Лев Дарья: другие произведения.

Разделенная душа

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Игры с душой - штука опасная и коварная. Особенно, если под ними подразумеваются магические необратимые ритуалы... И особенно, если испытываешь их на себе. С последствиями одного такого ритуала Лина уже сталкивалась несколько лет назад, и хорошими их назвать сложно. Но желание избавиться хотя бы от части собственных кошмаров взяло свое, и алата Страх все же решилась на проведение еще одного. Вот только чего ждать теперь?..

Unknown


     Пролог
     Некоторое время назад я сделала любопытный вывод. Страх плохо сочетается с любовью. Нельзя сказать, что эти пять слов – результат длительных философских рассуждений на тему «можно ли любить того, кого боишься». Скорее, высказанный в несколько замысловатой форме факт: я – живое воплощение страха, и мне противопоказано испытывать к какому-либо мужчине что-то сильнее симпатии. Факт, подтвержденный не раз.
     За четыре с лишним века своей жизни как человеческой, так и в шкуре алаты, я любила трижды. И до сих пор не могу определиться, кто из этих мужчин принес мне больше неприятностей и боли.
     Первый возлюбленный долгое время держал меня в любовницах, весьма удачно скрывая наличие у него беременной жены и сына, использовал мой ведовской дар в своих целях, далеко не всегда отличающихся чистотой и свежестью альпийского луга… Но как только у меня появились проблемы, Дамиан указал на дверь, не самым вежливым образом велев убраться с его глаз. А через несколько лет, став служителем инквизиции, именно он вынес мой смертный приговор после того, как я спасла его младшего сына, отдав мальчишке половину своей души.
     Второй раз я влюбилась спустя много лет, уже после того, как стала алатой. Воспоминания о Дамиане к тому времени давным-давно покинули меня, я целиком и полностью сосредоточилась на оттачивании навыков мага и воина, а потому не заходила дальше краткосрочных романов. Пока не встретила Эйлтила. И пусть сначала мы были друг другу противниками, позже я полюбила его настолько, что отказалась от всех своих планов и даже согласилась стать законной женой. Шестнадцать лет счастья, любимый муж, маленькая дочь… Я думала, что все это было уничтожено руками преданного мною покровителя, но правда оказалась куда хуже. Эйл согласился на убийство нашей дочери, потребовав от Вильгельма оставить в обмен меня в покое, разыграл целый спектакль с инсценировкой собственной смерти, полагая, что я буду рада его неожиданному «воскрешению» в будущем. Я оплакивала их с Дарой смерть больше века прежде, чем узнала все это. Интересно, Эйлтил до сих пор так и не понял, что дочь была мне дороже?..
     Моя третья любовь и вовсе абсурдна. В обоих предыдущих случаях между мной и моим избранником существовали препятствия. Но в случае с Десмондом эти самые «препятствия» напоминали гигантскую железобетонную стену, которую я самонадеянно решила пробить лбом. Прекрасно понимая при этом, что рискую, в лучшем случае, расшибить себе только голову.
     Во-первых, Дес был Гончим, а я – его «заданием».
     Во-вторых, он оказался братом моего заклятого ненавистника и вечного соперника – Роланда.
     В-третьих, Десмонд – тот самый сын Дамиана, которому принадлежит половина моей души.
     Понять не могу, как меня угораздило подумать, что все это не имеет никакого значения по сравнению с тем, как меня влечет к этому мужчине… Должно быть, даже не стареющих алатов однажды настигает старческое слабоумие.
     С самой первой нашей встречи мы друг другу лгали. Лгали напропалую. У каждого были свои тайны, цели, желания. До тех пор, пока все они не выплыли наружу. Я затрудняюсь посчитать, сколько объяснений было между мной и Гончим, но точно знаю одно: я проиграла в тот момент, когда посчитала, что теперь могу ему безоговорочно верить, раз недомолвок больше не осталось.
     Он дважды предал меня, я нарушила свое обещание и все же убила его брата.
     Стена между нами выросла до небес.
     Вот только любить-то я его от этого не перестала… Два года тенью следовала за ним из мира в мир, оберегая во время особенно опасных и сложных заданий. Сейчас он лежал в этой гостинице живым и относительно здоровым только потому, что мне удалось вовремя прийти на помощь.
     И за все это – просьба убраться с его глаз. Весь в отца…
     Впрочем, так мне и надо. Давно следовало окончательно разорвать свою связь с Десом и уйти раньше, чем меня послали.
     Оказавшись в совершенно незнакомом мне мире, я с особой тщательностью «затерла» след от своего пространственного портала, терпеливо дождалась, пока утихнет возмущение магического фона и, убедившись, что на этом месте не осталось ни малейшего намека на телепорт, уверенным шагом направилась на восток. Пройду, как можно дальше, а там шагну в другую параллель и снова уничтожу метку портала. Проверну этот трюк несколько раз, тогда отследить мои перемещения будет крайне сложно. Если кто-то вообще вдруг захочет это сделать…
     Я недоверчиво коснулась щеки, с удивлением растерев по коже крохотную хрустальную слезинку. Глаза предательски заволокло пеленой, и я часто-часто захлопала ресницами, пытаясь вернуть окружающим предметам прежнюю четкость. Крупные капельки слез тут же проложили на лице раздражающие влажные дорожки, моментально стынущие на промозглом ветру. Нашла повод рыдать! Подумаешь, сожгла за собой мосты… Не в первый раз.
     Глаза и не подумали высохнуть.
     Я ускорила шаг, словно это могло как-то помочь, время от времени проводя по щекам тыльной стороной ладони и стараясь хотя бы не всхлипывать. Раньше исчезать было не так больно…

     Часть I
     Глава 1
     Эвелинн устало откинулась на спинку стула, с отвращением отбросив в сторону последний листок с контрольной. Девушка в принципе всей душой ненавидела всю эту студенческую писанину, но на этот раз третьекурсники превзошли самих себя. Их письменные работы не только напоминали бред сумасшедшего, но и оказались почти идентичными.
     Очевидно, что за две недели ее «болезни» студенты ощутимо расслабились, раз позволили себе так откровенно скатывать друг у друга. С другой стороны, они ведь не знали, что эту работу будет проверять Лина, решившая вернуться к своим обязанностям в Университете на неделю раньше обещанного…
     - Посмотрим, как вы с такими знаниями практическое занятие по некромантии выдержите, - хмыкнула алата вслух, сделав в памяти отметку о том, что стоит выпросить у директрисы внеочередной ночной практикум для третьего курса.
     Девушка встала из-за стола и прошлась по аудитории, с наслаждением потянувшись до хруста в костях. Вопреки опасениям Гекаты, чувствовала она себя хорошо. После ритуала уровень ее ведовских сил снизился совсем незначительно, да и то лишь по отношению к стихии земли, а уровень Дара алаты и вовсе остался неизменным. Разумеется, некоторое ослабление Эвелинн не обрадовало, но за душевное спокойствие и крепкий сон это было вполне приемлемой платой.
     Лина внезапно помрачнела. За три последних года крепкий сон превратился для нее в золотую мечту. Сновидения, воспоминания, страх… И пусть последнее теперь практически исчезло, сны и память остались при ней в полном объеме.
     «Ну ничего, зато теперь я без опасений могу хлебать сон-зелье на ночь и отключаться до утра», - обнадежила сама себя Эвелинн, остановившись у высокого стрельчатого окна. Девушка распахнула одну створку, впуская в аудиторию легкий вечерний ветерок поздней весны.
     Прямо под окнами располагалась аллея цветочных деревьев, привезенных из восточных земель. В эту пору их тонкие изящные веточки, склоняющиеся к земле, были густо усыпаны цветами нежно-зеленого оттенка, но уже скоро эти лепестки осыпятся, уступив место белоснежным, затем розовым, малиновым… В самом конце осени цветы будут темно-бордовыми, и как только они опадут, кора деревьев станет молочно-белой. Удивительно, но тонкий и сладковатый, с легкой горчинкой аромат окутывал эту аллею даже глубокой и морозной зимой.
     От созерцания красот природы алату оторвал звук открывшейся двери, нарушивший тишину в аудитории отдаленным гулом громкой студенческой перепалки. Лина отвернулась от окна, решив, что это кто-то из учеников решил попросить помощи в прекращении ссоры, но вместо студента на пороге стояла преподавательница физической подготовки и владения оружием. Прежде, чем закрыть за собой дверь, Кайла напоследок прислушалась к ругани, покачала головой, но обратно в коридор не вышла.
     - Уверена, что нам не стоит вмешаться? – поинтересовалась Эвелинн, глядя, как молодая женщина подходит ближе и усаживается на парту напротив нее.
     Алата была старше своей подруги практически в шесть раз, но внешне выглядела лет на пять-семь моложе. Больше двадцати пяти ей никто не давал.
     - Абсолютно, - фыркнула Кайла. – Маг с пятого курса по ошибке назначил на одно время свидание фурии и дриаде. Судя по тому, что я сейчас видела – несчастный парень мучительно пытается разобраться, кто из его пассий фурия, а кто – дриада… Покалечить-то они его не покалечат, но вот лицо для профилактики расцарапают.
     Лина молча усмехнулась и наткнулась на странный нерешительно-обеспокоенный взгляд подруги и коллеги.
     - Что-то не так? – вопросительно выгнула бровь Эвелинн.
     - Как самочувствие? – осторожно спросила Кайла. – Геката говорила, что ты только за несколько дней до конца учебного года вернешься к работе.
     - Я не смогла больше сидеть в комнате, - пожала плечами девушка. – И так две недели без толку прошли. Глянь вон на столе на контрольные третьего курса… Если оставлю студентов еще на несколько дней – придется заново все лекции с самого начала читать.
     - Ясно, - протянула женщина.
     Алата посмотрела на подругу, постукивающую пальцами по столешнице и старательно делающую вид, что она всецело поглощена разглядыванием аудитории.
     - Кайла, выкладывай все начистоту, - закатила глаза Лина. – Тебя же распирает от любопытства!
     - Вообще-то, да, - созналась преподавательница Университета. – Просто Пандорра была с тобой больше трех веков, ты привыкла к ее силе, а теперь… Как ты смогла?
     - Хочешь знать, как я решилась избавиться от нее? – уточнила Эвелинн, скрещивая руки на груди. – На самом деле, проще, чем я ожидала. Когда мы с Гекатой только обсуждали возможность проведения этого ритуала, я переживала, что без Доры сильно ослабну, стану более уязвимой. А потом хорошенько все взвесила… С того случая, когда она попыталась вытряхнуть меня из моего же тела, в барьере между нашими сознаниями появилась брешь, которую я никак не могла отыскать и ликвидировать. Пандорра постоянно вмешивалась в ход моих мыслей, и несколько раз почти сумела одержать надо мной верх. Все это зашло настолько далеко, что я практически перестала спать, чтобы ни на мгновение не ослаблять контроль над барьером. В конце концов, стало ясно, что лучше рискнуть жизнью и провести ритуал, нежели находиться в постоянном страхе, что вот-вот Дора займет мое место.
     - И теперь тебе лучше?
     - Намного, - кивнула алата. – Первые два дня наизнанку выворачивало, но сейчас все просто отлично. А уровень сил, кстати, упал совсем незначительно. Единственное, с чем будет сложно смириться, так это с отсутствием прежней неуязвимости. Теперь удар ножом в сердце мне не пережить.
     - Главное, чтобы ты об этом помнила в случае опасности, - хмыкнула Кайла. – Иначе бросишься в бой, и вспомнишь, лишь когда поздно будет… А что с крыльями?
     - Ничего! – девушка с досадой взмахнула руками. – Вообще никакой динамики! Это неизменное состояние настолько достало меня, что я готова радоваться даже ухудшению… Пока что сколько бы не билась, но восстановить нарушенные связи, формирующие крылья, я не могу.
     - Возможно, тебе просто нужно больше времени, - утешающе отозвалась женщина.
     - И точно так же возможно, что сущность алатов не подразумевает постоянного отращивания новых крыльев, - саркастически заметила Эвелинн. – В прошлый раз мне понадобился всего год. Сейчас прошло уже чуть больше пяти, а результата все нет. Мой оптимизм все чаще начинает давать сбой.
     - Брось, в твоей нынешней жизни не все так ужасно, - Кайла с упреком глянула на подругу. – Ты одна из сильнейших магов в этом мире, известная и уважаемая личность в Элиоре, и, несмотря на всю свою строгость, любимица студентов. Тебя никто не преследует, горя жаждой мести, никто не пытается навешать лапшу на уши. Уж извини, но, по сравнению с твоим прошлым, настоящее кажется мне просто раем.
     Лина задумчиво вздохнула.
     - Пожалуй, ты права, - согласилась она. – Вот только я все равно иногда чувствую себя потерянной… Такое ощущение, что спокойная жизнь не для меня.
     - Спокойная?! – звонко расхохоталась ее собеседница. – Да ты за время своего отсутствия, должно быть, совсем от студентов отвыкла! Подожди до начала Разноцвета, тогда и будешь говорить, как тебе «спокойно» живется.
     - Вот Дьявол! Экзамены же на носу, - алата страдальчески застонала, спрятав лицо в ладонях. – И практика!
     - О дааа… - многозначительно ухмыльнулась Кайла. – Именно. Помнится, до этого нам летом скучать не приходилось…
     Эвелинн невольно поежилась. Согласившись преподавать в Межрасовом Университете, где обучалась, в основном, нечисть, девушка полагала, что с ее-то жизненным опытом и силовым потенциалом горстка студентов не страшна. Время показало, что это далеко не так. Проблема оказалась довольно простой: раньше Лина без колебаний могла уничтожить то, что ее пугало, раздражало или угрожало жизни, а вот студентов уничтожать было нельзя, равно как и всерьез запугивать. Пару месяцев алата вела с подрастающим поколение нечисти борьбу за авторитет и лидерство, которую, в итоге, все же выиграла. Что совсем не мешало студентам по-прежнему доводить ее порой до белого каления.
     - Ну уж нет, - решительно тряхнула волосами Лина. – В этом году я не позволю трепать мне нервы три месяца подряд. Да простит меня Геката, но я смотаюсь отсюда по первому же королевскому поручению, даже если это будет проверка россказней селян о невиданном чудище…
     - Этим летом мы с тобой, скорее всего, независимо от своего желания будем вынуждены покинуть Университет. В Нейвельгаре собираются строить масштабный телепорт для торговых целей, что спровоцирует кучу помех в общем магическом фоне города и его окрестностей. Чтобы из-за этого «строительства века» не отменять турнир, правительство города решило перенести его на зиму. А представители учебных заведений и дружественных государств приглашены для обсуждения условия состязания на торжественный прием в конце первого летнего месяца.
     - Но я-то тут при чем? – прищурилась девушка. – Некромантия, хвала светлому пантеону, в программу турнира не входит. Поэтому в делегацию Университета включать меня нет смысла.
     - Это да, - не стала спорить Кайла. – Только ты, как и я, числишься в элитной королевской страже.
     - Хочешь сказать, что наш дражайший монарх соизволит оторвать свою задницу от мягкого трона и лично посетить Нейвельгар? – неподдельно изумилась Эвелинн.
     Удивление ее было вполне оправданным. В обязанности девушки входили сопровождение и охрана правителя Виттории во время его зарубежных визитов. Пока что лишь в теории, поскольку его величество Эледер предпочитал вместо себя отправлять в заграничные поездки бесчисленных советников и послов.
     - Не дождешься, - фыркнула ее подруга. – Но он отдал распоряжение, чтобы его элитная стража в Нейвельгаре сопровождала представителя короля. Некто по имени Рэйнар Верманд. Титул не могу назвать, но знаю, что он точно из аристократии.
     - Потрясающе, - скептически констатировала Лина. – Учитывая мою «любовь» к витторийской знати, я бы предпочла все лето с нечистью нянчиться.
     - Понимаю, - посочувствовала Кайла. – Но для Эледера это не аргумент.
     - Да и черт с ним, - махнула рукой алата. – Побегаю несколько дней за напыщенным аристократом, сдувая с него пылинки - выбью новые привилегии для Университета.
     Подруги просидели в аудитории еще минут двадцать, обсудив некоторые вопросы касаемо предстоящих экзаменов, вспомнив пару забавных историй и не отказав себе в скоромном удовольствии немного перемыть косточки одной знакомой эльфийке. Потом, наконец, они решили разойтись по своим комнатам.
     Никого из студентов в коридоре уже не было, и о случившемся здесь скандале свидетельствовали лишь неглубокие борозды от ногтей фурии, подпортившие каменную кладку. Проходя мимо, Эвелинн мягко провела пальцами по стене, возвращая ей прежний вид.
     *****
     Девушка нетерпеливо переступила с ноги на ногу, ожидая, пока наставник соизволит, наконец, обратить на нее внимание. Мужчина не торопился этого делать, пристально разглядывая лежащую на его ладони полупрозрачную сферу. В самом центре шарика, переливаясь синими и фиолетовыми оттенками, клубился туман. Время от времени он рассеивался по всей сфере, а затем снова уплотнялся.
     - Так ты говоришь, что уже видела такую же вещицу? – соизволил обратиться к своей ученице Гончий.
     - Да, - моментально отозвалась девушка. – Во время прошлого задания наткнулась на нее случайно. От сильного механического воздействия эта штуковина лопается и выпускает заключенную в ней магию.
     Десмонд закатил глаза:
     - Дэнна, механизм действия таких заочных заклинаний мне великолепно известен. Более того, одна из моих лекций, которые ты все чаще пропускаешь мимо ушей, была посвящена именно им.
     Девушка недовольно поджала губы и на секунду опустила глаза в пол, но тут же вскинула голову:
     - Раз уж я прослушала ту лекцию, но все равно знаю, что это, - она указала на сферу, - то это очко в мою пользу!
     - Только половина, - парировал Гончий. – Если бы ты не хлопала ушами, то знала бы, что сосуд для таких заклинаний зависит от силы помещенной в него магии. Чем она опаснее, тем меньше у сосуда углов.
     - То есть, сфера – очень плохо? – нахмурилась Дэнна.
     - Скорее всего, - кивнул мужчина. – Утверждать не берусь, сначала надо понять, что внутри.
     - И как это сделать? – живо заинтересовалась его ученица. – Есть какое-то специальное заклинание?
     - Все намного проще, - хмыкнул Гончий, с размаху швырнув сферу об пол. Под мелодичный звон разбившегося шарика девушка торопливо отскочила в сторону, подальше от осколков. Высвободившийся туман, скользя по доскам паркета и увеличиваясь в размерах, ринулся к более близкому Десмонду, но натолкнулся на невидимую преграду и исчез.
     - Не опасно, но любопытно, - прищурился мужчина. – Сочетание парализующего и сонного заклинаний. Такую штучку неплохо использовать при охоте… Где именно ты видела похожую прежде?
     - У дома пропавшего метаморфа в параллели Хином.
     Гончий замолчал, обдумывая все известные ему факты. Два соседних мира, пропавшие оборотни и метаморфы в обоих, в довершении всего – одинаковые сферы с заочными заклинаниями… И никаких других следов похитителя.
     - Хреново, - лаконично резюмировал Дес, подобрав свою дорожную сумку с пола и шустро побросав в нее разбросанные по всей комнате вещи. – Возвращаемся в Гильдию, надо узнать, не было ли еще похожих случаев других параллелях…
     Мужчина оглянулся на свою ученицу, не сдвинувшуюся с места, и вопросительно выгнул бровь:
     - Ну и долго ты будешь стоять? Или все вещи здесь оставишь, в гостинице?
     - Мы вот так просто уйдем?
     - Нет, сначала присядем на дорожку! – хмыкнул Гончий. – Что значит «вот так просто»?
     - Преступник не найден, заказ не выполнен, а мы оставляем этот мир! – всплеснула руками девушка.
     - Черт возьми, Дэнна, я сказал, то мы возвращаемся в Гильдию, а не бросаем это дело! – раздраженно рявкнул Десмонд. – Мне нужно переговорить с Аристархом и навести справки. Чем быстрее я это сделаю, тем быстрее мы вернемся сюда и завершим это дело. И чем скорее мы его закончим, тем скорее я вернусь к своим личным делам!
     - Личные дела – это бесплодные поиски некой Эвелинн? – едко поинтересовалась девушка, задетая резким тоном своего наставника. Напоровшись на его взгляд, переполненный ледяной яростью, она хотела было замолчать, но слова уже сорвались с языка: - А мысль в голову не приходила, что она вас видеть не желает, раз за три года вы ее не сумели отыскать?
     - Не твое собачье дело, - процедил сквозь зубы мужчина. – Иди за вещами, или до Гильдии будешь добираться самостоятельно.
     Дэнна резко развернулась на каблуках и выскочила за дверь, как ошпаренная, а Гончий отбросил сумку в сторону и тяжело уселся на кровать, запустив пальцы в волосы. Определенно, он перегнул палку и стоило бы быть помягче с девушкой, но она, сама того не зная, резанула своими словами по живому.

     «… она вас видеть не желает…»

     Разумеется, не желает. Особенно после того, как он сам в запале ссоры велел ей убираться прочь. В тот момент Дес даже предположить не мог, что Лина воспримет это всерьез и действительно исчезнет. И был неприятно удивлен, когда спустя полчаса после ее ухода, остыв и пожалев о своих словах, он решил догнать девушку, но не сумел обнаружить след от телепорта.
     С того дня прошло чуть больше трех лет. За это время алата Страх ни разу не дала о себе знать ни ему, ни Асмодею, ни кому-либо из своей свиты. Она не отвечала на зов своих Подзащитных, не навещала талиеров. В сводках Гильдии никто похожий на Эвелинн не появлялся, хотя во всех этих бумажках Гончий ковырялся с завидным упорством и постоянством. Создавалось такое ощущение, что девушка провалилась сквозь землю.
     Впрочем, как раз это маловероятно, иначе бы Дею об этом было известно. Скорее уж Лина просто растворилась в воздухе…
     Все эти три года Дес и Асмодей не прекращали поиски алаты. Оба постоянно наведывались в ее любимые миры, проверяя, не появлялась ли там Эвелинн, встречались с членами ее свиты, безуспешно пытались отыскать девушку при помощи всевозможных поисковых заклинаний, чар, амулетов… Результата не было. Чем больше проходило времени со дня исчезновения Лины, тем менее активно они ее искали. И дело было вовсе не в том, что демону и Гончему осточертела бесполезная беготня по параллелям, или пропало желание вернуть алату… Просто они исчерпали все способы поиска, и теперь лишь дежурно пересекались друг с другом, чтобы обменяться скудной и однообразной информацией: никто не видел, ничего не слышали, не объявлялась.
     Две недели назад все изменилось.
     Сначала Дес почувствовал необъяснимую тревогу, наотрез отказывающуюся исчезать и только нарастающую с каждой минутой все больше. Совершенно противоестественную, потому что поводов для нее у мужчины не было… А потом его внезапно скрутило от такой боли, что он не мог даже закричать. Гончий не знал, как долго он провалялся на полу своей комнаты, помнил лишь кровавую пелену перед глазами и ощущение, будто кто-то ковыряется у него в груди раскаленными добела щипцами. Позже боль ослабла, но ровно настолько, чтобы Десмонд смог переползти на кровать и на мгновение перевести дыхание. Потом пытка возобновилась, заставляя его рычать сквозь сжатые до ломоты в челюсти зубы. Еще спустя пару-тройку часов боль превратилась в тугой пульсирующий комок, поселившийся в районе солнечного сплетения, и окончательно исчезла лишь к концу вторых суток.
     На смену ей пришла твердая уверенность, что происходящее связано с Линой. Точнее, с их общей душой. Никаких доказательств правильности этой версии у Гончего не было, но это его волновало мало. Тем более, что демон, которому Дес незамедлительно сообщил о случившемся, целиком и полностью разделял его опасения…
     - Я готова, - мрачная, как грозовая туча, Дэнна звучно хлопнула дверью о косяк и бросила дорожную сумку к своим ногам, оторвав мужчину от его размышлений. – Можем идти.
     Десмонд оценил уровень хмурости своей ученицы и тяжко вздохнул. Пожалуй, стоит извиниться. Иначе она еще несколько часов будет дуться, как мышь на крупу.
     - Прости, Дэнна, я погорячился, - Дес подошел к девушке и заглянул ей в глаза. – Не стоило срываться на тебя и повышать голос, но… Все из-за того, что я переживаю за Эвелинн. Понимаешь, эта девушка… Нас с ней многое связывает. И у меня есть все основания полагать, что пару недель назад с Линой что-то случилось.
     - И поэтому вам так важно найти ее? – спросила Дэнна, потихоньку начиная оттаивать. Подобные стычки с наставником, после которых она обиженно хлопала дверью, случались с завидной регулярностью и не приводили к крупным ссорам только потому, что Гончий подобные демонстрации игнорировал напрочь, а сама Дэнна, в общем-то, была довольно отходчивой. – Хотите убедиться, что все в порядке?
     - Именно.
     - А не думали, что эта Эвелинн сама бы обратилась к вам за помощью в случае надобности? – девушка скрестила руки на груди. – Раз уж вас многое связывает…
     - Не обратится, - угрюмо поморщился мужчина. – На куски резать будут, а все равно не обратится. В нашу с ней последнюю встречу я…
     - Дайте-ка угадаю, - с сарказмом усмехнулась его ученица. – Погорячились, сорвались и повысили голос?
     Гончий едва заметно улыбнулся уголками губ, отметив про себя, что Дэнна порой напоминает ему Лину. Должно быть, именно поэтому он и согласился все же стать ее наставником, хотя до этого никогда стажеров к себе не брал.
     - Угадала, - кивнул Десмонд, не став вдаваться в подробности. – Мы с ней бестолково разругались, после чего Эвелинн ушла. И до сих пор ни разу не объявилась.
     - Видимо, вы слишком сильно повысили голос, - фыркнула девушка.
     Мужчина промолчал, настраивая телепорт на нужное направление. Признаваться в том, что он один целиком и полностью виноват в уходе Лины, Гончий не желал. Асмодей и так не упускал возможности попенять его этим. Вот и в прошлую их встречу, когда Дес рассказал демону о своих подозрениях, тот многозначительно заявил, что если бы кое-кто не стал выманивать Эвелинн для открытого разговора и провоцировать ссору, алата по-прежнему была бы где-то неподалеку, присматривая за «своей белокрылой бестолочью». Тот факт, что Десмонд и сам это понимал, Дея волновал мало.
     - Шагай, - мужчина кивком указал Дэнне на раскрывшуюся воронку портала. – Вещи я сам возьму.
     Когда девушка растворилась в телепорте, Гончий подхватил обе сумки, оглядел напоследок комнату, проверяя, не забыл ли чего, и нырнул в портал вслед за своей ученицей, искренне надеясь, что Аристарх окажется на месте.

     Глава 2
     - И что намереваешься делать? – Аристарх, внимательно выслушавший Деса, поставил локти на стол, переплел пальцы и положил на них подбородок, заинтересованно прищурившись. – Я согласен, что из всего вышеперечисленного тобой картинка складывается не самая радужная… Но мне любопытно, как ты будешь разбираться с этим?
     Десмонд глубоко вздохнул, пытаясь подавить глухое раздражение. В этом весь Аристарх: сосредоточенно послушает, понимающе покивает головой, а потом начнет выпытывать твои мысли на этот счет и план дальнейших действий. Даже если ситуация серьезная, и времени на болтовню нет. Вообще-то, обычно Гончий считал это качество Главы их Гильдии весьма полезным, потому что так тот заставлял своих подчиненных активно шевелить мозгами и принимать собственные решения, не полагаясь на советы и помощь старших коллег. Но сейчас лишнее промедление Деса только злило: ему передали сообщение от Асмодея, с просьбой срочно явиться, и мужчина в данную минуту мог думать только о том, какие новости есть у демона.
     - Я же уже говорил: запрошу у наших теоретиков из архива информацию о похожих случаях, пробегусь по новым заказам – нет ли среди них исчезновений оборотней и метаморфов, - терпеливо повторил Десмонд. – Заодно посмотрю, не сталкивался ли кто-нибудь из коллег с идентичными сферами. Само заклинание-то не представляет собой ничего интересного, но вот сосуд…
     - Не представляет ничего интересного? – удивленно вскинул брови Аристарх, перебивая Деса. – По-твоему, это действительно так?
     - Абсолютно, - кивнул мужчина. – Банальное переплетение двух видов магии с наипростейшей канвой. К тому же, крайне нестабильное, развалившееся от мимолетного соприкосновения с щитом… Странно, что для такой простецкой магии использован такой прочный сосуд.
     - Есть соображения по этому поводу?
     - В общем-то, да. При поиске мага опираться стоит именно на форму сосуда. Думаю, что помещая сонно-парализующее заклинание в сферу, он сделал это не потому, что посчитал свою магию опасной, а потому, что такая форма вместилища для отсроченных заклинаний ему привычна, и рука на нее набита.
     - Разумное предположение, - после некоторого замешательства согласился Глава Гильдии. – Ты неплохо соображаешь…
     Десмонд едва удержался от того, чтобы закатить глаза. Если за четыре столетия работы Гончим он не научился бы соображать, это было бы странно.
     - … но, похоже, это касается исключительно заданий, - закончил фразу Аристарх. Лицо его стало совершенно серьезным и непроницаемым. – Объясни, что за дела у тебя с Асмодеем? С какой стати он оставляет тебе сообщения с требованием незамедлительно явиться к нему?
     Осведомленности своего начальства Дес не удивился ни капли. Было бы весьма наивно полагать, что весточка демона, переданная через младший обслуживающий персонал Гильдии, останется тайной для вездесущего руководства.
     - В чем, собственно, проблема? – невозмутимо спросил мужчина. – Я не единственный Гончий, который водит знакомство с демонами. Дей – мой хороший приятель, он нередко помогает мне в делах…
     - Особенно в том, которое ты уже года три ведешь вне Гильдии, - перебил его Аристарх. Он замолчал, пристально разглядывая своего подчиненного, потом вздохнул, встал из-за стола, прошелся по кабинету и остановился у камина. – Знаешь, я вот все наблюдал за тобой и не задавал лишних вопросов, надеясь, что в будущем сам сумею понять причину твоих чудачеств, но, видимо, это мне не под силу. Какого рожна ты творишь в последние несколько лет?!
     - А я что-то творю? – не шибко искренне изобразил недоумение Десмонд. Его начальник, глядя на столь фальшивую игру, только поморщился.
     - Хочешь мне врать – добавь артистизма! – хмыкнул Аристарх. – Ты не просто творишь, а прямо-таки фонтанируешь странными поступками! Четыре века безупречной службы, после чего вдруг ты на полгода практически оставляешь Гильдию. По возвращении к своим обязанностям буквально слетаешь с катушек, начиная брать исключительно задания повышенной сложности… Три года назад мозги твои вроде встали на место, но зато появились непонятные дела с архидемоном. В чем причина всего этого?
     Дес молчал. И не потому, что не хотел отвечать. Ну, вот что прикажете рассказать?! Что он – алат, да еще и в статусе Мастера? А потом добавить, что о событиях пятилетней давности, когда в Высшей Ложе крылатых произошел раскол, и одному из сильнейших ее членов было выдвинуто обвинение в предательстве, Гончему известно не понаслышке, ведь он в них непосредственно поучаствовал… Грандиозным финалом этого рассказа будет признание, что, совместно с Асмодеем, он разыскивает алату, имя которой давно уже вызывает нервную чесотку у всей их Гильдии и считается ругательством. Причем, ищет Десмонд ее совсем не ради того, чтобы предать справедливому суду… Интересно, за годы руководства Гончими Аристарх уже ко всякому привык, или Дес его все же сумеет удивить?
     - Я требую, чтобы ты дал мне хоть какое-то объяснение, - поторопил его с ответом Глава Гильдии. И почти тут же посмотрел на своего подчиненного со странным пониманием в глазах: - Честно скажи, тут баба замешана?
     Воздух в комнате на мгновение сгустился и стал более холодным, заставив Аристарха прикусить язык, а Деса многозначительно ухмыльнуться. Среди Гончих бытовало мнение, что супруга их Главы, являющаяся элементалью воздуха, обладает удивительной способностью рано или поздно узнавать все, что было произнесено вслух ее мужем или в его присутствии.
     - Я хотел сказать «женщина», - тут же исправился Аристарх.
     Хм, пожалуй, мнение-то далеко не безосновательное…
     - Верно, все из-за девушки, - Десмонд мгновенно придумал более-менее правдоподобное объяснение своим действиям, исключающее его покаяние и алатов. – Сначала я ей помог, потом пару лет мы были в ссоре, и в это время я изображал из себя камикадзе, а три года назад она вообще пропала. Просто развернулась и ушла, не сказав куда.
     Мужчина невольно подумал о том, что если бы Лина сейчас это услышала, он бы не вышел живым из комнаты.
     - Ведьма? – сочувственно полюбопытствовал Аристарх.
     - Еще какая… Стихийница.
     - Да-а… Женщины, связанные с силами природы – это страшно, - философски изрек Глава Гильдии. – Взять хотя бы мою жену… Впрочем, чего я тебе рассказываю? Ты ведь и сам с ней знаком.
     Строго говоря, знакомством это назвать было нельзя. Алайну Дес видел всего раз и при весьма примечательных обстоятельствах.
     Аристарх тогда собрал наиболее сильных своих заместителей на совещание. Включая Десмонда, в огромной зале с длиннющим письменным столом в центре собралось человек пятьдесят. Перед тем, как перейти к обсуждению насущных вопросов о некоторых преобразованиях в структуре Гильдии в целях повышения эффективности работы, Глава Гончих решил высказать своим подчиненным недовольство тем, как они ведут свои дела в последнее время… Где-то на второй минуте его нравоучительной речи прямо посреди стола, разметав все бумаги, возник небольшой аккуратный смерч, чуть погодя преобразовавшийся в очаровательную девушку с темными локонами и огромными серыми глазами. Прелестное создание огляделось, заметило подозрительно притихшего Аристарха, недобро сдвинуло изогнутые брови и, грозно цокая тоненькими высокими каблучками, по столешнице направилось прямо к нему. Когда незнакомка подошла к краю, Глава Гильдии бережно опустил ее на пол, проследив, чтобы девушка не запуталась в длинном шлейфе вечернего платья, после чего настороженно замер. Она поставила ручки на изящную талию и выдала гневную тираду о том, что не позволит ему, Старху, пропустить торжество по случаю его назначения Советником при Суде Вечности. И уж тем более не допустит, чтобы ее супруг явился туда в затрапезном виде. Аристарх попытался было сказать жене, что отчитывать его при подчиненных за нежелание присутствовать на праздничном вечере – не дело, но наткнулся на скептический взгляд стальных глаз и пробурчал что-то вроде «да, дорогая, я сейчас переоденусь и идем». Довольная девушка счастливо чмокнула супруга в щеку, извинилась, что помешала и растворилась в новом смерче. Глава Гильдии скромно пояснил, что только что его подчиненные имели счастье лицезреть его жену, Алайну. И тут же спешно завершил так и не начавшееся совещание.
     Гончим оставалось только гадать, каким характером должна обладать эта девушка, чтобы так ловко управляться с их суровым начальником, которому сами они обычно слово поперек не решались сказать. Лично Дес считал, что дело тут не столько в характере Алайны (хотя и он играет важную роль), сколько в том, что своей первой и единственной за восемьсот с лишним лет жизни жене Аристарх готов позволить творить все, что ей угодно. Даже если это будет методичное истребление его Гильдии.
     Упомянув свою драгоценную супругу, Глава Гончих сам подал Десмонду идею, как не только заниматься поисками Эвелинн официально, но и привлечь к этому делу ресурсы, доступные Гильдии.
     - Девушка, которую я ищу, значит для меня не меньше, чем Алайна для тебя, - мужчина выдержал необходимую паузу: - Скажи, что бы ты делал, если твоя жена после ссоры исчезла без следа?
     Аристарх от подобной перспективы побледнел. Похоже, бессовестная уловка Деса сработала даже лучше, чем он предполагал.
     - Что ж, если тебе нужно уйти – не буду тебя задерживать, - соизволил, наконец, отмереть Глава Гильдии. – Сбор необходимой информации поручи Дэнне. Во-первых, это все же ее задание вывело вас на сферу. Во-вторых, стажеру болтаться без дела не положено, а пускать ее к демонам пока рано…
     *****
     К Асмодею Дес сумел попасть лишь через час. Двадцать минут ушло на то, чтобы объяснить Дэнне, что ей необходимо искать в архиве и выяснять у теоретиков. Еще сорок он потратил, пытаясь убедить девушку в том, что у демона в гостях ей делать нечего. Узнав, куда направляется Гончий, его ученица потребовала взять ее с собой. Перебрав все аргументы от банального «мне интересно» до более осмысленного «мне полезно побывать во владениях демона», Дэнна заявила, что если Десмонд оставит ее здесь – она сообщит об этом Аристарху. Девушка уповала на то, что связка «Гончий - Стажер» была неразрывной до момента сдачи стажером экзамена и зачисления в Гильдию, и наставник обычно был обязан повсюду таскать ученика за собой. Однако, после того, как мужчина с ухмылкой поинтересовался, не проводить ли ее до кабинета Главы Гильдии, Дэнна поняла, что вместо визита к Князю суккубата и инкубата и Легионеру Тьмы ей совершенно точно светит визит в архив. Напоследок она одарила Гончего таким красноречивым недовольным взглядом, что сомнений не оставалось – Десу еще не раз припомнят этот его отказ.
     - Ты раньше, чем я ожидал, - с появлением мужчины в гостиной, Асмодей шустро выставил вон пару основательно взгретых низших демонов из своих легионов. С тех пор, как эти самые легионы вдруг были возвращены под его управление, Дей всеми правдами и неправдами пытался навести в них прежний порядок, не гнушаясь никаких методов. – Мне казалось, что ты предпочтешь сперва закончить свое дело…
     - Издеваешься? – мрачно перебил демона Гончий. – Какое, к черту, дело, если с того дня, как у меня в груди поковырялись разогретой кочергой, я ни о чем кроме Лины думать не могу?! Ты что-то узнал? Нашел Эвелинн?
     - Ну, новостей у меня несколько, - уклончиво отозвался Асмодей. – Начну с самых незначительных.
     Десмонд нетерпеливо побарабанил пальцами по колену.
     - Во-первых, я успел пообщаться со всеми Линиными Подзащитными от Камиллы и Ригана до талиеров. Кстати, Мила по-прежнему хочет, чтобы ты стал крестным ее сына… Так вот, я обошел всех, но никто не чувствовал внезапной тревоги или адской боли. Ни две недели назад, ни в какое-либо другое время. Все, что ощущают Подзащитные нашей пропавшей красавицы – ослабление связи с ней. Но, с учетом того, что за пять лет Лина ни разу не ответила на зов, странно, что эта связь вообще еще существует.
     - И к чему ты мне все это рассказываешь? – нахмурился мужчина. – Принцип связи Подзащитных с Покровителем я знаю и без тебя, а…
     - То, что свита ничего не почувствовала, подтверждает твое предположение о связи случившегося с вашей с Эвелинн общей душой, - оборвал его Дей. – Я поспрашивал старших демонов на этот счет. И крайне удачно напоролся на Соннелона. Он сказал, что однажды встречал пару, связанную разделенной пополам душой. Чувствовать друг друга они не могли ни на физическом, ни на ментальном уровне, но когда воздействие оказывалось на одну половину души, на второй это тоже сказывалось.
     - То есть, я ощутил прикосновение к части души, принадлежащей Эвелинн, - задумчиво протянул Дес, осмысливая сказанное.
     - А теперь еще одна новость, - демон помрачнел до неузнаваемости. – Пандорры больше не существует. Смекаешь, что это было за «прикосновение»?
     - Догадываюсь… - машинально кивнул Гончий и вдруг резко выпрямился в кресле, ошарашенно округлив глаза: - Погоди, то есть как это Доры больше не существует?! Что могло случиться с бессмертной душой хтонического происхождения?! И с чего ты вообще это взял?
     - Знакомая Плетея поведала. Ну как поведала… Ленора просто поинтересовалась, куда вдруг из находящегося в ее ведении узора нитей пропала линия Пандорры. И была крайне недовольна тем, что ее не предупредили об уничтожении души.
     - Как можно уничтожить бессмертную душу?! – вскинулся мужчина.
     - Ломать – не строить, - хмыкнул Асмодей. – За сотни лет заточения в Аду душа Пандорры существенно ослабла, и существовать вне оболочки уже не могла. В общем, лишишь Дору тела – от нее останутся одни воспоминания.
     - Лишишь тела… Лишишь… - Десмонд уставился на приятеля остекленевшим взглядом: - Ты пытаешься сказать мне, что Лины больше нет?
     Дей открыл было рот, чтобы ответить, но прежде, чем он издал хоть один звук, Гончий вскочил на ноги и зашагал из стороны в сторону, нервно запустив пальцы в темную шевелюру. Потом внезапно остановился напротив демона:
     - Она не мертва, - отчеканил Дес. – Не может быть мертва.
     - А я этого и не говорил, - закатил глаза Асмодей. – Если ты прекратишь изображать из себя льва в клетке и успокоишься, я все объясню!
     Мужчина уселся обратно в кресло и откинулся на спинку, безуспешно пытаясь расслабиться.
     - Итак, в смерть Эвелинн я тоже не верю, - заговорил демон. – Если бы она отправилась на тот свет, двумя днями боли ты бы не отделался… Сейчас ведь никакие странные ощущения тебя не преследуют? Типа чувства утраты чего-то крайне важного?
     Гончий отрицательно помотал головой:
     - Только тревога за нее, но ничего необычного или странного я в этом чувстве не вижу.
     - Ясное дело, - фыркнул Дей, удовлетворенный ответом Десмонда. – И если приплюсовать к этому гибель Пандорры, я рискну предположить, что Лина прошла ритуал Расщепления душ. То есть, кто-то отделил Дору и уничтожил ее, оставив без оболочки. А Эвелинн при этом осталась жива.
     - Внезапно я остро ощутил недостаток знаний об анимистической магии, - едко заметил Гончий. – Что еще за Расщепление? То же самое, что и Разделение?
     - Не совсем, - замялся демон. – Понимаешь, в анимистике ритуалов – как микробов в общественном туалете. Все они воздействуют на душу, но лишь три из них меняют ее и являются необратимыми. Разделение, Слияние и Расщепление. Разделение тебе знакомо, Слияние – то, что я сделал с Линой и Пандоррой, а Расщепление – процесс прямо противоположный.
     - Ты же сам сказал, что три эти ритуала необратимы, - нахмурился Дес. – А теперь заявляешь, что Расщепление обратно Слиянию…
     - Я сказал «прямо противоположно», а не обратно, - возразил Асмодей. – Слияние соединяет воедино две разные души, а Расщепление снова делит на самостоятельные части. Необратимыми ритуалы называются потому, что нельзя отменить их действие парой строк заклинания и несложными манипуляциями. И потому, что они оставляют на душах неизгладимый след.
     Демон многозначительно посмотрел на Гончего.
     - И какой след оставило на Лине Расщепление? – догадливо прищурился мужчина.
     - Представить не могу, - покачал головой Дей. – Чуть больше полувека назад я подумывал о том, чтобы рассказать Эвелинн правду о появлении Доры в ее теле и провести этот треклятый ритуал. А потом узнал о некоторых тонкостях… Видишь ли, чем дольше души слиты воедино, тем теснее они переплетаются. Двести пятьдесят лет – это очень долго, и мне не хватило бы умения, чтобы отделить Пандорру, не причинив вреда Эвелинн. Под словом «вред» подразумевается все, что угодно, от потери памяти и расстройства личности до утраты магического дара и смерти.
     - Короче, мы должны найти ее как можно скорее, - угрюмо констатировал Десмонд. – Потому что из твоих слов я делаю вывод, что Лина сейчас, вероятнее всего, пребывает в не самом лучшем состоянии.
     - Тут я с тобой полностью согласен, - кивнул Асмодей. – И теперь хорошая новость: с вероятностью процентов девяносто я знаю, кто мог провести для нашей красотки ритуал. Есть только одна достаточно сильная для этого особа, которой алата может довериться – Геката.
     - Демон Хаоса и Ночи? – вскинул бровь Гончий и тут же фыркнул: - Чему, собственно, я удивляюсь… Где мне найти эту Гекату? Хочу побеседовать с ней обстоятельно…
     - Она тебя с лестницы спустит, еще и матом обложит, - скривился демон. – Взбешенная Лина рядом с недовольной Гекатой – новорожденный котенок. Я сам к ней наведаюсь. Под благовидным предлогом.
     *****
     Я уже в третий раз за день поднялась в кабинет Гекаты. До этого обе мои попытки поговорить с демонессой успехом не увенчались, поскольку директрисы Университета на месте не оказалось. В принципе, с внеплановым ночным практикумом для третьего курса можно было и подождать, но как раз завтра я вела на кладбище свою специализировавшуюся на некромантии группку старшекурсников, и было бы неплохо спустить их на младших. Одни отточат навыки поднятия мертвых и управления ими, а другие побегают, поправляя свою физическую форму, а то, глядишь, с перепугу и намагичат что-нибудь дельное. Кроме того, я хотела уточнить информацию относительно Нейвельгара. Стоит посоветоваться с Гекатой, какие льготы нужны Университету, а там уж я немного поправлю мозги лиану Верманду.
     - Войдите! – рыкнул недовольный женский голос в ответ на мой стук.
     Высокая статная женщина с бездонными черными глазами и несколькими кипельно-белыми прядями в тщательно уложенных темных волосах сверкнула в сторону двери злым взглядом, но при виде меня вздохнула с облегчением:
     - Слава Хаосу, что ты не посланник от Академии! – Геката сложила руки в притворном молитвенном жесте. – Иначе я бы не сдержалась и развязала с этими чистоплюями войну!
     - Опять донимают? – понимающе кивнула я. – На этот раз чем?
     - Да все тем же, - недобро прищурилась моя подруга. – Утверждают, что стычки между студентами наших учебных заведений провоцируются именно нашими подопечными. И угрожают мне официальным обращением к Эледеру… Угрожают мне! Демону, что всего на пару тысячу лет младше всей этой параллели и способен всю Витторию одним взмахом руки с землей сровнять!
     - Если бы они это знали, то вообще по струнке бы ходили, - фыркнула я. – Но ты сама решила, что для мира Зальтен будешь всего лишь достопочтенной потомственной ведьмой… Точнее, скромным демоном среднего уровня, скрывающимся за этой личиной.
     - Лина, кому, как не тебе, понимать, с чем это связано, - смерила меня внимательным взглядом Геката. – Ты ведь тоже скрываешь, что ты алата.
     - Ну, со мной все несколько иначе. Демонов в Зальтене хотя бы нечисть уважает, а крылатых все боятся и ненавидят… Да и потом, я сейчас недоалата. Уж если и представляться самой собой, то только после того, как мои крылья будут при мне… Вообще-то, я к тебе не просто так пришла. Я хочу завтра третий курс вытащить на кладбище вместе со своей спецгруппой. Дашь добро?
     - Что, совсем все плохо? – посмеялась демонесса. – Я хотела сама тебя на занятиях заменить, но времени не хватало. А на Кирте, я так понимаю, они просто-таки оторвались.
     - С ним я пока еще не разговаривала, поэтому сказать, насколько сильно пострадало его самолюбие, не могу. Но вот то, что он пустил занятия на самотек – это точно. Так что, я устрою им позднюю прогулку?
     - На здоровье, - царственно позволила директриса Университета. – Главное, чтобы никто не пострадал серьезно.
     Я заверила подругу в том, что страховать самоуверенных недоучек буду лично.
     - Геката, Кайла рассказала мне о Нейвельгаре, - спустя пару минут снова заговорила я. – Мы с ней действительно будем сопровождать королевского посланника?
     - Стопроцентно, - подтвердила демонесса. – Ты, Кайла и еще двое из элитного отряда будете охранять Рэйнара Верманда. Кстати, на прочих представителей витторийской аристократии он не похож, так что твой стандартный фокус с выбиванием льгот для Университета на этот раз не пройдет. Лиан Верманд – человек умный и проницательный, и еще ему крайне не нравится, когда им пытаются манипулировать. Поэтому во время поездки в Нейвельгар вам с Кайлой достаточно будет просто быть его молчаливой тенью.
     - Верманд, Верманд… - задумчиво пробормотала я, мучительно пытаясь понять, почему его имя мне не знакомо, хотя с аристократией пересекаюсь довольно часто. – А кто он вообще? Всех полномочных представителей Эледера я знаю, но никакого Верманда среди них не помню. Какой у него титул?
     - Герцог Альтерры, - Геката с ухмылкой посмотрела на мои округлившиеся глаза.
     - Представитель королевского рода?! Погоди, как Его дражайшее Величество позволило одному из потенциальных претендентов на престол отправиться в столь дальнюю поездку?
     - Учитывая количество наследников у Эледера, Рэйнар престол вряд ли когда-либо увидит. Да и строго говоря, он не является полноправным представителем рода Таэринн. Мать его к аристократии никакого отношения не имела, а титул герцога он получил не от рождения, а только за «заслуги перед Витторией». Верманд – доверенное лицо короля, обычно занимается негласными расследованиями. Собственно, именно поэтому он титулом особо и не светит… Кстати, Кайла-то про его высокое положение не знает, а ты не проболтайся. Если лиан Верманд посчитает необходимым, он сам вам представится полным именем.
     - Как скажешь, - пожала я плечами. – Он мне уже нравится тем, что похож на нас: не демонстрирует всю свою силу открыто, придерживая принадлежность к королевскому роду в секрете.
     - Полагаю, что он вообще придется тебе по душе, - загадочно улыбнулась директриса Университета. – Я виделась с ним несколько раз, и он пока оставлял о себе только самое лучшее впечатление… Сдержанный, уверенный в себе, мужественный…
     - Геката, только не начинай опять! – страдальчески простонала я. – Когда ты уже прекратишь подыскивать мне кавалеров?! С меня хватит романтических перипетий. Надолго хватит.
     - И что, ты теперь в монашки запишешься?! – всплеснула руками моя подруга.
     - Нет, монашеская хламида, увы, мне не к лицу и не по фигуре, - хмыкнула я. – Но со своей личной жизнью я сама разберусь. Когда время и желание будет.

     Глава 3
     Получив от Асмодея весточку о том, что он собирается нанести ей визит, Геката ухмыльнулась и ответила, что позволит демону попасть на территорию Университета только после полуночи. Мол, тогда у их разговора гарантированно не будет ненужных свидетелей… О том, что Эвелинн к этому моменту как раз успеет благополучно отбыть на кладбище, а она – замести следы пребывания алаты в Университете, демонесса умолчала. Собственно, Лине о грядущем явлении Дея Геката тоже не сообщила. Когда девушка только появилась на пороге кабинета директрисы и изъявила желание побыть наставником нечисти, она предупредила, что ее, вполне возможно, будут искать здесь свита и Асмодей. И веско добавила, что найти не должны ни в коем случае. Лезть в душу к алате и расспрашивать ее о причинах столь странного поведения, Геката не стала, терпеливо дождавшись, пока Эвелинн сама решит все рассказать. Этот разговор состоялся спустя пару месяцев пребывания девушки в Зальтене, после чего демонесса полностью поддержала решение Лины. Тем более, что стараниями алаты Страх уровень дисциплины и успеваемости в Межрасовом Университете заметно повысился, и отпускать толковую преподавательницу Гекате не хотелось.
     - Давно не виделись, - при виде демонессы Асмодей отобразил на лице самую искреннюю улыбку, на которую только был способен, но, наткнувшись на скептический черный взгляд, поумерил пыл и заметно помрачнел.
     - В нашем возрасте «давно» исчисляется десятилетиями, а не несколькими месяцами, - хмыкнула директриса Университета. – С момента твоего последнего появления здесь прошло всего чуть больше полугода… Зачем приперся на этот раз?
     - Хочу предложить выгодную сделку. Как ты смотришь на то, чтобы войти в ряды Легионеров?
     - С чего вдруг ты этим интересуешься? – неподдельно удивилась Геката. – Помнится, именно ты всегда был против моей кандидатуры.
     - Поменял свое мнение, - передернул плечами демон. – Ты ведь знаешь, что среди легионеров принято образовывать негласные коалиции… Вельзевул был крайне недоволен тем, что мне вернули легионы, а потому теперь собирает вокруг себя моих противников и своих единомышленников. Мне не остается ничего иного, кроме как делать то же самое.
     - Я при чем?
     - При том. Я помогу тебе получить легионы – ты гарантированно примешь мою сторону в случае противостояния с…
     - Хватит брехать, - перебила Асмодея демонесса. – Выкладывай, зачем ты здесь на самом деле?
     - Я же говорю…
     - Ну да, конечно, - недовольно прищурилась Геката. – Легионы мне предложить хочешь… Милый мой, ты еще не дорос до того, чтобы врать мне! И прекрати, в конце концов, исподтишка сканировать мой Университет чарами Обнаружения! Лины тут нет.
     Женщина хотела было с серьезным лицом добавить «она на кладбище», но передумала, решив, что с Дея станется на всех парах рвануть именно туда. И алата встрече с приятелем точно не обрадуется.
     Демон после слов Гекаты пристыженно замер в кресле. Он искренне полагал, что давняя знакомая действительно не заметит его поисковых манипуляций.
     - Но она здесь была? – полувопросительно-полуутвердительно заявил Асмодей, вернувшись к своему прежнему состоянию. И добавил куда уверенней: - Ты провела для нее ритуал Расщепления душ.
     - Отрицать не буду – провела, - невозмутимо кивнула демонесса. – Эвелинн пришла ко мне чуть больше двух недель назад, спросила об этой малоприятной процедуре. В частности, она интересовалась, могу ли я провести этот ритуал для нее. Я сказала, что могу.
     - И ты даже не задумалась о последствиях?! – взвился мужчина. – Тебе ведь наверняка известно обо всех опасностях Расщепления, а ты все равно решилась на его проведение!
     - Рот закрой! – осадила его Геката. – Лина мне о твоих выкрутасах все рассказала. Да я и сама налюбовалась на последствия твоего идиотического эгоизма, пока несколько часов ювелирно, по мельчайшим частичкам, отделяла Пандорру от души алаты. Не тебе говорить мне о том, имела ли я право рисковать ее жизнью! По крайней мере, я проводила необратимый анимистический ритуал по просьбе Эвелинн и с ее же согласия, а не ради себя любимой.
     - Когда я подселил душу Доры к Лине, алата была практически мертва, - процедил сквозь зубы демон. – И только благодаря Пандорре она выжила.
     - Мне кажется, или я уже говорила о бесполезности твоего вранья? – картинно постучала пальцами по столу директриса Университета. – Ради спасения достаточно было слабой бессмертной души, которая уже практически утратила собственное «я». А ты выбрал свою бывшую пассию, горящую жаждой свободы и, главное, вполне способную эту столь желанную свободу получить. Все еще собираешься пудрить мне мозги, убеждая в своем бескорыстии?
     - Геката, ты ведь демон, - закатил глаза Дей. – Причем, еще более древний, чем я. Ну кому, как не тебе знать, что наше племя всегда и во всем ищет выгоду для себя, а? Да, я действительно надеялся на возрождение Доры. Она всегда была единственной, кто, как ни банально и жалко это прозвучит, принимала меня таким, какой я есть. Ни мои стычки со старшими демонами, не утрата легионов и унизительное назначение правителем суккубата и инкубата, ни жестокость и жажда крови ее не смущали. Моя ошибка была в том, что я не понял этого сразу, а потому позволил лишить ее тела и заточить в Ад. Но когда появился шанс – я захотел искупить свою вину…
     Женщина смерила демона долгим задумчивым взглядом и покачала головой:
     - Твое заботливо взлелеянное сотнями лет чувство вины и закрыло тебе глаза на реальность, - вздохнула Геката. – А она такова, что Пандорра – чудовище. Куда более кровожадное, изворотливое, мстительное и непредсказуемое, чем кто-либо из нам подобных. И этого монстра ты соединил с душой Лины…
     - Хочешь сказать о последствиях Слияния и Расщепления? – нервно сглотнул Асмодей. – Все настолько плохо?
     - Все гораздо хуже, милый мой, чем ты можешь думать, - нахмурилась демонесса, - потому что я ничего не могу сказать о последствиях. В тот момент, когда ты присоединял к ней Дору, душа Эвелинн еще не оправилась от Разделения, а потому душонка твоей бывшей пассии сумела присосаться к ней, как пиявка. И с каждым днем связь только крепла. Удивительно просто, что Лину перебороть ей не удалось… Так вот, я уже упомянула, что потратила несколько часов, чтобы расщепить души. Я провела этот процесс как можно чище и точнее, оставив от Пандорры только те крохотные кусочки, уничтожение которых могло непоправимо ударить по алате.
     - Да говори же ты! – нетерпеливо рявкнул мужчина, когда пауза затянулась. – Что стало с Линой после ритуала?!
     - Ничего, - ледяным тоном отрезала директриса Университета. – Небольшое ослабление ведовских сил в стихии земли не в счет. В остальном же Эвелинн совершенно не переменилась.
     Дей молча опустил голову, пятерней взлохматив и без того растрепанные темные волосы. Какое-то время он отрешенно разглядывал пол, потом потер лицо руками и уставился на Гекату:
     - Это невозможно. Без Доры она должна была стать вполовину слабее! И вообще, Расщепление никогда не проходит бесследно! Я собрал немало информации об этом ритуале, и не нашел ни единого случая, когда он не повлек бы за собой как минимум изменение характера!
     - Тем не менее, Лина не изменилась, - развела руками женщина. – По крайней мере, пока. Но меня не покидает страх того, что все еще впереди…
     Демон хищно подобрался и оскалился в усмешке:
     - И после этого ты все еще будешь утверждать, что ее здесь нет?
     - О чем ты? – недоуменно выгнула бровь Геката.
     - Ты бы в жизни не отпустила ее, не удостоверившись в том, что все в порядке! – прошипел Асмодей. – Нутром чую, что алата где-то здесь, под твоим неустанным контролем…
     - По-твоему, ее можно удержать, если она сама того не желает? – фыркнула директриса Университета. – Не смеши! Эвелинн ушла через два дня после ритуала. Все, чего мне удалось добиться – это уговорить ее время от времени навещать меня. К слову, место своего пребывания она не сообщила.
     Мужчина оценивающе разглядывал давнюю знакомую, кончиками пальцев выбивая по подлокотникам кресла замысловатый ритм. Геката игру в «гляделки» поддержала, приподняв уголки губ в ироничной усмешке. Раскусить ее ложь Дею было не под силу, и она это знала. Единственное, что беспокоило демонессу – приближалось назначенное время возвращения Лины и студентов.
     - Ты уже дважды за десять минут посмотрела на часы… - первым нарушил молчание Легионер Ада. – Бессмертная и вечная куда-то торопится? Или кого-то ждет?
     - У меня свидание, - не дрогнув от близкой догадки старого знакомого, пояснила женщина. – Ты мешаешь.
     - Свидание с прекрасно известной нам обоими крылатой девицей? – не удержался от подколки демон.
     - С мужчиной, милый мой, с мужчиной, - снисходительно поправила Геката. – Может, для тебя, Князя низших демонов похоти, это покажется странным, но на протяжении всех тысячелетий своей жизни я сплю исключительно с великолепными представителями противоположного пола.
     Она еще не договорила, как Асмодей выругался, не скрывая досады. Направляясь сюда, он рассчитывал в лучшем случае найти Эвелинн здесь, в худшем – хотя бы выяснить, где ее искать. А единственной приятной новостью стало то, что после ритуала девушка пребывает в твердом уме и добром здравии. «По крайней мере, пока», как сказала директриса Университета.
     - Я могу попросить тебя кое о чем? – мужчина все же решил попытать удачу, хотя понимал, что демонесса наверняка откажет.
     - Попробуй.
     - Дай мне знать, когда алата навестит тебя. Я должен поговорить с ней.
     - Нет, - покачала головой женщина. – Я дала ей обещание, что никто не узнает о ее визите ко мне. Тебе о ритуале рассказала только потому, что не имеет смысла отрицать то, что ты и так знаешь. Но больше я ни в чем не нарушу данное Лине слово.
     - Ты просто не понимаешь, насколько это важно! – Дей вскочил на ноги, опрокинув кресло. – В первую очередь, это важно для нее самой!
     - Да ладно?! – с издевкой хмыкнула Геката. – А она полагает, что для нее важно держаться подальше от тебя и от Гончего. И знаешь, после ее рассказов и своего прикосновения к душе алаты, я с ней согласна… Скажи откровенно, дорогуша, зачем вы ее ищете? Другой такой же выносливой игрушки не нашли?
     - Ата! – обозленно рявкнул Асмодей, использовав непозволительно короткую форму имени демонессы. Впрочем, на ее гнев за фамильярность ему было плевать. – Какая, к дьяволу, игрушка?! Она мой друг! И я давно уже раскаялся во всем, что натворил!
     - Но она-то еще не простила, - на удивление спокойно и серьезно отозвалась директриса Университета. – Мой вам с Десмондом совет: оставьте ее в покое. Если когда-нибудь Лина будет в состоянии простить вас обоих, она и сама вернется. Не давите на нее своими извинениями и объяснениями.
     - Времени слишком мало, - покачал головой Дей. – Вильгельм все еще жив и по-прежнему силен. И он совершенно точно не забудет о том, кто уничтожил его авторитет и поспособствовал краху его власти. У меня есть все основания полагать, что сейчас он копит силы и собирает вокруг себя союзников, чтобы вернуть былое величие. А Эвелинн он собирается мстить, и мы с Десом...
     - Она достаточно взрослая, чтобы самой принимать решения, - отрезала женщина. – Когда алата соизволит навестить меня, я сообщу ей о твоих подозрениях относительно Вильгельма. Но дальше Лина сама решит, что делать.
     *****
     Девушка без ложной скромности и стеснения уселась на ближайший к ней надгробный камень, подогнув одну ногу под себя. Кладбища в Элиоре было всего два: для аристократов и для всех прочих. Ясное дело, что поднимать из могил давно почивших вельмож и приближенных королевского двора для того, чтобы на них оттачивали свои магические навыки юные некроманты, никто не позволил бы. А потому для нужд Университета градоправитель выделил самый дальний уголок «народного» погоста, где без особых почестей прикапывали преступников, самоубийц и иже с ними. Объявляя Лине свое решение, лиан Иртэн не скрывал ехидной ухмылки, вероятно, предвкушая ужас девушки от этой новости. Вместо этого алата искренне поблагодарила мужчину за столь щедрый дар, на который она не смела и надеяться, и гордо покинула его приемную. Эвелинн и в самом деле была довольна указом градоправителя. В Университете она по заказу сверху готовила немногочисленную группу боевых некромантов, и тренировать их было куда удобнее и разумнее именно на том контингенте мертвяков, который ей выделили. В самом деле, кто представляет большую опасность: натасканный на убийство наемник, или почтенный отец многочисленного семейства?
     Сегодняшнее задание она считала крайне простым. Спецгруппе предстояло разворошить массовое захоронение без опознавательных знаков и натравить поднятых ими мертвецов на сонных и несколько запуганных третьекурсников. Разумеется, расправляться с младшими студентами умертвия не должны были, но вот вдоволь погонять их по кладбищу, завывая и бренча костями – на здоровье. Старшекурсники, выслушав задание своей наставницы, только ухмыльнулись и с елейными улыбками заверили Эвелинн в том, что будут предельно аккуратны, отдавая приказы мертвецам… Алата вернула группе такую же улыбку, заявив, что страховать третий курс будет лично, и если, упаси светлый и темный пантеоны, хоть кто-то нарушит установленные ею пределы - он сильно об это пожалеет. Угрозу студенты услышали, осознали и приняли к сведению.
     Проштрафившемуся же на контрольной курсу задание было определено еще проще – защищаться всеми известными им способами. Лина снисходительно заметила, что обороняться они могут хоть руками и ногами, хоть деревянными дубинами, но гораздо действеннее будет использовать те заклинания, что давались им на лекции и должны были быть написанными в проверочной письменной работе. По нервным перешептываниям и встревоженным переглядываниям девушка поняла, что с началом практикума третий курс рванет вооружаться палками…
     - Просто великолепно! – покачала головой алата, когда воочию увидела подтверждение своим догадкам. Утешал разве что тот факт, что действовали третьекурсники сплоченно и организованно, собравшись в ощетинившуюся деревяшками группку.
     А вот могилка, в отличие от младших студентов, Эвелинн приятно порадовала. Судя по тому, что явилось ее взору из-под разверзшейся земли, здесь упокоилась целая бандитская шайка. Распространяя вокруг удушающее амбре, лязгая проржавевшим оружием и теряя на ходу лохмотья прогнившей плоти, два с лишним десятка агрессивно настроенных и окруженных болотно-зеленым могильным сиянием мертвяков предстало перед бледнеющими на глазах третьекурсниками. К чести последних, прощаться с ужином в кусты никто не побежал.
     - Что ж, видимо, вы не так уж безнадежны, - весело хмыкнула Лина и хлопнула в ладоши, дав спецгруппе сигнал к началу практикума.
     Сама она решила посмотреть это представления со стороны, огородила куполом площадку с радиусом около пятидесяти метров, чтобы студенты не разбрелись по всему кладбищу, и уселась на надгробье.
     В спецгруппу алаты входило всего шесть человек: темная эльфийка, вампир Старшего круга, два демонолога и два природных некроманта. Им предстояло стать первым выпуском специальности «Боевая некромантия». Самыми слабыми в группе были демонологи, братья-близнецы Лоес и Лайл, однако недостаток силы они с лихвой восполняли трудолюбием и прекрасной памятью. Следом по шкале сил шли некроманты, Анрий и Мельг.
     Клыкастый был любимчиком Эвелинн. Адриан Лорийский, по ее мнению, был многократно улучшенной версией Себастьяна. Девушку приятно удивляли спокойствие и уверенность в своих силах, излучаемые двадцатичетырехлетним вампиром, которых так не хватало многим его однокурсникам. Впрочем, не все его ровесники принадлежали к древнему княжескому роду и с детства воспитывались истинными наследниками престола…
     Сильнейшей же в группе была девушка-дроу. Грациозная, красивая, еще одна особа голубых кровей. Но, в отличие от Адриана, симпатий у Лины она не вызывала. Свое происхождение Морэллет считала своеобразным разрешением творить все, что ей вздумается, и такое поведение не раз провоцировало конфликты между ней и Эвелинн. Дошло до того, что алата однажды нарушила данное себе слово не использовать Дар против учеников и катком прошлась по сознанию эльфийки. Разумеется, зная, что девушка быстро оправится и не поймет, кто вызвал у нее неконтролируемый приступ панического ужаса. На какое-то время Мора притихла, но в последнее время снова взялась за старое.
     Алата прищурилась, оценивая работу спецгруппы. Ничего неожиданного она не увидела: из двадцати двух мертвяков Мораллет управляла семью, Адриан держал на поводке пять, Мельг – четыре, а оставшиеся – по два. Стоило отметить, что контроль эльфки над своими «подопечными» оказался самым слабым. Она в очередной раз проигнорировала слова Лины о том, что стоит брать качеством, а не количеством, поэтому периодически ее умертвия странно и неестественно дергало в стороны.
     Налюбовавшись на свою группу, Эвелинн переключила внимание на третьекурсников, с визгом, воплями и нецензурной бранью отбивающихся от преследующих их покойников. Сейчас они уже разбились на мелкие группки по три-четыре человека, поскольку бегать так было гораздо удобнее, и размахивать импровизированными дубинками (и где только веток столько набрали?!). Девушка со смешком отметила, что тренировки Кайлы поддерживают более чем достойный уровень физической подготовки студентов Университета… Однако, спустя пару минут пристального наблюдения, алата поняла, что с диким ором носятся далеко не все. Например, одна стайка из трех девушек явно пыталась вспомнить необходимые заклинания, и время от времени у них что-то даже начинало получаться. Еще четверо парней сообразили, что жрать или кромсать на куски их не будут даже в том случае, если догонят, а потому откровенно веселились, подпуская рычаще-мычащих мертвяков к себе, от души отвешивая им тумаков палками и с гоготом уносясь прочь…
     Изменение обстановки Лина не увидела, а почувствовала: воздух похолодел и уплотнился, звуки на мгновение стали едва слышными, чтобы потом вновь резануть слух. Девушка хищно вскинула голову, оглядывая все вокруг цепким взглядом, и грязно выругалась, найдя причину происходящего.
     Один из подчиненных Мораллет мертвяков сменил болотно-зеленое свечение на светло-серое, практически неразличимое в темноте. Атакующая связь. Стоит Море дать отмашку на уничтожение – и этот ходячий труп не успокоится, пока не нарежет на ленточки свою жертву.
     - Эльфийская дрянь, - процедила сквозь зубы алата, неуловимым движением соскользнув с камня и направившись к девушке. Спускать эту выходку ей с рук Лина не собиралась.
     - Немедленно отзови свою тварь обратно! – рыкнула Эвелинн, ухватив Мораллет за предплечье и хорошенько дернув.
     На эльфийку она при этом не смотрела, не отрывая взгляда от покойника с измененной связью подчинения. Тот, кажется, как раз избрал себе жертву, уверенно повернувшись в сторону той самой группки из трех девушек. Третьекурсницы к этому моменту уже вспомнили необходимое заклинание и даже сумели верно сплести его канву. Проблема была лишь в том, что против приближающейся к ним мерзости оно было абсолютно бесполезно.
     - Отзови подчиненного! – прошипела алата, крепче сжимая пальцы на руке девушки. – Я запретила причинять вред младшекурсникам!
     - Ну вы же их страхуете, - насмешливо отозвалась дроу. – Неужели сами не справитесь с опасностью?..
     Лина медово улыбнулась, отпустила Мораллет и небрежным жестом вскинула руку. Она не произнесла ни единого слова, но нити подчинения, связывающего каждого из ее спецгруппы с поднятыми ими покойниками, лопнули, словно слишком сильно натянутые струны. Отдача от грубо разорванной связи ударила по всем шести старшекурсникам, сильнее всего пройдясь по Адриану и Море, но если вампир сумел сориентироваться и погасить откат, то эльфийка рухнула на подогнувшиеся колени, скривившись от боли. На месте пробужденных мертвецов остались лишь сиротливые горстки праха.
     - Послушала бы меня – не подметала бы штанами кладбище, - хмыкнула алата.
     - Вы не смеете так унижать меня! – оскалилась Мораллет, вскочив на ноги и с ненавистью уставившись на Эвелинн. – Я – наследница правящего рода темных эльфов, потомственный некромант, а вы…
     - Пока еще скромная преподавательница Межрасового Университета, но если ты сейчас же не заткнешься – я стану твоим самым страшным ночным кошмаром на всю жизнь, - перебила ее Лина приторно-сладким голосом. – Скажи спасибо, что я все же не допустила преждевременного близкого знакомства третьего курса с мертвецами, запрограммированными на убийство. В противном случае, тебе никакое благородное происхождение не помогло бы.
     - Я этого так не оставлю, - душевно пообещала эльфийка. – Вы еще пожалеете, что посмели мне перечить.
     - Ты и в самом деле в это веришь? – алата против воли заставила глаза полыхнуть сапфировым блеском, но тут же опомнилась, надеясь, что никто не успел заметить этот ее промах, а если и заметил – списал на игру воображения. – Не переоценивай силенки своего «правящего рода темных эльфов»…
     Явной угрозы девушка не высказала, да и вообще вид у нее более чем спокойный и расслабленный, но Мора внезапно почувствовала неприятное холодное прикосновения руки страха к позвоночнику и закрыла рот прежде, чем еще хоть слово успело сорваться с языка. Чутье подсказывало дроу, что Лина не бравирует, а просто ставит ее перед фактом, что плевала на могущество темного рода с макушки главного городского храма. Пререкаться и дальше Мораллет не решилась, сделав вид, что это ниже ее достоинства и отвернувшись в сторону.
     - Итак, - подвела итог занятия Эвелинн. – Спецгруппе практикум засчитан. Разумеется, за исключением Моры, которой предстоит выполнить это задание еще раз. Что до третьего курса… Элину, Ару и Тель поздравляю с положительными отметками за контрольную, - девушка указала на тех студенток, что сообща все же сумели сплести заклинание, - а все остальные дружно идут на отработку. И отрабатывать будете до тех пор, пока я не увижу, что действия ваши доведены до уровня врожденных рефлексов… Поскольку будущие дипломированные маги, гоняющие мертвяков деревянными палками – это не дело.
     По возвращении на территорию Магического сектора Лина для начала убедилась, что третьекурсники незамедлительно разошлись по своим спальням в общежитии, напомнила, что из-за этого практикума никто для них расписании не менял и утренние лекции пройдут как обычно. Потом повторила эту же процедуру в отношении своей спецгруппы, и только тогда направилась к преподавательскому корпусу, на ходу размышляя, стоит ли пить сегодня сон-зелье или и так выспится.
     От нежелательной встречи с Асмодеем алату избавил слепой случай: она буквально на минуту зашла по дороге в алхимическую лабораторию, потому что ей показалось, будто там кто-то звякнул склянками (а прецедент ночного взрыва в Университете уже был), а демону, в этот момент проходящему мимо дверей лаборатории, и в голову не пришло еще раз на всякий случай проверить здание чарами Обнаружения или хотя бы просто заглянуть в ближайшую аудиторию.

     Глава 4
     В архив Гильдии Гончий заявился в малопригодном для работы состоянии: постоянно думающий о чем-то своем, дерганный и хмурый, как вечер поздней осени. Приветствие архивариуса он проигнорировал, до глубины души оскорбив оного, и размашистым шагом пронесся мимо жизнерадостного помощника смотрителя архива, направившись прямиком к своей ученице. Ассистент архивариуса, заметив настроение Десмонда, предпочел спешно изменить свой первоначальный маршрут и скрылся где-то за стеллажами.
     Дэнна разочарованно вздохнула. Своим внезапным появлением ее наставник помешал Эвану в очередной раз подкатить к ней с ухаживаниями. Против которых она, к слову, ничего не имела. Не то, чтобы молодой человек безумно ей нравился, но он был вполне привлекателен внешне, умен, вежлив и его заигрывания не вызывали у девушки непреодолимого желания двинуть по роже. Кроме того, помощник архивариуса отлично скрашивал ей унылое копание в бесконечном множестве бумаг.
     - Как продвинулись поиски? – соизволил поинтересоваться Гончий, усевшись напротив Дэнны.
     - Ну, кое-что занятное есть, - уклончиво отозвалась она, передвинув на столе высоченную стопку книг и подшивок с документами так, чтобы та не загораживала ей лицо наставника. Внимательно изучив его мрачно-тревожную физиономию, девушка с любопытством прищурилась: - А что на счет ваших изысканий? Как там в Аду?
     - Да как обычно, - хмыкнул мужчина. – Куча демонов, пропащих душ и ночных кошмаров.
     Стажерка Гильдии тоскливо оглядела письменный стол, заваленный горой бумаг, листы с собственными хаотичными записями и завистливо поджала губы. Визит к Князю Ада все еще казался ей более заманчивым, нежели архив.
     - И как встреча? – перевела она тему. – Узнали, что хотели?
     - Все, что я выяснил – с Эвелинн действительно кое-что случилось, - Десмонд тяжело откинулся на спинку стула. – Надо разыскать ее, и как можно скорее. Асмодей как раз сейчас этим занимается, он наткнулся на какую-то ниточку, которая может привести его к Лине.
     - Легионер Тьмы работает вашей ищейкой? – брови Дэнны взлетели вверх в немом удивлении. – У вас с ним сделка, что ли?
     - Скорее, общие интересы. Дей – старый друг Эвелинн, он тоже заинтересован в том, чтобы она нашлась…
     - Погодите, - перебила его девушка, - всемогущий Князь Ада – друг вашей драгоценной пропажи?
     - Ну да.
     - И он не знает, где она?
     - Нет.
     - И даже не может разыскать Эвелинн, как и вы?
     - Пока не может, - Гончий особо выделил интонацией слово «пока». Потом нахмурился: - Зачем ты все это спрашиваешь?
     - Пытаюсь понять, почему эта история с исчезнувшей девушкой и двумя крайне обеспокоенными ее благополучием мужчинами кажется мне шитой белыми нитками, - честно ответила его ученица. – Я еще тогда в гостинице подумала, что вы кривите душой, говоря об Эвелинн. А сейчас уверена в том, что действительность с вашими словами не совпадает.
     - Хотелось бы знать, откуда такие выводы? – Дес скептически ухмыльнулся. – Не объяснишь?
     - Легко, - пожала плечами Дэнна. – Во-первых, ваша сказка о ссоре, как причине исчезновения Эвелинн… Уж простите, но слабо верится в то, что из-за какой-то размолвки девушка вот так просто развернулась и ушла от мужчины, с которым ее, как вы сами сказали, многое связывает. Да еще и спряталась так, что ее найти не могут архидемон и один из сильнейших Гончих. Это ж как вы должны были вспылить и повысить голос...
     Она замолчала, словно размышляя о чем-то. На долгую паузу терпения у Десмонда не хватило:
     - А во-вторых?
     - Что?
     - Ты сказала, что неправдоподобная история об уходе Лины – это во-первых, - напомнил мужчина. – Что во-вторых?
     - Судя по тому, с каким лицом вы сказала «с Эвелинн действительно кое-что случилось», напрашивается вывод, что это загадочное «кое-что» довольно неприятно, и вполне вероятно даже опасно… Почему она не обращается к вам за помощью ясно, вы с ней в ссоре. Но старого друга-то почему избегает? Может, все не так уж плохо, раз Эвелинн не ищет помощи? Или с другом она тоже не в ладах?
     Гончий странно поморщился, будто от внезапной боли, и серьезно глянул на свою стажерку:
     - Рассуждаешь ты верно, - потер подбородок Дес, мельком отметив, что не мешало бы и побриться. – Мы с Асмодеем нехило накосячили, так что уход Лины спровоцирован скорее тем, что она совершенно обоснованно ненавидит нас и не доверяет. А наша ссора стала последней каплей, потому что я в запале велел ей убираться прочь и не показываться мне больше на глаза. И это сразу после того, как Эвелинн в очередной раз спасла мне жизнь.
     - Знаете что, - после короткого молчания подала голос Дэнна, - я бы вас на месте убила за такое поведение.
     Девушка демонстративно ухватила со стола свой листок с пометками и углубилась в изучение записей, но спустя несколько минут любопытство пересилило:
     - А что с ней все-таки случилось?
     - Это не то, о чем тебе стоит думать! – на удивление резко заявил Десмонд, четко дав понять, что спрашивать что-либо еще по поводу этой темы бесполезно: - Лучше расскажи, что удалось найти?
     - Я раскопала упоминание о таких же сферах, как та, что мы обнаружили, - нехотя подчинилась наставнику Дэнна. – И даже не одно… Вот, сами смотрите.
     Она протянула Гончему листок, в углу которого была составлена небольшая табличка: год, название параллели, где находили сферы, имя мага. Из нее следовало, что за последние шестьсот лет Гильдией было выявлено полтора десятка магов в разных мирах, которые пользовались такими отсроченными заклинаниями.
     - Я выписывала краткие данные из отчетов Гончих, которые занимались этими заданиями, сами же отчеты внимательно читала и сравнивала друг с другом…
     - По твоему голосу ясно, что ты нашла что-то интересное, - Дес с прищуром посмотрел на свою ученицу: - Какие-то общие черты? Взаимосвязь?
     - Для начала стоит сказать, что друг с другом эти маги не пересекались. Каждый следующий появлялся уже после того, как его предшественник подвергался уничтожению со стороны Гильдии. Все они использовали абсолютно одинаковые сферы с отсроченными заклинаниями для похищения существ, принадлежащих к старшим и древним расами: один специализировался на вампирах, другой – на эльфах и так далее. При допросе все единогласно утверждали, что похищения и последующие эксперименты были необходимы ради создания совершенного представителя этой расы… Мне вот что странным показалось: Гончие не сумели найти доказательств в пользу того, что маги между собой вообще были знакомы. Но как тогда получается, что разные люди в разных параллелях совершают схожие преступления, используя при этом одинаковые методы?..
     На губах Дэнны заиграла торжествующая улыбка. В ответ на вопросительный взгляд Десмонда она взяла листок из его рук, и перевернула его другой стороной. Там имена магов были выписаны в аккуратный столбик, от второго, седьмого и четырнадцатого имен стрелки вели к одному-единственному имени, написанному напротив.
     «Кэрол».
     И слово было крайне символично обведено красным цветом.
     - Откуда ты взяла это имя? – насторожился Гончий, скрипнув зубами. Шанс на то, что эта Кэрол окажется не той, о которой он думал, отчего-то казался минимальным.
     - Из показаний магов и свидетелей. Второй в списке, Ферн, упоминал, что у него была ассистентка с таким именем, которая пропала после его ареста. Девушку описывали как видную брюнетку со смуглой кожей и темными глазами. Точно так же выглядела таинственная любовница четырнадцатого мага, которую, о чудо, звали Кэрол. Сомневаюсь, что это всего лишь совпадение.
     - А седьмой? Как он сюда относится?
     - В отчете было описание хозяйки дома, где маг снимал комнату: «Девушка лет двадцати пяти на вид, волосы темные, глаза карие, смуглая кожа. Имени маг не указал, после его ареста найти ее никто не смог». Я больше, чем уверена, что эта та же самая Кэрол.
     Гончий с чувством выругался. Каролина вполне подходила под описание. И вполне способна была умело руководить действиями магов, заставляя их делать то, что ей было нужно. Вопрос только в том, ей ли самой это было нужно…
     Дэнна реакцию мужчины заметила:
     - Что-то не так? Вы знаете эту девушку?
     - Пока не уверен, - не стал торопиться с выводами Десмонд. – Что-нибудь еще о ней в отчетах было указано?
     - Официально нет, но в отчете по седьмому магу нашла пометку карандашом на полях: «Есть подозрение, что она не человек».
     Мужчина снова ругнулся. Уверенность в причастности личной помощницы Вильгельма к похищениям оборотней и метаморфов крепла. И Гончий совершенно некстати вспомнил, что в последний раз видел алату в тот момент, когда она помогла Вилю сбежать. Очевидно, он, совершенно зря выбросил девицу из головы…
     *****
     - Что у вас снова с Морой произошло?- полюбопытствовала Геката, проходя в мою комнату. – Она с самого утра торчала под дверью моего кабинета, чтобы сообщить, что по прибытии в Элиор ее отец обязательно посетит Университет, и цель визита меня не обрадует…
     - Не обращай внимания на вздорную девчонку и ее заявления, - хмуро отмахнулась я, собирая сильно отросшие темно-вишневые кудри в высокий небрежный пучок. Может, стоит все-таки немного укоротить их?.. – Мало ли, что несет эта паршивка.
     Настроение у меня было поганое. Когда я вчера ночью добралась до кровати, пить сон-зелье было уже поздно, иначе проспала бы к чертовой матери собственные лекции, поэтому пришлось надеяться на то, что за четыре часа сна ничего не произойдет.
     Моим надеждам не суждено было осуществиться. Мне в очередной раз приснилась моя последняя встреча с Гончим. И на закуску, незадолго до пробуждения – лишение крыльев. Второй сон был до жути реалистичным и детальным. Настолько, что проснулась я от дикой боли в спине и в прилипшей к телу насквозь мокрой рубашке. Бодрости и хорошего расположения духа мне не добавил даже ледяной душ.
     - Паршивка? – удивилась демонесса. – Странно… Обычно ты не называешь так никого из студентов. Даже отъявленных хулиганов, заносчивых аристократов и самоуверенных выскочек. Даже Мораллет.
     - Вслух – нет, мысленно – постоянно, - парировала я, безжалостно втыкая в шевелюру еще одну шпильку. – Уж извини, но на другое обращение по отношению к ней я не способна.
     - Так что все-таки произошло? – вновь спросила директриса Университета. – Она что-то выкинула во время практикума?
     - Выкинула?! – подскочила я с пуфика перед туалетным столиком. – Ата, эта дрянь меня до бешенства довела! Она спустила на третьекурсников мертвяка с атакующей связью подчинения! Атакующей! А в ответ на мое требование отозвать его с ухмылкой предложила мне самой сделать это.
     - И ты сделала?! – вытаращилась на меня подруга.
     - У меня варианты были?! – я почувствовала необъяснимое нарастающее раздражение. – Мне отлично известно, что происходит при постороннем грубом вмешательстве в подчиняющую связь, но я все равно не сдержалась и резанула нити. Причем не только у Моры, но и у всей спецгруппы. Хвала темным духам, в последний момент я смягчила откат, и никто не пострадал.
     Демонесса смерила меня странным взглядом:
     - Не рассчитала силу при нарушении связей?
     - Не знаю, - честно ответила я после секундного замешательства. – На кладбище думала так же, а позже начала сомневаться. За моими плечами четыре сотни лет практики, и мне не свойственно ошибаться с расчетом собственных сил. Пусть и тогда, когда действовать приходится незамедлительно. Да и эта злоба… Знаешь, я едва удержалась от того, чтобы сделать это снова… Ляпни эльфийка еще хоть слово – и ее сознание во второй раз повстречалось бы с моим Даром.
     - Выводить из себя Мора умеет, - хмыкнула Геката. – Ты с утра не в духе из-за стычки на практикуме?
     - Если бы, - угрюмо буркнула я, невольно поежившись. – Спала без зелья. И сон оказался чересчур… красочный.
     - Крылья? – понимающе вздохнула женщина. – Что, настолько четко?
     - До боли.
     - Кстати, вчера сюда притащился Асмодей, - демонесса спешно сменила тему. – До сих пор поверить не могу, что этот засранец попытался мне соврать… Представляешь, он заявил, что пришел ради того, чтобы предложить мне войти в число Легионеров Ада. А сам в это время, тайком от меня, сканировал Университет чарами Обнаружения.
     Вообще-то, я знать ничего не хотела о Дее, и в другой ситуации наверняка бы попросила подругу не рассказывать мне о нем. Но сейчас не стала этого делать. Уж лучше пусть поведает мне о старом знакомом, чем выпытывает все подробности о моих ночных кошмарах.
     - И насколько успешно? – ехидно усмехнулась я, прекрасно понимая, что стараниями Гекаты Асмодей точно не сумел обнаружить ничего, связанного со мной.
     - Ясное дело, что безуспешно, - довольно оскалилась директриса Университета и резко посерьезнела: - Мы с ним говорили о ритуале Расщепления. Лина, он знает, о том, что я провела его и уничтожила Дору. Не от меня. Скорее всего, ему, как стражу заточенных душ, сообщили, что жизненная нить Пандорры оборвалась, и он сделал верные выводы.
     - Тогда о чем вы разговаривали? Раз уж ему все известно о ритуале…
     - Он решил, что ты где-то здесь, под моим контролем, - женщина растянула губы в улыбке. – Но я заверила, что это не так. Мол, ты просто пообещала время от времени навещать меня…Дей хочет увидеться с тобой. Говорит, что вам нужно побеседовать.
     - О чем бы это? – ядовито прошипела я.
     - Ну, Асмодей упоминал Вильгельма и говорил, что тот будет тебе мстить. И, насколько я его поняла, они с Гончим хотят…
     - Помочь Вилю в этом нелегком труде? – зло перебила я подругу. – Все, Ата, с меня хватит! Ни слова мне больше не говори ни о Дее, ни о Десе!
     Я повернулась в Гекате, и та вдруг потрясенно охнула:
     - Лина!.. Глаза…
     - Что с ними?
     - Посмотри в зеркало…
     Послушавшись демонессу, я почти сразу же испуганно отшатнулась.
     Радужки были не сапфировыми, а багровыми. Точь-в-точь как у Пандорры.
     *****
     Выйдя из душа, Гончий с мрачной решимостью взялся за чтение отчетов по всем пятнадцати магам, которые в наглую позаимствовал на время из архива. Дэнна с недоумением заметила, что все их уже просмотрела и самое основное выписала, но Дес только отмахнулся. Его ученица акцентировала внимание на самих магах и отсроченных заклинаниях. И пусть она сумела отыскать связь между кудесниками-экспериментаторами, девушка не имела ни малейшего представления о том, кем может быть таинственная Кэрол. А вот Гончий догадывался и надеялся найти в текстах какие-нибудь мельчайшие детали, которые подтвердили бы его предположение.
     Где-то на середине первого отчета в комнату ворвалась его ученица. При виде полураздетого наставника девушка ойкнула от неожиданности и застыла у самой двери.
     - Мне казалось, что у стажеров сейчас общее занятие с Аристархом… - мужчина потянулся за рубашкой. – Что ты здесь делаешь?
     - Неуловимая связь между магами покоя не дает, - Дэнна отмерла и плюхнулась в кресло. – Я уверена, что вы что-то знаете об этой Кэрол, но мне не сказали.
     Порой наблюдательность и напористость его стажерки Десмонда безмерно раздражали…
     - Ты не думала о том, что я имею полное право решать, что тебе стоит знать, а что – нет? – застегнув рубашку, Дес скрестил руки на груди. – Может, я считаю, что знание этой информации навлечет на тебя опасность?..
     - Шутите? – насупилась девушка. – Я – одна из лучших выпускниц Академии Светлого пантеона за все время ее существования! Постоять за себя всегда смогу.
     - Дэнна, иди на занятие, - устало вздохнул Гончий, не желая тратить время на препирательства. – Аристарху скажешь, что это я тебя задержал, поэтому опоздала.
     - Не уйду, пока не объясните, почему при упоминании Кэрол вы зубами скрипели так, что эмаль крошилась, и ругались матом.
     Мужчина едва не зарычал. Когда он только дал согласие на прикрепление к нему стажера, то решил выстроить отношения не по принятой в Гильдии схеме «наставник говорит – ученик молча и беспрекословно выполняет», а по-своему, поставив Дэнну на равных с собой. Девушке позволялось высказывать свое мнение, требовать объяснения того, что ей было непонятно, решений своего учителя. Все это казалось Десу разумным. До этой минуты.
     - У меня есть подозрения, что я знаю эту девицу, - сквозь зубы процедил Гончий. – Но до тех пор, пока я не буду уверен в том, что прав, о моих предположениях даже Аристарх не узнает! Ясно?
     Девушка недобро прищурилась:
     - Осмелюсь предположить, что несмотря ни на что Эвелинн сейчас счастлива. Она ведь уже несколько лет вас не видела…
     - Ты это к чему?
     - К тому. Как бы много вас не связывало, но если вы и на нее постоянно рычали, отыгрываясь за свое плохое настроение, то она правильно сделала, что вовремя ушла. А то, глядишь, потом и поколачивать бы стали…
     - Высказалась? – обманчиво спокойно поинтересовался мужчина, с трудом сдерживая ярость. – А теперь последуй-ка ее примеру и вовремя свали!
     - С удовольствием!
     - Симпатичная, - хмыкнул Асмодей, выходя их полумрака дальнего угла комнаты, как только за девушкой захлопнулась дверь. – И с огоньком. Временная замена алате?
     - Это моя ученица, - отрезал Десмонд, не испытывая удивления от внезапного явления демона. Его прихода он ждал с нетерпением. – Какие новости?
     - Ну, учить-то разному можно, да и не помеха это для интрижки, - ухмыльнулся Дей, но, не увидев на лице приятеля и тени улыбки, балаган прекратил: - Ладно, сообщаю последние вести. Геката действительно провела для Лины ритуал. Но сейчас алаты в том мире нет.
     - Это Геката тебе сказала? – скептически уточнил Дес.
     - Она самая, - кивнул Асмодей. – Только старая дьяволица сделала это уже после того, как я обшарил весь ее Университет чарами Обнаружения. Следов присутствия нашей красавицы там нет. Думаю, Эвелинн догадывалась, что мне станет известно об уничтожении Пандорры, и я пойму, кто мог провести ритуал, поэтому предпочла не рисковать и не оставаться у Гекаты.
     - Порой я думаю, что Лина слишком умна, - мрачно пробурчал Гончий.
     - Будь она глупее – ее жизнь была бы намного проще. И уже давным-давно закончилась бы, - вздохнул демон. – Так я продолжу?
     - Давай.
     - Эвелинн в очередной раз доказала свою уникальность. Ритуал Расщепления, который никогда не проходит без малоприятных последствий, на алате следов не оставил. Геката высказала опасение, что позже какая-нибудь гадость даст о себе знать, но пока Лина осталась неизменной. Полагаю, тебя это порадует.
     - Меня порадует только ее появление в непосредственной близости от меня. Но один из булыжников ты с моей души скинул.
     Мужчина бросил задумчивый взгляд на отчеты, разложенные по кровати, потом на Дея.
     - Слушай, насколько хорошо ты знаешь Каролину?
     - Кэрол? – удивленно переспросил демон и скривился: - Смотря в каком плане. Лучше всего мне известны ее постельные возможности и умственные способности, хуже – тонкая душевная организация.
     - На первое и последнее мне начхать, - открестился Десмонд. – А вот умственные способности… Ей по силам манипулировать образованным здравомыслящим магом с высоким силовым потенциалом, заставляя его плясать под свою дудку?
     - Даже самый высокообразованный архимаг может быть тупицей, когда в деле замешана женщина, - пожал плечами Асмодей. – Почему тебя это интересует?
     - Есть подозрение, что Кэрол приложила свое красное крылышко к похищениям метаморфов и оборотней в двух параллелях. В подробности вдаваться не буду, но, судя по некоторым бумагам из архива, подобные преступления в отношении представителей древних и старших рас уже совершались, и в некоторых делах упоминается девушка Кэрол, по описанию весьма похожая на личную помощницу Вильгельма…
     - Древние и старшие расы… - протянул демон. – Про эксперименты и светлую цель создания идеального представителя подопытной расы в каком-либо деле упоминалось?
     - В каждом из пятнадцати.
     - Тогда ясно все, - Дей расслабленно развалился в кресле, закинув руки за голову. – Можешь не сомневаться, что это Каролина. Помнишь, как вышло, что я подселил Дору в тело Лины? Из-за чего Эвелинн оказалась на грани смерти?
     - Вроде эксперимент Вильгельма, - наморщил лоб Гончий. – Да, ты говорил, что Виль принес ее после какого-то неудавшегося опыта.
     - Он заключался в том, чтобы превратить Лину в совершенное существо, - пояснил Асмодей. – Вильгельм всегда считал ее великолепным сочетанием ума, силы и красоты, но не идеалом. И чтобы приблизить к таковому, решил искусственно присоединить лучшие, на его взгляд, качества древних рас. На протяжении нескольких веков до этого он уже проводил подобные эксперименты, но достойной кандидатуры для финального опыта не находил. Короче, насколько я помню восторженный лепет Каролины на этот счет, у нескольких представителей каждой расы Виль каким-то образом забирал необходимое ему качество, соединял их вместе и должен был затем «подшить» все это к Эвелинн. Собственно, как раз заключительный этап ему не удался… Я подселил душу Доры еще и с тем расчетом, что Вильгельм вполне мог счесть ее возможности удачным результатом своего эксперимента и оставить алату в покое.
     - А ведь Виль до сих пор не знает, что Пандорра – не его творение, - прищурился Десмонд. – Стало быть, может предпринять новую попытку создания "совершенства"…
     - Если предположить, что в твоем нынешнем деле действительно замешана Кэрол, то, скорее всего, это так и есть, - согласился демон. – В конце концов, она как-то упомянула, что выступает только сборщиком необходимого материала и подготовителем процедуры, но все тонкости известны только ее покровителю. То есть, лично для себя Каролина точно бы не стала похищать древних и старших.
     - Значит, я, с большой долей вероятности, благодаря нынешнему делу напал на след Вильгельма, - констатировал мужчина. И несколько неуверенно глянул на Дея: - Как думаешь, может, стоит на время прекратить поиски Лины?
     - Почему? – совершенно искренне округлил глаза Асмодей.
     - Сам посуди, одной из причин нашей с тобой розыскной беготни по мирам является угроза для ее жизни, исходящая от затаившегося Вильгельма. Заслужить или вымолить прощение – дело десятое, главное ведь, чтобы она оказалась в безопасности... Сейчас есть реальный шанс выйти на ее бывшего покровителя и уничтожить его, избавив Эвелинн от беспокойства.
     - Звучит, конечно, неплохо, - склонил голову набок демон и переплел пальцы. – Вот только у нас нет гарантий того, что Виль не найдет алату раньше, чем мы его. И потом, я все же разделяю опасения Гекаты по поводу последствий ритуала. Так что, лично я поиски Лины продолжу.
     - В таком случае, я с головой могу уйти в работу и посвятить все время делу с похищениями. Найду Вильгельма и Каролину – грохну обоих. Осточертело каждый день жалеть о том, что позволил им сбежать…
     Глава 5
     С того дня, как мои глаза внезапно стали багряными, прошло восемь дней. И пусть радужки практически моментально вернулись к своему природному сапфировому цвету и больше не выкидывали подобного фокуса, я все равно постоянно ловила себя на том, что украдкой разглядываю свое отражение на любой мало-мальски зеркальной поверхности. Одна только мысль о том, что вместо своих глаз я увижу глаза Пандорры, приводила в неприятное озлобленно-испуганное состояние.
     Геката попыталась успокоить меня тем, что это цветопредставление – всего лишь остаточное явление Расщепления. Мол, те крохотные частички души Доры, что пришлось оставить, и заставили мои глаза на мгновение измениться. Спорить с демонессой я не стала, хотя мне было что сказать.
     Перед тем, как радужки стали багровыми, я разозлилась. Очень сильно разозлилась.
     А на практикуме ощутила жгучее желание причинить Мораллет боль. Всего лишь на долю секунды, но эта мысль появилась в моей голове. Этой «доли» вполне хватило, чтобы, не раздумывая, резануть подчиняющие нити у спецгруппы. То, что я вовремя опомнилась – чудо… Кстати, непосредственно перед этими событиями я тоже разозлилась. Очень сильно.
     Геката посчитала бы злость в обоих случаях обоснованной, спровоцированной поведением Моры. Мне же эти приступы практически бешенства напоминали проявление Пандорры, которой, вообще-то уже не существует. Уж слишком сильным и внезапным было чувство…
     За восемь дней одно я решила точно: дроу подлежит исключению из спецгруппы. Я изначально была против того, чтобы делать из темной эльфийки боевого некроманта, но Ата, прессуемая царственным родителем Мораллет сумела уговорить меня взять девушку на обучение. И она же после каждой выходки девчонки убеждала меня продолжать это самое обучение.
     На этот раз любые попытки подруги повлиять на мое решение были заранее обречены на провал. Во-первых, Мора перешла все допустимые границы, использовав полученные ею знания против беззащитных студентов. Такого проступка спускать с рук Совет магов Виттории не будет никому, будь то хоть особа королевской крови, хоть самый обыкновенный студент. Если эльфийка воспротивится прекращению ее обучения на специальности «Боевая некромантия» и переводу на любую другую - милости прошу на заседание Совета. Что-то мне подсказывает, что ни она сама, ни ее правящее семейство не захотят этого разбирательства на высшем уровне, чреватого блокировкой сил и исключением из Университета…
     Во-вторых, я хотела избавиться от Мораллет ради ее же блага. При всей натянутости наших отношений, причинять ей серьезный вред я не хотела, а вероятность того, что такое может произойти, был. В конце концов, это именно она чаще всего доводит меня до белого каления, рискуя нарваться на вспышку злости. И я совершенно не уверена, что в следующий раз смогу вовремя остановиться.
     Уверенно вышагивая по коридору, я шла в кабинет Гекаты с твердым намерением озвучить свое решение на счет дроу. Конечно, в преддверии экзаменов разборки с эльфийкой и ее семейством не добавят демонессе хорошего настроения, но что поделать? Все лучше, чем объяснять потом разгневанным дроу, как вышло, что их наследница престола оказалась покалеченной вышедшей из себя преподавательницей…
     Задумавшись, я потеряла бдительность, и совершенно напрасно. Как я уже сказала, приближались экзамены, а это значило, что территория Университета на ближайшие три недели превратится в полигон для отработки всевозможных заклинаний. Забавно, но будущие боевые маги были наименее опасны. То ли они так умело ограничивали свою силу, то ли были усерднее других в учебе и не разбрасывались магией наобум, но факт остается фактом – боялись их меньше всего. Гораздо страшнее были теоретики, постоянно путающие что-то в расчетах, и практики, свято верящие в то, что изобрети они что-нибудь эдакое новенькое – и на экзамене им будет прощено все пренебрежение к учебе…
     Мимо моей головы, всего в паре сантиметров, с жутким уханьем и свистом пронеслось что-то обжигающе-сверкающее и смачно врезалось в стену, сыпанув на пару метров вокруг каменной крошкой. От неожиданности я шарахнулась в сторону, налетев на шедшего рядом Адриана. Только благодаря скорости его реакции и силе устоял и он сам, и зацепившаяся за него я. Судя по тому, что идентификации размазанный по стене объект не поддавался, это было то самое «эдакое новенькое».
     - Крис, мать твою! – рявкнула я, твердо встав на ноги и моментально вычислив среди горстки студентов «изобретателя». – Ты издеваешься?! Какого черта это было?!
     Ответом мне была тишина, ибо шустрый экспериментатор предпочел молча скрыться из поля зрения, не утруждая себя объяснениями или извинениями.
     - Передай своему товарищу, - повернулась я к вампиру, - что если подобное повторится, то он окажется на моем практикуме. В качестве рабочего материала!
     Адриан с усмешкой кивнул, после чего я продолжила свой путь к директрисе Университета. Теперь уже бдительно оглядываясь по сторонам и, на всякий случай, приготовившись создать щит.
     - Что там громыхнуло? – меланхолично полюбопытствовала демонесса, не отрывая глаз от бумаг.
     - Надежды Кристиана Шэдо сдать мне экзамен с первого раза, - хмыкнула я, и подруга все соизволила посмотреть на меня, удивленно приподняв бровь. – Да ладно, шучу… И со второго не сдаст.
     Геката, сообразив, наконец, что я говорю не всерьез, улыбнулась и отложила белоснежные листы с золотой каймой в сторону. Гербовая бумага? Занятно… Хотя, я ведь не за этим пришла.
     - Ата, вынуждена сообщить, что Мораллет с этого момента не числится студенткой моей спецгруппы, - непреклонно заявила я, решив не тянуть. – С меня хватит.
     - Почему-то я не удивлена, - вздохнула демонесса. – Я ждала подобного твоего заявления с той самой минуты, как узнала о произошедшем на практикуме. Уверена, что все обдумала?
     - Абсолютно, - передернула я плечами. – Ата, я вообще не понимаю, зачем ты поддалась на уговоры отца Моры? Темные эльфы сами по себе ужасны в своей жестокости, презрению ко всем и мстительности. А теперь помножь это на владение боевой некромантией… Процент моей уверенности в том, что со своим характером да после нескольких лет правления Мораллет постепенно превратится в чудовище, просто зашкаливает.
     - Не могу с тобой не согласиться, - протянула директриса Университета. – Но что я могу поделать, если Эледер не попросил, а велел взять девчонку на новую специализацию? Ему, видите ли, позарез понадобилось соглашение о союзе с отцом Моры, а тот, в свою очередь, потребовал в обмен обучить его дочь боевой некромантии. Представляешь, что сейчас будет, если мы уберем ее из спецгруппы?..
     Подруга заискивающе посмотрела на меня, но я сдаваться не планировала.
     - Знать ничего не желаю, - покачала я головой. – Дроу у меня больше не обучается. Если хочешь – сама ее натаскивай.
     - Ты же прекрасно знаешь, что я не боевой некромант, - укоризненно глянула мне в глаза Геката.
     - А ты прекрасно знаешь, что с меня хватит ошибок в жизни, - отрезала я. – Что касается последствий ее исключения… Расскажи отцу Мораллет о том, что она натворила на практикуме. А потом сообщи, что у его дочери есть два варианта: либо согласиться с переводом на другую специальность и избежать разбирательства ее проступка в Совете магов, либо наоборот.
     Демонесса прищурилась, обдумывая мои слова, потом несколько неуверенно кивнула:
     - Сделаю по-твоему. Лишь бы это еще сработало…
     - Если возникнут проблемы, отправь папочку нашей эльфийки ко мне, - ухмыльнулась я. – Думаю, мне удастся подсказать ему верный выбор.
     Ата приподняла уголки губ в многозначительной улыбке.
     - Лина! – окликнула меня директриса Университета у самой двери. – Услуга за услугу. Я согласилась на исключение Моры из спецгруппы, а ты прочтешь вместо меня лекцию по «Существам Междумирья» для первого курса. Идет? Мне по делам нужно отлучиться.
     - Когда пара? И какая тема?
     - Сегодня сразу после обеда. А тема… Я не помню, на чем мы там остановились, у студентов уточнишь.
     - Ладно, - не заподозрила я подвоха. – Можешь быть спокойна, занятие я проведу.
     *****
     Восемь дней без отдыха и практически без сна даром не прошли. Десмонд сумел вычислить и отловить магов в обоих мирах, где пропадали оборотни и метаморфы. Правда, тут же возникла другая проблема: ни один из них не был способен дать толковые показания. Первый непостижимым образом умудрился принять яд и скончаться в конвульсиях на глазах ошалевшего конвоя, сопровождавшего его в камеру. Второй на допросе нес полную околесицу.
     Впрочем, чушью это посчитал только тот Гончий, что его допрашивал. Дес же, почитав отчет, пришел в бешенство.
     Если верить словам мага, оборотней он похищал ради того, чтобы принести их в жертву «богине с кровавыми крыльями» в обмен на силу. Она научила его, как и что делать, давала сферы с заклинаниями и забирала жертв, пока они еще пребывали в глубоком сне. Куда «богиня» уносила оборотней, маг не знал. Зато закатил такую истерику, что допрос пришлось прекратить и вкатить ему лошадиную дозу успокоительной настойки. Во время припадка полубезумный парень орал, что «богиня» его и только его, и он никому не позволит забрать ее, а незадолго до отключки невнятно бормотал что-то о том, что эта ревность однажды убьет его.
     - Я так понимаю, ты наконец-то решил осчастливить меня докладом по делу о похищениях древних и старших? – вопросительно глянул на мужчину Аристарх, едва тот появился на пороге общей гостиной Гильдии. Глава Гончих в данную минуту был несколько занят, расспрашивая стажеров о том, как проходит их практика, но долгожданное явление подчиненного заставило его спешно выпроводить молодых людей из залы. Дэнна, проходя мимо наставника, смерила его презрительным взглядом и фыркнула, как разозленная кошка. С того момента, как Десмонд выставил ее из своей комнаты, она все-то не помирилась с ним.
     - Об арестах вам уже все доложили? – на всякий случай уточнил Гончий. – О смерти одного мага и о помешательстве второго?
     - Все в красках живописали, - кивнул Аристарх. – Конвой уже получил нагоняй за то, что проморгал наличие ядовитого растения в кармане задержанного. А что все-таки со вторым магом? Из-за чего он там верещал как резанный, сорвав допрос?
     - Посчитал, что мы хотим отнять у него его «богиню», - хмыкнул Десмонд. – Я, наверное, начну с начала…
     Мужчина сжато и лаконично рассказал начальнику о своих подозрениях относительно причастности одной алаты к похищениям и о том, что поведал ему Асмодей об экспериментах Вильгельма, высказав предположение, что нынешние пропавшие оборотни и метаморфы – новая попытка Виля создать идеальное существо. По мере его рассказа лицо Аристарха принимало все более удивленное выражение:
     - Пожалуй, мне стоит спросить, - подал голос Глава Гильдии, как только Дес замолчал. – Ты имеешь в виду того самого Вильгельма?
     - Алат в статусе Мастера, патрон триумвирата Справедливости, бывший член Высшей Ложи, - отрапортовал Гончий. – Да, это тот самый.
     - Ой, как же он меня напрягает… - Аристарх картинно прижал пальцы к виску и прикрыл глаза. – Не алат, а бельмо на глазу. Мы, конечно, со всей этой крылатой братией не ладим, но Виль и его свита – нечто невероятное! То правила мироздания нарушит, то его заподозрят в краже редких артефактов, то Высшую Ложу от переговоров с нами отговаривает… Он ведь, вроде, в бегах сейчас?
     - Что никоим образом не мешает ему вести свои эксперименты, - парировал Десмонд. – И даже наоборот, способствует этому. Насколько я понял, Вильгельм не их тех, кто легко расстается с властью, так что сейчас он, скорее всего, ищет пути ее возвращения. Создание идеального, по его мнению, существа – один из таких путей.
     - Ну-ка выкладывай, все, что тебе известно, - недобро прищурился Глава Гильдии. – Не просто так ты ведь это решил…
     - Помните личную помощницу Виля? Ту, которая со скандалом смылась из его свиты?
     - Эвелинн, алата Страх? – хмыкнул Аристарх. – У меня весь нижний ящик письменно стола забит заказами на ее поимку или уничтожение, многим из которых уже несколько десятков лет… Как думаешь, помню ли я ее?..
     - В общем, Асмодей – ее старый друг. Он рассказал, что эта алата была первым «идеальным» существом, созданным Вильгельмом. А мы оба прекрасно знаем, кто долгое время поддерживал авторитет Виля на должном уровне.
     - Ну, власть этого алата не только на сверхталантливой помощнице держалась, - справедливо возразил Старх.
     - Тем не менее, именно Эвелинн была его карающей дланью и справлялась с задачей на ура. Я достаточно долго изучал алатов и все, что с ними связано, чтобы утверждать, что во многом боялись не столько самого Вильгельма и свиту, сколько его личную помощницу и советчицу. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что после ее грандиозного ухода от покровителя подняли голову некоторые противники Виля, которые до этого сидели тише воды ниже травы.
     - Кажется, я понимаю, к чему ты клонишь, - вздохнул Глава Гончих. – Он пытается создать себе новую Эвелинн. Предположение, не лишенное логики. Вот только любопытно, откуда ты знаешь столько о новой помощнице Вильгельма, Каролине? Мне, например, даже о ее существовании до этого дня не было известно. Я полагал, что у этого козла только один помощник был Роланд, да и тот странно погиб.
     Десмонд на мгновение сжал зубы. Несмотря ни на что, лишний раз слышать о брате все еще было больно и неприятно.
     - От Асмодея, - не моргнув глазом, заявил мужчина. – Кэрол одно время его любовницей была.
     - Какой полезный, однако, демон, - шутливо покачал головой Аристарх и погрозил своему подчиненному пальцем. – Не вздумай разругаться с ним, а то вдруг нам понадобятся сведения о ком-нибудь, и это случайно окажется его очередная любовница или старая подруга…
     По лукавому прищуру ясных серо-голубых глаз Гончий понял, что его начальник не поверил в то, что о Каролине он знает от Дея. Но, очевидно, заострять на этом внимание Старх не собирался.
     - Что ж, - Глава Гильдии посерьезнел и скрестил руки на груди, - давай кое-что проясним. За нынешними похищениями стоит Вильгельм и его помощница, это раз. Они составляют один из этапов на пути возвращения козла Справедливости к власти, это два. Повторное воцарение Виля – последнее, что я бы хотел допустить, это три… А теперь слушай меня внимательно: ты обязан выйти на Вильгельма в ближайшее время. Мне все равно, какими методами ты этого добьешься. Хоть задержанного мага пытай на допросе…
     - С допросом ничего не выйдет, - перебил Аристарха Дес. – Каролина – алата Ревность. Судя по тому, что я видел и слышал во время припадка этого несчастного, она по его сознанию Даром прошлась не слабо. Так что, парень ничего не скажет даже под угрозой смерти. Да и вообще долго не протянет. Сознание слишком сильно пострадало.
     - Ненавижу алатов… Вот и что теперь с этого мага взять?..
     - Я предлагаю другой путь, - мужчина мимолетно поморщился. – На оборотнях и метаморфах Вильгельм не остановится, поскольку в экспериментах он использовал несколько разных рас, так что похищения продолжатся. Главное, чтобы мне моментально дали знать о новых схожих преступлениях, и тогда у меня будет шанс выйти на Виля.
     - Соответствующие приказы я сегодня же отдам, - уловил намек в голосе Гончего Старх.
     Десмонд собрался было выйти из гостиной, но около самой двери прямо у него перед носом появился Глава Гильдии.
     - Хочешь, добавлю тебе энтузиазма? – благодушно спросил мужчина и, не дожидаясь ответа, договорил: - Если ты провалишь это дело, я начну очень сильно интересоваться девушкой, которую ты разыскиваешь…
     Не стирая с лица спокойной улыбки, Аристарх отошел в сторону, выпуская подчиненного из залы.
     *****
     Идя на лекцию вместо Гекаты, Эвелинн была спокойна, как сытый дракон, дрыхнущий на солнцепеке. Возможно, кому-то показалось бы странным, что преподаватель идет на занятие без подготовки, и даже не зная темы, но алату это ничуть не смущало. Девушка, являясь одной из тех самых «существ Меджумирья», была великолепно знакома со всеми прочими видами и без проблем могла по памяти рассказать о любом.
     При появлении Лины развеселый гомон в аудитории сменился удивленными перешептываниями. Не дождавшись, пока разговоры утихнут самостоятельно, она звонко щелкнула пальцами, и этот щелчок заставил всех враз замолчать. Первый курс, в отличие от своих старших товарищей, все еще продолжал побаиваться алату. В большей степени потому, что у них она пока ничего не вела, а при отдаленном знакомстве оставляла не самое теплое впечатление о себе.
     - Тианна Ормэ вынуждена была отлучиться из Университета по делам, поэтому лекцию проведу я, - девушка оперлась о письменный стол и оценивающе оглядела аудиторию. – Кто у вас староста?
     Со своего места в первом ряду поднялась миловидная девушка с длинной черной косой, перекинутой через одно плечо и явно отливающей на свету зеленью.
     - Какая тема сегодня по списку?
     - Гончие. Организационная структура, особенности вида и функции, - бодро отозвалась первокурсница.
     - Вот же старая перечница! – едва слышно прошипела алата. – Тему она не помнит, как же!..
     Скрипнув зубами от недовольства, Эвелинн выдохнула и кивнула девушке, позволив сесть на место. Что ж, Гончие, так Гончие… Главное попридержать эмоции и остаться беспристрастной при рассказе.
     - Итак, начнем занятие, - Лина сцепила руки в замок. – Диктовать по слову не буду, запишете то, что посчитаете нужным. Только определяя, что нужно, а что нет, не забудьте о предстоящем экзамене у директрисы.
     Студенты намек поняли, поэтому тетради послушно открыли. Не факт, конечно, что все будут усердно строчить лекцию, но хоть вид сделали.
     - Первым делом отмечу, что среди всех существ Междумирья Гончие стоят особняком. Может, кто-нибудь знает, почему?
     - Они не имеют особенностей магии, анатомии или физиологии, которые были бы присущи исключительно их виду, - поймав на себе взгляд преподавательницы, неприметный парень в третьем ряду поднялся на ноги и продолжил. – Гончие – сборная солянка из представителей всевозможных рас.
     - Верно, - согласно кивнула алата. – Но есть небольшое уточнение: в ряды Гончих не зачисляется нечисть и алаты. Первые из-за своего происхождения, вторые – из-за конфликта за сферы влияния. По секрету скажу, что исключения бывают, но крайне редко, и они не афишируются. Требования к кандидатам, порядок зачисления в Гильдию, принципы, на которых основывается вся их деятельность – все это содержится в Кодексе Гильдии. Впрочем, о нем мы позже поговорим подробнее, а пока отметим некоторые наиболее важные моменты.
     Как и алаты, Гончие существуют для поддержания глобального равновесия. Но если деятельность алатов направлена на сохранение баланса параллелей, то Гильдия занимается равновесием Тьмы и Света, разыскивая и подвергая правосудию преступников в различных мирах. Кто-то справедливо возразит, что для этого в параллелях у каждого народа или государства испокон веков существуют свои силы, но по сравнению с ними у Гончих есть огромное преимущество: они ни от кого не зависят. Гончие подчиняются исключительно своему руководителю, кроме того, они не работают в тех мирах, где у них есть хоть какие-то личные интересы. Такая схема эффективно позволяет избежать давления на представителей Гильдии с чьей-либо стороны.
     Говоря об особенностях этого вида существ Междумирья, в первую очередь необходимо упомянуть Договор службы. Общеизвестно, что Гончие практически бессмертны, обладают высоким уровнем физической силы, выносливости и регенерации, не стареют с момента получения нового статуса и легко переходят из параллели в параллель посредством порталов. Все эти качества становятся доступными им благодаря вышеупомянутому Договору службы, заключаемому с Гильдией. Подписанный контракт оставляет на предплечье свежеиспеченного Гончего татуировку с соответствующей эмблемой. При расторжении договора все эти приятные бонусы служения во благо Добра исчезают.
     - И что тогда происходит с исключенным из Гильдии? – полюбопытствовал все тот же парень, что до этого легко ответил на вопрос алаты.
     - Становится тем, кем был до этого, и на него обрушиваются все те годы, что он провел Гончим, - передернула плечами девушка. – И тут уже все зависит от того, к какой расе принадлежит исключенный. Например, для элементалей, ангелов, эльфов и некоторых магов и триста внезапно пролетевших лет погоды не сделают, а для человека такой срок смертелен. Вообще случаев расторжения Договора крайне мало.
     Закончив фразу Эвелинн довольно отметила, что большая часть студентов добросовестно сделала записи в своих тетрадях. Да уж, это тебе не третий, четвертый или пятый курсы, где лекции пишутся исключительно под угрозой проверки тетрадей и отработки темы с глазу на глаз с преподавателем… Девушка снова щелкнула пальцами, и на доске за ее спиной проступила лаконичная и понятная схема структуры Гильдии.
     - Организация у представителей этого вида довольно простая, - принялась пояснять рисунок Лина. – Руководит Гильдией Глава, избираемый из числа лучших Гончих на неограниченный срок. На данный момент им является Аристарх, боевой архимаг в стихии воздуха. В некоторых наиболее крупных или древних параллелях Гильдия имеет свои представительства, называемые Ветвями. Руководители таких ветвей считаются заместителями Главы Гильдии и зачастую выступают в роли его советников. Однако, говорить о какой-либо иерархической соподчиненности у Гончих нельзя, поскольку каждый из них, обладая достаточно большой свободой действий, подчиняется напрямую Аристарху, и лишь его приказы являются обязательными для исполнения.
     Помимо всего прочего, в структуре Гильдии выделяются теоретический отдел и архив. Теоретики занимаются изучением всего непонятного, чем сталкиваются в своей работе Гончие-практики, а также бюрократическими проволочками, если таковые возникают. Архив же содержит систематизированную информацию обо всех без исключения делах Гильдии с первого дня ее основания. Можете пометить себе, что и теоретики, и архивариусы в случае надобности с легкостью могут быть переведены в категорию практиков.
     - Еще вопрос можно? – молодой человек в своей похвальной тяге к знаниям был неутомим. – Я читал, что Гончих делят на магов и воинов…
     - Одно время делили, - поправила Лина. – И только Гончих-практиков. Правда, потом признали, что четкой границы между магами и воинами провести нельзя, поскольку подавляющая часть практиков Гильдии – боевые маги. Организационная структура вам понятна?
     Аудитория молча покивала головами, и Эвелинн продолжила:
     - В таком случае сейчас я расскажу об основных функциях Гончих и их деятельности, а потом поговорим о Кодексе…
     - Тианна Риавэйн, а как вы относитесь к Гильдии? – внезапно перебил девушку кто-то из студентов. Помедлив секунду, со своего места в предпоследнем ряду поднялся парень с интересными резковатыми чертами лица и необычными янтарными глазами. – Мой дед пересекался с Гончими, и он всегда говорил мне, что это худшее, что может случиться в жизни – встреча с Гильдией. Вы в самом начале лекции сказали, что она существует ради осуществления правосудия… Дед преступником не был, так почему же Гончие заставили его страдать?
     - Во-первых, по одному представителю нельзя судить о всем виде целом, - вздохнула девушка, думая о том, что будь у нее чуть похуже контроль над собственными эмоциями – и Гильдия получила бы такую лестную оценку, что впору народное ополчение против нее собирать. – Во-вторых, у Гончих есть одна малоприятная особенность мировоззрения. В Университете вас с первых дней учат тому, что нельзя делить мир на белое и черное, потому что не вся нечисть – кровожадные монстры, жаждущие убийства, и не все светлые маги – благородные герои и защитники добра. В Гильдии же полутонов не видят. У нечисти рано или поздно кровь возьмет свое, превращая в чудовище, а существа Света априори ориентированы на творение добра. И никак иначе. Втолковывать Гончим о том, что являясь порождением Тьмы, ты не желаешь ее воцарения повсюду, бесполезно. Лишь очень немногие из них способны понять это. Так что мой вам совет: постарайтесь не сталкиваться с Гильдией.
     Молодой человек задумчиво уселся обратно, а алата перевела дух, мечтая о том, чтобы пара закончилась поскорее.
     - Если вопросов пока что больше нет, вернемся непосредственно к лекции. Как я уже упомянула в начале, Гончие наравне с алатами поддерживают глобальное равновесие сил…

     Глава 6
     - Мелитон просил передать, что просмотрел все заявки за последние три дня и не нашел ни одного дела, подходящего под ваш запрос, - Дэнна с тяжким вздохом плюхнулась на диванчик в читальной зоне архива. – Долго мы еще будем торчать в Гильдии без дела?
     - А тебе не терпится в драку ввязаться? – хмыкнул Дес, приоткрыв один глаз и глянув на девушку.
     После разговора с Аристархом прошло уже больше двух недель. Глава Гончих действительно незамедлительно отдал соответствующие приказы, и теперь раз в три дня секретарь Старха, отслеживающий и регистрирующий все заказы, обязан был отчитываться перед Десмондом, не появились ли новые дела о похищениях древних или старших существ. За восемнадцать дней ни одного подходящего дела не попалось.
     Чтобы хоть немного занять себя, Гончий окопался в архиве, сутками напролет ковыряясь на полках и заново перечитывая всю имеющуюся у Гильдии информацию об алатах. Он даже отыскал папку с досье на Эвелинн. Бегло пролистал, впечатлился, решил, что в общем доступе этим сведениям не место, тайком вынес папку из архива и надежно спрятал ее у себя в комнате.
     Сейчас мужчина устроил себе краткую передышку, развалившись на диване в архиве и задремав. Его счастье, что главный архивариус этого не видел…
     - Ну почему сразу в драку? – возразила Дэнна. – Просто можно было бы взяться за какое-нибудь несложное дельце…
     - Вообще-то, я дал тебе несложное дельце, - напомнил ее наставник. – Изучить заочные заклинания, область их применения и формы сосудов.
     - Я экзамен сдавать буду на практика, а не на теоретика или архивариуса, - закатила глаза девушка.
     - Хочу напомнить, что и те, и другие – бывшие практики, - скопировал ее мимику Десмонд. – И многие из них по силе уступают только Аристарху и некоторым его заместителям.
     - Ну и что? – продолжала упорствовать его ученица. – Мне уже осточертели посиделки с книгами, я…
     - Если надоели книги – иди, пофлиртуй с Эваном, - перебил Дэнну мужчина. – А из Гильдии мы пока ни ногой, я не хочу упустить начало новых похищений.
     - И откуда только такая уверенность в том, что они будут?.. – пробурчала девушка. Во все подробности дела наставник ее уже посвятил, рассказав и о причастности Вильгельма и его помощницы к похищениям, и об экспериментах. Умолчал Гончий только об Эвелинн и ее отношении к свите Виля, опасаясь, как бы проницательная стажерка не соотнесла алату Страх с той Эвелинн, что он разыскивает. Выслушав все, Дэнна высказала опасение, что похищения могут и не повториться, но Дес только отмахнулся, совершенно уверенный в своей правоте. Спорить с наставником девушка не стала, но чем дольше они находились в Гильдии, тем чаще она ворчала, что ей надоело сидеть без дела в ожидании неизвестно чего.
     - Может, я сама пока смотаюсь куда-нибудь? – вдруг с наигранным равнодушием предложила Дэнна. – Вы будете здесь, а я пока возьмусь за какое-нибудь простенькое дельце…
     - Ты уже успела получить статус Гончей? – с сарказмом осведомился Десмонд. – И давно экзамен прошел?
     - Так я же неофициально, - дернула плечом его ученица. – Возьму у Мелитона задание якобы по вашей просьбе, начну расследование, а там, глядишь, либо вы подключитесь, либо я сама все улажу.
     - Либо тебе открутят башку, и меня потом Аристарх на пару с твоим отцом убьют на месте, не дожидаясь разбирательства по всем правилам, - отрезал мужчина. – Ты отлично знаешь, что стажеры к самостоятельной работе не допускаются.
     - До экзамена всего месяц остался! – взмахнула руками Дэнна. – Я уже практически Гончая!
     - Не факт, - отбрил ее наставник. – Завалишь испытание – о Гильдии можешь забыть. Второго шанса у нас не дают.
     - Если я буду продолжать посиделки в архиве, то точно завалю экзамен…
     - Дэнна, послушай меня, пожалуйста, внимательно, - вздохнул Гончий, сев на диванчике и внимательно посмотрев на свою ученицу. – Из всех двадцати восьми стажеров, что сейчас проходят практику в Гильдии, ты поучаствовала в большем количестве дел, чем кто-либо из них. В отличие от других наставников, я брал тебя с собой на каждое задание, даже если оно обладало повышенной категорией опасности. В плане практики ты великолепно готова к проверке и точно войдешь в пятерку лидеров на испытании. Но от силы и умения правильно ее использовать не будет никакого толку, если не обладать достаточно большим запасом знаний. Чем больше тебе известно, тем лучше ты будешь готова к непредвиденным ситуациям. По опыту могу сказать, что подавляющая часть по-настоящему серьезных и значимых дел всегда подкидывает сюрпризы. И при этом совершенно не дает времени на тщательный поиск верного решения.
     - Так значит, ковыряясь сейчас в бумажках по алатам, вы пытаетесь подготовиться к непредвиденному развитию событий? – прищурилась девушка.
     - Именно, - кивнул Дес. – Тебе, в общем-то, тоже не мешало бы все это полистать. Если, конечно, ты не собираешься стоять в стороне…
     - Шутите?! – округлила глаза его ученица. – Отказаться от участия в расследовании преступлений, в которых замешан сам Вильгельм?! Да никогда! Любой стажер за такую возможность готов душу продать…
     - Не стоит разбрасываться такими заявлениями, - покачал головой Десмонд. – Потенциальные покупатели могут услышать. Причем, демоны обычно не отличают истинное намерение от красного словца, так что эту самую душу если и не купят, так вымотают точно. Дэнна, ты точно хочешь участвовать в расследовании?
     - Стопроцентно. Мой отец, пока еще работал на Гильдию, специализировался именно на алатах, и я всегда хотела пойти по его стопам. А о Вильгельме столько мерзостей слышала, что мечтаю однажды увидеть его казнь.
     - Ну, в этом мы с тобой похожи, - усмехнулся мужчина. – Что ж, если ты мечтаешь быть специалистом по пернатым, давай-ка проверим для начала твой уровень знаний особенностей их вида и Дара…
     *****
     - В кои-то веки наши с тобой экзамены воткнули в начало сессии, - усмехнулась Кайла, бодро вышагивая рядом со мной в сторону столовой. Женщина чутко повела носом, и счастливо зажмурилась, ощущая аромат свежего жаркого со специями. – М-м-м… Мяско на дорожку… Что может быть лучше?
     Настроение у Кайлы буквально зашкаливало, поскольку ее экзамены и зачеты прошли без сучка без задоринки. Что студенты, что выпускники Школы в эту сессию не выкинули ни одного фортеля, продемонстрировав своей преподавательнице вполне себе сносный уровень физической подготовки и владения холодным оружием. Подруга даже похвасталась, что из нынешнего выпуска Школы можно будет провести отличный набор на факультет боевых магов. Я в ответ только плечами пожала. Боевые маги – не мой профиль в Университете, и не мне формировать новый курс.
     Мои экзамены, в общем-то, тоже прошло довольно успешно. С первого раза сдали все, даже совсем уж явные лодыри и халявщики. Воистину оптимизм некоторых студентов просто поражал своей непоколебимостью. Три года обучаться у меня, прекрасно знать о моих требованиях и о том, насколько безжалостно я валю на экзаменах – и все равно приходить на испытание неподготовленными! Если бы не письмо от Эледера, сообщающее, что в Нейвельгар мы с Кайлой выезжаем еще до официального окончания сессии, ходили бы они у меня на пересдачу до конца лета… Так что, своими за уши притянутыми тройками и спасенной психикой некоторые были обязаны лично королю Виттории.
     - Кстати, - вспомнила вдруг Кайла, - а как там Мора?
     - А мне фиолетово, - хмыкнула я в ответ. – Теперь она учится на специализации «Некромантия», и пересекаться с ней я буду лишь на одном потоковом занятии в неделю. Хотя, знаешь, по-хорошему следовало бы все-таки сообщить в Совет магов о ее выходке… Она осознанно нарушила основное правило, которое я изо дня в день на протяжении трех лет вдалбливаю своей спецгруппе – не применять свои знания к мирному и беззащитному населению. Боевая некромантия на то и боевая, чтобы использовать ее на поле брани.
     - И она не возмущалась переводом? – удивилась женщина.
     - Возмущалась, - загадочно ухмыльнулась я в ответ. – Пока не приехал ее папочка. Геката зря так не любит лорда Ноиртэрита… Вполне себе адекватный мужчина. Выслушал меня, признал, что я предложила мудрое решение, и тут же согласился с переводом дочери на другую специальность…
     - Ну да, ну да… - скептически посмеялась Кайла. – Геката рассказала мне, как у кого-то глазки подозрительно синевой сверкали во время разговора… С твоим даром убеждения было бы странно, если бы он не согласился.
     Я невинно пожала плечами, проходя вслед за подругой к одному из преподавательских столиков и стирая с лица ехидную улыбку.
     С трапезой мы постарались не затягивать, поскольку у нас было всего два часа до прибытия на территорию Университета лиана Верманда и еще двух телохранителей из элитной охраны правителя Виттории, а еще надо было закончить сборы и подготовить лошадей. Вообще-то, все было бы гораздо проще, если бы я просто провела всю делегацию через телепорт, но раз уж скрываешь свою сущность алаты от общества – играй до конца. Чем сочинять историю о том, что я с чьей-либо помощью сумела выстроить достаточно сильный портал, лучше просто скромно прокатиться на лошадке.
     После обеда мы с Кайлой, не мешкая, разошлись по комнатам и встретились уже около конюшни. Конюший вывел оседланных лошадей, и почти тут же нас окликнула Геката.
     - Ну и шустро же вы намылились в дорогу, - подошла ближе, демонесса. – У вас ведь еще полчаса в запасе…
     - Лучше собраться заранее, чем заставлять лиана ждать, - фыркнула Кайла. – Аристократы не любят, когда их задерживают.
     - К слову, об аристократах, - кашлянула директриса Университета. – Верманд с вами не едет.
     - В каком смысле? – неподдельно изумилась я.
     - Эледер только что известил меня, что лиан срочно должен выполнить какое-то его сверхважное поручение, поэтому с вами встретится уже в Нейвельгаре. Две дополнительных телохранителя прибудут туда с ним.
     - Погоди, а нам тогда что делать? – хмыкнула я. – Может, стоит дождаться их, и отправиться уже всем вместе?
     - Верманд поедет не из Элиора, а с противоположной стороны, - помотала головой Геката. – Вам нет смысла сидеть здесь.
     - А в Нейвельгаре торчать без дела есть смысл? – справедливо заметила Кайла. – Так-то мы едем ради охраны официального представителя Виттории…
     - Ну, разведаете пока обстановку в городе, отдохнете от студентов… - развела руками демонесса.
     - На счет отдохнете от студентов – это точно, - посмеялась я, но почти тут же оборвала веселье. – Вот только мне не нравится, что вверенный нам аристократ будет рассекать по просторам нашего славного государства в одиночку…
     - Эвелинн, Верманд в принципе никогда не пользуется услугами телохранителей, - серьезно посмотрела на меня директриса Университета. – Ему не в первой, как ты сказала, «рассекать по просторам» без сопровождения.
     - Мне плевать на его привычки, - отмахнулась я. – С момента подписания Эледером приказа о назначении нас телохранителями лиана, мы головой за него отвечаем. И моя голова пока еще достаточно хороша, чтобы я не желала расплачиваться ею за самодурство Верманда.
     - Если тебя это хоть немного утешит, могу сообщить, что вторая пара стражей из элитного отряда, Тео и Зарин, перехватят его на полпути к Нейвельгару, и без присмотра ваш подопечный аристократ пробудет только половину суток.
     - Ну просто камень с души, - закатила я глаза, хотя на самом деле почувствовала себя гораздо спокойнее. Тео и Зарин были мне хорошо знакомы, и среди всех коллег по королевской элитной охране им я доверяла, пожалуй, больше всего. – Еще какие-нибудь сюрпризы относительно нашего отъезда есть?
     - Можно сказать и так, - ехидно улыбнулась Геката, оглядев нас с Кайлой. – В письме Эледер убедительно попросил, чтобы вы приехали в город без лишнего шума, не выдавая своей причастности к его личной охране. Его Величество не хотел бы, чтобы вы раньше времени светили формой… В общем, вам придется переодеться.
     Мы с подругой переглянулись и, не сговариваясь, издали дружный тяжкий стон.
     В общем и целом, обмундирование элитного отряда было довольно красивым и удобным: узкие брюки из дорогой плотной ткани и черный удлиненный бархатный камзол до середины бедра. У мужчин верхняя часть формы была совершенно закрытой, с воротником-стойкой под горло, прямого покроя. Для девушек же предусматривался приталенный силуэт, V-образный вырез, отсутствие рукавов и белоснежная рубашка под камзол.
     Явным минусом формы была обувь. Сапоги на мягкой подошве, высокие, закрывающие колено. Они позволяли ходить совершенно беззвучно, не доставляли дискомфорта в жаркую погоду и прекрасно подходили для холода, были рассчитаны на скрытое ношение оружия, но процесс их надевания на ноги был невыносим… Сначала приходилось тщательно заправлять в них штанины, затем размещать клинки так, чтобы они не торчали, а потом мучительно зашнуровывать сапоги от самой лодыжки до колена.
     Разумеется, собираясь в дорогу, мы с Кайлой предпочли сразу же облачиться в это официальное одеяние. Подруга с выражением обреченности на лице молча развернулась к зданию Университета, собираясь идти переодеваться, а вот я не спешила следовать ее примеру.
     - А больше Эледер ничего в письме не указал? – подозрительно прищурилась я. – Потому что я все больше ощущаю какую-то сомнительную недосказанность… Правитель Виттории впервые «одалживает» свою элитную охрану для аристократа, который до этого никогда услугами телохранителей не пользовался. И отправляет не абы кого, а лучшую четверку. Да еще и просит прибыть в город инкогнито на первых порах. Конечно, у меня всего лишь может быть приступ паранойи, но мне все это кажется крайне странным и наводит на некоторые мысли…
     - Если это приступ паранойи, то он массовый, - мрачно скрестила руки на груди Геката. – Я тоже заподозрила неладное и прямо спросила у Эледера, что угрожает Верманду. Увы, ничего конкретного он не сказал. Обмолвился лишь, что лиан, будучи его доверенным лицом, нажил себе немало врагов.
     - Отлично! – всплеснула руками Кайла. – То есть, угрозы можно ждать откуда угодно… Хорошо хоть Его Величество вообще обмолвился, что эта самая угроза присутствует!
     Негодование подруги я разделяла полностью. Зная источник опасности, всегда можно составить хотя бы примерный план действий. А так… В самом деле, не всматриваться же пристально в каждого прохожего, ожидая нападения? О какой незаметности тогда можно говорить?
     - Ладно, на месте подумаем о том, как обеспечить сохранность Верманда от неизвестных врагов, - вздохнула я, прерывая свои размышления. – В конце концов, может, он сам поведает что-нибудь дельное о своих неприятелях.
     На этой оптимистичной ноте я в компании Кайлы все же направилась переодеваться, а Геката с видом великомученицы отправилась к студентам. В отличие от нас, она еще не закончила прием зачетов, экзаменов и отработок и сейчас была загружена работой выше крыши. Более того, демонессе в наше отсутствие предстояло практически в одиночку обеспечивать прохождение практики старшекурсниками и поддерживать дисциплину младших курсов. Отчасти я ей даже сочувствовала… Но только отчасти.
     *****
     - Готов признать, что об алатах ты знаешь довольно много, - искренне похвалил Дэнну Гончий. - Видимо, действительно мечтаешь пойти по стопам отца…
     - А вы сомневались в моей честности? – фыркнула девушка.
     - Нет, просто одно дело говорить, что ты этого хочешь, и совсем другое – предпринимать реальные меры для осуществления своей мечты. Я только что убедился в том, что ты досконально изучила всю общую информацию о крылатых. Когда поднаберешься практического опыта в делах с алатами – станешь весьма ценным специалистом.
     Дэнна чуть заметно улыбнулась, довольная похвалой. Десмонд же вытащил из кипы бумаг на столе очередной свиток из досье на Вильгельма и погрузился в чтение, сосредоточенно нахмурившись и время от времени делая пометки на отдельном листе. Его ученица сперва решила не мешать и молча выкопала себе книгу из этой же свалки на столе, но не прочла и двух страниц, как проснулось ее любопытство:
     - Спросить можно? – негромко кашлянула она.
     - Валяй, - не отрываясь от чтения, меланхолично кивнул мужчина.
     - Почему вы поиски Эвелинн прекратили?
     Дес все же посмотрел на свою стажерку со здравым недоумением во взгляде:
     - С чего тебя это интересует?
     - Ну, - несколько замялась Дэнна, - просто вы так хотели ее найти, а тут вроде есть свободное время, а вы им не пользуетесь…
     - Во-первых, время у меня совсем не свободное, - оборвал ее на полуслове Гончий. – Во-вторых, Эвелинн сейчас ищет Асмодей, а на него можно положиться. И в-третьих, тебя мои личные дела не должны волновать никоим образом.
     Десмонд снова уставился на текст, сжав губы в тонкую линию и всем своим видом демонстрируя, что не настроен на продолжение разговора. Правда, после вопроса девушки читать не получалось. Вот кто ее тянул за язык?! Зачем надо был напоминать сейчас о Лине? Он только-только заставил себя выбросить на время алату из головы и погрузиться в расследование…
     Рука мужчины против воли метнулась к груди и нащупала под рубашкой небольшой серебряный кулон с сапфиром. Когда-то это вещица для Деса была всего лишь артефактом, скрывающим от Гильдии его сущность алата. Потом кулон попал к Эвелинн, и какое-то время она носила его на себе. С тех пор каплевидный сапфир в переплетении тончайших серебряных нитей стал для Гончего напоминанием о синеглазой алате.
     От Дэнны неосознанный жест наставника не укрылся, и она собралась уже было задать ему еще один вопрос, но к ним подошел Эван, нарушив планы девушки.
     - Держи, - молодой человек протянул ей плотный желтый конверт. – Твой отец просил передать.
     Дэнна забрала письмо и с любопытством распечатала его, даже не заметив, как ушел помощник архивариуса. В конверте оказался сложенный пополам лист плотной гербовой бумаги с печатью Витторийской Академии Светлого пантеона и записка от отца. Ознакомившись с обоими посланиями, девушка сверкнула лучезарной улыбкой, моментально забыв обо всех своих вопросах к наставнику, и уставилась на него щенячьими глазами:
     - Я могу покинуть Гильдию дней на десять? – заискивающе спросила она, хлопнув ресницами.
     - Причина? – строго осведомился мужчина. – Надеюсь, не «маленькое дельце», которое ты решила самостоятельно провернуть?
     - Нет, - помотала головой Дэнна. – Академия, в которой я обучалась, прислала мне официальное приглашение на торжественный прием в Нейвельгаре. В этом году руководство решило, что в делегацию стоит включить наиболее успешных выпускников, среди которых оказалась и я. Так что, мне можно покинуть Гильдию?
     - Что это за прием? – поинтересовался Гончий. – Что-то вроде встречи выпускников?
     - Ах да, вы же о моем мире не знаете! - хлопнула себя по лбу девушка. – В общем, в Зальтене уже веками существует традиция проведения в городе Нейвельгар турниров между магами и воинами, обучающимися в учебных заведениях различных государств. Я однажды даже принимала участие в состязаниях огненных магов… Но не в этом суть. За полгода до турнира всегда проводится торжественный прием делегаций от различных учебных заведений и государств. Откровенно говоря, это даже не один прием, а несколько дней непрерывных праздничных встреч, во время которых представители участников турнира могут обсудить важные детали, внести необходимые изменения в правила, установить временные рамки турнира…
     - И зачем твоей Академии в делегации понадобились выпускники? – скептически хмыкнул Десмонд. – Они считают, что вы действительно настолько рассудительны и опытны, чтобы принимать участие в обсуждения важных организационных вопросов?
     - Да мне, в принципе, плевать, зачем Академия решила включить выпускников в делегацию, - усмехнулась девушка. – Главное, что я смогу попасть на первый и последний балы, а если повезет, то еще и на традиционный бал-маскарад! Об этом я только мечтать могла… В Нейвельгар приглашаются только избранные.
     Дэнна изобразила самый печальный и жалобный взгляд, на который только была способна:
     - Пожа-а-алуйста, можно я пойду? – протянула она. – В конце концов, я ведь все равно пока что без дела болтаюсь, надоедаю…
     - Ну не знаю, - притворно засомневался мужчина. – В свете твоих последних заявлений о том, что ты «уже почти Гончая» и хотела бы самостоятельно взять задание, мне не нравится идея оставлять тебя без присмотра. Вдруг вляпаешься во что-нибудь?
     - Не вляпаюсь, - клятвенно заверила его стажерка. – Вы вообще можете пойти вместе со мной, чтобы самостоятельно проконтролировать мое примерное поведение.
     - Вот уж нет, - тут же открестился Дес. – Таскаться по светским раутам – сомнительное удовольствие, как по мне. Да и потом, я занят делами о похищениях, так что сейчас не до развлечений, - он замолчал, раздумывая, потом вздохнул: - Вот что, в Нейвельгар я тебя отпускаю. Но ты оставишь мне координаты твоего местонахождения и зарубишь себе на носу, что малейшее недоразумение с твоим участием поставит крест на карьере Гончей. Это ясно?
     - Яснее некуда, - беззаботно отозвалась девушка и подскочила с места, умчавшись собираться.
     Десмонд проводил ее отрешенным взглядом, потом вдруг обратил внимание, что снова перебирает пальцами цепочку кулона. Решительно выдохнув, мужчина затолкал украшение за ворот рубашки и снова погрузился в чтение.

     Глава 7
     Девушка швырнула сумку, брякнувшую оружием, на кровать и с тяжким вздохом уселась рядом. В Нейвельгар они с Кайлой прибыли на целые сутки позже, чем предполагали, всего за несколько часов до приветственного бала. И пока подруга отправилась на поиски Верманда, Тео и Зарина, Эвелинн решила связаться с Гекатой.
     - Что-то случилось? – встревоженно спросила демонесса вместо приветствия, едва ее изображение появилось на поверхности зеркала.
     - Случилось, - кивнула Лина. – Мы приехали всего десять минут назад.
     - Заблудились, что ли? – фыркнула директриса Университета, но взгляд ее стал настороженным.
     - Да если бы, - без тени веселья отозвалась девушка. – Ата, в пригороде Элиора орудует вооруженная до зубов шайка, имеющая в своем составе мага-защитника. В общей сложности их человек пятнадцать… - девушка на мгновение задумалась: - Нет, теперь уже около десяти… В общем, напав на нас с Кайлой, они дико просчитались, но этой дорогой ведь не только оборотни и алаты ездят. Прими меры, чтобы обеспечить ликвидацию этой теплой компании. Желательно, чтобы ее осуществили до того, как студенты отправятся на практику.
     - Ты недооцениваешь наших старшекурсников, - покачала головой Геката. – Те, кого я допускаю до практики за пределами столицы, совершенно точно могут оказать достойное сопротивление и вооруженным людям, и даже магу-защитнику…
     - Я вполне себе представляю, на что способны старшекурсники, и переживаю как раз за бандитскую шайку, - перебила Эвелинн демонессу. – После «достойного сопротивления» студентов Университета их даже смертная казнь за разбои и убийства страшить не будет…
     Не дожидаясь ответа Гекаты, Лина оборвала связь, вернув в зеркало свое собственное отражение, и буквально в этот же момент входная дверь резко распахнулась от сильного пинка и оглушительно хряснула о стену.
     - Уму непостижимо! – Кайла буквально влетела в комнату, пылая гневом и размахивая изрядно помятым листом бумаги. Она закрыла за собой дверь ударом ноги, не уступающим первому по силе, и развернулась к алате: - Я зла, как цепная собака…
     - Скорее, волк, - усмехнулась Эвелинн, намекая на вторую ипостась своей подруги. – В чем, собственно, дело-то?
     - В нашем подопечном, - буркнула женщина. – Его самого в гостинице и след простыл, зато есть записка, адресованная нам, согласно которой встретимся мы с лианом только на приветственном балу. Он просит не опаздывать к началу и явиться в официальной форме… Причем, охранять Верманда на приеме будем только ты и я, потому что нашим коллегам он дал какое-то особое поручение на вечер. У меня только один вопрос: как мы узнаем своего подопечного, если не имеем даже словесного описания? По словам Тео и Зарина лиан – «мужик, как мужик, видный такой».
     - Безумно содержательно и точно, - скептически прокомментировала алата. – Ну, возможно, Верманд специально упомянул о форме, чтобы по ней вычислить нас в толпе и…
     - … и точно понять, кого ему следует избегать, - не дала девушке договорить Кайла. – Видишь ли, с нашими коллегами по отряду я все-таки перекинулась парой слов. Оба в голос утверждают, что охрана Верманда – сущее наказание. Благородный лиан предпринял целых пять попыток скрыться от своих телохранителей, а шестая увенчалась успехом. Ни Тео, ни Зарин не видели его со вчерашнего вечера.
     - И не предприняли никаких действий? – неподдельно удивилась Лина.
     - Ну, поначалу они честно попытались, но лиан четко дал им понять, что до бала желает побыть в одиночестве, - с издевкой всплеснула руками женщина. – Что-то мне подсказывает, что он и на празднике смоется, растворившись в толпе.
     - От Тео и Зарина – возможно, от нас – нет, - хитро улыбнулась Эвелинн. – Потому что в нас он охрану и не признает…
     - О чем это ты? – нахмурилась Кайла.
     - О том, что мы не будем делать то, что велит Верманд, а поступим по-своему. Во-первых, Тео и Зарин дружно нацепят форменные камзольчики и пойдут на бал, послав куда подальше все поручения лиана. Во-вторых, мы с тобой пошлем куда подальше свою собственную форму и на прием отправимся под видом гостей, а не телохранителей. Задача наших коллег отыскать Верманда и показать нам его.
     - И что дальше?
     - Будем бдительно следить за лианом, - пожала плечами алата. – Либо на отдалении, либо заведем беседу.
     - Но потом он все равно узнает, кто мы, - справедливо заметила ее подруга. – Обман – не лучшее начало знакомства с работодателем…
     - Ничего, переживет, - отмахнулась Лина. – Тем более что наш работодатель не он, а Эледер. И меня гораздо больше волнует исполнение монаршего поручения, нежели мнение Верманда о наших методах действия и возмущение по поводу самоуправства. Хочет он того или нет, но до возвращения в Элиор ему придется терпеть всю четверку приставленных телохранителей.
     - Ну не знаю, - засомневалась Кайла. – Лиан не только аристократ, но и доверенное лицо короля. Не думаю, что он…
     - Раз он – доверенное лицо короля, то и подавно должен понимать, что приказы Эледера не подлежат обсуждению или пересмотру, - отрезала Эвелинн. – Правитель Виттории назначил нас охраной Верманда? Назначил. Лиану остается только смириться с этим.
     - Ладно, - вздохнула женщина, понимая, что алату уже не переубедить. – Пойду сообщу Тео и Зарину о твоем плане.
     - Если не согласятся – пригрози, что я сама приду убеждать, - изогнула губы в усмешке Лина.
     - Железный аргумент.
     Кайла уже практически вышла из комнаты, когда вдруг несколько нерешительно обернулась к подруге:
     - Пожалуй, мне все же стоит сказать тебе об этом… Ходят слухи, что на приеме будет кто-то от Гильдии Гончих. Уверена, что это не может быть Д…
     - Я просила не упоминать это имя без крайней необходимости, - ледяным тоном остановила женщину Эвелинн.
     - Прости, вылетело из головы, - извинилась Кайла. – В общем, не думаю, что это окажется тот самый Гончий, который бесит тебя больше других, но будет лучше, если ты морально подготовишься к тому, что можешь столкнуться с Гильдией.
     - Это не я должна готовиться морально к такому столкновению, а Гильдия, - насмешливо усмехнулась девушка. – Так что мне не о чем переживать.
     Кайла с сомнением покачала головой, но спорить не стала и ушла. Стоило ей выйти, как с лица Лины исчезла наигранная улыбка, а плечи опустились, словно под тяжестью груза. Теперь ясно, почему все дорогу ее преследовало чувство какой-то подставы… Представитель Гончих… Одна только вероятность того, что этим представителем окажется Десмонд, пугала Эвелинн до нервной дрожи.
     *****
     - Что-то мне подсказывает, что ты попросил меня о новой встрече не просто так, - покачал головой молодой человек с темно-русыми волосами до плеч и бледно-зелеными честными глазами. Несмотря на то, что Соннелон выглядел на фоне Асмодея совсем юным мальчишкой, он был старше его на несколько тысячелетий и гораздо сильнее. – Хочешь побеседовать о необратимых анимистических ритуалах?
     - Как ты догадался? – прищурился Дей. – Я и словом пока не обмолвился о цели своего визита…
     - Ну, понять, что тебе нужно, было не так уж сложно, - хмыкнул Сонн. – В прошлый раз ты не стал слушать мой развернутый ответ, довольствовавшись всего лишь несколькими общими фразами. Ясное дело, что у тебя должны были появиться новые вопросы.
     - Да, в прошлый раз я сглупил, - повинился Асмодей. – Сейчас ты все еще настроен дать мне развернутый ответ?
     - Вполне, - кивнул его собеседник. – При условии, что ты ничего не будешь утаивать от меня, как тогда. Ты ведь заинтересовался этими ритуалами вовсе не из праздного любопытства… Кто их прошел?
     - Моя хорошая знакомая, - вздохнул Дей. – Извини, называть ее имя я не могу ради нее же самой. Она в разное время прошла все три ритуала…
     - Все три?! – изумленно перебил его Соннелон. – И она не свихнулась?
     - А должна была? – обеспокоился мужчина.
     - Я бы ничуть не удивился этому, - пожал плечами юноша. – Душа – вещь сильная, но хрупкая. Играть с ней не рекомендуется. Особенно людям.
     - Моя знакомая не совсем человек.
     - Старшая или Древняя? – заинтересовался Сонн.
     Князь суккубата и инкубата замешкался с ответом. О происхождении алатов ничего толком не было известно, поэтому никто не мог сказать, относятся ли они к Древним существам, либо к Старшим.
     Видя замешательство своего гостя, Соннелон растянул губы в довольной улыбке.
     - Кажется, я понял, о ком мы говорим, - протянул он. – Раз ты не можешь сходу определить ее старшинство, это алата. А всем известно о твоей давней дружбе с одной алатой Страх… Лина, если не ошибаюсь?
     - Она самая, - не стал изворачиваться Дей. – Но я прошу тебя, чтобы кроме нас никто об этом разговоре не знал.
     - Клянусь своей силой, - серьезно кивнул юноша. – Теперь перейдем непосредственно к ритуалам. Что ты хочешь знать?
     - Возможно ли, чтобы Расщепление не оставило последствий? Для Лины его провела Геката, и она сказала мне, что с алатой все в порядке, нет никаких изменений, и даже уровень сил не снизился. Я полагал, что такого быть не может.
     - Правильно полагал, - задумчиво нахмурился Сонн. – Не исключено, что последствия проявятся не сразу, но неизменной твоя приятельница остаться точно не могла. Думаешь, Геката соврала?
     - Вряд ли, - помотал головой Асмодей. – Она тоже давно дружит с Линой и не стала бы врать ей во вред.
     - Хммм… - Соннелон отрешенно постучал пальцем по подбородку. – Занятно… А что с Разделением и Слиянием? В какой последовательности они шли? Давай-ка ты лучше все сразу расскажешь по порядку. Когда, как и при каких обстоятельствах прошли ритуалы, и кто помогал Эвелинн.
     - Ритуал Разделения души она совершила самостоятельно, еще будучи человеком и ничего толком не зная о том, что делает. Слияние проводил я, когда возникла смертельная угроза. Присоединение бессмертной души было тогда единственной возможностью спасти Лине жизнь, поэтому я решился на применение анимистики. О Расщеплении ты уже знаешь.
     - А что за душу ты подселил к алате?
     - Тебе обязательно нужно это знать, или спрашиваешь из праздного любопытства?
     - Из праздного любопытства я согласился на разговор с тобой, - хмыкнул Сонн. – Спрашиваю из необходимости.
     - Тогда я отвечу, - неохотно согласился Асмодей. – Но это тоже не должно получить огласку… Мой выбор пал на Пандорру.
     - Я просто вынужден снова уточнить, - насмешливо прищурился юноша. – Твоя Лина не свихнулась? Дора не растоптала ее сознание?
     - И даже больше, Пандорра вообще не сумела взять верх над Эвелинн. Она триста лет провела взаперти на задворках сознания алаты, - многозначительно дернул бровью князь суккубата и инкубата. – Время от времени Лина пользовалась ее магическими и физическими возможностями.
     - Ты уверен, что твоя подруга – всего лишь алата? – без тени улыбки осведомился Соннелон. – Пусть она и находится в статусе Мастера, она в любом случае значительно слабее Пандорры. Вообще любой алат или алата слабее Доры. Это аксиома. Ни Древние, ни тем более Старшие не способны сдерживать хтоническое создание, воплощающее в себе дикую природную мощь и полное отсутствие созидательного начала. Даже несмотря на то, что душа Пандорры долгое время провела в заключении в Аду.
     - На что ты намекаешь? – скептически уставился на юношу Дей. – Что Лина – не алата? Бред!
     - Я не отрицаю того, что она алата, - возразил Сонн. – Просто подозреваю, что в ней есть что-то еще, что позволило ей одолеть хтоническое существо… Кстати, а где сейчас душа Доры? Куда Геката ее поместила?
     - Никуда, - угрюмо пробурчал Асмодей, недовольный тем, что ему напомнили об этой досадной неприятности. – Так что, Пандорры больше нет.
     - Ну, это ты зря. Душа-то бессмертная. Ты же не считаешь, в самом деле, что оставшись без оболочки, она бесследно растворилась в воздухе? Да, на время Дора исчезла, сильно ослабленная Расщеплением, но рано или поздно она вернется. Геката полностью разорвала связь Лины с Пандоррой?
     - Нет, она не стала трогать те частички чужой души, что при извлечении могли повредить памяти или сознанию Эвелинн.
     - Тогда точно вернется, - уверенно констатировал Соннелон. – Когда окрепнет.
     Дей посмотрел на юношу с неподдельным изумлением. До этой минуты он действительно считал, что Доры уже не существует.
     - Но ведь она не сможет самостоятельно вновь привязаться к душе Эвелинн? – подозрительно поинтересовался Асмодей.
     - Чего не знаю, о том не скажу, - развел руками Сонн. – С подобным я пока не сталкивался. Еще что-то тебя интересует?
     - Ты говорил, что сталкивался с парой, связанной разделенной душой… Что ты можешь рассказать о них?
     - Тесно связаны между собой до самой смерти, способны ощущать эмоции друг друга, чувствуют физическую боль друг друга на расстоянии, - лаконично перечислил юноша. – Ах, да! Мужчина до ритуала был магом, а девушка нет. После ритуала у нее появились точно такие же магические способности. По отдельности они были достаточно сильны, но, научившись объединять половины души, и вовсе становились неуязвимыми.
     - Объединять половины души? Такое возможно?
     - Я лично убедился, что да. Увы, узнать механизм этого процесса не успел. Маг подвергся нападению и погиб, буквально через несколько дней внезапно скончалась и его возлюбленная. А Линина пара? Он жив и здоров?
     - Более чем. Алат и Гончий в одном лице.
     - Алат?.. – Соннелон проигнорировал сочетание несочетаемого и посмотрел на Асмодея с насмешливым снисхождением. – Дей, ты прикидываешься или правда ничего странного не замечаешь? Ты же сам сказал, что Лина подвергла себя ритуалу Разделения души еще до становления алатой.
     - И что?
     - А ты подумай, как, в таком случае, получилось, что тот, кто получил половину ее души, тоже впоследствии стал алатом? Совпадение?..
     Сонн с намеком глянул на своего гостя, и Асмодей смачно выругался. Как же он сам этого мог не заметить?! Будучи человеком, Лина никак не могла передать Десмонду предрасположенность к становлению алатом, если только сама в этот момент такой предрасположенностью не обладала. А такое, насколько Дей знал, возможно только в одном случае.
     Кто-то из родителей Лины является алатом.
     *****
     Эвелинн расправила на юбке платья последнюю складку и застыла, с отрешенным видом разглядывая свое отражение. Вроде бы все было безупречно: и насыщенного винного цвета платье, и высокая прическа, и макияж. Даже кинжал, прихваченный для пущей безопасности и надежно закрепленный в ножнах на бедре, сидел как влитой и был совершенно незаметен при ходьбе… Но Лину все равно преследовало чувство обеспокоенности и недовольства.
     - Ну сколько можно собираться?! – заглянула в комнату Кайла, уже облаченная в длинное изумрудно-зеленое платье. – Ты уже час прическу поправляешь!
     От стука двери и громкого голоса подруги алата вздрогнула и криво усмехнулась, сообразив, что же ее раздражает. Все происходящее сейчас весьма сильно напоминало ей о похожем эпизоде у талиеров. Тогда она тоже готовилась к приему, на ней было темное платье похожего покроя, и состояние было таким же рассеянным. Только с возмущением по поводу долгих сборов тогда заявился Десмонд, а не Кайла.
     Передернув плечами, Эвелинн постаралась выбросить из головы все ненужные мысли, бросила последний взгляд на зеркало и вышла из спальни вслед за подругой.
     К моменту их прибытия прием уже начался, и Парадный зал городской администрации Нейвельгара постепенно заполнялся гостями. Всеми мыслимыми и немыслимыми цветами могли похвастаться не только платья женщин, но и камзолы мужчин. Черным цветом и лаконичным покроем одежды отличались лишь многочисленные телохранители, деловито снующие по залу. Среди них были и Зарин с Тео, поприветствовавшие коллег по элитной королевской страже едва заметным кивком и вновь растворившиеся в толпе. Очевидно, Верманда они еще не разыскали.
     - Давай разделимся и побродим по залу? – предложила Кайла. – Вдруг заметим что?
     Лина молча кивнула и свернула в сторону, включая на полную катушку свое обаяние и лучезарную улыбку.
     Через полчаса бесцельных блужданий по залу скулы у алаты свело от жизнерадостного оскала, а в душу закралось подозрение, что она ненавидит людей.
     - А где этот представитель Гильдии?
     Эвелинн замерла столбом, зацепившись слухом за знакомое до боли слово, и развернулась к ведущим светскую беседу мужчинам в возрасте. Они ее пристальное внимание к себе не заметили, продолжая разговор:
     - Вон там, рядом с главой делегации из Анмора.
     - Не вижу…
     - Да вон же! – один из мужчин чуть раздраженно вскинул руку, указывая куда-то направо.
     Лина посмотрела в том направлении и уткнулась взглядом в высокую и широкоплечую фигуру. Мужчина с угольно-черными волосами стоял спиной к ней, и лица алата не видела, но даже так сердце пропустило пару ударов, а корсаж платья внезапно показался безумно тесным, мешающим дышать. Эвелинн вдруг почувствовала абсолютную уверенность в том, что видит Десмонда и растерялась, не зная, что делать: то ли бежать, пока ее не заметили, то ли наоборот.
     В этот момент мужчина обернулся на чей-то оклик, и девушка едва сдержала вздох облегчения с ноткой разочарования. Длинноносый и кареглазый субъект Десом не был.
     - Больная идиотка, - прошипела Эвелинн самой себе и нервно заправила локон за ухо. Сердцебиение постепенно замедляло свой темп, но нехватка воздуха пропадать не желала, вызывая у Лины головокружение. Наплевав на цель своего пребывания здесь, алата решительно направилась к выходу в сад.
     - С тобой все в порядке? – на полпути к выходу ее перехватил Тео. – Ты как-то неважно выглядишь…
     - Ничего страшного, - вяло отмахнулась девушка. – Просто здесь душно, шумно и мне стало немного нехорошо. Сейчас подышу свежим воздухом, и все будет в порядке. Если найдете Верманда – я во внутреннем дворе.
     Выйдя наружу, Эвелинн с наслаждением ощутила прохладный ночной ветер, стегнувший по оголенным рукам и плечам, и, наконец-то, сумела сделать вдох полной грудью.
     - А с каких это пор Гончие стали посылать представителя в Нейвельгар? – донесся до алаты обрывок разговора. – Никогда раньше их не было, а…
     Лина буквально зарычала от ярости и озлобленно зашагала вглубь сада, по направлению к фонтану. Уперев руки в бортик простенького каменного сооружения, девушка попыталась было успокоиться, но самообладания хватило всего на несколько секунд. Ровно до того момента, как в памяти не всплыла последняя встреча с Десмондом.

     «…убирайся отсюда немедленно и больше не смей показываться мне на глаза! Никогда!»

     - Да когда же ты исчезнешь из моей памяти! – остервенело процедила сквозь зубы алата, и саданула рукой по каменной кладке, не в силах справиться со злостью.
     Не особенно задумываясь, что делает, Лина опустила голову в ледяную воду, безжалостно испортив прическу, но, вынырнув обратно, поняла, что это помогает. Холод неплохо вытеснял все лишние мысли. Решив закрепить успех, девушка набрала в грудь побольше воздуха и снова окунула голову в воду.
     Внезапно она почувствовала, как чьи-то крепкие руки обхватили ее за талию и резко дернули назад. Рывок получился настолько сильным, что загадочный некто едва устоял на ногах, продолжая прижимать алату к себе.
     - Вы в своем уме?! – Эвелинн сбросила с себя чужие руки и отступила на шаг в сторону, убирая с лица мокрые волосы.
     - А вы? – выгнул бровь темноволосый статный мужчина с ясными светло-голубыми глазами и двухнедельной щетиной. – Вздумали топиться в фонтане? Да еще и во время праздничного приема?
     - Я не топилась в фонтане! – возмутилась Лина, одергивая платье и разглядывая незнакомца. Судя по одежде, он принадлежал к аристократии, причем, далеко не бедной.
     - Неужели? – насмешливо усмехнулся тот. – Что же тогда вы делали? Изучали мозаику на дне? Искали упавшую сережку?
     - Ныряла! – с достоинством отозвалась алата, скрестив руки на груди. – И это вообще не ваше дело, чем я тут занимаюсь.
     - Простите, если помешал, - уязвленно глянул на нее мужчина. – Но со стороны все выглядело несколько иначе, чем вы говорите. Я вышел в сад отдохнуть от шумной толпы, прогуливался по аллее, как вдруг увидел бледную и явно чем-то расстроенную девушку, с мрачной решимостью на лице сунувшую голову под воду. Это было похоже на жест отчаяния.
     Лина смущенно кашлянула, опустив взгляд. Да уж, судя по словам лиана, он действительно подумал, что она решила подпортить вечер своим самоубийством.
     - Извините за то, что ввела вас в заблуждение, - неловко улыбнулась Эвелинн, не зная, что еще здесь можно сказать.
     - Ну что вы! – иронично пожал плечами мужчина. – Я был счастлив спасти красавицу от гибели… Как вас зовут?
     - Хотите официального представления, или хватит имени?
     - Думаю, что после произошедшего между нами недоразумения излишняя официальность ни к чему, - лиан сел на бортик фонтана, не сводя с девушки пристального взгляда.
     - Лина. Что на счет вас?
     - Зовите меня Рэй. Может, вернемся в здание администрации? Вы намочили голову и платье, а ветер сейчас не самый теплый. Заболеете.
     - Это вряд ли, - фыркнула Эвелинн. – У меня отличный иммунитет. К тому же, проблему можно решить гораздо проще.
     Она звонко хлопнула в ладоши, и ее фигуру окутал поток теплого воздуха, моментально высушивший и волосы, и платье. Как только магический ветерок утих, девушка тряхнула локонами, свободно рассыпавшимися по плечам, решив, что сегодня уже не станет снова втыкать себе в голову кучу шпилек и заколок.
     - Вы – ведьма? – заинтересовался мужчина, по-прежнему не отрывающий от нее внимательного взгляда. – Представляете здесь какое-нибудь учебное заведение?
     - Я - боевой некромант, - уточнила Лина. – И в Нейвельгаре нахожусь в качестве телохранителя.
     - Серьезно? – удивился Рэй. – Хрупкая девушка, пусть и маг, - телохранитель? И где же, позвольте узнать, тогда ваш подопечный? И почему вы не в форме, как прочая охрана гостей на балу?
     - К моему великому сожалению, этот паршивец не желает, чтобы его охраняли, – вздохнула Эвелинн. – Причем, настолько, что смылся из-под носа моих коллег, а теперь шифруется где-то здесь. Собственно, от формы пришлось отказаться именно ради того, чтобы лиан не узнал в нас своих телохранителей, благо, что мое лицо и лицо моей подруги ему не известны.
     - Занятно, - протянул мужчина. – Как зовут вашего подопечного?
     - А вот этого я не скажу, - алата склонила голову набок. – Почему вас вообще это интересует?
     - Видите ли, есть вероятность, что…
     - Рэй, вы не откажетесь составить мне компанию и выпить бокал вина? – внезапно перебила его девушка с лукавой улыбкой. – Хочется получить хоть немного удовольствия от этого вечера.
     - Вина? – недоуменно переспросил он, но тут же опомнился: - Собственно, почему бы и нет.
     Мужчина поднялся на ноги и подал Лине руку, которую та охотно приняла.
     В праздничном зале по-прежнему гремела музыка, и громко разговаривали между собой гости. Из-за этого шума Эвелинн не услышала, как к ней подошла Кайла, и вздрогнула от ее изумленного шепота у себя над ухом:
     - Как ты нашла лиана, не зная, как он выглядит?!
     - В смысле? – не поняла ее девушка. – Кого нашла?
     - Верманда, кого же еще!
     - С чего ты решила, что я его нашла? – все еще не могла сообразить Лина.
     - Что значит «с чего»?! – округлила глаза ее подруга. – Ты только что вернулась под руку с ним в зал, ведя милую беседу…
     - А, ты об этом, - догадалась алата. - Но с чего ты взяла, что Рэй…
     Эвелинн неверяще осеклась на полуслове. Рэйнар Верманд. Рэй.
     - Лучше бы я правда утопилась в фонтане, - трагически простонала девушка, чувствуя себя круглой дурой.

     Глава 8
     В отличие от своих низших коллег, архидемоны предпочитают не светить лишний раз своим истинным обликом и буквально с первых же дней вхождения в полную силу создают себе постоянную внешнюю оболочку на свой вкус. Асмодей избрал образ темноволосого красавчика с отличной спортивной фигурой, Геката – облик статной худощавой дамы лет сорока-пятидесяти, с элегантной стрижкой на волосах цвета воронова крыла и черными глазами.
     Сейчас демонесса против воли явила свое настоящее лицо. Чернота радужек заполнила собой все пространство между веками, поглотив белок, и казалось, будто она продолжает разливаться дальше, проступая вокруг глаз Гекаты замысловатым угольным узором. Волосы ее стали гораздо длиннее и извивались вокруг плеч, словно живые. Губы и кожа посерели и потрескались, как обветренные, местами на лице четко проступили багровые кровеносные сосуды.
     Геката без видимых усилий одной рукой вжимала Асмодея в стену так, что ноги его не доставали до пола. Длинные тонкие пальцы демонессы сжимались все сильнее, рискуя в одно мгновение сломать Дею шею. Конечно, убить это его не убьет, но неудобств доставит.
     - Как ты посмел нарушить охранный барьер без моего разрешения?! – сквозь зубы процедила Геката, и клубящаяся вокруг нее сила всколыхнулась, отзываясь на ярость своей хозяйки. – Совсем нюх потерял?!
     - Ата, прекрати меня душить и верни себе нормальный вид! – прохрипел Асмодей. – Мне нужно спросить тебя о Лине.
     - Я тебе в тысячный раз говорю, что ее здесь нет! – прорычала демонесса, поднимая нежданного гостя еще выше. – Сколько еще ты будешь без толку таскаться сюда?!
     - Мне надо поговорить не о нынешнем местонахождении Эвелинн, - огрызнулся мужчина, не делая при этом лишних движений, чтобы не провоцировать давнюю знакомую на агрессию. – Есть кое-что куда более важное.
     Женщина недоверчиво поджала губы, но стальную хватку ослабила, и, в конце концов, отпустила Асмодея.
     - Что-то ты подозрительно сильно взбесилась от того, что я явился без спросу… - хмыкнул мужчина, потирая шею.
     Геката, едва-едва вернувшая себе нормальный вид, снова сверкнула чернотой глаз.
     - Хочешь повторить пламенные объятия у стены? – выгнула она бровь. – Если нет, то заткнись и не зли меня.
     - Я не хочу и не пытаюсь злить тебя, - пожал плечами Асмодей. – Просто выказываю свое искреннее недоумение по поводу твоего поведения. Мы не враги, а ты встречаешь меня так, будто я тебе смертельное оскорбление нанес. Может, опасаешься, что я случайно встречусь здесь с Линой?
     - Опасалась бы, если бы она здесь была, - парировала демонесса. – Поверь, у меня есть другие причины не пускать демонов на территорию Университета без моего личного разрешения. Заметь, я сказала «демонов», а не «тебя».
     - И что это за причины?
     - Во-первых, демону Похоти и Мести в принципе не место в учебном заведении. Во-вторых, в моем Университете пять с лишним сотен студентов. Все они относятся к нечисти и в подавляющем большинстве обладают специфическим чувством юмора. Мне бы очень не хотелось, чтобы кто-то из ребят, решив шутки ради пальнуть заклинанием по смазливому незнакомцу, напоролся на твой щит и оставил в память о себе лишь горстку пепла…
     - А твои студенты по всем незнакомцам швыряются заклинаниями? – неподдельно изумился Дей.
     - За редким исключением, - усмехнулась Геката. – Видишь ли, преподаватели уже приноровились к выходкам своих подопечных, а потому либо игнорируют их, либо предотвращают еще на подготовительном этапе. Так что в качестве объектов для розыгрышей не годятся… - женщина вдруг замолчала и прищурилась: - Но ты ведь не ради обсуждения моих студентов явился. Зачем мне зубы заговариваешь?
     - Я всего лишь пытаюсь придать нашей беседе хоть отдаленное сходство с встречей старых добрых друзей, у которых нет секретов друг от друга, - многозначительно ухмыльнулся Асмодей.
     Вздернутая бровь скептически демонессы дернулась.
     - Что ж, видимо, мне пора перейти к делу, - верно истолковал этот жест мужчина. – Ата, Эвелинн никогда не вызывала у тебя никаких подозрений?
     - В смысле?! Какие еще подозрения?!
     - Да вообще любые, - неопределенно развел руками Дей.
     - Или выражайся точнее, или проваливай, - недовольно нахмурилась директриса Университета, посчитав, что незваный гость просто отнимает у нее время.
     Демон недовольно закатил глаза, но все же пересказал Гекате содержание своей беседы с Соннелоном, забыв упомянуть лишь о том, что Дора еще вернется. Женщина помолчала, задумчиво закусив губу.
     - Допустим, кто-то из родителей Лины действительно алат, - подала она голос. – Но от меня-то ты чего хочешь? Это ведь ты был знаком с ней еще до смерти, тебе и видней должно быть.
     - Черт с ними, с родителями Эвелинн, - отмахнулся Асмодей. – Тут я действительно без тебя могу разобраться. Вопрос в другом: тебе никогда ничего странным в ней не казалось?
     - Ну… - демонесса наморщила лоб, потом помотала головой. – Думаю, что нет. Разве что Расщепление она прошла без последствий, но ты сам сказал, что они могут проявиться не сразу. А так, пожалуй, нет, ничего странного я за Эвелинн не замечала.
     - Может, ее уровень сил тебя хоть немного смущал когда-нибудь? – с надеждой осведомился Дей. – Например, Лина делала что-то, что явно превышало ее возможности…
     - Что-то вроде сдерживания Пандорры?
     - Именно.
     - Увы, но и здесь я отвечу отрицательно, - развела руками Геката. – Да, я несколько озадачена тем, что Лина сумела подавить Дору, но все же позволю себе не согласиться с Сонном и объяснить это тем, что Пандорра была слаба от заточения в Аду. К чему, собственно, ты вообще клонишь? Считаешь, что Эвелинн скрывала свой истинный силовой потенциал?
     - Я на это искренне надеюсь, - вздохнул мужчина. – В противном случае мозаика не складывается. Если Лина – потомок алата, ее сила должна была расти не десятилетиями, а месяцами. Я лично знаю сына одного алата, так мальчишка собственный Дар обрел меньше, чем за год, а сейчас уже к статусу Мастера приближается. А с Эвелинн все было не так. Да, она прошла инициацию относительно быстро, и на уровень Мастера перешла раньше, чем предполагалось, но все равно потратила на это не одно десятилетие.
     - Действительно, необычно, - согласилась директриса Университета. – Может, ее родители все-таки не имели никакого отношения к алатам?
     - Но как, в таком случае, Дес вместе с половиной души получил предрасположенность к становлению алатом? – возразил Асмодей. – Это возможно только в одном случае, о котором я тебе уже сказал.
     - Не хочу тебя разочаровывать, но дело может быть в простом совпадении. В конце концов, не забывай, что брат Десмонда тоже был алатом. Вдруг это у них какая-то семейная предрасположенность?
     - Вряд ли, - помотал головой Дей. – С Роландом все стандартно: переход Грани в результате насильственной смерти. Десмонд же умер без постороннего вмешательства, и ни о какой Грани и речи быть не могло. Тем более что стараниями Лины его жизненная нить и так была целой и невредимой дольше отмеренного, поэтому смерть была совсем не преждевременной.
     - Тогда могу предположить, что нам просто не известно о том, как еще, кроме кровного родства, можно получить предрасположенность к обращению в алата, - невозмутимо заключила Геката. – И вполне вероятно, что Эвелинн – пример именно этого загадочного и неизвестного способа.
     На этот раз Асмодею нечего было возразить. В словах давней знакомой был смысл. Впрочем, сначала стоило все же окончательно убедиться в том, что версия с родителями ошибочна. Мужчина поблагодарил директрису Университета за уделенное ему время и открыл портал, собираясь покинуть ее кабинет, но демонесса окликнула его:
     - Дей, если ты еще раз нарушишь мой барьер без спросу, я тебя из шкуры вытряхну, - елейно улыбнулась она. – Запомни это.
     Асмодей не уловил в голосе Гекаты ни единого намека на шутку и предпочел заверить ее, что отныне будет приходить лишь после получения официального на то разрешения.
     *****
     - Кайла, прекрати нести чушь! – взвилась Эвелинн, раздраженно тряхнув собранными в высокий хвост волосами.
     - Почему это чушь?! – возмутилась женщина. – Это же очевидно, что Верманд положил на тебя глаз. Иначе с чего бы это он вдруг поменял свое отношение к охране и лично известил нас о том, что сегодня мы будем сопровождать его на встрече с главой Нейвельгара?
     - Просто понял, что бегать от своей же охраны – глупо, - отрезала алата, засовывая нож за голенище сапога и проверяя, не видно ли рукоятку. Девушка тяжко вздохнула и страдальчески посмотрела на свою подругу: - Я вообще не представляю, как ему в глаза смотреть… Надо же был повести себя на приеме, как последняя идиотка! Мало того, что он сперва принял меня за начинающую самоубийцу, и я даже не удосужилась уточнить, кто передо мной, так потом в разговоре назвала его паршивцем. И в завершение позвала выпить вина… Будь я на его месте, я бы в ни в коем случае не считала девицу с подобным поведением за достойного телохранителя. И в лучшем случае отослала бы ее обратно в Элиор.
     - Но ты не на его месте, - справедливо заметила Кайла. – И лиан пока словом не обмолвился о том, что ты его чем-то не устраиваешь. Прекрати накручивать себя.
     - Ни словом не обмолвился только потому, что времени на это не было, - пробурчала Лина. – На балу его отвлекла глава делегации дриад из Заветной Рощи и градоправитель Нейвельгара. А после приема мы еще не виделись.
     - Все равно прекрати посыпать голову пеплом, - беззаботно отмахнулась женщина. – Я все же уверена в том, что ты ему приглянулась, а потому тебе не о чем переживать.
     - Ну с чего ты взяла, что я ему приглянулась?! – закатила глаза Эвелинн. – С того, что я с ним под руку в зал вернулась? Или с того, что он мне прямо там нотацию о поведении, недостойном элитной охраны не зачитал?
     - С того, что он весь вечер от тебя глаз не отводил, - ухмыльнулась Кайла. – Перед ним откровенно заигрывающая дриада с томным взглядом и декольте до пупка, а Верманд все на свою бездушную телохранительницу оглядывается. Да и твой отстраненный вид его явно расстроил. Разве не заметила, что он несколько раз порывался поговорить с тобой с глазу на глаз?
     - Нет, - не моргнув глазом соврала алата, поднимаясь на ноги. Потом хмыкнула и добавила в полголоса: – И впредь не замечу…
     Женская половина элитного отряда только успела спуститься в холл гостиницы и поздороваться со своими коллегами, как в поле зрения появился лиан Верманд.
     - Всем доброго утра, - бодро кивнул он охране, напоролся на маску ледяного равнодушия на лице Лины и нахмурился: - Эвелинн, вы не могли бы уделить мне пару минут?
     - Возможно, если бы они были, - уклончиво отозвалась девушка. – Но мы уже опаздываем на встречу с лианом Тайро.
     - Он вполне может подождать несколько минут, - парировал мужчина. – Мне нужно обсудить с вами детали работы вашего отряда.
     - Начинать деловую встречу с опоздания – не лучшее решение, - не желала сдаваться алата. – Кроме того на данный момент нет необходимости обсуждения работы отряда, поскольку все действия у нас согласованы. Внести коррективы можно и после приема у градоправителя.
     Рэйнар с усмешкой прищурился, признавая свое поражение, и покорно направился к выходу. Но у самой двери ловко выпустил Тео, Зарина и Кайлу вперед и на мгновение преградил Лине дорогу:
     - Долго бегать у тебя не получится, - шепнул он практически на ухо девушке. – Мы все равно поговорим.
     - Как вам будет угодно, - после секундного замешательства склонила голову в знак согласия Эвелинн.
     Верманд смерил ее долгим взглядом, не заметил ни тени смущения в сапфировых глазах и вышел на улицу. Что бы там не думала себе Лина, он уже кое-что спланировал.
     *****
     Десмонд устало потер лицо руками и на несколько минут прикрыл глаза, давая им отдохнуть. Вообще-то, не мешало бы пойти и поспать хотя бы пару часов, но Гончему казалось, что он вот-вот найдет среди записей Гильдии что-то существенное и важное, а потому мужчина упорно заставлял себя бодрствовать.
     Он снова принялся за чтение. На этот раз биографии Вильгельма, охватывающей период от его человеческой жизни до вхождения в Высшую Ложу. Вдруг хоть здесь какая-нибудь зацепка обнаружится?..
     «Известно о трех народах, которым когда-либо покровительствовал Вильгельм: арто в параллели Тай, вольн в параллели Ильмерон и хи`мэ в параллели Хином».
     Слева, на полях была пометка, сделанная, вероятнее всего, архивариусом при проверке свитка:
     «На 14 876 год от основания Гильдии параллель Ильмерон подверглась уничтожению вместе с населением, народ арто истреблен своими врагами. О наличии по-прежнему между Вильгельмом и народом хи`мэ связи «Покровитель - Подзащитный» ничего не известно».
     Десмонд прищурился. Судя по дате пометки, сделана она была всего девять лет назад, то есть, по меркам архива считалась весьма свежей.
     Мужчина еще раз внимательно перечитал обе фразы, пытаясь отыскать ту мелочь, за которую упорно цеплялось сознание.
     «…хи`мэ из параллели Хином».
     Вот оно что! Название этого мира ему уже знакомо. В памяти Гончего тут же всплыл разговор с Дэнной в тот день, когда они нашли сферу с заочным заклинанием:
     …Такую штучку неплохо использовать при охоте… Где именно ты видела похожую прежде?
     - У дома пропавшего метаморфа в параллели Хином.
     - Не верю я в совпадения, - покачал головой Дес, довольный тем, что отыскал хоть что-то, способствующее дальнейшему расследованию дела. – Связанный с Вильгельмом народ и связанные с этим же алатом похищения в одном мире…
     Решив проверить свою догадку о возможной причастности народа хи`мэ к темным делам Виля, мужчина направился к стойке архивариуса и запросил у того всю имеющуюся информацию по нужному ему народу из параллели Хином. Смотритель архива пробурчал, что Десмонд со своими запросами уже плешь ему проел, но все же произвел соответствующие манипуляции и выдал Гончему несколько тонких папок. Бегло пролистав их, Дес недобро ухмыльнулся. Что и требовалось доказать: представители народа хи`мэ дважды обвинялись Гильдией в похищениях Старших существ. В первом случае все было списано на личные мотивы похитителя, во втором не нашли доказательств причастности. Впрочем, Гончего это мало волновало. Уже сам факт наличия таких обвинений говорил ему о многом.
     *****
     Кайла зевнула и недовольно покосилась на закрытую дверь, за которой уже больше часа совещались наедине друг с другом лиан Верманд и градоправитель Нейвельгара. Свою охрану Рэйнар оставил снаружи, велев дожидаться его на диванчике в коридоре. Время от времени до них доносились громкие возмущения лиана Тайро и спокойный уверенный голос Верманда.
     В конце концов, дверь все же распахнулась, явив взору взмыленного и хмурого главу администрации Нейвельгара и возмутительно спокойного на его фоне Рэйнара. Охрана Верманда тут же поднялась на ноги, приготовившись сопровождать своего подопечного, но тот остановил их:
     - К гостям со мной пойдут Тео и Зарин. К вам у меня есть другое поручение, - мужчина повернулся к Кайле. – Лиан Тайро высказал опасения, что в его личный кабинет на днях проник кто-то посторонний. Не могли бы вы осмотреть помещение и сказать, так ли это?
     Женщина коротко кивнула, не выказав ни малейшего удивления от этой просьбы, и ушла в сопровождении градоправителя Нейвельгара.
     - А вас, Эвелинн, - повернулся Рэйнар к девушке, - я попрошу осмотреть Зал совещаний и на всякий случай принять меры для его защиты от прослушивания. Меньше, чем через два часа там состоится собрание магов и проектировщиков нового торгового портала. Будут обсуждаться некоторые вопросы, которые ни в коем случае не должны стать известными посторонним людям.
     - Я поняла, - отозвалась алата. – Сделаю все в лучшем виде.
     Зал совещаний оказался относительно небольшим. Всего человек на сорок. Оглядев помещение, Лина только фыркнула. Наложить на эту комнатушку чары, препятствующие прослушиванию – ерунда для нее. То ли дело, когда зачаровывать пришлось весь дворец Эледера…
     Начертав необходимые символы на окнах, пороге и стенах, девушка скороговоркой выпалила нужное заклинание и удовлетворенно проследила, как символы втянулись в поверхность, на которой были нарисованы. Готово. На все про все у нее ушло не более пятнадцати минут.
     - Уже закончила? – заглянул в комнату Верманд. Услышав утвердительный ответ, он зашел в зал и запер за собой дверь. – Очень хорошо.
     Эвелинн с долей недоумения выгнула бровь, проследив за проворачивающимся в замке ключом.
     - У вас ко мне еще какое-то поручение? – поинтересовалась она. – О котором, очевидно, никто не должен знать?
     - Нет, не поручение, - покачал головой мужчина. – Просто хочу кое-что прояснить…
     - В таком случае, позвольте, я выскажусь первой, - перебила его алата, подумав, что раз уж разговора не избежать, то лучше сразу расставить все точки над «и». – Я хотела бы попросить прощения за свое поведение на вчерашнем приеме. Полагаю, у вас могло сложиться обо мне несколько неверное впечатление…
     - По-моему, мне виднее, что за впечатление у меня сложилось, - прервал ее Рэйнар.
     - Как скажете, - не стала спорить девушка. – Но все же я хочу договорить. На балу я допустила ошибку, приняв вас за одного из гостей, а потому допустила некую фамильярность в общении. Разумеется, это не оправдывает того, что для телохранителя я вела себя недопустимо вольно, однако… Смею заверить, что подобное более не повторится.
     - И очень жаль, - совершенно серьезно отозвался мужчина. – Вчерашняя ты нравилась мне гораздо больше.
     - Лиан Верманд, моя задача – охранять вашу жизнь, а не нравиться вам. И я не припомню, чтобы мы переходили на «ты».
     - Тогда самое время перейти, - невозмутимо отозвался Рэй.
     - Это лишнее, - прохладно отозвалась Эвелинн. – У нас с вами совершенно разные статусы, не терпящие панибратства.
     - А мне плевать на наши статусы, - пожал плечами Рэйнар. – Я вижу перед собой не лицо, обладающее определенным положением, а понравившуюся мне девушку.
     - Увы, вам стоит все же воспринимать меня не как девушку, а как охрану, - продолжала гнуть линию ледяного равнодушия алата, хотя признание лиана в симпатии не могло не порадовать ее самолюбие.
     - Тебя смущает тот факт, что в данный момент мы не находимся на равных? Или у тебя кто-то есть? – спросил мужчина, подходя совсем близко к Эвелинн.
     - Меня смущает некая двусмысленность ваших действий, - Лина обошла длинный письменный стол так, чтобы он оказался между ней и Вермандом. – Вы настойчиво пытаетесь поговорить со мной без свидетелей, упорно игнорируете мою просьбу соблюдать дистанцию в общении, сейчас и вовсе рискуете поставить в неловкое положение перед коллегами по королевской охране.
     - В смысле? – неподдельно удивился Рэй.
     - Вы отправили Кайлу изучать кабинет градоправителя, смылись от Тео и Зарина, а теперь заперлись в одной комнате со мной. Руку даю на отсечение, что сейчас мои коллеги разыскивают вас по всему зданию администрации и скоро догадаются, где искать. С учетом того, что они были свидетелями нашей с вами неформальной прогулки под ручку, я бы очень не хотела, чтобы нас застали за запертой дверью.
     Рэйнар задумчиво потер подбородок, размышляя над словами девушки.
     - Уверена, что они скоро найдут меня?
     - Абсолютно.
     - Прекрасно, - ухмыльнулся мужчина, скидывая камзол и принявшись расстегивать рубашку. - Сделаем ситуацию еще более неловкой. Думаю, времени мне хватит…
     Эвелинн закашлялась и уставилась на него с крайней степенью потрясения на лице. Однако совершенно искреннее изумление алаты никоим образом не мешало Рэйнару стягивать с себя рубашку. Швырнув ее к камзолу, Верманд направился к Лине. А с той как раз спало оцепенение:
     - Еще шаг – и я вами стену пробью, - с ласковой улыбкой матерого палача пообещала девушка. – Будет больно и неприятно.
     - Не решишься, - самоуверенно хмыкнул мужчина.
     - Еще как решусь, - многообещающе глянула на него алата, не двигаясь с места. – Ласточкой полетите.
     На лице лиана не дрогнул ни один мускул, и он продолжил приближаться. Лина, совсем не желающая применять грубую силу к тому, кого обязана охранять, закусила губу, а потом предприняла последнюю попытку уладить недоразумение миром:
     - Послушайте, лиан Верманд, - Эвелинн все же отступила на пару шагов, увеличивая расстояние между собой и Рэйнаром. – Мне кажется, у вас все-таки сложилось неверное впечатление обо мне. Я не легкомысленная особа, за которую вы меня принимаете.
     - В последнюю очередь вчера вечером я посчитал вас легкомысленной, - возразил девушке Рэй, неожиданно переходя на «вы». – И мне бы не пришлось выставлять себя хамом, если бы вы чуть раньше прекратили изображать из себя бездушный чурбан, зацикленный на соблюдении формальностей.
     С этими словами мужчина подобрал с пола рубашку и камзол и накинул их на плечи. Правда, пока не спешил застегиваться.
     Лина растерянно хлопнула ресницами, окончательно запутавшись в происходящем. Глядя на ее обескураженный вид, мужчина весело усмехнулся:
     - Вы меня простите за этот сомнительный спектакль с раздеванием, - повинился он с лукавой полуулыбкой. – Просто хотелось немного встряхнуть вас, добавить вам живости…
     - На будущее – подобная встряска, устроенная для меня, может обернуться для вас реальным сотрясением мозга, - пригрозила алата, но не удержалась и все же улыбнулась в ответ на заразительную улыбку Верманда.
     - Так-то лучше, - довольно кивнул он. – Теперь можно нормально поговорить.
     - Боюсь, не получится. Хочу напомнить, что с минуты на минуту вы будете беспощадно обнаружены тройкой стражей из элитной охраны. Они будут разозлены вашим очередным исчезновением гораздо меньше, если вы найдете их первыми и убедительно соврете, что случайно потерялись.
     - Вы снова пытаетесь улизнуть… - огорченно вздохнул Рэйнар. – Эвелинн, либо вы мне сейчас кое-что пообещаете, либо я все же поставлю вас в неловкое положение.
     - Подобный шантаж в отношении нижестоящего по статусу лица – свинство, - заметила девушка.
     - Как по мне, так лучше сейчас выглядеть свиньей, чем покорно наблюдать, как вы избегаете меня. Так что, пообещаете, или мне раздеваться?
     - Я дам обещание, если оно не поставит меня в еще более неловкое положение, нежели повторное любование на полуобнаженного мужчину.
     - Уделите мне всего полчаса в любое удобное для вас время. Хочу поговорить.
     - Идет, - согласилась Лина после короткого замешательства. – Полчаса.
     Стоило Верманду покинуть Зал совещаний, как Эвелинн вновь непроизвольно растянула губы в улыбке, но получилась она невеселой. Было во внешности, поведении и характере Рэйнара что-то такое привлекательное и подкупающее, что буквально с первых минут общения располагало к нему. И именно эта зарождающаяся симпатия заставила девушку пообещать лиану краткую беседу. Теперь у нее есть время, чтобы хорошенько все обдумать и потом за полчаса объяснить Рэю, почему она хотела бы придерживаться исключительно официального общения.

     Глава 9
     Дэнна еще раз покрутилась перед зеркалом, довольно оглядывая со всех сторон платье, подаренное ей отцом. Сам он сидел в кресле, благодушно наблюдая за дочерью, которой гордился едва ли не больше обоих старших сыновей. Ни один из них не решился пойти по стопам родителя и стать Гончим, а вот бойкая девчушка не побоялась и после окончания с отличием Академии Светлого пантеона с первой же попытки прошла отбор в стажеры Гильдии. Совсем скоро ей предстояло пройти итоговое испытание, результат которого и решал дальнейшее будущее девушки. Однако тиан Эльсен был совершенно уверен в том, что Дэнна справится с экзаменом. Тем более, что Глава Гильдии и его хороший друг, Аристарх, заверил его во время недавней встречи, что сам ставит именно на дочь старого знакомого.
     - Ты ведь так и не рассказала мне толком, как твоя практика? – мужчина оторвал дочь от созерцания праздничного наряда. – Две месяца отца родного не видела, а последние четыре дня никак минутки свободной не выкроит.
     - Ну прости, пап, - девушка с виноватым видом подскочила к отцу и чмокнула его в щеку. – Просто я все пытаюсь выловить одну представительницу Межрасового Университета на приемах и встречах, вот и не пропускаю ни одного мероприятия.
     - А на кой черт она тебе сдалась? – изумленно приподнял светлые, выгоревшие на солнце брови мужчина. – И что за особа-то?
     - Я с ней лично познакомиться хочу, - беззаботно отозвалась Дэнна, ни на секунду не задумавшись о том, что ей, как будущей Гончей, не пристало водить знакомства с наставницей нечисти. – Помнишь, три года назад в Университете открыли пробную специализацию?
     - Ты про боевую некромантию? – брезгливо поморщился тиан Эльсен при упоминании неприятной ему вещи. Пусть Гончим он был уже бывшим, но вот светлым магом – действующим. – Помню, как же иначе… Ее еще девица странная ведет, молоденькая такая вроде, а опыта столько, будто веками армии мертвяков собирала.
     - Эта девица – тианна Элина Риавэйн, - поправила отца девушка. – Вот с ней-то я и хочу познакомиться. Слухи ведь ходят, будто она здесь, в Нейвельгаре, в составе делегации из Элиора.
     - Здравствуйте, пожалуйста! – всплеснул руками мужчина. – Зачем тебе с этой ведьмой знакомиться?!
     - Она не ведьма, - парировала Дэнна. – Ты сам прекрасно знаешь, что обращение «тианна» используют только по отношению к женщинам-магам с уровнем силы выше третьей ступени. У Риавэйн – первая.
     - Да хоть главная их первейших, - хмыкнул тиан Эльсен. – Все равно не вижу повода для знакомства!
     - Это все потому, что ты о ней ничего не знаешь, - упрямо фыркнула его дочь. – А я последние два года в Академии постоянно украдкой за ней наблюдала. И хочу сказать тебе, что она вызывает у меня искреннее восхищение. Сильный и опытный маг, специалист в своем деле, при этом еще и красавица.
     - Ты тоже красавица. А через несколько лет и специалистом опытным будешь, и магом сильным…
     - Не пытайся отговорить меня от моих планов, - прищурилась Дэнна. – Сам ведь знаешь, что твое упрямство я в полной мере унаследовала. Если задумала что – сделаю.
     - Поступай, как знаешь, - махнул рукой ее отец, с неохотой признавая, что дочурку не переспорит. – Только подкатить к этой Риавэйн у тебя вряд ли получится.
     - Почему это?!
     - Потому, - хитро ухмыльнулся мужчина, - что слухи до тебя немного неверные дошли. То, что она в Нейвельгаре – правда, вот только тианна здесь не Университет представляет, а охраняет полномочного представителя Эледера. Как думаешь, получится ли у тебя побеседовать с телохранительницей важной шишки?
     Дэнна заметно погрустнела, понимая, что отец прав. Но потом решила, что хотя бы предпримет попытку. В конце концов, находиться так недалеко от той, кого считаешь примером для подражания, и не попытаться поговорить – глупо.
     - Ладно, забудем об Университете и его преподавательнице, - прервал размышления девушки ее отец. – Расскажи-ка мне, как там в Гильдии? К наставнику у тебя нет претензий?
     - К Десмонду-то? Да нет, вроде, - беззаботно пожала плечами Дэнна. – С ним мне повезло, потому что он допускает меня до участия во всех делах, что ведет. Недавно, например, начали расследование похищений Древних и Старших существ в различных мирах…
     Она вдруг осеклась на полуслове и едва не подскочила на месте от возбуждения. Ну конечно, как можно было забыть рассказать отцу о последнем деле ее наставника! Оно ведь связано с Вильгельмом, а тиан Эльсен, работая на Гончих, уделял особое внимание алатам, в том числе и Вилю.
     Моментально забыв и о том, что на ней довольно дорогое платье, и обо всем прочем, Дэнна с ногами забралась в кресло напротив своего отца и принялась оживленно пересказывать ему подробности расследования Десмонда.
     *****
     Увесистая папка из плотного картона звучно шлепнулась на рабочий стол Аристарха, заставив того удивленно хмыкнуть.
     - Я так понимаю, это твой отчет о четырехдневном круизе по параллели Хином? – Глава Гончих как всегда был прекрасно осведомлен о том, чем заняты его подчиненные. – Любопытно будет почитать, что отвлекло тебя от расследования похищений…
     - Этот, как ты выразился, круиз напрямую связан с похищениями, - парировал Десмонд, устало развалившись в кресле и блаженно вытянув ноги. – Один их метаморфов пропал именно в этом мире. Хотя поперся я туда по несколько иной причине. В архиве было упоминание о подзащитных народах Вильгельма. Два из них на данный момент уже уничтожены, а относительно существования в настоящем времени связи между Вильгельмом и третьим, хи`мэ, данных не оказалось. Что примечательно, обитает этот народ в параллели Хином.
     - Значит, ты не зря прогулялся, - спокойно резюмировал Аристарх. – Что интересного?
     - Из интересного – явный недосмотр Гильдии за этим бойким народцем. В архиве есть информация о том, что он подчиняется Вильгельму, о том, что он уже попадал в поле зрения Гончих, а основательного и постоянного контроля с нашей стороны нет. Отсюда два десятка серьезных преступлений с их стороны, о каждом из которых я указал в отчете, - Дес кивком головы указал на папку.
     - Это все, конечно, замечательно, и меры я приму, но что относительно похищений?
     - Маг, причастный к исчезновению метаморфа в Хином, уроженец народа хи`мэ.
     - Который это их двух задержанных магов? Свихнувшийся или мертвый?
     - К сожалению, мертвый. Так что потрясти его и выяснить, не поработал ли он во благо Покровителя, не получится. Хотя, честно сказать, я не сомневаюсь, что это так. Ибо в ответ на мои вопросы о Вильгельме прохладное гостеприимство этого народа резко сменилось куда более пламенной и искренней ненавистью.
     Мужчина закатал правый рукав рубашки, демонстрируя несколько глубоких и едва-едва затянувшихся порезов, испещривших предплечье, потом отогнул ворот и показал похожие в районе шеи и на груди.
     - Не знаю, из чего они изготавливают оружие, - хмыкнул Десмонд, - но эти царапины до сих пор зудят и заживают еле-еле.
     - Странно, - протянул Глава Гильдии. – Регенерацию Гончих перебить крайне сложно… Полагаю, тебе стоит незамедлительно навестить нашего лекаря.
     - Пустая трата времени, - отмахнулся Дес. – Лучше займусь чем-нибудь другим.
     - Например? – фыркнул Аристарх. – Что, кроме дальнейшего расследования, ты подразумеваешь под «чем-нибудь другим»?
     - Прямо сейчас я собираюсь помыться, пожрать и вздремнуть пару часов. Банальные человеческие желания. – Гончий на мгновение замешкался, но все же продолжил: - Потом хочу буквально на полчасика отправиться к Асмодею. Надо узнать, как продвигаются поиски моей ведьмы.
     - Тебе не кажется, что девушка может подождать, пока ты завершишь дела? – недовольно нахмурился Старх. – Или ты считаешь свои личные проблемы куда более важными, нежели угроза возвращения Вильгельма?
     Откровенно говоря, Десмонд так и считал. А еще он считал, что свихнется, если не поговорит с Деем. Сказать демону, что он пока прекратит поиски Лины и займется делами в Гильдии, оказалось намного проще, чем следовать этому решению. Мысли об алате с каждым днем становились все более тревожными и навязчивыми, выбивая Деса из привычной колеи. Доходило до того, что Эвелинн начала ему снится.
     Разумеется, говорить руководству о том, что девушка для него важнее, чем пропавшие оборотни и метаморфы, Вильгельм и все его треклятые эксперименты, было бы крайне неразумно. Равно как и заявлять, что к Дею он идет только потому, что ему просто так захотелось.
     - Скажи, как долго ты бы смог работать в обычном режиме, если бы Алайна пропала, и ты не знал бы о ней ничего? – нашел выход из ситуации Десмонд. – Я честно пытался выбросить свою ведьму на время из головы, но это не помогает. Думаю, если узнаю у Асмодея, как продвигаются поиски, это хоть немного успокоит меня.
     Аристарх поджал губы и задумчиво постучал пальцами по столешнице.
     - Ладно, - вздохнул он. – Если визит к демону вернет тебе рабочее настроение – даю разрешение навестить его. Но после ты посвятишь все свое время делу.
     Дес согласно кивнул и совершенно неожиданно напоролся на подозрительный взгляд Старха.
     - Скажи-ка, а почему ты столь горячо любимую девушку зовешь «моя ведьма»? У нее имени нет? – прищурился тот.
     - Есть, - с деланным равнодушием передернул плечами мужчина. – Просто не хочу лишний раз произносить его вслух. Оно вызывает чертовски яркие воспоминания о ней, и это неприятно.
     Тут он Гончий почти не солгал. Имя алаты действительно оказывало именно такое влияние. Вот только Десмонду это нравилось.
     - И все-таки, как ее зовут?- настойчиво поинтересовался Глава Гильдии.
     - Шаэль, - не моргнув глазом, соврал Дес, полагая, что это гораздо разумнее, чем сказать правду. – Еще вопросы?
     - Нет-нет, пока все, - великодушно отмахнулся Аристарх. – Можешь идти.
     Гончий ушел и уже не видел, как Старх достал из ящика стола свой рабочий блокнот и на последней странице записал названное Десмондом имя. Потом замешкался, но все же поставил рядом знак вопроса.
     *****
     - Кайла, вот почему у меня чувство подставы, а? – сузила глаза Эвелинн, глядя то на подругу, то на платье, которое та принесла. – Не потому ли, что история получается больно глупая?..
     - А что в ней глупого? – невинно хлопнула ресницами та. – Разве лиан не может собрать своих телохранителей для делового ужина?
     - Может, - кивнула алата. – Но на кой черт он требует явиться в вечернем туалете?!
     - Лина, Верманд собирает нас в лучшей ресторации города, - женщина посмотрела на девушку так, будто та сморозила совершенную глупость. – В такие заведения принято ходить в парадном виде.
     - Не телохранителям, - упрямо отбрила Эвелинн.
     Кайла тяжко вздохнула и серьезно уставилась на подругу:
     - Что-то мне подсказывает, что твоя настороженность по отношению к предложению лиана вызвана тем, что ты последние четыре дня старательно делаешь вид, что ничего ему не обещала. Думаешь, он собирает всех исключительно ради того, чтобы все-таки выбить с тебя разговор?
     Скептицизм в голосе женщины был настолько явным, что алата невольно смутилась. Действительно, глупость какая… Рэйнар, конечно, сам сказал она ему понравилась, но это ведь совсем не значит, что он готов бегать за ней с мольбой о доле внимания?
     - Пожалуй, ты права, - с облегчением вздохнула девушка. – Я сама себя накручиваю…
     - Кстати, а почему ты просто не поговоришь с Вермандом, как обещала? – полюбопытствовала Кайла, знавшая содержание разговора между лианом и подругой из рассказа последней. – Возьми и объясни ему, что тебе его симпатии побоку. Рэйнар не похож на того, кто пользуется своим положением, что добиться взаимности от приглянувшейся женщины.
     - Ни о чем таком я и не думала, - отмахнулась Лина. – Дело в том, что я еще не подобрала нужных слов. А мне не хочется…
     - Да он тебе нравится! – внезапно перебила ее Кайла с лукавой улыбкой. – И поэтому ты не хочешь его сразу же отшивать.
     - Рэйнар довольно приятный человек, - уклончиво отозвалась девушка. – Так что, откровенно говоря, я не хочу, чтобы наше с ним общение прекратилось, и уже тем более не хочу, чтобы это произошло на довольно неприятной ноте. Как только придумаю, что сказать, чтобы Верманд четко понял, что я готова максимум на приятельские отношения – тогда и поговорю с ним.
     Подруга Эвелинн открыла было рот, что сказать что-то, но алата шустро выхватила из ее рук свое платье и перевела тему:
     - Во сколько мы должны быть в ресторации?
     - Через два часа. Верманд сейчас отправился по делам в сопровождении Тео и Зарина, так что он прибудет сразу в «Королевский Сад». Я тоже появлюсь только там.
     - Ты-то почему? – удивилась Лина.
     - Надо заглянуть к городской портнихе, - недовольно закатила глаза женщина. – У моего платья сбоку обнаружился довольно заметный изъян, от которого необходимо избавиться. Так что сейчас я к мастерице, потом сразу в ресторацию. А тебе придется одной туда добираться.
     - Ерунда, - фыркнула Эвелинн. – Не маленькая девочка.
     Проводив подругу, Кайла неуверенно закусила губу:
     - Я покойница, - пробурчала она вслух, покачав головой. – Стоило сначала попросить у соседней страны политического убежища, а потом уже соглашаться выполнить просьбу лиана…
     *****
     На пороге ресторации Лина вновь почувствовала какое-то странное подозрение и желание вернуться обратно в гостиницу. Малодушно сбежать ей помешал распорядитель «Королевского Сада», с услужливой улыбкой на лице подскочив к девушке и спросив, не ожидает ли кто благородную лиа, или же она сама заказывала столик. Не став исправлять «лиа» на «тианна», Эвелинн сообщила, что она здесь по приглашению Рэйнара Верманда. После этого улыбка распорядителя стала еще шире, и он вызвался лично проводить девушку на Райскую террасу.
     Алата неопределенно хмыкнула. Про эту террасу она была наслышана. Попасть туда была крайне сложно, потому что очередь высокопоставленных чиновников и аристократов, желающих отужинать на крыше ресторации, была расписана на пару месяцев вперед. Подобный ажиотаж вызывал тот факт, что на Райской террасе был воссоздана Роща дриад, увидеть которую в реальности доводилось очень и очень немногим избранным.
     Лина красоты природы не оценила по достоинству. Да, цветы великолепны от их всевозможных форм и окраски до ненавязчивого тонкого аромата. Да, деревья и кустарники довольно необычны и интересны. Да, искусственно созданный пруд восхитителен. Но удивить этим алату, чей возраст насчитывает почти половину тысячелетия, а количество увиденных миров перевалило за семь сотен, весьма и весьма сложно.
     Девушка прошла мимо розария с сиренево-фиолетовыми розами, скользнув по ним равнодушным взглядом, и вышла на открытую площадку балкона, с которой открывался отличный вид на город.
     Верманд был уже здесь и изучал ночной пейзаж Нейвельгара, опершись руками на кованые перила балкона. Эвелинн только хотела спросить, где все остальные, как ее взгляд случайно упал на столик слева от мужчины. Накрыт он был на двоих.
     - Я придушу ее своими же руками, - прошипела алата, скрипнув зубами от злости. Не надо было обладать большим умом, чтобы догадаться, что никто больше не придет, и ее обвели вокруг пальца.
     Девушка приблизилась к лиану, грозно цокая тонкими высокими каблуками и мрачно скрестив руки на груди:
     - Рэйнар, вам не кажется, что это чересчур?! – недовольно сверкнула глазами она. – Обманом вынудить меня прийти на этот ужин… Я ведь уже упоминала, кажется, что не хочу оказаться в неловкой ситуации!
     - Лина, вы выглядите просто потрясающе, - проигнорировал возмущение алаты Верманд, окинув ее очарованным взглядом и оценив лаконичное черное платье в пол, изюминкой которого была ткань, напоминающая чуть поблескивающую рыбью чешую. – Я рад, что вы пришли.
     - За комплимент благодарю, - склонила голову девушка. – Однако вынуждена сказать, что все же предпочту уйти прямо сейчас.
     Эвелинн резко развернулась на каблуках, собираясь покинуть террасу, но мужчина мягко ухватил ее за руку, вынудив остановиться:
     - Останьтесь, пожалуйста, - проникновенно заглянул в сапфировые глаза Рэйнар. – Я клянусь, что этот ужин не поставит вас в неловкое положение, потому что никто не знает о нем. Только вы, я и Кайла, которая помогла мне провернуть все это.
     - И она за это еще поплатится, - красноречиво дернула бровью девушка, убирая руку Верманда со своей, но все же оставаясь на террасе. Лиан сказал, что совместная вечерняя трапеза не доставит ей неудобств, а алата отчего-то считала, что ему можно верить.
     - Предпочтения относительно заказа есть? – поинтересовался Рэйнар, отодвигая для Лины стул. Она отрицательно покачал головой, предпочтя облокотиться пока что на перила. – Или вы целиком и полностью положитесь на мой вкус?
     - Разумеется, - усмехнулась Эвелинн. – Но только если ваш вкус подразумевает красное вино и хорошо прожаренное мясо.
     - Принял к сведению, - сверкнул улыбкой мужчина и тут же исчез из виду.
     Алата тяжко вздохнула. С одной стороны, внимание Верманда и его вполне искренняя радость от того, что она согласилась на ужин, были ей приятны. С другой стороны, это заставляло подумать о том, что ни о каком добром приятельстве и речи быть не может. От греха подальше.
     - Ужин подадут через полчаса, - Рэйнар появился перед девушкой так неожиданно, что она вздрогнула. – Напугал?
     - Немного, - Эвелинн поежилась от прохладного ветерка, погладившего оголенные плечи, и это не укрылось от лиана. Он тут же скинул темно-синий бархатный камзол и набросил его на плечи своей спутницы. Лицо мужчины оказалось совсем близко к Лининому, ближе, чем это было допустимо. Стоило ему склониться чуть ниже, как девушка ловко вывернулась из кольца его рук и отошла в сторону.
     - Лина, простите, я…
     - Вы сказали, что до ужина полчаса? – оборвала его на полуслове Эвелинн. – Прекрасно. Потратим это время на исполнение моего обещания.
     - Вы готовы поговорить со мной?
     - Не совсем. Но, судя по всему, затягивать больше не стоит.
     Алата на мгновение замолчала, собираясь с мыслями, потом продолжила:
     - Лиан Верманд, я не собираюсь заводить роман с тем, на кого работаю. Вы глубоко симпатичны мне как человек, и я с удовольствием хотела бы считать вас своим хорошим другом, но не более.
     - Наши рабочие взаимоотношения – явление временное, - парировал Рэйнар. – По возвращении в Элиор они прекратятся, следовательно, это препятствие исчезнет.
     - Останется разница в статусе, - возразила Лина. – Я – преподавательница в Университете нечисти, а вы – аристократ. Даже то, что я являюсь одной из сильнейших магов этого мира, никак не приравнивает меня к герцогу Альтерры и члену королевского правящего рода.
     - Почему-то я совсем не удивлен вашей осведомленности, - с усмешкой покачал головой мужчина. – Поверьте, это только на словах все так величественно. На деле же я не значу для рода Таэринн ровным счетом ничего, и герцогский титул – пустые слова. Давайте отбросим в сторону статусы и звания и… - Верманд нервно взлохматил пятерней темные волосы: - Черт возьми, скажу как есть, не подбирая слов! Эвелинн, вы понравились мне с первой же минуты знакомства. И эта симпатия только крепнет с каждым днем. Я ни в коем случае не собираюсь настаивать на том, чтобы вы ответили мне взаимностью, просто хочу попросить дать всего один шанс. Не избегайте меня, позвольте поухаживать за вами… Само собой, если у вас кто-то есть, я отступлю.
     - И вот тут, наверное, мне следовало бы соврать, что этот самый «кто-то» есть, но лгать вам не хочется, - невесело улыбнулась девушка. – У меня никого нет, Рэйнар, и, если уж быть откровенной до конца, я не очень-то хочу, чтобы появился. Пять лет назад, после довольно трагических событий, я ушла от человека, который был мне очень дорог… Но память о нем все еще не отпустила меня. В таком состоянии нельзя начинать новый роман, это будет нечестно по отношению к избраннику.
     - Вы по-прежнему любите того мужчину?
     - Сложно сказать, - пожала плечами алата. – Я до сих пор вспоминаю о нем, но эти воспоминания довольно противоречивы. Порой я скучаю по нему, порой мечтаю размазать по стене, оживить и размазать еще раз.
     - А что чаще? – заинтересованно склонил голову набок лиан.
     Лина только собралась ответить, как вдруг нахмурилась и напряженно огляделась.
     - Эвелинн? – насторожился от внезапной смены ее настроения мужчина. – Что-то не так?
     - Тихо! – девушка вскинула руку, продолжая внимательно прислушиваться и от всей души надеясь, что ей просто показалось. Не показалось. Тонкий мелодичный пересвист раздался где-то совсем рядом и тут же стих, зато воздух наполнился зловонием тухлятины.
     - Что за чертовщина?! – поморщился Верманд, но ладонь алаты мгновенно зажала ему рот, заставив замолчать.
     - Заткнитесь и не шевелитесь, - прошептала она около самого его уха. – Эта тварь реагирует обычно на движущиеся объекты.
     Рэйнар вопросительно вскинул брови, и Лина вместо ответа посмотрела в дальний конец балкона террасы.
     На перилах сидело нечто, на первый взгляд напоминающее собой птицу. Если, конечно, у птицы бывает покрытое лоснящейся черной шерстью туловище, чешуйчатые крылья и длинный хвост. Существо неуклюже переступило когтистыми лапами по своему импровизированному насесту, покачало головой, хлопая узкими янтарными глазами с ромбовидным зрачком, и распахнуло длинный клюв, продемонстрировав два ряда острых треугольных зубов и раздвоенный язык. Из горла «пташки» донесся тот самый гармоничный и музыкальный свист, что уже слышался раньше. Вонь разложения все усиливалась.
     Внезапно жутко существо с оглушительным верещанием сорвалось в воздух и устремилось прямо к Верманду и Эвелинн. Мужчина, не мешкая, задвинул девушку себе за спину, и за этот рыцарский поступок был вознагражден сполна:
     - Идиот! – рыкнула Лина, с неженской силой швырнув Рэйнара подальше от себя. – Это я вас охранять должна, а не наоборот!
     Алата вскинула было руку, но непрерывно орущая тварь оказалась слишком близко, и прежде, чем Эвелинн успела что-либо сделать, от души полоснула ее когтями по плечу, оставив пять глубоких и моментально набухших кровью царапин. Существо набрало высоту, заходя на новый круг и явно собираясь вновь атаковать, но столовый ножичек, вовремя схваченный Линой и метко пущенный здоровой рукой, оборвал планы страшной «птички», пробив ей крыло. Тварь рухнула на пол террасы, но не сдалась и нелепо забилась, пытаясь либо вскочить на ноги, либо доползти до девушки на целом крыле. Эвелинн скривилась, глядя как существо бестолково и отчаянно щелкает клювом в нескольких сантиметрах от ее ноги, и под обескураженным взглядом Верманда с силой опустила изящную ступню в туфельке на голову «птички». Шпилька с мерзким хрустом и чавканьем пронзила башку несчастной насквозь, тварь закатила глаза и обмякла.
     - Так-то лучше, - констатировала алата и посмотрел на Рэйнара. – Целы?
     - Вполне, - кивнул мужчина, заметил кровавые полосы на руке девушки и сурово воззрился на нее: - А вот вы нет! Зачем надо было выскакивать передо мной? Что за геройство?!
     - Лиан, вы издеваетесь? – вытаращилась на него Лина. – Я ваш телохранитель. Это моя работа - выскакивать, как вы сказали, перед вами в случае опасности!
     - Не настолько это чудо-юдо было опасно, - сердито отозвался Верманд. – В прошлый раз я с такой сам справился.
     - В прошлый раз? – бдительно переспросила Эвелинн. – Вы уже сталкивались с огилом?
     - Ну, до этой минуты я не знал, как это нечто называется, но да, сталкивался, - Рэйнар еще не догадывался, что сам себе роет могилу. – За день до вашего с Кайлой приезда в Нейвельгар. Вечером решил прогуляться в одиночестве, и на меня неожиданно спикировала такая же гадина. К счастью, я прихватил с собой арбалет.
     - И вы даже не удосужились сообщить кому-либо из охраны о нападении? – с трудом сдерживая ярость, ядовито поинтересовалась алата.
     - Не хотел никого беспокоить ерундой. Подумаешь, какая-то нежить напала…
     - Какая-то нежить?! – все же рявкнула девушка. – Вы понятия не имеете, что такое огил!
     - Да в чем дело-то?! – взмахнул руками в ответ мужчина.
     - О, я объясню вам, лиан, в чем дело, - загадочно пообещала Лина. – Сейчас мы немедленно отправимся в гостиницу, где вы как на духу поведаете мне и мои коллегам по королевской страже о причинах нашего назначения вашими телохранителями. Потом покажете, где на вас напал огил. А попутно я в деталях расскажу вам, в чем дело…

     Глава 10
     За время работы в качестве доверенного лица правителя Виттории Верманд по долгу службы насмотрелся всякого. Ему частенько приходилось иметь дело с преступными шайками и заключенными, среди которых бывали самые отъявленные мерзавцы, жестокие убийцы и безжалостные отморозки. Многие из них одним своим видом внушали ужас. Но никто и никогда не пугал Рэйнара больше, чем изящная и красивая девушка, стоящая сейчас перед ним.
     Определенно, отморозкам Виттории было чему поучиться у Лины. Внешне она выглядела совершенно спокойно, расслабленно обхватив себя руками за плечи. Лицо ее, освещенное лишь неяркими отблесками лунного света, проникающими в комнату сквозь не зашторенное окно, казалось умиротворенным. Но взгляд, являющий собой смесь льда и стали, выдавал истинное настроение девушки, вызывая у Верманда чувство липкого и душащего страха. Возможно, знай он, что перед ним алата, мужчина был бы не так удивлен своим ощущениям. Однако Эвелинн, осторожно и незаметно касаясь сознания лиана Даром, не спешила раскрывать свою истинную сущность.
     - Я жду, - непреклонно поторопила она Рэйнара с ответом. – Кто вам угрожает?
     - Элина, из-за моей работы мне угрожают десятки людей, - хмыкнул Верманд. – Вы хотите, чтобы я составил вам полный список?
     - Пока что нет, - без тени улыбки покачала головой Лина. – Меня интересует только тот или та, из-за кого правитель Виттории приставил к вам лучшую четверку из своей личной охраны.
     - Я не совсем понимаю, что вы имеете в виду, - развел руками мужчина. – Это все ваши домыслы, не имеющие под собой никакого основания…
     Он осекся на полуслове, заметив злой прищур алаты:
     - Лиан Верманд, я не в том настроении, чтобы играть с вами в загадки, - отчеканила Эвелинн. - Поверьте, я достаточно хорошо умею рассуждать логически, чтобы сложить все факты в единую картинку. Кто вам угрожает?
     - Лина, вам не стоит накручивать себя…
     - Накручивать? – с явным скептицизмом перебила его девушка. – Помилуйте, я даже не думала этого делать! Сами посудите: вы никогда не пользовались услугами телохранителей, а тут Эледер приставляет к вам свою личную охрану, да еще и включает в состав четверки боевого некроманта в моем лице, хотя раньше даже слышать не хотел о том, чтобы позволить мне покинуть Элиор. А в Нейвельгаре, вот же странность, на вас дважды нападает именно некромантская тварь.
     - Знаете, такое иногда случается, - снисходительно улыбнулся мужчина. – Это называется совпадением.
     - Не в этом случае, - покачала головой алата, которую начинало бесить упрямство Верманда. – Здесь все скорее говорит в пользу того, что за вами кто-то ведет охоту, и об угрозе знаете и вы сам, и Эледер. Позволю себе предположить, что этот некто довольно опасен, раз уж вы все-таки согласились на охрану. И совершенно уверена, что ваш недоброжелатель либо сам владеет некромантией на высоком уровне, либо имеет возможность оплатить услуги мага подобного профиля.
     Рэйнар поджал губы и опустил глаза. На мгновение Эвелинн показалось, что он вот-вот признает ее правоту, но упрямства лиану было не занимать:
     - Вы ищете проблему там, где ее нет. – И прямой открытый взгляд глаза в глаза.
     Девушка едва не зарычала, потом вдруг хмыкнула:
     - Скажите, вы обычно носите с собой арбалет?
     - Не имею такой привычки, - тут же отозвался Рэйнар.
     - Прекрасно, - хищно улыбнулась Лина. – Объясните, в таком случае, как это вам удалось отбиться от первого огила при помощи арбалета? Он ведь напал на вас во время вечерней прогулки, а арбалет, по вашим же словам, не является неотъемлемой частью вашего костюма.
     - Хотите сказать, что я ожидал нападения? И был готов к нему?
     - Я хочу, чтобы вы просто признали это. И рассказали все начистоту.
     - Мне нечего рассказывать.
     - Я пытать не люблю, но умею, - пригрозила алата. – И в случае надобности охотно применяю этот метод получения нужных сведений.
     Кайла, до этого молча сидевшая за столом, бросила на подругу настороженный взгляд и, заметив, что та не шутит, решила вмешаться:
     - Лина, тебе не кажется, что ты перегибаешь палку?
     - Разве? – искренне изумилась девушка.
     - Это все-таки не закоренелый преступник, а человек благородного происхождения, которого мы должны охранять, - попыталась было образумить ее женщина.
     - Должны охранять?! – рявкнула Эвелинн. Терпение ее приказало долго жить. – Как его охранять?! Объясни мне, Кайла, как охранять того, кто всячески этому препятствует?! Сейчас он скрыл от нас нападение огила, а дальше что?
     - Кто-нибудь объяснит мне, что за тварь этот огил? И почему вокруг него столько шума? – влез Верманд в разговор, не боясь попасть под горячую руку.
     - Что такое огил? – обратила на мужчину гневный взор алата. – Это порождение боевой некромантии, для создания которого надо обладать как минимум вторым уровнем. Не устает, не спит, не требует к себе особого внимания. Собственного сознания не имеет, целиком и полностью подчиняясь своему хозяину или создателю, контролируется при помощи амулета. Когти и зубы ядовиты, даже неглубокая царапина для человека смертельно опасна.
     Рэйнар тут же нахмурился и с беспокойством глянул на руку алаты, на которой еще четко виднелись пять багровых полос, резко контрастирующих со светлой кожей. Девушка взгляд Верманда истолковала верно.
     - Я сказала, «для человека», лиан, - усмехнулась она. – Так что если бы огил оцарапал вас, а не меня, то сейчас мы с Кайлой сочиняли бы объяснительную для Эледера, как так вышло, что вверенный нам аристократ скоропостижно скончался. Вам дико повезло, что во время первого нападения не зацепило…
     - Погодите, и вы подняли такую панику только из-за ядовитых коготков этой мохнатой птицы?
     - Если бы. – Холодная усмешка Эвелинн мужчине не понравилась. – Видите ли, Верманд, огила нельзя просто убить. От него можно избавиться, лишь уничтожив амулет управления. Если этого не сделать, то через некоторое время после «смертельного» ранения эта тварь оклемается. Проблема только в том, что контролю огил уже поддаваться не будет, поскольку временная отключка разрывает связь между ним и управляющим, и тогда явит свою кровожадность во всей красе.
     - Начнет убивать? – осторожно предположил Рэйнар.
     - Направо и налево, - безжалостно подтвердила Лина. – Причем просто так, без повода. Огил свежатинкой не питается. И за сутки он способен вырезать практически весь Нейвельгар.
     - Светлые духи, я же не знал, что это существо может ожить и… - мужчина сокрушенно покачал головой и на долю секунды спрятал лицо в ладонях. Плечи его опустились, будто их чем-то придавили. Верманд посмотрел на алату: - И что теперь делать?
     - Вам – рассказывать мне все о своем неприятеле с доступом к некромантии, - девушка смягчила тон, видя состояние Верманда. – С огилом, напавшим на вас в первый раз, сейчас разбираются Тео и Зарин. Если вы действительно попали ему в голову, как говорите, есть шанс, что арбалетный болт повредил амулет.
     Лиан рассеянно кивнул, собираясь с мыслями. Он только открыл было рот, чтобы рассказать о причинах, заставивших Эледера приставить к нему охрану, как его взгляд остановился на Эвелинн. В лунном свете она напомнила ему хрупкую фарфоровую статуэтку, и оттого отметины от когтей огила показались мужчине кощунственным дефектом. Появившимся, в какой-то степени, по его вине.
     - Не могу, - Рэйнар с сожалением развел руками. – Не могу подставлять вас под удар. Лина, будет лучше, если вы и ваши коллеги по охране незамедлительно вернетесь в Элиор.
     - Я, пожалуй, узнаю, не вернулись ли ребята, - деликатно кашлянула Кайла, ощущая себя так, будто присутствует при очень личном разговоре.
     - Верманд, не несите ерунды, - закатила глаза алата, как только ее подруга вышла. – Никто и никуда раньше назначенного времени не поедет.
     - Элина, вы совершенно верно догадались, что мне угрожает некромант, - мужчина поднялся на ноги и подошел вплотную к девушке. – С учетом двух огилов он совершил уже четыре попытки избавиться от меня и, я полагаю, вскоре предпримет новую. Не хочу, чтобы вы стояли у него на пути. Это не ваша проблема.
     - Ошибаетесь, - мягко улыбнулась Лина, оценив заботу лиана. – Меня назначили вашим телохранителем, а значит ваша безопасность – моя проблема. К тому же не забывайте, что я все-таки боевой некромант первой ступени.
     - Но вы не бессмертны! – возразил Верманд, уже понимая, впрочем, что алата заставит его рассказать все.
     - Это как посмотреть, - улыбка девушки превратилась в загадочную усмешку. – Рэй, когда вы чумазым мальчишкой носились по улице с деревянным мечом, я уже с легкостью превращала покойников в марионеток. Переживать за свою жизнь должна не я, а ваш недоброжелатель.
     Мужчина хотел было сказать, что это звучит чересчур самоуверенно, но потом передумал. Потому что в глазах Лины не было ни единого сомнения в своих силах.
     - Лина, там парни тушку первого огила принесли, - заглянула в комнату Кайла. – Глянешь?
     - Разумеется, - кивнула алата. – Надо посмотреть, что с амулетом.
     Мертвый огил смердел куда больше живого. Начавшая коченеть тушка гордо возлежала посреди комнаты Тео и Зарина, щеголяя тремя арбалетными болтами: один в голове, два – в области грудной клетки. Стрела в голове отличалась оперением стального цвета.
     - Это моя, - Верманд ткнул в нее пальцем. – А эти две?
     - Мои, - отозвался Тео, глядя на мертвого огила с нескрываемым отвращением и прикрывая нос рукавом.
     - Ладно, слабонервных и особо чувствительных прошу выйти, - вздохнула Эвелинн, опускаясь на колени около дохлой твари. – Сейчас будет неприятное зрелище.
     Коллег девушки по охране как ветром сдуло. С алатой они работали уже далеко не в первый раз и привыкли верить ей на слово, когда она говорит, что сейчас произойдет что-то мерзкое.
     Рэйнар же остался в комнате. На террасе ресторации он уже видел, как Лина меланхолично ковырялась в размозженной башке огила, прежде, чем спалить его, и полагал, что сейчас всего-навсего произойдет то же самое.
     Почти не ошибся. Его телохранительница деловито выдернула из головы огила арбалетный болт и довольно хмыкнула, заметив наколотую на наконечник полупрозрачную пластинку.
     - Поздравляю вас, лиан, - торжественно объявила она, сунув свою находку под нос мужчине. – Вы действительно повредили амулет управления. Не настолько, чтобы уничтожить огила, но достаточно, чтобы этой твари не удалось никого убить.
     - Уверены, что это так?
     - Вполне, - Эвелинн на мгновение замолчала, потом все же продолжила: - Рэйнар, уясните на будущее, что кроме огила существует еще немало других не менее опасных существ, подвластных некромантам и довольно пригодных для того, чтобы натравить их на вас. Наплевательски относиться к своей жизни – ваше право, но задумайтесь о тех невинных людях, которые могут случайно пострадать из-за вашей беспечности.
     - Именно об этом я и думал, когда решил скрыть от охраны причину назначения, - заверил девушку Верманд. – Надеялся, что в Нейвельгаре этот ублюдок не попробует достать меня, и вас эта история даже не коснется. И это не наплевательское отношения к собственной жизни, а нежелание прятаться за чужие спины. Никогда этого не делал, и впредь не хочу.
     - А вы меры предосторожности с игрой в прятки не путайте, - серьезно посоветовала алата. – В самом деле, Рэй, живой вы куда полезнее для общества… И кстати, имейте в виду, что если вы пострадаете из-за недосмотра охраны, Кайле, Тео, Зарину и мне не поздоровится.
     Мужчина виновато отвел глаза.
     - Верманд, - окликнула его Лина, - с этой минуты и до самого снятия с меня обязательств по охране вашей жизни вы больше ни одного шага без моего ведома не сделаете. Ясно? Тем более забудьте об одиночных вечерних прогулках.
     - Приму к сведению.
     *****
     - Дес, где носит твою стажерку? – нахмурился Мелитон, смерив Гончего, с каждым днем приобретающего все большее сходство с бродягой с большой дороги, сочувствующим взглядом. – Я ее полчаса найти не мог.
     - Дэнна отпросилась на несколько дней домой. А зачем она тебе?
     - Хотел через нее передать сообщение, но пришлось самому бросить все дела и спуститься в архив, - заместитель Аристарха протянул мужчине лист бумаги с заданием. – Вот, попалось одно, соответствующее твоим параметрам из запроса.
     Десмонд торопливо пробежался глазами по листку. Вроде все подходило: пропало три Древних существа, в одном из случаев был задержан маг, якобы причастный к исчезновению, но доказательств пока не было. Смущало Гончего только одно.
     - Дриады? – пробормотал он, скептически вздернув брови. – На кой леший Вильгельму могли понадобиться дриады?! Какое у них есть качество, которое он мог бы посчитать первосортным?
     - Ну мало ли, что ему там в голову взбрело, - философски хмыкнул Мелитон, посвященный во все подробности расследуемого Десом дела. – Может, решил использовать их умение обольщать?
     - Это качество было логичнее заимствовать у суккубок или ламий, например, - парировал Гончий. – Лесные нимфы на этом не специализируются. Их талант в обращении с растениями Вильгельму тоже побоку… Сомневаюсь, что к этим исчезновениям он причастен. Да и нет никаких намеков ни на сферы с заочными заклинаниями, ни на Каролину.
     - Вообще-то, на этом листке только краткие данные, - справедливо заметил Мелитон. – Подробно никто в этом деле еще не разбирался, ты первый из Гильдии, кто видит заявку. Не считая, конечно, меня и того зеленого юнца, что ее доставил. Вполне вероятно, что тех деталей, о которых ты говоришь, мальчишка просто не успел выяснить.
     - Логично, - согласился Дес. – Но я все равно подсознательно чувствую, что Виль тут ни при чем.
     - Полагаешь, что дело не стоит того, чтобы тратить твое драгоценное время на проверку? – подозрительно поинтересовался секретарь Аристарха. – Мне отдать его кому-нибудь другому?
     - Не надо, сам проверю все, - помотал головой мужчина. – Мало ли, вдруг у Вильгельма и правда крыша окончательно поехала. Кто его знает, с чем он экспериментирует на этот раз…
     Гончий кинул листок с заказом на стол, решив, что сначала закончит разборку найденных в архиве документов о Вильгельме, а потом уже отправится на розыск дриад. Мелитон уходить не спешил.
     - Что-то еще? – недоуменно осведомился Десмонд.
     - Да, есть пара вопросов по поручению Аристарха. Он сказал, что тебе нужна помощь Гильдии в поисках некой стихийной ведьмы по имени Шаэль, уточнил, что это крайне важно, и попросил меня оказать содействие. Я подумал, что ты мог бы дать мне какие-нибудь дополнительные ориентиры, рассказать, например, где в последний раз видел ее, из какого мира она родом.
     - Ты знаешь, с этим пока можно подождать, - уклончиво отозвался Дес, моментально поменяв свои планы и клещом вцепившись в спасительную заявку о пропавших лесных нимфах. – Ее сейчас Асмодей ищет, и довольно успешно, так что тебе нет необходимости отвлекаться от дел Гильдии ради такого пустяка.
     - Старх говорил об этой девушке вовсе не как о пустяке, - подозрительно прищурился Мелитон. - Послушать нашего главу, так пропала не ведьма, а его супружница.
     Гончий мысленно чертыхнулся. Кажется, идея манипулировать Аристархом, сравнивая свои чувства к Лине с чувствами Старха к Алайне, была не самой лучшей… Десмонду нужно, чтобы глава Гильдии без лишних вопросов отпускал его в случае необходимости, но столь пристальное внимание Аристарха к скрывающейся возлюбленной подчиненного – совершенно лишнее.
     - Знаешь, Дес, - хмыкнул Мелитон, не дождавшись, пока тот заговорит, - я тебя знаю не одно десятилетие и с некоторыми оговорками могу назвать хорошим другом. То выражение, что я сейчас вижу на твоей небритой и уставшей роже, говорит о том, что ты не особо рад вмешательству Старха в поиски этой Шаэль. Можешь еще раз спеть мне о том, что просто не видишь смысла отрывать твоих коллег от важных дел, но я все же позволю себе предположить, что с этой девушкой что-то не так, и наш руководитель знать об этом не должен.
     Под проницательным взглядом секретаря Гильдии Десмонд промолчал. Мелитон продолжил:
     - Выпытывать у тебя правду не буду, просто предупрежу: Аристарх сильно заинтересовался твоей ведьмой. Если есть тайна, связанная с ней, расскажи об этом нашему руководителю сам и как можно быстрее. Во избежание дальнейших неприятностей.
     - Спасибо за совет, - лаконично отозвался мужчина, с неохотой признавая, что давний знакомый в чем-то определенно прав. Как только Аристарх узнает правду о Лине, у Деса несомненно появятся неприятности. Мало того, что Старх точно не обрадуется нарушению одного из важнейших правил Кодекса Гончих – никаких личных взаимоотношений с «заданиями» - он придет в настоящее бешенство, когда узнает, с кем именно Десмонд переступил через это правило. В лучшем случае Десу удастся обойтись моментальным и относительно тихим исключением из Гильдии. В худшем – вслед за откровениями о его романе с Эвелинн Глава Гончих узнает об истинной сущности своего подчиненного, и тогда Десмонду останется только мечтать о снисхождении Аристарха.
     - Ладно, - вздохнул Мелитон, понимая, что разговор окончен. – Не буду отвлекать тебя от дел. Если передумаешь на счет моей помощи в поисках своей Шаэль – дай знать.
     - Обязательно.
     Стоило секретарю Старха уйти, как Дес выругался и с озлобленным рыком саданул рукой по низенькому кофейному столику. От удара несчастный предмет мебели проломился и с жалостным треском рухнул на пол, но мужчина не обратил на это никакого внимания. Аристарх по праву считается лучшим Гончим. Если он лично берется за дело, то преступника от встречи с Гильдией может спасти исключительно смерть, чего для Эвелинн Десмонд никак не желал. Хватит и того, что за ней охотится Вильгельм.
     Подобрав с пола рассыпанные бумаги, мужчина собрал их в одну небрежную стопку. Сверху оказался тот самый листок, что принес ему Мелитон. Еще раз пробежавшись по нему глазами, Дес решил, что будет правильно, если он немедленно отправится в эту параллель для проверки. Во-первых, не стоит терять время, затрудняя тем самым поиск пропавших дриад. Во-вторых, стоит ненадолго отвлечься на выполнение привычной рутинной работы, а потом уже свежим взглядом посмотреть на проблему с излишней любознательностью Аристарха. Возможно, это посодействует разрешению вопроса.
     *****
     Геката сделала глоток душистого травяного чая и счастливо вздохнула, откинувшись на спинку кресла. С экзаменами наконец-то было покончено, а контроль за студенческой практикой всегда давался куда легче, так что впереди у демонессы забрезжил долгожданный отдых.
     - Самое время подумать о странностях Лины, - хмыкнула она сама себе, отставив чашку в сторону. – И о странностях правителя Виттории.
     Конкретно в данную минуту последний беспокоил ее гораздо больше. Буквально пару часов назад Эледер соизволил вызвать Гекату к себе во дворец, мотивируя это тем, что ему, якобы, хочется разузнать о том, как проходит обучение в Университете. При этом за весь разговор об образовании нечисти он задал демонессе всего пару пустяковых вопросов, гораздо больше уделяя внимание вопросам касательно Эвелинн. Интересовало Эледера буквально все: от уровня силы девушки, до ее опыта работы в качестве некроманта и наиболее сложного выполненного задания. Не желая злить Его Величество, Геката послушно отвечала, надеясь на то, что правитель Виттории как-то пояснит столь внезапный и пристальный интерес.
     Не дождалась и спросила сама. Смущенно кашлянув и отведя взгляд, Эледер сообщил, что ему «интересно знать, кто на него работает». Подобный ответ показался директрисе Университета наиглупейшим, потому что Лина состояла в элитном отряде не один день, и все, что можно было о ней знать, было уже известно. Разумеется, в тех пределах, в которых позволяли Геката и она сама.
     - Любопытно, - задумчиво протянула демонесса, покачивая ногой. – А ведь Эледер спрашивал исключительно о способностях Эвелинн в плане некромантии…
     Немного поразмыслив, она решила, что стоит связаться завтра же утром с алатой и рассказать ей о сегодняшней встрече с правителем Виттории. Чутье подсказывало директрисе Университета, что любознательность Его Величества проснулась не просто так и связана с тем фактом, что он впервые за время существования элитного отряда охраны отпустил хоть кого-то из них от себя, приставив к одному из многочисленных представителей.
     Подумав об алате, Геката тут же мрачно поджала губы. В последнее время состояние девушки беспокоило ее все чаще. Особенно после последнего визита Асмодея. Она и так великолепно понимала, что Расщепление однажды даст знать о себе, и считала кратковременное изменение цвета глаз Лины первым тревожным звоночком, а теперь вот Дей со своей теорией о том, что кто-то из родителей Эвелинн был алатом… Как будто без этого с этой девушкой мало всего было намешано! Разделение души, слияние с Пандоррой, утрата крыльев, Расщепление… Демонесса полагала, что Лине уже достаточно приключений, связанных с душой.
     Геката тяжело вздохнула и отрешенно уставилась в окно. С одной стороны, она считала, что Эвелинн следует прекратить бегать от Асмодея и заручиться его поддержкой на тот случай, если последствия Расщепления окажутся куда более серьезными, чем небольшая потеря сил и скачущий цвет глаз. С другой стороны, Ата прекрасно помнила, что радужки Лины побагровели после того, как алата разозлилась. Так что не стоит лишний раз доводить ее до белого каления своими советами, рекомендациями и контролем. Пусть все пока идет своим чередом, а вот если…
     - Тианна Ормэ! – в кабинет на всех парах влетел высокий парень с черными взлохмаченными волосами и азартно горящими глазами. – А новости о турнире есть?
     Геката, которая от неожиданности едва не вывалилась из своего директорского кресла, прижала руку к груди и медленно выдохнула, успокаивая бешеное сердцебиение. Видят темные духи, подрастающая нечисть даже демона способна довести до инфаркта.
     - Какие новости, Эврил?! – рявкнула она, для пущей убедительности грозно сверкнув глазами. Взгляд демонессы не произвел на парня ровным счетом никакого эффекта, поэтому директриса Университета тут же смягчила тон: - Делегация еще не вернулась. Об этом тебе прекрасно известно.
     - Ну, может, они уже сообщали что-то? – с надеждой поинтересовался молодой человек.
     - Нет, не сообщали, - отрезала Геката. – И вообще, чего это ты озаботился вдруг новостями о турнире? Кайла сама скажет все, что необходимо знать участникам, когда вернется.
     - Да я, в общем-то, не совсем об участии спросить хотел, - Эврил смущенно почесал макушку. – Мне бы про координатора участников узнать.
     - Зачем? – удивилась демонесса. – Участники от Университета никогда не пользовались услугами координаторов, сами всегда уточняли свое расписание.
     - Так я к чему и клоню, - тут же оживился парень. – Это ж не удобно! Голова тренировками забита, а надо еще время поединков помнить… Вот в других учебных заведениях с участниками специально едет кто-нибудь из их однокашников, кто этой ерундистикой занимается…
     - Так, ясно, - остановила его Геката. – У тебя даже кандидатура наверняка уже заготовлена. Кого ты хочешь протащить на турнир в Нейвельгаре?
     - Велеску Загорскую, - с готовностью отозвался Эврил, ничуть не смутившись последних слов директрисы. – Племянницу Адриана.
     - Я подумаю, - кивнула демонесса, с трудом подавив улыбку при виде просиявшего лица молодого человека. – А если ты пообещаешь больше не врываться в мой кабинет как в свою личную комнату, то думать у меня получится лучше.
     - Был не прав, - тут же выпалил парень. – Больше не повторится.
     Геката посмотрела на закрывшуюся за Эврилом дверь и с усмешкой покачала головой. Что ж, чем ей всегда нравился Университет, так это студентами. Их порой чересчур бурная активность не давала Ате долго зацикливаться на проблемах.

     Глава 11
     … Я безуспешно пыталась разглядеть хоть что-то в окружающей меня тьме, но все время отвлекалась на туман, стелющийся под ногами. Он вел себя словно живой: то расползался в разные стороны, то снова приближался, гладя меня по коленям. Прикосновение белесой дымки было крайне неприятным, от него веяло мертвенным холодом.
     - Я всегда знала, что без меня твое воспитание будет вестись из рук вон плохо.
     От этого безумно знакомого и родного голоса с неизменными ворчливо-ехидными нотками я подскочила, как ужаленная, и резко обернулась, моментально забыв о тумане.
     Передо мной стояла бабушка по отцовской линии, та самая, от которой я унаследовала ведовской дар. Элизабет выглядела ровно так, как я ее помнила: строгое черное платье в пол, с белыми манжетами на рукавах, жемчужное ожерелье с камеей и серьги-капельки, аккуратная прическа. Карие глаза бабули изучали меня с пристальным вниманием.
     - Бабушка? – совершенно неоригинально спросила я, за что была вознаграждена ироничной усмешкой.
     - Нет, Лина, дедушка, - всплеснула холеными руками женщина. – Во-первых, хотелось бы напомнить, что я предпочитаю, чтобы меня звали Лиз. Во-вторых, я надеялась, что ты вырастешь менее бестолковой.
     Я молча хлопала глазами, не зная, что тут можно сказать. Элизабет не выдержала первой:
     - Объясни-ка мне, милая, что за цирк ты устроила? – бабушка сердито уперла руки в стройную талию. Вообще странно, наверное, звать эту молодо выглядящую и видную женщину с гордой осанкой «бабушкой». Пусть и мысленно.
     - Лиз, о чем ты? – недоуменно нахмурилась я. – Какой цирк? И где мы находимся?
     - Такой! – поджала тонкие губы Элизабет, проигнорировав мой последний вопрос. – Зачем ты от Асмодея прячешься? Прекратит валять дурака и сообщи ему о своем местонахождении!
     - Что?! – задохнулась я от возмущения. – И не подумаю даже!
     - Еще как подумаешь, - уверенно кивнула женщина. – Хоть ты уже и взрослая, а взгреть тебя за глупость я по-прежнему могу.
     - Да ты хоть знаешь, что он сделал? – тут же сбавила я обороты своего негодования, памятуя о бабушкиной воспитательной методике, которую смело можно было применять к заключенным – шелковыми бы ходили. – Он мне лгал! Сначала использовал в качестве футляра для души своей бывшей и чокнутой пассии, а потом даже не удосужился…
     - То, что я умерла, еще совсем не значит, что я перестала приглядывать за тобой, - не дала мне договорить Элизабет. – Я прекрасно знаю о том, что натворил Дей. И считаю, что мы обе должны быть благодарны ему за спасение твоей жизни. Он, конечно, намудрил с этим, но главное – ты все-таки до сих пор жива.
     - Лиз, ты в своем уме? Если тебе и правда известно о том, что сделал Асмодей, ты не можешь требовать от меня возобновления приятельских отношений! По крайней мере, не сейчас.
     - Лина, послушай меня, пожалуйста, внимательно, - голос женщины вдруг сделался усталым, а глаза – слишком серьезными: – Я допустила большую ошибку, решив до поры до времени отложить этот разговор. Надо было раньше думать, что моя жизнь может оборваться прежде, чем эта самая «пора» наступит… Сейчас у меня, увы, не так много времени, чтобы рассказать тебе всю историю с самого начала, поэтому я просто скажу главное: заткни свою обиду и злость на Дея куда подальше и наладь отношения с ним. Когда-то очень давно, когда ты была еще совсем маленькой, я взяла с Асмодея клятву, что он будет защищать тебя от опасностей до самой твоей окончательной и бесповоротной смерти. Конечно, я немного схитрила и не стала говорить Дею, что твоя жизнь будет исчисляться далеко не годами и десятилетиями…
     Элизабет бросила на меня красноречивый взгляд. Я только хотела уточнить, что она имеет в виду, как вдруг и сама поняла, в чем дело:
     - Ты знала? – неверяще выдохнула я, с потрясением глядя на бабушку. – Ты с самого моего детства знала, что я стану алатой?!
     - Не только знала, но и с нетерпением ждала этого дня, - подтвердила женщина. При взгляде на ошеломленную подобным откровением внучку лицо ее приняло виноватое выражение: - Прости, я должна была тебе все рассказать…
     - Постой, - я вскинула руку, перебивая Элизабет, - откуда ты могла знать об этом? Никто из моих родителей алатом не был, я не обладала предрасположенностью.
     - Дело не в твоих родителях, милая, а в настоящем дедушке, моем первом муже. Тот человек, которого ты всегда считала дедом, не был отцом моего сына, хотя и любил его, как родного.
     Я запустила пальцы в волосы, на мгновение отвернулась от бабушки и сделала глубокий медленный вздох, пытаясь собраться с мыслями. У меня было такое ощущение, что скажи Лиз еще хоть слово – и я сойду с ума.
     - Лина…
     - Не говори ничего, дай мне еще пару минут, - не поворачиваясь, отозвалась я.
     Когда я, наконец, обернулась, Элизабет рядом не было.
     - Думаю, с тебя хватит этой душевной семейной беседы. – Чужой холодный голос с плохо прикрытой злобой раздался откуда-то из моей спины. – Ни к чему тебе знать больше…
     Я резко уселась на кровати, убирая с лица спутанные волосы и пытаясь понять, что меня все-таки разбудило: внезапно ворвавшийся в сновидение голос Пандорры или тонкий металлический браслет, обжегший левое запястье. Впрочем, без разницы. Главное, что этот странный сон прервался.
     Сон… Вот только почему, черт побери, у меня такое чувство, что этот разговор с Лиз произошел на самом деле?! И холод тумана, я ведь чувствовала его… До сих пор ноги ледяные, даже под одеялом.
     - Ты чего так подскочила? – удивленно приподняла бровь Кайла, развернувшись от туалетного столика ко мне. – Кошмар?
     - В какой-то мере – да, - тяжело вздохнула я. – Мне впервые приснилась бабушка. Та, которая была ведьмой.
     - Она у тебя настолько страшная? – фыркнула подруга, возвращаясь методичному растиранию крема по лицу.
     - Как раз наоборот. Просто во сне Лиз говорила довольно неприятные и непонятные вещи. Что я должна связаться с Асмодеем, потому что он, будто бы, дал клятву защищать меня, что она знала о моем будущем в качестве алаты… И наша беседа казалась мне чересчур реалистичной.
     - Есть основания полагать, что это был не обычный сон? – догадливо прищурилась Кайла. – Что-то вроде непроизвольного спиритического сеанса?
     - К моему великому сожалению, ощущение у меня именно такое, - подтвердила я. – Хочется верить, что это все бред, появившийся на фоне непрерывного стресса, связанного с охраной свободолюбивого Верманда.
     При упоминании этого имени браслет снова запульсировал обжигающим теплом. Судя по тому, что сработал маячок, тайком навешенный мною на мужчину, в данную минуту благородный лиан дела ноги из гостиницы. В одиночестве.
     - Да что же ты будешь делать, а?! – хлопнула я ладонью по ноге. – Ну все же нормально было всю неделю, куда его в последний день вдруг понесло?
     - О чем это ты? – нахмурилась Кайла.
     - О Верманде, - лаконично бросила я, мгновенно оказавшись на ногах и одеваясь. – В настоящий момент наш подопечный технично свалил из своего номера без сопровождения.
     - Быть не может, - отмахнулась женщина. – Тео с самого утра дежурит у двери в покои лиана, он сменил Зарина на этом посту.
     - В таком случае, рискну предположить, что дверью он не воспользовался, - развела я руками, шустро умылась и прошлась пару раз расческой по волосам, придав им более-менее аккуратный вид. – Пойду, вправлю ему мозги.
     Отыскать Верманда, опираясь на указания маячка, не составило особого труда. Гораздо труднее было пересилить себя и не дать ему пинка.
     - Мне кажется, я весьма убедительно просила вас не гулять в одиночку, Рэйнар.
     Мужчина, прислонившийся к стене в безлюдном переулке и явно ожидающий кого-то, при звуке моего голоса даже не вздрогнул. Он просто повернул голову в мою сторону и, отлепившись от стены, подождал, пока я подойду ближе.
     - Вы шли дольше, чем я предполагал, - Верманд уверенно двинулся вдоль по улице, вынуждая меня последовать за ним. – На минуту мне даже подумалось, что моя уловка не сработала.
     - Как вы догадались о том, что я за вами прослежу?
     - Когда в следующий раз будете цеплять на меня магический маяк – действуйте чуть нежнее, - сверкнул улыбкой Рэйнар, протягивая мне короткий темный шнурок с вкраплениями невесомых прозрачных бусин, еще недавно красовавшийся на его макушке и тщательно мною замаскированный.
     - Думаю, в следующий раз будет проще и надежнее связать вас, - хмыкнула я, забирая маячок. – Зачем вам понадобилось выманивать меня из гостиницы подобным образом?
     - Выбора не было, - пожал плечами мужчина и огляделся, словно в поисках ориентира. – Иначе остаться с вами наедине у меня не получалось.
     - Снова эта песня, - закатила я глаза. – Послушайте, лиан Верманд, нам нет надобности оставаться наедине…
     - Есть, - упрямо возразил он, сворачивая направо и за локоть утягивая меня за собой. – У меня к вам просьба.
     - Слушаю.
     - Составьте мне пару на сегодняшнем прощальном приеме. В приглашении указано, что гостям надлежит приходить со спутниками.
     - Разве вам больше некого пригласить?
     - Претенденток полно, - поморщился Рэйнар. – Проблема в том, что большинство из них расценивает приглашение составить компанию на балу, как проявление моих теплых чувств. Которых нет. Вы же точно не станете после приема рассказывать «по секрету» всем подругам, что вам оказывает знаки внимания приближенный советник правителя Виттории…
     - В этом вы правы, спорить не буду, - с усмешкой кивнула я. – Еще есть аргументы, которые заставят меня ответить положительно?
     - Целых два, - ухмыльнулся мужчина. – Во-первых, в случае вашего согласия вы сможете беспроблемно контролировать меня весь вечер, и я клянусь никуда не исчезать из вашего поля зрения. Во-вторых, мы все равно уже пришли.
     Я озадаченно уставилась на небольшой домик, перед которым мы остановились. Вывеска гласила, что это мастерская модистки. Мой вопросительный взгляд лиан истолковал верно.
     - Ну, вы же не можете пойти на прием без платья? – хитро усмехнулся Верманд и, не дав мне опомниться и возразить что-либо, ловко открыл дверь, пропуская меня вперед.
     *****
     Модистка, польщенная тем, что именно к ней обратился один из наиболее представительных гостей Нейвельгара, расстаралась на славу, подобрав для Лины великолепное платье из матовой струящейся ткани нежно-кремового цвета, с трапециевидным вырезом на спине, шлейфом и ажурной вышивкой на тонкой верхней юбке из полупрозрачного шифона. Из украшений алата выбрала крупные жемчужные серьги и несколько длинных нитей жемчуга на шею. Сначала она была против этого минерала, потому что он невольно напоминал ей об Элизабет, но к платью комплект подходил идеально, а потому алата махнула рукой на все ассоциации.
     - Теперь я понимаю, почему модистка настояла именно на этом платье, - Верманд окинул девушку, спустившуюся в холл гостиницы восхищенным взглядом.
     - И почему же? – Лина не стала скрывать улыбки и приняла протянутую ей руку лиана.
     - Потому что оно подчеркивает вашу красоту, а не пытается ее перебить, - мужчина подвел ее к зеркалу во всю стену. – И потому, что так мы с вами великолепно дополняем друг друга.
     Глядя на отражение, Эвелинн не могла не согласиться. Темно-вишневый камзол Рэйнара гармонировал с ее локонами, собранными в высокую прическу, а платье, в свою очередь, цветом соответствовало рубашке Верманда.
     - Кажется, из нас могла бы получиться превосходная пара, - как бы между делом заметил мужчина.
     - Почему же могла бы? – отозвалась девушка. – Она уже получилась. На этот вечер.
     - Разумеется. На этот вечер.
     Поскольку Лина на правах спутницы лиана должна была находиться рядом с ним в течение всего вечера, Кайле, Тео и Зарину было позволено решать на свое усмотрение, идти ли на прием. Парни предпочли остаться в гостинице и отоспаться, а вот свою подругу Эвелинн встретила на входе в Центральный зал. Кайла весело подмигнула ей и тут же растворилась в толпе гостей.
     Однако и без ее компании алате скучать не пришлось. Сначала она выдержала бесконечную вереницу всевозможных чиновников и аристократов, желающих лично поприветствовать Верманда и выразить восторг по поводу его прелестной пары, среди которых затесалось несколько аристократок различных возрастов, попытавшихся тихонько выяснить у Лины, какие отношения связывают ее с лианом. При этом они откровенно бросали на мужчину заинтересованные взгляды, чем спровоцировали у девушки приступ вредности. Она одарила Рэйнара пламенным взглядом, пока тот отвлекся на своего давнего знакомого и не видел этого, потом кокетливо закусила губу и с откровенной фальшью заявила любопытным дамам, что «отношения между ними исключительно деловые». После этого количество особ женского пола в радиусе метра существенно сократилось, а Эвелинн успела трижды побывать в круге танцующих.
     - Тианна Риавэйн? Вы ведь тианна Элина Риавэйн?
     Алата обернулась на молодой звонкий голос, мимолетно удивившись, что ее верно назвали «тианной», а не «благородная лиа». Перед ней стояла хорошенькая девушка с огромными карими глазами и темно-каштановыми волосами, чуть отсвечивающими рыжиной на свету. Сначала Лина подумала, что это еще одна поклонница Верманда, но девушка в сторону лиана даже не смотрела, неотрывно глядя на нее саму.
     - Мы знакомы? – вопросительно вскинула бровь Эвелинн. Кажется, она где-то уже видела эту гостью бала.
     - Нет, но мне бы очень хотелось это исправить, - девушка несколько неуверенно улыбнулась. – То есть, вообще-то, мы знакомы, просто заочно. Вернее, вы меня вообще не знаете, а я о вас много слышала… Меня зовут Дэнна Эльсен.
     - Приятно познакомиться, - с доброй усмешкой протянула руку Лина. Дэнна вызывала у нее симпатию тем, что не стремилась к безукоризненному соблюдению этикета. – И откуда же вы много слышали обо мне?
     - Я закончила Академию Светлого пантеона в Элиоре. В Магическом секторе вы довольно известны и популярны.
     - Ах вот, в чем дело… - кивнула алата. – То-то ваше лицо показалось мне знакомым. Вы в Нейвельгаре самостоятельно или с делегацией Академии?
     - С делегацией. Меня пригласили, как одну из лучших выпускниц за все время, - не без гордости сообщила Дэнна. – Кроме того, я поддерживаю отца. Он здесь в качестве представителя Гильдии.
     - Гильдии? – Эвелинн ощутила, как нехорошо екнуло сердце.
     - Ага, - подтвердила девушка. – Он хоть и бывший Гончий, но наш глава и его старинный друг, Аристарх, доверил папе выступить в качестве своего делегата. А я - будущая Гончая, сейчас стажируюсь и готовлюсь к вступительному экзамену.
     Лина с невероятным трудом подавила нервный смешок, сохраняя на лице невозмутимое выражение заинтересованного в беседе человека. Как?! Как можно было умудриться среди всех гостей напороться именно на ту девчонку, с которой ей пересекаться совсем не следует?! Хорошо хоть повезло встретить Дэнну, а не ее отца… Опытные Гончий невероятным образом умеют вычислять алатов в толпе, и Эвелинн совсем не уверена, что этот навык не подвластен бывшим членам Гильдии. А внезапное раскрытие ее тайны было совсем ни к чему.
     - Должно быть, это очень интересно, - вежливо отозвалась алата, остановив проходящего мимо официанта и взяв с его подноса бокал с легким игристым вином, - и не менее сложно.
     - Ну, многим моим товарищам стажировка дается нелегко, - пожала плечами ее собеседница и бесхитростно продолжила: – Но мне повезло с наставником. В отличие от других, Десмонд никогда не оставляет мои вопросы без ответа и общается со мной на равных. Это существенно упрощает обучение.
     Лина поперхнулась глотком вина и закашлялась. Пожалуй, ситуация несколько хуже, чем она предположила изначально. Прямо перед ней – ученица Деса, к тому же знающая ее, пусть и в качестве Риавэйн. Лучше бы она познакомилась с родителем девушки…
     - Простите, если я покажусь вам не вежливой, но мне просто любопытно, как он отпустил вас в Нейвельгар? – Эвелинн сразу решила проверить пугающее предположение. – Я вроде слышала когда-то, что стажеры Гильдии до самого получения статуса Гончих везде следуют за наставником? Или ваш наставник тоже здесь?
     - Нет, он занят расследованием, поэтому отказался от приглашения, - Дэнна не заметила, как при этих ее словах алата вздохнула с явным облегчением. – А жаль. Вы бы ему точно понравились.
     «Угу, еще как понравилась бы…», - мрачно хмыкнула про себя Лина, а вслух ответила:
     - Сочту это за комплимент.
     - Жаль прерывать вашу беседу, но я просто вынужден это сделать, - в разговор девушек внезапно вмешался Верманд. – Мне необходимо представить тианну одному моему другу.
     - Разумеется, - алата вцепилась в локоть мужчины, как в спасительную соломинку, и поспешила распрощаться с будущей Гончей. – Приятно было поговорить, Дэнна. Надеюсь, мы еще увидимся.
     Ответ ученицы Десмонда Эвелинн не услышала, торопливо последовав за лианом сквозь толпу гостей.
     - Рэйнар, вам обязательно знакомить меня с другом? Я бы предпочла немного отдохнуть от светских бесед.
     - Собственно, именно ради этого я вас и увел. Никакого друга нет. Просто мне показалось, что вам не помешает моя помощь, чтобы уйти от неприятного разговора, - лиан ободряюще улыбнулся девушке, продолжая ловко лавировать среди танцующих пар. В конце концов, он вывел ее в отдельную комнату на небольшом отдалении от Центрального зала. Здесь было на порядок прохладнее и тише.
     - Это было так очевидно? – Лина устало опустилась на диванчик. – Что разговор мне неприятен? И как вы вообще это заметили?
     - Я наблюдал за вами со стороны практически с той самой минуты, как подошла эта девушка. И невольно слышал, о чем вы говорили. Когда она упомянула своего наставника, вы едва бокал из рук не выронили и стали периодически оглядываться по сторонам, будто искали, куда сбежать.
     Алата неопределенно хмыкнула и задумчиво потеребила сережку:
     - А вы проницательны…
     - Не жалуюсь, - согласился Верманд, потом прищурился: - Вы ведь его знаете, не так ли? Этого Десмонда?
     - Лучше, чем хотелось бы, - не стала изворачиваться Эвелинн. – Правда, в последнее время мы не поддерживаем связь, и я предпочитаю сохранять именно такое положение вещей.
     - Рискну предположить: уж не тот ли это мужчина, который был вам так дорог?
     - Я не намерена обсуждать эту тему, - холодновато отозвалась Лина.
     - Как скажете, - в знак согласия вскинул руки Рэйнар. – Настаивать я не в праве.
     - Спасибо.
     Он хотел было сказать что-то, но, посмотрев на мрачно-обеспокоенное лицо девушки, с прорезавшей лоб тревожной складкой, передумал.
     *****
     Пребывая в приподнятом настроении после прощального приема в Нейвельгаре и встречи с Риавэйн, Дэнна даже не расстроилась, получив от Мелитона сообщение с просьбой немедленно вернуться в Гильдию. Ее отец огорчился куда больше, напоследок пробурчав, что теперь дочурка невесть когда соизволит навестить его. Девушка пообещала, что сделает это сразу после экзамена и официального вступления в ряды Гончих и улетучилась.
     В Гильдии Дэнна первым делом решила повидать секретаря, чтобы узнать, с чем связана такая необходимость ее срочного возвращения, а потом уже переодеться. Мелитон при виде нарядной девушки с веселой улыбкой на лице хмыкнул:
     - Сдается мне, кто-то неплохо отдыхал… Семейное торжество?
     - Не совсем. Так, торжественный бал по случаю завершения переговоров о проведении турнира магов и воинов, - она передернула плечами с таким видом, будто на таких приемах бывала едва ли не каждый день, и они уже порядком поднадоели.
     - Ну-ну, - усмехнулся секретарь, но веселье его продолжалось недолго: - Скажи, Дес с тобой связывался?
     - Нет, – помотала головой Дэнна. – А что такое?
     - Буквально полчаса назад поступила заявка, полностью совпадающая с его запросом. И заочные заклинания в сферах, и метаморф. А твой наставник, как на зло, словно без вести пропал! Не могу его отыскать, да и нет у меня особо время на поиски… Других дел полно.
     - Так разве он не в Гильдии? – удивилась девушка. – Десмонд же в архиве окопался и, судя по стопкам бумаг, на ближайшие лет десять.
     - Несколько дней назад он отправился проверить одну заявку. Вот только в этой параллели я его не обнаружил. Как оказалось, там он уже все уладил и перешел в другой мир. На зов он почему-то не отвечает.
     - Ясно, - вздохнула Дэнна. – Давайте лист с координатами заявки по поводу метаморфа, я Десмонда сама найду и передам.
     - Уверена, что сможешь напасть на его след? – нахмурился секретарь Гильдии, смерив ее недоверчивым взглядом.
     - Конечно, - без тени сомнения кивнула девушка. – Он обычно оставляет для меня координаты своего местонахождения, если я не иду с ним. На всякий случай. Могу поспорить, что в комнате меня ждет записка с указанием параллели, где носит моего наставника.
     - Надеюсь, это так, - вздохнул Мелитон, без особого желания отдавая заявку Дэнне. – Если все же не встретишь Деса, верни ее сюда. Я подыщу кого-нибудь другого на это дело. Ты меня поняла?
     - Безусловно, - подтвердила стажерка Гильдии, цепко ухватившись за листок бумаги.
     Девушка действительно рассчитывала, что Десмонд по привычке оставил ей координаты. Вот только в этот раз она ошиблась. Записки не было ни в ее комнате, которую она обшарила буквально сантиметр за сантиметром, ни в комнате наставника, в которую Дэнна влезла после недолгих раздумий, засунув куда подальше угрызения совести. Она хотела во что бы то ни стало отдать Десу заявку и сделать это как можно скорее, потому что понимала, что дорога может быть каждая минута. Вот только девушка не имела ни малейшего представления о том, куда подевался ее наставник.
     А может?.. Дэнна нерешительно посмотрела на листок у нее в руке. Что, если она сама отправится в эту параллель? Да, стажеры в одиночку до дел не допускаются, но никто ведь и не узнает о ее самоуправстве? Она оставит для Десмонда сообщение с указанием своего места пребывания и начнет расследование, потом он явится и продолжит начатое, а в отчете просто не будет указывать, что его ученица некоторое время действовала самостоятельно…
     - Скорее, он убьет меня на месте, - тут же одернула девушка сама себя, представив, какой разбор полетов устроит ей Дес в случае подобной выходки. Нет, куда правильнее будет немедленно вернуть заявку Мелитону, как и обещала. Он подберет для этого дела опытного Гончего.
     Но в коридоре, на полпути к секретариату, Дэнну снова настигли сомнения. Пусть у нее мало опыта, но она посвящена во все детали этого дела и знает, что искать. Тому же, кого отправит для расследования Мелитон, придется потратить время на изучение уже собранного материала, и такое промедление будет только на руку похитителю…
     Решительно выдохнув, стажерка Гильдии вернулась в комнату наставника, нацарапала на обрывке пергамента пару строк с ориентирами мира, откуда поступила заявка, оставила записку на видном месте и открыла портал.

     Глава 12
     - Дес?! – Мелитон изумленно вытаращился на мужчину, идущего по коридору ему навстречу и на ходу перебинтовывающего левую руку.
     При возгласе секретаря Гильдии Гончий остановился и уставился на того с не меньшим удивлением:
     - А кого еще ты ожидал увидеть в непосредственной близости от моей комнаты? – хмыкнул Десмонд, продолжив флегматично оборачивать предплечье бинтом. Наконец, он зубами разодрал конец полотна пополам и завязал неаккуратным узлом. – Особенно если учесть, что гостей здесь не бывает.
     - Честно говоря, я вообще никого не ожидал здесь увидеть, - туманно пробурчал Мелитон. - Где тебя носило? Я пытался разыскать тебя в той параллели, где пропали дриады, но безуспешно!
     - Это потому, что в их чертовом лесу не действуют ни одни поисковые чары или чары призыва. Даже кольцо Гильдии отрубается, - поморщился Дес. – Мне пришлось без магической помощи искать этих нимф. Две из них обнаружились самостоятельно, а вот за третьей был вынужден побегать. И самое идиотическое, что она, как выяснилось, не пропала вовсе, а сбежала и вышла замуж! Мага вообще по ошибке арестовали… В общем, потратил время впустую.
     - Погоди, так ты все это время был в той параллели? – с нехорошим предчувствием уточнил Мелитон.
     - Ну да, - кивнул мужчина и скрестил руки на груди: - А в чем, собственно, дело?! Сначала ты делаешь совиные глаза, увидев меня около моей же комнаты, теперь удивляешься тому, что я бегал по лесу в поисках дриад, хотя сам же отправил меня по этой заявке.
     - Четыре дня назад в параллели Шень был похищен метаморф. Свидетельница, его девушка, рассказала, что на них напал неизвестный мужчина в темной плаще. Он бросил им под ноги какой-то шарик, тот лопнул, и девушка потеряла сознание. Когда очнулась – ни парня, ни нападавшего рядом не оказалось. Я хотел сразу же сообщить тебе об этом, но не сумел найти.
     - И? – поторопил секретаря Гильдии Десмонд.
     - Я обратился за помощью к Дэнне. Она сказала, что легко сможет связаться с тобой и передать заявку. Мы условились, что она вернет мне листок с данными об этом деле, если не отыщет тебя. Стоит упомянуть, что заявку твоя ученица не вернула, или ты уже сам догадался, почему я удивлен твоему появлению?
     - Ты действительно думаешь, что она отправилась туда самостоятельно? – со здоровым скептицизмом осведомился Гончий. – В самом деле, она же не дура!..
     «Она всего лишь не в меру активная девица, порой лезущая в дело, совершенно не думая об опасности, - мрачно додумал Дес, понимая, что Мелитон, скорее всего, прав».
     - Идем, - он кивнул на дверь своей комнаты. – Поговорим внутри, чтобы никто случайно ничего не услышал.
     - О чем говорить? – секретарь Гильдии недовольно развел руками, но все же прошел вслед за Десмондом и закрыл дверь. – Дэнна не отвечает на призыв четыре дня! Я думал, что она с тобой, поэтому и не бил тревогу! Но сейчас самое время сообщить Аристарху о случившемся.
     - Да погоди ты с докладом, мы даже не уверены, что Дэнна…
     Мужчина не договорил, напоровшись взглядом на записку на своей кровати. На листе черным по белому, рукой его ученицы, было написано подтверждение опасению Мелитона.
     - Вот же бестолковая девчонка! – с досадой схватился за голову Гончий. – Какого дьявола ее понесло туда одну?!
     - Ну, теперь-то ты готов пойти к Старху? – многозначительно посмотрел на коллегу секретарь Гильдии. – Твоя стажерка явно в беде.
     - Если мы сообщим Аристарху, что Дэнна самовольно отправилась на проверку заявки, на ее карьере Гончей можно смело поставить крест. Наш глава вышвырнет ее из Гильдии, не допуская до экзамена и не взирая на старую дружбу с ее отцом.
     - И это будет правильно! – возмущенно отрезал Мелитон. – Да, твоя ученица подает большие надежды, но подобное нарушение дисциплины перечеркивает все это!
     - Послушай, ты не представляешь себе, насколько сильно она хочет войти в наши ряды…
     - В наших рядах не место тем, кто не умеет трезво оценивать свои силы.
     - Дай мне договорить, а потом уже будешь возражать! – вспылил Десмонд.
     Внезапно возникший посреди комнаты вихрь заставил мужчин отскочить в разные стороны, прикрывая лицо от ветра. Вдоволь побушевав, смерч утих так же неожиданно, как и появился. На его месте осталась изящная брюнетка в бледно-голубом платье из тонкой мерцающей ткани.
     - Ай-яй-яй, Дес, как нехорошо, - лукаво погрозила она Гончему пальчиком с длинным острым ноготком. – Зачем ты уговариваешь секретаря Гильдии пойти на должностное преступление и утаить от моего супруга самоуправство стажерки?
     - Рад вас видеть, Алайна, - мужчина склонил голову в знак приветствия. – Чем обязан вашему визиту?
     - Оставь этот официоз, - передернула точеными плечами девушка. – И выканье засунь себе куда подальше, я не настолько древняя.
     Алайна прошлась по комнате, с любопытством оглядывая обстановку. Пока она не видела, Мелитон бросил на Десмонда вопросительный взгляд, но тот в ответ лишь пожал плечами, показывая, что сам не понимает, в чем дело.
     - Кстати, на будущее: находясь в Гильдии, я могу слышать все, что произносится вслух на ее территории. А не только то, что говорится Стархом или в его присутствии, - девушка с хитрой улыбкой обернулась к мужчинам, продемонстрировав прекрасную осведомленность о догадках подчиненных мужа на ее счет.
     Дес тяжело вздохнул, понимая, что нет смысла отпираться:
     - Алайна, я все объясню.
     - Не трудись, - взмахом руки оборвала его элементаль. – Вообще-то, я на твоей стороне и пришла для того, чтобы оказать поддержку.
     - То есть, я все-таки должен нарушить правила и соврать Аристарху?! – недоверчиво переспросил Мелитон.
     - Не совсем, - поморщилась девушка. – Ты всего лишь повременишь пару суток прежде, чем доложить моему мужу о самовольстве Дэнны. За свою судьбу можешь не беспокоиться, мое влияние на Старха достаточно велико, чтобы отвести от тебя его гнев. Я достаточно ясно выражаюсь?
     - Более чем, - нехотя смирился с распоряжением Алайны Мелитон.
     - Теперь ты, - элементаль повернулась к Десмонду. – У тебя есть два дня, чтобы разыскать девочку и вернуть ее сюда. Как ты будешь это делать – мне плевать, но запомни, что никто и никогда не должен узнать о том, что Дэнна учудила, иначе остаться в Гильдии у нее не получится.
     - А в чем твой интерес? – осторожно поинтересовался мужчина, надеясь, что Алайна ответит.
     - Хотела бы сказать, что просто симпатизирую этой девчушке и переживаю за ее судьбу, но… - элементаль с притворной задумчивостью склонила набок хорошенькую головку: - Не уверена, что в таком случае ты приложишь достаточно усилий. Видишь ли, Дес, есть некие высшие силы, которые весьма четко дали мне понять, что они желают видеть Дэнну Гончей. Что это за силы – не спрашивай, все равно не смогу сказать. И я знаю, насколько Старх не выносит даже самого незначительного вмешательства власть имущих в дела Гильдии, поэтому решила попробовать провернуть все втайне от него. Искренне надеюсь, что, сделав ставку на тебя, не ошиблась…
     - Не ошиблась, - хмыкнул Гончий. – Я заинтересован в том, чтобы выходка моей ученицы осталась вдали от внимания Аристарха. И сделаю все для этого.
     - Очень хорошо, - снисходительно похлопала его по плечу Алайна. – Главное, помни, что у тебя есть только два дня… Ах да, если с девочкой случилось несчастье, всех собак спущу на тебя. Думаю, об этом тебе стоит знать…
     *****
     Дэнна тоскливо посмотрела на пустой кувшин из-под воды и вздохнула. В подвале, где ее заперли, было довольно холодно и влажно, поэтому мучительной жажды она не испытывала, но все равно с надеждой ждала, когда же ее тюремщик принесет новую порцию. Его появление, второй за прошедшие три дня, стало бы для девушки хоть каким-то знаком, что о ней вообще еще помнят… Хотя бы похититель.
     Начав поиски мага, стажерка Гильдии даже представить себе не могла, что всего через день своими расспросами жителей города и возможных свидетелей привлечет к себе его пристальное внимание. И точно так же она не думала о том, что представляться каждому опрашиваемому Гончей не следовало, потому что маг, случайно узнав о нежелательном интересе весьма известной Гильдии к его личности и деятельности, пришел в ярость от того, что его планам угрожает опасность. Дэнна даже не успела сообразить, что происходит, как попала в его ловушку и оказалась взаперти, без возможности пользоваться магией. Первое время она подбадривала себя тем, что Мелитон или Дес наверняка быстро хватятся ее и отправятся на поиски, но никто не появлялся, и уверенность в скором освобождении таяла с каждым часом, проведенным девушкой в одиночестве. Чем дольше Дэнна сидела в четырех глухих стенах, тем чаще у нее мелькала мысль о том, что за ней вообще никто не придет. Десмонд, скорее всего, думает, что она еще гостит дома, и преспокойно занимается поисками своей драгоценной Эвелинн, у Мелитона полно других дел, кроме как помнить о том, что у какой-то там стажерки на руках осталась невозвращенная заявка… К тому времени, как в Гильдии все же заметят ее отсутствие, она, вполне вероятно, уже будет мертва.
     Девушка тряхнула головой, попытавшись прогнать дурные мысли и смахнула с ресниц предательскую слезинку.
     - Тоже мне, одна из лучших стажеров… - пробурчала она, в очередной раз разозлившись на себя. - Мало того, что попалась, как безмозглая дура, теперь еще только порыдать осталось.
     Дэнна решила немного подремать и попыталась поплотнее завернуться в тонкий плащ, чтобы хоть немного согреться. Выходило плохо, потому что из-за влажности в подвале ткань давно отсырела и неприятно липла к коже, не давая ни капли тепла. Плюнув на плащ, она сунула окоченевшие руки под мышки, подтянула колени поближе к груди и опустила на них голову.
     Из состояния полудремы ученицу Десмонда вывел стук двери и мелодичный перестук каблучков. В камеру вошла девушка в алом платье из тонкой ткани, с открытыми плечами и спиной. На вид она была старше Дэнны всего на несколько лет, но в карих глазах было что-то такое странное, что четко давало понять - внешняя юность гостьи обманчива. Вслед за девушкой в подвал прошел молодой мужчина. Теперь, когда на нем не было капюшона, стажерка Гильдии смогла рассмотреть лицо своего похитителя: ничем не примечательное, с выражением полнейшего безразличия в блекло-голубых глазах и светло-русыми волосами. Лишь когда он смотрел в сторону своей спутницы, равнодушие во взгляде сменялось подобострастием, но та умело игнорировала это. Откинув за спину темные гладкие волосы, девушка окинула Дэнну презрительным взглядом:
     - И это та Гончая, что так напугала тебя? – насмешливо хмыкнула она, обращаясь к магу. - Издеваешься?! Я бросила все свои дела и примчалась сюда из-за какой-то девчонки?!
     - Она расспрашивала обо мне в городе, - возразил молодой человек, несколько удивленный реакцией брюнетки. – Причем, не просто так, а как о подозреваемом в похищении метаморфа!
     - Дальше что? – не впечатлилась девушка. – Пусть бы и спрашивала себе, сколько влезет, все равно ничего не раскопала бы.
     - Да ну? – маг скептически скрестил руки на груди. – А если я скажу, что она еще и тобой интересовалась?
     - Прямо мной? – недоверчиво прищурилась его спутница, посмотрев на Дэнну, прислушивающуюся к их разговору, уже с некоторой опаской.
     - Ну, не тобой конкретно, конечно, но эта Гончая кроме меня искала еще некую Каролину, с которой вы на удивление похожи по описанию. Одно только упоминание алых крыльев чего стоит… Интересно, не правда ли, Кари?
     - Выйди вон и закрой за собой дверь, - резко отозвалась девушка, зло сверкнув глазами. – Мы с тобой поговорим после того, как я освобожусь.
     - Я хочу, чтобы мы поговорили сейчас! – заупрямился маг. – Почему ты что-то скрываешь от меня?!
     - Пошел прочь! – сквозь зубы процедила брюнетка, в глазах ее сверкнуло недоброе пламя. - Немедленно!
     На этот раз молодой человек не посмел ослушаться и покорно вышел из подвала, оставив свою спутницу наедине с пленницей.
     - Так ты знаешь, кто я? – полувопросительно осведомилась девушка, подойдя чуть ближе к Дэнне и проникновенно заглянув ей в глаза. – И ты представляешь Гильдию Гончих… Сколько же еще твоих коллег знают о моем существовании?
     - Достаточно, Каролина, чтобы ты переживала за свою шкуру, - огрызнулась стажерка Гильдии. – Мой наставник рано или поздно тебя достанет, можешь не сомневаться.
     - Понятия не имею, кто твой наставник, но встреча со мной для него ничем хорошим не кончится, - снисходительно фыркнула Кэрол. – Равно как и излишнее любопытство для тебя. Зачем только тебе, такой молоденькой и глупенькой, приспичило лезть туда, где ты ничего не смыслишь… Неужели в Гильдии не нашлось более опытного сотрудника для этого?
     - Не настолько уж я глупенькая! – оскорбилась Дэнна. – Между прочим, это именно я выяснила, что за последние шестьсот лет ты использовала пятнадцать магов для того, чтобы они по твоему приказу похищали Старших и Древних существ и проводили с ними опыты для создания совершенного представителя той или иной расы. И о том, что за всеми этими экспериментами стоит Вильгельм, твой покровитель, я тоже знаю.
     - Что ж, беру свои слова назад, - ухмыльнулась Каролина. – Ты не глупенькая. Ты просто натуральная идиотка, раз выкладываешь мне сейчас все это. Неужели твой наставник не научил тебя держать язык за зубами время от времени? После таких откровений обо мне и о Вильгельме я просто не могу отпустить тебя…
     - Можно подумать, что до этого ты собиралась, - закатила глаза стажерка Гильдии. – В любом случае, хочу сказать, что Десмонд тебя по стенке размажет, если я умру по твоей вине. Видишь ли, пока я являюсь его ученицей, он…
     - Как ты сказала? – неожиданно перебила ее Кэрол. – Десмонд?
     - Он самый, - невозмутимо кивнула Дэнна и прищурилась: – А что? Мой наставник тебе знаком?
     Вместо ответа Каролина грязно и душевно выругалась. На Гильдию алата чхать хотела, но вот брат Роланда… Его она боялась.
     - Так твой наставник тоже ищет меня и подвластного мне мага? – с напускным равнодушием уточнила Кэрол у ученицы Деса.
     - Он руководит этими поисками, - с довольной улыбкой заверила ее Дэнна. То выражение страха, которое пусть всего на мгновение, но промелькнуло в глазах ее собеседницы при упоминании Гончего, ощутимо приободрило девушку. – И когда Десмонд тебя поймает и передаст Гильдии, ты ответишь за все свои преступления.
     - Сколько уверенности в этих словах… - покачала головой Каролина и растянула губы в предвкушающей улыбке: - Дорогуша, твоему наставнику совсем не выгодно меня отдавать в руки своего руководства… Я о нем могу столько порассказать, что на его фоне окажусь белой и пушистой просто до безобразия. В конце концов, от меня, как от алаты, твои коллеги всегда ожидают чего-то нехорошего, а вот узнать, что один из лучших Гончих за спиной Гильдии тесно взаимодействует с некоторыми мне подобными... Эта новость неприятно удивит ваше руководство, точно так же, как и мое заявление, что Десмонд…
     - Да-да, сейчас ты еще скажешь мне, что мой наставник и сам является алатом, - фыркнула Дэнна, перебив девушку. – Охотно верю каждому твоему слову…
     - В сущности, мне все равно, веришь или нет, - пожала плечами Кэрол. – Я тебе сказала, что хотела, а как относиться к моим словам – дело твое. Как раз можешь подумать об этом, пока я подчищу за собой хвосты.
     Выйдя из подвала, алата подозвала к себе мага, все это время маячившего неподалеку:
     - Ты умеешь ковыряться в чужом сознании? – поинтересовалась девушка.
     - Могу считать воспоминания, но за очень непродолжительный период. Примерно месяц-два.
     - Отлично, мне и этого хватит, - махнула рукой Каролина. – Как вытрясешь все эти воспоминания из девчонки – дай мне знать. Я пока улажу некоторые проблемы с нашими экспериментами.
     - Ты обещала поговорить со мной! – молодой человек догадался, что Кэрол собирается уйти и преградил ей дорогу. – Почему эта Гончая говорила о тебе, как о Каролине?
     - Милый мой, у нас нет времени на пустые объяснения сейчас, - алата нацепила на лицо выражение нежности и обеспокоенности и погладила мага по щеке. – Надо как можно быстрее разобраться с нашими временными неприятностями, иначе мне придется подыскать кого-то другого на твое место… Ты ведь не хочешь, чтобы я нашла тебе замену?
     - Мне нужно около двух часов на чтение воспоминаний, - недовольно скрипнул зубами молодой человек, но спорить с девушкой не решился.
     - Вот и чудно, - Кэрол мимолетно коснулась щеки мага губами, после чего открыла пространственный портал.

     *****
      - Относительно состязаний магов все осталось неизменно, а вот для воинов правила чуть изменились, - бодро докладывала Кайла директрисе Университета. – Ужесточили технические требования к избираемому оружию, несколько изменили правила судейства и добавили в программу состязания лучников. Подробнее я все расписала, держи.
     Женщина протянула демонессе запечатанный свиток, с чувством выполненного долга поуютнее уселась в кресле и сделала глоток вина. Пользуясь тем, что в Университете ни души, Геката решила не устраивать форменного совещания по итогам пребывания своих сотрудниц в Нейвельгаре, а вместо этого предложила обсудить все детали вечерком, в тихой и спокойной обстановке. Под это определение идеально попала комната Лины, а точнее дальняя зона ее гостиной, с парой низких кресел, банкеткой и маленьким столиком, отгороженная от основной части помещения полупрозрачной шторкой. Уютно расположившись здесь с кувшином дорогого вина, подруги сначала немного поговорили о последних новостях в городе, а потом уже приступили к обсуждению прошедшей поездки. Геката с некоторым недоумением заметила, что стоило их разговору перейти на другую тему, как Эвелинн странно притихла и прогрузилась в какие-то собственные раздумья. И с каждой минутой алата мрачнела все больше.
     - Лина, да что, черт возьми, с тобой происходит?! – не выдержала, в конце концов, демонесса и щелкнула пальцами перед самым лицом девушки, полулежащей на банкетке. – О чем ты думаешь?
     - Надо полагать, о лиане Верманде, - ехидно фыркнула Кайла. – Может, сейчас ей все-таки стало совестно за то, как она с ним распрощалась у стен Магического сектора…
     - А как? – тут же живо заинтересовалась Геката, обращаясь к алате. – И что там вообще такое между вами произошло в Нейвельгаре, что Кайла столь интригующе ухмыляется?
     - Ничего, - отрезала Эвелинн, бросив на преподавательницу физической подготовки красноречивый взгляд. – Просто Рэйнару я, видите ли, понравилась, и до него упорно не доходило, что я не собираюсь отвечать ему взаимностью. И никак мы с ним особо не прощались.
     - В том-то и дело, что никак, - хмыкнула Кайла, скрестив руки на груди. – Ты просто развернулась и прошла сквозь ворота сектора, напоследок не бросив даже сухого «Пока».
     - Великолепно, - прокомментировала директриса Университета. – Именно так и следует обращаться с доверенным лицом короля…
     - Не переживай, Эледеру он на меня жаловаться не будет, я уверена, - отмахнулась девушка.
     - Слушай, а почему ты вообще от него открещиваешься? – выгнула бровь демонесса. – Неужели он тебе настолько не по душе?
     - В том-то и дело, что Рэйнар мне нравится, - вздохнула Эвелинн. – Поэтому я и не хочу втягивать его в свою жизнь, в которой количество вранья переходит все допустимые границы. Не уверена, что однажды смогу признаться Верманду в том, кто я, и совершенно точно знаю, что не хочу быть рядом с ним и каждый день лгать, понимая, что он этого не заслуживает… Да и потом, я еще слишком хорошо помню Деса…
     - Ты сама себе все усложняешь, - поморщилась Кайла, перебив подругу. – Во-первых, ты приняла решение никогда больше не видеть своего Гончего, так прекрати все время оглядываться назад и сохнуть по нему. Во-вторых, никто ведь не говорит, что вы с Вермандом будете вместе долгие и долгие годы… Может, вашей взаимной симпатии хватит всего на месяц, и тогда перед тобой даже не возникнет необходимости признаваться в истинной сущности?
     - Согласна с Кайлой, - тут же вставила свое слово директриса Университета.
     - А если все же возникнет? – не сдавалась Лина.
     - С ней просто невозможно разговаривать, - закатила глаза Кайла. Она хотела продолжить фразу, но ее перебил стук в дверь: - Пойду лучше открою, а не то я кого-то ударю…
     Стоило женщине отойти, как Эвелинн быстро уселась на банкетке и передвинулась ближе к демонессе:
     - Ата, ты можешь узнать для меня кое-что у Асмодея?
     - Вполне возможно, - уклончиво отозвалась Геката, ощущая в душе смутную тревогу. – Что именно?
     - Спроси у него, не заключал ли он каких-либо сделок с моей бабушкой, Элизабет. – Видя округлившиеся от удивления глаза директрисы Университета, девушка поспешила объясниться: - Понимаешь, Лиз приснилась мне на днях и сказала, что когда-то давно она вынудила Дея пообещать ей, что он всегда будет защищать меня. Мне нужно знать, было ли такое на самом деле.
     - Зачем?
     - Это сон был не совсем похож на сон… Словно я действительно виделась с Элизабет. И часть того, что она сказала, не дает мне покоя.
     - Лина, не темни и выкладывай все начистоту!
     - Только после того, как ты выяснишь у Дея то, о чем я тебя попросила, - покачала она головой.
     - Угадай, от кого бы это могло быть… - прервала их разговор Кайла, с улыбкой проходя за шторку и отдавая Эвелинн аккуратный букет из крупных ярко-синих цветов на толстых стеблях. – Мальчишка, принесший его, просил передать, что отправитель будет ждать тебя завтра в семь вечера у ворот Сектора.
     - Честно говоря, последний раз цветы мне дарили больше ста пятидесяти лет назад, - девушка не стала скрывать довольной улыбки. – Я уже успела забыть, что это довольно приятно.
     - Так может, сделаешь в ответ приятное отправителю и все-таки соизволишь встретиться с ним завтра? – хитро подмигнула ей Кайла.
     - Кто знает, - дернула плечом Лина, продолжая улыбаться. Она предпочла сделать вид, что не замечает пристальный и обеспокоенный взгляд Гекаты.

     Глава 13
     Каролина нервно прошлась из стороны в сторону мимо камина в кабинете Вильгельма. В ожидании своего покровителя девушка обдумывала, как бы так поаккуратнее преподнести ему неприятную весть о том, что в параллели Шень она вынуждена срочно свернуть свои дела. Алата была уверена, что Вильгельм придет в ярость, потому что именно сейчас у него что-то начало получаться, и внезапное прерывание экспериментов было совсем некстати. Девушка настолько погрузилась в тревожные размышления о том, как пережить вспышку гнева Виля, что даже не ощущала жар, исходящий от пляшущего в камине огня. И не заметила появление своего покровителя.
     - Что стряслось? – чуть раздраженно окликнул мужчина помощницу, от чего та едва не подскочила на месте. При виде своего временного пристанища, заваленного стопками книг и свитков, алат, привыкший к комфорту и порядку, недовольно поморщился. – Из-за чего ты вдруг заявилась сюда?
     - Я заканчиваю с этой параллелью и перехожу в другую, - Кэрол тоже не стала утруждать себя приветствием. – А еще лучше будет на время вообще прекратить похищения. В Шень на наш след напала Гильдия Гончих.
     - Не на наш, а на твой, - хмыкнул Вильгельм. – Похищениями занимаешься ты.
     - Нет, именно на наш, - ядовито отозвалась Каролина. – Соплячка из Гончих, что вышла на моего подчиненного мага, знала и обо мне, и о вас. И об экспериментах ей тоже было известно.
     - Вот с этого места давай поподробнее, - нахмурился мужчина, опустившись в кресло и сцепив руки в замок. – Откуда Гончая может знать обо всем этом?
     - Не спрашивала у нее, - передернула плечами алата. – Тай сейчас из этой девчонки воспоминания ее выкачивает, там и поищу ответы. Но рискну предположить, что тут точно не обошлось без вашей любимой синекрылой…
     - Тебе лишь бы приплести Эви ко всем нашим проблемам, - недовольно закатил глаза Виль.
     - Лишь бы приплести?! – возмущенно округлила глаза девушка. – Да все наши проблемы начались именно по ее вине! Если бы она не полезла к Высшей Ложе с обвинениями против вас, мы бы сейчас не прятались, где придется!
     - Угу, а еще я, быть может, уже был бы мертв вашими с Роландом стараниями, - красноречиво посмотрел на свою помощницу Вильгельм. – Не желаешь все же обсудить тему вашего с Ролом не удавшегося заговора?
     Кэрол тут же заткнулась и отвела глаза в сторону. Виль уже давно дал ей понять, что в курсе их с Роландом прошлых далеко идущих планов, но объяснений не требовал, и такое положение вещей алату устраивало. Раскаяние и дальше не входило в ее планы.
     - Ладно, закрыли эту тему, - махнул рукой мужчина, видя, что Каролина замолчала всерьез и надолго. – Объясни лучше, почему ты считаешь, что это от Эви Гильдия могла узнать о моих экспериментах?
     - Наставник девчонки – Десмонд. Полагаю, мне не нужно напоминать, что он находится более чем в близких отношениях с Эвелинн?
     - Погоди, - прищурился Вильгельм, - ты ведь говорила, что они не поддерживают связь с самого момента смерти Роланда?
     - Я всего лишь предполагала, что это так, - парировала девушка. – Выяснить это точно, уж извините, не получится, потому что я не могу найти Эви и не могу близко подобраться к Десу. Так что придется довольствоваться домыслами… Впрочем, есть еще надежда на то, что в воспоминаниях пойманной Гончей я что-нибудь найду. А вы пока на всякий случай ищите новое временное пристанище.
     - Есть у меня кое-что на примете, - отрешенно кивнул мужчина. – Я тебе координаты дам для портала, как только подчистишь все хвосты за собой – придешь туда.
     - На счет хвостов… - Каролина на мгновение замялась. – С магов все ясно, он свое уже отслужил и ему в живых больше делать нечего. А что с девчонкой?
     - Туда же, куда и мага, - Виль посмотрел на свою помощницу, как на идиотку. – У тебя есть другие варианты?
     - Вообще, я хотела предложить отпустить ее, - неуверенно отозвалась алата. – Все равно ничего нового она своим коллегам о нас не скажет, лишь подтвердит то, что они уже знают. А если ее убить… На нас окрысятся все Гончие от Аристарха до самого захудалого архивариуса! Пережить подобную атаку нам не по зубам.
     - Кэрол, пошевели мозгами! – сердито повысил голос Вильгельм. – Я разве сказал тебе убить девчонку и повесить над ней флаг с нашими именами?! Устрой ей банальный несчастный случай. У них же бывают в Гильдии случаи гибели при выполнении заданий?..
     - Да, но Десмонд… Он не поверит в случайность смерти своей ученицы…
     - Я сказал, что тебе делать, - не дослушав Каролину отрезал мужчина. – И маг, и Гончая должны быть мертвы. Это ясно?
     - Вполне, - нехотя согласилась девушка.
     *****
     - Где ты была? – маг подозрительно прищурился, глядя на молчаливую и сосредоточенную девушку. – Я не мог до тебя дозваться.
     - Где была – там уже нет! – огрызнулась Каролина, но тут же сбавила тон: - Прости, я сильно устала, вот и не в духе… Ты считал воспоминания Гончей?
     - Давно уже, поэтому и пытался бросить тебе зов, - видя состояние своей собеседницы, Тай решил не провоцировать ее на ссору. – Не знаю, что именно тебе надо, поэтому собрал все в амулет.
     - Молодец, - довольно кивнула алата. – Давай его, я хочу посмотреть.
     Маг беспрекословно протянул ей полупрозрачный зеленый камень с разводами. Каролина недоуменно покрутила его в руках:
     - И как этим пользоваться?
     - Идем, я тебе помогу.
     Молодой человек привел ее в свою спальню, усадил на кровать и попросил сесть максимально удобно. Кэрол, хмыкнув, прислонилась спиной к стене, продолжая держать в ладони амулет. Тай в полголоса выпалил слово-ключ из заклинания, и камень начал таять, словно лед, втягиваясь в руку девушки.
     - Посиди пару минут спокойно, потом все воспоминания Гончей будут доступны тебе точно так же, как и твои собственные, - посоветовал маг. – Только учти, что эффект не будет постоянным. Через пару-тройку часов все исчезнет.
     Алата молча кивнула, начав искать ответы на свои вопросы в памяти Дэнны. В первую очередь ее интересовало, откуда девчонка могла узнать об экспериментах Вильгельма. Тут Каролину ждало первое потрясение, весьма неприятное: она и представить не могла, что у Гильдии так много информации о ней и о Виле. Второй паршивой вестью стало то, что Дес, судя по всему, действительно не поддерживал связь с Эвелинн и даже не знал, где ее искать. По мнению Кэрол это было плохо, так как проще ожидать удара с одной стороны, чем с двух.
     Тай, напряженно наблюдавший за своей покровительницей и заметивший, что на ее лице появилось то самое выражение, что обычно предвещало грандиозную бурю, поспешно смылся, пробурчав, что пойдет посмотреть, как там их пленница. Каролина ему не ответила, продолжая знакомиться со свежеприобретенными воспоминаниями.
     Внезапно девушка вскочила на ноги и торжествующе расхохоталась.
     - Значит, Элина Риавэйн… Некромант и преподавательница в мире Зальтен… - промурлыкала алата, глаза ее лихорадочно заблестели от удовольствия. – Вильгельм будет просто счастлив узнать это.
     Кэрол подошла к зеркалу, поправила прическу и снова засмеялась:
     - Нет, ну это просто уму непостижимо! Десмонд вместе с Асмодеем разыскивают Эвелинн в поте лица, а находит ее какая-то соплячка из Гильдии. Не имеющая ни малейшего представления о том, кто перед ней… И даже не подозревающая, как ее наставник был бы счастлив, расскажи ему ученица о своем кумире! Черт побери, я просто обязана как можно быстрее рассказать Вилю об этом!
     На сей жизнерадостной ноте девушка поспешила в подвал, решив немедленно избавиться от мага и Гончей. По дороге она заскочила в свою спальню и забрала заранее созданную ею сферу с отсроченным заклинанием на смерть. Жаль, что она не побеспокоилась о том, чтобы сделать еще пару-тройку таких же, про запас… Придется с кем-то разобраться вручную.
     *****
     - Боже, здесь же только таблички не хватает: «Осторожно, невменяемые маги-психопаты», - с сарказмом хмыкнул Десмонд, с некоторого отдаления разглядывая серую жалкую халупку на окраине города.
     Покосившаяся крыша зияла явными дырами и не вызывала доверия, входная дверь и деревянные рамы без стекол выглядели так, будто вывалятся от малейшего дуновения ветра. В общем и целом, жалкое подобие дома выглядело внешне совершенно нежилым и заброшенным. Однако именно к этой хибаре привел Гончего след от маячка, предусмотрительно нацепленного им на Дэнну около двух месяцев назад, тайком от девушки. Тогда он некоторое время сомневался в том, что поступает честно, ведь это в какой-то степени проявление недоверия, но сейчас четко понял, что был прав.
     Решив, что больше не имеет смысла торчать на улице, выжидая чего-то непонятного, мужчина двинулся к дому.
     Подгнившие половицы на первом этаже предательски заскрипели под тяжелыми шагами, заставив Деса замереть и настороженно прислушаться. Сначала ему показалось, что все тихо, но почти тут же на втором этаже раздался стук каблуков, все быстрее приближающийся к лестнице. Гончий нырнул в первую попавшуюся комнату и беззвучно закрыл за собой дверь, оставив лишь небольшую щелку, открывающую вид на лестничный пролет. Вниз по ступенькам резво сбежала больно знакомая темноволосая девушка в алом платье, что-то мурлыкающая себе под нос. На ладони она безбоязненно подбрасывала маленький прозрачный шарик с клубящимся внутри черным туманом. Подобный цвет отсроченного заклинания в сфере наводил на нехорошие мысли. Судя по всему, алата спустилась вниз по своим делам, а не из-за подозрительно скрипнувшего пола.
     - Стерва крылатая! – процедил сквозь зубы мужчина, когда Каролина скрылась из виду. Он смутно догадывался, что темный шарик предназначается его незадачливой стажерке. – Только попробуй…
     Выждав для верности еще несколько секунд, Десмонд покинул свое «убежище» и направился в ту же сторону, куда ранее прошествовала Кэрол. Дополнительным ориентиром ему служили голоса алаты и какого-то парня, спорящих на повышенных тонах.
     - А я говорю, что девчонку надо отпустить, а потом делать ноги отсюда! – раздраженно возразил молодой человек. – Я не хочу из-за нее сцепиться с Гончими!
     - Заткнись, а? – лениво хмыкнула алата. – Я не спрашиваю у тебя, как мне поступить, я прошу не мешаться под ногами!
     - Кари, - маг буквально взмолился, - не упрямься хотя бы сейчас! Ее надо оставить в живых.
     - На твоем месте, я бы послушался паренька, - холодно ухмыльнулся Десмонд, открывая всем свое присутствие и спокойно проходя в подвал. Быстро оглядев помещение, он заметил в дальнем углу Дэнну, вжавшуюся в стену. Девушка при звуке его голоса вскинула голову и открыла усталые покрасневшие глаза, которые моментально наполнились слезами.
     Маг, прекрасно видя татуировку Гильдии Гончих на предплечье вошедшего, отшатнулся в сторону, изумленно округлив глаза, а Каролина недобро прищурилась:
     - До чего же приятная и неожиданная встреча, Дес, - с издевкой заметила алата, неуловимым движением скользнула за спину мага и смотрела на мужчину поверх плеча Тая. – Просто не могу подобрать слов, насколько я рада тебя видеть… Жаль, что придется немного омрачить эту дивную минуту.
     Кэрол со всей своей неженской силой ухватила мага за горло под самым подбородком и резко повернула голову парня в сторону. Прежде, чем Тай успел понять, что происходит, раздался характерный хруст, и его обмякшее тело грохнулось к ногам Каролины. Дэнна охнула, прикрыв рот ладошкой, ее наставник посмотрел на труп мага с некоторой долей сожаления. Допросить злодея уже не получится…
     - То, что ты избавилась от своей марионетки, никак не поможет, - мужчина перевел взгляд на алату. – И ты не сможешь скрыться, даже если прямо сейчас сбежишь через телепорт. Я тебя мгновенно перехвачу.
     - Знаешь, Десмонд, меня всегда недооценивают, - притворно надула губы девушка. – Что ты, что Рол, что Вильгельм… Раньше меня это дико бесила, а сейчас я понимаю, что это мое преимущество.
     Увидев сферу с заклинанием, брошенную Кэрол в сторону Дэнны, Гончий попытался было ее перехватить, но неудачно. Шарик с мелодичным звоном раскололся около самых ног его ученицы, и ее тут же окутало черным туманом. Стажерка Гильдии схватилась руками за горло, которое сжало ледяными тисками, царапая кожу и беззвучно хватая ртом воздух. Каролина неторопливо открыла телепорт.
     - У нее есть минуты четыре, - как бы ненароком заметила она, с интересом наблюдая за Дэнной, корчащейся на полу. – Четыре минуты жуткого удушья, после чего девчонка умрет. И что ты будешь делать, Дес? Погонишься за мной, чтобы помешать мне поубивать еще кучу народа, или попытаешься спасти жизнь своей ученице, попавшей в эту передрягу по собственной глупости? Ты готов заплатить жизнью девчонки за многие другие?
     На скулах Десмонда заиграли желваки. Было очевидно, что на этот раз Кэрол его переиграла, потому что обречь свою стажерку на мучительную смерть он не мог. Даже несмотря на то, что ее смерть действительно могла спасти множество чужих жизней. Мужчина сделал шаг в сторону Дэнны, на ходу начиная плести канву нужного заклинания, но алата, успевшая заметить тень сомнения в его глазах, окликнула его:
     - Интересно, не изменится ли твое решение, если я скажу, что знаю, где Эвелинн? И готова провести тебя в нужный мир…
     Нужного эффекта помощница Вильгельма добилась: Гончий нерешительно замер на месте, так и не сделав очередного шага. В первую секунду Каролине показалось, что он сейчас развернется к ней, но Дес удивил ее, продолжив свой путь и опустившись на колени около задыхающейся девушки.
     - Давай, Кэрол, поболтай еще немного, пока я помогаю Дэнне, - не оборачиваясь, бросил он, продолжая левой рукой вычерчивать в воздухе нужные символы. – Тогда мне даже не придется снова тратить время, разыскивая тебя.
     - Дурак, - фыркнула алата, ступая в воронку портала. – Я ведь не солгала на счет Эви…
     *****
     Просыпаться Дэнна очень не хотела. Точнее, она давно уже проснулась, но продолжала притворяться спящей. Девушка чувствовала, что ее наставник где-то неподалеку, и боялась того, что произойдет после ее «пробуждения». Если он ее не убьет, то уж морально изничтожит точно. А ведь она и так со стыда готова сгореть…
     - Давай-давай, поднимайся, - вывел стажерку из ее раздумий устало-саркастичный голос Десмонда. – Хватит разыгрывать летаргический сон.
     Дэнна с мученическим вздохом уселась на кровати, уткнувшись взглядом в одеяло у себя на коленях и нервно комкая его в руках.
     - Как вы догадались, что я не сплю?
     - Ты перестала сопеть, - невозмутимо хмыкнул мужчина, сидящий на стуле у ее кровати, - начала дышать практически беззвучно. И рот закрыла. Совет на будущее: хочешь удачно изобразить глубокий сон – не пытайся принять абсолютно неестественную позу отдыхающего ангела…
     Девушка промолчала, продолжая смотреть куда угодно, только не на лицо своего наставника. Дес терпеливо ждал, пока она прекратит это лихорадочное оглядывание своей комнаты в Гильдии, но, в конце концов, не выдержал:
     - Дэнна, посмотри на меня.
     Никакой ответной реакции.
     - Посмотри на меня, пожалуйста, - с нажимом повторил Гончий. Поняв, что его ученица и дальше не собирается отзываться на просьбу, он поднялся на ноги, подошел ближе и рукой аккуратно взял девушку за подбородок, заставив ее поднять голову и встретиться с его взглядом. – Так-то лучше… Как ты себя чувствуешь?
     - К сожалению, хорошо, - буркнула Дэнна, стремительно краснея от стыда.
     - К сожалению?!
     - Если бы я чувствовала себя плохо, у вас бы руки не поднялись придушить меня…
     - А я, по-твоему, собираюсь это сделать? – непритворно изумился мужчина, отпуская свою ученицу и усаживаясь обратно на стул.
     - Не удивлюсь, если это так, - мрачно вздохнула та, снова начав перебирать пальцами одеяло. – Потому что я идиотка…
     - Переубеждать не буду.
     - … которая посчитала, что способна противостоять алате и магу в одиночку. И оказалась настолько глупа, что попалась в элементарную ловушку.
     - Тоже верно подмечено.
     - Я нарушила Кодекс Гильдии, хотя прекрасно знала, к чему это может привести…
     - Не могу не согласиться, - снова кивнул Дес, перебив девушку. – А теперь послушай меня, пока твои самоуничижительные мысли не приняли вселенских масштабов. У всех бывают провалы. Во всей Гильдии нет ни одного Гончего, который бы ни разу не допустил ошибок при выполнении своих обязанностей. Особенно в самом начала пути. Прежде, чем получить репутацию одного из лучших в этом деле, я допустил столько промахов, что страшно подумать. Меня шинковали буквально на ленточки, травили, держали взаперти… Во все эти передряги я попадал потому, что был таким же, как ты сейчас. Мне казалось, что я могу если не все, то многое. Так что в ловушку этого мага ты вляпалась вовсе не потому, что глупа, а потому, что у тебя пока еще слишком мало опыта. Впрочем, частично в этой истории и я виноват, раз не сумел внушить, насколько Каролина может быть опасной для тебя…
     - Да какая разница, из-за чего я попалась?! – с досадой всплеснула руками Дэнна. – Главное, что я сорвала все! Вы ждали нового похищения для того, чтобы остановить Каролину и ее покровителя, помешать их планам… А в итоге это я помешала вашим. Теперь погибнет еще кто-то…
     - Если ты хочешь стать хорошей Гончей, то должна извлекать урок на будущее из своих ошибок, а не страдать над тем, как все плохо, и посыпать голову пеплом после каждой неудачи! – чуть повысил голос Десмонд. – В конце концов, больше жизней ты спасешь именно тогда, когда научишься переступать через проигрыши и идти дальше, а не сидя и страдая.
     - Стать хорошей Гончей… - протянула стажерка, в глазах блеснули непрошеные слезы. – Я уже никакой не стану. Аристарх ведь наверняка только и ждет, пока я приду в себя, чтобы выкинуть меня из Гильдии за нарушение дисциплины и сорванное дело…
     - Он ничего не знает о случившемся, - огорошил ее мужчина. – Точнее, он знает немного измененную версию этих событий. Запомни: в параллель Шень ты пошла вместе со мной, я не продумал наши действия как следует, а потому случилось незапланированное столкновение с Каролиной. Когда Старх решит расспросить тебя об этом, ты скажешь, что мы пришли в дом, где предполагали найти похищенного метаморфа, там на нас напала Кэрол и ее помощник. Тебя сразу же оглушили, и ты потеряла сознание, поэтому не имеешь ни малейшего представления о том, как Каролина умудрилась убить мага и смыться у меня из-под носа.
     - Но это же подставит вас под удар! – нахмурилась Дэнна. – Аристарх обвинит вас в том, что вы провалили дело, а ведь это не так.
     - Со Стархом я как-нибудь сам разберусь, - поморщился Гончий. – Ты просто должна будешь повторить ему то, что я тебе рассказал. И ни словом больше. Разумеется, если ты хочешь остаться в Гильдии…
     - Хочу, - вздохнула девушка. – Но я не заслужила.
     - Вот значит останешься и заслужишь, - ободряюще улыбнулся ей Дес, на корню пресекая новый приступ самобичевания.
     Его ученица неуверенно улыбнулась в ответ и закусила губу, никак не решаясь спросить то, что не выходило у нее из головы. С одной стороны, ей казалось, что Десмонд посчитает вопрос глупым и даже не станет отвечать на него, но с другой – ответ хотелось знать просто до безумия. В итоге, Дэнна все же собралась с духом:
     - Я могу спросить кое-что?
     - Конечно.
     - Почему вы выбрали спасение моей жизни, а не преследование Каролины?
     - Потому что я в ответе за тебя, - пожал плечами мужчина. – Хотя, не будь я твоим наставником, все равно поступил бы так же. Я не могу пожертвовать твоей жизнью ради сведения счетов с Кэрол. Тем более, что эту тварь все равно поймаю, просто позже.
     - Но вы могли пожертвовать моей жизнью не ради сведения счетов с ней, а ради девушки, которую любите, - несколько сконфуженно возразила Дэнна. – Каролина ведь предложила отвести вас к Эвелинн...
     - С этим я и без красноперой разберусь, - хмыкнул Гончий. – К тому же, я ей не верю. Быть такого не может, чтобы Асмодей и я не смогли отыскать Лину, а Кэрол – да. Кишка у нее тонка.
     - А если она все же сказала правду? – не унималась его ученица. – Вдруг теперь она решит отыграться за наше вмешательство в ее планы на Эвелинн?
     Девушка осеклась на полуслове, глядя на искренне расхохотавшегося Деса. Она поводов для веселья не видела.
     - Видишь ли, Дэнна, Каролина никогда не решится сунуться к ней, - пояснил мужчина, отсмеявшись. – А если решится, то пострадает от этой встречи кто угодно, только не Эвелинн. Она – та ее штучка… Повозюкать Кэрол мордашкой в песке для нее проще простого.
     В дверь деликатно постучали, после чего голос Мелитона вежливо попросил Десмонда «на пару слов».
     - Ну как твоя стажерка? – осведомился секретарь Гильдии у Гончего, едва тот вышел в коридор. – Жива-здорова?
     - Вполне.
     - Это хорошо, - довольно кивнул Мелитон и многозначительно добавил: - Хорошо, что хоть кто-то из вас двоих будет жив-здоров.
     - Аристарх вызывает? – догадался Дес и тревожно потер переносицу: - Сильно он свирепствует?
     - На две сотни по десятибалльной шкале… Все еще считаешь правильным спасать шкуру Дэнны за счет своей?
     - Не начинай снова этот разговор, - закатил глаза Десмонд.
     - Я просто не понимаю, неужели ты так спокойно относишься к тому, что учудила твоя ученица? - развел руками секретарь Гильдии.
     - Какое там спокойно?! – дал волю эмоциям мужчина, двинув кулаком по стене. – Так и… - он красноречиво изобразил руками жест удушения. – Сама едва не погибла, Каролину спугнула, да еще и подставилась так, что та теперь, опасаясь преследования Гильдии, будет в разы осторожнее действовать. Честное слово, прибил бы, но она угрызениями совести и без меня терзается дальше некуда…
     - Так может, следует все-таки рассказать Старху правду? Глядишь, искреннее раскаяние Дэнны в содеянном и его растрогает, раз уж на тебя подействовало.
     - Угу, а если не растрогает? – выгнул бровь Дес. – Тогда что? Пакуй, Дэнка, чемоданчики? Ты не хуже меня помнишь, что сказала Алайна. Каким-то там высшим силам угодно, чтобы моя стажерка стала Гончей. Так что у меня нет другого выбора, кроме как сделать все для этого.
     - Что ж, тогда крепись, - Мелитон похлопал его по плечу. – Поскольку наш глава готов сделать из тебя отбивную.

     Глава 14
     Темные волны тщательно сдерживаемого гнева, исходящие от главы Гильдии Гончих, были буквально ощутимы физически и делали атмосферу в его кабинете невыносимо гнетущей. Обстановку не смягчала даже Алайна, молча стоящая у окна. Элементаль тревожно поглядывала на грозного и хмурого супруга, но лезть к нему не решалась. Несмотря на то, что со стороны всем казалось, будто она вьет из Старха веревки, пальма первенства в их паре принадлежала именно Аристарху. Этого не менял даже тот факт, что Алайна была в разы сильнее мужа.
     Вошедшему в кабинет Десу показалось, что дышать здесь намного тяжелее, чем в коридоре, будто кислорода тут существенно меньше. Впрочем, судя по лицу главы Гильдии, он был бы совсем не прочь вообще оставить Десмонда без воздуха… Мужчина кивнул подчиненному на кресло перед собой, и тот не решился ослушаться.
     - Ну, что же ты молчишь? – саркастически осведомился Аристарх. – Давай, порази меня своим талантом вруна… Какого дьявола ты натворил в параллели Шень?!
     На последней фразе он все же сорвался на яростный крик и оглушительно хлопнул ладонью по столу.
     - Я допустил оплошность… - начал было Гончий, но его руководитель не дал договорить.
     - Оплошность?! – рявкнул он, подскочив со своего места и зашагав из стороны в сторону: - Оплошность – это когда ты случайно грохнул чашку с чаем! А то, что произошло в мире Шень… Ты повел себя как последний идиот! Спугнул Каролину, едва не угробил свою стажерку! И метаморфа пропавшего, хочу заметить, так и не нашел. Объясни мне теперь, с каких щей ты считаешься одним из лучших?
     - Аристарх, случившееся… - Десмонд на долю секунды замялся, подбирая слова. – Это весьма неприятная ситуация. Я виноват в том, что знал, кто такая Каролина, но при этом недооценил опасность.
     - Да ты никак издеваешься надо мной? – прищурился Старх. – Я требую от тебя объяснений, а ты вместо этого вешаешь мне лапшу на уши. С чего вдруг ты разучился здраво оценивать опасность?..
     - Поспешил, - дернул плечом Дес. – Надеялся вытащить этого метаморфа живым, полагал, что с магом-то легко справлюсь. И совершенно не подумал о том, что где-то там же может ошиваться Каролина.
     - Верится, мягко говоря, с трудом, - покачал головой Аристарх. – Признайся, тут же где-то явно Дэнна дел наворотила. Я эту девочку с детских лет знаю, излишняя торопливость свойственна именно ей. Скажи честно, это ведь она полезла вперед батьки в пекло, а тебе пришлось все разруливать?
     Десмонд краем глаза поймал на себе настороженный взгляд Алайны. И отрицательно помотал головой:
     - Дэнна тут ни при чем. Она пострадала из-за меня.
     - Что ж, - с несколько наигранным огорчением вздохнул глава Гильдии, - раз уж ты на этом настаиваешь… Мой долг – уведомить тебя, что по поводу этого досадного случая будет проведено разбирательство в Суде Вечности. Как-никак, едва не погибла стажерка. Но я полагаю, что тебе не о чем особо переживать. С учетом прошлых заслуг и того, что жизнь Дэнне ты все же спас, разбирательство будет чисто формальным.
     Дес безмолвствовал, прикидывая в уме, хватит ли Аристарха удар во время этого судилища или нет? В Суде Вечности можно было присутствовать только в истинном виде, и не было ни единого шанса схитрить. Любопытно будет глянуть на лицо Старха в тот момент, когда за спиной Гончего появится пара оперенных конечностей…
     - Ты меня слышишь? – глава Гильдии пощелкал пальцами перед лицом подчиненного, выводя того из состояния задумчивости. – Я говорю, что Суд Вечности тебя пугать не должен. Лучше беспокойся о том, что я подумываю разорвать с тобой Договор службы. Окончательное решение приму тогда, когда ты завершишь дело Вильгельма, Каролины и их экспериментов. Но если вылетишь из Гильдии – я тебе не завидую… Свободен.
     В коридоре Десмонда нагнала Алайна.
     - Спасибо, что так удачно провернул все с Дэнной и оправдал мои ожидания, - поблагодарила его элементаль.
     - Удачно для всех, кроме себя, - угрюмо отозвался мужчина. – Не стоит благодарить.
     - Еще как стоит, - загадочно усмехнулась девушка. – Мое «спасибо» - не просто слова…
     - Уговоришь мужа не выкидывать меня из Гильдии? – предположил Дес.
     - Нет смысла, - отмахнулась Алайна. – Точно знаю, что он и так этого не сделает. Я помогу тебе с Судом Вечности.
     - В смысле?
     - Не прикидывайся дураком, - элементаль проникновенно заглянула в глаза Гончего. – Мне по силам сохранить твой секрет… Никто даже не догадается, что ты алат.
     - Что-то я никак не пойму, во что ты играешь, - протянул Десмонд, не став удивляться тому, что супруге Аристарха известно о его тайне. – Зачем тебе помогать мне?
     - А тебе так надо знать мотивы моих действий? Просто принять помощь и поблагодарить ты не в силах? – спокойно выгнула бровь девушка. – Брось, Дес, я не веду никаких тайных игр. Всего лишь хочу оградить Старха от тех возможных неприятностей, что могут возникнуть у него, узнай Суд Вечности о твоей истинной сущности. Тебе просто повезло, что моя забота о спокойствии мужа спасает твою задницу. Такой ответ устроит?
     - Более-менее. Но за помощь спасибо в любом случае.
     *****
      - Ты помнишь, что завтра с практики возвращается твоя спецгруппа? – Кайла бросила на меня, пребывающую в благодушном настроении, вопросительный взгляд. – Встретишь их, или мне сделать это за тебя?
     - Почему ты об этом спрашиваешь? – мимолетно удивилась я, отвлекаясь от закрепления на волосах серебряного гребня с сапфирами. – Разве я сама не смогу справиться со своими же студентами?
     - Я не в этом смысле, - отмахнулась женщина и хитро прищурилась: - Просто тебе, кажется, сейчас не до этого…
     - Намекаешь на Рэя, - догадливо усмехнулась и продолжила колдовать над прической. – Не переживай, голову я не теряю. Так что свои обязанности преподавателя прекрасно могу исполнять в прежнем режиме.
     - Не знаю, что там на счет головы, но некие струны твоей души Верманд, судя по всему, все же задел. Раз уж в тот раз ты согласилась на прогулку, а теперь приняла предложение поужинать у него дома.
     - Кроме меня там будут еще и другие гости, - парировала я. – А вообще мне просто подумалось, что стоит дать самой себе шанс на нормальную личную жизнь. Рэй привлекателен, не глуп, обаятелен и самое главное – мне нравится находиться рядом с ним. Это чувство спокойствия и комфорта дорогого стоит, поэтому я решила все же принять его знаки внимания.
     - Вот и правильно, - кивнула Кайла. – Нечего из себя корчить затворницу, зацикленную на работе.
     - Ничего я не корчила! – возмутилась я, поднявшись из-за туалетного столика и оправив юбку длинного платья из черного бархата. – Просто не была готова к каким-то новым отношениям, не могла избавиться от прошлых воспоминаний…
     - А сейчас готова? – прищурилась моя подруга.
     - Сейчас я решила опробовать принцип «клин клином вышибают», - хмыкнула я, прекращая разговор. – Все, мне пора.
     Экипаж, посланный Вермандом, уже ожидал меня у ворот Сектора, а на сидении лежал очередной букет, на этот раз из крупных белых цветов на длинных стеблях. Я поймала себя на мысли, что уже очень давно мои романы не сопровождались цветами, свиданиями и восхищенными улыбками избранника при моем появлении. Куда чаще все это заменяли кровопролития, интриги, войны и прочие схожие «прелести жизни». Для тех мужчин, что у меня были за последние полтора столетия, гораздо естественнее было героически спасти мне жизнь, нежели преподнести цветы. Воины до мозга костей… С таким мужчиной можно быть рядом только до тех пор, пока вокруг вас кипят распри и кровавые сражения, плетутся интриги. Я не единожды убеждалась в том, что стоит стихнуть звону оружия и попрятаться врагам, как он теряется и не знает, куда себя деть. Какое-то время мыкается, пытаясь привыкнуть к спокойной жизни, а потом чахнет или снова начинает искать приключений. И вот тут уже либо ты следуешь за ним, либо преданно ждешь до тех пор, пока еще есть силы постоянно смотреть в окно и молиться за его жизнь. Вот только рано или поздно они заканчиваются…
     Я тряхнула головой, прогоняя мрачноватые мысли и уставилась в окно экипажа, провожая взглядом медленно проплывающую мимо вереницу домов аристократии.

     *****
      - Знаешь, твои друзья – весьма приятные и интересные люди, - Лина повертела в руке бокал с вином, разглядывая огненных всполохи на хрустале. На мгновение они напомнили ей о крыльях, но алата тут же засунула эту мысль в дальний уголок сознания, не желая лишний раз травить душу. – Но подобные посиделки перед камином нравятся мне куда больше.
     Проводив после ужина своих приятелей с их вторыми половинами, Верманд предложил алате остаться еще на пару часов, на что та ответила согласием. И теперь вольготно сидела в низком и глубоком кресле у камина, скинув туфли и вытащив из волос поднадоевший гребень. Сам лиан расположился на полу, прислонившись спиной к такому же креслу напротив.
     - Вот как? То есть, теперь ты не боишься поставить себя в неловкое положение, оставаясь со мной наедине в целом доме? – поддел ее Рэйнар.
     - Почему наедине? – фыркнула девушка. – А как же прислуга?
     - Они наверняка уже ушли спать в свое крыло дома…
     Тут же в опровержение его слов раздался стук в дверь, и в каминную залу вошел дворецкий. Сообщив хозяину, что в холле лиана ждет срочное письмо от Его Величества, он чинно удалился. Вслед за ним, извинившись, залу покинул и нахмурившийся Верманд. Мужчина отсутствовал около десяти минут, а вернулся мрачным донельзя. Заняв свое прежнее место, он залпом допил вино в бокале и с тяжким вздохом взглянул на Лину:
     - Мне очень не хочется этого делать, но я, кажется, вынужден отвезти тебя в Сектор. На рассвете я уеду.
     - Что-то случилось? – Эвелинн села прямо и отставила свой бокал в сторону. – Проблемы?
     - У Эледера очередное «сверхважное и срочное» поручение, требующее непременно именно моего участия, - недовольно хмыкнул Рэйнар. Он посидел еще с минуту, потом поднялся на ноги и раздраженно прошелся по комнате, чеканя шаг: - Осточертело все это… С каждым днем от доверенного лица Его Величества я все ближе к его мальчику на побегушках!
     Лиан молча замер у окна, скрестив руки на груди. Алата окинула напряженную спину Верманда оценивающим взглядом, вздохнула и плавным неуловимым движением встала с кресла. Девушка беззвучно подошла к Рэйнару, ладошки ее проскользили под руками мужчины и легли ему на грудь, заставив вздрогнуть от неожиданности.
     - И долго тебя не будет? – Эвелинн потерлась щекой о рубашку лиана и довольно улыбнулась, ощущая кожей крепкое и теплое тело под тканью.
     - Не знаю, - мужчина оправился от первого удивления и накрыл руки Лины своими. – Все зависит от того, как быстро я улажу вопрос с неугодным Эледеру человеком. А что?
     - Не хочу лишаться наших замечательных встреч, - усмехнулась алата, разворачивая Верманда лицом к себе. Она за ворот рубашки притянула его ближе и едва уловимо, дразняще коснулась губами губ Рэйнара. Ответ не заставил ждать: невесомое касание губ превратилось в глубокий и чувственный поцелуй, а руки мужчины уверенно очертили контур тела девушки и остановились на талии. Правда, всего на мгновение, после чего без лишних сомнений поднялись чуть выше и ловко расправились с крючками на платье.
     - Чувствуется опыт в обращении с женской одеждой, - с усмешкой заметила Эвелинн, чуть отстранившись от лиана и позволив тяжелому бархату скользнуть вниз. Она переступила через лужицу черной ткани и попятилась к маленькому диванчику, за рубашку утягивая Рэя за собой и неотрывно глядя ему в глаза. Ощутимым толчком Лина заставила Верманда сесть на диванчик и опустилась сверху, обхватив бедра мужчины коленями с обеих сторон. Девушка тесно прижалась к нему и снова втянула в поцелуй, запустив пальцы в волосы лиана, с наслаждением подставляясь под его руки с чуть грубоватой кожей, упоенно изучающие ее изгибы тела. Губы Рэйнара опустились ниже, изучая шею алаты миллиметр за миллиметром, чуть покусывая кожу и тут же целуя место укуса. Эвелинн настолько поддалась удовольствию, что совершенно упустила из виду тот момент, когда Верманд успел избавить ее от кружевного лифа, и заметила это лишь тогда, когда на затвердевшем соске легонько сжались зубы мужчины. Девушка судорожно выдохнула и вздрогнула всем телом, Рэй верно принял это за одобрение своих действий и продолжил, добавив к этому ладони и гладя Лину по точеным бедрам, то едва ощутимо, то сжимая сильнее. Пальцы алаты запорхали по груди мужчины, но мелкие пуговицы рубашки никак не желали поддаваться, поэтому она просто хорошенько дернула ткань в разные стороны и медленно провела руками по оголившемуся торсу Верманда, ощутимо царапнув его ноготками по напрягшимся мышцам. Эвелинн соблазнительно улыбнулась, неотрывно глядя в потемневшие от желания глаза Рэйнара и склонилась к его лицу, руки девушки легли на пояс брюк лиана, ловко расправились с пряжкой…
     Как долго длился этот поцелуй – сложно сказать, но прервала его Лина, почувствовав ладонь мужчины сквозь тонкое кружево белья: она со стоном выгнулась навстречу, а горячее и учащенное дыхание девушки обожгло плечо Рэя. Выровнять его уже не получилось, от остатков одежды оба избавлялись торопливыми неловкими движениями, слившись в очередном поцелуе…
     Верманд вошел чуть резковато, и алата от неожиданности до крови укусила его за губу.
     - Прости, не хотел показаться грубым, - начал было лиан, но напоролся на искрящийся сапфировый взгляд и замолчал.
     - Я потом как-нибудь объясню тебе, что такое грубость, - Эвелинн многозначительно выгнула бровь и слизнула с его губы капельку крови. – А пока будь добр заткнуться…
     Рэйнар наращивал темп постепенно, до тех пор, пока не почувствовал, как Лина до синяков впилась пальцами ему в плечи и окончательно наплевала на то, что может перебудить прислугу. Лишь после этого он остановился буквально на пару мгновений, достаточных для того, чтобы переместиться с не самого удобного диванчика на куда более привлекательный ковер у камина. Один только вид обнаженной девушки с затуманенным взглядом и разметавшимися по светлому меху темными волосами будоражил кровь Рэя ничуть не меньше, чем то, что она вытворяла с ним губами и узкими ладошками с тонкими пальцами, поэтому он не стал больше испытывать ни ее, ни свое терпение…
     - И вот теперь я никуда не хочу ехать, – спустя какое-то время усмехнулся мужчина, вытянувшись на коврике перед камином в полный рост. Он закинул одну руку за голову, а второй поглаживал по спине алату, прижавшуюся к его боку. – Может, стоит сообщить Его Величеству, что мне плевать на его личные склоки с высокой колокольни?..
     - Не торопись портить себе жизнь ссорой с Эледером, - фыркнула Эвелинн, извернувшись и запечатлев на плече Верманда мимолетный поцелуй. – Даже если ты останешься, в ближайшую неделю все равно не получишь меня дольше, чем на пять минут.
     - Почему это?
     - С практики возвращается моя спецгруппа, надо будет принять у них отчеты.
     - Семь дней на пять студентов?! – неподдельно удивился лиан.
     - Я люблю принимать отчеты о практике, - красноречиво посмотрела на него Лина. – Очень люблю. И отдаюсь этому делу целиком и полностью. Собственно, мне пора идти, ведь скоро рассвет.
     - Да к черту рассвет, - отмахнулся Рэйнар. – Уеду позже.
     - Ты-то можешь, - девушка села и огляделась в поисках одежды. – А вот мои студенты будут стоять на пороге Сектора ровно через час после восхода солнца. До встречи с ними мне еще не помешало бы привести себя в божеский вид.
     - Вид у тебя всегда божественный, - без тени иронии заметил мужчина, довольно наблюдая за одевающейся алатой, пытающейся руками пригладить растрепанные волосы: – Зачем ты сегодня меня совратила, а? Теперь за неделю я сойду с ума…
     - Ну, вообще-то я хотела просто немного подразнить тебя, - с невинным видом передернула плечами Эвелинн, поправив лиф платья. – Но потом подумала, что не стоит лишать себя удовольствия… Рэй, дай мне знать, когда вернешься. Я буду ждать.
     - Обязательно. Постараюсь не задерживаться.
     *****
     - Честно говоря, твой визит своей внезапностью вызывает у меня много вопросов, - Асмодей прищурился, глядя на Гекату, по-хозяйски расположившуюся в кабинете на его законном месте. – Мне казалось, что ты не стремилась наладить со мной нормальные дружеские взаимоотношения…
     - Когда кажется – надо креститься, - радушно предложила ему демонесса. Дей шутку оценил и нервно хмыкнул. – Вообще-то, я к тебе по поручению.
     - Я весь внимание, - развел руками Асмодей.
     - Расскажи-ка мне о том, что тебя связывает с некоей ведьмой по имени Элизабет. Под этим «что» я подразумеваю сделку.
     - Я так понимаю, поручение узнать об этом тебе дала Лина? – полувопросительно осведомился демон. – Лиз ведь ее бабушка… А сама Эвелинн не захотела встретиться со мной даже ради того, чтобы лично узнать некую тайну из ее прошлого?
     - Как видишь. Так что, какая-то сделка между тобой и Элизабет все же существует?
     - Я расскажу тебе о ней, - согласно кивнул Дей. – Только объясни сперва, откуда Лина узнала об этом?
     - Лиз ей приснилась и сказала, что когда-то ты поклялся защищать Эвелинн. Наша с тобой общая знакомая хочет знать, так ли это.
     - В том-то и дело, что так, Ата. Именно поэтому я не могу прекратить ее поиски, даже если бы хотел этого. Элизабет отлично позаботилась о своей внучке: по условиям нашей сделки я должен оберегать Лину от любых опасностей, до тех пор, пока ее жизненная нить не оборвется окончательно и не истлеет. Кроме того, в соглашении Лиз конкретно указала, что жизнь ее внучки должна длиться как можно дольше, и если у меня есть шанс исполнить это, но я допущу ее гибель – я и сам покойник. Полагаю, ты и сама знаешь, насколько серьезны такие сделки?
     - Разумеется, - подтвердила Геката и задумчиво нахмурилась: - Какое-то любопытное условие на счет жизненной нити… Элизабет так и сказала: «пока жизненная нить не оборвется окончательно и не истлеет»?
     - Думаешь, я могу забыть текст своей клятвы? – саркастически хмыкнул Асмодей, и демонесса вскинула руки в знак примирения.
     - Я не это имела в виду, просто не могу понять, откуда ведьма весьма среднего уровня знала о том, что такое жизненные нити, как они обрываются, тлеют…
     - От меня, - невозмутимо отозвался демон. – Я какое-то время обучал Лиз некоторым особенностям мироустройства.
     - Все равно странно. Исходя из того, что ты рассказал мне о сделке, получается, что бабушка Эвелинн обязала тебя возвращать ее внучку к жизни в случае обрыва нити до тех пор, пока это тебе по плечу. Теперь мне намного понятнее, почему ты провел Слияние и не дал Лине умереть, но на кой черт Элизабет понадобилось, чтобы Эвелинн жила как можно дольше?
     - Не имею ни малейшего представления. Лиз не страдала приступами откровения, но рискну предположить, что она просто хотела подстраховаться. В конце концов, в те времена Лина со своей довольно специфической внешностью легко могла привлечь к себе нежелательное внимание инквизиции, а уж если бы стало известно о ее ведовском даре…
     Геката только хотела было что-то сказать, но не успела даже открыть рот, переведя взгляд за спину Асмодея и сахарно улыбнувшись.
     - Духи Преисподней, какая встреча… - демонесса всплеснула руками. – Неужели это тот самый Гончий, о котором я наслышана?
     Обернувшись, Дей увидел Десмонда, застывшего на пороге с вопросительным взглядом. Мужчина прошел в кабинет и хмуро скрестил руки на груди, замерев напротив Гекаты:
     - И откуда же, позвольте спросить, наслышаны? – с издевкой поинтересовался он.
     - От Лины, - спокойно ответила женщина. – Она некоторое время жила у меня и успела поделиться впечатлениями от знакомства с тобой.
     - Геката? – осторожно уточнил Гончий.
     - Она самая, - влез в беседу Асмодей. – Дес, не подождешь меня за дверью? Я закончу разговор с Атой и выйду.
     - Я не надолго, - отмахнулся Десмонд. – И даже лучше, что Геката услышит то, что я хочу сказать. Ты ведь можешь передать мои слова Лине? – он перевел взгляд на демонессу.
     - Теоретически – да. Когда она навестит меня.
     - Тогда будь добра сообщить Эвелинн, что Каролине известно о ее местонахождении.
     - Быть не может! – вскинулась женщина. – О том, где скрывается Лина, никто не знает.
     - Никто из тех, кто желает ей добра, - многозначительно дернул бровью мужчина, игнорируя обеспокоенный вид Дея – Я лично видел Кэрол и разговаривал с ней, и у меня нет оснований считать, что она солгала. Не та это была ситуация, чтобы так нагло блефовать.
     - Да не по зубам Каролине выследить Эвелинн! – вставил свое слово Асмодей. – Уверен, что она наврала.
     - Думайте, что хотите, - раздраженно дернул рукой Десмонд. – Вот только когда к Лине наведается Вильгельм с желанием свести счеты, поздно будет метаться. А уж в том, что Кэрол по-прежнему работает на своего покровителя и непременно сообщит ему вести об Эвелинн, я точно знаю.
     - Как только алата навестит меня – я скажу ей о твоих опасениях, - заверила Геката Гончего, не став спорить. – А уж дальше ее дело, как к этому отнестись.
     - Это меня и беспокоит, - устало вздохнул Дес. – Что, если Лина не воспримет угрозу всерьез?
     - К чему ты клонишь? – подозрительно прищурилась демонесса.
     - Скажи мне, где она. Я не буду показываться Эвелинн на глаза, и она не узнает, что я за ней присматриваю…
     - Даже не думай, - категорично отрезала Геката. – Во-первых, я дала ей слово, что никому не выдам, особенно вам двоим. Во-вторых, я не знаю, где Лина. Она приходит тогда, когда посчитает нужным, и исчезает без предупреждения. Пару раз я пыталась отследить ее порталы, но ничего не вышло. Так что все, что могу - передать ей твои слова. И точка.
     - Спасибо и на этом, - огрызнулся Гончий, уловив в голосе женщины сталь и осознав, что переубедить ее не выйдет. Оставалось надеяться, что либо Эвелинн воспримет его предупреждение всерьез, либо Каролина все-таки солгала.

     Глава 15
     - Ну и как ужин? – хитро подмигнула Кайла Лине, нагнав ее в коридоре, ведущем к кабинету Гекаты. – Судя по всему, в доме Верманда очень вкусно готовят, раз кто-то трапезничал до самого утра и едва успел к приезду своей группы…
     - Вкусно, - усмехнулась девушка, прекрасно поняв намек. – Должна признать, что ты была права. Давно следовало выбросить из головы всякую ерунду.
     - И как тебе лиан? – не прекращала расспрос женщина. – Лучше или хуже Гончего?
     - Обязательно надо было это спросить? – недовольно поджала губы алата. – Они разные – и все на этом. Тебя тоже Ата вызвала?
     - Нет, я сейчас к Райдену, - помотала головой Кайла и поморщилась: - Надо договориться относительно вступительных испытаний для будущих первокурсников. Попробую вправить ему мозг на место, а то те условия отбора, что он предлагает, больше подходят для международного турнира воинов, нежели для проверки способностей новичков… Кстати, тебя вчера поздно вечером девушка спрашивала. Она сказала, что вы знакомы очень давно, но в последние годы не поддерживали связь, и она была бы не прочь увидеться. Только ты уже уехала к Верманду, поэтому я сказала, чтобы она попробовала прийти сегодня.
     - Как ее звали? – недоуменно нахмурилась Эвелинн, пытаясь сообразить, кто бы это мог быть.
     - Не знаю, девушка не представилась, - передернула плечами женщина. – Да ты и сама, может, вспомнишь ее: светловолосая такая, с карими глазами и смуглой кожей, среднего роста.
     - Понятия не имею, о ком идет речь, - тряхнула все еще немного влажными волосами Лина. – Никого с похожим описанием мне на ум не приходит.
     - Странно… - Кайла остановилась около двери в кабинет директрисы. – Девушка была абсолютно уверена, что ей нужна именно ты.
     - Ну, возможно она последует твоему совету и придет сегодня, тогда я с ней и пересекусь, - алата ухватилась за дверную ручку. – Ладно, позже увидимся.
     Войдя в кабинет Гекаты, Эвелинн оглянулась, но самой демонессы не обнаружила. Ату она нашла только после того, как прошла сквозь скрытую дверь за гобеленом и оказалась в ее личных покоях:
     - Зачем ты меня звала?
     - Я поговорила с Деем, - внимательно посмотрела на подругу Геката. – Результат тебе не понравится.
     - Сделка действительно существует? – нахмурилась Лина. – И Асмодей должен меня оберегать?
     - Все несколько запутанней, - демонесса на мгновение замолчала, подбирая слова. – Понимаешь, Лиз обязала его не просто защищать тебя от опасностей, но и продлить твою жизнь как можно дольше. По условиям, которые поставила ему твоя бабушка, если у Дея есть хоть малейший шанс вернуть тебя к жизни до того, как истлеет жизненная нить, он обязан сделать это, в противном случае демон лишится жизни вслед за тобой. Лина, не пойми меня неправильно сейчас… Да, Асмодей должен был тысячу раз подумать прежде, чем подселять в твое тело именно Пандорру, но я уверена, что у него не было иного выхода в тот момент, кроме как провести Слияние. Я не пытаюсь выгородить его, просто хочу сказать, что в чем-то мне его мотивы понятны. И на счет того, что Дей упорно тебя ищет… Он не в силах прекратить эти поиски даже при всем желании. Такие сделки жгут изнутри, они не дают демонам покоя до тех пор, пока не прекращаются. Асмодей знает об опасности, грозящей от Вильгельма, он должен защитить тебя…
     - Лиз во сне сказала, что мне стоит наладить отношения с Деем, - Эвелинн скрестила руки на груди. – Полагаешь, она права?
     - Вероятнее всего, да. Тебе в противостоянии с бывшим покровителем никакая помощь лишней не будет, а Асмодей все равно рано или поздно тебя отыщет. Никто не может перебить действие сделки, закрепленное веками.
     Девушка задумчиво кивнула и прошлась по комнате, уткнувшись взглядом в пол. Резко остановившись у окна, она вскинула голову и развернулась к подруге:
     - Ата, какова вероятность того, что если одно, сказанное моей бабушкой во сне, - правда, то и другое тоже?
     - Учитывая то, что твой сон не совсем уж был похож на сон – довольно высока.
     - Элизабет сказала, будто ей было известно о том, что я стану алатой, и она ждала этого. Кроме того, бабуля добавила, что все дело здесь в моем настоящем дедушке… Но ведь это бред, Геката! Предрасположенность к становлению алатом не передается через поколение!
     - А если передается? – огорошила Эвелинн демонесса, встревоженно побарабанив пальцами по колену. – Я тебе не говорила, не видела смысла… В общем, когда ты была в Нейвельгаре, сюда приходил Асмодей. Он высказал мне безумное предположение о том, что кто-то из твоих родителей – алат.
     - Это с чего бы это?! – хмыкнула Лина.
     - Ты набирала силу быстрее многих других алатов и сумела подавить Дору, а ведь она – хтоническое создание, априори более сильное, чем Древние или Старшие, - назвала аргументы демона Геката и напоролась на скептический взгляд подруги: - Звучит, конечно, малоубедительно, но есть еще кое-что, гораздо интереснее. Ритуал Разделения ты провела до того, как прошла Грань, а Десмонд алатом все же стал.
     - Банальное совпадение, - закатила было глаза девушка, но вдруг нахмурилась. Она вспомнила о том, что магический дар и аура у них с Десом одинаковы, и это последствия анимистического ритуала. Было бы логично, если бы Гончий и судьбу алата получил вместе со всем этим… Вот только Лина сама на тот момент была всего лишь ведьмой. Демонесса, видя замешательство на лице Эвелинн, сочувствующе улыбнулась:
     - Запутанно все это и мутно… Тут бы Дей мог помочь, а я бессильна.
     Алата кивнула, понимая, что встреча с Асмодеем становится все более неизбежной.
     - Кстати, я ведь у Дея видела Десмонда, - Геката решила сменить тему, чтобы отвлечь подругу, но та недобро сузила глаза.
     - А я сегодня провела прекрасную ночь с Вермандом и не желаю портить себе настроение хоть какими-то мельчайшими известиями о Гончем!
     - Ночь с Вермандом? – вопросительно выгнула бровь демонесса, однако тут же посерьезнела: - Впрочем, я не новости о Десмонде хотела рассказать, а просто передать его слова. Он утверждает, что пересекался с Каролиной и та сообщила, будто ей известно, где ты прячешься… Я и Дей считаем, что это глупость и вранье, потому что…
     Геката еще говорила что-то, но Лина уже перестала ее слушать. Едва услышав о Каролине, она на интуитивном уровне вспомнила слова Кайлы о том, что ее искала девушка. Смуглая, кареглазая, заявившая, что они с Эвелинн много лет знакомы, но в последнее время не поддерживали контакт. И пусть Кэрол была брюнеткой, а не блондинкой, все остальное было точным попаданием. Девушка нервно запустила пальцы в густую шевелюру темно-вишневого цвета, на мгновение прикрыв глаза и глубоко вздохнув. Прежде, чем Ата успела сказать или сделать хоть что-нибудь, алата выскочила из ее комнаты, пробурчав что-то о том, что зайдет позже.

     *****
     Три года я практически не думала о Вильгельме и о том, что со мной случится, если бывший покровитель меня выследит. Я надеялась на то, что он какое-то время будет крайне занят восстановлением своего прежнего уровня власти, попытками вернуть былое высокое положение и на меня ему будет плевать, поэтому и выбросила Виля из головы. Крылья, гремучая смесь ненависти и любви к Гончему, чувство тоски от разрыва со свитой и Асмодеем и многое другое просто не оставляли даже крохотного места для Вильгельма, и уж тем более для Каролины. И вот теперь, стоило моей жизни войти в нормальное русло, как они дали о себе знать… В тот самый момент, как я решила дать себе шанс на счастье.
     Первой панической мыслью было: бежать и немедленно. Пусть уровень сил у меня после Расщепления не особенно снизился, я все же не в той форме, чтобы противостоять Вилю. Мало того, что мне больше не доступна физическая форма Доры, пустить ее на свое место я тоже не могу. И мой Дар… Я никому не говорила об этом, но каждый раз прибегая к управлению чужим страхом, приближаюсь к собственному сумасшествию. Используя Дар, алаты не просто прикасаются к тому чувству, которому покровительствуют, но и словно бы пропускают его через себя. Крылья накапливают все это, не давая своему владельцу зацикливаться на чужих ощущениях, снова и снова прокручивать их в своей голове. Сейчас у меня крыльев нет, и все сторонние страхи остаются со мной. Пока рядом есть близкие мне люди, они немного смягчают побочное действие Дара, отвлекая от него… В общем, если я и могу куда-то бежать из мира Гекаты, то только туда, где есть хоть один дорогой мне человек. В этот список, кроме некоторых обитателей Зальтена, попадали только часть моей свиты, Дей и, как ни печально признавать это, Десмонд. За прошедший день я успела тайком побывать у Камиллы и Ригана, Себастьяна, Элазара, Лисы и Нэйт. И поняла, что не готова внезапно влезть в размеренную жизнь хоть кого-то из них, подставить под удар Вильгельма. Оставались еще Дей или Дес, но, честно говоря, эти варианты я даже не рассматривала. Поджав хвост ползти с просьбой о помощи к тем, от кого сама же и ушла? Нет уж, увольте! Собственно, отсутствие вариантов и привело меня к окончательному решению.
     Я останусь в Зальтене несмотря ни на что. В конце концов, пока рано сооружать самой себе погребальный костер, ведь бывший покровитель еще не стоит на пороге… Не явится по мою душу Вильгельм – отлично, явится – получит от меня самый теплый и радушный прием, на который я только способна. Я уже достаточно бегала в своей жизни…
     На этот раз будь что будет.
     Вернувшись в свою спальню в Университете, я с удивлением обнаружила здесь встревоженных Кайлу и Гекату. При моем появлении обе изумленно вскочили на ноги, первой отмерла преподавательница физической подготовки:
     - Мы уж думали, что ты ушла насовсем, - с облегчением перевела дух женщина. – Ата рассказала мне о Каролине, потом целый день никто не мог тебя отыскать, вот мы и решили, что…
     - Я действительно собиралась исчезнуть, - договорила я за нее. – Потом передумала. Хватит с меня игры в прятки с Вильгельмом.
     - Точно останешься? – все же уточнила демонесса.
     - Завтра в 9 утра у спецгруппы первый отчетный день, свою работу представит Адриан, мой любимчик, - хмыкнула я в ответ. – К тому же, через неделю в Элиор вернется Рэй. А я больше не хочу лишать себя чего-либо из-за страха перед Вилем. Еще вопросы?
     - Только один, - сверкнула хитрющим взглядом Геката. – Каков все-таки лиан?..
     Я закатила глаза, невольно растянув губы в улыбке и убеждаясь, что приняла верное решение.
     *****
     - Отлично, расы Междумирья ты помнишь, - кивнул Десмонд, отбрасывая в сторону уже ненужную книгу.
     Дэнна, которую наставник истязал проверкой знаний уже четвертый час подряд, облегченно вздохнула, но тут же едва не застонала от разочарования, заметив, что мужчина вытащил из стопки следующую монографию:
     - Может, мы сделаем перерыв, а? – она жалобно глянула на Гончего. – У меня уже голова кругом!
     - Ничего, переживешь, - отмахнулся Дес. – Это не мой экзамен на получение статуса официального члена Гильдии на следующей неделе состоится. И если к практической части ты готова прекрасно, то никто и подумать не мог, что в этом году теорию будет принимать лично Аристарх. Так что не ной, а давай-ка соберись, и продолжим. На очереди у нас… - он на мгновение замолчал, разглядывая название рукописи, потом хмыкнул: - Алаты… Просто превосходно…
     Мужчина в очередной раз вспомнил об Эвелинн, Каролине и Вильгельме и с досады скрежетнул зубами. Ничего для защиты Лины от бывшего покровителя он сделать не мог. Оставалось лишь рассчитывать на то, что Геката передаст девушке его предупреждение, а та воспримет его всерьез. В общем, пока Гончий мог только сидеть и ждать. Чего – кто бы объяснил…
     Вообще-то Десмонд рассчитывал, что сможет разыскать Вильгельма и его помощницу прежде, чем те доберутся до Эвелинн, но сейчас это не представлялось возможным. После того, что учудила Дэнна, красноперой алаты и след простыл. Похищений пока больше не происходило, ни в каком другом запрещенном виде деятельности помощница Виля, как и он сам, не светились. Откровенно говоря, Гончий вообще бы уверен, что теперь эта парочка на какое-то время заляжет на дно. Мужчина даже наведался снова к народу хи`мэ, но там царила тишь да благодать, о Вильгельме никто и ничего не слышал. Чтобы хоть на время занять себя делом, Десмонд взялся за подготовку Дэнны к экзамену, тем более, что это шло на пользу и самой девушке: во-первых, уровень теоретических знаний у нее действительно был ниже уровня практического навыка, во-вторых, усиленная проверка знаний и зубрежка не давали стажерке Гильдии впадать уныние, вспоминая о своей промашке и терзаясь угрызениями совести.
     - Что ж, пернатые, так пернатые, - вздохнул Гончий. – Их иерархию стоит повторять, или ты и так ее помнишь?
     - Помню, - подтвердила девушка. – И это помню, и про Грань, и про основной и дополнительный Дар…
     - Хорошо, - кивнул мужчина. – А что на счет старшинства? К кому относят алатов, к Древним или Старшим?
     - Единого мнения нет, - заученно начала свою речь Дэнна, на мгновение подумав, что ее наставник просто мается дурью, расспрашивая ее об элементарных вещах. – Большинство теоретиков сходятся на том, что для Древних алаты слишком слабы, поэтому они относят их к Старшим существам. Однако их оппоненты утверждают, что никто из Древних не может сказать, в какой момент алаты возникли, что, по их мнению, явно свидетельствует о том, насколько давно появились эти существа. Еще вопросы?
     - Для чего используются крылья?
     - Для полета, в качестве щита, способного выдержать как физический, так и магический удар довольно большой силы… - девушка вдруг осеклась и внимательно посмотрела на мужчину напротив.
     Дес удивленно отвлекся от листания книги, заметив, что стажерка замолчала, и уставился на нее с вопросом во взгляде:
     - Что-то не так?
     - Нет-нет, все нормально, - отмахнулась Дэнна после некоторого замешательства. Она собиралась было продолжить ответ, но навязчивая мысль не давала покоя, и девушка решительно выдохнула: - Вопрос можно?
     - Задавай, - спокойно разрешил Дес.
     - Когда я говорила с Каролиной, она обмолвилась, что вам совершенно невыгодно, чтобы Гильдия задержала ее…
     - Она это как-то объяснила? – напрягся Гончий, мысленно послав краснокрылой миллионное по счету проклятье.
     - В том-то и дело, что да, - вздохнула Дэнна. – По словам Каролины, вы проворачиваете за спиной Гильдии какие-то дела с алатами и…
     - Договаривай.
     - В общем, она намекнула, что вы тоже… алат, - девушка чуть смущенно опустила глаза и тут же попыталась оправдаться: - Я, конечно, не поверила ей! Но потом просто кое-что прикинула в уме. Ваш уровень силы выше того, что официально заявлен. Некроманту и демонологу не под силу играючи справиться с «Дыханием смерти». Кстати, да, я знаю, что именно это заклинание использовала против меня Каролина, точно так же, как знаю, каких усилий стоит его снятие, и каким опытным для этого надо быть магом.
     - По-моему, твой уровень теоретической подготовки прекрасен и без моих стараний, - отшутился было Десмонд, но, видя серьезный настрой своей стажерки, хмуро сцепил руки в замок: - Что ты хочешь от меня услышать?
     - Хочу знать, почему вы скрываете дар мага, - прямо ответила девушка.
     - Потому что он тесно связан с другим Даром, о котором Гильдии знать не стоит, - не стал увиливать мужчина. – Статус - Мастер, цвета белый и огненный… Догадалась, или мне надо сказать это вслух?
     - Поверить не могу, - покачала головой Дэнна, в глазах которой после несколько завуалированного признания наставника было куда больше детского любопытства, нежели удивления или испуга. – Как алат стал Гончим?!
     - Долгая история, - поморщился Дес. – Могу сказать только, что это произошло довольно скоро после Грани, так что в обществе себе подобных я покрутиться не успел. О Гильдии узнал по воле случая, ее деятельности пришлась мне по душе, так я тут и оказался.
     - Все равно невероятно, - девушка прищурилась: - А дела с алатами? Тут Каролина тоже не врала?
     - Мой брат был алатом. Время от времени мы виделись, пока он не погиб. Вот и все мои «дела с алатами». Дэнна, надеюсь, мне не нужно уточнять, что следует молчать о моей истинной сущности?
     - А кроме меня кто-нибудь еще в Гильдии знает ваш секрет? – поинтересовалась она.
     - Нет. И очень бы хотелось, чтобы это так и осталось. По правде, я сам не очень понимаю, почему для тебя сделал исключение…
     - Можете быть спокойны, я никому и ничего не скажу, - клятвенно заверила Десмонда девушка. - Просто я пытаюсь понять, как вам так долго удается скрывать все. Насколько мне известно, в Гильдии есть сигнальные амулеты, срабатывающие при появлении на территории существ, которым дорожка сюда заказана. Так как же вы ни разу не попались?
     - Как я обхожу амулеты – сугубо мое личное дело, - мягко, но довольно категорично осадил ее мужчина. – Чем меньше тебе известно, тем лучше для тебя же. Надеюсь, теперь мы можем вернуться к повторению теории для экзамена?
     Вообще-то Дэнне гораздо больше хотелось задать Гончему еще несколько вопросов, постоянно вертящихся у нее в голове, но по лицу Десмонда было ясно, что сейчас это не лучшая идея. Смирившись, стажерка Гильдии изобразила на лице заинтересованность и попыталась вслушаться в слова наставника.
     *****
     - Ты абсолютно уверена, что эта Риавэйн и есть Лина? – в очередной раз уточнил Вильгельм, едва не заставив Каролину зарычать. – Увидеть ее тебе ведь так и не удалось…
     - Да я Эви уже нутром чую, не глядя, - закатила глаза алата. – Нет сомнений, что это она. Тем более, что в воспоминаниях Гончей я все-таки воочию видела именно вашу драгоценную синекрылую, и ее называли Элиной Риавэйн.
     - И ты точно не спугнула ее? – мужчина проигнорировал тень раздражения в голосе собеседницы.
     - Нет. Даже если ей скажут, что ее разыскивала какая-то девушка, Эвелинн вряд ли поймет, кто бы это мог быть. Мало ли, сколько у нее знакомых за века жизни завелось.
     - Что ж, - Вильгельм пару секунд размышлял, отбивая пальцами по столешнице затейливую мелодию, потом довольно ухмыльнулся: - Все даже лучше, чем мне думалось. Теперь нам не нужно будет тратить время на поиски Эви, достаточно просто время от времени посматривать, не покинула ли она свое укрытие у Гекаты… Все лучше, чем по мирам за ней носиться. А уж то, что она не поддерживает связь ни с кем из свиты – и вовсе подарок судьбы. Это значит, что связи «Покровитель - Подзащитный» давно ослабли и не подпитывают нашу красавицу, поэтому для ее поимки осталось лишь решить проблему с Пандоррой…
     - Кстати, о Пандорре, - бесцеремонно вклинилась в монолог покровителя Кэрол. – Давно хотела кое-что спросить. Перед самым нашим побегом, тогда, в особняке свиты, брат Роланда ведь сказал, что Дора не ваше творение, а бессмертная душа, подселенная Асмодеем в тело Эвелинн. Мы ведь так и не выяснили, правда ли это.
     - А как ты это предлагаешь выяснить? – язвительно осведомился Вильгельм. – Пойти и прямо спросить об этом у демона, тем самым выдав себя с потрохами? Или сразу явиться в Гильдию Гончих и побеседовать с Десмондом?
     - Ну хорошо, забудем пока об этом вопросе. Но если Дес все-таки не солгал, то в нынешних экспериментах ведь нет смысла.
     - Почему это?!
     - Да потому, что вы снова работаете по той же схеме, что и с совершенствованием Лины, но если допустить, что в тот раз ничего не выгорело, то и сейчас, вероятнее всего, произойдет то же самое.
     Вильгельм смерил помощницу долгим взглядом. Определенно, за последние годы она сильно осмелела. Если раньше Каролина решалась только тихонько шипеть и огрызаться, покорно выполняя любые поручения, теперь она вполне могла потребовать от него объяснения смысла своих действий. И все это потому, что девица явно ощутила свою незаменимость для покровителя. После того, как Высшая Ложа выдвинула Вилю обвинения в нарушении законов алатов и вынудила его бежать, у Вильгельма осталась небольшая кучка единомышленников, но решительные действия Калли и Рогнеды разогнали всю эту шайку, практически оставив его без поддержки и опоры. Кэрол оказалась единственной более-менее преданной последовательницей алата Справедливость, согласной выполнять его поручения. В принципе, Виля устраивала работа Каролины, вот только с каждым годом она все меньше напоминала послушную марионетку.
     - То, что ты собираешь материал для моих экспериментов по старой схеме, еще вовсе не значит, что и я действую старыми методами, - наконец, прервал мужчина молчание. Под его многозначительным взглядом уверенность девушки чуть подувяла, но не исчезла, поэтому Вильгельм нехотя продолжил: - Даже если Дес и был прав, к нынешнему нашему делу это не имеет никакого отношения.
     - Как скажете, - передернула плечами Кэрол. – Когда нужен новый материал?
     - Хотелось бы, конечно, завтра, - хмыкнул алат. – Но мы пока лучше ненадолго свернем все. Раз уж Десмонду известно о предыдущих похищениях и их цели, он наверняка догадался, что они продолжатся, поэтому сейчас ждет нового. Мы подождем, пока его бдительность малость поутихнет, а там уже вернемся к своим исследованиям.
     - Точнее, вы вернетесь к исследованиям, а я, судя по всему, буду пасти Эвелинн, чтобы она никуда не исчезла, - пробурчала Каролина.
     - Помолчи, - шикнул на нее Виль, прислушавшись к отдаленным шагам в коридоре. – Не вздумай сболтнуть об Эви в присутствии нашего хлебосольного хозяина дома. Рано ему знать, что она нашлась…
     В комнату прошел высокий мужчина с худощавым и гибким телосложением, длинными рыжевато-каштановыми волосами, заправленным за уши, и ярко-зелеными глазами. Заостренные кончики ушей выдавили в нем принадлежность к эльфийской расе. Оглядев замолчавших алатов, он небрежно кинул на стол тушки двух кроликов и усмехнулся:
     - Я помешал тайной беседе?
     - Ничуть, - благодушно расцвела улыбкой Кэрол. – Мы всего лишь обсуждали дальнейшие планы относительно метаморфов.
     - Ясно, - незаинтересованно кивнул Эйлтил, скидывая куртку. – Надеюсь, придумали что-то получше, чем держать их в моем доме?
     - Можно и так сказать, - продолжала улыбаться алата. Каждый раз при виде эльфа она представляла себе, какое будет лицо у Эвелинн, когда та узнает об участии Эйла в делах Вильгельма, и каждый раз эта воображаемая картинка была для нее, как бальзам на душу. – Совсем скоро в подвале станет куда тише…
     - Прекрасно, - снова кивнул эльф. – Кстати, контур вокруг дома я проверил, все в порядке.
     - А сад? – поинтересовался Вильгельм. – Там тоже контур работает?
     - Она проверит, - Эйлтил ткнул пальцев в сторону Каролины. – Кто ставил контур, тот и следит за его работой. Я пока займусь ужином.
     Виль перевел взгляд на девушку, та поняла все без слов и гордо удалилась, по-прежнему пребывая в прекрасном настроении. В последнее время испортить его алате не могло даже постоянное невольное любование на скульптуру Эвелинн в саду…

     Глава 16
     Эвелинн забрала из рук посыльного очередной букет, закрыла дверь и прислонилась к ней спиной, с улыбкой уткнувшись носом в цветы и вдохнув тонкий сладковатый аромат с горчинкой. Их с Вермандом встречи продолжаются уже чуть больше месяца, и каждой утро в ее комнату неизменно доставляли свежий букет. Особенно алату удивляло то, что цветы всегда были разными и пока еще ни разу не повторились.
     Положив букет на туалетный столик, девушка направилась в гардеробную за своим рабочим костюмом. В Межрасовом университете неоднократно пытались установить единые формы одежды для учеников и для учителей, но мероприятие это, в виду многообразия рас и разницы в их традициях, не увенчалось успехом. Лина в качестве униформы предпочитала костюмы наподобие формы элитного отряда, но вместо белой рубашки носила темные, а сапоги со сложной шнуровкой заменяла на более простые, на высоком каблучке.
     Сегодня, в первый день нового учебного года, Эвелинн выбрала рубашку василькового цвета, подчеркивающую ее глаза, а локоны собрала в объемный пучок, оставив пару прядей, обрамляющих лицо. Прихорашиваться ради студентов не в привычке алаты, но в это утро, до начала лекции, она должна была встретиться с Рэем. Услышав стук в дверь, девушка бросила последний взгляд на свое отражение и пошла открывать. Судя по выражению лица лиана, время она потратила не зря.
     - Прекрасно выглядишь, - Верманд приобнял Лину за талию и запечатлел на улыбающихся губах мимолетный поцелуй. – Твоим студентам можно только позавидовать.
     - Зависть – последнее чувство, которое можно испытывать по отношению к ним, - фыркнула та. – Обычно моих студентов жалеют и искренне сочувствуют им.
     - В любом случае, они могут любоваться на тебя дольше, чем я, - усмехнулся мужчина, проходя в комнату.
     Пользуясь тем, что Эвелинн отвлеклась на то, чтобы закрыть дверь и поставить цветы в воду, он прошел к креслу у окна и сел в него, сжав зубы от боли, резанувшей бедро и грудную клетку. Рэйнару показалось, что алата этого не заметила, но он просчитался: она прекрасно видела в зеркале и гримасу, исказившую лицо Верманда, и то, как он ухватился за ногу. Обернувшись же, девушка наткнулась на спокойную улыбку лиана, практически не вызывающую сомнений в ее искренности.
     - Как на счет того, чтобы вместе со мной съездить в Альтерру? – предложил мужчина. – Думаю, тебе бы там понравилось.
     - Ты случайно не забыл, что у меня с сегодняшнего дня начинается учебный год? – вскинула бровь Лина, аккуратно усаживаясь на колено здоровой ноги Рэя и обнимая его.
     - И ты не сможешь отпроситься всего на несколько дней? – губы Верманда прошлись вдоль шеи Эвелинн. – В моем поместье сейчас самое время для отдыха.
     - Ну, все зависит от Гекаты, - уклончиво отозвалась девушка, положив ладонь на ту ногу лиана, за которую он хватался. Чуткие пальцы моментально уловили разницу температуры: тело мужчины было теплым, но ближе к внешней поверхности бедра оно буквально пульсировало нестерпимым жаром. От прикосновения алаты Рэйнар дернулся, и это совершенно точно не было связано с возбуждением.
     - Что у тебя с ногой? – Лина моментально утратила всю свою мягкость и пушистость. – Только не вздумай говорить, что ничего, потому что я даже сквозь брючину чувствую, что там, судя по всему, воспаление!
     - Поверь, ничего настолько серьезного, - Верманд не внял просьбе алаты не увиливать от ответа. – Просто порез, обработанный со всей тщательностью и уже заживающий. Не о чем беспокоиться.
     - Если ты сейчас же не объяснишь мне, когда и где успел получить этот «просто порез», я… - девушка пальцем ткнула лиана в грудь и осеклась на полуслове, увидев, как он зажмурился и со стоном сжал зубы. Пораженная внезапной догадкой, Эвелинн быстро расстегнула рубашку мужчины и выругалась. От самых ключиц до живота грудную клетку Рэя пересекало множество тонких синюшно-багровых рубцов. Кожа вокруг них была красной и раскаленной. Сомнений в том, что на бедре Верманда она обнаружит точно такие же повреждения, у алаты не было. И что самое паршивое – Лина отлично представляла себе, что видит, и откуда растут ноги у подобных ран.
     - Не о чем беспокоиться?! - процедила она сквозь зубы, поднявшись на ноги и разозленным взглядом пригвоздив Рэйнара, рванувшегося следом, к креслу: - Не смей вставать!
     - Элина, сбавь немного обороты! – нахмурился тот. – У тебя нет повода устраивать мне головомойку, я тут не смертельную рану от тебя скрыл…
     - Это тебе сказал тот придурок, который по недоразумению зовется лекарем? – ядовито перебила его девушка. – Ну конечно, ведь пережив нападение рогила, следует обращаться именно к лекарю, но никак не к магу!
     - Откуда ты знаешь, кто на меня напал, и про лекаря?
     - С моей квалификацией и практикой это несложно. Рогил – вариация огила, отличающаяся хвостом в виде множества тонких ядовитых нитей. При соприкосновении с телом человека этот хвост оставляет именно такие отметины, но они должны быть алого цвета, как и кожа вокруг. А вот такой вот оттенок эти рубцы приобретают в том случае, если по незнанию обработать их заживляющим составом. Лекари в такие средства добавляют алью золотую, она-то, соединяясь с ядом рогила, и дает подобную реакцию… Рэй, расскажи мне о том некроманте, с которым ты так крупно повздорил. Если так и дальше пойдет – одно из его нападений увенчается успехом.
     - Не хочу впутывать тебя во все это! Сам разберусь, не первый раз мне угрожают.
     - Я прекрасно знаю, что ты привык сам решать свои проблемы и отлично справляешься с этим, но это некромант, - Эвелинн проникновенно заглянула в глаза Верманда. – Мне по силам размазать его по стене. Просто позволь помочь.
     - Чтобы на тебе остались такие же отметины?! – вспылил лиан. – И думать забудь! Ты не будешь вместо меня подставляться под удар!
     Алата скрестила руки на груди, сверля Рэйнара раздраженным взглядом. Потом медленно выдохнула, отведя глаза в сторону:
     - Раз так – будет лучше, если ты сейчас уйдешь и выбросишь из головы все, что со мной связано.
     - О чем ты?! – непонимающе сдвинул брови мужчина. – Что это значит?
     - А то, что я за свою жизнь пережила достаточно потерь, чтобы не желать еще одной! – отрезала девушка. – Собираешься и дальше вести себя, как гордый и независимый герой – пожалуйста! Но без меня. Проще будет пережить разрыв с тобой сейчас, чем однажды узнать о твоей смерти.
     - Интересно, а ты не подумала, как я себя почувствую, если ты вдруг пострадаешь от рук этого некроманта?
     - Не пострадаю, - упрямо покачала головой Эвелинн. – Так что, расскажешь о своем противнике, или мне проводить тебя?
     - Я не знаю, что за некромант точит на меня зуб, - нехотя ответил Рэй после некоторого молчания. Прежде, чем алата успела сказать хоть слово, он вскинул руку: - Погоди, дай мне договорить! О маге мне действительно ничего не известно, но он, вероятнее всего, нанят лианом Иртэном.
     - Градоправителем Элиора? – неподдельно удивилась девушка. – Что ты с ним не поделил?
     - Заподозрил его во взяточничестве и мошенничестве. Доказательств, достаточных для того, чтобы Эледер незамедлительно сместил лиана Иртэна с должности, не нашел, а потом узнал, что о моих обвинениях стало известно самому чиновнику. Иртэн открыто заявил при личной встрече, что избавится от меня, если я не прекращу копать под него. Вряд ли это совпадение, что сразу после этого разговора начались покушения на меня. Сначала обыкновенные наемники, теперь вот некромант. Должно быть, благородный лиан просто решил, что там, где не справилась сталь – справится магия смерти… Теперь ты довольна?
     - Теперь мне спокойнее, - ответила Лина с едва заметной улыбкой. – Можешь считать, что ваш конфликт с градоправителем Элиора исчерпан.
     - Как ты...
     - Это мое дело, - не дала Верманду договорить алата. – Когда решу все, тогда и расскажу. А ты пока ляг на кровать, будь добр. Надо исправить то, что наворотил лекарь, чтобы никаких осложнений не было…
     Девушка ненадолго отлучилась в ванную комнату, отыскала флакон с мазью, снимающей воспаление, и обработала ею рубцы на теле мужчины, напев при этом нужное заклинание. Потом подсунула ему сонное зелье из личных запасов, сказав, что выпить его крайне необходимо, и умолчав об убаюкивающих свойствах. Когда Рэй отключился, Эвелинн, пару секунд помучавшись угрызениями совести за этот обман, быстренько провела простой ритуал и сняла отпечаток магии некроманта, натравившего рогила. Лина мельком порадовалась, что на этот раз треклятый маг выбрал именно этот тип подвластной нежити. Рогил был несколько проще огила, потому что управлялся не амулетом, а частичкой магии своего создателя, вложенной в него. Неопытный некромант обычно не догадывается скрыть след своей силы, по которому его можно выследить. О неопытности же мага явно свидетельствовал тот факт, что два огила и их хвостатый собрат так и не отправили указанную жертву на тот свет, хотя шансы были весьма недурственные…
     Заполучив в свои руки ниточку, ведущую к зарвавшемуся некроманту, Лина с чистой совестью отправилась на лекцию, оставив Верманду записку с извинением за сонное зелье.
     *****
     - Я не вовремя, да?
     Дэнна, заглянувшая к теперь уже бывшему наставнику, застала отменный погром в его комнате и растрепанного Десмонда, сверкнувшего в сторону нежданного гостя озлобленным взглядом. Внешний вид его не оставлял сомнений в том, что автором живописного бардака является сам хозяин комнаты. Заметив, что посетителем оказалась всего лишь новоиспеченная Гончая, мужчина шумно выдохнул, успокаиваясь, и пригладил взъерошенные волосы:
     - Ты что-то хотела?
     - Вообще-то, посоветоваться, - девушка с сомнением огляделась. – Но, кажется, лучше зайти попозже…
     - Не обращай внимания, - махнул рукой Дес, возвращая опрокинутое кресло в его первоначальное положение, и кивком указав Дэнне на соседнее. – Что у тебя за вопрос?
     - По моему новому делу. Мне дали задание приструнить дриад, чтобы те прекратили нападки на население деревень, граничащих с их владениями, причем Мелитон сказал, что надо решить это без применения силы, желательно путем переговоров. Из-за этого я немного в замешательстве, потому что мне куда проще надрать уши магу или оборотню, чем договориться с нимфами… Может, посоветуешь чего?
     Официальный статус Гончей давал девушке право обращаться к Десмонду на «ты», как ко всем прочим коллегам, чему она, честно говоря, была рада. Общение на равных нравилось ей куда больше, чем соблюдение иерархической подчиненности во взаимоотношениях. Особенно с учетом симпатии Дэнны к бывшему наставнику, медленно, но верно набирающей обороты. Правда, пока девушка не решалась открыто выказать ее, выжидая какого-нибудь подходящего момента.
     - Дриады, говоришь… - протянул мужчина. – В принципе, они раса неконфликтная, миролюбивая, независимо от того, в каком мире обитают. Ты главное постарайся быть с ними на одной волне: приглашают погостить – не отказывайся, зовут на праздник – иди, просят в их владениях носить платье – носи…
     - А ты тоже в платье ходил? – фыркнула Дэнна, перебив Деса.
     - К счастью, на мужчин подобная их просьба не распространяется, - хмыкнул тот в ответ. – Суть ты уловила? Стань для них своей, и они послушаются тебя.
     - Ясно, - кивнула девушка. Потом обвела еще раз взглядом комнату и прищурилась: - А что тут произошло?
     - Ничего особенного, - поморщился Десмонд. – Просто я буквально только что побывал на ковре у Аристарха. Наслушался о себе всякого лет на пять вперед… Ну вот что я могу сделать, если ни Вильгельм, ни Каролина нигде не светятся?! Я и так постоянно проверяю все сообщения, хоть отдаленно указывающие на пернатых, но этих двоих не слышно и не видно. А наш глава меня словно не слушает и ежедневно требует полноценного отчета!
     Дэнна прикусила язык, пожалев о том, что поинтересовалась причинами погрома. После слов мужчины она в очередной раз вспомнила, что виновата в том, что Вильгельм и его помощница залегли на дно.
     - Может, я как-нибудь помочь могу? – робко предложила девушка. – Проверку заявок на себя возьму или поговорю с отцом, он убедит Аристарха не злобствовать…
     - Вот уж нет! – мгновенно отрезал Гончий, даже не дав ей договорить. – Только заступничества чужого мне не хватало. Сам со всем разберусь, - заметив покаянный взгляд своей бывшей стажерки, Дес смягчил тон: - Брось, Дэнна, прекрати винить себя в том, что тогда произошло! Радуйся жизни, выполняй порученные тебе задания и не забивай голову ерундой.
     - Как скажешь, - вздохнула она, сделав вид, что все в порядке. Девушка украдкой рассматривала Деса из-под полуопущенных ресниц, отметив, что за последний месяц он как-то осунулся, и черты лица теперь казались более резкими. Она хотела было еще немного поговорить с Десмондом, но тот, решив, видимо, что вопросов у собеседницы больше нет, поднялся на ноги и решительно принялся за уборку устроенного им бардака. В ответ на прощание Дэнны он только отрешенно кивнул.
     Повидавшись с бывшим наставником, Гончая направилась прямиком в архив. Причем совершенно не за дополнительными сведениями о привычках или традициях дриад. С тех самых пор, как она начала смотреть на Десмонда не только как на учителя, но и как на довольно привлекательного мужчину, Дэнна решила, что неплохо было бы разузнать поподробнее о той Эвелинн, что так упорно занимала мысли Гончего. Тем более, что после короткой, но весьма содержательной встречи с Каролиной у девушки зародились смутные подозрения в том, что она прекрасно знает, о какой именно Эвелинн идет речь…
     Нынешнее посещение архива снова не увенчалось успехом. На просьбу Дэнны выдать ей для ознакомления папку с досье на алату Страх, бывшую правую руку Вильгельма, Эван только беспомощно развел руками, ответив, что эти материалы до сих пор не вернули в архив. Помощник архивариуса пообещал, что даст ей знать, когда папка появится на месте, но раздосадованная девушка его уже не слушала. Интересно, кто это так долго изучает досье этой алаты?! Дэнна уже три недели постоянно о нем спрашивает и никак не может получить.
     - Ты чего это такая хмурая? – внезапно раздался за спиной Гончей голос заместителя Аристарха. – С заданием проблемы?
     - Нет, нормально все, - отмахнулась девушка. – Хотела для общего развития взять кое-что полистать, а документов на месте не оказалось. Уже больше двух недель не могу эту папку получить!
     - Ясно, - меланхолично кивнул Мелитон, отдав Эвану свой запрос. Помощник архивариуса бодро умчался к стеллажам, а заместитель главы Гильдии решил убить время поддержанием разговора: - Что за папка?
     - Досье на бывшую личную помощницу Вильгельма, - после секундного замешательства ответила Дэнна, подумав, что зам Аристарха вполне может сказать что-то дельное на этот счет. – Алата Страх в ранге Мастера…
     - Знаю-знаю, - покивал Мелитон. – Эвелинн. Она уже давненько в отступниках числится… А зачем тебе информация о ней?
     - Говорю же – для общего развития. Хотела посмотреть, из-за чего она с покровителем поцапалась и так далее….
     - Спроси у Деса, - меланхолично дернул плечом мужчина. – Он последние несколько месяцев сгребает папки с данными по алатам в промышленных масштабах, не иначе, как готовится написать полноценный справочник. Скорее всего, документы по Эвелинн тоже у него…
     Поблагодарив Мелитона, Дэнна покинула архив, размышляя о том, что дела Десмонда с алатами явно не ограничивались общением с братом. Отчего-то именно теперь девушка была абсолютно уверена в том, что пропавшая возлюбленная Гончего и алата Страх – одно и то же лицо.
     *****
     Из Магического сектора Эвелинн ушла в сумерках, затянутая в темный костюм, не стесняющий движений, спрятав лицо и волосы под капюшоном легкого плаща и никому не сообщив о своей отлучке. Время она выбрала с расчетом на то, что градоправитель Элиора уже наверняка покинул рабочее место и отправился домой. Алата считала, что для ее душевной беседы с лианом Иртэном уютная домашняя обстановка сгодится куда больше, нежели помещение городской администрации. Меньше вероятность нежелательных свидетелей. Конечно, убивать или калечить градоправителя Лина не собиралась, но все же предпочла бы, чтобы об их встрече никто не знал. Иртэну предстояло в полной мере ощутить на себе воздействие ее Дара.
     Девушка не спеша шла по одной из наиболее узких и извилистых улочек, направляясь к особняку градоправителя в Северном секторе города. Выбирая именно эту часть столицы Виттории, лиан Иртэн наверняка руководствовался тем, что здесь крайне мало увеселительных заведений, да и работают они не всю ночь напролет, соседи нелюбопытны, тихи и вообще не склоны к общению, следовательно, ничто не будет мешать его отдыху от трудов праведных. Все это было на руку и алате. Эвелинн без труда незамеченной преодолела и преграду в виде высокого забора, и запертую входную дверь.
     Хозяин дома обнаружился в собственной спальне: полулежа на кровати он изволил читать. В первую секунду Иртэн даже не заметил появления в комнате Лины, поэтому она деликатно кашлянула и вежливо постучала по дверному косяку. Пока едва не подпрыгнувший мужчина держался за сердце и переводил дух, девушка невозмутимо прошла к пуфику около кровати и села на него, закинув ногу на ногу. Приторно-сладкая улыбка на ее лица вызывала у градоправителя Элиора нестерпимое желание поежиться, но он все же переборол его, принял более подходящую для диалога позу и скрестил руки на груди, всем своим видом выражая возмущенное недоумение:
     - Тианна Риавэйн, как это понимать?! С какой стати вы явились в мой дом в такой поздний час, да еще и без предварительного уведомления?
     - Бросьте, лиан Иртэн, время еще детское, - усмехнулась Эвелинн, но взгляд ее оставался колючим. – А оповещать вас о своем визите я посчитала излишним. Знай вы о его цели – и мне пришлось бы долго ждать согласия на беседу. Возможно, сначала даже пришлось бы пережить парочку покушений на свою жизнь…
     - Чего вы хотите? – тон мужчины стал совершенно недружелюбным. С учетом последней фразы девушки и слухов о ее романе с доверенным лицом Его Величества, градоправитель понял, что гостья явилась явно не для того, чтобы поговорить о предоставлении для учебных целей еще одного кусочка местного кладбища. – Лиан Верманд уже пытался предъявлять мне обвинения в том, что я, якобы, пытаюсь устранить его руками наемных убийц, чтобы помешать доказать свою причастность к взяткам и мошенничеству. И я уже сказал ему, что не имею к этому никакого отношения. Или Рэйнар считает, что его любовнице я расскажу что-то иное?
     - Он до последнего отпирался, не желая называть мне ваше имя. Но я серьезно беспокоюсь за его жизнь, поэтому настояла на своем… - девушка чуть склонилась вперед, не сводя с лица собеседника гипнотизирующего сапфирового взгляда. – Откровенно говоря, мне все равно, взяточник вы или мошенник. И скорее всего, я бы пальцем не пошевелила, чтобы помешать вам избавиться от человека, знающего о ваших незаконных делишках. Проблема лишь в том, что таким человеком оказался, увы и ах, Рэйнар.
     - И дальше что? – самоуверенно ухмыльнулся лиан Иртэн. – Убьете меня собственными руками, чтобы обезопасить жизнь кавалера? Так подумайте о том, что Верманд наверняка догадается о вашей причастности к моей смерти, а природное чувство правдолюбия не даст закрыть на это глаза.
     - Даже в мыслях нет хоть пальцем вас тронуть.
     - Тогда что? Побежите докладывать начальнику своего отряда и королю? Так ничего не докажете же.
     - Еще как докажу, - довольно протянула Эвелинн. – Но и этого я делать не собираюсь. Вы сами откажетесь от мысли о смерти Верманда. Прямо сейчас.
     - Не тратьте время на бесполезное запугивание, тианна, - покачал головой мужчина. – Я вас не боюсь…
     - О, еще как боитесь, - недобро посмеялась алата, в ее глазах взметнулись огненные искры. – Меня боитесь, Рэйнара боитесь, высоты боитесь, гнева монаршего боитесь, тюрьмы… Вы, драгоценный, столького боитесь, что я прямо не знаю, за какую ниточку потянуть для начала. Может, сперва с высотой поиграем?
     Градоправитель Элиора нахмурился, не понимая, о чем говорит его гостья, но тут же почувствовал, как екнуло сердце: вокруг себя он увидел город с высоты главное смотровой башни. Когда лиан присутствовал на открытии этой башни, он все время думал о том, чтобы случайно не оказаться близко к краю балкона, а сейчас ощущал, что стоит на самом парапете верхней площадки. Резкий порыв ветра толкнул его в спину и мужчина полетел вниз…
     Посмотрев на лиана, сидящего на кровати с остекленевшим от ужаса взглядом, открывшего рот в беззвучном крике и беспорядочно молотящего руками и ногами по воздуху, Лина хмыкнула и задумчиво прищурилась, примериваясь к следующему страху Иртэна…
     Особняк градоправителя алата покинула через час, добившись от затравленного и мелко вздрагивающего при каждом шорохе чиновника нерушимой клятвы о том, что он никогда больше не посмеет даже мысленно пожелать зла Рэйнару Верманду. Брезгливо передернувшись от отголосков фобий лиана, что все еще преследовали ее, девушка натянула поглубже капюшон плаща и пошла прочь от дома, следуя за созданным поисковым маячком.
     Следующим пунктом ее вечерней прогулки был дом некроманта.
     *****
     Багряные глаза девушки отрешенно смотрели на струйки ледяной воды, стекающие с ее рук в раковину. Сначала они были щедро перемешаны с кровью, но постепенно приобретали все более бледный розовый цвет, пока не стали, наконец, кристально прозрачными. Лина отстраненно глянула на свое отражение в зеркале, заметила засохшие брызги крови на лице и шее и потянулась к воде, чтобы смыть их. Одежда алаты, от плаща вплоть до нижнего белья, валялась у ее ног небрежной темной кучей. Случайно зацепив ее ногой, когда направлялась к ванной, Эвелинн резко дернула кистью руки, и куча тряпья моментально вспыхнула, стремительно обращаясь в пепел. Ни к чему держать в комнате столь явные улики…
     Встав под тугие струи горячей воды, девушка скребла тело мочалкой до тех пор, пока покрасневшая кожа не заскрипела от чистоты. Тщательно промыв волосы от шампуня, Лина вышла из душа, оставляя за собой цепочку мокрых следов на плитке, обернулась полотенцем и снова отчужденно замерла у зеркала. Все ее движения были странными, словно бы совершенно не осознанными, механическими.
     Неожиданно радужки алаты резко сменили цвет с багрового на сапфировый. Эвелинн недоуменно хлопнула ресницами несколько раз, пытаясь прийти в себя и несколько удивленно глядя на полотенце и мокрые волосы. Она совершенно не помнила, когда успела вымыться… Черт возьми, да она понятия не имела даже как дошла до Сектора! Поколебавшись с минуту, девушка списала все это на усталость и последствия применения Дара и решила, что сделала все автоматически, по привычке… Только в это объяснение никак не вписывалась куча пепла на полу, в которую алата едва не наступила, когда направилась в спальню. Приглядевшись к ней, Лина заметила несколько мелких обрывков ткани, весьма напоминающей ту, из которой был пошит ее легкий плащ. А вот это действительно странно… Сжечь по привычке собственную одежду она никак не могла, хотя бы потому, что раньше такой привычки за собой на наблюдала. Почувствовав, как от боли заныли виски, алата чертыхнулась, наплевала на все странности и вытащила из шкафчика флакон с сонным зельем. Будет лучше, если размышления она оставит на утро, когда проснется со свежей головой. А сейчас спать, немедленно, без сновидений и до самого утра. Пока еще окончательно не рехнулась.

     Глава 17
     Обеспокоенная Геката промчалась мимо Лины по коридору Университета, напрочь проигнорировав удивленный оклик алаты. Но у самой лестницы все же затормозила, потом вернулась обратно:
     - Заменишь меня на время? – с ходу спросила она девушку, торопливо поправив плащ. – Вообще-то, я надеюсь, что быстро вернусь, но мало ли, вдруг у кого-нибудь возникнут вопросы… Короче, останься за главную.
     - Ладно, не проблема, - кивнула Эвелинн. – А ты-то куда вдруг так спешно полетела?
     - Начальник элитного отряда, в который входите вы с Кайлой, попросил помощи, - демонесса досадливо поморщилась, вспомнив об утреннем послании. – В Северном секторе нашли мертвым дальнего родственника градоправителя Элиора. Мальчишка еще совсем, но баловался некромантией. Айн Тарос предполагает, что это баловство и стало причиной смерти, но просит меня осмотреть все и дать свое заключение.
     - Ясно, - алата почувствовала, как сердце кольнуло иглой неясной тревоги, но тут же выбросила это из головы. – У тебя сейчас занятия-то есть?
     - Лекция по существам Междумирья у первого курса. Если проведешь вместо меня – буду признательна.
     - Я пас, у моей спецгруппы занятие. Может, отправить твоих на тренировочную площадку к Кайле? У нее первой парой, вроде, общая физическая подготовка у второго курса, пусть побегают вместе с ними.
     - Отправляй, - согласно махнула рукой Геката. – Проследи только, чтобы они по дороге не разбрелись никуда…
     Перепоручив заботу о первокурсниках Лине, демонесса незамедлительно отправилась по тому адресу, что указал в письме айн Тарос.
     Причастность мертвого ныне хозяина дома к некромантии директриса Университета учуяла еще за пару десятков метров. Если верить ощущениям, молодой человек не просто баловался некромантией, а увлеченно ковырялся в ее боевом разделе. И не только в нем. Чем ближе Геката подходила к дому, тем явственнее чувствовала отголоски силы, куда более страшной и древней, чем магия смерти. Словно в доме побывал некто, по старшинству превосходящий даже ее саму. Это несколько озадачивало и беспокоило женщину, потому что у нее не было ни одного предположения, как далекий от профессионала некромант мог быть связан с подобным существом.
     Первый этаж особняка был идеально убран и выглядел нежилым. Массивная мебель из темного дорогого дерева, портьеры благородного винного цвета, тонкая ослепительно белая тюль, лаконичный свежий букет в вазе на столе… Все это не создавало никакого домашнего уюта, нигде не было даже намека на присутствие здесь человека. Не знай Геката, что дом обитаем, она бы сказала, что тут давно никто не живет, а горничная просто по привычке поддерживает чистоту.
     Второй этаж составлял резкий контраст с первым. Все та же массивная мебель и дорогая отделка комнат, но повсюду царил бардак. По пути демонесса то и дело натыкалась взглядом на сваленные небрежными стопками книги и манускрипты, валяющиеся на полу кучи тряпья вперемешку с всевозможным мелким мусором. Приглядевшись, в одной из таких куч она разглядела обрывки пергамента со схемами ритуалов, огарки свечей, травы. Очевидно, молодой человек не сильно утруждал себя уборкой помещения после обрядов, а прислуга сюда благоразумно не допускалась. На дубовом паркете баснословной стоимости кощунственно чернели прожженные свечами отметины.
     - Честно говоря, я думал, что вы придете несколько быстрее, тианна Ормэ, - мужчина средних лет при появлении Гекаты склонил голову в приветственном кивке.
     - Честно говоря, я вообще не горела желанием идти сюда, - невозмутимо хмыкнула демонесса. – По-моему, у вас в штате и без меня есть кому заключения давать. Разве на отряд перестал работать департамент преступлений при Совете магов?
     - Не перестал, - нахмурился айн Тарос. – Но я не уверен, что светлые маги способны толково судить о некромантии. Поэтому ваше мнение мне важнее, да и потом…
     Мужчина странно замялся и отвел взгляд в сторону. Директриса Университета на мгновение задумалась о причинах столько неясного его поведения, но догадка пришла практически моментально:
     - Вы даже не думали сообщать в Совет о произошедшем, не так ли? – прищурилась женщина.
     - Тетя погибшего убедительно просила не делать этого. Сказала, что у них в семье сейчас и так происходит что-то невообразимое, и если их всех еще и Совет магов трясти начнет – это катастрофа. А уж то, что Совет за них плотно возьмется, так это как пить дать. Сами понимаете, тайная некромантия…
     - Понимаю, - оборвала его Геката. – Что там у них в семье-то случилось?
     - Лиан Иртэн сегодня утром внезапно сложил с себя полномочия градоправителя Элиора и объявил о том, что отбывает в свое родовое гнездо. Мол, все ему надоело и хочется покоя. А он ведь глава рода, так что от него зависит все многочисленное семейство. Сейчас они пребывают в замешательстве: не то отправиться за старшим Иртэном, не то оставаться, но уже без надежного прикрытия в виде высокопоставленного родственника.
     - Вот так новость, - неподдельно, но без должной экспрессии, удивилась демонесса. – Никогда бы не подумала, что этот чинуша добровольно оставит хлебное место. Думала, что его из городской администрации только вперед ногами вынесут.
     Решив не тратить больше время на разговоры, директриса Университета прошла в кабинет, где, собственно, и нашли труп.
     Едва она ступила на порог, как на лице Гекаты появилось выражения брезгливости. Засохшие лужи крови щедро заляпали пол и письменный стол, на котором лежало тело. В воздухе чувствовался подвыветрившийся, но все еще довольно ощутимый сладковато-металлический запах. Подойдя ближе, демонесса заметила, что бурые пятна покрывают и корешки книг на ближайшем к столу стеллаже. Впрочем, тщательный осмотр места преступления в ее планы не входил, от нее требовалось только сказать, что именно убило некроманта, поэтому женщина переключила свое внимание на тело.
     Молодому человеку было лет двадцать с небольшим на вид. Каштановые волосы, простоватые черты лица, светло-карие остекленевшие глаза, в которых застыло выражение ужаса и недоверия. Грудную клетку, руки и живот избороздили глубокие царапины с ровными краями, но ни одна из них, по мнению Гекаты, смертельной не была, поэтому демонесса пришла к выводу, что несчастный умер от потери крови. Директриса Университета попыталась предположить, какое именно существо могло бы нанести подобные раны, но не подобрала ни одного варианта. Твари, порожденные некромантией, всегда нацелены именно на убийство, они несут своей жертве моментальную смерть, за исключением разве что тех, чье оружие - яд. Но ядом в этом случае даже не пахло, а умер молодой человек точно не сразу, изрядно перед этим помучавшись. Тяжко вздохнув, Геката пришла к одному возможному выводу.
     - Айн Тарос, будьте добры отправить кого-нибудь в Университет, - попросила она начальника отряда. – Я напишу записку Эвелинн, пусть ваш человек приведет ее сюда.
     - Зачем?
     - Видите ли, я не специалист в боевой некромантии, а мне кажется, что здесь нужен именно он. Думаю, Лина лучше меня разбирается в той категории существ, что может быть причастна к смерти этого мальчишки, а потому ее заключение будет куда точнее моего. Так что, пошлете шустрого гонца?
     - А куда я денусь-то? – развел руками мужчина. – У меня нет других вариантов.
     Геката быстро набросала на листе бумаги пару строк, передала их помощнику айна Тароса, после чего спустилась вниз. Ждать алату она предпочла в чистой гостиной.
     *****
     Я перечитала записку еще раз и скептически уставилась на своего коллегу по отряду, что принес ее:
     - Геката не может определить, что это было за существо?! Серьезно? Или вы меня разыграть решили?
     - Тианна Ормэ утверждает, что нужен взгляд боевого некроманта. Поэтому и попросила тебя прийти.
     - Хорошо, - я закусила губу, обдумывая, чем бы занять студентов на время своего отсутствия. Если дело и дальше пойдет такими темпами, придется весь Университет отправить на пробежку к Кайле. – Погоди минутку, я дам задание своей группе.
     Из аудитории я вышла с ехидной ухмылкой на лице, прикидывая, успеют ли мои подопечные найти решение к задачам до следующего практикума или нет. Особенно если учесть, что верного ответа в природе не существует…
     - Надо было сразу тебя сюда отправить, - Геката поднялась с дивана при виде меня и оправила юбку. – Я только время зря потеряла, сумев увидеть лишь то, что парнишка умер не сразу. Порезы не смертельные, яда нет… Он истек кровью.
     - Может, его ножом кто-нибудь исполосовал? Мало ли у семьи Иртэн врагов.
     - Вряд ли, - покачала головой демонесса. – Края у ран ровные, но их расположение наводит на мысль о том, что они были нанесены не лезвием, а очень острыми когтями.
     - Где тело-то? – сдалась я, смирившись с фактом, что на труп глянуть все-таки придется. Отряду я помогала уже не в первый раз, но ковыряться в грязи особо не тянуло, хотелось как можно быстрее разобраться с этим убийством и вернуться к менее маркой преподавательской работе.
     - На втором этаже, дальняя дверь справа.
     Стоило мне подняться наверх, как сердце вновь сжалось от непонятного приступа тревоги, точно так же, как утром, когда я услышала о смерти этого некроманта. Войдя в кабинет и взглянув на труп, я поняла, в чем дело.
     Каштановые волосы, ничем не примечательные черты лица, светло-карие глаза. Убитый маг был мне хорошо знаком. Слишком хорошо. Именно его я навещала после лиана Иртэна.
     Сказать, что я почувствовала себя паршиво – ничего не сказать. Едва увидев лицо мальчишки, я вспомнила странности своего вчерашнего возвращения в Сектор, вроде сожженной одежды или того факта, что не смогла бы подробно рассказать, как добралась до комнаты. Интуитивно, еще даже не будучи уверенной в своей правоте, я связала все это вместе. И картина выходила жуткой. Возможно ли, что вчера вечером именно я исполосовала когтями некроманта, а потом вернулась в Сектор в полубезумном состоянии?
     Отвесив себе мысленную пощечину, я убедила себя в том, что рано разводить панику. В конце концов, для начала стоит осмотреть тело, быть может, виновник все же некромантская тварь…
     Подойдя ближе к письменному столу, я поняла, что Геката имела в виду, говоря о расположении ран. Стоило мне протянуть руку над телом, не трогая его, как накатил новый приступ дурноты: расстояние между царапинами идеально совпадало с расстоянием между моими пальцами. Ладонь нервно дернулась, коснувшись одной из ран, я тут же отдернула ее, но было уже поздно. Голова закружилась, перед глазами все поплыло, и я отшатнулась в сторону, чтобы если уж и падать, то точно не на труп. Близко познакомиться с дубовым паркетом и ковром мне все же не довелось, но я внезапно совершенно четко вспомнила надменную усмешку некроманта при моем появлении, его самоуверенное заявление, что он доведет дело до конца и избавится от Верманда… А потом то, что еще мгновение назад памяти было недоступно - полные ужаса и боли вопли некроманта, свое темное торжество от его смерти, ощущение, как мои когти вспарывают грудную клетку мага, и его горячая кровь попадает на ладони, лицо и одежду…
     - Ну что, определила, кто это? – раздался за спиной голос Гекаты. Обернувшись, я увидела ее и айна Тароса на пороге кабинета. Судя по тому, как подруга тревожно нахмурилась, выражение лица у меня было весьма красноречивым. – Лина, ты в порядке?
     - В полном, - фальшиво растянула я губы в улыбке. – Ата, могу я с тобой наедине посоветоваться?
     Выпроводив начальника элитно отряда за дверь, демонесса развернулась ко мне и скрестила руки на груди:
     - И почему мне кажется, что ты сейчас скажешь нечто неприятное?
     - Две новости: хорошая и плохая. Хорошая – я знаю, кто убил мальчишку.
     - А плохая в том, что мы его не найдем? – мрачно хмыкнула Геката.
     - Ну почему же… - неловко повела я плечом. – Плохая в том, что убийца прямо перед тобой.
      Уровень скептицизма на лице демонессы зашкаливал. Директриса Университета прошлась по комнате, потом подошла ко мне:
     - Только один вопрос: откуда на тебя снизошла сия мысль?!
     - Сложно объяснить, - я вздохнула, пытаясь лаконично сформулировать ответ: - Понимаешь, я вчера была здесь, но не могла вспомнить, как вернулась в Сектор…
     - Стоп! – Ата вскинула руку, заставив меня замолчать. – Я так ничего не пойму. Начни с самого начала. Например, с того, какого черта ты тут делала?
     - С начала, так с начала… Помнишь, мы гадали, почему для поездки в Нейвельгар к Рэю была приставлена охрана, да еще и не простая, а включающая меня и Кайлу?
     - Само собой, - кивнула Геката.
     - Дело в том, что на Рэйнара открыл охоту какой-то ополоумевший некромант, и Эледер хотел быть уверенным, что его доверенный вернется домой целым и невредимым. Упущу некоторые детали и перейду к сути: некроманта нанял лиан Иртэн, которого Верманд подозревал в мошенничестве и взяточничестве. Вчера днем я узнала, что на Рэя было совершено очередное покушение, некромант использовал рогила… Думаю, излишне уточнять, что терпение мое лопнуло, и я решила избавиться от угрозы. Поэтому наведалась к градоправителя Элиора.
     - Так Иртэн – твоих рук дело… - многозначительно протянула демонесса, заставив меня побелеть.
     - Он тоже мертв?! – округлила я глаза.
     - Нет-нет, жив и здоров, - поспешно успокоила меня подруга. – Просто примерно в данный момент он пакует вещи, собираясь отбыть на родину предков. Иртэн больше не градоправитель Элиора, он снялся с должности.
     - Правильно сделал, - недобро усмехнулась я, на долю секунды даже забыв о некроманте. – Я бы ему спокойно жить не дала.
     - Видимо, он это понял. Так что там с этой мутной историей? Ты навестила Иртэна, а потом?
     - Отправилась к некроманту. Я сняла с Рэя отпечаток магии хозяина рогила, создала поисковой маячок, который и привел меня к этому дому. Мальчишка не отрицал своей причастности, но он даже не понимал с кем разговаривает… Слово за слово мы разругались, я видела, что парень намного слабее меня, поэтому не хотела применять к нему Дар или магию, он был сломался…
     Я замолчала, подбирая слова и ковыряясь в памяти, пытаясь выудить как можно больше воспоминаний.
     - И ты прямо помнишь, как всадила в него когти? – настороженно спросила демонесса.
     - Не совсем. Я пригрозила мальчишке расправой, а потом словно провал какой-то… Следующее, что я помню, это как стою в собственной ванной, уже вымывшись, и у ног лежит кучка сожженной одежды.
     - Погоди, то есть ты не можешь стопроцентно утверждать, что убила этого некроманта?
     - Не могла. До тех пор, пока случайно не коснулась тела. Я всего лишь нечаянно задела его, а перед глазами моментально возникла такая яркая картинка и… В общем, просто скажу, что я совершенно уверена в своей причастности к смерти этого мальчишки.
     - Ну, если уверена, то можешь объяснить, в таком случае, откуда у тебя столь острые и длинные когти появились?
     - Не знаю! – я запустила пальцы в волосы и крепко зажмурилась. – Ата, ничего я не знаю! Такое ощущение, что я с ума схожу!
     - Так, завязывай с паникой! – суровым окриком осадила меня демонесса. – Разберемся, что с тобой творится. А пока вот что… Есть какая-нибудь тварь из раздела боевой некромантии, на которую можно было бы скинуть это убийство?
     - Дай-ка подумать, - я потерла лоб, перебирая в голове картотеку известных мне чудищ. – Да, есть, пожалуй. У химеры когти могут оставить похожие раны, но они токсичны… Разве что, особь была совсем молодой и еще не ядовитой.
     - Подходит, - подытожила Геката. – Сейчас мы выйдем, ты скажешь айну Таросу, что парня убила свежеиспеченная химера. Мол, он доэкспериментировался, не смог справиться с собственным творением. Потом мы вернемся в Университет и разойдемся по своим занятиям. У тебя после пар есть планы?
     - Я хотела навестить Рэя, проверить, как заживают рубцы от рогила.
     - Вот и отлично. Сходишь к Верманду, отвлечешься немного, а я в это время подумаю, что нам с тобой делать. Все ясно?
     - Более чем. Хочется верить, что ты найдешь решение проблемы…
     *****
     Девушка медленно брела по улице Восточного сектора, время от времени заправляя за ухо вечно выпадающую прядку. Руки, сильно выпачканные в чужой свежей крови, оставляли на волосах влажные следы, незаметные на фоне вишневых локонов. На черном бархате костюма бурые пятна так же в глаза не бросались, а потому внимание прохожих Лина не привлекала. Ровно до тех пор, пока они не обращали внимания на ее руки. Впрочем, даже если и обращали, предпочитали обойти странную девушку стороной. Лишь один лавочник, припозднившийся сегодня с закрытием магазина, попытался было спросить у нее, не случилось ли чего, но напоролся на зловещий взгляд багряных глаз, в свете тусклого уличного фонаря полыхнувший адовым пламенем, и мгновенно скрылся за дверью лавки, пробурчав что-то о собственной рассеяности. Вслед ему донесся звонкий издевательский хохот.
     В Магический сектор она прошла тем же путем, что и в прошлый раз: через черный ход, предназначенный для преподавателей, и не охраняемый привратником. Девушка незамеченной проскользнула в свою комнату, заперла дверь и перевела дух. Потом посмотрела на собственные ладони, ухмыльнулась каким-то сокровенным мыслям и направилась в ванную комнату. Пора привести себя в порядок…
     Включив воду в душе, Эвелинн принялась расстегивать крючки на камзоле, неловко двинула локтем и зацепила флакон с маслом, стоящий на полке. Стеклянный сосуд закачался, но не устоял и все же грохнулся на пол, разлетевшись во все стороны мелкими осколками. В воздухе повис пряный цветочный аромат, щекочущий ноздри. Запах и грохот флакона сделали свое дело – девушка вышла из своего похожего на гипноз состояния, глаза вернулись к природной синеве. Опустив взгляд на руки, кровь на которых уже подсохла и неприятно стянула кожу, Лина сдавленно охнула, тяжело привалилась в стене и сползла по ней вниз, продолжая потрясенно смотреть на ладони.
     Решение пойти в Верманду совершенно точно было ошибочным.
     *****
     С той самой минуты, как Геката вернулась в Университет, у нее из головы не выходила Лина и то, что алата поведала ей за закрытой дверью кабинета. Сначала демонесса обдумывала аргументы в пользу того, что Эвелинн непричастна к этому убийству, но потом поняла, что это пустая трата времени. Во-первых, девушка абсолютно уверена, что смерть некроманта – ее рук дело, а переубедить Лину не в силах никто. Во-вторых, женщина отчего-то чувствовала, что алата права. Так стоит ли усыплять бдительность Эвелинн обманными заверениями в невиновности, чтобы потом разгребать возможные нелицеприятные последствия?..
     Геката настолько была погружена в эти мрачные раздумья, что старшекурсникам сошла с рук драка со светлыми магами из Академии, кто-то в очередной раз безнаказанно влез в алхимическую лабораторию, а преподавательница стихии земли, влетевшая к директрисе без стука, нарвалась на истинное лицо демонессы и зареклась еще когда-либо приходить без предварительного уведомления. Впрочем, последнее Ату как раз порадовало, потому что внезапные явления спесивой эльфийки чаще всего доводили ее до белого каления.
     Прежде, чем отправиться спать, директриса Университета решила дойти до домика привратника у ворот и дать ему некоторые указания относительно пропуска студентов. По возвращении в свой кабинет она первым делом обратила внимание на то, что дверь неплотно прикрыта, и сквозь эту щелку в коридор пробивается полоска света. А ведь вообще-то, уходя, она совершенно точно заперла кабинет на ключ…
     Нежданным ночным гостей оказалась Эвелинн. Девушка сидела спиной к двери, в кресле перед рабочим столом демонессы, положив руки на подлокотники. На звук шагов подруги она даже не шелохнулась.
     - Ты чего это не спишь? – поинтересовалась Геката, проходя на свое законное место и сцеживая зевок в кулак. – Время-то уже позднее.
     - У меня проблема. Серьезная.
     - Лин, я уже подумала над тем, что произошло, - не дослушала до конца женщина, ошибочно предположив, что алата имеет в виду инцидент с некромантом. – Кое-какой вариант действий у меня есть, но будет лучше, если мы его утром обсудим, на трезвую голову.
     - Ты не понимаешь, - девушка помотала головой и только сейчас, сев напротив, демонесса заметила мертвенную бледность Эвелинн и потерянный взгляд. – У меня такое предчувствие, что мою голову уже язык не повернется назвать трезвой… Это снова случилось. Просто сегодня я очнулась чуть раньше.
     Вместо объяснения Лина подняла руки над столом. Геката выругалась, не имея никаких сомнений в том, что видит следы крови. От мгновенно посерьезневшего лица подруги алате легче не стало, глаза ее блеснули слезами:
     - Я опять убила кого-то, - Эвелинн обхватила себя руками, будто замерзла, и практически сжалась в клубок. – И даже не знаю, кого на этот раз.
     - Не нагнетай, надо сначала во всем разобраться! Что последнее ты помнишь?
     - Как уходила от Рэя. Мы попрощались в холле его особняка, он предложил проводить меня до Сектора, но я отказалась, потому что он еще не оправился от нападения рогила. После этого пустота. Я даже не помню, как вышла на улицу… Ата, а что если это Рэйнар? Что, если из-за меня пострадал именно он?! Пережить это – выше моих сил…
     - Если ты начнешь истерить, я тебя по щекам отхлещу! – пригрозила демонесса. – Я не верю в то, что ты могла причинить Верманду хоть какой-то вред даже в невменяемом состоянии. Ясно? И не смей зацикливаться сейчас на этой мысли! Как ты прошла в Сектор мимо привратника?
     - Понятия не имею. Я пришла в себя в своей ванной. Сначала услышала какой-то грохот, потом почувствовала тяжелый цветочный запах и в следующий момент обнаружила, что стою около раковины с руками, вымазанными кровью, а рядом масляная лужа и осколки. Должно быть, падение флакона и привело меня в чувство. А между прощанием с Рэем и тем моментом, когда я очнулась – белый лист. Ни одного воспоминания или образа.
     - Да уж, - директриса Университета сцепила руки в замок. – Радует, по крайней мере, что сегодня ты быстрее очухалась.
     - Меня это никак не радует, - холодно отозвалась Лина. – Звучит мерзко, но лучше бы я не знала о том, что натворила. Как с некромантом. Если бы меня не позвали в качестве консультанта, я, вполне вероятно, до сих пор пребывала бы в блаженном неведении относительно своего сумасшествия.
     - И узнала бы о нем уже после целой серии смертей, - парировала Геката. – Исходя из того, что твой провал в памяти, сопряженный с повышенной агрессивностью, повторился, я рискну предположить, что это явление не разовое, и подобное еще произойдет. Сейчас у нас есть шанс подготовиться.
     - Как?! – взмахнула руками Эвелинн. – Я ведь даже не понимаю, в какой момент отключаюсь!
     - Об этом мы еще подумаем, - вздохнула демонесса. – А пока спать. Тебе, пожалуй, стоит сонного зелья выпить. Чтобы точно отключиться.
     - Разумеется. Зелье, - девушка внезапно сникла и равнодушно пожала плечами. – Моя палочка-выручалочка… Жаль, что оно решает только проблему с кошмарами.
     Проводив алату, директриса Университета направилась в свои личные покои, от всей души надеясь, что утром ее или Лину не вызовут в особняк лиана Верманда. Да и вообще никуда не вызовут. С появлением в жизни девушки Рэйнара ее состояние впервые за последние три года перестало беспокоить Гекату, и она желала сохранить такой порядок вещей. Пусть выбранные ею методы и не понравятся Эвелинн.

     Глава 18
     - Зря я все это затеяла, - в очередной раз покачала головой Геката, разглядывая демона перед собой. – Она только взбесится, а это ведь совсем некстати…
     - Сейчас уже поздно сожалеть об этом своем решении, - развел руками Асмодей. – Мне все равно теперь известно, где Лина пряталась последние три года. Забавно, но я ведь, собственно, всегда был уверен, что она здесь.
     - Ага, только найти не смог. И это используя столь мощные чары Обнаружения, что я все ждала, когда же ты кряхтеть начнешь от напряжения при их применении, - фыркнула демонесса. – Лицо-то такое делал сосредоточенное, будто вот-вот…
     - Все, закрыли тему, - перебил ее Дей, недовольно поморщившись. – По твоему тону можно решить, будто скрывал алату кто-то из студентов, а я не смог перебороть его защиту! Ты, вообще-то, далеко не дилетантка в таких делах, так что тягаться с тобой мне не по зубам.
     - Не дилетантка, - с достоинством усмехнулась Ата.
     Асмодей, не шибко горящий желанием любоваться на самодовольную ухмылку старой знакомой, прищурился:
     - Давай-ка перейдем к делу, - демон поставил локти на стол, переплел пальцы и оперся на них подбородком, не сводя с собеседницы пристального немигающего взгляда. – Что такого случилось, раз ты решила выдать мне Линино укрытие?
     - Если бы я знала, что это, то ни в коем случае не стала бы прибегать к твоей помощи, - вздохнула Геката, вспомнив вчерашний вид алаты, с руками выпачканными кровью и полубезумным взглядом. – Но я понятия не имею, что с Эвелинн творится. Правда, подозреваю, что все ее новоявленные странности связаны с Дорой и ритуалом Расщепления.
     - Последствия, - многозначительно протянул Дей. – Все-таки дали о себе знать?
     - Полагаю, что да. У Лины появлялись глаза Пандорры.
     - И все? – удивленно вытаращился демон. – Радужки цвет изменили, а ты уже панику подняла?!
     - Дело не в цвете радужек, - покачала головой директриса Университета. – Взгляд, Дей, выражение глаз… Вот что принадлежало Доре. Кроме того, в последнее время у нашей общей подруги некоторые проблемы с самоконтролем и памятью.
     - Конкретнее, Ата, не трать время на общие фразы.
     - Сначала она просто чересчур резко оборвала подчиняющие связи между своими студентами и их умертвиями, не рассчитав силу. По крайней мере, сперва я списала это на случайность... А потом Эвелинн убила некроманта и совершенно забыла об этом.
     Асмодей меланхолично кивнул, отрешенно уставившись куда-то вдаль. Потом все же переспросил с явной долей скептицизма в голосе:
     - Убила некроманта? И забыла?
     - Если быть точнее, то она покромсала его когтями и оставила истекать кровью. Несчастный имел неосторожность разозлить ее. О том, что сделала, алата не помнила ровно до того момента, как не увидела труп. Нечаянно коснулась тела рукой – и вот результат. А вчера снова вернулась в Университет непонятным для себя образом, с руками по локоть в крови. Пока еще не известно, убила ли она кого-то, но что-то мне подсказывает, что это так. Улавливаешь, насколько все серьезно?
     - Даже лучше, чем ты, - на лбу демона пролегла тревожная складка. – Дело тут вовсе не в ритуале, Ата. А в Доре. Глаза, агрессивность, когти, провалы в памяти…Все это крайне походит на те моменты, когда Эвелинн временно пускала Пандорру «порулить», и та являла себя во всей красе.
     - По-моему, я уже говорила, что ее больше нет. Проводя Расщепление, я не стала подыскивать новую оболочку для хтонической душонки и вышвырнула ее в никуда.
     - И преспокойно считаешь, как и я раньше, что это способно без следа уничтожить бессмертную душу, - хмыкнул Дей. – Соннелон сказал, что это не так. Когда я разговаривал с ним, он заверил меня, что от Доры нельзя избавиться так просто, она вполне может вернуться, когда окрепнет. Тем более, что ты оставила некоторые частички ее души связанными с Лининой…
     - Ну-ка скажи мне, когда Сонн тебе об этом поведал? – недобро заломила бровь Геката.
     - Да тогда же, когда предположение о родителях Эвелинн высказал, - честно ответил Асмодей, еще не понимая, что собственноручно копает себе могилу. Впрочем, ему недолго предстояло оставаться в неведении.
     - И ты даже не посчитал нужным сказать мне об этом хоть полслова?! – разъяренно зашипела демонесса, против воли теряя над собой контроль и начиная принимать истинный облик. – Ты совсем рассудок потерял?!
     - Ата, не шипи! - тут же примиряюще вскинул руки демон, сообразив, что так разозлило его знакомую. – Согласен, это было моей ошибкой, но сейчас не время бить меня за недомолвки мордой об стену! Лине от этого лучше не станет.
     - Я начинаю думать, что ей и от твоей помощи лучше не станет! – рыкнула с досадой директриса Университета. – Ну сколько еще всего должно произойти, что ты наконец понял, что не делаешь лучше для нее, когда предпочитаешь скрыть что-то?! Все твои недоговорки рано или поздно оборачиваются для нее крупными неприятностями!
     - Отчитаешь меня на досуге! - зло отрезал Дей, не желая признавать правоту демонессы. – А сейчас лучше…
     Договорить ему не дала дверь, грохнувшая о косяк. Эвелинн ворвалась в кабинет Аты с таким выражением лица, словно только что у нее с души сняли не просто камень, а огромный булыжник. Девушка едва открыла рот, чтобы поделиться хорошей новостью, но тут ее взгляд напоролся на Асмодея. В сапфировых радужках мелькнули и тут же исчезли багровые искры, заставившие обоих демонов настороженно переглянуться. Алата, глядя на это, хмыкнула и скрестила руки на груди:
     - Я, должно быть, помешала? – ядовито осведомилась она и уставилась на подругу, игнорируя попытки Дея сказать хоть слово. – Так это и есть тот вариант действий, который ты предлагала обсудить на трезвую голову?
     - Лина, я…
     - Ты могла бы повесить табличку с просьбой не входить без стука, - процедила сквозь зубы Эвелинн. – Ата, от тебя я никак подлянки не ожидала...
     С этими словами девушка развернулась на каблуках и буквально выбежала из комнаты. Геката бросилась следом, но Дей крепко ухватил ее за руку, удержав на месте.
     - Не стоит, - покачал он головой, поднимаясь из кресла. – Она тебя сейчас слушать не станет.
     - Да и черт с ним, главное, чтобы я ее остановила, - отмахнулась демонесса. – Исчезнет ведь, как пить дать!
     - Я сам за ней присмотрю, - загадочно усмехнулся Асмодей. – А ты пока за своими ученичками последи.
     Директриса Университета пробурчала о том, что студентов и без нее есть кому проконтролировать, но демон так уверенно говорил, что приглядит за Эвелинн, что она поверила ему и махнула рукой, дав согласие на его предложение.
     *****
     Открывать я не хотела. Совсем. Стук в дверь ранним утром, по моему мнению, не предвещал ничего хорошего, тем более с учетом некоторых обстоятельств. Я была уверена, что в такой час может прийти исключительно гонец с дурной вестью, и никак иначе. Особенно меня настораживало то, что человек, которому я не открыла даже после пятого барабанного стука, уходить не спешил, а переминался за дверью с ноги на ногу и сопел. Должно быть, дело у него срочное, раз надеется, что я все же отвечу…
     - Тианна Риавэйн, вы еще спите?!
     От этого звонкого вопля я подскочила на месте и едва не отгрызла ноготь, который нервно покусывала. Не узнать по голосу горластого посыльного, ежедневно приносящего мне цветы от Рэя, было сложно. Странно только, что сегодня он явился чуть ли не с рассветом… Но, раз уж это всего лишь Мар, можно не прикидываться, будто меня здесь нет.
     Впуская мальчишку, я едва не зашибла его дверью, по которой он буквально распластался, приложив к ней ухо. Под мышкой у Мара был зажат букет из алых мелких цветков на коротких стеблях, перевитый золотистой лентой. При виде меня лицо посыльного озарилось довольной улыбкой:
     - Не спите, - констатировал он.
     - Не сплю, - невольно усмехнулась я, посторонившись.
     Мар мне нравился. Забавный, шустрый такой, с вечно смеющимися глазами. От Рэйнара я знала, что паренек подрабатывал сразу у нескольких лавочников, разнося заказы по домам, чтобы финансово помочь своей семье. Именно поэтому Рэй платил ему больше положенного, а я готовила другой сюрприз. Насколько можно было судить без предварительного испытания, у Мара совершенно точно имелись некие задатки мага, и я собиралась попросить Гекату допустить его до вступительных экзаменов. Правда, пока держала эту затею в секрете.
     - А чего не открывали тогда? – мальчишка протянул мне букет.
     - А чего ты так рано? – вопросом на вопрос отозвалась я, забрав цветы и блаженно вдохнув нежный аромат.
     - Ну как отправили, так и пришел. Лиан Верманд ведь сам всегда цветы выбирает, сегодня вот так рано появился. Он вроде уехать по делам должен через пару часов, поэтому и позаботился о букетике заранее. Нравитесь вы ему сильно, видать…
     Мар даже представить себе не мог, что он сделал для меня только что. Раз Рэй послал его сюда, значит, он жив. И если отправил с цветами, то я определенно не сделала ему ничего плохого. На фоне этой новости мысль о том, что кто-то все же погиб от моих рук ощутимо померкла.
     - Это наше с ним дело, - я шутливо щелкнула паренька по носу и отправила его восвояси, не забыв незаметно сунуть в карман еще несколько монет. Я и без них обойдусь, а ему – не лишние.
     Спровадив Мара, я прошлась по комнате, еще раз вдохнула мягкий цветочный аромат, а потом вдруг поняла, что в комнате не усижу. Аккуратно положив букет на кровать, накинула поверх рубашки короткую темную куртку и выскочила из комнаты, решив немедленно повидаться с Гекатой. Хоть порадую ее, что с аристократией у нас проблем не будет…
     В рабочий кабинет подруги я ворвалась по привычке без стука. Только собралась поделиться своей благой вестью, как поняла, что совершила большую ошибку, не предупредив заранее Ату о визите. Сделай я это, и сейчас мне не пришлось бы лицезреть Дея.
     При моем появление демоны странно переглянулись, их настороженный вид мне не понравился. Будто от меня какой-то гадости ждали… Тут я вдруг неведомым образом вспомнила, как подруга упоминала, что есть у нее на примете одна идея на мой счет. Долго гадать не было нужды: Дей и есть та самая «идея». И всего минуту назад эти двое, вполне вероятно, обсуждали мои закидоны.
     Злость набирала обороты, заставляя стиснуть зубы, дабы не зарычать. Ну вот как она могла?! Знает же, что я не хочу видеть Дея!
     Пытаясь не перейти к скандалу, я хмыкнула и скрестила руки на груди:
     - Я, должно быть, помешала? – уровень яда в моем голосе заставил бы завидовать любую кобру, а попытки демона заговорить остались без внимания. – Так это и есть тот вариант действий, который ты предлагала обсудить на трезвую голову?
     - Лина, я…
     - Ты могла бы повесить табличку с просьбой не входить без стука, - процедила я сквозь зубы, понимая, что вот-вот все же устрою здесь дебош. – Ата, от тебя я никак подлянки не ожидала...
     Развернувшись на каблуках, я буквально выбежала их кабинета директрисы и сбавила темп только тогда, когда пересекла двор Магического сектора и остановилась у ворот. Вот и куда я лечу на всех парах? Несмотря на явление Дея, я ведь не собираюсь драпать из этого мира, так к чему сейчас было это показательное выступление? Кто знает, вдруг этот демон действительно способен пролить свет на мое сумасшествие, а я тут спектакли устраиваю? Может, стоит вернуться и поговорить?..
     Ну уж нет! Пока окончательно не успокоюсь – ноги моей не будет в Университете.
     Средство для успокоения я придумала довольно быстро. Любопытно, будет ли Рэй рад, если я приду проводить его?
     *****
     - Лина? – брови Верманда удивленно взлетели вверх. – Что ты здесь делаешь?
     - Решила сегодня лично поблагодарить за букет, - девушка с чуть натянутой улыбкой заправила за ухо выбившийся из прически локон. – И проводить тебя. Не рад?
     - Рад, конечно, что за глупости, - мужчина поспешил отойти в сторону, пропуская ее в дом. – Просто это как-то слишком неожиданно… Откуда ты вообще узнала, что я уезжаю? Я сам-то только под утро получил приказ от Эледера.
     - Просто спросила у Мара, почему сегодня он так рано, - Эвелинн прошла в гостиную и сняла куртку, бросив ее на кушетку. – Он мне и сказал про твой отъезд.
     - И ты вот так сразу решила проводить меня? – скептически усмехнулся Рэйнар, скрещивая руки на груди. – Хотя никогда раньше этого не делала. Лина, скажи честно, что-то случилось? У тебя такое лицо, будто ты сюда прятаться пришла…
     - Куда только талант к лицедейству пропал, - пробурчала вполголоса девушка и тяжко вздохнула: - Это так очевидно?
     - Весьма, - подтвердил Верманд. – Так что произошло?
     Эвелинн приблизилась к мужчине и обняла его за пояс, уткнувшись лицом в рубашку. Потом все же заговорила, тщательно подбирая слова:
     - Понимаешь, только что я совершенно неожиданно столкнулась с давним знакомым, встречи с которым старательно избегала последние годы. И была абсолютно не готова увидеть его сегодня.
     - Его случайно не Десмондом зовут? – с нарочитым равнодушием осведомился лиан, но девушка почувствовала, как он напрягся: мышцы спины под ее пальцами окаменели.
     - Нет, - покачала алата головой. - Гончий не единственный, кого я отставила в прошлом…
     - Расскажи-ка мне все с самого начала, - Рэй усадил Лину на диван и сам опустился рядом. – Кого ты все-таки встретила? И почему эта встреча вгоняет тебя в такое состояние?
     - Дей мой старый друг. Очень хороший друг, я даже сейчас этого не отрицаю. Просто несколько лет назад я узнала, что он мне кое в чем солгал. Уж извини, что не говорю, в чем именно, тема больно неприятная. Просто эта ложь…
     - Сложно пытаться объяснить что-то, не говоря всей правды, не так ли? – усмехнулся Рэйнар, верно истолковав замешательство девушки, и прищурился: – Могла бы упростить себе задачу.
     - Не могла бы, - отрезала Эвелинн, закатив глаза. – Я уже много раз объясняла тебе, почему не говорю о своем прошлом. Мое решение не возвращаться к воспоминаниям старше последних трех лет по-прежнему в силе.
     - Но сейчас твое прошлое вернулось само, - справедливо возразил мужчина. – В лице вполне себе реального и живого человека…
     - Демона, - невозмутимо поправила его Лина. – Дей не человек, он - один из высших демонов.
     - Отчего-то я не шокирован, - меланхолично поскреб подбородок лиан. – Удивлен – да, но не шокирован. Честно сказать, у меня давно уже есть подозрения, что ты не просто боевой некромант и скромная преподавательница. Впрочем, мы ведь не об этом говорили… Так что там с этим враньем твоего друга-демона?
     - Оно на довольно долгое время поставило меня в зависимое положение… - девушка снова запнулась, потом чертыхнулась: - Что ж, объяснить общими фразами у меня не выходит. В общем, энное количество лет назад я входила в свиту одного крайне неприятного типа, который попытался с помощью магии сделать меня сильнее. У него ничего не вышло, и я едва не погибла, но Дей вовремя вмешался и сохранил мне жизнь, при этом все же даровав некие весьма специфические возможности. Вот о своем-то вмешательстве он и умолчал. Долгое время я наивно полагала, что обязана жизнью своему покровителю, и помочь мне с контролем приобретенных качеств может только он.
     - А если бы ты знала, что это не так?
     - Не держалась бы за свиту Вильгельма и его покровительство. Ушла бы в ту же минуту, как поняла, в какую бездну лечу. Я всегда боялась, что, оставив Виля, могу утратить контроль над собой, и никто меня не сдержит, ведь только ему известно, какими способностями он меня наделил. Поэтому продолжала служить своему покровителю. Все про него понимала, видела его истинное лицо, знала о реальных планах, ненавидела… и продолжала служить. Я никак не могу простить Дею, что он продолжал молчать даже тогда, когда ему стало известно, что со мной творится. Всего несколько его слов, но как все могло бы быть иначе!..
     Девушка замолчала, отведя взгляд и с досадой закусив губу. Потом глянула на Верманда и неловко улыбнулась:
     - Прости, что заставила тебя все это выслушивать. Пришла проводить, а в результате разнылась и завалила тебя своими проблемами…
     - Брось, - Рэйнар усмехнулся и взял узкие ладошки алаты в свои руки. – Я рад, что ты впервые хоть что-то рассказала мне о своей жизни. До этого были лишь туманные намеки да отмашки. И на будущее: если тебе надо выговориться – милости прошу. В любое время.
     - Спасибо, конечно, но сейчас я все равно совершенно некстати завела подобный разговор, - Эвелинн тряхнула головой: - Куда ты едешь?
     - В Альтерру, - мужчина ответил не сразу, словно задумался о чем-то крайне неприятном: - Троюродная тетка заявилась, снова хочет права на эти земли заполучить. Мне-то все равно, с ней и управляющий разделается без проблем, но Эледер потребовал лично обговорить с лиа Илэнь все спорные моменты.
     - Звучит малоприятно. Надеюсь, ты быстро вернешься, - Лина с улыбкой притянула Рэя к себе и попыталась запечатлеть на его губах мимолетный поцелуй.
     Сделать это ей не дали. Сначала в гостиной появился дворецкий, а сразу за ним – айн Тарос. При виде алаты он смущенно кашлянул, но тут же принял невозмутимый вид. В конце концов, слухи о романе преподавательницы Университета и доверенного лица короля уже давно гуляли по столице, а опровергать их никто не спешил. Так с чего бы присутствие тианны Риавэйн в доме Верманда должно удивлять?..
     - Айн Тарос, давно не виделись, - Рэйнар приветственно пожал раннему визитеру руку. – Какими судьбами?
     - Увы, я по делу. Мне нужна ваша помощь и содействие в одном весьма важном деле…
     Судя по тону голоса, капитан элитного отряда стражи тонко намекал на то, что хотел бы поговорить с Вермандом с глазу на глаз. Лиан какое-то время пытался разгадать загадочную пантомиму гостя, потом, наконец, сообразил, чего от него хотят, и поманил Тароса за собой в кабинет. Эвелинн проводила мужчин удивленным взглядом: до этого Рэй никогда не избавлялся от ее общества, когда ему надо было обсудить дела. В первую минуту алата просто откинулась на спинку дивана и прикрыла глаза, но чисто женское любопытство заставило ее недовольно поерзать, а потом бессовестно обострить слух.
     - Второе такое убийство за два дня! – сокрушался капитан элитной стражи. – Его Величество уже успел выказать свое недовольство работой отряда…
     - Что за убийства-то? – перебил его Верманд. – Мне ни о чем не докладывали еще.
     - А Лина вам тоже ничего не рассказывала? – совершенно искренне изумился его собеседник. – Она ведь была вчера в доме первой жертвы, родственника Иртэна. Геката позвала ее в качестве специалиста, чтобы определить, кто убийца.
     - Ну-ка, с самого начала, - голос Рэйнара посерьезнел, и алата буквально воочию представила, как он сдвинул брови. – Погиб родственник бывшего градоправителя?
     - Вчера утром нашли тело троюродного племянника Иртэна. Мальчишка молоденький еще совсем, но, как выяснилось, увлекся боевой некромантией. Лина сказала, что его химера прикончила.
     Девушка похолодела. Что, если Рэй догадается обо всем? Некромант, связанный с Иртэном, ее желание разобраться с этим магом смерти… Верманд не дурак, два и два может сложить. И пусть она с большой вероятностью сумеет выкрутиться, осадок останется. Отложив эту мысль на потом, Эвелинн продолжила подслушивать.
     - А сейчас вот второй труп, да с такими же ранами. Вот я и думаю, не к добру это. Геката ведь сказала, что химера сразу же погибает без своего хозяина, значит, та же самая напасть не могла.
     - Кто погиб в этот раз?
     - Тип один гнусный. Незаконную охоту на нечисть вел. Откровенно говоря, мы давненько его прикрыть пытались, вот только поймать на деле никак не могли…
     Дослушивать алата не стала. Она мгновенно подорвалась с дивана и бегом покинула особняк Рэйнара, забыв куртку и едва не сбив по дороге дворецкого. Остановиться и перевести дух не давала мысль о том, что как раз в данную минуту Верманд явится в гостиную, чтобы задать ей пару неприятных вопросов, а у нее не заготовлено ни одной более-менее подходящей отговорки или отмазки.
     За первым же поворотом Лина попала в кольцо чьих-то крепких рук и была вынуждена остановиться.
     - Поговорим? – фыркнул голос за спиной.
     *****
     В ожидании экипажа лиан задумчиво разглядывал куртку, висящую на спинке дивана напротив. После беседы с айном Таросом ход собственных мыслей ему не нравился категорически. Мало того, что мужчина был уверен в причастности покойного родственника Иртэна к своим проблемам в виде огила и прочих тварей, из головы никак не выходило настойчивое желание Элины разобраться с досаждающим магом. Да и ушла Лина странно: не попрощавшись, так быстро, что даже забыла куртку… В совокупности эти факты напрашивались на малоприятный вывод, который Рэйнар не решался произнести не то, что вслух, но и про себя.
     Кроме того, Верманду никак не давало покоя то, что девушка рассказала о своем прошлом. Имя «Вильгельм» казалось странно знакомым, особенно, когда упоминалось наряду со словом «свита». Вот только Рэй никак не мог понять, с чего вдруг…
     Догадка пришла на ум совершенно неожиданно, заставив мужчину нахмуриться и направиться в библиотеку. Мгновенно отыскав на полке затертый шестой том Истории мироздания, лиан принялся быстро перелистывать страницы, ища раздел об уничтожении около двухсот лет назад нескольких древнейших эльфийских родов. Если верить летописи, остроухие не поделили с алатами какой-то весьма сильный артефакт, за что и поплатились. Впрочем, в данную минуту подробности того давнего конфликта Рэйнара интересовали мало.
     «На переговорах сторону алатов представлял Вильгельм, один из сильнейших среди своего вида. Он утверждал, что амулет может принести немало вреда, если окажется в руках, не способных сдержать его силу, и настаивал на немедленной передаче артефакта его свите. Доводы Вильгельма были вполне убедительными, и эльфы уже согласились было пойти на сделку, но в последний момент неожиданно изменили свое решение, объявив, что готовы отдать амулет алатам, но не Вильгельму. Причины столь категоричного заявления не раскрыты до сих пор, однако существовало предположение, что перворожденным стало известно о желании алата Справедливость использовать артефакт в своих личных целях.
     Впоследствии конфликт между свитой Вильгельма и эльфийским народом лишь набирал обороты, довольно быстро дойдя до того момента, когда о каких-либо переговорах уже не могло быть и речи. Тогда же начали пропадать представители трех наиболее древних родов, которые активнее других призывали не доверять Вильгельму...»
     Дочитывать дальше Верманд не собирался, и так в общих чертах помня, чем все закончилось: чуть больше сотни эльфов было уничтожено, амулет бесследно исчез, а алаты заслуженно прослыли чудовищами и заслужили всеобщую ненависть. Признание Лины в том, что когда-то она входила в свиту Вильгельма, давало пищу для размышлений. Например, сколько же ей лет, и кто она на самом деле?..
     Ответы на эти вопросы поджидали мужчину на соседней странице. Он уже почти захлопнул книгу, как зацепился взглядом за имя «Лина».
     «Говоря об этих печальных событиях, нельзя не упомянуть помощницу и советницу Вильгельма, Лину. Алата Страх принимала непосредственное участие в том конфликте и лично руководила действиями свиты своего покровителя…»
     На этот раз лиан все же захлопнул книгу и отбросил ее на стол, после чего устало запустил пальцы в шевелюру. Алата. Точно старше двухсот лет. Одна из тех, кого в этом мире презирают и ненавидят, как никого другого. Рэйнару еще предстояло уложить все это в голове, но кое-что он осознал весьма четко: некромант – ее рук дело.

     Глава 19
     Демон жизнерадостно нарезал хорошо прожаренное мясо на мелкие кусочки, ловко орудуя столовыми приборами. Девушка молча созерцала это действо, меланхолично водя пальцем по краешку высокого хрустального бокала. Начинать разговор первой Эвелинн точно не собиралась. Но Дей продолжал бессовестно жрать, а молчание явно затягивалось.
     - В следующий раз не вздумай остановить меня таким же образом, - наконец подала голос Лина, припомнив перехват из-за угла. – С Дорой или без, но я тебе вмажу.
     - Как скажешь, - легко согласился Асмодей, смакуя кусочек говядины в ароматном соусе. – А не поведаешь, чего это ты неслась по улице, как угорелая?
     - Утренняя пробежка, - невозмутимо повела плечом алата, даже не попытавшись скрыть насмешку в глазах. В старых друзьях есть своя, особая прелесть. Даже после довольно долгого перерыва в общении наедине с Князем Ада девушка не чувствовала неловкости или дискомфорта. Она вела себя так, будто пяти лет молчания и игры в прятки не было, а Дей охотно поддерживал ее в этом. Ни одного упрека, ни одной претензии, ни одной высказанной обиды. И что самое прекрасное – о подобном поведении даже не нужно договариваться.
     - Ну да, так и подумал, - фыркнул демон, потом все же отложил нож и вилку. – Пойдем другим путем… Что у тебя с этим мужчиной, чем дом ты так спешно покинула? Приятные совместные ночи без обязательств или большое чистое светлое?
     - Хотела бы я знать ответ, - не стала ехидничать Эвелинн, заметно помрачнев. Было у Асмодея такое качество: просить у нее порой ответ на те вопросы, которые она сама предпочитала опускать. – Точнее, я его знаю, но озвучивать не стремлюсь. Думаю, я бы назвала это симпатией. Взаимной.
     - Назвала бы, но не называешь? – темная бровь вопросительно выгнулась, демон неторопливо отпил из своего бокала.
     - Чем дальше, тем чаще у меня возникает ощущения, что со стороны Рэя все несколько серьезнее, - алата с тяжким вздохом откинулась на спинку стула и скрестила руки на груди. Потом вдруг прищурилась: - А почему ты об этом спрашиваешь?
     - Пока еще сам до конца не понял, - ухмыльнулся Асмодей, но тут же посуровел: - Поговорим серьезно?
     Девушка безмолвствовала, всем своим видом выражая готовность внимать речам старого приятеля. Тот не стал упускать момент.
     - Я не буду ругать тебя за годы безвестного отсутствия и наглое игнорирование зова Подопечных, не буду требовать объяснений и вообще постараюсь особо под ногами не мешаться, только… - демон на мгновение замялся: - Лин, просто позволь мне помочь тебе. Можешь считать меня кем угодно, ненавидеть за вранье, проклинать. Но дай шанс хоть немного искупить свою вину.
     - Если я откажусь?
     - Вполне вероятно, что я исполню твое заветное желание и прекращу лезть в твою жизнь, - хмуро оскалился Дей и подался вперед, сделав оскал еще шире: - Вот только сбавь хоть на минуту обороты своих эгоизма и гордости и подумай об окружающих. Например, об этом Рэе, с которым у тебя «симпатия». Ты ведь продолжишь убивать, даже сама того не желая. И в один прекрасный момент можешь укокошить своего симпатичного. Легко переживешь-то?
     Эвелинн недовольно поджала губы, понимая, что демон говорит разумные вещи. Но упрямство дало о себе знать:
     - С чего ты взял, что с этим возникнут сложности?
     - Брось, не первое столетие знакомы, - отмахнулся Асмодей. – Когда ты выскочила из его дома и попалась мне в руки, на твоей ауре еще ощущалось вожделение, но не чистое, а с душком чего-то светлого и искреннего. Типа благосклонности, привязанности или той же пресловутой симпатии. Кроме того, тебя интересует его отношение к вашей связи. Это все не говоря о том, что ты никогда раньше не была замечена в стремлении тащить кого-либо в постель чисто здоровья ради… Я доступно объяснил?
     - Более чем. Но если я все равно откажусь?
     Архидемон недовольно нахмурился, видимо, о таком повороте беседы он подумать не успел. Лина самодовольно приподняла уголки губ в улыбке:
     - Дей, неужели ты снова юлить собираешься? Я же знаю о твоей сделке с Лиз. И прекрасно понимаю, что мое доброе здравие – твоя головная боль, независимо от того, хочешь ты или нет. Открою маленькую тайну: я не смылась из этого мира и не собиралась этого делать в какой-то степени потому, что не хочу издеваться над тобой, заставляя метаться между параллелями в безумной попытке выполнить свои обязательства. Мне нужна помощь, Дей, я это прекрасно понимаю и без чужих объяснений. Твоя меня вполне устроит…
     - Что не может не радовать, - довольно заключил Асмодей, не дослушав девушку до конца. Алата фыркнула и неумолимо закончила:
     - … но при некоторых условиях. – На этой фразе демон закатил глаза. – Во-первых, никаких недомолвок из лучших побуждений. Во-вторых, никаких попыток сунуть свой нос в мою личную жизнь и дать совет. В-третьих, ты расскажешь мне все о своих делах с моей бабушкой.
     - Идет, - согласился Дей после секундных раздумий.
     - И последнее: никакого Гончего, - категорично отчеканила Эвелинн. – Ни слова ему обо мне и моем местонахождении. Ни единого. Иначе твои шансы стать моей жертвой будут в сотни раз выше, чем у «симпатичного».
     - Тебе его ни капли не жаль? – покачал головой Асмодей. – Лина, он ведь за тебя переживает. Дай ему хоть одну возможность увидеться с тобой.
     - Даже думать об этом забудь! – отрезала алата.
     - Почему?
     - По-моему, мы условились о неприкосновенности моей личной жизни…
     - Разумеется, - демон вскинул руки в знак поражения. – Но знаешь, я все же кое-что скажу Десу.
     - Придушу, - моментально прошипела девушка.
     - Просто сообщу ему, что ты в порядке. Уж извини, но у меня, видимо, к нему больше сочувствия, чем у тебя.
     - Десмонд не дурак. Если ты расскажешь ему, что виделся со мной, он догадается, где искать, или элементарно выследит тебя.
     - Лина, просто доверься мне. Я прекрасно понял, что ты не желаешь видеться с Десом, и уговаривать тебя изменить решение не намерен. Но о твоем состоянии Гончему поведаю.
     - Если он здесь объявится, меня и след простынет в ту же секунду, - пригрозила Эвелинн. – Без шуток.
     Демон промолчал, зная, что его давняя знакомая слов на ветер не бросает.
     *****
     - Я начинаю верить в то, что вы – прекрасная пара.
     Гончий замер на пороге собственной комнаты, так и не войдя, и недобро уставился на демона, вольготно рассевшегося прямо на письменном столе. Вообще Десмонд давно ждал вестей от него, но та легкость, с которой Асмодей умудрялся обходить не только охранные, но и оповещающие контуры Гильдии, настроенные даже на распознавание менее сильных демонов, порой раздражала. Как, например, сейчас, когда с минуты на минуту ожидали прибытия благоверной Аристарха. Поскольку Дес уже убедился на своем опыте, что Алайна вездесуща, попасться милой девушке на светской беседе с Князем Ада ему совершенно не улыбалось.
     - О чем это ты? – хмыкнул мужчина, все же войдя в комнату и на ходу прикидывая, успеет ли он спровадить демона до триумфального появления в Гильдии элементали.
     - О тебе и Лине, - невозмутимо дернул плечом Дей, на лице его расцвела странная ухмылка.
     - Да неужто? – Гончий скептически вздернул брови. – С чего вдруг такое заявление?
     - Выглядите вы одинаково. Одинаково паршиво, - Асмодей соизволил слезть со стола и прошелся по комнате. Затем вдруг резко повернулся к Десу, изобразив мнимую задумчивость: - Хотя нет, вру. Синеглазая за собой следит, поэтому она менее… помятая. Ты же… Такое ощущение, что ты решил проверить, на сколько тебя хватит, если не спать и работать круглыми сутками…
     - Погоди, - Десмонд взмахом руки прервал словесный поток приятеля, - ты видел ее? Видел Лину?
     - И даже был удостоен чести составить ей компанию за завтраком и побеседовать, - кивнул демон. – Она согласилась принять мою помощь.
     - Твою? – Гончий нахмурился, скрестив руки на груди. – Так конкретизировано?
     - Слушай, Эвелинн поставила мне условие, чтобы я не сообщал тебе ни о ее местоположении, ни о ее состоянии, да и вообще ни о чем. Я честно пытался возразить, но ты сам прекрасно понимаешь, что асфальтовому катку упрямства нашей алаты сложно что-то противопоставить. Единственное, мне удалось настоять на том, что я расскажу тебе о нашей с ней встрече.
     - Мало ли, что она сказала! – вспылил Дес. – Я сам с ней поговорю. Где ее искать?
     - Придержи коней! – осадил мужчину демон. – Стоит тебе объявиться рядом с Линой, и она тут же исчезнет.
     - Не успеет.
     - Еще как успеет, - не согласился Асмодей. – Вот только времени на то, чтобы снова заниматься ее поисками, у нас нет. Нет гарантии, что Эвелинн еще долго протянет.
     Гончий посерел лицом. Дей сообразил, что ляпнул, оценил степень мрачности собеседника и закатил глаза:
     - Да не настолько все плохо. Умереть она не умрет, насколько я пока могу судить, но с катушек съехать вполне может. Поэтому прошу тебя согласиться с ее условиями.
     - Ты действительно думаешь, что я смогу стоять в стороне, зная, что ей нужна помощь?! – вскипел Десмонд. – Черт возьми, Дей, я все эти три года, что от Лины не было вестей, места себе не находил от того, что не в состоянии защитить ее в случае необходимости! А теперь ты предлагаешь сидеть, сложа руки, стопроцентно будучи уверенным, что ей плохо?
     - Не драматизируй. Я так-то тоже не деревенщина, кое-что в магических материях шарю. Так что поправлю я нашу синеглазую.
     - Даже если ты пообещаешь консилиум из сотни лучших магов всех параллелей, которые будут заниматься ее проблемой – легче мне не станет, - покачал головой Дес и раздраженно прошелся по комнате, с отчаянием запустив пальцы в шевелюру: - Да я за это время сам свихнусь! Или Аристарх меня прикончит…
     - За что бы это? – неподдельно удивился Асмодей.
     - Мои… - мужчина на мгновение замялся, - чувства к Лине все больше сказываются на работе. В последнее время я перестаю соответствовать требованиям, предъявляемым к Гончим. Представители Гильдии должны быть беспристрастны и не заинтересованы в конечном исходе дела, которое ведут. По большему счету я соблюдаю это правило, но дело Каролины и Вильгельма… Я не нацелен на справедливое разбирательство в их отношении. Найду – просто убью обоих.
     - Не вижу в этом ничего плохого.
     - Я тоже, но Аристарх увидит, - поморщился Десмонд. – Наш глава Кодекс чтит, а там четко регламентировано, что при вынесении приговора личная неприязнь не должна сказываться никоим образом.
     - Ну, - почесал макушку демон, - все, что я могу тебе тут посоветовать – не пались. Аристарху мотивы твоей охоты за Вилем и его компаньонкой знать ни к чему.
     - Не поминай имя мужа моего всуе, бесявый, - сладко промурлыкал бархатный женский голос за спиной Асмодея. Демон поежился от ледяного ветерка, нарочно скользнувшего ему под рубашку и пробравшего до костей, и склонил голову набок, наблюдая, как из воздуха постепенно проступает девичий силуэт.
     Алайна, окончательно перешедшая в физическую форму, растянула губы в фирменной улыбке ласкового палача и пропела:
     - Нарушение установленных границ и незаконное пребывание на особо охраняемой территории Гильдии существа, внесенного в список потенциально опасных для всеобщей безопасности. Просто прелестно…
     - Эй, а можно полегче на поворотах? – возмутилось «потенциально опасное существо». – Я все слышу!
     - Я тоже, - ничуть не смутилась элементаль, стряхнув невидимую глазу пылинку с юбки длинного жемчужно-серого платья. Стальные глаза недобро сузились: - Вот скажи мне, бесявый, я ведь предупреждала, что пересекаться со мной больше не надо? Про болезненное удаление конечностей и внутренностей разговор был?
     - Не отрицаю, был такой, - отозвался Асмодей. – Ну, так я ведь здесь не для того, чтобы с тобой пересечься.
     - Тем не менее, ты попался мне на глаза.
     Алайна перестала улыбаться. Гончий, предвидя нехорошее, предпочел вообще сделать вид, что просто мимо проходил. И даже когда демон внезапно стал задыхаться, Десмонд продолжал держаться в стороне.
     Хрипы Дея вдруг приобрели рычащие нотки, вызвав презрительно-настороженную усмешку элементали. Лишив демона возможности дышать, она, конечно, не ждала, что он свалится замертво, но и подобного эффекта не ожидала: Князь Ада внаглую принимал истинный облик прямо на территории Гильдии. Едва осознав это, девушка тут же отступила и отозвала свою силу, послушно скользнувшую к ногам хозяйки. Глаза Асмодея в последний раз полыхнули ярым рубиновым пламенем, прочные чешуйки, проступившие на висках и предплечьях, исчезли без следа.
     - Рад, что ты не стала продолжать конфликт, - довольно хмыкнул демон. – Иначе пришлось бы Гильдию заново отстраивать. В истинном-то облике мне твои фокусы с удушьем побоку.
     - Спасибо, я в курсе, - ядовито огрызнулась Алайна и перевела взгляд на Десмонда: - Будь добр, прекрати таскать сюда этого демона! Иначе я подкину Аристарху пищу для размышлений на твой счет!
     - Чего она так на тебя взъелась? – поинтересовался Дес, стоило элементали гордо удалиться. – В Гильдию периодически приводят или зовут Древних, в том числе и демонов, но подобную ее реакцию вижу впервые.
     - Да так, дела амурные, - отмахнулся было Асмодей, но, увидев на лице Гончего недоверие пополам с удивлением, спешно пояснил: - Нет, друг мой, не с самой Алайной. Была у меня одно время пагубная страсть к сильфидам, взаимная, кстати, но категорически не понравившаяся их повелительнице и супруге вашего главы по совместительству. До чего же темпераментная девушка… Какую она мне тогда взбучку устроила!..
     - Интересно только, почему она меня покрывает, эта темпераментная девушка, - нахмурился Десмонд. – Сначала прикрыла косяк Дэнны, теперь не стала сообщать мужу о твоем проникновении на территорию Гильдии без разрешения. Не нравится мне это благоволение…
     - А ты бы предпочел получать по башке за все? – с издевкой осведомился демон, не придав значения подозрениям Гончего. – Давай лучше вернемся к прерванному разговору. Итак, можем договориться следующим образом: ты не пытаешься выследить меня или самостоятельно разыскать Лину, а я тайком от самой алаты, буду сообщать тебе о ее состоянии. Пойдет?
     - Не пойдет, Дей, - покачал головой мужчина. – Я хочу ее видеть.
     - Да что же это такое?! – досадливо рявкнул Асмодей. – Вы точно одинаковые. Два упертых осла! Один хочет видеть, другая не хочет видеть… В общем так, говорю один раз, если не усвоишь – пеняй на себя. Мне совершенно не нравится ее состояние. Я уверен, помимо последствий Разделения ее гложет что-то еще, но пока не понимаю, что именно. И чтобы это выяснить, мне надо вернуть хоть толику ее доверия. Как думаешь, можно это сделать, нарушив первую же договоренность?
     Десмонд спокойно выдержал многозначительный взгляд демона, потом угрюмо ругнулся. Дей говорил разумные вещи, вот только признавать их не хотелось. В конце концов, Гончий все же пересилил себя:
     - Твоя взяла. Я не стану настаивать на встрече с Линой. Но ты будешь постоянно сообщать мне, что с ней, а в случае необходимости сразу же позволишь находиться рядом. Ясно?
     - Вполне, - не стал больше спорить Асмодей, решив, что подобного соглашения уже достаточно. По крайней мере, пока, а дальше видно будет.
     *****
     Дэнна отложила в сторону едва дописанный отчет и вздохнула с нескрываемым облегчением. На стажировке она, разумеется, уже сталкивалась со всеми бюрократическими проволочками Гильдии, но полноценный итоговый доклад о своей работе самостоятельно писала впервые. И это занятие ее мало вдохновляло. Что, когда, почему, как… В общем и целом девушка понимала, что Аристарх такие отчеты не забавы ради требует, но порой у нее мелькала мысль, что подробное расписывание всех деталей дела ни к чему.
     Гончая снова вздохнула, но на этот раз огорченно и совсем по другому поводу. С тех пор, как она стала полноправным членом Гильдии, и Десмонд перестал быть ее наставником, виделись они редко. В основном, Дэнна ухитрялась подловить его для того, чтобы якобы посоветоваться по какому-нибудь делу, иногда получалось перекинуться парой незначительных фраз, не затрагивающих работу. А вот возможности нормально поговорить, и уж тем более хоть как-то намекнуть о романтических порывах своей души у нее не было.
     - Чего вздыхаешь? – напротив Дэнны плюхнулась на стул Айра, одна из пяти счастливчиков, сумевших выдержать в этом году экзамен. Заметив страдальческое выражение лица своей подруги, девушка усмехнулась: - Все по своему бывшему наставнику сохнешь?
     - И это тоже, - не стала отпираться Дэнна. – Понятие не имею, как заговорить с ним о том, что я в нем не столько приятеля и коллегу вижу, сколько мужчину. Пока сижу в архиве и мысленно прокручиваю подобный диалог в голове – все нормально. Но стоит мне просто найти повод для беседы с Десмондом, как я тут же начинаю сомневаться, получится ли у меня.
     - Так может он тебе не так-то уж и нравится? – пожала плечами Айра. – Иначе ты бы уже давно решилась и признаться, и все прочее… Честно сказать, вообще не понимаю, что такого ты в нем нашла. В Гильдии есть посмазливее и пожизнерадостнее личности. Ну, разве что он занимает высокое положение и пользуется уважением. А так… Вечно мрачный, задумчивый, загруженный чем-то.
     - Ты просто плохо его знаешь! – возразила Дэнна. – Эти твои смазливые и жизнерадостные в подметки не годятся.
     - Как скажешь, - несколько обиженно фыркнула ее коллега, поднявшись на ноги. – Продолжай предаваться молчаливому обожанию на расстоянии.
     Гончая поджала губы, глядя вслед Айре:
     - Пришла, подпортила настроение и ушла, - пробурчала она. - Отлично.
     - А я сейчас еще больше подпорчу, - внезапно хмыкнул женский голос, заставив Дэнну подскочить на месте и схватиться за сердце.
     Алайна возникла словно из ниоткуда. Строгий взгляд элементали девушку насторожил.
     - Не буду извиняться за то, что подслушала разговор, - супруга Аристарха изящно опустилась на тот же стул, что минуту назад занимала Айра. – Просто дам дельный совет: думать забудь о Десмонде, милая. Он не для тебя.
     Дэнна удивленно хлопнула ресницами, не совсем понимая, зачем Алайна говорит это, и какое ей вообще дело до сердечных дел членов Гильдии. Элементаль понимающе улыбнулась:
     - Конечно, у меня нет привычки вмешиваться в личную жизнь Гончих, но тут особый случай. Дес действительно тебе не подойдет. У вас большая разница в возрасте, статусах, не говоря уж о том, что романы между членами Гильдии не приветствуются. Дэнна, поверь мне, тебе стоит выбросить из головы все мысли о бывшем наставнике. Послушай подругу и поищи кого-то более близкого хотя бы по возрасту, чтобы он не воспринимал тебя, как ребенка.
     - Интересно, Десмонд сам сказал, что я для него – ребенок, или это ваши наблюдения? – насупилась Гончая. Будучи дочерью старого друга Аристарха, она пользовалась некоторыми привилегиями в Гильдии. Например, могла возразить Алайне или потребовать от нее объяснения и пережить это. – Пока он был моим наставником, мы спокойно общались на равных. Это при том, что разница в статусе у нас на тот момент была более существенной.
     - Искренне надеюсь, что ты не всерьез полагаешь, что можно сравнивать взаимоотношения между мужчиной и женщиной и взаимоотношения между наставником и стажером, - покачала головой элементаль. – Не спорь со мной, просто подумай, что я старше и опытнее. Глупостей не наговорю.
     - Меня не смущают мелкие препятствия вроде разницы в возрасте и тому подобной чепухи, - непреклонно заявила Дэнна.
     - А тот факт, что сердце Десмонда занято, тебя не смущает? – хитро прищурилась Алайна и многозначительно выгнула аккуратную бровь: - Ты ведь прекрасно знаешь о существовании Лины, не так ли? Судя по тому, как рьяно и безрезультатно Дес ее ищет, между ними не все просто. Стоит ли в это лезть…
     - Мало ли, что между ними было, сейчас-то ведь ничего нет.
     - И ты еще спрашиваешь, почему кажешься ребенком… Милая моя, то, что они в данный момент не вместе, еще не значит, что все кончено и Десмонд больше не любит Лину, а она - его, - элементаль предупреждающе вскинула руку, не дав Гончей заговорить: - Прежде, чем ты ляпнешь нечто в духе «откуда вам знать, что он ее любит или вообще любил», сразу скажу, что знаю это наверняка. Откуда – секрет.
     - Думаете, нельзя попробовать занять место Лины? Поначалу Дес еще будет помнить о ней, но со временем…
     - Со временем тебе тошно станет от осознания того, что на твоем месте он чаще всего представляет совершенно другую женщину, - отрезала Алайна. – Мне больше двух с половиной тысяч лет, и я многое пережила, поэтому знаю, о чем говорю.
     От выразительного взгляда элементали воздуха Дэнне стало не по себе. Девушка поежилась и отвела глаза в сторону. Увидев на столе отчет, она ухватилась за него, как за соломинку, способную спасти ее от продолжения этого разговора. Торопливо пробурчав, что ей надо к Мелитону, Гончая схватила свои бумаги и умчалась.
     Оставшись в одиночестве, супруга Аристарха раздраженно побарабанила пальцами по столу. История, в которую она поневоле оказалась втянутой, нравилась ей все меньше.

     Глава 20
     Шелест шпаргалок начинал нервировать, но я продолжала задумчиво смотреть в окно, не в силах оторваться от собственных мыслей, и не торопилась прекращать этот студенческий беспредел. Подрастающее же поколение нечисти бессовестно пользовалось моей апатией, наивно веря, что списанная контрольная зачтется. Что ж, в конце пары их ждет сюрприз…
     Конкретно в данную минуту меня куда больше волновал Рэйнар. Из Альтерры он вернулся две недели назад, но за это время мы ни разу не виделись. А ведь раньше такого не было. Обычно после своих отъездов Рэй первым делом навещал именно меня, и только потом отправлялся с докладом к Эледеру. Заподозрив что-то неладное, я даже пыталась встретиться с ним сама, но в особняке сообщили, что лиан, к сожалению, отсутствует, и это заявление выглядело откровенной ложью. К тому же, сомнение вызывали цветы. Их продолжали приносить, но все четырнадцать дней букеты были одинаковыми. С прежним поведением Рэя это не вязалось…
     Заметив в общем шорохе шпаргалок некое изменение, я чуть скосила глаза на стеклянную дверцу шкафа, в которой отражалась большая часть аудитории. Со стороны все выглядело так, будто я продолжаю изучать безоблачное небо, на самом же деле я любовалась наглостью нечисти. Ничего и никого не смущаясь, двое оборотней на первом ряду налистывали толстый учебник, нахально положив его прямо на столешницу. Судя по лихорадочному переворачиванию страниц, оба не имели ни малейшего представления, что и где искать. Конечно, можно было бы сделать им скидку, но…
     Стоило мне негромко кашлянуть, как тяжеленный талмуд свалился со стола, отдавив ногу одному из страдальцев.
     - Завтра после полуночи жду на кладбище вместе со своей спецгруппой, - невозмутимо заметила я, все так же не глядя в их сторону. – Обоих. И сегодняшнюю тему лучше вызубрить от и до.
     Заметно поникшие друзья по несчастью покинули аудиторию, своим примером четко продемонстрировав остальным преимущества честно заработанных двоек по сравнению со списыванием. Убедившись, что шпаргалки исчезли, я снова вернулась к своим размышлениям. Правда, на этот раз они были связаны с Асмодеем.
     Я только теперь поняла, насколько сильно мне его не хватало. Постоянные подколы, попытки довести меня до белого каления… Как ни странно, но я скучала по этому. Демон с легкой степенью придури никогда не давал мне надолго впадать в уныние. А сейчас это было особенно ценно…
     С момента своего появления в Университете Дей уже дважды помешал моему безумию выйти за рамки. Первый раз он случайно напоролся на меня в коридоре, когда, по его собственному заверению, «просто водички попить шел», второй раз перехватил уже после того, как начал целенаправленно караулить по ночам. За это я ему была безумно благодарна. Асмодей избавил меня от двух неизбежных убийств, даже не взирая на то, что сам получил по первое число. И теперь его молчаливое присутствие в комнате давало ощутимую надежду на то, что крови на моих руках не станет еще больше.
     При том тотальном контроле, который Дей и Геката установили за всеми моими действиями, давления я не ощущала. И если подруга меня этим не удивляла, то демон просто-таки поражал. Честно сказать, я не особо верила в то, что он будет соблюдать нашу договоренность, поэтому была морально готова к тому, чтобы открещиваться от предложений встретиться с Десом и пресекать любые попытки Асмодея влезть в мои отношения с Рэем. Но демон был сущей паинькой, вел со мной разговоры только на отвлеченные темы и вообще в свободное время предпочитал уподобляться студентам, всячески потакая их грандиозным планам. Геката уже пару раз тонко намекала ему, что это не самое правильное его решение, но Дей только отмахивался и продолжал развлекаться в том же духе. И я не сомневаюсь, что недавнее успешное проникновение нечисти в алхимическую лабораторию – его рук дело…
     Единственное, что раздражало меня в приятеле, так это его весьма успешное избегание всяческих разговоров о моей бабушке и о том, как он собирается мне помогать. Впрочем, история их с Лиз сделки могла и подождать до лучших времен, а вот дальнейшие планы демона относительно вправки моих мозгов… Неизвестность меня всегда пугала и злила, нынешний случай не исключение. Я бы предпочла знать правду, даже если она окажется еще более ужасной.
     Моего уха снова коснулся шелест спасительных бумажек с ответами, вызвав легкую ехидную усмешку. Нет, определенно, они меня радуют. Я слегка повернула голову в сторону студентов и мельком успела заметить, что нервно дернулась целая половина группы. Пишите-пишете, сделаю вид, что не обратила внимания.
     Дверь распахнулась, явив всеобщему взору растрепанного парнишку. Судя по всему, первокурсника, потому что вместо того, чтобы при виде меня поздороваться и извиниться, что помешал, он сначала успел поприветствовать некоторых своих приятелей и только потом соизволил обратить внимание в мою сторону:
     - Тианна Риавэйн?
     - Слушаю.
     - Вам просили передать, что ждут у ворот Сектора.
     Прекрасное сообщение. И до безумия внятное.
     - Кто просил передать? – уточнила я. – И кто ждет?
     - Не знаю, - беспечно пожал плечами мальчишка. – Мужчина.
     - Интригующе звучит, - хмыкнула я, бросив на аудиторию суровый взгляд и пресекая малейшие попытки обсудить мою личную жизнь. – Что за мужчина?
     - Нууу… - паренек почесал макушку, явно озадаченный таким вопросом. - Серьезный такой, из знати вроде. Сказал, что по делу.
     - Ясно, - вздохнула я, понимая, что ничего мне особо не ясно, но спрашивать бесполезно. – Спасибо, что передал.
     Стоило мальчишке исчезнуть, как раздался звонок. О, а вот теперь самое время для сюрприза…
     - Искренне надеюсь, что работу вы писали самостоятельно, - довольно улыбнулась, глядя, как на моем столе растет стопка листов. – Потому что контрольную надо будет защитить.
     По группе прокатился мученический стон, никак не повлиявший на мое чувство жалости и не помешавший неумолимо закончить:
     - Завтра после обеда у вас замена, и вместо физической подготовки будет моя пара. В принципе, времени на то, чтобы повторить материал, а то и выучить, достаточно. Кто не ответил – на кладбище.
     Хорошо, что это не первый курс. Тут хоть никто в обморок от таких заявлений уже не падает…
     *****
     Соннелон проводил Лину задумчивым взглядом, дождался, пока дверь аудитории за алатой захлопнется, и лишь потом скинул с себя скрывающие чары. Медленно вышагивая по кабинету, демон словно бы прислушивался к чему-то, заинтересованно склонив голову набок. Дойдя до стола Эвелинн, Сонн флегматично провел ладонью по поверхности и хмыкнул. Любопытно…
     - Ну что? – Асмодей нежданно возник из вспышки пламени за левым плечом старшего товарища. – Посмотрел на нее?
     - С превеликим удовольствием, - ухмыльнулся Соннелон. – Скажи-ка мне вот что, ты часто пересекаешься с алатами ее уровня?
     - Ты о статусе Мастера-то? – Дей на секунду нахмурился, припоминая: - Да не особо. Точнее, я часто вижусь только с Линой и Десом. Ну, это тот Гончий, которому половина ее души принадлежит.
     - Ясно, - сам себе кивнул демон, но потом все же соизволил пояснить: - Видишь ли, друг мой, твоя прелестная Эвелинн вызывает слишком много вопросов. Я полагал, что их станет меньше после того, как мне доведется лично взглянуть на нее, но, увы, это не так.
     - Что, совсем ничего? – опешил Асмодей. – Ты ведь заверил, что сможешь разобраться в происходящем…
     - А я и не беру своих слов назад, - перебил его Сонн. – Просто говорю, что придется повозиться подольше. Я пробовал прикоснуться к ауре твоей приятельницы. След ее силы ощущается до неприятного четко, настолько, что даже не знай я ее чувство и цвет, мог бы назвать их, едва поймав отголосок Лининой ауры и не ковыряясь в ней. Это не совсем нормально.
     - Погоди, я ничего такого не замечал, - нахмурился Дей. – Буквально на днях пытался считать Эвелинн, хотел попробовать определить ее истинную сущность, исходя из собственных ощущений, мало ли, вдруг бы что-то лишнее заметил... Да, то, что она именно алата, заметно сразу, но это все. Больше ничего не проявляется. Даже ее вероятная связь с Дорой.
     - Ой, ее связь с Пандоррой вообще видна невооруженным глазом, - отмахнулся Соннелон. – Во-первых, те признаки, что ты мне озвучивал: глаза и агрессивность. Во-вторых, открой пошире собственные зенки и внимательно присмотрись к посадке головы, выражению глаз, интонации в голосе Эвелинн. В них нет-нет, да и проскальзывает Дора. В-третьих, отголоски хтонической энергии на ауре Лины столь же заметны, как отвратительное послевкусие у превосходного вина.
     - Опять же, ничего подобного я при прикосновении к ее ауре не заметил, - саркастично хмыкнул Асмодей, за что был вознагражден чуть раздраженным и ехидным взглядом.
     - Так меня с собой-то не ровняй, - снисходительно заметил Сонн. – Я старше и сильнее тебя, поэтому вполне способен разглядеть то, что ты упускаешь. Кроме того, не зря ведь спросил, насколько хорошо тебе знакомы алаты в ранге Мастера. Чем чаще пересекаешься с ними, тем лучше и четче учишься распознавать их энергетику, безошибочно отличая ее от любой другой. У меня подобной практики было навалом. Собственно, приглядеться к ауре Лины я решил только потому, что учуял некую странность, едва увидев ее. Твоя приятельница явно сильнее обычного Мастера. Существенно сильнее, Дей. Но на дитя алата она не походит. Я вообще впервые столкнулся с подобными завихрениями в ауре.
     - Звучит крайне обнадеживающе, - красноречиво вздохнул демон. – Так что мне теперь делать?
     - Пока попробуем поискать объяснение странной энергетике твоей алаты, - пожал плечами Соннелон. – В конце концов, прежде, чем выкидывать ошметки Доры из Лининой души, надо детально разобраться во всех хитросплетениях ауры последней. Чтобы избежать малейших недоразумений при ритуале.
     - Попробуем поискать? – осторожно уточнил Асмодей. – То есть, ты не собираешься ограничиваться парой советов?
     - Слишком любопытный случай, чтобы я остался в стороне, - покачал головой Сонн. – И слишком сложный, чтобы ты справился своими силами. Так что продолжай пока присматривать за своей приятельницей и не давай ей особо куролесить, а я поищу что-нибудь по нашему случаю.
     Демон направился к выходу из аудитории, но у самой двери вдруг развернулся к Дею:
     - Ах да, совсем забыл… Включи свой дар убеждения и уговори Эвелинн встретиться с Гончим. Я, конечно, могу попробовать и так провести ритуал, но будет намного лучше, если алата пройдет его после того, как научится собирать свою душу воедино.
     Так и не воспользовавшись дверью, Соннелон исчез в отливающем зеленью всполохе пламени.
     - Вот и как я должен переубедить эту упрямую ослицу? – развел руками Асмодей, обращаясь к пустоте. – Можно подумать, это так просто!
     Прикинув что-то в уме, демон решил, что с разговором о Гончем можно повременить. Все равно сейчас он и Сонн будут заняты аурой алаты, а просто так лишний раз злить Лину – себе дороже. Кто знает, вдруг им удастся найти такой вариант, при котором встреча двух половин одной души окажется не столь необходимой?
     *****
     Спускаясь к воротам Сектора, девушка пыталась угадать, кто ее ждет. С одной стороны, под описание бестолкового посыльного подходил Верманд, но Рэй обычно не тратил время на церемонии с Привратником и спокойно проходил прямо в комнату Лины. К тому же, он вряд ли стал бы объяснять свое присутствие в Секторе, ведь в последнее время все и так прекрасно знали, что связывает лиана с Университетом. С другой стороны, по делу Лину мог искать айн Тарос. И пока алата не могла определиться, кого из мужчин она меньше хочет видеть.
     Неожиданным визитером все-таки оказался Рэйнар. Еще издалека Эвелинн отметила непонятное напряжение, отражающееся во всей фигуре мужчины, но сперва не придала этому особого значения, списав на усталость и занятость. Вот только сухой кивок, которым лиан ее поприветствовал, и до неприятного официозное предложение пройтись по саду и поговорить снова заставили Лину нахмуриться.
     - Почему мне кажется, что этот разговор не придется мне по душе? – хмыкнула алата, скрестив руки на груди, после того, как Верманд умело проигнорировал ее попытку взять его под руку.
     - С чего ты взяла? – Рэй даже не соизволил повернуть голову в ее сторону.
     - Отметила явные перемены в твоем поведении и отношении ко мне, - с деланным равнодушием дернула плечом Эвелинн. – И искренне надеюсь, что ты затеял эту прогулку для того, чтобы объяснить их причину. Рэй, в чем дело? Что между нами происходит?
     - А между нами что-то происходит? – продолжал вышагивать Верманд, все так же глядя прямо перед собой.
     - А разве нет?! – вспылила девушка и дернула мужчину за предплечье, вынуждая его развернуться к себе. – Рэй, ты старательно избегал меня две недели, сейчас тебе трудно просто взглянуть в мою сторону, а у ворот ты вообще назвал меня «тианной Риавэйн». Что ж такого произошло, что ты даже по имени меня назвать не в состоянии?
     - Может, все дело просто в том, что я не знаю, какое имя назвать? – резко отозвался лиан, все же посмотрев на собеседницу. – Как правильнее к тебе обращаться: Элина или Эвелинн? Не просветишь?!
     Лина отпрянула в сторону, не ожидав подобного заявления. Она опасалась, что Рэйнар догадался о ее причастности к смерти некроманта, и это причина его безвестного отсутствия. Но никак не предполагала, что мужчина может разведать что-то о ее тщательно скрываемых тайнах из прошлого.
     - Откуда ты узнал? – Отпираться было бессмысленно, поскольку на лице Верманда не было ни тени сомнения в собственных словах: он действительно знал ее настоящее имя.
     - Из своей любимой книги юношеских лет. Когда ты рассказала о том, что была частью свиты Вильгельма, я сначала никак не мог сообразить, почему мне кажется, что где-то я уже слышал об этом персонаже. Потом вдруг вспомнил об «Истории мироздания». И каково же было мое изумление, когда я нашел там пару весьма нелестных строк не только о Вильгельме, но и о тебе.
     - Надо же, я вошла в историю Зальтена, - скривилась Эвелинн, с трудом подавив вспышку злости, спровоцированную ядовитым тоном Рэя. – Дай-ка угадаю, упоминание меня в летописи связано с эльфами? Их бесчеловечным и крайне жестоким истреблением?
     - Именно, - подтвердил Верманд. – Не желаешь объясниться? Сказать хоть пару слов в свое оправдание…
     - Не желаю, - холодно отрезала алата и недобро сузила глаза: - С чего ты решил, что я буду оправдываться? Милый мой, ты ведь уже четко понял из книжечки, кто я… Считаешь, тебе достаточно сил, чтобы требовать от меня ответа?!
     Мужчина нахмурился, немало удивленный реакцией Лины. Он вообще-то не ждал, что девушка со слезами на глазах будет заламывать руки и утверждать, что ни в чем не виновата, но эта злость…
     Эвелинн вдруг тряхнула головой, словно прогоняя наваждение, и устало потерла глаза, в которых совершенно внезапно исчезли искорки ярости. Она огляделась по сторонам, перевела чуть растерянный взгляд на Рэйнара и медленно выдохнула, запустив пальцы в волосы:
     - Прости, погорячилась. Разумеется, ты вправе потребовать от меня объяснений всему и кровавому следу в истории этого мира, и моему вранью о себе и своем прошлом, но… Я тебе не отвечу, Рэй. Ни на один вопрос. По крайней мере, не сейчас.
     - А что ты тогда прикажешь мне делать?! – развел руками лиан. – По идее, едва узнав о твоих скелетах в шкафу, я должен был немедленно передать тебя в руки судей, не мешкая и не раздумывая. Вместо этого все время пребывания в Альтерре я размышлял о том, что не стоит горячиться и делать поспешных выводов, надо дать тебе шанс объяснить все… И что в итоге?
     - В итоге тебе придется принимать решение самостоятельно, - меланхолично заключила Эвелинн. – Можешь выдать меня правосудию, можешь не выдавать. Я никак не собираюсь влиять на твой выбор. У меня нет ни сил, ни желания на разъяснение причин своих поступков, я не собираюсь заверять в том, что чиста и невинна, как посланница Света.
     - Лина, мне впервые приходится сталкиваться с тем, что личные желания и предпочтения вступают в противоречие с долгом. И за две недели постоянных раздумий я так и не сумел сообразить, что с этим конфликтом ума и сердца делать.
     - От меня ты чего хочешь? – девушка удивленно вскинула бровь. – Чтобы я решила его за тебя?
     - Нет, всего лишь прошу тебя ответить на некоторые вопросы, чтобы разложить всю эту историю по полочкам.
     - Честно? – Эвелинн с невеселой усмешкой скрестила руки на груди. – Мне вот кажется, что все немного не так… Если бы ты действительно думал о том, чтобы поступить по совести, то не стал бы просить моих объяснений, Рэй. Ты просто сообщил бы обо мне куда следует. А ты сейчас просишь не разложить все по полочкам, а дать тебе причину оправдать меня. Я не могу этого сделать.
     - То есть, откровенности от тебя мне не ждать?
     - Откровенности? – усмешка девушки стала похожей на зловещий оскал: - Да легко: я алата Страх в ранге Мастера, мое непосредственное участие в истреблении трех эльфийских кланов – не выдумка, и это не единственный грешок на моей душе. Некромант, что вел на тебя охоту, моих рук дело и, наконец, должна признаться, что не особо сожалею о его гибели. Вот только это не та откровенность, которой ты ожидал?
     - Что с тобой происходит? – непонимающе сдвинул брови Верманд. – Откуда такая агрессивность? Я ведь не прошу тебя оправдываться за прошлое, я хочу знать, почему ты мне просто не рассказала о нем?
     - Думаешь, это так легко?! – окрысилась алата. – Вот так между делом признаться, что я чудовище?! Знаешь, Рэй, я больше не хочу ни о чем разговаривать. Просто дай мне знать, когда определишься с решением.
     Эвелинн стремительно развернулась на каблуках и направилась к зданию Университета, пропустив мимо ушей просьбу Рэйнара вернуться и выслушать его. К обсуждению своей лжи и ее причин она сейчас была совершенно не готова.
     *****
     - Брось, Лин, хватит изображать из себя раненного тигра и метаться по комнате из стороны в сторону, - Асмодей лениво зевнул, вольготно развалившись на кушетке, поставленной в спальне алаты специально для него. – У меня уже в глазах рябит.
     - А у меня от твоего нытья порой в ушах звенит, но не жалуюсь же, - я бросила на приятеля, пребывающего в омерзительно прекрасном настроении, недовольный взгляд. И навернула очередной круг по спальне: - Ну не могу я успокоиться, Дей!
     - Переживаешь из-за своего симпатичного? – без особого энтузиазма полюбопытствовал демон. - Забей, Лина, даже если он решит сдать тебя…
     - Если он все же решит меня выдать правосудию, это станет большим потрясением, - пробурчала я, перебив Асмодея, но тот невозмутимо договорил:
     - … никакой опасности в этом нет. Согласен, это будет немного неприятно, но пережить можно. У тебя есть проблемы и поважнее.
     - Именно эти проблемы меня и волнуют, - я задумчиво накрутила локон на палец. – Я умудрилась наговорить Рэю того, чего и мыслях не было. Вот кто меня тянул за язык, чтобы ляпнуть о своей причастности к убийству некроманта и эльфийской трагедии двухсотлетней давности, а?! Такое ощущение, будто и не я говорила… Может, это мое сумасшествие обороты набирает?
     Дей все же соизволил подняться со своей лежанки и подошел ближе, заглянув мне в глаза:
     - Лина, ты не чокнутая. С придурью – это да, но не чокнутая. Скорее всего, ты просто не была готова к этому разговору, вот и ляпнула всякой ерундистики. Не заморачивайся и не терзайся. Лучше спать ложись, тебе завтра нечисть страшать на кладбище. А я снова буду изображать ночную фею, оберегающую твой сон…
     …Сначала я почувствовала холод, уже знакомо коснувшийся ступней, только потом из кромешной тьмы проступил белесый туман, сопровождавший мою первую встречу с бабушкой. Я тут же огляделась, пытаясь рассмотреть статную фигуру Элизабет, но вместо этого заметила где-то впереди неясный мерцающий свет. И, не задумываясь, пошла на него, с трудом удерживаясь от того, чтобы не морщиться при каждом шаге: на этот раз дымка была не просто ледяной, но еще и какой-то влажной, липнущей к коже. Столько же мерзкое ощущение посещало меня тогда, когда свежая кровь на ране начинала подсыхать. Постаравшись выкинуть это из головы, я сосредоточилась на том, что вижу перед собой.
     В воздухе висело несколько прозрачных шариков, внутри которых плясали темно-красные огоньки. При моем приближении они вспыхнули еще ярче, завораживая багровым блеском.
     - Красивый цвет, не правда ли? – раздался за моей спиной шелестящий голос, заставивший меня вздрогнуть. – Мой любимый.
     Обернувшись, я увидела девушку на вид примерно моего возраста. Сверхъестественная природа незнакомки была видна невооруженным глазом: белоснежная с серым оттенком кожа, на которой, словно на холсте старой картины, видны хаотично проступившие трещинки, темные заостренные коготки, нечеловеческая пластика. Черты красивого лица напрашивались на определение «хищные». Тонкие надломленные брови, недовольно сведенные к переносице, скульптурный носик, высокие скулы, чувственная линия губ. Длинные каштановые локоны девушки выглядели так, будто некоторое время не встречались с расческой, весьма открытое платье было щедро заляпано подозрительными бурыми пятнами и по виду больше напоминало половую тряпку неясного цвета. На фоне потрепанной одежды замысловатые браслеты, оплетающие руки незнакомки выше локтей, ожерелье с золотистым камнем и причудливые серьги особенно выделялись своей новизной и явным магическим происхождением.
     Впрочем, даже мысленно называя девушку незнакомкой, я, мягко говоря, лукавила. Радужки багряного цвета не оставляли никаких сомнений в том, кто передо мной.
     - Ах, Лина-Лина, - насмешливо улыбнулась Пандорра, на долю секунды показав кончики по-змеиному загнутых клыков. – Неужели ты думала, что от меня можно так просто избавиться?..
     Я молчала, не желая вступать в беседу со своим ночным кошмаром.
     - Говорить не хочешь, - догадливо кивнула Дора. – Что ж, я от тебя ответа особо и не жду. Не для того тебя сюда вытащила.
     - А для чего же тогда? – любопытство все же пересилило страх.
     - Чтобы кое-что объяснить тебе, - с ненавистью прошипела Пандорра и мгновенно оказалась совсем рядом. Она больно ухватила меня за подбородок, до крови впившись когтями в кожу, и притянула ближе к себе: - Не смей становиться у меня на пути! Иначе сильно пожалеешь. Я все равно продолжу убивать твоими руками, как бы ты ни старалась помешать этому. Вот только станешь сопротивляться – выбор жертв будет нравиться тебе все меньше.
     - Он мне и сейчас не нравится, - огрызнулась я, безуспешно попытавшись вырваться из ее железной хватки. – Хочу тебя огорчить, но Дей не позволит мне убить еще хоть кого-то.
     - Милая моя, да он дважды, сам того не понимая, умудрился помочь мне, - посмеялась Дора и свободной рукой схватила мою ладонь, подняв ее на уровень глаз: - Видишь эту ручку, Лина? Она принадлежит телу, к которому я привязана. И каждая капелька крови, что попадает на эту ручку, - девушка с издевкой погладила меня по пальцам, - добавляет мне чуточку сил, ведь я существо хтоническое… Кровь издревле являлась наиболее сильным и простым источником силы, особенно для таких, как я. Так вот, чем могущественней существо, тем больше его кровь приближает меня к желаемому результату. Той энергии, что я позаимствовала у Асмодея, хватило, чтобы вытащить тебя сюда, а ведь я демона даже не убила…
     - Чего ты от меня хочешь? – за пространными рассуждениями Пандорры я никак не могла уловить смысла.
     - Прекрати вмешиваться в то, что я делаю, и разгони всех своих контролеров. Тогда никто из дорогих тебе людей и нелюдей не станет мертвой ступенькой на моем пути к возрождению. Сопротивляться жажде убийства ты все равно не сможешь, а так хоть близких убережешь…
     - Но если ты возродишься, то что будет со мной? Раз уж ты привязана к моему телу…
     - То я его и позаимствую, - спокойно договорила Дора. – Но тебе-то до этого какое дело? Чуть раньше исчезнуть без особых мучений куда лучше, чем сдохнуть от собственного Дара, будучи алатой без крыльев, не правда ли?
     Пандорра расхохоталась, запрокинув голову назад, и наконец-то отошла подальше. Туман мгновенно окутал меня со всех сторон, неприятно скользя по плечам, а потом Дора словно растворилась в непроглядной тьме…

     Часть II
     Глава 21
     Эвелинн перевернулась на спину, довольно потянулась до хрустя в костях и лишь потом открыла глаза. Яркие солнечные лучи пробивались сквозь полупрозрачные занавески жемчужно-голубого цвета, и, судя по всему, время близилось к полудню. Девушка досадливо поморщилась, понимая, что основательно проспала, и уселась на кровати, приглаживая руками растрепанные локоны. Вообще-то, желания подниматься с постели, куда-то идти и что-то делать, не было совершенно, вот только лекции ее никто не отменял. На прошлой неделе она и так уже умудрилась прозевать практикум спецгруппы.
     Алата вдруг вздрогнула, словно вспомнила что-то крайне неприятное, и внимательно оглядела свои руки. Ничего жуткого не обнаружив, Лина облегченно выдохнула, плавным и энергичным движением встала на ноги, обернулась тонким одеялом и подошла к окну. Приоткрыв одну створку, она подставила лицо морозному ветерку и улыбнулась. Определенно, осенью Альтерра нравилась ей больше, но и зимний вид из окна завораживал: заснеженный сад выглядел хрупким и невесомым, словно сплетенным из тонкой серебряной проволоки. Жаль, что сегодня погулять не получится…
     По звуку тяжелых шагов девушка безошибочно угадала вошедшего. И притворно нахмурилась прежде, чем повернуться лицом к визитеру.
     - Я просила разбудить меня, если вдруг сама не проснусь, - Лина окинула взглядом Верманда, успевшего привести себя в порядок. – Ты-то, очевидно, не проспал.
     - И даже больше – уже успел поработать, - мужчина запечатлел на губах Эвелинн мимолетный поцелуй и прижал ее к себе. – Спать я, кстати, вообще не ложился, пришлось разобрать некоторые бумаги. А будить тебя не стал, потому что времени до занятий еще полно.
     - Да, вот только мне еще надо успеть заскочить в ванную, одеться, причесаться… - перечислила девушка, не став говорить о том, что вообще-то Рэйнар серьезно рисковал жизнью, и ему просто повезло не нарваться на ее приступ безумия.
     - Ты и так отлично выглядишь, - усмехнулся тот.
     - Ну на лекцию же я так не заявлюсь, - хмыкнула Лина, выпутавшись из объятий лиана и оглядевшись в поисках собственной одежды, которую отыскала только в районе кресла. – Мало того, что меня саму помятый вид устраивать не будет, не стоит еще и местным сплетникам давать пищу для размышлений, отчего это тианна Риавэйн вдруг два дня подряд в одном и том же костюме бегает. Рэй, ты случайно не помнишь, где рубашка?
     Обернувшись, она вопросительно уставилась на мужчину, но заметила обеспокоенность на его лице и временно отложила поиски своих вещей:
     - В чем дело? Тебя что-то тревожит?
     - Ты не думала все-таки оставить работу в Университете и отряд? Перебралась бы в Альтерру или в мой особняк в столице…
     - Вот ты снова за свое, - закатила глаза алата. – Мы ведь уже обсуждали это. Я не хочу уподобляться витторийской знати и целыми сутками торчать дома, прерываясь только на нудные светские мероприятия. Это не мое, Рэй. Меня вполне устраивает удачное совмещение преподавания, личной жизни и службы в элитной охране.
     - Ну хорошо, здесь я с тобой спорить не в состоянии, - Верманд с усмешкой вскинул руки в знак поражения. – Но как на счет переезда? По-моему, нам пора официально признать то, что все и так уже, наверное, знают. Даже Его Величество на днях пытался вызнать у меня, насколько у нас с тобой все далеко зашло.
     - А насколько далеко? – Эвелинн игриво закусила губу.
     - Настолько, что я хочу спросить: ты любишь носить украшения на левой руке? Оригинальные такие украшения…
     - Ты серьезно? – опешила девушка, смутно догадываясь, о каком таком оригинальном украшении идет речь.
     - Абсолютно, - без капли сомнения кивнул лиан. – И мне бы очень хотелось, чтобы о моей серьезности знали не только мы с тобой. Я ни в коей мере не обижусь, если ты не захочешь официально считаться моей избранницей…
     - Приехали, - вздохнула Лина с притворным огорчением. – Еще никакого предложения толком не сделал, а уже предполагает, что я откажусь… Рэй, откуда столько пессимизма?
     - Так ты ведь сама постоянно следишь, чтобы никто не узнал о твоих поездках сюда, не пронюхал о ночевках в моем доме…
     - Все это исключительно потому, что не хочу делать свою личную жизнь предметом сплетен. Это Аннариэль льстит, что на каждом углу обсуждают с кем и когда она спала, меня такое внимание не прельщает. А против перехода наших с тобой взаимоотношений на официальный уровень я ничего не имею. И да, оригинальные украшения люблю. Только, чур, одно условие: никакой спешки с торжеством. Я готова считаться твоей избранницей, но в супруги не тороплюсь. Идет?
     - Вполне, - Верманд снова заключил алату в объятия. – Честно говоря, мне казалось, что ты вообще откажешься.
     - А я вот взяла и не отказалась, - фыркнула Эвелинн. – Ладно, это все здорово, но мне действительно пора идти.
     Девушка шустро оделась, собрала волосы в небрежный хвост и открыла пространственный портал. С тех пор, как Рэйнар узнал о ее сущности алаты, они не раз прибегали к способности Лины с легкостью преодолевать огромные расстояния. Например, она теперь спокойно навещала Рэя во время долгих командировок, а порой и перекидывала его к месту назначения. Кстати, именно благодаря этому тайному способу перемещения Верманда стали бояться еще больше: в подпольных кругах зашептались об удивительной способности крайне принципиального и жесткого в решениях представителя власти в рекордно быстрое время оказываться на месте преступления.
     Глядя на мерцающую синими искрами воронку, мужчина недовольно поморщился. Пусть такой способ путешествий казался невероятно удобным, ему он был не по душе. После того, как прошлое Лины стало явным, Рэйнар довольно долго не мог примириться с этой правдой, даже несмотря на то, что понимал – отказаться от алаты он не может и не хочет. Верманд опасался, что однажды Эвелинн может вернуться к прежнему, далекому от мирного и безопасного для окружающих, использованию своих возможностей. О своих сомнениях он честно рассказал девушке, но та со странным оттенком грусти в глазах заверила его, что это невозможно, и Дар она больше не применяет. Исключение составляла лишь пространственная магия, не представляющая собой никакой опасности.
     И все же, привычка Лины пользоваться порталами мужчине не нравилась, потому что она, по его мнению, могла напомнить девушке о том, что такое быть алатой, и спровоцировать ее на применение прочих талантов, присущих крылатым. Впрочем, говорить об этом самой Эвелинн он не решался, полагая, что та расценит это как недоверие.
     - Все, я готова, - Лина подхватила с пуфика свой теплый плащ и повесила его на руку. – Увидимся завтра?
     - Послезавтра, я буду добираться до Элиора традиционным путем, - усмехнулся Верманд. – Через два часа выезжаю.
     - Погоди, я думала, что ты еще неделю проведешь в Альтерре? - удивленно выгнула бровь девушка.
     - Я до сегодняшнего утра тоже так думал, - вздохнул Рэйнар. – Но Эледер подумал несколько иначе, срочно вызвал в столицу.
     - Так, может, пойдем вместе? – алата кивком указала на портал.
     - Угу, а как я потом буду объяснять Его Величеству, каким образом умудрился приехать так быстро? Нет уж, я как-нибудь сам, на лошадке.
     - Как хочешь, - пожала плечами Эвелинн. – Тогда до послезавтра.
     - Лина-а-а, - протянул мужчина, удержав ее от шага в воронку. – Ты кое-что забыла…
     Рэй без колебаний достал из кармана кольцо, взял левую ладонь девушки в свою и надел украшение на указательный палец. Кольцо действительно было весьма оригинальным: из светлого металла, закрывающее с тыльной стороны ладони весь палец вплоть до самого ногтя и держащееся за счет нескольких ободков. Поверхность верхних пластинок представляла собой замысловатую вязь рисунка, в которой легко угадывался узор с фамильного герба герцога Альтерры, украшенную россыпью мелких камешков голубого и прозрачного цвета.
     - Вот теперь можешь идти, - удовлетворенно заметил Верманд.
     Алата легко улыбнулась и шагнула в портал, на прощание успев послать мужчине воздушный поцелуй.
     *****
     - Сразу хочу предупредить, что моя нынешняя гневная проповедь не будет являться попыткой влезть в твою личную жизнь, - Асмодей сурово скрестил руки на груди, стоило ему завидеть Лину, выходящую из пространственного портала: - Какого дьявола ты творишь?!
     - Это вышло случайно, - поспешно отозвалась алата, отлично понимая причину не самого теплого приема. – Я не собиралась ночевать у Рэя, просто нечаянно вырубилась. Если тебя это хоть немного успокоит – спала я всего часов пять, да и то после рассвета.
     - Меня успокоит только то, что ты будешь относиться к своим проблемам чуть серьезнее и спать изволишь исключительно под моим контролем. Вообще-то, я бы предпочел, чтобы ты находилась в поле моего зрения непрерывно, но это, увы, нереально. Но я тебя очень прошу, постарайся в будущем хоть чуть-чуть подавлять свою эйфорию от удачного разрешения конфликта с Вермандом и включать здравый смысл. Во избежание досадных неприятностей.
     - Все, закончил отчитывать? – хмыкнула девушка, швырнув плащ на кровать. – Я могу быть свободна?
     - Так и быть, - царственно кивнул демон, а потом отбросил свой чересчур важный вид. – Давай, рассказывай, где такое колечко взяла?
     Эвелинн вытянула руку вперед, полюбовавшись украшением сама и показав его Дею поближе.
     - Я дала Рэю согласие объявить меня официальной избранницей, - алата растянула губы в довольной улыбке. – Как думаешь, колечко сильно приметное?..
     Уловив нотки коварства в голосе своей подруги, Асмодей понимающе ухмыльнулся:
     - Поверь, Аннариэль точно заметит. У нее нюх на чужое счастье, обошедшее ее саму стороной. Я надеюсь, ты стала невестой Верманда не только для того, чтобы позлить чернявую эльфийку?
     - Нет, конечно, просто подумываю совместить приятное с полезным. Раз уж физически надрать ей уши мне запрещено, хоть так позлить могу. Достала уже, паршивка! Вот я больше, чем уверена, что подавляющую часть слухов обо мне именно она распускает.
     - Кстати, раз уж об этой стервозине зашла речь… Давно хотел спросить: что за кошка между вами пробежала? Надеюсь, она тебя взглядом испепеляет не потому, что принадлежит к одному из уничтоженных тобою эльфийских родов?
     - Разумеется, нет, - отмахнулась девушка. – Ани понятия не имеет, что я – самый жуткий кошмар остроухих. Наша с ней взаимная неприязнь возникла после того, как я ее на чистую воду вывела и доказала, что повышенное мужское внимание к ее персоне спровоцировано не столько выдающими внешними данными, сколько бессовестными приворотами.
     - Я-то думал… - закатил глаза Дей. – Неужели она из-за этого на тебя почти два века дуется?
     - Спроси у нее, - пожала плечами Эвелинн. – Мне, в общем-то, плевать… У тебя с вопросами все?
     - А что?
     - Ничего, собираться на лекции пойду. Ты уходить будешь – захлопни дверь.
     Алата, напевая в полголоса, исчезла в ванной. А когда вышла оттуда спустя полчаса, уже совершенно готовая к выходу и благоухающая духами, застала демона сидящим в кресле и терпеливо ее поджидающим. Взгляд приятеля Лине совершенно не понравился:
     - Что-то не так?
     - Даже не знаю, - задумчиво покачал головой тот, разглядывая губы девушки, подчеркнутые помадой насыщенного вишневого цвета и глаза в дымке темных теней. Мрачноватый макияж Эвелинн удивительно шел, делая черты лица еще более выразительными, а платье из матовой бордовой ткани сидело по фигуре, как влитое. – Выглядишь ты превосходно, просто как-то непривычно. В последнее время у тебя явно изменился внешний вид…
     - И это плохо? – с искренним недоумением воззрилась на приятеля алата. – Разве стало хуже?
     - Наоборот, - вздохнул Асмодей. – Только подобный облик у меня больше ассоциируется с Дорой, нежели с тобой. Уверена, что ее влияние не усилилось? Она больше не снилась тебе?
     - Хвала всем известным мне богам – нет. Одного раза было вполне достаточно. Знаешь, порой я начинаю думать, что Пандорра вообще отступила, потому что ее присутствие совсем не ощущается и…
     - …именно этого она и добивается, - неумолимо перебил девушку Дей. – Дора ждет, пока ты расслабишься, станешь менее осторожна и утратишь бдительность. Уж поверь мне, Лина, я ее знаю. Она от своих планов не отказывается даже тогда, когда сама четко осознает отсутствие в них малейших крупиц здравомыслия. А план по возрождению за твой счет, как ни прискорбно это признавать, не слишком-то безумен с точки зрения реальности его осуществления. Понимаешь теперь, почему я категорически против твоих ночевок вне Университета?
     - Понимаю, - Эвелинн обхватила себя руками. – Наверное, придется все же рассказать Рэю о моих проблемах с самоконтролем.
     - Это следовало сделать сразу же после того, как он признался, что ты для него выше долга! – сердито заметил демон, недовольный тем, что тогда алата его не послушалась. – Ты же, едва получив шанс сохранить эти отношения, решила тут же подпортить их очередной порцией вранья. А я предупреждал, что нельзя скрывать от Верманда твои приступы безумия.
     - Признаю, ты был прав! – взмахнула руками девушка. – Доволен?
     - Пока что да, - невозмутимо отозвался Дей. – Пойдем на лекцию? Осталось всего десять минут до начала.
     - Ты-то туда зачем собрался? – фыркнула Лина. – Сорвать занятие?
     - Поработать наглядным примером, - парировал Асмодей. – У тебя ведь лекция по демонологии, тема: высшие представители иерархии.
     - Ну да, - поморщилась алата, вспомнив, как Геката просила Дея поприсутствовать на этом занятии. – Ладно, идем. Но сразу хочу предупредить: попробуешь без спросу влезть в ход урока – сделаю наглядное чучелко…
     Однако, лекция так и не состоялась. Стоило Эвелинн и Асмодею подойти к аудитории, как по всему зданию Университета прокатился голос Гекаты, озвучивший весьма странное сообщение. Директриса Университета велела всем студентам без исключения разойтись по комнатам и ждать там дальнейших указаний, ответственными за дисциплину назначила старост и дежурных по этажам в общежитии, а преподавателей попросила незамедлительно собраться у нее в кабинете. Уже по одному только голосу демонессы было ясно, что случилось что-то из ряда вон выходящее. Это предположение только подтверждалось выражением лица Гекаты, когда та шепотом попросила Лину, Дея и Кайлу подождать ее в личных покоях, пока она раздаст преподавателям необходимые указания.
     - Ата, в чем дело? – алата, уставшая сидеть в неизвестности, накинулась на демонессу с вопросом, стоило той ступить на порог.
     - Даже не знаю, с чего начать, - сумрачно вздохнула директриса Университета. – У нас проблема. Точнее, целых две гигантских проблемы, способных поставить под вопрос существование этого учебного заведения. Во-первых, в пригороде Элиора зафиксировано проведение незаконного ритуала некромантии, который сопровождался жертвоприношением. Массовым. За ночь вырезали человек пятьдесят-семьдесят.
     - Откуда такой разброс в количестве жертв? – Эвелинн решила пропустить эмоциональную составляющую вопроса и перейти к профессиональной, справедливо полагая, что времени на пустые причитания нет. Тем более, что не раз сталкивалась с вещами и пострашней. – Что за ритуал? Боевая некромантия?
     - Понятия не имею, - с досадой развела руками Геката. – Там такое мессиво, что у меня не один день уйдет только на то, чтобы разобраться с количеством жертв. О содержании ритуала я пока даже не думаю.
     - Я могу этим заняться…
     - Погоди с распределением заданий, - перебила Лину Кайла, потом перевела взгляд на демонессу: - Какая вторая проблема?
     Мрачный настрой демонессы сменился едва сдерживаемой яростью:
     - Пару дней назад ко мне в кабинет пришел Адриан и сообщил, что у него есть сомнения в безопасности его племянницы, входящей в делегацию турнира в Нейвельгаре. Сами знаете, чувствительность вампиров к состоянию близких и родных просто зашкаливает, поэтому я сразу насторожилась и попыталась узнать, как дела у наших студентов. Представьте мой шок, когда в администрации города мне сообщили, что турнир завершился раньше, чем предполагалось, и все участники разъехались еще неделю назад.
     - Но от Нейвельгара до Элиора максимум шесть дней пути! – тут же вскинулась волчица. – Даже если ехать без спешки. Ты отправила кого-нибудь навстречу?
     - Смысла нет, - демонесса неотрывно посмотрела в глаза коллеги. – За прошедшую неделю наши студенты не добрались даже до места первой остановки, а просто проехать мимо они не могли, потому что знают о необходимости отметить свое местоположение. Наша делегация словно сквозь землю провалилась.
     - Я же должна была поехать с ними, - Кайла сокрушенно ухватилась за голову. – Обязана была!
     - Не вини себя, мы все прекрасно знаем, что ты не смогла сопровождать ребят по объективным причинам. Да и никто предположить не мог, что турнир вдруг пройдет раньше, и встретить их мы не успеем.
     - И что будем делать? Разделимся или поочередно решим обе задачи совместными усилиями?
     - Пока не знаю, - поморщилась Геката. – Сейчас мне надо срочно явиться на аудиенцию к Эледеру. Его Величество желает знать, как обстоят дела с расследованием незаконного ритуала, и, конечно же, у него есть весьма ценные указания по этому поводу… Когда вернусь – соберу вас снова.
     Из кабинета демонессы все расходились в гнетущем молчании. Даже Асмодей, которого, по сути, все это не касалось, был крайне задумчив и серьезен.
     *****
     - Есть минутка? – Дэнна ворвалась в комнату Деса, пребывая в крайне взвинченном состоянии и напрочь проигнорировав недовольство на лице бывшего наставника. – Надо поговорить.
     - Как в прошлый раз? – с сарказмом осведомился мужчина, вогнав девушку в краску. – Хочешь, чтобы я еще раз объяснил тебе, что ничего между нами быть не может?
     - Спасибо, я и с первого раза все поняла, - недовольно пробурчала Дэнна, подумав, что кое-кто мог бы сделать вид, что уже забыл тот казус. – Я по делу пришла.
     - Если так – прошу, - Десмонд приглашающим жестом указал коллеге на стул. – Внимательно слушаю тебя.
     - Я получила от отца письмо, которое частично может быть интересно и тебе. Он писал о прошедшем турнире в Нейвельгаре и прочей чепухе, но вскользь упомянул одну весьма интересную для нас вещь: несколько участников турнира после его окончания буквально канули в воду. Никто их не видел, ничего о них не слышал и не имеет ни малейшего представления, где они могут быть. И, наконец, самая интересная деталь: подавляющее большинство пропавших – оборотни и метаморфы.
     - Любопытно, - мужчина задумчиво прищурился. – Есть основания полагать, что это дело рук Каролины?
     - Чем черт не шутит, - хмыкнула Дэнна. – В конце концов, проверить эти исчезновения стоит. Лучше уж лишний раз побегать, чем проворонить кого-то вроде Вильгельма.
     - Да я и не собираюсь спорить, ты абсолютно верно рассуждаешь, - Гончий поскреб подбородок. – Заявка в Гильдию из твоего мира поступала?
     - Нет, - помотала головой девушка. – И вряд ли поступит. Насколько я поняла из папиного письма, о пропаже участников турнира до сих пор никто особо-то и не знает, все предпочитают держать в тайне. Да и потом, я сама прекрасно помню отношение витторийского правительства к нечисти. Вроде и гражданами признали, и большинство рас официально приравняли к человеческой, а все равно в правах с людьми равенства нет. Руку даю на отсечение, что все дело вообще постараются замять, даже не начиная. Так что надо придумать, как влезть в это расследование или вообще инициировать его. Может…
     - Не изобретай колесо, - перебил ее Дес. – Просто попроси отца подать заявку в Гильдию. Как бывший Гончий он имеет полное право требовать расследования даже в тех случаях, когда не имеет никакого отношения к потерпевшим.
     - Если он сделает запрос, я автоматически пролетаю с этим делом! – возмутилась Дэнна. – Мало того, что это мой родной мир и работать там мне не положено, так еще и заявка от близкого родственника. Меня дважды можно посчитать заинтересованной в результатах расследования.
     - Если рассуждать философски, каждый Гончий всегда так или иначе заинтересован в исходе дела… - глубокомысленно изрек мужчина, но тут же усмехнулся, глядя на ошарашенное лицо бывшей ученицы. – Ну а если серьезно… Неужели тебя так тянет вляпаться в разборки с Каролиной и Вильгельмом?
     - Не тянет, - возразила девушка. – Но вот так вот бросить дело на полпути не хочу и не могу. Я в архиве часами сидела, чтобы выйти на связь между магами и обнаружить причастность Кэрол ко всем похищениям. И хочу участвовать в этом деле до самого конца. Честно говоря, Вильгельма вызывает ужас и связываться с ним не горю желанием, но вот его помощница… Она посчитала, что я не представляю для нее никакой угрозы, и вообще от Гончей у меня одно только название. Хочу доказать ей, что она глубоко заблуждалась.
     - Ясно, - кивнул Десмонд, не вдаваясь дальше в подробности. – Хочешь доказать – вперед и с песней. Исполнение заявки твоего отца я возьму на себя, а тебя прихвачу в качестве напарницы, скажем, чтобы помогала мне ориентироваться в твоем мире. Тогда к нам никто не привяжется, даже дотошный Мелитон. Ты только с обращением к отцу не затягивай.
     Довольная Дэнна тут же умчалась исполнять поручение. Деса же отчего-то посетила мысль, что его решение взять это дело – самое верное за последнее время.

     Глава 22
     - Это надолго? – подозрительно поинтересовался Асмодей у Соннелона, готовящегося к ритуалу призыва. – Я не могу снова без толку торчать тут несколько часов!
     - Не ной, - отмахнулся от него юноша, сосредоточенно вычерчивая очередной символ. – Существо, у которого впереди вечность, не должно канючить о потере не то что часов, но даже лет.
     - У меня-то впереди вечность, но если я опоздаю к отъезду, Лина приложит все усилия, чтобы сделать ее невыносимой… Может, проведем обряд потом, после нашего возвращения? Все равно нам до этого ни разу не удалось вытащить сюда Лиз.
     - В этот раз должно получиться, - парировал Сонн, закончив разрисовывать пол и отряхнув брюки. – Во-первых, я посоветовался со знающими товарищами и решил учесть тот факт, что вызываемый дух принадлежит ведьме. Во-вторых, основываясь на собственных предположениях, кое-что поправил в схеме рисунка.
     Демон ткнул пальцем в несколько алых символов, выбивающихся из общей картинки угловатостью и резкостью линий и пересекающихся с основным белым кругом рун в точках, соответствующих четырем сторонам света. Оставив товарища разглядывать загогулины, Соннелон отошел к маленькому кофейному столику и принялся разбирать разложенные на нем травы, формируя из них пучок. До его слуха донеслось хмыканье Дея:
     - Добавил препятствие, отсеивающее хтоническую энергию? Думаешь, нам мешает именно Пандорра?
     - Уверен, - не оборачиваясь, кивнул Сонн. – С самого начала чувствовал, что Элизабет не сама не отвечает, а ее кто-то не пускает. Смею предположить, что наша теплая беседа с бабулей твоей алаты может быть невыгодна лишь одному существу. Обладающему хтонической энергией.
     - Ладно, - Асмодей примирился с тем, что от ритуала ему сейчас уже не отвертеться. – Запуская давай свою схему…
     - Погоди ты, дай закончить, - юноша выискивал взглядом нужный цветок. – За пять минут с тобой ничего не сделается.
     - На кой черт ты вообще увлекся всей этой ботаникой? – поморщился Дей, выцепив из пучка один стебелек, за что тут же получил по рукам. – Не припомню, чтобы тебе раньше нужны были травки для призыва духов…
     - Говорю же, решил попробовать по-другому в этот раз. Полынь, думаю, тебе знакома, и ее значение пояснять не надо, равно как и присутствие в пучке веточек рябины. Вот эти мелкие светло-синие цветочки – барвинок, символ доброй памяти о призываемом духе. Четырехгранные тонкие стебельки с темно-красными цветками – вербена, в знак принадлежности Элизабет к ведовскому роду. Сапфировые лепестки от аконита так же обозначают ведовство, кроме того, смерть. А эти густые метелки бордового цвета – соцветия…
     - Амаранта, - договорил за него Асмодей. – Самый ненавистный цветок Пандорры. Ее просто корчило от одного только вида.
     - Именно, - подтвердил Соннелон. – Все потому, что амарант – символ вечной защиты от зла и разрушительных сил природы. Так, хватит болтать, пожалуй… Готов?
     - Само собой.
     Сонн зачитал формулировку заклинания, поджег собранный им пучок растений и активировал круг, вспыхнувший ослепительно белым цветом. В первую секунду Дею показалось, что трюк с дополнительными символами не сработает, потому что свет круга поглотил их без остатка. Но раздавшееся вдруг шипение моментально опровергло это предположение: символы четко проступили, излучая мягкое неяркое свечение. В центре круга заклубился туман молочного цвета, стремительно увеличивающийся в объеме, но не выходящий за очерченные границы. Очень быстро из него проступила точеная фигура Элизабет в неизменном элегантном платье и жемчужном комплекте украшений.
     - Наконец-то! – закатила глаза женщина, деловито поправив прическу. – Я уж подумала, что вы еще сорок попыток вызова предпримите, пока не догадаетесь отсечь от меня эту хтоническую гадину. Дей, как моя внучка?
     - По-моему, речь шла о старушке… - недоуменно пробормотал Соннелон, разглядывая явившийся дух. – Это и есть Линина бабуля?
     - Сам ты бабуля! – возмутилась Элизабет. – Прояви хоть каплю воспитания, когда разговариваешь с женщиной!
     Сонн заткнулся, немало удивленный наглостью Лиз. До этого с ним в таком тоне призванные души не разговаривали.
     - Ну, будем спрашивать, что хотели, или глазами хлопать? – женщина скрестила руки на груди. – У меня время ограничено, я все-таки не призрак.
     Асмодей справедливо рассудил, что разговаривать с бабушкой Лины лучше ему. И подошел чуть ближе:
     - Лиз, нам нужно знать о происхождении твоей внучки. Понимаешь, мы с Соннелоном пришли к выводу, что Эвелинн изначально, с самого рождения была обречена приобрести крылья и Дар. Потом эту догадку подтвердила сама Лина, рассказав о вашей встрече во сне и о том, что причиной всему – ее настоящий дед. Но предрасположенность к становлению алатом не передается через поколение!
     - Все зависит от того, каков был алат, передавший эту самую предрасположенность, - загадочно улыбнулась Элизабет. – Элеан был не просто алатом в статусе Мастера. Он был одним из самых первых и самых сильных представителей крылатого братства.
     - И? – нетерпеливо поинтересовался Дей. – Что именно это значит?
     - Еще бы я знала, - с досадой вздохнула женщина. – Меня никогда особо не тревожила истинная природа моего возлюбленного, достаточно было и того, что он не скрывал, кем является, пусть в подробности и не вдавался. Все изменилось, когда я сообщила Элеану о своей беременности. Сначала он был счастлив, потом на него открыли охоту и радость чуть омрачилась, поскольку Элеан переживал, что его преследователи могут узнать обо мне и о ребенке. Незадолго до исчезновения он объяснил, что его Дар абсолютно точно передастся младенцу и предупредил об опасности, которая с этим связана. Желая оградить от нее будущего сына, Элеан провел какую-то замысловатую процедуру, привязав свой Дар к моему ведовскому таланту, чтобы по линии жизни определить предрасположенность мальчика к становлению алатом было нельзя. Вот только мы не учли, что ведовством в моем роду занимались исключительно женщины. Лина стала моим первым потомком, унаследовавшим семейный талант. Так и получилось, что ее судьба с самого рождения была предопределена.
     - Допустим, с этим все теперь ясно, - задумчиво склонил голову набок Асмодей. – Но как, все-таки, неимоверная крутость дедушки сказывается на Эвелинн? И почему ты так хотела, чтобы она стала алатой? Настолько сильно, что даже обманом вынудила меня заключить с тобой крайне длительную сделку по обеспечению ее безопасности?
     - Я сделала это, чтобы исполнить обещание, данное Элеану, - лицо Элизабет заметно погрустнело. – Он как-то сказал мне, что наш потомок, унаследовавший его Дар, сыграет огромную роль в истории многих миров и будет одним из величайших алатов в истории. Элеан умолял меня любыми средствами уберечь девочку, и мне это удалось настолько, насколько было возможно. Правда, я крайне не вовремя умерла и совсем не успела рассказать Лине о ее скрытом таланте. Впрочем, ничего особо и не могла рассказать. Помню лишь, что Элеан называл слово «Изменчивый» и упоминал некоего Архивариуса, у которого я смогу узнать больше, когда придет время…
     - Изменчивый? – внезапно влез в диалог Соннелон, сосредоточенно нахмурившись. – Я вроде когда-то мельком слышал об этой категории алатов. Если память мне не изменяет, простите за тавтологию, они повально истреблялись Высшим судом Вечности в связи с повышенной опасностью.
     - Все верно, - подтвердила Лиз и, сделав над собой усилие, добавила: – Элеан погиб от рук представителей суда.
     - Об Архивариусе я наслышан куда больше, - продолжил Сонн. – Его еще называю порой Архивом, Знающим, Писцом миров… Это довольно странное… эмм… существо, голова которого – хранилище информации невероятных объемов. Он может рассказать практически о каждой расе, народе или явлении любого мира.
     - Дей, найдите его, ради всего святого, - Элизабет умоляюще уставилась на Асмодея. – Лина должна узнать все о своих возможностях, это должно защитить ее от преследования Суда. Надеюсь, что защитит…
     Женщина посмотрела на пучок трав, который практически догорел до конца, и снова перевела взгляд на Дея. На ее губах появилась мягкая улыбка:
     - Скажи мне, как она сейчас? Как у нее дела?
     - Цветет и пахнет твоя внучка, - усмехнулся Асмодей, решив не волновать Лиз. – Замуж вот собралась…
     - Замуж?! – потрясенно охнула Элизабет и тут же пождала губы: - Я ей покажу «замуж»! Никакой свадьбы, пока я не взгляну на ее избранника и не одобрю его! Так ей и скажи!
     - Угу, хотел бы я присутствовать на твоей встрече с Вермандом, - пробормотал демон. – Как ты себе…
     Договорить он не успел: пучок трав вспыхнул искрой и окончательно погас. Дух Лининой бабушки тут же исчез из виду.
     - Что ж, по крайней мере, теперь мы знаем скрытую ранее часть истории и направление, в котором надо копать дальше, - подытожил Соннелон встречу с Элизабет. Потом сыто прищурился: - Моложавая у алаты бабуля была и крайне привлекательная. Понятно, почему вы так дружили…
     - Угомонись, у нас с ней ничего не было, - поморщился Асмодей. – Мы действительно просто дружили.
     - Где это чертов демон?! – раздался в коридоре гневный голос Эвелинн. – Я же сказала, что мы не должны задерживаться с отбытием в Нейвельгар!
     Под ехидным взглядом старшего товарища Дей моментально ринулся к двери, на ходу придумывая убедительную отговорку.
     *****
     Верманд недовольно побарабанил пальцами по подлокотнику кресла и с укоризной посмотрел на Эвелинн:
     - Ты меня совсем услышать не хочешь? Я категорически против твоей поездки в Нейвельгар! Пусть поиском студентов займутся Кайла или Геката…
     - Нет, Рэй, это ты меня услышать не хочешь! – сердито перебила его алата, торопливо запихивая вещи в сумку. – Твой венценосный дальний родственник отдал весьма четкий приказ о том, чем в ближайшее время предстоит заниматься и Кайле, и Гекате. Боги, Рэйнар, ты ведь прекрасно знаешь о распоряжении Эледера! Ему плевать, что пропало несколько подростков из нечисти! Он даже слушать Ату не стал, когда та попыталась объяснить ему всю серьезность ситуации.
     - Откровенно говоря, я пока не заметил какой-то особой «серьезности» этой ситуации, - развел руками мужчина. – Да, группка студентов не приехала вовремя в Университет… Где доказательства, что с ними что-то произошло? А их нет.
     - Вообще-то, есть, - Лина с тяжким вздохом уселась напротив лиана. – Около двух часов назад у ворот Сектора был обнаружен раненный молодой человек без сознания. При ближайшем рассмотрении это оказался один из пропавших учеников, Крин. Мы подлатали парня, привели его в чувство, и он рассказал то, от чего у меня волосы на голове дыбом встали. Студенты Университета не пропали, Рэй, их похитили. И что самое паршивое – есть большая вероятность, что это было тщательно спланированное и хорошо продуманное похищение.
     - С чего ты взяла? – нахмурился Верманд. – Что именно рассказал мальчишка?
     - Группа наших студентов покинула город на следующие сутки после окончания турнира. Ребята прекрасно знали, что должны дождаться Кайлу и уехать только в ее сопровождении, но из администрации им передали письмо о том, что не могут обеспечить их проживание в городе еще хоть на день дольше, поскольку завтра утром прибудет масса рабочих и магов для строительства портала, которых надо будет где-то разместить. Посовещавшись, ребята решили, что следует все же ехать домой, тем более что им было хорошо известно обо всех местах остановок для отдыха и ночлега. Из Нейвельгара они отправили в Университет весть о своем досрочном отъезде.
     - Вы получали такое сообщение?
     - Нет, - отрицательно помотала головой Лина и продолжила: - Буквально в получасе езды от города ребята наткнулись на ловушку: посреди дороги висела магическая завеса неизвестного свойства, не дающая обойти ее или убрать. Практически в этот же момент на студентов напали несколько людей, скрывших свои лица… Дальше рассказ Крина становится путанным, сам понимаешь, не до того было, чтобы досконально запоминать происходящее. Единственное, что я точно поняла: нападавшие прекрасно знали, кто из ребят к какой расе нечисти принадлежит, и действовали с учетом этих знаний. Так же Крин утверждает, что случайно слышал фразу одного из людей в маске о том, что оборотни должны остаться целыми и невредимыми. Теперь ты понимаешь, почему я сейчас же отправляюсь в Нейвельгар?
     - Я понимаю, почему ты так переживаешь за учеников, - уклончиво отозвался Рэйнар, - но пока не особо понимаю, при чем тут Нейвельгар?
     - Разве не ясно? – искренне удивилась алата. – Я уверена, что кто-то из чиновников замешан в этом деле. Сам посуди, они внезапно перенесли турнир на более ранний срок и не предупредили об этом ни одно учебное заведение, потом буквально выставили ребят из города… Кроме того, маршруты обратного следования делегаций известны только администрации города.
     Мужчина непечатно выругался, признавая определенную справедливость рассуждений девушки. Если она найдет подтверждение рассказу студента и своим подозрениям относительно темных дел чиновников из Нейвельгара, придется начинать масштабное расследование, которое явно не придется по душе Эледеру и подавляющей части аристократии. И больше всего может достаться именно Эвелинн, которая инициирует разбирательство.
     - Допустим, ты права, - заговорил Рэй, тщательно взвешивая и продумывая каждое слово. – Но я все равно не хочу отпускать тебя туда. Либо этим делом займутся Кайла и Геката, когда закончат с ритуалом, либо ты дождешься, пока я поговорю с Его Величеством и уговорю его направить в Нейвельгар меня. Правда, это так же произойдет не раньше, чем установят личность некроманта…
     - Ты издеваешься?! – Лина вскочила на ноги и гневно уставилась на лиана. – Наши студенты похищены, а я буду сидеть и ждать, пока у кого-нибудь появится время, чтобы обратить на это внимание?! Не дождешься! Я все равно поеду туда и перетряхну всю администрацию, если понадобится!
     - Вот именно поэтому я против твоего участия в данном расследовании! – одернул ее Рэйнар, чуть повысив голос. – Ты уже сейчас взвинчена от одной только мысли о том, что к похищению ребят причастны чиновники! А что будет, если это подтвердится? Вспомнишь прошлое и перебьешь их, как эльфов?!
     - Ах вот в чем дело… - протянула алата, и от голоса ее буквально повеяло холодком. – Считаешь, что я настолько бездушный монстр, скорый на расправу? И жажду только кровопролития?
     - Лина, я не это хотел сказать, - мужчина устало потер виски. – Просто я волнуюсь за тебя. Вдруг участие в этом деле спровоцирует тебя на необдуманные действия?
     - Для этого рядом будет Дей, который ни в коем случае не позволит мне натворить глупостей, - девушка мягко улыбнулась, умело скрыв неприятный осадок, оставшийся в душе после слов Верманда. – Поверь, я тоже не горю желанием вернуться к прошлому.
     - Даже присутствие демона не добавляет мне уверенности в целесообразности этой поездки…
     - Могу добавить ее другим путем, - пожала плечами Эвелинн. – Среди делегации от нашего Университета были вампирская княжна Велеска Загорская и единственный наследник клана Зимних дроу Даниэль Даэнир. Как думаешь, что правители государств-союзников Виттории скажут Эледеру, узнав об исчезновении своих наследников? И о том, что никаких действий к их скорейшему возвращению не предпринимается?..
     Рэйнар выдал длинную прочувствованную тираду, целиком и полностью состоящую из нецензурной брани, заставив Лину удивленно хлопнуть ресницами и кашлянуть. Потом решительно выдохнул:
     - Хорошо, в Нейвельгар ты едешь. Но глупостей не делаешь и стараешься действовать исключительно в рамках своих полномочий.
     - Но у меня их нет…
     - Теперь есть. Мои и в полном объеме. С этой минуты ты такой же полномочный представитель Его Величества, как и я. С Эледером я вопрос улажу и, вне всяких сомнений, найду убедительные доводы, чтобы он официально оформил это решение. Сообщение в Нейвельгар по этому поводу тоже отправлю самостоятельно. Главное, не выходи за рамки. Ты можешь требовать ответов на свои вопросы от любого человека и применять по мере необходимости самые разнообразные способы воздействия, чтобы эти самые ответы получить. Разумеется, если они имеют отношение к делу. Но ты не вправе судить и выносить приговоры, казнить. Это ясно?
     - Вполне, - подтвердила девушка и взяла с кровати свою сумку с вещами. – Провожать будешь?
     - Увы, уже не успею. Надо возвращаться во дворец и включаться в работу. Чем быстрее покончим с ритуалом – тем лучше. Кстати, с тобой еще поедут двое из моей личной охраны. Так мне будет спокойнее.
     Возражать алата не стала, понимая, что это абсолютно бесполезно. Достаточно и того, что Рэй вообще согласился с ее отъездом.
     *****
     Каролина прошлась вдоль книжного стеллажа, недовольно сведя брови к переносице и нервно постукивая пальцами по ноге. Девушку терзало дурное предчувствие, что из затеи Вильгельма ничего хорошего не выйдет. Зачем новой параллелью для экспериментов надо было выбирать именно этот мир, где скрывалась Лина? Да еще и намеренно делать так, чтобы в число похищенных оборотней попали студенты из Межрасового Университета. Ежу понятно, что алата не оставит это без своего пристального внимания… А насколько помнилось Кэрол, пристальное внимание Эви многим обходилось крайне дорого.
     - Опять размышляешь о чем-то мрачном? – хмыкнул Эйлтил, устав наблюдать за метаниями девушки. – Самой еще не надоело вечно пребывать в состоянии угрюмых раздумий?
     - Предлагаешь брать пример с тебя и вообще ни о чем не париться? – огрызнулась алата. – Тебе-то просто сидеть и разглагольствовать, ведь Виль не тебя гоняет по своим делам! Хотя знаешь, я все равно могу предложить тебе увлекательную тему для размышлений.
     - Какую это?
     - Как объяснить Лине причину сотрудничества с ее заклятыми врагами и при этом пережить сей животрепещущий момент, - ехидно усмехнулась Каролина, за что была вознаграждена полным ненависти взглядом. Она только собралась добавить что-то еще, как спешно прикусила язык: в комнату вошел ее покровитель.
     - Чем порадуешь? – поинтересовался он у девушки, делая вид, что эльфа здесь и в помине нет. Эйл Виля раздражал своим патологическим обожанием Эвелинн, но порой остроухий был весьма полезен в качестве дармового помощника, поэтому мужчина и мирился с его присутствием.
     - Ну, - Кэрол на мгновение замешкалась, - в общем-то, все ваши поручения я выполнила. Сбор материала для экспериментов произвела с учетом специальных указаний, Кайлу и Гекату озадачила надолго, Лининого, - она на секунду бросила на Эйлтила осторожный взгляд, - знакомого припекли к тому же заданию, что и ее коллег. Насколько я могу судить по рассказам моего источника в Университете, других кандидатур для расследования пропажи студентов там нет. Значит, Эви просто обязана будет приехать в Нейвельгар. Если, конечно, ее действительно волнует судьба нескольких подростков из нечисти…
     - Еще как волнует, - со смешком заверил ее Вильгельм. – Она ж у нас в последнее время в альтруизм ударилась. Так что несчастных деток в беде не бросит… Что еще о ней твой источник рассказывал?
     - Прекрасная репутация, определенный авторитет во всех кругах общества, - дернула плечом Каролина. – Вроде ничего особо интересного… Ах да, как я могла забыть! Ани сказала, что в последнее время в Университете ошивается некто по имени Дей, и его постоянно видно рядом с Линой, причем на ее любовника он не похож. Лично я знаю только одного типа, который…
     - Я и сам догадался, - отмахнулся Виль, заметно скривившись. – Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что речь идет об Асмодее. Любопытно другое: какого черта он здесь делает? Ты же говорила, что Эвелинн с ним связь не поддерживает?
     - Но круглыми сутками я же за ней не наблюдала, - возразила алата. – Откуда мне знать, с чего вдруг она снова со старым приятелем спелась?
     - Почему – не столько важно, - протянул Вильгельм. – Гораздо больше меня напрягает то, что он наверняка увяжется за ней в Нейвельгар, а Эви нужна мне здесь одна, без советчиков и надежной поддержки. Вот что, подумай-ка, как отвлечь Асмодея. Хоть Ад заморозить попробуй, а демона надо изолировать.
     - Вопрос можно? – выгнула бровь Каролина. – Что вы запланировали? Выманить Эвелинн в Нейвельгар и поймать в ловушку? И что с экспериментами, в конце концов? Когда вы собираетесь их проводить, и кто станет центральным звеном?
     - Эксперименты… - мужчина задумчиво покрутил на пальце тяжелый перстень. – Не хочу снова торопиться с ними. Надо бы еще кое-что проверить, пересмотреть. Однажды я уже поспешил, и ничего хорошего из этого не вышло. Так что пока в мои планы входит только возвращение Эви.
     Эйлтил недовольно прищурился, но только он собрался высказать свое возмущение, как Виль остановил его властным взмахом руки:
     - Не переживай, я не собираюсь долго держать ее при себе. Как говорится, насильно мил не будешь, и раз уж она так не желает служить мне – я не в силах ее заставить. Но свою свободу от меня она должна заработать, вернув то, что отняла. Я получу власть над алатами – ты получишь свою ненаглядную. Все просто и понятно.
     - Если эксперименты откладываются, то на какого дьявола я должна присматривать тут за оравой оборотней подросткового возраста?! – развела руками Каролина. – Это весьма сомнительное удовольствие.
     - Кэрол, неужели ты действительно не понимаешь, зачем они мне? – добродушно посмеялся мужчина. – Когда Эви нечего терять, ее нельзя поймать в ловушку, потому что своей жизнью она спокойно рискует в случае надобности. Рисковать жизнями невинных деток она не станет. На этом-то мы ее и поймаем…

     Глава 23
     Мое терпение лопнуло уже на вторые сутки пути. Телохранители, приставленные ко мне Рэем, сами по себе были неплохи и внушали доверие, но они явно уступали мне и Дею в выносливости. Оно и понятно, это ведь всего лишь люди. Тренированные, умеющие приспосабливаться к сложным условиям, но люди, которым надо есть, спать и время от времени просто отдыхать. Мы же с Деем могли спокойно идти пешком и добраться до Нейвельгара быстрее, чем они на лошадях. Собственно, именно эта поездка показала мне преимущества открытой демонстрации своей истинной сущности: не скрывай я принадлежность к алатам - спокойно воспользовалась бы телепортом.
     Этими мыслями я поделилась с Асмодеем, и тот только посмеялся в ответ, снисходительно сообщив мне, что порой я крайне медленно соображаю. В отличие от меня, демон-то о своей сверхъестественной природе вполне мог заявить во всеуслышание. Конечно, он бы предпочел этого не делать, но если я хочу как можно скорее прибыть в Нейвельгар – готов пожертвовать своим комфортом. После этого я в очередной раз убедилась в том, что Князь Ада - прекрасный друг. И пошла за телохранителями, решив для начала на словах предупредить их о предстоящем путешествии через огненный портал высшего демона. Полагаю, это будет куда разумнее, чем просто явить им Дея в его первозданном виде…
     - И что это за чертовщина?! – возмутился демон, поднимаясь с колен и отплевываясь от снега. Асмодей протянул мне руку, рывком вздернул на ноги и покосился на опаленное дерево, возле которого всего секунду назад открылась пространственная воронка, вышвырнувшая нас на заснеженную полянку. – С чего вдруг переход прервался?!
     Я убедилась, что с телохранителями все в порядке, передернулась от мерзкого ощущения снега за шиворотом и попыталась отыскать хоть какое-нибудь возвышение, чтобы выкарабкаться из глубокого сугроба, доходящего до середины икры. Ничего подходящего не нашла, поэтому тяжело вздохнула, плотнее завернулась в длинную черную шубку и натянула на голову капюшон, мысленно поблагодарив Рэя за то, что он все же заставил меня променять на нее утепленный плащ. Потом медленно, не желая вновь окунуться в снежок, подошла к Асмодею:
     - Именно прервался? Может, ты просто что-то напутал?
     - Шутишь? – оскорбился приятель. – Я, по-твоему, первый раз пространственной магией пользуюсь? Все у меня было нормально рассчитано, портал должен был вывести нас прямо к воротам города, а не выкинуть где-то в лесу! Где мы вообще?
     - Примерно в получасе езды от Нейвельгара, - отозвался один из приставленных Вермандом людей, Морэн, сверившись с магической картой. – Нам надо пройти немного на восток, тогда мы выйдем на прямую дорогу до города. Жаль только, что лошадей все-таки не стали брать, пешком дольше идти будем…
     - Ничего, - отмахнулась я, не видя трагедии в предстоящей прогулке по морозцу. Потом задумчиво прикусила губу: - В получасе езды, говоришь… Морэн, на карте отмечена роща северных виньеров?
     - Отмечена, - кивнул мужчина. – Она буквально в двух шагах от нас, вот за теми деревьями. Кстати, как раз по пути к дороге.
     - Прекрасно, - я поманила спутников за собой. – Идем. Если верить словам Крина, на них напали именно там. Хочу поближе осмотреть это место, вдруг смогу что-то найти.
     В роще снега было, как ни странно, на порядок меньше, поэтому идти стало легче, вот только под ногами то и дело хрустел наст, на котором каблуки сапог ощутимо скользили. Впрочем, меня наличие этой плотной корки порадовало: раз снег так слежался, значит, существенного снегопада не было давно, и отыскать какие-либо следы будет проще.
     - Тианна Риавэйн! – окликнул меня коллега Морэна и его брат, Ярэн. – Что вы собираетесь здесь искать?
     - Пока не особо представляю, - покачала я головой. – Вы осмотритесь вокруг, я попробую немного помагичить…
     Как только мужчины разбрелись в разные стороны и вышли за пределы нужного мне пространства, я сложила ладони в горсть и прочла заклинание, а потом резко развела руки, словно выбрасывала что-то на землю. Воздух на несколько метров вокруг заискрился, я же стояла в самом центре заклинания и терпеливо ждала. Искорки расползались все дальше, стремясь обнаружить остаточный след от использовавшейся в роще магии, и я уже собиралась свернуть мерцающее полотно заклятия, как вдруг слева от меня оно сменило цвет с бледно-желтого на малиновый. Нашла!
     Проведя пару нехитрых манипуляций, я восстановила ту самую завесу, что послужила преградой на дороге ребят.
     - Что это? – Асмодей, внезапно появившись из-за спины, указал на зависшую в воздухе белесую дымку с голубоватыми разводами. – Ты откопала остатки ловушки?
     - О нет, Дей, это не остатки, а она сама, целиком и полностью, - усмехнулась я в ответ, потом презрительно добавила: - Работал дилетант. Завеса должна была создать иллюзию и напугать лошадей, а оказалась настолько неверно сплетенной, что просто висела мутным облаком. Хотя даже так со своей задачей справилась: ребята остановились, и все их внимание было занято этим нежданным препятствием.
     - Ну да, - согласился демон. – А мы следы крови и борьбы нашли. Если верить моим ощущениям, кровь по большей части людская, так что студенты Университета явно дали похитителям не хилый отпор и сами при этом сильно не пострадали. Я на том месте не чую ни одной смерти или близкого к ней состояния.
     - Это радует, - я протянула руку, чтобы прикоснуться к дымке и попытаться уловить отпечаток магии ее создателя, но так и не сделала это.
     Свист летящей стрелы раздался настолько неожиданно, что ни я, ни Дей не успели среагировать, и она вонзилась мне прямо в руку, пробив насквозь запястье и заставив громко вскрикнуть от боли. Где-то на отдалении раздался крик Ярэна, но посмотреть, что с ним, я не могла: с шипением прижала к груди пораненную руку и согнулась, стиснув зубы из-за жжения, исходящего от наконечника.
     - Ты в порядке? – Асмодей аккуратно подхватил меня под локоть и установил вокруг нас щит. – Идти сможешь?
     - Мне руку прострелили, а не ногу или голову, - огрызнулась я, на время зажмурившись от пульсации в запястье.
     Дей довел меня до телохранителей и куда-то испарился. Выдернув, наконец, стрелу из собственной руки, я склонилась над Ярэном напротив его брата. Яру повезло значительно меньше, чем мне, потому что у него стрела торчала из левого плеча, слишком близко к области груди. А у меня было весьма четкое подозрение, что стрелы щедро смазали ядом. Иначе как еще объяснить невыносимое жжение в запястье? Которое, кстати, стало напоминать прикосновение раскаленного железа и распространялось все выше по руке, поэтому я не выдержала и сунула ее в снег в надежде хоть немного смягчить малоприятное ощущение.
     - Жив парень? – вернувшийся демон пребывал в отвратительном расположении духа. – Эту мразь я поймать не успел, но нашел, откуда стреляли. Без сомнения, этот гад там давно сидел, да еще и прятался тщательно, чтобы не обнаружить себя раньше времени.
     Я мельком успела заметить, как исчезают чешуйки у приятеля на висках, но решила оставить вопросы для более подходящего момента. И протянула ему стрелу из своего запястья:
     - Что скажешь?
     Асмодей внимательно осмотрел наконечник, понюхал его и брезгливо сморщил нос:
     - Яд. Для человека не особо опасный, даже при таком ранении, - он указал на Ярэна, лежащего без сознания. Потом серьезно посмотрел на меня: - Можно тебя на пару слов?
     Мы отошли чуть в сторону, и он с особой тщательностью оглядел поврежденное запястье со всех сторон:
     - С категорией яда я не ошибся, - демон мрачно вздохнул. – Рука слишком бледная и горячая. Жжет, наверное, адски?
     - Не то слово, - скривилась я. – Но ты ведь не это хотел сказать?
     - Верно. Лина, яд рассчитан на магически одаренное существо. Твой телохранитель действительно быстро очухается, а вот ты, будь просто ведьмой или даже боевым некромантом уровня архимага, сейчас корчилась бы на земле в агонии…
     - Идем, - я потянула приятеля за собой обратно к братьям. – Морэн, бери брата, нечего в снегу рассиживаться. Дей, открывай портал к городу. Нет времени на то, чтобы идти туда пешком.
     Асмодей послушно создал переход и первыми отправил в ревущее пламя телохранителей Верманда. Потом, аккуратно удержав меня от шага в воронку, вдруг остановился, глядя прямо в глаза:
     - Эй, ты чего? Встревожена нападением?
     - Встревожена? – недоуменно выгнула я бровь, абсолютно искренне не понимая, с чего он это взял. – Нет, Дей, я в бешенстве. Потому что есть у меня весьма конкретные соображения на этот счет, которые совершенно не радуют…
     *****
     Дей нерешительно замер у двери, сосредоточенно думая. Идея Эвелинн ему не нравилась, но он никак не мог подобрать ни одного веского аргумента, чтобы отговорить девушку от задуманного. Пока Асмодей размышлял, за дверью раздался грохот и звон стекла, и он тут же ринулся на звук.
     - Проклятье! – алата остервенело пнула осколки вазы с журнального столика и хмуро покосилась на приятеля: - Не смотри так на меня, я ее случайно задела. Эта чертова рука не дает мне покоя!
     - Так сильно болит? – демон обеспокоенно глянул на конечность Лины, до самого локтя перетянутую бинтами, пропитанными в лечебном растворе. – Уже полчаса с повязкой ходишь, должно было стать легче.
     - Стало, - поморщилась девушка, потерев зудящее запястье. – Но не радикально… Ты выполнил мою просьбу?
     - Само собой, - вздохнул Асмодей, - куда ж я денусь? Морэна разместили в одной комнате с братом, который, кстати, уже пришел в себя. Завтра-послезавтра вообще как огурчик будет.
     - А городской совет? Передал им просьбу незамедлительно собраться в Центральной зале в полном составе?
     - Слушай, может, повременишь с этим? – демон все же предпринял попытку оставить подругу отдыхать. – Ну какой сейчас совет? Мало того, что у тебя рука пока не прошла и не даст ни на чем сосредоточиться, ты еще и не в лучшем настроении. Мне кажется, что стоит успокоиться, собраться с мыслями, продумать свои слова…
     - … и дождаться еще одной стрелы, - припечатала Эвелинн. – Мне плевать на руку, я в состоянии на часок сделать вид, что все нормально. А успокоиться не смогу при всем желании. Дей, это покушение могло стоить мне жизни, ты сам это сказал. И оно не удалось исключительно потому, что нападавшего не предупредили о моей сущности алаты. Зато, судя по выбору яда, он был прекрасно осведомлен о том, что жертва обладает магией. Конечно, тебе это, возможно, покажется всего лишь совпадением, но лично я уверена, что целью нападения была моя стопроцентная смерть.
     - Да согласен я с тобой, - Асмодей пятерней взъерошил волосы. – Еще на поляне подумал об этом, когда ты мне стрелу показала. Вряд ли какой-то случайный охотник просто перепутал тебя с дичью. И выбор яда ты правильно отметила, и нападавший, насколько я могу судить по тому месту, откуда он стрелял, не пять минут в роще пробыл, должно быть, в засаде сидел… Странно только, что выстрелил не сразу. Чего он выжидал-то?
     - Не выжидал, - покачала головой девушка, отрешенно глядя на осколки. – Скорее, просто не ожидал нашего появления. Он ведь не знал, что мы воспользуемся телепортом, поэтому, вероятнее всего, рассчитывал увидеть нас только на третьи сутки пути, то есть завтра. Пока удивился, пока сообразил… Потом, собственно, и выстрелил.
     - Логично, - согласился демон. – Только… Стоп, не сходится-то история. Раз уж нападавший не знал о том, что мы можем внезапно заявиться раньше, то за каким хреном он торчал в лесу уже сегодня, когда у него в запасе были еще сутки?
     - Мало ли, решил перестраховаться, - отмахнулась Эвелинн. – Честно сказать, если говорить о странностях в этой истории, меня гораздо больше интересует причина, по которой внезапно оборвался телепорт. Нападающий никак не мог знать об использовании портала, а уж тем более прервать его…
     - Не бери это в голову, - не дал договорить ей приятель. – На самом деле, все оказалось невероятно банально, потом объясню. Лучше вернемся к другому вопросу: я пока так и не понял твоей жажды повидать администрацию города сию минуту.
     - Серьезно? – усмехнулась алата. – Не дури, Дей, все предельно просто. Вспомни, Рэйнар ведь при тебе отправлял письмо в Нейвельгар. Что он там написал?
     - Обычное официальное письмо, - пожал плечами Асмодей. – Мол, сообщаю, что такого-то числа из Элиора к вам выезжает тианна Риавэйн, которая будет руководить расследованием о пропаже студентов Межрасового университета. Ну, еще он добавил, что ты равна с ним по широте полномочий.
     - Все верно, - кивнула Лина. – И что-то мне подсказывает, что это письмо не стали расклеивать по всему городу, и оно осталось известным исключительно администрации. Добавим к этому тот факт, что нападение было заранее спланированным и даже продуманным…
     - … в итоге получим, что к нему причастен либо городской совет в полном составе, либо кто-то из его членов, - закончил предложение Дей и прищурился: - А ведь это косвенно подтверждает твое предположение о том, что администрация замешана в похищении студентов.
     - Теперь понимаешь, почему мне не терпится встретиться с советом? – хмыкнула Эвелинн. – Я хочу понять, кого трясти первым. И сделать это прежде, чем они успеют сориентироваться в происходящем.
     - В смысле? – нахмурился демон. – Планами не поделишься?
     - Пока нет, это пустая трата времени. Сам потом все поймешь. Так что, ты попросил правящую верхушку Нейвельгара собраться?
     - Они ждут в Центральной зале.
     - Отлично, - улыбка алаты вышла чересчур зловещей. – Помоги мне с пиджаком, пожалуйста, хочу скрыть бинты.
     Следуя за своей подругой по коридору, ведущему к Центральной зале, Асмодей пытался предположить, что сейчас увидит, и что Лина намерена делать. Получалось не особо хорошо, но одно он понимал четко: близкое знакомство с Эвелинн совет вряд ли сочтет приятным.
     *****
     Городской совет Нейвельгара определенно не пришелся Десмонду по душе. Сначала чиновники дружным хором доказывали, что никогда не посылали запроса в Гильдию, потому что причин для этого не было и нет. Дес потратил немало времени, чтобы объяснить главе администрации, что запрос есть, он обоснован, законен и вообще прошел без заминок все круги бюрократического ада, а потому согласие совета на расследование никому не нужно. Лиан Тайро предпринял еще пару малоубедительных попыток оспорить слова Гончего, но потом получил какое-то письмо, прочел его и тут же дал отмашку поселить «многоуважаемых гостей их Гильдии в покоях на территории администрации». Правда, от разговора на тему расследования ловко ушел.
     Следующие два дня, сплавив Дэнну немного погостить у родителей, мужчина пытался поймать хоть кого-нибудь из чиновников, чтобы расспросить об исчезновении студентов, но те только отнекивались и туманно сообщали, что до некоторой поры не имеют права беседовать с Гончим по данному поводу. До какой именно поры – не уточнялось. Вместе с тем, Дес заметил, что в администрации явно готовились к приезду какой-то важной шишки. Какой – так же не уточнялось. Устав караулить дядечек в дорогущих камзолах и вытягивать из них ответы, Десмонд решил поговорить с более осведомленной и словоохотливой частью населения. И прислуга его не разочаровала: буквально за полчаса жизнерадостная кухарка успела не только скормить ему полноценный обед, но и разложить по полочкам все чиновничьи делишки. Оказалось, что в Нейвельгар вот-вот прибудет некая тианна Риавэйн, которая направлена сюда для поиска пропавших студентов и представляет самого короля. Женщина с неподдельным ужасом поведала Гончему, что тианна – сущий монстр, если верить рассказам тех, кто с ней встречался, жестокая и непреклонная. Да и вообще, по мнению кухарки, от «некромантихи» добра ждать не стоит. Вот чиновники и суетятся от страха.
     В данную минуту мужчина на пару с Дэнной сидел в Центральной зале, меланхолично наблюдая за суетой вокруг. Насколько он понял из сбивчивого объяснения лиана Тайро, Риавэйн прибыла раньше ожидаемого и велела немедленно собрать совет. Дэнна, едва услышав «Риавэйн», засияла довольной улыбкой, но на вопрос напарника лишь загадочно пояснила, что он сам поймет, почему им повезло. Заинтригованный, Десмонд пристально уставился на дверь, едва услышал, как поворачивается ручка.
     Он узнал ее еще по темному силуэту в тусклом свете коридорных факелов. Не поверил и на мгновение зажмурился, вслушиваясь в звонкое цоканье каблуков. Шаги девушки стихли. Видимо, он дошла до длинного письменного стола и остановилась. Только после этого Дес открыл глаза.
     Лина удивительным образом казалась совсем родной, и в то же время чужой, отстраненной. Недобрый прищур сапфировых глаз, губы, тронутые едва заметной зловещей улыбкой, ехидно выгнутая бровь – все это было настолько знакомо мужчине, что в груди защемило. Но чем дольше он на ее смотрел, тем меньше видел в ней свою алату. Макияж, темный лак на ногтях, высокая сложная прическа и ажурные серьги… Эвелинн они были несвойственны. И пусть невероятно шли – все равно вызывали у Гончего странное отторжение. Точно так же, как и одежда. Отправляясь по делам, девушка никогда на его памяти не надевала каблуков и приталенных жакетов, обладающий весьма смелым декольте и вышивкой. Причем, довольно богатой вышивкой: даже с такого расстояния было видно, что лацканы и манжеты пиджака явно не простые пластиковые бусинки украшают.
     Несмотря на всю непривычность образа, невозможно было не признать, что Лина великолепна. Настолько, что мужчина даже не сразу заметил за ее левым плечом Асмодея, не в силах оторвать взгляд от алаты.
     - Правда, красивая? – шепотом поинтересовалась Дэнна. – А ведь еще и…
     Десмонд молча кивнул, не слушая дальше болтовню напарницы и по-прежнему неверяще разглядывая Эвелинн. У него было странное ощущение, что стоит моргнуть – девушка исчезнет. Но она не исчезла, а вместо этого уперлась руками в столешницу и хищно склонилась чуть вперед, обманчиво улыбаясь:
     - Плохие новости, драгоценные мои, - снисходительно усмехнулась Лина. – Покушение ваше позорно провалилось.
     Гробовая тишина, длящаяся с самого момента появления тианны, нарушилась гулом голосов. Одни удивленно спрашивали друг у друга, о чем речь, другие ужасались словам алаты, некоторые возмущенно требовали от девушки объяснений такому кошмарному обвинению… А Эвелинн медленно обводила всех внимательным взглядом, словно запоминая лицо и реакцию. Один за другим чиновники попадали под пристальный сапфировый взор. До тех пор, пока девушка сама не напоролась на точно такой же.
     Лина недоуменно захлопала ресницами, не веря своим глазам, потом потрясенно отшатнулась от стола, утратив весь свой грозный облик. Дей, заметивший Гончего на мгновение позже, несолидно ойкнул и тут же аккуратно придержал подругу, не дав ей пошатнуться.
     - Тианна Риавэйн, что случилось? – к побледневшей алате подскочил градоправитель Элиора, чересчур преданно и обеспокоенно разглядывая ее лицо. – Вам дурно?
     - Не дождетесь, - собравшись с мыслями, огрызнулась Эвелинн, ощущая глухое раздражение от столь фальшивой заботы. – Я просто яд со стрелы перевариваю.
     Мужчина смерил ее оскорбленным взглядом и уязвленно вернулся на свое место, предпочитая с этой минуты хранить гордое молчание и не подставляться под удар. А девушка скрестила руки на груди, выдохнула и вновь обратила свое внимание на совет, не глядя в сторону Десмонда и мечтая поскорее смыться из этого зала:
     - Итак, не хочу надолго отвлекать вас от дел, поэтому быстренько обозначим основные моменты. Из города я не уеду до тех пор, пока не верну студентов своего Университета и не найду виновников похищения. Поверьте, покушениями меня от этого дела отвлечь не получится, так что советую не тратить время попусту. Мешаться под ногами и пытаться запутать тоже не стоит – я этого не люблю. Да и вообще, чем активнее вы будете содействовать расследованию, тем быстрее я закончу его и оставлю в покое всех невиновных. Вопросы есть?
     - Не хотите ли объясниться касательно ваших недавних беспочвенных заявлений? – с дальнего конца стола подал голос молодой человек с темными волосами. – Едва войдя в этот зал, тианна, вы бросили в лицо совету обвинение в покушении на вас, не имея на то весомых причин. Считаете такое поведение допустимым?
     - У меня есть все основания считать это обвинение обоснованным. Но вам их пока знать рано. Еще вопросы?
     Со своего места поднялся Десмонд, и Лина прикусила язык, проклиная себя за последнюю фразу. Она стиснула зубы, ожидая от мужчины подлянки, но тот ее несказанно удивил:
     - Тианна Риавэйн, раз уж вы представляете здесь высшую ступень власти, так может, наконец, обеспечите мне и моей напарнице условия для полноценного участия в расследовании? Городской совет до сих пор не удосужился этого сделать…
     - Не вижу причин для помощи со стороны Гильдии, - отрезала Эвелинн, дернув плечом. – Найти похитителей я сама в состоянии, а защита чужих интересов Гончими в этом деле не требуется. Ребята учились в моем Университете, поэтому их интересы здесь представляю я.
     - А что касательно других пропавших? – не отступал Дес, с трудом сдерживая порыв подойти к алате и дотронуться до нее. – За них кто вступится?
     - Другие пропавшие? – опешила алата, даже перестав подумывать о бегстве.
     - Участники турнира еще от четырех учебных заведений. Представителей которых, между прочим, на днях в город даже не пустили.
     - Сколько их? Ребят?
     - Двадцать три.
     - Плюс семь наших студентов… Итого три десятка похищенных детей… О которых местная чиновничья кучка даже не думала сообщать мне. – Девушка задумчиво помолчала, потом с яростью прошипела: - Запишите мое распоряжение, лиан Тайро, и доведите его до сведения горожан. Во-первых, особый статус города я временно снимаю, и с этой минуты любое решение администрации принимается лишь с одобрения Его Величества. Во-вторых, - она повысила голос, перекрывая поднявшийся недовольный гомон, - закрываю Нейвельгар для въезда и выезда. В-третьих, вы больше не возглавляете совет. Как минимум до окончания расследования ваше место займу я.
     - Вы не имеете права!
     - Да ну? – Лина склонила голову набок. – Не желаете поговорить об этом с Эледером или лианом Вермандом? Собрание закончено, можете быть свободны.
     Едва выпалив последнее слово, Эвелинн резко развернулась на каблуках и буквально вылетела из залы, прихватив с собой Асмодея. В коридоре она затормозила всего на секунду, склонившись поближе к демону и следя, чтобы их никто не услышал:
     - Тот парень, что спрашивал про обвинения, светловолосый мужчина в синем, который сидел рядом с ним, лиан Тайро и мужчина в черном камзоле, лет сорока, с сединой. Когда я вошла в зал и ляпнула про покушение, они испугались больше других. Можешь разузнать о них поподробнее?
     - Не вопрос, - кивнул Асмодей и настороженно посмотрел на подругу: - Слушай, я не знал, что Дес здесь. Клянусь! И я не говорил ему, где ты…
     - Я верю, Дей, верю, - устало перебила его Лина и опасливо покосилась на выход. – Просто разузнай об этих четверых как можно больше. - В дверях показался Гончий, алата торопливо добавила: - А еще сделай так, чтобы он меня не поймал.
     - Лина, немедленно вернись! – громкий окрик мужчины словно подстегнул девушку, и она буквально бегом рванула по коридору. – Нам надо поговорить! Я же все равно тебя выловлю!
     Вместо ответа Эвелинн прямо на бегу открыла пространственный портал и, не оборачиваясь, нырнула в синюю воронку, четко продемонстрировав Десмонду нежелание общаться.

     Глава 24
     Стоило тианне Риавэйн чересчур стремительно удалиться, как члены совета подорвались со своих мест и поспешили сделать то же самое, перебрасываясь на ходу короткими фразами. Дэнну причины такого бегства весьма заинтересовали, ведь она полагала, что чиновники останутся, чтобы если не обсудить приезд тианны и ее указания, то уж перемыть ей кости точно. Девушка повернулась к напарнику, чтобы спросить его мнение на этот счет, но, к своему безмерному удивлению, заметила, что тому, очевидно, плевать, потому что занят Дес куда более увлекательным делом: пытается прорваться сквозь толпу благородных лианов и первым покинуть залу. Она тут же бросилась следом, но мужчина уже успел прорваться в коридор:
     - Лина, немедленно вернись! – Гончий, судя по громкости голоса, совершенно наплевал на присутствие ненужных свидетелей.
     Дэнна остановилась на полпути к двери, так и не сделав очередной шаг. Лина? Такое неформальное обращение к тианне, да еще и на «ты»? С чего Десмонд решил, что может позволить себе такую фамильярность?! Риавэйн, вообще-то, боевой некромант высшей ступени и представитель Его Величества, а не…
     Гончая тяжело плюхнулась на ближайший стул, пораженная внезапной догадкой. Изумление Деса, когда он только увидел Элину, она списала на эффектность последней и ее внешнюю непохожесть на «жуткую некромантиху» из рассказов кухарки. Но что, если это не так? Может, Десмонд просто не ожидал увидеть именно эту девушку?..
     Мужчина вернулся в опустевшую залу и угрюмо уселся прямо на письменный стол, проигнорировав подозрительный прищур напарницы и уставившись в пол невидящим взглядом. Какое-то время Дэнна молчала, не мешая Десу предаваться унынию, хотя вопрос на языке вертелся. Но, в конце концов, желание девушки подтвердить или опровергнуть свою догадку пересилило деликатность:
     - Ты ее знаешь? – Она решила зайти издалека и сделать вид, что ничего не поняла. – Иначе, почему позволил себе назвать Элину Риавэйн просто «Линой»?
     - Риавэйн… - задумчиво протянул Гончий, продолжая изучать глазами узор мозаики на полу. Потом хмыкнул: - Вот ведь зараза! Как не скрывала особо внешность и имя, так и не скрывает. Если я не ошибаюсь, «Риавэйн» - видоизмененное словосочетание, которое с общего эльфийского переводится как «сапфировая душа». Элина и Эвелинн звучит весьма похоже, а про внешний облик и говорить не стоит. Никаких радикальных изменений.
     - Значит, я права, - сама себе кивнула Дэнна. – Стол любимая мною тианна – это алата Страх.
     - Потратить три года на бесполезные поиски, чтобы в итоге встретить ее вот так, совершенно неожиданно, и тут же упустить, - горько усмехнулся Десмонд, покачав головой. В первую секунду показалось, что он пропустил слова напарницы мимо ушей, но внезапно взгляд мужчины стал колючим, а на лбу пролегла тревожная складка: - Погоди, откуда ты знаешь, что Лина – алата Страх?!
     - Боги, ты же сам учил меня сопоставлять все факты вплоть до мельчайших деталей и делать выводы, - закатила глаза девушка. – Я была бы полной дурой, если не догадалась бы.
     - Звучит малоубедительно, - мотнул головой Десмонд. – Не хочешь рассказать поподробнее?
     - Только время тратить впустую, - недовольно пробурчала Гончая. – Все просто: ты алат, у которого были некие дела с себе подобными, девушку, которую ты все время разыскивал, зовут Эвелинн, и она умеет отлично прятаться и заметать следы. Наконец, ты тщательно следишь, чтобы никто в Гильдии не знал о твоей зазнобе, даже имя ее не упоминаешь, и это не может не навести на мысль, что здесь что-то нечисто. Достаточно подробно объяснила?
     - Вполне. Ты кому-нибудь рассказывала о своих догадках?
     - Нет, конечно, - фыркнула Дэнна. – Можно подумать, я не понимаю, чем это для тебе чревато…
     - Что ж, спасибо, - облегченно вздохнул Гончий и замолчал, снова уставившись в пол. Догадаться, о ком он думает, было не сложно.
     А его напарница в эту самую минуту весьма остро ощутила укол ревности и досады. Несмотря на предупреждение Алайны, она рассчитывала все же заменить для Деса его обожаемую, но крайне неуловимую Лину, ведь однажды он уже сделал выбор в ее пользу. Вот только сама себе, как оказалось, вставила палки в колеса: не расскажи она мужчине о похищениях и не приведи его сюда, он бы знать не знал, где его алата. Теперь же… Одно дело конкурировать с той, которую никогда не видела и не знала. Бороться же за внимание Десмонда с Риавэйн не представлялось девушке возможным. Тианна казалась Дэнне умнее, сильнее, красивее и вообще лучше нее во всех качествах. И что самое главное, у алаты было огромное преимущество – она уже занимала все мысли Гончего.
     Эвелинн определенно во многом выигрывала. Но была одна деталь, которая давала Дэнне надежду подпортить идеальность Лины в глазах Деса.
     - Знаешь, а ты ведь зря тогда отказался посетить прием в Нейвельгаре вместе со мной, - заметила она беззаботным тоном. – Давным-давно бы уже успокоился и перестал переживать за судьбу алаты.
     - Почему это?
     - Да потому, что тианна Риавэйн там присутствовала, - фыркнула девушка. – И окажись ты в числе гостей, сам бы убедился, что с ней все в полном порядке.
     - Что она там делала? – удивился мужчина.
     - Сопровождала лиана Верманда, - пожала плечами Дэнна. – Правда, я что-то запуталась в качестве кого. Отец говорил мне, что она прибыла как его телохранитель, но на прощальном приеме Риавэйн составляла лиану пару. А сейчас у нее и вовсе кольцо с его гербом на пальце...
     Десмонд скрежетнул зубами, и девушка притихла, давая ему переварить услышанное. Захочет что-то уточнить – спросит. Впрочем, она отчего-то не сомневалась, что Гончий и так прекрасно понял, что Лина давно уже успешно заменила его.
     Неожиданно мужчина зло двинул кулаком по столу, заставив девушку испуганно вздрогнуть и оторваться от своих мыслей.
     - Я его убью! – буквально прорычал он, поднимаясь на ноги.
     - Верманда?! – потрясенно охнула Дэнна.
     - Асмодея, - рыкнул Дес, потом недобро ухмыльнулся: - А позже, возможно, и этого Верманда. Только сначала расставлю все точки над «и»…
     Глядя вслед удаляющемуся Десмонду, девушка неутешительно констатировала, что просчиталась. Кажется, уточнить некоторые детали ее напарник решил непосредственно у алаты.
     *****
     Дверь содрогнулась от очередного мощного удара, и Лина недовольно поджала губы, все больше убеждаясь в том, что отсидеться в комнате не выйдет. Вообще-то, у нее мелькала крайне соблазнительная мысль снова слинять через телепорт, но алата решила этого пока что не делать. Рано или поздно действительно придется поговорить с Гончим, ведь он вряд ли исчезнет просто так, зачем же откладывать сей животрепещущий момент? Правда, открывать девушка все равно не торопилась, молча сидя в кресле и ожидая продолжения спектакля. Была, конечно, слабая надежда, что Десмонду надоест стучаться, и он уйдет, но вероятность такого развития событий казалась Эвелинн мизерной, поэтому она продумывала, что и как сказать Десу.
     Ее мучительные размышления были прерваны самым грубым способом: дверь не выдержала крайне убедительного стука Гончего и слетела с петель, с грохотом рухнув прямо в комнату. Алата усилием воли заставила себя не шелохнуться, когда некогда красивая деревянная конструкция с неприятным скрежетом проехала по полу до самых кончиков ее сапог.
     - Не лучшее начало разговора, как считаешь? – Лина поднялась на ноги и скрестила руки на груди. – Может, еще и ударишь?
     - Иногда мне кажется, что я тебя готов придушить, - сгоряча ляпнул мужчина и тут же чертыхнулся, проклиная себя за необдуманную фразу. Дес медленно выдохнул, успокаиваясь, и снова посмотрел на девушку: - За дверь прости, но поговорить нам надо именно сейчас, а открывать сразу ты не захотела.
     - И даже больше, я вообще не планировала этого делать, - холодно хмыкнула Эвелинн. – Видишь ли, я пока еще не придумала, как максимально лаконично и доступно сформулировать все то, что хочется высказать тебе в лицо. А тратить время на долгие никчемные объяснения я не хочу.
     - Никчемные, значит, да? – Гончий со странной ухмылкой сделал шаг в ее направлении. - Действительно считаешь, что нам не о чем поговорить?
     - Поговорить, к сожалению, есть о чем, просто долгие беседы неуместны, - алата настороженно следила за каждым жестом Десмонда. Чем ближе он подходил, тем больше ей хотелось позорно скрыться.
     - Мне вот кажется иначе, - покачал головой Дес. Он подошел еще ближе, и девушка все же отступила назад, увеличивая расстояние между ними. – Впрочем, можем начать хотя бы с обмена несколькими предложениями… Чего бы ты от меня хотела?
     - Вообще-то, я бы предпочла, чтобы ты свалил отсюда и сделал вид, что не видел меня, - Эвелинн снова попятилась. – Но поскольку я прекрасно понимаю абсурдность данного желания, то хочу просто попросить тебя сделать вид, что мы не знакомы. Представь, что я действительно тианна Риавэйн, которую ты впервые увидел сегодня на совете, и играй по этому сценарию до самого окончания расследования.
     - А после? – ухмылка мужчины стала явно ехидной.
     - Ты покинешь эту параллель, - передернула плечами Лина и тут же уперлась в низкий подоконник. Дальше отступать можно было лишь в окно, но без крыльев перспектива вертикального полета до земли абсолютно не прельщала. – Собственно, на этом моя тема для разговора с тобой исчерпана.
     - И это все, что ты хотела высказать мне в лицо? – неподдельно изумился Дес, делая еще шаг. – Я ожидал большего…
     - Нет, не все - ядовито улыбнулась девушка, вжавшись в подоконник. – Только мой лимит времени на тебя исчерпан. Мне пора идти.
     - Бесконечно жаль, - с наигранным огорчением вздохнул Гончий. – Ты даже не спросишь, о чем я хотел с тобой поговорить?
     Он подошел настолько близко, что Эвелинн почти уткнулась носом ему в грудь. Она все же не выдержала и вскинула руку, но синие искры лишь мелькнули и тут же погасли, не создав портала. Дес со снисходительной усмешкой перехватил ладонь алаты и крепко зажал ее в своей:
     - Даже не думай, - мужчина с нажимом погладил костяшки пальцев Лины. – Никаких больше телепортов, радость моя, на всей территории города блок на пространственные перемещения.
     - Права не имеешь! – возмущенно прошипела девушка, на мгновение даже прекратив выдергивать ладонь.
     - Еще как имею, я ведь здесь в качестве официального представителя Гильдии, - заверил Десмонд, притягивая алату вплотную к себе и уверенно, никак не реагируя на ее попытки увернуться, приобнимая за талию. Гончий коснулся губами виска Эвелинн: - Ты даже представить себе не можешь, как я соскучился…
     Прозвучало так неожиданно серьезно, что Лина перестала изворачиваться и замерла. И тут же услышала уязвленно-злое:
     - А вот ты, - Дес коснулся кольца на ее левом указательном пальце, - не особенно-то скучала. Ну и каков он, этот счастливец? Верманд, если не ошибаюсь?
     - Быстро же тебе донесли, - недобро сузила глаза девушка. – Дей?
     - Нет, хотя должен был бы. Так кто этот Верманд?
     - Какое твое дело?! – вспылила алата, безуспешно пытаясь выбраться из железной, но, тем не менее, довольно мягкой хватки. – Тебе достаточно знать, что он есть!
     - Не достаточно, раз я спрашиваю, - парировал Десмонд и все же сорвался на более озлобленный тон: – Скажи, как быстро ты меня вычеркнула из своей жизни? Через день-два? Или хотя бы месяц погоревала?
     - Обороты сбавь, - процедила сквозь зубы Лина, сверкнув яростным взглядом. – Забыл, что три года назад ты сам велел мне убираться прочь? А теперь тебя задевает, что я на себе крест не поставила?!
     - Тогда ты затеяла ссору! Да, я допустил ошибку в своих словах, но именно ты начала грызню, и я не удержался. Откуда мне было знать, что ты воспримешь ляпнутую сгоряча глупость всерьез?!
     - Этот разговор не имеет смысла, - перебила его девушка. – Постарайся уяснить одну простую вещь: после той ссоры я твердо решила, что больше никогда с тобой не увижусь и, если бы не эта случайная встреча, все так и было бы. Мне, в общем-то, плевать, что ты думаешь обо мне и Рэе, но в свое оправдание хочу заметить, что он первый мужчина, которого я впустила в свою жизнь за три года, и это произошло относительно недавно.
     - Забавно, - Гончий насмешливо склонил голову набок. – Зачем оправдываться, если тебе плевать?..
     Эвелинн нахмурилась, задумавшись над справедливым замечанием, и упустила из виду тот момент, когда Дес склонился к ее лицу.
     - А теперь послушай, что я скажу, - алата поежилась от шепота, щекотнувшего ухо. – Я тебя так долго искал не для того, чтобы с легкостью уступить кому-то другому. И что бы ты не говорила, но отступлю я только в том случае, если действительно пойму, что второго шанса у нас нет.
     - Может, ты хотел сказать двадцать второго?! – снова взвилась Эвелинн, смутно догадываясь, что дальнейшее общение с Десом будет крайне непростым.
     Подгадав момент, она изловчилась и резко согнула ногу в колене. Но нарвалась на веселый смешок.
     - Хорошая попытка, радость моя, и даже весьма болезненная, - «похвалил» ее мужчина, легко погладив по щеке. – Вот только мимо цели… До скорой встречи, Лина.
     Гончий мимолетно поцеловал оторопевшую алату в лоб и, сунув руки в карманы, с чувством выполненного долга направился к выходу.
     Увесистый цветочный горшок просвистел через всю комнату и врезался в стену чуть выше головы Десмонда, щедро осыпав того осколками и землей вперемешку с ошметками несчастного растения. Сомневаться в том, чьих рук это дело, не приходилось.
     - Надеюсь, ты уже начал понимать, что шансов у нас никаких! – мстительно заявила девушка.
     - Как раз наоборот, радость моя, - Дес соизволил обернуться и продемонстрировать Эвелинн довольную ухмылку.
     - Я тебе не радость! - рявкнула алата вдогонку мужчине, но тот уже успел выскочить за пределы досягаемости, а потому полет второго кашпо оказался совершенно безуспешным.
     *****
     В своей комнате Десмонд застал потрясающую картину: Дэнна, с неестественно прямой спиной сидя на самом краешке диванчика, настороженно косилась на Асмодея, а Князь Ада, откровенно потешаясь, наворачивал круги по комнате, время от времени бросая на Гончую красноречивые взгляды и натягивая на лицо самую обезоруживающую улыбку из своего богатого арсенала.
     - Боится, - заговорщически подмигнул он Десу в ответ на немой вопрос во взгляде последнего, совершенно не заботясь о том, что девушка его прекрасно слышит. – Занятная реакция…
     - Учитывая то, что я о вас читала – нормальная, - нервно хмыкнула Дэнна и поежилась от очередного пламенного взора. Впрочем, присутствие напарника придавало ей уверенности в собственной безопасности, а потому ежилась она скорее от того, что подобные взгляды ловила на себе впервые, пусть они и были наигранными от и до.
     Уловив перемены в настроении Гончей, демон утратил к ней всякий интерес и переключился на Десмонда. В частности, внимательно оглядел чуть потрепанный вид мужчины, приметив грязные разводы на его рубашке, пару листочков и мелкий глиняный осколок в волосах.
     - Когда я сюда пришел, твоя миленькая ученица…
     - Я уже не ученица! – возмутилась Дэнна, но ее возглас остался незамеченным.
     - … сообщила мне, что ты направился поговорить с Линой, - невозмутимо продолжил Асмодей. – Что-то мне подсказывает, что разговор не задался.
     - Впервые за долгое время я смог не только увидеть ее и подойти на расстояние вытянутой руки, но и коснуться, - благостно хмыкнул Дес, стряхнув мусор с волос. – Так что, даже если бы она все-таки врезала мне коленом и попала цветочным горшком по башке – я бы сказал, что это была великолепная беседа.
     - Она кинула в тебя горшком? – вскинул брови демон.
     - Дважды, - по-прежнему благодушно отозвался мужчина. – В принципе, конечно, вполне обосновано… Мало того, что я ей дверь выбил, так еще и в угол загнал.
     - Высо-о-о-кие отношения, - ехидно протянула Дэнна, получила два суровых укоризненных взгляда и тут же сделала вид, что любуется настенным пейзажем. В памяти некстати всплыли слова Алайны, что для Десмонда она кажется ребенком. Недовольно поморщившись, девушка постаралась выбросить это из головы.
     - О чем же вы побеседовали, раз ты близко познакомился с бытовой утварью Лининой комнаты? – полюбопытствовал Асмодей. – Давай, Дес, порадуй меня интересными подробностями вашей встречи.
     - Ну, о некоторых вещах я уже упомянул… А вот самой интересной и, лично для меня, довольно неожиданной, оказалось существование между мной и Линой некоего Верманда. Собственно, я и пошел-то к ней, чтобы выяснить кто это.
     - Откуда ты про него знаешь? – изумился демон. – Я же не говорил о Рэе.
     - Именно поэтому новость о нем и оказалась внезапной, - едко отозвался Гончий. – Ты промолчал, хотя должен был сказать. Чем ты руководствовался, скрывая от меня сей факт?
     - Во-первых, ничего я намеренно не скрывал, просто забыл упомянуть, - увернулся от нападки Дей. – Во-вторых, дал Лине слово не лезть в ее личную жизнь, а Верманд попадает именно под эту категорию. Кроме того, я прекрасно представлял себе, какова будет твоя реакция на подобное заявление... Как-то не хотелось собственноручно выносить Рэю смертный приговор.
     - Можно подумать, сейчас я отреагирую как-то иначе, - недобро ухмыльнулся Десмонд, но тут же поспешил успокоить присутствующих: - Да не смотрите так на меня, я шучу! Не собираюсь я бегать в поисках этого Верманда, чтобы учинить над ним расправу. Просто хочу обстоятельно поговорить с ним, понять кто он, что из себя представляет, и насколько у них с Линой все серьезно.
     - Ну-у-у… Если действительно желаешь объективно определить степень серьезности этого романа, тебе придется и нашу алату как-то раскрутить на откровенность, - многозначительно посмотрел на Деса Князь Ада. – А то у них с Рэем несколько разнятся взгляды на собственные взаимоотношения. Насколько я знаю с ее слов, со стороны Верманда…
     - По-моему, всего минуту назад я слышала, будто вы обещали Эвелинн не лезть в личную жизнь, - не удержавшись, перебила его Дэнна. – Так вот, смею заметить, что разбазаривание информации о ее чувствах и мыслях можно смело отнести к подобного рода вмешательству. Особенно, если она поделилась ею с вами как с другом, а не рыночной сплетницей.
     Асмодей неопределенно хмыкнул, удивленный смелым и весьма справедливым заявлением девушки. Потом соблазнительно оскалился и с размаху уселся рядом с Дэнной, фривольно обняв за плечи:
     - Надо же, какая хорошенькая и одновременно умненькая Гончая, - демон неотрывно уставился ей в глаза. – Милая, не хочешь ли сменить унылую Гильдию на мои личные апартаменты? Карьерный рост и приятные бонусы гарантирую…
     Девушка вспыхнула и глянула на Десмонда в поисках помощи. Но тот лишь руками развел:
     - Что тут сказать? Понравилась ты ему, вот он и увивается… Я тут бессилен.
     Дэнна, догадавшись, что над ней бессовестно подшучивают, разъяренно подскочила с диванчика, пробормотала какое-то невнятное ругательство в адрес обоих мужчин и быстро покинула комнату. Асмодей напоследок послал ей воздушный поцелуй, но стоило двери захлопнуться, как он мгновенно посерьезнел:
     - Ой не дружеское у нее к тебе отношение, Дес, совсем не дружеское, - покачал головой демон. – Ты бы поосторожнее с этой девочкой, чтобы она тобой еще больше не увлеклась.
     - Да знаю я об этой проблеме, - досадливо отмахнулся Гончий. – Хотя понятия не имею, откуда она взялась. Насколько я помню, никакого интереса к Дэнне никогда не выказывал.
     - А он и не нужен, тут все в одностороннем порядке отлично работает, - саркастически хмыкнул Князь Ада и закатил глаза, видя непонимание Десмонда: – Боги, друг мой, это же элементарно!
     Дей изобразил томный взгляд и откинулся на спинку дивана, картинно прижав ко лбу ладонь. После чего громко возвестил сахарным голоском:
     - Ах, эти мужественные шрамы и сильные руки! Ах, эти глаза смелого, отважного, но бесконечно одинокого человека! А этот ореол таинственности, опасная работа, устрашающая репутация! А суровый и жесткий характер! А… - Асмодей кашлянул и вернулся к нормальному виду: - Впрочем, в большинстве случаев девичье здравомыслие отказывает уже после половины вышеперечисленного, в особо тяжких случаях – уже после одних только рук. Между прочим, Лине от твоего отца крышу сорвало именно по такой схеме.
     - Благодарю за лишнее напоминание о запутанных отношениях Эвелинн с моей семьей, - желчно «поблагодарил» его Гончий. – А то я совсем об этом забыл.
     - Всегда пожалуйста, - спокойно пожал плечами демон. – Мой тебе совет: убедись, что Дэнна не питает на твой счет пустых надежд. В противном случае лучше отошли ее в Гильдию от греха подальше.
     - Слушай, она прекрасно знает, что я чувствую к Лине, - Дес опасений приятеля не разделял. – И я уже однажды объяснил ей, что между нами быть ничего и никогда не может. Думаю, Дэнна меня поняла.
     - Тем не менее, твоя напарница по-прежнему желает оказаться там, - Асмодей ткнул пальцем в сторону спальни Гончего. – Уверен, что Эвелинн она воспринимает как соперницу, и без ревности тут не обойдется.
     - Я что-то не очень понимаю, к чему ты клонишь…
     - Ревность порой ощутимо мутит рассудок и толкает людей на немыслимые, чудовищные вещи. Я пока сомневаюсь, что эта девочка со своими чувствами умеет справляться, а потому буду тщательно за ней следить. Мой долг уведомить тебя, что если Дэнна попытается устранить Лину, я устраню ее саму.
     - Ты себя вообще слышишь?! – взвился Дес. – Что за чушь?!
     - Откуда ты про Верманда узнал? – вопросом на вопрос отозвался демон.
     - Дэнна заметила на руке Эвелинн кольцо с его гербом и вспомнила, что видела их вместе на приеме, - честно ответил мужчина, по-прежнему надеясь понять ход мыслей приятеля.
     - Ну да, - меланхолично дернул рукой Асмодей. – Заметила, вспомнила и так опешила от вероломства алаты, что, сама того не желая, проболталась о нем тебе.
     Гончий только собрался возразить, но внезапно вспомнил, как изменился тон Дэнны, когда она поняла, что Риавэйн – это Лина. О тианне его напарница говорила с восторгом, об алате – с едва уловимым злым ликованием. И слова девушки никоим образом не походили на случайные или необдуманные.
     - То-то же, - нравоучительно констатировал Князь Ада, верно разгадав замешательство на лице мужчины. – Так что подумай над ситуацией с Дэнной, а я пока расскажу тебе нечто невероятное о происхождении Эвелинн.

     Глава 25
     - Радость моя, ты опоздала.
     Я скрежетнула зубами от бессильной злобы и молча прошла к своему месту за небольшим обеденным столом в малой чайной зале. Вообще-то, в городской администрации чиновники, как оказалось, собирались для трапез в большой столовой. Однако я подобное разбазаривание казны моментально пресекла. У них дома есть, там и пожрут. Исключением стали лишь шесть человек, вызывавших у меня особое подозрение, временно смещенный мною градоправитель и два его ближайших соратника. Ко всем этим людям я хотела присмотреться как можно лучше, а потому за завтраком, обедом, а порой и ужином они составляли компанию мне и Асмодею. Так же, как Гончий и его напарница. Последняя меня не волновала никоим образом, а вот Дес… Он неизменно оказывался напротив меня, как бы я не пересаживалась, и ощутимо действовал на нервы.
     Обреченно рухнув на отодвинутый прислугой стул, я одарила мужчину мрачным взглядом, преисполненным немой просьбы хоть ненадолго оставить меня в покое. Но то ли взгляд был недостаточно красноречивым, то ли Гончий предпочел его не замечать: меня наградили бесстыжей ухмылкой, многозначительно дернули бровью… А я устало подперла голову рукой. Давай уже, скотина, выступай! Раньше начнешь – раньше закончишь.
     - Я даже хотел сходить за тобой, разбудить. Но потом вспомнил, что ты обычно так сладко спишь и понял, что не смогу нарушить этот сон…
     А вот это он зря сказал. Определенно зря. Я всю ночь по кровати из-за кошмаров металась, Дею, продолжающему ночами зорко следить, чтобы я ничего не натворила, даже будить меня пришлось трижды. Наверное, все же стоило прихватить с собой сон-зелье… В последнее время жуткие сны меня особо не донимали, вот я и расслабилась, отвыкла от них. Теперь же все это вернулось в прежнем объеме.
     Сам того не ведая, Десмонд задел мое больное место и этим внес существенные изменения в сценарий завтрака. Вот уже третье утро подряд за трапезой он откровенно намекал на более чем близкие отношения, что нас связывали, чиновники совета смущенно кашляли и недоуменно переглядывались, а Асмодей и напарница Гончего безуспешно пытались заткнуть его. Я обычно делала вид, что мне на все плевать, и слова Деса моего внимания не стоят. Но сегодня он все нарвался.
     - Увы, сладко поспать у меня не вышло, - огорчение на лице было просто безукоризненным. – Всю ночь заснуть не могла.
     - Чего это так? Кошмары? – хмыкнул мужчина, даже не заподозрив неладное в том, что я соизволила нарушить свое молчание.
     «Еще какие! Твое предательство в особняке Вильгельма, выдирание крыльев, ожидание смерти на полу камеры…»
     - Нет, не они, - вслух я говорила совсем не то, что крутилось в голове. – Просто сложно уснуть на новом месте, да еще и в одиночку. Давно уже не спала без Рэя дольше одной ночи, а тут третью подряд... Непривычно как-то.
     На этот раз поперхнулся Дей. Краем глаза я заметила его чуть удивленный вопросительный взгляд, но объяснять свое поведение не намеревалась и ограничилась ощутимым похлопыванием демона по спине. Зато Дэнна, так, кажется, зовут эту девочку, мою реплику явно оценила: она покосилась на своего напарника с ехидным прищуром и с трудом подавила усмешку, сделав вид, что промокает губы салфеткой. Ну хоть кому-то за этим столом весело…
     - Надо же, - недобро ухмыльнулся Гончий, отставив в сторону бокал. – В кои-то веки решила прекратить игнор?
     - Не совсем, - я пожала плечами, уже жалея, что все же не удержалась. – Просто ты все равно не заткнешься, так к чему мне молча терпеть всю эту брехню?
     - И потому ты решила помянуть некстати своего любовничка?
     - Отчего это некстати? – практически искренне округлила я глаза. – Ты спросил, почему я не выспалась, я честно ответила. А то, что мой ответ не нравится – твоя проблема.
     - Да разумеется, кто ж спорит, - обманчиво спокойно развел руками Дес и резко склонился вперед, немигающе уставившись мне в глаза: - Ни одному слову твоему не верю!
     - Почему это?!
     - Не настолько ты чувствительна, чтобы заметить рядом с собой хоть чье-то отсутствие. Могу поспорить, что умри он – ты спохватишься, что надо изобразить горе, только через пару недель…
     - По-моему, ты забываешься, Десмонд, - Асмодей все же влез в нашу милую перебранку, прекрасно понимая, что я могу не сдержать свои дурные наклонности и закатить Гончему взбучку. – У тебя нет никакого права говорить с Линой в таком тоне.
     - Брось, Дей, прекрати разыгрывать благородного защитника! – зло посмеялся мужчина, не отрывая глаз от меня. – Знаешь, почему я ей не верю? Она называла нас обоих близкими и дорогими ей людьми, а потом просто свалила, даже не попрощавшись. И преспокойно жила три года, ни разу не дав знать о том, что жива и здорова. Допустим, меня ей есть за что проклинать, но ты и свита-то из-за чего попали в немилость?
     Демон промолчал, а я невольно отвела глаза в сторону. В принципе, я могла все объяснить, но выглядеть оправдывающейся не хотела.
     - Молчишь? – продолжил Десмонд, обращаясь уже к Асмодею. – А я тебе отвечу. Просто ей плевать на всех. Для нашей драгоценной Лины нет дорогих, близких и родных, есть только она сама. И ссора со мной была всего лишь отличным поводом избавиться от набившей оскомину компании. Причем, ей было совершенно все равно, что за нее будут переживать, волноваться… Эвелинн чхать хотела на то, что свите, которую она сама же и собрала, может понадобиться обещанная ею помощь… Ты, кстати, не рассказал, что Камилла чуть сына и мужа не лишилась, а клан Себастьяна оказался в изгнании, и вообще чудом уцелела только его половина? Все потому, что они до последнего наивно верили в появление этой синеглазой эгоистки и к нам обращались слишком поздно.
     Я сжала виски, запульсировавшие болью, мечтая о том, чтобы Дес замолчал. Сказать об этом не давал тугой комок, застрявший в пересохшем горле. Мне стало паршиво еще в тот момент, когда он фактически заявил, что я – бесчувственный чурбан, но сейчас состояние стало просто невыносимым. Я не знала о Миле и Себастьяне. Но что еще хуже – отлично помнила их Зов, на который сознательно не ответила. А Гончий умолкать не собирался:
     - Скажи, Дей, за это время, что ты снова изображаешь ее няньку, тебе ни разу не хотелось высказать ей все, что накипело? Например, о том, как тебе осточертело на пару со мной решать проблемы Лининой свиты и подзащитного народа, в то время как она прекрасно проводит время в компании и в постели Верманда?
     - Ты перегибаешь палку! - грубо осадил его демон. – Этот разговор сейчас явно лишний.
     - С чего бы? – оскалился мужчина. – Она спросила, почему у меня нет веры в ее слова, я развернуто объяснил. Девушку, которую не заботила судьба тех, с кем ее связывало нечто гораздо большее, чем привязанность, постель или дружба, просто не может беспокоить жизнь одного какого-то любовника. А то, что мой ответ Лине не нравится – ее проблема…
     Как выскочила из зала – не помню. В себя я пришла лишь в каком-то узком и темном коридорчике, прижавшись лбом к холодной стене и с трудом пытаясь перебороть душащие слезы. Состояние было настолько поганым, что меня совершенно не волновало, как мое бегство выглядит в глазах Гончего, Дея и чиновников. Главное, что я больше не слышала Деса. Дело было даже не столько в смысле его слов, сколько в том, что говорил именно он. Я не раз выслушивала обвинения в собственной чудовищности и эгоизме от многих людей и нелюдей, но никогда это не было настолько больно. Гончий заставил меня впервые на самом деле почувствовать себя настоящей тварью. И за это мне безумно хотелось его убить.
     *****
     - Ты идешь? – Аристарх вопросительно глянул на свою супругу, не торопящуюся подниматься с уютной банкетки. – Надо еще к Тэламу заглянуть, у него какая-то просьба была.
     - Давай без меня, а? – поморщилась Алайна. – Не люблю этого напыщенного типа… Ты сходи сам, а я подожду здесь, с Вэрис поболтаю…
     Глава Гончих, никогда прежде не замечавший за женой антипатий к Тэламу, с подозрительным прищуром посмотрел в кристально чистые и честные глаза элементали. Для пущей убедительности та невинно хлопнула длиннющими ресницами и очаровательно улыбнулась. Мужчина, вздохнул, смирившись с тем, что если Алайна что-то и задумала, выпытывать это бесполезно.
     - Ладно, заберу тебя буквально через двадцать минут, - Аристарх наклонился, поцеловал девушку в щеку и шутливо пригрозил: - Чур, не задавать Вэрис вопросы о нашем будущем! Ерундистика все это.
     - Сколько лет его знаю – все такой же, - с усмешкой покачала головой Провидец, стоило ему удалиться. – Как речь идет о работе, так «Вер, что насчет небольшой консультации с учетом твоих способностей», а как о чем-то личном – ерундистика. Пора бы уже определиться с отношением к заглядыванию в будущее.
     - Как по мне, так все у него с этим отношением в порядке, - усмехнулась Алайна, расправив воздушную юбку серебристого платья. – Я придерживаюсь того же мнения. Знать свое собственное будущее Старху не столь необходимо, а вот предвидеть серьезные проблемы и трудности для Гильдии… Думаешь, почему за все время его главенства Гончие ни разу по-крупному не вляпались?
     - Ну это пока, - веско заметила Вэрис. – И будет особенно неприятно, если такая досадная история все же произойдет, да еще и по вине супруги Главы Гильдии…
     Элементаль скрестила руки на груди и недобро свела четко очерченные брови к переносице:
     - К чему это ты клонишь, хотелось бы знать?!
     - К тому, что я перестала понимать происходящее, - фыркнула Провидец. – Алайна, ты никогда не вмешивалась в дела мужа. Никогда и ни в чем. Что вдруг изменилось? Зачем ты просишь меня врать ему? У тебя появились какие-то дела за спиной Аристарха?
     Девушка вмиг помрачнела и смерила Вэрис долгим внимательным взглядом. Потом обреченно вздохнула:
     - Я вляпалась в крайне неприятную историю. И теперь вынуждена играть по чужим правилам.
     - Эти чужие правила подразумевают подлянки собственному мужу? – удивленно округлила змеиные глаза Провидец. – Ты потребовала скрыть от Старха закидоны Десмонда, а эти закидоны, между прочим, могут привести к малоприятным последствиям. Сама посуди, если выяснится, что в Гильдию входит алат, да еще и крайне лояльный по отношению к алате Страх, давно разыскиваемой за кучу преступлений, Суд Вечности из твоего супруга душу вытряхнет.
     - Суд Вечности, - презрительно процедила сквозь зубы Алайна и вскочила на ноги, не усидев на месте. – Кучка лживых лицемеров, а не Суд Вечности! Это ведь они и заставляют меня плясать под свою дудку!
     Элементаль раздраженно прошлась по комнате, звонко цокая неизменными каблучками и непроизвольно спровоцировав небольшой смерч. Спохватившись, она взмахом руки уничтожила его и повернулась к Вэрис:
     - Помнишь, несколько лет назад я попросила тебя об одной услуге?
     - Ты про алату Страх? – хмыкнула та. – Конечно, помню, ведь я не имею привычки врать обратившимся за помощью, а по твоей просьбе сделала именно это. Тебе зачем-то было нужно, чтобы я убедила Эвелинн в том, что с Гончим им не по пути. Кстати, ты так тогда и не объяснила причину…
     - Все просто, - без тени смущения пожала плечиками Алайна. – Старх тогда был озабочен странным поведением Десмонда, я решила помочь и узнать, что творится с этим Гончим. А когда все выяснила, как раз подвернулась возможность уладить проблему без особых потерь. Алата уже успела засомневаться в правильности романа с Десом, мне оставалось лишь попробовать подтолкнуть ее к правильному решению.
     - Интересно, откуда тебе известны подробности той истории?..
     - Моя стихия помогла. Мне по силам узнать все, что касалось воздуха: произнесенные вслух речи, совершенные поступки. Это очень нелегко, но возможно… Так вот, тогда я прибегла к твоей помощи, чтобы развести алату и Гончего. Некоторое время назад на меня вышел Суд Вечности и потребовал исправить это. Они даже слушать не стали, что моя причастность к расставанию этих двоих не доказана! Просто велели сделать все, чтобы Эвелинн и Десмонд снова встретились, иначе Гильдию и Старха ждет невиданное количество проблем и неприятностей. Мне ничего не оставалось, как подчиниться. Вер, ты не представляешь, что для этого пришлось сделать. Пересказывать все не буду, но одно только выклянчивание советов Плетей мне таких нервов стоило…
     - Ты влезла в чужие жизненные нити?! – ахнула Вэррис.
     - Просто уговорила немного скорректировать некоторые моменты, - поморщилась элементаль. – Ничего существенного.
     - Погоди, - Провидец вдруг недоуменно нахмурилась: - А зачем вообще Суду Вечности все это надо?!
     - Если скажу, не поверишь... Эвелинн – Изменчивая. И Дес - единственный ключ к тому, чтобы она вошла в полную силу.
     - Бред! – неверяще помотала головой Вэрис. – Я ее нить в руках держала, и она не была даже отдаленно похожа на нить Изменчивой.
     - Именно из-за этой странной особенности Суд и упускал ее из виду в течение почти половины тысячелетия, - с сарказмом заметила Алайна. – Теперь же о ней как-то узнали, и Лина нужна им в своей окончательной форме.
     - Что-то я совсем запуталась, - пробормотала Провидец. – Суд всегда безжалостно расправлялся с Изменчивыми, а тут им вдруг понадобилась, скорее всего, единственная подобная алата в полной силе?
     - Не спрашивай меня, сама без понятия, - открестилась элементаль. – Кстати, надеюсь, ты понимаешь, что рассказывать обо всем этом никому не стоит? В первую очередь – моему мужу.
     - Разумеется. Только у меня еще…
     Вэрис осеклась на полуслове, заметив вошедшего Аристарха, и натянула на лицо дежурную улыбку. Зато радость Алайны при виде супруга была абсолютно искренней. Девушка летящей походкой приблизилась к мужчине, запечатлела на его губах поцелуй и потянула за собой к выходу, на прощание махнув Провидцу рукой. От того, что она впервые кому-то рассказала обо всей этой запутанной ситуации, элементали ощутимо полегчало, и теперь в планах у нее было улучшить настроение еще больше.
     *****
     Найти Лину Асмодей сумел лишь спустя полчаса после инцидента за завтраком и то только после того, как ему передали записку от нее. Все это время он метался по коридорам администрации, побывал во всех кабинетах и в библиотеке, дважды наведался в комнату алаты, но все без толку. Демон переживал, что девушка сейчас пребывает не в лучшем состоянии и расстроена словами Гончего, но она сумела его удивить. И не сказать, чтобы приятно…
     Зайдя в Центральную залу, где ожидала его Эвелинн, Дей вздернул обе брови в немом удивлении. На лице ее не было ни единого следа подавленности, расстройства, ярости или обиды. Если говорить совсем откровенно, на лице алаты вообще не отражалось никаких эмоций. Затянутая в черный костюм, с собранными в высокий хвост волосами и сидящая, закинув ногу на ногу, в кресле главы администрации Лина являла собой живое воплощение равнодушия и спокойствия. Ничего хорошего Князь Ада в этом не видел: так подруга слишком сильно напоминала Дору.
     - Ты в порядке? – на всякий случай поинтересовался он, от всей души надеясь, что стоит девушке заговорить – и тщательно сдерживаемые эмоции прорвутся наружу.
     - А что со мной должно быть не так? – лениво изогнула бровь алата, не оправдав надежд приятеля. – Подумаешь, наслушалась гадостей. Не в первый раз. И не в последний.
     - Но из-за стола-то ты выскочила как ошпаренная, - разумно возразил демон. – И вид у тебя был такой, будто ты вот-вот разрыдаешься…
     - У всех порой бывают срывы, - меланхолично дернула плечом девушка. – Я всего лишь не ожидала, что Гончий вдруг решит пооткровенничать на тему отношения ко мне.
     - Ты правда считаешь, что это сейчас была откровенность с его стороны? – скептически хмыкнул Асмодей. – Эвелинн, не глупи! В нем просто говорит злость, ревность… В конце концов, он на пределе своих физических возможностей, и порой эта усталость сказывается на умственной деятельности. Я уверен, Дес не хотел тебя обидеть или задеть…
     - Нет, Дей, именно хотел, - яростно прошипела Лина, не дав ему договорить. – Хотел, и у него это получилось. Он прекрасно знал, что сказать, чтобы ударить побольнее. И вообще, я позвала тебя сюда вовсе не для того, чтобы ты заступался за своего товарища. Ты что-нибудь узнал о тех, на кого я указала после совета?
     Асмодей не без труда подавил вздох облегчения. Злится на Гончего – это хорошо. Это черта, присущая Эвелинн. Пандорра обычно с ледяным спокойствием наматывала кишки обидчиков на палочку, а не злилась. Кашлянув, демон соизволил ответить на вопрос девушки:
     - Итак, начнем с ныне находящегося в бессрочном отпуске градоправителя. Лиан Тайро ни в чем преступном замечен не был, кроме, пожалуй, наличия двух любовниц и одного внебрачного ребенка. Но нас это мало интересует. К Турниру имеет весьма опосредованное отношение, лично присутствовал лишь на церемониях открытия и закрытия. Он вряд ли сумеет назвать без подготовки категории, в которых соревновались участники, не что уж маршруты их следования или составы делегаций. И, подозреваю, что он даже не представляет, где эти сведения взять. Что касается его страха при твоих словах о покушении, то тут все предельно ясно. Отбрось ты копыта – с него первого спросят по всей строгости.
     - Дальше, - кивнула алата, принимая информацию к сведению.
     - Тот парень, что опрометчиво попросил тебя обосновать обвинения и светловолосый мужчина в синем. Лиан Варейт и лиан Хиас, соответственно. Объединяю в одну категорию по нескольким причинам. Во-первых, это двоюродные братья. Во-вторых, именно они занимались списками делегаций и имели доступ ко всей информации: от расовой принадлежности каждого участника до маршрутов следования к учебным заведениям. В-третьих, материальное благополучие обоих явно не соответствует доходам от работы в администрации и состоянию их родов. Лианы живут на о-о-очень широкую ногу. Наконец, о Хиасе есть весьма занимательный факт. В своих родных краях он был замешан в довольно грязной истории. Его тайная и безродная возлюбленная погибла при странных обстоятельствах. Девушка была ведьмой, и смерть списали на ошибку в ритуале. Однако по городу долго ходил слушок, будто несчастная забеременела от лиана и собиралась оставить этого ребенка, а потом ее банально отравили по его приказу, дабы не портить род. И яд был весьма специфический…
     - Варейта и Хиаса в допросную однозначно, - хмыкнула девушка, прекрасно поняв намек приятеля. Она бросила взгляд в сторону открывшейся двери и досадливо скривилась: в зал стремительно ворвался Гончий и его напарница. Эвелинн вновь глянула на Дея: - Что с последним?
      - Это который лет сорока и с сединой? Лиан Эмерт. Тип странный хотя бы потому, что ведет затворнический образ жизни при состоянии, на которое можно полгорода скупить по завышенным ценам. Никогда не был женат, детей нет, и, что меня особенно удивило, никогда не был уличен даже в тайной любовной связи. Причем не только с женщиной, но и с мужчиной. Званых вечеров не устраивает, на приемы ходит крайне редко, живет в скромной квартире.
     - Его тоже в допросную, - после некоторых раздумий заключила алата. – На всякий случай.
     - Без меня ты никого допрашивать не будешь, - безапелляционно заявил Гончий.
     - Боишься, что мое внутреннее чудовище не удержится и запытает до смерти? – едко осведомилась Лина. – Не переживай, я умею вовремя остановиться.
     - Дело не в этом. Если ты не забыла, я здесь с той же целью, что и ты…
     - Конкретно в данную минуту и в этой зале ты с какой целью? – бесцеремонно перебила его Эвелинн. – Продолжить то, что начал за завтраком?
     - Я хочу извиниться, - решимость с лица мужчины как ластиком стерли. – Прости меня, пожалуйста, за все эти слова… Я не хотел сделать тебе больно, всего лишь попытался немного встряхнуть, но сорвался и перегнул палку. Попробуй меня понять… Лин, я не могу видеть на твоем лице это постоянное выражение абсолютной эмоциональной тупости! Оно тебе не свойственно! Злись, кричи на меня, хоть бей и издевайся, но прекрати этот хладнокровный игнор…
     - Бей, издевайся, кричи… - задумчиво протянула алата, постукивая ногтями по столешнице. Потом насмешливо оскалилась: - Дес, ты что, в мазохисты подался? И тебя ммм… отшлепать некому?
     - Ну не при детях же, извращенцы! – Асмодей попытался влезть в зарождающуюся перепалку и разрядить обстановку, но его выступление осталось без внимания. Демон угрюмо чертыхнулся, подхватил «ребенка» в лице Дэнны под локоток и повел за собой прочь из залы: - Идем, милая, тебе тут не место…
      Проводив приятеля и напарницу Десмонда отрешенным взглядом, Лина поднялась на ноги и прошлась вдоль стола. Девушка остановилась неподалеку от Гончего и скрестила руки на груди:
     - Дес, я понять не могу, что тебя не устраивает? С твоим присутствием в Нейвельгаре я уже смирилась, участвовать в расследовании не мешаю… А что лишний раз пересекаться не желаю, так это для тебя же лучше. Никаких лишних выяснений отношений, ссор, скандалов. Как по мне, так мой игнор – лучшее решение проблемы.
     - Такое состояние… - мужчина замолчал, подыскивая слова. - Ты словно неживая. Меня от этой твоей отстраненности корежит. Создается ощущение, словно кто-то чужой натянул маску и пытается быть тобой, но время от времени сбивается с роли. Это, наверное, покажется странным, но лучше быть объектом твоей ненависти, чем попасть под такое тотальное равнодушие.
     - Объекты моей ненависти зачастую долго не живут, - ядовито отозвалась Эвелинн. – Как, например, твой брат. Всегда спросить хотела, кстати, Роланд сразу умер или какое-то время помучился?
     - А вот это уже твоя черта характера, - горько усмехнулся Десмонд. – Цапнуть в отместку за больное и тем самым отплатить обидчику его же монетой.
     - Прекрати это подмечание «моих» и «не моих» черт. Я изменилась, и сильно, поэтому сравнивать с той Линой не имеет смысла.
     - Знаешь, проверить, насколько ты изменилась, не так уж сложно…
     *****
     - Уверены, что нам стоило уйти? – уже в который раз спросила у демона Дэнна, изнывая от любопытства под дверью залы. – Вдруг опять поссорятся?
     - Дьявол, разумеется, я уверен! – не выдержав, повысил голос Асмодей. – Они сами должны разобраться в своих отношениях, без лишних ушей. А если и поссорятся – не беда. Небо от этого не рухнет, и Ад не замерзнет. Эти двое уже столько раз ругались, что я со счета сбился.
     - Да, но раньше она в него горшками цветочными не кидалась!
     - Милая моя, во времена их первых трепетных встреч Лина умудрилась врезать твоему напарнику в пах, по ребрам, рассечь заклинанием бедро, кажется, еще скулу, и один раз даже здорово приложила его о каменную стену. Настолько, что Десмонд какое-то время без сознания валялся. А тут всего лишь какой-то горшок! Ну разобьет она башку Десу, подумаешь… Не сахарный. Кровищу вытрет и нормалек.
     Дей вдруг необъяснимым образом вспомнил слова Доры из Лининого сна:
     «Каждая капелька крови, что попадает на эту ручку, добавляет мне чуточку сил, ведь я существо хтоническое… Чем могущественней существо, тем больше его кровь приближает меня к желаемому результату…»
     А ведь Гончий и алат в одном лице существо достаточно могущественное, чтобы быть для Пандорры лакомым кусочком.
     - Твою мать! – взвыл демон, вцепившись себе в волосы и бросившись в зал. Дэнна причин столь резкой перемены не поняла, однако незамедлительно последовала его примеру.
     Увидев Десмонда, девушка потрясенно охнула и зажала рот ладонью. Дей матерно высказался всеми известными ему конструкциями, но изображать столб не стал и бросился на помощь.
     Грудную клетку Гончего вертикально пересекал десяток глубоких царапин с рваными краями, без сомнениях, оставленных когтями. Для алата рана несколько неприятная, но не смертельная, просто крови слишком много, и от этого картинка кажется столь ужасной. Именно поэтому мужчину гораздо больше заботило состояние Эвелинн, нежели свое собственное: усадив полуобморочную алату на стол, он бережно придерживал ее за плечи и пытался привести в чувство, легко похлопывая по щекам. Та вяло уворачивалась от руки Деса и в себя приходить совершенно не хотела. Демон действовал не в пример жестче: крепко ухватил девушку за плечи и грубо встряхнул. Метод оказался куда более действенным:
     - Дей, ты рехнулся?! – простонала она, схватившись за голову. – У меня сейчас черепушка треснет!
     - Лина, всего один вопрос: ты на Десмонда напала осознанно?
     - Я?! Напала на Деса?! Ты шутишь, что ли? – Эвелинн потрясенно уставилась на приятеля, потом заметила живописную фигуру Гончего, оглядела собственные руки, перепачканные кровью…
     На лице алаты не осталось больше ни следа от той самой эмоциональной тупости, что так бесила Деса. Вот только радости от этого он не ощущал совершенно. В первую очередь потому, что это состояние Лины сменилось на судорожные рыдания на плече демона и без ножа режущее, повторяющееся «я не хотела»…

     Глава 26
     С трудом успокоив Лину и приведя ее в более-менее адекватное состояние, Асмодей отвел алату в комнату, терпеливо дождался, пока она переоденется и отмоет руки от крови, и бдительно проследил, чтобы девушка до последней капли выпила раздобытую им порцию сон-зелья. Похоже, кому-то сегодня сильно повезло: до самого утра Эвелинн будет не до допросов.
     - Ничего не хочешь объяснить? – зловеще поинтересовался Гончий, как только демон вышел из спальни алаты и плотно прикрыл за собой дверь. Мужчина с глухим раздражением отмахнулся от своей напарницы, порывающейся обработать ему раны: - Дэнна, ты можешь просто уйти?! Я не нуждаюсь в твоей помощи, все и так заживет. Дай мне спокойно поговорить с Деем!
     - По-моему, вы спокойно говорить не умеете! – обиженно бросила девушка, швырнула в лицо напарнику смоченную заживляющим настоем марлю и выскочила из комнаты. От стука двери даже стекла зазвенели.
     - Да-а-а, умеешь ты с женщинами обращаться, - саркастически протянул Асмодей. – Одну утром в грязь втоптал прилюдно, на другую рявкнул без повода…
     Десмонд пропустил реплику мимо ушей и оставил без ответа. Князь Ада закатил глаза:
     - Не испепеляй меня взглядом, я сам понимаю, что пришло время рассказать тебе все начистоту. Вообще, я сначала хотел обсудить все с Эвелинн, но раз уж так складываются обстоятельства, пожалуй, стоит скорректировать планы.
     - Ты постоянно говорил мне, что она в порядке, нормально себя чувствует, и особых проблем нет. Знаешь, мне уже совершенно плевать, что ты скрыл существование Верманда, потому что на фоне случившегося это меркнет! Всего долю секунды назад я смотрел в самые любимые и дорогие глаза, как вдруг вместо Лины на меня взглянула эта хтоническая тварь и набросилась с желанием выпотрошить грудную клетку. Ее остановило лишь ваше с Дэнной появление. И из твоего поведения я сделал вывод, что Эвелинн такой фокус не впервые выкинула.
     - Ну, в живых оставила впервые, - хмыкнул Князь Ада.
     - Что?!
     - Обе предыдущие жертвы не пережили встречу с алатой, когда она была… не в себе.
     - Лина убивает?! – Гончий посерел лицом и медленно опустился в кресло.
     - Пытается. Дважды у нее получилось, потом я успешно перехватывал ее прежде, чем, она сделает это снова. А чего это ты так помрачнел? Узнал, что девушка святостью не отличается и все, прошла любовь?
     - Сам себя-то слышишь? – огрызнулся Дес. – Я никогда Лину святой не считал, но меня это мало трогало. Просто убийства… Не способна она на это.
     - Да ладно? – скептически усмехнулся Асмодей. – Плохо же ты ее знаешь, если действительно так думаешь…
     - Я имею в виду, что она не психопатка, жаждущая крови. Эвелинн не лишает никого жизни без повода или крайней необходимости.
     - В свите Вильгельма…
     - Я отлично знаю, что она творила, пока была в свите, - перебил демона Дес. Взгляд Гончего красноречиво свидетельствовал, что слова его не беспочвенны: - Прекрати уводить разговор в другое русло! Что творится с Линой?
     - Дора, - лаконично отозвался Дей. – После ритуала Расщепления в душе Эвелинн остались некоторые частички Пандорры, удаление которых могло серьезно повредить самой алате. Геката, как и я, ошибочно полагала, что душа Доры без оболочки исчезнет, а потому не придавала этому особого значения. До тех пор, пока не заметила перемены в Лине. Наша синеглазая стала чуть агрессивнее, злее, время от времени радужки ее меняли цвет. Но даже тогда Ата не решилась выдать алату, посчитала это побочными эффектами ритуала. А потом все стало несколько хуже: сначала Эвелинн убила некроманта, угрожавшего Верманду, потом охотника на нечисть. И ничего не могла вспомнить о том, как полосовала коготками этих насчастных, возвращалась в Университет, стирала следы преступления с рук.
     Гончий со страдальческим полустоном-полурыком спрятал лицо в ладонях. Демон замолчал, выжидая момент, когда можно будет продолжить.
     - Зачем Пандорре эти убийства? – Дес посмотрел на Асмодея спустя несколько минут. – Мстит Лине за ритуал? Как она вообще может убивать, не обладая физической оболочкой?!
     - Использует в этом качестве Эвелинн. Соннелон расскажет тебе точнее и подробнее, но если коротко, то Дора ухитряется получить контроль над Лининым сознанием, убить, а потом оставить ее один на один с содеянным. И месть здесь далеко не приоритетный момент. Пандорра пытается возродиться в полноценной форме.
     - Используя тело алаты?
     - Именно, - подтвердил Князь Ада. – Каждая капля крови, что попадает на руки Лине, приближает Дору к осуществлению задуманного. И то, что случилось сегодня… Я виноват, что опрометчиво оставил вас наедине. Не знаю, насколько сильнее Пандорра станет за твой счет, но на всякий случай стоит подготовиться к худшему. Возможно, Эвелинн изменится еще сильнее.
     - Так все эти ее странности – дело рук Доры? – поинтересовался Гончий.
     - Даже не надейся, отношение к тебе у Лины исключительно свое собственное, - хмыкнул демон и нахмурился: - Хотя кто его знает, конечно… Порой я ловлю себя на мысли, что все чаще вижу в ней чуждые черты, манеры, жесты.
     - Ты имеешь в виду непривычный внешний облик? – догадливо кивнул Десмонд.
     - Это тоже, но меня больше напрягает ее хладнокровие. Скажу сейчас кощунственную вещь, но твое утреннее выступление добавило мне спокойствия. Раз уж Эвелинн еще способна остро реагировать на подобные выпады со стороны – не все потеряно.
     - Не напоминай мне о моем скотстве, а? – Дес с досадой скривился. – До сих пор простить себе не могу, что сорвался. Ума не приложу, как наговорил столько гадостей, но стоило услышать про этого типа, так крышу вообще снесло…
     - Помнишь, что я тебе про ревность говорил? – многозначительно дернул бровью Асмодей. – Твоя сегодня вышла из-под контроля и спровоцировала нападение Доры, а ведь ты умеешь сдерживать себя и зла Лине не желаешь… Что уж говорить о ревности молоденькой Гончей.
     - Я разберусь с Дэнной, - заверил его Десмонд, давно уже признавший правоту приятеля на счет своей напарницы. – Раньше, чем она что-то отчебучит.
     - Вот и чудно, - заключил демон. – Теперь поговорим о другом. Завязывай действовать Лине на нервы. Если ты хочешь, чтобы мы смогли избавиться от Пандорры, Эвелинн должна быть предельно спокойна и уравновешена, а ваши склоки этому не способствуют никоим образом. Вам еще предстоит научиться объединять половины души.
     - Как это?
     - Соннелон объяснит. В самое ближайшее время он прибудет сюда с Архивом, чтобы мы могли досконально все выяснить об Изменчивых и нынешнем Линином состоянии. Сонн полагает, что справиться с Дорой половине разделенной души не под силу, а вот целой – вполне возможно. Думаю, излишне зачитывать тебе многочасовую лекцию о том, что объединить душу, носители половин которой только и знают, что выяснять отношения, крайне затруднительно?
     - Сам догадываюсь. И я готов сделать то, что от меня потребуется. Вот только… Согласится ли Эвелинн?
     - Жить захочет – согласится, - жестко отрезал Дей. – В ее интересах переступить через все свои обиды. Иначе я буду вынужден принять все возможные меры, чтобы остановить Пандорру, в том числе и крайние. Все это я ей сам объясню, можешь не переживать. Ты главное в руках себя держи и больше ее не провоцируй. А пока иди, займись расследованием. Лина проспит до самого утра.
     *****
      - Дей порой такая дурашка, - благодушно рассмеялась Пандорра, стоя за спиной и перебирая мои волосы. От ее прикосновений веяло холодком, и я ничего не могла поделать с мурашками, непрерывно марширующими по коже. Похоже, сама она о моих ощущениях догадывалась и получала удовольствие каждый раз, когда я передергивалась от омерзения и страха. – Неужели не понимает, что во сне ты уязвимее? Впрочем, я рада, что он накачал тебя зельем. Так скучно торчать здесь в одиночестве, а теперь я могу поболтать с тобой…
     - Зачем ты это сделала? – Я все же отскочила в сторону и развернулась к Доре лицом. Невольно провела рукой по волосам, чтобы избавиться от чувства, будто она все еще прикасается к ним. – Зачем ты напала на Деса?
     - Ты действительно не догадываешься, или просто решила так неумно завязать беседу? – недовольно прищурилась девушка. – Я ведь предупреждала: попытаешься мне препятствовать – жертвы будут выбираться из твоего ближайшего круга. Между прочим, в этот раз я даже чуть поберегла тебя. Заметь, это был всего лишь Гончий.
     - Всего лишь?! – прошипела я, от гнева утратив последнюю каплю страха. – Всего лишь Гончий?! Да ты совсем рехнулась, дрянь?!
     - Выбирай слова, если хочешь проснуться! – Пандорра в мгновение ока оказалась совсем рядом, и я почувствовала на своей шее ее пальцы с удлинившимися когтями. – Я ведь могу наплевать на то, что погибну сама, и прямо сейчас придушить тебя на месте. Мне терять особо нечего.
     - Зачем ты напала на Деса? – прохрипела я, повторяя свой вопрос.
     - Во-первых, ты не представляешь, насколько возросли мои силы от его крови, - Дора небрежно отпихнула меня в сторону и вальяжно уселась прямо в воздухе, закинув ногу на ногу. – Да что там, ты ведь даже понятия не имеешь, насколько вы сильнее рядом. Две половины одного целого… Ну да ладно, об этом мне тебе незачем рассказывать. Во-вторых, ты ведь сама этого хотела. Убить Десмонда. Скажешь, нет?
     Пандорра немигающе уставилась на меня с хитрой ухмылкой. Уж не знаю, чего она ждала, но, судя по вспыхнувшим рубиновым огнем глазам, я точно ее разочаровала:
     - Ошибаешься, дорогуша. Никогда этого не хотела. И не хочу.
     - Ой ли? А когда он тебя Вильгельму на блюдечке преподнес? А когда ты в подвале на грязном полу и с развороченной спиной подыхала? А сегодня утром, когда он за завтраком по тебе катком прошелся? Я ведь могу ковыряться в твоих мыслях и чувствах…
     - Если бы ты действительно могла это делать, то знала бы, что меньше всего я хочу смерти Гончего, - насмешливо оскалилась, отчего-то уже совершенно не опасаясь Дору. – И если мне придется уничтожить себя, чтобы оградить его и многих других от тебя, будь уверена – я это сделаю. Без колебаний и сожалений.
     - Духу не хватит! – прошипела девушка с ненавистью. – Ты слишком сильно рассчитываешь на помощь Дея и Соннелона, чтобы решиться на это!
     - Тронь еще раз Деса, и проверим, кто из нас прав.
     - Не просто трону, я его на клочки разберу! – рявкнула Пандорра и снова бросилась ко мне, но повторно сомкнуть когти на моей шее не успела…
     Я резко уселась на кровати, хватая ртом воздух так, будто вынырнула с большой глубины. Настолько резко, что в первую минуту виски ломануло болью, и голова закружилась. Да уж, преждевременное пробуждение после лошадиной дозы зелья – вещь малоприятная. Но я крайне рада тому, что смогла это сделать. Вдруг она действительно не дала бы мне проснуться?
     Почувствовав, как по шее стекает что-то теплое, я невольно потерла ее и с безмерным удивлением увидела кровь на ладони. Что-то ее сегодня слишком много…
     Отражение в зеркале было кошмарным: мертвенно-бледная кожа и бисеринки пота на лбу, пересохшие губы, синяки под глазами. Картину довершали пять длинных царапин, набухших кровавыми каплями: четыре с одной стороны шеи и одна с другой. Кажется, я понимаю, что Пандорра имела в виду, когда говорила, что стала сильнее. Раны, нанесенные ею во сне, остались на месте и наяву.
     В эту самую минуту я как никогда четко ощутила всю степень своей опасности для окружающих. И особенно для Деса. Что бы я не говорила ему в лицо, смерти Гончему я действительно никогда не желала. Признаваться в причинах этого не стану даже в мыслях и самой себе, но факт остается фактом. А сейчас он был первым кандидатом на упокоение. Дора весьма четко дала мне понять, что его кровь для нее – словно живая вода, да и потом, она наверняка решит отомстить за палки в колеса. Мне паршиво только от того, что я попыталась покромсать Деса на ленточки, страшно подумать, что я буду чувствовать, глядя на его труп.
     Не отходя от зеркала, я позвала Гекату. Демонесса ответила не сразу, а появившись в зеркале, выглядела взбешенной. Видимо, вызов был не вовремя.
     - Ата, прости за внезапный зов, но мне необходимо поговорить с тобой.
     Лицо подруги немного просветлело, плотно сжатые губы расслабились:
     - Ничего страшного, я просто немного не в духе. Это чертово дело с ритуалом некроманта не двигается с мертвой точки!
     - Так плохо?
     - Отвратно. Количество жертв огромное, больше сотни, а отголоски магии такие слабые, будто здесь курицу резали. И я не могу понять, как такое возможно… Ладно, это мои проблемы, грузить лишний раз не буду. Что у тебя стряслось?
     - Я должна покинуть Нейвельгар. И хочу попросить тебя или Кайлу заменить меня как можно быстрее.
     - Покинуть Нейвельгар?! – вытаращилась на меня демонесса. – С чего вдруг?! Ты ведь сама туда вызвалась поехать.
     - Знала бы, чем это обернется, вряд ли бы поехала, - мрачно пробурчала я в полголоса, потом уже громче: - Ата, просто поверь мне, я должна уехать.
     - Либо ты называешь причину, либо я немедленно обрываю связь, - на удивление жестко отрезала Геката. – Эледер не выпускает меня, Кайлу и Верманда из виду, ежедневно требуя отчетов. И Его Величество сильно не в духе. Я должна иметь очень веские основания, чтобы попытаться выбить у него разрешение на замену.
     - Дес в Нейвельгаре и…
     - Ясно, - оборвала меня на полуслове демонесса и сердито нахмурилась: - Послушай-ка меня, Лина, внимательно. Появление твоего Гончего - это не причина сломя голову драпать из Нейвельгара. Возьми себя в руки и подумай о судьбе студентов, которые могут пострадать из-за твоего позорного бегства.
     - Ата, ты не понимаешь, дело в…
     - Знать ничего не хочу! – непреклонно помотала головой Геката. – Я не буду ссориться с Эледером и ставить весь Университет под удар только из-за твоих запутанных отношений с мужиком! Разберись со своими чувствами и не разводи страданий на пустом месте.
     Изображение демонессы исчезло прежде, чем я успела возразить. Прекрасно. С одной стороны, она безусловно права, но с другой… Ну не в силах я разобраться со своими чувствами! Мне проще найти того чертова некроманта и надрать ему уши, чем просто поговорить с Гончим в нормальном тоне.
     Вот только Ата справедливо заметила, что судьба студентов зависит от меня. И надо где-то набраться мужества на обстоятельный разговор с Десом. Без ругани, препирательств и попыток отгородиться от него за показным равнодушием… Ах да, надо еще как-то обезопасить его от Пандорры.
     Интересно, почему частичка меня пребывает в эйфории, в то время как я нахожусь в полной заднице?..
     *****
     - Какой недоумок установил преграду для пространственных перемещений в городе?!
     Соннелон ворвался в гостиную администрации Нейвельгара, пылая праведным гневом и грозно сверкая очами изумрудного цвета. Следом за сердитым юношей неторопливо вышагивала гибкая и худощавая девушка лет шестнадцати на вид. И если лицо демона отражало богатейшую гамму чувств, то девчонка выглядела абсолютно безучастно. Зевнув, она плюхнулась на свободный стул, не здороваясь и вообще не обращая никакого внимания на Гончего, Асмодея и Дэнну. Последняя мрачно уткнулась в книгу, и лишь время от времени заинтересовано посматривала на новоприбывших. Дес и Дей же без стеснения впились изучающими взглядами в незнакомку.
     - Так я спрашиваю, какой придурок ввел запрет на пространственную магию?! – снова вопросил Соннелон. – Я, архидемон и Легионер Ада, шел пешком от самого леса до городских ворот! Пешком!
     - Все мы иногда уподобляемся простым смертным, - философски изрек Асмодей, не спеша сдавать Гончего. И тут же перевел тему: - Не знаю, как сказать поделикатнее, но мы ждали тебя с Архивом… Ты же не хочешь сказать, что это юное апатичное создание и есть Архив?!
     Девушка презрительно тряхнула коротко стриженными светлыми волосами и посмотрела на Дея. Тот передернулся: взгляд у нее был далеко не юный и слишком проницательный. Будто она его насквозь видела.
     - Князь суккубата и инкубата, Князь Ада, Легионер Тьмы, демон Похоти и Мести, - четким и ровным голосом отрапортовала девушка. – На данный момент в подчинение было возвращено тридцать семь легионов, хотя до конфликта с Люцифером их было в два раза больше. Общий возраст восемь тысяч триста сорок семь лет по наиболее распространенному среди параллелей летоисчислению, возраст после вынужденного перерождения насчитывает тысяча пятьсот двадцать два года. Еще сомнения в моей компетенции есть, или перейдем к перечислению фактов личной жизни?
     - Об этом, пожалуй, стоит умолчать, - мгновенно спохватился Асмодей и ослепительно улыбнулся девушке: - Драгоценный Архив, приношу свои глубочайшие извинения, был не прав, выказав сомнения в…
     - Да мне все равно, - хмыкнула девушка. – И я не Архив.
     Демон задумчиво поскреб подбородок, полагая, что где-то что-то недопонял, но недоумение на лицах Дэнны и Гончего его приободрило. Видимо, они тоже запутались.
     - Нема не сам Архив, а одно из его воплощений, - снизошел до пояснения Сонн. - Она, конечно, молоденькая совсем, всего за пять тысяч лет перевалило…
     - Угу, прям младенец, - угрюмо пробурчала Дэнна.
     - … но необходимой нам информацией обладает. Кроме того, ее услуги нам обойдутся куда дешевле, а в случае необходимости она легко сможет получить доступ к знаниям и памяти главного Архива.
     - Куда дешевле? – сузил глаза Гончий. – Любопытно, а что под этим подразумевается?
     - Сущий пустяк, - беззаботно хмыкнул Соннелон. – Нема хочет лично познакомиться с Линой. В то время как Архив требовал заключение сделки с Эвелинн. Он ей информацию – она ему услугу. Я, конечно, вашу алату мало знаю, но сдается мне, что за такой масляный взгляд и недвусмысленные намеки она бы все параллели оставила без этого всезнающего субъекта…
     - Поправочка, - нахально перебила демона Нема. – Архиву чуждо вожделение, и его намеки ты неправильно расценил. Он имел в виду, что расскажет девушке все о ее истиной природе, а она однажды использует свой Дар на его усмотрение. И хочу заметить, ты правильно сделал, что отказался. Порой мой хозяин становится слишком непредсказуемым в своих действиях, а Дар Изменчивой – не та вещь, что стоит доверять подобному существу.
     - Раз уж ты сама затронула эту тему… - протянул Асмодей. – Не остановишься подробнее на том, что это за Дар такой?
     - Нет, - спокойно помотала головой девушка. – Только после знакомства с алатой.
     Как по заказу, двери гостиной распахнулись, явив всеобщему взору Эвелинн. Опешив от столь пристального к себе внимания, она замерла на пороге и неосознанно коснулась высокого воротника блузы. Потом дернула плечом, стряхивая оцепенение, и глянула на Гончего. Правда, взгляд на нем девушка задержала всего на секунду, после предпочла смотреть чуть левее лица мужчины:
     - Ты, кажется, собирался присутствовать на допросах?
     Десмонд в полном недоумении поднялся на ноги и снова уселся обратно. Ожидая, пока он соберется с мыслями, Лина оглядела гостиную, заметила хищно-заинтересованный взгляд незнакомой ей девчонки и предпочла снова обратить все свое внимание на Гончего:
     - Ты долго еще собираешься пялиться на меня, как на умертвие?
     - А ты разве не должна сейчас спать?
     - Должна, но, как видишь, не сплю, - алата раздраженно закатила глаза. – Боги, Дес, ты можешь не тратить время на ерунду?!
     - Легко.
     Мужчина шустро поднялся на ноги и бросился вдогонку Эвелинн, которая уже успела выйти за дверь. Асмодей проводил его ехидным взглядом:
     - Ну разве что хвостиком не завилял, - иронично хмыкнул демон, краем глаза заметив, как Дэнна с досадой поджала губы и отшвырнула книжку. Дей ухмыльнулся: - Что скажешь, Сонн, это мимолетное явление Лины можно счесть знакомством? Может, кое-кто займет нас увлекательным рассказом?
     - Даже не думай, - фыркнула Нема. – Никакого рассказа до тех пор, пока я не поговорю с Изменчивой.
     Воплощение Архива склонила голову набок и уставилась в никуда. Девушка едва заметно улыбнулась:
     - Надо же, так на него похожа… И как только ее проглядели?

     Глава 27
     Гончий с обманчивой расслабленностью откинулся на спинку стула и закинул руки за голову. Лина стояла рядом, опершись бедром о край массивного деревянного стола и машинально ковыряла ногтем столешницу, сплошь покрытую пятнами всевозможных оттенков от красного до темно-коричневого. При этом девушка не забывала сверлить взглядом мужчину у стены напротив, чьи руки были скованны. Лиан Эмерт же не отводил глаз от руки девушки, которая так легко поганила монолитную дубовую доску. Он нервно сглотнул и все же решился посмотреть на Лину:
     - Тианна Риавэйн, что все это значит? Вы в чем-то меня подозреваете?
     - Я ведь уже все объяснила, - Эвелинн скрестила руки на груди. – Мне стало известно, что именно вы внесли предложение перенести турнир на несколько дней раньше. Я хочу знать, с чем это было связано. И почему учебным заведениям об этом не сообщили.
     - Письма были разосланы…
     - Ни черта подобного, - отрезала алата. – Ни одно заведение подобного послания не получало. Я могу поверить, что оно случайно не дошло в одну школу, или даже в две. Но не во всем разом. Так с чем был связан перенос турнира?
     - Строительство торгового портала должны были начать раньше…
     - Лиан Эмерт, я начинаю терять терпение, - голос девушки стал ощутимо холоднее. – Вы не кажетесь матерым преступником или отъявленным мерзавцем, поэтому не хотелось бы демонстрировать вам мое мастерство ведения допроса в грубой форме. Просто ответьте на заданные вопросы.
     В глазах Лины промелькнуло нечто такое, что заставило мужчину вздрогнуть, звякнув кандалами, и чуть отойти назад. Он на мгновение зажмурился, потом выдохнул:
     - Хорошо. Я все скажу. Вы - тианна, поэтому должны понять меня, - лиан Эмерт сцепил руки в замок. - Я маг с наложенной бессрочной печатью. Много лет назад мой ученик позволил себе творить страшные вещи, погибли люди. Парня казнили, а меня, как его учителя, подвергли опечатыванию. Суд обещал, что это продлится года три, не больше, но прошло уж более пятнадцати лет, а печать по-прежнему на мне. И снимать ее никто не планирует.
     - Сочувствую, - не особо сердечно отозвалась Эвелинн. – Какое отношение это имеет к делу?
     - Незадолго до турнира я получил письмо, в котором меня просили передвинуть дату. Взамен автор послания обещал вернуть мне возможность пользоваться силой.
     - И вы так легко согласились выполнить условие? – не поверила алата. – Даже не будучи уверенным в том, что это действительно вернет вам магию?
     - Отчего же? Разумеется, первое письмо я счел глупой шуткой и выбросил. Точно так же поступил со вторым и третьим. А четвертое принесла девушка. Светловолосая такая, миловидная. Она не представилась и вообще предпочитала сидеть так, чтобы я не мог хорошенько разглядеть ее лицо. Эта девушка сказала мне все то же самое, что было в письмах, а потом доказала, что в ее силах снять печать.
     - Убрала ее и почти тут же восстановила? – предположила Лина.
     - Именно, - подтвердил мужчина, не особо удивившись догадливости Эвелинн. Все-таки тианна, а не деревенская знахарка. – И тогда я согласился выполнить ее просьбу. Ничего страшного или преступного я в ней не увидел. А письма с предупреждением все же разослал. Не знаю, почему они не дошли, но я собственноручно написал каждое и передал посыльному. Тианна Риавэйн, поверьте, я никоим образом не хотел навредить кому-либо! Вы маг, вы должны понять мое желание вернуть…
     - Я понимаю, лиан Эмерт, - мягко прервала его девушка. – И преступления в ваших действиях не вижу. Можете быть свободны.
     Лина щелкнула пальцами, и кандалы на руках мужчины расцепились. Тот недоверчиво потер запястья, глянул на представительницу Его Величества, и лишь убедившись в том, что она не шутит, спешно вышел из камеры.
     - Хиаса, - коротко велела девушка заглянувшему стражу. – И поживей. Да, родственничка его тоже можете прихватить.
     - Ты в самом деле так просто отпустишь этого Эмерта? – поинтересовался Гончий, с затаенным удовольствием разглядывая задумчивую алату.
     - Его не за что наказывать. Он всего-навсего перенес дату турнира, это не преступление. К тому же, лиан о письмах не соврал, я это чувствую, хотя проверить не помешает. Конечно, он не должен был идти на поводу у посторонних людей, но я действительно могу его понять. Находиться под печатью для мага… Это все равно, что надеть «Оковы Дьявола» и ключ выбросить. Ты знаешь, какая сила кроется у тебя внутри, знаешь, как ей воспользоваться, но не можешь этого сделать и даже шанса не имеешь на то, чтобы попробовать снять их. Поверь мне, это невыносимое ощущение.
     Эвелинн упомянула оковы без задней мысли, а потому даже не обратила внимания, как дернулся Дес. Алата вдруг посмотрела на него так, будто только сейчас поняла, что он сидит совсем рядом. Девушка отошла на несколько шагов в сторону и заметила, как удивленно оглядел ее мужчина.
     - Для твоей же безопасности, - пояснила она и опустила глаза. – Понимаешь, то что произошло… Прости меня. Я не хотела этого и не хочу, но не могу дать гарантий, что смогу сдержать себя. Точнее, не себя, а Дору. Все это сложно объяснить…
     - И в этом нет необходимости, - остановил путаную речь Лины Десмонд. – Дей мне уже все рассказал. За мою безопасность можешь не переживать, я не допущу повторного нападения.
     - Как будто подавить во мне Дору в твоих силах!
     - Подавить ее – нет, - спокойно отозвался Дес. – Не дать ей пролить кровь твоими руками – да.
     - Мне бы твою уверенность, - натянуто улыбнулась Эвелинн, но все же почувствовала себя немного лучше.
     До тех пор, пока не увидела перед собой лиана Хиаса и лиана Варейта. Страх двоюродных братьев перед ней и Гончим был настолько сильным, что алата ощутила его от самого порога, и глаза ее блеснули искорками, отзываясь на колебания Дара. Девушка не без труда подавила сияние, чтобы случайно не выдать свою истинную сущность, и медленно выдохнула, настраиваясь на беседу.
     - А что, в столице Виттории так принято? – лиан Хиас не дал ей даже рта раскрыть. – Каждая аристократская… любовница, будь она хоть трижды ведьмой и стражем, может сунуть любого человека за решетку и играть в допрос?
     - Рот закрой, - ласково посоветовал благородному лиану Десмонд. – Иначе в допрос будешь играть со мной. Можешь быть уверен, тебе не понравится.
     - Собираетесь избивать до полусмерти? – не внял совету Хиас. Варейт, в отличие от брата, предпочитал благоразумно молчать. Что ж, страх на всех влияет по-разному. Кто-то впадает в ступор и слова сказать не может, а кого-то несет во все тяжкие.
     - Не люблю полумеры, - развел руками Гончий.
     - С вашей стороны так любезно заступаться за тианну, - едко заметил лиан. – Быть может, она не только с аристократией тесно общается, но и с Гильдией вашей?
     Грязный намек был буквально написан на роже Хиаса. Судя по виду, с которым Дес шагнул к мужчине, он явно собирался грубо переправить этот намек на что-нибудь более приятное его душе. Но в последний момент удивленно замер на месте: Эвелинн твердо удержала его за плечо, вынудив остановиться:
     - Не стоит, - девушка приподняла уголки губ в загадочной усмешке. – Любые физические повреждения на арестантах при разбирательстве в суде будут расценены в их пользу. Я могу поиграть по-другому. Аккуратнее. Незаметнее. И с большей пользой.
     Гончий покорно отступил, смерив братьев сочувствующим взглядом. Впрочем, сочувствие это было далеко не самым искренним.
     Лина развернулась к Хиасу и Варейту, картинно поправила прическу…
     - Вам все равно никто не поверит, - злорадно усмехнулась алата.
     И сбросила все барьеры, принимая истинный облик.
     *****
     Происходящее вызывало у Деса странную тревогу. С одной стороны, Лина не делала ничего ужасного, всего лишь применяла свой Дар и, надо заметить, не в полную силу. Играя страхами обоих братьев, девушка заставляла их незамедлительно и предельно честно отвечать на все ее вопросы. Слушая эти ответы, Гончий чувствовал нарастающую волну бешенства, но держал себя в руках на тот случай, если к рукоприкладству решит перейти алата. Пока что она внешне выглядела спокойной, но мужчина все равно был предельно сосредоточен, чтобы в случае необходимости успеть перехватить Эвелинн.
     Лина вновь подошла к Хиасу, оставив на какое-то время его брата в покое, и пристально заглянула в глаза. Тот попытался отвернуться, но девушка крепко ухватила его за подбородок, удержав голову на месте, и продолжила свою пытку.
     Гончий, стоя позади, разглядывал алату. От каждого ее движения вокруг всей фигуры вспыхивали столь привычные огненные искорки, тонкая ткань синего платья при шаге четко обрисовывала ногу, и Дес знал, что стой он сбоку – ему прекрасно было видно не только силуэт, но и саму роскошную конечность. Зато точеная спина Эвелинн представала перед ним в полной красе: глубокий вырез платья и высоко собранные волосы ничего не скрывали.
     Мужчину точно громом поразило. Вот то, что вселяло в него тревогу! Спина алаты, безусловно, прекрасна, но он не должен видеть ее из-за крыльев, ведь Лина пребывает в истинном облике. И что еще хуже, она использует Дар, не обезопасив себя от его побочного действия. Для Мастера воздействие на двух людей разом не проблема, но это совсем не значит, что подобные манипуляции совершенно безвредны.
     - Уведи их прочь, или я за свои действия не отвечаю! – прошипела Эвелинн, на всякий случай отходя в сторону. – Лживые твари…
     Дес незамедлительно вызвал стражей, поручив лианов их заботам. Видя состояние допрашиваемых, конвоиры опасливо покосились на алату, очевидно, окончательно удостоверившись в том, что слухи о жестокости тианны Риавэйн – чистейшая правда.
     - С тобой все в порядке? – осторожно окликнул девушку Гончий.
     - Они их продали! – рявкнула Эвелинн, так и не вернувшись к обычному виду. – Без малейших колебаний продали! Один ради понравившейся бабы и денег, а другой вообще исключительно ради денег!
     - Лина, твою злость я понимаю и разделяю, но постарайся успокоиться. Для тебя это может быть чревато серьезными последствиями.
     - Ты о Доре? – хмыкнула алата. – Да ей смысла нет вылезать, я их и так порвать готова… Эти студенты… Дес, они ведь дети, даром что магически одаренные! Дети, которые не в состоянии оказать серьезное сопротивление! Ума не приложу, зачем они могли понадобиться это светловолосой девушке, о которой говорили все допрашиваемые, но у меня дурные предчувствия. А ведь я даже не представляю пока, как на нее выйти!
     - Зато я, кажется, знаю, - мужчина на мгновение заколебался, сомневаясь в том, что следует продолжать. – Еще как только Эмерт об этой девице упомянул, сразу подумал о Каролине.
     - Кэрол? – неподдельно изумилась Лина. – При чем тут она? Зачем ей вдруг оказались нужны…
     Девушка потрясенно выдохнула, так и не закончив фразу. Вопрос отпал сам собой.
     - Не ей, - Эвелинн нервно потерла лоб. – Не ей, а Вильгельму. Боги, неужели он снова затеял свои эксперименты?!
     - Похоже, что так. И этот мир уже не первый, где Каролина… собирает для него материал.
     Алата отвернулась от Десмонда и уперлась руками в стену, опустив голову.
     - Поверить не могу. Эти мрази продали детей такому чудовищу, как Вильгельм. Тут и правда Дора не нужна, я сама все сделаю.
     - Вот уж нет, - сурово отозвался Дес. – Ты о них руки марать точно не будешь! Переправлю обоих в Гильдию, там с них шкуру спустят, будь спокойна.
     Лина промолчала. Гончий хотел спросить, не возражает ли она против такого решения, но не успел даже слова сказать. На его глазах вдоль позвоночника девушки скользнуло неяркое свечение, оставляя за собой едва заметный узор из причудливых символов. Приблизившись к Эвелинн, мужчина аккуратно дотронулся до рисунка рукой. От его прикосновения алата дернулась и вытянулась в струнку.
     - Что ты делаешь? – нахмурилась она, резко развернувшись к Десмонду.
     - Погоди, - отмахнулся тот, снова повернув ее спиной к себе. От узора не осталось и следа: - Показалось, что ли…
     - И что ж тебе там показалось такое?! – едко поинтересовалась Лина.
     - Рисунок…
     - Как-то не припомню, чтобы делала себе татуировки, - скептически фыркнула девушка, скрестив руки на груди.
     Внезапно ноги ее подкосились, и Эвелинн, покачнувшись, рухнула прямо в руки Гончего. Уже второй раз за сутки он ловит ее в бессознательном состоянии и усаживает на стол, впору задуматься о введении такой традиции. Дес справедливо опасался повторного нападения, а потому одной рукой поддерживал девушку в вертикальном положении, а другой крепко сжимал оба ее запястья. Однако переживания его оказались напрасными: ресницы алаты дрогнули, и она открыла глаза чистейшего сапфирового цвета. Лина поморщилась, будто ей было дурно, но качаться, как лист бумаги на ветру, перестала, и сидеть могла уже без поддержки.
     - Дора? – лаконично поинтересовался мужчина.
     - Нет, просто у Хиаса боязнь замкнутых помещений, в том числе и допросно-пыточных, - слабо попыталась отшутиться Эвелинн, но ее улыбка больше походила на гримасу боли. – Сейчас все пройдет.
     - Откат после применения Дара, - констатировал Десмонд и строго воззрился на алату. – Лина, ты с ума сошла? Почему не выпустила крылья?! Если бы ты это сделала, тебя бы сейчас не шарахнуло чужими страхами!
     - Если бы могла – непременно выпустила бы, - флегматично огрызнулась девушка. – У меня нет крыльев, Дес. И ты отлично знаешь, как так вышло. По крайней мере, мог и помнить это…
     - Но… - Гончий потрясенно отшатнулся. – Погоди, прошло уже больше пяти лет. Я думал, что… В прошлый раз ты ведь вернула их примерно за год…
     - То было в прошлый раз, - с мнимым равнодушием развела руками Эвелинн. – Видишь ли, я единственная, кого крыльев лишили повторно. А потому сказать, возможно ли отрастить их снова, никто не может. Вот я и живу в ожидании чуда.
     - Интересно, этот демон хоть когда-нибудь выкладывает все и сразу?!
     - Не вини его, Дей сам не знает. Он и так изо всех сил старается помочь мне с Пандоррой, не хочу загружать его еще и этим. Все равно здесь он бессилен.
     Лина снова покачнулась и вцепилась в плечо Десмонда, не желая познакомиться лбом со столешницей или полом. Взгляд ее стал абсолютно расфокусированным и хаотично метался с одной точки на другую, а в какой-то момент глаза заволокло полупрозрачной голубоватой пеленой, очень похожей на то сияние, что Гончий уже видел на спине девушки. Он встревоженно обхватил ее лицо руками:
     - Эвелинн, посмотри на меня! Какого дьявола с тобой творится?! Снова откат?
     - Ты не мог бы сделать некое усилие над собой и приткнуть свой страх за меня куда подальше, хоть на секунду? – туманно отозвалась та через мгновение, все же сумев посмотреть прямо на мужчину уже абсолютно нормальными глазами. – Я не собираюсь исчезать, не планирую умирать и ненависти к тебе не испытываю…
     - Что ты сказала?!
     - Тебя так удивляет отсутствие ненависти? – склонность Лины к ехидству не могло перебороть даже паршивое состояние. – Понимаю, сама удивлялась…
     - Я не об этом, - отмахнулся Дес. – Почему ты заговорила о моем страхе?
     - Потому что я его ощущаю, и меня от него корчит. Слишком сильное чувство для бескрылой.
     - Ощущаешь?! Этого не может быть!
     - Еще как может, - упрямо возразила Эвелинн. – Чувствую и точка.
     - Я алат! – взмахнул руками Гончий, поражаясь недогадливости девушки. – А алаты не могут использовать Дар на себе подобных!
     Лина обескураженно моргнула. Раз, другой, третий. Потом склонила голову набок, погрузившись в собственные мысли. И, наконец, глубокомысленно изрекла:
     - Но я же чувствую…
     - А я же алат, - усмехнулся мужчина. – Идем, сейчас познакомишься кое с кем, и мы заставим эту особу пролить свет на сию темную историю.
     - Давай еще пару минут посидим, а? – поерзала алата. – Я пока не совсем в порядке.
     - Решаемо, - не растерялся Дес, подхватывая ее на руки. – Надо найти Нему как можно скорее. Не нравится мне неизвестность.
     - Кто такая Нема? – Эвелинн решила не протестовать против комфортного вида перемещения, тем более, что идти самостоятельно ей действительно пока было затруднительно.
     - Воплощение Архива. Она должна знать все о том, что с тобой происходит. Ну, если не все, то большую часть точно…
     *****
     С ухода Гончего состав компании, оккупировавшей гостиную, не изменился. Хмурая до невозможности Дэнна снова погрузилась в чтение, Сонн, прикрыв глаз, развалился на диванчике, намереваясь немного отдохнуть. Дей развлекал себя тем, что испытывал терпение Немы на прочность, доставая ее вопросами. И, кажется, терпение девушки начинало таять на глазах.
     - Так, говоришь, и о сильфидах знаешь? – прищурился Асмодей. – А о ком еще?
     - Тебе всех твоих пассий перечислить?! – взъелась воплощение Архива. – Мне что, заняться больше нечем, кроме как просматривать историю твоих похождений?!
     - Ладно тебе, все равно пока что…
     Демон поперхнулся но полуслове и беспардонно вытаращился на дивную картину: Эвелинн на руках у Гончего.
     - Вот это я понимаю прогресс в налаживании отношений, - во всеуслышание прокомментировал он появившуюся в гостиной пару. – Кто бы мог подумать, что совместные допросы так сближают… Надо взять метод на заметку.
     - Помолчи хоть чуть-чуть, - серьезно попросил приятеля Десмонд, сажая алату на диванчик напротив Соннелона. Вообще-то, он был совсем не прочь так и держать девушку, но та весьма твердо попросила отпустить ее. – Лине стало плохо в допросной, идти сама она не могла.
     - Ей-то плохо стало?! – хмыкнула Дэнна с изрядно долей иронии. – Да не смеши! Скажи еще, что ее от пыток замутило… Это ее-то, алату Страх!
     - Твоя напарница знает, кто я? – недобро глянула на Гончего Лина.
     - Я ей не говорил, - спешно открестился тот. – Она сама как-то догадалась.
     - Интересно, - протянула Эвелинн, скрещивая руки на груди, - и много ли у вас в Гильдии таких догадливых?
     - Не особо, - ехидно отозвалась Дэнна.
     Не вслушиваясь в пустую болтовню, Нема подошла к алате и склонилась над ней, внимательно вглядываясь в лицо. Лина инстинктивно вжалась в спинку диванчика и вздрогнула от тяжелого взгляда совсем молоденькой на вид девушки:
     - Ты Нема?
     - Она самая, - кивнула воплощение Архива. – Ну-ка, прими истинный облик.
     - Может, обойдемся без этого? – закусила губу Эвелинн. – Не хочется как-то…
     - Я вижу, что ты меняешься, но не понимаю, как далеко этот процесс уже зашел, - резковато одернула ее Нема. – Тебе же хуже будет, если продолжишь отнекиваться.
     Алата страдальчески вздохнула, но разжалобить никого не вышло, и она скинула барьеры.
     - А крылья? – тупо спросил Дей, разглядывая подругу. – Разве их в истинном облике не должно быть?
     - Потом объясню, - шикнул на него Гончий, предчувствуя что-то дурное. И чутье его не подвело.
     Глаза девушки вновь заволокло сияющей пеленой, только теперь светилась куда ярче, а огненные искры мелькали и на ней. Лина со стоном сжала виски руками и завалилась на бок, уткнувшись лицом в диванную подушку. Мужчина тут же бросился к ней, но, как оказалось, алата от обморока была далека: по ее желанию ограничивающие силу барьеры восстановились в мгновение ока.
     - Как же у вас всех страхов полно, – пробурчала она, не поднимаясь. – Просто невыносимо много. Так, что сразу и не поймешь, где чей...
     - Прекрасно, - констатировала Нема: - Два вопроса: кто был рядом с ней в течение последних двух часов, и видел ли кто-то на ее теле странные узоры?
     - Я был, - Дес оглянулся на воплощение Архива. – И рисунок видел. Вдоль позвоночника. Только он практически сразу исчез. А что?
     - Плохо все, - мрачно поскребла затылок Нема. – Она к новой Грани слишком близко, а тут еще эта история с Пандоррой. Во время перехода Грани Эвелинн будет слаба, как новорожденный котенок, поэтому хтонической гадине не составит труда в порошок ее стереть. Чтобы избавиться от этой угрозы раз и навсегда, надо вашу разделенную душу вместе собрать. И вот тут мы упираемся в недостаток времени. Я не успею вас научить этому.
     - Но попытаться-то можешь?! – рявкнул на нее Гончий. – Или все, на этом ты…
     - Успокойся, - Лина положила руку ему на плечо. – Она не виновата в том, что сейчас происходит. И никто не виноват.
     - Хорошо, что носитель хоть одной половины души адекватностью отличается, - фыркнула воплощение Архива. – В общем так, начните с того, что откровенно обсудите все обиды, недомолвки и разногласия между собой. Чтобы я потом хотя бы на них не отвлекалась. Постарайтесь быть максимально честны друг с другом, от этого многое зависит. И никаких мне увиливаний от вопросов, даже от самых каверзных или интимных!
     - Не переживай, таких вопросов у них друг к другу нет, давно уже все прояснили, - красноречиво дернул бровью Асмодей. Реплику его оценила только Нема, да и то не особо радужно.
     - Как только вы его терпите? – риторически вопросила она, снисходительно покачивая головой. – Я б прибила... Впрочем, сейчас не о похабных и невоспитанных демонах речь. Не вижу больше смысла откладывать разговор о сущности Изменчивых и особенностях Дара, так что занимайте места и располагайтесь поудобнее. Шанс узнать то, что я расскажу, не всем в жизни выпадает.

     Глава 28
     Нема тихонько подула на ладони, и сформировала в руках едва заметный сгусток тумана. Потом подкинула его вверх, и тот разделился на три клочка, каждый их которых образовал плотную дымку, отображающую лицо девушки.
     - Мое изобретение, - не без гордости пояснила свои действия воплощение Архива. – Результат долгой кропотливой работы по систематизации доступных знаний. По каждой теме в моей памяти создан краткий и внятный текст, содержащий основную и наиболее важную информацию. В нужный момент даже не придется напрягать голосовые связки. И начнем, пожалуй, с самого начала.
     Девушка отошла в сторону и коротко взмахнула рукой, позволяя первому изображению ожить.
     - Существует распространенное и давно устоявшееся мнение, что никому доподлинно неизвестно, являются ли алаты Старшими или Древними существами, - ровным голосом принялась вещать «туманная» Нема. - Мнение сколь общепринятое, столь же ошибочное. Если бы хоть у кого-то из тех, кто трезвонил об этом на каждом углу, хватило терпения или желания поковыряться в информации Архива, они заткнулись бы раз и навсегда. Алаты являются не просто Древними существами, а Древнейшими. По старшинству они могут сравниться с изначальными демонами, некоторыми богами, первыми представителями основных рас и существами хтонического происхождения.
     Лина, потрясенно слушающая откровения о природе алатов, буквально кожей почувствовала на себя изумленные взгляды Гончего, обоих демонов и Дэнны. Эвелинн неуютно заерзала на диване, но воплощение Архива отвлекла внимание на себя. На мгновение остановив рассказ, она обратилась ко всем присутствующим:
     - Собственно, думаю, теперь вы понимаете, почему Пандорра не могла сладить с Линой и превратить ее сознание в омлет. Они априори равны по силам, и избавиться от Доры самостоятельно алата не может исключительно по одной причине – ее душа ослаблена Разделением. Впрочем, хтоническая гадюка долгим заключением в Аду тоже пошатнула свой уровень сил, а потому и одержать полную победу никак не может… Что ж, по этой теме больше ничего дельного мы не узнаем, разве что я могу представить полный и подробный список тех Древних, кого Эвелинн теоретически может мордой в песке повозюкать. Но это сейчас не к спеху. Так что перейдем лучше к происхождению алатов.
     - К происхождению? – опешила Лина. – Разве о нем что-то известно? Вильгельма этот вопрос всегда интересовал, но за сотни лет он не сумел ничего найти. А ведь старался, поверьте мне.
     - Милая моя, тебе не пришло в голову, что если Архиву известно, насколько давно появились алаты, и как они сильны, то это лишь потому, что мой хозяин вашу историю отследил от самых истоков? Разумеется, мне известно все о вашем происхождении.
     Нема отвернулась от девушки и дернула ладонью, развеяв первое свое изображение и оживляя второе:
     - Отправной точкой истории алатов стоит считать появление первых магов, способных управлять чувствами и эмоциями. Первоначально они были всего лишь подобием нынешних эмпатов, поскольку могли только перенимать эмоциональное состояние своих сородичей. Со временем научились устанавливать обратную связь, передавать свои собственные ощущения, изменять чужие и даже вызывать новые, причем эффект от их действий сохранялся надолго. Гораздо позже их знания разойдутся по многим мирам, и именно этим магам обязаны своим появлением такие учения, как телепсихия, ментализм и еще длинный ряд других. Если вкратце – от них пошли абсолютно все течения магии, работающие с чувственно-эмоциональной сферой.
     Как и все маги без исключения, предшественники алатов постоянно совершенствовали свои таланты, искали им новое применение. Первой попыткой использовать такую магию на нужды общества было установление полного контроля над чувствами и эмоциями пленных и рабов. Надо заметить, реализовался план довольно успешно: бунтов и восстаний не было, преданность хозяевам у слуг была просто невероятной. И, как ведается, благополучие одного государства никак не может радовать менее благополучное соседнее. Первые же военные столкновения воочию показали, что чувства и эмоции, делающие человека прекрасным рабом, не делают его отличным воином. Правительством практически было принято решение о том, что стоит на время забыть о слугах и переключить внимание магов на армию, однако там все же нашлось несколько умных людей, которые понимали, чем это обернется: вспыхнут внутренние столкновения и уничтожат страну на корню. Впрочем, часть магов все же направили на поля сражений, и именно их усилия по многом позволили выиграть эту войну. Воины с отсутствием страха и милосердия, но обостренным чувством злости и ненависти со своей задачей справлялись куда лучше. Правда, тогда обнаружилась еще пара проблем: катастрофическая нехватка достаточно сильных магов и их уязвимость для оружия.
     Эта война породила новую идею: создать абсолютно новый класс боевых магов. Гораздо более сильных, одаренных, в совершенстве освоивших военное дело. Идея на первый взгляд сложновыполнимая, но крайне привлекательная. Работа над проектом началась практически сразу же, но если с обучением военным хитростям и приемам ведения боя вопросов не возникало, то увеличить силу и снизить уязвимость оказалось сложнее. На эксперименты и опыты ушел не один год, но, в конце концов, кудесники пришли к определенным выводам. Во-первых, чем меньшим количеством чувств и эмоций управляет маг, тем лучше у него это получается. В идеале – подвластное чувство следует выбирать только одно. Во-вторых, физические показатели до необходимого уровня можно улучшить лишь за счет искусственного привития людям необходимых качеств магическим путем.
     С этого момента начался основной этап работы. Новое поколение магов с юных лет выбирало себе эмоцию или чувство, которым планировало управлять, в зависимости от этого выбора их делили на небольшие группы и развивали необходимый талант. Кстати, отсюда пошла эта пестрая чехарда: каждая группа носила одежду исключительно одного определенного цвета, дабы ее участников нельзя было спутать с другими. Когда юное дарование доказывало, что на высоком уровне овладело и военным делом, и управлением даром, оно попадало на сложнейшую и длительную магическую процедуру. В течение года ему путем ритуалов и другого магического воздействия прививались первосортные качества других рас этого мира: выносливость, способность к быстрой регенерации, физическая сила, ловкость, обостренное зрение, слух. Даже самые первые результаты весьма впечатляли. В живых оставалось больше половины магов, прошедших все ритуалы, и выжившие были просто прекрасны. До тех пор, пока не выяснилось, что они по-прежнему стареют. Казалось бы, небольшой дефект в работе, но он правительство страшно раздражал. Получалось, что на создание одного боевого мага тратится уйма средств и времени, а служить он может всего лет пятнадцать.
     Эксперименты продолжались, постепенно теоретики начали продвигать мысль о том, что стоит работать с детьми первых боевых магов, ведь у тех таланты родителей уже в крови. Снова потянулись годы ожидания и усердного труда. За это время творческая жилка экспериментаторов начала фонтанировать самыми разнообразными предложениями, одно из которых отчего-то весьма заинтересовало правительство. У тех, кто занимался практической частью опытов, появилась концепция «алатаас лен корэ», что в переводе звучало примерно как «возрожденная крылатая легенда». За основу они брали мифы и предания древних народов своего мира, повествующие о великих богах, некогда населявших эту параллель. Ни в одном источнике не говорилось, что боги эти были крылатыми, однако при изображении художники и скульпторы всегда добавляли им оперенные конечности, как символ принадлежности к миру за пределами земного, свободы, быстроты, силы и защиты. Экспериментаторы предлагали помимо всех прочих изменений воссоздать внешний облик эти божеств и представить будущих «алатаас лен корэ» вернувшимися небожителями. Хотя, что-то разумное в этой затее было. Сражаться против народа и государства, которому покровительствуют живые боги – безумие и святотатство…
     Так или иначе, идею решили реализовать, и под новый опыт уже попал сын одного из первых боевых магов. И вот тут всех ждала неожиданная и крупная неудача. Теоретики рассчитали и продумали все, кроме одной маленькой детали: юноша от рождения уже не был простым человеком. Во время ритуала случилось непредвиденное – молодой человек умер. Примерно на час, по прошествии которого очнулся уже совершенно другим существом. Первая в истории алатов Грань, когда физическая оболочка к жизни не пригодна, а душа ее покидать никак не хочет. Сами того не ведая, маги действительно создали нечто невероятное. Так что, по справедливости провалом-то сбой в ритуале назвать и нельзя.
     Представленный «алатаас лен корэ» настолько впечатлил правительство, что оно незамедлительно велело продолжить создание подобных ему существ. Из двухсот потомков первых измененных магов перейти Грань в нужную сторону смогли чуть меньше половины. Замечу, что именно тогда была выведена нехитрая формула обращения в алата: капля крови первого измененного мага в жилах, смерть тела, желание души жить. И чтобы прийти к ней, была потрачена прорва сил, средств и уйма времени.
     - Погоди, - Эвелинн перебила рассказ, не сумев удержаться. – Что-то я вообще запуталась… Выходит, что согласно этой формуле все нынешние алаты – потомки этих магов? То есть, можно сказать, потомки «пробных» алатов?
     - С небольшой натяжкой – да, - поразмыслив, кивнула Нема. Не «туманная», а вполне себе реальная.
     - Но если так, то откуда такая распространенность?! – всплеснула руками Лина. – Алатами становятся существа разных рас и люди в самых разных параллелях!
     - Неужели ты действительно не понимаешь? «Алатаас лен корэ» не слишком долго утруждали себя службой во благо одного государства. Какое-то время да, их удавалось держать в подчинении, а потом халява закончилась. И многие предпочли не просто оставить не особенно-то честную службу, а вовсе покинуть ту параллель. Тем паче, что после посещения потустороннего мирка в момент Грани алаты обретали удивительную возможность легко шляться между параллелями. Надеюсь про то, как они размножались не надо пояснять?..
     - А мне другое интересно, - подал голос Десмонд. Как и Эвелинн, он были лично заинтересован в данной теме. – Если уж так долго маги шли к созданию этих своих «алатаас лен корэ», да еще и такую гигантскую работу проделали, то почему никто о ней не знает? Даже сами алаты не в курсе своего происхождения.
     - Ну во-первых, существование этой расы насчитывает не тысячи и даже не сотни тысяч лет, а несколько миллионов, - вздохнула воплощение Архива. – За такое время не только истоки своей истории запамятовать можно… Во-вторых, первые-то алаты никогда не славились торжественной передачей молодому поколению преданий о своей природе, что уж говорить о более поздних. В-третьих, после того, как «алатаас лен корэ» разбрелись по другим мирам, им было весьма выгодно поддерживать вокруг себя ореол таинственности и загадочно молчать о тайне происхождения. Создавшие их маги, конечно, могли попробовать в отместку развенчать красивый миф, вот только вряд ли бы им кто-то поверил, ведь долгие десятилетия все эти эксперименты проводились крайне скрытно, чтобы, не приведи духи, ни один вражина не узнал правды о «вернувшихся богах». Доказать честность маги могли бы подробным описанием ритуалов и процедур, но нежелание делиться секретами своего успеха, не позволило им это сделать. У Архива по сей день нет никаких материалов по данной теме, и рискну предположить, что никогда уже не будет, поскольку ни одного мага он не отыскал.
     - Все равно не понимаю, - помотал головой Гончий. – У алатов полно противников, неужели никто не хотел разнюхать побольше о них?
     - Странно, но нет, - хмыкнула Нема. – Крылатых не любят, ненавидят, боятся, но я пока ни разу не сталкивалась с тем, кто реально решил бы бросить им вызов. Слишком высок риск проиграть. Да и договариваться с Архивом ой как непросто. Мой хозяин не любит поднимать настолько давнюю и скрытую информацию, а если и делает это – сразу докладывает Суду Вечности. На всякий случай. И все его воплощения действуют так же. Вам повезло, что у меня есть причины поступить иначе.
     - У меня тоже вопрос, - вскинул руку Асмодей, но воплощение Архива ему не вняла.
     - Дослушаем до конца, тогда и спросишь! – отрезала она, вновь оживляя свое изображение.
     - Как и любой другой вид, с течением времени алаты эволюционировали, - бодро продолжило оно. – В отличие от первых представителей, более поздние научились подпитываться за счет подвластного чувства, изменять внешность, сумели скрыть крылатый облик за силовыми барьерами и тем самым стали гораздо успешнее уживаться среди других рас. Они научились использовать крылья не только для полета, но и в качестве щита. «Алатаас лен корэ» потеряли способность пересекать Грань, уже избрав Дар, однако это послужило лишь во благо, позволяя впоследствии сделать выбор наименее ошибочным: не алат избирал приглянувшееся чувство, а подходящее чувство избирало себе хозяина. Единственным элементом деградации оказалась утрата способности порождать в живом существе чуждое ему чувство. Но несколькими десятилетиями позже появились первые Мастера, которые эту возможность себе вернули. Кроме того, от простых сородичей они отличаются тем, что Дар их сильнее, управление им дается лучше. Также они обладают дополнительным чувством, которое проявляется в элементе другого цвета.
     - И на этом по происхождению все, - Нема развеяла второе изображение.
     - У меня вопросов прорва, - хмуро посмотрела на нее Эвелинн. – Даже не знаю, с какого начать. То ли с того, как образовалась иерархия среди алатов, то ли с того, откуда появилась грандиозная идея о том, что существуем мы для поддержания миропорядка…
     - А вот сейчас послушаем про Изменчивых, тогда многое должно будет проясниться, - невозмутимо отозвалась воплощение Архива, давая слово третьему изображению:
     - Гении существовали во все времена и в любом виде деятельности. И среди первых магов чувственно-эмоциональной сферы таковые тоже имелись. Те, в чьих силах было не просто управлять одним чувством, а с легкостью переключаться среди нескольких.
     - Кажется, я догадываюсь, что означает «Изменчивая», - в полголоса проворчал Дей, за что незамедлительно получил два синхронных тычка (от Лины и Деса) и один убийственный взгляд (от Соннелона). Демон мгновенно заткнулся.
     - Само собой, что они считались наиболее ценными и участию в экспериментах не подвергались, хотя руки чесались у всех практиков и теоретиков. Правительству мысль о том, что можно заполучить в подчинение сверходаренных «алатаас лен корэ», душу, несомненно, грела, поэтому отданный однажды приказ о пробном эксперименте с теми, кто обладает многоплановым талантом, был закономерным. Всего таких гениев было девять. После опытов осталось четыре: трое мужчин и женщина. Но эта четверка просто поражала воображение. Маги окрестили их Изменчивыми за способность мгновенно по желанию менять чувство управления и после многих исследований по праву стали считать венцом творения.
     «Венец творения» с сапфировыми глаза снова поежилась под перекрестными взглядами и нервно заправила выбившуюся прядку волос за ухо.
     - Небезосновательно, - как ни в чем не бывало продолжило вещать изображение Немы. – Дар Изменчивых оказался настолько силен, что всего один такой «алатаас лен корэ» был способен единовременно воздействовать на небольшую армию…
     На Лину снова стали напряженно коситься, девушка предпочла сделать вид, что не замечает этого.
     - … но еще больше поражал тот факт, что они могли применять свой Дар к простым алатам, в то время как те друг для друга были абсолютно безвредны. Несколько позже удалось выяснить, что влиянию Изменчивых подвержены многие довольно устойчивые к магии и внушению существа.
     - Чтобы было проще понять, - вставила слово «реальная» Нема, - скажу так: среди всех присутствующих кроме меня нет больше никого, кто мог бы противостоять Эвелинн. И то, я могу это сделать лишь по тому, что живым существом, как таковым, не являюсь.
     Взгляды, обращенные на алату, стали откровенно опасливыми.
     - Вы не могли бы не пялиться на меня так?! – вспылила Лина. – А то у меня такое чувство возникает, будто вы мне сейчас мешок на голову и жечь! Я сама все это слышу впервые!
     - Я запускаю дальше, - предупредила воплощение Архива, пресекая посторонние разговоры.
     - Создание Изменчивых было триумфом магов. Но продлился он очень не долго. Дело было в том, что новоявленные «алатаас лен корэ» категорически не желали исполнять волю правительства и считали это неразумной и бесчестной тратой сил. По их мнению, гораздо правильнее было использовать свои возможности во благо всего мира. Откуда такой альтруизм неизвестно, хотя предполагали, что все это воспитание в детстве сказалось, которое у всех четверых было одинаковое. Противостояние Изменчивых и правительства окончилось как раз тем, что «алатаас лен корэ» оставили свою службу и разлетелись в буквальном смысле этого слова. Первое время Изменчивые вели образ жизни, весьма напоминающий человеческий, и пытались помочь своей родной параллели, но постепенно поняли, что четырех для этого мало. У них возникли некие мысли о том, что было бы неплохо привлечь к этому делу и других алатов. Пока эта идея формировалась и зрела, Изменчивые в очередной раз потрясли создателей: дети этих «алатаас лен корэ» становились подобными родителям независимо от того, как проходили Грань...
     Туманное изображение Немы вдруг всколыхнулось и растворилось в воздухе.
     - Зараза, - беззлобно ругнулась воплощение Архива. – Время вышло… Ну и черт с ним, так договорю. В общем, первые Изменчивые подумывали о том, чтобы собрать всех алатов вместе и создать свою систему управления, но сделали это уже их дети. Вернее, всю основную работу проделал алат Страх по имени Элеан.
     - Это тот, который мой дедушка?! – подозрительно уточнила Эвелинн, припомнив то, что рассказали ей демоны о встрече с Элизабет.
     - Он самый, - подтвердила Нема. – И ты смело можешь им гордиться. Элеан оказался тем, кто не только сумел собрать многих алатов под свое руководство, но и удержать их. Твой дедуля был одним из тех, кто хряснул кулаком по столу и сказал, что обладая такой силой, какая есть у алатов, бездумно болтаться среди миров – преступление. Именно он поставил Суд Вечности в известность о появлении в междумирье алатов, доступно объяснил, что свое право на существование они заслуживают, и в случае необходимости будут отстаивать до последнего. Чуть погодя стараниями твоего дедушки и его соратников между алатами и Судом Вечности было заключено взаимовыгодное неизменное соглашение о том, что отныне крылатые берут на себя функцию контроля за соблюдением баланса параллелей и корректировки нарушений, а взамен освобождаются от обязанности отчитываться за свои действия. У алатов появилась своя иерархия, всем присутствующим хорошо известная, начали создаваться небольшие общины в местах пересечения нескольких параллелей… Своим признанием они были во многом обязаны Изменчивым.
     - Раз все было так здорово, то как же вышло, что Изменчивые были истреблены? – хмыкнул Асмодей. – Элизабет говорила, что Элеан и его соратники подверглись гонению со стороны Суда Вечности и уничтожались без следа и без жалости. Что за кошка пробежала между ними?
      - Элеан некоторое время входил в состав Суда. До тех пор, пока не понял, что и там личная выгода и корысть порой ставятся выше всеобщего блага. Дед Лины подобного не терпел, он со скандалом покинул Суд, напоследок заявив, что продолжит следовать избранному для алатов предназначению независимо от того, хотят судьи того или нет. Ничего против судьи не имели, вот только Элеана и Изменчивых слишком сильно боялись, чтобы оставить в покое. Сначала пошли слухи об их желании установить над всеми свое господство, потом огласке придали засекреченные особенности Дара… В итоге в Суд Вечности поступили сотни и тысячи обращений о том, что Изменчивые представляют собой огромную опасность для мирового порядка и спокойствия. Судьи, после долгих и, несомненно, мучительных, - на этом слове в голосе Немы послышался явный сарказм, - раздумий приняли решение об уничтожении Изменчивых. На тот момент численность их насчитывала порядка двух сотен. Скрыться от подручных Суда сумели всего восемнадцать. Это произошло несколько сот тысячелетий назад, а все последующее время истреблению безжалостно подвергались семьи Изменчивых, особенно дети, а также те, кто хоть немного поддерживал их. Так и получилось, что алатам самим было выгоднее раз и навсегда забыть о сильнейших своих представителях, чем постоянно находиться в поле зрения Суда и переживать за свою судьбу. Элеан был последним уцелевшим Изменчивым, и очень долго ему удавалось скрываться свое местонахождение. С его смертью Суд успокоился, считая сильнейших алатов бесследно исчезнувшими. Какое же их ждет потрясение…
     - Отчего-то мне не хочется потрясать их фактом своего существования, - хмыкнула Лина. – Не нравится вероятность быть убитой только за то, что я, сама того не ведая, оказалась Изменчивой.
     - По правде говоря, - чуть замялась Нема, - убьют тебя не столько из-за дедушки, сколько из-за Дара. Я имею в виду ту самую особенность, что так тщательно скрывали сами Изменчивые. В истинном облике они совершенно неконтролируемы. Тебе хорошо известно, что любому алату под силу довести человека до безумия своим Даром, но для этого надо сильно постараться. Изменчивым же надо сильно постараться, чтобы этого не сделать. После окончательного перехода Грани, ты будешь способна играючи вогнать в панический ужас несколько сотен людей и уничтожить этим их рассудок, а как освоишься с новыми способностями – тебе окажутся подвластны тысячи одновременно. И остановиться в такие моменты Изменчивые не способны. Не говоря уже о том, что в окончательной форме ты обретешь способность менять Дар и вторгаться в чувственно-эмоциональную сферу Старших и некоторых Древних.
     - В мои планы ничего подобного не входит.
     - А это Суд Вечности мало будет волновать. Их цель – избавиться от угрозы в твоем лице, не слушая пустых заверений.
     - Есть шансы, что Лину не обнаружат? – поинтересовался Асмодей.
     - Такие же призрачные, как мой восторг от тебя, - ухмыльнулась воплощение Архива. – Честно говоря, я не понимаю, как они до сих пор ее не вычислили, ведь она невероятно похожа на деда. Те же синие глаза, цвет волос, схожие черты лица. Я с первого взгляда поняла, что Эвелинн - прямой потомок Элеана, удивительно, что никто из судей, с которыми она пересекалась, не догадался.
     - И что нам делать? – нахмурился Гончий. – Вечно прятать Лину от Суда, бегая между мирами?
     - Вот не о том вы думаете, - покачала головой Нема. – Если не извести Дору, вопрос с Судом отпадет сам собой, так как никакой Изменчивой не будет. Так что сейчас важнее решить проблему с объединением души. А Суд… У Изменчивых был некий способ сдерживать себя, который действовал весьма и весьма недурственно. Думаю, если Эвелинн он подойдет, у нас будет шанс доказать ее неопасность и избавиться от преследования. Но способ этот мы с ней сначала обсудим наедине! И только после того, как будут первые подвижки с объединением души, не раньше. В данный момент такой разговор будет пустой тратой времени.
     Эвелинн снова рухнула лицом в подушку, на этот раз не принимая истинного облика и не страдая от дурноты. Демоны угрюмо переглянулись между собой, потом с Десом. И никто не заметил, как Дэнна тенью выскользнула из комнаты.

     Глава 29
     Дэнна снова покосилась на готовый к переходу в Гильдию портал, но шагнуть в него не осмелилась. Точно так же, как и два дня назад, сразу же после впечатляющего рассказа Немы. Тогда, едва выйдя из залы, девушка незамедлительно решила, что о происходящем надо сообщить Аристарху. Во-первых, потому, что Эвелинн она небезосновательно сочла крайне опасной. Во-вторых, так Дэнна надеялась оградить Десмонда от гнева начальства. Правда, пока не особо понимала, как именно, но свято верила в то, что ей удастся убедить Аристарха не спускать три шкуры с ее напарника.
     Отправиться в Гильдию в тот же день ей помешала внезапная, но весьма здравая мысль о том, что толкового разговора со Стархом сейчас не получится. Да, она услышала довольно много интересного, но сформулировать свои мысли так же четко, как это делала Нема, у нее не выйдет. В лучшем случае, глава Гончих просто не станет слушать ее путанные и сбивчивые речи, в худшем – поймет что-нибудь не так. Поэтому Дэнна решила для начала хорошенько обдумать, что конкретно она собирается сказать Аристарху, а потом уже посетить Гильдию.
     И вот сейчас, казалось бы, она уже была готова к важному и, без сомнения, малоприятному разговору, даже выстроила пространственный портал. Но сделать шаг в него боялась просто до безумия. Дес вряд ли придет в восторг, узнав, что она сдала с потрохами его драгоценную алату. И вряд ли быстро простит ее за это. Да что там, Дэнна догадывалась, что он вообще никогда этого не сделает. Но долг службы в Гильдии… Он требовал от девушки незамедлительно сообщать главе или его заместителям о появлении угрозы мировому порядку, если ей становилось о таковой известно. Кодекс прямо указывал, что она должна сделать это независимо от того, противоречит ли этот поступок ее личным интересам и принципам. Вот только свод законов Гильдии не содержал короткого и ясного рецепта, подсказывающего, как переступить через себя.
     Девушка вздрогнула от звука тяжелых шагов за спиной и, обернувшись, едва не застонала от засады. Десмонд удивленно посмотрел на портал, но почти тут же недоумение в его глазах сменилось подозрением и гневом. Очевидно, что конечная точка перехода не осталась для него загадкой.
     - И зачем ты, позволь узнать, решила посетить Гильдию? – недобро хмыкнул он, закрывая за собой дверь и скрещивая руки на груди. – Еще и не ставя меня в известность о своей отлучке.
     - Можно подумать, ты бы заметил, что меня нет, - огрызнулась Дэнна. – Да за последние двое суток я тебя видела минут тридцать в совокупности! Все остальное время ты занят исключительно Эвелинн!
     - Послушай-ка меня внимательно, - нахмурился мужчина, - твоя ревность абсолютно неуместна! Между нами ничего не было, нет и не будет, о чем я тебе уже говорил. Повода высказывать мне претензии на счет того, что я тебе внимания не уделяю, у тебя нет. Ни малейшего. И да, я постоянно занят Линой, потому что моя помощь ей нужна. Если будет необходимо, я вообще все сутки напролет буду находиться рядом с ней, отложив в сторону все дела.
     - Интересно, ты вообще еще помнишь, зачем мы в Нейвельгаре? – язвительно спросила девушка. – Так-то здесь студенты пропали, и, с большой долей вероятности, к этому причастен Вильгельм. А вместо того, чтобы заниматься их поисками, ты воодушевленно помогаешь алате Страх получить неограниченную силу! Ты об этих студентах вообще думаешь?! Или ставишь благополучие Лины выше чужих жизней?
     - Ставлю, - спокойно кивнул Дес и ухмыльнулся: - А вот ты бы сбавила обороты, а то я ведь не постесняюсь в красках напомнить тебе, как так вышло, что Каролина до сих пор на свободе… Что-то ты о чужих жизнях мало думала, когда самоуверенно решила разобраться с красноперой в одиночку.
     Дэнна уязвленно замолчала, не веря своим ушам. До этой минуты Гончий ни разу не упрекал ее в том, что тогда произошло. Сама она, конечно, понимала, что виновата в том, что Кэрол удалось уйти, но Десмонд… Он же никогда раньше не обвинял ее в этом.
     - Можешь особо не стараться, потому что дня не было, чтобы я не вспомнила о своей ошибке, - отозвалась девушка после недолгого молчания. И безуспешно попыталась оправдаться: - Но я хотя бы понимаю, что тогда натворила, понимаю, что косвенно виновата в нынешних похищениях, и хочу это исправить! Эвелинн же, кажется, даже не осознает, что своими проблемами тормозит все расследование.
     - Неужели? – мужчина явно разозлился, и Дэнна прикусила язык, коря себя за необдуманные слова. – Считаешь, что она эгоистка до мозга костей?
     - Да вы это сами публично заявили, - фыркнула девушка. – За завтраком тогда…
     - За завтраком я наговорил много несусветных глупостей, - перебил ее Гончий, - ни одна из которых не является истиной. Будет тебе известно, но все эти два дня Лина только и знает, что занимается расследованием. Мы ни на йоту не продвинулись с объединением души, потому что голова у нее забита исключительно тем, как разыскать Каролину, студентов, и сделать это так, чтобы обойтись наименьшими потерями. А своим собственным проблемам времени Эвелинн практически не уделяет.
     - Я сейчас просто разрыдаюсь! – окрысилась Дэнна. – Ты не задумывался, что это, вполне возможно, к лучшему? Линина… смерть не такой уж плохой вариант. В том числе и для нее.
      - Что ты сказала?! – Дес потрясенно отшатнулся, даже не предполагая, что его напарница вообще способна на подобные заявления.
     - Сам посуди, с ее багажом-то неприятностей, - девушка развела руками, даже не догадываясь, что стоит в шаге от пропасти. – На Эвелинн давным-давно открыта охота с целью правосудия, причем смертный приговор уже вынесен. Вильгельм тоже не упустит шанса отыграться на ней за свое свержение, что, скорее всего, так же приведет к летальному исходу для алаты. Сейчас она на грани безумия, и это состояние заставляет ее страдать. Наконец, став впоследствии Изменчивой, Лина всю оставшуюся жизнь будет находиться под угрозой уничтожения, заметь, если вам еще удастся вымолить у Суда Вечности пощады для нее. Кроме того, под пристальный контроль Суда попадешь ты, Асмодей, Сонн, все кто вступятся за нее, и Эвелинн будет понимать, что вы подвергаетесь опасности по ее вине… Разве все эти переживания позволят ей нормально жить?
     - Если я еще хоть раз услышу что-то подобное, ты вылетишь из Гильдии, - холодно отчеканил Гончий, но желваки на скулах явно свидетельствовали о тщательно сдерживаемой ярости. – Повтори эти слова, и я незамедлительно выложу Аристарху всю правду о том, кто спугнул Каролину и нарушил дисциплинарные правила Гильдии. Поняла?
     - Ты этого не сделаешь, - ошарашенно помотала головой Дэнна. – Не решишься… Я ведь тогда действительно расскажу Старху о Лине и особенно подробно остановлюсь на твоем покровительстве алате!
     - Да плевать. Мне абсолютно фиолетово, что я буду лишен статуса Гончего и объявлен вне закона. Ты же другое дело. Аристарх нарушение Кодекса не прощает никому и никогда, даже будь ты сорок раз дочерью его старого доброго друга, поэтому после моих откровений он тебе даже объясниться не даст – пинком отправит домой к папочке. А ведь статус Гончей для тебя – самая заветная мечта, ты им безумно дорожишь.
     - Исключение я как-нибудь переживу, не сахарная. Зато всегда буду знать, что была честна перед собой и выполнила свой долг.
     - Честна? – посмеялся мужчина. – Одно это утверждение – уже самообман. И о смерти Лины ты говоришь как о неплохой идее вовсе не потому, что переживаешь за ее состояние.
     - Ну да, - девушка сникла, обхватила себя руками и отвела взгляд в сторону, - на самом деле меня гораздо больше волнует твое состояние. Зачем ставить себя под такой удар, выматываться до предела? Она ведь даже благодарности не выказывает, не то что взаимной любви.
     - По-твоему, Эвелинн должна мне в ноги кланяться со словами «благодетель ты мой»? – с сарказмом вздернул бровь Гончий. – Дэнна, я ради нее на все пойду не потому, что жду чего-то в ответ. Потому, что обязан это сделать.
     - Боги, но ведь ей до тебя в принципе дела нет, и не было, судя по всему, - всплеснула руками девушка. – Разве можно так легко уйти от мужчины, которого любишь? Пусть вы поссорились, но это не повод сжигать за собой все мосты и исчезать! Всегда можно поговорить, прояснить все… Разумеется, если человек тебе действительно дорог. А ты для нее таким не был, раз она не только ушла, но и замену тебе уже подыскала.
     - Судить о чьих взаимоотношениях, не зная всей истории целиком и полностью, абсурдно. Тебе известен лишь крохотный кусочек этой мозаики, но ты берешь его за основу и выставляешь Лину плохой, а меня белым и пушистым, - покачал головой Десмонд. – Только все совсем иначе. Как изменится твое мнение, если я скажу, что предал ее?
     - Я в это не поверю.
     - Зря. Потому что это действительно так. И ты даже не представляешь, что именно я сделал. Я Эвелинн Вильгельму выдал. Зная, что тот ей пытками грозил.
     - Выдал Вильгельму?! – неверяще выдохнула Дэнна.
     - Не просто выдал, я своими руками у нее на запястьях «Оковы Дьявола» защелкнул. А ведь Лина наплевала на собственную безопасность и примчалась к Вилю потому, что считала, будто это мне грозит опасность.
     - Зачем же ты с ней так обошелся? – девушка посмотрела на Гончего со смесью жалости и презрения в глазах.
     - Пошел на сделку с одним из подручных Вильгельма, который действовал якобы от его имени. Я выдам ему Эвелинн, он отпустит моего брата. С моей стороны сделка настоящей не была. Я собирался только сделать вид, будто готов на такой обмен. Думал, что Лину поместят в камеру, она пробудет там всего ничего, пока я не буду убежден, что Рол в безопасности, а потом сразу же освобожу ее. Вот только оказалось, что брат мой на редкость лживая мразь. Ничего ему не угрожало, и сделку эту придумал он, чтобы получить шанс свести с Эвелинн счеты. И в то время как я торчал в какой-то комнате, ожидая, встречи с Роландом, этот ублюдок вырвал Лине крылья, не снимая оков. То, что она жива осталась, просто чудо.
     - Как же тебе с этим живется? – в голосе Дэнны сквозило явное отвращение, она даже отошла подальше от Деса.
     - С этим не живется, с этим существуется. Я хочу сейчас хоть немного попытаться искупить свою вину, помогая ей. Хотя бы самую малость.
     - Теперь я понимаю, почему она исчезла тогда… Такое простить нельзя. Мне даже представить страшно, что она чувствовала. А ты…
     Не договорив, девушка развернулась и пошла прочь из комнаты, но Гончий окликнул ее на пороге.
     - Не вздумай доносить о Лине Аристарху, - пригрозил он. – Иначе я уйду с дороги, и мешать Асмодею не буду. Он не я, действовать будет не в пример жестче и предупреждением не ограничится.
     - Приму к сведению, - не оборачиваясь, бросила Дэнна и вышла.
     *****
     - Когда Эви выйдет на твой след? – Вильгельм отвлекся от созерцания мрачного пейзажа скалистых гор за окном и обернулся к Каролине.
     - Ну, с учетом тех допросов, что она уже провела, где-то дня через три-четыре Эвелинн выйдет на моего посыльного. При встрече с ней он должен будет разыграть искреннее раскаяние и выложить все начистоту. Точнее, он расскажет Эви, что всеми его действиями руководила я, а потом укажет на этот адрес, - девушка смерила своего покровителя заинтересованным взглядом. – Что, не терпится заполучить ее обратно?
     - Не твое дело, - хмыкнул мужчина, но потом все же соизволил ответить: - Знаешь, Кэрол, когда очень долго чего-то ждешь, самое трудное – вытерпеть последние дни, когда время начинает тянуться крайне медленно. Как подумаю, что решение многих моих проблем всего через несколько дней окажется у меня в руках…
     - Не разделяю я ваших надежд, - вздохнула Каролина. – Ну с чего вы так за нее цепляетесь? Нет, за все выходки, разумеется, рассчитаться с Эви стоит по полной программе, чтобы никто слова сказать не мог, что вам можно перечить и остаться безнаказанным, но… По-моему, вы переоцениваете ее возможности. Как она решит ваши проблемы? Пойдет к Высшей Ложе и повинится, что наговаривала на вас?
     - Отличный вариант, - саркастически ухмыльнулся Вильгельм. – Особенно если учесть, что Калли не слова Эвелинн в основу обвинения положила, а воспоминания. Которые лично просмотрела. Нет, Кэрол, моя синекрылая любимица уничтожит Высшую Ложу на корню. Никого их этих предателей и трусов я в живых оставлять не собираюсь. Сначала Эви разделается для меня с правящей верхушкой, затем вычистит ряды алатов, расправляясь со всеми, кто посмеет сказать хоть слово против.
     - Вас послушать, так она не алата в статусе Мастера, а божество, - посмеялась девушка, подумав, что ее покровитель такими темпами вообще рехнется. – Ей не под силу перебить всю Высшую Ложу. Одного или двух ее членов – возможно, но не всех. Со смертью первого же все остальные объединят усилия для своей защиты…
     - Что будет мне только на руку, - не дал ей договорить мужчина. – Уничтожить всю Ложу разом было бы просто великолепно.
     Каролина мысленно покрутила пальцем у виска, подозревая Виля в нездоровом состоянии рассудка. Но говорить ему об этом благоразумно не стала. Вместо этого она решила прояснить давно волнующий ее вопрос:
     - А что делать с оставшейся нечистью? Ну той, что из Университета Эвелинн. Союзники наши, что их охраняют и содержат, уже начинают терять терпение, как и я, впрочем. Может, имеет смысл избавиться от них, раз для эксперимента они вам не нужны.
     - Совсем с ума сошла?! – вспылил Вильгельм. – Если их не будет, то как, скажи на милость, я заставлю Эви плясать под мою дудку?! Ты ведь помнишь, что она боится рисковать только чужими жизнями? Пока она не выполнит все, что я потребую, эти дети должны быть в целости и сохранности. А там видно будет. Кстати, раз уж время у тебя пока есть… Разузнай-ка, где сейчас братец Роланда.
     - Десмонд? – удивленно моргнула Кэрол. – Зачем он вам?
     - Нужен! - отрезал мужчина. – Разузнай и точка.
     - Да чего узнавать-то, - пожала плечами девушка, - он ведь под носом у нас. Вон, в администрации Нейвельгара комфортно устроился, Гильдию представляет…
     Алата замолчала на полуслове, уловив мгновенную перемену в выражении глаз своего покровителя. Лицо Вильгельма исказилось от ярости, сорвавшись с места, он подскочил к Каролине и с бешенством ударил по стене чуть левее ее лица. Девушка краем глаза заметила осыпавшуюся каменную крошку и нервно сглотнула, не понимая причин этой вспышки гнева. Да, не сказала она Вилю о присутствии в городе Гончего, но ведь он и не спрашивал. Так чего теперь рычать, как припадочное животное?
     - Уйди прочь, - процедил Вильгельм сквозь зубы. – Я тебе позову, когда все обдумаю. А пока – вон отсюда!
     Кэрол стремительно выскочила из кабинета покровителя, подстегиваемая его озлобленными ругательствами. Интересно, почему он так странно отреагировал?..
     *****
     Эвелинн задумчиво постукивала ногтями по столу, взгляд девушки скользил по листам бумаги, которыми был усыпан весь стол в дальнем конце библиотеки, где в последние несколько дней они с Десмондом организовали себе подобие рабочего кабинета. Вообще-то, Центральный зал алату в этом качестве вполне устраивал, но горожане, прознавшие, что тианна безжалостно трясет их правящий совет, начали буквально осаждать администрацию в стремлении доложить девушке обо всех грешках лианов. Сдавшись после двадцатого добропорядочного сознательного гражданина, который возмущенно рассказывал ей о взяточничестве в сфере торговли и зачем-то грозно потрясал перед лицом девушки дохлой курицей, Лина поступила просто: усадила вместо себя Асмодея, велев ему записать все жалобы. Демон выкрутился гораздо быстрее: уже через десять минут жалобщиков принимала Дэнна, еще не до конца осознавшая, на что подписалась. Эвелинн же благополучно перебралась в тихий и укромный библиотечный угол.
     Алата размышляла уже минут десять, Гончий ей не мешал, молча сложив руки на столешнице. Наконец, Лина соизволила поднять на него глаза:
     - Если собрать все известные нам данные вместе, получается, что Каролина не сама магичит, а ищет себе марионетку для грязной работы. Под грязной работой я подразумеваю похищения нечисти.
     - Верно.
     - Что ж, это хоть немного оправдывает низкопробную завесу на поляне, - вздохнула девушка. – Судя по всему, в этом мире Кэрол с марионеткой не повезло. Хиленький маг. Любопытно, она требования снизила, или просто никого получше найти не смогла?..
     - В любом случае, если найдем мага, получим ниточку, ведущую к Каролине. Ты говорила про завесу на поляне. Снять отпечаток магии с нее смогла?
     - Нет, - помотала головой Эвелинн. – Мне запястье пробили как раз в тот момент, когда я собиралась это сделать.
     - А ведь мы так и не узнали, чей это был заказ, - нахмурился мужчина. – Никто из допрашиваемых не ответил на вопрос о покушении положительно. При твоих методах требовать ответы врать они не могли.
     - К чему ты клонишь?
     - Что, если тебя ранили только ради того, чтобы отвлечь от восстановленной завесы? Если маг действительно такой хиленький, то, сняв отпечаток, тебе бы труда не составило моментально выйти на его след. Возможно, эта отравленная стрела была неким отвлекающим маневром. Получив ее, ты и думать забыла об отпечатке с завесы, после сделала неверные выводы о причастности к этому покушению кого-то из городского совета. Кроме того, мы не можем категорично сказать, что стрелок хотел именно твоей смерти. Вдруг он был в курсе твоей скрытой природы и того, что яд этот тебе не опасен? Отчего-то мне все больше кажется, что стрела была попыткой пустить тебя по ложному следу. Только есть одно «но»…
     - … этот след ложным не является, - договорила за него алата. – Затеяв разборки с советом, я все равно вышла на Кэрол и этого мага. Ерунда какая-то…
     - Могу высказать предположение, хотя оно немного тянет на бред. Красноперая хочет, - Гончий сделал особый акцент на этом слове, - чтобы ты ее нашла, только сделала это не сразу.
     - Не слишком ли сложно она действует? – недоверчиво посмотрела на него алата. – Зачем оттягивать нашу встречу, если Кэрол она нужна?
     - Ловушка? – предположил Дес и тут же пояснил: - Ты же прибыла раньше объявленного срока, вполне вероятно, что Каролина банально была не готова к этому, а потому нашла выход из ситуации.
     - Ты преувеличиваешь ее способности, - поморщилась Эвелинн. – Чтобы помешать мне на поляне, она должна была следить за мной от самой столицы, потому что в противном случае просто не сумела бы предугадать, что я внезапно решу идти через портал Дея. Кроме того, пытаясь заманить меня в Нейвельгар, ей надо было сделать гораздо больше, чем просто похитить ребят из Университета. Кэрол не по зубам рассчитать все так, чтобы для расследования отправили именно меня…
     Девушка осеклась на полуслове и закусила губу. Потом вскочила на ноги и прошлась вдоль стола, скрестив руки на груди. Гончий только хотел было спросить, в чем дело, как алата сама остановилась, развернулась к нему и уперлась руками в столешницу:
     - Каролина проворачивает все руками своих марионеток, только я совсем выбросила из головы, что она и сама марионетка. И ее кукловод способен не только просчитать какие-то события наперед, но и собственноручно устроить их.
     - О чем ты? – слова Эвелинн мужчине совсем не понравились. – Имеешь в виду, что за этой ловушкой стоит Вильгельм?
     - Нет, - отмахнулась девушка. – Это и так очевидно, потому что без него Кэрол ко мне бы в жизни не полезла. Надо срочно связаться с Гекатой и Кайлой. Есть вероятность, что тот ритуал, не вписывающийся в грани разумного, пустышка. Хочу посоветовать им посмотреть на все именно с такой точки зрения. А заодно прошерстить окружение Эледера на предмет не в меру активных советчиков. В конце концов, решениях обо всех назначениях и расследованиях именно он принимал…
     Она вдруг замолчала и покачнулась, а потом, не дожидаясь, пока ее совсем поведет в сторону, развернулась и села на стол.
     - Лина, ты снова Дар использовала? – Гончий поднялся из-за стола и подошел к алате. Десмонд заглянул ей в глаза и вздохнул: - Главное, не отключайся. Нема сказала, что это чревато проявлением Доры.
     - Забавно, мне она почему-то об этом забыла сообщить, - Эвелинн безуспешно пыталась восстановить нормальное дыхание, но ощущение, будто что-то давит ей на грудь и не дает вдохнуть, никак не пропадало. – Может, она еще рассказала, как с этим бороться? Я про чужие страхи, что накатывают, как цунами.
     - Вообще-то, кое-что посоветовала. Отвлекись. Подумай о чем-то хорошем.
     - Разодранная глотка Вильгельма подойдет? – едко осведомилась девушка. – Нема просто замечательный советчик! На что я могу отвлечься, если практически перестаю соображать?!
     - Хочешь, я переключу твое внимание?
     Алата подозрительно прищурилась, ощущая в голосе Деса какой-то подвох, но дикая смесь чужих кошмаров накатила вновь, и она кивнула.
     - Расскажи мне о Верманде.
     - Что? – опешила Эвелинн. – Зачем тебе это?
     - Хочу понять, кто он для тебя, - мужчина поставил ее на ноги и развернул спиной к себе так, что теперь оба отражались в стеклянной дверце шкафа напротив. – Скажи-ка, как хорошо он тебя знает?
     - По-моему, я уже достаточно отвлекалась, спасибо за помощь, - поспешно отозвалась девушка, попытавшись отойти в сторону, но Гончий уверено удержал ее на месте.
     - Ли-и-на, - коснулся уха алаты вкрадчивый шепот, - ты не сможешь бегать от меня вечно. Вспомни, что говорила Нема и прими, наконец, одну простую истину: тебе придется ответить на мой вопрос. Так как хорошо тебя знает Верманд? Только такой, спрятавшейся за всей лишней этой мишурой? Или более естественной?
     - Я не могу ответить, потому что вопроса не понимаю, - Эвелинн не без труда отвлеклась от мысли о близости Десмонда. – Какая еще мишура?
     - Вот эта, - мужчина без колебаний вытащил из ее ушей тяжелые серьги с бордовыми камнями и отшвырнул их в сторону. Та же участь постигла все шпильки, удерживающие локоны девушки в пучке и темно-синий жакет. Лина мешать ему даже не пыталась.
     Извернувшись, она заглянула Десу в глаза:
     - Ты закончил? – хмыкнула алата. – Или тебе еще что-то не нравится?
     - Я не сказал, что мне все это не нравится, - Гончий невозмутимо расправил волосы Эвелинн. – Просто не похоже на тебя. Верманд-то об этом хоть догадывается? Или настолько близко ты его не подпустила?..
     Десмонд снова крутанул девушку на месте, крепко прижав спиной к себе и обняв за талию.
     - Почему мне кажется, что настоящая ты ему не показывалась? – мужчина невесомо коснулся губами шеи Лины.
     - Дес, ты зря стараешься, - усмехнулась алата. – Ничего между нами не будет…
     Улучив момент, и не дожидаясь, пока Гончий что-то ответит, Эвелинн с силой опустила ему на ногу острый каблук.

     Глава 30
     Удар каблуком заставил Гончего ругнуться в полголоса сквозь стиснутые зубы, но болезненное ощущение исчезло с первым же прикосновением к Эвелинн. Оказавшись лицом к лицу с Десмондом, девушка растерянно замерла всего на мгновение, но оно и оказалось решающим: он все же рискнул поддаться давнему желанию и поцеловать ее, а Лина сдалась. И не просто сдалась, а ответила, вцепившись пальцами в ворот рубашки мужчины. На краткий миг, когда Дес разорвал поцелуй, переводя дыхание и усаживая Эвелинн обратно на стол, в глазах ее мелькнуло явное сомнение в правильности своих действий, но она тут же отправила его ко всем чертям. Девушка обняла Гончего ногами и тесно прижалась к нему всем телом, теперь уже целуя по собственной инициативе и упиваясь ощущениями, которые давно уже казались безвозвратно утраченными. Каждое прикосновение, даже самое незначительное, расцветало на коже огнем, било в голову сильнее самого крепкого алкоголя, стирая малейшие колебания без следа, вызывая у алаты беспечную улыбку. С Вермандом она подобного не испытывала: как бы не был хорош Рэй, с ним рассудок Лины мог немного затуманиться – не более. Сейчас же он отказывал напрочь, даря эйфорической чувство свободы и легкости во всем теле.
     А Десмонд этому только способствовал. Губы мужчины на краткий миг ловили губы алаты, потом тут же принимались изучать, шею, ключицы, ложбинку на груди, не скрытую глубоким вырезом. Что вытворяли в это же время руки, Эвелинн не сумела бы сказать, но точно понимала лишь то, что они успели проскользить уже практически по всему ее телу, лаская, не задерживаясь долго на одном месте. Это была особенность, присущая лишь Десу. За всю жизнь Лины он оказался единственным любовником, который сумел без подсказки понять и усвоить простое правило: гладь, но не лапай.
     Гончий внезапно отстранился, и девушка недоуменно открыла глаза. На губах Лины тут же заиграла усмешка. Она терпеливо наблюдала, как мужчина нарочито неспешно избавляется от рубашки. Десмонд красноречиво выгнул бровь, алата фыркнула, принимая вызов. Правда, расстегивать свою начала с нижней пуговицы, и выглядело это куда более дразняще. Эвелинн исхитрилась ухватить Деса за ремень и рывком притянуть к себе, вовлекая в новый непрекращающийся поцелуй. Девушка медленно и уверено опустила ладонь ниже пояса мужчины, довольно почувствовав, как под другой ладошкой напряглись мышцы его живота, а руки на ее талии дрогнули.
     Лина аккуратно откинулась на спину, вынуждая Десмонда склониться к ней. Губы Гончего миллиметр за миллиметром прокладывали дорожку поцелуев от мочки уха алаты до самого живота и ниже…
     - Тианна Риавэйн!
     Эвелинн вздрогнула и резко уселась на столе, едва не ударившись с Десом лоб в лоб. Какого дьявола?!
     - Тианна Риавэйн! – повторился несвоевременный крик Ярэна.
     - Чтоб тебе пусто было! – прошипела девушка, соскакивая на ноги и приглаживая волосы. Она лихорадочно принялась застегиваться, но мелкие пуговки вздрагивающим пальцам не поддавались, поэтому алата, не мудрствуя лукаво, схватила с пола свой жакет и шустро надела. Благо, здесь пуговицы были куда крупнее, а количество их – значительно меньше. Лина торопливо оттолкнула разбросанные по полу шпильки под стол, чтобы они не бросались в глаза, оглянулась в поисках сережек и изумленно округлила глаза: Гончий заинтересованно наблюдал за ней, но сам даже не думал привести себя в божеский вид.
     - Какого черта ты творишь?! – шепотом рявкнула она ему. – Хочешь, чтобы Яр застукал тебя в таком виде?!
     - А что в этом такого?
     - По-твоему, ничего?! Скройся с глаз!
     - Куда? – развел руками мужчина. – Здесь прятаться негде, а на телепорт уже нет времени.
     Эвелинн второпях огляделась, и почти тут же пихнула Десмонда в сторону стола:
     - Лезь!
     - На или под? - ухмыльнулся Гончий и получил еще один ощутимый толчок в спину. – Господи, Лина, это смешно!
     - Лезь, или я тебя придушу! – буквально прорычала алата: шаги Ярэна раздавались совсем рядом. Дес, не переставая усмехаться, послушно нырнул под столешницу, а девушка как раз заметила на полу свои серьги и ринулась к ним.
     Молодой человек, появившийся из-за стеллажа с книгами, обвел глазами закуток и вскрикнул от неожиданности, шарахнувшись назад, когда Эвелинн выскочила из-за стола, как черт из табакерки.
     - Чего вопишь? – хмыкнула она, усаживаясь на стул.
     - Что вы там делали? – оторопело поинтересовался парень и мгновенно смутился, видя, как ехидно вздернула бровь тианна.
     - Тебе не все равно? – фыркнула она. – Да ладно, не тушуйся так. Сережка у меня упала, вот и пришлось по полу ползать. Зачем я тебе понадобилась?
     - Я вас по просьбе лиана Верманда ищу. Он сейчас в Центральной зале, под шквал жалоб попал. Просит узнать, как скоро вы сможете прийти туда.
     - Рэй здесь? – похолодела Лина. Даже рука Гончего, до этого бессовестно вычерчивающая круги на ее колене, замерла. – Когда он приехал?
     - Буквально только что. Он через портал магов прошел, видимо, сюда его привело что-то крайне важное.
     «Угу, просто одна демонесса, кажется, решила помочь мне разобраться с ситуацией…»
     Девушка вспомнила о своем весьма расхристанном виде и решила, что до встречи с Вермандом точно надо наведаться в отведенные ей покои.
     - Знаешь, мне необходимо закончить здесь кое-какие дела, - Эвелинн указала Ярэну на кучу листов бумаги на столе, часть которых почему-то была существенно помята. Алата отрешенно уставилась на них, закусив губу и не обращая на Яра внимания.
     Выждав какое-то время, молодой человек аккуратно кашлянул:
     - Ну, вы работайте тогда, а я лиану передам, где вас найти.
     - Не стоит, - дернулась Лина. – Я все равно ненадолго здесь, и вообще, не отвлекай Рэя по пустякам…
     - Мне не сложно, - махнул рукой Ярэн и испарился раньше, чем девушка успела возразить.
     - Да уж, занятная ситуация, - Десмонд легко отодвинул алату в сторону и выбрался из-под стола, с нескрываемым удовольствием размяв ноги. – С одной стороны, у меня появился уникальный шанс воочию увидеть загадочного Верманда. С другой – он приехал крайне не вовремя. Похоже, нам придется ненадолго отложить продолжение банкета…
     - Нет, Дес, все раз наоборот, - покачала головой девушка, не смотря в его сторону. – И приезд Рэя, и появление Яра. Все очень даже своевременно. Иначе все могло бы выйти за рамки разумного.
     - Ага, а то, что было, значит, входит в рамки разумного? – хитро прищурился мужчина, но потом понял, что алата абсолютно серьезна и мрачно скрестил руки на груди: - Намекаешь, что мы едва не совершили ошибку?
     - Именно, - чуть дрогнувшим голосом подтвердила Лина. – Причем, это по большей части моя вина. С тебя взятки гладки, ты всего лишь делал то, что хотел…
     - А ты прямо против воли меня целовала, да и вообще исключительно по принуждению действовала! – вспылил Гончий.
     - Я поддалась какому-то… - Эвелинн замолчала, подбирая слова, и чертыхнулась: - Не знаю я, чему поддалась! Не то порыву чувств, не то просто возбуждению… В любом случае, повторять это не собираюсь. Продолжать уже начатое – тоже. И хочу попросить тебя…
     - Даже не думай, - оборвал ее на полуслове Дес. – Ничего забывать или выкидывать из головы я не собираюсь. Не дождешься. Свалить все на неясные порывы у тебя выйдет.
     - Прекрасно! – Лина раздраженно закатила глаза. – Думай, что хочешь! Только избавь меня от необходимости быть в курсе твоих размышлений и догадок! Кстати, при Рэе будь добр…
     - Не помешаю? – внезапно раздался позади спокойный голос Верманда.
     Алата поплотнее запахнула жакет, для верности обхватив себя руками за плечи, и повернулась к лиану, изобразив на лице самую искреннюю улыбку. Радует, что Гончий хотя бы успел застегнуться…
     *****
     Рэй в несколько шагов преодолел разделяющее нас расстояние и обнял меня, запечатлев короткий поцелуй на губах. Я тут же мысленно прокляла себя за то, что недавно позволила себе с Гончим: после прикосновения Деса руки Верманда показались неприятно чужими. Не к добру. Так же, как и внезапное желание отодвинуться от него, чтобы Десмонд нас вместе не видел. Злобно цыкнув на эту сбрендившую частичку себя, я поступила совсем наоборот, обняв лиана в ответ и прижавшись к нему. Краем глаза заметила недобрую усмешку Гончего, но предпочла оставить ее без внимания.
     - Лина, я, конечно, по тебе тоже безумно соскучился, но мы все же не одни, - усмехнулся Рэйнар и расцепил руки, отойдя на пару шагов. Он мимолетно коснулся моей щеки и вдруг нахмурился, уже напрочь забыв о присутствии здесь некоего третьего лицо: - Светлый пантеон, Элина, ты горишь вся! И глаза разве что не слезятся… Ты что, больна?!
     Угу, на голову. Я нервно прикусила губу, пытаясь придумать что-нибудь поправдоподобнее, пока Рэй не припомнил, что это за болезнь такая, от которой тело бросает в жар и глаза блестят лихорадочно. Как назло, именно сейчас фантазия моя отказала напрочь. Ну не правду же говорить, в самом деле?!
     - Все нормально, - наконец, прервала я затянувшуюся паузу. – Просто это последствия отравления. Вернее, не самого отравления, а побочное действие противоядия…
     Только ляпнула и тут же едва не саданула себя по лбу: Верманд переменился в лице и посмотрел на меня с нескрываемым ужасом.
     Браво, Лина… Нашла, что сказать. Рэйнар же не знает ничего ни о стреле, ни о нападении на поляне. Лучше бы держалась, как на допросе…
     - Отравления?! – нынешнее мое молчание лиана не устраивало еще больше. – Как это произошло?
     Пришлось рассказывать. От самого начала, упоминая и телепорт, и ранение Ярэна, вплоть до того, что Асмодей дал мне противоядие, и оно подействовало, но время от времени меня еще лихорадит. Первая часть моей истории была достоверной, вторая под это определение никак не подходила, но, кажется, Верманду она идиотической не показалась. У меня же к чувству стыда за то, что я оказалась так неустойчива перед Десом, добавились угрызения совести перед Рэем. Не заслуживает он подлости, а я ведь именно этим ему и плачу за все… Правда, сам он пока об этом не знал и интересовался другим: нашли ли мерзавца, осмелившегося в меня стрелять. Пришлось рассказывать и это, не утаивая предположение Десмонда об истинном предназначении стрелы.
     Верманд посмотрел в сторону Гончего, внезапно вспомнив о присутствии последнего. И, разумеется, первым делом решил выяснить, кто это:
     - Прошу прощения, что допустил некую невежливость и не представился. Лиан Рэйнар Верманд, герцог Альтерры, полномочный представитель Его Величества.
     Я едва не застонала, проклиная все происходящее. Рэю имя Деса уже знакомо, он слышал его на торжественном приеме, когда я разговаривала с Дэнной. И пусть он не знает, что именно нас связывало, догадаться не так уж сложно.
     - Десмонд, Гильдия Гончих, - мужчина спокойно пожал протянутую ладонь.
     На лице Верманда не дрогнул ни один мускул, но сомнений у меня не было: Рэй моментально понял, что это за Десмонд. Взгляд лиана, гораздо внимательнее, чем в первую минуту, прошелся по мне с головы до ног, наткнулся на предательски блеснувшую на полу шпильку… И недобро потемнел. Потом перешел на Гончего. Я тоже посмотрела на него и угрюмо констатировала, что разборок не избежать: волосы Дес взлохмачены от души, рубашка застегнута кое-как и в брюки заправлена явно в спешке. Прибавить к этому мой внешний вид, некий кавардак на столе – картинка складывается весьма недвусмысленная. Но все это ерунда по сравнению с многозначительной ухмылкой Десмонда и вызовом во взгляде. Не стоило труда догадаться, что он прекрасно улавливает ход мыслей Верманда и более того, намерен подтвердить вывод. Моя страдальческая пантомима из-за спины Рэя, с мольбой не доводить все до ссоры, на Деса не действовала ни капли, в ответ он только хмыкнул, что заставило Верманда обернуться ко мне. Я на автомате выдала кривую улыбку и нервно заправила волосы за ухо.
     - Итак, - нарушил молчание Рэйнар, обращаясь к Десмонду, - вы представляете Гильдию. Могу я спросить, чем обосновано ваше присутствие здесь? Насколько мне известно, запроса никто не отправлял?
     - А он и не нужен, - пожал плечами Гончий. – Преступления, совершенные в Нейвельгаре, дело рук лица, давно разыскиваемого нашей Гильдией, которое, в силу опасности, подлежит преследованию за любое свое деяние, независимо от наличия запроса. Я буду находиться здесь столько, сколько посчитаю нужным.
     Последняя фраза прозвучала чересчур резко. Верманд понемногу начинал утрачивать природную вежливость и привитую годами службы сдержанность:
     - Срок вашего пребывания в городе меня мало заботит, - голос его тоже утратил мягкость. - Я лишь надеюсь, что вы не будете затягивать расследование, а также сведете к минимуму участие в нем моей невесты. У нее есть масса других забот, да и подвергать ее опасности не хотелось бы.
     - Можете быть спокойны, лиан, безопасность тианны Риавэйн для меня превыше всего, - ухмылка Деса стала нравиться мне еще меньше. – Что же касается ее участия в расследовании, так оно целиком и полностью добровольное.
     - Пусть так, но я бы предпочел, чтобы Лина все же поменьше времени проводила в погоне за преступниками. Я отпустил ее сюда совсем недавно, а она уже совсем забросила себя, выглядит совершенно иначе.
     - Разве? – вскинул брови Гончий в притворном изумлении. – Мне казалось, раньше она всегда так выглядела.
     - Так то было раньше, - Рэйнар же бровью не повел в ответ на упоминание Десмонда о нашем с ним давнем знакомстве. – С тех пор многое изменилось…
     Все, с меня довольно. Эта мужская пикировка уходит в неприятное русло, поэтому с ней пора завязывать:
     - Послушайте, пожалуйста…
     Взгляды мужчин были настолько недобрыми, что я невольно поежилась и утратила всякую решимость влезать в их беседу.
     - Элина? – поторопил меня с продолжением Верманд. – Что ты хотела сказать?
     - Что мне срочно надо отлучиться, - выпалила я. – Совсем забыла, что Дэнна там один на один с жалобщиками осталась, надо сходить и проверить, как у нее дела.
     Дес посмеялся. Ну еще бы ему не скалиться, до этого-то я о его напарнице и не думала дня два. Но сейчас самое время проведать девочку.
     Невнятно пробормотав о том, что освобожусь ближе к ужину, я поспешно покинула библиотеку, но все же успела услышать угрозу Рэя, в полголоса адресованную Гончему:
     - И думать о ней забудь, иначе я перестану разыгрывать благородство и решу вопрос с назойливым поклонником своей невесты любым, даже самым бесчестным, способом.
     - Как хочешь, но для начала выясни у Лины, что она думает на этот счет, - Десмонд в долгу не остался. – Пусть честно ответит, считает ли она меня назойливым поклонником и почему сама не просит тебя оградить ее от моего внимания.
     Кажется, мне срочно необходимо закрыться где-нибудь в блаженном одиночестве и хорошенько подумать, как разобраться со всем этим раньше, чем Дес и Рэй перейдут к разборкам своими силами. Знать бы еще, как это сделать…
     *****
     Услышав стук двери, Дэнна на секунду оторвалась от бумаг и удивленно вскинула брови, увидев Эвелинн. Меньше всего Гончая ожидала визита алаты Страх, которую не видела уже пару дней. Девушка отметила, что выглядит Лина как-то непривычно и потрепанно, будто не в библиотеке сутками сидела, а по тренировочной площадке бегала. Да и выражение лица ее вызывало у Дэнны недоумение: потерянное, усталое, словно алата думает о чем-то крайне важном, но неприятном. Неужели есть какие-то новости по расследованию?..
     Эвелинн буквально упала на стул рядом с напарницей Деса и меланхолично взяла в руки первый же попавшийся лист. Начала читать, болезненно поморщилась, снова уставилась на четкие ровные строки и вдруг беспомощно уронила руки на столешницу, отложив жалобу в сторону.
     - Давай-ка ты мне все в общих чертах расскажешь? – глянула она на Гончую. – А то я что-то никак вчитаться не могу толком.
     - Мне почему-то кажется, что вам сейчас вообще не до этих бумажек, - сочувственно посмотрела на алату девушка. Причины подавленного состояния Лины она не знала, но это никак не мешало ей отнестись к той с пониманием. – Может, попозже ими займетесь? Или вообще оставите это лиану Верманду, в конце концов, все эти жалобы больше по его части.
     - По его, - отрешенно кивнула алата. – Если, конечно, он не решит переключить свое внимание на другие вопросы…
     Дэнна последнюю реплику Эвелинн не поняла, но вдруг взглянула на ее апатичное состояние с другой стороны. А не воспользоваться ли ей им, чтобы задать вопросы, что не давали покоя?
     Но еще раз глянув на Лину, Гончая поняла, что это будет бессовестно. То, что девушка хотела узнать… Вероятнее всего, этот вопрос пробудит довольно болезненные воспоминания, что точно не улучшит алате настроение. Дэнна решила не добивать ее сейчас расспросами о предательстве Десмонда и подождать до более подходящего случая.
     Душевные терзания Гончей и задумчиво покусываемая губа от Эвелинн не укрылись:
     - В чем дело? – недоуменно покосилась она на нее. – Хочешь что-то спросить?
     - Я потом как-нибудь, - с наигранным равнодушием отмахнулась девушка. – Не к спеху.
     - Спрашивай уже, потом у меня может не быть времени на ответ, - усмехнулась Лина, немного придя в себя. – Если, разумеется, вопрос именно мне предназначается.
     - Вам, - Дэнна неуверенно поерзала на стуле. – Но он неприятный, поэтому я и думаю, что в данный момент…
     - В данный момент, как ни странно, я как раз готова к любым неприятным вопросам. Хуже мне все равно не будет.
     - Как вы смогли пережить предательство Деса? – девушка, не став больше ходить вокруг да около, выпалила все на одном дыхании и замерла, разве что не зажмурившись.
     - Которое из? – на удивление спокойно хмыкнула Эвелинн. – Когда он выдал меня Вильгельму или когда помог тому уйти от заключения?
     - Так он дважды предал?! – вытаращилась на нее Гончая. – Мне Десмонд говорил только об одном случае.
     - Любопытно, зачем он вообще это рассказывал… - вздохнула Лина, откинув волосы за спину. – Впрочем, черт с ним, не суть важно. Я не испытывала особых проблем с тем, чтобы «пережить» предательства Деса. Во-первых, потому, что они были далеко не самыми страшными в моей жизни, а также не первыми и уж точно не последними. Во-вторых, нельзя перенести то предательство, которое не можешь простить. А я твоего напарника давным-давно простила.
     - Такое простить можно?!
     - Как видишь. Ничего сверхъестественного в этом нет, Дэнна. Я знаю, почему Дес поступил тогда именно так, и не уверена, что на его месте не сделала бы того же. Это для меня Роланд был скотиной, для него – братом, единственным живым членом его семьи. Я вполне понимаю, почему Десмонд старался помочь ему, во что бы то ни стало, почему верил вопреки моим возражениям. Быть может, со стороны это выглядит так, будто я просто ищу оправдание его поступкам, но, говоря все это, я честна, как никогда. Причины этих предательств для меня кристально ясны.
     - Но если вы его простили, то почему не вернулись? Любовь прошла?
     - Вот второй вопрос я, пожалуй, оставлю без ответа, - вежливо открестилась алата. – А не вернулась потому, что простить и забыть – вещи разные. Что толку от моего прощения, если оно не перечеркивает ошибки Гончего в моей же памяти? Я простила предательство, но не забыла, что он на него способен. Быть рядом и день за днем опасаться, что Дес снова может при необходимости пожертвовать мной… Надолго бы нас не хватило. Как по мне, так лучше переступить через себя и сразу разорвать такую связь, чем ждать, пока она сама лопнет, как перетянутая струна.
     - Десмонд вас любит и, как мне кажется, даже чересчур. Я видела, что с ним творилось последние три года. По-моему, сам себе он те предательства не простил. Вам бы рассказать ему, что зла не держите.
     - Не раньше, чем Дес начнет трезво смотреть на все препятствия между нами, - неумолимо отрезала Лина. – Сообщи я сейчас о своем прощении, и он еще больше уверится в том, что не все потеряно. А ведь у него ко мне счет не меньше: я убила Роланда у него на глазах.
     - Ну, вы ведь просто отомстили за то, что он сделал с вами, - пожала плечами Дэнна, не особенно-то веря, что это достойное оправдание.
     - Не важно, почему и как, важно, что убила. И я уверена, что Дес меня не простил, пусть даже сам он будет клясться в обратном. Если же и простил, все равно остается другая проблема… Как думаешь, глядя на меня, неужели он ни разу не вспомнил, что я сделала?
     - Наверняка вспомнил, - невесело вздохнула Гончая.
     - Вот видишь, - горько улыбнулась алата. – Нет смысла возобновлять отношения, уже заранее обреченные на провал и отравленные такими личными счетами.
     - Несмотря на существующее чувство? – прищурилась девушка.
     - Несмотря ни на что. Скажи, почему тебя вообще все это интересует?
     - Пытаюсь понять, как любящие друг друга люди могут собственными руками все разрушить, - мрачно фыркнула Дэнна. – Только как-то не очень получается. Пока что у меня напрашивается вывод, что это результат кучи идиотических ошибок. Причем, с обеих сторон.
     - Чаще всего это ведь так и есть. Там сглупили, там не подумали, там соврали, считая это совсем незначительной ложью… Такие мелочи постепенно копятся, превращаясь в огромный снежный ком, который потом все под собой погребает, - Эвелинн ненадолго замолчала, потом тряхнула волосами и улыбнулась нарочито жизнерадостно: – Что-то я в философские дебри постепенно забираюсь, так и аппетит испорчу. Надеюсь, о нашей беседе никому известно не станет?
     Алата бросила на Дэнну многозначительный взгляд, и та моментально помотала головой:
     - Никому. Буду молчать, как рыба. Мертвая.
     - Можно и как живая, - посмеялась Лина. – Пойду, приведу себя в порядок к ужину.

     Глава 31
     Лина в четвертый раз попыталась собрать волосы в аккуратную строгую прическу, но шпильки держаться никак не желали. Раздраженно ругнувшись, алата выдернула из разваливающегося пучка все заколки и швырнула их на туалетный столик. Провела по локонам расческой, на мгновение замерла, подумывая, что все и так сойдет, а потом вздохнула и с упорством мула продолжила закручивать шевелюру в тугой жгут. В конце концов, если она на ужине она предстает как тианна Риавэйн, надо соответствовать этому образу.
     Взметнувшиеся позади языки пламени заставили ее подскочить на месте от неожиданности и выронить из рук расческу. Судя по лицу Асмодея, отразившемуся в зеркале, демон здесь оказался не по ошибке, и уходить точно не собирался. Эвелинн смиренно оставила волосы в покое и развернулась к приятелю.
     - Что-то случилось? – девушка скрестила руки на груди.
     - С головой у тебя что-то случилось, - без обиняков заявил Дей. – Скажи на милость, зачем тебе эти игры? Без них проблем мало?
     - А можно обойтись без загадок? – недоуменно нахмурилась алата. – Какие еще игры?
     - Лина, я видел вас с Десом в библиотеке, - демон смерил ее суровым взглядом. – Какого дьявола ты вытворяешь?!
     - Так ты пришел морали мне почитать за то, что Гончий начал, а я просто не сразу остановила, - хмыкнула Лина. – Здорово.
     - Ох ты ж гляньте на нее! – взмахнул руками Асмодей. – Не сразу остановила… Да ты и не пыталась, милая моя. Напомнить, кто кого ниже пояса лапал или не стоит?
     - Слушай, это не имеет значения! – малоубедительно огрызнулась Эвелинн, отведя взгляд. – Между нами все равно ничего не было…
     - Только потому, что вовремя появился Яр, - перебил ее демон. – В противном же случае… Ты знаешь, я по сущности своей к подобным вещам весьма чувствителен, и накал страстей между вами доходил до десяточки по моей пятибалльной шкале. А ведь даже пятерочка для большинства уже кажется апогеем. Мне даже не надо спрашивать у тебя, собиралась ли ты пойти до конца, и так ясно, что да.
     - Дей, ты заблуждаешься, - помотала головой алата. – Я просто…
     - Ищешь себе подходящее оправдание, но пока безуспешно.
     - Нет, - цыкнула на него девушка и скривилась, признавая поражение: - Ладно, хочешь правду? Пожалуйста. Меня тянет к Десу так же, как и раньше. Даже немного сильнее. Наверное, потому, что с самого разрыва он так и не стал для меня прошлым, а за пять лет я соскучилась по нему до одури. До сегодняшнего дня даже себе самой в этом не признавалась, но сейчас глупо отрицать. То, что произошло в библиотеке… Я действительно не хотела допускать ничего подобного, но… Знаешь, Дей, я, по-моему, сейчас начну пороть сопливую чушь, поэтому давай завязывать с этим разговором.
     - Брось, Лин, мы с тобой не одно столетие знакомы, - усмехнулся Асмодей, подойдя ближе и ободряюще приобняв алату за плечи. – Какую бы ахинею ты не несла – я пойму. Ну, по крайней мере, точно попробую. Так что там с вашей страстной пятиминуткой?
     - Мне просто сорвало крышу, - пожала плечами Эвелинн. – Сначала позволила себя поцеловать, подумала, что это ерунда. Мол, я сейчас всего на минуточку позволю себе поддаться, получу хоть маленькую часть того, чего мне так не хватало все эти годы, потом просто сделаю вид, что ничего не произошло. А фокус не прошел. Я не знаю, как это объяснить, но с Десом контролировать себя не получается. Странное дело, но его близость и прикосновения мозги мне напрочь отключают.
     - Не такое уж странное, - вздохнул демон. – Думаю, будь на моем месте кто-то другой, он бы объяснил этот эффект мозгоотключения тем словом на букву «л», которое я не шибко одобряю. Но, как ты знаешь, я не жалую теорию о том, что любовь – такое уж великое чувство. В любом случае, одно могу сказать точно: дай Верманду отставку, и как можно раньше.
     - Зачем это? – удивилась Лина. – Пять лет назад я твердо решила, что с Десом все кончено, и менять это решение не собираюсь. Как бы меня не тянуло к Гончему – я остаюсь с Рэем и точка.
     - Мне это не кажется хорошей идеей, - поморщился Асмодей. – Боюсь, что с Вермандом у вас ничего не сложится. Но одно дело, если ты сейчас честно объяснишь ему, в чем дело. И совсем другое, если ты с покаянным видом сообщишь, что бес попутал, и не устояла ты перед соблазном Десмонда.
     - Интересно, ты это сейчас заботу о Рэе проявляешь или о моей нравственности? – фыркнула Эвелинн.
     - До нравственности мне дела никакого нет, - ухмыльнулся демон. – Устрой ты развеселый тройничок с обоими, или даже оргию – я слова не скажу, разве что, похвалю или совет дам. На мое отношение к тебе это вообще никак не повлияет. А Верманд меня еще меньше интересует. Ты же мне дорога, поэтому я всего лишь хочу предостеречь тебя от душевных терзаний по поводу собственной бесчестности. Не важно, вернешься ты после расставания с Рэем к Гончему или нет, главное, что по отношению к Верманду будешь честна.
     - Я буду честна и в том случае, если не стану сейчас рушить все, что есть между мной и Рэйнаром из-за каких-то призрачных перспектив вдруг оказаться в постели Деса, - алата недобро прищурилась. – Закончится расследование, я вернусь с Рэем в столицу, Гончий вернется в Гильдию. Все предельно просто, Дей.
     - Ты ничего не упускаешь в сей лаконичной схеме? – выгнул бровь Асмодей. – Например, то, что Дес от тебя явно так легко не отступится и не исчезнет. Или то, что окончание расследования означает для тебя новое столкновение с Вильгельмом и шанс все же уничтожить его.
     - Черта с два я буду с ним связываться, - огорошила приятеля Эвелинн. – Хватит с меня беготни с жаждой мести. Да, я всегда считала и продолжаю считать, что Виль может расплатиться со мной только смертью, но мне порядком надоело гробить свою жизнь на сведение счетов. Достаточно будет и того, что Вильгельм попадет в руки Гильдии. А я, пожалуй, всерьез подумаю о том, чтобы стать тианной Верманд.
     - Звучит, в общем-то, неплохо. Еще бы я мог поверить, что ты абсолютно серьезна, и переступить через себя сможешь.
     - Чем меньше ты будешь говорить мне об обратном, тем вероятнее, что я это сделаю, - Лина легонько пихнула демона в бок. – Честное слово, Дей, если ты постоянно будешь вещать о том, что я не способна справиться со своей тягой к Гончему, в один прекрасный момент я действительно начну так думать.
     - Как скажешь, - пожал плечами Асмодей, спрятав лисью ухмылку. – Переубеждать тебя ни в чем не буду. Ну что, идем ужинать? Там уже все собрались, наверное.
     - Идем. Только дай мне секунду.
     Алата щелкнула пальцами, и волосы ее словно ожили, самостоятельно сплетаясь в замысловатую косу, и свернулись затем в безупречное кольцо на затылке.
     - Так-то лучше, - довольно улыбнулась девушка.
     *****
     В свою комнату Лина возвращалась едва ли не бегом, искренне жалея, что не решила обойтись без ужина. Нет, вопреки ее опасениям, и Гончий, и Рэй во время трапезы вели себя просто образцово, благоразумно предпочитая избегать малейшего общения. Но взгляды, бросаемые ими друг на друга и на Эвелинн… Неудивительно, что, не дожидаясь десерта, алата извинилась и бессовестно сбежала.
      - Тебе не кажется, что это глупо? – Верманд спокойно вошел в комнату, и девушка мысленно ругнулась, вспомнив, что забыла повернуть ключ в замке. – Выставить меня идиотом, а потом увиливать от разговора. Признаться, когда Геката сообщила мне, что волнуется за тебя, и предложила максимально быстро доставить в Нейвельгар, я рассчитывал на другой прием. Более радушный, что ли…
     - Прости, - Лина беспокойно потерла переносицу. – Рэй, я искренне рада твоему приезду, но сейчас он не совсем кстати. Мало того, что голова у меня забита расследованием, есть еще и некие другие проблемы. Которые вполне могут оказаться еще серьезнее Вильгельма.
     - Твой бывший покровитель? – нахмурился мужчина. – Он здесь каким боком?
     - Виль стоит за этими похищениями, - нехотя пояснила Лина. Отчего-то на подсознательном уровне идея посвятить Верманда во все тонкости своих взаимоотношений с алатом Справедливость казалась ей не самой лучшей. Например, девушка точно не хотела бы говорить о том, что она не просто ушла из свиты, а заварила кашу со свержением Вильгельма, за что тот точно мечтает ей отомстить.
     Рэйнар с усмешкой спрятал лицо в ладонях, потом убрал их и покачал головой:
     - Мне казалось, что чувствовать себя большим идиотом, чем в читальном зале, невозможно, но, похоже, я ошибся. Интересно, какие еще открытия, помимо твоего бывшего покровителя и бывшего возлюбленного, меня ждут? Кстати, хотелось бы уточнить, могу ли я называть их бывшими? Это меня еще большим глупцом не делает?
     Тон мужчины можно было бы назвать спокойным, со скидкой на сарказм, но алата прекрасно понимала, что он в ярости. И подливать масла в огонь не хотела ни в коем случае, но, услышав про Вильгельма, не сдержалась.
     - Ты серьезно? – зло прищурилась Эвелинн. – Черт с ним, с Десом, но ты в самом деле полагаешь, что меня до сих пор что-то связывает с Вилем?!
     - Почему это тебя задевают только мои намеки относительно Вильгельма? – тут же зацепился за слово Рэй.
     - Потому что Гончий – отдельный разговор, - отрезала девушка. – Так что, действительно думаешь, что наши с Вилем дороги не разошлись?
     - А ты считаешь, что я не имею на это права?! – вызверился Верманд, с силой саданув кулаком по маленькому столику. От удара тот опрокинулся, грохнув об пол вазу с цветами, но ни лиан, ни алата внимания на это не обратили, испепеляя друг друга гневными взглядами.
     - Да прав у тебя сколько угодно, я лишь хочу понять, с чего ты это взял!
     - Все просто! – развел руками мужчина. – Ты так рвалась сюда, когда стало известно о похищениях, что готова была наперекор мне пойти. И уверен, не позволь я поездку, ты все равно помчалась бы сюда. Мне казалось, что это связано с твоим беспокойством из-за студентов, но теперь я начинаю сомневаться. Здесь оказался замешан твой бывший покровитель, которому ты служила верой и правдой не один год, а я не склонен верить в совпадения. Не знаю, конечно, догадывалась ли ты о его причастности к похищениям до того, как приехала в Нейвельгар или поняла это позже, но…
     - Не смей, - прошипела Лина. – Можешь обвинять меня в чем угодно, но только не в пособничестве Вильгельму.
     - А почему нет?! – лиан ткнул в ее сторону пальцем. – Вдруг старые дурные наклонности снова проснулись?!
     - Не уберешь палец – останешься без руки, - процедила сквозь зубы алата, в глубине сапфировых радужек мелькнули и тут же исчезли багровые искорки. – Хочешь втоптать в грязь – выбери другой вариант, нежели Виль, потому что ты понятия не имеешь, чего мне стоила работа на него.
     Рэйнар заметил поникшие плечи алаты, потрясенный и оскорбленный взгляд и медленно выдохнул, пытаясь привести мысли в порядок.
     - Извини, - мужчина подошел чуть ближе. – Я сам не понимаю, что несу. Просто все это со стороны выглядит крайне неприятно, а тут еще невольно и о твоем прошлом вспоминаешь. Пойми, Лина, я верю, что ты действительно покинула свиту и больше не ведешь грязные дела по указке Вильгельма, но сейчас ничего не могу с собой поделать. Я зол, и эта злость ощутимо туманит рассудок.
     - Раньше с твоим рассудком все было в порядке, - уязвленно заметила девушка, увернувшись от попытки обнять ее.
     - Раньше мне не доводилось сомневаться в твоей честности по отношению ко мне, - память услужливо подсунула Верманду картинку с нервозной Эвелинн и нагло ухмыляющимся Гончим, снова подув на затухающие угли. – Видишь ли, если бы я просто застал тебя наедине с каким-то мужчиной, даже в таком виде, будто ты едва-едва успела выскочить из его объятий, это одно. И совсем другое, если знать, что этот тот, в кого ты влюблена или, по крайней мере, когда-то была. Хочешь не хочешь, а подозрения относительно того, насколько все это в прошлом, появляются. Я не хочу выглядеть взбешенным ревнивцем, вот и пытаюсь оправдать свою злость на тебя чем-то другим.
     - Рэй, тебе не надо ревновать к Десу, - Лина мягко коснулась руки мужчины. – Я не собираюсь уходить от тебя и тем более не собираюсь давать Гончему новый шанс. Не буду лгать, что в библиотеке совсем ничего не произошло, но этот поцелуй ничего не значит.
     - Мне нравится то, что ты говоришь, - впервые за время разговора лицо Рэйнара просветлело. – Но уж извини, я не могу не ревновать. Особенно, когда этот тип столь уверен в своем превосходстве.
     - О чем это ты?
     - Десмонд весьма четко дал мне понять, что его, в отличие от меня, ты в свою жизнь пустила. И самое печальное, что он прав: ты постоянно что-то скрываешь, считая, что меня это не касается. Не хочешь с этим покончить?
     - Желаешь ковыряться во всех хитросплетениях моей судьбы? – не особо весело усмехнулась алата. – Уверен?
     - Более чем, - кивнул Верманд. – Я хочу знать все от твоего пребывания в свите до взаимоотношений с Гончим, чтобы не выглядеть тупицей, когда он в очередной раз решит намекнуть мне о какой-нибудь твоей тайне.
     - Ладно, - Эвелинн ответила согласием после некоторого замешательства, во время которого успела мысленно пожелать Десмонду всех известных ей пыток. – Только давай не сегодня. Поговорим завтра, когда я отдохну и соберусь с мыслями. А сейчас безумно хочется спать.
     - Как скажешь, - Рэй погладил девушку по щеке и коснулся губами ее лба. – Доброй ночи.
     - Доброй, - она приложила титанические усилия, чтобы подавить вздох облегчения.
     На пороге мужчина на мгновение замер, не решаясь выйти, потом все же обернулся к алате:
     - Наверное, мне все же стоит это сказать. Лина, я знаю, что ты никогда не испытывала и не испытываешь ко мне большой любви. Скорее всего, о ней вообще даже речи не идет. Поэтому я пойму, если ты все же предпочтешь уйти, и попросить хочу только об одном: пообещай, что я буду первым, после тебя, кто узнает об этом решении.
     - Рэй, я…
     - Просто пообещай.
     - Хорошо, обещаю.
     Асмодей, явившийся для несения своего почетного ночного караула, показался в дверях в ту же секунду, что ушел Верманд. Демон удивленно посмотрел вслед лиану, покосился на мрачную приятельницу.
     - Я лживая дрянь, - сокрушенно покачала головой девушка, но стоило Дею открыть рот, как она вскинула руку: - Ни слова. Ни вопроса. Ни комментария. Я просто иду спать.
     Князь Ада смерил ее подозрительным взглядом, но лезть в душу все же не стал.
     *****
     Выключив практически ледяную воду, Гончий наскоро вытер мокрую голову и вышел из душа, на ходу обернув бедра полотенцем. Мужчина был настолько погружен в размышления о том, что ему довелось сегодня услышать, что, оказавшись в спальне, не сразу заметил чужое присутствие. Лишь обернувшись, он изумленно замер на месте и несколько раз оторопело моргнул: Эвелинн сидела на кровати спиной к нему, подогнув одну ногу под себя. На звук шагов Десмонда она даже не обернулась.
     - Лина? – он обошел кровать и оказался лицом к лицу с девушкой. Та меланхолично разглядывала стену перед собой. – С тобой все нормально?
     - А похоже, что нет? – повернулась к нему алата. Она окинула Деса внимательным взглядом и чуть заметно приподняла уголки губ в улыбке: - Со мной все просто прекрасно.
     - Оно и видно, - скептически хмыкнул Гончий, ощущая смутную тревогу. Вообще-то, судя по настроению Лины за ужином, она совершенно точно не горела желанием общаться с кем-либо. Уж тем более с ним и наедине: - Я могу поинтересоваться, что ты здесь делаешь?
     - Пришла пожелать спокойной ночи, - фыркнула девушка, поднимаясь на ноги. Она плавно приблизилась к мужчине и проникновенно заглянула ему в глаза: - Ну же, Дес, не тупи. Неужели там, в библиотеке, ты не понял, что я просто не смогу отказаться от твоего заманчивого предложения продолжить чуть позже?
     Брови Десмонда удивленно взлетели вверх, когда ладони алаты проскользили вверх по его плечам и остановились на груди. Он накрыл руки девушки своими, погладил, а потом вдруг резко ухватил за запястья, сжав до синяков, и убрал подальше от себя. И сделал это крайне вовремя: ногти Лины стали намного острее, длиннее, а холодный сапфировый блеск глаз сменился рубиновой вспышкой. Эвелинн дернулась, пытаясь освободить руки и вцепиться в Гончего, но хватку его перебороть не смогла. Девушка рванулась еще сильнее, костеря мужчину всеми известными ругательствами, а результат остался тем же. В какой-то момент Десмонд изловчился развернуть ее спиной к себе и крепко обнять, прижав руки к телу:
     - Что-то похожее мы уже проходили, не так ли, Дора? – ухмыльнулся Гончий, игнорируя яростное шипение и лягание Эвелинн. С ляганием было сложнее, потому что удары алата наносила весьма ощутимые и почти не промахивалась. Получив один особо болезненный, в колено, Дес и сам ругнулся: - Ну, Лина… Похоже, мои колени закончат свою жизнь именно благодаря тебе…
     Мужчина сжал руки еще сильнее и ощутимо встряхнул девушку в попытке хоть немного угомонить, но утратившая контроль над собой алата даже не обратила на это внимания. А удерживать ее становилось все труднее.
     - Эвелинн, в конце концов, ты ведь не собираешься сдаваться?! – рявкнул Десмонд на ухо Лине, искренне надеясь, что та может его слышать. – Ты же сильнее, чем она, не раз и не два затыкала Дору за пояс! Приди в себя!
     Никакого эффекта. Создавалось такое ощущение, что алата вовсе не заметила его слов. Гончий лихорадочно пытался придумать выход из ситуации, когда девушка вдруг, не прекращая вырываться, едва слышно всхлипнула:
     - Не могу…Я не могу…
     - Еще как можешь, - мгновенно сориентировался мужчина, чудом увернувшись от пинка. – Черт возьми, ты уже сумела оттолкнуть ее настолько, что ответила мне! Значит, и подавить ее тебе по силам! Уж если моей смерти хочешь, так придется осуществить мечту самостоятельно, а не через эту тварь. – Дес встряхнул Эвелинн еще разок: - Лина, ты сильнее Доры. Заставь ее почувствовать это, пусть оставит малейшие попытки жить за твой счет. Пусть знает, что в отличие от нее, ты не одна и…
     Алата вскрикнула от боли, ударившей в висок, а потом вдруг обмякла, перестав брыкаться. Десмонд не спешил смягчать объятия, опасаясь, что это какая-то уловка Доры, до тех пор, пока не услышал страдальческий хрип девушки:
     - Дышать не могу… Дес, ей-богу, ослабь хватку. Ты мне все кости в одну лепешку собрал…
     - Ничего, восстановишься. Ты из меня вообще едва отбивную не сделала, - с облегчением выдохнул Гончий, разжав руки. Эвелинн обессиленно опустилась на край кровати, потирая виски. Она хотела было сказать что-то мужчине, но едва посмотрела на него, как тут же прикрыла глаза рукой.
     - Тебя не затруднит надеть хотя бы штаны? – язвительно осведомилась Лина.
     - Как будто ты чего-то не видела, - с сарказмом хмыкнул Дес, подбирая полотенце и скрываясь за ширмой. – Между прочим, мой вид а-ля натюрель – твоих рук дело. Точнее, ног. Весьма сложно одновременно удерживать кого-то остервенело лягающегося и при этом следить, чтобы полотенчико удержалось.
     - Извини, - девушка нервно сцепила руки. – Мне жаль, что ты снова под удар попал. И спасибо, что остановил.
     - Ерунда, не за что меня благодарить, - Десмонд вышел из-за ширмы, уже в брюках и накинутой рубашке, и опустился на корточки перед алатой, заглянув ей в глаза: - Ты мне лучше объясни, как вышло, что сегодня ночью Дей тебя не караулил? Он совсем рехнулся, раз оставил тебя одну?
     - Но он не оставлял, - возразила Эвелинн. – Когда я ложилась спать, Дей уже был в комнате, именно он запер дверь…
     - И куда же он тогда исчез? – удивленно хмыкнул Гончий.
     Девушка недоуменно пожала плечами, потом охнула, прижав ладонь ко рту.
     - В чем дело? – мгновенно насторожился мужчина.
     - Я не помню, как ушла из своей комнаты и оказалась здесь. Что, если я кого-то убила или ранила?
     - Сильно сомневаюсь, - успокоил ее Дес. – На тебе ни пятнышка крови нет, ни царапины. Сцепись ты с кем-то – следы бы остались. Согласна?
     Алата кивнула. В этот же момент с треском распахнулась дверь, и в проеме возникла фигура Асмодея. Демон был хмур, сосредоточен и выглядел жутко: весь в ссадинах, крови, изрядно разодранная одежда припорошена пылью. На ходу он прижимал к разбитой голове какую-то тряпку.
     - Дес, у нас проблемы, - с порога начал он, но увидел Лину и осекся. – А впрочем, кажется, проблем нет... Давно она здесь?
     - Не засекал время, не до этого было, - передернул плечами Гончий, выпрямившись и скрестив руки на груди. – Скажи на милость, как ты умудрился ее упустить?
     - Она мною стену проломила! – взмахнул руками Асмодей. – Как думаешь, послужив тараном, я мог кого-нибудь остановить?!
     - Ты архидемон, что тебе какая-то стена? – не принял оправдание Десмонд. – Встал, отряхнулся и поймал ее.
     - По-моему, мне стоит пояснить: Лина пробила мною несущую стену и вышвырнула во двор администрации с третьего этажа, добавив сверху несколько каменных глыб.
     - Я не хотела, - передернулась девушка. – Поверь, Дей, я даже не помню, как сделала это.
     - Да ладно, - махнул рукой демон. – Знаю я, что это не твоя вина. Дес, ты-то ее как удержал?
     - Крепкими объятиями, - невозмутимо отозвался мужчина и усмехнулся, видя ошарашенное лицо Асмодея. – Я говорю абсолютно серьезно. Правда, пинков получил на два столетия вперед… А вообще, нам повезло. Эвелинн сама как-то заткнула эту тварь куда подальше.
     - Не совсем так, - алата странно глянула на Гончего. – Я бы даже сказала, что совсем не так. Это не я ее заткнула, а ты. Пандорра тебя боится, Дес. Не знаю, почему, но страх ее я ощутила отчетливо. Как только она услышала твой голос, утратила контроль настолько, что я смогла хоть пару слов выдавить. А ты говорил что-то дальше, и она отступила.
     - Надо рассказать все Неме, - резюмировал демон. – Но утром. А сейчас, - он развернулся к Лине, - спать. Поскольку в твоей комнате жить больше невозможно, останешься здесь. К тому же, мне так спокойнее будет.
     - Не лучшая идея, - помотала головой девушка. – Есть ведь другие свободные комнаты, мне совсем необязательно стеснять Деса.
     - Предлагаешь посреди ночи перебудить всех в администрации, шлепая от комнаты к комнате в поисках пустой? Еще и объясняя, что твоя более непригодна из-за внезапно появившегося дополнительного входа? – вздернул бровь Асмодей. – Думать забудь. Туфли скидывай и под одеяло. Десмонд с удовольствием уступит тебе кровать и посидит до утра в кресле. Не так ли?
     - Разумеется, - отозвался мужчина.
     Под строгим взглядом демона все возражения Эвелинн усохли на корню. Недовольно фыркнув, она нырнула под покрывало и демонстративно отвернулась.
     Дей удовлетворенно кивнул и на правился к двери, поманив Гончего за собой.
     - Головой за нее отвечаешь, - шепотом пригрозил ему демон. – Не выводи ее из себя, не провоцируй, не расстраивай. И глаз не спускай, пока я не вернусь. Дора, конечно, вряд ли еще раз сегодня сунется, но лучше перестраховаться.
     - А ты-то куда?
     - Подлатать себя собираюсь, - поморщился Асмодей. – Она ведь не просто в стену меня швырнула, Дес. Предварительно измордовала до потери сознания. Так что в полет я отправился полутрупом. У меня теперь два варианта: либо быстро восстановиться за чужой счет, либо пустить все на самотек, но тогда черт его знает, сколько времени займет регенерация.
     - Что-то я не вижу, чтобы с регенерацией у тебя проблемы были, - оглядел его мужчина.
     - Да дело не в физической оболочке. Дора мне ауру в хлам разодрала и внутренний резерв сил существенно подпортила. В общем, все, не буду тратить время на объяснения, мне еще долгая ночь предстоит. Не упусти Лину.
     Заперев за демоном дверь, Десмонд покосился на алату со смесью опаски и задумчивости. Это как же нужно было шарахнуть по Князю Ада, чтобы довести его до такого состояния?..

     Глава 32
     - Лина, если ты продолжишь так вертеться, то протрешь дыру в матрасе, - хмыкнул Десмонд, в очередной раз услышав шорох и скрип пружин со стороны в кровати. – Я не дорожу этим предметом мебели, просто Дей велел тебе спать.
     - Он вообще много что велит, - глухо пробурчала алата. – Только не уточняет, как это сделать.
     - Уснуть не можешь?
     - А ты бы смог? – даже в темноте мужчина сумел различить, что Эвелинн откинула покрывало и уселась на кровати. – Нет, серьезно, Дес, ты бы на моем месте смог спокойно вырубиться? Зная, что есть риск не проснуться в той же постели, а очнуться с руками по локоть в чужой крови? А может, и вовсе не очнуться больше…
     Гончий тяжко вздохнул, смирившись с тем, что промолчать не получится, и щелкнул пальцами, зажигая вереницу бледно-желтых светлячков, повисших в воздухе. Создавалось такое ощущение, от него к девушке протянулась сияющая дорожка. Лина поморгала, привыкая к свету, и выжидающе уставилась на мужчину.
     - Думаю, не смог бы, - честно ответил он. – Но у тебя есть некое преимущество: ты не одна. Если вдруг я замечу хоть малейшие признаки, что Дора снова пытается воспользоваться случаем и побродить в твоем обличье, будь уверена – я ее остановлю.
     - А если не заметишь?
     - Ну сегодня же сделал это, - возразил Десмонд. – Я почуял неладное еще до того, как ты когти отпустила. Уверен, что смогу сделать это снова. Тем более, ты сама сказала, Пандорра меня боится, так что переживать тебе не о чем. По-моему, Дей прав, она вряд ли сунется сегодня еще раз, особенно, зная, что я могу быть где-то поблизости. Поэтому ложись и спи.
     - Все равно не могу, - помотала головой алата. – Разумеется, здорово, что ты так уверен в своей способности противостоять Доре, и я, в принципе, отчего-то верю в это, но… Спокойнее не становится. Да и даже если я забуду о Пандорре – не усну. Зелья нет.
     - Сон-зелье? – хмуро сдвинул брови мужчина. – И часто ты прибегаешь к его помощи?
     - В последние годы частенько, а после ритуала Расщепления – почти каждый день, - последовал честный ответ.
     - Ты хоть понимаешь, чем это чревато? – посуровел Гончий, пересаживаясь из кресла на кровать рядом с девушкой. – У тебя уже как минимум привычка к искусственному сну, как максимум – зависимость. С этим надо завязывать.
     - Не могу, - неловко передернула плечами Эвелинн, смущенно опустив глаза. – И не хочу. С зельем сновидений не бывает. До того, как Ата отделила от меня Дору, я не налегала на него особо, потому что боялась, что Пандорра воспользуется моей глубокой отключкой и займет место у руля. А после ритуала кошмары в моем рейтинге страхов вышли на первую позицию.
     - Что тебе снится? Хотя…
     - Хотя что? Сам догадываешься, не так ли? – криво усмехнулась алата. – Чаще всего снятся два события: лишение крыльев и наша встреча тогда, в глухой таверне. Когда я тебе жизнь спасла, а ты меня вон выставил.
     - Лина, я не…
     - Иногда еще снится, что я снова попадаю к Вильгельму и соглашаюсь работать на него, - продолжила девушка, словно не замечая реплику Десмонда. – Несколько раз привиделось явление Роланда.
     - Ну этого-то точно не случится.
     - Само собой, - хмыкнула Эвелинн. – Я ведь его убила.
     - Не ты, - мужчина неотрывно смотрел в глаза Лине. – Смерть Рола на моей совести.
     - Что за чушь ты несешь?! Забыл, кто выдрал ему крылья?
     - Нет, этого я не забыл, - покачал головой Гончий. – Но ты сама помнишь, что было потом? Ты отдала мне ключ от Оков Дьявола и исчезла.
     - Дальше что? Подумаешь, не… - алата потрясенно охнула. – Господи, ты же не хочешь сказать, что…
     - Именно так, - не дал ей договорить мужчина. – Роланд умер далеко не сразу, после твоего ухода он был еще жив какое-то время. А я снял оковы только тогда, когда убедился, что он покойник.
     - Дес, зачем ты это сделал? Понятно у меня были причины его ненавидеть, но ты… Как можно было обречь на смерть собственного брата, которого ты до этого всеми силами старался спасти?
     - Я старался спасти его от опасности, которой в помине никогда не существовало, - в голосе Десмонда отчетливо проявились гневные нотки. – Рол лгал мне с самого начала, ни слова правды не сказал. Врал об угрозах Вильгельма, о своем бедственном положении в свите, о том, что знать не знает, что нас с тобой связывает. А потом Роланд что-то мало задумывался о родственных чувствах, когда планировал твою казнь, зная о том, что ты стала для меня всем, - Гончий чуть склонился вперед и погладил алату по щеке. Девушка, ошарашенная подобным откровением, даже не отстранилась. – Я просто не смог простить ему, что он едва не отнял у меня единственную девушку, которую я действительно люблю. И пусть это прозвучит чудовищно, но оставить брата подыхать оказалось не так уж сложно. Достаточно было услышать его первые слова, как только ты исчезла. Знаешь, что он сказал? Заявил, что теперь-то уж я должен был понять, что ты за тварь, и помогу ему уничтожить тебя. Рол так и не понял, что ты для меня значишь. А если и понял – плевал на это с высокой колокольни.
     Лина все же отвела руку мужчины и на секунду отвернулась, пряча предательски блеснувшие глаза.
     - Дес, зачем ты мне рассказал это сейчас? Время уже упущено, поздно объясняться.
     - Я всего лишь хочу, чтобы ты знала, что глядя на тебя я никогда не вспоминаю о смерти Рола, потому что ты к ней непричастна. Так что этого препятствия между нами нет.
     - Дэнна все-таки проболталась о нашем разговоре с ней, да? – недовольно скрестила руки на груди алата.
     - Вовсе нет. Так вышло, что мы с Вермандом случайно услышали его.
     - Весь? – уточнила Эвелинн, решив опустить свои сожаления по данному поводу.
     - Абсолютно.
     - Ну тогда оно и к лучшему, ты же расслышал, что смерть Рола не единственное «но»?
     - Само собой, но, Лин, я также знаю, что ты все еще что-то чувствуешь ко мне. Иначе в библиотеке не отвечала бы взаимностью, а двинула, как следует. Вдруг это «что-то» сможет перевесить дурные воспоминания? Неужели тебе совершенно не хочется попробовать начать сначала?
     - В глубине души – да. Хочется до безумия. Только страх увидеть, как все снова рушится, перевешивает это желание, - алата не без труда заставила себя смотреть прямо в глаза Гончего. – Может, я и кажусь сильной, Дес, но всему есть предел. Я еще не оправилась от прошлых предательств и нового не вынесу. Поэтому и хочу остаться с Рэем. Он уравновешен, надежен, ничего от меня не ждет и, главное, я не испытываю к нему любви. Соверши он проступок, который я расценю как предательство, - это будет неприятно, но не болезненно. Надеюсь, что ты поймешь меня с первого раза и больше эту тему поднимать не будешь.
     - Как скажешь, - Десмонд отсел чуть подальше, подождал, пока девушка снова уляжется на подушку, и накрыл ее одеялом. – А сейчас спи, до утра всего часа три осталось.
     - Без зелья вряд ли усну.
     - Уснешь, куда ты денешься, - усмехнулся мужчина. – Если что-то будет не так – я разбужу. Обещаю.
     *****
     Утром Лина впервые за последнее время снова поверила в свое везение: незаметно покинуть спальню Гончего ей удалось за несколько минут до того, как Рэй наведался в ее комнату и поднял всех на уши, обнаружив там погром и не обнаружив собственной невесты. Мечущегося в поисках Эвелинн лиана угомонил Асмодей, поведав ему потрясающую историю о том, что вчера вечером они с алатой решили немного поэкспериментировать с одним заклинанием, и оно немного вышло из-под контроля. Скептически разглядывая пролом в стене размером примерно два на два метра, Рэйнар ехидно осведомился у демона, что в таком случае они с Линой называют «совсем вышло из-под контроля». Дей загадочно пожал плечами и предпочел исчезнуть.
     Разыскать девушку Верманд смог лишь через час. Эвелинн сидела в кресле в большой гостиной, обложившись бумажками и азартно в них ковыряясь, неподалеку о чем-то шептались Нема, Гончий и вездесущий Асмодей. На появление лиана алата отреагировала дежурной улыбкой и снова погрузилась в чтение. Мужчина хотел было напомнить, что она обещала ему подробный рассказ обо всех своих тайнах, но заметил тревожную складку, прорезавшую лоб Лины и предпочел не мешать ей. Девушка раздраженно покусывала губу, быстро перекладывая листы. Присмотревшись, Рэй заметил, что это характеристики пропавших студентов с прикрепленными к ним портретами ребят. Внезапно Эвелинн выругалась и стремительно направилась прочь из гостиной, разъяренно швырнув листы на пол. Удивленный столь резким порывом, Верманд изумленно смотрел вслед алате, пока не поймал на себе раздраженный взгляд Гончего:
     - Долго сидеть будешь? Догони ее и одну не оставляй, - хмыкнул Десмонд. – Она тебя выбрала, так докажи, что не зря.
     Не тратя время на лишние препирательства, Рэйнар покинул комнату вслед за девушкой.
     - Что это с ней? – нахмурился Дей. – Ковырялась себе спокойно в бумажках, как вдруг понеслась куда-то фурией.
     - Кажется, я догадываюсь, - вздохнул Гончий, подобрав с пола самый верхний листок. Он указал Неме и демону на портрет девчушки лет двенадцати-четырнадцати, с типично эльфийскими заостренными ушками, рыжевато-каштановыми волосами и синими глазами.
     - И что? – выгнул бровь Асмодей, не особо понимая намек. – Ее из равновесия эта картинка вывела?
     - Дей, ты идиот? – поморщился Десмонд. – Рыжеватые волосы, глаза, раса… Никого не напоминает?
     - Сандара, - понимающе кивнул демон, досадуя, что сам не сообразил.
     - Погибшая дочь Лины? – помрачнела воплощение Архива, разглядывая портрет.
     - Угу, и что примечательно, погибшая в результате того, что была фактически продана Вильгельму родным отцом, - Дес угрюмо покачал головой. – Должно быть, Эвелинн провела параллели и… Надо вывести ее из этого дела с похищениями, - мужчина покосился на Нему. – Ты сказала, что ей категорически противопоказаны любые скачки эмоций, а при продолжении расследования их просто невозможно будет избежать, да и эмоции это будут далеко не самые светлые.
     - Это, конечно, да, спорить не буду, - воплощение Архива неловко поерзала на стуле. – Вот только, честно сказать, я уже не столь уверена, что попытка держать ее в состоянии душевного спокойствия и мирного настроения даст какой-то ощутимый эффект… Видишь ли, этот ночной разговор между тобой и Линой, если верить его содержанию с твоих слов, должен был дать ощутимые подвижки на пути объединения ваших половин души. Но ничего не происходит. Совсем ничего.
     - То есть, задушевная беседа и есть тот самый способ соединения половин, о котором Сонн говорил, что словами описать не может? – недоуменно моргнул Асмодей. – Или я что-то не так понял?
     - Да все ты так понял! – досадливо рявкнула на него Нема. – Просто это действительно словесному описанию плохо поддается. То, что ты коротко назвал задушевной беседой… Понимаешь, когда носители двух половин одной души не пытаются отгородиться друг от друга, утаить что-то, скрыть, а ведут себя предельно честно и открыто – это их и сближает. Нет здесь никакого магического ритуала или заклинания, все основано лишь на взаимном доверии и откровенности. А между Десом и Линой, как показывает опыт, чего-то явно не хватает. И теперь я в замешательстве, потому что запасного варианта по подавлению Доры у меня нет. Надо заметить, что вся ваша компания вообще специализируется, видимо, на новаторстве… Гончий, который алат, Изменчивая, опробовавшая на себе худшие анимистические ритуалы…
     - У меня есть вариант, - перебил девушку Десмонд. – Не знаю, насколько он реален, но, по-моему, попробовать стоит. Как на счет того, чтобы я просто вернул Лине долг в прямом смысле этого слова? Это ведь возможно, забрать у меня ее часть души и отдать обратно владелице?
     - Теоретически возможно, - отозвалась Нема после некоторого замешательства. – На практике таких случаев не припомню. Только… Дес, ты хорошо понимаешь, чем это может обернуться? Есть большая вероятность, что только Линина часть души и поддерживает твою жизнь. Уберешь ее – не станет тебя, даже не взирая на Договор службы с Гильдией.
     - Вообще-то, предлагая это, я даже не думал, что есть шансы выжить, - по лицу мужчины было ясно, что лично он решение уже принял. – Так что ваши предупреждения мимо кассы.
     - Эвелинн на это не согласится, - помотал головой Асмодей. – Что бы она не говорила, Десмонд, твоя смерть – последнее, чего Лина хочет.
     - Не вздумай ей ничего говорить о моей идее, - тут же осадил его Гончий. – Сейчас ее мнение уже не имеет значения. Времени на раздумья ведь практически нет, не так ли?
     Нема нехотя кивнула, подтверждая его предположение.
     - Это безумие! – взвился демон, понимая, что воплощение Архива приняла сторону Деса. – Подумай о том, что будет с Линой, когда она в себя придет после ритуала!
     - У нее будет целая душа, и на задворках подсознания не будет таиться алчущая разрушений кровожадная тварь, - отрезал мужчина. – Полагаю, это существенно смягчит весть о том, какой ценой все это получено. А еще будет Верманд, которого она выбрала. Все, Дей, давай обойдемся без дальнейших демагогий. Нема, сколько времени понадобится, чтобы приготовиться к ритуалу?
     - Немного, - пожала плечами девушка. – Можно провести его уже завтра вечером.
     - Отлично. Тогда сегодня надо уладить некоторые дела и договориться с Дэнной кое о чем. А ты, - Гончий повернулся к Асмодею, - подсуетись, чтобы кто-нибудь сменил Лину и Верманда при расследовании. Сразу же после ритуала возьмешь обоих в охапку – и подальше от Вильгельма. Ей надо будет не о нем думать, а том, как разобраться с сущностью Изменчивой. Ты меня понял?
     - К сожалению, да, - Князь Ада разве что пар из ушей не пускал. – Переубеждать же тебя бесполезно… Оно и видно, что душа у вас с Эвелинн одна.
     *****
     В ответ на вежливую, но непреклонную просьбу Асмодея покинуть на время кабинет Верманду возразить было решительно нечего. Удостоверившись у девушки, что она не возражает, лиан скрылся из виду, решив воспользоваться случаем и тряхануть администрацию за проступки.
     - Мне что-то совсем не нравятся ваши лица, - алата переводила взгляд с Немы на Князя Ада и обратно. – Как будто вы мне сейчас сообщите нечто такое, от чего волосы дыбом встанут.
     - Нет-нет, - чересчур поспешно ответила воплощение Архива. – Просто я подумала, что Грань все ближе, и мне стоит сообщить тебе об Изменчивых то, что еще осталось нерассказанным.
     - Не могу сказать, что ты сильно успокоила, - нервозно усмехнулась Эвелинн. – Надеюсь, меня не ждет еще одна новость в духе неконтролируемого и сверхсильного Дара?
     - Скорее, даже в чем-то наоборот, - хмыкнула Нема. – Ты же знаешь основной закон существования каждого мира и всех параллелей в целом?
     - Разумеется. Основа всего – равновесие. Баланс между противоположными…
     - Можешь особо не углубляться, - остановила Лину воплощение Архива. – Я спросила это не ради проверки твоих знаний мироздания, а просто чтобы с чего-то начать разговор о слабостях Изменчивых.
     - Кажется, я уловила общую мысль, - задумчиво протянула алата. – Обладание большей силой в плане управления чувствами и эмоциями, нежели у других соплеменников, уравнивается снижением других показателей, верно?
     - Именно. Перейдя в форму Изменчивой, ты станешь физически более уязвимой. В том смысле, что фокусы вроде практически полной потери крови окажутся для тебя под запретом. Процесс регенерации у Изменчивых раза в два длительнее, чем у других, и запускается далеко не мгновенно. Так что при смертельно опасных ранах ты просто не успеешь начать восстановление. Насколько мне известно, раньше ты частенько грешила тем, что позволяла противнику измордовать себя до полусмерти, снижая его бдительность и уповая на моментальное заживление травм. Отныне забудь об этом.
     - Звучит просто потрясающе, - едко прокомментировала Эвелинн. – Еще какие-то минусы?
     - Первое время Дар, скорее всего, будет скакать как бешенный. За день до десятка чувств поменять успеешь. Но это ерунда, со временем освоишься и сможешь менять Дар по желанию. Учитывая, что со статусом Мастера проблем у тебя не возникало, думаю, и здесь разберешься, что к чему.
     - Нема, а позволь-ка вопрос, - подозрительно прищурилась девушка. – Почему вдруг ты затеяла этот разговор именно сейчас? Не то, чтобы я против, но пока даже вопрос с душой не решен. А без этого ведь нет смысла задумываться о переходе Грани, Дора ведь меня в пыль сотрет.
     Дей, не проронивший с момента появления ни слова, да и вообще изображавший статую, молча развернулся и вышел из комнаты, изрядно удивив таким поведением алату. Впрочем, ответ воплощения Архива Лину сейчас интересовал куда больше, чем странности демона.
     - У меня есть основания полагать, что скоро все проблемы с душой разрешатся, - туманно отозвалась Нема. – Так что не вижу смысла откладывать все на потом. Только время потеряем. Теперь, если не возражаешь, пара слов о сдерживании Дара. Твои предки использовали простой, но крайне действенный способ – выбирали себе некое подобие якоря. Обычно это был очень близкий и дорогой им человек, которому они не желали причинить вред ни при каких обстоятельствах, а потому одна только его просьба остановиться способна была отрезвить Изменчивого в самом неудержимом гневе и привести его в чувство. Тебе пора подумать о том, кто мог бы стать якорем для тебя. Если такового не будет, вердикт Суда Вечности я могу тебе прямо сейчас озвучить, потому что они совершенно точно не позволят существовать Изменчивой, которую никто не может остановить в случае необходимости. А случаи такие будут, можешь мне поверить. Поэтому до наступления Грани хорошенько пораскинь мозгами, кто способен удержать тебя от безумств.
     - И сколько же у меня времени? – вздохнула Эвелинн. – Когда, хотя бы примерно, наступит Грань?
     - Еще б я знала ответ на это вопрос, - развела руками воплощение Архива. – Точно сказать могу лишь то, что ее сложно будет не заметить. Внешне она проявится так же, как и самая первая, разделяющая человеческую жизнь и жизнь алаты. Но вот содержание у нее будет немного другое. У тебя будет право выбора: сделать шаг вперед и принять новый Дар, или отступить назад и лишиться уже существующего. По правде говоря, даже не знаю, что кажется мне более привлекательным…
     Лина неопределенно хмыкнула, выразив тем самым согласие с Немой. Перспектива лишиться уже столь привычной силы казалась кошмарной, но и возможность попасть из-за новоприобретенных возможностей на Суд Вечности мало прельщала.
     - Пожалуй, я бы предпочла оставить все, как есть, - вздохнула алата, осознавая неосуществимость данного желания. – Но, увы… Кажется, придется все же заняться поисками якоря.
     Воплощение Архива смерила Эвелинн долгим пристальным взглядом. Интересно, она действительно не понимает, кто способен удержать ее, или просто делает вид?.. В любом случае, остается верить, что план сработает.

     Глава 33
     Эвелинн замолчала и внимательно посмотрела на Верманда, пытаясь угадать, о чем он думает. На мгновение алата даже пожалела, что еще не обладает Даром Изменчивой: ей безумно хотелось знать, что Рэй чувствует, но сейчас погружаться в его чувства и эмоции было бесполезно. Она могла бы различить лишь страх и опасалась, что это будет страх перед ней.
     За все время длинного рассказа Верманд не проронил ни слова. Время от времени он бросал на девушку потрясенные взгляды, но не перебивал. Скорее всего, просто не знал, что сказать в ответ на известие о прошлом романе Лины с отцом Десмонда, общей с Гончим душе, погибшей дочери и Пандорре. В принципе, его можно было понять.
     - Я, конечно, подозревал, что за четыреста с лишним лет в твоей жизни много всего произошло, - наконец, подал голос мужчина, - но даже предположить не мог, что настолько много… И это все не считая твоего триумфального пребывания в свите Вильгельма?
     - Именно, - кивнула Эвелинн. – О свите ты и так знаешь, пусть и в общих чертах, а если я начну подробно рассказывать о каждом задании, что получала от Виля, мне двух месяцев не хватит.
     - А я могу задать вопросы? – поинтересовался Рэйнар. – Или тебе бы не хотелось больше поднимать тему своего прошлого?
     - Отчего-то я уверена, что мой монолог породил множество неясностей, - усмехнулась алата. - Разумеется, ты можешь спрашивать обо всем, что тебя интересует.
     - Почему ты держалась за свиту Вильгельма? Конечно, я понял, что в существовании Пандорры он виновен косвенно, но все же… Это ведь был не единственный повод задуматься об уходе. Твой покровитель методично превращал тебя в чудовище, а ты не только терпела это, но и служила ему верой и правдой.
     - Ты преувеличиваешь заслуги Виля, говоря, что это именно он превращал меня в чудовище, - Лина говорила без тени улыбки. – Я и сама по себе ангелом-то не была никогда, что уж говорить обо мне после подлянки Дамиана? Злая, ошарашенная своей новой сущностью, напуганная… Первое время после становления алатой я вообще всех чуралась и с некоторой натяжкой доверяла лишь Лоркану, который обучал меня всему. Зато потом, когда я осознала какую силу обрела… Тогда во мне подняла голову более привычная, темная и настоящая моя часть, до этого момента тщательно скрываемая от окружающих. С момента обращения в алату до вступления в свиту Вильгельма прошло целых сорок три года. И все это время я отлично справлялась с превращением в монстра своими собственными силами, Рэй. Некромантия, демонология, боевая стихийная магия, владение холодным оружием – навыки во всех этих сферах я совершенствовала и оттачивала совсем не по наводке Виля, а исключительно по своему собственному желанию. Мне нравилось ощущение силы и собственного превосходства. А в свиту согласилась войти потому, что не устояла перед заманчивым предложением: показать себя во всей красе и не опасаться, что кто-то с меня за это спросит. Вильгельм позволил мне все то, что с самого детства ограничивало мою свободу и невероятно бесило: мне больше не надо было скрывать свои способности и чураться необычной внешности, не надо было опасаться чужого мнения, прикидываться доброжелательной, милой и вежливой.
     - Хочешь сказать, что сама по себе ты злая грубиянка? – недоверчиво фыркнул Верманд.
     - Не совсем, - качнула головой Эвелинн. – Но у меня с Дорой гораздо больше общего, чем может показаться. Должно быть, именно поэтому она полагает, что сумеет возродиться за мой счет. Ведь легче договориться с кем-то похожим на тебя, нежели с полной противоположностью?..
     - Особенно, если до этого вы уже договаривались, - красноречиво дернул бровью мужчина, намекая на то, что Лина бессовестно пользовалась возможностями Пандорры и несколько раз даже пускала ее на свое место.
     - Все это было до того, как я узнала о ее истинной природе, - парировала алата. – Ровно с той поры, как поняла, что Дора вполне себе самостоятельная сущность, я была крайне осторожна и не позволяла ей брать верх. А скоро надеюсь и вовсе избавиться от этой особы раз и навсегда.
     - Знаешь, а я все равно останусь при своем мнении, - мотнул головой Рэй после некоторых раздумий. – Увлечение темной магией еще не делает человека чудовищем, а вот более взрослый и опытный наставник, подбивающий на совершение отвратных поступков – да.
     - Может ты и прав, - передернула плечами Эвелинн. – Вот только к темной магии обращаются только те, у кого в душе есть некая червоточинка. И эта самая червоточинка за счет магии ой как быстро разрастается…
     - Кстати, о душе, - нахмурился Верманд. – Мне, конечно, понадобится время, чтобы как-то переварить все то, что я услышал о всевозможных ритуалах, но пока я хочу уточнить только одно: это загадочное объединения души с Гончим обязательно?
     - Если я не собираюсь уступать свою шкурку чокнутой хтонической гадине – да. Другое дело, что пока у нас с Десмондом ничего не выходит… Хотя Нема вроде упомянула, что они нашли еще какой-то вариант, собираются сегодня-завтра опробовать его.
     - Думаешь, получится? – усомнился мужчина.
     - Не знаю, - девушка медленно выдохнула, вспомнив нечто неприятное. – Честно сказать, я крайне настороженно отношусь к их затее, потому что мне о ней ничего не рассказали. Даже Дей. Он вообще второй день уже сам не свой.
     - Лина, а можно еще вопрос? – Рэйнар попытался отвлечь ее от мрачных раздумий. – Ты рассказала мне о Сандаре, но я нахожусь в некотором замешательстве. Разве у алатов бывают дети?
     - Бывают, - нехотя кивнула Эвелинн, неуютно поерзав в кресле. Было у нее смутное подозрение, к чему клонит лиан. – В смешанных парах с представителями других рас.
     - То есть, теоретически у нас они могут быть?
     - Нет, Рэй, - неумолимо отрезала Лина. – Ни теоретически, ни практически, никак. Один раз я уже рискнула вообразить себя девицей, стремящейся к простому женскому счастью, второй такой ошибки не совершу.
     - Почему ошибки? – непонимающе нахмурился Верманд. – Разве ты не хотела бы снова стать матерью? Тем более, что теперь ты наверняка предпримешь все меры, что оградить ребенка от опасностей, то есть…
     - То есть создам иллюзию безопасности и буду денно и нощно заниматься самовнушением, убеждая себя в том, что уж сейчас-то все под контролем. Рэйнар, ты же не идиот. Раскрой глаза – в моем мире нет места детям! И дело даже не в том, что я не хочу подвергать риску беззащитного ребенка, а в том, что с некоторых пор воспринимаю материнство как лишний повод для беспокойства и страха. Этого добра мне и так хватает с лихвой.
     - Но в какой-то момент все это ведь закончится, - возразил мужчина. – Исчезнет Вильгельм с его претензиями, уладятся дела с Судом Вечности, жутковатым Даром… Неужели и тогда ты не решишься на создание семьи?
     Эвелинн долго смотрела на него, сдерживая усмешку, потом все же фыркнула, закатив глаза:
     - Забавно, что все вокруг считают, что я живу исключительно в ожидании разрешения всех своих проблем. А ведь это совсем не так. Да, время от времени я могу поныть, что устала от вечного страха за свою жизнь, но… Правда в том, что мне нравится нарываться на неприятности. Я не настолько дорожу собственной жизнью, чтобы проводить ее в четырех стенах, в тишине и безопасности.
     - Что? – опешил лиан.
     - Что слышал. Я сама себе в этом долго не признавалась, но дальше-то глупо отрицать. Взять хотя бы нынешнюю ситуацию: с момента появления здесь Гончего и вести о причастности Вильгельма к похищениям я сотню раз могла свалить из этого мира и с чистой совестью начать где-нибудь новую спокойную жизнь. А я осталась. Конечно, в большей мере это обусловлено моей ответственностью за пропавших студентов, но шанс пощекотать нервишки со счетов сбрасывать не стоит.
     - Ясно, - вдруг кивнул Верманд, лицо его неожиданно просветлело, - это в тебе снова Пандорра заговорила. Асмодей предупреждал меня, что ты можешь порой вести себя неадекватно, а теперь я знаю, чем это вызвано…
     - Ты просил от меня откровенности, а теперь списываешь ее на Дору, потому что откровенность эта точно не пришлась тебе по душе, - протянула Эвелинн с разочарованным вздохом. – Или действительно полагаешь, что я в данный момент не в себе?
     Ответить мужчине помешала Нема. Воплощение Архива неуверенно замерла на пороге комнаты, кашлянула, привлекая к себе внимание:
     - Лина, ты не могла бы пройти со мной? У нас с Деем все готово, попробуем поправить твою душу.
     - Прямо сейчас? – мимолетно удивилась девушка. – Мы с Рэем еще не договорили…
     - Потом поболтаете, - перебила ее Нема. – Дело наше отлагательств не терпит. Поднимайся и топай за мной.
     Алата недоуменно пожала плечами, но все же последовала за воплощением Архива.
     *****
     Чувство подставы крепло с каждым шагом. Чем дальше я спускалась за Немой в подвальные помещения, где располагались камеры, пыточные и допросные комнаты, тем сильнее колотилось у меня сердце. Нет, я, разумеется, не опасалась предательства воплощения Архива и не боялась, что в очередной раз могу оказаться запертой в камере. Но тревога и неясный страх никак не желали меня покидать. Будто вот-вот совершенно точно должно произойти что-то кошмарное.
     Нема остановилась перед дверью и развернулась ко мне. В ее взгляде явно читалось сомнение, что никоим образом не добавляло уверенности в том, что я хочу войти в эту дверь.
     - Наверное, стоит для начала предупредить тебя, - вздохнула она, задумчиво постукивая пальцем по подбородку. – Думаю, Дей был прав, когда говорил, что сперва стоило посоветоваться с тобой, а потом уже делать, но теперь поздно сожалеть о чем-либо…
     - В чем дело? – я с трудом проглотила комок в горле, ощущая, как нервозно начинают подрагивать руки. – Нема, либо ты объяснишь все четко и понятно, без отвлеченных общих фраз, либо я свихнусь от переживаний и жутких предположений.
     - Я не могу так сразу сказать все! – сердито огрызнулась девушка. – Это не так уж просто. Пообещай, что не станешь делать поспешных выводов обо мне, Дее или Гекате. Особенно об Асмодее, он вообще был категорически против, но под нашим давлением все же согласился осуществить этот план…
     - Нема, черт тебя побери! – рявкнула я, понимая, что со мной творится что-то уж совсем неладное: руки ощутимо тряслись, в ушах отдавалось бешеное сердцебиение и дышать становилось все сложнее. – О чем ты говоришь?!
     - Судя по тому, что тебе становится дурно – совсем скоро ты и сама это поймешь, - сочувствующе посмотрела на меня воплощение Архива. – Так даже лучше будет. Не хотелось бы стать гонцом с дурной вестью.
     Нецензурно высказаться по поводу ее туманных речей я не смогла. То есть, попробовала, конечно, но стоило мне открыть рот, как вместо брани вырвался невнятный хрип, и я осела на пол, больно приложившись коленями о каменный пол и лихорадочно оттягивая ворот рубашки, который казался удавкой. Нема, в ответ на мой перепуганный взгляд только меланхолично руками развела:
     - Извини, процедура неприятная в равной степени для вас обоих, и помочь тут я ничем не могу. Придется потерпеть.
     Понимание пришло за секунду до боли. Я только успела подумать, что это за процедура, как в груди вспыхнуло адское пламя, заставившее меня свернуться в клубок и до крови прикусить губу в безуспешной попытке сдержать вопль. Мне безумно хотелось заорать, что я не хочу проведения этого ритуала и требую прекратить все, но получалось лишь безобразно верещать от чувства, будто внутри кто-то каленым железом ворочает. Я орала до хрипоты, совсем уж не солидно катаясь по полу, но все это закончилось в одно мгновение: сквозь мои собственные вопли до слуха донесся всего один короткий вскрик за дверью. Боль никуда не ушла, она всего лишь стала чуть слабее, но на фоне этого крика я забыла о ней напрочь. Потому что не просто узнала голос Деса, но и неведомым образом поняла, что слышала его в последний раз.
     - Уйди с дороги, - прошипела я воплощению Архива, с трудом поднявшись с пола. – Пошла прочь, Нема, или я не ручаюсь, что ты вообще отсюда уйдешь.
     - Лина, тебе надо прийти в себя. Я знаю, что отголоски ритуала еще не прошли, да и потом, он вообще оказался для тебя шоком. Остынь, включи здравый смысл, а потом уже…
     Нема отлетела в сторону, снесенная порывом ветра, и от всей души хряснулась о стену.
     - Просила же отойти по-хорошему, - хмыкнула я, рывком распахивая дверь.
     Картина передо мной не была ужасной. Она не была даже просто страшной или неприятной. Но у меня волосы встали дыбом, а ладонь невольно взметнулась ко рту, подавляя всхлип. Я тут же отвернулась, не в силах смотреть на тело перед собой.
     При моем появлении Асмодей и непонятно как очутившаяся здесь Геката отошли в сторону, сохраняя на лицах одинаково скорбное выражение. Эта печаль и сожаления во взглядах казались мне до безумия фальшивыми и вызывали просто невыносимое бешенство, которое я сдерживала с трудом. Ладно Ата, но Дей… Он знал, что для меня значит Десмонд, но предпочел не предупредить о готовящемся безумстве или помешать ему, а поучаствовать в нем.
     - Как ты мог? – едва слышно спросила я, глядя на потупившегося приятеля. Не выдержала и все же всхлипнула, зло смахнув с ресниц слезинку. – Да как вам вообще в голову пришла идея сохранить одну жизнь за счет другой?!
     - Не кричи, дорогуша, это не наша идея была, - мрачная Нема, чуть прихрамывая, прошла в комнату и остановилась неподалеку от Гекаты. – Дес сам предложил этот вариант, когда понял, что по-другому душу у вас собрать не выходит. Он же запретил нам рассказывать тебе о его плане.
     - Дес предложил, но вы что-то не особо отпирались, как я посмотрю! - ярость моя набирала обороты, грозя обернуться крупными неприятностями. – Вот только наивно было полагать, что у вас что-то получится. Я не буду продолжать свое существование такой ценой!
     - Лина, не пори горячку! – повысил голос Асмодей. – Да, тебе сложно принять все происходящее, но не делай жертву Десмонда напрасной. Он хотел, чтобы ты избавилась от Доры, кошмаров…
     - То есть здесь кто-то искренне верит, что его труп избавит меня от прежних кошмаров?! - вызверилась я, не дав демону договорить. – Да будет тебе известно, что он мне только новых добавит! Я сказала - такой способ меня не устраивает!
     - И что прикажешь делать?! – всплеснула руками Ата. – Прикопать теперь Гончего вместе с извлеченной частью души и снова причитать, что у нас нет шансов одолеть Пандорру?
     - Вы вернете все на свои места, - невозмутимо отозвалась я, сумев хоть немного успокоиться. В конце концов, ярость и злоба еще никому не помогали справиться с решением проблем. А моя проблема была катастрофической. – И сделаете это немедленно.
     - Угу, тут же собрались магистры анимистики, - пробурчал Асмодей. – Между прочим, ты прекрасно знаешь, что Расщепление необратимо. У нас два варианта: либо сейчас же воссоединить в тебе половины души, либо еще немного почесать языками и помахать ручкой вот той половинке. Кстати, если мы помашем ей ручкой, Десмонда это к жизни никоим образом не вернет.
     Дей ткнул пальцем куда-то в сторону. Я машинально глянула туда же и мгновенно пожалела об этом поступке: мой друг указал мне прямиком на тело Гончего. И в этот раз отвернуться у меня не вышло. Я очень хотела отвести взгляд в сторону, но была не в состоянии это сделать, хотя очень старалась.
     На первый взгляд казалось, что Дес просто отдыхает. Только приглядевшись можно было заметить, что грудная клетка, расчерченная до ужаса знакомыми символами, не вздымается от дыхания, а уставившиеся в потолок остекленевшие глаза приобрели свой родной цвет черного жемчуга. Рисунок на теле мужчины я узнала мгновенно, ведь точно такой же Геката изобразила на мне, избавляясь от Доры. И что еще хуже – я понимала, что они не лгут и это не спектакль: символы точно соответствуют ритуалу, и он необратим.
     Рядом с телом Гончего, в простенькой деревянной чашке мерцало нечто, что, должно быть, и было частью моей души. Больше всего это масса ярко-синего цвета напоминала нарезанную кусочками пряжу, которая непрерывно вздрагивала от малейшего дуновения воздуха.
     - Проведите Слияние, немедленно! – подойдя к Десу, я коснулась его плеча и тут же отдернула руку: для мертвеца оно было слишком теплым, даже горячим. – Я же знаю, что он умер не так давно, его еще можно вернуть… Просто отдайте ему обратно мою часть души.
     - Лина, ничего не получится, - покачал головой Асмодей. – Ты знаешь правило: вернуть из мира мертвых можно лишь того, кто сам этого хочет, и чье время еще не настало. Десмонд давным-давно должен был числиться покойником, а твоими стараниями он взял у смерти отсрочку на несколько веков. Да и желания остаться в живых он не выказывал. Дес был в курсе, чем для него обернется ритуал, он на него осознанно пошел.
     По лицам Немы и Гекаты было ясно, что они целиком и полностью разделяют позицию моего друга, а потому мне не помощницы. С этой мыслью злость сменилась отчаянием: прямо передо мной и тело, и нужная часть души, а я не могу ничего поделать лишь потому, что из всей анимистики знаю лишь треклятое Разделение! Зачем, зачем спрашивается, я потратила сотни лет на изучение каких-то чертовых разделов магии, если теперь не способна спасти самого дорогого для меня человека?!
     Я вдруг замерла, зацепившись за собственную лихорадочную мысль. Ритуал Разделения мне известен, так почему бы и не провести именно его? Но для начала…
     - Хорошо, будь по вашему, - я развернулась к демонами и воплощению Архива. – Раз уж вы уже достали половину моей души, так теперь верните ее на законное место. Я готова.
     *****
     - Вот и правильно, - Геката незамедлительно направилась к алате, чтобы помочь той подготовиться к Слиянию. Нема ринулась было за ней, но демон удержал ее за руку.
     - Погоди, - Асмодей говорил шепотом, чтобы Эвелинн его не услышала. – Я Лину насквозь вижу, ни черта она не готова воссоединить половины души. Наверняка рассчитывает сразу же после Слияния снова отдать часть Десмонду. Делить-то душу она умеет, и помешать ей никто не сможет.
     - К чему ты завел этот разговор? – нахмурилась воплощение Архива.
     - Мы оба знаем, что у нее ничего не получится. К тому моменту, как Лина придет в себя, будет слишком поздно возвращать Гончего к жизни. Разве что, она сделает это как некромант…
     - Дальше что? – нетерпеливо хмыкнула Нема.
     - Как что?! – возмутился Дей. – Надо сказать ей об этом.
     - Зачем?! – вытаращилась на него девушка. – Чтобы она тут же отказалась проходить ритуал?
     - Нема, я хоть и демон, но совесть у меня кое-какая все же есть. И знаешь, что я тебе скажу? Я безмерно жалею о том, что поддался на ваши с Десом уговоры, пойдя на этот обман. Посмотри на нее внимательно.
     Воплощение Архива послушно повернула голову в сторону алаты. Потом снова глянула на Асмодея:
     - Что такого я должна была увидеть? Ну кроме того, конечно, что она выглядит несколько подавленной…
     - Подавленной?! – прошипел Дей. – Ты это так называешь?! Да она как неживая! Я ее такой видел всего лишь раз, когда Дара погибла. Для Лины никогда не было никого дороже дочери, а теперь я думаю, что Дес был столь же важен. По-моему, мы все же должны провести Слияние для него, а не для Эвелинн.
     - Что-то я не пойму, кто для тебя важнее, - прищурилась Нема. – Гончий, с которым ты знаком всего несколько лет, или алата, которая рядом уже несколько веков, и за жизнь которой ты отвечаешь?..
     - Разумеется, Лина, - странно усмехнулся демон. – Именно поэтому я и не имею права промолчать.
     Прежде чем воплощение Архива успела опомниться, Асмодей подскочил к алате и решительно отстранил от нее Гекату. Демонесса удивленно вскинула брови, но, заметив серьезный взгляд Дея, предпочла не вмешиваться.
     - Лин, твой план заранее обречен на провал, - демон заглянув в потухшие синие глаза. – Ты просто не успеешь. Слияние процесс не самый быстрый, к тому же после него ты несколько часов пролежишь в отключке. А у Десмонда нет даже получаса. Минут через двадцать он уйдет окончательно…
     - Так верни мне его за это время! – Эвелинн остервенело вцепилась в ворот рубашки приятеля, глаза вспыхнули гневом. – Дей, ты ведь архидемон, ты многое можешь. Умоляю, сделай все так, как было. Ты ведь понимаешь, что вы не имели права идти на поводу у его бредовой идеи.
     - Не имели, - согласился Асмодей. – И поверь, я был бы счастлив провести Слияние для Гончего. Всего секунду назад думал об этом, но сейчас сомневаюсь. Лина, что ты будешь делать, если это не поможет? Останешься один на один с Пандоррой без малейшего шанса одержать верх? Да еще и жертву Деса сделаешь напрасной?
     - Если ты мне его не вернешь, мне будет совершенно все равно, поможет ли эта жертва избавиться от Доры, - в полголоса отчеканила алата, смаргивая крупные слезы. Плачущей Князь Ада видел ее второй раз в жизни. – Слышишь? Дай ему окончательно уйти – и я прекращу сопротивляться Пандорре…
     Она внезапно замолчала, отрешенно уставившись в никуда. Демону такое поведение подруги было весьма знакомо, и он мгновенно насторожился, буквально воочию представляя, как крутятся шестеренки в голове Лины, пытаясь сообразить, о чем она думает.
     - Так значит, ты не проведешь ритуал? – наконец уточнила алата, стряхнув оцепенение и проведя тыльной стороной ладони по щекам.
     - Не могу так сильно рисковать твоим благополучием, - помотал головой Асмодей. – Уж прости.
     - Прекрасно, - констатировала Эвелинн. – То есть от тех, кого я считаю друзьям, помощи ждать не приходится… В таком случае попробую договориться с врагом. Может она меня лучше поймет.
     - Не смей! – прорычал демон и попытался ухватить Лину за руку, но опоздал всего на долю секунды и с руганью подхватил провалившуюся в обморок алату.
     - Ну, теперь нам остается только ждать, - на удивление спокойно вздохнула Нема, усаживаясь на стул в углу комнаты. – И надеяться, что у нее получится осуществить свою задумку.

     Глава 34
     Вздрогнув, Лина резко открыла глаза и тут же прищурилась, ослепленная яркими алыми огоньками, мельтешащими прямо у ее лица. Спустя мгновение она огляделась, но смогла различить лишь до боли знакомый туман молочно-белого цвета, причудливо подсвеченный пляшущими багровыми искорками. На этот раз он почему-то предпочитал держаться в стороне от девушки и не касаться ее.
     - Как это вышло? – алата нутром чуяла, что Дора где-то поблизости и вопрос ее без ответа не оставит. – Как я сумела попасть сюда?
     - А что тебя так удивляет? – незамедлительно отозвалась Пандорра, змеей выскользнув из белесой дымки. Выглядела она довольной. Даже чересчур довольной, будто чуяла скорую победу. – Ты же жаждала попасть ко мне, вот это и случилось… Но если серьезно – не приписывай себе чужие заслуги. Это не ты сюда попала, а я тебя выдернула. Раньше это было сложно сделать, потому что ты сопротивлялась, и провернуть такой фокус мне удавалось лишь в тот момент, когда твое сознание отдыхало. Сейчас же все прошло как по маслу, даже напрягаться особо не пришлось, чтобы достать тебя из состояния бодрствования.
     Эвелинн задумчиво хмыкнула, обдумывая слова Доры. Из состояния бодрствования, значит… Любопытно. А алате-то помнится, что она провалилась в обморок, и только потом оказалась здесь…
     - Итак, будешь сидеть на полу и сосредоточенно пялиться в никуда, размышляя о тонкостях перехода в промежуточное измерение? – Пандорра, кажется, совсем не заметила, что ее вранье от Лины не укрылось. Она остановилась перед девушкой и проникновенно заглянула ей в глаза. – Мне-то все равно, но ведь у Гончего не так много времени, разве нет?
     - Ты ведь все и сама знаешь, чего от меня ждешь? – окрысилась алата, вспомнив о своей цели и моментально отбросив в сторону все посторонние мысли. – Мое весьма осознанное появление здесь равносильно согласию на сделку с тобой. Верни Деса – получи шанс на возрождение…
     - Вот именно, - перебила ее Дора, - шанс, а не гарантированное возвращение к жизни. Я выполню твое условие, а оживленный мною Гончий, заручившись поддержкой Соннелона, Гекаты и еще кого-нибудь похлеще, тут же попытается прикончить меня? Что-то подобная перспектива мало прельщает. В подобной сделке нет для меня выгоды.
     - Что значит «нет выгоды»?! – от слов Пандорры Эвелинн подскочила с пола и гневно сжала руки в кулаки с такой силой, что ногти до крови впились в кожу. – Ты получишь оболочку для своего возвращения и, заметь, весьма сильную оболочку. Я наводила справки у Немы, ты давным-давно могла бы возродиться в любом другом мало-мальски подходящем теле, но почему-то предпочитаешь этого не делать. Все потому, что в слабой оболочке, не обладающей особой магической силой, ты будешь довольно уязвима, пока не восстановишься окончательно, а тело Изменчивой даст тебе существенное преимущество. Признайся, ты ведь прицепилась именно ко мне вовсе не из-за связи наших душ, а из-за моей истинной природы, не так ли?
     - Молодец, умная девочка, догадливая, - недобро хмыкнула Дора. – Мне действительно необходим твой редкий Дар. И скажи спасибо, потому что это единственная причина, по которой Десмонд еще нужен живым. Ты пока что не перешла Грань, не вошла в полную силу, а он – ключ к твоему обращению в Изменчивую, тот самый якорь, что удержит тебя от безумия и не позволит Дару взять верх над хозяйкой. Забавно получается…
     - Что же это тебя так забавляет? – едко осведомилась алата.
     - Будучи едва ли не венцом творения, одним из сильнейших существ во всех мирах, ты умудрилась выбрать мужчину, который тебе и в подметки не годится… И именно он непостижимым образом оказывается одним из главных лиц в этой истории, ключевой фигурой.
     - Если Дес так бесполезен и никчемен, так отчего ты боишься его?
     - Не его, - покачала головой Пандорра, - а того, какое огромное влияние он на тебя имеет. Якорь может удержать, а может и утянуть за собой…
     - Все это пустая болтовня, - отмахнулась Лина, не желая больше тратить время. – Раз Дес тебе нужен – пошевеливайся и верни его.
     - Для начала выслушай мои условия сделки. Кстати, для тебя даже более выгодные в некотором роде.
     - Я внимательна, как никогда.
     - Мы вернемся реальность вместе, в одном теле, как существовали в старые добрые времена. Мое существование ты сохранишь в секрете, можешь даже приличия ради возвести барьер между нашими сознаниями. Но все это только до перехода Грани. Как только ты становишься Изменчивой, то стираешь преграду, и я занимаю твое место.
     - А тебя не беспокоит, что я могу не сделать этого? – Эвелинн вопросительно выгнула бровь. – Став Изменчивой, я сравняюсь с тобой по силе, если не превзойду… Так что могу и не уступить…
     - Не можешь, - спокойно помотала головой Дора. – Во-первых, сделки со мной так просто не нарушаются, за подобное хамство я неустойку кровью беру. Во-вторых, сделка будет кровной, прости за тавтологию, и гарант ее – жизнь Гончего. Нарушишь – получишь его труп.
     - Идет, - не особенно раздумывая, кивнула девушка и протянула Пандорре руку. – Скрепить готова?

     Стоило Доре коснуться ее, как в ладонь алаты впились сотни раскаленных иголок, и пришло четкое осознание того, что она только что сделала. Теперь ее исчезновение – лишь вопрос времени. И если верить прогнозам Немы – очень недолгого, ведь Грань все ближе.
     - Теперь ты можешь, наконец, начать действовать? – Эвелинн невольно потерла горящую болью руку.
     - Могу, - передернула плечами Дора. – Но для начала верни душу Гончего поближе к телу, а то ритуал может не сработать.
     - О чем ты? – раздраженно глянула на нее девушка, с трудом подавив вспышку злости. – Я не понимаю ни черта…
     - Все ты понимаешь, просто тормозишь чуток, - фыркнула Пандорра. – Гончий ведь умер, следовательно, душа его направилась на тот свет. Вот на полпути туда тебе и надо развернуть ее обратно. Это же элементарно, начальный курс по оживлению…
     - Я поднимаю мертвяков, а не оживляю едва умерших! - вызверилась алата, потеряв всякое терпение. – Откуда мне знать все эти детали?! Просто скажи, что надо сделать!
     - Прежде чем окончательно покинуть промежуточное измерение и оказаться в мире мертвых, душа заново проходит сквозь наиболее яркие и значимые воспоминания. Я подтолкну в нужном направлении, а тебе надо всего лишь отыскать Гончего в одном из его воспоминаний и уговорить вернуться. Искренне надеюсь, что ты подберешь нужный аргумент…
     *****
     Дора вместе со своим пристанищем исчезли так внезапно, что Эвелинн не успела даже моргнуть, и уж тем более сказать хоть слово.
     Оставшись в кромешной темноте, она бестолково огляделась, не имея ни малейшего представления, где искать Деса. Честно говоря, алата даже не понимала, можно ли найти хоть что-то в этой тьме, настолько плотной, что ее, казалось, можно было потрогать.
     Отдаленный звук шагов где-то за спиной вывел девушку из оцепенения, заставил вздрогнуть и резко развернуться на каблуках. Медленно выдохнув, она прислушалась к собственному бешенному сердцебиению и с прискорбием констатировала, что напугать ее в последнее время стало куда проще. Впрочем, сейчас все это не так важно, потому что в данный момент только от нее зависит жизнь Гончего. А времени все меньше.
     - Дес! – Лина не придумала ничего умнее, чем пойти самым простым путем и попробовать позвать его. Тьма ответила молчанием, но потом алата вдруг снова услышала шаги, правда, теперь гораздо дальше, чем минуту назад. Кем бы ни был этот некто, он совершенно точно уходил прочь от Эвелинн. Не задумываясь, девушка бросилась в ту же сторону, от всей души надеясь, что бежит именно за Гончим, а не за какой-нибудь тварью потустороннего мира. – Десмонд, стой!
     На бегу алате показалось, что шаги становятся все ближе, и она вот-вот догонит человека перед собой, как вдруг, словно из ниоткуда, прямо перед ней выросла стена, в которую девушка ткнулась с такой силой, что чудом избежала травм. Но, несмотря на глухую каменную кладку, которую она ощущала под ладонями, Эвелинн могла поклясться, что по-прежнему слышит удаляющиеся шаги прямо перед собой. Алата с досадой шлепнула рукой по камням и в сердцах выругалась, ощущая нарастающий страх внутри. И что дальше? Торчать здесь в ожидании чуда или озарения? Идти обратно? Вот только куда это – «обратно»? И сколько вообще времени у нее еще есть?..
     Не в силах справиться с собственным накатившим отчаянием и страхом, девушка сползла вниз по стене и обхватила руками колени. Уткнувшись в них лицом, Лина крепко зажмурилась, пережидая, пока глаза перестанет жечь слезами, и медленно выдохнула.
     Из этого состояния алату вывела внезапная потеря опоры за спиной, и последовавшее за ней банальное и весьма болезненное столкновение ее задницы с твердой поверхностью. В какую минуту исчезла стена – Эвелинн не имела ни малейшего понятия, но вместе с ней пропала и тяжелая давящая чернота вокруг, уступив место смутно знакомому узкому переулку. Оглядевшись в поисках подтверждения своей догадки, девушка оторопело моргнула, увидев дивную картину всего в нескольких метрах от себя: Гончий стоит около кирпичной стены, задрав голову вверх, а ее собственная копия с отвратительно ехидной физиономией о чем-то вещает ему с этой самой стены. Лина подошла ближе, отчего-то совершенно точно зная, что ее не заметят, заинтересованно разглядывая Десмонда. Сейчас он казался ей каким-то другим, нежели тогда, в их первую встречу. Каким – объяснить она не могла, но точно понимала, что другим. Одно заметила точно: ироничная ухмылка Деса – точная копия ухмылки его отца. Странно, что она сразу этого не поняла…
     Гончий проводил взглядом исчезнувшую в пространственном портале копию Эвелинн и неопределенно хмыкнул, снисходительно покачав головой. А потом преспокойно организовал себе собственный телепорт, используя Дар алата.
     - Если бы мне только тогда в голову пришло хотя бы оглянуться… - пробурчала Лина, разглядывая медленно исчезающий след от белоснежных и огненных искорок портала.
     Девушка вдруг задумалась, насколько иначе все сложилось бы, если бы она тогда просто задержалась хоть на секунду и увидела истинную сущность Деса, но тут же сердито тряхнула волосами, обозвав себя идиоткой. На тему «если бы, да кабы» можно рассуждать и после того, как она найдет Гончего. Которого конкретно тут точно нет.
     - Давай, Лина, думай, - в тишине алата чувствовала себя до жути неуютно, а потому постаралась разбавить ее звуком собственного голоса. – Ты же сотни раз выкручивалась из всевозможных передряг и находила решения в самых немыслимых ситуациях… Просто заставь шестеренки в голове вертеться…
     Эвелинн несколько прошлась из стороны в сторону, пытаясь сообразить, как добраться до Деса, и уже хотела было выругаться на саму себя, но вместо этого задумчиво хмыкнула… Любопытно. Не факт, что ее догадка верна, но все же…
     Девушка крепко зажмурилась, представляя себе Десмонда так четко, как это было возможно. И судя по тому, что лицо тут же обдало теплым ветерком, принесшим болезненно знакомый пьянящий аромат цветов, это сработало. Так пахли только одни цветы на памяти алаты, те, что росли возле самого входа в их с Эйлом дом. Одно только неясно, отчего Гончий перед смертью вспоминает о мире Эйлтила?..
     Лина открыла глаза ровно в тот момент, чтобы успеть увидеть, как Дес входит в дом вместе с ней на руках. Значит, это его воспоминание о том, что было уже после угодившего ей в сердце ножа…
     Сообразив, что у нее появился уникальный шанс узнать то, что она пропустила, валяясь без сознания, алата незамедлительно направилась вслед за Десмондом. Пусть «реального» Гончего в этом воспоминании, кажется, нет, но желание знать то, что раньше оставалось сокрытым, оказалось просто невыносимым. К тому же, Эвелинн интуитивно чувствовала, что это никому и ничем не навредит.
     - От удара в сердце я не умру, - подражая ее голосу, проворчал мужчина, переложив Лину на кровать и шустро расшнуровывая ее жилет. – Прямо не девушка, а непрошибаемый берсерк… Как, интересно знать, она только прожила так долго с такой-то самонадеянностью?!
     Наблюдающая за ним «настоящая» алата невольно усмехнулась. Помнится, в первые дни знакомства с Десом, когда он прикидывался простым Гончим, не имеющим особого представления о крылатых и их делах, ее посещали ровно такие же мысли в отношении мужчины.
     Глядя, как Десмонд аккуратно обрабатывает ее рану (сперва он честно старался не пялиться на грудь девушки, но потом видимо решил, что раз она без сознания – почему бы и нет), щедро добавляя к целебному раствору собственную силу, от чего края пореза мягко светились, Эвелинн в очередной раз подверглась атаке вкрадчивого внутреннего голоса. На этот раз он самозабвенно нашептывал о том, как глупо алата ведет себя, бегая от Гончего. Он ведь ей так дорог, так нужен, так зачем же…
     Лина зло тряхнула волосами, душевно посоветовав внутреннему голосу отправиться в долгую пешую прогулку, но на этот раз он ее проигнорировал, мстительно шепнув, что, возможно, не оттолкни она Деса, и ему бы в голову не пришло устраивать этот демарш с самопожертвованием.
     - Вот и где тут чудовище? – задумчивый смешок мужчины отвлек девушку от бесед с внутренним миром. Алата подняла глаза и с некоторым удивлением смотрела, как Десмонд бережно убрал с лица ее копии из воспоминания выпавшую прядку волос и осторожно погладил по бледной щеке. – Заноза в заднице – это да, но чудовище… Не знаю, что там думает Роланд, но как-то не похоже, чтобы эта девушка целенаправленно и осознанно творила все зверства, что ей приписывают…
     - Жаль разочаровывать, но именно осознанно и целенаправленно, - шепнула «настоящая» Эвелинн, чуть заметно скривившись, словно от боли. Она никогда не пыталась спихнуть всю свою вину на Вильгельма и его влияние, прикинуться невинной овечкой, которую заставляли делать гадость, но отчего-то именно сейчас признаваться в своем прошлом было особенно мерзко.
     - … впрочем, - продолжил фразу Гончий, - даже если это и так, сдается мне, что я сумею найти ей тысячу оправданий.
     Алата изумленно округлила глаза, опешив от подобного заявления. И почти тут же вымучено улыбнулась. А чему, собственно, она так удивляется? Ей ведь прекрасно известно, что Гончий – один из очень немногих, кто знает всю ее подноготную, и принимает Лину такой, какая она есть, вместе всеми ее тараканами, проблемами и жуткими историями из прошлого. Разве что девушка не догадывалась, что это его «принятие» произошло так рано.
     Почувствовав тревожный укол в сердце, Эвелинн спешно зажмурилась, снова представляя себе Десмонда. На этот раз в памяти всплыло его лицо в тот раз, когда он велел ей убраться прочь, отчего где-то в глубине души алаты на краткий миг всколыхнулась злость, но тут же утихла, стоило девушке осмотреться.
     Черт его знает, как все это работало, но в этот раз она оказалась именно в этом воспоминании. И в самый интересный момент, чтобы как раз полюбоваться на свое перекошенное от ярости лицо, снова послушать, что они с Гончим тогда наговорили друг другу, и проводить мрачным взглядом саму себя, стремительно вылетевшую из комнаты.
     - Давай-давай, продолжай бегать! – бросил Дес вдогонку алате. – Тогда вычеркнуть тебя из памяти станет еще проще!
     Мужчина устало откинулся на подушку и ругнулся в полголоса, потирая занывшую рану. Какое-то время он отрешенно разглядывал потолок…
     - Ну и какого рожна я творю?! – вдруг рявкнул Гончий, вскочив с кровати и хватая брюки. Едва сросшиеся кости левой ноги существенно поумерили его пыл, заставив стиснуть зубы от резкой боли и сбавить обороты, но от идеи догнать девушку он явно не отказался. Справившись с неуступчивым предметом одежды, Десмонд, прихрамывая, направился вслед за Эвелинн.
     Разумеется, он догадывался, что стоять около входа в таверну алата не будет, и в этом мире ее и след давным-давно простыл. Но чтобы настолько простыл… Ни одно из отслеживающих заклинаний не находило метку от телепорта, а ведь времени прошло совсем немного. Вариант, что Лина просто куда-то ушла, мужчина отмел сразу, поскольку поисковые маячки, запущенные им буквально на уровне рефлекса, вернулись ни с чем. По степени мрачности лица Деса «настоящая» алата поняла, что он безошибочно определил причину своей неудачи в поиске. И тяжело осел на землю, запустив пятерню в волосы:
     - Вернись, пожалуйста… - донесся до Эвелинн глухой голос Гончего. – Я ведь совсем не хотел, чтобы ты действительно ушла. Просто вернись хоть на секунду…
     - Удовлетворила любопытство? – картинка перед ее глазами вдруг замерла и поблекла, девушка подскочила на месте от неожиданности и облегченно выдохнула, увидев всего в нескольких шагах от себя Десмонда, мрачно наблюдающего за своей сокрушающейся копией. – Поверь, дальше нет ничего интересного. Если, конечно, тебе не хочется напоследок понаблюдать еще и за тем, что я творил после осознания того, что ты сожгла за собой все мосты до единого. Хотя я бы предпочел оставить это в тайне.
     - Почему? – машинально поинтересовалась алата. – Там есть что-то такое жуткое?
     - Там есть то, после чего я в твоих глазах упаду еще ниже. Разумеется, в том случае, если это возможно, - задумчиво хмыкнул мужчина, взмахом руки развеяв свое изображение из воспоминания. Посмотрев на Лину, он сердито нахмурился: - Зачем ты здесь? Живым на этот уровень путь заказан, странно, как ты вообще попала сюда.
     - Связи имеются, - хмыкнула девушка, припомнив о Пандорре. – Да и стимул был неплохой. Как-никак, половина моей души решила совершить такое вот изящное самоубийство… Не могла же я пустить это на самотек?
     - Половина твоей души сейчас лежит в плошке около моего трупа, если не ошибаюсь, - холодно отозвался Гончий. – Ты зря за нее переживала…
     - Считаешь, что душа – это только та невесомая субстанция? – перебила его алата. – Думаешь, если Асмодей снова впаяет в меня нечто из плошки, я буду в порядке?
     - Не сразу, но да, - кивнул Дес. – Дей сказал, что какое-то время соединенные части будут притираться друг к другу, но со временем станут единым целым…
     - Да не станут они целым! – зло выкрикнула Эвелинн, снова не дав мужчине договорить. - Ты не хуже меня знаешь о том, как могут сказаться на душе эмоции и чувства. Как-то я не уверена, что чувство вины, сожаления и утраты способствует душевному исцелению. Я даже думать боюсь о том, что буду делать, если половина моей души, что стоит сейчас передо мной, возьмет и исчезнет.
     - Лина, я не часть твоей души, я всего лишь человек, который попал в твою жизнь случайно, - устало закатил глаза Десмонд. – Не соверши ты когда-то ритуал Разделения - меня бы давно уже не существовало. Так что нынешний уход просто восстановит нарушенное равновесие. А что касается чувства вины и всего прочего… Им неоткуда взяться, я не жертвую собой, а всего лишь оплачиваю долги.
     - В гробу я видела твои выплаты, - прошипела девушка, взбешенная непоколебимостью Гончего в правильности своего решения. – По крайне мере, такие уж точно. То, что ты сейчас делаешь, мне никак не поможет, Дес. Твоя смерть просто станет последним звеном цепочки, которая приведет к моей собственной.
     - С чего бы это? – недоуменно нахмурился мужчина.
     - Суд Вечности не оставит в живых Изменчивую, лишенную ее якоря. Только пока ты рядом, есть шансы все же договориться с ними.
     - Просто выбери другой якорь, - парировал Десмонд. – Предложи эту почетную миссию Верманду. В конце концов, он ведь не просто так занял место около тебя, что-то же он для тебя значит…
     - На самом деле, ничего, что давало бы хоть мизерную надежду, что Рэй сумеет вправить мне мозги на место после перехода Грани, - невесело усмехнулась алата. – Видишь ли, Дес, якорем может быть только тот, чья жизнь Изменчивому дороже собственной. Увы и ах, но Верманд никак не попадает в эту категорию. В нее попадает лишь один придурок, который сейчас направил свои стопы прямиком в бездну и тянет меня за собой. Угораздило же полюбить идиота…
     - Но… - на лице Гончего отобразилось искреннее непонимание. – Погоди, зачем ты тогда так яро доказываешь мне, что между нами ничего не может быть?!
     - Это сейчас не имеет значения, - мотнула головой Эвелинн. – Просто есть некие причины, по которым я не могу быть рядом с тобой.
     - Не можешь или не хочешь? – прищурился Десмонд, испытующе уставившись на девушку.
     - Не могу, - чуть поколебавшись, все же честно ответила алата и поспешила перевести тему: - Ну об этом мы и потом можем поговорить, когда выберемся отсюда…
     - Не выйдет, - отрезал Гончий. – Я не собираюсь отсюда выбираться. Приятно было напоследок все же увидеть тебя и поговорить. А теперь возвращайся. Все равно Асмодей тебя вытащит, если сама не пойдешь.
     - Черта с два, - Лина демонстративно уселась на землю. – Раз ты все же собираешься бросить меня на произвол судьбы без помощи и защиты, не вижу смысла оттягивать момент прощания с жизнью.
     - Бросить?! – опешил мужчина. – Ну ты и бессовестная… Вообще-то, я как раз тебе и помогаю, просто делаю это по-своему.
     - Бла-бла-бла… - закатила глаза девушка. – Можешь убеждать себя в чем угодно. Кстати, не задерживаю, иди дальше, гуляй по своим воспоминаниям. Я и без тебя тут неплохо посижу.
     - Лина, ты чокнутая? – полувопросительно осведомился Гончий, скрещивая руки на груди. – Что значит «посижу»?! Ты умрешь, оставаясь здесь слишком долго!
     - Представь себе, я в курсе, - едко заметила алата.
     - Немедленно прекрати этот цирк! – рыкнул на нее Десмонд, что, впрочем, не возымело никакого эффекта: девушка только картинно зевнула.
     Мужчина посмотрел на подобие миража, возникающее за спиной Эвелинн, в котором постепенно все четче проступали очертания той самой комнаты, в которой проводили Расщепление. Видимо, Асмодей все же предпринял попытку вытащить сумасшедшую приятельницу, даром, что та назад не собиралась, вольготно развалившись на травке.
     «Мираж» замерцал, давая понять, что вечно тут висеть не будет, а алата даже не думала идти на попятную. Наконец, Гончий не выдержал:
     - Хватит демонстраций, Лина, - подойдя ближе, он легко вздернул ее на ноги и подвел к зависшей в воздухе картинке. – Я не для того на ритуал согласился, чтобы ты последовала за мной!
     - Я отсюда одна не уйду! – огрызнулась девушка, с трудом выдернув руку из железной хватки. – Ценой твоей жизни я свою спасать не стану!
     - Упрямая, как ослица! – в сердцах бросил Десмонд. – Пойми же ты… Лина, не смей!
     Алата, улучив момент, отскочила от мужчины и с силой толкнула его в спину. На долю секунды ей показалось, что задумка не сработала, и Гончий удержится на ногах, но в последний момент он все же неуклюже шагнул прямо в «мираж». Проследив за мужчиной довольным взглядом, девушка отряхнула руки и торопливо шагнула следом:
     - Давай, Дора, теперь уже точно твоя очередь поработать…

     Глава 35
     - Поправьте меня, если я ошибаюсь, но, по-моему, происходит что-то странное, - Асмодей настороженно смотрел, как часть Лининой души всколыхнулась и сверкнула яркой огненной вспышкой, весьма сильно походящей на те искры, что символизировали наличие второго подвластного чувства у Десмонда и Эвелинн в их истинном облике. Насколько он понимал, эта эфемерная субстанция сапфирового цвета должна сейчас спокойно лежать в специально предназначенной для подобных обрядов чаше, а не плясать подобно пламени свечи. – Нема, как-то все это отличается от того описания ритуала, что ты давала…
     - Разумеется, - хмыкнула воплощение Архива, смерив демона хмурым взглядом. – Я, знаешь ли, рассказала о проведении традиционного ритуала, не осложненного такими моментами, как идиотизм пары, попадающей под его действие. Впрочем, раз душа не угасает и не тлеет – повода для паники нет. По крайней мере… Поверить не могу! – девушка вдруг изумленно округлила глаза. – Только посмотрите на нашего жертвенного…
     Последовав совету Немы, демоны синхронно повернули головы в указанном направлении и мгновенно поняли причину удивления воплощения Архива. Гончий дышал, причем ровно, умиротворенно, как подобает совершенно спокойному и здоровому человеку, с лица мужчины схлынула мертвенная бледность. Будь глаза Десмонда закрыты – можно было бы сказать, что он просто спит.
     - Надо же, она все же турнула его обратно, - неверяще покачала головой Нема. – Честно сказать, я сильно сомневалась, что Эвелинн сумеет это сделать… Выходит, алату я недооценила.
     - Именно, - ледяным тоном отозвалась Лина, с трудом открыв глаза и тяжело сев на импровизированном ложе из стульев, куда ее уложил Асмодей. На мгновение девушка зажмурилась, прижав ладонь ко лбу и пережидая головокружение, потом прогнулась в спине до хруста в костях, печально отметив, что возвращение в собственное тело сопровождается не самыми приятными ощущениями. – И как только я закончу начатое дело, то подробно объясню всем, насколько сильно, - она особо выделила эти слова интонацией, - вы меня недооценили.
     Поднявшись на ноги, Эвелинн неторопливо приблизилась к Десу, борясь с периодически возвращающимися приступами головокружения, и недрогнувшей рукой принялась уверено перечерчивать ритуальный рисунок на груди Гончего на другой.
     - Постой-ка, это же узор Слияния, - Асмодей заглянул через плечо девушки. – Откуда ты его знаешь?
     - Не твое дело, Дей, - отрезала Лина, метнув на приятеля раздраженный взгляд. – Будь добр отойти куда подальше!
     - Что ты ей пообещала?! – ужаснулся демон, разглядев в сапфировых глазах алаты чуть заметные багровые прожилки и ни капли не сомневаясь в том, откуда они.
     - Руку принца и полцарства в придачу, - огрызнулась Эвелинн.
     - Преисподняя, чем ты только думала?!
     - Ровно тем же, чем и вы, когда решали упокоить Десмонда во имя моего благополучия, - голос Лины буквально сочился ядом. – А теперь отвали от меня.
     Алата закончила возиться с рисунком и запустила ладони в чашу, выловив оттуда практически невесомое облачко нарезанной светящейся пряжи. Решительно выдохнув, она опустила его на грудь мужчины, подождала, пока оно просочится внутрь и медленно погрузила ладони в тело, закрыв глаза и нашептывая нужное заклинание.
     Точно следуя подсказкам Пандорры, девушка неспешно перебирала пальцами, соединяя оборванные нити души Деса и своей и опираясь при этом лишь на собственные ощущения. Чтобы нити скреплялись наверняка, в каждую связь ей приходилось вливать львиную дозу собственной силы, и в какой-то момент Эвелинн испугалась, что до окончания ритуала ее магический резерв просто не дотянет. Но Дора тут же заверила ее, что подобного не произойдет, и уже через пару минут с плохо скрываемым торжеством в голосе поздравила алату с окончанием Слияния. Напомнив напоследок об их уговоре, Пандорра соизволила раствориться на задворках сознания Лины, оставив ту наедине с дикой усталостью.
     - Идеально сработано, - констатировала Нема, уже успев бегло провести ладонью на Гончим и диагностировать благополучное соединение душ. – Многие даже за долгие годы не могут достигнуть таких успехов в анимистике. Несколько часов на восстановление сил – и Дес придет в себя.
     - Несколько часов? – недобро ухмыльнулась Эвелинн. – Ну уж нет! За это время моя буря эмоций может несколько поутихнуть, что точно помешает мне как следует объяснить этому чертовому Гончему, чего делать нельзя! Так что очухается он прямо сейчас!
     Неизвестно, сколько магической силы алата вложила в несильный удар, пришедшийся в грудную клетку Десмонда, но подкинуло его здорово, заставив моментально открыть глаза и с чувством выругаться, схватившись за область сердца.
     - С добрым утром, милый, птички уже давно встали, - издевательски пропела Лина, с трудом удержавшись от порыва как следует вмазать по чуть отрешенной роже мужчины. А вот от злобного змеиного шипения удержаться не удалось: - Итак, я надеюсь выслушать от тебя хоть сколько-нибудь достойное объяснение попытки устроить собственное жертвоприношение! И желательно, чтобы это произошло прямо здесь и сейчас!
     - А может, поговорим попозже в более приятной обстановке? – попытался увильнуть Десмонд, все еще не пришедший в себя после возвращения с того света.
     - Даже не надейся, - недобро сузила глаза девушка. – Ты только что едва не угробил себя и не утянул меня за собой, так что я не склонна миндальничать. Так какого дьявола ты все это затеял?!
     - Продолжишь рычать – я повторю ритуал, - попытался пригрозить мужчина, но допустил ошибку в расчетах, своими словами лишь разозлив алату еще больше.
     - На здоровье, - процедила она сквозь зубы. – Только учти, что ничего у тебя не получится, потому что я буду возвращать тебя назад столько, сколько потребуется, пока сама не откину копытца!
     - Лина, тебе стоит успокоиться, - вмешался Асмодей. – Да, ты сильно не в духе из-за…
     - Я в порядке! – рявкнула девушка, вскинув руку в сторону демона.
     Горизонтальный столп раскаленного добела и ревущего пламени сорвался с кончиков пальцев Эвелинн, пронесся через всю комнату, зацепив Дея, и оплавил дальнюю стену камеры. Лина хлопнула ресницами, ойкнула, не ожидав подобного размаха, и испуганно прижала руку в груди. Нет, она действительно собиралась пальнуть в сторону Асмодея, просто чтобы заставить его остаться на месте, но обращение приятеля в угольки в ее планы не входило.
     Чудом успевший выставить щит, но все равно дымящийся и чуть подкопченный демон воззрился на приятельницу с немым укором. Потом, откашлявшись, все же подал голос:
     - Могла бы и на словах сказать, зачем же сразу дракона из себя изображать? – пробурчал он с притворной обидой в голосе. – Недавно сквозь стену швырнула, сегодня чуть не поджарила до корочки… Как будто я совсем неуязвимый.
     - Извини, я не думала, что огонь таким сильным получится, - алата виновато покосилась на Асмодея. – Не знаю, как так вышло, силу-то вроде правильно вложила, как обычно…
     - Кажется, я догадываюсь, в чем тут дело, - хитро прищурилась Нема, не дав Дею возмутиться тем фактом, что Эвелинн извиняется не за саму мысль съездить по нему чистой стихией, а всего лишь за неверный расчет силы. – Думаю, что ты просто наконец-то получила возможность пользоваться всем своим природным потенциалом.
     - Я правильно понимаю, что это значит? – мгновенно посерьезнел Гончий. – Нам каким-то образом удалось объединить душу?
     - Видимо, да, - пожала плечами воплощение Архива. – В принципе, не так уж это и странно, все-таки вы оба продемонстрировали свою способность пожертвовать жизнью друг ради друга, а это один их самых действенных способов объединения.
     - Могла бы нам сразу про него рассказать, - возмутился Дес, припомнив все мутные советы Немы о честных разговорах и ответах на вопросы, но тут же напоролся на зловещий взгляд сапфировых глаз своей спасительницы и предпочел заткнуться.
     - Сразу? – ехидно осведомилась алата, привычно изгибая бровь. – То есть, ты так уверен в моем стремлении спасти твою задницу любой ценой, что, узнай про этот способ, незамедлительно предложил бы мне по очереди попробовать прогуляться на тот свет?
     - Скорее, я так уверен не в твоем таком стремлении, а в своем, - заюлил мужчина, в самом деле задумавшись, что бы ему дало знание о таком способе объединения разделенных половин души.
     - Ну-ну, - многозначительно протянула Лина и продолжила измываться: - Что-то я вдруг начинаю думать о том, что меня просто втянули в тщательно спланированный спектакль… Давай, Дес, признайся, что ты надеялся на спасение моими стараниями, поэтому и согласился на ритуал.
     - В мыслях не было! – вскинулся тот.
     - Зато у меня было, - спокойно фыркнула Нема. – Все верно, геройствующий Гончий действительно планировал благополучно получить путевку на поля асфодела в один конец и там, став бесплотной тенью, вечно гордиться своим поступком. А вот я, когда выслушала его идею, подумала как раз о том, что Эвелинн просто не примет подобного «подарка». Не зря же я изучила ее от и до. Так что прошу прощения у всех ритуальщиков, что сразу этого не рассказала, прикидываясь бездушной тварью, плюющей на жизнь Деса.
     Геката чуть виновато отвела взгляд, вызвав у алаты понимающую беззлобную усмешку. Демонесса Хаоса и Ночи как раз не прикидывалась, преспокойно положив Гончего на алтарь.
     - Нема, только один вопрос, - поскреб подбородок Асмодей. – Ты абсолютно точно уверена, что объединение случилось?
     - А тебя не убедил импровизированный гриль, на котором Эвелинн тебя едва не поджарила? - усмехнулась воплощение Архива. – Хотя ничего не имею против того, чтобы лишний раз доказать свою правоту. Дес, Лина, не могли бы вы жахнуть друг по другу чем-нибудь потяжелее? Разумеется, чем-нибудь магическим.
     - Не вопрос, - оскалилась алата, вскидывая ладонь в сторону Гончего.
     - Стоп, я не согласен! – мужчина мгновенно возвел щит посильнее, не желая превратиться в обугленную головешку.
     - Струсил? – насмешливо поинтересовалась Эвелинн.
     - Не за себя переживаю, - парировал Десмонд, соизволив все же подняться на ноги. – Просто не понимаю, зачем это? Чтобы мы разом друг друга покалечили?
     - А ты попробуй сначала, - загадочно отозвалась Нема. – Сразу поймешь, в чем дело.
     - Давай же, Дес, хватит праздновать труса, - подначила его алата, по непонятным причинам чувствовавшая с каждой минутой все больший приток сил, требовавший выплеска. Девушка уже даже азартно перебирала в голове варианты мощных, но не смертельных магических ударов. – Тебе так сложно шарахнуть чем-нибудь в мою сторону?
     - Само собой! – взмахнул руками Гончий. – А если я попаду?!
     - Не слишком много на себя берешь? – Лина нетерпеливо перебрала в воздухе пальцами, буквально искрившимися от силы. – Я все-таки не неподвижную мишень изображать буду…
     - Надеюсь, все обойдется, - выдохнул мужчина, смирившись с тем, что Эвелинн так просто от него не отцепится, остановился напротив нее и приготовился атаковать. На ум ему пришла прекрасная мысль о том, что можно просто бросить «ловчую сеть», на время блокирующую возможность пользоваться магией, но в этот миг с руки его нежелательной противницы сорвалась мощная воздушная плеть и понеслась прямо к нему с угрожающим свистом. Десмонд с руганью в доли секунды «смял» почти завершенную канву сети и вместо нее отправил навстречу «плети» алаты свою точно такую же, рассчитывая, что при столкновении они просто-напросто перехлестнут друг друга.
     За секунду до неминуемого удара обе плети зависли в воздухе, будто бы замерев в недоумении. Лина вдруг отчетливо вспомнила, что подобное однажды уже происходило, и тогда все закончилось обрушением части коридора в подземельях Асмодея и болезненным ударом о стену, который не обернулся для нее переломами лишь благодаря Себастьяну. По лицу Деса она поняла, что мысли его текут точно в таком же направлении. Алаты синхронно возвели прочные щиты, однако в это раз все пошло несколько иначе.
     «Плети» медленно соприкоснулись, замерцав неярким свечением, очертившим их едва заметный в воздухе контур, потом переплелись в спираль и растаяли без следа, будто их вовсе не было. Эвелинн изумленно отметила, что не ощущает даже малейших колебаний магического фона, хотя таковые точно должны быть.
     - Что это было? – наконец, подал голос Гончий. – Такое ощущение, словно они… Нет, нужное слово я подобрать что-то не могу.
     - Поглотили друг дружку, - услужливо подсказала Нема. – Одна половина души никак не может нанести вред другой, когда они являются единым целым.
     - Никогда не была сильна в тонких материях, - проворчала алата, не особо понимая, что воплощение Архива имеет в виду, когда говорит о целостности души, ведь половины по-прежнему принадлежат разным людям.
     - Да ничего сложного. Ваша с Десом общая душа для обоих служит источником магических сил, следовательно, силы эти обладают совершенно одинаковой природой. Вздумай вы до объединения швырнуть эти плети друг в друга – вас бы разметало по углам от собственных же заклинаний. А теперь ваши обоюдные магические удары будут взаимопоглощаться без лишнего шума и вреда.
     - То есть, если однажды я все же не выдержу и захочу ее убить, - Лина при этих словах Гончего поперхнулась, несмотря на то, что тон его был откровенно издевательским, - мне придется душить ее голыми руками?
     - Именно, - кивнула воплощение Архива и наткнулась на задумчиво-вопросительный взгляд Асмодея: - Ну что еще?
     - Для меня уж простите, эта история все еще выглядит путаной, - развел руками демон. – Ведь до объединения источник магии тоже был одинаковым…
     - Ладно, попробую объяснить на примере, - страдальчески вздохнула Нема. – Представь, что два огненных мага сформировали на ладони боевой пульсар, а потом незамедлительно решили дать друг другу пять. Что, по-твоему, произойдет?
     - Полыхнет, - спокойно дернул плечом Асмодей, памятуя, что как-то наблюдал на территории Университета подобную ситуацию. – Да так, что обоих тушить будут. Даже если формирование пульсара происходило одинаковым образом, отпечаток магии создателя все равно изменяет структуру огня.
     - Вот и я о чем. Раньше они были такими вот магами. Сейчас же – один-единственный, который своими пульсарами может хоть жонглировать, совершенно не опасаясь при этом их столкновения – огонь просто растворится в таком же точно огне. Объединение стирает разницу между половинами души, делая их совершенно одинаковыми, словно бы принадлежащими одному существу. Это еще иногда называют «эффектом единого носителя». К счастью, по непонятным причинам это сказывается только на магии, если носители таковой обладают, то есть Лина теперь вряд ли решит, что хочет заполучить недельную щетину и бардак на голове, а Дес вряд ли обретет любовь к сапожкам на каблучке и декольтированным облагающим платьям.
     Неизвестно, что за фортель выкинуло воображение Эвелинн, но она неожиданно расхохоталась так, что в уголках глаз появились слезы. Взглянув на неодобрительно косящегося в ее сторону Гончего, девушка на мгновение заткнулась, честно пытаясь изобразить серьезное выражение лица, но не выдержала и снова рассмеялась.
     - И что дальше? – после некоторой паузы спросила Геката, до этого лишь молча внимавшая всему происходящему. – Раз вопрос с душой отпал, что будете делать дальше?
     - Ну не совсем уж и отпал, - протянула Нема, не заметив, как резко оборвалось хихиканье алаты. – Просто теперь остается ждать Грани и учиться устанавливать наиболее прочные преграды, не дающие хтоническим существам добраться до сознания и подсознания. Насколько мне известно со слов Лины, Пандорра сейчас пребывает в промежуточном измерении. Наша задача достаточно проста: удержать ее там до тех пор, пока Эвелинн не очнется в форме Изменчивой. После этого Дора уже ничего не сможет поделать, она вынуждена будет влачить жалкое существование призрака на границе миров.
     - И еще я планирую продолжать поиски студентов, - неумолимо добавила алата, выразительной мимикой остановив Асмодея, явно собирающегося выдать какую-то гневную тираду. – Причем, начну незамедлительно. Раз уж теперь мне доступен больший резерв сил, попробую снова с поляны запустить поисковик. Должно получиться.
     - Одна не пойдешь, только со мной, - Десмонд, как и Лина, обладал талантом при необходимости взглядом пресекать на корню любые возражения. Мужчина на секунду задумался о чем-то, но почти сразу тряхнул головой, словно бы отгоняя от себя назойливые мысли.
     - Как хочешь, - развела руками Эвелинн. – В конце концов, запретить я тебе это не могу, ты здесь такое же официальное лицо.
     - Тогда встречаемся через полчаса на крыльце администрации. Я как раз за это время успею узнать, куда испарилась Дэнна и переодеться, - мужчина непроизвольно поскреб кожу на груди, по-прежнему покрытую узором и нещадно из-за этого зудящую. – И определенно сотру эту гадость…
     - Договорились, - алата направилась к выходу. – Мне тоже надо еще уладить кое-что с Вермандом.
     *****
     На счет Верманда я соврала. Не знаю, зачем и почему, это буквально само с языка сорвалось. На самом деле, у меня не было никакого желания видеться с ним сейчас.
     Плотно закрыв дверь в свою комнату, я прислонилась к ней спиной и закрыла глаза, переводя дыхание. Итак, подведем некоторые итоги. За последние полтора часа я успела потерять Гончего, прогуляться по тропе на тот свет, вернуть его и выяснить, что теперь куда сильнее за счет объединения половинок души. Ах да, попутно я, вроде бы, умудрилась с потрохами продать себя Пандорре. И еще перед этим имел место быть не самый приятный разговор с Рэем, после которого в голове моей крутились некоторые печальные мысли. Пока что они не оформились в четкие и лаконичные тезисы, но, тем не менее, настроение подпоганивали. Честное слово, если бы утром предполагала, что случится хотя бы часть всего этого – передумала бы подниматься с кровати вовсе.
     Я с изрядной долей удивления ощутила слабость в ногах и дрожание рук. Ну здорово, сейчас же самое время для осознания и осмысления всего случившегося! Нет, надо срочно занять себя делом, иначе я рискую прийти в ужас, хорошенько подумав о своей сумасбродной прогулке по промежуточному измерению и приближающемуся исчезновению.
     Быстро сменив дорогую рубашку и жакет на более простые, лишенные роскошной отделки, я на мгновение остановилась перед туалетным столиком, чтобы снять все украшения и поудобнее собрать волосы. Сражаясь расческой с локонами, я вдруг задумалась, насколько далеко распространяется это правило, что одна половина души не может магией причинить вреда другой. Понятно, что боевые заклинания будут взаимопоглощаться, но ведь порой даже вполне безобидные чары способны дать такой сбой, что хоть вешайся… Да и еще вопрос, а доступна ли теперь Десмонду та магия, что досталась мне благодаря частичкам души Пандорры? Например, стихия земли. Определенно, надо будет проверить это при первой же возможности. Хотя бы просто для того, чтобы удовлетворить собственное любопытство.
     Закончив сражение с шевелюрой, я быстро набросила на плечи теплую шубку и вышла из комнаты. Не знаю, как долго еще ждать до истечения отведенного получаса, но оставаться в комнате дольше просто не было смысла. Лучше подожду на крыльце. И подумаю, как обстряпать свое предстоящее исчезновение так, чтобы у Пандорры не возникло повода все-таки выписать Гончему путевку в один конец…
     Однозначно, честно рассказывать о сделке ни Асмодею, ни Гекате, ни Десу, ни кому-либо еще нельзя, потому что они тут же бросятся искать выход, которые наверняка будет подразумевать некий способ, которым я могу увильнуть от исполнения своего обещания. Я ни в коем случае не сомневаюсь в том, что это решение будет предусматривать так же и продолжение жизни Десмонда, но… Кроме меня никто не в силах понять, насколько сильна моя уверенность в том, что никакие обходные пути не сработают. Такое чувство, будто я заглядывала в будущее и точно видела, что любые ухищрения бесполезны и все равно приведут к смерти Гончего.
     А раз так – буду молчать. В конце концов, мне всего-то надо придумать, как сделать так, чтобы никто не стал предпринимать попыток уничтожить Дору или вернуть меня. Да уж… С учетом компании – миссия практически невыполнимая.
     В груди неожиданно защемило от осознания того, что мне придется оставить всех и уступить свое тело как-то хтонической гадине. Особенно страшно было внезапно понять, что я сделала практически ровно то же самое, что и Дес: принесла себя в жертву ради сохранения его жизни, даже не подумав, каково ему будет жить со знанием этого.
     «Идиотка! Вот точно идиотка! Почти полтысячи лет, а голова совсем не работает!» - я нервно закусила губу, даже не замечая, что попадающиеся на пути люди, едва взглянув на мое лицо, предпочитают шарахнуться в сторону. Потом все же заметила, когда какой-то служащий администрации, споткнувшись, рухнул мне почти под ноги, а посмотрев в глаза, дурным голосом проверещал «Простите, лианна, я не хотел». И практически ползком скрылся из поля зрения в ближайшем коридоре. Ошалело проводив его взглядом, я обратила внимание, что он далеко не единственный, кто косится на меня с откровенным страхом. Не знаю уж, что они увидели, но почему-то стало стыдно. Я попыталась приветливо улыбнуться секретарю, как раз проходящему мимо, но при виде этой улыбки он отчего-то подскочил на месте и заметно ускорил шаг. Плюнув на весь этот дурдом, я пошла дальше.
     - Угораздило же полюбить идиота… - послышался усмехающийся голос Десмонда, стоило мне выйти на крыльцо. Оказывается, он успел собраться раньше меня и теперь ждал здесь, вольготно привалившись спиной к стене. В ответ на мой вопросительный взгляд мужчина только фыркнул и нехотя «отлепился» от каменной кладки. – Знаешь, мне доводилось слышать признания в любви, но это самое оригинальное…
     - Это не признание! – огрызнулась я для виду, прекрасно понимая, что бесполезно сейчас отпираться и что-то доказывать. Сама ведь ляпнула. Но все же добавила: - Это констатация факта для самой себя.
     - Как скажешь, - с ухмылкой кивнул Гончий, весь четко дав понять свое отношение к моим возражениям. Затем прищурился: - А ведь ты мне никогда раньше этого не говорила…
     - Можно подумать, ты говорил, - закатила я глаза, догадавшись о чем он.
     - Хочешь словесного объявления? – Дес подошел чересчур близко, но мою попытку отойти в сторону пресек сразу же, крепко, но совсем не больно прихватив за локоть. – Так вот, Лина, я люблю тебя. Настолько, что мне с высокой колокольни плевать на все твои недостатки. Настолько, что всегда буду на твоей стороне, что бы ты не творила, - он на мгновение замолчал, потом договорил, понизив голос и склонившись ближе: - Настолько, что если ты уступишь этой твари, я преспокойно пройду девять кругов ада, чтобы вернуть тебя обратно и хорошенько взгреть.
     - Откуда ты знаешь?! – ошарашенно округлила я глаза.
     - Мы ведь теперь единое целое, - красноречиво дернул бровью Десмонд. – Неужели ты надеешься что-то от меня скрыть?
     - Прямо сейчас эта надежда начинает таять, - язвительно отозвалась я, хотя на самом деле чувствовала себя так, будто с души свалился булыжник размером с гору. – Пошли, хватит трепаться попусту.
     Идя следом за Десом, я невольно улыбнулась. Всего несколько минут назад мне казалось, что вариантов нет. Так почему сейчас я вдруг начинаю верить в то, что могу перехитрить Пандорру?..

     Глава 36
     - Алайна! – вопль мужа, раздавшийся от самого порога их особняка, заставил элементаль воздуха чуть заметно поморщиться с досады. Судя по угрожающим нотками в голосе Аристарха, ему стало известно о какой-то из ее проделок. Девушка вздохнула, прикидывая в уме, что именно вдруг всплыло наружу. Темных историй за ее спиной было не так много, но любая вполне могла бы лишить Старха дара речи. Понятное дело, серьезно ругаться он не будет, просто какое-то время будет строить из себя суровый и неприступный айсберг. Вот только любопытно, где это она прокололась?.. Или, например, кто сдал ее супругу?..
     - Что-то случилось? - обольстительно улыбнулась Алайна мужу, ворвавшемуся в ее гардеробную. – Чего это ты так развопился?
     - О, повод повопить у меня есть, - сурово нахмурился мужчина, старательно делая вид, что не замечает полупрозрачного халата элементали, немало открывающего обзору, но при этом оставляющего достаточно места для воображения. Аристарх кашлянул: - Ты прекрасно знаешь, что я не люблю, когда ты что-то утаиваешь от меня. Нет такой вещи, которая заставила бы меня злиться на тебя, я готов закрыть глаза на очень многое, но… Это ведь совершенно не значит, что нет границ, за которые не стоит переходить!
     «Ясно, - сама себе кивнула девушка. – Судя по всему, донесли об истинных причинах, по которым столица Этона в мире Рьяд была практически стерта с лица земли. Все остальное вроде не столь масштабно».
     - Между прочим, я тут вообще ни при чем, просто мимо проходила! – Алайна грозно уперла руки в точеную талию, решив, что лучшая защита – нападение.
     - Да ну? – ехидно прищурился глава Гильдии Гончих, скрещивая руки на груди.
     - Именно, - гордо подтвердила элементаль. – А этот остолоп вообще тысячу раз должен был подумать, прежде чем пытаться заточить Лексу в темницу и объявить ее своей рабыней…
     - Погоди, какой еще остолоп? – недоуменно перебил жену Аристарх. – И при чем тут элементаль света?
     - Как это при чем?! – возмутилась девушка. – Это ведь именно она воспользовалась правом однократного призыва главенствующей. А на ближайшие двадцать семь лет это по-прежнему я.
     - Кажется, мы говорим о разных вещах, - пробормотал мужчина, но Алайна, словно не услышав его, продолжила:
     - Лекса призвала меня как раз в тот момент, когда безголовый князек Этона пытался нацепить на нее блокирующие силу цепи. Зов она бросила крайне тревожный, просящий о мгновенной помощи…
     - Элементаль света? – на всякий случай скептически уточнил глава Гильдии Гончих, отложив на время основное разбирательство и явно заинтересовавшись тем, что может услышать от супруги. – Просила о помощи, потому что какой-то там придурок едва не заковал ее?
     - Она самая, - кивнула Алайна. – Так вот…
     - Эта та, которая, будучи сильно не в духе, случайно уничтожила параллель? – снова хмыкнул Аристарх, откровенно посмеиваясь.
     - Да, Лекса, - закатила глаза его жена. – То, что она могущественная элементаль света, еще не делает ее неуязвимой, к твоему сведению! Я могу договорить, или ты хочешь спросить еще что-то?
     - Нет-нет, что ты, - вскинул руки мужчина. – Продолжай.
     - Благодарю. Так вот, я не могла не отозваться и не поспешить на помощь. Мне и в голову не могло прийти, что вихрь, которым я обращаюсь при перемещении, окажется слишком сильным для княжеского дворца.
     - Оно и понятно, ведь кто бы мог предположить, что дворец отстроят из веток и соломы, не правда ли? – ехидно прокомментировал глава Гончих. – Так что же дальше? Ты появилась и…
     - … и Лекса вдруг воспряла духом, - элементаль воздуха и бровью не повела. – Она на радостях выдала сокрушительный разряд света, который случайно втянуло в мой вихрь. Собственно, потом эта гремучая смесь просто снесла к чертовой прабабушке резиденцию князя Этона и отправилась… эммм демонтировать город.
     - Угу, припоминаю что-то такое в сводках Гильдии. Кажется, этот неконтролируемый смерч уничтожил больше тридцати зданий…
     - Всего двадцать шесть! – вскинулась девушка, и тут же прикусила язык, сообразив, что попалась на удочку.
     - Именно двадцать шесть, - покивал Аристарх. – И что примечательно, здания были исключительно административными, ни одного жилого… Признайся, сколько из этих двадцати шести ударов светового смерча были управляемыми двумя элементалями, а?
     - Двадцать семь, - потупилась Алайна, изобразив почти искреннее раскаяние и решив, что чистосердечное смягчит гнев супруга. – Еще же дворец…
     Вместо того, чтобы ругаться, мужчина вдруг рассмеялся.
     - У меня просто слов нет, - покачал он головой. – Твоя вера в безнаказанность просто потрясающа.
     - А ты, значит, собираешься в этот раз меня все-таки наказать? – красноречиво дернула бровью девушка, переходя на бархатное мурлыканье. Элементаль плавно приблизилась к мужу и забросила руки ему на шею.
     - Несомненно, - отозвался глава Гончих. – Вот только совсем не за эту историю, милая моя. Буквально полчаса назад ко мне в кабинет ворвалась Дэнна с шокирующим рассказом и вопросом, не могу ли я как-то исправить то, что творит Десмонд…
     - Оууу, - многозначительно протянула Алайна, моментально утратив соблазнительный вид. – Должно быть, она поведала что-то крайне интересное, раз ты немедленно решил поделиться со мной.
     - Даже представить себе не можешь, насколько, - заверил ее Аристарх. – Я жажду знать, что сподвигло тебя влезть в дела Гильдии, покрывая этого засранца, когда он решил утаить от меня самоволку своей ученицы? Кроме того, хотелось бы понять, почему ты не рассказала мне о шашнях Деса с алатой из моих ночных кошмаров, если сама об этом знала?
     - Полагаю, ответ «я за любовь и не хотела им мешать» не пройдет? – фыркнула девушка. – Старх, я все объясню, но ты вряд ли придешь в восторг.
     - Я и сейчас от этого далековато.
     - И будешь еще дальше… В общем, опуская мелкие подробности, скажу, что несколько лет назад совершенно случайно заметила за Десмондом некие странности. Ну вот не вписывался он по моим ощущениям в простенького демонолога и мага средней руки! Сначала хотела наплевать на это, но потом все же решила разведать, что к чему. Аристарх, держи себя в руках. Десмонд – алат.
     - Один из моих лучших Гончих! - схватился за голову глава Гильдии. – Допущенный до скрытых и самых важных уровней! Алайна, ты уверена?
     - Ровно настолько же, насколько уверена в том, что я – элементаль. Сам он этого тоже не отрицал, когда я дала понять, что достала его скелетик из шкафа. Более того, Дес обладает статусом Мастера.
     - Цвет и чувство? – тут же деловито поинтересовался Аристарх.
     - Белый и огненный, Свобода и Ярость, насколько я знаю, - лаконично ответила его жена. – Как видишь, не так страшно как могло бы быть. К тому же, выяснив, кем является твой Гончий, я просто не могла оставить его без надзора. Ничего кошмарного за время наблюдения не заметила. Ни в одной Ложе не состоит, дел с сородичами не водит, разве что к падению Вильгельма пять лет совершенно точно имеет прямое отношение. Вроде погибший Роланд приходился Десу родным братом и втянул его во все это, да к тому же в тот момент он уже помешался на Эвелинн, а без нее-то та история, ясное дело, не обошлась.
     - Просто прекрасно, - пасмурно констатировал мужчина. – Десмонд – родственничек покойного помощника Вильгельма, имеющий в любовницах бывшую помощницу все того же Вильгельма… Похоже, мне пора серьезно перетрясти внутреннюю и охранную службу Гильдии. Одни пропустили алата с такими грешками, другие, очевидно, налажали с оповещающими амулетами… Но это ерунда по сравнению с тем, что мне предстоит затеять судилище над тем, кому отводилась ведущая роль в некоторых моих планах!
     - Судилище? – удивленно вскинула тонкие брови элементаль. – Зачем это? Да и за что? Ну подумаешь, оказался Дес алатом, что с этого теперь? Он ведь ни разу не давал повода усомниться в его преданности.
     - Неужели? Да я за последний час только два, помимо его сущности, узнал. Во-первых, он прикрывал самоволку Дэнны, что наказуемо. Во-вторых, покрывал алату Страх, вместо того, чтобы выдать ее коллегам и Суду Вечности.
     - Скажи-ка мне, любимый мой супруг, - недобро прищурилась Алайна, - а не это ли делаешь ты сам, закрывая глаза на мои прегрешения, а? По справедливости я ведь тоже должна отвечать за содеянное, но ты даже мысли подобной не допускаешь. Так почему собираешься другого человека осудить за то же самое?
     - Это не одно и то же, - возразил Аристарх. – То, что ты порой вытворяешь, не приносит зла, а…
     - То есть, разрушение города – добро? – взгляд девушки стал еще чуть более колючим. – Интересно, если бы я хоть на мгновение утратила контроль и погибли бы люди, ты сказал бы так же? Или, быть может, мгновенно выдал бы меня Суду Вечности?..
     - Конечно же нет, ты это прекрасно понимаешь, - вздохнул мужчина, признавая правоту супруги. Действительно, если кто и вправе судить Десмонда, то это точно не он. – Но хотя бы за Дэнну я ему выволочку должен устроить!
     - И думать забудь, - мгновенно оттаяв, с улыбкой хмыкнула Алайна. – Я обещала, что избавлю его от твоего гнева, а свое слово я привыкла держать. Да и потом, в какой-то степени он ведь спасал задницу своей стажерки по моей просьбе.
     - Кстати, хорошо, что напомнила. Объясни, зачем тебе это было надо? Ну попросила бы меня закрыть глаза на это дисциплинарное нарушение, если уж тебя так взволновала судьба Дэнны…
     - Как раз ее судьба меня в тот момент мало волновала. На счет личной просьбы… У меня не было стопроцентной гарантии, что ты пойдешь навстречу, все-таки она нарушила Устав, над соблюдением которого ты трясешься, как дракон над золотом. А позарез Дэнна нужна была мне, потому что Плетеи подсказали, что эта девочка вполне может выступить той ниточкой, что благополучно сведет снова Десмонда и Эвелинн. Правда, только в том случае, если будет Гончей. Вот я и решила не рисковать, а просто утаить от тебя косяк стажерки Деса.
     - Что-то я запутался, - свел брови к переносице Аристарх. – Зачем тебе это? Зачем снова сводить Гончего с алатой?
     - Затем, что я в некотором роде поспособствовала их расставанию, уговорив Провидца солгать Лине о ее будущем, - скривилась элементаль воздуха. – Понимаешь, узнав об их романе, я представила, чем это может обернуться в будущем. Ладно еще, если бы о нем вдруг прознал ты, а представь, что бы началось, если бы это был кто-то еще? Поползли бы слухи о Гильдии, мол, больше всех против алатов выступают, а сами-то… Поэтому я решила попробовать уладить все тихо-мирно. Случайно узнала, что Лина собирается обратиться к Вэрис, и попросила ту сказать Эвелинн, что в ее будущем Десмонда нет. Вообще-то, это стало далеко не самым определяющим моментом их ссоры, но кое-кто решил иначе. Суд Вечности в довольно жесткой форме потребовал от меня вывернуться наизнанку, но сделать так, чтобы Гончий и алата снова были вместе. Потому что Дес – ключ к истинному потенциалу Лины.
     - Отчего я начинаю чуять подвох?.. – протянул мужчина.
     - Эвелинн в перспективе может стать Изменчивой. Да, я имею в виду тех Изменчивых, записи о которых хранятся в засекреченной части архива, - уточнила Алайна, видя упавшую челюсть мужа. – Причем, с вероятностью процентов девяносто, можно утверждать, что она единственная в своем роде, кому удалось чудом избежать уничтожения. А Дес – ее так называемый «якорь», только ему под силу будет справиться со своей Изменчивой и удержать ее от безумств.
     - Невероятно, - выдохнул, наконец, глава Гончих. – Кто бы мог подумать, что хоть кто-то уцелел после той охоты, что устроили на Изменчивых… Стоп, ты сказала, что Суд велел тебе воссоединить сладкую парочку. Но они ведь не могут не понимать, что это приведет к переходу Эвелинн в окончательную форму!
     - Проблема в том, Аристарх, что именно этого они добиваются, - недовольно поджала губы его супруга. – Они уверены, что Лина так или иначе узнает об истреблении ими Изменчивых и всерьез задумается о сохранении своей жизни. Суд намеревается благородно отозвать все свои претензии к ней в обмен на службу до самого конца ее дней.
     - Это последнее, что я бы хотел увидеть, - встревожился мужчина. – В последние десятилетия Суд Вечности перестал быть тем неподкупным и честным органом правосудия, каким задумывался, его члены все чаще попадаются на нарушениях собственного устава… А если они получат в подчинения такую мощь…
     - Поэтому-то я и придумала кое-что получше, - Алайна посмотрела прямо в глаза супруга. – Мы с тобой первыми предложим Лине работу и защиту от Суда. Помнится, у тебя в разработке был проект «Правосудие»?
     - Он еще не до конца продуман, - отмахнулся глава Гильдии. – Да и потом, я примеривал его на Десмонда…
     - Какая к черту разница?! – всплеснула руками элементаль. – Главное, что в общих чертах он готов. Осмелюсь предположить, что предложение стать Гончей на особом положении и перестать скрываться понравится Лина куда больше, чем перспектива стать марионеткой сборища заплесневелых придурков.
     - Шило на мыло, - мотнул головой Аристарх. – Уверен, что именно так алата оценит наше предложение.
     - Это как сказать, - выразительно дернула бровью элементаль. – Насколько я выяснила, Суд намерен сделать из Эвелинн карающую длань, беспрекословно выполняющую их поручения. Никакой самостоятельности, никакой свободы, никаких прав. Просто орудие для допросов, розыска и казней, на которое всегда можно будет свалить свою вину в случае чего.
     - Они там рехнулись совсем? – изумился глава Гончих. – Хотят повторить историю Вильгельма?
     - Ну что ты, это плесневелое сборище ведь искренне верит, что оно куда умнее какого-то там алата, - насмешливо фыркнула Алайна. – Суд полагает, что ради сохранения жизни Десмонда и своей собственной Лина согласится на их условия. Теоретически, она пошлет их дальними путями в замысловатые места. Практически – иного выбора, кроме согласия, у нее нет. Пока что.
     - И ты предлагаешь мне стать альтернативой Суду, - задумчиво нахмурился Аристарх, просчитывая в уме все плюсы и минусы такого решения. – С одной стороны, если забыть на минуту обо всех заказах на Эвелинн, было бы весьма неплохо заполучить ее на проект «Правосудие». Изменчивые невероятно сильны, она одна вполне могла бы выступить достойным противником Суда Вечности, а уж если подобрать подходящую команду, они вполне могут стать тем противовесом Суда, который я бы хотел видеть. С другой стороны, Изменчивые столь же опасны, приступы безумия, спровоцированные отсутствием «якоря», могут привести к катастрофическим последствиям.
     - Но у Лины с «якорем» полный порядок, - заметила Алайна. – Десмонд достаточно силен для этой роли.
     - Это, конечно, да, - протянул глава Гильдии, - но все равно у меня немало сомнений. Ума не приложу, как договориться с Эвелинн о том, чтобы она все же соблюдала некие ограничения и рамки, предусмотренные проектом…
     - Детали, - беспечно отмахнулась его жена. – О них можете договориться и после того, как алата согласится принять твое предложение. А тебе стоит сделать его побыстрее, потому что до ее обращения в Изменчивую осталось не так много времени.
     - Мне вот вдруг стало безумно любопытно, откуда ты все это знаешь? – хмыкнул Аристарх.
     - Я – это воздух, а воздух – это я, - Алайна напустила на себя загадочный вид, наотрез отказываясь ответить нормально.
     - Ну да, действительно, - с усмешкой дернул плечом мужчина, в очередной раз подумав, что стоит серьезно заняться разработкой и внедрением проекта «Скрытый отдел». Определенно, его вездесущая жена прекрасно справится с ролью руководителя группы шпионов. К тому же, это неплохой вариант направить ее энергию в мирное русло. – Не хочешь взять пару выходных?
     - Выходных? – заинтересовалась элементаль.
     - Угу. Сходим в какой-нибудь новый мирок, где еще не бывали…
     - Идет, - моментально согласилась девушка. – Предлагаю навестить Дивену. Она давно уже приглашала меня в гости.
     - Разве не она сейчас с непрошеным мужем воюет?
     - О нет, у них уже все уладилось, - заверила Алайна. – Тем более, в их владениях сейчас конец весны, а это самое время для посещения эльфийских лесов.
     - Дивена, так Дивена, - покорно кивнул Аристарх и хитро подмигнул жене: - Надеюсь, уж она-то при виде тебя не воспрянет духом? А то как-то не хотелось бы воочию посмотреть на металлический вихрь…
     - Поганец, - шутливо надулась элементаль, но после нежно поцелуя супруга вернула на губы улыбку: - Не переживай, крушить дворец Иллидана мы не собираемся. Вроде бы…
     *****
     Эвелинн остановилась и внимательно огляделась по сторонам, вспоминая дорогу на поляну. Заснеженный лес был на удивление тих, словно кроме нее и Гончего здесь вообще никого не было. Немного странно это… Разумеется, отсутствие хоть какого-то лесного зверья можно списать на довольно крепкий морозец и пугливость, но… Поисковое заклинание, запущенное алатой в качестве меры предосторожности, сообщало, что на расстоянии приблизительно двух километров в любую сторону от нее нет ни единой живой души, кроме Десмонда.
     Девушка раздраженно прикусила губу, не в силах прогнать чувство тревоги, и мысленно обозвала себя чокнутым параноиком. Может, хватит уже везде искать подвох?! Мало ли, почему в лесу никого нет? В конце концов, животные весьма чувствительны к магии, вероятно, остаточные ее следы и распугали их.
     Успокоив себя этой мыслью, Лина выдохнула и еще раз огляделась.
     - Ты чего замерла? – обернулся к ней Гончий.
     - Вспоминаю, где была основная точка завесы. Вроде между теми деревьями, - алата указала рукой вперед и чуть влево, - но я что-то не уверена.
     - Не там, чуть дальше, - покачал головой мужчина. – Пошли, я помню точное место.
     Эвелинн беспрекословно последовала за ним, стараясь идти шаг в шаг. С учетом впечатляющих пушистых сугробов вокруг, топать по утрамбованному весом Десмонда снегу было куда проще. Поежившись от пробежавших по спине мелких иголочек, девушка поплотнее натянула на голову капюшон шубы и чуть больше ослабила барьеры, удерживающие ее в человеческом облике. Вообще Лина практически никогда не завинчивала эти самые барьеры на все гайки, предпочитая пользоваться улучшенными параметрами своего тела, более совершенными, чем у простого человека. Так можно было смело ходить по морозу без особо теплой одежды, бегать на каблуках без боязни подвернуть ногу или свернуть шею, легко переключать зрение на ночное и обострять слух. Казалось бы, мелочи, но они приятно упрощали жизнь.
     Гончий, словно бы ощутив ее манипуляции, оглянулся и понимающе усмехнулся. Мороз действительно был на удивление сильным, несмотря на ослепительное солнце, мелькающее сквозь укрытые снежными шапками ветви деревьев.
     Заметив первые снежинки, плавно опускающиеся на землю в предвестии снегопада, девушка остановилась и запрокинула голову вверх, подставляя им лицо. Капюшон тут же сполз, но Эвелинн на это не обратила никакого внимания, медленно вдохнув полной грудью и прикрыв глаза.
     - Отдыхаешь? – снова позвал ее мужчина.
     Алата с неохотой открыла глаза и глянула на Десмонда, подпортившего чудесный момент. Вот что ему стоило помолчать еще хоть минутку?
     - Можно сказать и так, - вздохнула она. – Просто на мгновение мне показалось, что это просто прогулка, и нет никаких расследований, проблем, опасностей… Блаженное чувство.
     - Ты говоришь так, будто оно было возможно только на мгновение, - нахмурился Гончий, которому не понравилось безрадостное выражение лица Лины. – В один прекрасный день мы все-таки разгребем все дерь… все неприятности, что на нас свалились. И тогда я обещаю тебе просто прогулку, если, разумеется, ты хочешь.
     - Хочу, - Эвелинн склонила голову набок, губы ее тронула легкая улыбка. – Только не обязательно ждать, пока мы разгребем совсем все. Хотя бы одну проблемку можно будет оставить, ведь я…
     - Ну уж нет, - грозно мотнул головой мужчина. – Я прекрасно понимаю, что жить в спокойствии тебе шило в заднице не позволяет, но если захочешь пощекотать себе нервишки - найдешь новое приключение, менее опасное для жизни. И только после того, как все существующие заморочки исчезнут до единой. Иначе я вступлю в сговор с Деем, и мы просто-напросто посадим тебе под замок для твоей же безопасности. Поняла?
     Не дожидаясь ответа, Гончий отвернулся к участку тропинки, ища нужную точку, и уже не видел, как алата улыбнулась каким-то своим мыслям. Правда, почти сразу поникла. Что-то она сильно расслабилась… Пожалуй, стоит все же быть чуть прохладнее с Десом, чтобы у него не возникло ошибочного мнения, что все не только прощено, но и забыто. Да и надежда на ее возвращение к нему будет совершенно точно лишней.
     Девушка тряхнула хвостом и скинула шубку, отдав ее Десмонду. Чтобы заклинание вышло максимально сильным, стоило привлечь все доступные силы, тем более, что сейчас они должны были быть значительно больше, поэтому Эвелинн решила перейти в истинный облик.
     Скинув ограничительные барьеры, Лина прислушалась к внутренним ощущениям, пытаясь понять, изменился ли ее Дар после объединения души. Вроде бы да, но совсем не значительно. Страхи Деса она по-прежнему чувствовала довольно сумбурно, и на то, чтобы различить их, потребовалось бы время. Разве что «отрезать» их, чтобы не мешали, стало проще. Оставив остальные исследования Дара на потом, алата отработанным движением руки выплела канву заклинания, произнесла нужные строки и направила ее на то место, к которому когда-то была привязана завеса.
     Результат превзошел все ожидания. Да, она рассчитывала на то, что большая мощность, вложенная в заклинание, позволит с точностью до сантиметра определить направление, в котором ушел маг, ставивший завесу. Но никак не предполагала, что оно так же отобразит его лицо, картинку дома, куда он вошел, и лица всех тех, кого он там увидел. В том числе, и довольную мордашку Каролины.
     Гончий работой поисковика был поражен не меньше. При виде пособницы Вильгельма он переглянулся с Эвелинн. На лицах обоих расцвели жутковатые ухмылки, не предвещающие для красноперой ничего хорошего.
     - Похоже, стоит прямо сейчас собирать группу, - алата перебрала пальцами в воздухе, свернув заклинание в тонкую нить, обвившую ее запястье. Стоит ведь показать дом и лицо мага кому-нибудь из администрации. Вдруг что скажут?
     - Не факт, что этот ушлепок все еще в этом доме, - с сомнением качнул головой Десмонд. – Но ты права, стоит прямо сейчас наведаться туда.
     Лина протянула руку, чтобы забрать у него свою шубку, но вдруг застыла и до боли вцепилась в предплечье Гончего, рискуя даже сквозь теплую куртку оставить не его руке синяки. Девушка всхлипнула, словно от сильной боли, и зажмурилась, до крови прикусив губу.
     - Что случилось? – бросив шубу, мужчина едва успел подхватить алату, медленно оседающую на землю. – Дар? Или Пандорра? Да не молчи же ты, я должен понять, что мне делать!
     - Спина, - чуть слышно выдохнула та в ответ и застонала от нового приступа боли. – Жжется…
     Дес глянул на спину девушке в глубоком вырезе платья и выругался. Тот самый причудливый рисунок, что он уже видел однажды вдоль позвоночника Эвелинн, снова проступил на ее коже, но в этот раз он не просто неярко светился, а буквально горел, неспешно расползаясь по всей спине девушки. Хуже всего было то, что он был бессилен помочь.
     - Лина, послушай меня, пожалуйста, - Гончий опустился на колени напротив алаты, притянул ее ближе к себе и крепко обнял, стараясь как можно меньше затрагивать спину. – Нема рассказывала мне о подобном. Это начало Грани, и сейчас будет еще хуже. Тебе нужно перетерпеть, ослабить боль никто не сможет.
     Вместо ответа Эвелинн кивнула и спрятала лицо на плече Десмонда, крепко вцепившись руками в его куртку. В тот же момент кожу полоснула новая волна боли, заставляя девушку изогнуться в спине и взвизгнуть…
     Каждый новый вскрик, взвизг или всхлип Лины приводил Деса все в большее бешенство от осознания собственной беспомощности и невольно наводил на мысль, что когда-то она пережила нечто подобное по его вине. Из-за этого он даже не сразу заметил, что в какой-то момент девушка затихла, и исчезла мертвая хватка, которой она в него вцепилась.
     - Лина? – мужчина аккуратно отстранил ее от себя и заглянул в глаза. – Ты в порядке?
     - Не знаю, - поморщилась алата. – Такое ощущение, что на мне пахали… Я так устала… и замерзла.
     Спохватившись, Гончий схватился было за шубу, но вовремя понял, что толку он нее, провалявшейся на снегу, не будет, и набросил на плечи Эвелинн свою куртку. Девушка тут же закуталась в нее поплотнее, стуча зубами от холода, и попыталась встать на ноги, но потеряла равновесие и шлепнулась в сугроб, неудачно подвернув ногу.
     - Прекрасно, - с досадой простонала она. – Только этого не хватало!
     - Лучше скинь барьеры, - вздохнул Десмонд, рывком вздернув Лину на ноги. – И согреешься быстрее, и равновесие куда лучше человеческого будет.
     - Барьеры? – задумчиво нахмурилась та. – Но я не ощущаю никаких барьеров.
   &nbs