Нил Олег: другие произведения.

Дела кошачьи это кошачьи дела?!

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Загляни кошке в глаза. что ты там видишь? А может, они и не кошки совсем? (набросок сцен... из жизни пришельцев)


Дела кошачьи - не всегда кошачьи дела...

  

Миссия N 1

Разведывательная

   Сэу и Сэрс не избегли подлых рук.
   Руки невежд рано или поздно превращают хозяев в подлецов.
   Из глубины бессознательного, из тьмы минувшего вылезла гадина и напомнила деткам кое-что забытое... Сети. Как они догадались связать из авосек сети для кошек? Какие сообразительные детки!..
   Белый Сэрс и пепельно-серая Сэу сидели между двух земных котов. Маурумы с ужасом ожидали своей участи. Лапы были связаны. Обвиняемые уже сидели на своих местах, вот и адвокаты прошли на свои.
   "Встать, суд идет!" - и трое судей: палач, обвинитель и еще один палач уселись на почетные места.
   Деревья шумели в вышине своей вянущей листвой, а внизу трибунал заслушивал дело о дьявольских кознях одержимых демонами тварей кошачьего облика. Прокурор держал под рукой любимую настольную книгу "Молот ведьм", при случае всегда цитируя любимые места.
   Адвокаты вяло стали говорить о неразумности тварей, об их моральной слабости, ибо даже люди не всегда способны противостоять дьяволу. В заключение своих речей они попросили самих обвиняемых высказаться. Младшие палачи зажимали хвосты маурумов плоскогубцами, и все глубокомысленно вслушивались в душераздирающие вопли подсудимых, важно кивая головами. Когда это надоело, кто-то предложил выколоть кошке глаз. Но палачи зевнули, сказав, что это уже сто раз делали - скукота!
   Тогда слово взял обвинитель и слащаво заговорил:
   - Сегодня я выступаю в не совсем обычной для себя роли - в роли адвоката. Да-да. Вы знаете, господа судьи, я, оказывается, возлюбил кошек! Вы и представить себе не можете, насколько они замечательные твари! Эти милые пушистики такие мягкие, нежные существа, - и тут он как завизжит, - такие нежные, что хочется их давить, бить, топтать гадов! Кишки им закручивать узлом! Кирпичом молотить по башке!.. Ах, как потом приятно сопереживать их мучениям!.. - с улыбкой добавил он в конце.
   Новоявленный адвокат бился в припадке благородного садизма.
   Сэу жалобно мяукнула. Этот звук вызвал эмоциональный всплеск в зале суда и маурумам досталось десять пинков за несанкционированное выступление. Сэрс попытался укусить хоть кого-то за палец, однако этого никто даже и не заметил.
   "И как будем выпутываться?" - спросила Сэу.
   "Пытаюсь связаться с базой!" - вздыхал Сэрс.
   "Никогда бы не подумала, что люди могут быть такими нехорошими".
   "Связи нет. Что будем делать?"
   "Я попробую загипнотизировать вон того, лупоглазого..."
   - Вы только взгляните в их демонические глаза! - вещал обвинитель, гневно тряся перстами в сторону маурумов, - эти глаза полны дьявольского ума... Дай закурить, - обратился он к палачу слева, - я хочу вот этой сигаретой выжечь им их подлые глаза.
   "Все-таки ты не права, - сказал Сэрс, - я думаю, что мы можем чему-то у них научиться!"
   "Чему? Выжигать глаза у слабых?"
   "Да нет! Приданию этому какого-то смысла!"
   "Я знаю, ты всегда был равнодушен к смерти. Ты считаешь, что смерть - лишь переход в иное измерение... Но тут тебя ожидает не смерть, а комплекс мучительных ощущений!.. Я слышала, что и наши предки иногда страдали такими психическими расстройствами, при которых разумное существо причиняет боль неразумному..."
   "Я думаю, что и они к смерти относятся спокойно, и то, что они делают сейчас, - лишь опыт с целью исследования... Да поймаешь ты уже, наконец, его взгляд!.."
   "Его глаза так бегают!.. Никто из остальных не смотрит нам в глаза..."
   "Что, боятся?"
   В это время пришел очередной начинающий юный палач, держа за шкирку облезлого кота. Тот так безумно орал, что судебные заседатели разозлились и громко приказали юнцу, чтобы тот заткнул животное...
   Произошедшая затем сцена повергла маурумов в такой ужас, что они окаменели, и из каменных глаз потекли тяжелые слезы.
   Юный палач ухватил кота за задние лапы и треснул его головой о край стены. Тот не умолк, и поэтому он треснул его еще раз, и, невзирая на кровь, сделал контрольный удар.
   - Э! Молодой! Смотри не убей! Нам еще его допрашивать! Вдруг он язык прикусил! Свяжи пока ему лапы, - сказал обвинитель.
   - Есть предложения по поводу этих головастиков? - спросил палач слева.
   - Да, кстати! - вскричал обвинитель, - вы все обратили внимание на патологически огромные головы этих котов? Я полагаю, что в этом действительно есть нечто демоническое! Может, это какие-то побочные потомки сфинкса?.. - он снова прикурил и подошел к маурумам, готовя огонек.
   Сэу уловила его взгляд. Она напряглась и у нее получилось...
   - Я хочу раскаяться?.. Я хочу раскаяться... О Боже! Я раскаиваюсь! Бедные киски - и обвинитель, бросив сигарету, начал их развязывать.
   - Все ожидали, что это имеет целью какое-то судебное решение: чего ждать от такого обвинителя?..
   Как только Сэрс оказался развязанным, он тут же попытался освободить Сэу. Однако один из палачей спросил у обвинителя о цели его действий.
   - Они сейчас смоются! - закричали кругом, - Эй, что ты делаешь?! Держи! Держи!
   "Сэу, я тебя жду!" - и Сэрс побежал к окну.
   Сэу почти распуталась, и в этот момент обвинитель очнулся и железной хваткой вцепился ей в спину, потом поднял ее за шкирку, подобрал свою сигарету и, раскурив, воткнул ее в глаз маурума. Сэу в его руках и Сэрс на окне взвыли от боли. Первый раз в своей жизни они почувствовали, что это такое - боль.
   Сэрс, как обезумевший, бросился бежать, напоследок услышав предсмертный крик Сэу да хохот юных палачей...
  

Миссия N 2

Основная

   "От Сэу и Сэрса нет вестей. Наверное, они попали в какую-то зону, где нет связи?.." - говорил Мий маурумам.
   Они в недоумении пожимали плечами, ища причин, но причины затерялись среди этих непостижимых людей.
   Информацию о людях маурумы получили от иоскалов, - исчезнувшей непостижимым образом расы просветленных, которые долгое время наблюдали за земными цивилизациями. Однако постичь эту информацию, так же, как и самих иоскалов, было равно невероятности. Посему было решено проверить вероятность того, что казалось необычным. Для чего и была снаряжена разведывательная миссия Сэрса и Сэу, и от них уже давно нет вестей.
   "Из иоскальских источников известно, - говорил Мий, - что на Земле существуют насильственные тенденции в межиндивидуальных и даже в межобщинных отношениях".
   "Толкователь иоскальских текстов Имяу, - сказала Миу, - полагал, что подобные видовые регуляции среди землян чрезвычайная редкость ввиду их двоякого отношения к смерти. Во-первых, они слишком мистифицируют и мифологизируют смерть (тут играет роль то, что у них существует необычайное свойство видеть цветные, слуховые и даже двигательные сновидения), во-вторых, они также боятся акта смерти и вероятности небытия. Причем эти отношения перемешаны в каждом индивиде. Вопрос смерти вообще для них - вопрос особенный".
   "Насчет смерти понятно, но что касается того, часта ли такая регуляция или нет, то это вопрос спорный. У нас нет информации из первых рук".
   Долгое время шли споры, в которых порешили, что пора идти искать следы миссии N1.
   Решено было, что поиски будут осуществлять Миу и Мий. Помимо них будут направлены три группы, в которые войдут еще по два маурума. Эти три группы и должны будут осуществлять основную миссию.
  

Миссия N2/1

Вопрос разума

   Рыс и Рус должны были выяснить, почему доминирующей расой стали люди, а не коты или собаки. Задание было произвольным, их инициатива ни в чем не была ущемлена.
   Они решили не ограничиваться только наблюдениями, поставить и пару экспериментов.
   Эксперимент 1
   В первом эксперименте предполагалось выяснить, действительно ли люди настолько разумны.
   Игорь вел Марину в лес лишь с одной целью, хотя и наговорил ей с три короба. Марина была на вершине блаженства. Она полностью доверяла Игорю, видя в нем свой идеал: принца в золотой карете с уймой талантов и прочих совершенств. Тем более, что он сделал ей признание и предложение. Такого романтичного приключения еще ни разу не было в ее восемнадцатилетней жизни. Она готова была отдать ему всю себя со всеми потрохами, чувствами, мыслями и желаниями.
   Лес гудел листвой и важными свершениями. Они чувствовали важность момента, но Игорь с отвращением пинал чувство носком ботинка, и оно катилось колобком.
   Марина достала коврик и наклонилась поправлять его, а Игорь плотоядно воззрился чуть ниже ее плотных ягодиц. Решение в нем созрело и укрепилось. Решение налилось кровью и разорвало ширинку.
   Романтика окончилась. Началась романтическая проза.
   Марина ожидала несколько другого: более длительной прелюдии, каких-то ласк и прочего, но все шло как-то по быстрому, как в дешевом андеграундном кино.
   Однако из лесу повеяло иными настроениями. Из листвы соткался некий образ. Сначала Марине сквозь испарения игорешиного пота показалось галлюцинацией, но через секунду она сжала колени, не пустив Игоря в себя, и попыталась ему намекнуть на стоящее позади него. Но Игорь лишь разозлился и стал с силой раздвигать ее колени. Он брызгался слюной, желаниями и наглой целеустремленностью, постанывая и порыкивая.
   - Да погоди же! обернись!
   - Зачем, дорогая моя! Давай я лучше полюблю тебя! Ты такая нежная! - и он зарычал.
   - Да обернись же! Игореша!
   - Да ты, ... ,на кой...?!
   Марина испугалась его слов, и после этого в ней все остыло:
   - Игореша, я не могу! Там что-то!..
   Игорь выругался и обернулся.
   - Это же!.. - и он так двадцатиэтажно выругался, что Марину чуть не стошнило от удивления.
   Как был: со спущенными штанами - Игорь бросился наутек, обдирая зад о шиповник и акацию, попеременно то взвизгивая, то рыча, то ругаясь плаксивым басом...
   А Марина среагировала как-то даже неожиданно для себя. Она привлекла это "смотрящее нечто" к себе, сама возгоревшись и растаяв, и заставила так же возбудится и чудесного неописуемого пришельца...
  
   Рыс гневно смотрела на Руса. Рус бегал туда-сюда глазами, сам не понимая, что же произошло.
   "Ты что, сдурел?!"
   "Ничего не понимаю! Откуда эти первородные фантазии в моем мозгу. Я не исключаю, что все - влияние этой людской особи".
   "Если бы я не отключила твой усилитель, то неизвестно, что бы стало с ней и с тобой".
   "Видимо, ее воображение работало на той же волне, что и мое. Она поймала меня".
   "Так эксперимент удался?"
   "Повторим?"
   "Подожди. Вывод из первой серии положительный или отрицательный?"
   Эксперимент 2
   Какова же степень разумности человека?
   Дядя Вася любил грибы. Грибы - лесные люди, которые не умирают, умеют прятаться, но если их находят, то их душа тут же переселяется в следующее тельце. Так за день и наберешь их хоть целый мешок. Но сегодня творилось нечто совершенно неописуемое. Поначалу он набрал такое количество грибов, что они уже не вмещались в его сумки и рюкзаки, а вокруг все еще торчали шляпки новых "лесных человечков", и чем дальше, тем они становились крупнее.
   Когда эти шляпки уже начали плясать в его глазах, шепча со всех сторон: "А вот еще! Еще! Еще! Еще!.." - он носился как шальной пацан между деревьев и стонал. Такого возбуждения в нем еще никогда не бывало.
   И тогда грибы стали вставать из земли прямо у него на глазах и росли, росли, росли.
   Наконец дядя Вася остановился и замер перед грибом, который вырос до размеров грибника и грозился вырасти еще вдвое. Коленки у пожилого человека затряслись, душонка объелась тушенки, обкакалась пшенкой и спряталась в мошонку. Он всплакнул скупой мужской слезой, обмочив штаны, рухнул ниц и воскликнул:
   - Я больше не буду!
   Гриб замер, поморгал и исчез, а дядя Вася бросил всю свою добычу и кинулся прочь из леса.
  
   "И что теперь?" - спросила Рыс.
   "Я думаю, вывод так и останется неоднозначным. Но смею добавить, что я снова был подавлен человеческими инстинктами, правда, иного характера".
   "Проведем третью серию с теми же условиями или все-таки перейдем на иной уровень?"
   "Думаю, вывод скорее отрицательный, но все же мы можем перейти, так как все еще может быть опровергнуто".
  

Миссия N2/2Вопрос смерти

   Няо и Ний досталась самая сложная часть. Важнейший этический вопрос: смерть, отношение к смерти и моральные выводы индивидуума.
   Эксперимент 1
   Бессознательное проявляющееся в образах с комплексом смерти.
   Семинар окончился. Братья и сестры разошлись по домам. Анна шла, вся погруженная в переживания после духовного общения. Она чувствовала любовь Иеговы, и ей было очень хорошо. Она знала, что она избранная, что она будет сидеть рядом с Иисусом в Новом Иерусалиме, так как совсем не сомневалась в своей нравственности. Она шла мимо кладбища, когда на облаках возникло свечение, и явился сверкающий образ, который не мог быть никем кроме ангела с трубой. И он, конечно же, вострубил.
   Анна восторженно воздела руки к небу и совершенно по детски стала прыгать и верещать от радости. Наконец-то пришло избавление от этих неверующих плевелов, засоривших весь мир. Наконец-то пришла пора жатвы.
   Но тут она обернулась и заметила, что на кладбище что-то происходит. Возможно, это праведники стали восставать из могил. Да, так и есть: вот могильные плиты отодвинулись, и оттуда поднялись...
   Анна немного испугалась, ведь эти мертвецы были... В общем, они были такими же отвратительными и зловонными, как в мерзких ужастиках о вурдалаках. Полуистлевшие, либо полуразложившиеся трупы злобно сверкая дырами глаз, вставали из могил и шли на город.
   Анна все еще стояла, глядя то на ангела, то на мертвецов, но теперь она уже не веселилась, а была в нерешительности. Появился даже испуг, который она всеми силами старалась скрыть от ангела.
   А мертвецы приближались. Медленно, очень медленно, с трудом волоча ноги и жадно протягивая верхние конечности по направлению к Анне и к городу...
  
   "Хватит!" - Ний оборвала эксперимент.
   "В чем дело?" - Няо с трудом вернулся в реальность.
   "Их бессознательное ужасно! Они боятся смерти! Мой вывод очевиден".
   "Мне кажется, что феномен смерти у данной особи был тесно взаимосвязан с духовностью".
   "Этот кошмар можно назвать духовностью?"
   "Ний, это же совершенно иная раса, совершенно иная цивилизация".
   "Тогда эта цивилизация безнравственна".
   "Давай еще раз. Но попробуем не обрывать связи, а вдруг за этим комплексом будет что-то чистое, светлое..."
   Эксперимент 2
   Глубинные слои бессознательного связанные с комплексами сна и смерти. Взаимосвязь с сознанием.
   Абрамчик любил выпить. Что поделаешь? Вот и теперь он так залился беленькой, что не то что лыка не вязал, но даже и с веревкой не справился бы.
   Мир приятно плыл куда-то за левое плечо. Собутыльники давно уже дрыхли, свесив головы под стол. Добродушный туман завязывал глаза узелками и растворял металлический Меркурий в спиртовом угаре. Хорошо...
   Чертики были зелены. Они явились совершенно обоснованно.
   "Братцы, почему вы всегда зелены?" - спрашивал их Абрамчик, но они хохотали беззвучно и водили хороводы вокруг Абрамчика как вокруг елочки зимой.
   Абрамчик толкнул в бок собутыльника, но тот булькнул, что нечего считать бутылки, что пора домой, и что пора бы всем вам в глубокое темное место. Абрамчик понял все и решил бороться с чертями до последней капли... - этой, как ее?.. - ну, в общем: врагу не сдается наш гордый Абрам...
   Черти тоже решили не сдаваться и так нахрюкались, что даже менты решили обойти это место стороной - тьфу! тьфу! тьфу!..
   Абрамчик последний раз решил сделать шаг чертям навстречу, но они не поняли его маневра, чокаться не стали, лишь испуганно моргая глазенками и шевеля ушами. В последний момент Абрамчик заметил, что никакие они не зеленые, а совсем даже наоборот - пушистые, глазастые, ушастые, мягкие и разноцветные, - все понял и тут же уснул.
  
   "Ну и что это за подопытные?!! - Ний уже готова была заплакать,
   "Они меня в могилу сведут! Они что, все больные! Когда их просто наблюдаешь - нормальные, здоровые, развитые, но когда ставишь эксперимент!.. Я не могу! Моя нервная система на пределе!"
   "Ты принимаешь все слишком близко к сердцу! Давай облегчим условия эксперимента. Давай возьмем недоразвитую особь. Давай я поведу эксперимент. Давай не спешить с выводами".
   Эксперимент 3
   Янек погонял с приятелями в мяч. Это ему надоело, он плюнул и пошел домой. На хвост ему падали один за другим, но он всем говорил, что винт полетел, что монитор меняют, что надо по новой драйверы запустить. А сам пришел домой и тут же влез на машину и пошел косить и мочить демонов, драконов, вурдалаков, ведьм и прочих уродов, то и дело меняя пушки, гранатометы, пулеметы, суперуниверсальные ружья и прочую смертоносную атрибутику.
   Долго ли коротко ли мочил да косил нежить Янек, однако повстречалась ему на пути одна ведьмочка с двадцатикилограммовым бюстом да и молвит ему человеческим голосом:
   - Чтой-то ты, братец, дюже много моих братьев и сватьев побил! А знаешь ли ты, отрок, что пульки-то твои - чепуха! Ты бы, дурень, взял бы святой водицы да и окропил бы нежить!.. Всего-то делов!..
   - Врешь, поганая!! - закричал на нее Янек, - ты специально меня обманываешь!
   - Чего я врать-то буду? Ты нас святой водой, а мы очищаемся, таем и становимся ангелочками!.. А вот пулькой ты нежить только на время отключаешь - пройдет круг, а мы снова тут как тут, да сильнее прежнего! Понял ли ты, дурачок?! Учись!
   - Врешь! Врешь! Врешь! Да ты и не ведьма никакая! Откуда ты вообще в мою игру забралась?
   - А! Наконец-то вспомнил, что это все игра! Не надоело еще?
   - Отвечай: кто ты и зачем пришла? Это что, новый уровень?
   - Игра окончилась, дурачок! бросай это все! У тебя же есть куча более важных занятий.
   - Не уговоришь! Я все равно войду на следующий уровень! Я понял: ты - искуситель! Я на верном пути, раз вы меня боитесь!
   - Тебя может ожидать смерть!
   - У меня еще четыре жизни!
   - Дурачок, я говорю о настоящей смерти!
   - Я же сказал!..
   - Да ты не понимаешь! Сейчас машина перегреется и взорвется! Ты этого не боишься?..
   - Ничего, я буду чуть нежнее машиной вертеть. Я не боюсь вас! Вот сейчас поищу, может еще пару жизней найду... А! Вот супертермопулемет! Ух! берегись, бесы! Я иду!
   А бесы как взбесились. Они атаковали Янека целыми отрядами. А он все мочил, все косил, все колбасил, все долбал...
   Конец Миссии
   "Это же чистое насилие! периодами он верит в их реальность! Он играет в виртуальные игры, но с реальными чувствами!" - Ний была совершенно потрясена.
   "Ты же видишь, что это недоразвитая особь".
   "Я увольняюсь с этой планеты! Я отказываюсь от работы с людьми! Я пишу отрицательный отзыв! Я категорически против того, чтобы передавать им хоть что-то от иоскалов!"
   В это время в подвал, где сидели Ний и Няо кто-то вошел, производя какие-то странные действия.
   "Странный запах, ты не находишь?" - спросил Няо и тут же потерял сознание.
   Ний в последнюю секунду заметила человека в странной маске с трубой из-под окуляров. И тьма бессознательного...
  

Миссия N2/3

Вопрос отношений

   Ксим и Ксю были направлены в другую часть света - в противоположное полушарие. На подобном расширении сферы изучаемого настаивали в своем последнем донесении Сэу и Сэрс, так как, по их мнению, оттуда шло все негативное влияние на сознание землян.
   Первым этапом миссии было сыграть роль бездомных котов. Их очень быстро отловили и весьма неблагосклонно препроводили в приют, где подобных им тварей содержалось в огромном количестве.
   Шум стоял невообразимый. Все кошки требовали к себе внимания немногочисленных служащих приюта.
   Местные коты рассказали Ксим и Ксю о том, как многие из питомцев приюта попадают в семьи к людям, где им надевают ошейники, и они становятся полноправными членами или даже хозяевами (!) своих человеческих или смешанных семей.
   Один рыжий кот рассказал даже о том, как его брат попал в семью, где жили бабушка, восемь кошек, три кота, пять собак и восемнадцать попугаев в клетке. Правда, однажды бабушка где-то нашла дедушку, который прибил втихомолку всех кошек и половину собак, продав их в "китайский ресторанчик". Только брат рыжего кота сумел убежать. Так что не всегда семьи бывают хорошими.
   "А как узнать, хорошая семья или плохая?" - спросил у одного кота Ксим.
   "Это надо чувствовать..."
   "Изнутри - интуицией?"
   Кот ошалело смотрел на Ксима, не понимая, как можно так подавать смысл, что понять ничего нельзя. Ксим сам чувствовал, что они говорят словно на разных языках, несмотря на то, что Ксим старался передавать смысл так, как делали это коты. Смысла, конечно, в разговорах с котом было мало, да и сами разговоры были весьма лаконичны и примитивны.
   Ксю разговоры с котами настраивали на пессимистичный лад. Она постоянно слышала от этих животных, что люди могут физически уничтожать как котов, так и собак, так и друг друга. Это ее очень настораживало, а после того, как Ксю услышала историю о корейских ресторанах, она просто испугалась и смотрела на людей почти в ужасе от того, что эти существа могут мучить кого бы то ни было. Что такое мучения Ксю понимала весьма туманно, но те чувства страха и ужаса, которые передали ей коты, она переживала всерьез.
   "Ксим, пора отсюда бежать! От людей необходимо держаться подальше! Ксим, они опасны!"
   Ксим смотрел на Ксю и тяжело размышлял. Он просматривал как-то воспоминания собак, которые были более кошек подвержены чувствительности. Через эту чувствительность Ксим и смотрел в их воспоминания, где люди являлись чрезвычайно положительными образами. Бывали, правда, собаки, которые боялись людей, но это были совершенные идиоты, у которых адреналин вырабатывался быстрее, чем эндоморфины, вследствие чего они становились гиперчувствительны в эмоциональном плане, но атрофированное мышление не давало им возможности хоть как-то оценить обстановку. Потому Ксим старался не вникать в этих особей, боясь за свою собственную психику. И вот он теперь размышлял. Тяжело. Мучительно. Фактов кошачьих воспоминаний у него не было, так как кошки были чрезвычайно закомплексованы не поддавались его гипнозу, и уж тем более не хотели принимать те препараты, которые он им предлагал - для повышения чувствительности. Он даже пару раз получил по морде за наглые непристойные предложения.
   "Ксю, я не могу уйти без результатов просмотра памяти кошек. Помоги мне провести его. Даже твоей чувствительности хватит, чтобы проникнуть в них..."
   Ксю задумалась и согласилась с условием, что побег произойдет сразу по окончании трех опытов.
   Опыт 1
   Джо помнил себя с того момента, как у него первого из всего выводка открылся глаз, и он увидел человека, который запихивал всех котят в мешок. Твердая табачная рука взяла его за шкирку и опустила в вонючий мешок. Весь выводок котят жалобно орал и пищал прощание с миром. Затем мешок стал передвигаться и через некоторое время Джо почувствовал воду, которая быстро вытеснила весь воздух. Страх прошел, осталось разочарование в краткости жизни.
   Сквозь провал памяти он понял, что жив. Снова человек держал его на руках, но руки были уже гораздо более теплыми и пахли печеньем и юной непосредственностью. Джоки понял, что из всего выводка он остался жить, так как был самым взрослым и сильным.
   Его человек оказался добрым, но его родители были полной противоположностью. Джоки чувствовал, что большие люди не хотели брать кота в свою семью, как бы Джоки не показывал себя. Он видел, как яростно они убивали насекомых, с каким наслаждением они смотрели в "ящик тысячи убийств", с какой радостью они пугали самого Джоки и маленького человека, как они самозабвенно ругались и дрались между собой, - Джоки все это видел и часто плакал.
   - Ты, серая тварь! - пинали большие люди ногами кота.
   - Иди сюда, Джоки! - и маленький человек брал его на руки и прятался в своей комнате.
   Однажды большой мужчина пришел домой в каком-то странном состоянии. Очень ласково он позвал кота и дал ему кусок рыбы. Джоки был голоден и съел эту рыбу, пока большой человек хохотал.
   После этого Джоки почувствовал, как все его тело онемело и похолодело. Маленький человек долго плакал над ним, а потом большой человек унес его и бросил в машину, что возит мусор.
   Очнулся Джоки на свалке, придавленный кучей пластиковых мешков. Лишь спустя много времени он смог выбраться наверх и, шатаясь, пошел домой. Он чувствовал маленького человека, он чувствовал, что тот очень далеко, но шел, заправляясь по пути отбросами. Однако Джоки не дошел, так как через день его отловили и отправили в этот приют.
   Опыт 2
   Кисси любила убегать из дома, гуляя по братствам котов. Они любили оплодотворять ее регулярно. А люди любили регулярно топить в реке ее выводки, а саму Кисси лупить тапками и пугать пылесосом. Однажды хвост Кисси попал в трубку пылесоса, и люди очень хохотали с этого, пока кошка орала об испуге и ужасе своего положения. Каждую неделю люди ловили ее и купали водой, словно не знали, что для ее кожи и шерсти это очень вредно. Также люди любили дергать ее за хвост, за усы, за уши, любили закрывать в коробку, любили привязывать за хвост погремушки. Кисси всегда вздрагивала, пугалась, когда люди начинали хохотать...
  
   "Ты же видишь, Ксим! Я же говорила, что люди опасны! Последний опыт, и бежим отсюда"...
   "И все же мне кажется, что трех опытов будет недостаточно..."
   "Я предлагаю посмотреть в Мисси. У нее много шрамов, а для кошки это весьма необычно в отличие от кота..."
   "Этого все равно будет мало..."
   "Да на воле мы найдем еще кого-нибудь".
   Опыт 3
   Мисси все помнила урывками. Несмотря на безоблачную юность, Мисси была самой несчастной кошкой на свете. Была в ней такая память, которой она настолько боялась, что сразу же бросалась в эпилептические припадки при одной только мысли о вивисекции, что было основным багажом ее памяти о себе.
   Боль. Страх. Ужас. Страдания. Ненависть. Боль. Боль. Страх ожидания. Боль. Ужас. Мерзость. Боль. Ожидание боли. Ожидание страха. Небольшое забытье и снова боль, боль, боль. И все время люди в белом с красными пятнами. И все время страдания окружающих ее собратьев, отдаленные, но не менее страшные, чем собственные...
   Вивисекция. Не память, а боль...
  
   "Что я говорила! Бежим!" - и Ксю тут же повлекла Ксима прочь, тем более, что план побега у нее уже давно был готов.
   Ксим не сопротивлялся, так как и сам был до смерти напуган третьим опытом.
  

Миссия N3

Поисковая

   Мий предложил искать Сэу и Сэрса по гормональным и по иным энергетическим следам. Следов осталось не так уж много, потому, по мнению Миу, следовало бы производить опрос кошек, с которыми Сэу и Сэрс могли бы общаться, а также следовало прозондировать бессознательное людей.
   Они сверяли обстановку в районе разведок первой миссии с теми отчетами, что оставили разведчики.
   Большая часть отчетов свидетельствовала о продуктивной деятельности людей, о том, какую цель они преследуют в своем строительстве, о том, какие взаимоотношения у людей с природой, и в первую очередь с кошками и другими домашними зверями. Несколько отчетов были о кошках, об их обществе. Также было пару отчетов об общественных насекомых.
   Именно эти последние отчеты привели Мия к тяжелым размышлениям. Разочарованием служило в первую очередь то, что разумом обладали не кошки, а люди, и во вторую очередь разочаровывало то, что, вероятно общественные насекомые также разумны. Предполагать разум у подобных существ было вполне в характере Сэу. Вообще такое предположение было совершенно вне всяких рамок представлений. Проверить до конца эти предположения тоже было невозможно, так как контакт с такими существами был бы все равно односторонним. Но у людей были технологии, которые в соединении с технологиями маурумов могли бы обеспечить такой контакт.
   Однако все это Мий решил оставить до поры, так как им с Миу необходимо было найти пропавших маурумов.
   Первым интересным моментом была кошачья община в одном сельскохозяйственном предприятии. Интерес был как раз в области вопросов смерти, разума и отношений. Все существа на этой ферме жили по неким странным законам, так, словно все три вопроса были настолько сгармонизированы, что жизнь складывалась уравновешенно, и проблемы были лишь творческого характера; это было чрезвычайно не типично для общины земного типа. Коты и кошки играли в общине определенные роли, сильно взаимодействуя с остальными обитателями фермы. Люди играли в основном руководящие и регулирующие роли.
   Все бы хорошо. Мий уже решил было, что кошки Земли обладали некоторой степенью разумности, но тут маурумов потрясла одна простая вещь: кошки не были вегетарианцами, как маурумы. Маурумы вообще не могли себе представить, чтобы такие высокоразвитые существа могли бы употреблять в пищу трупы. Это так расстроило миссионеров, что маурумы - все члены миссий целые земные сутки плакали от разочарования.
   "Как же мы могли этого не замечать так долго?!" - тоскливо восклицал Мий.
   "Странно! Мы так были увлечены выяснением важных нравственных вопросов, что совершенно позабыли о нравственной основе - еде, - говорила Миу, - Разве могли бы мы предположить, что, несмотря на весь свой интеллект или этику..."
   "Чудовищно! Я понимаю - пресмыкающиеся, хладнокровные и прочие твари, но - звери!.."
   Они сидели на крыше одного из строений фермы и наблюдали, как кошки и собаки поедают то, что час назад было старым мерином. Человек ходил рядом и накладывал куски мяса в тарелки.
   "Я не могу этого видеть!" - Мий отвернулся.
   "Это дикая, безнравственная планета. Я обязательно отмечу это в своем докладе..." - сказала Миу и тоже отвернулась.
   Они пошли к тому месту, где наиболее отчетливо ощущались следы первой миссии.
   "Что ты скажешь?" - спросила Миу, обнаружив среди коровьего навоза эмоционально-измерительный прибор, оставленный или потерянный первой миссией.
   "Прибор испорчен. Его зашкалило", - сказал Мий после осмотра.
   "Да ты что?! Как это возможно?!"
   "То ли они измерили что-то сверхординарное, то ли они сами почувствовали чрезмерное возбуждение. Я знаю, что такое бывало со старыми моделями, но - с новыми!.. Странно!"
   "Что же это была за эмоция?"
   "Я исследую его память", - Мий взял прибор и стал вникать в него.
   Миу тем временем ходила по карнизу и вела эмоциональное наблюдение за курами и индюками. Птицы вели себя спокойно, хотя некоторые чувства не давали им сполна насладиться покоем. Эти чувства у них ассоциировались с дохлым мерином, которого неподалеку поедали их хищные друзья, а также с исчезнувшими товарищами: петухами, свиньями, баранами. Они усиленно тормозили это беспокойство, стараясь развлечься насущными проблемами.
   "Ты кто и откуда?" - раздался позади Миу голос земного кота. Миу понимала его язык, так как тот был очень примитивен, да и понимала маурума она больше интуитивно, нежели на уровне рефлексов.
   Кот был черен, красив и грациозен, но груб, дик и туп, к тому же, как и у всех зверей на земле, у него на голове и на морде росли волосы, а на лапах были когти. Этого всего у маурумов не было, и миссионерам приходилось гримироваться под котов. Но кот и не понял, что Миу - не настоящая кошка. Кот показывал, что сексуально заинтересован ею, и ее происхождение его не особо интересует.
   "Если я скажу тебе, ты вряд ли поймешь меня".
   Он действительно не понял и лишь обалдело моргал глазами, пытаясь вникнуть в ту гамму чувств и мыслей, которыми облекла его Миу, Но даже и простой кот не чужд романтики.
   "Идем, погуляем в травке", - предложил кот, но тут же заметил Мия. Глаза его охладились, хвост слегка распушился. Он что-то промурчал и, дергая хвостом, пошел к незваному гостю, совсем забыв о Миу.
   "Ты кто и откуда?!" - черный кот выказал Мию всю меру своего презрения.
   Это чувство было мало знакомо маурумам, тем более в таких количествах, поэтому Мий не высказал ничего отрицательного по отношению к землянину:
   "Мы из города. Сюда приехали отдыхать".
   "Что?" - кот искренне не понимал, что говорит этот уродец с деревяшкой в лапе.
   "Миу, я вник в суть проблемы, - сказал Мий подошедшей мауруме и показал ей прибор. - Это была целая гамма эмоций, спроецированная от нескольких субъектов. Скрещение эмоций - и поломка!.. Тем более, что эмоции были в основном отрицательными".
   "Кто вы такие?!" - земной кот плавал между страхом, удивлением и злобой, пытаясь хоть что-то понять в этих уродливых котах, которые общались такими мощными волнами.
   Но эти странные кошки не обращали на него никакого внимания, и дело тут было совсем не в том, что их связывали чувства, а просто земной кот им был мало интересен.
   "Пес вас побери! Кто вы такие?!" - заорал кот, послав им такую волну, что у них даже шерсть приподнялась.
   "Что с тобой, друг любезный?" - Миу первый раз услышала такие звуки из горла кота.
   "Ты здоров?" - спросил его Мий.
   Кот в это время подавал ультразвуковые сигналы своим собратьям, которые оторвались от своей трапезы и навострили усы и ушки.
   "Мне сразу ваш запах не понравился, - говорил земной кот, - Но я все-таки не собака, потому и проверил поближе. Вы - не кошки, так?"
   "Для своей дикости ты весьма догадлив!" - сказала Миу и задумалась об этом.
   Мий думал о другом - братья черного землянина уже приближались.
   "Я получила сообщение с базы, - сказала Миу, - Они предлагают мне в создавшихся условиях применить психонейростимулятор".
   "Это интересно. Мы сможем творчески поговорить с этими животными".
   "Ты не очень доверяешь психонейростимулятору?"
   "Пожалуй, у меня не очень хорошее предчувствие. Хоть я и не такое животное, но чувства у меня все-таки работают!.."
   А коты уже были поблизости, Их было довольно много. Разномастные, крупные и средние, развитые и недоразвитые. Впереди шел рыжий, крупный, физически развитый кот с явно лидерскими замашками.
   "В чем дело, брат? Что за гости?" - спросил он у черного кота.
   "Братва, тут какие-то странные коты!" - черный кот презрительно кивнул в сторону маурумов.
   Братва презрительно сощурилась, поводя усами, ушами и хвостами.
   "Хочу вам заметить, дорогие земные братья, что мы совершенно вам не помеха, так как питаемся мы другой едой - не трупами, территория ваша нам не нужна, так как мы вскоре отсюда отчаливаем. Но нам нужна ваша помощь", - Миу старалась говорить как можно искреннее и дружелюбнее, придав голосу очарования и шарма.
   К сожалению, ее не оценили, вернее, оценили совсем в другом смысле.
   "Я ее трахну!" - сказал сподручный братан рыжего кота - полосатый толстяк с разорванным ухом.
   "Тише, Рваный Ух! Сначала Рыжий Бес!" - сказал черный кот. Они все почувствовали Миу.
   "Не надо меня бить, - попыталась отвертеться Миу, - Я лишь просила помочь нам разыскать двоих таких же как мы. У них тоже огромные головы. Один был белого цвета, другая была пепельно-серая. Вы не видели их здесь на ферме?"
   Коты молчали, глядя на Рыжего Беса, но тот, ничего не предпринимая, лишь молча глядел на маурумов.
   Мий повторил вопрос, попытавшись гипнотически воздействовать на Рыжего Беса.
   И тут случилось такое, что маурумы отключились, и что было дальше, они ничего не помнили...
   А психонейростимулятор работал на полную мощность.
  

Миссия N2/1(продолжение)

Вопрос разума

   Рыс и Рус в своих исследованиях перешли на новый уровень.
   "Я полагаю, - говорил Рус, - что этическими ценностями у них являются природа, человек и культура".
   "Ты торопишься, - сказала Рыс. - мы еще не выяснили их мировоззрения, миропонимания. Какие цели они ставят себе".
   "Знаешь, Рыс, я ведь хотел идти от общего к частному, но ты настояла на обратном. Ты ведь видела, как прошла наша прошлая серия экспериментов!"
   "Раз уж мы начали от частного, то так и пойдем".
   "Предлагаю небольшое наблюдение. Это может быть весьма интересно".
   Наблюдение 1 (мысли).
   "Да! Я гений!" - человек взирал на карту мира, утыканную флажками, и самодовольно ухмылялся.
   Гениальность его явно не знала границ. Как ловко он надул того президента: и долгосрочный кредит выбил, и поссорил с соседом, и умудрился скрыть столько фактов сговора с его врагами...
   "А как же косой взгляд его советника?.. Он что-то подозревает... Да ну! ерунда!.."
   - Господин президент, к вам министр внутренних дел, - пропищал секретарь из переговорного устройства.
   - Заходи! - президент отжал кнопку и повернулся к дверям.
   Лысенький дядечка с папочкой под мышкой, поводя генеральскими плечами и утиной шеей, вошел в кабинет, шаря глазами и у себя под ногами.
   - Садись, дорогой! Сегодня без журнаглистов потолкуем! - голос президента разбежался по высоким золоченым стенам и заткнул уши всем жучкам, а заодно и паучкам.
   - Об чем же?
   - Возьми ты нашего жида за жопу один раз! Этот поц уже давно обещался бабки вернуть за свои делишки. Да и на черножопых тоже надо потратить - сам же мне говорил! короче, вези его в санаторий, понимаешь, хе-хе! И выбивай там из него!
   - В санаторий, хе-хе!.. Понимаю! Там жидов богатых сразу масонами делают!.. Хе-хе-хе!..
   - Иди, дорогой, разбирайся с жидами и черножопыми!.. И с масонами! - и президент похохотал.
   Лысенький дядечка выкатился, а президент снова подошел к карте ухмыльнулся о своей гениальности.
  
   "И что?" - Рыс была одновременно встревожена, разочарована, удивлена, но ничего не поняла.
   "Дело в том, что я никак не могу вникнуть в суть этого института! - сказал Рус. - Для чего существует такая армия бездельников, которая приказывает друг другу и терроризирует всех остальных людей? К чему они, и почему их терпят остальные?"
   "Действительно бездельники? Может это своего рода культурная деятельность? Может это наука или своеобразное искусство?"
   "Искусство унижать других? Наука издеваться над слабыми?"
   Рыс аж в дрожь бросило от таких слов Руса.
   "Рус, с тобой все в порядке? Ты говоришь так необычно! Объясни мне смысл слов: унижать, издеваться".
   "Я и сам не вполне это понимаю, но знаю, что люди в этом мастера. Это надо видеть, но все равно до конца этот процесс не поймешь".
   "У тебя есть какие-то предложения?"
   "Да. Это в каком-то смысле взаимосвязано с миссией N2/2, с вопросом смерти".
   Наблюдение 2 (ощущения).
   Иван чувствовал жопой, что "духи" сидят на хвосте. Солдат всегда чувствует - на ягодицах у него вырастают осязательные нервные почки, и они всегда подсказывают солдату, что и кто ему "светит".
   Он старался идти, не наступая на сучья. Глаза уже привыкли к лесной темноте, но ногам это давалось несколько сложнее.
   "Они знают. У них носы как у псов или волков..."
   Солдат не боялся. После всего, что он повидал, он уже ничего не боялся. Это раньше он мог обосраться или уссаться в штаны со страху или блевать от смеси жалости, страха, отвращения и водки. Теперь же душа его была каменной, но камень этот был насажен на огромную дубину под названием ефрейтор Иван Голодранцев, и дубина эта готова была раздробить в порошок бородатую гадину.
   Но сейчас эти бородатые гады пресмыкались у него за спиной, шуршали своими гадючьими языками, чуя русский дух за милю.
   Он шел и не увидел капкана. Он лишь почувствовал щелчок и кромсающий удар по ноге. Иван сунул дуло между зубьев и стал раздвигать их автоматом.
   "Срань Господня! Угодил же! Тихо! Вот они..."
   Тявкающие звуки нерусской речи и смех нерусских глоток. Иван затаился, готовый биться до конца.
   "Духи" проверяли капканы. Пару зайцев они уже несли в рюкзаках, но такого русака не ждали.
   Иван полоснул ножом по горлу одного, но другой заорал и пальнул из автомата.
   А нога-то все в капкане, Иван подстрелил крикуна, подхватил его автомат и двумя дулами разогнул тиски капкана, В сапоге хлюпало, но кость осталась цела. Иван сделал перевязку, использовав рубаху "духа".
   Бежать. Бежать. Хотя все равно конец. Бородатые теперь живых не оставляют.
   Пока он шел, нога слабела. Иван вырезал костыль. До базы было еще очень далеко - километров сорок-пятьдесят через горы. Светлело. Не дошел. Откуда ни возьмись, пастух вышел, увидел Ивана, бросился в кусты, спрятался за камнями.
   Иван пошел быстрее - успеть до леса, пока солнце не взошло. Пастух обязательно скажет кому-нибудь, куда пошел солдат.
   Снова Иван чувствовал на хвосте бородатую неприятность. В заднице занозой сидело чувство неизбежности.
   Вот они. Вот они мелькают. Сидеть. Даже лес не спасет.
   Иван спрятался между камней, приготовил автомат. Патронов хватит и на сотню "духов". Подходи по одному.
   - Эй, урус, сдавайся! Чего стрелять даром! Мы тебя не тронем! Урус, будь умный человек! Выходи!
   - Ага! ... больше! - усмехнулся Иван и крикнул врагам о том, чтобы те чего-то пососали.
   - Ты что говоришь некрасиво! Ай-яй-яй! Разве твой бог тебе разрешает так говорить? Иди сюда по хорошему, не то мы тебе яйца отрежем, знаешь?.. Урус, иди сюда! Хорошо?
   - ... тебе в очко!
   - Это ты наших порезал-пострелял? - крикнул другой голос.
   Иван разглядел среди листвы чей-то ствол, прицелился. Подождал, пока "дух" не наговорится.
   - Считаю до трех! - крикнул "дух", и Иван увидел, как напрягся вражеский ствол.
   На счет "три" заговорили четыре автомата.
   Ивану приходилось часто оглядываться и стрелять в разные стороны, но пока никого подстрелить не удалось. Что делать, когда патроны кончатся, Иван думать не хотел, но рано или поздно это случится.
   - Чего ты больше боишься, солдат? - спрашивал он у себя и отвечал, - Ничего не боюсь!..
   Боеприпасы Иван экономил и старался стрелять поточнее. Иногда "духи" так густо клали огонь, что и носа нельзя было высунуть.
   - Чего-то ты обязательно боишься чуть больше, - говорил себе Иван и слал еще пару пуль в зелень трав, - И что это что-то: смерть или плен?..
   Пока "духи" срезали у него веточки да листочки над головой, он размышлял.
   - Эй, духи! Духи! - закричал он.
   Те перестали стрелять. Уже обрадовавшись, что "урус" сдается.
   - Духи, что страшнее: смерть или плен?
   - Э, дорогой! Тебя ждет ад! Аллах тебя не любит! Тебе смерть страшнее! Иди сюда, дорогой!
   - Врешь, сука! Ты же мне яйца обещался отрезать!
   - В аду тебе их будут резать каждый день!
   Иван сглупил: заговорился с одним, позабыл о других. А сзади - петля на шею, коленом спину, лицом к земле - прижали, не шелохнуться.
   - Ай, хорошо! Молодец! Лежи спокойно, собачий сын! Обосрался, небось?!
   И "духи" расхохотались. Связали ему руки, надели мешок на голову, веревку на шею привязали.
   - А яйца мы тебе все-таки отрежем!..
   Полчаса волокли куда-то. Остановились, крикнули что-то, снова пошли. Иван почувствовал костер. Тут было много народу.
   - Ах, вот он ты! Здравствуй, урус! Шакал поганый! Пес смердячий, ты зачем наших замочил?..
   "Духи" стали бить Ивана сапогами, хохоча во все горло, потом сняли с головы мешок и стали мочиться на него. Вонючая жидкость резала глаза, вонь била в нос. Ивану стало все настолько омерзительно, что он стал блевать, что очень рассмешило "духов".
   Они закурили травку и стали дымить Ивану в лицо, спрашивая, лучше это чем водка или нет. Обкурившись, они стали хохотать еще больше, и один из них вспомнил про обещание отрезать яйца.
   Большинство словно дети обрадовались, так как такого пока не видели. Двое профессионалов взяли ножи и распороли штаны и подштанники Ивана.
   - Не надо! Вы же люди, а не звери! - умолял их Иван, но они лишь хохотали, поводя обкуренными глазами из стороны в сторону.
   Хирурги. Профессионалы.
   - Сейчас ты будешь девочка...
   - Джафар, не забудь ему прорезать дырочку, мы потом дадим ее Чокнутому Тобику! Пусть побалуется! Тем более, что это будет целка!..
   Когда Иван потерял сознание, а "духи" стали отрезать его руки и бегать за нашатырным спиртом, Рыс не выдержала и тоже упала в обморок. Рус был покрепче и потому увез ее подальше.
  
   "Что это было, Рус?! - Рыс умоляюще смотрела на друга, - Скажи мне, что это был сон!.."
   "Это было второе наблюдение, Рыс".
   Маурума разрыдалась. Она никогда еще так не рыдала с тех пор, когда первый раз увидела смерть. Это был несчастный случай, и она была еще маленькой и не понимала, что реинкарнирование, ставшее доступным после открытия иоскалов, способно в каком-то смысле вернуть все на свои места, хоть и с временной задержкой. Надо заметить, что смерти как таковой у живых существ нет, и процесс реинкарнации возможно ускорять и делать совершенно безболезненным и чистым.
   Но простая смерть с последующей реинкарнацией не шла ни в какое сравнение с тем ужасом, который творили эти люди.
   "Рус, может они не чувствительны к боли?"
   "Нет, они, в том числе и эти особи, очень чувствительны, почти как мы!.. Ты же знаешь все лучше меня!.."
   "Рус, я не могу работать! Я не могу и не хочу работать над проблемой разума! Я ставлю вердикт о том, что разум у людей имеет разрушительную тенденцию, почти не уравновешенную созидательностью".
   "Ты хочешь сказать, что они не разумны?"
   "Если не уточнять, то да - люди вообще не разумны! У них отсутствует разум! Все! Я улетаю домой!"
   "Еще одно краткое наблюдение. Это полная противоположность тому, что ты заявила".
   "Лишь ради тебя и вне работы. Хотя меня уже ничто не убедит..."
   Наблюдение 3 (чувства).
   Дед Яков жил и радовался жизни и радовал саму жизнь тем, что он живет.
   Все его любили. Это невозможно, но это так. Даже те кто его не любил (были такие люди), и те были не в силах сделать ему дурного.
   Вот теперь дед Яков почему-то задумался об этом. Сколько жил он, никогда не думал о себе, а вот теперь эта мысль пришла к нему в голову. Он чувствовал какую-то грань.
   Красавица бабочка села ему на плечо и стала плавно поводить своими прекрасными крылышками.
   - Скажи, почему, красавица? - спросил он ее.
   "Хорошо!" - бабочка молчала, счастливая своим существованием и своими простыми заботами.
   - И мне кажется, что все хорошо! Но прожил я жизнь свою, а ответить, к чему, не могу! - шел дедушка Яков по лесу, и цветы, травы, ветви деревьев тянулись к нему, стараясь прикоснуться. Он даже шел как-то так, что трава не приминалась под его стопами.
   Лисица, ластясь, скакала перед ним, ложилась на спину, вскакивала, заигрывала, терлась о его колени.
   Дед Яков смеялся с молодого лисенка и шел дальше, где его уже поджидали два скворца. Они вспорхнули ему на плечи и защебетали на всех лесных языках обо всем на свете.
   - Здравствуйте, дедушка Яков! - пропищали две девчушки, во все глаза глядя на удивительных скворцов.
   - Здравствуйте, милые! Тысячи грибов вам да сотни ягодок! - улыбнулся им дед.
   - Спасибо, дедушка! - пискнули девочки и пошли в чащу, где вскоре закричали от радости находок.
   Остановился дед Яков лишь у старого-престарого дуба. Оставили дедушку звери да птицы наедине с хозяином леса. Сел старик, скрестил ноги, вздохнул.
   - Здравствуй, Илья Муромец!.. Все стоишь... - дед с любовью и уважением смотрел в самую суть дуба, словно слыша его, и говорил с ним. - Видно, пришла мне пора уходить в иной мир... Почему? Мысли странные меня посещают, жду я чего-то непонятного. Знаешь ли, временами кажется мне, что я все понимаю. Смотрю в глубь вещей и вижу всю Вселенную. Нет во мне учености, нет во мне тех познаний, как у Эйнштейна или как у Маркса, но всматриваюсь и вижу... Не сказать словами, что я вижу, но понимаю несказуемое... И, видно, пора мне с этим знанием идти в иной мир. Прожил я уже столько, что на десятерых хватило бы, но остался у меня лишь один единственный вопрос, на который я не знаю ответа и не понимаю, что это должен быть за ответ такой... А вопрос вот он: зачем я? Зачем мой разум? Зачем человек? Почему я, человек, именно такой? И знаю я тысячи ответов от ума, но все они не о том! Зачем же я?..
   Дуб молчал, внимал старику каждым своим листиком, и словно готов был ответить, но не было слов. Есть ли вообще те слова, которыми можно дать ответ на этот вопрос.
   - Мне кажется, я знаю, когда получу ответ этот... На той грани, где время окончится для меня. И когда времени уже не будет, я окончится, но миг этот и будет ответом...
   Дуб прошелестел ветром листьев.
   - Да, все может оказаться по-другому, но самое главное будет именно так, ведь все очень просто...
   Дед Яков почувствовал, что он слишком много сегодня говорил, и пришло время помолчать о том же самом. Дуб закивал ему ветками. Ветер прошел по их седым бородам, по их серебряным волосам, принес им тысячи запахов леса. Он растворил старика в себе. Дед Яков закрыл глаза и вслушался в ветер...
  
   "Что это, Рус?!"
   Рус молчал, тоже закрыв глаза.
   "Рус" - прошептала Рыс.
   Маурум открыл глаза:
   "Знаешь, я их боюсь. Я сам был готов дать заключение об их разуме, как и ты. Но тут мы сталкиваемся с феноменом... Возможно, это даже более нравственно и разумно, чем все, чего достигла наша цивилизация, и, возможно, даже цивилизация иоскалов".
   "Но он один. Я чувствую, что он сейчас на всей земле один".
   "Боюсь, что так..."
   Рыс молчала, но не в силах сдержать себя чуть не задохнулась от рыданий, что внезапно изрезали ей горло и глаза.
   "И ведь этот же вопрос так и остался без ответа даже у иоскалов", - Рус грустно глядел на старого человека и теперь без страха задавал себе безответный вопрос.
  

Миссия N2/3 (продолжение)

Вопрос Отношений

   "Скажи мне, Ксю, почему мы с тобой оказались так напуганы? Откуда это первородное чувство страха? Как наваждение. Может у Мисси своего рода шизофрения если она имеет такие ненормально чувственные образы? Я, конечно, с такой патологией не сталкивался, но, думаю, это все же патология. Столько боли... Разве организм способен вынести столько боли и страха?"
   "Это же не маурумы! - Ксю была возмущена, - Ксим, ты еще в чем-то сомневаешься?! Проведем несколько наблюдений за людьми, чтобы ты убедился! Проведем и пару опытов, если ты такой скрупулезный!"
   "У меня уже есть пару предложений".
   Наблюдение 1
   Дэвид снова тянулся за стаканом. Четвертый раз. Мэл уже подсчитала.
   Сериал окончился. Началась реклама. Дэвид переключил программу.
   - Па, поиграй со мной! - прошепелявил Сэмми.
   - Отстань! Я занят! - Дэвид потянулся к стакану пятый раз. Пальцы его вяло щелкали по каналам.
   - Мультики! - заорала Дороти, - па, оставь мультики!
   - Дороти, марш учить уроки! - рявкнула мать.
   - У нас завтра домоводство. Нужно принести в школу продукты.
   - Пусть несут Симпсоны - они побогаче! - ухмыльнулся Дэвид в шестой раз, отхлебывая от стакана.
   Все криво усмехнулись.
  
   "Ксим, это что-то не то. Давай что-то поконкретнее".
   "Оно и видно, Ксю, что чувствительность тебя подводит. Следи, не то пропустишь самое главное".
  
   Дэвид хлебнул из стакана седьмой раз. Телевизор снова показал другой канал.
   - Ну, вот твой футбол! Что ты не смотришь?! - визгливо сказала Мэл.
   Дэвид снова отпил. Телевизор показал кусок какой-то рекламы.
   Девять. Десять. Одиннадцать. Телевизор показал полуобнаженную девку. Дэвид замер. Сэм под столом тоже затих. Дороти хмыкнула.
   - Э-гм! - сказала Мэл, и телевизор показал президента.
   Дэвид отпил в двенадцатый раз. На дне бултыхнулся кусочек льда в капле виски. Дэвид пошел долил виски, добавил льда, снова сел. Тринадцать.
   Президент кое-чего пообещал, и его сменил веселый сериал.
   - Па, ты же обещал! - прошепелявил Сэмми совсем уже шепотом.
   - А? - Дэвид хотел было прислушаться, но отмахнулся. Четырнадцать и сразу пятнадцать. Отрыжка.
  
   "Ты еще не поняла?" - спросил Ксим.
   "Пока нет. И долго еще это напряжение будет длиться. Ей еще не надоело? А ему?"
   "Следи".
  
   Шестнадцать. Как ему не надоест! Мэл взяла журнал, повертела в руках, бросила. Семнадцать.
   Сэмми сделал последнюю попытку. Он даже сам себя не слышал. Надежды уже не было.
   - Ты что-то сказал, - Дэвид выпил восемнадцатый раз, прослушав ответ сына.
   Сериал был веселый. Телевизор объяснял, где надо смеяться, и все смеялись. Да, очень весело.
   Девятнадцать... Двадцать...
   ...Тридцать один. Сериал подходил к концу.
   Тридцать два.
   Мэл сходила на кухню, принесла себе кукурузных хлопьев.
   Тридцать три. Сериал закончился.
   - Дети, пора спать, - сказала Мэл.
   Сэмми вяло вылез из-под одеяла, подошел к маме. Мэл чмокнула его в лобик. Дороти с неохотой чмокнула маму и повела брата в соседнюю комнату.
   - Спокойной ночи, па!
   - Спокойной ночи, дети, - тридцать четыре.
   Снова мелькнула полуобнаженная девица.
   - Э-гм! - сказала Мэл.
   Тридцать пять. Девица продолжила свои эротические действия.
   - Дэйв, найди что-нибудь...
   Тридцать шесть. Тридцать семь. Дэвид долил виски, досыпал льда. Тридцать восемь. Тридцать девять...
   ...Пятьдесят два.
   - Включи пятнадцатый канал. Там сейчас "Друзья" будут, - Мэл посмотрела на мужа. Ничего не хотелось.
   Пятьдесят три.
   С друзьями весело провели время...
   - Я иду спать, - сказала Мэл.
   Шестьдесят шесть.
   - Спокойной ночи, - сказал Дэвид. Шестьдесят семь.
   Мэл увидела на экране сумбурное телодвижение, но это ее уже возбудить не могло. Как и Дэвида.
   Шестьдесят восемь.
   - Спокойной ночи, - и она ушла спать.
  
   "Дальше нет смысла наблюдать", - сказала Ксю.
   "Я тоже так думаю", - сказал Ксим.
   "К чему мы вообще за ними следили? Типичные рефлексы на уровне слизней. Что ты хотел мне этим показать?"
   "Это и есть миролюбие. Разве они опасны? Да, был неприятный фон, но ничего такого ужасного".
   "Это просто... Они не злые. Они не добрые! Они - никакие! Они не созидают, не разрушают, они - прозябают!"
   "Знаешь, возможно, ты права... Но тогда это еще хуже..."
   "Ничего не говори. Проведем еще один опыт..."
   Опыт 4
   Дональд шел себе, загруженный делами и заботами. Шеф снова отметил не его. Снова этот Джордан, чтоб ему пусто было! - на протяжении шестнадцати долгих лет, пока, наконец, Дональд не узнал от второй секретарши шефа, что шеф - гомосексуалист, а с Джорданом у него роман. Это был удар. Все надежды на демократию и на счастье у Дональда упали, он перестал спать с женой, он перестал ходить на местные и федеральные выборы, он не хотел ездить даже на уик-энды. Сомнамбулически болтаясь сквозь улицы, Дональд попал в какой-то притон, где наркоманы дали ему попробовать марихуаны и на его деньги гудели целую неделю.
   Всю эту неделю федеральная полиция разыскивала Дональда, впрочем, не очень-то рьяно. Однажды при облаве они нашли человека в доску обкуренного, с серьгами в ухе, в пупке и под мышкой, с тату на груди, на ногах и на половом члене. Через трое суток он опознал себя, и жена забрала его домой.
   Шеф вызвал Дональда и стал нежно его расспрашивать о том, о сем, затем спросил, почему тот не украсил ухо серьгой. Дональд одел. Потом шеф захотел увидеть все остальное. Не успел Дональд снять последнюю одежду, шеф бросился на пол в половом припадке, заоргазмировал и тоже снял штаны...
  
   "Фу! - Ксю чуть не стало плохо, - Что за мерзость?!"
   "У них это считается нормально..."
   Ксю впервые в жизни пошла блевать. Когда она вернулась, Ксим сказал:
   "Я совершенно запутался! Где же та агрессия, от которой мы впали в такой страх?.."
   "Продолжаем. Но давай что-нибудь не такое мерзкое!"
   Опыт 5
   - Чем отличается честный журналист от продажного? - спросил Хуан, кося глазом.
   - Чем же? - усмехнулся Майкл.
   - Продажный продается много раз, а честный лишь один раз.
   Майкл усмехнулся и задумался: Хуан зарабатывает мало, сидит в этой газетенке, пишет честные статьи, и ему интересно, и писать в большие газеты он не хочет, хотя ему и предлагали неоднократно. Майкл тоже раньше так делал, но потом стал писать для больших газет, ориентируясь на их стиль и проблемы. Но после этого его статьи почему-то в ту газетенку уже не брали. И плевать! - он пошел зарабатывать деньги.
   Политики. Он писал и о политиках - их обычно ему заказывали их конкуренты. И Майкл громил их в пух и порошок. Плевать, но и самому смешно, и людям смешно, и деньги идут.
   Преступность. Люди жаждут море крови и подробностей. Их у нас есть! - кричали его статьи, живописуя изнасилования, убийства да прочие страсти.
   Знаменитости. Подробности, сплетни, скандалы - их есть у нас! берите, ешьте! Закусывайте сексом...
   Погорячее. Погуще. Подробней...
  
   "Я это не понимаю", - сказал Ксим.
   "Я тоже. Давай-ка понаблюдаем..."
   Наблюдение 2
   Рикардо ел шестую "горячую собаку" подряд. Это было как наваждение какое-то.
   "Что они ставят в эту сосиску? - то и дело мелькала у него мысль. - Ел бы и ел беспечно!.. Пойти что ли еще взять?.."
  
   "Как это - "горячая собака"? - с настороженностью спрашивала Ксю, - Они что, и собак кушают?!"
   "Спокойно! Это образ такой: собака", - усмехнулся Ксим.
   "Разве это похоже на собаку? Хвост или половой орган, разве что! Ксим, у меня возникает настолько жесткая антипатия к людям, что я боюсь за свою психику!.."
   "Ладно, Ксю, продолжим!"
  
   Рикардо ел седьмой и смотрел на свой живот. Ему казалось, что тот растет прямо на глазах.
   - Да-да! Растет! Видишь? - пришел напарник.
   - Что - растет?
   - Живот! Тебя скоро из полиции уволят за избыточный вес! Рик, ты хороший парень! Займись своей диетой. Или - спортом!
   Рикардо всегда относился к бледнолицым с долей презрения, а Крис был воплощением саксонской самовлюбленности в тело и в свой образ жизни. Сам Рикардо был наполовину мексиканцем, наполовину метисом, и был в управлении именно тем процентом, который сокращать было нельзя именно по расовому признаку.
   - Уже не я ем этих песиков, а песики едят меня! Кто кого быстрее съест - вот и есть весь спорт!
   Крис выпил свой морковный сок и сел за руль.
   - Ну, что, поехали? - он завел машину, и они поехали.
   Улицы ленились летней жарой. Неторопливый вечер выходил на разлинованный город, раздражая полицейских своей суетностью, так контрастировавшей с дневной зевотой.
   - Смотри-ка, стоит! - Крис кивнул головой на негра, торчавшего так, словно это был его город, его улица, его место, - похож на пропавшего героинщика!..
   - Ага! Клиентов ждет! Берем тепленького!..
   - Подождем минут пять...
  
   "Поменяем ракурс субъекта", - попросила Ксю.
   "Да, так будет точнее", - согласился Ксим.
  
   Моисей стоял, чувствуя себя так, словно бы не на своем месте, не на своей улице, не в своем городе. Он уже битых полчаса ожидал Марию. Один из братьев обещал ей найти работу для Моисея.
   Остановилась полицейская машина. Стояла минут пять, потом оттуда вылез один сухощавый белый и протиснулся в дверь жирный жующий мексиканец. Руки их подрагивали на рукоятках пистолетов.
   - Что стоишь, брат? - спросил Моисея толстый.
   - Жду подругу, - Моисей повел плечом.
   - Спокойно! - сказал худой, - Что ты дергаешься? Обыщи его, Рик! Руки на капот, нигер!
   Толстый Рикардо, дергая пузом, направился к Моисею, но тот не торопился стать в стойку подчинения власти.
   - Да вы что! Не имеете права! Я свободный человек! - Моисей горячо жестикулировал, нервно кривя рот и нос.
   Полицейские напряглись.
   - Да что это за демократия в жопу! Гавно! Я не могу ни работу найти, ни заработать толком, еще и эти полицейские гребаные! Я жду сестру! Все! Валите, ищите своих преступников!
   Но полицейские лишь вытащили пистолеты, и худой напряженно стал уговаривать Моисея:
   - Эй, нигер, спокойно! Положи руки на капот и закрой свой рот! Ты меня слышал.
   Дула направились на Моисея.
   - А если я не хочу!
   - Ты испытываешь наше терпение.
   Прохожие стали переходить на другую сторону улицы. Кое-где зеваки собирались в туповато-жующе-глазеющие кучки и стайки.
   - Да что вы привязались?! Мало вам негров, так вы ко мне прикопались!..
   - Положи руки на капот! Нигер, успокойся и положи руки на капот, - как заводной повторял Крис, руки с пистолетом начинали подрагивать.
   Рикардо нервничал еще больше. В животе у него урчало, в груди неприятно щемило, в глазах нарастал розовый туман.
   - Крис, что он орет! Крис, я не могу, - Рикардо двумя пальцами придерживал дрожащий курок.
   Моисей продолжал причитать, уже сам не понимая и не слыша, чего хотят эти полицейские. Он словно оглох, слышал лишь себя и какой-то пульсирующий стук в висках, отдававшийся громом в уши.
  
   "Ксим, - нервно дрожала Ксю, - почему они так возбуждены?! Ксим, я не могу этого терпеть? Ксим, что с ними??"
   "Я не понимаю..." - Ксим впервые чувствовал такое бессилие, проникнувшись этим чувством, сковавших троих людей.
  
   Пистолеты дрожали, руки дрожали, губы дрожали, в глазах нарастал туман, в ушах рос стук крови в напряженные мозги.
   - ...Оставьте меня в покое!..
   - ...Руки на капот!..
   - ...Что он орет?!
   - ...Руки!..
   - ...В покое!..
   - ...Руки!..
   - ...В покое!..
   - ...Руки!.. - уже целую минуту они ожидали судьбы.
   Внезапная мысль прошибла Моисея потом: "Покажу им свой студенческий билет!..". И рука его потянулась к сердцу, к внутреннему карману куртки.
   - Не двигаться!
   - Не двигаться - стреляю!
   Но руки не слышат, у них нет ушей, у них нет сознания - они бессознательные инструменты судьбы. Одна рука спряталась в поисках глупейшей из причин, а четыре другие руки нажали две очень существенные причины, завершив виток судьбы мановением пальцев.
   Один. Два. Три. Четыре. Пять. Шесть. Семь. Восемь. Девять. Десять. Одиннадцать. Двенадцать.
   Три секунды - двенадцать пуль - один труп.
   - Моисей! - выскочила из автобуса девушка, бросаясь к трупу.
   - Оставьте меня... - труп упал, вытаскивая уже никому не нужный студенческий билет, что выпал из руки и упал к ногам полицейских.
   А они стояли, тупо глядя на утекающую в канализационную решетку кровь, на раскрывшийся билет студента колледжа, на подбежавшую в истерике девушку, на удивленные, испуганные, осуждающие, равнодушные, созерцающие, ошарашенные, непонимающие лица толпы, молча или шепотливо собиравшейся кругом.
   Что дальше?
  
   "Ксим, что с тобой?!" - Ксю испуганно смотрела в его мокрые глаза.
   "Не знаю".
   "Ты... плачешь?.."
   "Почему все так... глупо!.."
   Ксю тоже спазмы схватили за горло и выдавили из глаз влагу.
   Маурумы содрогались в рыданиях, поддавшись этому полузабытому инстинкту, забыв обо всем.
   - Попались, кошечки! - их убежище - сарай возле автостоянки - не позволил им избежать безжалостных человеческих рук.
   - О! интересные экземпляры! По десятке баксов за штуку!
   И через час в компании еще пятерых котов и кошек маурумы в полной прострации были доставлены в некую лабораторию и заперты в особый изолятор. Они даже не попытались бежать, словно одеревенев от пережитых эмоций и напряжения.
  

Миссия N3 (продолжение и окончание)

Поисковая

   Миу осталась одна. Мия отправили на излечение на базу, а ей была оказана лишь психологическая помощь. Она оправилась после реабилитации у психолога, но чувство утраты чего-то осталось. Кто же мог предположить такую реакцию земных котов на психонейростимуляцию. Все-таки мозг у них иной, сами они иные.
   Задание было уплотнено, требовалась осторожность и постоянная связь с базой. От напарника Миу отказалась, ожидая, что через двое-трое суток Мий реабилитируется и вернется к работе в миссии.
   Миу в поисках первой миссии продвигалась довольно успешно. Отчеты первой миссии были проверены и подтверждены. Поиск двигался к своему завершению.
   Миу отыскала последние следы пребывания первой миссии: Это были недоразвитые особи людей. Необходимо было прозондировать их бессознательное.
   Опыт 1
   Тысячи мяукающих жертв выстроились в колонну по трое и начали судить и казнить Арниса. Они засаживали ему иглы под когти, снимали кожу с головы, распинали на кресте, выжигали глаза, разрывали щеки под "улыбку Гуимплена" и так далее, так далее, восклицая: "Виновен!.."
   Опыт 2
   Да, Регимантас помнил этих большеголовых кошек. Они ему еще тогда показались странными. И еще теперь пепельно-серая кошка приходит сквозь ночь и выжигает его глаза, и отрывает ему пальцы, и отрезает уши, и режет, и бьет, бьет, бьет молотками по гвоздям, вставленным в уши...
   Конец миссии
   Миу не смогла более проводить эти опыты. Она поняла судьбу Сэу. Оставалось найти Сэрса. Он избег смерти, и это было гораздо хуже, так как на связь он не выходил. Это говорило об одном: он стал психологическим неявлением.
   База отслеживала Сэрса. Миу шла по указанному направлению. Наконец слабый психологический контакт был установлен. Вот он. Сидит в глубине подвала.
   "Здравствуй, Сэрс", - Миу с острой жалостью смотрела на это бывшее некогда белым красивым созданием, выглядевшее теперь так, словно Сэрс побывал во всех стихийных бедствиях по порядку от пожара до обвала.
   Он не отвечал. Глаза его хранили часть испуга и боли, но не было в них огня разума.
   "Идем", - сказала Миу, спустившись в подвал, и подошла к нему.
   Внезапно Сэрс ощерился, глаза его зажглись, но совсем не тем огнем и он бросился на Миу, повалил ее на землю и вгрызся ей в горло...
   Маурумы с базы не успели...
  

Миссия N2 Основная (продолжение)

   Мий, Рыс и Рус предстали перед Советом по миссии на Земле. Первый член Совета сказал:
   "Итак, миссия N2/1 по вопросу разума предлагает вступить в контакт - в прямой контакт с землянином, с человеком, в целях полнейшего завершения миссии по вопросу разума на планете Земля. Так?" - спросил член Совета Мирр.
   "Да. Это наше предложение", - сказал Рус.
   "Контакт вы намереваетесь установить с теми особями, которые были вами наблюдаемы?"
   "Вероятно, нет", - сказал Рус.
   "Возможно, по наблюдению 3", - сказала Рыс.
   "Хорошо. Миссия N4, контакт с человеком. Можете исполнять ее Рыс и Рус".
   Рыс и Рус удалились.
   "Это действительно ужасно. Мы вам особо соболезнуем, Мий", - члены совета имели ввиду печальный конец поисковой миссии.
   "Вообще миссия на Земле принесла маурумам немало огорчений.
   "Иоскалы нас об этом не предупреждали", - сказал Мий.
   "Все-таки их сведения были об ином".
   "Да. Когда энергетические структуры Сэу, Няо, Ний, Миу восстановятся и реинкарнируются? Родители уже подобраны? Надеюсь, духовно это их обогатит?.. Наша раса долгое время была лишена духовных страданий, и мы стали очень чувствительны к ним. Это, конечно, богатство, но оно очень дорого нам далось..."
   "Истина иоскалов нам помогает весь этот опыт распространить на всех. Все-таки насколько еще возможно открывать новое", - сказал Мирр.
   "У нас снова потеря связи с миссией. Теперь Ксим и Ксю, миссия вопроса отношений. Они также пережили какой-то шок, как и Сэрс".
   "Как совет предлагает поступить с Сэрсом?" - спросил Мий.
   "Мы не в праве решать за него. Он сам должен решить это после того как пройдет курс лечения и реабилитации", - сказал один из членов Совета.
   "То, что произошло с ним - просто непостижимо. Земля - очень опасная планета, как с физической, так и с психической и с духовной стороны, - сказал еще один член Совета, - Там очень много несгормонизированных элементов, из-за которых могут наступать у маурумов подобные психические инфекции или духовные потери".
   "Я предлагаю проработать идею Сэрса о разуме у общественных насекомых", - сказал Мий.
   "Да, Совет уже размышлял об этом. Вероятно, будет организована пятая миссия, контакт с насекомыми", - сказал Мирр.
   "Я готов".
   "Подготовьте все необходимое и приступайте, когда все будет готово. Вероятно, я присоединюсь к вам".
  

Миссия N4

Контакт. Люди.

   Рыс и Рус некоторое время не решались взяться за работу, так как сомневались, с какого края подступиться к проблеме.
   Рыс попыталась, наконец, отыскать деда Якова, но это ей не удалось. Необычный старец пропал, словно его и не бывало никогда.
   "Как - пропал?! - удивлялся Рус, - умер?"
   "Следы есть, но его самого нет..."
   "И что теперь?.. Я подыскал кое-кого. Я ориентировался на психические вибрации деда Якова. Обладателей таких же мощных вибраций всего двое. Они совершенно разные, непохожие на деда, но в них есть что-то от него".
   "Может с ними и установим контакт? С обоими или с одним?"
   "Оптимальный вариант: ты контактируешь с одним, я - с другим".
   "Согласна, - тут же ответила Рыс, - Кто они?"
   "Первый живет в очень крупном городе, много контактирует с людьми, род занятий творческий: воспроизводит эмоционально и интеллектуально насыщенные образы, реализуя нравственные программы".
   "Интересно!"
   "Да. Второй живет в уединении, очень мало общается с людьми. Большую часть времени проводит в медитациях. От него идет сильный энергетический поток ко всем людям. В местах, где он живет даже не бывает стихийных бедствий".
   "Очень интересно. Последний факт совершенно не типичен для Земли. Ты полагаешь, что он является причиной этого феномена?"
   "Я хочу пойти на контакт с ним, а тебе советую идти на контакт с первым. Разреши мне взяться за более сложную задачу".
   "Хорошо".
  

Миссия N2/3 Вопрос отношений (продолжение и окончание)

   Эксперимент над экспериментаторами
   Ксим и Ксю были не в состоянии связаться с базой из-за сильного негативно-эмоционального поля в том месте, куда они попали. Они держали контакт на расстоянии друг с другом, так как их разделили и заперли в клетках в различных помещениях.
   Этап 1
   - Смышленые кошечки! - сказала Мириам, - Со всеми заданиями справляются, но не едят мяса.
   - Усложнить! - сказал начальник лаборатории.
   - Ну, что, циркачи? приступим? - и Мириам усложняла задание: сыр ставился только под квадратные коробочки.
  
   "Ксим, к чему эти глупые эксперименты?"
   "Они так измеряют коэффициент нашего интеллекта".
   "Глупо! - сказала Ксю, - Как мы сбежим отсюда? Тут очень плохо, невыносимо дышать! Тут есть что-то очень страшное".
   "Через день нас начнут искать".
  
   И опыты продолжались. Тесты, наблюдения, несложные эксперименты, генетические исследования и т. д.
   Этап 2
   - Я еще раз докладываю вам, мистер Фулсайнтер, - говорила Мариам, - что эти кошки - поразительные мутанты. Мы стоим на пороге потрясающего открытия...
   Фулсайнтер задумался. Ему уже мерещились само собой разумеющиеся перспективы. Он глядел в глаза этой милой кошечки, и внутри него начинало что-то происходить. И тут он последним усилием понял, что это не он смотрит, а в него смотрят...
   - ...Я предлагаю перейти к усложненным экспериментам, - говорила Мариам, - Возможно, мы сможем наладить контакт с этими кошками. Я полагаю, что они обладают каким-то нечеловеческим разумом.
   Фулсайнтер вдруг затрясся, кинулся на пол в непонятном припадке, затем встал и разъяренно кинулся к клетке-ящику, где сидела Ксю, поднял ящик и швырнул об стену. Ксю больно ударилась.
  
   "Ксим, в чем дело?" - обратилась Ксю к сородичу.
   "Я не мог помочь тебе проникнуть в него. Он какой-то непробивной. Это монстр в человечьем обличии. Он даже хуже тех бандитов, что встречались нам. Его агрессия не спонтанная, не эмоциональная, структурированная, это его стиль жизни, его мировоззрение. Я с таким еще не встречался. Он совершенно непробиваем, он как живой труп".
   "Да, я уже чувствую это", - Ксю расплакалась.
   Маурумы отчаянно принялись посылать сигналы на базу. Связи не было: их сигналы тонули среди мрака их эмоционального окружения.
  
   - Я приказываю вам идти по двенадцатой программе.
   - Но, сэр! Это же разумные животные... Нет! Это же разумные существа! Они могут пострадать от таких стрессов!..
   - Тогда по тринадцатой. Я своего решения не изменю, - он был холоднее льда.
   - Но, сэр! Это же самая жесткая программа! - Мириам чуть не расплакалась, чувствуя свое бессилие.
   - Лаборант, приступайте немедленно. Через два дня я жду всех - всех! - результатов - и мистер Фулсайнтер вышел вон.
   Мириам с тяжестью на сердце взялась за проведение экспериментов. Роберт и Джон хмуро следили за ее действиями и мрачно комментировали: один - на диктофон, другой на компьютер, результаты экспериментов.
   Первый эксперимент имел целью зондирование мозга маурумов. Он был безболезненным.
   Следующий эксперимент заключался в активизации наиболее активных зон мозга. Электроды пропускали различные порции тока в мозги маурумов.
   Далее шел ряд опытов на определение порога чувствительности, реакции на сильные электрические раздражения.
   Когда Ксю впадала в кому, эксперименты продолжались с Ксимом. Когда же Ксим отключался, экспериментаторы вновь брались за Ксю.
   Наконец эксперименты закончились. Маурумы были совершенно запуганы, измотаны, их трясло, головы болели, им казалось, что их тела до того наэлектризованы, что вот-вот заискрят.
   "Мы пережили это", - с трудом пробираясь сквозь дебри ощущений боли сказал Ксим.
   "Я умираю..." - Ксю едва сознавала себя.
   "Они не дадут нам смерти..."
   Этап 3Эксперимент 1 Регенерация.
   I. Регенерация кожных покровов.1) Надрезы по всему телу2) Снятие кожи в области конечностей и в области живота.II. 3) Переломы конечностей4) Разрывы связок5) Разрывы суставов6) Расчленение конечностейIII. 7) Изъятие тканей (мозг, печень, почки, легкие)
   IV. 8) Перелом позвоночника.
   Вывод: проведены все восемь этапов. Отмечена чрезвычайно повышенная регенерация.
   Эксперимент 2 Осеменение
   Введены сперматозоиды самке от самца, а также от генетически близких котов. Рост плодов искусственно ускорен. Роды прошли без осложнений, несмотря на то, что у данных мутантов нет предрасположенности к многочисленному потомству. Исход родов: двое котят-мутантов и пятеро котят с генетическими аномалиями.
   Эксперимент 3 Создание нейронных связок.
   Мутант и обычный кот были соединены нервными волокнами от различных областей головного и спинного мозга мутанта к нервной системе кота.
   Замечено повышение интеллекта у кота и повышение эмоциональности у мутанта. Впоследствии кот издох от стресса.
   Эксперимент повторялся пять раз с различными котами и один раз с обезьяной. Все животные издохли, в чем прослеживается так же вина главного лаборанта. Она уволена за несоответствие должности.
   Конец миссии N2/3
   "Еле-еле их спасли из этого страшного места", - говорил один маурум другому.
   "Как люди могут совершать такие преступления?! Это какое-то сумасшествие!.." - говорил другой маурум.
   "Каким образом будет проходить миссия контакта? Разве возможно провести контакт с этими существами?"
   "Ксю и Ксим на грани. Они не в состоянии умереть, но и не в состоянии жить", - сказал третий маурум.
   "Может, это такая медитация?.."
   Маурумы были потрясены всеми результатами миссий. Такого печального исхода не могли предвидеть даже иоскалы.
   "Мы шли сюда, полагая, будто несем сюда людскую судьбу, но мне кажется, что не мы их, а они - наша судьба, и мы сами нашли ее себе..." - так сказал Ксим, на мгновение, выйдя из забвенья.
   "Так или иначе, все продолжается. Еще и дети...".
   "А может и заканчивается..." - подумали некоторые.

Миссия N5

Контакт. Насекомые.

   Опыт 1.Пчелы
   Исполнил танец голубого цветка. Стер пыль с расширяющегося незнания, неумения. Созвал всех к себе, но пришли некоторые, не потерявшие связи с иным миром. Богатство - по ту сторону жизни и смерти. Разве нельзя быть проще? Что может быть лучше простоты цветка. Отдал свое, отдал и чужое, отдал себя миру, отдал себя жизни и смерти, и цель, даже без целеполагания, была реализована вовне и вовнутрь.
   "Я не вполне понимаю цель".
   "Я вообще не понимаю цели. Мы столкнулись с таким миром, который не то чтобы выше или ниже иоскальского или нашего по развитию, но просто совершенно иной".
   Каждую весну я выходила встречать солнце и воду. Размерзались голоса природы, неся с собой жизнь и дыхание. Я ждала цветов, и они плакались, пудрили меня своей пыльцой и своим нектаром, и я умирала в их объятиях, я таяла от непреходящего вдохновения.
   Хорошо было лететь сквозь движение земли и воздуха, чувствуя любовь Земли каждой клеточкой тела, каждым волоском, вживаясь в тепло и свет оплодотворяющего солнца. Все кругом дышало миром и грандиозным движением сквозь противоречия вглубь космоса и вглубь времени, раскручиваясь как бутон цветка. И я лечу в него...
  
   "Прекрасный контакт", - сказал Мирр.
   "Нет. Контакта не вышло", - покачал головой Мий.
   "Почему ты так считаешь?"
   "Что мы поняли. Бессвязные образы. Природа и простые истины. Это все. Вся информация прошла бессознательно. Если это разум, то не разум в нашем понимании. Истина иоскалов молчит об этом красноречивее, нежели говорит о разуме человека или даже о нас самих..."
   "Давай еще муравьев попробуем".
   Опыт 2. Муравьи
   Возможно ли творчество в столь ограниченных рамках? Я сплю, я молчу, я вижу, я хочу, и значит я творю. Творю - Я. Собою - себя. Разглядев сквозь толпу самого себя, различаю очередное Я между мною и собою, между моим и своим. Меня нет среди моего Я, так как трудно различить хоть что-то определенное. Но с другой стороны Я настолько закончен, что конец мой даже ближе чем мое начало, то есть Я.
   Соннодышащие пришли изъять наши излишки. Дети они и есть дети, и наши враги забрали их, не взирая на наших охранников и нянек. Старания наши пусты теперь, но не вообще. Что Соннодышащим до нас Долгодумающих? Мы хоть и одного рода, но матери наши разные. Что есть семья? Мы все едины или едины все до единого? Почему есть разница между нами и Соннодышащими? Мы и они не есть ли - мы, единые мы, а в итоге - единое Я, разделенное на мы. Я делится на мы, чтобы в этом мы каждый отыскал свое Я. Как единое разделить на общее? Я разделю, только дайте мне это сделать!
   Мы ответили Соннодышащим жертвами, но и взяли жертвы от них. Мы воюем друг с другом, в итоге - сами с собой. Для чего? Думаю, для того, чтобы понять это МЫ в Я и это Я в МЫ. Делимся, разделяем, рождаем и убиваем самое себя в поисках пути. Или же - путь и есть путь, и все эти противоречия и есть искомое, и поиск бесцелен, замыкаясь на самое себя. Но я не хочу замкнутости, и потому я разрываю круг за пределы добра и зла, ибо я - не деревянный и не золотой идол человеческий.
   И вот с нами ищут контакта, но я спрячу свой ответ, я не скажу им: "Вот он я!" - пусть ищут себя, как и всегда...
   Конец Миссии N5
   "И это все?!" - разочарованно сказал Мурр.
   "Мне кажется, мы не готовы к контакту с этим разумом. Они нас не воспримут и даже не захотят этого. Они закрыты. Контакт возможен только с их стороны".
   "Все это очень странно".
   "Мое предложение: проводить далее наблюдения за этими цивилизациями и обеспечить возможность проведения следующей миссии с реальным контактом с возможным применением "Истины иоскалов".
   "Я полагаю, наша миссия окончена. Следующая миссия должна быть проведена по совершенно иным принципам. И знаешь, что я думаю: мы зря привезли сюда наследство иоскалов".
   "Осталась последняя миссия".
  

Миссия N4 (продолжение)

Контакт. Люди.

   Святослав
   - Я не могу молчать.
   - Ты можешь написать, - Ирина грустила, чувствуя мою грусть. Сумерки сгущались.
   Я уже сколько дней хожу, гляжу в небо и жду чего-то. Не пойму - чего. Просто жду чего-то очень простого, но интересного. Откуда это чувство? От грусти. Грусть всегда требует от меня ожидания. Если я не найду благовидную условность, то грусть обратится в тоску. Мне бы этого не хотелось - я люблю грустить, но тосковать это глупо.
   Ирина уходит по делам. Я остаюсь один. Я смотрю в свою грусть - она присела на окно.
   "Здравствуйте", - темнота мне шепчет.
   - Здравствуйте! - и сам удивляюсь, что стал разговаривать с грустью. Но очень темно.
   "Нам очень не хотелось бы лишать вас того, что знаем мы, но ваша сила настолько противоречива, что это выливается в острейшие вопросы нравственности".
   - Я не стану спрашивать вас. Может, это Бред, но я сам психолог, а это дает мне шанс смотреть объективно. Я спрошу о другом: вы меня спрашиваете как одного из многих, или только как меня самого?
   "Вы разобщены, но все-таки вы, Святослав, нас поймете".
   - Я настолько созрел?
   "Вы сами пошли на контакт с нами. Ваш голос слышно и в соседних галактиках. Вы можете говорить за всех".
   - Я не стану говорить за всех, я слишком для этого мало знаю, и других, и себя тоже... - я старался понять цель, хотя уже потенциально знал, что будет сказано, все, для чего это будет, и мне от этого было грустно.
   "Вероятно, вы уже все поняли?"
   - Да, вероятно. Мне удивительно одно: почему я не удивлен?.. Хотя, это потому, что мне грустно. Вы зря пришли ко мне.
   "Почему? Разве вам не нужна Истина?".
   - Как же можно взять Истину от кого-то?! Ее надо искать самому!..
   "И продолжать гибнуть?! И продолжать творить весь этот ужас, который вы творите?! Хотя простите! Мы не должны были судить вас!.."
   - Да нет, ничего. Я понимаю, что вы не совсем ту истину имеете в виду, о которой говорю я, но все-таки...
   Я боялся говорить дальше. А вправе ли я?..
   - Истина одна, но каждый должен искать ее по-своему... Истин много, но путь к ним один... Что верно?
   "Что же?"
   - Ни то, ни другое, - все это лилось из меня помимо меня. Я не знал, что говорить, но я говорил то, что должен был знать, то, что знал, то, что говорил, - Вы говорите о каком-то важнейшем знании, но ответьте мне: это приблизило вас хоть на шаг к истине?
   Я понял, что мой незримый собеседник был съеден этой задумчивой грустью.
   - Нужна ли нам ваша истина? - спрашиваю я, понимая, что теперь он уйдет размышлять.
   Грусть ушла, оставив по себе сон...
  
   - Знаешь, Ирина, мне снился очень интересный сон. Я только теперь понимаю, что это сон. Мне приснился... - и я задумался, как же его назвать, - Ангел... или инопланетянин... или демон... или просто зверек какой-то...
   - Может, это Марлон на окне мурчал?.. И что же дальше?
   - Он мне хотел открыть истину. Я смутно понял, что она касается смерти, познания и нравственности... Знаешь, а может, это было до сна?..
   Она снова вкусила мою грусть.
  
   Я сидел на скамейке в парке. На сей раз все должно было пройти по-иному.
   - Почему вы пришли ко мне? - спросил я у листвы под ногами.
   Что мне могла ответить листва? Оттуда вылез мой Марлон и вспрыгнул на скамью, сел рядом и отвернулся, словно задумавшись.
   Я пожал плечами, вздохнул и снова задумал грусть.
   "Зря вы так!"
   - Как?
   "Вы грустите оттого, что и вы, и мы оказались правы в отношении человечества".
   - Да, отчасти это так. Я тоже не вправе судить других, ибо я - один из них, ибо я внутри такой же, ибо я - это они. И мне грустно. Но я не отчаиваюсь, я пишу, и это не дает тоске сожрать меня.
   "Это ваш последний шаг. Почему вы не берете от нас наследство ушедшей расы? Не хотите? Не считаете нужным? Нам кажется, вы колеблетесь".
   - Я не донесу ее до людей. А с другой стороны, вы же не мне доверите истину, вы со мной лишь советуетесь.
   "Вы вправе спрашивать".
   - Это наука?
   "Да".
   - Это искусство?
   "Да".
   - Это философия?
   "Да"
   - Тогда дайте нам шанс самим ее отыскать, но если можете, ведите нас. Ведь и вас вели по пути?
   "Да, возможно".
   - Но это не конец?
   "Нет, это лишь путь. До конца не дойти".
   - Тогда я пойду.
   "Прощайте".
   - Я вам верю. Прощайте, - я пошел прочь, позабыв даже о коте. Когда я обернулся, его уже не было на скамейке. Это было немного забавно, но все-таки я теперь знал, что все еще впереди.
   Я развеселил свою грусть.
   Улыбка в кошачьих глазах!.. Смешно!..
   - Знаешь, Ира, у нас на Земле сходятся пути изо всех миров: и из ангельских и из демонических. Мы на перекрестке миров. И это забавно! Потому, что мы за все это отвечаем...
   Рамамуни
   Горы ждут не всякого. Я смотрел на них - несчастливые, непослушные, - они не послушали Дурвасу, которого я послал. Горы не примут их. Глупые альпинисты. Впрочем, они наверняка ищут смерти, не боясь ее. Почему бы нет?
   "Как ты знаешь это?"
   - Кто ты? Дух? Если да, то почему ты мешаешь мне? Уходи!
   "Я не дух".
   - Ты кот? Странно. Может, ты воплощение какого-то бога? Странно. Я никогда не верил в эти сказки. Разубеди меня.
   "Нет, я не просто кот. Я с другой планеты. Но я не то, что ты имеешь в виду под богом. Мы пришли с миссией".
   - Это слишком просто. Я вас не чувствовал, я вас не видел. Вы вторглись в нашу карму, но вы нашли свою. Я это вижу. Не вы пришли с миссией, а мы вас позвали ради нашей миссии:
   "Я не понимаю тебя, и мне страшно от этого. Кто ты - иоскал?"
   - Думаю, что все-таки ты - глупый кот. Я не знаю, зачем Брахма вас создал, какую цель он преследовал, но тебе сказано. Взгляни на них.
   Мы смотрели, как альпинисты нашли свою смерть, и мне стали слышны их страх и боль. Этот инопланетный кот вздохнул.
   - Они были предупреждены.
   "Почему же ты их не спас?!"
   - Они были предупреждены. Они искали этого. Это их выбор.
   "Мы ожидали, что вы такие. Мне кажется, что сколько бы мы вас не изучали, вы навсегда останетесь загадкой. Но мы принесли вам Истину от иоскалов. Как нам быть? Ты мудр, Рамамуни, ты знаешь людей. Скажи, как нам быть?"
   - Ищите свою карму дальше, иначе она сама станет вас искать.
   "Почему так?"
   - Уверен ли ты, что вы сами нашли Истину иоскалов?
   Я знал, что от этого вопроса он остолбенеет. Мне стало грустно, но это просто необходимо было спросить.
   - Теперь вопрос задан. Прости, но мне пора. Приходи позже.
   Я пошел прочь, оставив его наедине со своими мыслями. Меня ждали горы. Я последний раз подумал о них: а ведь я не знаю, вернутся ли они. Значит, хоть что-то я не знаю. Это хорошо. Хорошо, что я еще что-то не знаю. Хорошо. Горы, я иду к вам.

ЭПИЛОГ

   Рыс и Рус ждали гостей.
   Первым пришел Мий. Он был задумчив.
   Вскоре подошли Ксим и Ксю. Они уже были спокойны, полностью восстановившись. Однако взгляды их были устремлены сквозь пространство.
   За ними пришли Няо, Ний, Сэу и Миу. Они уже были иными: юными, измененными, но задумчивыми.
   Последним пришел Сэрс. Ему было тяжелее всех. Он полностью восстановился, но тяжесть в нем осталась.
   Они сели в круг. Они отказались от стороннего руководителя группы, и потому выводы для себя могли и должны были делать сами.
   Они многое говорили, еще больше молчали, еще больше чувствовали и еще больше думали.
   Было настолько грустно, задумчиво и возвышенно, что маурумы готовы были разрыдаться.
   В один момент все они поняли, что все их разговоры ни к чему.
   - Предполагали, что есть кто-то ниже, но и тот оказался в чем-то выше. Я многому научился, - сказал Мий.
   - Тут все, что есть во Вселенной представлено равномерно: и дурное и благое, - сказала Рыс.
   - Сколького мы еще не знаем, - сказал Ксим.
   - И сколько еще не узнаем, - добавила Ксю.
   - Имея Истину иоскалов, мы все-таки еще ничего не знаем, - сказал Рус.
   - Мне жалко их, но мне жалко и нас, - сказала Няо.
   - Мы должны им помочь, - сказала Сэу.
   - Чтобы они помогли нам, - сказала Миу.
   - Чтобы восстановить гармонию, чтобы применить Истину, чтобы понять Истину, чтобы найти Истину, - сказал Ний.
   - Значит, миссия только начинается. Наша или их, или иоскалов, которые оставили нам такое ответственное наследство, - сказал Сэрс.
   И они замолчали, вдумываясь и прочувствывая все, что было, и все, что будет.
  

КОНЕЦ.

  
   21
  
  
   1
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"