Нил Олег: другие произведения.

Сны Ангелов. Пролог

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ангелы и демоны в человеческом обличье должны исправить то зло, что натворили в древности. Во-первых им надо найти загадочный ведоуклад, в котором скрыта тайна, что за эксперимент с кармой они провели в древности. Во-вторых, чтоб это сделать героям нужно найти джиннов, которые являются хранителями ведоуклада. И в итоге ангелы уберегут землю от погружения во Мрак. Ведоуклад им открыть не удаётся, но они находят путь к нему. Они понимают свою роль в этом всём. Ангелы попадают в плен, и демонам самим приходится искать ведоуклад и выручать ангелов.


   СНЫ АНГЕЛОВ
   первая книга из серии "СНЫ ХЕЛЬГОВ"
  

Не все несовпадения с нереальными нелицами и несобытиями не являются несовершенно неслучайными. В непараллельных немирах и не такое не случается.

Отрицатель из антимира

  
   Предисловие
   ...Нет смерти. Но, Боже, сколько раз мы умирали!..
   Я не знал, что, умирая, не умирают. Вернее, знал, но не верил. Даже нет, верил, но не видел тому подтверждения.
   Задумываясь о судьбе маленькой девочки, я всегда ловил себя на одной странной мысли. За ее смертью скрывалась необъяснимая тайна. И дело не в том, что все, так или иначе причастные к этому событию, необычайно странным образом уплатили по счетам. Дело всё в том, что тут скрывался символизм, мистика, что-то космическое. Не думайте, что это просто сказка! Эта действительность такова, что даже сказку об этом не написать!
   А земля, на которой живут герои этого повествования, настолько фантастична, что мне с трудом верилось во всё происходящее. Теперь-то всё иначе. А тогда наши герои оказались причастны к таинственному древнему эксперименту с кармой. И они должны были распутать все хитросплетения этой тайны.
   И ещё потом, спустя годы, я взглянул на свою дочь и подумал: "А кто же ты, милая?!" Да и сам я - кто?!
   На всякую простую вещь или событие не стоит смотреть лишь глазами. А значит, я действительно могу начать алхимическую сказку.

Посвящается Наташе Москвиной (1977 - 1993),

маленькому демону, который стал ангелом.

  
  
   Пролог
   ВИДЕНИЯ
  
   Глава 1. Хельга
  
   Девчонки обожали слушать, как я пою. А я постоянно стеснялась. Чувствовала, что не всегда это стоит делать. Не могла объяснить, почему так. Всегда слышала только восторги по поводу моего голоса и пения. Но никогда не могла понять, чем мой голос такой особенный. Сказать, что я скромная? Вовсе нет! Скорее наоборот! Особенно, если выпью! Как сегодня!
   - Хельга! Умоляем! Спой!
   Они меня уговорили. Янка, моя ближайшая подруга. Алиска, моя самая любимая сестрёнка - самый близкий мой человек, Наташа, Генриетта и прочие...
   Алкоголь снял все барьеры. Я была готова.
   - Микрофон мне! - я любила капризничать, особенно если меня уговаривают, - И песню! Хочу петь "Арию"!
   Девчонки завизжали. Кто ещё, кроме меня может спеть мужскую песню круче, чем даже сам Кипелов?!
   - Надо мною - тишина, небо, полное дождя...
   В пьяном угаре весь зал застонал. Я знала реакцию на эту песню. Около сотни посетителей клуба подвывали. И я чувствовала власть над толпой.
   Свет мелькал яркими разноцветными вспышками, превращая тьму в хаос.
   Девчонки танцевали перед сценой...
   Люди возбуждённо шумели, требуя продолжения представления. Одной песни им было мало. Это был не просто восторг, это было как опьянение, как лихорадка. Так вот каковы чары моего голоса. Я раньше не придавала этому значения.
   Я решила продолжить тему...
   - ... Что нас ждет, море хранит молчанье...
   Когда я завершала вторую песню, почувствовала что-то странное. Уже не первый раз во время своего пения, я чувствовала, как пространство вокруг словно наполняется электричеством. Я пела, ничего не видя вокруг. Я импровизировала, играла своим голосом, выпевая то, чего в песне не было. Я чувствовала, как сама входила в транс.
   Я видела, как в клуб зашли все охранники с улицы. Их обалдевшие физиономии словно светились в темноте. С улицы набежали люди, создав у входа толчею.
   Наверное, у меня действительно очень необычный голос.
   И поплыли дальше.
   Прощай, Саша, козлина безбородая! Я рассталась с ним! Наконец-то! Я свободна! Наконец-то это произошло не только в реальности! Теперь я рассталась с ним внутри себя. Я свободна! И теперь... Теперь одинокая девушка желает познакомиться! Ну, думаю, сейчас поклонников у меня будет масса! Вон как ловят каждый звук голоса!..
   - ...Я любил и ненавидел, но теперь душа пуста...
   Я пела, и видела, как люди подчиняются моему голосу. Я буквально кожей чувствовала, как зал кипит. Люди были в трансе, все души пели со мной вместе. Это прекрасно, но все-таки немного чересчур. Пора было их уже успокоить.
   Ладно! Напоследок:
   - ...Но ты засыпаешь,
   И ангел к тебе слетает,
   Смахнёт твои слёзы...
   Я остановила свой взгляд на охраннике, который вплотную подошёл к сцене. У него было странное выражение лица. Какой-то потерянный взгляд, безвольно повисшие руки. Он будто молил меня о чём-то. Полная подчинённость.
   Я пела на таком взводе, чувствовала, как из меня льется бешеный поток энергии. Пока звучало гитарное соло, я продолжала петь:
   - В мире снов... Все надежды и мечты!..
   Последнюю ноту я тянула так долго, что, казалось, время вообще стянулось в точку и просто исчезло, оставив всех нас наедине со Вселенной.
   Зал не уснул. Зал застыл. Что-то произошло. Я не могла понять, что именно.
   Все посетители замерли. Была полная тишина. Музыка стихла, и не было слышно ничего. Казалось, Вселенная остановилась.
   На какое-то мгновение мне даже показалось, что вокруг меня находятся не люди... Я отогнала от себя это видение, посчитав его следствием алкоголя и возбуждения...
   Тишина была исполнена какого-то неземного блаженства. Тишина была торжествующей.
   И вдруг тишина разорвалась громким хлопком и страшным пронзительным воплем женщины.
   Я увидела, как охранник, стоявший у сцены, роняет на пол что-то тяжелое железное. Его голова в крови, руки пытаются ухватиться словно за воздух, тело медленно заваливается набок. Рядом с ним перепуганная женщина вопит в испуге.
   Я ощутила жуткую тоску. Навалилась на меня, пытаясь задушить в своих мерзких объятиях...
   - Девочки, валим! Вечер не удался! - Яна потянула меня со сцены.
   Я даже не могла прийти в себя. Настолько произошедшее было жутким! Словно
   Поразительным было то, что все люди так и стояли в замешательстве, ничего не предпринимая. Словно каменные. Потерянные взгляды, безвольные руки и тела... Застыли все, кроме вопившей женщины. Она упала на колени перед самоубийцей, тряслась от рыданий и не отрывала взгляда от окровавленной головы и расплывавшейся на полу лужи крови.
   Меня чуть не стошнило от этого зрелища, но Яна ткнула меня в спину кулаком и потянула к выходу.
   Мы побежали прочь. Втроем. Я, Алиса и Яна. Наши остальные подружки остались. Алиса пыталась их сдвинуть с места, но те застыли, как каменные. Они тоже были в шоке от произошедшего.
   Все люди словно обратились в каменные статуи. И мне казалось, что если я обернусь, то тоже превращусь в истукана.
   Яна отпустила мою руку и побежала вперёд.
   Однако не все люди застыли. Перед самой дверью меня остановили двое: парень и девушка. Приличные, в костюмах, похожие то ли на сектантов, то ли на секретных агентов, то ли на менеджеров сетевого бизнеса. Они поймали меня под руки и развернули к своему столику.
   - К чему так расходовать свой талант? - мило улыбнулась девушка.
   - Да, ангел мой, - лучезарно улыбнулся юноша, - эти твари так нам нужны, а вы настолько бездумно расходуете их потенциал! Хватит играть! Пора уже заняться делом!
   - Кто вы?! Идите со своими проповедями к чёрту!
   - Так мы как раз от него! - рассмеялся юноша.
   - Он шутит! - парировала его партнёрша.
   В зал вернулась Алиса, оглядываясь в поисках меня.
   Зрители всё ещё были в шоке. Хотя некоторые уже стали отходить от транса, в недоумении оглядываясь по сторонам.
   - Мы так долго вас искали! - продолжала девушка, - У нас есть такие предложения для вас, ангел мой!
   Вдруг они напряглись, отпустили меня и обернулись к Алисе.
   - Возьмите визитку, - парень сунул мне в карман карточку.
   Их взгляды не отрывались от моей сестры.
   - Уходи! - прошептала Алиса.
   Она сказала это, или это прозвучало у меня в голове? Я так и не поняла. Но тут же пошла прочь, оглядываясь на сестру.
   Алиса, не отрываясь, смотрела на моих новых знакомых. Сурово смотрела. Казалось, между ними происходил какой-то безмолвный диалог.
   Я уже шла к выходу, но обернулась и прошептала Алисе:
   - Идём! А то менты нагрянут! Идём!
   Я прошептала, но почему-то знала, что сестра услышит. Может быть из-за продолжающейся тишины в клубе. А может потому, что мне казалось, что теперь мы можем говорить без звука...
   Странно!
   Я чувствовала себя погано. Вела себя, как автомат. Шаталась. Дышала прерывисто. Словно воздуха не хватало.
   Алиса что-то прорычала напоследок этой странной парочке и попятилась за мной к дверям.
   Мы выскочили в жару летнего зноя, и, так и не вдохнув свежего ветра, побежали прочь. Я еле волочила ноги, отупев от шока, а подружки тянули меня изо всех сил прочь из этого города.
   Алкогольное возбуждение полностью сменилось упадком всяких сил.
   - Почему мы бежим?! - я остановилась и попыталась прийти в себя.
   - Ну, подруга! - запыхавшись зло шептала мне Яна, - Кто же знал, что ты способна убивать только силой своего голоса?! А если нас начнут трясти в ментовке, неизвестно, что из этого выйдет. Минимум: это проблемы у моего папашки, которому придется нас отмазывать! Максимум: это проблемы у нас! Приехали, понимаешь, девочки в славный портовый город Кожебейск поразвлечься в клубе. Один труп, одна тётка с психозом и сотня шокированных зрителей с неврозом крайней степени! Неутешительный результат поездки! - она потянула меня дальше.
   Папашка её... Да, Янка наша дочка олигарха. Ну, как олигарха? Так, богатый очень папашка у неё, связи в политике, бизнесов куча, финансист одним словом. Сама же дочка финансиста не могла вращаться в той светской тусовке, в которой вращался отец. По её словам, это ей уже поперек горла стоит.
   Мы уже были достаточно далеко от клуба, смешались с толпой, и вряд ли нас нашли бы.
   Какое-то время мы молча шли по приморскому бульвару. Вечер сменялся ночной прохладой. Маяк, огни порта золотили море огнем. Только тут свежесть слегка отрезвила меня.
   Чёрт побери! Зачем я приехала в Кожебейск?! Убить того несчастного?! Что за чертовщина творится?!..
   - Хельга, что от тебя хотели эти два демона? - спросила Алиса.
   Если она назвала меня полным именем, значит дело серьёзное. Впрочем, куда уж серьёзнее, чем то, что произошло в кафе чуть ранее этих двоих... Как она их назвала?!..
   - Я и сама не поняла. Я как под наркозом! А почему - демоны? Они были милые...
   - Что-то говорили тебе?
   Я присела на лавочку. Закурила. Подружки устроились по сторонам.
   Я кратко пересказала.
   - Надеюсь, они не вышли на тебя, ангел мой... - вздохнула Алиса.
   - Опять: "ангел мой"?! Ты одна из них?! - у меня голова шла кругом от этих непонятностей.
   - Нет. Я же тебе рассказывала. Я - демон с совестью. То есть уже не демон, в каком-то смысле. А ты, ангел, должна уже, наконец, освоиться со своей ролью. А хотят они от тебя... Даже не знаю, чего конкретно... Одно наверняка знаю: ангелы им очень нужны для каких-то таинственных... обрядов, что ли... Мне пришлось с ними подраться даже.
   - Ты о чём вообще, подруга?! - Яна смотрела на Алису, как на сумасшедшую.
   Я-то уже привыкла к её странным фантазиям. Она много чего рассказывала необычного. Про ангелов, демонов, кощеев и прочих сказочных и мистических персонажей. Такого от неё наслушалась, поверить трудно. Если не сбрендить, как она, конечно.
   Говорила, что в каждом человеке скрыта душа мифологического существа: демона, ангела, кентавра или гоблина какого-нибудь. Землян, обычных людей, больше, однако на земле всё же огромное множество пришельцев, не всегда добрых к землянам. И что наша земля - как огромный концентрационный лагерь на границе Света и Мрака. И что власть над землянами захватили какие-то жуткие пришельцы из Антикосмоса. И что скоро конец света или конец тьмы... Короче, верить во всё это не всегда хочется и не всегда стоит. Но я любила свою сестренку и принимала её такой, какая она есть. Со всеми её странностями.
   - Вот их визитка, - я протянула сестре, - Вроде, обычная контора. Продюсерский центр... Кощеев Александр Михай...
   - Кто?! - внезапно подскочила сестрёнка.
   - ...лович. Ты знаешь его?
   Она вырвала визитку у меня из рук и впилась в неё глазами.
   - Продюсерский центр кощеев!.. - прошептала Алиса, - Они уже даже не скрываются! Везде лепят намёки на своё присутствие! Кощеи!
   - У тебя часом не паранойя? - испуганно спросила её Яна.
   - Да неужели не видите, что происходит! - Алиска почти кричала, - От твоего голоса умирает человек! А ты голову в песок, как страус! Пора уже очнуться!
   - Это может быть просто совпадение! - сказала Яна.
   - Да, может! Но иди, докажи это! Да и, Оль, ты сама веришь в такие совпадения?! Очень сомневаюсь!
   - Ты только пару часов назад нам рассказывала о своих видениях в этой твоей дрёме, - спокойно устало сказала я, - Что ж ты не заглянула в эту свою дрёму, когда этот охранник собирался себя прикончить?
   Алиса тяжко вздохнула.
   - А сейчас ты можешь посмотреть это событие? - спросила я сестру, - Посмотреть в дрёме...
   - Нет. Я устала, выпила, дралась с двумя демонами... Я не могу...
   - А вообще сможешь? - спросила Яна с лёгкой иронией.
   Алиса молча пожала плечами и вздохнула.
   Да уж! Алиска может! Многое может! Правда, больше сочинять! Воображение у неё, конечно, сногсшибательное! Порой от неё услышишь такое!..
   - Поехали домой, - сказала я, - Сегодня был насыщенный день и очень тяжелый финал...
   Подруги обе вздохнули, устало кивая.
   - Тебе бы с твоим голосом в парламент наш, - усмехнулась Яна, - Чтобы все они там перестрелялись! Хочешь, замолвлю словечко папашке? Срубишь пару лимонов на своём голосе! Станешь киллером, которого никогда не поймают! Приколи!.. Выходишь ты в шикарном платье на великосветскую тусовку, открываешь рот, и все эти жирные политические индюки вдруг, рыдая, хватаются за пистолеты и стреляются, стреляются, освобождая нашу родину от своего смрадного дыхания и пуканья!..
   Мы смеялись. Страх уходил вместе с адреналином. Мы хохотали и хохотали, никак не могли прийти в себя. Это явно было истерическое. Я ведь на самом деле впервые видела смерть так близко. Да и подружки тоже.
   - Жаль, что вы забросили музыку, - сказала мне Алиса.
   Да, я ведь пела в рок-группе. Но рассорились музыканты. Я пыталась их собрать, но отношения не складывались. Так и осталась наша группа на уровне дворовой команды. Всего лишь три раза мы поиграли в клубах. Но, конечно, без продюсера никакого продвижения и успеха мы не добились.
   - Надеюсь, вы снова соберётесь, - вздохнула Алиса.
   Позвонили подружкам, оставшимся в клубе. Они тоже сбежали, только чуть позже: когда стали разбегаться посетители. Остались только самые ярые любители острых ощущений и понаехавшие полицейские, медики и прочие. Мы уж точно не из их числа!..
   - Они поедут завтра, - сказала Яна, пряча телефон, - Генри и остальные в шоке. Они не ожидали такого. Но все говорят, что это совпадение. Не знаю, Эль, что-то в твоём голосе есть! Я и сама как-то не так себя чувствовала. Ну, да ладно! Хватит об этом!..
   ...
   Вскоре мы были на вокзале.
   Хотя мы отсмеялись, обговорили всё, и поганые чувства почти ушли, всё-таки что-то ещё томило меня. Это не было связано с произошедшим в клубе. Это было другое. Я почему-то физически не хотела садиться в поезд. Предчувствия?..
   Я поделилась своими переживаниями.
   - Да, ну, брось! - Яна потрепала меня по плечу, - Ты ещё не отошла от шока!
   Алиса была настроена более серьёзно:
   - Предчувствия? Что-то есть... Не пойму... Но точно не плохо! Странно просто... Ладушки, пошли!
   Скоро объявят посадку на нашу электричку. Я уже догадалась, какой поезд наш. Что-то продолжало томить меня. Не пойму, к хорошему или к плохому эти ощущения...
   Я смотрела на вокзальную суету. Это мельтешение меня слегка утомляло. Я вглядывалась в людей.
   "Все мы смертны! Вот ты идешь, парнишка, по своим делам, торопишься на поезд, а ведь не знаешь, что тебя ждёт!.."
   Стоп! Чего это я о смерти?! Предчувствия какие-то, что ли?..
   Но подумать об этом я не успела. Парень, за которым я наблюдала, вдруг споткнулся и повалился наземь. Чемодан его свалился с перрона. Сам он тоже чуть не упал на рельсы с полутораметровой высоты.
   Я оторопела. Снова эти мои странные способности! Или снова просто совпадение?!
   Нет! Не всё так просто!
   Я вдруг ясно вспомнила, как подобные мелкие события сопровождают меня всю жизнь. Я смотрю на человека, а он потом попадает в какие-то неприятности. Воспоминания навалились на меня волной. Ведь были десятки таких случаев, которым я никогда не придавала особого значения...
   Да что же это со мной?!!
   Что за способности такие?! Не хочу я такого дара! Если раньше это были просто потешные случайности. То толстый дядька под моим взглядом падал на льду, то бабка рассыпала пук семечек, то балерина потешно пролетала мимо рук партнёра... Но теперь было не до смеха! Человек погиб. Из-за моего голоса.
   Меня всю жизнь это мучило. Может, потому и пошла на психологию учиться, что никак не могу разобраться в себе. У нас вообще почти все такие учатся: что ни психолог, так с пунктиком! А уж мои заморочки всем фору дадут!
   Что же это за жуткие способности?
   А парень, который уронил свой чемодан, уже разобрался со своей проблемой. Помог ему какой-то полутрезвый бомж.
   Я вздохнула с облегчением.
   - Мир меняется, - вдруг сказала Яна.
   Что-то было странное в её глазах. Я вдруг увидела в ней несвойственную ей мудрость.
   - К чему ты это? - спросила я.
   - Знаешь, тебе кажется, будто всё происходит только в тебе. Странности все эти... А потом выясняется, что это весь мир сходит с ума. Сходит с ума, выходит на разум... Ты чувствуешь? - обратилась она ко мне.
   - Не вполне понимаю, о чём ты, - я ждала продолжения.
   - Мой папашка знаешь, что заявил? Знаешь, зачем в мире происходит то, что происходит? Кризисы эти, все эти концы света и прочее... Запущен сценарий. Подводится итог всему, что мы все наработали. Момент истины. Вроде бы кажется, что этот поток увлекает всех, как одну толпу. Но тут выбор каждого. Кто увлекается с толпой, тот и подохнет. Все, кто искусился, сами виноваты. Выбор всегда есть. Этот поток внутри каждого. И либо ты управляешь потоком, либо он несёт всю толпу в бездну... Я спросила у него, а кто запустил сценарий? Он мне сказал, что-то двусмысленное. Кажется, будто сценарий запущен тёмными. Но всё равно это идёт от Всевышнего.
   Я взглянула на Яну другими глазами. Теперь она представала для меня с новой стороны.
   Я ценила нашу дружбу. Не потому, что её папашка был олигархом, не потому, что она всегда была при деньгах. Для меня было ценным то, что она всегда была полна позитива, помогала мне разобраться с теми заморочками и проблемами, которые я не видела, не замечала у себя. Однажды она меня вытащила из глубокой депрессии. Тогда она познакомила меня с Сашей. Конечно, Саша оказался не тем человеком, который мог бы стать моей второй половинкой. Хорошо, что я нашла в себе силы расстаться с ним. Хоть я не получила счастья с этим человеком, зато стала мудрее.
   Дружили мы с Яной ещё с детского сада. На шесть-семь лет она пропала - папашка её отправил учиться за границу в очень престижную английскую школу. Наша дружба восстановилась несколько лет назад. Вернулась она вопреки его желаниям и поступила в университет в Чермнореченске. Мы с ней стали учиться вместе. Поначалу я не поняла её поступка. Но потом выяснила, что Яна многое делала вопреки мнениям и желаниям отца. Амбиции, самостоятельность, желание быть независимой от всесильного отца. Я прекрасно поняла её поступок, так как и сама жила с подобной проблемой. Мой отец тоже был достаточно авторитарным человеком.
   Объявили посадку:
   - Поезд на Чермнореченск отправляется с четвертого пути...
   Пока шли к вагонам, я обратила внимание на Алису. Она шла за мной, не глядя по сторонам, и разглядывала какую-то бумагу. Судя по особой желтизне - старинную. В вокзальном свете софитов я даже смогла заметить, что написано там не по-русски.
   - Руны, что ли? Покажи! - полюбопытствовала я, когда мы устроились в вагоне.
   Алиса забралась на скамью с ногами, положила странную бумагу на колени, разминая складки на ней.
   - Черт его знает, откуда это взялось! Нашла в рюкзачке! Смотри-ка! Тут есть и по-русски одна надпись. Так-так!.. - Алиса стала вчитываться.
   - Девочки, - сказала Яна, пережёвывая круассан, - покажите документ.
   Алиса стала читать вслух:
   - "Список завещания из личного храна Иегория Конорова, советника Пьётура Милослава Старицкого, последнего хана Великой Тарии". Не знаю, что за Великая Тария! И кто такой Старицкий? Но - Иегор Коноров!
   - Коннор? - воскликнула я, - Игорёшка?!
   Наш троюродный брат - Коннор, которого звали Игорь. Через время и пространство протянул весточку из прошлого. Может ли такое быть? Или тоже совпадение?!
   - А дальше? - спросила Яна.
   - Дальше руны, - сказала Алиса, - Надо разобраться. Но я чувствую, что эта грамота попала ко мне не даром. Что-то есть в ней очень важное! Кличку не даром дали такую нашему братишке. Это не совпадение! Только один вопрос. Кто мне мог подкинуть эту грамоту? И когда?!
   - Учти, милая, что это старинная грамота, - Яна вытерла платочком руки от еды, потом аккуратно за краешек взяла документ, - Погляди, на какой бумаге! Водяные знаки, кажись! Явно не в нашей типографии делалось! А текст как напечатан! Может и вовсе вручную матрицы отбивали! Каждую буковку отдельно! И вот, видите, это страница из книги! Вот видно, что оторвано, аккуратно, но - оторвано.
   - Дай-ка мне, пожалуйста, - я взяла у Алисы бумагу.
   Я пригляделась к документу повнимательнее. Это был лист из старинной книги. Даже видно было, как кто-то аккуратно вырвал его. Заголовок был печатным текстом. Таким текстом, наверное, печаталась вся книга. На двух страницах этого листа была изображена копию древней грамоты со всеми её особенностями. В древности она, наверное, была одним листом. Мне даже представилось, как её скручивают в трубочку.
   - Понимаете, - говорила Алиса, - грамоты раньше закручивались в трубочку в древности. А в книге она была, наверное, скопирована на две страницы. Видите, тут кое-что печальное: древняя грамота была повреждена, и часть её была оторвана. Художник перенёс всё досконально вплоть до всех деталей повреждения. А вот часть плана прожжена! Но это уже было недавно. Ещё даже чуть пепел сыплется...
   Старинный художник запечатлел все подробности этого документа. Тщательно до малейших деталей, даже повреждения.
   Часть листа вверху была также совсем недавно прожжена. Из-за этого нельзя было полностью узнать содержание грамоты. Ведь повредились обе стороны документа.
   Изображённая древняя грамота содержала более древний текст, написанный рунницей. Не такими рунами, как у древних германцев. Хотя эти руны были похожи, но сложнее и разнообразнее, чем те, что я видела раньше. Но это были именно руны. Я даже нашла несколько знакомых германских рун.
   По краю листа располагался узор в виде вязи из свастик. Причём печатали этот узор так, словно печатку приставляли к листу вручную, и потому иногда образовывались неровные и неоднородные линии.
   На каждой стороне листа было по рисунку. На одной стороне был маленький рисунок, на другой - крупный, который занимал половину страницы. Большой рисунок означал что-то типа карты. На карте город, разные постройки, лесистая местность, река с притоками и прочее. Маленький рисунок содержал план здания и прилежащей местности.
   Древний документ был повреждён. Художник изобразил эти повреждения во всех подробностях: обгоревший край грамоты, надорванные края древнего листа. В изображении из-за повреждений отсутствовала часть текста и рисунка плана.
   Это добавляло таинственности к этому загадочному документу.
   - Так откуда это у меня?! Вот чего понять не могу!
   - Сегодня день совпадений! - усмехнулась я.
   - Ты что ль мне его сунула? - удивилась Алиса, обратившись ко мне.
   - Да откуда ж я взяла бы такое чудо?! - я глянула на Яну.
   - А что ты на меня смотришь?! - Яна усмехнулась, - Ты же знаешь, что у нас в архиве такой надзор!..
   Яна действительно часто обитала в архивах по делам какой-то общественной организации. Работала в некоем проекте.
   - И такую книжку ты не видела часом? - спросила Алиса.
   - Да, кажется было что-то подобное. Потому я и обратила внимание, что это страница из книги! Да, кажется, я видела. Когда буду в архиве в Чермнореченске, поищу такую книгу. Формат, как видите, не совсем стандартный. Ну-ка вспоминай, подруга, когда ты последний раз заглядывала в сумку?
   Алиса стала восстанавливать события в обратном порядке. Получалось, что грамоту ей могли подбросить только в клубе. Примерно за полчаса до того, как мы покинули клуб.
   - Да уж! Такое странное дело! - качала головой Яна, - Помедитируй в трансе над этим документом. Глядишь, ещё чего прочтёшь! Думаю, ничего плохого не будет, если мы почитаем этот документ. А то ведь могло случиться, что тебе подбросили его в каком-то форсмажорном случае, который к нам вообще не имеет отношения. Типа: какой-нибудь воришка заныкал к тебе в сумку, запомнил тебя, и потом найдёт, чтобы отобрать назад. Ну, это я чисто гипотетически! Да не ржите вы! - она сама хихикнула, - Так что пользуйся такой удачей! В кои-то веки оказалось, что мы можем в прошлую жизнь заглянуть! Пусть даже не свою, а всего лишь Коннора! Но это уже ого-го! А что?! Там ведь можно такое увидать!..
   - Я уже вижу! - сказала Алиса, загадочно улыбаясь, - Ви-жу!
   - Что ты видишь? - мы с Яной аж подались ближе к Алисе. Она ведь таким тоном сказала это, что заинтриговала нас.
   - Помнишь, Оля, я говорила о нашей миссии? Так вот... Тут о нас написано, - она пожала плечами. Так, словно ничего особенного не сказала.
   - Как о нас?! - удивилась я.
   - В смысле - о нас?! - Яна уткнулась в документ, - Откуда ты это взяла?..
   - Об ангелах Хельге и Олеге, о демоне Алисе и о прочих... И ещё о том, как спасти нашу землю от Мрака...
   Мы с Яной переглянулись. Это уже слишком!
   Мы вошли в вагон. Вступая на ступеньку поезда, я вдруг снова ощутила какую-то дурноту. Что-то нехорошее чувствовалось в происходящем. Этот поезд был со странной энергетикой? Или просто со мной сегодня что-то неладное? Но город Кожебейск гнал нас прочь. Море штормило, или это душа рвалась из тела куда-то прочь за горизонты сознания...
   Девчонки подхватили меня за руки и втащили в поезд.
  
   Глава 2. Олег
  
   Вроде всё было хорошо. Единственное, что меня беспокоило, это странные ощущения двусмысленности происходящих событий. Вообще подобные ощущения у меня появились уже с месяц. Регулярные дежа-вю и даже что-то наподобие галлюцинаций или даже экстрасенсорики какой-то. Словом, ничего конкретного, но всё окружающее при этом приобретало какую-то волшебную загадочность. Я надеялся, что это всё-таки не является началом какого-нибудь психического заболевания. Учусь на психолога, и потому решил понаблюдать за собой.
   Сегодня был пик этих странностей.
   Нас позвали на концерт в Приморское, где мы должны были выступать. Это была первая странность. На подготовку времени у нас не было.
   - Кельт! Олежка! - прибежал ко мне утром Коннор и огорошил этим предложением, - У них отказались две группы играть. Мне звякнули...
   Не часто нас звали выступать. Что поделать?! Любительская рок-группа.
   Я попытался ему объяснить, что мы не готовы.
   Илья и Сильва ушли в дальний запой. Это наш барабанщик и второй гитарист. Вернуться обещались только завтра. Серёга - баянист - вообще отказался с нами играть. Ушёл в другую группу, особо не мотивируя свой уход.
   Но Коннор сказал, что позвал Льва потрясти маракасами и прочей перкуссией.
   - Кельт! Всё зашибись! Перкуссия у нас есть! - сказал он.
   Я посмеялся с его выражения: "трясти маракасами".
   - А сам Лёва знает?
   Оказалось, что это для нашего товарища сюрприз. И Лев, конечно же, этому обрадовался.
   Ну, что ж! Пришлось ехать втроём: я, Лев и Коннор.
   Коннор. Так его чаще звали, чем по имени - Игорь. Раньше он был до жути цинично-весёлым. В последнее время стал серьёзным. У него появились странные идеи. Вместе с нашей общей подружкой Алисой они увлеклись готикой и даже организовали общину. Я хотел прощупать почву, не втянулись ли они в какие-нибудь игры с чёрной магией и сатанизмом. По поводу тёмных игр я успокоился. Никакого злого умысла у этой общины не было. Скорее наоборот, я уловил в их идеях даже нечто благородное.
   Кстати, кличку Кельт мне придумал Игорь. А ему кличку придумал я. Мы когда-то увлекались ирландскими мифами и историей. Вот и прицепили друг другу соответствующие клички.
   Лев. Назвать его другом в последнее время у меня язык не поворачивался. Не то, чтобы мы поссорились. Просто его эгоцентризм меня донимал. Парень он в сущности неплохой, но... Было это "но". Он слишком часто требовал внимания к своей персоне, а если этого внимания не хватало, то начинал зло прикалываться с окружающих. А во время всей поездки этот его цинизм стал меня просто раздражать. Говорить об этом с ним было бесполезно. Ну, да бог с ним!..
   И мы втроём были готовы оторваться на полную катушку.
   Странности сегодняшнего дня продолжились на концерте.
   Трое каких-то сектантов пристали ко мне с какими-то странными вопросами. Банальные темы конца света, гнева господа бога, и что я намерен делать в эти последние дни. Я их загрузил на тему: какого из богов они имеют в виду? Если Создателя, то почему он такой ревнивый ко всем прочим культам. И почему они читают только одну книгу, канон которой сложился только в девятнадцатом веке. И так далее. Они отошли от меня в легком недоумении. Впрочем, зомби есть зомби. Их догмы - нерушимы. Однако, последний вопрос прозвучавший от них заставил меня задуматься:
   - Как думаешь, почему мы подошли именно к тебе?
   Что-то скрывалось за этим простым вопросом. Я так и не понял, что же! Зацепили-таки моё самолюбие...
   А на концерте произошли ещё более странные события.
   Когда я вошёл в Дворец культуры, на меня вдруг уставились зрители. Мне показалось, что на меня смотрят чуть ли не сотня человек. Молча. Будто ожидая чего-то. Это продолжалось не боле двух секунд. Я почувствовал себя неуютно. Как на такое реагировать? Я не рок-звезда, не шоумен, даже не политик. Что это было такое? Паранойя? Или совпадение? Или мне просто показалось?
   Я не стал придавать этому значения, так как объяснить подобное было невозможно.
   А потом произошло ещё кое-что.
   В перерыве между выступлениями разных групп, ко мне подошёл странный человек. Мне он показался сумасшедшим. Внешне - обычный панк или гот. Правда, пожилой, лет сорока-пятидесяти, что не совсем нормально для неформалов. Впрочем, бывают и такие чудаки!
   - Я тебе меч принёс, ангел! - сказал он. Пахнуло апельсинами и, кажется, арбузами. Как-то этот запах не очень вязался с его обликом.
   - Да?! Чудесно! - я решил приколоться, - И где он?
   - Ты ведь не думаешь, что такую вещь - великий хран - можно принести на концерт! - он усмехнулся совсем как нормальный человек, потом добавил, - Сегодня ты обретешь его. Столько веков тебя ждал этот меч. Долго ты, однако, шёл сюда. Как раз к самому концу.
   - К концу?
   - Ну, да! Не вечно же кощеям наши души в ад отправлять! Пора родину спасать! Межгардар гибнет! А вы, ангелы, всё никак не опомнитесь! - он вздохнул, - Лады! Не досуг мне с тобой лясы точить! Ты поймёшь, что происходит, поймешь, когда хран к тебе в руки вернётся.
   - Хран?
   Но мой непрошенный собеседник махнул рукой и пошёл прочь. Продолжать разговор у него не было никакого желания. У меня тоже.
   Наше выступление прошло вяленько. Что делать?! Играть в акустике, когда все прочие рубили мощный драйв... Конечно, наше выступление было не в фаворе.
   Однако лёгкое ощущение как перед концертом, когда на меня уставились зрители, снова меня затронуло. Снова зрители будто ожидали чего-то. Я снова чувствовал себя неуютно. И из-за этих ощущений не мог нормально петь. Петь так, чтобы оторваться по полной. Так, чтобы почувствовать поток...
   Но лёгкие овации мы всё же сорвали.
   Концерт для нас окончился. Слушать остальных уже не было сил. Мы усталые и довольные шли в бар. Летняя ночь обещала море пива и тёплое море с обнажёнными девчонками.
   - Жалко, никто из наших не смог приехать! - говорил Лев. Он имел в виду, что наши друзья и приятели с тусовки не смогли поехать с нами.
   - Хорошо, что Алиса на концерт не приехала, - говорил Коннор, - Её позвали в Кожебейск. Да и бог с ней! Больше шансов подцепить каких-нибудь девчонок и развеяться. А то все эти напряжения со слабым полом с большими амбициями и претензиями утомил. Хочется такого слабого пола, который и слов-то подобных не знает! А курорт это как раз такое место.
   Алиса - девушка странная. Да и отношения у нас тоже были странные. И сегодняшний день словно был с ней как-то связан. Она мне приснилась ночью. Я не запомнил, что это был за сон. Но помню, что было там нечто важное. Я пытался вспомнить, но ничего не получалось. Только ощущение важности...
   А странности продолжались.
   Лев и Коннор ушли отнести инструменты в каптёрку, где оставляли свои вещи все музыканты. Я с ними не пошёл, решил купить перекусить.
   Пока они ходили, я снова встретил сектантов. Это были уже другие. Не трое, а двое. Но тема и схема разговора были примерно такими же. И поразительно было то, что последний вопрос был точно тот же.
   - Как думаешь, почему мы подошли именно к тебе?
   - Потому, что я ангел? - усмехнулся я.
   Они напряжённо замерли, переглянулись и пошли прочь. Потом остановились неподалёку и посмотрели на меня. И поразительным было то, что смотрели они точно с таким же выражением лица, как и зрители тогда, перед концертом. Словно ожидали от меня чего-то. Ещё одна деталь мне показалась странной: они смотрели на меня как-то восхищённо, словно с обожанием. Может, мне это показалось, может, нет. Хоть это меня удивило, но я не мог иначе интерпретировать эти их взгляды, как полные восторга. Неужели и впрямь подумали, что я - ангел?!
   Все эти необычности были не случайны. Я чувствовал: всё не просто так. Только что же происходит? Странное что-то! Надо потерпеть. Этот сумасшедший сказал, что сегодня я обрету какой-то таинственный меч - хран. Посмотрим!
   Я помнил, как Алиса мне рассказывала, что я, мол, ангел. И о кощеях она что-то говорила и много чего ещё. Но все эти разговоры мне казались своеобразной игрой. Алиса всегда чудила, и я не воспринимал это всерьёз.
   Но сегодня это как-то было не вполне понарошку. Словно иная сторона реальности открылась...
   ...
   Мы шли через пляж. Полная тьма окутала нас. Тут, за мысом с отвесной скалой, не было слышно звуков города, сюда не проникал свет. Только звёзды, шум морских волн и тьма. Полный покой.
   Море звало окунуться в этот покой.
   Мы разулись и ополоснули усталые ноги в теплом море.
   Но отделаться от каких-то странных предчувствий я не мог...
   - Олег! Ау! Кельт, Очнись! - толкнул меня в бок Коннор, - Девчонки ждут!
   В темноте я услышал рокот автомобиля. Хоть глаз вынь, не было видно, откуда ехала машина, шум волн гасил этот звук. Может он ехал из-за мыса?..
   - Эй, Коннор, откуда этот шум?
   - Козлы пьяные, - выругался Лев, - Ща по сусалам как настучу!..
   Автомобиль ехал по берегу моря на полной скорости. Во тьме он был невидимым. Кто и как его вообще пустил на пляж?
   Мы отошли подальше от моря, ругаясь по этому поводу.
   Вдруг свет фар ослепил нас. Быстро двигавшийся автомобиль оказался в нескольких метрах от нас.
   И хоть мы были далеко, однако каким-то непостижимым образом автомобиль обсыпал нас смесью песка и пыли.
   - Ах ты ж, падла! - хором закричали мы на него, отплевываясь от набившегося в рот песка.
   - Чтоб тебе!.. - я не успел договорить проклятие, как вдруг автомобиль занесло, и он покатился, переворачиваясь и кувыркаясь. Фары лихорадочно ощупывали пляж, плевались светом в небо и в море, словно дискотечные софиты.
   Автомобиль врезался в какое-то заброшенное строение, и, наконец, этот танец света закончился занудным гудком. Пронзительный вопль, казалось, будет длиться бесконечно.
   Я, не раздумывая, побежал к автомобилю. Ребята, чертыхаясь, помчались за мной.
   - Надо звонить тёлкам! - орал Лев, - Они нас не дождутся! Блин, с вами тёлок не завалить! Говорил вам, что надо сразу их сюда вести! На кой вам этот бар понадобился?!
   - Да они бы тебя продинамили, как обычно! Харе трепаться! - отплевывался Коннор.
   Я подбежал первым и заглянул в водительское окно. В салоне едва светился один огонёк, и при его свете я разглядел, что оба пассажира в крови и признаков жизни не подают.
   - Вынимаем их! Быстрее, пока не загорелось! - командовал я.
   Сначала вытащили девушку-пассажирку. Затем водителя. Наконец-то замолчал этот пронзительный вопль гудка. Хотя его эхо, казалось, всё ещё доносится со скал и с моря.
   - Вынос мозга! - рычал Лев по этому поводу.
   Мы осторожно оттащили пострадавших подальше от автомобиля.
   Парень-водитель был мёртв, голова его была сильно перекручена набок, грудь пробита разбившейся бутылкой от пива.
   Насчёт пассажирки я ошибся. Девушка ещё дышала. Правда голова её была в крови.
   Лев пытался дозвониться до скорой помощи, потом до девочек. Ругался на отвратительную связь. Наши мобильники тут не работали, роуминг мы себе не брали, так как ехали на один день. Потому купили одну карту на телефон Льву. И проку с неё было ноль.
   Коннор нашел у водителя мобильник и смог дозвониться до скорой помощи.
   Зато девочки наши не отвечали.
   - Будем ждать скорую? - с сомнением спросил Коннор.
   - А ведь это ты их проклял! - сказал вдруг Лев.
   И я и Коннор адресовали эти слова себе.
   - Я?! - в один голос воскликнули мы.
   - Ты, Кельт! - жёстко сказал Лев, - Ты их на смерть проклял!
   - Ты это о чём? - вяло спросил я. Но пытался отогнать эту мысль.
   В моём сознании отразился тот образ, который я послал этому горе-водителю в тот самый момент. И это не было доброе пожелание.
   Как же так?
   - Да брось, Лев! - сказал Коннор, - Это совпадение было! Мы все кричали ему проклятие!
   - Не принимайте меня за шизика, но я ещё видел! Ты ведь, Коннор, тоже вечно говоришь о дрёме. Я видел что-то странное. Будто в тот миг от нашего Кельта, ангелочка нашего, какой-то луч вдруг коснулся этого джипа. Может меня и глючит, товарищи, но я видел то, что видел!
   - И что теперь?! - раздражённо бросил Коннор, - Это как-то поможет этим несчастным?!
   - Вот пусть наш ангел смерти теперь вернёт их к жизни! - Лев обернулся ко мне.
   Его чёрные глаза сверлили меня. И я не мог понять, шутит он или всерьёз говорит.
   - Давай, ангел, помаши крылами! Или плюнь на них! Или капни кровью пречистой! Авось очнутся эти несчастные!
   - Прекрати, демон! - вдруг рявкнул на него Коннор, - Ты перепил сегодня! Думаю, нам не стоит ждать скорой! Они ведь и ментов нагонят - сто процентов! Предлагаю рвать когти! Нам сегодня не до ментовской волокиты...
   Я, задумавшись, водил взглядом по кромке моря. В свете автомобильной фары я разглядел на линии прибоя какой-то предмет.
   - Эй, Кельт, ты куда? - окликнул меня Лев.
   Я не ответил, опустился и стал раскапывать мокрый песок.
   Кинжал. Обычный кинжал? Пожалуй, не совсем обычный. Старинный. Что-то в нём было...
   Я взял его в руки и ополоснул в воде.
   Нет! Не просто необычный! У меня аж дух захватило! И по спине забегали мурашки - огромные, как тараканы...
   Этот кинжал был явно какой-то колдовской!
   Странности продолжались. Только теперь всё вышло на какой-то новый уровень.
   Это, конечно, не меч. Но почти угадал тот полусумасшедший чудак с концерта. Я нашёл-таки оружие.
   Теперь осталось только узнать, ангел я или нет, и будет ли конец света. О чём там еще сегодня говорил этот чудак? Смешно! Или загадочно?!
   - Пора сваливать! - крикнул Коннор, - Кельт, чего ты там ковыряешься?!
   - Всё не просто так, ребята! - пробурчал я, - И это ужасно!
   - Надо валить, а то менты нас замаринуют! - говорил Коннор.
   Я бросился назад к автомобилю. Последняя лампочка в салоне погасла. Фары бросали свет в море, так что в салоне ничего толком не было видно. Я подлез под перекошенную дверь и приблизился к раненной девушке. В полутьме я не видел лица, но слышал дыхание. Слабое прерывистое.
   Я поднёс рукоять кинжала ко лбу девушки, потом провёл ладонью по волосам.
   - Очнись, милая, очнись! Не умирай! Живи!
   Мне показалось, что она открыла глаза и что-то прошептала.
   Сзади подошёл Коннор и посветил мобильником.
   Да, её глаза открылись. Девушка неотрывно смотрела на меня. Её губы что-то беззвучно шептали.
   Я так и не понял, что она говорила.
   На удачу подошли двое местных жителей.
   Лев и Коннор им рассказали о случившемся.
   Я вылез из-под двери.
   Мы попросили ребят ждать скорую, а сами пошли прочь. Связываться с местной полицией, которая не замедлит явиться, не очень-то хотелось.
   Мы пошли в город, в бар, где нас должны были ждать девочки.
   В баре нас никто не ждал, конечно же.
   - А где же наши знойные южные подруги?! - озабоченно суетился Лев.
   Облом. Не дождались. Или вообще не пришли. Дозвониться даже из города до них мы не могли.
   - Из-за тебя всё! - рычал Лев на Коннора.
   - Да ты сам язык распустил! Ты что, не видел, как они реагировали на тебя! Я пытался тебя утихомирить!
   Они ругались, а я пытался разобраться в том, что произошло. Неужели я предчувствовал это событие?! Так вот откуда было это навязчивое ощущение тоски!
   Они могли ещё долго ругаться.
   Принесли пиво. Мне не хотелось пить. Почему-то было даже противно смотреть на алкоголь.
   Я достал свою находку. При свете огней бара я получше разглядел, что же нашёл в море.
   - Ребята, хватит, - устало сказал я, - Посмотрите лучше на это.
   Я показал ребятам кинжал.
   Коннор и Лев крутили кинжал в руках.
   Обычный кинжал вроде.
   - Прикольная вещь, - сказал Лев, взяв его в руки, - Только антикварной ценности в ней мало! Ни инкрустации, ни надписей... А, нет! Надпись есть! Вот смотрите.
   Лев нашёл на лезвии бледную надпись у основания под самой рукоятью. Мы стали приглядываться.
   0x01 graphic
0x01 graphic
0x01 graphic
0x01 graphic
0x01 graphic
0x01 graphic
0x01 graphic
0x01 graphic
0x01 graphic
0x01 graphic
0x01 graphic
0x01 graphic
0x01 graphic
0x01 graphic
0x01 graphic
0x01 graphic
0x01 graphic
0x01 graphic
0x01 graphic
0x01 graphic
0x01 graphic
0x01 graphic
0x01 graphic
   На другой стороне нашлась ещё одна надпись: 0x01 graphic
0x01 graphic
0x01 graphic
0x01 graphic
0x01 graphic
0x01 graphic
0x01 graphic
0x01 graphic
0x01 graphic
0x01 graphic
0x01 graphic
   - Что это может значить? Похоже и на руны и на буквы, - сказал Коннор.
   - Так, - Лев с хитрой ухмылкой принялся читать, наверняка решил приколоться, - "Дима! Лизался, жрун, а, гад?!"
   Он ржал, тыкая кинжалом в воздух.
   - Успокойся, - шикнул на него Коннор, - Хочешь, чтобы менты нас загребли! Не махайся этим ножичком.
   - Тут что-то более серьёзное, - сказал я, - Что-то чувствую странное. Будто с этим кинжалом что-то связано. Что-то судьбоносное.
   - Да. Это не простой нож, - сказал Коннор, - Это артефакт! Магический! Я чувствую это. И обстоятельства находки это только подтверждают! Как его называл тот чудак на концерте?
   - Хран, - ответил я.
   - Н-да! Ты чувствуешь его энергетику?
   Я подумал. Что-то было. Что-то странное. Я понимал, что Коннор прав. И чем дальше развивались события, тем сильнее я чувствовал, что скоро грянет нечто очень важное. Не только для меня, но и...
   Судьбы мира?! Да, ну! Я отогнал манию величия. Судьбы мира и так ежечасно в наших руках, а что толку-то! И свою-то жизнь поменять лень, а уж о мире говорить!..
   - Кажется, мы в "дозор" переигрались! - придумал я самое простое объяснение всему происходящему.
   Ребята попросили меня прочесть стихи или спеть одну из своих песен. Чего их по пьяни переклинило?!
   - Ожидаю, сгораю, молчу,
   Продаюсь за исчерпанный грош.
   Остается ещё мне чуть-чуть,
   Ведь моя революция - дождь!..
   Я прочитал одно стихотворение, потом второе.
   И вдруг осознал, что в баре оказалось тихо. Кто-то даже музыку выключил.
   Я огляделся. Все делали вид, что не слушают. Но при этом все молчали. Слышно было только мой голос, шум моря за окном и полёт двух-трёх мух под потолком.
   Меня это напрягло. Почувствовал себя неуютно. Люди двадцать первого века не слушают стихов. У меня был опыт выступлений. Я уже давно играю в рок-группе, мы выступали в клубах, да и сегодня на концерте. Только никогда не было такой реакции слушателей. Потому меня это и удивило. Может, потому что я никогда не пробовал на публике читать стихи. Не петь, а именно читать. Просто читать.
   Я остановился, замолчал. Как-то не хотелось говорить больше.
   - Я в туалет, - шепнул я и в полной тишине прошёл мимо замерших слушателей.
   Все и вправду замерли, словно истуканы. Это было настолько странно!
   Я шёл, словно по кладбищу. Нереальные фигуры замерших людей с остекленевшими глазами...
   До туалета я не дошёл. По пути меня остановила улыбающаяся парочка. Приличные парень и девушка. Немного не к месту для подобного заведения: они были одеты в костюмы, белые рубашки, лакированные туфли.
   Хм! Этих двоих моё неожиданное выступление настроило иначе. Ну, чего вам?! Я мысленно послал их к чёрту.
   - Ангел мой, - сладко проворковала девушка, - Это просто обворожительно! Такой текстовик! Э-э-э, в смысле, поэт! Да! - она хихикнула, - Мы видели ваш концерт. Это весьма интересно! Нам было бы очень интересно с вами посотрудничать!
   - Да, - улыбнулся парень, - Возьмите, пожалуйста, визиточку. Всё это очень серьёзно! Не упустите свой шанс!
   Я краем глаза прочёл: "продюсерский центр...".
   - А прочтите что-нибудь ещё, - снова подарила мне обворожительную улыбку девушка.
   Что-то мне не нравилось в этих двоих персонах. Странные. Никак не мог понять, что именно в них было странным. Что-то неуловимое...
   - Я вам экспромтом почитаю, - мне на самом деле хотелось от них сейчас избавиться понятно почему... И я начал:
   - С нашей волей не сравниться
   Тем, кто ввысь летит, как птица,
   С нами он взлетит стрелою,
   Чтоб упасть и вдрызг разбиться.
   Мы же мрачными крылами
   Распрострёмся облаками
   Над твоим погасшим телом...
   Спи, наш птенчик, спи, как камень...
   Я читал и чувствовал, как растёт мощь моего голоса. Внутри меня накипала энергетика. Эта энергия не выливалась в звуке, а только в интонациях. Я мысленно хотел послать их ко всем чертям. Не пойму, почему они очень злили меня. Я пристально смотрел им в глаза: сначала девушке, потом парню. Смотрел до тех пор, пока они не опускали взор.
   Что-то неуловимое изменилось в облике моих слушателей. С их лиц даже сползли улыбки.
   "Ангел! Настоящий ангел!", - прочитал я по губам девушки. Она склонилась к плечу своего спутника, беззвучно что-то ему говоря.
   Несколько посетителей бара, которые слышали мои стихи, уже не просто замолчали, а обернулись, глядя на меня во все глаза.
   А слова выскакивали из меня совершенно произвольно. Я придумывал на ходу:
   - ... Слепим заново твой облик,
   Всё, что надо мы исполним
   Так, чтоб знал ты смысл полётов,
   Чтобы не был обездолен.
   Ты - мертвец средь птичьей стаи.
   Ведь не крылья распускаешь,
   А душой стремишься в небо...
   Энергия росла, как снежный ком.
   И вдруг какой-то дядька лет сорока выскочил из-за стойки бара, бросился на пол с диким криком и стал биться головой.
   Я замолчал. Мои собеседники тоже замерли.
   Это невероятное событие происходило, словно во сне.
   Что это за помрачение такое?! Человек стоял на карачках, кричал и бился головой об пол, бился до крови, рвал волосы...
   И никто даже не пошевелился, чтобы остановить его. Все были в шоке от такого необычного и неожиданного происшествия.
   Только один Коннор опомнился, вскочил, бросился к мужчине, схватил его за шиворот, пытаясь перевернуть на спину. Я тоже бросился ему на помощь.
   - Успокойся! - сказал я мужчине, твёрдо взглянув ему в глаза.
   Я поймал его взгляд, и в тот же миг он вдруг расслабился.
   - Что это с ним? - заголосили вдруг все вокруг, засуетились, бросились к нам.
   Я огляделся в поисках моих собеседников. Их не было. Парень и девушка ушли.
   Я взглянул на их визитку: "Продюсерский центр Кощеева Александра Михайловича. Промоутинг, продюссеринг, консалтинг, PR. Телефоны..."
   Очень странно!
   - Поехали домой, хлопцы! - сказал я, - У меня никакого желания продолжать приключения!
   Ребята бросили пиво, и мы пошли прочь. Зашли за инструментами в Дом культуры. Там я едва оттащил приятелей от шумной компании. Они всё-таки умудрились выпить с ними. Я уже ничего не хотел. Алкоголь выветрился, и трезвое сознание подвело итог сегодняшнему дню.
   Вскоре мы уже были на вокзале. Маленькая неприметная станция очередного курортного городка. Тусклые фонари едва рассеивали тьму, вырывая из ночи редкие людские фигуры.
   Лев и Коннор забили косяк. Курили, веселясь чему-то своему.
   Я отказался курить с ними. Никогда не собирался даже пробовать наркотики. И плевать, как мои приятели относились к этой моей странности. Странность! С каких же это пор нормальность стала считаться странностью?! Ну, да ладно! В отличие от всех остальных я чувствовал силу в том, что могу отказаться от этих никчёмных впечатлений от взрывов клеток мозга...
   Говорить о чём-либо мне совершенно не хотелось. Я пытался собрать воедино мозаику событий сегодняшнего дня, чтобы выявить хоть какую-то закономерность. Пока не вырисовывалось ничего.
   Я сунул руку в карман и взялся за рукоять кинжала. Этот предмет обладал необычной энергетикой. Мне даже показалось, что он словно тянет меня куда-то, будто хочет что-то показать, что-то сказать. Я заметил, что каждый раз, прикасаясь к нему, я ощущал необычное воодушевление, возбуждение и прилив сил.
   Мы остановились возле яркого фонаря, и в ожидании поезда я стал читать объявления, наклеенные на столбе.
   Меня привлекла странная надпись на объявлении: "АНГЕЛАМ ВХОД ЗАПРЕЩЕН! Пока..."
   Ну, вот, снова об ангелах!
   Стал читать, что же там в объявлении ещё: "...Вам не стоит сюда идти! Держитесь вместе. Только нашедшие себя и друг друга могут позволить быть тут! Это место заказано кощеями! Это время заказано кощеями! Как раз именно теперь происходит то, чему ангел может помешать. И в ином месте уже выпустили владык. И вам, ангелам, предстоит найти спрятанное и упущенное! Твой меч - свидетельство всего этого. А теперь обойди место сие два раза, и увидишь важное".
   И кощеи - снова!
   Я чувствовал какое-то необычное возбуждение. Что же было в этой надписи?!
   - Коннор, прочти! - я подвел друга к столбу и указал на странное объявление.
   - Что? Что тут? - он стал читать: - "Нашедшим спаниеля серого окраса..."
   - Стой! Это не то! - я ткнул в лист рукой, и вдруг понял, что странной надписи нет.
   Вместо объявления для неведомых ангелов было объявление о пропавшей собаке.
   - Меня глючит! - я задумался. Надышался дыма от косяков моих приятелей? Нет! Я даже рядом не стоял!
   Нащупал в кармане сумки кинжал. Это не артефакт ли устраивает эти глюки?..
   Я позвал Льва. Результат тот же. Он видел только объявление о собаке.
   Стоит обойти столб, как было написано в объявлении из моей галлюцинации? Пусть приятели решат, что у меня поехала крыша, мне плевать! А вот убедиться в своей вменяемости для меня важно!
   Я обошёл столб два раза и снова стал читать объявление.
   "Ты правильно всё понял! АНГЕЛУ ПРЕДСТОИТ ВЕРНУТЬСЯ СЮДА. Прочтёшь".
   Опаньки!
   Да уж! Глючит не по-детски!
   - Коннор, читай!
   - Кельт, ты, кажись, напился, дружище! Мы курили, а у тебя глюки! Непорядок, друг мой! Харэ прикалываться! - Коннор вообще отошёл от меня.
   А Лев стал прикалываться:
   - Тебя точно глючит, Олежка! Тебя явно после той аварии на пляже повело! Может, это ты ангельским внушением этих балбесов в аварию ввёл! - он заржал.
   - Да мы все тогда разозлились не на шутку! - сказал Коннор, - Ребят, а вдруг мы действительно ввели их в ступор своим внушением?!
   - Да это всё Кельт! - отмахнулся Лев, - Ты вспомни, как того мужичка повело! Как, однако, люди на твои стихи реагируют, ангел мой! Аж убиваться тянет! Тот чмошник аж головой о пол стал биться, чтобы ты прекратил читать! Такого эффекта я, конечно, не ожидал, но тебе сочувствую! Может, тебе косячок забить, чтоб тебя отпустило?! Или дать тебе успокоительные капельки? Я схожу куплю! Чего для больного друга не сделаешь! Какого пивка тебе?
   - Да плевать! Какого хочешь! - я задумался.
   Друзья пошли в магазинчик, оставив меня одного.
   События и впрямь складывались очень странным образом.
   Может, Лев прав: я как-то влияю на события вокруг?
   Неужели я какой-нибудь ангел смерти или ангел судьбы?! И люди вокруг меня попадают в неприятности! Или мы со Львом, как ангел с демоном в противостоянии, порождаем кармические вихри вокруг?
   Вопросы.
   Может, это из-за кинжала я чувствую странности и вижу эти послания? Я сжал покрепче рукоять кинжала.
   Я решил побеседовать с этим волшебным фонарным столбом. Раз уж крыша поехала, надо хоть узнать, к чему это приведёт. Возбуждение, охватившее меня, было странным. Словно я был один на один с этим фонарным оракулом.
   "Так! Теперь ответь мне, мы, что, не должны ехать на этом поезде?"
   Обойдя столб, я получил ответ:
   "Поезд - это не место встреч. Но тебе повезёт! Если вообще останешься на Межгардаре после этого :)"
   Блин! Даже смайлик нарисован! Издеваешься, оракул?!
   "А что за Межгардар?" - спросил я.
   "МЕСТО".
   Так! Эти туманные ответы дали мне одно: я почувствовал приближение каких-то важных событий. И это точно не глюк. Более трезвого осознания всего происходящего я ещё никогда не чувствовал. Мне даже показалось, что вся моя жизнь была лишь подготовкой к тому, что начинается в эту минуту.
   Вот и наш поезд. Он транзитный, но хорошо хоть останавливался на этой неухоженной станции! Эти балбесы успеют к поезду со своим пивом?!
   А! вот они бегут...
   Поезд тормозил.
   Тусклый голос что-то пробубнил невразумительное в громкоговоритель. К кому он обращался на пустом вокзале? К нам, что ли? Тогда стоило бы поработать над дикцией!
   Я глядел в освещенные окна поезда. И вдруг встретился взглядом с девушкой. Мгновение остановилось. Я видел не просто девушку, мне показалось, что я видел ангела. Прекрасного, чистого, исполненного света. Глаза её светились, перекрывая свет окон, а за спиной вот-вот должны были раскрыться крылья....
  
  
   Глава 3. Хельга
   - Ты нас разыгрываешь! - рассмеялась Яна.
   Алиса смотрела серьёзно. Она вздохнула и покачала головой.
   - Ты сама себе подбросила эту грамоту?! - спросила я.
   Она покачала головой и глубоко вздохнула, поджав губы:
   - Я и сама в шоке от того, какая информация тут может быть! Я попробую прочесть в Дрёме.
   Алиса прикрыла глаза и ушла в транс.
   Дрёмой она называла то состояние транса, в которое она недавно научилась погружаться. Также, по её словам, Дрёма - что-то вроде тонкого мира. Только там можно увидеть настоящие образы людей. Те образы, которые в нашем явном мире нам не доступны. Она как-то рассказывала о своих опытах, о том, что видит разные образы скрытые за человеческими оболочками. У неё ещё не всё получается. И очень трудно увидеть всё из-за иллюзии, которой является наша реальность. Всё искажается больным воображением людей. Там ведь в Дрёме ещё куча всяких существ, не воплощённых в телах людей. Всяких паразитов, невидимых такое множество. Каких только мифических существ только не встречала Алиса!..
   Яна покачала головой:
   - Знаешь, подруга, я не удивлюсь такому обороту событий! Думаю, Алиска не фантазирует! Что-то есть в этой бумаге! Грамота! Уже тот факт, что там про вашего Коннора, уже многое значит!
   Да, Яна была права. Только сложно поверить в то, что я ангел, а моя сестрёнка - демон. Как-то это было очень уж неожиданно!
   - Хотя она раньше что-то говорила об этом, - я припомнила её разговоры об ангелах, демонах, о какой-то важной миссии.
   Алиса. Сестрёнку мою считали вундеркиндом. Ребёнком-индиго. Она и в школу пошла раньше других. Лет в пять. И сдала восьмилетний курс за шесть лет. Теперь оканчивала вечернюю школу экстерном. Раннее развитие интеллекта, видимо, и подтолкнуло её к тому, что она стала тянуться в такие сферы, как оккультизм, мистика, психология. Способности у неё всегда казались мне необычными. Но только в последнее время я стала больше уделять внимания моей сестре. Тётка моя, мама Алисы, в недавнее время стала серьёзно болеть, и я взяла своеобразное шевство над сестрой. И только совсем недавно узнала, что моя Алиска - не просто умная маленькая девочка. Оказывается, в глубине души Алиса - сформировавшаяся женщина с огромным опытом. И опыт этот был гораздо богаче моего. И уроки жизни у неё отнюдь не всегда шли гладко и в сторону добра и порядочности...
   Не прошло и двух минут, как Алиска открыла глаза.
   - Я пыталась проникнуть в суть документа... - говорила Алиса, - Ничего не понятно. Смутные образы. Стоит поработать всем вместе. А вообще странно всё это! - Алиса вертела в руках документ, размышляя о чём-то, - Грамота! Самое поразительное, что я будто знаю этот документ и, будто бы знала, о чём там написано! Очень странно! Я попробую описать образ, который у меня всплыл из бессознательного. Это как реакция на эту грамоту! Не могу всё выяснить! Тут что-то важное! Очень важное для этой земли, для Межгардара. Да и для всего Космоса, наверное. Когда-то давно мы завязли в этом всём. Четверо. Нас четверо было. Два ангела и два демона. Что-то мы натворили. Страшное... И подписали себе кармический приговор. Я не могу до конца разобраться с тем, что это за тайна. Кармические печати. Они не дают мне возможности раскрыть тайну. Нужно что-то... Ключ какой-то...
   Она замолчала на минуту. Глаза её светились.
   - Это всё? - осторожно спросила я.
   - Такое воодушевление! Вы не представляете! Кто бы ни подбросил эта грамоту, всё это происходит не случайно! Теперь оставалось только расшифровать её, и тайна будет раскрыта! И тогда - свобода! И для меня, и для моих аггелов, и для всего Межгардара. Итак... Для начала надо бы собрать всю информацию об этой Великой Тарии. И кто такой этот Милослав Старицкий? Последний хан...
   - Что-то я слышала об этом, - сказала Яна, - Мой папашка как-то искал клад один золотоордынский. Тария? Было там что-то о Тарии... Слушай, Алис, а не проще прочитать эту грамоту?
   - Ха! Если бы я разобралась в этих рунах!..
   - Ладно! Разберёмся! - сказала я, - Нужна информация.
   Я смотрела на руны, пытаясь разобраться, что написано в этой грамоте. Нет, ничего... Не понимаю... Какие-то смутные образы, которые пока мне не доступны. Да, я чувствовала, что тут скрыто что-то важное многомерное по смыслу. Но эти образы осознать мне пока было недоступно.
   - Я тебе рассказывала о миссии, - сказала мне Алиса, - Помнишь? Мой сон?
   Да, я помнила. Ещё с детства она постоянно рассказывала о своём сне, и потом часто возвращалась к этому воспоминанию.
   - Это было моё первое видение, - говорила Алиса, - И это видение совпадает с тем, что написано в этой грамоте.
   - Что там было? - спросила Яна.
   - Четыре волхва... - Алиса вспоминала образы из своего сна, - Почему нас четверо, я ответа тогда не получила. В этом был какой-то смысл. Но я никак не могла проникнуть в эту тайну. Чтобы раскрыть эту тайну, нам надо пройти звёздный мост. Мост этот соединяет два мира: мир Тьмы и мир Света. На границе двух миров мы сражаемся с самими собой. Затем, чтобы однажды выбрать: начать апокалипсис или предотвратить его.
   - А-по-ка-лип-сис?! - по слогам спросила Яна, - Так всё серьёзно?!
   - Ну, другими словами этого не объяснить...
   Яна стала спрашивать Алису о её видениях в дрёме. Я слушала вполуха. Мы с сестрой не раз говорили об этом. Убедиться в правдивости её теорий я пока не имела возможности. Если в этой грамоте будет подтверждение... Посмотрим...
   - Слушай, Алиска, а как получается так, что разные существа могут существовать в одинаковых человеческих телах? - спрашивала Яна.
   - Дело в том, что демоны, ангелы, человеки разные только в Дрёме, - отвечала Алиса, - Эти образы остаются только там. Это образы у людей есть лишь в Дрёме... В тонких мирах все люди, все существа светлой Вселенной одинаковые, отличаются лишь уровнями развития тонких тел. Обычно эти дрёмные образы почти никто не видит... И ещё скажу тебе, что образы эти тем красивее, чем чище человек. Дрёма всегда показывает только правду. Кривда и ложь реальности явного мира тут невозможны... А так тонкие тела у всех одинаковы. У существ из Антикосмоса всё может быть по-другому. Я ещё не видела таких... Хотя считается, что демоны из Мрака. Наверное, я неправильный демон.
   - А мы кто? - спросила Яна.
   - Хельга - ангел, я уже говорила, а ты... Ты - человек.
   - Жаль! - Янка вздохнула, - Слушай, подруга, а ты уверена, что это не глюки у тебя?
   - Думаю, придёт время, и вы тоже будете видеть.
   - Странно всё это! - я поражалась всей этой необычной информации.
   Мир приобретал новые очертания. Мир открывался с таких сторон, о которых я неделю назад и предполагать не могла. Нет, конечно, Алиска мне рассказывала раньше свои теории. Но теперь это была не просто теория. Мне казалось, что я начинаю что-то чувствовать. Не даром же обнаружила у себя способности влиять на людей. Может, и правда, я - ангел, и голосом своим их могу убивать, взглядом - нарушать привычный для них ход вещей...
   Или всё это бред!..
   Впрочем, я ведь и сама была не от мира сего. На людей смотрю как-то не так, как остальные. Сравниваю, и понимаю, что иначе - не лучше, не хуже, а просто иначе...
   Люди...
   Заглядываешь внутрь их, и открывается такое!..
   - Странные они, Алиска! - сказала я сестре.
   - Люди, которые не являются людьми в душе?! Мы для них тоже странные! - улыбнулась она, - Ты - аггел, я - демон...
   Я усмехнулась.
   Милая сестрёнка. Тонкая, как травинка, черноглазая, милые детские губки скрывают острые клычки. Эти чуть выдающиеся вперёд клычки - единственное телесное свидетельство того, что она может быть демоном. А так личико у неё настолько миловидное, что даже этот неправильный прикус придаёт ей дополнительный шарм. Впрочем, ведь демоны тоже давным-давно были ангелами. Или что-то в этом роде...
   - Да-да, - Алиса вздохнула по поводу моей иронии, - я знаю, ты ещё не всё видишь. И думаешь, что я фантазирую. Ты не веришь мне. А жаль! Жаль, что Дрёма пока лишь приоткрылась тебе. Не видишь, насколько ты прекрасна, не можешь пока распустить свои крылья... Ты ведь недаром такая... Такая красивая. Такие глаза могут быть только у аггела. Такое сочетание доброты и строгости могут быть только у аггела. Ну, воспринимай мои слова, как образное выражение! Хотя я знаю, что ты скоро начнёшь видеть всё. И не только в Дрёме! И не только видеть! У аггелов сила неимоверная! Я чувствую, что ты почти готова. Как ты пса взглядом остановила, помнишь?!..
   - Ну, это случайность! Я тут ни при чём! - соврала я, понимая, что я вру себе.
   Вспомнила, как за вчера вечером на нас напал полудикий пёс, а потом внезапно успокоился. Все решили, что это я взглядом его успокоила. Наверное, я сама не хотела себе в этом признаться.
   - А люди видят твою Дрёму? - спросила я.
   - Не знаю. Наверное, некоторые видят что-то. Ауру, образы какие-то, не всё так, как я... Я говорила тебе, что всё видимое нами - иллюзия...
   - Как индусы говорят: майя, - заметила я.
   - Угу, - кивнула Алиса, - И эта реальность - только наше восприятие. Тот самообман, в который мы с детства погружаемся, чтобы не видеть настоящий Явный мир.
   - Ты права. Но только я пока не освободилась от этой иллюзии.
   Мы часто с ней об этом говорили. Алиса также часто намекала мне на некую особую миссию, что ожидает меня, как ангела.
   Единственное, что меня пугало в этих разговорах, это то, что сестрёнка могла нахвататься этих идей у сектантов, с которыми связалась несколько месяцев назад. Надо бы подробнее выяснить этот вопрос. Этот её "чёрный учитель" Виктор. Так и не знаю, что это за человек. Если человек вообще! У Алисы ведь кругом всякие монстры, чудовища, ангелы, демоны...
   Поезд стал тормозить.
   - Станция какая-то, - Алиса выглянула в окно.
   Я тоже взглянула в окно и наткнулась на взгляд странноватых серебристых глаз. Мне показалось, что глаза этого парня светились! Меня это просто поразило! Словно ток пробежал по телу, словно замыкание от перекреста взглядов...
   Что промелькнуло в этом их безмолвном диалоге? Мы словно бы уже были знакомы.
   Какой прекрасный образ родился у меня в душе. Два ангела взмахнули друг другу крылами издалека.
   Он тоже ангел?..
   - Видели этих парней? Там Коннор, Лев и Олег! Они сели на наш поезд! - воскликнула Алиса, - Это не простое совпадение! И я уже начинаю опасаться!
   - Чего? - спросила я.
   - В одном поезде собрались. Чувствую кое-что... Не очень хорошо...
   Я прислушалась к ощущениям. Что-то томило. И хорошее, и плохое. Никак не могла определиться. Что-то будет. Грядёт!..
  
  
  
   Глава 4. Олег
  
   Электричка была полупустой, и поэтому мы развалились на скамейках, закинув ноги на спинки и подлокотники.
   Домой. Наконец-то!
   После всех утомительных событий мы решили немного расслабиться.
   Лев и Коннор обсуждали концерт. Коннор решил, что мы облажались, Лев напротив - был в восторге. Они стали спорить. Я имел своё мнение, но у меня совершенно не было сил говорить.
   Они незаметно перешли к обсуждению странностей нашего путешествия в Среченск. Коннор связывал это всё с тем, что Алиса предсказала почти всё, что произойдёт.
   - Что именно? - вяло поинтересовался я.
   - Что у тебя глюки будут, что к тебе будут странные люди подходить, что ты что-то найдёшь...
   - Ого! - я покачал головой, - Как она это предсказала?
   Мне не верилось до конца. Хотя от Алиски я мог ожидать и такого.
   - Она видела это во сне, - рассказывал Коннор, - Она сейчас много снов странных видит. И в последнее время про вас, ангелы. Очень много про вас!
   - Про нас? - я недопонял, что он имел в виду.
   - Про тебя и её сестрёнку - Хельгу.
   Снова об этой загадочной девушке, с которой Алиса никак не может нас познакомить. Прямо судьба против того, чтобы мы встретились. Я вспомнил, какие странные препятствия мне встречались каждый раз, как Алиса назначала "встречу двух ангелов".
   Раза три Алиса попадала в неприятные истории, и встреча расстраивалась. Два раза я сам попал в неприятности как раз накануне этих встреч. И пару раз Хельга никак не могла появиться. То Алису забрали в кутузку с компанией наркоманов. То она сломала руку. То уже в больнице, навещая Алису, мы с Хельгой просто разминулись два раза. Из-за того, что один раз меня задержали на работе, второй раз из-за того, что Хельгу родители неожиданно отправили по некоему срочному делу. Что касается моих неприятностей, то все они складывались из целой серии мелких необычностей и странностей, которые и приводили к тому, что я не мог прийти на встречу. Думаю, и у Алисы и её сестры происходило тоже целая цепь мелких неожиданностей и неприятностей. Словом, если учесть все это, то складывалось впечатление, словно некий злой рок нам запретил встречу. И вот я гадал: нам вообще нельзя встречаться или просто не пришёл срок?
   Ответа пока не было. Зато эта неведомая Хельга всё больше и больше меня интриговала.
   - Так что за сон она видела? - спросил Лев.
   - Словом, всё, что с нашим Кельтом произошло, - сказал Коннор, - Каждый раз, как Кельт мне рассказывал свои приключения, я всё больше и больше убеждался!
   Мы со Львом помолчали. Всё это не заслуживало лишних циничных шуток Льва или моих банальных слов.
   - Да уж! - заключил Коннор, - Алиска у нас обрела дар ясновидения. Уже не впервой замечаю!
   - Демон - ясновидящий?! - усмехнулся Лев. Всё же не смог удержаться наш друг от своего цинизма, - Скорее - мракознающий! Или темносведущий!..
   Демон.
   Да, Алиса давно уже стала рассказывать нам о своём опыте. О том, что она видит в состоянии транса. О том, что Лев и сама она - демоны, Коннор - лег, а я и её сестра - аггелы. Она объясняла, что все мы - просто эволюционировавшие люди, что-то типа ангелов из мифов. Крылатыми люди становятся тогда, когда овладевают воображением. А овладевшие воображением, могут управлять и кармой, то есть - судьбой и законами реального мира. Ведь реальный мир в представлении Алисы был всего лишь иллюзией - игрой нашего воображения.
   - Это ты о чём? - спросил Лев, - Что она ещё предвидела, кроме странных приключений нашего чудаковатого друга?
   - Сказала, чтобы ничему не удивлялся. Сказала, что мы на пороге! И скоро обретём такие же способности, как и она. А может, и больше...
   Лев расхохотался:
   - Да ладно тебе! И всего-то?! Что же она предсказала?
   - Что попадем в крупные неприятности с транспортом, - ответил Коннор.
   - Так это ж не мы попали! Это те чуваки на джипе!
   - И слава богам! - Коннор потянулся и устроился поудобнее, - Поспать, что ли?..
   - Ты погоди ещё, - осадил я Льва, - Всё-таки в транспорте едем.
   - Тьфу на тебя! Накаркаешь! - буркнул Коннор.
   Я снова почувствовал необычное напряжение вокруг. Никак не мог увязать это ощущение с происходящим. Что-то томило меня. Предчувствие опасности. Причём это не касалось меня лично. Просто в воздухе витало чувство беды. Я чувствовал это ещё с самого начала поездки. Но сам не пойму, почему я не отказался и ребят не удержал. Ребята этого не чувствовали, а меня одолевало унылое настроение.
   Душный грязный вагон электрички навевал тоску. В начале и в конце вагона плакали дети. Матери их не могли унять. Неподалёку на соседней скамейке ругались мужчина с женщиной. Депрессивные лица тяжкими взглядами уперлись в унылый пейзаж за окном...
   Я пытался отключиться от всего: от плача детей, от взвизгиваний полупьяной соседки и рычания её мужа... Чтобы отвлечься, я стал расспрашивать Коннора о том, что он знал о странных идеях Алисы. Потом Лев решил поприкалываться.
   - А ты видишь что-то? - спросил Лев Коннора с лёгкой ехидцей.
   - Нет. Разве что ауру, - раньше бы Коннор сам поиздевался бы надо Львом, но теперь он равнодушно относился к самоутверждению за счёт унижения другого.
   - Серьёзно?!
   - Да. А что тут такого?! Это каждый может!
   - И какая у меня? - возбуждённо спросил Лев.
   - Ты - прозрачный, - пожал плечами Коннор, - А Олег имеет зелено-голубую...
   - Голубую?! - заржал Лев.
   - Ладно тебе, Лев! - осадил я его и спросил Коннора: - Что там слышно насчёт выборов?
   - Да пипец! Ждёт нас революция оранжевая! Или голубая! - Лев заржал, - Эти голубые не успокоятся, пока патриотов с красными не съедят живьём!
   Я думал отвлечься от предчувствий и странных ощущений хоть разговором о политике. Но не получалось. Хоть сходи с поезда. Зудило под ложечкой так сильно!.. Тянуло встать и броситься прочь отсюда. Но и не менее сильное желание остаться и увидеть, что же произойдёт...
   Лев выпросил кинжал. Я видел, что его тянет к этой вещи.
   Он крутил его, вертел. Вчитывался в надпись.
   В голову пришли странные стихи, я бормотал их:
   - На Калиновом мосту
   Мы с братками на посту.
   Сотни лет над сей рекой
   Явный мы храним покой.
   Но кощеи рвутся в Явь
   По Смородине не вплавь,
   Да на мост встают они...
   Боже, нас оборони!..
   - Ты о чём? - спросил меня Коннор.
   - Да вот весь день стишки дурацкие в голову лезут...
   - Ты полегче со своими стихами. Больно опасны твои вирши, - Коннор вздохнул, - После того, что в баре было!.. Однако ж, тебе с нами надо как-нибудь сходить. Скажу Алисе, что ты готов к имянаречению. Вера предков...
   - А ты о чём? - усмехнулся я.
   - Думаешь, почему мы с ней стали зреть Навь? Очистились от чуждой религии. Я узнал о древнем древе. Ну, типа капища языческого. Там есть община язычников. Вроде обычный дачный посёлок, но есть там и волхв настоящий, и казачки там - крутые ребята. Мы с Алисой прошли несколько обрядов. Я, конечно, не могу видеть того, что Алиса видит. Зато она мне помогла увидеть кое-что. Там у дуба Стояна такие дрёмы, сны невообразимые! Я тебя отвезу туда. Тебе обязательно надо прикоснуться к предкам...
   Вдруг Лев выдал:
   - Тут совсем не Дима, который лизался и жрал! - он стал так отчаянно махать кинжалом у меня перед носом, что я стал опасаться за сохранность своего лица, - Знаете, что тут начертано? "Демон Алиса, обоехран огня"! Не знаю, что за обоехран, но остальное - однозначно! Обоехран... Что-то типа двойной хранитель, а?!
   Мы с Коннором аж проснулись.
   Я выхватил кинжал у Льва из рук и вгляделся в надпись. И увидел не только руны, но и почувствовал образы в начертаниях.
   Это не сложно. Всё оказалось вполне понятно.
   Словно кто-то нашептал мне. Сквозь запах апельсинов проникли образы.
   - Да, это Алиса! Демон, - мне ясно виделись образы, слова и руны, - Только имя другое - Алислава. И кинжал этот - хран огня. Хран - это как хранитель.
   - Так наша Алиска - хранитель огня?! - с восхищением потянул Лев, - А с другой стороны что?
   - Калёный двуликий. Это имя клинка, - сказал я, - Хлопцы, а никто не чувствует запаха апельсинов?
   - Ты уверен, что это так? - спросил Лев, он взял у меня из рук кинжал, - Странно всё это! Алиса! Алислава...
   - Может, и не наша Алиса, - пожал плечами я, - Вы запах чуете?
   Коннор принюхался, задумался.
   - Да жрёт кто-то апельсины! - махнул рукой Лев.
   Я видел, что никто не ест в вагоне. Все пассажиры были в полудрёме. Даже дети примолкли. Странно!..
   Все дремали, кроме одного парня. Он стоял в тамбуре и задумчиво смотрел мне в глаза через стеклянную дверь. Я ответил ему таким же пристальным взглядом, но он лишь улыбнулся. Он что-то прошептал губами. Явно обращался ко мне. что-то типа: "Берегись!" Мне показалось, что у него какие-то странные зубы. Словно подточенные, острые, как клинки. И губы и язык словно синеватые. Он, кажется, даже человеком не был!..
   Коннор толкнул меня в бок. Сильно. Я чуть не свалился со скамьи.
   - Наша! Сестрёнка! - Коннор замер.
   - Что?! Что случилось? - огрызнулся я.
   Потом Коннор вдруг подскочил:
   - Алиса?! - его взгляд устремился куда-то за наши спины.
   Я отвлёкся от странного парня в тамбуре.
   Мы обернулись.
   Там стояла Алиса и ещё две девушки. И одна из них была светлой и прекрасной, как ангел...
   - О! Ребята! - Алиса радостно подскочила нам на встречу, потом вдруг посмотрела в сторону тамбура, вмиг помрачнела и завизжала: - Держитесь крепче! Сейчас будет худо!..
   На краткий миг мне показалось, что мир замер. А потом вдруг...
   Удар... Или пол ушёл из-под ног, или я сам подпрыгнул, больно ударившись в потолок темечком...
   А потом всё словно стихло и, прикрыв глаза и уши, готовилось к... чему?..
   ...Вагон переворачивался медленно, словно время близилось к остановке. Казалось, что вот сейчас время замрёт, и наступит конец всему...
   Ах, Алиса, Алиса! Ты же предвидела это! Как же так?!..
   Пассажиры в большинстве своём даже не успели испугаться, не успели осознать...
   А в душах наших застыло видение, которое явилось нам в умирающем поезде. Я остался наедине с этим видением, так как поделиться им не было ни сил, ни желания. Я оказался не готов к подобному, настолько это видение было ужасным и грандиозным...
   ...
   Они всегда ходили в масках. Мы не могли видеть их действительного облика и тем более - ведать их суть.
   - Мы пришли из иной Вселенной. У нас иные коны - законы...
   Мы приняли их. Наш холодный разум и тонкая чувствительность принимают всё.
   Мы согласились на эксперимент, который они предложили. Не понятно, как это произошло.
   Мы сразу знали, что пришельцы утаивают от нас многое. Но они были просящими. И с ними были наши братья, павшие ещё в прошлую тьму Сварога. Демоны давно уже конктактировали с пришельцами. Ал и Лу уже тысячелетия напролёт работали с этой цивилизацией, начав ещё до Великой войны.
   Мы пошли на риск. Единственное, что мы могли потерять - привязанность к дому. Зато мы приобретали опыт. Зато мы могли экспериментировать с кармой. Только представьте себе: управлять не просто судьбой, а её конами, мерностью, сутью... Даже боги себе не позволяют ослух Мокоши, Сречи да Несречи. А коль переступить сей порог?.. Не будет ли это преступлением против конов природы, великого Рода?..
   ...
   - "Вы хоть понимаете, что сотворили, ангелы-демоны?" - кричали леги.
   Мы не могли понять, в чём беда. Что их так возмущает?
   - "Вы хоть понимали, с кем пошли на сделку?"
   - "Мы догадывались", - я посмотрел на своих. Они давно уже догадывались, с кем мы связались.
   Ал знала изначально. Но что ей с того, она демоном была. А мы - леги. Были... Теперь - аггелы. Теперь мы на мрачной стороне. Как это ни прискорбно!
   - "Но почему тогда?" - не унимался лег Кон.
   - "Это очень интересная работа. Как ещё можно было применить тут творчество?"
   - "Вы же дали эти технологии в руки мрачных!" - говорили леги.
   - "Вы хотите сказать, что это была ошибка?"
   - "Это было предательство!"
   Такого мы не ожидали.
   И от нас такого не ожидали.
   Что теперь?
   И вот теперь смерть. И смерти и смерти... Без меры, без мира...
   ...
   Огромное пространство без горизонта. Земля сливалась с небом или морем. И было непонятно, где именно ты находишься: летишь в небе или стоишь над землёй... Небо, освещаемое тысячами солнц и очерняемое тысячами черных дыр. Сумрачная половина мира поглощала краски и очертания предметов и существ... А светлая сторона превращала всё в яркий радостный карнавал...
   Это был Космос. Но это не был Явный мир...
   Особенным было острое ощущение реальности. Так бывает в глубоком сне... Вся противоречивость этого мира не сглаживала этого странного чувства. И ощущение присутствия чего-то или кого-то настолько величайшего, что даже величие этого мира казалась мелким и ничтожным...
   И тишина. Грандиозная тишина, величественная и непостижимая...
   Тишина была оглушающей. Несмотря на то, что всё пространство было наполнено войсками.
   Две армии. Светлая и мрачная. Они молча взирали на своих врагов, ожидая чего-то... Воины смотрели бесстрашно и хмуро...
   Казалось, ряды их простирались в беспредельность. В мрачный и в светлый Космос... Может, все живые существа Вселенной сошлись в этом поединке?..
   Между этими армиями была серая пелена, разделявшая мир на две части. Одна часть была светлой, вторая - мрачной...
   Вооруженные не только разнообразным техническим оружием, но и древними мечами, артефактами, магией или просто клыками и когтями... Казалось, тут собрались существа со всей Вселенной. Их было так много и настолько они были разнообразны... Огромные и маленькие... Чудовищные и прекрасные... Разумные и просто умные...
   Летающе-плавающие машины разнообразных конструкций бороздили небо-море. И маленькие лодки. И нереально огромные корабли...
   Грандиозность всего происходящего поражала...
   Казалось, ещё мгновение, и начнётся битва, каких ещё не бывало... или бывало?..
   И что же могло предотвратить это?
   Казалось, ничто!..
   Светлая Правда и мрачная Кривда. Сошлись в противостоянии, на грани войны и мира...
   Чего они ожидают? Разрыва пелены, разделяющей эти армии?.. Или какого-то звука, что разрушил бы эту грандиозную тишину?..
   Нет. Они все смотрели... И мне показалось вдруг, что на миг посмотрели они на меня... И на тех, кто стоял рядом со мной...
   И я не мог понять, мы на стороне Света или на мрачной стороне...
   - "Откройте ведоуклад!" - сказали нам хором ближайшие воины.
   Мне показалось, что говорили это как светлые, так и мрачные...
   Ведоуклад! - разнеслось эхом между светом и мраком...
   И почему то страх и тревога овладели мною и моими спутниками...
   ...
   Всё это длилось долю мгновения. Видение оставило меня в немом изумлении. Мы очнулись. Очнулись от сна или от смерти?..
   Или нет?..
   Сквозь угасание сознания я видел, как пассажиры полезли в открытые окна... как нерасторопные бились о стёкла... иные резались о фанеру... некоторые ломались о железо... в кровь и в слёзы...
   Вагон, скрипя и трескаясь стёклами, сталью и фанерой, завалился набок. Вагоны гармошились, переворачивались и месили людское тесто, всецело повинуясь силе земного притяжения... Скамейки, двери, окна, поклажа и людские тела перемешались в кроваво-стружечно-стеклянное месиво...
   Смерть, насмешливо качая костлявыми плечами, прошлась по людям косой. Сбор очередной жатвы. Но некоторых она оставляла до поры, вежливо кланяясь им. Мы не в состоянии были ответить ей. Мы были в шоке, полагая себя на грани острейшего лезвия ее косы.
   Скосит или?..
   Ощущения затопили мозг. Мир закружился с огромной скоростью и стал гаснуть. Наступила темнота...
   ...
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"