Лев Дарья: другие произведения.

Тень Страха

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Предположить, что последствия еще прижизненного магического ритуала внезапно настигнут ее спустя больше четырех веков, Лина никак не могла. Но это случилось и, как такое часто бывает, в самый неподходящий момент и в самой неподходящей форме. Поэтому на фоне всех прочих проблем перед алатой Страх возникает еще одна: последовать велениям половины своей души или поступить так, как велит здравый смысл?


Пролог

   Грозовые тучи перед бурей.... Или мокрый камень на мостовой.... Но никак не тот черный жемчуг глаз, который я помнила. А впрочем, это был уже не тот человек, которого я любила...
   Пока он зачитывал мой приговор (надо сказать, безумно длинный, будто это я была величайшей грешницей в истории человечества и собственноручно упокоила Иисуса), я внимательно всматривалась в такие знакомые, и в то же время такие чужие черты лица. Он изменился... Сильно. И дело было даже не в том, что в его волосах прибавилось седины, нет. Прислуживание инквизиции стерло с его лица все человеческое. Я смотрела и не находила тех бесовских искорок в его глазах, приподнятых в ироничной усмешке уголков губ, в которые была влюблена без оглядки. Сейчас вместо всего этого была бездушная непроницаемая маска. Что ж, наверное, оно и к лучшему, что при виде него мое сердце больше не замирает...
   Моя судьба по большему счету была предопределена моим рождением. Иными словами, стоило мне только появиться на свет, и мою жизнь расписали буквально по минутам. По счастью, мне удалось разрушить эту идиллию и пойти своей дорогой, пусть она и привела к костру.
   Я была расчетливой и несколько циничной, и потому всегда поступала по уму, а не по сердцу. Лишь однажды отступив от этого правила, я жестоко ошиблась...
   Я знала о том, что красива, и беззастенчиво этим пользовалась. Попав в очередную переделку, я по возможности уходила от дискуссии игривым взглядом, соблазнительным декольте или "неожиданно" обнажившимся плечом, не подпуская, тем не менее, к себе. Но перед моим нынешним судьей это было бесполезно...
   Я была чересчур уверенной в своих силах, поэтому даже не пыталась прятаться или скрывать свое настоящее имя, искренне веря, что смогу сбежать в последний момент. И моя самоуверенность преподнесла мне отличный урок...
   Я всегда была гордой и научилась быть независимой, поэтому никогда в своей жизни не просила никого и ни о чем. Быть может, в этот раз стоило поступиться принципами, но я не смогла...
   Я была умной и считала, что могу утереть нос кому угодно. Правда, сейчас мне это не помогало...
   Но я никогда не была лживой, а потому мое вранье чувствовалось за версту. Возможно, это и стало моей главной ошибкой. Быть может, научись я за свою жизнь виртуозно лгать и изворачиваться, я бы сейчас не стояла посреди этого подземелья в шаге от своей смерти.
   В целом же, все то, что я считала своими достоинствами, обернулось против меня, кроме, пожалуй, ума и самообладания. Этого мне вполне хватило, чтобы не лить слезы, умоляя о пощаде, на потеху инквизиции.
   -... оставлена будет у позорного столба в назидание прочим ведьмам и порождениям бесовским на семь дней, после чего предана будет огню.
   Говорят, когда смерть улыбается вам в лицо, нужно улыбнуться ей в ответ. Именно это я собиралась сделать - встретить свою гибель с усмешкой на губах и гордо поднятой головой. Но, услышав меру наказания, едва не отступилась от своего решения. Я бы предпочла сразу взойти на костер. Приятного мало, но это лучше, чем сидеть привязанной посреди площади, когда каждый, даже самый отъявленный мерзавец и безбожник, имеет право кинуть в тебя камень.
   - Мне жаль тебя, Эвелинн. Ты не послушала моего совета и загубила свою душу, - он посмотрел мне в глаза, как ему казалось, с сочувствием и всепрощением, но на самом деле абсолютно равнодушно.
   - О своей душе позаботься, - огрызнулась я в ответ.
   Он понимающе улыбнулся и опустил глаза.
   "Интересно, ему противно смотреть на меня или стыдно?" - хмыкнула я про себя.
   - Что, не мог по старой дружбе придумать казнь попроще? - прошипела я вслух. - Или хочется, чтобы я подольше помучалась, да? Твоя душа просит зрелища?..
   - Я даю тебе шанс выжить, - раздраженно бросил он. - Зная тебя, можно быть уверенным, что ты найдешь способ сбежать, милая. Хотя, сказать по правде, ты одна из тех, кто действительно является дьявольским отродьем.
   Ох, больно.... Любить-то я его давно перестала, но слова все равно больно резанули по сердцу, пробуждая во мне злость.
   - Значит, дьявольское отродье, да? - процедила я сквозь зубы. - Что ж тебя раньше это не смущало, а? По ночам-то по-другому звал... Может, напомнить тебе?
   - Прекрати! - жестко велел мужчина, с бешенством заглянув мне в глаза. - Не хватало еще, чтобы кто-нибудь услышал тебя!
   - Думаешь, святые отцы не одобрят твоего романа с ведьмой? - наигранно удивилась я. - Так это все равно в прошлом... Ты наверняка уже сполна искупил этот грех.
   - Замолчи! - рявкнул инквизитор. Я одарила его презрительной усмешкой, но говорить больше ничего не стала.
   На лестнице, ведущей в подземелье, раздались шаги. По-видимому, это явились мои проводники к эшафоту. Он это тоже понял и решил воспользоваться последним шансом.
   - Спасибо тебе за сына. Я никогда не забуду твоей помощи.
   Тут я не могла, да и не хотела, сдерживать злорадный оскал, отразившийся на моем лице.
   - Не сомневаюсь, что не забудешь, - загадочно кивнула я. - Ты смотри своему сынишке в глаза почаще...
   Больше мы ничего не успели сказать друг другу. Меня увели прислужники инквизиции, а он в растерянности остался стоять посреди подземной камеры.
   За палачами я шла так, как и собиралась: с надменной улыбкой и королевской осанкой. Мысль о том, что я уже сполна отомстила ему за себя, приятно грела душу.
  

ЧАСТЬ I

Глава 1

   Открывать глаза было тяжело. Очень. Да, в общем-то, и не особо хотелось. Голова гудела так, будто по ней нещадно лупили битами, тело категорически отказывалось совершать какие-либо движения даже под угрозой расстрела. Однако любопытство пересилило, и он с неохотой открыл сначала один глаз, а затем другой. На мгновение молодой человек был ослеплен ярким светом электрической лампы, потом сумел разглядеть белоснежный потолок, светлые жалюзи, закрывающие окно, многочисленную медицинскую аппаратуру и осунувшуюся, усталую женщину, прикорнувшую на диванчике у окна. Память услужливо подсказала: это его мать.
   - Мам? - попытался позвать ее парень, но вместо этого из пересохшего горла вырвался хриплый шепот. Он повторил попытку. - Мама?
   Женщина на диванчике вздрогнула и проснулась. По ее лицу было видно, что она не спала пару суток, а может и больше, и много плакала: под глазами залегли темные круги, веки припухли и покраснели, на щеках были заметны следы растертых черных дорожек от туши. Выкрашенные в цвет пряного шоколада волосы едва напоминали собой аккуратную прическу. Увидев, что сын очнулся, женщина с невероятной скоростью подорвалась с места и подскочила к кровати.
   - Господи, Ричард! - с облечением выдохнула она и вновь заплакала. - Как же ты нас напугал! Я здесь уже несколько дней, а ты все время был без сознания.
   Женщина потянулась за бумажным платочком.
   - А что вообще произошло? - с недоумением поинтересовался парень. - Из-за чего я оказался в больнице?
   Ричард попытался сесть на кровати. Но не тут-то было. Все тело отозвалось кошмарной болью, голова словно раскололась надвое, перед глазами замелькали темные точки. Охнув, он снова откинулся на подушку и зажмурился. Потом опять глянул на мать с немым вопросом на лице:
   - Мам, что со мной случилось-то?
   - Ричард, ты попал в ДТП, - несколько удивленно посмотрела она на сына. - Неужели ты сам не помнишь?
   - Я въехал в столб? - задумчиво переспросил парень.
   - Нет. По дороге в школу тебя сбила машина...
   Ричард прикрыл глаза, погружаясь в воспоминания...
  
   ...Утро было абсолютно обычным, пожалуй, даже скучным. В школу они шли самой прямой дорогой, в привычной компании. Он с Габриэль, Брайан, одноклассник Ричарда, их приятель Сэм и его сестра Сара. Габриэль начала рассказывать о каком-то фильме, Брайан стал ее подкалывать, все засмеялись... А вот дальше воспоминания не были такими четкими. Ричард смутно помнил крики, визг тормозов...Но почему он замер на месте и не смог отскочить в сторону - не понимал...На секунду ему показалось, будто он просто не может сдвинуться с места... Потом последовал сильный удар, острая боль в шее и во всем теле и оглушающая темнота...
  
   Еще какое-то время Ричард молча размышлял. Он был совершенно уверен, что хотел отскочить от грузовика, но почему-то не мог сдвинуться с места. Прикинув что-то в уме, парень решил промолчать.
   - Кошмар, - пробурчал он, открывая глаза. - Засмотрелся на птичку и угодил под колеса! И главное, понять не могу, как я не успел отпрыгнуть в сторону при своей-то реакции? Черт, даже Сара успела отбежать!
   - Не кипятись, - мягко улыбнулась Тереза, потрепав сына по голове. - Ты просто не успел сообразить, что происходит.
   - Утешила, мам, - скептически фыркнул Ричард.
   - Приятно видеть тебя в сознании, Дик, - улыбнулся доктор Майлз, входя в палату и прикрывая за собой дверь.
   - Мне тоже, - ухмыльнулся парень. - Скоро отпустите меня домой?
   - Не шустри. У тебя легкое сотрясение головного мозга, перелом левой ноги, четыре шва на правой руке и два треснутых ребра слева, - перечислил доктор, в упор глядя на пациента. - Это не считая синяков и ушибов.
   - И весь букет от одного автомобиля? - вздернул брови Ричард.
   - Судя по рассказам очевидцев, ты летел, как фанера над Парижем, - многозначительно отозвался доктор, проверяя тем временем показания приборов. - И это ты еще легко отделался. Большинство после таких аварий либо покидает этот свет, либо остаются на нем инвалидами.
   - Ну что ж, - наконец улыбнулся он. - Показания отличные. Думаю, Дик, ты быстро пойдешь на поправку. Правда, около двух месяцев тебе придется отдохнуть у нас.
   - Но в целом все хорошо? - уточнила мать Ричарда.
   - Да, - кивнул доктор Майлз. - Нам, пожалуй, стоит покинуть палату. Сейчас начнется обход.
   - Конечно, - женщина взяла сумочку с дивана и поцеловала сына в лоб, невзирая на его красноречивые протестующие взгляды. - Отдыхай, Ричи, я скоро вернусь.
   Выйдя в коридор, женщина столкнулась со скептическим взглядом доктора Майлза:
   - Миссис Ланс, вы не могли бы уделить мне пару минут?
   - Разумеется, - с долей удивления кивнула она. - Вы хотите поговорить о Ричарде?
   - О нем, - согласился мужчина. - И первым делом, потрудитесь-ка объяснить, куда из медицинской карты вашего сына исчезли все упоминания о переломе шейных позвонков?
   Тереза замерла с широко распахнутыми глазами:
   - Послушайте, здесь, должно быть, ошибка. С Ричардом никогда не происходило ничего подобного! Я более чем уверена в этом, потому что помню до единой все его травмы! И самой серьезной был перелом ноги.
   - Миссис Ланс, у нас хороший рентген и опытный специалист, - твердо возразил мужчина. - Он утверждает, что у вашего сына был перелом второго шейного позвонка, который весьма успешно сросся. Насколько я понял из слов знакомых вашего сына, вы с мужем проживаете во Франции, а Ричард здесь один. Возможно ли, что он скрыл от вас этот инцидент?
   - Вы что, шутите? - с негодованием повернулась к доктору мать Ричарда. - Мы с Жаном работаем в Лионе всего три месяца, причем все это время я регулярно навещаю сына. Как бы он смог скрыть от меня сломанную шею?!
   - Вообще-то рентгенолог утверждает, что такой перелом был. Странно... Знаете, у меня вообще много вопросов относительно случая с Диком. Сначала он никак не приходит в сознание, и показания приборов находятся на границе жизни и смерти, а теперь вдруг выглядит вполне сносно и стремительно поправляется...
   - Вас это смущает?! - возмутилась Тереза. - То есть, если бы Ричард лежал сейчас без сознания, вы были бы спокойны?!
   - Ну что вы! - поспешно вскинул руки доктор Майлз. - Я счастлив, когда мои пациенты идут на поправку. Просто у вашего сына удивительный организм.
   Мать Ричарда вздрогнула от внезапной догадки. Женщина поспешила распрощаться с врачом и вышла на улицу. Присев на лавочку возле клиники, она устало потерла виски. В ее голове упорно крутилась мысль о том, что все "странности" связаны с отцом Ричарда.

*****

   Девушка придирчиво изучала свое отражение в огромной витрине магазина. Менять внешность Лина не любила, предпочитая свой естественный облик. Для нее видоизменение образа было равносильно лжи, которую она не переносила на дух, несмотря на то, что лгала виртуозно и со вкусом. Однако в этот раз придется потерпеть. В принципе, получилось очень даже неплохо: миниатюрная, изящная девушка с пестро-коричневыми волосами до лопаток и темными каре-зелеными глазами.
   "Нда, несколько непривычный облик по сравнению с тем, что я привыкла видеть в зеркале, но зато в школе не буду выделяться на фоне учеников", - ухмыльнулась она, одергивая легкую ветровку цвета хаки поверх футболки и мельком оглядывая кеды и рваные джинсы.
   Удовлетворенно кивнув, девушка из стороны в сторону продефилировала перед витриной и тут же недовольно скривилась. Грациозная и раскованная пластика ее движений вряд ли могла принадлежать шестнадцатилетней девушке-подростку, да и человеку, в общем-то. Несмотря на измененные рост и фигуру, она по-прежнему двигалась плавно, изящно и бесшумно, словно крадущаяся кошка. Девушка досадливо цыкнула, а затем заметила двух "ровесниц", идущих по направлению к школе.
   Тряхнув волосами, новоиспеченная Нейлл Риннон направилась туда же, подражая походке и жестам девушек впереди. Получалось неплохо, и в скором времени от кошачьей пластики не осталось и следа.
   Заметив, что она подходит к школе быстрее, чем это было необходимо, девушка сбавила шаг, сделав вид, будто ищет что-то в сумке. Потом придала лицу выражение скуки и равнодушия, окинув, тем не менее, цепким и изучающим взглядом компанию молодых людей, идущих по противоположной стороне улицы. И практически моментально отыскала среди них обладателя "дымчатой" жизненной нити. Это был симпатичный высокий парень с крепким телосложением, теплой улыбкой в серо-зеленых глазах и прямыми, коротко остриженными светло-каштановыми волосами. Если бы Нейлл не знала, что ему только стукнет восемнадцать, она бы сказала, что ему как минимум двадцать. Внимательно разглядев его, девушка отметила про себя, что лицо молодого человека ей почему-то кажется знакомым. Впрочем, об этом можно подумать и позже...
   Дождавшись, пока Ричард Ланс глянет в ее сторону, Нейлл поймала его взгляд и выдохнула пару слов. Парень замер на месте, девушка криво усмехнулась, понимая, что все идет по ее плану и Ричард не может сдвинуться с места.
   Через доли секунды из-за угла вылетела машина, водитель которой потерял управление стараниями все той же Нейлл. Мгновение - и парень отброшен ударом на землю. Пара секунд. Поднимается паника, раздаются крики, некоторые очевидцы по-прежнему находятся в ступоре. Никто не видит, как Нейлл, прищурившись, смотрит на неподвижное тело Ричарда, с досадой качает головой и делает едва заметный пасс рукой в его сторону, беззвучно шевельнув губами.
   Девушка глубоко вздохнула с облегчением. Первый этап ее будущей титанической работы был успешно завершен, и отступать было уже некуда. Развернувшись, она пошагала в обратном направлении, вознамерившись вернуться домой. Ей оставалось только внимательно наблюдать за Ричардом в дальнейшем.
   И все бы здорово, но Нейлл упустила из виду пристальное внимание к ней подруги Ричарда. Габриэль прекрасно видела, как и на кого Ричард глазел за мгновение до аварии и решила, что незнакомая ей девица отлично знакома Ричарду, что девушке решительно не понравилось. А когда эта пигалица еще и незаметно улизнула из поля зрения, Габриэль отметила ее для себя как первого врага в мире. По крайней мере, в масштабах этого города точно...

*****

   Очнулся он на полу съемной комнаты, в маленькой таверне на окраине города, с гудящей от похмелья головой. Подойдя к зеркалу, мужчина не без удивления обнаружил роскошный "фонарь" под левым глазом, смачный отпечаток женской туфли на обнаженной коже живота, а проведя рукой по волосам, пытаясь их как-то пригладить, нащупал на затылке здоровенную шишку.
   - Нда, а голова-то гудит не только от вина, - хмуро констатировал Десмонд и принялся умываться. И лишь вытираясь полотенцем, он обнаружил, что с груди исчез серебряный медальон с сапфиром, а на правой руке недостает гематитового кольца с печатью. Выругавшись сквозь зубы, он кинулся проверять свои вещи. Кошелька, естественно, не оказалось, а вот оружие и одежда остались на месте. К счастью, за комнату он рассчитался за неделю вперед, а потому деньги его мало волновали. Но вот завязать узлом руки воришки хотелось дико.
   Усевшись на кровать, Десмонд принялся детально воспроизводить в памяти вчерашний день, пытаясь вспомнить события вечера и воришку...в женских туфлях...
  
   ...В таверну он заявился около одиннадцати вечера, злой как собака. Все его планы рушились, как карточный домик, а потому за первым стаканом вина последовал второй. Затем он увидел своего старого знакомого...Вместе они опустошили третий и четвертый бокалы, кувшин более крепкого напитка...
  
   - Ничего не скажешь - хорош, - мрачно ухмыльнулся мужчина. - Как последний неудачник заливал свои проблемы.
  
   ...Уже довольно захмелевшим взглядом он обвел таверну и обратил внимание на танцовщиц, кружащих по сцене в причудливом, плавном танце.
   Десмонд - мужчина видный, красивый, с угольно-черными волосами и пронзительно-синими глазами. Рост под два метра, в меру рельефная мускулатура и какой-то непонятный внутренний магнетизм всегда выделяли его из толпы, привлекая к нему чрезмерное женское внимание, несмотря на то, что сам он ничего для этого не предпринимал.
   Поэтому Дес ничуть не удивился, когда одна из девушек, белокурая танцовщица с длинными волосами, ужом скользнула к нему на колени и недвусмысленно намекнула на более близкое знакомство. Вообще-то, Десмонд не был любителем подобного рода развлечений, но его оправдывали два условия: он был под хмельком, и девушка была красива. Изящная фигурка, полупрозрачные лилово-зеленые одежды, светло-голубые глаза с хитринкой. Нет ничего странного, что он предложил ей подняться наверх. Оказавшись в комнате, девушка игриво улыбнулась и намекнула, что его одежда - лишняя . Мужчина, не особенно задумываясь, принялся стягивать с себя рубашку, и едва он вынырнул из нее, как получил кулаком в глаз, ногой в живот, а затем нечто увесистое существенно приложило его по голове...
  
   Сомнений в том, что его уделала хрупкая танцовщица, не было (больше некому), но вот верилось в это с трудом. Как опытный Гончий, привыкший предугадывать исход любого события наперед, допустил подобную ошибку и купился на смазливую девчонку?! Теперь вместо того, чтобы продолжить работу, он вынужден искать блондинистую воровку.
   На деньги-то ему было наплевать, но вот без кольца и медальона, которые мужчина носил не красоты ради, обойтись было сложно, практически невозможно. Особенно без кулона.
   Наспех накинув на плечи чистую рубашку и на ходу заправляя ее в брюки, Дес поскакал вниз по ступеням, загоревшись желанием пообщаться с хозяином таверны.
   Тот оказался за стойкой и наливал кружку пива местному торговцу амулетами и талисманами.
   - Вы знаете всех девушек, танцевавших здесь вчера? - сразу перешел к делу Десмонд, грозно глядя на хозяина таверны.
   - Разумеется, - с удивлением отозвался Имар. - Я бы не пустил сюда незнакомых девиц, мало ли что...
   - "Что" уже произошло, - хмыкнул Дес. - Как звали длинноволосую блондинку и где мне ее найти?
   - Простите, - извиняющимся голосом пролепетал хозяин таверны, увядая под взглядом Гончего, - но здесь не было ни одной девушки со светлыми волосами, ведь все танцовщицы были либо шатенками, либо брюнетками. Да и среди посетительниц похожей я не видел.
   - Что значит, не было?! - возмутился Десмонд. - Она была в зелено-фиолетовом. Между прочим, эта дрянь меня обокрала!
   - Это, конечно, прискорбно, - пожал плечами Имар, смекнув, что крупного скандала не будет. - Но помочь я вам ничем не смогу. Ни одной блондинки вчера не было.
   - А что она украла? - полюбопытствовал торговец.
   - Весьма ценный серебряный кулон с сапфиром и еще некоторые вещи. А что?
   - Видите ли, - чуть улыбнулся торговец. - Я, кажется, знаю, где ее искать. Не далее, как сегодня рано утром в мою лавку пришла молодая девушка с длинной светлой косой. Она попыталась сплавить мне кольцо с недорогим камнем, утверждая, что это сильный амулет против нечисти.
   - Кольцо у вас? - перебил его Гончий.
   - Нет, - качнул головой торговец. - Я его не взял. Но зато заметил одну странность: девушка была одета довольно просто, пожалуй, даже бедно, но на шее у нее я видел явно дорогое украшение из серебра с сапфиром, которое она наотрез отказалась продавать. Вот вам ее адрес, она оставила его на случай, если я передумаю на счет кольца.
   Он нацарапал что-то на обрывке пергамента и протянул его Десмонду. Мужчина прочитал записку, и его губы исказила кривая ухмылка.
   - Ну держись, красавица, придушу этим же медальоном!
   Лишь поднявшись обратно в свою комнату, Гончий еще раз перечитал адрес, что дал ему торговец амулетами, и нахмурился. Уж слишком все просто... Он только начал искать пропавшие вещи, а тут такой подарок судьбы - человек, знающий не просто примерное местонахождение вора, а точный адрес. И совершенно случайно именно сейчас зашедший выпить пива аккурат прямо в эту таверну.
   Десмонд хмыкнул, подумав, что, должно быть, еще не совсем протрезвел. Лавочник, распивающий хмельной напиток в самый разгар рабочего утра? Да еще и бескорыстно помогающий абсолютно незнакомому человеку? Что-то здесь явно не так... Все это похоже на счастливое совпадение, в которые Дес не верил ни капли.
   Пораскинув мозгами, Гончий пришел только к тому выводу, что этот торговец точно виделся с воровкой. Ведь Десмонд не упоминал, что у него украли кольцо, а лавочник сказал, что девушка пыталась продать перстень. Впрочем, это великолепное умозаключение ему ничем особо не помогало, потому что пока оно просто подтверждало слова самого торговца амулетами.
   Прежде, чем идти к светловолосой воровке, мужчине необходимо было сообщить в Гильдию, что кольцо утрачено, и временно он будет недоступен. Припомнив, что на нем висит пара незавершенных дел, Гончий досадливо поморщился. Наверняка начальство целую лекцию прочтет... Десмонд уже более века возглавляет ветвь Гильдии в своем родном мире, но это вовсе не помешает Мелитону или Аристарху отчитать его, как мальчишку.
   Для связи со своим руководством Дес использовал старый и довольно действенный способ - зеркало. Когда вместо своего отражения он увидел вежливо-удивленное смуглое лицо мужчины лет сорока с лишним, то облегченно вздохнул. Судя по всему, нотаций удастся избежать. Пусть Мелитон и старше своего начальника на пару сотен лет, общаться с ним куда проще, чем с Аристархом.
   - Очень мило с твоей стороны самому с нами связаться, - с иронией заметил мужчина, потом рассмотрел заживающий синяк на лице Десмонда и ехидно фыркнул: - Вижу, времени даром ты не терял... Задания все завершил?
   - Два еще осталось. Демон в мире Картэ и зарвавшийся некромант в мире Тэнё.
   - Ерунда, - отмахнулся заместитель главы Гильдии. - Оба дела вполне могут потерпеть еще пару-тройку суток.
   Дес подозрительно прищурился:
   - О чем ты?
   - О том, что мы уже несколько часов тебя дозваться не можем. Что с твоим кольцом?
   - Это прозвучит невероятно глупо, - усмехнулся Гончий, - но его украли. Вместе с деньгами и другими ценностями.
   Мелитон смерил мужчину красноречивым взглядом:
   - Интересно, на кой черт ты вообще его снимал... Впрочем, не мое дело. Немедленно собирай вещи и дуй сюда. Ты срочно нужен Аристарху.
   - Насколько срочно? - спросил Дес, смутно догадываясь, что отправиться к воровке сию же минуту не выйдет.
   - Ты должен был быть здесь три часа назад, - многозначительно отозвался Мелитон. - Еще немного, и твое задание закатит здесь скандал...
   - Дьявол, только не это! - взвыл с ужасом Гончий. - Умоляю, скажи, что я не должен в очередной раз побыть телохранителем для какой-нибудь высокородной девицы, являющейся дочерью старинного друга Аристарха! Меня наизнанку выворачивает от этих благородных истеричек.
   - Ты и угадал, и нет, - загадочно ухмыльнулся мужчина. - Ничего рассказывать тебе мне нельзя, все объяснит при встрече сам Аристарх. Поэтому не тормози!
   - А лишний час мне не выделите? Хочу кольцо отобрать у вора, я ведь без него, как без рук...
   - Забудь, - перебил Десмонда Мелитон. - Получишь новое кольцо по прибытии сюда. Мы ждем.
   Договорив, он преспокойно оборвал связь, даже не став слушать Гончего дальше. Чертыхнувшись, Дес собрал вещи, и хотел было открыть телепорт, как вспомнил о хозяине таверны. Пожалуй, стоит предупредить его, что комната освободилась.
   Имар по-прежнему находился за стойкой, только теперь он с особой тщательностью натирал вымытые пивные кружки, расставляя их в ровные ряды на полке. Завидев обокраденного постояльца, он отставил посуду в сторону и учтиво поинтересовался, не нужно ли что Десмонду. Гончий сообщил, что больше не занимает комнату и спросил, не показалось ли Имару странным, что торговец амулетами вдруг с утра решил выпить пива в его таверне? К разочарованию мужчины хозяин заведения ответил, что этот лавочник вечно тут околачивается и подобные его утренние визиты являются традицией.
   Распрощавшись с Имаром, Дес открыл портал прямо посреди обеденной залы.
  

Глава 2

   Ругаясь сквозь зубы на дождливую погоду, Десмонд перепрыгивал через лужи, петляя по узким мрачноватым улочкам. Судя по адресу, который дал ему торговец, светловолосая воровка обосновалась в одном из самых захолустных кварталов. В глубине души мужчина понимал, что глупо надеяться найти ее здесь спустя три дня, но попробовать стоило.
   А все Аристарх с его чертовым поручением! Девица оказалась самоуверенной студенткой какой-то там магической академии и грезила в будущем состоять в Гильдии Гончих. И Десу предстояло не охранять ее, а продемонстрировать не по-женски воинственному созданию, что, собственно, собой представляет работа Гончего. Нянчиться с апломбистой ведьмой-недоучкой мужчине вовсе не улыбалось, поэтому он моментально придумал, как от нее избавиться. Но прежде, чем приступить к осуществлению своего плана, Десмонд договорился с Аристархом, что в качестве моральной компенсации на некоторое время уйдет в свободное плавание, чтобы заняться личными делами. Глава Гильдии опрометчиво согласился, даже пообещал, что два незаконченных дела Деса перепоручит кому-нибудь еще, лишь бы с дочерью его друга ничего не случилось.
   Гончий усмехнулся. В принципе, он свое обещание сдержал, поскольку на девушке не было ни единой царапины. А то, что вернул он ее позеленевшей и подозрительно притихшей, так это извините... Когда тебя без подготовки трое суток таскают по гиблым и нелицеприятным мирам, ежечасно демонстрируя какую-нибудь на редкость уродливую зловредную нежить, сложно чувствовать себя нормально. Девчонка и так три дня крепилась и сдалась только после того, как на нее...
   Задумавшись, Дес не заметил перед собой огромную лужу и на полном ходу шагнул прямо в нее. Вода радостно хлюпнула и просочилась в сапог мужчине. На секунду он замер от неожиданности, а потом ругнулся и с остервенением пнул по воде второй ногой. Похоже, этот мир задался целью всячески отравлять пребывание Десмонда в нем! Сначала он вляпался в неприятности с городским магом из-за нарушения Гончим магической защиты королевского дворца. Потом выяснил, что в то время, как его чихвостил седобородый дедуля в колпаке и мантии, та, которую он искал, ушла у него прямо из-под носа, а вернее из соседней комнаты. Мало того, что Дес ее не поймал, так еще оказалось, что никто о ней ничего не знает. Наиболее вразумительный ответ звучал так: "Ну, жила тут какая-то... Кто - не знаю, черт их, баб, разберет". Всю следующую неделю Гончий потратил на беготню по городу в поисках паршивки и понял, что многие ее видели, помнили, поминали тихим незлым словом, но не знали, как найти.
   Дальше его обокрала танцовщица и, наконец, он осчастливил местную лужу своим присутствием.
   В общем, к нужному дому Десмонд подошел в крайне неприятном расположении духа. Дверь открыла немолодая женщина с колючим взглядом и забранными в пучок волосами.
   - Ну и чего надо? - неприветливо хмыкнула она, оглядывая нежданного гостя, закутавшегося в теплый плащ. - Комнату, что ли, снять хочешь?
   - Нет, поговорить, - буркнул мужчина, отодвигая женщину в сторону и проходя в дом. Хозяйка удивилась, но возмущаться не стала и последовала за ним по коридору и в столовую. Любопытство ее явно победило осторожность.
   Десмонд повесил плащ на стул, пододвинув его к открытому очагу, сам оседлал другой и, сложив руки на спинке, выжидательно посмотрел на хозяйку дома.
   - Чаю налейте.
   - А яду не насыпать? - язвительно поинтересовалась Майза, но при этом загремела посудой и принялась подогревать воду. - Чай только травяной.
   - Да хоть овощной. Лишь бы горячий.
   Спустя некоторое время женщина поставила на стол две больших дымящихся кружки, одну из которых она пододвинула Десу, а другую оставила себе. Несколько минут оба молча пили, потом хозяйка не выдержала:
   - О чем поговорить-то хотел?
   - О вашей квартирантке, - Десмонд оценивающе глянул на свою собеседницу и снова отхлебнул из кружки.
   - О которой? - подозрительно поинтересовалась Майза. - Уж, не о Нэйт ли? Так я и знала, что девица эта - та еще штучка!
   - Если у Нэйт длинные светлые волосы, голубые глаза и полное отсутствие инстинкта самосохранения, то, безусловно, о ней.
   - Вот-вот! - на глазах у Десмонда Майза из неприветливой и угрюмой женщины превратилась в словоохотливую сплетницу. - Точно она, стервоза эдакая!
   - Отлично, - чуть улыбнулся мужчина. - Чуть поподробнее о ней, пожалуйста.
   - Девка она, конечно, пригожая, ладная, но редкостная дрянь. Нэйт поселилась у меня месяца три назад. Пришла сюда посреди ночи, одна и без вещей, но заплатила за полгода вперед. Я тогда еще удивилась, что такая молодая и красивая разгуливает по нашему-то кварталу в одиночку. К тому же, одета она была совсем не бедно. Ну, думаю, наконец-то я нормальную квартирантку приобрела, она и по хозяйству мне поможет, да и вечерками компанию составит. А оказалось-то! Сначала дрянь эдакая просто вела себя по-свински: уходила и приходила когда ей вздумается, вовсе исчезала на несколько дней. Вместо приветствия - сухой кивок, на мои замечания огрызалась.
   Майза побарабанила пальцами по кружке и задумчиво уставилась на открытый огонь. Десмонд терпел какое-то время, затем кашлянул, привлекая к себе внимание:
   - А дальше?
   - А что дальше? Дальше хлеще! Ее девушка навещать стала, представилась как подруга. Сразу видно, что аристократка: шелковые платья, сложные прически, осанка, походка, манеры. Красивая, аж дух захватывало, но за версту от нее опасностью веяло. Улыбается так мило, говорит вежливо, а как зыркнет глазищами своими синими-синими, так мурашки по коже и забегают! Когда она исчезла, я прямо вздохнула с облегчением.
   - Когда она перестала приходить? - уточнил Гончий, поборов приступ бешенства. И тут эта мерзавка отметилась!
   - Не перестала приходить, милый, а именно исчезла. С неделю тому назад она прибежала сюда рано утром. Волосы растрепаны, вместо обычных платьев - охотничий костюм, на мужской похожий. Отпихнула меня с такой силой, что я аж на пол упала, по лестнице к Нэйт вихрем взлетела. Только я поднялась, как в дверь ввалилась парочка каких-то странных типов, похожих на охрану из центра города, рявкнули мне что-то невразумительное, потом спросили, куда девица подевалась. Ну, я разбираться не стала, показала им наверх, потом не утерпела и сама туда поднялась, чтобы узнать, в чем дело.
   Майза выдержала паузу. Не встретив на лице слушателя должного интереса, она продолжила будничным тоном.
   - В общем, Нэйт там, в комнате, а подруга исчезла, будто ее и вовсе не было. Видел бы ты лица тех, кто за синеглазкой гнался...
   "Видели бы вы мое лицо, когда я узнал, что она в соседней комнате...была", - мысленно хмыкнул Десмонд, а вслух спросил:
   - А сейчас Нэйт здесь?
   - Нет, - отрицательно качнула головой Майза. - Как исчезла, так больше и не появлялась.
   - Как?! - изумленно округлил глаза мужчина. - Тоже исчезла?!
   Женщина невозмутимо кивнула.
   - Нет, у вас не дом, а ужас какой-то! - возмутился Дес. - Уже вторая девушка исчезает! Да вам впору страже об этом сообщить...или даже магу городскому.
   - А я что поделаю? - всплеснула руками хозяйка. - Не караулить же мне их! Дня три, пожалуй, назад поздно ночью Нэйт явилась довольная неизвестно чем,...
   "Моей тупостью, вестимо..." - хмуро подумал Десмонд.
   - ...мяса сырого шмат утащила зачем-то и ушла спать. Утром захожу в комнату: и девушки нет, и парня ее, а дверь входная на засов изнутри заперта.
   - Еще и парень?! - обреченно простонал Гончий. - Какой?
   - Подозрительный. Нэйт притащила его сюда за пару дней до своего исчезновения, всего в крови и без сознания. Пригрозила мне, чтобы я не смела к нему соваться, спрашивать о чем-либо или рассказывать о нем кому-нибудь другому. Странное дело, я думала, что парень помрет через пару часов, а он уже через сутки оклемался и даже с кровати вставал. Еще что-нибудь рассказать?
   - О нет, - отшатнулся Дес. - Спасибо большое, с меня хватит!
   Мужчина поднялся из-за стола, взял свой плащ и направился к выходу. Майза нагнала его у самой двери, когда он надевал капюшон.
   - Не знаю, важно ли это, - почесала макушку женщина. - Но я вспомнила имя синеглазой девицы.
   - Ну?
   - Лин. По крайней мере, так ее при мне называла Нэйт.
   Десмонд кивнул и вышел под проливной дождь.
   Сомнений в том, что подруга Нэйт по имени Лин и его "задание" - одна и та же особа, у Деса не было. Эту девицу он ищет уже лет пять по всем мирам, и за это время ни разу не видел ее в лицо, знал лишь по словесным описаниям, что она красива, синеглаза и зовут Линой. Вообще-то, если говорить начистоту, то ловит ее не только он, а вся Гильдия. Вяло, неохотно, как бы между делом, но ловит. Стараниями этой паршивки уже было упокоено несколько коллег Десмонда, среди которых была парочка весьма и весьма авторитетных Гончих. После того, как алата играючи расправилась с ними, в Гильдии смекнули, что крылатая находится в ранге Мастера и вообще довольно сильна, и количество охотников до ее головы резко поубавилось. Заказы на поимку или уничтожение бестии продолжали стекаться с десятков миров, оседая на стол Аристарха унылыми стопками листов, Глава Гончих флегматично раздавал их наугад свои подчиненным, но те вели поиски спустя рукава, предпочитая лишиться вознаграждения, нежели жизни.
   Со стороны Десмонда ситуация была несколько иной... Внешне все выглядело так, будто ему, как и всей Гильдии, плевать на безнаказанность алаты. Чтобы ничем случайно не выдать своей личной и крайней заинтересованности в ее поимке, он намеренно отказывался от всех заказов на нее, что поступали к его руководству. Зато в обход Аристарха и Мелитона охотно брал эти задания. Например, в этом мире он искал алату, как невесту герцога Гревальского, не постеснявшуюся сбежать от него в день свадьбы, сперев при этом уникальный фолиант (это звучит честнее официальной версии). До этого слышал о ней, как о горничной, сумевшей обчистить библиотеку главного эльфийского мага. И таких историй было много...
   Десу, безусловно, было интересно, для чего девушка берет все эти книги, но сейчас на первом месте у него были несколько другие вопросы: кто и за что пытался догнать эту клептоманку?
   Пораскинув мозгами, Десмонд вдруг хитро прищурился и энергичным шагом порысил к центру города, где было расположено Главное Книгохранилище. Хе-хе, а ведь тогдашняя попойка была совсем не бесполезной...
   Попасть в Хранилище для него не составляло труда, гораздо важнее было, чтобы главный смотритель оказался там. Только он мог с уверенностью сказать, все ли книги на месте и где недостающие. Гончий подозревал, что такие есть...
   Проскочив мимо стражи абсолютно незамеченным, Десмонд резво спустился вниз по винтовой лестнице и очутился в святая святых Книгохранилища. Здесь были собраны наиболее редкие и вовсе уникальные книги, опасные свитки и манускрипты, летописи древности с реальными, а не официальными событиями. Все это богатство было разложено по бесчисленным полочкам и стеллажам, занимающим огромное подземелье. Сводчатый потолок в высоту достигал местами шести метров, а потому на самые верхние полки можно было попасть лишь по узким мосткам с высокими бортиками. Снизу этот каменный лабиринт казался ненадежным, но это впечатление было обманчивым.
   В дальнем конце зала скрипнула дверь, и в подземелье показался главный смотритель - мужчина средних лет с проседью в темно-русых волосах.
   - Умоляю, скажи, что ты пришел не для того, чтобы вновь напиться в моей компании, - шутливо простонал он, даже не поворачиваясь к Десмонду лицом. - Мне хватило того вечера.
   - Ну еще бы! - фыркнул Дес в ответ. - Когда я ушел, ты как раз начинал новый кувшин...
   - Между прочим, - ухмыльнулся Витор, хитро подмигивая Гончему, - ты тогда ушел в довольно приятной компании... Как прошел вечер?
   Десмонд пересказал старому приятелю события вечера и скривился, когда бывший Гончий заржал, как породистый жеребец.
   - Ну, ты даешь! - всхлипнул от смеха Витор. - Да, дружище, теряешь ты квалификацию без моего чуткого надзора. Тебя в жизни ни одна интриганка из высшего света не могла окрутить, а тут простая танцовщица вокруг пальца обвела. Знаешь, я ей памятник поставлю...
   - Во-первых, я был в подпитии, - поспешил оправдаться Дес. - А во-вторых, не такая уж простая, и ко мне она, по всей вероятности, подсела не случайно... - После секундного колебания Гончий решил, что лишние детали его приятелю знать ни к чему: - Я уже лет пять гоняю одну алату, по-моему, в ранге Мастера. Сюда я явился именно по ее душу.
   - Не вижу логики в твоем лирическом отступлении. А вообще... Алата? Здесь? Я, конечно, бывший Гончий, но профессиональные навыки еще не совсем растерял. Если бы здесь появилась эта пакость, да еще и со статусом Мастера, я бы об этом моментально узнал.
   - Дай мне все рассказать по порядку, - отмахнулся Десмонд. - Эта крылатая клептоманка специализируется на древних книгах... Ничего на ум не приходит?
   - Нет, - покачал головой Витор. - И при чем тут танцовщица?
   - Да оставь ты ее в покое! - раздражено бросил Гончий. - До нее позже дойдем.
   - Ладно, - примиряюще вскинул руки Витор. - Так что должно прийти мне на ум?
   - Несостоявшаяся супружница Гревальского, - с торжеством объявил Дес. - Если мне память еще не изменяет, вместе с девушкой пропала уникальная книга. Теперь понимаешь?
   - Угу, - кивнул смотритель Книгохранилища. - Я соображаю, куда ты клонишь. Но герцог официально заявил, что его невеста была похищена, а преступники также украли уникальный фолиант баснословной стоимости из его коллекции и еще несколько ценностей.
   - Ага, щас, - позлорадствовал Гончий. - "Похитители"... Знал бы он, что это его невестушка книгу прихватила и деру дала. А вот, что самое интересное: буквально только что я наведался в квартиру обокравшей меня девчонки, и хозяйка дома поведала, что к той частенько приходила подруга, по описанию весьма и весьма похожая и на "похищенную невесту", и на разыскиваемую мной алату одновременно.
   - То есть, твоя воровка - приятельница твоей алаты?
   - Именно, - подтвердил Десмонд. - За исключением того, что они мои.
   - Но зачем танцовщице нужно было тебя обкрадывать? - задал разумный вопрос Витор. - Хохмы ради?
   - Не думаю, - пожал плечами Дес. - Алата наверняка знает, что я веду на нее охоту, возможно, она подослала подружку, чтобы разузнать обо мне побольше.
   - А та, вместо этого, вырубила тебя и обчистила, узнав, разве что, имя, - скептически выгнул бровь Витор.
   - Придумай лучшее объяснение, - буркнул Гончий.
   - Ну... - почесал маковку смотритель и вдруг резко побледнел. - Мракобесы меня подери!!! Эта мерзавка здесь была!
   - Какая? - опешил Десмонд.
   - Алата! - рявкнул Витор, хлопнув себя по лбу. - А я, придурок, сразу и не сообразил. У меня неделю назад был выходной, и здесь хозяйничал мой помощник, а на следующее утро я обнаружил пропажу древней летописи. Помощник признался, что тогда сюда приходила какая-то девушка, взяла ее и ушла, начхав на его протесты. Он отправил за ней двух магов из стражи, но те сказали, что девица исчезла у них прямо из-под носа. Эта летопись не особенно важна для магов и иже с ними, поэтому я махнул на нее рукой. Решил, что это очередная чокнутая адептка местной академии чародеев отличиться решила.
   - Поздравляю, - развел руками Десмонд. - Помаши рукой летописи, потому что этой чокнутой и след простыл. А что за рукопись-то хоть?
   - Да ничего важного, говорю же. Так, якобы научный трактат одного якобы гениального, но никому не известного мага-теоретика. Забавно... А ведь летопись-то о появлении алатов... Хотя, все равно ни слова правды там нет.
   Помянув алату все тем же тихим незлым словом, что и другие пострадавшие, мужчины пришли к выводу, что девушке не жить.
   - Удачи, - напутствовал Витор Гончего, готовящегося к открытию телепорта. - Поймаешь ее - позови, поучаствую в казни. Только свиток сначала отберу, казенный все-таки...
   - Обязательно, - ухмыльнулся Десмонд.
   Переместившись из Хранилища в комнату Нэйт в доме Майзы, мужчина какое-то время покрутился на месте, пытаясь уловить след магии алаты или Нэйт. Если верить словам хозяйки, что девушка бесследно исчезла из этой комнаты, выходит, она ушла через телепорт, и нет более простого пути догнать девчонку, чем рвануть по ее же последнему порталу.

*****

   Так скучно мне еще никогда не было. Вот уже вторую неделю я старательно изображаю из себя новенькую ученицу в этой школе, и за это время - ни одного приличного развлечения. Склоки и споры окружающих людей были мне глубоко неинтересны, и на фоне моей долгой жизни казались абсолютно бессмысленными. Искать приключений в других мирах я не решалась. Пока моя компания отсутствовала, за Ричардом некому было приглядывать, и я была буквально привязана к нему. А ведь моему подопечному предстояло еще несколько недель провести в больнице.
   "Похоже, слишком хорошо постаралась, - ухмыльнулась я, сидя на подоконнике и с ленцой щуря глаза на солнце. - И это еще при условии, что я быстро и качественно срастила ему перелом шеи..."
   - Не помешаю? - раздался над моим ухом чересчур благожелательный голос.
   С неохотой повернув голову, я недовольно окинула взглядом девушку перед собой. Высокая, подтянутая, с вьющимися светло-русыми волосами до плеч и льдисто-голубыми глазами. По всему было видно, что она себя высоко ценит, если не переоценивает.
   - Не знаю, может, и нет, - фыркнула я и снова уставилась в окно. - Ты, видимо, Габриэль Феликс.
   - Слышала обо мне? - самодовольно улыбнулась Габриэль.
   - Немного. Правда, ничего интересного или хорошего.
   "То ли мне чудится, то ли я и впрямь слышу зубовный скрежет..."
   - А ты ведь новенькая, кажется, Риннон. Верно?
   - Нет, - ядовито улыбнулась я девушке в ответ. - Я Нейлл.
   - Ах, ну да. Извини, - Габриэль аккуратно присела на край подоконника, стараясь не помять юбку. - Ты ведь недавно переехала в наш город? А можно спросить почему?
   "Слишком много вопросов, дорогуша, - мысленно усмехнулась я. - И слишком подозрительное внимание ко мне."
   - Верно, недавно приехала, - лаконично отозвалась я, холодноватым тоном дав ей понять, что не настроена на беседу. - По семейным обстоятельствам. И только на время.
   - Так ты не собираешься здесь долго оставаться? - с плохо прикрытой радостью посмотрела на меня девушка.
   - Как получится. Но на постоянной основе я бы не хотела остаться в вашем городке. Закончу здесь свои дела и смоюсь.
   - Вот как? - неподдельно удивилась Габриэль. - Ясно.
   Девушка замолчала и покрутила браслет на руке. Судя по всему, она хотела что-то у меня спросить, но не решалась. И правильно, милочка, сотню раз подумай, прежде, чем ляпнуть мне что-нибудь.
   - А ты в больнице у Ричарда была? - вдруг спросила она, испытующе взглянув на меня. - Навещала его?
   - С чего вдруг я буду навещать человека, которого абсолютно не знаю? - насмешливо улыбнулась я. - Он, конечно, симпатяжка, и мне его искренне жаль, но это еще не повод, очертя голову бежать к нему в больницу.
   - Просто за мгновение до аварии вы с Ричардом так переглянулись, что мне показалось, будто вы знакомы, - с долей ревности в голосе отозвалась девушка. - Но когда его сбила машина, ты повела себя странно: развернулась и ушла, как ни в чем не бывало.
   Ненавижу такие вот маленькие досадные помехи...
   - Ты сама-то у своего дружка была? - оборвала я ее на полуслове, спрыгивая с подоконника. - Сходи, тебе по статусу его подруги положено там быть. Пока.
   Убить меня не так-то просто, причем даже самым лучшим и надежным оружием. А уж тем более взглядом. Но Габриэль, разумеется, об этом не знала. Очаровательно улыбнувшись на прощание, я пошагала прямо по коридору.
   - Посмотрим, кто кого, - раздраженно прошипела в полголоса подруга Ричарда, даже не подозревая, что я ее прекрасно слышу. - И не с такими справлялась.
   На ходу я грешным делом подумала о том, что было бы неплохо подкараулить Габриэль в темном переулке и... не прибить, конечно, но хорошенько напугать, когда мои мысли внезапно оборвало странное чувство, будто за мной кто-то наблюдает. Оглядевшись по сторонам, я ничего не увидела. И лишь потом заметила среди учеников девушку с длинным шелковистым хвостом и ярко-голубыми глазами, с прищуром смотрящую прямо на меня. Я довольно улыбнулась и, проскочив через группку молодых людей, ухватила ее за руку, потащив за собой к выходу.
   - Лин! - выдохнула Нэйт, едва поспевая за моими шагами. - Ты еще крылья раскрой, а то мы медленно идем!
   - Еще слово - и полетишь за счет пинка, - прошипела я, пропихивая девушку в дверь перед собой. - И заруби себе на носу, что здесь меня зовут Нейлл. По крайней мере, на людях.
   - Ладно, уяснила.
   Мы пересекли школьный двор и пошли по направлению к выезду из города. Я решила выбрать дом подальше от центра, дабы как можно меньше мозолить глаза горожанам. Уютный, двухэтажный коттедж бежевого цвета с террасой, темной крышей и запущенным садом приглянулся больше других, поскольку от него до близлежащего леса было всего десять минут быстрой ходьбы, к тому же местные жители сюда наведывались крайне редко и неохотно.
   - Неплохо, - одобрила Нэйт, проходя по комнатам первого этажа и оглядывая мое новое временное жилище. - Намного лучше, чем моя каморка у Майзы.
   - Естественно, - фыркнула я в ответ. - Ты есть будешь?
   - Было бы неплохо.
   Нэйт прошествовала на кухню, где я хозяйничала вовсю, уже успев принять свой обычный облик: темно-вишневые кудри до середины спины, сейчас собранные в хвост, глаза сверкающие синевой. Если бы кто-нибудь в этот момент увидел меня, то никогда не узнал бы Нейл Риннон. Правда, и за обычного человека принял бы вряд ли...
   Из недр холодильника я извлекла пару кусков жареного мяса, холодный апельсиновый сок для Нэйт, порезала хлеб и, наконец, сварила себе крепкий кофе.
   - Ну, - я поудобнее уселась на столе и перехватила чашку в другую руку. - Как все прошло?
   - Нормально,- махнула рукой Нэйт, активно поглощая отбивную. - Я на девяносто девять процентов уверена в том, что все получилось.
   - Поподробнее бы, - выгнула я бровь. - Что за мерзость отправили за мной на этот раз? Очередного доконавшего всех Гончего, от которого желают надежно избавиться?
   - Я бы так не сказала, - качнула головой Нэйт. - Во-первых, он очень хорош как Гончий, и на его счету больше удачных охот, чем у всех его предшественников вместе взятых.
   "Даже так, - мысленно протянула я. - Неужели наконец-то сообразили, кого ловят? А то раньше прям обидно было, что меня так недооценивают..."
   Впрочем, я отвлеклась, а Нэйт, кажется, в это время что-то говорила.
   - Повтори, - попросила я девушку. - Я прослушала.
   - Я сказала, что он хорош не только как Гончий, но и как мужчина, - выполнила мою просьбу Нэйт с хитрой улыбкой.
   - В каком смысле? Ты проверяла, что ли?
   Нэйт возмущенно помотала головой.
   - Высокий синеглазый брюнет с умеренно-рельефной фигурой, - выдала девушка. - Зовут Десмонд, на вид ему около тридцати трех - тридцати пяти.
   - Звучит неплохо, - снисходительно улыбнулась я ей. - Но это не мой типаж, поэтому от летального исхода ему не скрыться.
   - Зря пренебрегаешь, - в шутку укорила Нэйт. - Такие экземпляры на дороге не валяются. Я понимаю, что Гончий не чета твоему эльфу, но...
   Не чета... Верно, ему никто не чета. Я это знаю и ненавижу, когда мне об этом напоминают лишний раз.
   - Замолчи, - тихо бросила я Нэйт и с мстительным удовольствием посмотрела, как резко побледнела девушка. Умница, помнит еще, что гораздо опаснее я тогда, когда говорю тихо и спокойно. - Говори только то, что необходимо. Ты выполнила то, что я просила?
   - Да, - поспешно кивнула девушка, обрадовавшись смене темы. - Покрутилась в качестве танцовщицы в таверне, где он остановился, выждала, пока он захмелеет и хоть немного потеряет бдительность, заманила его наверх в комнату и отключила. Потом забрала медальон, деньги и кольцо и вернулась в дом Майзы.
   - И ты уверена, что это его сподвигло на твои поиски? - скептически хмыкнула я.
   - Ну, ничего лучше придумать я не смогла, - пожала плечами девушка. - Но это, вообще-то, сработало. Не знаю, что из украденного было ему особенно дорого, но меня он искал. Я подослала к нему местного лавочника, и тот дал Гончему мой адрес. Можешь быть спокойна, я проследила за Десмондом до самой двери и убедилась, что с Майзой он встретился. А уж за этой мегерой не заржавеет... Кстати, держи.
   Девушка кинула мне кулон из светлого металла на тонкой цепочке и кольцо из темного камня с металлическим отливом. Гематитовый перстень с вензелем Гильдии. Выходит, мой нынешний преследователь возглавляет одну из ветвей... Занятно. Впрочем, само по себе, без владельца, кольцо интереса для меня не представляет. А вот кулон... Искусная работа: изящное сплетение невесомо-тонких серебряных линий, словно в клетке удерживающих внутри сапфир каплеобразной формы. На каждом звене длинной цепочки были сделаны аккуратные засечки, отчего вся она переливалась на свету. Красивое украшение. И на нем явно чувствуются следы какой-то магии. Прислушавшись к своим ощущениям, я поняла, что это всего лишь весьма средненькое заклинание на удачу. Довольно усмехнулась и без зазрения совести нацепила трофейный кулон себе на шею. Во-первых, сапфиры мне к лицу, а во-вторых, удачи много не бывает.
   - Неплохо, - поощрительно улыбнулась я Нэйт, небрежно закинув кольцо в буфет. - Сколько времени прошло с момента их встречи?
   - Точно не скажу, но примерно несколько часов.
   - Несколько часов?! - рявкнула я, спрыгивая со стола и подходя ближе к девушке. - И где, позволь узнать, ты шарилась все это время?! По-моему, я предельно ясно и четко велела навести Гончего на мой след и немедленно мне об этом сообщить!
   - У меня не было времени появиться раньше, - тихо ответила Нэйт, стараясь не смотреть на меня. Правильно, сама знаю, что в гневе страшна, но ничего поделать с собой не могу. Вопреки известному выражению, у меня зла хватает всегда и на всех. - Хотела сделать тебе сюрприз.
   - Спасибо! - процедила я сквозь зубы, пытаясь успокоиться. - Сюрприз удался! Может, ты попробуешь подумать и сообразишь, что Гончий наверняка уже здесь! Да если он сейчас выскочит из-за шкафа с победным воплем, я даже глазом не моргну!
   Я приостановила гневную проповедь, чтобы перевести дыхание, и невольно глянула на кухонный шкаф. А вдруг и правда выскочит?..
   Засмотревшись на вполне мирный предмет мебели, я невольно успокоилась и теперь уже могла говорить, а не шипеть, как гадюка.
   - Что еще за сюрприз?
   - Уверена, что тебе понравится, - с облегчением вздохнула девушка. - Но покажу я его ночью, это будет более подходящее время. Днем ничего может не выйти.
   - Ладно, после захода солнца и увидимся, - кивнула я. - А сейчас исчезни, пока я какую-нибудь гадость не сделала.
   Нэйт кивнула в знак согласия и молча направилась к двери.
   - Стой, - окликнула я ее. - Пока есть время, погуляй по округе, поищи кого-нибудь из наших. Я послала зов, поэтому кто-то наверняка должен появиться. Встречаемся на большой поляне в лесу. Она там одна, так что не потеряешься. Тем более, метка зова на нее укажет.
   Девушка снова кивнула и ушла.
   Несколько секунд я смотрела ей вслед, а потом с размаху швырнула кружку с недопитым кофе об стену. Я была уверена, что Гончий уже здесь. Даже редкостные тупицы среди них быстро додумывались, что искать нужно не тех, кто меня видел или знает, а мои телепорты, и, следуя по ним, рано или поздно наткнешься на хозяйку. Хе-хе...лучше бы не натыкались...
   В общем и целом, я теперь могла ждать чего угодно от Десмонда, а мой план заманить его сюда и устроить "нежданчик" провалился. Если Гончий здесь, а это так, странно, что он еще меня не выследил. Или все же выследил, но сейчас изобретает способ казни и не появляется?
   - Да к черту вас всех! - зевнула я, поднимаясь в спальню и заваливаясь на кровать прямо в одежде. - Потом все обдумаю...
  

Глава 3

   Проснулась я лишь с наступлением полной темноты, и, глянув на часы, с удивлением обнаружила, что время перевалило за полночь. Сладко потянулась, резво поднялась на ноги и приняла облик Нейлл Риннон. Конечно, это была всего лишь предосторожность, а не необходимость, но лучше подстраховаться. Напевая вполголоса, я поскакала вниз по лестнице и также бодренько пошла по тропинке прочь от дома.
   Ночь я любила... Гораздо больше, чем день, потому что ночью не светило солнце, которое так любил этот чертов эльф. Солнечный свет давал жизнь многим мирам, грел... Красиво играл в кронах деревьев, на воде... Он разбивался радугой в брызгах водопада, мерцал серебром на заснеженных вершинах гор... И безумно заманчиво путался в рыжевато-каштановых волосах Эйла... Может, поэтому я сейчас и не люблю день? Из-за него?.. Хотя, вряд ли. Просто мое время - Ночь. Я алата Страх, и те ужасы и кошмары, которые скрываются под ночной завесой, делают меня сильнее. Именно поэтому со мной не рискуют связываться после заката, зная, что я практически всесильна. А как можно не любить время безграничной власти?..
   По траве я скользила с кошачьей грацией, беззвучно, а потому моментально уловила шорох шагов за спиной. Резко обернувшись, я глянула в темноту и тут же криво усмехнулась. Прямо передо мной собственной персоной нарисовалась Лисия, алата Ловкость. Девушка бессовестно пребывала в своем истинном облике: ярко-желтое с зеленой вышивкой легкое платье в пол, в серо-зеленых глазах пляшут изумрудные искры, такие же, как и в больших солнечного цвета крыльях на ее спине. Лиса легонько повела плечами, и крылья растаяли в воздухе, образовав вокруг нее желтое сияние, которое втянулось в тело девушки спустя секунду. Кроме меня, Лисия была единственным Мастером в нашей компании, и ее "вспомогательный" дар - Надежда. Неплохо сочетается с основным, не правда ли?..
   - Лиса, может ты и воплощение ловкости, - ухмыльнулась я, - но подкрадываешься безобразно.
   - Я тебя тоже рада видеть, - кивнула она с улыбкой. - Все остальные уже здесь? Или я не последняя?
   - Понятия не имею, - беспечно отмахнулась я. - Я видела лишь Нэйт, а прочие в любом случае дадут о себе знать.
   - Ясно, - Лиса зашагала рядом со мной. - Лина, а ты уверена, что здесь безопасно?
   Я укоризненно посмотрела на идущую рядом девушку:
   - Лис, хищники и люди для нас, по-твоему, представляют угрозу? А впрочем, ни тех, ни других здесь все равно нет.
   - Ну а как насчет...
   - Не забивай голову ерундой. Самое опасное существо в этом лесу в данный момент - я. И хуже меня может быть только встреча здесь один на один с Ристердом.
   - Почему это? - удивилась Лисия.
   - Потому что он похотливый.
   Лиса засмеялась, но тут же взвизгнула мне на ухо. Прямо перед нами, в ярком всполохе холодного пламени появился до неприличия красивый мужчина. Среднего роста, спортивного телосложения, с глазами цвета горького шоколада и темно-каштановыми волосами. Руки в карманах, рубашка небрежно распахнута на груди, на лице - заманчивая улыбка. Пожалуй, даже полуулыбка. Для любой девушки подобная многообещающая картинка была пределом мечтаний, и Лисия, к сожалению, не стала исключением. Глаза алаты алчно заблестели, но все ее фантазии оборвала моя насмешка:
   - Дей, завязывай со спецэффектами, - фыркнула я. - А то я иногда перестаю понимать, из-за чего девушки столбенеют при твоем появлении: от восторга или от испуга.
   Я помахала рукой перед лицом замершей алаты.
   - Дорогуша, очнись! Мальчик и так польщен твоим вниманием...
   Асмодей тихо засмеялся бархатным голосом. Я злобно зыркнула на него и щелкнула пальцами над ухом девушки.
   - Лиса, ты что, мужика красивого никогда не видела?! - повысила я голос. - А ну, посмотри на меня!
   Лисия послушно повернула голову, продолжая, тем не менее, пожирать демона взглядом. Я не выдержала и влепила ей легкую пощечину. Взгляд алаты стал более осмысленным, в нем появились проблески интеллекта. Девушка тряхнула головой и окончательно пришла в себя. Я довольно вздернула бровь.
   - Пойдешь по этой же тропе прямо до поляны. Там ждите меня вместе с Нэйт.
   Не глядя больше на Асмодея, Лиса скользнула в заданном направлении и вскоре скрылась из виду.
   - Ну, Лина, - оскалился демон, повернувшись ко мне. - Вот мы и остались наедине. Может, примешь нормальный вид, а то меня могут осудить за совращение несовершеннолетних.
   Я закатила глаза, встряхнулась, как собака, вылезшая из воды, и перед демоном предстала в обличии алаты: длинное облегающее сапфировое платье, синеву глаз можно и в темноте заметить, а темно-вишневые локоны опускаются на плечи и ниже, до середины спины.
   - Я уже и забыл, как ты выглядишь, красавица, - Асмодей с комфортом уселся прямо в воздухе. - Ты у меня лет двадцать не появлялась.
   - И еще столько же тебя не видела бы, - шутливо отозвалась я, проделав такой же трюк. - Как не появлюсь, ты все норовишь меня соблазнить. Не надоело еще обламываться?
   - И чем я тебя не устраиваю?! - притворно возмутился демон. - Красивый, без комплексов... Один из архидемонов, князь суккубата и инкубата. Княжили бы вместе...
   - Вот скажи, - оборвала я его, - на кой черт мне в подчинение толпа озабоченных низших демонов, регулярно меняющих пол?
   - А мне они зачем? - хохотнул Дей. - Но ведь руковожу и не жалуюсь. Ладно, пошутим потом. Я к тебе по делу.
   - Да ну? - улыбнулась я.
   - Ну да, - невозмутимо отозвался демон. - Как твой мальчик с "дымчатой" жизненной нитью? Уже поговорила с ним о будущем становлении алатом?
   - Откуда ты знаешь о Ричарде? - подозрительно глянула я на него.
   - Слухами не только земля полнится, но и более низкие слои литосферы, - философски пожал плечами Асмодей. - Я как раз занимался твоими поисками, когда узнал, что в этом мире пропал какой-то паренек, из-за которого алаты подняли нешуточную панику. Два и два я могу сложить.
   - Извини, но на толковое объяснение не тянет, - скептически качнула я головой. - Поточнее, пожалуйста.
   - Легко, - не стал сопротивляться приятель. - Ты бы никогда не упустила возможности подложить свинью алатам. А перехват Ричарда - самая крупная хрюшка, какую только можно себе представить за последнее время.
   - То есть, зная о важности Ричарда для алатов и о его внезапном исчезновении, ты догадался, что это именно я добралась до него раньше?
   - Лина, я знаю, что ты внимательно наблюдаешь за деятельностью себе подобных. И могу поспорить, тебе известно, что Ричарду на роду написано стать таким же, как вы, и что Высшая Ложа крайне заинтересована им.
   Прозвучало как вопрос. Я кивнула:
   - Я была в курсе, что Высшая Ложа отдала приказ приглядывать за ним, дабы не упустить момент Грани. У Ричарда он должен был наступить примерно через три-четыре месяца, но я ускорила процесс несчастным случаем. Иными словами, парень уже перешел Грань, правда, я пока не уверена, что в нужную сторону. Стоит мне убедиться, что он - алат, и я возьму его под свое надежное синее крылышко.
   Демон задумчиво усмехнулся.
   - Интересная теория, - протянул он. - Если бы ты попыталась подвинуть Грань на год или больше, ничего бы не вышло, но три-четыре месяца не играют особой роли для жизненной нити... Ничего не скажешь, Лина, расчетливо и хитро. А если бы ничего не вышло?
   - Одним трупом больше, одним меньше, - пожала я плечами с деланным равнодушием. - Меня все равно на клочки порвут... Если поймают...
   - Рад, что ты это понимаешь, - неожиданно сурово глянул на меня Асмодей. - Алаты еще не в курсе твоего очередного закидона, но они рвут и мечут, что упустили Ричарда из виду и никак не могут вновь найти. На твоем месте, я бы поторопился с обращением парня в свою "веру".
   - На моем месте ты бы сошел с ума, - фыркнула я. - А если честно - не протянул бы и недели.
   Могу поклясться, что я приложила нечеловеческие усилия, чтобы на лице не появилось выражение вселенской печали, и попыталась улыбнуться. В результате у меня получилась кривая горькая ухмылка.
   - Знаю, - грустно улыбнулся демон. - Порой мне кажется, что из нас двоих ты - Князь Ада, а не я.
   Мы были настолько давно знакомы, что порой не нуждались в словах, прекрасно зная ход мыслей друг друга.
   - Но не жди, что я буду рыдать у тебя на плече, жалуясь на свою тяжелую судьбу, - первой не выдержала я молчания. - Я ее сама выбрала.
   На лице Дея появилась обычная усмешка.
   - Кстати, - "вспомнила" я, - откуда ты получаешь информацию об алатах, да еще и о действиях Высшей Ложи?
   - Получал, - поправил меня демон. - До тех пор, пока не бросил Каролину. Она была чрезвычайно общительна и любила делиться "секретной" информацией, искренне веря, что я никому ничего не скажу.
   - Ты и Кэрол? - ехидно выгнула я бровь. - Как ты до нее докатился?
   - Сам не знаю, - буркнул Асмодей. - Бес попутал.
   Я откровенно расхохоталась. Не родился еще тот бес, который был бы способен "попутать" архидемона!
   - Повеселилась? - угрюмо поинтересовался демон. - А теперь скажи, как от нее избавиться?
   - Вы же уже разбежались? - удивилась я, продолжая гаденько подхихикивать. - Или ты ее совсем добить хочешь?
   - Подумываю об этом, - вполне серьезно заявил он. - Представляешь, недавно она пронюхала, что мы с тобой знакомы, так сразу же заявилась ко мне, битый час верещала о том, что у нас с тобой интрижка, и именно поэтому я ее бросил.
   Я удивленно хлопнула ресницами, пропуская последние слова Асмодея мимо ушей. Что за чушь...
   - Дей, - перебила я его. - Каролина всегда знала о нашем с тобой знакомстве. Я в этом абсолютно уверена. Так что приходила она по другой причине.
   - Может, просто поорать хотела? - хмыкнул демон.
   - Может да, а может, и нет, - вздохнула я. - Тебе виднее. А мне пора идти, меня ждут.
   - Нам нужно будет серьезно поговорить, - пригрозил Асмодей. - О том, как я могу помочь с Ричардом.
   - Предлагаешь помощь? - совершенно искренне улыбнулась я.
   - А когда я этого не делал? - фыркнул он в ответ. - Ты ведь знаешь, что я на любую авантюру согласен, если ты попросишь.
   - Тогда пообещай вести себя паинькой-заинькой, и я в ближайшее время забегу, поболтаем.
   - Даю честное благородное, - ухмыльнулся демон. - Ты, кстати, не заберешь от меня Ристерда?
   - А что он у тебя делает? - возмутилась я.
   - Угадай, что может делать алат Похоть в обществе суккубок, - красноречиво подмигнул мне Дей. - Забрала бы...
   - Сам гони его в шею. Скажи ему, что я очень злюсь.
   Мы вновь понимающе переглянулись, потом я ушла, а мой приятель исчез в новой огненной вспышке. Пижон. Я же знаю, что его телепорты могут быть абсолютно незаметными, без лишней пиротехники.
   - Лина, кто был этот красавчик? - бросилась ко мне Лисия, едва моя нога ступила на поляну. - Обалдеть можно! У меня от его смеха до сих пор мурашки по коже бегают.
   - Кого вы встретили? - поинтересовалась Нэйт.
   - Асмодей опять красовался.
   - Тогда все понятно, - многозначительно заявила алата Искушение. - То-то у Лисы аж слюнки текут.
   - Ничего подобного! - возразила Лиса, возмущенно сверкнув глазами.
   - Оставьте красавца-демона в покое, - одернула я их. - У вас впереди целая вечность, чтобы обсудить его достоинства и недостатки. Кстати, вторых больше... Нэйт, что ты хотела показать?
   - А да, - встрепенулась та. - Риган, можешь смело выходить. Эвелинн тебя не покусает.
   - Спорный вопрос, - шутливо буркнула Лисия.
   Я беззлобно шикнула на нее и впилась взглядом в молодого человека, с настороженностью выходящего к нам из-за деревьев. Навскидку ему, пожалуй, лет восемнадцать-двадцать, одежда несколько странная для этого мира, впрочем, свободу стиля здесь еще никто не отменял. Потрепанный вид парня и хорошо заметные в лунном свете ссадины и кровоподтеки буквально вопияли о том, что недавно ему крупно не повезло. В темноте алаты видят безупречно (при желании), а потому мы безошибочно определили, что у Ригана угольно-черные волосы и серебристо-серые глаза. Он старался держаться уверенно и спокойно, но меня было сложно обмануть: я чувствовала его страх и готовность дать отпор, если потребуется.
   - Нэйт, ты хотела показать нам парня? - недоуменно усмехнулась Лисия. - Оригинально, конечно, но...
   - Помолчи, Лиса. - Я позволила голосу стать более властным, чем обычно. - Это не просто парень, а настоящая находка.
   Я приблизилась к Ригану и медленно обошла его вокруг, с усмешкой замечая, что он старается не упускать меня из виду, поворачиваясь вслед за мной. В конце концов, я добилась того, чего хотела: лунный свет упал прямо на лицо парня и его глаза ярко засветились серебром.
   - Ты ведь истинный оборотень? Да, милый? - мягко улыбнулась я. - Может, перекинешься, если тебя девушка попросит?
   - Сначала скажи, кто ты такая, - сглотнув, заговорил Риган. Голос у него оказался необычным, с рычащими нотками. - Уж точно не девушка!
   Я понимала, что он имеет в виду то, что я не человек. Но все равно ощутила глухое раздражение.
   - А ты свечку держал? - нехорошо сузила я глаза. - По-хорошему зверем обернешься, или по-плохому поговорим?
   Риган упрямо поджал губы, всем своим видом демонстрируя полное нежелание подчиняться приказам. Я склонила голову набок, словно задумавшись о чем-то, хотя на самом деле просматривала "картотеку" его страхов. Выбрав подходящий, резко скинула все ограничивающие мою силу барьеры. По сапфировым крыльям и в глазах заметались огненные искры, платье, волосы и крупные маховые перья трепал неосязаемый ветер. Я посмотрела прямо в глаза Ригану. Он боялся своей стаи, которая едва не убила его, и сейчас я усиливала этот страх до уровня панического ужаса. Лицо молодого человека сначала отобразило недоумение (еще бы, внезапно ощутить страх перед тем, что находится невозможно далеко от тебя), потом испуг. А я продолжила играть с его сознанием, вызывая до жути реалистичное видение того, как стая, горя жаждой крови, бросается на него со всех сторон. Если это не сработает, придется заставить его... А нет, уже не придется.
   Не выдержав кошмарной иллюзии, Риган перекинулся. Едва передо мной предстал черный рычащий волк размером с пони, сверкающий серебром глаз, как я вернула себе человеческий облик.
   - Умничка, - очаровательно улыбнулась я, присаживаясь на корточки перед хищником и почесывая его за ухом. - Славный, хороший песик!
   Зверь не потерпел подобной выходки и, оскалив внушительные клыки, попытался броситься на меня. Однако я быстро вскочила на ноги и с нечеловеческой силой ухватила его за загривок.
   - Еще раз посмеешь раскрыть на меня пасть, - злобно зашипела я, запуская острые ногти в шкуру заскулившего оборотня, - в порошок разотру! Живо перекинься назад!
   Волк, продолжая поскуливать, отполз на пару шагов от меня и послушно принял человеческий облик. На шее Ригана четко были видны кровоточащие лунки от моих ногтей. Я неспешно подошла к свернувшемуся на земле парню, положила ладонь ему на плечо и закрыла глаза.
   - Ему нужно хорошенько подлечиться и восстановить силы, - сообщила я по прошествии некоторого времени. - Он настолько измотан, что даже регенерация толком не идет.
   По щелчку пальцев Ригана накрыло теплым плащом поверх жалких лохмотьев, оставшихся от его одежды. Потом я отошла в сторону от оборотня, оставив его на попечение Нэйт, и подозвала к себе Лисию:
   - Как только появится Камилла, покажите ей Ригана. А пока позаботьтесь о нем сами и дайте ему необходимый минимум знаний об этом мире. Все поняла?
   - Конечно, - мягко улыбнулась Лиса. - Все сделаем в лучшем виде.
   - Как закончите с Риганом - начинайте активно собирать здесь всех наших. И когда все будут в сборе, ты мне об этом сразу же, запомни, сразу же сообщишь. Буду знакомить вас с новыми членами компании. В ста метрах на север от поляны есть старая лесопилка, там все готово для вас.
   Не говоря больше ни слова, я развернулась и пошла прочь из леса. Как-никак, а мне утром придется рано вставать, и сейчас хотелось отдохнуть после трудовой ночи.

*****

   Лисия проводила Эвелинн задумчивым взглядом. Кто-кто, а алата Страх не меняется... Указания дала, место обитания обозначила и туманно намекнула на свои планы. Как всегда.
   Девушка со вздохом развернулась и подошла к Нэйт, продолжающей возиться с Риганом. Судя по испарине, покрывающей лицо и шею молодого человека, расфокусированному взгляду и трясущимся рукам, которыми он вцепился в плащ, состояние его оставляло желать лучшего. Нэйт поднялась с корточек и попыталась привести парня в вертикальное положение, но ничего не вышло.
   - Оставь его в покое пока что, - посоветовала Лиса. - Пусть посидит немного, отдохнет... Может, оклемается тогда.
   - Сомневаюсь, - хмыкнула девушка. - Я уже дважды видела его в подобном состоянии, и оба раза оно предшествовало глубочайшему сну.
   В подтверждение ее слов Риган внезапно завалился набок, закрыв глаза. Сначала алате Ловкость показалось, что он просто потерял сознание, но практически тут же дыхание парня стало едва различимым, но ровным и глубоким, а судорожно сжимавшие ткань плаща пальцы расслабились. Он чуть перевернулся, устраиваясь поудобнее, и положил одну руку под голову.
   - В принципе, так даже лучше будет, - невозмутимо констатировала Лисия, убедившись, что это всего лишь тот самый глубокий сон. - Проще перенести куда надо бессознательное тело, чем уговорить полуобморочное двигаться в нужном направлении... Нэйт, а где ты вообще откопала это чудо?
   - Неподалеку от городской сточной канавы, - усмехнулась алата Искушение. - Торчала тут в одном мире по поручению Лины, раз возвращалась поздно ночью домой и нашла этого калеку. Вернее, это сейчас он просто калека, а тогда был практически трупом. Со скуки подобрала, выходила, а когда пришло время уходить - забрала с собой. Да он и сам непротив был уйти, семьи-то нет, а стая изгнала. За недостаточную кровожадность.
   - Печальная история, - посочувствовала спящему оборотню Лиса, потом подняла глаза на подругу: - Слушай, ты случайно не знаешь, что Эвелинн имела в виду, когда сказала мне, что скоро в нашей компании появятся новые члены? Она тебе о своих планах не говорила?
   - А то ты Покровительницу нашу не знаешь, - закатила глаза Нэйт. - Лина говорит ровно столько, сколько тебе необходимо знать для точного выполнения ее поручения... А тебе она сейчас что сказала?
   - Да ничего особенного. Сообщила, что жить мы будем на заброшенной лесопилке неподалеку от этой поляны, велела позаботиться о Ригане и собрать всю компанию. Вот я и думаю, к чему бы это? Уж не собирается ли она после долгого перерыва снова пойти на открытый конфликт с Вильгельмом?
   - С чего ты взяла?
   - Обычно она только в этом случае держит около себя всю свиту, - отозвалась Лисия.
   - Кто знает... - протянула Нэйт. - Хотя, Эвелинн ведь сказала тебе, что собирается знакомить нас со своими новыми подопечными. Возможно, одним из них будет Риган, а другим или другими - кто-то из местной школы...
   - Откуда?! - изумленно перебила девушку алата Лиса.
   - Из школы, - невозмутимо повторила ее подруга. - Лина затесалась в нее под личиной ученицы. Мне она, конечно, никак свои действия не объясняла, но я полагаю, что она это не от нечего делать проворачивает. Скорее всего, пополнение свиты как раз со школой как-то и связано.
   Лисия замолчала, обдумывая слова Нэйт.
   - И все же, я сомневаюсь, что нас позвали только ради знакомства с новичками, - после некоторой паузы покачала она головой. - Сама вспомни, что ни ради Шерин, ни ради Ристерда она свиту не собирала. Я склоняюсь к новому конфликту с Вильгельмом.
   - Конфликт, так конфликт, - флегматично пожала плечами алата Искушение. - Нам-то какая разница? Что Эвелинн скажет, то и будем делать. О безопасности своей свиты она беспокоится лучше многих.
   - Это бесспорно, - согласилась Лиса. - Но я переживаю по поводу последних новостей от алатов. Если верить им, то Вильгельм по-прежнему год от года наращивает свою силу, увеличивает численность подручных. Это не говоря о том, что добрая половина его свиты обладает статусом Мастера! Они нам не по зубам.
   - Пойди и сообщи это Эвелинн, - ухмыльнулась Нэйт. - Посмотрим, как далеко она...
   Обе алаты, не сговариваясь, замолчали, услышав совсем рядом осторожные крадущиеся шаги. Кусты в паре метров от них легко раздвинулись, явив девушкам симпатичного молодого человека с пепельно-белыми растрепанными волосами и темно-зелеными глазами. Он продемонстрировал облегченно вздохнувшим подругам довольный клыкастый оскал:
   - Я безнадежно опоздал или прибыл раньше назначенного? - вежливо осведомился вампир, оправив воротник своего удлиненного пиджака, больше похожего на камзол аристократа.
   - Опоздал, - ответила ему Нэйт. - Лина уже ушла. Впрочем, с другой стороны, Себастьян, ты как раз кстати. Знаешь, где сейчас Камилла?
   - Ясное дело. Это ведь я последний раз проводил ее между мирами.
   - Отлично, - заключила Лисия. - Теперь тебе надо привести ее сюда.
   - Зачем? - удивленно вскинул бровь вампир. Тут он соизволил обратить внимание на тело Ригана и вопросительно фыркнул: - А это еще что за жертва побоев?
   - Прямо перед тобой причина, по которой надо найти Милу. Эвелинн велела позаботиться о нем и показать его травнице.
   - Так прямо и велела? - подозрительно прищурился Себастьян, пытаясь понять, на кой черт его подруге нужен неизвестный побитый парень.
   Нэйт кивнула, подтверждая слова алаты Ловкость. Вампир недовольно поморщился:
   - Ну вот, я только пришел, а меня уже послали... Куда хоть Камиллу вести? На эту поляну, или есть более подходящее местечко?
   - На севере от этой поляны находится лесопилка, - тут же отрапортовала Лиса. - Мы вас там будем ждать.
   Себастьян кивнул и снял с руки браслет с несколькими подвесками-амулетами, используемыми для перехода между параллелями, шепнул координаты нужного мира и растворился в воздухе.
   - А теперь потащим страдальца на место нашего временного проживания, - Лисия решительно приблизилась к Ригану, поманив Нэйт за собой.
  

Глава 4

   Я устало вздохнула и откинулась на спинку стула. После ночной прогулки по лесу я категорически отказалась от похода в школу. Слишком хотелось спать. Поэтому по звонку будильника я проснулась лишь для того, чтобы послать Лисе сообщение с заданием, после чего с чистой совестью продрыхла до десяти утра, наспех позавтракала, приняла душ и наконец-то принялась за изучение свежевыкраденной литературы.
   Первым отправился в топку фолиант Гревальского. Среди магов того мира об этой книге ходили легенды, ее считали уникальной, единственной в своем роде. Многие тянули к ней свои загребущие ручонки, но никто не догадался применить в этом нелегком труде красивые глазки и длинные ноги... Я-то догадалась и, пока наивный герцог в спешке готовил нашу свадьбу, желая получить доступ в мою спальню (можно подумать, что гордое звание законной жены пробудило бы во мне хоть какое-то желание к этому типу), я методично обыскивала его особняк, в конце концов, все же найдя книгу. Поговаривали, что фолиант двадцатисантиметровой толщины содержит информацию обо всех живых и не очень существах без исключения.
   Я угробила почти весь день на эту проклятую книгу. Я пролистала ее от корки до корки. Без сомнения, ценное и интересное приобретение, но информации об алатах здесь не было, по крайней мере, в том объеме, в котором мне бы хотелось. Да уж, жаль, что я все же не выцарапала похотливые зенки герцога напоследок... Толку от него оказалось маловато.
   Летопись тоже разочаровала. Название обещало поведать историю появления первых алатов, но после прочтения сего труда я поняла, что автор знал о предмете своего повествования едва ли больше сельского жителя и гораздо меньше, чем я сама. Досадливо фыркнув, я закинула летопись в ящик стола и вышла во двор.
   Когда я еще только выбирала дом, мне сразу же приглянулся этот сад. Запущенный, мрачноватый, неухоженный, он напоминал мне лес. Я вообще разделяла позицию эльфов в плане красот природы: естественность, свобода линий, невмешательство. Пожалуй, именно из-за сада мой выбор и пал на этот домик на окраине. Я дополнила двор гамаком между двух старых деревьев, маленькой беседкой и ручьем. Ничего не могу с собой поделать, до такой степени люблю водоемы. Должно быть, сказывается моя предрасположенность к магии воды... Разумеется, прохожим было вовсе необязательно видеть невесть откуда взявшийся ручей, да и остальные новшества тоже, поэтому вокруг дома я поставила контур, отводящий глаза и оповещающий меня о приходе гостей.
   Сейчас я немного подумала и сняла оповещающий контур. Как ни крути, а он постоянно забирает у меня частичку силы, а для достойной встречи Гончего следовало бы поберечь себя. Гораздо безопаснее будет максимально обострить слух, что я, собственно, тут же и сделала. И не зря. Стоило мне поудобнее устроиться в гамаке, как я услышала тихие и легкие шаги метров за двадцать от себя. Вне всякого сомнения, кто-то поднимался по парадной лестнице. Я мгновенно метнулась к дому, даже не задумавшись о том, что нахожусь в своем настоящем обличье. К счастью, нежданным гостем оказалась Лисия.
   - Скажи, что ты по делу, - картинно нахмурилась я. - В противном случае - беги со всех ног и не оглядывайся.
   - Я по делу, - фыркнула Лиса. - Извини, что беспокою.
   - Чепуха. Ты всего лишь оторвала меня от гамака, - усмехнулась я, проходя в гостиную и поманив за собой девушку. - Говори, что за дело?
   - Скорее, это обзор последних новостей. Начну с хороших?
   Девушка дождалась моего кивка, потом продолжила:
   - Я на рассвете получила твою весточку с поручением и уже даже успела его выполнить. Все проблемы с матерью Ричарда улажены, я побуду в их доме в качестве троюродной сестры Терезы - Алисии. К счастью, сама Тереза никогда ее не видела, лишь знает имя и то, что она вообще есть. Кроме того, мы с Нэйт еще раз запустили по мирам "приглашения" для нашей компании, и уже объявились Камилла, Шерин и Себастьян. Камилла осмотрела Ригана и заключила, что, в целом, помят он сильно, но ей не составит труда поставить его на ноги и довести до идеального физического состояния. Ты же и сама знаешь, что Мила - гений врачевания.
   - Знаю, - искренне улыбнулась я. - Это все?
   - Есть еще плохие новости. Шерин рассказала, что твой Посредник у талиеров чудит, как обкуренный. Ша-ен-Арил с "прискорбием" объявил всем о твоей безвременной кончине. Талиеры уже установили тридцативосьмидневный траур по тебе, а на тридцать девятый день они вступают в войну с луттами. Шаен убедил их, что такова твоя последняя воля.
   - Что?! - взвилась я, округлив глаза. - Этот мерзавец совсем рехнулся, что ли?! Да лутты их за полчаса как капусту пошинкуют и засолят! И уж если бы я отправилась на тот свет, что маловероятно, Шаен бы первым это почувствовал! Что не припомню, чтобы я за последнее время умирала...
   - В том-то вся соль, - пожала плечами Лиса. - Выходит, он сознательно солгал своим соплеменникам и отправил их на верную смерть. Шерин по этому поводу высказала два предположения: либо Шаен искренне убежден, что талиеры победят, либо его подкупили лутты и он на их стороне. Вариант, согласно которому он искренне считает, что ты мертва, Шер отмела, поскольку он кажется ей невероятным.
   - Ни один из названных вариантов, - отмахнулась я. - Шаен слишком сильно презирает луттов, чтобы заключить с ними сделку. К тому же, он при всех своих недостатках - отличный воин, и прекрасно знает, насколько лутты превосходят талиеров в военном плане. Нужно искать другие причины.
   Я мстительно пнула кресло, представив на его месте дурную башку Шаена.
   "Мокрого места от него не оставлю на память..."
   - Надеюсь, больше ничего не случилось? - вслух спросила я Лисию, на время выкинув талиера из головы.
   - Да вроде бы нет, - на мгновение задумалась девушка. - Кстати, Себастьян хочет поговорить с тобой. Причем как можно быстрее.
   - Ладно. Передай ему, что я чуть попозже загляну. Спасибо, что пришла.
   Лисия кивнула с улыбкой и ушла через телепорт.
   Оставшись наедине с собой, я нервно зашагала из стороны в сторону, покусывая губу. Дьявол, проблема на проблеме, а не жизнь! Мало того, что у меня на хвосте повис Гончий, так еще прибавилось забот с Ричардом и Риганом. А теперь вот Шаен сходит с ума! Поразмыслив, я решила, что талиеры могут подождать. Тридцативосьмидневный траур в их мире равен примерно шести месяцам здесь, поэтому у меня еще есть время, прежде чем они отправятся на войну. Ричард и Риган теперь могут ненадолго остаться под присмотром Нэйт и Лисы, а вот от Гончего лучше побыстрее избавиться. Не люблю, когда на хвосте висит кто-то их этих служителей добра и света. Спина все время чешется.
   Я довольно ухмыльнулась. Как же приятно будет извести Гончего, свято верящего в то, что это он ведет за мной охоту, а не иначе.
   Без особого энтузиазма я обнаружила на окне медленно проступающие огненные буквы: "Веду себя паинькой вот уже несколько часов. Ты обещала заглянуть. Есть дело. Асмодей."
   Хмыкнув, я взмахнула рукой, и слова исчезли. Какое такое дело может быть ко мне у демона разврата?
   - Все же, для начала я разберусь с Гончим, - промурлыкала я с нехорошей улыбкой. - А уж потом загляну к Дею. Он вполне может подождать.
   Прежде чем отправиться к своей компании, я решила немного пройтись по городу и как следует изучить наиболее безлюдные местечки. Руку даю на отсечение, без боя Десмонд ручки не сложит, а устраивать мини-Армагеддон у себя дома или в лесу, в непосредственной близости от "стоянки" Лисы, Милы и прочих я категорически не хотела. Так что, оставался только город. Заманить его на какую-нибудь тихую улочку или заброшенную стройку труда не составит. Плюс, насколько я знаю этический кодекс Гончих (немало представителей сей славной профессии пытались мне его втолковать), они стремятся к сохранению тайны своего существования и минимальным потерям среди мирного невинного населения, то есть Десмонд вряд ли будет устраивать в городе вселенский потоп или землетрясение, а вот мне никакой кодекс не мешает.
   Выходя из дома, я не стала принимать облик Нейлл и потому ловила теперь на себе удивленные или заинтересованные взгляды редких прохожих, впервые видящих незнакомую девицу в небольшом городке, где почти все знали друг друга в лицо.
   Не обращая внимания на эти взгляды, я шла по темным улочкам, изредка оглядываясь по сторонам. Да уж, лет эдак двадцать назад в этом мире все было несколько иначе. Конечно, я была не в этом городе конкретно, но все же...
   На улицах было уже практически безлюдно, а в том квартале, куда свернула я, и вовсе не наблюдалось ни одной живой души, как, впрочем, и мертвой. Погрузившись в собственные мысли, я не услышала тихих, крадущихся шагов за спиной. И узнала, что за мной кто-то идет только тогда, когда криминальный элемент, обхватив меня за талию, грубо дернул за собой в узкий тупик.
   - И не страшно тебе одной по темноте гулять? - слащаво улыбнулся парень, развернув меня лицом к себе и оттолкнув к кирпичной стене.
   Нет, ну видели идиотку?! Успешно водить за нос десятки лучших охотников и еще столько же хитрющих дядек и теток и попасться какому-то захудалому маньяку!
   Пока я думала, парень не терял времени даром, разглядывая "добычу". Судя по оскалу, увиденное приятно согрело одинокую душу маньяка, заставив его поверить в чудо. Перспектива стать этим самым "чудом" в сыром и грязном тупике меня абсолютно не прельщала.
   - А вы, молодой человек, собственно, по какому поводу ко мне? - обозленно фыркнула я, скрестив руки на груди. - Надругаться или просто ограбить?
   Парень оторопел. То ли слово "надругаться" оказалось для него слишком сложным, то ли мои действия были слишком неожиданными, но это же не моя вина, что всем не угодишь?.. Смекнув, что я не собираюсь добросовестно исполнять роль "жертвы", он хорошенько замахнулся и заскулил от боли, когда я за запястье перехватила его руку в нескольких сантиметрах от своего лица. Чуть сильнее сжала пальцы, раздался характерный хруст ломающейся кости.
   - Если девушка гуляет одна по темным пустым улицам, это вовсе не значит, что она беззащитна, лапушка, - с ухмылкой прошипела я парню в лицо.
   От боли в руке он вскрикнул, но не отступил. Протянув здоровую конечность к моей шее, уже спустя доли секунды этот тип таращил глаза и разевал рот, как рыба, выброшенная на берег, беспомощно молотя ногами по воздуху. Я брезгливо отшвырнула его в сторону, но немного не рассчитала и попала в противоположную стену. Неудачливый маньяк сполз на землю бесформенной и бессознательной кучей. С досадой вздохнув, я выпустила из ладони "светлячка" и поднесла его к лицу парня, чтобы убедиться, что он жив и относительно здоров, и вздрогнула, услышав восхищенный присвист со стороны улицы. Резко развернувшись, я откинула волосы за спину и увидела мужской силуэт, перегородивший вход в тупичок.
   Воспользовавшись обострившимся зрением, я разглядела темные волосы и ярко-синие глаза мужчины. И татуировку печально известной мне Гильдии на левом предплечье...
   Гончий удивился мне не меньше.

*****

   Когда телепорт из дома Майзы открылся в его родном мире, Дес подумал, что он что-то напутал. Гончий даже снова вернулся в ту параллель, столкнулся с изумленным взглядом нового хозяина комнаты, извинился и опять прошел по порталу алаты. Результат остался прежним. Пожав плечами, мужчина решил, что так оно, очевидно, и должно быть, и уже через час поселился в гостинице ближайшего городка. А наутро следующего дня вновь объявился на поляне, где открылся телепорт. Он собирался поискать отметину следующего портала Лины, но вместо этого обнаружил следы магии ее и еще двух алатов, а чуть дальше отпечаток от портала демона, пересекающийся с отзвуком магии все той же Лины. Забавно. Хотя чего еще можно ожидать от этой мерзавки, как не знакомства с демонами? Проторчав в "засаде" до самого позднего вечера, Гончий ничего не дождался. Лина не выскочила на поляну с демоническим хохотом, не устроила здесь разудалого шабаша, да и вообще не появилась, что вызвало шквал негодования со стороны Десмонда в ее адрес. Пораскинув мозгами, он решил, что сидеть здесь еще и ночью бессмысленно и отправился в гостиницу.
   На практически пустых улицах она сразу же привлекла его внимание. Девушка шла медленным прогулочным шагом, погруженная в собственные мысли, изредка оглядываясь по сторонам с мечтательной полуулыбкой. В тусклом свете фонарей Десмонд различил отличную фигурку, темные кудри и красивый профиль девушки. Вообще-то, эталоном женской красоты Дес считал менее высоких рыжеволосых девушек, но ради подобной брюнетки был готов пересмотреть свои вкусы. Гончий продолжал с далекого расстояния наблюдать за незнакомкой, и сразу же приметил подозрительного парня, увязавшегося за предметом его наблюдения. Десмонду сразу же не понравилось, как этот тип подстраивается под шаг девушки и практически крадется за ней.
   Неожиданно он метнулся вперед, ухватил девчонку за талию и вместе с ней нырнул в подворотню.
   - Вот ублюдок! - выругался Гончий и со всех ног бросился туда же. Не то, чтобы Десмонд рвался спасать всех и вся, но раз уж он стал свидетелем подобного вероломства, то почему бы не помочь красивой девушке? Дес добежал до поворота в проулок и с удивлением замер, не обнаружив там никого. Раздался мужской вскрик (странно, по логике он должен быть женским), Гончий сообразил, что впопыхах, очевидно, свернул не туда, снова выбежал на улицу и нырнул в соседний тупик.
   Да уж, такого он явно не ожидал. Вместо того чтобы взывать о помощи и биться в истерике в руках маньяка, девушка внимательно, с интересом патологоанатома, всматривалась в лицо оглушенного парня при золотисто-оранжевом свете, исходящем из ее ладони.
   Десмонд с восхищением присвистнул, открывая свое присутствие брюнетке. Она откинула волосы, развернувшись к нему лицом, и подняла на Деса глаза, при сиянии "светлячка" блеснувшие как два сапфира.
   Мысли Гончего замелькали со скоростью света.
   Красавица.
   Синие глаза.
   Магический "светляк" на ладони...
   Лина?!
   Словно бы в подтверждение догадки Гончего, на шее девушки блеснула цепочка с его кулоном.
   Алата понятливо усмехнулась, выпрямилась в полный рост и...бросилась бежать в противоположную от Деса сторону.
   - Стой, дрянь! - крикнул вдогонку мужчина, опомнившись и рванув за ней. - Это все равно тупик, тебе некуда бежать!

*****

   "Ага, щас! - подумала я на бегу. - Остановлюсь и брошусь на шею!"
   Если Гончий считает, что в тупике мне некуда бежать, то он глубоко заблуждается. Не особенно задумываясь, да с хорошего разгона, я просто взбежала по вертикальной стене (всего-то метра три) и замерла на узком бортике наверху. Поймав равновесие, я торжествующе развернулась к Гончему, как раз подбежавшему к стене.
   - Немедленно спускайся вниз! - сурово рявкнул Десмонд, глядя на меня снизу верх. - Все равно достану!
   Ну да, ну да... Он что, правда так думает?
   - Я боюсь, - скромно улыбнулась я, абсолютно не шевелясь. - Даже не знаю, как сумела забраться сюда...
   Гончий иронично выгнул темную бровь. Пожалуй, Нэйт права. Симпатичный. Но дурак.
   - Помочь?
   - Поймаешь, если я спрыгну? - кокетливо поинтересовалась я, невинно хлопнув ресницами.
   - Уже ловлю, - обезоруживающе улыбнулся Десмонд и даже протянул руки. - Лет пять, как ловлю.
   - Ты правда думаешь, что я спрыгну? - скривила я губы в усмешке, моментально выключив миловидную улыбку.
   - А ты как считаешь? - отбросил маску дружелюбия Гончий. - Я похож на идиота?
   "Ну как тебе сказать... - мысленно хмыкнула я."
   - Нет. Ты похож на того, кого следует бояться, - пожала я плечами, оставив свое ехидное замечание при себе. - Но не на Гончего. То есть не на идиота.
   - Докатился, уже выслушиваю комплименты от всякой дряни, - с отвращением усмехнулся Десмонд, взглядом примериваясь к стене.
   - Это не комплимент, а констатация факта, - фыркнула я, наконец-то решив, что делать дальше. - А вот за "дрянь" ты мне еще с процентами заплатишь. До встречи.
   Наплевав на всякую конспирацию, я расправила крылья и взлетела на крышу соседнего дома. Бежать или лететь было неудобно и неразумно соответственно, а потому я решила открыть телепорт. И уже практически шагнула в синюю воронку, когда мое внимание привлекла серебристая вспышка над крышей дома вдалеке.
   Алат, черт его побери. В серебристых одеждах, с такими же крыльями за спиной. Он был довольно далеко от меня, поэтому лица я не разглядела, как ни старалась, но подозревала, кто это... Я знала только двух алатов-мужчин (а силуэт был явно не женский) в серебре - Вильгельма и Роланда. Но Вильгельм уже сотни лет является Мастером и предстать в одном цвете для него нереально. А вот Роланду это свойственно.
   Значит-таки, Рол. Ну, здравствуй... Я насмешливо помахала ему ручкой и замерла, ожидая ответных действий. Таковых не последовало, я удивленно пожала плечами и шагнула в телепорт. В другой раз, так в другой...

*****

   - Ну наконец-то! - Едва я вошла, как сразу же уперлась взглядом в два изумруда. Глаза у Себастьяна и правда напоминали драгоценные камни. Блестящие, завораживающе красивые, холодные и безжизненные.
   - Себастьян! - улыбнулась я. - Гаденыш, мог бы и навестить меня хоть раз за четыре года!
   - Я был немного занят, - блеснул ухмылкой вампир. - Отстаивал позиции своего клана при дележке власти.
   Я непроизвольно скривилась. Видела я, как он "отстаивает позиции". Нет, его мнение в этом вопросе я, конечно, разделяю, но вот методы выбираю менее грязные.
   - Лиса сказала, что у тебя ко мне какой-то важный разговор, - вопросительно выгнула я бровь, кивком головы поприветствовав Камиллу, Нэйт и Шерин.
   - Не то, чтобы особо важный, - отозвался Себастьян. - Пойдем лучше на улицу. Не хочу, чтобы нам мешали.
   Выйдя наружу, мы оказались все в том же многострадальном лесу, не особо далеко от места нашего ночного сборища. Свою компанию я решила разместить в одном из зданий старой брошенной лесопилки. Снаружи неказистое деревянное строение не вызывало ни малейшего интереса (что было мне только на руку), а внутри я прибрала, оборудовала кухню, санузел, несколько спальных мест, отделенных друг от друга ширмами, небольшую гостиную.
   - Так в чем дело? - Отойдя шагов на сто от домика, я уселась на ствол поваленного дерева. Себастьян остался стоять. - Тебе моя помощь нужна?
   - Нет, - качнул головой вампир. - Скорее, помощь нужна тебе.
   - С чего ты взял? - неподдельно удивилась я. - С Гончим я смогу управиться самостоятельно.
   - Очередной, - закатил глаза Себ. - Им не надоело еще разбрасываться кадрами? Но вообще-то, речь не о нем. У тебя есть двойник.
   - Ерунда какая-то, - фыркнула я. - Что еще за двойник? Среди братьев и сестер у меня никогда не было близнеца, да и потом, вся моя семья давно упокоилась с миром, алатов среди них не было кроме меня. А если ты нашел девушку, сильно похожую на меня, то это вообще глупость. Мало ли их таких...
   - Я не это имею в виду, - сдвинул брови Себастьян. - Я сегодня неподалеку от лесопилки учуял твой запах, но какой-то измененный, другой...
   - Духи недавно сменила, - хмыкнула я, перебивая его и не понимая, зачем он мне все это рассказывает.
   - Лина, прекрати передергивать, - раздраженно одернул меня вампир. - Ты прекрасно знаешь, что я говорю не о духах, а о запахе кожи и крови!
   -Извини, - буркнула я. - Обещаю молчать.
   - Спасибо! Так вот: запах был одновременно и твой, и в то же время нет. Я чуть голову себе не сломал, пытаясь понять, в чем дело. А чуть погодя почувствовал именно твой аромат, такой же, как всегда и как сейчас. Получается, что там была не только ты. Но и кто-то по запаху на тебя очень похожий.
   - Ну и что с того? - развела я руки. - Чем это должно меня заинтересовать? Подумаешь, у кого-то похожий запах кожи, который кроме вампиров да оборотней никто не отличит. Мало ли таких людей существует?
   - Ты сказала, что у тебя были братья и сестры, так?
   - Две старших сестры и младший брат, - недоуменно хлопнула я ресницами. - Но я же сказала, что они давно мертвы. Зачем тебе это знать?
   - Чтобы ответить на твой вопрос. Людей, которые могли обладать настолько похожим запахом, было все трое и все они - покойники. Однако, есть еще одна маленькая загвоздка: даже во всех мирах не может быть двух существ, обладающих одинаковой аурой.
   Моя вопросительно выгнутая бровь вздернулась еще выше. Вампир сверкнул клыкастой усмешкой.
   - Помимо запаха "некто" на поляне оставил или оставила след своей ауры и магии, как две капли воды похожий на твой.
   - Себ, это уже смешно. Ты не допускаешь, что этим "некто" могла быть я и это мои следы? - насмешливо глянула я на вампира.
   Он отрицательно покачал головой:
   - Я не могу это объяснить, но точно знаю, что эти следы оставила не ты. Ты хоть понимаешь, чем для тебя опасно наличие двойника обладающего такой же магией?
   Догадываюсь. Если этот двойник способен подобно мне менять внешность, раз уж у нас одинаковая магия, он может рано или поздно оказаться в моем окружении под чьей-нибудь личиной. И вот тогда случится катастрофа. Ему что угодно выложат на блюдечке с золотой каемочкой, потому что алаты умеют чувствовать ауру и магию, но не запах. Так что чужака в двойнике моя свита распознает вряд ли. Надежда же на то, что некто, похожий на меня по ауре, ошивался возле лесопилки совершенно случайно была весьма призрачной.
   - И что делать? - глянула я на вампира. - Естественно, нужно найти этого двойника, но как? К тому же, у меня нет времени на это. Я тут Гончего видела, и за несколько минут нашей встречи успела понять, что от него надо избавиться как можно скорее. Я склонна верить своей интуиции.
   - Так в чем проблема? - фыркнул Себастьян. - Попроси Розье или Велиала подчистить за тобой хвосты. Эти шестерки Асмодея всегда рады кому-нибудь взбучку устроить. А сама в это время вплотную займешься двойником.
   - Не выйдет, - протянула я. - Окружение Дея не возьмется за этого типа, потому что он Глава Гильдии в одном из миров. Связываться с таким сильным противником они не будут, иначе вышестоящие демоны взбесятся из-за конфликта с Гильдией. Гончим я займусь сама. А вот двойником, пожалуй, ты.
   Вамп возмущенно зашипел, я сочувственно похлопала его по плечу и продолжила:
   - Сам посуди, из всех, кому я более менее доверяю, ты единственный, кто сможет одновременно почувствовать и запах, и ауру. Кроме того, я могу предложить тебе достойную плату.
   Изумрудные глаза алчно покосились на голубоватую вену, просвечивающую сквозь бледную кожу руки.
   - И ты на это пойдешь? - недоверчиво спросил он.
   - Разумеется, - усмехнулась я. - Мне нужна услуга, тебе - плата за нее. По рукам?
   Себастьян кивнул:
   - Я найду тебе этого двойника.
   - Вот и отлично! - я поднялась на ноги и отряхнула брюки. - Передай девочкам, что я на днях еще загляну, а сейчас мне идти надо.
   - Куда это?
   - Домой, куда же еще. Ты ведь не думаешь, что я буду жить здесь же, на лесопилке, и на нелегальных правах? Я - новенькая ученица в местной школе, Нейлл Риннон. Обитаю в доме на окраине города, никого не трогаю, не интересую.
   - Отлично, Нейлл, - вампир запустил руки в карманы брюк и пошел к выходу на шоссе. - Я немного поживу у тебя.
   - Совсем уже обнаглел!
   - Вовсе нет. Просто я также как и ты люблю комфорт и мягкую кроватку, - невозмутимо отозвался Себастьян. - Да и охрана тебе не помешает, пока ты не разберешься с Гончим и двойником.
   - Между прочим, по стереотипам этого мира, тебе вообще положено спать в гробу, - съехидничала я, поравнявшись с ним. - Или вообще не спать...
   - Глупости! Что за мир...
  

Глава 5

   - Не вертись!
   - Не могу! Из-за твоей настойки у меня такое чувство, будто с меня шкуру живьем спускают! - снова заерзал под простыней Риган, недовольно глядя на Камиллу.
   - Будешь возмущаться - и правда спущу! - сурово пригрозила ему Мила, не переставая помешивать в котелке очередную порцию той самой настойки. - И вообще, ты же не будешь отрицать, что тебе полегчало?
   Риган хмыкнул. Полегчать-то, может, и полегчало, но какой ценой... Оборотень принялся разглядывать травницу.
   Стройненькая, но не худенькая, невысокая, с длинной каштановой косой и ясными орехово-карими глазами, девушка полностью оправдывала свое имя - Мила. Когда Нэйт и вторая девушка, имени которой Риган не знал, привели сюда Камиллу и представили ему как великолепного лекаря, парень откровенно посмеялся. Ну какой из этой молоденькой и улыбчивой девушки лекарь?! Оказалось, жесткий и неумолимый. Не обращая внимания на стоны, издевки и попытки Ригана отвязаться от нее, травница шустро осмотрела его, ненадолго исчезла из поля зрения и вернулась со стаканом с какой-то сине-зеленой жидкостью. На вкус было не очень, ощущения после ее принятия - и того хуже, но в целом Риган чувствовал, что ему лучше.
   - А где Нэйт и вторая? - спросил он, устав молчать.
   - "Вторую" зовут Лисия, или Лиса, - отозвалась Камилла, мимоходом улыбнувшись. - Они ненадолго отлучились за провизией, не волнуйся.
   - Больно надо, - буркнул Риган. - Я, может, план побега разрабатываю? Уточняю, сколько вас здесь и кто где находится?
   - Ну, разрабатывай-разрабатывай, - снисходительно фыркнула травница. - Только когда побежишь, если, конечно побежишь, учти, что после поимки я тебя накачаю еще какой-нибудь бурдой!
   Риган, усмехнулся, понимая, что эта девушка ему скорее нравится, чем нет.
   - Мила, можно вопрос?
   - Валяй, - радушно предложила та, повернувшись к нему лицом и опершись о разделочный стол. - Спрашивай все, что хочешь.
   - Почему ты занимаешься моим лечением? У тебя что, других дел нет? - с любопытством глянул оборотень на травницу.
   - Во-первых, лечение больных - мое призвание и обязанность, во-вторых, меня об этом попросила Лина, - на чистоту выложила все Камилла. - И в-третьих, да, у меня нет других дел. По крайней мере, пока.
   - А Лина - это...
   - Ты с ней уже знаком, - перебила его Мила. - Это наш ангел-хранитель с синими крыльями.
   - Ангел?! - возопил Риган, сообразив, кого имеет в виду девушка. - Ты думаешь, что говоришь?! Да я в жизни более мерзкой девицы не встречал! Наглая, самовлюбленная и жестокая! Творит все, что ей вздумается.
   - Не смей говорить о Лине в таком тоне! - на полном серьезе одернула его Мила. - Ты о ней знать ничего не знаешь!
   - И знать не хочу! Я вообще не понимаю, чего вы все перед ней пресмыкаетесь? Пока лежу здесь только и слышу "что скажет Лина", "Лине это не понравится", "Лина будет злиться"... - заупрямился Риган. - Она меня до трансформации напугала только потому, что я не стал подчиняться ее приказу!
   - Она видела тебя впервые в жизни и ничего о тебе не знает, - вступилась за алату девушка. - Поэтому причин доверять тебе у нее нет.
   - А причины запугивать есть? - с сарказмом отозвался Риган.
   - По ее мнению, есть, - кивнула травница. - Лина предпочитает сразу же нагнать страху на возможного противника, чтобы у него не возникло соблазна ввязаться с ней в конфликт.
   - Может, это и правильно, - пожал плечами парень. - Но я ведь сказал, что она жестока, а не глупа.
   Камилла закатила глаза.
   - Слушай, Риган, если бы Эвелинн хотела тебя убить, тебя бы уже прикапывали под грустную музыку. Просто она устроила тебе что-то вроде теста, проверила, насколько ты для нее опасен. И уж поверь мне, если она велела о тебе позаботиться, значит, ты представляешь для нее интерес. А те, кто Лине интересен, находятся под ее нерушимой защитой.
   Парень задумчиво уставился в пустоту. В принципе, он ничего не потеряет, если останется здесь, ведь идти-то ему некуда...
   - А кто она? - после некоторой паузы спросил он девушку. - В моем мире ничего не известно о подобных ей существах, способных вызывать страх.
   - Возможно, в вашем мире их просто по-другому называют, - несколько замялась Камилла, подбирая слова для ответа. - В общем, существа вроде Лины способны управлять чувствами, эмоциями, действиями людей и иже с ними. Например, Лине, как ты уже успел заметить, подчиняется страх, Нэйт - искушение, а Лисии - ловкость. Не знаю, поможет тебе это или нет, но они предпочитают, чтобы их называли алатами.
   - Она - фирриавэйн?! - с изумлением прошептал Риган.
   - Что? - не поняла Мила.
   - У нас в мире ходят легенды о фирриавэйн и фисавэйн... Фирриавэйн - "темный дух", а фисавэйн - "светлый"... Кажется, это переводится так... Говорят, что эти существа были настолько сильны, что могли повелевать кем угодно и чем угодно. На самом деле, легенда имеет под собой реальную основу. Во время самой первой войны между магами и некромантами, несколько тысяч лет назад, маги искали способ избежать массовых жертв и создали фисавэйнов, существ, умеющих воздействовать на чувства людей. Я не уверен, но, по-моему, они создали Милосердие, Доброту, Справедливость и Сострадание. Маги рассчитывали, что эти существа обратят свою силу против некромантов. Однако, колдуны смерти не собирались сдаваться и в противовес "светлым духам", создали своих, темных - Ярость, Жестокость, Месть и так далее. Но фирриавэйны некромантов быстро вышли из-под контроля, стали намного сильнее своих создателей. Тогда враждующие стороны быстренько помирились во имя общего блага и уничтожили всех авэйнов до одного.
   - Занятно, - протянула травница. - Знаешь, тебе стоит рассказать это Лине, она как раз занята сейчас вопросом происхождения алатов. Ну да ладно. Вопросы еще остались?
   - Само собой! Что подвластно тебе?
   - Я не алата, - отмахнулась Мила, возвращаясь к настойке. - Как родилась человеком, так им и остаюсь вот уже больше полутора сотен лет.
   - Сколько?! - вытаращил глаза Риган. - Какой же ты человек?!
   - Добрый, чуткий и внимательный, - ехидно отозвалась девушка. - Это Лину надо спросить, как такое получилось.
   - Опять Лина... - страдальчески вздохнул Риган. - Как ты с ней вообще связалась?! Вы совершенно не похожи друг на друга!
   - Лина мне жизнь спасла.
   - Правда? И что же произошло? Извини, но я с трудом представляю себе ее в роли спасительницы...
   - Предлагаю сделку, - вдруг хитро глянула на оборотня Камилла. - Я тебе рассказываю историю нашего с Линой знакомства, а ты без пререканий выпиваешь настойку.
   Парень скривился. Еще несколько минут назад он бы скорее взошел на плаху, нежели глотнул еще хоть каплю этого варева, но сейчас любопытство пересилило.
   - Давай сюда свою настойку, - вздохнул он и выжидательно посмотрел на Милу. - Рассказывай уже, мучительница!
   Девушка кивнула.
  
   ... Уже вторые сутки подряд Камилла не спала. В лечебницу то и дело приводили или приносили новых раненых, лекарей не хватало, все сбивались с ног. Доходило до того, что даже к самым тяжелым пациентам допускали студентов-травников и деревенских знахарей. Некоторые не выдерживали графика работы, некоторые рек крови и неизменно растущего количества трупов, но к этому времени в лечебнице осталось лишь три травницы, пять знахарей и восемь целителей. И это на сотни больных и раненых!
   - Мила, иди поспи хотя бы пару часов, - мягко посмотрела на девушку целительница лет сорока с лучистыми глазами. - Не хватало еще, чтобы наши последние помощники свалились от усталости.
   Травница благодарно улыбнулась и побрела к выходу из перевязочной. Мужчина, раны которого они только что обработали, с облегчением вздохнул, поднимаясь на ноги. Бедняга! Он и не знает, что яд от оружия уже проник в кровь, и жить ему осталось несколько часов. Девушка поспешила уйти.
   Она шла к жилому крылу лечебницы, украдкой зевая в кулачок и поражаясь огромному количеству людей в коридорах.
   - Аккуратней! Смотри, куда идешь!
   - Простите, - поспешно извинилась Мила перед рослым воином, на которого случайно налетела в толпе. Мужчина окинул невысокую травницу усталым взглядом и кивнул, принимая извинения.
   В холле лечебницы, в отличие от коридоров, не было ни души, не считая девушки в запыленной дорожной одежде. Камилла присела на одну из лавок и перевела дух, потом принялась разглядывать наемницу. Эту девушку она уже видела мельком во время боя, и впечатление от увиденного было не самое приятное. Даже многие воины-мужчины не могли тягаться с ней в жестокости и хитрости.
   Сейчас наемница стояла, привалившись спиной к стене, скрестив руки на груди и прикрыв глаза. Волосы, до этого собранные в хвост, рассыпались по плечам, доставая едва ли не до середины бедра девушки.
   "Ей, наверное, лет двадцать, - мимоходом заметила травница. - Что она на войне-то забыла?"
   - Может, хватит меня разглядывать, как диковинную зверушку? - коснулся слуха Камиллы насмешливый и вкрадчивый голос.
   Мила вздрогнула и поняла, что пока она размышляла, наемница уже открыла глаза и смотрит прямо на нее. Та, тем временем, подошла к лавке напротив и невозмутимо уселась на нее, закинув ногу на ногу.
   - Ну, - выгнула она бровь. - Почему ты так на меня уставилась?
   - Вовсе нет, - фыркнула девушка. - Я не...
   - Не ври, - перебила ее наемница. - Я же видела.
   - Хорошо, не буду врать, - кивнула Камилла. - Я просто задумалась кое о чем, поэтому и разглядывала тебя.
   - И как размышления?
   - Не особо, - призналась Мила. - Я не могу понять, в чем причины того, что ты ломаешь свою жизнь. Ты молода, красива... Что в тебе не так, раз уж ты ввязалась в войну?
   - Характером не вышла, - весело улыбнулась девушка. - Замуж никто не зовет, в храме прислуживать не хочу, уличной девкой быть - тоже. Остается только ввязываться в войны.
   - В войны? - удивилась травница. - Ты что, всю жизнь собираешься этим заниматься?
   - А почему бы и нет? - пожала плечами ее собеседница. - Я - наемница. Мне платят - я сражаюсь. Кто платит больше, тот прав.
   - А если тебе заплатят наши враги?
   - Вообще-то, они уже пытались, но явно не учли мои расценки, - честно ответила девушка. - За ту сумму, что они мне предложили, я даже с кровати не встану, не то, что в бой вступлю. Вот если бы они предложили что-нибудь посущественней, я бы подумала...
   - Это отвратительно! - отпрянула от нее Мила. - Ты готова убивать кого попало за деньги!
   - Я этого не говорила, - парировала наемница. - Я убиваю не "кого попало", а только тех, кто пытается убить меня. Просто иногда получаю за это некое вознаграждение.
   - Лин! - окликнул собеседницу Камиллы какой-то молодой мужчина с ехидной усмешкой на лице. Судя по одежде - один из боевых магов. - Хватит пугать мирное население! Айда с нами на кладбище городское, там какой-то некромант недоделанный половину погоста в качестве упырей поднял!
   - С удовольствием! - Наемница поднялась на ноги, перекинула волосы через одно плечо и улыбнулась Камилле. - Ну, до встречи!
   - Надеюсь, что нет, - неприязненно отозвалась травница.
  
   - И где здесь про спасение жизни? - скептически хмыкнул Риган, подозревая, что Мила просто попыталась обхитрить его.
   - Сейчас будет, - успокоила его травница. - Не мешай рассказывать.
  
   ... Как будущая целительница, Камилла была уверена, что человеческая глупость не лечится. Но она никак не думала, что это можно отнести к ней самой.
   О том, что выход из города запрещен из-за вражеских отрядов в окрестностях, Мила прекрасно знала. Но, получив записку с просьбой о помощи от своего приятеля из пригорода, травница, не задумываясь, прихватила с собой необходимые лекарства и выскользнула из города через потайную брешь в стене.
   Ровно через двенадцать минут своего путешествия девушка наткнулась на пресловутый вражеский отряд. Сопротивляться пяти вооруженным до зубов мужикам она не смогла бы при всем желании и не успела глазом моргнуть, как оказалась в погребе какого-то лесного домика, в компании таких же неудачников - Мирта и Алиты. Под вечер парня забрали и больше он уже не вернулся. Чуть позже девушкам принесли хлеба и воды, и всю ночь они не сомкнули глаз, гадая, что же стало с Миртом. Ясно было, что ничего хорошего, но Мила надеялась, что он хотя бы жив. Ближе к рассвету, травница все же провалилась в сон.
   Проснувшись, Камилла обнаружила, что ее сокамерница исчезла. Она уже подумала было, что девушке удалось сбежать, и с ужасом представила себе, в какое бешенство придут охранники, когда обнаружат побег. Но в эту минуту люк погреба открылся, и в него буквально скинули бесчувственную Алиту, словно мешок с мукой. Едва крышка захлопнулась, как Мила перетащила бедняжку на соломенную подстилку и осмотрела ее. Били девушку долго, со знанием дела, поэтому даже все травы и лекарства, что были у Камиллы, вряд ли бы помогли.
   Через какое-то время люк снова открылся:
   - Эй, ты, раны обрабатывать умеешь? - грубо окликнули Милу. - Ты вроде целитель?
   - Я просто травница, - поспешно отозвалась девушка. - Но перевязать могу.
   - Тогда вылезай давай, да поживее!
   Как оказалось, одного из мужчин ранили мечом в живот. Не смертельно, конечно, решила Камилла после осмотра, но поработать придется. Девушка промыла рану, обработала ее заживляющей мазью и принялась готовить отвар, придающий сил после потери крови. Снаружи, возле домика раздавались голоса двух других наемников:
   - Рехнулся он! - сердито возражал один. - Это надо же придумать такое: девка с синими крыльями! Пил перед вылазкой, не иначе! Поэтому-то его так легко и отделали.
   - Ну не скажи, - неуверенно отозвался второй. - Не только Лекс о ней говорит, среди других отрядов тоже похожие слухи ходят о странной девице. Мало ли, кого маги могли натравить на нас...
   Мила, стоявшая возле открытого окна, задумалась над подслушанными словами. Странно, маги вроде никого не привлекали к войне...
   Ее невольный пациент вскоре заснул, девушке выделили лавку в том же углу, велев приглядывать за раненым. Она позволила себе ненадолго задремать.
   Очнулась травницаа от гула голосов в домике. Пока она спала, здесь объявились гости, разбудив ее хлопаньем дверей и разговорами. В комнату вошли трое мужчин из пяти, вслед за ними прошла девушка. При ее виде Мила удивленно открыла рот. Это была та самая наемница, с которой она разговаривала в лечебнице!
   - Так ты хочешь к нам примкнуть? - хмыкнул главарь, издевательским жестом предложив девушке присесть. Та села, да еще и не постеснялась ноги на стол закинуть. - С чего бы?
   - Тупой вопрос, - флегматично хмыкнула Лина. - Я тоже наемница, но одной как-то несподручно работать.
   "Вот же продажная душонка, - яростно засопела Камилла на лавке. - Еще вчера ведь на нашей стороне была!"
   Лина, глянувшая в сторону сердитого сопения, к своей чести смогла не выдать удивления. Она лишь улучила момент, когда на нее никто не смотрел, и красочной мимикой попросила Милу молчать. Травница сердито хмыкнула, но потом не издала больше ни звука.
   - Ну, так и что ты можешь? - главарь вновь обратил свой в сторону Лины.
   - Кроме того, как задом крутить, - заржал один из присутствующих мужчин, за что и поплатился. Девушка, злобно прищурившись, спокойно достала из-за голенища сапога нож и швырнула его с такой силой, что тот вонзился в стену по самую рукоять, всего в паре сантиметров от лица незадачливого шутника.
   - Следующий - прямо в глаз, - на полном серьезе пообещала она под одобрительный хохот остальных.
   В эту минуту очнулся раненый. Едва увидев Лину, он широко распахнул глаза.
   - Это она? - неуверенно прошептал он, а затем едва не подскочил. - Точно! Она меня пыталась убить!
   Наемница вздохнула, опуская ноги на пол, встала из-за стола и потянулась, разминая кости.
   - Я так понимаю, меня узнали, и смысла прикидываться больше нет, - протянула девушка и резко сменила облик.
   Мила с детским восторгом смотрела на огромные синие крылья и потому даже не обращала внимания на бесчинство творившееся вокруг. Она опомнилась лишь тогда, когда Лина щелкнула ее по носу, приводя в чувство.
   - Эй, с тобой все нормально? - поинтересовалась она у Камиллы. Травница кивнула, потом оглядела трупы и замотала головой.
   - Так да или нет? - нетерпеливо поинтересовалась Лина, принимая нормальный вид и отбрасывая окровавленный клинок. - Остаешься здесь или тебя все же проводить в город?
   - Я... Да... Спасибо! - вдруг порывисто поблагодарила Мила девушку. - Я не надеялась выбраться!
   - Это не мне спасибо, а городской страже, - хмыкнула наемница. - Они мне этим "отрядом" всю печенку проели, вот я и решила с ними разобраться. Идем.
   - Там еще в погребе девушка, - робко, но твердо возразила травница. - Она без сознания, ее в лечебницу надо срочно.
   - Уже не надо, - раздался мужской голос. - С ней все будет в порядке, когда она очнется.
   Камилла обернулась на голос и невольно ахнула. Неся Алиту на руках, из люка вышел ангел. Сверкающие серебряные крылья, умиротворенное выражение лица в обрамлении темно-каштановых волос и темно-серые пронзительные глаза. Однако, судя по зло сузившимся глазам Лины, ангелом он был в последнюю очередь.
   - Какого дьявола ты здесь делаешь, Роланд? - рыкнула девушка. - Этот мир поручили мне!
   - Я и не претендую на выполнение твоей работы, - презрительно хмыкнул молодой человек, положив Алиту на кровать в углу комнаты. - Вильгельм просил присмотреть за тобой, чтобы ты снова кого-нибудь не спасла не по списку. Как в воду глядел, - парень кивнул в сторону Милы.
   - Будь добр - заткнись! - со змеиной улыбкой попросила Лина. - И проваливай!
   - Выбирай выражения! - прикрикнул Роланд. - Ты слишком много стала себе позволять, хотя Мастером еще не стала!
   - Ты тоже, - ядовито отозвалась наемница.
   - Потом поговорим, - жестко отрезал парень. - Избавься от девушки. Я тебя жду.
   - И не подумаю! - рявкнула Лина, закипая. - Историю этого мира ее смерть уже не решит, это бессмысленно!
   - Я знаю, что эта незначительная смерть ничего не изменит. Проблема в том, что она видела нас в истинном облике, а это запрещено правилами. Представь, как Вильгельм будет злиться...
   - Мне по барабану.
   - Хорошо, я сам все улажу.
   Лина резко встала перед Камиллой, лицом к Роланду.
   - Попробуешь ударить по ней - попадешь в меня. - Представь, что с тобой сделает Вильгельм...
  
   - В общем, они тогда крупно повздорили, дошло даже до драки, но Роланд Лину все-таки увел, а я, к счастью, осталась жива.
   - И все? - вздернул брови Риган. - Вся история?
   - Не совсем, - потеребила кончик косы Камилла. - Пару лет я вела самую обыкновенную жизнь, даже думать забыла о Лине. А потом она вдруг появилась у меня дома. Волосы до плеч отрезаны, вся какая-то заторможенная, злая, напуганная. Хотя, пожалуй, в большей мере злая. Она попросила разрешения остаться у меня на пару дней, я согласилась и чуть с ума не сошла. Она то рыдала, то сидела часами неподвижно. Потом ненадолго исчезла, а вернулась в состоянии взбешенной фурии. Поблагодарила меня за помощь, посоветовала никому не говорить, что мы знакомы и собралась уйти. Я не знаю почему, но мне захотелось пойти с ней. Моя семья погибла на войне, родных не было, а Лина мне стала как старшая сестра. Риган, она действительно хорошая. В глубине души...
   - Угу, где-то очень глубоко, - усмехнулся оборотень.
   - И когда спит зубами к стенке, - саркастически хмыкнула Мила.

*****

   - Доброе утро! - кивнула я, войдя на кухню и обнаружив там трапезничающего вампира.
   Себастьян промычал в ответ что-то нечленораздельное, продолжая жевать кусок сырого мяса.
   - Фу, гадость какая! - картинно поморщилась я, глядя на этот завтрак.
   - Не нравится - не смотри, - улыбнулся во все зубы вамп.
   - Да мне все равно. Кухню только кровью не заляпай, а то сам мыть будешь.
   Я не стала утруждаться готовкой, а быстро организовала себе стакан сока и бутерброд.
   - Ты куда-то собираешься? - поинтересовался Себастьян.
   - Разумеется. В школу.
   Я приняла облик Нейлл, вампир с ужасом вытаращил глаза:
   - Это что? Из лебедя в гадкого утенка?
   - Но-но, - погрозила я пальцем. - Поаккуратней в выражениях, так и огрести можно.
   - Да ты видела хоть эту неприметную тушку?
   - В том-то и дело, что неприметную, - я костяшками пальцев постучала по лбу Себастьяна. - Мне много внимания ни к чему.
   - Я пойду с тобой, - вдруг ни с того ни с сего заявил приятель.
   - Вот еще! Даже не думай! - отрезала я.
   - А если объявится Гончий или двойник? - разумно возразил Себастьян.
   - Как-нибудь справлюсь, не маленькая, - махнула я рукой. - А вот твое появление в стенах этой школы запомнится надолго и привлечет к нас чересчур много внимания.
   - Подумаешь, перепугаю всех, - буркнул вампир. - Что с ними случится-то?
   - Я как раз боюсь совсем другого. Скажи спасибо современному кинематографу этого мира, но каждая третья школьница грезит теперь о вампире, загадочном, одиноком и безмерно привлекательном. Боюсь, если они увидят тебя, то ошибочно могут принять именно за этого романтического героя, и в порыве страсти уволокут в неизвестном направлении. Против них даже я буду бессильна.
   С этими словами я спешно покинула дом.
   Дорога до ненавистного здания школы заняла у меня всего полчаса. Расписанием предметов я была разочарованна: физика, биология, история...
   - Да уж, - буркнула я в полголоса. - Зачем только я трачу время на эту чушь?! Уж особенно на историю! Ту часть, что происходила до середины XVI века, мне прекрасно преподали в юности, а после я ее лично наблюдала. И до сих пор наблюдаю...
   Тут же я вспомнила о Ричарде, тяжко вздохнула и отправилась на занятия.
   К последнему уроку я была зла на весь свет.
   - Нейлл, - ко мне подошла одна из моих "одноклассниц", Энн, - ты поможешь с украшением зала для Хэллоуина? Нам катастрофически не хватает рук!
   "Идиотизм!"
   - Конечно, помогу, - растянула я губы в улыбке. - Сделаем все в лучшем виде.
   - Спасибо большое! Жду тебя после истории в спортивном зале. Кстати, тебя твой дядя искал.
   "По-моему, у меня слуховые галлюцинации... Какой, к черту, дядя?! Если память мне не изменяет, он у меня был только один - Теодор. Но от дядюшки Тео давно уже одни кости в фамильном склепе остались!.."
   - Он так обеспокоенно спрашивал о тебе.., - продолжала говорить Энн.
   "Точно не Теодор. Кости спрашивать не могут".
   - Сейчас он где? - перебила я девушку.
   - Да вроде бы в школьном дворе остался, - задумчиво протянула она. - Сходи посмотри.
   Я этому вампиру клыки вырву и башку сверну, а потом скажу, что это он у мамы таким родился... Сказала же не приходить!
   Сомнений в том, что это именно Себастьян, у меня не было. Вылетев во двор, я быстро оглядела его, пытаясь разглядеть приметную голову этого пепельного блондина. Но вместо этого увидела другую, не менее знакомую. Гончий хмуро смотрел на здание школы, недовольно скрестив руки на груди, словно ждал чего-то. Или кого-то. Школьный сторож так же хмурил брови, изредка поглядывая на Деса и грозно прогуливаясь перед входом из стороны в сторону. Завидев меня, он торжествующе улыбнулся.
   - Нейлл, тебя тут какой-то странный тип спрашивает, говорит, что он твой дядя, - мужчина обличительно ткнул пальцем в Десмонда. - Это так?
   - Нет, - невинно хлопнула я ресницами. - В первый раз его вижу.
   - Ну, голубчик, ты у меня сейчас попляшешь! - сторож с воинственным видом двинулся к Гончему.
   Я мысленно посочувствовала школьному работнику и клятвенно пообещала прислать ему похоронный венок. Затем развернулась и пошла обратно.
   Дядя, значит... Интересно, как он меня вычислил в облике Нейлл, этот "дядя"?
   После занятий я, как и обещала, направилась в спортивный зал, помогать с подготовкой к празднику. Я хотела как можно лучше изучить окружение Ричарда, чтобы в случае чего можно было...
   Ненавижу, когда нападают со спины, и сама никогда так не делаю. Почувствовав лезвие ножа у горла, я обозлилась.
   - Гончий или двойник? - зашипела я.
   - Гончий, - несколько удивленно, но все же гадко усмехнулся голос за спиной. - Очень злой Гончий. Думала, что можешь спрятаться за стенами школы? Скидывай кожу, змеюка.
   Я послушно приняла истинный облик. Мой настоящий рост был больше роста Нейлл сантиметров на пятнадцать, да и формами придуманная оболочка мне уступала. Рука Гончего, удерживающая нож у моего горла, дернулась, острый клинок больно провел по коже чуть выше выреза платья. Все, теперь я озверела...
   Локтем я со всей силы двинула по ребрам мужчины, а когда он отпустил меня, развернулась и от души отвесила ему пинок под колено. Если верить выражению лица Десмонда, душа у меня щедрая...
   - Ну спасибо тебе! - с сарказмом "поблагодарила" я его, выразительно кивнув на порез.
   - Сама виновата!
   Ах вот как...
   Десмонд с руганью ухватился за второй колено, получившее такой же пинок, но почти тут же выпрямился.
   - Прекрати усугублять свое положение! - пригрозил он. - Нападение на представителя Суда Вечности считается более тяжелым преступлением по сравнению с убийством.
   - На моем счету уже девять Гончих, - мрачно хмыкнула я. - И еще много чего не хорошего. Не думаю, что одна твоя жизнь значит больше, чем все это.
   - Мои незадачливые предшественники не представляли Суд. Их заказчиками были частные лица.
   - Ммм... Так мне не станут засчитывать их смерти? - насмешливо улыбнулась я - Ты все-таки полагаешь, что я дура?
   - К сожалению, нет. И именно поэтому я надеюсь, что ты будешь умной и хорошей девочкой и просто пойдешь со мной. Тогда я добьюсь того, чтобы тебе дали слово в свою защиту.
   Нет, кажется Гончий все-таки видит во мне наивную деревенскую девицу... Неужели он думает, что я не знаю, что мой приговор давно заочно вынесен?
   Я отобразила на лице самую свою соблазнительную улыбку.
   - И о чем мы только говорим, - вкрадчиво протянула я, оттесняя Гончего к стене и подходя ближе. Потом нагло обняла его рукой за пояс. - Какая-то пустая трата времени...
   Я запустила руку ему под рубашку и с честной, открытой улыбкой легонько погладила по спине, пристально глядя в глаза. Хорошая спинка... От моего прикосновения мышцы Десмонда напряглись, продемонстрировав свою рельефность, поэтому я беззастенчиво и с искренним удовольствием пробежалась пальцами по теплому телу. Мужчина смотрел на меня с крайней степенью удивления. Вдруг его глаза нехорошо сузились:
   - Даже не думай, Лина. Я на твои уловки не поддамся.
   - И в мыслях ничего подобного не было, - мурлыкнув, я обострила ногти на руке и запустила их в кожу Десмонда. Глаза Гончего удивленно расширились, но, к его чести, он мужественно промолчал.
   Ну ладно...
   Мой коронный удар коленом пришелся прямо по цели. Гончий снова промолчал, но сложился пополам и рухнул на колени. Его взгляд был намного красноречивее любых слов... Теперь я ни до какого Суда не доживу, если он меня поймает.
   - До следующей встречи, - помахала я ему рукой. - Хотя, мой тебе совет: не ищи меня.
   Я вышла из коридора и на секунду остановилась, чтобы принять облик Нейлл. Из коридора донесся сдавленный стон и ругательства в мою честь.
   А он ничего, терпеливый. И спина, опять же, великолепная...
  

Глава 6

   - Знаешь, Лина, бить его в пах коленом было вовсе не обязательно, - невольно поежился вампир, внимательно выслушав мой рассказ о повторной встрече с Гончим. - Это как-то нечестно...
   - Почему нечестно?! - возмутилась я до глубины души. - Он вообще напал на меня с холодным оружием и даже порезал!
   - Ага, и через полчаса от твоей царапины и следа не осталось, - ухмыльнулся Себастьян. - А вот ему, сдается мне, пришлось похуже...
   - Вот уж не думаю, что он все еще корчится в школьном коридоре, ругаясь, на чем свет стоит! Да и не было у меня особого выбора: либо так, либо магией. "Так" было гораздо проще. Вряд ли Десмонд позволил бы мне взять и просто уйти. Только понять не могу, как он меня выследил под моей искусственной личиной? В школе он искал именно Нейлл, да и поймал-то меня в ее облике, а не в моем.
   - Да ничего удивительного, - флегматично пожал плечами Себ. - Он ведь наверняка отслеживает тебя по следам магии, значит, вполне мог довести слежку до порога этого дома. Покрутился, посмотрел, сделал выводы.
   Я досадливо цыкнула. Вот же! И на старуху бывает проруха! Надо же было забыть замести следы иллюзии личин...
   - А ведь я говорил не ходить тебе туда одной! - прервал мои размышления Себастьян. - Если я был там, Гончий бы живым не ушел. Одной проблемой было бы меньше.
   - И как ты это себе представлял? - хмыкнула я. Потом нацепила маску дурочки и невинно захлопала ресницами. - Ой, ребят, вы извините, мы тут немного кровью школу обляпали. Но это ничего, все отмоете. Просто, понимаете, у меня тут вампир проблемы решал...
   - Тебе следует задуматься о его реальной опасности, - усмехнулся вампир. - У тебя давно не было сильных противников, поэтому ты заметно расслабилась и подрастеряла форму. Интересно, что сказал бы сейчас Вильгельм, глядя на свою любимицу?
   - Ничего бы не сказал! - ледяным голосом отрезала я, утратив на время чувство юмора. - С разодранным горлом он бы ничего не сказал.
   - Преувеличиваешь свои силы, - ехидно отозвался Себ. - Ты стала слабее за последнее время. Виль тебе сейчас не по зубам.
   - Заткнись, Себастьян! - беззлобно буркнула я, в какой-то мере понимая справедливость его слов. - То же самое могу и о тебе сказать. В своих клановых стачках ты мастерства не набираешься.
   - А я не отрицаю, что сдал позиции, - невозмутимо ответил вамп. - Нет серьезных битв - нет необходимости в постоянных тренировках.
   - Скоро у тебя появится необходимость,- насмешливо отозвалась я. - Как только начнется крупная заварушка, а она непременно начнется, если я доведу задуманное до конца, я поручу тебе охрану Ригана, Камиллы и Ричарда. Так что, можешь начинать готовиться.
   - Кто такой Риган я уже знаю. Кстати, весьма ценное приобретение для свиты, истинные оборотни в любом мире считаются редкостью... Но кто, черт возьми, такой Ричард? И с какого перепугу я должен буду его охранять?
   - Ричард - это приятный молодой человек, удивительная жизненная нить которого заставила меня остаться в этом мире, - туманно ответила я, но потом подумала, что достаточно доверяю Себастьяну, чтобы говорить открыто. - В общем, не так давно я случайно узнала, что Высшая Ложа, и особенно Вильгельм, крайне заинтересованы одним пареньком из этой параллели. Сам понимаешь, мимо я пройти не смогла, решила взглянуть, что это за экземпляр.
   - И? - заинтригованно склонил голову набок приятель. - Что же в нем такого необычного оказалось?
   - На первый взгляд, это совершенно обыкновенный старшеклассник, коих десятки тысяч. Но вот при тщательном изучении я заметила, что жизненная нить у него с определенной точки становится "дымчатой".
   - Алат? - вскинул брови Себастьян.
   - В его ауре ни намека на магические возможности не было, - возразила я и растянула губы в сытой улыбке, видя замешательство вампира. - Лучше, Себ, намного лучше, чем алат... Ричард - ребенок алата.
   - Погоди, но ведь дети тебе подобных это...
   - Да, мой клыкастый друг, такая же редкость, как истинные оборотни. Слышали о них все, видели - единицы... Когда я разыскала мальчишку в этом мире, до перехода Грани ему оставалось месяца три-четыре, и шестерки Вильгельма пасли его в ожидании этого торжественного момента. Хреново пасли, должна заметить. Когда я устраивала Ричарду искусственную Грань, никого из них рядом с парнем не было. А сейчас мальчишка под моими Щитовыми чарами, так что им его не найти.
   - А дальше-то что? - скептически фыркнул вампир. - Ну стал этот парень алатом, увела ты его из-под носа у своего бывшего покровителя... Какая тебе от этого выгода? Если хотела пополнить свиту, так поискала бы среди отступников кого-нибудь. При желании там можно найти весьма сильных Мастеров, ты сама говорила.
   - Насколько они сильные, настолько же и трусливые, - презрительно тряхнула я волосами, памятуя о своем опыте общения с отступниками. - И потом, Ричард устраивает меня намного больше. Во-первых, с самого начала своего крылатого пути он попадет под мое влияние. То есть, мне не нужно будет выковыривать из его головы устоявшиеся мнения о Высшей Ложе и алатах, а всего лишь придется вложить туда те, что я сочту необходимыми. Во-вторых, заручиться его поддержкой и доверием проще, чем добиться этого от кого-то из отступников, ведь Ричарду неизвестны те слухи, что ходят обо мне в определенных кругах. В-третьих, пройдет всего лет пять, и этот мальчишка приобретет собственный Дар, а еще через двадцать станет Мастером. Для сравнения: мне понадобилось сорок три года для получения Дара и еще двести шестьдесят два для обретения статуса Мастера.
   Себастьян присвистнул:
   - Он настолько силен?
   - Если не больше, - подтвердила я. - Теперь понимаешь, почему я рискнула сунуться наперерез бывшему покровителю?
   - Вполне. Но как ты собираешься объяснить парню, что ему следует верить тебе и подчиняться во всем?
   - Не беспокойся, у меня все более-менее продумано.
   - Ладно. Тогда еще вопрос: если он так невероятно крут, то почему я должен буду защищать его в случае заварушки? Может, это он возьмет на попечение хрупкого вампирчика?
   - Видишь ли, какое-то время...
   Я не успела закончить фразу.
   В дверь позвонили.

*****

   Хотя ноги Габриэль и подгибались от страха, она старалась не показывать этого. Решение прийти к Нейлл домой далось ей весьма и весьма нелегко. Сначала девушка хотела поговорить с Риннон в школе, но не смогла заставить себя подойти. К тому же, тема разговора не была предназначена для чужих ушей.
   Девушка вздрогнула когда раздался щелчок открываемого замка. На пороге возник симпатичный молодой человек, вопросительно посмотревший на Габриэль. Она с удивлением изучала его странноватую внешность: пепельного цвета волосы и ярко-изумрудные, безжизненные глаза.
   - Девушка, вам чего? - устал торчать на пороге Себастьян.
   - Простите, - очнулась Габриэль. - Нейлл Риннон здесь живет? Я не ошиблась?
   - Кто? - удивился вампир, но тут же сориентировался. - Ах да, конечно! Входите. Я просто так редко слышу фамилию своей кузины, что иногда ее забываю.
   Габриэль вежливо улыбнулась и прошла мимо Себастьяна, с трудом удержавшись от постоянных оглядок на него. Странный тип. Во-первых, они с Нейлл совершенно не похожи, пусть они и двоюродные брат и сестра. Во-вторых, его глаза по-настоящему пугали своим ледяным блеском.
   Парень проводил ее в гостиную, где Нейлл что-то читала, сидя на ковре и прислонившись спиной к дивану.
   - Сестренка, оставь книгу, - усмехнулся вамп, заговорщически подмигнув алате. - К тебе пришли.
   - Габриэль? - вскинула брови Нейлл. - Ты что здесь делаешь?
   - Я пришла поговорить с тобой. И желательно наедине.
   - Если ты опять хочешь что-то спросить о Ричарде, то ты не по адресу, - недовольно отозвалась девушка. - Я тебе уже все сказала: я его знать не знаю, и слышать о нем не хочу!
   - Ричард здесь ни при чем, - поспешно качнула головой гостья и с намеком посмотрела на Себастьяна.
   - Вы тут поболтайте, девочки, а я пока чай заварю, - понятливо улыбнулся вампир и мгновенно улетучился.
   Нейлл посмотрела ему вслед с ехидной усмешкой. Жаль, что Габриэль не в курсе, что даже на втором этаже Себ услышит их разговор также хорошо, как если бы он был в гостиной.
   - Ну так зачем пришла? - Нейлл положила книгу на журнальный столик и пересела в кресло, кивком головы указав девушке на другое.
   - Я все знаю, - заявила подруга Ричарда, присаживаясь.
   Нейлл широко распахнула глаза и картинно подперла рукой подбородок.
   - Смелое утверждение, - весело улыбнулась она. - Даже очень пожилые люди с высоты положения своих лет не могут этого сказать, а ты в свои семнадцать достигла таких похвальных результатов. А если серьезно... Будь добра объясниться!
   - Я была ночью в лесу, - нервно сглотнув, отозвалась Габриэль. - И великолепно видела твое превращение, ангела и мужчину, вышедшего из огня.
   - Во-первых, Лисия далеко не ангел, невзирая на наличие у нее оперенных конечностей. А во-вторых, Асмодей не совсем мужчина. Он демон.
   Нейлл немного помолчала.
   - А на поляне ты тоже была? - невозмутимо поинтересовалась она, цепким взглядом вперившись в девушку.
   - Нет. Мне почему-то не захотелось идти дальше, - едко заметила Габриэль.
   - Жаль, - снова расцвела улыбкой Нейлл. - Ты пропустила самую интересную часть. Впрочем, в любом случае, этот маскарад ведь уже ни к чему? - она указала на свое тело и щелкнула пальцами.
   В кресле перед Габриэль сидела та самая девушка, которую она видела в лесу. В этот момент она пожалела, что пришла. Синие глаза красавицы, сидящей перед ней, смотрели с вызовом и раздражением, пальцы левой руки нетерпеливо барабанили по подлокотнику. Несмотря на вполне человеческий вид, брюнетка напоминала скорее хорошо замаскировавшееся чудовище - настолько хищным был ее взгляд. Подруга Ричарда почувствовала себя неуютно и замерла, как кролик перед удавом.
   - Не боишься, что твой "братец" случайно вернется в комнату? - с трудом взяла себя в руки Габриэль. - Мне почему-то кажется, Нейлл, что он не все о тебе знает.
   - Эвелинн, - поправила ее девушка. - Меня зовут Эвелинн. А что касается Себастьяна... Он мне не брат, и он великолепно обо всем осведомлен. Более того, с его вампирским слухом он прекрасно слышал весь наш разговор.
   - Вампирским? - с ядовитой усмешкой переспросила Габриэль. - Не хочешь же ты сказать, что...
   - Именно это она и имела в виду, - ухмыльнулся во все клыки Себ, возникая на пороге гостиной. - Я действительно вампир.
   - Как бы то ни было, - запоздало скрыла свой испуг за показной уверенностью подруга Ричарда. - У меня есть фотографии того, что происходило в лесу.
   Девушка вытащила из кармана несколько сложенных пополам листов бумаги. Эвелинн без особого энтузиазма взглянула на представленный ей "фоторепортаж". Спустя секунду фотографии вспыхнули и пеплом осыпались на пол.
   - И как? - посмеялся вампир. - Понравилось запугивать Лину?
   - У меня все равно еще остались копии!
   - Не трать силы попусту, - попытался вразумить девушку Себастьян. - Лине твои фотографии - что слону дробина.
   Эвелинн переглянулась с вампиром и оба позволили себе изобразить на лицах улыбки сфинксов.
   - На твоем месте, - бросила алата Габриэль, - я бы прислушалась к его совету.
   - На твоем месте, - передразнила Лину та, - я бы оставила Ричарда в покое, иначе эти снимки попадут в руки людей, сведущих в этом вопросе!
   - Теологи? Демонологи? Эзотерики? - ехидно спросила Эвелинн. - Интересно, кто из них, по-твоему, сведущ в "этом вопросе". Может, гадалки и экстрасенсы?
   Подруга Ричарда не успела и глазом моргнуть, как девушка нависла над ней, упершись руками в подлокотники кресла Габриэль, немигающе глядя ей в глаза.
   - Ну и что ты собираешься делать? - вкрадчиво зашипела алата. - Обличительно ткнуть в меня пальцем при большом скоплении народа и заорать, что я на самом деле не та, за кого себя выдаю? Так это глупо. Тебе никто не поверит, а я буду невинно хлопать глазками и делать вид, что не понимаю, о чем речь.
   - Тебя можно проверить по документам и базам данных! - заупрямилась девушка.
   - Смеешься? Даже если кто-нибудь и решит потратить на это свое время, в этих "базах" обнаружится именно Нейлл Риннон, к которой не будет никаких претензий. За идиотку-то меня не держи.
   - Зато эти снимки...
   - Эти снимки можешь оставить себе на память, распечатать и развесить по своей комнате. Я тебе даже автографов могу на них нашлепать. Как ты будешь доказывать, что я на снимке и Нейлл Риннон - одно лицо? - раздраженно повысила Лина голос. - А на твоих поминках никто и никогда не свяжет твою преждевременную смерть и эти фото!
   - Ты мне угрожаешь? - вздрогнула Габриэль. Она только сейчас четко поняла, насколько глупой была идея прийти сюда. На что она только надеялась? Что, едва узнав про фото, Нейлл испуганно соберет вещи и уедет? Вот же безмозглая курица, сама себя в ловушку загнала!
   - Угроза - намек на некие последствия, - растянула девушка губы в змеиной улыбке. - А я тебе прямо говорю, что размажу по стеночке, если по-прежнему будешь путаться у меня под ногами.
   - Ничего у тебя не выйдет! - подруга Ричарда попыталась отцепить руку Эвелинн от подлокотника. Безуспешно! Та даже не шелохнулась. Потом презрительно усмехнулась и отошла. Девушка вскочила на ноги:
   - Я все равно узнаю, зачем тебе нужен Ричард! - зло бросила она, и, пулей пролетев мимо вампира, выскочила из дома.

*****

   - Впечатляюще, - театрально поаплодировал Себастьян. - У тебя богатый опыт в плане запугивания людей и виртуозного вранья.
   - Спасибо, - с нехорошим блеском в глазах посмотрела я на него. - Вот только я не врала. В этот раз я готова опуститься до убийства посторонних людей, потому что все заходит слишком далеко. Ричард - чересчур ценный экземпляр, чтобы Вильгельм простил мне исчезновение парня из его поля зрения. Как только мой бывший покровитель узнает, что за пропажей мальчишки стою именно я - наше противостояние снова перейдет в активную форму. Поэтому сейчас мне нужно просчитывать свои действия на несколько ходов вперед, а не отвлекаться на мелочи вроде глупой девчонки, неведомым образом оказавшейся не в том месте и не в то время.
   - Готова изменить своему принципу не трогать невинных?
   - Готова подкорректировать свои принципы, - парировала я. Потом немного подумала и добавила. - По крайней мере, радует, что у меня они вообще есть...
   - Если честно, мне твой нынешний настрой по вкусу, - благостно вздохнул Себ. - А то душевные терзания по поводу смертей невиновных так на нервы действовали...
   - А вот мне мой настрой не нравится! - отрезала я. - Раньше я не походила на алатов!
   - Но ведь ты одна из них? - усмехнулся вампир. - Разве вы не должны быть похожи?
   - Нет! Я не такая, как они!
   - Свежо предание...
   - Проваливай! - рявкнула я, потеряв всякое терпение и прекрасно понимая, на что приятель намекает. - Исчезни с моих глаз!
   - Да я и так собирался уходить, - жестко отозвался Себастьян и демонстративно зевнул, показав клыки. - Хочу подкрепиться.
   - Не смей никого убивать в городе!
   - Это как получится, - с показной задумчивостью покачал вампир головой, зная, как меня взбесит намек на чье-то убийство. - Можешь, конечно, поделиться своей...
   - Пошел вон.
   Себ неопределенно хмыкнул и скользнул к выходу.
   - Знаешь, Лина, - не оборачиваясь, сказал он. - Не лги себе. Ты своим принципам изменить не сможешь, так что Габриэль останется жива, даже если нагонит шуму вокруг тебя. И именно из-за своей принципиальности ты Вильгельму уступишь. Он-то как раз не погнушается ничем.
   - Если уж я так безнадежна, так какого черта ты еще помогаешь мне?
   - Потому, что у тебя еще есть шанс понять, что цель порой стоит того, чтобы идти к ней по трупам. И не важно по чьим. Вспомни, как к власти пришел мой клан. Мы уничтожили всех, кто стоял на пути, даже несовершеннолетних наследников. Но в итоге кровавые склоки между кланами были прекращены. Пусть и за такую плату. Подумай над этим на досуге.

*****

   Гончий старательно думал, но результата все не было. Развалившись на кровати в своем номере, он еще раз "прогнал" в голове свою последнюю стычку с алатой.
   Там, в коридоре школы, он попытался определить уровень силы ее Дара, и был, мягко говоря, потрясен. Он не почувствовал ничего. Абсолютно! Если бы Десмонд не видел, как Лина изменяет внешний облик, используя магию алатов, он бы сказал, что, по его ощущениям, она - самая обычная ведьма с весьма посредственными способностями к магии.
   Мужчина поднялся на ноги и нервно зашагал по комнате, невольно потирая спину. Борозды от ногтей (хотя, скорее от когтей) алаты уже затянулись, но розовые полосы шрамов нещадно зудели.
   В принципе, один вариант действий у Деса на примете был. Можно было просто обратиться за помощью к Гильдии. У Гончих существовала целая группа теоретиков, занимающихся анализированием любой информации по запросам Гильдии, сбором данных, бюрократическими проволочками и изучением всего непонятного, с чем сталкивались Гончие-практики. Вероятнее всего, кто-нибудь из них смог бы прояснить Десу эту странность алаты. Но соваться в Гильдию без кулона было бы весьма извращенным самоубийством. Сапфир был природным накопителем магии и скрывал некоторые особенности магии Десмонда, о которых Гильдии знать было совсем необязательно. Если руководство пронюхает об этих его "свойствах", то уничтожит безо всяких сомнений, несмотря на то, что Дес - один из самых лучших и преданных подчиненных. В случае с заданием Аристарха ему банально повезло, поскольку в Гильдии он пробыл совсем недолго, да и некогда начальству было обращать внимание на сигнальные амулеты: девица пытала их всевозможными вопросами и пересказом своих грандиозных планов. Задержись Десмонд там еще на полчаса - кто знает, что могло бы произойти...
   Гончий замер на месте, так и не сделав очередного шага. Ну разумеется! Кулон! Тогда, в переулке, он красовался на шее алаты, вероятно, она и сейчас носит его на себе. Странно, конечно, что сапфир распространяет свое действие на Лину, ведь его зачаровывали конкретно для Деса... Впрочем, нет ничего невозможного.
   "Плохо, что я не могу с уверенностью сказать, насколько она сильна, - раздраженно подумал Десмонд. - Эти твари ведь даже в статусе Мастера различаются по возможностям. Мне нужно совершенно точно все знать, без малейших погрешностей!"
   По-видимому, сегодня у мужчины был день озарений, потому что новая идея пришла на ум так же неожиданно, как и догадка о кулоне.
   Гончий выдал одну, но очень нехорошую улыбку.

*****

   - И как продвинулись поиски? - с обманчивым спокойствием посмотрел алат на докладчицу. - Нашли мальчишку?
   - К сожалению, еще нет, - тихо отозвалась Каролина, с опаской поглядывая на рослого, представительного мужчину в кресле перед собой. Тот неспешно отпил из бокала с вином, перебрал какие-то бумаги на столе и снова уставился на алату. Светлые серо-голубые глаза откровенно усмехались, было видно, что Вильгельму нравится упиваться нервозностью девушки. Неожиданно его взгляд полыхнул злостью.
   - Я разочарован.
   Всего одна фраза. Но она была сказана алатом так хлестко, что рассекла воздух в комнате не хуже кнута. Каролина вздрогнула и с затаенным страхом глянула на своего собеседника.
   - Вильгельм, я прощу прощения за свою нерасторопность, - с почтением заговорила она. - Я делаю все, что могу, но пока не получается найти Ричарда. Мне кажется, здесь замешана его мать, она наверняка нашла способ спрятать его от нас.
   - Ты надо мной издеваешься? - ледяным голосом оборвал ее мужчина. - Мать Ричарда - самая обыкновенная женщина, не обладающая не то, что магическим даром, но даже достаточным количеством мозгов, чтобы не заводить детей от алата! По-твоему, она способна вдруг поумнеть настолько, чтобы спрятать сына? Да еще и мощным Щитовым чарам обучиться? Не слышу ответа!
   - Нет, - качнула головой Каролина. - Она не могла его спрятать.
   Девушка замолчала и судорожно сцепила руки, пытаясь унять их дрожь.
   - И долго ты собираешься молчать, Кэрол? Что ты планируешь делать дальше?
   - Я не знаю! - всхлипнула, наконец, алата. - Я клянусь, что сделала все, что смогла!
   - Лгунья. Маленькая, бессовестная лгунья.
   - Я не вру...
   - Я не об этом, - взмахом руки остановил рыдания Каролины Вильгельм. - Вспомни, что ты говорила, когда умоляла меня взять тебя в мою свиту? Ты обещала выполнять обязанности моей помощницы не хуже Эвелинн, а даже лучше. Ты говорила, что не уступишь ей в решительности и в умении разруливать любые ситуации...
   - Я помню и стараюсь из всех сил, - попыталась оправдаться девушка. - Но я не могу сразу же достичь ее уровня и опыта...
   - Сразу же?! - неподдельно изумился мужчина. - Помилуй, дорогуша, уже больше восьмидесяти лет прошло с твоего поступления ко мне на службу! О каком "сразу" ты говоришь?! - Потом презрительно отвернулся от алаты. - Ты ее уровня никогда не достигнешь. Эвелинн хитрее, умнее, изворотливей. Она никогда передо мной не пресмыкалась и не подчинялась мне. Да, мои приказы она выполняла со стопроцентной точностью, но делала это так, как считала нужным. И за это получала немереное количество взысканий. И ты никогда не сравнишься с ней, по крайней мере, до тех пор, пока не опробуешь все эти наказания на своей шкуре. Особенно последнее... Как ни крути, а после него эта девочка стала еще сильнее и опаснее...
   Вильгельм с ехидной усмешкой посмотрел на Каролину, в глазах которой плескался ужас, и мимоходом заметил:
   - А вот Эви мои слова не напугали бы. Пожалуй, она даже съездила бы мне по лицу ладонью. Раза два, для верности.
   Каролина поморщилась при звуке ненавистного имени и взяла себя в руки.
   - Пошла вон, - вдруг приказал алат. - Я даю тебе месяц, чтобы найти Ричарда. Целых тридцать дней для такого плевого задания... Не успеешь - займешь место Эвелинн в моем "тихом" кабинете. Ты ведь всегда хотела быть на ее месте?..
  

Глава 7

   Риган уже чуть более двух недель жил в здании "заброшенного" склада в компании Камиллы, Нэйт, Лисии, Шерин и Ристерда. С Нэйт и Камиллой оборотень приятельствовал, Лисия практически не попадалась ему на глаза, а Шер, с ее экзотической внешностью и черным юмором, он откровенно побаивался. Вот с Ристердом у него и вовсе сложились наитеплейшие дружеские отношения. К слову сказать, этот алат появился здесь неделю назад с громким скандалом, когда нецензурно и весьма красочно рычащая Лина приволокла его практически за шкирку. Девушка, злобно посверкивая глазами, долго и с упоением отчитывала его за бессовестность и бесстыдность, говорила, что он позорит ее и всю их компанию в глазах "мелкой адской шушеры", а потом хмыкнула и поинтересовалась, хоть понравилось ли ему. Довольно улыбающийся Ристерд ответил, что безумно, и посоветовал Лине самой попробовать подобное развлечение, но с инкубами, после чего получил шутливую затрещину и скандал был исчерпан.
   За время кратких визитов Эвелинн оборотень успел заметить, что алата ко всем проявляет доброжелательность, но только внешне. На самом деле, ее абсолютной поддержкой и защитой могли похвастаться лишь Камилла и, как ни странно, он сам. Для Ристерда девушка была кем-то вроде няньки, он откровенно забавлял ее своим поведением. Зато прочим в этой компании приходилось быть осторожными. Одно неверное действие или слово могло вызвать вспышку гнева у алаты, которая вполне могла закончиться плачевно для провинившегося. Единственным, кто доводил Лину до белого каления и оставался при этом в живых, был Себастьян.
   Тем не менее, парень уже перестал бояться алату и давненько хотел с ней поговорить, но все не представлялось случая.
   А сегодня утром у него неожиданно появилась эта возможность. Влекомый в кухню аппетитным запахом, Риган с удивлением обнаружил за плитой не Милу, а Эвелинн. Девушка что-то помешивала в сковородке, одновременно приглядывая за соусом на соседней камфорке.
   - Ты...э...готовишь? - выдал он наконец.
   - Разумеется, - хмыкнула Лина, с улыбкой глянув на парня. - И даже неплохо это делаю. А в чем проблема?
   - Ну..., - замялся оборотень, не в силах подобрать слова. - Не знаю, как объяснить...
   - Риган, я четыре сотни лет примеряю на себя всевозможные роли. И давно научилась не только отлично ругаться, строить из себя самую умную, но и многим другим полезным вещам. Например, я одинаково великолепно владею мечом и мою пол.
   - Ясно... А где все?
   - Мила отправилась в город на прогулку, Ристерда и Себастьяна я отправила вместе с ней, так мне будет спокойнее.
   - А Нэйт и Лисия?
   - У них возникли неотложные дела, стоило им увидеть меня на пороге, - ехидно усмехнулась девушка, поставив перед Риганом тарелку. - Составишь компанию?
   Парень кивнул, присаживаясь на стул.
   - Эвелинн, я поговорить хотел.
   - Я тоже, - перебила его алата. - И, чур, я первая! Так сказать, по старшинству...
   - Ты и Камилла сегодня же переезжаете в мой дом, - заговорила Лина, спустя мгновение. - Во-первых, из-за двойника. Себастьян говорит, что это загадочный некто с завидным постоянством ошивается в районе вашего временного убежища, поэтому я боюсь за вашу с Милой безопасность...
   - Вообще-то, я уже достаточно восстановился, чтобы постоять не только за себя, но и за нее! - возмутился Риган.
   - Я верю, что ты это можешь, - совершенно искренне отозвалась Лина. - Проблема только в том, что магии противостоять ты не способен, а двойник - маг, причем, вероятнее всего, довольно опытный и сильный!
   - Ладно, - признал оборотень правоту девушки. - А во-вторых?
   - Шерин удалось отыскать всех оставшихся из моей компании, и когда они здесь появятся, станет немного тесновато. Ты и Мила доставите мне меньше всего хлопот. Все понятно? Тогда о чем ты хотел поговорить?
   - Зачем я тебе нужен? - прищурился Риган. - Я не самый сильный оборотень, да и далеко не кровожадный. Убивать по заказу я никогда не смогу и не буду!
   - Ни о чем подобном и речи быть не могло! - скривилась девушка. - Если уж когда-нибудь мне придет в голову подобная мысль - заказать убийство неугодной личности - я выберу Себастьяна. Или сама все проверну. А по поводу тебя... Нэйт рассказала мне, в какую переделку ты вляпался в своем мире. Я попадала в такие же: делала то, что считала нужным и правильным, даже вопреки правилам, и, точно так же, как и ты, получала за это по первое число. В принципе, мы тебе уже оказали некую помощь, так что ты волен уйти. Можешь вернуться в свой мир, можешь остаться здесь... Выбор параллели за тобой.
   - Могу остаться? Я же не принесу пользы, - удивленно усмехнулся парень.
   - О Господи! - закатила глаза алата. - Ты невыносимый тип! Если уж на то пошло, ты окажешь мне огромную услугу, если возьмешь на себя обязанность по защите Камиллы. И по секрету скажу тебе, что большая часть этой компании, что тебя окружает, вообще не приносит мне никакой пользы
   Риган неопределенно хмыкнул и пожал плечами, хотя в глубине глаз промелькнуло какое-то облегчение.
   - На том и порешили, - довольно заключила Эвелинн, вставая из-за стола. - Чтобы сегодня же вечером с вещам были у меня в гостиной! И кстати, посуду вымой! Мила очаровательна ровно до тех пор, пока не наткнется на беспорядок.

*****

   - Неужели совсем ничего? - разочарованно протянула я, потеребив браслет на руке.
   - Абсолютно! - раздраженно отозвался Себастьян, вытягивая ноги и блаженно развалившись на диване. - След постоянно теряется в разных местах, по-видимому, там, где эта тварина открывает порталы. А энергетического следа магии от этих точек не исходит.
   Я с беспокойством окинула вампира взглядом. Чтобы Себ, да не смог отыскать кого-то по запаху и магии в таком маленьком городке? В жизни бы в это не поверила, если бы сама не увидела! Разве что...
   - Себастьян, - вкрадчиво шепнула я, скользнув к нему за спину и ухватив ладонью за шею. - Ты правда никого не нашел?
   Я сжала пальцы чуть сильнее:
   - Или ты и не искал?
   Вампир не обратил на мою руку никакого внимания, невозмутимо прикрыв глаза и словно бы собираясь вздремнуть. Но стоило чуть ослабить хватку, когда он заерзал, устраиваясь поудобнее, как Себ перехватил меня за руку и жадно принюхался к ладони.
   - У тебя порез на ладони был, - с удовольствием протянул он. - Только-только заживает...
   - Знаю, - поморщилась я. - Я пыталась создать свою точную копию, вот и пришлось кровью пожертвовать немного. Копия, кстати, вполне приличная вышла. В плане внешности и характера - мама родная не отличит, а вот уровень разумности подкачал...
   - А я ведь так и не покормился в городе, - тихо прошипел вамп, пропуская мои слова мимо ушей.
   Не выпуская моей руки из своей, Себастьян неуловимым движением перескочил через спинку дивана, оказавшись лицом к лицу со мной. Ноздри вампира вновь хищно затрепетали над ладонью.
   До меня дошло, что он собирается сделать за секунду до того, как Себ клыками полоснул мою ладонь. Я взвизгнула, скорее от неожиданности, чем от боли (к ней-то, родной, я давно притерпелась, и укус вампира - далеко не самое худшее, что мне доводилось испытать), и попыталась выдернуть руку, но проще было оторвать ее от плеча, чем от Себастьяна.
   Рана на ладони очень быстро разонравилась приятелю, он притянул мою руку ближе и рванул клыками возле локтевого сгиба. На мгновение я испугалась, что он сейчас убьет меня, но тут же обозлилась. Да что этот мерзавец себе позволяет?!
   - Отпусти! - рыкнула я, но Себ хорошенько дернул меня за руку, демонстрируя, что сам решит, когда ему прекратить.
   По мере того, как вампир жадно пил, едва ли не мурлыкая, я чувствовала, как немеет рука, кружится голова и на плечи начинает давить жуткая усталость. Наконец, я бесславно рухнула на подогнувшиеся колени, не растянувшись на полу лишь благодаря рукам Себастьяна, и только тогда вампир окончил свою трапезу.
   - Совсем слаба ты стала! - благодушно усмехнулся он, подхватывая меня на руки и прекрасно понимая, что ближайшие несколько часов я ему ничего сделать не смогу. - Я выпил немногим больше половины, а ты уже почти отключилась.

*****

   Перехватив девушку поудобнее, Себастьян подумал, что будет лучше, если она отдохнет в спальне, а не в гостиной, и порысил к лестнице. И на третьей ступеньке понял, что Лина действительно отключилась. Причем совершенно, не подавая никаких признаков жизни, кроме замедленного сердцебиения и совсем тихого дыхания.
   И без того фарфоровая кожа алаты приобрела еще более бледный оттенок, губы побелели, руки стали ледяными.
   Донеся Лину до спальни, Себастьян бережно переложил ее на кровать и с тревогой похлопал по щекам. Никакого результата.
   - Что за чертовщина? - пробубнил он себе под нос, смутно представляя, что с ним сделают Асмодей и Элазар, если, не приведи Господь, узнают об этом досадном инциденте. - С чего вдруг такая реакция?
   Эвелинн не раз делилась кровью с Себастьяном. В его мире вампиры не имели никаких собственных ментальных сил, хотя и были весьма чувствительны к их наличию, зато могли на время получать такие способности от своих жертв. Выпивая Лининой крови, Себ мог какое-то время управлять чужим страхом, как и его приятельница.
   Вампир прекрасно помнил, что несколько раз алата позволяла ему выпить намного больше, чем он взял сейчас, потому что ее уникальный организм мог вынести почти полную потерю крови и восстановиться за сутки. Разумеется, такая кровопотеря не добавляла румянца на щеках девушки и жизненных сил, но еще ни разу его подруга не теряла сознание.
   "Может, следует позвать Милу? - прикинул Себ в уме. - Она ведь что-то вроде личного доктора Лины... Вполне возможно, что травница все прояснит..."
   - Ага, а потом при первой же возможности расскажет обо всем демону или Элазару, - мрачно закончил он мысль вслух. - А Эвелинн, когда придет в себя, наверняка еще добавит, что вовсе не собиралась делиться со мной кровью. Вот тогда полетит моя голова...
   Пораскинув мозгами, Себастьян решил, что лучше всего будет оставить все как есть. Пока он сбегает по делам в город, девушка вполне может полежать в тишине и покое. В конце концов, паниковать надо будет только через сутки, когда станет ясно, что регенерация не идет. Больше суток Лина не восстанавливалась никогда, даже после сквозного удара в сердце, а это куда серьезнее кровопотери.
   Выйдя из дома, вампир оглянулся и неспешно побрел в сторону города, припоминая, куда его в последний раз привел след двойника.

*****

   - Ну, Лина! - беззлобно буркнула Камилла, плюхнувшись на диванчик в доме алаты. - Хороша же хозяюшка! Сначала пригласила, а теперь даже не встречает!
   - А ты ждала красную ковровую дорожку и оркестр на входе? - усмехнулся Риган. - Радуйся, что хотя бы в дом попали, а не во дворике торчим.
   - Где эта тварь? - прошипела Эвелинн с порога гостиной, покачнулась и ухватилась руками за дверной косяк. - Себастьян где?
   - Не знаю... - растерянно пробормотала Камилла, с ужасом оглядев бледную, как смерть, алату, с темными кругами под глазами. Под взглядом травницы девушка сползла на пол, обхватив руками голову.
   - Риган, помоги мне! - спохватилась Мила.
   Оборотень довел алату до дивана, и травница тут же кинулась к ней. Причину внезапного упадка сил подруги Камилла отыскала почти моментально. На правой руке явно выделялись свежие багровые шрамы от пары рваных укусов: на ладони и на локтевом сгибе.
   - Где Себастьян? - чуть придя в себя, повторила вопрос Эвелинн.
   - Не знаю, Лин, - попыталась уложить девушку на подушку Мила. - Приляг, легче будет.
   - Мне и так неплохо, - вяло отмахнулась та.
   - Это ведь он, да? - травница кивнула на руку алаты. - Его укусы?
   - Послушай, не...
   - Всем добрый вечер, - проявил вежливость вампир, входя в комнату, и едва успел увернуться от вазы, запущенной в него Камиллой.
   - Ты что себе позволяешь?! - вскипятилась девушка. - Как ты можешь нападать на Лину, после всего, что она для тебя делает?!
   - Он, видимо, полагает, что его польза для меня значит намного больше, чем небольшой вред от маленьких "шалостей". Не так ли, Себастьян? - с угрозой заговорила Эвелинн. - Ты думаешь, что тебе это сойдет с рук?
   - Не могу сказать, что сожалею о произошедшем, - картинно облизнулся вампир, - но ты сама виновата. Я давно нормально не питался, а ты весьма неосторожно появилась вблизи меня с едва зажившей раной. Уж извини, не сдержался... И потом, так гораздо больше вероятность того, что я найду двойника. Я так лучше ощущаю аромат крови и магии.
   - Это при твоем-то знаменитом чутье? Еще и половину выпить надо было? - едко заметила алата, зло прищурив глаза. - Вот уж неожиданность!
   - Лина, на твоем месте, я бы заинтересовался другим фактом, - клыкасто усмехнулся Себастьян. - Неужели тебя не удивила твоя поразительная слабость от столь незначительной потери крови? Тебя не смущает, что ты потеряла сознание, чего раньше в принципе не случалось, и даже провалявшись более четырех часов по-прежнему шатаешься?
   Девушка застыла, осознав его правоту. Из-за своей злости на вампира, она совершенно упустила из виду все то, что он перечислил.
   - Ничего не понимаю, - потерла она переносицу, через силу подавляя гнев.
   - Думаю, тебе следует навестить Асмодея. Не уверен, что этот демон специализируется на подобных вопросах, но его связями следует воспользоваться.
   - Нельзя мне к Дею, - отрезала Эвелинн. - До тех пор, пока Ричард окончательно не восстановится, он слишком уязвим. За последнюю неделю я трижды отваживала от него разных отвратных созданий, ведущихся на его скрытый потенциал силы. Не хватало еще, чтобы его перехватила какая-нибудь тварина!
   - Не проблема, - пожал плечами Себастьян. - Приставь к нему Элазара. Уверен, что он никого не подпустит к Ричарду. А пока Эла нет, за этим мальчишкой вполне могут присмотреть Лиса, Нэйт или Шер.
   Девушка на секунду задумалась.
   - К Асмодею пойдем завтра.
   - Лина, ты точно хочешь пойти к нему? - аккуратно поинтересовалась Камилла. - Вы ведь не виделись лет двадцать, да и поругались тогда по такому поводу...
   - Я недавно с ним разговаривала. И, по всей видимости, он не собирается вспоминать о том пренеприятнейшем инциденте. Кроме того, я пойду с Себастьяном, - алата вскинула руку, обрывая возможные возражения с его стороны. - Никаких "но"! Сомневаюсь, что в присутствии Себа демон примется за старые песни. К тому же, он предложил помощь с Ричардом, а это немало. Лучше сейчас восстановить прежние отношения, нежели тратить на это время потом. Так что идем завтра.
   - Почему не сейчас? - вскинул брови Себастьян.
   - Потому что у меня есть кое-какое дело.

*****

   Тереза Ланс тяжко вздохнула и поднялась с кровати. Не то из-за духоты, не то из-за переживаний за Ричарда, но сон к ней упорно не шел. Женщина спустилась на кухню, выпила таблетку снотворного и вернулась в спальню. Поворочалась минут тридцать и сердито сбросила одеяло на пол. Какое-то смутное чувство беспокойства, грызущее изнутри, напрочь сбивало действие лекарства, упорно заставляя ее бодрствовать.
   Мать Ричарда подошла к окну и широко распахнула обе створки, впуская ночной свежий ветерок. На мгновение ей показалось, что у нее за спиной кто-то стоит. Женщина обругала свою фантазию, которая, видимо, в отличие от сознания поддалась воздействию таблетки, и, посмеявшись над своим испугом, обернулась.
   И едва не заорала от страха. В кресле, около журнального столика, четко вырисовывалась женская фигура, изящно перебирающая пальцами по подлокотнику.
   - У меня к тебе просьба, - негромко попросила ночная гостья. - Не кричи и не истери, ладно? А то в голове и так колокола звенят.
   Тереза, ощущая бешенное биение сердца, ошарашенно кивнула, пытаясь вспомнить, где она слышала этот голос.
   - Вот и чудно. Ты - мать Ричарда?
   Тереза снова кивнула и вдруг широко распахнула глаза, вспомнив голос:
   - Лина?! - неверяще воскликнула женщина.
   Девушка в кресле резко выпрямилась и вцепилась в подлокотники. Громко щелкнул выключатель, затем лицо гостьи в точности повторило выражение лица миссис Ланс.
   - Тереза?! - выдохнула девушка, поднявшись на ноги. - Поверить не могу!
   Алата бросилась к женщине и крепко обхватила ее руками за шею.
   - Господи, как же я рада тебя видеть! - счастливо улыбнулась Эвелинн. - Даже подумать не могла, что мы сможем вот так случайно встретиться!
   - Я по тебе тоже скучала! - засмеялась Тереза, приобняв девушку в ответ. - Какими судьбами тебя снова занесло домой?
   Лина вдруг отшатнулась и посмотрела на давнюю подругу с какой-то странной догадкой в глазах.
   - Ричард - твой сын... - задумчиво протянула она.
   - Да. Наш с Лорканом, если уж быть до конца честной, - счастливо подтвердила женщина.
   Лоркан был возлюбленным Терезы лет двадцать назад, именно он и познакомил их с Линой. Он же открыл глаза алате на некоторые темные делишки Вильгельма, помог ей послать его ко всем чертям и довольно долго скрывал девушку от преследования. Ровно до тех пор, пока их не отыскал Виль. Тогда Эвелинн и Лоркану пришлось драпать со всех ног, сжигая за собой все мосты, и Лоркан был вынужден оставить Терезу. Впрочем, та с самого начала их романа знала, кто такой ее возлюбленный, и что однажды ему придется уйти без нее, поэтому на тихую семейную жизнь с ним не рассчитывала.
   - Тереза, ты чем думала, а? - сердито уставилась Эвелинн на свою давнюю знакомую. - Как тебе в голову пришла столь бредовая идея - завести ребенка от алата, да еще обладающего статусом Мастера?!
   Женщина виновато развела руками:
   - Лин, попробуй понять меня. Не очень-то легко осознавать, что твой любимый мужчина может исчезнуть в любой момент, даже не имея возможности попрощаться, и потом уже никогда не вернуться. А Ричард - это частичка Лоркана, его продолжение. Он даже лицом на него похож.
   Лина согласно кивнула, понимая теперь, почему лицо парня показалось ей знакомым.
   - А Лоркан был в курсе, что станет отцом? - прищурила глаза алата.
   - Конечно, - пожала плечами мать Ричарда. - Сначала он пытался отговорить меня от рождения нашего сына, но под моим напором сдался. Правда, предупредил, что будет сложновато.
   - Ах, будет сложновато... - саркастически протянула Эвелинн. - Хочешь, объясню, насколько "сложновато"? Ваш сын родился алатом. Хочет он того или нет, но после перехода Грани весь его скрытый потенциал силы станет активным. Очень быстро Ричард достигнет уровня силы своего отца и также быстро превзойдет его. И вот тогда начнутся "сложности". Либо твой сын подчинится правящей верхушке и Вильгельму, что вряд ли, либо он проживет еще очень и очень недолго.
   - Неужели ничего нельзя сделать? - с надеждой спросила Тереза. - Разве нет ни одного способа предотвратить прохождение этой самой Грани?
   - Если бы такой и был - уже поздно трепыхаться, - на удивление тихо отозвалась девушка. - Ричард уже перешел ее.
   - Не понимаю...
   - Эта авария, в которую он попал, не была случайной.
   - Да о чем ты говоришь? - женщина непонимающе посмотрела на алату и устало уселась на кровать. - Объясни, пожалуйста.
   - Хорошо, - Эвелинн поморщилась и помассировала виски. - Только после того, как я все расскажу, ты меня, возможно, возненавидишь.
   Девушка на секунду смолкла, подбирая слова.
   - В общем, на самом деле Ричард пострадал в ДТП намного сильнее, чем это оказалось при поступлении в больницу. У него были травмы несовместимые с жизнью, и на долю секунды он умер. Именно этот момент, когда тело к жизни непригодно, а душа отказывается покидать его, и называется Гранью, после него человек уже приходит в сознание алатом. Конечно, возможны исключения, но не для того, кто с самого рождения обречен на такую судьбу. Для того, чтобы Ричард не оказался живым мертвецом при поступлении в больницу, я немного "подлечила" его, избавив от наиболее серьезных травм.
   - Так вот откуда тот необъяснимый перелом, - понимающе кивнула Тереза. - Но почему я могу тебя возненавидеть?
   - Я не договорила, - жестко усмехнулась алата. - Авария - моих рук дело. Сорока на хвосте принесла, что Высшая Ложа и конкретно Вильгельм, чрезвычайно заинтересовались одним пареньком. Настолько сильно, что установили за ним наблюдение. Как оказалось, причина столь пристального внимания кроется в жизненной нити юноши. Частично она выглядит как жизненная нить обычного человека, но с некоторого момента становится "дымчатой", как у алатов. Момент, когда нить должна была бы сменить вид, должен был наступить через пару месяцев. Я же сделала так, что твой сын уже прошел его.
   - Зачем? - ошарашенно выдавила Тереза.
   - Затем, чтобы сманить твоего сына на свою сторону прежде, чем шестерки Вильгельма приберут его к своим рукам.
   Девушка сочувственно посмотрела на пребывающую в ступоре подругу.
   - Поверь, я даже не подозревала, что этим парнем является твой сын. Я пойму, если ты сейчас не захочешь меня слушать, но постарайся принять одну простую истину: если бы я не опередила Высшую Ложу, Ричард бы попал к Вильгельму, а ты сама знаешь, как он об колено ломает.
   - Хорошо, что ты появилась, - вдруг с усталой усмешкой посмотрела на нее женщина. - Видишь ли, меня буквально на днях навещала одна девица с отвратительными манерами. Сообщила, что у алатов есть планы на моего сына, и, как бы я не старалась, они все равно его отыщут. Правда, она испарилась в алой вспышке раньше, чем я успела спросить, что она имела в виду.
   - Поспорить могу, что это была Каролина, - фыркнула Лина. - Алый - ее цвет. Сколько лет прошло, а она все не меняется. Жаль, что я ее не застала...
   Девушка загадочно улыбнулась, но тут же опомнилась.
   - И что ты сделала после разговора с ней?
   - Да ничего, - развела руками Тереза. - Так, по мелочи: прорыдала всю ночь, спать по ночам плохо стала. Лин, ну подумай, что я могу? Увезти его с собой во Францию? Но даже тогда я не смогу спрятать его от алатов. Да и как я объясню причину переезда Ричарду? Он ведь не знает, что Люк не его отец, а рассказывать Ричи всю эту историю с Лорканом не особо хочется.
   - Теперь придется. Надо же ему как-то объяснить его новые возможности? К тому же, Ричарду предстоит пережить свои собственные похороны.
   - В каком это смысле?
   - Да в том самом, - хмыкнула Лина, отойдя к окну. - С кучей скорбящих и цветов. Через три-четыре года станет подозрительно, что Ричард абсолютно не меняется внешне. Разумеется, он может седлать вид, что просто переехал, но опыт подсказывает, что в будущем это может повлечь лишние трудности вроде нежданных гостей, решивших проездом навестить товарища и не обнаружив такового по указанному адресу.
   - И когда? Когда ты собираешься все это ему рассказать? - обреченно поинтересовалась женщина.
   - Не я, а мы, - грустно улыбнулась алата подруге. - По-моему, просветить парня относительно неземной любви с его настоящим отцом должна ты, а не какая-то левая девица в моем лице. Думаю, как только он выпишется, так сразу и проведем воспитательный час. Так что я не прощаюсь.
   Девушка открыла телепорт и Тереза испуганно вспомнила, что в последний раз, когда она видела подобную воронку, в ней исчезли Лоркан и Эвелинн, оставив ее совершенно одну. Женщина ухватила алату за руку:
   - Тебе обязательно нужно уходить?
   - Само собой, - вздохнула алата. - Мою компашку нельзя оставлять надолго без присмотра, а то наломают дров.
   - Жаль, - отвернулась мать Ричарда. - Так хотелось поговорить с тобой.
   - Мы еще успеем наговориться, - порывисто обняла Лина Терезу на прощание. - Клятвенно обещаю на днях навестить тебя.
   "Главное, чтобы ты не спрашивала о судьбе Лоркана", - хмуро подумала девушка, ныряя в портал.
  

Глава 8

   Я одернула короткую кожаную куртку поверх легкого свитера и сердито посмотрела на Себастьяна. Паршивец как будто бы специально тянул время, неспешно расправляя складки на своем плаще и сдувая несуществующие пылинки.
   - Собираешься на свидание? - ехидно протянула я. - Уж не попал ли ты под чары Асмодея? Если что, так ты скажи - я оставлю вас наедине...
   - Если ты не забыла, я по рождению аристократ, - с достоинством отозвался приятель, - который получил достойное воспитание, не позволяющее мне выглядеть иначе.
   - Не вешай мне лапшу на уши! - хмыкнула я, открыла телепорт и толкнула в него вампира. Судя по донесшимся звукам и ругани, приземлился он во весь рост. Я шагнула следом и обнаружила его отряхивающимся от пыли. Гадко улыбнулась и пошагала в кабинет демона.
   - Стой! - Себастьян вдруг схватил меня за руку и замер, как борзая в охотничьей стойке. - Не отходи отсюда. Я кое-что проверю.
   Себ свернул в одно из ответвлений коридора, оставив меня в недоумении. Что это с ним?
   - Ну теперь-то точно попалась, - насмешливо протянул Десмонд за моей спиной. - За все мне ответишь.
   Честное слово, этот тип меня задрал. У него что, других заданий нет, кроме поимки бедной несчастной меня?! Непорядок! Обязательно сообщу его начальству, что они не в полной мере используют потенциал своего прыткого сотрудника...
   - Десмонд, давай я по-быстренькому тебе врежу, куда попросишь, и разойдемся, - повернулась к нему я, скрестив руки на груди. - Ну нет у меня сейчас времени на тебя! Так куда бить?
   - Как самоуверенно, - покачал головой Гончий. - И откуда только у тебя такая завышенная самооценка?..
   Надоело. Надоело разыгрывать театральные постановки при встрече с ним. Я стерла с лица последние следы улыбки.
   - Что тебе нужно? - прищурила я глаза, пытаясь понять, почему он не нападает.
   - У меня к тебе предложение, от которого трудно отказаться.
   Я удивленно вскинула бровь. Интересно... Он о своем самоубийстве, что ли?
   - Предлагаю поединок, - продолжил Десмонд. - Если побеждаю я - ты тихо-мирно уходишь со мной на Суд, разумеется, предварительно дав клятву на крови о том, что не будешь безобразничать.
   - Выиграю я.
   - Если подобное вдруг и произойдет - делай со мной, что хочешь, но лучше сразу убей, - оскалился мужчина.
   Что он там говорил о моей самооценке?..
   - Заметь, за язык тебя никто не тянул, - хищно улыбнулась я, скидывая барьеры и выпуская крылья. Разделаться с Гончим я предполагала легко и быстро, поэтому барьер уровня Мастера все же оставила и щеголяла чисто синим цветом. Вернее, сапфировым. Виль часто замечал, что мой Дар избрал цвет под стать глазам хозяйки
   - Лина, ты думаешь, он того стоит, чтобы разнести Асмодею помещение? - без особого энтузиазма поинтересовался Себастьян, появившись в коридоре.
   - Себ, отвали, - усмехнулась я, уже предвкушая легкую победу. - Я Дею и не такое устраивала, уж один коридор он мне простит.
   От меня не укрылась одна маленькая любопытная деталь: то, как Себастьян смотрел на Гончего. Так домохозяйка смотрит на качественный кусок вырезки на рынке, прикидывая, какие чудесные блюда можно из нее приготовить. Вампир принюхался и довольно расплылся в улыбке. Любопытно. Неужели Себ собирается поужинать Гончим?
   По рукам Десмонда пробежали черно-фиолетовые искры, и я едва не уронила челюсть на пол. Магия Смерти на службе у Гильдии?! С каких пор на этих "служителей Света" работают темные маги?
   Магия Смерти - не шутка, даже для алатов, поэтому я без малейших раздумий скинула барьер Мастера, позволив огненным бликам окутать меня с ног до головы.
   Десмонд впился взглядом мне в глаза и на мгновение отвлекся. Неужели засмотрелся?..
   Это стало его ошибкой. Ждать подлянки от темного мага я не стала и ударила первой. Простенький, но сильный болевой удар с легкостью пробил защиту Гончего и рассек ему левую скулу. Мужчина удивленно моргнул, почувствовав, как по щеке стекает тонкая струйка крови. В меня полетело несколько черно-фиолетовых "ловчих сетей", от которых я благоразумно увернулась, но тут же пропустила такой же простой прием, который использовала сама, и обзавелась несколькими ссадинами на руке и обожженным крылом. Я резко вскинула здоровую руку, ладонью рубанув воздух. Это тебе за крыло, подонок!
   Десмонд стиснул зубы, чтобы не закричать. Глубокие, рваные раны на груди и на бедре Гончего в полной мере продемонстрировали мою готовность разодрать его на клочки, причем, в прямом смысле.
   - Все, - с бешенством в глазах рявкнул он. - С меня хватит!
   - Неужели так быстро сдаешься? - скривила я губы в подобии улыбки, усилием воли блокируя жжение в крыле. - Ты же был уверен, что победишь...
   - Кто сказал, что я сдаюсь? - недобро хмыкнул мужчина, разминая плечи (ничем не уступающие спине, как я посмотрю... Тьфу, нашла время!). - Я просто собираюсь наплевать на сохранение своей тайны.
   Сказать, что я была шокирована, значит, ничего не сказать. Я умела ценить красоту, и то, что было передо мной сейчас, было страшно, но великолепно. Роскошные, ослепительно-белые крылья, по которым время от времени пробегали до жути знакомые всполохи огня. Размах крыльев у меня был чуть более четырех метров, но рядом с крыльями Десмонда они казались хрупкими и мелкими. Глядя на алата перед собой, я мельком подумала, что именно так, наверное, выглядят архангелы.
   Воздействию иллюзий я не поддавалась, поэтому была абсолютно уверена в правдивости того, что вижу. Но разум упорно верещал, что этого не может быть на самом деле, что алат не может быть Гончим.
   - Почему? - наконец смогла спросить я. - Алаты и Гончие ненавидят друг друга... Почему?
   - Почему я стал Гончим? - оскалился мужчина. - Потому что я не такой, как вы.
   Я искренне улыбнулась.
   Слова Десмонда, как две капли воды напоминающие мои собственные, едва не заставили меня захохотать и отвлекли от этого неожиданного поворота событий.
   В это раз мы ударили одновременно, по крайней мере, попытались это сделать. Черно-фиолетовые "стрелы" Гончего и мои, льдисто-голубые, замерли в воздухе напротив друг друга, словно бы знакомясь, а потом развернулись обратно.
   Не знаю, как Десмонд, но я, увидев летящие в меня мои же "стрелы", замерла в ступоре, не понимая, что случилось. Выставить достаточно сильные щиты я не успевала в любом случае, потому что это требовало времени, а просто отходить в сторону от них было бесполезно. Стрелы, избирающие живую цель, чтоб меня...
   Я плохо понимала, что происходило дальше. Себастьян бросился ко мне, пытаясь сбить на пол, но немного не успел, и ударной волной нас отшвырнуло к стене. Я почти не почувствовала удара, потому что Себ, надежно прижимая меня к себе, принял радушные объятия каменной стены на себя.
   - Лина, я тебя сейчас сам убью, - пробурчал вампир, поднимаясь на ноги и помогая встать мне. - У тебя что, уровень реакции снизился? Или уровень мозговой активности? Когда в тебя летит какая-то хреновина, нужно отойти в сторону, а не стоять столбом!
   - Конечно, нужно, - отозвалась я в том же тоне. - Вот только эта хреновина должна была лететь в противоположную сторону! Кстати, как там этот придурок?
   Чуть прихрамывая, я дошла до того места, где еще недавно ухмылялся Гончий. Поскольку на его долю вампира с надежными объятиями не нашлось, Десмонду повезло намного меньше. Он был без сознания, и, судя по ушибу возле виска, это грозило затянуться надолго. Добить его что ли?...
   - Себ, мне помощь твоя нужна, - позвала я вампира.
   - Опять об стену биться собираешься? - съязвил Себастьян, лениво подходя ближе.
   - Нет. Вот этого тупицу понесешь, - я не отказала себе в удовольствии отвесить мужчине пинок под зад. - Не буду его пока убивать. В конце концов, я все-таки выиграла и, по условиям, могу делать с ним все, что захочу.

*****

   "И почему мне так не везет, а? - паниковала Каролина, следуя за гонцом от Вильгельма. - Что бы я ни сделала, как бы не поступила - все не так. Лину он так не гонял, по-моему. Она только и знала, что, пользуясь его протекторатом, дурью маяться и нервы всем щекотать".
   - Долго ходишь, - недовольно заметил мужчина, мимоходом глянув на девушку и жестом указав ей на кресло. - Как продвигаются поиски?
   - Да никак, - обреченно буркнула алата. - Весь этот мир обшарила лично, но Ричарда не нашла. Его вообще, по-моему, там нет!
   - Знаешь, Кэрол, я, кажется, понимаю, почему тебе Асмодей отставку дал, - весело хмыкнул мужчина. - Умом ты не блещешь. Я бы, конечно, и дальше понаблюдал бы за твоими смехотворными усилиями, но что-то надоело. Тем более, что мне с самого начала известно, где тут собака зарыта.
   Очередное издевательство Вильгельма буквально взбесило Каролину, но она все равно промолчала. Мало ли что...
   - Так тебе интересно, в чем здесь дело?
   - Разумеется, - саркастически отозвалась Кэрол. - Хотелось бы знать, из-за чего я вертелась как белка в колесе!
   - Это Эвелинн развлекается. Руку даю на отсечение, что она увела парня у тебя из-под носа и теперь прячет его, дожидаясь момента Грани.
   - Бред! - запротестовала алата. - О ней уже несколько лет ничего не слышно, да и знать о Ричарде она не может! К тому же, зачем он ей?
   - Это же надо было с дурой связаться! - патетически возвел очи к потолку Вильгельм. - Объясняю по порядку. То, что о Лине долго не было слышно, ничего не значит. Наверняка отдыхала в какой-нибудь любимой параллели, что, кстати, не мешает ей держать ушки на макушке и поддерживать связь со старыми друзьями, кто-то из которых так неосторожно проболтался о Ричи. А по поводу того, зачем он ей... Упустить такой шанс сорвать мои планы?.. Эвелинн в жизни бы от него не отказалась.
   - Тогда дело упрощается, - сразу повеселела Каролина. - Нужно просто найти Лину.
   - Смешная шутка, - без тени улыбки заметил Вильгельм. - Проще найти иголку в стоге сена, чем Лину в ее родном мире. Тебе этого в жизни не осилить. Для этого надо обладать мозгами...
   - Хватит! - вдруг сорвалась на крик девушка. - Прекрати тыкать мне ее заслугами и оскорблять меня, нелестно отзываясь о моих умственных способностях!
   - Не припомню что-то, чтобы я позволял повышать голос в мою сторону, - спокойно улыбнулся мужчина. - За это кое-что полагается...
   Алата не успела даже глазом моргнуть, как ее вышвырнуло в один из миров. Оглядевшись по сторонам, Каролина пришла к неутешительному выводу, что Вильгельм отправил ее в одну из тех параллелей, которые близятся к полному своему разрушению. Подобрав к имени своего покровителя несколько нелицеприятных эпитетов, она попыталась открыть портал назад, но ничего не вышло. Спустя полчаса бесплодных попыток Кэрол поняла, что не сможет попасть ни в один другой мир, видимо, до тех пор, пока Вильгельм не решит, что с нее достаточно заключения.
   Раздраженно пнув камень ногой, девушка попыталась запустить "поисковый маячок", чтобы найти ближайшее человеческое поселение. И потрясенно замерла на месте, осознав, что не может даже этого. Ни телекинез, ни пирокинез, ни левитация. Ей больше ничего не было подвластно. Она даже крылья не смогла выпустить.
   Полная блокировка всех магических навыков и способностей и ссылка в "умирающую" параллель. Для Каролины подобное наказание было в новинку.

*****

   - У меня такое ощущение, что я теряю слух, - чересчур слащаво протянула Лина, ногтями раздирая обивку антикварного кресла в кабинете Асмодея. Демон болезненно поморщился, глядя на это бесчинство, но промолчал. Повод злиться у девушки был весьма серьезный.
   Около часа назад алата появилась на пороге его кабинета в компании Себастьяна, который волоком тащил оглушенного Десмонда. Девушка радостно сообщила Дею, что у него на редкость ненадежная охрана, раз по коридорам разгуливают беспризорные охотники за головами. Поплохело демону тогда, когда Эвелинн объяснила, что оглушенный мужчина - тот самый Гончий, который последним был отправлен ее ловить, и попросила Асмодея подержать его у себя под охраной.
   - Лина, боюсь не получится, - осторожно заговорил он. - Дело в том, что у меня вроде как контракт с Десмондом, он находится под моей официальной защитой...
   И вот теперь девушка старательно поганила ему любимый антиквариат, зная, как болезненно воспримет это Асмодей.
   - Ты шутишь? - раздраженно сверкнула глазами алата. - Этот тип спит и видит, как бы мне голову открутить, а ты с ним сделки заключаешь!
   - Да откуда мне было знать, что он Гончий?! - возмутился Дей. - У него на лбу это не написано! А татуировку Гильдии из-под рукава не было видно. Он довольно сильный демонолог и некромант, чтобы его ритуал Призыва демона дошел и до архидемона. Мне было интересно в кои-то веки делом заняться, я явился на его зов и заключил с ним контракт. Я помогаю ему - он становится моим должником.
   - Гончий, некромант, демонолог и алат в одном флаконе? - весело хмыкнула Лина. - Да уж, бывают у природы досадные промашки.
   - Кто бы говорил, - усмехнулся демон, ошибочно полагая, что конфликт исчерпан, и тут же прикусил язык, проклиная свою тупость.
   Девушка зло сжала губы, немигающе уставившись на него.
   - Спасибо, что лишний раз напомнил мне о моих дефектах, - процедила она сквозь зубы. - Только ты не хуже меня знаешь, что природа здесь ни при чем.
   - Прости, не подумал, что говорю, - поспешил извиниться Асмодей.
   - Забудь, - махнула рукой алата, хотя огоньки злости еще не потухли в глазах. - Лучше скажи, что ты собираешься делать дальше? Я имею в виду ситуацию с Гончим.
   - А что ты хочешь услышать? - пожал плечами Дей. - Сама понимаешь, что я обязан выполнить условия контракта, иначе мне хана. Мало того, что Десмонд сможет до конца мироздания права качать, так еще Люцифер взбучку закатит. Мол, совсем уже легионеры охренели, нарушают договоры, подрывают авторитет сделок с демонами...
   Девушка закатила глаза. Люцифер был известен своей "добропорядочностью" в плане сделок и того же требовал от других. С другой стороны, с Линой Асмодея связывали сотни лет дружбы и было бы глупо разругаться с ней из-за такой ерунды.
   В общем, демон оказался меж двух огней.
   В этот момент Гончий, бережно уложенный на банкетку (Эвелинн возражала, но, увидев, что при любом раскладе половина мужчины свешивается на пол, злорадно хихикнула и замолчала), начал подавать первые признаки жизни: застонал, приподнялся на локте, схватился за голову и ругнулся. Потом обвел взглядом комнату, увидела алату, с гаденькой улыбкой помахавшую ему рукой, и снова выругался.
   - Я о тебе ровно того же мнения, - холодно заметила Лина и отвернулась к приятелю. - Раз уж убивать и калечить его нельзя, по крайней мере, здесь, можно Себ хотя бы из кабинета этого гада уберет? А то я за себя не ручаюсь.
   - Думаю, мысль верная, - хмыкнул демон. - Себастьян, проводи Десмонда в какую-нибудь другую комнату.
   - Я похож на дворецкого? - ядовито поинтересовался вампир. Стоит упомянуть, что Асмодея он недолюбливал, особенно тогда, когда демон пытался отдавать ему приказы.
   - Себ, - протянула девушка, глянув прямо в изумрудные глаза вампира. - Уведи его, пожа-а-алуйста...
   - Хорошо-хорошо, - тяжко вздохнул вамп. - Раз уж он тебя так раздражает...
   Как только Себастьян увел Гончего, алата с видимым облегчением вздохнула и расслабленно вытянула ноги.
   - Дей, ты упоминал, что у тебя ко мне есть дело. Какое? Опять с кем-то из демонов повздорил?
   - Нет, - покачал головой демон. - А что, мой контракт с Десмондом уже перестал тебя волновать?
   - Само собой, - фыркнула Эвелинн. - Меня он не касается, поэтому и думать о нем - лишнее.
   Асмодей выдал нервный смешок.
   - Вообще-то, сначала у меня было другое дело к тебе, но... Как раз тебя-то контракт касается, - с невинным видом заметил он.
   - Что?! - возмущенно возопила Лина. - Неужели этот недоумок заказал тебе поймать меня?! В таком случае, забудь об исполнении этой сделки, иначе я тебя сама поймаю. Причем, так поймаю, что ты еще очень долго будешь по ночам от кошмаров просыпаться! Уяснил?
   - Не злись ты, - поморщился демон. - Десмонд не просил меня ловить тебя. По нашему контракту я должен помочь ему освободить его старого знакомого от алатов. Насколько я понял, этот тип серьезно проштрафился перед Высшей Ложей и ему вынесли смертный приговор. Пока что он ждет его исполнения в заключении, а Дес горит желанием освободить приятеля. По договору, именно освобождением этого неудачника я и должен заняться, вот и хотел попросить тебя о помощи.
   - И чего конкретно ты хочешь от меня? - задумалась Эвелинн - К алатам я не потащусь и уж тем более не собираюсь лишний раз переходить дорогу Высшей Ложе.
   - Я об этом и не собирался просить. Просто хотел посоветоваться, как туда лучше проникнуть незаметно и какова вообще вероятность успеха этого мероприятия.
   - Ясно.
   Девушка поднялась на ноги, потянулась и тряхнула волосами:
   - Слушай, Дей, а моя комната еще на месте?
   - Конечно, куда ей деться-то? - удивленно кивнул демон.
   - Тогда я спать, - зевнула алата. - На ногах еле стою, а думать вообще не хочется...
   - И давно ты стала так уставать? - с подозрением поинтересовался Асмодей. - Раньше за тобой ничего подобного не наблюдалось.
   - Я просто нормально не отдыхала ни дня за последнее время, - не моргнув глазом, соврала Лина, стараясь не показать виду, что слова демона ее зацепили. Даже Асмодей заметил, что она ослабла. Эвелинн справедливо заключила, что ничего хорошего в этом нет.

*****

   - Какого дьявола?! - завопила я с порога комнаты, получив чудную возможность лицезреть Десмонда, растянувшегося поперек моей кровати. И плевать, что на этой кровати меня два десятка лет не было! Она от этого бесхозной не стала считаться. Себастьян сидел в кресле напротив и не сводил с мужчины взгляда, пресекая любые попытки Гончего уйти.
   - Ты где развалился, паршивец? - рыкнула я на Десмонда и рывком скинула его на пол. Должно быть, Гончий еще не совсем отошел от удара по голове, потому что не выказал ни малейшего недовольства моим поведением. Он невозмутимо поднялся на ноги, окинул меня презрительным взглядом. Ну просто-таки помоями из ведра окатил! Я брезгливо встряхнула покрывало и, скомкав, отбросила его на пол, едва удержавшись от желания швырнуть этой тряпкой в спину гордо удаляющегося мужчины.
   - Себ, ты зачем его сюда припер? - возмущенно обратилась я к вампиру. - Это же моя спальня!
   - Куда припер, туда припер, - развел руками Себастьян. - Скажи спасибо, что он жив.
   Дверь за Десом захлопнулась. Вампир расцвел улыбкой.
   - Лина, я отработал ту кровь, что позаимствовал у тебя.
   - Каким это образом?
   - Я нашел твоего двойника.
   - Да ну? - скептически протянула я. - Когда же ты успел?
   - Да только что. Это Десмонд.
   Мне почему-то захотелось заорать и побиться головой об стену. Ну неужели во всех мирах не нашлось больше никого другого на эту роль?! Этот Гончий в каждой бочке затычка!
   На смену желанию биться головой об стену пришло желание найти Десмонда и как следует попинать его. Уверена, что мне от этого полегчало бы...
   - Ты уверен? - обреченно протянула я, падая на кровать лицом в подушку. - Абсолютно никаких сомнений?
   - Совершенно уверен. Я только кое-чего не понял: раз уж ваша магия по природе одинакова, то как Гончий может быть некромантом и алатом другого чувства?
   - Я, вообще-то, с некромантией тоже на "ты", - с достоинством отозвалась я из подушки, мельком подумав о Даре Десмонда. Интересно, что ему подчиняется? - А ведущее чувство, которому алат покровительствует, вовсе не определяется его магическими способностями.
   - Понятно. Тогда еще вопрос: как такое вообще получилось, что вы являетесь совершенными близнецами магии и крови, при условии, что это невозможно ни в одном из миров?
   - Кто бы мне это объяснил, а? - саркастически отозвалась я. - Я хочу попозже с Асмодеем по этому поводу побеседовать. Но сначала высплюсь.
   - Ты так быстро устала? - прищурился Себастьян. - После такого короткого поединка? По-моему, это...
   - По-любому хреново это, - перебила я его. - Кстати, Дей это тоже заметил. Ничего не понимаю... Что со мной происходит? Может, это последствия эксперимента Вильгельма?
   - Ага. То есть больше трехсот лет все было нормально, а тут вдруг ты слабеть начала? Чушь какая-то.
   - Да ни черта нормально не было! Я все это время как на пороховой бочке: малейшая потеря контроля над эмоциями может привести к нелицеприятным последствиям.
   - Ты об этом не говорила, - с любопытством посмотрел на меня Себ. - Я, конечно, знал, что ты предпочитаешь не пользоваться теми возможностями, которые тебе "подарил" Вильгельм, но никогда не понимал, почему так.
   - Потому что они крайне нестабильны. Их хватает только на полчаса, а потом накатывает полное изнеможение и упадок сил. К тому же, я никогда не могу предугадать, в какой форме эти проклятые возможности проявятся. Это не считая того, что они практически обладают своей собственной личностью...
   - Выходит, провалился эксперимент Вильгельма, - философски заметил вампир.
   - Неужели? - едко буркнула я. - Странно, но мне от этого ни холодно, ни жарко.
   - Знаешь, тебе, правда, лучше отдохнуть, - покачал головой Себ, поднимаясь на ноги. - А то я боюсь, что твоя язвительность совсем из-под контроля выйдет. Спи.
  

Глава 9

   К своему стыду я продрыхла без задних ног до утра. Да и проснулась только из-за барабанного стука в дверь. Мысленно пожелав неожиданному визитеру скорейшего упокоения, я все же сняла с двери магический блок и великодушно позволила войти.
   - Сколько можно спать? - возмутился Асмодей, наблюдая за тем, как я безуспешно пытаюсь руками "причесать" волосы. - Там в тумбочке есть все, что может понадобиться девушке.
   - Спасибо, - хмыкнула я. - Раз так - вон отсюда!
   - Не понял?
   - Дверь с той стороны закрой, - терпеливо повторила я просьбу и улыбнулась демону. - Я в душ пойду.
   Тот догадливо кивнул:
   - Только поторопись. Марелия через полчаса накроет на стол. Как узнала, что ты появилась, так прямо расцвела, наготовила всего. Удивительно, но мне приходится угрозами и мольбами выпрашивать у нее кусок приличного бифштекса, а тебе достаточно просто прийти, чтобы получить завтрак из десятка блюд!
   - Будь милым, и повара к тебе потянутся, - фыркнула я, все же выкинув его из комнаты.
   Говоря о десятке блюд, Дей явно не преувеличивал. Мои любимые блинчики, яичница с беконом, разные салаты, оладушки с кленовым сиропом и тот самый пресловутый бифштекс. Похоже, Марелия на радостях собрала на этом столе все, что мне нравилось в ее исполнении.
   - Линочка, деточка! - возопила "пожилая" демонесса, углядев меня в дверях столовой, и кинулась обнимать.
   В свои две с лишним тысячи лет Мара выглядела как доброжелательная и симпатичная женщина лет пятидесяти пяти с серебристыми прядями в темных волосах, больше всего напоминая своим видом хлебосольную хозяйку, нежели неумолимого земляного демона. Меня она по каким-то неизвестным причинам просто обожала. Я к ней тоже относилась весьма хорошо.
   - Да, Мара, я тебе тоже рада, - моя попытка увернуться от ее объятий не увенчалась успехом. В крепких руках демонессы ребра жалостливо захрустели, но, к счастью, выдержали.
   - Совсем моего бедного мальчика забросила, - укоризненно посмотрела она мне в глаза и кивнула в сторону Асмодея. - Двадцать лет не появлялась, а он переживал. Почитай, каждую неделю у меня над душой ныл: "Марелия, ну что я такого сделал, что она обиделась?.." Искал он тебя по всем мирам, дорогуша.
   - Хватит! - Дей, стремительно краснея (вот уж чего я от него не ожидала), оборвал словесный поток своей кухарки. - Тебе, Мара, не готовить нужно, а сказки писать! У тебя неплохо получается!
   - Будут мне еще сопляки полуторатысячелетние указывать, - вплеснула руками Марелия, подмигнув мне. - Совсем без Линочки распустился!
   Для меня такая перепалка новой не была, поэтому я приступила к завтраку, полностью игнорируя обоих демонов, ехидные ухмылки Себастьяна и крайнюю степень недоумения Гончего.
   Совсем забыла упомянуть, что они тоже присутствовали за столом. И если вампир у меня никаких претензий не вызывал, то о Десмонде сказать этого было нельзя. Лишь в последнюю секунду я вспомнила о его сделке с демоном и, скрепя сердце, согласилась с тем, что он имеет право быть гостем моего приятеля.
   - И часто такое вот происходит? - поинтересовался Десмонд у Асмодея, когда Мара все же скрылась из виду.
   - Постоянно, - хмыкнул тот. - Я, может, и укоротил бы ей язык, если бы Марелия не была одним из сильнейших земляных демонов. А то она психанет и обрушит мне к чертям собачьим все пещеры... Да и скучно будет.
   - Я в дурдоме, - покачал головой Гончий.
   - Так может, ты свалишь, пока сам не рехнулся? - невинно поинтересовалась я и сделала вид, что всецело поглощена уплетанием оладушек.
   Десмонд промолчал, я не стала его подначивать. В конце концов, захочет словесной перепалки - сам повод найдет, а выглядеть зачинщицей ссоры мне не с руки.
   Позавтракав, я поднялась из-за стола и поманила вампира за собой. Обсуждать с Асмодеем свои проблемы в присутствии Гончего я не имела ни малейшего желания, а треклятый мужик явно даже не думал уходить. Ждать же, пока он соизволит убраться прочь, мне было некогда, поэтому я решила отложить беседу с приятелем до более подходящего времени.
   - Дей, мы пойдем. Если что, ты знаешь, где меня искать.
   - Ладно, - кивнул демон. - И поаккуратнее будь, а то Кэрол против тебя диверсию планировала.
   - Да? - непритворно изумилась я. - И насколько масштабную?
   - Понятия не имею, но будь настороже, пожалуйста.
   - Лина, стой. - Судя по выражению лица, Десмонд сам от себя не ожидал, что обратится ко мне по имени. - Нам поговорить надо обстоятельно.

*****

   Для разговора с Гончим Асмодей любезно выделил свой кабинет, предварительно взяв с меня слово, что комната останется точно такой же и после нашей беседы.
   - Слушаю, - я скользнула к столу и присела на краешек, просчитывая в уме все возможные варианты пути к отступлению. Что тут сказать, не доверяю я Десмонду. Хорошо, что теперь мне известна правда о нем. Это позволяет иметь хотя примерное представление о том, как и чем по нему бить. - Только будь добр говорить четко и вежливо.
   - Я так понимаю, о контракте тебе демон все рассказал, - усмехнулся Гончий, заметив, как я сердито поджала губы.
   - Дальше.
   - Помоги, - мужчина подался вперед, уставившись мне в глаза. - Я знаю, что ты можешь.
   - С чего ты взял? - насмешливо хмыкнула я. - Насколько я поняла, твой знакомый помешал Высшей Ложе алатов. Это его личные и, кстати, очень большие проблемы, решать которые я не намерена.
   - Хотя бы посоветуй, что делать, - начал злиться Десмонд. - Ты ведь отлично знаешь Высшую Ложу!
   - Вот именно поэтому и не собираюсь помогать! - отрезала я ледяным тоном. - В делах с высшим руководством алатов бесполезно действовать по заранее продуманной схеме, приходится постоянно импровизировать и искать новые решения. Это подразумевает мое личное присутствие на месте действия. А я на пушечный выстрел к Высшей Ложе не подойду.
   - Почему ты отказываешься помочь?! - возмутился мужчина.
   - Что, прости?! - задохнулась я от гнева. - С какой вообще стати я буду помогать тому, кто еще недавно пытался меня убить, да и сейчас, вероятно, об этом подумывает?!
   - Да никто не собирался тебя убивать! - вновь повысил голос Десмонд. - У меня есть четкий приказ: поймать тебя живой и доставить на Суд!
   - Пусть так, - не стала спорить я. - Но ты Гончий, а твои предшественники совершенно точно зарились на мою жизнь!
   - Я уже говорил, Лина. Они были наняты частными лицами, а я представляю Суд Вечности. Я не в ответе за их действия, даже несмотря на то, что мы из одной Гильдии. - Мужчина вдруг рухнул на колени и ухватил меня за руку. - Очень тебя прошу, помоги!
   Я дернулась, с неподдельным интересом изучая его лицо. Господи, такое ощущение, что Высшая Ложа поймала не его знакомого, а драгоценного возлюбленного. В игру вступило мое коронное любопытство.
   - Расскажи полностью, в чем дело, - "сдалась" я. - Не обещаю помочь, но честно скажу все, что думаю об успехе подобного мероприятия по освобождению.
   Десмонд плавным движением перетек обратно в кресло, очевидно, решив, что его уловка сработала. Наивно. Картинка "сильный мужчина в растрепанных чувствах" не была для меня новой, равно как и картинка "красавчик у ваших ног". Ну да ладно, пусть ощутит временное превосходство.
   - Мой хороший друг, алат, грезил попасть в Высшую Ложу...
   - Ну что сказать, попал...
   - ...он планировал после получения статуса Мастера вступить в триумвират, а пока собирался войти в свиту кого-то из представителей Высшей Ложи.
   - Твой друг - сумасшедший? - едко поинтересовалась я. - Он, видимо, плохо представляет себе, что такое триумвират, и что значит быть его частью.
   - А что тут особенного? - пожал плечам мужчина. - Триумвират - объединение трех магических сил. Конечно, отходняк после его активации зверский, но и мощность у триумвирата огромная.
   - Верно, но это у простых магов. У алатов отходняка не бывает, но есть другой существенный минус. Наиболее сильный алат в триумвирате "подминает" под себя двух других и фактически увеличивает свои силы за их счет. Иными словами, трио алатов - не равновесное объединение сил, а энергетическая подпитка для сильнейшего.
   Гончий задумался, у меня мелькнула одна нехорошая мыслишка, которую я решила сразу же проверить:
   - Десмонд, кому именно из Высшей Ложи твой друг перешел дорожку?
   - Понятия не имею. Он сказал только, что это кто-то из вашей правящей верхушки.
   - Из нашей, - поправила я. - То, что ты Гончий вовсе не значит, что ты не алат.
   Мужчина недовольно поморщился при этих словах, но затевать спор не стал.
   - А в какой триумвират намеревался вступить твой приятель, ты хотя бы знаешь?
   - Знаю. Триумвират Справедливости.
   Я вскочила на ноги так резко, что едва не покачнулась. Триумвират Справедливости мне был известен гораздо лучше других. Более того, когда-то я лично составила Вильгельму список тех, кто мог бы в него войти. Понятное дело, он собирался возглавить его и хотел подобрать себе наиболее сильные "источники питания". Меня от вхождения в триумвират спасло только то, что я в то время еще не получила статус Мастера, а ждать Вильгельм уже не мог.
   - Этого не может быть, - возразила я Гончему, справившись с первым потрясением и нервно зашагав по комнате. - Я сама подбирала двух "слабых" участников для Виля. Его триумвират Справедливости завершен. И речи быть не может о том, чтобы попробовать войти в него. Разве что кто-то из трио погибнет... Либо твой друг ничего о себе подобных не знает, либо ты лжешь.
   - Просто это ты кое-чего не знаешь, - снисходительно усмехнулся Десмонд. - Триумвират Вильгельма уже довольно давно нарушен. Ванда, алата Преданность, если не ошибаюсь, была убита чуть больше двадцати лет назад. Правда, об этом никто не знает, даже среди Высшей Ложи. Вильгельм создал точную копию Ванды, поэтому все думают, что его тройка по-прежнему действует. Думаю, ты и сама понимаешь, как так выходит, что обман до сих пор не заметили.
   Я фыркнула, закатив глаза:
   - Ясное дело. Дураков, способных бросить вызов Вилю, нет.
   В следующую секунду я продемонстрировала Гончему свое умение моментально утрачивать обманчиво спокойный вид. Десмонд ухватился за скулу, на которой четко отпечаталась моя ладонь. Потом бросил на меня обозленный взгляд:
   - За что?!
   - Ты меня за идиотку держишь?! - разъяренно прошипела я, рывком выдергивая кресло из-под мужчины. К моему вящему недовольству, на пол он не сверзился, стремительно оказавшись на ногах. Похоже, кабинет Асмодея все же не переживет наш "разговор"...
   - С чего ты взяла?!
   - С элементарного анализа совокупности известных мне фактов! - рявкнула я, вызвав у Гончего недоуменное моргание. - Думаешь, я поверю в твое бездарное вранье? Кто твой друг в свите Вильгельма?!
   - Ты не можешь его знать, - отозвался мужчина, вроде бы не пытаясь юлить. - Он пришел к Вильгельму спустя сорок лет после твоего ухода. Да и в свите, в общем-то, был обыкновенной шестеркой, особенно ничем не известен и не примечателен.
   - И откуда же простая шестерка столько знает о триумвирате? - ядовито поинтересовалась я. - Да и как он вообще собирался попасть в тройку, не обладая выдающимися данными?
   - Может, данных-то у него было маловато, но вот самомнения и амбиций - хоть отбавляй, - закатил глаза Десмонд. - А про триумвират он набрался от Роланда.
   Еще один тип, наряду с Вильгельмом, которому я мечтаю свернуть шею. Причем, Ролу, пожалуй, даже в первую очередь.
   - Мой приятель отлично ладил с Роландом, и когда его отправили в заключение, именно Рол посоветовал ему, что делать. Он сказал, что надо найти некую Эви, алату из отступников, мол, она может помочь. А найти ее можно через Асмодея, потому что они хорошие друзья. Еще Роланд упоминал, что о нем ей лучше не говорить. Но я, если честно, даже предположить не мог, что алата, которую я ищу для Суда, и "Эви" - одно и то же лицо, то есть ты. Даже вчера в коридоре об этом не подумал, хотя мог бы и догадаться. Мне только потом Асмодей назвал твое имя, и я понял, ты можешь быть и Эви, и Линой.
   - Вздумаешь звать меня по имени - зови Линой, - оборвала я его. - Если тебе, конечно, зубы дороги. Удар у меня хорошо поставлен.
   - Я заметил, - хмыкнул мужчина, выразительно потерев скулу. - Так ты поможешь?
   - Дай мне неделю, потом я скажу, что надумала. Разумеется, не за спасибо...

*****

   Сидя дома за столом с чашкой кофе, я пыталась привести мысли в порядок. Никак не ожидала, что дойду до такого - пообещать Гончему подумать над его проблемой. Хотя и того, что он окажется алатом, я тоже не предполагала.
   Кстати, сказав Десмонду, что мне нужна неделя на раздумья, я, мягко говоря, слукавила. На самом деле, сразу же, едва услышав о Вильгельме, я знала ответ. Шансов вытащить своего друга у Десмонда не было никаких. Особенно без моего участия в этом "мероприятии". Впрочем, даже возглавь я этот поход камикадзе, мы бы все равно где-нибудь да прокололись.
   Я задумчиво хмыкнула. Кое-какая мыслишка, появившаяся в моей голове, испугалась царящего там бедлама и попыталась улизнуть, но я уже крепко ухватилась за нее.
   Десмонд мог бы предложить Вильгельму сделку: обменять своего идиота на что-нибудь гораздо более нужное Вилю. Но такая сделка потенциально опасна для меня. Раз уж триумвират Вильгельма разомкнут, а я уже давно освоилась со статусом Мастера, он вполне может потребовать у Гончего обменять придурка на меня. И я вовсе не уверена, что Десмонд благородно откажется от этих условий.
   Значит, решено. Трагически сообщу, что выхода нет.
   Черт. С другой стороны, я могла бы потребовать у Деса прекращения охоты на меня, в обмен на мою помощь...
   Фыркнув, я посмеялась над собственной глупостью. Ну конечно, Десмонд-то, если ему сильно припекло, вероятнее всего согласится на мое предложение. Но он не может решать за всю Гильдию. На его место тут же понабегут другие.
   Мысли в голове носились шустрее, чем осенние листья на ветру, перескакивая с одной на другую.
   Я задумалась над словами Себастьяна. Выходит, Гончий и есть мой загадочный двойник... Интересно, как такое может быть? Я не единожды лично создавала свои копии, но их никто не принимал за меня настоящую. А это вообще какой-то левый мужик, с которым меня ничего не связывает...
   В голове мелькнула какая-то догадка, но тут же исчезла. Как я ни старалась, но снова ухватиться за эту призрачную ниточку мне не удалось. Ну и ладно, потом как-нибудь сама всплывет.
   Тем временем мысли снова сменили ход, заставив меня вспомнить о своих личных проблемах, сводящихся к непонятной слабости и чудачествам Посредника талиеров. Я уронила голову на руки и страдальчески застонала.
   Честное слово, бывают такие моменты, когда мне хочется все бросить к чертям собачьим. Тогда я начинаю подумывать о том, чтобы добровольно вернуться к Вильгельму и снова выполнять его поручения. В те времена, когда я входила в его свиту, думать над правильностью своих действий и их последствиями особенно не приходилось, главное, чтобы приказы Виля выполнялись со стопроцентной точностью.
   Вот только я отлично знаю, что от любой проблемы рано или поздно можно избавиться, а от Вильгельма - нет. Так что, лучше уж пострадаю немного от чрезмерной мозговой активности, чем стану цепной собачкой.
   Еще немного посидев, я решила устроить себе эмоциональную разгрузку и навестить Терезу. В конце концов, я обещала еще прийти, да и сама была не прочь поболтать с ней. Единственное, чего я боялась, так это того, что она спросит меня о Лоркане...

*****

   - Лина! - расцвела улыбкой Тереза, увидев меня на пороге. - Я так тебе рада!
   - Ну, я же обещала зайти, - улыбнулась я в ответ.
   - Э-э... Может, ты представишь своего спутника? - заинтересованно глянула мне за спину женщина.
   - Кого представить?!
   - Меня, - хмыкнул Гончий где-то позади.
   Нет, может, все-таки вернуться к Вильгельму?!
   - Какого дьявола ты здесь делаешь?! - рявкнула я, резко развернувшись к нему.
   - Слежу, чтобы ты не безобразничала, - издевательски улыбнулся Десмонд. - Я тебе не доверяю. Вдруг за то время, что ты думаешь над моей просьбой, тебе в голову придет мысль сделать кому-нибудь гадость?..
   Ругнувшись, я отпихнула его как можно дальше от порога, зашла в дом и демонстративно хлопнула дверью.
   - Лина, кто это? - удивленно посмотрела на меня мать Ричарда.
   - Моя головная боль. Иногда она принимает именно такой вид.
   Почему-то, увидев ухмыляющегося Гончего на кухне Терезы, я, в отличие от хозяйки, совсем не удивилась. Та же напротив, изумленно замерла на месте, с непониманием хлопнула ресницами.
   - Не удивляйся, Тереза, - устало вздохнула я, присаживаясь на стул. - Он тоже алат. Зовут Десмонд, по совместительству - Гончий.
   О сей славной Гильдии женщина была весьма наслышана от нас с Лорканом, поэтому ее глаза округлились еще сильнее:
   - Лина, я ничего не понимаю...
   - Аналогично, - хмыкнула я.
   Мы проговорили около двух часов, вспоминая веселые деньки двадцатилетней давности и намеренно игнорируя вопросительные и заинтересованные взгляды Десмонда. Каждый раз, когда он порывался что-то сказать, я намеренно повышала голос, мешая ему. В конце концов, его сюда никто не звал...
   - Да уж, - отсмеявшись заговорила Тереза. - Я жалею только о двух вещах.
   Я вопросительно выгнула бровь.
   - Мне жаль, что я не могу снова стать молодой, - улыбнулась женщина. Потом глянула на меня и притворно надула губы. - В отличие от некоторых, кто с молодостью вообще не расстается... А еще мне жаль, что Лоркан был алатом. Я так и не встретила мужчину, хоть немного похожего на него.
   - Но ведь ты же замужем? - удивилась я.
   - Люк хороший и я его люблю, - поспешно ответила Тереза. - Но все же не так сильно, как Лоркана.
   - Лоркан? - подал вдруг голос Десмонд. - Алат Силы Духа в ранге Мастера?
   - Да, - ошарашенно кивнула мать Ричарда, повернувшись к нему. - А вы его знаете?
   Тот кивнул, и я похолодела. Если Дес и правда знал Лоркана, ему наверняка известно и о его...
   - Я о нем много слышал, и пару раз довелось свидеться. Один из очень немногих алатов, авторитет и сила которых признавались Гончими, - продолжил говорить мужчина, словно бы не замечая мои предупреждающие взгляды. - Но он, вроде бы, был уничтожен своими собратьями при попытке укрыть преступника? Разве не так?
   Тереза посмотрела на меня. Глядя на ее мгновенно потухшие глаза и бледное лицо, я очень хотела бы солгать, но не могла.
   - Лина, это правда? Лоркан мертв?
   - Прости, Тереза, я не хотела тебе говорить. - Я старалась не глядеть ей в глаза, но даже так знала, с каким укором и с какой болью она на меня смотрит. Наконец, я не выдержала. - Извини, мне нужно срочно уйти.
   Выскочив из дома Терезы, я побежала к своему, не останавливаясь ни на секунду. Мне почему-то казалось, что стоит мне замереть, и я позорно разрыдаюсь.
   Влетев на задний дворик своего дома, я со всего размаха врезалась в фигуру Гончего. Из-за своей злости я даже забыла удивиться тому, что он здесь делает. Чудом не упав на землю, подняла голову и уткнулась взглядом в сапфирово-синие глаза Десмонда.
   Вильгельм частенько говорил, что моей ненависти не бывает предела. Сейчас я хорошо понимала, что он был прав. Я зверела на глазах, хотелось разодрать Гончего когтями и смотреть, как он будет захлебываться кровью. За три удара Десмонд оказался на земле, хрипло дыша и ловя ртом воздух.
   - Тебя никогда не учили держать свой поганый язык за зубами?! - зарычала я, отвешивая ему очередной пинок. - Или ты не заметил моей пантомимы?!
   На следующем пинке мужчина изловчился и, ухватив меня за лодыжку, резко дернул. Я потеряла равновесие и грохнулась вниз. Десмонд попытался прижать меня к земле, за что поплатился ожесточенным катанием по ней и расцарапанным лицом. Правда, спустя несколько минут вспышка злости прошла, и я, все же оттолкнув Гончего в сторону, осталась сидеть на траве, подтянув колени к себе и уткнувшись в них лицом.
   - Скотина паршивая, - процедила я сквозь зубы. - Неужели обязательно нужно было говорить Терезе о смерти Лоркана?..
   - А почему нет? - жестко буркнул Гончий, усаживаясь рядом. Он потрогал царапины на лице и тут же с болезненным шипением отдернул руку.
   - Потому, что эта новость ее, мягко говоря, сильно расстроила! - зло отозвалась я. - Ей было тяжело, когда мы с Лорканом были вынуждены уйти, но она хотя бы могла надеяться на встречу с ним. А теперь Тереза знает, что этого никогда не случится, потому что он мертв из-за меня. По-твоему, лучше, чтобы это было ей известно?
   - Погиб из-за тебя? Так ты и есть преступница, которую он укрывал? - довольно оскалился Гончий. - Ну, тогда все понятно. Ты не стала говорить ей о смерти Лоркана не ради нее, а ради себя. Перетрусила. Мало ли, вдруг Тереза обвинит тебя во всех своих бедах?.. К тому же, ты лгать привыкла, тебе это проще, чем сказать правду.
   Я захохотала сквозь редкие слезы. Похоже, у меня истерика.
   - То есть, ты считаешь, что нужно было честно рассказать ей, как ему вырвали сердце у меня на глазах? - хладнокровно уточнила я у Десмонда. - Или следует начать с того момента, когда его пытали? А может, лучше показать ей это?
   - Показать?
   - Именно, - кивнула я, придвигаясь поближе к мужчине и проникновенно заглядывая ему в глаза.
   - По-моему, ты с ума сошла, - с некоторой опаской отозвался он и попытался отодвинуться, но не тут-то было. Я опрокинула его на спину и уселась ему на живот, грубо ухватив за подбородок.
   - Скажи, - вкрадчиво улыбнулась я, нависая над ним. - Ты знаешь что-нибудь о погружениях в чужие воспоминания?
   - Не особо много, - пожал плечами мужчина. Мы оба сделали вид, что не замечаем его руку, расположившуюся у меня на колене. - Только в теории.
   - Смотри мне в глаза и не дергайся, - почти ласково прошипела я. - Сейчас будет интересное кино...
  
   ...Оглядевшись, Десмонд понял, что находится в каком-то небольшом городском особнячке. Пейзаж за окном был довольно заурядный и удручающий - тихая узкая улочка, мощенная серым камнем.
   - Ну и что дальше? - вслух поинтересовался он.
   В тот же момент откуда-то снизу, видимо, из подвала, донесся жуткий мужской крик, затем протестующий женский, прозвучавший так, будто его владелица пребывала в глубочайшей истерике.
   Смекнув, что это, вероятно, и есть то воспоминание, которое хочет показать ему Лина, Гончий неторопливо спустился вниз и широко распахнул дверь подвала.
   В ноздри ударил запах затхлости и сырости, щедро приправленный тошнотворным сладковато-металлическим ароматом крови. Картина в центре комнаты вызывала отвращение: на коленях стоял алат, в некогда светлых одеждах, теперь насквозь пропитанных кровью, с выражением мрачной решимости на искаженном от боли лице. Вглядевшись, Десмонд понял откуда столько крови. По всему телу мужчины буквально клочьями были выдраны куски плоти, в некоторых местах была видна кость. Небесно-голубые, огромные крылья, изломанные и смятые, безвольными плетями свисали на пол.
   Перед ним, опершись на край дубового стола, стоял мужчина лет сорока пяти, высокий и худощавый. От его фигуры, казалось бы, исходила волна раздражения.
   - И долго ты собираешься упрямиться? - резко спросил он у Лоркана. Тот продолжал молчать. - Сам подумай, ты ведь выносливый и мы можем долго развлекаться подобным образом. Но такими темпами ты все равно помрешь, а девушке не поможешь.
   Он прищелкнул пальцами, и из полумрака вышел еще один мужчина, помоложе, с ехидной ухмылкой. Получив одобрение старшего, он поудобнее перехватил тряпичную куклу с подобием крыльев и железными щипчиками выдрал клок из кукольной руки.
   Лоркан зарычал сквозь зубы, Десмонд, скривившись, смотрел, как кусок окровавленного мяса шлепнулся на пол.
   Повернувшись, он увидел обладательницу очередного истеричного крика. Черноволосая, смуглая девушка забилась в угол подвала, как загнанный зверек, однако количество "ловчих сетей", наброшенных на нее, свидетельствовало о том, что "зверушку" считали весьма опасной. Пятерка магов едва удерживала сети, трещавшие по швам.
   - Я тебя еще раз спрашиваю, - старший мужчина сверлил взглядом Лоркана. - Эта девушка - Эвелинн?
   - А я тебе еще раз повторяю, - хриплым шепотом, отдышавшись, отозвался алат, - что не знаю, о чем ты говоришь. Эта девочка - моя племянница, и не понимаю, что вам от нее нужно. Вы ее напугали до смерти!
   - Мне все это надоело! - вмешался заклинатель с куклой в руках. - Сколько можно дурака валять? И где вообще заказчик?
   - Сейчас будет здесь. А пока продолжим разговор...
   В ту же минуту девушка рыкнула что-то неразборчивое и, резко выбросив руку вперед (что через ловчие сети, в принципе, невозможно), схватила ближайшего к ней мужчину за горло. Раздался хруст, парень обмяк и рухнул вниз.
   - Ах ты, тварь! - заклинатель рванулся к девушке, но у него на пути из ниоткуда вырос Роланд.
   - Не трогай ее! - сурово пригрозил он. - Я уверен, что это Эвелинн, поэтому убери от нее руки. Она принадлежит Вильгельму.
   Заклинатель неприязненно оскалился, а потом торжествующе вскинул руки и вырвал у куклы сердце.
   Ребра Лоркана треснули и распороли грудную клетку с влажным всхлипом. Ошметки того, что раньше было сердцем алата, брызнули во все стороны. Он даже не успел закричать.
   - Идиот! - заорал Роланд, отскочив подальше от девушки. - Ты даже не представляешь себе, ЧТО ты спустил с цепи!
   Ловчие сети исчезли с легким хлопком. Девушка в углу медленно, но верно приняла свой истинный облик. Лина, пошатнувшись, безумными глазами посмотрела на труп Лоркана, потом обвела взглядом всех присутствующих в подвале. И улыбнулась. Хорошо так, холодно, прочувствованно. В глазах полыхнуло сапфировое пламя. Роланд чертыхнулся и моментально улетучился, а Эвелинн удлинила когти на руке и направилась к заклинателю...
  

*****

   Воспоминание девушки оборвалось внезапно. Десмонд очнулся и обнаружил, что Лина по-прежнему нависает над ним, глядя ему прямо в глаза.
   - Слезь с меня, - выдохнул он.
   - Да не паникуй ты, - фыркнула девушка. - Я не собираюсь тебя так же на ленточки резать.
   - Мне это по барабану. Просто меня сейчас, кажется, стошнит.
   - Упс, - алата проворно вскочила на ноги. - Извини, не думала, что у тебя такая нежная психика.
   - Заткнись ненадолго, а? - буркнул Десмонд, опустив голову вниз. - Только не уходи пока.
   Девушка удивленно выгнула бровь, но осталась стоять на месте, скрестив руки на груди. Спустя какое-то время Гончий поднял глаза на Эвелинн.
   - Скажи, кто-нибудь выжил? - мрачно поинтересовался он. - Разумеется, кроме Роланда...
   - Никто, - отрезала Лина. - Я, знаешь ли, плохо контролирую свое бешенство. Единственное, что не дает мне покоя, так это то, что они умерли слишком быстро и спокойно.
   - Кем для тебя был Лоркан, если ты так отомстила за его смерть? - задумчиво спросил Гончий.- Не представляю...
   - Очень хорошим другом, наставником... - вздохнула алата. - Он открыл мне глаза на все темные дела Вильгельма, показал, что я способна не только тупо следовать указаниям Виля, но и принимать свои собственные решения, куда более верные, чем у моего покровителя. Пока я была в свите Вильгельма, у меня тормоза словно бы отсутствовали, мне было плевать на все, включая свою жизнь, лишь бы выполнить приказ. А Лоркан вправил мне мозги, помог сбежать и долго прятал по разным мирам, потому что, по его словам, он был за меня в ответе. Фактически, он спас если не мою жизнь, то мою душу точно.
   Девушка направилась к дому.
   - Лина, подожди! - окликнул ее Десмонд. - Еще один вопрос можно?
   - Валяй.
   - Те люди, что поймали вас... Это действительно были Гончие? - с плохо скрываемой злостью спросил мужчина. - Мне показалось, что я видел у них на пальцах кольца Гильдии.
   - Не показалось. - Эвелинн пристально посмотрела ему в глаза. - Лоркана пытали и убили твои коллеги.
   - Но как такое может быть?! Его уважали, считали равным! Как Гончие могли пойти на его убийство, да еще и придумать потом, что это сделали алаты?!
   - Дес, у вас, конечно, существует свой Кодекс чести, своего рода свод законов Гильдии, - сладко улыбнулась девушка. - Но его наличие ведь вовсе не значит, что его соблюдают все. В этом вы похожи с алатами, да и вообще с любыми другими кастами, гильдиями, расами и народами... И на этот случай есть замечательное выражение: "В семье не без урода". Кстати, ты сам тому подтверждение, ведь твой Дар алата неприемлем, согласно порядкам Гончих... Доброй ночи.
  

Глава 10

   Я не люблю причинять боль тем, кто ее не заслуживает. Жаль, не могу сказать, что никогда этого не делала, но воспринимать такие нежелательные моменты менее остро от этого не стала. Тереза боли и страданий не заслуживала никоим образом, но именно на нее обрушился тот удар, который я готовила алатам. Ричард. Если бы я только знала, что это их с Лорканом сын! Всеми силами оберегала бы...
   Она позвонила мне поздним вечером того же дня. Я ждала упреков в том, что умолчала о произошедшем с Лорканом, но вместо этого мать Ричарда огорошила меня признанием, что на моем месте сделала бы то же самое. Тереза прекрасно понимала, почему я не решилась рассказать ей об отце Ричи и сказала, что не видит моей вины в этой трагедии, а я никак не могла взять в толк, почему она меня до сих пор не возненавидела. Сначала ее возлюбленный погиб, связавшись со мной (пусть это и было целиком и полностью его собственное решение), теперь я отобрала нормальную жизнь у их сына, а она по-прежнему считает нас подругами... Это казалось мне каким-то странным и неправильным. Думаю, если бы она была зла на меня и проклинала день нашего знакомства, я бы считала такое ее поведение более логичным и естественным. Хотя, быть может, это у меня мировоззрение просто странное...
   В любом случае, одно я знала точно: все мои планы относительно Ричарда меняются. Ввязываясь в эту авантюру с его преждевременным обращением в алата, я собиралась потихоньку прибрать парня к своим рукам, обучить управлению появившимися возможностями и настроить, а вернее даже сказать "натаскать", против Вильгельма и Высшей Ложи. Так я убила бы, как минимум, сразу двух зайцев: взбесила бы бывшего покровителя, лишив его новой игрушки, и заполучила бы для себя живой щит, по силе превосходящий всю мою свиту вместе взятую.
   Теперь это было невозможно. Вывести-то из себя Виля у меня наверняка получилось, но вот прикрыться Ричардом я не могла. Вообще-то, могла бы, конечно, если наплевать на чувства Терезы, на жизнь самого парня и на память о его отце и моем друге... Увы, это было выше моих сил. Мальчишку я возьму в свою свиту лишь для того, чтобы помочь ему освоиться с новыми способностями и уберечь его от Вильгельма.
   Что ж, придется пока отложить до поры до времени открытое противостояние с Вилем, раз уж козыря у меня нет. За последние двадцать лет, что я сидела тише воды и ниже травы, постоянные слухи о расширении сферы влияния бывшего покровителя и жизнь скрывающейся отступницы надоели мне до тошноты, и, честно сказать, было жаль упускать такой шанс попытаться раз и навсегда разобраться с Вильгельмом... Но жертвовать ради этого сыном Лоркана я не имею права.
   Размышляя об этом всю ночь, я так и не сомкнула глаз. Исходила всю свою спальню вдоль и поперек, расшвыряла в порыве злости все вещи, но к семи утра потеряла всякую надежду хотя бы подремать. Тяжко вздохнув, я вышла из комнаты и тихо, не желая будить Милу или Ригана, прошлепала на кухню. Прокопавшись дольше, чем обычно, все же сварила себе кофе, затем откопала в холодильнике кусок сыра и направилась к уютной банкетке у окна в гостиной.
   - За такие ножки Суд может простить тебе половину твоих прегрешений... - насмешливо протянул Гончий, едва я вошла в комнату. - По крайней мере, его мужская часть.
   Увидев его развалившимся на моем диване, я потеряла дар речи, едва не оставив зубы в куске сыра и плеснув горячим кофе на голую ногу. Мерзавец довольно слушал, как я ругаюсь, на чем свет стоит, поставив свой завтрак на журнальный столик и потирая обожженное. Усевшись, мужчина невозмутимо отхлебнул из моей кружки, блаженно зажмурился и кивнул мне на кресло напротив дивана.
   - Садись, поболтаем.
   Я села, предварительно одарив его бешеным взглядом и отобрав кофе. Интересно...
   - И давно ты здесь домушничаешь? - хмуро спросила я, сделав глоток обжигающего ароматного напитка.
   - Я здесь ночевал, - усмехнулся Десмонд, похлопывая рукой по диванчику. - Вот на этом вот диване.
   Дар речи у меня пропал повторно. Гончий смотрел с улыбкой нашкодившего мальчишки, ожидая, видимо, моей бурной реакции. Таковой не последовало, улыбка мужчины померкла.
   - Ну, так ты поговорить хотел? - выгнула я бровь. - Или мне показалось?
   - Не показалось, - хмыкнул Десмонд. - Я по поводу своей просьбы. В общем, пока ты не дашь точного ответа, я не уйду. Меня время с поиском решений поджимает.
   Моя бровь вздернулась еще выше.
   - По-моему, я предельно ясно сказала, что мне нужно около недели, чтобы все взвесить и просчитать. У меня еще несколько дней в запасе. Ты все это время будешь висеть над душой?!
   Гончий невозмутимо кивнул:
   - Помнишь, что я сказал тебе вчера, когда нагнал у дома твоей знакомой?
   - Ммм... - Я изобразила на лице мнимую задумчивость. - Кажется, ты что-то там пробурчал о своем недоверии...
   - Именно, - подтвердил мужчина, проигнорировав издевку в моем голосе. - Я в твою честность и добропорядочность не верю. У меня нет гарантий, что ты не навредишь кому-нибудь за то время, что я позволяю тебе размышлять. И нет гарантий, что ты не сбежишь.
   - Если уж я вся из себя такая лживая и ненадежная, то какого дьявола ты просишь помощи у меня? - зло процедила я сквозь зубы. - Поищи себе феечку или ангела...
   - Если бы был уверен, что кто-то из них может помочь, - парировал Десмонд, - то непременно обратился бы к ним. Но на данный момент, ты - единственный ключ к спасению моего приятеля. Ни на шаг от тебя не отойду, пока не примешь решение.
   - Что, и в ванную комнату вместе со мной ходить будешь? - язвительно прищурилась я.
   - С удовольствием потру тебе спинку, - в том же тоне отозвался мужчина. Потом его лицо приняло каменное выражение: - Если понадобится, я и спать рядом буду.
   - Да ты рехнулся?! - взвилась я, взмахнув руками и едва не опрокинув многострадальную чашку себе на колени. - Ты правда думаешь, что я буду терпеть тебя рядом?! Да я тебя поджарю и сожру на ужин!
   Я вдруг замолчала, поняв, какую глупость ляпнула. Десмонд издал короткий удивленный смешок, потом в голос заржал:
   - Не думал, что ты каннибализмом увлекаешься...
   Послушав заразительный хохот мужчины, я и сама улыбнулась. Однако грохот, с которым кружка опустилась на стол, оборвал веселье.
   - Я не думаю, Лина, я знаю, что ты будешь терпеть меня рядом столько, сколько надо! - сурово глянул на меня Дес. - Поверь, я от этого тоже не в восторге. Но ты та еще штучка, отсюда и мое недоверие. Вообще, в твоих же интересах как можно быстрее дать свое согласие помочь мне, провернуть это дельце и преспокойно предстать перед Судом. Это значительно упростит твое существование.
   На моем лице зазмеилась нехорошая усмешка.
   - Послушай, а какая мне-то выгода от помощи тебе? - вкрадчиво поинтересовалась я, закидывая ногу на ногу и скрещивая руки на груди. - Разумеется, кроме "упрощения моего существования"... Соглашусь я или нет, ты все равно сдашь меня Суду. Так какого черта я буду вытаскивать из задницы, прости за выражение, твоего приятеля-недоумка? Уж извини, но я не страдаю милосердием, добротой душевной и состраданием к идиотам... Для этого ты обратился не к той алате. И с чего ты вообще решил, что я соглашусь? Я склонна как раз-таки отказаться от этой твоей сумасбродной идеи. Ты не думал над подобным моим ответом?
   - А тут и думать нечего. Скажи сейчас "нет", и я тебя за шкирку отволоку на Суд, да еще и добавлю к твоему послужному списку нападение на представителя Суда Вечности.
   - Я все равно не надеюсь на долгую жизнь впереди, Десмонд, - насмешливо фыркнула я. - И умереть от старости мне не светит, так что плевала я на твое Судилище с высокой колокольни. Ну, казнят и казнят.
   - Лина, в конце концов, я же не прошу тебя лично соваться к Вильгельму в темницы... - протянул Дес спустя пару минут, смекнув, что угрозы на меня не действуют. - Просто помоги мне хотя бы советом. Возможно, есть кто-то, кто согласится лезть в тюрьму алатов.
   Было очевидно, что Гончий пытается намекнуть на что-то, но до меня не доходило.
   - Не знаю таких суицидников! - отрезала я.
   - Лина, не ври, - пристально заглянул Десмонд мне в глаза. - Помоги найти Пандорру.
   Откуда он может знать о Доре?! О ней известно лишь очень немногим! Точнее, только очень немногие, кто с ней знаком, пережили этот момент...
   Мужчина усмехнулся, увидев на моем лице тень понимания и удивления.
   - Не хлопай ресничками, я действительно знаю о Пандорре, - с чувством превосходства заявил он, поудобнее разваливаясь на диване. - Не так много, конечно, как хотелось бы, но достаточно для того, чтобы верить, что она с легкостью одурачит Вильгельма.
   Мне чуть полегчало. Очевидно, Дес ломает комедию и знает о Пандорре самый минимум. Это было ясно хотя бы потому, что он ни малейшего понятия не имел, что я это она и есть...
   - Десмонд, с чего ты взял, что она согласится тебе помогать? - ехидно прищурилась я, уже предвкушавшая его ужас от моей новости. - Пандорра - одна из алатов, а ты Гончий...
   - Я еще и алат, - вставил многозначительно мужчина.
   - Удобно вспоминать об этом факте, когда надо, не так ли? А вообще это только усугубляет твое положение, - отмахнулась я. - Ты - алат, но с легкостью предаешь себе подобных. Ей такое положение дел не очень-то нравится.
   - Вот уж кому-кому, а не ей меня за это осуждать! - возмутился Десмонд. - Насколько я знаю, она сама из предателей. Роланд говорил, что Пандорра повздорила с Вильгельмом, устроила алатам мини-Армагеддон и гордо свалила. Вильгельм ее ищет, но пока безуспешно.
   Я хохотнула. Потом подалась вперед и заглянула Гончему в глаза.
   - А обо мне Роланд что-нибудь говорил?
   - Что ты - редкостная дрянь, абсолютно бессовестна, жестока и бесчувственна, как чурбан. Входила в свиту Вильгельма, но потом разошлась с ним во мнениях...
   - Дай-ка угадаю: устроила алатам мини-Армагеддон и гордо свалила? И он меня никак не может найти? - продолжила я за него с улыбкой. Глаза мужчины недоверчиво сузились. Да уж, не быстро до него доходит...
   - Хочешь сказать, ты и есть Пандорра? - скептически хмыкнул он.
   - Бинго, лапуля! - широко улыбнулась я.
   - Ну да, как я мог не догадаться... У тебя раздвоение личности?
   - Нет, - качнула головой я. - Хотя, пожалуй, в какой-то степени можно сказать и так. И уж точно тебе говорю, что Пандорра в моем лице не будет играть за твою команду.
   - Если ты и есть она, для тебя вообще никакого труда не должна составить моя просьба.
   - Тебе меня не понять, я даже не буду пробовать объяснить, - грубо оборвала я его. - Когда-то, не спорю, это меня бы не напрягло. Но тогда я была именно той "дрянью", о которой тебе говорил Роланд, а сейчас я - Лина, алата-отступница. И подставлять свою спину Вильгельму я не буду.
   - Мутная ты чересчур, - вздохнул Десмонд. - Знаешь, пожалуй, я сделаю тебе скидку...
   - Не потому ли, что я у вашей братии постоянный клиент и оптовый истребитель Гончих? - не удержалась я от колкости, перебив мужчину.
   - ... и не буду каждую секунду стоять за твоей спиной, - невозмутимо продолжил Дес. - Но учти, что ты все равно будешь каждую секунду находиться под моим контролем. Глаз не спущу.
   Вот так вот испоганив мне настроение с самого утра, Десмонд телепортировался прямо из моей гостиной. И направление портала показалось мне подозрительным.

*****

   - Не помешаю? - Гончий бесцеремонно ввалился в кабинет Асмодея и, проигнорировав зловещий взгляд демона, уселся напротив него. - Мне кое-что нужно.
   - Мне тоже много что нужно, - хмыкнул Дей. - И в первую очередь, хотя бы капля уважения и совести с твоей стороны. Позволь напомнить, что сделка, заключенная между нами, вовсе не дает тебе право вваливаться ко мне в любое время дня и ночи со своими проблемами. Учти, в следующий раз я тебя выкину отсюда прежде, чем ты моргнешь!
   - Выговорился? - хмуро пробурчал Десмонд. - А теперь лучше скажи мне, что ты знаешь о Пандорре? Это действительно второе имя Лины?
   - Нет, это не второе имя. Это вторая половина ее сущности, так сказать, полная боевая форма, - качнул головой демон и хищно прищурился. - А откуда ты вообще знаешь о Доре? Уж точно не Лина тебя просветила.
   - Почему бы и нет? - неубедительно пожал плечами Десмонд.
   - Потому, что Эвелинн ненавидит Пандорру и ее корежит от одного звука этого имени, - неприязненно осклабился Асмодей. - Еще вопросы есть?
   - Естественно. Почему вы оба говорите о Пандорре так, будто она - отдельное существо?
   - В какой-то степени это так и есть, - отозвался демон. - Но это личное дело Лины, и я не вправе лезть в него и выкладывать тебе все, что пожелаешь. Хочешь узнать больше - поговори с ней самой.
   Гончий поднялся на ноги и уже у самой двери повернулся к демону:
   - Кстати, о нашей сделке... - как бы невзначай упомянул он. - Эта ослица уперлась и ни в какую не соглашается лезть к Вильгельму. Похоже, придется тебе самому ее уговаривать сунуться на старое место работы.
   Едва Десмонд вышел, как я скинула с себя "чары Сокрытия" и присела на краешек стола. Не зря мне его телепорт не понравился... Минут пять в кабинете висело молчание
   - Ну, дорогуша, начинай меня, ослицу, убеждать лезть к Вильгельму, - саркастически хмыкнула я, смерив демона тяжелым взглядом. - А если серьезно... Как думаешь, он теперь не успокоится, пока все не раскопает или скоро забудет о Пандорре?
   - Будет землю носом рыть, - хмыкнул Дей. - Только я не понимаю, чего ты так скрываешь Дору от него? Наоборот, стоит рассказать ему все, а, может, даже и показать. Пусть боится.
   - Ничего лучше не придумал?! - огрызнулась я на старого приятеля. - Я только-только успокоилась и заткнула эту дрянь в самый дальний уголок души, а ты предлагаешь ее обратно вытащить! Да и не получится у меня, наверное. Уже больше тридцати лет прошло с последней трансформации.
   - Знаешь, в чем твоя ошибка? Ты считаешь Пандорру чудовищем и всеми правдами и неправдами сдерживаешь ее силу. На самом деле, это твой главный козырь.
   - Дей, не говори ерунды, - возвела я глаза к потолку. - Какой, к черту, козырь? Да, у нее немереная сила, но это единственный плюс. Когда я перехожу в форму Доры, у меня все чувства и эмоции вырубаются! Ни жалости, ни сострадания, ни радости. Сплошь только ненависть и злоба, да потакание своим желаниям.
   - И разве это плохо? - непритворно изумился демон. - Лина, ты уже сотни лет не человек. Давно пора забыть про всю эту чушь с чувствами и прочей ерундой. Пандорра - создание совершенное, идеальное. Ты зря от нее отказываешься.
   - С меня хватит! - вспылила я, вскочив на ноги. - Ты говоришь о том, что для тебя непонятно! Не пытайся меня ни в чем убедить, просто не говори о Пандорре Десмонду. Можно на тебя положиться?
   Мой телепорт домой открылся раньше, чем прозвучал ответ приятеля.

*****

   Я брела по городу, не особенно понимая, куда иду. Впрочем, это было не так уж и важно. Мысли были заняты Дорой. Чуть больше тридцати лет я не вспоминала о ней и меня это вполне устраивало. И вот теперь, пожалуйста! Особенно меня бесило то, что о ней мне напомнил Гончий, которого я и так готова была на куски подрать.
   Хотя, вру. Убивать Десмонда я уже не собиралась. Сначала-то да, каюсь, грешна была, подумывала об этом. Думала, что поиграем немного в догонялки, а как только он станет слишком сильно меня напрягать - устрою ему несчастный случай. А теперь... Чем-то он меня зацепил. Вот хоть убей, не понимаю чем! Может тем, что он алат и Гончий одновременно, а может тем, что наивен, как дитя... Уж точно вряд ли тем, что внешность у него роскошная. Меня удивляло, что при всем своем тупизме он все еще жив, хотя работает на Гончих. Нет, ну согласитесь, как можно быть алатом, но ни черта о них не знать?! Или пять лет гордой ланью бегать за мной и так и не понять, что я благотворительностью не балуюсь, тупостью и совестью не обременена. Это я к тому, что после нескольких лет охоты на меня он додумался просить у меня же помощи для какого-то своего левого друга, которого я знать не знаю и знать не желаю. Да уж... Либо это вышеупомянутая наивность, либо смелость, граничащая с идиотизмом.
   Хм... Вот если бы он мог предложить мне полное освобождение от преследования Гончими... Тогда бы я, пожалуй, действительно серьезно задумалась бы над помощью Десу.
   Совсем некстати мне вспомнилось о том, что Десмонд является моим двойником...
   Заметив слева от себя скамейку, я направилась прямиком к ней, невзирая на то, что лавка уже была занята каким-то бездомным. На мое деликатное покашливание спящий и распространяющий на метры вокруг себя удушающий аромат перегара мужик не отреагировал, поэтому я невежливо саданула ногой по дну сидения. Бродяга нехотя дернулся во сне и пробурчал что-то невнятное, но после второго пинка все же соизволил открыть глаза. Мужик попытался было отправить меня в дальний пеший поход, но я поймала его взгляд и легко коснулась сознания своим Даром.
   Когда мгновенно протрезвевший бездомный, спотыкаясь и падая от страха, исчез вдали, я плюхнулась на освободившуюся скамейку и с тяжким вздохом откинулась на спинку.
   Одинаковой ауры у магов, да и вообще у всех живых существ, не бывает. Это прописная истина. И тем не менее, я и Гончий это утверждение опровергаем. Знать бы еще, почему...
   Пожалуй, от его сделки с Асмодеем все же и для меня есть выгода. Дей наверняка уже выведал всю биографию Гончего от и до...

*****

   Каролина приподнялась на руках, но тут же снова растянулась на полу, полностью обессилев. Внеплановая "командировка" давала о себе знать. Вильгельм выжидательно постучал носком сапога по полу, хмыкнул и с недовольством отвернулся.
   - Знаешь, это ни в какие ворота не лезет. Ты провела в умирающей параллели всего-навсего неделю, а так потрепалась, будто несколько лет там скиталась.
   - У меня были заблокированы все способности! - попыталась оправдаться Кэрол.
   - Молчать! - хлестко приказал Вильгельм, сурово глянув в ее сторону. - Подумаешь, заблокировал тебя... Эвелинн по несколько месяцев в тех же условиях вытягивала.
   Алат вдруг хохотнул, будто вспомнил что-то забавное:
   - Ты не поверишь, - повернулся он к девушке, - она не только выживала в этих мирах, так еще и умудрилась несколько из них спасти от разрушения. И это при полной-то блокировке всех сил! Интересная она особа, не правда ли?
   Каролина скрежетнула зубами. Снова он за свое... Сейчас будет петь дифирамбы в честь Эвелинн и наблюдать, как Кэрол бесится. Чего он этим добивается, девушка не понимала, но истерики Вильгельму закатывала регулярно. Сейчас на возмущение не было сил, да и снова оказаться беспомощной в умирающем мире не хотелось, поэтому она молча полыхала глазами.
   Мужчина закончил красочно расписывать преимущества своей предыдущей помощницы и разочарованно отметил, что сегодня Кэрол не собирается верещать дурным голосом.
   - Иди отсюда, - бросил он алате. - Придешь в себя, тогда и поговорим.
   Каролина, несмотря на усталость, поспешила ретироваться, опасаясь, что ее покровитель может передумать.
   Когда девушка ушла, Вильгельм опустился в кресло и устало потер виски. Кэрол уступала Лине. Сильно. Без своих способностей алаты эта девица с дурным характером была ни на что не годна, а это его не устраивало. Он хотел во что бы то ни стало восстановить свой триумвират, а кандидатур на место Ванды не было. Из всей свиты Виль лишь на Каролину и Роланда мог положиться настолько, чтобы доверить кому-то из них участие в своей тройке. Но Ролу было далеко до статуса Мастера, а Кэрол, хоть и приблизилась к получению "вспомогательного" Дара, оставалась слишком слабой. Тупик. Надо было срочно что-то решать, если мужчина не хотел столкнуться с взбешенной Пандоррой без силового преимущества в виде триады. В том, что это его творение, Дора, порвет своего создателя на лоскутки, он не сомневался. Создавая ее, Вильгельм позаботился о силе, ловкости, выносливости, жестокости, хитрости. Черт, он даже подумал об умении обольщать всех и вся! Подумал обо всем, кроме покорности и умения сдерживаться.
   Мужчина вспомнил о том дне, когда Пандорра впервые вышла из-под контроля. Тогда она едва не убила его, сломав ему крыло, располосовав всего когтями и практически перерезав горло. В тот момент он впервые пожалел о ее создании.
   Вильгельм выругался сквозь зубы. Как же Эвелинн ему все-таки нужна! Неблагодарная девчонка! Он сделал ее одной из самых сильных алатов за все время их существования, доверил практически все свои планы, а она их сорвала! И продолжает ставить палки в колеса... И главное - ее отсутствие подрывает его положение в иерархии алатов. Подумать только, он, Вильгельм, у которого даже тараканы в подвалах по струнке ходят, упустил свою помощницу, да еще и найти ее больше века не может! Мужчина уже давно замечал настораживающие разговоры по углам, мол, а так ли он силен и неуязвим, как все думают?.. В последнее время эти разговоры только усиливались, становились менее скрытными. Дурной знак. Это заставляет думать, что скоро вопрос его власти станет открытым, тогда же выяснится правда о его триумвирате, которого нет... Тогда конец всему, чего он добивался.
   Алат задумчиво прищурился. Он рассчитывал на огромную силу Ричарда, планировал сделать его своим верным и преданным помощником и включить в триумвират, поэтому, когда мальчишка пропал, все силы были брошены на его поиски. А поиски Эвелинн на время свернули. И зря, ой как зря... Ведь по сути, Вильгельму для начала нужен был только кто-то один из этих двух "искомых". И совершенно без разницы, кто именно. Тем более, что стоит найти одного - получишь и другого.
   Решено! Завтра же Роланд возобновляет поиски Лины, независимо от того, есть ли у него незаконченные дела. И пусть только попробует в этот раз упустить паршивку...
  

Глава 11

   - Ну, Дей! - канючила я, невинно хлопая ресницами и соблазнительно покачивая ножкой, сидя на столе в кабинете демона. Видя мрачное лицо приятеля, решительно настроенного не поддаваться уговорам, я наклонилась поближе к нему, демонстрируя чересчур глубокое декольте, и проникновенно заглянула в глаза. Знаю, что подло соблазнять инкуба, даром, что высшего, понимая, что ему невероятно сложно устоять. - Ну, пожалуйста... Сделай это для меня.
   - Лина! - страдальчески воскликнул Асмодей, сглотнув слюну и отодвинувшись. - Прекрати валять дурака! Даже не думай!
   - Дээээй... - капризно протянула я, передвигаясь по столу поближе к демону. - Ну чего тебе стоит, а?
   - Лина! - снова возопил демон и закатил глаза. - Ты понимаешь вообще, что Десмонд сейчас неприкосновенен для меня?! Я практически в его подчинении до исполнения нашего с ним договора!
   - Асмодей, не пудри мне мозги! - вспылила я, моментально растеряв весь свой искусительно-вопросительный облик. - Я же не прошу тебя проломить ему черепушку в темном переулке! Всего лишь покопайся в прошлом этого типа, мне нужна его биография от самого рождения до этого времени. И все.
   - Эвелинн, это вряд ли получится. Был бы он простым смертным, я бы легко все разведал. Но он Гончий. Его прошлое - за семью замками... Если ты согласна, я расскажу тебе то, что знаю сейчас, без копания в архивах.
   Я задумчиво нахмурилась. Конечно, это не совсем то, что мне нужно, но... По крайней мере, буду знать, где копать.
   - Выкладывай, - милостиво разрешила я.
   Демон облегченно вздохнул, изобразив страдальческое лицо.
   - В общем, Десмонд - уроженец того же мира, что и ты, и, у вас относительно небольшая разница в возрасте. Если я прав в ощущениях - разница лет двадцать-двадцать пять...
   Ничего себе! Это новость, так новость.
   - ...алатом он пребывает около четырехсот лет, статус Мастера появился у Деса максимум полторы сотни лет назад. Но, сама понимаешь, вся эта информация основана лишь на моих ощущениях, так что точнее будет поговорить с самим Десмондом.
   Я насмешливо фыркнула. Вот стала бы я выспрашивать это у Асмодея, если бы могла спокойно узнать все из первоисточника?
   - Лин, а с чего ты вообще им так активно интересуешься? - с подозрением уставился на меня приятель.
   Я на секунду-другую замешкалась с ответом, в голове промелькнула мысль: "А так ли необходимо рассказывать Асмодею о двойнике?"
   Рассказала. Сжато, без деталей, по существу. Но демону хватило и этого - он явно впечатлился.
   - Милая моя, - чересчур слащаво заговорил он. - Почему я только сейчас узнаю об этом?
   - Я, в общем-то, и сама только с недавних пор в курсе дела, - хмыкнула я, пожав плечами.
   - Попробую, конечно, помочь тебе... - задумался мужчина, - но, если честно, даже не подозреваю, с какой стороны подступиться к этому вопросу. Для начала поговорю со старшими демонами, возможно, кто-то из них уже слышал о подобных случаях.
   - Ты мне хотя бы вектор задай для поисков, а там я и сама разобраться смогу, - дружески потрепала я его по плечу и привычно шагнула в телепорт.

*****

   Тонкий браслет из светлого металла мелодично звякнул своими подвесками, заставив меня чертыхнуться. Все щитовые чары, что я установила над Ричардом, были "завязаны" на эту побрякушку, и такой вот звон означал, что один из них под угрозой исчезновения. Уже в который раз.
   В последнее время браслет давал о себе знать все чаще, что, ясное дело, меня совсем не радовало. Такими темпами в ближайшем будущем я сутками напролет буду сидеть около Ричарда, восстанавливая разваливающиеся чары... Похоже, пришло время воспользоваться предложением Асмодея о помощи. Неизвестно, сколько еще я смогу латать щиты, особенно с учетом моей внезапно объявившейся слабости. Во владениях демона мальчишка будет в большей безопасности, нежели здесь.
   Осталось только объяснить Терезе, почему я собираюсь выдернуть парня прямо из больницы, не дожидаясь выписки...
   Уже практически подойдя к дому подруги, я замерла на месте, словно почуяла что-то неладное, и торопливо отошла в тень деревьев. Как раз вовремя: из-за угла дома показалась пара молодых людей, ожесточенно о чем-то спорящих. Я зацепилась слухом за имя "Вильгельм", тут же догадавшись, что передо мной две его шестерки. Их явление лишь убедило меня в правильности решения спрятать Ричарда у Дея.
   Как только алаты исчезли из поля зрения, я, не мешкая, дошла до дома и нажала на кнопку звонка.
   - Тереза, тебе не понравится то, что я скажу, но выслушай меня, - с порога выпалила я, едва дверь дома моей старой подруги распахнулась. И едва не застонала от облегчения, увидев на пороге Лисию. - А где Тереза?
   - Сейчас вернется, - Лиса отошла в сторону, впуская меня в дом. - Они с Ричардом в магазин отъехали.
   - С Ричардом?! - резко затормозила я и развернулась к девушке. - Он уже дома?!
   - Да. Сегодня рано утром выписали в весьма и весьма неплохом состоянии, - вздохнула алата. - Лина, он действительно один из нас - регенерация у него...
   - Великолепная, - закончила я фразу. - Что ж, так даже лучше. Я все равно хотела уже сегодня поговорить с ним, так что досрочная выписка мне только на руку.
   - Не хочу вмешиваться в твои планы, - опасливо подала голос Лисия, - но нам не разговаривать надо, а тихонько драпать из этого городка. Резкое выздоровление парня вызовет немало разговоров... Еще недавно он лежал в больнице с серьезными травмами, а сегодня уже ходит по магазинам... Чересчур, по-моему.
   - Да я это понимаю, - тяжко вздохнула я. - Этим вопросом и займемся, как только они вернутся.
   Я просидела в ожидании около получаса, пока не услышала шаги в коридоре.
   - Мам, ты зря так переживаешь!.. Здравствуйте, - заметив меня, Ричард удивленно замер в центре кухни. - Вы, простите, кто?
   - Все нормально, Ричи, - успокаивающе улыбнулась я. - Я старая подруга твоей матери. Тереза, мы можем поговорить наедине?
   - Конечно, Эвелинн, - поспешно кивнула головой женщина и моментально выпроводила Ричарда в другую комнату. - О чем надо поговорить?
   - Во-первых, я хочу извиниться за то, что не сообщила тебе о смерти Лоркана. По телефону ты сказала, что понимаешь меня, но мне все равно, наверное, стоит объясниться...
   - Давай не будем теребить эту тему. Я бы тоже не смогла тебе подобное сказать, так что не будем тратить время. Ты ведь Ричарда обсудить хочешь?
   Я кивнула.
   - Тереза, я думаю, нам нужно уже сегодня все ему рассказать. Алаты чересчур активно ищут его, да и не только они, и я не смогу долго скрывать твоего сына. Все мои щиты над ним работают на пределе, на грани возможностей. Чем быстрее он узнает правду, тем быстрее я смогу забрать его и спрятать в другом мире, а еще лучше научить его защищаться самому. Тем более, Ричард уже восстановился, и сейчас умение управлять своими силами ему уже не повредит.
   - Это какими интересно? - хмуро поинтересовался парень, появляясь в поле зрения. Он скрестил руки на груди. - И что вы мне собираетесь рассказать?
   - Ричард, познакомься. Это Эвелинн...
   - Твоя старая подруга? - скептически фыркнул молодой человек. - Выглядящая всего на двадцать лет с копейками?
   - Мы с твоей матерью были знакомы еще до твоего рождения, - мягко улыбнулась я ему. - Я подруга твоего отца.
   - Люка? - выгнул бровь Ричард, потом ехидно добавил. - Вы его, видимо, с самого своего детства знаете? Примерно с рождения?
   - Нет, Ричард. Я подруга твоего настоящего отца. Лоркана.
   Тереза виновато опустила глаза в пол.
   - Мам, может, ты мне объяснишь, что здесь происходит?
   - Понимаешь, Ричи, Люк не твой отец. То есть, он, разумеется, отец для тебя, но...
   - Мама, я знаю, что ты родила меня не от него. Люк давно мне рассказал. Посчитал, что я вправе знать это.
   - И ты мне ничего не сказал?! - изумилась женщина. - Но если ты знаешь правду о своем рождении, почему спрашиваешь, что здесь происходит?
   - Потому что я не понимаю, почему ты именно сейчас решила поговорить со мной о настоящем отце? И почему в этом участвует твоя "подруга", которая на пару лет постарше меня будет?
   Я ехидно усмехнулась:
   - Дорогуша, поаккуратнее на поворотах, - сладко пропела я. - Я тебя постарше на четыре с лишним сотни лет...
   Ричард покрутил пальцем у виска. Его мать страдальчески вздохнула и закатила глаза. Потом посмотрела на меня:
   - Лин, не пытайся объяснить. Лучше один раз покажи.
   Я понятливо улыбнулась. И скинула абсолютно все барьеры. Хорошо, не совсем все. Один остался. Тело привычно ощутило ткань синего платья и тяжесть крыльев за спиной. Размеры кухни не позволяли раскрыть крылья в полный размах, поэтому я лишь чуть дернула ими, вызвав оживленные всполохи огненного цвета... Эти искры мелькали вокруг всей моей фигуры, плясали в глазах. Насладившись произведенным эффектом, я вернула себе человеческий облик.
   - Это была ты... - на удивление спокойно и задумчиво протянул Ричард. - На другой стороне улицы, за мгновение до аварии...
   - Да, Ричи, ты видел меня. Я устроила твою аварию, и я же не дала тебе умереть в ней.
   - Зачем?! - взвился парень. - С какого...
   - Не кричи, - властно оборвала я его. - Я объясню тебе позже, почему у меня, да и у тебя тоже, не было другого выбора. Сначала тебе следует поговорить с твоей матерью об отце.
   - Сначала я хочу знать, из-за чего меня едва не угробили! - заупрямился парень.
   - Я клянусь, что отвечу на все твои вопросы. Но ты вряд ли сможешь их задать, пока не поймешь, кто ты на самом деле. Эта история начинается именно с Лоркана.
   - Может, хватит... - наткнувшись на мой недобрый взгляд молодой человек покладисто вздохнул: - Хорошо, я понял...
   - Вот и умница. Думаю, сегодня мы уже вряд ли успеем побеседовать. До завтра.
   - Подожди! - Ричард подскочил ближе и ухватил меня за руку. - Где я тебя найду?
   - У тебя в классе есть новенькая - Нейлл Риннон, - хитро подмигнула я. - Считай, она связующее звено между нами.
   Уходя, я чуть поправила щит, укрывающий парня от поисковых заклинаний, усилив его и "подштопав" расходящиеся края. Видя потерянное лицо Терезы, я не решилась забрать ее сына с собой прямо сейчас, рассудив, что лучше уж буду несколько дней постоянно обновлять и проверять защиту над Ричардом, чем заставлю ее страдать еще больше. Пусть у нее будет какое-то время, чтобы свыкнуться с мыслью о том, что ее сын теперь алат, толком рассказать ему о Лоркане... Да и сам мальчишка немного освоится со своим новым положением, и переход в другую параллель дастся ему куда легче.

*****

   Ричард метался по комнате из угла в угол и никак не мог уснуть. Сегодняшний вечер и разговор с матерью, в частности, привнесли в его жизнь неожиданный вклад. Точнее, его жизнь перевернулась с ног на голову и прошла через центрифугу... Он знал, что Люк не его отец, но никак не подозревал, что его настоящий папочка не человек. Алат по имени Лоркан. Так сказала мама.
   На мать он вовсе не злился за то, что она скрывала от него правду, и обиды не держал. Во-первых, потому, что прекрасно видел, с каким выражением лица Тереза говорила о его отце. Ричард парень не глупый, он явно понимал, что она по-прежнему любит Лоркана, даже несмотря на его смерть.
   Во-вторых, если бы мама решила раскрыть ему все карты раньше, он бы просто ей не поверил. Назвал бы все это чушью и махнул рукой. А сейчас он верил. Особенно, после мини-спектакля Эвелинн.
   Кстати, об Эвелинн. Вот с кем Ричард хотел побеседовать основательно. Мама, конечно, сказала ему, что он - алат, как и его отец, но не сумела объяснить, что это такое. Она лишь сказала, что Лина тоже алата и "она все объяснит".
   И потому Ричард с нетерпением ждал завтрашнего дня.

*****

   Дома меня ждала удивительно приятная новость: вся моя компания наконец-то была в сборе. На фоне других событий этого дня, известие стало просто-таки бальзамом на душу.
   Камилла порадовала меня им в прихожей. И тут же скромно добавила, что все они в гостиной.
   Оглядев знакомые лица, я поняла, что все-таки немного соскучилась по ним. Риган с любопытством рассматривал их всех, сидя на полу возле кресла, в котором расположилась Мила. Кроме него на ковре же расположился Ристерд, поскольку все прочие посадочные места в комнате были заняты.
   После пятнадцатиминутных приветствий и объятий меня отпустили, изрядно помятую, но живую и вполне довольную жизнью.
   - Зачем ты объявила общий сбор? - добродушно улыбнулся мне Элазар. - Снова что-то искать будешь? Или Гончие допекают?
   - И это тоже, - шутливо закатила я глаза. - Есть тут один красавчик, который мне проходу не дает... Но, вообще-то, повод другой. У нас в команде пополнение. Прошу любить и не обижать - Риган, истинный оборотень.
   К его чести, Риган не стушевался под испытующими взорами моих товарищей. Какое-то время его разглядывали, прощупывали ауру, но все же тепло поприветствовали. Хвала Богам, одной проблемкой меньше...
   - Но это не все, - вновь обратила я внимание присутствующих на себя. - У нас будет еще один новенький. Сын Лоркана.
   В гостиной повисла тишина. Еще бы... Ребенок, рожденный от алата. Это не просто редкость, а настоящая сенсация.
   - Эвелинн, ты, надеюсь, знаешь о трудностях, связанных с детьми алатов? - серьезно поинтересовался Элазар. - Тем более, что его отец был очень и очень неслабым Мастером...
   - О таких "трудностях" я знаю, как никто другой, - отрезала я, но тут же смягчила тон: - Поверьте, у парня огромный силовой потенциал. Он перешел Грань совсем недавно, но я уже смогла почувствовать, что по силам он в будущем превзойдет своего отца. Я постараюсь найти веские доводы, чтобы Ричард согласился присоединиться к нам, и лично займусь его обучением. Уверена, что мне хватит сил сдерживать его по мере необходимости.
   - Погоди, зачем ты его вообще откопала где-то? - скрестила руки на груди Шерин. - Других проблем мало, раз ты решила нянькой заделаться? И потом, если Вильгельм пронюхает о твоем новом приобретении, то наверняка попытается присвоить его себе...
   - Все как раз наоборот, - мрачно просветила я ее. - Это я увела Ричарда из-под носа у шестерок Виля. Хотела включить мальчишку в свою свиту, прополоскать ему мозги и натравить на Вильгельма... А потом оказалось, что это сын Лоркана, и мои планы пришлось менять. Собственно, и ваш общий сбор утратил свою первоначальную цель. Пусть даже перехват Ричарда и спровоцирует новый конфликт между мной и Вилем, но на этот раз нам придется уклониться от него.
   - Тебе не кажется, что ты выглядишь идиоткой? - бесцеремонно хмыкнул Себастьян. - Сначала собираешь свиту и затеваешь новую ссору с Вильгельмом, рассчитывая прикрыться мальчишкой-алатом, а потом узнаешь, кто его папочка, и даешь задний ход. Это при том, что у этого парня есть веская причина ненавидеть твоего бывшего покровителя, и при правильном, как ты сказала, "полоскании мозгов", эту причину можно обратить в отличную жажду мести.
   - Вот уже не думаю, что вытаскивая меня из тюрьмы алатов и долгое время пряча от преследования, Лоркан мечтал о том, чтобы однажды я пожертвовала его сыном ради достижения своих целей, - холодно заметила я. - Я поступила опрометчиво, объявив сбор свиты прежде, чем разузнать все толком о мальчишке, но...
   - - Ничего подобного, - перебил меня Элазар. - По-моему, это очевидно, что защищая Ричарда от Вильгельма, мы защищаем самих себя. Если бы этот мальчик достался Вилю, тот превратил бы его в оружие, направленное против тех, кто Вильгельму не подчиняется. То есть против всех нас.
   Моя свита зашепталась, обсуждая слова Эла, и, в конце концов, все пришли к выводу, что он прав. Я мысленно поблагодарила его за своевременное вмешательство. Лично у меня была другая причина уберечь Ричарда от своего бывшего покровителя - долг перед Лорканом. Разумеется, свиту это не касалось, и они имели полное право оставить меня один на один с теми неприятностями, что я навлекла на свою голову, но аргумент, приведенный Элазаром, убедил их остаться. Чему я была несказанно рада.
   - И когда ты представишь нам Ричарда? - оторвала меня от раздумий Шерин.
   - Завтра я поговорю с ним, отвечу на интересующие его вопросы, объясню, почему ему стоит присоединиться к нам и дать согласие перейти в другую параллель. Потом дам парню несколько дней, чтобы уложить все это в голове, осмыслить... Думаю, максимум через неделю мы отправимся во владения Асмодея уже вместе с Ричардом.
   Я отвлеклась на Элазара, расспрашивая его о том, как идут дела в его родном мире, куда он регулярно наведывался, присматривая за жизнью своих потомков. Предоставленная сама себе свита тут же затеяла какой-то оживленный разговор, втянув в него даже Ригана.
   Опомнилась я лишь в тот момент, когда заметила, что за окном сгущаются сумерки, а я все чаще представляю, как упаду на мягкую подушку.
   - Значит так, - снова перехватила я инициативу собрания в свои руки. - Лисия и Нэйт сейчас проводят всех к месту временного обитания, Камилла и Риган остаются здесь. Как только вопрос с сыном Лоркана решится, я соберу вас снова. До тех пор вы вольны делать все, что хотите, только не улетучивайтесь без предупреждения.
   И уже вдогонку успела добавить:
   - И не вздумайте учудить что-нибудь в городе! Лишнее внимание нам ни к чему!

*****

   Пообещав Эвелинн не торчать у нее за плечом до принятия решения, Гончий сделал это ради своей выгоды. Постоянно видя его рядом с собой, алата наверняка ходила бы по струнке и осторожничала в каждом жесте и слове, не желая, чтобы он узнал или услышал что-то для него не предназначенное. Зная же, что Дес где-то неподалеку, девушка точно не наделает глупостей или гадостей, но, в общем и целом, будет менее аккуратной в своих действиях.
   В эту минуту Десмонд задумчиво наблюдал за домом Лины. Алате он не доверял, поэтому круговые прогулки у дома девушки практически не прекращал. Нынешняя ознаменовалась весьма интересным событием. Он воочию увидел то, что называют свитой Эвелинн: шестерка алатов и алат из предателей, вампир, оборотень, девушка весьма экзотической внешности - невероятно светлые глаза, смуглая кожа, коротко остриженные белоснежные волосы и отдельные длинные цветные пряди - и еще одна девушка, на первый взгляд обыкновенный человек, но что-то в ее ауре было не так... Вся эта пестрая компания вышла через черный ход, затем направилась к лесу, а человеческая девушка и оборотень вернулись в дом.
   - Приплюсуем к странным друзьям дружбу с демоном, известность и популярность Лины в запретных Гильдиях разных миров, отвратный характер, виртуозное владение магией... - задумчиво загибал пальцы Гончий, потом довольно хмыкнул. - В итоге, я могу понять почему ее многие побаиваются... Но саму свиту-то эту с чего? Смешно! И главное, как Лине, с ее-то умом, могло прийти в голову рыпаться против Вильгельма с такой хилой поддержкой? Она одна посильнее их всех вместе взятых будет...
   Видимо, все не так просто, как кажется... Мужчина нахмурился, в очередной раз уверившись, что Эвелинн что-то скрывает. Определенно, прежде чем соваться с ней в темницы Вильгельма (в том, что Лина на это согласится, у него не было сомнений), придется хорошенько побеседовать на тему скелетов в шкафу...
  

Глава 12

   Как он дождался окончания занятий, Ричард не мог понять. Все уроки напролет парень буравил взглядом спину новенькой ученицы, за что удостоился двух замечаний учителя, тычка под ребра от Брайана и ехидных перешептываний. Зато Нейлл на него не смотрела и вообще делала вид, что его нет.
   К концу последнего урока Ричард начал сомневаться в том, что именно через эту девушку он должен связаться с Линой. Он представил, как выставит себя идиотом, да еще и сумасшедшим, и подумывал уже о том, чтобы не затевать разговора сейчас. Но, выйдя из кабинета, понял, что может упустить выгодный шанс: Риннон сидела на подоконнике в одиночестве, да и вокруг народу было немного.
   - Нейлл, если я не ошибаюсь? - осторожно поинтересовался он, подходя ближе.
   - Не ошибаешься, Ричард, - улыбнулась девушка. - Но прежде, чем ты начнешь спрашивать, давай найдем более безлюдное место. Во-первых, мы не сможем нормально беседовать, постоянно опасаясь, что кто-нибудь может подслушать. А во-вторых, в этой оболочке мне тесновато, но становиться собой здесь нежелательно.
   Молодой человек не стал показывать виду, что не понял последнее предложение, просто кивнул и протянул руку девушке:
   - Идем, в кабинете школьного совета сейчас никого быть не должно.
   Кинув сумку на стол и усевшись на него, Ричард пытливо уставился на Нейлл.
   - Эвелинн сказала, что ты - связующее звено между ней и мною. Как это понимать? Это значит, что на мои вопросы ответишь ты? Или ты просто скажешь, когда и где я поговорю с ней лично?
   - Притормози на секунду! Все гораздо проще, - усмехнулась девушка и встряхнулась. По ее телу пробежали волны, рост увеличился, фигура стала более точеной и совершенной. Спустя мгновение парень смотрел в синие глаза Лины.
   - Ну ни черта себе! - выдохнул он.
   - Не удивляйся, - снисходительно пожала плечами алата. - В перспективе и ты так сможешь. А если будешь хорошо себя вести, я тебя еще и не таким фокусам научу.
   Ричард потрясенно кивнул. Девушка засмеялась и уселась на стол напротив.
   - Что ж, - Эвелинн хлопнула себя по коленям. - Перейдем к делу. Ты задаешь мне вопрос - я отвечаю. Так будет удобнее всего.
   - Первый вопрос об отце. Кто он, чем занимался, как умер?.. Мама не смогла толково объяснить.
   - Твой отец был алатом, как и я. Довольно сильным алатом, в ранге Мастера. Он олицетворял Силу Духа, многие десятки лет возглавлял Ложу своего чувства. Внешне ты очень на него похож. Его звали Лоркан и сейчас ему было бы около восьмисот лет.
   Парень присвистнул.
   - А по поводу смерти... - замялась Эвелинн. - Понимаешь, Ричард, мне нелегко говорить о гибели Лоркана... Я, в некоторой степени, в ней виновата. Это слишком долгая история, чтобы рассказывать ее сейчас полностью, но, в общих чертах, твой отец спас мне жизнь, вернее, то, что от нее оставалось на тот момент. Он помогал мне прятаться от того, кому не понравилось мое непослушание, потому что чувствовал свою ответственность за мой побег. Мы долго скрывались по разным мирам, нигде особо не задерживаясь. В этом мире Лоркан встретил Терезу и у них начался роман. Для меня же она стала хорошей подругой. И мы с твоим отцом ошибочно посчитали, что можем надолго остаться здесь... Когда нас нашли, пришлось в панике бежать, бросая все. Неважно как, но, едва покинув этот мир, мы попали в ловушку. Я видела смерть Лоркана своими глазами, поэтому позволь мне не говорить, как именно это случилось...
   - А мама права? - сцепил руки Ричард. - Она сказала, что он не сдавался и стоял на своем до последнего. И погиб только потому, что ту ловушку вы не могли предугадать.
   Девушка неловко улыбнулась. Спасибо Терезе, что подобрала более красивые слова и избавила ее от необходимости объяснений.
   - Да, Ричард. Абсолютно права.
   - Если честно, Эвелинн, мне сложно всерьез скорбеть о том, кого я никогда не знал. Мне жаль, что он погиб, но...
   - Не оправдывайся передо мной, - оборвала она его взмахом руки. - Это нормально, что ты не убиваешься горем по Лоркану. Я бы очень удивилась, если бы было наоборот... Давай лучше спрашивай дальше.
   - Ладно, - кивнул парень. - Кто такие алаты?
   - Разумные существа с пернатыми конечностями, - ехидно фыркнула Лина. - Шучу. Алаты - практически бессмертные существа, обладающие способностью управлять чувствами и эмоциями. Есть очень, крайне, безумно редкие исключения, когда Дар алата не относится ни к чувствам, ни к эмоциям. В зависимости от того, какое чувство мы олицетворяем, мы можем усиливать его или наоборот притуплять. Кстати, от чувства зависит и цвет нашей одежды и крыльев. Я - алата Страх. Лоркан был алатом Силы Духа.
   - Какой у него был цвет?
   - Небесно-голубой. И огненные блики, как у меня. И пока не забыла: такие блики, необязательно огненного цвета, свойственны только Мастерам. Это особый статус, приобретаемый с годами по мере возрастания возможностей. Уровень Дара Мастера позволяет не только управлять уже существующими у живого существа чувствами и эмоциями, но и порождать их. Например, я могу заставить человека бояться того, что никогда в жизни его не пугало. Конечно, искусственно вызванное чувство - лишь тень по сравнению с настоящим, но порой и этого достаточно. Ну а блики отражают наличие у Мастера "дополнительного" Дара. Подробнее тебе знать пока ни к чему. Получить этот статус могут далеко не все, есть те, кому он и за тысячелетия не светит. Но ты не из их числа. Скажи спасибо папиным генам, ты Мастером быстро станешь.
   - А в чем плюс? - прищурился Ричард. - Какие это дает преимущества?
   - Мне нравится ход твоих мыслей... - промурлыкала Эвелинн с улыбкой. - У Мастера один весьма существенный плюс - право голоса на собраниях при принятии важных решений. И право приказывать нижестоящим. У алатов есть своя определенная иерархия. Алаты одного чувства объединяются в Ложу, во главе которой становится один из Мастеров этого чувства. Главы Лож, носящие титул Первого Мастера, в свою очередь образуют Ложу Первых Мастеров. Правящая верхушка - Высшая Ложа, в нее входят шесть алатов. Связующим звеном между Высшей Ложей и Низшими выступают триумвираты - объединения двух Первых Мастеров и одного из членов Высшей Ложи. Но, я думаю, не стоит тебе сейчас вникать во все эти бюрократические детали... Следующий вопрос.
   - Крылья, - лаконично выдал Ричард.
   - Перья. - Невозмутимо отозвалась девушка. - Что конкретно тебя интересует?
   - Ну... Зачем они?
   - Вероятно, чтобы летать, - усмехнулась Лина. - Ричард, это был довольно глупый вопрос... По крайней мере, до получения статуса Мастера можешь и не мечтать об использовании крыльев в других целях. Кстати, ты не будешь возражать, если я буду звать тебя Дик? Вариант "Ричи" мне не особо нравится.
   - Я не против, - пожал плечами парень. - И вопрос, между прочим, вовсе не глупый. Я же абсолютно не знаю, на что алаты способны!
   - Я понимаю, что тебе интересны все детали, - вдруг посерьезнела Эвелинн, пристально заглянув ему в глаза. - Но сейчас не самое лучшее время расспрашивать о мельчайших подробностях. Мне как можно быстрее нужно рассказать тебе все в общих чертах, познакомить с моими товарищами и спрятать понадежнее до тех пор, пока я тебя всему не обучу.
   - Спрятать? - удивленно вскинул брови Ричард. - От кого? Или от чего?
   - От всего! - совершенно серьезно отозвалась алата. - От тех, кому нужна твоя сила. От того, кто стоит за смертью твоего отца и моими неприятностями. В конце концов, от тебя самого. Пока ты не умеешь контролировать свои способности - сам себе опасен. Мало ли, решишь полетать и вмажешься в стену...
   Молодой человек хохотнул, потом прищурился:
   - Погоди-ка, если я теперь алат, да еще и такой перспективный, то почему я не ощущаю никаких внутренних перемен в себе?
   - Это нормально. До первого принятия истинного облика.
   Лина вдруг чутко прислушалась, потом недовольно закатила глаза.
   - Ууу, Дик... - протянула девушка. - У нас маленькая проблемка... Сюда на всех парах несется твоя подружка.
   - Габриэль, - страдальчески нахмурил лоб парень. - Как всегда, вовремя...
   - Она, кстати, знает, что под личиной Нейлл Риннон на самом деле скрываюсь я.
   - Откуда?! Она тоже связана с алатами?!
   - Боже упаси! - поморщилась Эвелинн. - Она всего лишь оказалась не в том месте и не в то время. В самом деле, не могла же я предположить, устраивая тайный шабаш в лесу после полуночи, что в это время там может оказаться не в меру любопытная девица, решившая прогуляться на отдалении от палаточного лагеря?..
   - И что?
   - И то, - Лина строго уставилась на Ричарда. - Не стоит говорить ей о своих новоприобретенных способностях. Искренне надеюсь, что у тебя хватит ума этого не делать. Тереза ведь рассказала тебе про будущую инсценировку твоей смерти? Как думаешь, у твоей пытливой и догадливой подружки не возникнет вопросов, нет ли связи между твоим даром и твоей смертью? А если она начнет разносить нелепые слухи, что ты не умер, а обрел улучшенную форму жизни, это может привлечь к твоей семье лишнее нездоровое внимание...
   Ричард догадливо кивнул. Эвелинн спешно приняла облик Нейлл.
   Буквально через пару секунд в комнату вплыла Габриэль.
   - Могу я поинтересоваться, что ты здесь делаешь в обществе этой девушки? - холодно осведомилась она у Дика.
   - А что такое? Нейлл просто помогла мне с историей. Ты что-то против имеешь?
   - Надо же, - передернула плечами девушка, смерив Риннон нехорошим взглядом. - Не думала, Рич, что у тебя проблемы с историей...
   - Уже нет, - на удивление едко усмехнулся парень. - Все стало на свои места.
   Нейлл-Эвелинн гордо прошествовала мимо Габриэль, не отказав себе в удовольствии на секунду сменить каре-зеленые радужки на синие. Подруга Ричарда вздрогнула, а сам он предпочел сделать вид, что ничего не заметил.

*****

   Звонок Терезы вышиб меня из благодушного состояния, в котором я пребывала после беседы с Диком и возвращения домой.
   - Лина, Ричард с тобой?! - встревоженным голосом спросила она без приветствия.
   - Нет, он в школе. Я ушла сразу после нашего разговора, а он вернулся на пары, - недоуменно ответила я. - А в чем дело, Тереза? Что у тебя с голосом?
   - Она опять явилась! - всхлипнула моя подруга, уже не сдерживая рыданий. - Та девица, которая приходила в прошлый раз от алатов. Пришла сегодня и сказала, что как бы я ни прятала Ричарда, они с Роландом все равно его найдут!
   Я похолодела. Каролину я размажу по стенке, не раздумывая и не сожалея. Но Роланд... От одного звука этого имени между лопатками, там, где располагается основание крыльев, болезненно заныло. Сказать по правде, я этого алата ненавидела и побаивалась даже с тех пор, как обрела статус Мастера...
   - Успокойся! - Как можно тверже осадила я женщину. - Им не найти твоего сына, пока я прикрываю его! Ясно?
   - Да, но я все равно волнуюсь! Ты ведь говорила, что твои щиты на пределе... А вдруг они не выдержат?
   - Выдержат! - отрезала я. - Но ты должна понимать, что будет лучше, если я сегодня же заберу Ричарда с собой. Есть местечко, где его не найдут шавки Вильгельма.
   - Лина, я понимаю, - обреченно согласилась женщина. - Главное, чтобы он не попал в руки Вильгельма, а остальное не так уж важно...
   - Тереза, послушай... - задумчиво протянула я, - а Каролина была одна или...
   Договорить мне не дали. В комнату ворвался Себастьян с диким от ярости лицом, в полной боевой форме: длинные кинжально-острые клыки, укрепленная кожа и бешеные всполохи изумрудных глаз. От изумления я даже не сразу поняла, что одежда вампира в грязи и разодрана в нескольких местах, а руки в крови.
   - Где Камилла? - рыкнул он в полубезумном состоянии. - Она срочно нужна!
   - Себ, что произошло?! - Я швырнула трубку на диван, моментально забыв о Терезе, и нутром чуя, что случилось что-то жуткое.
   - Алаты! - лаконично рявкнул он. - Каролина, Роланд и еще несколько серых шавок. Они на нас напали! Ивесу и Шерин срочно нужен лекарь.
   Я зарычала. Не образное выражение. Я действительно утробно зарычала, отращивая коготки и с чувством запуская их в деревянный наличник дверного проема. Зря я говорила Асмодею, что с трансформацией могут быть проблемы... Себастьян зло и понимающе усмехнулся, видя, что я теряю контроль над собой.
   - Лина, они все еще на поляне... И нам нужна помощь... - науськал меня вампир.
   Дважды повторять не пришлось.
   На поляне я появилась с шиком. Крылья, платье, обманчиво сладкая и милая улыбка. При виде Ивеса с перебитым крылом и окровавленного, бесчувственного тела Шерин, сломанной куклой лежащего рядом, сердце сжалось.
   Нападающих я увидела сразу же. Каролина в красном откровенном платье с алыми крыльями и Роланд в серебре. Они меня еще не заметили, чрезвычайно занятые разборками с моей компанией. Пара серых алатов сдерживала Элазара, еще пара стояла по бокам от Лисии, полулежащей на земле перед Кэрол и Ролом. Остальные были крайне увлечены битвой друг с другом.
   - Где Лина? - рявкнул на Лису Роланд, ухватив ее за волосы и дернув. - Говори!
   - Не знаю! - выкрикнула девушка в ответ и взвизгнула, когда Рол дернул ее еще раз, посильнее.
   С меня хватит! Никто. Никогда. Не смеет. Трогать. Моих. Подзащитных.
   - А может, спросишь у меня? - вкрадчиво прошипела я, подходя к ним. - Давай, Роланд, не стесняйся... Дерни меня так же за волосы...
   Алат с удивлением и недоверием уставился на меня, но уже через мгновение взял себя в руки, несмотря на то, что большая часть его подчиненных с моим приходом растворилась в воздухе, и на поляне остались лишь те, что удерживали Лисию и Элазара.
   - Бог мой, какая удача! - театрально поднял он глаза к небу, отпустив при этом Лису. - Такая крупная дичь сама идет в руки... Я скучал по тебе, милая.
   - Зато я по тебе нет, - показала я зубки. - И не стоит обольщаться. Я к тебе в руки не иду.
   - Это легко исправить, - влезла Каролина. - Взять ее!
   Серые алаты дернулись в мою сторону, но я отбила всю четверку прямо в лесную чащу. Роланд флегматично проследил за полетом подручных и повернулся к Кэрол:
   - Дура набитая! Мы вшестером были слабоваты против нее, а теперь нас двое! Если горишь желанием - разбирайся с Линой сама!
   И он сделал то, что у него получается лучше всего в напряженной ситуации. Открыл портал и свалил.
   Кэрол развернулась ко мне. Я, грешным делом, подумала, что она поступит разумно, то есть последует за Роландом, но эта идиотка решила вступить со мной в поединок... Я захохотала.
   Три ее силовых волны были шутя отбиты в сторону, но четвертую она направила не на меня, а на Нэйт и Камиллу, склонившихся над телом Шерин. Выругавшись, я взмахом руки поставила щит над ними и повернулась к алате в красном, но та уже лежала на земле, прижатая лапами огромного волка.
   - Спасибо, Риган, - хмыкнула я с удовольствием. Волк оскалился в подобие усмешки.
   - Лина, - робко позвала Мила, подойдя ко мне. - Мне очень жаль, но Шерин мертва. Травмы слишком серьезные, я ничем не смогла ей помочь.
   Я замерла. Потом прислушалась к своим ощущениям и поняла, что травница права. Та ниточка, что соединяла меня и Шерин как Покровителя и Подзащитного исчезла. Мы были давно знакомы с Шер и частенько проворачивали аферы вместе в ее родном мире. И теперь она мертва.
   Я наступила на руку Каролины. Та вскрикнула.
   - Ты хоть понимаешь, что натворила? - ядовито осведомилась я, с трудом сдерживая бешенство и желание придушить гадину на месте. - Ты убила ту, что была под моей защитой!
   - Ее могла убить и не я!
   - Да мне все равно. Убийство Подзащитного - практически объявление войны между покровителем убитого и убийцей. В нашем случае, это конфликт между мной и Вильгельмом, так как ты, Роланд и эти серые недомерки в его подчинении. И если у тебя есть хоть капля мозгов, в чем я сильно сомневаюсь, ты поймешь, насколько большие неприятности тебя ждут с Вилем.
   - Вы с ним и так в состоянии войны находитесь, - огрызнулась Каролина, пытаясь вытащить руку из-под моей ноги. - Так что ничего особенного не случилось!
   - Вот как? - усмехнулась я, присев на корточки, чтобы заглянуть в лицо алаты. - Откуда ты понабралась этой ерунды? Мы уже давно не воевали с Вильгельмом. Да, у него были ко мне претензии и притязания. Да, у нас с ним нет и не будет компромисса во мнениях. Но это не было войной... Так, мелкое недоразумение. А теперь все будет по-другому. Наши с Вильгельмом отношения могут вынести на обсуждение Высшей Ложи и Ложи Первых Мастеров. Меня, конечно, снова назовут предательницей, обвинят во все грехах, но они не смогут не признать мое право мстить Вилю и его свите. И поверь мне, дорогуша, я это право использую сполна. А он за это отыграется на вас с Ролом.
   Я испытующе уставилась в карие глаза Кэрол. Какое-то время она упорно не отводила взгляда, но затем все же отвернулась.

*****

   - Лина, с тобой все в порядке? - заботливо поинтересовалась Камилла, садясь рядом на диван в моей гостиной. - Может, что-нибудь нужно?
   - Нет, - качнула я головой. - Лучше скажи, что с Ивесом?
   - Все хорошо, - успокоила меня девушка. - Крыло скоро заживет. Все остальные тоже в порядке.
   - Ясно, - сухо кивнула я. - Элазар здесь? Позови его, пожалуйста.
   Из всей своей компании я доверяла только Элу, Камилле и Себастьяну. Но вампиру было глубоко начхать на всех остальных членов свиты, а Мила не умела руководить, поэтому сейчас они были мне не помощники.
   - Лина, в чем дело? - раздался над ухом голос Элазара.
   Он был младше меня практически на сотню лет и статус Мастера еще не приобрел. Но рядом с ним я выглядела мелкой пигалицей. Высокий, широкоплечий, подтянутый, с сединой на каштановых волосах и ясными каре-зелеными глазами, Эл выглядел лет на сорок (хотя "технически" ему было за пятьдесят, когда он перешел Грань). Относился он ко мне, как терпеливый и любящий отец к пакостливому чаду.
   - Выполнишь мою просьбу? - вопросительно глянула я на него.
   - Ну, конечно, Линка, - мягко улыбнулся он. - Когда я тебе отказывал?..
   - Собери всех и отправляйтесь к Асмодею. Попроси его разместить вас у себя и передай, что я скоро приду следом.
   - Хорошо... - Он приобнял меня за плечи и ткнулся в макушку. - Я знаю, что Шерин была твоей подругой. Мне очень жаль ее.
   Я молча кивнула.
   - И еще..., - добавила я, спустя мгновение. - Пусть Асмодей передаст Гончему, что я согласна.
   - Гончему? - встревоженно посмотрела на меня мужчина. - Девочка моя, ты с ума сошла? На что ты согласна? Во что ввязываешься?
   - Успокойся, Элазар, - вымученно улыбнулась я ему. - Ничего невыполнимого, отвратительного или ужасного. Только то, что в моих силах. А с той дрянью, что у нас в заложницах, это дельце и вовсе пустяковым становится.
   Алат неодобрительно нахмурился, но махнул рукой и не стал переубеждать меня, зная, что это бесполезно.

*****

   О своем праве мстить свите Вильгельма я должна была заявить. Причем, ему лично, желательно при свидетелях. Неизбежная встреча с бывшим покровителем вовсе не добавляла мне радужного настроения. Очевидно, это четко читалось на моем лице, поскольку при моем появлении Каролина вздрогнула и испуганно притихла.
   - На твоем месте, я бы подзадумалась над своим будущим, - ядовито хмыкнула я, "упаковывая" ее магическими путами. - Оно может быть весьма и весьма печальным.
   - Ты потребуешь моей смерти у Вильгельма? - нарочито спокойно осведомилась она.
   - Боже упаси. Слишком ты мелкая рыбешка для меня, чтобы я требовала твоей казни. Если уж на то пошло, я бы попросила казни Роланда, места в первом ряду на это зрелище и попкорна. А вот тебе светит нагоняй от Виля... Это похуже будет.
   Алаты всегда ценили и признавали роскошь и размах. И свое появление среди них после более чем векового отсутствия я собиралась обставить со вкусом. Тяжелые складки чернейшего бархатного платья мягко опустились до самого пола. Спереди оно было абсолютно глухим, под горло и с длинными рукавами, зато спина была открыта по самое не балуй. Волосы я собрала в высокую прическу, силовые барьеры скинула. И нырнула в телепорт вместе с Кэрол.
   Вышвырнуло нас перед роскошным трехэтажным особняком. Стучать в тяжеленную дубовую дверь я не хотела, поэтому просто разнесла ее в щепки. Продефилировав по коридору, вышла в огромный холл и с удивлением уставилась на массивный антикварный стол в центре, за которым гордо восседал парень лет двадцати пяти на вид.
   - Это еще кто? - ткнула я пальчиком в парня, повернувшись к Каролине, которую за мной тащили магические путы, повинуясь моим указаниям. - Дежурный алат? Секретарь?
   - Привратник, - буркнула Кэрол.
   Парень тем временем снизошел до того, чтобы обратить на меня внимание. Потом посмотрел на усеянный дубовыми щепками пол и осознал всю неприятность происходящего. То есть побледнел и сполз на стуле пониже.
   - Ну, и куда ползешь? - скептически фыркнула я, подойдя к столу и усевшись на краешек. - А докладывать о посетителях кто пойдет?
   Смекнув, что поступать с ним так же, как с дверью, я не собираюсь, он выпрямился и глубоко вздохнул:
   - Как вас представить Высшей Ложе?
   - Меня интересует не Ложа, а исключительно Вильгельм. Можешь представить меня как Эвелинн, алату Страх, ранг Мастера. Из отступников.
   Привратник поперхнулся и широко вытаращил глаза, глядя то на меня, то куда-то на стену за моей спиной. Я посмотрела туда же и хмыкнула. На стене висел мой портрет в натуральную величину, на котором я была изображена стоящей у окна в темно-вишневом платье с золотой вышивкой. В нескольких местах холст был продырявлен метательными ножами и дротиками, а один сюрикен и вовсе красовался во лбу. К слову, когда-то этот портрет был любимым у Виля, помешанного на таких вот "фото" своей свиты, и висел у него в кабинете.
   - Прелестно. Меня здесь помнят, любят и ценят... - констатировала я и снова глянула на Привратника. - Топай к Вильгельму. Живо!
   Парень вернулся через пять минут, увел Каролину, затем попросил следовать за ним. Я уверенно пошла, всеми силами стараясь не показать, насколько мне страшно. А боялась я до жути...

*****

   Конечно, я в курсе, что алаты практически не изменяются внешне, но чтобы настолько...
   Вильгельм сидел на троне точно так же, как сто тридцать семь лет назад. С той же усмешкой на лице, в такой же рубашке. Прическа, выражение глаз... Не изменилось ничего.
   - Эвелинн... - с удовольствием протянул он. - Я знал, что ты умная девочка. В общем-то, так и думал, что ты побесишься и вернешься. Правда, не подозревал, что для этого понадобится сто с лишним лет...
   Виль говорил спокойно, с издевкой, но я увидела то, что он скрывал. Страх. Этот мерзавец меня боялся. Страх - мой Дар, я чую его моментально и безошибочно. То, что Виль меня боится, придало мне уверенности в своих силах. И каплю спокойствия. Всего лишь каплю.
   - Кто говорит о возвращении? - недовольно осведомилась я. - Я всего лишь хочу сделать одно маленькое, но очень неприятное заявление. Потом уйду.
   Вильгельм спустился ко мне с возвышения, обошел вокруг и преспокойно уставился мне в глаза. Затем улыбнулся и отошел. Я с недоумением ощутила, что его страх передо мной отступил. С чего вдруг?
   - И о чем ты хочешь заявить? - с самодовольной усмешкой поинтересовался мужчина, снова опустившись на трон и приняв подобающую его положению позу: нога на ногу, королевская осанка, до безобразия благожелательная улыбка.
   - О праве мести, - с холодной улыбкой сообщила я. - Ты отправил за мной Роланда и Каролину, кто-то из них виновен в гибели Шерин, ведьмы, находившейся под моим покровительством. Я думаю, ты прекрасно знаешь, что это значит.
   Глаза Вильгельма нехорошо сузились, пальцы побарабанили по подлокотнику. Ох, чует мое сердце, кому-то сегодня не повезет... Сильно не повезет. Но сейчас мой бывший покровитель взял себя в руки.
   - Я признаю твое право, - кивнул он. - Надеюсь, ты с умом воспользуешься им. Желаешь официальной церемонии признания на собрании Ложи?
   - Нет уж, спасибо, - криво усмехнулась я. - А насчет права можешь не сомневаться. Я найду как его использовать.
   - Хочешь посмотреть на мое последнее приобретение? - вдруг резко сменил тему Вильгельм. И, не дождавшись ответа, щелкнул пальцами в воздухе. За моей спиной зашуршала ткань. Обернувшись, я увидела падающее на пол покрывало, под которым скрывалась королевских размеров картина.
   При взгляде на нее у меня похолодело все внутри, и по спине замаршировали мурашки.
   На портрете Виль сидел в центре на троне, свесив крылья по обе стороны и выставив напоказ левую руку с руной, обозначающей Разум в триумвирате. По левую сторону от него, вполоборота, стоял Роланд в истинном облике, сверкающем серебром, держащий в руке свиток. На его руке красовалась руна Духа триумвирата. А по правую сторону от Вильгельма была я... Меня изобразили чуть облокотившейся на спинку трона, прислонившей к бедру меч и держащей руку на эфесе. Конечно же, в истинном облике. На руке ненавистно выделялась руна Силы триумвирата. Картина была настолько хорошо написана, что блики в наших крыльях, казалось, мерцают, а на крыльях можно разглядеть каждое перышко.
   - Это будущее, - вкрадчиво шепнул Вильгельм, незаметно оказавшись за моей спиной. - Однажды моя триада будет выглядеть именно так: самый преданный последователь и самая сильная воспитанница...
   - Этого не случится! - зло отрезала я, резко развернувшись. - Я никогда не вступлю в триумвират! И тем более в твой!
   - Еще как вступишь, - уверенно улыбнулся мужчина. - И даже просить будешь, чтобы я тебя принял. Сейчас ты не понимаешь, что такое триумвират и его сила...
   - Прекрасно понимаю! - жестко перебила я его. - Образовать с тобой объединение сил - все равно, что сдаться в рабство. Ты будешь безраздельно пользоваться моей силой, всей без остатка. А у меня не будет ни единого шанса помешать тебе.
   Виль презрительно хмыкнул:
   - Упрямее, чем я думал. А впрочем... Я забираю твое право мести в качестве платы за твою свободу. Сейчас можешь беспрепятственно покинуть владения алатов. Я подожду, пока ты сама придешь ко мне под крыло. Но заруби себе на носу: я не для того тебя совершенствовал, чтобы ты мне палки в колеса ставила и по мирам скакала, помогая сирым и убогим! Придет день, когда мне надоест ждать твоей благосклонности, и ты объединишь со мной силы, хочешь ты того или нет! При следующей же нашей встрече ты получишь в подарок кандалы и тюремную камеру.

*****

   Меня трясло. Я стояла на балкончике в подземельях Асмодея, прочно запечатав магией дверь в мою комнату, и тряслась вовсе не от холода. От страха. Да уж, забавно... Та, которой положено пугать, сама похожа на затравленного кролика.
   Впрочем, я имела на это право. Вильгельм угрожал мне, а свои угрозы он исполняет с максимальной точностью.
   И я поняла, чего так испугался во мне сам Виль. Пандорру. Он думал, что за прошедшие десятилетия я не сумела сдержать ее в себе, боялся, что стоит ему оказаться рядом, как она проявит себя в полной красе и разорвет его на множество маленьких Вильгельмчиков. Прецедент ведь уже был. Но этого не случилось, и теперь он знает, что я подавила Дору в своем сознании.
   Я чертыхнулась. По всему выходило, что она - мой единственный шанс выстоять против бывшего покровителя и его долгоиграющих планов на мою персону, поскольку боялся он исключительно ее. Замечательно...
   В темноте позади меня что-то скрежетнуло. Я, не оборачиваясь и не вглядываясь, шарахнула туда волной огня и тут же попала под шквал отборной нецензурщины со стороны Десмонда. Гончий предстал перед моим взором, стаскивая с себя обгоревшие остатки рубашки и вытирая ими копоть с лица. Весь его виды выражал крайнюю степень недовольства. Я равнодушно пожала плечами в ответ на его вопросительный взгляд, успев при этом беззастенчиво оглядеть фигуру мужчины. Дес мой взгляд заметил.
   - Специально рубашку подожгла? - ехидно поинтересовался он. - Чтобы я ее снял?
   Я скептически вздернула бровь.
   - Да брось, - продолжил издеваться Десмонд. Потом картинно понапрягал мышцы. - Ну как?
   - Честно? - игриво мурлыкнула я, томно глянув на него и соблазнительно закусив губку.
   Гончий заинтересованно кивнул.
   - Скинул бы ты килограмм пять-семь, тебе не лишнее будет, - с каменным лицом отрезала я и отвернулась.
   - Ты глянь, - усмехнулся он, - какие мы раздраженные и недовольные... А я думал, у тебя сегодня хорошее настроение, раз ты согласилась помочь мне.
   - И поэтому решил пошутить? - хмыкнула я. - Промахнулся. У меня на редкость поганое настроение.
   - Почему ты согласилась?
   - Потому. Я была сегодня у Вильгельма и он любезно пообещал предоставить мне одиночную камеру в личное пользование. Я знаю, что это не пустые слова. И что еще хуже, я знаю, что сейчас нахожусь в проигрышном варианте по сравнению с ним. Вильгельм больше века готовился к нашей встрече, а я делала все, чтобы не допустить ее вовсе или отсрочить... В общем, мне нужен тот, кто просветит меня относительно нынешней деятельности Виля.
   - И ты рассчитываешь на моего приятеля? - догадливо хмыкнул Десмонд.
   - Согласись, это не такая уж большая плата за жизнь и свободу? - я очаровательно улыбнулась. Потом мрачно отшутилась. - На крайний случай хоть уточню особенности тюремных камер. Вдруг что изменилось?..
   - Не уверен, что он потянет такую миссию...
   - Еще как потянет, - оборвала я Гончего. - Я не силовой поддержки прошу, а информационной. Это любому алату по силам, если жить сильно захочет. И потом, это твоему приятелю решать, что он потянет, а что - нет. Для тебя главное, что я согласилась. И все.
   Мужчина согласно кивнул и задал вопрос, который я ждала:
   - Что ты просишь за свою помощь?
   - Шанс на побег.
   - Лина, это чересчур! - раздраженно отозвался он. - Ты должна понимать, что за тобой отправят других Гончих в случае моей неудачи. И так будет продолжаться до тех пор, пока тебя не отловят...
   - Сама знаю! - рявкнула, не выдержав, я. - Я не прошу обеспечить мне полную свободу от преследования! Просто дай мне шанс сбежать от тебя. Один.
   - А если у тебя не выйдет?
   - Тогда поклянись, что будешь требовать моей смертной казни на Суде и лично убедишься, что приговор исполнили.
   - Что за глупое требование?! - обозлился Дес, видимо, решив, что я шучу. - Да тебя и так казнят!
   - Они могут выдать меня алатам, - возразила я. - Самое серьезное мое преступление совершенно именно по отношению к ним. Предательство себе подобных.
   Гончий с издевкой улыбнулся:
   - Боишься, что казнь сородичей пожестче будет, чем у Суда?
   - Боюсь, как бы сородичи во главе с Вильгельмом меня не помиловали...
   - Да сколько можно напускать вокруг себя таинственности?! - взорвался, в конце концов, мужчина. - Ты хоть иногда можешь говорить все четко и ясно, пояснять свои решения?! Я ни черта тебя не понимаю!
   - А мне этого и не надо, Десмонд, - устало вздохнула я и направилась к кровати. - Уходить будешь - не забудь за собой закрыть дверь.
  

ЧАСТЬ II

Глава 13

   Рычание. Удар когтями. Мимо. Снова ловлю равновесие, замахиваюсь, но потом вдруг решаю бить чистой стихией, а не рукой. Ревущая волна огня попадает по цели, к счастью, Асмодей успевает выставить щит и его всего лишь отбрасывает к стене. Я зло показываю ему удлинившиеся клыки, потом делаю едва заметный пасс когтем на левой руке и обрушиваю на него часть каменного свода подземелья. Демон отскакивает в сторону, одновременно с этим кинув в меня шар из чистого света. Я разъяренно рявкнула, зажмурившись, потом вновь бросилась на Дея, намереваясь когтями нарезать его на ленточки.
   - Умница, девочка! - нервно усмехнулся Асмодей и снова увернулся от моего "маникюра". - Знать бы еще, как тебя угомонить теперь...
   Внезапно я поморщилась от резкой головной боли и часто захлопала ресницами, оглядываясь вокруг. Почему я нападаю на Дея?!
   На меня накатила дикая усталость, ноги подломились, и я больно приложилась измотанным телом об каменный пол. Тут же нахлынула кровавой пеленой боль трансформации. Когти втягивались обратно, крылья меняли форму, вновь покрывались перьями и медленно исчезали, голова раскалывалась пополам. Наконец, я смогла расслабленно вытянуться на полу в полный рост. Демон уселся рядом.
   - Лин, можешь собой гордиться, - серьезно посмотрел на меня приятель. - Всего за месяц ты научилась вызывать Пандорру по собственному желанию и хоть немного управлять ею.
   - Вот только заткнуть ее обратно по собственному желанию не могу... - недовольно буркнула я. - Она сама решает, когда ей уйти в подсознание и иногда даже практически берет надо мной верх. В прошлый раз вообще тебя едва не укатала в стену...
   - Не заморачивайся над этим, ты все равно не позволила бы ей причинить серьезный вред. Зато еще месяц-другой тренировок, и ты полностью подчинишь Дору себе.
   - Еще месяц-другой тренировок, и я откину копытца, - скептически заявила я, прикрыв глаза. - К тому же, пока она больше выматывает меня, нежели помогает...
   Я вздохнула. Асмодей улегся рядом, закинув руки за голову.
   - Дей, ты уверен, что оно того стоит? Вдруг я все-таки сорвусь и кому-нибудь перегрызу глотку в виде Пандорры? И этот "кто-то" будет не Вильгельм?
   - Лина, прекрати забивать голову ерундой! - оборвал меня демон. - Если хочешь стереть в порошок Вильгельма - используй все свои резервные силы, а не только меньшую их часть! И потом, ты ведь сама говорила, что он боится именно Дору...
   Я зевнула. Дей прав. Хватит уже терзаться пустыми сомнениями в правильности своих решений.
   - Слушай, а Десмонд не появлялся? - вдруг спросила я, резко сев на полу.
   - Около недели назад, - пожал плечами Асмодей. - На днях должен явиться.
   - Вот и чудненько, что его нет, - довольно протянула я. - Думаю, я успею смотаться по делам и вернуться.
   - По делам? - вздернул бровь демон. - Опять в какой-нибудь мир на выживание рванешь?
   - Боже упаси! - театрально округлила я глаза. - Я же не дура. Так, по мелочи надо. Скажем, дела торговые...
   - Смотри мне, - шутливо погрозил Асмодей. - А то в прошлый раз тут такое представление устроили вдвоем... Как вспомню, как Дес тебя с ревом раненого дракона гонял по столовой и клятвенно обещал придушить, так сразу хохотать начинаю.
   - Очень смешно, - хмуро буркнула я, совершенно не разделяя его веселья. - Видите ли, если бы не его возможности представителя Суда Вечности, меня бы отправили на костер... Только он как-то не учел, что это был бы мой юбилейный двадцатый костер, а я все еще жива и здорова! И без него бы выкрутилась!
   - Лина, он проявляет о тебе подозрительно нежную заботу, - ухмыльнулся демон. - Прямо печется о каждом твоем шаге...
   - Дей! - буквально взвыла я. - Говори, как есть: он пасет каждый мой шаг, потому что боится, что я передумаю и сбегу. Ни о какой заботе и речи быть не может.
   - Не ждали? - с отвратительно счастливой улыбкой в комнату заглянул Десмонд. При виде меня глаза его округлились в непритворном удивлении. - Надо же, Лина тут... А я думал смоется, как только я отвернусь.
   При появлении Гончего Асмодей моментально слинял, невнятно буркнув что-то о "срочных делах". Его можно было понять: находиться с нами двумя одновременно в замкнутом помещении порой было все еще весьма травмоопасно. Даже для архидемона. Я страдальчески застонала, снова вытянувшись на полу и отвернувшись от Деса к стене:
   - Изыди, а?! До самой печенки уже достал!
   - Ты же сама тянешь время, - занудно завел Десмонд старую песню. - Я уже много раз тебе говорил: быстрее вытащим моего приятеля - быстрее получишь возможность смыться. Но ты как-то не торопишься...
   - Быстрее вытащим?! - зарычала я. Потом мгновенно вскочила на ноги и, подскочив к мужчине, вцепилась ногтями ему в рубашку. Зря он меня злит... Я еще не отошла от слияния своего сознания с Пандоррой и была достаточно агрессивна. - Как я могу "быстрее" вытащить того, кого знать не знаю?! Мало того, что алаты перенесли свою тюрьму, и я, как последняя идиотка, занималась ее поисками, так еще и ты дурака валяешь! Вместо того, чтобы сказать мне, кого я должна освободить и не болтаться балластом, ты поперся со мной, заявив, что сам его найдешь! И что, нашел?! Вместо этого мне пришлось спасать твою дурную башку!
   Гончий обхватил меня обеими руками и крепко сжал, лишив возможности действий. Кости хрустнули, я сдавленно пикнула, но ногти запустила еще глубже.
   - Зачем, интересно? - тихо поинтересовался он. - Оставила бы там, а сама ушла. Избавилась бы от меня... Зачем спасала?
   Я замерла, ошарашенная вопросом. И правда, зачем?
   - Я жду, - непреклонно поторопил меня с ответом Дес. - Зачем ты помогла мне?
   - Сама не знаю! - обиженно рявкнула я. - Действительно, надо было оставить тебя там! Руки убери!
   - А ты драться перестань! - невозмутимо парировал Десмонд. - И ногти поменьше распускай!
   Я фыркнула, но ногти из его рубашки вытащила. Он разжал руки, и мои легкие благодарно вздохнули.
   - А все-таки, - прищурилась я, потирая ребра, - почему две недели назад у нас ничего не вышло? Мы смогли незамеченными проникнуть в темницы и времени на то, чтобы отыскать и вытащить твоего друга у нас было в достатке... Почему ты этого не сделал? Я-то просто не знала, кого искать.
   - Его там не было, - мрачно усмехнулся мужчина. - Я это почувствовал сразу, как только мы вошли, но все равно просмотрел все камеры. Моего приятеля там не было.
   Я зло сузила глаза. Во мне закипала злость.
   - Шутишь?! - зашипела я потревоженной гадюкой. - Я потратила почти месяц на то, чтобы отыскать новую тюрьму алатов, рисковала своей шкурой, а его там не оказалось?! Ты издеваешься надо мной?!
   - Послушай, откуда я мог знать, что так получится?! - повысил в ответ голос Десмонд.
   - От верблюда! - отрезала я. - От крылатого двугорбого верблюда по имени Роланд, с которым ты водишь знакомство! Он ведь многое тебе рассказывал обо мне, об алатах? Так возьми и спроси у него, где содержат твоего друга!
   Гончий открыл было рот, чтобы сказать что-то, но передумал и махнул рукой. Я настаивать не стала.
   - Лина, у меня к тебе есть просьба, - неуверенно обратился ко мне мужчина после минутного молчания.
   - Что, еще кого-нибудь откуда-нибудь вытащить? - зловредно хмыкнула я, еще не остыв.
   Дес страдальчески закатил глаза:
   - Нет, хочу попросить, чтобы ты учила меня вместе с Ричардом. Я видел, как ты применяешь свои дарования алаты в бою, и это было даже покруче, чем мои способности Гончего.
   - Ты совершенно не прибегаешь к помощи возможностей алата? - заинтересованно закусила я губу, пытаясь прикинуть фронт работы. - Даже Дар не применяешь?
   - Ну... - задумался он. - Крыльями я пользуюсь в качестве щитов. Пожалуй, все...
   Я едва поймала челюсть, попытавшуюся упасть на пол.
   - Нда... - оглядела Десмонда с ног до головы. - Задержались вы, сударь, в яслях...
   - Язва!
   - Придурок!
   - Вот и поговорили, - неожиданно весело хмыкнул Дес. Я улыбнулась в ответ.
   - Только у меня будет одно существенное условие - ты будешь делать все, что я скажу с точностью и без шуточек! Усек?
   - Идет, - согласно кивнул Гончий. - Временами ты не такая уж чокнутая...
   - Временами и ты не такая уж заноза в заднице, - в унисон отозвалась я.

*****

   - Тебе не кажется, что история повторяется? - хмуро поинтересовался Асмодей у Элазара, наблюдая вместе с алатом, как Лина и Дес направляются к тренировочной площадке.
   - О чем ты? - алат недоуменно посмотрел на демона. - Какая история?
   - История Эвелинн и Эйлтила, - невесело улыбнулся тот. - Они ведь тоже далеко не с первого взгляда полюбили друг друга. Ты сам вспомни, Эйл ведь получил заказ на ее уничтожение и пару месяцев они весело бегали по эльфийским лесам: он пытался ее убить, а она его. В результате как потом все завертелось?
   - Вообще-то, - справедливо возразил Элазар, - все у них было великолепно. Лина тогда была очень счастлива, даже осталась жить в мире Эйлтила, прекратила все свои авантюры.
   - Все верно, - кивнул демон. - Но Эйл был эльфом, а не алатом, и уж тем более не Гончим! Тебе разве не кажется, что это плохая идея - позволить ей влюбиться в Десмонда?
   - Ну, вот с чего ты взял, что она в него может влюбиться?! - развел руками алат. - Откуда...
   - Я замечаю то, чего не замечаешь ты! - отрезал Асмодей, перебивая мужчину. - Она уже спасла ему жизнь, рискуя собой. Ты Лину знаешь не хуже меня - она жертвовать собой может только для близких и дорогих ей людей и иже с ними.
   Даже если Элазар и хотел что-то возразить, он промолчал. Дей был прав: Эвелинн в жизни никого не спасала, рискуя собой, просто так, из милосердия. Но после некоторого раздумья алат все же заговорил:
   - Я все же думаю, что ты заблуждаешься. Она могла вытащить его только потому, что он ей зачем-то нужен. Ты же не будешь отрицать, что подобное возможно?
   - Может, ты и прав... - с сомнением покачал головой Асмодей. - Но то, как она смотрит на него... Дес ее явно интересует.
   - Линку вечно все необычное интересует, - по-доброму усмехнулся Элазар. - Чем чудесатей, тем ей любопытнее, а алат-Гончий - уникальный экземпляр. Да и вообще... Ни ты, ни я, ни кто-либо другой не в праве решать за нее, кого любить, а кого нет.
   Как бы то ни было, демон понял, что каждый из них остался при своем мнении, и Эл ему не союзник.

*****

   - Как дела? - хлопнула я Ричарда по плечу. - Проблемы с вызовом истинного облика еще есть или уже нет?
   - Сама смотри, - ухмыльнулся парень и замер с сосредоточенным лицом. Примерно секунд через тридцать-сорок он принял облик алата: дымчато-серые оперение крыльев и одежда. Я с тревогой заметила, что в этот раз серый цвет стал чуть темнее. Не очень хороший знак.
   "Неужели он так быстро набирает силу?! - мелькнула лихорадочная мысль. - Всего месяц прошел с того момента, как я научила его вызывать свою сущность, а цвет уже темнеет... Такими темпами через год-два он приобретет свое чувство, а лет через пять станет Мастером... Но это просто невероятно!"
   - Лин! - вывел меня из раздумий Ричард, пощелкав пальцами перед моим лицом. - Ты чего застыла? Мы сегодня что-нибудь учим?
   - Да, конечно, - тряхнула я головой. - Думаю, раз уж с вызовом истинного облика проблем у тебя нет, то сегодня объясню тебе смену личин.
   - Эмм... Смена личин это то, о чем я думаю? - почесал макушку Дик.
   Я наглядно приняла облик Нейлл, а затем снова свой собственный.
   - Вопросы еще есть? - хмыкнула я.
   - Есть, - с хмурым видом вмешался Десмонд, до этого молча маячивший у меня за спиной. - На ком ты собираешься практиковаться?
   Теперь уже я с удивлением смотрела на Гончего.
   - Дес, - терпеливо, подавляя глухое раздражение, - смену алаты практикуют на себе и самостоятельно.
   - А я читал, что алаты могут принимать облик только того, кого они убивают, - с нажимом произнес мужчина. - И кого ты собираешься истреблять для обучения?..
   - Десмонд, а я читала, что мозги у Гончих отсутствуют, - недовольно хмыкнула я. - Но ты ведь не считаешь, что это так? Вот и сказки про чью-нибудь смерть при изменении личины алатом - бред сивой кобылы. Доказать?
   Он задумался и неуверенно кивнул. Я торжествующе улыбнулась и улетучилась. Вернулась спустя пару мгновений с Камиллой.
   - Мила, ты не откажешься мне немного помочь? - поинтересовалась я у травницы. - Хочу переубедить одного упертого барана.
   - Помогу, - усмехнулась девушка, моментально догадавшись, о ком я столь лестно отзываюсь. - Что мне делать?
   - Стоять рядом со мной и демонстрировать, что ты жива и здорова.
   Я внимательно всматривалась в Камиллу, стараясь как можно детальнее запомнить ее внешний облик. Потом закрыла глаза и начала изменение: сначала черты лица, затем рост и фигуру, длину волос. В последнюю очередь изменились цвет глаз, волос и оттенок кожи. Я-Камилла, точнейшая копия настоящей, насмешливо улыбнулась Гончему:
   - Ну и что? Кто-нибудь умер?
   Десмонд отрицательно помотал головой. Ричард молча и восторженно глазел.
   Я приняла истинный облик алаты и на несколько мгновений расправила крылья, чтобы размять их. Камилла, не обладающая возможностью перемещаться телепортами самостоятельно, уселась на камень неподалеку, намереваясь поглядеть на нашу тренировку.
   - Ну, и чего ждем, господа? - весело обратилась я к своим "ученичкам". - Пробуем изменить внешность. Просто закрывайте глаза и максимально четко формируйте в сознании образ того, кем хотите стать. Потом представляйте процесс изменения. Необязательно, чтобы это был кто-то знакомый или реальный, вы можете создать уникальный образ.
   Следующие десять-пятнадцать минут мы с Милой хихикали, глядя на нелепые изменения во внешности парней. Воистину, скудным воображением они не страдали, вот только управлять им получалось у обоих с трудом... Но когда Десмонд отпустил себе роскошные рыжие локоны до талии, которым позавидовала бы и нимфа, я и травница бессовестно рухнули с камня, на котором сидели, заливаясь истерическим хохотом. Мужчина зарычал и кинулся в нашу сторону, но я успела вскочить на ноги и выставить перед ним крыло, прежде чем его скрюченные пальцы сомкнулись на моей шее. Гончий с разгону влетел в перья и... чихнул. Это получилось так неожиданно мило, что я честно попыталась сдержаться, но все равно опять захохотала. Дес снова покусился на мою шею и тут нас прервал бархатный голос Асмодея:
   - И что вы тут устроили? Прямо как дети малые...
   Я непонимающе хлопнула ресницами, пытаясь сообразить, когда этот демон успел сюда явиться. А потом догадалась, что это не Дей, а Ричард, сумевший принять его облик. Я присвистнула, потому что погрешностей практически не было.
   - Весьма и весьма неплохо, Дик, - искренне похвалила его. - Принцип смены облика усвоил?
   - Ага, - кивнул парень, принимая свой нормальный вид. - Только не очень точно получилось...
   - Это дело наживное, - успокоила я его. - Со временем научишься подмечать и фиксировать мельчайшие детали. Ну а ты? - повернулась к Десмонду, уперев руки в бока. - Собираешься менять облик?
   Гончий надменно хмыкнул и прикрыл глаза. Но вместо того, чтобы изменить внешность, он вдруг судорожно дернулся и, хрипло вздохнув, схватился за грудную клетку. Я с ужасом смотрела, как он падает на землю.
   - Дес! - вскрикнул Ричард и бросился к мужчине. Вслед за ним тут же кинулась Мила. Десмонд продолжал хрипло дышать, скорчившись от боли.
   - Отойдите оба! Живо! - рыкнула я, опускаясь на колени рядом с Гончим. Разорвав ему рубашку (блин, уже второй раз его раздеваю, и снова не удовольствия ради!), я положила одну ладонь в область сердца, а вторую на солнечное сплетение и нараспев начала читать заклинание. Собственно, сам текст никакого отношения не имел к тому, что я делаю, но он настраивал меня на нужный лад. Закончив вливать в Десмонда порцию силы, я устало присела рядом.
   - Чей облик ты пытался принять?
   - Твой, - выдохнул Дес, все еще лежа.
   Я округлила глаза и вздернула левую бровь.
   - Зачем?
   - Хотел посмотреть, что у тебя в голове творится.
   - Вынуждена огорчить тебя. Даже если бы ты примерил на себя мой облик, это не дало бы тебе доступа к моему богатому внутреннему миру, - ехидно пропела я Гончему, потом повернулась к Ричарду. - Видишь, Дик, что может случиться с такими вот извращенцами? А если серьезно... При смене облика существует два строжайших табу: мы не можем принять облик другого алата - это раз, и, во-вторых, нельзя принимать облик существ другого пола. Десмонд попытался нарушить сразу оба, за что и поплатился. Я надеюсь, больше никто не захочет это повторить?
   Ответом мне было единодушное молчание.
   - Вот и чудненько, - констатировала я и задумчиво потеребила локон, прислушиваясь к внутренним ощущениям. Нет, пожалуй, идти сама не смогу. - Кто-нибудь донесите меня до комнаты, а?

*****

   Не знаю, сколько я сидела в оцепенении. Я по-прежнему слабела. Черт меня подери, но с каждым неделей мне казалось, что я все больше и больше теряю силы! Меня выбивала в нокаут любая мало-мальски серьезная рана, перекачка силы, а ведь раньше такие моменты даже не запоминались. В конце концов, я тысячу раз была на волоске от смерти, но ни разу не почувствовала себя настолько слабой... А ведь мне предстояло переделать невероятную кучу дел: помочь Десу, смыться от него, обучить Ричарда, надрать уши Вильгельму. Ах да, ведь еще надо не дать одному моему подзащитному народу кануть в Лету. Подумаешь, делов-то...
   Я даже не заметила, как вошел Элазар, поэтому едва не подскочила, услышав его голос:
   - Линка, ты чего такая рассеянная? - заботливо поинтересовался алат, усаживаясь рядом. - Случилось что-то?
   - Да нет, нормально все, - отмахнулась я.
   - Я поговорить хотел... - немного замялся Эл. - Зачем ты возишься с Гончим?
   - В каком смысле "вожусь"? - привычным движением выгнула я бровь.
   - В прямом. Ты уже дважды спасла ему жизнь: один раз там, в тюрьме алатов, второй раз здесь, сегодня.
   - Кто доложил по поводу сегодняшнего недоразумения? - хмуро поинтересовалась я.
   - Мила рассказала, - честно сдал мне травницу алат. - Так зачем ты это сделала?
   - У нас с ним сделка, - холодновато глянула я на мужчину. - Я помогаю ему - он дает мне шанс на побег от его Гильдии. Играть я привыкла по правилам.
   - Ты уже пыталась помочь ему, и у вас ничего не вышло, - справедливо возразил Элазар. - Иными словами, ты можешь заявить, что попыталась выполнить свои обязательства...
   - Но не выполнила! - отрезала я. - Наш договор еще не исполнен.
   - Как скажешь... - задумчиво протянул алат.
   - Эл, давай начистоту, - не выдержала я. - Я же нутром чую, что ты что-то спросить никак не решаешься.
   - Лина, ты случайно в Десмонда не влюблена? - резко выпалил мужчина.
   Я вытаращила глаза от удивления. Да уж, такого вопроса не ожидала...
   - С какой это стати?! - возмутилась я. - Откуда столь бредовая идея?!
   - Асмодей, - коротко пояснил Элазар. - Это он так думает. Считает, что твои отношения с Десмондом могут стать повторением твоего романа с Эйлтилом.
   Прищурилась и разъяренно побарабанила пальцами по спинке кровати.
   - И с чего бы это он так считает? - недобро зашипела я.
   - Эвелинн, я не знаю, - поспешно принялся успокаивать меня алат. - Дей говорит, что обстановки похожие. Десмонд, как и Эйл, ведет на тебя охоту, но не убивает при первой же возможности.
   Я посмотрела на мужчину, как на идиота. Он выдержал этот взгляд с достоинством.
   - Еще аргументы есть? - с ядовитым скептицизмом в голосе поинтересовалась я.
   - Ну, до этого он еще высказывал мнение, что ты просто прикрываешь контрактом свой интерес к Гончему... Лин, я его совершенно не поддерживаю!
   Я довольно хмыкнула. Еще бы Элазар поддержал...
   - Ты не злись на него, - вступился алат за демона. - Он ведь ничего плохого тебе не хочет...
   - Не злюсь, - чуть резче, чем хотелось бы, отозвалась я. - Просто порой у меня создается такое впечатление, будто Асмодей пытается контролировать мою жизнь. Впрочем, тебе не стоит забивать этим мозги. Сама разберусь.
   Я успела окликнуть алата раньше, чем он вышел из комнаты:
   - Элазар, ты не против побыть немного летным инструктором? - на моих губах заиграла предвкушающая улыбка. - Хочу начать обучение полетам у Ричарда и Десмонда.
   Мужчина уловил нотки коварства в моем голосе, но все же кивнул.
  

Глава 14

   - Не смей мне указывать! - сердито рявкнула алата демону и с силой хлопнула ладонью по столу. Под хрупкой на вид и изящной рукой девушки крепкая дубовая столешница крякнула и с противным грохотом рухнула вниз.
   - Четырнадцатый век! - возопил Асмодей с ужасом глядя на обломки. - Лина, да этот стол здесь триста лет стоял и ничего!
   - Давно пора сменить эту рухлядь, - равнодушно отрезала Эвелинн, усаживаясь обратно в кресло. - И вообще, сам виноват. Ты прекрасно знаешь, что я не контролирую себя, когда сильно злюсь.
   - Угу, - мрачно кивнул демон. - А еще я прекрасно знаю, что последний месяц ты весьма успешно учишься контролю. Вот вредность свою ты не контролируешь. Даже не пытаешься.
   Его подруга с издевкой дернула точенным плечиком.
   - Ладно, - вздохнул Асмодей, - вернемся к теме разговора.
   - Рискнешь своей антикварной банкеткой? - изогнула бровь девушка. - Шестнадцатый век, кажется? Или, может, тебе надоел персидский ковер восьмого века?
   - Меня сейчас выведет из себя одна девица шестнадцатого века... - с угрозой хмыкнул демон.
   - Дей, чего ты добиваешься? - вздохнула Эвелинн, обрывая шутливые препирательства. - Я ведь все равно сделаю по-своему.
   - Лина, подумай, что ты творишь?! - сурово прикрикнул ее приятель. - Если твою сделку с Гончим я еще хоть как-то могу понять, то смешная попытка остановить войну двух народов - верх глупости. Даже для тебя.
   - Почему это? - удивилась алата, побарабанив по подлокотнику. - Думаешь, не смогу?
   - Силенок не хватит, - серьезно кивнул мужчина. - Милая моя, так сильно вмешиваться в историю мира не решаются даже демоны уровня архидьяволов...
   - Талиеры - мой подзащитный народ, - холодно отрезала девушка, перебив демона. - Они верят в мою помощь!
   - Сейчас они верят в твою смерть, - усмехнулся Асмодей. - Не лучше ли оставить это так?
   - Лутты уничтожат их. Разумеется, не лучше.
   - Хорошо, пойдем с другой стороны, - терпеливо отозвался Дей. - Допустим, тебе удастся убедить талиеров в своем добром здравии и в том, что война не нужна. А лутты? Скажут "ну, на нет и суда нет" и разойдутся?
   - Вряд ли. Скорее еще больше взбесятся из-за того, что у них отнимают отличную возможность расправиться с заклятым врагом и не прослыть при этом агрессором. Но я все равно попробую их угомонить. Именно поэтому должна быть там к началу войны.
   - Никому ты ничего не должна, - возразил демон. На лице Эвелинн проступило секундное замешательство. Потом она упрямо тряхнула волосами.
   - Должна и точка.
   - Поступай, как знаешь! - хмуро глянул на алату мужчина, смирившись с тем, что ее не переубедить. - Ты бы помнила только, что не всесильна.
   - Спасибо, я помню, - суховато кивнула девушка. - Лучше скажи мне, что такого ты узнал о Десмонде, что попросил меня прийти?
   - Ты не поверишь, что это важно, но тем не менее... - хмыкнул Асмодей. - Итак, наш любезный друг - наиболее скрытный член Гильдии Гончих, но я все же кое-что раскопал. Его человеческое прошлое довольно банальное, зато карьера охотника весьма и весьма успешна. Он возглавляет ветвь Гильдии в вашем родном мире, имеет самый большой процент успешных дел и репутацию самого неподкупного Гончего. Кстати, насколько я понял, в Гильдии никто не знает о его маленьком пернатом секрете...
   - Интересно, конечно, но это незначительно. Никаких зацепок относительно того, как он оказался моим двойником... - вздохнула алата. - А что там с его человеческой жизнью?
   - Ничего особенного, - отмахнулся демон. - Родился в 1572 году во Франции, в семье инквизитора и представительницы славного, но обедневшего аристократического семейства. Извини, но подробностей типа имен и названия города не знаю. Ничем особым вроде при жизни не прославился, разве что весьма трагической историей его семьи. Мать скончалась, когда ему было одиннадцать лет, отец умер спустя восемь лет, затем, еще через пять лет старший брат погиб в пьяной дуэли. Фактически после смерти отца Дес был главой семьи, поскольку братец был не самым удачным кандидатом на эту роль. В общем-то, все.
   - У Деса был брат? - подозрительно прищурилась Эвелинн. - Ты что-нибудь можешь о нем сказать?
   - А полную биографию всех членов его семьи, начиная от первых представителей рода тебе не написать?! - возмутился Асмодей. - Ты просила меня узнать о Гончем, а не обо всей его семье. Зачем тебе его брат?
   - У меня тут мысль мелькнула... Может, бредовая, но... - Лина задумчиво закусила ноготок на большом пальце левой руки. - Десмонд очень хочет вытащить этого своего приятеля из тюрьмы алатов, причем настолько сильно, что идет на сделку с совестью и привлекает меня к этому делу. И он ничего не говорит об этом таинственном приятеле. Может, это его брат?
   - И правда, бредовая мысль, - фыркнул демон. - Брат Деса мертв.
   - Да ладно?! - наигранно изумилась девушка. - А алатами, по-твоему, уже при жизни становятся? Приятель Деса ведь алат. Почему он не может быть его братом?
   - Эвелинн, не забивай голову ерундой, - закатил глаза Дей. - Но если тебе так интересно - поспрашивай об это самого Десмонда.

*****

   Настроение у меня с самого утра было не самым благоприятным, а после разговора с Асмодеем лучше не стало. Ненавижу, когда кто-то пытается корректировать мои планы и критиковать решения. И Дей ведь прекрасно это знает, но все равно решил сунуть свой нос в мои взаимоотношения с талиерами! Как будто не понимает, что, позволив этому народу погибнуть, я лишу себя надежного убежища... И потом, что значит "вмешиваться в историю мира"? Я всего лишь хочу выполнить свой долг Покровительницы.
   Задумавшись, я не заметила, как из-за угла выскочил Ричард.
   - Эвелинн, я тебя обыскался уже! Ты забыла что ли?
   - Разумеется, нет, - хмыкнула я. - А о чем?
   - Вот Дес так и сказал, что забыла, - засмеялся парень. - Сегодня в программе полеты. Ты сама так решила.
   - Боги! - закатила я глаза. - А перенести не хотите?
   - Если честно, не очень, - скорчил гримасу Дик. Его желание как можно быстрее освоить все доступные ему таланты алата меня, в общем-то, радовало, но порой казалось совсем уж неуемным.
   - Ладно, идем, - обреченно согласилась. - Только учти, что я не в настроении сегодня делать скидку на вашу неопытность и дуть на ссадины от падений...
   Парень прикинул что-то в уме, но упрямо кивнул. Я страдальчески вздохнула.
   В большой гостиной мы с Ричардом обнаружили картину маслом... Десмонд разглагольствовал о чем-то с упоенным видом, Элазар молча и терпеливо внимал ему, скептически вздернув брови.
   - Взбалмошная, с идиотическими идеями, неуравновешенная, самодовольная, стервозная, слишком умная, - загибал пальцы Гончий. - Творит, что ей вздумается, и еще искренне недоумевает, почему многим это не нравится. Вот какие у нее основания обвинять Вильгельма во всех грехах? Я ни одного не вижу.
   - Оснований у нее больше, чем достаточно, - сурово оборвал мужчину Элазар. - Взять хотя бы то...
   - По-моему, тех моих качеств, что Дес назвал ранее, вполне достаточно, - холодно прервала я их разговор прежде, чем Эл успел сболтнуть что-нибудь лишнее.
   - Пытаешься копать под меня в мое отсутствие? - ядовито поинтересовалась я у Гончего, нависнув над креслом, в котором он развалился. - Поднимайся, полетаем пойдем...
   Десмонд спокойно выдержал мой недобрый взгляд, не отводя глаз в сторону, и неопределенно хмыкнул. Судя по всему, он был не в восторге от того, что я помешала Элазару договорить, но мне его недовольство было по боку.
   Вдоволь наигравшись в гляделки, он с легкостью отодвинул меня в сторону и поднялся на ноги. Что ж, посмотрим, как уверенно он будет вести себя дальше... Особенно с учетом отсутствия у него опыта полетов.
   - И дальше что? - скучающе вздохнул Десмонд. - Каким образом мы будем учиться управлению крыльями? Здесь даже, пардон, взлетной полосы нет...
   Тут с ним можно было согласиться. Я вывела их в пустыню на окраине владений Асмодея в подземном мире, расположенную сразу за тренировочной площадкой. Пейзаж вокруг был не самый вдохновляющий: выжженная красновато-черная земля, покрытая сетью трещин, обломки камней, булыжники, обгоревшие деревья.
   Потянувшись и скидывая силовые барьеры, я привычно оставила лишь последний. Косточки довольно захрустели в предвкушении разминки. Крылья расправились с легким шелестом, подняв в воздух облако пыли и песка, сверкнув сапфировой синевой и рыжевато-золотистыми искрами. Элазар тоже принял свой истинный облик, продемонстрировав темно-аметистовые крылья. Алат Месть, практически вошедший в полную силу и приблизившийся к статусу Мастера... Вот уж действительно не ясно, как Дар выбирает алата. По характеру Элу гораздо больше подошли бы Справедливость или Умиротворение. Хотя, быть может, все вполне логично: сильное темное чувство подчиняется тому, кто совершенно точно не будет им злоупотреблять... Впрочем, сейчас это не так важно.
   Глядя на наши приготовления, Ричард и Дес непонимающе переглянулись.
   Я опустилась на колени, максимально отключившись от внешнего мира. Потом положила ладони на землю и выпалила заклинание на одном дыхании. Трещины в земле полыхнула алым, откликнувшись на мой призыв, заметались и, в конце концов, образовали шестнадцать прямоугольников разной величины. Мы оказались в самом большом из них.
   - Советую выпустить крылья и держаться поближе к центру площадки, - предупредила я, встав на ноги. - На все про все три секунды.
   Парни пикнуть не успели, как земля у нас под ногами дрогнула и те участки, что были очерчены алыми линиями, взмыли в воздух, превращаясь в каменные столбы разной высоты и степени удаленности друг от друга. Мы были на самом высоком.
   Для меня и Элазара крылья послужили балансирующим инструментом и позволили устоять на ногах. Чего нельзя было сказать о Дике и Десмонде.
   - Сразу и заранее не могла предупредить? - хмуро поинтересовался последний, отряхивая брюки от пески и пыли.
   - Странно, я думала, Гончие всегда готовы к неожиданным поворотам, - с мнимой задумчивостью протянула я.
   Мужчина сердито промолчал.
   - Маленький организационный момент, - зловредно улыбнулась я, когда все были готовы. - Ричард летает с Элазаром и обучается у него. Дес со мной.
   Дик ухмыльнулся, зная, какие теплые отношения между мной и Гончим. Элазар хмыкнул и через телепорт забрал парня на одну из соседних платформ.
   - Дальше что? - скрестил руки на груди Десмонд. - Технологию работы крыльями в схемах и картинках покажешь?
   - Гораздо проще, - улыбнулась я в ответ. Потом подошла к краю платформы и упала спиной назад. Мужчина с ужасом на лице рванул следом и выругался, увидев меня, как ни в чем не бывало зависшую в воздухе.
   Посмеявшись, я выполнила несколько пробных фигур и мягко приземлилась рядом с Десом. Тот как-то странно на меня посмотрел.
   - Тебе это нравится, так? - усмехнулся он.
   - Что нравится? - не поняла я вопроса.
   - Летать.
   - Пожалуй, - пожала плечами. - Скорее всего, да.
   - И как я, по-твоему, должен освоить этот высший пилотаж? - выгнул бровь Гончий, сменив тему и глянув вниз с платформы. Особого энтузиазма на его лице я не заметила. - Как крыльями-то пользоваться?
   - Всего лишь поверь, что летать возможно, - снисходительно улыбнулась я. - Доверься крыльям, они лучше тебя знают, что им делать. Просто прыгни, и они сами удержат тебя в воздухе. А уж потом я помогу освоить управление ими.
   Следующие минут пятнадцать своего драгоценного времени я наблюдала, как Десмонд попеременно смотрит то на меня, то на далекую землю, скептически крутит пальцем у виска, да и вообще, на мой взгляд, празднует труса. Наконец, нервы мои не выдержали. Стоило мужчине в очередной раз подойти к краю платформы, как я подскочила к нему и хорошенько пихнула в спину. Дес даже обернуться или возразить не успел, полетев вниз. Причем, вертикально вниз и камнем. На долю секунды я испугалась, что мой расчет окажется неверным и крылья не отзовутся, но, буквально в тот же момент, внизу сверкнули ослепительно белые перья. А еще через пару мгновений рядом со мной стоял злющий, как мракобес, Гончий, с полыхающими яростью глазами. Я попятилась. Мужчина наступал.
   - Гениальная идея... - подозрительно спокойно протянул он, делая еще шаг в мою сторону. Я синхронно сделала шаг назад. - А если бы крылья не раскрылись?
   - Ну, они же раскрылись, - хмыкнула я, продолжая позорно отступать.
   - Лина, знаешь, что я сейчас сделаю? - вкрадчиво поинтересовался Десмонд.
   - Нет, - отозвалась я, надеясь, что и правда не догадываюсь, что он задумал.
   - Убью!!! - прорычал мужчина, кинувшись ко мне. Я с визгом рванула с платформы, уповая на то, что Дес еще не умеет достаточно хорошо управлять крыльями и потому не бросится вдогонку. Поэтому, когда он появился прямо передо мной, я несказанно удивилась.
   - Попалась! - оскалился Гончий. Я чертыхнулась и дернулась в сторону.
   Через полчаса остервенелой гонки Десмонду удалось ухватить меня за крыло. Всего лишь мимолетно, но этого мне хватило, чтобы потерять воздушный поток и сверзиться на землю. Приземление мягким не вышло. Я кувырком прокатилась про земле, изгваздав в пыли платье и крылья, разодрала оба колена, да и кожу на щеке тоже. Застонав, с трудом уселась. Дес приземлился рядом со мной куда аккуратнее и удачнее.
   - Жива? - без особого интереса уточнил он.
   - На твою беду - да, - слабо огрызнулась я, сидя на земле. Голова звенела. Вставать на ноги я даже не пробовала, понимала, что не смогу. Опять непонятная слабость...
   Гончий еще с минуту любовался моим поверженным видом, потом протянул мне руку и рывком вздернул на ноги. Я пошатнулась, но Десмонд не дал мне упасть, мягко придержав за талию второй рукой. Не успела я поблагодарить мужчину, как взвизгнула от боли, когда его руки на талии и на запястье сжались железными тисками.
   - У кого-то накопилось слишком много тайн, - процедил он сквозь зубы. - Пора бы поговорить!
   - Хватку ослабь! - прорычала я, от боли и бешенства едва не теряя контроль над Пандоррой. Я буквально физически ощущала, как она мечется, желая поставить зарвавшегося Гончего на место. - Не о чем нам говорить!
   - Думаешь? - издевательски протянул мужчина. - А как на счет твоего владения стихийной магией?
   Он кивком головы указал на полыхающие алые полосы на земле.
   Тоже мне, тайна... У меня и похлеще есть.
   - Я ведьма, Дес. А ведьмы частенько владеют именно стихийной магией, - усмехнулась я. - Сразу на будущее: я еще и некромант со стажем.
   - С каких это пор алаты могут владеть иной магией, кроме управления чувствами? - ехидно поинтересовался Десмонд.
   - А с каких это пор в Гончие берут алата с замашками некроманта и демонолога? - ядовито огрызнулась я.
   - Я тебя первый спросил! - повысил голос мужчина.
   - Да мне фиолетово! - отрезала я, не особо горя желанием развивать тему о своих ведовских талантах. Это достаточно четко отразилось в моих глазах, потому что Дес сразу выпустил меня из своих рук. - Я была ведьмой до того, как стать алатой, до своей смерти...
   - Но ведь ты родом из мира Ричарда? - с недоверием перебил меня Гончий.
   - И что? - фыркнула я. - По-твоему, в той параллели нет ведьм? Да будет тебе известно, все как раз наоборот. Там их полно, как рожденных в том мире, так и пришлых из других. И вообще, ты ведь тоже из этого мира, что и мы с Диком. Почему тебя, в таком случае, не удивляет наличие твоих магических резервов?
   - Так ты знаешь? - сузил глаза Десмонд.
   - То, что мы - одномиряне? - уточнила я. - Разумеется. От Асмодея.
   - Ясно. А ты, значит, из уроженок нашего мира?
   - Да. Хотя, происхождение значения не имеет. Ведьма, она и есть ведьма, за что многие и поплатились. В том числе и я.
   - То есть?
   - Ну что "то есть"?! - не выдержав, рявкнула. - Я родилась в 1554 году, во времена инквизиции. В 1577 попала под раздачу Божьей милости...
   - Тебя сожгли? - заинтересовался Дес.
   Вот же кровожадный придурок...
   - Нет, не сожгли, - ледяным голосом отозвалась я. - Не дожила до костра. Уж не знаю, к счастью или к сожалению.
   - Умерла под пытками? - вновь спросил мужчина.
   Я тихо зарычала. Он что, издевается?!
   - Тебе в подробностях пересказать, как я умерла?! - взвилась я.
   Не дожидаясь его ответа, убрала крылья и, резко развернувшись, пошла прочь.
   - Подожди! - Гончий бросился догонять меня. - Я хочу поговорить!
   - О чем? - раздраженно обернулась я. - О чем тебе приспичило поговорить?
   - Расскажи мне свою историю, - огорошил Десмонд, заглядывая мне в глаза. - Я хочу знать!
   - Зачем? - вымученно вздохнула я. - Объясни, на кой черт тебе знать мою историю?
   - Я хочу понять, откуда в твоей голове столько тараканов, - совершенно спокойно отозвался Дес. - До меня доходит невероятное количество самых противоречивых слухов о тебе. Одни считают тебя исчадием Ада, другие ангелом-хранителем. Среди алатов-отступников о тебе тоже неоднозначного мнения, там целых три суждения по этому поводу. Либо ты затравленная жертва Вильгельма, либо его великолепно выдрессированная ручная зверушка, которая только делает вид, что против него, а на самом деле шпионит, либо ты весьма амбициозная алата, жаждущая власти. И что из этого прикажешь считать правдой?
   - Всего понемногу, - задумчиво усмехнулась. - Сколько людей - столько мнений. И каждый в чем-то по-своему прав.
   - Вот как? А если я скажу, что не вижу ничего из вышеперечисленного в тебе? - с любопытством посмотрел на меня мужчина. - Я ведь внимательно за тобой наблюдаю все это время...
   - И как? - заинтересованно выгнула я бровь. - Нравится?
   - Больше, чем ты можешь себе представить, - многозначительно ухмыльнулся Гончий, так, что я невольно поежилась. - Многие слухи я уже отсек за их лживостью. А вот один никак не могу...
   Я вопросительно посмотрела на Деса.
   - Поговаривают, что ты с Вильгельмом из-за власти сцепилась, - внимательно заглянул мне в глаза Десмонд. - Мол, ты не хотела подчиняться Вильгельму, а вместо этого сама попыталась стать во главе всех алатов...
   - И кто это говорит? - недобро хмыкнула я. - С каких пор у алатов вдруг появился глава в одном лице? Кто так глупо пошутил, что я и сама когда-то претендовала на это место? Снова Роланд?
   - Как догадалась? - усмехнулся мужчина.
   - Только он может распускать обо мне подобные сплетни, - закатила я глаза. - Хотя все как раз наоборот.
   - В каком смысле? - нахмурился Гончий.
   - В прямом, - в упор глянула на него. - Роланд претендовал на место в верхушке алатов, но его останавливало то, что он не достиг статуса Мастера. Зря они его не брали. Амбиции у Рола с лихвой компенсировали недостаток сил. Но для Вильгельма и прочих это был не аргумент.
   Я с издевкой улыбнулась, видя недоумение на лице Деса.
   - А разве об этом Роланд тебе не рассказывал? - наигранно удивилась я.
   - Упоминал как-то, - неуверенно соврал Десмонд.
   - Ну-ну, - довольно покачала я головой. - То-то у тебя в глазах куча удивления...
  

Глава 15

   Еще три недели пролетели без особых событий. Одну треть моего времени отнимали Десмонд и Ричард со своим обучением, вторую - мои собственные тренировки с Асмодеем, Элазаром и Себастьяном. Причем, порой мне казалось, что эти трое поставили себе цель сделать из меня отбивную. Поединки с холодным оружием, рукопашные схватки, магические сражения... И частенько все сразу и одновременно. Я столько раз возвращалась к себе в комнату избитая и исцарапанная, что вскоре сжалилась над Камиллой и перестала просить ее обработать мне раны и ушибы, пуская все на самотек. Собственно, оставшуюся треть времени занимали сон и собственноручное латание себя любимой.
   В данный момент я скептически изучала свое отражение в зеркале. Кровоподтек на левой скуле, уже отдающий зеленью на фоне все оттенков синего и фиолетового, припухший багровый рубец, протянувшийся от правого виска к подбородку... Да уж, красавица!.. Хорошо, что заживает на мне как на собаке, да и внешность все равно придется менять. А ведь если бы не моя слабость, все бы уже давно исчезло без следа.
   Я на мгновение прикрыла глаза, вспоминая облик Эилиннэ, в котором всегда представала перед талиерами. Потом довольно глянула на свое изменившееся отражение. На меня смотрела девушка, одетая в бежевую тонкую рубашку, темно-коричневый кожаный жилет, затянутый спереди на манер корсета и такого же цвета узкие брюки, поверх которых легчайшими воздушными складками до пола опускалась полупрозрачная юбка песочного цвета, с разрезами по бокам. Волосы стали гораздо длиннее, собранные в высокий хвост, они доходили мне до талии, и приобрели кроваво-красный цвет. Вместо багрового рубца на лице мерцала золотистая ажурная вязь причудливого рисунка.
   - Так-то лучше! - удовлетворенно вздохнула я, собираясь открыть портал.
   Как назло, именно в этот момент Десмонд вспомнил о моем существовании, и ему что-то от меня срочно понадобилось.
   Ворвавшись в комнату, Гончий быстро сумел сориентироваться.
   - Куда это ты направилась? - разозлено поинтересовался он. - Даже не предупредила!
   - Я по делу. Вернусь через день-два.
   - Ага, конечно! Вернешься ты... - бесцеремонно перебил меня Дес. - Ничего не знаю, я иду с тобой!
   - Еще чего! - возмутилась я. - Мало того, что мне два народа разнять нужно, так еще и за дитем в твоем лице присматривать?!
   - Нормальное заявление! - недовольно хмыкнул Гончий. - То есть, как палить по мне боевыми заклинаниями, так "ты же взрослый мужик, можешь потерпеть", а как позвать с собой в другую параллель - дите?!
   Я в немом шоке уставилась на это представление.
   - Дес, не беси меня! Я уже успела опытным путем выяснить, что во многих знакомых мне параллелях от тебя никакого толку, потому что ты ничего не знаешь о тех мирах. У меня не будет времени, чтобы втолковывать тебе прописные истины! Поэтому, уж извини, но брать тебя с собой я не собираюсь.
   - Идем вместе, и это не обсуждается! - вдруг на полном серьезе глянул на меня мужчина. - Или ты не идешь никуда вообще. Командуй по поводу внешнего вида.
   - Ладно, - не стала больше спорить я, понимая, что это не приведет меня к желаемому результату. - Ммм... Тебе нужно создать облик, похожий на мой в плане одежды.
   Десмонду хорошо удались сапоги и брюки, но вот с верхом он пролетел, потому что мужчины-талиеры подобное не носили. Тяжко вздохнув и картинно возведя глаза к потолку, я принялась за правку. Убрала белую рубашку, вместо нее вырядив Гончего в темную безрукавку с распахнутым воротом, на запястья ему нацепила широкие кожаные браслеты с заклепками. Чуть удлинила волосы, как у талиеров. Хм, да у меня талант... Образ получился весьма и весьма недурственный.
   - Заруби себе на носу: я у них в большом почете, ты будешь изображать моего телохранителя, - ткнула я пальчиком ему в грудь. - Как у тебя с холодным оружием? С мечом управляешься?
   - Вообще-то, ты с Гончим разговариваешь, - ехидно вскинул бровь мужчина. - Я не только с мечом управляюсь...
   - Вот и отлично, - кивнула я, добавив к его облику заплечные ножны с мечом. Потом на секунду задумалась и прищелкнула пальцами. Дес с болезненным шипением ухватился за левое ухо, с удивлением ощупывая странную сережку: два небольших гвоздика в мочке, соединенные тонкими переливающимися и блестящими цепочками с колечком, проколовшим хрящ.
   - Что это такое? - нахмурился он. - Я украшения не ношу!
   - Ну да, а кулон с сапфиром и кольцо Гильдии - не цацки, - фыркнула я. - Если я тебе нацепила эту сережку - значит надо! Итак, повторяю! Ты мой телохранитель, не страдающий самовольством. Без моего разрешения не вздумай ничего делать, даже заговаривать с кем-нибудь. И уж тем более, умоляю тебя, ни в коем случае не доставай меч при дворе правителей или при ком-то из аристократии. Если охрана посчитает твои действия угрозой - засадят за решетку и не поморщатся. Ты меня понял?
   Дес кивнул. Надеюсь, этот жест был осмысленным...

*****

   Если Десмонд думал, что я иду в эту параллель наугад, то он глубоко ошибался. Себастьян уже пару недель рыскал по тому миру, разнюхивая обстановку. У нас была договоренность: он оставит метку для портала в наиболее безопасном и выгодном месте.
   Ну, что сказать... Видимо, лесная чаща - самое лучшее место по мнению этого вампира... Я чертыхнулась, зацепившись юбкой за какой-то кустарник.
   - Отлично! - процедила я сквозь зубы, злобно вышагивая по густой растительности. - Он бы еще посреди болота метку оставил!
   Сперва я даже не поняла в чем дело, когда Гончий сбил меня с ног, и мы покатились в кусты. Понимание случившегося пришло лишь в тот момент, когда я увидела рукоять метательного ножа, торчащую из дерева примерно на том уровне, где всего секунду назад была моя голова.
   - Цела? - с беспокойством глянул на меня мужчина.
   - Не считая того, что ты на мне развалился - да, - отпихнула я его в сторону. Потом кинула поисковик. Тот вернулся, сообщив, что поблизости никого нет. Я поднялась на ноги, начиная закипать. Меньше пяти минут в этом мире, а меня уже пытаются отправить на тот свет!
   От злости я утратила часть своей бдительности и жестоко за это поплатилась. Слишком сильно веря в силу показаний поисковика, я очень удивилась, поймав следующий метательный нож своей грудной клеткой. И очень скверно поймав: лезвие вошло на полную длину, проколов сердце.
   Десмонд с ужасом уставился на меня, видимо, ожидая, что я упаду замертво. Я покачнулась, рухнула на колени, вцепившись в рукоять ножа, а потом сильно удивила Гончего: с трудом сделала несколько глубоких и хриплых вздохов, с глухим рычанием выдернула клинок и зашипела от боли, зажимая рукой рану.
   - Ты долго лежать собираешься? - испепелила я его взглядом, неловко поднявшись и снова пошатнувшись. - Надо уйти отсюда, раз нам так не рады.
   Дес вскочил на ноги и пристально уставился на меня, переводя взгляд со струек крови, сочащихся сквозь пальцы, на мое лицо:
   - Разве нож не попал тебе в сердце? - непонимающе нахмурился он.
   - В сердце, - кивнула. - Но я от этого умирать не собираюсь. Мне пробивали сердце около двенадцати раз. Очень действенный способ имитировать собственную смерть, знаешь ли.
   - Это невозможно! - жестко отрезал мужчина. - Даже алаты погибают от удара в сердце!
   - Погибают, - опять согласилась я. - Обычные алаты... Но у меня есть одно существенное отличие от них - Пандорра.
   Десмонд задумчиво кивнул, принимая мои слова к сведению, потом огляделся:
   - И куда мы пойдем?
   - Туда, - уверенно ткнула я пальцем направо. - По крайней мере, мне так кажется.
   Гончий вроде не возражал, последовав за мной. Правда, уже буквально через несколько метров он меня обогнал и пошел чуть впереди, постоянно оглядываясь по сторонам и тщательно всматриваясь в тени деревьев.
   Примерно через два-три часа блужданий по лесу Дес заметил где-то впереди полуразрушенное строение. И очень вовремя. Меня уже ощутимо качало из стороны в сторону, кровь продолжала сочиться из раны, и я все больше чувствовала слабость от ее потери. Мы направились к развалинам.
   Но стоило нам выйти на поляну и подойти поближе, как у меня появилось жгучее желание потерять сознание и очнуться в другой параллели. Потому что мы явно попали не в тот мир, в который собирались...
   Я узнала этот дом с первого взгляда, даже в том ужасном состоянии, в котором он был сейчас. Терраса, некогда белоснежного цвета, с балками и перилами, увитыми серебристым плющом, приобрела серо-желтый цвет, дерево потрескалось, а от плюща и следа не осталось. Из огромных окон были выбиты стекла, теперь в рамах торчали только деревянные остатки перемычек, выполненных в форме веточек дерева. Шторы нежного кремового цвета с золотой вышивкой превратились в грязные и рваные тряпки.
   Мой взгляд против воли метнулся влево, где был вход на аллею, ведущую к пруду. Но сад так разросся, что тропинку не было видно.
   - Все же лучше, чем ничего, - оптимистично заявил Гончий, оглядывая дом. - Переночевать можем и здесь, а утром что-нибудь придумаем.
   - Я здесь не останусь, - тихо, но твердо отрезала я. - Ни за что!
   - Почему это? - удивленно возмутился Десмонд. - У тебя другие предложения есть?
   - Я не останусь в этом доме! - отозвалась я, чуть отходя назад. - Я готова ночевать даже в лесу, но здесь не останусь!
   - Ты с ума сошла?! - обозлился мужчина, догоняя меня и дергая к себе за руку. - От удара в сердце ты не умерла, но вот от кровотечения вполне можешь! Ты что, не замечаешь, что у тебя одежда буквально пропитана кровью?! Лично я не собираюсь дать тебе умереть!
   С этими словами он подхватил меня на руки и направился в дом. Я закрыла глаза. Не хочу, не могу видеть эти останки моей прошлой жизни... Даже зная, что дом уже не в том виде, что прежде, я не могла заставить себя открыть глаза. И незаметно отключилась.

*****

   Очнувшись, первым делом ощутила тугую повязку на груди. Затем с удивлением обнаружила на себе чистую мужскую рубашку вместо своей одежды. Жилет, а также моя собственная рубашка, безнадежно обляпанные засохшей кровью, валялись неподалеку. Видимо, о перевязке позаботился Десмонд. Надо будет поблагодарить его. Кстати, поблизости Гончего не наблюдалось. Я фыркнула, потом подожгла одежду с кровью. Святое правило для любого мага - не оставлять никаких своих "запчастей" типа волос, ногтей, крови и тому подобного на видном месте. Слишком лакомый кусочек для тех, кто захотят навесить на вас заклятие или порчу.
   Я провалялась на кровати где-то полчаса. Не было сил даже вставать, не то, что выходить из комнаты. Во мне боролись два желания: с одной стороны, не хотелось ворошить свои воспоминания и сокрушаться об ушедшей жизни, с другой стороны наоборот. Наконец, тупое стремление снова увидеть этот дом пересилило. Я вышла из комнаты, огляделась и едва не пожалела о своем решении.
   На месте обломков я видела то, что было здесь раньше. Например, вон в той угловой нише стояла тумба с вазой, в которой постоянно был свежий букет живых цветов из сада. А на месте того овального пятна на стене висело зеркало в тяжелой раме. Кстати, обломки именно этой рамы валяются сейчас на полу.
   Как же все-таки больно... Больно на месте полуразрушенных и запущенных коридоров и комнат видеть их прежний облик в своих воспоминаниях... Неуверенно спускаясь по лестнице, я словно наяву снова чувствовала, как по ногам струятся тяжелые складки шелкового платья... Видела улыбку Эйла и смеющуюся Дару... И это было больно. Даже сейчас, спустя больше сотни лет.
   Поддавшись какому-то внезапному порыву, я подошла к уцелевшему зеркалу на первом этаже и приняла тот облик, в котором провела здесь последний день спокойной и счастливой жизни. Волосы моего родного вишневого цвета опустились до середины бедра, часть из них легла красивой короной с вкраплениями жемчужин и мелких сапфиров. Шелковое платье насыщенного синего цвета плотно облегало фигуру до линии бедер, дальше опускалось свободными складками, развеваясь при ходьбе. На груди и на спине были симметричные V- образные вырезы, обшитые серебром, рукава расширялись от запястий и опускались до колен.
   Замерла, разглядывая себя в отражении. Надо же, будто и не было этих ста лет... Хотя нет, тогда у меня было другое выражение глаз.
   - Тебе очень идет, - тихо заметил Гончий, бесшумно появившись на пороге комнаты. - Можно даже за эльфийку принять.
   Я вздрогнула.
   - Меня и принимали здесь за нее, - как можно равнодушнее отозвалась я, оборачиваясь к мужчине.
   Взмах руки - и сорвавшийся с кончиков пальцев вихрь начал обратный отсчет времени, возвращая разрушенной зале ее первозданный вид, пастельные и светлые краски, роскошную отделку стен и потолка, в мгновение ока восстанавливая изящную и невесомую мебель, заставляя осколки собираться в целые стекла. На фоне светлой гостиной я была единственным ярким пятном.
   Десмонд пристально смотрел мне в глаза.
   - Тебе ведь хорошо знаком этот дом? - прищурился он. - И здесь случилось что-то такое, из-за чего ты не хотела идти сюда?
   - Да, - не стала отпираться я. - Этот дом слишком много мне напоминает. Слишком много хороших вещей, которые навсегда остались здесь.
   - Это как-то связано с той скульптурой, что стоит около озера в саду? - вздернул бровь мужчина.
   - Ты ее видел? - без удивления усмехнулась, одернув рукав. - И как?
   Я не дождалась ответа, выскочив из дома и ринувшись к заросшей аллее. Я должна была своими глазами снова увидеть эту скульптуру.
   Она не изменилась. Скульптурная композиция по-прежнему была на том же самом месте и в первозданном виде: молодая девушка, стоящая рядом с высоким эльфом, оба улыбаются, глядя на невероятно красивую девочку, сидящую на руках у мужчины. Это была несколько странная традиция клана Эйлтила - ставить в садах скульптурные портреты семьи. Статуи были выполнены настолько детально и достоверно, что Десу, догнавшему меня на аллее, не пришлось долго отгадывать.
   - Это ведь ты? - все же уточнил он. - А кто...
   - Хочешь знать, почему я ненавижу Вильгельма особенно сильно? - перебила я его.
   Десмонд молча кивнул.
   - Те, кто считает, что я развязала войну с ним из-за личных счетов, правы. Но только единицы знают, какой именно счет я требую оплатить, - зло прищурила глаза, чувствуя, как в моей душе поднимает голову ненависть к Вилю.
   - И счет связан с этим эльфом? - проявил сообразительность Гончий.
   - Я встретила его чуть более полутора сотен лет назад. Мне тогда нужно было найти здесь артефакт для Вильгельма, Эйлтил был одним из стражей этой вещички. Пару месяцев он гонял меня по всем лесам и городам, а я водила его за нос.
   На мгновение замолчала, вспоминая те события.
   - А потом как-то само собой Эйл из моего преследователя превратился в моего любовника. Примерно месяц я провела с ним, после чего воспользовалась его доверием, стащила артефакт и исчезла. Но что-то со мной было не так... Я постоянно вспоминала про Эйла, порой меня мучила совесть за то, что я обманула его. Я продержалась чуть больше года, но потом все же вернулась в этот мир и разыскала эльфа. Как оказалось, вовремя, потому что еще пара недель, и он бы заключил брак с какой-то аристократкой. Ты не представляешь, как мне было страшно рассказывать ему всю правду о себе. А он не только выслушал, но и принял это, простил мне предательство. И сказал, что ему все равно, что у меня за прошлое... Первое время я просто проводила с ним все свободное от дел Вильгельма время, потом нам этого стало мало, не хотелось расставаться даже на минутку. Тогда у нас и случилась первая серьезная стычка с Вилем. Он не желал отпускать меня, я грозилась раскрыть всем его секреты, коих знала немало. В конце концов, мы пришли к компромиссу: я изредка выполняю поручения Вильгельма, если некого больше отправить, а он, в свою очередь, не мешает мне жить с Эйлтилом. С Эйлом мы придумали вполне правдоподобную историю о том, что я родом из небольшого и весьма замкнутого клана эльфов, я везде появлялась с откорректированной под эльфийку внешностью. Нам поверили, я стала законной супругой своего возлюбленного.
   - И почему все рухнуло? - хмыкнул Дес, внимательно разглядывая скульптуру. - Раз уж сейчас его рядом с тобой нет, к дому ты и вовсе подходить не хотела, да еще и признала, что здесь произошло что-то неприятное - я делаю вывод, что ваша идиллия разрушилась. Из-за чего? Вильгельм обещание не сдержал? На горизонте замаячила чья-нибудь новая любовь? И что все-таки за девочка на руках Эйла?
   - Это наша с ним дочь.
   - Ты шутишь?! - ошалело уставился на меня Гончий.
   - А похоже? - без тени улыбки вскинула я бровь. - Она родилась после пятнадцати лет нашей жизни с Эйлом. Для алаты рождение ребенка - вещь практически невыполнимая, ведь все время беременности любое использование магии (а это для нас буквально то же самое, что дышать), может повредить ребенку. Я чуть не свихнулась, пока не родилась Сандара. А Эйл все это время скрывал меня, как мог, ведь поддерживать внешность эльфийки было не в моих силах. Я не прятала дочку после рождения, но когда ей исполнилось три года, она умудрилась играючи перенести в наш сад "белую коняшку" из дворца Владыки. Именно тогда я поняла, что у нее огромный магический потенциал. И тогда же мне впервые стало по-настоящему страшно за нее. Не зря - Вильгельм каким-то образом разнюхал о моей девочке. И посчитал ее чересчур опасной для себя. Мало ли, вдруг я натаскаю Сандару против него? А Дара стала бы сильнее меня, это точно. Виль потребовал избавиться от нее, еще и удивился, когда я его вон выставила... Потом вроде все наладилось, Вильгельм даже извинился и признал, что был не прав.
   Я перевела дыхание и, не выдержав, отвернулась от скульптур.
   - Я ушла всего на день. Мой бывший покровитель велел уладить недоразумение с демонами, а у меня, по его мнению, были лучшие связи в этой области. Когда я вернулась... Меня даже не пустили к их телам. Сказали лишь, они настолько обезображены, что мне не стоит этого видеть. Официальной версией было ограбление. Мол, Эйл с Дарой решили прогуляться, на них напали и убили при попытке отнять деньги... Я в это не поверила, потому что уж больно притянута за уши была "версия". И мне тогда уже было наплевать на сохранение своей тайны... Те, кто напал на Эйла и Дару содержались в эльфийской тюрьме. Я вытащила их, спрятала от преследования. Все для того, чтобы самой решить судьбу этих тварей. Вот уж кого невозможно было опознать потом, - мое лицо исказила гримаса ненависти и злобы. - Один из них поведал занимательную историю о том, как заказали это убийство. Он рассказал, что им было велено убить девочку, потому что она - угроза для всех эльфов. А Эйл просто под руку попал.
   - И ты думаешь, что именно Вильгельм был заказчиком? - вновь проявил догадливость Дес. - А как на счет неопровержимых доказательств?
   - Зачем они мне? - хмыкнула я. - Я оставила свою семью без защиты именно из-за его поручения, и он был единственным, кому мешала Сандара. Да и потом, человек, заказавший убийство, по описанию эльфа был очень похож на Роланда.
   - Роланд? - удивился Гончий. - Он-то здесь причем?
   - Рол всегда был вторым после меня в свите Вильгельма. Очевидно, тогда ему поручили часть моей грязной работы, вроде устранения неугодных Вилю людей.
   - И все же, нельзя так безосновательно...
   - У меня полно оснований! - отрезала я, зло посмотрев на мужчину. Потом чуть смягчилась: - Поверь, я достаточно все обдумала, чтобы делать такие заявления.
   Я замолчала, снова впившись взглядом в скульптуры. Десмонд не мешал. Потом вдруг обхватил одной рукой за плечи, прижав меня спиной к своей груди, уткнулся подбородком в макушку. На долю секунды я возмутилась и удивилась, но в его объятиях было настолько уютно и спокойно, что я просто закрыла глаза и расслабилась.
   Мы простояли так несколько минут. Мое оцепенение спало, когда я почувствовала, как напряглись грудные мышцы Деса.
   - Лина, что бы ты делала, если бы узнала вдруг, что Эйлтил жив? - вдруг раздался его голос у меня над ухом.
   - С чего вдруг такой вопрос? - нахмурилась я, открывая глаза.
   И сама поняла, почему он это спросил. Слева от нас, скрестив руки на груди и недовольно прищурившись, стоял эльф с безумно знакомыми рыжевато-каштановыми длинными волосами и ярко-зелеными глазами. Копия мраморной скульптуры, но живая.
   Пошатнувшись, я вцепилась в руку Гончего, от шока запустив ногти глубоко в кожу мужчины. Недовольство и откровенная враждебность на лице остроухого сменились удивлением, узнаванием, потом недоверием.
   - Лин? - неуверенно спросил он.

*****

   Я нервно мерила комнату шагами. Ни Десмонда, ни Эйлтила поблизости не было, и я была этому невероятно рада. Мне надо было основательно подумать и сделать это наедине с собой.
   Не понимаю, как Эйл мог оказаться в живых? Да, его мертвого тела я никогда не видела, но ведь татуировка с вензелем его имени с моего запястья исчезла! А такое возможно только в случае расторжения брака или смерти одного из супругов. Но я тогда точно не умирала! И не припомню, чтобы мы не разводились.
   Дьявол, ну вот почему он вдруг объявился именно сейчас! В сердцах я едва не саданула рукой по стене. Как же все не вовремя! Еще около полугода назад я, наверное, была бы безмерно счастлива, узнав, что Эйл жив, а сейчас... Нет, это вовсе не значит, что ему стоило бы быть мертвым, но... Сейчас я слишком сильно было поглощена мыслями относительно Десмонда... Меня на удивление сильно тянуло к нему. Во всех смыслах, от возвышенного до самого низменного. С одной стороны, это раздражало, потому что Гончий был весьма далек от меня, и разум упорно утверждал, что роман с ним - весьма неудачная идея. С другой стороны, такие помехи только раззадоривали.
   - Долго ты здесь прятаться будешь? - поинтересовался Десмонд, появляясь на пороге с охапкой дров в руках. - Вам, кажется, есть о чем поговорить.
   - Есть, - сердито кивнула я. - Еще бы знать, как...
   - Думаю, не мешает для начала выйти из этой комнаты и попробовать начать разговор, - усмехнулся мужчина. - Рано или поздно ведь придется это сделать. Мне показалось, что этот остроухий неплохой парень.
   - Я дико счастлива за тебя! Дес, я не знаю, что ему сказать! Ой, я так рада что ты жив?! - с издевкой пропела я. - Или поболтать о погоде? А может, предложить ему сделать вид, что ничего не было?
   - В каком смысле? - на мгновение впал в ступор мужчина. - Забыть, что он якобы умер лет на сто, или забыть, что между вами когда-то было?
   - Интересный вопрос... - тяжко вздохнула и вдруг обратила внимание, что Гончий с ног до головы мокрый.
   - Ты купался в одежде? - хмыкнула я, наблюдая, как мужчина шлепает по комнате к камину, оставляя за собой мокрые следы.
   - Нет, - усмехнулся он, - всего лишь поохотился. За окном ливень, если ты не заметила. Кстати, ужин мы с Эйлом все-таки принесли.
   Я промычала в ответ что-то невразумительное, поскольку была занята гораздо более интересным делом: с удовольствием наблюдала за слаженной работой мышц на спине Деса, разжигающего огонь в камине. Мокрая рубашка этому только способствовала.
   - Лина, ты меня слушаешь? - возмущенно повернулся Гончий и замолчал на полуслове, глянув мне в глаза. - Что это с тобой?
   - Ничего, просто задумалась, - тряхнула я головой. - Так что ты сказал?
   - Интересно, о чем это таком ты задумалась? - подозрительно протянул Десмонд, выпрямившись в полный рост и подойдя ко мне вплотную, так, что я почти ткнулась носом ему в грудь. Столь же занимательную, что и спина.
   - Ни о чем интересном, - чересчур поспешно отозвалась я, без особого успеха попытавшись увильнуть в сторону. - Так, кое-что в голову взбрело...
   - Да? - недоверчиво ухмыльнулся мужчина, ловко приобнимая меня за талию и легонько скользя пальцами по спине. - А я думаю, практически точно могу сказать, что это за "кое-что"...
   Вероятнее всего, он наклонился ко мне для поцелуя, но проверить свою догадку я не смогла.
   - Не помешаю? - холодновато осведомился Эйл, входя в комнату и направляясь к камину с разделанной тушкой какой-то птицы. - На первом этаже нет исправных очагов, поэтому готовить и греться мне придется здесь. Уж извините за вторжение.
   Я мысленно застонала от разочарования, отцепляя от себя руку Деса.
   - Ну что ты, ты совершенно не помешаешь, - улыбнулась я Эйлтилу, отходя от Гончего к окну. - В общем-то, нечему мешать.
   Тут же поймала на себе недовольно-разочарованный взгляд Десмонда. Отлично! Только его обид мне не хватало!
   Еле дождавшись, пока будет готова птица, я поужинала под перекрестными взглядами Гончего и эльфа (честное слово, несколько раз едва не подавилась!), потом молча легла спать, искренне веря, что утром все разрешится само собой, или же на меня снизойдет озарение.
  

Глава 16

   Десмонд практически не спал всю ночь. Голова у него буквально кипела от всевозможных мыслей.
   Рассказывая свою историю, Лина не лгала, он это чувствовал. Но тогда выходило, что ему безбожно врал Роланд. Его брат никогда не упоминал, что посодействовал смерти Эйлтила! Впрочем, о том, что у Лины была дочь, которую убили по приказу Вильгельма и по его поручению, Рол тоже умолчал. И о высоком положении этого алата в свите Вильгельма Дес узнал от Лины. Очевидно, пора было хорошенько побеседовать с братцем по душам.
   Кроме того, у Гончего вообще сложилось такое ощущение, что ему пытаются запудрить мозги в отношении Лины. Роланд, Каролина, еще несколько членов этой теплой компании... Все они наперебой утверждают, что противостояние Эвелинн и Вильгельма - блажь и придурь самой алаты, и единственным мотивом может быть только ее стремление к власти. Но за все время, что Дес провел рядом с Линой, он так и не заметил за ней жажды править. Зато желание отомстить Вильгельму за дочь понимал и признавал справедливым. Разумеется, если есть весомые доказательства, что все так, как думает Эвелинн.
   И еще этот треклятый эльф! Откуда он вдруг взялся?! Судя по реакции девушки на его появление, она действительно считала его мертвым... Но откуда же он тогда явился, и почему именно тогда, когда их с алатой случайно занесло в этот мир?
   Гончий нахмурился и уселся на своей импровизированной кровати, сооруженной на полу из нескольких одеял и подушки. А если не случайно?.. Тогда все гораздо логичнее: Эйлтил появился вовремя именно потому, что был осведомлен о приходе Лины. Пожалуй, именно так все и было...
   "Осталось только понять, кому это надо и кто это устроил", - раздраженно взъерошил волосы Дес. За окном было еще темно, но спать уже совершенно не хотелось. Оглядевшись, мужчина констатировал мирное дыхание Лины со стороны кровати, отвернувшегося к стене и закутанного в одеяло эльфа. Стараясь как можно меньше шуметь, Гончий вышел из комнаты.
   После дождя в саду было свежо и довольно прохладно. Дес потянулся всем телом, собираясь немного размяться, и почувствовал за спиной чье-то молчаливое присутствие.
   - Весьма удачно, что Лин еще спит, - протянул Эйлтил, сверля спину Десмонда неприязненным взглядом. - Можно побеседовать без лишних свидетелей.
   Гончий насмешливо вздернул бровь, обернувшись к эльфу. Манера держаться, тон голоса и выражение лица остроухого явно выражали враждебность. Странно, ведь вчера на охоте он был весьма дружелюбно настроен...
   - А есть тема для беседы? - невозмутимо отозвался мужчина. - И почему Эвелинн - лишний свидетель?
   - Потому что поговорить нам надо именно о ней, - хмуро заявил Эйлтил, подходя ближе к Гончему и глядя ему в глаза. - Что вас связывает с ней? Я вчера стал свидетелем некоей сцены, которая мне не очень понравилась... Мне показалось, что ты собирался ее поцеловать... Давно вы вместе?
   - Нас связывают деловые отношения и взаимовыгодные интересы. Но мы не пара, если ты об этом, - развел руками Десмонд. И глядя на довольного эльфа, вздохнувшего с облегчением, злорадно добавил. - Но ты прав, я собирался ее поцеловать.
   - Зачем? - удивленно вскинулся Эйл. - Между вами же ничего нет!
   - Пока нет, - с намеком усмехнулся Гончий. - Но я не теряю надежды, что это можно исправить. В ближайшее время.
   - И думать забудь о Лин! - зло прошипел эльф. - Тебе с ней ничего не светит! Тем более теперь.
   - С чего бы? - хмыкнул Дес. - Тяга друг к другу у нас взаимная, в этом я уверен, а других препятствий не вижу. Если ты думаешь, что твое внезапное воскрешение резко что-то меняет - ошибаешься. Она оплакивала твою смерть больше сотни лет, тебе не кажется, что этого времени более чем достаточно, чтобы смириться с твоим отсутствием?
   - Может и достаточно, - оскалился Эйлтил. - Но я всегда могу напомнить ей о нашем общем прошлом и намекнуть на возобновление счастливой совместной жизни. Не думаю, что она будет долго сопротивляться. Особенно, если знать, на что давить... И потом, ты даже представить себе не можешь, на что я способен ради Лин...
   Десмонд нехорошо прищурился, прикидывая, стоит ли ему калечить остроухого, и что на это скажет Эвелинн. Выходит, Эйл может манипулировать алатой... И зачем, интересно?
   - Что тебе надо? - напрямую спросил он эльфа. - С чего вдруг ты объявился?
   - Ты думаешь, я буду тебе отвечать? - презрительно фыркнул Эйлтил. - Это наше с ней дело, к которому ты не имеешь никакого отношения. В конце концов, она моя супруга.
   - Поправка, - ледяным голосом отозвалась алата со стороны двери. - С некоторых пор я твоя вдова. Если, конечно, ты тот за кого себя выдаешь.
   - Лин, разумеется, я тот, кем себя называю! - горячо заверил девушку Эйл. Гончий с недовольством признал, что скорость смены масок у эльфа просто невероятная.
   "Ну прямо скорбящий ангел", - хмуро подумал мужчина, наблюдая, как остроухий смотрит на алату с немым обожанием и сожалением. Взгляд Лины чуть смягчился, подозрительность из него практически исчезла. Десу это категорически не понравилось, поскольку он рассчитывал, что Эвелинн со своей рассудительностью не позволит так быстро убедить себя.
   - Мне нравится уверенность, с которой ты говоришь, но этого маловато, - заявила вдруг девушка, снова демонстрируя ледяной взгляд. - Объясни, как так вышло, что ты сейчас стоишь передо мной? И что с Сандарой? Она тоже жива?
   - Нет, - качнул головой эльф, великолепно демонстрируя свою боль от этих слов. - Когда на нас напали, было очевидно, что цель этих мерзавцев - наша дочь. Я попытался вмешаться, но получил удар ножом в живот и на некоторое время был выведен из строя. К сожалению, им вполне хватило этого мгновения, чтобы убить Дару. Мне нанесли еще несколько ударов, я потерял сознание. Видимо, в этот момент они посчитали меня мертвым и оставили в покое. Когда я очнулся, наемники были еще рядом с нами, они ждали своего заказчика, как я понял из их разговора. Потом послышались чьи-то шаги, на поляне показался незнакомый мне человек, который отдал убийцам деньги. Лин, я не знаю, как ко мне пришло это решение, но... В общем, мне хватило сил на наведение иллюзии личин.
   - Иллюзия личин? - недоверчиво вскинула брови алата, прервав рассказ Эйла. - С каких пор ты ею владеешь? Я восемь лет билась над твоим обучением, но иллюзии мало-мальски приличной так и не дождалась.
   - В тяжелом положении чего только не сделаешь, - невесело ухмыльнулся Эйлтил. - Я навел иллюзию на одного из нападавших, сопроводил это парализующей сетью, поэтому они приняли его за меня, точнее, за мой труп. А я из последних сил ушел, как один из убийц.
   - Допустим, в это я поверю, - сузила глаза Лина. - Но почему ты не дал мне знать о том, что жив? И раз уж ты был под личиной одного из наемников, почему тебя не оказалось среди них, когда я вытащила их из тюрьмы?
   - Что ты сделала?! - ужаснулся эльф. - Ты помогла тем, кто лишил тебя дочери и мужа?!
   - Как сказать, - чересчур слащаво протянула девушка. - Я воспользовалась своим правом кровной мести...
   - Не может быть... - с ужасом воззрился на алату Эйл. - Ты же не хочешь сказать, что убила их?!
   - Ммм... нет, не хочу. - Она изобразила на лице фальшивую задумчивость. - Скорее, не рассчитала немного с пытками.
   Десмонд усмехнулся, заметив, что эльфу не удалось скрыть отвращения, проступившего на лице. В отличие от остроухого, ему слова девушки не показались омерзительными.
   - Так почему ты не сообщил мне, что жив? - с нажимом напомнила Эвелинн о своем вопросе.
   - Не мог. Я не попал в тюрьму только потому, что потерял сознание, а "мои" товарищи решили, что это "тот эльф" меня ранил, но помогать не поспешили, а наоборот, бросили в лесу. Я провел почти два месяца в заброшенной медвежьей норе, восстанавливая энергетический резерв, только потом сумел снять личину. А когда появился в нашем с тобой доме, было уже поздно... Нас с Дарой похоронили, убийцы сбежали из тюрьмы и их так и не нашли, ты исчезла. О тебе вообще пошел не самый приятный слух. Мол, несчастная эльфийка не выдержала гибели любимого супруга и маленькой дочери и покончила с собой... А я не мог проверить, так ли это. Даже слуги из нашего дома ушли. Собственно, с тех пор я здесь и скрываюсь.
   Девушка подошла к Эйлу и, немного поколебавшись, обняла, положив голову ему на плечо. А тот, в свою очередь, продемонстрировал беснующемуся Гончему довольный и злорадный оскал за спиной алаты.
   - Прости, что отнеслась с таким недоверием к твоим словам, - тихо сказала она Эйлтилу. - У меня слишком много поводов для излишней подозрительности в последнее время.
   - Раньше ты мне всегда безоговорочно доверяла, - с мягким укором глянул на Лину Эйл. - Знаешь, немного неприятное чувство...
   - С момента нашей последней встречи прошло больше ста лет, - легко улыбнулась Эвелинн. - Я сильно отвыкла от тебя. Возможно, чуть позже многое вернется на свои места.
   Дес пораженно уставился на алату. Интересно знать, что она хотела этим сказать?!
   - Давай-ка отойдем на минуту! - мужчина ухватил девушку за предплечье и отвел на приличное расстояние от эльфа. - Ты совсем из ума выжила?! С чего ты ему доверяешь так, будто давно его знаешь?
   - Не поверишь, но я действительно давно его знаю, - насмешливо посмотрела на него Лина.
   Десмонд ругнулся, сообразив, что сморозил глупость.
   - Что значит это твое "многое вернется на свои места"? - тут же перевел он тему. - Ты имела в виду свои отношения с Эйлтилом?
   - Во-первых, с чего ты это взял? - недовольно нахмурилась Эвелинн, краем глаза успев заметить, что эльф настороженно прислушивается. Алата легко прищелкнула пальцами, воздвигая невидимую стену вокруг себя и Гончего, не позволяющую подслушивать. - Во-вторых, я бы не сказала, что абсолютно ему доверяю. Пока я его обнимала, незаметно проверила на всевозможные чары и заклинания, изменяющие внешность и ничего не нашла. И в-третьих, тебя-то с чего интересуют мои взаимоотношения с Эйлтилом? Даже если я вернусь к нему, нашей с тобой сделке это не помешает.
   - Я хочу ее расторгнуть, - вдруг огорошил девушку Дес. - Я не заинтересован более в твоей помощи. Ты полностью свободна от обязательств передо мной.
   Лина уставилась на него, как на сумасшедшего:
   - Как это понимать? Что такого должно было произойти, чтобы ты мне это сказал?
   - Уже произошло, - туманно выдал Десмонд. - Договоренности между нами больше нет, но это не значит, что я ухожу.
   Судя по выражению лица, алата окончательно запуталась. Мужчина довольно ухмыльнулся, видя ее недоумение, потом мягко обнял девушку за плечи, склонившись к ее уху:
   - Ты мне нравишься, Лина, достаточно сильно, чтобы появление твоего бывшего эльфа сподвигло меня на активные действия. Так что, с Эйлом я еще повоюю за тебя.
   - Ты не слишком много на себя берешь? - игриво усмехнулась Эвелинн, не пытаясь выбраться из объятий Гончего.
   - В самый раз, - заверил ее Дес. - И не думай, что я забыл твое пристальное разглядывание меня вчера вечером...
   - Посмотрим, что у тебя выйдет, - хитро подмигнула Десмонду Лина, ловко стряхивая его руки.

*****

   Мое появление у Асмодея произвело фурор... Еще бы! Заявиться в обществе двух неприязненно настроенных по отношению друг к другу мужчин, хотя уходила всего с одним.
   Кстати, пара слов о неприязненных отношениях Десмонда и Эйлтила... Окончательно они испортились, когда выяснилось, что метательные ножи, один из которых попал мне в сердце, принадлежат Эйлу. Когда мы с Десом вышли из портала, эльф, который в это время охотился неподалеку, решил, что мы чужаки, представляющие собой опасность. Я, в общем-то, его простила, потому что сама вполне могла бы поступить так же, тем более, что он вряд ли мог узнать меня в облике Покровительницы талиеров. А вот Гончий не понял и не простил. Он рыкнул Эйлу что-то нецензурное, после чего заявил, чтобы тот на пушечный выстрел не подходил ко мне. Я тайно веселилась, а Эйлтил, на свою беду, решил сострить, мол, можно ли ему подходить ко мне на расстояние броска ножа. Схлопотав по лицу, он действительно больше рядом не появлялся.
   В общем, идти к талиерам с обоими было бы верхом глупости, поэтому я решила оставить своих кавалеров у Дея, а самой под шумок смыться. Да и была у меня пара нелицеприятных вопросов к Себастьяну относительно метки для портала.
   К появлению Эйлтила моя компания отнеслась довольно спокойно. За исключением Элазара и Ристерда, узнавших Эйла и не сумевших скрыть безмерное удивление. Видимо, они тоже не часто видят воскресших эльфов... Их порыв наброситься на меня с вопросами я остановила многозначительным взглядом и взмахом руки, оставив это на потом.
   А вот то, что Асмодей Эйлтилу не удивился, меня насторожило. Заметив, что демон тихо выскользнул из залы, я последовала за ним и поймала приятеля в коридоре:
   - И как это понимать?
   - Ты о чем? - вскинул брови Дей.
   - О воскрешении умерших, - ядовито хмыкнула я. - Немного странно, что ты совсем не впечатлился, увидев Эйла.
   - Я его уже видел неделю назад, когда ставил тебе метку для портала, - сразу и в лоб заявил мне Асмодей. - Поэтому и не впечатлился. И вообще, я уже почти семь лет знаю, что твой остроухий жив.
   - И ты, очевидно, не посчитал нужным сообщить мне об этом! - процедила я сквозь зубы, с трудом поборов желание хорошенько двинуть демону по лицу.
   - Я не знал, где тебя искать, - спокойно парировал Дей. - Не забывай, но последние двадцать лет ты меня избегала, мы только недавно наладили наши отношения. Да и потом, если честно, я не был уверен, что тебе так нужно было это знать.
   - А сейчас мне это необходимо, по-твоему? Так? - едва ли не переходя на рычание отозвалась я. - Почему вдруг теперь ты мне его буквально подсовываешь?!
   - Потому что! - отрезал демон. - Ты слишком сильно увлеклась Гончим! Если ты думаешь, что это незаметно - ошибаешься. Я вижу твою к нему симпатию! Сейчас ты уже спасаешь ему жизнь и выручаешь из сложной ситуации, прикрываясь глупым договором, на который на самом деле тебе плевать. А дальше, вероятнее всего, ты ради него решишь и своей жизнью пожертвовать, если понадобится. Уж лучше ты будешь на некоторое время шокирована появлением Эйла, но останешься с ним и живой.
   - С чего, интересно, ты взял, что я останусь с Эйлтилом? - презрительно скривилась я, понимая, что приятель вновь пытается кроить мою судьбу. - Думаешь, раз он жив, так я ему на шею брошусь сразу?
   - Учитывая, какая неземная любовь вас связывала... - многозначительно протянул Асмодей. - Знаешь, я полагаю, что такой шанс вернуть спокойную и счастливую жизнь ты не упустишь. Разве не об этом мечтаешь?
   - Не знаю, - удивила я Дея. - Когда-то, пожалуй, действительно мечтала о покое и отдыхе, и Эйлтил дал мне это. Но я не раз ловила себя на мысли, что это не мое место, не моя жизнь. Уже гораздо позже я проклинала себя за то, что не попыталась оборвать все связи с Вильгельмом, но в глубине души понимала, что мне не хотелось этого делать. Если не лукавить, то я не могу жить, не влипая в передряги и не ища приключений на свою задницу.
   - Собственно, я ожидал от тебя подобных выводов, - кивнул демон. - Но давай все же вернемся к твоим мужчинам. Интрижка с Десмондом - поступок, достойный идиотки. Мало того, что он Гончий, он еще и к Суду Вечности отношение имеет, а тебя на этом Суде вряд ли ждут с милостью.
   Я загадочно ухмыльнулась. Это как посмотреть... Впрочем, говорить Асмодею, что половина Судей у меня в должниках ходит, не хотелось. Равно как и сообщать, что Дес к Суду не имеет ни малейшего отношения. С этим мне самой еще предстояло разобраться.
   Асмодей тем временем продолжал:
   - И даже то, что он алат, не делает ему чести. Наоборот, лично у меня вызывает много вопросов. Например, как он сумел скрываться столько лет от других алатов, как ему удалось пережить приобретение статуса Мастера без помощи наставника? И, в конце концов, что у него там за знакомый такой в шайке Вильгельма, ради которого он готов пойти на сделку с преступницей? А Эйлтил - другое дело. Да, признаться, я никогда не питал симпатий к этому эльфу. Но он не тянет тебя в казематы Виля за собой! Он чист, как слеза младенца, к тому же, вас многое связывает.
   - А я как раз не очень доверяю Эйлу, - непримиримо скрестила руки на груди. - Я разговаривала с ним, расспрашивала о его жизни после той трагедии. Он утверждает, что поселился в нашем доме, когда понял, что тот пустует. Я довольно часто посещала тот дом первые десять лет после гибели его и Дары. Но не видела ни разу Эйлтила, или хотя бы следов присутствия там кого-нибудь... Разве это не странно?!
   - Мало ли, почему вы не пересекались, - скривился демон. - Всякое бывает. Мое мнение о том, что Эйл лучшая для тебя пара не изменилось.
   - Дей, давай договоримся. Ты не будешь лезть ко мне со своим мнением о моей личной жизни, - закатила я глаза. - Каким бы правильным и мудрым не был твой совет, я все равно сделаю все наоборот, хотя бы из чистого упрямства! Поэтому предоставь мне право самой решать, кто мне пара, а кто - нет.
   Асмодей хмыкнул.
   - Ладно, считай, что убедила. Больше к тебе не лезу, разбирайся со своими мужиками сама. Но я искренне надеюсь на твое благоразумие и оставшиеся к Эйлу чувства! Тем более, что он все равно теперь здесь, и у вас будет много времени, чтобы попытаться наладить отношения...
   Я настолько невинно хлопнула ресницами, что на минуту сама поверила в свое благоразумие.

*****

   Вечером того же дня Ричард передал мне тревожное сообщение от своей матери. Частые отлучки Дика, которые все больше приходились на его учебное время, стали беспокоить учителей, и они уже звонили Терезе несколько раз, на что она неизменно отвечала - "семейные обстоятельства". Но сегодняшний звонок заставил ее занервничать. Звонила школьная медсестра, весьма удивленная результатом планового медицинского осмотра. У Ричарда едва прощупывался пульс, и была пониженная температура тела, но сам он при этом ни на что не жаловался и выглядел до безобразия здоровым и полным сил.
   - В общем, по-моему, пора что-то с этим делать, - беззаботно вздохнул парень, развалившись в кресле. - Может, мне самоубийство свое инсценировать?
   - Не пойдет, - фыркнула я, старательно делая вид, что не замечаю недружелюбные взгляды Гончего и эльфа, которые они бросали друг на друга. - Вот представь себе, молодой, здоровый парень без психических отклонений вдруг кончает жизнь самоубийством, хотя еще вчера был вполне ею, жизнью, доволен. Как думаешь, все поверят, что это закономерно? Да и потом, тело-то куда делось? Раз уж это инсценировка смерти - должно быть мертвое тело. Кого хоронить будут? Да и в морг вообще кого увезут? Все еще думаешь, что инсценировка самоубийства - вариант?
   Дик отрицательно помотал головой.
   - Я, наверное, отправлю Лисию и Нэйт решить этот вопрос. Сделаем так: ты окончательно перестаешь посещать школу, потом и вовсе исчезаешь, Тереза сообщает в полицию о твоей пропаже. А потом, усилиями Нэйт и Лисы первый же неопознанный труп принимает твой облик, Дик. И потом уже пусть все выясняют, отчего этот несчастный скончался, сколько им угодно. Если что, девушки проконтролируют ситуацию.
   Я с блаженством отпила из бокала вино с пряностями, потом досадливо поморщилась.
   - Черт... Извини, Ричард, но у меня вряд ли получится присутствовать на твоих похоронах. Я так и не решила проблему с талиерами. Завтра утром уйду. Одна! - поспешно добавила я, завидев, как встрепенулись Эйлтил и Десмонд. - Даже не думайте! Останетесь здесь оба, а если кто из вас решит за мной последовать - придушу своими руками.
   Сказать по правде, я солгала. Деса я собиралась взять с собой. Хотя бы потому, что он обладает хорошим магическим потенциалом, а мне помощь лишней не будет.
   Глазами я показала Гончему на дверь, он подозрительно прищурился, но едва заметно кивнул. Я демонстративно зевнула и, пожелав всем доброй ночи, отправилась спать. Десмонд появился около моей комнаты только минут через двадцать.
   - Ну? - вопросительно глянул он на меня.
   - Не нукай, не запрягал, - хмыкнула я в ответ. - Если собираешься все же идти к талиерам, около семи утра должен быть в моей комнате.
   Гончий ухмыльнулся.
   - Почему ты вдруг решила взять меня с собой?
   - С перепугу, - ехидно отозвалась я. - Роль мальчика для битья сыграешь, если у меня нервы сдадут. Да и потом, ты ведь все равно туда притащишься, чтобы у меня не было возможности смыться. Так что нет смысла идти по отдельности.
   - Лина, я приятно удивлен, - мужчина картинно прижал руку к сердцу. - Ты наконец-то начала меня понимать! Бесконечно радует твое осознание того, что без меня ты никуда не уйдешь.
   - Дес, ты не мог просто кивнуть, а? - страдальчески простонала я, закатывая глаза. - Без театральщины?
   Гончий отвесил мне шутливый поклон, на что я хлопнула дверью своей комнаты, оставив его гримасничать в коридоре.
  

Глава 17

   У меня сложилось такое впечатление, что Десмонд хотел попасть к талиерам больше, чем я сама. Иначе, как еще объяснить, что вместо семи утра он приперся около шести? На мой недоуменный вопрос, какого черта он здесь делает, Гончий обозвал меня соней и поторопил со сборами. Я уже давно поняла, что Десу бесполезно устраивать головомойки на предмет его поведения, поэтому послушно прошествовала в ванную комнату, уложилась в двадцать минут с утренними процедурами, затем приняла личину Эилиннэ и вернулась в гостиную.
   Десмонд в весьма приподнятом настроении вышагивал из стороны в сторону около двери, уже успев по памяти придать себе облик телохранителя.
   - Готова? - поинтересовался он.
   - Абсолютно, - кивнула и подозрительно прищурилась. - Что-то меня смущает твой энтузиазм...
   - Почему это? - совершенно искренне удивился мужчина, наконец-то перестав маячить перед глазами.
   - Потому, - фыркнула я. - С чего вдруг такое рвение? Тебе хочется оценить мои дипломатические таланты? Или поучаствовать в войне двух народов?
   - А там будет война? - нахмурился Дес. - Мне казалось, ты собираешься уладить все мирным путем... Или я ошибаюсь?
   - Все верно, мне бы очень не хотелось доводить до кровопролития эту разборку, - задумчиво тряхнула я кроваво-красным хвостом. - Но не факт, что у меня получится.
   - И ты собираешься участвовать в войне, если она будет? - полувопросительно-полуутвердительно хмыкнул мужчина.
   Я снова кивнула, настраиваясь на желаемую параллель.
   К счастью, в этот раз проблем с порталом не возникло, и мы оказались непосредственно в нужном нам мире, без заносов в другие параллели. Причем, телепорт открылся весьма удачно, всего в четырех часах ходьбы от Хорса, столицы талиеров.
   Учитывая разницу во времени между мирами, мы должны были прийти к городу как раз к закрытию ворот. Я искренне надеялась, что если мы с Десом немного припозднимся, я легко смогу воспользоваться своим положением их Покровительницы, и стража не позволит мне ночевать под открытым небом.
   - Не хочешь провести обзорную лекцию об этом мире? - полюбопытствовал Гончий, бодро вышагивая рядом. - Во избежание досадных неприятностей.
   - Если ты будешь помалкивать и постоянно находиться рядом со мной, - нравоучительным тоном заметила я, - никаких недоразумений не случится. Но, в целом... Советую тебе как можно меньше выступать и ни в коем случае не перебивать женщину. У талиеров полный матриархат. Большинство руководящих постов при дворе занимают представительницы прекрасного пола, причем гласно и негласно.
   - Негласно?
   - У иных чиновников такие очаровательные и скромные жены и любовницы, - многозначительно протянула я, - что лично у меня нет никаких сомнений в том, что именно они стоят за подавляющим большинством решений своих мужчин. Думаю, Криста тоже это прекрасно понимает. Криста - это правительница талиеров. Милая и тихая девушка. Когда спит, накрывшись одеялом с головой.
   Десмонд весело хмыкнул:
   - Я смотрю, мир-то довольно интересный... Лина, а сколько миров ты вообще посетила?
   - Ну ты и спросил... - задумчиво нахмурилась я. - Пожалуй, с уверенностью могу сказать, что больше семисот, но точное число вряд ли назову.
   - Больше семисот?! - вытаращился мужчина. - Шутишь! Я всего четыреста параллелей знаю, а ведь по своему положению Гончего постоянно из одной в другую перемещаюсь!
   - Дес, ты не поверишь, как много у Вильгельма дел... - серьезно вздохнула я. - И каждый раз это было задание в новом мире. Я редко где задерживалась дольше одного месяца, да и дважды в один мир практически не совалась. Так что большинство этих миров знаю весьма поверхностно.
   Какое-то время мы шли молча, потом я вспомнила, что Десмонд так и не объяснил мне кое-что.
   - Дес, так что там с твоим энтузиазмом по поводу этой нашей совместной вылазки? - вопросительно глянула я на мужчину.
   - А почему он тебя так смущает?
   - Не надо переводить разговор на меня, - закатила я глаза с усмешкой. - И вообще, невежливо отвечать вопросом на вопрос!
   - Ладно, - покладисто отозвался Гончий. - Хочешь знать, почему я пошел с тобой на самом деле?
   Что-то во взгляде Деса меня смущало, но я все равно упрямо кивнула. Мужчина остановился, развернул меня к себе за плечи:
   - Знай.
   И он прижался своими губами к моим. Я даже не успела сообразить, что происходит, как уже с удовольствием отвечала на его поцелуй, бессовестно прижавшись к нему всем телом. На секунду у меня мелькнула мысль, что правильнее было бы прекратить поцелуй и влепить Гончему пощечину, но я тут же наплевала на правильность и с наслаждением запустила пальцы в волосы Деса. Они оказались жестче, чем я думала. Зато губы наоборот... Чувствуя руки мужчины, скользящие по моей спине, по плечам, ласково пробегающие по шее и очерчивающие контур лица, я умудрилась забыть все, что можно было, включая цель своего прихода к талиерам.
   Хотя кое-что меня все же беспокоило. Я слишком сильно поддавалась влиянию Десмонда на меня. Быть может, дело всего лишь в многолетнем совершенствовании мужчины в поцелуях, но у меня от него буквально ноги подкашивались, а ведь мне совсем не семнадцать, и поцелуй это далеко не первый.
   В конце концов, я все же смогла оторваться от Деса, уперев ладони ему в грудь, чтобы создать между нами хотя бы крохотную дистанцию. К своему удовлетворению я заметила, что Гончий тоже еще не сумел восстановить дыхание.
   - Такой ответ тебя устроит? - выдохнул он мне в губы и невесомо провел по ним пальцем.
   - В общем-то, да, - несколько уклончиво отозвалась я. - Но хотелось бы получить более ясное объяснение.
   Десмонд снова склонился к моему лицу, но я успела положить ладонь ему на губы, заставив удивленно нахмуриться.
   - Дес, я уже поняла, что ты потрясающе целуешься, и готова признать, что не имею ничего против повтора, но словесное объяснение все же не помешало бы.
   - Ты помнишь, что я говорил тебе вчера утром? - серьезно спросил он. - Когда ты отгородила нас от подслушивания Эйла.
   - То, что я тебе нравлюсь? Или то, что ты собираешься попробовать увести меня у Эйлтила? - невольно растянула я губы в улыбке.
   - И то, и другое, - кивнул мужчина. - Я очень доволен тем, что мы здесь будем вдвоем, без твоих подзащитных, остроухих и архидьявольских товарищей. Это мой шанс добиться того, чего хочу. Все еще не ясны причины моего "энтузиазма"?
   - Нет, вопрос исчерпан, - мягко улыбнулась я. Гончий еще какое-то время внимательно смотрел мне в глаза, потом странно усмехнулся и отвел взгляд:
   - В чем дело? - заинтересованно спросила я.
   - Знаешь, мне никогда раньше не приходилось смотреть в глаза, как две капли воды похожие на мои собственные, - задумчиво протянул Дес.
   Я насмешливо фыркнула и снова пошла вперед.
   - Можно подумать, что синие глаза - большая редкость...
   - Не синие, а неестественно синие, - серьезно поправил меня мужчина. - У меня в свое время была целая стопка проблем из-за этого.
   - Понимаю, - кивнула я в ответ. - Учитывая, в каком мире и в какое время мы родились... Наверное, тебе тоже приписывали связи со сверхъестественными силами? Меня этим едва ли не с младенчества попрекали...
   - У меня была ситуация немного похуже, - поморщился Десмонд. - Моя семья была тесно связана с инквизицией, поэтому, когда после болезни в детстве мои глаза из серых вдруг стали синими, это не укрылось от бдительного ока инквизиторов, и у них возникли нелицеприятные вопросы. Даже представить себе не могу, чего отцу стоило уладить это миром...
   Гончий продолжал говорить что-то, но я его уже не слушала, продолжая идти рядом по инерции и сопоставляя в голове все факты. И картинка получалась безумная.
   Дес родился в одном мире со мной и был младше меня - это раз.
   Его отец был инквизитором, о чем мне уже говорил Асмодей - два.
   В детстве Десмонд болел, после чего его глаза изменили свой цвет - три.
   И его глаза стали копией моих - четыре.
   Наконец, он был моим "двойником" по ауре и магии...
   Я резко остановилась, в шоковом состоянии уставившись на спину чуть ушедшего вперед мужчины.
   Мог ли он быть тем, кому я спасла жизнь и отдала часть души незадолго до своей смерти?!

*****

   - Войдите! - хмуро отозвалась Каролина, не поднимаясь с кровати. - Не заперто.
   - С каких пор ты не закрываешься? - ухмыльнулся Роланд, входя в комнату девушки и плотно затворив за собой дверь.
   - С таких, - недружелюбно отрезала алата, все же сев на кровати. - Я вообще только что вернулась.
   - Тоже Лину искала? - понимающе глянул на нее молодой человек, усевшись в кресло и вытянув ноги.
   - Рол, передо мной-то комедию не ломай, - закатила глаза Кэрол. - Можно подумать, ты и впрямь занимаешься ее поисками...
   Алат довольно улыбнулся, но улыбка эта доброй не выглядела.
   - Приятно иметь единомышленника, прекрасно понимающего тебя, - протянул он. -А как продвигаются поиски Ричарда?
   - Никак! Я обшарила весь этот ненавистный мир сантиметр за сантиметром! - взвилась Каролина. - Ну нет там этого парня! А Вильгельм требует от меня привести к нему мальчишку...
   - Плохо дело, - покачал головой Роланд. - Виль с каждым днем все больше звереет. Если ты не найдешь ему Ричарда, он вполне может обратить свое внимание на меня.
   - Не вижу в этом ничего плохого... - с равнодушием пожала плечами девушка. - Наконец-то ты покрутишься, как белка в колесе, а я отдохну!
   - С ума сошла?! - мгновенно вызверился алат. - Если он начнет копаться в моих делах - нам конец! Виль ни в коем случае не должен узнать о том, что вместо поисков его драгоценной Эвелинн я таскаюсь с переговорами о сотрудничестве по его врагам! И, между прочим, если я начну тонуть, ты пойдешь ко дну вместе со мной, потому что мы слишком часто работали в паре.
   Каролина зло промолчала. Потом скрестила руки на груди:
   - А ты не думал, что, возможно, будет лучше не возвращать Лину Вильгельму?
   - То есть?! - вскинул брови Роланд. - Может, ты еще и помочь ей скрываться хочешь?!
   - Нет, ты неправильно понял, - отрицательно помотала головой девушка. - Я никогда не собиралась и не собираюсь принимать сторону Эви. Просто ты задумайся на минуту, как изменится наше с тобой положение, когда она вернется?
   - Почему оно вдруг должно измениться?
   - Да по кочану! - повысила голос Кэрол. - Эвелинн - абсолютная и безоговорочная любимица Вильгельма. Что, если он снова сдвинет нас на вторые позиции, а ее поставит над нами? Да нам с тобой проще будет сразу самим в землю зарыться! Может, лучше оставить все как есть? А пока Виль отвлечен на свои разборки с ней - тихонько его подвинуть...
   - Не выйдет. Пока он занят противостоянием с Эви, Вильгельм чересчур сосредоточен, подозрителен и всегда готов к неожиданному удару. Поэтому махинации за своей спиной моментально почувствует. А вот если принести ему на блюдечке его любимую игрушку... Возвысить он ее не возвысит, слишком уж пошатнуло его репутацию Линино предательство. Зато все счастливы. Виль придумывает новые казни, Эви нам не страшна, потому что она будет гнить в тюрьме Вильгельма. И вот как только наш покровитель достаточно расслабится, тогда мы его и сместим.
   - Звучит неплохо, - хмыкнула Каролина, поразмыслив. - Хочется верить, что все будет так, как ты говоришь. Ты бы только не затягивал с осуществлением этого плана, а? Я что-то не замечаю пока, чтобы Эвелинн хоть на шаг сюда приблизилась... Ты уверен вообще, что твой брат справится со своей задачей?
   - На все сто. Десмонд - один из лучших Гончих, к тому же, он ни за что не бросит своего старшего брата в беде. Но его, пожалуй, стоит немного поторопить... Скажу ему, что меня время поджимает.
   - Ты сначала найди его, - насмешливо улыбнулась девушка. - Уж очень давно он не давал о себе знать.
   - Ничего удивительного. Заставить Лину плясать под чужую дудку не так-то просто. Да и потом, зачем ему лишний раз связываться со мной, если сообщить пока нечего? Он не будет рисковать, чтобы не вызвать у нее подозрение...
   Алата скептически вздернула бровь, но промолчала.

*****

   Как я дошла до Хорса - не помню. Точнее, припоминаю лишь то, что Дес все время о чем-то говорил, я кивала, а мои ноги самостоятельно шли. Перед глазами снова и снова вспыхивало одно и то же воспоминание.
  
   ... Я стояла посреди холодного каменного подвала, время от времени вздрагивая от сквозняка. Тонкое, местами оборванное и не самое чистое платье не грело совершенно. Впрочем, мне грех жаловаться. Многим девушкам, оказавшимся в застенках инквизиции, везло намного меньше. В отличие от них я не подвергалась ни пыткам, ни насилию, меня ударили-то всего один раз, да и то за мой чересчур острый язык. Казалось бы, надо радоваться отсутствию жестокости по отношению ко мне, но меня это только настораживало. И не зря.
   Инквизитор, вошедший в комнату, был мне знаком. Причем, настолько близко, что я великолепно знала о шраме у него под лопаткой, об отметине от колотой раны на животе и о привычке просыпаться на заре. Губы мужчины тронула едва заметная улыбка, но темно-серые глаза при этом остались такими же холодными.
   - Судя по твоему злому прищуру, ты не очень-то рада меня видеть, Эвелинн, - покачал головой Дамиан. - Неужели совершенно не скучала?
   - Не знала, что ты подался в святоши, - мрачно отозвалась я, проигнорировав последний вопрос. - Должна сказать, что из всех инквизиторов ты в качестве судьи устраиваешь меня менее всего...
   - Зато ты мне в роли жертвы прямо душу греешь, - жестко усмехнулся мужчина, обойдя меня вокруг. - Долго же я тебя искал...
   - И зачем, позволь узнать? - сквозь зубы процедила я. - Мало тебе моей сломанной жизни, решил еще и на смерть полюбоваться?
   - Признаться, еще совсем недавно я бы с удовольствием отправил тебя на костер, - кивнул Дамиан. - Но сейчас обстоятельства изменились. Мне нужна ведьма, хорошая, настоящая и достаточно сильная. Из всех девушек, что приводили мне мои подчиненные, ни одна таковой не оказалась. И тут я вспомнил про тебя... Эвелинн, ты тот самый экземпляр, что мне нужен.
   - В таком случае, сядь, пожалуйста, за свой стол и записывай мое признание в сговоре с Сатаной и нечистой силой, - сахарно улыбнулась я. - А потом накатай приговор и подпиши его. Потому что я для тебя даже мизинцем не пошевелю!
   - Драгоценная моя, с приговором я всегда успею, - в том же тоне отозвался мужчина. - Но сначала протащу тебя по всем возможным пыткам, сколько бы признаний ты не сделала...
   - Делай, что хочешь, - с деланным равнодушием передернула я плечами, пытаясь подавить марш мурашек по спине. - Мне от инквизиции только одна дорога - на тот свет. И какая, к черту, разница, как умереть? Итог ведь все равно один.
   - Ошибаешься, Эвелинн, - довольно улыбнулся Дамиан. - Если ты окажешь мне одна ма-а-аленькую услугу, то тебя отпустят и, более того, святая инквизиция забудет о твоем существовании.
   Я насторожилась, подозрительно глянув на мужчину. С чего бы вдруг такая милость? Несколько минут я размышляла, потом решила, что хуже все равно не будет:
   - И что за услуга?
   - Вылечи моего сына. Он болен уже около полугода, с каждым днем ему все хуже, но ни один лекарь не может помочь. Последний из них обмолвился, что сейчас можно рассчитывать только на помощь Бога или Дьявола. В помощь Бога я не особо верю, а вот в ведьму...
  
   - Лина! - резкий оклик Десмонда заставил воспоминание померкнуть. - Да что с тобой такое?! Ты сама не своя!
   - Все в порядке, - поспешно отозвалась я, нервно облизнув пересохшие губы. - Просто задумалась...
   - Уж, не о Вильгельме ли? - подозрительно прищурился Гончий.
   - Почему ты так решил?
   - У тебя такая ненависть на лице отразилась, что мне даже жутко на мгновение стало.
   - Да? - натянуто улыбнулась я. - Но ты прав, я о Виле подумала...
   Как только мужчина отвернулся, я набрала в легкие побольше воздуха и медленно выдохнула, пытаясь успокоиться.
   Не представляю, что делать, если Дес окажется сыном Дамиана. Конечно, есть вероятность, что это всего лишь буйство моей фантазии, но я почему-то так не считала. Слишком много было совпадений.
   Можно поспрашивать Гончего о его семье и детстве... Но что, если у него возникнут какие-нибудь подозрения? Что, если он захочет знать, почему меня интересует его прошлая жизнь? В самом деле, не скажу же я ему, что когда-то поделилась с ним душой?! А до этого еще и любовницей его папочки была... У меня на это элементарно духу не хватит!
   Пока я думала, мы вплотную подошли к воротам Хорса. Во время кратких перерывов между душевными терзаниями я решила, что не стоит показываться на глаза привратникам, чтобы они раньше времени не доложили во дворец о моем появлении и не спугнули Шаена, а потому накинула на нас с Десом маскирующую иллюзию, позволившую незамеченными войти в город. Вообще-то, можно было просто скинуть личины и пройти стражу в своих собственных образах, но пара чужаков вызвала бы еще больше вопросов, чем воскресшая Покровительница. Идя по узким улочкам столицы талиеров, я пыталась сосредоточиться на мыслях о предстоящем разговоре с Кристой, но память упорно подсовывала мне образ ухмыляющегося Дамиана и каменного подвала, поэтому вскоре я смирилась с тем, что подумать о деле мне в ближайшее время, видимо, не суждено.
   *****
   Уж не знаю, какой Дес представил себе Правительницу талиеров после моих слов о ней, но челюсть у него отвисла знатно.
   Криста была светловолоса, голубоглаза и до безобразия мила. Ее тоненькая фигурка и воздушный облик не допускали кощунственной мысли о каком-либо физическом труде для этого неземного создания. Впрочем, это совершенно не мешало ей быть одной из лучших мечниц среди своего народа.
   Замерев напротив меня в коридоре, девушка в изумлении распахнула чистейшие и ясные глаза, напомнив удивленного ангелочка. Но только до тех пор, пока не заговорила, обращаясь к своему советнику, каменным истуканом замершему рядом:
   - Нет, ну ты глянь! Ее тут похоронили недавно, траур справляют, а она заявилась, как ни в чем не бывало! Ты в курсе, родная, сколько на твои похороны потратили?
   Да уж... Ангелочек бы подобрал другие слова для встречи хорошей подруги, не правда ли? Тем более той, которую ошибочно считала мертвой.
   - Уж извините, что помешала, - язвительно отозвалась я. - Не думала даже, что вам так понравится провожать меня в последний путь...
   Криста смерила меня долгим взглядом, потом захохотала как довольный бог-громовержец, совершенно не по-царски обхватив своего советника рукой за шею и звучно чмокнув его в лысеющую макушку:
   - Я же говорила тебе, что эту заразу так просто не убьешь!
   - Если уж ты так думаешь, то почему легко поверила в бредни Шаена и позволила ему объявить войну луттам? - сердито скрестила я руки на груди. - Криста, ты же не дура! Прекрасно понимаешь, чем это закончится!
   - Да не было меня здесь, когда этот придурок траур провозгласил! - с досадой поморщилась Правительница талиеров. - Я в приграничную провинцию уехала с официальным визитом, он в это время успел объявить тебя умершей и сообщить луттам о начале войны! А эти остолопы, - девушка отвесила подзатыльник все тому же советнику, - решили "не тревожить" меня во время поездки, сначала все провернули, а потом уже мне письмо прислали с кратким изложением ситуации. Я примчалась сразу же, как только смогла, но, к сожалению, поздно. Правитель луттов даже разговаривать со мной не стал!
   - Ну, ничего, со мной он точно поговорит, - ухмыльнулась я, потом посмотрела на подругу. - Вот что, ты сейчас же пишешь письмо луттам, в котором сообщаешь о моем "воскрешении", мило извиняешься и отзываешь объявление войны. Я ищу Шаена, чтобы душевно побеседовать с ним о его самоуправстве, а вечером за ужином обсудим план дальнейших действий.
   - А как насчет праздника в честь твоего возвращения? - удивленно вскинула брови Криста. - Я хочу устроить пышное торжество!
   - Обязательно устроишь, - заверила я девушку. - Но только когда конфликт с луттами будет исчерпан.
   - Ладно, - легко пожала она плечами. - Я велю приготовить вам комнаты.
   Правительница талиеров помолчала несколько минут, потом повернулась к своему советнику и сурово уперла руки в тонкую талию:
   - Я слишком тихо говорю?
   - О чем вы, госпожа ан-Кэр? - поинтересовался мужчина с легким недоумением.
   - Я велела приготовить комнаты для наших гостей, - очаровательно пропела девушка. - Так почему ты еще здесь?
   - Я, что ли, комнаты буду готовить? - искренне возмутился советник, растеряв окончательно весь свой почтенный вид.
   - Нет, я пойду! - с издевкой отозвалась Криста. - А для антуража передник горничной нацеплю!.. Ты мозги-то включи!
   Я устало вздохнула и пошла по направлению к Лунной башне. Когда Криста начинала отчитывать кого-то, для мира она была утрачена ровно до конца своей проповеди. Торчать все это время в коридоре мне не хотелось.
   - Лина, куда мы идем? - Дес нагнал меня спустя пару секунд.
   - В башню, где покои Шаена расположены. Не терпится поболтать с ним.
  

Глава 18

   Ша-ен-Арил за десяток лет службы при дворе Правительницы талиеров привык к роскоши, достатку и комфорту. Поэтому обстановке его покоев во дворце мог бы позавидовать и самый богатый аристократ.
   В настоящий момент мужчина удобно расположился на подиуме в центре комнаты, заваленном мягкими подушками, и благодушно наблюдал за легкими пузырьками, танцующими в бокале с золотистым вином. За окном уже наступили сумерки, и перед талиером стоял непростой выбор: допить бокал вина и отправиться на праздничный ужин к торговцу тканями в город, либо остаться дома и заказать еду из лучшей таверны сюда. Сделав небольшой глоток, он посмаковал вино на языке, довольно улыбнулся, снова поднес бокал к губам... и едва не откусил кусок хрусталя. Прямо перед ним возникло видение Эилиннэ, мрачно ухмыляющейся и скрестившей руки на груди. Тряхнув головой, Шаен зажмурился, но, открыв глаза, с ужасом заметил, что видение не исчезло, а в поле зрения талиера попал еще и мужчина, внешне напоминающий типичного наемника его народа.
   - И как вино из запасов Кристы? - почти ласково промурлыкала девушка. - Вкусненько?
   Шаен ошалело кивнул, потом помотал головой, снова кивнул и, наконец, выдал потрясающую по глубине смысла фразу:
   - Эилиннэ?!
   - Нет, твоя троюродная бабушка по линии двоюродного дядюшки! - рявкнула она, заставив талиера опрокинуть на себя бокал с вином. - Соскучилась, внучек, так, что сил нет! А со мной твой новый дедушка - Десмонд!
   - Но ты... я думал... - невнятно промямлил Ша-ен-Арил. - Ты не должна была появиться...
   - Ты... я... думал... - передразнила Эилиннэ блеяние мужчины. - Прекрати пялиться на меня, как баран на новые ворота! Не первый раз видишь! И вообще, сядь прямо!
   Мужчина поспешно уселся на подиуме, выпрямив спину и чинно сложив руки на коленях, чем вызвал у Десмонда веселую усмешку. Девушка с досадой поморщилась, но взяла себя в руки.
   - Итак, я горю желанием знать, с чего ты решил, что я мертва, и растрезвонил эту весть всему народу? - с благожелательной улыбкой спросила Эилиннэ, сев в кресло напротив талиера и закинув ногу на ногу. - И прежде, чем ты решишь соврать мне, учти, что я сейчас сильно не в духе...
   - Я ни в чем не виноват! - тут же выпалил Шаен, переводя испуганный взгляд с девушки на ее спутника и обратно.
   - Ну да, а войну луттам пасхальный кролик объявил! - всплеснула руками Эилиннэ.
   - Кто? - недоуменно нахмурился талиер.
   - Неважно, - отмахнулась девушка. - Выкладывай, давай, как тебе в голову взбрела мысль объявить меня покойницей?
   - Мне велели это сделать. За день до того, как я объявил траур, ко мне поздно вечером пришел мужчина, не из нашего народа, чужак. Он сказал, что ты погибла в ловушке луттов и в последнюю минуту просила отомстить за себя, уничтожив весь народ виновников твоей смерти.
   - И ты поверил в бредни какого-то проходимца?! - округлила глаза Эилиннэ. - Мало ли, кто и что мог сказать!
   - Но он был таким же, как ты, - перебил ее Шаен, нервно сглотнув и понизив голос. - Синекрылый...
   Девушка настороженно замерла и пристально посмотрела в глаза мужчины. Тот не врал.
   - Алат из Ложи Страха? - подал голос спутник Покровительницы талиеров, обращаясь к ней.
   - Не факт, - покачал головой Эилиннэ. Потом тряхнула хвостом, бросила мимолетный взгляд на Шаена и коротко бросила: - Потом об этом поговорим.
   - А что теперь будет? - настороженно подал голос талиер. - Надо же сообщить луттам, что ты жива...
   - О, тебе не стоит паниковать, - горячо заверила его девушка. - Мы с Кристой обо всем позаботимся, а ты пока посидишь здесь и подумаешь над своим поведением... Ясно?
   Выйдя из покоев Ша-ен-Арила, Эилиннэ подождала, пока ее спутник переступит порог, и положила ладонь на каменную стену, заставив ее накалиться и приобрести пластичность. Легонько пошевелив пальцами, Покровительница талиеров задала мягкой стене нужный импульс, и та скрыла под собой дверь, после чего вернулась в твердое состояние.
   - Так-то, голубчик, - злорадно усмехнулась девушка и поманила Гончего за собой. - Идем, надо еще успеть привести себя в порядок до ужина. Стенания Кристы по поводу моего неподобающего внешнего вида я не вынесу.

*****

   Когда мы спустились из башни, внизу уже ждала служанка, которая должна была показать комнаты. Девушка проводила нас до дверей и сообщила, что ужин состоится через полчаса в Мраморной зале, а пока мы можем отдохнуть и переодеться. Десмонд, чья комната была напротив моей, с переодеванием управился довольно быстро и явился ко мне. Поэтому теперь ему пришлось наблюдать за горой забракованных платьев растущей на кровати в моей спальне.
   - И что ты думаешь об этом синекрылом и таинственном подстрекателе? - Гончий проследил взглядом за очередной яркой тряпкой, перелетевшей ширму и приземлившейся на кровать.
   - Кроме нецензурщины, я ничего о нем не думаю, - фыркнула, рассматривая извлеченное из недр шкафа черное платье. Хотя, "платьем" этот лоскуток можно было назвать с большой натяжкой. Уж слишком он напоминал ночную сорочку своей прозрачностью и легкостью. Скептически выгнув бровь, я швырнула это платье к остальным.
   - А если чуть конкретнее? - Дес подцепил за тонкую бретель один из нарядов и вытащил его из общей кучи. Сначала мужчина удивился, чем это платье могло не угодить, потом увидел глубину декольте и с ухмылкой положил наряд обратно.
   - Если чуть конкретнее, то надо найти этого типа, - вздохнула я. - По цвету крыльев о нем ничего сказать нельзя. Надо побеседовать с ним, чтобы узнать, зачем ему нужна война луттов и талиеров.
   Внимательно оглядев со всех сторон еще одно платье, на этот раз золотисто-песочного цвета, традиционного для правящего рода талиеров, я облегченно вздохнула. Нашла. По фигуре оно село на меня как влитое, и все его элементы декора сводились к неглубокому вырезу на груди и тонкой верхней юбке из ажурной ткани, развевающейся от малейшего дуновения ветерка.
   - А разве цвет крыльев не соответствует определенному чувству?
   - Нет. Сказать по правде, алаты сами-то понятия не имеют, чем обуславливается цвет. Я алата Страх и цвет у меня синий, но я знакома с синекрылой алатой, олицетворяющей Милосердие... Согласись, довольно разные чувства? Да и потом, что тебе даст его принадлежность к какой-то Ложе? - я вышла из-за ширмы, расправляя последние складки на платье, и вопросительно глянула на Десмонда. Потом отошла к большому напольному зеркалу, чтобы поправить прическу.
   - Зная его Ложу, можно было бы попробовать узнать там, кто из них связан с этим миром, - заметил Дес, отразившись в зеркале позади меня. - Разве это не вариант?
   - Нет! - отрезала я, бросив на Гончего одновременно злой и испуганный взгляд. - Для этого надо сунуться к алатам, а я...
   - О тебе речи и не идет, - мягко перебил меня мужчина, сомкнув руки у меня на талии и прижав спиной к своей груди. - Я вполне могу сделать это сам.
   - Ты с ума сошел?! - взвилась я, извернувшись и двинув ладонью ему по груди. - Что еще за новости?!
   - А в чем проблема-то? - удивился Десмонд.
   - Даже не думай появиться у алатов! - пригрозила я ему. - Тем более, в одиночку!
   - Почему? - упрямо скрестил руки на груди Гончий. - Боишься, что я тебя им сдам? В обмен на своего приятеля?
   - Дес, ты придурок, - с усмешкой покачала я головой. - Я боюсь, если ты отправишься туда один, то некому будет спасать твою голову и прилегающие к ней части.
   - Что ты хочешь этим сказать? - подозрительно прищурился мужчина, пытаясь посмотреть мне в глаза.
   - Я уже сказала все, что хотела, - невозмутимо передернула плечами, отвернувшись так, чтобы Гончий не увидел лукавой полуулыбки у меня на губах. - Идем. Нам уже пора на ужин.

*****

   - Лина, ты не могла бы мне помочь? - невинно похлопала ресницами Криста и поднялась из-за стола. - Это много времени не займет.
   - Конечно, - кивнула я, встав на ноги и проигнорировав настороженный взгляд Гончего. В конце концов, Дес вполне может посидеть некоторое время наедине с советником Кристы. Надеюсь, мой спутник ничего не успеет натворить.
   Вот уж не знаю, что там понадобилось от меня Правительнице талиеров, но уволокла она меня на кухню. Прислонившись к разделочному столу, девушка сцепила ладони в замок и вперилась в меня взглядом опытного работника пыточной камеры:
   - Говорить будем сами? Или посодействовать?
   - О чем это ты?
   - Я жду подробного рассказа о твоем новом романе, - хищно улыбнулась Криста. - Ты можешь кому-угодно вешать лапшу на уши, что Десмонд - твой телохранитель, но я-то вижу... Как давно вы вместе?
   - Не знаю, что ты там видишь, - фыркнула я. - Меня с Десом связывают исключительно деловые отношения...
   Я замолчала и мысленно чертыхнулась. Совсем забыла, что Десмонд расторг нашу сделку! Это надо же... А я ведь до сих пор считаю ее действительной! Впрочем, какая разница, если Гончий мне все равно небезразличен, и я не хочу его отпускать?..
   - В общем, только дела нас связывают, - твердо заявила я, пытаясь не замечать ухмылку Кристы. Но потом все-таки сдалась: - Ну, по крайней мере, пока что...
   - Подруга, я тебя не понимаю... - покачала головой девушка, довольная тем, что практически выцепила мое признание. - Ты хочешь заводить интрижку с Десом, или нет?
   - С чего ты взяла, что не хочу?
   - Да с того, что на тебя вдруг ложная скромность напала! - хмыкнула подруга. - Скажи, пожалуйста, неужели в шкафу не нашлось более соблазнительного платья?
   - Криста, если я захочу соблазнить Деса, то управлюсь с этой задачей даже в брюках и шерстяном свитере, - многозначительно улыбнулась я.
   - Тогда чего ты ждешь? Знака свыше?
   Перед моими глазами в тысячный раз за последние пару-тройку часов мелькнула лицо Дамиана. Я сумрачно вздохнула:
   - Понимаешь, не все так просто, - потерла виски. - У меня есть подозрения, что наши с Десмондом дороги уже пересекались. И не самым лучшим образом.
   - История становится все интереснее... А ну-ка, колись, где это вы пересекались?
   - Помнишь, я когда-то рассказывала тебе, как получилось, что я стала алатой? Точнее, про инквизитора, который поспособствовал моей смерти?
   - Припоминаю, - после некоторого замешательства ответила девушка. - Ты в него была влюблена, а он отправил тебя на казнь, так?
   - Ну, если в максимально урезанном варианте истории, то да. Но перед тем, как отправить меня к позорному столбу, Дамиан заключил со мной сделку. Он пообещал отпустить меня, если я вылечу его сына.
   - У тебя, видимо, это не вышло? - сочувственно поинтересовалась Криста.
   - В том-то и дело, что наоборот, - без тени улыбки поведала я. - Правда, не все получилось так, как хотел Дамиан. Когда мне показали мальчика, он уже умирал, и вылечить его было невозможно. Дамиан сказал, что готов ради жизни своего сына на все, поэтому я отдала мальчику часть своей души.
   - Такое возможно?!
   - Вполне. Процесс неприятный, болезненный, но это работает. К сожалению, о последствиях разделения души практически ничего не известно, потому что это крайне редкое явление. В случае с сыном Дамиана, я не заметила никаких изменений у мальчика, разве что его глаза постепенно приобретали такой же цвет, что у меня. Знаешь, когда я поняла, что инквизиция меня не отпустит, то была очень рада новым глазам мальчишки. Они служили бы Дамиану напоминанием обо мне. Такая небольшая, но приятная месть.
   - Кажется, я догадываюсь... - вздохнула Правительница талиеров. - Если учесть, что у твоего спутника синие глаза, то ты, скорее всего, считаешь его тем самым мальчиком...
   Я кивнула. И почувствовала себя немного легче. Хорошо, что есть Криста, которой можно рассказать что-угодно и не думать о том, как она отреагирует. Вообще-то, поговорить по душам я могла еще с Элазаром, Себастьяном и Асмодеем, но не в этом случае. Себу плевать на мои душевные терзания, Элазар не в курсе моей жизни до смерти и ничего не поймет, а Асмодей такую взбучку закатит за то, что снова вляпалась по самые уши, что лучше не посвящать его в эту небольшую тайну.
   - А может, ты ошибаешься? - закусила губу Криста. - Вдруг Десмонд никак не связан с твоим инквизитором?
   - Слишком много совпадений, Крис, - покачала головой. - Я практически стопроцентно уверена в своих подозрениях.
   - Ясно, - подруга побарабанила пальцами по столу. - Хотя нет, не ясно! Если он тебе нравится, то какая разница, чей Дес сын и что вас может связывать в прошлом?!
   - Ты шутишь?! - вскинулась я, нервно зашагав из стороны в сторону. - А если он узнает об этой истории с частью души?! Что мне тогда делать?!
   - Да ничего, - пожала плечами девушка. - Скажешь, что великодушно прощаешь ему этот долг. И вообще, не факт, что за время вашей интрижки он узнает о вашем прошлом знакомстве.
   - А если все-таки узнает?
   - Можешь сразу рассказать ему все, - неуверенно предложила Криста. - Тогда ты исключишь возможность неожиданного раскрытия тайны.
   Я смерила Правительницу талиеров саркастическим взглядом, та вскинула руки в знак поражения.
   - Ладно, - я решила закрыть эту тему. - Идем обратно, а то я побаиваюсь Деса надолго одного оставлять. Мало ли, что он ляпнет или сделает.

*****

   - Куда вы запропастились? - полюбопытствовал Гончий, когда мы с Кристой вернулись за стол. - Вроде бы на минутку отходили...
   На секунду мне почудилось, что он как-то странно смотрит на меня, будто бы пытается запомнить каждую черточку лица, но я списала это на свое воображение. К тому же, спустя буквально пару мгновений мужчина отвел взгляд.
   - Минутка немного затянулась, - фыркнула Правительница талиеров. - Понимаешь, мы с Эилиннэ давно не виделись, столько новостей накопилось...
   - Все с вами понятно, - усмехнулся Дес. - Сплетничали...
   Мужчина вдруг дернул рукой, на которой был перстень Гильдии:
   - Вот же зараза! Зачем же так жечь-то?! - возмутился Гончий.
   - Что случилось? - нахмурилась я.
   - Ничего особенного, - отмахнулся Десмонд. - Руководство Гончих вызывает. Наверное, есть какое-то дело ко мне. Не будешь возражать, если я уйду на какое-то время?
   - А если и буду, это что-то изменит? - хмыкнула я с полуулыбкой. - Иди, конечно. Но если вздумаешь сдать им меня - собственноручно придушу.
   Дес бросил на меня изумленно-обиженный взгляд, на что я тихо посмеялась.
   - Успокойся, я шучу. Иди уже.
   Выйдя из портала, мужчина без особо энтузиазма оглядел руины каменного дома, поросшие мхом и травой. Сейчас от некогда красивого строения осталась только пара несущих стен. К одной из них и прислонился Роланд.
   - Зачем ты меня позвал? - недовольно окликнул брата Десмонд. - Я же говорил, что сам с тобой свяжусь. А если Лина что-то заподозрит?
   - Не думаю, что ты сделал что-то, что может навести Эвелинн на мысли о нашем с тобой родстве, - оскалился Рол. - Я ведь прав? А раз так, то нечего переживать.
   - Давай-ка к делу, - сменил тему разговора Дес. - Что случилось?
   - Вильгельм просит поторопить тебя с возвращением Эви. Она ему нужна. Срочно.
   - Для чего? - скрестил руки на груди Гончий. - Что у него за планы на ее счет?
   - А какая, к черту, разница? - недоуменно воззрился на брата Роланд. - Наше с тобой дело маленькое - доставить эту алату Вилю в обмен на нашу с тобой свободу от него! И все.
   - Я не уверен, что все еще согласен на эти условия, - твердо возразил Десмонд. - Точнее, я совершенно точно не хочу отдавать Лину Вильгельму.
   - Что?! - вышел из себя алат. - В каком смысле "не хочешь отдавать"?! И с каких пор она для тебя Лина?!
   - Не кричи, - осадил его мужчина. - Я уже давно зову ее по имени и ничего странного в этом не вижу. И вообще, я провел рядом с ней достаточно времени, чтобы усомниться в том, что вы с Каролиной мне говорили. У меня возникло слишком много вопросов.
   - Вот как? - голос Рола буквально сочился ядом. - Так задай мне эти вопросы! Вдруг я развею твои сомнения...
   - Было бы неплохо, - кивнул Дес. - А то у меня невольно появляется ощущение, что родной брат из меня дурака делает. И для начала объясни-ка мне, как получилось, что тебя не оказалось в тюрьме алатов, когда мы с Линой пришли туда?
   - Так это вы устроили там переполох? - выгнул бровь Роланд. - Я должен был догадаться... А ответ весьма прост - я был у Вильгельма в это время. И предвещая вопросы о том, как мне удалось вырваться сегодня для встречи с тобой, хочу сказать, что Виль сам велел мне связаться с тобой, чтобы ускорить возвращение Эвелинн.
   - Допустим, в это я поверю. Но как ты объяснишь свое вранье в отношении этой девушки? Ты заверял меня, что Лина помешана на власти, что все их с Вильгельмом стычки происходят только из-за ее желания занять место Виля... Но ведь это не так! Я внимательно наблюдал за Линой, и ей совершенно все равно, кто алатами правит! Вильгельма она ненавидит из-за смерти своей дочери. И тебя, кстати, считает непосредственным заказчиком убийства Сандары.
   - Я выполнял поручение Виля, - не стал отпираться молодой человек. - И выбора у меня тогда не было.
   - Прекрати, Рол, - пренебрежительно оборвал его Десмонд. - Выбор всегда есть. Ты вполне мог сообщить Лине о том, что собирается сделать Вильгельм. Она бы нашла решение.
   - Почему ты ее так защищаешь?! - сверкнул злым взглядом алат. - Эта дрянь уже успела тебя окрутить?! Только она не стоит того, чтобы подвергать свою жизнь опасности!
   - Роланд, скажи мне честно, за что ты ее так ненавидишь? - покачал головой Гончий. - За то, что она занимала более высокое положение в свите Виля? За то, что тот ценит ее больше, чем кого-либо? Или, может, за то, что когда-то Лина ворвалась в размеренную жизнь нашей семьи?
   - О чем ты?
   - О том, что Эвелинн - та самая девушка, которая едва не разрушила брак наших родителей, - Дес в упор посмотрел на брата.
   - Догадался все же... - неприязненно ухмыльнулся Рол. - Позволь узнать, как?
   - Судя по твоим словам, ты намеренно скрыл от меня этот факт... Ты идиот, если думал, что я не узнаю ее. Пусть далеко не сразу, пусть только после подслушанного разговора между ней и ее подругой, но я понял, кого Лина мне напоминает. Я вспомнил ее. Рол, я ведь боготворил ее в детстве и юности, считал доброй феей или своим ангелом-хранителем. Она спасла мою жизнь, а ты хочешь, чтобы я ее уничтожил?
   - Спасла жизнь! - захохотал Роланд. - Эта тварь "спасла" твою жизнь, уничтожив при этом нашу семью! Ты вспомни, как мать менялась в лице, глядя на тебя? А все потому, что твои глаза всегда напоминали ей любовницу отца!
   - Тебе не кажется, что отправив Лину на тот свет, наша семья уже отомстила ей? Причем, больше, чем она могла заслуживать?
   - Не кажется! - отрезал алат. - Эвелинн умерла без особых мучений, а потом и вовсе вела праздную жизнь алаты! Чего не скажешь о наших родителях...
   - Хватит! - резко оборвал брата на полуслове Гончий. - Я так понимаю, к согласию мы не придем, поэтому пора завершить этот спор. Лучше скажи, не знаешь ли ты чего-нибудь об алате, связанном с луттами или талиерами? Цвет синий, а вот о его чувстве ничего не известно.
   Рол задумался, потом уточнил:
   - Талиеры - подзащитный народ Эвелинн?
   Мужчина кивнул.
   - Скажу честно, я не представляю, кто это может быть, - развел руками Роланд. - А почему он тебя интересует?
   - Этот тип пытается развязать войну талиеров и луттов. Вероятность благоприятного для талиеров исхода это войны минимальна.
   - В таком случае, этот синекрылый, вероятнее всего, послан Вильгельмом с целью уничтожения подзащитного народа Эвелинн. Это лишит ее любимого и надежного убежища.
   - В смысле?
   - Алаты не только управляют чувствами и эмоциями, но и увеличивают свою силу за счет уже существующего чувства, подпитываясь им. Талиеры, как и многие другие подзащитные народы, возвели свою покровительницу в ранг богини. Они боятся ее гнева, а Эви, в свою очередь, подпитывается их страхом и защищает их. Пока существуют эти взаимовыгодные отношения между ней и ее народом, она практически неуязвима в мире талиеров. Даже Вильгельм не решится связываться с ней там. Поэтому Эвелинн частенько пережидала у талиеров гнев Виля, - молодой человек немного помолчал, потом добавил: - Учти, что я не знаю наверняка, послан ли этот синекрылый тип Вильгельмом или нет.
   - Я понял, - заверил брата Десмонд. - Мне пора идти.
   - Дес, не затягивай с возвращением Эвелинн Вильгельму! - настойчиво напомнил Роланд. - У нас все меньше времени до того момента, как Виль выйдет из себя!
   - Я же уже сказал, что не хочу отдавать ее, - отозвался Гончий, стараясь не злиться. - Вместе с Линой я найду способ вытащить тебя...
   - Не изобретай колесо! - раздраженно бросил Рол. - Просто выполни условия Вильгельма - и мы свободны. Тем более, что Эви все равно ничего не грозит, кроме, разве что, головомойка с нудным чтением нотаций.
   Мужчина промолчал, спешно настраиваясь на телепорт в мир талиеров. Уже несколько минут его терзало какое-то смутное чувство, что он сейчас должен быть не здесь, а рядом с Линой.
  

Глава 19

   Я в сотый раз провела расческой по волосам, потом моя рука снова застыла на месте. Из-за того, что голова была забита мыслями о запутанной ситуации с Десмондом, я была страшно рассеянной и уже минут тридцать терзала щеткой одну и ту же прядь, сидя в кресле и уставившись в окно остекленевшим взглядом. К тому же, меня изводила странная и непонятная тревога из-за неожиданного задания Гончего. Мне почему-то казалось, что это имеет какое-то отношение ко мне.
   К слову, за окном уже наступила глубокая ночь, и на чернильном фоне неба ярко выделялось крупное пятно нежно-сиреневого цвета, очень отдаленно напоминающее своей формой звезду. Время от времени по этому аналогу Луны пробегали темно-фиолетовые всполохи, похожие на электрические разряды. К сожалению, название сего изумительного по красоте небесного тела я так и не выучила. Равно как и название необыкновенного явления природы, предвещающего рассвет. Примерно за час до восхода солнца "луна" бесследно исчезала, а небо заполнялось легчайшими золотистыми облаками, неспешно опускающимися к земле. Создавалось такое ощущение, будто наверху кто-то рассыпал золотую пудру с блестками, и теперь она плавно оседает. Черт с ним, с названием, но это явление вызывало у меня детский восторг каждый раз, когда я его видела.
   Мои романтические размышления прервал тихий стук в дверь. В комнату робко заглянула служанка, вздохнув с видимым облегчением при виде бодрствующей меня:
   - Простите за беспокойство, госпожа. Вас хочет видеть мужчина. Говорит, что вы пришли вместе.
   - Проводи его сюда, - кивнула я и отложила расческу в сторону, мимолетно удивившись, что Дес в кои-то веки не ввалился в мою комнату без приглашения, а попросил оповестить о своем визите.
   - Твое дело в Гильдии Гончих уже закончено? - обернулась я к двери и прикусила язык, увидев на пороге Эйлтила.
   - Дело у Гончих? - саркастически хмыкнул эльф, проходя в комнату. - Кажется, ты предполагала увидеть не меня, а кого-то другого... И даже догадываюсь, кого.
   - Что ты здесь делаешь? - нахмурилась я.
   - Ты мне не рада? - удивился Эйл, изучая мое выражение лица. Потом навис надо мной, немигающе глядя в глаза. - Ну конечно, я ведь мешаю приятному проведению вечера... Точнее, ночи.
   Я вопросительно выгнула бровь.
   - Да брось, Лин, мы не дети! - раздраженно отозвался Эйлтил. - Сейчас далеко за полночь, а ты ждешь у себя в спальне мужчину. Вот в жизни не поверю, что на чай!..
   - Спальня за дверью слева, - с трудом подавив вспышку злости, огрызнулась я. - А мы с тобой находимся в гостиной, предназначенной как раз для приема посетителей. Это во-первых. Во-вторых, у тебя нет причин, чтобы обвинять меня в близких отношениях с Десмондом.
   - Ты ждешь его ночью! - возмутился Эйл. - Да еще и в таком виде!
   Я с непониманием посмотрела на эльфа. Что, интересно знать, он имеет в виду?! Да, я уже переоделась в ночную сорочку, но она вполне себе длинная, да и вырез у нее совсем не глубокий! Ну, разве что ткань чуть прозрачная... Но не совсем же!
   - Я не жду его! - вспылила я, решив опустить вопрос со своим внешним видом. - Служанка сказала, что посетитель - сопровождавший меня мужчина. К талиерам я пришла с Десом.
   - Это при том, что собиралась идти одна! - ядовито напомнил Эйлтил.
   - Послушай, расскажи-ка мне лучше, что ты здесь делаешь и как сюда попал! - повысила я голос и недобро прищурилась. Эльф сразу же примолк и отпрянул в сторону, зная, что такой мой взгляд не предвещает ничего хорошего. - Хотя, способ своего перемещения можешь не объяснять. Руку даю на отсечение, что это Асмодей тебя отправил, как только понял, что Дес со мной...
   - И правильно сделал! - отрезал Эйл. - Мы не хотим, чтобы ты наворотила дел! Тебе нужна помощь в этом деле с талиерами!
   - Вот для этого я и взяла с собой Десмонда, - невозмутимо парировала я.
   Эйлтил недовольно полыхнул глазами. Так родители смотрят на нерадивое чадо, нашкодившее в очередной раз. Сказать по правде, на меня такой взгляд не действовал даже в детстве, не то, что сейчас.
   - Если желание помочь мне - единственная причина, по которой ты тут, то можешь возвращаться к Асмодею. Я вполне могу справиться со всем сама.
   Эльф нервно прошелся по комнате, на что я ехидно усмехнулась:
   - Может, скажешь, зачем ты здесь на самом деле? Хватит меня за дуру держать.
   - Асмодей сказал, что надо сделать все, чтобы помешать Гончему затащить тебя в постель.
   Я поперхнулась от неожиданности.
   - Прямолинейно, - усмехнулась, подавив першение в горле. - С чего вы решили, что это он меня собирается "затащить", как ты выразился, а не я его?
   Эйл тяжело вздохнул, потом устало спросил:
   - Лин, скажи честно, что тебя связывает с этим мужчиной? Я не думаю, что какая-то сделка, о которой мне рассказал демон, может удержать тебя возле Гончего. Ты же их Гильдию на дух не переносишь...
   - Сделки больше нет, - перебила я его. - Дес расторг ее.
   - Тогда тем более не понимаю, зачем ты терпишь его! - с жаром отозвался Эйлтил. - Давай уладим твои дела с талиерами и уйдем в тот мир, где жили как семья! В конце концов, мы с тобой не чужие друг другу... Мы можем попытаться...
   - Согласна, - кивнула я, не дав ему договорить. - Мы не чужие. Но это не значит, что одного твоего внезапного "воскрешения" достаточно, чтобы я бросилась тебе на шею и пыталась что-то вернуть! Эйл, я считала тебя мертвым! И не два дня, не год... Больше столетия!
   - И что? - с непониманием развел руки эльф. - Я все равно не понимаю, почему ты не рада моему возвращению! Тебя огорчает тот факт, что я жив?
   - Я рада тому, что ты жив! - раздраженно бросила я. - Но, ты верно заметил, твое возвращение меня не радует. Все из-за того, что ты решил, что я по-прежнему до безумия люблю тебя! Причем, для тебя это непреложная истина, не подлежащая изменению!
   - А разве это не так? - уязвленно посмотрел на меня Эйлтил. - Разве не ты говорила, что всегда будешь любить меня?!
   - Говорила, - вздохнула я. - И я действительно любила. Даже когда думала, что твои останки уже обратились в прах, я продолжала тебя любить. Долгие годы мне была отвратительна сама мысль, что кто-то может заменить тебя и Дару. Попробуй представить себе, какого это, проснувшись, первым делом думать о том, что впереди еще целая вечность без вас? Мне понадобилось почти полвека, чтобы свыкнуться с этой мыслью, чтобы убедить себя, что моя жизнь продолжается, несмотря ни на что. Заметь, не для того, чтобы вернуться к нормальной жизни, а просто свыкнуться с вашей гибелью!
   Я замолчала, переводя дыхание, потом продолжила:
   - Знаешь, те мужчины, что у меня были после тебя... Я испытывала к ним влечение, симпатию, интерес, привязанность. Все, что угодно, кроме любви, потому что продолжала любить свою утраченную семью. И еще несколько месяцев назад все было именно так.
   - А потом появился Гончий? - со злой насмешкой полюбопытствовал эльф. Потом заинтересованно склонил голову набок. - Лин, ты действительно умудрилась влюбиться в него?
   - Не знаю, - пожала плечами. - Я не могу сказать, что люблю его. Но меня к нему тянет. И очень сильно. Не так, как к другим.
   - Ты даже не знаешь, что чувствуешь к нему! - взмахнул руками Эйлтил. - И ради минутной прихоти готова сломать то, что между нами?!
   - А нечего ломать, Эйл, - холодно отозвалась я. - Давно уже ничего нет! Странно, что ты об этом забываешь...
   - Не забываю, - помотал он головой. - Просто не думаю, что можно так просто перечеркнуть пару десятков лет совместной жизни...
   - По мне, так звучит слишком высокопарно, - поджала я губы. - И вообще, уже поздно. Я хочу спать.
   Быстрым шагом подойдя к двери, я распахнула ее и позвала кого-нибудь из прислуги. К моему несказанному счастью, девушка появилась передо мной моментально. Я попросила ее проводить Эйла в гостевую комнату и спешно захлопнула за ним дверь, не дав ему сказать больше ни слова.

*****

   Видимо, какие-то высшие силы не желали видеть алату спящей сегодня. Стоило ей рухнуть пластом на кровать, устало вздохнув, как раздался скрип открывающейся двери и звук тяжелых, уверенных шагов.
   - Если ты решил продолжить разборку, то рискуешь нарваться на неприятности! - рявкнула Лина, не пошевелившись. Девушка была уверена, что это вернулся Эйлтил. - Так что проваливай!
   - Не припомню, чтобы устраивал какие-то разборки с тобой в последнее время, - удивленно хмыкнул Дес, невозмутимо проходя в спальню и усаживаясь на край кровати. - Не расскажешь, кто тебя вывел из себя?
   Эвелинн мысленно отметила забавный момент: Гончего она приняла за Эйлтила, а до этого - ровно наоборот. Облегченно вздохнув, Лина села по-турецки:
   - Эйл здесь. Его Асмодей отправил. Девушка из прислуги только что проводила его в гостевую комнату.
   Десмонд недовольно нахмурился:
   - Зачем он явился?
   - Они думали, что мне нужна будет помощь, - поморщилась девушка, решив умолчать о том, что, по мнению демона и эльфа, Гончий собирается ее соблазнять.
   Дес задумался, чуть заметно кивнул, потом посмотрела девушке в глаза:
   - Это поэтому вы поругались? Из-за его неожиданного появления у талиеров?
   - Нет, - алата отрицательно помотала головой. - Поругались мы по другому поводу. Из-за разных взглядов на ситуацию с его "воскрешением". Он почему-то считает, что я должна броситься к нему в объятия, раз уж он оказался жив, и мы снова встретились! И не понимает, почему этого не происходит!
   - А почему этого не происходит? - заинтересованно усмехнулся мужчина. - Все, что я слышал о вас, так это то, что вы - идеальная пара, семья у вас была великолепная. Странно, что ты не хочешь вернуть все это...
   - Да вы сговорились?! - возмутилась Лина. - Ну не могу я сделать вид, что не было этих ста с лишним лет его мнимой смерти! Я давно убеждала себя, что больше никогда его не увижу, что неправильно снова и снова возвращаться к этой трагедии с Эйлом и Дарой... И мне это только недавно удалось сделать! А теперь что?!
   - По-моему, ты выдумываешь препятствия, - пожал плечами Дес. - Перестань отталкивать его. Лина, Эйл ведь не совершил никакого преступления. Он не меньше тебя пострадал из-за той истории. Или ты думаешь, что он специально скрывался от тебя, и не давал знать, что жив?
   - Нет, конечно, не думаю.
   - Тогда тем более. Вдруг это тот самый шанс для вас наверстать упущенное? Что, если судьба дала вам еще одну возможность быть вместе?
   - Я тебя не особо понимаю... - подозрительно протянула алата. - Ты пытаешься убедить меня вернуться к Эйлтилу?
   - Что-то типа того, - после некоторых раздумий кивнул Гончий.
   - Интересно... - прошипела девушка и скрестила руки на груди. Синие глаза заледенели, взгляд стал колючим. - То есть, еще совсем недавно ты на меня претендовал, а теперь решил отказаться от своих намерений? Что, разонравилась?
   - С моей стороны ничего не изменилось. Просто, когда я сказал, что хочу увести тебя у Эйла, я думал, что между вами ничего нет...
   - Но ведь так и есть! - перебила его Лина.
   - Мне так не кажется, - отозвался Десмонд. - Тогда, в мире Эйлтила, я посчитал, что у тебя нет никаких чувств к эльфу, но сейчас я уверен, что это не так. Ты хочешь видеть его рядом.
   - С чего бы это?!
   - Ты позвала его с собой, когда мы возвращались к Асмодею. Хотя могла не делать этого, а всего лишь пообещать, что будешь навещать по выходным и праздникам. Я ведь не ошибусь, если скажу, что тебе не безразлична его судьба?
   - Не ошибешься, но это еще ничего не значит, - парировала Эвелинн. - Эйлтил мне не чужой, поэтому, само собой разумеется, мне не плевать на него. В том мире у него не осталось ни дома, ни друзей, ни семьи... Думаешь, было бы правильно оставить его там?
   - Вот видишь, - с удовлетворением заметил мужчина. - Тебя волнует его жизнь, ты считаешь этого эльфа близким человеком...
   - Дес, послушай меня, пожалуйста, внимательно, - оборвала его девушка. - Я могу не видеть Эйла в роли мужа, но он навсегда останется отцом Сандары, моей дочери. И потому он мне не чужой. И потому его жизнь меня волнует. Но я его не люблю. Больше не люблю. - Идем, - Десмонд ухватил алату за руку и потянул за собой. - Проверим твои чувства к остроухому.
   - В смысле?! - удивленно распахнула глаза Лина, едва поспевая за Гончим. - Куда ты меня тащишь и зачем?
   - Мы идем к Эйлтилу, чтобы ты сказала ему уходить, - ответил мужчина таким тоном, словно это было очевидно, и вопрос Эвелинн был крайне глупым.
   - Это еще для чего?! - заартачилась девушка, безуспешно пытаясь выдернуть свою руку у Деса.
   - Просто хочу посмотреть, сумеешь ли ты прогнать его.
   - Зачем? - в очередной раз спросила алата. - Какой смысл прогонять его? Раз уж он здесь, то пусть остается...
   - А что ему здесь делать? - прищурился Гончий, обернувшись на ходу. - Для помощи ты ведь позвала меня? Так?
   Лина кивнула.
   - И брать с собой Эйлтила не планировала?
   Кивок повторился.
   - Вот и отлично! - довольно заключил Десмонд. - Возьми и отправь эльфа куда подальше.
   - А как я это объясню ему?! - изумленно округлила глаза алата.
   - Элементарно. Скажешь, что ты здесь со мной.
   - Ты с ума сошел?! - тряхнула волосами девушка. - Тогда он точно уверится в своих подозрениях относительно ме...
   Эвелинн осеклась на полуслове и замолчала.
   - Договаривай, - не терпящим возражений тоном заявил мужчина. - Что там у него за подозрения?
   - Эйл считает, что ты мой любовник, - хмыкнула алата. - Или, по крайней мере, планируешь им стать.
   - А тебя волнует, что он думает о наших отношениях? - насмешливо поинтересовался Дес. - Ты же его считаешь кем-то вроде родственника... Не все ли равно, кем он меня считает?
   Лина замолчала, сердито закусив губу и отведя глаза. Какое-то время она размышляла, раздраженно постукивая носком туфли по полу, и, наконец, ехидно усмехнулась:
   - В общем-то, все равно, - пропела девушка. Потом многозначительно посмотрела в глаза Гончему. - Просто не люблю вводить людей в заблуждение...
   - Отлично. Тогда и меня за нос не води. Меньше всего я хочу иметь под боком эльфа, скрипящего зубами от злости, потому что его драгоценная супруга со мной. Тебе следует разобраться со своим прошлым, прежде чем начинать что-то новое.

*****

   Когда Дес ушел, я все же легла спать. Плевать, что скоро рассвет. Хотя бы пару-тройку часов я подремать могу.
   Впрочем, с "задремать" были проблемы. Я ворочалась под одеялом, яростно взбивала ни в чем неповинную подушку, и даже второй раз в жизни решила посчитать овец, но сон ко мне не шел.
   Насколько я поняла, Десмонд меня аккуратно отшил. И выставил это так, будто я сама же этому поспособствовала. Мол, я все еще влюблена в Эйлтила, и он не хочет мешать нашему радужному счастью...
   И с чего он это взял?! Да, я беспокоюсь о судьбе Эйла, ну и что? Точно так же я переживаю за Камиллу, Ригана, Ричарда и всех остальных. Дес ведь не считает, что я в них влюблена!
   С другой стороны, в чем-то Гончий был прав. Например, когда говорил, что Эйлтил не меньше меня пострадал из-за трагедии с ним и Дарой. Собственно, именно поэтому я волновалась за него и не хотела бросать. А если уж быть совсем честной, то и про второй шанс для нас с Эйлом думала.
   С Десом меня пока еще ничего не связывало. И я никак не могла определиться, хорошо это или плохо. Вроде бы меня к нему как магнитом тащит, и этого мне достаточно, чтобы закрутить роман. Но, с другой стороны, я совершенно не уверена, что это будет разумно. Мало того, что Дес - Гончий. Гораздо больше меня смущает близкое знакомство с его отцом в прошлом...
   Я страдальчески застонала, перевернувшись на живот и накрыв голову подушкой. Да почему же у меня вечно все через известное место?!
   Может, стоит все-таки отказаться от Десмонда? Пока это еще возможно. Пока у меня еще нет причин держаться за него. В конце концов, мысль о том, чтобы вернуть прежние отношения с Эйлом не так уж плоха... Кто знает, вдруг я действительно все еще люблю его в глубине души? Ну, или сумею полюбить снова...

*****

   Роланд всегда ненавидел Эвелинн. Не было ни дня, с момента их встречи с девушкой среди алатов, чтобы он не желал ей смерти. Четыреста тридцать шесть лет назад ему понадобилась ровно секунда, чтобы узнать в одной из спутниц Вильгельма ведьму, испоганившую жизнь всей их семье.
   Ролу было десять лет, когда он впервые увидел Эвелинн на пороге их дома. Сначала она показалась ему неземным созданием, настолько девушка была непохожа на всех остальных. Но когда мальчик спросил у матери, не посетил ли их ангел, то к своему удивлению получил пощечину. Катарина, никогда не поднимавшая руку и даже не повышающая голос на детей, в тот момент так обозлилась, что потеряла над собой контроль. Чуть позже она слезно попросила у Роланда прощения и рассказала ему, что эта девушка - зло в человеческом обличии, настоящая ведьма, которая хочет отобрать у Рола и Деса их отца. С той самой минуты Роланд возненавидел Эвелинн, и был тем единственным человеком в их узком семейном кругу, который разделил с Катариной радость от новости о смерти девушки. К сожалению, смерть Лины мало чем помогла их семье. Мать все равно постоянно помнила об этой ведьме, особенно, когда смотрела в глаза Десу. Постепенно Катарина начала сходить с ума. Ей повсюду чудился призрак Эвелинн, а однажды она выбросила из дома все синие вещи, крича при этом, что лучше бы Десу дали умереть. Утром следующего дня ее обнаружили повесившейся в своей комнате . Самоубийство матери заставило Роланда вспомнить о своей ненависти к ведьме и пожалеть, что Эвелинн умерла слишком легко и быстро.
   Каково же было его удивление, когда он увидел эту мерзавку здравствующей и вполне довольной жизнью! Попытаться придушить ее на месте ему помешало только присутствие Вильгельма. Собственно, впоследствии Роланд стремился попасть в свиту Виля лишь с одной целью - занять место Эвелинн, а когда она станет никому ненужной - уничтожить ее. Но по мере того, как Рол совершенствовал свои навыки и способности, девушка улучшала свои и приобретала все большую силу и значимость. Из всех подстав, что делал ей Роланд, она выкручивалась, все слухи, что он о ней пускал - игнорировала. И становилась все нужнее и нужнее Вильгельму. Поэтому, когда Эвелин вдруг встала на дыбы и, пользуясь покровительством Лоркана, сделал ноги из свиты - Рол не поверил своему счастью. Он добился своего: занял место девушки. К тому же, незадолго до ее побега Виль поручил ему собственноручно исполнить наказание Лины. И даже больше, он разрешил Роланду самому придумать это наказание. Картина изломанных, смятых, выдранных с мясом синих крыльев и изуродованной хрупкой спины алаты до сих пор была одним из лучших воспоминаний Рола.
   То наказание несколько умерило его ненависть к девушке. Но теперь она вспыхнула с новой силой. Теперь Эвелинн нацелилась на его брата. И, очевидно, она неплохо над ним поработала, раз уж Десмонд встал на ее сторону.
   Алат чертыхнулся и зло сплюнул на пол. Все эта половина проклятой души виновата! Роланд был уверен, что не будь у Деса и Лины одной души на двоих, его брат никогда бы не заступился за преступницу. Мужчине и в голову не приходила мысль, что Десмонд всего лишь делает выводы на основе своих личных наблюдений.
   - Зачем искал? - полюбопытствовала Каролина, сев на соседний стул и подперев щеку рукой. - Какое-то дело есть?
   - Я только что виделся с братом.
   Девушка насторожилась и несколько обеспокоенно оглянулась.
   - Ты уверен, что общая столовая в особняке вашей Ложи - подходящее место для этого разговора? - хмыкнула алата.
   - Сойдет, - отрезал Роланд и мрачно уставился на свою собеседницу. - В особняке никого нет, они у Первого Мастера на совете. Нам нужно срочно придумать дополнительный план. На случай, если существующий не сработает.
   - А почему он может не сработать? Твой братец не справился со своей задачей, и Эвелинн раскусила его?
   - Хуже. Она, кажется, окрутила его и запудрила мозги. Мало того, что Десмонд защищает ее, он еще и не верит больше в наши с тобой рассказы о ней.
   - Ну, это, конечно, плохо, - вздохнула Кэрол, - но вполне ожидаемо. Я тебя предупреждала, что не стоит выдумывать совершенно невероятную историю о диктаторских замашках Эвелинн. Надо было честно рассказать Десу про историю с убийством ее эльфа и их дочери, но выставить так, будто ты здесь совершенно ни при чем, а Лина все равно из личной неприязни готова спустить собак на тебя. Наверняка благополучие собственного брата беспокоило бы Десмонда гораздо больше, чем благополучие алатов, с которыми Гончие вечно враждуют.
   Роланд скрежетнул зубами. Как бы ему не хотелось возразить, но сейчас Каролина была права. Он допустил большую ошибку.
   - Недоверие Деса к нашим словам о Лине - не самое страшное. С этим еще можно справиться. А что делать с тем, что он от нее без ума? И что еще важнее, как с этим бороться, если он постоянно находится рядом с ней?!
   - Сначала надо еще убедиться, что Дес спутался с Эви... А вообще, это тоже ожидаемо, - зевнула алата. - Господи, Роланд, ты ведь не думал, что твой брат - монах?! Тем более, ты прекрасно знаешь, что такое обаяние Пандорры, включенное Эвелинн на полную катушку. Вспомни, после создания Доры к этой алате даже Вильгельм неровно дышал, хотя до этого его в принципе невозможно было заподозрить в заинтересованности женским полом. Да и мужским тоже, в общем-то...
   - И что теперь предлагаешь делать?! - разозлился Рол. - Оставить все так, как есть?!
   - Пока что да, - невозмутимо кивнула Каролина. - Ты все равно ничего не сможешь сейчас сделать. Так что, давай сосредоточимся пока что на уничтожении ее подзащитного народа. Как там Иарлэйт справился с заданием? Война луттов и талиеров началась?
   - Еще нет. И теперь еще одна паршивая новость: эта война может вообще не начаться. Эвелинн сейчас как раз в этом мире и намерена уладить конфликт миром. Десмонд ей в этом помогает. Он спрашивал у меня, не знаю ли я синекрылого алата, который мог бы ошиваться у луттов или талиеров.
   - А вот теперь я это скажу, - нервно сглотнула Кэрол, не на шутку встревожившись. - Мы с тобой по самые уши в дерьме, прости за выражение.
   - Только теперь ты это решила? - с издевкой взмахнул руками алат. - И почему же?
   - Потому. Если Эви встретится с Иарлэйтом, а она непременно это сделает, ведь ей известно о его существовании и причастности к этой сваре двух народов, он сдаст и тебя, и меня в обмен на свою жизнь. Интересно, как сильно удивится Дес, когда услышит, что Лэйт подослан его братом? Особенно, если учесть, что сам брат заверил его в том, что не знает никакого синекрылого паразита... Да и Лине, я думаю, будет что добавить о тебе.
   - Уверен, что все самое худшее она уже рассказала.
   - Неа, - помотала головой девушка. - Не в ее правилах рассказывать о своей жизни. И потом, она ведь не знает, что вы братья? Зачем ей поливать тебя грязью перед Десмондом?
   - Да просто так! Из прихоти! - саданул рукой по столу Роланд.
   - Прекрати орать! - поморщилась алата. - Надоел. Лучше посиди и подумай, как вернуть твоего брата на нашу сторону. А я сделаю так, чтобы Иарлэйт никогда не встретился с Эвелинн...
  

Глава 20

   Поскольку ничего дельного о своих проблемах на личном фронте я за ночь так и не надумала, то утром решила сделать вид, что вчера не было разговора ни с Эйлтилом, ни с Десмондом. С Гончим, зашедшим за мной перед завтраком, я держалась вежливо, но холодно и отстраненно. И планировала точно так же вести себя с Эйлом. Однако, этот мерзкий тип сломал все мои планы.
   Войдя в Мраморную залу с некоторым опозданием, когда за столом уже собрались несколько приближенных подданных Кристы, она сама и мы с Десом, эльф не занял предложенное ему место, а вплотную подошел ко мне. В душу закралось подозрение, что он что-то задумал.
   - Лин, я должен сказать тебе кое-что. И сделать это немедленно и при свидетелях, чтобы не иметь потом возможности передумать или отказаться от своих слов.
   "Свидетели" заинтригованно прислушались, оторвавшись от еды и напитков. Криста с лукавым прищуром посмотрела сначала на меня, потом на Эйлтила, и мне показалось, что во взгляде девушки мелькнуло предвкушение чего-то крайне веселого. Это только укрепило подозрение в моей душе.
   - Этой ночью я тщательно обдумал твое предложение, вернее, просьбу. И решил, что должен сделать все, чтобы сохранить нашу семью.
   Я окаменела, так и не взяв в руку чашку с горячим травяным напитком. Что он несет?! Какая еще просьба-предложение?! Какая еще семья?! В сторону Гончего я даже мельком глянуть боялась. И без того чувствовала на себе его тяжелый и немигающий взгляд. Еще бы, ведь вчера я его заверяла в совершенно ином положении дел... А Эйл, тем временем, продолжил спектакль:
   - Желая предотвратить размолвку между нами, я согласен позволить твоему временному любовнику, - эльф изящно указал на Десмонда, - делить с нами постель. В конце концов, изменой это уже не будет и, следовательно, я не буду чувствовать себя обманутым...
   Криста прыснула со смеху, тем самым перебив Эйлтила к моему безмерному счастью, и спешно прикрыла рот ладошкой, что не расхохотаться вовсе. Со стороны Десмонда раздался хруст сломанного бокала (интересно, это он от удивления или от злости?). Я медленно поднялась из-за стола, тщательно оправила юбку платья, а потом взяла свою тарелку с нетронутым завтраком и, что есть силы, грохнула ее об пол перед ногами Эйла. Ошметки омлета осели на сапогах эльфа, а осколки тарелки со звоном брызнули во все стороны.
   - И как понимать это твое выступление? - прошипела я. - Ты всего лишь хотел пошутить и придумал неудачную шутку? Или планомерно решил вывести меня из себя?
   Сейчас я мечтала придушить его. Если бы в эту самую минуту Дес вновь спросил меня, почему я не оставила Эйла в том мире, я бы ни за что не сказала, что не могла бросить его в одиночестве в развалинах. Я бы посмеялась, сказала, что это был кратковременный приступ идиотизма, а потом через телепорт вышвырнула бы эльфа домой.
   - А что, собственно, не так? - с подозрительно искренним недоумением поинтересовался Эйлтил. - Ты забыла, о чем мы вчера говорили?
   - Ну почему же... - зло прищурилась я. - В отличие от тебя, я-то как раз все прекрасно помню. А вот тебе, видимо, что-то приснилось...
   Обойдя эльфа, я направилась к выходу, не желая больше участвовать в этом утреннем цирковом представлении. Но злость и бешенство не дали мне промолчать. Уже стоя в дверном проеме, я повернулась к Эйлу и с интонацией, присущей скорее пожилой воспитательнице шкодливого ребенка, нежели мне, заметила:
   - И вообще, молодой человек, воспитанные люди не ведут себя подобным образом. Они не выкладывают свои эротические фантазии за завтраком... Да еще и при свидетелях!
   Криста все же захохотала, а я оглушительно хлопнула дверью. Лучше останусь без завтрака и немного пройдусь, чтобы остыть. В противном случае, легко могу перейти к рукоприкладству.

*****

   - И к чему ты это устроил? - с усмешкой поинтересовался Десмонд у эльфа, вытирая руку от сока и отодвигая осколки бокала в сторону. Эйлтил перестал полыхать бешеным взглядом вслед алате и обратил его на Гончего. Усмешка последнего переросла в откровенно насмешливую улыбку. - Вчера ночью она была зла на тебя гораздо меньше, чем сейчас...
   - Откуда тебе знать, что она была зла на меня? - надменно глянул Эйл на Гончего. - Придержи свои домыслы при себе.
   - Это вовсе не мои домысли или предположения, - пожал плечами Дес. - Я виделся с ней ночью, сразу после того, как ты ее разозлил и был выставлен за дверь.
   - Ты считаешь это нормальным?! - возмутился эльф, нависнув над мужчиной. - Явиться в комнату девушки поздно ночью! Ничего не смущает?!
   - Дай-ка подумать... - картинно нахмурился Десмонд. Потом сверкнул улыбкой. - Да вроде ничего. Я волновался за Лину, у меня было чувство, что мне стоит ее навестить. Поэтому и пришел к ней. Так уж совпало, что это случилось сразу же после вашей беседы.
   - И она тебе все пересказала, так? - насмешливо поинтересовался Эйлтил.
   - Ну, я спросил, почему она зла, и кто довел ее до такого состояния. Лина поведала мне о вашей стычке. И знаешь, не давил бы ты так на нее.
   - А не лез бы ты не в свое дело... - прошипел эльф. - Я сам разберусь, как мне вести себя с Лин!
   - Пока ты будешь разбираться, Лина успеет дойти до того состояния, когда захочет сделать из тебя лоскутное одеялко для холодных зим, - одернула Эйла Криста, вмешавшись в перепалку. - Так что прислушайся к тому, что тебе говорят. А я пойду, гляну, как там наша фурия. Надеюсь, она не начнет крушить мой дворец...

*****

   - Ни слова об этом инциденте! - предупреждающе вскинула я руку, завидев Кристу, выходящую из Залы. - Иначе я за себя не отвечаю...
   - Так и быть, промолчу, - с притворной грустью вздохнула Правительница талиеров. - Вообще-то, я вышла посмотреть, как ты тут. Ничего еще не порушила?
   Я укоризненно посмотрела в глаза подруги.
   - Ладно, закроем тему, - фыркнула девушка. - Раз уж выдалась минутка, хочу поговорить кое о чем более важном, чем дурость Эйла. Лутты дали ответ на мое письмо.
   - Так быстро? И что они сказали? - заинтересованно выгнула я бровь.
   - В общем-то, ничего конкретного, - вздохнула Криста, усевшись на подоконник. - Их Правитель поздравил весь народ талиеров в моем лице с твоим возвращением и сообщил, что теперь, безусловно, нам стоит обсудить вопрос с предстоящей войной. Поэтому Сатон изволил пригласить делегацию от нашего государства на торжество по случаю дня рождения его сына, которое состоится завтра.
   - И все? - уточнила я. - Больше он ничего не писал? Например, о Покровителе луттов?
   - Да нет, вроде, - задумчиво нахмурилась подруга. - Ни слова ни о чем подобном не помню... Да и потом, разве у них есть Покровитель? Лутты всегда считали их существование бесполезной глупостью.
   - Возможно, они передумали, - пожала я плечами. - А может, этот алат просто невзлюбил твой народ и таким образом решил его уничтожить... Кто знает... Хотя, скорее всего, его нелюбовь к талиерам связана со мной.
   - Погоди, - остановила меня девушка. - Какой еще алат?!
   - Когда я разговаривала с Шаеном, он заявил, что не сам додумался до того, чтобы объявить меня мертвой и бросить вызов луттам. Мой Посредник утверждает, что незадолго до этого к нему явился синекрылый алат и поведал, что я погибла в ловушке луттов и напоследок попросила отомстить за себя... Интересная история, не правда ли? А самое интересное в ней - кто этот синекрылый...
   - И ты думаешь, что это может быть Покровитель луттов? И Сатон любезно расскажет нам о нем? - скептически фыркнула Криста. - Вот уж не знаю... Сомневаюсь я, что этот жуткий тип будет отвечать на наши вопросы. Ты ведь с Сатоном никогда до этого не виделась?
   - Пока что нет.
   - А я - да, - многозначительно заявила Правительница талиеров. - Одно из самых неприятных знакомств в моей жизни. Мужик, конечно, видный, довольно-таки красивый, но скользкий и изворотливый, как змеюка. И к тому же жесткий. Рядом с ним не особо приятно находиться.
   - Знаешь, Крис, меньше всего Сатон интересует меня в роли приятного собеседника... - вздохнула я. - Главное, получить возможность перекинуться с ним парой слов. А с этим проблем возникнуть не должно.
   - Как скажешь, - потянулась девушка. - Так значит, стоит велеть портнихам готовить к завтрашнему вечеру твое платье для официальных торжеств?
   Я ехидно ухмыльнулась, вспомнив тот весьма неудобный, но эффектный наряд.
   - О да, - протянула я с ноткой коварства в голосе. - Пожалуй, это именно то, что нужно... Пусть готовят. И заодно пусть подберут пару костюмов для Десмонда и Эйлтила. Оставлять их здесь я не рискну.
   Криста кивнула и поднялась на ноги:
   - Что ж, сообщу всем благую весть о предстоящей вечеринке. Надеюсь, боком она нам не выйдет...

*****

   Как только Криста вышла из Залы, Десмонд недоуменно посмотрел на эльфа, притихшего после слов Правительницы талиеров.
   - Вы с ней знакомы? И как это вышло?
   - Пару-тройку раз я сопровождал Лин, когда она посещала талиеров, - нехотя пояснил Эйлтил. - Криста тогда еще даже официальной наследницей не была объявлена, а находилась в статусе возможной претендентки на престол. Правда, я уже не скажу, как давно это было по меркам этого мира. Лет тринадцать назад, наверное.
   - Чуть больше пятнадцати, - поправил его советник Кристы. - Когда вы, господин, впервые появились здесь с нашей Покровительницей, госпоже ан-Кэр было восемь лет, а сейчас ей чуть за двадцать три. Она первая Правительница, взошедшая на престол задолго до совершеннолетия.
   - Говорить о возрасте девушки невежливо, - пропела девушка, вернувшись в столовую и заняв свое место во главе стола. - Тем более, у нее за спиной.
   Правительница талиеров ловко подцепила вилкой кусок жареного мяса, полюбовалась на него, а затем отставила тарелку в сторону и сцепила руки в замок:
   - Итак, хочу всех обрадовать. Сатон оказал нам великую честь, пригласив делегацию от нашего народа на праздник по случаю дня рождения его сына.
   Подданные Кристы уставились на нее так, будто она прошлась по столу на руках и в конце выполнила сальто. Настолько неожиданными были ее слова, ведь раньше все дипломатические отношения двух народов сводились к взаимным угрозам в письменном виде.
   - И что вы ответили, госпожа ан-Кэр? - обеспокоенно поинтересовался советник.
   - Разумеется, я согласилась, - невозмутимо отозвалась девушка. - Другой возможности побеседовать с Сатоном и уладить это недоразумение с войной без кровопролития нам может и не представиться. Лина мои действия одобрила. И, кстати, идем мы не одни. В качестве сопровождения с нами отправятся Эйлтил, Десмонд и моя личная охрана, - жизнерадостно закончила речь Правительница талиеров. - Обсуждению это не подлежит. Впрочем, если у кого-то есть возражения, можете попробовать обговорить их с Линой. Сейчас она как раз настроена для мирных переговоров...
   Желающих не нашлось, Криста довольно хлопнула в ладоши.
   - Вот и чудно. - Девушка повернулась в сторону своей наставницы. - Инари, к вам у меня особая просьба. К завтрашнему вечеру надо привести в надлежащий вид официальное платье Эилиннэ.
   Женщина лет сорока, с тонкими чертами лица и короткой объемной стрижкой едва заметно улыбнулась воспитаннице.
   - Ты говоришь о том самом платье? - уточнила Инари и, получив утвердительный кивок девушки, задумчиво прищурилась. - Не очень-то это будет просто... Но я этим займусь. И подберу соответствующие наряды для всей делегации.

*****

   - Скажи мне на милость, когда я смогу лицезреть Лину перед своими очами? - поинтересовался Вильгельм у Роланда, флегматично постукивая пальцами по подлокотнику кресла и наблюдая, как алаты по очереди проходят в зал и занимают свои места для проведения совета. - Я стал очень терпеливым за века своей жизни, но и такому терпению может прийти конец. Сколько мне еще ждать возвращения моей любимицы?
   Роланд с изрядной долей удивления глянул на своего покровителя. Любимица?! То есть? Неужели Каролина все-таки не зря опасается, что Вильгельм вновь поставит Эвелинн над всей своей свитой?
   - Я могу задать вопрос? - сдержанно поинтересовался Рол.
   - Спрашивай, - великодушно кивнул мужчина, по-прежнему не глядя на помощника.
   - Почему вы так сильно желаете вернуть Эвелинн в свою свиту? Она предала вас, сбежала из наших рядов, наплевала на то, что вы ей доверили... И вы все равно хотите снова сделать ее своей правой рукой?
   - Хочу. Никогда не видел никого другого на этом месте с того самого дня, как принял эту девочку в свою свиту. Она умна, хитра, решительна и быстро соображает. И что еще более ценно - у нее на все есть своя точка зрения. Лина не давала мне скучать. С одной стороны, она легко и довольно точно выполняла мои приказы. В принципе, можно сказать даже беспрекословно. Но использовала при этом те методы, что ей по душе, а не те, которые я просил применить. Поэтому отчет о проделанной работе я от нее всегда ждал с нетерпением и предвкушением.
   - И все же, не понимаю, почему бы вам не подыскать ей достойную замену? - возразил Роланд, полыхая гневом в душе. Неужели все впустую?! Потратить столько времени продумывая план свержения Вильгельма! И снова помехой становится Эвелинн. Если она вернется в свиту в качестве правой руки Виля, этой девице понадобится не больше недели, чтобы обнаружить готовящийся заговор и предотвратить его! И вряд ли ее методы устранения заговорщиков понравятся ему или Каролине...
   - Ей невозможно подобрать замену, - наконец-то соизволил обратить взор на алата Виль. - Вернее, можно, конечно, попробовать, но не хочу. Я слишком много сил вложил в эту девушку, чтобы сделать ее такой, какой она стала. Одно только создание Пандорры обошлось мне весьма недешево. И отказаться от нее - расточительство. Да и потом, кого ты предлагаешь на это место? Каролину? Себя?
   - А почему бы и нет? - оскорбился Роланд. - Разве наша с ней преданность не компенсируют возможности Доры?
   - Преданность - это замечательно, - вздохнул мужчина. - Но ни один из вас не является хотя бы Мастером. И не факт, что вы достигнете этого статуса в ближайшем будущем или достигнете вообще.
   Брат Десмонда сжал кулаки от злости, но тем не менее почтительно склонил голову в знак того, что слова покровителя и наставника услышаны.
   - Что ж, если Лине суждено снова возглавить нас, то мне стоит обращаться с ней по-царски, когда я ее найду? - насмешливо спросил Рол. - Холить и лелеять? Носить на ручках? Потакать всем желаниям?
   - Вовсе нет, - благодушно посмеялся Вильгельм. - Как раз наоборот - не дай ей понять, что она мне нужна живой и здоровой. Прежде чем Лина вернется к исполнению своих обязанностей, я хочу как следует проучить ее. Какое-то время она посидит в камере и в кандалах, а как только немного поумнеет - тогда я проявлю свое милосердие.
   Роланд облегченно вздохнул и позволил себе ухмылку, которую его покровитель не заметил. Раз уж Лину временно поместят в тюрьму алатов, можно особо не волноваться. Пользуясь своим влиянием на смотрителей и Надзирателя, он всегда будет иметь доступ к Эвелинн и вполне сможет приложить все усилия, чтобы "сломать" алату. Да и потом, случаи смерти в камере в этой тюрьме весьма часты. Вероятнее всего, девушка оттуда просто не выйдет живой...

*****

   - Асмодей, ты выбрал неподходящее время, чтобы поболтать со мной по душам... - с угрозой заявила Эвелинн, вышагивая из стороны в сторону перед зеркалом, в котором отражалось хмурое и обеспокоенное лицо демона. - Я все еще зла на тебя за появление здесь Эйлтила!
   - А я зол, что ты соврала! - невозмутимо парировал демон. - Сказала всем, что уйдешь одна, а сама потащила с собой Гончего!
   - Слушай, какое твое собачье дело, с кем я ушла?! - возмущенно уставилась в зеркало алата. - Мы с тобой эту тему уже обсуждали! Мои взаимоотношения с Эйлом и Десом - мое личное дело!
   - Знаю, но...
   - Никаких "но"! - отрезала девушка. - Если ты не прекратишь вмешиваться в мою личную жизнь, то я не поленюсь навестить тебя прямо сейчас! И радости тебе этот визит не принесет.
   - Ладно, за Эйлтила извини, - примирительно вздохнул Асмодей, потом выражение его лица вновь стало обеспокоенным. - Но, вообще-то, твой визит был бы сейчас весьма кстати. Меня сильно беспокоит Ричард...
   - В чем дело? - насторожилась Лина. - Нэйт и Лисия что-то напортачили с его мнимой смертью?
   - Нет, здесь как раз все в порядке, - заверил ее приятель. - Меня беспокоит сумасшедшая скорость, с которой он набирает силу.
   - О чем это ты? - Алата скрестила руки на груди и недоверчиво поджала губы. - Я за ним внимательно наблюдаю все время, что нахожусь рядом и никакого "сумасшедшего" роста сил не заметила. Конечно, он инициацию быстрее пройдет, но это еще не скоро будет.
   - Лина, еще пара дней и Ричард приобретет свое чувство, - веско заявил демон.
   Девушка застыла, огорошенная словами Асмодея. Пара дней... Это намного раньше, чем она предполагала. Эвелинн рассчитывала на инициацию не раньше, чем через полгода.
   - Дей, ты уверен? - недоверчиво обратилась она к приятелю. - С чего вдруг такой скачок?!
   - Понятия не имею, - недоуменно развел руками Асмодей. - Но факт остается фактом - уже сегодня утром цвет Дика был темно-серым, и он темнеет не просто с каждым днем, а каждым принятием истинного облика.
   Эвелинн чертыхнулась, но потом глубоко вздохнула и взяла себя в руки:
   - Значит так, - командным голосом заговорила девушка. - Продолжай пристально наблюдать за Ричардом. Как только оттенок крыльев станет грифельно-серым, приставь к нему Элазара и Лисию. У них будет примерно пара часов, чтобы подготовиться к инициации.
   - А как понять, что инициация произошла? - уточнил демон.
   - Сначала начнется цветопредставление, - мрачно усмехнулась алата. - Цвет крыльев и одежды Дика будет постоянно меняться. Это продлится примерно час, не больше. Постарайтесь никого не подпускать к нему в этот момент. Неизвестно, какие чувства могут сменять друг друга вместе с цветом, поэтому нет гарантии, что Ричард случайно не навредит кому-нибудь. Как только цвет останется неизменным дольше пяти минут - значит, инициация закончена.
   - И все? Можно будет поздравить парня?
   - Ну да, конечно... - закатила глаза Лина. - Тогда начинается самое неприятное. Дику необходимо будет понять, что за чувство ему подчиняется и освоиться с его управлением. Чтобы ты представил себе всю опасность ситуации, приведу пример. Представь себе, если он получит в Дар Ярость? Чтобы это осознать, ему придется вызвать подчиняющееся чувство у нескольких существ... Тебе нужна необоснованная вспышка ярости в твоих владениях и ее последствия? Не думаю. Кроме того, алат, едва приобретший свое чувство не может контролировать его. И вот сколько продлится этот период - не понятно. У всех бывает по-разному.
   - Погоди, если прошедший инициацию алат так опасен, то почему ты просишь приставить к нему самых сильных представителей своей свиты? - непонимающе спросил Дей. - Если Лисия и Элазар попадут под влияние Ричарда? И при этом его чувством окажется далеко не радость...
   - Не забывай, алаты ведь не могут воздействовать друг на друга, - возразила девушка. - У нас есть что-то вроде иммунитета к чарам себе подобных. За редким исключением. А эти двое из моей свиты смогут грамотнее всего помочь Ричарду с инициацией. Лисия сама уже проходила через это и отлично знает процесс, а Элазар не теряется в стрессовой ситуации и силен физически. Находясь рядом с Ричардом, они смогут объективно оценить всю сложность его положения и решить, на ком следует испытать Дар Дика. Да и потом, само испытание смогут проконтролировать.
   Демон помолчал, потом деликатно кашлянул:
   - Ты упомянула про исключение из правила... Это значит, что есть алаты, поддающиеся воздействию себе подобных?
   - Не совсем. Есть алаты, способные распространить свое влияние на кого угодно. Но это только те, чей Дар не представляет собой чувство или эмоцию.
   - Не хочу тебя огорчать, но я почему-то склонен думать, что Ричард - это то самое исключение, - нервно усмехнулся Асмодей. - Необыкновенная скорость возрастания силы, само его происхождение... Разве все это не говорит о его исключительности?
   - Никоим образом, - безапелляционно отвергла предположение товарища Лина. - Дар никогда невозможно предсказать.
   - Но разве нет ничего, что могло бы повлиять на предназначенное чувство? - упрямо спросил демон. - Что если на определение дара могут повлиять обстоятельства перехода Грани?
   - Дей, если бы это было так, то моим чувством была бы Боль или Ненависть, - устало перебила его Эвелинн. - В самую последнюю очередь я ощущала перед своей смертью Страх. Запомни раз и навсегда: на определение Дара алата ничего не влияет. И вообще, я устала. Давай завязывать с этой лекцией...
   - Все понял, мне стоит исчезнуть, - догадливо хмыкнул Асмодей. - Не буду больше мешать. Лучше отправлюсь приглядывать за Ричардом.
   - Невероятно верная мысль, - украдкой зевнула в кулачок девушка. - Покарауль Дика и оставь меня на время в покое.
   Когда лицо демона исчезло с поверхности зеркала, девушка какое-то время просто равнодушно смотрела на свое отражение, потом потерла глаза руками и снова зевнула. Пообещав себе проведать Ричарда сразу же после праздника у Правителя луттов, алата тут же легла спать.
  

Глава 21

   Эвелинн поежилась от холодка, скользнувшего по голым ногам, и нерешительно посмотрела на предназначенное ей платье, мерцающее на кровати. Может, следовало все же пожертвовать эффектностью и предпочесть комфорт? Девушка нервно прошлась по комнате и снова остановилась напротив кровати. Впрочем, нервничала алата совсем не из-за неудобства наряда или предстоящей встречи с Правителем луттов, а по гораздо более весомому поводу. С самого утра она много раз пробовала нащупать ту незримую ниточку, что связывала ее с Ричардом, как с Подзащитным, и никак не могла этого сделать. И даже более того, Лина вообще не сумела ощутить ни одного из своих Подзащитных.
   - Я, конечно, в курсе, что девушки склонны к долгим сборам, но не полтора же часа платье надевать! - бесцеремонно ввалился в покои Десмонд и резко захлопнул дверь прямо перед носом Эйлтила, попытавшегося войти следом. В дверь глухо забарабанили, и Гончий для пущей надежности повернул в замке ключ. Потом без смущения прошел в спальню алаты и изумленно замер. В таком виде Лина предстала перед ним впервые.
   Инари, лично занимавшаяся обликом Эвелинн, постаралась на славу. Темно-вишневые локоны девушки она выпрямила и собрала в тугой конский хвост на затылке, не оставив ни единой выбившейся из прически прядки. Благодаря макияжу, кожа алаты казалась не просто светлой, а словно сияющей изнутри, и на ее фоне особенно ярко выделялись глаза в дымке угольно-черных теней и обрамлении длинных пушистых ресниц. Растушеванные стрелки сделали форму глаз кошачьей. В сочетании со строгой прической это выглядело довольно эффектно, правда, делало Лину чуть старше.
   Пожалуй, видя сейчас тяжелый взгляд алаты, которым она одарила незваного гостя, Десмонд мог бы впечатлиться. Если бы не черный шелковый халат и босые ноги.
   - Дес, стесняюсь спросить, - с издевкой всплеснула руками девушка, - но у тебя есть хоть какое-то воспитание?! А если бы я была не одета?!
   - Я бы простил тебе подобную оплошность, - широко улыбнулся мужчина. - И вообще, скажи-ка лучше, почему ты еще не готова? Тебя все ждут!
   - Знаю, - с досадой вздохнула Эвелинн. - Просто никак не могу отвлечься от мыслей о Ричарде. Зря Асмодей сообщил мне о его скорой инициации... Я теперь места себе не нахожу!
   - Инициация? - с удивлением вздернул бровь Гончий. - Что это еще?
   - Ты придуриваешься? - раздраженно отозвалась девушка. - Что за идиотский вопрос?! Ты ведь сам ее проходил! При...
   Она осеклась на полуслове и хлопнула себя по лбу.
   - Ах, да! Ты же в вопросах алатов полный ноль... - задумчиво протянула Эвелинн. А потом вдруг уставилась на Гончего так, словно впервые увидела. - Погоди, а как ты вообще прошел инициацию?! Ее невозможно нормально пройти без наставника, а ты ведь никогда раньше не имел никаких связей с алатами и даже не пользовался своим Даром... Кто тебе помог?
   Девушка внезапно особенно четко поняла, то ничего толком не знает о Гончем. Да, она видела его истинный облик, но даже не задумалась, какой у Десмонда дар.
   - Тебе обязательно нужно спрашивать об этом именно сейчас? - хмыкнул мужчина, прервав размышления алаты.
   - Отвечай!
   - Хорошо, - сдался Дес, решив не тратить время на пустые препирательства. - Я сейчас отвечу на твой вопрос, а ты взамен поторопишься со сборами. Идет?
   Лина кивнула.
   - С этой, как ты сказала... инициацией, мне помог тот самый мой приятель из алатов, которого я пытаюсь вытащить из тюрьмы Вильгельма. Он контролировал меня все время пробуждения Дара.
   - И поэтому ты хочешь его спасти?
   - Не только поэтому. Я многим ему обязан. В конце концов, это именно он помогал мне скрыть мои способности алата от Гончих и одновременно с этим прикрывал меня от самих алатов.
   Эвелинн пристально посмотрела в глаза Десмонду, а затем отвела взгляд в сторону.
   "И в чем же ты мне лжешь, Дес? В том, что твой приятель провел тебя через инициацию? Или в том, что он - мелкая и незначительная сошка в свите Вильгельма? Ты довольно сильный алат, и чтобы сдержать тебя, надо быть еще сильнее... Но алат, обладающий достаточным для этого потенциалом силы не может быть "шестеркой" у Вильгельма! Виль такими кадрами не разбрасывается... И вот еще вопрос: если предположить, что этот загадочный приятель действительно всего лишь мальчик на побегушках, мечтающий подняться выше в иерархии, то почему он тебя не выдал Вильгельму, желая выслужиться? Особенно сейчас, находясь под угрозой смерти... Выходит, здесь есть что-то еще, кроме хороших приятельских отношений?.."
   Девушка смерила Гончего еще одним внимательным взглядом, жалея, что не умеет читать мысли, и тяжело вздохнула.
   - Дес, а как зовут твоего приятеля? - спросила она, не особо рассчитывая на ответ. - Глупо все время называть его "твой приятель" или подбирать какие-то синонимы...
   - Мы договаривались, что отвечу на один вопрос, и ты, наконец, закончишь собираться, - как и ожидалось, увильнул от ответа мужчина. - Я ответил уже на два. Поэтому, если ты сейчас же не наденешь платье, я сам тебя переодену.
   Сумрачно посмотрев на Гончего, Эвелинн подхватила свой наряд с кровати и решительно направилась за ширму. Провозившись несколько минут, девушка все же справилась с платьем. За это время в комнату дважды успел постучать Эйлтил. В первый раз он разозлено поинтересовался, чем они здесь заняты, и невежливо потребовал у Деса выйти вон. Очевидно, Десмонд в долгу не остался, потому как повторно постучав в дверь, Эйл уже гораздо более сдержанно попросил Гончего поторопить Лину.
   - Скажи ему, что я почти готова, - крикнула девушка Десу, подхватив коробочку с серьгами и выходя из-за ширмы. Встав перед зеркалом, алата вдела в уши длинные ажурные серьги из черного металла и затем еще раз оправила юбку.
   На самом деле, наряд ей нравился, несмотря на то, что весил килограмм десять, не меньше. С первого взгляда могло показаться, что на девушке надето платье, сшитое из одного лишь тончайшего черного кружева с замысловатым узором. Фигурные края коротких рукавов и выреза до талии, открывающего спину, впрочем, как и вся поверхность кружева в целом, были богато вышиты мелкими черными бусинами, переливающимися и неярко поблескивающими при каждом движении Лины. Лишь рассмотрев верхнее платье, можно было заметить нижнее из легкой ткани телесного цвета, в точности повторяющее форму кружевного футляра, за исключением рукавов.
   Вернувшийся в спальню Десмонд не без удовольствия отметил, что до середины бедра платье четко обрисовывает фигуру девушки. И поморщился, увидев шлейф длиной около метра.
   - Обязательно нужно оставлять кусок ткани, волочащийся по полу? - поинтересовался он.
   - Если я оставила - значит, обязательно! - отрезала Эвелинн. - Может, лучше скажешь что-нибудь другое?
   - Ты имеешь в виду комплимент? - ехидно оскалился Гончий, но потом все же сделал серьезное лицо. - Ладно, если честно, то выглядишь ты потрясающе. Единственное, чего я не понимаю, так это почему вокруг этого платья было столько суеты...
   - В основном, из-за его стоимости, - усмехнулась Лина. - Бежевая ткань - самый дорогой шелк, кружево вручную сплетено из металлической нити толщиной в человеческий волос, а все бусины на платье изготовлены из драгоценного камня. Это черный сапфир, безумно редкий и невероятно дорогой в этом мире. Отрезав рукавчик, я могу купить себе столицу талиеров. Но вообще-то, дело не столько в стоимости камня, сколько в его значении. В этом мире считается, что черный сапфир могут носить только те, кто имеет власть над смертью и не боится ее. Так что, этот наряд - своего рода наглядная демонстрация моей силы.
   По глазам мужчины алата увидела, что тот не видит смысла в таких затратах на нарядную тряпку и не особо верит в то, что платье сможет кого-нибудь запугать.
   - Что ж, - первым прервал молчание Дес, - раз уж ты готова - идем. Иначе твой эльф совсем изведется.
   - Сначала пообещай мне одну вещь, - удивила девушка Гончего. - Когда мы закончим разбираться с проблемой талиеров, ты ответишь мне на несколько вопросов.
   - Какие еще вопросы? - нахмурился мужчина.
   - В первую очередь те, что касаются твоего загадочного приятеля. И некоторые другие.
   Десмонд замер в раздумьях, но все же кивнул.
   - Вот и чудно, - заключила Эвелинн. - А пока у тебя есть время, чтобы подумать, стоит врать или нет.

*****

   Когда перед Кристой поставили вопрос, каким образом мы будем добираться до луттов, эта девчонка без зазрения совести выбрала телепорт. Правительница талиеров заявила, что неспособна встать на рассвете, чтобы собраться, вовремя выехать из Хорса и не опоздать на пиршество Сатона. В принципе, я, конечно, была с ней солидарна, тем более, что дорога заняла бы у нас восемь часов, и это совершенно не способствовало бы моему мирному настроению. Но, соглашаясь на телепорт, я как-то подзабыла о сопровождающей нас личной охране Кристы, а ведь открывать и поддерживать портал предстояло именно мне.
   Поэтому по дороге к Нефритовой зале, приспособленной под личный кабинет Правительницы талиеров, я занервничала. Что, если моя проклятая слабость решит проявить себя именно сейчас? Очень не хотелось бы попасть впросак, не сумев банально открыть телепорт...
   Первыми в мерцающий синими искрами портал шагнули Криста и Десмонд, затем первая и вторая пары из охраны Правительницы. Как только в телепорт шагнула третья, я особенно внимательно уставилась на воронку ровного сапфирового цвета. Стоит ей вновь заискрить - мы с Эйлом можем идти. Я мысленно молилась, чтобы это произошло как можно быстрее, потому что находиться наедине с эльфом мне было неудобно.
   - Ты великолепно выглядишь сегодня, - как ни в чем не бывало обратился ко мне Эйлтил, словно мы и не ссорились.
   - Благодарю, - холодно отозвалась я. - Это все стараниями Инари.
   - А Гончему твой внешний вид пришелся по душе? - беззаботно продолжил беседу эльф. - Он хоть что-то тебе сказал?
   Я скрежетнула зубами. Он пытается спровоцировать меня на новую ссору? Самоубийца, что ли?! Никогда раньше не замечала за ним подобных наклонностей...
   - Смотрю, ты не прочь поболтать... - коварно заметила я. - Раз уж на то пошло, объясни-ка мне, что это ты устроил вчера за завтраком?
   Эйлтил недовольно фыркнул.
   - Если бы знал, что ты после моего визита успела повидаться с Гончим - ничего бы утром не произошло...
   - Надеюсь, ты не пытаешься этим сказать, что я сама виновата? - с мнимым подозрением выгнула я бровь.
   - Не пытаюсь. Просто констатирую факт. Этот спектакль был исполнен мной специально для Десмонда. Я рассчитывал, что если он услышит о том, что ты расцениваешь его, как временное развлечение, и не планируешь ради этого рвать свои отношения со мной, то разозлится на тебя и исчезнет.
   - Глупость-то какая... - хмыкнула. - Я бы сильно удивилась, если бы твой план сработал...
   В эту минуту портал, наконец, заискрился, и мы шагнули в него.
   Ступив на мраморный пол в замке Сатона, я пошатнулась и бессовестно повисла на руке Эйла.
   - Все нормально, - с лживой улыбкой заверила я делегацию, обеспокоенно бросившуюся ко мне. - Просто зацепилась каблуком за шлейф.
   - Говорил же, что длинный хвост у юбки ни к чему, - вставил свое слово Гончий.
   - Может, тебе стоит идти со мной под руку? - спросил Эйлтил. - Чтобы не запнуться еще раз...
   Скорее всего, я бы отказалась от его предложения. Но не сейчас. У меня все еще кружилась голова от слабости, вызванной открытием и поддержанием портала. По идее, ничего подобного не должно было случиться, но я заранее морально подготовилась к подобным последствиям телепорта. В конце концов, в последнее время эта слабость преследует меня на каждом шагу.
   - Пожалуй, ты прав, - кивнула я эльфу и поудобнее взяла его под локоть.
   - Все? Теперь-то мы можем идти? - нетерпеливо поинтересовалась Криста. - Иначе мы точно опоздаем к началу торжества, а это не лучшее начало беседы с Сатоном.
   В противоположность моему достаточно мрачному образу, она была сегодня очаровательна, воздушна и светла. Белокурые локоны ей заплели в замысловатую объемную косу с вплетением жемчужных нитей, на веки нанесли мерцающие серебристые тени, отчего голубые глаза девушки казались еще более сияющими. Платье у Кристы было из воздушной ткани нежно-голубого цвета, с короткими рукавами и неглубоким декольте, перехваченное в талии тонким серебряным пояском. Если Правительница талиеров еще и вела бы себя подобающе, она вполне могла бы сойти за сказочную фею.
   - И одно ма-а-аленькое предупреждение напоследок, - заметила я по пути к праздничному залу. - Если хоть кто-нибудь сорвет мне переговоры - размажу по стенке на месте.

*****

   При нашем появлении в зале все разговоры между гостями смолкли. Еще бы... Триумфальное явление делегации от вражеского народа... Да еще и с самодовольными улыбками на лицах. Не каждый день увидишь такое.
   Проходя между подданными Сатона, выстроившимися по обе стороны от трона, я бегло оглядела зал, но ничего подозрительного или настораживающего не заметила. За исключением, пожалуй, чрезмерного количества жемчужно-белых, розовых, красных и желтых цветов. Они стояли в огромных напольных вазах, гирлянды из них же украшали стены и потолок зала, и даже в прическах некоторых дам проглядывала эта растительность. Если бы я не знала, что у Сатона сын, непременно решила бы, что праздник устроили для девушки, да еще и с дурным вкусом. Уж слишком хаотично и несочетаемо были натыканы эти цветочки.
   С возвышения в дальнем конце зала к нам на встречу спустился мужчина лет пятидесяти, с худощавым телосложением и фальшивой улыбкой на лице. По тому чувству омерзения, что у меня появилось при его виде, я поняла, что это и есть Правитель луттов.
   - Как же я рад вашему приходу! - заметно переигрывая, всплеснул руками Сатон и поочередно поцеловал руку мне и Кристе. Я не без труда поборола желание вытереть ладонь о платье и нацепила на лицо гримасу счастья, а мужчина тем временем продолжил приветственную речь. - Для меня большая честь принимать у себя во дворце Правительницу талиеров и ее спутников. Я стал первым луттом, согласившимся на это.
   - С чем вас и поздравляю, - радужно улыбнулась Криста. - И также поздравляю с днем рождения сына. Жаль, что вместо праздника вам придется потратить время на переговоры с нашей делегацией...
   - Придется? - с чувством превосходства усмехнулся мужчина, моментально сняв маску обманчивой доброжелательности. - Боюсь, милая девушка, вы заблуждаетесь... Я ни в коем случае не собираюсь срывать праздник сына. И в своем ответе на ваше письмо не упоминал ни о каких переговорах, а лишь сказал, что мы обсудим ситуацию с вашим объявлением войны. Так что, отдыхайте, развлекайтесь, дождитесь конца торжества, и я уделю вам несколько минут.
   - Не хочу огорчать вас, но единственный, кто здесь заблуждается - это вы сами, - вмешалась я в диалог, аккуратно отодвинув Кристу в сторону до того, как она успеет показать Сатону небо в алмазах. - Это не вы снизошли до приглашения талиеров в свой дворец, а мы снизошли до того, чтобы посетить вас.
   Правитель луттов презрительно усмехнулся, но в карих глазах его ясно читалось недоумение. Мужчина оценивающе оглядел меня с ног до головы, приметил тысячи сапфировых бусин и хмыкнул:
   - А вы, вообще, кто такая? Ходячая казна талиеров? Правительница предпочитает все камешки из сокровищницы таскать с собой?
   - Не переживайте, у меня еще достаточно безделушек в сокровищнице, - едко заметила Криста. - И не вам считать наши деньги.
   Я легонько сжала руку подруги, заставив ее замолчать. Что толку препираться с Сатоном?
   - Скажите, сколько Покровителей или Покровительниц народов посещало ваши скромные угодья? - ехидно спросила я, заранее зная ответ мужчины.
   - Ни одного.
   - Что ж, я стала первой, - выдала самую лучезарную улыбку, на которую только была способна.
   Редкие шепотки гостей, витавшие в воздухе с той самой минуты, как мы подошли к Сатону, переросли в гул голосов. Покровители приравнивались к богам, почитались наравне с ними и крайне редко показывались даже своему подзащитному народу, не то, что другим. И потому мои слова были словно гром среди ясного неба.
   - Об Эилиннэ ходит немало легенд... - недоверчиво прищурился Правитель луттов. - Поговаривают, что Покровительница талиеров - чудовище. Не маловата ли ты для этой роли? Я вижу лишь смазливую девчонку.
   Вот уж не припомню, чтобы переходила на "ты" с этим типом... Признаю, Криста была права. Он далеко не самый желанный собеседник.
   - Приятно знать, что обо мне здесь слышали. На счет чудовища... Поручиться, конечно не могу, но думаю, что слухи не особо преувеличивают мои заслуги. Надеюсь, демонстрации вы не требуете?
   Мужчина отрицательно помотал головой. Я довольно хмыкнула. Было бы странно, если бы он потребовал доказательств моей силы. В отличие от остальных, Сатон мои глаза, в которых мелькали огненные искры на фоне пугающе-неестественной синевы, прекрасно видел. И, наконец-то, начал бояться.
   - Быть может, пригласите меня на танец? - снова заговорила я, когда пауза неприлично затянулась. - И заодно поболтаем...
   Вместо ответа он просто подал руку. Девушка из личной охраны Кристы спешно пришла мне на помощь, зацепив шлейф платья за специальный крючок на юбке, чтобы я не наступила на него во время танца. Оставив всю делегацию на попечение Правительницы талиеров, я направилась вместе с Сатоном в центр зала.

*****

   - Ну и сколько можно танцевать? - хмуро буркнул Эйлтил, последние двадцать минут пристально следящий за танцующими парами в попытке разглядеть Лину.
   Хотя Эйл ни к кому конкретно не обращался, к его удивлению, отозвался Десмонд:
   - Не думал, что когда-нибудь это скажу, но я с тобой согласен... Может, стоит вмешаться?
   - И тогда сегодня на ужин у Эвелинн будет человечинка, - фыркнул эльф. - Ты разве не слышал ее предупреждение? Или сомневаешься в реальности угрозы?
   Мужчины переглянулись и одинаково тяжело вздохнули.
   - Рада видеть, что между вами царит мир и взаимопонимание, - ехидно заметила алата, бесшумно подойдя к ним со спины и заставив их вздрогнуть.
   - Обязательно было красться, как тать в ночи? - недовольно буркнул Десмонд.
   - Извини, у меня привычка, - беззаботно пожала плечами девушка. - Да и потом, хотела подслушать, о чем это вы тут разговариваете.
   - А что, твои пляски с Сатоном уже закончились? - ревниво спросил Эйл.
   - К счастью, да, - с неподдельным облегчением вздохнула Эвелинн. - Правда, я оказалась в пролете. Этот индюк ни словом не обмолвился ни о каком синекрылом алате...
   - Может, ты недостаточно сильно его напугала? - поддел девушку Гончий. - Я смотрю он дядька крепкий... Наверняка его не так просто вывести на чистую воду.
   - Хмм... Знаешь, наверное, ты прав... Сатон - крепкий орешек... - изобразила задумчивость на лице Лина, а потом постучала костяшками пальцев по голове мужчины. - Но не для алаты Страх! Дес, я ему двадцать минут транслировала все его страхи! От боязни темноты в детстве, до боязни того, что подданные узнают о нем всю правду! И уж если он не сдался после такого откровенного шантажа с моей стороны - я пас...
   - А с другой стороны заехать не пробовала? - посмотрел на нее Эйлтил. - Может, стоило опробовать на нем свои приемы по соблазнению?
   - Не получится, - поморщилась девушка. - У меня к нему душа не лежит. Кстати, а где Криста?!
   - О, она где-то в этом зале, - многозначительно усмехнулся эльф. - Я упустил ее из виду в тот момент, когда она сменила третьего партнера по танцам...
   - Третьего? - удивленно округлила глаза Эвелинн. - Вот уж не думала, что среди луттов найдется хотя бы один желающий станцевать с Правительницей талиеров...
   - Видишь ли, когда твоя подруга молчит - она само очарование, - оскалился Эйл. - А танцует Криста молча, как правило.
   Лина улыбнулась, а затем вдруг дернулась, почувствовав, что Гончий ткнул ее в бок, и вопросительно обернулась к мужчине.
   - Ну-ка, поведай мне, из-за чего ты споткнулась на самом деле? - прошипел Десмонд ей на ухо. - Версию с каблуком оставь для обывателей с плохим зрением. Надо было быть очень невнимательным, чтобы не заметить твою бледность и дрожащие руки в тот момент...
   - Ничего особенно не случилось, - также шепотом отозвалась Эвелинн. - Просто небольшой упадок сил из-за портала. Такое бывает.
   - Бывает, - согласился Дес, - но не с теми, чей уровень силы достигает уровня алаты в ранге Мастера. Говори начистоту.
   - И этого требует человек, вечно увиливающий от моих вопросов! - возмутилась девушка, но под суровым взглядом мужчины ее бунт быстро погас, и она обреченно вздохнула. - Не знаю я, что произошло! В последнее время со мной такое часто случается. Вроде бы сил особо не трачу, а все равно появляется какая-то слабость. Сегодня, например, не смогла ощутить связь ни с одним из своих Подзащитных, потом меня зашатало после открытия портала, а до этого я свалилась в обморок, потеряв меньше половины крови...
   Гончий посмотрел на Лину, как на сумасшедшую, и крепко сжал ее локоть:
   - И ты молчишь?! Ты хоть понимаешь, чем это все чревато?! А если твои силы подведут тебя при стычке с Вильгельмом?! Что тогда будешь делать?
   - Вероятно, примерять на себя кандалы, - огрызнулась Эвелинн, недовольно выдернув руку из хватки Десмонда, чем привлекла к ним повышенное внимание Эйла, до этого старавшегося сделать вид, что ничего не происходит. - Кому я должна была об этом сказать? Тебе? Кристе? Ричарду? Достаточно того, что Асмодей об этом знает! Все, допрос окончен?
   Дес собрался было что-то сказать, как вдруг замер и, нахмурившись, уставился в толпу гостей. Девушка заинтересованно проследила за направлением его взгляда. Оказалось, что Гончий пристально рассматривает молодого человека со светлыми волосами и лукавым прищуром темных глаз, танцующего с гостьей в красном платье.
   - Лина, тебе не кажется, что он несколько не похож на всех прочих присутствующих? - с намеком обратился к алате мужчина и наткнулся на ее злорадный оскал.
   - И даже больше, чем ты думаешь, - довольно промурлыкала она. - Его жизненная нить дымчатого цвета, Десмонд. А это значит, что он алат. И он вполне может оказаться тем, кого я ищу...
  

Глава 22

   То, что его засекли, Иарлэйт заметил сразу. Уж больно внимательно посмотрела на него Покровительница талиеров. А присмотревшись к девушке получше, алат нервно дернулся. Сложно не узнать ту, портрет которой ты постоянно видишь на протяжении пары сотен лет. - Вот же черт! - выругался парень. - Я придушу Каролину! Она не предупреждала, что Эви сюда лично явится!
   Оставив свою партнершу по танцу в полной растерянности, Иарлэйт поспешил покинуть праздничный зал. Выскочив за дверь, алат бросился налево, но уже через несколько метров пожалел о своем решении. Прямо перед ним, с выражением крайней степени ехидства, маячил спутник Эвелинн, которого он видел в составе делегации талиеров. Чтобы не врезаться в мужчину, Лэйт резко затормозил, но в ту же минуту ему в шею вонзились острые ноготки:
   - Для алата ты плохо соображаешь и фигово бегаешь, - мурлыкнула Лина. - Мало того, что позволил обнаружить свою сущность, так еще и не догадался использовать телепорт для побега...
   - Можно подумать, что ты не достала бы меня через портал! - закатил глаза парень, не пытаясь особо вырываться.
   - Хорошо, что ты это понимаешь, - довольно кивнула девушка. - Скажи-ка мне, где здесь есть уютное и тихое местечко для душевной беседы?
   - С мордобоем или без? - хмыкнул Иарлэйт.
   - А это как получится, - с угрозой заявил Десмонд, заставив парня притихнуть и молча указать рукой на дверь справа.
   Лина, не раздумывая, открыла дверь пинком и с силой втолкнула алата в комнату.
   - Боже, и это девушка?! - картинно изобразил тяжкий вздох Гончий. - Девушка должна быть скромной, милой, ласковой и хрупкой! А не швырять одной рукой мужчину крупнее себя!
   - Поверь, Дес, пока что я еще мила и ласкова, как никогда, - зло прищурилась Эвелинн. - А вообще у тебя устаревшее представление о девушках.
   Комната, на которую указал Иарлэйт, оказалась чем-то вроде небольшого кабинета, а сегодня, очевидно, использовалась в качестве склада под лишние цветы. Письменный стол и сдвинутые к стене большие кресла были завалены охапками той же растительности, что украшала зал.
   С отвращением обозрев эту бело-желто-красную благоухающую массу, алата невольно потерла нос. Приторный цветочный аромат начинал ощутимо раздражать.
   - Итак, - Лина переключила свое внимание на Лэйта, мрачно скрестившего руки на груди. - Думаю, ты прекрасно знаешь, зачем я здесь... Так ведь?
   - Да, - подтвердил парень. - Ваш подзащитный народ объявил войну луттам.
   - А по какой причине?
   - Насколько я помню, талиеры посчитали, что лутты виновны в вашей смерти.
   - Верно. Вот только с чего вдруг талиеры решили, что я мертва?
   - Вы у меня спрашиваете?! - возмутился алат. - Откуда мне-то знать?!
   За тот короткий промежуток времени, что у него был, Иарлэйт не придумал ничего лучше, чем до последнего отпираться от своей причастности к конфликту двух народов. Вариант со своим чистосердечным признанием он даже не рассматривал за большой вероятностью его летального исхода.
   - Понимаешь, я тут полюбопытствовала у своего Посредника... Ты ведь знаешь, кто такие Посредники? - вопросительно посмотрела Эвелинн на молодого человека и, дождавшись его утвердительного кивка, продолжила ломать комедию. - Так вот, спросила я у Шаена, почему это он меня мертвой посчитал, да еще и луттов к этому приплел... А он рассказал мне невероятную историю о том, что ему велели это сделать. Синекрылый алат.
   - Ну а я-то здесь при чем?! - продолжал упорствовать парень.
   - При всем! - отрезала девушка, чуть повысив голос. - Во-первых, ты алат. А во-вторых, твой цвет синий. Это не считая того, что я встречаю тебя у луттов, а ведь эта война выгодна только им...
   - Да с чего бы вам знать мой цвет? В истинном облике, что ли, видели?
   Лина смерила алата долгим взглядом. Потом на губах ее зазмеилась нехорошая усмешка:
   - Имя - Иарлэйт, возраст - около двухсот шестидесяти лет, цвет - синий, дар - Вражда, - отчеканила девушка, удивив и парня, и Гончего. - Сейчас находишься на пике своей силы, статус Мастера недостижим. Излюбленный метод действия при участии в конфликте - устранение противника руками его врагов. Вроде ничего существенного не упустила?.. Ах да, в свиту Вильгельма попал по моей личной рекомендации.
   - Польщен тем, что сама Эви меня помнит, - едко отозвался Иарлэйт. - Этим можно гордиться...
   - На самом деле, ничего особенного, - дернула плечом алата. - При желании я могу вспомнить всю свиту Виля по лицам, поименно, а также с указанием возраста, дара, уровня силы и особо ценных качеств.
   - И все равно приятно быть узнанным, - хмыкнул парень. - Особенно, едва ли не легендарной Эвелинн, которую совершенно не ожидал встретить.
   - Не ожидал? - подозрительно нахмурилась девушка. - То есть, уничтожение моего подзащитного народа задумано не для того, чтобы выманить меня из "норки"? А для чего тогда?
   - Чтобы лишить тебя надежного убежища и энергетической подпитки, - выдал Гончий, до этого молча маячивший за спиной Лины, прежде чем Иарлэйт открыл рот. И тут же поспешно добавил: - По крайней мере, мне это кажется логичным.
   - Логично, но, тем не менее, странно, - вздохнула Эвелинн, пройдясь по комнате. - У Вильгельма было больше сотни лет, чтобы уничтожить талиеров, но он почему-то решил сделать это именно сейчас? С чего бы?
   - Не хочу перебивать, - вклинился Лэйт. - Но все дело в том, что именно сейчас на вас открыли серьезную охоту, Эвелинн. До этого у свиты была установка сообщать вышестоящим алатам обо всех слухах, связанных с вами, а непосредственно поисками занимался лишь Роланд. Сейчас нас обязали задержать вас при первой же возможности и доставить к Вильгельму.
   - Что такого задумал Виль, если вдруг так активизировался? - пробормотала алата, озадаченная словами парня. - И вообще, с каких пор он начал отдавать такие странные приказы? Заставить простых подручных, которые даже статуса Мастера не имеют, ловить меня? Это же все равно, что превратить их в пушечное мясо!
   - Сказать по правде, приказ отдал не Вильгельм, - фыркнул Иарлэйт. - Лично я при этом не присутствовал, но мне говорили, что заявление сделал Роланд. Они с Каролиной сейчас занимают ваше место, Эви.
   - Роланд отдал приказ начать охоту на Лину? - переспросил Десмонд с плохо скрываемым удивлением в голосе. - Когда?
   - Не имею ни малейшего понятия, - покачал головой алат. - Мне передала приказ Каролина, а она не уточняла, когда его отдали.
   - Так может, она приврала? - пытливо уточнил Гончий. - Возможно такое, что Каролина просто приплела Роланда к своим личным действиям?
   - Бросьте, - отмахнулся Лэйт. - Кэрол готова многим пожертвовать ради уничтожения Лины, но не свитой Вильгельма и своей головой. Ее полномочия значительно уже, чем у Роланда, и приказы свите она отдавать не может. Если бы это Каролина велела отловить Эвелинн, ее бы придушил Вильгельм. Разве что, его бы опередил Рол...
   - Позволь поинтересоваться, почему ты так легко отвечаешь нам на вопросы об алатах? - прищурилась Лина. - По-твоему, Виль и его свита такое одобряют?
   - Ну, вообще-то нет, - усмехнулся парень. - И даже больше, я догадываюсь, что они будут весьма злы, если вдруг пронюхают о моей с вами светской беседе. Но иметь в своих врагах вас, Эви, еще более безрассудный поступок с моей стороны.
   Девушка довольно улыбнулась, посчитав это за комплимент.
   В эту минуту где-то наверху раздался шум, Иарлэйт вскинул голову, настороженно прислушиваясь. Эвелинн почувствовала, что парень не просто пользуется своим слухом, но и прощупывает энергетические потоки. Внезапно в его глазах мелькнула паника, что заставило Лину спешно совершить такие же манипуляции. И она мгновенно поняла, что напугало Лэйта. Где-то неподалеку открылся пространственный портал, созданный алатом.
   - Прошу прощения, но и дальше рисковать своей жизнью я не хочу! - спешно выпалил Иарлэйт и исчез прежде, чем девушка успела его остановить.
   - Вот же недоумок! - зло топнула ногой Эвелинн. - Куда его понесло?!
   - Вероятно, в безопасное место? - развел руками Десмонд.
   - Самое безопасное место для него - рядом со мной! - рыкнула алата, подхватив подол платья и ринувшись к выходу. - Ровно с того момента, как он заговорил о планах Вильгельма и его свиты в моем присутствии! Идем, надо его найти, пока не поздно... Я нутром чую, что он ошибся с направлением телепорта...

*****

   Перемещаясь по привычке в гостиную Сатона, Каролина еще даже не подозревала, что уже немного опоздала. Впрочем, ей недолго оставалось пребывать в неведении. Прежде чем девушка успела что-либо сообразить, в шаге от нее раскрылся телепорт, и из него выскочил Иарлэйт, едва не сбив алату с ног.
   - Кэрол?! - неподдельно ужаснулся парень.
   - Я так плохо выгляжу? - саркастически осведомилась та, пытаясь понять причину встревоженного поведения молодого человека. - Или тебя напугало что-то еще?
   - Что-то еще, - тут же сориентировался Лэйт. - Здесь Покровительница талиеров собственной персоной! А ты как-то не упоминала, что она может появиться!
   - Эви? - зло сузила глаза Кэрол. - Значит, все-таки вылезла из своей норы змея...
   Протеже Вильгельма перевела взгляд, в котором плескалось подозрение, на парня.
   - Я надеюсь, что ты с ней еще не успел пересечься? И тем более поболтать?
   - Нет, - не моргнув глазом соврал Иарлэйт. - Я сразу же ушел из праздничной залы, как только заметил ее и делегацию талиеров. И вообще, с чего бы мне с ней разговаривать?! Она ведь из отступников!
   - Что никогда не мешало тебе сохнуть по ней и молиться на ее портрет, - поддела его Каролина.
   - Не стоит преувеличивать, - уже гораздо более спокойно парировал Лэйт, решив, что девушка ему поверила, и опасность миновала. - Я всего лишь восторгался сочетанием красоты, ума и жестокости в ней. И не вижу ничего преступного в том, чтобы почтительно относиться к одной из самых известных и потрясающих алат в истории...
   - Знаешь, еще пару секунд назад... - начала было Каролина, но ее грубо перебил треск выбитой двери. Завидев на пороге Эвелинн в сопровождении брата Роланда, помощница Вильгельма не на шутку встревожилась. Во-первых, она испугалась, что Десмонд нечаянно выдаст их с головой, не сумев скрыть, что они с Кэрол знакомы. Но еще больше ее напугали глаза Лины, в которых кроме обычной синевы было что-то древнее, жуткое и взбешенное не на шутку. Пандорра.
   - Какая дивная встреча... - прошелестела она, игнорируя настороженный взгляд Гончего, который почувствовал что-то неладное со своей спутницей. Ну еще бы... Вместо приятного на слух, мягкого и бархатного голоса Лины он вдруг услышал змеиное шипение с металлическими нотками. - Каролина...
   Внезапно девушка покачнулась, и Дес едва успел подхватить ее, не дав упасть. Случилось то, о чем он ей совсем недавно говорил: в самый неподходящий момент на нее накатило бессилие. К счастью, не во время встречи с Вильгельмом...
   И тут произошло то, чего не ожидал никто из присутствующих в этой комнате, включая, пожалуй, и самого Иарлэйта. Метнувшись вперед, парень встал перед Кэрол загородив собой Эвелинн и Гончего, и резко отдал последнему приказ:
   - Уводи ее отсюда, пока Каролина не подала сигнал своим подручным!
   Те доли секунды, что ушли у Лины и Десмонда на изумленное переглядывание, стали роковыми для Лэйта. Кэрол, потрясенная его предательством, воспользовалась тем, что ее никто не держит в поле зрения, и метнула в Иарлэйта материализованный ею клинок. Эвелинн первой заметила летящий нож, но не успела ничего сделать. Она с нескрываемым ужасом уставилась на алата: по его груди медленно расползалось вишневое пятно.
   Опомнившийся было Дес отпустил девушку и бросился к Каролине, но было поздно: пространственный портал, через который она сбежала мгновение назад, уже исчез. Мужчина обернулся к Лине. Она сидела на коленях около Лэйта и безуспешно пыталась ему помочь. Исцелять алата не умела, а простая перекачка сил не давала никакого результата. Опустившись на пол по другую сторону парня, Гончий убедился, что девушке не спасти Иарлэйта. Один из самых надежных способов убить алата - несколько сантиметров стали под ребра (единственным известным Десу исключением стала Эвелинн), а Кэрол явно не промазала. Но спутница Десмонда явно была полна решимости не дать Лэйту умереть, даже если это убьет ее саму. Увидев посеревшее лицо Лины и дрожащие руки, Гончий решительно склонился вперед и ощутимо встряхнул девушку за плечи, прервав ритуал передачи сил.
   - Ему это не поможет! - мужчина еще раз тряхнул ее, пытаясь привести в чувство. - Даже если ты вкачаешь в него все свои силы!
   - Я не могу его так бросить! - огрызнулась алата, сбросив руки Деса со своих плеч. - Я виновата в том, что он попал под удар!
   - Ничего подобного! - парировал Десмонд, вставая на ноги и подходя к Эвелинн. - В его смерти виновата не ты, а Каролина, это ее нож торчит у него из груди...
   - Этот нож оказался там только потому, что он имел неосторожность ответить на мои вопросы! - оборвала его девушка. - Я должна была предвидеть, что для Лэйта одно только появление в метре от меня может закончиться плачевно!
   - Послушай, смерть Иарлэйта, конечно, прискорбное событие, - на скулах Гончего заиграли желваки, - но я бы подумал о другом. Зачем Каролина убила того, кто входит в одну с ней свиту?
   Забывшись, Лина поставила перепачканные в крови руки на талию, изгваздав платье. Впрочем, ее это сейчас мало волновало.
   - Что за вопрос? Ты разве не заметил, что за мгновение до своей смерти, Лэйт на глазах у Кэрол явно сыграл в мою пользу?!
   - И? Разве в свите Вильгельма принято подобное? За предательство убивать на месте, а не устраивать показательное судилище?
   - Верно, публичный суд над предателями... - Девушка подобралась, словно зверь перед прыжком, взгляд стал колючим. - Только вот тебе-то откуда знать о порядках Виля? Знаешь, Дес, меня все больше начинают терзать сомнения в твоей честности. Ты говоришь, что не имеешь ничего общего с себе подобными, никогда не пользовался своими способностями алата... Но я все больше убеждаюсь, что это ложь. Когда ты мгновенно освоил управление крыльями, я списала это на внутреннее чутье алатов. Когда рассказал о заключенном в тюрьму приятеле из подданных Виля, я не особо удивилась, посчитав, что всякое возможно. Но сейчас начинаю сомневаться в каждом твоем слове. Ты слишком хорошо осведомлен о Вильгельме и его свите, для того, кто никогда не сталкивался с ней. Дес, ты ничего не хочешь объяснить?
   Судя по тому, как мужчина отвернулся в сторону и с тяжким вздохом запустил пальцы в волосы, Эвелинн решила, что попала в десятку. Гончий врал.
   - Лина, ты права. Я не был честен, - тщательно подбирая слова, заговорил он, не поворачиваясь к девушке лицом. - Способности алата освоены мной в полной мере, равно как и владение своим Даром. Со свитой Вильгельма я тоже ознакомился. Когда от Суда Вечности поступило задание о твоей поимке, в первую очередь...
   - И снова ложь! - со злорадной улыбкой перебила его алата. - Ты не имеешь никакого отношения к Суду Вечности!
   - Откуда ты знаешь?! - резко обернулся Десмонд.
   - Половина судей ходит у меня в должниках, - ядовито улыбнулась Эвелинн, повергая Деса в шок. - Я не раз проворачивала за них грязные делишки, прикрывала их задницы или выполняла мелкие поручения. Поэтому у нас заключено соглашение, по которому они сделают все, чтобы избежать суда в отношении меня, а если этого не выйдет, то я первая узнаю о своем объявлении в розыск. И эта договоренность закреплена клятвой на крови.
   - Невероятно... - покачал головой Дес, разглядывая алату, как энтомолог - неизведанный вид бабочки. - Судьи Вечности в должниках!.. Какие еще козыри ты прячешь в рукаве?!
   - Думаешь, я тебе скажу? - презрительно фыркнула девушка. - Пока я не получу от тебя хоть какое-то доказательство, что по-прежнему могу тебе верить - даже любимый цвет не назову.
   - Ладно, - по отсутствию улыбки на лице своей спутницы Гончий понял, что она не шутит. - Я понимаю твое желание знать правду, но сейчас не время и не место. Давай поговорим об этом позже?
   - Вот уж нет! - парировала она, ткнув пальцем в сторону мужчины. - Постоянно откладывание разговора на потом меня не устраивает!
   Напольное зеркало в углу комнаты полыхнуло огнем, и на его поверхности отразилось крайне беспокойное лицо демона.
   - Наконец-то! - Асмодей с облегчением вздохнул, увидев алату. - Лина, ты мне нужна! Срочно!
   - Не сейчас! - процедила сквозь зубы девушка. - Дей, будь добр исчезнуть из этого зеркала и не трогать меня до тех пор, пока я сама не появлюсь!
   - Слушай, я тебя не просто так ищу! - вспылил демон. - У нас проблема! Элазар и Лисия провели Ричарда через инициацию, все прошло именно так, как ты говорила, но сейчас творится что-то странное! Никто не может понять, какой Дар он приобрел. Мы уже два часа держим его взаперти, потому что парню, кажется, сорвало крышу и он пытается крушить все вокруг! Уж извини меня, но обращение с едва инициированными алатами - не мой конек!
   Эвелинн издала полустон-полурык и выругалась. Очень вовремя!
   - Я сейчас приду, - заверила она демона. - Не оставляйте Дика без присмотра до моего прихода...
   Асмодей кивнул, и его изображение исчезло. Лине показалось, что она успела услышать его облегченный вздох.
   - Тебе надо спешить.
   - Догадываюсь, - едко ответила алата, полыхнув на Деса злым взглядом. - Но я не хочу подвергать риску Ричарда и всю свою компанию, оставляя у себя за спиной не единожды совравшего мне Гончего. И что же мне делать?
   - Я могу доказать, что не собираюсь предавать тебя. Согласись, если бы это входило в мои планы, я бы не стал объяснять тебе причину твоего упадка сил?.. - многозначительно протянул мужчина. - Ты ведь хотела бы это знать?
   - Говори.
   - Я заметил у тебя на шее серебряную цепочку... Скажи, что ты носишь на ней?
   - Тот кулон, что Нэйт у тебя забрала, - невозмутимо пожала плечами Эвелинн. - Красивая вещь, да еще и с сапфиром. Мой любимый камень.
   - Так и думал, - довольно кивнул Гончий. - Видишь ли, этот кулон я носил не просто так. Он зачарован на поглощение магии, причем не всей, а берущей начало именно от моего Дара. Руководство Гильдии вряд ли стало бы слушать мои доводы о том, что не все пернатые одинаковы, и я не шпион... Поэтому знакомый изготовитель артефактов сделал для меня этот кулон, который постоянно оттягивает на себя сущность алата. При помощи этой вещички, в глазах Гильдии я был всего лишь некромантом и демонологом, благо, что для этих специальностей внутренний резерв магии особо не требуется.
   Повисло молчание. Лина в это время мысленно подбирала к себе самые нелицеприятные эпитеты.
   - Выходит, я все это время была слаба из-за собственной глупости? - с досадой покачала головой девушка. - Я ведь почувствовала следы какой-то магии на этом украшении при первом прикосновении! Но проверка не показала ничего опасного... Так, средненький заговор...
   - Это тоже свойство камня в кулоне, - пояснил Десмонд. - Каждый, кто обладает способностью к магии и берет эту вещь в руки, уже через мгновение считает ее простом талисманом на удачу. Единственное, что для меня странно, так это то, что камень подействовал на тебя. Ведь у нас с тобой, как и у всех магов в принципе, разная аура, и даже Дар не совпадает... Должно быть, изготовитель в чем-то ошибся...
   Эвелинн нервно закусила губу, обдумывая что-то. Потом быстро сняла кулон с шеи, подошла к мужчине и вложила украшение ему в руку:
   - Если тебя это не затруднит, вернись, пожалуйста, в зал, закончи переговоры с Сатоном и потом уведи Кристу с делегацией домой. Ричарду сейчас моя помощь нужна гораздо больше, - взгляд алаты невольно скользнул по трупу Иарлэйта. - И заберите его тело с собой.
   - Зачем? - удивился Дес, почувствовавший облегчение от того, что сумел заставить Лину поверить ему. - Ты собираешься хоронить его?
   - А это так странно? - вздернула она бровь. - Да, я проведу обряд погребения. Но прежде подниму его из мертвых на часок.
   В ответ Гончий смог только изумленно моргнуть. Еще совсем недавно девушка винила себя в смерти Лэйта, а сейчас уже решила временно воскресить его...
   "Не иначе, как прощения просить! - с сарказмом подумал мужчина".
   - Дес, - вывела его из раздумий Эвелинн. - Хочу, чтобы ты знал: то, что я поручаю тебе делегацию талиеров сейчас, не значит, что я снова тебе доверяю. И тебе придется поведать мне все, что ты скрываешь. Надеюсь, что на этот раз не будет очередной попытки меня обмануть, потому что ложь влетит тебе в копеечку.
   - Хорошо, - согласился Десмонд. - Я расскажу все как есть. Но и ты ответишь мне тем же.
   Алата равнодушно повела плечом, давая понять, что не возражает.
  

Глава 23

   - Красивое платье, - Асмодей смерил Лину оценивающим взглядом, потом приметил засохшие бурые пятна на талии девушки и хмыкнул. - И даже пятна крови его не портят. Наоборот, придают ему особое темное очарование...
   - Дей, ты не мог бы заткнуться?! - вызверилась на приятеля Эвелинн, не настроенная на веселье. - И без твоего словесного фонтана тошно!
   - Значит, мои глаза меня не обманули, - с удовлетворением кивнул демон. - Вы с Десом были взвинчены, потому что ругались. Жаль, что я помешал. А то, глядишь, ты бы от него и избавилась...
   - Слушай, я понимаю неприязнь и ревность Эйлтила, но ты-то что против Гончего имеешь?! - страдальчески возвела глаза к потолку девушка, ускоряя шаг. - Ты никак не упускаешь возможности пополоскать мне мозги по поводу моих взаимоотношений с Десом!
   - И впредь постараюсь не упустить! - невозмутимо отозвался Асмодей. - Хоть Вельзевула окрути или к Астароту клинья подбивай - слова не скажу. Главное, чтобы не Десмонд.
   - А ничего, что Вельзевул до сих пор не простил мне его разрушенный храм? - нехорошо сузила глаза Эвелинн. - Тот, если ты запамятовал, который я пальцем не трогала... Это ведь ты на меня свою вину тогда свалил!
   Дей смущенно опустил глаза (кто бы мог подумать, что демон разврата умеет подобное). Правда, быстро пришел в свое привычное состояние:
   - Хорошо, Вельзевула лучше трогать не будем. Но ведь есть еще Астарот! Вот такой мужик! - он с преувеличенным энтузиазмом показала алате кулак с оттопыренным вверх большим пальцем.
   Лина продемонстрировала чересчур слащавую улыбку:
   - Уж не тот ли это "вот такой мужик", которого ты пытался свергнуть с его престола, за что и получил в подчинение толпу озабоченных низших демонов?... И это вместо более чем тридцати легионов воинов...
   Демон моментально помрачнел.
   - Ну, ты и мегера, - сделал он "комплимент" подруге. - Знаешь, продолжай вести себя в том же духе, и от тебя не только Гончий смоется, но и твой эльф с замашками извращенца.
   - Почему это Эйл извращенец?!
   - Потому что прожить с тобой пятнадцать лет, а потом еще и хотеть повторить это, может только мазохист!
   Асмодей замолчал и чуть ушел вперед. Какое-то время было слышно лишь звук шагов, и Эвелинн сдалась первой:
   - Дей, прости, что так грубо напомнила тебе о том восстании, - искренне извинилась девушка, догнав приятеля. - Ляпнула, не подумав, сгоряча...
   - Ты мне чего сгоряча делаешь, - довольно быстро "оттаял" демон. - Дурацкий твой темперамент...
   - Скажи, а почему, все-таки, Десмонд тебе так не нравится? - заинтересованно посмотрела на него алата. - Ты что-то знаешь о нем? Что-то весьма нелестное?
   - Нет, ничего такого, - помотал головой Дей. - Просто никогда не верил любовным романчикам. А ваша история как раз из этой "оперы"... Они были врагами, но судьбе было угодно, чтобы между ними вспыхнула любовь...
   Глядя на кривляния архидемона, Лина ехидно выгнула бровь:
   - Таааак, - промурлыкала она. - Вот уж не думала, что мой древний и ужасный друг увлекается подобной литературой...
   Демон с досадой поджал губы, понимая, что теперь девушка еще пару столетий будет припоминать ему это.
   - Не увлекаюсь! - не особо убедительно отозвался он. - Просто как-то наткнулся на парочку.
   - Ну да, ну да... Я так и подумала... Среди гримуаров затесались...
   Впереди замаячил женский силуэт, при ближайшем рассмотрении оказавшийся Лисией. При виде Эвелинн плечи ее расслабились, словно с них свалился тяжелый груз:
   - Наконец-то! - воскликнула Лиса. - Лина, Ричарду все хуже становится! Он звереет прямо на глазах!
   - Неудивительно, - помрачнела алата. - Получить Дар, но не понимать, каков он. Это его пугает. А еще прибавьте к этому внезапно появившийся, огромный и нерастраченный запас силы... И чем дольше мы Ричарда сдерживаем, тем больше это сводит его с ума. Собственно, Мастер при прохождении инициации нужен для того, чтобы смягчить последствия этого процесса. Все что мне нужно будет сделать - это помочь Дику найти безопасное русло, чтобы выплеснуть избыток сил. Ну, и заодно понять, что у него за Дар...
   - Ты собираешься войти к нему в комнату?! - ужаснулся Асмодей. - С ума сошла?! Лисия уже пыталась провернуть этот фокус, и он ее так швырнул, что она едва позвоночник о стену не сломала! А ведь Лиса - Мастер...
   - Но Эвелинн в разы, если не в десятки раз, сильнее меня, - перебила демона алата Ловкость. - Статус Мастера всего лишь дает нам резервное чувство в управление, но никоим образом не влияет на уровень сил Дара и магии. Да и потом, у Лины есть Пандорра. - Способностями которой она не пользуется, - скептически заметил Дей.
   - Только если в этом нет необходимости, - фыркнула Эвелинн. - Сейчас она есть, и если возникнет какая-либо опасность - я сниму барьер с Доры.
   Девушка решительно направилась к временной "камере" Ричарда и несколько раз глубоко вздохнула, прежде, чем войти.

*****

   ... Выражение синих глаз девушки для него оставалось загадкой. Не то ехидство, не то подозрение... А может, и то, и другое сразу, но совершенно точно с примесью льда и щепоткой злости. Неприятный взгляд.
   - Дес, - вывела его из раздумий Эвелинн, - хочу, чтобы ты знал: то, что я поручаю тебе делегацию талиеров сейчас, не значит, что я снова тебе доверяю. И тебе придется поведать мне все, что ты скрываешь. Надеюсь, что на этот раз ты не попытаешься меня обмануть, потому что ложь влетит тебе в копеечку.
   - Хорошо, - согласился он. - Я расскажу все, как есть. Но и ты ответишь мне тем же.
   Девушка равнодушно повела плечом, давая понять, что не возражает...
   Вот только Гончий успел заметить при этом легкую тень страха на лице Лины...
  
   Интересно, чего она испугалась? Какие скелеты есть у Эвелинн в шкафу? Дес с ходу насчитал три возможных: ее прошлое участие в делах Вильгельма, происхождение Пандорры и близкое знакомство девушки с его семьей, в частности, с отцом.
   Впрочем, последний вариант сразу можно было отбросить. Лина понятия не имеет, что Десмонду известно о пересечении их жизней во времена Средневековья. Следовательно, она никак не может бояться, что он спросит ее об этом.
   В таком случае, оставалось нелицеприятное прошлое в качестве правой руки Вильгельма и пугающее второе "я"... Хотелось бы знать, что из этого кошмарнее.
   Гончий вытянулся на кровати во весь немалый рост, уставившись в потолок и заложив руки за голову. Мужчину терзали сомнения: снова соврать Эвелинн, но уже гораздо более убедительно, или все же сдержать обещание и рассказать правду.
   Дес представил себе, как признается Лине, что планировал втереться к ней в доверие, попросить о помощи и обманом выдать Вильгельму. И что он собирался сделать это по просьбе своего брата - Роланда. Да-да, того самого Роланда, которого девушка ненавидит и мечтает покромсать на ленточки... Картинка в воображении мужчины получилась не особо приятной. Если алата не убьет его на месте (а шанс на это кажется призрачным), то ему все равно вряд ли удастся убедить девушку, что он уже давно отказался от своего подлого плана и встал на ее сторону. Эвелинн станет для него недосягаемой и безвозвратно утраченной. Этого он никак не хотел допустить. Любовь это или нет, но Гончего тянуло к алате, как ни к кому раньше. Тем более, что Лина, по его наблюдениям, действительно не собиралась возвращаться к Эйлтилу, а значит Десу горит зеленый свет.
   Однозначно, чистосердечное признание в своих преступных замыслах и покаяние ему стоит пока попридержать. Лучше уж потом, пережив праведный гнев девушки, он постарается вымолить прощение...
   - Можно? - через приоткрытую дверь заглянула Криста. Убедившись, что мужчина не возражает, Правительница талиеров вошла в комнату и устало рухнула в кресло у небольшого столика. - Я пришла тебя поблагодарить. Только что получила официальный отказ луттов от участия в войне.
   - Их Правителя уже привели в чувство? - нехорошо усмехнулся Десмонд, сев на кровати.
   Когда Лина попросила его закончить вместо нее переговоры с Сатоном, она допустила одну маленькую оплошность. Не уточнила, какими методами это желательно сделать. А Гончий после стычки с алатой был не в том настроении, чтобы миндальничать с высокомерным и самоуверенным Правителем луттов. Он просто пару раз ощутимо двинул мужчине по лицу в ответ на нежелание того договориться миром. А когда их попытались арестовать - принял истинный облик алата и шарахнул по праздничной зале волной чистой магии, без использования каких-либо заклинаний. На ногах устояла лишь делегация и он сам. И такие силовые волны повторились несколько раз, пока лутты не прекратили попытки подняться.
   - К сожалению, да. У луттов неплохие врачеватели, - фыркнула девушка. - А по поводу отказа от войны... Было бы странно, если бы после той демонстрации силы, которую ты устроил, Сатон не пошел бы на мир с нами. Я, конечно, принесла ему извинения за твое поведение... Но, судя по его лицу, он не особо поверил. Видимо, очевидцы все же разболтали о том, как я радовалась твоей "непозволительной грубости"...
   - Рад, что войны не будет. Правда, опасаюсь, что Эвелинн мой подход к переговорам может не понравиться.
   - Не переживай, - успокоила мужчину Криста, - Лина не будет особо зацикливаться на этом. Ты еще не видел, как она порой переговоры ведет.
   Дес бездумно кивнул, разглядывая свой кулон, лежащий рядом с ним на покрывале. Теперь эта вещичка была для него не просто артефактом, а напоминанием о синеглазой алате.
   - Криста, я могу спросить у тебя кое-что?
   - Разумеется.
   - Насколько категорично Лина относится к вранью?
   - Хочу верить, что ты спрашиваешь это до того, как солгать ей, - серьезно ответила Правительница талиеров. - В противном случае постарайся сделать так, чтобы она никогда не узнала о твоем обмане. Эвелинн умеет потрясающе врать, но очень этого не любит. Именно поэтому, кстати, она крайне редко меняет внешность и не скрывает свое имя, когда ввязывается в очередную авантюру.
   - Да уж, - хмуро вздохнул Гончий. - Звучит не слишком обнадеживающе. Как ни печально, но в своем вранье мне придется признаться ей в любом случае. Но как выбрать подходящий момент?
   - Могу посоветовать только одно, - ехидно прищурилась девушка. - Признайся ей после того, как ваши отношения перейдут на стадию романа.
   - Странное у тебя представление о дружбе, - со здоровым недоумением посмотрел на Правительницу талиеров Десмонд, ошарашенный ее словами. - Я говорю, что обманул твою подругу, а ты советуешь закрутить с ней роман, вместо того, чтобы посчитать меня негодяем и раскрыть Эвелинн глаза на этот факт...
   - Нет, если тебе от этого полегчает, то я легко могу наябедничать Лине, - хмыкнула Криста, пожав плечами. - Другое дело, что она ведь наверняка уже все знает или, по меньшей мере, подозревает что-то. Иначе, ты бы не задавался вопросом: признаться или нет... Кроме того, ты немного неверно толкуешь мои слова. Я не сказала тебе "закрути роман", а посоветовала признаться в обмане после его начала. Так у тебя будет больше шансов пережить этот момент, да и возможность объяснить причины лжи появится. А уж в том, что ваши отношения перейдут границу приятельских, у меня нет сомнений.
   - Ну, если я повинюсь сейчас, то не перейдут...
   - Десмонд, не пудри мне мозги! - сморщила носик девушка. - Я ваши взаимные заинтересованные взгляды прекрасно видела. И вообще, прекрати предаваться унынию! Лучше сделай что-нибудь с тем трупом, который ты приволок с собой от луттов. Понять не могу: где ты его вообще взял и на кой черт он тебе сдался?!
   - Спроси это у Лины. Она попросила его прихватить. Это...
   - Избавь меня от подробностей! - моментально перебила Гончего Правительница талиеров. - Просто прими какие-нибудь меры, чтобы он не дал запашок.
   - Как скажешь. - Мужчина легко поднялся на ноги, взял с кровати кулон и убрал его в карман. - Идем, покажешь мне, куда его поместили.

*****

   Я была проводящим Мастером всего лишь несколько раз, когда о помощи просили такие же отступники, как я сама. Но за время службы у Вильгельма, будучи достаточно сильной алатой (пусть и без статуса Мастера на тот момент), много раз присутствовала при ритуале инициации для страховки. Поэтому, в принципе, довольно хорошо представляла себе свои действия. Прежде всего, убедиться, что Ричард мне доверяет, затем "подключиться" к его ауре и сознанию, чтобы определить Дар. Потом самое неприятное, но неизбежное: найти Дику подопытных кроликов, чтобы он смог опробовать на них новоприобретенное умение. Если этого не сделать, то алат не научится держать свой Дар под контролем, что чревато неприятными последствиями. Я хорошо помнила, как отступники отказались от проведения испытания Дара для одной из своих алат. Девушка получила в управление Жестокость, и глава их общины посчитал, что обучение контролю над этим чувством бесчеловечно по отношении к подопытным. На мои предупреждения он наплевал. А в результате эта несчастная сеяла Жестокость направо и налево, даже не желая этого, чем спровоцировала волну убийств, несколько войн и массу казней. Впрочем, здесь уже я не виновата. На мои уговоры испытать свой Дар девушка не поддалась, а заставить ее воспользоваться им я не могла.
   В своих силах я была уверена ровно до того момента, как вошла в комнату к Ричарду. Дело обстояло несколько хуже, чем мне думалось. Уже хотя бы потому, что Дик меня не узнал.
   - Ты еще кто такая?! - рыкнул он, сверля меня злым взглядом. Зрачки у него были расширены настолько, что практически скрывали радужку, а белки глаз покрывала сеточка кровеносных сосудов.
   - Твоя фея-крестная, - ухмыльнулась я, решив вести себя с Ричардом как обычно. - Пришла помочь тебе в трудную минуту...
   - Мне не нужна помощь! - перебил парень - Просто открой эту чертову дверь и выпусти меня отсюда!
   - Даже не подумаю, - отрезала я, пытаясь понять, как мне "подключиться" к ауре того, кто этого явно не желает. - Ты либо останешься здесь еще очень надолго, либо выйдешь в моем сопровождении, слушаясь каждого моего слова.
   Губы Дика исказила кривая ухмылка, и в ту же секунду он резко выбросил руку вперед, отбросив меня к стене волной воздуха. Я ощутимо приложилась головой и осела на пол. Великолепно... Едва прошедший инициацию алат укатал в стену Мастера!..
   "Он не просто алат, милая, но еще и ребенок сильного Мастера..., - посмеялась в моей голове Пандорра. Видимо, паршивка как-то сумела преодолеть тот барьер, что я создала между своим и ее сознанием. - Разве ты не догадывалась, что он будет так силен?.. Глупая девчонка..."
   - А не пошла бы к чертям собачьм?! - прошипела я, массируя висок, запульсировавший болью.
   "Я-то пойду, - надменно отозвался голос. - Но вот мальчишке ты без меня не поможешь, ведь тебе никогда не приходилось проводить инициацию того, кто алатом должен был быть уже от рождения. А я могу помочь подобраться к его сознанию..."
   Я молчала, настороженно наблюдая за Ричардом. Судя по всему, он считал, что опасности я не представляю, потому что повернулся спиной, сжав руки в кулаки и опустив голову. Но стоило мне попытаться встать на ноги, как тело пронзила острая боль. Опустив глаза, я увидела металлический стержень, пробивший левое плечо насквозь и буквально пригвоздивший меня к стене, как бабочку. И по-настоящему ужаснулась. Черт с ней, с болью, бывало и похуже... Но я не понимала, когда вообще Дик успел швырнуть в меня эту штуковину, и с какой силой он это сделал?!
   - Надеюсь, больше попыток двинуться с места не будет, - ухмыльнулся парень.
   Теперь предложение Пандорры показалось мне заманчивым.
   "Так-то лучше, милая, - тут же откликнулась та. - Не будем тратить время попусту... Уступи мне свое тело, и я осуществлю слияние с сознанием Ричарда."
   Я заколебалась. Гарантий того, что Пандорра пустит меня обратно, не было. Равно как и уверенности в том, что у меня получится справиться с Диком самостоятельно. На свой страх и риск я все же скинула барьер, позволяя Доре вытеснить меня.

*****

   Ричард почувствовал что-то неладное, увидев, как девушка с легкостью вытащила железяку из стены и отшвырнула ее в сторону. Глаза из синих стали багряными, с вертикальным зрачком, который постоянно то сужался, то расширялся.
   - Так-то лучше, - удовлетворенно хмыкнула она, поднявшись на ноги, и небрежным жестом поправила платье. Смерила Дика оценивающим взглядом. Тот, в свою очередь, отметил, что девушка вроде бы не изменилась (не считая глаз), но у него появилось такое ощущение, будто перед ним совершенно другой человек. Гораздо более сильный, жесткий и беспощадный.
   - Даже не думай кинуть в это тело еще что-нибудь! - сурово пригрозила она. - Повредишь оболочку, к которой я привязана - сверну шею, как куренку. И плевать, что Лину это не обрадует...
   Ричард непонимающе нахмурился. Что она несет?! Какая Лина?.. Каждой клеточкой тела парень ощущал, что ничего хорошего от девушки, стоящей перед ним, ждать не стоит. И приготовился атаковать.
   - Дик, не глупи, - посмеялась брюнетка. - Тебе со мной не тягаться!
   - Посмотрим! - упрямо заявил парень, принимая истинный облик алата. Цвет одежды и крыльев оказался у него весьма жизнеутверждающий... Черный.
   Девушка искренне расхохоталась и последовала примеру Ричарда. Сначала она предстала перед парнем в том же виде, что и он сам, лишь цвет был сапфирово-синим, с мелькающими то и дело огненными искрами. Но уже спустя секунду по телу алаты пробежали волны, на коже проступили полупрозрачные темные чешуйки, покрывающие руки до локтей, ногти почернели и преобразились в длинные подобия звериных когтей. Крылья шевельнулись, поддаваясь волне трансформации. Теперь вместо перьев на них переливалась металлическим блеском чешуя, но в отличие от той, что защищала руки, здесь она была прочна, как броня, и имела темно-багровый цвет. Дику показалось, что вокруг фигуры девушки буквально клубится стихийная магия, окутывая ее невидимым глазу коконом. Она едва шевельнула рукой, но этого оказалось достаточно, чтобы пол под ногами Ричарда содрогнулся, и парень едва устоял на месте.
   - Еще хочешь померяться со мной силами? - насмешливо поинтересовалась Лина, вернее, теперь уже Пандорра. Потом очаровательно улыбнулась, продемонстрировав аккуратные и узкие змеиные клыки.

*****

   Отдав Пандорре контроль над своим телом, сама я словно погрузилась в глубокий сон. Довольно странный, потому что проснуться у меня не получалось, как бы этого не хотела. Я боялась, что Дора может причинить вред Ричарду, или остаться "у руля" насовсем, но поделать ничего не могла. Оставалось только ждать и надеяться на то, что мое второе "я" поведет себя честно...
   "Можно подумать, я совершенно бессовестная... - неожиданно и недовольно хмыкнул голос Пандорры. - Давай уже, иди, считывай своего Подзащитного. Хватит прохлаждаться..."
   Меня так резко вышвырнуло из моего анабиоза (видимо, Дора обиделась, что я нелестно подумала о ней), что на мгновение я перестала соображать, где нахожусь. К счастью, это состояние быстро прошло, оставив в напоминание о себе тупую головную боль. Я несколько раз хлопнула ресницами, привыкая к свету, потом поняла, что стою напротив Дика, по запястье погрузив левую ладонь в тело парня на уровне солнечного сплетения. Пандорру я больше не слышала. Наверное, она отступила за барьер, оставив меня один на один с аурой и сознанием Ричарда.
   Выбросив все из головы, я погрузилась в ощущения Дика. Дора с ним особенно не церемонилась, не пыталась уговорами добиться согласия на сотрудничество. Она просто обездвижила парня и окунула в него ладонь. Я поморщилась, представив себе ту боль, что Ричард испытал в этот момент. Ну ничего, могло быть и страшнее.
   Перебирая эмоции и чувства алата, сперва я ничего могла разобрать. Как будто пытаешься услышать одну единственную песню в комнате, где играет с десяток мелодий. Злость, ярость, боль, ненависть, страх, чувство безграничной силы... Все это непрерывно менялось, становясь то сильнее, то слабее, но я никак не могла найти то, что оставалось бы неизменным... С досадой поджав губы, я мысленно выругалась. Да что же это такое?! Хоть что-нибудь нормальное в инициации парня будет?!
   Я снова начала с нуля копание в душе и мыслях Дика. Ощущение силы и ярость чуть уменьшились, боль стала сильнее, страх тоже... Внезапно я зацепилась ту мысль, что не заметила раньше. Ричарду казалось, что если он даст волю своей ярости и разнесет все вокруг, ему станет легче. Несколько минут были потрачены мной на оценку этой мысли. Его Дар - Ярость? Хотя нет, эта эмоция ведь изменялась... Тогда что?
   Потрясенная внезапным озарением, я спешно выдернула руку из груди парня и метнулась к двери, не особенно заботясь о том, что он сейчас придет в себя и направит свой гнев на меня.
   - Дей! - рявкнула я, выскочив в коридор. Демон вырос словно из-под земли, с немым вопросом на лице. - Найди мне ближайший умирающий мир! Срочно! Только такой, которому уже ничем не помочь, и его гибель - вопрос времени...
   - Зачем он тебе? - нахмурился мой приятель.
   - Ты угадал, Ричард - исключение, - торопливо пояснила я. - Он алат, который способен сеять разрушения. В умирающем мире я дам ему разгуляться и выплеснуть избыток сил. В противном случае, он разберет по камушку все твои владения...
   - Понял, сейчас что-нибудь подберу, - моментально сориентировался Асмодей, не желающий расставаться со своим жилищем.
   Едва демон исчез, как в стену над моей головой врезался огромный булыжник, брызнув во все стороны каменной крошкой. В том, кто его запустил, у меня не было никаких сомнений. Я раздраженно повернулась к беснующемуся Дику. Тот посмотрел на меня, как на кровного врага.
   - Убью! - процедил сквозь зубы алат, решительно двинувшись в мою сторону.
  

Глава 24

   Больше всего на свете я мечтала сейчас стянуть с себя это осточертевшее платье и завалиться на кровать. А уж за горячую ванну и вовсе готова была продать душу дьяволу.
   Вылазка с Диком в умирающий мир далась мне весьма нелегко. Упадок сил после ношения кулона Десмонда (видимо, слабость от этой вещички сохранялась еще какое-то время после отказа от нее), рана в плечо, полученная от Ричарда, которая хоть и затянулась, но все еще давала о себе знать, последствия слияния своего сознания с Пандоррой и без того основательно меня вымотали. А уж умирающий мир... Когда у тебя под ногами буквально рушится земля, а каждый шаг может оказаться последним, сложно остаться целой и невредимой. Даже если тебе четыре с лишним сотни лет, ты сама осторожность во плоти и являешься алатой в ранге Мастера.
   А в этот раз у меня еще был балласт в виде едва инициированного алата, полного сил и решимости опробовать свой Дар. Нет, я, конечно, для этого и взяла Ричарда в умирающую параллель, чтобы ему было где разгуляться, не причинив при этом никому вреда... Но за те сутки, что Дик бесчинствовал в опустевшем городе и его окрестностях, мне порядком поднадоело любоваться на ураганы, землетрясения и пожары, а торжествующий хохот парня и вовсе набил оскомину. Радовало одно: к концу четвертого часа шестеренки в мозгу у Ричарда встали на место, и он меня узнал. И даже вспомнил, что ранее вогнал мне в плечо железный прут. Правда, в извинениях рассыпался всего лишь до следующего целого здания на нашем пути, которое обнаружилось через полсотни метров... К слову, Дар паренька впечатлял: это самое здание он разобрал по камешку всего лишь за пару минут.
   Когда Ричард перебесился, я вернула его к Асмодею и оставила под присмотром Лисы. Сейчас он уже не представлял опасности, так что девушка вполне могла с ним справиться. Сама же я решила не тратить время на отдых, а сразу же отправиться к талиерам. Мне надо было убедиться, что угроза войны миновала, забрать Деса и Эйла и кое о чем побеседовать с Кристой и Шаеном. Да и потом, не мешало бы вообще выпустить Ша-ен-Арила из его башни...
   У талиеров сейчас была глубокая ночь, поэтому неудивительно, что мое возвращение осталось незамеченным. Честно сказать, посмотрев в зеркало, я была этому рада... Потому что видок у меня был, мягко говоря, потрепанный...
   Платье было безнадежно испорчено. Пятна крови, как моей (в районе плеча), так и чужой (это уже последствия посещения умирающего мира), слой первосортной грязи на подоле. В некоторых местах сапфировые бусины баснословной стоимости были выдраны вместе с кусками кружева. Когда это увидит Инари, ее, наверное, хватит удар... Прическа моя давно исчезла без следа, и волосы, вновь превратившиеся в кудри и больше суток не встречавшиеся с расческой, выглядели нечесаной копной. Сходства со стогом сена им добавляли сухие листья и травинки, занесенные туда ураганом Ричарда. К моему немалому удивлению, макияж остался неизменным, не считая разводов сажи на лице. Видимо, косметика у талиеров рассчитана на экстремальные случаи...
   Пройдя в ванную комнату, я тщательно вычесала волосы, умылась. Потом бросила задумчивый взгляд на ванну. Вымыться или сначала поспать? Представила, как завалюсь в своем нынешнем виде на чистую постель со светлым шелковым бельем... Поморщилась и решительно открыла воду.
   Ванна набралась наполовину, когда в мою спальню пришла служанка.
   - Не понимаю, кто открыл кран?.. - пробормотала она, проходя в облицованную топазовыми плитками комнату, и вдруг застыла столбом, увидев меня. - Госпожа Эилиннэ?! Вы уже здесь?!
   - Как видишь, - кивнула я с усмешкой. - Не хотела никого беспокоить своим появлением.
   - Ну что вы! - воскликнула девушка и тут же бросилась добавлять в воду масла, пену, соль и прочую чепуху. За что я обожала прислугу в замке Кристы, так это за умение делать чудесные восстанавливающие силы ванны. - Нам совсем не трудно проснуться по вашей просьбе!
   Дальнейший щебет ее я уже не слушала, терпеливо ожидая, пока она закончит колдовать с водой и оставит меня в блаженной тишине.
   - А разговоров-то в замке и не слышно других, кроме как о вашем спутнике, Десмонде, - не умолкала ни на секунду служанка. Я смутно припомнила, что зовут ее, кажется, Эей. - Уже все знают, как здорово он отделал Правителя луттов...
   "Отделал Правителя луттов?.. - мысленно хмыкнула я, задумчиво выгнув бровь. - О-о-очень интересно... "
   - Жаль его, - непритворно вздохнула Эя, неожиданно замерев статуей и скорбно прижав к груди бутылочку с пеной.
   - Кого? - удивилась я. - Сатона, что ли?!
   - Да нет же, - отмахнулась девушка. - Десмонда, разумеется! Он ведь никому зла не желал, я уверена, да и попал в эту передрягу только по незнанию, а как все обернулось...
   - О чем это ты?! - похолодела я.
   Служанка вдруг смутилась:
   - Ой, вы ведь не знаете еще, наверное... - Она с сожалением посмотрела на меня. - Ну конечно, ведь только вернулись. Откуда же вам знать... А я, глупая, совсем об этом не подумала!
   - Может, перейдем сразу к той части, где ты объясняешь мне, в чем дело?! - нетерпеливо повысила я голос. - Что такого Дес успел натворить?
   - Подробностей я не знаю! - торопливо открестилась Эя. - По этому поводу вам лучше с госпожой ан-Кэр побеседовать. Мне известно только, что Десмонд заключен под стражу по распоряжению Старейшин.
   Видимо, водные процедуры придется отложить. Если в деле замешаны старейшие представители талиеров, то все весьма серьезно. Совет целиком состоял из мужчин и был призван уравновесить матриархальный строй в государстве. Однако я считаю, что вся их деятельность сводилась к тому, чтобы мстить женщинам за главенство последних. Иначе как еще объяснить, что правосудие в отношении мужчин осуществлялось спустя рукава, а женщины практически никогда не получали оправдательного или щадящего приговора? Авторитет Совета среди народа находился на одном уровне с моим, а конкретно в вопросах правосудия и вовсе имел превосходство. Железобетонное.
   - Спусти воду, - велела я девушке. - Потом иди спать. Я дам знать, если ты понадобишься.

*****

   Кристу я нашла лишь в ее кабинете, из которого мы еще совсем недавно уходили к луттам. Девушка была не одна, а в компании Катэля, одного из представителей Совета Старших и мужа Инари. Он был едва ли ни единственным Старейшиной, в адекватность и справедливость которого я верила.
   Судя по измученным, невыспавшимся лицам Правительницы и Старейшины, вечер они коротали явно не за бессмысленной и приятной светской беседой, а за обсуждением чего-то крайне важного, но неприятного. И я догадывалась, чего именно...
   - Криста, какого дьявола здесь происходит?! - с порога набросилась я на девушку. - Почему я узнаю от прислуги, что Дес арестован?! Что произошло?
   - Лина, не горячись, - попыталась успокоить меня подруга. - Как раз сейчас я занята именно этой проблемой...
   - Я не в том настроении, чтобы слушать успокаивающие оправдания! - ледяным тоном отчеканила я. - Поэтому жду рассказа по существу!
   - Госпожа Эилиннэ, если по существу, то ваш спутник сам виноват в своем нелегком положении, - с почтением и уважением в голосе, но вместе с тем непреклонно ответил мне Катэль. - Он совершил сразу несколько проступков, которые не могли быть проигнорированы Советом Старших. Во-первых, устроил драку в святилище Великой Матери, нанеся имуществу храма существенный ущерб. И хочу уточнить, что дракой это было только со слов Десмонда. К тому моменту, как подоспела стража, это было больше похоже на зверское избиение беспомощного человека.
   - С кем он так сцепился? - опешила я. Представить себе не могу, чтобы Гончий накинулся на кого-то просто так. - Наверняка этот человек дал ему повод...
   - Более чем вероятно, - мрачно хмыкнула Криста. - Потому что изукрасил Дес Эйлтила. Уж не знаю, как они оказались вместе в этом чертовом святилище...
   - Госпожа ан-Кэр! - возмущенно воскликнул Старейшина. - Имейте уважение к Верховной богине!
   - Ой, не говори мне про уважение! - отмахнулась от него девушка. - Ты знаешь, что я не особо набожна... И не перебивай больше! - Правительница талиеров снова перевела взгляд на меня. - Так вот, не знаю, как они там оказались и о чем говорили, но Десмонд был в бешенстве, когда его пытались задержать, и постоянно порывался добавить эльфу еще пару пинков.
   - Он едва не убил Эйла! - веско вставил свое слово Катэль.
   Выражение моего лица стало максимально скептическим:
   - Едва не убил? - фыркнула я. - Вот уж во что сложно поверить! Я достаточно давно и хорошо знаю Эйла, и уж в том, что он отличный воин у меня нет никаких сомнений. Не раз довелось видеть его в деле. А потому Дес при всем желании не мог бы избивать этого эльфа, не встречая отпора с его стороны.
   - Интересно, почему тогда на вашем телохранителе не было ни единой царапины во время задержания, только одежда немного порвана, а вот Эйлтил был практически без сознания? - упрямо возразил Старейшина.
   - Потому что у Десмонда такой же высокий уровень регенерации, как у меня. Достаточно всего лишь нескольких минут, чтобы исчезли видимые признаки травм, - отрезала я. - Именно поэтому Дес после драки выглядел до безобразия здоровым, а Эйл благополучно разыграл роль жертвы!
   Ни Катэль, ни Криста не стали больше спорить со мной. Меня их затянувшееся молчание не устраивало.
   - Так Десмонда заключили под стражу только из-за этой драки? - решила уточнить я.
   - Если бы... - тяжело вздохнула моя подруга. - Помимо этого мордобоя он оказал сопротивление страже, применил по отношению к ним магию, и в завершении своей развлекательной программы послал пару Старейшин к их прародителям на допросе.
   Я застонала, уткнувшись лицом в ладони. Оскорбление Старейшин... И как Деса угораздило?! Осквернение святилища детский сад по сравнению с этим, поскольку к себе любимым Совет относился гораздо более трепетно, нежели к какой-то там Верховной богине. Это они ему не спустят с рук, как бы я, Криста, Катэль, Инари и вообще весь двор не заступались за Гончего.
   - Где он сейчас? - спросила я, подавляя панику и тревогу в душе. - Хоть поговорить с ним я могу?
   - Разумеется, - кивнула Правительница талиеров, но ее несколько неуверенный взгляд меня насторожил. И не зря. Замявшись, она все же продолжила фразу. - Правда, скорее всего, очень недолго и под контролем стражи. Понимаешь, Совет счел Десмонда опасным из-за его магических способностей и... В общем, его заперли в "Доспехах".
   - И ты позволила?! - взорвалась я. - Мне что, ни на минуту расслабиться нельзя?! Стоит только подумать, что я разгребла хотя бы часть дерьма навалившегося на меня, как появляется новая порция!
   Озлобленно саданув ладонью по стене, я вихрем вылетела из кабинета Кристы, без колебаний и раздумий направившись к тюремным камерам.

*****

   - Госпожа Эилиннэ, я не могу пустить вас в камеру с "Доспехами", - дорогу Лине решительно преградил рослый страж с ясными глазами, преисполненными чувства гордости за свой ответственный пост. - Совет Старших велел не допускать общения заключенного с посторонними.
   - Ты меня сейчас посторонней назвал?! - оскорбилась алата до глубины души. Глаза полыхнули злобой. - Самоубийца?! Если ты смеешь называть Покровительницу своего народа посторонней, то тебе следует обратиться к лекарю с просьбой подлечить голову!
   Под конец фразы девушка сорвалась на крик, потому что терпение ее уже приказало долго жить. Отшвырнув с дороги стража, проглотившего язык и, кажется, всерьез задумавшегося о своем благополучии, она стремительно проскользнула в комнату с "Доспехами" и заперла за собой дверь. Потом приложила к ней ухо, прислушиваясь к происходящему в коридоре. Судя по удаляющимся шагам, охранник побежал жаловаться на нее нехорошую Совету... Значит, времени на разговор не так много. Эвелинн повернулась к "Доспехам".
   Эта разновидность тюремной камеры у талиеров была довольно специфичной и действенной. Выглядели "Доспехи" как металлический саркофаг, установленный посреди относительно просторной комнаты и напоминающий своей формой очертания человеческого тела. Этакая "Нюрнбергская дева" без шипов внутри, зато великолепно лишающая запертого в ней человека любой возможности двинуться или пошевелить конечностями. Кроме того, "Доспехи" были совершенно невосприимчивы к магии, как изнутри, так и снаружи. Раньше девушке весьма нравилось это замечательное сооружение, обеспечивающее полную изоляцию преступника. Но это было до того, как этим преступником оказался Десмонд.
   Неуверенно подойдя к "Доспехам", она открыла ту небольшую щелку, что позволяла видеть глаза злоумышленника при допросе, и скептически хмыкнула. Что и следовало ожидать... Гончий был чуть выше среднестатистического мужчины-талиера, а потому щелочка открыла не глаза мужчины, а кончик носа и верхнюю губу.
   - Судя по платью и отличной груди, которые я с трудом, но все же могу лицезреть, меня навестила сама Покровительница сего славного народа, - глухо усмехнулся Дес из саркофага. - А судя по характерному хмыканью - у меня проблемы.
   - Рада, что в трудную минуту чувство юмора не изменило тебе, - едко отозвалась Лина, ощущая сумасшедшее желание надрать Гончему и уши, и задницу. Это надо же, у него на носу суд, а он веселится!
   - Ну а что ж мне остается? - продолжал паясничать мужчина. - Я смиренно приму свою мученическую смерть, если судьбе такое будет угодно...
   - А может все-таки хватит валять дурака?! - рявкнула Лина, не выдержав. Что-то в ее голосе заставило Деса воспринять эти слова всерьез и заткнуться. - Ты хоть понимаешь, во что вляпался?!
   - В общих чертах, - ответил Десмонд, не пытаясь вновь балаганить. - Пара старичков, обвешанных цацками, вроде бы рассказали мне о моих прегрешениях...
   - Эта пара старичков представляет собой высшую судебную власть у талиеров, - мрачно одернула его алата.
   - Да какая к черту разница, кто это? Слушать мои объяснения по поводу случившегося они не стали, да и вообще, их главный вел себя несколько некорректно. Так что я решил не тратить нервы на препирательства с ними. Дедули все равно подчиняются Покровительнице своего народа, поэтому мне не о чем переживать. Разве что ты решишь не просить их о моем освобождении...
   Эвелинн тяжко вздохнула. Теперь ясно, почему Гончий вел себя так резко и вызывающе. Он рассчитывал, что Лина здесь властна над всем, и недоразумение с его арестом разрешится само собой с ее появлением...
   - Дес, все не так просто. - Девушка обхватила себя руками, словно замерзла. - Понимаешь, Совет Старших не подчиняется мне в вопросах правосудия. Настолько, что и меня может судить, и никто слова не скажет против.
   - Ты хочешь сказать, что я здесь задержусь? - голос Десмонда посерьезнел. Кажется, до него дошло, что сиюминутного освобождения не будет.
   Алата молчала, не зная, что ответить. Она на самом деле понятия не имела, как долго Гончий пробудет в "Доспехах", и когда Совет решит провести суд.
   - Лина, может, ты перестанешь играть в молчанку? - нетерпеливо поторопил ее мужчина. - Как долго я еще пробуду здесь?
   - Не знаю, - тихо отозвалась Эвелинн. - Обычно Старейшины не затягивают с приговором. Но мне ничего не известно об их планах на твой счет.
   - Вот и разгребай за таких людей их проблемы с никчемной войной, - заключил Десмонд и замолчал, не представляя, что тут можно еще добавить.
   - Дес, скажи мне честно, каким ветром тебя занесло в это святилище? - задала девушка давно вертящийся на языке вопрос, прерывая тем самым гнетущее молчание. - Да еще и в компании Эйлтила!
   - Так получилось, - неожиданно твердо и безоговорочно отрезал Гончий. - И вообще, это не имеет никакого отношения к происходящему...
   - Да неужели?! - яростно всплеснула руками алата. - Ваша ссора имеет самое, что ни на есть, прямое отношение к твоим проблемам! Именно она спровоцировала твой арест! И я хочу знать, из-за чего разгорелся весь этот сыр-бор!
   - Лина, поверь мне, тут нечего особо рассказывать, - чуть раздраженно отозвался мужчина. Девушка могла поклясться, что он в этот момент закатил глаза. - Эйл сказал, что нам с ним нужно поговорить, мы прошли в это святилище, чтобы никто не мешал, а потом слово за слово сцепились... Ты же знаешь, что у нас не самые теплые отношения...
   - Из-за чего конкретно? И не смей говорить, что это неважно! - пригрозила Эвелинн.
   - Он сказал кое-что нелицеприятное, что имеет отношение к тебе.
   - Когда я говорю конкретно, это значит конкретно, а не намеками!
   - Лина, я не скажу тебе больше ни слова о причине нашей с остроухим драки! Повторять его слова я не намерен, так что если жаждешь конкретики - допроси Эйлтила!
   - Обязательно...
   Гневную тираду девушки прервал треск выбитой двери, смешанный с топотом ног, металлическим лязгом оружия и гулом голосов. В камере сразу стало тесно от количества набившихся туда людей: Совет Старших в полном составе из девяти человек, Криста, Инари, с десяток стражей и Эйлтил. Последний выглядел весьма помято с кровоподтеком под левым глазом, ссадинами на скуле и разбитой губой. Эльф бросил на Лину быстрый взгляд, брови его удивленно взметнулись. Видимо, он не ожидал увидеть ее здесь.
   - Госпожа Эилиннэ, - поприветствовал алату глава Старейшин, Ниал, с сахарной улыбкой на лице. - Безумно рад нашей встрече.
   Алата невольно передернула плечами при виде него. Из всего Совета Ниал был самым старым. И самым опасным в данном случае, потому что у Лины вечно возникали конфликты и недопонимания с ним. Судя по лисьей улыбке на испещренном морщинами лице, сейчас он торжествовал, получив возможность сделать ей гадость.
   - Ваше присутствие здесь несколько нарушает установленный мною порядок содержания этого опасного преступника, но сейчас оно весьма и весьма кстати, - продолжил свою речь Старейшина. - Уже утро, и пришло время вашему спутнику ответить за свои деяния.
   - Решили устроить судилище спозаранку? - ядовито прошипела Эвелинн, а потом продемонстрировала Ниалу улыбку, как две капли воды похожую на его собственную. - И не лень было вставать?
   - При осуществлении правосудия лень неуместна, - парировал ушлый старец. Потом отвернулся от Лины к своим коллегам по Совету. - Итак, господа, начнем. Стража, я прошу вас освободить заключенного от "Доспехов" и провести его в зал суда.
   В душе девушки вспыхнула призрачная надежда. Если Деса собираются вести в зал суда, это значит, что Совет решил все же провести все разбирательство чин по чину, и окончательного приговора еще нет. То есть, у нее есть шанс выступить в защиту своего спутника и потребовать справедливого решения.
   Пока она лихорадочно обдумывала доводы в пользу невиновности Десмонда, охрана выполнила поручение Ниала, освободив Гончего. В отличие от эльфа, мужчина был возмутительно цел, и о недавней драке свидетельствовала лишь порванная местами одежда. Полюбовавшись на раскраску лица Эйла, Дес сумрачно, но при этом чересчур довольно хмыкнул, что явно не делало его лучше в глазах Совета Старших. Мало того, Гончий открыл было рот, чтобы сказать что-то, но стража вывела его из камеры. Алата успела заметить на руках мужчины браслеты, временно препятствующие использованию магии.
   - Отлично, - блаженно прищурился Ниал, и Лина представила, как он потирает руки со зловещим и тоненьким смехом. Надо сказать, ему бы очень подошло. - А теперь госпожа Эилиннэ, ваша очередь.
   - В каком смысле? - надменно поинтересовалась Эвелинн, оборвав свое мысленное веселье.
   - Ваша очередь занять место в "Доспехах". - Заявление Старейшины прозвучало как гром среди ясного неба. И не только для самой девушки. На него с безмерным удивлением уставились и Криста, и ее воспитательница, и соратники Ниала по Совету. Даже оставшаяся в камере стража смерила своего руководителя несколько странным взглядом.
   - Да вы что позволяете себе! - вскипела Правительница талиеров. - Это вам не подданная нашего государства, а наша Покровительница! Практически божество! И даже если бы она была подданной - пока что здесь мое слово решающее...
   - Не в вопросах правосудия, госпожа ан-Кэр, - бесцеремонно перебил Кристу Ниал. - Но раз уж мое решение вызвало столько недоумения, я поясню его. Мужчина, которого мы сейчас собираемся судить - спутник госпожи Эилиннэ, и насколько я могу судить, они довольно близки...
   - А какое вам дело до того, близки ли мы и насколько?! - справедливо возмутилась Лина.
   - Лично мне - никакого, - пожал плечами Старейшина. - Но не хотелось бы, чтобы вы, госпожа Эилиннэ, основываясь на своем предвзятом отношении к этому мужчине, помешали суду или, чего доброго, воспользовались бы своими магическими способностями, чтобы избавить своего спутника от казни, если решение о таковой будет принято...
   Прежде чем алата успела опомниться, стражи, в это время вставшие у нее за спиной, защелкнули на запястьях девушки браслеты из того же металла, что и "Доспехи", на какое-то время лишив ее возможности пользоваться магией. Причем, не только той, что была доступна ей как ведьме, но и Даром. В принципе, она даже сейчас могла бы оказать страже весьма достойное сопротивление, но секундное замешательство, вызванное неожиданностью происходящего, сыграло против девушки, загнав ее в "Доспехи". Покровительница талиеров послала Ниалу уничтожающий взгляд:
   - Если с Гончим что-то произойдет - вы очень сильно пожалеете об этом, - отчеканила она тихим голосом. - И еще долго не сможете простить себе это опрометчивое решение...
   Ниал на угрозу Лины не ответил, изобразив презрительную усмешку, однако, в глазах его на секунду промелькнуло сомнение. А Эвелинн послала точно такой же взгляд, как Старейшине, Эйлтилу:
   - И тебя это тоже касается...
   - О чем ты говоришь вообще?! - воскликнул тот с видом оскорбленной невинности. - Я пострадал из-за этого чудовища, а ты встала на его сторону!
   - О, только не пытайся мне навешать на уши ту же лапшу, что и другим, - закатила глаза девушка. - Я прекрасно понимаю, кто виновен в сложившейся ситуации, кто спровоцировал драку, и кто придумал затеять ее именно в святилище... Для тебя же будет лучше, если ты признаешь свою вину. Иначе проклинать тебе тот день, когда узнал о моем существовании.
   "Доспехи" за Линой закрылись, отрезав ее от всего и всех. Она слышала, как в камере ругались Криста и Ниал, но не смогла разобрать ни слова. В конце концов, за стенками саркофага все стихло. Видимо, в комнате больше никого не осталось.
   Сначала тревога за Десмонда и ненависть к Ниалу занимали все мысли Эвелинн, но постепенно воздействие "Доспехов" выходило на первый план. Алата чувствовала, как из нее понемногу уходит сила, впитываясь в стенки ее тюрьмы, как начинают затекать руки и ноги, а блокирующие магию браслеты становятся все тяжелее и тяжелее. Кроме того, ее безмерно раздражала тоненькая прядь волос, упавшая на лицо и путающаяся с ресницами, и особенно бесила невозможность убрать эту прядку.
   Находясь в кромешной тьме металлического саркофага, девушка потеряла счет времени. Ей казалось, что прошло уже больше двух часов, хотя на деле вполне могло статься, что ее заперли всего пятнадцать минут назад. Не зная, чем себя отвлечь от счета времени, Лина принялась перечислять про себя миры, в которых побывала, сбилась на второй сотне и плюнула на это дело. Попробовала повспоминать все образы, когда-либо созданные ею, но и это занятие долго не продержалось. Зато на смену ему вдруг пришли несколько неожиданные мысли.
   Она поставила Десмонда выше Эйлтила. Мужчину, с которым ее ничего не связывало, она предпочла тому, кого когда-то любила. Было над чем задуматься. Да, девушка понимала, что в какой-то степени это связано с ее уверенностью в том, что Эйл спровоцировал драку, зная, к чему она приведет. Но даже учитывая это обстоятельство, страх за Гончего был сравним лишь со страхом за близкого и дорого человека. Видимо, странная тяга алаты к Десу была сильнее, чем она думала.
   Внезапно створки "Доспехов" распахнулись с неприятным скрежетом. Эвелинн облегчено вздохнула, но увидев перед собой чуть сгорбившуюся Правительницу талиеров с виноватым лицом, ощутила, как кольнуло сердце. О словах подруги она догадалась еще до того, как та их произнесла.
   - Лина, прости, но я ничего не смогла поделать. Совет вынес смертный приговор и исполнил его.
  

Часть III

Глава 25

   - Вот смотрю я на тебя и думаю, - ехидно протянул Роланд, провожая взглядом неторопливо прогуливающуюся по кабинету Каролину, - как ты сейчас будешь объяснять Вильгельму ситуацию с убийством Иарлэйта?.. Уже придумала стоящую версию?
   - Зачем мне что-то придумывать? - удивленно замерла на месте девушка. - Я просто расскажу все, как было. Лэйт сам встал на сторону Эви и вступился за нее. К тому же, он знал слишком много из того, что не предназначено для лиц, не входящих в наиболее приближенный к Вильгельму круг! Учитывая достаточно высокую вероятность того, что он выболтает все это своей персональной богине, у меня не было другого выбора, кроме как избавиться от него!
   - Да черт с ним, с самим убийством, - отмахнулся Рол. - Мне интересно, как ты объяснишь, что Лэйт оказался в мире Лининого подзащитного народа без ведома и разрешения на то Вильгельма?
   - Действительно, хороший вопрос, - с сарказмом заметил Виль, входя в комнату и с грохотом захлопывая дверь за собой. Мужчина уселся в любимое кожаное кресло и обратил все внимание на своих помощников. - Мне доложили, что Иарлэйт мертв... Сказать, что я удивлен, значит ничего не сказать. Конечно, смерть Лэйта преждевременна, прискорбна и тому подобная чепуха.... Но еще прискорбнее то, что вы двое позволяете себе распоряжаться моими подчиненными, как своими! Кто из вас отправил Иарлэйта в мир талиеров?!
   Роланд беззастенчиво ткнул пальцем в Каролину. Алата возмущенно округлила глаза, но потом все же тяжко вздохнула:
   - Это была моя идея, - хмуро призналась девушка. - Я отправила его к луттам, народу, враждующему с Лининым подзащитным. Лэйт должен был развязать войну между этими двумя народами, и сделать все, чтобы уничтожить талиеров. Я посчитала, что оставить Эвелинн без подзащитного народа - здравое решение. Лишив ее Дар этой энергетической подпитки, и оставив саму Эви без надежного убежища, мы бы значительно ослабили ее.
   - Вот именно из-за таких вот "здравых" решений тебе до сих пор не удается прочно занять высокое положение среди алатов, - Вильгельм окатил Кэрол волной презрения, смешанного с раздражением. - Если ты действительно полагаешь, что уничтожение подзащитного народа резко решит проблему с Эви - ты круглая дура.
   - Почему это?!
   - По кочану, - хмыкнул мужчина. - Вспомни, что Эвелинн устроила после смерти той молоденькой алаты, которая стала ее первой Подзащитной? Впрочем, не утруждай себе столь напряженной умственной деятельностью, я охотно напомню тебе сам. Она разнесла половину особняка всего одним взмахом руки, а в придачу запечатала большую часть параллелей, да так, что вся Высшая Ложа неделю не могла пробиться через эти блоки. А после убийства Эйлтила и Дары я чудом остался жив, хотя ожидал нападения Эвелинн и был значительно сильнее ее. Ты просто никогда не нарывалась на по-настоящему взбешенную Эви... - заметив рассеянный зевок своей бестолковой помощницы, Виль с трудом сдержал порыв дать ей тумака и всего лишь повысил голос. - Кэрол, ты хоть начинаешь понимать, на что я намекаю?!
   - Примерно, - кивнула с уверенностью девушка. - Вы боитесь ярости Эвелинн, точнее ее проявления и последствий. Но ситуация-то сейчас не та, что раньше. Вы знаете, чего ожидать от этой алаты...
   - Тебе давно уже стоило уяснить одну простую истину: к тому фортелю, который может выкинуть Эви, нельзя приготовиться, потому что предсказать его невозможно, - вмешался в разговор Роланд, перебив свою коллегу. - Все время, что я нахожусь в свите Вильгельма, я пристально слежу за каждым ее шагом, словом, взмахом руки... Казалось бы, я изучил ее до мельчайших деталей. Но до сих пор мне ни разу не удалось предсказать ее поведение в той или иной ситуации. Ни разу! Когда у нее появлялось очередное задание или поручение, я начинал размышлять, как она его выполнит и какие методы выберет. И постоянно промахивался...
   Виль, выслушав молодого человека, одобрительно кивнул, и посмотрел на Каролину с ехидным прищуром:
   - Тебе стоит поучиться у Рола наблюдательности... Его представление об Эвелинн более менее точное. А вот ты серьезно ошибаешься, Кэрол. В твоих глазах она всего лишь смазливая мордашка, взбалмошная, самовлюбленная и своенравная. Но будь она такой, я бы никогда не сделал ее главой своей личной охраны, а затем правой рукой...
   - По-моему, уровень любви к Эвелинн зашкаливает в этой комнате! - едко отозвалась алата.
   - Это не любовь к Эви, а здравая оценка ее полезности для моей свиты, - посмеялся Вильгельм. - Да, ее выходки доводят порой до белого каления, но даже с учетом этого обстоятельства она лучше вас двоих вместе взятых... И ищу я ее не для того, чтобы отомстить за неповиновение, а для того, чтобы вернуть в свиту. Талиеров потому и не трогал, чтобы не усугублять наше с Эвелинн взаимное недопонимание еще одним конфликтом. Да и потом, наличие Подзащитных в некоторой мере связывает ей руки. Пока у этой девушки есть те, чьи жизни ей дороги, у меня есть возможность шантажировать ее при необходимости.
   Каролина виновато отвела глаза в сторону. Она уже поняла, что своими действиями вмешалась в планы покровителя, и чихвостила себя последними словами.
   - Ладно... - со вздохом протянул Виль. - Что сделано, то сделано... Хорошо, что хоть талиеров не покромсали... Кстати, а почему Лэйта-то пришлось убить?
   - Он встал на сторону Эвелинн.
   - Сама решила, или он тебе лично сообщил? - с долей издевки в голосе спросил Вильгельм. - Все знают, что этот паренек был в некоторой степени помешан на Эви... Но это ведь еще не повод назвать его предателем?
   - Видимо, это помешательство и повлияло на его выбор, - сладко улыбнулась Кэрол. - Иначе, как еще объяснить, что оказавшись лицом к лицу со мной и Линой, он предпочел защитить и закрыть своей спиной именно ее, вместо того, чтобы помочь мне задержать паршивку?..
   - Ты видела Эвелинн?! - неподдельно удивился Виль. - А от чего он собирался ее защитить?
   - Не знаю, - пожала плечами Каролина. - Такое ощущение было, что от меня... Видите ли, когда она нежданно-негаданно появилась передо мной, то была полна сил, а потом вдруг что-то случилось, и вид у нее стал, как у ведьмы, до пределов израсходовавшей свой резерв сил... Но магию она при этом ни разу не применила.
   - Резкая потеря сил? - нахмурился мужчина. - Странно... Неужели она нашла взаимопонимание с Пандоррой и начала на полную катушку ее использовать?.. Знаешь, Кэрол, тебе придется навестить Асмодея.
   - Зачем это? - демонстративно возмутилась девушка, между тем в душе едва не сплясав. Алата уже давно искала повод навестить бывшего любовника. - Что вам нужно от этого демона?
   - Не твоего ума дело! - отрезал Вильгельм. - Просто найди его и скажи, что мне необходимо побеседовать с ним. Он поймет, что я имею в виду.
   Каролина равнодушно передернула плечами и послушно исчезла.

*****

   ... Когда ее выпустили из "Доспехов", алата с удивлением узнала, что справедливо опасающийся гнева Покровительницы Ниал запретил снимать с нее браслеты, временно блокирующие магию. В сочетании с новостью о смерти Десмонда умиротворения это обстоятельство Лине не добавило.
   ...Эвелинн ворвалась в зал Суда в самом разгаре обсуждения едва свершившейся казни и, не стесняясь в выражениях, подробно рассказала Ниалу все, что она думает о нем и его предках от самого первого колена. Глава Старейшин багровел, его коллеги смущенно покашливали, Правительница талиеров ехидно ухмылялась. Закончив практиковаться в красноречии и сквернословии одновременно, алата благополучно удалилась в свою комнату, напоследок намекнув Ниалу на скорые неприятности. Ни Совету, ни подруге она не показала, насколько отвратительно и опустошенно себя чувствует.
   Криста, решившая для очистки совести навестить Эвелинн перед сном, обнаружила девушку мечущейся по комнате, словно по клетке. Алата бросила в сторону блондинки мимолетный взгляд и снова начала наворачивать круги, плавно и по-кошачьи мягко ступая по ковру босыми ступнями. В эту секунду Правительница талиеров вдруг в очередной раз вспомнила, что Покровительница их народа не человек... Слишком уж грациозна и изящна была эта походка для земной девушки.
   - Ты бы спать ложилась, - посоветовала Криста, все еще чувствуя свою вину за то, что допустила казнь Гончего. Лина могла сколь угодно говорить ей, что чувствует к этому мужчине всего лишь странное притяжение, но Правительница талиеров полагала, что все намного серьезнее. - Нет смысла изводить себя...
   - Я не верю, что Дес мог так глупо погибнуть! - брюнетка замерла статуей прямо перед своей подругой, заставив ту вздрогнуть от неожиданности, и тут же снова сорвалась с места. - Не верю! Я не ощущаю его смерти...
   - Думаю, я понимаю, почему ты не хочешь принять смерть Десмонда, но убеждать себя в том, что он жив - глупо. Шансов на спасение у него не было. Еще никто, кого сбросили со скалы Пантеона, не сумел выжить...
   - Что ты сказала? - вскинулась алата, перебив Кристу. - Что еще за скала Пантеона?
   - Ах да, ты ведь еще не знаешь об этом нововведении, - хмыкнула девушка. - В общем, несколько месяцев назад Совет решил, что для преступников, чьи злодеяния связаны с религией, следует придумать отдельный вид казни. То ли повешение себя изжило, то ли эти трухлявые пни просто решили экономить на веревке - не важно... После пары недель совещаний Старейшины торжественно провозгласили, что отныне подобных нарушителей закона будут сбрасывать со священной скалы Пантеона...
   Эвелинн, внимательно выслушав подругу, растянула губы в благодушной улыбке, а потом дьявольски расхохоталась, запрокинув голову назад. Не переставая смеяться она, пританцовывая, покружила по комнате и упала на кровать, раскинув руки. Но не прошло и десяти секунд, как Лина уже вышагивала около окна.
   - Крис, твои Старейшины - редкостные тупицы! - счастливо заявила алата. - Потому что Десмонд жив!
   - Милая моя, ты часом умом не тронулась? - с подозрением спросила Правительница талиеров. - Скала невероятно высока, и сбросили Деса со связанными руками!
   - Но ведь без браслетов, блокирующих магию? - уточнила едва ли не мурлыкающая брюнетка.
   - Ну да.
   - В таком случае, Старейшины действительно идиоты, - с мстительным удовольствием заявила Эвелинн. - Десмонд - такой же, как я. И магией владеет, и крыльями работоспособными обладает...
   - Погоди... - девушка тут же осмысливала новость. - Ты хочешь сказать, что Десмонд, по-твоему, сумел воспользоваться магией, а потому отряд, что отправили за его телом, ничего не найдет?
   - Именно, - торжествующе кивнула Лина. - И я бездарная травница, а не ведьма с многовековым опытом, если это не так...
   Криста хмуро наблюдала за мрачной Эвелинн, нервно кусающей губы. Все три дня, что прошли с момента казни Гончего, алата нарезала круги у себя по комнате, с краткими перерывами на сон, еду и ругань с Эйлом и Советом. Из-за браслетов девушка все еще не могла применять магию, но поразительное упорство, терпение, с которым она поджидала своих жертв, и выматывающие скандалы, которые она им устраивала, составляли достойную конкуренцию проклятиям и заклинаниям. Желая сохранить хотя бы часть нервов, эльф, равно как и добрая половина придворных Правительницы талиеров, в последние несколько часов вообще предпочитал из апартаментов не выходить, чтобы лишний раз не попадаться на глаза Лине.
   - Завтра возвращается отряд, посланный к подножию скалы, - невесело заметила Криста, уже привычно забравшись с ногами в кресло в спальне подруги (как-никак, третьи сутки тут дежурит). - Надеяться и дальше нет смысла...
   - Вот если отряд вернется с трупом, тогда я перестану надеяться на возвращение Гончего! - неумолимо отрезала алата. - Не знаю, почему он еще не дал о себе знать, но Дес жив! А если спасти сам себя не смог - идиот... мертвый...
   Блондинка устало закатила глаза. Спорить с Эвелинн сил уже не было. Больше всего на свете Правительница талиеров хотела, чтобы сейчас действительно раздался стук в дверь, и на пороге возник Десмонд, живой-здоровый, желательно не имеющий претензий к Совету... Но, в отличие от своей подруги, она была настроена довольно скептически и даже успела в тайне от Лины отдать распоряжение о подготовке похорон.
   - Слушай, а если Дес не выжил? - Криста предприняла еще одну осторожную попытку уточнить, что алата будет делать в таком случае.
   И наткнулась на хищный оскал девушки:
   - О, это наихудший сценарий развития событий для Ниала и Совета... - многообещающе протянула она, отчего Правительница талиеров поежилась.
   - Лина, может, не стоит рубить с плеча...
   - Я хочу принять ванну и лечь спать, - вдруг категорично заявила Эвелинн, четко дав понять подруге, что больше не намерена говорить на эту тему. - Уверена, что тебе следует сделать то же самое...
   Криста тяжко вздохнула, но, не пререкаясь, оставила алату в одиночестве.

*****

   Горячая вода с эфирными маслами и пеной так умиротворяюще и расслабляюще действовала на девушку, что та совершенно незаметно для себя задремала, положив голову на бортик ванны. Как долго она проспала - Лина не знала, но проснулась не столько из-за ощутимо остывшей воды, сколько из-за того, что в ее спальне кто-то ходил.
   Судя по тяжелой поступи, нежданный ночной гость явно принадлежал к сильному полу... Алата раздраженно послушала, как мужчина, вошедший в ее комнату, побродил по ней, передвинул что-то на кофейном столике, а потом его шаги стихли. Какое-то время Эвелинн силилась услышать, что этот проходимец делает, но безрезультатно. Девушка зло прищурилась, плавно поднялась из воды и обернулась белой махровой простыней, заменяющей ей полотенце. Ну, сейчас она задаст беспардонному типу трепку...
   - По-моему, кого-то в детстве не учили, что входить без спросу в комнату неприлично! - прошипела Лина, выходя из ванной и оставляя за собой вереницу мокрых следов. - Тем более, ночью и к девушке!
   - Если бы я не переживал, что из моей комнаты меня снова поволокут на гору - непременно пошел бы туда! - невозмутимо хмыкнул в ответ Десмонд, преспокойно развалившийся на кровати алаты прямо в одежде и сапогах. Поймав суровый взгляд, мужчина сел на край, опустив ноги на пол.
   - Дес?!
   - А что, не ожидала? - насмешливо улыбнулся Гончий, чуть дольше, чем это допустимо, рассматривая верхний край простыни, прикрывающей Эвелинн. - Наверное, уже отпраздновала поминки...
   - Не ожидала?! - вспылила Лина, затянув простынь потуже и уперев руки в талию. - Да я три дня только и делаю, что жду твоего явления! Где ты шлялся, позволь узнать?!
   - Ты ведешь себя, как ревнивая жена, - попытался отшутиться Дес, но, к своему счастью, быстро понял, что из этого ничего не выйдет. - Ладно, если на чистоту, то я просто ошибся в расчетах и вместо того, чтобы переместиться в свою комнату, открыл портал в незнакомый мне мир, да еще, как назло, техногенный. Пока восстановил силы, пока сообразил, где я...
   - Ты мог хоть дать знать о себе?! - все еще не могла остыть девушка. - Я тут едва с ума не сошла, постоянно думая, жив ты, или это всего лишь мое невероятное предположение!
   - Ты за меня волновалась? - совершенно серьезно спросил мужчина. - С чего бы?
   Алата скрестила руки на груди, взволнованно покусывая нижнюю губку, и явно что-то обдумывая. Какое-то время на лице ее отражалось сомнение, но, в конце концов, Лина фыркнула, решительно пересекла комнату и наклонилась так, что ее лицо оказалось на одном уровне с лицом Десмонда.
   - Если с первого раза не дойдет - пеняй на себя! - пригрозила она, обняла Гончего за шею и поцеловала.
   Девушка осторожно и мягко коснулась своими губами плотно сжатых губ Деса, но мягким этот поцелуй был всего лишь мгновение, пока Эвелинн не почувствовала его требовательный отклик. Мужчина передвинулся чуть дальше на кровати, за руку утягивая алату за собой и не оставляя ей иного выбора, кроме как оказаться у него на коленях. Впрочем, она совершенно не возражала, не прерывая поцелуй и блаженно запуская руки в жестковатые волосы Десмонда. На время все вокруг утратило значение... Остались лишь сильные мужские руки, переплетающиеся с тонкими женскими, жадные губы и пьянящее тепло двух плотно прижавшихся друг к другу тел, которое чувствовалось даже сквозь одежду и простыню...
   Будь проклят тот, кто постучал в дверь в эту минуту... Оба единодушно решили сделать вид, что их здесь нет, но после сотого удара, подкрепленного громогласным "госпожа Эилиннэ, с вами все в порядке?!", Дес прорычал, что придушит горластую служанку и, бережно пересадив Лину на кровать, решительно направился к двери. Девице, от его вида пришедшей в полуобморочное состояние, он безапелляционно заявил, что с госпожой Эилиннэ все просто великолепно, и она убедительно просит оставить ее в покое, после чего громко хлопнул дверью и для пущей надежности провернул в замочной скважине ключ.
   Обернувшись, Десмонд увидел алату стоящей на кровати в полный рост и приглашающе вытянувшей руки в его направлении. Первым порывом было принять приглашение и забыться в сладких объятиях, но Гончий остановился, едва сделав первый шаг. И, к удивлению девушки, сел в кресло, отрицательно покачав головой.
   - Не думаю, что нам стоит заходить дальше, - первым нарушил молчание он. Эвелинн опустила руки и скептически вздернула бровь, внимательно изучая взглядом нарочито суровую фигуру в кресле. На губах ее тут же заиграла лукавая полуулыбка, в сапфировых глазах заплясали бесстыжие бесовские огоньки.
   - Не хочу показаться тебе пошлой, - бархатно заговорила Лина, - но твои брюки говорят совершенно об обратном...
   Мужчина кашлянул от неожиданности. Потом снова напустил на себя показную серьезность.
   - Поверь, думаю я другим местом, - хмыкнул он. - И если здраво смотреть на вещи...
   - А зачем? - передернула плечами алата, едва успев поймать простыню. - Зачем тебе сейчас здравый смысл?..
   - Я не горю желанием услышать на утро, что ты жалеешь о случившемся, - перебил ее Десмонд. - Я испытываю к тебе нечто большее, чем вожделение, поэтому одна совместная ночь меня не устроит.
   - Вообще-то, я тоже не на одну рассчитываю... - многозначительно приподняла бровь Эвелинн.
   - Ты уверена, что не пожалеешь потом о случившемся? - внимательно посмотрел на нее Дес.
   - Знаешь, не буду тебе врать. Я более чем уверена, что если окажусь в одной постели с тобой, потом пожалею об этом и не раз. Но это точно будет связано лишь с тем, что у нас с тобой несколько противоположные жизненные позиции: ты - Гончий, а я твое задание...
   - Разве этого не достаточно, чтобы не доводить дело до греха?
   - Для меня нет, - ответила Лина. - Я всегда делаю и выбираю то, что больше хочу. Тебя я хочу больше, чем душевное спокойствие. В конце концов, лучше уж сожалеть о случившемся, чем об упущенной возможности.
   Девушка легко взмахнула рукой, отбрасывая простыню в сторону, и самодовольно улыбнулась, видя более чем заинтересованный взгляд мужчины.
   - Решать-то, конечно, тебе... - с притворным разочарованием вздохнула она, накручивая темно-вишневый локон на палец. - Нет, так нет, зануда...
   Десмонд шумно выдохнул, поднялся на ноги и неторопливо приблизился к алате. Руки его тут же собственнически обхватили талию Лины, глаза нескромно изучили грудь совершенной формы, скульптурные плечи и ключицы, тонкую шею, все еще припухшие губы и, наконец, встретились с дразнящим синим взглядом. Алата победоносно улыбнулась, глядя на Деса сверху вниз и забрасывая руки ему на плечи:
   - Сдается мне, что сегодня ты все же думаешь не тем местом, - съехидничала девушка, ласково перебирая тонкими пальцами волосы мужчины. Тот хотел было что-то ответить, но Эвелинн заткнула его поцелуем, одновременно с этим избавляя от рубашки. Игривые женские губы и руки порхали по коже Гончего, оставляя за собой огненный след, заставляя мужчину безоговорочно капитулировать перед алатой. Лина торжествующе рассмеялась, резко дернув Деса на себя, но в последнюю секунду отскочила в сторону, и в результате тот шлепнулся на кровать к ногам веселящейся брюнетки. Правда, потерявшая бдительность девушка недооценила мужчину, и звонко взвизгнула, когда Десмонд опрокинул ее на спину и аккуратно придавил к постели своим весом.
   Время снова потеряло свое значение... Гончий перехватил инициативу, заставляя Эвелинн извиваться всем телом под его руками, отзываясь на каждое прикосновение, нетерпеливо царапать ноготками плечи и спину, со стоном закусывать губы. Стоило ей предпринять попытку взять верх, как Дес крепче сжал руки, четко дав понять, что ведущим здесь будет только он. Мягко, но все же как-то по-хозяйски Десмонд разомкнул колени алаты, она предвкушающе подалась навстречу, забрасывая ногу ему на бедро, но тот лишь с усмешкой продолжил "путешествовать" руками по атласной коже. Пальцы и губы мужчины безошибочно находили наиболее уязвимые и чувствительные точки на теле Лины и уделяли им особое внимание, буквально сводя ее с ума... Впрочем, сам он пребывал практически в таком же полубезумном состоянии, с наслаждением вдыхая цветочный аромат раскаленной кожи Эвелинн, удивляясь, насколько мягкой и податливой может быть эта стервозная ведьма, с удовольствием подставляясь под ее ногти и совершенно не ощущая при этом боли...
   Когда ладонь Гончего в очередной раз нарочито медленно скользнула под коленом девушки, она раздраженно распахнула глаза, собираясь было поинтересоваться, как долго он планирует над ней издеваться, но тут же судорожно вздохнула, до синяков впившись пальцами в предплечья Десмонда, понимая, что с вопросом опоздала. Гончий нежно провел губами вдоль шеи Эвелинн, словно бы извиняясь за некоторую резкость своего движения, задержался между ключицами...
   - Шаэль... - щекотнул кожу горячий шепот, и сердце Лины вдруг ухнуло вниз. Алата отстранилась от Деса, с подозрением заглянув ему в глаза:
   - Что ты сказал? - переспросила она.
   - Шаэль, - непонимающе повторил мужчина. - На эльфийском это значит...
   - Сапфировое солнце, - оборвала его девушка. - Перевод я знаю. Но почему ты произнес именно это?
   - Не знаю, - пожал плечами Десмонд. - Просто думаю, что тебе подходит. Внутри ты похожа на солнце, у тебя яркая душа и горячее сердце... А вот снаружи скорее напоминаешь сапфир... Великолепный, прекрасный драгоценный камень, но, увы, холодный и твердый.
   Эвелинн натянуто улыбнулась, что не укрылось от Гончего.
   - А что тебе так не нравится в этом слове? По-моему, звучит красиво... Или ты не уверена, что это можно считать комплиментом?
   - Дело не в этом. Звучит действительно красиво, - согласилась Лина, на ходу придумывая, что бы такого соврать. - Просто в мире Эйла у меня было похожее имя, и я бы не хотела снова слышать его.
   Нахмуренный лоб мужчины разгладился, девушка вздохнула с облегчением. Кажется, он поверил в наспех сочиненную отговорку. В самом деле, не говорить же сейчас Десу, что его отец всегда называл ее сапфировым или лазурным солнцем...
   Очередное движение бедер Десмонда отдалось во всем теле алаты сладкой и пьянящей волной, вызвало у нее сдавленный стон удовольствия и окончательно вытеснило ненужные воспоминания о Дамиане, целиком и полностью погрузив Лину во власть Деса. Ни один из них даже не услышал ругани разъяренного эльфа, безуспешно долбящегося в дверь.
  

Глава 26

   Суккуба медленно обошла Каролину, недовольно подергивая из стороны в сторону длинным гибким хвостом с пушистой кисточкой на конце. Бесовка была довольно редкой для своего вида масти - золотисто-кремовой. И хвост, и кожа на лице, и глаза, и короткая, словно бы велюровая на ощупь, шерстка, покрывающая тело девушки от ключиц до самых пяток, были песочного цвета. Только в растрепанных волосах мелькали рыжие искры. Совершив круг, она вновь оказалась лицом к лицу с Кэрол и прищурила глаза, по-кошачьи склонив голову набок.
   - Ты спала с Асмодеем! - обвиняющим тоном заявила суккуба.
   - Ох ладно, вот новость-то! - саркастически всплеснула руками алата. - А то я сама не знаю... Не пудри мне мозги, а лучше позови своего хозяина!
   - Но сейчас ты ведь не пассия Дея, - удивленно вскинула тонкие брови бесовка. - Зачем он тебе понадобился?
   - Не твое собачье дело! - отрезала Каролина. - Пошевеливай своим мохнатым задом и устрой мне встречу с Асмодеем!
   Демоница недобро сверкнула глазами, но все же велела Кэрол следовать за ней. Стоило им войти в кабинет демона, как она состроила жалобную мордашку и кинулась к своему повелителю:
   - Эта дрянь сказала, что у меня зад мохнатый! - пожаловалась на алату суккуба, скользнув за левое плечо Дея.
   Тот насмешливо хмыкнул:
   - Вообще-то, Тхаш, он у тебя действительно мохнатый... - Завидев в глазах своей подчиненной начало бури, князь суккубата и инкубата моментально поправился. - Но очень красивый! Просто великолепный!
   Успокоенная подобным комплиментом демоница гордо выпятила и без того выдающуюся грудь, а потом благополучно растворилась в воздухе. Вместе с ней с лица Асмодея улетучились последние следы каких либо чувств и эмоций.
   - На твоем месте, я бы попридержал свой язык, общаясь с низшими демонами, - лениво заметил мужчина. - Они не особо умны, но достаточно мстительны, и могут потом тебе с процентами за грубость и хамство отплатить.
   - Не думаю, что мне стоит этого опасаться, - Каролина одарила демона самой соблазнительной своей улыбкой. - Ведь ты не позволишь им тронуть меня?
   - Ты серьезно? - с бесстрастным лицом поинтересовался он. - Я скорее дам пару советов, как довести эту "маленькую месть" тебе до вселенского масштаба.
   Алата огорченно поджала губы.
   - Жаль слышать это... Я всегда любила тебя и продолжаю любить, а ты...
   - Не устраивай сцену, достойную дешевого любовного романчика, - закатил глаза Дей. - Что тебе нужно?
   - Сцена из романчика? - хмыкнула Кэрол, выйдя из образа. - Ты что, читал их, раз можешь сравнивать?
   - Нет, я их пишу на досуге, - парировал демон. - Не трать мое и свое время попусту. Что тебе нужно?
   - Вильгельм послал.
   - Зачем это?
   - Он не уточнил. Сказал лишь, чтобы я передала тебе его просьбу о встрече, а ты сам поймешь, в чем дело.
   - Это связано с Линой? - в глазах Асмодея отразилось беспокойство.
   - Ну конечно... - сквозь зубы процедила девушка. - Лина! Среди всего, что происходит в моей жизни, есть ли хоть что-то, что не связано с ней?! Почему все всегда упоминают эту алату?! Она предала Вильгельма, но он только о ней и грезит! Она вечно подставляет Роланда, но сквозь его ненависть всегда проскальзывает какое-то странное не то восхищение, не то уважение! Тебя она отшивает раз за разом, но ты все равно продолжаешь печься о каждом ее шаге... А теперь еще и...
   Каролина вдруг замолчала, будто едва не сболтнула лишнее, что не осталось незамеченным.
   - Не хочешь продолжить фразу? - подозрительно нахмурился демон.
   - Не могу, - нервно качнула головой Кэрол. - Времени нет.
   - А ну, стой!
   Но в ответ алата оставила за собой лишь шлейф мерцающих искр от пространственного портала.

*****

   Отдавая в распоряжение Элазара и Лисы ту тренировочную площадку, что раньше уже использовала Лина, Асмодей немного не учел, какими именно способностями обладает Дик...
   Лисия запоздало подумала об этом, проводила флегматичным взглядом пролетевшую мимо нее гигантскую каменную глыбу и спокойно поправила взлохмаченные ветром волосы.
   - Класс! - не особо убедительно прокомментировала она демонстрацию Дара Ричарда. Сотую за последние два часа. - Может, теперь мы вернемся к тем занятиям, что одобрила Эвелинн?
   - Думаешь, она будет недовольна тем, что я отрабатываю Дар? - усмехнулся парень, без особых усилий отшвырнув глыбу обратно. Лиса снова поправила волосы, чувствуя, что еще немного, и она точно поколотит его.
   - Нет, не думаю. Однако при путешествии между параллелями умение стирать скалы в порошок и швыряться булыжниками - не самое важное. Если с умом подойти к подготовке своего пребывания в том или ином мире, то грубое применение физической силы может и не понадобиться, - нравоучительно заметила алата. - Тем более, что существуют параллели, где подобными фокусами ты никого не удивишь. Так что вернемся к небольшим практическим задачкам... Итак, что ты будешь делать, если надо будет отправиться в незнакомый тебе мир?
   - Пожалуй, постараюсь разузнать все о нем, - пожал плечами Ричард, словно это было очевидно, но глупая Лисия этого не понимала.
   - И как ты собираешься это сделать? - терпеливо уточнила девушка. - Энциклопедии с кратким описанием всех параллелей пока не создали.
   - Тогда я просто отправлюсь туда и разузнаю все на месте.
   - Более приемлемый вариант. А как получить необходимую информацию, не вызывая подозрений и не привлекая внимания к своей персоне?
   На это раз Дик все же задумался.
   - Ну... Надо стать жителем этого мира... Наверное...
   - Ответ правильный, - кивнула Лиса. - И желая избавить тебя и себя от дальнейшей игры в загадки-отгадки, сразу проясню все важные моменты. Пока ты новичок в таких делах, не вздумай выбирать для себя личность аристократа. Зачастую знать обладает длинной родословной, кучей привилегий, регалий и титулов, а также приходится друг другу родственниками, поэтому с непривычки ты можешь запутаться в своей же легенде, что привлечет к тебе нежелательное внимание... Ясно? - она бросила на парня мимолетный взгляд, и, убедившись, что он внимает ее словам, продолжила: - Также не советую выбирать для прикрытия специфические расы и широкоизвестные народы. Специфические расы опять же, привлекут слишком много внимания, а с известными народами легко попасть впросак. Слишком велик шанс, что ты упустишь из вида мелочь, которая покажется тебе незначительной, а потом на ней же проколешься. Например, решишь, что знание погребального обряда тебе ни к чему, а потом...
   Договорить у девушки не получилось. Мимо Лисии со свистом пронесся еще один огромный камень, отколовшийся от скалы. Ричард торжествующе вскрикнул, понимая, что его эксперимент удался, и повернулся к своей наставнице, чтобы поделиться радостью.
   - Теперь я тебе точно прибью! - зарычала та в ответ, не разделяя детского восторга Дика. - Сколько можно?!
   Алата кинулась вперед, выставив перед собой руки и предвкушая, как оттаскает парня за уши, но дорогу ей преградил Элазар:
   - Мертвого или покалеченного ты его точно не обучишь!
   - Да он и сейчас не проявляет особого желания учиться чему-либо! - зло бросила девушка, с досадой признав, что на глазах у мужчины не сможет задать Ричарду трепку. - Сам посмотри: пока я пытаюсь втолковать ему прописные истины, которые нужно знать о деятельности алатов, он кидается камушками!
   Эл снисходительно улыбнулся:
   - Лиса, прописными эти истины были для нас... Ни ты, ни я не обладали таким же Даром, что этот мальчик. Мало того, что он алат по рождению, с высочайшим уровнем сил, Ричард еще и исключение. Ему подчиняются не эмоции, настроение или чувства людей, он несет за собой разрушения.... Когда Дик станет Мастером, ему достаточно будет просто пожелать гибели любого мира - и никто это не остановит. Поэтому наша главная задача втолковать ему, насколько большую ответственность возложил на его плечи подобный Дар, объяснить, что с такой огромной властью и силой надо быть крайне осторожным.
   Девушка задумчиво посмотрела на Лининого протеже, сосредоточенно осваивающего новую скалу. Пожалуй, Элазар прав. Она учит парня действовать так, как учили ее, но ведь Ричард другой... Чтобы направить историю мира в нужное русло, сыну Лоркана можно не размениваться на заговоры и интриги, заставляя людей действовать так, как надо. Достаточно продемонстрировать заартачившемуся субъекту свои возможности - и тот быстро пересмотрит планы и решения.
   - И потом, - добавил после недолгого молчания Эл, - возможно, скоро эти "прописные истины" уйдут в небытие?.. Кто знает, что будет с алатами после того, как Эвелинн уничтожит нашего самопровозглашенного лидера?
   - А тебя не пугает эта неизвестность? - воспользовавшись подвернувшимся моментом, Лисия задала тот вопрос, что постоянно появлялся в ее мыслях. - Что, если свержение Вильгельма - это неверный ход? Я часто об этом задумываюсь. Ведь гарантии, что для алатов это будет улучшением, нет...
   - Я уверен, что после уничтожения Вильгельма для нас наступят не самые простые времена, - нахмурился мужчина, несколько удивленный и озадаченный сомнениями Лисы. - Мы слишком привыкли, что есть кто-то, отдающий приказы и принимающий за нас решения, поэтому разучились думать самостоятельно. А те, кто по-прежнему имеют свое мнение, разделились на два лагеря: одни гордо назвали себя Отступниками и попрятались по параллелям и междумирьям, а другие закрыли глаза на все действия Виля, предпочитая имитировать неведение. После его падения однозначно найдутся алаты, охочие до хлебного местечка, и нашему роду предстоит решить, стоит ли выбирать Вильгельму замену, или же сменить иерархию.
   - Это меня и беспокоит! Падение Виля вызовет распри между алатами... Вместо того, чтобы следовать своему предназначению, мы развяжем борьбу за власть!
   - А сейчас, по-твоему, алаты следуют своему предназначению? - скептически хмыкнул Элазар. - Или наше предназначение поменялось? Вместо того, чтобы поддерживать баланс параллелей, алаты давно уже работают по другому профилю... Если раньше мы уничтожали умирающий мир, чтобы дать начало новому, то теперь мы стираем ту параллель, что отказалась подчиниться Вильгельму. Это похоже на наше истинное предназначение?
   - Пожалуй, ты прав, - вздохнула девушка. - Наш род все больше сбивается с пути...
   Она замолчала, нервно покусывая губу. Потом с некоторой опаской посмотрела на мужчину:
   - Эл, а ты Лине доверяешь? Только честно.
   - Что за вопрос?! - возмутился тот в ответ. - Конечно, доверяю! Иначе бы меня здесь не было. И чем, скажи на милость, вызван такой вопрос вообще? Ты ей сама не веришь?
   - Не совсем, - с некоторой виной опустила голову Лиса. - То есть, верю, но порой меня терзают сомнения относительно нее.
   - Какие это?!
   - Понимаешь, я не могу понять мотивы ее поступков, - собравшись с мыслями, объяснила девушка. - Эвелинн ведь достаточно долгое время была правой рукой Вильгельма, его личной помощницей. Настолько преданной, что тот доверял ей самые важные свои дела... Потом она ни с того, ни с сего взбрыкнула, разорвала с Вилем все связи и покинула междумирье, но уже спустя несколько лет снова значилась в его помощницах. И тут вдруг Лину объявляют предательницей, Роланд публично вырывает ей крылья, а затем Лоркан помогает ей сбежать из тюремной камеры... К Вильгельму у нее по большей части личные счеты, как мне кажется...
   - Личные, - согласно кивнул Элазар. - Но ты не знаешь, что это за счеты. Близкое окружение Лины ведь в курсе, что когда-то она была сильно влюблена в эльфа, который трагически погиб, и до сих пор оплакивала его гибель, верно? Но очень немногие знают, что это был не просто роман. Эвелинн оставила алатов ради этого мужчины, стала его женой, а к исполнению обязанностей помощницы Вильгельма вернулась лишь потому, что этим могла обеспечить защиту своей семьи от мести за ее непослушание. Когда у Лины родилась дочь, она заявила Вилю, что больше не собирается рисковать своей жизнью...
   - У Эвелинн есть дочь?! - удивленно перебила алата Лисия.
   - Была. Она и ее отец были убиты по приказу Вильгельма, чтобы не мешали своим существованием работе Эвелинн. К слову, эльф оказался жив. И даже больше - не так давно мы все имели честь познакомиться с ним...
   - Ты хочешь сказать, что Эйл - тот самый муж Лины?! - теперь уже Ричард, давно прекративший пробы своего Дара и заинтересованно прислушивающийся к разговору наставников, не смог скрыть изумления.
   - Он самый, - подтвердил Эл. - Ему удалось чудом выжить, но вот девочка все же погибла.
   - Право Эвелинн мстить Вильгельму неоспоримо, он лишил ее семьи... Но стоит ли прикрывать это тем, что она противостоит его темным делишкам за спиной Высшей Ложи? - Лиса в упор посмотрела на старшего товарища. - Достаточно было сообщить Ложе о преступлении Виля и дождаться их разрешения на месть!
   - А ты думаешь, из этого бы что-то вышло? - скептически хмыкнул мужчина. - Доказательств, которые можно было бы представить алатам, у Лины не было, да и Вильгельм объявил ее предательницей... Кому поверили бы: представителю Высшей Ложи, олицетворяющему Справедливость, или алате, несущей Страх, да еще и со страшным списком исполненных поручений? Ни для кого не секрет, что большинство алатов откровенно побаивается Эвелинн и вздохнет с облегчением, если ее не станет. Проблема в том, что они не понимают, что Лина действительно знает о многих недобрых делах Виля не понаслышке. Кому, как не ей, попытаться открыть алатам глаза на правду?
   - Если она всегда знала, что ее покровитель не чист на руку, то почему так поздно решила рассказать всем об этом? - задала разумный вопрос Лисия.
   - Эвелинн достаточно эгоистична. Чаще всего то, что не касается ее лично или кого-либо из близких ей людей, эту девушку не заботит. Пока Вильгельм не трогал ее свободу и семью - она плевать хотела на все его грязные дела. Главное, что ей было вполне комфортно. А уничтожение семьи ранило Лину настолько, что она решила не просто убить своего бывшего покровителя, но перед этим превратить в руины все, что тот создавал веками.
   - Будем считать, что ты меня убедил, - вздохнула Лиса. - Мне надо хорошенько подумать над тем, что ты рассказал...
   - Кстати, для своего же блага постарайтесь сделать так, чтобы Эвелинн не узнала об этом нашем разговоре, - многозначительно посмотрел Эл на своих собеседников. - Она не придет в восторг, узнав о моих откровениях относительно трагедии с ее дочерью.
   Переглянувшись, алаты кивнули. Ричард отвернулся было к уцелевшим скалам, но безапелляционно был остановлен Элазаром:
   - На сегодня с тебя уже хватит, - усмехнулся мужчина. - К тому же нам пора возвращаться. Асмодей собирался связаться с Линой.
   Уходя, Лисия оглянулась, оценивающе осмотрела погром, устроенный Ричардом и растянула губы в предвкушающей улыбке. Ох, что будет, когда демон увидит это... Такую истерику никак нельзя будет пропустить!

*****

   Проснулась Лина еще на рассвете, спустя всего час после того, как заснула. Какое-то время лежала, восстанавливая в памяти последние часы, довольно улыбнулась, чувствуя тяжелую руку Деса на талии и умиротворенное дыхание где-то на макушке, снова закрыла глаза, собираясь заснуть... и едва не подскочила.
   Она все-таки поступила не по уму. Вместо того, чтобы держаться подальше от Гончего, алата наплевала на все "но", что между ними существуют. И что самое удивительное, ее это совершенно не волновало... По крайней мере, пока. Конечно, рано или поздно девушка будет рвать на себе волосы, за то, что вчера повелась на поводу у своих желаний и все же соблазнила Десмонда. Но сейчас Эвелинн это совершенно не трогало...
   Успокоенная этой мыслью, она снова заснула, теснее прижавшись к мужчине спиной и переплетя свои пальцы руки с его.
   Второе пробуждение было чуть менее приятным, потому что Деса Лина рядом не обнаружила. Но почти сразу до ее слуха донесся приглушенный шум воды в ванной, прояснивший местонахождение Гончего. А спустя буквально минуту перед глазами алаты предстал и он сам, на ходу оборачивая бедра полотенцем.
   - Долго спишь, - усмехнулся он, наблюдая, как девушка потягивается, разминая все мышцы.
   - А я поздно легла, - насмешливо фыркнула та, улегшись на бок и подперев голову рукой. Потом выгнула бровь, разглядывая Десмонда. - Надеюсь, это не то полотенце, которым я волосы вытираю?
   - Ничего по этому поводу сказать не могу, подписи на нем не было, - невозмутимо парировал мужчина и скрылся за ширмой, предварительно подобрав с пола брюки. Эвелинн проводила его с ехидным смешком и легким недоумением на лице:
   - Можно подумать, я там чего-то не видела...
   Одевшись, Гончий вышел из-за ширмы и смерил алату нарочито строгим взглядом:
   - Я думаю, мне стоит сказать это... У тебя извращенная фантазия, и стыд малость притуплен.
   - Боже, Дес, мне больше четырех сотен лет! Или ты думал, что я всегда вела исключительно монашеский образ жизни? - закатила глаза Лина. - И потом, ты тоже далеко не стесняшка.
   Мужчина запечатлел на улыбающихся губах девушки мимолетный поцелуй и ловко увернулся от ее руки, коварно попытавшейся обвить его шею.
   - Ты есть хочешь? - поинтересовался он уже у самой двери.
   - Еще спрашивает! Конечно, хочу!
   - Тогда вставай, - улыбнулся Десмонд. - Сейчас наведаюсь на кухню и вернусь. И чтобы к моему приходу ты уже сидела за столом в приличном виде, шаэль.
   Стоило Гончему уйти, как Эвелинн с досадой застонала, уткнувшись лицом в подушку. Ну вот надо же было ему перебить ей все настроение! Опять это чертово сапфировое солнце! Попросила же вчера не называть ее так...
   Вслед за этим напоминанием ее старого прозвища потянулись и другие неприятные мысли. В том, что рано или поздно ей придется открыть Десу правду о ее прошлом, и о том, что он жив лишь благодаря половине ее души, девушка не сомневалась. Только вот когда и как это сделать даже не представляла... Вряд ли для подобных откровений можно подобрать пресловутый "подходящий момент". К тому же, Лина мучительно раздумывала, стоит ли упоминать про более чем близкие отношения между ней и отцом Десмонда. С одной стороны, если уж говорить правду, то целиком и полностью. С другой - кто может сказать, как поведет себя мужчина? Вероятнее всего, после такого признания Гончего ей не видать, как своих ушей. Вариант, в котором он заявит, что это для него не имеет значения, кажется совсем фантастическим...
   Полыхнувшее огнем напольное зеркало заставило алату выругаться и спешно поддернуть простыню повыше. Увидев сияющее лицо демона, девушка недовольно прищурилась:
   - Когда-нибудь ты вынудишь меня жить в месте без единой отражающей поверхности, - пригрозила она приятелю. - Я не одета, между прочим!
   - И что? - невозмутимо пожал плечами Асмодей. - Ты же в простыню завернулась... Я просто узнать хотел, не нужна ли тебе еще какая помощь, и когда вы планируете возвращаться?
   - Когда приспичит - тогда и вернемся! - отрезала Лина, все еще недовольная вторжением Дея. - А если ты постоянно будешь являться мне в зеркалах, я вообще у талиеров останусь на постоянной основе и буду жить в глухом подземелье, дважды в неделю выходя на короткую прогулку! И вообще, мне сейчас немного не до тебя...
   - Это еще почему? - почти обиделся демон, потом обвел взглядом комнату, заметил разбросанные вещи, смятую постель и, наконец, уже более внимательно оглядел свою приятельницу, задержавшись на растрепанных волосах, покрасневших губах и ехидном многозначительном взгляде. Асмодей довольно оскалился. - Да неужели... Мне стоит поздравить вас с примирением?
   - Ну, особо-то мы и не ругались... - с мнимой задумчивостью прищурилась Эвелинн. - По крайней мере, за последние трое суток точно...
   - Судя по тому, что за столом тебя нет, ты все еще бессовестно валяешься на кровати и не так уж голодна! - до спальни донесся бодрый голос вернувшегося с подносом Гончего.
   Глаза Дея приобрели форму идеальной окружности:
   - Только не говори мне, что в твоей постели гостил Дес! - нахмурился он.
   - Хорошо, не буду говорить, - фыркнула алата, приглаживая рукой темно-вишневые локоны и поднимаясь с кровати. - Тем более, что ты и так это сам понял...
   - Дьявол, ты даже не представляешь себе, что ты творишь! - простонал демон с досадой. - Я же говорил тебе не связываться с ним!
   - Но ты не сказал в чем причина, - жестко отозвалась Лина. - Одного твоего мнения мне мало.
   Она резко дернула рукой и отскочила в сторону, когда зеркало брызнуло во все стороны осколками. Десмонд, прибежавший на звон стекла, удивленно посмотрел на улыбающуюся девушку:
   - Что здесь произошло?
   - Я просто деликатно напомнила Асмодею, что являться в мою спальню без предупреждения невежливо, - пожала плечами Эвелинн и, подумав, садистски добавила: - Надеюсь, его в стену хорошенько впечатало...
   Девушка повернулась к Гончему и вопросительно вздернула бровь, заметив уже "зацветающий" синяк на правой скуле мужчины. Тот, перехватив ее взгляд, понимающе усмехнулся:
   - Видишь ли, Лина, мы вчера несколько увлеклись друг другом и не услышали, как Эйлтил постучал в твою комнату. Бедняга так переживал за мою жизнь, что хотел убедиться в моем добром здравии сразу же, как только узнал о нежданном воскрешении... Так вот, мы его не услышали, а он нас - наоборот. И стоило мне сегодня выйти за дверь, как я получил по морде за "совращение его супруги".
   - Кто кого еще совращал, - засмеялась алата, легонько толкнув Деса в кресло и усевшись к нему на колени.
   - Я пытался сказать ему то же самое! - развел руками мужчина. - Но едва не получил второй раз, за "клевету на девушку".
   Эвелинн снова улыбнулась, но мимолетно и лишь губами. Сапфировые глаза девушки посерьезнели. И от Гончего эти изменения не укрылись:
   - Что-то не так? - подозрительно поинтересовался он. Черты лица его словно окаменели. - Ты все-таки жалеешь, да?
   - Нет, - алата уверенно покачала головой. - Просто мне любопытно, что мы будем теперь делать?
   - Предполагаю, что жить, - Десмонд облегченно вздохнул. - Разумеется, что-то поменяется, но не радикально.
   - Например?
   - Я не выдам тебя Гончим. Даже если этого потребует Суд Вечности. И Вильгельм тебя тоже никогда не получит, обещаю.
   Лина недоверчиво посмотрела на мужчину, но, не увидев и тени сомнения на его лице, торопливо опустила глаза, чтобы тот не заметил блеснувших слез. За всю свою жизнь она не раз слышала и обещания, и даже клятвы защитить ее от всех опасностей. Но ни разу не чувствовала, что этим словам можно верить. Если бы еще не все эти тайны и недомолвки между ними...
   - Дес, мне надо тебе кое-что рассказать, - девушка немного помолчала, подбирая слова, но потом увидела сосредоточенное лицо Гончего и поняла, что сейчас не способна раскрыть карты. - Только чуть позже... Когда я соберусь с мыслями...
   - Когда будешь готова, тогда и расскажешь, - Десмонд прервал несколько нервную и сбивчивую речь Эвелинн и придвинул в ней поднос. - Завтракай, нам пора вернуться к твоей компании.
   Алата с довольной улыбкой ухватило было стакан с соком, но вдруг прищурилась и поставила его обратно.
   - Ты можешь мне сказать кое-что? - заинтересованно глянула она на мужчину.
   - А что именно?
   - Какой у тебя Дар? Цвета я знаю, а его нет...
   - Свобода, - ответил Гончий. - А вторичный - Ярость.
   "Надо же, одна душа, а такие разные таланты, - мысленно отметила Лина. - Можно даже сказать, противоположные... Зато дополнительный Дар совпадает..."
   - О чем задумалась? - окликнул ее Дес.
   - Жаль, что алаты не могут воздействовать друг на друга, - непритворно вздохнула Эвелинн. - Я бы не отказалась хотя бы на мгновение почувствовать себя совершенно свободной от всевозможных тайн, обязанностей, долгов и обещаний...
   Гончий промолчал, не став говорить, что и сам был бы не против ощутить то же самое.
  

Глава 27

   Уйти сразу же после завтрака у нас не вышло. Отвлекшись на Деса, я совсем забыла о необходимости выбрать нового Посредника на смену не оправдавшему моих ожиданий Шаену. К слову, последний был лишен всех обожаемых им благ и отправлен старостой в приграничную деревушку. На его место я хотела без особых церемоний выбрать саму Правительницу талиеров, однако та, услышав о моем решении, скорбно сообщила, что для этого придется созвать Совет Старших, потому что в противном случае Ниал ей потом всю печень проест намеками на незаконность действий Правительницы. Я согласилась, и не зря...
   Лица Старейшин, вошедших в тронный зал и первым делом увидевших Гончего с непроницаемой маской спокойствия на лице, были поистине бесценны. Особенно физиономия Ниала, на которой с поразительной скоростью проступили ужас и недоверие... Вдоволь полюбовавшись на это, я величественно пригласила вновь прибывших занять свои места около трона Кристы и принять участие в назначении нового Посредника.
   - Итак, как всем известно, Ша-ен-Арил совершенно неожиданно принял решении о переезде за город... - начала я речь, дождавшись, пока все приготовятся внимать. - На этом его карьера моего Посредника окончена, а потому я должна выбрать нового. Кандидатура - Криста ан-Кэр.
   - По какому праву вы, обманом воспрепятствовав правосудию, смеете теперь ставить нас перед фактом смещения Шаена?! - с плохо скрываемой злобой в голосе вмешался Ниал.
   - И каким же это образом мне удалось помешать вашему суду? - холодно осведомилась я, мысленно моля высшие силы о благоразумии для Старейшины. Если он меня доведет до белого каления, то поплатится за все и прямо здесь же. - Еще не так давно я даже согласилась остаться в "Доспехах", лишь бы вам не препятствовать...
   - Тогда не будете ли вы так любезны, объяснить, как здесь оказался ваш телохранитель, казненный дня эдак три назад? - Ниал указал на Деса. - Его сбросили со скалы Пантеона, он не мог выжить без магии...
   - Быть может, боги не пожелали гибели невиновного? - на моем лице расцвела ангельская улыбка.
   - Уж не хотите ли сказать, что у него крылья выросли?! - желчно прошипел Старейшина.
   - О, вы даже не представляете, насколько близки к истине, - продолжала улыбаться я. - Впрочем, я не собираюсь обсуждать с вами и Советом чудесное спасение Десмонда. Это собрание проводится с единственной целью - назначить Кристу моей Посредницей.
   - Госпожа Эилиннэ, мы не согласны с подобной кандидатурой, - голос подал один из наиболее почитаемых Старейшин, Орман. Мужчина поднялся со своего места и вышел в центр зала, ближе ко мне. - Во время вашего с Ниалом... кхм... диалога, мы немного пошептались с коллегами и решили, что госпожа ан-Кэр не может быть Посредницей. Видите ли, наша Правительница очень часто совершает поездки по стране, в то время как связующее звено между талиерами и Покровителем, по нашему мнению, всегда должно находиться в столице... Если народу срочно потребуется помощь, у нас может не оказаться времени, чтобы связаться с Правительницей.
   - Лина, я с ними согласна, - тут же высказала свое мнение девушка. - Да и потом, у меня без этого полно обязанностей...
   Я задумчиво прищурилась. Пожалуй, они правы. Стоит выбрать кого-то другого. Мой взгляд случайно упал на женщину за левым плечом Правительницы. И как это я раньше не подумала!
   - Моей Посредницей будет Инари, - озвучила я свою мысль, вызвав недоуменные переглядывания присутствующих в зале людей и удивленное моргание самой воспитательницы Кристы. - И решение это окончательное. Она умна, рассудительна, честна и обладает еще многими ценными качествами. Лучшего Посредника и придумать нельзя.
   Старейшины снова начали свои перешептывания, Орман присоединился к коллегам. Высказывались все, за исключением Ниала, не участвовавшего в обсуждении. Он продолжал сверлить меня бешеным взглядом, надеясь, видимо, что я упаду замертво. Не буду говорить ему, что это не работает.
   - Мы принимаем ваше решение, - огласил, наконец, мнение Совета Орман. - С этого дня Инари будет связывать наш народ с вами, госпожа Эилиннэ.

*****

   - Ты обещала мне, что я смогу устроить масштабный праздник в честь твоего возвращения, когда конфликт с луттами будет исчерпан! - возмутилась Правительница талиеров в ответ на мое заявление, что мы с Десом и Эйлом сейчас же уходим. - После того торжества, что устроили по случаю твоей смерти, "воскрешение" не должно остаться незамеченным!
   - Торжество по случаю смерти... Что в это фразе кажется мне странным?! - насмешливо фыркнула я, скрестив руки на груди. - Крис, у меня нет времени на пиршество. И особого желания тоже не наблюдается.
   - Зато полдня торчать в спальне желание есть, - ехидно прищурилась девушка, слегка кивнув в сторону Гончего. - Он хоть стоит того, чтобы пропустить мое выступление перед народом?
   Дес поперхнулся. Видимо, он все-таки еще не привык к закидонам Кристы... Зато стоящий на отдалении от нас Эйл еще больше помрачнел. Он попытался поговорить со мной сразу после избрания Инари, но я была занята проведением ритуала назначения, и эльф остался не у дел. Оценив степень хмурости Эйлтила на пятнадцать по десятибалльной шкале, я тяжело вздохнула и обратила взгляд на подругу. Думаю, мне все же стоит побеседовать с ним чуть позже.
   - Подробности своей личной жизни не озвучиваю, - хмыкнула я в ответ на заявление Правительницы талиеров. - А выступление перед народом и так отлично могу себе представить. Все-таки не один раз при таковых присутствовала.
   Девушка картинно надула губки, но тут же махнула на меня рукой:
   - Ладно, не хочешь гулять - не гуляй, - милостиво разрешила она. - Я и без тебя твое воскрешение отпраздную. С похоронами же как-то справилась?.. Только мертвяка своего, кстати, не забудь, а то кто-нибудь на него наткнется потом в подвале и заикой останется.
   На этой философской ноте Криста развернулась и пошла прочь по коридору, тут же подозвав к себе кого-то из прислуги и отдавая команды о приготовлении праздника.
   - Одного не понимаю, - покачала я головой, провожая ее взглядом и мысленно поблагодарив, что девушка напомнила мне про тело алата. - Как она умудряется сочетать в себе эту часть ее личности с образцовой Правительницей?..
   - И все? - удивился Десмонд. - Это прощание было?
   - Ну да, - дернула я плечом. - А что такого? Мы никогда долгие проводы не устраивали. Сейчас заберем тело Иарлэйта и можем отправляться к Асмодею.
   - Ты так туда торопишься? Не терпится снова в подземельях оказаться?
   - Я тороплюсь не в подземелья, а к Ричарду, - пояснила я Десу. Эйлтил шел следом словно тень. - Он едва получил Дар и оставлять его без присмотра пока небезопасно.
   - Он там не в одиночестве, - справедливо заметил Гончий. - За ним вполне могут присмотреть и демон, и твоя компания.
   - Знаю, - согласно кивнула я. - Но мне будет спокойнее, если Дик будет под моим контролем.
   - А на меня-то у тебя время останется? - ехидно поинтересовался мужчина, вызвав у меня мимолетную улыбку.
   - Не переживай, я умею правильно все распланировать...
   Не договорив, я едва не саданула себя рукой по лбу. Конечно, Эйл и так знает о моих нынешних взаимоотношениях с Десмондом, но лишний раз не стоит их демонстрировать ему. Мельком оглянувшись на эльфа, я поняла, что это будет правильно с моей стороны. И облегченно вздохнула, заметив понимающий взгляд Гончего, который тут же свернул наш разговор на нейтральную тему:
   - Так и все же, зачем ты решила забрать тогда тело Лэйта?
   - Я хочу ненадолго поднять его из мертвых и поговорить. Каролина не раздумывая убила Иарлэйта, стоило ему встать на мою сторону. Она даже не стала вдаваться в подробности, говорил ли он с нами, и если да, то о чем. Не остановила ее и опасность попасть под гнев Вильгельма за самовольство. Это о чем-то да говорит.
   - Думаешь, парень действительно знал что-то важное? - усомнился Дес. - Он не показался мне особо значимым подручным Виля.
   - А он и не может быть особо значимым. Иарлэйту не светил статус Мастера, а подобные алаты Вильгельмом не ценятся. Какими бы преданными или исполнительными они не были, для него это второй сорт. Но это не значит, что шестерки не могут краем уха слышать любопытные вещи...Так что либо Лэйт что-то знал, либо у Каролины все же поехала крыша на почве ее подозрительности.
   Гончий галантно распахнул передо мной дверь в подвальную комнату, где положили тело алата, подождал пока я и эльф пройдем внутрь и вошел следом. И с порога матерно высказал общее мнение: трупа в кладовой не оказалось.
   Зато ясно чувствовались следы от портала, созданного алатом.

*****

   Лина зашипела от боли, когда рука мужчины скользнула по ее обнаженному бедру, и нехотя разорвала поцелуй.
   - Кольцо Гильдии всегда так жжет при вызове? - поинтересовалась она, безуспешно пытаясь восстановить сбившееся дыхание.
   - Ты почувствовала? - удивился Дес, тут же убрав руку с перстнем подальше от девушки. - Прости, не думал, что такое возможно...
   - Все в порядке, - заверила его алата. - Но у вашей Гильдии варварские методы вызова.
   - Обычно кольцо покалывает кожу и теплеет, а жечь начинает только тогда, когда приглашение посетить руководство Гончих игнорируют. Сейчас сниму его...
   - Погоди, - остановила его Эвелинн. - Если ты не ответишь на зов, есть вероятность, что к тебе явится кто-то из коллег?
   - Ну, теоретически такое возможно, - пожал плечами мужчина и нахмурился, догадавшись, к чему клонит Лина. - Думаешь, стоит сходить?
   - Стоит, - вздохнула девушка, отодвигаясь в сторону. - Вдруг что-то важное?
   - А я не хочу никуда идти, - хмыкнул Гончий, попытавшись притянуть Эвелинн обратно, но та увернулась.
   - Топай, давай, - фыркнула она, ныряя под одеяло. Алата поерзала, поудобнее укладывая голову на подушку, и с ангельским видом подложила под щеку ладони. - Я все равно никуда не денусь.
   - Точно? - с наигранным подозрением спросил Дес.
   - Точнее некуда, - улыбнулась девушка. И, помолчав, совершенно серьезно добавила: - Отказаться от тебя теперь выше моих сил...
   После этих слов уходить не хотелось еще больше, но кольцо раскалялось все сильнее, поэтому Десмонд все же оделся и открыл портал на те координаты, что подсказывал перстень.
   Хмурые лица Каролины и брата, явившиеся его взору, не сильно радовали.
   - Какого черта вам от меня понадобилось именно сейчас? - раздраженно спросил мужчина.
   - Переживаем за твою жизнь, - ядовито отозвалась девушка. - Ты совсем перестал сообщать нам о том, как продвигается твое задание по поимке Эви, вот и решили сами все уточнить. Вдруг она тебя раскрыла?
   - Зря переживаете. Все просто великолепно...
   - Да?! - зло перебил брата Роланд. - Великолепно?! Угрозы Вильгельма с каждым разом все больше приближаются к своему осуществлению, а ты говоришь, что все великолепно?! Или тебе уже наплевать на мою жизнь и свою свободу?
   - Ничего подобного, - твердо отрезал Гончий. - И не истери. Я прекрасно помню о том, что тебе и мне грозят неприятности с Вилем, но ты уже знаешь мою позицию. Я не выдам Лину, а найду другой способ вытащить тебя из той каши, которую ты сам же заварил.
   - Ах вот как... - изумленно протянул Рол. - Значит, я сам во всем виноват, а ты так благородно согласился помочь?..
   - Если ты ждешь отрицаний этого с моей стороны, то не надейся. Тебя никто за уши не тянул в свиту Вильгельма и уж тем более не тянул за язык, чтобы поклясться вернуть ему Эвелинн. Когда ты нашел меня, то попросил помочь тебе покинуть эту шайку-лейку, не так ли? Именно это я и сделаю.
   - Но самый надежный способ осуществить это - отдать Вилю его игрушку! - вмешалась Кэрол. - Так ты не только освободишь брата, но и избавишь его и себя от преследования!
   - Тебя я вообще не спрашивал! - грубовато осадил алату Десмонд. - У меня больши-и-и-е сомнения по поводу того, можно ли тебе доверять. Почему так важно было убить Иарлэйта? И не только убить, но и выкрасть потом его тело, чтобы Лина не смогла поднять его из мертвых. Ты же сказала, что ничего особенного он ей не расскажет, так в чем проблема?
   - Ты выкрала тело Иарлэйта? - удивленно воззрился на свою союзницу Роланд. - Почему я об этом ничего не знаю?
   - Потому что это не так важно, - передернула плечами девушка. - Просто я посчитала необходимым перестраховаться.
   - А по-моему, Лэйт мог сказать что-то такое, что показалось бы интересным если не Эвелинн, то мне точно, - Дес смерил Каролину презрительным взглядом. - Иначе ты не умоляла бы меня тайком телепортировать труп... Не хочешь ничего поведать?
   - Мне нечего сказать. Обвинения беспочвенны.
   - А где сейчас Эви? - Рол решил сменить тему. - Все еще у талиеров?
   - Нет, она, я и Эйл пару часов назад вернулись во владения Асмодея. С талиерами проблемы улажены, и я настоятельно не советую вам лезть к этому народу. Самого демона сейчас куда-то ветром сдуло, вроде по делам, с Лининой компанией мы увиделись, поболтали, так что сейчас отдыхаем. И ваш зов мне только помешал...
   - Дес, давай все же не будем изобретать колесо? - снова предпринял попытку уговорить брата Роланд. - Алатам не попасть во владения Асмодея без его разрешения, поэтому выведи оттуда Эвелинн, а все остальное мы с Кэрол сделаем сами...
   - Ты меня, кажется, плохо слушал, - на скулах Гончего заиграли желваки - верный признак крайней степени раздражения. - Я не отдам Лину Вильгельму! Она моя.
   - Поверить не могу, - алат с отвращением сплюнул. - Ты все же решил променять меня на эту подстилку?!
   - Выбирай выражения, иначе я не стану смотреть на родственную связь, - на полном серьезе пригрозил Десмонд.
   - А как мне еще назвать ее, если когда-то она нашему отцу ночки скрашивала, а теперь за тебя взялась?! - рявкнул Роланд в ответ. - Тебя это никак не смущает?
   - Никоим образом, - отрицательно покачал головой мужчина. - Это было слишком давно, чтобы сейчас иметь для меня значение, тем более, что в той истории не все так просто. И тот факт, что наш отец был не единственным ее мужчиной за сотни лет, меня не трогает. Я тоже не отшельником жил. Советую тебе смириться с моим выбором.
   Не дождавшись от разозленного брата какого-либо ответа, Гончий пожал плечами и растворился в воздухе.
   - Я говорила, что ничего путного не выйдет, если оставить его наедине с Эвелинн, - торжествующе посмотрела на Рола Кэрол. - Как видишь, теперь он скорее кинется спасать свою драгоценную возлюбленную, нежели тебя... Уж Лина наверняка над ним неплохо поработала, чтобы приручить...
   - Эта интрижка началась не так давно, чтобы он был ей предан целиком и полностью, - оскалился алат в зловещей улыбке. - А потому я легко смогу ее прекратить...
   - Как это? - развела руками Каролина.
   - Устрою небольшое театральное представление... Разыграю свой героический и опасный побег от Вильгельма и заявлюсь прямо во владения Асмодея.
   - Рехнулся?! - вытаращилась девушка. - Даже если ты туда чудом просочишься, то двух шагов не сделаешь, прежде чем тебя убьют!
   - Не думаю. Десмонд этому помешает. Я же сделаю так, что если уж не Эвелинн лично, то кто-то из ее окружения точно узнает, что я брат Деса... Вряд ли наша драгоценная алата будет продолжать роман с тем, кто лгал ей и к тому же значится в братьях у ее заклятого врага...
   - А если будет? - фыркнула Кэрол с сомнением. - Что, если Эви тоже не трогают подобные недоразумения?
   - В таком случае, я найду способ выкурить ее из этого убежища или убью своими руками, - в глазах Роланда не было ни малейшего сомнения в правильности своих действий.
   - Слишком рискованно, - покачала головой Каролина. - С возможностями Пандорры она из тебя котлету сделает раньше, чем ты пикнешь. И Десмонд ее не удержит. Быть может, стоит подстроиться под план твоего брата? Он собирается вытащить тебя, пользуясь помощью Эвелинн, так почему бы нам просто не дождаться того момента, когда они попытаются проникнуть к алатам, и не устроить им западню? Десу ничего не грозит, а Эви отправится в камеру.
   - Если планировать мое вызволение будет Эвелинн, это будет самый отточенный, продуманный до мелочей и идеальный план, какой вообще может быть. И ловушку для нее организовать будет сложно. А уж догадаться, кто мог подставить их, Десмонд точно сумеет. Мое предложение куда лучше. Главное, чтобы ты прикрыла меня от Вильгельма.
   - Без проблем, - неохотно, но согласилась Кэрол. - Ты только учти, что второй раз труп выкрасть не получится.
   Рол уставился на алату с немым вопросом во взгляде. Та закатила глаза, недовольно пояснив:
   - Если она тебя прибьет, то спокойненько поднимет из мертвых и допросит.
   - Это мы еще посмотрим, кого надо будет оживлять... Кстати, а что ты с телом Иарлэйта сделала?
   - Уничтожила, само собой. Не хранить же его на память... К тому же, теперь твой брат тоже не сможет попрактиковаться на Лэйте в некромантии и с удивлением узнать, что ты в жизни в тюрьме алатов не бывал...

*****

   - Тхаш, передай своему хозяину, чтобы шел куда подальше! - недовольно пробурчала Лина, распластавшись по кровати и накрыв голову подушкой. Противостояние с суккубой длилось уже минут десять: бесовка пыталась уговорить алату пойти к Асмодею, а та только отнекивалась. - И так прекрасно знаю, что он собирается мне сказать!
   - Если ты не пойдешь, он явится сюда сам, - резонно возразила демоница.
   - А я построю баррикады! - Упрямость всегда была коньком Эвелинн.
   - Лина, он меня накажет, если я не выполню поручение, - сменила тактику Тхаш, строя обиженную мордашку. - Запретит пол менять на месяц.
   - Было бы из-за чего страдать, - еле слышно хмыкнула алата, все же повернувшись к посланнице демона. - Подумаешь, месяц пробудешь девушкой!
   - Не могу я! - возмутилась бесовка. - Как раз сейчас такую женщину встретила! Просто идеал!.. Ты даже представить себе не можешь...
   - Боже, избавь меня от подробностей! - скривилась девушка и тяжело вздохнула: - Хорошо, можешь передать Дею, что я сейчас буду.
   Суккуба просияла довольной улыбкой и торопливо исчезла. Наверняка испугалась, что приятельница ее хозяина передумает...
   Уже подходя к гостиной, где ее должен был ждать Асмодей, Эвелинн твердо для себя решила, что не позволит ему отчитывать ее, как нашкодившую девчонку. Нашелся воспитатель...
   - Надо же, - вернул алату к действительности мелодичный женский голос, - какая удивительная жизненная нить...
   Подняв глаза, она увидела перед собой высокую, худощавую женщину без возраста. Голос ее мог бы принадлежать совсем молоденькой девушке, фигура и лицо - женщине лет сорока, но глаза глубокого зеленого цвета буквально светились многовековым жизненным опытом и Знанием с большой буквы. Она откинула за спину длинные прямые волосы цвета пшена и одарила девушку на удивление печальной улыбкой:
   - Такое очаровательное дитя, и такая несправедливая судьба... Девочка моя, тебе стоит поговорить с Оракулом или Провидцем, пока еще не поздно.
   Оставив Лину в полной растерянности, женщина прошла мимо. Девушка с недоумением посмотрела ей вслед, но та уже скрылась за поворотом. Странная... Впрочем, кто она такая можно выяснить у демона, ведь судя по всему незнакомка как раз только что покинула гостиную.
   - Дей, кто эта женщина? - с порога начала алата допрос.
   - Ленора? - Асмодей озадаченно наморщил лоб.
   - Не знаю, она не представилась! - раздраженно огрызнулась Эвелинн.
   - Ленора - Плетея, - спокойно проигнорировал нервный тон приятельницы демон и, видя ее непонимание, пояснил. - Плетеи создают жизненные нити всех живых существ.
   - Что-то вроде мойр? - уточнила Лина, пользуясь своими знаниями о периоде Античности.
   - Не совсем, - качнул головой Асмодей. - Мойр в мифологии было три, и у каждой были свои функции, а Плетеи - их отдаленный прототип. Они лишь дают начало нити, а затем в судьбу человека не вмешиваются, за исключением тех случаев, когда это становится необходимым. А почему ты спрашиваешь?
   Дей вдруг со священным ужасом в глазах уставился на алату:
   - Она говорила с тобой?!
   - А это так странно? - насторожилась девушка, чувствуя тревогу в душе.
   - Более чем, - обескураженно отозвался демон. - Плетеи никогда ни с кем не заговаривают без причины. Даже сейчас, придя ко мне за ключом по старой дружбе, Ленора произнесла не больше шести слов... Что она тебе сказала?
   - Что у меня удивительная жизненная нить, несправедливая судьба, и мне стоит обратиться к Оракулу или Провидцу.
   - На твоем месте, я бы не затягивал с этим, - взгляд Асмодея заметно посерьезнел. - Если Плетея дает тебе совет, значит, это действительно очень важно. Возможно, она хотела предупредить об опасности.
   - Раз ты так говоришь, я последую ее словам, - пожала плечами Эвелинн и перешла к менее приятной части беседы. - А что лично ты собирался мне сказать?
   - Я?!
   - По чьему приказу Тхаш меня сюда отправила?! - всплеснула руками Лина. - Выкладывай, что хотел, а то скоро Дес вернется.
   - Дес... - недовольно протянул демон. - Собственно, о нем-то речь и пойдет...
   Алата изобразила крайнюю степень внимания на лице.
   - Ты должна разорвать с Десмондом все отношения, - твердо заявил Дей. - Для вашей пары существует слишком много препятствий. Он Гончий.
   - Это я прекрасно знала еще до совместной ночи, - парировала девушка. - Точно так же, как и то, что он имеет странных знакомых среди свиты Вильгельма, врал мне о Суде Вечности и многое другое. Мне на это плевать. Видишь ли, то, что происходит между мной и Десом кажется мне совершенно правильным, будто так и должно было быть.
   - Вот это твое ощущение и есть одна из основных причин вашей несовместимости, - туманно заметил Асмодей. - У него есть вполне четкая и логически объяснимая основа. Раньше я не знал, стоит ли тебе говорить об этом, но теперь понимаю, что молчание было ошибкой... Эвелинн, ты, наверное, не поверишь, но Гончему принадлежит...
   - Вторая половина моей души, - ледяным тоном завершила фразу алата. Демон невольно вздрогнул под ее ненавидящим взглядом. А ярость Лины только набирала обороты: - Мне только интересно, как давно ты это знаешь?!
   - С тех пор, как ты попросила разузнать о жизни Деса до становления алатом, - виновато опустил голову Дей. - Как только я узнал, кто его родители - сразу обо всем догадался. И все встало на свои места. История с твоим "двойником", ваша неуязвимость к атакующей магии друг друга, взаимное притяжение и симпатия... Вы - две половины одного целого, поэтому не можете ненавидеть друг друга или причинить вред...
   - Зачем ты скрыл это от меня?! - рявкнула девушка, с трудом сдерживая порыв ударить приятеля.
   - Откуда мне было знать, как ты отреагируешь?! - взорвался тот в ответ. - Кто мог дать мне гарантию, что узнав про отца Деса, ты не побежишь мстить Гончему за свою жизнь, причиняя тем самым вред самой себе?!
   - Я уже отомстила Дамиану, когда спасла его сына, - Лина несколько успокоилась. - Дес не отвечает за грехи своего отца, он в них не виновен.
   - Я думал об этом, но уверенности не было. Вдруг при виде Десмонда у тебя снова проснулась бы жажда мести?.. Кстати, а как ты-то узнала о вашей связи?
   - Случайно, - невесело вздохнула Эвелинн. - Когда мы с ним отправились к талиерам, по дороге в разговоре мимолетно зацепили немного необычный цвет наших глаз. Дес рассказал, как в детстве его радужки изменили цвет и упомянул, что его отец был связан с инквизицией. Я просто сложила дважды два. Сначала сомневалась, но потом вспомнила его биографию, поведанную мне тобой, и совпадений стало еще больше.
   - И ты все равно ввязалась в эту интрижку? - поразился Асмодей. - Зная, что ваши чувства друг к другу нельзя назвать настоящими?
   - Дей, я просто сделала то, что хотела. Меньше всего я тогда раздумывала насколько настоящие у кого чувства и есть ли они вообще. Тем более, что свои душевные порывы я считаю вполне искренними.
   - Дальше-то что? Лин, я тебе знаю... Ты не тащишь в постель мужчину, с которым не планируешь долгосрочных отношений. Но чем дольше Гончий будет рядом с тобой, тем выше вероятность, что правда всплывет наружу...
   - Я не собираюсь ждать, пока все вскроется, - оборвала приятеля алата. - Я сама расскажу Десу о нашей с ним связи. Когда буду готова и к разговору, и к его последствиям.
   - К подобному можно подготовиться?! - с сарказмом всплеснул руками демон. - Ты смеешься?
   - А похоже?! - язвительно огрызнулась девушка. - Я постараюсь подобрать нужные слова. И мой тебе совет: не поднимай больше эту тему в разговорах со мной, если не хочешь разругаться.
  

Глава 28

   Всю неделю я мучилась от постоянных мыслей о своем предстоящем разговоре с Десом. Первое время обучение Ричарда и совместные ночи с Гончим отвлекали меня от этих раздумий, но со временем оба этих занятия действовали все слабее. Особенно после того случая, когда, я на свою беду, представила Десмонда с серыми глазами и поняла, что он, в общем-то, достаточно сильно похож на своего отца. И кто меня дернул свое воображение включать?..
   - Лин, ты о чем задумалась? - мужчина вопросительно заглянул мне в глаза, легко поглаживая по руке. - Что-то важное?
   - Не особо, - не моргнув глазом соврала я и уселась на кровати, не без удовольствия пробежавшись взглядом по фигуре Гончего. - Так, вспомнила кое-что.
   - Не расскажешь? - усмехнулся он, закидывая руки за голову. - Вдруг мне будет интересно?
   - Возможно, - уклонилась я от ответа. - Но не в этот раз. Дес...
   Ощущение опасности резко кольнуло сердце, заставив его ускорить темп. Что за чертовщина? Я моментально вскочила на ноги, накинув на плечи валяющуюся неподалеку рубашку Гончего и замерла, словно почуявшая дичь борзая, прислушиваясь к колебаниям магии за пределами этой комнаты.
   - В чем дело? - нахмурился мужчина, встревоженный моим поведением. Он выпутался из одеяла, быстро влез в брюки и последовал моему примеру, перейдя на другой уровень восприятия окружающего мира. Потом удивленно уставился на меня: - Лина, я ничего не чувствую...
   - Как алата я тоже ничего не чувствую, - серьезно посмотрела я на него. - Это Пандорра беспокоится. Целостность барьера вокруг владений Дея нарушена.
   - Быть этого не может! - не поверил Десмонд. - Нарушить барьер архидемона? Кому такое под силу? Сюда что, Люцифер явился?
   - Разрушить защиту можно и изнутри, - парировала я, в спешке пытаясь влезть в свои брюки и запутавшись в штанине. Наконец, несговорчивый предмет одежды был побежден, и я решительно направилась к двери, на ходу спохватившись и застегнув рубашку - Боюсь, что Ричард вполне может оказаться виновником происходящего... Хочу узнать, что произошло.
   Смирившись с тем, что приятное времяпровождение безобразно испорчено, Гончий нехотя последовал за мной.

*****

   В большой гостиной уже собралась вся компания Эвелинн, причем алата еще не расстоянии почувствовала, что они предельно сосредоточенны и напряжены. Не к добру. Особенно когда подобное ощущается от всегда невозмутимого и рассудительного Элазара. И именно он перехватил девушку прямо у самого порога, не дав ей даже заглянуть в комнату.
   - Ну и чего ты-то сюда прибежала? - хмыкнул он, по-отечески глядя на Лину. - Шум услышала?
   - Шум? - удивилась та. - Нет, я прорыв в защитном барьере ощутила. Эл, что произошло?
   - Ничего, - передернул плечами мужчина. - Инкубы стычку между собой устроили.
   Солгал Элазар совершенно не убедительно. Мелкие демоны, разрушившие барьер высшего? Звучит нелепо. Впрочем, даже сочини Эл гениальную версию, он бы вряд ли провел Эвелинн, великолепно умеющую распознавать ложь.
   - Ну да, конечно, - она скептически выгнула бровь, - и из-за такой ерунды вы все дружно прискакали в гостиную... Ты меня за идиотку держишь?
   - Ни за кого он тебя не держит, - на помощь алату подоспел Гончий, уже успевший заглянуть в гостиную и вернуться. - Подумаешь, суккубки подрались...
   - Прежде чем врать, обсудили бы между собой, что говорить будете, - насмешливо фыркнула девушка. - Не хотите говорить - не надо. Сама узнаю.
   Пройдя между мрачно переглянувшимися мужчинами, Лина твердым шагом направилась в гостиную.
   - Сейчас будет буря... - вздохнул Элазар, смирившись с происходящим.
   - Это в лучшем случае. О худшем даже думать страшно...
   - Ты?! - донесся до них яростный рык алаты. - Никак решил отдать долг?!
   Не сговариваясь, Эл и Дес бросились в комнату и вовремя, потому что Эвелинн в этот самый момент вырвалась из рук демона, отшвырнув того к стене, и бросилась на Роланда. Тот предпринял попытку убежать от нее, но весьма неудачно: девушка вскинула руку, и алат рухнул, как подкошенный, проехав на животе по полу, сшибая мебель на своем пути и оставляя явный кровавый след. Лина хищно улыбнулась, предвкушая расправу над своей жертвой. Никто из ее компании не решился вмешаться, но неожиданно путь девушке преградил Десмонд. Гончий крепко ухватил ее за руки:
   - Не стоит, - твердо покачал он головой. - Это будет не самым верным твоим поступком.
   - С дороги, Дес, - зло прошипела алата, против воли зажигая в глазах огненные искры. - Не заставляй меня применять к тебе силу...
   - Я могу сказать то же самое, - продолжал стоять на своем мужчина. - Будем силами меряться или решим все мирным путем?
   - Мне не нужно устраивать состязания с тобой, я и так знаю, что сильнее, - девушка без особых усилий стряхнула руки Гончего, но он не двинулся с места, заставив ее недовольно сжать губы. - Просто дай мне убить это ничтожество, и все будут счастливы.
   Оттолкнув Десмонда, она снова устремилась к корчащемуся на полу Роланду, но слова мужчины настигли ее, ударив словно обух по затылку:
   - Это ничтожество, как ты выразилась, - мой брат.
   Эвелинн окаменела. Спина ее неестественно выпрямилась, удлинившиеся ногти вернулись к своему нормальному состоянию. Лица алаты никому, кроме Рола, видно не было, но Дес отчетливо представлял себе выражение растерянности и недоверия. Тем удивительнее было для него услышать ее короткий смешок:
   - Так вот кто твой "приятель" в свите Вильгельма? - полувопросительно осведомилась Лина. - Сочувствую.
   И девушка сделала еще шаг к Ролу. Опомнившийся Гончий вновь спешно встал между Эвелинн и братом, заглянув ей в глаза:
   - Лина, давай поговорим в более спокойной обстановке? Мне нужно все тебе объяснить...
   - Зачем? - холодно отозвалась она. - Чтобы ты еще раз предпринял попытку сочинить более-менее правдоподобную версию происходящего?
   - Нет, для того, чтобы попытаться уладить разногласия между мной, тобой и Роландом без кровопролития.
   - Разногласия?! - безумным взглядом окинула Десмонда алата. - Позволь прояснить кое-что: между мной и твоим братом нет никаких разногласий. Между нами самая настоящая война, основанная на крепкой взаимной ненависти. И не я ее начала. Поэтому я всего лишь защищаюсь.
   - У Рола был повод возненавидеть тебя, - огорошил Лину Дес. - И пусть он поступил неправильно, начав подставлять тебя под удары Вильгельма...
   - Мне плевать на бесчисленные попытки Роланда поставить мне подножку, - перебила девушка, не дослушав до конца, - я хочу свести счеты не за это, а за свои крылья...
   - В смысле? - нахмурился Гончий с непониманием.
   Эвелинн оценивающе оглядела Рола, вернее, его практически бессознательное тело. Потом ядовито улыбнулась:
   - А он сам тебе объяснит. Когда очухается.
   Мужчина облегченно вздохнул, решив, что сумел уладить конфликт миром, но алата Страх безжалостно добавила:
   - Осуществление мести сейчас не имеет никакого смысла. Вероятнее всего, он даже не сообразит, что произошло. Так что присмотри за ним, приведи в чувство, поболтай напоследок и попрощайся, а я как раз успею вернуться к этому моменту.

*****

   После того, как Лина покинула гостиную, Дес хотел броситься за ней, но его остановило наличие раненного брата. Гончий попробовал было уговорить Камиллу подлатать Роланда и побыть его сиделкой, но травница ответила категорическим отказом и заявила, что не сделала бы этого даже по просьбе Эвелинн. Вся компания синеглазой алаты, включая даже не так давно присоединившихся Ричарда и Ригана, поддержала решение Милы и мигом улетучилась по сверхважным делам. Асмодей же, видя жгучее желание Десмонда догнать алату, скрепил зубы, вспомнил о все еще действующей сделке между ним и Гончим и великодушно предложил свою помощь с Ролом. В обмен на свободу от обязательств. На радость демона, выбора у Деса не было.
   Алату мужчина застал за сборами: девушка туго зашнуровала короткий кожаный жилет, надетый на голое тело, сверху накинула чистую легкую рубашку из плотной ткани, заправив ее в брюки. Встретив Гончего не самым ласковым взглядом, она невозмутимо развернулась к нему спиной и продолжила заправлять штанины в высоки замшевые сапоги на мягкой подошве. Дорожный вариант одежды...
   - Зачем явился? - хмыкнула она, не дожидаясь, пока Дес соберется с мыслями. - Состояние брата тебя не беспокоит?
   - Беспокоит, - не стал спорить Десмонд, обойдя Эвелинн так, чтобы оказаться лицом к лицу. - Но и твое состояние меня тоже волнует.
   - А что со мной может случиться? - деланно пожала плечами Лина. - Подумаешь, в очередной раз узнала, что ты мне врал... Не так уж неожиданно. Зато многие вещи для меня прояснились. И твое стремление помочь "приятелю", и осведомленность о свите Вильгельма... Кстати, я лишний раз убедилась в том, что ты порой тупишь...
   - Мне подождать, пока ты польешь меня ядом? - с долей усталости в голосе поинтересовался Гончий. - Или мы сразу перейдем к нормальному разговору?
   - О каком нормальном разговоре речь?! - вышла из себя алата. - Ты обманом пытался вынудить меня спасти того, кто является моим заклятым врагом! Дес, ты ведь прекрасно понимал, что Роланда я не буду выручать ни в коем случае, поэтому и придумал великолепную историю о приятеле-придурке, не так ли?
   - Ты хоть попытайся понять меня! - мужчина в ответ тоже повысил голос. - Рол - мой брат! Даже если он последний мерзавец, я не могу бросить его тогда, когда ему грозит опасность! Тем более, что угроза исходит от Вильгельма... Ты ведь сама прекрасно понимаешь, насколько это серьезно...
   - Лучше, чем кто-либо еще, - кивнула девушка. - Но твоя проблема не в том, как вытащить брата, а в том, как не вляпаться в неприятности из-за него. Я ни минуты не верю Роланду, потому что он совершенно не похож на человека, хоть раз побывавшего в тюрьме алатов... Да и временные рамки что-то не совпадают. Помнишь тот день, когда я согласилась на сделку с тобой?
   - Помню. Ты еще тогда не объяснила причину своего внезапного согласия.
   - Я пошла на сделку потому, что буквально перед этим Роланд и Каролина напали на мою свиту в нашем с тобой родном мире, и кто-то из них убил ведьму, с которой я была связана, как с Подзащитной. Но странное дело, судя по твоим рассказам, в это самое время Рол уже кормил тюремных клопов... У меня одной это вызывает здравое недоумение?
   Гончий нахмурился и нервно провел рукой по волосам.
   - Лина, тебе стоило сразу рассказать мне об этом! Это ведь важно!
   - Если бы знала, что ты спасаешь именно Роланда, то непременно просветила бы тебя на предмет его похождений! - ядовито огрызнулась Эвелинн, надевая длинное темно-коричневое пальто с удобными разрезами от середины бедра, открывающими при ходьбе ноги, широким поясом и капюшоном. - Не надо было врать про незнакомого мне приятеля!
   - Только не надо делать вид, что я презренный обманщик, а ты ангел небесный, белый и пушистый! - нехорошо прищурился мужчина, подойдя к Лине вплотную и пристально уставившись ей в глаза. - Я, по крайней мере, собирался рассказать тебе о своем брате... А в твои планы входило откровение о нашей общей душе?
   Девушка отшатнулась, резко побледнев и тяжело дыша.
   - А ты-то как давно об этом знаешь? - выдавила она нервную улыбку, когда первое потрясение прошло. - Ты уже второй, кто знает о ритуале разделения души, но хранит гордое молчание... Первым был Асмодей. Его объяснение по этому поводу я уже выслушала. Как на счет тебя?
   - Я ждал, пока ты сама решишь рассказать мне это, - пожал плечами Десмонд. - Да и потом, скажи я тебе, что знаю все о твоей жизни до смерти - тебя бы и след простыл... Я этого не хотел.
   Алата отвела глаза в сторону, больно закусив губу. Было видно, что она о чем-то раздумывает, но никак не может принять решение.
   - Давай поговорим начистоту? - нарушил гнетущую тишину Дес. - Ты выслушаешь меня, я - тебя. По-моему, стоит...
   - А по-моему, нет, - глаза Эвелинн вновь превратились в холодные сапфиры. - Не думаю, что душевная беседа что-то изменит... Слишком уж много вранья между нами, чтобы его разгребать.
   - Не только по моей вине! - возмутился мужчина.
   - Не спорю, - прищурилась девушка. - Но это не я искала тебя по всем мирам, чтобы навешать лапшу на уши и заставить плясать под свою дудку. Не я начала лгать.
   - Лина...
   - Не перебивай, - вскинула руку алата, оборвав Гончего на полуслове. - Я сейчас уйду на какое-то время, побуду в одном из любимых миров, чтобы немного подумать. А ты постарайся уладить все дела со своим братом: либо попрощайся с ним, либо попытайся спрятать его так, чтобы я никогда не смогла его найти. Потому что живым я Рола видеть не желаю.

*****

   - Кэрол, где Роланд?! - Вильгельм стремительно ворвался в комнату девушки и застал ее вальяжно распластавшейся по кровати. - Отлично! Ни Эвелинн, ни Ричарда даже на горизонте не видно, а она отдыхает! И напарника твоего я найти не могу...
   - Рол стоит выше меня по положению! - вяло огрызнулась алата. - Так что мне он не отчитывается в своих действиях! Но вроде упоминал, что почти достал Эви, и нужно сделать завершающие штрихи.
   Уловка сработала. Услышав про скорую поимку его драгоценной бывшей и будущей помощницы, Виль сменил гнев на милость и не стал продолжать разбор полетов.
   - И как долго Роланд планирует завершать эту миссию? - поинтересовался мужчина. - Еще несколько лет?
   - Не думаю, - покачала головой девушка, не заметив в голосе своего покровителя сарказм. - С тех пор, как Рол подключил к поискам Эвелинн своего брата, конечно, прошло целых пять лет, но Десмонд все же сумел ее выследить. Уже немало. А он еще и втерся к ней в доверие... Поэтому сейчас можно и подождать немного.
   - Вот это не тебе решать, - отмахнулся Вильгельм. - Я сам прекрасно разберусь когда, чего и сколько можно подождать. Когда Роланд явится - сразу же отправь его ко мне.
   Вернувшись в свой зал для приемов, Виль с неприятным удивлением увидел на своем троне моложавую женщину лет пятидесяти, с коротко остриженными пепельными волосами, изумрудно-зелеными глубокими глазами и надменной улыбкой на тонких губах. Мужчину она поприветствовала снисходительным кивком головы.
   - А ты все в делах... - с едва заметной насмешкой заговорила Калли, обращаясь к своему коллеге по Высшей Ложе. - Лишь с третьей попытки удалось тебя застать.
   - Я твоего визита не ждал, потому и не встретил с почестями, - ухмыльнулся алат в ответ. - В следующий раз предупреди заранее, и получишь достойный прием.
   Женщина загадочно улыбнулась, заставляя Вильгельма заволноваться. Калли возглавляла триумвират Мудрости, первый среди алатов по уровню почитания, и была второй алатой после Лины, которая пугала Вильгельма. Она всегда внушала большее уважение и преклонение, нежели он сам. Чего стоил лишь ее истинный облик: слепяще золотые крылья и закрытое строгое платье в пол, по которым порхали пурпурно-красные искры. Подлинно королевские цвета в сочетании с подлинно королевской выдержкой и умением подать себя.
   Впрочем, Виля гораздо больше напрягал не потрясающий внешний вид Калли, на фоне которого даже он терялся, а то обстоятельство, что алата Мудрость не наносила никому визиты без причины. Веской причины.
   - Вильгельм, меня беспокоят слухи о твоем триумвирате, - перешла к делу Калли. - Причем, с каждым днем эти слухи становятся все страшнее, боюсь, что скоро они лишат меня спокойного сна и помешают следовать своему предназначению... Вместо того, чтобы нести мудрость туда, где она необходима, я буду думать лишь о благополучии Высшей Ложи.
   Мужчина зло скрежетнул зубами. Знать бы, что за тварь разносит эти слухи... Однако, он моментально стер с лица все признаки злости и вскинул брови в мнимом удивлении:
   - И что же за слухи способны оторвать от дел саму Калли?
   - Попрошу без иронии, - с достоинством ответила женщина. - В отличие от тебя и многих других алатов, я действительно больше предана своему призванию, чем дележке власти. Вещи говорят малоприятные... Например, что твой триумвират нарушен. Или то, что этого мальчика, сына Лоркана, из-под нашего контроля увела твоя бывшая правая рука... Есть, что сказать?
   - Триумвират мой в полном порядке, - холодно отозвался Вильгельм. - Беспокойство о нем излишне. А вот Ричард... Каролина и Роланд сейчас активно занимаются его поисками и, судя по всему, Эвелинн действительно приложила руки к исчезновению парня.
   - Я говорила, что от нее следовало избавиться наверняка в ту же самую минуту, как стало известно о ее предательстве, а не сажать в камеру на цепь. Сейчас она обставила тебя здесь, а что будет дальше?
   - Скоро Эви окажется здесь! - отрезал мужчина. - И я как-нибудь сам разберусь с ней.
   - Свежо предание, - усмехнулась Калли. - Наверное, в этот раз стоит прислушаться к мнению Высшей Ложи...
   - Если вопросов о странных слухах у тебя больше нет, позволь мне вернуться к делам. - Вильгельм четко дал понять алате, что не намерен продолжать беседу.
   - Вопросов нет, - женщина поднялась на ноги. - Есть только предупреждение: не планируй ничего на середину следующей недели, потому что будет собрание триумвиратов. Мир Арто несколько отклонился от намеченного пути развития, и нам необходимо что-то предпринять, чтобы не допустить уничтожение этой параллели.
   - И для этого собрание триумвиратов организовывать? - неподдельно удивился Вильгельм. - Весь последний век такие вопросы решала Высшая Ложа, да и то не в полном составе порой... Почему сейчас вдруг решили вернуться к старым традициям? Тем более, триумвират Закона ведь так и не восстановлен со времен смерти Лоркана.
   - О, так ты не в курсе? - улыбнулась Калли. - Рогнеда, наконец-то, нашла ему замену. Она представит его на собрании. Так что, на следующей неделе будь готов появиться вместе с Вандой и Истван на общем сборе.

*****

   - И как понимать это твое явление сюда?! - Десмонд, еще не остывший после ссоры с Линой и не сумевший остановить девушку, на всех парах ворвался в комнату, где разместили Роланда. - Совсем из ума выжил?!
   - Не ори, мне и без тебя тошно! - поморщился Рол, схватившись за голову. - Не переноси свою ругань с Эвелинн на меня! Если злишься на нее - ей и выговаривай...
   - Я не злюсь на нее, - покривил душой Гончий, но тут же сознался: - Вернее, злюсь, но не так сильно... А вот твоя выходка меня в бешенство приводит! Зачем надо было лично ввалиться во владения Асмодея?! Не мог вызвать на встречу, как обычно?
   - Не мог! - угрюмо буркнул алат. - Я сбежал, но из-за погони времени на тщательное планирование своих действий не было! И спрятаться было негде, поэтому я сразу же решил отправиться к тебе.
   - Гениальное решение, камикадзе! - не успокаивался Дес. - Теперь помимо Вильгельма ты еще и у Лины стал целью номер один! Она совершенно серьезно заявила мне, что полна решимости убить тебя по возвращении.
   - Ой, а когда она не хотела этого? - флегматично махнул рукой Роланд. - Каждый раз расправой грозит...
   - Мне совершенно не показалось, что это была пустая угроза. Будь ее воля - ты бы уже благополучно остывал в луже собственной крови и со свернутой шеей... Что теперь прикажешь делать?
   - Просто отдай ее Вильгельму, - невозмутимо хмыкнул Рол. - Если вернуть ему любимую игрушку, про нас с тобой он уже через минуту даже не вспомнит, а эта алата окажется связанной по рукам и ногам, что явно отвлечет ее от мыслей о пополнении личного кладбища.
   - Не пытайся вынудить меня последовать твоему плану! - грозно прикрикнул на брата Гончий, ткнув в его сторону пальцем. - Я постараюсь решить все как-нибудь иначе... Не представляю пока только как...Переубедить Лину я вряд ли смогу, так что придется подобрать тебе надежное убежище, которое она не отыщет.
   - И я до конца своих дней буду там сидеть?! - озлобился Роланд. - Ты издеваешься?!
   - Если будет надо - посидишь! - рявкнул мужчина, теряя последнее терпение. Брат его заткнулся, памятуя о тяжелой руке Десмонда и его злопамятности, тем более, что конфликт с Десом сейчас был совсем некстати. - Ты сам влез в эту чертову свиту и надавал Вильгельму кучу обещаний, которые не можешь выполнить! И Эвелинн тебя не переваривает по твоей же вине! Так скажи, почему я должен пожертвовать жизнью этой девушкой ради твоей жизни?! Только потому, что она тебе не нравится?!
   - Потому, что я твой брат! А она временная любовница, каких у тебя еще тысячи будут!
   - Вильгельм Лину не получит, - отчеканил Гончий. - Я спрячу тебя ото всех как можно дальше. А потом попробую разобраться в своих отношениях с Эвелинн... И малейшая попытка с твоей стороны помешать этому приведет лишь к утрате моего доверия и помощи.
  

Глава 29

   Как практически у любого алата или алаты у меня было несколько любимых миров, в которые я регулярно наведывалась, подолгу гостила там и имела крепкие дружественные связи. Зализывать раны (как физические, так и душевные) и отдыхать в таких параллелях - самое то.
   Именно таким миром был для меня Зальтен. Я обожала крупнейшее государство Зальтена - Витторию. И особенно столицу - Элиор. С уверенностью могу сказать, что это один из удивительнейших городов, что я когда-либо видела.
   Элиор нередко называют "городом золотой мечты", что совершенно неудивительно, ведь в поисках своего места под солнцем и кусочка пирога сюда ежедневно съезжаются сотни людей.
   Город был поделен на четыре архитектурных сектора, соответствующих частям света. Северный сектор внушал уважение своими суровыми, массивными и грубоватыми каменными строениями, олицетворяя собой жесткие северные народы. Здесь преобладали оттенки серого, голубого и синего, белого, темно-зеленый и дымчато-мятный цвета, не было ярких благоухающих цветов, а лишь ели, сосны, пихты и низкорослые кустарники.
   В противовес Северному сектору существовал Южный. Он радовал глаз экзотическими растениями и животными, теплыми и яркими цветами домов. Геометрические и растительные орнаменты опоясывали здания на несколько раз, а палисадники напоминали, скорее, островки диких лесов.
   Западный сектор контролировался, в основном, эльфами, а потому перестраивался и перекрашивался с завидной регулярностью. Остроухие любители экспериментов из этого мира выстраивали дома самых невероятных пропорций и цветовых сочетаний, но надо признать, что получалось у них мастерски.
   Однако больше всего меня привлекал Восточный сектор. Я была влюблена в пьянящие и терпкие ароматы благовоний, пурпурные, алые, фиолетовые, бирюзовые и желтые, малиновые и золотые краски, чарующую музыку и изящество кованых узоров решеток и оград, в тонкие шелковые ткани и звон дорогих украшений в уличных лавках. Было бы странно, если, явившись в Зальтен, я не отправилась бы первым делом блуждать по узким и извилистым улочкам любимого сектора, хоть на время заставляя себя подумать о более приятных вещах, чем запутанная ситуация с Гончим и его братом.
   Впрочем, после двухчасовой прогулки я заскучала, а нос ощутимо зачесался от многообразия сладковатых ароматов. Возвращаться к Асмодею было еще рано, да и не особо хотелось, поэтому я направилась в центр города, где располагался Магический сектор. Он представлял собой окружность немалой площади, обнесенную каменной стеной метра в четыре. Сделано это было по указанию градоправителя "во избежание досадных неприятностей". Понять его было можно: на территории Магического сектора находились Академия Магии для людей и Межрасовый Университет для нечисти. Столкновения между студентами этих заведений были регулярными, массовыми и опасными для простого населения, поэтому их и изолировали от горожан.
   Привратник, к счастью, хорошо помнил меня в лицо и лишних вопросов не задал, с улыбкой пропустив в Сектор.
   Здесь я уже знала каждую веточку и каждый камешек, поэтому не стала тратить время на осмотр достопримечательностей, коих было великое множество, а сразу направилась к высокому зданию из темного камня, выполненному в готическом стиле.
   Тишина в Университете поражала. Вместо вечных воплей, треска заклинаний и ругани я слышала только эхо своих шагов, отражающееся от высоких сводчатых потолков. Странно... Куда Геката сослала всю эту ораву нечисти?..
   Мое удивление только усилилось, когда самой бесовки в кабинете не обнаружилось. Да что за черт?!
   В поисках хоть одной живой души я вышла из Университета и свернула к тренировочной площадке. Может, хоть Кайла или Райден найдутся?
   Старый приятель действительно обнаружился здесь, но в неожиданной компании. За талию он недвусмысленно приобнимал эльфийку нестандартной для этого мира внешности: светлокожую, темноволосую и темноглазую, не обделенную формами... Вот это новость.
   - Лина? - заметил меня он, но, к моему удивлению, и не подумал сделать вид, что между ним и эльфкой ничего нет. - Какими судьбами?
   - Решила навестить друзей, - скрестила я руки на груди и прищурилась. - А где Кайла?
   - Не знаю, - пожал плечами мужчина. - Наверное, в своем домике.
   В это время эльфийка повернулась ко мне лицом, и я с неприятным изумлением узнала в ней Аннариэль - мою давнюю противницу. С ней я не ладила еще задолго до того, как познакомилась и с Кайлой, и с Райденом, и даже с Гекатой. И совершенно не ожидала увидеть ее здесь.
   - Давно не виделись, Ани, - сахарно улыбнулась я ей, вызвав у девушки кислую мину. - Я по тебе безумно скучала...
   - Зато я - нет, - скривилась она, отлепившись от мужчины и оправив платье. - Еще бы лет сто не видела.
   Да, она не изменилась. Разве что мордашка стала более холеной...
   Не став затевать ссору с эльфийкой, я спешно покинула тренировочную площадку, проигнорировав Райдена, явно пытавшегося сказать мне что-то.

*****

   - Отправь меня за ней! - раздраженно повысил голос Эйлтил, беснуясь из-за невозмутимого вида Асмодея. - Мало ли, что она может натворить в таком состоянии!
   - Слушай, ты Лину перед ее уходом не видел, в отличие от Деса, - устало отмахнулся демон. - И Гончий никакого состояния аффекта за ней не заметил. Да, она была зла, но не более, чем могла бы быть. Поводов для паники нет.
   - Вот и отправь меня, чтобы я в этом убедился!
   - И не подумаю! - отрезал Дей. - Она ушла, чтобы побыть одной, подумать о происходящем и ...
   - О чем тут думать?! - недобро сузил глаза Эйл. - Этот Гончий не только врал ей и обманом соблазнил, но еще и помешал отомстить заклятому врагу!
   - Ну, Эвелинн, допустим, тоже Десмонду далеко-о-о не все рассказывала... - многозначительно протянул Асмодей, неожиданно для себя вступаясь за Деса. - А о соблазнении ты говоришь так, будто Лина до этого была скромной и невинной девицей! Еще вопрос, кто там кого соблазнял...
   - И что ты предлагаешь?
   - Оставить пока что ее в покое. Пусть Эвелинн побудет наедине со своими мыслями, разложит их по полочкам. Да и потом, если ты будешь сейчас путаться у нее под ногами, она на тебе же злость и сорвет...
   - Пусть лучше на мне, чем на окружающих.
   - Не строй из себя жертвенного барана! - закатил глаза демон. - Более глупого заявления я от тебя не слышал.
   - Дей, когда мы встретились с тобой незадолго до моего "воскрешения", ты пообещал, что я получу Лину обратно!
   - Она не вещь и не бандероль, чтобы ты ее "получил", - зло отозвался Асмодей. - Я пообещал, что дам тебе шанс вернуть ее. И то, уж прости, сделал это исключительно для того, чтобы уберечь ее от глупостей, а не ради тебя...
   - Так почему ты теперь отказываешься от своих слов?!
   - Отказываюсь? - неподдельно удивился мужчина. - Ты издеваешься?! Я привел Лину в твой мир, чтобы вы встретились, я отправил тебя к талиерам, чтобы не оставлять ее наедине с Гончим. В конце концов, я несколько раз пытался поговорить с ней и убедить, что ей стоит возобновить свои отношения с тобой... Извини, но если все это не дает ни малейших результатов - оставь ее в покое. Хотя бы на время до возвращения. Если Эвелинн и тогда не оставит Деса, то мы тут уже ничего не поделаем...
   - Еще как поделаем, - со злобой процедил сквозь зубы Эйлтил. - Ты даже не представляешь себе, насколько я ее люблю, и на что способен ради нее...
   - Сказать по правде, звучит не очень хорошо, - с подозрением во взгляде покачал головой демон. - Так, будто ты готов заниматься собственноручным удушением всех ее поклонников.
   - Почти, - неприятно оскалился эльф. - В подробности вдаваться не буду, чтобы не пугать тебя. Так ты отправишь меня за Линой?
   - И думать забудь об этом! - упрямо отозвался Асмодей.
   Когда Эйл ушел, приятель Лины впервые усомнился в правильности своих действий. Нет, то, что он не позволил эльфу последовать за Эвелинн - стопроцентно верное решение. Хотя бы потому, что она, обозлившись, могла не только Эйлтила покалечить, но и самого демона в придачу зацепить. А вот то, что еще недавно Асмодей мечтал вновь видеть эльфа и алату вместе, возможно, было ошибкой ... Никогда раньше Дей не видел в глазах Эйла такой решимости и жестокости. Никогда. А сейчас перед ним словно бы предстал совершенно незнакомый ему Эйлтил. И ничего хорошего демон в этом не находил. Может, стоит действительно оставит все как есть, и исполнить заветную Линину мечту - перестать лезть в ее личную жизнь? Пусть сейчас она наслаждается своим временным романом с Десмондом, а там, глядишь, сама же и бросит его... Тем более, что сейчас все к тому и идет, ведь девушке стало известно о родстве Гончего и Роланда. Насколько Асмодей знал свою подругу, месть она предпочтет роману и не даст Ролу уйти живым.

*****

   - И ты так просто позволила этой эльфийской выдерге увести Райдена?! - изумленно округлила я глаза, дослушав невеселую историю своей давней знакомой. - И даже словесной выволочки ей не устроила?!
   Кайла пожала плечами с деланным равнодушием. Потом подняла на меня грустный взгляд своих необычных глаз: серо-голубых, с зеленым ободком у зрачка:
   - А что бы это дало? Мне разве полегчало бы от этого?
   - Кто его знает... - вздохнула я. Потом на мгновение представила, что какая-нибудь девица попробовала бы подбить клинья к Гончему и зло прищурилась: - Я бы такого не оставила просто так...
   Прежде чем в моем сознании промелькнула картинка с расправой над несчастной поклонницей Деса, я сердито тряхнула головой. Приехали... Вместо того, чтобы обдумывать нашу с ним непростую ситуацию, связанную со взаимным враньем, пускаюсь в собственнические размышления... И когда только стала считать его своим?!
   "Да давно уже, милая, давно, - насмешливо хмыкнула вдруг Пандорра. - Еще до ваших ночных свиданок..."
   Я снова тряхнула головой с сердитым фырканьем, на что Кайла вопросительно выгнула бровь:
   - Что такое? - заинтересованно спросила она.
   - Да так, подумала кое о чем, - отмахнулась я. - А в истории с Райденом, кстати, я бы, на твоем месте, еще разобралась. Аннариэль раньше специализировалась на приворотах, вдруг она и сейчас продолжает этим баловаться?
   - Приворот? - недоверчиво переспросила подруга. - По-твоему, с ее внешностью он нужен?
   - Ты удивишься, но не все ее кавалеры покупались на бюст и кокетливые взгляды, - фыркнула я. - Мне достоверно известно как минимум о пяти мужчинах, которые были накачаны ею приворотными зельями.
   - Ненавижу Академию и правительство! - рыкнула директриса Университета, размашистым шагом проходя в комнату Кайлы и не сразу замечая меня. - Опять бочку катят на наших учеников! Ты представляешь, заявили, что... Лина?!
   - Сюрприз! - всплеснула я руками, с улыбкой глядя на демонессу. - Так что там заявили о твоих учениках? Которых, к моему удивлению, вообще не слышно и не видно...
   - Так их на практику сослали по отдаленным городкам, - ухмыльнулась Геката, как и я, не жалующая излишние приветствия, но тут же помрачнела. - А глава нашего города мне сегодня завил, что кто-то из моих студентов, якобы, похищает людей неподалеку от Элиора... Как утверждает доблестный градоправитель, несколько преподавателей Академии побывали на месте преступления и сделали вывод, что там замешана нечисть. Ой и дождутся у меня эти академики... Я им скоро такую выволочку устрою...
   Директриса Университета еще немного пожаловалась нам с Кайлой на чиновников, их тупость и занудность, потом внимательно глянула на меня:
   - Ты к нам просто так пожаловала? Или повод есть?
   - Собственно, да, - вздохнула я. - Мне небольшая услуга нужна от тебя, Геката. Ты по старой дружбе Оракула или Провидца не посоветуешь? Очень надо.
   Демонесса заинтересованно уставилась на меня немигающим взглядом. Ну конечно, подобная просьба кажется ей странной, я ведь терпеть не могу всевозможные предсказания и всегда упрямо говорю, что судьбу определяет ее носитель... Что ж, придется пояснить, а то она ведь из вредности не скажет ничего, пока причину не узнает.
   - Я у Асмодея с Плетеей пересеклась, - хмуро глянула я на подруг. Убедившись, что им не нужно пояснять, кто такие Плетеи, продолжила: - И та мне посоветовала обратиться к кому-нибудь с даром предвидения. Дей говорит, что следует ее послушаться.
   - Правильно говорит, - кивнула Геката. - От этого сопляка хоть какая-то польза... Видишь ли, Лина, Плетеи действительно не дают пустых советов и даже не...
   - Про то, что они практически не говорят ни с кем, мне уже рассказали, - прервала я лекцию директрисы Университета. - И, сказать по правде, меня пугает то, что для меня было сделано редкое исключение...
   - Ясное дело, - фыркнула Кайла. - Я бы тоже не обрадовалась.
   - И все-таки, - недоверчиво прищурилась демонесса, - не верится мне, что один лишь совет Плетеи заставил тебя перебороть свое отвращение к предсказаниям...
   Я закатила глаза, понимая, что меня раскусили.
   - Ты права, дело не только в этом. Просто я сейчас основательно запуталась в своей жизни и не очень хорошо представляю себе, какое решение будет верным... Мой мозг вступил в противоборство с сердцем, и у меня есть небольшая надежда, что общение с Провидцем или, на худой конец, Оракулом поможет мне определиться с победителем в этой борьбе...
   Я пересказала Гекате и Кайле все последние события своей жизни, начиная от знакомства с Гончим и нежданного появления Эйлтила и заканчивая уточнением моих нынешних отношений с Десом и Эйлом и вестью о близком родстве Десмонда с одним из моих самых ненавистных врагов... По мере рассказа глаза подруг все больше округлялись, а когда я упомянула о ритуале разделения души, Геката и вовсе меня прервала:
   - Вот уж не знаю, поможет ли тебе Провидец в такой запутанной ситуации... Одно могу сказать точно, Оракул своими иносказаниями только еще больше мозги запудрит. И пока я помню, позволь сказать тебе, что ты идиотка! И даже не знаю из-за чего больше. То ли из-за проведения ритуала, о котором ты ничего толком не знала, то ли из-за того, что вляпалась в роман с мужчиной, прекрасно осознавая, что ни к чему хорошему это не приведет...
   - Утешила! - скептически фыркнула я. - А вообще, я начинаю бояться сама себя... Вместо того, чтобы ненавидеть Деса за его вранье, я чувствую себя виноватой и постоянно думаю о том, как бы так все объяснить ему. Еще и Асмодей как-то упомянул, что меня к Гончему тянет только из-за ритуала, и эта мысль постоянно в голове крутится.
   - Ритуал подобного влияния не оказывает, - отрицательно качнула головой директриса Университета. - Другое дело, что половину души обычно не отдают кому попало... Тебе крупно повезло, что Десмонд под воздействием твоей души тоже стал алатом, иначе после его смерти ты лишилась бы половины своих сил и постоянно чувствовала бы себя так, словно потеряла что-то важное и никак не можешь это найти.
   Я похолодела. И на самом деле ощутила себя полной идиоткой. Какого дьявола я вспомнила вообще об этом проклятом ритуале четыре с лишним сотни лет назад?!
   - Выходит, наши с ним жизни тесно связаны? - все решила уточнить я то, что и так поняла.
   - Не то слово, - подтвердила Геката. - Хотя, об этом ритуале так мало известно, что со стопроцентной уверенностью тут ничего нельзя сказать. Но проверять, что с тобой будет после смерти Гончего, все же не советую.
   Кайла, все это время задумчиво разглядывающая пол, подняла глаза на меня:
   - Знаешь, Лина, я бы на твоем месте все же вернулась к нему и поговорила по душам...
   - Это я и так собираюсь сделать, - хмуро вздохнула я. - Просто пока слов подобрать не могу. И потом, я ведь слово дала, что убью Роланда, а свое слово я привыкла держать...
   - Ты сама-то себя слышишь?! - возмутилась подруга. - Какое слово?! Тебе Дес дороже или месть?
   - В том ведь и дело, что в душе я уже сделала выбор. Который пугает остатки моего здравого смысла до дрожи... Да что же это такое! - я вскочила на ноги и нервно прошлась по комнате. - В конце концов, он ведь тоже погряз во вранье, а я только и думаю, как мне извиниться!
   - Ну, никто же не запрещает тебе сначала объясниться самой, а потом спустить с него три шкуры за его грехи, - ехидно заметила Геката, заставив меня улыбнуться.

*****

   Я провела в Зальтене еще пару дней, ровно до тех пор, пока Магический сектор не огласился громогласными воплями студентов, вернувшихся с практики. Первые часа три все было нормально. А потом в кабинет Гекаты, где мы с ней и Кайлом устроили чаепитие, влетел растрепанный черноволосый парень и заявил, что во дворе затевается драка. Судя по его восторженным воплям, очаровательные подопечные моих подруг снова затеяли стычку стенка на стенку со студентами Академии. В конце своей речи парень просто потряс меня: поинтересовался, считают ли преподаватели нужным прекращать эту разборку. Директриса Университета загадочно улыбнулась, переглянулась с Кайлой и сообщила студенту, что он их не видел, как и они его. Когда дверь за безмерно счастливым парнем захлопнулась, демонесса злорадно хмыкнула, что Академия давно нарывалась. Чуть позже, правда, Кайла все же отправилась разнимать задир и скандалистов, я решила, что пора возвращаться, а Геката на прощание ехидно предложила место преподавателя в своем Университете. Мол, с моим уровнем сил подрастающее поколении нечисти пугать меня не должно... Я со смехом сказала, что подумаю.
   Во владения Асмодея я вернулась поздней ночью. Тут же мимолетно подумала, что скоро у меня войдут в привычку такие вот явления под утро. Лезть сейчас к Десу с серьезным разговором я не собиралась, а потому направилась в гостиную, решив потратить оставшееся до рассвета время с пользой и еще раз хорошенько обдумать то, что собиралась сделать. В конце концов, я впервые в жизни собиралась отказаться от мести...
   Роланда я ненавидела так же сильно, как и Вильгельма. И просто мечтала разодрать ему горло своими же руками. На крайний случай, хотя бы крылья выдрать, как он мне когда-то... Но родство с Десом сыграло для него роль щита, о который я не готова была расшибить себе лоб. Жаль... Жаль оставлять этого урода в живых и здоровых.
   Вообще-то, я подумывала о маленьком несчастном случае. Тихом таком и совершенно непредвиденном, но с летальным для Рола исходом. Пожалуй, я бы воплотила свои мысли в жизнь, если бы не знала, что Гончий сразу поймет, откуда тут ноги растут.
   - Эвелинн?!
   Должно быть, я слишком сильно погрузилась в раздумья, потому что, услышав удивленно-испуганный возглас Роланда, сама едва не подскочила в кресле. К своей гордости, я тут же сумела сориентироваться и нацепить на лицо невозмутимую усмешку:
   - А что, ты не ожидал меня увидеть? Странно, мне казалось, что шавки Виля мечтают повстречаться со мной...
   На скулах Рола заиграли желваки, взгляд стал колючим. Что, сравнение с песиком не нравится? А мне оно разве по душе было?
   - Только идиоты мечтают повстречаться с чудовищем один на один, - отозвался он. - Я бы предпочел, чтобы передо мной сейчас была стена из туповатых подручных. Так у меня был бы шанс уйти живым.
   Я настороженно прищурилась. Говорить со мной начистоту не в привычке Роланда. Точнее, не просто говорить начистоту, но и делать это совершенно серьезно.
   - И чего ты ждешь? - вопросительно уставился на меня брат Десмонда. - Обдумываешь способы убийства? Решаешь, как перед Десом оправдываться будешь?
   - Если убью тебя - перед ним уже никогда не оправдаюсь, - хмыкнула я. - К моему глубочайшему сожалению, он несколько наивен и искренне полагает, что помогает тебе выбраться из весьма щекотливой жизненной ситуации. Да и ваша кровно-родственная связь для него много значит.
   - А ты не веришь в мое тяжкое положение? - вскинул брови Рол. - Сама ведь прекрасно знаешь, что такое гнев и недовольство Вильгельма! Я не единожды разочаровал его, не выполнив поручения, за что теперь и расплачиваюсь...
   - Лапшу на уши наматывай своему брату, но не мне! - жестко оборвала я его. - Я ни единому твоему слову не верю. Но, раз уж мы пересеклись, хочу сказать тебе кое-что: поблагодари высшие силы за то, что Дес твой брат, и он дорог мне. Потому что жив ты только по этим причинам. Как только Десмонд утратит для меня свою привлекательность - твоя смерть снова станет моим заветным желанием. А препятствий для его осуществления уже не будет.
   - Интересно, как долго мой брат еще будет нужен тебе, если ты узнаешь правду о том, для чего он тебя разыскал? - самодовольно ухмыльнулся Роланд. - Дес уже успел рассказать, в чем заключалась твоя помощь, о которой он просил?
   Я промолчала. В общем-то, Гончий говорил, что я должна помочь ему вытащить приятеля из тюрьмы алатов... Но, судя по физиономии Рола, у него была другая версия.
   - Мой брат должен был заманить тебя в ловушку и выдать Вильгельму.
   О-о-очень хорошо... Просто отлично!
   - Сейчас, правда, у него в голове что-то переклинило, - продолжил говорить алат, - и он решил не отдавать тебя Вилю. Но это временное помутнение рассудка.
   - Если ты рассчитывал, что я после твоих откровений мгновенно поменяю свое отношение к Десу - ты ошибся, - сахарно улыбнулась я, неторопливо поднявшись на ноги и обойдя алата со стороны. - А Десмонду я еще раскрою на тебя глаза...
   Я покинула гостиную прежде, чем Рол успел сказать что-либо еще. В какой-то степени из-за страха, что его слова могли бы заставить меня усомниться в моем решении.
  

Глава 30

   Глядя на мирно спящего Гончего, Лина испытывала смешанные чувства. Ее раздражал крепкий сон мужчины, который не реагировал ни на какие внешние раздражители. Но с другой стороны, алата была рада каждой минуте, отсрочивающей малоприятный разговор. Прислушавшись к размеренному дыханию Деса, девушка и сама чуть расслабилась и перестала нервно дергать в воздухе аккуратной ступней. Стоило ей отвлечься, и он открыл глаза.
   Проснувшись, мужчина первым же делом увидел Эвелинн, сидящую в кресле, закинув ногу на ногу. Неожиданно поймав на себе его взгляд, она странно подобралась, словно дикая кошка перед прыжком, и замерла.
   - Вернулась? - сонно потянулся Десмонд и удивленно проследил за настороженным кивком алаты. - Что это с тобой?
   - Ничего, - неубедительно пожала плечами Лина.
   - Ну да, конечно... - подозрительно прищурился Гончий, усевшись на кровати. - То-то видок у тебя такой нервный и напуганный.
   Мужчина вдруг совершенно некстати вспомнил о том, что его брат, горячо "обожаемый" алатой, сейчас находится где-то здесь. Сопоставив этот факт с дерганным поведением девушки, Дес сделал неверный вывод:
   - Что с Роландом?! - недобро уставился он на Эвелинн. Зловещий тон его голоса заставил ее вздрогнуть, но Десмонд, всерьез обеспокоившийся судьбой братца, такие тонкости проигнорировал. - Признавайся!
   - С Роландом? - ухмыльнулась Лина, догадавшись, в чем ее подозревают. - Не имею ни малейшего представления, хотя позволю себе предположить, что он пребывает в добром здравии. Точно так же, как и пару часов назад, когда я имела сомнительное удовольствие видеться с ним в гостиной.
   - Ты его не тронула? - недоверчиво уточнил Гончий. - Была наедине с ним и не попыталась убить?
   - Пальцем не коснулась, - хмыкнула девушка и, после некоторой паузы, ехидно добавила: - Не имею привычки без надобности прикасаться к мусору...
   - Если ты не собираешься признаваться мне в убийстве Роланда, то откуда такая взвинченность? - Десмонд проигнорировал последнюю фразу алаты.
   - Я все же решила, что нам стоит поговорить, - помрачнела Эвелинн, понимая, что теперь отступать поздно. - Если, конечно, ты все еще этого хочешь...
   - Разумеется, - моментально кивнул мужчина. - Я по-прежнему считаю, что нам это нужно.
   - А я, кстати, в этом не уверена, - туманно заметила Лина, отвернулась к окну и нервно тряхнула волосами. - Видишь ли, Дес, я привыкла осуществлять то, что задумала, тем более, если дала слово исполнить это. Поэтому часть меня требует наплевать на все и разобрать твоего брата на запчасти...А другая часть твердит, что месть Роланду ты мне не простишь. Вторая оказалась сильнее.
   - Так он теперь в безопасности? - после некоторой паузы уточнил Гончий и мысленно чертыхнулся, потому что на самом деле спросить хотел совершенно другое. Решив, что у него еще будет время задать девушке все вопросы, он не стал отвлекаться на свои размышления.
   - Относительно, - на полном серьезе заявила Эвелинн. - Я сказала, что не пущу Рола на фарш, но это совсем не значит, что я буду терпеть его общество и предпринимать попытки наладить с ним нормальное общение. Не я была инициатором нашей с ним взаимной ненависти.
   - У него есть повод тебя ненавидеть, - заметил Десмонд, но тут же поправился. - Точнее, он думает, что есть, хотя это не так.
   - Не заостришь на этом внимание? - тут же заинтересованно повернулась к нему Лина. - Что за повод?
   - Я все объясню только после того, как ты расскажешь мне свою историю, - отрицательно покачал головой Гончий. - Мне известна большая ее часть, но хотелось бы знать твою версию.
   - Ты о том, как я поделилась с тобой душой? - вопросительно вскинула бровь девушка.
   - И об этом тоже, - подтвердил мужчина. - Только начни не с этого, а со своего романа с моим отцом.
   - Ты знаешь обо мне и Дамиане?! - алата едва не подскочила, как ужаленная. - И как давно?
   - Ровно с той самой минуты, как признал в тебе свою спасительницу, - усмехнулся Дес, рассматривая ее изумленное лицо. - Расскажешь все - и я объясню.
   Эвелинн перекинула волосы через плечо и принялась раздраженно перебирать их, то накручивая локоны на указательный палец, то разделяя их ногтями на тонкие прядки. Вообще-то, о своем романе с отцом Гончего девушка собиралась умолчать... Наконец, она решительно выдохнула:
   - Что ж, если ты хочешь знать историю, которая стоила мне жизни, я расскажу. С самого начала.
   - С рождения? - фыркнул, не удержавшись, мужчина.
   - Как раз рождение и первые шестнадцать лет моего существования позволь опустить, они не представляют собой никакого интереса. Все закрутилось, когда мне исполнилось семнадцать. Именно тогда объявился первый и единственный претендент на мою руку. Радости матери не было предела, ведь с моей внешностью, далекой от идеалов того времени, шансов выйти замуж у меня практически не было. Желающих заполучить диковинную любовницу хватало, но вот в качестве супруги меня захотел видеть лишь один мужчина. А уж когда выяснилось, что этот любитель экзотики принадлежит к аристократическому семейству, пусть и не самому богатому, но зато весьма влиятельному - там уже мой отец по потолку от счастья бегал. Естественно, что мнения дочери о замужестве родители даже не стали спрашивать. Чтобы познакомить меня с женихом устроили смотрины.
   - Этим "любителем экзотики" был мой дядя? Антуан? - уточнил Десмонд.
   - Он самый, - продолжала перебирать волосы алата, уставившись в одну точку где-то на стене, слева от лица Гончего. - Младший бат Дамиана. На встрече наших семей я и увидела твоего отца...
   - Влюбилась с первого взгляда? - с долей ревности в голосе хмыкнул Дес.
   Лина негромко посмеялась:
   - Влюбилась? Нет, что ты. Я была далека от подобных романтических порывов. Он привлек мое внимание, потому что резко выделялся на фоне всей своей семьи. Высокий, статный, взрослый, холодный... Голову я потеряла позже, когда узнала его ироничную полуулыбку и бесовский искры в глазах.
   - Он ведь был старше тебя на несколько лет! - снова перебил девушку Гончий. - Даже не на несколько, а на целый двадцатник!
   - Меня это не волновало, - дернула плечом Эвелинн. - Как и твоего отца. На мою помолвку с Антуаном мы тоже наплевали.
   - А еще на наличие кое у кого жены и маленького сына... - едко заметил Десмонд.
   - Здесь я ни при чем, - тут же парировала девушка. - О существовании твоей матери и брата я не знала. И вообще никто из окружающих, как позже оказалось, не знал, а спросить о семейном положении Дамиана у Антуана мне как-то даже в голову не пришло. Тем более, что спустя пару месяцев наших с Дамианом тайных встреч он заявил, что уладит вопрос с отменой моей помолвки и женится на мне сам. Вообще-то, на роль супруги я не претендовала, и меня вполне устраивало положение любовницы твоего отца, но я по глупости поверила ему и согласилась. Вот только время шло, а ничего не менялось: Антуан считал меня свой невестой, я проводила ночи с Дамианом, а тот клялся, что скоро все уладит. Я настолько была поглощена твоим отцом, что верила каждому его слову и даже рассказала о своем даре ведьмы.
   - И как он на это отреагировал?
   - На удивление спокойно, - ядовито улыбнулась Лина. - Услышав про колдовство, Дамиан не помчался сдавать меня инквизиции. О, нет... Он быстро наловчился использовать мой дар для устранения своих противников. Это сейчас я понимаю, что твой отец умело мною манипулировал, а тогда мне казалось, что я сама принимаю эти решения... Наверное, я бы еще долго ходила в таких вот полезных любовницах у Дамиана, если бы Антуан не пронюхал о нашем романе.
   - Ты его из-за этого попыталась сжечь? - снова проявил осведомленность мужчина.
   - Нет! Это вышло случайно! - Эвелинн закрыла лицо ладонями и медленно выдохнула. Потом убрала руки и продолжила: - Я не хотела причинять вред Антуану. Так получилось, что он подловил меня буквально на пороге особняка Дамиана и устроил скандал. Сначала кричал, потом ударил и замахнулся снова... Я даже не поняла, что случилось, когда его одежда вспыхнула, как спичка... Это был неконтролируемый всплеск стихийной магии, спровоцированный страхом и злостью.
   - У моего дяди всю его оставшуюся жизнь было другое мнение, - угрюмо заметил Гончий. - Он утверждал, что "проклятая ведьма" напала на него, и только вмешательство Господа сохранило ему жизнь... Что случилось после инцидента с Антуаном?
   - Я была напугана произошедшим до смерти и тут же прибежала к Дамиану в поисках поддержки и защиты.
   - Он не помог?
   - Все было намного хуже, Дес, - алата так крепко сцепила руки в замок, что костяшки тонких пальцев побелели. - Узнав, что я натворила, Дамиан быстро расставил все точки над "и". Сухо сообщил, что у него есть жена, сын и скоро родится второй, потом заявил, что нас больше ничего не связывает, и мне стоит убраться прочь прежде, чем он сообщит о моем преступлении инквизиции. Твой отец дал мне два часа, чтобы я исчезла из города.
   - А твоя семья? Ты рассказала им о случившемся? О том, что ты ведьма, о Дамиане...
   - О моем колдовском таланте они знали всегда, - равнодушно отозвалась Лина. - Свое состояние мой папочка сколотил далеко не при помощи собственной прозорливости и деловой жилки... Этот дар у меня от его матери, бабушка же и обучала меня всему, пока не умерла. В семье меня всегда считали универсальным средством от всех проблем. До тех пор, пока проблемой не стал сам мой дар. После трагедии с Антуаном меня просто-напросто выкинули из дома. Так я и стала бездомной и никому ненужной ведьмой. Какое-то время скиталась от деревни к деревне, потом осела в одной из них, заработала себе репутацию нелюдимой, но толковой травницы.
   - В этой деревне отец тебя и нашел?
   Девушка поднялась на ноги и обхватила себя руками так, словно замерзла. Мужчина смотрел, как она медленно прошлась по комнате, собираясь с мыслями, и уже хотел повторить свой вопрос, как вдруг Лина оперлась бедром о письменный стол и зло сузила холодные глаза:
   - Прошло около пяти лет, прежде чем на пороге моего дома появился слуга с письмом от Дамиана. До сих пор понять не могу, как у твоего отца совести хватило просить меня о помощи!.. Естественно, я отказала и спустя непродолжительное время порадовала своим присутствием подвал инквизиторской резиденции. Ты и представить себе не можешь мое удивление, когда я узнала, что моим обвинителем и судьей выступит Дамиан... Умирать я никак не хотела, поэтому пошла на сделку с ним: я вылечу его больного сына, он - сделает все, чтобы его фанатичные коллеги обо мне забыли.
   - Ну, я так понимаю, ты свою часть выполнила, - усмехнулся Десмонд, указав на себя.
   - Не совсем так, как хотелось бы твоему отцу, - скривилась Эвелинн. - Когда я тебя увидела, то сразу поняла, почему лекари и травники не могли помочь. Лечить-то было уже поздно, ты умирал. Дамиан потребовал, чтобы с моей стороны было сделано все, что возможно, и я вдруг вспомнила то, что слышала о ритуале разделения души. Насколько мне было известно, в случае его удачного проведения вместе с половиной души ты должен был получить часть моих жизненных сил, которых вполне хватило бы, чтобы поставить тебя на ноги. Ритуал прошел как надо, правда, твои глаза их серых постепенно стали синими, как мои. Видимо, не зря говорят, что глаза - зеркало души... Знаешь, когда я поняла, что Дамиан не собирается отпускать меня, то была безумно рада тому, что твоя радужка изменилась. В нашу с ним последнюю встречу твой отец зачитал мне приговор и поблагодарил за твое спасение, а я посоветовала ему почаще смотреть тебе в глаза. Надеялась, что он будет вспоминать меня и свою вину в моей смерти.
   Девушка закончила свой рассказ и замолчала, ожидая отклика от Гончего.
   - Если тебя это утешит, могу сказать, что так оно и было, - после паузы негромко заметил он. - Отец всегда смотрел мне прямо в глаза, и на его лице от этого появлялось странное выражение. Такое, словно ему было больно. В детстве я не понимал, с чем это связано. Точно так же, как не понимал, почему мать при взгляде на мое лицо приходит в ярость и говорит, что следовало дать мне умереть. Еще она часто твердила, что повсюду видит тень "синеглазой твари", уж прости за точную цитату. Мне было одиннадцать, когда ее нашли мертвой в своей спальне. Перед этим мать устроила отцу истерику, выбросила из дома все вещи синего цвета и заявила, что отныне любые его оттенки под запретом... А на следующее утро ее тело нашли в петле.
   - Катарина покончила с собой? - с неподдельным страхом в глазах уставилась на Деса алата. - Из-за меня? Из-за этого треклятого ритуала?
   - Если кто-то и был виновен в ее сумасшествии, так это Дамиан, - холодно отрезал мужчина. - К моменту самоубийства моей матери ты сама давно была мертва. И если бы отцу хватило мозгов не напоминать ежедневно своей жене о мертвой любовнице, она бы не сходила с ума от ревности. Незадолго до своей смерти отец решил, что мне стоит знать всю правду о причинах несчастий в нашей семье. Он рассказал мне о тебе, о вашем романе. Правда, как-то упустил детали вроде тех, что пудрил тебе мозги обещанием жениться, пользовался твоим даром и лично сдал тебя инквизиции... Отец признался, что ты была далеко не первой и не последней его фавориткой, и мама всегда знала, что у него постоянно есть какая-нибудь девица на стороне, но никогда не придавала этому значения, ведь семью он не бросал. С тобой все вышло иначе. Она поняла это по тому, что Дамиан скрыл от тебя свое истинное семейное положение и практически перестал появляться дома. По его словам, если бы не тот случай с Антуаном, он бы действительно сделал тебя своей супругой. А так мой родитель внезапно понял, что ты можешь быть опасна, и решил, что игра не стоит свеч.
   - Для него я опасной не была, - опустила глаза Лина. - Он это прекрасно знал.
   - Тем не менее, он сделал то, что сделал, - развел руками Десмонд. - Пять лет все было нормально, а потом я чем-то заболел. Никто помочь не мог, тогда отец вспомнил о тебе, ведь ты по-настоящему обладала даром ведьмы. Он потратил уйму сил на твои поиски, потом вынудил заключить с ним сделку... Ты, должно быть, не поверишь, но отец действительно собирался отпустить тебя. Это мама, опасаясь, что у вас возобновится роман, убедила его, что твое освобождение принесет нашей семье слишком много проблем. Под ее давлением твой приговор и был составлен. Отец верил, что ты сможешь сбежать, и пришел в ужас, когда узнал о твоей смерти. Не было ни дня, чтобы он не припомнил маме, что это из-за нее погибла единственная девушка, которую он действительно любил. Так что, если кто и довел Катарину до безумия, то это только ее собственный муж.
   - Как я понимаю, у Роланда на этот счет иное мнение? - мрачно спросила Эвелинн. - Он ненавидит меня из-за смерти вашей матери... Это ведь тот самый повод, о котором ты говорил?
   - Рол всегда был больше предан матери, нежели отцу, - Гончий соизволил все же подняться с кровати, выполнил несколько наклонов головы в сторону, разминая мышцы шеи. - Если она что-то говорила - мой брат считал это непреложной истиной. Раз уж мама сказала, что ведьма, спасшая мою жизнь - зло во плоти, значит, так оно и есть.
   - Так значит, увидев меня в свите Вильгельма, Роланд сразу же сообразил, кто я? - сама себе кивнула Лина. - А я-то всегда гадала, чем это сумела вызвать у него такую ненависть с первого взгляда...
   Девушка замолчала и опустила глаза в пол, отрешенно изучая узор на ковре. Эвелинн раздумывала о том, как теперь изменится ее отношение к Роланду, и изменится ли оно вообще. На минуту она решила, что его можно понять. Сложно не испытывать ненависти к тому, кого считаешь причиной всех несчастий своей семьи и, в особенности, смерти матери. Но через минуту алата одернула сама себя. Тех подлянок, что Рол сделал ей всего за пол столетия после своего вступления в свиту Вильгельма с лихвой хватало, чтобы сполна отплатить Лине за все ее грехи, а не только за те, чтобы были связаны с Дамианом и его семейством. А Роланд на достигнутом ведь не останавливался, продолжал из кожи вон лезть, желая как можно больше подгадить ей.
   - О чем ты задумалась? - негромко позвал девушку Десмонд, незаметно подошедший ближе.
   - О том, что не могу пойти на мировую с Ролом, даже несмотря на то, что ты мне рассказал, - она не без труда заставила себя посмотреть прямо в глаза мужчины. - Его желание отомстить мне я еще понимаю, но он сделал слишком много для этого. Чересчур много.
   - Я не прошу тебя простить моего брата, я прошу всего лишь не трогать его, - Гончий попытался обнять Лину, но, когда она напряглась и ловко вывернулась, сделал вид, что не заметил этого. - Я уберу его как можно дальше от тебя, так, что вы даже не увидитесь.
   - Было бы неплохо... Дес, раз уж мы сейчас выкладываем друг другу все, скажи мне честно, зачем ты меня разыскивал несколько лет? Ради того, чтобы я помогла тебе вытащить брата?
   На скулах мужчины заиграли желваки. Вопрос ему явно пришелся не по душе.
   - Не совсем, - он нервно потер шею. - Роланд, когда вляпался в неприятности с Вильгельмом, попросил у меня помощи и сам же предложил способ ее осуществления. По его словам, если Виль получит обратно одну вздорную алату, которую Рол по неосторожности пообещал ему разыскать, то глава триумвирата Справедливости освободит моего брата. Я согласился выследить тебя и выдать Вильгельму.
   - И почему ты сразу этого не сделал? Как только нашел меня?
   - Потому что ты оказалась не такой, какой я тебя представлял, - уголки губ Десмонда чуть дрогнули. - Я искал чудовище, красивое, но охочее до власти, жестокое и беспринципное. Вот только за время поисков оказалось, что до ангела, конечно, ты не дотягиваешь, но и таким уж монстром не являешься. А уж после того, как мне довелось лично пообщаться с тобой, я загорелся желанием задать своему брату несколько вопросов на счет того, что за бредни о тебе он рассказывал. И тогда же я придумал другой план его освобождения. Решил попросить тебя вытащить Рола из тюрьмы, для этого и придумал историю о приятеле.
   Мужчина снова предпринял попытку обхватить алату за талию и на этот раз не позволил ей отстраниться, все же прижав девушку к себе:
   - Помнишь, у талиеров я сказал, что Вильгельм и Гончие тебя не получат? - свободной рукой Дес погладил ее по щеке. - Лина, я тебе не лгал. Я сделаю все, чтобы ты была в безопасности.
   Десмонд попробовал поцеловать Эвелинн, но та чуть отклонилась назад:
   - Погоди, тебя не смущает то, что ты знаешь о моем прошлом? - растерянно хлопнула она ресницами. - Ну, про твоего отца и так далее... Ты ведь из-за этого тогда, в мире талиеров, заявил, что нам не стоит заходить дальше поцелуев?
   - Вовсе нет, - покачал головой Десмонд. - Если бы это меня волновало, то я бы не повелся на соблазн позже. Я всего лишь с трудом представлял себе, что будет, когда ты узнаешь о Роланде, а мне придется признаться, что я знаю о твоей жизни до становления алатой. Но теперь мы все прояснили, не так ли?
   Лина улыбнулась. Впервые за время этого разговора улыбка ее была искренней и открытой, с присущей алате долей лукавства.
   - Полагаю, что да, - девушка закинула руки на плечи Гончего. - По крайней мере, большую часть...

*****

   - Я кинул зов двадцать минут назад! - процедил сквозь зубы Роланд, едва Каролина предстала перед ним. - Из владений этого придурочного демона не так-то просто выбраться!
   - Заткнись, а? - по-доброму посоветовала хмурая алата. - Пока ты тут прохлаждаешься, Вильгельм мою печенку терзает, так что лишний раз рот не открывай. Скоро ты осуществишь все свои планы?
   - Глазом моргнуть не успеешь, - ухмыльнулся молодой человек и торжествующе сообщил: - Ты поверить себе не можешь, как нам повезло... Кажется, наша дивная синекрылка влюблена в Десмонда.
   - Ты на рассвете вытащил меня из постели ради того, чтобы сообщить о том, что у Эвелинн все в порядке с личной жизнью? - скептически уставилась на него Кэрол. - Издеваешься, что ли?!
   - Господи, пораскинь мозгами-то немного! - закатил глаза Рол. - Ты совсем в этом выгоды для нас не видишь?
   Каролина флегматично пожала плечами.
   - Ради Деса она теперь на многое пойдет, - с намеком дернул бровью алат. - Даже в адское пламя сиганет, как я полагаю.
   - Это она сама тебе поведала? - расхохоталась девушка.
   - Можно сказать и так. Я стоял в полуметре от нее, один на один, а Эви мне даже пощечины не влепила.
   Кэрол подобралась, недоверчиво нахмурившись:
   - Ты серьезно? - уточнила она. - Она не попыталась тебя убить?!
   - Пальцем не тронула, - хмыкнул Роланд. - И заявила, что это связано исключительно с моим родством с Десмондом и тем фактом, что он ей дорог... Если мы направим моего брата в нужном направлении, она последует за ним.
   - Ну да, конечно. Как все просто, - снисходительно улыбнулась Каролина и не удержалась от подкола: - Ведь ты просто потрясающе умеешь руководить действиями своего брата... Рол, каким образом ты заставишь Десмонда плясать под твою дудку?
   - Для этого я тебя и позвал, - скрестил руки на груди молодой человек. - Пока я жив, здоров и препираюсь с Эвелинн, мой брат не будет должным образом размышлять о той угрозе, что надо мной нависла. И с поиском решений об избавлении меня от нее он тоже повременит. Поэтому я собираюсь немного подстегнуть его.
   - Я при чем? - вздохнула девушка, чуть раздраженная потоком ненужной, по ее мнению, информации. Кэрол вообще предпочитала, чтобы ей просто четко говорили, что от нее требуется, без занудных и длительных объяснений. Если вдруг ее что-то заинтересует - она и сама спросить может.
   - Подбери себе несколько помощников понадежнее и разыграйте спектакль. Все должно будет выглядеть так, словно меня отыскали и силой увели с собой прихвостни Вильгельма. Как только подвернется подходящий случай, я незаметно брошу тебе зов, тогда вы явитесь и исполните свои роли. Все поняла?
   - Это я поняла, - зевнула алата. - Не въезжаю, правда, как это поспособствует разрешению вопроса о возвращении Эви...
   - Все просто, - охотно отозвался Роланд, донельзя довольный своим планом. - Меня похищают, Десмонд, естественно, бросается мне на помощь, то есть, отправляется к алатам. Ну, а Эвелинн последует за ним и попадет в ловушку, которую ей заранее подстроят.
   Каролина какое-то время подумала, потом медленно кивнула, соглашаясь со своим коллегой:
   - В общем-то, звучит неплохо, - заметила она. - Хотелось бы верить, что все так и получится, как ты говоришь...
   - Для того, чтобы не было промашек, тебе стоит пошевеливаться и начать подготовку к этому спектаклю уже сейчас, - ядовито отозвался алат. - От меня мало что потребуется. Разве что верещать погромче при мнимом похищении...
   - Перевалить осуществление своего плана на мои плечи - что еще более гениальное ты мог придумать...
   - Не бурчи, мне позже потрудиться придется. Кому-то же надо будет сообщить Десмонду печальные вести о судьбе Лины и удержать его от необдуманных поступков?
   Кэрол поежилась, представив, в какое бешенство придет Гончий, когда узнает, что сам фактически привел алату к Вильгельму, и, не прощаясь, растворилась в воздухе.
  

Глава 31

   - Поверить не могу в то, что слышу, - ошалело покачал головой Асмодей. - Ты действительно решила оставить Роланда в живых?!
   - Именно, - подтвердила Лина, бодро вышагивая рядом с приятелем и на ходу пытаясь пригладить все еще взлохмаченные волосы.
   - Надеюсь, это не потому, что он считал тебя виновницей смерти матери и все свои подлянки делал исключительно из мести? - хмыкнул демон, припомнив содержание разговора между алатой и Гончим, которое узнал от самой девушки. - Ты ведь не считаешь, что он действительно был вправе устроить вендетту?
   - Разумеется, нет, - успокоила его Эвелинн. - Я не отношусь к той категории людей, что готовы во всех неприятностях и проблемах, в том числе и в ненависти врагов, искать свою вину. Да и потом, наш с Роландом конфликт давным-давно перерос в сугубо личный, никоим образом не связанный с его семьей. От меня его спасает лишь то, что я не хочу рвать свои отношения с Десмондом.
   - Мне стоит повнимательнее присмотреться к Десу, - ухмыльнулся Дей, бросив на свою приятельницу косой взгляд. - Очевидно, этот мужик не так прост, раз уж стал первым, кому ты простила ложь. И ради которого отказалась от мести. Тоже, заметь, впервые в жизни.
   Девушка мимолетно улыбнулась, и тут же ее лицо вдруг приобрело виноватое выражение:
   - Я совсем забросила Ричарда из-за своих взаимоотношений с Десом, - покаянно вздохнула Лина. - Ему столькому надо научиться, а я, вместо того, чтобы выступить в роли мудрой и опытной наставницы, занимаюсь черти чем!
   - Если тебе от этого немного полегчает, могу сказать, что у Дика и без тебя неплохие учителя, - заверил ее Асмодей. - Элазар и Лисия его так натаскивают, что будь здоров! Между прочим, учитывая дар твоего протеже, их тренировки больше напоминают военно-полевые учения... Всю площадку мне разнесли!
   - Не переживай, я потом ее восстановлю, - отмахнулась алата. - А сейчас Ричард где?
   - Решил навестить Терезу. С ним пошла Лиса. Себастьян, кстати, просил передать, что его пару недель не будет. Какие-то неприятности в клане.
   Эвелинн поморщилась:
   - Наверняка опять пустит реки крови, - покачала она головой. - На моей памяти, клановые разборки этот упырь еще никогда не разрешал иным образом...
   - Да плевать, - фыркнул демон. - Проблемы Себастьяна - его проблемы. Лучше объясни мне, почему ты у Гекаты просила совета по поводу Провидца, а не у меня? Считаешь, что старая перечница разбирается в этом лучше?
   - Уверена, - кивнула девушка. - И не называй ее старой перечницей! В своем возрасте, который составляет несколько тысяч лет, Геката прекрасно выглядит.
   За разговором Асмодей и Эвелинн незаметно для себя подошли к высоченному напольному зеркалу, стоящему в углу кабинета демона. Дей сдернул с него темное покрывало, и Лина пристально изучила вычурную раму из потемневшего золота, с лихвой украшенную лепниной с растительным орнаментом. Поверхность зеркала имела синеватый оттенок от наводки ртутной амальгамой и местами потускнела.
   - Дай угадаю, - выгнула бровь алата. - Барокко? Антикварная вещица?
   - Само собой, - растянул губы в улыбке демон, довольный тем, что сей предмет интерьера оценили. - Готова к переходу?
   - Абсолютно, - передернула плечами девушка. - Проблем ведь не должно возникнуть?
   Асмодей отрицательно помотал головой и провел рукой по зеркалу, заставив его поверхность пойти волнами и засиять приглушенным зеленоватым светом. Его приятельница легко ступила за край рамы, позволяя чуть покалывающим кожу искрам переместить ее к Провидцу. Точнее, Провидице.
   Это Лина поняла только после перехода, когда увидела перед собой худощавую и гибкую девушку, уступающую ей в росте, но при этом умудряющуюся смотреть на алату свысока. Эвелинн оценивающе оглядела иссиня-черные волосы Провидицы, шелковым водопадом опускающиеся до середины бедра, тонкие черты лица и змеиные глаза: салатового цвета, без разделения на радужку и белок, с узкими вертикальными зрачками.
   - Четверть крови досталась от наги, - пояснила она диковинную деталь своей внешности. - Радует, что хотя бы половина тела не как у рептилии.
   Похоже, что узнав от Гекаты имя хорошего Провидца - Вэрис - алате следовало все же уточнить пол.
   - Я ожидала увидеть мужчину, - прямо заявила она, переведя взгляд с девушки на комнату, в которой оказалась. Приятный интерьер в грифельно-жемчужных тонах. Стены, стилизованные под натуральный камень, обитая шелком банкетка с парой маленьких подушек, кресло в таком же стиле напротив, маленький круглый столик между ними. Собственно, на этом вся обстановка и заканчивалась. Крайне минималистично. Комнату освещали свечи, горящие в настенных и напольных канделябрах. - Геката использовала слово "Провидец". В мужском роде.
   - В нашей среде слово "Провидица" не употребляется, - отозвалась девушка, изящно опустившись на банкетку и жестом указав Эвелинн на кресло. - Таких, как я, не так уж много, поэтому большинство нас знает по именам, и путаницы с половой принадлежностью не возникает.
   - Я отношусь к меньшинству, - фыркнула Лина. - Никогда раньше не имела никаких дел с теми, кто заглядывает в будущее.
   - Геката говорила мне об этом, - кивнула Вэрис. - И о причинах твоего обращения за моей помощью тоже рассказала. Совет Плетеи... Достаточно серьезный повод, ведь они...
   - Если еще хоть кто-нибудь скажет мне об их потрясающей молчаливости и малообщительности, - моментально перебила ее алата, - я начну выбивать зубы.
   Провидица с сомнением выгнула тонкую бровь, но договаривать не стала.
   - Прежде, чем мы начнем, - посерьезнела она, - позволь предупредить о некоторых правилах. Первое, не мешай мне во время работы с твоей жизненной нитью. Второе, не пытайся узнать о чье-либо судьбе, кроме своей собственной. Третье, не требуй ответов на те вопросы, что я проигнорировала с первого раза. Я говорю ровно столько, сколько мне позволяют. И, наконец, не проси конкретики. Провидцы не отвечают иносказаниями, как Оракулы, но и не имеют права указывать, например, где тебе стоит находиться в полдень восьмых лунных суток, дабы изменить свою жизнь к лучшему. Все ясно?
   - Разумеется. - Эвелинн расслабленно откинулась на спинку кресла. - Можешь начинать.
   Вэрис выпрямила спину, положила руки на колени, повернув их ладонями вверх, и уставилась прямо в глаза своей гостьи немигающим взглядом. Салатовый цвет ее глаз сначала чуть помутнел, а потом зрачок внезапно расплылся, поглотив собой все пространство между веками. Провидица вскинула левую руку, остановив ее прямо напротив солнечного сплетения Лины, изогнула в усмешке тонкие бескровные губы.
   - Будет немного неприятно, - предупредила она и резко сделала рукой такое движение, словно выдернула что-то из тела алаты.
   Эвелинн дернулась, скрежетнув ногтями по подлокотникам кресла, и согнулась пополам от боли, жадно хватая ртом воздух. Немного неприятно?! Да эти ощущения сравнимы только с болью от выдранных с мясом крыльев!
   С трудом восстановив дыхание, Лина бросила на Провидицу озлобленный взгляд, красноречивее любых слов высказавший ее мнение о методах действия Вэрис. Впрочем, той на праведный гнев девушки было плевать с высокой колокольни, потому что она отрешенно перебирала руками воздух. Желая проверить свою внезапную догадку, алата перешла на другой уровень зрения, позволяющий рассмотреть незаметные до этого вещи.
   Так и есть. Вэрис перебирала пальцами вовсе не воздух, а тонкую и невесомую, как паутинка, нить дымчато-серого цвета. Судьба Эвелинн перетекала из одной ладони Провидицы в другую, время от времени вспыхивая сапфировыми искрами и вздрагивая от сквозняка.
   - Понятно, что заинтересовало Ленору, - вскоре протянула Вэрис, когда глаза ее вернулись к нормальному состоянию, а жизненная нить - к своей обладательнице. - Сложно пройти мимо такого экземпляра... Кстати, хочу сказать, что завидую. Этот твой Гончий - потрясающий мужик... Во всех смыслах.
   В ответ на удивленно-возмущенный взгляд своей гостьи Провидица расхохоталась:
   - Брось, я же в руках держала всю твою жизнь! - отсмеявшись, с охотой пояснила она. - Теперь я о тебе знаю все.
   - С чем я тебя и поздравляю, - без особого энтузиазма сообщила алата и скрестила руки на груди. - Итак, почему Плетея посоветовала мне обратиться к тем, кто может видеть будущее?
   - Потому что ты запуталась, - развела руками Вэрис. - Ты ведь разрываешься напополам из-за Роланда.
   - Уже нет, - парировала Эвелинн. - Я приняла решение.
   - И совсем в нем не сомневаешься? - невинно поинтересовалась Провидица. - Себе-то хоть не лги.
   Лина набрала в грудь побольше воздуха и медленно выдохнула, успокаиваясь:
   - Хорошо, - призналась она. - Я не уверена, что поступаю верно, оставляя Рола в живых. Довольна?
   - И в том, что стоило поддаваться чувствам, ты тоже сомневаешься - добавила Вэрис. - Я имею в виду Десмонда.
   - Мои колебания на этот счет связаны исключительно с его статусом Гончего. Да и то, сейчас это перестало меня волновать.
   - Когда Геката предупредила меня о твоем визите, - неожиданно серьезно прищурилась девушка со змеиными глазами, решив не затевать спор, - она сказала, что ты не перевариваешь предсказателей будущего потому, что считаешь, будто только сам обладатель жизненной нити может решать свою судьбу и управлять ею...
   - И?
   - Это не так. Вернее, не совсем так. Ты никогда не задумывалась над тем, для чего существует Плетеи?
   - Они дают начало судьбе, но затем в ее ход не вмешиваются, - припомнила слова Асмодея алата, не понимая, к чему клонит Провидица.
   - Все зависит от носителя этой самой судьбы, - Вэрис склонила голову набок. - Если ему не уготовано великое предназначение, то он волен творить со своей жизнью все, что ему вздумается. А судьбы избранных тщательно планируются...
   - Судя по тому, что ты вообще заговорила об этом, мою жизнь как раз планировали... - с недобрым предчувствием хмыкнула Эвелинн, начиная закипать. - И как? Удачно?
   - Относительно. Если желаешь, я могу рассказать о том, что тебе было уготовано с самого твоего появления на свет, - Провидица замолчала, ожидая ответа своей гостьи.
   Лина задумалась. Услышать, что вся твоя жизнь, твои поступки, действия, чувства, несчастья были кем-то заранее продуманы? Не особо приятно. Но что, если это как-то может пригодиться?
   - Я внимательно слушаю, - решилась она.
   - Твое рождение и жизнь были рассчитаны и выверены до мельчайших деталей ради свержения Вильгельма. Кем, уж извини, уточнить не могу. Стоит отметить, что лично ты со своим бывшим покровителем пересекаться не должна была вовсе. Все что от тебя требовалось - родить от Антуана дочь, которая унаследовала бы ведовской дар матери и магию, скрытую в крови отца. Этой девочке и суждено было стать причиной гибели Вильгельма. Но ты умудрилась неведомым образом выбрать другого брата, Дамиана. Плетеи, занимающиеся тобой, поправили отклонение от намеченного плана, правда, при этом от твоих рук пострадал Антуан, и сама возможность рождения у вас общего ребенка накрылась медным тазом. Другим подходящим отцом для твоей дочери оказался Эйлтил, только вот он был эльфом и обитал в другом мире. Чтобы ваши судьбы пересеклись, было решено обратить тебя в алату, благо предпосылки для этого имелись. Плетеи выстроили очередную цепочку событий, однако, ты снова отличилась, успев незадолго до смерти провести ритуал разделения души.
   - Этим я снова спутала им все карты? - подозрительно уточнила Эвелинн, пока с трудом осмысливая лаконичный рассказ Провидицы.
   - Еще как! - хмыкнула Вэрис. - Подарив Десмонду половину души, ты отдала ему и половину своих сил.
   - Половину сил? - удивленно округлила глаза девушка. - Но я не заметила никаких изменений! После того, как Лоркан увел меня к алатам, я не забросила свой дар ведьмы и продолжала развивать его. И ни разу не почувствовала, что стала слабее.
   - Это все потому, что полной силы никогда не ощущала. Обучаясь магии у бабушки по старой книжонке, невозможно полностью раскрыть потенциал стихийной ведьмы. Впрочем, речь не об этом. Ритуал свел на нет всю работу Плетей, ведь став слабее, чем было предусмотрено планом, ты уже не могла передать своей дочери необходимую силу. С того момента они оставили все попытки направлять твою судьбу в нужном направлении. Забавно, что некоторые вещи, уготованные тебе высшими силами, все же осуществились... Встреча с Эйлтилом, рождение дочери, Вильгельм...
   - Все настолько забавно, что я готова кататься по полу от смеха, - ядовито отозвалась Лина, ощущая безумное желание повидаться с Плетеями, что занимались ее судьбой, и в грубой физической форме сказать им пару слов благодарности.
   По лицу Провидицы было видно, что она прекрасно понимает чувства своей гостьи.
   - Может, у тебя вопросы есть? - попыталась она отвлечь алату от кровожадных мыслей.
   - Даже не знаю, - растерялась девушка. - Не представляю, что можно спросить... Как на счет моего конфликта с Вилем? Есть у меня шанс одержать верх?
   - Если подберешь верного союзника. Царственность, кровь и золото, - туманно изрекла Вэрис и легким движением руки прервала Эвелинн прежде, чем та успела вымолвить хоть слово. - Ничего конкретнее сказать не могу. Сама мозгами пораскинешь. Тебе пора идти, кстати.
   - Что ж, спасибо за помощь, - вздохнула алата, поднявшись на ноги и на мгновение ощутив ноющую боль в районе солнечного сплетения. - Надеюсь, что совет на счет союзника мне поможет.
   - Погоди, - Провидица внезапно окликнула Лину на самом пороге. - Я тебе еще кое-что скажу. Пойми правильно, не хочу влиять на твою жизнь, но у меня предчувствие того, что тебе стоит это знать. Несмотря на общую душу, Десмонда нет в твоей судьбе, не было и быть не должно. В будущем я видела рядом с тобой другого мужчину.
   Алата застыла каменным изваянием, не зная, как реагировать на слова Вэрис. Девушка с сожалением подумала, что стоило оставаться верной своим принципам и не связываться с предсказателями...

*****

   Встреча с Провидицей настолько выбила меня из колеи, что, вернувшись к Асмодею, я не стала показываться кому-либо на глаза и сразу же направилась к тренировочной площадке. Да простит меня Дей, но я собиралась немного покрушить ее, а не восстанавливать, как обещала. Должно быть, это странно, но подобная разрядка обычно помогала мне сосредоточиться на своих мыслях. Сейчас это было крайне необходимо, потому что в голове творился невообразимый бардак.
   Я наивно повелась на слова Плетеи и Гекаты о том, что встреча с Провидцем упростит мне жизнь... Идиотка! Нутром ведь чуяла, что это плохая идея, а все равно пошла. И что теперь прикажете делать с откровениями Вэрис о моей судьбе?! Я даже не понимаю, что чувствую... Вроде бы я безмерно зла на Плетей за то, что они наворотили с моей жизненной нитью, но в то же время во мне поднимала голову какая-то темная радость от того, что я сумела нарушить планы высших сил. Затем я снова вспоминала слова Провидицы и сожалела, что своими же руками уничтожила собственную безмятежную жизнь...
   В безуспешной попытке отвлечь себя я решила немного попрактиковаться в стихии земли. Отточить какие-нибудь простенькие навыки, вроде слабого землетрясение или разрушения почвы. В общем-то, всем этим я и так владела великолепно, но нет предела совершенству. Остановив свой выбор на землетрясении, я сконцентрировалась на этой задаче и направила немного силы в землю, но буквально за долю секунды до того, как шепнуть необходимую пару слов, я вспомнила про Деса.
   Громыхнуло настолько, что я с руганью зажала уши ладонями. А потом едва успела отскочить в сторону от огромной трещины, что зазмеилась прямо у меня под ногами. Интересно, сколько сил я со злости впечатала в заклинание?.. Ответом мне послужил подземный гул, нарастающий с невероятной скоростью, и я не успела сообразить, как всю тренировочную площадку демона тряхнуло, ее поверхность затряслась и на моих изумленных до предела глазах возомнила себя каменным подобием гейзера. Хорошо, что крылья среагировали на опасность и моментально возникли за спиной, спеша прикрыть свою безголовую хозяйку от дождя из булыжников. Этот оперенный щит я убрала только после того, как все стихло. Огляделась, хмыкнула и поняла, что Асмодей с ума сойдет, если увидит это. Потому что площадку его разнесло к чертовой матери, превратив все, что здесь находилось в каменное крошево. Тяжко вздохнув, я уселась прямо на пол, подтянув колени к груди и обняв их руками.
   Как Десмонда может не быть в моей судьбе? Пусть в будущем Вэрис могла его не видеть, но как же прошлое и настоящее? Наши жизни ведь пересекались, так почему это не отражается на моей жизненной нити? Хотя, себе врать не буду: мне абсолютно фиолетово, по каким загадочным причинам его не было видно раньше и не видно сейчас. Гораздо интереснее, что его нет в перспективе. Вдруг это значит, что я приняла неверное решение?
   А впрочем, с тех пор, как моя душа была поделена пополам, я ведь сама хозяйка своей жизни... Так с чего мне переживать, правильно я поступаю или нет? Вэрис, может, и видела в моем будущем другого мужчину, но я вижу там только Гончего. По крайней мере, пока.

*****

   Атмосфера в гостиной царила гнетущая. Асмодей собрал здесь всю свиту Эвелинн, за исключением отсутствующих Лисии, Ричарда и Себастьяна, в надежде, что они помогут ему принять решение. Похищение Роланда никого особо не трогало, но тот факт, что Дес ушел за братом прямо в руки Вильгельма заставлял понервничать.
   - Ну, и что мы будем делать? - прервала молчание Нэйт. - Час уже сидим, а ничего не придумали. Осталось не так много времени до возвращения Эвелинн.
   - Не каркай, а? - болезненно поморщился демон. - И без твоего замечания все это понимают.
   - Раз все понимают, то чего отмалчиваются? - фыркнула девушка. - Может, кто-нибудь уже выскажет свои соображения?
   - Я считаю, что не стоит говорить Лине о том, что произошло, - первой вняла просьбе алаты Мила. - Она наверняка тут же за ним отправится.
   - Ты предлагаешь объяснить ей отсутствие Гончего каким-то другим образом? - скептически глянул на травницу Ивес, алат, управляющий Ревностью. - Или надеешься, что она его не заметит?
   - Можно сказать, что его руководство Гильдии отправило на задание, - поддержал идею Камиллы Риган. - Это вполне правдоподобно прозвучит.
   Асмодей задумчиво пождал губы:
   - Неплохая идея... - протянул он. - Скажем, что он так быстро ушел, что не успел сообщить, куда именно его отправили...
   - А Роланд? - осадил демона Элазар. - Решил помочь брату? Оправился от травм и исчез? Потерялся где-то в коридорах?
   - Про него-то врать зачем? - удивился тот. - Думаешь, Лина расстроится из-за того, что этого паршивца шавки Вильгельма увели? Да она наоборот станцует от счастья!
   - Ты голову-то включи, - усмехнулся Эл. - Эвелинн ведь догадается на какое "задание" ушел Десмонд, если узнает о похищении его брата.
   - Спасибо тебе, Элазар, что ты один из присутствующих здесь не считаешь меня дурой, - едко заметила Лина, входя в комнату. - Вы так увлеченно обсуждали варианты того, как бы половчее соврать, что даже не заметили моего появления на пороге... Скажи, Дей, ты правда надеялся скрыть от меня нападение алатов на твои владения?
   - Как ты узнала? - помрачнел Асмодей. - Подслушала?
   - Зачем? - выгнула бровь девушка. - Мне об этом первая же попавшаяся на пути суккуба доложила. Буквально в мельчайших подробностях и в красках описала, как здесь появилась Каролина в сопровождении нескольких других алатов и силой увела Роланда с собой. Низшие демоны так болтливы...
   Князь суккубата и инкубата скрежетнул зубами, проклиная придурковатость своих подвластных. Кто их за язык тянет?!
   - Поскольку я в курсе происходящего, это жалкое подобие совета можно распустить, - Эвелинн с насмешкой обвела свою свиту рукой. - Так что все сейчас выйдут и оставят меня наедине с Асмодеем.
   На губах ее появилась обманчиво добрая и вежливая улыбка - верный признак грядущей бури. Видя настроение алаты, никто не решился возразить ей, и в несколько секунд гостиная опустела.
   - Давай договоримся, что ты не будешь кричать и швыряться в меня вещами? - тут же предложил демон. - Просто спокойно выслушай мои слова и...
   - Я не собираюсь закатывать скандал, - устало перебила его Лина. - Просто хочу знать, действительно ли это было нападение?
   - В каком смысле?
   - Суккуба утверждает, что Роланд сопротивлялся до последнего, его ранили и только потом смогли увести. Насколько реалистично это выглядело?
   - На десять баллов по десятибалльной шкале, - недоуменно хмыкнул Дей. - А что?
   - Да не верю я Роланду! - раздраженно дернула плечом девушка. - Не похож он на того, кто попал в немилость Вильгельма и стал узником его тюрьмы! Да и участие во всем этом Кэрол смущает... В общем, незавидное положение Рола вызывает у меня сильное подозрение.
   - Думаешь, это был спектакль? - нахмурился Асмодей. Потом замолчал, припоминая что-то, и помотал головой: - Нет, вряд ли. Рол по-настоящему от нападавших отбивался, да и рана его бутафорской не была. Каролина ему едва кишки собственноручно не выпустила... Если мне не веришь, спроси у своей компании. Они тоже все видели, потому что алаты явились во время обеда, когда все в столовой собрались.
   - Погоди, - опешила Лина, - то есть, все видели, что происходит, но никто не вступился за Рола?
   - Конечно, - невозмутимо подтвердил демон. - Я на открытый конфликт с Вильгельмом идти не могу, сама знаешь, что Люцифер меня за это по голове не погладит. А твоей компании в жизни в голову не придет помогать твоему же врагу. Никто из них даже Деса не позвал, не то что самому вступиться... И раз уж мы упомянули Гончего, то, полагаю, мне стоит сказать, что он отправился за братом.
   - Я уже догадалась. - Алата подняла на приятеля глаза полные мрачной решимости. - Я тоже иду к Вильгельму.
   - Может, не стоит? - предпринял заранее обреченную на провал попытку отговорить девушку Дей. - Десмонд не беспомощный глупый мальчишка. Он Гончий с опытом в несколько сотен лет, Глава Гильдии в своем мире... По-моему, ему вполне под силу справиться самостоятельно.
   - Я не сомневаюсь в Десе, - покачала головой Эвелинн. - Просто слишком хорошо знаю, на что способен Вильгельм. И боюсь, что Десмонд окажется в ловушке раньше, чем сможет что-либо предпринять.
   Лина беспокойно прикусила губу, потом неожиданно усмехнулась:
   - В конце концов, можно считать, что это проверка моего контроля над Пандоррой... Посмотрим, как Вилю понравится его творение.
  

Глава 32

   Глядя на трехэтажный особняк в викторианском стиле, я чувствовала себя паршиво. Очень паршиво. Мне стоило думать о том, как незаметно проникнуть туда и разыскать Десмонда, а вместо этого мою голову буквально наводнили воспоминания. Большей частью отвратительные. Вильгельм не гнушался убивать и пытать прямо в доме, не откладывая эти дела в долгий ящик... Мне часто доводилось при этом присутствовать, а несколько раз даже непосредственно участвовать и в качестве истязателя, и в качестве истязаемого. Картинки из прошлого так четко появились перед моими глазами, что я словно наяву почувствовала тошнотворный запах крови и ее сладковато-соленый привкус на губах. Поежившись из-за холодка, скользнувшего по позвоночнику, я постаралась выбросить все ненужные мысли из головы. Хотя, не такие уж ненужные... Памятные события минувших дней весьма кстати восстановили в моем сознании подробный план комнат и подвальных камер особняка. Хотелось бы верить, что в последние соваться не придется...
   Прежде, чем войти в дом, я сделала еще один глубокий вздох и все обдумала. Внутри не действуют никакие чары, то есть воспользоваться маскировочной магией я не могу, точно так же, как и атакующей. Это плохо. Меньше всего мне хочется войти в царство Вильгельма с парадного входа и с фанфарами. Когда я появилась здесь, чтобы заявить о своем праве мстить за смерть Шерин, он пообещал, что в нашу с ним следующую встречу я окажусь в кандалах. Слов на ветер мой бывший покровитель не бросал, поэтому пересекаться с ним было крайне нежелательно, если только я не хотела стать обладательницей славных браслетиков.
   Жаль, что в особняке нет черного хода. Раньше я всегда перемещалась сразу в свою комнату, не жалуя входные двери, поэтому никогда и не задумывалась о... Минутку...
   Я довольно хмыкнула. Как мне это сразу в голову не пришло? Можно ведь попасть в дом старым проверенным способом, открыв портал в свою спальню. Главное, чтобы эта комната по-прежнему была жилой и пустовала, а не оказалась бы переделанной в личный кабинет Вильгельма, например.
   Мне просто неслыханно повезло. Мою спальню не то, что не переделывали, а, по большему счету, и вовсе оставили в ее первозданном виде. Только прибрались здесь после того погрома, что я устроила, да и вообще, судя по отсутствию метрового слоя пыли и клочьев паутины, поддерживали порядок. Единственной посторонней частью интерьера была вертикальная стопка картин у стены, скрытая белой тканью. Заглянув под нее, я закатила глаза. Очевидно, после моего предательства Вильгельму было несколько неприятно видеть мои портреты, поэтому их все составили сюда. С любопытством перебрав картины, я удивленно заметила три ранее не известных мне творения, вероятно, написанные уже после нашей с Вилем ссоры. И зачем ему это было надо?..
   Из комнаты я вышла, обострив до предела все чувства. Разве что истинный облик не приняла, но это было чревато тем, что меня тут же засекут, чего я совсем не желала. Может, я и сказала Асмодею, что появление у Вильгельма послужит проверкой моего умения использовать возможности Пандорры, но это совсем не значило, что я горю желанием попадаться на глаза Вилю и его свите. Чем быстрее найду Деса, и чем незаметнее мы скроемся - тем лучше.
   Кстати, о Гончем... Где его искать?
   Я находилась на третьем этаже и, насколько мне помнилось, весь его занимали апартаменты свиты. Так же, как и половину второго. Другая часть нижнего этажа отводилась под хозяйственные комнаты и гостевые спальни, а кухня, зал совещаний и кабинет Вильгельма располагались на первом. Пока я размышляла, на лестнице раздались шаги, заставившие меня необдуманно нырнуть за первую же незапертую дверь и затаить дыхание. Я не прислушивалась, но шедшие по коридору алаты говорили достаточно громко, чтобы мне удалось услышать:
   - Так что с этим парнем? - поинтересовался один. - Вильгельм уже решил, что будет делать?
   - Пока ничего конкретного, - ответил ему собеседник, и по звуку его голоса мне показалось, что он зевнул. - Странный он какой-то... Вроде алат, но у него есть татуировка Гильдии Гончих... К тому же, он утверждает, что приходится братом Роланду. Вильгельм сейчас, мягко говоря, был зол.
   - Еще бы! - хохотнул первый. - В его тщательно охраняемый особняк проник Гончий! Боюсь, Ролу нелегко придется...
   - Не хуже, чем его якобы брату. Рол пока просто под замком, а вот Гончего отвели в тихий кабинет Виля...
   Я похолодела, перестав подслушивать. Возможно, лучше, чем кто-либо я представляла себе, что такое "тихий кабинет Виля". Пыточная. И оказаться там на допросе я не пожелала бы даже Роланду.
   Перестав соображать, что творю, я выскочила за дверь, даже не подумав, что могу напороться на тех двух алатов, и бросилась вниз по лестнице, за несколько секунд оказалась на первом этаже, пробежала по нему, лишь чудом не встретив никого на своем пути, и чуть не скатилась кубарем по узкой каменной лестнице, ведущей в подвал. Если бы я только могла себе представить, какую ошибку совершаю...
   Вихрем ворвавшись в нужную мне комнату, я едва не осела на пол от облегчения и только в последнее мгновение удержалась на дрогнувших ногах. Должно быть, именно сегодня удача была ко мне благосклонна, потому что Дес был в комнате один. Пусть в отключке, с кровоподтеками и ссадинами на лице, но зато живой. Быть может, кому-то покажется странным, что такого опасного для алатов узника, как Гончий, оставили в одиночестве в камере, но все было достаточно просто объяснить. Цепи, приковывающие его к стене, вполне могли сдержать алата с силой Мастера, даже в том случае, если он был в бешенстве. Что уж говорить о том, кто без сознания?
   Времени на то, чтобы поплакать от счастья или прочитать Десмонду лекцию о том, почему не стоит необдуманно лезть туда, где ничего не смыслишь, у меня не было, потому что в любую минуту сюда мог явиться Вильгельм или кто-то из его свиты. Отложив головомойку на потом, я твердым шагом приблизилась к мужчине и легонько похлопала его по щеке. Гончий не отреагировал, и я, не раздумывая, влепила ему пощечину посильнее. На этот раз сработало, он с трудом и нехотя открыл глаза, пробурчав какое-то невнятное ругательство. Я нетерпеливо ждала, пока его зрачки перестанут биться в конвульсиях, и взгляд станет осмысленным, попутно черпая силу из резерва Пандорры и руками расцепляя звенья цепей. Хорошо, что против Доры эти оковы были бесполезны...
   - Лина?! - наконец, очухался мужчина, уставившись на меня так, словно я из мертвых восстала. - Ты здесь?!
   - Нет, там! - огрызнулась я, не справившись со своими нервами. - Дес, какого черта ты поперся прямо к Вильгельму?! Рассчитывал договориться?!
   Гончий покачнулся, и мне пришлось дать ему руку, чтобы он мог опереться на нее. Десмонд на секунду прикрыл глаза, потом тряхнул головой и выпрямился:
   - Да уж, с договором все вышло не так, как мне хотелось, - пробормотал он, оглядываясь вокруг. - Где это мы?
   - В пыточной, - угрюмо хмыкнула я в ответ. - И задерживаться здесь не стоит. Нам нужно уйти как можно быстрее, так что пошевеливайся.
   - Погоди, - не полпути к двери остановил меня мужчина. Я снова подошла ближе, подумав, что он не может идти, и ему нужна моя помощь, и тут же с удивлением оказалась в теплых объятиях. - Я виноват. Очень сильно.
   Я даже пикнуть не успела, как Гончий поцеловал меня, гладя по спине, по волосам, проведя ладонями по моим рукам. Не то, чтобы я имела что-то против его поцелуев, но не...
   Холод металла обжег запястья, а звонкий щелчок прозвучал так громко, что я вздрогнула. Десмонд прервал поцелуй и посмотрел мне прямо в глаза, но почти тут же отвел взгляд в сторону.
   - Что это? - еле слышно выдохнула я, неверяще уставившись на два тонких золотистых браслета, оплетающих мои запястья. - Что это такое?
   Глупый вопрос. Разве можно не узнать вещичку, чаще всего украшавшую твои руки во время наказаний? О, я прекрасно понимала, что у меня на руках ненавистные "Оковы Дьявола" - украшение, полностью лишающее меня всех сил, от ведьминского дара до Пандорры. Вот только отказывалась верить в то, что надел их мне человек, ради жизни которого я рискнула своей.
   - Дес, что происходит? - снова спросила я, чувствуя нарастающую панику в душе.
   - Я надеюсь, что ты потом поймешь меня...
   - Потом пойму?! - сорвалась я на крик, не заботясь о том, что меня могут услышать. - О чем ты, черт возьми, говоришь?! И зачем нацепил мне на руки эту дрянь?! Где ты вообще их взял?!
   - Уж извини, что все так вышло, - проигнорировал мои вопросы мужчина и отошел в сторону двери. - Попробуй все-таки понять... Кстати, я думал, что ты все же не купишься на тот разговор, что тебе дали подслушать.
   Сообщив это, Гончий с каменным лицом распахнул дверь, впустив в комнату двух алатов, до этого, очевидно, несущих караул снаружи, а сам спокойно вышел, даже не обернувшись.
   Поправьте меня, если я что-то неверно поняла, но, кажется, только что меня предали и на блюдечке с голубой каемкой преподнесли в дар Вильгельму...

*****

   Мужчина благодушно откинулся на спинку кресла, рассматривая свою долгожданную гостью. Сама девушка, должно быть, считала, что слово "пленница" по отношению к ней будет уместнее, но вслух этой мысли не высказывала. Эвелинн вообще не проронила ни слова с того момента, как Дес выдал ее помощникам Вильгельма. Ни при своих конвоирах, ни при Каролине, заскочившей в камеру, чтобы позлорадствовать, ни сейчас, попав в зал совещаний к Вилю. Алата неподвижно стояла в нескольких шагах от "трона", с неестественно прямой спиной, отрешенным взглядом и плотно сжатыми губами, напрочь игнорируя сверх меры довольную ухмылку своего бывшего покровителя.
   - Брось изображать из себя скорбное изваяние, - хмыкнул Вильгельм, спустившись со своего возвышения и обойдя вокруг девушки. Не дождавшись от Лины ответа, мужчина пытливо заглянул ей в глаза: - Все не настолько трагично. Пройдет совсем немного времени, и ты еще спасибо Десу скажешь за твое возвращение.
   Эвелинн прервала свое молчание коротким скептическим хмыком и снова вернулась к изображению из себя скульптуры. Упертость алаты потихоньку начинала раздражать.
   - Эви, ну о многом ли я прошу? - театрально возвел глаза к потолку Виль. - Всего-то вернуться к тому, с чего ты начинала... Заметь, дорогуша, я даже не собираюсь наказывать тебя за более чем столетнее издевательство над моей репутацией, напротив, предлагаю тебе возглавить ложу своего чувства и вступить в мой триумвират...
   - Будь добр, распорядись, чтобы меня отвели обратно в камеру, - с ледяным спокойствием перебила его девушка и даже удостоила одним равнодушным взглядом. - Не трать свое и мое время напрасно.
   - Напрасно? - жестко улыбнулся Вильгельм. - Не соглашусь. Сотрудничество со мной - твой единственный шанс пережить встречу с Высшей Ложей. Ты же понимаешь, что там тебя не особо любят? Калли так и вовсе мечтает о твоей показательной казни. Став снова моей правой рукой и частью триумвирата...
   - Да не стану я никогда частью твоего триумвирата! - рявкнула вдруг Лина. - Я не буду выступать в качестве вечного источника твоей энергетической подпитки! Прими к сведению, что мне абсолютно фиолетово, каким способ лишиться жизни, будь то казнь, смерть в камере или пытки. Но в триаде ты меня не увидишь.
   Мужчина смерил обозленную девушку долгим взглядом, в котором не читалось ничего хорошего, потом резко хлестнул тыльной стороной ладони по лицу Эвелинн, заостренной частью кольца оставив на ее щеке отвратительную царапину, моментально покрывшуюся капельками алой крови. Алата в ответ только усмехнулась:
   - Пользуешься тем, что я не могу ответить? - она подняла руки так, чтобы ее запястья оказались на уровне глаз Вильгельма. - А может, снимешь с меня эти цацки, и мы поговорим на равных условиях?
   - При всем моем уважении, до равенства со мной ты еще не доросла, - снисходительно заметил алат и жестом велел своим помощникам увести Лину.
   Проводив их взглядом, мужчина задумчиво сцепил руки в замок.
   - И все же, не перестаю удивляться, - с плохо скрываемым восхищением покачал он головой. - Великолепная девушка! Красивая, умная, талантливая в магии, хитрая, мстительная... Просто идеальный вариант для моей помощницы! Как считаешь, Рол?
   - Абсолютно с вами согласен, - не моргнув глазом соврал Роланд, появившийся в зале сразу после того, как Эвелинн увели. - Ее возвращение в свиту было бы весьма кстати.
   - Именно. Угадай, кто этим займется?
   - Смею предположить, что я, - вежливо склонил голову брат Деса, не забывая сохранять на лице услужливую улыбку.
   - Да, в отличие от Кэрол ты гораздо более сообразительный, - со своей привычной насмешкой резюмировал Вильгельм, пребывающий в прекрасном настроении. - Так вот, ты можешь делать все, что тебе угодно, но Эви должна дать свое согласие снова работать на меня. Пытки, угрозы, шантаж, обещания... Выбирай, что твоя душа попросит, но не переусердствуй. Мне бы очень не хотелось узнать, что это прелестное создание покалечено или вымотано до предела. Ах да, не забывай после пыток ретушировать ее внешний облик хоть немного, чтобы никаких там рваных ран, торчащих костей... Все ясно?
   - Более чем. Я могу приступать?
   Алат тянул с ответом, раздумывая о чем-то, потом щелкнул пальцами:
   - Можешь. Только загляни по дороге к Рину. Пусть подготовит все, я скоро подойду.
   - Новый портрет? - вскинул бровь Роланд.
   - О да, - протянул мужчина. - Знаешь, я сейчас смотрел на ссадину на щеке Эвелинн, и мне в голову пришла интересная мысль. Было бы неплохо, если бы у нее на лице был бы какой-нибудь аккуратный и изящный шрам... Совершенная красота с небольшим изъяном, придающим ей особый шарм... Думаю, что стоит воплотить эту идею хотя бы на портрете.
   Рол с трудом удержался от того, чтобы покрутить пальцем у виска. Порой ему казалось, что его покровителя всю жизнь били исключительно по голове. Впрочем, высказывать эти соображения вслух брат Деса не решался.
   - Хорошо, я навещу Рина и передам вашу просьбу.
   Покинув зал совещаний Роланд едва не столкнулся с Каролиной, выскочившей из-за угла ему навстречу.
   - Что сказал Вильгельм? - нетерпеливо полюбопытствовала девушка.
   - Он отправил меня к художнику, - закатил глаза Рол. - Собирается очередной Линин портрет заказать.
   - Что? - недоуменно моргнула Кэрол.
   - Что слышала, - грубовато отозвался молодой человек. - Все так, как я и предполагал.
   - Ты можешь нормально изъясняться?! - вспылила алата. - Какое отношение к делу имеет тысячное по счету изображение Эвелинн?
   - Попробуй подумать для разнообразия! - огрызнулся Роланд. - Вспомни, когда Виль заказывает новые портреты?
   Девушка скептически уставилась на своего собеседника:
   - Когда же?
   - Если чем-то доволен и что-то планирует, - снисходительно пояснил Рол. - Процесс создания новой картины якобы помогает ему думать... Уверен, что сейчас все его мысли будут заняты исключительно Линой. Наверняка начнет планировать для нее какие-нибудь задания.
   - Надеюсь, что так, - хмыкнула Каролина. - И все? Вильгельм только к Рину тебя отправил?
   - Он поручил мне убедить Эвелинн вернуться в свиту. Даже дал разрешение на пытки.
   - И?
   - Сделаю вид, что выполняю его поручение, - пожал плечами Роланд и жестоко улыбнулся: - Хоть злость свою будет на ком выместить... Ну, а потом Эви случайно умрет. Правда, только после того, как все будет готово для смещения Вильгельма.
   - А с Десмондом мы что будем делать? - задала весьма разумный вопрос Кэрол. - Он рвется поговорить с Эви и все ей объяснить...
   - И речи быть не может, - помотал головой молодой человек. - Придумай что-нибудь, чтобы угомонить его хотя бы на время.
   - Может, сам со своим братом разберешься? - недовольно пробурчала девушка. - Ты-то лучше знаешь, как на него воздействовать.
   - Без сомнения, но Дес считает, что я все еще в камере. Он сильно удивится, если я появлюсь перед ним живой и здоровый...
   - Просто превосходно! - зло констатировала алата. - Пока я буду нянчиться с Десмондом, ты будешь развлекаться с Эвелинн!
   - Сомневаюсь, что общение с ней можно считать развлечением. Хочешь заняться ею вместо меня? - поинтересовался Роланд.
   - Ни за что! - тут же открестилась Каролина. - Не хочу быть объектом ее ненависти.

*****

   Девушка устало привалилась спиной к ледяной каменной стене и вытянула на полу ноги. "Оковы Дьявола" даже в полумраке камеры тускло поблескивали, вызывая у Лины глухое раздражение. Алата в сотый раз царапнула ногтем металл, задумчиво разглядывая темные стены своего временного пристанища, и остановила взгляд на крупной серой крысе, любопытно шевелящей усами около двери.
   - Ну надо же, какая дивная компания, - ухмыльнулась Эвелинн. Крыса дернула хвостом и исчезла в темноте. Девушка хмыкнула и прикрыла глаза, размышляя. И думала она совершенно не о предательстве Гончего. Так уж сложилось, что в первую очередь Лина всегда обдумывала то, что казалось ей странным, великолепно умея откладывать проблемы своей личной жизни на задний план. А кое-что интересное было.
   Роланд всегда мечтал занять ее место подле Вильгельма. Судя по тому, что она слышала от Иарлэйта, это Ролу удалось. Это первый кусочек мозаики. Второй: Эвелинн всегда полагала, что Виль ищет ее с одной-единственной целью - оторвать голову за свою подмоченную репутацию. Но это оказалось не так, ведь буквально полчаса назад он предложил ей вернуться в свиту, да еще и бонусы к этому предложению подкинул. Если предположить, что Роланд знал о планах Вильгельма, то возникает вопрос: зачем он способствовал ее возвращению?
   Стук двери заставил девушку резко распахнуть глаза. Лина, не удержавшись, фыркнула. Похоже, есть шанс задать этот вопрос самому брату Десмонда...
   - Отдыхаешь? - с чувством превосходства поинтересовался алат, безбоязненно проходя внутрь камеры. Сопровождающего его охранника он оставил снаружи и плотно прикрыл за собой дверь. - Как тебе апартаменты?
   - Превосходно, - сахарно улыбнулась Эвелинн. - Выходит, я все же оказалась права...
   Молодой человек насторожился:
   - О чем ты?
   - Ты безбожно врал брату о своем бедственном положении, а на самом деле никогда не был в тюрьме алатов в качестве заключенного и не попадал под гнев Вильгельма, - спокойно ответила девушка. - Разумеется, это в том случае, если Дес не сдал меня твоему покровителю по своему собственному желанию, зная при этом об истинном положении дел.
   Роланд насмешливо оскалился:
   - Думаю, сейчас у тебя есть много других поводов для беспокойства. Мне поручено вернуть упрямую девицу в свиту, и даже разрешено применять пытки для этого. Не считаешь, что с "Оковами Дьявола" на лапках тебе стоит озаботиться сохранностью собственной жизни?
   - Скажи-ка, ты знаешь, что уготовил мне Вильгельм в случае моего возвращения в свиту? - подозрительно прищурилась алата, проигнорировав вопрос молодого человека.
   - С недавних пор, - прямо ответил Рол.- Как-никак я его правая рука, поэтому всегда нахожусь в курсе планов Виля.
   - Очень мило было с твоей стороны дать честный ответ, - Лина подалась вперед и чересчур пристально уставилась в глаза Роланда. Молодой человек не без труда поборол желание отойти подальше, нутром чуя нечто скверное. Это чувство его не подвело, потому что девушка растянула губы в змеиной улыбке: - А теперь загадка: зачем ты приложил столько усилий для моего возвращения, если прекрасно понимаешь, что это отнимет у тебя нынешний статус, о котором, кстати, ты всегда мечтал?
   Брат Десмонда скрежетнул зубами, понимая, что Эвелинн что-то заподозрила, а он, идиот, даже не задумался, к чему она задает вопросы.
   - Нынешний, может, я и потеряю, но за твое возвращение мне светит более высокий, - попытался выкрутиться он и скривился, когда алата захохотала так, что едва не ударилась затылком о стену.
   - Более высокий? - переспросила она, отсмеявшись. - Это какой? Место самого Виля?
   Девушка недоуменно выгнула бровь, глядя, как при последней ее фразе молодой человек нервно дернулся, поджал губы и скрестил руки на груди. Занятно...
   Эвелинн вдруг насторожилась. А что, если в ее словах прозвучала доля истины, поэтому Рол и отреагировал на них так странно?
   В камеру заглянул тот самый охранник, что сопровождал Роланда. Бросив на Лину заинтересованный взгляд, он склонился к уху Рола:
   - Вас хочет видеть Ленард. Говорит, что это крайне срочно и касается вашего прошлого разговора.
   Выпалив все это трагическим шепотом, парень спешно скрылся из виду, а шестеренки в голове девушки заработали с удвоенной скоростью:
   - У тебя дела с Ленардом? - невинно спросила она, уже решив, что надо делать. - С тем самым Ленардом, что входил в Высшую Ложу до Вильгельма и которого выкинули оттуда именно из-за твоего покровителя? Как интересно... Знаешь, Рол, я тут подумала хорошенько. В свите ведь не так уж плохо, да и терять мне особо нечего... Передай Вильгельму, что я хочу увидеться с ним.
   - Жаль огорчать тебя, Эви, но ты больше ни с кем и никогда не сможешь увидеться, - с лживым сожалением заявил Роланд. - Пока я улажу некоторые свои дела, ты побудешь здесь в гордом одиночестве. А потом, увы, неожиданно умрешь.
   - Ты полагаешь, что Виль за это время ни разу не спросит обо мне и не решит посетить эту камеру? - скептически уточнила Эвелинн. - Мы оба знаем, что он проверяет тюрьму раз в пару дней. Я скажу ему немало интересного, когда он придет.
   - На этот случай у меня есть решение, - оскалился брат Десмонда. - Ты ведь не сможешь поговорить с ним, если будешь валяться без сознания?
   Девушка непонимающе нахмурилась, на что Роланд охотно пояснил:
   - Милая моя, ты только что напала на меня и свернула шеи паре алатов из охраны! - притворно ужаснулся молодой человек. - Неужели такое преступление останется безнаказанным?!
   По злому торжеству в глазах Рола Лина непостижимым образом догадалась, что он имеет в виду. Скептическая усмешка сползла с ее лица.
   - Ты не посмеешь... - сдавленно выдохнула она, с отвращением передернувшись.
   - Еще как посмею, - заверил девушку брат Деса и мечтательно потер подбородок. - Интересно, сможешь ли ты во второй раз отрастить крылья? А если да, то успеешь ли сделать это до своей смерти?..
   Когда Роланд ушел, Эвелинн согнула ноги в коленях и уронила на них голову. Похоже, что на этот раз все будет куда хуже... Лоркана, который вытащил бы ее из камеры, больше нет, Гончий собственноручно ее сюда упрятал, а на руках - блокирующие абсолютно всю магию браслеты. Если Рол не станет снимать с нее "Оковы Дьявола" перед тем, как выдрать крылья, то песенка девушки спета. Либо она умрет от боли еще во время процедуры, либо от потери крови потом. И что-то Лине подсказывало, что снимать браслеты брат Деса как раз не собирается...
  

Глава 33

   Находясь в помещении без окон, я несколько потеряла счет времени. Хотя, возможно, это связано всего лишь с напряженной деятельностью моего мозга. С той минуты, как ушел Роланд, я ни на мгновение не переставала перебирать в голове все детали мозаики, которые мне были известны. И, кажется, собрала все вместе.
   Роланд что-то проворачивает за спиной Вильгельма. И это "что-то" - заговор с целью свержения последнего. По крайней мере, только в этом случае Рол может планировать мою смерть, не рискуя при этом отправиться следом... Я вовсе не переоценю себя, если скажу, что одна стою всей нынешней свиты Вильгельма. И даже предательство цену мою не сбило, раз уж бывший покровитель сулит неплохие бонусы при возвращении к нему... Так что, убить меня может либо камикадзе, коим брат Десмонда никак не является, либо тот, кто совершенно не опасается гнева Виля.
   Мою теорию о заговоре только подкрепляли неведомые дела Роланда с Ленардом, вечным противником Вильгельма, и отсутствие у брата Гончего признаков малейшего беспокойства по поводу возможной утраты столь дорогого его сердцу статуса личного помощника. И, кстати, в мои размышления отлично вписывалось дерганое поведение Роланда во время нашей с ним последней встречи: сказав о месте Виля, я, сама того не понимая, озвучила то, о чем знать никому постороннему не было положено.
   Хм... Будь я на месте Рола, я бы не оставила догадливую девицу в живых ни на минуту более. Особенно после того, как она еще и про Ленарда услышала! Хорошо, что этому алату мозгов не хватило, чтобы придушить меня на месте...
   Я легонько тряхнула головой, прогоняя подкрадывающуюся дремоту. Спать буду потом, когда выберусь из камеры. То, что я раскрыла заговор, просто сидя взаперти и рассуждая логически, конечно, здорово, но как сообщить об этом Вильгельму? Не поймите неправильно, я не горю желанием сохранить его власть, но сейчас Виль - моя единственная надежда покинуть тюрьму живой. Я готова молиться о том, чтобы ему захотелось повидаться со мной...
   Должно быть, я помолилась не тем богам... Вместо Вильгельма в дверном проеме возникла Каролина. Девушка окинула меня цепким настороженным взглядом, заметила, что "Оковы Дьявола" по-прежнему на моих руках, и уже более смело прошла в камеру. Правда, остановилась у самого порога.
   - Зачем пришла? - не особо вежливо поинтересовалась я.
   - Посмотреть на всеобщую любимицу, - промурлыкала Кэрол. - Интересно, как выглядит после ночи в камере алата, вокруг которой все штабелями укладываются...
   - И как? - саркастично изогнула я бровь, не без удовольствия слыша в голове девушки нотки зависти и раздражения.
   - Что сказать, видок у тебя не очень... - притворно вздохнула алата. - Волосы спутаны, кожа чересчур бледная, синяки под глазами... Царапина на лице не заживает. Прости, но я вынуждена сказать, что выглядишь ты хреново. Еще и вымазалась вся в крови и в грязи...
   - Ну, я хотя бы в эту грязь случайно упала, а некоторые из нее и не вылезали, - двусмысленно ухмыльнулась я, не дав ей договорить.
   Каролина зло прищурилась:
   - Если бы твои поклонники тебя сейчас видели...
   - Да если бы они просто знали, где я, от этой тюрьмы через тридцать секунд бы камня на камне не осталось, - снова перебила я ее, устало закатив глаза. Сначала мне хотелось немного побесить Кэрол для собственного морального удовлетворения, но потом я поняла, что настроение для этого не то. - Если хочешь посмотреть, насколько плохо я могу выглядеть - зайди сюда через недельку.
   - Жаль, но у меня не получится этого сделать, - счастливо улыбнулась девушка. - Через семь дней тебя здесь уже не будет.
   Я насторожилась. Уж слишком довольной выглядела Каролина. Точно не к добру...
   - Почему это? - изобразила я практически искреннее недоумение. - Мне тут еще до-о-олго куковать. Пока не соглашусь на предложение Вильгельма, или он не решит забить на свою лучшую помощницу.
   - Ты меня за дуру держишь? - прошипела алата. - Или сама еще просто не поняла, что я заодно с Роландом? Свержение Вильгельма мы вместе планировали, избавление от тебя - тоже.
   - Так спокойно говоришь мне о вашей затее? - на это раз совершенно неподдельно изумилась я.
   - Не вижу смысла врать, - пожала плечами Кэрол. - Рол прекрасно понимает, что ты уже обо всем догадалась. А если и не догадалась, то трагедии в моем признании все равно нет. Ты умрешь раньше, чем появится шанс рассказать все Вильгельму. Сейчас он весьма кстати покинул особняк по важным делам, а Роланд уже готовит для тебя специальный зал. Можешь попрощаться со своими крыльями и жизнью.
   - Слишком торопишь события, - огрызнулась я, подавляя тревогу в душе. - Я вполне могу выжить после этой процедуры.
   - Не подохнешь от боли, так потом откинешь копыта из-за большой потери крови, - философски заметила Каролина. - С этими браслетиками твое тело ведь не регенерирует? А обрабатывать и перевязывать пораненную спинку тебе никто не будет...
   На этой жизнерадостной ноте она покинула камеру, оставив меня практически в шоковом состоянии. Неужели я действительно так глупо умру?..
   *****
   - Ричард, в сотый раз говорю - отвали! - мученически возвел глаза к потолку Асмодей. - Эвелинн - взрослая умная девочка. Она знает, что делает, и умеет постоять за себя.
   - Но ты ведь не считаешь, что она совсем неуязвима? - пытливо уставился в карие глаза демона парень. - Что, если с Линой что-то случилось? Она ведь до сих пор не вернулась!
   - Это вполне естественно, - развел руками Дей. - Эвелинн предполагала, что вторжение во владения Вильгельма не останется незамеченным, и искать ее после этого будут в первую очередь у меня. Вот мы и договорились, что она вернется сюда не сразу, на первое время скроется в одном из своих проверенных миров.
   - Так надо проверить, появилась ли она в каком-нибудь из них, - продолжал упорствовать Дик.
   - Да ты шутишь! У Лины таких параллелей с полсотни! И это только тех, о которых мне известно...
   - Не хотел вмешиваться в ваш увлекательнейший диалог, но, видимо, Ричарду в споре не помешает моя поддержка, - Элазар впервые подал голос с того момента, как вместе с Диком и Лисией пришел к Асмодею. Девушка, впрочем, почти тут же ушла успокаивать своих товарищей по свите, обеспокоенных внезапным возвращением взволнованного Ричарда. - Стоит перестраховаться и проверить, смогла ли Лина благополучно выбраться из особняка Вильгельма. Нельзя игнорировать предчувствия Подзащитного.
   - То, что у Дика закололо в правом боку, вовсе не говорит о том, что с Эвелинн что-то не так, - отмахнулся Дей. - Сидел бы себе у мамы в гостях и отдыхал спокойно...
   Не дожидаясь окончания его слов, Ричард зло саданул рукой по антикварному дубовому столу в кабинете Асмодея. Крепкая столешница крякнула, разломилась надвое и с противным грохотом рухнула на пол под аккомпанемент полного ужаса и боли стона демона.
   - Разрушитель! - возопил Дей, хватаясь за сердце. - Этот стол только-только после рук Лины восстановили, а теперь ты его решил изничтожить?! Варвар!
   - Я не думал, что он сломается, - несколько виновато усмехнулся парень и мгновенно нахмурился: - И вообще, сейчас куда важнее убедиться в том, что с Эвелинн все в порядке. У меня слишком гадкое ощущение...
   - Почему только у тебя? - резонно спросил Асмодей, отвлекаясь на время от стола. - Ко мне никто больше из вашей компании не подходил с такими заявлениями.
   - Это нормально, - вместо Дика отозвался Элазар. - Ричард позже всех стал Подзащитным Лины, их связь пока что совсем свежая, крепкая. Все остальные настолько давно живут с этими чарами, что уже не могут отделить тревогу за Лину от своих собственных душевных переживаний, зато она легко чувствует опасность для каждого из нас. Сейчас Дик пока еще способен на то же самое в ее отношении. Он и Себастьян.
   - А упырь-то с чего? - поморщился при упоминании вампира Дей. - Он ведь одним из первых попал под ее защиту.
   - Эвелинн давала ему свою кровь. Не раз и не два. Так что, он вообще лучше, чем кто-либо, умеет чувствовать ее.
   - И кто сунется в его клан, чтобы задать животрепещущий вопрос о самочувствии Лины? - хмыкнул демон. - Насколько мне известно, у него в принципе не самые гостеприимные и милые родственнички, а сейчас они еще и на тропе войны...
   - Войной это назвать нельзя, - Себастьян, словно почувствовав, что говорят о нем, бесцеремонно ввалился в кабинет Асмодея и с размаху уселся на банкетку у стены. Оценив вид Себа, с ног до головы обляпанного кровью, словно он в ней купался, Дей горестно взвыл. Теперь к сломанному письменному столу добавилась испорченная банкетка, кремовая обивка которой покрылась бурыми пятнами. Глядя на демона, вампир усмехнулся. - Так, семейная встреча...
   Однако веселье Себастьяна длилось всего мгновение, после чего он недовольно скрестил руки на груди:
   - Кто-нибудь может мне сказать, где Эвелинн черти носят? Меня уже пару часов преследует какое-то странное чувство беспокойства, и оно пока только крепнет. Где синеглазая?
   - У Вильгельма, - мрачно ответил Элазар, понимая, что сбываются его худшие предположения. - Она отправилась за Десом и пока не давала о себе знать.
   - Давно ушла? - прищурился Себ.
   - Несколько часов назад, - не задумываясь, сообщил Асмодей.
   - Конкретнее!
   - С момента ухода Лины прошло почти пятнадцать часов, - уточнил Эл.
   - Это теперь называется "несколько"? - выгнул бровь вампир. - Прошло больше половины суток, а Эвелинн все еще не сообщила, что с ней все в порядке? И вы до сих пор не паникуете?
   - Да нет повода для паники! - резко взмахнул руками демон. - Она просто временно решила лечь на дно!
   - Угу, и именно поэтому у меня и Себастьяна появилось чувство тревоги за нее, - угрюмо буркнул Ричард.
   Себ внимательно посмотрел на парня, потом обратил суровый взор на Дея:
   - По-твоему, это разумно? Игнорировать связь Подзащитного со своим покровителем?
   - Вы действительно полагаете, что Лина могла попасть в ловушку в месте, которое знает, как свои пять пальцев правой руки? - скептически фыркнул Асмодей. Совершенно случайно он вдруг вспомнил предположение девушки о том, что похищение Роланда было хорошо сыгранным спектаклем. Что, если она оказалась права?.. Возможно ли, что в ловушку попали и Гончий, и Эвелинн?
   - Я в этом практически уверен, - вздохнул вампир. - Думаю, вам пора подумать, как вытащить наша алату из тюрьмы Вильгельма.
   - Нам? - удивился Элазар. - А ты?
   - Я возвращаюсь в свой клан, само собой. У Лины помимо меня есть немало помощников, а у моих сестер - нет. Им я нужнее.
   - Разумеется, иди, - кивнул мужчина. - А по дороге передай, пожалуйста, все нашей компании, что мы ждем их здесь. Пусть соберутся как можно быстрее, надо решить, что нам делать, и как связаться с Эвелинн.
   - Только сделай это так, чтобы Эйлтил ничего не узнал, - тут же посоветовал демон. - Иначе он такой концерт устроит, что львиная доля времени потребуется на его успокоение.
   Себастьян кивнул, приняв слова Асмодея к сведению, и покинул кабинет. Ричард заметил полный скорби взгляд Дея, которым тот одарил безнадежно испорченную банкетку, и ухмыльнулся. Патологическая любовь одного из сильнейших архидемонов к антиквариату казалась парню весьма забавной.
   - Что ж, пока все соберутся, я прогуляюсь до Астарота, - после недолгого замешательства заявил Дей. - Обычно все вопросы и конфликты демонов с алатами улаживает именно он. Возможно, у Астара найдется для нас если не руководство к действию, то хотя бы совет...

*****

   Пока меня вели к залу, где ждал Роланд, я успела придумать план побега, кажущийся мне вполне осуществимым.
   Рол собирается снова лишить меня крыльев. Но для этого ведь надо сделать так, чтобы они появились, не правда ли? Приять истинный облик мне мешают "Оковы Дьявола", поэтому он будет вынужден снять их. Именно этот коротенький промежуток времени, когда браслетов на мне уже не будет, а процедура лишения крыльев еще не начнется, и станет решающим. Если успею снять все ограничивающие барьеры и выпустить Пандорру - я спасена.
   План был весьма прост и хорош. Жаль только, что Роланд оказался несколько умнее, чем я предполагала. Очевидно, брат Деса очень хорошо представлял, что я попытаюсь сделать, едва избавлюсь от оков, поэтому решил не снимать их. Не знаю как и где, но он раздобыл крайне редкую "Завесу истины". Потрясающей силы чары, перед которыми не мог устоять никто и ничто. Дымка завесы переливалась серебром у самой двери, поэтому соприкосновения с ней не мог избежать ни один алат, входящий в зал. Сам Роланд уже неторопливо прогуливался по центру комнаты. Не желая задерживать его, один из охранников первым прошел сквозь пелену чар, за их чертой появившись уже с багровыми крыльями. Следовать его примеру я не торопилась, за что получила ощутимый тычок в спину и буквально влетела в серебристую дымку. Магия, заключенная в "Оковах Дьявола", схлестнулась с чарами "Завесы", отчего мне в запястья вонзилось множество невидимых иголок, но браслеты все же уступили, позволив мне принять истинный облик. Впрочем, не полностью: огненные искры, соответствующие моему статусу Мастера, не появились. Я украдкой попробовала сама скинуть барьер силы, но ничего не вышло. "Оковы Дьявола" по-прежнему сводили на нет владение магией.
   Осознание того, что я абсолютно беспомощна и через несколько минут потеряю крылья и, вероятно, жизнь, садануло по затылку обухом. Вместе с этим в голову пришла весьма забавная мысль: сын закончит то, что не сумел отец. Пусть Дамиан лично так и не приложил рук к моей смерти, зато Роланду выпала такая чудесная возможность...
   Что ж, не унижалась перед отцом, не буду этого делать и перед сыном. Все, что сейчас в моих силах - это оттягивать время казни, нарезая круги по залу, что явно будет выглядеть глупо. Поэтому я с напускным спокойствием повернулась спиной к Ролу:
   - Не будешь возражать, если я попрошу тебя сделать все побыстрее? - чуть насмешливо осведомилась я, постаравшись сделать так, чтобы мой голос не дрогнул. Обернувшись, не без удовольствия заметила, что брат Деса с немым вопросом на лице замер на месте, и договорила: - Или ты сначала хочешь поведать мне о своих грандиозных планах на счет Вильгельма? Уже успел примерить на себя его мантию и кабинет?
   Я надеялась, что присутствующие в зале охранники заинтересуются моими словами и вмешаются, дав мне возможность поговорить с Вилем. Но по их ухмылкам поняла, что тут и без меня все прекрасно осведомлены о подпольной деятельности Роланда.
   - Хочешь умереть побыстрее? - оправился от удивления Рол и радушно улыбнулся. - С удовольствием исполню твое желание.
   Чтобы помочь Роланду, к нам подошел тот самый обладатель багровых крыльев, что вошел в зал передо мной, и безумно вежливым и деликатным пинком "попросил" меня опуститься на колени. Он же торопливо оплел мои запястья короткой цепью и закрепил ее за кольцо, вбитое в пол. Лишение крыльев достаточно давно применялось в качестве наказания к особо провинившимся алатам, поэтому практичный Вильгельм, отвечающий в Высшей Ложе за исполнение приговоров, оборудовал в своем особняке специальный зал для этого. Обычно крылья обрезали на несколько сантиметров выше их основания, что само по себе уже было весьма болезненно. Для меня Рол усовершенствовал процедуру, посчитав, что выдирать крылья руками и вместе с мясом куда интереснее...
   К боли я была готова. За мою долгую жизнь мне довелось испытать это ощущение разной степени тяжести столько раз, что тело само выработало для себя схему действия: собрать все силы в кулак, сжать зубы и перетерпеть.
   Вот только в этот раз не сработало. Тогда, у Вэрис, я сравнила прикосновение к жизненной нити с выдиранием крыльев, но это было все равно, что сравнивать синяк и открытый перелом ноги в нескольких местах.
   Первый же рывок, сопровождающийся влажным всхлипом раздираемых мышц и кожи и омерзительным хрустом сломанного у самого основания крыла, заставил меня закричать, срываясь на хриплый визг. Крылья не были постоянным атрибутом алатов, они появлялись в нужный момент, сплетаясь из бесчисленного множества нитей магии, пронизывающих все наше тело. Сейчас мне казалось, будто кто-то безжалостно перепиливает эти нити тупым ножом, а потом щедро присыпает солью кровоточащие края разрезов. Не в силах справиться с этой болью и выровнять дыхание, я упала на бок, даже не почувствовав удара плечом о каменный пол и не замечая, что до крови прокусила губу.

*****

   Роланд, опешивший от полного ужаса вопля Лины, выпустил из рук крыло алаты и удивленно посмотрел, как она упала на бок и попыталась свернуться в клубочек. В прошлый раз, когда он впервые вырывал ей крылья, девушка только кусала губы, шипела от боли и сыпала ругательствами... Что случилось сейчас?
   На глаза молодому человеку попались тонкие запястья Эвелинн, удерживаемые цепью, и он понимающе усмехнулся. Вот оно что... "Оковы Дьявола". Тогда их ведь на Лине не было, должно быть, тело девушки щедро пользовалось магией и моментально облегчало боль. Сегодня подобное было невозможным.
   - Ну, в какой-то мере, так даже лучше... - хмыкнул Рол, ухватив Эвелинн за предплечье и дернув так, чтобы она снова оказалась на коленях. Она подняла на него остекленевшие полубезумные глаза, но не задержала взгляд и на пару секунд, уставившись на стену за спиной алата. Самостоятельно удержаться на коленях у нее не получалось, поэтому Роланду пришлось, посетовав на неудобство, крепко держать алату за плечо, а свободной рукой ухватиться за наполовину выдернутое крыло. Стоило ему только коснуться окровавленных перьев, как девушка завизжала так, что у брата Гончего едва уши не заложило. Озлобленно выругавшись, он остервенело дернул за крыло, полностью вырывая его из спины Лины, и с облегчением вздохнул, когда та потеряла сознание, обмякнув в его руках. Затягивать со вторым Рол не стал, решив, что уже услышанных криков ему надолго хватит, поэтому расправился с крылом, пока Эвелинн не пришла в себя.
   Оставив алату лежать на полу, молодой человек отошел к небольшому столику в углу комнаты, водой из кувшина сполоснул руки от крови, взял чистое светлое полотенце и повернулся лицом обратно к центру комнаты. Смотреть, как сапфировые крылья, разлученные со своей хозяйкой и небрежно отброшенные в сторону, постепенно тускнеют и рассыпаются на мелкие песчинки, ему понравилось. Будь возможность, брат Деса полюбовался бы на это и в третий раз, но, увы, времени не было.
   - Что стоим? - поинтересовался он у охранников, старающихся не смотреть на тело девушки с изуродованной рваными ранами спиной, по которой продолжали стекать на пол струйки крови. - Убирать ее отсюда я буду?!
   Видя нерешительность своих товарищей, алат с багровыми крыльями смирился с тем, что раз уж он частично уже поучаствовал в этом кошмаре, то ему и выполнять поручение Роланда. Приблизившись к Эвелинн и опустившись на корточки, мужчина освободил руки девушки от цепи и потрясенно уставился на нее. Ему почудилось, будто она еле заметно дышит. Проверив на шее алаты пульс, он вытаращился на Рола, продолжающего методично вытирать руки полотенцем:
   - Она жива!
   - Тем хуже для нее, - отрезал брат Десмонда. - Оставишь ее в камере, а когда помрет - снимешь "Оковы Дьявола".
   - Зачем?
   - Чтобы скрыть причину смерти. Я объясню Вильгельму, что был вынужден лишить ее крыльев, но потом сразу же снял браслеты, чтобы она восстановилась. А Эви сама запретила своему телу регенерировать, решив таким образом покончить с собой. Хотя, это объяснение может и не понадобиться, если Ленард успеет все подготовить... Ну чего застыл?! Унеси ее в камеру! И в зале порядок наведите.
   Отдав распоряжения, Роланд направился в свои апартаменты, решив, что вправе немного отдохнуть. От Эвелинн он избавился, так что теперь существенных помех для смещения Вильгельма не осталось. Следующий шаг за Ленардом, который должен был посеять в рядах алатов сомнения в честности Виля и настроить против него как можно больше представителей их вида.
   Однако отдохнуть Ролу не дал его собственный брат, ворвавшийся в комнату сразу же после него. Судя по выражению лица, настроен Дес был решительно.
   - Почему ты не дал мне знать, что тебя уже выпустили?! - грозно навис Гончий над Роландом.
   - Потому что не было возможности, - спокойно ответил алат. - Отпустили меня не так давно, а потом пришлось сразу же выполнить несколько поручений. Не до братских посиделок было.
   Десмонд угрюмо ухмыльнулся, но решил, что намылить шею Ролу еще успеет.
   - Где держат Лину? - задал он вопрос, ответ на который безуспешно пытался получить с той самой минуты, как выдал девушку людям Вильгельма. - Мне нужно поговорить с ней. Не хочу, чтобы она считала меня предателем.
   - Ты действительно полагаешь, что она будет тебя слушать? - вздернул брови Роланд. - Рехнулся?! Да эта мегера тебя голыми руками на лоскутки разорвет за то, что ты сделал! И слушать не станет!
   - А я все же попробую объясниться, - упрямо гнул свою линию мужчина. - Лина должна знать, что я поступил так только потому, что у меня не было выбора. И что я сделаю все, чтобы вытащить ее из рук Вильгельма.
   Рол почувствовал, что начинает закипать. Когда Каролина сообщила ему, что Десмонд, не раздумывая, выдал Эвелинн и согласился заманить ее в ловушку, едва узнал, что его брат под замком, молодой человек решил, что здравый смысл у Деса все же остался. Потом Гончий потребовал у Кэрол встречи с алатой, но, получив отказ, больше об этом не заикался. И вот теперь, пожалуйста, снова эта песня!
   - Да что ты можешь сделать?! - раздраженно повысил голос Роланд. - Никто ей теперь не в силах помочь! Все! Закончились разудалые приключения синекрылой!
   - О чем это ты? - напрягся Десмонд.
   - О том, что Виль ее никогда не отдаст, - моментально сориентировался алат, решив, что пока его брату совсем необязательно знать о судьбе девушки. - И вытащить Лину из его тюрьмы тоже никто не сумеет.
   - Так Эвелинн в тюрьме у Вильгельма? - Гончий посмотрел прямо в глаза Ролу. - Проведи меня к ней. Просто поговорить. Кто знает, может у нее есть план...
   - Нет, - помотал головой Роланд. - К ней я тебя не отведу, потому что рисковать ради этой твари нашими жизнями я не хочу.
   - Она своей рисковала ради нас! - обозлился Дес. - Знаешь, Рол, у тебя есть два варианта: либо ты проведешь меня к ней, либо я переверну особняк вверх дном, но разыщу Лину сам! Я должен сделать все, чтобы исправить свою ошибку.
   - Ошибку?! - окончательно вышел из себя алат. - Ты считаешь, что спасая мою жизнь, ты совершил ошибку?!
   - Я не это имел в виду... - попытался объясниться мужчина.
   - Да мне плевать, что ты имел в виду! - рявкнул Роланд, после чего злорадно оскалился. - Вот только можешь не заморачиваться с заглаживанием вины перед Линой. Скорее всего, сейчас она уже мертва!
   - Что ты несешь?!
   - Твоя драгоценная алата напала на меня и убила двух охранников. Поэтому было принято решение лишить ее крыльев. Подробностей я не знаю, но, кажется, что-то пошло не так и эта довольно стандартная процедура привела к непредвиденным последствиям. В общем, не зацикливайся на этом. Я улажу некоторые проблемы с Вильгельмом, и он выпустит нас отсюда.
   Что ответить Ролу, Десмонд не знал. Пока Гончий просто пытался осмыслить слова брата, не веря, что Лины больше нет. И виноват в этом именно он.
  

Глава 34

   Воровато оглянувшись по сторонам, молодой человек нырнул в узкий коридор, ведущий к отдаленным камерам в подземелье, аккуратно придерживая кувшин с чистой водой и стопку бинтов. Опустив свою ношу на пол, он торопливо отпер одну из дверей выкраденным ключом и проскользнул внутрь камеры, порадовавшись, что Роланд велел убрать отсюда охрану.
   Девушка лежала на спине, повернув голову к стене, и с порога выглядела как самый настоящий труп. Но, подойдя ближе и перестроив свое зрение под полумрак камеры, алат заметил, что Лина дышит. Учащенно, неровно, но все же дышит. Молодой человек опустился на колени около Эвелинн, нашел пульс на мраморно-белом запястье, для верности проверил его на шее девушки. От прикосновения его рук она дернулась, на лбу, покрытом мелкими бисеринками холодного пота, появилась недовольная складка. Парень досадливо цыкнул. Это надо же было бросить беспомощную девушку здесь в таком состоянии!
   Алат быстро свернул кусок бинта в несколько раз, смочил его водой и осторожно вытер с лица Эвелинн запекшуюся кровь из прокушенной губы и ссадины от кольца Вильгельма, разводы грязи. Веки ее беспокойно дрогнули, и она с трудом открыла глаза. Некоторое время зрачки Лины беспорядочно метались, перескакивая с одной точки на другую, потом сфокусировались на парне, нависшем над ней. Алата попыталась резко сесть, но едва она двинулась, как зашипела от боли в спине и зажмурилась на мгновение, пережидая темноту и мелькание мушек в глазах.
   - Ты кто? - наконец, тихо спросила она, неотрывно уставившись на молодого человека.
   Голос у девушки был едва слышным, безмерно уставшим и безучастным. Казалось, что она дико хочет спать и вот-вот отключится.
   - Мое имя - Шен, - представился парень. - Вы меня уже видели. В тот день, когда приходили заявить о праве мести.
   Алата меланхолично перевела взгляд на потолок, потом отрицательно качнула головой, показывая, что не помнит его.
   - Я - Привратник, - пояснил молодой человек. - Ну, в холле сидел.
   - Ах вот кто... - многозначительно шепнула Эвелинн и скривилась: - И что ты тут делаешь? Роланд велел проверить, не пришло ли время закапывать меня? Или Вильгельм вернулся и собирается навестить свою пленницу?
   - Никто не знает, что я здесь, - отозвался алат и, видя попытку девушки сесть, помог ей. Прислонившись спиной к стене, Лина едва не зарычала от боли, но сдержалась и переключила свое внимание обратно на молодого человека. Тот договорил: - Я сам пришел.
   - Зачем?
   - Ну... помочь, - замялся Шен. - Я подслушал разговор Роланда и Каролины, когда они беседовали о вас. Помощник Вильгельма подробно рассказал Кэрол о том, что произошло в комнате наказаний, о том, что вам вырвали крылья, а потом бросили в камере. Такого обращения никто не заслуживает.
   - Просто невероятно... - пробурчала девушка, отобрав у парня холодную мокрую тряпку и приложив ее к гудящей голове. - Никогда бы не подумала, что в свите Вильгельма найдется хоть один, кто посочувствует мне. Я, вроде как, самый ненавистный персонаж среди вашей братии...
   - Не самый, - усмехнулся алат. - Вы на четвертом месте, после самого Виля, Каролины и Роланда. Хотя, скорее даже на пятом. Первую строчку занимает Калли. Эта чересчур царственная особа даже Вильгельму печень проедает.
   Лина едва заметно улыбнулась, притянула к себе стоящий на полу кувшин с водой и сделала несколько жадных глотков. Потом смерила Шена мрачным взглядом.
   - За воду и бинты спасибо, конечно, - поблагодарила она, чувствуя, как из-под потревоженной движениями запекшейся корки снова стекают теплые струйки крови, раздражающе щекоча кожу. - Только ты зря рисковал собой. Твоя помощь всего лишь может продлить на какое-то время мое пребывание в камере.
   - Вообще-то, моя помощь заключается в другом, - хмыкнул парень. - Я выведу вас из подземелья туда, откуда можно открыть пространственный телепорт, дам пять минут форы и только потом подниму тревогу.
   - Даже если ты мне неделю форы дашь, я не успею скрыться, - качнула головой Эвелинн и глазами указала на свои запястья. - С этими браслетами мне не то, что портал не открыть, но собственную тушку подлатать не под силу. Хочешь помочь - свяжись с демоном Асмодеем или раздобудь ключ от "Оков Дьявола".
   - Я не могу покинуть территорию особняка, об этом наверняка сразу же станет известно Роланду или Каролине, - сник Шен. - И я понятия не имею, где ключ, а времени на долгие поиски нет. Рол считает, что вы протянете не больше часа, то есть, по истечении этого времени сюда явится кто-то из его подчиненных.
   Алат вдруг просиял и вскочил на ноги, забыв отряхнуть брюки:
   - А какая, впрочем, разница, хватятся меня или нет? - прошелся он по камере. - Я ведь могу просто не возвращаться сюда после того, как уведу вас через телепорт? И тогда Рол мне не страшен...
   Повернувшись к девушке, Шен обнаружил ее без сознания. Судя по тому, что кожа ее приобрела голубоватый оттенок, а дыхание стало практически неразличимым, Роланд не был далек от истины, отведя Лине всего час жизни.
   Времени на размышления и сомнения уже не было, поэтому парень бережно подхватил Эвелинн на руки, поежившись от прикосновения к разодранной и липкой от крови спине алаты, и вышел из камеры. Не желая рисковать, Шен собирался открыть портал около самого порога особняка, где не действовали пространственные ограничения. Но стоило ему завернуть за угол, как он едва не столкнулся с высоким черноволосым и синеглазым мужчиной, лишь чудом увернувшись от него в последнюю секунду.

*****

   За время работы Гончим Дес научился контролировать свои эмоции, в том числе, и управлять гневом. Сейчас он не сдержался и все же от души врезал брату. По последним словам Роланда Десмонд догадался, что тот прекрасно знал о происходящем с Эвелинн. И намеренно скрыл это от него.
   Бросив Рола в бессознательном состоянии, мужчина целенаправленно занялся поисками тюремных камер в особняке, твердо решив разыскать Лину. Если, конечно, она еще жива... За то, что девушка лишилась крыльев, Гончий костерил себя последними словами. Соглашаясь выдать Эвелинн Вильгельму, Дес рассчитывал, что ее посадят под замок, а он, как только убедится в освобождении брата, сразу же тайком вытащит алату на свободу. Надо было быть полным идиотом, чтобы не задуматься о том, насколько его идея безопасна для Лины...
   Как оказалось, отыскать в особняке Вильгельма тюремные камеры - дело не из легких. Справедливо предположив, что пленников вряд ли держат в жилых комнатах, Десмонд спустился в подвал, где он и передал девушку слугам Виля. Гончий методично обшарил комнату за комнатой, но единственной его находкой стало яркое сапфировое перо на полу в коридоре, рассыпавшееся прахом, стоило коснуться его рукой.
   Впрочем, оно послужило отличной подсказкой: нагнувшись за пером, Дес краем глаза заметил в полу люк. И через пару минут удивленно взирал на перепуганного парня, держащего на руках Эвелинн.
   - Ты еще кто такой?! - грубо поинтересовался мужчина, не отрывая взгляда от мертвенно-бледного лица алаты. В то, что Лины больше нет в живых, ему не верилось даже сейчас, глядя на ее тело. - Куда ты ее уносишь?
   Шен, который читать мысли не умел, но сообразил, что перед ним Гончий, наделавший столько переполоху в свите и оказавшийся братом Рола, сориентировался мгновенно:
   - Так приказ Роланда выполняю, - ответил он, прямо смотря в глаза Десмонду. - Он велел убрать Эви из камеры, как только она умрет...
   - Лина мертва?! - отшатнулся Дес.
   - Ну да, - несколько неловко передернул плечами парень, поудобнее перехватив девушку. Рукав его рубашки, на котором покоилась спина алаты, насквозь пропитался кровью. - С такими-то ранами, да в "Оковах Дьявола" долго бы она и не протянула. Так я пойду? Не хочу лишний раз злить Рола, сами понимаете...
   - Нет, не понимаю! Какого черта ты уже второй раз ссылаешься на моего брата?!
   - Так ведь Вильгельма нет, - Шен посмотрел на Гончего, как на придурка, - а в его отсутствие всем здесь управляет Роланд.
   - Погоди, как это всем управляет? - нахмурился мужчина. - Разве Рол не попал в немилость у Вильгельма?
   - Должно быть, мы говорим о разных людях, - нервно усмехнулся алат, пытаясь скрыть свое волнение. Ему почему-то казалось, что Эвелинн сейчас придет в сознание и выдаст их с потрохами. - Роланд - личный помощник Виля, он сменил Эви на этом посту, правда, делит его с Каролиной. А сейчас, когда ему удалось вернуть сюда свою предшественницу, он и вовсе безграничным доверием Вильгельма пользуется...
   Десмонд припомнил свою беседу с братом. Подробностей о случившемся с Линой он не знает, как же...
   - Это ведь по решению Рола ее лишили крыльев? - холодная ярость в голосе Гончего пугала куда больше, чем пламенные ругательства и клятвы убить брата. В груди мужчины смешивался горький коктейль из ненависти, злости, чувства вины и ужаса от произошедшего с Эвелинн. Жажду мести за смерть дорогой сердцу Деса девушки этот крепкий напиток распалял до такой степени, что хотелось рвать и метать, изничтожить на корню всех алатов вместе с их проклятой Высшей Ложей и Вильгельмом, сотворить с Роландом то же, что сделали с Линой по его решению...
   - Да не только по его решению! - с негодованием выпалил Шен, отвлекая Гончего от его мыслей. - Он ей сам крылья вырвал, своими руками! И в камере ее, истекающую кровью, тоже бросили по приказу Рола!
   Высказавшись, молодой человек вдруг прикусил язык, запоздало сообразив, что его порыв вызовет подозрения у Десмонда.
   Но мужчина, вопреки его опасениям, даже не обратил внимания на гневную тираду Шена, а тяжело сполз вниз по стене и с глухим стоном закрыл лицо руками.
   - Господи, ну почему я не прислушался к ее словам?! - Дес откинул голову назад, саданувшись затылком о каменную кладку, и глазами побитой собаки уставился на тело девушки. - Лина ведь говорила, что не стоит верить Роланду, а я посчитал это проявлением личной неприязни... Если бы не моя тупость, она была бы жива.
   Шен свел брови к переносице, пораженный внезапной догадкой:
   - Стоп, так ты сюда шел не для того, чтобы удостовериться в смерти Эвелинн?
   - Я хотел освободить ее. Как только узнал, где она, и что происходит - сразу отправился искать, - безразлично отозвался Гончий. - Но теперь-то какая разница?..
   - Еще какая! - хмыкнул парень, вздохнув с облегчением и не дав Десмонду договорить. - Давай-ка вставай, некогда рассиживаться. Иначе Лина и в самом деле умрет.
   - В каком смысле?
   - В прямом, - нетерпеливо бросил Шен. - Я думал, что ты заодно с братом, поэтому помешаешь мне спасти Эви. Вот и соврал о ее смерти.
   Мужчина поднялся на ноги, пошатнулся и осторожно приблизился к алату, недоверчиво прикоснувшись к руке девушки. Глаза его изумленно расширились, когда под холодной атласной кожей он почувствовал едва-едва заметный пульс. Десмонд тут же забрал Эвелинн у парня, крепко прижал девушку к себе и уткнулся носом в макушку:
   - Не смей умирать, слышишь меня? Просто потерпи немного, сейчас я заберу тебя к Асмодею, он поможет... - утешающе зашептал Гончий и хмуро глянул на Шена: - Идем, надо успеть покинуть особняк прежде, чем мой брат очухается.
   - Вы идите, а я должен вернуться на свое место Привратника, пока меня не хватились, - помотал головой молодой человек.
   - Смерти хочешь? - с сарказмом дернул бровью Дес. - Как ты будешь объяснять, что мимо тебя прошел Гончий с пленницей, а ты никак на это не отреагировал?
   - Почему не отреагировал? Как только вы покинете этот дом, я подниму тревогу...
   - Все равно пострадаешь, - отрезал Десмонд. - Раз уж Рол тут временно царь и бог, он за плохую весть спустит всех собак на первого же, кто подвернется ему под руку. Лина убьет меня, если я не защищу человека, который помог ей.
   "Если раньше, конечно, не прикончит меня самого... - угрюмо подумал Гончий". Но озвучивать эту мысль он не стал.
   - В общем, идешь со мной, и это не обсуждается, - твердо заявил мужчина. - Братцу на растерзание я тебя не оставлю.

*****

   Очнувшись на полу своей комнаты, Роланд потрогал скулу, на которой все еще виднелся покрасневший след от удара, и болезненно поморщился. Последний раз Дес настолько вышел из себя еще во времена их человеческой жизни. Рол тогда умудрился ввязаться в дуэль и чудом выжил в ней, а дома получил нагоняй от взбешенного брата.
   Кстати, о нем... Куда Десмонд делся?
   Пройдясь по комнате и помассировав пульсирующие болью виски (видимо, упав от удара, он обо что-то ударился головой), Роланд внезапно остановился и выругался. В свете их последнего разговора, скорее всего, Дес решил выполнить свою угрозу и обыскать весь особняк... Еще раз непечатно высказавшись об упрямстве своего брата и его одержимости Линой, алат бросился вон из спальни. Конечно, найти камеру Эвелинн Десмонду вряд ли удастся, но и его поисковая деятельность наведет в особняке немало шороху.
   Молодой человек даже не предполагал, что в эту самую минуту его брат с Линой на руках и Шеном за компанию пересекает холл, направляясь к выходу. Единственный представитель свиты Вильгельма, попавшийся им на пути, бесславно пал под тяжестью напольной вазы, обрушенной Привратником на его голову, и так и остался лежать в коридоре.
   Зато Гэйл, тот самый алат с багровыми крыльями, которому Рол поручил снять с Эвелинн "Оковы Дьявола" после смерти, спустился в подземелье, чтобы проверить, не пора ли выполнить поручение. И обнаружил, что девушки в камере нет. С ужасом представив, какую взбучку закатит Роланд, узнав об исчезновении Лины, Гэйл все же решил сообщить помощнику Вильгельма дурную весть.
   - Она что сделала?! - прорычал Рол практически в лицо алату, как только тот договорил. - Исчезла?! Полудохлая и неспособная пользоваться магией?! Да она без сознания была, каким же образом тогда смогла сбежать?!
   - Я же говорю, что она не сама ушла, а ей кто-то помог, - вновь повторил часть своего рассказа Гэйл. - В камере я нашел кувшин с остатками воды и стопку бинтов. Видимо, кто-то хотел оказать ей помощь, а потом посчитал, что надежнее будет освободить Эвелинн, а не перевязывать...
   - Не произноси при мне этого имени! - вызверился Роланд.
   - Ничем порадовать не могу, - Каролина бесшумно вошла в гостиную и ужом скользнула на диванчик, окинув злющего напарника любопытным взглядом, - твоего брата в особняке уже нет.
   - Зато пропажа этой твари из камеры получает свое логическое объяснение, - сквозь зубы процедил Рол. - Ясно, кто забрал ее.
   - Эви исчезла?! - вскинулась Кэрол, чуть не подпрыгнув на месте. - Ты шутить надумал, юморист чертов?
   - Я меня не настолько паршивое чувство юмора, - огрызнулся Роланд, жестом велев Гэйлу выйти вон. - Мы с Десмондом разругались, я сгоряча ляпнул про то, что его ведьму лишили ее крыльев... А этот придурок вырубил меня и отправился разыскивать свою ненаглядную! Продолжение истории тебе известно.
   - Хочешь сказать, что Дес сумел найти подземные камеры, о которых и свита-то не вся знает? - с сомнением прищурила глаза девушка. - Сам?
   - Почему нет? - развел руками Рол. - То, что нам с тобой удавалось водить его за нос, еще вовсе не значит, что он полный идиот.
   Каролина хмыкнула и почти тут же хлопнула себя ладонью по колену:
   - Шен, скотина! - с долей торжества выпалила она. - Это ведь он!
   - При чем тут наш Привратник?
   - При том, что его я тоже не нашла, - зло скрестила руки на груди Кэрол. - И он вполне мог провести твоего брата в подземелье...
   - Зачем Шену это делать? Он ведь входит в свиту.
   - А ты вспомни, кто ему был лучшим другом, - поджала губы алата. - Наш ярый почитатель синекрылой... Иарлэйт. Я тебе сразу говорила, что Шен - сомнительная кандидатура на место Привратника.
   Роланд зашагал по комнате из стороны в сторону.
   - Похоже, нам с тобой нужно сваливать, - наконец, повернулся он обратно к девушке. - Если Вильгельм вернется и обнаружит то, что здесь творится, мы с тобой мигом окажемся на месте Эвелинн. И все наши планы пойдут прахом.
   Каролина закусила губу, размышляя о чем-то, потом предложила свой вариант:
   - Ну, вообще-то, мы можем просто поторопить Ленарда, а не сваливать. Пусть этот алат пошевеливает своей задницей и быстрее собирает вокруг себя тех, кто недоволен Вилем. А вот если к возвращению своего покровителя мы не успеем закончить подготовку его свержения, тогда придется драпать со всех ног...

*****

   Себастьян просьбу Элазара выполнил и попросил всю свиту Лины собраться у демона, однако, к моменту сбора оказалось, что во владениях Асмодея осталась малая ее часть: Мила и Риган, Лисия, Нэйт и, собственно, Ричард с Элазаром. Осмотрев всю эту компанию, Дей, уже успевший побеседовать с Астаротом, помрачнел еще больше. Мила и Риган вообще не в счет, у него руки связаны, и что остается? Четверка алатов, трое из которых даже статусом Мастера не обладают!
   - Итак, какие будут предложения? - угрюмо спросил Асмодей. - Как вытащить Лину из закрытого особняка, в который никто из нас даже попасть не может?..
   Воронка пространственного портала, вспыхнувшая белоснежными и огненными искрами совсем близко от Ригана, заставила его отскочить в сторону и явила всеобщему взору растрепанного светловолосого парня с карими глазами. Следом за ним из телепорта вышел Десмонда, несущий на руках Эвелинн. Девушка была без сознания и выглядела отвратительно.
   Первой от потрясения оправилась Мила, бросилась к длинному обеденному столу и, сдвинув все стоящие на нем предметы в сторону, велела Гончему уложить сюда алату. В нужный момент Камилла умела задвинуть подальше свою мягкость и эмоциональность, превращаясь в профессионала с холодной головой. Девушка сразу заметила кровь на руке Деса, той, что касалась спины Лины, и с помощью мужчины перевернула Эвелинн на живот, уже заранее зная, что увидит.
   - Вот скотина! - в сердцах двинула рукой по столешнице Мила, внимательно осмотрев раны на спине алаты. - Поверить не могу, что Роланд второй раз на это решился!
   - Второй? - вскинул голову Десмонд. - Такое уже происходило?
   - Незадолго до того, как Лина покинула свиту, - отозвалась травница, не глядя на Гончего и уже отправив Ригана за своей сумкой со снадобьями. - Вильгельм тогда позволил твоему брату самому выбрать наказание для Эвелинн, что тот и сделал... Ничего не понимаю... Почему она не запускает процесс регенерации?
   - Кажется, я знаю, - к столу подошел Асмодей и поморщился при взгляде на руки девушки. - Симпатичные тонкие браслетики видишь? Это "Оковы Дьявола", украшение, полностью блокирующее любые магические силы. Иными словами, пока эти цацки на Лине - она все равно, что самый обычный человек.
   - Снять их можешь? - нахмурилась Мила. - Я, разумеется, сделаю все, что в моих силах, чтобы помочь ей, но надежнее собственной магии лекарства для нее нет.
   - "Оковы Дьявола" - штука редкая, - покачал головой Дей. - У меня ключа от них нет...
   - Так иди и поищи у вышестоящих демонов! - рявкнула на него травница, сердито всплеснув руками. - Тебе подсказывать надо?! А ты, - девушка ткнула пальцем в Деса, - поможешь мне здесь. В прошлый раз твой братец поработал намного аккуратнее, а сейчас оставил кусок правого крыла в спине. Нам придется его удалить.
   Асмодей моментально смылся из гостиной, порадовавшись, что честь поработать хирургическим медбратом выпала не ему. Камилла неумолимо разогнала прочих членов свиты (заботу о Шене взяла на себя Лисия), не забыв при этом отобрать свою сумку у Ригана, решительно выдохнула и принялась выставлять флакончики и склянки на свободную поверхность стола.
   - Ты уверена, что стоит выдирать эту часть крыла? - уточнил Десмонд, нервно потерев шею. Перспектива в некоторой степени уподобиться брату его не воодушевляла никоим образом. - Это же будет больно...
   - Не больнее, чем то, что уже сделал Роланд, - отрезала Мила. - А вот если этот ошметок оставить в теле, то он, скорее всего, начнет загнивать и причинит Лине еще больше неудобств. К тому же, я все-таки не твой брат, просто так ничего дергать не собираюсь. Если ее организм действительно близок сейчас к человеческому, то на него подействует обезболивающая настойка.
   - А если нет?
   - Тогда тебе придется очень крепко подержать ее! - вспыльчиво отозвалась травница. Девушка сильно переживала за жизнь Эвелинн, ясно видя все признаки большой потери крови, а вопросы Гончего раздражали, мешая сосредоточиться на том, что она делает. - Теперь заткнись, пожалуйста, и четко выполняй все мои указания.
   Камилла отыскала среди флаконов высокую бутылочку небесно-голубого цвета, капнула по несколько капель на ладони себе и Десу, тщательно растерла жидкость по своим рукам и проследила, чтобы мужчина повторил ее действия. Потом смочила кусок ваты в этом же растворе и обработала им спину алаты. Десмонд проследил взглядом, как травница быстро смешивает в глубокой чашке содержимое нескольких бутылочек, отмеряя количество на глаз, потом берет новый кусок ваты и хорошенько смачивает обе раны Эвелинн получившейся жидкостью молочного цвета.
   - Было бы лучше, если бы Лина выпила это, - пояснила она свои действия, - но будем надеяться, что и так сработает. Где-то через минуту поверхность тела, обработанная этим зельем, онемеет, тогда я и достану часть крыла...
   Решив перестраховаться, вместо минуты Камилла выждала целых две, потом нашла в сумке щипцы, обработала их очищающим раствором, на секунду зажмурилась, собираясь с духом, и хорошенько ухватилась за обломанный кончик крыла...
   - И где этого демона носит? - встревоженно пробурчала травница, отложив в сторону щипцы и окровавленный ошметок, и взявшись за обработку ран заживляющей мазью. - Он что, потерялся?!
   Гончий промолчал, решив не обращать на себя лишний раз внимание Милы, но сам ждал возвращения Асмодея не меньше. В том, что девушка знает свое дело целителя, Дес не сомневался, но ему было бы намного спокойнее, если бы Лину избавили от "Оков Дьявола". Мало того, что изящное и даже красивое украшение не давало Эвелинн излечиться, браслеты неумолимо напоминали мужчине о том, как оказались на запястьях алаты...
   Асмодей объявился лишь тогда, когда Десмонд уже перенес девушку в ее спальню и вместе с Камиллой неустанно дежурил у ее постели.
   - Нашел! - торжественно провозгласил Дей с порога, демонстрируя маленький перстень-печатку золотистого цвета с замысловатым узором на поверхности. - Если Вельзевул узнает, что я ковырялся в его хранилище артефактов - мы все покойники...
   - Плевать я на него хотела, - бесстрашно тряхнула косой травница. - Сними с Лины эту гадость.
   Демон поочередно коснулся печаткой каждого браслета так, чтобы орнамент на обоих предметах совпал, и, как только украшение освободило руки алаты, бережно убрал "Оковы Дьявола" к себе в карман, решив, что подобная вещь в хозяйстве всегда пригодится.
   Теперь оставалось ждать, сможет ли тело Эвелинн восстановить само себя, и если да, то как быстро.
  

Глава 35

   - Почему я последним узнаю, что происходит с Лин?! - Эйлтил ворвался в спальню Эвелинн, совершенно не подумав о том, что может помешать отдыху девушки. Следом за ним появилась Нэйт, и по виноватому лицу ее было понятно, кто разболтал остроухому последние новости. - На каком основании от меня скрывают мою супругу?!
   - Твою вдову, вообще-то, - Десмонд недобро прищурился, преградив эльфу дорогу к постели алаты. - И если ты сейчас не успокоишься, то Лина овдовеет еще раз, но теперь уже наверняка!
   - Отойди в сторону, - прошипел Эйл. - Я с тобой разговаривать не собираюсь!
   - Заткнитесь оба! - шикнула на мужчин Камилла и для пущей надежности встала между ними. - Иначе я обоим такую дозу слабительного вкачу, что еще несколько лет возле Эвелинн не появитесь.
   Асмодей, сидящий на прикроватной тумбочке, подавился смешком и тут же спешно прикрыл рот ладонью, обеспокоенно глянув на Лину. За последние пару часов вид алаты значительно улучшился, на лицо вернулись краски, и даже появился легкий румянец, а раны на спине стали потихоньку затягиваться. Осмотревшая Эвелинн Мила констатировала, что сейчас девушка пребывает в глубоком сне. И весьма доходчиво объяснила, что будить ее не стоит.
   Удостоверившись, что его смех не потревожил сон алаты, демон отвернулся к разворачивающейся ссоре и уже не видел, как веки ее дрогнули, а губы растянулись в змеиной усмешке.
   - Чем мешать мне увидеться с моей любимой девушкой, ты бы лучше объяснил всем, как получилось, что Эвелинн пострадала, отправившись на помощь тебе и твоему братцу?! - ухмыльнулся Эйлтил.
   Гончий бросил на Нэйт уничижительный взгляд. Язык, как помело... Светловолосая алата поежилась, буркнула что-то о делах и пулей выскочила из комнаты.
   Десмонд прекрасно понимал, что как только Лина очнется, вся правда о его роли в поимке алаты всплывет наружу, поэтому врать не собирался. Вот только как сказать обо всем так, чтобы его не убили на месте?..
   - Она в ловушку попала, - выбрал окольный путь Дес. - Вернее, сначала я прокололся, а потом уже Эвелинн...
   И ведь не соврал: он бездумно повелся на угрозы в отношении Рола, а Лина опрометчиво поверила в неприятности самого мужчины.
   - В общем, когда я появился в особняке Вильгельма, меня проводили в одну из комнат, велели подождать аудиенции. И пока я там сидел, алат по имени Гэйл тайком сообщил, что дела Роланда совсем плохи и Виль собирается казнить его в ближайшее время... У меня просто не было другого выбора, кроме как предложить Вильгельму сделку.
   - Ты обменял Эвелинн на свободу своего брата, - договорил за него Асмодей, скрестив руки на груди. И разочарованно покачал головой: - А я-то гадал, как шавкам Виля удалось нацепить "Оковы Дьявола" на Лину. Она ведь до последнего вздоха им в руки не далась бы.
   - И после такого предательства ты смеешь находиться здесь?! - ухватил Гончего за грудки Эйлтил и хорошенько встряхнул.
   - Уж кто бы говорил мне о предательстве... - с намеком протянул Дес, спокойно отцепив от своей рубашки руки эльфа. - Явно не ты...
   - Да оба вы хороши, - с ленивой усмешкой мурлыкнул бархатный голос с кровати. - И демон с вами за компанию.
   - Твою ж мать! - Асмодей на метр подпрыгнул над тумбочкой и резко повернулся к проснувшейся девушке. Алата вольготно улеглась на бок, подперев голову рукой и пальцами второй обводя вышивку на покрывале. - Зачем же так...
   Дей осекся на полуслове и отошел на несколько шагов от кровати, попутно удержав Милу, бросившуюся к очнувшейся подруге. Травница возмущенно дернулась, но, видя серьезное лицо демона, прекратила попытки выпутаться из его объятий. Подозрительно довольная улыбка Лины показалась ей жутковатой.
   - Лин, как ты...
   - Это не Эвелинн, - перебил Эйлтила Асмодей и настороженно нахмурился. - Перед нами Пандорра собственной персоной. Или я один вижу багряные глаза с вертикальным зрачком вместо синих?
   - Да уж, - с притворным огорчением вздохнула девушка, плавным текучим движением поднимаясь на ноги. - Глаза - зеркало души.
   - Какого черта ты заняла место Лины? - демон внимательно наблюдал за каждым жестом алаты, стараясь не упускать из виду ни одного, даже самого крохотного движения. Дора всегда была опасна в первую очередь не огромным потенциалом силы и жестокостью, а непредсказуемостью. Никогда нельзя было предположить, что взбредет ей в голову в следующую секунду. И даже игриво-умиротворенное настроение не могло быть гарантией безопасности: самый добрый взгляд Пандорры внушал куда больше ужаса, чем ненавидящий Линин.
   - Мне легче подлатать оболочку, - пожала плечами она, словно сообщила нечто само собой разумеющееся. И сверкнула предвкушающей улыбкой, показав кончики тонких змеиных клыков: - И потом, я не могла оставить без внимания спор двух идиотов под наблюдением третьего... Мальчики, может, стоит сначала открыто похвастаться своими "подвигами", а потом уже сравнивать, кто больше накосячил?
   Пандорра резко дернула рукой, заставив стены содрогнуться с оглушительным грохотом. Расчет ее оказался на удивление верным: не прошло и трех минут, как на шум примчались Лисия, Ричард, Риган и Элазар. Конечно, было бы неплохо собрать на этот спектакль всю свиту Эвелинн, но Дора рассудила, что и этой части будет достаточно.
   - Итак, - снова замурлыкала девушка, - кто хочет быть первопроходцем? Давайте же, ребята, решайтесь. Поведать всем присутствующим о ваших нехороших делишках все равно придется.
   - Я не понимаю, о чем она говорит? - Эйл свел брови к переносице, всем своим видом выражая недоумение. Это выглядело настолько наигранно, что даже Камилла, обычно не склонная подозревать кого-либо в неискренности, скептически фыркнула.
   - Не люблю, когда начинают косить под дурачка, - недобро прищурилась Дора.
   - Не зли ее, - одернул эльфа Асмодей. Сам он уже осознал, что Пандорра так или иначе вынудит их плясать под свою дудку, поэтому и не пытался уйти в "несознанку". - Лучше спроси, зачем ей все это?
   - Затем, что я не могу существовать без этой оболочки, - отчеканила Дора, указав на себя. - А из-за вас она постоянно страдает. В физическом смысле. То крылья вырвут, то сердце пробьют... Даже мне не под силу вечно латать ее. Кроме того, Лина вызывает у меня совершенно искренние симпатии, поэтому я хочу открыть ей глаза на тех, кого она ошибочно подпустила слишком близко.
   - То есть, Эвелинн услышит все, что мы расскажем? - с тщательно скрываемым страхом уточнил Дей, пытаясь представить себе последствия.
   - Разумеется. А если вдруг и упустит что, то кто-нибудь из свиты да восполнит этот пробел.
   - Никто из нас не будет потакать твоим прихотям! - возмутился Эйлтил.
   - Ваше право, - насмешливо выгнула бровь девушка, ладонью взбив копну волос. - Вот только если не будет по-моему, то Лина больше не вернется... Совсем. А я все равно растрезвоню ваши секреты, но уже сама. Ну же, решайтесь покаяться... Это отличный шанс озвучить оригинальные версии ваших тайн, щедро приправленные оправданиями и отмазками.
   - И какие же такие секреты у нас есть? - едко полюбопытствовал эльф и получил ощутимый тычок под ребра от Асмодея.
   - Прекрати выводить Дору из себя! - процедил сквозь зубы демон. - Если она говорит, что знает, то это так и есть.
   - Почему? - подал голос Десмонд, прекративший бесплодные попытки отыскать в глазах Пандорры хоть что-то знакомое.
   - У них с Эвелинн схожие способности, - негромко пояснил Дей. - Но Лина считывает сам страх, а Дора может заглянуть намного глубже, детально увидеть его причину. То есть, если Эвелинн просто видит твою боязнь воды, то Пандорра знает, в каком возрасте ты едва не захлебнулся, например.
   Девушка кивнула подтверждая слова демона и склонила голову набок, ожидая, пока кто-нибудь из трех мужчин выполнит, наконец, ее пожелание и публично поведает о своих прегрешениях. Появление добровольца все затягивалось, поэтому она вздохнула с великомученическим видом:
   - Ладно, не решаетесь сами - я вам помогу. Начну с Гончего, его тайна ведь уже немного приоткрыта.
   Пандорра вышла на середину комнаты, оглянулась, желая убедиться, что ее внимательно слушают, после чего заговорила ровным четким голосом с тонкими нотками издевки:
   - Тут все просто и банально: между братом и девушкой ты выбрал родственника. Вроде ничего преступного, если бы не несколько моментов. Во-первых, ты сильно сомневался в честности брата, но все же пошел у него на поводу. Во-вторых, даже не побеспокоился о безопасности девушки, в которую влюблен. В-третьих, предпочел поверить не ей, а Вильгельму, человеку, которого Лина ненавидела и боялась. В-четвертых, нарушил свое обещание, что никому ее не выдашь. А теперь изюминка... Может, сам расскажешь, о чем ты солгал Эвелинн и в чем боишься признаться самому себе?
   - Я солгал о том, что меня не волнуют ее прошлые отношения с моим отцом, - не стал увиливать и изображать недоумение Десмонд. - Иногда я думаю о том, что она видит во мне Дамиана и только поэтому остается рядом. Каждый раз в такую минуту я убеждаю себя в том, что ей нужен именно я, а не призрак первого возлюбленного, но порой самовнушение не срабатывает. И тогда мне хочется уколоть ее, задеть за живое...
   - Поверь, своим предательством задел ты ее не слабо, - хмыкнула Дора.
   Гончий, ощущающий на себе обвиняющие и потрясенные взгляды, смотрел только в пол, сжав зубы до боли в челюсти. А девушка, чье веселье только набирало обороты, обратила свой взор на Эйлтила:
   - Но на твоем фоне Дес, как по мне, просто пушистый котенок... Начнем с того, что ты отлично знаком с Роландом, и познакомились вы при избавлении от Сандары.
   Асмодей, равно как и все прочие, с диким ужасом в глазах уставился на эльфа. Когда Дора сказала, что секреты есть у всех троих, демон предполагал что угодно, кроме подобной мерзости. Дей отлично помнил, что было с Эвелинн после известия об убийстве мужа и дочери... Потрясение оказалось настолько сильным, что алата моментально перешла на уровень Мастера, хотя до этой ступени ей еще лет пятьдесят надо было мощь набирать. Демон даже представить себе не мог, что Эйл может быть причастен к гибели собственной дочери... Асмодей вдруг обратил внимание, что Дес этой новости совершенно не удивлен. На лице мужчины отражалось мрачное торжество пополам со злостью и презрением, но не удивление.
   - Не смотри так на него, он не соучастник, - Пандорра перехватила взгляд Дея. - Просто Десмонд уже в курсе. Он ведь именно поэтому сцепился тогда с Эйлом в святилище у талиеров. Гончий отказался отступиться от Лины, а Эйлтил пригрозил, что раз уж он убил Дару ради Эвелинн, то алата и подавно в землю зароет...
   - Все не так! - рявкнул эльф, перебив девушку. - Я не убивал Сандару!
   - Это просто детали, - отмахнулась Дора. - Да, ты не убивал девочку своими собственными руками, но именно ты договорился с Роландом о том, где и когда передашь ее наемникам... Мне вот интересно, как ты потом собирался смотреть в глаза Лине, зная, что это твоими стараниями она страдает?
   - Я пошел на это ради нее! - звенящим от злости голосом ответил Эйл. - Вильгельм поставил условие, что позволит Эвелинн отойти от дел только в том случае, если Сандары не станет. Он боялся этой девочки еще больше, чем ее матери... Мне нелегко далось это решение, но я посчитал, что дети у нас еще будут, а защитить Лину - моя обязанность. Если бы она продолжила работать на Вильгельма, то рано или поздно погибла бы.
   - Вообще-то, только вы с Дарой и были тем якорем, что удерживал Эвелинн от опасных и трудных заданий, - заметил Асмодей. - Уж не знаю, зачем ты сымитировал свою смерть после убийства Дары...
   - Я думал, что так смогу смягчить всю эту ситуацию, - прервал демона Эйлтил. - Думал, что Лине станет легче, когда она неожиданно узнает, что хотя бы ее муж выжил... Но она исчезла раньше, чем я вернулся в дом.
   - План, достойный идиота, - прокомментировала Пандорра и зевнула, изящно прикрыв ротик. - Извините, всегда от скуки зеваю...
   Девушка отошла к напольному зеркалу и принялась изучать свое отражение со всех сторон. Вгляделась в черты лица, оценила фигуру, провела рукой по волосам... Создавалось такое ощущение, что она впервые себя видит. Дора соблазнительно провела язычком по кончикам чуть изогнутых клыков и повернулась к Асмодею. Вслед за ней на демона обратили внимание и все присутствующие на представлении зрители, включая Гончего и эльфа.
   - А теперь десерт, - едва не зажмурилась от удовольствия девушка. - Тот, кого Лина знает дольше всех и считала другом, несмотря на все размолвки... Сказать по правде, я не могу однозначно считать Дея лживым мерзавцем. Все-таки, врал он ради меня, дал моей душе вторую жизнь...
   Демон прямо встретил обращенные на него вопросительные взгляды и скрестил руки на груди:
   - Пандорра стала частью Эвелинн не в результате экспериментов Вильгельма, - спокойно заявил он. - Дора - хтоническое бессмертное существо, за свою неуправляемость приговоренное к вечному заключению души в Аду. Сотни лет я стерегу такие души и не даю им возможности заполучить телесную оболочку. Пандорра - единственное исключение.
   - Ты использовал Лину в качестве футляра для спятившей души? - хмыкнул Эйлтил, забыв, видимо, что буквально мгновение назад Дора лишила его каких-либо прав на возмущение.
   - Я использовал Пандорру в качестве оживляющего средства, - парировал Асмодей. - Вильгельм действительно пытался какими-то неведомыми ритуалами привить Лине неуязвимость вампира, владение магией на уровне элементаля, соблазнительность суккуба и прочие первосортные, по его мнению, качества различных существ. Не представляю, что он хотел получить в итоге, но во время одного из таких ритуалов все пошло наперекосяк, и ко мне Виль принес Эвелинн буквально на последнем издыхании. Знал о нашей с ней дружбе и решил, что я не дам ей умереть... Помещение в тело Лины бессмертной души было единственным шансом спасти жизнь алате. Правда, у меня были бы крупные неприятности, если бы кому-нибудь стало случайно известно об освобождении Доры, поэтому по моему заказу Вильгельму поправили память, заставив его думать, что эксперимент удался.
   - В чем подвох? Твоя история выглядит слишком благородной на фоне наших. А ведь она, - Десмонд кивком указал на Пандорру, - сказала, что все трое козлы. И вот еще вопрос: более нормальных душ не нашлось в запасе?
   - Браво! - картинно захлопала в ладоши девушка. - Конечно, козлами я вас открыто не называла, но подмечено неплохо. И ты задаешь очень правильные вопросы, Дес. Асмодей, конечно, не сказал ни слова неправды, он просто умолчал кое о чем. Например, о том, что выбор души был не случайным. Дей был влюблен в меня несколько веков и рассчитывал, что оказавшись в теле алаты, я возьму верх на ней и вернусь к жизни... Увы, Лина оказалась сильнее на тот момент.
   - Согласен, первое время я действительно хотел, чтобы ты возродилась. Мне казалось, что ты снова будешь со мной. А потом стало ясно, что кроме разрушений, стихийных бедствий и смертей тебя ничего не волнует.
   - Так ты поэтому учил ее контролю? - вдруг зло прищурилась Пандорра. - Чтобы не выпустить меня на свободу...
   - И чтобы Эвелинн могла пользоваться твоими способностями, - добавил демон. - Знаешь, Дора, я рад, что она оказалась сильнее.
   Девушка надменно хмыкнула.
   - У меня плохая новость, Асмодей, - злорадно заявила она. - Твои усилия были впустую, потому что сейчас я обладаю этим телом и уступать его не намерена. И если совсем недавно Лина непрерывно зудела о том, чтобы я пустила ее обратно, пыталась подавить меня и, скорее всего, сумела бы это сделать, то теперь, после ваших откровений, ее не слышно и не видно...
   - Если ты не позволишь ей вернуться, я сообщу Люциферу о происходящем, - пригрозил Дей. - И пусть у меня из-за этого будут большие проблемы, зато тебя уничтожат.
   - Вместе с Эвелинн, - заметила Пандорра.
   - Лучше потерять Лину, чем позволить тебе свободно шастать по мирам, - сурово отозвался демон.
   - Ну да, ну да... - откровенно посмеялась девушка. - В этой комнате как минимум двое мужчин, имеющих на этот счет другое мнение. Сначала с ними договорись, потом уже бросайся такими громкими заявлениями. А я пока прогуляюсь.
   - Просто великолепно! - раздраженно взмахнул руками Гончий, когда Пандорра покинула спальню, не встретив сопротивления с чье-либо стороны. - И что нам теперь делать?
   - Ничего, - мрачно сообщил Асмодей. - Посмотрим, что будет делать Дора. Но если она возьмется за старое и начнет повсюду сеять хаос, я буду вынужден выполнить свою угрозу...

*****

   Языки пламени, целенаправленно ползущие по жухлой траве к старинному замку из природного угольно-черного камня, неестественно ярким цветом и живостью явно говорили о своей магической природе. Их создательница, стоящая на пригорке в отдалении, звонко расхохоталась, откинула за спину длинные волосы и снова уставилась на творение своих рук. В багровых глазах плескался почти детский восторг.
   "Может теперь-то хватит? - раздался у нее в голове недовольный голос. - Подзащитному народу Вильгельма ты уже устроила сладкую жизнь, родовое гнездо его подпалила... Сейчас могу я вернуться?!"
   Пандорра поморщилась, помассировав пальцами висок, словно в него вдруг стрельнуло болью.
   - Да чего же ты так рвешься обратно, а?! - досадливо цыкнула она, обращаясь в невидимой собеседнице. - Ну что тебя держит в этом теле?
   "Право собственности! - рявкнул голос. - Вообще-то, это моя тушка!"
   - И что? - развела руками Дора. - Я живу в этом теле практически три века, разве я не могу считать его и своим тоже? Тем более, что всего час назад кто-то решил, что не хочет возвращаться...
   "Всего час назад я пребывала в состоянии шока и пыталась осмыслить все то, что твоими усилиями свалилось мне, как снег на голову! - возмутилась Лина. - Я и сейчас не знаю, как теперь жить со всей этой правдой..."
   - Так и не живи, - довольно перебила ее Пандорра. - Это легко устроить. Сейчас ты заткнешься и сделаешь вид, что тебя здесь нет, я поставлю барьеры, а через какое-то время ты действительно исчезнешь. Сама посуди, лучший друг, любимый мужчина и отец твоей погибшей дочери оказались лгунами... Разве стоит возвращаться ради них?!
   "Никого из них я даже видеть не хочу, - холодная ярость в голосе Эвелинн заставила Дору понимающе ухмыльнуться. - И вернуться хочу не ради них, и даже не ради мести им за ложь... Просто я нужна Камилле, Ригану, Ричарду, в конце концов, я ответственна за Кристу и ее народ. Да и потом, с Вильгельмом еще на все закончено".
   - Не покатит, - хмыкнула девушка с глазами цвета только-только запекшейся крови, наблюдая за пожаром. Пандорра смотрела, как выбежавшие из пылающего замка люди пытаются потушить его, суетятся и кричат в панике. Дураки. Магический огонь водой не тушится, можно даже не пробовать... Мимолетно подумав, что вопли погорельцев - бальзам для ее ушей, она вернулась к прерванному диалогу: - Я уступлю тебе свой шанс на нормальную жизнь, чтобы ты пустила под откос свою, помогая слабым и немощным? А я буду, как и прежде, латать это тело и делиться с тобой силой? Ну уж нет! Три сотни лет я жила словно в клетке, в двух шагах от желанной свободы, ожидая, когда настанет подходящий момент, чтобы стереть твою душу в порошок и возродиться самой... Я никому не позволю помешать мне!
   "Не хочу огорчать, но твои наполеоновские планы сложатся карточным домиком, когда Асмодей сообщит Люциферу о нашей непростой ситуации, - скептически отозвалась алата. - Я абсолютно уверена, что он сделает это в ближайшее время, и никто не встанет у него на пути".
   Дора нахмурилась, задумавшись над словами Эвелинн. Доля истины в них была, потому что против руководителя всея Ада она была бессильна. Но так ли просто Дей сдаст ее? Неужели ни Десмонд, ни даже Эйлтил не вмешаются и позволят уничтожить свою обожаемую Лину ради всеобщего блага?..
   Девушка вдруг растянула губы в довольной улыбке, и алата не на шутку встревожилась резкой сменой настроения своей "компаньонки".
   "Что ты задумала?!"
   - О, ничего особенного, - пропела Пандорра, утрачивая всяческий интерес к устроенному ею пепелищу. - Я обеспечу себе защитника, который сможет попридержать Дея... Десмонд.
   "Что?!"
   - То, - отрезала Дора. - Я займу твое место рядом с ним, привяжу к себе... А впрочем, зачем останавливаться на Гончем? Я временно стану тобой для всех. Глядишь, в скором времени и твоя свита, и Асмодей, и Дес с Эйлом поймут, что я во многом гораздо лучше тебя, и избавляться от меня нет смысла...
   "Ты себя слышишь вообще?! - бесновалась Лина. - Да кто тебя пустит на мое место?!"
   - Для начала - Гончий, - улыбнулась Дора, открывая телепорт обратно во владения демона.
  

Глава 36

   После того представления, что устроила Пандорра, Дес ожидал упреков со стороны Лининой свиты, даже подготовился морально к крупной ссоре, однако, компания алаты его удивила. Они просто молча покинули комнату. Правда, презрение в этом молчании было куда красноречивее любых слов. Единственной, кто попытался высказаться, была Мила, но Элазар решительно остановил травницу, заметив, что "никто из этой тройки не стоит словесных ухищрений с ее стороны". Асмодей хотел было сказать что-то алату, но передумал и махнул рукой. Эйлтил же и вовсе сумел под шумок так незаметно исчезнуть, словно был бестелесным духом.
   Оставшись один на один с демоном, Гончий уточнил, насколько велики шансы Лины вернуть себе тело и подавить Пандорру, но в ответ получил только маловразумительное покачивание головой. Дей пообещал лишь выждать какое-то время до того, как сообщит Люциферу о Доре.
   Уйдя в свою комнату, Десмонд закрылся в спальне и пару часов мерял ее шагами, терзая себя абсолютно бесполезными размышлениями о том, как удержать Эвелинн рядом. Почему бесполезными? Да потому, что у него не было ни малейших сомнений в том, что девушка на пушечный выстрел не подпустит его к себе. Если она просто позволит ему извиниться и объясниться - это уже будет чудо... О том, что алата вообще может не вернуться, Дес старался не думать.
   Гончий горько ухмыльнулся. Что, собственно, он хочет объяснить Лине? Пандорра уже перечислила все эти "объяснения", прекрасно уложив их всего в четыре кратких пункта. А его ревность... Все, что он может сказать по этому поводу, так это соврать, что сейчас все изменилось.
   Вытянувшись на кровати в полный рост и скрестив руки за головой, Дес всего на мгновение прикрыл глаза и не заметил, как провалился в сон...
   Узкая ладошка с прохладной атласной кожей невесомо скользнула по лицу мужчины, тонким пальцем очертила контур его губ и снова погладила по щеке. Гончий машинально прижал к себе теплое женское тело, прильнувшее к его боку, мимолетно улыбнулся во сне, почувствовав знакомый цветочный аромат, исходящий от волос девушки. В полудреме он даже не задумался, с чего бы Лине вдруг так спокойно ложиться спать рядом с ним.
   Извернувшись в объятиях Деса, девушка, поднялась чуть выше, обняла его за шею и осторожно поцеловала, словно боялась разбудить. Десмонд не оставил действия Лины без ответа и пришел в себя лишь в тот момент, когда языком порезался об острый, как бритва, змеиный клык. Резко распахнув глаза, мужчина оттолкнул от себя девушку и уселся на кровати.
   - Какого черта ты вытворяешь?! - нахмурился он, тыльной стороной ладони вытерев губы. - Что это было?
   - Я думала, в твоем возрасте мальчики уже не понаслышке знают о поцелуях и прочей ерунде, - разыграла недоумение Пандорра, нисколько не огорчившись реакцией Деса. Она соблазнительно потянулась и игриво закусила губу, немигающе уставившись на Гончего.
   - Я понял, что ты сделала, но как-то не могу сообразить зачем, - огрызнулся мужчина.
   Дора усмехнулась и отвела взгляд. В следующую секунду она оказалась совсем рядом с Десмондом и, не дав ему опомниться, с неженской силой опрокинула на спину, усевшись ему на живот.
   - Не хочешь прелюдии - не надо, - неестественно улыбнулась Пандорра, разодрав рубашку Гончего и склонившись над ним так, что кончики ее локонов щекотнули Деса по груди: - В какой-то степени, мне это даже больше по душе...
   Девушка нарочито медленно спустилась ниже, тесно прижимаясь бедрами к телу мужчины и не встречая сопротивления с его стороны, но едва ее руки коснулись пояса его брюк, как Десмонд больно ухватил Дору за предплечья и грубо стащил с себя. Гончий поднялся с кровати и отошел в сторону, скрестив руки на груди:
   - Чего ты добиваешься?
   - Даже не предполагала, что мои действия двусмысленны... - закатила глаза Дора и фыркнула: - Дес, с тобой возможно переспать без обмена пустыми репликами, или душевная беседа перед сексом обязательна?!
   Алат вытаращился на нее, как на сумасшедшую, кое-как успев поймать челюсть. Сказав о непредсказуемости Пандорры, Асмодей ему точно не соврал... Справившись со своим удивлением, Десмонд хмыкнул:
   - Меня впервые пытаются так прямолинейно соблазнить... Дорогуша, с какого перепугу ты решила, что у нас что-то выгорит?
   - А почему нет? - пожала плечами Дора и провела рукой вдоль своего тела: - У меня есть нечто весьма желанное для тебя... Я не буду темнить, Дес. Мне, в общем-то, плевать, есть у тебя к Лине какие-то чувства или нет, и ты не единственная кандидатура на роль моего любовника. Просто именно с тобой у нас может получиться весьма взаимовыгодный союз: ты заставишь Асмодея и иже с ним отказаться от моего уничтожения, обеспечишь мне спокойное существование, а взамен получишь это тело с более совершенной начинкой в свою постель.
   - Под более совершенной начинкой ты имеешь в виду себя? - с издевкой усмехнулся мужчина и покачал головой. - Меня твое предложение не устраивает. Мне нужна Лина, а не ее тело.
   - Порождения Хаоса!.. Только не говори мне, что прекрасная душа алаты и ее богатый внутренний мир интересуют тебя больше оболочки! - расхохоталась Пандорра, поднявшись на ноги и подойдя совсем близко к Десмонду.
   - Меня интересует эта оболочка, но только до краев заполненная душой Эвелинн и ее, как ты сказала, богатым внутренним миром, - парировал Гончий. - Исключительно в такой комплектации.
   - Увы, она более невозможна, - оскалилась Дора. - Отныне я занимаю место Лины.
   - Ты всего лишь бессовестно прикрываешься ее лицом. А стать ею ты не способна. Ни для кого.
   Под презрительным взглядом Деса девушка уязвленно отступила назад и сверкнула злыми глазами:
   - Может и так, но ничего плохого в этом нет. Эвелинн, безусловно, была хороша, и будь она хоть немного эгоистичнее - я бы признала ее великолепной. Но даже так я все равно лучше нее. Я сильнее, хитрее, выносливее, умнее. То, что узнала о магии она за четыре с лишним века своей жизни - десятая часть моих знаний... У меня всегда холодная и трезвая голова, нет никчемных принципов и привязанностей. И я способна на гораздо более великие вещи, чем подлянки зарвавшемуся алату из правящей верхушки. Разве перечисленного мало, чтобы считать меня достойной заменой?!
   - Не знаю, как для других, а лично для меня - да, - отрезал Гончий.
   Пандорра еще с минуту сверлила мужчину внимательным взглядом, затем вздохнула, смирившись с его категорическим отказом.
   - Что ж, жаль, что с тобой у нас ничего не вышло, - Дора изобразила на лице самое искреннее сожаление. - Придется попробовать с Асмодеем. Лина, конечно, еще больше возмущаться будет подобным использованием этого тела, но я переживу как-нибудь...
   Девушка уже дошла до двери, когда Десмонд в два прыжка преодолел разделяющее их расстояние и схватил ее за руку, развернув к себе лицом:
   - Что значит "Лина будет возмущаться"? - напряженно спросил он. - Она не исчезла?!
   - Куда бы это она исчезла? - досадливо поморщилась Пандорра. - Мы поменялись местами, но по-прежнему делим это тело. Не обольщайся, рано или поздно я раз и навсегда избавлюсь от своей соседки.
   - И Эвелинн говорит с тобой?! - Гончий пропустил ее последние слова мимо ушей.
   - Да она не затыкается! - озлобленно отозвалась девушка. - В основном, мне приходится выслушивать непрерывный поток нецензурной брани в свой адрес... Кстати, о тебе она тоже высказалась.
   Дес вопросительно выгнул бровь, и Дора ехидно продолжила:
   - Она пообещала, что если ты хоть пальцем к этому телу притронешься - она сотрет меня в порошок, а потом оставит тебя без важной запчасти... Почему ты улыбаешься?!
   - Лина никогда не дает обещаний, которые не может выполнить...
   Прежде, чем Пандорра успела сообразить, что сама подала мужчине эту идею, он крепко ухватил ее за подбородок, не особенно мягко целуя в губы. Сперва девушка опешила, но через мгновение прижалась всем телом к Гончему, обнимая его за плечи и отвечая на поцелуй с не меньшей жесткостью. Дора с блаженством запрокинула голову назад, позволяя Десмонду прокладывать дорожки поцелуев вдоль ее шеи, спускаясь все ниже, но вдруг зашипела от боли, ударившей по вискам, и вцепилась в волосы алата, заставив его отстраниться. Барьер, который она выстроила между собой и Линой, и который только начал набирать силу, внезапно стал истончаться.
   - Что-то не так? - злорадно поинтересовался мужчина, и по его тону Пандорра поняла, что он задумал.
   - Пусти! - девушка рванулась прочь, но справиться с крепкими объятиями Деса не сумела. - Убери руки!
   - В чем дело? - наигранно удивился Гончий, умело игнорируя ее попытки освободиться. - Ведь ты сама этого хотела...
   - Передумала! - рыкнула Пандорра и едва не взвыла от бессилья, оказавшись зажатой между стеной и Десмондом. Головная боль теперь не только пульсировала в висках, но и прокатывалась волнами от основания черепа до самого лба, вынуждая девушку крепко зажмуриться. Присутствие Лины и ее давление ощущалось все сильнее, и Дора серьезно запаниковала: - Отпусти меня!
   Вместо ответа мужчина снова склонился к ее лицу, Пандорра отчаянно дернулась в сторону, приложившись затылком о стену, и затравленно заглянула в глаза Гончего:
   - Слушай, от возвращения Эвелинн ты только проиграешь, - торопливо зашептала она в надежде перетянуть его на свою сторону. - Алата безмерно зла на тех, кто ей лгал, мечтает уничтожить вас... Она убьет твоего брата. А я могу дать вам многое. В моих силах вернуть Асмодею его легионы, дать Роланду власть над всеми алатами, превратить тебя в главу всех ваших Гильдий...
   - Нет.
   Десмонд рванул лиф платья Доры в разные стороны и лишь в последнюю секунду успел подхватить обмякшее тело девушки, не дав ей упасть на пол. Без сознания она было совсем недолго, буквально тут же открыв глаза, сверкнувшие сапфировыми радужками. Не успел Дес вознести хвалу высшим силам или спросить Лину о самочувствии, как получил ощутимый удар кулаком в грудь, оттолкнувший его на пару метров назад:
   - Руки свои убери, извращенец!
   - Это я-то извращенец?! - отдышавшись, возмутился мужчина. - Скажи спасибо, что я помог тебе вернуться!
   - А за "Оковы Дьявола" тебя не поблагодарить? - ядовито осведомилась Эвелинн, завязав обрывки лифа узлом на груди. - Тоже мне, спаситель...
   - Ясно, ты зла на меня, и у тебя есть полное право на это, но нам нужно погово...
   - Даже не думай! - вскинула руку Лина. - Я по горло сыта разговорами. И твоей семейкой, в которой по мужской линии передается ген, отвечающий за отравление моей жизни. Довольно. Я не хочу ни слышать тебя, ни видеть... То же самое касается Асмодея и Эйлтила.
   Алата решительно распахнула дверь, но вышла не сразу, на мгновение обернувшись и окинув Гончего оценивающим взглядом.
   - Мой тебе совет - найди себе какую-нибудь суккубку, чтобы не разбираться самому с тем, чем ты собирался помочь мне вернуться, - с издевкой бросила девушка и переступила порог.
   - Похоже, что Дора все-таки была не так плоха! - донесся ей вслед рассерженный голос.

*****

   По счастливой случайности ни эльф, ни демон не попались мне на пути. Для них же лучше. Гончий не поплатился за свои действия и брошенную мне вдогонку фразу только потому, что у меня не было времени на мордобой.
   Стыдно сказать, но я так и не запомнила, в каких комнатах располагается моя свита, поэтому застыла посреди коридора в раздумьях. На мою удачу под руку подвернулся инкуб, по глупости попытавшийся применить ко мне свои чары. Получив затрещину, он довольно быстро оклемался, осознал, что был не прав, и не посмел ослушаться моего повелительного тона, с преувеличенным энтузиазмом согласившись отвести меня к Элазару.
   На ходу я, сама того не желая, задумалась о Гончем. Как бы то ни было, он действительно помог мне поставить на место нахалку. Пандорра невероятно сильна и, скорее всего, в самом деле смогла бы избавиться от меня. Но ее проблема в том, что она больше трехсот лет практически непрерывно пребывала в состоянии глубокого сна, удерживаемая моим барьером между нами, и преграда эта только крепла с каждым годом. А ее стена была совсем новой, потому тонкой и хрупкой. Кроме того, Дора явно поторопилась с соблазнением Гончего... Наслаждение, а порой и его предвкушение, весьма опасная вещь для ментальных преград, потому что оно ослабляет контроль хозяина над ними. В нашем случае все это было помножено на мой гнев и самонадеянность Пандорры. Зря она посчитала, что уровень сил решает все...
   Я сумрачно хмыкнула, и идущий передо мной инкуб нервно дернулся. Да, Десмонд весьма кстати догадался, что надо делать, и помог мне с возвращением, но это еще не повод спускать ему с рук предательство. Жаль, что часть меня все еще видит в нем дорогого мне мужчину и была бы не прочь завершить то, что начала Дора...
   В покоях Элазара кроме него самого оказались Мила, Лисия, Себастьян и, к моему безмерному изумлению, Шен. При моем появлении вся эта компания, за исключением растерянного Привратника и невозмутимого вампира, шарахнулась в сторону, но после флегматичного заявления Себа, что это я, а не "чокнутая", успокоилась и завалила меня вопросами. Мои планы времени на это совершенно не предусматривали, поэтому я деликатно выпроводила девушек, попросив их сообщить свите о моем "воскрешении", а сама заперла за ними дверь и решительно развернулась к оставшимся в комнате мужчинам:
   - Я говорю - вы слушаете. Есть пара просьб.
   - Может, сначала объяснишь, что произошло? - не внял моим словам Себастьян. - Мы с тобой знакомы не одно десятилетие и попадали в немыслимые переделки, в которых порой выживали только благодаря возможностям Пандорры... Несколько раз она на короткое время занимала твое тело, но никогда не пыталась присвоить его себе. Как это получилось сейчас?
   - Неудачное стечение обстоятельств, - нахмурилась я, понимая, что этот упырь не даст мне и слова о деле сказать, пока я не отвечу на его вопросы. - Мало того, что я оказалась на волосок от смерти, что контролю над собой явно не способствует, так еще и чертовы "Оковы" блокировали всю магию, в том числе и ту, что поддерживала барьер. Когда их сняли и тело пришло в более пригодную для жизни форму, эта паршивка просто опередила меня и заняла место "у руля". Я очнулась в тот момент, когда Пандорра разводила лгунов на признания.
   - А она разве не стала ставить преграду между вами так же, как это делала ты? - задал разумный вопрос клыкастый.
   - Сначала нет, она ведь хотела, чтобы я своим ушами услышала малоприятную правду. Потом поставила, но через нее я пробилась.
   - Так эта Пандорра не так сильна, как утверждал Асмодей? - удивился Элазар. - Демон сказал, что у тебя практически нет шансов выстоять против нее...
   - А до этого Дей десятки лет говорил, что Дора - результат экспериментов Вильгельма, - отрезала я, поборов приступ ярости. - Впрочем, тут, как ни странно, он не соврал. Другое дело, что сила решает не все.
   Я замолчала, подбирая слова. Как бы так просто растолковать им, почему ее преграда оказалась слабее моей?..
   - Объясню на примере, - довольно щелкнула я пальцами, подобрав сравнение. - Представим, что я и Пандорра - два дома, вокруг которых для защиты надо построить забор. Я, перестраховываясь, ставлю восьмиметровую бетонную стену толщиной примерно столько же, покрытую алмазной крошкой, бронированными листами железа, драконьей чешуей и прочими укрепляющими материалами, добавляю несколько систем слежения и колючую проволоку. А Дора строит стеклянную стенку по пояс, красивую и бесполезную, и надеется, что никто через эту преграду не сунется, впечатлившись слухами о ее могуществе. Как-то так.
   - С тобой она просчиталась, - усмехнулся вампир и прищурился. - Ты скажи-ка мне еще вот что: почему Пандорра не рассказала тебе раньше о вранье окружающих? Уж про тайну-то демона она точно не вчера узнала...
   - Понятия не имею, - пожала я плечами. - Возможно, просто поджидала подходящего случая, а может, не хотела раскрывать своего давнего приятеля... Да и вообще, я ведь никогда даже не думала, что Дора - это душа, а не черствый результат ритуалов Вильгельма. Я зачастую пользовалась ее физическими возможностями, а для применения магических на короткое время пускала Пандорру на свое место, в остальное время держа ее в состоянии глубочайшего сна. Мне никогда не приходило на ум, что с ней можно обстоятельно поговорить, и уж тем более я не задумывалась, что она способна залезать в чужие мозги... Надеюсь, теперь мне можно перейти к делу?
   Себастьян великодушно кивнул. Я глубоко вздохнула, собираясь с мыслями, и обратилась к Элазару:
   - Первая моя просьба относится именно к тебе. Конечно, ты пока не обладаешь статусом Мастера и, наверное, с этой точки зрения было бы разумнее поручить это Лисе, но я уверена, что твоя рассудительность и мудрость будут куда полезнее... Эл, я хочу, чтобы ты взял на себя заботу о свите. Разумеется, я останусь вашей Покровительницей и в случае смертельной опасности приду на выручку... Но присматривать за вами я больше не могу.
   - Что ты несешь?! - округлил глаза мужчина. - Почему не можешь?!
   - Потому что я хочу отойти от всех дел, - покривила я душой, мысленно извинившись перед алатом за свой обман. - Последние события весьма четко показали мне, что тихая и мирная жизнь не так плоха. По крайней мере, я буду жива и здорова.
   - Ты собираешься бросить свиту? - неверяще покачал головой Элазар. - Вот так просто оставить всех без защиты, которую сама же и обещала?
   - Я не бросаю вас, - возразила я алату. - И обязанности Покровительницы не сниму с себя до самой своей смерти. Эл, я всегда готова буду прийти вам на помощь, но только если это действительно будет необходимо. В остальное время я прошу тебя приглядывать за свитой и особенно за Ричардом. Ему нужен опытный наставник и учитель, которым ты вполне можешь быть... В общем, пообещай мне, что сделаешь это.
   Элазар сурово посмотрел мне в глаза, явно не понимая причин столь неожиданного моего решения. Уж не знаю, что он там увидел, но складка, прорезавшая лоб мужчины, разгладилась, и он кивнул, сказав, что сначала посоветуется со свитой и сделает это незамедлительно. Прежде чем алат ушел, я клятвенно заверила его, что дождусь решения своей компании в этой комнате. Паршиво, что приходится врать...
   Лишь переведя взгляд на Себастьяна, и краем глаза заметив Шена, скромно притулившегося в дальнем углу спальни, я спохватилась, что проморгала присутствие постороннего человека, решая свои проблемы:
   - Как ты оказался во владениях демона? - поинтересовалась я у парня. - Неужели сам смог найти направление портала? А впрочем, какая разница... Главное, что ты спас мою жизнь.
   - Ну, честно говоря, телепорт создал не я, а брат Роланда, - несколько смущенно ответил парень. - Когда я забрал вас из камеры, то буквально через пару метров напоролся на этого Гончего. Оказалось, что он тоже хотел освободить вас, как только узнал о лишении крыльев.
   Сердце предательски ухнуло вниз. Так Десмонд не знал о том, что со мной происходит? Та часть души, что все еще пыталась найти оправдания предательству Деса, торжествующе приподняла голову и начала нашептывать, что мне стоит выслушать его, постараться простить... Я тряхнула головой, решительно заткнув этот вкрадчивый внутренний голос.
   - Что ж, хотя бы на этом ему спасибо, - язвительно фыркнула я. - Ладно... Шен, я догадываюсь, почему ты ушел вместе с нами и до сих пор пребываешь здесь. Уж прости, обещать тебе защиту я сейчас не могу...
   - Все в порядке, - перебил меня Привратник. - Я не прошу защиты. Мне вообще ничего не нужно, так что, я чуть передохну здесь и отправлюсь в свой мир. В качестве платы за ваше спасение мне хватит и того, что у Роланда с Каролиной теперь большие проблемы. Настолько большие, что их можно считать достойной местью за смерть Иарлэйта. Он был моим лучшим другом, практически братом... А Кэрол его убила.
   "За то, что он попытался защитить меня, - мысленно добавила я". Но вслух сказала:
   - Если тебя это порадует, то смею сказать, что проблемы этих двоих только начинаются. И прости, что Лэйта мне спасти не удалось.
   Вампир, на дух не переносящий всяческие извинения, прощения и прочую, по его мнению, ересь, кашлянул, привлекая к себе внимание. В общем-то, это было весьма кстати, потому что я не очень хорошо представляла себе, что еще могу сказать Шену. Фальшиво улыбнувшись, я попросила парня передать Элазару, если тот вдруг вернется раньше нас, что я и Себастьян придем буквально через минуту, после чего поманила клыкастого за собой и смылась из покоев алата.
   - И что у тебя за просьба ко мне, раз ты не хочешь, чтобы кто-то о ней слышал? - прищурился вампир и в ответ на мой вопросительный взгляд самодовольно изогнул губы в подобии улыбки. - Брось, ты же не рассчитывала, что я не догадаюсь?
   - Ты прав, с тобой я хотела поговорить наедине. Не хочу, чтобы кто-то знал, что я возвращаюсь к алатам.
   Похоже, я могу гордиться собой... Мне удалось удивить Себастьяна.
   - Тебе что, в прошлый раз мало досталось?! - вытаращился вампир. - Хочешь, чтобы тебя добили?!
   Я резко развернулась к приятелю, на мгновение убрав с лица непроницаемое выражение:
   - А меня уже добили, Себ, - с плохо скрываемой усталостью продемонстрировала я неживую улыбку. - Предательство Гончего, крылья, выходка Пандорры, вранье лучшего друга, известие о том, что Эйлтил причастен к смерти нашей с ним дочери... Мне больше нечего терять, и у меня нет больше долгоиграющих планов на будущее. Сейчас идеальный момент для того, чтобы покончить с Вильгельмом. Пока я не боюсь смерти - я могу действовать так рискованно и неожиданно, как ему и не представлялось возможным.
   - И что ты собираешься делать? Прийти в его особняк и предложить открытый поединок? - с сарказмом осведомился Себастьян.
   - Разумеется, нет. Я хочу пойти к Высшей Ложе и рассказать им все, что мне известно о делах Вильгельма. Скорее всего, часть этих сведений они знают, но мои-то познания в его деятельности куда глубже... Надеюсь, что Калли выслушает меня раньше, чем решит размазать по стенке.
   - Калли? Она ведь более других тебя не переносит на дух...
   - Да, но именно эта алата неофициально возглавляет Ложу в отсутствие Вильгельма, - вздохнула я. - У них с Вилем всегда было противостояние: Калли полагала, что пальма первенства должна принадлежать ей, поскольку она происходит из царского рода и какое-то время даже правила, а Виль...
   Я вдруг остановилась на месте и едва не шлепнула себя по лбу. Ну конечно же, как я могла раньше не подумать! Калли отлично подходит под подсказку Вэрис: царственность - намек на происхождение алаты и ее положение в нашей иерархии, кровь и золото - намек на ее же цвета. А я-то голову ломала!..
   Вампир, заметив, что я отвлеклась на какие-то свои мысли, скрестил руки на груди, ожидая, пока я снова обращу внимание на него. Не выдержав, он нетерпеливо спросил, в чем дело.
   - Так, мелочи, - отмахнулась я, не желая пускаться в долгие объяснения. - Просто только что поняла, что пойти к Калли - правильное решение.
   - Раз ты все уже решила, и переубедить тебя невозможно, то что нужно от меня?
   - Страховка и маленькое одолжение, - я задумчиво закусила губу. - "Оковы Дьявола" ведь остались где-то здесь?
   - Асмодей стащил у Вельзевула ключ и оставил потом весь комплект у себя.
   - Вот и отлично, - довольно кивнула я. - Выкради "Оковы", а я подожду тебя у тренировочной площадки. Обдумаю пока что все еще раз... И главное, смотри, чтобы никто не узнал, куда мы ушли.
  

Глава 37

   Когда я шла к Вильгельму ради Деса и его брата, меня ощутимо потрясывало от страха. Сейчас же я совершала еще более безумный поступок, решив добровольно нацепить на себя "Оковы Дьявола" и предстать в них перед той, что боялась меня, мечтала уничтожить и была вполне способна на это, но не испытывала ни малейшего волнения на этот счет. Даже тот страх перед Вилем, что тенью преследовал меня с того самого момента, как я покинула его свиту, куда-то исчез без следа. Странное дело, но это не казалось мне хорошим признаком. Еще совсем недавно я мечтала о том, чтобы он пропал и оставил меня в покое, а сейчас четко осознала, что это дурной знак. Чувство страха напрочь отсутствовало у меня с самого момента становления алатой и на протяжении всего времени служения Вильгельму, и это делало меня чудовищем. Действительно чудовищем. Думаю, что несколько миров, уничтоженных моими руками, погибшие люди и целые кланы, вырезанные по желанию Вильгельма, подтверждают это в полной мере...
   Сейчас я ощущала себя практически так же, как и тогда. Даже страховка Себастьяна нужна была мне не для того, чтобы остаться в живых. Мне не хотелось умирать раньше Вильгельма и Роланда. И все. А дальше будь, что будет.
   Я перевела взгляд на Себастьяна и усмехнулась. Этого клыкастого не часто можно увидеть нервничающим, а в данный момент он был именно таким. Мы ожидали возвращения помощника Калли, который в состоянии священного ужаса умчался докладывать своей госпоже о визите "самой Эвелинн". Вообще-то, можно было не тратить время и, применив силу, преспокойно миновать досадное препятствие, но это было бы не очень дипломатично. Поэтому мы отправили парнишку с докладом, а сами остались ждать в коридоре: я прислонилась к стене, Себастьян прохаживался неподалеку, с отрешенным видом вертя в руках браслеты "Оков".
   - Ты уверена, что стоит их надевать? - повернулся ко мне вампир. - Что, если Пандорра снова возьмет над тобой верх?
   - Не должна, - отрицательно помотала я головой. - Отключаться-то я не планирую. А так барьер между мной и Дорой должен держаться какое-то время и при активированных браслетах.
   - Как долго? - подозрительно нахмурился Себ.
   - Минут десять-пятнадцать. Возможно, что больше.
   - И ты хочешь за эти десять минут убедить Калли встать на твою сторону?! - откровенно посмеялся приятель. - Лина, на кой черт тебе вообще надо использовать "Оковы Дьявола"? Неужели без них вы не сможете поговорить?
   - Беседовать мы будем без браслетов на мне. Эти побрякушки всего лишь помогут мне развести Калли на разговор, - с неохотой пояснила я. Любознательность вампира мешала мне думать. - Чтобы договориться с этой алатой о беседе без свидетелей, надо дать ей почувствовать, что она сильнее и имеет преимущество перед тобой.
   - Но по истечении отведенного времени "Оковы" нужно будет снять, - не унимался Себастьян. - Она ведь не допустит этого...
   - А ты мне на что?! - не выдержав, чуть повысила я голос. - Я попытаюсь мирно объяснить, почему это украшение надо убрать, но если она не согласится - применишь силу.
   Себ попытался сказать что-то еще, но, на его счастье, в коридоре появился помощник Калли и велел следовать за ним. Произнеси вампир еще хоть пару слов - придушила бы...
   Алата, олицетворяющая Мудрость с большой буквы, встретила нас стальным взглядом глубокого изумрудного цвета и полным отсутствием радости на лице. Что ж, это вполне понятно: можно ли радоваться внезапному явлению той, кого всерьез опасаешься?
   Стоило мне сделать шаг от центра зала в сторону Калли, как сама она едва заметно дернулась, словно хотела отступить, а ее стража вскинула руки, приготовившись атаковать. Не желая провоцировать их, я поманила к себе Себастьяна и позволила ему надеть на мои запястья печально знакомые браслеты. Надо же... Я полагала, что перестав ощущать поддержку со стороны своей магии, хоть немного почувствую страх за свою жизнь. А этого не произошло.
   При виде "Оков Дьявола" женщина несколько расслабилась. По крайней мере, четко очерченные губы ее уже не были сжаты в узкую жесткую линию.
   - Как мило с твоей стороны - обезопасить всех нас от самой себя, - с воистину королевским достоинством заметила алата Мудрость. Я уже многие десятилетия вырабатывала столь же аристократичный взгляд и осанку, но порой мне казалось, что на фоне Калли все это выглядит дешево и неубедительно. - Полагаю, после этого показушного жеста ты можешь объяснить причину своего визита ко мне?
   - С удовольствием, - отозвалась я в том же тоне. - Но лишь наедине с тобой. Тебе не понравится, если то, что я собираюсь рассказать, выйдет за пределы этой комнаты раньше, чем ты того захочешь.
   Калли заколебалась. С одной стороны, в ее памяти наверняка еще достаточно свежи были воспоминания о том, что я сотворила с Вильгельмом, выйдя из-под контроля. С другой - женщина понимала, что из-за пустяка я бы так не рисковала, придя к ней.
   Наконец, она решилась и выпроводила из зала всех своих подчиненных до единого. Взгляд ее вопрошающе обратился на вампира:
   - Разве ему не стоит выйти?
   - Нет. Себастьян должен будет снять с меня "Оковы" через несколько минут.
   - Даже не думай! - отрезала женщина. - Эти цацки ты снимешь только после того, как покинешь мой особняк!
   - Если Себ не сделает того, о чем я сказала, у тебя будет великолепный шанс максимально близко познакомиться с той тварью, что живет внутри меня, - спокойно заявила я, глядя прямо в глаза представительницы Высшей Ложи. - Причем, удержать ее мне будет не по силам.
   - Кто даст гарантии того, что ты не убьешь меня, избавившись от браслетов?
   - Я пришла поговорить, а не заниматься рукоприкладством и сведением старых счетов, - раздраженно закатила я глаза. - Поверь, твоя смерть интересует меня сейчас в последнюю очередь.
   Лишь дождавшись неуверенного кивка алаты, я с помощью вампира избавилась от отвратительного украшения и глубоко вздохнула с облегчением:
   - Итак, к делу. Цель моего визита - раскрыть тебе и Высшей Ложе глаза на дела Вильгельма за вашей спиной...
   - Надеюсь, ты имеешь в виду не его эксперименты, которые продолжались, несмотря на наш запрет? - насмешливо перебила меня Калли. - Я о тех, что породили Пандорру.
   - Вы знали?! - я застыла, как громом пораженная.
   - Не просто знали, но и с нетерпением ждали результатов, - отозвалась женщина. - У Вильгельма одно время была весьма занятная мысль о том, что для членов правящей верхушки гораздо разумнее будет отказаться от многочисленной свиты, собравшей кучу различных талантов, в пользу одного-единственного, но идеального во всех отношениях помощника. Идея была неплохой, и ее поддержали. Но эксперименты проваливались один за другим, поэтому было решено прекратить их. Уже несколько позже мои негласные наблюдатели донесли, что Виль нарушил запрет и сумел создать потрясающее по силе существо...
   - Да ни черта он не сумел, - зло оскалилась я. - Пандорра - одна из бессмертных душ, заключенных в Аду, которую в мое тело подселил знакомый демон, чтобы не дать мне умереть после одного из ритуалов Вильгельма.
   - Быть этого не может, - с сомнением мотнула головой алата. - Виль ведь сам позже подтвердил Ложе, что твои новоприобретенные качества - его рук творение... Да как он посмел соврать?!
   Я хотела было возразить, что мой бывший покровитель и сам не знал правды, но вовремя спохватилась, что это будет излишне. Чем больше Калли зла на своего коллегу, тем лучше для меня.
   - Надеюсь, это был не единственный страшный секрет, что ты хотела поведать? - женщина уже вполне оправилась от известия об истинной сущности Доры, и лишь гневные темные искры в глазах выдавали ее тщательно скрытую ярость. - В противном случае, ты просто зря потратила как мое, так и свое время.
   - Вообще-то, о селекционной деятельности Вильгельма я даже не думала говорить... Уверена, что его планы по установлению своего единоличного управления над всеми алатами представляют для тебя и Высшей Ложи гораздо больший интерес. Об этом он тоже говорил вам? Объяснял, в чем преимущества уничтожения иерархии алатов и последующего прямого подчинения каждого из нас ему?
   - Это слишком серьезное обвинение, - скрестила руки на груди Калли. - Заявить, что один из сильнейших и наиболее уважаемых алатов намерен пойти против наших порядков и установить свою диктатуру... Ты хоть понимаешь, что сейчас несешь?!
   - Больше, чем кто-либо, - передернула я плечами. - Вильгельм никогда не скрывал от меня своих планов, говорил о них прямо и подробно. Если ты заглянешь в мою память и посмотришь некоторые отрывки, то сама во всем убедишься. Не считая того, что узнаешь мнение Виля о каждом из Ложи. Не самое лестное, надо сказать...
   Женщина отвернулась к окну, задумчиво покусывая губу и тревожно обхватив себя за плечи. Я догадывалась, о чем она размышляет: воспользоваться шансом и упрочнить свое положение среди алатов, пусть оно и не так важно для нее, или проигнорировать мое заявление и не ссориться с Вилем. Вполне вероятно, что она предпочтет второй вариант, но на этот случай я уже кое-что придумала. Если свержение моего бывшего покровителя не будет инициировано алатой Мудрость, это сделает кто-то из ее коллег.
   - И ты готова повторить свои слова перед всей Ложей? - обернулась она. - Если я немедленно соберу всех на совет, выдвинешь ли ты своему покровителю обвинение в заговоре, подкрепленное доказательствами?
   - Совет? - фыркнула я с кривой усмешкой. - На бюрократические проволочки нет времени. Пока вы будете делать умные лица и решать, как бы так поделикатнее подкатить к Вилю за объяснениями, уже будет поздно!
   - А как иначе ты себе все представляешь?! - сердито взмахнула руками Калли. - Он слишком силен, и у него достаточно союзников. Большинство алатов даже при поддержке Высшей Ложи не пойдут против слова Вильгельма, а уж без нее - тем более! Мне не по силам поднять свою свиту и лишь с их помощью заключить его под стражу...
   - Поправочка, - сахарно растянула я губы в улыбке, - не только Виля, но и подавляющую часть его разудалой компании. Вильгельм сам никогда не проворачивал ни одного грязного дельца, для этого он использовал чужие, но преданные ему руки. Так что, у всех его подчиненных рыльце в пушку. К тому же, если вы избавитесь от всей этой шайки, то предотвратите грызню за власть... Самоуправство Виля уже некоторое время не является самой опасной вещью.
   - О чем ты? - нахмурилась алата, и было заметно, что она действительно не понимает меня.
   - Вильгельм в самом ближайшем будущем лишится своей власти независимо от того примет ли такое решение Высшая Ложа или нет, - довольно сообщила я. - Роланд и Каролина при активной поддержке Ленарда планируют подвинуть своего покровителя. Вдаваться в подробности, уж извини, не буду, просто скажу, что в свете последних событий, произошедших за закрытыми дверями особняка Виля с моим непосредственным участием, им стопроцентно пришлось внести коррективы в свои планы, и смещение Вильгельма произойдет на днях.
   - Что-то я не понимаю... - прищурилась Калли. - Зачем же мне тогда сейчас шокировать своими действиями Ложу и обвинять нашего коллегу в предательстве, если стоит немного подождать, и его свита сама от него избавится?
   - Повторяю еще раз: свиту Виля необходимо уничтожить вместе с ним, - чуть раздраженно отозвалась я. Судя по тому, что она продолжает задавать вопросы и уточнять все, Калли намерена все же согласиться со мной. Мне не терпелось, чтобы она озвучила это и начала предпринимать хоть какие-то действия для осуществления своего решения.
   - Издеваешься?! - округлила глаза женщина. - У него самое большое количество помощников, около сотни... Ты предлагаешь вырезать несколько десятков алатов?!
   - Это было бы довольно правильным решением, но я знаю, что это невозможно. Вполне вероятно, что большую часть достаточно будет хорошенько припугнуть, но вот нескольких лучше все же стереть в порошок. Тех, кто способен затеять свару и борьбу за место Вильгельма. Кэрол - всего лишь завистливая выскочка, не имеющая ни особой силы, ни авторитета. Роланд уже попрестижнее, и он может предпринять попытку взять свиту Виля под свой контроль, но ему сил тоже не хватит. А это значит, что как только мой бывший покровитель позорно будет скинут со своего места, сторонники Рола и Кэрол станут их противниками в борьбе за власть.
   - Разумеется, подобного хаоса ни в коем случае нельзя допустить, - понимающе кивнула Калли. - Все эти интриги алатам совершенно ни к чему, они лишь отвлекают от исполнения предназначения... Вот только я не уверена, что все так, как ты говоришь. Вильгельма нельзя так просто "подвинуть", ведь его триумвират - самый сильный из всех, что мне известны. Только безумец решится бросить ему вызов...
   - По-твоему, пара самонадеянных идиотов, даже не обладающих статусом Мастера, не подходит под определение слова безумец? - усмехнулась я, бесцеремонно перебив женщину. - Впрочем, если знать, что триумвират нарушен, почему бы и не воспользоваться подвернувшейся возможностью?..
   Я с намеком посмотрела прямо в глаза алаты и неожиданно заметила злое торжество на ее лице.
   - Так слухи были правдивые... Триумвирата Справедливости больше нет. Теперь понятно, почему он проигнорировал недавнее собрание, сославшись на важные дела, - хмыкнула Калли и выдержала небольшую паузу прежде, чем сказать то, чего я так давно ждала: - Я считаю, что твой приход ко мне совершенно точно не лишен смысла. Но окончательное решение приму только после того, как ты позволишь мне прочитать твою память. Само собой, в пределах необходимости.
   Что ж, теперь Себастьяну все же придется подождать меня снаружи. Лишние свидетели не нужны, когда тебе в голову залезет кто-то посторонний, чтобы покопаться в мозгах. В конце концов, одно неловкое движение - и я могу остаться без памяти вовсе.
   Когда дверь за вампиром захлопнулась, я поймала на себе любопытный взгляд женщины:
   - Скажи-ка мне одну вещь, - склонила она голову набок, - почему именно сейчас?
   - Сейчас - что? - не совсем поняла я ее.
   - Почему именно сейчас ты решила выдать Высшей Ложе все тайны Вильгельма? Ты обозлилась на него гораздо раньше, когда больше века назад посчитала его виновным в смерти своего мужа... Но тогда предпочла закатить здесь массовое побоище и исчезнуть, хотя могла бы точно так же рассказать мне обо всем...
   - Не могла, - честно ответила я. - Во-первых, по указке Виля Роланд устроил смерть не только моего мужа, но и дочери...
   Калли ахнула с искренним потрясением:
   - Дочери?! - округлила она глаза. - Дети алатов неприкосновенны! Это не просто правило, а самый святой закон. Ребенок алата - величайшая ценность для нас, ведь это такая большая редкость...
   - Расскажешь это Вильгельму. Должно быть, он об этом как-то не знал... - мрачно отрезала я и вернулась к прерванному ответу на вопрос. - Во-вторых, тогда я как раз едва получила статус Мастера и практически сразу же лишилась крыльев, поэтому была слишком слаба, чтобы противостоять Вилю. Ну, и в-третьих, мне было, что терять. Сейчас ситуация до безумия похожа, вот только рискнуть своей жизнью я не боюсь.
   - Похожа? - подозрительно выгнула бровь алата. - Ты лишена крыльев?
   - Мягко говоря, - отозвалась я. - Рол выдрал их с корнем, поэтому мне не по силам справиться с ним и Кэрол самостоятельно. Собственно, платой за свою помощь я прошу жизнь Роланда и право полюбоваться на казнь Вильгельма. Не так уж много, верно?
   - Ты так уверена в том, что будет принято решение о его казни?
   - Абсолютно. Ты согласна с моими условиями?
   - Скажу после того, как загляну в память. Но пока что мне твоя просьба не кажется чрезмерной.
   Я почувствовала темную радость от ее слов, поселившуюся где-то в районе солнечного сплетения пульсирующим теплым комком.. В том, что Калли даст согласие, я отчего-то ни на минуту не сомневалась. Ради мести мне осталось всего лишь приоткрыть свое сознание...

*****

   - Кто-нибудь знает, куда делась Лина? - встревоженно поинтересовался Элазар у Асмодея и Десмонда, застав их в гостиной. - Она повела себя крайне странно: сначала переложила на меня обязанность присматривать за свитой, заявив, что собирается "отойти от дел", потом пообещала, что дождется, пока я посовещаюсь со всей компанией, а сама как сквозь землю провалилась... И Себастьян вместе с ней.
   - Угу, а еще "Оковы Дьявола", - крайне угрюмо добавил демон. - Буквально пару минут назад Тхаш доложила мне, что Себ нахально похозяйничал у меня в кабинете, предварительно вырубив ее.
   - И куда она могла отправиться с вампиром и браслетами? - нахмурился алат. - Что-то сомневаюсь, что таким образом Эвелинн "отходит от дел"!
   - Боюсь, я догадываюсь, что она намеревается делать... - вмешался в разговор Гончий. - Оковы. Лина собирается сотворить с Роландом то же, что мой брат сделал с ней.
   - Это безумие! - взвился Дей. - Чтобы выдрать крылья Ролу, ей надо достать его для начала. В самом деле, не попрется же Эвелинн обратно к Вильгельму ради этого?!
   - Ты сам-то веришь в то, что говоришь? - ухмыльнулся Десмонд. - Разве Лина не способна на безумства?
   Гончий неожиданно резко поднялся из кресла и направился к выходу.
   - Ты куда собрался? - опомнившись, окликнул его Асмодей.
   - К Вильгельму, - лаконично ответил мужчина. - Я не могу допустить...
   - Чего допустить? - язвительно перебил его Элазар. - Чтобы Лина покалечила твоего братца? Или чтобы Роланд снова причинил ей боль?
   - И то, и другое, - без тени смущения парировал Гончий. - Я представляю, Эл, как ты ко мне относишься после откровений Доры о моем предательстве, но поверь, что зла Эвелинн я не желаю. Поэтому сделаю все, чтобы не дать ей навредить себе. Но и Роланда я должен защитить от нее. Каким бы мерзавцем он не был, Рол все же мой брат.
   Алат недоверчиво хмыкнул, всем своим видом высказав сомнение в благих намерениях Десмонда. Зато демон всецело поддержал Гончего:
   - Вообще-то, кроме тебя никто туда сунуться не может... - задумчиво протянул Асмодей. - Свита Линина для этого слабовата, прости за прямолинейность, Элазар, а мне во владения Вильгельма ход заказан... Так что, остановить ее можешь только ты.
   Дей многозначительно посмотрел на Деса, а Эл, в свою очередь, с возмущением уставился на самого демона. Идея оставить Гончего наедине с Линой алату не нравилась категорически, особенно с учетом последних событий в жизни девушки. Правда, позволить ей в одиночку находиться на территории Виля тоже не хотелось. С выражением крайнего неудовольствия на лице, Элазар все же кивнул, тем самым дав Десмонду свое разрешение отправиться к алатам.

*****

   - Он издевается просто! - остервенело пнул кресло в гостиной особняка Вильгельма Рол и повернулся к Каролине. - Ленард заявил, что нам нужно подождать еще несколько дней... У меня такое ощущение, что он просто решил выйти из игры, но никак не решится сообщить об этом напрямую!
   Девушка окинула Роланда цепким взглядом и чуть заметно растянула губы в улыбке, оставшейся незамеченной. Разумеется, Ленард давно поменял свои планы... Не без ее участия. Как только Кэрол узнала, что Эвелинн пропала из темницы, она сразу же сделала для себя вывод, что с Ролом им дальше не по пути. Раз уж он не смог избавиться от беспомощной Эви, то живая и здоровая эта алата ему точно не по зубам будет. В том, что Лина вернется мстить, как только оправится и наберется сил, девушка была уверена на все сто процентов.
   Кроме того, промах Роланда давал Каролине пропуск на верхушку в иерархии свиты. Стоит лишь рассказать Вильгельму о том, что творил Рол в его отсутствие и за его спиной, как место правой руки Виля целиком и полностью будет принадлежать ей. Мысль о том, чтобы занимать место самого своего покровителя, конечно, была безумно соблазнительной, но, в отличие от брата Десмонда, Кэрол прекрасно понимала, что кроме самого Виля его свиту никто другой в руках не удержит... По крайней мере, в одиночку ей это точно не осилить, а Роланд допустил серьезную ошибку и более не рассматривался девушкой в качестве надежного союзника. Так что алата посчитала, что места личной помощницы Вильгельма с нее пока вполне хватит.
   - Что ты сказал? - переспросила она у молодого человека, оторвавшись от своих размышлений. - Я прослушала.
   - Как можно сейчас быть такой спокойной?! - взвился Рол, взмахнув руками перед самым лицом Каролины. - Виль с минуты на минуту появится в особняке! А нам даже нечего ему сказать в свое оправдание!
   - Предоставь это мне, - безмятежно улыбнулась Кэрол. - Как только узнаешь, что он здесь - дай мне знать, а сам на время исчезни из его поля зрения. Я сообщу, когда улажу все.
   Роланд кивнул после недолгих раздумий, еще не подозревая, каким опрометчивым станет для него это решение. Впрочем, Каролина тоже не имела ни малейшего представления о том, что скоро многое изменится...
   И уж точно она не знала, что конкретно в эту минуту алата Мудрость закончила знакомиться с воспоминаниями Эвелинн.

*****

   Калли потрясенно откинулась на спинку своего кресла и смерила Лину долгим взглядом. Судя по всему, чтение памяти девушки достаточно впечатлило ее.
   - Насчет того, что Вильгельм заслуживает казни, ты совершенно точно была права, - тяжело вздохнула женщина. - Вот только хочу сказать тебе, что Высшая Ложа с большой вероятностью заявит, что и ты ее тоже должна быть удостоена. Уж слишком значимое участие ты принимала в осуществлении его планов... Я, конечно, могу попробовать смягчить их мнение по этому поводу, но не уверена, что из этого что-то получится.
   - Плевать на Ложу, - тряхнула волосами девушка и поморщилась, когда в глазах на мгновение потемнело. Должно быть, она еще не совсем пришла в себя после открытия памяти. - Я всего лишь хочу получить Роланда и отдать ему должок. Просто дай мне сделать это до того, как Ложа решит провести совет и суд над Вилем и его свитой. Можешь быть спокойна, сразу после исполнения задуманного я исчезну и никогда больше вас не побеспокою.
   - Не знаю... - снова засомневалась Калли. - Не представляю, как смогу без поддержки Ложи предъявить такие обвинения Вильгельму и заключить его под стражу. Даже без триумвирата он силен.
   - Не настолько, чтобы ты и твоя свита не справились с ним, - ухмыльнулась Эвелинн. - Львиная доля тех сил, что ему приписывают - пустой звук. Виль грамотно поступил, создав вокруг себя образ невероятно могущественного алата, не знающего поражений в поединках, и это на долгие десятки лет избавило его от необходимости доказывать свою мощь. На самом деле у него есть слабые места, по которым следует проехаться катком. Например, Вильгельм хорош в простых, но энергоемких боевых заклинаниях и защите от них. А вот чары со сложной канвой и плетением, требующие предварительной подготовки, вполне могут оказаться не по зубам ему. И потом, эффект неожиданности сыграет свою роль.
   Женщина задумчиво забарабанила пальцами по подлокотнику кресла, прикидывая что-то в уме и время от времени сводя брови к переносице. Потом решительно поднялась на ноги:
   - Подожди меня пару минут, надо кое-что уладить.
   Стоило Калли улетучиться, как в зал ужом проскользнул изнывающий от любопытства вампир, немедленно потребовавший от своей подруги подробного пересказа того, что оказалось неподвластно его зрению. Девушка лишь успела пересказать ему, что алата Мудрость увидела в ее сознании, как та вернулась в зал с удовлетворенной улыбкой.
   - Приготовься ждать сигнала, Лина, - усмехнулась женщина, снова заняв место напротив Эвелинн. - Олицетворение Закона - Рогнеда - согласилась оказать нам поддержку. Сейчас Вильгельма нет в особняке, поэтому мы решили, что идти туда незамедлительно нет смысла. Как только он объявится, мне сразу же доложат об этом, после чего его особняк будет окружен моей свитой и свитой Нед. Правда, она хотела бы предварительно лично заглянуть в твою память, чтобы потом ее не обвинили в слепой вере моим словам...
   - Как пожелает, - согласно кивнула алата. - Я не имею ничего против. Только не понимаю, как ты так быстро уговорила ее помочь?
   - Рогнеда - моя должница, - охотно отозвалась Калли, после чего красноречиво посмотрела в глаза Лины: - Да и потом, она до сих пор не простила Вильгельму смерть Лоркана... Нед только недавно оправилась от этой утраты и нашла ему замену в триумвират.
   Эвелинн понимающе кивнула, довольно подумав, что не только приоткроет свое сознание для алаты Закон, но и сделает все, чтобы та возненавидела Виля и не дала ему спуску.
  

Глава 38

   Себастьян настороженно бросил косой взгляд на свою подругу и невольно передернулся, увидев, с каким хищным выражением лица она рассматривает особняк Вильгельма. Всего минуту назад девушка вместе с ним и Калли сидела в гостиной и вполне искренне улыбалась, ведя светскую беседу, но стоило помощнику алаты Мудрость сообщить, что особняк Виля окружен свитой Рогнеды, и над ним установлен щит, блокирующий перемещения, как все переменилось. Облик Лины утратил всякую человечность. Вежливая и ненавязчивая улыбка уступила место кривой усмешке, глаза утратили живость, превратившись в ледяные драгоценные камни. Такой Эвелинн была пару сотен лет назад, когда Себастьян познакомился с ней. Она явилась в его мир, чтобы уничтожить вампирскую семью, входящую в клан Себа. Уж какие там терки были у этой семейки с Вилем, вампир не знал до сих пор, но одно было известно ему точно: если бы не помощь алаты, то шавки ее покровителя стерли бы с лица земли не только заказанную семью, но и весь клан. Себастьяну удалось не только договориться с беспринципной, жестокой и язвительной красавицей, руководящей свитой Вильгельма, но и подружиться с ней. Именно Лина позже оказала ему поддержку при борьбе за престол. Потом она переменилась, стала мягче и милосерднее... А сейчас была прежней.
   - Жаль, что этого не произошло раньше... - почти с сожалением промурлыкала она, заставив вампира вздрогнуть от неожиданности. Раньше Себастьяну казалось, что ему гораздо больше нравился настрой Эвелинн до ее ухода из свиты Вильгельма. Сейчас же он четко понял, что это не так. - Подумать только, им понадобился целый век моего отсутствия...
   - О чем ты? - нахмурился Себ.
   - О заговоре против Виля, - пояснила девушка таким будничным тоном, словно это было нечто само собой разумеющееся. На приятеля она по-прежнему не смотрела, не отрывая глаз от особняка. Будто стоит ей отвернуться - и желанная добыча ускользнет из рук. - Обычно Вильгельм слушался моих советов относительно формирования своей свиты, но кое в чем все же не согласился. Я всегда говорила ему, что жажда власти - не лучший критерий для отбора подчиненных, а он утверждал, что я не права. Мол, если поделиться кусочком своего могущества с тем, кто хочет получить его, но не может, то этот человек будет предан тебе, как никто другой. А я полагала, что рано или поздно такой помощничек захочет большей власти, затем еще большей, пока не решит, что его может устроить только уровень самого Виля... Собственно, так и произошло. Обожаю эти чудесные моменты, когда я оказываюсь права.
   Себастьян задумчиво хмыкнул. Эвелинн его несколько пугала. Странно, но, тем не менее, это так. Подумать об этом толком ему не удалось, потому что к ним торопливо подошла Калли, попросту оттеснив вампира в сторону и проигнорировав его возмущенное шипение.
   - Мой помощник только что вернулся из особняка. Он изложил Вильгельму суть обвинений, высказав их от лица Высшей Ложи. Теперь у них есть полчаса, чтобы добровольно открыть двери...
   - Даже не думайте, что это произойдет, - властным взмахом руки оборвала женщину Лина, вызвав у той недоуменное моргание. - И вообще нет смысла выжидать полчаса. На создание связки триумвирата достаточно всего пятнадцати минут, а если Вильгельм сумеет это провернуть, то за оставшееся время пробить блокирующий купол и смыться не составит особого труда.
   - Да, но для создания триумвирата еще надо подобрать подходящих участников... - возразила было Калли, но тут же сама и замолчала, наткнувшись на скептический взгляд девушки: - Хотя, о чем это я... В его ситуации не до придирчивого отбора.
   - А чтобы вы долго не мучились со взломом щитов, защищающих особняк, - вкрадчиво заметила Эвелинн, - я укажу ключевые точки, на которых они выстроены. Уж очень мне не терпится получить свою плату...
   - Кстати, о плате, - деликатно кашлянула алата Мудрость. - Рогнеда считает, что будет честнее, если ты сначала предъявишь Роланду обвинение в несправедливом лишении тебя крыльев и потребуешь наказания на свое усмотрение. Нед уверена, что Ложа согласится на твои условия...
   Напоровшись на полыхнувший смесью ненависти и злобы взгляд алаты Страх, Калли против своей воли отшатнулась назад. Алаты не могут применять свои силы в управлении чувствами друг против друга, но Лина и без этого напугала ее до дрожи. К тому же, сейчас, когда девушка практически добилась своего, и отступать двум представительницам Высшей Ложи некуда, ей можно было уже не скрывать свои настоящие чувства и эмоции.
   - Нед может быть уверена только в том, что я не спрашивала ее мнения, и буду поступать так, как хочу, - прошипела Эвелинн таким ледяным тоном, что на мгновение Себастьяну почудилось, будто температура вокруг упала градусов на десять. - Рол не стал проводить справедливого разбирательства относительно меня, так с чего бы мне проявлять благородство?..
   Отвернувшись от Калли, девушка решительно направилась к тройке алатов из свиты Рогнеды, чтобы помочь им с канвой заклинания. Вампира она поманила за собой небрежным жестом руки, даже не соизволив оглянуться, последовал ли он за ней.
   - Постой! - возмущенно окликнула ее алата Мудрость. - Ты не можешь вот так просто отдавать здесь приказы и не считаться с нашим мнением! Либо подчиняйся нам, либо...
   - Что? - насмешливо обернулась Эвелинн. - Погрозите мне пальчиком? Сообщите Вилю, что просто пошутили, и все отмените?
   - Отправим тебя на казнь вслед за покровителем! - рявкнула Калли.
   - Ты плохо меня слушала, - разочарованно покачала головой Лина. - Я ведь сказала, что мне нечего терять. Больше века назад у меня был лучший друг, удержавший меня от безумств, был панический страх перед Вильгельмом, была необходимость отомстить за гибель своей семьи... Сейчас ничего этого нет. А смерть Виля и Рола, в общем-то, и станет моей местью за Дару. Мне абсолютно фиолетово, буду ли я после этого жить или нет.
   - А свита? - ядовито поинтересовалась женщина, только сейчас четко осознав, что девушка заставила ее плясать под свою дудку, ради своих целей, а вовсе не ради благополучия Высшей Ложи и всех алатов. - Насколько мне известно, ты собирала в нее далеко не сильнейших... Не боишься бросить их без своей защиты?
   - О них есть, кому позаботиться, - снисходительно усмехнулась алата Страх. - Я уже не так сильно нужна.
   Отвернувшись от Калли, она продолжила путь. Но прежде, чем Эвелинн успела дойти до своей цели, защитные чары особняка спали самой собой, входная дверь распахнулась, явив взору возмутительно спокойного Вильгельма, неторопливо спустившегося по ступеням в сопровождение Каролины. И Десмонда.

*****

   Гончему повезло. Если, конечно, можно так выразиться. Он попал в особняк раньше, чем свиты Рогнеды и Калли поставили купол. Разыскав брата, мужчина безапелляционно потребовал, что тот исчез как можно дальше и как можно быстрее, дабы Эвелинн не смогла продемонстрировать на нем, что собой представляет принцип талиона при наказании. Вот только Рол наотрез отказался, заявив, что не боится покалеченной алаты. Быть может, если бы он знал, что Кэрол собирается прямо сейчас заложить его Вильгельму со всеми потрохами, и его надежды все же получить место своего покровителя рушатся, как карточный домик в ураган, то последовал бы совету Десмонда. Увы, все обстояло иначе. И бросать практически завершенное, по его мнению, дело Роланд не собирался.
   К слову, ему тоже повезло. Каролина лишь начала издалека заводить песню о вероломстве своего напарника, когда в особняк деликатно постучал посланник Калли. Его предельно вежливое и лаконичное сообщение об обвинениях, предъявленных Вильгельму Калли и Рогнедой по представлению Эвелинн и с ее доказательств, спасло Рола от неминуемой мгновенной расправы. Завершив свою речь заявлением, что у Виля и его свиты есть полчаса, чтобы добровольно предстать перед Высшей Ложей, а над особняком установлено ограничение на создание пространственных порталов, молодой человек откланялся.
   До этой минуты Вильгельм не знал, что его драгоценная бывшая-будущая правая рука исчезла у него из-под носа... Его бешенство от этой вести приглушалось лишь новоявленными проблемами в виде обвинений коллег. Сам факт, что Калли и Нед выступили против него, был не так уж невероятен: они никогда не были ему верными союзницами и именно они чаще всего в штыки воспринимали его предложения и решения. Но каким образом с ними заодно оказалась Эвелинн, черт ее подери?! Она скорее руку бы себе откусила, чем добровольно явилась бы к Высшей Ложе!
   От мужчины не укрылись молчаливые переглядывания его помощников. Не желая гадать, с чем они связаны, Вильгельм привел в действие все защитный чары особняка и ударом незримой магической руки швырнул Каролину и Роланда на диван, не позволяя им подняться на ноги:
   - С первой попытки и в двух словах объясните мне, что здесь творится, - с угрозой прошелестел он. - Если я почую хоть толику лжи - я огорчусь. Вам не понравится, если я огорчусь.
   Десмонд попытался вмешаться, но алат Справедливость усилил давление магии на своих помощников, заставив их сдавленно выдохнуть, и Гончий вынужденно остался стоять в стороне.
   - Я жду, - поторопил Кэрол и Рола Вильгельм.
   - Спроси у Роланда, как Эвелинн оказалась на свободе, - выпалила девушка, не дав напарнику и рта раскрыть. - Он - последний из свиты, кто видел ее после лишения крыльев...
   Виль перевел взгляд на помощника:
   - Это так? - обманчиво спокойно осведомился он. Со стороны казалось, что ничего не происходит, но Рол чувствовал, как сила покровителя, удерживающая их с Каролиной на месте, буквально потрескивает от напряжения, словно наэлектризованная. - Кто посмел лишить Лину крыльев без моего на то разрешения?
   - Тебе не кажется, что сейчас не время для болтовни? - все же вклинился Десмонд. - Полчаса не будут длиться вечно, а битву с такой кучей алатов вам и всей свитой не выиграть!
   Алат Справедливость глянул на Гончего, как на заговорившую табуретку, но мужчина проигнорировал все пренебрежение в этом взгляде, кивнув в сторону окна:
   - Ты наружу-то посмотри, - хмыкнул он, мысленно извинившись перед Линой за то, что собирался сделать. - Мало того, что там две свиты, среди которых четко выделяются десятка три отличных магов, там еще и твоя любимица собственной персоной. Может, крыльев-то у нее и нет сейчас, но Пандорра никуда не делась...
   - Со своим созданием я как-нибудь справлюсь, - снисходительно заметил Виль и удивленно вскинул бровь, услышав смешок Десмонда. - Тебе весело?
   - Слышала бы тебя сейчас Дора, - покачал головой Десмонд. - Уже кишки твои на палочку наматывала бы... Пандорра - не твое создание, а бессмертная душа, помещенная в тело Лины Асмодеем. Хочешь подробностей - топай к демону.
   Лжи в словах мужчины Вильгельм не ощутил, а потому опешил, сам того не желая убрав магический пресс с Каролины и Роланда. Его помощники даже не сразу заметили это, не меньше покровителя ошарашенные откровением Деса.
   А Гончий, обеспокоенный пока лишь судьбой брата, продолжил пользоваться замешательством Виля:
   - Я могу предложить кое-какой вариант действий, который обойдется малой кровью, - заманчиво сказал он. - Сделайте вид, что решили сдаться на милость Высшей Ложи, ослабьте их бдительность, а я отвлеку на себя Эвелинн. Надеюсь, улучить момент для внезапного исчезновения без меня сумеете?
   Вильгельм с подозрением прищурился, развернувшись к мужчине всем корпусом:
   - С чего бы мне тебе доверять?
   - С того, что выбора у тебя нет, - ухмыльнулся Десмонд. - Если твои прелестные коллеги по Ложе решат атаковать особняк - попрощайся со свободой. И вполне вероятно, что с жизнью тоже. А я действительно хочу помочь, потому что этот недоумок, - Гончий указал на Рола, - мой брат, и его жизнь мне небезразлична. В принципе, конечно, можешь...
   - Меня устраивает твой план, - оборвал его алат Справедливость. - Я выйду к Калли и Нед в сопровождении своих помощников, попробую заговорить их. Твоя задача - убрать ограничение телепортов.
   Виль решительно направился к входной двери, попутно снимая охранные чары, Каролина торопливо бросилась за ним, а Дес жестко удержал двинувшегося следом брата:
   - И почему у меня такое чувство, что я чего-то важного не знаю?.. - риторически поинтересовался он и сурово пригрозил: - Не вздумай глупить: исчезнет барьер - убирайся как можно дальше, наплевав на своего покровителя и напарницу.
   Роланд выдернул руку, смерив Гончего раздраженным взглядом:
   - Если ты запамятовал, из нас двоих я старший, - огрызнулся он. - Позаботиться о себе могу и самостоятельно! И будет тебе известно, что привязанностью к Вильгельму и Кэрол не страдаю.
   Десмонд почувствовал, что его брат снова чего-то не договаривает, но времени на допрос с пристрастием не было: его окликнул Виль, потребовав пошевеливаться.

*****

   Увидев Десмонда за спиной Вильгельма я, мягко говоря, опешила. Если бы не крепкие руки Себастьяна, незаметно поддержавшие меня сзади за талию, я бы совершенно точно покачнулась. Одно дело ненавидеть Деса и желать отомстить ему, находясь на расстоянии, и совсем другое - пытаться убедить саму себя в том, что он для меня ничего не значит вот так, глядя прямо на него и чувствуя, как где-то внутри тревожно натягивается тонкая нить, связывающая меня с Гончим. Обидно, что я становлюсь очевидицей его предательства во второй раз, а эта ниточка и не думает рваться...
   - Ты в порядке? - тихо спросил вампир, единственный, кто заметил потрясение на моем лице. - Может, стоит уйти?
   - И не подумаю, - решительно мотнула я головой, пряча лицо за маской безучастного спокойствия. - Другого шанса расплатиться с Роландом и Вилем у меня может и не быть.
   Брат Десмонда показался на пороге уже в тот момент, когда мой бывший покровитель, Каролина и Гончий подошли к Калли. Даже после того, как на руках Вильгельма приказом Калли защелкнулись "Оковы Дьявола" (надо же, штука вроде редкая, а у каждого представителя Высшей Ложи есть свой личный комплект), ни тени испуга не появилось на его лице. Вместо этого уголки тонких губ чуть заметно приподнялись вверх. Вежливая полуулыбка Виля вызвала у меня приступ отвращения и тошнотворных воспоминаний. С такой улыбкой он не только выслушивал хорошие новости и встречал официальных гостей, но и оскорблял, пытал... Мне понадобилось десятка два лет, чтобы научиться распознавать тончайшие оттенки его мимики. И если алату Мудрость его наигранное недоумение могло обмануть, то меня нет.
   - Калли, в чем дело? - алат Справедливость обвел руками свиты своих коллег по Ложе. - Я едва вернулся, как меня огорошили обвинениями в каких-то мифических преступлениях против наших законов, да еще и бездоказательно.
   - Доказательства есть, - отозвалась женщина. - Эвелинн предоставила их в достаточном количестве.
   - Эви? - насмешливо глянул в мою сторону мужчина. - Любопытно... И как же она их представила? Письменно? Устно?
   - Она открыла свою память для меня и Рогнеды. Поверь, увиденного нам хватило, чтобы принять решение о твоем заключении под стражу. Свиту это тоже частично касается.
   - Постой-ка, вы приняли решение о нападении на мой особняк основываясь только на каких-то далеких воспоминаниях алаты, которую на дух не переносите? - на этот раз совершенно искренне изумился Вильгельм.
   - Калли, слушать эти бесполезные речи не имеет смысла, - вмешалась я в эту идиотическую, на мой взгляд, беседу. - Мне нужно то, о чем я просила. Немедленно!
   - С ума сошла?! - зашипел мне на ухо Себастьян. - Ты что, собираешься убивать Роланда на глазах его брата?!
   - Не лезь под руку! - одернула я приятеля и с немым вопросом отвернулась обратно к алате Мудрость.
   - Ситуация несколько изменилась, - с плохо скрываемым злорадством ответила женщина. - Тебе придется дождаться решения Ложи о разрешении на казнь Рола. Видишь ли...
   Договорить Калли не сумела. Я, как, впрочем, и все другие, слишком поздно заметила сразу две вещи: как Роланд бросился к Вильгельму с выражением мрачной решимости на лице, и как Гончий вскинул руку, волной воздуха сбив с ног группу магов, удерживающих ограничивающий купол.

*****

   Как ни странно, Каролина сориентировалась в ситуации самой первой. Воспользовавшись неразберихой, возникшей из-за действий Десмонда, девушка возвела вокруг себя и Вильгельма стену огня, чтобы выгадать несколько драгоценных секунд для открытия телепорта. И тем самым спасла своему покровителю жизнь. Роланд, предпринявший безумную попытку избавиться от Вильгельма раз и навсегда, оказался отброшен на несколько метров назад, да так неудачно, что оказался около самых ног Лины.
   Алата Страх застыла на месте, тяжело дыша и переводя лихорадочный взгляд с оглушенного Рола на открывающуюся воронку телепорта, не в силах решить, чего она хочет больше: смерти того, кто дважды отнял у нее крылья или падения того, кто приложил немало усилий, чтобы превратить ее в послушное чудовище. Она раздумывала всего несколько секунд, но ей казалось, что прошла целая вечность до того, как она отвернулась к брату Десмонда. В конце концов, ей все равно не успеть сейчас помешать перемещению Кэрол и Виля, а погоню за ними вполне сможет устроить и Высшая Ложа. Правящая верхушка алатов не оставляет безнаказанным побег от своего правосудия...
   Гончий, нарвавшийся на целый шквал боевых заклинаний со стороны оскорбленных и взбешенных его поведением алатов из свиты Рогнеды, позволил себе отвлечься всего на мгновение, чтобы оглянуться и убедиться в том, что брат благополучно сбежал вместе с Вильгельмом и Каролиной. А вместо этого он увидел, что Роланд неуверенно пытается подняться на колени около самых ног Лины. Девушка от души отвесила ему пинок, пришедшийся прямо по лицу и опрокинувший Рола на спину. В следующую секунду один из магических тумаков достиг свое цели, кувалдой приложив Деса по виску и отправив его в черную пустоту нокаута.
   - Ты уверена? - в десятый раз уточнил Себастьян намерения алаты, опасающийся, как бы потом его приятельница не обвинила его в том, что он позволил ей наглупить.
   - Дай мне "Оковы", - с металлическими нотками в голосе отчеканила Эвелинн. - Я больше не буду просить по-хорошему. И проследи, чтобы мне не помешали.
   Девушка резко выдернула из рук вампира покорно протянутые браслеты вместе с печаткой-ключом и с предвкушением склонилась над Роландом. Пинок ее был довольно сильным, но в сознание брат Десмонда пришел достаточно быстро. И в тот миг, когда раздался щелчок закрывшихся браслетов, он уже вполне ясно воспринимал происходящие события.
   - Что, довольна собой? - ядовито бросил он алате, опустившейся рядом с ним на одно колено. - Добилась того, чего хотела?!
   - Почти, - с издевкой улыбнулась Эвелинн. - Власть Виля и его планы разрушены, сам он теперь в бегах, а свита - в опале... Это, разумеется, не публичная казнь, но тоже ничего. Твоя очередь расплатиться со мной.
   - Давай, не затягивай со своей местью! - буквально выплевывал слова Рол. - Вырви мне крылья!
   - Не торопи меня, я хочу сполна насладиться моментом, - пропела Лина, погладив его по щеке. - Ты ведь дважды испытал удовольствие, лишая меня крыльев, а я второго шанса не получу.
   - Полагаешь, что я не смогу отрастить новые? - хмыкнул брат Десмонда. - Если это получилось у тебя, то выйдет и у меня...
   Девушка звонко расхохоталась, откинув волосы за спину:
   - Ты забыл учесть, что я - Мастер, - Лина так близко склонилась к лицу алата, словно собиралась его поцеловать, - кроме того, у меня есть Дора... А на тебе дивные браслетики... С ними даже я чудом выжила, хотя силенок-то поболее тебя имею.
   Эвелинн вытащила из кармана шелковый мешочек, высыпала из него немного светло-серого порошка себе на ладонь и сдула его в сторону молодого человека. Роланд дернулся в сторону, но было поздно. Его окружила та самая "Завеса Истины", которую использовал он сам для высвобождения сущности Лины. Чары вызвали истинный облик Рола, развернув за его спиной переливающиеся серебром крылья. Алата Страх благодушно полюбовалась на это зрелище, потом вздохнула, решительно выпрямилась в полный рост и зашла за спину молодому человеку, сидящему на земле.
   - Будет немного больно, - почти ласково шепнула она ему, коснувшись губами мочки уха, щекотнув дыханием кожу.
   И недрогнувшей рукой вцепилась в основание крыла. Царящую вокруг шумную неразбериху прорезал дикий вопль боли и отчаяния.

*****

   Сколько времени он провел без сознания, Десмонд не знал. С трудом открыв глаза и поморщившись от колоколов, гудящих в голове, Гончий поморгал, перевернувшись на спину и привыкая к яркому свету, а потом вдруг вспомнил последнее, что видел перед потерей сознания. Роланд и Лина.
   Мужчина резко вскочил на ноги, пошатнулся, но устоял и принялся судорожно оглядываться. Долго искать не пришлось. Крылья его брата ярко сверкали в солнечном свете, привлекая к себе внимание. Вот только те редкие алаты, что оказывались рядом, предпочитали смотреть куда угодно, только не в ту сторону.
   Рядом стояла Эвелинн с торжествующей усмешкой на губах. Завидев, что Гончий смотрит прямо на нее, девушка вытянула в сторону левую руку и картинно разжала ладонь, позволив горсти серебряных перьев плавно скользнуть на землю. Другой рукой она швырнула Десу кольцо-печатку.
   - Ключ от "Оков", - пояснила Лина. - Мне он больше не нужен.
   Переспрашивать, что она сделала с Роландом, не было смысла. Неподвижное тело брата мужчина заметил неподалеку. Гончий потрясенно покачал головой:
   - Как ты могла?.. Ты обещала не трогать его...
   - А ты обещал, что не выдашь меня Вильгельму, - невозмутимо отозвалась алата. - Похоже, наши обещания друг другу ничего не значат.
   Она продолжала прятаться за маской холодного равнодушия, но с досадой чувствовала, что ноги подкашиваются все больше. Убийство Роланда Десмонд никогда ей не простит. Никогда и ни при каких обстоятельствах. Эвелинн надеялась, что с последним ударом сердца Рола та ниточка, что тянулась от ее сердца к Десу, оборвется. Не вышло. Мосты между ней и Гончим были сожжены, но эта струна по-прежнему продолжала звенеть...
   Лютая ненависть к Роланду и торжество от свершившейся мести внезапно куда-то испарились, позволив плечам Лины опуститься, а глазам потускнеть. Неожиданно для себя она представила, что сейчас чувствует Десмонд и поежилась:
   - Прости, - чуть слышно выдохнула алата Страх, так до конца и не определившись, хочется ли ей, чтобы Гончий услышал это извинение.
   Он услышал и перевел взгляд с тела брата на девушку, но успел заметить лишь заслоняющий ее пространственный портал. Глаза мужчины изумленно расширились:
   - Стой! - рявкнул он вдогонку Эвелинн. - Ты не можешь вот так просто уйти!
   Десмонд кинулся вперед, в заранее обреченной на провал попытке удержать Лину, но уцепился рукой лишь за воздух и споткнулся, практически рухнув на землю. От падения его уберег Себастьян, все это время маячивший неподалеку молчаливым изваянием. Вампир посмотрел на Гончего со странным выражением лица: не то сочувствие, не то насмешка.
   - Скажи, она хоть тебе призналась, куда идет? - помолчав, спросил у него Дес.
   Себастьян отрицательно покачал головой:
   - Только попрощалась.
  

Эпилог

   Эвелинн закатала рукава белой рубашки и торопливо помыла руки в большой чашке с водой, время от времени тревожно оглядываясь на мужчину, уложенного на обеденный стол в комнатушке захолустной гостиницы. Одежда его, точнее те лохмотья, что от нее остались, были буквально насквозь пропитаны кровью. Не свежей и ярко-алой, а темно-бордовой, почти черной, и отчаянно смердящей болотом. Девушка поморщилась, но подошла ближе к столу и решительно взялась за нож. Прежде, чем промыть раны Деса, надо было как-то аккуратно избавить его от намертво прилипших к коже обрывков одежды. Покончив с этим, алата отодрала кусок от чистой простыни, смочила его в теплом травяном настое и приложила к одной из глубоких царапин, избороздивших грудь мужчины вдоль и поперек. При соприкосновении с отваром кровь противно зашипела.
   - И как этого идиота угораздило... - беспокойно пробормотала Лина, прополоскав тряпку и продолжая методично промывать каждую царапину. - Напороться именно на тот редкий яд, что опасен для алатов! Специально он его искал, что ли?!
   - Опасен, но не смертелен, - недовольно заметил Себастьян, которому досталась менее приятная работенка: снова сломать уже соединившиеся кости на ноге Гончего и поставить их так, чтобы на этот раз они срослись правильно. - С вашей регенерацией он и сам оклемался бы...
   - Если до этого его не сожрала бы какая-нибудь некромантская тварь, - одернула его девушка. - Не забывай, что я не могу допустить его смерти.
   - Мне вот только непонятно почему? - ехидно фыркнул Себ под хруст кости. - Из-за общей души, или из-за твоего к нему нежного и трепетного чувства?
   - Заткнись, - лениво огрызнулась алата. - Ты отлично знаешь, что меня волнует только душа.
   Вампир насмешливо хмыкнул, но больше ничего не сказал.

*****

   - Странно, в этот раз ты все-таки не стала прятаться, - не открывая глаз, заметил мужчина.
   Девушка, сидящая около камина, смерила его чуть удивленным взглядом, не понимая, как проворонила пробуждение Гончего, и как он догадался, что она здесь, но не стала зацикливаться на этом и фыркнула:
   - В этот раз мне пришлось практически по кускам тебя собирать. Если бы я это умела на расстоянии - не стала бы показываться.
   Эвелинн замолчала, и Десмонд все же открыл глаза, судорожно подумав, что она снова исчезла. Гончий с облегчением выдохнул, увидев до боли знакомый силуэт в кресле. Алата щелчком пальцев заставила огонь разгореться посильнее. Теперь мужчина различил черты дорогого сердцу лица: сапфирово-синие выразительные глаза, чуть надломленные темные брови, скульптурные скулы и чувственная линия губ. За те два года, что он не видел Лину, она совсем не изменилась. Разве что волосы стали гораздо длиннее и теперь, переброшенные через одно плечо, темно-вишневые локоны подчеркивали не только совершенную грудь, но и тонкую талию.
   - Скажи-ка мне, с каких пор ты стал проигрывать в поединках паре некромантов-самоучек средненького уровня? - с холодной насмешкой осведомилась девушка, разрушив все волшебство момента.
   - Я сделал это специально, - честно признался Десмонд. - Чтобы ты, наконец, прекратила пасти меня с помощью вампира и явилась сама.
   - И давно ты знаешь, что Себастьян за тобой приглядывает? - умело скрыла удивление Лина, поднявшись на ноги и подойдя к кровати. Она без ложной скромности максимально низко спустила одеяло с Гончего, обнажив его до самых бедер, и принялась осматривать повязки, плотной пеленой покрывающие всю верхнюю часть туловища Деса.
   - Так лучше будет? - усмехнулся тот, закинув руки за голову и демонстрируя себя алате во всей красе. Эвелинн медово улыбнулась и безбожно ткнула пальцем по самой болезненной ране. Мужчина дернулся всем телом и сжал зубы от боли.
   - Надо же, еще не зажило, - с показной обеспокоенностью покачала алата головой, потом ее лицо словно окаменело: - Так как давно ты вампира раскусил?
   - Примерно год назад, - мрачно ответил Десмонд, все еще чувствуя ноющую боль в районе тычка. - Тогда я его первый раз заметил, потом Себастьян еще несколько раз попался мне на глаза. Помогать мне по собственному желанию он бы точно не стал, а ты единственная, кто имеет над ним власть.
   - Он согласился нянчиться с тобой не по моему приказу, а по моей просьбе, - парировала девушка. - Честно сказать, я не думала, что Себ может проколоться... Зачем ты заставил меня появиться лично? Хочешь поквитаться за братца?
   Гончий устало прикрыл глаза. Потом снова посмотрел на Лину, которая держалась совершенно отстраненно:
   - Я уже давно смирился со смертью Роланда и решил, что не имею права обвинять тебя в несправедливости. В конце концов, он нарывался на нее не один десяток лет...
   - Мудрая мысль, - кивнула Эвелинн. - Ты меня только ради этого выманил? Чтобы сообщить, что личных счетов не имеешь?
   - Прекращай играть в прятки со мной, с Асмодеем, со своей свитой, - абсолютно серьезно заявил Десмонд. - Ты нам нужна.
   - Это не так, - покачала головой алата. - Я великолепно осведомлена, как идут ваши дела... Я знаю, что Мила недавно стала женой Ригана, знаю, что Ричард стал самым молодым главой Ложи своего чувства и с его мнением считается даже Высшая Ложа. Мне известно о том, что Асмодею вернули его легионы, правда, не понимаю, за какие заслуги. Единственное, что остается вне поля моего зрения - судьба Вильгельма и Каролины, да Эйлтил.
   - То, что у всех все хорошо, еще не значит, что мы не скучаем по тебе... Хватит бегать, возвращайся. Я уже практически простил тебе смерть Рола...
   - Ах, практически простил?! - неожиданно с яростью взмахнула руками Лина и зашипела потревоженной гадюкой: - А ты хочешь спросить, простила ли я?! Я вычеркнула тебя из своей жизни раз и навсегда, и вовсе не потому, что боюсь твоей мести, а потому, что меня трясет от злости от одного твоего вида! Я сейчас смотрю на тебя и думаю только о том, что ты предал меня дважды: когда сдал Вильгельму, и когда позволил ему сбежать... Я не вернусь ни к свите, ни к Дею, ни к тебе. Постарайтесь стереть меня из памяти.
   - Вот как?! - обозлился теперь уже Гончий. - Стереть из памяти?! И как это сделать, если ты постоянно напоминаешь о себе своей скрытой опекой?! Если хочешь, чтобы о тебе забыли - убирайся отсюда немедленно и больше не смей показываться мне на глаза! Никогда!
   - Отлично! - рявкнула девушка. - Себастьян! Тащи сюда свою задницу, мы уходим!
   Эвелинн выскочила из комнаты, как ошпаренная. Вампир нагнал ее уже на улице и с удивлением заметил злые слезы в глазах Лины:
   - Отправляйся к своему клану, Себ, - совладав с собой, коротко бросила она. - С этой минуты мне плевать на жизнь Десмонда, и ты больше не должен оберегать его.
   - А ты?
   - А я сыта всем по горло, - туманно отозвалась алата прежде, чем исчезнуть. На этот раз бесследно.
  
  
  
  
  
  
  
  

1

  
  
  
  

Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"