Ольков Сергей Леонидович: другие произведения.

Нештатная ситуация

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пути искусственного мозга непостижимы Из дневников астронавигатора НейонаТи

  Он щелкнул пальцами и экран визора молчаливо погас. В следующее мгновение Нейон Ти вскочил с дивана, даже не успев сообразить, что причиной нарушения его безмятежной позы явился последний рекламный ролик. Нет, ничего особенного там не было. Всего лишь реклама последних моделей андроидов. На любой вкус, с любым набором опций. Нейон Ти думал не об этом. Он вспомнил тот случай из далекой молодости, и воспоминания лишили его покоя.
  - Интересно, - размышлял он, в задумчивости шагая из угла в угол. - А нынешние роботы уже способны на такое? Вряд ли. Разве можно разработать для роботов функцию самопожертвования? Не может быть никаких сомнений в том, что самоуничтожение и самопожертвование - это не одно и то же. Если первое давно уже предусмотрено во многих технических устройствах, ещё нашими далекими предками, то второе скорее является порывом души, нежели функцией механизма, - Нейон Ти уже много лет пытался убедить себя в этом. Тот факт, что он остался жив опровергал все его рассуждения. Не только его, но и ученых, разработчиков робототехники. Они давно смирились с безответностью вопроса о том, каким образом он остался в живых. Ни в какие алгоритмы киберпрограмм это не укладывалось.
  Тогда, давно, после многомесячных комиссий, допросов и разбирательств ту нештатную ситуацию, в результате которой он остался живым, списали на обычный сбой в программе. Подобно тому, как пожарные списывают причины необъяснимых пожаров на замыкание электропроводки. Ну кто с этим поспорит? Вроде бы все тут было ясно и очевидно. Всем, но только не ему. Нейон Ти не был специалистом по робототехнике, киберпрограмм и не мог никому ничего доказывать. Просто ему было не по себе при воспоминании о том случае. Так же, как в этот раз. Он плюхнулся на диван и задумался. Прежде, чем сесть за очередные мемуары и рассказать об этом, надо было собраться с мыслями. . . .
   Нейон Ти не разбирался в устройстве роботов ни сейчас, в зрелые годы, ни в далёкой молодости. Ему это и не надо было. В Звездолётной Академии их, молоденьких курсантов, готовили к управлению звездолётами, к межпланетным полётам. Будущим командирам надо было уметь управлять звездолётами и уметь командовать специалистами по обслуживанию сложного организма звездолёта. Были среди них и робототехники. На смену роботам пришли киберы с новым обликом, с новыми возможностями. Но всё равно внешний вид киберов не вызывал желания сравнивать их с человеком, этих роботов второго поколения.
  Если роботы были способны только к выполнению команд, то задачей киберов было управление мощной техникой там, где проходил нулевой цикл освоения новых планет. Всего один кибертехник мог следить на новой планете за отрядом киберов, которые руководили действиями армии мощных строительных механизмов. Это был большой прорыв. Нейон Ти был и свидетелем, и участником этого. Он не мог считать себя жертвой, ведь он остался жив только благодаря киберу.
  Перед глазами всё ещё навязчиво мелькали кадры рекламного ролика. Что ни говори, а андроиды - это тебе не киборги. Невольно возникает желание подойти к экрану визора и прикоснуться к нему, проверить наощупь сходство с человеком. Может, тогда удастся почувствовать отличие? Нейон Ти видел, что наука достигла невозможного, создав техническую копию человека. Он даже не мог ответить себе на вопрос: "А надо ли это?". Скорей всего, рекламный закидон производителей для демонстрации своих возможностей и привлечения покупателей бытовых роботов. Там, в космосе, важен не внешний вид, а надёжность, - в этом для него вопроса не было.
  А случилась эта история с ним после третьего курса. Если после второго курса его полётная практика проходила на галактическом спасателе "Адам", то после третьего курса он попал в один из отрядов СОП, недавно созданной Службы Освоения Планет. Это были горячие денёчки для Земли. Она напоминала большой космопорт, ни на минуту не затихающий. Нейон Ти делал свои первые шаги в космосе, а Земля делала первые шаги на новые планеты. Каждый день приносил новости об отправке звездолётов и целых караванов. В Звездолётной Академии карта галактики была утыкана флажками, напоминая карту боевых действий. Эти флажки аккуратно каждый день добавлялись, удаляясь всё дальше от Земли. Людей не хватало, поэтому курсантов Академии с радостью разбирали для прохождения практики.
  Более-менее серьёзно к практикантам относились только после четвёртого курса, и Нейон Ти не мог рассчитывать на получение ответственной работы. Он был готов на что угодно, лишь бы оказаться на палубе звездолёта. Там совсем другая жизнь, для которой их и готовили. Там не пол, а палуба, не окна, а иллюминаторы, не занятия, а вахта, не курсанты, а экипаж. Не говоря уже о том, что снаружи были не ровные дорожки и зелёные газоны с декоративным кустарником, а необъятные просторы Вселенной, до которой им ещё предстоит добраться за пределами своей галактики.
  Его вторая полётная практика ничем не напоминала первую с самого начала. Управление СОП, куда он пришел оформляться, больше напоминало диспетчерскую гаража, чем солидный офис. Коридоры длинного двухэтажного здания были забиты людьми. Мимо него все куда-то спешили, громко разговаривая на ходу, словно сами с собой. У многих дверей в коридоре сидели на стульях люди с папками на коленях, с бумагами. Эти сидевшие мешали другим, спешившим по узкому коридору. И у сидевших, и у спешивших на лицах читалось одно выражение - поскорей выскочить из этих стен и заняться тем делом, ради которого они здесь оказались. Окружавшие его люди не походили на завсегдатаев офисных коридоров и кабинетных кресел. В их глазах он разглядел блеск, знакомый ему по первой практике. Это был не просто блеск, а отражение звёзд, оставленных за кормой звездолёта. Так блестели глаза курсантов после первой практики. Нейон Ти почувствовал себя среди своих.
  Вдруг сзади его толкнули в спину и прежде, чем обернулся, он услышал:
  - Не подскажешь, где тут отдел нанохронов? - позади стоял массивный упитанный дядька с пышными усами. Белая рубашка прилипла к потному телу. Локтём левой руки он прижимал кипу бумаг, торчавших из подмышки, а правой вытирал платком лоб с красного лица. - И как вы тут живете в этих коридорах? - отдуваясь, ворчал он.
  - Я не знаю. Cам здесь впервые, - пожал плечами Нейон Ти. Толстяк легонько пихнул его животом и прошёл мимо, бормоча под нос. Вокруг продолжал шуметь людской поток. На него натыкались, отпихивали в сторону и снова спешили вперёд. Ему не нужен был отдел нанохронов, поэтому он быстро потерял из виду широкую спину дядьки. Нейон Ти вдруг понял, что ему не стоило замахиваться на освоение просторов Вселенной, если узкие просторы коридоров смогут поставить его сейчас в тупик. Нейон Ти энергично тряхнул головой, и живой поток подхватил его вдоль по коридору. Слева и справа мелькали таблички на дверях кабинетов, чёрные, с позолоченными буквами: ОТДЕЛ ГИБС, ОТДЕЛ ВРТ, ОТДЕЛ ТЕХНОХРОНОВ, ОТДЕЛ НАВИГАЦИИ. В конце коридора он понял, что ему надо двигать обратно, против течения. Поток людей в коридоре не убывал. Это был лишь один из ручейков жизни, которыми в те дни его молодости бурлила вся Земля. Ему было приятно чувствовать себя частичкой всеобщей энергии. Нейон Ти до сих пор помнил свои ощущения.
  Протолкавшись назад, Нейон Ти вынужден был подняться на второй этаж, где облегчённо вздохнул. Здесь оказалось гораздо тише. В полупустой коридор выходило всего несколько дверей. Стены между дверями по всей длине украшали портреты. Нейон Ти скользил взглядом мимо них в надежде найти нужную дверь. Первые две двери были явно не по его заботам: ЛАБОРАТОРИЯ ВЧД и ИСПЫТАТЕЛЬНЫЙ КРС. Обе двери больше напоминали окованные железом ворота древних рыцарских замков, сходство с которыми усиливали распахнутые в стороны толстые решетки на петлях. Видимо, они блокировали двери в нерабочее время. Только возле последней, третьей двери по левой стене коридора сердце Нейона Ти радостно дрогнуло. Он увидел табличку с понятными словами ОТДЕЛ КАДРОВ. Возле двери никого не было. Облегчённо вздохнув, Нейон Ти постучал и вошёл.
  Кабинет был очень большим. Четыре его окна заливали помещение ярким солнечным светом. Несмотря на большие размеры кабинета, свободного пространства в нем было мало. Вдоль стен кабинета и даже посередине стояли массивные, под потолок, шкафы. По всей вероятности, шкафов не хватало. На всех подоконниках громоздились чуть не в половину высоты окон стопки папок.
   Всё пространство кабинета можно было только окинуть взглядом. Оно оказалось недосягаемым. Внутри Нейон Ти сразу наткнулся на деревянное ограждение с широкими перилами на уровне пояса. Как он потом понял, они играли для посетителей роль стола при оформлении документов. Это ограждение выполняло ещё и роль тамбура, проникнуть за который в помещение не представлялось возможным без соответствующих навыков и спортивных данных. Тамбур оказался таким тесным, что Нейону Ти пришлось прижаться к ограждению, чтобы закрыть дверь. Но свободнее от этого в огороженном пространстве не стало. Нейон Ти был там не один. Эта узкая клетушка была явно мала для двоих посетителей.
   Нейон Ти оказался рядом со щуплым, худеньким пареньком. Узколицый, с острым подбородком. Светлый чуб козырьком свисал над очками в жёлтой оправе. Ростом он едва доходил до плеча Нейону Ти. Паренёк что-то говорил сидевшему за столом снаружи ограждения. Стол был длинный. Он стоял боком, впритык к ограждению. Сидевший за столом находился сразу за ограждением, так близко, что можно было, нагнувшись через перила, погладить его блестевшую на солнце лысинку.
  - Здравствуйте! - громко произнёс Нейон Ти и одарил широкой улыбкой гостя и хозяина кабинета. Его настроение располагало к благодушию в предвкушении новой страницы жизни. Паренёк на полуслове замолчал и покосился в его сторону. Лысинка за столом чуть заметно дрогнула. Нейон Ти увидел лицо хозяина кабинета. Его маленькие глазки из-за больших круглых очков рассматривали нового посетителя.
  - Вы к кому? - спросил старичок без признаков благодушия.
  - Как к кому? - опешил Нейон Ти. - К вам.
  - Вам назначено? - холодный приём не мог испортить настроение Нейона Ти.
  - Да, мне назначено на практику к вам. Я курсант - астронавигатор, - он быстро протянул через перила своё направление на практику. Вид бумаги с солидными печатями и гербом Академии преобразил старика. Он сморщился. Многочисленные морщинки напоминали улыбки, разбежавшиеся по его лицу. Губами он не умел улыбаться, хотя голос зазвучал дружелюбней:
  - Вот это другое дело! Вы как нельзя кстати. У нас каждая пара рук на счету. Навигация в разгаре. Не успеваем укомплектовывать экипажи. Правда, с вашим сроком практики на Вас трудно рассчитывать в дальних полётах. Но ничего, - продолжил он, помолчав. - Дальние полёты у Вас все впереди. А пока для Вас хватит дел и в ближнем космосе. Вы вернётесь в срок.
  На столе у него стоял старинный чернильный прибор в виде звездолёта на площадке космопорта с ангарами и командным постом. Неожиданно старичок ухватился за носовую часть звездолёта и поднёс её ко рту со словами:
  - Диспетчер! Диспетчер! Кадры на связи!
  - Слушаю! -прозвучало над столом, видимо, из чернильного прибора.
  - Приветствую тебя! - ещё громче закричал старичок и снова заулыбался всеми морщинками. - Как дела? Как здоровье? Спину отпустило?
  - Спасибо, помогло.
  - Ещё бы! - обрадовался старичок. - Я же говорил тебе. Проверенное средство. Не зря его везут через всю галактику. Натираешься помётом грейфуса и как рукой снимает боли. Хоть и называют Антурию планетой вонючих грейфусов, но польза от её грейфусов немалая. Из-за этой пользы можно и вонь потерпеть. Рад, что тебе полегчало! Я чего тебе звоню. Скажи, девятый ещё не стартовал?
  - Нет. Под погрузкой. Завтра с утра на маршрут. Уже заправлен.
  - Понял. Посылаю туда курсанта - практиканта. Третий курс. Ему дальше нельзя. Туда и обратно - вот и вся его практика, - чернильный прибор ответил равнодушным молчанием на подробности старичка. Тот вернул часть звездолёта на место и шлёпнул большой печатью по бумаге Нейона Ти:
  - Вот и всё, молодой человек. Желаю успешной практики и хороших впечатлений! - он протянул бумагу Нейону Ти:
  - Вам надо в космопорт нашей службы. Там всё объяснят. Завтра звездолёт Z-9 берёт курс на Марс. Ближе ничего нет в ближайшее время. Уверяю, Вы не пожалеете и не будете скучать.Там грандиозные работы проводит наша служба. С возвращением тоже не будет проблемы. Звездолёты стартуют на Землю регулярно. Главное, чтобы справка о медкомиссии была в порядке, а нужные прививки Вам поставит доктор звездолёта. От нашего Управления на космопорт каждый час отправляется гравикоптер. Стоянка за углом от центрального входа. Успехов! - закончил старичок, намекая, что разговор окончен.
   Новая волна радости накрыла Нейона Ти, когда он выходил из кабинета. Выходил не в коридор. В новую жизнь, где не просто звёзды, а Марс. Не важно, что на первой практике ему довелось побывать гораздо дальше, в таких уголках галактики, куда судьба его, может, больше и не забросит. Как знать. Дело не в расстояниях. Марс есть Марс, какие бы дали Вселенной ни манили. Он всегда будет интересовать астронавигаторов и любых специалистов, связанных с космосом. Это порог, через который должен перешагнуть любой, посвятивший свою жизнь освоению Вселенной.
  С этими мыслями Нейон Ти опускался в сутолоку первого этажа, но сзади на лестнице он услышал торопливые шаги и оглянулся. Его догонял очкастый паренёк с пачкой бумаг в руке и портфелем подмышкой.
  - Подождите! - услышал Нейон Ти и остановился на ступеньке в ожидании.
  - Вы в космопорт? - паренёк улыбался. - Мне туда же.
  - Ты что, едешь провожать родителей? - удивился Нейон Ти. Паренёк продолжал улыбаться:
  - Нет, что Вы. Я только что получил назначение. Это не первый мой рейс на Марс. Я ведь специалист по киберам. Уже третий год летаю. А Вы, значит, на практику?
  Нейон Ти не мог оправиться от удивления:
  - Сколько тогда тебе лет?
  - Двадцать шесть. Уже не молодой специалист. Будем знакомы. Эрвин Герц. Можешь называть, как тебе удобней. Я привык. Кто называл меня Эрвином, а для других я был просто Герц, - улыбка не сходила с его лица. Нейон Ти представился и пожал его подростковую руку:
  - Мне не скоро ещё будет двадцать шесть. Это я должен называть тебя на "вы". Давай перейдём на "ты", - предложил он. - Так будет правильней, - Эрвин охотно согласился. Они спускались по лестнице, а Эрвин продолжал его удивлять:
  - Я слышал, что ты направлен на Z- 9. У меня назначение туда же после отпуска. Я уже был на Марсе, только с другой экспедицией. Для тебя звездолёт - это место работы, а для меня место работы Марс. Там у моих киберов много дел, - его голос звучал сзади, из-за спины. - Жаль, что в этот раз не так удачно получается добраться до места. В прошлый раз долетели на пассажирском лайнере за неделю, а нынче будем месяц в полёте. Этот рейс не пассажирский, а грузовой, - Нейон Ти всё больше чувствовал себя юнцом перед тем, кто шёл за ним сзади, а голос не умолкал:
   - Я сразу после окончания факультета кибернетики попал в СОП. С тех пор и участвую в освоении Марса. Первый этап освоения пройден. Там закачана атмосфера, сформированы акваструктура и биопояс планеты с флорой и фауной. Условия для обитания созданы. Теперь идёт этап освоения киберами. Создание условий для проживания и работы людей. Ты сможешь всё это разглядеть даже из звездолёта за время своей практики. Только вряд ли это тебя заинтересует. Твои коллеги обитают в космосе, а не на планетах.
  Когда они вышли из здания, Эрвин уверенной походкой повернул в сторону от крыльца и вскоре они сидели в гравикоптере, ожидая отправления на космопорт. Гравикоптер оказался аппаратом среднего класса для междугородних сообщений. Вождение такой модели они освоили ещё на втором курсе. Недавние посетители Управления с удовольствием размещались в креслах, радостно переговариваясь, что разделались со всеми бумажными делами и теперь ничто не мешает им вернуться к работе. Нейон Ти в полной мере понимал их и чувствовал атмосферу радостного ожидания.
  Гравикоптер опустился прямо на площадке космопорта. Увиденная картина вызвала тихий восторг. Какой астронавигатор может оставаться равнодушным при виде звездолётов, нацеленных в небо? Величественные силуэты космических транспортов возвышались вдали. Это были грузовые монстры, а не пассажирские лайнеры с их изящными обводами. Солнце с высоты зенита разбрасывало по их корпусам яркие блики, придавая картине праздничный вид. Но для космопорта это были обычные будни. Силуэт одного из звездолётов окутали клубы дыма, почувствовалась лёгкая дрожь площадки под ногами, словно Земля не могла сдержать волнения от нового расставания. Облако поднималось выше и выше. Из него возник звездолёт и устремился ввысь. Расстояние не позволяло услышать напряжённую работу двигателей. Нейону Ти казалось, что он мог бы бесконечно наблюдать такие картины, но тут его потянули за рукав. Всех остальных пассажиров рядом уже не было, когда он огляделся вокруг. Каждый здесь знал своё дело.
  - Ты что встал? Нам к диспетчеру. Надо узнать стартовый модуль нашего звездолёта, - Эрвин тащил его за собой с видом человека, попавшего в знакомую комнату. Они подошли к высокой башне. Издалека она напоминала тонкую ножку со шляпкой наверху. Нейон Ти задрал голову кверху, чтобы разглядеть вверху круглое днище кабины диспетчера. Там, наверху, кабина слегка покачивалась из стороны в сторону. Пока он вертел головой, Эрвин подошёл к запертой двери башни и крикнул в коробку ПУ:
  - Диспетчер! Нам модуль Z -9! - космопорт удивительным образом изменил худенького паренька. Нейон Ти видел теперь рядом с собой озабоченного человека, занятого серьёзным делом.
  - Фамилия! - послышалось в ответ.
  - Эрвин Герц и практикант Нейон Ти!
  - Северный сектор, модуль четыре - восемь! Счастливого пути! - Эрвин повернулся и жестом велел следовать за ним. Нейон Ти послушно двинулся следом, размышляя о том, что начало его практики не похоже на всё то, что случилось с ним в прошлом году. Он не мог знать, что впереди его ждёт не совсем обычная и не совсем полётная практика обычного астронавигатора.
   Спустя много лет, вспоминая этот случай для своих мемуаров, Нейон Ти помнил все подробности тех дней, все мелочи и удивлялся способности памяти восстанавливать прошлое до мельчайших подробностей. А может быть этими подробностями память щадила его нервы и не спешила возвращать в те события, которые он действительно никогда не сможет забыть при всём нежелании вспоминать о них? Но он помнил всё. Помнил, как через полчаса ходьбы от башни Эрвин неожиданно остановился. Они были одни. Вокруг простиралась, насколько можно было видеть, пустынная площадка космопорта. Стартовые модули с частоколом звездолётов виднелись вдалеке. Глазами их достичь было гораздо легче, чем ногами. Перед ними в направлении модулей стояли ворота. Хотя, какие могли быть ворота на пустой площадке? Скорей это была рамка из толстых труб красного цвета. Высотой метра два и длиной не более десяти метров. Рамка была установлена на белой черте, тянувшейся от неё в обе стороны, видимо, до самых границ космопорта.
  Эрвин подошёл вплотную к рамке и протянул руку в её сторону, словно хотел ладонью прикоснуться к стене. Рука его упёрлась в невидимую преграду и не прошла дальше рамки. Эрвин повернул голову в его сторону:
  - Здесь силовое поле. Оно открывается только в ентерной рамке. Дальше пути нет. Будем ждать гравилёт космопорта. Скоро мы будем на месте. Вернее, ты на месте, а для меня это всего лишь транспортное средство к месту работы. Ещё предстоит познакомиться с начальником экспедиции, ознакомиться с объёмом работ, изучить документацию на киберов, проверить их состояние, протестировать параметры, заполнить их формуляры. Скучать не придётся по пути на Марс. Я второй раз лечу на вахту. Там жить можно, а работы столько, что время летит незаметно, - он улыбнулся, убрав руку от рамки. - А это за нами!
  Со стороны модулей к ним приближалась чёрная точка, увеличиваясь и на глазах превращаясь в гравилёт. Он бесшумно приблизился и замер на площадке за рамкой, которая окрасилась в зелёный цвет. Нейон Ти вслед за Эрвином миновал рамку и занял место в гравилёте. Это был двухместный аппарат беспилотной системы "дрон". Эрвин громко произнёс: "Северный сектор. Модуль четыре - восемь!". Аппарат поднялся в воздух, и Нейона Ти прижало к спинке кресла, в глазах только мелькнуло красное свечение рамки. Через несколько минут они были на месте. Индикатор стояночного модуля высвечивал далеко видимые символы Z - 9.
  Из курса лекций Нейон Ти знал этот тип звездолётов класса "Пасифик". Далеко не новая, но надёжная модель космического тяжеловоза с двигателями досветовых скоростей. Для полётов в дальний космос давно применялись звездолёты нового класса "Тонар".
   Видимо, погрузка к этому времени закончилась. Грузовые лифты бездействовали, но их мачты ещё не были демонтированы. Звездолёт стоял в ожидании утреннего старта. Здесь Нейон Ти мог обойтись без помощи и подсказок Эрвина. Он направился к пассажирскому лифту. Они с Эрвином вошли в кабину, а вышли в люк служебного отсека звездолёта.
   С этого момента для Нейона Ти начался новый отсчёт времени. Снова, как на первой практике, охватило волнение от запахов и звуков, что окружали его внутри звездолёта. Ему казалось, что эти запахи и звуки космоса навсегда пропитали внутренности могучего аппарата, и они несравнимы ни с какими другими запахами и звуками на Земле. Было от чего разволноваться. Эрвин поспешил вернуть его к действительности:
  - Первым делом надо найти капитана. А потом я должен ещё познакомиться с начальником экспедиции, - Нейон Ти подошёл к матовой панели напротив входного люка и произнёс:
  - Центральный пост! - на экране высветилась структурная схема звездолёта и маршрут следования до Центрального поста. Теперь Эрвин послушно следовал за Нейоном Ти по лабиринту коридоров. Пока дошли до закрытой двери с табличкой "Центральный пост", им никто не встретился. Перед дверью Нейон Ти громко представился. Им повезло. Они нашли капитана с первого раза. Дверь открылась и прозвучало: "Войдите!".
  Центральный пост - это не штурманская рубка астронавигатора. Это пост капитана. Так просто туда не входят. Они вошли внутрь. Нейон Ти, за ним Эрвин.
  - Кибертехник экспедиции Эрвин Герц! - прозвучало из-за спины. За столом перед панелями с экранами, индикаторами, кнопками, сенсорными выключателями, спиной к ним, сидел человек в светлом комбинезоне с большими чёрными буквами СОП во всю спину. Выше этих букв из букв поменьше слово "капитан". Человек крутнулся вместе с креслом в их сторону:
  - А ты, значит, практикант? - обратился он к Нейону Ти.
  - Так точно! - по курсантской привычке отчеканил он.
  - Я капитан звездолёта Службы Освоения Планет с бортовым номером Z - 9. Капитан Ронин. Для членов экипажа просто капитан. Ты, курсант, на время практики тоже член экипажа, а с Эрвином дела обстоят иначе. Кстати, это твоя первая экспедиция?
  - Нет, капитан. Вторая. Я тоже являюсь сотрудником СОП. После отпуска возвращаюсь к прежней работе в новой команде.
  - Отлично. С твоими будущими обязанностями тебя ознакомит начальник экспедиции, а я вас просто введу в курс дела. Наш звездолёт работает на линии Земля - Марс, так что тебе, курсант, придётся забыть в этот раз о чужих галактиках и туманностях. Мы выполняем рутинную работу по доставке грузов, экспедиций на Марс и обратно. Увы, - развёл он руками. - Никакой романтики и далёких цивилизаций. Нам не до этого. О романтике, курсант, будешь мечтать в Академии, а здесь надо работать, сразу предупреждаю. Ты, кстати, где проходил предыдущую практику?
  - На "Адаме", у капитана Твидла! - опять отчеканил Нейон Ти. Выражение лица капитана изменилось:
  - Да, припоминаю его рассказ о прошлогодних приключениях. Так это был ты? Похоже, нынешняя практика для тебя будет менее запоминающейся и тебе не придётся никого спасать. Должен вам сказать, что наш грузовой корабль частично переоборудован. Смонтированы каюты для членов экспедиций, доставляемых на Марс. Экипаж звездолёта всего шесть человек. Это капитан, три штурмана, или по-новому, астронавигатора, компьютерщик и инженер бортовых систем. Экипаж размещается в каютах служебного отсека. А экспедиция из тридцати человек размещается в комфортных каютах при грузовом отсеке. У них свои задачи.
  - В прошлый раз я прибыл на Марс с экспедицией на пассажирском лайнере, - перебил его Эрвин. Капитан нажал ногой педаль под креслом и громко произнёс:
  - Стас, зайди в Центральный пост! Это наш компьютерщик, - уже тише обратился он к ним. - Самый молодой в экипаже. Я пять лет на этой линии, ушёл из дальнего космоса, а Стас третий год, - раздался стук и вошёл молодой мужчина спортивного вида, кудрявый брюнет в шортах и футболке.
  - Стас, будь добр, проводи их. Это курсант Нейон Ти и член экспедиции Эрвин. Размести их по каютам. Но сначала отведи в столовую. Они успеют поужинать.
  Нейон Ти с нетерпением дождался паузы и спросил:
  - А как же доктор? Мне должны поставить необходимые прививки перед стартом. - Всё очень просто. На звездолётах ближнего космоса докторов вывели из штата. Они гораздо нужней в экспедициях на планетах. Кроме того, Марс оборудован экологической оболочкой по схеме Земли с идентичной вирусной картой. Специальные прививки на Марс не нужны. Завтра после старта, Нейон Ти, в штурманскую рубку, знакомиться с экипажем, - закончил он.
   Оказавшись в своей каюте, в настоящей каюте звездолёта, Нейон Ти тут же забыл про Эрвина и его киберов, целиком погрузившись в мысли о предстоящей практике. Его мыслям и ожиданиям в дальнейшем не суждено было сбыться.
  С момента старта Нейон Ти ни разу не встретился с Эрвином. Всё время он проводил в штурманской рубке с одним из вахтенных астронавигаторов, которые были рады скрасить одиночество общением с любознательным новичком. Он был не просто новичок, а дублёр вахтенного пилота. Нейон Ти охотно отвлекался от своей роли, когда надо было помочь Стасу или бортинженеру Ли, у которого глаза-щёлочки и губы были всегда растянуты в улыбке.
  Скучать не приходилось. После дежурства, спортзала и бассейна он заваливал весь стол в каюте инструкциями, технической документацией и писал отчёт по устройству звездолёта с перерывом на ужин, потом оформлял для своего отчёта дубликаты навигационных данных: пройденное расстояние, координаты курса, метеоритную обстановку. Всё это увлекало его, не давая возможности отвлечься на посторонние дела. Но они нашли его сами в последнюю неделю полёта.
  Однажды вечером раздался стук в дверь и за спиной у него, склонившегося над бумагами, возник Эрвин.
   - Как ты меня нашёл? - вместо приветствия изумился он.
  - Добрый вечер. Да, это было непросто. Не с первого раза получилось.
   Нейон Ти сам ни разу не пытался добраться до грузового отсека. Вечно занятые голова и руки не давали ногам такой возможности. Он плюхнулся на диван, с облегчением вытянув ноги и потягиваясь. Эрвин сел рядом, огляделся:
  - А моя каюта покомфортней будет, - удивился он. - Ещё и видео во всю стену.
  - Вам положено. Вы наши гости, - шутливо ответил Нейон Ти.
  - Отчёт пишешь? - невесело откликнулся Эрвин.
  - Ну да. Скоро закончу. Не знаю, чем буду заниматься остальное время в рейсе. Мы ведь потом обратно на Землю. Выгрузим - загрузимся и назад. Так всю практику.
  - Мне бы твои заботы, - вздохнул Эрвин.
  - Могу поменяться, - весело ответил Нейон Ти.
  - Не советую. Ты не потянешь такую замену.
  - А вообще, как у тебя? - спохватился Нейон Ти. - Как начальник? Ну и всё остальное, твои планы? - Эрвин немного оживился, но глаза оставались грустными:
  - Начальника экспедиции раньше я не знал, а многие из состава мне знакомы. Вместе уходили в отпуск. Киберы в этот раз совсем другого класса. Состояние у них рабочее, параметры в норме. Программы проверил. Готовы к работе, - странно пожал он плечами с видом растерянного мальчика.
  - А что ты тогда не рад?
  - Оказалось, что нас должно быть двое в экспедиции. Но второй кибертехник заболел. Я один.
   - Ну и что?
  - Как что? Я сделаю в два раза меньше от запланированной программы. Всё рассчитано по часам, но я не могу круглые сутки работать! Я не кибер! Это им нельзя останавливаться ни на минуту. За превышение суммарного времени простоя киберов можно и диплома лишиться. Да что я тебе рассказываю! - он откинулся от спинки дивана, упёрся локтями в колени и смотрел перед собой. Теперь он не был похож на юнца в отделе кадров. Видимо, груз беспокойства давил на него, требуя выхода. Эрвин не мог молчать:
  - Вся экспедиция может быть сорвана. Конечно, моей вины в этом нет, но от этого не легче. У меня две группы киберов, - продолжал он, покачиваясь взад - вперёд. - Это астродезисты и принтерные строители. Первые готовят площадку, а вторые за ними строят здания. Но я не могу один одновременно работать с этими командами по тому графику, с которым меня ознакомили. Да и сам начальник экспедиции это прекрасно понимает. Он себя винит за такую ситуацию. Но что он мог сделать, если моего напарника увезли с приступом в день нашего прибытия на борт? Старт не мог быть отменён. Через месяц с начала работы прибудет следующая экспедиция для монтажа оборудования станции космической связи. График освоения расписан по дням. От этой станции зависят полёты к соседней галактике. А куда монтировать и какие полёты, если здания под оборудование, жилой модуль не будут готовы? Нет, мне не успеть, не успеть, - словно сам себе повторял Эрвин. - И выхода нет. Каждый член экспедиции имеет своё задание и плотный график работы. Начальник доложил в СОП. Там не допускают мысли о сбое графика. Мы летим, а вопрос завис в воздухе. Нет, в вакууме, - вздохнул он. - В воздухе есть чем дышать, а здесь надеяться не на что, - Эрвин обхватил голову руками, продолжая покачиваться.
  Нейон Ти положил ему руку на плечо:
  - Действительно, плохая ситуация. Но выход должен быть. Так нас учат в Академии. Иначе в космосе не выжить, если не искать выхода. Здесь речь идёт не о жизни, Всё равно выход должен быть. Я не кибертехник и ничего не смыслю в этом. У нас кибернетика на пятом курсе, всего один семестр. Не наш профиль, - пожал он плечами с виноватым видом. Что он мог сделать? Эрвин повернулся в его сторону:
  - Ты, говоришь, успел сделать отчёт по практике?
  - Почти. Устройство звездолёта и навигационное оборудование закончил. Осталась штурманская документация дежурных вахт, но это текучка ежедневная, мелочи, - пожал плечами Нейон Ти.
  - Это здорово! - воскликнул Эрвин, хлопнул его по плечу и скрылся за дверью. Да, безвыходных ситуаций в космосе быть не должно. Через пару дней Нейона Ти вызвал в Центральный пост капитан, прямо с вахты. Он усадил его рядом с собой и внимательно посмотрел:
  - Как практика? Астронавигаторы говорят, что ты освоился. С документацией проблем нет?
  - Нет. Всё, что требуется по программе практики я нашёл.
  - К тебе заходил Герц из экспедиции?
  - Да. Я понял, что у него проблемы.
  - И у всей экспедиции тоже, - капитан забарабанил пальцами по столу, - конечно, это не наши проблемы. Наше дело - межпланетное пространство, а не планеты, - он встал с кресла и в задумчивости прохаживался, потирая подбородок:
  - Ко мне заходил начальник экспедиции. С просьбой о помощи. У него безвыходная ситуация. Те, кто работают в космосе, таких ситуаций не признают. Как ты считаешь? - он посмотрел на Нейона Ти.
  - Выход всегда должен быть, - как на экзамене отчеканил тот.
  - Я тоже так думаю. Тем более, тебе это ничего не будет стоить, кроме новых впечатлений. В дальнейшем твои впечатления прежде всего будут связаны с полётами в бесконечном пространстве среди планет. А здесь у тебя будет редкая возможность побывать на планете, мимо которой ты будешь только пролетать мимо и видеть её только со стороны.
  - Я не понимаю, - удивился Нейон Ти. Капитан вернулся в кресло и посмотрел на него в упор:
  - Сначала я тоже не понял начальника экспедиции. Но всё оказалось гораздо проще. Вся ответственность при этом ложится на меня. Я отвечаю за тебя и твоё пребывание на борту. Ты вправе отказаться, и никто тебя не осудит. Скорее могут осудить за согласие, за нарушение программы практики. И прежде всего меня. Но победителей не судят. Тем более, что, находясь на борту, ты подвергаешь себя гораздо большей опасности, чем на освоенной планете с комфортными условиями обитания. Я буду за тебя спокоен. Этим аргументом я оправдываю своё предложение к тебе. Победителей не судят, - повторил капитан. - В случае твоего отказа, по воле нелепого случая, всё дело, которому мы служим, окажется в роли побеждённого.
  Нейон Ти продолжал с непониманием слушать капитана, который решил внести ясность:
  - Мне предложили оставить тебя с экспедицией на Марсе вторым кибертехником. Сначала я и мысли не мог допустить со своей точки зрения, с позиции капитана корабля. Но разговор с начальником экспедиции заставил меня взглянуть на вопрос шире, - капитан опять ходил по посту. - Я беру ответственность на себя. Вопрос за твоим согласием. Ты подумай, - он посмотрел на Нейона Ти. - Если бы не рассказ Твидла о ваших приключениях, то я вряд ли согласился бы поручиться за тебя. Что касается опасностей, то на Земле их гораздо больше, чем на Марсе. Пока это курортная зона, не оборудованная промышленной инфраструктурой с её техногенными опасностями. У тебя будет редкая возможность испытать все удовольствия от этого. Ведь работать предстоит киберам, а не тебе, - улыбнулся капитан. - Красоты Марса будут у твоих ног.
  - Но как? Я ведь не специалист по киберам. Я готов помочь, но чем я смогу помочь?
  - Ну вот и хорошо, - капитан вернулся в кресло. - Я не сомневался в тебе, принимая это решение. Всё будет хорошо. Тебе всего лишь надо будет побыть в роли пастуха, выгуливающего стадо киберов, - улыбнулся он. - Ничего более. Так мне объяснили. И тебе объяснят. Пусть тебя не волнует техническая сторона вопроса. Через два месяца, в очередном рейсе на Марс, мы тебя заберём на борт. С практики ты вернёшься в Академию с благодарностью от СОП за участие в освоении Марса. Я не первый год летаю туда, но мне ничего подобного ещё не удалось заслужить, - похлопал он Нейона Ти по плечу. - Я надеюсь на тебя, ступай на вахту.
  Вечером к нему опять пришел Эрвин. Глаза его блестели:
  - Мы нашли выход! Твоё согласие спасает экспедицию из безвыходного положения! Мой шеф уже приготовил благодарственное письмо в Академию, но это между нами.
  - Подожди, - остановил его речи Нейон Ти. - Это была твоя идея насчёт меня?
  - Конечно! Только подал мне её ты. Я увидел в твоих словах желание помочь и не ошибся.
  Нейон Ти не разделял его восторгов:
  - Но как я смогу помочь в том, о чём не имею ни малейшего представления? Тебе не придётся пожалеть о своём решении? Я курсант и ещё не астронавигатор. Моё согласие не гарантирует успех задуманного.
  - Что ты! Всё будет отлично! Шеф тоже считает вопрос решённым. Конечно, это попахивает авантюрой, ведь всё это время ты будешь числиться практикантом на борту звездолёта, идущего к Земле. Вся надежда на то, что нет никакой опасности. На этом и основана договорённость между капитаном и моим шефом, - Эрвин уселся рядом на диван:
  - Всё очень просто. Наш с тобой объект будет строиться на горе Олимп. На Земле таких вершин нет. Её высота двадцать один километр. На первом этапе ты со своей командой будешь у её основания строить городок для монтажников оборудования станции и её персонала, а я со своими "ребятами" и техникой на высоте двадцати километров буду готовить площадку под строительство станции. Киберы - астродезисты проведут на склоне изыскания согласно программе, сделают разметку участка, разбивку по вертикали и горизонтали, это тебя не касается. Когда твоя команда закончит с городком, после этого тебя, технику и киберов поднимут к нам для строительства зданий станции. А астродезистам ещё предстоит сделать разбивку площадки для приёма гравикоптеров и аэрокаров. Программа рассчитана по часам. Нам надо только соблюдать график - вот и всё. Вдвоём мы укладываемся в эту программу. Как видишь, это проще, чем управлять звездолётом, - улыбнулся Эрвин, и глаза его радостно блестели.
  Глядя на него, нельзя было не разделить радостных чувств. Нейон Ти окончательно смирился с неизвестностью ближайшего будущего. В конце концов, в далёком будущем вся работа в космосе будет складываться у него из сплошной неизвестности. К этому надо привыкать - к нестандартным ситуациям.
  - Я надеюсь больше на тебя, чем на себя, - произнёс он, протягивая Эрвину руку. - Всё, что зависит от меня, я сделаю. Главное, чтобы ты не пожалел.
   Ничего! - подмигнул ему Эрвин. - ты ещё подружишься с твоими подопечными киберами. Их у тебя будет всего лишь пять и у каждого из них будет в управлении три технопринтера. С теми не поговоришь. Их вид не вызовет у тебя такого желания, -усмехнулся Эрвин. - Киберы другое дело. Они принимают голосовые команды. Ты привыкаешь к ним. Ведь вокруг никого нет. Все остальные приходят только после нас на готовую площадку с жилыми модулями. Вот и разговариваешь с ними, как с живыми, а они слушают тебя и молча отвечают миганием индикаторов, - продолжал Эрвин в задумчивости. - Такая специфика работы у нас, кибертехников. Больше общаемся с киберами, чем с людьми. Ну, да ты не успеешь к этому привыкнуть, дружище, - похлопал он по плечу Нейона Ти, для которого, наконец, ближайшее будущее стало вырисовываться в более-менее ясную картину.
  - Посмотрим на твоих киберов,- попытался улыбнуться он, когда Эрвин встал, чтобы уйти.
  - Они тебе понравятся. Кстати, шеф сожалеет, что не сможет лично зайти и поблагодарить тебя. В эти последние дни перед прибытием у него совсем нет времени даже на сон. Пока! Встретимся после посадки на Марс! - он скрылся за дверью. Нейон Ти понял, что продолжение практики, как и начало, будет необычным. Ему ещё предстояло узнать разницу между нестандартной ситуацией и нештатной ситуацией. Предстояло узнать, что они разные для людей и киберов.
  В любом случае на борту Z - 9 он был далёк от мысли сожалеть о неудачной практике. Чего только стоила посадка на Марс! Вернее, примарсианивание на языке вахтенного астронавигатора с русским именем Клим. Для него эта операция была настолько привычным делом, что капитан даже не присутствовал в штурманской рубке. Другое дело Нейон Ти. Его сердце бешено колотилось при виде растущих на глазах очертаний планеты. Она уже не была красной, одетая в небесно-голубую оболочку атмосферы, покрытая голубыми пятнами водного пространства и зелёными массивами лесов. Марс напоминал из космоса уютный дом, готовый к приёму жителей.
  Нейон Ти сидел рядом с Климом и мысленно повторял все его действия и слова в переговорах с космопортом, представляя себя в кресле астронавигатора. Разве можно желать лучшей практики? Звездолёт сделал виток над планетой и по параболе пошёл на снижение в режиме торможения двигателей. Внизу проплыла вершина Олимпа, резко выделяясь и по высоте, и по площади над окружающей поверхностью. Но звездолёт оставил её далеко позади. Впереди был космопорт. Нейон Ти во все глаза смотрел на открывшуюся взору картину. Внизу показалась шахматная доска в виде чёрно-белых квадратов.
  - Мне нравится примарсианиваться. Здесь удобней, чем на Земле. Посадочные модули видны издалека. И номера на них удобно различать, - Клим уверенно направлял звездолёт в нужную точку. Нейон Ти разглядел в квадратах крупные надписи.
  - А вот и наш модуль! - прокричал Клим. - X - 9. Это всегда наше место. Нас уже ждут для выгрузки! Долго не задержимся. Разгрузка, заправка, отдых и обратно. А ты, я слышал, остаёшься?
  - Так получилось, - пожал плечами Нейон Ти.
  - Повезло. И Марс посмотришь, и на практике побываешь. Когда ещё такое будет? Вернёшься, расскажешь как-нибудь о своих делах, - подмигнул он. Казалось, разговор совсем не мешал Климу в эти ответственные минуты. Всё он выполнял просто, непринуждённо, и Нейон Ти позавидовал такой лёгкости.
  - Вот и всё! Добро пожаловать на Марс! - снова подмигнул ему Клим, когда звездолёт замер на площадке.
  - Здорово! - воскликнул Нейон Ти, имея ввиду мастерство Клима.
  - Не стоит беспокойства, - шутливо отозвался тот. - После трёх лет такой работы ты будешь это делать с закрытыми глазами. Я просто не хотел тебя пугать, - добавил он.
  - Скоро увидимся. До встречи, - Нейон Ти встал, собираясь уйти. - Мне надо собираться. Хотя, чего мне собираться? Всё остаётся в каюте до вашего возвращения.
  - Пока! - Клим протянул руку. - Через час разблокируются посадочные системы и ты на Марсе.
  В каюте Нейону Ти, действительно, брать было нечего. Всё необходимое, по словам Эрвина, будет предоставлено на месте. Из люка служебного отсека он спустился один. Оба грузовых люка были открыты настежь. Невдалеке стояла группа людей. Мимо них техника космопорта вывозила платформы с оборудованием, ящиками разных размеров. Из группы выскочил Эрвин и потащил его за собой:
  - Идём, я познакомлю тебя с начальником.
  Им навстречу вышел мужчина, больше похожий на спортсмена, чем на важное лицо, с седой прядкой в шевелюре. Он улыбался, протягивая руку:
  - Очень рад, молодой человек! Начальник экспедиции Марс -23. Моя фамилия Полежаев. Впереди нас ждут большие дела. Надеюсь на ваши успехи, ребята. Сейчас вас доставят к месту работ, потом прибудет остальное оборудование. Время уже пошло. Эрвин в курсе всех дел. Сеанс связи утром и вечером. Удачи вам! - он ещё раз пожал обоим руки и удалился.
  Так Нейон Ти оказался на Марсе не практикантом, а участником экспедиции. Прямо с космопорта гравилёт домчал их к подножию Олимпа. Только с высоты можно было во всей мере осознать грандиозность этой вершины вулканического происхождения. Своей нижней частью гора напоминала кондитерский кекс неправильной формы. Нижний край горы представлял собой вертикальную стену высотой около ста метров. С любой стороны подняться на гору можно было только по воздуху. Эту стену образовала миллионы лет назад раскалённая лава. Её остывшие массы картиной хаоса громоздились наверху, ниспадая вертикально вниз самыми причудливыми формами. Не могло возникнуть желания подняться по ним наверх. Можно было только любоваться неприступностью стен.
  Но Эрвину было не до этого. Вслед за ними к подножию горы прибывали гравилёты и грузовые аэрокары. Люди из гравилётов выгружали технику из аэрокаров. Одна за другой выползли наружу на гусеничном ходу диковинного вида машины. Высокие, громоздкие, словно древние сундуки с пиратскими сокровищами. Только они были увиты гофрированными шлангами разного цвета и диаметра. Это не придавало им сходство с поливальными машинами. Они вообще ни на что не походили, тем более, на технику.
  - Вот это и есть технопринтеры последнего поколения. Прошу любить и жаловать. А жаловаться на них не придётся. Такие они работяги, - Эрвин показывал рукой на самоходные ящики. - Это твоё хозяйство, вернее, твоих киберов. На пять киберов пятнадцать принтеров - это немного. Здесь будет небольшой посёлок. Вот и твои киберы.
  Из аэрокара один за другим появились пять чёрных роботов и остановились перед ними. Их конструкция не преследовала задачу сходства с людьми. Но ничего отталкивающего в их облике не было. Высотой они доходили до плеча Нейону Ти и не выглядели исполинами. Вся их сила была не в технической мощи, а в электронной начинке. У них было две ноги, но двигались они не сгибая колени, а просто плыли по поверхности, скользя над ней. То, что торчало из плеч, не напоминало руки. Вниз по бокам свисали гибкие толстые трубы с блестящими насадками на концах. Видимо, для придания сходства с человеком, на плечах наподобие головы торчал круглый колпак с зелёными индикаторами вместо глаз и мелкой сеткой вместо рта.
  - Представься им и назови каждого по имени. Твой голос будет ключом для голосовых команд, - Эрвин выступил посредником.
  -Какие имена? - не понял Нейон Ти, но тут он разглядел надписи на груди каждого кибера. Цифры от единицы до пяти. Он каждому назвал своё имя, упомянув номера киберов. В ответ на его голос зелёные индикаторы глаз вспыхнули ярким светом, послышался лёгкий шум.
  - Всё! Контакт налажен. Слышишь? Они уже дышат. Это системы охлаждения заработали. Инструктаж я тебе дам немного позже.
   В это время рядом с ними рабочие подкатили из аэрокара уютный домик в виде вагончика с покатой крышей. Его яркие краски оживляли картину пустынной местности вокруг.
  - Вот видишь, всё решается за минуты, - Эрвин показывал в сторону вагончика. - Твой дом уже доставлен и укомплектован для месячного проживания в нём. Бытовых проблем у тебя не будет. Конечно, это не звездолёт, но ты не успеешь соскучиться по нему, - над их головами один за другим вверх, в сторону вершины, скрылись в облаках несколько грузовых аэрокаров. Эрвин явно торопился:
  - Подожди меня здесь, - он поспешно скрылся в вагончике. Нейон Ти продолжал с любопытством наблюдать, как из аэрокаров по-прежнему выползали новые и новые громоздкие коробки на гусеницах, высота которых значительно превышала высоту его нового дома. Они сбивались в гигантскую кучу и замирали, напоминая стадо бесформенных животных, увитых многочисленными то ли хоботами, то ли хвостами, то ли щупальцами. Как в этом царившем вокруг хаосе можно было разобраться? Эрвин так же стремительно вышел наружу, но узнать его было невозможно, разве что только по росту. Из дома вышел космонавт со старинных фотографий, в плотном комбинезоне со скафандром. Нейон Ти услышал знакомый голос, когда фигура приблизилась:
  - Это термокостюм с кислородным блоком. Для тебя есть такой же. Он тебе понадобится только через две недели. На высоте двадцать километров без этого нельзя. Ты пока можешь освоиться в доме, а я поднимусь наверх. Надо принять оборудование. Запущу программу и вернусь к тебе, - он сел в одноместный гравикоптер и исчез в облаках. Внутри дома Нейон Ти убедился, что комфорт обстановки позволил бы провести здесь гораздо больше времени, чем один месяц. Всё ему нравилось - и кухня, и гостиная с визором, и спальня, ванная и хозблок с запасами продовольствия, спецодежды, инструментов. Даже небольшая библиотека. Не успел Нейон Ти толком оглядеться, как Эрвин вернулся. Он потянул Нейона Ти за собой наружу, объясняя на ходу:
  - Наверху программа запущена и время пошло. Через две недели моя команда закончит подготовку площадки под строительство комплекса станции. К этому времени твои киберы завершат строительство пятнадцати зданий и тебя с ними поднимут наверх. За две недели там всё будет закончено. Ты вернёшься в этот дом ожидать прибытия звездолёта. Тебе легче будет привыкнуть к термокостюму, чем мне, - добавил он. - Здесь не космос, - он только снял скафандр, не собираясь снимать свой костюм. Они подошли к группе киберов. Эрвин обошёл их и выдернул из-за спины одного из них тонкий планшет:
   - Это твой командный пункт запуска программы и контроля за состоянием киберов.
  На планшете светилось пять квадратов. Шестой квадрат оставался тёмным. Эрвин прикоснулся к нему и киберы пришли в движение. Они не обращали внимания на людей в своих, словно осмысленных, движениях.
  - Я запустил программу. Ты будешь общаться с киберами голосом, а они со своими подопечными общаются молча, сигналами. Когда-нибудь всё это будет проходить без участия человека, - улыбнулся Эрвин. - А пока приходится подстраховываться и контролировать процесс.
   В это время киберы приблизились к безмолвному воинству исполинов и те пришли в движение, разом зашевелившись. Они стали расползаться в разные стороны, создавая много шума, а Эрвин давал последние разъяснения ничего не понимающему Нейону Ти:
  - Технопринтеры сейчас распределятся по заданным координатам площадки и приступят к строительству. Киберы знают своё дело. А твоё дело - этот планшет. Если один из квадратов с номером кибера загорится красным цветом, то запищит сигнал и высветится номер ошибки в его работе. Ты немедленно сообщаешь мне, и я проведу диагностику неисправности для устранения неполадки. Связь со мной по рации, - он вынул из нагрудного кармана и протянул Нейону Ти аппарат связи. - Думаю, всё обойдётся, хотя с такими моделями я ещё не имел дела. Постараюсь навещать тебя эти две недели. Угостишь меня кофе, - снова улыбнулся Эрвин. - А пока я удаляюсь. У тебя имеется гравикоптер. Ты сможешь совершать на нём прогулки. До космопорта не добраться, конечно, а окрестности осмотреть возможно. Ещё должен сказать, что киберы не только могут управлять техникой. Они и сами на многое способны. Их гибкие манипуляторы снабжены встроенными насадками в количестве двадцати штук, от отвёртки до швейной иглы. Так что они могут оказать тебе любую помощь, какую пожелаешь. И дров могут наколоть, и яму вырыть. Обращайся. Они подчинены тебе. Всё. Пора! - он надел скафандр и пошёл в гравикоптер.
  Нейон Ти остался один. Аэрокары и гравилёты к тому времени отправились в космопорт. От толпы технопринтеров не осталось и следа. Они продолжали расползаться по строительной площадке. Ближайшие из них замерли на месте, издавая глухие звуки. Их многочисленные шланги, рукава, манипуляторы колыхались над ними во все стороны, словно змеи на голове древней Горгоны. Фигурки киберов безмолвно следовали за своими подопечными. Нейон Ти почувствовал себя ненужным всей этой технике. Ему вдруг стало неловко от мысли, что все вокруг заняты важными делами, где дорог каждый час, а он может прохлаждаться и лишь наблюдать за работой остальных. Он попал в отпуск, а не на практику. Сунув планшет подмышку, он пошёл в дом, где и провёл с удовольствием остаток дня.
  Утро следующего дня оказалось для него сюрпризом. Выйдя после завтрака из дому, он на себе испытал, что означает отвисшая от удивления челюсть, потому что замер на месте. За ночь прилегающая к дому местность разительно изменилась. Вокруг были разбросаны квадратные громадины технопринтеров. Со всех сторон мелькали в воздухе пучки извивающихся в воздухе шлангов, гибких рукавов. Они на глазах меняли свою длину. Стоял шум, напоминавший звук работающей гигантской бетономешалки. Вокруг был не пустынный пейзаж. Там и тут с разных сторон вырисовывались над землёй вблизи каждого технопринтера коробки зданий. Они были разных размеров. Но это были стены будущих зданий!
  Нейон Ти вдруг понял, что он является сейчас свидетелем технического чуда. Одно дело, когда ты слышал об этом чуде, знаешь о возможностях техники, и совсем другое, когда видишь это воочию, своими глазами, да ещё и причастен к этому. На его глазах вырастали дома! Он уже не обращал внимания на безобразный вид машин, творивших это чудо. В какое-то мгновение он даже позавидовал Эрвину, как хозяину всех этих машин, позавидовал его знаниям и важности его труда. Но нет, это была не зависть, а радость. Радость от того, что ему выпал случай своими глазами увидеть такое. До сих пор Нейон Ти считал, что можно бесконечно смотреть на звёзды и на звездолёты. Теперь он не мог отвести глаз от работавших вокруг него технических монстров. Нет, он смотрел не на них, а на то, что вырастало под переплетеньем их многочисленных щупалец. Слой за слоем они выкладывали стены домов и процесс этот шёл непрерывно круглые сутки. Нейон Ти вспомнил слова Эрвина о том, что жаловаться на этих работников не придётся. Они были созданы для работы.
  Весь первый день Нейон Ти провёл возле технопритера, не в силах оторвать взгляда от растущего на глазах здания. Он не следил за временем, забыв про обед и к вечеру в ушах его стоял сплошной шум, окружавший его со всех сторон. Работа продвигалась по всей площадке быстро. Вроде бы всё происходило на его глазах. Но он никак не мог взять в толк каким образом из шлангов и манипуляторов машины вдруг вырастают оконные рамы и тут же заливаются стеклом. Без знания теории он ничего не мог понять и всё это очень походило на чудо. Только вечером, усталый, словно весь день проработал на стройке, Нейон Ти вспомнил дома о рации и позвонил Эрвину, встревоженный голос которого узнал не сразу:
  - Какого чёрта! - услышал он. - Ты куда пропал? Что я должен думать?! Ты почему не отвечал?! Я собрался лететь к тебе на поиски! Что случилось? - это был один сплошной крик. Киберы не доставляли Эрвину таких волнений, как человек.
  -Виноват! Извини! - только и мог ответить Нейон Ти. - Я с утра как, увидел работу твоих машин, так забыл обо всём, правда. Больше не повторится. Буду всегда с рацией! У нас всё идёт нормально, без остановок, - но Эрвин всё ещё был сердит:
  - Сеанс связи утром и вечером. Держи планшет на контроле, - связь прекратилась. Первый день Нейон Ти закончил с чувством вины. Зато дальше всё пошло как надо. Рация и планшет всегда были при нём. Несколько раз он совершил прогулки на гравикоптере, поднимался выше отвесной стены на склон горы, покрытый неровными буграми остывшей лавы. Ходить по ним было крайне неудобно. Но вид оттуда на стройплощадку внизу открывался неповторимый. Лучше бы он туда не поднимался. Даже спустя годы он понимал это. Ни люди, ни киберы не способны предвидеть будущее.
  В течение следующей недели Нейон Ти уже равнодушно бросал взгляды в сторону будущего посёлка из пятнадцати домов. Это были одноэтажные здания разных размеров. Шуму от технопринтеров становилось меньше. Они занимались внутренней и наружной отделкой зданий. Первые три домика были готовы полностью. Размерами они были гораздо меньше остальных. Кибер под номером два отогнал свой технопринтер в сторону и тот ожидал погрузки в аэрокар. Сам кибер в это время стоял у самого дома Нейона Ти. Завершив программу, он был готов к новым командам. Нейон Ти научился разговаривать с ним. Вечерними часами, сидя на крыльце своего дома, он задавал ему вопросы и убедился в том, что кибер может вполне заменить его в деле управления звездолётом. Все ответы были шире его курсантских знаний. Видимо, голоса киберов настраивались на голос отдающего команды. Нейону Ти казалось, что он разговаривает сам с собой.
  Эрвин прилетел только вначале второй недели и с удовольствием отдохнул полдня от термокостюма. Улетел он спокойным. Всё шло по графику. Нейон Ти к тому времени окончательно проникся атмосферой отпуска, в который он неожиданно попал. В его голову, свободную от забот, стали приходить самые неожиданные мысли. Он вдруг вспомнил капитана звездолёта, которому был обязан за возможность такого отдыха. Капитан Ронин видел Марс только из иллюминатора звездолёта за все годы работы. "Я сделаю ему подарок с Марса. Не просто с Марса, а с самой большой вершины галактики" - решил для себя Нейон Ти.
  Ему ничего не стоило вновь преодолеть на гравикоптере отвесную стену и опуститься на склоне горы. Но все усилия оказались напрасны. Как ни старался, он не смог отколоть ни малейшего куска застывшей лавы. Несколько раз он поскользнулся и чуть не упал на гладком склоне. Промучившись часа два и отдохнув, Нейон Ти вернулся вниз ни с чем, без подарка. Вечером, разговаривая с кибером Вторым, он вспомнил слова Эрвина о возможностях киберов и спросил своего собеседника:
  - Ты смог бы взять образец горной породы, отколоть кусок? - в ответ он услышал свой голос:
  - Да. Я могу просверлить, прорезать породу любой твёрдости. Могу отколоть и обработать образец до нужных размеров.
  - Это то, что мне надо! - воскликнул Нейон Ти и радостный ушёл в дом. Ну почему нельзя было отколоть кусок прямо здесь, из отвесной стены? - Об этом он не думал ни тогда, ни после. Для него вершина начиналась там, на высоте сотни метров.
  Утром, позавтракав, в отличном настроении он вышел на крыльцо. Рацию и планшет Нейон Ти положил в гравикоптер, затем вернулся в дом и вышел с толстой верёвкой. Размотав её, один конец он завязал у себя на поясе, а второй конец обмотал вокруг корпуса кибера со словами:
  - Ты пройдёшь со мной в гравикоптер. Мне нужна твоя помощь на склоне горы.
  Так, связанные, они и сели в аппарат, который опустил их наверху отвесной стены. Нейон Ти понятия не имел о горной подготовке туристов, но скользкая поверхность накануне испугала его опасностью скатиться вниз. Он решил подстраховаться и хвалил себя за такую предусмотрительность, уверившись в способности киберов быть помощником человеку в любых делах. Почему он решил, что кибер в этом деле надёжней, чем массивный гравикоптер? Спустя годы он мог только посмеяться над наивной молодостью.
  Когда они оказались на склоне горы, Нейон Ти дал команду киберу отколоть кусок породы. Всё произошло за какие-то секунды. Из блестящей насадки правого гибкого рукава кибера сначала показался острый металлический штырь. Затем он молниеносно устремился вниз и с громким стуком ударил по ближайшему бугру застывшей лавы. Кибер обладал сверхчеловеческими способностями. Но он понятия не имел о равновесии. Инерция удара покачнула его корпус на пологом склоне и бросила под ноги Нейону Ти. Как в замедленной съёмке кибер перевернулся сбоку набок и покатился вниз, беспомощно болтая во все стороны гибкими рукавами. Верёвка мгновенно размоталась и резко дёрнула Нейона Ти, отчего он тут же упал как подкошенный и покатился следом за кибером.
  Их скольжение к краю склона было стремительным и не могло показаться приятным из-за тех ударов и болезненных пинков, которые доставались ему от многочисленных бугров и валунов застывшей лавы. Все они были гладкими, скользкими и за них невозможно было зацепиться в этом стремительном скольжении. На всех буграх и кочках кибер беспрерывно подпрыгивал, нарушая тишину грохотом, сравнимым с падением пустой железной бочки. Кибер реагировал только на команды. Все удары ему были безразличны в отличие от Нейона Ти.
  В самом низу склона, по верху уходящей вниз стены тянулся во все стороны как бы козырёк, образованный наплывами остывшей лавы. У Нейона Ти оставались надежды, что кибер, докатившись до этого природного козырька, упрётся в него и застрянет, так же, как и он сам будет спасён в этом месте от падения со стены. Но ничего не вышло. Кибер не только грохотом напоминал падающую бочку. Он и катился как бочка и ничто не могло остановить его. Нейон Ти с ужасом увидел, что кибера высоко подбросило на одной из кочек, он перекатился через спасительный бугор и исчез из виду. Он полетел вниз, со стометровой стены. Нейона Ти потащило вниз с ещё большей скоростью.
  В отличие от кибера, он успел повернуться ногами вниз, вперёд по ходу скольжения, и упёрся ими в этот бугор над самой стеной. Дальше была пропасть. Верёвка резко дёрнулась, и он закричал от боли, с которой она вонзилась в тело, утягивая его вниз. Кибер повис в воздухе. Нейона Ти чудом не приподняло над поверхностью и не сбросило вниз. Вместо этого под тяжестью кибера его развернуло и боком прижало к валуну, за которым была пропасть. Он с трудом дышал, поперёк сдавленный верёвкой. Он не упал вниз и всё ещё оставался живым. Но выхода у него не было. Он горько усмехнулся своим мыслям, привыкая к тишине и своему новому положению: "Это в космосе не должно быть безвыходных положений. Здесь не космос. Здесь Марс. Это не безвыходное положение. Это просто смерть. Никому не придёт в голову ради чего я тут погиб".
  Спастись можно было только одним способом, вытянув кибера назад на склон. Это было ему не по силам. При земной гравитации от веса кибера верёвка разрезала бы его пополам. Он понимал это. Пока его спасало то, что гравитацию на Марсе оставили без изменений, для экономии энергозатрат. "Ну и что? Сколько я ещё смогу так лежать и мыслить? От моей смерти оставшимся в живых придётся гораздо хуже, чем мне" - вдруг спохватился он, вспомнив про капитана, про Эрвина, про Полежаева. "Кибер? Что с кибером? В каком он состоянии? Кричать бесполезно. Да и как кричать? Я с трудом дышу".
  Тело затекло. Казалось, верёвка разрезает его пополам. Он уже сомневался, что может пошевелить пальцами и не пытался это сделать. Дышать становилось всё труднее. Он не открывал глаза, не думал, но ещё чувствовал, что слышит тишину. Вскоре шум в ушах пришёл на смену тишине. "Шум - это лучше тишины. Шум - это жизнь. Шум ветра. Шум волны. Шум работающих двигателей звездолёта" - это была его последняя мысль. Больше он ничего не помнил.
  Когда открыл глаза, то не почувствовал своего тела. Странное ощущение отсутствия себя. Вроде бы всё вокруг есть, а тебя среди всего этого нет. Переход от участия в жизни к её пассивному созерцанию, как бы сказал профессор философии на первом курсе. Потом он почувствовал, что может дышать и открыл глаза. Да, тело он не чувствовал, но оно было на месте. Нагретый солнечными лучами склон холма словно намекал ему, что он живой, согревая его своим теплом. Он пошевелил руками. Ему это удалось. Руками он нащупал на животе верёвку и потянул её. Она послушно извивалась в его руках, пока он вытянул её до конца. Тогда он понял, что верёвка больше не режет его тело пополам. Удивление этим фактом окончательно вернуло его к действительности. Он лежал на козырьке отвесной стены с куском обрезанной верёвки в руках. Сомнений быть не могло. Верёвка была обрезана одним резким движением. Не надо было никаких экспертов при виде аккуратно обрезанного конца верёвки.
  Нейон Ти сел на самом краю склона, растирая затёкшие руки и ноги. Придя в себя окончательно, он осторожно, на четвереньках, начал карабкаться наверх. Ощутив под собой мягкость кресла гравикоптера, он почувствовал себя новорожденным. На гравикоптере Нейон Ти направился не к стройплощадке, а вниз, к отвесному склону горы. Кибера он нашёл сразу. Вернее, то, что от него осталось. Его корпус оказался крепким и выдержал падение со стены, лишь слегка помялся. Круглый колпак-голова отлетел прочь и валялся в стороне, утратив первоначальную форму. Из него торчали разноцветные провода, так же, как и из корпуса кибера вместо головы торчал пучок проводов. Нижние конечности представляли собой рваные лохмотья, а гибкие рукава-руки были раскинуты в разные стороны. В правом рукаве торчал злополучный штырь, а из левого рукава сверкало на солнце обоюдоострый клинок, острый, как бритва. Нейон Ти осторожно погрузил все части кибера в гравикоптер.
  Оказавшись в своём доме, он обнаружил, что прошло совсем немного времени после его ухода. Ему казалось, что он вернулся не в дом, а совсем в другую жизнь, вернулся совсем другим, как и все те, кто встречается со смертью и живут после такого свидания не в силах избавиться от мысли, что смерть караулит каждый твой шаг, прячась за комфортом окружающего мира. Пока принимал душ, удивился ещё раз, бросив взгляд в зеркало. Седая прядь волос вполне подходила бы начальнику марсианской экспедиции, но не курсанту после третьего курса Академии. Видеть это было непривычно. Только после обеда, собравшись с мыслями, он позвонил Эрвину, не зная, как сказать об уничтожении по его вине кибера. Он никогда не звонил Эрвину днём.
  - Что случилось? - удивился тот. После долгой паузы Нейон Ти ответил:
  - Эрвин . . .я тебя подвёл. . . у нас ЧП. Кибер Второй разбился. То есть, он полностью поврежден, про человека бы сказали - погиб, - слова давались с трудом.
  - Что? Как? - Эрвин был растерян. - Я сейчас буду!
  Нейон Ти достал из гравикоптера части кибера, перетащил их к дому, уселся на крыльцо. До самого дома протянулась тонкая борозда в земле, прочерченная острым клинком, словно в этом кибер видел свою последнюю помощь людям.
  Уже через полчаса Нейон Ти рассказал Эрвину о своём происшествии. Эрвин молчал, осмысливая услышанное. Они сидели на крыльце дома перед остатками кибера. Потом Эрвин начал говорить, не глядя на Нейона Ти:
  - Опускаю причины твоего поступка. Главное, что ты остался жив. Ведь официально тебя здесь нет. Это можно скрыть в отличие от твоей гибели. Даже не знаю, чем бы тогда всё закончилось, - покачал он головой. - С киберами проще. Всегда знаешь, чего можно ждать от них, ведь ты сам набивал программу. Они живут по твоим командам. А человек непредсказуем, - он посмотрел наконец в сторону Нейона Ти. - Разве мог я ожидать от тебя такое? - Нейон Ти молчал, а Эрвин продолжил:
  - Мне кажется, что ты не всё мне рассказал. Такого быть не может. Как всё было на самом деле? - он в упор посмотрел на НейонаТи.
  - Мне больше нечего сказать. Делайте со мной, что хотите.
  - Да ты пойми! - Эрвин развёл руками. - Моему акту никто не поверит, даже студент-первокурсник! А там будет комиссия! Кто поверит, что кибер перерезал верёвку?! Вот так просто висел, висел и перерезал?! Ты это видел? Ты давал ему такую команду?! - Эрвин вскочил и не обращая внимания на термокостюм, нервно вышагивал перед Нейоном Ти из стороны в сторону:
   - Поставь себя на моё место. Как я должен этому верить? Ты ведь не поверишь мне, если я тебе скажу, что на звездолёте пролетел сквозь планету? Акт на списание кибера - это технический документ, а не история твоего спасения. Я должен расписать алгоритм программы и команду, на которой произошёл сбой кибернетической системы, вызвавшей аварию кибера. Что я должен написать в данном случае? На чёрный ящик надежды мало. Системы такого класса не проходят испытания на повышенную прочность. Вряд ли сохранилась информация.
  Нейон Ти ничего не мог понять:
  - В чём ты меня подозреваешь? Я рассказал всё, как было. Мне нечего сказать.
  Эрвин снова сел рядом с ним на крыльцо и медленно заговорил с ним, проговаривая каждое слово:
  - Ты давал киберу команду перерезать верёвку?
  - Нет. Я не мог это сделать. Я уже задыхался. Такой команды не было.
  Терпение Эрвина снова лопнуло, он вскочил:
   Тогда я не знаю и отказываюсь это объяснять. Пусть разбираются разработчики этой модели, - он развёл руками. - Может, они найдут ответ на вопрос "Почему ты остался жив?".
  - Нейон Ти не сдержался:
  - То есть, ты хочешь сказать, что кибер не мог перерезать верёвку?
  - Без команды ни в коем случае. Это какой-то сбой системы. Мои знания данной системы киберов подсказывают мне такой вывод. Да ты не волнуйся, - наконец улыбнулся Эрвин. - Это всё разрешимые проблемы, и я их решу. Повреждения киберов случаются. Напишу акт, сделаю заявку начальнику экспедиции и пришлют нового кибера. Настроить его недолго. Всё будет хорошо, - похлопал он по плечу Нейона Ти. - Посмотри, - махнул он рукой в сторону посёлка. - Работа почти закончена. Через несколько дней вас перебросят ко мне, на вершину. Там всё готово для строительства зданий. Ты жив, и это главное! Другое дело, что специалистам надо будет разбираться с технической стороной вопроса. Этот случай должен их заинтересовать, если поверят. А поверить тебе нетрудно. Стоит лишь взглянуть на твою причёску, - он снова улыбнулся. И они пошли пить кофе.
  Через несколько дней размеренная жизнь Нейона Ти и его киберов изменилась. Всю их группу аэрокарами подняли к месту строительства станции связи, за облака. Условия там не напоминали комфортный климат у подножия горы, но Нейон Ти быстро привык к термокостюму, хотя это ему не понадобилось. Его технопринтеры только разбрелись под присмотром киберов по своим местам на площадке, как за ним прибыл гравилёт из космопорта. Дальше его пребывание на планете не было таким приятным. Перед расставанием Эрвин был спокоен за результаты работы и выполнение программы. Обе группы киберов были теперь рядом с ним и он мог контролировать обстановку на обоих площадках.
  - Учёные заинтересовались твоим случаем. Они от тебя не отстанут. А это тебе, - протянул он коробку. Нейон Ти открыл её. Там лежал серый кусок застывшей лавы, бугристый, неровный, с острыми краями.
  - Теперь я не уверен, что подарю его капитану. Это подарок для меня, и он будет первым в моей коллекции в память о друзьях. Галактика большая, но мир тесен. Увидимся, - улыбнулся он Эрвину, и они расстались.
  Лучше бы он остался на две недели в термокостюме среди холода и технопринтеров. Различные комиссии, заседания, допросы и дознания задержали его на планете ещё на месяц. Никому не было дела до его практики. Всех интересовал один вопрос: "Каким образом он остался жив?". Нейон Ти и сам бы хотел найти ответ на этот вопрос, но чем больше учёных ломали над этим голову, тем больше он терял надежду найти ответ. Одна из комиссий даже возила его на место происшествия и проводила следственный эксперимент, участвовать в котором он наотрез отказался. Вместо него к киберу привязали манекен с его параметрами и попытались восстановить ход событий. Кибера пихнули вниз и тот удачно повис на верёвке с первого раза, удерживаемый в воздухе застрявшим на козырьке манекеном. Нейон Ти не мог равнодушно смотреть со стороны на то, что продолжало сниться ему по ночам.
  Всё было бесполезно. Кибер сутки провисел на верёвке без признаков попытки нештатной ситуации, как назвали учёные несанкционированное действие кибера Второго по перерезанию верёвки. Пришлось вытягивать его наверх. Попытка с другим кибером тоже ни к чему не привела. Учёные бросали подозрительные взгляды на Нейона Ти, словно ожидали от него признания, но он делал вид, что не замечает молчаливых вопросов. С него было достаточно и тех вопросов, которые ему приходилось выслушивать. Чем он мог помочь учёным? Может, у киберов, висящих на верёвке, просто не возникало желание в их электронных мозгах спасать манекен? Но он не задавал этот вопрос учёным, чтобы не злить их. Тогда попробовали заменить манекен вторым кибером. Результат тот же самый. Застрявший кибер не умел давать команду на спасение, а кибер на верёвке упорно бездействовал. Было затрачено много времени, ещё больше усилий. Всё это ни к чему не привело. После месяца заседаний и безрезультатных попыток, состоялось заключительное заседание.
   Нейон Ти присутствовал не как обвиняемый, а как свидетель. Всё это должно было закончиться каким-то выводом, иначе это бы напоминало сборище самозванных гадалок, а не учёный совет конструкторов электронного интеллекта. Интерес к этому случаю к тому времени достиг таких размеров, что зал заседаний был полон, не считая всех тех знатоков и любителей кибернетики, что толпились вокруг здания. Но сенсации не получилось. Никто из учёных мужей не усмотрел в этом случае темы для научного труда солидной степени. Заключение комиссии разочаровало собравшихся и прозвучало тускло и невыразительно. В нём говорилось о том, что не удалось восстановить истинной картины происшествия, результатом которого явилась спасённая жизнь человека. Информация кибера не сохранилась. Его действия отнесены к разряду нештатной ситуации системы, поскольку функция самопожертвования не может быть предусмотрена никакими техническими средствами. Она доступна даже не каждому человеку, как показывает история. Этими словами заканчивался отчёт комиссии.
  Нейон Ти встал с дивана и пошёл на кухню заварить кофе. Он не мог не упомянуть в мемуарах про этот случай. Уже много лет он не задаёт себе вопрос о том, почему остался в живых.
   04. 2021
  -
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"