Ольков Сергей Леонидович: другие произведения.

Странная история

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Чего только не бывает в этой жизни

   Из серии "Ну и ну!"
  История эта настолько странная, что, не случись она с Виктором Петровичем, он вряд ли поверил бы в её достоверность со слов кого бы то ни было. Но реальность такова, что он сам породил эту историю, без посторонней помощи, а только благодаря своим рукам, ногам и, в большей степени, благодаря голове. История эта является доказательством утверждения, что голова, забитая в любой момент посторонними мыслями, создаёт много проблем остальному организму, а не только лишает его покоя.
  Долгое время после этой истории у Виктора Петровича не возникало мысли о том, что у него будет желание рассказать про этот случай. Но время подобно кривому зеркалу обладает свойством придавать юмористические очертания нашим былым невзгодам. Виктор Петрович с облегчением вспоминал ту историю. Понадобилось время, чтобы воспоминания вызвали у него улыбку. Не сразу, но эта улыбка в свою очередь вызвала желание рассказать о случившемся с ним казусе и от души посмеяться над собой. Ведь смехом мы излечиваемся от тех проблем, что сидят внутри нас и не поддаются никаким другим лекарствам. Излечиваемся, чтобы больше не повторять ничего подобного.
  Случилось это в один из тёплых майских дней. Уже третий год, как Виктор Петрович вышел на пенсию после тридцати пяти лет работы на железной дороге. Новые ощущения жизни убеждали его в том, что он просто рождён для пенсии, давая ему наслаждение свободой от многолетних обязанностей и от необходимости круглосуточно находиться на дежурной связи с начальством. Полная свобода! Круглые сутки он мог делать всё, что хотел, а не то, что требовалось по работе. Виктор Петрович жил за городом. В тот день он поехал на машине, чтобы в своей бывшей конторе выписать билет на поезд для поездки к дочери, как и в прошлом году. Ему полагался раз в год бесплатный проезд.
  Погода была отличная, настроение прекрасное, планы самые приятные. Контора находилась напротив железнодорожного вокзала за станционными путями, через которые можно было пройти по длинному пешеходному мосту. До привокзальной площади Виктор Петрович не доехал метров пятьдесят. Он знал о тамошних проблемах с парковкой и остановился на маленькой стоянке в виде "кармана", врезанного паребриками в пространство тротуара. При аккуратной парковке водителей на ней можно было вместиться не более, чем трём автомобилям. Стоянка предназначалась для клиентов магазинчика, устроенного в первом этаже жилого дома, тянувшегося вдоль улицы. Его крылечко в три ступеньки было как раз напротив стоянки.
  Помимо мыслей о билетах голова Виктора Петровича была забита кучей других забот, главной занозой среди которых была проблема с продажей дома. Уже год, как он выставил на продажу домишко, доставшийся ему в городе от деда и всё это время пытался его продать. Сначала дал объявления в газетах, потом в интернете, потом начал писать объявления и клеить по городу на остановках, у магазинов. Вот и в этот раз приготовил целую пачку, чтобы после конторы расклеить их в этом районе. Даже тюбик с клеем не забыл.
  Заглушив мотор на стоянке, Виктор Петрович первым делом зажал в кулаке ключ зажигания прежде, чем выйти из машины. Очень не хотелось повторять горький опыт и оказаться возле машины с захлопнутой дверью и ключом зажигания в замке. Невозможно было каждый раз объяснить себе каким образом он умудрялся моментально выскакивать наружу, занятый своими мыслями, вспоминая о ключе зажигания только тогда, когда не обнаруживал его в своих руках. Всё потому, что у него не было в машине сигнализации. Чтобы не пользоваться лишний раз ключом, при выходе из машины у него вошло в привычку блокировать клавишу двери и захлопывать её. Уже не раз бывало, что захлопывал он дверь снаружи, забыв ключ внутри. Началось это ещё до выхода на пенсию и над этим успели посмеяться парни на работе. Не только смеялись, но и шутливо советовали сменить работу на пенсию при таких чудачествах. Ему и самому было смешно. Что ещё оставалось в такой нелепой ситуации?
  На этот раз всё прошло удачно. С ключом в кармане он дошёл до конторы и оформил свой билет на поезд. Дорога в контору и обратно, оформление бумаг, болтовня с кадровичкой Мариной заняли не больше получаса. Он свернул с привокзальной площади на улицу, подошёл к стоянке и замер, как вкопанный. Стоянка была пуста! На ней не было ни одной машины. В голове всё перемешалось. Вроде бы в мире, вокруг, ничего не переменилось. Те же дома вокруг, та же улица. Редкие прохожие. Проезжают мимо автомобили. Светит солнце. Но всё вокруг воспринималось как-то по-другому. На том месте, где должна быть его машина, было пусто! Виктор Петрович почувствовал себя неуютно, словно в мире образовалась дыра там, где недавно стояла его машина. Он казался самому себе скрюченным в позе вопросительного знака, взирающего на мир из этой дыры. Виктору Петровичу показалось, что окружающие дома злорадно улыбаются ему своими окнами. Они всё видели. Видели, как садились в его машину и уезжали на ней. "Может, кто-нибудь видел в окно?" - мелькнула мысль, и он огляделся вокруг. Улица пустынна. На привокзальную площадь выходило три улицы. Эта улица всегда была самой тихой из них. Он представил, как кто-то специально сидел и наблюдал за стоянкой в ожидании нужной добычи. Этой добычей оказался он и испытывал теперь странное состояние. Не было отчаяния, паники, истерики. Словно всё происходит не наяву, а во сне. Он проснётся, и всё закончится. Не хотелось верить в случившееся, не хотелось мириться с мыслью, что прежняя жизнь закончилась, а жизнь без колёс он вообще не мог себе представить. Жизнь без рыбалки, без грибов, без дачи, без возможности в любой момент оказаться в любом месте. Как такое возможно и как жить без этого? Он не представлял. Но к этому надо было привыкать. Мысли лихорадочно крутились в голове: "Машина - это ещё не всё. А деньги? А паспорт? А документы на машину и права? А билет? Всё было в машине и всё накрылось медным тазом. Какая теперь поездка к дочери? В багажнике были все инструменты. И болгарка, и ручная циркулярка, и злектродрель. Всё пропало. Считай, надо начинать новую жизнь. Даже до дому, за город, добраться проблема. Деньги остались в машине.
  Виктор Петрович снова огляделся вокруг и увидел позади крылечко магазинчика. Он подошёл и обессиленно сел на ступеньку. Не было желания войти в магазин и опросить продавцов. Он хлопнул рукой по карману куртки и обнаружил там мобильный телефон, который считал пропавшим вместе с машиной. Виктор Петрович спохватился, быстро набрал номер полиции и ему ответил женский голос.
  - Алло! - заговорил он на удивление спокойным голосом. А чего было волноваться? Всё самое плохое, что могло случиться, уже случилось. Теперь можно было не волноваться. Он был, действительно, спокойным:
  - Алло! У меня машину угнали только что.
  - Какая марка? Цвет и номер машины. Ваша фамилия, - услышал он. Ему стало неловко от того, что он причиняет людям беспокойство своими проблемами, которыми они должны будут заниматься или хотя бы делать вид, что занимаются ими.
  - Машина "Хёндай Солярис". Серебристого цвета, - он назвал номер, свою фамилию и адрес прописки.
  - Где Вы находитесь? - он назвал улицу и номер дома, у которого стоял.
  - Ожидайте! К Вам подъедут!
  Ну вот и всё. Он уже смирился с фактом и начал первые шаги в новой жизни. В жизни, где не будет машины. После тридцати лет водительского стажа, начиная с незабываемого "Запорожца".
  Тут Виктор Петрович вспомнил про жену. В тот день она уехала с подругой на её машине, чтобы показать дорогу к бабке - экстрасенсу, за тридцать километров от города. Он взял и позвонил ей, в последний момент решив ничего не говорить. Зачем? Дома всё узнает. Зачем спешить?
  - Алло! Вера! Вы когда обратно поедете? - начал он осторожно. - Я вас буду ждать на привокзальной площади. Я с вами домой поеду, - он быстро отключился, не дожидаясь расспросов. Виктор Петрович был уверен в реакции жены. Она сразу поймёт, что он опять захлопнул ключ в машине. Не в первый раз. Ну да ладно, пусть пока хоть так думает. Он продолжал сидеть на крылечке, но тут раздался звонок с незнакомого номера:
  - Алло! Вы никуда не уходите! Мы сейчас подъедем! - прозвучал мужской голос и отключился. О нём помнили. Виктор Петрович понимал, что его ожидание и их прибытие ни к чему не приведут. Так, чистая формальность для него и ещё один "глухарь" для них. Одним больше, одним меньше. Какая разница? Но через всё это надо было пройти, чтобы засвидетельствовать и зафиксировать своё новое "безмашинное" состояние. Он был готов к этому. Мысли снова вернулись ко всему тому, что осталось в машине. И права. И деньги. Вдруг он почувствовал, что какая-то тяжесть неудобно оттопыривает карман его брюк и машинально похлопал себя по карману. Сидя на крылечке, он вытянул ногу вперёд, чтобы сунуть руку в карман. В руке у него оказался большой тюбик клея "Момент". Виктор Петрович сидел и бездумно крутил его в руках, ожидая прибытия полицейской команды.
  "Стоп!" - неожиданно замер он, уставившись на тюбик:
  - Ни черта не пойму. Откуда у меня этот тюбик? - Он продолжал вертеть его в руках, словно очнувшись. - Ведь я ходил в контору. Выписывал билет на поезд. Я должен был вернуться к машине с билетом. Клей был в машине. Почему он у меня в руках? А где билет? В машине? Ничего не пойму, - замотал головой Виктор Петрович. - Где билет?! - Тюбик в руках словно вернул его к действительности. Как он мог провалиться из неё? Как такое может быть?! Он вскочил на ноги и начал шагать взад - вперёд вдоль крылечка, ничего не замечая вокруг, полностью углубившись во всю ту мешанину, что окончательно его запутала.
  - Зачем мне тюбик? - начал рассуждать он. - Тюбик мне нужен для объявлений. Зачем мне объявления? Я хотел их расклеить. Стоп! Где я хотел их расклеить? Я хотел их наклеить на остановке, что на вокзальной площади. Если спускаться с моста по пути из конторы, то вокзальная остановка справа, а стоянка моей машины здесь, в улице, слева от моста. Точно! А ещё я хотел их наклеить дальше, у торгового центра, что за вокзальной остановкой. Так почему же тюбик у меня оказался? - Виктор Петрович тупо пялил глаза на злосчастный тюбик и ничего не понимал. Он медленно прошагал до конца улицы, к выходу на вокзальную площадь. Прошёл через площадь и подошёл к вокзальной остановке автобуса. Если бы в это время светила луна в небе, а не яркое солнце, то Виктор Петрович своей походкой напоминал бы лунатика, направляемого вперёд лунной энергией, а не собственной волей. Он машинально остановился. На остановке была большая доска объявлений, плотно залепленная бумажными листками. Глаза его не могли не увидеть знакомое объявление о продаже дома. Он не мог не узнать крупные буквы своего почерка. Впоследствии Виктор Петрович не мог самому себе с уверенностью сказать, что он специально дошёл до остановки. В тот момент, он точно помнил, не было у него никаких мыслей и желаний. Всё получилось само собой. Дошёл до остановки и увидел.
  Как такое могло произойти и что с ним случилось? Но только возле доски объявлений Виктор Петрович вдруг вспомнил. Как он мог всё забыть? Тряхнув головой, он пошёл не в улицу, откуда пришёл, а направился дальше, за остановку, к торговому центру с обширной автомобильной стоянкой. С каждым шагом от остановки память словно возвращалась к нему после долгой мучительной отлучки неизвестно куда. Он, точно, не мог бы сказать куда она отлучалась. Но он всё это воочию чувствовал - и отлучку, и возвращение, потому что в голове у него наступало просветление. Всё это время он не испытывал ни паники, ни истерики, но у него не было и спокойствия в душе. Теперь оно возвращалось. Возвращалось вместе с уверенностью человека, почувствовавшего себя в нужное время в нужном месте. Он оказался там, где надо, на стоянке возле своей машины! Она была рядом, перед ним и улыбалась своими боками, блестя на солнце.
  Его чувства в тот момент мог бы понять только человек, испытавший подобное. Небытие, из которого вернулась его память, вернуло ему машину. Нет, этим он был обязан тюбику клея. Тюбик клея заставил его задуматься и вернул к реальности. Тюбик вернул ему память.
  Виктор Петрович открыл машину и в изнеможении плюхнулся на водительское кресло. "А как же полиция?". Он поспешно достал телефон и нашёл последний входящий:
  - Алло! Должен вам сказать, что я нашёл машину!
  - Как нашли?
  - Да так получилось. Сам не пойму. Поставил её в одном месте, а пришёл за ней в другое место.
  - Ваш звонок зафиксирован. Вы должны приехать в отдел и написать объяснение!
  - Хорошо! С удовольствием подъеду! Готов даже к тому, что мне за это дадут в морду! Готов сам себе дать в морду! Сам виноват и готов понести наказание! Зато вам большой плюс. За полчаса угнанную машину нашли. Готов подписать любые бумаги в знак благодарности, - телефон ответил гудками. На другом конце линии связи никого не интересовала его благодарность, но радость его от этого ничуть не омрачилась.
  Виктор Петрович сидел в машине, приходил в себя от пережитого, возвращаясь к ощущениям обычной жизни. Он всё равно не мог понять, как можно было забыть такое. Но он не помнил! Не помнил, как после конторы вернулся на стоянку в улице, сел в машину и перегнал её к торговому центру. Вышел, наклеил объявления, после чего прошёл на вокзальную остановку и наклеил объявления там и вместо того, чтобы вернуться назад, к торговому центру, утопал дальше в улицу на прежнее место стоянки, где окончательно впал в ступор. Как можно такое объяснить с точки зрения нормального среднестатистического человека? И как на него посмотрят после такого объяснения? Его это ничуть не волновало. Радость обретения утраченной было машины перехлёстывала все остальные чувства. Кроме того, он не мог не радоваться другому - тому, что вовремя ушёл на пенсию в свои шестьдесят лет. Какой спрос может быть с людей в таком возрасте на серьёзной работе, связанной с риском для жизни, а не в кабинетных креслах? Ему бы не хотелось участвовать в авантюре с увеличением пенсионного возраста и случившееся с ним только подтверждало его отношение к способностям пожилых людей. В молодости вряд ли подобное могло с ним произойти. Годы берут своё, и дай бог, чтобы последствиями этого были только добродушные усмешки, как в его случае.
  Виктор Петрович привычно включил зажигание и с радостью тронулся со стоянки в райотдел полиции. Казалось, что машина разделяет его чувства, послушно подчиняясь командам рук и ног хозяина. За окном автомобиля мимо проплывали картины улиц родного города, возвращая в его душу удовольствие от вождения машины. Жизнь опять ему казалась уютной и приятной. Вскоре он подъехал к нужному зданию. Перед высоким крыльцом Виктор Петрович неожиданно остановился. Он вспомнил про жену и позвонил ей:
  - Алло! Вера, вы где сейчас?
  - Едем в город.
  - Езжай прямо домой! Я сам доберусь! Всё, конец связи! - он поспешно отключился и вошёл в райотдел. Заведение это вернее было бы назвать районным отделом полиции, поскольку внутреннее его убранство не имело ничего общего с раем, и встретил он там совсем не ангелов. За стеклянной перегородкой сидела женщина в полицейской форме. Он объяснил ей цель своего визита. Женщина отвлеклась от своих бумаг на столе и посмотрела в его сторону:
  - Как же Вы так? Вроде не пьяный, чтобы так шутить. Свою машину потеряли, - говорила она спокойно, без тени раздражения. Виктор Петрович ожидал более сурового приёма, не представляя, как можно относиться к человеку после таких заявлений и как бы он сам относился к такому человеку. Он понимал всю нелепость своего положения и был готов ко всему.
  - Заранее согласен со всем тем, что Вы мне скажете, - начал он. - Никогда такого не было, сам не пойму, хоть убейте, как такое возможно, - развёл он руками. - Готов понести наказание, если полагается. Признаю, что виноват, - со своей радостной улыбкой на лице он скорей походил на счастливого именинника, чем на раскаявшегося грешника. Женщина сунула в окошечко чистый бланк:
  - Пишите объяснение на имя начальника. Опишите, как всё было, - она снова уткнулась в бумаги, не проявляя к нему интереса или желания применить в отношении его более суровых мер. Виктор Петрович не заставил себя ждать и изложил на бумаге свою версию происшествия, которое он принял за угон машины. Его дело маленькое - попросили - он написал, а чего там подумают про всё это его не касается. Переписывать изложенное его не заставили. Но этим всё не кончилось. Женщина вышла с ним на улицу и несколько раз сфотографировала его автомобиль, отказав ему в просьбе сфотографировать его вместе с автомобилем. Видимо, в данном случае автомобиль для полиции представлял гораздо больший интерес, чем его недотёпистый хозяин. Прежде, чем уйти, женщина предупредила:
  - Если возникнут какие-то неясности, то Вам позвонят, - но ему больше не позвонили. Всё ещё не веря себе, что так легко отделался, Виктор Петрович поспешил скрыться в машине и укатил прочь от районного отдела полиции.
  Может быть и удаётся некоторым людям прожить жизнь, ни разу не оказавшись в таком дурацком положении, но Виктор Петрович понял, что он не из таких. Ему не дано похвастать таким фактом. Тем более он не может знать заранее какой конфуз может приключиться в будущей жизни его, пенсионера. Лишь бы этот конфуз не причинил вреда другим людям. А юмор - он всегда поможет пережить любой конфуз и превратить его в смешную историю. Дело даже не в количестве смеха, а в отношении к ситуации.
   05.2021
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"