Омелькова Наталья Александровна: другие произведения.

Принц Прованса

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Принц Прованса
  
  Она мечтала об этой поездке целый год, и сейчас, с трудом удерживаясь от дрожи, загорала наперекор обстоятельствам.
  
  - Ты не замерзла? - в третий раз спросила Ольга, которая давным-давно сдалась и сидела рядом, укутавшись в два полотенца. - Может, оденешься?
  
  Кроме них, никто так и не отважился искупаться. Кто же мог знать, что октябрь окажется таким холодным.
  
  - Знаешь, я очень рада, что приехала, - ответила Лея и улыбнулась сестре. - Все равно здесь очень здорово.
  
  - Даже когда на пляже раздеваются, не снимая при этом шарфов? - Ольга засмеялась и чмокнула сестру в макушку. - Принимается, хотя ключевые слова "всё равно" меня смущают. Поедем домой! Укрою вот тебя полотенцем, и будет у тебя сон на море вместо осени в Провансе.
  
  *
  
  Слишком ранняя осень в Провансе - это день между купанием в море и разведением в камине огня, это когда вчера ещё салат и розе, но уже совсем скоро - утка и пятьдесят оттенков красного...
  
  Лея вздохнула и посмотрела в окно. Похоже было, что осень, как опытная хозяйка, давно приглядывалась к саду, прикидывая объем предстоящих работ и ненароком роняя с деревьев первые желтые листья. Как телеграммы. Или уведомления, чей тон холоден и предельно официален: октябрь имеет честь сообщить, что ноябрьские купания в море в этом году, скорее всего, будут аннулированы. Примите искренние уверения .... (и не забудьте принять меры против осенней хандры).
  
  Что ж, меры просты: вот фотография, где видно, что налево - лето, направо - осень, снято вчера где-то между сушей и морем, а малиновое полотенце парит, как ковер-самолет, между беззастенчиво-голубым небом и берегом розовых камней. Порыв ветра вот-вот небрежно смахнет песчинки в сторону осени и ночи, как косточки на допотопных счетах, и лихо перевернет страницу, а там - глава про дожди, короткие дни и то ли дым, то ли пар от влажных дров. Но это будет ещё нескоро, через целую секунду. А пока - тишина и предчувствие мистраля.
  
  Правда, в кадре нет главного впечатления дня. На берегу розовых камней загорать на животе красиво, но неудобно, и лучше перевернуться на спину, а потом сесть лицом к морю, по глади которого нипочём не определить сезон. Тут-то и настанет очередь впечатления: вдруг окажется, что абрис щеки человека в белой рубашке полностью компенсирует факт его существования между берегом и морем, более того - мгновенно меняет всё в лучшую сторону.
  
  Лея помнила все до мельчайших подробностей. Незнакомец сидел вполоборота, и, пренебрегая всем прекрасным изобилием: высоким лбом, вольными, с проседью, кудрями, широкими плечами, сильной спиной и опирающимися о камни красивыми руками - взгляд отчего-то упорно цеплялся за тонкий кожаный шнурок на загорелой шее. Что на шнурке - крест? медальон?.. не понять, да и нужно ли. Тот, от кого было не отвести глаз, несомненно, обладал пластикой дикого зверя, и всё в нём: и кудри, и руки, и стать - было спокойно и счастливо, востребовано и желанно; может быть, даже любимо. Всё, только не чёрный шнурок. Только не крошечное ухо.
  Самый нелепый в мире повод для знакомства: одиночество сбегающего по шее шнурка, тихая прелесть маленького уха...
  
   Это всё ранняя осень, детка. Это обманчивое тепло бабьего лета. Может быть, у него злые глаза. Или каменное сердце.
   Может, он мелочен и зол.
   Женат.
   Нуден.
   Может быть всё, что угодно, но - он тебе нужен.
   Невозможно не протянуть руки. Немыслимо протянуть руку. Из чего же делают эти шнурки, творящие из пустяков - муку...
  
  *
  
  "Господи, всё бы отдала, лишь бы до него дотронуться..." - вдруг требовательно подумала Лея, метнув, словно молнию, это яростное желание в сторону перистых облаков за окном.
  
  - Что-то рановато ты начала любоваться фотографиями, - неслышно подошедшая сзади Ольга мягко приобняла сестру за плечи. - Пойдем ужинать?
  
  Вопреки прохладе, ужинали на террасе.
  
  Потихоньку смеркалось, и сестра вынесла из дому несколько больших свечей - и робкая догадка о том, что уют и гармония бродят совсем рядом, превратилась в уверенное знание: они несомненно были здесь. Особенно после того, как шумные и резвые племянники, торопливо доев десерт, умчались в дом.
  
  - Снова мерзнешь? - сестра материнским жестом протянула руку, чтобы потрогать Леин нос. Это было уже слишком. Лея отпрянула всем телом, тотчас осознав, как это нелепо, и примирительно проговорила:
  
  - Мне всё у вас нравится. Даже холод.
  
  - А я так по тебе соскучилась, что мне - представь себе! - тоже всё нравится. Даже твоя вредность.
  
  Патрик, муж Ольги, вжал голову в плечи, пытаясь комичным жестом предотвратить перепалку между сестрами, и они обе негромко рассмеялись.
  
  Мелодично, но требовательно прозвенел домофон.
  
  - Это Филипп, привёз мне документы, вы ведь не против? Сидите, я открою! - по тому, как Патрик переглянулся с Ольгой перед тем, как скрыться в доме, Лея поняла: снова станут сватать.
  
  Смешные. Чтобы убедиться в своей правоте, она предложила сестре:
  
  - Хочешь, я уложу Динку?
  
  Та протестующе замахала руками:
  
  - Что ты, она с тобой ни за что не уснёт, будете полночи хохотать и возиться!
  
  Из двоих Ольгиных детей Лея больше ладила с племянницей, которая с первого дня ее нынешнего визита сразу стала Лее маленькой подружкой и немножко куклой. Они и в самом деле часто смеялись и дурачились вместе, но уложить малышку спать Лея смогла бы без труда, и Ольга об этом знала. Поэтому поспешила добавить:
  
  - Она обожает Филлипа. Сейчас сама всё увидишь.
  
  Восторженный детский визг помешал ей договорить.
  
  - Ты хотела сказать: услышишь?..
  
  В ответ Ольга улыбнулась и пожала плечами:
  
  - Можно и так. Пойдём, я вас познакомлю.
  
  "Неудивительно, что ему на шею бросаются только пятилетки, - подумала Лея, пожимая руку высокому брюнету в кожаной куртке. - Какие пошлые усы..." Торопливо извинившись, она попыталась было тут же выскользнуть из гостиной, но у маленькой Дины были совсем другие планы. Ей не терпелось познакомить своих лучших друзей. Она вскарабкалась Филиппу на руки и скомандовала:
  
  - Скорей отдавай папе документы и расскажи Лее про фею Лавандин и ее чудесные глаза. Пожалуйста, - торопливо прибавила малышка, перехватив взгляд отца. Увы, было уже поздно. Патрик, оказывается, умел быть очень строгим:
  
  - Со взрослыми так разговаривать нельзя. Пожалуйста, будь повежливей.
  
  Глаза малышки начали наполняться слезами, и отец тут же пошёл на попятную:
  
  - Дай нам полчасика, хорошо?
  
  - Хорошо, - слёзы исчезли, так и не успев пролиться, и все вздохнули с облегчением: ох, нелегкая эта работа - быть взрослым и воспитывать тех, кого хочется просто любить и бесконечно баловать!..
  
  - А потом Филипп расскажет нам с Леей про фею, ладно? - Динка повеселела и начала нетерпеливо подпрыгивать на месте.
  - Уверена, что папа не будет против, - непедагогично вмешалась Ольга, - если ты успеешь переодеться в пижаму и вычистишь зубы.
  - Урра! - малышка тут же умчалась в свою комнату, мужчины поднялись в кабинет Патрика, а Ольга проговорила, укоризненно глядя на сестру:
  - Совсем необязательно быть такой букой, никто ведь, кажется, не тащит тебя под венец. Чего ты так ощетинилась?
  
  Ответа у Леи не было.
  
  Огонь в камине, красивые кресла, прекрасный ужин и легенда про фею лаванды... С какой стати ее должно что-то раздражать?
  - Обещаю не быть букой, - сказала она самым мирным тоном на свете, - хочешь, принесу бокалы. Ты ведь угощаешь нежданных гостей вином?..
  
  Динка была сто раз права, попросив Филиппа рассказать легенду: голос у того был просто чудесным. Да и кудри, чуть позолоченные отблесками пламени, тоже казались совершенно трубадурскими.
  
  - Давным-давно, - неторопливо начал он, как только малышка была впущена отцом в гостиную и устроилась, как котенок, под рукой своего большого друга, - жила-была на свете фея Лавандин, нежная, прекрасная и непостоянная, как весенний ветер. Всюду ей было хорошо и привольно, и порхала она по миру, как чудесная бабочка, нигде не задерживаясь и ни к чему не привязываясь. И вот однажды она решила найти себе наконец место, чтобы поселиться надолго; может - просто перезимовать, может - остаться навсегда. Начала Лавандин листать волшебную книгу своих воспоминаний, чтобы заново припомнить все места, где бывала до этого. Листала-листала - и увидела картинку бедных каменистых полей Прованса, на которых не вырастало ничего из того, что умели культивировать люди. И такими нищими, такими бесприютными и голыми показались ей эти поля, что фея вдруг безутешно разрыдалась, и плакала так долго, что никак не могла остановиться...
  
  Ольга предупредительным жестом коснулась руки Филиппа, будто желая слегка придержать поток его красноречия: Динка сидела, не дыша и подозрительно блестя огромными глазищами.
  
  - Из лавандовых глаз феи натекло много слёз, целое море, - Филипп бережно погладил девочку по волосам, и та с облегчением вздохнула, а Лея, напротив, слегка задержала дыхание: у него были красивые руки.
  
  - Слёзы феи насквозь промочили страничку с картинкой бесплодных полей... Лавандин, спохватившись, начала дуть на неё изо всех сил, но слёзы, высыхая, приобретали только более глубокий лиловый цвет. Тогда она в отчаянии оторвала клочок неба и попыталась оттереть краску, чтобы всё стало, как прежде, бесцветным и ничего для неё не значащим. Но, чем больше она старалась, тем нежней становился переход лиловых тонов в полупрозрачную голубизну неба, тем живее становилась картинка, тем больше нравилась она Лавандин... Так и привязалась фея к Провансу, чтобы остаться в нем навсегда. Говорят, что с тех пор там рождаются девочки, в чьих глазах кроется бездонная синева неба над лиловыми полями, а лаванда растет на этих полях легко и привольно.
  
  - Девочки с глазами, как у меня, да? - Динка уже сидела на коленях у Филиппа и теребила высокий ворот черной водолазки. - С моими глазами?
  
  - Точно. С такими же фиалковыми глазами, как у феи Л. Как ты думаешь, твоя тётя фея или все-таки принцесса?..
  
  Лея тут же густо покраснела, а слёзы, собиравшиеся в глазах малышки дважды за вечер, в третий раз хлынули безо всякого предупреждения.
  
  - Вот и сказке конец, - Ольга встала, ловко подхватила заплаканную дочку на руки и направилась к дверям. - Кто-то слишком устал, засидевшись со взрослыми, поэтому всем спасибо и спокойной ночи.
  
  Дина уткнулась носом в материно плечо и тихонько всхлипывала.
  
  Всем отчего-то было неловко.
  
  - И вот еще что, - Ольга остановилась в дверях, и Лея с изумлением перевела на нее взгляд: таким грудным и теплым голосом та всегда врала в детстве особенно складно.
  
   - Леечка, в пульте, по-моему, садится батарейка, из дома ворот не открыть. Сделай одолжение, проводи Филиппа, договорились?
  
  Лея посмотрела на Патрика, совсем недавно справившегося с воротами безо всяких проблем - было очевидно, что особенный голос и ему знаком не понаслышке, и о возражениях с его стороны не может быть и речи. "Круговая порука..." - поняла Лея и ответила:
  
  - Хорошо, договорились. Спокойной ночи, глазастая!
  
  Дина глянула на нее исподлобья и сердито сказала:
  - Спокойной ночи. Имейте в виду: у феи Лавандин не было совсем никакого принца. Только слёзы и рваное небо - и она тут же снова уткнулась в шею матери. Ольга вышла.
  
  - Маленькая женщина! - развёл руками Патрик. - Даже в сказке без принца ухитрилась его выдумать, чтобы тут же уничтожить...
  Видно было, что ему не терпится поскорей утешить расстроенную малышку, и что он торопится присоединиться к жене и дочке. Огонь в камине почти догорел, от углей шёл ровный умиротворяющий жар, и, пока мужчины прощались, Лея думала: бедная Динка, кажется, её сказке про славного взрослого друга и веселую тётю тоже пришёл конец...
  
  *
  
  Он поцеловал её сразу, как только они оказались на улице, и все слова, слезы и сомнения вдруг очутились где-то далеко позади, разлетевшись на множество сверкающих осколков - или вообще превратившись в пыль, из которой рождался теперь новый мир. В этом юном мире царствовала тишина, ярко светила луна и красиво изгибались губы молодого бога. "Видимо, без богов все-таки не обойтись", - вздохнула Лея, осторожно проводя пальцем по его щеке. На то, чтобы принести в новый мир слово, была отпущена, очевидно, вечность, и они не стали ее торопить...
  
  •
  
  Принц мчался в лиловом сумраке с огромной скоростью, и даже во сне Лея понимала, что это очень опасно. Несмотря на то, что мотоцикл был точь-в-точь как у Филиппа нынешним вечером, она всё-таки догадалась, что это сон: наяву Филипп был одет во всё черное, а не в джинсы и белую рубашку без воротника, как сейчас.
  
  Черным был только шнурок из прежнего мира.
  
  "Всё давно изменилось, стойте, я ничего не хочу отдавать! " - хотела закричать Лея, но кричать во сне трудно, чаще всего - невозможно. Всё вокруг вращалось всё быстрее и быстрей, мерцавшие прежде звезды превращались в сияющие спирали, принц с лицом Филиппа уносился всё быстрее и дальше - и надежда, что их юный мир уцелеет, таяла прямо на глазах.
  
  Значит, надо кричать. Но что?
  
  "Прости меня, небо, что я рвала тебя как попало!" Так?
  Или
  "Я буду честнее и точнее в своих желаниях, пощади моего принца!"
  Или
  "Обещаю никогда не бояться любить. Или вообще ничего не обещать и ничего ни на что не обменивать..."
  
  Лея открыла глаза. Сердце отчаянно колотилось, а щеки были мокры от слёз. Ужасный сон.
  
  Она помотала головой и огляделась по сторонам: вокруг царила непроглядная молчаливая темнота.
  
  Господи, когда же она заснула...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"