Sloniara: другие произведения.

Коснуться Тайны

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    8-ое на конкурсе РБЖ-Азимут, Космос 2009. Космофантастика. Написано в соавторстве с Фелицатой, опубликовано в 11-ом номере.

  Коснуться Тайны
  
  
  
  Солнце было синим, потом зеленым. Спустя секунду яркий шар стал ослепительно желтым и вновь изменился. Теперь Зак смотрел на мир сквозь нежно-фиолетовое. Где-то вдали, где высился бетонный забор, показались две точки.
  Зак лениво снял с глаз полупрозрачную магнитную карту, покрытую разноцветными стеклянными блестками, и вздохнул.
  Каждое утро он любил смотреть на мир вот так: по-разному. На желтую траву, на синее солнце, на зеленый бетон...
  За последние годы это превратилось в своего рода ритуал: легкий поворот - и мир вокруг меняется...
  Фиксация наказания, постоянное напоминание о сроке, баланс единичек и нолей в магнитном коде. Просто разноцветные брызги далеких галактик и звездная пыль. Как много и как мало.
  Зак снова вздохнул.
  Карта, что неизменно радовала глаз, перекочевала в карман кителя.
  В душе тревожно тренькнул звоночек.
  Две фигурки уверенно шли через взлетное поле.
  Настроение заметно поднялось, однако невозмутимое щетинистое лицо заключенного не выдавало эмоций.
  Он боялся спугнуть возможную удачу.
  Предвкушение коснуться тайны.
  Предвкушение...
  Прикинув на глаз расстояние - дойдут не скоро - пилот поднялся из кресла.
  Поставил на треснутый столик почти допитый бокал с пина-коладой (жуткой самодельной смесью из соков и контрабандного виски), поправил китель и вошел в тень корабля.
  Нежно погладил теплую керамику обшивки. На миг показалось, что корабль промурчал довольным котенком, отзываясь на ласку.
  Коктейль приятно шумел в голове, Зака покачивало, когда он коснулся ладонью входной пластины.
  Бывалый пилот со странной робостью, чуть ли не на цыпочках, тихо, словно боясь кого-то потревожить, прошел в рубку. Достал пакет с чистыми носками и бритвенные принадлежности.
  Погладив один из штурвалов, тихо спустился вниз, на природу.
  Тем временем, две точки на горизонте увеличились в размерах.
  Модифицированное зрение вкупе с показаниями навигационного зонда предъявили картинку: старый знакомый, агент 'МегаАэро', обливающийся потом толстяк Вилли, и птица поважнее: судя по деловому костюму и бляхе, какой-то не самого низкого звена менеджер. А может аналитик или ученый. Или даже военный советник.
  Зак заблокировал вход в шлюз и направился в сторону зеленого пятна: небольшой лужайке - нонсенсу для космодромов и предмету тихой гордости самого пилота.
  Склонившись над водой, он намазал лицо кремом. Аккуратно провел бритвой по щетине. Зачем-то покосился в сторону корабля. Потом провел бритвой еще и еще.
  
  Раздался вежливый кашель.
  Зак невозмутимо смыл пену и повернулся.
  Толстяк-агент неловко переминался с ноги на ногу. Рядом с ним стоял деловой мэн в костюме-тройке, с галстуком, в дорогих ботинках.
  В душе у пилота мелькнуло - вот оно. Предвкушение не подвело.
  Возбуждение росло. Пытаясь унять легкую дрожь в руках (зря пил ядреный коктейль с самого утра), Зак произнес:
  - Извините, - и... расшнуровав ботинки, стянул носки.
  Ополоснул ноги в холодной воде, одновременно открывая пакет.
  - И это - лучший пилот? - язвительно поинтересовался 'менеджер' у толстяка.
  - Пилоты народ суеверный. Этот не исключение. Но когда доходит до дела, он - супер, - затараторил толстяк. Затараторил, и тут же сник под тяжелым взглядом.
  'Не менеджер', - лениво подумал пилот.
  - Вы ведь хотите выйти в космос? - поинтересовался 'неменеджер' у Зака.
  Пилот неторопливо упаковал грязные носки в пакет и поднялся. На губах мелькала язвительная улыбка. Серые глаза неожиданно цепко мазнули по лицу важной шишки. То, что гость оказался персоной довольно высокого ранга, Зак уже не сомневался.
  'Главное, не подать вида. Главное, что все так и надо', - мелькнуло в сознании, а губы привычно и четко съязвили:
  - В открытый - и без скафандра? Да кто ж меня пустит. Я ценный пилот, хоть и 'за забором'.
  
  Тонкие губы гостя чуть скривились, давая понять, что шутка оценена.
  - Я Клей Симсон, один из инженеров 'МегаАэро'. Проектировка и отладка охранных систем околоземного базирования. Ищу пилота с маркировкой риска А++.
  - Tо есть, смертника, готового на все, лишь бы выйти в космос? - засмеялся Зак. Сердце пилота бешено колотилось, вискарь шумел в голове, выдавая на редкость здравые мысли: 'Не тяни время, инженер, хотя какой ты на фиг инженер. За парсек видно - военный аналитик или...'
   - Странно. Я надеялся найти здесь понимание, - прищурился Клей, делая вид, что разговор окончен.
  Толстяк-агент бешено зажестикулировал. Зак с усмешкой посмотрел в глаза инженера-проектировщика охранных систем. Потом демонстративно оглядел огромное поле космодрома.
  Кораблей не было.
  - У меня есть право на вмешательство первой степени, - поняв жест и оценив ситуацию, сказал инженер.
  - Вот так бы и сразу, - буркнул Зак.
  - А разве вы не хотите выйти в космос? Вжаться при стартовых перегрузках в кресло, часик поболтаться в невесомости, окинуть взглядом черную бездну? - вкрадчиво спросил Клей.
  - Хочу, конечно, я же, как вы выразились, пилот, - буркнул Зак. А в голове шумели остатки виски и мечта, которую он холил, лелеял и возвышал - единственное, что осталось у него в этой жизни...
  
  Коснуться Тайны.
  Может быть коснуться.
  Но это - в космосе.
  Это - нужен выход.
  Это - недоступная ныне для заключенного роскошь.
  Ведь теперь - все по регламенту.
  Строго дозированное счастье...
  
  ***
  
  И ведь подписываюсь, соглашаюсь. Если очень везет - ловлю поток правильных единичек на магнитную полоску волчьего билета, уменьшая срок наказания.
  - А корабль отличный. Борт-номер 0827 'Тайна', эта лоханка еще полетает, - потные пальцы ковыряют керамику обшивки. Толстяк пыхтит, наконец сплевывает под опору.
  Я чувствую, как нарастает гнев. Сейчас ладонь хлопнет по болтающемуся салу щеки, опрокидывая агента на бетон. Сейчас ботинок впечатается в бурдюк живота....
  На меня падает ласковая тень.
  Что-то ласково шепчет корабль. Где-то - на самой границе сознания.
  И я чувствую, как отступает, прячется в самый дальний закоулок души багровый пожар гнева.
  Показалось?
  Пусть.
  Я успокаиваюсь. Ладонь вместо жесткого злого удара ласково касается входной пластины. Меня опознают - шлюз раскрывается.
  - Ну, вот и порешили. Удачного полета. А я пойду, - бормочет толстяк. Кажется, он тоже почуял нечто.
  Пусть убирается в прохладу космобара, рожает еще одну легенду о чокнутых заключенных. Пусть. Сейчас главное - шанс коснуться Тайны. Главное - выйти за грань. Прорвать облака и...
  А что до гостя на борту - так не впервой.
  
  Шлюз манит приятной прохладой, но инженер охранных систем Клей Симсон не торопится войти внутрь. Правильно. Понимает.
  Поглаживаю дверь шлюза, переступаю порог. Позади топчется Клей. Вызываю лифт, поднимаемся в рубку. Теперь его очередь.
  Окончательно оживает бортовой компьютер. Хитрая штуковина, иногда мне кажется, что она мало того что не спит, но и живет своей особой, разумной жизнью. Я молчу, сказать об этом могу только таким же бесправным заключенным-пилотам. Они поймут, не улыбнутся. Накатят стопарь вискаря, кивнут, да расскажут нечто подобное: у одного в поясе Койпера взбесившийся борт декламировал свежесочиненные стихи, у другого норовил почувствовать жар плазмы протуберанца, у третьего внезапно уходил в молчанку, деля бесконечность на ноль....
  
  Клей не из этих: белый воротничок, костюм-тройка, галстук, не хватает лишь кожаного портфеля. Вместо портфеля - планшетка.
  И сейчас он достает из нее ключ на старт.
  Ключ на старт - то, чего нет и никак не может быть у меня. То, что позволяет дотянуться до космоса.
  Всего лишь длинная вязь цифр - разрешение системам корабля на взлет, метка для сторожевых спутников - корабль проходит по разряду 'разрешенных', код на благополучную посадку по завершению работы...
  Код жизни, как шутливо когда-то называл его я. Теперь не называю. Теперь молчу. Лишь тупо жду, затаив дыхание, пока не активирует системы инженер мегакорпорации.
  Интересно, со своим этим самым допуском первой категории - как далеко он зайдет...
  Ого!
  Индикаторы выдали стольник. Сотня процентов, полный контроль над кораблем. Условно полный, но все же...
  Клей поворачивается ко мне.
  - Дело вот в чем. Летим на околоземную орбиту. Дистанция двадцать тысяч миль. Один из наших спутников получил повреждение...
  Он говорит, а я думаю. И мысли весьма интересные - двадцать тысяч миль - это не метеорологические железяки и не прочая научная хрень. Те пониже и пожиже. Военные оборонные тоже на эту роль не шибко годятся...
  А он продолжает:
  - Спутник не простой. Военный. Особая разработка. Для обнаружения противника из дальнего космоса.
  Дальнего - он подчеркивает особо. Я тихо радуюсь. Лететь - далеко. И возможно, я смогу полностью окунуться в черное безмолвие. И коснуться Тайны.
  Клей бормочет что-то про пиратов, напряженную обстановку, промышленный шпионаж и, кажется, про санкции правительства и административное наказание.
  Его присутствие в рубке меня тяготит. Я уже начинаю чувствовать ее. Тайну.
  Она рядом. Она пробуждается. Возможно, проснулась тогда, когда потекли в системы навигации потоки битов с планшетки Клея. Возможно - она давно здесь, но ее голос я просто не мог услышать, потому что он был подавлен планетой - всей ее атмосферой, спутниками, толстяком-агентом, дешевой выпивкой, дурными мыслями и даже - зеленой искусственной травой моего маленького оазиса.
  
  Цепляю наушник, сажусь в кресло, пристегиваюсь.
  - Вам в пассажирский отсек, - вежливо говорю, а сам мысленно выталкиваю гостя взашей - скорей бы!
  Клей снова что-то понимает. То ли что он здесь лишний, то ли то, что я с большим сдвигом. Пусть.
  Опускаю кисть руки в контактное желе управления. Обозреваю весь корабль. Инженер еще топчется сзади кресла, что-то хочет сказать, но не решается. Делаю вид, что погружен в расчеты - параллельно выдаю на терминалы графики и тестовые таблицы систем.
  Все в норме.
  Борт-система понимает меня с полумысли. Распахивается дверь, еще одна. На стенах высвечиваются мягким желтым стрелки. Приятный женский голос приглашает гостя занять место согласно штатному расписанию.
  Все верно.
  Теперь - я капитан.
  А он - гость. Пусть и с полномочиями.
  
  Я велик. Я многомерен. Я бог, пусть маленький и локальный. Но я бог. И сегодня я прикоснусь к Тайне. Я прикоснусь, и быть может, познаю.
  
  Те, кто наложил на меня эти узы, были великолепными психологами, мастерами своего дела. Ха! Да, я лишен всего дорогого. Меня выкинули с родной планеты, депортировали в эту дыру на задворках галактики. Отобрали статус. Теперь - я ограниченно годный, заключенный под номером икс, человечек под плотным контролем. Которому иногда: мерзкое слово 'иногда' - кидают поглодать косточку.
  Но тюремщики, сами того не желая, дали мне нечто особое.
  Бормочет, усаживаясь в посадочное кресло, инженер Клей. Не прост ты, инженер. И не инженер ты вовсе. Разве ж пошлют технического специалиста на сверхдальние орбиты, на объект, коего... так - пробегаю по базам данных - ага, а объекта-то и в реестре нету.
  Темнишь, ты, 'инженер'. Пусть. Мне плевать.
  Ты вернешься в корпоративный офис, и будешь просиживать задницу, периодически получая кнуты и пряники на красном ковре.
  
  А я, быть может уже сегодня... я - коснусь Тайны.
  
  Вторая рука нежно поглаживает один из аварийных рулей высоты. Потом тоже погружается в контактное желе.
  Мир на миг исчезает.
  Исчезает для того, чтобы бог смог прозреть.
  Окидываю взглядом окрестности: длинный бетонный забор, башня диспетчерской, где-то вдалеке толстяк-агент топает к приземистому комплексу космопорта.
  Вижу зеленое пятно искусственной травы с ручейком: занятная игрушка для того, кто лишен много.
  - Тайна...- нежно шепчу я.
  Корабль покачивается, мерно и чуть слышно принимаются гудеть роторы гравикомпенсатора.
  Я ощущаю как сначала медленно, а потом все быстрее - начинают двигаться жидкости в гидроузлах.
  - Тайна, - шепчу снова нежно, но с легкой просьбой в голосе.
  
  Звуки. Нет, не волнение тонн горючего, что готово слиться с окислителем. Не противный скрип уставших опор и даже не маразматическая болтовня системы навигации.
  Легкое журчание воды, шелест травы. Кузнечик. Я и не подозревал о таком госте в моем мертворожденном раю.
  Беги, глупый, беги, скоро на стартовом столе будет жарковато. Да, минуло время ракетной юности, когда для вывода полезного груза мы жгли синтин и водород в неимоверных количествах.
  Новая эра подарила солнечные паруса, ионные разгонники, пространственные проколы джампов.
  И все же моя птичка будет взлетать на жидком топливе.
  Корпорация умело избавляется от старых запасов. К нам пристегнуты две ступеньки с гидразином. Они выведут нас вверх и сгорят в атмосфере.
  А дальше...
  
  Словно послушавшись мысленного приказа, кузнечик распахивает крылья. Садится на длинный стебелек, сгибает лапки.
  
  А я явственно вижу - как несется искра в камеру сгорания. Я вижу этот бесконечно малый миг запредельной скорости.
  - Беги...- шепчу ему.
  Он будто слушается. Прыжок, шелест тонких крылышек. Удаляется.
  И лениво начинает ворчать горючее, смешавшееся с окислителем.
  Искра наконец добегает до камеры.
  Приятно быть богом.
  Клей? Нежданный билет туда, как он? Планшетка, вязь цифр и букв, он что-то читает. Я не буду вникать в таблицы, пусть там даже самый секретный код от арсенала компании.
  Сейчас начнется.
  Зря он не убрал руки.
  Зря планшет находится прямо перед его лицом.
  Зря. Потому что начинается время чудес.
  - Привязка координат завершена. Расчеты траектории окончены, - бодро рапортует борткомпьютер.
  Искра вылетает в камеру.
  И на бетонке начинается клокотать пламя.
  Смотрю вниз. Аккуратно идем. Зеленое пятно не пострадало - мне есть куда возвращаться. Голова начинает чуть трястись.
  По экрану веселые цифры. Перегрузки в пределах нормы.
  Смотрю на Клея. В своем отсеке тот невозмутимо любуется планшетом.
  Маленькая месть.
  Сейчас начнется... чуть поиграем с компенсатором, чуть - с подачей топлива...
  Тяжесть сковывает тело. Переношу полезную работу гравикомпенсатора поближе к капитанской рубке. И соответственно - подальше от отсека с гостем.
  Чтоб жизнь малиной не казалась.
  Три минуты приятной тяжести для меня. Смотрю на белесую дымку.
  Четыре. Пять.
  Отстреливаются и отлетают ненужные носители.
  Снова смотрю на Клея.
  Не удивлен. Планшет прижало в благородной физиономии белого воротничка. Перегрузки придали особую пикантность портрету инженера.
  Красная, помятая морда со злыми глазенками.
  
  - Что за старье для вывода на орбиту вы мне подсунули, - деланно ругаюсь я, предупреждая его брань.
  Сработало, он молчит. Не иначе, мысленно материт не только меня, но и политиков компании.
  
  Окидываю взглядом корабль - все в норме. Борткомпьютер что-то бормочет про полетное время... не слушаю, отрубаю гравикомпенсатор. Отстегиваю ремни, воспаряю над креслом. Выдергиваю руки из контактного желе.
  Это - уже больше не нужно.
  Я бог.
  Какое-то время парю по отсеку, наслаждаюсь чувством легкости. Закрываю глаза.
  Симфония цветов.
   Не желтое, синее, красное, как это было в удобном шезлонге на поверхности. Словно безумный художник, тяготеющий к черному, выплеснул все краски на холст и ушел продолжать пьянствовать... оставив меня лицезреть и наслаждаться.
  Парю. Блаженствую.
  Предвкушение все нарастает.
  Тайна. Она совсем близко.
  Такое сладкое чувство. Пусть бормочет, что-то колдуя над планшетом Клей. Пусть бесятся деляги из корпорации.
  Сейчас я открою переборку отсека...
  Выхожу в длинный, желтеющий аварийными лампами коридор.
  Легкая тень на грани зрения.
  Шаг вперед. Еще. И еще.
  Я найду тебя, моя светлая леди!
  Запах духов. Вообще-то, она предпочитает кисло-фруктовые ароматы. Но сегодня - иначе. Гость ли тому виной?
  Начинаю немножко ревновать.
  
  Слышу легкие шаги, сейчас, завернув за угол, там, где вход в машинный отсек...
  И горячее дыхание сзади.
  Дыхание с запахом коньяка.
  Чертов Клей решил прогуляться.
  Инженер смешно и неловко болтается посреди коридора: перебирает руками поручни.
  Принюхивается. Читаю удивление на лице.
  - Черт возьми! Ты что ли надушился? - Поражается он.
  Во мне нарастает отчаяние и злость. Мало я тебя долбанул перегрузками на старте, ой как мало.
  - У тебя что, посторонний на борту? Или контрабанда? Дело твое, не накапаю, просто интересно, - кидает версии инженер.
  - Надушился. Ага. И рабов перевожу. На тайсиньскую базу, там они в цене, идут как живые консервы. Я их в запасном топливном баке провез, - свирепо улыбаюсь я, и отворачиваюсь. Моя лысина со штрихкодом отнюдь не блестит обаянием и лаской. Клей замолкает, неловко болтаясь в невесомости, удаляется к себе.
  В коридоре остается запах дешевого коньяка, уверенно перебивающий тонкий жасмин. А еще в коридоре повисает отчаяние.
  Ведь я был близко. Совсем близко.
  Её прохладные ладошки готовы были опуститься на мои глаза. А я должен был угадать. И улыбнуться. И увидеть...
  Возвращаюсь в кабину.
  Тайна, Тайна, дитя космоса, моего воображения, моя самая драгоценная, самая сладкая и самая тяжкая ноша. Я хочу коснуться тебя.
  - Еще не время, - шелестит звездный ветер.
  - Подожди немного, - басовито гудит разгоняющийся ионник.
  - Мне надо подготовиться, - доносится чуть слышный знакомый шепот.
  И снова радость. И снова я - бог.
  Но даже богу нужно немножко ждать. И в этом есть своя прелесть.
  А пока... пока разгоняется ионник, расправляются паруса батарей и бежит по экранам вязь символов. Скоро искомый объект.
  Расслабляюсь, прислушиваюсь. Предчувствие, что скоро снова появится она, нарастает.
  
  ***
  
  - Включи гравикомпенсатор, - неожиданно потребовал Клей.
  - Зачем? - Зак отозвался неохотно, как из полусна.
  - Хочу походить, размяться. Сторожевые системы уже пролетели, никто не придерется.
  Зак нахмурился и косо взглянул на Клея. Недобро взглянул.
  - Неймется? Книжку включите.
  И отвернулся обратно к приборной панели, прикрыл глаза, пытаясь уловить что-то, затаил дыхание...
  Клей непроизвольно потянулся к нагрудному кармашку с верным блокнотиком, чтобы зафиксировать наблюдение, но удержался. Пилот имел полное право не тратить энергию своего драндулета без необходимости.
  - Отлить мне надо, включи.
  Зак дернулся, резко обернулся и рявкнул:
  - Тише ты, болван!
  Ярость, гнев, сузившиеся зрачки - вид человека, который чего-то хочет, но не может достать. А он, Клей, ему в этом еще и мешает. Интересно, интересно, а ведь не пустышка в этот раз, похоже. Даже не пытается ничего спрятать и задурить голову. И реакция совсем детская... Что он набил в тайнички? Травку, порошок, запрещенную литературу?
  - Да никто ж не слышит, - Клей подмигнул и заерзал в кресле, ослабляя ремни. - Ну включи же...
  - Даже если никто не слышит, выражаться не стоит, - наставительно произнес Зак и одновременно нажал на две синие кнопки. Корабль тряхнуло. Пилот больше не обращал внимания на своего пассажира, он вновь погрузился в медитативное состояние, легонько улыбаясь, предвкушая...
  'Устройства слежения?' - взгляд Клея заскользил по капитанской каюте. Обычно заключенные, прекрасно осведомленные обо всех тайных датчиках, стараются сказать что-то оскорбительное или скабрезное в адрес надзирателей, не нарушая при этом правил поведения, но извращаясь в многоэтажности или многослойности. Но раз у Зака вырвалось это глупое 'тише'... За ними наблюдает кто-то еще? С кем он успел установить связь? С чужой корпорацией? С криминальной группировкой? С Этнийской королевой?
  Или все гораздо проще? Он тупо ловит кайф, подключившись к закрытым каналам?
  Или у него все с собой?
  Клей вдохнул. На дырявых железяках обычно одуряюще несет лимоном или зеленым яблоком - самыми дешевыми ароматизаторами, заодно забивающими подозрительный дымок.
  Нет, у Зака чем-то таким потянуло... И вот снова... Нет. Ничего. Показалось.
  Клей отстегнулся и покинул каюту.
  В коридоре не пахло ничем.
  Колется? Таблетки? Или морочит голову?
  Клей обернулся. Из-за высокой спинки голова Зака выглядывала лишь самой макушкой, но эта макушка по-прежнему не шевелилась, ее обладатель замер все в том же положении.
  Заключенные хитры. Они мечтают вырваться на свободу любой ценой, хватаются за любую возможность, рискуют, но... Еще никому не удавалось обмануть корпорацию. Любой контакт будет отслежен, любая дурная привычка - лишний крючок.
  Единственный способ продержаться - тупо выполнять все правила, скрывая ненависть и презрение.
  Сцепив зубы, копать ров от забора до горизонта.
  Не разгибая спины, строчить матрасы для сирот голодного Тарукаана.
  Гонять свое транспортное средство за коробочкой, даже не понимая, что не всегда работу дают ради работы. Сто вылетов - пустая трата топлива, сто первый - тайная миссия. Сколько кредиток пойдет на счет, сколько времени спишется со срока - знать не положено.
  Терпи и не поддавайся на соблазны.
  На кухне ничего подозрительного, в техотсеке ржавчина и чистота, в спальне полуторная полка и комплект белья, расписанного... тьфу, райскими птичками. Расческа с длинными зубьями, на фиг она ему, он же лысый?
  И запах... Вот тут точно есть запах.
  Клей тихонько приоткрыл дверцу шкафа с одеждой. Пара полотенец, пара халатов, белая рубашка и мешочек с... Он быстро развязал ленточку и... чихнул от резкого аромата. Желтоватые сухие лепестки, плотно набитые в холщовую ткань. Не похоже ни на одно из запретных растений... Клей провел по нему пальцами, снимая изображение. На ходу запуская поисковик и загружая в него изображение, он покинул спальню и перебрался в санузел.
  Нет, тут вообще ничего.
  'Саше. Жасмин'. Бред.
  Ерунда. И эта ерунда нас не касается...
  Будем искать дальше.
  Клей захлопнул дверцу санузла, и в этот момент корабль вновь тряхнуло. Он почувствовал, как его отрывает от пола и несет вверх.
  - Эй, ты, включи обратно, придурок! - крикнул он.
  В коридоре погас свет. Клей шлепнулся на пол, ударившись коленями и локтями.
  - Идиот. Раз заключенный, так за кораблем присматривать не надо, да? Так ты никогда единичек не накопишь! - крикнул он, но Зак не отзывался.
  Темный коридор полон шорохов.
  Легкий запах сада, обычная дача, начало лета. Теплая зелень, шашлык у соседей, вода из скважины, безумство на клумбе. Шмель, бабочка, птичка, свистящий чайник и шаги по веранде.
  В ажурной тени листвы дикого винограда пропадают белые пятна. Кто-то закрывает свет и тихонько крадется, нежно хихикая. Этот кто-то закрывает сзади глаза теплыми ладошками и смеется, окончательно выдавая себя.
  - Чай с лимоном и мятой. Я оставила его на столике. Ухожу, ухожу, не буду мешать.
  Свет резанул глаза. Клей поднялся, держась за стенки, потирая ушибленные места, вернулся к пилоту.
  На приборной панели стояла чашка дымящегося чая. Зак протянул к ней руку, осторожно поднял, поднес к губам и снова закрыл глаза.
  - А я кофе хочу, - сказал Клей. - Кофеварка у тебя тоже остальные системы вырубает?
  Зак пожал плечами.
  - Попробуй. Но мы уже почти прилетели. Будем висеть на орбите, пока сварится, или сначала выполним задачу?
  - Есть одна небольшая проблема, пристыковаться не удастся, - заявил Клей, и тут же добавил, - станция военная, и стыковочные люки у нее несколько нестандартны. В общем, надо будет прогуляться туда пешком. Подлетай ближе и готовь скафандры.
   Зак, опершись на кресло, кивнул. На экране появилась громада объекта. 'Тайна' и секретная станция зависли друг напротив друга в черном безмолвии. Ни движения. Ни покачивания. Идеальная работа по сближению и коррекции курса относительно объекта.
  'Интересно, как он это делает, без контактного желе', - поразился Клей, доставая скафандр. - Один я не справлюсь. Придется идти вдвоем.
  
  ***
  
  Ну вдвоем, так вдвоем. А ограничения и опасности - так меня ради них и держат.
  Поглаживаю мягкую кожу кресла, ловлю недоуменный взгляд Клея. Похоже, он о чем-то догадывается. Не нравится мне этот инженер, ой как не нравится...
  Тихим веянием ветра, не от систем вентиляции, а от чего-то на грани - веет в мою сторону тонкий аромат.
  Улыбаюсь. Я дождался, получил благословение и точно знаю - будет ждать.
  Тайна, я вернусь к тебе. Вот только завершу кое-какие дела...
  - Жасмин и мята. Чувствуешь? - потянув носом воздух, бормочет Клей.
  - Ничего не чувствую. У меня эпителий в носу давно выжгло,- говорю я.
  - Странно. Неисправная вентиляция? Да и проблемы с гравикомпенсатором на взлете. Надо сообщить в службу техподдержки, - бормочет Клей.
  И в эту минуту - я начинаю его ненавидеть.
  - Идем!
  Мы движемся в тусклом желтом, прямо к аварийному шлюзу - оттуда добираться быстрее, не надо огибать корабль.
  Надевая скафандры, Клей захватывает ящик с инструментами.
  Я удивляюсь, но он показывает извечное ОК, и я совершаю один из тех поступков, к коим совсем не готов Клей Симсон, 'инженер' мегакорпорации 'МегаАэро'.
  
  На стенке прямо перед носом Клея висит пульт. Но он ему не понадобится.
  Мысленно отдаю приказ.
  Люк медленно и плавно скользит в паз.
  Еще один приказ - и воздух с шипением, которого не слышит Клей, но прекрасно слышу я, - принимается уходить из шлюза.
  
  Наконец, датчик на стене показывает - можно выходить.
  Так же мысленно открываю внешний люк.
  Да, слившемуся с кораблем подвластно многое.
  Замечаю сквозь стекло шлема, как расширяются в изумлении глаза моего гостя.
  И сейчас я чувствую, как бешеными муравьями носятся хаотические мыслишки в голове Клея.
  Он напуган, но не подает вида.
  Он взволнован, и я ощущаю, как начинает работать в усиленном режиме система терморегуляции его скафандра.
  Умная система откачивает излишние испарения тела инженера...
  
  Я машу рукой, предлагаю следовать за мной.
  Перед самым выходом, ласково касаюсь обшивки корабля. Я вернусь. Жди.
  Полетные ранцы активированы, мы летим в сторону здоровенной гантели - именно так выглядит секретный спутник... хотя какой на фиг спутник - здесь целая станция. Судя по размерам, не удивлюсь, если обнаружим здесь бар, танцплощадку и небольшой бассейн для персонала.
  На станции горят аварийные огни, тихо и мертво.
  Прислушиваюсь к космосу, окидываю взглядом окрестности.
  Действительно - тихо и мертво. Шестое или N-надцатое чувства хором шепчут: все хорошо. Живых здесь нет. Только ты, Клей, и... где-то на грани сознания - она.
  
  Подлетаем к основному входу. Планшетка выпархивает из сумки с инструментами, вот-вот - и улетит, попробуй догони.
  Но Клей умудряется поймать беглянку.
  Раскрыть и ввести нужное.
  
  С полузакрытыми глазами наблюдаю, как текут потоки битов в сенсорный приемник станции.
  Невозможное возможно. Пока рядом Тайна - я способен на многое. Очень многое.
  И те, кто изменил меня, модифицировав тело и набив кучей ограничений, не подозревают, что дали мне нечто.
  
  Клей, в последнее время, похоже, что-то начинает понимать.
  Но я более чем уверен - он будет молчать.
  Во-первых, бреднями о сдвинутых пилотах сейчас мало кого удивишь.
  Во-вторых, опасное это дело - на секретные спутники летать. И чувствовать запах жасмина там, где его не может быть по определению...
  
  Шлюз распахивает свой зев, признав нас.
  Входим, закачиваем воздух, тут же врубаются все лампы.
  Яркий желтый свет после черного безмолвия немного режет глаз.
  А еще, здесь, оказавшись внутри, я чувствую - Тайны я не коснусь. Этот корабль, огромный комплекс - мертв и никогда не был жив. Жаль.
  
  Нет, мне вовсе не нужно общение с чужим. Просто интересно.
  
  - Здесь недалеко, - заявляет Клей, прерывая мои мысли.
  
  Мы идем по длинному коридору, из одной полусферы через переходник в другую. Искомое, похоже, там....
  
  ***
  
  Клей давно знал, что именно с Заком что-то нечисто. Жуткий тип. Пилот, ха! Видали таких. Каменоломни или подводные плантации - не больше. Допуск в космос таким типам противопоказан. А что профессионал, так это вилами по воде писано. Необходимо сделать заявление о нецелесообразности привлечения на службу подобных кадров.
  - Хватит бормотать, - фыркнул Зак. - Невозможно уже рядом находиться.
  - Я же молчу.
  - А по роже видно, что бормочешь.
  Клей всегда гордился своей выдержкой, вряд ли он мог выдать себя гримасой, скорее всего, Зак задирался...
  И физиономистом Клей был неплохим. Ответный взгляд на пилота - и с лица считано короткое и емкое: 'Козел'.
  Пустые отсеки, что-то наспех отсоединено, что-то оторвано с мясом. Полузакрытые створки. Вразнобой моргающие красные лампы. Мутные темно-серые панели экранов.
  Все выключено. Все разорено.
  Мирная перепродажа станции. Неувязочки. Пропущенные сроки. Легкие перестрелки. Темная история, которая давно уже никого не интересует. Невиновные наказаны, посторонние сосланы, обслуживающий персонал разогнан, исполнители награждены. Запускать никто не будет, уничтожать тоже.
  Дверки от бомжей прикрыли - и ладно...
  Из лабораторий вывезено все, включая пробирки.
  В оранжерее не осталось даже грунта.
  Почти не осталось. Есть пара ящиков с остатками субстанции и приветливо шевелящими усиками тараканами.
  - О, так у нас спасательная экспедиция? - спросил Зак, доставая одного из рыжих красавцев и внимательно разглядывая его.
  - Нет, мы ищем нечто иное, - пробормотал Клей, оглядывая пустые теплицы. - Положи, кто знает, что он переносит...
  - А по-моему, он абсолютно здоров. И не против покинуть эту дыру, в которой никого больше нет.
  Клей сморщился и перешел в следующий отсек, пытаясь не оставлять Зака за спиной.
  А этот тип как назло держался именно там. Причем теперь еще болтал с похищенным тараканом, уговаривая того подождать возвращения домой, обещая познакомить с одним замечательным кузнечиком...
  - Виварий? - Клей заглянул в вытянутое помещение, разделенное прозрачными перегородками.
  - Наверное. - Зак стал у выхода, скрестив руки на груди. - Здесь точно пусто. Похоже, его и не использовали никогда.
  По сведениям Клея в клетках ничего не было, но надо проверить.
  Он быстро прошел между рядами: все проглядывается. Боксы разного размера, но внешне выглядят одинаково: решетчатый пол, блестящие миски, подстилка, цепи и лампочка, чтоб погреться.
  А вот этот был жилой...
  Кого держали? Для кошки великоват, для собаки тоже. Спальное место слишком высоко приподнято, а на белой простынке что-то лежит...
  Клей попытался толкнуть пластиковую дверь, та не поддалась. Ни замочной скважины, ни кнопки...
  Зак, заметив его попытки, вышел обратно в коридор.
  Через пару мгновений дверца в бокс отъехала в сторону.
  Клей осторожно заглянул внутрь и попытался дотянуться до топчана.
  Не достать.
  Он чертыхнулся и зашел внутрь, убеждая себя, что бокс не похож на инфекционный: слишком хлипкий, отверстий много...
  Таинственный предмет оказался газетой.
  Бумажной газетой с полуотгаданным кроссвордом и отмеченной программой бортового телеканала.
  - Тьфу, - вырвалось у Клея. - Кто здесь был?
  - Ну уж точно не морская свинка, - голос Зака звучал как-то приглушенно.
  Да, сквозь закрытую дверцу звуки проходят с трудом...
  - Открой немедленно!
  Что еще можно было ждать от психа...
  Клей бросил газету и подскочил к прозрачной стенке.
  Рожу Зака украшала издевательская ухмылка.
  - Так она отсюда не открывается, ты же не нашел... А я тем более не смогу.
  - Не смешно.
  - Почему же? По мне так забавно смотришься.
  - Ты должен найти управление дверцами...
  - Я лучше сухой корм поищу. Если запасы остались. Интересно, куда его засыпать? Вот здесь трубка выведена. Широкая... Для подачи корма... или газа?
  Клею хотелось стукнуть по перегородке кулаком. Плюнуть в Зака ядом. Выстрелить ему в лоб. Задушить голыми руками...
  Это же надо было так попасться.
  - Без меня и кодов ты никуда не выберешься.
  - Все коды ты мне и сам скажешь... Рано или поздно. Мне спешить некуда.
  - Но... Нет. Так нельзя. - Клей заметался по клетке. - Давай договариваться. Тебе нужны баллы. Какой смысл торчать здесь и морить меня? Выпусти, я найду то, за чем мы прилетели, расплачусь - и разойдемся.
  - Ей тоже было некуда спешить... - спокойно сказал Зак. Слишком спокойно, чертов псих.
  - Ей?
  - Той, которую здесь держали. Этот виварий ведь для отвода глаз построен? Никого здесь никогда не было, ни крыс, ни мышей, ни змей... Все чистенько, как вчера от изготовителя. А вот ты зашел в жилую комнатку... Сейчас я тебе кое-что покажу.
  Пилот вышел в коридор и вскоре вернулся с изящным тканевым ранцем.
  - В соседнем отсеке пульт управления. И что-то вроде склада. Думаю, это личные вещи предыдущего обитателя...
  Зак отстегнул ремешки и откинул крышку. Перевернул и вытряхнул содержимое на пол.
  Клей не удержался от восклицания.
  Зеркальце, расчески, помада, тени для век, салфетки, платок, свитер, юбка, колготки, белье...
  - А ты там неправильно устроился, приятель, - хмуро сказал Зак. - Похоже, тебя тоже надо раздеть догола...
  - Идиот, все не так. Если это... - Клей задумался.
  Почти все понятно, но можно ли объяснить Заку? Не включит ли и в самом деле газ сгоряча?
  - Выпусти меня, я расскажу.
  Зак присел на корточки и осторожно собрал вещи. Аккуратно сложил свитер и юбку.
  - Она была достаточно миниатюрного сложения... Или совсем молоденькая, - тихо сказал он. Так тихо, что Клею пришлось почти читать по губам.
  - Выпусти, не дури. Все это в далеком прошлом.
  Зак молчал.
  - Да пойми ты... Со времен первых развоплощений еще. Возникли проблемы. У женщин. Они с трудом... Возвращались обратно. Некоторые так никогда и не стали людьми. Система казалась уже отлаженной, применялась повсеместно, но по истечении срока наказания не все становились такими, как раньше. Об этом не говорили, но выход искали. Теперь-то уже все отлажено, процесс обратим в любом случае. Копи баллы - и будет тебе свобода.
  - Но кому-то этот спутник еще понадобился? Раз вспомнили?
  Клей промолчал. Ясно дело, понадобился. Но Заку обо всем знать не стоит... Псих психом, с кораблем разговаривает, но догадаться, как использовать прибор, может.
  
  - Все можно так или иначе применить... - неопределенно ответил Клей. - Есть желающие, есть хорошая цена... Какая тебе разница?
  Зак вышел из вивария, и вскоре дверца была открыта. Клей поспешно выскочил из бокса, бросив газету на расстегнутый рюкзак.
  Может и печально все это.
  Но было так давно...
  Та девушка наверняка окончательно потеряла разум, раз возникла необходимость в изоляции.
  А кроссворд... Ну бывает. Значит, что-то в свихнувшихся мозгах еще работало...
  Жилые отсеки - рабочие - технические.
  Зак больше ни о чем не спрашивал. То ли снова погрузился в свои мечты, то ли был поражен словами Клея...
  Он больше не заходил вместе с Клеем никуда, оставался в коридоре, тупо разглядывая серые стены.
  И ничего не касался.
  - Зал развлечений, - Клей юркнул в маленькую комнатку.
  - Боулинг на кладбище, - с непередаваемой тоской отозвался Зак.
  Боулинга, конечно, не было. Бильярдный стол в середине, карточный и шахматный по стенкам.
  А вот шкаф для инвентаря не разорен... Колод нет, резных шахмат тоже, а в коробочке для шашек...
  Лежит 'Эвридика'. Маленькая, плоская, круглая, черная, в пластиковом корпусе. Кто там помнит, сколько шашек в наборе...
  Клей положил прибор в нагрудный карман.
  - Уходим!
  - Прыгай, придурок!
  Клей повернулся, но не понял, что происходит.
  Пол уходил из-под ноги, стены сдвигались, крышка гроба захлопывалась медленно и уверенно...
  Зеленая крышка.
  И сетка какая-то.
  - Руку дай.
  В глазах темнело, Клей попытался выпрыгнуть, дотянуться до края, но по ногам что-то ударило, колени подкосились, и он упал в продолговатый ящик, завернутый в сетку, оглушенный ударом по голове...
  - Успел застопорить. Попробую отодвинуть. Ну ты и придурок!
  Лучик света ударил в глаза, зеленая крышка поехала обратно.
  Клей жадно глотнул воздух.
  Зак вернул бильярдный стол на место и вытащил Клея за сетку-кокон.
  - Не дергайся теперь, разрежу.
  - Что это такое?
  - Старая корабельная шутка. Чтоб не баловались всякие вне специального времени. Нет кода на игру - не ходи. А то так и будешь лежать шариком в лузе, пока капитан не решит, что с тобой делать. Я смотрю, ну неужели так и сунешься? Нет, поперся... Лежи, не шевелись, резак сетку не берет, обычно ее отстегивают, но шифр-то уже никто не знает... Попробую вот так.
  Зак возился с карманными инструментами, а у Клея никак не шли слова благодарности.
  О подобных ловушках он не подозревал. Психи психами, коды, охранка... - все это работа. Одних можно уговорить, про другое через спецбазы данных...
  Но личный код, который капитан ставит от своей команды - какая опасная глупость.
  - Это у вас все глупо, - устало согласился Зак, распутывая Клея. - То, что вы делали с первыми развоплощенными. То, что вы с нами делаете сейчас... То, что еще сделаете в будущем.
  А на корабле все просто: закон, дисциплина и умения.
  На живом корабле. А этот - мертвый, потому что вы его убили. Возвращаемся?
  - Да-да. Скорее. Мне здесь тоже уже не нравится...
  Пусть Зак и псих, но он профессионал и с ним безопасно.
  А 'Эвридика' в кармане.
  
  ***
  
  Снова запах жасмина и уход пилота в свои мысли.
  Клей поспешно отправил рапорт о благополучном завершении вылазки и откинулся в кресле. Зак - псих. Корабль его заполнен симуляторами и имитаторами. Но никакого криминала не обнаружено...
  
  ***
  
  Назад двигались молча. Лед в отношениях временно подтаял.
  Клей более не пытался транслировать свои умные мысли через ротовое отверстие. Я не пытался причинить ему какой-либо вред.
  Назад. Скорее ощутить родной корабль и слиться с ним воедино.
  Где-то в глубине души начинали зарождаться нотки отчаяния - еще совсем немного - и мы вернемся на планету. А там - снова длительное ожидание.
  И тут же - а вдруг получится именно сейчас?
  Вот и 'Тайна'.
  Датчик шлюза моргнул красным, предупреждая о скором входе. Скользнул в сторону люк, зашипело. Я снова почувствовал себя кем-то гораздо большим, нежели капитаном.
  Клей торопливо стянул скафандр и не оглядываясь направился в свой отсек.
  Интересно, что это за штуковина у него в нагрудном кармане?
  
  Я мысленно потянулся по сторонам, охватывая весь корабль. Огромный титановый корпус промурлыкал что-то приветственное.
  А где-то там, возле капитанской рубки, я ощутил ее. Тайну.
  Дождалась, я знаю, я сейчас!
  Несусь по коридору.
  Рубка, кресло. Легкий запах жасмина.
  Мне больно, невыносимо больно. Надежда поскорей коснуться ее, похоже, не оправдалась.
  Впечатываю себя в кресло, зло вбиваю кулаки в контактное желе.
  Закрываю глаза, расслабляюсь, пытаясь унять злость и отчаяние. Сколько лет такое творится со мной?
  Почему ради одной лишь тени прошлого, я готов терзать душу, вновь и вновь отправляясь в космос?
  И где-то на грани восприятия - слышу легкие шаги.
  Запах жасмина становится сильнее.
  Легкие прохладные ладошки опускаются на мои глаза.
  Наконец-то.
  Теплое дыхание, прядь волос щекочет мне ухо.
  - Я пришла. Я смогла. Сегодня значимый день, - шепчут ее губы. А я боюсь открыть глаза. Боюсь пошевелиться.
  Просто сижу, застыв в кресле, вдыхаю ее аромат и купаюсь в звуках ее тихого голоса.
  - Тайна, - шепчу ей... - Останься.
  - Да, обязательно. Потерпи, ты сильный, ты справишься. И скоро мы будем вместе, - слышу шепот.
  Потом легкий поцелуй в затылок.
  И боль. Чудовищная боль. Оттого, что она ушла. Нет, ушла не полностью, просто отодвинулась куда-то вбок на границу сознания. Тайна тоже имеет пределы, она так же ограничена, как и я.
  Мы оба заключенные.
  Мы оба - в тюрьме.
  Мы - хотим обрести друг друга.
  И я знаю, и твердо верю - рано или поздно это случится!
  И поэтому я, Зак МакКормак, опальный капитан рейдера 'Тайна', буду раз за разом выслушивать бредни деляг из корпорации, униженно заискивать и становиться на колени там, где надо. Я буду выполнять все дурацкие заказы корпорации. Буду посмешищем и сдвинутым пилотом. Скверной легендой и пугалом для капитанов с незапятнанными послужными листами.
  И все для того, чтобы выходя в космос, иногда - всего лишь иногда - ощущать легкий запах ее духов и чувствовать прохладу ее ладошек.
  Любовь - страшная сила.
  Кто сказал, что любовь это Бог?
  Любовь - это Боль!
  И психологи корпорации, тюремщики, знают в этом толк.
  И потому подобные мне навсегда привязаны на короткий поводок.
  
  ***
  
  - Быстрей! - доносится в коммуникаторе взволнованный голос Клея.
  - Ну что там еще, - недовольно бурчу я.
  - Не могу деактивировать защитную систему станции. Второй ключ не подходит, - говорит он, и мрачно добавляет, - у нас десять минут.
  - Это почему ключ не подходит? - интересуюсь я, напуская в голос холода.
  Инженер сопит, потом начинает бормотать:
  - Видимо, забрав груз, мы изменили конфигурацию объекта. И станция расценила это действие как атаку, сменив коды доступа автоматически. И по истечении часа наш кораблик будет позиционироваться как чужак.
  - И? - А сам запускаю двигатели и даю команду бортнавигатору на подготовку к старту.
  - Это не страшно. Во-первых, станция разбита, во-вторых, мы сейчас свяжемся с диспетчерской и... - договорить он не успевает.
  
  ***
  
   - Борт номер 0827 'Тайна', введите идентификационный код. В противном случае...- начинает бодро сообщать нам проснувшийся ИИ гантели.
  - Давай, обращайся в свою диспетчерскую, - говорю я, передавая Клею полный доступ к системам связи.
  Тот бойко начинает вбивать вереницу цифр, вовсе не похожих на стандартные коды космофлота.
  Поздно.
  - Объекту 0827 'Тайна', присваивается статус 'чужой', - радостно заявляет железный дебил. А потом предпринимает меры.
  
  Оказывается, на мертвой станции мёртво далеко не всё. Древняя военная жестянка способна к действиям.
  
  Возникает вспышка. Она поглощает меня и Клея, Тайна чуть слышно вскрикивает и исчезает.
  Мой корабль тихо растворяется в бесконечном ничто...
  Наконец, открываю глаза.
  Сижу в полной темноте. Где-то там, за обесточенными люками, задраенный в своем отсеке сидит Клей.
  Положение незавидное.
  Я пережил то, что чувствует парализованный корабль, который целенаправленно убивают мощным электромагнитным импульсом. Плюсы слияния с кораблем вылились в небольшой минус.
  Полезный опыт? Пока не знаю.
  Экраны мертвы, лишь моргает кое-где аварийка. Вся сложная электроника сдохла.
  Вдыхаю мимолетный запах жасмина, касаюсь контактного желе.
  Начинаю медленный процесс слияния.
  Автоматика, как ни странно, работает. Не вся, но многое. Системы жизнеобеспечения магнитным полем так просто не снести. Вода, воздух, охладители - бойко циркулируют, не давая нам с Клеем загнуться раньше срока.
  
  Аккуратно касаюсь борткомпьютера, пытаюсь пробудить навигационную систему. Что-то получается.
  Восстановить мозги кораблю - бригада техников с кучей тестов или я один?
  Плаваю в корабельных сетях потоком направленных битов. Шлейф цифр тянется за мной, со стороны я, наверное, похож на комету. Хвост становится все больше, я расту, увеличиваюсь.
  Касаюсь поочередно систем корабля. Пробуждаю.
  Работает электроника вразнобой, но это временно. Скоро проснется самая сложная цепь, где зашит ИИ, он все наладит.
  Активирую внутреннюю связь.
  
  - Что это было, Клей? - мой голос явно радует бледного взволнованного инженера.
  - Система подавления бортнавигации. Боюсь, сейчас начнется...- договорить он не успевает.
  В ожившей связи раздается все тот же голос железного монстра:
  - Объект 0827 'Тайна', статус - 'чужак'. Уничтожить.
  
  Уничтожить то, ради чего я живу? Мою Тайну?
  Во мне закипает ярость.
  Я по-прежнему бог. Я по-прежнему кое-что могу.
  Навигационный компьютер Тайны начинает заниматься долгим и нудным самотестированием. Сейчас от него толку мало.
  Я бог. Я сам теперь - воплощение космоса. Сливаюсь с кораблем все глубже. Охватываю в себя всё. И... перехожу какую-то новую грань.
  Паруса меняют направление, ионный двигатель начинает выбрасывать поток частиц.
  Булькает горючее, смешиваясь с окислителями. Бежит искра. Медленно слишком медленно. А может - это остановилось само время?
  Оглядываюсь на парящую рядышком гантель. Дотягиваюсь до нее, пытаюсь проникнуть в цепи вражеского ИИ, но получаю в ответ лишь пустоту.
  Станция абсолютна мертва. А с мертвыми не бывает разговоров. Безобидный кусок оранжереи отодвигается в сторону, выкатывая в космос шпиль плазменного излучателя.
  Пламя из маневровых дюз разворачивает 'Тайну' прочь от станции. Строго дозировано распределяю топливо, запускаю маршевые двигателя, перекачиваю энергию в ионник, параллельно слежу за действиями врага.
  Ионник набирает мощность. Скоро.
  Гантель уменьшается, превращается в малую точку, скоро исчезает и она. Но это временно.
  Я словно воочию вижу поток команд чуждого ИИ, и до меня дотягивается очередное 'объект - уничтожить'.
  
  Он гонится за нами.
  Плазменный шар искрится на излучателе, готовый вот-вот сорваться серебристой каплей в миллион градусов.
  Я не хочу под этот дождь.
  
  Мы движемся в сторону планеты, а позади набирает ход рехнувшийся ИИ секретной станции, намереваясь выполнить часть программы.
  
  Нагнетаю топливо под давлением в маневровые двигатели.
  Чувствую, как дрожит смертоносная капля на конце излучателя.
  Еще не время, еще чуть-чуть.
  ИИ дает команду на поражение.
  Дюзы выплескивают огонь.
  Тайна резво дергается вбок. Звезды начинают вращаться, а сгусток живого пламени с жаром крохотного солнца проносится мимо.
  
  Улыбаюсь. Выравниваю корабль.
  Безумный ИИ снова продолжает нагнетать энергию в излучатель.
  Пусть.
  Шар планеты все ближе и ближе.
  
  Проносимся мимо орбитальной сторожевой станции.
  Огромный, полностью автоматизированный комплекс, плотно нашпигованный лазерами, мазерами, торпедами и прочими излучателями пролетает в экране, успев выдать трель символов - 'Свой. Проход разрешен'.
  
  Уверен, именно такое сообщение получила и гантель.
  Чертова автоматика.
  Будь на обеих станциях хоть один живой человек... Но увы.
  А ИИ в определенных ситуациях будет пытаться расшибить головой стену. Что и наблюдаю.
  Очередной плазменный сгусток мелькает совсем рядом и исчезает в белом киселе.
  Планета прямо под нами.
  И - наконец-то. Начинает тихо попискивать оживающая система навигации. Попискивает и приходит в панику.
  Я веду вручную, подчинив всю автоматику себе, родимому.
  Такого еще не было. Такого еще никто не видел.
  Просто - такое вообще невозможно.
  Но иду.
  - Угол! Угол вхождения в атмосферу, мне больше ничего не надо! - ору я, не выдержав.
  Вязь символов бежит по экрану. Борт-навигатор пытается помочь. При этом тупо пересчитывает отношение корабля относительно десятка ближайших звезд и планет.
  
  Во мне закипает злость.
  Белесая дымка совсем близко. Скоро, совсем скоро начнутся плотные слои атмосферы, в которые мы благополучно ткнемся носом.
  И я начну жалеть о том, что плазменный заряд не прожарил нас еще в космосе.
  Бормочет что-то в своем отсеке Клей. То ли молится, то ли пытается активировать второй ключ - странную подставу от корпорации.
  
  А может и не подставу вовсе? Может очередной тест?
  Корабль вздрагивает, всхлипывает обиженным щенком - плазменный шар, пролетая мимо, съел одну из антенн.
  Едва не задев обшивку.
  
  Похоже ИИ на гантели решил сменить тактику. Упреждение со мной не срабатывает, и он генерирует случайные координаты выстрела.
  
  Зря. Пока я - часть Тайны, а Тайна - часть меня, мы - короли космоса.
  
  Просыпается внешняя телеметрия - выводя на экран растущий столбик температуры за бортом.
  Обшивка начинает раскаляться.
  
  И словно милостью свыше навигационная система выводит нужные данные.
  Тайна теряет пару закрылков, сгоревших при выравнивании, но благополучно входит в посадочный коридор.
  
  А вот гантели не повезло.
  В небе над нами красивое огненное буйство. Протягиваю все оставшиеся рецепторы и датчики в сторону разваливающегося врага.
  Он провожает нас красивым огненным дождем - Тайне бы эта картина пришлась по душе.
  Горящий металл капает с воем, словно сетуя на незадачливую судьбу.
  Наконец, огненный фейерверк в верхних слоях заканчивается, а я выпускаю оставшиеся закрылки.
  Парим.
  Тайна... близится поверхность, и я чувствую, как вновь ты удаляешься от меня.
  И чем ближе земля, тем дальше ты...
  В пассажирском отсеке бледный инженер наконец реанимировал свою сдохшую от электромагнитного импульса планшетку.
  Присматриваюсь, различаю лишь одно слово на названии документа - 'Эвридика'. Оно ни чем мне не говорит, перевожу все внимание на маневрирование, ищу космодром приписки.
  Мы совсем недалеко.
  Захожу на глиссаду, выпускаю шасси. Несемся по бетонке, выбрасываю тормозные парашюты.
  
  И наконец, когда моя Тайна со скрипом останавливается, окончательно оживает бортовой компьютер.
  И радостно сообщает, что тест систем прошел успешно и корабль к эксплуатации готов.
  Отстегивая ремни, скатываюсь на безумный хохот.
  Поглаживаю штурвал, и вдруг - внезапно - накатывает дикая тоска. Я перестал чувствовать Тайну. Замечаю лишь легкую слабую тень, где-то на грани сознания.
  Хочется выть.
  Достаю бутыль виски и жадно пью из горла.
  Мне нет дела до задания, корпорации, взорванной станции секретного типа и Клея Симсона.
  Потому что Тайна снова ушла. И неизвестно, когда же мы вновь коснемся друг друга.
  А Клей Симсон...
  
  Клей Симсон в это время читал весьма занятую вещь. И если бы Зак в этот момент вновь посмотрел на вязь символов на экране, удивился бы и весьма. И получил бы подтверждение своим подозрениям. Ведь простые инженеры корпорации не имеют права располагать такой информацией.
  
  На экране планшета светилось фото: русоволосая девчонка с серо-голубыми глазами обнимает абсолютно лысого хмурого крепыша. Крепыш пытается придать себе суровый вид, но получается плохо. Он явно счастлив.
  Чуть ниже мелким текстом идет: Тайна Шед, виновна в мятеже против государства, виновна в организации теракта, виновна... дальше много пунктов, и взгляд Клея останавливается на выделенном красным: тип наказания 'Развоплощение'.
  Далее идет информация о крепыше, ее меньше, гораздо меньше...
  
  ***
  
  Зак сидел в шезлонге под палящим солнцем, медленно потягивал вискарь. Космос был далеко. Тайна - вновь недостижима. На гладкий стебель пластмассовой травы вспорхнул неожиданный гость.
  Застрекотал, покачал усиками, расправил зеленые крылья и порхнул вглубь рукотворного оазиса. Как бы намекая: не все потеряно, старина. Спохватившись, пилот вытащил из кармана пачку сигарет. Извлек на свет рыжего таракана. Тот неторопливо перебежал с ладошки на бетонку, покрутил усищами, и, наконец, юркнул в густые заросли травы.
  Зак грустно улыбнулся, бросив взгляд в сторону бетонной стены. Туда, откуда приходили к нему такие редкие работодатели.
  
  ***
  
  Толстяк уныло смотрел на пинту пива, пыхтел, но сдерживался. Почесывал пузо и зевал.
  - П-а-а-лучили, что хотели?
  - Да. - Клей отвел глаза и стукнул пустой чашкой по столешнице.
  - И снова накололи его с единичками?
  - Нет.
  Толстяк икнул и удивленно вытаращился.
  - Но?..
  - Какая же гадость... Этот чай с жасмином, - пробормотал Клей. - Дельвия тоже любила его, я никогда не мог понять ее, терял аппетит от одного запаха.
  - Какая Дельвия? Вы меня все время путаете, я не могу ничего планировать, иногда создается впечатление, что я в равных правах со своими подопечными, в таком же тумане.
  - Тем легче понимать их, - ответил Клей. - Или подделка? Потому и вкус такой мерзкий...
  - А какое объяснение мне придумать в следующий раз, чтоб 'зацепить' его?
  - Не думаю, что вам поможет эта информация. 'Эвридика' была разработана для возвращения бывших заключенных в нормальное состояние. Прибор, обратный развоплотителю... Дельвия - одна моя знакомая, сейчас ее карточка переполнена баллами, но ни медики, ни психологи не могут ничего сделать, она все никак не возвращается 'в себя'. Я заплатил за нынешнюю вылазку излишками ее счета. А 'Эвридику' потом передам начальству, хорошая вещь.
  - То есть, мое сотрудничество с Заком скоро прекратится? На его счету теперь настоящие баллы?
  - Оно может прекратиться в любой момент. Зак вышел на такой уровень, что может самостоятельно избавиться от... всего. И от карточек, и от наблюдения, и от слежки, и от баллов. Он связался с подругой. Сам. И эта связь все крепнет, тем больше, чем больше вылетов он совершает. Он, его память, его корабль и много-много желаний. Как только Зак научится справляться, он удерет от нас. С ней вместе.
  - А если его не выпускать?
  - Никто не будет переписывать правила ради него.
  - Но надо же написать отчет... - агент засопел, вытискиваясь из-за столика.
  - Проценты, получаемые за него, лишние? Хотите лишиться? - Клей выразительно посмотрел на стакан из-под натурального пива.
  Толстяк примолк.
  А липовый инженер 'МегаАэро' покрепче зажал локтем драгоценную сумку с 'Эвридикой', коротким кивком простился с агентом и покинул бар.
  
  ***
  
   Руки из высокопрочного пластика очень удобны. Не нужны ни ухватки, ни полотенца. Сковороду с шипящим маслом приподнять, из жарочного шкафа что-нибудь достать...
  Даже бублики гнуть - не мучение, а так, незатейливая работа. Никаких покраснений, никаких волдырей, ничего не саднит, не жжет, не чешется.
  Датчики в голове - тоже неплохо. Термометр, таймер, барометр, локатор, светодальномер - на кухне все сгодится. Работа налажена, можно не задумываться о мелочах, лишь двигаться, двигаться, не останавливаясь, не присаживаясь, не прерываясь на сон...
  И искать, искать Зака в туманной и липкой бесконечности, которой заполнена память.
  И когда ладони коснутся горячего теста, когда жар проберется сквозь искусственную кожу до самых-самых металлических косточек, можно услышать его дыхание, увидеть его, сидящим на веранде старого дачного домика, погладить по плечу и поставить на маленький колченогий столик заварочный чайник с жасмином.
  На видном месте забыт таз с невылитой водой. Где-то на кухне валяются бритвенные принадлежности, а грязная одежда комом брошена мимо бельевой корзины. Замечание делать бесполезно, Зака не перевоспитаешь. Сказано ли что-нибудь вслух?
  Не вспомнить.
  Но картинка, запахи и звуки годы, десятилетия остаются неизменными. И они реальны.
  Зак любит чай и свежую выпечку. И если испечь много-много бубликов...
  
  А еще иногда я чувствую Зака, касаюсь его, жаль, происходит такое очень и очень редко. Мы вместе и мы счастливы.. И кажется, что Зак совсем - совсем рядом, как это было давным-давно...
  Или будет.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"