину убедили Венса.
   - Мы с тобой ходим в церковь, - пробормотал он. - Прикасаемся к святым дарам. Как же так?.. Ма, ты, наверное, ошиблась.
   Илни молчала, и этому молчанию Венс поверил больше, чем словам, чем даже слезам.
   Она умерла через три дня, и Венс остался один в пустом доме. За малую плату он носил соседям воду, пилил и колол дрова, косил траву, брался за любую работу. Был он вынослив и силен не по годам. А совесть у соседей спала непробудным сном, поскольку каждый раз ему платили все меньше.
   Получив за скошенный луг два медяка, Венс решил уходить из деревни.
   Он подходил к дому в сумерках, но заметил у покосившегося плетня всадника. Венс всегда хорошо видел в темноте и разглядел, что на высоком породистом скакуне сидит молодая женщина. Нетерпеливо постукивая рукояткой витой нагайки по колену, она беседовала с угодливо согнувшимся старостой. Неудивительно, что тот согнулся в поклоне: женщина носила богатую одежду, кроме того, она была сказочно красива, но грозной, холодной красотой, как бывает прекрасно мерцающее лезвие меча - ни одной лишней линии, все формы совершенны, но это оружие, и несет оно смерть.
   С легким злорадством посмотрев на лебезившего старосту, Венс сошел с тропинки, чтобы обойти всадницу, но та вдруг выслала коня, который перегородил дорогу.
   Венс остановился.
   - Да-да, вот тот, о ком вы спрашивали, - заторопился староста.
   Парень удивленно посмотрел вначале на него, потом на женщину.
   - Ты сын Илни Арстон? - голос женщины оказался надменным и властным.
   Другой бы склонился перед ее королевскими манерами, но Венс ничуть от нее не зависел, поэтому буркнул:
   - Вам-то что за дело?
   Оторопевший староста чуть не задохнулся. Всадница выпрямилась в седле, холодно улыбнулась и, перехватив нагайку, со свистом рассекла ею воздух. Хотя Венс не ожидал удара, но сумел увернуться, перемахнул через плетень и бросился к дому. Им неожиданно овладела такая злоба, что сознание на несколько мгновений заволокло розовым туманом, и очнулся он с топором в руке.
   Стоял он, чуть наклонившись, и ждал. Отточенное лезвие топора поблескивало в свете поднимающейся луны. Староста остолбенел, всадница же, посмеиваясь, горячила коня.
   - Теперь я уверена, что ты сын Илни Арстон, - ухмылялась женщина, а в сумерках глаза ее сверкнули холодными серебряными огнями. - Ты мой младший брат.
   Рука Венса дрогнула, и топор опустился.
   - Ступай отсюда, - толкнула женщина вынутой из стремени ногой старосту в спину.
   Тот послушно затрусил прочь, то и дело оглядываясь.
   Всадница спешилась и бросила поводья коня на плетень.
   - Меня зовут Тарисса, - с достоинством королевы представилась она. - А свое имя можешь забыть. Скоро отец даст тебе новое.
   - Кто сказал, что я пойду к нему? - ощетинился, как волчонок, Венс.
   Мать не хотела, чтобы его забрал Ашраэль. Этого было достаточно, чтобы повлиять на решение Венса.
   - Ну и подохнешь здесь, - равнодушно произнесла Тарисса.
   - Ну и подохну, - отозвался Венс и распрямился, однако топор не выпустил.
   Очевидно, Тариссе понравилось его поведение.
   - Ладно, брось, - заговорила она проще и без высокомерия. - Если будет нужно, я заставлю тебя пойти. Но лучше, если ты пойдешь сам.
   Он подумал, что в Преисподней не может быть хуже того, что с ним произошло, и оказался прав.
   Никогда он не испытывал страха ни перед демонами, ни перед нежитью, ни перед отцом. Владыка Преисподней относился к сыну неплохо, хотя многое в нем не одобрял.
   "...нарекаю тебя "Невенгар", что значит "подобный отцу"..."
   "...пусть же все видят, что я обрел сына!.."
   "...пейте все! Выпей и ты, мой сын!.."
   Довольный смех Тариссы.
   Огненное вино.
   Пламя Преисподней.
   Громовой голос Ашраэля.
   ...Невенгар вздрогнул: в шуме водопада ему почудилось эхо отцовского голоса.
   Может, Ашраэль уже нашел остров и готовится к атаке. Времени терять нельзя, надо заканчивать с переходом. Оборотень зачерпнул горстью воды, струящейся между камней, умылся и стал подниматься к незаконченной двери.

Глава 10. Формула Поединка

   Последние ночи Эмили спала не раздеваясь: каждую минуту демоны ждали нападения на остров. У Невенгара всегда находился под рукой его Чергилл, Зорана он вооружил Белсом - мечом, ранее принадлежавшим Тариссе. Штормовик взял и ее черный щит.
   Лезвие Белса переливалось разноцветными огнями, как северное сияние. Зеленый, синий и красный сменяли друг друга, то вспыхивая, то угасая. Зоран управлялся с мечом легко, словно всю жизнь дрался именно этим клинком. По мощи Чергилл и Белс были равны, как были равны по силе Невенгар и Тарисса. Эмили казалось странным утверждение Невенгара, что в Преисподней существует оружие еще более грозное.
   Теперь оборотень опасался передвигать остров, полагая, что так его засекут быстрее, зато поставил на нем столько ловушек, что по острову стало опасно ходить. Лишь Эракк спокойно бродил по лесу, избегая капканов Невенгара. Пес выходил из дома поохотиться, да Дайарвон изредка разминался, летая над озером. Зоран с Невенгаром собрали вещи, завязали их в кожаные мешки, а крылатый конь недовольно поглядывал на вьюки, догадываясь, кому предстоит их нести.
   Эмили не просто привыкла к демонам, ей казалось, что лучших друзей у нее не было. Учеба в Школе, жизнь в отцовском доме - все отодвинулось в далекое прошлое, и странно было думать, что всего пять лет назад она и предположить не могла, как в одночасье изменится ее жизнь, что она попадет в центр событий, приведших к войне между демонами.
   - Я тоже не думал, что стану жить в Преисподней, - сказал Невенгар, догадавшись о ходе ее мыслей.
   Эмили подумала, что ничего не знает о прошлом сына Ашраэля.

***

   У Невенгара не все ладилось с дверью. Эмили ничего не понимала в этой магии, однако трудно было не заметить нарастающего раздражения оборотня. Он перестал приходить домой, делая и переделывая злополучный переход. Даже Зоран не рисковал подходить к своему повелителю. Невенгар измучился: его угнетали и возня с дверью, и отсутствие попыток демонов проникнуть на остров. На его владения явно готовилась серьезнейшая атака. Надо было уходить как можно скорее.
   Наконец, поздно вечером, под моросящим дождем, Невенгар вошел в дом, посмотрел на сидящих за шахматами Зорана с Эмили и устало сказал:
   - Утром уходим.
   - Отчего не сейчас? - спросил Штормовик.
   Невенгар не сел, а рухнул в кресло.
   - Мне нужно хотя бы два-три часа, я на ногах не стою, - сказал он, вытирая с лица дождевые капли. - Вам тоже неплохо бы отдохнуть, но вначале проверьте, все ли взяли.
   Зоран тотчас поднялся. Эмили, у которой вещей было всего ничего, осталась на месте. Она давно ждала сообщения об уходе, но слова Невенгара почему-то оказались для нее полной неожиданностью. Вот и все, подумала целительница, прежняя жизнь завершилась.
   Штормовик собрал шахматы и бережно уложил их во вьюк. Вынес вещи в кухню.
   - Вздремни немного, - сказал девушке Невенгар.
   - Хорошо, - кивнула Эмили, подумав, что вряд ли заснет.
   Невенгар откинулся в кресле и закрыл глаза.
   Взглянув на него, девушка прошла в свою комнату, прилегла и задремала.
   Невенгару и в самом деле не спалось: слишком он устал.

***

   - Ваше имя?
   - Венс Арстон.
   - На какой факультет желаете поступать?
   - На Третий.
   - Профессор Архейм, это по вашей части.
   - Если несложно, ответьте, почему вы решили учиться на моем факультете? Обычно сюда поступают люди среднего возраста и имеющие одно магическое образование. Сколько вам лет?
   - Как много вопросов, профессор! Мне восемнадцать лет, и я интересуюсь возможностями перемещения во времени и пространстве.
   - Н-ну что же... Однако если ваших способностей окажется недостаточно...
   - ...вы имеете право отчислить меня без права поступления в Школу снова. Я прочитал ваши Правила, пока ждал у кабинета.
   - Все же, Арстон, почему не на Первый?
   - Меня не интересует применение магии в боевых целях.
   - Хм! Странно слышать подобное от восемнадцатилетнего.
   - Я считаю, профессор, что перемещение как в пространстве, так и во времени, можно использовать в боевых целях. Как можно убить не только ножом, но и расческой. Если постараться. Но для меня важны совершенно другие аспекты волшебства.
   - Убей меня бог, мальчик! Где вы учились раньше?
   - Меня учил отец. Он... отличный волшебник, хоть и самоучка.
   - Занятия начнутся через неделю.

***

   Невенгар открыл глаза. В полусне ему припомнился этот давний диалог. Тогда профессор Архейм и не предполагал, кого он берет на свой факультет. Но он понял, что разговаривает вовсе не с юношей. Хотя у Невенгара и была внешность двадцатилетнего парня, исполнилось ему к тому времени больше двухсот, и в разговоре с профессором помимо воли проскальзывали нотки снисходительности. Ох, и много оборотень повидал и узнал за свои двести лет!
   Но, пока учился, старался не выходить из образа двадцатилетнего ученика.

***

   - Ваше мнение об Арстоне, профессор?
   - Очень талантлив, господин ректор.
   - Вы что-то недоговариваете, Лерро. Поделитесь: мы здесь одни, и давайте без официальности. Мы знаем друг друга не один десяток лет.
   - Странный он. Порой, когда мы беседуем, мне кажется, что не я учу его, а он меня. Словно он старше меня на добрую сотню лет. Признаться, я побаиваюсь его.
   - Лерро!
   - Ничего не могу с собой поделать. За те три года, что Арстон провел здесь, он перечитал половину библиотеки. Для него не существует незнакомых языков. Полагаю, он знает и латынь.
   - Вы преувеличиваете.
   - Нет. Он знает, хотя и скрывает это.
   - Да-а, вы меня озадачили. Не следует ли навести о нем справки?
   - Я пробовал. Смутно, смутно... Лет двести назад на юге существовала семья Арстон. Ткачи, золотошвейки, прачки - ничего особенного. Последние представители жили в нищете и пропали без следа. Вот и все.
   - А его расспрашивали?
   - Что мешает ему солгать?
   - Отчислите его, если он вам не по душе!
   - Разве я говорил это? За всю историю факультета на нем не учился более талантливый студент. Впрочем, могу сказать еще одно - он на любом факультете достиг бы выдающихся результатов. Ему подвластны все отрасли магии.

***

   Спасибо, профессор, сонно подумал Невенгар, ты не учил меня, ты меня изучал, как опасного зверя. Но надо отдать тебе должное - ты не мешал мне. Лерро Архейм и помыслить не мог, что его разговор с ректором мог быть подслушан. А для Невенгара это было пустячным делом.
   Как у Невенгара среди демонов, так у Венса Арстона среди студентов Школы имелись враги. Венс всегда держался отчужденно, не участвуя ни в студенческих попойках, ни в других развлечениях. Он был привлекательным парнем, и студентки, особенно со Второго факультета, вздыхали по нему. А при ближайшем знакомстве их притягивало к нему. Он был мягок, дружелюбен и с хорошим чувством юмора. Кроме того, расставаясь с девушкой, Венс умел сделать так, что прощались они без обид.
   Его последняя подруга, Нелсия, оказалась славной и доброй девушкой, и именно она предупредила Венса о готовящейся западне.
   Он помнил, что сидел в библиотеке, перелистывая здоровенный фолиант. Подошедшая со стопкой книг Нелсия села рядом и, развернув бумаги, уткнулась в них.
   - Венс, - услышал он шепот, - посмотри за стеллажи.
   Прикрывшись книгой, оборотень глянул туда и увидел трех беседующих студентов. Судя по лицам, один отчаянно трусил, а двое его в чем-то убеждали. Все трое учились на Первом факультете, где изучалась боевая магия.
   Все трое были на последнем курсе, а с двумя из них Венс успел несколько раз поругаться.
   - Они хотят вызвать тебя на поединок, - зашептала Нелсия.
   - Втроем? - удивился Венс.
   - Только Эрви, - девушка кивком указала на юношу с надменным выражением лица.
   Говорил он медленно, цедя слова. Брезгливо изогнутые губы нехотя произносили короткие фразы. Венс усмехнулся: с Эрви они разругались не далее, как вчера, и оборотень сумел вывести студента из себя.
   - Они разнюхали про какую-то Формулу Поединка, - говорила Нелсия.
   Венс знал о Формуле.
   - Новые веяния, - изогнул он бровь, а смешливая девушка фыркнула.
   Тем временем Эрви закончил разговор и решительно зашагал к ним. Его друзья преданно следовали шагах в трех позади, как свита.
   - Выход его величества, - прокомментировал Венс.
   На сей раз Нелсия не улыбнулась. Она тревожно следила за Эрви.
   - Ты! - без предисловий начал преуспевающий ученик Первого факультета. - Давай отойдем.
   Венс не пошевелился.
   - Говори здесь, - сказал он. - Я думаю, что перемена места не изменит того, что ты мне скажешь.
   - Ладно, - ухмыльнулся Эрви, - я не хотел, чтобы это услышала девушка, - он галантно поклонился Нелсии. - Тогда слушай, красавчик: ты сын шлюхи и разбойника с большой дороги...
   Он замолчал в предвкушении эффекта.
   Его друзья замерли. Нелсия побледнела. Венс изменился в лице, но сказал с издевкой:
   - Жаль, что мой отец тебя не слышит.
   Ожидавший не такой реакции Эрви растерялся. Нелсия хотела было вмешаться, но взгляд Венса остановил ее. Подперев щеку кулаком, оборотень скучно произнес:
   - Хочешь поединка, Эрви Хацола, с острова Рав? Тогда произнеси слова.
   - Эрви! - попытался остановить его один из приятелей.
   Тот отмахнулся:
   - Я, Эрви Хацола, ученик Первого факультета, вызываю тебя, Венс Арстон, ученик Третьего факультета, на поединок, - твердо проговорил он недавно заученные слова, - и пусть победитель уйдет с миром, а проигравший... - он запнулся.
   - ...а проигравший почиет с миром, - договорил Венс и протянул ему руку.
   Поколебавшись, Эрви ее пожал.
   Нелсия вскочила, толкнув стол, и книги посыпались на пол. Она вихрем бросилась к выходу. Венс проводил ее сумрачным взглядом, зная, куда она побежала, и точно - в тот же день его вызвал декан.
   - Арстон, вы сошли с ума! - обрушился на него Архейм. - Вы приняли вызов от ученика Первого факультета! Хацола идет на золотую медаль, он один из лучших. Вы понимаете, что натворили?
   - Конечно, профессор, - отозвался Венс.
   - Господи, Венс, вы еще улыбаетесь! Эрви боевой маг, он...
   - Он не получит золотой медали, профессор. Постойте, не перебивайте меня. Я просмотрел записи в журналах Школы. За последние сорок лет в стенах Школы произошло 64 поединка, 19 из них между учениками Первого факультета, а 45 - между учениками Первого и других факультетов. Зачинщиками всегда выступали боевые маги. Из них не погиб никто. На других факультетах 16 умерло сразу и трое - немного погодя. Двое были изуродованы. Не пора ли положить этому конец?
   - Проще запретить поединки.
   - Формула Поединка срабатывает, едва ее произнесут, и тогда участники в любом случае через двое суток встречаются в бою. Они сталкиваются лицом к лицу и начинают поединок. Неважно, где и при каком количестве людей это происходит.
   - Вы не перестаете меня удивлять. Откуда вам известны свойства Формулы Поединка?
   - Я много раз произносил ее, профессор, - Венс нахмурился. - Не бойтесь за меня. Эрви Хацола не получит золотой медали.
   Для поединка ректор, скрепя сердце, предоставил тренировочную площадку Первого факультета. Лерро Архейм протестовал, указывая, что рельеф и детали площадки отлично знакомы Хацоле, но совсем не знакомы Арстону, однако Венс безразлично пожал плечами.
   В назначенное время оба студента явились к площадке и встали друг против друга. Эрви, в черных кожаных брюках, в темной рубашке, в высоких сапогах из козлиной кожи, смотрелся как юный оруженосец. Венс пришел в своей обычной потрепанной одежде. Боевому магу показалось, что через разделяющее их пространство его опалило янтарным пламенем, вспыхнувшим в глазах противника.
Площадку постепенно затягивало туманом. Дождавшись, пока белая пелена станет абсолютно непрозрачной, ректор хмуро кивнул поединщикам. Эрви с Венсом одновременно шагнули в туман.
   Приготовившиеся к долгому напряженному ожиданию студенты всех факультетов, в том числе и Нелсия, через полминуты с изумлением переглянулись: туман начал таять. Еще через несколько секунд с площадки вышел Венс и, сунув руки в карманы, спокойно зашагал к зданию Школы.
   Когда туман рассеялся, все увидели неподвижно лежащего лицом вниз Эрви. Ректор подбежал к нему первым, за ним бросился декан Второго факультета. Они перевернули тело и едва не выпустили его: изо рта хлынула ярчайшая кровь. Излишне говорить, что Эрви был мертв.
   Зато поединки в Школе прекратились. Впрочем, потом поединков у Невенгара было хоть отбавляй, как будто весь род человеческий произнес Формулу Поединка по отношению сыну Ашраэля.
   После торжественного вручения дипломов Венс подошел к Нелсии:
   - Чем думаешь заняться?
   Та смутилась:
   - Предложили тут место в лечебнице, думаю соглашаться.
   Венс обаятельно улыбнулся:
   - Плюнь. Пойдем со мной, я нашел красивейшую долину далеко отсюда. Ты станешь там правительницей, королевой, если хочешь.
   Нелсия рассмеялась, полагая, что он шутит.
   - Хорошо, я согласна. Но для этого надо будет выйти замуж за короля?
   - Нет, - серьезно ответил Венс. - За меня.

***

   - Повелитель! - лапа Зорана трясла его за плечо.
   Невенгар открыл глаза и услышал рычание Эракка.
   - Поднимайтесь быстрее, - говорил Штормовик. - Они на острове!
   Три секунды понадобилось Невенгару, чтобы все понять.
   - Собирай Дара! - бросил он и кинулся будить Эмили.
   Буквально часа не хватило, чтобы спокойно уйти.
   Эмили вскочила, когда Невенгар прикоснулся к ней.
   - Бери Дара, Эракка и быстро к двери! - скомандовал оборотень.
   - А ты? - успела спросить Эмили.
   - Я догоню, - в руках Невенгара оказались ножны с мечом. - Зоран! Проводишь Эмили.
   - Но... - попытался возразить Штормовик.
   - Молчи и делай! - приказал Невенгар и, выбежав из дома, исчез в предутренних сумерках.
   Остров качнуло, словно корабль на волне. Эмили с призрачным псом выбрались из дома, и Зоран сунул в руку девушке поводья Дайарвона.
   - Пошли! - скомандовал он, обнажая клинок Тариссы.
   В левой руке у него уже был щит.
   Остров встряхнуло. Сумерки словно разорвало огненной вспышкой. Затем вспышки последовали одна за другой в той стороне, куда ушел Невенгар. Дайарвон храпел и упирался, Эмили тянула его за собой - через лес, по извилистой тропе. Пламя Белса в руке Штормовика освещало дорогу. Рядом с девушкой, глухо ворча, рысью бежал Эракк.
   За спиной с грохотом обвалился изрядный кусок берега, и дом, помедлив, сполз с обрыва в озеро. Обернувшись, Эмили заметила как рассыпается по бревнам стена, а бревна падают вниз. Дар заржал и рванулся. Девушка с трудом удержала его, ударилась о темный ствол сосны, упала, но поводьев из рук не выпустила.
   Поднявшись, Эмили побежала дальше, оскальзываясь на размокшей земле.
   Эракк внезапно прыгнул в темноту. Оттуда раздалось грозное рычание, не принадлежащее собаке Невенгара. Огненный клинок Штормовика, прочертив в полутьме широкую дугу, разрезал что-то черное и твердое, с шумом рухнувшее на землю. Зоран выругался. Вернувшийся Эракк встряхнулся, и на руку Эмили упали капли. При очередном сполохе она увидела, что морда собаки в крови.
   - Скорее! - раздался голос Зорана, и его меч снова взметнулся в воздухе, останавливая полет черной твари с горящими глазами.
   Жаркое дыхание крылатого коня Эмили чувствовала плечом и шеей. Дар перестал упираться и упруго бежал рядом; теперь девушке приходилось придерживать его. Эракк снова нырнул в кусты и вернулся, густо обляпанный кровью.
   Туманный остров мотало и трясло. В глубине леса с треском падали деревья, но тропа становилась все более различимой. Сумерки рассеивались, и одновременно заканчивался лес. Они выбежали на опушку, прямо к двери. Символы на ней горели фиолетовыми, синими и голубыми огнями, и только один, в самом низу, полыхал алым. В лицо ударил горячий ветер.
   Зоран схватился с невесть откуда взявшимся сородичем, разрубил его серповидный клинок, а возвратным ударом снизу располосовал его от бедра до плеча. Эмили, хоть и была целительницей и насмотрелась на раны, отвернулась. Штормовик бесцеремонно подхватил ее под локоть и повлек к двери.
   Когда Эмили подошла, дверь сама собой бесшумно распахнулась. Впереди была тьма, и Эмили не рискнула переступить порог.
   - Нет, - попятилась она.
   Зоран разразился такой бранью, какой не услышишь и от портовых грузчиков при срочной работе. Демон просто швырнул ее в темное облако, а поскольку Эмили не выпускала поводьев, за ней галопом промчался Дайарвон.
   Ничего страшного не произошло. Тьма расступилась, и девушка оказалась среди не то луга, не то поля. Здесь мирно вставало солнце. Оглянувшись, Эмили увидела открытый проем, рядом с которым Зоран и Эракк бешено отбивались от трех демонов. Потом лапа Зорана подхватила призрачного пса и бросила к ногам Эмили.
   - Держи его! - крикнул Зоран, и Эмили схватила пса за ошейник.
   Эракк рвался на помощь Штормовику и легко бы свалил девушку с ног, если бы она не успела зацепить за кольцо ошейника поводья Дара. Конь упирался копытами, не давая собаке пересечь границу миров. Лишь бы не лопнули ремни, мельком подумала Эмили, держась и за повод, и за гриву Дара.
   Мастерским ударом Зоран снес голову уродливому существу и отступил к двери, но не входил.
   - Невенгар! - закричал он в ночь.
   В голосе его звучали отчаяние и страх.
   Посмотрев в ту же сторону, Эмили увидела медленно надвигающуюся тень.
   - Закрывай дверь! - раздался издалека голос Невенгара, и полумрак покинутого мира сменился яркой вспышкой. Зоран спиной вперед рухнул в проем, но тут же вскочил, рванувшись к двери.
   Она захлопнулась перед его носом, словно отрубив грохот боя: мгновенно стало тихо. Загадочные знаки по-прежнему сияли и с этой стороны. Штормовик отбросил меч и щит и ударил кулаками по дверным доскам. Они прогнулись, но выдержали. Символы погорели еще несколько секунд, затем померкли, только нижний, алый, вспыхнул и разгорелся. Из щелей выметнулось пламя, охватило дверь, заставив Зорана отшатнуться от жара, и вскоре от перехода, созданного Невенгаром, осталась куча головней.

Глава 11. Королева

   Отревевшись, Эмили села на землю. Невенгара было жалко до боли, и главное, до чего глупо все получилось! Часа, одного часа не хватило, чтобы уйти всем вместе и без боя.
   В стороне стоял Зоран, угрюмо рассматривая дымящиеся головни.
   - П-почему он не... не вошел? - сказала Эмили, когда смогла говорить.
   - Он не успевал, - глухо отозвался Штормовик. - Ашраэль стоял почти у двери.
   Демон подобрал брошенное оружие, вложил в ножны меч и протянул Эмили руку.
   - Вставай, - проговорил он.
   Идти еще куда-то...
   Эмили поднялась. Дайарвон толкнул ее носом и посмотрел на свою спину, словно приглашая садиться. Девушка похлопала его по шее.
   - Пошли, - сказала она, твердо решив, что пойдет своими ногами.
   - Эракк! - позвал Зоран.
   Призрачный пес лежал у остатков двери, скулил, не собираясь двигаться. С ошейника свисали обрывки поводьев: они все-таки лопнули.
   - Пойдем, Эракк, - сказала Эмили. - Пойдем.
   Уши собаки шевельнулись. Девушка подошла к нему и провела ладонью по слипшейся от крови шерсти.
   - Вставай, мой хороший, - прошептала она. - Как же мы без тебя?
   С человеческим стоном Эракк встал и поплелся слева от Дайарвона.
   Шли они неторопливо, не разговаривая друг с другом. Порой Эмили всхлипывала. Зоран хмурился и изредка воровато оглядывался, как будто проверяя, не идет ли кто следом. Но никто за ними не шел.
   Солнце было в зените, когда они вышли к реке. Зоран решил сделать привал, Эмили согласилась. От реки поднималась приятная прохлада, и путники спустились по пологому берегу к воде. Перекусив, Штормовик лег и задремал, а Эмили, сбросив сапоги и подкатав брюки, села на камень, опустила ноги в воду. Река оказалась холодной, как горный поток, словно не прогревалась.
   Обдав девушку брызгами, в воду влетел Эракк, вышел на глубину, поплавал, смывая со шкуры кровь, и выбрался на берег. Пес улегся в тени черемухи и положил голову на лапы, но не спал. Освобожденный от вьюков Дайарвон бродил по берегу. Его следы на песке тотчас заполнялись водой.
   Он насторожился за миг до того, как вскочил с места Эракк. Конь и пес смотрели в одну сторону. Ощетинившись, Эракк зарычал, а Дар развернул крылья и злобно фыркнул.
   Не поворачиваясь, Эмили покосилась в сторону демона:
   - Зоран, мы здесь не одни.
   - Угу, - пробурчал проснувшийся демон. - Понял.
   Он осторожно, стараясь не поворачивать головы, оглядывал берег.
   Эракк рычал все злее и постепенно становился прозрачным. Девушка знала, что так он делает перед нападением на сильного врага. Дайарвон бил копытом.
   - Видишь кого-нибудь? - спросил Зоран.
   - Нет, - одними губами проговорила Эмили. - Дать команду Эракку?
   - Не надо. О! Видела? - Штормовик незаметно подтянул к себе меч.
   Эмили тоже заметила мелькнувший в дальних кустах блик.
   - Видела, - сказала она, поняв, что солнце блеснуло на металле. - Зоран, если у них луки, они нас перестреляют.
   - Враждебных-то намерений я не чувствую, - буркнул Штормовик. - Подождем немного.
   Он свистнул, и прозрачный силуэт Эракка скользнул к нему.
   Удивительно, но и Эмили нисколько не боялась встречи с неизвестными.
   - Дар, иди сюда! - громко позвала она.
   Дайарвон ударил копытом, развернулся и стремительно проскакал расстояние, остановившись рядом с Эмили. Девушка вышла на берег и поймала коня за обрывок повода.
   Едва крылатый конь был взят под уздцы, как кусты раздвинулись, и на берег вышло с десяток человек... Или не человек?.. Внешнее сходство с людьми они сохраняли, однако были куда меньше ростом, гибкие, такие, что показались Эмили невесомыми. Они двигались бесшумно, держа наперевес копья. Кое у кого имелись и луки, и стрелы лежали на тетивах. Но жала стрел были опущены, а луки не натянуты.
   - Маленький народ, - сказал Зоран, вставая с песка.
   Эмили согласилась с ним: самый высокий из пришельцев не доставал ей до плеча. Впрочем, они оказались храбры - никто не шарахнулся от гиганта Штормовика.
   Краем глаза Эмили увидела, как оценивающе разглядывает Зоран их оружие. Луки, копья, ножи - оружие охотничье. Ни мечей, ни доспехов никто не носил. Но меч в руках Зорана их не удивил, значит, боевое оружие у них наверняка имелось.
   Шедший первым и выглядевший старше остальных остановился и непринужденно поклонился. Эмили готова была поклясться, что поклон адресован ей. Она ответила ему поклоном. Зоран последовал ее примеру. Старший передал свое копье, украшенное цветными перьями, подручному, шагнул вперед и заговорил. Приготовившиеся было к незнакомому языку Эмили с Зораном ошарашенно переглянулись: они поняли, что он сказал.
   - Приветствуем вас на землях Лесного Народа! - у него оказался приятный мягкий голос. - Королева путешествует с малой свитой?
   Эмили невольно оглянулась, отыскивая взглядом ту, кого он назвал королевой, потом сообразила, что представитель Лесного Народа обращается к ней.
   При других обстоятельствах она бы, пожалуй, рассмеялась. Но гибель Невенгара к смеху не располагала.
   - Вы ошибаетесь, - ответила девушка. - Я не королева. Мое имя Эмили, я... целительница.
   У ее руки шумно засопел, принюхиваясь, Эракк. Призрачный пес снова принимал материальный облик, хотя шерсть на загривке еще топорщилась, а верхняя губа подергивалась, то и дело обнажая клыки.
   Изящно поклонившись, охотник Лесного Народа назвался:
   - Фаар Торнико, к вашим услугам. Могу ли я пригласить вас погостить в наших краях? Они, несомненно, понравятся вашему величеству.
   - Я не королева, - снова сказала Эмили, но Фаара не убедила.
   Зоран хмыкнул.
   - Что ты, в самом деле? - проговорил он. - Принимай приглашение.
   Лесные охотники неодобрительно зашумели. Фаар властно вскинул руку, и его сородичи смолкли. Покачав головой, он обратился к Зорану:
   - Почтеннейший... не имею чести знать вашего имени...
   - Зоран, - представился Штормовик.
   - Почтеннейший Зоран, - со сдержанным гневом заговорил маленький человек. - Не знаю, кем вы приходитесь ее величеству, но если вы не станете придерживаться элементарной вежливости, я буду вынужден вызвать вас на дуэль!
   Комизм ситуации немного развеял мрачное настроение Эмили. Она не сомневалась, что своим Белсом Зоран за полминуты уложит всех лесных охотников.
   - Нет, давайте без дуэлей! - решительно вмешалась девушка. - Зоран мой друг и может обращаться ко мне так, как считает нужным.
   Физиономия Штормовика кривилась в тщетной попытке удержать расползающиеся в ухмылке губы. Фаар чопорно кивнул:
   - Ваше величество добры, - и зло глянул на Зорана.
   - Перестаньте! - вскричала Эмили так, что Дайарвон переступил с ноги на ногу. - Сколько раз мне повторить, что я не королева?! Вы принимаете меня за кого-то другого.
   Фаар молчал, сохраняя на лице почтительное и одновременно упрямое выражение. Эмили вздохнула:
   - О, господи. Хорошо... Где вы живете, Фаар?

***

   Сросшиеся кроны деревьев служили естественной крышей. Переплетенные гибкими ветвями стволы были стенами, надежно защищавшими от дождя и ветра. Внутри лесной шатер представлял собой богато убранные покои. Эмили сидела на плетеном стуле и наблюдала, как за зелеными стенами перескакивает с камня на камень лесная река. Вместо окна служило отверстие в стене, на ночь закрывавшееся сплетенным из ветвей щитком: стекла лесные охотники не знали.
   Зоран сидел на полу - стулья маленького народа не были рассчитаны на его вес.
   - Что будем делать дальше? - повернулась к нему Эмили.
   Лежащий рядом со Штормовиком Эракк протяжно зевнул и перевалился набок.
   - Пока можно побыть здесь, - откликнулся демон. - Тебя уже боготворят.
   За три недели Эмили успела прославиться как целительница среди лесного народа. Охотники получали и раны, и переломы, и травмы. Хрупкий народец. Но раны заживали у них на удивление быстро.
   Поначалу они стеснялись обращаться к девушке, потом попривыкли. А работа помогала Эмили избавиться от тоскливых мыслей. Не проходило и дня, чтобы они с Зораном не вспоминали Невенгара. Без отчаяния девушка не могла думать о последней ночи оборотня: ну почему, почему времени не хватило?! Если бы Ашраэль атаковал позже, Невенгар сейчас сидел бы рядом.
   Зорана угнетало другое: хозяин отбился, он шел к двери. И не успел.
   - Я не хочу оставаться тут, - сказала Эмили.
   - Не понимаю, - посмотрел на нее Штормовик.
   Эракк шумно втянул воздух и насторожил уши.
   - Во-первых, меня принимают за королеву, - начала девушка, - и мне не хочется встретиться с настоящей правительницей. Во-вторых, меня раздражает именно то, что меня начинают боготворить. И, Зоран, этому народу невозможно ничего доказать!
   - Я бы на твоем месте не беспокоился, - поразмыслив, отозвался демон. - Еда и крыша над головой есть. Что еще нужно?
   - "На твоем месте"! - возмутилась Эмили. - Вот будешь на моем месте, тогда и... Эракк, лежать!
   Вскочивший было призрачный пес нехотя повиновался команде.
   Опасливо покосившись на него, в древесный шатер вошел Фаар и, как всегда, низко поклонился Эмили. Та тяжело вздохнула.
   - Да, Фаар? - спросила девушка.
   За последнюю неделю старейшина Лесного Народа Фаар Торнико раз десять нижайше просил "королеву Эмили" то принять участие в каких-то церемониях, то присутствовать при встрече с Народом Крылатых Всадников, то просто вытаскивал ее погулять по лесу.
   - Прошу прощения, - заговорил Фаар. Он был не на шутку встревожен. - Ваше величество соблаговолит выслушать своего слугу?
   Мысленно Эмили зарычала не хуже Эракка, а вслух сказала:
   - Соблаговолит. В чем дело?
   - Наши разведчики обнаружили на границах земель следы чужака, - сообщил старейшина. - Он двигается быстро и в нашем направлении.
   Фаар выжидающе смотрел на Эмили. Та ответила недоумевающим взглядом:
   - От меня-то что нужно?
   - Если его не остановить, через три-четыре дня он будет здесь, - сказал Фаар. - Прикажете его убить?
   - Эт-то обязательно? - чуть не подавилась Эмили.
   Старейшина замялся, что выглядело подозрительно.
   - Ну-у, - протянул он. - Желательно. На наши земли не ступит нога чужака.
   Лучше было не вмешиваться. Но ни за что убить человека...
   - Получается, сразу убивать? - пробормотала Эмили и повернулась к ожидавшему старейшине. - А нельзя обойтись без убийства?
   - Только прикажите, - поклонился Фаар.
   - Боженька ты мой! - с досадой проговорила девушка, которой знаки внимания начали понемногу надоедать. - Тогда скажите ему, что ваши земли запретные, и пусть он уходит. А если окажется непонятливым... Зоран, ты ведь ему объяснишь?
   - Конечно, - ухмыльнулся демон.
   Вместе с дюжиной сородичей Фаар ушел в глубину леса. Эмили проводила его, напомнила о своей просьбе не убивать незнакомца, а вернувшись, обнаружила отсутствие Эракка. Охотничек, с раздражением подумала девушка, лишь бы жрать. Эракк уже раза два ненадолго исчезал и возвращался сытый и довольный. Последний раз он принес половину кабаньей туши. Зоран еще заметил, что голодными они точно не останутся.
   Лесной Народ побаивался призрачного пса. Даже Штормовик не внушал им такого страха, как Эракк, но Фаар вскользь заметил, что был бы не против взять такого зверя на охоту. Кабанов-секачей обходили десятой дорогой, а Эракк расправился с одним из них, не получив ни ссадины. Эмили и сама не возражала, чтобы пес ходил на охоту вместе с сородичами Фаара, однако слушалась собака Невенгара лишь Зорана с Эмили, а на лесных охотников не реагировала совсем: Эракк считал их чем-то вроде мебели.
   Не зная, чем себя занять, Зоран бродил по поселку Лесного Народа. Жили маленькие люди в шалашах среди деревьев вдоль берега реки. По берегу Зоран и прогуливался. Эмили подошла к нему.
   - В следующий раз они затеют войну с соседним племенем, - сказала она Штормовику, - и скажут, что на то была воля королевы. Зоран, отсюда надо тихо уходить.
   Демон расправил крылья.
   - Если ты хочешь... - тон был осуждающим. - Мы можем улететь ближайшей ночью. Сядешь на Дара, а я возьму Эракка.
   Эмили хлопнула себя по лбу: мысль о полете не приходила в голову. Конечно, так будет лучше всего. И выследить их будет невозможно, и расстояние они пролетят значительное - по прямой-то! А преследовать их будет глупо.
   - Давай так и сделаем, - кивнула девушка, - когда вернется Эракк.
   Зоран огляделся.
   - Он только что был рядом, - сердито сказал демон.
   Махнув рукой, Эмили мрачно улыбнулась:
   - Опять на охоту удрал.
   - Странно, - нахмурился Штормовик. - Он уходит вечером, а сейчас полдень. Эракк - ночной зверь.
   - Может, учуял кого-то, - сказала Эмили. - Я пойду, соберу вещи.
   - Может, и учуял, - неохотно согласился Зоран и свистом подозвал пасшегося на полянке Дара.
   К ночи Эракк не вернулся. Не пришел он и утром.
   Эмили встревожилась. Зоран был куда спокойнее, но потом занервничал и он: призрачный пес не объявился и к вечеру следующего дня.
   - Такое он вытворяет впервые, - сказал Штормовик.
   Ночью он видел прекрасно и облетел владения Лесного Народа, с высоты всматриваясь под темные кроны деревьев. Даже следов Эракка он не нашел.
   - Ну вот, - вздохнула Эмили. - Сначала Невенгар, теперь Эракк.
   - Вернется Фаар, попросим его следопытов, - нахмурился Зоран. - Эракка надо найти.
   - А если... - начала было Эмили.
   - Что "если"? - вскричал Зоран. - Эракк в одиночку убивал взрослых демонов. Погибнуть он не мог!
   Кто знает, какие твари обитают в этом мире, хотела сказать Эмили, но, посмотрев на расстроенного Зорана, промолчала. Сама она расстроилась не меньше.
   Фаара не было неделю. Ни разу охотники не уходили так надолго. Зная, что старейшина пошел по следам опасного чужака, Лесной Народ тревожился за него так же, как Эмили с Зораном - за Эракка. Наконец, посовещавшись, сородичи решили отправиться на поиски. Эмили предположила, что ее попросят пойти со спасательным отрядом, и не ошиблась.
   Она поехала на Дайарвоне, Зоран шагал впереди, держа наготове меч.
   Проблуждав по лесам несколько дней и не обнаружив ни Фаара, ни чужака, ни следов их пребывания, обескураженные лесные охотники вернулись в поселок.
   Над притихшим поселком моросил дождь. Вокруг древесного шатра бродил Дайарвон и вздыхал. Смеркалось быстро, быстрее, чем хотелось бы.
   Девушка зажгла масляную лампу и закрыла окно - сквозняк едва не погасил слабый огонек.
   Поставив лампу на крохотный резной столик, Эмили села на стул и посмотрела на Зорана.
   - Я плохо разбираюсь в магии перемещений, - сказала она. - Пропажи не могут быть последствиями использования этой магии? Мы прошли сюда, а отсюда каким-то образом исчезают люди, вроде как обмен происходит.
   - Кто его знает, - пробормотал Штормовик. - Но Эракк не пропал бы из-за магии. На него магия не действует вообще.
   - Как он прошел через дверь, в таком случае? - сильно удивилась Эмили.
   - Из-за него хозяин так возился с переходом, - сознался Зоран. - Чары - по краям, а в самом проеме магии не было. Он не хотел оставлять Эракка на верную гибель на острове.
   Прикусив губу, девушка посмотрела на разгорающийся огонек. Внезапно она поняла, что с Невенгаром ушло что-то важное.
   - Дорого бы я дала, чтобы он остался жив, - сказала Эмили.
   Штормовик молча лег и мгновенно уснул. Эмили сидела, подперев голову рукой. Сон не шел.
   Снаружи дождь шуршал по листве, и девушка вспомнила, что такой же моросящий дождик крапал, когда на Туманный остров явилась Тарисса. Неужели это случилось всего три с половиной недели назад? Тогда Невенгар был жив. Был жив...
   Задумавшись, Эмили не сразу сообразила, что к шуршанию дождя прибавились другие звуки.
   За плетеными стенами раздались голоса. Их становилось все больше и больше. Эмили прислушалась - в голосах звучали радость и удивление.
   Наверное, Фаар вернулся, подумала она. Не выйду, не до него. Интересно, рискнет ли он потревожить покой королевы? Эмили усмехнулась.
   Она не вышла бы, не ворвись в ее шатер встрепанный Эракк. Пес перескочил через лежащего Зорана, бросился к девушке, подпрыгнул, лизнул ее в лицо и... залаял. Таких звуков Эмили от него не слышала. Она изумилась. Эракк засуетился вокруг девушки.
   Нет, в самом деле странно. Никогда сдержанный пес так себя не вел.
   - Объявилась пропажа, - недовольно проворчал разбуженный Зоран.
   Вытерев лицо, Эмили встала. Эракк ухватил ее руку зубами и потянул к выходу.
   - Отпусти! - сказала девушка, выдергивая ладонь.
   Страшные клыки Эракка не причинили ей вреда, но Эмили не хотела, чтобы рука хоть на миг задержалась в чудовищной пасти собаки. Эракк метнулся к выходу и снова гавкнул. Он словно звал за собой. Удивившись, Эмили перешагнула через ногу Зорана и пошла наружу, где соплеменники Фаара стояли с факелами. А среди них возвышался широкоплечий мужчина.
   Впрочем, он был не слишком высок, просто лесные охотники были маленького роста.
   Это, наверное, тот чужак, подумала Эмили, выходя из шатра, зачем они его привели?
   Эракк нетерпеливо повизгивал и призывно смотрел на девушку. Эмили сделала еще шаг, замерла и прижала руку к сильно забившемуся сердцу: свет факела упал на лицо незнакомца.
   Среди Лесного Народа стоял...
   - ...господи! - выдохнула Эмили, чувствуя слабость в ногах.
   ...стоял Невенгар.
   - Ну, на роль Господа я не претендую, - язвительно заметил баритон оборотня.
   Невенгар сделал несколько быстрых шагов и подхватил Эмили на руки.
   - Живой, живой, живой! - как заклинание, шептала она.

***

   - Мы уже тебя похоронили, - сказала Эмили.
   Наступило утро.
   Невенгар проснулся и с наслаждением потягивался. Сразу после встречи он сообщил, что безумно устал, и заснул, едва успев лечь. Эмили всю ночь просидела без сна - от радости она не могла заснуть. Чудеса случаются, стучало в голове, случаются!
   - Мне повезло, - кивнул оборотень.
   Он поднялся со шкуры какого-то пятнистого зверя, расстеленной на полу, и одернул куртку. Спал он в одежде и даже не снял сапог, только пояс с мечом бросил в угол.
   - Я видел, как к двери подходил Ашраэль, - проговорил Зоран, который проснулся рано, но лежал тихо, чтобы не потревожить хозяина.
   Эмили откинула полог, сняла щиток с окна. Повернулась к Невенгару и при беспощадном солнечном свете увидела, что виски оборотня стали белыми.
   - Боже мой, - прошептала она.
   Поймав ее взгляд, Невенгар провел рукой по волосам.
   - Да, - отозвался он. - Я слегка поседел за ту веселую ночь.
   - Как ты выбрался? - спросила Эмили.
   Невенгар сел на стул и погладил довольного Эракка.
   - Помнишь ту вещь из склепа? - заговорил он после долгой паузы. - Это был сгусток мощнейшей энергии. Если бы мне дали поработать с ним подольше... Но и того немногого времени мне хватило, чтобы узнать одну малость: при определенных условиях эта энергия могла взрываться.
   - Ты ее взорвал? - догадалась Эмили.
   Зоран осуждающе покачал головой.
   - Что мне оставалось делать? - сказал Невенгар. - Доберись отец до двери, он бы вас убил. Потом он убил бы меня... Я взорвал ее вместе с островом и со всеми, кто на нем находился.
   - Но если остров взорвался, как же вы... - начал было Штормовик, а Невенгар с улыбкой перебил его:
   - Мне нужно две секунды, чтобы перейти в другой мир, и у меня были эти две секунды.
   У Зорана отвисла челюсть.
   Эмили посмотрела на него, перевела взгляд на Невенгара, который почесывал за ушами Эракка.
   - Ты строил дверь только для нас?
   - Мне не нужны особые переходы, - ухмыльнулся оборотень, - но я не мог допустить, чтобы отец добрался до вас. А он добрался бы. Ну, да теперь он нас не найдет.
   Зоран пришел в себя.
   - Получается, Ашраэль тоже жив?
   - Разумеется, - уверенно отозвался Невенгар, но объяснять ничего не стал. - Зоран, сделай одолжение: выйди на минутку.
   Сердито засопев, демон поднялся и, наградив напоследок хозяина мрачным взглядом, вышел из шатра.
   Дождавшись, пока его шаги затихли, Невенгар с какой-то торжественностью поднялся. Внезапно он подхватил Эмили на руки и закружил.
   - Ваше величество, - улыбнувшись, сказал Невенгар. - Дальше мы пойдем вместе. Недалеко отсюда, в Долине Водопадов, я знаю чудесное место и думаю, что ваш народ не откажется переселиться туда со своей королевой... - по-прежнему держа на руках смеющуюся Эмили, он поклонился ей и договорил: - ... и своим королем!
  

Оценка: 9.18*7  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Э.Широкий "Красный бог" (Киберпанк) | | А.Каменистый "S - T - I - K - S. Цвет ее глаз" (Постапокалипсис) | | В.Старский ""Академия" Трансформация 3" (ЛитРПГ) | | А.Каменистый "Исчадия техно" (Боевая фантастика) | | В.Фарг "Излом 2.0" (ЛитРПГ) | | А.Емельянов "Даркнет. Уровни реальности" (ЛитРПГ) | | Д.Сугралинов "Дисгардиум. Угроза А-класса" (ЛитРПГ) | | П.Эдуард "Квази Эпсилон 5. Хищник" (ЛитРПГ) | | К.Вэй "По дорогам Империи" (Боевая фантастика) | | А.Гришин "Вторая дорога. Выбор офицера." (Боевое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"