Феникс Владимир: другие произведения.

13 Гильдия. Безнадега

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Империя канула в лету. Теперь она разделена на несколько княжеств, которые между собой ведут кровопролитные войны за гегемонию на Острове. Земля с горечью впитывает кровь невинных людей. Небесные Врата, сконструированные на перевале непроходимых гор, дали передышку враждующим сторонам. Надолго ли? С Пещеры забвения освобождено древнее чудовище, кое готово заново разжечь войну. Под предводительством Щиторуба армия бравых скелетов движется на княжество Роат. Со столицы Астон марширует десятитысячное войско людей. А тем временем Врон член клана головорезов "13 Гильдии" по воле судьбы втянут в круговорот страшного плана богатых людей. Земля со слезами на глазах наблюдает за надвигающейся катастрофой. На мир обрушивается волна безнадеги... Кровь, предательство, интриги, древние тайны, преданная дружба и многое другое ждет вас в этой необыкновенной книге!


Пролог

   Миновало пять столетий с тех пор, как на земли Роата впервые ступила нога человека. Тогда Ерик Баст, простой бедный крестьянин, со своей семьей впервые перешел через непроходимые, как считали на то время, горы Ельссон. Перевал, через кой они прошли, позже был назван Небесным перевалом. Бури, беспрерывный град снега и не просветный густой туман послужили поводом для его наименования. Многие искали путь через непреступные горы, но только Басту повернулась чрезвычайная удача. Множество его предшественников терпело крах.
   Когда за спиной остались горы и перед взором Ерика предстали бескрайние степи, он ясно уразумел, что ему все-таки посчастливилось открыть новые неизведанные земли. Дикие земли путешественников встретили недружелюбно: многочисленные неизлечимые болезни, от которых умирали члены семьи Баста один за другим, приносили горе; но самым страшным сюрпризом для них стало появление ранее невиданных племен восстов. Существа, которые ходили на двух ногах и в руках держали орудия убийства: копья, дубины, камни были самой страшной угрозой. Чудовища своим жутким видом пугали первооткрывателей. Ростом они достигали полутора метра, тонкие руки были продолжительными, как с три локтя человека, голова достигала больших размеров, точнее огромных размеров, как будто это был сочный спелый арбуз. Глаз они не имели с рождения, однако они это компенсировали своим превосходным нюхом - нос у них заменял глаза. Видя, что их здесь встретила смерть, а не новая прекрасная жизнь, семья Баста повернула дорогу назад - в величайшую Межстонскую Империю.
   Когда Ерик вернулся и передал Императору карту, в коей была указана дорога в Новые земли, он сразу же стал героем нации. Ему незамедлительно дали титул дворянина, подарили поместье в столице Астон, наградили несметным количеством золота. Тем не менее, Ерик был в глубокой печали - в пути он потерял всю свою семью. Большинство его членов семьи не пережили обратный путь через перевал. Разумея, что жить он так дальше не сможет, он перерезал себе горло. Все дары, какие он получил в награду, были конфискованы могущественным Императором.
   Шли столетия, и эти земли постепенно заселялись людьми. Племена восстов не могли продолжать достойно соперничать и им пришлось добровольно покинуть эти земли - одни ушли в горы, другие в топи. После этого появились новые виды восстов: горные воссты и топи-воссты. Эти чудовища, которым пришлось изменить свое место обитания, начали помалу эволюционировать. Те, кто ушли в горы, изменили свой цвет кожи с зеленого в серо-белый. Рост у них, разумеется, начал уменьшатся. С каждым последующим годом этих существ люди встречали все реже и реже.
   Топи-восстов судьба приняла намного дружелюбней, чем их бывших сородичей. Эволюция их сильно не тронула. Бескрайние топи для восстов стали вторым домом. Большинство этих топи-восстов сейчас обитает в Красных и Желтых топях, изредка правда их также видят и в Мертвых топях.
   Первым большим городом в Роате был воздвигнут Вирк. Он был сооружен сразу там, где заканчивались Ельссонские горы - именно эти горы и разделяли Межстонскую Империю с Роатом. У девственном Вирке первыми обитателями были простые крестьяне, рабы, тюремщики. Этот город ранее даже прозвали Рабским городом, даже еще и в наше время случается услышать, как простые жители в шутку нарекают его так.
   В дальнейшем, когда Вирк был уже сооружен и окружен стеной, люди шли на север к морю Урлан, для строительства еще городов и крепостей. Море по своей форме напоминало овал, от какого брали свое начало полноводные реки Верхний и Нижний Дор, и Восстонская река. Со временем были воздвигнуты города Восло, Таратазар-на-Доре и Хадаск.
   Самим большим открытием была находка невероятной цитадели Шовва. Она тут была выстроена еще до прихода межстонцев. После этого загадочного открытия люди заговорили о некой расе, какая тут обитала до их прихода. Значит, тут кроме чудищ восстов еще кто-то был? (В то, что цитадель построили уродливые воссты, по правде говоря, не верилось. Вот скажите на милость, как дикое животное с маленьким интеллектом сумело воплотить такую красоту в жизнь?). Многие задавались в течение многих лет этим не дающим покоя вопросом. Однако ответа так дать и не смогли. Также открытие соответственно нанесло большой вред вере Империи - многие уже сомневались в том, что вера в Дракона правильна. В книге "Всех Начал" говорилось: "... Дракон пролетел многие земли над океанами, Он искал землю Жизни. Он знал, что земля где-то есть. И Он ее нашел. Он приземлился на самый высокий пик Елльсона и дал начало Жизни. Людство пробудилось...". Таким образом, до божественного Дракона кто-то еще раньше побивал на Острове?
   Цитадель Шовва мгновенно же после ее открытия была единогласно признана столицей Роата.
   Время неустанно текло, Роат расстраивался и заселялся, тем не менее, для Империи эти земли не играли большой роли - большинство императоров были заядлыми моряками, потому все их внимание, безусловно, было устремлено на холодное Ледниковое море. Они мечтали найти новые континенты или хотя бы острова, однако заметим, что их мечтания так и осталась мечтаниями. Также роатские земли не очень баловали ресурсами: кроме немногочисленных лесов и степей тут ничего полезного не нашли. Рудники серебра и золота тут и в помине не было. А сколько тут и до нашего времени осталось болот и топей! На юге вообще занимают огромное количество топи, которые делятся с запада на восток соответственно на Желтые, Красные и Мертвые Топи.
   Кроме гнили у топи-восстов ничего не нашлось - мертвая зона. Как здесь прижились воссты, что им тут нравилось, остается загадкой за семью замками. Многие учение хотели дать ответ, но до единодушного решения так и не пришли.
   Когда миновал 721 год Дракона, последний император Ростислав умер от старости. Из-за того, что он не имел наследников на престол, многовековая Межстонская Империя распалась и поделилась на три самостоятельные княжества: Драконье Княжество, которым правил Голт Щиторуб - он был главным полководцем в бившей Империи, благодаря его должности за ним пошла большая часть войск.
   Вторым княжеством стало Священное Княжество, здесь на престол стал епископ Матвей Благородный. В Священном княжестве находилась столица Межстонии Астон. Княжество Роат заполучил влиятельный граф Фандор.
   Имея перевес в войске над соседствующими государствами, Голт сразу перешел к действиям - армия под его командованием двинулась на земли Благородного, где главной целью, разумеется, был богатый город Астон. Матвей понимал, что самому ему не удержать свят город Астон, и он отправил гонца в Роат за помощью. Получив положительный ответ, епископ-князь приступил собирать войска. Решающая битва произошла в 722 году под Смартом. Голт Щиторуб под своим знаменем имел 7 тысяч профессиональных солдат. Противостояли им 4 тысячи воинов под знаменем Матвея и полутора тысячи роатцев с полководцем Бромом. Большую часть союзных войск составляли крестьяне.
   Когда солнце зашло за горы Елльсон, когда на землю обрушились первые капли дождя, Голт дал приказ идти в бой. Началась битва...
   Спустя десятилетия, когда Драконье княжество владело всей верхней частью Острова, в летописях писалось: "... это была не битва, а обыкновенное побоище. Войско Щиторуба врезалось в ряды оборонцев и сделало в ней глубокую дыру. Оборона не могла удержать такой натиск. Уже через час как битва началась она незаметно и закончилась..." "...Бром пал в битве, а Матвей, получивший страшные раны, сумел отступить в Астон. Но через два дня он умер от доставшихся ран в бою..."
   Со временем пал Астон, а через некоторое время Священного княжества не стало существовать: оно осталось только упоминаться в летописях. Все знали и понимали, что князь Щиторуб намерен напасть и уничтожить соседнее государство - Роат. Однако это были лишь только планы. Сразу же после ошеломляющей победы на Голта нашла болезнь. Хворь сильно подкосила его здоровье, и уже через пол года Князь скончался. В завещание Щиторуб упомянул, что хочет быть погребен под Смартом. Он этим хотел показать и доказать, что не верит в проклятие Матвея (епископ проклинал вражеские войска во время кровопролитной битвы) и он всегда будет частью своего любимого народа.
   Наследником престола, разумеется, стал его старший сын Голт II. Характер его кардинально отличался от своего отца: он был слаб духом, в битвы его не влекло. Он интересовался поэзией, природой, животными. Как только он взошел на престол, он мгновенно на следующий день заключил перемирие с Роатом.
   После подписанного союза миновало два года. Союзные государства активных действий не предпринимали, но к войне, которая рано или поздно должна была наступить, готовились. Драконы, как прозвали роатцы своих соседей, уже были готовы к войне. Помехой оставался для них сын бывшего князя Щиторуба нынешний их князь Голт II... В один зимний день Голт II скоропостижно умер, врачи сделали безоговорочное заключение: остановка сердца. При жизни у князя проблем со здоровьем не наблюдалось. Потому многие жители Драконьего княжества здраво понимали - его отравили, однако говорить вслух об этом никто не осмеливался. Даже в некоторой степени жители обрадовались - скоро войска должны выступить против заветного врага Роата!
   Голта II похоронили со всеми почестями, и правителем молодого государства стал младший сын покойного Голта ново коронований Аваротас. Вот это был ужас для государства Роат! Он был очень схож на своего отца: как и внешностью, так и характером. Поговаривали, что в него будто вселилась душа самого Щиторуба! Аваротас первым делом начал собирать армию. Через три месяца под рукой князя уже было шесть тысяч жаждущих славы человек! Собравши все боеприпасы и должным образом вооруживши солдат, армия выступила в поход. Возглавлять войсками был послан генералиссимус, кой еще при правлении Щиторуба был его правой рукой, Берн Безжалостен. Свое прозвище он получил после того, когда дал команду убивать детей и женщин в Астоне. Много тогда жителей рассталось с жизнью в страшной схватке; мало кому удалось покинуть гибнущий город.
   Армия прошла пол пути по Небесному перевалу и неожиданно для захватчиков на их пути предстали врата. Точнее будет сказать Врата с большой буквы - они были неимоверно высокими, казалось, что они достигают до самих небосклонов! Захватчики были шокированы.
   Как оказалось поздней, эта стена была сооружена во время короткого правления Голта II. Роат воспользовался моментом. После того как большая часть войск погибла под этими вратами, жители Драконьего княжества еще больше проклинали своего бившего князя Голта II и даже радовались, что он умер скоропостижно.
   Берн со своими генералами долго размышлял, как им действовать. Загвоздка была в том, что стена была неприступной! Да-да. Она такой и была. Врата стояли в узком проходе, которые по длине достигала только примерно пол сотни метров. Обойти ее было невозможно. Генералиссимус понимал, что отступать не позволено. Аваротас со своими жителями не поняли б этого жалкого поступка. Постигая, что другого варианта нет, он дал распоряжение: идти на штурм стены. Малые лестницы, холодная местность, горячая смола какая сливалась с верху на захватчиков и стрелы многих отправили людей в иной мир - многие нашли тут свою смерть. Когда Берн получил стрелу в ногу, у солдат началась паника. Берн дал приказ: отступать!
   Вернувшись назад в Астон, Берн предстал перед Аваротасом. Долго не размышляя, князь приказал казнить генералиссимуса. Виной было не выполнение указа князя.
   Через четыре года была осуществлена еще одна попытка. Результат был такой же, как и при Берне. Но в этой раз армию возглавлял самолично князь Драконьего княжества Аваротас сын Голта Щиторуба. Попытка, как и предыдущие, была неудачной. Тут свою смерть повстречал и князь. Его отвезли в столицу Астон. Там его и похоронили.
   Князем в 732 году Дракона стал пятилетний Орсан. К своему совершеннолетию он не коих враждебных действий не принимал, а когда исполнились ему заветные шестнадцать лет, повторять ошибки своего отца он не намеривался, вместо безуспешных атак на Небесные Врата он искал новую тропу, какая вела бы у княжество Роат. Года миновали, но результатов не имелось. Даже появилось мнение (сарказм) в народе, что без помощи потусторонних сил на земли Роата не ступит ни одна нога жителя с Драконьего княжества. В некоторой степени они были правы...
  
  
   Пещера забвения
  

Откроются врата

И выйдет из заточенья дьявол

Оставляя за собой кандалы вечности.

Придут болезни и горе,

Грехи станут молитвами,

Тьма покроет землю.

Все живое умирать станет

Давая путь дьявольским отродьям.

На престоле горе сидеть будет

И его никто пошатнуть не сможет.

Добро и Правду под землей держать станут

Их начнет окружать темнота.

О них забудут.

Но они останутся в легендах

Но... И верить в них не будут.

Это будет продолжаться долго

Не считаемое время

Время Хаоса.

  
   Пот бежал по лицу. Уже неделю как снится один и тот же сон - и каждый раз как он его видел, испытывал все время те же самые ощущения: страх, ужас, ненависть... и эйфорию! Он боялся заснуть, однако в тот же миг хотел получить то удовольствие, какое получают от сна.
   Он после дремы сидел на собственной мягкой кровати, руками обхватив согнутые ноги. Во сне он снова увидел Его. По-другому его не назвать. Это не живое существо и не предмет. Это... это Нечто! Или ключ к славе. Или еще что-то прекрасное - туннель, какой ведет тебя к самому главному на свете. К чему? Он к несчастью не знал, но он всем телом чувствовал, что это что-то всемогущее. С ним он обретет вечный покой, богатство, славу... откроет смысл жизни! Оно его обеспечит всем. Он его должен заполучить, во что бы это не стоило!
   Он опустил руки, и устало приподнялся. Мягкое одеяло лежало на полу - сон был бурный, как и все предыдущие. Первые лучи солнца уже освещали его огромную комнату через большие окна.
   Подойдя к окну, он уперся обеими руками о подоконник и сонно взглянул с верху в низ на только что проснувшийся город: первые жители уже занимались своим рутинным делом: кто-то открывал двери в свои лавки, кто-то шел на работу, учебу, а кто-то просто расхаживал, любуясь столицей. Муравьи в огромном муравейнике - вот с чем он всегда сравнивал свой город-столицу.
   Смотреть на эту "картину" совершенно не хотелось. В голове была только одна мысль. Мне нужно Оно. Отвернувшись от окна, он целенаправленно зашагал к двери, приоткрывши ее, выкрикнул:
   - Пришлите ко мне генерала Тора. Немедленно!
   - Сию минуту, господин Орсан, - взволновано донесся ответ.
  
   Впереди отчетливо виднелись горы - горы Елльсон. Солнце уже начало садится, уходя за высокие горы. Ночь должна была наступить незамедлительно - караван обязан остановиться на ночлег. Три долгих дня путешествуем, а результатов никаких. А правильно ли мы идем? Надеюсь что да. Карты нет, проводника тоже нет, есть только я. Дорогу я, сознаюсь, не знал, меня просто туда тянуло, вроде метал к магниту. И я, поверьте, не сопротивлялся, доверился всем своим телом чужому "магниту". Я ему верил, ибо Он меня ждет. А я его жажду. Размышления нарушил подбежавший в мою сторону всадник на коне, Тор. - Государь, уже надвигается ночь, нужно установить лагерь, - произнес генерал.
   - Хорошо, - и больше ничего не прибавив, Орсан остановил своего коня.
   Тор натянул поводья, развернулся свою кобылу и побежал к своим людям. Он промолчал. Спросить куда я их веду, он не захотел или, быть может, побоялся. Я то знал, что его люди неоднократно просили, даже требовали, чтобы он попытался выведать, куда мы идем. Он или, как я уже говорил, боялся или был горд. Кто его знает. Но его умение (это точно было умение, которое я ранее по ошибке считал неуверенностью) промолчать мне очень симпатизировало.
   Уже через полчаса лагерь был установлен. Точнее будет поселок - палаток тут было почты сотня, а людей вдвое больше. Это была личная стража князя Орсана. Большинство с них смотрело на своего князя-идола с неким подозрением, на их лицах читалась усталость - уже три дня путешествуют, куда идут, что ищут, без понятия; сожаление - некоторые подумывали, что их любимый князь рехнулся, идти сначала в одну сторону, а затем неожиданно князь велит идти в другую, это точно не с доброй воли. Но противоречить своему благородному государю никто не осмеливался. Князь сказал - задание выполнено. Это было главным девизом солдат.
   Орсана палатка была огромных размеров, впрямь как его спальня в Астоне. Съевши еду и запивши водой, ничего более умного не придумав, князь приляг и мгновенно заснул. И снова, как в предыдущие дни, ему снился тот же загадочный сон. Орсан стоял посреди пустой комнаты, дверей не было. В помещении странствовал смрад. С каждой секундой дышать ставало все тяжелей - вонь была невыносимой. Кислород переставал попадать в легкие, моментально закружилась голова. Сознание переставало подчиняться. Орсан горько закашлялся и обхватил руками шею. Он задыхался. Предавшие ноги подкосились, и князь рухнул на колени, затем повалился на бок и продолжал дергаться. Смерть, наверное, была рядом, стояла где-то за углом и с ухмылкой наблюдала за его мучениями - получала неповторимое удовольствие. А шоу к тому же длилось долго, как бы специально, князь будто умирал, но умереть не мог. В глазах потемнело, дышать почти стало невыносимо - вот и пришел долгожданный конец. А умирать уже не хотелось! Вот постучала в двери госпожа смерть, ее приветливо впустили, а с ней послушно пойти в иной мир - извольте! Жить хочу! Орсан начал яростно бороться, но его сопротивление в этом положение было незавидное. Хочешь или не хочешь, но окончательный результат будет аналогичен. Князь сдался, отдался в крепкие руки противнику.
   Вдруг вокруг Орсана появилось яркое сияние, на душе моментально стало прекрасно. Смрад в одно мгновение исчез или по крайней мери стал менее зловоний, но главное что он его перестал душить. Князь приподнялся с пола и начал осматриваться - кругом был яркий белый свет. Словно на небесах.
   Орсан пошел прямо. Князь с опаской ступал шаг за шагом, стараясь идти ровно. На горизонте что-то возникло желто-сияющие, удивительно, но Орсан сияние видел очень разборчиво на белом фоне. Внезапно князь ощутил! Это был Он! Да-да! Орсана заполоняла эйфория. Однако с ней также на его нашел страх, ненависть ... И к его удивлению любовь, что для его было мягко говоря нехарактерно. Князь превращался в сумасшедшего. Государь без запинок целеустремленно двигался к сиянию. Он уже в нескольких шагах находился от него. Семь, шесть шагов и князь сможет его взять. Улыбка была раскрыта на максимум, от уха до уха. Пять, четыре... Выделялась слюня, как у бешеного. Еще немного и я завладею им. Три, два... Дрожащие руки тянулись к Нему.
   Нежданно вся идиллия начала рушится: сияние отдалялось от князя, земля задрожала, сдавалось, что землетрясение пришло в эти неизведанные земли, чтобы забрать Его. Забрать у меня!
   Орсан проснулся.
   Плечи князя обхватил Тор и начал трясти его в разные стороны:
   - Проснитесь! Вставайте!
   Орсан приоткрыл сонные глаза и промолвил:
   - Довольно, я проснулся...
   - Наконец-то, - сказал радостно лекарь, которого монарх сразу не заметил за широкой спиной генерала, и добавил. - Мы услышали, как вы орали со своей палатки и сразу же на крик прибежали к вам. Вас трясло, и со рта шла пена.
   - И это все? - раздражено поинтересовался князь.
   У Тора с лекарем от удивления вытянулись лица, они точно не ожидали такого ответа. Орсан продолжал говорить:
   - И вы двое посмели из-за такой бессмыслицы войти в мои покои без моего разрешения? - он ясно понимал, что говорит полную чушь, а не они, тем не менее, он себе не представлял, что его поданные видели его в таком жалком состоянии. У него начиналась истерика. - Я вас подвергну наказанию! Без моего разрешения войти в мои покои... Нонсенс! Немедленно оставьте меня в покое! Вон отсюда!
   Лекарь хотел возразить, но генерал, ухвативши его за руку, вытолкнул лекаря с палатки. Орсан остался наедине один.
   Пена, судорога. Эх. И меня видели во всем этом великолепии. И в страшном сне наверняка не приснится. Хотя... мой сон (а может предвидение?) намного страшней будет. Князь знал, что во время сна с ним такое бывает, но кроме него об этом до сих пор никто не догадывался. А тут сразу два человека-свидетеля. Убью их. Или... если расскажут кому-то тогда и убью. Или лучше сразу убить и не рисковать? Меньше свидетелей, по слаще жизнь. Точно убью. Вот сейчас и прихлопну их. Вот встану и сделаю дело. Стоп! Ну и что, что они меня видели в таком состоянии? Кто им поверит? Только сумасшедший или душевно больной. Это будут всего лишь слухи. Не так все плохо. Пусть живут.
   Орсан огляделся. Точно ужас. Все разбросано, как после бурной ночи; на рубашке мокрое пятно - окончательный результат слюны; щеки болят: значит, Тор мне и по щекам несколько раз хлопнул; тело знобит от судороги; глаза вероятно с подтеками. Словно чего-то наркотического нанюхался и сижу под экстазом. Незабываемое зрелище.
   А я вновь не дотронулся до Него. И так уже десять раз, если не больше. Остается каких-то три или два шага, и я как назло просыпаюсь. Издевательство. И кто посмел так насмехаться над князем Драконьего княжества? Точно слабоумный, умный о таком бы и не подумал. Но этот слабоумный мной превосходно манипулирует! Как кукольник над своими куклами. И я, наипрекраснейшая кукла, беспрепятственно ему подчиняюсь, следую к нему. А вот куда? Кукольник таинственно молчит и делает свою работу.
   Душно.
   Князь с мучениями приподнялся, ноги подрагивали, и пошел к выходу. Ветерок холода сразу же окутал его. Безотлагательно по коже пробежались многочисленные орды мурашне. Духота исчезла, однако взамен ей начало знобить. И он опять почувствовал Его. Орсана тянуло к подножью гор. Толкало. Да толкало! Он его звал. И князь, не имея сил для сопротивления, послушно подчинился.
   Орсан шел как пьяный, ели переставлял ноги, но ко всему его удивлению, охраны, какая должна дежурит, не было. Сдавалось, что все подстроено, что ненужных актеров кукольник своевременно убрал со сцены, освободив дорогу главному актеру. Актеру, какой должен сделать нечто такое, что кардинально изменит ход событий пьесы. Выйдя с лагеря незамеченным, Орсан продолжал целенаправленно двигаться к подножью гор.
   Горы предстали пред ним и, не задумываясь, он тут же начал вскарабкиваться на них. Самое изумительное, что правитель мог быстро лезть на гору, хотя ранее в детстве ни разу не пробовал такого делать. Он, если говорить на чистоту, забираться вообще боялся на горы, но сейчас о страхе он позабыл. Переставлял ноги и руки как мастер - без магии тут точно не обошлось. Спустя некоторое время его зоркий взгляд обнаружил вход в пещеру.
   Может быть, ему показалось, но с пещеры будто исходил некий звук. Прелестная музыка. Вот она, я в этом абсолютно убежден, ко мне и пришла в мой дом в Астоне. Она меня сюда привела. Она! Вот кто меня покорил! Вот кто мной манипулировал. Это была музыка. Простая обыкновенная музыка. Кукольник - музыка. Меня! Князя Орсана, сына Аваротаса провела музыка. Позор! Но она меня и сейчас вела. Я не мог с ней бороться. И, признаюсь, не хотел. Кукольник был мастером своего нелегкого дела. Он делал свою работу, а я подчинялся. Князь, не задерживаясь на месте, вошел в темную пещеру.
   В ноздри ударил запах - запах ужаса. Как я его узнал? Не знаю. Я его ранее никогда не чуял, но точно знал - это он. Он мне говорил: немедленно беги отсюда, забудь об этом месте навсегда, оно проклято. Если б не прелестная музыка я так бы послушно и сделал. Музыка была великолепна. Она была божественна! Она всецело затуманила мой ум. Я слушал только ее и на другое не обращал внимание.
   Монарх шел в не просветной темноте. Долго или нет, тяжело сказать. Ни разу не споткнулся, земля была как гладкое зеркало, без изгибов. Князь с музыкой словно летел, пролетая все препятствия. Живых существ, кажется, тут не было. Все живое либо сгнило, либо его тут вообще никогда не существовало. Запретное место - вот как Орсан окрестил эту местность.
   Князь остановился. Через тьму, какая неожиданно начала проясняться - давая путь свету, он увидел перед собой огромный круглый металлический круг - монолитную дверь. На самой двери были изображены четыре маленьких круга, на каких были нарисованы какие-то рисунки: кажется, что на одном из них был нарисован символ огня, а там вроде символ воды... Остальные, вероятно, символы воздуха и земли. А между ними было очерчено чудовище. Уродливое, мерзкое, противное.
   Впрочем, это был только безобидный рисунок, но Орсана от страха передернуло.
   Без воли Орсана правая рука начала приближаться к изображению - к омерзительному чудовищу. Ладонь прикоснулась, ее начало обжигать. Князь, разумеется, хотел ее тут же отдернуть, но у него не получалось этого сделать. Музыка продолжала им управлять. Боль была нетерпимой, и он закричал. Наконец огонь отступил - боль утихла. Круги, на коих изображались символы природы, начали крутиться. Они одновременно перекрутились по часовой стрелке и стали в изначальную позицию. Монолитная дверь со скрипом приоткрылись. Из-за круглой двери дунуло противным смрадом. Это был тот же запах, его ни с чем другим не спутать, какой Орсан чуял в своих снах. Князь непередаваемо перепугался, хотел развернуться и бежать прочь. Нестись сломя голову отсюда к своему лагерю. Но в кукольника на это было другое мнение. Хотя музыка уже его сознание полностью не затуманивала, однако она все одно владело его телом. Князь испытал еще больший ужас. Ноги, предав своего изначального хозяина, зашли в следующее помещение.
   Это была типичная квадратная комната с очень высоким потолком. На боковых стенах вдоль стены горели факелы, освещая пространство. Как они тут умудрились гореть вечно?! А перед Орсаном находился Он! Он стоял сгорбленным, мускулистые руки были в кандалах прикованы к стене, одна нога стояла на колене. Голова твари с бараньими рогами была опущена. Монстр был больших размеров, примерно ростом с два человека. Мускулатура сразу же бросалась в глаза. А самым удивительным было то, что от него исходило пламя огня - он сам излучал его.
   Внезапно монстр приподнял большую голову: его темные глаза были направление в сторону князя, а пасть разошлась в издевательской ухмылке. Он довольно промолвил:
   - Добро пожаловать, мой милый друг. Я ждал тебя очень долго, много лет, почти вечность.
   - Кто ты? - осведомился Орсан, он был неимоверно перепуган.
   Чудище опять разошлось в ухмылке, и коротко ответило:
   - Я Дьявол.
  
   Князь спускался, как загипнотизирован. Мог, безусловно, оборваться со склона горы - он не смотрел под ноги. Тем не менее, его эта страшная участь миновала, перед ним будто кто-то своевременно расчищал дорогу от всех препятствий. Плодовитый разговор с новым союзником сильно его заинтересовал. Хотя беседа уже давно закончилась, но он еще был под сильным впечатлением. Дьявол владел необыкновенным голосом, он с его помощью заставлял своего собеседника верить ему. И князь не стал исключением, он безоговорочно веровал. Всему. Он говорил красноречиво, умно и прекрасно. Не верить ему било грех. Рогатый монстр поведал Орсану обо всем, что с ним произошло.
   В незапамятные времена, когда Священный Дракон еще не ступил на земли этого Острова, здесь обитал благородный народ. В их число входил мой рассказчик. Тот народ был могущий и справедлив. Это была самое прекрасное место во всей вселенной. Но однажды произошло непоправимое. Бог, как нарек его Дьявол, правитель этих земель обрушился гневом на него и его преданных сподвижников. И тотчас произошла битва. К всеобщему горю, сторонники Дьявола пали. Те, кто уцелели, были изгнаны в иной мир. Страх и ужас встретили изгнанников - то был Ад. Ад, который стал домом для всех тех, кого не возлюбил Бог. Правителем там стал Дьявол - Бог его именовал различно, то Окаянным, то ли Лукавым. Шли годы, десятилетия, столетья... Многие, конечно, не могли смирится с такой, как им казалось, несправедливой долей. Все пострадавшие хотели справедливости. Чтобы изменить свою суровую судьбу все жаждали мести - войны. И она, в конце концов, все-таки настала. Она была ужасной, кровавой; Бог не стремился повиноваться. И ему вновь повезло, бунтовщики проиграли решающую битву. Правителя Ада, Дьявола, заключили в Безымянную пещеру - тут он и сидел взаперти до этого времени. Бог и ангелы (жители Рая - так ранее именовался этот остров) прожили тут еще долгое время. Но потом, непонятно почему, они бросили эту богатую землю, и ушли. Куда? Дьявол не мог дать точный ответ - он, к сожалению не знал.
   После этого на Остров прилетел Дракон. Он заново вернул в Рай жизнь.
   А он, Дьявол, продолжал наедине с горем сидеть в темнице. Однако у вечности есть и свой конец. Лукавый из-за долгого заключения научился преобразовываться в... дух. Его душа научилась покидать свое тело и бродить по Острову - это тот же Рай только по иному назван. Он ходил среди людей, но не умел входить в их тела. И вдруг, пробуя внеочередную свою попытку, ему неожиданно удалось влезть в душу Орсана - мою, ему улыбнулась удача. Он меня и привел сюда.
   Князь, несомненно, верил всему - каждому сказанному слову. Праведный голос не давал о себе усомниться. Он, прослезившись, сочувствовал своему собеседнику. Найдя на пильном столе золотой ключик - маленький с пол мизинца, Орсан любезно отворил замок на кандалах. Когтистые руки Дьявола освободились от железных оков. Он снова обрел свободу. Этот жест владыки Драконьего княжества сдружил их еще больше.
   После этого он с Орсаном заключил договор.
   Князь неустанно приближался к лагерю - там было спокойно. Его исчезновение, наверное, никто не заметил. И зачем вообще нужна такая расхлябанная охрана, если они даже не обнаружили, что их князь пропал? Ребятишки, а не солдаты. Толк то, скажите, какой с них? Вот ранее армия била! Весь Остров без исключений их страшился. Даже матери своих детей, когда они вели себя непослушно, пугали ними и дети сразу же ставали покорнее. А сейчас одни юнцы возомнившее себя непобедимыми воинами. Срам. Школа, какая раньше обучала будущих элитных солдат, невозвратимо разрушена - остались от нее только руины да упоминания в пожелтевших летописях.
   Уже находясь от лагеря в нескольких шагах, караульный его приметил. Его удивлению не было конца. Он протер свои заспанные глаза и вновь глянул на государя - он не верил своему зрению; князь только что пришел в лагерь, это он, разумеется, увидел, а как он не замечаний им вышел с лагеря? Сторожевой незамедлительно взял себя в руки, он надеялся, что князь не обратил на его изумление внимания. Он мгновенно поприветствовал Орсана. А князь, не ответив, прошел мимо него.
   Сколько было сейчас времени, князь не ведал, по солнцу он еще не научился определять, тем не менее, много людей уже расхаживало. Замечая князя, они кланялись и приветствовали, а затем, дожидаясь, когда Орсан пройдет мимо них, продолжали идти по своим срочным делам. Самое странное, что у всех на лицах, после того как они меня видели, появлялась горсть изумления. Быть может, моя внешность непоправимо изменилась после встречи с Дьяволом? Да нет, не может этого быть - зачем это ему нужно? Наверное, скорей всего еще не выспались. Возле охровой палатки Орсана стоял Тор со своими подопечными и что-то он им жарко говорил. Они своего правителя не заприметили. Подойдя вплотную к генералу, Орсан осведомился:
   - Тор, ты кого-то ждешь?
   Генерал от неожиданности подпрыгнул и развернулся. В его маленьких глазах читалась боязнь. Он страшился меня.
   - А как вы тут оказались, государь? - почти по слогам спросил Тор.
   - Шутка? Это шутка? - князь не понимал сказанного им. - А где я, по-твоему, должен быть?
   - Но, вы ж, государь, должны быть в своей палатке. Вы с нее не выходили. Как вы оказались тут, государь? - Тор это произнес почти на одном дыхание. И после длительного молчания добавил. - Тут возле вашей палатки целую ночь дежурило два человека, и по лагерю расхаживало три отряда солдат. И никто, уверяю, не видел, свидетелей нет, как вы покинули свои покои.
   Орсан молчал. Стало быть, это не солдаты плохо исполняли свой долг, получалось, что я зря их обвинял? По всей вероятности, да. Так скажите, почему никто не видел, как я ушел с лагеря? Волшебство. Это только могла быть могущественная магия и ничего больше. Другого объяснения не существует. Лукавый и в этот раз Орсану показал свою неповторимую магическую силу. Ему не было равных. Теперь князь ему полностью верил.
   Генерал со своими людьми продолжал глядеть на Орсана, не проронив при этом ни единого слова. Они с опущенными головами ждали своего наказания.
   - Да это шутка, я вас проверял, - князь поспешно кинулся их успокаивать. О моем новом союзнике они не должны знать. И так уже последнее время они за мной замечали непонятные выходки. Лучше ответить так, ибо еще что-то заподозрят.
   Князь добродушно улыбнулся и воодушевлено добавил:
   - А теперь живо собираемся и покидаем этот безлюдный пустырь. Возвращаемся в Астон!
   Тор от удивления приоткрыл рот, не веря своим ушам. Он, наконец, поклонился и побежал отдавать распоряжения.
   Яркое солнце выходило из-за гор.
  
  

Тяжелое решение

  
   - На площади Святых собралось полно людей. По правде сказать, государь, я столько народу никогда за всю свою жизнь не видел. Наш город хоть и столица, которая, бесспорно, по своей красе, огромности и великолепии не имеет равных, все одно не может вместить всех желающих. Некоторым опоздавшим даже приходиться стоят возле самых дальних ворот Ростислава! Это ж невообразимо! Кажется, что будто в Астон сошлись почти все с нашего княжества, - дворянин Гексель обратив внимание, что его правитель смотрит на него изучающим взглядом, но при этом как рыба молчит, резко спохватившись, поклонился и сказал то, зачем его сюда отправили. - Ваша сестра считает, что уже вам, государь, пора выходить.
   Гексель еще раз раскланялся и вышел, тихо прикрыв за собой сосновую дверь.
   Князь Орсан продолжал неподвижно сидеть на своем уютном троне. Он хоть и выглядел невероятно спокойным - на лице даже невозможно было прочитать ни нотки тревоги, ни беспокойства - но в голове Орсана был переполох. Он не знал, правильно то, что он делает или нет. Быть может, Дьявол его обманул? Возможно, он зря сюда в столицу созвал всех людей со всего княжества? Это было правильным поступком? Одни вопросы. Но если он сейчас всем скажет, что это был ложный призыв, как отреагируют люди? Настанет бунт? Или разойдутся молча по своим домам? Бунт. Так стража без проблем убавит их пыл. Это будет бойня. Бойня из-за его слабовольной нерешительности. И так уже среди людей последнее время ходит слух, что их любимый князь в неблагоразумии. Своими действиями это он явно показывает и доказывает. И тут еще два месяца назад князь созвал всех людей в Астон (поговаривали, что князь собирает людей на войну - они были правы). Это, наверное, тоже не со здравого ума. А если их князь скажет, что это он так жестоко пошутил со своим народом, что тогда будет? Убьют, как и Голта II. Будет сказано - умер от страшной неизлечимой болезни. Жуть.
   А вдруг Дьявол прав? Вдруг он говорит правду и только правду?
   Внезапно перед взором Орсана, перед его троном на пустом месте появилось два глаза. Они внимательно с некой любознательностью посмотрели в сторону князя.
   Князь не испугался. Чудище не раз так появлялся перед ним невидимым - это была одна из его способностей. Дьяволу приходилось использовать этот фокус, ибо люди пугались бы, увидев его уродливый облик. Тем не менее, сегодня должен он был впервые предстать перед их взором. Дьявол сам этого требовал. Это требование входило в договор.
   - Пора, - сухо изрек Дьявол.
   Все сомнения сразу отхлынули. Орсан приподнялся с трона и немного неуверенными шагами прошел до дверей. Открыл их.
   Орсан двинулся к вратам, которые было возведены прямо на другом конце сада. Здесь уже сильней ставали слышны возгласы людей. С каждым последующим шагом уверенность больше впитывалась в него - сомнений вроде и не было. Орсан краем уха слышал, что Дьявол следует за ним. Хоть он был невидимым (глаза тоже исчезли), но его тяжелые шаги были слышны. В каждом колдовстве есть уязвимое место. Это Орсана немного утешило. Стража увидев, что их князь приближается, незамедлительно отворила врата.
   Князь молча прошел мимо внушительных ворот и остановился.
   В низ с возвышенности вело пару десяток ступеней, а за ними на центральной площади Астона стояло не считаемое количество людей. Пустого места среди них не наблюдалось. Некоторые, кому не хватило мест на площади, забрались на крыши домов, хотя и там уже не было свободных зон. Гексель ничуть не преувеличивал, людей пришло так много, что тем, кто не поместились на площади и на крышах домов, довелось стоять почти возле центральных ворот Ростислава. А сколько расставленных палаток за стенами города! Сдавалось, будто город находиться в облоге. Однако нужно заметить, что это были всего на всего новые дома пришедших людей. И это они обменяли свой родной, уютный дом на грязную палатку, чтобы всего лишь услышать мои слова! Святой Дракон! Этого не может быть! Они всей душой верны мне, они за мной пойдут хоть на смерть. Какая неожиданная радость - мне это и нужно! Орсан разошелся в широкой улыбке, обнажая свои белые зубы.
   Люди увидев, что их любимый князь взошел к ним, начали радостно кричать, припрыгивать от радости, рыдать от веселья; они увидели самого святого ныне живущего на этом мире человека. Они не могли успокоиться. Громкие возгласы ставали все сильней. Они увидели самого князя! Того, которого множество людей никогда не видело, но знали, что он живет ради них, ради их благополучия, и, наконец, ради их княжества. Это он, кто сейчас должен сказать что-то такое, что навсегда изменит их мир. Их бесценные судьбы. Они были в эйфории. Некоторые от блаженства даже падали на колени и исчезали - они уже не вставали. Их затоптали насмерть. Вера и блаженство - сильней смерти.
   Орсан безмолвствовал, он ровно стоял и продолжал усмехаться. Ему все это нравилось, он даже в некоторой степени гордился собой. Это ж он этот князь, которого все любят. Это он их Бог. Это ж они пришли к нему, пройдя со всех окраин Драконьего княжества в Астон. К нему! Он практически сравнялся со Святым Драконом. А возможно и выше его! Скажите, что для них сделал Дракон? Ничего! А он: беспокоится об их безопасности, дает им работу, делает праздники для них. Он! А не Дракон. Это он должен повести их на земли роатцев. Это под его командованием Победоносная война должна будет состояться. И это при нем Драконье княжество должно овладеть всем Островом, а не только северной ее частью.
   Люд продолжал неистово вопить. В толпе началась суматоха - отдельные группы людей завязали драки. Все хотели ближе продвинуться к князю Орсану - каждый хотел, чтобы он обернул свой взгляд именно на него. Они считали - всем сердцем верили, что этот божественный взгляд откроит им тайный смысл жизни.
   Если бы не многочисленные стражники, кои располагалась в низу перед каменными ступенями, то благоухающий народ бросился бы в объятья князя. Они превыше всего жаждали до него дотронуться. Хоть бы разок. Однако княжеская стража со всем своим упорством их удерживала. Даже приходилось кое-каких фанатиков, - так их именовал Орсан - которые со всей своей настойчивостью не обращали внимания на предупреждения стражников, утихомирить силой.
   Но все эти неурядицы ни в коей степени не пугали людей. Они продолжали блаженствовать.
   - Приступай, иначе скоро все твое воинство умрет в твоей столице. Вот это будет величайшая Победоносная война, - с сарказмом проговорил Дьявол, стоя за спиной Орсана.
   - Да уж, пора, - согласился князь.
   Орсан приподнял верх две руки, показывая этим жестом, чтобы люди успокоились. Люд начинал постепенно замолкать. Потасовок ставало все меньше. Могущественный правитель дожидался полной тишины.
   Только сейчас он заметил, что кроме мужчин тут также стояли женщины. Даже некоторые были облачены в боевые доспехи. Орсан был шокирован. Это впервые за всю историю существования человечества женщины будут принимать участие в войне! Все бросили родной очаг, прошли долгий путь, шли на смерть. И все это ради княжества. Ради него! Князь прослезился.
   Наконец настало долгожданное безмолвие.
   Князь Орсан заговорил со всем великолепием, как его беспрестанно учили в детстве учителя.
   Люди каждое слово вминали в себя, как губки, стараясь поглотить любой звук, прозвучавший с его уст. Они с каждой минутой все больше и больше доверялись государю. А Орсан продолжал вещать, сочно рассказывая о проклятом народе Роат. Он безжалостно проклинал их, не уставал указывать, что пора их низвергнуть с этой святой земли. Что предателем здесь нет места, и что в этом святом деле им поможет некий джин (Дьявол просил его так представить перед людьми) с помощью которого они смогут преодолеть ненавистей Небесный перевал. После этих слов Дьявол моментально предстал перед взором многочисленного народа. Люди были ошеломлены увидев его. Великан облачен в сияющие доспехи и при этом излучающий из себя огонь, вдобавок еще два бараньих рога на голове и уродливое лицо еще больше заворожили людей. Они стояли и смотрели, никто не шевелился. Чудище громким громоподобным голосом выговорило:
   - Я тот, кто прославит вас во имя Святого Дракона! Я ваш покорный слуга!
   Два предложения, только два! Но его неповторимый голос! Голос вроде не сего мира. Голос того, кто говорит истину. Люди покорно поверили. Верили как дети всему сказанному. Орсан не сдержался и прибавил:
   - Победоносная война настала. Мы победим!
   Правитель развернулся и неспешно двинулся обратно в свои покои. А за его спиной возникла новая волна радостных криков, слез, молитв.
   Да будет так.
  
   Солнце ушло за горизонт, отдав свое правление луне. Ее яркость, несомненно, существенно поступалось солнцу, но ее загадочность намного больше зачаровывала ненасытный взор Орсана. Он не мог от нее отвести взгляд. С самого детства князь ложась спать каждый раз смотрел в окно, чтобы увидеть за ним ее - госпожу Луну. Он нередко представлял, что там тоже есть жизнь, что там тоже живут живые существа. Эта загадочность луны не покинула Орсана до сих дней.
   И сейчас сидя в вишневом саду, князь не отрывал от нее глаз.
   Сзади послышались легкие шаги. Молодой правитель повернул голову в сторону доносившегося звука. Хоть в эту темень лица не было видно, князь легко по фигуре распознал, что это была его сестра Авель. Сестра подсела на край скамьи к Орсану.
   - Чего с банкета ушел? Многие хотят тебя поздравить с твоим божественным решением, - на слове "божественным" Авель хихикнула.
   Брат Авели знал, что его младшая сестра никогда не любила войн. Она их боялась, проклинала их. Война от нее забрала родного отца. Это многое значило для нее. Впрочем, как и для Орсана.
   - Душно там. Свежим воздухом подышать захотелось, - протараторил князь.
   - Ну конечно, - согласилась Авель.
   Разговор не шел. Орсан разумел, что сестра не просто так пришла к нему поговорит о всякой всячине. Ее интересовал некий вопрос, - какой именно вопрос он, конечно, знал. Но ждал, чтобы Авель сама его произнесла в слух.
   Князь краем глаза посмотрел на нее: на милом невинном личике читалась неуверенность. Ее взгляд был обращен на свои тоненькие красивые пальчики. В который раз Орсан восхищался неземной красотой своей младшей сестры. Понимая, что если она продолжит еще некоторое время молчать она так и не скажет вслух то, зачем сюда пришла.
   - Ты тоже уходишь со своим войском? - промямлила Авель.
   - Да, - мгновенно ответил князь.
   - Надолго?
   - Не знаю. Это уж как получится.
   - А ты вернешься? - и в этот миг Авель заплакала. Она свое личико опустило в руки, чтобы не показывать свою слабость.
   Орсан молчал.
   - Ты единственный кто остался с нашей семьи. У нас больше никого с родных не осталось, - со слезами на глазах говорила сестра. - Ты забыл как наш отец пал в битве? Ты хочешь повторить ту же участь? И ты что ли позабыл, что после смерти нашего отца случилось с нашей матерью?
   Князь сидел безмолвно и не издавал ни одного звука.
   - И это тоже забыл? Она отравила себя не пережив это горе. А если тебя не станет, как я смогу жить на этом свете? Чего молчишь?
   Авель продолжала:
   - Это какое-то бедствие! Все в нашей семье не доживают до конца своих дней. Если не от болезни или от предательства не умираем, так сами себя ведем на верную смерть. Это проклятие.
   - Так значит, суждено быть...
   - Хочешь сказать это судьба?! - выкрикнула сестра. - Не неси чушь. Каждый сам, как паук, вяжет с нитей свою жизнь, и каждый сам решает, что ему делать. Судьба это окончательный результат твоего пути, твоей жизни.
   Настало молчание. Ветер внезапно так сильно подул, что даже от его напора зашевелились ветви деревьев. Государю показалось в этот миг, что за ними кто-то наблюдает. Орсан внимательно осмотрелся. Однако он никого не увидел. По всей вероятности показалось.
   - А теперь слушай меня внимательно, - сказал Орсан.
   Авель приподняла заплаканное личико и внимательно посмотрела на брата.
   - Я должен отомстить за отца. Отец... Ты знаешь, как я к нему относился. Он для меня был больше чем просто отцом. Он мне был и другом и учителем, и, в конце концов, единомышленником. - Брат продолжал. - И когда он умер, я не представлял, как мне жить дальше. Я остался как бы один на необитаемой земле. Я долго проливал слезы за его уходом. Мне тяжело далась его неожиданная потеря. А потом мать... А дедушка наш! Я его даже не застал живым. И все они умерли от гнилых роатцев: прямо от их меча или от их последствий, как наша мать. Я должен отомстить за них. Эти мерзкие роатцы или умрут от моего меча или я уйду вслед за родителями. Другого не дано.
   Услышав последние слова брата, Авель снова зарыдала. Князь нежно обнял свою младшую сестру.
   - Ты не плач. Я обещаю, по крайней мери я буду стараться, вернуться живим. Но если мне там будет уготована смерть, значит, ничего не поделаешь. Молись каждый час за меня и за наш народ. Эта война, этот период нашей эпохи, будет самой величественной за всю историю существования Острова. Я чувствую, что мы победим. И я это докажу!
   - Я буду молиться - промямлила сквозь слезы Авель и еще ближе прижалась к правителю.
   Князь нежно правой рукой провел по ее светлым густым волосам.
   - И вот что еще. Я знаю, можешь больше от меня не скрывать, что тебе приходиться по душе дворянин Гексель. Я, поверь, не буду препятствовать, чтобы ты, сестричка, вышла замуж за него. Он умен и храбр. Доблестный рыцарь. Он будет, надеюсь, достойным князем.
   - Ты... Ты снимаешь с себя титул князя!? - от неожиданности воскликнула Авель.
   - Если я умру, то этот наказ, кой я уже подписал, разумеется, будет действовать.
   - Ты так говоришь, словно знаешь, что умрешь.
   Орсан на последнюю реплику собеседницы не ответил. Князь приподнялся и веселым голосом сказал:
   - Пошли на банкет. А то предчувствую, что господа гости выпьют все запасы вина не оставив нам ни одной капли.
   Они направились в сторону огромного дворца.
   Возле скамьи, в пару шагах от нее, на которой только что сидели Авель и Орсан, появилась мускулистая фигура Дьявола. Он величественным взглядом сопровождал уходящую пару. Когда две фигуры исчезли за деревьями, Лукавый безжизненным голосом произнес:
   - Он знает, что я предам его.
  
   Столица будто умерла. Вчера вечером тут еще проходили пиршества. Люди гуляли, веселились, пили за здоровье своего любимого князя. За будущую победу. А сейчас здесь, где вчера еще не можно было спокойно пройти между толпы людей, было пусто. Остался только мусор. И палаток вокруг Астона не стало. На город, будто за одну ночь набросилась неведомая сила, которая унесла тела людей в иной мир. Но спустя некоторое время в городе начали появляться считанные люди. Их было малое количество, и большую часть с них составляли пожилые, женщины и дети. Те, кто не могли держать меч в руках.
   А далеко от столицы, по центральной дороге Драконьего княжества, маршировало великое славное войско. Звон от доспехов, песни еще больше придавили для этого действия красоты. В деревнях, городах говорили даже, что будто слышат их марш. Слышат победоносные песни. И слезы незамедлительно появлялись на глазах. Это была гордость за свой род. За свое княжество. За князя Орсана. За Святого Дракона.
  
  

Холм Голта Щиторуба

  
   Отряд во главе с Орсаном и Дьяволом подходил к самому высокому холму в землях Смарта. Непрекращающейся ливень дождя испортил грунт земли, сделав с него вязкую кучу грязи. Каждый шаг давался с трудом. Темно-серый плащ на Орсане промок и его начало немного знобить.
   - И зачем мы премся туда? - прохрипел недовольно князь.
   - Увидишь, - в который раз загадочно повторил Дьявол.
   - Это ты мне уже в сотый раз повторяешь. А что-то другое ответить можешь?
   - Все скоро увидишь.
   Орсан устало опустил голову в низ, продолжая карабкаться на холм. Надежда разузнать от Дьявола хоть что-то уже окончательно покинула Орсана. Когда войско вышло с Астона, Лукавый сказал что нужно идти к могиле Голта Щиторуба. Князь пытался разузнать в него зачем, но чудище не давал на это ответа. Понимая, что все одно без Дьявола им не пройти в земли Роата, Орсан нехотя подчинился. Армия, как только узнала, что их маршрут будет пролегать через земли Смарта, дико запаниковала. Идти на проклятие земли никому абсолютно не хотелось. Оттого, чтобы не произошло проблем в дальнейшем, князь приказал, чтобы основная армия шла к Перевалу под командованием военачальника Тора. А другая группа людей в количестве двух десятков должна будет отправиться к проклятым землям.
   Монарх поднялся на вершину холма. Перед его взором предстало старое, точнее, древнее дерево - дуб. В нескольких шагах от него располагалась могила. Орсану стало не по себе. Поговорили, что каждую ночь, в этих землях странствуют мертвые души проклятых солдат. И если они увидят кого-то живого, то ему уже не жить. К радости князя и его сопровождающих никаких духов они тут пока что не встретили.
   - Вперед. К могиле, - приказал Дьявол.
   Орсан снова посмотрел на Дьявола. В который раз он не переставал восхищаться его грандиозным видом. Доспехи еще больше придавали ему великолепия - сказочности, так будет точней. Удивительным было только то, что пламя огня, исходившее от Дьявола, проходило как бы сквозь доспехи, не причиняя им вреда. Волшебство и ничего большего.
   Орсан двинулся за широкой уходящей спиной Дьявола. В пару шагах от могилы князь остановился. От могилы резко повеяло неприятным запахом - разлагающего мяса. Орсана затошнило. Князь хотел развернуться и убежать прочь от этого проклятого места, но Дьявол, вроде читая мысли, приказал:
   - Стой.
   Князь повиновался. Чтобы смрад не попадал в ноздри, Орсан прикрыл подолом плаща нос.
   - Ну и вонь, - единственное, что он смог выговорить.
   - Когда я начну действовать, и вы заметите, что начинается что-то невообразимое, не бежите прочь. Стойте и спокойно наблюдайте. Вас они, поверьте мне на слово, не затронут, - предупредил Дьявол.
   Услышав эти слова стража переглянулась между собой и начала боязно оглядываться.
   "Кто нас не затронет?" хотел спросить Орсан, но, осознав, что все одно его вопрос останется без ответа, смолчал.
   Дьявол стал перед надгробным камнем и начал говорить древнее заклятие:
   - Во имя проклятых душ...
   Лукавый продолжал восхвалять что-то проклятое, при этом делая руками какие-то невообразимые круги. Но пока результатов от его усилий еще не было видно. Тем не менее, от всех этих слов Орсану стало жутко. Ливень холодного дождя, глубокая ночь, заклинание могли напугать многих. И Орсан, разумеется, не был исключением. Его трясло.
   Князь наконец-то решился посмотреть впервые сюда придя, что было написано на надгробном камне. Там значилось: годы жизни Голта Щиторуба и фраза, написанная под ними: "В проклятие верят только неудачники".
   Эх. Не верил он в проклятие. Всегда он хотел всем показать и доказать, что магии не существует, что только нужно рассчитывать на свою силу и на свой ум. И он ошибся, ибо сила слова существует. Надо только уметь ей умело распоряжаться. После своего завещания, Голт, как и его погибшие в этой битве сотоварищи, оказались на проклятой земле. Здесь хоть они были мертвы, но уйти в иной мир к своему сожалению не могли. Их души бороздили по землям Смарта, они не могли найти покоя. Всегда оставались в муках. Поэтому, после кровавой битвы под Смартом, жителям городка пришлось покинуть, а им ничего другого не оставалось, эту землю, ибо, когда окаянные души видели невинное живое существо, то жить ему оставалось практически ничего. Удивительным еще было даже то, что с земель Смарта духи выйти, как бы это удивительно не звучало, не могли, эти земли, будто окружались крепкими невидимыми стенами, в коих не существовало ворот. И это все благодаря предателю Матвею! И кто его просил произносить страшные слова? Умирать надо с достоинством!
   При всем притом, в этот раз, хоть наш отряд зашел в самую глубь проклятого места, мы ни разу не повстречали духов. Князь уж точно не сомневался, что тут без помощи рогатого чудища не обошлось. И Дьявол, перед нашим походом, убеждал нас, что нам ничего не грозит. И мы ему беспрекословно верили - страх сразу пропадал.
   Неожиданно резко поднялся с неоткуда ветер. Ветви старого дуба, который, наверное, за всю свою жизнь много чего повидал, закачало в разные стороны. Внезапно надгробный камень на могиле зашатался. Один из стражников увидевши это действие, упал от испуга на землю. А великан с неземным спокойствием продолжал свою речь. Орсану хоть и было страшно, но он не отводил взгляда от могилы. Вдруг камень стал неподвижно, и в этот же момент замолчал Лукавый.
   - Встань! - нежданно прогремел голос монстра с бараньими рогами.
   Снова стало тихо.
   - Теперь и ты повтори это слово, - обращаясь к Орсану, приказал Дьявол.
   - Встань, - неуверенно прозвучало слово.
   Князь боялся даже пошевелится, чтобы не испортить это действие. Стражники тоже стояли как мраморные статуи. Только Дьявол в отличие от всех уверенно стоял, не показывал беспокойства. По его черным глазам ставало ясно, что шоу еще не закончилось.
   Внезапно с могилы высунулась костяная рука. Кто-то с дружинников прикрикнул от удивления. Костяные пальцы начали сгибаться и разгибаться - захрустели кости. Потом оно начало подниматься. Дождь так и продолжал непрестанно лить, не собираясь в ближайшее время успокаиваться. Скелет уже стоял в полный рост. Костяной череп смотрел на нежданных гостей, поворачивая голову то в одну сторону, то в другую. Глаз у него не было, потому понять видеть ли он оставалось загадкой. Челюсти дрогнули, и существо произнесло:
   - Приветствую вас, людишки.
   Слово "людишки" скелет произнес с некой язвительностью. Дружинники подошли ближе к своему князю, чтобы при необходимости защитить его.
   - Не язви, поданный, - ответил Дьявол.
   - Ха! Кто ты такой, чтобы называть меня таким именем? Думаешь, что если меня разбудил, то уже можешь мной управлять? Ха! Глупец. Проси милостыни у меня, чтобы я вас не убил.
   И в подтверждение своих намерений, скелет начал идти к своим "освободителям". Хотя, по правде сказать, язык не поворачивается это назвать нормальной ходьбой. Пролежав пару лет неподвижно, скелет уже перестал помнить, как правильно передвигать ногами. Однако ему на это было плевать, главное, что он шел, все остальное пустяки.
   Орсан начал пятится. Дружина последовала его здравому примеру.
   Только Дьявол не сделав ни единого шага назад, так же стоял неподвижно.
   Святой Дракон! - подумал князь. Так он нас предал! Завел в западню. Предатель! И теперь будет смотреть, как это костлявое чудище будет мне неспешноломать кости.
   Орсан уже хотел вылить в голос все проклятие, какие только знал на Лукавого. Но вовремя промолчал.
   Скелет к своему удивлению (к Орсану с его дружиной тоже) не мог идти дальше. Перед ним словно появилась невидимая стена, какая не пропускала Голта идти к своим жертвам. Он очутился как бы в круге, с которого нет выхода.
   - Людишки! Я вас все одно достану. Я вам все кости переломаю. Обещаю, скоты! - и начал яростно молотить своими руками о невидимую стену.
   - Дедуля, успокойся, ты взаперти, - насмешливо проронил князь. Увидев, что скелет не может к нему подойти, государь вмиг стал уверенным. Страх канул в небытие.
   - Я дедуля? Скотина! Я тебе голову оторву, а потом начну ее пинать ногами.
   - Молчать! - взревел яростно Дьявол.
   Настало молчание. Даже сговорчивый скелет решил замолчать. Все с любопитством посмотрели на Дьявола. И он продолжил, обращаясь к скелету:
   - Голт Щиторуб, ты мертв, хотя душа твоя все одно не может уйти на покой. Это проклятие не только твое, но и твоих бывших солдат, которые пали при Смарте. Ты хочешь уйти в забвение, но не можешь, как бы ты этого не хотел...
   - Я это и так знаю! - грубо перебил Дьявола бывший князь. - Меня не нужно поучать! Как тебе знать, как это быть проклятым? Как ты можешь говорить то, чего не знаешь? Вычитал в летописях и уже считаешь себя мудрецом? Срам! Только я и те, кто здесь пали в битве ведаем, что такое быть проклятыми. А ты бы лучше об этом молчал. Ты б лу...
   Закончить свою реплику Щиторубу не удалось. Он неожиданно упал. Его перестали держать костяные ноги. Однако он не умер (хотя как мертвый мог умереть?), как сначала показалось Орсану. Костяные руки скелета и череп шевелились. Только ноги лежали неподвижно.
   - Что за... - начинал возмущаться Щиторуб, но тут ему не дал договорить Лукавый.
   - Я твой хозяин! Ибо я тебя воскресил.
   - Мой хозяин? Ха-ха, - скелет заливался смехом. - У меня никогда не было хозяина. И, обещаю, никогда его не будет!
   - Ты уверен? Как хочешь, если тебе, Голт Щиторуб, нравится, чтобы твоя душа вечно странствовала и никогда бы не смогла найти покоя, так значит, тому быть, это ж все-таки твой выбор, - Лукавый говорил спокойно и уверенно, он, чудилось, уже готов был послушать скелета.
   И не с того сего скелет погружался в землю. Голодная земля его втягивала в себя жадно, как проголодавшийся волк, который уже пару недель ничего не ел. Еще немного и скелета бы не стало видно, как вдруг он завопил:
   - Стой! Прости меня! Прости! Хозяин мой! Я все сделаю для тебя, все! Пощади!
   Скелет прекратил свое погружение в землю. Только череп и руки, которые заранее были подняты вверх, остались на поверхности. Нижняя часть находилась под землей.
   Вдруг прекратил смех Голта. Тем не менее, следует заметить, это был смех не превосходства, а простой нервный смех - смех того, кто остался жив, когда казалось, что смерть неминуема. После этого скелет серьезным тоном произнес:
   - Я весь во внимании.
   Дьявол, будто ничего не произошло, говорил безмятежно:
   - Я пришел сюда не для того, чтобы я стал твоим хозяином, а ты моим слугой. Я пришел освободить твой дух на веки вечные. Чтобы ты ушел в забвение и больше не мучился на этом грешном мире.
   Неожиданный такой поворот событий не только озадачил Щиторуба, но и князя Орсана с его солдатами. Орсан, бесспорно, был в недоумении. Он не постигал, сюда нужно было переться только для того, чтобы его дед спокойно ушел в мир забвения? Чтобы проклятие с его деда было снято и все? Не обессудьте, Орсан был не прочь, чтобы дедуля спокойно умер и больше не мучался. Он даже был этому рад. Как ни как все ж таки он его дед. Но зачем это нужно было делать именно сейчас? Какой смысл? Они все-таки сейчас занимались более серьезным делом - шли войной на Роат. И отвлекаться на такие мелочи как освобождение от проклятия мертвого могло бы подождать некоторое время. После войны, например.
   - Ну освободи меня, - тут чуть подумав, скелет добавил, - мой хозяин.
   - Освобожу, конечно. Но...
   Шелест листьев дерева.
   Первым не выдержал Голт, он выкрикнул:
   - Что - но? Мне сказать, пожалуйста? Освободи меня, пожалуйста. Ну? Что еще сказать? Не тяни!
   Дьявол будто не слышал криков Щиторуба, так же спокойно продолжил свою незаконченную фразу:
   - Но только за услугу. Ты мне помогаешь, я тебе помогаю. Вроде честно.
   Вот оно что! Орсан был рад. Оказалось, что у Дьявола есть некий план. Слава Дракону. А он уже подумал, что Дьявол чуть того... рехнулся.
   - Вроде честно... - кое-как согласился скелет. Он уже поверил, как и его внучок, что Дьявол, хоть и чудовище, но с доброй душой. Благородной. И освободит его просто так, не требуя ничего взамен.
   - И какая именно от меня потребуется услуга? - с опасением спросил Голт.
   - Мелочь. Помочь мне и твоему внуку, князю Орсану в одном маленьком дельце. Оно тебе, поверь, понравится.
   - Внучок? - выкрикнул Щиторуб.
   - Да, - ели слышно недовольно подтвердил Орсан.
   Череп скелета уже повернулся в сторону Орсана и внимательно начал его изучать. Орсану от его взгляда стало неуютно.
   - Не узнал, - признался дед, - не похож на меня... Вообще.
   Хоть дождь беспрерывно лил с неба и дул холодный ветер, однако лицо Орсана побагровело от возмущения.
   Кто он такой чтобы меня судить? Ну, дед мой, ну и что с того? Кто ему разрешил обсуждать меня - Князя Драконьего княжества!? Что он хотел сказать своей последней фразой? Что я не сын Аваротаса? Вот наглец! На виселицу его! Если я не сын Аваротаса, так кто? Сын я! Законный наследник. А дохлец-дедуля пусть лежит в гробу и мучается!
   Орсан это только подумал про себя, в голос так не сказал, только улыбнулся в ответ.
   - Ну, так хозяин... Что это за такая маленькая услуга от меня потребуется?
   - Помочь нам преодолеть Небесные Врата и затем уничтожить княжество Роат. И все, потом ты будешь свободен.
   Голт долго не размышлял:
   - Ты прав, меня эта перспектива радует. Особенно та, что мы уничтожим этих проклятых роатцев. Но как... Я один смогу все вражеские войска уничтожить? Я сам не справлюсь.
   Дьявол разошелся в грозной ухмылке и сказал:
   - Тебе будет помогать еще десть тысяч солдат.
   Будь у Голта язык, он бы им облизнул свои губы (если бы и губы были). Но так его череп просто стоял неподвижно. Но все-таки Орсан заметил - перспектива, что с ним идет десятитысячное войско, обрадовало его. Он это даже не заметил, а ощутил.
   - Оно-то все это интересно, - говорил скелет, - но ты, вероятно, одного не знаешь. Есть маленькая загвоздка, какую ты упустил. Как бы ты не обещал меня освободить от проклятия, как бы ты не старался, хозяин, снять с меня проклятие только может Матвей. И больше никто.
   Святой Дракон! Так Дьявол просчитался? Упустил этот нюанс? А я думал, что он все знает заранее...
   - Не только Матвей может снять проклятие, Голт Щиторуб.
   - Ну а кто же, по-твоему, еще может? Ты мне только не пудри мозги.
   - Наследники его.
   Скелет засмеялся.
   - Его дети? А они у него есть? Вот такое придумать. У него и в помине детей не было.
   - А ты уверен?
   На некоторую секунду Щиторуб задумался, а потом уверено ответил:
   - А то.
   - Во время осады столицы Астона его супруга княгиня Изольда сумела покинуть осажденный город с несколькими людьми. И они отправились наутек в Роат. Во время перехода через перевал у княгини начались роды...
   - Так она была беременна от Матвея? Сукин сын, успел оставить свое отродье, - перебил Голт Дьявола.
   Лукавый не обращая внимания на реплику бывшего князя, продолжал:
   - ...и она родила сына. Но при родах умерла сама.
   - Ну, хоть не так обидно, - обрадовался Голт.
   - Сын может снять проклятье, - закончило огненное чудище.
   - А откуда я могу знать, что это правда? А может быть, ты придумал эту историю.
   - А у тебя нет выбора, - впервые за разговор усмехнулся Дьявол и добавил. - Тебе только остается довериться мне. Другого варианта нет.
   Скелет опустил свой череп чуть набок и уставился прямо на Лукавого. Он что-то раздумывал и, осознавши, что альтернативы нет, согласился:
   - Хорошо. Я готов вам помочь. Когда идем?
   Орсан вздохнул с облегчением. Сделка заключена. И уже можно убираться прочь с этого жуткого места.
   - И ты готов идти сам без своих верных людей? - полюбопитствовал Дьявол у скелета.
   Голт и Орсан со своими людьми с изумлением смотрели на Лукавого. Щиторуб потрясенно спросил:
   - Что ты имеешь в виду?
   Дьявол сделал рукой короткое ели заметное движение и в тот же момент зазвучали стоны. Жуткие стоны. Вокруг кургана, где раньше произошла битва при Смарте, из земли поднимались скелеты.
   Князь был изумлен. Кругом появлялось все больше и больше кровожадных скелетов. Это были воины Щиторуба, кои по прихоти судьбы пали при Смарте.
   Голт увидевши все это, изумленно выговорил:
   - Мы победим, мой хозяин. Нам ничего не сможет помешать.
   И дико захохотал.
   Через пол часа, Дьявол с Орсаном и его стражниками и с Голтом Щиторубом с его четырьмя сотнями мертвяков отправились к Небесному Перевалу, где их ждало десяти тысячное войско. Голт был уверен, что его мечта в скором времени непременно сбудется.
  
  

Западня

   - Врон, какого хрена ты еще дрыхнешь? Тебя ребята уже как с полчаса ждут.
   Я от испуга подпрыгнул почти до потолка. Я лихорадочно поворачивал голову то в одну сторону, то в другую - не понимал, где нахожусь. Постепенно до меня начало доходить - я еще на рабочем месте! И тут, не поверите, заснул!
   - Ты готов? Тебя еще ждет ночная прогулка, - подшучивал незваный гость.
   Только сейчас я сообразил по басистому голосу, что перебил мой сладкий сон старый знакомый Хромой. Он стоял перед моим березовым столом и смотрел прямо на меня.
   - Конечно... - кое-как я пропищал. - Уже бегу.
   - Ну давай, поторапливайся.
   Врон в одно мгновенье выбежал со своего крошечного кабинета и почти бегом пошел на улицу.
   Была ночь. На темном небе уже появилось несколько зорей. Нормальные люди уже ложатся спать, а я только начинаю работать. Отличная работенка. На улице, как и говорил Хромой, парни меня уже дожидались. Врон направился к ним.
   - Где ты был? - взвизгнул низкорослый.
   Это был Крыса. Парень ниже среднего роста и с лицом как у крысы. Это правда, не шучу. Когда я его в первый раз увидел, я, сознаюсь, подумал, что это не человек, а крыса-мутант! Это ж надо с этакой привлекательной мордой родиться...
   - Занят был. Много кое-какой работы накопилось за последние дни.
   Обманул я. Говорить, что я спал мертвым сном, было б некрасиво и не позволено. Как ни как, но я был выше их рангом. Не нужно им брать с меня пример.
   - Мы так и поверили, - вставил свои пять медяков Толстый.
   А за этого парня прозвище говорило само за себя.
   - Ладно, хватит стоять, время деньги, пошли, - проговорил Врон скороговоркой.
   - Ага, время деньги, дрыхнул, а теперь нужно ту же работу выполнить за меньшое время... - сам себе под нос шепотом промямлил недовольно Белобрысый.
   Я будто не услышал его слов, и мы все вчетвером молча двинулись к первому нашему пункту назначения. К таверне "Захудалый конь".
   Работа у нас была, незачем душой кривить, как говорят, не бей лежачего. Проще простого. Прийти у несколько однообразных таверн и собрать денюжки. Деньги за то, что они находятся на нашей территории. А именно на территории клана "13 Гильдия". Опасность заключалось лишь только в том, что на нас могли, не дай Дракон, напасть грабители или, что еще хуже, другая группировка вроде нас. Потому нас и было отправлено в количестве четырех человек, чтобы в такое вечернее время чувствовать себя безопасней. Почему мы так нехотя шли выполнять работу, если она была такой простой? Да ленивые мы. Вот и все. Другого объяснения нет.
   Плюс, наверное, мы были еще в таком разобранном состоянии потому, что за последние два месяца нападений на наш клан и соответственно на наши территории не осуществлялось. Жили мирно. Но как раз это нам не нравилось. Мы как ни как бандиты. Только с маленькой поправкой - законные бандиты. Существовали из-за разрешения нашего градоначальника. Поэтому последнее время мы были в не своей тарелке.
   Мы зашли у "Захудалый конь". Клиенты на нас не обращали внимание. Только хозяин таверны мрачно поднял на нас усталые глаза, хмыкнул и что-то проворчал. Я его понимаю. Мы ж пришли ему не подарки дарить, а выручку за последний месяц забирать.
   Спустя несколько минут хозяин наконец-то пересчитал монеты.
   А руки как дрожат! Жмот! Он же должен понимать, что и нам нужно как-то жить. И мы к тому же не всю суму себе забираем. Нам, разумеется, надо еще две трети от этой общей сумы градоначальнику отдать. Хотя. Если бы я был на его месте...
   Затем он их покорно положил в мешочек. Я, как главный ответственный за финансы нашей солидной организации, взял мешок, поклонился издевательски, и вышел с парнями с таверны.
   И так еще девять раз. Вроде и немного. Вроде и ничего. Но лень безжалостно давила на нас. Толстый уже на ходу засыпал.
   Мы уже стояли перед дверьми "Паршивый дядька". Но это ж надо такие необычные названия своим заведениям давать! Да уж, фантазия. Это было последнее место, куда нам требовалось еще зайти. Мы уже почти все спали. Ну и зачем собирать налоги наше руководство решило ночью? Чем хуже днем? Да ну их всех. Не им же ходить.
   Чего ради мы еще сегодня алкоголь пили? Не могли дождаться конца работы? А теперь выгребаем.
   Внутри сразу же повеяло теплом. Верные сотоварищи, как зомби, промаршировали до стойки, за которой стоял усатый хозяин. Даже не соизволили оглядеться вокруг.
   - За деньгами, - сказал Врон.
   Хозяин утвердительно качнул круглой головой, говоря, что понял и пошел доставать с кассы деньги. Не успел он положить на столешницу еще все монеты, как вдруг начался переполох. Из-за столов поднялось пару человек, и начали с грозными рожами двигаться к нам с оружием наготове. С улицы вбежало еще несколько человек.
   Мы, как на тренировке, за долю секунды, заняли боевые позиции, достали свое оружие и приготовились обороняться. Только Толстый не успел вовремя сообразить, что происходит и поплатился за это жизнью. Его проткнули острим клинком. Он, издав некий вопль, пал замертво. Запахло кровью.
   Мы с большим трудом успевали отбивать удары. Силы были не равны. Их было более десятка. Тут и тупой бы уразумел, что шансов у нас мало. Если, разумеется, они хоть были.
   Врон парировал удары один за другим. Но уже чувствовал, что долго так не продержиться. Белобрысый с Крысой это тоже отчетливо понимали. Нужно в срочном порядке что-то решать. А идей, хоть кувалдой по голове дай, все одно не было. Уже запахло жаренным.
   Крыса уже успел двоих нападавших прикончить, но при этом был и сам ранен. Белобрысый пропустил мощный удар и повалился на ближайший стол, опрокинув с него две наполовину полные бутылки. Уже не дышал.
   - Отходим! - выкрикнул я.
   Крыса промолчал, но начал отходить. Врон отрубил голову врагу. Тем не менее, противники, увидев это, еще сильней активизировались. Чуют нашу гибель, скоты.
   Я уперся спиной к стене. Мы в тупике. Я краем глазам посмотрел на Крысу - у него силы были на исходе. И он к тому еще стекал кровью. Еще один враг распрощался с жизнью.
   С улицы донеслись крики.
   - Мы не успеваем, Ящер, - прокричал кто-то с недругов.
   Тот, кто и произнес это, осознав, что времени у них почти не осталось, немедленно принялся за тяжелую артиллерию - бросал стульями в нас. К моему сожалению, один из "снарядов" попал в меня. В голову. Я как подкошенный упал. Напоследок успел заметить, как в таверну вбегали какие-то незнакомые люди.
  
   Темнота. Везде. И ни одного светлого пятнышка.
   Голова, раскалываясь, гудела. Я приоткрыл левый глаз: в комнате кроме меня никого не оказалось. Открыл второй глаз. Уже перед глазами не так сильно все расплывалось. Жизнь постепенно возвращалась ко мне. Спустя некоторое время я уразумел - я лежал в больничной палате. Значит, все-таки жив. Слава Дракону.
   Открылась металлическая дверь, и в комнату зашел Лекарь. С нашего клана. Следовательно, я дома.
   - Проснулся уже? - спросил Лекарь с торжественной улыбкой и не дожидаясь ответа прибавил. - А мы уже подумали, что ты того. Мертв.
   - К вашему сожалению? - кое-как пошутил.
   - Шутишь. Это хорошо. Идешь на выздоровление.
   - А как...
   Не успел я договорить, как меня он перебил:
   - ...с головой? Отлично. Маленькое сотрясение мозга. Не страшно. Пару дней полежишь и все будет как раньше.
   - А как...
   Мне снова не дали сказать.
   - ... ребята? К сожалению только ты...
   У меня екнуло сердце.
   - ... и Крыса жив.
   Слава Дракону. Хоть кроме меня еще кто-то выжил.
   - Только в тяжелом состоянии. В очень тяжелом. Но есть шанс выжить. Хоть и маленький.
   - А как...
   И меня опять-таки прервали!
   - ... вы выжили?
   И как это он умудряется точно угадывать мои мысли?
   - К счастью, только кто бы мог подумать, вас спасли стражники нашего градоначальника. Правда, смешно?
   Интересно, он бы на моем месте смеялся. Шутник хренов.
   Лекарь продолжал:
   - Тогда когда уже казалось, что вам крышка, вдруг в "Паршивого дядьку" вбежал отряд стражников. Оказалось, стражники в тот момент, когда на вас набросилась противоборствующая группировка "Черная рука", проходили мимо той таверны. И услышали крики и гвалт. И бросились на возгласы.
   - "Черная рука"? Откуда узнали?
   - Хозяин таверны рассказал, что он вовремя кровавой драки услышал имя Ящер.
   - Я тоже услышал это имя, - подтвердил Врон.
   - Стало быть, он правду сказал, - пробурчал себе под нос Лекарь. - А то по мертвым ребятам, каковых вы убили, нас не удалось выведать с какой они группировки. Впервые их видели. Новобранцы. А когда мы услышали имя Ящер, все стало на свои места.
   Итак "Черная рука". Война вновь начинается.
   - Стражники, к сожалению никого не взяли в плен. "Черные руки" своевременно убежали через черный выход.
   Готовились, заранее все продумали.
   Спросить, почему я оказался здесь, а не в городской больнице не было нужды. И так понятно. Среди стражников есть свои люди. Благодаря ним меня переправили сюда. В нашу берлогу.
   - А деньги? - спохватился Врон.
   - Сперли, - понуро ответил собеседник.
   Я Лекарю посочувствовал, как и самому себе - зарплаты не будет. А нужно еще процент градоначальнику отдать.
   Немного постояв молча, Лекарь вспомнил, где находится, резко улыбнулся мне и протараторил:
   - Отдыхай, Врон. Лежи. А лучше спи.
   Он развернулся, вышел и захлопнул дверь. Врон заснул.
  
   Два дня спустя меня Лекарь выписал. Сначала я направился к пострадавшему члену клана. Крыса спал. По его бледному лицу я осознал, что, как и говорил Лекарь, состояние у него ужасное. Слава Святому Дракону, что он хоть остался жив. Будем надеяться и молиться, что Святой Дракон поможет ему очухаться.
   Врон некоторое время безмолвно посидел возле Крысы. Он продолжал спать глубоким сном. Через полчаса я оставил Крысу наедине.
   Теперь я должен был зайти в кабинет нашего капитана - Старика. Лекарь мне сказал, что он меня ждет сразу, как только я вылечусь. Потому, более нигде не задерживаясь, я целенаправленно отправился к нему. В кабинете Старика, как оказалось, было еще пару людей. Члены клана. Его заместители: Кривонос, Длинношей и мой лучший приятель Хромой.
   Врон их поприветствовал.
   Старик сначала поинтересовался, как я себя ощущаю, и, получив положительный ответ, спрашивал о событиях того зловещего дня. Я рассказал все в подробностях, стараясь не пропустить ни одной малейшей детали.
   Заместители также меня внимательно слушали.
   Закончив свой неприятный рассказ, Старик подытожил:
   - Как мы и думали, здесь все просто. Возобновилась война.
   Это и так все понимали.
   Я внимательно смотрел на капитана и, честно говоря, удивлялся. Такой щупленький, как глист, старый, как сам город Вирк, - ему было где-то под восемьдесят! - и такой активный! Прыгает, бегает, смеется как ребенок в детстве. И умирать не собирается. Наверное, еще собирается всех нас с клана пережить.
   А мы в свои двадцать-тридцать лет уже от жизни устали. Перенасытились. Нужно срочно пример с него брать.
   - Хромой, введи Бессмертного в курс событий последних дней.
   Бессмертный. Это было мое второе имя. Так меня прозвали в "13 Гильдии". Прозвище мне впрямь соответствовало - уже, вероятней всего, если я не ошибаюсь, три раза я должен был скоропостижно умереть. Но всегда на зло смерти с косой выживал. Фартовый.
   Первый раз мне посчастливилось остаться в живых, когда я чудом сумел сбежать с таверны "Чернь". Тогда облаву на нас делали "Шакалы". Ночью поздно, когда уже все спали мертвым сном, таверну подпалили. Я к всеобщему удивлению спасся. Только я один. С клана. Остальные семеро заживо сгорели. Это было четыре года назад.
   Второй раз меня раненым смогли унести с потасовки против "Черной Руки". Тогда не только много наших полегло, но и противников.
   Вот недавно и в третий раз повезло.
   Хромой коротко ввел меня в курс дел. В общем, за то время, что я провалялся на отдыхе (это он считает отдыхом? Сотрясение мозга это отдых! Буду знать) наши зря время не теряли. Первым делом на территорию "Черной руки" были отправлены разведчики. Во главе коей стоял Кривонос. Они неотлагательно заметили, что эта группировка находится в боевой готовности. Они уже готовились к обороне. Планы их будущих действий наши шпионы не сумели разузнать. Вот это минус нам. Особенно Кривоносу. Да Кривонос и сам понимал, что плохо поработал. Когда Хромой произнес, что мы ничего не разведали, Кривонос в ответ только втянул воздух в свой легендарный нос.
   Параллельно кроме разведки наш клан приводил наших многочисленных членов клана в боевую готовность. Со складов доставляли соответственное оружие. Ночевать все по приказу должны были в нашей берлоге - в штабе. Проводился патруль. После двух месяцев передышки, можно сказать и отдыха, у нас вновь появлялась дисциплина. За все это отвечал Длинношей.
   То есть в двух словах можно сказать: начиналась привычная жизнь.
   По секрету говоря, я даже неимоверно обрадовался. Мне этого последнее время не хватало. Наверное, не ошибусь, если скажу, что это многим нашим ребятам не хватало. Я незаметно облизнул пересохшие губы.
   Старик заметил. Хмыкнул в ответ.
   Капитан сказал:
   - Бессмертный, как ты заметил, мы ничего мега активного пока еще не предприняли. Посему считай, что ты почти ничего не пропустил. А вот теперь самое главное. Сегодня ночью мы начинаем акцию возмездия. Нужно показать им свое привичное место.
   На моем лице была только одна торжествующая улыбка.
   - А сейчас расходимся по своим делам. К вечеру вы должны быть бодренькие. Все свободны.
  
  

* * *

   Солнце беспощадно палило.
   По улице шел мальчик с ведрами с водой. Шаги давались с трудом. Он очень устал. А солнце, увидев его слабость, будто назло еще больше стало припекать. Оно над ним язвительно насмехалось. Но десятилетний мальчик упорно шел. Солнце злилось.
   Мальчик остановился. Он дошел. И так еще пять раз.
   Мальчишка занес ведра в конюшню.
   - Пришел, негодяй? - Выкрикнул конюх. - Где ты, сукин сын, шлялся?
   - А к колодцу ходил...
   - Час к колодцу шел? Еще врешь мне? Сейчас я как тебе дам за вранье!
   Конюх угрожающе двинулся к мальчику.
   Мальчишка попятился назад и выкрикивал:
   - Это правда. Я больше никуда не заходил. Я только за водой ходил.
   Конюх занес руку для удара и ударил мальчика. Тот упал. И захныкал:
   - Это честное слово! Не бейте.
   - Ах, ты еще будешь продолжать мне врать?
   И снова ударил.
   - Это правда... - уже тише проговорил мальчик.
   Конюх отошел от своей жертвы.
   - Так, значит, быстрей нужно ногами двигать! И меньше по сторонам смотреть!
   Мальчик только в ответ сказал:
   - Хорошо, - и заверял. - Больше этого не повторится.
   - Конечно, не повторится!
   Конюший взял ведра. И вышел с ними в соседний зал.
   Мальчик приподнялся, потер руками ушибленные места. Через некоторое время будут синяки, с сожалением подумал мальчик. С соседней комнаты вернулся конюх уже с пустыми ведрами, отдал их мальчишке, и уже собираясь уходить, сказал:
   - Тебя искал хозяин. Поторапливайся к нему!
   Мальчик резко развернулся и бегом побежал в соседнее здание. Войдя в таверну "Осел" мальчик сразу же подбежал к стойке. За ней стоял хозяин.
   - Вы меня звали? - боязливо спросил мальчишка.
   Хозяин гневно взглянул на него.
   - Уже работать устал? - ехидно поинтересовался хозяин, но, не дожидаясь ответа, продолжал. - Спать в рабочее время захотелось?
   В зале все гости оживились. Все смотрели на них и улыбались. Сейчас же хозяин таверны будет отчитывать своего безалаберного слугу. Это ж как интересно!
   - Нет, - перепугано отвечая.
   Хозяин, не обращая на ответ внимания, продолжал:
   - Так я тебя сам уже давно бы выгнал, если б не твоя мамуля. От тебя толку мало. Только одни затраты приходится на тебя. Кормлю бесплатно и еще разрешаю ночевать у меня в конюшне. Я так добр для тебя! А ты чем на это отвечаешь, скотина?
   Послышались возгласы: многие поддерживали хозяина. И удивлялись его милосердию. И качали сурово головой смотря на оборванца.
   Мальчик молчал.
   Хозяин видя, что не дождеться ответа, нагнулся к мальчишке и тихо на ухо прошипел:
   - Если на твою матушку не было так много клиентов с ней переспать ты уже бы давно жил на улице, - и чтобы уязвить добавил. - Она искусно раздвигает ноги.
   И причмокнул.
   Мальчуган был зол. Он хотел ударить хозяина, но не посмел. Он знал, что если так сделает, то уже завтра с больной мамой будет на улице. Поэтому он только со всей силой сжал кулаки. Пальцы побелели.
   Видя, что мальчик промолчит и на этот раз, ударил его тыльной стороной руки по лицу. Пошла с губы кровь.
   В зале послышались одобрительные звуки. Некоторые говорили, что этого мало, нужно еще ударить. Многие не понимали, как можно по-другому разговаривать с рабами. По их мнению, это был самый действенный способ.
   Хозяин стал за стойку и начал протирать бокал. Он торжественно, доволен своей работой, посмотрел на мальчишку и произнес:
   - Тебя твоя мамуля звала. Немедленно к ней!
   Мальчуган незамедлительно побежал. Гости в зале уже не обращали на него внимания. Он им уже был не интересен. Он, как ни как, только простой слуга. И не больше.
   Мальчик поднялся по ступеням на второй этаж и пошел в самый конец коридора - там в самой вдали комнаты была комната его матери. Он, не постучав в дверь, приоткрыл ее и вошел.
   Комната была мала. Тут с трудом помещались кровать с маленьким столом. Комнатка освещалась маленьким окном. На постели лежала его матерь. Она была в жару. Она было сильно больна. Мальчик, увидев ее в таком состояние, опустил голову, у него сжалось сердце. На глазах появились слезы. И так она уже неделю лежала.
   Матерь, с трудом приоткрыла глаза и, увидев, что это был ее сын, улыбнулась. Он в ответ тоже усмехнулся.
   Матерь увидела кровь на его лице и испуганно вскрикнула:
   - Кто тебя так?
   - Я сам, - обманул сын.
   Мать больше ничего не спросила - она поняла. Она не в силах ничего изменить, с горечью опустила голову. У нее разрывалось сердце.
   Настало мертвое молчание.
   Больше не выдерживая его, мальчик спросил:
   - Мама, ты что-то хотела?
   Матерь приподняла голову и с горечью посмотрела на сына:
   - Врончик мой. Я тебе что-то должна рассказать. Присядь ко мне.
   Врон подчинился. Он присел на край постели. Мать с большим трудом приподнялась и обняла его. Мальчуган почувствовал, как от нее исходил жар, она была вся в поту.
   - Я сегодня уйду, - печально произнесла матерь и еще больше заключила в объятья сына.
   Врон смолчал. Он хотел рыдать.
   Матерь продолжала:
   - Мой срок ушел. Сегодня ко мне во сне пришел Хранитель Мертвых.
   - Но это ж всего лишь сон! - с горечью прокричал Врон. - И Хранители Мертвых это лишь выдумка! - не унимался он.
   - Он был как наяву, - печально прозвучал ответ.
   Врон прижался к своей маме и зарыдал. Он не хотел с ней расставаться. Она была его единственной родной душой. И она единственная кто его любила в этом жестоком мире. Кто еще кроме нее защитит его?
   - Я тебе должна рассказать что-то очень важное пока еще не поздно, - продолжала матерь.
   Мальчик приготовился слушать.
   - Я родилась в семье священника. До пяти лет я жила в деревни. Когда Император Ростислав сделал кардиналом Матвея - а он был очень близким другом моего отца - он пригласил моего отца работать в Астон. Через пол года я с матерью также переехала к отцу.
   Матерь Врона сделала глубокий вдох и потом продолжила:
   - Мы жили напротив дома Матвея, и оттого я с самого детства подружилась с его семьей. Я так часто бывала у них дома, что они в шутку даже говорили, что я их дочь. Те года стали самими лучшими в моей жизни.
   Когда мне исполнилось четырнадцать лет, император нашей Межстонской Империи умер. И сразу же после его смерти начались суровые времена. Ближайшие земли Астона и сама столица избрали своим правителем моего дядю Матвея Благородного. Остальные оставшиеся земли отошли Голту и Фандору. И завязалась война за самое главное - за власть. А символом власти был Астон. Голт Щиторуб собрал войско и двинулся на наши земли. Мы не сумели их остановить. Мы проиграли.
   Когда их войско ворвалось в столицу я и жена Матвея - Изольда сумели бежать с осажденного города. И направились в соседнее дружественное княжество - Роат. По дороге к Небесному Перевалу мы встретили убегающих крестьян. Мы присоединились к ним. И шансы выбраться с погибшего княжество у нас во сто крат возросли.
   Идя по Перевалу у Изольды начались роды, и она родила сына. Но... Но она умерла.
   Матерь печально опустила голову.
   - Я этого ребенка забрала к себе. И с ним ушла у Вирк.
   Мать приподняло голову, и внимательно смотрела на грязного мальчишку...
  
   К вечеру приемная матерь умерла от сифилиса. Ее вынесли с таверны и выбросили в мусорную яму. Спустя неделю, когда в обязательном порядке очищали яму от разного хлама, "очистители" увидели возле провонявшего тела мертвой женщины маленького мальчика. Увидев их, истощений мальчик приподнялся с корточек и ушел в город, не оборачиваясь.
  
  

Таверна "Кровавый жрец"

   - Ну и где же он? Сколько нам еще придется тут сидеть? - зло спрашивал Длинный.
   - Тише! Молчать. Сиди и не рыпайся. Когда нужно будет тогда он и придет.
   Грубо шепотом ответил выполняющий роль командира нашей группы Длинношей. Перечить никто ему, разумеется, не стал. Все знали его горячий нрав. Когда он выходит на "работу" его лучше не трогать, иначе может и своего "случайно" прибить.
   Врон присел на корточки и прижался к стене. Я немного нервничал. И меня немного трясло. Хоть я уже и не в первый раз выходил на такое дело, но все равно ощущал себя не уютно. Хотя при этом я был в полнейшем адреналине. Я предвкушал предстоящие.
   Косоглазый привстал, размял ноги и снова присел. Длинношей повернул голову в его сторону недовольный его глупой выходкой и сплюнул - показывая, что он о нем думает. Не хватало ему, чтобы кто-то вдруг его заметил. Тогда бы наш план провалился с треском.
   Косоглазый безразлично посмотрел на лидера группы и ехидно усмехнулся, показывая свои черные зубы.
   Неожиданно за нашей спиной послышался некий незнакомый звук. Мы все дружно - все двадцать голов обратили в сторону звука. Я затаил дыхание. У меня с бешеной скоростью застучало сердце. Бессмертный смотрел вдаль переулка с затаенным страхом, но ничего из-за глубокой темноты не видел.
   Длинношей вытянул свою голову на своей длинной шее с нашего укрытия и сощурил глаза. Затем показал знаком руки, чтобы Косой проверил, что там произошло. Ох, злопамятный. Косоглазый еще раз усмехнулся и не проронив слова вылез с нашего укрытия. Он незаметными движениями пробрался к груде мусора, откуда донесся звук и немного постояв, не двигаясь, опустил в ту гущу разного лохмотья руку. И достал оттуда маленького рыженького кота.
   Увидев Длинношей это маленькое безобразие тишины, еще раз сплюнул и опять уставился на центральный вход таверны "Кровавый жрец". Косоглазый достал острый нож и молниеносным движением руки перерезал горло кошке. Больше нас уже никто не побеспокоит, подумал Врон, мрачно смотря на эту ужасную сцену, и прикрыл глаза.
   Хоть я был профессиональным головорезом - я за свои двадцать пять лет уже отправил на тот свет более сорока человек - но я все одно не привик смотреть, как убивают животное. Для меня это было живодерство.
   Косоглазый вернулся назад в наше укрытие. Я глянул на живодера. На его лице от уха до уха сияла самодовольная улыбка. Он был доволен собой. Многие с нашего клана одобрительно кивнули ему. Все были довольны. И только я один сидел угрюмо. Меня ели заметно похлопали по спине, и шепотом сказал Шрам:
   - Успокойся. На звук кота мог кто-то кроме нас обратить внимание. И нас бы заметили. Теперь он нас случайно уже не подставит.
   Вот так меня кое-как успокаивали. Да уж. Но в его словах был смысл.
   Шрам продолжал:
   - И заметь, как ни как, но мы убийцы.
   Это тоже правда...
   - Тише, - угрожающе приказал Длинношей.
   Шрам уже покорно молчал.
   Я вновь прикрыл глаза и занялся самобичеванием.
   А может быть, я зря оказался в этом клане? Это ж не мое. Убивая удовольствие не получаю. Каждый раз, выходя на улицу, стараюсь быть внимательным, чтобы не кто не сунул мне нож в спину. Живу все время как в лагере. А так хотелось бы иметь свой дом, нормальную работу как у всех, свою семью. Хотя... До того как я стал членом клана я жил еще при поскудней. Наверное, к несчастью, это судьба.
   - Внимание, - ели слышно произнес Длинношей.
   Я посмотрел в сторону входа в таверну "Кровавый жрец". Оттуда не спеша, вышел человек и направился в нашу сторону. По огромной шляпе на его голове я догадался, что это Ястреб. Он приблизился к нам и уже через минуту сидел с нами и докладывал Длинношее.
   - Там кроме хозяина с его двумя потаскушками еще находятся шестеро человек. Из них двое охранника. На втором этаже заняты четыре комнаты.
   - Ты в этом уверен?
   - Да, Длинношей.
   - А какого хрена ты там долго так просидел? Мы тут уже чуть не заснули.
   - Так я ж не мог просто туда зайти и выйти. Они бы что-то заподозрили.
   - Ладно, - Длинношей оглянулся в нашу сторону и сказал. - Сейчас начнем ребята.
   Ответом ему были кровожадные улыбки. Одна с них была моя.
   Улица была пуста. Можно начинать. Длинношей дал приказ действовать. В одно мгновение с укрытия приподнялись двадцать человек и бегом направились к таверне. Сейчас полночь и это нам должно помочь. Первым в здание вбежал наш командор - он всегда любил в любом деле быть первым. И сейчас он этому не изменял. Передо мной успело вбежать еще пятеро человек. Потом в таверну ступила моя нога. В зале звучали крики. Я, как заранее было продумано, с еще тремя членами клана сразу же побежали по ступенькам на второй этаж. Остальные остались убивать людей. Поднимаясь по ступенькам, я успел заметить, как Длинношей проткнул клинком одного с гостей. На пол хлынула кровь.
   Поднявшись, я побежал в правую сторону. За мной последовал еще один - Шрам. Остальные: Косоглазый и Топор пошли в противоположную сторону. Неожиданно передо мной резко приоткрылась дверь и с нее появился мужчина. Не успел он издать ни звука, как я его проткнул клинком. Смотря удивленно на свою рану в животе незнакомец рухнул. Бессмертный указал кивком головы Шраму, чтобы он проверил комнату убитого. А сам я направился до другой двери. Она оказалась запертой. Я вышиб ее ногой. Дверь, ломаясь, приоткрылась. Врон вошел. В комнате было пусто.
   Не задерживаясь ни на секунду, я сразу же побежал к следующей двери. Она была последней. Бессмертный ее, как и первую, выбил ногой и зашел в комнату. На кровати спала женщина. Удивительно, что она не проснулась от шума.
   Врон подошел к ней вплотную и замахнулся мечом. На пол скатилась голова. Постель сразу же покрылась кровью.
   Хоть умерла во сне и то хорошо, подумал я с безразличием. Бессмертный осмотрел комнатушку. И увидел его. Он висел на крючке. Я подошел к плащу и обшаривал карманы. И нашел то, зачем сюда именно явился - монеты. Врон их достал и пересыпал в свой мешочек. Добыча оказалась мала. После этого я принялся обыскивать тумбочку. Но она была пуста.
   - Бедная сука, - прошипел Бессмертный недовольно и вышел с комнаты.
   Возвращаясь на первый этаж, я споткнулся. Забыл, что тут лежит мертвое тело. Фыркая, недовольно я пнул его. И еще раз пнул. И еще. С комнаты вышел Шрам и, увидев меня, сказал:
   - Уходим. Хватит играться.
   Врон оскалился, но прислушался к нему. С другой стороны коридора со своих комнат выходили Косоглазый и Топор.
   - Добыча как? - выкрикнул Шрам.
   - Хреновая, - грустно ответил Топор.
   - Бомжи одни, - поддержал Косоглазый.
   - У меня тоже, - сказал Шрам.
   - Аналогично, - ответил я.
   Бессмертный первый спустился на первый этаж и осмотрелся: один мертвый лежал под столом, другой продолжал спокойно сидеть, но уже без головы, третий лежал с порезом на горле; пятеро остальные лежали мертвые возле выхода - хотели убежать. Хозяин лежал на стойке. С него текла кровь.
   - Уже? - спросил Длинношей и, не дожидаясь ответа приказал. - Уходим. Живее.
   Я, как перед грабежом и договаривались, двинулся к черному выходу. Во дворе нас уже поджидали остальные члены клана. Все были довольны.
   - А теперь подожгите братцы, - распорядился Длинношей.
   Двое членов клана бросили пылающие факелы в здание, в каком заранее был разлит керосин. Здание молниеносно загорелось. Врон в молчании с три секунды заворожено смотрел на эту пылающую красоту, а потом помчался за своими ребятами.
   А таверна так и продолжала беспощадно пылать за моей спиной.
  
  

Штаб "13 Гильдии"

   Врон проснулся. В комнате еще было темно. Бессмертный приподнялся с кровати и подошел к окну, чтобы раздвинуть шторы. В комнате сразу же посветлело. Из окна, смотря на солнце, я понял, что сейчас уже где-то было возле семи утра. Всего таки поспал где-то пять часов, хотя чувствовал себя бодрствующим. Удивительно.
   Врон подошел к зеркалу и глянул в него. На нем отображался мужчина двадцати пяти лет, с черными волосами, с карими глазами, с чуть сгорбленным носом, - в детстве мне его сломали. Также на лице проглядывалась мелко заметная однодневная щетина. Я провел по ней рукой. Сойдет.
   После этого занялся упражнениями. Мне необходимо было поддерживать свой физический уровень на высоком уровне. Это, во-первых, нужно было, как и для собственного здоровья, а во-вторых, работа тому способствовала. После этого я накинул на себя свою буднюю одежду. Причесался. Все - готов.
   Бессмертный вышел со своей комнаты. За собой замкнув дверь. Как никак, но это была моя комната. Для меня одного любимого. А тем, у кого чин был немного поменьше, чем у меня приходилось спать в казарме - где жило в среднем по пять человек в комнате. Для меня это ужасно, чтобы со мной еще кто-то рядом находился по соседству.
   Я медленным шагом спускался с третьего этажа, встречая по пути уже проснувшихся членов клана. Врон пожатием руки или кивком головы их приветствовал. Они отвечали взаимностью.
   На первом этаже располагалась клановая столовая. Де не де были заняты столы. Людей еще было мало. Хоть у нас военная организация, где всегда требовался порядок даже в раннем подъеме, но сегодня делалось исключение. Вот, например, сегодня это исключение и настало - сегодня воскресенье. А этот день был выходным. И кто что хотел делать, то и делал. И многие воспользуюсь им, спали почти целый день. Я к счастью или, к сожалению, не знаю, жаворонок. Поэтому, не смотря на то, ложусь спать поздно или рано я все одно без разницы просыпаюсь рано утром. "Проклятие" саркастически подумал Бессмертный.
   Врон прошел мимо столов и подошел к стойке, за какой стоял Повар. Увидев, он меня поприветствовал и сказал язвительно:
   - Сегодня твое любимое блюдо.
   - Колбаски? - с сомнение спросил я.
   - Э не, Бессмертный. Это не то.
   Я еще раз попробовал угадать:
   - Бульончик?
   Повар не утвердительно помахал своей маленькой головой:
   - Не угадал.
   Я почувствовал подвох. Бессмертный сощурил глазки и зловеще шепотом спросил:
   - Ну, так какое дерьмо ты приготовил в этот раз?
   Повар достал из-под стола чистую тарелку и поставил ее на стол. Потом черпак опустил в стоящую рядом огромных размеров кастрюлю. Зачерпнул оттуда какой-то гущи и опустил эту жидкость в тарелку. Я поморщился.
   - Твое любимое - постную кашу.
   Врон прикрыл глаза. Святой Дракон. Как я это блюдо ненавижу. Зачем мне такое наказание?
   - Ну кто тебя просил такую муть делать, а?
   - Врон, обижаешь, - Повар скривил гримасу. - Я тут вам оболтусам каждый день стараюсь что-то приготовить, а вы меня даже не поблагодарите. Сказали бы хоть спасибо.
   Повар театрально чуть не заплакал. Умеет играть роль.
   - Извиняй, ну такой отравой даже хозяин свою собаку кормить не будет. А то еще лапы откинет.
   - А теперь и ты меня извиняй, - усмехнулся собеседник. - С чего могу с того и делаю. Финансирует Старик нас последнее время плохо. Не то, что раньше. Ты лучше Бессмертный с ним поговори, должность тебе позволяет, намекни ему, что если и дальше будет так продолжаться с продовольствием, то мне ничего не останется, как просто вас потравить.
   Повар расплылся в ухмылке.
   - Ладно, если не забуду, - я взял тарелку и уже собирался уходить, как сказал. - Спасибо.
   Врон огляделся. В самом центре столовой сидел наш всезнайка Конь. Все последние, какие возможно новости он знал. Если хотелось узнать последние события города и нашего клана, то лучшего собеседника не найти.
   Бессмертный направился к нему и присел напротив его за стол. Возле Коня сидел Гранит.
   - Здоров ребята, - и спросил. - Ну, Конь, давай рассказывай, что, где и как?
   Я опустил ложку в кашу. Начел есть.
   - О приветик Врон, - радостно воскликнул Конь. - А что именно "господину" хочется узнать?
   Ну почему все меня сегодня подкалывают?
   - Да какой с меня господин... - я внезапно для себя самого вспомнил разговор в далеком прошлом - пятнадцать лет назад - моей приемной матери. Князь... Хватит мечтать! - Как вчера прошла наша кампания?
   - Три запланированные таверны мы спалили. Награбили прилично - сколько точно не знаю, не говорят. В секрете держат, - грустно выговорил Конь, ему было тяжело оттого, что он чего-то не знал, продолжал. - Но по некоторым моим сведениям, - есть у меня кое-какие тайные каналы! - группа Хромого принесла добычу самую большую. Почти половину от всей сумы.
   Тут взял слово Гранит:
   - Мы даже, наверняка, Врон, меньше принесли, чем отряд Кривоноса.
   Жаль. Наша группа оказалась на самом последнем месте, если верить Коню с Гранитом. Для нас вчерашний грабеж таверн было как спортивное состязание. Мы выходили на "арену", чтобы победить - мы хотели обойти наших соперников. Победа заключалась в том, кто сможет принести больше монет, тот и победить. Победителей должны были наградить премией. Но, если честно, премия мало кого волновала, главное было показать остальным членам клана, что они выше их на голову. Победители вроде доказывали себе самим, что они лучше других. А для убийц это ставало самим главным фактором их исповедания жизни.
   Тем не менее, если смотреть с другой стороны, то тут все зависело от фортуны, а не от мастерства. Сколько денег у той или у другой таверне заранее никто не знал. А выигрыш доставлялся тому, кто попадал в самое богатое заведение. Но это никого, наверное, кроме меня не интересовало. Девизом было: награбили больше - значит вы лучшие. И точка.
   Граниту я сочувствовал, как и себе.
   - Людей мы не потеряли?
   - Без жертв с нашей стороны. Даже раненых у нас нет, - ответил Конь.
   - А "Черная рука" после этого, что мы спалили их заведения дотла, не расстроились? - шутя, спросил я.
   - Довольны наверно. Честно говоря, по секрету, тупой вопрос. Должны быть в шоке.
   - Я имел в виду другое, - поправился Врон. - Активных действий они еще не предпринимали?
   - Ах, это, - Конь почесал затылок. - Нужно правильно вопросы формулировать, Врон. А то хрен поймешь, что ты хочешь узнать. Вроде еще не отреагировали. Но должны.
   - Это и так понятно, - подытожил Гранит.
   Гранит, как я знал, был лучшим приятелем Коня. Дружили они, как мне говорили, хотя я не знал, правда это или нет, с самых пеленок. Но дружба у них была какая-то особенная. Не как у всех. Каждый день они по несколько раз сорились, угрожали один одному. Чуть до драки не доходило. Однако все одно они, в конце концов, мирились. Чудная парочка.
   Конь злобно посмотрел на него и промолвил:
   - Если и так понятно, так зачем слушать?
   - Конь, а меня Старик не вызывал?
   - Подумай Врон, на хрен ты эму нужен? - шутливо ответил Конь.
   На самом деле - на хрен? Значит, не нужен.
   Я доел свою порцию еды. Изумительно, если каждый день проглатываешь такую дрянь, ты начинаешь к ней со временем привыкать.
   - Может меня кто-то с наших искал? - умоляюще поинтересовался я.
   - Нет, - прозвучал контрольный выстрел.
   Эх. Опять снова буду сегодня в одиночестве коротать время. А Хромой, скотина, получив премию, забыл о своих друзьях. Куда ж я там, нужно срочно выигрыш пропить.
   Врон приподнялся из-за стола и сказал:
   - Ладно. Спасибо за компанию ребята. Я пошел.
   Не успел я развернутся, как вдруг сказал Гранит:
   - Стой, Бессмертный, - Гранит посмотрел на Коня и продолжил - Ты смотри, а наш всезнайка оказался не всезнайкой! А я думал, что он все на свете знает. Мне казалось, что он даже знает свой день смерти! А тут те не!
   Немного промолчав, Гранит ехидно продолжил:
   - А я был о тебе большего мнения, провидец ты наш.
   Тут возмущено Конь воскликнул:
   - Что? Ты хочешь сказать, что я чего-то не знаю. А ну, скажи, что я не знаю? Не тяни резину.
   Конь разгорелся не на шутку.
   Гранит прижался самодовольно о спинку стула и сказал:
   - Бессмертный, я вчера был у Гора. Он попросил меня, чтобы я тебе передал, что вчера к нему новый товар привезли. И там есть что-то очень интересное именно для тебя. До сегодняшнего вечера он для тебя это кое-что придержит.
   - Тю, я такие сплетни не запоминаю, у меня есть дела более поважней, - прорычал Конь.
   - Какая разница, - стоял на своем Гранит. - Все одно ты этого не знал. А это самое главное.
   - А что именно он придержал для меня? - с любопытством поинтересовался я у Гранита.
   - Он не сказал.
   - Ага. Новость Врону рассказал, но даже все с толком не узнал. Халтурщик, - завопил от радости Конь.
   Гранит очень медленно театрально повернул голову в сторону Коня, и говоря как бы выдыхая слова, ответил:
   - А мне по фигу. Все одно ты этого не знал.
   Здесь Конь оглушительно завопил. У него сдали нервы:
   - Ах, так! Сейчас ты у меня получишь!
   - Ладно. Спасибо Гранит. Я вас больше отвлекать не буду.
   - Ага, давай.
   Я направился к выходу со здания. А сзади меня доносился нервный вопль Коня. Сидящие в столовой члены клана улыбались, смотря на эту сцену.
   Ветер подул мне в лицо. Приятно. Лето в этот раз, как и в предыдущие года, было теплым. Редко когда шел дождь. Я, каждый раз - привычка, когда выходил с нашего штаба оглядывал нашу территорию. Передо мной стояло еще одно такое же трехэтажное здание, как и то с какого я только что вышел. Они были как два брата близнеца. На первых этажах окна, как в первого, так и во второго здания, были забытые досками. Также возле этих двух громаден, находился маленький склад. Возле склада - возле его входа - находился колодец. Когда осаждали наше укрепление, мы всегда были в достатке с водой. Сама наша территория укреплялась защитной каменной стеной. В высоту как два высоких человека. По бокам от центрального входа в наш городок были сооружены две оборонительные башни, с коих днем и ночью круглосуточно дежурили наши стражники.
   Я направился к ним. Стражник, увидев меня, подбежал к воротам и открыл их. Я вышел на центральную улицу Вирка. И сразу же, как только за мной закрылись врата, я ощутил себя не уютно. Теперь необходимо быть внимательным. Сейчас утро, но все одно нужно быть начеку.
   Для члена группировки "13 Гильдия" всегда существует опасность. Особенно от других группировок.
  
  

* * *

  
   Мальчик, держа маленький ящик под рукой, остановился перед двухэтажным домом. Над дверьми висела вывеска: "Берлога". Мальчишка для проверки еще раз посмотрел на ящик и прочитал на нем: "Прийти в таверну "Берлога" и найти человека по имени Токс. Взять за товар пять золотых". Врон под руку опять взял ящичек, зашел в дом, и сразу направился к хозяину заведения.
   - Господин, мужчина по имени Токс занимал столик, вы не подскажите за каким столиком он сидит?
   Хозяин сонно поднял свой взор на оборванца и указал кивком головы:
   - Там.
   Мальчуган пошел к столику, какой указал хозяин таверны. За ним сидел мужчина крепкого телосложения. Врон, подойдя к нему, спросил:
   - Вы Токс?
   Мужчина в возрасте удивленно посмотрел на грязного мальчика:
   - Да.
   Врон поставил на стол ящичек и проговорил:
   - Я от Кривого Роберта. Вот товар.
   Под товаром имелся в виду наркотический порошок.
   Токс расплылся в улыбке:
   - Так это ты клиентам товар разносишь?
   Мальчишка утвердительно кивнул головой.
   - Не ожидал, если честно. - Токс почесал затылок, а потом приподнялся. - Пошли за мной, мои деньги в моей комнате.
   - Но... - Врон запнулся. - Но Роберт сказал, что деньги мне немедленно дадут в руки, как только я принесу вам ящичек.
   Токс хмуро с подо лба посмотрел на мальчика и недовольно сказал:
   - Я забыл деньги в комнате.
   - Но...
   - Тебе нужно получить деньги или нет?! Если да, так иди за мной, если нет, так бери свой ящик и убирайся прочь!
   Без денег Врон, разумеется, не мог вернуться к Роберту, он бы его начал безжалостно бить. Оттого не имея другого варианта, мальчик последовал за Токсом. Они поднялись на второй этаж и остановились возле одной двери.
   - Здесь я снимаю квартиру. Хозяин таверны, в отличие от других, еще божеские выставил цены за квартиры, - говорил мужчина. Он открыл дверь и мило приказал:
   - Входи.
   Мальчик, напуганный, не двигался с места. Врон косо посмотрел на Токса - кто знает, что он задумал. Может он маньяк...
   - Деньги за товар нужны? Значит, входи.
   Мальчуган боязливо зашел в темную квартиру. Токс тоже зашел и закрыл за собой дверь. Врон тяжело дыша, стоял спиной к Токсу, кто знает, о чем он сейчас думает. Пульс поднялся.
   - Деньги, - только и сумел промямлить мальчишка.
   - Они в следующей комнате, вон там справа.
   Мальчик молча последовал в другую комнату. Там за столом, на котором горела свеча, сидело еще двое человек. Они посмотрели на Врона. Старший по возрасту требовательно спросил у Токса:
   - И кого это ты к нам привел?
   - Не поверишь, Капитан, - отвечал Токс. - этот парнишка, оказалось, работает на Роберта Кривого, то есть разносит клиентам товар. Одним словом - курьер.
   Того, кого назвали Капитаном, уже более внимательно посмотрел на нечистого мальчугана:
   - Так, стало быть, это правда? - обратился он к Врону.
   - Угу, - неуверенно ответил мальчик. Капитан продолжал:
   - А ты знаешь, что он без нашего разрешения торгует на нашей территории?
   Врон отрицательно помахал головой.
   - Теперь будешь знать. А знаешь, что мы делаем с теми, кто без нашего позволения торгует на территории "13 Гильдии"?
   Мальчик, боясь даже дышать, не сделал никакого движения. Это ребята с "13 Гильдии". Не может этого быть...
   - Убиваем мучительной смертью, - спокойно произнес Капитан.
   Врон нервно сглотнул.
   Тут голос подал Токс:
   - Капитан, не пугай паренька. А то у него сейчас начнется сердечный приступ!
   Капитан прижался к спинке стула:
   - Соломир, ты за него будешь заступаться?
   - Да.
   Выходит, что настоящее имя Токса Соломир? Зачем ему менять было имя?
   Капитан не довольно хмыкнул и обратился к соседу:
   -Твое мнение, Хромой?
   Длиннобородый человек басистым голосом сказал:
   - На самом деле, Капитан, не пугай малого. Он всего лишь исполнитель.
   - Какая разница? - выкрикнул Капитан. - Из-за таких пацанов мы теряем каждый месяц деньги! И заметь - он крадет деньги и с твоей зарплаты!
   Тут мальчик прокашлялся. Все замолчали и внимательно посмотрели на Врона. Мальчик сказал:
   - Я товар принес. Когда мне деньги дадут?
   После короткого молчания все трое мужчин разошлись в неистовом смехе. А мальчик непонимающе смотрел на каждого с них. Первым сумел себя взять в руки Соломир:
   - Вот вам и паренек! Попал в логово врагов, а ему словно на нас наплевать, и спрашивает о деньгах. Вот дает!
   Хромой изучающим взглядом посмотрел на Врона и произнес:
   - Он или горд или дурень. Хотя как по это одно и тоже.
   Врон насупился.
   Взял слово Капитан:
   - Ты получишь деньги и отдашь их потом Кривому Роберту? - получив положительный ответ, он продолжил. - А почему не заберешь эти деньги себе и не убежишь от своего хозяина?
   - Я дал слово, что принесу эти деньги, - гордо сказал Врон.
   - О! - воскликнул Соломир. - Человек слова!
   Этот ответ также понравился Хромому и Капитану. Капитан уже немного добрей спросил:
   - А если бы я тебе вдруг предложил стать членом клана "13 Гильдии", ты бы согласился?
   Как гром с ясного неба! Это шутка или нет? Мальчик развернул голову и посмотрел на Соломира - он приятно улыбнулся. Это правда?!
   - Да, - тихо промямлил Врон.
   - Так не пойдет, - махнул рукой Капитан. - Если ты хочешь быть членом нашего клана, ты должен сказать это уверено и громко!
   Мальчик набрался уверенности и уже громко воскликнул:
   - Да, Капитан!!!
   Капитан и Хромой прикрыли уши. Капитан, смеясь, сказал:
   - О, это уже видно, что наш человек, - и шепотом добавил. - Только в следующий раз так громко не кричи, договорились?
   Врон кивнул головой.
   Капитан обратился к Хромому и Соломиру:
   - Вы согласны его принять в клан?
   - Да, - одновременно прозвучало два ответа.
   - Значит, вы будете его покровителями, тренерами, будет его всему учить.
   Соломир сразу согласился, но Хромой был против:
   - Об этом мы не договаривались, Капитан!
   - Ничего не хочу слышать, Хромой. Бери его под руку с Соломиром и ведите в наш штаб, - он посмотрел прямо в глаза бородача и добавил. - Поверь, вы с ним еще станете лучшими друзьями!
   Хромой не довольный приподнялся и сам себе под нос сказал:
   - Мне еще этой мороки не хватало, - и добавил громче. - Лучшими друзьями! Ну ты даешь Капитан, такое в голову взбрело.
   Подходя ко мне, он сказал:
   - Пошли, только живее!
   Мальчик уже было собрался с ними идти, как вдруг остановился и сказал:
   - А деньги? Я же должен их отдать Кривому Роберту.
   Соломир подтолкнул Врона в спину и уверил:
   - Не переживай, мы вместо тебя ему отдадим деньги.
   Врон услышав это, непомерно обрадовался и почти в припрыжку вышел с Хромым и Соломиром с квартиры. Кто бы мог подумать, что он станет членом клана "13 Гильдии"? С этого дня фортуна всегда сопутствовала Врону.
  
   Деньги Кривому, безусловно, не вернули. Через три дня его нашли повешенным у себя дома. На территории "13 Гильдии" без разрешения Капитана торговать категорически запрещалось.
  
  

Храм

   Город начинал просыпаться. Но очень как-то медленно. Тем не менее, это уже была привычная картина для Вирка. Большая его часть жизни проводилась ночью. Вирк - город, который не похож ни на один другой город Роата. Он как аппендикс - непонятно для чего нужен и может в любой момент воспалиться. А Вирк это хронический аппендикс - его каждый день лихо манит.
   В этом городе в отличие от других большую часть населения составляют: убийцы, маньяки, законные головорезы, потаскухи, каторжники, всех мастей шулеры, наркоторговцы. И маленькую часть среди всего этого "хлама" составляют простые горожане.
   Не бывает такого дня, чтобы в этом городе грехов кого-то не убыли, не изнасиловали. Но мы все жители этого города свыклись жить с такой системой. Большинство людей с таким образом жизни сроднилось с самого детства. А другая часть людей может, и хотело переехать в более спокойное место, но у них либо не хватало денег, либо они были приговорены к смерти - для них только оставалось скрываться в нашем "укромном" местечке. До конца своих дней.
   Странным ставало лишь то, что князя Роатского устраивал такой город в его княжестве. Хотя можно было понять такую странность - город этот в отличие от других приносил налогов в казну самое больше. А этот фактор Фандора устраивал. Хоть тут много товаров продавалось на черном рынке, но все одно, прибыль, приходящая в Шовву от налогов, все одно впечатляла.
   Однако вы не подумайте, что Фандор не пробивал исправить это недоразумение. Он приказал нашему вассалу города Стексу узаконить клановые группировки. Мы как бы уже не опасались проверок стражников и получали их помощь в некоторых ситуациях, но взамен нам приходилось помесячно выплачивать налоги. А деньги мы получали от разных торговых заведений на нашей территории, от продажи наркоты, оружия и т.д. И две трети прибили мы отдавали Стексу. То есть, узаконения кланов было на пользу, как и нам, так и правителям.
   Еденной помехой для прекрасной жизни оставалась всего одна маленькое недоразумение: в городе существовало четыре клана. Каждый клан имел свои территории. Наш клан держал южный район Вирка, "Пандора" и "Черная рука" соответственно контролировали восток и запад, а оставшиеся северные земли относились к "Шакалам". И между этими группировками время от времени происходили кровопролитные войны. Что, конечно, не устраивало градоначальника, ибо от этой вражда могли пострадать заведения, которые приносили прибыль государству, а когда их, как например, произошло вчера, спалывали дотла, город оставался без некоторой части денег. Что, как вы и сами понимаете, не очень то радовало Стекса.
   Тем не менее, им нужно было винить не нас, а уповать на самих себя: сам город старался поддерживать любой с четырех кланов. Стекс с его помощниками боялись, что если останется один клан он может стать монополистом - и в будущем, когда он почувствует, что им их власти мало, они смогут забрать Вирк под себя. Как вы сами видите, уничтожить кланы, если бы даже этого захотел Стекс, уже было тяжеловато - почти вся городская система принадлежала кланам.
   Я переступил через бомжа, какой лежал посреди улицы и подошел к арке. На ней значилось "Храм Святого Дракона". Возле арки стояло двое монахов. Проходя мимо них, я поклонился и вошел во внутренний двор. В нескольких метрах передо мной на холме распоожился храм. Стены его были выкрашены в красный цвет, а купол был покрыт серебром. Это его пару лет назад переменили с золотого на серебряный - Стекс считал, как и множество жителей города, что храм в нашем городе не нужен, что зря, если на нем будет пропадать такой кусок золота. Большинство людей поддержало, только какая для них разница я так и не понял, все одно золото забрал себе градоначальник, а не жители.
   Минувшая красота храма уже несколько лет назад прошла. Стены уже обсыпались. Статую фигуры Дракона, которая стояла возле храма, тоже не пропустили трещины. Только еще старинный парк, какой рос вокруг храма, кое-как приукрашал священное место.
   С храма доносились звуки - правили. Я, немного постояв возле входа в храм, послушал доносившиеся оттуда звучания, а затем обошел храм с правой стороны и направился в глубь парка.
   Я за свои десять-пятнадцать лет, что сюда еженедельно прихожу, никогда не заходил в сам храм. Я считал, что в храм могут заходить только люди чистые душой и своими делами. Себя я к ним, несомненно, не относил. Я боялся, что если туда войду, то меня поразит огнем Дракона. Как это бы смешно не звучало, но я именно так и думал. И меня уже не возможно было переубедить.
   Врон по виляющей тропе между деревьями медленно ступал. Я получал прилив сил. Я наслаждался. Мимо меня прошла монахиня. Бессмертный с опозданием поклонился в ответ на ее поклон. Возле тропы, с правой ее стороны, стояла большущая статуя Дракона. Я пришел. Более десяти лет я прихожу к ней и начинаю молиться. Более десяти лет... Я упал на колени, склонил голову и начал молится. Молится за свое прощение.
  
   Я встал. Закончил. Поцеловал напоследок свой медальон с выграним на нем фигуркой дракона. И устремился далее по тропе. В конце тропы расположился маленький поселок с пяти домов. Врон подошел к одному с них и вошел. Дверь как я и думал, была не заперта.
   - Кто это? - донесся голос с задней комнаты.
   - Свои, - ответил Бессмертный.
   Послышались звуки - и с комнаты вышел дед с тростью в руке.
   - Врон! - радостно воскликнул дед. - Рано ты сегодня пришел. Ну, это к лучшему. А то мне придется в скором времени на сборы идти. Не стой, заходи. Присаживайся.
   Я прислушался совету и присел в ближайшее кресло.
   - Чаю?
   - Конечно.
   - Ну что там нового? - поинтересовался дед, расставляя кружки на стол.
   - Та как всегда, Соломир. Убийства, грабеж, изнасилование.
   - Это понятно. Но мне сегодня, Глеб рассказал, что вчера ночью в городе три таверны спалили. На западной территории. Это случайно не ваших рук дело, а?
   Глеб, как я знал, жил в соседнем доме напротив Соломира. Его товарищ еще со времен, когда они вдвоем служили в "13 Гильдии". Когда я впервые вступил в ряды клана, я застал еще их. Тогда я и успел сдружиться с Соломиром. Когда ему стукнуло шестьдесят, он решил с Глебом, что им пора уходить на покой. Потому и нанялись работать для храма. Хотели, перед тем как уйти с сего мира, смыть свои грехи.
   Я улыбнулся:
   - Не скрыть от вас ничего! Да, это мы.
   - И чего так вдруг? - любопытствовал дед.
   - Та пару дней назад уворовали они у нас деньги, когда мы собирали налоги. Двоих убили, одного ранили, а мне так чуть по голове дали.
   Дед присел напротив меня и оглядел внимательно:
   - А я то смотрю, почему у тебя голова чуть на бок съехала.
   Загудел дружественный смех. Мог дедуля поднять настроение.
   - А если без шуток, то Слава Дракону, что ты остался жив. Наверное, молитвы помогают.
   - Наверно, - согласился Врон.
   Соломир стал серьезней и спросил:
   - Ты еще не забыл, что завтра день Упокоения Дракона?
   - Обижаешь. Помню-помню.
   А я то забыл...
   Дед с сомнениям посмотрел на меня, покачал головой не одобрительно и вдруг сказал:
   - Пару дней назад кардиналу нашего храма приснился сон, или то было видение, он так и не понял, что храм наш горел. Огнем полыхал не только храм с парком, но и ближайшие дома.
   И замолчал.
   - Дедули ну вы даете. Чтоб такое приснилось. Смешно. Да пусть бы даже приснилось такое, но чтобы такое рассказывать другим, а другие начинают верить... Ты уж меня извини, Соломир, но у вас тут всех уже крыша поехала. Надо чаще по городу ходить, а не только на территории храма сидеть.
   - Замолчи! - вскрикнул Соломир.
   Я от неожиданности подпрыгнул. Соломир изредка, когда со мной говорил таким тоном.
   - Глупец ты, Врон. Слушать нужно до конца, а не перебивать.
   - Так ты, мне показалось, молчал...
   - Я думал, - тут немного смягчился дедуля и продолжил. - Ты уж прости меня. Не должен я был с тобой таким тоном говорить. Однако я просто выхожу с себя, когда начинают насмехаться над Драконом!
   - Но вы ж не Драконы.
   - Если что-то говорят унизительное в нашу сторону, значит, это говорится и Святому Дракону. Мы его слуги. Уразумел?
   - Да, - примиряющим тоном ответил Бессмертный.
   Соломир допил чай и после этого продолжил:
   - Я б ему тоже бы не поверил. Никто бы ему не поверил.
   Я промолчал. Пусть сам говорит, а то еще вдруг что-то не то ляпну.
   - Но мне вчера приснился этот же сон... Глебу тоже. Многим прислужникам снится один и тот же сон. Я видел это все своими глазами, Врон. Ты понимаешь? Я видел, как горит храм... Месту, коему я отдался всей душой. Это ужасно, Врон. Должно что-то случиться в ближайшее время. Что-то очень ужасное.
   Всем приснилось одно и тоже. Интересно. Может это магия?
   Я попробовал его успокоить:
   - Не волнуйся Соломир. Это все объяснимо.
   Дед вопросительно посмотрел на меня.
   - Может... это... э...
   Как назло в голову не могло прийти ничего умного. У меня то было мое мнение: у всех не с того не сего поехала крыша. Но не могу же я такого сказать Соломиру!
   Дед ухмыльнулся:
   - Ну так и я могу объяснить. Ладно, прошли. А то я вижу, у тебя начинает складываться бредовые идеи.
   Почему бредовые? Но я согласился покончить с этой темой.
   Пару минут спустя мы уже общались на более веселые темы. Прошло много времени. Как гром среди ясного неба внезапно в дом вошел Глеб. Он был наряжен в красную мантию с полосами золотистого цвета. На голове красовалась шапочка. Это был деловой вид одежды храмовников.
   Он обвел взглядом комнату, увидел нас и протараторил:
   - Привет, Врон. Соломир ты еще сидишь? Мы же опоздаем на собрание!
   Соломир, резко в одно мгновение встал и стукнул ладоней себе по голове:
   - Точно! Я забыл, - он посмотрел на меня и сказал. - Ты уж извини, но мне срочно нужно уходить. Но только как-то не красиво получается, чтобы я просил тебя уйти...
   - Без проблем, Соломир. Я все понимаю - служба.
   Он закивал головой соглашаясь.
   Врон приподнялся.
   - Не буду вас задерживать. Еще увидимся.
   - На следующей неделе заходи.
   - Хорошо, - и вышел я с дома.
   А дед мигом - как так можно бегать в семьдесят лет? - побежал в другую комнату и приказал Глебу:
   - Там под столом мой наряд лежит, Принеси мне. Скорее!
  
  

Антикварная лавка

   Бессмертный вышел с арки. Людей стало больше. Некоторые люди куда-то спешили, другие присматривались к прохожим, решая у кого можно украсть кошелек, третьи открывали свои заведения. То есть, жизнь после бурной ночи оживала. Все ставало на круги своя. Но это были всего лишь ранние пташки, остальная часть оживлялась ближе к вечеру.
   - Разойтись! - завопили за моей спиной.
   Я подчинился инстинкту самосохранения - не раздумывая, пригнул в сторону от дороги. Упал на руки и огляделся. На том месте, где я только что стоял, проскакали всадники с городской охраны. Пробегая мимо меня, капитан их отряда на миг самодовольно посмотрел на свою "жертву", а потом отвернулся, наверное, забыв уже обо мне.
   - Слава Дракону, что хотя бы додумались предупредить, - зло прошипел Врон.
   На самом деле повезло. Если бы меня затоптали, что не редко случалось с жителями города, никто под суд бы их не подал. На это есть две причины: первая - у нас и в помине никогда не было суда; вторая - как говорит градоначальник Стекс: "Это не убийство, а просто-напросто обыкновенная профилактика от разных ублюдков, которые засоряют наш любимый город!".
   Ну и как этому противостоять? Никак. Вследствие этого, чтобы не стать жертвой, нужно просто быть внимательным - держать уши востро. А я к несчастью задумался - не услышал стук копыт. Потому чуть и не поплатился своим жалким телом.
   Врон приподнялся. Огляделся. На меня никто не обращал внимания. Не в первый же раз такое видят. А если вдруг бы затоптали, они хоть бы отреагировали? Мне кажется, нет. Хотя... Должны были отреагировать - зачем деньгам и одежде пропадать? Я приставил картину, как с меня мертвого снимают одежду, и я продолжаю лежат голым на улице. А люди проходят мимо, одним глазом глянут на меня, сплюнут в мою сторону и дальше пойдут. Ужасно...
   Настроение испортилось. Умеют же испоганить день! Но, не смотря на это недоразумения, я все-таки не сменил свой заранее продуманный план на сегодня. А план был не ахти: зайти к Гору, а потом... А потом и суп с котом. А потом что-то придумаю. Через некоторое время я добрался до антикварного магазинчика Гора. На витринах выставлены были разные древние прикрасы. Товар Гору подвозил незаконно его брат с раскопок, кои происходили близ цитадели Шоввы. Там в свое время был найден древнейший погребений под землей поселок какой-то древней цивилизации неведомой нам.
   Бессмертный отодвинул дверь и вошел в просторное помещение. Повсюду был небрежно раскидан товар. Вероятней всего, недавно к Гору привезли новую продукцию, и он еще не успел расставить его по витринам. Здесь с правой стороны от меня стоял огромный шкаф с изображенным на нем каким-то чудовищем, далее за ним чуть облокотившись о шкаф, стояла статуя с лицом человека. Выполнена она была с большим мастерством. Напротив их, с другой стороны, хаотично лежали один на другом древние предметы - я даже не знал для чего они были предназначены. Я прошел через весь этот лабиринт хаоса до самого конца - передо мной стоял стол, который перекрывал мне дорогу. Из двери с другой стороны от стола вышел маленький лысенький человечек, держа под рукой ящик. Он снял очки и посмотрел, кто это к нему пожаловал в такую рань.
   - А это ты, - Гор поставил на стол ящик с какими-то изделиями. - Мог бы и поздней зайти. А то я еще не успел управиться с новым товаром. Его тут столько мой брат привез! На пол года хватит.
   Они с братом близнецы. Вместе содержат антикварный магазин. Только Гор занимается продажей разной диковинки, а его брат работает археологом по раскопкам разной древности. Бизнес у них шел полным ходом. Это я точно знал, ибо их антикварная лавка находилась на территории нашего клана, а налоги они нам выплачивали без задержки и в больших объемах.
   - Я это заметил, Гор, - Врон сразу решил перейти к делу. - Мне Гранит передал, что ты меня звал.
   - Ага, - ответил карлик и вышел в соседнюю комнату и оттуда выкрикнул. - Бессмертный, это нечто невообразимое, тебе точно понравится. Это не сравнится с твоими предыдущими покупками.
   Несколько старинных предметов я уже покупал у Гора: тарелку, чашечку, подсвечник, который ночью светится, и еще пару древней ценности. И замечу, что это все мне обошлось в кругленькую суму. Тем не менее, как мне казалось, это того стоило - я плюс ко всему еще был ярым фанатиком древности. Меня с самого детства интересовала древняя культура.
   Гор копошился в соседней комнате, а я, решив напрасно не стоять, полез в ящичек, который только что поставил на стол карлик. Оттуда я достал нож. Рукоятка его была сделана с чистого золота и покрыта драгоценными камнями. Само лезвие не затупилось, а к моему удивлению, оно оставалось очень острым. Да уж, старинная цивилизация знала тайны изготовления стали. Ножичек этот, наверное, стоит не мало, горько подумал я и положил его обратно в ящик.
   Врон в нем опять пошарил рукой и уперся о какой-то предмет. Бессмертный достал его и взглянул. Это был куб сделанный с невидимого мной ранее материала, он был составлен с двадцати шести кубиков меньшего размера. Каждая сторона были выкрашена в один с шести цветов, расположенного парами друг напротив друга: белый - желтый, синий - зеленый, красный - оранжевый. Каждая сторона кубика делилась на еще девять маленьких кубиков.
   Какая красота! Я вертел его руками и неожиданно одна грань повернулась. Уже вместо девяти маленьких кубиков одного цвета на одной стороне осталось шесть красных и три синих. Вау! Колдовство! Что это может значить? Наверно ключ к чему-то очень древнему.
   Врон дрожащими руками от волнения двигал грани то так то сяк. Должно что-то произойти, я точно знаю! Я двигал, двигал, но ничего не происходило. Мой запал начал утихать. Еще немного покрутив грани я успокоился. Не суждено мне сейчас разгадать великую тайну древних. Я, наверное, не сумел сделать правильную комбинацию. Бессмертный расстроено положил кубик на стол. И содрогнулся! Одноцветных сторон не было! На каждой стороне хаотично располагались цвета. Что же я наделал! У меня вновь затрепетали руки, но в отличие от первого раза уже не от эйфории, а от испуга. Необходимо все вернуть на начальную позицию пока этого не увидел Гор. Я взял кубик и старался его сделать так, как он выглядел сначала. Однако у меня не получалось. О Святой Дракон! Я уничтожил древнюю тайну древнейшей цивилизации!
   - Я уже иду, - крикнул Гор.
   У меня вспотели руки. Что же делать? Я паниковал. Я слышал шаги Гора. Еще немного и он выйдет с соседней комнаты и увидит, какое я наделал безобразие. Поняв, что я не смогу вернуть первоначальную форму кубику я выбросил его в груду ящиков. Послышался шум падающего кубика.
   Гор вышел с комнаты и изумительно оглядел комнату:
   - Что за шум?
   Врон перепуганными глазами смотрел на карлика и, в конце концов, сказал:
   - Что-то вон там упало, - указал я пальцем в дальнюю груду ящиков. - Наверное, это из-за сквозняка.
   - А точно, - к моему счастью согласился Гор. - Тут такое часто бывает.
   Я с облегчением вздохнул.
   Карлик подошел к столу и поставил на стол шкатулку:
   - От, смотри, - заворожено приказал Гор.
   Бессмертный смотрел на нее. Ничего необычного не увидел: простая черного цвета старинная шкатулка.
   - И что тут такого в ней особенного? - с недоумением спросил я.
   Карлик посмотрел на меня, как на животное, и ответил:
   - Ты открой ее.
   Мое лицо покраснело. Наверняка я сейчас был похож на осла.
   Врон взял шкатулку и приподнял крышечку. В ней лежало колечко. Бессмертный взял его и приступил его рассматривать. У меня от удивления выпрямилось лицо. Не может этого быть! Это ж настоящая магия. Кольцо меняло свои цвета. Сначала красное, потом стало синие, зеленое... Как такое возможно?
   - Я знал, что тебе понравится.
   - Не то слово, - заворожено не отрывая от колечка глаз, ответил я. - Это великолепно.
   Колечко меня затягивало все больше и больше... И тут отрываясь от его цепей я тихо спросил:
   - И сколько оно стоит?
   - Ну, как тебе сказать, не очень дешево. Да вот так мягче получится.
   Я внимательно посмотрел на карлика:
   - А точнее?
   - Двести золотых.
   Я положил мигающее колечко назад в шкатулку и прикрыл лицо руками. Двести... Это моя почти годовая зарплата. И где мне их достать? И я снова посмотрел на кольцо. Оно, мне как бы подмигивало, говорило, возьми меня.
   - Сколько у меня времени?
   - До завтрашнего вечера.
   Мне еще хуже стало.
   - А затем ко мне приходить сам градоначальник с другими высокопоставленными людьми. Они точно купят это. И, я уверен, что заплатят за него в полтора раза больше. Я тебе и так скидку даю огромную. Как другу.
   - Ты издеваешься? Где мне такую суму достать? Я же не на золотой горе сижу.
   Карлик, уперся руками о стол и сказал:
   - Возьми в долг. У Старика, например.
   - Старик? Та он такой жмот, какого мир еще не видел.
   Гор вздохнул:
   - Как говорится - это твои проблемы. Я тебе и так продаю по очень низкой цене. И не забывай: такого кольца ты больше нигде, никогда не увидишь.
   Я понимал его. Магии в нашем мире нет. Хоть многие исследователи доказывают в теориях обратное, но в живую магии никто не видел. А тут это кольцо... Его можно продать и втрое больше. Карлик и так мне сделал огромную скидку. Я пробивал чуть уменьшить суму:
   - А сколько без шкатулки это колечко стоит?
   -Двести без шкатулки. А с ней еще сверху двадцать
   Врон опустил плечи и голову. Собравшись с силами, сказал:
   - Держи его для меня к завтрашнему вечеру. Я деньги принесу.
   - Хорошо.
   Карлик прикрыл крышкой шкатулку. Я развернулся и устремился к выходу.
   - Хм. Мне казалось, что здесь кубик лежал. Наверно показалось, - сам себе проговорил Гор.
   За мной закрылась дверь.
  
  

Незнакомец

   Я понуро шел прямо. Куда? А кто его знает. Главное что шел. Люди проходили мимо меня, но я на них не обращал внимания. Они для меня перестали существовать. Был полдень. А у меня уже настроение опустилось ниже плинтуса. Ну и где мне взять деньги? Украсть? Могу. Но с такими сумами мало кто ходит по улице. Столько денег украсть можно только у богатых. И то до них добраться почти не возможно - вокруг одна охрана.
   Да пропади оно все пропадом! Пусть покупают то кольцо! Пусть им подавятся. Мне оно не надо! А какое же оно все же красивое...
   Стоп. Так дело не пойдет. Необходимо любим способом забыть о нем, иначе не успокоюсь. Пойду лучше напьюсь до потери пульса, вот тогда на душе может и легче станет.
   В ста метрах впереди стояла таверна. С приятным названием "Берлога". Я целенаправленно устремился к ней. По углам от двери стояло двое здоровил - охранники заведения. Бессмертный прошел мимо них. В помещении было темновато. Запахло блевотиной. Я посмотрел направо от входа, откуда доносился запах - на полу в углу возле стола лежал пьянчуга. С довольной мордой. Вот с кого мне сейчас срочно надо взять пример. Может хоть тогда полегчает.
   Не успел я подойти к стойке, как вдруг с дальнего конца помещения закричали:
   - Бессмертный! - это был голос Шрама. Возле него за столом сидел Хромой. - Иди к нам.
   Врон подчинился. Подходя к ним, я рассмотрел, что стояло на столе: одна выпивка. Без меня наверняка собрались гульнуть. Еще друзьями называются - зло подумал я.
   Бессмертный присел.
   - Тайком от меня хотели погулять? А я по городу шляюсь как идиот. Не знаю куда пойти. А вы тут глушите по полной. И не стыдно вам?
   - Обижаешь, - взял слово Хромой. - Весь штаб пробегали в поисках тебя. А, в конце концов, узнали от Гранита с Конем, что ты к Гору пошел. Ну, мы и подумали, что ты занят.
   Хромой был сорокалетним мужчиной. Он был лысым, но отращивал густую бороду. Ростом его не обделили - он был выше двух метров. И мускулатура на его фигуре смотрелась впечатляюще. Впрямь как бык. Но у него имелся всего лишь один не достаток. Он хромал на левую ногу из-за чего и получил свое прозвище.
   - Ладно, прошли, - примирительно выговорил Врон.
   Только сейчас я обратил внимание, что Шрам с довольной физиономией курил сигару.
   Его прозвали так из-за его огромного шрама, какой брал свое начало от левого уха и продолжался до нижней губы. На левом ухе носил серьгу в виде дельфина, показывая, что в прошлом он служил моряком на море Урлан. Но почему он покинул море и пришел к нам мы не знали. О своем прошлом он старался не упоминать. А мы и не спрашивали, ибо кто с добропорядочной семьи пойдет работать в бандитскую группировку? Один из пунктов статута клана гласил "Прошлое нас не интересует".
   Я присел и не найдя лишней кружки осушил бутылку в пару глотков. Ух. Крепкая вещь. То, что нужно. После этого я спросил:
   - Премию обмываем?
   - Угу, - промычал Хромой.
   - Слышь Бессмертный, а что от тебя та коротышка хотела, если не секрет? - спросил Шрам.
   - Мелочь одну показывал. Колечко. Продать хотел.
   Шрам, последовав моему примеру, тоже осушил кружку до дна, а потом поинтересовался:
   - Купил?
   - Нет. Чуть не хватило.
   - И сколько оно стоит? Может, мы с Хромым доложим часть денег.
   Шрам прижался к стене и затянулся. Чувствовал себя богатым. Как мало бедняку нужно - выпивка и сигара на шару и он уже себя мнит князем.
   - Всего-навсего двести золотых...
   Шрам поперхнулся. Дым безжалостно вошел ему в легкие, и он закашлялся. Пальцы не удержали сигару, и она, упавши, покатилась по полу.
   - Так это ж целое состояние! - выкрикнул Хромой. - И это за какое-то кольцо!
   Шрам уже отошел от приступа, но следы остались от него - глаза слезились. Он поддержал своего товарища:
   - Врон, наверно, ты с ума сошел. За перстень две сотни золотых монет! Это ж такое еще нужно придумать.
   - Оно того стоит, - сказал я.
   Шрам обращался к Хромому:
   - Ему, наверное, сильно тогда по голове досталось. Чего-то уже там не хватает.
   - Мне тоже так кажется, - согласился Хромой, а потом спросил. - А что там такого не обычного в том кольце?
   - Оно меняет цвет. Сначала красное, потом зеленое, далее синие, желтое... - проговорил я.
   Шрам, указывая взглядом на меня, покрутил пальцем у виска. Хромой согласно кивнул.
   Бессмертный, увидев это, прорычал:
   - Та не идиот я! Если сами не верите, идите к Гору и сами это кольцо увидите.
   - Угомонись, - успокаивающе сказал Хромой. - Шутим мы, шутим. Ты давай детальней опиши кольцо. Может оно того и стоит.
   Двоих моих друзей, как я заметил, заинтересовал загадочный перстень, однако к их сожалению я рассказчиком оказался средним. Ничего нового, кроме того, что оно меняло цвет, я не мог прибавить. Это мог только оценить настоящий фанатик магии, как я.
   Тем не менее, они не могли успокоиться. Искра интереса у них разгорелась до бушующего пламени, и они требовали от меня большего, чего я им к их огорчению не мог дать. Не знаю, как бы мне пришлось от них дальше отбиваться, если бы к нам не пришел незнакомец.
   - Извиняюсь, что я прерываю ваш разговор, но мне сказали, что здесь за этим столиком сидят Хромой и Бессмертный. Это вы?
   Мы все трое повернули голову в сторону незнакомца и оценивающе оглянули его с головы до ног. Перед нами стоял высокий человек средних лет с длинными волосами собранных в косичку. Одет он был в белый костюм с дорогой материи. В руке держал сумку. Осанка была ровна - не то, что у нас сгорбленных - завидно подумал я. Пусть меня громом ударит, если я ошибаюсь, но это был кто-то с высших кругов населения. Я его впервые видел.
   За всех ответил Хромой:
   - Да это мы.
   Тут вмешался подвыпивший Шрам:
   - И кроме них тут еще кое-кто есть, если я не ошибаюсь. Например, я. Знаменитый на всю округу города, Шрам.
   Богатей изучающим взглядом посмотрел на Шрама и ответил:
   - Честно говоря, впервые слышу, - и добавил. - Я присяду с вашего разрешения.
   Мы одобрительно с Хромый кивнули. Шраму хотелось ответить нет, но к счастью промолчал. Гость присел.
   - А кто вам сказал, что мы тут находимся? И что вам такому почтеннейшему господину от простых людей нужно?
   Спросил Хромой. Как никак, но он был с нашей тройки самый выше по чину.
   - Мои люди вас нашли и указали мне, где вы находитесь. А от вас мне нужна маленькая помощь. Какая, конечно же, будет оплачена в огромных размерах.
   Я, кажется, понимал, о какой сделке шла речь. Мои товарищи также. Мы молчали, пусть говорит.
   - Как у вашем городе говорится - "мертвая сделка".
   Да, так она и называется. Нам платят деньги, а мы в свою очередь должны кого-то убыть. В нашем городе это было не редкостью. Но ко мне впервые с такой просьбой обращались. Потому что я был всего лишь членом клана. А все "заказы" принимались только капитаном нашей группировки - Стариком. Для нас солдат клана требовалось только выполнять грязную работу. А заключать сделки входило в компетенцию Старика.
   И к тому же для такой работы в городе работали профессиональные заказные убийцы.
   Но почему эму нужны именно мы? Я об этом только подумал, а Хромой это же спросил в голос. Незнакомец ответил:
   - Мне посоветовали вас некоторые люди. Убедили меня, что вы управитесь с этим заданием намного лучше, чем кто-либо.
   - А почему вы обратились именно к нам, а не лично к Старику? - продолжал узнавать Хромой.
   - Я люблю иметь дело с теми людьми, кто лично выполняет поставленное задание, а не будет передавать его кому-то другому.
   Да, ответ был, как мне показалось чуть затуманенным - с толком заказчик ничего так и не сказал. Но такой ответ к моему удивлению меня устроил. Как я заметил и моих друзей.
   Немного помолчав, незнакомец уяснил, что мы так и дальше будем продолжать молча сидеть, продолжил:
   - Мне нужно, чтобы вы убрали моего одного давнего бизнес партнера. Он мне в свое время одолжил некоторую суму денег и теперь пришел час мне вернуть ему немалый долг назад с процентом.
   Незнакомец зловеще улыбнулся:
   - Но к его несчастью я не хочу возвращать должок. Он слишком велик, - заказчик оглядел нас и добавил. - Я хочу, чтобы вы его убили.
   Ничего необычного. Как всегда - опять кого-то требуется убрать.
   - С деньгами как? - пробасил Хромой.
   Незнакомец достал из сумки мешочек и положил его на стол. Я сразу же оценил, что мешок был больших размеров.
   - Тут восемьсот золотых монет.
   У меня отвисла челюсть. У Шрама нервно задергался правый глаз. Только Хромой безразлично посмотрел на мешок с деньгами - от сила же духа!
   - Это предоплата. Столько же вы получите, когда выполните сам заказ.
   У Шрама задергался и левый глаз.
   - Кого нужно и до какого срока требуется убрать жертву? - продолжал допрашивать Хромой.
   - Завтра вечером в восемь часов я с вами сам лично встречусь возле музея Дома Проклятых. Тогда я вас приведу в нужное место и покажу вам жертву.
   Красивое название музея, не правда ли?
   Незнакомец приподнялся:
   - Я попрошу вас об одном просьбе - чтобы кроме вас никто об этой сделке не знал.
   - Это разумеется, - вставил свое слово Шрам.
   - А теперь с вашего разрешения позвольте мне покинуть вас.
   С нашего разрешения... Вот это мужик дает. Со мной никогда так не общались.
   Он уже собрался, было уходить, как спросил напоследок Хромой:
   - А если мы не согласимся?
   Тут настало молчание. Заказчик обернулся к нам с улыбкой:
   - Значит так и будет. А предоплата останется у вас в любом случае. Будете вы выполнять заказ или нет. Если больше нет вопросов - я пошел. У меня еще на сегодня много дел.
   Мы провожали его молчаливым взглядом до тех пор, когда он не исчез за дверями. Первым не удержался Шрам.
   Он ухватил мешочек, развязал его и посмотрел внутрь. Со рта у него потекла слюня, глаза стали вдвое больше чем прежде. Он проговорил:
   - Я столько никогда не видел... Мы богаты!
   Хромой неуловимым движением выхватил у него мешок с деньгами и сказал:
   - А почему мы богаты? Он пришел договариваться только со мной и Бессмертным. Про тебя он и слова не сказал.
   Я утвердительно кивнул головой.
   Шрам запаниковал:
   - Как так? Ребята. Мы же друзья. Или вы забыли?
   Мы не ответили.
   - И он же только сказал, что искал вас. Но договаривался, как я понял, со всеми нами тремя.
   Молчание.
   - Ну, хоть что-то ответьте! Я не выдержу. Зачем вы так со мной поступаете?
   У Шрама сдавали нервы. Я с Хромым переглянулся, и один другому кивнули головой.
   - Та шутим мы, - успокаивал я. - Будешь ты с нами. Не переживай. А шутки все-таки надо в твоем то возрасте уже понимать.
   Услышав наши слова, Шрам посмотрел на нас внимательно и, не увидев подвоха, успокоился.
   - Ух, еще бы немного и покончил бы жизнь самоубийством, - признался бывший моряк. - Вы так уж лучше не шутите в следующий раз.
   Я спросил:
   - Ну и что будем делать?
   - Берем деньги и забываем об этой встрече, - предложил Шрам.
   Я посмотрел на Хромого и ждал его мнение. Он сказал:
   - Шрам. А тебе плюс к этому не хочется еще один такой же мешок с деньгами?
   - Та ну его. Кто его знает, что это за такое дело, что он такие огромные сумы платит. Там что-то не чисто. Я это точно чувствую.
   Хромой посмотрел на меня:
   - А ты как думаешь?
   - Я, честно говоря, жду твое мнение, - чистосердечно признался я. - А то как-то оно очень заманчиво. Тысяча шестьсот золотых это считайте по пятьсот тридцать на каждое рыло. Нам столько и за десять лет не заработать у Старика.
   - Я тоже так думаю, - согласился Хромой.
   Тут вновь взял слово Шрам:
   - Та вы одурели? Восемьсот золотых в подарок! Берем их и забываем о этой сделке. Зачем нам еще шкурой рисковать?
   Тут впервые за весь разговор не выдержал Хромой и зло прорычал:
   - Мне уже сорок лет! А я с толком то и не пожил. Каждый день рискую получить удар в спину. И так Слава Дракону сумел прожить до своих лет. Но я хочу жить еще! Нормальной жизнью.
   Хромой вмиг успокоился и спокойней добавил:
   - Если не хочешь выполнять заказ, так забирай свою часть и проваливай, - он посмотрел на меня. - Ты со мной, Врон?
   - А то.
   Хромой облегченно выдохнул - он был доволен, что с ним еще кто-то идет.
   Я был такого же мнения, как и Хромой. Мне работать на Старика осточертело. Я хотел спокойной жизни. И еще один немаловажный факт, какой меня подталкивал этим заняться - кольцо. Почти вся часть моих денег должна была пойти на него, и у меня почти ничего бы не оставалось для дальнейшей жизни. Так почему бы не использовать такой случай? Может, это мои молитвы услышал Святой Дракон? Это мой шанс. И я им должен воспользоваться.
   Шрам понуро опустил голову и сказал:
   - Хорошо. Как ни как это с вами пришли договариваться, а не со мной. Без вас мне такое бы счастья не прилетело. Я с вами.
   Мне стало легче на душе. Мы снова все вместе.
   - Значит, решено, - заключил Хромой. - Завтра в семь встречаемся в штабе в столовой. Если кто опоздает - идем без него.
   Мы закивали головами.
   - Я так понимаю Старику мы об этом говорить не будем? - почти шепотом спросил я.
   - Да, - одновременно ответили Хромой и Шрам.
   - Это даже не обсуждается, - уже один добавил Хромой
   Нас можно было понять. В уставе нашего клана говорилось: "все деньги, которые вы найдете обязательно сдавать до последней монеты в клан. Не соблюдения этого правила строго карается". А у нас была не горстка монета, а образно говоря целый сундук сокровища. С таким сокровищем жалко добровольно расставаться.
   Я посмотрел на выпивку - мы уже почти все выпили. Кружки и бутылки были пусты. Шрам пронаблюдал за моим взглядом, а затем сказал:
   - Надо обмыть это предстоящее дельце. Хозяин! - выкрикнул Шрам. - Неси сюда самое лучшее вино и пиво, какое только у тебя есть! Дрянь не сунь нам под нос - я ее за милю учую. Только самое дорогое!
   - Сию минуту!
   - И сигары! Десять штук. Хадаские! - продолжал вопить Шрам.
   Малочисленные гости смотрели на нас завидно.
   - И гостям по кружке пива! За мой счет. Все за мой счет!
   Гости оживились. Орали радостно. Поздравляли нас с хорошо выполненной работой - наверно, думали, что мы только что кого-то прирезали, забрали деньги и от такого счастья гуляем на всю катушку.
   Я не одобрительно посмотрел на Шрама:
   - Зря ты столько денег на ветер бросаешь.
   Он махнул мне рукой, словно говоря, отцепись, и сказал:
   - Без паники. Это все за мою часть денег. Расслабляйся.
   Как хочет... Мне то лучше!
   Вечеринка в таверне была хоть куда. Гости от радости прыгали, песни пели. Откуда не возьмись, появились потаскухи. И все. Остановиться мы уже не сможем. Шрам вышел в центр помещения и кинулся в пляски.
   А я смотрел. И пил, пил, пил... Последнее, что я запомнил, как я сполз в низ лицом на пол.
  
  

Дворец

  
   Бессмертный приоткрыл глаза и, взявшись руками за голову присел на кровати. Ужасно болела голова. Во рту сушило. Я посмотрел на стол и увидел наполненный водой стакан. Я не наливал себе... Наверное кто-то обо мне позаботился. Я осушил стакан. Немного полегчало.
   Святой Дракон, что я же вчера делал? Не помню. Или нет. Что-то все-таки помню. Вроде я был на вечеринке... Или... Незнакомец. Дракон! Мои деньги! Где мои деньги? Я их потерял?
   Я, позабыв об головной боли, резко встал и, не зная, что делать, начал бегать по кругу по своей комнате. Что делать? Что мне делать? Нужно успокоиться. Главное не волноваться. Как я добрался до своей кровати? Дракон ты мой, не помню. Успокойся, Врон. Без спокойствия дела не будет. Вечеринка. Я пил. Пил. Упал... Так я наверное отключился! Уже хоть что-то узнал. Так как я смог сюда добраться? Снова не помню. Кто со мной был... Я. ...и Хромой! Да, да! Хромой! Нужно найти Хромого.
   Я подбежал к двери - голова кружилась, и приоткрыл ее. Передо мной в коридоре стоял Хромой с кем-то еще. Они разговаривали, но, увидев меня, тут же замолчали.
   - Хромой! Что же случилось? Где мои деньги? - вопил Врон.
   Громила молниеносно толкнул меня назад в комнату и ответил своему собеседнику:
   - Я понял. Иди. Я сам Бессмертному все скажу.
   - Но...
   - Ты понял, что я сказал? - зло прикрикнул Хромой.
   - Так точно!
   Собеседник Хромого развернулся, краем глаза на миг заглянул в комнату, и пошел прочь.
   Хромой зашел в мою комнатку и закрыл дверь.
   - Ты с ума сошел?
   - Что?.. - только и сумел спросить Бессмертный.
   - Выйди во двор нашего штаба и во всю глотку крикни: "Где мои двести пятьдесят золотых монеток!". Или еще лучше - зайди в кабинет Старика и у него спроси то же самое. Олух.
   Я все это внимательно выслушал, но не понял к чему это он все клонит, и наивно спросил:
   - Где мои деньги?
   Хромой закрыл рукой лицо - показывая эти жестом, какой же я остолоп, но к моей радости все же ответил:
   - У меня в комнате.
   Врон облегчено выдохнул. Мои родные монетки.
   - А как я оказался здесь у себя? Ибо, по правде говоря, ничего не помню.
   Хромой рассказал. Оказалось, что вчера в таверне я и Шрам напились по полной. Что даже отключились. Только Хромой, единственный не пьющий - не употреблял он алкоголь - остался в трезвом уме. После того как мы отключились, он расплатился с хозяином таверны и вынес нас на улицу. Там он остановил возницу и занес нас двоих во внутрь кареты. Потом когда мы приехали к штабу, он вынес нас двоих одновременно взявши под руки - От сила то какая! - и занес в наши комнаты. Вот так благополучно мы добрались до нашего дома.
   - Никто не заметил, что ты нес деньги?
   - Нет.
   Я облегчено присел на край своей кровати. Солнце в мое окно не светило. Удивительно - мое окно выходило на восток и с самого утра лучи солнца освещали мою комнату. Тем не менее, этого сейчас не происходило.
   - А который час? - тревожно спросил я.
   - Где-то приблизительно четыре часа дня.
   - Сколько? - прохрипел Бессмертный.
   - Четыре. Меньше дрыхнуть надо.
   Так я больше суток спал! Вот к чему может привести алкоголь. Нужно с ним завязывать.
   - Ты давай приводи себя срочно в порядок. Через десять-пятнадцать минут мы должны быть во дворе.
   - Зачем?
   - Сам еще не знаю. Мне об этом сообщил паренек, тот, с которым я только что общался перед твоими дверьми. Живее давай!
   Я прислушался к совету моего друга. Через десять минут я уже стоял в надлежащем виде во дворе с Хромым, дожидаясь нашего капитана. Я даже успел перекусить в столовой! Опять была постная каша. Но на голодный желудок - я ж целый день в рот ничего съедобного не положил! - я был готов есть хоть траву. Для меня даже каша была божественным даром.
   С соседнего здания близнеца вышел Старик с Длинношеей и Кривоносом. Двое последних несли внушительных размеров сундук. В этот же момент как по волшебству выехала из-за дома карета черного цвета. Возницей был Косоглазый. И остановилась она перед Стариком. Я с Хромым подошел к ней, и мы влезли внутрь. Хромой сел возле Старика, а я устроился напротив их, возле Длинношеи и Кривоноса. Посреди нас стоял сундук. Карета двинулась.
   Тут заговорил Старик:
   - Сейчас мы отправляемся в Центральный дворец.
   Значит, мы едим к градоначальнику?! Теперь понятно, что это за сундук. Там лежали деньги, которые мы должны были выплачивать помесячно Стексу. Но зачем мы едим вместе со Стариком? Он же всегда к нему ездил один. По крайней мери я работаю у Старика одиннадцать лет, и так всегда было.
   В остальных, как и у меня также было недоумение.
   - Но почему вы взяли нас? - первый не выдержал Кривонос.
   - Так мне приказал Стекс, - а потом после некоторого молчания продолжил. - Сегодня я должен был в любом случае привести деньги к градоначальнику. Что я и собирался сделать. Однако неожиданно в полдень к нам в штаб пришел гонец от правителя. Он и передал мне письмо, где указывалось, чтобы со мной во главе приехали к нему мои заместители. Там даже указывались ваши имена! Я то еще понимаю, что они знали Хромого, Длинношея и Кривоноса.
   Тут он указал пальцем на меня и воскликнул хриплым голосом:
   - Но, Бессмертный, там указывалось и твое имя! Откуда они знают, что ты мой заместитель? Или ты, сукин сын, по городу каждый день бегаешь и орешь во всю глотку, что ты мой новый заместитель?
   Я всего три месяца назад как стал заместителем Старика. И я не в одной крупной кампании еще капитаном не участвовал, поэтому я не мог засветиться. Мне тоже было интересно, откуда они знают, что я заместитель.
   - Может быть, кто-то с наших рядовых случайно проговорился? - предположил Хромой.
   - Может и так, - согласился примирительно капитан. - Стало быть, у нас в клане слабая дисциплина! Что каждый может безвредно для себя рассказывать, кому не попало, обо всех наших клановых тайнах. Может у нас еще и шпионы завелись?
   Молчание.
   - Длинношей, ты займись этой проблемой после того, как мы доберемся назад в штаб. Если что сделай чистку в клане.
   - Хорошо.
   Тут впервые за весь разговор Врон сказал:
   - Старик, а может Стекс хочет нам сделать западню? Может он всю главу клана хочет вырезать?
   Остальные меня одобрительно подержали.
   - Даже если это и так, - отвечал Старик, - я не могу ему отказать в его просьбе. Если я вдруг не соглашусь на его требования, он может в любой момент снести нашу группировку с лица земли, если мы не будем следовать его приказам. Потому хочу я этого или нет, но вам придется ехать со мной вместе.
   Потом он спокойно добавил:
   - Но мне кажется, что ничего плохого не должно произойти - я с ним уже сотрудничаю более тридцати лет и зачем, вы мне скажите, ему нас уничтожать?
   - Но я все одно не понимаю, что он от нас хочет? - не угомонялся я.
   - Откуда я знаю. Приедем и увидим.
   Бессмертный прижался к спинке сиденья. Старик прав. Нам ничего не остается, как просто подчинится градоначальнику. А там что будет, то будет. Будем надеется на хороший исход. Я успокоился и смотрел в окно. За ним проминали здания.
   Через четверть часа мы остановились. Потом карета двинулась медленным ходом вперед. И снова остановились. Дверь открылась. Перед нами стоял Косоглазый:
   - Мы приехали. Выходите.
   Первым вышел капитан, за ним заместители, последним был я. Карета отъехала.
   У меня бешено застучало в груди. Я оживлено оглядывался. За нами стояли ворота, - через которые мы сюда и въехали. По бокам от центральной дороги к дворцу росли красиво искусно подстриженные в форме животных кусты. В конце самой дороги стоял превосходный дворец. От него веяло могущественной древностью - он был первой постройкой нашего города. Тогда когда еще по этим землям ходили воссты. Ему уже сотни лет! Здесь по закону с поколения в поколение жили правители Вирка.
   Дворец был окружен непреступной крепостной стеной. И оборонялась она многочисленными городскими стражниками. Сюда без разрешения правителя никого не пускали. Сюда незамеченным почти невозможно пробраться. Маленькая крепость - зло подумал Врон.
   Но я все-таки был тут! Я не мог в это поверить. Для каждого коренного жителя Вирка дворец был как нечто божественное. Ему даже поклонялись! Его больше чтили, чем храм Святого Дракона. Жители дворец сделали своим идолом. Они поклонялись ему как чему-то живому.
   Я их считал невеждами. Я сейчас был возбужден находясь тут, но дворец для меня был не божеством, а всего лишь древнейшим зданием. Древней загадкой. Я не мог понять, как можно ему молиться, просить у него помощи. Это обыкновенное здание, только очень древнее. Вот молится Святому Дракону это да. Другое дело.
   Хотя кто видел того Дракона в живую? Никто... Может я тоже невежда? Нет! Еще раз нет! Дракон Святой есть! Я в этом уверен.
   Кривонос и Длинношей взяли вдвоем сундук.
   До нашей группы подошел один из стражников и приказал:
   - Следуйте за мной.
   Мы повиновались. Я осматривался. С правой стороны от дороги стояли десятки казарм. В центре их была тренировочная площадка. Там сейчас занимались стражники. Их было более двух сотен. Здесь в центре укрепления вместе с дворцом градоначальника и жила городская охрана. Как вы сами понимаете захватить дворец, если бы этого кто-то захотел, было практически не возможно.
   Чем ближе мы подходили к дворцу, тем больше он становился, что давало возможность мне его лучше рассмотреть. На крыше по периметру вокруг дворца были расставлены статуи горгульей. Сам дворец был выкрашен в белые и черные цвета, что гармонично смотрелось при закате солнца.
   Мы вошли внутрь дворца. Все почти было в белом цвете - у меня даже заслезились глаза. Казалось, что мы уже не во дворце, а каким-то чудом попали на небеса. Мы словно шли по шершавым мягким тучам. Непередаваемое ощущение, и не забываемое.
   Мы поднялись на третий этаж и шли вперед проходя мимо бессчетного количества дверей. Сдавалось, что конца и краю им не будет. Но неожиданно для меня и моих спутников провожатый остановился и торжественно произнес:
   - Заходите. Правитель Стекс вас уже с нетерпением ждет.
   Он указывал жестом руки на дверь. Мы взволновано огляделись - только Старик был спокоен (как ни как он уже сюда больше ста раз ходил). Старик приоткрыл дверь, и мы последовали за ним.
   Представляете, какое у меня было удивление? Мне казалось, что перед нами должен был явиться огромный зал со стенами белого цвета и приукрашенного золотом. Я ждал, что это будет комната выглядеть, как и подобает выше поставленному чиновнику. А не тут то было.
   Комнатка была мало освещенная. Посредине стоял стол, вокруг какого расположились люди. Людей к моему удивлению было всего лишь трое. Возле входа еще стояло двое стражников. То есть, всего на всего пять человек принимало гостей. Опасных гостей. А почему они не боятся, что мы захватим градоначальника в плен?
   В центре стола сидел упитанный среднего роста старичок. Голова у него была как мяч. Также выглядывал второй подбородок. Глубоко впадали глаза. Одетый он был в серую рубашку и штаны. Перед ним на столе стояла тарелка с едой. Если меня не подводит зрение, из-за плохого освещения комнаты, то грыз он сейчас ногу баранины. Губы пропитались у него от жира. Только и было слышно его чавканье.
   Слева от него сидел рыцарь в броне. Только лицо было свободно от доспехов. Я его сразу узнал по его длинным усам. Это был всадник, который меня вчера утром чуть не затоптал. Увидев меня, он, усмехаясь, ели заметно подмигнул.
   Справа от старичка сидела женщина в платье. Густые ее черные волосы выглядывали из под капюшона. Ей чуть больше тридцати. Черты лица показывали ее благородное происхождение.
   - Садитесь, - безразлично сказала безымянная женщина.
   Мы послушались и все дружно присели за стол. Справа от меня сидел Хромой, а слева Старик.
   Тишина. Только слышно чавканье толстячка. Закончив есть он положил кость на тарелку, вытер рукавом губы. Потом он потянулся к бокалу с вином и мгновенно осушил его. Затем он вытер свои ладони о свои штаны и только после всего этого он радостно сказал:
   - Приветик Итор.
   Я переглянулся. Кого это он имел в виду?
   - Привет Стекс, - неожиданно для меня ответил наш лидер клана: Старик.
   Оказалось, что это имя не только я впервые услышал, но и мои товарищи по клану. На их лицах только и было видно изумление.
   Градоначальник, увидев наши ошеломленные лица, улыбнулся и удивленно сказал:
   - Иторчик, так твои подопечные еще не знают твоего настоящего имени?
   - Нет, - глухо ответил Капитан, а потом недовольно добавил. - И я им не собирался этого говорить.
   - И почему же? - удивленно спросил Стекс. Он разошелся в улыбке и добавил. - А может быть они и не знают, кем ты относишься ко мне?
   Старик молчал.
   А мне было ОЧЕНЬ интересно...
   Стекс привстал из-за стола и подбежал к Капитану. Обнял его и радостно сказал:
   - Ну, значит, я расскажу. Не всегда же твоим ребятам оставаться в неведении.
   Он посмотрел на каждого из нас:
   - Вот этот ваш капитан, - он указал пальцем на Старика, - которого вы называете, если я, конечно же, не ошибаюсь, Стариком, мой двоюродный брат. - Стекс поцеловал его в щеку.
   Я был шокирован. Так вот почему наш капитан так очень был похож на градоначальника. Они с одной родни!
   Толстяк продолжал:
   - Он благодаря мне, - тут он высоко приподнял указательный палец, - и смог приподняться на такую должность. Это все благодаря мне. - Стекс развернулся и пошел к своему месту и присел. - А так бы он еще, наверное, лежал в мусорной яме бомжем. Это я его сделал человеком.
   Тишина.
   Врон краем глаза посмотрел на Старика: он сидел понуро, голова опущена. Словно он постарел еще на несколько лет. Я его впервые за последние года выдел таким беспомощным. Да что я говорю! Я его впервые видел таким за всю свою жизнь.
   - А ты им этого никогда не рассказывал? - ехидничал мэр. - А-а, я знаю, знаю. Ты им говорил, что сам всего добился, сам без посторонней помощи стал главарем клана "13 Гильдия". Наверно, также байки рассказывал, что в этой жизни можно добиться всего своими силами. Что если будешь стараться, то все получиться, все мечты сбудутся. Что если в молодости будешь пахать до изнеможения, то в старости будешь лежать в куче золота. И ты им ставил в пример себя. Я прав?
   Он нам это только и говорил - подумал Бессмертный.
   Стекс внимательно посмотрел на двоюродного брата:
   - Зачем им врать? Скажи им честно, что без помощи простой крестьянин так и останется простым бедным крестьянином до конца своей жизни, - он обвел взглядом заместителей и добавил. - Вот сидят с тобой ребята... Да какие это уже ребята! Мужики! Уже некоторым более сорока лет. Я могу поспорить, что они всю свою жизнь пахали и пахали от утра и до вечера. И толку? На что они надеяться? Они думают, что станут такими же, как и ты? Ха-ха. Никогда!
   Градоначальник рассмеялся и продолжил:
   - Они, наверное, думают, что когда ты умрешь, кто-то с них займет твое место?
   А как быть по-другому не понимал я. Для чего он же делает должность заместителей. Чтобы потом, когда он умрет, чтобы его дело продолжил кто-то другой. Или, может быть, я ошибаюсь?..
   Стекс увидев на наших лицах положительный ответ, громко рассмеялся:
   - Олухи! Может быть, вы ребята еще верите в сказки?
   Как он смеет нас унижать! Я потянулся незаметно рукой к кинжалу.
   Оказалось, это я думал, что незаметно. Стекс увидев мое движение рукой, помахал неудовлетворительно головой и сказал:
   - Нет, сынок. Тебе еще жить и жить. Не делай глупостей.
   В этот момент в спину что-то слегка укололо очень острое. Бессмертный, не делая резких движений, оглянулся: за мной стоял стражник с алебардой наготове. Возле него еще стояло пятеро человек с арбалетами. Они целились в нас пятерых. Как это я их не заметил, когда мы сюда входили? Их будто было двое. И как это они так смогли тихо подкрасться?
   Мастера своего дела - зло подумал Врон.
   Я послушался совета Стекса.
   - Запомните, - говорил Стекс. - Никто и ни когда не станет на место Итора. Это закон. И - не смотрите на меня так зло! - не я это придумал. Это все так живут уже спокон веков. Это закон человеческой жизни, - он немного помолчал. - На высоких должностях будет стоять только моя семья. И мои близкие знакомые. Как вы сами видите, вам мест нет.
   Он развел руками, будто говоря: так уж получилось, не он виноват, что мы родились в простых семьях. В семьях рабочих.
   - И я вам скажу еще вот что: это глобальная политика. Никогда не слышали этого слова? Хотя, откуда же вам знать... Я вам покажу пример на себе. Вот я мэр Вирка. Вы думаете, что я родился в простой семье и стал мэром. Смекалка и ум помогли. И благодаря этим способностям меня Фандор поставил мэром Вирка. Я прав?
   - Да - тихо прозвучал ответ. Кажется, это был голос Кривоноса.
   - Я так и думал. А если я вам скажу, что Фандор это мой дальний родственник. Как вы отреагируете?
   Молчание.
   - Давайте представим, что у меня в отличие от других людей очень большие способности в управление людьми. Я имею большие познания в разных науках. То есть, короче, лучшего претендента на должность градоначальника не найти. Представили? Значит, если я такой умный, то я заслужил свою должность. А то, что я родился в семье, которая имела очень тесные связи с Фандором это просто совпадение. Пусть будет так.
   А если я скажу, что должность мэра Хадаска занимает дядя Фандора, как вы на это отреагируете? Ладно. Пусть это тоже будет совпадение. Мэр Восло племянник мэра Хадаска. Это тоже, по-вашему, совпадение?
   Я старался слушать внимательно, чтобы ни одно слово не ускользнуло от меня. Для меня это информация была открытием века! Для моих товарищей тоже. Почти у всех отвисла челюсть. Кроме Старика конечно. Он то это знал...
   - Хорошо. Давайте не будет трогать мэров. Это просто вероятно такой рок. Проклятие! Посмотрим на другие личности: самыми богатыми Роатского Княжества кто? Демьян Многогрешный - брат Фандора, Ард Банкир - брат княжны Фандора и так далее. Давайте возьмем искусство. Тут наверняка вы подумаете уже можно пробиться в люди даже простому рабочему. Просто нужно иметь талант. Поверим вам на слово. А как оно на самом деле? Самый знаменитый живописец кто?
   - Ллойд Живописец... - ели слышно предположил Кривонос.
   - Правильно, - радостно воскликнул толстячок. - А чтобы вы знали, он сын Арда Банкира. И благодаря его связям он и звезда Роата. А если бы вы видели его картины... Одним словом ужас. Не картины, а размазня. Но связи решают все!
   Тут Врон решился подать впервые голос:
   - Но наверняка ваша семейная династия поднялась после того, как Межстонская Империя распалась на мелкие княжества. А до того все было по-другому: все могли добиться вершин. А вам просто повезло после распада - вы сумели в нужный момент ухватить свой кусок.
   Секст заинтересованно посмотрел на Бессмертного и потом ответил:
   - Славное предположение. Но расстрою тебя, не так все было.
   Потом он продолжил:
   - Ростислав и был членом нашей семьи.
   Я был шокирован от такого ответа. Чего-чего, а такого я не ожидал. Градоначальник, видя нас поверженными этой информацией, самодовольно улыбался. Затем он прижался к спинке стула и сказал:
   - Доченька, Гэбриэль, если тебе не тяжело, расскажи коротко этим несведущим о распаде Межстонии. Не так как это знают все, а так это было на самом деле. Порадуй своего папеньку своим милым голоском.
   Как это он любя сказал! Видно, что родня.
   Врон заметил, что дочь градоначальника не хотела рассказывать, однако, видя просящие глаза отца, не решилась ему отказать.
   Она сняла капюшон. И это я сказал, что ей было за тридцать? Сейчас она казалась намного красивей и моложе, как настоящая принцесса. Мне стало немного жарко.
   - Если ты, папенька, так просишь...
   И она начала говорить. А какой прелестный голос!
   Как все мы знаем по истории в 721 году умер Ростислав от старости. Из-за того, что у него не было сыновей, Империя распалась. Это по официальной истории. На самом деле Ростислав умер от удушья - его задушили в его же комнате ночью, когда он спал. На это были причины: Ростислав хоть и состоял в семье правящей династии Межстонских (в 177 году помещик Глеб Межстонский владелец замка Межстон сумел объединить под своим предводительством враждующие земли - с тех пор и существовала Империя до 721 года), но в отличие от своих предшественников он исполнял указы по своему усмотрению, а не по усмотрению своей правящей семьи. Он первый кто в Империи, и как оказалось позже последний, хотел Империю перевести от монархического строя правления к демократии. Первым его шагом к исполнению этого плана было избрание на должность кардинала Матвея. Он происходил с простой деревенской семьи, что не очень нравилось семье Межстонских - на это место они собирались поставить дочку Голта Щиторуба Урсулу. Также Император стремился на высокие посты поставить людей с низшего слоя Империи. И это у него, хоть и медленно, но получалось.
   Как мы видим, политика Ростислава не очень устраивала правящую династию Острова.
   Понимая, что так долго продолжатся не может, и было принято решение избавится от императора. Что и было благополучно сделано. На место Ростислава должен был встать Голт Щиторуб (его жена была дочерью олигарха Орсо Птицелова, который также был с семьи Межстонских). Отсюда и произошла ветвь Межстоно-голтских. Сейчас эта династия состоят правителями у Драконьем Княжестве.
   Других членов семьи это решение не устраивало: Голт был с семьи крестьян. Они не хотели, чтобы человек с низших слоев населения стал полноправным членом их семьи. Эта противоборствующая сторона впоследствии называлась Межстоно-роатская династия. Они теперешние правители Роата - с этого семейства и походит Стекс.
   Матвея поддерживала наименьшая часть семьи Межстноских - те люди, кто и помогали проводить политику Ростислава. Она приобрела название Межстоно-матвейских. До наших пор эта династия перестала существовать.
   Как далее происходили событие мы уже знали по официальной истории.
   В этом рассказе меня очень заинтересовал один персонаж, о котором я незамедлительно и поинтересовался:
   - А линия Матвея на самом деле пресеклась?
   Этот вопрос всех поставил в ступор. На меня все смотрели с любопытством. Даже Капитан соизволил поднять свой взор на меня. За всех спросил Стекс:
   - А почему он тебя так заинтересовал?
   - Ну... Просто.
   Не скажу же им, что я его сын! Кто мне поверит? И я даже не знаю, правда ли это. Может, моя мать шутила? Точнее приемная матерь. Хотя, наверное, человек умирая не будет говорить выдумки. Ему не до этого.
   Толстячок сощурил свои и так маленькие глазки и сказал:
   - А я уже подумал, что скажешь, что ты его сыночек!
   В помещение эхом раздался смех. Гэбриэль прослезилась. Даже Старик впервые за сегодня соблаговолил ртом сделать, что-то наподобие улыбки. Мои товарищи также не упустили возможность поржать надо мной.
   А я этим ублюдком и хотел это сказать. Но в ответ только улыбался.
   Постепенно смех переставал. Стекс удовлетворенный своей шуткой улыбался:
   - Ты лучше скажи огромное спасибо Дракону, что ты не сын Матвея. Иначе сейчас ты был бы мертв.
   Я нервно улыбался. Боялся даже дышать.
   - А насчет твоего вопроса: никто с его семьи не выжил.
   - По крайней мери официально, - шутя сказал генерал.
   В комнате опять дружно смеялись.
   Беседа начинала переходить в дружеский разговор.
   - Вы уж ребята простите меня, что я на вас накинулся. Тяжелый сегодня у меня день был, - примирительно говорил градоначальник. - То священники со своими кошмарами меня пугали, то хворь моя мне покоя не дает, то мои люди мне советуют моего двоюродного братишку пригласить ко мне во двор ни одного, а с его людьми...
   - Вот это меня самое наибольше интересует, - неожиданно подал голос Старик. - Зачем вам нужны мои заместители? Чтобы меня унизить перед ними?
   - Ни в коем случае, - поспешно отвечал мэр, - генерал Красс, это же ваша была идея. Вы им и расскажите для чего это нужно.
   Я с большим любопытством посмотрел на него. Генерал говорил не спеша, с достоинством:
   - Да, это моя идея. Суть заключается в том, чтобы на всякий случай если вы - Итор, неожиданно умрите, а возраст уже дает повод об этом говорить, мы могли бы знать ваших заместителей в лицо. И может кого-то с них поставить во главе клане. Это простая перестраховка.
   - Но. - Старик запнулся. - Я чего-то не понимаю, Стекс только что говорил, что никто с моих заместителей не сможет занят мой пост. Им просто нет места. Или я чего-то не так понял?
   Тут взял слово мэр:
   - Это я и собирался сделать. Но сегодня утром Красс посоветовал мне оставить на посту человека, который и состоял ранее в клане. Что он лучше будет знать за кого-либо другого свою работу. Если быть честным с вами до конца, то мне эта идея сначала абсолютно не понравилась. Я, как только услышал это - решил, что это абсурд! Но, постепенно слушая аргументы генерала, я начал понимать, что это наилучший вариант, какой только может быть.
   А за то, что я на вас накинулся, еще раз прошу прощение.
   У меня просит прощение сам градоначальник Вирка! Или я ослышался? Если даже кому-то скажешь об этом - на тебя посмотреть как на помешанного. Не поверят!
   И этот генерал, какой меня вчера чуть не затоптал, оказался нашим заступником! Нашим покровителем! Так много сразу разной информации, что не успевает все укладываться в голове. Кругом идет голова. Выходит, что у меня есть возможность стать лидером клана? Обалдеть! Жизнь прекрасна!
   - Но, парни, если говорить на чистоту, я рад, что с вами произошел именно такой разговор. Я вам хотя бы показал настоящий ход событий, чтобы вы понимали, как не сладко постороннему человеку входить в правящий круг людей. Считайте, что это была бесплатная консультация от профессионала.
   Старик недоверчиво смотрел на своего двоюродного братишку и, в конце концов, сказал:
   - Ладно, поверю. Ну какого хрена нужно было унижать перед моими людьми меня? Это тоже тебе кто-то посоветовал?
   - Это я уже сам, - хитро усмехнулся Стекс. - это мой должок с детства. Забыл, как ты меня в детстве был и унижал, а? Считай, мой должок тебе отдан.
   - Злопамятный же ты. - Старик уже улыбался, наверное, вспоминал детство, когда он издевался над братом.
   - И еще Итор. Если ты бы не покинул свою семью из-за разногласий со своим отцом, тебе не пришлось бы пару лет жить в бедности. Был бы сейчас не головорезом, а мэром какого-то городка... Сам виноват. Я тебе и так помог, что было в моих силах...
   - Хватит об этом! Ты хочешь, чтобы я тебе сказал спасибо? Спасибо за все.
   Мэр улыбался:
   - Да, я этого слова от тебя ждал тридцать лет. Вот и, наконец, дождался.
   Старик и градоначальник пожали друг другу руку в знак примирения.
   Посидишь пару часиков с людьми, которые имеют власть, и сможешь узнать столько интересного. Будет теперь что рассказать вечером в таверне!
   - А теперь, - воскликнул радостно толстячок, - переходим к самому интересному! К главному событию дня! - здесь он театрально сделал маленькую паузу. - Сундук на стол!
   Кривонос и Длинношей поспешно поднялись из-за своих мест, вместе взяли сундук и поставили его перед мэром на стол. Градоначальник, не теряя времени, открыл его.
   У мэра глаза сияли радостью и с мягкой нежностью он произнес:
   - Мое сокровище.
  
  

Кольцо

   Я с Хромым шел с дворца, и мы вдвоем следовали за Длинношеей и Кривоносом. Солнце еще светило, хоть сейчас уже было чуть больше шести часов. Но для лета это было нормально.
   После того как мы градоначальнику отдали сундук с деньгами, беседа не закончилась. После этого в комнату заходили слуги и расставляли на столе блюда. Пир только начинался. То есть, задержались мы там еще где-то на часик. Потом когда, если можно так выразиться, светская беседа закончилась, Стекс попросил, чтобы все вышли с комнаты кроме него, Старика и его дочки. Они хотели поговорить о чем-то таком, чего нас простых смертных не касалось. Но как по мне, то они и так рассказали сегодня посторонним ушам много лишнего.
   - Слышь, Бессмертный, а ты сегодня ни куда не спешишь? - неожиданно спросил Хромой.
   - Я?
   Что он имеет в виду? В восемь часов мы должны быть возле Дома Проклятых. Это я помню. И кажется еще что-то...
   Я слегка рукой стукнул себя по голове и воскликнул:
   - Точно! Колечко!
   - Что ты бы делал без меня, умник, - шутливо пробасил Хромой. Шепотом добавил. - Деньги взял?
   - Черт! - выругался я. Еще и деньги забыл. Не зря Стекс говорил, что мы олухи. Попал впрямь в точку.
   Мне нужно в штаб, потом к Гору бежать, и, наконец, в восемь быть возле назначенного места. Успею ли я?
   Хромой посмотрел на меня и, увидев мой озабоченный взгляд, разошелся в ухмылке:
   - А голову не забыл?
   Голова? Я ее что забыл???
   Видя мой непонимающий взгляд начал смеяться:
   - Ну ты и остолоп. Таких людей еще свет не видел.
   Тут до меня, в конце концов, дошло, что это прикол. Я покрылся краской. Что-то я сегодня плохо соображаю.
   - Это все выпивка, - начал оправдываться Врон. - Вчерашняя. Я от нее еще полностью не отошел.
   - Это заметно. Нужно с ней завязывать, иначе дела не будет.
   Что правда, то правда.
   - А реально, что делать. Ты как думаешь, я успею все сделать?
   - Без меня нет. Со мной да.
   Я покосился на Хромого.
   - В смысле?
   - В прямом. - Хромой достал из-за спины мешочек и вручил его мне. - Держи. Здесь двести золотых.
   Я удивленно смотрел. А я то думал, что за огромный мешок на его ремне висел. Врон обрадовано взял его:
   - Выручил, дружище. Я в долгу.
   - Само собой. А теперь давай поторапливайся. Иди.
   - А если Старик спросить - куда я подевался?
   - Не переживай, я что-то придумаю. Не впервые же.
   Хромой меня похлопал по спине, посмотрел в сторону Кривоноса и Длинношеи, и уверился в том, что они не услышат, сказал:
   - Я со Шрамом возле таверны напротив Дома Проклятых стоять будем. Не опаздывай только. А то без тебя пойдем.
   - Хорошо.
   Чтобы не терять больше ни минуты я прошел мимо нашей кареты и целенаправленно направился к воротам. Спустя минуту меня выпустили, и я, не оглядываясь быстрым шагом, пошел к Гору.
  
   Не успел я открыть дверь как из антикварной лавки вышел мужчина в возрасте. Более внимательно присмотревшись, я его узнал:
   - Привет Глеб. А что ты тут делал? Тоже, как и я подсел на антикварные вещицы?
   - О, здоров. Ага, купил себе вчера некую вещичку, напоминающую подсвечник. А денег то при себе как всегда не было, поэтому взял в долг, а сейчас заходил рассчитаться за нее.
   - Наверное, не дешево?
   - Ага, - грустно подтвердил Глеб.
   Тут он спросил:
   - Сегодня много людей соберется в храме - будут проводить церковный обряд. И я там с Соломиром буду. А ты как, придешь? Соломир обрадуется если тебя увидеть.
   - Постараюсь, но не уверен, что получится. Я же все одно в храм не захожу, если что, постою во дворе.
   - Ах да, - припоминая, - я уже и забыл, что у тебя есть твое правило - не заходить в храм. Эта пагубная привычка так и осталась?
   - Ну да, - я постарался выдавить улыбку.
   - Ты сам себе барин, тебе и решать.
   Я с Глебом попрощался: он и я спешили, потому времени на разговор у нас не хватало. Бессмертный зашел в магазинчик.
   Карлик стоял за столом и пересчитывал деньги: должно быть Глеба. Посмотрев на нового входящего клиента, он радостно сказал:
   - Какой сегодня день! Все мои должники со мной рассчитались, и даже сегодня у меня купили пару очень дорогих вещиц! Такое предчувствие, словно сегодня последний день жизни нашего грязного городка и жителей, и все хотят отдать все свои долги, чтобы, уходя в другой мир, не стать вечными должниками.
   - Такое выдумать...
   "Купили пару дорогих вещиц..." А если среди них и колечко было! Я взволнованно сказал:
   - Я за кольцом.
   Карлик уперся руками о таз и, ехидно крутя головой, перекривляя меня, говорил:
   - У меня денег нет. Где мне их взять. Даже ни одного лишнего пятака нет! - и добавил. - А я тебе поверил!
   - Реально не было, - оправдывался Врон. - Они считай сами пришли ко мне в руки.
   - Я так и поверил: каждая монетка взяла друг друга за ручку и все дружно строем промаршировали к тебе в руки.
   - О да. Что-то на подобие того.
   Гор из под столика взял коробочку и поставил ее на стол. И открыл:
   - У Старика как я предлагал одолжил?
   - Нет.
   Карлик недоверчиво посмотрел на меня, хмыкнул:
   - Ладно, это твои проблемы, главное, что деньги принес. Там точно двести? - он указал кривым пальцем на мешочек.
   Бессмертный поставил мешок на стол:
   - Считай.
   Карлик начал пересчитывать. Врон взял дрожащими пальцами колечко из упаковки и надел его на средний палец правый руки. Красота! Словно ему здесь и место. На другой руке оно было бы не так красиво. Я в этом уверен! Цвета опять сменяли один другого по очереди. И я снова не мог отвести взгляда.
   Магия древних. Она была, есть и будет. Просто сейчас о ней забыли, но она все равно, рано или поздно, вернется в наш мир. По крайней мери я в это верю.
   - Ты так еще долго собираешься стоять? - пробудил меня голос надоедливого карлика.
   Я посмотрел в его сторону: он уже пересчитал монеты и теперь внимательно смотрел на меня. Я что ли так долго смотрел на кольцо?
   - Ты, Бессмертный, лучше вытри подбородок, иначе скоро твои слюни будут капать мне на пол. А мне потом убирать!
   Я послушался его совета.
   - Двести монет насчитал?
   - Да. И представь себе, даже ни одной монетой больше! Зачем быть такой скрягой, а?
   Врон промолчал. Я собрался взять коробочку, как вдруг услышал:
   - С ней еще плюс двадцать золотых.
   И это я скряга? Бессмертный незамедлительно развернулся и вышел с магазина. На улице он сплюнул в сторону магазинчика.
   - Та чтобы он тут сгорел живьем, зажравшийся карлик!
  
  

Неожиданный спаситель

  
   Может быть, я за колечко переплатил? Карапуз мог меня вокруг пальца обвести. Он в этом мастак! Наложил мне лапши на уши, и сейчас радуется как маленький ребенок. Скотина. Я, наверное, переплатил не мало - это в моем духе: в этом деле уже я мастак. Ну почему каждый хочет на мне нажиться? Или на моем лбу написано: олух? Или от меня уже веет запахом олуха? Почему я такой наивный. Это, я в этом на все сто процентов уверен, мое предназначение на земле - чтобы на мне наживались и радовались. Я должен приносить людям радость! Мой злой рок. И переплатил как минимум наверно вдвое больше.
   У меня еще в запасе оставалось где-то с полтора часа. За пол часика я успею дойти до места встречи. Но лишний час шататься по городу охоты не было. Лучше все-таки, наверное, заранее прийти в таверну "Оса", какая находилась напротив Дома Проклятых. Там я хотя бы посижу за кружкой пива. Может и нервы чуть успокоиться.
   Ветер дул в лицо прохладой. На небе появлялись тучи - наверное, дождь будет.
   Город, как для этого времени, был пуст. Людей в отличие от других дней как-то было мало. Меня это обстоятельство немного удивило. Куда другая часть населения делась? Боятся промокнуть, если вдруг пойдет дождь или все протирают штаны в тавернах? Или, что маловероятно, пошли до храма Дракона - с восьми часов вечера и до семи утра там будет идти литургия. Сегодня же праздник Упокоение Дракона.
   А возможно сегодня должно произойти нечто такое... У меня бредни начинаются! Все будет как всегда - просто моя фантазия разыгралась не на шутку. Психика страдает. И это все из-за карлика! - умеет испоганить настроение.
   Бессмертный дошел до развилки: центральная улица так и продолжала виться вперед между домами; в бок уходила узкая улочка. На этой улочке часто головорезы делали западни для простых прохожих. Сюда почти никто не ходил ночью. Но! Сейчас же еще не ночь, это, во-первых. А во-вторых, этот переулок сокращал вдвое мой маршрут. Рискнуть стоило. Ну что еще со мной сегодня может произойти? Хуже уже точно не будет. Уже чувствовал запах исходящий от кружки пива. Эх! Иду!
   Переулок в отличие от центральной улицы был короче почти втрое. И грязней намного больше: то тут и там лежал кучами мусор, стены облупились. Признаюсь, адреналин у меня поднялся, чутье насторожилось, глаза бегали ходором вперед и назад от одной кучи мусора до другой. Шаг ускорился. Ощущалась опасность. И за чем я пошел сюда? Сам себе проблем ищу на свою голову.
   В руку Врон взял кинжал.
   Неожиданно впереди появилась тень. Она медленно приближалась ко мне. Я попятился. Огляделся: за мной тоже кто-то стоял. Меня окружили.
   - Что это за такая овечка прибежала в логово к волкам? - послышался голос.
   Я молчал и медлительно отходил к стене стараясь лучше рассмотреть моих потенциальных убийц. Тот, кто только что говорил, в руке держал цепь: чем ближе он приближался ко мне, тем быстрей она раскачивалась. Его напарник, здоровенный как бык, был вооружен дубиной.
   Они уже стояли в пару шагов от меня. Скоро начнется.
   Внезапно конец цепи полетел в сторону Врона. Он мгновенно пригнулся и когда цепь прошла над его головой, он выпрямился и пригнул в сторону нападавшего. Противник, не успев среагировать, упал на землю и начал бороться с Вроном. Бессмертный клинком кинжала ранил его в правое плечо: рана была незначительная. Тем не менее, этот удар расслабил головореза и он ослабил хватку. Врон замахнулся и уже был готов нанести еще один удар в область шеи. Однако в этот момент по спине раздалась боль. Кинжал выпал с рук на землю, в глазах потемнело. Потом другой головорез, который и ударил его дубинной по спине взял его на руки и бросил об стену.
   По всему телу раздавалась невыносимая боль. В глазах расплывалось. Во рту ощущался вкус крови. Не успев еще с толком прийти в себя, в область живота нанесли еще один удар ногой. С уст жертвы издался звук боли.
   - Больно, сука? - орал уже успев подняться на ноги раненый в плечо убийца. Он левой рукой держался за правое плечо, стремясь прекратить течение крови. Он продолжал наносить удар за ударом. Здоровяк тоже не стоял в сторонке.
   Врон закрыл руками лицо. Он уже чувствовал, как его покидают силы. Надежды не было. Оставалась только одна боль.
   Неожиданно на него рухнуло тело. И в этот же миг перестали наносить удары.
   - Что за!.. - проревел непонимающе здоровяк.
   Я приоткрыл правый глаз посмотреть, что же происходит: на мне лежал напарник здоровяка. Из его спины выглядывал болт - его уже покинула жизнь. Возле здоровяка, напротив его, стоял мой спаситель: в правой руке он держал уже исполнившей свою роль арбалет, опущенная левая рука держала меч.
   Наконец-то здоровяк уяснил, что произошло. Он занес дубину над своей головой и с громоподобным ревом побежал в сторону моего спасителя. Спаситель не двигался. Когда казалось, что от удара он не успеет увернуться, произошло невообразимое: он молниеносно отпрыгнул в сторону и неуловимым движением проткнул нападавшего клинком. Проревел здоровяк. С грохотом безжизненное тело упало на землю.
   Мой спаситель поднялся в полный рост, посмотрел в мою сторону, недовольно сплюнул, и, больше не задерживаясь, побежал прочь.
   Я остался один. Точнее нас тут было больше, но я единственный кто был жив.
   Я боялся встать. Боялся, что у меня могут быть переломаны кости, но, понимая, что другого выхода у меня нет, я медленно с опаской, начал подниматься. Все тело ныло. Особенно болела спина - вот здоровяк оставил автограф, так оставил - зло подумал Бессмертный.
   Кое-как все же удалось приподняться на дрожащих ногах. Вроде обошлось без переломов - слава Дракону! Оглядел себя с ног до головы: со рта и с носа текла кровь, на руках и на спине виднелись ужасные ушибы. Главное, чтобы гематомы не появилась. Вытер с себя кое-как кровь. Затем подобрал свой кинжал, и хромая пошел прочь от этого места.
   Я узнал спасителя. Это он в меня бросил стул пару дней назад. Он с "Черной руки". С враждующего клана. Я был в недоумении.
  
   Оставалось десять минут. Врон хромая уже почти пришел на место. На пиво времени уже не оставалось. Много времени ушло на то, чтобы в надлежащий вид привести себя. Сначала Бессмертный зашел в ближайшую забегаловку. Увидев его хозяин таверны не перепугался - не впервые же такое бывает в нашем городе-клоповнике! - однако за бесплатно он не хотел пропускать меня в ванную. Тем не менее, когда перед его глазами появился серебряник, он больше не препятствовал. Он даже предложил свою помощь, какая конечно тоже оплачивалась.
   Когда умылся, смыл кровь, я стал немного больше походить на человека. Но всего лишь немного: я стоял сгорбленный - боль в спине не давала покоя - хромал, впрямь как мой сотоварищ с клана Хромой, под левым глазом красовался синяк, нос распух. Одним словом "красавчик".
   Охоты идти с ребятами на "работу" не было. Я б лучше упал на мою родненькую теплую кроватку и дал бы храпака. Но подводить ребят не хотелось. Если дал слово товарищу по клану, как говорилось в уставе клана, то ты его должен исполнить хоть живым, хоть мертвым. И я всегда придерживался этого правила. И другим немаловажным стимулом для меня были деньги: терять возможность подзаработать такую внушительную суму не хотелось. Другого такого шанса может и не быть. Поэтому я не обращая внимания на боль пошел ели переставляя ноги на место икс.
   Выходя из-за поворота Бессмертный в вдалеке увидел высоченного длиннобородого Хромого и худощавого Шрама.
  
   - О-хо-хо, даже как-то не верится, - недоверчиво заключил Шрам. - Ты точно уверен, что то именно был он?
   Врон утвердительно качнул головой.
   Хромой и Шрам меня сразу и не узнали, они не могли поверить, что этот сгорбленный помятый как попрошайка никто иной, как я. Они даже ахнули, когда до них дошло кто это перед ними. Я им рассказал о своих "приключения". Недоверчиво они меня слушали, когда я им рассказывал, что от смерти меня спас член враждующей группировки.
   - Все одно я не могу в это поверить, - стоял на своем Шрам.
   - Это уже твое дело: верить или нет, - ответил Врон.
   - Пусть будет так, - нехотя соглашался Шрам. - Но почему он помог?
   - Откуда мне знать?
   - Не спроста это, не спроста, - пробурчал себе под нос Хромой, - что-то затевают.
   - Или у тебя тайный поклонник появился, - шутя предположил Шрам.
   - Если это так, то все становится на свои места, - поддержал эту бредовую гипотезу Хромой.
   Как же хорошо быть со своими друзьями! Всегда любую проблему переведут в шутку, и сразу легче становится.
   Бессмертный посмотрел на друзей. Шрам как всегда повесил на спину свой несменный арбалет. Он был наилучшим стрелком нашего клана. Также в ножнах висел короткий меч. Его сотоварищ Хромой вооружился более внушительно - хоть у него и было только одно оружие, но какое! - секира! Огромных размеров! А в сильных руках Хромого она смотрелась еще страшней.
   А я как всегда был вооружен только одним кинжалом. Мощи оружия мне не хватало - это не секрет. Однако я компенсировал мощь моей подвижностью, а подвижность при моем бистром беге многого стоила.
   - А может дядька не придет? Может, он просто пошутил над нами?
   - Какие это могут быть шутки, Шрам? - удивился Хромой. - Дает на руки восемь сотен золотых, а потом не появляется? Вот это шуточки. Будет он скоро, я сердцем чую, будет.
   - Надеюсь, - и тут же Шрам, припомнив что-то, резко спросил у меня. - О, так ты купил кольцо?
   Хромой тоже оживлено посмотрел на меня. Было видно, как они вдвоем на пару сгорают от любопытства - их очень интересовало, что это могло меня заставить выложить двести золотых не глядя. Я перед ними выставил руку с поднятым средним пальцем. Интересно, им понравится? Оценят ли они?
   Хромой и Шрам пару секунд стояли молча в оцепенении и потом, наконец-то, Шрам подал голос:
   - Я наверно чего-то недопонимаю. А что ты этим неприличный жестом хочешь нам сказать?
   Я удивленно посмотрел на свою руку. И только сейчас до меня начало доходить. Я во весь голос рассмеялся, даже слезы на глазах выступили. Товарищи не понимающе между собой переглянулись. Тут, в конце концов, я смог взять себя в руки и выговорил:
   - Вы братцы не на палец смотрите, а на колечко.
   Когда Хромой и Шрам поняли суть моих слов, они тоже не смогли удержаться от смеха. Врон с пальца снял кольцо и передал его Хромому. Он со Шрамом долго рассматривали дорогую вещицу и, наконец, сказали:
   - Скажу честно, - решился первым высказать свое мнение старший по званию Хромой. - Ты уж только не обижайся. Я и двадцать золотых бы за это не дал.
   - Поддерживаю, - тоже согласился Шрам.
   Хромой продолжал:
   - Оно, кроме того, что только меняет цвет, больше ничего выдающего не делает. Как по мне это простая дешевая побрякушка.
   - Угу, - снова соглашался Шрам с мнением Хромого.
   Хромой заключил:
   - Деньги на ветер.
   Бессмертный себя сейчас чувствовал раздраженным - кто они такие, что имеют право говорить, что это ничто? У них просто нет вкуса! И откуда он может быть у головорезов? Их мнение ничего не значит!
   - Та вы же не понимаете, что такое красота! Это... Это магия! Оно того стоит! Вы далекие от этого.
   Хромой примирительно ответил:
   - Куда же нам там до тебя, - здесь он улыбнулся, - если тебя нравится, слава Дракону, мы за тебя очень рады. Но! Может, я и ошибаюсь, но как я понимаю, ты хотел услышать наше мнение или я не прав?
   - Да, - понимая к чему клонит Хромой Врон согласился.
   Тут бородач продолжил:
   - Вот мы тебе и сказали свое мнение. Нравится оно тебе или нет, это лично твои проблемы. В следующий раз, если не можешь спокойно слушать критику, не спрашивай чужое мнение. Тебе и нам будет лучше.
   Сказал, как отрезал. А главное, что по делу. Ни отнять, ни прибавить.
   Тут Врон уже успокоившись примирительно согласился:
   - Хромой, ты как всегда прав, - и добавил. - Ладно, извините парни за все, я на самом деле не прав. Я даже не знаю, что со мной такое происходит. Целый день как не в своей тарелке. А тут еще и чуть не убили...
   Хромой подошел к Врону и похлопал дружественно по плечу:
   - Я все понимаю. Проехали.
   Тут подал голос Шрам:
   - А мое мнение хочешь узнать?
   - Так ты его будто уже сказал: ты того же мнения что и я, - удивлено произнес Хромой.
   - Да? Даже не заметил, - с горестью сказал Шрам. - А я хотел Бессмертного добить, сказать, что кольцо никакое.
   Врон зло посмотрел на ехидного Шрама.
   - Та не смотри так, у меня даже от страха мурашки по коже побежали. Я шучу.
   Хромой не одобряюще посмотрел на Шрама и сказал:
   - Шутник хренов.
   Я посмотрел в сторону таверны: а вдруг я еще успею выпить кружечку пивца? Наниматель все одно задерживается. Одна нога там, а другая уже тут... План вмиг распался на мелкие части.
   - Вы уже все в сборе, - неожиданно сказал подошедший незаметно незнакомец. - Молодцы. Сразу видно, что профессионалы.
   Наш наниматель. Только сейчас он был не в ярком белом костюме, а в сером непримечательном одеянии.
   - Готовы?
   - Мы всегда готовы, - ответил за всех Шрам, - а вот готовы ли вы: деньги принесли?
   Незнакомец рассмеялся:
   - Я вам вроде предоплату и так не маленькую сделал. Остальное получите позже - после работы.
   - Хорошо, - недовольно согласился Шрам.
   - Если вопросов больше нет, так пойдемте, ибо времени остается все меньше.
   Незнакомец пошел первым, за ним Шрам, а замыкавшими последовали двое хромавших. Музей Дом Проклятых остался за нашими спинами.
  
  

"Клиент"

  
   Незнакомец привел нас к таверне "Огромный медведь". Это заведение было наибольшим по размерам не только на территории нашего клана, но и во всем Вирке. Его часто арендовали для великих мероприятий: для свадеб, для празднования дней рождений, для вечеринок и т.д. Стоимость аренды была соответственной. Благодаря этому здесь только можно было увидеть людей с большими кошельками. Бедноту, таких, например, как я, сюда не пускали: мой внешний вид сразу говорил о моем материальном состоянии.
   Это могло значить только одно: наш "клиент" был высокой шишкой.
   Мы вчетвером прошли мимо главного хода, обошли таверну с правой стороны и зашли в тыл здания. К дому был приставлен маленький сарайчик - здесь сберегали сено.
   - Вон видите, - указывал наш наниматель пальцем на окно второго этажа, - туда вам нужно незаметно залезть. Если вы сначала заберетесь на пристройку, тогда вам легче будет до него добраться.
   Врон одобрительно кивнул головой.
   Наниматель повернулся к нам:
   - Теперь переходим к сути дела. В течении часа сюда начнут съежатся люди: сегодня тут будет происходить тайная вечеринка для очень влиятельных, богатых гостей. Где-то в полночь к вам в комнату зайдет человек - мужчина. Его вы и должны убить. Кто он, как его зовут, вас это не касается. И еще одно, слушайте внимательно: как только вы его убьете, не убегайте! Затем в течение минуты к вам зайдут и скажут, куда вам нужно идти, чтобы получить остальную суму денег.
   Шрам удивленно спросил:
   - Я не понимаю, а тот человек, кто и скажет нам, где мы получим деньги, сам не может убить "клиента"?
   Я с Хромым поддерживая этот вопрос с любопытством посмотрели на нашего нанимателя.
   Он зло посмотрел и ответил:
   - Я вам плачу немалую суму для того, чтобы вы глупые мне вопросы не задавали. И как мне кажется, профессиональных убийц, такие вопросы не должны беспокоить, - наниматель прищурил глаза. - Или я случайно обратился не к тем людям?
   - Хорошо. Мы все поняли, - успокаивающе заверил Хромой.
   Тут я вставил свои пять копеек:
   - Вы не беспокойтесь: мы все сделаем даже лучше чем надо.
   Наниматель расплылся в улыбке:
   - Лучше не надо. Вы хотя бы сделайте то о чем я прошу.
   - Хорошо, - уже сухо прибавил Бессмертный.
   - Удачи вам, - и незнакомец не спеша, покинул нас.
   Мы молча смотрели в его сторону. Когда нанимателя не стало видно, Шрам предположил:
   - Что-то тут не то.
   - Ага, - согласился Врон.
   Шрам и Бессмертный с нетерпением ждали остаточное слово Хромого. Он решил:
   - Что он мутит воду, это и так понятно. Чего-то он не договаривает, - тут Хромой сжал пальцы в кулак и продолжил. - Но мне на это наплевать, другой возможности заработать столько денег у нас никогда не будет. Не знаю как вы, но я иду.
   - Значит и мы, - решил Врон за двоих.
   Не теряя больше временны впустую, мы подошли к сарайчику: Хромой присел возле стены, а я встал ногами ему на плечи; потом он приподнялся. Я без труда ухватился за край крыши и залез на нее. То же самое проделал Шрам. После этого я и Шрам взяли соответственно правую и левую руку Хромого и приподняли его. Хромой благополучно поднялся к нам. Мы втроем подошли к окну, какое к счастью оказалось открытым, и по очереди залезли внутрь. Полдела уже сделано - мы на месте.
   Это была однокомнатная квартира. Кроме кровати и шкафа здесь было пусто. Наверное, спальня. Я подошел к двери, Хромой присел на кровать и внимательно смотрел в окно, а Шрам сел возле шкафа на корточки и выставил вперед арбалет, целясь в сторону двери. Мы уже были готовы - осталось только дождаться "клиента". До полночи оставалось еще более трех часов. А за окном ветер ставал сильнее - намечается сильный дождь.
  
   Час спустя. К заведению прибивали люди. Под нами - под полом на первом этаже - слышались: голоса, смех, музыка. Публики было много. У меня побаливали ноги - я присел на свое заднее место. Шрам последовал моему примеру. А Хромой, узурпировав мягкую кровать, так и продолжал смотреть в окно. Ветер бушевал.
  
   Два часа спустя. Гул голосов стал намного громче. Слышались крики - публика была пьяна. Увидев, что я ощущаю себя плохо - побои давали о себе знать, Хромой поменялся со мной местами. Пошел дождь, точнее град. Там за окном было ужасно холодно, и я накинул на себя одеяло - кожа ощутила приятную теплоту. Приятели смотрели на меня завидно. Глаза смыкались: хотелось спать. Оставался еще один час.
  
   Осталось пол часа. Сон отхлынул. Руки ели заметно подрагивали - я нервничал. Хромой внимательно прислушивался. Шрам сам себе под нос пел некую примитивную песенку. Град с каждой минутой усиливался.
  
   Хромой приподнял вверх руку и шепотом сообщил:
   - Идут.
   Хромой занес над головой секиру.
   Шрам крепче держал арбалет и целился: его лицо вспотело.
   Я тихо-тихо подошел к окну и выглянул - никого под окном: путь к отступлению был чист.
   В замочную скважину засунули ключ. Сделали один оборот. Дверь приоткрылась. Жертва зашла. В один момент послышался крик Хромого: - "нет!" и звук арбалетного выстрела.
  
   - Иди мой пупсик... Я т... догоню - слышался женский голос.
   Хромой еще раз посмотрел на своих ребят: они были готовы. Отлично. Осталось недолго ждать. Пару секунд и дело сделано, и деньги в кармане. Хромой крепче ухватил рукоять секиры. Руки вспотели.
   - ... жди меня... Я... ...приду, - продолжал звучать женский голос.
   Стук шагов отдалялся.
   Наверное, женщина ушла - заключил Хромой. "Клиент" остался один. Все идет по маслу.
   - Хорошо, дорогая. Только не задерживайся, мой котик, - прозвучал мужской голос в пару шагов от двери.
   Знакомый голос... Очень знакомый. Где-то я его уже слышал...
   Всунули ключ в дверь.
   Старый хриплый голос...
   Раздался звук оборота ключа.
   Сегодня... Не может этого быть! Нас подставили!
   Дверь открылась.
   Хромой быстро кинул взор в сторону Шрама: палец лежал на спусковом крючке.
   "Клиент" зашел.
   - Нет! - крик Хромого заглушил звук арбалетного выстрела.
  
   Тело рухнуло. Хромой прикрыл дверь. Я и Шрам непонимающе смотрели на Хромого.
   - Нам труба, парни, - коротко прокомментировал Хромой.
   Я подошел к мертвецу и перевернул его на спину. Я от неожиданности подпрыгнул. Я только и сумел произнести:
   - Что это значит?
   - Подстава, - глухо ответил Хромой.
   - Что происходит? - спросил Шрам. - Грохнули мы старика и что с того?
   - Ты хоть раз видел мэра в лицо? - спросил Бессмертный.
   - Нет. На хрен он мне нужен? А при чем здесь градоначальник? - не понимал Шрам.
   - Считай, что тебе повезло. Знакомься, перед тобой Стекс.
   У Шрама глаза стали вдвое больше:
   - Обалдеть! Я грохнул мэра! Ребята с клана не поверят.
   - Ты еще Капитану об этом расскажи, - посоветовал Хромой.
   - Конечно, скажу Капитану, может еще и премию даст! Стану героем в его глазах!
   - Не знаю как с премией, но без головы он тебя точно оставит, - спокойно сказал Хромой. Он уже успел дойти до окна и начал через него перелазить. - Уходим! Пока еще не поздно.
   - Зачем? Сейчас же должен зайти человек и сказать нам, куда нужно прийти, чтобы забрать деньги, - говорил Шрам.
   Я потянул Шрама к окну, при этом говоря:
   - Мы тебе позже все объясним. Сейчас главное вовремя отсюда уйти.
   - Но... - Шрам хотел что-то спросить, но потом, передумав, молча последовал за Хромым.
   Неожиданно открылась дверь: стояла девушка и мужчина. Я не мог поверить своим глазам - это был генерал Красс и дочь градоначальника Гэбриэль.
   Девушка сообразив, что тут произошло, выкрикнула:
   - Твари! Предатели! ТРЕВОГА!
   Я перелез через окно, спрыгнул на кучу сена и оказался внизу.
   - Меня успели заметить, - с горечью сказал Бессмертный.
   Хромой выругался. Тут я добавил:
   - То был Красс и Гэбриэль.
   В Подтверждение моих слов из окна выглянула Гэбриэль и громко выкрикнула:
   - Они внизу! Не дайте им уйти!
   - Бежим! - скомандовал бородач.
   Не успели мы сделать и пару шагов, как к нам на встречу из-за угла выбежало двое стражников. Хромой не останавливаясь, побежал напролом. Он взмахнул секирой и ударил ей по первому ближайшему стражнику. Стражник не успел отвернуться от удара - его тело распалось на две части. Увидев, что произошло с его компаньоном, второй стражник немного замедлил шаг от ужаса, что, в конечном счете, стоило ему жизни: его туловище лежало без головы.
   На помощь им спешило еще два десятка стражников.
   - Быстрее! - орал Хромой.
   Эти он, наверное, орал самому себе: Шрам уже на десять шагов оторвался от Хромого, я кое-как старался не отставать от Шрама. Скорость бега у Хромого всегда была не на высоком уровне, плюс еще хромая нога. Я понимал, что уйти от погони мы не сможем, потому я приказал:
   - На право! В таверну!
   Шрам и Хромой подчинились - мы втроем перебежали через дорогу на другую сторону улицы. И не задерживаясь, вбежали в таверну "Захудалый конь". На нас с нескрываемым удивлением смотрели люди. Я проорал:
   - Наших бьют!
   Тут же мгновенно из-за столиков поднялось несколько человек, и подбежали к нам: моя надежда оправдалась. Эта таверна была самой любимой в нашем клане - тут всегда в любое время суток можно было встретить кого-то с "13 Гильдии". Вот и сейчас тут к нашему счастью протирали штаны пятеро членов клана. Я их сразу узнал: Лысый, Собака, два брата близнеца Солнце и Луна, и Кувалда.
   - Сколько их? - подбегая, спросил Лысый.
   - Двадцать.
   Хромой и Шрам уже успели перед входом поставить стол.
   Видя это безобразие, хозяин выкрикнул:
   - Какого! Что вы делаете?
   Мы оставили этот вопрос без ответа. На него уже не было времени: стражники уже начали перелазить через стол. Шрам выстрелил с арбалета - нападавший мертвым перекатился через стол. Стражники, не обращая внимания на своего мертвого товарища, продолжали атаковать. Еще один заливаясь кровью упал. Стражники прорвались через преграду - стол. Началось рукопашная схватка. Разбилось стекло на мелкие части - через окно прорывалась остальная часть стражников.
   - Врон и Кувалда к окну! - взял на себя командование Хромой.
   Я с Кувалдой вовремя подбежали к окну: из него лез первый осаждавший. Я ему перерезал горло кинжалом - хлынула кровь - и вытолкнул его ногой назад на улицу. Вместо него появился новый стражник. Он выстрелил с арбалета: я вовремя упал на пол, болт пролетел над моей головой. Кувалда всей силой врезал кулаком ему в лицо, послышался хруст. Стражник схватился за нос руками и отошел в сторону, освобождая дорогу следующему бойцу. Врон приподнялся и посмотрел на центральный вход: там уже лежала гора стражников. Все идет по плану.
   Бессмертный воодушевлен текущей ситуацией с радостью помогал Кувалде. Через пару минут все закончилось.
   - К сожалению, мы потеряли двух наших бойцов, Хромой, - доложил Лысый капитану нашей маленькой группы, - близнецов: Луну и Солнце.
   - Жаль, - грустно ответил бородач. - Но будем радоваться, что они погибли во имя клана. Достойная смерть.
   И тут он добавил:
   - Не забудьте передать Летописцу, чтобы он их имена внес в Книгу Погибших Товарищей.
   - Так точно!
   Этой книге уже более тридцати лет - она ведется от самого создания нашего клана. Туда вносятся имена всех погибших членов "13 Гильдии". Для нас Книга Погибших считается реликвией. Некоторые бойцы ее почитают даже более чем Дракона - они верят, что если там будет написано твое имя, то ты избавляешься от всех грехов. Оттого многие не боятся слома голову бежать на смерть за честь клана.
   - А теперь за дело: Лысый, Собака, Кувалда и Шрам! - бегайте по городу и сзывайте наших людей, чтобы они немедленно шли в штаб. Сегодня, если я не ошибаюсь, будет долгая ночь. Бегом марш!
   Бойцы выбежали с таверны.
   Хромой повернулся в мою сторону:
   - Бессмертный, а ты со мной в штаб сейчас пойдешь. Будем с Капитаном говорить, расскажем, что сегодня произошло.
   - Он нас убьет... - только и смог проговорить Врон.
   - Пусть и так, - спокойно говорил Хромой, - сейчас главное, чтобы "13 Гильдия" не исчезла с лица земли.
   Я немного колебался, но кивком головы согласился.
   - Вперед!
   Мы переступили через трупы стражников и целенаправленно бежали в сторону штаба.
   А град не утомительно лил как с ведра.
  
  

Подготовка к обороне

  
   - Вашу мать! - кричал Старик. - Без моего ведома заключили сделку с нанимателем!
   Я и Хромой с опущенными головами стояли перед Капитаном. Мы, как только добрались до штаба, сразу же направились в личную комнату нашего лидера. Без его разрешения мы ворвались к нему и начали его будить. Он с перепуганными сонными глазами непонимающе смотрел в нашу сторону, и когда, сообразив, кто мы такие зло спросил: "Неужели наш город провалился под землю с вашими никчемными телами?".
   Мы немедленно перешли к сути дела: Хромой уже успел рассказать, что мы без согласия Старика заключили договор с незнакомцем.
   - Это не самое страшное, Капитан, - взволновано проговорил бородач.
   Старик от удивления приподнял правый глаз будто требуя, чтобы Хромой продолжал:
   - Мы убили "клиента".
   - Это понятно или вы хотите передо мной похвастаться?
   - Не в том дело, Капитан. Если бы только в этом была проблема.
   - Ну, так в чем проблема? - обеспокоено нетерпеливо спросил Старик.
   - Брат ваш... - Хромой замолчал.
   Тут я как всегда не в нужное время подал голос:
   - Мертв, мы его того...
   У Старика лицо мгновенно начало меняться, кажется, он понимал, к чему мы клонили:
   - Что того? Договаривай Бессмертный!
   Я уже был не рад своему языку. Как всегда он меня ставил в неловкое положение. Врон тихо почти шепотом добавил:
   - Убили.
   У Капитана побагровело лицо. Он в мгновение ока подбежал ко мне, ухватил меня за рубашку и начал трясти:
   - Сукин сын, говоры громче и внятней!
   Я посмотрел прямо в его бешеные красные глаза и уже с твердостью повторил:
   - Мы его убили.
   Капитан замер - он перестал меня трясти, отошел на пару шагов и присел на свою кровать.
   - Как он умер? - хрипло прозвучал вопрос.
   Хромой ответил:
   - Болт вошел прямо в его сердце, он не успел даже сообразить с толком, что произошло. Смерть была мгновенна.
   - В этом ему хоть повезло, - с горечью выговорил Капитан.
   Хромой и я немного отошли в сторону дверей. Кто знает, что сейчас делается в голове Старика.
   - Хорошо... - сам себе под нос сказал брат убитого, - значит так нужно. От судьбы не попрешь.
   Старик уверено поднял голову и требовательно сказал:
   - Расскажите все по порядку с самого начала.
   Хромой и я по очереди говорили, каждый с нас старался дополнить один другого, чтобы ничего случайно не упустить. Также я упомянул о том, что меня спас от смерти боец с "Черной руки". Поведали, как убили Стекса, и также вспомнили о генерале Крассе и дочке мертвого градоначальника Гэбриэль.
   Не знаю как бородач, но когда я, поведав обо всем что знал, сразу же почувствовал, как из меня ушла непомерная тяжесть. Теперь мне было плевать, что со мной сделает Капитан, главное, что мне больше не придется скрывать от него правду: он должен знать истину. Как ни как его двоюродный брат умер от наших рук, и, что еще больше важней для меня, клан по моей вине сейчас был в большой опасности. А моя жизнь даже медяка не стоила в отличие от клана "13 Гильдии".
   Выслушав нас внимательно, Капитан на некоторое время задумался, а потом констатировал:
   - Не может это быть простим совпадением. Нас хотят уничтожить, - и добавил, - и в них это пока что получается.
   Старик приподнялся и уверенным твердым голосом, какой не потерпит возражения, сказал:
   - Но сначала, перед тем как "13 Гильдия" уйдет в забвение, им придется сильно попотеть. Хромой, нужно срочно сзывать людей в штаб.
   - Ребята уже это делают. Исполняют мой приказ.
   - Отлично. А теперь выходим и начинаем готовится к осаде.
   Старик и Хромой вышли с комнаты. А я последовал за ними и удивлялся: почему Капитан нас не наказал? Он был или добр душой, что не очень верилось, или хотел, чтобы мы искупили свою вину кровью - своей кровью. Смерть. По уставу клана это единственное, что снимало вину с члена клана "13 Гильдии". Врон нервно сглотнул.
  
   Мы вышли на улицу. В штабе, сдавалось, была паника. Однако мой опытный глаз говорил другое: каждый выполнял свою работу. Одни бежали в склад за оружием и боеприпасами, другие набирали у ведра воду и несли ее к вратам - чтобы в случае пожара его вовремя потушить, остальные укрепляли оборонительные стены.
   Неожиданно открылись ворота: через них вошло два человека. Это подходили опоздавшие бойцы. Наш клан уже почти был в полном сборе: семьдесят человек готовых умереть за свой родной клан.
   - Бессмертный! - орал Старик. - Возьми с собой десять человек и поднимайся на левую стену. Длинношей на правую с десятком бойцов.
   Врон подчиняясь, побежал исполнять приказ. А Старик продолжал:
   - Хромой к вратам с двумя десятками человек! Кривонос, ты отвечаешь за резервный отряд с десяти человек!
   - Так точно! - вместе прокричали Хромой и Кривонос.
   - Остальные со мной во главе возле колодца разобьем медпункт! Живее!
   Врон по лестнице поднялся на стену, взял арбалет у раздававшего оружие бойца и посмотрел сверху в низ со стены на город.
   Тихо. Мертвая тишина. Мне сразу стало жутко. Я подслушал разговор рядом стоящих бойцов: один с них последним добрался до штаба. Он говорил:
   - Ястреб, не поверишь: в городе паника. Стражники, со всего города собираются во дворце мэра. Говорят, будто Стекса убили. Хотя мне в это плохо верится.
   - Мне тоже, Картежник, - согласился Ястреб, - этого хитрого толстяка уже более тридцати лет убить хотели. Сколько раз на его жизнь покушались! А он все равно жив.
   - Ага. Но не спроста тревога в городе поднялась...
   Врон перестал их слушать. Стало быть, войска собираются. Очень плохо. Но удержать мы их сможем. Хоть нас в три раза меньше, но в отличие от них у нас на много профессиональней бойцы. Надежда пережить сегодняшний день возрастала.
   Мои раздумья перервал Шрам:
   - О, Врон, ты тоже тут. Ты мне так и не объяснил, хоть и обещал, почему вы так перепугались, когда мы убили градоначальника, а?
   Я махнул ему рукой показывая, чтобы он шел за мной к башне:
   - Говорю по секрету, только никому не проболтайся, договорились?
   - Я могила - уверил Шрам.
   - Так знай, - и добавил шепотом, - он брат нашего Капитана.
   - Брат нашего Капитана! - воскликнул от удивления Шрам.
   Все кто стояли на левой стене и в башне повернули в нашу сторону свои головы.
   Я прикрыл рукой глаза, выругался и наконец-то сказал:
   - Таких олухов как ты, Шрам, свет еще не видел.
   Врон поднимался на башню. А Шрам бежал следом и уже заинтригованный тихо говорил:
   - Это правда? Да? Не молчи, умоляю!
  
  

Штурм

  
   Дождь не щадя продолжал со всей силой обливать город. Особенно от его ударов страдал дворец, казалось, что дождь собрался его затопить или смыть. Но как бы он не упорствовал его план пока оставался только мечтой.
   И за этими неудачными стараниями дождя наблюдал возле дома некий человек. Эта сила воли дождя завораживала его взгляд, он не мог оторвать от него взор. Он улыбался. Он радовался. Это был его день и его нужно запомнить до самой мелкой детали. Незнакомец считал, что дождь словно очищает город от старой неэффективной власти и дает дорогу новой. Это его и радовало.
   Из дома вышла еще одна тень и направилась к первой. Подойдя вплотную, тень спросила:
   - Стражники скоро выйдут?
   - Если все пойдет по плану, то да, Мелмок.
   Сейчас, того, кого звали Мелмоком, лунное сияние осветило его лицо. Страшное уродливое лицо: большой рот с клыками, большие как два круга глаза. Со временем любой бы понял, что это не лик уродца или чудовища, а обыкновенная маска.
   "Уродец" спросил:
   - Теперь, ты уже можешь рассказать свой план?
   - Теперь да, - без эмоций прозвучал ответ.
   А ливень, будто также хотя услышать речь незнакомца, немного успокоился.
   И он начал:
   - Позавчера я лично сам встретился в таверне "Берлога" с тремя людьми с клана "13 Гильдия" и заключил с ними "мертвую" сделку. В тот же день я с кланами: "Черная Рука" и "Пандора" также подписал тайный договор. Суть была в том, что эти кланы сегодня ночью с помощью городской стражи нападут на штаб "13 Гильдии". Взамен они разделят территорию "13 Гильдии" между собой и станут законными их владельцами.
   - Но как ты смог договорится с мэром? - не скрывая своего удивления спросил Мелмок.
   - А я с ним и не договаривался, - усмехнулся рассказывающий. - Те трое бойца, с которыми я заключил "мертвую" сделку сегодня убили мэра! Мне и не пришлось с ним говорить.
   Мелмок от изумления не смог ничего выговорить. А говоривший продолжал:
   - Когда они убили мэра в комнату зашли дочь градоначальника и генерал Красс. Дочь увидев, что ее отец мертв сразу подняла тревогу. Но убийцы смогли убежать. Вот сейчас Гэбриэль - дочь мэра - собирает войско во дворце и когда оно будет полностью собрано, сразу же нападет на штаб "13 Гильдии".
   Тут взял слово "уродец":
   - А как она узнала, что они с "13 Гильдии"? Или ей Красс подсказал?
   - Генерал само собой ей сказал с какого они клана. Однако она и без его помощи их узнала. Того же дня в полдень все заместители главы клана "13 Гильдии" съехались во дворец и встречались лично с мэром. С ним также были: его дочь и Красс. Там она и встретилась с будущими убийцами его отца.
   - Так заместители Старика и убили градоначальника? - услышав положительный ответ, он снова спросил. - А как так получилось, что все заместители с лидером клана встретились с мэром? По своему личному опыту я точно знаю - он забирает налоги с клана только от рук главы клана. А тут он сразу принял несколько человек. Для него это несвойственно! Как тебе удалось его уговорить, если не секрет?
   - Не секрет, - ответил незнакомец, - Ему посоветовали так сделать, чтобы в случае внезапной смерти лидера клана Старика, он мог заменить его кем-то из заместителей. А посоветовал эму никто иной, а как самый преданий его человек - генерал Красс, - незнакомец с секунду помолчал. - Продался. Вот тебе и преданные люди, Мелмок. Запомни самое главное: никому никогда не доверяй.
   - Даже тебе?
   - Даже мне, - повторил незнакомец, - даже сейчас.
   Незнакомец продолжил:
   - Но этот план, бесспорно, мог пойти в тартарары. Вчера вечером один с убийц мэра чуть сам раньше не умер. Додумался пойти переулком, где обитают наркоманы и головорезы! Его успел спасти от смерти приставленный за ним наблюдать один с бойцов "Черной руки". Не зря я перестраховался! Иначе план бы умер на середине пути.
   Незнакомец внезапно замолчал. Он посмотрел в сторону дворца.
   Открылись ворота, и не спеша начало выходить войско, оно строем маршировало в сторону юга - на территорию "13 Гильдии". Войска исчезли за домами.
   - Еще один пункт плана выполнен, - прозвучал довольный голос незнакомца.
   - Я все одно понять не могу, как так сталось, что Гэбриэль вошла в комнату в тот момент, когда там были убийцы?
   Незнакомец рассмеялся:
   - Может у тебя Мелмок и хорошие лидерские способности, но с логикой не так все хорошо. Конечно, что без помощи Красса не обошлось.
   - Ах, да... Я не подумал.
   Из ворот вдруг вышел человек и направился в их сторону. Это был крепкий высокого роста мужчина, облаченный с ног до головы в доспехи. Когда до незнакомца и "уродца" оставалось пару шагов, он остановился, и снял свой шлем. Перед ними стоял усатый проживший уже свой пятый десяток мужчина с маленькими глазками.
   - Привет, Красс.
   - Привет, Додовар. Все готово, врата по моему приказу остались открытыми, можно начинать действовать.
   Додовар посмотрел на Мелмока и приказал:
   - Действуй.
   Мелмок поднял руку и резко опустил ее. В этот же миг со здания начали один за другим выбегать "уродцы" и, пробегая мимо троицы, продолжали бежать в сторону ворот. Троица медленно направилась за ними. Генерал Красс говорил:
   - Гэбриэль не хотя согласилась меня оставить во дворце. Она хотела, чтобы я ей помогал при штурме штаба, но я ее с большим трудом все-таки смог переубедить.
   - Не переживай, Красс, я тебе заплачу больше, чем мы ранее договаривались. Только не продолжай рассказывать мне, как тебе пришлось сильно потрудится. Я понимаю к чему ты клонишь.
   Генерал недовольно хмыкнул.
   - Ты лучше скажи: сколько осталось во дворце людей?
   - Десять стражников, Додовар. И сорок-пятьдесят прислуги. Гэбриэль забрала почти всех стражников в количестве двухсот человек. Мне удалось ее убедить, что никто за время, когда будет отсутствовать она с бойцами, ничего плохого не произойдет. Она милашка поверила мне. И как мне теперь смотреть ей в глаза?
   Красс довольно громко рассмеялся. Додовар и Мелмок также смехом поддержали его. Троица зашла на территорию дворца через врата и, не останавливаясь, направились к самому дворцу. "Уродцы" уже успели перебить всю малочисленную охрану и теперь уже орудовали в самом дворце.
   - Мелмок, я надеюсь, что твои ребята сильно не увлекутся своей работой и не спалят от своего фанатизма дворец, - шутливо говорил Додовар.
   - Обижаешь, Додовар. - обижено отвечал Мелмок. - эти ребята не простые уличные головорезы, а профессиональные бойцы. В клан "Шакалы" абы кто просто так не попадет.
   Этот клан - "Шакалы", уже последние пять лет считается самым могущественным у Вирке. Их северные территории наибольше приносят денег: тут находится торговый центр города. Потому сравнится с ним по силе в ближайшее время не сможет ни "Пандора" и тем более "13 Гильдия" с "Черной рукой". Также "шакалов" очень легко отличить от других группировок во время военных кампаний: они на лица надевают уродливые маски из-за чего их, если впервые их видят, сравнивают с чудовищами с иного мира.
   Троица молча дошла до дворца. Затем они открыли парадные двери и вошли внутрь. Не успели они пройти и пару шагов, как вдруг к Мелмоку - лидеру клана "Шакалы" - подбежал один с его бойцов, сказал ему что-то на ухо, а потом незаметно исчез, словно его тут и не было.
   Мелмок обеспокоено поведал:
   - Мои люди говорят, что с восточной стороны города видится дым пожара. Там что-то происходит.
   Додовар не задержался с ответом:
   - А почему ты так переживаешь? Это же не твоего клана земли, возможно, уличные убийцы какую-то таверну грабят.
   - Но там большой пожар...
   - Значит, несколько таверн спалывают. Ты не переживай, Мелмок, сегодня наш день, и все, что не случается, идет нам на пользу.
   - Надеюсь.
   - А вот главная комната, - сказал генерал Красс, указывая рукой на одну с дверей.
   Они зашли.
   - Я вас попрошу об одной услуге, - сказал Додовар. - оставьте меня одного.
   Красс и Мелмок послушно вышли.
  
   К половине третьего возле штаба появились стражники, но к немедленному штурму не приступали, казалось, что они ждут еще кого-то. Еще пол часа спустя к ним начали подходить какие-то люди. Я сразу не понял кто это. Неожиданно со стен один с наших сотоварищей осознав, кто это, во весь голос выкрикнул: "Черная рука!". У нас в штабе начался маленький переполох: каждый стремился подняться на стену и своими глазами увидеть это. Через некоторое время мы уже точно знали: стражников пришел поддержать клан. Невиданное! Такого никогда за всю историю города не было.
   В наших рядах появился слух: будто сам мэр решил, в конце концов, избавится от "13 Гильдии", наверное, поводом послужило то, что мы недавно спалили дотла три таверны "Черной руки". А как каждый знал, градоначальник не любил, когда без его разрешения начинали уничтожать город. Ибо при этом страдала сама казна Вирка.
   Еще через десять минут к осаждающим примкнул еще один клан - "Пандора". Среди обороняющихся прошлась паника: многие четко разумели, что до восхода солнца они могут не дожить. Лидеры своих отрядов, в том числе и я, сумели немного утихомирить своих бойцов, тем не менее, уверенность в своих силах с каждой минутой у нас уменьшалась. Сквозь ливень послышался звук барабанов: к стене двигались стражники.
   Я и Длинношей приказали поднять арбалеты, прицелится. Огонь! Первые ряди стражников рухнули на землю. Незамедлительно прозвучал еще один залп: боевой дух у стражников приуменьшился. Еще один залп. Стражники начали отходить. Эхом среди обороняющихся прозвучали одобрительные возгласы.
   Опять послышался гул ударов в барабаны - в этот раз городскую стражу решили поддержать и два клана. Пандорцы стали в линию, взяли в руки лук и стрелы, и начали обстреливать людей на стенах. Один боец с моей левой стены не успел скрыться за укрытием: стрела попала в него, и он оборвался со стены. Первая наша потеря. Мы не могли поднять головы: ливень стрел не давал этого сделать. А в этот момент, когда мы сидели за укрытием, к воротам люди с "Черной руки" толкали таран. Врата затряслись от удара.
   - Мать вашу! Сделайте хоть что-то! - орал Капитан.
   Мы послушались его совета: с котлованов на стенах полилась на штурмующих горячая смола. Слышался крик боли. Обстрел закончился. К стенам ставили лестницы и по ним начинали взбираться бойцы.
   - Сбрасываем лестницы! Бегом!
   Я, пригнувшись, добрался до ближайшей лестницы и толкнул ее. Остальные делали то же что и я. Однако некоторым просто не везло: вражеские стрелы находили цель. В живых моего отряда осталась только половина. Мы уже не успевали выталкивать от нашей стены лестницы.
   - Отходим!
   Я дождался, когда все спустились со стены - Шрам был в их числе, и только потом последовал за ними. Но не успел Врон спустится, как на стенах появлялись враги. В этот же момент таран выбил ворота, и через них начали вбегать воины.
   - Сомкнуть ряди! - пробасил Хромой.
   Начался рукопашный бой.
   - Резерв в бой! - скомандовал Кривонос. Это последнее, что я смог разборчиво разобрать. Прочее уже не слышал, я весь погрузился в бой. Бессмертный со своим отрядом объединился с людьми Хромого и Кривоноса. Я зарядил арбалет, и выстрелил в ближайшего врага, но раненый воин не упал к моему удивлению, а со стрелой в теле стекая кровью, продолжал резать наших ребят. Отряд берсерков! У меня екнуло сердце. Это берсерки! Люди - воины. Люди битв. Воины не по профессии, а от рождения. Бойцы, несущие страх на всякого. И сейчас отряд с этих бойцов бился с нами в рукопашную: количество наших людей начало резко сокращаться.
   Без приказа мы отступали.
   - Стоять, ублюдки! - единственный кто остался стоять на месте. Длинношей. Человек, который никогда не сдается. И сейчас в этой безнадежной ситуации он продолжал стоять в окружение врагов.
   Мы отходили к дверям главного здания. Я снова посмотрел на то место, где только что стоял Длинношей. Его я уже не видел. Наверное, пал. Земля ему пухом... Врон зашел в здание.
   - Скорее! - кричал Конь.
   - Не скорее, а быстрее! - переправил своего друга Гранит.
   - Какая разница, смысл тот же самый!
   От люди! Мы один за другим мрем, как мухи, а они еще успевают между собой поспорить. И так всю жизнь - фантастика!
   - Закрывайте дверь! - приказал Старик. Он уже успел укрыться в доме. - Идите бегом за мной!
   Я огляделся: Хромой и Шрам тоже тут были. Врон подбежал к ним:
   - Что будем с деньгами делать?
   - Ты еще о деньгах можешь думать?! - удивился Хромой. - Сейчас, главное, суметь выжить.
   Хромой больше не мешкая, побежал за Капитаном.
   - Живее! - я не сумел осознать, кого это был голос. - Ибо дверь долго не устоит.
   И в подтверждение его слов по дверям начали наносить удары.
   На мое плечо кто-то положил руку, я огляделся, это был Шрам.
   - Давай за мной, я знаю куда спрятал Хромой наши деньги, он мне еще вчера рассказал.
   И в свидетельство этих слов Шрам уверено начал подниматься по ступенькам вверх на третий этаж. Бессмертный последовал за ним. Я в последний раз посмотрел на моих товарищей - они уже почти все скрылись в другой комнате, наверное, Старик их собрался через черный выход вывести на улицу.
   Мы быстро поднялись на третий этаж и направились целенаправленно в комнату Хромого. Когда мы к ней пришли, Шрам с разбегу выбил ее плечом. Дверь, не выдержав такого удара, приоткрылась, и мы сразу начали обыскивать комнату.
   - И куда спрятал Хромой деньги? - спросил Врон.
   - В своей комнате.
   - Это понятно, а куда именно в комнате? - я уже кажись, понимал, какой сейчас прозвучит ответ.
   Он удивленно ответил:
   - Он мне этого не сказал.
   Мои опасения оправдались. Я зло выкрикнул:
   - Так ты мне сказал, что ты знаешь, куда Хромой спрятал наши деньги, он тебе будто вчера рассказал!
   - Ну да. Он мне и сказал, что они лежат в его комнате. А где именно он не говорил.
   Бессмертный прикрыл лицо руками и начал себя успокаивать. И как с такими людьми можно иметь дело? Но я в голос ничего не говорил, зачем накалывать и так безнадежную обстановку?
   Я мигом бросился к тумбочке и начал ее обыскивать, но денег там, к сожалению не было. Я посмотрел, как обстоят дела у Шрама: он пока что рылся в шкафу.
   - Здесь нет, - грустно вымолвил Шрам.
   Бессмертный бросился в сторону кровати и начал ее обшаривать. Спустя несколько секунд стало ясно - и тут денег нет. Шрам в это время обыскивал стол Хромого. Ответ Шрама был короткий:
   - Ни хрена.
   Врон огляделся. Никакой другой мебели здесь больше не было. Проклятие! И куда Хромой умудрился их спрятать. Тут мой бегающий взгляд остановился на полу - лежал коврик. Как это мы со Шрамом вместе не заметили его раньше? Бессмертный в два прыжка добрался до него и поднял его: под ним оказалась маленькая дверца сделанная в полу. Врон попытался ее приоткрыть, но безуспешно - она была закрыта на ключ.
   - Шрам, ты, когда обыскивал стол и шкаф никакого ключика случайно не видел? - с надеждой спросил Врон.
   - Нет.
   У меня опустились руки. И что теперь делать? Тут Шрам снова заговорил:
   - Или... Стоп! Видел! Конечно, видел!
   Я неописуемо обрадовался:
   - Так найди его.
   Шрам немного заколебался:
   - И где я видел? - сам у себя спрашивал мой товарищ.
   Надежда исчезала. Я лихорадочно проорал:
   - Стол или шкаф? Где ты его, сукин сын, видел?
   Ответ прозвучал, как контрольный выстрел:
   - Проклятье, не помню.
   Врон резко встал с пола и бросился в сторону шкафа, и при этом говоря:
   - Еще раз обыщи стол. А я шкаф проверю.
   Шрам согласно кивнул головой.
   Через пару минут Шрам наконец-то радостно выкрикнул:
   - Вот он! - и начал бежать в мою сторону.
   Я взял с его рук маленький ключик и присел возле дверцы в полу. Всунул Бессмертный ключ в замочную скважину и сделал два оборота, дверца послушно приоткрылась. Я посмотрел внутрь - от уха до уха на моем лице появилась взбесившаяся улыбка:
   - Наконец-то!
   Я достал мешок и дрожащими руками развернул его: к моей радости там обнаружились деньги. У Шрама в этот момент со рта пошла пена. Врон, держа мешочек в руках, приподнялся и приказал:
   - А теперь к черному выходу, может быть, еще успеем догнать Старика с ребятами.
   Шрам послушался. Мы выбежали с комнаты Хромого и возвращались тем же путем, каким сюда пришли, на первый этаж - в столовую. На втором этаже на ступеньках мы замедлились и, прислушиваясь, спускались в низ. Мы увидели центральные двери - они так и остались стоять на месте. Удивительно. Я со Шрамом переглянулся. Мы медленно спустились. За входными дверьми послышался какой-то звук. Я вспотел. Значит, стражники еще не врывались в здание? Почему? Но меня беспокоило другое: если сейчас ворвутся штурмовики, то... Нужно немедленно идти за Капитаном, пока еще есть время. Я собрался так поступить, как вдруг увидел, что Шрам медленно ступая, чтобы не издать лишнего звука, направлялся в сторону двери. Врон нервозно замотал руками, показывая этим жестом, чтобы Шрам этого не делал, но он, не слушая моего совета, продолжал свой путь.
   Я перестал размахивать руками - все одно Шрам ко мне не прислушается, и молча, не делая никакого движения, смотрел за приятелем. А за дверьми с улицы тоже слышался звук, будто кто-то тоже направлялся в сторону дверей. Шрам остановился, и тут же сразу перестал слышен звук с улицы. Шрам медленно прижался ухом к двери, стараясь что-то услышать.
   Мне показалось, что прошла вечность, хотя на самом деле стрелка часов, наверное, не прошла и четверть минуты. Но для меня как бы время остановилось и поэтому все так стягивалось. Неожиданно, когда Шрам уже собрался было отойти от двери, сквозь дверь, чуть выше над головой моего приятеля, прошло лезвие меча. Он от испуга упал наземь. Клинок исчез за дверьми. И секунду спустя дверь вылетела с петель, едва не зацепив Шрама. В проеме дверей стояло НЕЧТО! А за ним во дворе лежала куча мертвых тел - никто не остался жив. Шрам, увидев его, выговорил:
   - О Святой Дракон!
   Оно зашло. Это был ходячий скелет! Я не мог поверить своим глазам. Казалось, словно он пришел из некой сказки, ибо в нашем мире не может такого быть! Он посмотрел на лежачего перед ним Шрама, занес свой весь окровавленный меч над своей головой и опустил его на моего приятеля. Мой приятель в последний момент все-таки смог отскочить от убийственного удара. Скелет недовольно хмыкнул, но, не расстраиваясь своему промаху, снова замахнулся.
   - Врон, сделай что-нибудь! - умоляюще кричал приятель.
   Этот крик меня разбудил. Я снова будто вернулся в реальность. Я огляделся, увидел рядом стоящую на столе кружку, взял ее и бросил у скелета. Кружка точно попала в череп скелета и от удара разбилась на части. Чудище немного попятилось, потом зло посмотрело на меня:
   - Тварь!
   Оно еще может говорить! Обалдеть!
   Скелета уже не интересовал Шрам, он все свое внимание переключил на меня. Он, размахивая мечом, бежал в мою сторону. Я пригнул в бок, и скелет, не зацепив меня, пробежал мимо. "Кощей" недовольно посмотрел на Бессмертного и выругался. Стало понятно, ему надоела это игра, он уже собрался ее поскорее закончить. И в подтверждение этого он опять двинулся в мою сторону. Бессмертный встал на ноги и отходил. Спина прикоснулась до стены - тупик. А скелет довольный приближался к своей жертве.
   Вот так я должен умереть? От чудища? Хоть нужно быть мужественным. Возьми себя в руки Врон! Ты же не простой крестьянин, а сын Матвея Благородного! Так умри с достоинством!
   Я взял себя в руки: приподнял выше подбородок, с гордостью посмотрел в глаза (точнее там, где должны они быть) скелета и приготовился принять свою смерть. З секунду до моей смерти, Шрам стулом ударил по спине скелета и он, не ожидая этого, рухнул. Меч выпал с его костяных рук. Я быстро - зачем испытывать судьбу фортуны? - перепрыгнул через чудище и со Шрамом побежал в сторону ступенек. Скелет уже успел прийти в себя и бросился за нами в погоню.
   - Быстрей! - один другому кричал Шрам и Бессмертный.
   Бессмертный немного быстрей за приятеля добрался на второй поверх и резко развернулся: чудище с мечом наготове уже почти догнало нас. Врон со всей силы ударил его ногой. Скелет не ожидал этого и оттого не сумел что-либо противопоставить, и клубком покатился назад в низ. Ноги, руки, череп, ребра разлетались в разные стороны.
   - Ура! - завопил Шрам.
   Я радостный обнялся с приятелем, и мы начали торжественно танцевать. Мы это сделали! Шрам и я - крутые перцы! Но нашу радость вдруг перебил голос:
   - Вы подождите, ублюдки, игра еще не закончилась.
   Я только сейчас понял, что это говорил череп скелета, хоть он и лежал далеко от тела. Не может этого быть! Костяные руки двигались по комнате и собирали свои части тела в кучу: скелет скоро будет опять как новенький.
   - Бежим, Врон!
   Бессмертный в последний раз посмотрел на этот феномен и потом побежал за приятелем. В запасе пару минут, и за эти минуты нужно успеть выбраться из штаба.
   - Бежим в конец коридора к окну и, если во дворе будет свободно, выпрыгнем наружу, - говорил Шрам.
   - Там если кто-то и остался жив, так это еще какой-то ходячий скелет.
   - Может быть, - согласился приятель.
   Чем ближе мы приближались к окну, тем громче ставали слышны удары. Там тоже скелет? Только не это... Мои опасения оказались напрасны, хотя, это смотря с какой стороны: скелетов тут не было, но вместо них люди с "Пандоры" бились в рукопашную с нашими ребятами. Откуда они узнали, что тут именно был черный выход? В нашем клане есть предатели?
   "13 Гильдия" проигрывала этот бой. Нужно быстро вмешаться и помочь своим товарищам по клану. Я и Шрам залезли на подоконник, взяли оружие и пригнули вниз на головы врагов. Наш ход конем поверг врагов в замешательство.
   Я упал на двух бойцов и повалил их наземь, и начал одного с них быть кинжалом в область шеи. Внезапно заныла моя левая рука - другой, кого я также завалил, сумел клинком меча проткнуть мою руку. В глазах чуть потемнело, но я, не сдаваясь, врезал эму кулаком по лицу. И так еще пару раз. Противник, захлебнувшись своей кровью, потерял сознание.
   Бессмертный приподнялся, держась правой рукой за рану, и осмотрелся: наш прыжок поверг противника. Бойцы с "13 Гильдии" сумели воспользоваться ситуацией, и теперь уже преимущество было на нашей стороне. Через пару секунд отряд противников был повергнут.
   Ко мне подошел Старик и похлопал по спине:
   - Молодец, без вас мы бы не справились.
   - Позже будем радоваться, - перебил я Капитана, - сейчас нужно быстро отсюда бежать. За нами погоня.
   Старик кивнул головой и громко приказал:
   - Гранит и Конь бегом в конюшню! Карету сюда вывозите.
   Конюшня стояла напротив нас. Конь и Гранит вбежали в нее.
   - Остальные помогите Хромому и Лысому!
   Хромой ранен? Косоглазый и Кривонос, взяли Хромого под руки и несли его. Главное, что жив - обрадовался Врон. Я и Шрам подбежали к Лысому и его также взяли под руки.
   - Спасибо парни, - мы его приподняли, - я бы и сам, но не могу, мне правую ногу сломали, - и понесли.
   С конюшни выехала черная карета - вчера собственно на ней я и ездил во дворец - и подъехала к нам. Как всегда Конь и Гранит спорили:
   - Гранит, дай мне упряжку, я поведу карету.
   - Нет.
   - Я говорю - дай!
   - А я говорю - нет!
   - Я пока еще прошу по-хорошему, - накаливал обстановку Конь.
   - А если не дам, что будет? - кровожадно улыбнулся Гранит.
   Конь уже собрался что-то ответить, но внезапно крикнул Капитан:
   - Конь, открывай дверь в карете, еще успеешь посидеть!
   Гранит увидев, что победил, довольно усмехался. А Конь, покорно открывая дверь, сказал:
   - Все одно я поведу карету!
   И это лучшие друзья? Возможно, у них какая-то особенная дружба?
   Хромого уже успели занести в карету, и в этот момент прозвучал выстрел с арбалета. Мы все дружно повернули головы на звук выстрела: один с бойцов с "Пандоры", оказалось, был ранен, а не мертв. И сейчас он держал арбалет, болт уже не был заряжен. Куда он попал?
   Неожиданно Капитан упал на колени, а потом со словами: "И вот пришел мой конец" рухнул на левый бок. Из-за спины выглядывал болт.
   Врон сокрушенно смотрел на умирающего Капитана. Не может этого быть. Не может...
   Кривонос занес над головой меч и с криками побежал в сторону убийцы Капитана.
   Я и Шрам все-таки занесли Лысого в карету и положили его на сиденье напротив Хромого. Кривонос уже добежал до пандорца и начал его из всех сил бешено рубать. Неожиданно в проеме окна, с которого я и Шрам выпрыгнули, появился недавний мой знакомый - скелет.
   - Что это? - заикаясь проговорил Косоглазый. - Уезжаем немедленно!
   - Но там остался Кривонос... - одновременно сказали Конь и Гранит.
   Косоглазый выбежал с кареты.
   Шрам орал:
   - Беги Кривонос! Скорее!
   Кривонос непонимающе посмотрел в нашу сторону. Святой Дракон! Он не видит скелета!
   Тут и я подал голос:
   - За тобой! Беги!
   Скелет спрыгнул и бежал к Кривоносу. Он огляделся и опешил - вот этого он точно не ожидал увидеть. Скелет взмахнул рукой и снес ему пол головы. Кривонос, как подкошенный упал.
   В этот момент издался голос Косоглазого:
   - Но!
   Выходит, сейчас он взял поводья в свои руки. Кони послушно побежали. Я взялся за ручку дверей и закрыл их. Через окно я видел - к нам бежало чудище. Сейчас я молился Дракону, от меня ничего теперь не зависело: все в руках фортуны, как она распоряжается, так и будет.
   Фортуна была со мной - скелет отставал от нас и, понимая, что нас он все равно не догонит, остановился. Ему только оставалось провожать нас взглядом. Ненавистным взглядом.
   Мы свернули и теперь проезжали мимо колодца и склада. Я был поражен: каждый дюйм земли и стен здания был покрыт кровью - ужасное зрелище. Возле входа в главное здание лежали грудами мертвые люди. Большое количество людей. И не только с нашего клана, но и противников. Без помощи скелета тут точно не обошлось. Таким образом, без скелета мы бы не выжили. Значит, он наш спаситель? Я этот вопрос оставил без ответа.
   Карета выехала через врата штаба и направилась в сторону восточных городских ворот. Я в последний раз посмотрел на штаб. В душе заныло - я покидал свой дом. Навечно. Я закрыл руками глаза, чтобы Шрам и Лысый с Хромым не видели, как я плачу.
  
  

Прощание с Вирком

  
   Ха-ха. Я мэр Вирка!
   Додовар сидел на золотом троне с довольным лицом. И с закрытыми глазами. Все пошло по писаному плану и самое удивительное в этом, что все получилось усилиями всего лишь одного человека - мной! Додовар градоначальник Вирка - как звучит!? Красота! И кто бы мог подумать, скажите на милость, что ненавистный родственник Стекс через месяц будет мертв и престол перейдет в руки Додовара? И во сне такое не привидеться! А почему Стекса стали ненавидеть? А потому, что он свой город с его ближайшими землями хотел сделать автономной республикой. А в дальнейшем, если, разумеется, захотят его внуки, чтобы Вирк стал независимой страной! Невиданное! Идти сломя голову против династии межстоно-роатских! Самоуверенный старикашка!
   Безусловно, что правящей династии, мягко говоря, не понравилось, что Стекс с их же семейства, хотел безвозвратно отойти от них. И зачем ему это понадобилось? Или ему "мелкая" должность градоначальника была уже малой? Захотелось стать правителем целой страны? Эх, жаль. Завышенные были амбиции. За них он и поплатился своей жизнью и соответственно жизнью своих близких. Сам виноват, пусть бы еще сказал спасибо, что сидел более тридцати лет мэром Вирка! Многие об этом только и могут мечтать!
   За предательство межстоно-роатской династии - нужно платить и оплата будет, поверьте на слово, очень дорогой.
   Ха! Все одно еще не вериться, что так просто окажется захватить трон Вирка. А я то думал, когда разрабатывал план, что придется много приложить усилий, что, возможно, что-то пойдет не так. А тут на самом деле проще простого! Только и нужно было: подкупить приближенного человека Стекса генерала Красса, подговорить две группировки "Пандору" и "Черную руку", договорится о союзе с "Шакалами", нанять убийц и... все! И престол в моих руках! Правящая элита Роата непомерно обрадуется, узнав, что у меня все благополучно получилось.
   Разуметься, могло все сорваться и пойти наперекосяк. Это тоже нужно не забывать учитывать в любом деле. Самое больше я волновался, чтобы клан "Шакалы" меня не предал - мог же Мелмок дать приказ убить меня и занят мое новое место. И сейчас есть опасность, что он может так поступить. Но он умен. Занял бы Мелмок трон и что дальше? Он же не с династии межстоно-роатских, а с обыкновенной крестьянской семьи. Кто ему разрешит сидеть на престоле? Союзников у него в круге элиты нет, потому он долго не удержится на новом месте. Через пол месяца, максимум за месяц с Шоввы придут княжеские войска и заберут назад власть в свои руки. И с чем тогда останется Мелмок? А с моей помощью он станет министром обороны Вирка и его люди займут место стражников. Профессионалы, а не как теперешние стражники - неучи.
   Мог, конечно, и Красс меня в любую минуту предать и поведать Стексу, что его собираются убить. Такое могло случится... Но Красс тоже все правильно сообразил и оценил, если поможет он сейчас Стексу, то рано или поздно все одно власть мы у старика бы забрали и с чем бы тогда остался Красс? Лучшим исходом для него могло быть то, что он бы остался жив. А все его деньги, недвижимость (а ее, заметьте, у него много у Вирке было) пришлось ему бы потерять. А так он получит за свое предательство много денег, оставить все свое состояние, и может еще, если все удачно для него сложится, займет еще какой-то высокий пост. И после этого можно сказать, что Красс подлец? Бесспорно, он предал человека, который ему доверял, но что ему оставалось делать? Он, если вдуматься, просто спасал всего на всего свою шкуру...
   Внезапно за дверьми огромного зала послышался некий шум: крики, гвалт, звук падающего на пол оружия.
   - Что там происходит? - зло выкрикнул Додовар.
   Вопрос остался без ответа.
   - Мелмок! - молчание. - Генерал Красс!
   Снова молчание.
   Что эти олухи там делают?
   Послышались шаги, кто-то приближался в тронный зал.
   Ага, уже идут! Сейчас я им как дам! Потом уже пусть только попробуют снова перебить мои важные раздумья! Мало им не покажется. В моем дворце должна быть тишина!
   Дверь открылась.
   Всю уверенность Додовара мигом сдуло. В дверном проеме стоял некий незнакомый мужчина и по правую руку от него здоровенное чудище. Заикаясь, Додовар спросил:
   -К...то вы?
   Мужчина, не отвечая, зашел в центр зала и остановился, а огромное чудище с окровавленным топором приближалось к Додовару. Замахнувшись большим топором, он сурово ответил:
   - Я твой рок.
  
   Орсан смотрел, как Дьявол разрубил градоначальника надвое. Великолепный золотой трон покрылся кровью. Вот и все - Вирк остался без своего правителя.
   "Ходячий огненный факел", как Орсан прозвал Лукавого, сам - вы вдумайтесь: сам! - захватил дворец. Орсану только пришлось смотреть в оба, чтобы случайно никакая шальная стрела не попала в него - в Орсана. Один воин захватил власть Вирка! Смешно. А отряд скелетов во главе с Голтом Щиторубом сейчас бегает по городу и вырезает ничего неподозревающих жителей. Вот это будет сюрприз для горожан! Орсан снова вспомнил тот момент, когда во время захвата Небесных Врат скелеты ставали один на одного и так далее, образуя лестницу и с помощью которой потом остальная часть скелетов залазила на стену. То без преувеличений было великолепно! И неожиданно для роатцев. За четверть часа на Небесных Вратах не осталось ни одного живого роатца! Никому не удалось предупредить о надвигающейся опасности. Вот, наверное, сейчас хотим мы этого или нет, но вражеское княжество узнает о нас. Пусть! Все одно они нам не смогут помешать! Победа будет за Драконьим Княжеством. С нами сила Святого Дракона!
   - Сатана, - это еще было одно с многочисленных имен Дьявола, - давай спалим дотла этот город! Пусть он исчезнет навсегда!
   - Твое право, - ледяным голосом ответил Дьявол, - это твой город, тебе и решать, что с ним делать.
   Орсан удовлетворенно потер руками:
   - Так и будет! Я представляю, как содрогнуться многочисленные жители Роата, узнав, что я собираюсь совершить!
  
   Только восточные врата Вирка были еще свободны, захватчики еще не успели сюда прийти. Через них - ворота - кто на повозках, кто на конях, а кто и просто на своих ногах бежал без оглядки с гибнущего города. Женщины несли своих плачущих детей, которые не могли понять, почему их так рано разбудили от сна. Отцы спасали свое домашнее имущество. Рев детей, стук копыт, крики сопровождали это действие. Паника захватила всех жителей Вирка. На лицах людей читалось одно - безнадега.
   И здесь среди покидающих город жителей неслась темно-черная карета. Кучер со всех сил подгонял коней, на его косых глазах читался ужас. Ужас, которого он никогда не забудет. Рядом с ним сидели еще двое: один худой и высокий, а другой низкий крепыш. Между собой они о чем-то горячо спорили. А в самой карете с окна выглядывал мужчина со слезами на глазах.
   А город весь в дыму и в огне медленно умирал. Казалось, что он даже кричит о помощи...

Статтенград

  
   Бессмертный открыл глаза. Наверное, я задремал, хотя сон так и не смог снять с меня всю усталость.
   - Сонька проснулся, - улыбаясь, сказал, напротив, от меня сидящий, Шрам. Возле него на сидение лежал Лысый. Врон осмотрелся: я так и продолжал сидеть возле ног Хромого, а бородач, как и Лысый продолжали спать; на полу возле дверей сидели два приятеля: Конь и Гранит. Они также спали. Когда это они успели сюда зайти?
   Шрам говорил:
   - Косоглазый везет нас в городишко-порт Статтенград. Мы уже почти доехали, - он указал головой на бородача. - У Хромого, как я понимаю, маленькое сотрясение мозга, но это не страшно. А вот у Лысого дела похуже: лежал всю дорогу в лихорадке. Жаловался, что его знобить. Недавно заснул - может, если судьба к нему будет благосклонна, ему полегчает.
   - И это из-за перелома ноги? - удивился я.
   - Не знаю. Я хоть и не лекарь, но симптомы должны быть вроде другие.
   Врон с жалостью посмотрел на спящего Лысого: на лице виднелись капли пота. Что это может его так мучить? Что ему не дает покоя? Я сказал:
   - Когда приедем в городишко, поищешь лекаря, договорились? А я схожу на причал.
   - Зачем на причал? - изумленно спросил Шрам.
   - Найму кораблик. А то сейчас в город придет много беженцев с Вирка и потом мест свободных на кораблях не будет. Лучше заранее перестраховаться.
   - Да, ты прав. Бессмертный, а как ты думаешь, откуда взялось то чудище в городе?
   - А почему ты, Шрам, говоришь об одном скелете? Мы когда ехали на карете по Вирку, я через окошко увидел еще пару таких самых монстров.
   - Так их несколько было?
   - Выходит, что да, - печально ответил Врон. - А откуда они взялись... Не знаю. Это только Святому Дракону ведомо.
   Мой взгляд остановился на книжке, которая лежала рядом со Шрамом. Я ее узнал, но на всякий случай переспросил:
   - А что то за черная книга возле тебя?
   Шрам взял ее в руки и сказал:
   - Не поверишь. Это Книга Погибших Товарищей.
   - А как она тут очутилась? - не скрывая своего удивления осведомился Врон.
   - Кривонос ее сюда принес, тогда когда под руку вел в карету Хромого.
   Я в который раз поразился ответственностью погибшего Кривоноса: тогда, когда я и Шрам спасали свои деньги, Кривонос спасал Книгу! Ему было плевать на всех, но ради Книги Погибших Товарищей и Капитана он был готов пожертвовать своей жизнью. Человек, преданный душой и телом клану. Настоящий боец "13 Гильдии"! Не то, что я... Мне стало омерзительно думать о себе.
   Я открыл книгу и пролистал ее до той страницы, где была последняя запись: "Толстый". Врон спросил у Шрама:
   - А перо и чернильница где-то тут в карете есть?
   - Откуда я знаю? Я первый раз на ней еду. А вот ты должен знать - тебе не раз приходилось на ней ездить.
   - Ты прав: не раз, а два раза.
   И где они могут лежать?
   Тут внезапно пробасил Хромой:
   - Под твоим сиденьем ящик. В ней перо и чернильница.
   Так Хромой не спал?
   Бессмертный кивком поблагодарил за помощь бородача и пошарил руками под сидением. Наконец-то руки дотронулись до какого-то квадратного предмета. Я его поднял - это был маленький ящичек - и его открыл: внутри лежало перо и чернильница. Врон мокнул кончик пера в чернильницу и написал на листе бумаги: "Солнце" и под ним "Луна". Два брата близнеца. Летописец не успел их сюда вписать, теперь этот пробел будет заполнен. Потом я снова мокнул перо и после этого написал: "Капитан (Старик)".
   Капитан мертв. А значит ли это, что мертв и клан "13 Гильдия"? Он же не успел оставить своего приемника.
   Все равно, существует еще клан или нет, но я должен сделать это: написать поименно всех павших товарищей. Для них это святое. И я ощущаю, как они просят, чтобы я это сделал. Бессмертный продолжал писать - еще нужно внести шестьдесят имен.
  
   Мы въехали с Статтенград. Стрелка на часах еще не успела дойти до восьми. Это был маленький город-порт. Он был построен недавно - тридцать лет назад. С тех пор он хоть и медленно, но уверенно развивался. Город насчитывал почти триста жителей. Этот городок появился искусственно, в нем нуждались торговцы Вирка. Сам Вирк был сооружен возле маленького озера и город не имел выхода к морю. Постепенно с развитием торговли купцов перестал устраивать сухопутный путь через город Таратазар-на-Доре. Объем продукции, несомненно, увеличился, и торговцы хотели быстрей распродавать свой товар, и для этого они нуждались в новом маршруте, какой бы смог им позволить это сделать. Не найдя лучшего варианта Гильдия купцов Вирка решила возле их города сделать городок-порт, с помощью которого они бы могли морским путем торговать у Шовве, Хадаске, Восло и в других поменьше поселениях. Конечно, Статтенгард находился в четырех часах пути на лошади от Вирка, но это все равно было лучше, чем идти к Таратазару-на-Доре - туда на лошади можно было добраться за полноценных два дня. Безусловно, разница ощущалась.
   Карета подъехала к ближайшей таверне. Мы быстро перенесли Лысого в одну с комнат, Хромой уже не нуждался в нашей помощи. Хромому и Шраму я отдал их часть денег, а у меня остались мои шестьдесят восемь золотых монеток. Я помылся в бане, перевязал свою кое-как левую руку, причесался, перекусил и, как новенький, вышел с таверны и пошел в сторону причала. Шрам уже рыскал по Статтенгарду в поисках лекаря.
   В городок продолжали прибивать беженцы, бесспорно, это была малая часть. Остальная часть людей начнет сходиться к двум-трем часам, тогда в городе свободного места не останется. Поэтому нужно сейчас решить все вопросы, пока есть такая возможность. Подойдя к причалу Врон остановился. Всего пару кораблей. Честно говоря, я ждал тут увидеть пару десятков кораблей! Хорошо, что пришел сейчас пораньше, к вечеру свободных мест на кораблях, вероятней всего, уже не будет. А я, еще идя сюда, думал, что мы сможем арендовать маленький кораблик...
   Бессмертный выбрал наибольший по размерам корабль и двинулся к нему. На судно матросы заносили ящики и бочки с пивом и вином. В одного с матросов Врон спросил:
   - А где ваш капитан?
   Матрос, недовольный, что его отвлекают, недружелюбно махнул рукой в сторону кормы корабля. Я посмотрел туда: там стоял широкоплечий мускулистый мужчина с бакенбардами на голове. Бессмертный крикнул ему:
   - Эй! - он посмотрел на меня, а я продолжил. - Я хотел бы арендовать комнату на вашем корабле. Это возможно?
   Он положительно кивнул и махнул рукой, показывая, чтобы я поднимался к нему на корабль. Бессмертный поднялся на судно. Он приказал:
   - Следуйте за мной, господин.
   Выходит, он не капитан? А по его стойке и поведению я был уверен, что он главный.
   Мы спустились в низ корабля, и зашли в одну с многочисленных кают.
   - Ждите. Капитан через минуту будет, - дверь закрылась, оставив меня одного.
   Бессмертный осмотрелся. Вся каюта было обвешана картинами, на каких изображался один и тот же человек. Облик изображенного мужчины был устрашающий: длиннобородый человек с кровожадной улыбкой, черная повязка закрывала левый глаз, изуродованный нос. Если рисунки были правдивы, то он вдвое больше был по размерам от матроса, какой меня привел в эту каюту.
   У меня по коже пробежались мурашки. Очень презентабельный мужчина - хмуро подумал Врон. И этот человек - капитан какого судна? Не пиратского ли? Какой флаг висел на корабле? Конечно, я шутил. Но внешний вид капитана меня пугал и оттого у меня появлялись такие бредовые идеи.
   Открылась дверь. Я огляделся и застыл. Нет-нет, я не перепугался, что вы. Просто я не ожидал, что передо мной будет стоять милая черноволосая с голубыми глазами девушка. Она прошла мимо меня и спросила:
   - Вы хотите снять каюту на корабле, мне правильно сказали?
   От меня отхлынуло оцепенение, и я ответил:
   - Да, конечно.
   Она развернулась и внимательно посмотрела в мои глаза:
   - А вы понимаете, что это не торговое судно, а рыболовный корабль?
   Я пару раз моргнул глазами:
   - Да?
   - Несомненно.
   - Но я же видел, как ваши матросы загружают на корабль бочонки с пивом и вином!
   Она посмотрела на меня, как на слабоумного и сказала:
   - То бочонки с солью. Для рыбы.
   Врон присел обескураженный на ближайший стул и выговорил:
   - А я подумал... А вы капитан?
   Девушка недовольно посмотрела на Бессмертного и зло ответила:
   - Да! А вам что-то не нравиться?
   - Что вы! Все очень нравиться, вы даже подумать не можете, как нравиться. Но я ожидал увидеть человека, какой изображен на картинах, которые висят на стенах в этой каюте.
   Капитанша присела за стол и прояснила ситуацию:
   - Это мой отец.
   - А где он? - не подумав, спросил Врон.
   - Он умер.
   Молчание. Почему я и сам не додумался? Чтобы прервать неловкую тишину я спросил:
   - Так я понимаю, это рыболовное судно?
   Девушка кивнула:
   - Я вам уже это говорила.
   Врон приподнялся и промолвил:
   - Извините, я ошибся. Мне показалось, что это торговое судно, и вы сможете меня с моими людьми перевезти в Шовву. - Бессмертный подошел к выходу. - Прощайте, было приятно с вами увидится.
   Капитан приподняла руку и сказала:
   - Здесь на якоре стоят еще три корабля. Вы в один с них собираетесь сесть?
   Я удивленно ответил:
   - Да, мадемуазель.
   Девушка подняла бровь и оповестила:
   - Два с этих суден тоже рыбацкие. А третий корабль стоит на ремонте. Торговых пока здесь нет.
   Я снова подошел к стулу и присел:
   - Это правда?
   - А почему я вас должна обманывать? - удивился капитан.
   - А кто его знает, возможно, вы цену набиваете?
   Она внезапно засмеялась. Какие же красивые в нее глаза... А форма лица. Она успокоилась и честно ответила:
   - Прямо в точку. Вы правы - я набиваю цену.
   - Следовательно, вы мне сказали неправду насчет того, что тут нет торгового судна?
   - Нет. Я вам все что говорила - это правда. Я просто поняла, что вы ошиблись судном, потому и сообщила вам, что это рыболовное судно.
   Врон почесал затылок и, в конце концов, спросил:
   - Я чего-то, наверное, не понимаю - как вы собрались набить на мне цену? Как по мне у вас это пока не очень хорошо получается.
   - Проще простого. Я вам поведала реальную ситуацию: здесь только рыболовные корабли. То есть, мое судно ничем не хуже их кораблей. Плюс ко всему у меня в корабле есть пару кают для гостей, а у них нет.
   - Да, логично, тем не менее...
   - Плюс ко всему наш корабль сегодня вечером выходит в море, а другие корабли будут тут стоять еще пару дней.
   - Да, логично, - снова согласился Врон и перешел сразу к делу, - и сколько это будет стоить?
   Девушка посмотрела на свой маникюр и ответила:
   - Пять золотых.
   Как дешево! А Шрам меня предупредил, что с человека минимум берут два золотых. А я благодаря своим ораторским способностям сумел сбить цену! А она еще говорить, что собирается на мне набить цену? Не очень то в нее получается.
   - С одного человека.
   Сколько??? Бессмертный подпрыгнул на стуле и выкрикнул:
   - Да вы что! Грабеж!
   Капитан спокойно продолжала смотреть как бы невзначай на свои ногти и безмятежно ответила:
   - Если вас не устраивает цена...
   - Да конечно не устраивает! - с пеной у рта бешено проорал Врон.
   Она, будто не слыша моих слов, закончила:
   - ...идите на другие корабли и ждите пару дней пока они выйдут в море.
   Я успокоился. Она права. Вот вам и миленькое создание! Нужно срочно менять тактику и я, прижавшись к стулу, спокойно сдержанно проговорил:
   - Три золотых с одного человека.
   Капитанша хладнокровно произнесла:
   - Пять. Не забывайте, мы также держим прямой курс у Шовву. Наш корабль станет там на ремонт.
   Еще один ее козырь.
   - Четыре, - предложил я.
   - Пять. Мы вас и ваших людей будем бесплатно кормить.
   Я нервно сглотнул: мое поражение было близко, но все-таки я еще раз решил испробовать фортуну:
   - Четыре с половиной.
   Бессмертный во все глаза смотрел на свою собеседницу. Я уже поверил в свою маленькую победу из-за ее долгого молчания, но вдруг она хитро усмехнулась и выговорила:
   - Пять. Здесь для вас, в отличие от других суден, есть я.
   Мне только и осталось молча моргать.
  
  

Новый капитан

   Я заплатил тридцать с половиной золотых (половину своих денег!) и, как в тумане, возвращался в таверну, в которой мы остановились. Что она имела в виду? Дракон! Почему ты меня обделил умом? За что мне такое наказание?
   Беженцев в городке увеличилось вдвое. Мне даже страшно представить, сколько их будет вечером! Нужно будет заранее прийти на судно, а то потом не пройдем к нему. Врон вернулся в таверну и зашел в комнату: за столом у окна сидели Конь и Гранит и, как всегда, спорили - откуда у них столько сил?; Косоглазый молча сидя смотрел в окно, а остальные стояли у кровати, на которой лежал Лысый. Ближе подойдя к ним, я понял, почему они там сгруппировались - Лысого обследовал лекарь. Врач к моему удивлению был очень молод - не более двадцати лет. Стажер, наверное. Интересно, а он разбирается во врачевании? Оказалось, он уже закончил обследование больного и начал собирать свои вещички в переносной ящик.
   - Какой диагноз, доктор? - взволнованно спросил Хромой.
   - Ну как вам сказать... все отлично.
   Как гром среди ясного неба! Хромой, Шрам и Бессмертный в замешательстве пересмотрелись. Тут переспросил Шрам:
   - Как отлично? У него же нога сломлена.
   Молодой лекарь поправил очки и ответил:
   - Ну да. Нога сломлена, но в остальном он полностью здоров.
   И это отлично?
   - Так что нам делать?
   - Ехать в большой город, там специалиста костоправа вы найдете. Их там пруд прудом. А я, к вашему сожалению, поэтому не специализируюсь.
   Тут решил я подать голос:
   - А вы, какой врач?
   Лекарь подошел к двери и уже закрывая за собой дверь, ответил:
   - Стоматолог.
   Дверь закрылась. Я поражен, посмотрел на Шрама и выкрикнул:
   - Зачем ты стоматолога привел!?
   Шрам успокаивающе размахивал руками и наконец сказал:
   - А ты выйди в город и поищи врача. Этот парень сейчас единственный в городке. Остальные выехали из Статтенграда в большие города, тут, как я понимаю, зарплаты очень низкие.
   - Ладно, - быстро успокоившись, махнул рукой Бессмертный и присел на край кровати, - Он хотя бы, перед тем как я пришел сюда, что-то еще говорил насчет Лысого?
   - Ага, - проговорил Хромой, - сказал, чтобы мы ему чаек на травах делали, - тут он, кривя лицо, сплюнул и добавил. - Он что думает, что чай поможет кости срастись? Я вам по правде скажу, с него такой врач, как с меня танцор.
   А танцор с Хромого на самом деле никакой. Вы себе представить не можете, какое это страшное зрелище - не для слабонервных.
   Шрам все-таки, наверное, ощущая свою вину в том, что не смог найти другого лекаря, обеспокоено спросил:
   - Что будем делать парни?
   - Что-что. В столицу ехать.
   - Как? - одновременно спросили Хромой и Шрам.
   - Поплывем на корабле, я уже места забронировал.
   - А почему именно в Шовву? - поинтересовался бородач. - Можно же и в другой город.
   Точно, а почему я решил, что мы поедим в столицу? Возможно, кто-то с товарищей по клану не захочет с нами идти вместе. Как ни как клан, будто больше не существует. Теперь у нас дороги расходятся.
   Врон сказал:
   - Стоп. Надо немедленно решить один вопрос, - и добавил громче, чтобы услышали и остальные товарищи. - Парни, подходим к столу. Нам нужно кое-что срочно обсудить.
   Все удивились, но к моей просьбе прислушались и расселись вокруг стола на стулья. Бессмертный дождался, когда наступит полная тишина и потом начал говорить:
   - Итак, начнем. Сегодня рано утром, как все мы знаем, погиб наш Капитан и почти все члены клана "13 Гильдии". Штаб наш уничтожен, то есть мы уже не имеем своего "дома". Единственное, что еще упоминает о "13 Гильдии" это мы и Книга Погибших Товарищей. Все остальное кануло в лету. - Бессмертный прокашлялся и прибавил. - Нужно решить, что будем делать дальше: распускать клан или нет, куда ехать и что делать.
   Врон замолчал. В комнате поднялся гул, каждый старался перекричать своего собеседника, чтобы первым высказать свое личное мнение. Мнилось, будто каждому засунули в уши вату и он, не слыша своих слов, думает, что его не слышать собеседники, оттого и кричит во всю глотку. Первым не выдержал этого безобразия бородач. Он внезапно ударил кулаком по столу, и сразу наступило безмолвие. Хромой сказал:
   - Бессмертный говорит дело. Будем голосовать, иначе дела не будет.
   Все согласно кивнули. Бородач продолжил:
   - Начнем с главного вопроса: распускаем клан или нет? Кто за роспуск поднимает руку.
   Я осмотрелся: никто не решился поднять руку. Это и так было предсказуемо - клан это не игрушка, а наша жизнь. И добровольно отказаться от некоторой ее части не так легко.
   - Хорошо, клан остается. Другой вопрос: кто будет за главного вместо Старика?
   Гранит умно почесал свой подбородок и сказал:
   - У нас осталось же два заместителя, пусть кто-то с них и будет лидером клана.
   - А-а-а! - взвил Конь. - Я хотел то же самое сказать! Ты забрал мою идею! Негодяй!
   - Это бред, Конь, - спокойно прозвучал ответ Гранита, - а если представим, что я вдруг украл твою идею, но я опять повторю - что это полный бред, и раньше тебя сказал, то ты знаешь, что это значит?
   - Что? - наивно спросил Конь.
   - Это значит, что ты... - тут он специально сделал паузу, - ...тормоз.
   Конь покрылся красной краской, глаза выпучились как у жабы, руки нервозно задергались:
   - Я тормоз?!
   - Молчать! - проорал, вставая, Хромой. - Хватит! Мы обсуждаем важные вещи, а вы опять начинаете свое. Позже наедине продолжите между собой свой очень интересный разговор, а сейчас я попрошу вас внимательно слушать меня и предлагать идеи по существу. Договорились?
   - Да, конечно, - ответил Гранит.
   Конь не произнося ни слова, согласно кивнул и косо сощурив глаза, посмотрел на своего приятеля Гранита.
   Хромой снова присел на стул:
   - Кто еще кроме меня и Бессмертного хочет баллотироваться на капитана. Поднимите руку.
   Все опустили свои глаза - значит, никто.
   - Если больше нет желающих, начнем голосовать. Кто за...
   - Я отказываюсь от этой должности.
   Все внимательно посмотрели на Бессмертного. Однако никто не удивился и не осудил, каждый понимал, что быть главным "13 Гильдии" в такой период не награда, а большая ответственность. Также, я понимаю, что Хромой заслужил эту должность больше меня: он ответственней, почти вдвое больше проработал в клане, мудрей. И я не хочу, чтобы кто-то открыто проголосовал за кого-то, то есть выступил бы против другого человека - вследствие этого могла появиться неприязнь между некоторыми товарищами. А этого я не хочу. Потому, как мне кажется, я выбрал правильное решение. И еще один нюанс в пользу Хромого - кто-либо может себе представить, что я лидер клана? Вот-вот. И я того же мнения.
   Бородач внимательно смотрел на меня, вслед за тем непонятно почему кивнул и сказал:
   - Исходя из этого, я становлюсь новым лидером клана "13 Гильдии". - Хромой после маленького молчания улыбаясь добавил. - Почему не радуемся?
   В этот же момент по комнате раздался дружный крик:
   - Ура-а-а!
   - О, это другое дело.
   Радость немного утихомирилась и здесь Косоглазый спросил:
   - А с деньгами то как? Клан без денег - это не клан.
   - Одну минутку, - только что избранный новый капитан встал из-за стола и подошел к тумбочке, открыл ее: оттуда взял мешок и, вернувшись к нам, положил его на стол, - вот. Здесь почти две с половиной сотни золотых. Для начала, как мне кажется, хватит.
   - О-хо-хо! - воскликнул Конь. - Их и на пол года хватит!
   Косоглазый удивленно спросил:
   - Ты, Хромой, их сам заработал?
   Бессмертный нервно со Шрамом вместе посмотрели на нового капитана - расскажет ли? Хромой с секунду помолчал, но все-таки с большим трудом промолвил:
   - Вы же меня выбрали... Посему вы должны знать правду, надеюсь, Шрам и Бессмертный не будут против.
   Я хотел замотать головой, сказать "нет!"... Хромой как всегда прав, если не будет доверия, то о каком можно говорить клане? Шрам так же, как и я, промолчал.
   Бородач рассказал обо всем: с того момента, как к нам пришел незнакомец и нанял нас и, заканчивая тем, как из-за нашего убийства Стекса клан "13 Гильдия" оказался на гране гибели. Косоглазый, приятели Конь и Гранит внимательно слушали (Лысый спал, поэтому не слышал этого разговора), и во время рассказа Хромого не проронили ни единого слова. Я ожидал, что сейчас после того как капитан замолчит, кто-то с них троих начнет или орать или еще хуже бросится в драку. Но к моему большему удивлению ни первого, ни другого не произошло, они просто с открытыми ртами сидели и переваривали все выше сказанное.
   Хромой также добавил:
   - Я понимаю ваши чувства, - он тяжело вздохнул. - Я готов после этих моих слов отказаться от должности капитана и в любом случае, какое вы бы не приняли решение, деньги оставлю для клана.
   - Я тоже. Отдаю свои деньги в пользу клана, вот они, - Шрам из-за пояса достал мешочек и поставил его рядом с мешочком Хромого. Это сделал Шрам? У него заиграла совесть? Не верю своим глазам...
   В комнате настала мертвая тишина, я даже услышал звук жужжащей мухи. Мои руки вспотели, я смотрел на свои ноги - смотреть в глаза моих товарищей мне не позволяла моя совесть. Может нужно взять нож в руку? Кто знает, как отреагирует троица...
   Сквозь давящую чугунную тишину раздался голос Косоглазого:
   - Это правда?
   - Да, - прозвучал хриплый ответ бородача.
   - Теперь хоть понятно, - продолжил Косой, - почему наш штаб хотели сравнять с землей. Хоть все стало на свои места, - он поднял свой взор на капитана и сказал. - Спасибо тебе за то, что ты не побоялся сказать правду. Если я бы был на твоем месте - эта тайна ушла бы со мной в могилу. Только настоящий лидер поступил бы так, как ты.
   Тут Гранит поддержал Косоглазого:
   - Бесспорно, из-за вас троих "13 Гильдия" почти уничтожена, но! На вашем месте мог бы оказаться любой, например я. Кто в здравом уме откажется от более полторы тысячи золотых монет? Никто! - Гранит внезапно замолчал и ехидно посмотрел на Коня. - Хотя...
   Конь понял к чему клонит его приятель, и завопил:
   - Что хотя? Договаривай! Ты хочешь сказать, что я не в здравом уме и не взял бы деньги?
   - Вроде того, - спокойным голосом подтвердил Гранит.
   Конь нервозно начал сжимать и разжимать пальцы. Но к всеобщему удивлению он мгновенно успокоился. Выходит, он добровольно проиграл этот спор? Конь, уже забыв о споре (?) с Гранитом, сказал:
   - Не знаю как Косой и надоедливый Гранит (все же за ним осталось последнее слово!), но я на вас зла не держу, как ни как вы же на это сами не пошли, вас просто подставили.
   - Значит между нами мир, - заключил Косоглазый и добавил. - Теперь главное найти того незнакомца и убить его.
   Нас простили? Нас простили! Я не мог в это поверить. Вот вам и дух бойцов с "13 Гильдии"! Что бы не произошло, как бы плохо не было, в любом случае каждый член клана должен поддержать своего товарища. А то, что нас подставили... Это не наша вина. Наша вина будет только в том, если мы не отомстим своему обидчику, то есть незнакомцу, который нас подставил.
   Хромой решением товарищей обрадовался, было видно, как к нему опять возвращаются силы. Он сказал:
   - Конечно, Косой, мы отомстим. Но не сейчас. В этой ситуации главное другое - спастись от невиданных ранее чудовищ: ходячих скелетов.
   Косоглазый соглашаясь кивнул:
   - Да, это точно.
   - Надо немедленно решить, что мы будем делать: бежать в лес или в горы или, может быть, в топи, а, возможно, лучше укрыться в каком-то городе? Давайте решать, пусть каждый предложит свой вариант.
   Мгновенно в один голос из пяти глоток прозвучало:
   - В город!
   Хромой усмехнулся и выговорил:
   - Решено, идем в город. А вот в какой именно?
   Теперь у нас уже единоличного мнения не было. Каждый предлагал свой ответ, который не совпадал с вариантом другого. Кто-то говорил, что нужно идти в Хадаск, другой предлагал у Восло, Конь настаивал, чтобы мы укрылись в какой-то малоизвестной деревне, Шрам вообще предложил немыслимое - пережить это страшное время плавая на корабле - вот же фантазия разыгралась!
   Врон будто невзначай прокашлялся в кулак, и когда все замолчали, он сказал:
   - Места на судне который держит прямой курс на Шовву уже забронированы за нами. Тридцать пять золотых отдал!
   - Сразу с этого нужно было начинать, Бессмертный, - сказал Косоглазый. - Если заплачены деньги, то, конечно, поплывем у Шовву.
   - Ага, Косой прав, - согласился Конь, - плюс там много врачей, не то, что здесь. Костоправа найдем. Наверно, это наилучший со всех возможных вариантов. Почему я сам до этого не додумался?
   Гранит хмыкнул, но заметьте, ничего не сказал!
   Хромой заключил:
   - Будем считать, что вопрос решен - плывем у Шовву. - и добавил. - Вроде на все главные вопросы мы нашли ответы. Может у кого-то еще есть какие-то пожелания? - все промолчали. - Значит, если никто ни против, закончим сегодняшнее заседание.
   Мы поднялись со своих мест и начали собираться идти на судно. Лучше все сделать заранее, кто знает, что произойдет вечером.
  
  

Темница

  
   Солнце приятно светило в лицо. Небо было чистое. От утреннего сильного ливня только остались лужи. Я, Шрам, Конь и Гранит несли Лысого на носилках, остальные: Хромой и Косой взяли в руки Книгу Погибших Товарищей и другие мелкие вещички, которые, возможно, пригодятся в дальнейшем.
   Нам на судне предоставили две одинаковых по размерам каюты: Хромой, Шрам и Бессмертный поселились вместе, остальные соответственно поместились в другой каюте. Да уж, точно переплатил... Каюта это еще хорошо сказано, точнее будет "каютка". Кроме трех кроватей тут еще стояло две тумбочки и один старенький облупленный шкаф. У товарищей каюта немного была больше по сравнению с нашей, как ни как, там же стояло четыре кровати.
   Члены клана с сомнением посматривали на меня, наверное, не верили, что я за такие "хоромы" мог заплатить тридцать с половиной золотых. И я в это не верил... Но парни ничего не сказали вслух, хоть на этом им спасибо. Врон присел на кровать - доска, а не кровать. Плюс к тому же еще и скрипела. Главное не нервничать, только три дня идти по морю, и после этого мы снова на берегу. И почему я так переживаю? Это же мелочь! Вот кому сейчас на самом деле плохо, так это Лысому. Мои проблемы по сравнению с его проблемами, ни в какой счет не идут.
   К счастью с моих невеселых раздумий меня вывел Шрам. Он хлопнул меня по плечу и предложил:
   - Пошли в город погуляем. На этой плавучей бочке еще успеем насидеться.
   Я обрадованный этому неожиданному предложению, не теряя ни секунды, вылетел как стрела с каюты вслед за приятелем. С нами, к сожалению, никто не захотел идти - они решили сделать экскурсию по кораблю. Туристы хреновы.
   Мы вдвоем спустились с корабля, а матросы так и продолжали носить бочки и ящики на корабль. Сколько же у них сил? Шрам, долго не раздумывая, указал пальцем на ближайшее заведение, и мы пошли к нему. Ближе подойдя к таверне, я прочитал на вывеске: "Толстый дядька". Хозяин таверны точно соответствовал названию - толстый среднего роста мужичок, с двойным подбородком и с маленькими усами. Интересно, а сколько он весит?
   Мы заказали по кружочке холодного пива и уселись за одним столиком. Не успел я сделать и одного глоточка, как взгляд Шрама упал на троих людей игравших в карты за дальним столиком. В глазах приятеля читался азарт. Все. Здесь надолго мы задержимся. Рыболовное судно, как нам сказали на корабле, уйдет в море где-то к восьми вечера. Хоть бы не опоздать на корабль. Стоп! Сейчас же только полдень. Восьми часиков нам хватит с головой!
   Или нет?
  
   - Ах ты, уродливая морда! - проорал жилистый матрос, обращаясь к Шраму. - Братцы, так он же мухлюет! И его дружок, наверно, тоже!
   Его двое приятеля, также крепкие матросы, одновременно поднялись из-за стола и недружелюбно уставились на Бессмертного и Шрама. Глаза у них от злости покраснели. Матрос, который только что говорил, ухватился за стол и перевернул его: карты разлетелись, кружки с пивом попадали на пол и разбились вдребезги.
   И зачем Шрам начал жульничать? Кто его просил? И так мы с ним чаще выигрывали, чем проигрывали. Хоть и не большой, но все одно выигрыш был! А ему всю жизнь всего мало! Хотел, наверное, сорвать большой куш? Теперь пусть получит! Но самое страшное в этой ситуации, и к тому же самое обидное, что я как приятель Шрама также сейчас получу! Вот только скажите: за что? Приятелю хоть не так досадно, он хоть за дело, а я... Как всегда - не в нужное время, не в нужном месте. Кто-кто, а я к этому уже должен был давним давно привыкнуть.
   - Сейчас мы вас отучим заниматься жульничеством раз и навсегда, - продолжал, угрожая, говорить тот же жилистый матрос.
   Я с приятелем медленно отходил к стене, к сожалению, выход был с другой стороны. Понимая, что сейчас в таверне будет месиво, хозяин нервно завопил:
   - Только без мордобоя! Иначе я стражников позову!
   Вместо ответа один с матросов плюнул в его сторону. Ребята были настроены по-боевому.
   Тот матрос, который только что сплюнул, вдруг бросился на Шрама. Увидев это, его товарищи последовали его примеру. Шрам все же успел первому врезать в лицо, но потом один с матросов бросился ему в ноги и повалил его. Понимая, что Шрам уже точно по своей воли не сможет подняться на ноги, я не теряя больше ни секунды, пригнул на спину матроса, какой безжалостно ногами лупил по Шраму, и начал его избивать кулаками. Третий матрос, какой еще не вступал в схватку, выше меня на голову - впрямь как Хромой по росту, схватил меня и со всех сил бросил на рядом стоящий стол. Под моим весом стол повалился.
   Бессмертный кое-как все же смог подняться на четвереньки, хоть это далось с трудом. Однако не успел я еще толком прийти в себя, как тот же гигант, опять приподнял меня на своих руках и снова бросил, но в этот раз уже на одного с посетителей заведения, который еще не успел вовремя покинуть таверну. На этот раз приземление оказалось не такое больное, как в предыдущий раз.
   Хозяин выбег с помещения и во весь голос орал:
   - Стража! Стража!
   Успеют ли? Или придут как всегда опоздав, когда я уже буду на том свете?
   Воспользовавшись заминкой моего оппонента, я посмотрел, как обстоят дела у Шрама. Он к моему нескрываемому удивлению смог подняться и продолжал успешно противостоять своим противникам. Поверив в то, что еще не все потеряно для нас, я перелез через лежащего посетителя, какого я завалил, и на четвереньках отполз в сторону ближайшего стола. Взяв со столешницы тарелку, Врон прицелился в голову гиганта и бросил. Она, не задев голову, пролетела мимо. Фортуна отвернулась? Я с надеждой взглянул на Шрама - все пропало. Один матрос, стоя за его спиной, держал его, а другой монотонно был его в область живота. Весь в крови приятель еще оставался в сознании. Надолго?
   Гигант, улыбаясь кровожадной улыбкой показывая свои золотые вставленные зубы, схватил меня левой рукой за волосы и начал поднимать. Я, жалобно крича, не мог ничего этому должного противопоставить. Когда я поднялся на ноги, здоровяк плюнул мне в лицо и только потом правой рук врезал мне в лицо. Послышался хруст сломленного носа. Я отлетел на пару метров и - почему ты меня мучаешь, Дракон? - не потерял сознание. Врон старался ухватить воздух ртом. Во рту ощущался вкус крови. Вот и все. Смерть пришла. Я ждал, что гигант вот-вот подойдет ко мне и добьет, и я навсегда попрощаюсь с этим ужасным миром. Прошло пять, десять, двадцать секунд, но ничего не происходило. Бессмертный попытался посмотреть, почему гигант задерживается, однако сил открыть глаз не было. Я боялся сделать какое либо движение, ибо сразу начинало ныть все тело. Осознав, что глаза открыть сейчас все одно не смогу, я начал внимательно прислушиваться.
   В этот момент послышались шаги вбегающих людей в таверну. Прозвучал голос хозяина:
   - Вот они, это они разрушили мое заведение! На виселицу их!
   Наконец-то! Стражники пришли! Ага! Сейчас они как дадут матросам, мало им не покажется! Все-таки фортуна с нами!
   Врон слышал, как к нему медленно приближается один со стражников.
   Быстрее! А то они убегут от вас. Ногами быстрее переставляйте!
   Человек остановился передо мной, и начал меня поднимать.
   Вы хотите сначала мне помочь? Спасибо вам, но лучше было, если вы немедленно побежали за тремя матросами. Мне можно и попозже помочь. Но если вы так настаиваете...
   Я с трудом встал на дрожащие ноги. Внезапно мой спаситель развернул меня, мои руки связал чем-то, наверняка веревкой и толкнул меня в спину, при этом злобно говоря:
   - Вперед, гаденыш.
   Что происходит? Что это значит?
   - Куда? - с трудом выговорил Врон.
   Стражник удивленно спросил:
   - Как куда? Конечно, в тюрьму.
   Что?
   - Вы, наверное, что-то перепутали...
   Ответом был только безжалостный смех.
   Я ничего не понимаю! Нужно срочно открыть глаза. Бессмертный с большим трудом, однако все же смог это сделать, хоть и картинка расплывалась. В помещении стоял толстяк, доподлинно, хозяин таверны, возле него стоял один из стражников - капитан, а возле выхода находилось еще пятеро городских стражников. Шрам сгорбленный прижавшись к стене, также стоял со связанными руками. Трех матросов я нигде не видел - куда они делись?
   Проходя мимо капитана и хозяина заведения Бессмертный услышал:
   - С ними еще было трое их дружков, но им гадам удалось убежать, - толстяк решительно добавил, - в следующий раз, когда я их увижу, я им как дам!
   - Охотно верю, - поддерживал черноволосый капитан.
   Толстяк посмотрел на меня и, размахивая кулаком перед моим лицом, сказал:
   - Отработаете вы у меня! За все заплатите: и за ремонт, и за моральный ущерб. От вас это просто так не сойдет!
   - Но то не наши приятели... - попробовал оправдаться Бессмертный.
   - Ага! Уже и своих приятелей начинает защищать! Подлец! - тут он уже спросил у капитана. - Насколько вы их засадите?
   - Как минимум на три дня, - будничным голосом ответил капитан. - А потом, если их приятели не смогут их выкупить и заплатить вам за нанесенный ущерб им придется здесь сидеть до тех пор, пока они не отработают долг.
   - Долго им придется отрабатывать! Ой как долго! - довольно потирая ладони пообещал толстяк.
   Капитан снова повторил:
   - Охотно верю, - и прибавил уже обращаясь к своим людям, - в темницу их, парни.
   Один из стражников, вышей по рангу от своих товарищей, ответил:
   - Так точно, капитан.
   Меня и Шрама вытолкнули на улицу и озлобленно приказали:
   - Живее переставляйте свои кривые ноги!
   - Но это не мы начали погром в таверне, - опять оправдывался Бессмертный, - мы не причем, мы просто защищались.
   - Будешь это своим детям рассказывать, сказочник хренов. Шагом марш! - и показывая, что он больше не собирается слушать мои оправдания, ударил меня слегка по спине дубинкой.
   Во-первых, не ожидая этого и, во-вторых, слабо держась на ногах, я не выдержал этого удара и упал. В рот попал песок и грязь. Я начал выплевываться. Неожиданно я, провожая языком по зубам, почувствовал, что у меня не хватает одного зуба. Мне выбели зуб? Проклятие!
   Стражник недовольный тем, что ему пришлось меня поднимать на ноги, свирепо воскликнул:
   - Позже, как свинья, в грязи поплаваешь! Сейчас живо иди!
   И я весь в крови, в разорванной одежде, запачканный грязью, сгорбленный на дрожащих ногах пошел следом за Шрамом.
   Сукин сын! Это все он! Если бы он не начал жульничать в карты, сейчас я бы продолжал за столиком в тепле сидеть и попивать пиво. Вы даже представить себе не можете, как я ему хотел со всего разгона дать пинка под зад! Как хотелось! Но хотеть это одно, а сделать это совсем другое. Врон трезво понимал, если он поднимет ногу для удара, он не удержится и сам рухнет, а стражник, увидев это, точно не на шутку разозлится. И быть начнет. Лучше потом ему дам - время еще будет. Три же дня сидеть будем в тюрьме. Три дня... Какие три дня?! До меня только дошел смысл этих простых страшных слов. Мы же сегодня вечером отплываем!
   Бессмертный посмотрел назад на сопровождающих трех стражников, главный с них, который с нами только и общался, люто посмотрел на Врона. Мне сразу перехотелось что-либо говорить. Все одно слушать не будет, лучше уж прийти в тюрьму и там поговорить с более умными людьми. С ними договорюсь. Почему я так уверен? Ну не спроста же их называют умными людьми!
   Статтенград в это время суток - где-то в районе двух часов дня - уже не мог вместить всех людей. Беженцев здесь сейчас было так много, что они не могли пройти мимо другого человека не зацепив его. И мы не были исключением - меня то плечом случайно толкнут, то на ногу наступят. А маленькие ребятишки, то вообще ужас! Увидят меня или Шрама в таком препоганом состоянии и начинают радоваться, оскорблять. Так это еще мелочь! Самое страшное, когда камни бросают. А стражники веселятся! Даже не отгонять мальчишек, а что еще хуже, поддержат детей в их начинании. Для детей мы никто - заключенные, поэтому нас и можно унижать.
   Спустя четверть часа ходьбы мы дошли к черной старой одноэтажной тюрьме. Всего два окна на целое здание! Коробка, а не дом. Мы под конвоем зашли в помещение, с правой стороны сидел за столиком сонный охранник. Увидев нас он поспешно поднялся со своего мягкого места и подошел к нам. Наши сопроводители передали нас ему и потом довольные, что от нас избавились, в припрыжку вышли назад на улицу. Сонный охранник приоткрыл напротив стола, за которым он сидел, дверцу с маленьким окошком и безразлично приказал:
   - Входите.
   Мы, повинуясь, ели переставляя ноги, зашли. Темнота, только свет с другой комнаты через открытую дверь кое-как освещал эту комнатку для заключенных. Глаза, немного привыкнув к ней, увидели, что на койки сидит белобородый старец и грызет маленький кусочек заплесневелого хлебца. Окон здесь не было. Так мы уже в темнице! А я так и не договорился с охранником. Бессмертный молниеносно развернулся и собрался бежать к выходу, как вдруг с грохотом перед ним закрылась металлическая дверь. Теперь вокруг был мрак. Но, повертев головой в разные стороны, Врон увидел, что свет все же был - он светил через маленькое окошко в двери.
   Я подбежал к нему и посмотрел в него: охранник как зомби сонно направлялся к своему стулу. Врон раскричался:
   - Стойте! Это недоразумение! Мне нужно срочно поговорить с главным в тюрьме, с начальником вашим! Он поймет в чем дело!
   Охранник взялся руками за голову и рассерженно прокричал:
   - Заткнись!
   - Вы не понимаете, нас сюда привели по ошибке!
   - Ты что ли не видишь, что у меня болит голова? Я же говорю не спроста тише!
   - Но... - тут Врон уже тише добавил. - Я могу поговорить с вашим начальником?
   Охранник расхохотался и спросил:
   - С начальником? Ну ты даешь! С грязными бомжами он не будет общаться.
   Бомж? Бессмертный посмотрел на себя: кровь, грязь, разорвана одежда. Точно, как бомж. Вот почему со мной никто не хочет общаться! Все думают, что у меня нет денег, чтобы откупится. Я постарался переубедит собеседника:
   - У меня деньги есть! И много! Я смогу откупиться!
   Охранник с сомнением посмотрел и опять рассмеялся:
   - Вы все так говорите бомжи, а когда приходит время платить оказывается, что вы блефуете.
   - Я говорю правду!
   - Достаточно орать! - злобно проревел охранник. - Все одно не поверю, сукин ты сын. А во-вторых, у нашего начальника тюрьмы сегодня выходной. И если твой мозг поймет суть выше сказанного, то ты, чтобы больше не действовать мне на нервы, замолчишь.
   - Но я сегодня вечером должен уплыть на корабле! - обеспокоено кричал Бессмертный. - Я не могу здесь оставаться на три дня!
   - Ну ты и тормоз, - прогневлено сказал охранник и направился в мою сторону.
   - Поверьте мне!
   Охранник посмотрел мне в глаза и выговорил:
   - Заткнись, тварь! - и задвинул маленькое окошко доской. В помещение настал полный мрак.
   Врон понимая, что никакой надежды больше нет, все одно начал бить кулаками о дверь:
   - Я говорю правду.
   Молчание.
   Врон еще некоторое время стучал, а потом не получив никакого ответа сполз на колени и обессилено прижался к холодной двери. Все потеряно.
   - Наконец-то, - прозвучал старый хриплый незнакомый голос, наверное, старика. - А я уже думал, что ты никогда не замолчишь.
   Я его раздражаю? От, тварь! Ко мне начала приходить злость - так хотелось кому-то врезать! Он еще будет мне указывать, что делать!
   Я бы уже встал и дал ему бы в морду, но из-за непроглядного мрака я не мог точно вспомнить, где он сидит. Конечно, я помнил, что он был на койке справой стороны. Но где точно она стоит, я уже позабыл. Еще вдруг споткнусь и упаду, вот хохоту будет!
   Шрам подал голос:
   - Старик прав, от твоих криков уже голова раскалывается.
   Что?
   - У тебя голова раскалывается? Только голова, да? А у меня из-за твоей тупости сейчас все тело болит! И ноги и руки, и жопа, и, конечно, туловище с головой! Нос сломлен, зуб выбили! И я, заметь, не жаловался на это! А кричу я не просто так, я требовал, чтобы меня и тебя выпустили! Не только за свою, но и за твою задницу переживаю! - Врон махнул рукой, жест этот все одно из-за тьмы никто не увидел. - Да ну тебя.
   Спустя некоторое молчание Шрам ответил:
   - Все будет отлично, Бессмертный. Хромой с парнями увидит, что нас нет на судне, и пойдут искать тебя и меня в городок. Найдут нас в тюрьме и выкупят. - Шрам прокашлялся, было видно, как ему тяжело даются слова: матросы сильно его "помяли", и добавил. - Главное спокойствие.
   Вроде правильно говорит - крики все одно сейчас ничем не помогут. Хромой без нас не уплывет. Таким образом, рано или поздно, но мы отсюда выберемся.
   Врон присел на прохладный пол и вытянул ноги вперед. Так лучше, пусть ножки расслабятся. Все молчали, Бессмертный прикрыл глаза: все одно сейчас ничего не видно и через некоторое время задремал.
  
   Как щекотно. К руке прикоснулось что-то мокренькое. Бессмертный легонько положил на ее ладонь. Мягкое теплое тельце...
   - А-а-а!
   Врон быстро приоткрыл глаза и взялся за только что покусанную руку. По полу послышались звуки убегающего животного. Что это?
   - Чего орешь? - прозвучал голос старика. - Это всего лишь крыса.
   - Здесь крысы есть? - перепугано переспросил, и мигом поднимаясь на ноги, Врон добавил. - Она меня укусила!
   - Как видишь - есть.
   - Она хотела от меня оторвать кусок мяса!!!
   - Могла, конечно, - безмятежно подтвердил старец, - но не оторвала же?
   Врон проверил целы ли все пальцы на левой руке и затем только лишь ответил:
   - Нет.
   - Так зачем кричать? - удивленно осведомился белобородый старик. - Вот когда оторвет кусок мяса, тогда и покричишь.
   - А заражение? Она могла его внести!
   - Могла, но внесла или нет? Мы этого не знаем. Потому успокойся и думай, что заразная болезнь пройдет мимо тебя.
   Бессмертный ошарашенный такими ответами старца стоял не двигаясь, как статуя. Почему он такой безразличный к судьбе других? Нужно лучше о нем разузнать.
   - Как вас звать?
   - Хок.
   - А как вы сюда попали?
   - Яблоко на ринке украл, продавец, увидев это, позвал стражников, а они меня поймали и отвели сюда.
   Я поражено переспросил:
   - За одно яблоко вас засадили в темницу? - и, получив положительный ответ, Бессмертный прибавил. - Что-то не верится, вы Хок мне чего-то не договариваете.
   Хок удивленно поинтересовался:
   - Почему?
   - За яблоко садить в тюрьму - бред сивой кобылы. Этого не может быть.
   - Это тебе решать: хочешь - верь, хочешь - не верь, но это чистая правда.
   Бессмертный неуверенно спросил:
   - То есть вы надо мной не шутите?
   - Я тебе сказал, что так, значит так! Зачем одно и тоже пару раз переспрашивать? - немного злобно ответил старец.
   Бессмертный примирительно сказал:
   - Хорошо, верю. Просто для меня это неслыханное, чтобы за яблоко садили!
   Хок чуть мягче добавил:
   - Мало на рынках бываешь. Если будешь чаще туда заходить и не такое увидишь! Кстати, тебя как звать?
   - Врон.
   - Сейчас, Врон, времена изменились, раньше такого не было. За то, что если кто-то украл хлеб, яблоко или еще какую-либо мелочь, его запирают в тюрьме. А за то, что мэр города собирает с горожан завышенные налоги, какие простые бедные люди не в силах заплатить, он еще получит награду! Ему поставят после его смерти памятник! В летописях напишут, что он помогал бедным. Наши потомки будут чтить его, как идола. А если ему очень и очень повезет - его сделают святым! Ему молиться будут! Просить помощи у того, кто во время своей жизни издевался над бедными беззащитными крестьянами!
   - Что-то не верится, - неуверенно проговорил Бессмертный.
   - Но так это будет, - твердо сказал Хок. - Запомни, все те, кто сейчас правят нашей бедной страной так и останутся правителями. Я имею в виду, что их род - его потомки - так и будут далее оставаться владыками нашей страны. И это будет продолжаться не десять лет, и не век, а тысячелетие! А, возможно, и намного больше. А мы простые нищие, как были чернью, так ею и останемся.
   Бессмертный почесал затылок. Мне уже наподобие этого один человек недавно говорил - Стекс. И почему сейчас я начинаю слышать эти мысли людей, а ненамного раньше? Почему мне об этом никто в свое время не говорил? Или судьба сама решает, когда и что должно произойти?
   Врон заинтригованный спросил у старика:
   - Зачем летописцам писать неправдивую историю?
   Врон не видел из-за мрака, как Хок улыбнулся. Он сказал:
   - Летописцы, само собой разумеется, хотят писать правду. Но кто это им даст? Над ним стоят влиятельные люди и как они скажут, так он и напишет. А если он вдруг не захочет подчиниться - его уволят и казнят, и на его место возьмут другого человека. Это все легко решается.
   - Я может слегка и туп, но зачем правящей элите переделывать историю? Какая им разница как будут воспринимать их предшественников? Как сугубо я смыслю, им от этого ни жарко, ни холодно.
   - И не слегка туп, - старик в голос рассмеялся, а следом когда успокоился, поспешно добавил. - Не обижайся на старика. Я не сдержался, чтобы такое не сказать.
   - Не обижаюсь, - обиженно изрек Врон.
   - А теперь насчет твоего вопроса: история важна для правителей. С помощью ее можно легко управлять несведущими крестьянами. Им очень важно, чтобы их предки на страницах летописях выглядели, как подобие богов. А еще лучше, как боги. Да-да, я не оговорился, как боги! Ты спросишь - зачем? Я отвечаю, чтобы чернь, как они нас пренебрежительно называют, не сделали бунт и не стали на их места. Они всего на всего переживают за свои никчемные задницы! А чтобы этого не произошло, они своих предков на страницах истории выставляют добрыми, мудрыми деятелями. Что это им даст? Даст им власть! Давай покажу на примере, так ты, Врон, лучше поймешь. Представь, правители так плохо правили страной, что каждый в стране стал бедный, голодный, больной. Люди мрут один за другим. А правителям наплевать на чернь! Для них они никто! Животные, одним словом! Крестьяне не могут так продолжать жить, точнее, выживать, и они начинают думать: а не сделать ли революцию? Не стать ли им на места правителей? Все одно хуже уже не будет. И когда уже почти подготовлен план неожиданно один с черни скажет: "Что вы делаете? Вы хотите убить потомков святых? Это грех! Мы будем прокляты! А то, что сейчас так плохо, стало быть, так и должно быть! Мы простые крестьяне в этом сами виновны. Мы плохими своими делами разгневали Дракона! А правители - дети святых, мудрых, добрых людей здесь ни причем - они и так делают все, что в их силах, чтобы нам жилось легче". И после этих слов бунтовщики успокоятся, и забудут о революции. Как бы это смешно не звучало, но оно так было, есть и будет.
   Врон не уверено произнес:
   - Может, Хок, ты прав, но все это не очень правдоподобно. В твоем рассказе крестьяне безмозглые, а такого не может быть! Не до такой же степени они несведущи.
   - Да? Ты уверен?
   Уверен ли я? Вопрос поставил меня в ступор.
   - Хок, а откуда ты все это знаешь? Ты меня прости, но откуда простой нищий бродяга может знать "кухню" правителей? Больше это похоже на простые выдумки - сказки.
   Старец прокашлялся и ответил:
   - Ранее я летописцем был у Шовве, когда еще Ростислав был жив. Под конец его правления он меня выгнал с этой должности, но к счастью не казнил, как моих предшественников, а бросил нищим на улицу. Хотя это тоже не большое счастье...
   - У императора Ростислава? - не веря своим ушам взвил Бессмертный. - А за что прогнали?
   Хок тяжело вздохнул, но все-таки ответил:
   - Не послушал я его: не переделывал историю, как он хотел - за это и поплатился своим богатством.
   - Невероятно! Так Ростислав переделывал историю под себя? Но как так? Он же был честный, благородный человек! На него не похоже.
   - Откуда ты знаешь, какой он был?
   - Как же, это каждый знает на Острове. О его подвигах даже написано в летописях!
   Белобородый старичок недовольно хихикнул:
   - Не внимательный ты. Я случайно тебе не говорил, что правители переделывают историю под себя? Ростислав не был исключением.
   - Но... - я замолчал, не закончив до конца фразу.
   А если старик не лжет? Это значить может только одно, что простые люди живут не пятьдесят год и не век в неправдивом информационном поле. А несколько веков! Возможно, глупо это будет звучать, но официальная версия создания нашей Империи тоже неправдива!? А может и то, что пробудил к жизни людей Святой Дракон тоже ложь? Как узнать правду?
   - Врон, почему молчишь? - шутя поинтересовался Хок. - Задумался что ли?
   - Ага.
   - Если человек думает уже хорошо. Видишь, мой рассказ стал полезен для тебя.
   - Не то слово.
   - Могу сказать еще вот что: не знаю, пригодится тебе эти знания или нет в твоей жизни, но хотя бы будешь знать, как не прост, и не скучен наш маленький мир.
   Неожиданно раздался звук за моей спиной - открылось маленькое окошко в двери. С другой стороны смотрел на нас охранник:
   - Пришло время жрать.
   В окошко он просунул три тарелки с некой жидкостью, наверное, с супом и засохшие кусочки хлеба. Старик подошел к окошку, взял свою порцию и отошел. Шрам продолжал спать, поэтому мне пришлось взять не только свою часть еды, но и его. Бессмертный подошел к койке, на которой лежал приятель - это только я единственный на полу лежал? - и присел на ее край. Закрылось окошко и снова наступил непроглядный мрак.
   Бессмертный выпел с тарелки ее содержимое - ни одной даже картошечки! - и затем начал грызть хлебец. Бессмертный доев, спросил:
   - Хок, охранник сказал, что пришло время жрать. А в который час подают обед?
   - Шесть, - жуя, отвечал старец, - в шесть часов.
   Через два часа корабль уплывает. Успеют нас найти товарищи? Врон начинал переживать. Чтобы не думать об этом я спросил:
   - А почему здесь в тюрьме так мало людей, Хок? У нас у Вирке, откуда я родом, тюрьма переполнена: свободных мест нет. И заметь, темница вмещает сто заключенных! Не то, что эта.
   Старик, после того как, отрыгнув, ответил:
   - Наш мэр Статтенграда предприимчивый дядька, никогда не упустить подзаработать деньжат. И здесь он не промах, чтобы за просто так не кормить бесплатно заключенных он сделал вот что: заключенный может откупиться за немалую суму, даже если он кого-то убил! Можешь убивать, сколько хочешь, главное, чтобы у тебя денежки были. Это, во-первых. Во-вторых, если у тебя денег нет, как в нашей ситуации, то нас отправят в каторгу в крепость Красная Топь. Крепость эта обороняет наши земли от набегов троглодитов. Пограничников, как называют тех, кто там служит, троглодиты не желают - в среднем за день кто-то с них умирает. Княжеству жалко туда отдавать своих бойцов, оттого они решили, что лучше будет, если там служить будут заключенные. Так дешевле и лучше.
   - А на сколько времени туда отправляют?
   - На год.
   Врон обрадовано вздохнул:
   - Ух. Год пережить можно, не так много.
   - Да? - презрительно спросил старец. - Там если продержишься четверть года уже хорошо. Из ста человек, если брать в среднем через год возвращается трое-пятеро, и то половина с них стает калеками. Но предупрежу сразу - это если попадешь в удачный год, когда троглодиты будут не очень активными. Бывали такие случаи, и не раз, когда крепость оставалась без единого живого защитника.
   Врон только и смог в ответ нервозно сглотнуть.
   - Ладно, - Хок сонно зевнул, - Я посплю. Все одно нечего делать. Ты тоже поспи, Врон.
   В ответ Бессмертный промолчал.
   Через минуту или через две, точно не скажу, от деда доносился громкий непрерывный храп. Я с завистью посмотрел в его сторону. Вот дает! Его через пару дней отправят в каторгу, а ему по барабану! От сила воли! Спит, как невинный ребенок.
   Я удобней прижался к стене и постарался заснуть, но к несчастью сон никак не шел ко мне. Я раздумывал о моих товарищах, которые, как я надеюсь, ищут меня и Шрама, о чудищах, которые захватили Вирк, представлял, как выглядят троглодиты, выживу ли я в Красной Топи? С каждой минутой я понимал, какая же паскудная моя никому не нужная жизнь. А Хок так и продолжал безмятежно храпеть.
  
  

Освобождение

  
   Мои нерадушные раздумья прервал некий звук, какой доносился из-за металлической двери. Грохот чего-то падающего, лязг оружия, перепуганный крик, кажется, охранника. Бессмертный обеспокоено внимательно прислушивался. Хок перестал храпеть и тихо сонно спросил:
   - Что там?
   - Не знаю.
   Шрам также не остался в стороне - недовольно заворочался и безрадостно поинтересовался:
   - Чего так шумите?
   - Тихо, - требовательно сказал Врон, - не шуми.
   За дверьми раздался жуткий предсмертный крик, моя кожа покрылась мурашками. Сердце бешено стучало. После этого донеслись звуки шагов, сдавалось, что нечто подошло к дверям. По дверям раздался стук удара кулаком, затем еще один.
   Я намеревался прокричать: "Да, здесь мы! Откройте дверь!". Но чего-то, сам не знаю почему, все-таки промолчал. Шрам и Хок тоже не проронили ни единого слова. Некий "гость" постояв еще некоторое время, а после, быстро больше не задерживаясь, ушел.
   А мы трое продолжали еще какое-то время молчать. Вы не поверите, но я обрадовался, что наш потенциальный спаситель ушел. Мне сразу на душе стало легче. Первым подал голос недавно проснувшийся Шрам:
   - А вдруг это был наш спаситель?
   Кто его знает, может и так. Тем не менее, я был полностью уверен, что сейчас нам очень повезло. Мне казалось, будто только что я стоял на краю глубокой пропасти.
   - Чего молчите? - возмущался Шрам. - Почему вы мне запретили говорить? А если это был наш шанс выбраться отсюда? Святой Дракон! Мы только что упустили возможность спасти свои задницы! И это все благодаря вам. Ну почему, почему я всегда слушаюсь других! Сейчас, если бы я крикнул что-либо в ответ, мы уже бы бегали по городу и неимоверно бы радовались жизни!
   На все эти возмущения старик ответил коротко:
   - Заткнись.
   - Чего? - приподнимаясь, зло спросил приятель.
   - Что произошло, то произошло, уже ничего не изменить, - затем прибавил. - Но мне кажется, что это не наш долгожданный спаситель был, а, наверное, хранитель смерти. И нужно еще сказать спасибо судьбе, что все так хорошо закончилось.
   - Откуда ты старикашка можешь знать, что нам повезло?
   - А откуда ты знаешь, что нам не повезло? - вопросом на вопрос ответил Хок.
   - Молчать! - попробовал Бессмертный успокоить двоих. - Будем выходить с той ситуации, которая уже есть. Взаимные унижения все одно ничем не помогут.
   Хок и Шрам к моему нескрываемому удивлению послушались и замолчали.
   - Вот так-то намного лучше, - довольно промолвил Бессмертный.
   Внезапно в дверную скважину вставили ключ и повернули его. Я мгновенно покрылся потом - неужели оно вернулось? Металлическая дверь открылась. Тут же старик резко подпрыгнул со своего места и побежал к нашему спасителю, при этом радостно крича:
   - Внучок! Какая радость, - и когда подбежал, обнял его и ликующе расцеловал. - А я уже думал, что больше никогда тебя не увижу.
   Шрам мимо меня, проходив, торжественно проговорил:
   - Видите, я был прав, как всегда. Я же говорил, что нас пришли спасать, а не убивать.
   - Да внучок, а я на самом деле сначала подумал, когда ты стучал в дверь, что это не ты стучишь, а кто-то другой.
   Внучок, двадцати летний парень с большими карими глазками, как и у его деда, удивленно осведомился:
   - В смысле? Я не стучал, я сразу, как только сюда вошел, взял ключ со стола и открыл дверь.
   Мы все трое, выйдя с тюремной камеры, переглянулись. Хок спросил:
   - А где охранник?
   - Вот там, - парень указал указательным пальцем в правый угол комнаты. Я перевел туда свой взгляд и, когда увидел его, меня чуть не стошнило: все тело в крови было изрублено на мелкие части. Я с трудом смог в нем распознать охранника. Кто такое сделал?
   Врон с опасением уже понимал, какой прозвучит ответ, спросил у молодого парня:
   - А что случилось в городе?
   - Не поверите! На нас напали ходячие скелеты!
   - Почему не поверим? - спросил Врон. - Еще как поверим.
   - Скелеты? - переспросил недоверчиво Хок.
   - Да дедуля.
   Врон представлял, какая страшная картина появится перед его взором, но, не смотря на это, все одно вышел со здания. Прям как в штабе... Весь городок был покрыт трупами невинных людей. Кое-кто еще был жив, но страшные раны, какие виднелись на их изуродованных телах, говорили одно - жить им осталось недолго. Скелетов поблизости не было. Бессмертный посмотрел в сторону причала: кораблей тоже не видно.
   - Слышь, паренек, а корабли уплыли? - спросил Врон.
   - Да. Когда капитаны кораблей увидели, что на Статтенград набросились ранее невиданные существа, они дали приказ немедленно отойти от берега и уйти в море.
   Бессмертный обратился к Шраму:
   - Как думаешь, они были на корабле или на береге, когда напали чудища?
   Шрам опустил глаза, но сказал то, что я и хотел услышать:
   - Я думаю на корабле.
   Я понимал, что он специально так сказал, чтобы не расстраивать меня, хотя у него насчет этого вопроса, возможно, был совсем другой ответ. Но я был рад, что Шрам подарил мне надежду. Главное верить.
   - Хорошо Шрам, будем считать, что они уплыли, - заключил Бессмертный. И теперь обращаясь ко всем спросил. - Что будем делать дальше?
   - Я и мой внучок уйдем в соседний поселок, где наши родственники проживают, быть может, туда чудища не заберутся, - первым ответил старик.
   Бессмертный согласно кивнул головой, и теперь смотрел на приятеля, ожидая его мнение.
   - Даже знаю. - Шрам почесал возле носа, - давай, лучше ты решай, Бессмертный. Все одно я ничего толкового не предложу.
   - Как хочешь. Хок, ты у нас, как самый мудрый, подскажи, как мы можем без морского пути добраться в цитадель Шовву.
   - Куда? - ошеломленно спросил белобородый старец. - Ты совсем спятил? Туда ж идти и идти!
   Посмотрев на мое серозное лицо и поняв, что меня все одно не переубедить ответил:
   - Точно, к сожалению, не скажу, но если вы будете идти вдоль моря Урлан, а у нас оно формы овала, то вы рано или поздно все же дойдете к Шовве. Но заранее предупрежу - путь долгий: ни за день, ни за два, бесспорно, туда не дойдете. Где-то двадцать дней придется потратить на путешествие, если вы будете идти пешком, на коне вдвое короче, - и после этого спросил. - А зачем вам туда, если не секрет?
   - Наши туда товарищи по клану отправились. Следовательно, и нам туда нужно.
   Хок с сомнением переспросил:
   - Клан? Так вы с клана? А с какого?
   - С "13 Гильдии".
   У старца глаза округлились:
   - Не шутишь?
   - Нет.
   Он уже посмотрел на нас двоих не как на простых грязных бродяг, а как на некую знаменитость.
   - Теперь понятно, почему у вас такие имена: Шрам, Бессмертный. А то я уже подумал, пошла мода среди бомжей придумывать себе разные клички, и ходят потом, как солидные люди, - тут он помахал указательным пальцем перед моим лицом. - А вы, оказалось, не такие простачки.
   Шрам заинтригованный поинтересовался:
   - А наш клан, что ли реально крут? Целое княжество о нас знает?
   Хок от всего сердца рассмеялся:
   - Конечно, не все княжество. Но на близ ближайших землях Вирка о вас каждый знал. Ваш клан, по правде сказать, многих пугал.
   Я и Шрам, довольные гордо подняли свои подбородки.
   - Но вы парни не зазнавайтесь, - приуменьшил наш пыл старик и перешел немедленно к делу. - Ну, хорошо. Мне еще с внучком нужно успеть к вечеру дойти в соседний поселок - в лесу не очень хочется ночевать. Поэтому, если никто не против, будем прощаться.
   Мы дружно друг другу пожали руки, сказали еще пару теплых слов и, в конце концов, попрощались. Не поверите, мне показалось, будто я расстаюсь со своим родственником. Вот так за пару часов просидев в темнице, мы смогли так крепко сдружиться. Хок и его внучок исчезли за ближайшим домом, и я их перестал видеть. Наверное, навсегда. Я даже чуть незаметно прослезился.
   - Теперь и наша очередь. Пошли, - скомандовал Врон и не спеша, оглядываясь, пошел в противоположную сторону от Хока. Шрам не отставал.
   Мы свернули на первой же развилке и направились в сторону севера. На нашем пути так и продолжали появляться неисчислимое количество трупов. В нос ударил неприятный запах. Сколько же их тут погибло? На этот вопрос, как и на большинство других я, к несчастью, не мог дать ответ. Скелеты, которые наделали этот ужас, пока еще не встретились на нашем пути. Куда они могли так быстро исчезнуть? Или их было всего пару десятков, а не целая армия?
   Внезапно я остановился, мой слух уловил некий незнакомый звук. Я со Шрамом вместе мгновенно прижались к стене здания и укрылись в его тени. Впереди в нескольких десятках шагах от нас вышел с соседнего здания один скелет. Перед ним лежала в крови женщина, которая была еще живой. Она стонала от боли. Мне показалось, будто чудище довольно улыбнулось. Оно, держа здоровенный топор, который не пропорционально смотрелся с его худощавым телом, весь запачканный в крови, придавал ему еще более зловещее обличия. Скелет неторопливо подошел к ней и присел на корточки. Женщина увидев, что перед ней появился он, тут же громко завопила. Чудище, кажется, и дожидалось этого, и после того как у нее вырвался испуганный вопль, он уперся ногой о ее живот и взялся двумя руками за ее правую руку. И потянул на себя. Во все стороны хаотично брызнула кроваво красная кровь. Женщина, перестав орать, замертво упала, а скелет, держа ее вырванную руку по плечо, ехидно ухмылялся.
   Святой Дракон! Какой ужас!
   Врон испугано прижался к стене. Чтобы только он меня не увидел, Дракон, помилуй, прошу тебя... Шрам, похоже, тоже сейчас мысленно молился, прося помощи у Дракона. Его перепуганная физиономия явно об этом говорила.
   Откуда они взялись? И зачем? Не наше ли это проклятие? И самое главное, как их победить? Они же неодолимы!
   Чудище резко выбросило руку женщины и зло посмотрело в нашу сторону. Неужели он нас заметил? Мое сердце так сильно застучало, что мне даже казалось, что оно вот-вот и вырвется с моей груди. Оно медленно приближалось к нам... Оно нас убьет! УБЬЕТ! Мои нервы быстро сдавали, и я хотел уже выбежать ему навстречу и... И что я сделаю ему? Я его даже не то, что не убью, я его даже не раню! Он же и так мертвый!
   Когда оставалось пару шагов до нас, вдруг, к нашему счастью, за спиной скелета издался звук. Он огляделся: черная кошка с белым пятнышком на спине проходив недалеко от нас, мяукнула. Скелет, окончательно позабыв о нас, в один миг развернулся и побежал за нашим спасителем. Кот увидев, что на него бежит ОНО, на долю секунды перепугалось, а потом резко со всех сил побежала прочь. Кот и чудище исчезли.
   Бессмертный нервно глотал воздух ртом. Руки у него бешено подрагивали. Еще немного бы и... Шрам вдруг подтолкнул меня в спину:
   - Быстрей идем, пока оно не вернулось.
   Бессмертный соглашаясь кивнул и последовал за приятелем.
   Благодаря везению мы больше не встретили на нашем пути чудищ, отчего уже через пару минут мы вышли из "мертвого" Статтанграда и, не оглядываясь, направились в сторону густого темного леса. Ночь придется переночевать в лесу, но это все одно было лучше, чем остаться в городке.
   А с городка время от времени доносились предсмертные крики умирающих людей.
  
  

Лес

   Шрам устало сел и прижался спиной к старому лиственному дереву. Ладонью провел по лбу и обессилено сказал:
   - Все, Бессмертный. Делаем привал, идти дальше нет сил.
   Врон ничего не ответил, но также как и его приятель присел. Только сейчас перестав стоять на ногах, я ощутил, какие же они у меня чугунные. Уже прошло четыре полных дня с тех пор, как мы покинули Статтенград. Охотниками мы били никудышными, но меня понять то еще можно - всю жизнь я пробыл у Вирке! За его стены ни разу не уходил! Одним словом - горожанин. И лесная местность для меня была чем-то не вообразимым! Несколько раз мы бегали за дикими зайцами - красивые пушистые длинноухие зверушки! - но как вы понимаете, догнать и схватить их мы, конечно же, не смогли. Выходя с этого живностью мы не могли полакомиться, поэтому пришлось есть то, что появлялось на нашем пути: красными или черными ягодами, росшими на кустах. Вкус был специфический: несладкие, чуть кислые, даже, кажется, немного горьковатые. Язык после того, как мы ели ягоды ставал немного синеватый. Плюс к этому, считайте что бонус, в животе начинало колоть, и нужно было идти в кусты, если можно так выразиться, по собственным делам... Тем не менее, какие бы не были плохи последствия от ягод, главное, что они выполняли свою главную функцию - мы ставали сытыми.
   Еще большим мучением для нас в лесу стали лесные комары. Ведрами высасывали нашу кровь! Ведрами! И так каждую мучительную ночь.
   Живот забурлил. Да помолчи ты, я и так знаю, что пора есть, но где найти еду? Святой Дракон! Я уже начинаю общаться со своим брюхом! Пойду лучше умоюсь. Врон сказал приятелю:
   - Я к воде.
   Шрам сидя с прикрытыми глазами тяжело дыша произнес:
   - Хорошо.
   Бессмертный с трудом поднялся на слабые дрожащие ноги и пошел к морю. Всю свою дорогу из Статтенграда мы держались берега моря Урлан. По заверениям Хока, если мы будем держаться этого маршрута, то дойдем до Шоввы. Врон присел на корточки и умылся прохладной водой. Ух. Намного легче. Бессмертный еще пару раз умылся, облил водой ноги и руки. Показалось, будто ко мне начали мгновенно возвращаться потерянные силы - я ощущал, как по всему телу расходилась новая энергия. Что ни говори, но вода имеет некоторую чародейную силу. Это, наверное, Дракон приложил к этому руку, точнее в этом случае будет лапу.
   Врон собрался уже возвращаться к приятелю, как вдруг опять забурчало в животе. М-да, я так вижу, все одно покоя не даст. Ладно, отойду в глубь леса немного, может, там найду кусты с ягодами. Бессмертный более не задерживаясь, пошел на поиски еды.
   Неожиданно над головой что-то застучало. Врон с любопытством поднял верх голову и посмотрел от кого же исходит этот громкий звук. На дереве сидела птица с длинным клювом и стучала с его помощью по дереву. Это всего лишь маленькая птичка издает такой громогласный шум? Бессмертный еще немного постоял и понаблюдал за ней, а потом, когда живот снова забурлил, продолжил свои поиски.
   Вдалеке среди густых деревьев Врон увидел много растущих кустов. Бессмертный с надеждой, что там на них есть плоды - ягоды, даже прибавил свой шаг. Чем ближе я подходил к ним, тем моя улыбка ставала шире. Теперь я с уверенность мог сказать - да, там были ягоды! Много ягод! За все эти три дня я впервые увидел, чтобы в одном месте сосредоточилась так много кустов с черными и красными ягодами. И по размерам плодов они намного превосходили своих сородичей.
   Врон протянул руку до куста и сорвал с нее огромную спелую ягодку и бросил ее в рот. Я даже не мог представить, что они будут такие вкусные! Бессмертный снова и снова одну за другой срывал спелые ягоды, и их ел. От такого неповторимого вкуса Врон не мог добровольно отказаться.
   Чуть далее в гуще кустов я заметил, что там росли по больше плоды, чем эти. А может быть они еще вкусней? Больше не задерживаясь на месте я прямиком начал пробираться к ним. Чем дальше Врон заходил, тем он больше удивлялся - плоды, как по возрастанию, вдвое ставали больше, чем их предшественники. Врон так далеко зашел в глубь, что ягоды стали по размерам с кулак. Внезапно Врон сообразил, что он вышел с кустов и теперь стоял на полянке, какая была окружена кустами с ягодами. Бессмертный очарованный огляделся - какая неповторимая красота! Лучи солнца через листву дерев пробивались сюда и освещали лужайку, на которой я стоял; красные ягоды гармонично смотрелись при свете солнца, а белые цветы, которые также росли на кущах, еще больше придавали великолепия этому месту. Божественное место!
   Врон не останавливаясь ни на минуту продолжал лихорадочно есть ягоды. Сок плодов приятно освежал во рту. У них было так много сока, что жажда даже не давала повода о ней вспомнить.
   Одна ягода упала на землю. Что это? Врон как заколдованный застыл. Он не мог поверить своим глазам. Неужели это я на самом деле вижу?
   Посреди кустов стояло существо наподобие коня. Только в отличие от него на этом прекрасном создании росла густая шерсть желтого цвета, и на голове вместо двух глаз было три. Создание спокойно приподняло свою большую голову и внимательно посмотрело в мои глаза, как будто хотела мне что-то важное сказать. Я не решился сдвинуться с места, я даже боялся дышать, чтобы его случайно не спугнуть.
   Животное качнуло массивной головой и медленно пошло прочь от меня. Разве я его больше никогда не увижу? Я этого не допущу!
   - Постой!
   Загадочное создание, словно ничего не слыша так и продолжало отдаляться от Бессмертного. Понимая, что существо вот-вот исчезнет с моих глаз, я резко спохватился и бросился за ним следом. Однако как бы быстро Врон не бежал, расстояние между ним и животным не сокращалось. Когда Бессмертный замедлял ход, то и красивое существо замедлялось, мерещилось, будто оно хочет, чтобы Врон шел за ним. Что я беспрекословно и делал.
   Вдруг животное приподнялось на задние копыта, заржала, как лошадь, и быстро побежало. Бессмертный необыкновенно испугался - он хочет убежать? Нет! Он от меня не уйдет! Со всех сил, как только мог себе позволить, Врон бросился за трехглазым существом. Бесспорно, расстояние все одно возрастало, но все-таки не так быстро, как может быть, хотелось загадочному созданию.
   Желто шерстное создание остановилось и огляделось. Увидев, что к нему целеустремленно бегу я, трехглазое существо, как мне показалось, обрадовалось и опять довольно заржало. Затем животное вновь бросилось наутек. В этот раз оно бежало не прямо, а начало вилять между деревьями, бежать то в одну сторону, а потом в другую. Могло показаться, что оно специально хочет меня запутать, чтобы я сбился с пути. А Врон так и продолжал за ним послушно бежать.
   Спустя некоторое время мои силы начали меня постепенно покидать - скорость бега уменьшалась, и соответственно расстояние возрастало. Животное, наверное, почуяло, что Врон наконец-то ослаб, и резко стремительно поскакало. Намного быстрей.
   Бессмертный видя, как расстояние с каждой секундой растет, постарался прибавить в скорости, но это у него не очень получалось. Неожиданно Врон споткнулся о камень и, немного пролетев, упал на землю.
   Проклятье! Бессмертный не обращая внимания на боль, быстро приподнялся на четвереньки и посмотрел туда, где он в последний раз видел желто-шерстное создание. К сожалению, его там уже не было. Врон поднялся на ноги и осмотрелся: существа нигде невидно. Он исчез? Я его больше никогда не увижу? Но спустя какое-то время я уже думал о другом: как мне вернуться к Шраму? Разум мой мне четко говорил - я ушел далеко в глубь леса, и найти дорогу обратно я, наверное, не смогу. Но сердце, которое всегда давало надежду, говорило противоположное - поищи, а вдруг и найдешь приятеля. Конечно, кто бы сомневался, я выбрал другой вариант.
   Только сейчас я заметил, что вокруг меня в лесу был туман. Я вроде, когда сюда бежал, не видел тумана... Его здесь будто не было или... Туман с каждой секундой ставал все плотнее и плотнее, и я уже не видел, что было в десяти шагах впереди от меня. Бессмертный взволновано напрягся, но не остановился и продолжал идти в сторону Шрама. По крайней мери мне кажется, что я шел по направлению к нему.
   С каждым шагом Врон сильнее начинал чувствовать, как его покидает надежда увидеть своего сотоварища. Вдруг туман начал пропадать. Да-да, я не оговорился! За десять секунд тумана не стало, будто его и не было совсем, и уже я хорошо мог лицезреть, где нахожусь.
   Как только туман испарился, перед моим взором появилась белая статуя воина в доспехах. Борода воина была такая длинная, что она даже достигала его ног. Волосы, вероятно, были короткие или он совсем был лысый - на голове воина был маленький шлем. А перед статуей в двух метрах от него в землю был всунут меч тоже сделанный с мрамора, как и сам памятник.
   И что здесь посреди леса может делать монумент? Кто в здравом уме сюда его бы перенес? Только безумец. Или, что мне кажется маловероятным, этот памятник здесь стоит еще со времен Святого Дракона? Но тогда же еще не было людей! Или были?..
   Бессмертный ближе подошел к мраморной статуе, чтобы лучше ее рассмотреть. Только сейчас я осознал, как искусно, профессионально был сделан памятник. Могло показаться, будто живого человека облили некой жидкостью, и он превратился в кусок камня.
   Врон осматривал статую и неожиданно его взор остановился на его пальцах. Я уверен, что другой может, и не заметил бы этот нюанс, но я... На пальцах левой руки были кольца, и на правой аналогично. Почти так же. Только средний палец, словно свой среди чужых, был без колечка.
   Бессмертный поднял свою правую руку и теперь уже посмотрел на свое волшебное кольцо. А я то уже о нем и подзабыл! С тех пор, как я с ребятами убыл Стекса, я больше на него не смотрел. В который же раз я снова удивлялся его необыкновенностью. Возможно, мне и кажется, но колечко вроде чаще начало менять свою окраску. Так быстро, не как раньше.
   Сейчас к своему нескрываемому удивлению заметил, что колечко я уже снял со своего среднего пальца и начинал его надевать на палец статуи. Мной словно кто-то управлял. Мои руки без моего разрешения делали то, что хотели. По правде говоря, я даже не успел испугаться, ибо все происходило так быстро, что мне приходилось просто наблюдать за тем, что мои руки делают. Мне даже казалось, что я сижу в театре и наблюдаю за игрой актеров. Только сейчас я был как бы сразу и зрителем и актером. Два в одном.
   Кольцо легко, как будто и было снято именно с этого пальца, наделось на средний палец статуи. Сердце мне подсказывало, что я его вижу в последний раз, тем не менее, я почему-то даже не расстроился. Значит, так должно быть.
   Невидимая сила перестала управлять моими руками. Мне что-то говорило, чтобы я чуть отошел от статуи, что я послушно и сделал.
   Внезапно волшебное мое колечко в мгновение ока перестало менять свой цвет, ибо превратилось в такой же белый цвет, как и сама статуя. Они как будто стали одним целым. Теперь статуя была в полном одеянии. Секунду спустя ярко засветился меч, мне даже пришлось зажмуриться, и когда сияние перестало светить, я ошарашенный увидел, что меч уже был не мраморный, а как... Как нормальный меч!
   Понемногу я начинал понимать: кольцо было словно ключом, а палец мраморного мужчины выступал в роли замка. А меч, как я понимал, был призом, какой хранился за замком. То есть мне нужно забрать меч.
   Бессмертный подошел к мечу, взялся за его ручку и потянул. Но клинок был так глубоко всунут в землю, что Врон не смог его с первого раза вытянуть. Затем, после первой провальной попытки, он взялся обеими руками за меч и со всех сил потянул его верх. Клинок все-таки немного вышел с земли, тем не менее, большая часть все же оставалась в земли. Бессмертный недовольно хмыкнул, сплюнул, потер руками и опять обхватил руками ручку меча. Этот раз должен быть последним.
   - Во имя Дракона!
   Издал боевой клич Бессмертный и, напрягаясь мускулами, потянул меч. Клинок, расстроен тем, что не сумел далее противостоять своему противнику, в этот раз в отличие от предыдущих попыток легко вышел с земли. Врон хоть и с трудом, но выиграл эту схватку.
   Бессмертный приподнял меч чуть выше и начал его рассматривать более внимательно: меч оказался намного тяжелей, чем это могло показаться сначала, сам клинок четко отражал лицо своего нового хозяина, а рукоять меча черного цвета с полосами желтого еще более придавала ему великолепия. Также на рукоятке была с золота выбитая фраза, которую к несчастью я не мог прочитать. Однако я точно был уверен в том, что она написанная на древнем языке, какой уже давним давно вышел с употребления. То есть если это так, выходит, что здесь, ранее, когда еще не ступала сюда нога человека, как говорит официальная версия истории, существовал еще какой-то народ - раса? Или это троглодиты написали, какие ранее заселяли эти земли? Хотя, наверное, нет. Они же не умеют общаться... Как всегда ни на один вопрос я не знал правильного ответа.
   Внезапно, когда Бессмертный еще осматривать меч, из-за мраморного памятника высунулась голова некого зверя и издала злобный рык. С крупной зубастой пасти зверя текла слюня.
   Врон боязливо попятился. А зверь, кровожадно наблюдая за своей возможной едой, вышел из-за памятника и медленно грациозно переставляя свои когтистые лапы, двинулось к Бессмертному. Чудище, предвкушая, смачно облизнулось и вновь, пугая свою жертву, громко прорычало. Врон стал в боевую стойку, выставил вперед меч и медленно продолжал отходить. Шансов у меня выиграть в этой схватке, разумеется, было очень мало, если они вообще были, но просто так сдаться противнику я не собирался. Пусть хотя бы помучается.
   Зверь, наверное, увидев, что жертва настроена по-боевому, недовольно открыла зубастую пасть. С нее донесся отвратительный запах гнили.
   Чудище пригнуло, выставив передние лапы вперед. Бессмертный пригнулся и, подняв меч над своей головой, клинком прорезал пузо хищному зверю. Предвкушая свою неожиданную быструю победу Врон развернувшись, посмотрел на хищника. Но вместо умирающего зверя Бессмертный, не веря своим собственным глазам, увидел, что монстр снова готовиться к очередному прыжку. Как он мог выжить? И тут до меня дошло - тело у него металлическое! Как я раньше этого не заметил? Редкие лучи солнца, которые пробивались через листья дерев, отражались о тело хищника. Кожа монстра ярко блестела.
   Вся моя уверенность мигом улетучилась. Надежда также начинала покидать. Вопрос уже стоял не в том выживу я или нет, теперь меня интересовало другое: сколько времени мне осталось жить. Понимая, что ситуация безнадежная Бессмертный ничего умного не придумав кинулся наутек.
   Зубастый зверь сообразив, что обороняться его жертва больше не будет, радостно прорычала и бросилась в погоню.
   Врон пробежал мимо пару деревьев и огляделся: металлический монстр с отрытой пастью летел на меня. Вовремя увидев это, Бессмертный пригнул в бок и, перекатившись через плечо, вновь поднявшись на ноги, побежал. А зверь, не ожидая этого маневра, пастью ухватился не за меня, а ударился о перед ним стоящее дерево. Молодое деревце, не выдержав такого мощного удара, сломалось надвое. Зубы чудища на некоторое время застряли в коре дерева. Для Врона появилась еще пара лишних секунд, какими он, конечно, воспользовался. Расстояние между ними возросло.
   Монстр все-таки смог избавиться от куска дерева и разозленный, что жертва до сих пор еще живая, бросился следом. Более он уже не ошибется - и так много раз везло жертве. Расстояние сокращалось. Казалось, что через пару секунд эта затянувшиеся игра все же закончиться. Все козыри были на стороне хищника.
   А Врон боялся даже оглядеться, чтобы не потерять лишнюю секунду. Главное бежать, бежать и снова бежать. Другого не дано. Что Бессмертный и делал превосходно.
   Время шло, но металлическое создание все еще не догнало свою "еду". Может быть, это я так быстро бегаю, что меня даже не может догнать монстр? Бесспорно, я был самым быстрым среди ребят с "13 Гильдии", но все же... Чтобы я еще и чудище опережал! Абсурд! Такого не может быть! Хотя... Он же меня не догнал.
   Понимая, что разгадками я не смогу дать точный ответ, мне пришлось оглянуться. Монстра нигде не было.
   Я от него убежал??? Или, возможно, со зверем что-то произошло? Может, он лапу свихнул? Или, что более правдоподобно, пасть себе сломал, когда пригнул на дерево? Что бы там не произошло, но факт оставался фактом: я сумел убежать. И это было главное.
   Отдышавшись после долгого бега, я начал осматриваться. Внезапно, сначала я даже в это не поверил, я увидел, что в пол сотни шагов от меня с лева стоит маленький сад кустов. Это же там я ел ягоды и оттуда пошел следом за трехглазым божественным созданием! Моей радости не было конца.
   Бессмертный оживленный двинулся к саду. А после того как он добрался до него Врон сразу же нигде не останавливаясь, пошел к тому месту, где Шрам сделал привал. Признаюсь, я думал, что приятель сейчас волнуется, и пошел на поиски меня. Но это я так думал, а на самом деле Шрам, лежа на боку и положив под голову руки, храпел. На лице красовалась довольная улыбка, наверное, сниться что-то хорошее.
   Бессмертный взял в руку ягодку, какую сорвал с кустов на обратном пути и, прицелившись, бросил ее в голову приятеля. Фрукт легонько ударился о голову и отскочил в сторону. А Шрам в одно мгновение испугано приподнялся и начал оглядываться.
   - Наконец-то ты и проснулся, - разошелся в приятной ухмылке Бессмертный. - А я то думаю, сколько ты еще будешь спать.
   Шрам непонимающе потер ладонью о лоб и, не заподозрив, что я его разбудил, поинтересовался:
   - А долго я дремал?
   - Ага, пару часиков, - Врон взял в руки меч. - Я даже успел вот этот меч в лесу найти, - и дал его приятелю.
   - В лесу? Меч? - поразился друг. - Так, Бессмертный, рассказывай, что произошло, когда я спал. И без шуток.
   Бессмертный поведал ему обо всем, что с ним случилось. И о красивом саде, и о трехглазом желтом существе, о мраморной статуе и, наконец, о железном звере. Шрам, ни разу не перебив меня, выслушал все до конца, а потом, когда его товарищ замолчал, недоверчиво сказал:
   - И ты думаешь, что я поверю в эту сказку?
   - А почему бы и нет?
   - Нет, я понимаю, может ты о моем уме невысокого мнения, но не до такой же степени я остолоп, чтобы верить в это!
   Врон пожал плечами и выговорил:
   - Выходит, что и о мече я придумал?
   - Точно. Меч. А я и забыл о нем...
   Внимательно изучив его он заключил:
   - Да, сталь превосходная. А сделан он то как профессионально! Рукоятка, а рукоять то какая! С золотой надписью! - затем Шрам, сощурив глазки, спросил. - Стало быть, это все правда, о чем ты говорил?
   Бессмертный положительно кивнул.
   Шрам все одно полностью мне не поверил и после некоторого молчания решил:
   - Хорошо. Если ты мне покажешь сад с большими ягодами, там, где ты увидел трехглазое создание, то я поверю каждому твоему слову.
   - Без проблем.
   Врон привел приятеля к саду. Шрам не ожидал, что тут будут расти такие большие ягоды, и проговорив: "Так это правда!" бросился к ним. Набив свой желудок и позабыв о голоде Шрам, лежа на лужайке, сказал:
   - А тебе, Бессмертный, не кажется, что все, что с тобой произошло это несовпадение?
   - Что ты имеешь в виду?
   - Давай представим, что желтая лошадь специально заманила тебя к памятнику. Что она знала, что у тебя есть кольцо, какое сможет надеться на палец мраморного воина. И хищник не спроста появился.
   - Как так? Он же чуть меня не сожрал!
   Шрам не обращая внимания на мои слова, спокойно продолжил:
   - А если он и не собирался тебя жрать? Возможно, он хотел тебя просто отогнать от памятника? Ты все равно не нашел бы дорогу обратно самостоятельно, а так считай, что он выступил в роли проводника. А если он бы и хотел тебя сожрать, почему он этого не сделал? Мне почему-то слабо верится, что он свихнул лапу. Вероятнее, что он специально перестал за тобой гнаться, когда ты прибежал назад к саду.
   - То есть, ты хочешь сказать, что все заранее было запланировано, и я в любом случае бы не умер?
   - Да, они как-то узнали, что у тебя есть колечко и разыграли это шоу.
   Кто "они"? А если они знали еще заранее, что я куплю в любом случае кольцо и специально сделали так, чтобы Гор мне его показал? Если я прав, выходит, что они знали, что на Вирк нападут скелеты, знали, что я убегу в Статтенград, а потом после того как транзитом сяду в тюрьму, смогу с нее убежать и пойти в лес. Или они это не знали, а специально подстроили? Получается, что и "13 Гильдия" оказалась жертвой этого плана? Тем не менее, этого в голос я не сказал.
   Приятель продолжил:
   - Сейчас нас должно интересовать не это, а другое - меч. Это не простой должен быть меч, а волшебный. Кроме того, что он может резать и рубить он как мне кажется должен еще что-то уметь делать.
   После этих слов Шрама Врон с опасением посмотрел на оружие. Волшебное?
  
   Мы решили сегодня уже никуда не идти и переночевать в этом саду. А рано утром, как только вышло солнце, мы продолжили свой путь. А далеко за одним с бесчисленных дерев стоял, наблюдая за ними, трехглазый конь.
  
  

Телега

  
   - Смотри-ка! - ликующе взвил Шрам и побежал вперед.
   Бессмертный непонимающе посмотрел вслед убегающему приятелю. Куда смотреть? Что он увидел? Я кроме бесчисленных кустов и деревьев ничего не видел. Но, не задавая лишних вопросов, Врон немного прибавил шаг и последовал за приятелем. После того, как мне пришлось перелезть через густые кусты, а обойти их я даже не подумал, я подошел к радостному Шраму и посмотрел туда же, куда и он смотрел, не отрывая глаз. Приятель довольный обратился ко мне:
   - Ты видишь то же что и я?
   Перед тем как Врон что-то ответил, он сначала неуверенно потер затылок:
   - Ты имеешь в виду траву? Но ее и так в лесу много!
   Улыбка слетела с лица Шрама, в его глазах, как я понимал, я очень низко упал. Не выдерживая этого осуждающего взора Бессмертный постарался испытать удачу:
   - Или ты имеешь в виду, что она другого вида, чем та, которую мы раньше видели? - глаза товарища удвоились, точнее, будет, утроились. А возможно и учетверились. Врон поспешно прибавил. - Или ты хочешь сказать, что она съедобная?
   Моего товарища чуть не ухватил инфаркт. И решив больше не рисковать его здоровьем из-за свих глупых ответов, Бессмертный замолчал. Шрам, наверное, уже немного все-таки отошел от шока и, взяв себя в руки, сказал с такой интонацией, будто обращался до животного:
   - Это дорога.
   Бессмертный обескураженный таким неожиданным ответом снова, но уже внимательней, присмотрелся. И как я раньше этого не заметил...
   - Вот видишь, - указал он пальцем, - здесь следы от колес. Такая почти незаметная полоса, точнее две параллельные полосы. Конечно, как ты и сам лицезришь, - тут приятель на секунду замолчал, наверное, сомневаясь в своих последних словах, но все же добавил, - по этой тропе, с трудом можно назвать это дорогой, почти никто ни ездит и ни ходит. Потому тропа быстро зарастает травой.
   Только после детальных объяснений друга Бессмертный кивнул, показывая, что все понял. Шрам хоть и промолчал, но по его физиономии было видно, что он сомневается во мне. Сквозь затянувшуюся тишину Врон наконец-то спросил:
   - А ты не знаешь вдруг, что это за дорога и куда ведет?
   - Нет.
   Бессмертный недовольно вздохнул:
   - Хорошо. У нас все одно другого выхода нет, поэтому пойдем по дороге - все одно она вьется параллельно морю. Значит, все одно мы с маршрута не собьемся. Плюс к тому же, если очень повезет, по дороге мы можем встретить людей.
   - Ну, в это мне слабо верится.
   Здесь Бессмертный театрально сделал серозное лицо и проговорил:
   - Главное верить, Шрам! Главное верить.
   Приятели, смеясь, пошли по дороге, какая вылась между деревьев.
  
   И мы неутомимо верили! Иначе просто так не везет. За нашими спинами раздался стук копыт и скрипящего колеса. Врон и Шрам не веря такому невероятному счастью стояли в оцепенении. Оказалось, что это два больших запряженных быка тянули телегу, нагруженную шкурами убитых зверей. А на телеге с поводьями в руках сидел среднего роста крепыш, и неспешно курил трубку. Все его тело с шеи до ног было изрисовано в татуировках: на правой руке изображался череп, а под ним дракон, извергающий огонь. Интересно, а что нарисовано на других частях тела?
   Приблизившись к нам, телега остановилась и возничий, забрав трубку ото рта, поинтересовался:
   - Вас подкинуть?
   - Да! - одновременно радостно проорали приятели.
   Крепыш, видя такое единодушие, усмехнувшись, сказал:
   - Залазьте на телегу и присаживайтесь.
   Обрадованные товарищи запрыгнули на нее. Возничий, убедившись, что мы сели приказал быкам продолжать идти. Телега двинулась. Крепыш вновь заговорил:
   - Давайте знакомиться: меня мои друзья именуют Бжестофом.
   - Меня Шрам, а моего спутника Бессмертный.
   Мы дружно пожали друг другу руки.
   - А что вы тут делаете в лесу, если не секрет?
   - Это долгая история... - не успел договорить Врон.
   - Все равно мы еще нескоро доберемся к городу. Времени у нас предостаточно.
   - Если вы так настаиваете... - опять перебили Бесммертного.
   - Ну зачем на вы? Давайте уж на ты будем говорить.
   - Ладно.
   И рассказал все. Почти все. Про меч я, конечно, промолчал - зачем постороннему человеку знать об этом? Кто знает, какая у него будет реакция, когда он услышит, как нам меч достался. Возничий очень часто меня перебивал, переспрашивал, задавал вопросы, было видно, что его заинтересовал мой рассказ. Также Шрам не оставался в стороне и иногда дополнял меня. Когда мы подошли к концу нашей истории, Бжестоф в который уже раз поспешно перебил:
   - Ха. Выходит, что вы даже не знаете, что эта за дорога и куда она ведет?
   - Да, - кивнул Шрам.
   - Объясняю: по этой дороге сейчас почти никто уже не ездит. Только остался я как исключение и еще пару человек - мы охотники. И лучшего места для охоты нам не найти - здесь в глуби леса, в пару днях от ближайших поселений, обитает очень много ранее не виданных животных или редких. И за их мясо и шкуры перекупщики дают много-много денег.
   Бжестоф продолжал:
   - Эта дорога - в народе ее называют охотничьей - сейчас почти безлюдна, а ранее, век назад она соединяла Вирк и Восло. Но со временем поселок Таратазар-на-Доре, который был построен выше возле гор Елльсона, разрастался большими темпами и он, как вы понимаете, превратился в городок, а потом и в огромный город. Таратазар-на-Доре стоял как бы между двумя этими городами, только, как я уже говорил, чуть выше. Когда город вырос, купцы начали, выходя с Восло, идти не как раньше прямиком у Вирк, а в Таратазар-на-Доре. Так же само поступали торговцы, когда шли с Вирка. А эта дорога, по которой мы сейчас едим, игнорировалась, ибо была теперь экономически невыгодной. С каждым последующим годом по ней ходило все меньше людей, и она начала постепенно исчезать, - и добавил. - Благодаря нам - охотникам, об этой дороге еще кто-то помнит. Не стало бы нас, и испарилась бы память о ней.
   - Грустно как-то, - заключил Шрам. Я и не знал, что он такой сентиментальный! - Я так понимаю, что мы едим у Восло?
   - Да.
   - А сколько еще ехать к нему?
   - Завтра к полдню, когда солнце будет светит во всем своем великолепии, мы прибудем у Восло. - и после затянувшегося молчания прибавил. - Все одно, что-то мне слабо вериться, что на Вирк и Статтенград напали скелеты! - он искоса посмотрел на попутчиков. - Вы вдвоем случайно не придумали о них?
   - А зачем придумывать? - удивился Бессмертный.
   Крепыш махнул рукой:
   - Славно, поверю вам. Тем не менее, мне сначала нужно самому увидеть их своими глазами, чтобы сомнение полностью улетучилось. - Бжестоф почесал свой локоть. - А то просидел десять дней в лесу и ничего не знаю. А если верить вам, то Роат находиться на краю своей гибели! Невероятно.
   Телега наехала на камень и подпрыгнула. Бжестоф невзначай поинтересовался:
   - А вы случайно в лесу не видели животных?
   - Видели, конечно, - изумился таким глупым вопросом Шрам, - зайцев, белочек...
   - Нет-нет, - он засмеялся, - я имел в виду, животных, каких вы раньше не видели. Ну, как это выразиться, чтобы было понятней... Невероятных животных.
   Я, кажется, понимал, что он имеет в виду. Бессмертный поспешно заговорил, чтобы Шрам вдруг не проговорился:
   - Я, например, всех животных видел впервые. Как ни как я же впервые за всю свою жизнь оказался в лесу, для меня здесь все было невероятным.
   - Понятно, - проговорил недовольно крепыш. По его интонации ощущалось, что его мой ответ не удовлетворил. Как мне показалось он ждал совсем другое услышать. Разве, и как это возможно, он узнал, что мы встречались с "монстрами"?
   Возничий огляделся, посмотрел на шкуры животных и отвернулся. Кого-кого, но меня просто так не проведешь! Врон заметил, как он краем глаза посмотрел на меч. И это уже не в первый раз, а в седьмой или восьмой! Бесспорно, меч его заинтересовал, но про него он ничего не спрашивал. Или он хочет его украсть? Нужно смотреть зорко, кто знает, что он задумал.
   - Через часик-два, когда солнце будет скрываться за горизонтом, сделаем привал - животным нужно отдохнуть и так целый день идут.
   - Ты барин - тебе решать, - соглашался Шрам.
   Бессмертный промолчал и с подозрением смотрел в спину Бжестофа. Он что-то задумал? Врон сильней взялся за ручку меча.
  
   Врон положил меч на ноги и сидя расслаблено на траве, поднял лицо на встречу прохладному свежему ветерку. Солнце недавно зашло.
   Вот мы и сделали долгожданный привал. Рядом с дорогой было расположено маленькое озерцо, возле которого Бессмертный сейчас и сидел. Я уже успел принести из леса хворост, а Шрам на пару с Бжестофом готовили зайчатину, на завтрак. От костра, где над едой колдовали, доносился приятный запах жареного мяса. Врон уже интуитивно представлял, какой у него будет ошеломляющий вкус.
   Сквозь тишину я услышал, как в мою сторону кто-то шел. Собираются, вероятно, звать меня, чтобы я с ними разделил трапезу?
   Это был Бжестоф. Он прошел мимо меня и направился к озеру. Зашел по щиколотки у воду и умылся. На обратном пути Бжестоф приостановился перед Бессмертным и спросил:
   - Я возьму твой меч, хорошо?
   Мое блаженство в один миг исчезло. Не ожидая такого вопроса, моя рука нервно дернулась и обхватила рукоять меча. Бжестоф увидев мою реакцию, добавил, стараясь меня успокоить:
   - Я его просто возьму посмотреть, а потом отдам.
   Бессмертный ни верил, ни одному его слову. Врон был глубоко убежден, что если он разрешит ему, то он больше никогда не увидит своего "волшебного" меча. Он точно пришел его украсть! Я так и знал - предчувствовал! И вот этот страшный момент настал.
   Врон повернулся назад и посмотрел на Шрама: он ничего не подозревая пел тихо песенку и сидя возле костра следил, чтобы мясо не подгорело. Святой Дракон! Он мне даже не сможет помочь! Бжестоф заберет меч, убьет меня, а затем подкрадется незаметно к нему и также прикончит его, как и меня. Мы умрем! Прерывая мои жуткие размышления Бжестоф не получив ответа опять произнес:
   - Ну, так, я его возьму? - и почесал неуверенно свой затылок.
   Врон непонимающе поднял глаза на говорившего. Ой! Он ждет ответа, а я, задумавшись, позабыл о нем! И много времени прошло после того, как он в первый заговорил?
   - Бери, - шепотом ели слышно промямлил Бессмертный. Тем не менее я разрешил... Как ни как, но он же нам помогает. Подобрал бедных, голодных, грязных путников, кормит своим приготовленным мясом. И ни требует ничего взамен! Кроме меча конечно... Но он хочет его просто взять и внимательней рассмотреть. О краже и речи не шло! А кто вообще о ней придумал? Ага, понятно, как всегда моя богатая фантазия.
   Врон передал меч в руки Бжестофа. Он держал его как нечто дорогое - драгоценное. Рассматривая меч у него появилась приятная нежная улыбка. Будто смотрит на ребенка. Я даже и не думал, что его суровое лицо может стать таким ласковым.
   Бжестоф провел ладонью по гладкому, как стекло, клинку. Его глаза засверкали торжественной радостью. Или любовью? Или, возможно, одновременно тем и другим? Затем он присмотрелся к рукоятке. Теперь, казалось, что от него всего исходит радостное яркое свечение. Полностью удовлетворившись оружием, Бжестоф крепче ухватился двумя руками за рукоять, отошел в сторону на пару шагов, чтобы меня ненароком не зацепить, и стал в боевую позицию, выставив меч перед собой. Могло показаться, что он даже перестал дышать, словно превратился в статую.
   Медленно, но с каждой секундой все быстрее, Бжестоф начал крутиться, и при этом делая какие-то взмахи мечом. Врон с некоторым опозданием, но все же понял, что это был некий боевой танец. Скорость оборотов и движения руками так сильно участились, что я с трудом успевал различать его движения. Неужели человек может так быстро двигаться!? Внезапно танцующий высоко подпрыгнул и взмахнул мечом над своей головой. Бжестоф приземлился и вновь стоял на твердой земле. Танец как начался, так же неожиданно закончился, а Бессмертный еще под впечатлением продолжал тупо смотреть, ожидая продолжения. Однако танец к величайшему сожалению пришел к заведомому концу.
   "Танцор" присел на землю возле Врона и коротко сказал:
   - Меч Лафая. - и положил оружие у ног Бессмертного.
   С недоумением еще полностью не отойдя от танца, Врон переспросил:
   - Лафая? А кто это?
   - Лафай - это имя человека, который по легенде смастерил этот меч. Он был кузнецом у Дракона.
   Бессмертный стукнул себя ладонью по лбу и, громко рассмеявшись, наконец-то выговорил:
   - А, конечно, теперь я понял, кого ты имеешь в виду! Это герой с детских сказок. Ну, Бжестоф, молодец! Провел меня вокруг пальца. Шутник! А я уже, по правде говоря, подумал, что ты на самом деле знаешь, что это за меч. Вот же придумал!
   Бессмертный надеялся, что Бжестоф тоже рассмеется, но к удивлению он продолжал сидеть молча.
   - Это меч Лафая, - повторил тихо Бжестоф.
   Смех сразу перестал - Врон с любопытством уставился на собеседника:
   - Так это герой со сказки.
   - Да ты прав, - согласился Бжестоф. Такой ответ меня, если честно, немного сбил с толку: так для чего же он сначала обманывает меня, а потом признается в этом? И продолжил. - Вот скажи мне Бессмертный: как ты думаешь, откуда берутся сказки?
   С каждым вопросом он меня начинал удивлять все больше и больше. Но Врон все-таки искренно ответил:
   - Как откуда? Придумывают их!
   - Логично. А почему их сейчас не придумают, а раньше придумывали? Большинству сказок и легенд уже по пару веков.
   На самом деле почему? Меня это тоже интересует. Но Бессмертный все же попробовал ответить:
   - Ну... Наверно, раньше жили намного умней люди, чем в наше время. Или... Вот еще один вариант: возможно, легенд и сказок так много накопилось, что уже нет смысла их придумывать. Вот так!
   Какой же я умный! В этом я никогда не сомневался!
   - Да?
   Или я как всегда не прав? Вот смотрите: фраза с одного слова, в котором всего лишь две буквы - ДВЕ БУКВЫ! - а я уже начинаю сомневаться!
   - А хочешь услышать мой вариант, Бессмертный?
   Я закивал головой.
   - Все время меняется мир. То идет дождь, то снег, то светит солнце и т.п. То же самое происходит с людьми: есть одно правительство, на смену ему приходит другое, дальше третье, за ним четвертое... и так бесконечно, как по кругу. И так будет вечно, ибо изменить это не возможно. Но в этом заметь, нет ничего плохого, на это просто надо смотреть с пониманием - правительство меняется только тогда, когда оно изжило себя. Когда начинается голод из-за неправильной работы власти, когда везде на всех уровнях правительства происходит коррупция в огромных размеров. То есть, смена власти это словно ампутация ноги. От нее добровольно избавляются, чтобы заражение дальше не росло и полностью не заразило человека. Только отличие заключается в том, что у правительства эта нога отрастает! И после ампутации тело вновь выздоравливает - страна снова начинает расцветать. Власть уходит, на смену приходит новая, за ней еще одна, там не за горами и четвертая наготове занять свое законное место... И соответственно история переделывается - то что не устраивает правящее правительство они с радостью "вырезают", словно его никогда и не было. Конечно, простой люд, когда в их время пересматривается история, помнит настоящую историю, но их дети помнят уже вдвое меньше, чем родители, внуки уже почти ничего не помнят, а правнуки о таком даже не услышат. Выходя с этого, мы - чернь ничего не должны помнить с прошлого. И, обрати внимание, оно, по сути, так и получается.
   Но! Среди большинства глупой черни есть умные люди, их мало, но они все же есть. Они видят, понимают, для чего переделывают историю, знают, что спустя годы вся правда потеряется во времени. Вот они и создают сказки и легенды! Они! Любая сказка, какая она бы примитивной не была, всегда имеет тайный смысл - засекреченную информацию. Ее просто всего на всего нужно понять - расшифровать.
   Почему "умные" люди прячут правду в легендах и сказках, а, например, не в книгах или в научных статьях? Легко разъясняется: книги и статьи или спиливают или, что еще больше вероятней, крестьянин не захочет их читать! Зачем ему книги? У него не хватает сил и времени на чтение, он думает, как прокормить свою семью. Плюс прочитать книгу одно, а понять ее смысл это другое. А неподготовленный человек, бесспорно, не поймет ее смысла.
   А сказка или легенда она короткая! Научных слов там нет. Смысл наивный. И это отлично! Для простого рабочего это наилучший вариант, и она из-за своей примитивности и остается в народе. Плюс дети! Что лучше сделать, чтобы ребенок успокоился или смог заснуть? Конечно, это каждый знает, рассказать ему сказку! И при этом, обрати внимание, сразу убивается два зайца: дитя успокаиваться и, в чем и заключается главный смысл сказки, "засекреченная" информация передается с поколения в поколение, то есть ребенок, когда повзрослеет, и будет иметь своих детей, начнет им рассказывать те же интересные сказки. И так вечно!
   Бжестоф помахал рукой перед моим лицом:
   - Бессмертный, ты заснул?
   Врон отошел от оцепенения и выговорил:
   - Нет, не заснул, - а потом поражено спросил. - Ты хочешь сказать, что Лафай это не придуманный герой бурной фантазией кого-то, а настоящая личность? То есть он на самом деле существовал?
   - Правильно, - довольно проговорил Бжестоф.
   Бессмертный все же еще не до конца поверил в эту неимоверную теорию, но заинтригованный, однако спросил:
   - Ладно, представим, что ты говоришь дело. Но я все одно не понимаю, как ты смог узнать, что это именно меч Лафая?
   - Это легко, - затем, наверное, немного поразмышляв и уяснив, что это не так, прибавил. - Безусловно, если знаешь древнемежстонский язык. На рукоятке меча, если ты обратил внимание, написанная некая фраза золотым цветом - вот она и говорит, что это за меч.
   Врон поражен этим неожиданным объяснением, резко взял меч и посмотрел на надпись. Неужели он говорит правду?
   - А откуда ты, Бжестоф, знаешь древнемежстонский язык? Чтобы простой охотник умел запросто переводить древние языки... Мягко говоря - неправдоподобно. Это больше похоже на выдумку.
   Врон с любопытством уставился на собеседника - пусть теперь скажет: зачем он мне рассказывает этот бред? Неужто он думает, что я полный идиот и поверю в каждое его слово. И самое главное, для чего ему понадобилось меня обманывать?
   Вместо того чтобы раскаяться в своем явном обмане он спокойно говорил:
   - Профессию охотник я неспроста выбрал. Мои родители были археологами, они объездили почти весь Роат в поисках неизведанного. И соответственно меня в детстве они всегда брали с собой, наверно, из-за этого у меня сложилась любовь к приключениям, к природе. Но к моим девяти годам они вместе одновременно заболели некой болезнью и к моему горю умерли. Ужасное время...
   Врон проникся жалостью, и только смог кое-как успокоить:
   - Сочувствую.
   Взор Бжестоф вновь стал твердым:
   - Однако я не об этом. Конечно же, мои родители при раскопках находили древние предметы, каменные таблички с древними надписями. Вот благодаря ним мои родители изучали тот язык. И меня тоже не оставляли в стороне и кроме всеобщего языка Острова я учил и старые языки, о каких в наше время уже почти никто не помнит. С годами, бесспорно, я подзабыл те языки, но нечто я все-таки еще могу перевести. А на рукоятке меча фраза простая, оттого я сумел ее без труда перевести.
   Я поверил. А почему мне вы скажите ему не верить? Было видно, что он говорил это от чистого сердца, без лукавства, без намека на обман. Врон после некоторого молчания сказал:
   - Бжестоф, а ты случайно не знаешь, что этот меч Лафая еще может делать, кроме того, чтобы резать и рубить?
   - К сожалению нет. Но "сказка о Лафае", возможно, сможет нам дать ответ.
   - Точно! - обрадовался Врон. Благодаря сказке я смогу разгадать тайные возможности оружия! - Я повторю, о чем там говориться, может быть, кто-то что-то подзабыл.
   - Давай.
   - Ну, так-с, начнем-с. В ней рассказывается, что когда Дракон прилетел на Остров, здесь жили чудовищные создания, которые нападали на новую только что проснувшуюся расу - людей, то есть на нас. Что, безусловно, наносило великое горе. Дракон увидев, что люди на грани гибели решил им помочь. Он созвал лучших кузнецов к себе и провел конкурс между ними: кто сделает самый наилучший меч. Главным судьей выступал сам Дракон. Конкурс был ожесточений, много собралось мастеров, тем не менее, победитель должен был быть один. И им стал некий бедный Лафай с маленькой деревушки. Дракон взял меч и наддал ему какие-то невероятные способности, и с помощью его Дракон сумел, в конце концов, изгнать чудищ с земли. После того людям чудища больше не угрожали. А меч, который исполнил свою роль, был спрятан за владениями людей, там, куда еще ни ставала никогда нога человека. И охраняет это место, как говориться в сказке, нечто с трех сторон.
   Бессмертный замолчал.
   - Твои предположения? - осведомился крепыш.
   - Предположения? Ну, сразу так не скажу... Меч такой волшебный, что он сумел один уничтожить всех чудищ!
   Бжестоф будто насмехаясь, приподнял левую бровь:
   - М-да.
   Бессмертный обидчиво опустил голову - лучше бы молчал!
   - Давай лучше сначала поедим. На сытый желудок лучше думается, плюс Шрам, возможно, что-то подскажет.
   - Ты как всегда прав, так будет, наверное, лучше.
   Мы поднялись и пошли в сторону костра. Вдруг Бжестоф спросил:
   - А трехглазое существо красивое было?
   Врон споткнулся и чуть не упал:
   - Откуда ты узнал, что я его видел???
   Крепыш разошелся в широкой ухмылке:
   - Я и не знал, я всего лишь предположил.
   - Как?
   - Легко. В сказке сказано, что меч нечто охраняет с трех сторон. А как я понимаю, здесь иметься в виду, что существо или трехголовое или трехглазое. Наугад я предположил, полагаясь на интуицию, что у него три глаза.
   Бессмертный поражено во все глаза смотрел на довольного собеседника. Вот это профессионал! Откуда такие умные люди берутся?
   Мы радостно съели трех зайцев по одному на каждого, вели в курс дела Шрама о мече Лафая и теперь все вместе сытые лежали и размышляли о сказке.
   - Как вы думаете, что это за таки таинственные чудища? - поинтересовался Бжестоф.
   - Воссты, как мне кажется, - предположил Шрам, - кто же еще это может быть, если не они?
   - Да нет, Шрам, не они. Их же Дракон изгнал с земли, а воссты продолжают жить на Острове, - не согласился Врон.
   - Хм, точно.
   - Значит, это создания, о которых мы даже не знаем. Выходя с этого, они уже не живут на Острове.
   - Хорошо, на первый вопрос ответили, идем дальше, - скомандовал Шрам.
   - А вы уверены? - спросил внезапно крепыш.
   Бессмертный с нескрываемым любопытством разглядывал Бжестофа - разве есть еще другой правильный вариант?
   - Да, - твердо изрек Шрам. - Там же в сказке говориться, что Святой Дракон изгнал их с земли, то есть с Острова. Как я понимаю, он их утопил в Ледниковом море. Другого варианта не может даже быть!
   Да, против этого не поспоришь. Но Бжестоф хладнокровно выслушал Шрама, а потом спокойно сказал:
   - Здесь есть ма-а-аленькая ошибочка.
   - Какая? - не веря спросил Шрам.
   - Этой сказке уже очень много лет, не правда ли? - мы дружно закивали головами. - И в то время люди жили только на северной части Острова, а о южных землях, где сейчас находиться Роат, никто еще не знал. И когда в "сказке о Лафае" говориться, что Дракон изгнал чудищ, то есть восстов, то здесь иметься в виду, что они ушли через горы Ельссон в Роат!
   - Фантастика! - торжествующе проорал Врон.
   Шрам только выговорил:
   - Ага.
   - Молодец, Бжестоф! Голова! - и чуть успокоившись, Бессмертный добавил. - Идем дальше: где меч был спрятан и кто его охранял, я сейчас немедленно расскажу.
   Безусловно, я уже ничего не скрывал и все до малейшей детали поведал Бжестофу: о статуе, о трехглазом существе в виде коня, о неком металлическом монстре. Шрам это уже ранее слышал, но все равно опять внимательно выслушал. И правильно он сделал, вдруг я что-то в первый раз случайно упустил и не рассказал. Если это даже и так, то в этот раз пробел будет заполнен.
   Выслушав до конца, Бжестоф сказал:
   - Интересно, - затем прикрыл глаза, наверное, что-то обдумывая и, в конце концов, проговорил. - Мраморная статуя изображает, я в этом уверен, облик кузнеца Лафая. - и снова на секунду замолчал. - Значит, и кольцо было волшебное. И я на сто процентов уверен в том, что оно к тебе не случайно попало, все заранее было до малейшей детали продумано.
   - Я тоже так думаю, - согласился Бессмертный.
   - Да, Бессмертный, так ты у нас не простачок! - смеясь, говорил Шрам. - Тебе надлежит спасти наш мир!
   У меня тоже на лице появилась приятная улыбочка.
   - А почему вы так смеетесь? - удивился крепыш. - Твои слова, Шрам, это даже, может, не простой сарказм, а настоящее пророчество.
   Шрам неистово расхохотался и застучал кулаком по земле, на его глазах появились слезы радости:
   - Ну ты даешь, Бжестоф.
   Тем не менее, наш смех - мой и Шрама быстро прекратился, когда мы видели серозное лицо крепыша. Он что ли на самом деле думает, что я непросто так родился и имею некую неведомую миссию?
   - Проехали, - решил Шрам, - переходим к последнему вопросу и, как мне кажется, к самому главному: как Дракон с помощью изгнал восстов?
   Я молчал и с надеждой смотрел на умного Бжестофа, только он может дать ответ. Правильный ответ. Но мои чаяния, к сожалению не оправдались:
   - А вот здесь и начинается проблема, - горько сказал крепыш. - Не знаю как у вас, но у меня даже нет ни одного предположения. В сказке с толком не говориться, что то были за такие невероятные способности, какие он внес в меч. Также еще одно непонятно - почему сам не испепелил Дракон восстов огнем? Зачем ему потребовался меч, если у него вместо рук лапы? Как бы он его взял?
   Шрам рискнул предположить:
   - Возможно, изгнал восстов не сам Дракон, а кто-то с людей, например, кузнец Лафай или пусть даже кто-то другой. А в сказке просто забыли об этой мелочи упомянуть.
   - Мыслимо, - соглашался крепыш. - И не нужно забывать, что сказки и легенды передаются с поколения в поколение и допустимо, что самый первый вариант сказки искажается - что-то забывается, а что-то и добавляется. Да, Шрам, наверное, так и есть. И с магическими способностями, вероятней всего, то же самое произошло.
   Бессмертный подытожил:
   - Значит, на последний вопрос как бы мы не старались, ответ не сможем дать. Но главное не расстраиваться парни и так общими усилиями хоть что-то разгадали. - Врон зевнул. - Ладно, уже поздно, не знаю как вы двое, но сейчас я собираюсь дать храпака, - и в доказательство своих слов Бессмертный перевернулся на другой бок спиной к друзьям.
   Приятели не возражали и последовали моему примеру.
  
  

Восло

   Как и обещал Бжестоф, ровно в полдень мы выехали из леса, и перед нами расположился во всей своей красе окруженный внушительной оборонительной стеной Восло. Шрам и я радостно закричали, наконец-то мы добрались до него! Но немного попозже наш праздничный запал испарился: перед вратами мы не видели стражи, на пшеничных полях не было крестьян, город словно опустел. Разве сюда уже успели добраться скелетные чудища?
   Телега въехала в город. Наши опасения к несчастью полностью оправдывались: ни одной живой души. Но сказать, что здесь были монстры, мы не могли - трупов нигде нет! Так что же тут случилось? Промышленный город шести тысячник был совершено пуст. Мертв! Многочисленные окна опустевших домов, словно насмехались над нами. Они то знали настоящую правду, но раскрывать тайну не собирались.
   Телега, нигде не останавливаясь, медленно продолжала ехать по центральной дороге обезлюдевшего Восло. Мы подъезжали к огромной площади, в центре которой стоял фонтан. Наверное, это был центр города.
   - Вот там! - указал пальцем Шрам.
   Бессмертный проследил за направлением и к неожиданности увидел, что возле входа одноэтажной таверны на стульчике сидел кто-то в черной мантии, и его голову прикрывал капюшон. Быки запряжены в тележку целенаправленно, по приказу Бжестофа, направились к незнакомому человеку.
   Подъехав к черной фигуре, мы спустились с телеги на землю и с некоторой опаской приблизились еще ближе. Теперь я лучше разглядел, чем же занимался "житель Восло", оказалось, что он разбрасывал кусочки хлеба птичкам, какие его окружали. Вероятно, опасаясь, что мы можем нанести им вред, птицы вмиг все дружно взлетели верх и оставили одного незнакомца.
   - Добрый день, - дипломатично обратился к нему Бжестоф. - Вы не подскажите, что произошло с городом? Почему он опустел?
   Голова сидящего на стуле поднялась, и его капюшон сполз. Старые мудрые много повидавшие глаза с любопытством осматривали нас. Я, по правде говоря, и не думал, что это в траурной одежде будет сидеть пожилая женщина, точнее даже старушка. Она уже точно прожила свой восьмой десяток. Дряблая кожа, седые волосы, пятна на лице это подтверждали.
   - Добрый, - прозвучал хриплый ели слышный голос. - Все ушли.
   - Куда? - не удержавшись, поинтересовался Шрам.
   - В цитадель Шовву.
   Не успели мы вновь задать следующий вопрос, как вдруг старушка прокашлялась - чтобы только не заразила! - и уже она удивленно спросила:
   - А вы путники что ли не знаете, что произошло в Роате?
   - Нет, - ответил Бессмертный, - мы почти целую неделю пропадали в лесу.
   Старуха откинулась на спинку старого стула:
   - Живые скелеты. Они напали на Роат, и их первой жертвой оказался беззащитный Вирк.
   - И все? - перебил Шрам и безразлично махнул рукой. - Так это мы знаем. Больше ничего? Пошлите ребята, все одно ничего нового не узнаем.
   Бжестоф толкнул слегка Шрама плечом. Я с неодобрением посмотрел на приятеля - зачем перебивать старшего человека пока он недоговорил?
   Больная старушка с презрением оглянула с головы до ног Шрама, но все-таки продолжила:
   - Итак, вы должны знать, что город они спалили дотла.
   - Что??? - три глотки громко проорали. В этот раз я вместе с Бжестофом также не сумел удержаться. Врон хрипло переспросил все еще не веря. - Дотла?
   - Да, - прозвучал твердый короткий ответ, какой не оставил даже капли надежды. - Теперь, как говорят очевидцы того страшного зрелища, город уже не существует. Все дома обуглены и разрушены. Единственное что неполностью пострадало это стены вокруг Вирка. - рассказчица опять сухим кашлем прокашлялась. - Город спалили живые уродливые мертвецы.
   - Но зачем? - потрясено воскликнул Шрам.
   - Никто не знает. Но считанные очевидцы говорят, когда скелеты сжигали Вирк, с ними также стоял некий мужчина и огненный монстр. Эти двое будто и дали команду уничтожить славный город.
   Бессмертный прикрыл глаза и тихо плакал. У Шрама тоже прослезились слезы, только Бжестоф не проронил ни одной слезы. Город, мой город... Мое детство, моя часть жизнь. И ее уже нет, будто ее совсем не существовало. Ее стерли - навсегда.
   "13 Гильдия". Ее колыбель. Ее дом. Здесь клан появился, здесь и умер. Почти умер. Все же мы еще есть... Надолго?
   Голос Бжестофа пробудил меня от горя:
   - Тот мужчина, вероятнее всего, колдун.
   - Но как? - уже придя в себя промямлил Шрам. - Магии не существует! Это доказано наукой!
   - Ты уверен? А скелеты что ли простые создания природы? А трехглазый конь и железный монстр, о каких рассказывал Бессмертный это не доказательство того, что наука ошибается? Конечно, может показаться, что он, твой приятель, просто спятил, но меч говорит противоположное. Меч это доказательство его слов.
   Они сначала думали, что я сдурел? Подлецы!
   Старуха заинтриговано слушала о мече, но все же почему-то о нем не спросила. Разумно промолчала.
   - А что после Вирка последовало? - продолжал неутомимо спрашивать крепыш.
   - Они двинулись к Таратазару-на-Доре и также его ограбили, но в этот раз все же его не спалили. Просто оставили его в руинах. Жителей, как и у Вирке много погибло мучительной смертью, - она продолжила. - У Восло никто не хотел той же участи и незамедлительно бросили свой дом и ушли спасаться: одни лес, другие в горы, а большинство направилось в Шовву, надеясь, что его высокие стены смогут устоят под напором чудищ.
   - И мы туда идем, - непонятно кому сказал Шрам.
   Бжестоф обратился к старухе:
   - А откуда взялись чудища, кто-либо знает?
   - Нет, - горько сказала она, - это никому неведомо.
   - А как скоро у Восло ожидаются скелеты?
   - С минуты в минуту. Возможно, они уже зашли в город.
   Наступила тишина, даже стало слышно звук падающей воды в фонтане. Бжестоф решил:
   - Отлично, по крайней мери мы успели раньше сюда добраться за них, выходит, что фортуна на нашей стороне. А теперь все садимся на телегу и отправляемся догонят беженцев. - он подошел к старухе и подал ей руку. - Вставайте, пойдемте с нами.
   Однако хворая бабуля отказалась от искреннего предложения и неожиданно для всех нас сказала:
   - Я не уеду.
   - Почему? - изумился крепыш. - Вы же умрете, если здесь останетесь!
   - Я все одно умру.
   Как гром среди ясного неба! Старушка продолжила:
   - Я заболела неизлечимой болезнью, и осталось мне жить неделю, максимум две, не больше. Так зачем мне покидать город? Я и так успела много чего повидать на своем веку, - после кое-какого молчания добавила. - Это мой дом, здесь похоронена моя бабушка, моя мать, отец, брат. Здесь должна и я остаться.
   - Но все же... - не сдавался Бжестоф.
   - Они меня ждут, зовут, - она устало выдохнула и решительно сказала. - Я остаюсь.
   Спорить смысла не было, все одно ее ничем не переубедить.
   - Прощайте, - печально выговорил крепыш и с опущенными плечами развернулся и пошел к телеге, сел на нее и приказал тягловым животный. - Ну-ка, пошлите!
   Телега, скрипя, двинулась с места. Шрам и Врон уныло смотрели на старушку. Это ее последний день... Бжестоф не оглядывался. Фигура старухи, чем дальше отдалялась телега, ставала все меньше, а со временем совсем исчезла.
   А в город в этот момент ступила первая костяная нога. Чудища дошли к Вослу.
  
  

Дорога

  
   Через пол дня к вечеру на нашем пути появлялись первые отставшие от главной группы беженцы. Преимущественно среди них преобладали старики, старухи, инвалиды, то есть те, кто не мог по состоянию своего здоровья поддерживать общий темп беженцев. Увидев нас, они со слезами на глазах умоляли, некоторые даже падали на колени, чтобы мы подобрали их и отвезли к цитадели. Но мы будто их не слышали, не видели, не отвечали на их просьбы. Просто молча проезжали мимо. Мы трое отлично понимали, что к Шовве они вовремя не успеют добраться, монстры их раньше настигнут. Они умрут... Тем не менее, нам они были безразличны.
   На следующий день к утру, а привал мы не делали, впереди на равнине я увидел движущуюся бесчисленную толпу людей. Живая цепь растянулась на несколько миль вперед. Начало ее мы даже не видели, оно скрывалось за горизонтом. На всю жизнь запомню это незабываемое зрелище.
   - Подвезете парнишки? - заигрывая, спросила потаскуха мимо какой проезжала наша телега. - Можете не сомневаться, со мной вам будет намного веселей.
   Бжестоф никак не отреагировал на слова, и телега поехала дальше, оставляя проститутку позади. Шрам неистово воскликнул:
   - Что ты делаешь, Бжестоф? Тормози! Такой шанс упускаем!
   Крепыш продолжал молчать.
   - И платить ей не придется! - не унимался Шрам. - Она сделает все и, самое главное, бесплатно! За просто так! Ее только нужно взять и подвезти, - лицезря, что слова не помогают, Шрам решил орать еще громче, наверное, думая, что это поможет. - Тормози!!!
   - Заткнись! - вырвалось у крепыша. Да, нервы, хоть стальные у него, чем у других людей, но Шрам все одно выведет с себя любого. Вот и Бжестоф не стал исключением.
   Шрам моментально затих. Крепыш уже спокойней добавил:
   - Если хочешь порезвиться - слазь с моей телеги и иди к своей новой подружке.
   Приятель удивленно после некоторого молчания все же поинтересовался:
   - Почему ты, Бжестоф, такой злой? Чем она тебе не угодила? - тут его внезапно осенило - А, понимаю, уже понял! Она тебе не понравилась - хорошо, возьмем другую, выберешь сам, ту, какая тебе приглянется, - и прибавил. - Сказал бы сразу, что она не в твоем вкусе, а то сразу орешь.
   Крепыш уставился на Шрама:
   - Дурак-дурак. Та не в этом проблема, а совершенно в другом.
   - В чем?
   Я тоже приготовился слушать внимательно, интересно, что он скажет? Крепыш объяснил:
   - Вот потаскуху ты готов с распростертыми руками взять к себе. А стариков и инвалидов тебе не жалко? Чем они хуже? Как по мне, то они больше заслуживают места на телеге, чем твоя новенькая подружка.
   Шрам умно выслушал, покивал, но абсолютно ничего не понял и спросил:
   - Так мы ее берем или нет?
   Бжестоф развернулся и снова смотрел вперед, оставив без ответа Шрама. Приятель непонимающе посмотрел на Врона и шепотом спросил, чтобы возничий не услышал:
   - Какой его ответ, Врон? А то я не разобрался.
   - Не берем, - ответил Бессмертный.
   Шрам расстроен, упал на шкуры мертвых зверей. Надежда его покидала. Мне даже жалко стало на него смотреть, какой же у товарища был жалкий вид. Однако ничего страшного, не трагедия - переживет. Бессмертный снова начал смотреть на людей мимо которых они проезжали. Хотя и здесь картина была ненамного лучше - уставшие, не верящие в лучшее люди. Толпу нескольких тысяч людей будто накрыла гигантская волна безнадеги.
  
   Врон опять откусил от маленького кусочка немного заплесневелого хлебца и быстро начал пережевывать. Доев его, он взял в руки меч, и в который уже раз начал его с любопытством разглядывать. Красотище, лучше его, а в этом я убежден, ничего нет - никакой меч не сможет с ним сравниться по красе. Надеюсь, что и по силе ему нет равных. Ладонь руки нежно прикоснулась к клинку и медленно скользнула по ней. Чудилось, словно от клинка исходит некая сила, какая придает мне сил.
   Крик о помощи вернул меня к реальности:
   - Отпустите!
   Бессмертный перестал жадно глазеть на оружие и посмотрел в сторону вопля. Оказалось, что возле нашей телеги, где я сидел и дежурил - Бжестоф и Шрам оставили меня на охране, а сами куда-то пошли - посреди дороги между палаток, телег, скота низкорослую девушку окружило пару человек - трое, и один с них грубо ухватил ее за руку и тянул к себе. А двое его приятелей жадно облизывались, наверное, предвкушая, какая же будет веселая неспокойная ночь. Девушка уже готова была сдаться в этой неравной схватке.
   На сто процентов уверен - она проститутка и, вероятнее всего, парни не хотели платить за ее недешевые услуги, и решили, что проще будет ее украсть и забесплатно сделать свое поганое дельце. Их план медленно, но постепенно должен был все же прийти к заведомому концу.
   Я готов был уже забыть о ней: ее проблемы, а не мои, зачем мне в это ввязываться?
   - Пойдем дорогуша, тебе тоже понравится, - обещал один с парней. - Ты узнаешь, что это такое. Рано или поздно, но все равно тебе придется это делать.
   Бессмертный застыл. Что? Врон вновь, однако, уже намного внимательней, чем в первый раз посмотрел на жертву мужиков. Молодое личико, маленький рост... Святой Дракон! Как я этого сразу не заметил? Какая же она девушка? Это же так явно - она РЕБЕНОК! Дитя! Девочке не более десяти лет!
   Врон начал нервно оглядываться - разве это никто не видит? Прохожие люди, проходя мимо них, язвительно, показывая свои черные кривые зубы, ухмылялись. Те, кто сидели возле своих палаток отвернулись, будто совсем не видели этого. Дракон! Что делается? Помогите ей, хоть кто-то! П-о-м-о-г-и-т-е!
   Беженцы остановились на ночь, разбили лагерь. Сем тысяч людей! Возможно их даже больше - тут же не только жители Восло. Надо не забывать, что здесь также беженцы и с других городов, деревней. Нас даже может быть десять тысяч. И что ли никто среди этого стада не видит, что сейчас изнасилуют ребенка? Все словно оглохли и ослепли! Нет, они видят и слышат, но им плевать! Уроды!
   Понимая, что девчонке никто не поможет, Врон быстро поднялся на ноги, сжал так сильно рукоять меча, что даже пальцы побелели. И приблизившись к трем мужикам, потребовал:
   - Отпустите ее.
   Трое мужчин встали как вкопанные, наверное, не ожидали, что их сейчас будут отвлекать от серозного дела. Тем не менее, ребенка все-таки они продолжали держать твердой хваткой. Бессмертный продолжил:
   - Вы не видите, что это ребенок? Оставьте ее и поищите себе однолеток.
   Самый низкий с них, наверное, главный, кто и держал девочку, злобно приказал:
   - Вали паренек пока не поздно.
   - Отпусти, - не прислушиваясь к совету Врон продолжал настаивать на своем.
   - Сам виноват, я тебя предупреждал, - и теперь обратился к приятелям. - Убейте его.
   Два здоровяка беспрекословно приготовились исполнять приказ. В их руках моментально появились оружия: в одного старенький меч, а в другого дубина. Их горящие глаза явно говорили - жить мне осталось не долго. А в этом я не сомневался. Силы не равны, единственное, что мне может помочь это чудо. Или мои приятели, но их, к сожалению еще пока рядом нет. Куда они запропастились?
   Но Врон не сожалел о своем решение, он бы никогда себе не простил, если бы не заступился за беззащитного ребенка. Вечно бы себя казнил. Вот так, оказывается, что мое сердце еще не полностью прогнило и не покрылось черной коркой - доброта, хоть и глубоко спрятана, но все-таки была.
   Неприятели приближались, расстояние между нами сокращалось. Капли пота появлялись на моем лбу.
   Внезапно я ощутил как моя правая рука, какая держала меч начала нагреваться. Тепло, которое исходило от самого меча, быстро начало распространяться по всему телу: сначала ладонь, затем предплечье, тело, ноги, шея, голова. Жар теперь исходил от всего тела Бессмертного.
   И только сейчас я с ужасом ощутил, как мое туловище перестало мне подчиняться. Я словно стал его рабом. Я хотел поднять руку, но не мог этого сделать! Стать в боевую стойку, но и это мне не удалось. Что происходит? Меня заколдовали, но как?
   Бессмертный стоял ровно с наклоненной головой, руки опущенные.
   Здоровяки зря, что их противник не предпринимает никаких действий, довольно разошлись в ужасной ухмылке - бой будет недолгий. Лучшего не придумать. Когда оставалось пару шагов до Врона, двое мужчин резко побежали к нему, выставив свое оружие вперед.
   Я умру!!! Бессмертный от перепуга закрыл глаза.
   Не подчиняющее тело Бессмертного задвигалось.
   Мое сознание в тот же момент отключилось.
  
   Тишина. Я умер? Темнота. Врон боясь увидеть что-то невообразимое, медленно приоткрыл глаза. Если я скажу, что я был ошарашен, значит, я ничего не скажу. Как такое могло произойти?
   Передо мной у моих ног лежал изрезанный в крови мужчина. Но самое было удивительное, что это был главарь группы, а не те двое громил, какие на меня набросились. А возле него на коленях сидела девочка и с перепуганным поднятым лицом осматривала меня. Голубые глаза отражали неимоверный ужас.
   Так, что же тут произошло? Я ничего не помню!
   Бессмертный посмотрел за спину: и там картина была не очень презентабельная. Головы отдельно лежали от своих тел. Руки и ноги также были отрублены. Все покрыто кровью, словно погибло не два человека, а целый десяток людей.
   И только теперь я заметил, что больше не было смеха, разговоров, веселых криков. Их вроде никогда здесь не было. Врон начал осматривать людей. Кто с кружкой пива, кто с едой, а кто и просто сидел - все их взгляды были устремлены на меня. Однако когда они видели, что мой взор падает именно на кого-то одного, тот сразу же опускает глаза и быстро отворачивается.
   Тишина затягивалась, но вдруг из толпы раздалось:
   - Так что ты говорил? - кто-то у кого-то что-то спросил.
   И все как по писаному сценарию начали о чем-либо говорить. Без разницы, какая была тема, главное говорить и не молчать. Опять раздался смех, снова заново начала жить огромная толпа.
   Словно ничего не произошло.
   Беженцы безразлично переступали через трупы, будто их тут совсем не существовало.
   Бессмертный с опасением посмотрел на окровавленный клинок. Выходит, что я на самом деле их убил? Но я этого совершенно не помню... Теперь Врон немного по-другому осмотрел меч, как на волшебный, а не как на простую железяку. Стало быть, вот какая у него выходит магия.
   Врон опомнившись, подошел к десятилетней девочке и подал ей дружественно руку:
   - Вставай.
   Она хоть и с опаской, но все-таки повиновалась и приподнялась. На лице были видны полосы от слез.
   - Как звать?
   - Мелиса, - промямлила милая девчушка.
   - Так, Мелиса, а где находится твоя мама?
   - Там, - указала рукой девочка.
   Бессмертный проследил за направлением:
   - Я так понимаю у тех двух серых палатках?
   - Угу, - подтвердила Мелиса.
   - Хорошо, пошли, - и, держась за руки, мы двинулись в ту сторону, где, по словам девчонки должна обитать ее мать.
   Подходя к месту, Мелиса сказала:
   - Я ходила, гуляла, играла. А когда возвращалась назад к маме и папе ко мне престали трое мужчин. Начали меня трогать...
   Врон не дал ей договорить:
   - Понятно. В следующий раз, пообещай мне, ты больше не будешь отходить далеко от своих родителей, договорились?
   Девчонка промолчала.
   - Или ты хочешь, Мелиса, чтобы с тобой вновь повторилось то же, что и сегодня?
   - Нет, - быстро ответила заплаканная девчушка.
   - Значит пообещай.
   Без особой радости Мелиса выговорила:
   - Обещаю, больше я не буду далеко отходить от своих родителей.
   - Вот и умница, - обрадовался Бессмертный и нежно погладил голову девочки.
   Когда осталось несколько шагов до палаток, Мелиса внезапно спросила:
   - А ты маньяк?
   - Что? - вырвалось у Врона. Что за вопрос!? Почему она так решила?
   - Но ты же с веселой улыбкой убивал тех мужчин, с радостью отрезал им руки, головы и ноги, - объяснила она. - Пыл их кровь.
   - Пыл кровь? - не поверил Бессмертный.
   Девочка позабыв о своем спутнике быстро побежала и закричала махая руками:
   - Мама, мама! Ты не поверишь, что со мной только что произошло!
   Мелиса пригнула в объятья матери.
   - Мне спасли жизнь! Вот тот мужчина меня спас, - и пальцем она указала туда, где только что стоял Врон. Но там его уже не было.
   Бессмертный потрясен, возвращался назад к телеги. И вытирал кровь ото рта.
   Я пил кровь. Пил... И почему я этого не помню? Та я ничего не помню!
   Я отключился во время боя, а когда он закончился, сознание вновь ко мне вернулось. Теперь ко мне начало постепенно доходить, выходит, что когда я держу меч, и мне грозит опасность волшебный меч "оживает". Другого подходящего слова я не мог подобрать. Он оживает и мы - меч и я - превращаемся в единое целое. Стаем одной командой.
   Получается, что я сумел узнать волшебные способности клинка и одновременно отгадал загадку "Сказки о Лафае".
   Все ставало на свои места.
   Врона освещал ореол фортуны.
  
  

Цитадель Шовва

  
   Живая цепь людей еще в течение семи дней продолжала свой путь по степным землям Роата. Конечно, не все смогли пережить эту тяжелую дорогу, многие помирали: кто просто падал во время ходьбы, а кто-то засыпал таким крепким сном, что уже не просыпался утром на следующий день. Безводная земля, а это была Пустошь, как в народе прозвали территорию между Шоввой и Вослом, забрала многих. Основной проблемой была вода, какой здесь к всеобщему горю почти не имелось. Всегда когда поэтому маршруту ходили торговцы или путешественники или еще кто-либо, то они всегда запасались большим количеством воды. Однако сейчас было не как раньше. Многие поспешно бежали с Восло и забывали запастись водой, и их, безусловно, можно понять - они спасали свои жизни, и это в той ситуации было самым главным. Ничего другое на той момент никого не волновало. И за свою недальновидность теперь многим приходилось расплачиваться очень дорогой ценой - жизнью.
   Бесспорно, те, кто добирался на повозках, а не своим ходом легче сумели преодолеть проблемы, чем их товарищи, которые полагались лишь на свои уставшие ноги. Земля, по коей только что прошли беженцы, покрывалась трупами. Настроение людей с каждым днем ухудшалось, надежда безжалостно тухла. Единственное что еще продолжало всех радовать это то, что скелеты-монстры нас к счастью еще не настигли.
   Настал восьмой день. Солнце в этот раз, наконец, помиловалось над людьми, и перестало безжалостно палить. Ближе к полдню в начале толпы, какая скрывалась от нашей телеги за большим холмом, раздались торжественные неистовые возгласы. Телега все-таки с трудом поднялась на верхушку холма, и теперь я понял, почему народ так ликует: цитадель Шовва с теплыми объятьями собралась принимать новых гостей.
   Мы доехали! На моей усталой грязной физиономии появилась ели заметная ухмылка.
   Мы спаслись!
   Бжестоф и Шрам крепко обнялись. Толпа людей все громче орала.
   Мы живи!
   Телега не замедляясь, скрипя, подъезжала к центральным вратам.
   Теперь стает понятно, почему, если кто-либо вспоминает о столице Роата на его глазах немедленно появляться слезы гордости. Неописуемая красота! Сразу видно даже невооруженным глазом, что ее построили непростые люди, а некая ранее жившая здесь цивилизация. У наших - людей, и фантазии и мастерства бы не хватило построить такое чудо. И как теперь не верить, что до времен появления людей на Острове был еще какой-то народ?
   Белые огромные стены, которые сдавалось, достигают вверх до туч, окружали цитадель Шовву. В отличие от других городов, например, как в Восло и Вирка у каких имелось по четыре выхода с города, в столице он был всего лишь один. Но какой! Ворота соответственно, как и стены были огромными, вверх достигали как двадцати пяти этажный дом. Они были сделаны с твердого дуба и покрыты металлом, а поверх покрашены белой краской. Сейчас они были распахнуты настежь, ибо пропускали новоприбывших гостей.
   Тем не менее, стены как бы это фантастично не звучало, не были самым большим сооружением в Шовве. Выше их почти в полтора раза превышали пару зданий, кои располагались в центре десятитысячного города. Даже казалось, будто острые верхушки зданий прорезают синюю пелену неба.
   Сбоку от цитадели в миле от нее находился порт. Вот это порт! Вот это я понимаю! Не то, что Статтенград. Ему с ним не равняться - разные весовые категории. В причале находилось так много суден, что могло даже показаться, словно все корабли, какие ходят по морю Урлан и по его рекам стоят именно здесь. Свободного местечка не хватало, оттого им приходилось тесниться.
   - Да уж, вот это народу нагребло, - прокомментировал ситуацию Шрам.
   Что правда, то правда. Самое интересное еще было то, что в Шовву люди входили и входили, но никто не выходил. Желавших покинуть столицу пока что не наблюдалось. Неужели все люди думают, что цитадель сможет устоять против набега кровожадных скелетов? Их отчаянная уверенность также начала понемногу передаваться мне, и, безусловно, моим друзьям.
   Мы въехали через врата. Стража, которая стояла возле ворот сонно зевала. Видимо их разведка уведомила, что монстров поблизости нет, и сегодня день будет спокойным, благодаря этому можно излишне не перетруждаться.
   А внутренность цитадели еще более поразила мой взор, чем внешний ее облик. Белые, как и сами стены города, дома, искусно подстриженные кусты и деревья, множество фонтанов сделанных в форме разных животных, церкви, великолепные соборы, храмы - храм у Вирке в какой я почти каждый день ходил не годился даже ему в подметки; дорогие таверны, кои своим необыкновенным великолепием архитектуры зазывали меня; и - такого я в своей жизни еще никогда не видел! - каменные дороги! Лепота!
   Врон посмотрел в даль города. Таким образом, главная внешняя стена была сооружена вокруг высокого холма, а на самой ее верхушке размещались здания-высотки, в которых я со сто процентной уверенностью мог сказать - там обитает всемогущественный великий князь Роата - Фандор. Город построен вокруг холма... Необычно и... круто! И сама верхушка города, где жил князь и высокопоставленные люди еще раз была окружена дополнительной стеной. Конечно, по размерам она не могла никоим образом конкурировать с внешней главной оборонительной стеной, но, наверное, для этого она и не предназначалась. Главная ее функция как мне кажется, состояла в том, чтобы элиту граждан Шоввы и простых людей - чернь, можно было разъединить. Словно два города в одном: для богатых и бедных.
   Жаль, что мне никогда не удастся там побывать.
   - Мой любимый рынок, - проговорил Бжестоф. - вот посмотрите, сколько тут людей. А сейчас вообще ажиотаж! - заметив своим зорким орлиным глазом свободное местечко между двух лавок, где торговали продуктами, крепыш немедленно устремился туда. - Там остановимся. Еще, может быть, смогу шкуры продать, и не просто продать за бесценок, а вдвое дороже...
   - Мечтать невредно, - приуменьшил грезы товарища Бессмертный.
   - Когда продам, тогда по-другому запоете, - пообещал охотник.
   Быки остановились. Спустя пару минут телега стала на нужное место, и Бжестоф приготовился торговать товаром. Вот профессионал: после длинной дороги и без отдыха сразу берется за работу. А я вот бы лучше поспал или хоть бы прогулялся. Шрам как всегда точно прочитал мои мысли и предложил:
   - Пошли, пройдемся по рынку, может, и ребят по клану найдем, - он обратился к крепышу. - Тебе не предлагаю, вижу, все одно не согласишься.
   - Точно, - подтвердил Бжестоф. - На самом деле походите без меня. Вы как ни как впервые в столице, не то, что я.
   - Реально, мы ж туристы. Пошли, - скомандовал Врон.
   Казалось, что ринку бесконечен. Хоть он и был большой, однако все равно не вмещал всех желающих. То и дело приходилось множество раз толкаться. Люди шли, шли и шли. Бесспорно, приятной прогулкой это не назовешь. И надо также не забывать, что людей в Шовве к вечеру станет еще больше. И как мы тут все вместе собираемся вместиться в десятитысячном городе? Где люди намериваются ночевать?
   Кому горе, а кому и счастье - для продавцов лучше не бывает. Вот скажите, где бы они сумели найти столько потенциальных покупателей в одном месте одновременно? Нигде! И никогда! Наставшая беда, которая по своей прихоти собрала в цитадели множество людей, играла им на руку. В выигрыше также будут хозяева разных заведений, особенно таверн.
   Врон жадно поедал глазами фрукты: апельсины, персики, вишни. Сколько же здесь еды! Глаза разбегаются. Но позволить что-либо себе я не мог - ни одной монетки в кармане. В животе забурчало. Худшего наказания не придумать - вокруг еда, но взять и съесть ее невозможно.
   - Бери, - приказал приятель и протянул мне свою руку.
   Бессмертный взял предложенный спелый абрикос:
   - У тебя были деньги?
   Шрам откусил жадно от яблока, какое он держал другой рукой и ответил:
   - Что за вопросы, Бессмертный? У меня, как ты знаешь, почти никогда денег нет. Понятное дело, что украл.
   Вот и, слава Дракону, решена проблема. Сразу видно кто как воспитан, когда я захлебываюсь слюней, приятель, получая удовольствие, уже ест. Нужно срочно брать пример. И я его - кто бы сомневался? - взял. Спустя четверть часа Бессмертный и Шрам уже сытыми вышли с отдела еды и очутились в отделе разных побрякушек. Врон вдалеке заприметил одно занимательное местечко:
   - Шрам, я отойду.
   И немедленно начал пробиваться через толпу-орду людей. Кто-то наступил на ногу, другой случайно или специально, точно не скажу, толкнул в спину. Однако с горем пополам я все же добрался до нужной лавки. На столике были расставлены необычные редкие безделушки: коробочка в форме цилиндра, непонятно с какого сделанного материала, зеленый маленький мячик-попрыгунчик с яркими блесточками, статуэтка некоего существа; с боку слева лежала старинная картина, на которой изображались геометрические фигуры и много-много другого не менее интересного. Вся ценность этих странных вещичек заключалось в том, что они были найдены в ходе археологических раскопок. Тотчас я вспомнил о Горе - любопытно жив ли он? - и о колечке, за какое мне пришлось отдать крупную суму. Тут же Бессмертный дотронулся до своих дешевых старых ножен - их он подобрал у мертвеца, который не пережил Пустошь, кои теперь весели на моем ремне. Врон будто ощутил, как через них пробивается энергия клинка. От задумчивости в явь меня вернул продавец:
   - Чего стоишь, проваливай, ибо моих клиентов распугиваешь.
   - Не понял? - как он смеет со мной так говорить!
   - Говорю - вали! - продолжал настаивать с коротко подстриженной бородой продавец.
   - А чем я тебя не устраиваю? Чем я хуже других? - возмущенно допрашивал Врон.
   - Чем хуже? - удивился толстячок. - Ты посмотри на себя! Бомж! Все одно ничего не купишь, так зачем распугивать своим ужасным видом мою клиентуру?
   Я промолчал и посмотрел на себя: одежда, точнее будет тряпье, вся разорванная плюс к тому же запачканная в крови; тело грязное, руки в шрамах и царапинах; и запах, по правде говоря, исходил от меня не очень приятный. Выходит, он дело говорит, не унижает, а констатирует правду. Так зачем я должен обижаться на его справедливые высказывания?
   Не произнося больше ни единого слова в ответ, Бессмертный послушно отошел. За пару считанных секунд испоганили отличное настроение.
   На мое плечо положил руку Шрам:
   - Наконец-то нашел, - облегчено выдохнул товарищ по клану, - чуть не потерялись. Столько народу, что хрен кого-либо найдешь.
   - Ага, - автоматично ответил Врон и с опущенной головой продолжал идти прямо сквозь толпу людей.
   Видя унылое настроение друга, Шрам поинтересовался:
   - А что произошло?
   Не успел Бессмертный хоть что-то сказать, как внезапно вновь послышался голос приятеля, однако в этот раз это уже был крик:
   - Стой!
   Смысл этого простого слова стал ясен только тогда, когда я уже совершил непоправимую ошибку. Хотя ничего страшного не произошло - простая оплошность. Но кто же мог подумать, что это будет... Короче, не повезло.
   Врон врезался в человека, который стоял на его пути и они вместе одновременно упали. Я лежал на моей "жертве". Мои глаза пошли на лоб. Это Гэбриэль! Дочь Стекса! К нам подбежали люди, меня подняли за руки и грубо вытолкнули. Затем они помогли подняться дочери бывшего мэра Вирка. Оказалось, что это были не простые прохожие, а личная охрана, какая ее сопровождала. Гэбриэль вся в белом дорогом платье и с белой шляпой на голове пришла в себя и злостно посмотрела на глупца, который ее повалил. Ее взгляд со злостного превратился в удивленный, а вслед за тем снова стал гневным.
   Шрам тоже узнал старую знакомую - его лицо побелело от ужаса. Врон с некоторым опозданием спохватился и, потянув приятеля за рукав, побежал в противоположную сторону от девушки с дворянского рода, и при этом крича:
   - Бежим Шрам!
   - Взять их глупцы! - разъярено орала Гэбриэль своим личным стражникам. - В этот раз они не уйдут от меня!
   Бессмертный грубо толкал людей, которые попадались на его пути, а Шрам уже по расчищенной дороге следовал за приятелем. Врон огляделся на бегу: стражники в количестве десяти человек бросились в погоню.
   Конечно, не все так плохо, могло быть и похуже. На рынке есть большая вероятность смешаться с другими людьми и преследователям придется тяжело. Также двое убегающих превосходили по скорости стражников и на это были причины: на нас обмундирования почти никакого, кроме легкого тряпья, а вот преследователям чуть не повезло - кроме рубашек и штанов поверх висела кольчуга, и прикреплялся плащ, какой бывало, случайно за что-то цеплялся. Плюс щит с мечом или с копьем как дополнительный груз на стражниках также нам играл на руку. То есть, если говорить коротко - ситуация у нас небезвыходная.
   Со временем мне уже лучше получалось обегать прохожих. Благодаря этому у нас еще появлялось пару драгоценных секунд в запасе. Врон заметил храм Дракона таких же цветов, как и у Вирке: золотой купол и красные стены, и немедленно приказал:
   - К храму.
   Тем не менее, мы не забежали собственно в сам храм, а обежали его и, как я предугадал, мы попали на окраину столичного рынка и немедленно побежали в сторону жилых домов. Тут то нас они, я надеюсь, не найдут - кто ж в здравом уме подумает, что мы уйдем с перенаселенного рынка и выйдем на открытую местность? Им такое и в голову не придет.
   Однако! Не все же умные, существуют в любом обществе, безусловно, и дураки. И вот, как назло, один с таких дураков - стражник последовал по тому маршруту, что и мы. И не прогадал. Заметив двух преследуемых, он быстро достал из-за спины висевший арбалет и выстрелил. К частью, нам повезло, что он был не только глупцом, но и плохим стрелком. Болт в нескольких шагах от нас пролетел и, не зацепив никого, попал в деревянную дверь жилого дома. Бессмертный на пару со Шрамом облегчено выдохнули. Но радость как быстро появилась, так же незамедлительно исчезла - стражник, долго себя не коря за промах начал перезаряжать свое убийственное оружие. Другой шанс мы давать ему, бесспорно, не собирались и опять ринулись наутек.
   Чем дальше мы приближались к другой оборонительной стене, за которой обитали богатейшие люди не только Шоввы, но и целого Роата, тем жилые здания начинали ставать все красивей и больше. Чтобы немного запутать следы мы решили изменить свой маршрут и повернули направо. Самое главное теперь нужно успеть найти укромное местечко до того времени пока на наши поиски не бросилась вся городская стража. Мы даже не делали передышек, с тем, чтобы не терять бесценное время.
   Приятели бежали без оглядки. Врон выскочили из-за поворота и... Опять! Почему мне так сегодня фартит на столкновения?
   На этот раз моя "жертва" по размерам намного превосходила предшественницу. Бессмертный присел на пятую точку и погладил рукой ушибленную голову. Синяк будет... Шрам выбежал с поворота. Увидев, кто сидит передо мной, он не веря выговорил:
   - Не может быть!
   Сквозь боль я приоткрыл глаза - любопытно в кого же это я въехал в этот раз? Я не удивлюсь, если это окажется даже сам князь!
   Мое лицо прорезала широкая улыбка:
   - О, как дела, Хромой?
  
  

Хромой

  
   - Я с ребятами уже не надеялся вас двоих увидеть в живых, - признался Хромой. - Мы с вами уже успели заочно попрощаться, не поверите, даже свечки за вас в храме поставили. Кто бы подумал, что вы сможете выжить у Статтенграде?
   Мы вновь, как и раньше в старые времена втроем сидели за столиком и медленно попивали холодное пиво. Капитан "13 Гильдии" привел нас в один неприметный дешевый ресторанчик, где по его заверениям нас точно не найдет городская стража.
   - Помочь не поможете, а вот похороните в любое время, - шутя, пофилософствовал Шрам и опять пригубил губы к бокалу. - Я только одного понять не могу до сих пор, почему вы не бросились на наши поиски? - и немного обидчивей добавил.
   - Плохого ты мнения о нас, Шрам, - уверял главарь клана. - Конечно, всем кланом искали, а толку то? Весь городок облазили, но нигде не могли вас отыскать. Косоглазый предположил, возможно, вы в тюрьме, однако когда мы уже собрались туда отправиться, неожиданно на городок-порт набросились скелеты. Нам ничего другого не оставалось, как начать спасать свои задницы, оттого мы вовремя в последний момент успели запрыгнуть на корабль, какой уже отходил от причала.
   - Все одно бросили, - заключил, будто невзначай Шрам.
   Хромой опустил голову и все же сдавшись, согласился:
   - Бросили. И я долго буду себя корить за этот ужасный поступок, - и прибавил. - Тем не менее, поймите нас, никто не гарантировал, что вы находитесь в тюрьме, это всего лишь была догадка. А если бы мы, вместо того чтобы возвращаться на судно пошли в темницу, и представим, что вас там вдруг не было, мы, наверное, сами б погибли. А в той ситуации мне надо было срочно принять ответственное решение, и я решил, что на тот момент главное спасти тех, кто был со мной.
   - Ладно, хватит отчитываться, - успокоил капитана Врон. - Ты правильно все сделал, если я или Шрам были на твоем месте, я полностью уверен, что мы поступили бы так само. - Бессмертный посмотрел на приятеля, хотя услышать его личное мнение.
   Шрам покрутил так сяк головой и недовольно ответил:
   - Наверное, вы правы.
   - Вот и обсудили самый неприятный вопрос, надеюсь, что обид ни у кого не осталось, - эта фраза в большей степени относилась Шраму.
   Он понял и кивнул положительно головой.
   - А как вы умудрились парни убежать с тюрьмы, покинуть Статтенград и добраться в столицу? Путь долгий и нелегкий, и очень интересно узнать, как это вам все удалось сделать всего за две недели.
   - Легко, - заговорил Шрам.
   И он ничего не скрывая обо всем поведал, и о мече, безусловно, не забыл упомянуть. Капитан, поражаясь нашим невероятным приключениям, широко раскрыл рот от удивления. Когда Шрам закончил свой доклад Хромой захотел посмотреть на загадочное оружие. Осмотрев его он как настоящий эксперт заключил:
   - Шедевр, ранее мне не приходилось видеть что-либо лучше. И это правда, не шутка, что когда тебе Бессмертный угрожала опасность, ты взял меч и отключился? А потом когда сознание вернулось, твои противники были повержены?
   - Да.
   - Класс, - выговорил главарь "13 Гильдии", - хотелось бы увидеть это своими глазами.
   - Бесспорно, еще увидишь, - заверил Шрам. - Такая возможность настанет тогда, когда скелеты будут штурмовать цитадель.
   - Сплюнь, - приказал Хромой, - будем надеяться, что пронесет.
   - Кстати, Хромой, - спросил Врон. - а мы здесь остаемся или пойдем далее в Хадаск? Или еще можно уйти в лес и там спрятаться, ибо оставаться здесь и оборонять столицу, рискуя своей жизнью, не очень хочется. Это не наша война - независимо от результата войны мы ничего не потеряем и не выиграем.
   - Я с парнями уже это обсуждал, и мы пришли к такому же выводу.
   - Так почему не ушли, а еще здесь сидите? - осведомился Бессмертный.
   - Уйти с города не так легко, точнее вообще не возможно, - начал объяснять бородач. - Вы когда приезжали в столицу обратили внимание, что в город люди заходят, но никто не выходит?
   - Ага, - подтвердил Шрам и провел рукой по своему сильно заросшему подбородку. И я, вероятно, так же само зарос. Побриться нужно, а то последний раз этим делом занимался еще перед тем, когда мы сжигали таверну "Кровавый жрец". Святой Дракон, уже больше двух недель прошло!
   - Так это не потому, что они наивно вверять всем сердцем, что город не падет и устоит. Наоборот, надежд они не лелеют и готовы покинуть в любую минуту Шовву. Но кто это им даст? По приказу князя, никто несмотря ни на какие обстоятельства не должен покидать столицу.
   Врон поразился:
   - А какой смысл в этом приказе?
   - Я думал, честно говоря, ты и сам поймешь, Врон. Просто это объясняется: в княжестве Роат как все мы знаем профессиональных войск очень мало. Может, если повезет, правительство сможет насобирать для обороны стен города пятьсот обученных человек. Но этого конечно будет недостаточно, оттого князь решил и простым мирным людям раздать оружие.
   - А толку? Большинство с них никогда не держало оружия, они ничего, как бы не старались, не смогут сделать.
   - Но это ты и еще пару человек понимают, однако остальные убежденны, что с помощью их цитадель будет неприступной для вражеских армий. Вследствие этого они с радость поддержали князя Фандора.
   - Хорошо, - выговорил, наконец, Бессмертный, - будем не пессимистами, а оптимистами как все, но почему они женщин и детей не выпускают с города? Неужели они собираются и им дать меч в руки?
   - Угадал, - спокойно прозвучал ответ.
   - Так тут все правительство тронулось! - не выдержав, воскликнул Шрам. - Это нонсенс, как они могли к такому глупому решению прийти?
   - Это уже не ко мне вопрос, - сказал Хромой и развел руками.
   Врон чтобы хоть не много успокоить свои слабые нервы преподнес бокал ко рту и допил пиво. Такое придумать! Совсем уже перестали нас держать за людей. Для того чтобы изменить тему беседы я поинтересовался у капитана:
   - Слышь, а как столица намеревается всех вместить? Жилых домов на всех недостаточно будет.
   - А зачем дома? - изумился старший по возрасту собеседник. - У восточной части Шоввы с правой стороны от центральных врат существует большой парк Степродшиф. Территория там огромная! Вот там то новоприбывшие люди и расселяются, их уже там не по официальным данным насчитывает почти пятнадцать тысяч. А, в общем, в столице теперь обитает двадцать пять тысяч жителей! И город беженцам раздает бесплатно палатки, в каких они могут кое-как жить, по крайней мери хоть что-то придумали.
   - Это понятно, другого выхода у них не оставалось, - заговорил Шрам. - Если б они это не сделали, то уже давним давно по столице разразился бунт.
   - Может быть, - согласился капитан, и вдруг что-то припомнив, прибавил. - Чуть не забыл: завтра к десяти часам дня каждый житель или гость столицы Шоввы должен прийти на площадь Свободы. Кто не придет - того ведут на казнь. Поэтому парни не проспите.
   - Обалдеть! - вдвоем вскричали Шрам и Бессмертный.
   Шрам добавил:
   - И что они там нам собираются рассказать?
   - Что-то очень важное, - попробовал пошутить лидер клана, и, наверное, поняв, что шутка не удалась, добавил. - Никто не знает, но, безусловно, это будет касаться насчет скелетов.
   - Может, скажут: кто хочет покинуть цитадель, тому не будут препятствовать, - допустил Шрам.
   - Молись, чтобы все так и было, - посоветовал Хромой, - однако мне все одно с трудом верится, что они собирают такую массу людей, чтобы сказать об этом. Вероятнее всего начнут с крестьян делать резервные боевые отряды. Это правдоподобней.
   - Моя версия возможно маловероятная, точнее вообще не имеет права на жизнь, но вселяет надежду в отличие от твоей, потому ты меня до завтрашнего официального заявления не сможешь, как ни старайся, переубедить.
   - Оптимист хренов, - вымолвил Хромой и рассмеялся.
   Разговор на неприятные темы гибко перешел на смех, и Врон воспользовался этим переключаясь на более приятное:
   - А ребята как поживают? Конь с Гранитом так и продолжают один другого доставать? Косоглазый не скучает? А Лысый после перелома ноги себя как ощущает, наверняка снова с утра до вечера в тавернах просиживает?
   Все вопросы скороговоркой вылетели один за другим. Однако капитан в ответ не улыбнулся: щеки опустилось, глаза потускнели. Видя такую реакцию Хромого Бессмертный перестал усмехаться:
   - Что случилось?
   Капитан взял себя в руки и, в конце концов, вымолвил:
   - Лысый умер.
   В груди, будто что-то с треском перевернулось. Лысый мертв. Еще не стало одного члена с "13 Гильдии", теперь клан всего лишь насчитывает шесть человек. Разве и нас в ближайшее время ждет та же суровая участь? Хромой продолжал:
   - Через день, после того как мы отплыли от Статтенграда, Лысый ушел в иной мир. Он ощутил за час до своей смерти, что он нас покинет навсегда, и, как настоящий рыцарь, позвал всех ребят и с каждым по отдельности попрощался. Ни плакал, как это со многими бывает в такой ситуации, а твердо с гордостью смотрел в глаза смерти. Попросил даже чтобы к нему принесли Книгу Погибших Товарищей, что мы послушно сделали. Он поцеловал ее, взял перо и сам лично написал в ней свое имя, - главарь клана "13 Гильдии" нервно отпил с бокала. - Никогда не забуду, как он храбро держался. Достойный человек, - голос у капитана дрогнул - Последними его словами были: "Я не сожалею, что все так заканчиваться. Я горд, что умираю за "13 Гильдию". Я счастлив". А затем он умер. С улыбкой на лице.
   Врач на корабле поставил диагноз: смерть от яда. Оказалось, что чудище-скелет нанес также порез клинком по телу Лысого. Рана хоть была не глубока, но клинок был обмазан ядом...
   Я ощутил, как мои глаза промокли. Шрам наполнил каждому бокалы пивом и предложил:
   - Давайте выпьем за него, чтобы ему в другом мире легче жилось.
   Мы согласно кивнули и без слов выпили за Лысого, отдавая ему дань.
   Ты навсегда останешься в наших сердцах.
   Навсегда твое имя будет вписано в Книгу Погибших Товарищей.
   Прощай товарищ...
  
  

Парк Степродшиф

   Когда наступила долгожданная полночь, мы покинули дешевенький ресторанчик. Теперь в это время суток, если еще люди Гэбриэль не отчаиваясь, продолжают нас искать, нам легче будет неприметно, чем днем добраться до палаточного городка, где обитают остальные члены клана. На всякий случай мы купили в лавке (круглосуточно работает!), какая располагалась напротив ресторана три сереньких неприметных плаща и незамедлительно накинули их не себя. Бесспорно, головы мы также накрыли материей. Со стороны может показаться, что прогуливаются по столице пара бедных храмовников.
   Глубокой ночью город ставал еще таинственней, чем днем. Скульптуры многочисленных каменных чудищ, которые располагались на крышах домов или по бокам от дверей, будто оживали и готовы были вот-вот уже накинуться на мимо идущих путников. Со временем, конечно, к этому я начинал привыкать, уже спустя некоторое время перестал на них особо обращать внимание и, следовательно, перестал страшиться.
   Полная луна не приберегая силы, во всей своей красе освещала древний город Шовву. Хоть сейчас ночь, тем не менее, я без труда различал, как и ярким днем, все детали необычной архитектуры жилых домов. Теперь понятно, почему только после того как сюда приезжали поэты, их поэзия приобретала больше красок, смысла, тайн. Да! Только в этом городе может полностью раскрыться душа поэта. Только здесь в столице он может стать Поэтом с большой буквы.
   Жилые дома остались за нашими спинами, и перед нами во всей красе предстал знаменитый парк Степродшиф. Толстые стволы и густые лиственные кроны дерев сразу говорили об их преклонном возрасте. Поговаривают в народе, будто эти деревья даже успели застать наших предшественников - бывшую расу, которая и сделала этот прекрасный город. Если это не вымысел, а настоящая правда, то им уже почти тысячу лет! Или - с чем Дракон не шутит? - и полторы или даже две тысячи лет! Невероятно!
   Безусловно Хромой предупреждал, что здесь в парке живут беженцы, но все же... Сколько же их тут?! Неужели на самом деле почти пятнадцать тысяч?
   Вся столица Шовва уже давним давно спит глубоким сном. Однако это ни в коем случае не касается Степродшифа! Здесь то все только начинается. Крики, песни, ругань, стуканья бокалов, пьяный смех. Какая приятная мелодия для моего слуха! Прям как у Вирке. Даже, наверное, и лучше, как ни как людей тут больше собралось, чем в моем родном городе, которого больше уже нет...
   Шрам тоже ожил. Это его стихия, это его жизнь. Его дом.
   Мы с приподнятым настроением вошли на "территорию беженцев" (лучшего слова подобрать я, как ни старался, не смог). Сразу я вспомнил о Пустоши. Там, как и здесь, тоже в хаосе располагались палатки, скот, телеги. Только тут в Степродшифе в отличие от тех мест росло множество деревьев. Однако главная отменность заключалась не в этом, основная разница состояла в том, что тут люди, возможно, хоть и были не в богатстве и достатке, но радовались и смеялись, а не как там, где все без исключения молились перед сном и просили в Святого Дракона, чтобы он им дал возможность проснуться на следующий день. Там в Пустоши преобладал страх смерти, а здесь к счастью о нем даже не вспоминали.
   Бессмертному удались оторвать свой взгляд от этого великолепия, и теперь он прислушался к разговору друзей.
   - Хромой, - спрашивал Шрам, - а за те две недели, что тут вы просидели, ты что-то успел предпринять насчет клана?
   Капитана явно не обрадовал этот вопрос, посему он без восторга отвечал:
   - Пробовал. И не один раз. После того как я узнал, что столицу покинуть, если этого даже мы бы хотели, все одно не сможем, я решил попробовать устроить себя и ребят в городскую охрану.
   - Зачем? - взвил рассеяно Шрам. По его интонации ощущалось, что перспектива служить во благо страны его не очень то радовала. - Неужто благотворительностью решил заняться?
   - А почему бы и нет? - приподнимая бровь спросил главарь. Однако, увидев наши удивленные лица, добавил. - Но не сейчас. Вот когда стукнет шестой десяток, тогда можно будет попробовать себя в амплуа благотворителя.
   Хромой продолжил:
   - И зачем так паниковать Шрам? Я же нас хотел записать не в простую рядовую городскую стражу, а чтобы нас приняли в княжескую гвардию.
   - Ха! Ты на самом деле верил, что это тебе удастся? - поразился Шрам.
   Капитан как словно наивный ребенок утвердительно кивнул. Шрам, увидев этот кивок, громко рассмеялся:
   - Столько уже лет, а такой наивный.
   Главарь не обиделся и спокойно ответил:
   - По крайней мери я попытался. Ничего другого, к сожалению, придумать моя пустая голова не сумела. Хотя, правда, идея глупая. Кто же захочет в здравом уме разбойников принимать на государственную службу?
   - Зачем так иронизировать? - начал успокаивать товарища Шрам. - У нас все управленческие посты в стране и занимают разбойники. Только разница в том, что они законно крадут деньги в отличие от нас. Налоги, которые безжалостно взимаются с народа это ничто иное, а как грабеж.
   Шрам замолк. Он, как и я с капитаном теперь все свое внимание переключил на пьяных стражников. Группа с десяти человек в обнимку на слабеющих ногах медленно двигались нам на встречу. Вот вам наши защитники отчизны. И как они смогут выполнять свои функции, если сейчас вдруг на цитадель накинутся скелеты? За что им деньги платят?
   Городской патруль в тридцати шагах от нас остановился. Пьяные лица одновременно повернулись в сторону костра, вокруг какого сидели беженцы и которые что-то очень весело обсуждали. Один из стражников выдвинулся немного вперед и с ехидной улыбкой заплетающим языком грозно пригрозил:
   - Спать идите, скоты!
   Беседа беженцев тут же прервалась.
   - Чего смотрите на меня таким тупыми глазами, ублюдки? - продолжал зачинщик. - Не слышали, что я вам сказал?
   После этих слов все кто сидели у костра приподнялись. Беженцев как оказалось было больше чем стражников. Конечно, здесь были и девушки, но в основном преобладали мужчины. Всем было где-то в районе двадцати-тридцати лет. Короче, мои однолетки.
   - Вытри пену ото рта, - посоветовала рыжеволосая девушка.
   - Ах, сучка! - завопил стражник. - Как ты смеешь мне такое говорить? Ты что ли своими деревенскими глазами не видишь кто я такой? Я Роткильд! РОТКИЛЬД! Тебе это о чем-то говорит?
   Я почесал нос. Вот если честно мне это ни о чем не говорит.
   - Хоть сам князь Фандор, - ответил кто-то с беженцев. - Но это тебе не позволяет с нами так общаться.
   Услышав такое в ответ Роткильд раздражено приказал:
   - Приведите этого сопляка ко мне! Я ему дам! - и в подтверждение своих угроз он кулаком ударил о левую ладонь.
   Тут же двое нетрезвых стражников направились к беженцу, какой только что проронил слова. Не успели стражники дойти до своей цели, как вдруг одного с них проткнули кинжалом в грудь. Его напарник, вовремя не сообразив, что произошло также как и его товарищ получил удар в область груди и упал замертво.
   Группа беженцев на этом не остановилась, и они бросились на остальных стражников. Роткильд, наверное, не ожидая, что такое может случиться начал пятится в сторону остальных стражников. Его лицо, какое только что излучало злость, уже выдавало страх. Вероятнее всего он начал предчувствовать свою смерть. Беженцы с яростными лицами приближались к городскому патрулю. Свидетелей, в этом не трудно догадаться, они не собирались оставлять.
   Я хотел уже было отойти в сторонку и с боку посмотреть на это зрелище, как внезапно Хромой резко ухватил меня за рукав и скомандовал:
   - Это наш шанс! Скорее ему на помощь пока еще не поздно.
   Глаза капитана светились торжеством. Что он задумал?
   Хромой снял из-за спины висевшую огромную секиру - свое излюбленное орудие убийства и помчал без оглядки в сторону схватки.
   Шрам, лицезря мой непонимающий взгляд, сказал:
   - Не бросим же мы одного капитана, - и после этой фразы он тоже последовал за приятелем. В стороне я, безусловно, не собирался стоять и смотреть, как мои сотоварищи бьются не на жизнь, а на смерть, поэтому мне ничего другого не оставалось, как ринутся на помощь ребятам.
   Хромой как таран врезался в тыл беженцев и незамедлительно приступил их безжалостно рубить. Шрам в прыжке повалил одного беженца и вонзил клинок ему впрямь в гортань. А я на бегу вынул свой бесценный меч из ножен, и когда до первого противника оставалось всего лишь несколько шагов, я потерял сознание. И опять не увидел кровавого месива.
  
   - Бессмертный... Бессмертный... - доносились слова. И кто-то к тому же тряс меня за плечо.
   Врон открыл тяжелые веки. Почему я ощущаю такую непомерную усталость?
   По бокам от меня сидели на корточках Хромой и Шрам. В их глазах не читался ужас, напротив, они излучали любопытство. Друзья помогли подняться мне на ноги. Голова чуть крутилась. Я себя так ощущал, словно только что получил дубиной по голове. Немного поташнивало.
   - Теперь убедился? - поинтересовался Шрам у капитана.
   Хромой без слов утвердительно кивнул. Он был потрясен.
   - С таким мечом нам ничего не грозит, - подытожил Шрам.
   - Достаточно на меня так глазеть, - произнес Бессмертный. - Роткильд жив? Успели мы его спасти? И, Хромой, скажи - зачем нам нужно было ему помогать?
   Лидер клана "13 Гильдии" поспешно отвел от меня свой взор и торопливо пошел в сторону, где сидел весь в крови Роткильд. Он был жив, по крайней мери не зря бросились в схватку. Но для чего мы все же рисковали своими жизнями? На этот вопрос скоро я должен был узнать ответ.
   Лицо Роткильд опустил и прикрыл его своими ладонями. Он рыдал. Я аккуратно переступал через трупы мужчин и женщин. По правде сказать, я не чувствовал угнетения. Совесть не мучила. Несомненно, сейчас мы выступили на стороне, если можно так выразиться, зла. То есть, против добра. Беженцы в этой ситуации хоть и первые пролили кровь, но они, если углубится в суть дела, защищались. А то, что они не остановились на достигнутом, а бросились на других стражников, то их и здесь можно понять. Если бы они оставили их в покое, то, бесспорно, стражники во главе с Роткильдом привели бы еще ребят и потом уже беженцы остались бы в меньшинстве, и теперь бы им уже грозила опасность. И, я в этом полностью уверен, переубедить меня никто не сможет, они бы их не повязали, а на месте бы убили. Выходит, что беженцев по моей логике я оправдал. Но уже теперь возникает другой вопрос: зачем мы стали на стороне зла? Зачем Хромому понадобилось спасать наглеца Роткильда?
   Мы стояли по бокам от Роткильда. Вокруг него лежали все мертвые его товарищи-стражники вперемешку с беженцами. Роткильд, наконец, приподнял свою прослезившую физиономию и оглядел своих спасителей. Роткильду было не больше тридцати лет, на голове рос густой кучерявый волос, над верхней губой произрастали короткие усы, кожа смуглая. Видно, что он происходил из богатого рода. Опьянение словно ветром сдуло. Трезвый мужчина и если бы я его пять минут назад своими личными глазами не видел пьяным, то могло показаться, будто он никогда не употреблял алкоголя.
   Роткильд дрожащим голосом промямлил:
   - Спасибо вам. Спасибо.
   Спасибо на хлеб не намажешь - зло подумал Врон. Этими словами он просто так от нас не отделается. Не за спасибо мы спасли его поганую жизнь...
   - Я в долгу у вас, - обещал Роткильд.
   Это уже другое дело...
   - Ну что вы, - обидчиво подал голос наш капитан, - от вас мы не вправе ничего требовать. Главное, что вы - благородная особа - остались живи. И для нас простых путников это наилучшая награда.
   Я косо незаметно глянул на Хромого: точно что-то задумал. Голова! Не зря же наш капитан!
   По реакции лица Роткильда было явно видно, что ему понравился такой мало обязывающий его ответ.
   Мы дружественно помогли ему подняться на ноги. Роткильд провел рукой по своим густым волосам и заверил:
   - В долгу и не смейте меня переубеждать. Иначе обидите.
   Теперь капитан молчал. Выходит, что мы принимали эту награду.
   Лидер клана заметил, как Роткильд поморщился, когда увидел кучу мертвых тел и предложил:
   - Давайте мы вас проведем до вашего штаба. Можете теперь уже не переживать - в обиду вас мы никому не дадим. Пусть только посмеют что-либо против вас предпринять.
   Роткильд довольно кивнул.
   Он что ли не видит, какая это грубая лесть?
   - Хорошо, - прозвучал голос Роткильда. - следуйте за мной. И с вами, - теперь он обратился именно к капитану, - я хотел бы кое-что обсудить. Это вас, возможно, заинтересует.
   - Как пожелаете, - спокойно ледяным голосом проговорил Хромой. Да, меня так просто не проведешь, хочет показать такой интонацией голоса, будто он настоящий капитан профессиональных бойцов-убийц. Хотя мы и есть профессиональные убийцы... Ладно, главное, что у него получается делать свое дело мастерски.
   Они друг с другом общаясь, пошли обратно туда, откуда мы только что пришли. А я вместе со Шрамом, не проронив ни единого слова, последовали за ними. Не знаю, что там задумал наш капитан, однако надеюсь, чтобы у него все задуманное воплотилось в жизнь.
   А груда изрезанных тел так и лежала посреди дороги в древнейшем парке Степродшиф.
  
   Штаб находился недалеко от парка. Роткильд под нашим сопровождением добрался в целости и сохранности. Он добродушно при прощании пожал руку Хромому и сказал, что завтра будет ждать нас. О чем он и лидер "13 Гильдии" договорились, это пока оставалось загадкой. Но к счастью не надолго. Когда мы направлялись к палатке, где должны обитать остальные ребята с клана, Хромой ничего от нас не скрывая, обо всем поведал. Суть заключалась вот в чем. Во-первых, главной неожиданностью для меня стало, что Роткильд это никто иной, а именно главный воевода Роатского княжества, то есть генерал первого ранга (существует еще и генерал второго ранга, но это, в общем-то, его заместитель). Выходит, что этот пьянчуга отвечает за безопасность нашей страны. Вот это встреча! Хромой, как только увидел его, сразу распознал кто это такой.
   Во-вторых, капитан и так несколько недель безуспешно питался нас устроить в княжеский отряд. А тут такая выпала фантастическая возможность! Нужно быть полнейшим глупцом, чтобы ею не воспользоваться. Хромой понимал, что если мы спасем жизнь генералу Роткильду, то автоматически он станет нашим должником. И с его помощью мы сможем устроиться в главные войска княжества.
   Получается, что идея Хромого с обыкновенной теории воплощается в реальность. Превосходно!
   Завтра, как решили главарь клана и генерал, на площади Свободы мы встретимся лично с Роткильдом и он, если все пойдет удачно, зачислит нас всех шестерых в княжескую армию.
   - А почему он сегодня не захотел нас принять, а на завтра оттянул? - прозвучал глупый вопрос Шрама.
   Хромой недовольно покачал головой и ответил:
   - Бестолочь, всегда приходится тебе все детально объяснять. Во-первых, он должен сначала осмотреть остальных трех человек: Косоглазого, Гранита и Коня, и только потом решит - принимать их или лучше этого не делать. В нашем профессионализме он убедился, а вот их еще придется испытать. Но как мне кажется, проблем больших не возникнет и они также, как и мы благополучно станут в ряды армии под предводительством князя, - капитан опять осмотрел с ног до головы Шрама и теперь чуть язвительней прибавил. - А во-вторых, сейчас глубокая ночь. Большинство нормальных людей в это время суток уже дрыхнет.
   Шрам в свою защиту выговорил:
   - А я в это время почти никогда не сплю, вот у меня сон настает только в четыре часа ночи, а до этого времени я гуляю на полную катушку.
   - Но я ж говорю только про НОРМАЛЬНЫХ людей, - на слове нормальных лидер клана сделал ударение.
   Шрам ничего не сумел придумать в ответ и, поразмыслив, решив, что лучше будет сейчас промолчать, а то вновь случайно скажет глупость.
   Парк на самом деле был огромных размеров. Мы уже с четверть часа как отошли от военного штаба, тем не менее, все равно никак не могли добраться до места назначения. Чем дальше мы углублялись в парк, тем деревья ставали все больше. Однако замечу, что и беженцы не убавлялись. Сдавалось, что им нет ни конца, ни края.
   Палаточный городок гулял. Вероятно, что гул здесь не прекращается даже ночью. Так, когда город спит? Вот у Вирке, например, хоть днем тихо было. А здесь круглосуточно шум! Вот даже слышится гвалт собаки... И как здесь умудряются люди спать?
   По правую сторону от себя Врон увидел спящих коров - неприятный от них доносился запах. А кто-то даже ухитрился прижаться спиной к одной корове и теперь с довольной улыбкой спал.
   Чуть не наступил! Курица черного цвета с белыми пятнышками быстро пробежала между моих ног. И как это мне удалось ее не задавить?
   И среди всего этого "великолепия" стояло множество шлюх вдоль импровизированных дорог и ласковыми словами предлагали свои услуги. Контингент собрался разный: на любой вкус. Тут были молодых лет девушки, постарше женщины, бабули которым уже даже стукнуло за шестьдесят! Даже мальчики, одетые в женскую одежду с накрашенными лицами не стояли в стороне, а имели колоссальный спрос даже среди мужчин! Ужас! Безусловно, главное иметь деньги. И чем ты можешь больше позволить их выкинуть, тем лучше будет "товар".
   Я и Шрам жадно облизывались... И чуть не захлебнулись слюней. Денег у нас нет. Не поверите, даже старенького медяка не нашлось! Потому скрипя сердцем мы шли молча и только осматривали ненасытно потаскух. Хорошо, что хоть за это денег не берут.
   - Дошли, - коротко бросил капитан.
   Бессмертный оглядел людей, которые сидели вокруг бревна, какой выступал в роли стола. За этим "столом" сидело трое мужчин, и весело играли в карты. Самый высокий - точнее даже будет длинный - о чем-то спорил с низким крепышом. Их ни с кем не спутаешь: Конь и Гранит соответственно. А напротив них молча сидел с серозной гримасой еще один - Косоглазый.
   Я моментально расплылся в улыбке. Наконец-то снова встретились. Жаль только, что Лысого больше с нами нет...
   Врон краем глаза заметил, как Конь прятал, чтобы остальные не заметили в рукав карту. Бессмертный Хромому и Шраму показал жестом, чтобы они не издавали лишний звук, а сам тихо направился в сторону Коня. Подойдя к нему вплотную, Врон положил правую руку Коню на плечо, а левой достал спрятанную карту, и громко спросил:
   - Совесть не мучает из-за того, что жульничаешь?
   Конь не ожидая, что кто-то все же заметит его нечестную игру, резко подпрыгнул от неожиданности.
   - Я эт... Это... - заикаясь ничего с толком не сумел в свою защиту сказать Конь. Затем он огляделся и, увидев, кто перед ним стоит, непередаваемо обрадовался. - Бессмертный!!! С того света гад вернулся! - и взял меня в объятия. Заметив Шрама, опять закричал. - И этот подлец тоже жив!
   - Конечно живые. Не так легко от нас избавиться, - заверял шутя Шрам.
   Косоглазый и Гранит приподнялись со своих насиженных мест и подбежали к нам. В течение следующих пяти минут мы дружественно обнимались. Затем, когда первая волна радости отхлынула, мы сели за "стол", Гранит налил в стаканы непонятную крепкую жидкость, и мы ее тут же выпили. Конь, как самый разговорчивый снова подал голос:
   - Ребята не дадут обмануть, мы вас уже заочно похоронить успели. Каждую ночь не забывали вас помянуть.
   - Ну хоть что-то сделали ради нас, - съехидничал Шрам, и затем добавил. - Однако я не понимаю, почему вы пришли к единому решению, что нас больше нет на этом свете. Ладно, я еще понимаю, что вы меня похоронили. Но о Бессмертном такое подумать! Бред!
   Все молчали. Что он хочет сказать? Разве еще держит злость на парней, что они его бросили в Статтенграде? Но мы вроде уже это обсудили с ним и он согласился, что другой альтернативы не было.
   Шрам внезапно расплылся в ухмылке, благодаря чему его шрам стал еще намного больше виден:
   - Так его имя говорит само за себя - он Бессмертный! Его то, как не старайся убить не так просто. Да что я говорю? Вообще не возможно! Он БЕССМЕРТНЫЙ! А бессмертные никогда ни при каких условиях не умирают.
   Смысл этой фразы постепенно начал доходить до каждого. Кто раньше понял суть, кто позже, не важно, главное, что после этих слов среди сотоварищей раздался веселый хохот.
   - Ха! Вот это подметил! - выговорил Хромой.
   Когда смех, в конце концов, утих, Конь обидчиво осмотрел каждого и недовольно сказал:
   - Гады. Вот бы мне такое дали имя. А нет! Коня влепили! Ну что это за имя! И кто додумался дать такое имечко для меня? - вновь посмотрел он каждому в лицо и спросил. - Реально, а почему мне дали имя Конь? Случайно не из-за того, что я очень много работаю? Точно! За всех вас перерабатываю в то время, когда вы спите! Святой Дракон, какой же я ответственный - весь клан держался и держится на моих крепких плечах! Что вы бы делали без меня, а?
   Гранит махнул рукой показывая, что это абсолютный бред и сказал:
   - И это ты за всех работаешь? Не смеши всех нас, Конь. Такую чушь несешь, - он посмотрел внимательно на приятеля. - Такого халтурщика как ты еще нужно поискать и то никто не гарантирует, что кто-то тебя сможет превзойти.
   - Хорошо, пусть так, - согласился Конь, - но скажи, почему мне дали такое имя?
   - Легко! - уверил Гранит и мгновенно исполнил свое обещание. - У тебя вытянутое лицо в точность как у коня! Плюс челюсть такая же огромная.
   Хоть сейчас было где-то с час ночи, тем не менее, я увидел, как у Коня глаза покрылись красной краской. Конь возмущено завопил:
   - Брехня! Клевета! Ага, я понял - ты специально хочешь меня унизить!
   Гранит спокойно развел руками:
   - Хочешь, верь или нет, но я всего лишь хотел открыть твои слепые глаза настоящей правде.
   Конь в безнадежной ситуации решил сделать контратаку:
   - А знаешь, почему тебя назвали Гранитом? Я отвечу! Из-за того, что по тупости тебя никто не смог превзойти. В этом деле уже ты мастер!
   Косой быстро разлил жидкость в стаканы и придвинул их ближе до Коня и Гранита:
   - Лучше выпейте, ибо уже голова болит слушать вашу бессмысленную ругань. Дайте другим слово. Пусть лучше Бессмертный вместе со Шрамом поведают о своих приключениях.
   Гранит и Конь прислушались к доброму совету, и выпили со стаканов.
   Может быть, я рехнулся, не знаю, все возможно, но как мне приятно было услышать беседу двух приятелей: Коня и Гранита. Как же я за две недели соскучился по их брани! Вот только теперь я точно вижу, что попал в свой родной дом!
   Все взгляды были обращены на новоприбывших. И сколько же раз мы рассказывали об этих приключениях? Три раза или меньше, или, может быть, даже больше? Не помню. При всем при том, однако, мне не надоело повествовать о них. Но заметьте, приключения с каждым разом все росли в объемах и росли, как на дрожжах, то есть не останавливались на месте. И это мне нравилось.
   Сегодня, наверное, времени на сон не останется...
   Шрам и Бессмертный заговорили. Потом последовало множество вопросов. Я был прав - спать нам не дадут.
  
  

Площадь Свободы

   Никогда прежде мне не доводилось видеть столько народу, собравшегося в одном месте. Врон разумеется, видел скопище людей с десяти тысяч или даже чуть больше. Однако с трудом верилось, чтобы на этой площади в сию минуту стоит двадцать пять тысяч людишек! На центральной площади Свободы яблоку негде было упасть. Каждый сантиметр пространства был занят.
   Те у кого-то хватило денег, размещались на балконах жилых зданий. А подростки, какие благодаря своей молодости, легко залезли на памятник Дракону, который в обычные дни одиноко возвышался в центре площади.
   Солнце не грело - оно беспощадно пекло. Казалось, будто меня бросили в котел с кипящей водой. Глаза щипало от пота.
   И зачем мы так ближе пробрались к подиуму, на котором с минуты на минуту должен был выступить с пламенной речью князь Фандор? Разве не лучше было бы стоять с краю. Понятно - не все услышим, большая вероятность, что, совсем не увидев выступающего, но хотя бы никто не будет меня толкать в спину!
   Это все Хромой. Конечно, он виноват! Он, а не кто-либо другой сказал, что давайте ближе продвинемся в глубь, так будто по его заверениям Роткильду легче будет нас заметить. А вдруг не заметит? А? Получится, что зря я нюхал чужой противный пот, зря мне наступали на ноги? Зачем нужны были все эти жертвы? Ради чего?
   Однако и сотоварищи были в таких же одинаковых условиях, как и я, что, по правде говоря, немного меня успокаивало. Не только ж мне одному за всех страдать! Со стороны может быть я выглядел гадом, из-за того, что радуюсь страданиями приятелей. Однако с собой я ни мог ничего поделать. Если это успокаивает - значит хорошо.
   Бессмертного мотало туда-сюда вместе со всей толпой. Оставаться на месте было практически невозможно. Навалятся сзади - и меня швырнет на спины тех, кто стоит впереди.
   - Братцы, вам так же хреново, как и мне? - поинтересовался Конь, и, услышав положительный ответ, саркастически прибавил. - Мы тут все умрем.
   - Типун тебе на язык, - выговорил, хватая ртом воздух Гранит.
   По крайней мери не только мы страдали. Везде, вон там справа, а вон и там далеко впереди от меня поднимали людей с глазами, помутившимися от близкого обморока к солнцу, и передавали над головами на поднятых руках. Надеюсь, что со мной такого "счастья" не случится.
   Неожиданно раздалось пение труб. Громкий гул молниеносно разлетался над толпой.
   - Наконец-то, - убирая чужой локоть от себя, какой уперся ему в лицо, безрадостно проговорил Конь.
   Повсюду вокруг Врона люди разразились восторженными криками, и постепенно рев толпы сравнялся и перекрыл оглушительный стон труб. Затем словно по центру толпы прошелся нож, который разрезал ее на две одинаковые половины. Между этих двух толп образовалось большое свободное пространство - дорога, по какой сейчас будет идти Фандор.
   - Идут! - пронесся над толпой крик.
   По толпе снова обрушилась еще одна огромная волна восхищения.
   Первыми на белых как снег конях в алом и голубом, зеленом и пурпурном, по трое в ряд проехали многочисленные (девятеро!) дети князя - в шлемах с плюмажем, с малиновыми лентами, в усыпанных брильянтами орденах, сверкающих на солнце. Затем они расселись вокруг трона, который вынесли на подиум. Вслед за ними последовали княжеские элитные войска, одетые в доспехи поверх каких висел белый плащ, на каком изображалось зеленое дерево - дуб. Символ столицы Шоввы.
   Хромой предвкушая сказал:
   - Мы скоро так само будет одеты.
   - Если раньше не сдохнем здесь, - чуть испортил мечтания капитана Конь.
   А за ними в сине-желтом одеянии на коне ехал князь Роата! Это был мужчина чуть выше среднего роста, с рыжими волосами, который носил маленькую бороду; на лице красовались веснушки. Хоть ему было шестьдесят сем лет, однако выглядел он на десять лет моложе.
   Я его видел впервые в яви и скажу честно, как сугубо мне показалось, лицо у него не очень приятное. С жестокими чертами.
   - Красотище! - проронил Гранит.
   Гул людей так и не прекращался. Даже, сдавалось, что он стал еще намного сильней. Фандор грациозно слез с коня и элегантно поднялся по ступеням на подиум и после этого присел на золотой трон. Поднял руки вверх.
   Шум толпы поредел и, наконец, улегся. Я то услышал какие-то бессвязные звуки, и был уверен, что это голос Фандора. Снова издался рев. Люди пытались дотянуться рукой до далекого князя. Врон пошатывался от толчков потных рук, сдерживая комок тошноты, подкативший к горлу.
   Со временем Бессмертный научился распознавать кое-какие слова князя, но все-таки это были лишь отрывки фраз. Однако, самое главное, что смысл я уловил. Ключевая идея заключалась вот в чем: для того, чтобы не пустить скелетов-монстров в цитадель, с простых людей будут формироваться резервные полки. В эти отряды будут входить юноши, начиная от пятнадцати лет и заканчивая мужчинами пятидесятилетним возрастом. Остальные: девушки и женщины со стариками и инвалидами будут зачисляться в больницы, в строительные бригады, в фермерские хозяйства. То есть, по идеи Фандора все без исключения будут принимать участие в обороне столицы. По его словам, когда закончит он речь, все должны беспрекословно зарегистрироваться в только что устроенных пунктах регистрации, где каждого зачислят на нужную работу. Всем этим людям дадутся номерки, какие укажут, где они будут трудиться. У тех, у кого при проверке не найдут этих номерков будут безжалостно спалывать на кострах. Короче, тунеядцев в Шовве не будут терпеть.
   Когда я уже думал, что вот-вот меня покинет сознание от духоты, князь замолчал и ушел с подиума. За ним последовали его члены семьи. Выступ закончился. Я облегчено выдохнул. Дождались...
   Жители города и его гостьи вновь подняли руки вверх и радостно завопили. И снова, в который уже раз у меня заложило уши. С минуту спустя люди начали расходиться - все пошли регистрироваться на "добровольную" бесплатную работу.
  
   - Хромой, ты точно договорился с генералом Роткильдом о встрече? - в десятый, а возможно, уже и двадцатый раз спрашивал надоедливо Конь.
   - Точно, - устало повторил капитан.
   - А может быть, ты что-то не так понял и перепутал? Может он тебя ищет в другом месте?
   Хромой сощурил глаза и угрожающе сказал Коню:
   - Конь не раздражай, ибо у меня нервы и так на пределе.
   Конь, наверное, наконец, уразумел, что лучше придержать язык за зубами и потому, не произнося больше ни одного слова, замолчал.
   По правде сказать, я ни чуточки не осуждал Коня. Я и сам бы задал такой же самый вопрос, но, видя угнетенную физиономию бородача, я решил, что лучше будет помолчать. Остальные товарищи поступили также.
   Выступление Фандора закончилось уже как с пол часа назад. Однако Роткильд до сих пор к нам не подошел. Площадь Свободы почти опустела, и с трудом верилось, что тут тридцать минут назад было столпотворение. Двадцать пять тысяч людей - невероятно.
   А вдруг Роткильд пошутил с нашим капитаном? Может быть, он хотел над нашей наивностью поржать? Хотя нет, в то время ему было не до шуток. Как мне показалось, тогда он говорил искренно и с чистыми помыслами. Однако характер у него как я успел убедиться ужасен. Кто-то, а он мог поиздеваться над нами себе на потеху. Вероятно, сидит сейчас в каком-то уютном кабачке вместе с друзьями и ржет во всю глотку, насмехаясь над нашим доверием. Скотина. Другого подходящего слова подобрать не могу.
   Наверное, мои и товарищей помыслы через какие-то невидимые волны передались Хромому и он, сплюнув, твердо сказал:
   - У него по каким-то причинам не получается прийти. И скорей всего он не собирался вообще приходить. Пошутила тварь, - и прибавил. - Идем отсюда. И так простояли не мало времени.
   - Правильно! - громко поддержал Конь. - Обмануть нашего капитана! Как он посмел!?
   Гранит тоже не остался в стороне:
   - Я таким шутникам, как Роткильд пачками головы выкручивал!
   - Тряпье, а не человек! - завопил Бессмертный. - На кол его!
   - Кастрировать! - выкрикнул Шрам.
   Однако это всего лишь были обыкновенные слова. Косоглазый как всегда в своем духе подошел к этому делу намного серьезней:
   - На кол садить долго и опасно - кто-то может успеть заметить, как мы убиваем генерала. А вот кастрировать это да. Реальней и проще. Когда перейдем к делу? Засаду будем делать в штабе или в другом месте?
   Капитан с опаской посмотрел на Косоглазого и ответил:
   - Косой успокойся. Давай договоримся, без моего согласия, ты ничего не будешь предпринимать против генерала, лады?
   - Хорошо...
   - А то нам еще таких проблем не хватало, - он вновь глянул в сторону Косого. - Ты дал слово.
   - Я помню, - недовольно подтвердил Косоглазый и, взяв охотничий нож в руки начал аккуратно чистить им под ногтями. Как я успел убедиться за несколько лет, всегда, когда Косоглазый брался за это нехитрое дело, это значило, что он о чем-то кардинально не согласен с собеседником. Лидер клана, бесспорно, тоже знал, о чем говорит это действие, потому он еще с некоторое время смотрел внимательно на Косого, а затем, наверное, решил, что лучше больше ничего ему не говорить, и обратился теперь ко всем:
   - Ладно, забудем об этом ублюдке Роткильде. Нужно срочно решить - что будем делать дальше? Регистрироваться будем или будем питаться покинуть город?
   - Но уйти с города практически не возможно, - предупредил Гранит.
   - Знаю, - сознался Хромой, - однако только простые люди не могут убежать с Шоввы, а вот мы крутые парни с "13 Гильдии" этого еще не пробовали.
   - Это самоубийство! - категорически не соглашался Конь. - Нас быстрей зароют в землю, чем мы успеем что-либо предпринять. Лучше зарегистрироваться на работу, иначе, если мы этого до завтрашнего дня не сделаем, нас на этой же площе на какой мы сейчас беззаботно стоим, спалят заживо!
   - Ты слабого о нас мнения, Конь! - произнес Шрам.
   - Я реалист!
   - Не реалист, а пессимист хренов! - не успокаивался Шрам.
   Понимая, что ситуация может в любую секунду выйти с под контроля Врон поспешно заговорил:
   - Успокойтесь парни. Не нервничайте раньше времени.
   Слова подействовали - паника начинала улетучиваться в небытие. Бессмертный продолжил:
   - Сейчас, как и предлагал Конь, пойдем и все дружно запишемся на работу - в резервные войска. Шрам не криви лицо! Я еще не договорил! Вслед за тем, когда получим номерки, мы будем хотя бы в безопасности от жителей города - нас уже к счастью не будет беспокоить смерть на костре. Тем не менее, не будем бездействовать! Будем день и ночь активно рыскать по городу и искать туннель, который по легенде, находится под столицей. И вот когда мы его найдем, мы сможем с помощью его покинуть цитадель.
   После короткого молчания Шрам недоверчиво сказал:
   - Туннель - это легенда. Сказка. Миф.
   - "Сказка о Лафае" тоже легенда... - будто невзначай вылетело с моего рта.
   Шрам заглох. Козырного туза ничем не перекрыть.
   Хромой оглядел всех:
   - Все согласны поступить так, как предложил Бессмертный или у кого-то есть другая альтернативная идея?
   Альтернативы как ожидалось, не нашлось. С тем чтобы более не терять времени в пустую, мы безотлагательно направились к ближайшему пункту регистрации, какой находился в двух переулках от нас.
  
   - Ух!!!
   Лучше за Коня не передать то, что мы увидели. В здании, где записывают в резервные войска, людей было неумеренно много. Очередь, какая, по-видимому, начиналась в здании на втором этаже, продолжалась на улице. Длина очереди растянулась как минимум на милю, если не больше.
   - Я с ума сошел или вы то же самое видите? - спросил Гранит.
   - Мы все сошли с ума, - предположил уныло Косоглазый.
   - Нам здесь в очереди придется до ночи стоят, - накалял обстановку Конь. - Пойдемте в другие регистрационные пункты, может быть, там народу поменьше будет.
   - На что угодно спорю, что в остальных трех пунктах людей столько же, как тут. Смысла не вижу менять шило на мыло, - говорил Гранит.
   - Гранит дело говорит, - заключил капитан, - идемте лучше быстрей ставать в конец очереди, пока людей не стало еще больше.
   - Кто умней был сразу поспешил записаться. Не то, что мы, - жаловался Конь, когда мы уже стали в хвост очереди.
   - Конь, прошу, не сыпь соль на раны и так настроение ниже фарватера, - попросил лидер "13 Гильдии". - Вот если бы пошло все как по маслу были мы бы сейчас на десятом небе от радости. Не пришлось бы нам сейчас здесь потеть под жарким солнцем, не пришлось бы записываться в резервные никудышные войска, где, а я в этом полностью уверен, выжить во время битвы с чудищами будем практически невозможно - нас же бросят на передовую, а не профессиональную армию: с нами не жалко расстаться. Если даже один резервный полк погибнет этого никто не заметить, а о том, что за нами сожалеть будут, я вообще молчу. Плюс кормить нас будут плохо. Если скелеты-монстры решатся на затяжную осаду, нас совсем кормить перестанут. Подохнем от голода.
   Капитан продолжал:
   - Я ощущал, точнее, знал, что скажет князь. Потому и хотел, питался и надеялся, чтобы мы могли попасть в княжеский полк. Прилагал к этому все усилия. И, в конце концов, повезло: повстречал Роткильда. Договорился, чтобы он нас зачислил в элитный полк. И признаюсь, поверил, что все получилось. А тут такое! Предательство!
   Шрам положил руку на плечо Хромому и постарался его успокоить:
   - Ты сделал все возможное, Хромой. Это не твоя вина, что ублюдок Роткильд все испортил.
   - Шрам прав, - вновь открыл рот Конь. - А вот Роткильду мы кое-что все-таки оторвем.
   Косой оживился:
   - Значит, все же кастрировать его будем?
   Я думал, что капитан начнет успокаивать Косоглазого, однако, наоборот, он его поддержал:
   - Кастрируем! Он обманул не меня, а клан! Я ему бы простил, но клан не простит! Отомстим за честь "13 Гильдии"!
   У Косоглазого появился ужасный оскал. Остальные товарищи с клана тоже довольно потирали руки. Мы ему устроим вендетту!
   - Роткильд сдохнет мучительной смертью! - продолжал неумолимо орать Хромой. Люди стоявшие в очереди с опасением начали поглядывать в нашу сторону.
   Сквозь эти громкие угрозы Хромого издался интеллигентный голос:
   - Извиняюсь господин, ваше имя Хромой?
   Капитан, спохватившись, немедля замолчал. Перед ним стоял длинноволосый мужчина. Лучи солнца ярко отражались от его начищенных доспехов. На доспехах, как и соответственно, на белом плаще изображалось зеленое дерево. Под рукой рыцарь держал рогатый шлем. В черных ножнах весел меч с черной красивой ручкой.
   Святой Дракон! Это рыцарь с княжеского полка! Он хочет нас проучить, чтобы в дальнейшем мы больше никогда в жизни не оскорбляли их досточтимого генерала. Я не хочу в темницу! Мне одного раза и так хватило!
   Косоглазый вынул нож и начал медленно с его помощью чистить под ногтями. Косой первым приготовился к обороне.
   Хромой с перепуганным лицом ответил:
   - Да.
   Рыцарь покланялся и затем доложил:
   - Меня к вам отправил генерал Роткильд и попросил, чтобы я вас привел в главный штаб княжеского полка, где вас примут в армию. Если вы согласны, так следуйте за мной, и так на ваши поиски я потерял значительное время.
   Косой тут же словно закончив свое обыденное занятие, спрятал охотничий нож.
   - Согласен, - с некоторым опозданием произнес капитан.
   Рыцарь подал ему руку. Капитан ее пожал.
   - Мое имя Йеджр. Я генерал второго ранга. Пошлите.
   Генерал второго ранга! Не посыльной пришел, не простой рядовой рыцарь, а заместитель Роткильда! Выходит, он, Роткильд, хочет показать свою признательность Хромому. И ему это удалось!
   - Я знал, что Роткильд отличный парень! - проговорил Конь.
   - Заткнись Конь, мы видели, как ты за ним заступался, - шепотом сказал Гранит, чтобы его ненароком не услышал Йеджр. - Чего стоим? Не отстаем от капитана, - уже громче скомандовал низкорослый Гранит.
   Правда, а чего мы стоим? Хромой и Йеджр между собой общались, а мы на почтительном расстоянии следовали за ними.
   А я уже думал, что госпожа Фортуна бросила меня.
  
  

Штаб княжеского полка

  
   Мы подошли к белой карете, на дверях которой изображался рисунок зеленого дуба. Выходит, что передо мной личная карета генерала. Умеет же Роткильд произвести неизгладимое впечатление. Интересно, какой он еще приготовил сюрприз?
   Шестеро членов клана с генералом второго ранга вместились удобно в карете, и только после этого она двинулась с места. Безусловно, черная карета "13 Гильдии" и в подметки не годилась этой белой красавице. Здесь на полу белый мякенький коврик лежал. Окна на дверях прикрывали занавесы. И, на что также обратил особое внимание, сидения были очень мягкие. Но это лишь маленькие нюансы. Главное отличие: тут чисто! А ни пылинки!
   После этого я сделал заключение: это КАРЕТА! А та наша родная черная - сортир на колесах!
   - Главный штаб находится в "городке богатых", - объяснял Йеджр. - Именно туда мы и направляемся.
   "Городком богатых" называют в народе центр города, какой окружается дополнительной оборонительной стеной. Там где и возвышались здания небоскребы. Там где обитают правители не только Шоввы, но и всего Роата.
   И я туда еду! Это сон!
   Спустя пять минут нас уже пропустили через ворота второй стены. Затем мы вышли с кареты, и зашли в пятиэтажное здание, на центральных дверях которого висела табличка: "Штаб княжеского полка". Йеджр завел нас в одну с многочисленных комнат и обратился к мужчине, который сидел за столом, на каком лежало множество раскиданных бумаг:
   - Жак, принимай их всех в княжеский полк.
   Жаком оказался пятидесяти-шестидесяти летний мужчина с большим подбородком, и с таким же огромным лбом. Разве могут рождаться такие уроды? И к тому же жить?
   Жак приподнял голову от бумаг, сонно осмотрел каждого с нас и после этого хриплым пропитым голосом выговорил:
   - Шутка?
   Йеджр спокойно ответил:
   - Ошибаешься. Сам лично генерал Роткильд требует, чтобы их приняли в наши ряды. Короче, это приказ генерала и обсуждению он не подлежит.
   Толстобрюхий Жак лениво приподнялся из-за стола, вытер крохи хлеба со своего мундира. Затем грубо начал говорить:
   - Шесть человек одновременно принимать я не буду. Ибо я такого никогда не делал! Плюс к этому они не прошли отбора, чтобы к нам попасть. Без пройденных испытаний, как пишется черным по белому в статуте, я не имею права никого зачислять в княжеский полк. А этих оборванцев тем более! И точка! - и закончив свою речь с неприятной гримасой сел обратно на стул.
   Йедрж не растерялся и хладнокровно потребовал:
   - Принимай - это приказ Роткильда.
   Жак мизинцем полез в рот и, вероятней всего, начал чистить им зуб. После того, когда он закончил это занятие, он соизволил ответить:
   - Не собираюсь.
   У генерала второго ранга на левом виске надулась вена, и он тверже сказал:
   - Ты меня и так раздражаешь, Жак. Будь моя воля, ты уже бы давним давно тут не сидел.
   Толстяк резко ударил ладонью по столу:
   - А будь моя воля: тебе, Роткильду и многим другим как бы дал пинка под зад!
   Теперь и Йедрж прибавил голос:
   - Как ты смеешь со мной так общаться, наглец! Ты по рангу ниже меня! Посему должен беспрекословно исполнять то, что я тебе толстяку говорю! Выполняй, что я тебе сказал!
   - Н-и-к-о-г-д-а! - ехидно ответил Жак. - Наш штаб и так превратился в какой-то семейный бордель: генерал Роткильд кого не лень принял в княжеские войска. Я еще понимаю: брата, свата, брата любовницы, друга брата любовницы устроил в княжеский полк! Но чтобы простых крестьян взять, - он указал пальцем на нас шестерых, - это нужно вообще сдуреть! Пусть еще начнет животных трудоустраивать к нам: быка, корову, пусть козла, который на него чем-то похож, возьмет себе в заместители!
   Йеджр покрылся краской:
   - Ты хочешь сказать, что я козел???
   - Я этого не говорил, - ответил Жак и во весь голос неприятно засмеялся.
   Йеджр нервно дыша, подошел к столу, за каким сидел толстобрюхий Жак и пригрозил:
   - Держи свой поганый язык за зубами, иначе...
   Жак внимательно посмотрел прямо в глаза генерала:
   - Иначе что? Ты все одно ничего не сделаешь мне, ибо тогда ты полетишь со своей должности!
   - А мне на нее плевать!
   - Ложь! - хрипло закричал Жак, - Ты за свое место любому будешь задницу лизать! Даже мне!
   - Заткнись!
   Правая рука Йеджра сжалась в кулак. Рано или поздно его нервы должны были сдать. Но, когда казалось, что неминуемый удар вот-вот произойдет, дверь неожиданно открылась, и на пороге к всеобщему удивлению стоял Роткильд.
   - Что случилось, господа? - поинтересовался генерал первого ранга.
   С неуловимую секунду Йеджр был в растерянности. Его кулак разжался. Жак также не ожидал, что сейчас в его кабинете появиться Роткильд, об этом явно указывало его уродливое лицо. Первым со ступора вышел заместитель генерала и широко улыбнувшись, выставив передние зубы на всеобщее обозрение, сказал:
   - Общаюсь с любезнейшим господином Жаком. - теперь он обратился к толстяку. - Не правда ли, дружище Жак?
   Жак быстро среагировал:
   - О да. Как оказалось, Йеджр умеет глубокие познания! С ним так приятно беседовать!
   А вот теперь в растерянности был Бессмертный. А почему Йеджр молчит и не расскажет правду своему начальнику? Жака понять можно, он заинтересован, чтобы этот неприятный разговор остался в тайне. Так ради чего он - Йеджр "помогает" Жаку? Или он не хочет показаться ябедой? А может быть, он наедине с Роткильдом без свидетелей собирается пожаловаться на Жака?
   Жаль. Истинного ответ скрыт за семью замками.
   Тем не менее, в одном я точно уверен - это не простая обыденная ссора. В штабе княжеского полка, в чем я успел убедиться, не все так гладко. Всеобщего единения и понимая тут нет. Неужели Роткильда намереваются некие личности сместить с занимаемой должности?
   Роткильд спросил:
   - Если у вас так все хорошо, почему вы так орете? Вас с улицы даже слышно!
   - Смеемся мы, - без запинки ответил Жак. - Йеджр не только умен, а к тому же знает такие пикантные анекдоты! Обхохочешься со смеху! А вот за громкий смех, конечно, я извиняюсь. Я понимаю, смеяться так не позволено в штабе. Поверьте, в следующий раз я постараюсь свой смех всеми возможными и не возможными способами сдерживать, - искренно обещал Жак и, положив пухлую руку на сердце, прибавил. - Даю слово: такое больше не повториться.
   Роткильд удивленно приподнял правую бровь и обратился к генералу второго ранга:
   - Анекдоты знаешь?
   Йеджр утвердительно кивнул головой.
   - Не знал. Напомнишь мне, а то я могу случайно забыть, что я хотел услышать от тебя пару интересных анекдотов, договорились?
   В этот раз кивок Йеджра был не такой уверен, чем в предыдущий раз.
   - Послушал бы сейчас, однако время поджимает, - сознался генерал. - На пир нужно срочно идти, и так сильно опаздываю. Жак, ты принял уже шестерых новобранцев в полк?
   Жак быстро присел и, беря наугад пару разбросанных листиков со стола, начал как бы их внимательно рассматривать:
   - Осталось, безусловно, еще кое-что подписать...
   Физиономия Роткильда стала немного не довольной. Заметив недовольство генерала, Жак быстро добавил:
   - Но это не проблема. Я сам то, что нужно допишу.
   Лицо Роткильда мгновенно посветлело и с надеждой он спросил:
   - То есть они свободны?
   - Конечно.
   Роткильд обрадовано ударил в ладоши и сказал:
   - Отлично! Однако мне нужен только один человек - Хромой. Остальные мне на данную минуту не нужны, потому они сами могут заполнить все требующуюся документы. Вам, Жак, необходимо только лично написать бумаги вместо Хромого. Вы справитесь?
   - Управлюсь генерал Роткильд. Вы главное не волнуйтесь - все будет сделано на высшем уровне.
   Генерал Роткильд радостный, что все уладилось, обратился к Хромому:
   - Идем Хромой, пока еще не поздно. И ты Йеджр не отставай.
   Генералы Роткильд и Йеджр и с ними капитан "13 Гильдии" незамедлительно направились к выходу. Когда закрывалась дверь, Жак приятным голосом им вслед выкрикнул:
   - Всего вам наилучшего!
   Дверь громко закрылась.
   В этот же миг наигранная маска с лица толстого Жака начала слазить. Лик опять ставал груб, грозный, не вызывающий доверия. Он неторопливо развернул свою уродливую голову к новобранцам и шепотом угрожающе произнес:
   - Теперь настал ваш черед.
   Сотоварищи с клана нервозно между собой огляделись.
  
   Однако ничего страшного с толком не произошло. Несомненно, Жак старался испоганить нам настроение разными способами: поднимал голос, с высока посматривал на нас; находил выдуманные ошибки в документах, которые нам положено было заполнять для устройства в княжеский полк, из-за чего нам несколько лишних раз приходилось их заново переписывать, что, безусловно, действовало на нервы. То есть, стремился показать, что он здесь на высокой должности, а мы его подопечные - рабы. Выходило это у него, по правде сказать, не плохо, профессионализм ощущался. Тем не менее, для нас это были цветочки, мы сначала опасались, что он как-то хуже будет вести, предполагали, что может поднять руку.
   Когда, наконец, все было правильно оформлено и Жак принял документы, он позвал своего личного помощника, кой отвел нас благополучно в казарму. Свободные кровати в большом количестве имелись в помещение, поэтому мы сделали заключительный вывод - полк не полный, то есть недобор или, по-другому говоря, не хватка профессиональных бойцов в княжеском отряде. Это может значить: 1) в Роате уменьшилось количество людей, какие хотят служить в армии; 2) в Роатском княжестве стремятся с самого детства вступить в армию, но, не имея удовлетворительной физической силы и не умея правильно пользоваться холодным оружием, мечты как волны разбиваются о скалы; или, как самое правдоподобное 3) Роат, а именно правящая династия межстоно-роатских, экономит на армии.
   Если третья версия верна, тогда понятно, почему с каждым годом сокращалось войско. За одно десятилетие Роата армия сократилась с пяти тысяч пятисот до двух тысяч двухсот человек. Разница чувствуется! И то, обратите внимание, почти треть служащих в армии находиться в цитадели. Выходит, что оставшиеся тысяча пятьсот человек защищают остальную громадную территорию Роата. Какие-то полторы тысячи! Не вериться!
   И только теперь осмыслив все это начинаешь понимать, почему Стекс последний правитель Вирка прибегал к услугам разных кланов. Не спорю, проблем они много делали, в основном из-за них наркобизнес расцветал в городе. Каждый день в Вирке в среднем происходило одно убийство. Не во всем этом, конечно, они виноваты, но из-за их существования все это случалось. Они как бы выступали гангреной города и только уничтожив ее можно было навсегда избавиться от страшной хвори. Но парадокс заключался в том, что без четырех кланов Вирк не мог обойтись. Не будь их, город Вирк оставался бы под охраной всего лишь двухсот стражников! А если в городе вдруг начнется бунт? Жило в городе множество маньяков, бывших заключенных и убийц, оттого вероятность в этом была велика. Так вот, две сотни бойцов были бы смяты, Стекса и его приближенных, безусловно, убьют. Вся казна Вирка перейдет в руки бедняков. А если среды руководителей повстанцев найдется разумник, так почему ему в голову не может прийти мысль об появление новой страны со своими кордонами и со столицей у Вирке? И конечно рано или поздно придет такая мысль. А если они еще вздумают открыть врата на Небесном перевале... Будет горе, горе, горе. Оттого и приходилось смириться с паразитирующей гангреной. С ней, как вы сами видите, не особо сладко, однако намного безопасней для трона, что Стекса и все руководство Княжества Роат абсолютно устраивало.
   А сейчас вновь возвращаемся к тому, с чего начинали и делаем выводы: армия уменьшилась почти вдвое. Правители Роата на этом не плохо подзаработали, ибо с бюджета меньше денег уходило на их немалую оплату. Казна возросла, но соответственно беспорядок по всей страны во много крат возрос.
   Я снова, в который уже раз убеждаюсь, чтобы правительство жило еще слаще, чем раньше, нужно, чтобы чернь, то есть почти девяносто пять процентов людей всей страны, стало еще бедней. Проще говоря, для их благополучия нам нужно есть меньше, спать меньше, опасаться за свою жизнь.
   Одним словом - стать мучениками.
   После того как указали нам, где находится наша казарма, нас тут же отправили в конюшню проходить, условно говоря, крещение. Признаюсь, работенка та еще. Но я с приятелями вместе кое-как смог с ней управится, бесспорно, не мастерски, но после наших усилий она смотрелась намного чище, чем до нашего прихода. Следом нас, когда стрелка часов четко указывала восемь часов, отправили на тренировочную площадку, где нас должны были представить всему княжескому полку. Хромой также тут был. Честно говоря, приняли нас, как мне показалось, не очень тепло. Но это мелочь.
   А потом пошла череда дней. Нас начали потихоньку брать в патрули, что, очевидно, подняло нам настроение. Ибо теперь чистить конюшни и сортиры не требовалось, этим будут заниматься, как и занимались прежде простые крестьяне.
   Хромой редко с нами бывал, почти целый день он проводил в компании Роткильда. Ему даже выделили отдельную комнату по просьбе генерала. По редким разговорам, какие мы сумели с ним провести, мы выяснили, что он с каждым днем больше входит в доверие Роткильда. По его словам скоро он может стать, если повезет, его заместителем. Мы радовались.
   Также в свободную минуту я вспоминал о Бжестофе. Как-то не хорошо вышло. Он мне и Шраму в тяжелую минуту помог - спас от смерти, а мы ему кроме слов благодарности ничего с толком, если вдуматься, не дали. И бросили. Мы: я и Шрам договорились с ним - Бжестофом, что идем прогуляться по Шовве и скоро вернемся. И не вернулись. Конечно, это было сделано не специально, а случайно так получилось. Однако будь я на месте Бжестофа, я бы подумал, что мы умышлено покинули его. Ох, не красиво получилось... Но я его, даю слово, чего бы мне это не стоило, найду! И все объясню. Он поймет. Надеюсь.
   На третий день, после того как мы вступили в княжеский полк к Шовве подошли скелеты. Через центральные врата цитадели впустили последних беженцев, а затем их крепко закрыли. На высоченные стены поднялись лучники. К стенам начали сбегаться резервные полка, как и предсказывал Хромой, их собрались бросить первыми в бой. Глаза людей выдавали испуг. Старики и старухи с детьми и женщинами со слезами молились. Мужчины гордо подняли головы к синему небу. Правители Роата с многоэтажных зданий выглядывали наружу, стараясь с мельчайшей деталью рассмотреть загадочных чудищ.
   Жители и гостьи столицы приготовились к последней битве.
   Но монстры к всеобщему удивлению не бросились немедленно штурмовать стены, а молча, не издавая лишнего звука, направились в порт. И как оказалось, поселились там. К тому же, самое удивительное, что они ничего не предпринимали.
   "Осада?" по столице раздалось эхом. Пол дня спустя по городу в каждой таверне, в каждом доме, в каждой палатке, на улице, на оборонных стенах люди говорили то же самое слово, только в конце не ставили знак вопроса.
   Осада.
   Нас осаждали.
  
  

Удары колокола

  
   - Бессмертный, вставай.
   Врон еще полностью не проснувшись начал недовольно гримасничать. Было понятно, что он категорически отказывается просыпаться. Однако когда начали его энергично трясти за плечо, стало ясно, что в покое как бы он этого не жаждал, его не намериваются оставлять. Ничего не оставалось, как послушно приподняться на локтях и открыть сонные глаза.
   - Ну наконец-то дождался, - обрадовался Шрам. - Твое время настало, иди на пост.
   Приятель подождал, чтобы я встал, а потом мгновенно упал на освободившуюся койку. Краем глаза я, когда приводил себя в порядок, увидел, как Шрам из под койки достал бутылку и одним глотком осушил ее. И тут же отключился.
   Заснул, гад. А я и не знал, что оказывается, подо мной лежала такая драгоценность! Сделал заначку, а меня о ней даже не соизволил предупредить. Припомню я ему, припомню...
   Врон взял пустую кружку со стола и зачерпнул ею в ведро с обыкновенной водой. И отпил глоток. Великолепно, холодненькая. С кружкой у руке Бессмертный спокойно вышел с помещения на улицу. Ветер нежно обласкивал лицо. Небо, как и в предыдущие несколько дней оставалось чистым. Луна на пару со звездами ярко освещала город. Он допил воду и отставил кружочку на подоконник окна.
   Что ни говори, но три огромных небоскреба это архитектурный шедевр. И как же архитектора с рабочими умудрились сделать такое высокое, тонкое здание? Без магии не обошлись, в этом я полностью уверен. А верхушки все ж таки необыкновенные! Чем ближе к вверху, тем здание начинает сужаться. И за этого эти башни-дома напоминают длинные копья.
   А красиво то как там! По крайней мери Хромой это утверждал, ибо я подтвердить этих слов не могу - вот меня там, к сожалению, никогда не было. Тем не менее, я капитану верил. Он всегда говорил правду. Бывало, конечно, врал, без этого никак в нашем мире, но если его сравнивать, например, с Конем, то его можно образно именовать человеком-правдой.
   Так вот, по его словам, все здание обделано внутри с чистого золота. Даже стены! Факелы, какие висят вдоль стен, не поверите, горят вечно - никогда не тухнут. И, что меня наиболее удивило, в трех зданиях имеются волшебные комнаты! Заходишь в них и говоришь в голос, на какой тебе с тридцати этажей требуется подняться и, комната-подъемник, как ее называл Хромой, немедленно исполняет приказ. Комната на колоссальной скорости начинает подниматься вверх и уже через десять секунд ты попадаешь на двадцать пятый этаж! Фантастика и только! А вот уже, чтобы подняться выше нужно, как ведал капитан, подниматься по лестнице, ибо комната-подъемник не может "лететь" выше. Вот бы мне на ней покататься!
   Стоп. Мы уже обсуждали, что Хромой почти никогда не обманывает. Почти. Но изредка ложь все-таки бывает исходит с его уст. А если комната-подъемник и есть эта редкая ложь? Я понимаю, там, в здании, возможно, на самом деле много чего необычного и Хромой, чтобы передать свои радостные ощущения решил немного приукрасить действительность. Наверное, так оно и есть. Жаль.
   Плевать! Мне все равно - пусть это будет чистейшая ложь! Но мне хочется верить и я буду верить, что волшебная комнатка там есть, что она существует. И точка! Так для сердечка приятней!
   С другой стороны от меня, напротив, с беседки вышел мужчина и поднял руку в знак приветствия. Врон не остался в долгу и ответил:
   - Привет, Лемборд. Как жизнь?
   - Хреново.
   - Понимаю, - посочувствовал Бессмертный. - У меня так же. Ладно, я наверх поднимусь, посмотрю, не пробует ли некая дрянь по стене залезть к нам.
   Лемборд, зевая, одобрительно кивнул и снова вернулся обратно в маленькую беседку. Вероятней всего спать пошел. Да уж, работнички... И это люди, которые служат в элитном подразделении - в княжеском полку? И за что им платят деньги? Меня еще понять, если сильно постараться кое-как можно: я устроился сюда по знакомству. Не проходил никакого отбора, в отличие от большинства. Мне простительно. Но как здесь в этих рядах очутились другие? Они тоже не блещут физической силой, в фехтование не все так гладко, на конях, представьте себе, не все ездить умеют! Как их могли в здравом уме сюда зачислить?
   Или они сюда в точность как я по знакомству попали? Жак вроде говорил во время ссоры с Йеджром, что генерал Роткильд принимает в полк кого не лень. Выходит, что так оно и есть.
   Я посмотрел в соседнюю беседку: Лемборд присел возле спавшего товарища и прикрыл глаза. Вздремнуть решил. Шрам в другой беседке тоже спал. Получается, что только я один на боевом посту. Хм...
   Врон медленно переставляя ноги поднимался на стену. Добравшись наверх, он облокотился левым боком о каменную стену башни.
   Тишина. Весь город спит в глубоком сне. С парка Степродшифа тоже не доносился гомон. Спали. И в этом, поверьте, не было ничего сверхъестественного. После того как к стенам подступили чудища, с тех пор прошло уже восемь дней, в столице был издан приказ об уменьшение употребления еды и воды, и запрещали ночью веселиться. С этим указом сразу естественно прекратился смех и радость горожан, в особенности беженцев, какие обитали в легендарном парке. Большинство понимало, что теперь с этого момента о танцах и веселье нужно позабыть.
   Распоряжение правительства было правильным. Запасов еды с водой у города хватит, в крайнем случае, на два месяца, потому немедленно следовало уменьшит рацион еды. Кто знает, сколько монстры еще собираются ждать.
   Сознаюсь, а все-таки неприятно, когда так тихо. Жутко. Начинает казаться, словно за мной кто-то наблюдает.
   Ага! Вон там видите? Прячется кто-то возле жилого дома! Или? Хм... Как я умудрился перепутать дерево с живым человеком? В шизофреника потихоньку начинаю превращаться. А я всегда думал, что, работая охранником, ты только рискуешь физическим здоровьем. А получается, что и в прибавку психика страдает. Ой, лучше, наверное, спущусь обратно в низ к ребятам, пока еще окончательно с ума не сошел.
   И почему я так волнуюсь? Сегодня будет хороший, спокойный день.
   Бессмертный решил было развернутся и спуститься в низ, но неожиданно тишину прорезал некий звук. Удар в колокол.
   Врон встал как вкопанный. Это шизофрения так действует?
   Еще спустя пару секунд издался громкий удар колокола.
   Бессмертный поглядел в сторону собора Святого Дракона, ибо именно оттуда доносились удары о колокольню.
   Вновь раздался церковный звон.
   Кожа Врона покрылась многочисленными мурашками.
   - Не может этого быть...
   А удары о больший колокол, не переставая, следовали один за другим, и их мощный гул входил в каждый дом, в каждую палатку приводя пробудившихся людей в неимоверный ужас.
   По указанию правительства, какое было принято пять дней назад, во время осады стучать в колокольню нужно только тогда, когда в столицу проникнет враг.
  
   - Проклятье!!! - зашипел Орсан. - когда вы мрази убьете его? Сколько же можно? Или вы хотите, чтобы я сам поднялся и прирезал этого наглеца?
   Наконец выпущенная стрела все-таки вонзилась в священника, который со всех сил был о колокол и он, держась крепко обеими руками за стрелу, оборвался с верхушки собора Святого Дракона, на крыше какой и находилась большая колокольня, и рухнул наземь в пару шагах от Орсана.
   - Главное, чтобы за этого ублюдка весь план не провалился! - возмущался Орсан и плюнул в сторону трупа. И теперь, когда священника больше не было в живых, он решил свою злость излить на рядом стоявшего Тора. - Как вы могли его пропустить? Я ж сказал всех убить священников в соборе Дракона!
   - Мы сделали все возможное, князь Орсан. - твердо сказал Тор. В его голосе даже маленькой нотки испуга не ощущалось. - Он сумел как-то все же выжить в кровопролитной резне и умудрился, хотя я понять не могу до сих пор, как это ему удалось, пробраться к колокольне. Поверьте, я опять повторю, мы сделали все, что от нас зависело, однако госпожа Фортуна отвернулась в этот раз от нас.
   Орсан внимательно выслушал, как ему казалось, нелепое объяснение генерала, и в ответ промолчал.
   Хорошо, пусть думает, что я поверил его россказням, от этого я не обеднею. Хоть чушь сказанная Тором полная. Какая может быть госпожа Фортуна? Эта богиня что ли? Святой Дракон, Тор язычник, болезнь его побери! Иноверец! Как он смеет думать, что кроме Дракона создателя простых людей есть еще кто-то? Спокойствие. Успокойся Орсан, успокойся. Держи себя в руках. Пускай верит в то, что он хочет. Сейчас не это главное, основное в данную секунду быстро захватить город. Без его командования намного тяжелей придется захватывать богатую столицу. Пусть сделает свою работу, а когда Шовва падет, от него можно будет избавиться. Язычнику не место жить на Острове.
   Да, правильно, так я и поступлю.
   Улыбнувшись Орсан спросил у своего генерала:
   - Сколько людей уже поднялось на поверхность?
   - Где-то семь тысяч, государь. Три еще в туннеле.
   - Отлично. Начинай действовать по плану Дьявола.
   Генерал коротко кивнул большой головой:
   - Приступаю, - и в подтверждение своих слов Тор направился в глубь войска и начал четко раздавать команды своим подопечным.
   Князь Драконьего княжества одобрительно посматривал за действиями генерала. Да, это у него получается превосходного. Прирожденный главарь армии. Горько только на душе, что его придется после захвата столицы убить... Ай да ладно! Будет еще время за ним скорбеть, сейчас для этого неподходящее время. На данный момент битва. Вот о ней можно и нужно обязательно думать.
   Князь Орсан с явным довольством осматривал своих бойцов. Приятно видеть всех такими заряженными на бой. Не поверите, как душа моя радуется, лицезря их такими воинственными. Они, как и я, тоже роатцев ненавидят! То что надо! Видно, что истинные дети Драконьего княжества!
   Только женщины, как мне кажется, немного портят общее впечатление. Я понимаю, они, как и мужчины видят в своих снах, как гибнет нация роатцев. Не переваривают их. Но когда женщина одета в кольчугу и в руках держит топор, меч или тем более алебарду сердце начинает горько ныть. Войны созданы для настоящих мужиков, а женщинам нужно дома сидеть и за детьми следить.
   Я, по правде говоря, хотел от них избавиться, однако Сатана категорически запретил такое делать. Сказал, что их в нашем войске почти полторы тысячи, и если их выкинуть с войска, то шансы на успех во время штурма цитадели сократиться, чего мы себе позволить не можем. Поэтому как вы сами видите Лукавый, то есть Дьявол, поддержал женщин. Это его воля, а не моя.
   Эх. Без Дьявола как-то уже непривычно. Весь поход, какой уже длиться больше месяца Сатана всегда сопровождал меня, всегда был рядом. Только во время моего сна, безусловно, покидал меня, уходив с моего шатра. Хотя. Откуда я могу знать, что он ночью за мной не следил? Вот вопрос, так вопрос... Но это не суть главное. Какая разница: наблюдает он, как я сплю или нет?
   А я уже, сознаюсь, успел привыкнуть, что все время рогатый монстр возле меня. Совет мог какой-то нужный подкинуть; когда видел, что я скучаю, начинал рассказывать очень интересные истории. Сильно они были похожи на обыкновенные вымыслы, хоть Сатана уверял в обратном, будто это истории с его жизни и они правдивы.
   Но сейчас его рядом не было. Успокаивало только одно, что это не по его прихоти он не составил мне компанию. Он просто не мог пойти со мной. И на это, заметьте, были веские по его словам причины. Какие именно? Нелепые, как мне сначала показалось, тем не менее, я ему, к своему удивлению, полностью поверил. Но если немного подумать, то я всему, что он мне говорил, верил...
   По его уверениям на цитадель в свое время была наложена страшная магия Богом - главнейшим врагом Сатаны, - какой в те времена правил и жил в Шовве. Тогда столица именовалась по-другому: Райград. Но это не важно, не имеет к делу никакого значения. Так вот, Бог сделал это потому, чтобы Дьявол, если он даже вдруг сумеет все-таки вырваться с Пещеры забвения, не мог править в цитадели Шовве. Наложенная магия не позволяла Сатане войти в столицу, перед ним вроде появлялась невидимая стена, какая именно и перекрывала ему дорогу.
   Не вериться даже, что, оказывается, кто-то в мире есть намного могучее моего друга Дьявола! Куда еще ж сильнее?
   Я поверил, а мне другого выхода не оставалось. Дьявол не будет мне лгать - зачем ему это? Он в предательстве, как мне кажется, совершенно не заинтересован. Что это ему даст?
   Аналогично кроме Дьявола в Шовву не могли и скелеты во главе с Голтом Щиторубом вступить. Пред ними тоже возникала препятствующая волшебная стена. Они, как объяснял рогатый чудище, создания воскрешены с помощью его магии. Вследствие этого на них также падает или по-другому выражаясь, передается страшное заклятие Бога. Будь скелеты подняты другим волшебником, не им - Сатаной, тогда скелеты-монстры без проблем бы ворвались в древний город. Однако, к несчастью, другого чародея не нашлось. Альтернативы не было. Поэтому скелеты Щиторуба по прихоти воли поселились в порте недалеко от города. Им только оставалось дожидаться нас.
   И когда мне огненный монстр рассказал это, вот только тогда до меня наконец-то дошло, зачем нам потребовалось десятитысячная армия людей. А раньше я этого не разумел. Сами подумайте: четыреста жаждущих крови скелетов сами захватили Небесные врата, спалили дотла Вирк, ограбили Таратазар-на-Торе, Восло и много других чуть поменьше городов. И при этом не потеряли ни одного своего бравого воина! И для чего им в помощь смертные люди?
   А не так то все просто в нашем маленьком уютном мире!
   Ха. А вы посмотрите! Выходит, что Сатана без моей помощи не сумел бы управиться. Без меня он никто! Приятно это осознавать, как бальзам на душу. Радость переполняет!
   Лукавый, в самом деле, с этим не поспоришь настоящий стратег. Все продумал! "План блицкриг" по захвату Роата, где главной целью является цитадель Шовва, шел, как говорится пописанному. Как и обещал Дьявол, на сорок первый день, после того как мы выйдем с Астона, древний город Шовва должен пасть. Как раз сегодня наступил предсказанный ранее день. Все рогатый просчитал! Абсолютно все!
   Конечно, во многом мы вложились в эти сроки с помощью скелетов Щиторуба. Без них, и то, если бы все хорошо складывалось для нас, мы бы только вышли с Восло. И, несомненно, надо не забывать, что армия потеряла бы много людей в битвах, как минимум наши ряди сократились бы в двое.
   Да, что ни говори, наш авангард - отряд скелетов, которые расчищали дорогу главному войску, намного облегчили наш путь. Свою миссию они выполнили на пять с плюсом.
   Единственное, что мне подпортило настроение, что когда мы шли через Пустошь, темп армии значительно упал. Естественно, начинило сказываться отсутствие на этих землях воды. Перед тем как вступить на безводную землю между Вослом и столицей воинство, бесспорно, запаслось большим количеством воды. Тем не менее, к сожалению это должным образом как бы нам хотелось, не помогло. Скорость передвижения понизилась. А так бы, если здесь были в достаточном количестве речки, а не пустошь с палящим солнцем, тогда мы, безусловно, перевыполнили бы план и добрались до столицы на три дня раньше, чем было запланировано.
   Смотрите-ка, а Дьявол предвидел, что армия замедлиться вовремя пересечения Пустоши. И даже знал на сколько дней! Вот дает!
   И по блестящему плану Шовва ляжет под нашими ордами. И как теперь не верить, что мы победим?
   А план штурма цитадели, какой он придумал! Видно, правду говорил, что он раньше много веков назад здесь в столице жил. Не верите? Так скажите: откуда он мог знать, что под городом есть подземный туннель? Вы не ослышались - ТУННЕЛЬ!
   Ха! Ха! Невероятно, не правда? И как уверял чистосердечно рогатый великан, об этом подземном туннеле роатцы ничего не знают. И это самое смешное! Как рассказал Сатана, этот туннель создавался его народом как черный выход с города. На всякий случай, если вдруг Райград начнут штурмовать (о внешних врагах своего народа Дьявол ни разу не проронил слова, наверное, не хотел, чтобы я знал о них) и когда станет точно понятно, что город не устоит, и над жителями нависнет угроза гибели, и чтобы избежать уничтожения целой цивилизации, для этого и был сконструирован подземный туннель. Он создавался для отступления женщин, детей и последних оставшихся в бою мужчин.
   А тут такая трагедия! Подземная дорога, какая создавалась как в помощь горожанам, должна была перейти на нашу сторону. Какая злая судьба! Рок! Туннель ставал главным оружием штурмующих. Без него, как мне по секрету поведал Сатана, весь план бы рухнул. Сердце Роата - цитадель Шовва - со своими огромными стенами осталась бы непреступной даже для десятитысячного войска. Через два-три месяца, конечно, провиант в столице бы закончился, и им ничего другого бы не оставалось, как самим открыть ворота и добровольно сдаться. Тоже не плохо, однако Дьявола это категорически не устраивало, ибо он сгорал от нетерпения войти как быстрее в Шовву.
   Подземный туннель выходил на поверхность в семи километрах от столицы, прям в глуби густого леса. Огненный гигант лично нашел и показал нам большой металлический круг, который крепко врос в землю. А над кругом, что делало его незаметным, росло множество густых кущей. Дьявол сам без посторонней помощи вырвал кусты с корнями, а затем взялся большими пальцами за края круга и, напрягшись мышцами, вырвал его с земли. Как и обещал Сатана, под люком оказался подземный туннель. Сколько раз ему еще придется меня приятно удивлять?
   Теперь все зависело от нас. От меня и моих людей. Дьявол со Щиторубом и с его поданными скелетами оставался в стороне. Они и так сделали все возможное, что было в их силах.
   Все зависит от нас... Приятно это осознавать! Судьба Шоввы в моих крепких руках! Я ее обещаю - раздавлю!
   И мы спустились в подземный туннель, а Дьявол стал невидимым и направился в порт к скелетам Голта. И ждал.
   Вот так мы очутились тайно в столице. А жители о нас даже не подозревают!
   Точнее, раньше не подозревали... После ударов колокола все роатцы, вероятней всего, на ногах уже стоят. Почему мои люди не сумели убить этого жреца? А так все хорошо шло.
   Спустя пол дня первая группа людей все же достигла другого конца туннеля. Они тихо общими усилиями подняли тяжелый круг, освободив проход. Со временем мы поняли, что вход в туннель был сделан не где-либо, а в самом соборе Святого Дракона. Точнее, это сейчас это прекрасное сооружение называют собором Дракона, а раньше, когда делалась подземная дорога, здание служило для чего-то другого, не так ли? При правлении Бога, который здесь господствовал, о Драконе ничего еще не знали. Так для чего все-таки это здание делали? Очень уж оно на собор похоже. Может быть, здесь народ Бога молился некоему другому божеству?
   Выход был сделан в маленькой запиленной комнатке, куда к счастью никто не ходил. Дождавшись глубокой ночи, заместитель Тора Вульбер с людьми первыми поднялся на поверхность, и немедленно приступили к своей работе, какая заключалась убить всех жрецов в соборе, которые еще не покинули здание.
   Спустя пол часа Вульбер вернулся и доложил, что кроме нас в соборе не осталось ни одного живого роатца. После его слов с туннеля быстро стала подниматься армия. Все было отлично!
   Но проклятый звон колокольни! Ладно. Значит так надо. Ничего уже не изменить.
   Главное что армия почти вся выбралась на поверхность. Теперь нужно постараться, чтобы все было сделано как нужно. Как говорил Дьявол. Импровизировать не требуется.
   Орсан наблюдал, как Тор с армией побежал в сторону трех небоскребов. К "городку богатых". Как и договаривались.
   Князь Драконьего княжества быстрым шагом последовал за Тором, стараясь не отставать, и при этом тихо в голос повторял:
   - Корона князя. Найти и взять. Корона князя. Найти и взять...
  
  

Палац Фандора

  
   - Впустите! - выкрикивали горожане с другой стороны стены, и отчаянно не прекращали бить кулаками о врата. - Просим вас - впустите! Сжальтесь!
   И так уже десять минут. Крики детей, плач женщин и проклятия мужчин с каждым мигом все больше распыляли мое сердце. И я им помочь не могу. Приказ дан сверху - Роткильдом, и я должен его безоговорочно выполнить.
   Удары колокола разбудили всех жителей Шоввы. По столице прошла волна бешеной паники. Все ясно понимали - враг в городе! Смерть близка.
   Роткильд первым делом что сделал, велел закрыть ворота в "городок богатых", что мы беспрекословно тут же выполнили. Хотя я не понимал для чего это нужно? Будь моя воля, я бы открыл крепкие врата и пропустил крестьян. Все одно врага пока что еще рядом не видно.
   Или, может быть, правительство так зажралось, что они, несмотря даже на страшную опасность, не могут переносить внешний облик черни? Неужели они уже считают, что территория "городка богатых" стала святой? Что кроме достопочтимого правительства сюда не имеет права заходить бедный крестьянин?
   Наверное, это на самом деле так. Власть и деньги губят людей, делая с них извергов. Эта фраза прямо-таки точно подходит нашему правительству.
   Все бойцы с княжеского полка усердно работали: первые подносили боеприпасы: стрелы, камни; другие укрепляли врата, третье занимали боевые позиции на стенах и башнях и т.д. Физиономии профессиональных бойцов четко говорили - спасения нет. На их глазах можно было прочесть - смерть рядом. Знали что умрут, что им осталось жить недолго, максимум час. Однако они не рыдали, морально не сдавались. Их специальность - война. А имея такую работу за плечами нужно вразумительно осознавать: смерть в бою рано или поздно, но все же придет. К этому они морально готовились самого глубокого детства. Потому можно не удивляться, видя их непоколебимую стойкость.
   - Идут! - указывая рукой на запад, взвил один с бойцов стоявший на самой верхушке башни. - Идут!
   Услышав это, крестьяне опять с новыми силами забили кулаками о врата и требовали, чтобы их немедленно впустили. Мы их вроде не слышали...
   Бессмертный сглотнул и стоя на оборонительной стене, посмотрел за указанным направлением. Еще не видно. Один с воинов выкрикнув, спросил:
   - Много скелетов?
   Все люди с княжеского полка перестали что-либо делать. Побросали свою работу и внимательно подняли голову вверх. Все ждали ответа смотрящего.
   Смотрящий, как мне показалось, молчал долго. Чего он тянет с ответом? Пусть говорит, как оно есть!
   Наконец он ответил:
   - Это не скелеты...
   Что?
   У кого-то не выдержала психика:
   - Твою мать! Говори внятней!
   - Точно! - продолжал громко отвечать смотрящий. - Это люди в латах! Множество людей! Их тысячи!
   Что твориться? Какие люди? А где скелеты? Проклятие! Я совсем ничего не понимаю!
   - Им нет ни конца, ни края! - продолжал нагнетать обстановку своими возгласами глядящий.
   Среди княжеского отряда начиналась паника и неразбериха. Никто не разумел правильно, что происходит. Начавшемуся хаосу быстро положил конец только что прибывший к нам генерал второго ранга Йеджр:
   - Какая вам разница против кого нам нужно будет защищаться? Все одно они наши враги! Поэтому хватит напрасно время терять, и немедленно приступайте к работе!
   Все солдаты продолжали бестолково, не двигаясь стоять.
   - Я сказал вам олухи немедленно!
   Вот теперь, в конце концов, до всех дошел смысл сказанного и солдаты спохватившись, начали выполнять незаконченную работу. Врон не был белой вороной в стае и оттого последовал примеру остальных. Бессмертный спустился вниз со стены, взял в руки деревянный ящик, в котором сберегались стрелы, и понес его в башню. Когда он донес его до места и собрался идти за другим таким же ящиком обратно вниз перед ним тяжело дыша, возник Шрам:
   - Куда ты убежал Бессмертный? Тебя зовут.
   - Я работаю, а не убегаю, - коротко ответил Врон. - А кому я понадобился?
   - С палаца Фандора к нам прискакал на коне Йеджр и Хромой. Тебя, меня и еще пару человек они сию секунду требуют к себе.
   - А что им надо от нас? - удивился Врон.
   - Не знаю. Да не стой как статуя! Пошли быстрей.
  
   - Бессмертный, ты не слышал, как Йеджр раздавал приказы? - грубо спросил Хромой.
   Длиннобородый великан ровно сидел на черном коне. Поблизости стояли Косой, Гранит да Конь в придачу.
   - Слышал, - правдиво признался Врон. - Он сказал, чтобы все приступили к работе или я что-то как всегда не так понял?
   Хромой запнулся на полуслове. Провел рукой по своей лысине и согласился:
   - Да, он такое говорил.
   - Ну вот. Я послушно бросился исполнять поставленный приказ.
   Лидер "13 Гильдии" недовольно повертел головой:
   - Ответственный ты наш. Хорошо, проехали, - и затем обратился ко всем членам клана. - Мужики, достаточно лясы точить, на это, к сожалению, времени сейчас нет. - Хромой натянул на себя поводья и развернул коня в сторону трех многоэтажных домов. - За мной. Бегом марш!
   Конь капитана галопом помчался по каменной дороге. А мы изо всех сил бросились за ним следом.
   На бегу Конь, как самый разговорчивый начал мне объяснять:
   - Йеджр прискакал к центральным вратам вместе с нашим капитан не спроста. Как я понял со слов Хромого, генерал Роткильд велел Йеджру немедленно привести в палац Фандора двадцать человек с княжеского полка.
   - Ради чего? - на бегу поинтересовался Бессмертный.
   - Если я правильно понял, то правительство собирается с минуты на минуту покинуть столицу. И хотят, чтобы во время побега их сопровождали воины. Короче, за шкуру свою переживают.
   - Покинуть Шовву? И как они намериваются это воплотить в жизнь?
   - Я, по правде сказать, и сам не знаю. Не перебывай! Дай договорю. Хромой понял, что это шанс спасти не только себя, но и весь клан. Он, а мы знаем, что у него неплохие отношения с Роткильдом, попросил генерала первого ранга позволить ему поехать вместе с Йеджром. Генерал, очевидно, ему позволил. А по дороге к нам он также успел переговорить с Йеджром и договорился, что он выберет сам лично пять человек в число двадцати избранных. Заместителю Роткильду вероятно плевать было, кто попадет в заветный список, потому и дал положительное для нас согласие.
   - Недурственно пофартило! - заключил Бессмертный.
   - Конечно, - задыхаясь, согласился Конь. Болтовня во время бега давала о себе знать. - Так вот, они прискакали вдвоем и безотложно приступили набирать людей - "везунчиков". Ежу понятно, что на пять забронированных капитаном мест претендовали все с "13 Гильдии". Вот он и начал нас собирать! Йеджр уже успел набрать пятнадцать избранных бойцов. Однако тебя нигде не было! Ты как будто исчез в пространстве! Генерал второго ранга советовал Хромому на последнее двадцатое место взять кого-либо другого, но, само собой разумеется, капитан не согласился. Йеджр не собирался ждать тебя, посему ускакал с людьми обратно в палац. А мы с Хромым остались тебя дожидаться.
   Какое совпадение! История Коня заканчивалась в точность тогда, когда мы уже прибежали к великолепному палацу Фандора.
   Когда весь клан собрался в кучу Врон от всего сердца произнес:
   - Спасибо вам парни, что не бросили меня. Конь уже успел мне рассказать, как вам пришлось надолго задержаться, дожидаясь меня. Еще раз спасибо.
   Ответа ни от кого не прозвучало. А какой может и должен быть ответ на мою реплику? Молчание. Да. Это наилучший ответ.
   Капитан дружественно улыбнулся.
   Теперь я точно знаю, что Хромой никогда никого не бросит в беде. Можно вспомнить, безусловно, случай из Статтенграда и доказать обратное. Однако там ситуация кардинально отличалась, там он поступил совершенно правильно.
   Хромой заговорил:
   - Заходим в палац, - и спустя секунду крикнул. - Стойте! Чуть не забыли!
   Шрам осмотрелся:
   - Все будто на месте. Никого, по-моему, не забыли.
   - Дурная ты голова. В такие моменты ты всегда мне Коня напоминаешь, - говорил Гранит. - Он имел в виду некий предмет, а не человека.
   - А чего именно Коня? - обидчиво спросил Конь, однако его вопрос повис в воздухе. Гранит тактично его проигнорировал.
   Гранит был прав. Хромой подошел к черному коню, на каком только что сидел. Снял с коня висевшую на нем сумку и достал оттуда книгу.
   - Книга Погибших Товарищей! - воскликнул Шрам. - А я о ней позабыл!
   - Я тоже! - признался Конь.
   Гранит вновь не упустил возможность обидеть товарища:
   - О твоем склерозе Конь мы наслышаны.
   Конь недовольно нахмурился.
   - Я бы себе не простил, если мы бы ее здесь оставили, - сказал Хромой и, подойдя к нам, протянул толстую книгу Косоглазому. - Держи. Ты у нас Косой самый пунктуальный и ответственный. Ты ее точно, я в этом уверен, не потеряешь.
   - Хорошо, - как всегда прозвучал короткий ответ от Косого. Было заметно, как он обрадовался, что именно ему доверили нести самое "драгоценное".
   Шрам ехидно усмехнулся:
   - Я чего-то не понимаю Хромой. Ты пару минут назад говорил, что Бессмертный ответственный, а не кто-либо другой.
   - Ага, точно, - поддержал Конь, - тоже слышал.
   Великан разошелся в широкой ухмылке:
   - Молодцы, подловили. Один ноль в вашу пользу, - он повернулся к Бессмертному и, шутя, добавил. - Получается, я ошибся. Придется снять с тебя титул "самый ответственный" и передать его твоему приятелю Косому.
   - Не проблема. Не переживай - не обижусь, - смеясь проговорил Врон.
   Как мало нужно человеку! Дали Косоглазому выдуманный титул, и он теперь сияет от радости намного сильней, чем даже солнце в самый жаркий день. Я признаюсь, уже, наверное, не вспомню, когда видел в последний раз, чтобы Косой так долго улыбался и показывал всем свои черные как ночь зубы. Чаще надо его радовать!
   - А теперь заходим внутрь, - скомандовал Хромой.
   Гранит подбежал к дверям и быстро распахнул их. Сотоварищи по клану, больше не мешкая, зашли вовнутрь.
   Мы стояли в громадном круглом зале с высокими потолками. Посреди просторного помещения стояли четыре большие колонны. Пол был выкрашен в белый цвет, также как и стены. А сколько золота тут! Множество горящих свечей делали помещение очень светлым, из-за чего легко можно было различить лица людей, которые с взволнованными физиономиями ютились кучкой в центре.
   Значит, вот они - правители целого Роата. Избранные, которые намного лет вперед определяют судьбу нашего молодого княжества. Люди, которые за просто так безжалостно могут убить простого крестьянина и за свой страшный поступок не будет наказаны. Люди, которые ненавидят чернь, не переносят их вид и запах. Люди, точнее, избранные, для которых не существует никаких законов и преград. Их в народе именуют правительством, государями, господами, достопочтимыми людьми, знатными особами и т.д. Себя они считают выше за простых людей. Представляют, что они боги, как минимум равные Дракону, а, возможно, даже сильней его.
   Тем не менее, если бы я увидел их впервые и не знал кто они, то мне бы и в голову не пришло, что это богатейшие, властные люди. Большинство с них сейчас рыдало, у других побелела кожа от страха, в-третьих, трясло руки, четвертые гризли ногти на пальцах, пятые покусывали губы. Смехотище! И это элита нашей страны? Вы посмотрите, как они переживают за свои никчемные жизни! Ха-ха!
   - Сколько драгоценностей на них висит... - выговорил, ошеломлено Шрам.
   - Снять хотя бы с одной женщины или бабули все ее украшение и можно купить на них целый городок наподобие Статтенграда. При этом на оставшиеся монеты можно жить на широкую ногу до конца своих дней... - замечтался Конь.
   - Только посмейте ворошки что-либо у кого-то украсть, - зловеще предупредил Хромой, - иначе будете иметь дело со мной. Незачем нам лишние хлопоты.
   - Конечно-конечно! - поспешно уверял Конь. - Мы со Шрамом об этом даже не помышляли! Такое о нас подумать, не стыдно?
   Не успел он это договорить, как начал тут же шептаться со Шрамом. По хитрой гримасе и по бегающим глазам Шрама было понятно, что к совету капитана они не намериваются прислушиваться.
   Хромой безрадостно посмотрел на них и, ничего не говоря, устало вздохнул.
   Лидер "13 Гильдии" подошел к Роткильду и они пылко о чем-то заговорили.
   Врон вновь заворожено оглядел помещение. На самом деле - краса! Древние архитекторы знали свою работу. И ее любили, ибо без этого фактора, как бы ты не знал мастерски свою занятие, шедевр все равно не получиться. А как все-таки превосходно сделаны золотые надписи на стенах!
   Три копьеобразные вышки в столице, безусловно, архитектурный шедевр не только Роата, но и целого Острова. Однако палац Фандора, где я именно сейчас нахожусь, тоже можно внести в список архитектурных чуд. Хотя, если поразмыслить еще с некоторое время, то начинаешь понимать, что вся цитадель Шовва это и есть одна целая композиция. И разделять ее на несколько частей с нашей стороны как-то неэтично. Цитадель это чудо. А в чуде не может быть двух или более чуд. Оно одно. Поэтому, если вдруг, во что я особо сомневаюсь, на нашей земле начнут определять список с пяти или с десяти, без разницы, архитектурных чудес Острова, то тогда там должна значиться среди прочих архитектурных див цитадель Шовва. Не многоэтажные вышки или палац Фандора, не собор Святого Дракона или площадь Победы, а именно целый город.
   Если я не ошибаюсь, то этот необыкновенный палац Фандора (князь себялюб! Неужели никак по-другому не можно был назвать это здание?) был и до сегодняшнего дня оставался практически закрытым помещением. По словам Хромого, право войти в палац имел только князь, жена, его дети и еще двое-трое близких ему человек. Также, а без них невозможно обойтись, в храме обитало еще пятеро человек - все они выходцы с бедных крестьянских семей. Они в основном следили за чистотой и охранной помещения. Остальным вход категорически запрещался. Не поверите, даже родные братья и сестры не имели права входить в палац!
   Потому в основном из-за своей таинственности палац стал в народе популярным. Вокруг него множилось много невероятных слухов. Вот, например, один с них, как по мне, самый невероятный и необычный. Будто в палаце Фандора в самой дальней комнате в железной клетке живет древнее чешуйчатое существо, какое имеет три руки, три ноги, три головы. Работники палаца каждый день ему приносят живого ягненка, которое оно с радостью съедает. Взамен чудище за еду дает точное предсказание на последующий день. А когда настает полнолуние, тогда трехглавое существо выпускают на прогулку в город. Из-за этого в такие дни, когда над столицей светит полная луна, советуют сидеть дома и стараться в силу своих возможностей не выходить на улицу. Конечно, многие не верят в такое и называют это полнейшим глупым вымыслом. Бредятиной. На это фанатично верящие в существование монстра люди говорят коронную фразу: "Почему бредятина? Не спроста же князь Фандор не впускает людей в свой палац. Что-то все же он скрывает!". И их легенда продолжает жить, ибо не имеет полного опровержения.
   Осталось не много! Сейчас князь должен раскрыть тайну своего палаца. И я буду одним из тех первых, кто услышит о ней. Как мне повезло!
   Всеобщая красота зала так увлекла Врона, что он даже не заметил, как с маленькой комнатки вышел рыжебородый Фандор и его жена в огромный зал. Самый могущественный человек Роата зашел в центр собравшиеся толпы и без приветствий сразу перешел к делу:
   - Семья! Я буду говорить коротко, ибо у нас осталось мало времени. Сегодня настал ужасный день для нашей межстоно-роатской династии. Наша власть, несметное богатство ускользает от нас. Но это на данный момент не важно, ибо наши бесценные жизни находиться в опасности. Нам - династии межстоно-роатских - грозит гибель. Чего мы допустить, бесспорно, не можем. Как может исчезнуть в небытие такой знаменитый и величественный род, как мы? Мы законные правители Острова! Мы ими были и есть! А вот будем ли? Это самое главное, что должно нас на данный момент беспокоить. Понятно, мы теряем власть и бесчисленное богатство. Но! Пока будет жив наш божественный род, значит, не все еще потеряно, у нас - у наших детей - будет шанс вернуть все утерянное. То есть, нужно выжить, чтобы наша династия могла продолжать жить. Это наша первоначальная задача.
   - Хорошо, но как это сделать? - перебила князя сероглазая пожилая женщина. - Мы взаперти! Пути к спасению нет!
   Вся толпа, а здесь их насчитывалось чуть более ста человек, шумно загудела. Вновь зарыдали дети. Кто-то опять пальцы приблизил ко рту и начал тут же их взволновано грызть. Госпожа Безнадега наконец-то добралась и до палаца.
   Фандор спокойно ответил:
   - Есть еще один выход.
   Люди притихли.
   - Под палацем - под землей есть подземный туннель. Он нас и выведет с осажденного города.
   Что???
  
   - Быстрей, быстрей! - подгонял сам лично князь Фандор.
   Люди по двое безостановочно двигались и быстро исчезали в круглом проходе.
   Это правда, что туннель существует! Я его вижу лично своими глазами, однако все равно с трудом вериться, что это подземная дорога.
   Конечно, я всегда верил, что туннель есть, что это непростой обыкновенный вымысел. По крайней мери хотел думать, что это так. Хоть другая моя прагматическая часть доказывала абсолютно иное. Это одна с многочисленных легенд Шоввы и кто ранее мог знать: истина это или нет? Шли годы, и фантазия с реальностью так сильно смешались, что теперь тяжело определить, где ложь, а где правда. Поэтому то, что не было доказано превращалось в легенды. Легенда о подземной дороге не стала исключением.
   А как теперь определить простой бред человека от легенды или сказки, в которой специально была спрятана тайная информация? Бжестоф говорил, что в каждой сказке храниться тайный смысл. Основное слово здесь - КАЖДОЙ. То есть, выходя с предположения Бжестофа, легенда о том, что в палаце Фандора живет чешуйчатое чудище с тремя руками и ногами тоже не ложь? Но это явно видно, что бред. Как можно в такую несуразицу верить?
   Получается, что задача немного усложняется. Что не каждая сказка несет скрытую информацию, потому что есть сказки, какие создавались просто так. Для веселья. Потому, из-за таких фантазеров появилось куча-гора выдумок. И они смешались с легендами и сказками, имеющими другое дно - тайный смысл. Благодаря ним - сказки-провидцы постепенно исчезают, давая дорогу вымыслу. Что, несомненно, не может радовать.
   Возможно, наши предки хотели нам сказками донести некие предостережения, чтобы мы не повторяли их ошибок. Может быть, в них храниться знания о смысле жизни? Маловероятно конечно, но все же...
   Короче, люди могут навсегда потерять настоящие сказки, а вместо них получить простой бессмысленный бред. Легенды-провидцы и сказки-миссионеры стоят на краю забвения, но пока еще не поздно их вернуть на Олимп.
   - Бессмертный!
   - Что Хромой?
   - Ты вместе с Косоглазым будешь заключать процессию. Договорились?
   - Без проблем.
   - Удачи. На верху встретимся. - Хромой развернулся и зашел в туннель. Его широкая спина исчезла в не просветной темноте.
   Бессмертный огляделся. В комнате осталось всего четыре человека: он, сотоварищ по клану Косой, генерал Роткильд и князь Фандор. Отлично! Успеваем до прихода врагов убежать с гибнущего города. Госпожа Фортуна, в какой уже раз милостиво отнеслась ко мне. Интересно, а как долго она еще собирается меня держать под своим благосклонным покровительством?
   После того, как князь поведал нам, что есть также альтернативная дорога побега с города, он сразу от слов перешел к делу, то есть немедленно повел нас к нему. Мы вышли через маленькую дверь с зала и начали спускаться вниз по каменной лестнеце. Сознаюсь, я сначала подсчитывал каждую ступеньку, ибо хотел знать хоть приблизительно, насколько этажей мы уходим в глубь. Однако моя затея быстро провалилась - пришлось так долго спускаться, что я, а в математике, признаюсь, я не очень силен, сбился со счета. При всем при том интуиция подсказывала, что мы спустились как минимум на минус десять этажей вниз, если даже не больше.
   Когда мы очутились в самом низу, перед нами возникла железная дверь. Замкнутая. Пришлось дожидаться Фандора, кой шел в конце толпы. Затем он достал с кармана ключик и открыл ее. За дверью была почти пустая средних размеров комнатка. Только в самом конце стены стоял черный дряхлый шкаф.
   Все взгляды людей, конечно, были устремлены в сторону большего шкафа. Для чего-то он тут же стоит? А кроме того, кроме шкафа и каменных стен здесь ничего не было. Куда ж еще смотреть людям?
   Князь Роата распорядился, чтобы шкаф отодвигали немного в сторону. Что мы послушно выполнили. Ожидания большинства оправдались - за ним оказалась еще одни двери. Вдвое больше, чем предыдущие. Также и сама форма сильно отличались. На них не было, как во всех дверях, обыкновенной ручки. Вместо нее в центре металлической двери был вмонтированный маленький экран. А под ним располагалось несколько маленьких кнопочек - десять штук.
   Рыжебородый князь подошел к дверям и указательным пальцем нажал на несколько кнопок. На экране, после каждого нажатия, появлялся необычной символ. Набрав нужный код на двери, Фандор отошел на пару шагов назад.
   К всеобщему удивлению дверь сначала издала некий писк, что, безусловно, привело в ужас людей, а затем сама без посторонней помощи открылась. За ней виднелась темнота. Толпа облегчено выдохнула: туннель открыт. Путь к спасению свободен.
   Теперь понимаешь, почему Фандор стремился существование туннеля держать в секрете. Узнай о нем потенциальные враги, и цитадель сразу превращалась с неприступной крепости в "открытый город". Подземный туннель с союзника для осажденных превращался бы в союзника врагов.
   Вывод один: секрет Фандора принес свои плоды - враги о нем к счастью не знали.
   - Князь Фандор, входите, - сказал Роткильд, - а мы уже за вами последуем.
   - Идите сначала вы, - ответил князь, но, увидев наши непонимающие лица, решил прибавить. - Кроме меня еще кто-то с вас троих умеет ставить пароль на дверь?
   - Нет, - признался Роткильд сразу за троих. - А зачем их вообще нужно закрывать?
   Князь прищурился:
   - Чтобы враги, когда найдут этот туннель, не могли броситься за нами следом. Или до этого самим тяжело додуматься?
   Генерал первого ранга пристыжено промолчал. Фандор продолжил:
   - Чего стоите? Идите же!
   - Ваше право... - ели слышно выговорил кучерявый Роткильд и зашел в туннель.
   Потом хмурый взор князя обратился на Косого и Бессмертного:
   - А вы чего стоите? Или вам нужно особое предложение?
   - Нет, что вы! - ответил Врон и побежал к генералу. Косой молча присоединился к остальным.
   Когда все были с другой стороны, Фандор начал медленно набирать на дверях пароль.
   - Чего-то он долго набирает пароль... - шепотом сказал генерал. - Пусть бы уже быстрей заходил к нам.
   - Ага, - поддержал Врон, - а может, он что-то задумал?
   - Та нет, наверное, просто пароль забыл, - пошутил Роткильд. - Склероз дает о себе знать.
   Бессмертный тихо засмеялся. Косоглазый холодным голосом сказал:
   - Он не пойдет с нами. Он остается.
   Мой сладкий смех преобразился в горький кашель.
   Версия Косого попала прямо в точку. Дверь начала закрываться.
   - Прощайте...
   Это последнее, что мне удалось услышать с уст князя Роатского княжества.
   Дверь окончательно закрылась. Настала темнота.
  
   Я не могу бросить свой город. Я больше десятилетия был его законным владельцем и покровителем. Он мне разрешил стать его хозяином. Он. А не судьба. Я это чувствую, нет, я это знаю.
   Моя столица Шовва... Моя госпожа. Моя любовь. Почему мир нас хочет так жестоко разлучить? Неужто он жаждет увидеть, как я буду горевать за тобой? Это ему принесет неимоверную радость? Удовлетворение?
   Не сбудутся его мечты! Никогда! Он не увидит мио переживания, не увидит мои горькие слезы.
   Город, город... Сколько тебе уже лет отроду? Тысяча? Две, три? Или даже сто тысяч лет? Нет. Тебе намного больше - миллионы, миллиарды. Может быть, ты появилась тогда, когда и появился наш мир... Древняя хозяйка Острова и всего мира.
   Сколько людей тобой правило? Наверное, бесчисленное множество... Кто-то с них был умный, а кто-то соответственно глуп. Кто-то красивый, кто-то наоборот уродлив. Добрый, другой жестокий. Они сидели на том же троне, где и я, и думали, что именно они решают судьбы народов, своей страны. Но это не так. Они были, в том числе и я, твоими марионетками. Ты решала кому стать твоим наместником, от них ничего не зависело. Ты управляла нашими действиями.
   Почему ты выбрала меня? Чем я тебя заинтересовал?
   Молчишь? Хорошо, молчи. Конечно, так намного загадочней.
   Надеюсь, ты меня запомнишь? Не забудешь? Эх. Мне только остается питать надежду, что ты хоть раз вспомнишь обо мне. Хоть один единственный раз. И, поверь, мне этого будет достаточно, ибо это наилучшая награда, какая может для меня быть.
   Я любил тебя даже больше, чем свою супругу... Абсурдно звучит - знаю. Но это чистая правда. Не ложь. Я тебя и сейчас люблю...
   Шовва... Моя загадочная белокурая принцесса. Я сделаю так, чтобы ты меня запомнила. И никогда не забывала. Ты, наверное, думаешь, что я наивный, как молодой паренек? Думаешь, что это просто обыкновенные слова?
   Ошибаешься. Я докажу на деле свою к тебе пылкую, вечную любовь.
   Я мог убежать со столицы по подземному туннелю, однако этого не сделал. Почему? А ты вероятней всего уже догадываешься... Правильно. Я не брошу тебя. Я останусь с тобой. Навеки.
   Я надеюсь, что мой поступок тебе докажет, как сильно значишь ты для меня. Я умру в тебе! На твоем теле! В твоем сердце!
   Я не могу бросить тебя. Не могу...
   Я тебя не брошу...
   Не брошу...
   Никогда...
   Во входную замкнутую дверь палаца Фандара ударили. Еще раз. Дверь жалобно затрещала. Враги уже ломились в двери. Быстрые люди. Смертоносные люди.
   Князь Фандор плавно протянул руку к столику и взял с его поверхности бокал красного хадаского вина.
   Дверь опять затрещала от сильного удара. Враги ощущали, что цель близка.
   Князь отпил маленький глоточек превосходного напитка и поставил его обратно на стол. Похоже, он впервые распробовал сладость всего, что потерял. Потом он медленно приподнялся со своего золотого трона и взял на том же столе саблю.
   Снова удар. На этот раз дверь треском выломалась. Рослые, охваченные безумием битвы враги с кровожадными ухмылками рассматривали князя. Самый заклятый их соперник. Князь Роата. Кто первым его убьет - станет героем Драконьего княжества. Он будет героем своего воинственного народа. Ему будут поклоняться, как Святому Дракону. Это много стоит.
   Противники с красными бешеными глазами ринулись к нему.
   "Я давал слово, что не брошу тебя. Так оно и стало. Я обещал, что останусь навечно с тобой. Так оно будет. Ибо моя кровь прольется на твой белый пол, и ты ее впитаешь. Хочешь ты этого или нет, но это сейчас произойдет. Осталось немного. Скоро мы соединимся...
   Скоро. Но сначала разреши мне пожить еще несколько драгоценных секунд".
   Фандор выставил перед собой саблю.
   "Это все ради тебя - любимая...".
  
  

Выполнение данных обещаний

  
   - Я взял Шовву! - во все горло выкрикивал всадник. - Я!!!
   Его конь, широко раздувая ноздрями, скакал по центральной улице. Стук копыт громогласно раздавался о каменную дорогу.
   - Я новый хозяин Шоввы! - продолжал орать глава Драконьего княжества.
   Однако его наверняка никто не слышал. Роатцам и захватчикам сейчас было не до этого. В столице продолжался кровопролитный бой. Почти каждое третье здания полыхало ярким огнем.
   Я победил! Я победил! Отец! Я воплотил в жизнь твою мечту! Ты это видишь? Доволен? Я тоже. Заклятый враг пал! Мы победили!!!
   Чтобы не дышать едким дымом, Орсан свой нос прижал к своему левому плечу. Глаза слезились.
   - Быстрей! - подгонял своего коня князь.
   Нужно успеть! Я не подведу!
   Все шло по плану. Даже лучше, чем предполагалось. Бесспорно, удары колокола немного подпортили общее впечатление, сначала даже казалось, что план рухнул и ничего не выйдет. Тем не менее, дальше все слаживалось благополучно. Основная часть армии, после того как выбралась на поверхность, сразу направилась в сторону трех вышек - в "городок богатых". Солдаты княжеского полка, разумеется, не могли достойно противостоять огромным силам захватчиков, потому они не стали решающей преградой. Генерал Тор, когда, наконец, врата были выбиты, направил армию в палац Фандора. Ожидалось, что там произойдет большой бой, однако, как оказалось в последствие, кроме самого князя Роата там больше никого не нашли.
   Удивительное было даже не это, а то, что кроме солдат с княжеского полка и князя в "городе богатых" не было больше ни одной живой души. Куда делись остальные? Покинули столицу через "черный выход"? Хотя, наверное, все-таки нет. Дьявол уверял, что кроме туннеля по какому мы пробрались в столицу, в Шовве больше нет других путей для отступления. Если это правда, так куда скажите, пожалуйста, запропастились богатеи Роатского княжества со своей прислугой?
   Князь Фандор... Велик человек. Признаюсь, роатцев я с самого детства считал трусами и обманщиками. По крайней мери мои преподаватели постарались, чтобы я так думал. Однако Фандор своим величайшим поступком мне доказал совсем иное. Знал, что умрет, слышал, как его враги выламывают входные двери, но все же оставался с гордо поднятой головой сидеть на своем троне. А потом, когда бойцы ворвались в зал, он достойно начал обороняться и так же достойно умер.
   Я это видел своими глазами. И видел, как он упал весь изрезанный и стекал кровью. И улыбался...
   Я тоже мечтаю о такой смерти...
   Только если бы я знал, что смерть рядом, то, наверное, на голову бы надел корону. А не как он оставил ее лежать на столике. Или он напросто о ней позабыл?
   Конь с густой гривой резко остановился. Всадник слез с коня и посмотрел на золотую корону, какую держал левой рукой. Красивая.
   Насытившись ее выдающейся красотой Орсан надел ее на свою голову.
   Интересно, на мне она лучше смотрится, чем на моем предшественнике Фандоре?
   Князь приподнял голову и уверенно пошел к центральным вратам цитадели Шоввы, которые солдаты Драконьего княжества уже успели отворить. Все идет по плану - отлично. С внешней стороны стены стояли и дожидались Сатана и Щиторуб со своими подданными. Заметив приближающегося Орсана, скелеты оживились.
   Дьявол выполнил свое обещание до конца. Почти выполнил: сейчас скелеты войдут в город, и победа будет за нами. Я, сознаюсь, боялся, что огненный великан может меня предать - не сдержать своего слова, но мои опасения, слава Дракону, не оправдались. Теперь и я должен выполнить свое обещание. Что я, несомненно, сейчас сделаю.
   Если все так хорошо, так почему у меня такое плохое предчувствие? Почему ноги дрожать? Чего я боюсь? Он меня уже не предаст, а вот я, не выполнив свое данное слово, могу совершить измену. Уже я стану предателем.
   Все будет хорошо!
   Предводитель Драконьего княжества остановился. Его и Дьявола с чудищами разделяло пару десятков шагов.
   Рогатый монстр ледяным голосом изрек:
   - Ты готов исполнить свое обещание?
   Молчание продлилось всего лишь пару секунд, затем князь решительно ответил:
   - Да, готов.
   - Ну конечно он будет готов! Что за идиотские вопросы? - не сдержался Голт Щиторуб. На его высказывание никто не обратил особого внимания - его пылкий и тяжелой характер каждый без исключения знал. - Быстрей давайте начнем переходить к делу. Как мне уж не терпеться убить пару роатцев. Ребята у вас аналогичные ощущения?
   Четыре сотни скелетов хором воодушевлено поддержали своего любимого главаря.
   Сатана не обращая внимания на вопль скелетов, вновь черство спросил:
   - Помнишь слова?
   - Да, - на этот раз с ответом Орсан не промедлил.
   - Приступай, - скомандовал великан.
   Новоявленный правитель цитадели Шоввы молча кивнул.
   На Дьявола в свое время было наложено древнее заклятие Богом, которое не позволяет ему входить в Шовву. Однако это колдовство можно снять и чтобы это сделать, нужна личная помощь князя Орсана, то есть моя. По словам рогатого чудища только правитель Шоввы имеет право снимать запрет. Ибо если владыка цитадели дает проклятие, то он соответственно может его упразднить. И не имеет значения, что если анафема давалась одним человеком, а отменяется другим. Правитель - это должность, а не личность. Правитель это как бы один и тот же человек. И если, например, Бог сказал, что Сатане закрыта дорога в Шовву, а Орсан отменяет указ Бога, то это рассматривается в рамке: Бог и Орсан это одно и то же создание.
   Короче, я, став правителем древнего города - Райграда, могу снова разрешить огненному великану заходить в столицу Роата.
   Орсан дрожащей рукой дотронулся до короны - убедился, что она на месте - и выговорил заранее заученную фразу, древнюю молитву, какая должна будет снять проклятие с Дьявола:
   - Хэ'лдеаэкур с'ыхъсщеак...
   Князь закрыл глаза и старался целиком сосредоточиться на фразе, чтобы случайно не перепутать слова и буквы. А слова здесь на самом деле были не понятны и тяжело давались для заучивания. И объем текста, как назло, был внушительных размеров.
   - ...жайхъэцть, - закончил Орсан.
   Прохладный ветерок ласково дул в лицо. Орсан с опаской приоткрыл веки. Дьявол и Щиторуб с монстрами-скелетами, так же как и раньше продолжали ровно стоять.
   Что-то произошло? А ненароком я допустил некую ошибку в букве какого-то слова? Может, из-за этого ничего не произошло?
   Голт снял с себя оцепенение и наконец-то вымолвил:
   - Ого! Это заученная абракадабра или ты что попало говорил в слух? - не дожидаясь ответа, Щиторуб, наверное, догадываясь, что это выученное продолжил. - Это мой внучок! Видите, какая у него память, а? Молодец! Дай тебя обниму! - и начал приближаться с открытыми объятиями к Орсану.
   Кое-кто с рядовых скелетов подал голос:
   - Э... Так там еще магия наверняка лежит и вы, Щиторуб, не сможете войти в город.
   Голт резко остановился и развернулся, обращаясь к Сатане:
   - Один с моих ребят толк говорит. Так колдовство уже снято или еще нужно Орсану что-то говорить?
   - Проверь, - коротко ответил Дьявол, - попробуй войти в город, тогда и узнаем: сработала молитва или нет.
   Череп Щиторуба склонился немного набок. Ответ великана явно ему не пришелся по душе.
   - Я если что-то пойдет не так, я же могу умереть? - допрашивал Щиторуб. - Да?
   - Могу успокоить - ты и так мертв.
   Последняя фраза сильно ударила по самолюбию Голта. Однако он промолчал и решительно двинулся к внуку - Орсану.
   Сознаюсь, я полностью не верил, что мои слова смогли снять заклятие, оттого с нескрываемым любопытством смотрел, как скелет Голт вступил в город. Перед ним в этой раз не возникло невидимой стены. Щиторуб облегчено выдохнул. И снова расставив руки в сторону, довольно сказал:
   - Я тебя так и не обнял!
   Не буду скрывать, но когда Голт - мой дед меня обнял, мне немного стало не по себе. Он впервые до меня дотронулся, после того как поднялся с земли. Ощущения, признаюсь, не очень приятные. Жуткие. Тем не менее, я выдержал и не попятился.
   Неожиданно правый и левый глаз кольнуло. Ноги ослабли. Спустя мгновение признаки слабости прошли. Князь провел рукой по левому веку. Голт отошел от Орсана и обратился возгласами к своим воинам:
   - Братцы, хотите пролить кровь мерзких роатцев?
   В ответ, безусловно, как ожидалось, донеслось:
   - Да!
   - Не терпеться уже?
   - Да!!! - еще громче, чем в первый раз проорали скелеты.
   - Так чего стоите? За МНОЙ!!! - завопил Голт.
   Четыре сотни скелетов, как стадо животных сорвались с места. Князь Орсан проследил, как скелеты исчезли за домами. Теперь лишь только он и Сатана остались наедине.
   Глаза опять укололо, намного сильней, чем в предыдущий раз. Ноги вдруг подкосились и он упал.
   - Что происходит? - взволновано крикнул правитель Драконьего княжества.
   Вопрос остался без ответа.
   Глаза пекло. Открыть их Орсан не мог - ужасная боль не давала этого сделать.
   - Сатана! Помоги!
   И вновь тишина.
   Сквозь боль Орсан все же услышал приближающееся в его сторону шаги. Равномерные и спокойные.
   - Дьявол, почему ты медлишь? Проклятие, как печет глаза! Помоги ж скорое, умоляю!
   Дьявол остановился в шаге от лежащего князя. И положил свою тяжелую руку на голову Орсана.
   - Бог наложил на меня очень страшную древнюю магию, - безмятежно заговорил Лукавый. - Он знал, что рано или поздно, но я все-таки выберусь с Пещеры забвения и попытаюсь войти в цитадель. Он все предвидел.
   - Проклятие! Сатана помоги! Потом будешь мне рассказывает разные нелепые истории! Я тебя сейчас прошу о помощи!
   Дьявол продолжал, будто не слыша умоляющих возгласов князя:
   - Чтобы этого не произошло, как ты уже знаешь, на город было наложено колдовство, какое не пускает меня. Но. Каждое волшебство по законам магии можно как дать, так и, конечно, снять. Что ты сейчас и сделал.
   - Да, правильно, я это сделал! Выручил тебя. Теперь ты мне помоги!
   - Потому, во время заклятия, которое на меня наложил Бог, он сказал, что, снять его может только правитель Райграда. И при условии: что правитель, снимая с меня заклятие должен сам умереть страшной смертью.
   Орсан собирался продолжать просить помощи у Сатаны, но, услышав последнюю фразу, он на полуслове замолчал.
   Рогатое чудище констатировало:
   - Я не могу тебе ничем помочь. Ты сам добровольно согласился на смерть. Тебя никто не заставлял.
   Лик князя покрылся потом. Что я наделал?!
   - Но... Ты меня предал!!! - заревел Орсан. - Изменник!
   Огненный великан убрал руку, забрав при этом корону:
   - Заблуждаешься. Услуга за услугу. Я тебе помог захватить цитадель Шовву и почти весь Роат. Я выполнил свое обещание. Ты снял с меня заклятие - соответственно ты тоже не остался в долгу. Теперь на нас обоих бремя обещаний не лежит.
   - Но я ж умираю по твоей вине! Ты мне не говорил, что я умру!
   Правитель Шоввы не мог видеть, тем не менее, он ощутил, что Дьявол сейчас разошелся в зловещей улыбке:
   - А ты меня не спрашивал о последствиях... Прощай.
   Орсан слышал, как монстр начал отдаляться. По шагам он определил, что Дьявол движется в глубь города.
   - Предатель, предатель! - отчаянно кричал князь.
   Неожиданно Орсан ощутил в руках, кои прикрывали лицо, два круглых шара. Сердце князя сильно застучало. Неужели это... Правитель Драконьего княжества уронил на землю два непонятных предмета. И дрожащими пальцами коснулся глаз. Точнее, там, где должны были быть глаза. Вместо них была пустота и жидкость - кровь...
   Мои глаза! Где мои глаза?
   - Кто-нибудь, помогите!
   Однако Орсан не слышал своих слов. Слух безвозвратно исчез.
   Тело князя повалилось набок, оно перестало ему подчиняться. Кислород перестал входить в легкие. Смерть стояла в пару шагах.
   Никто не видел, как князь мучительно умирает. Не было ни одного свидетеля этого страшного зрелища. Ни одного...
   - Я не хочу так умирать...
  
  

Подземный туннель

   - Наконец-то уровень воды начинает уменьшаться, - с ноткой радости проинформировал Роткильд.
   - Хоть что-то положительное, - хмуро протараторил Бессмертный.
   Три человека в не просветной темноте медленно передвигались вброд. Подземные воды смогли все же как-то подтопить участками древний туннель. Слава Дракону, что уровень воды был на незначительном уровне. Например, вода в самых глубоких местах достигала мне по пояс. Безусловно, также нужно обращать внимание на рост каждого человека. В частности мой и Косого рост был выше среднего, а вот низкорослому генералу, кой почти на голову был ниже нас обоих, пришлось туго. Но главное что он смог преодолеть препятствие.
   Многие другие, кто шли впереди нас, а там преобладало большинство пожилых людей, утонули в воде. Часто мы спотыкались о мертвые тела, когда шли вброд. Оттого можно предположить, что немалая часть межстоно-роатцев нашла свой покой в подземных водах...
   К счастью, тяжелый участок пути остался позади. Маршрут начал понемногу подниматься вверх. Каждый с нас троих, чтобы не сбыться с пути, правой ладонью держался о стену туннеля.
   Почему Фандор решился остаться в гибнущем городе? Разве ему надоело жить? Или он захотел стать героем? Или, тоже вариант, не сумел морально распрощаться со всем своим богатством? Одни только вопросы и предположения. А где тот один единственный правильный ответ? Ну та ладно. Это было его личное право - сам пошел на такой шаг.
   Однако, он своим, как по мне, малоумным поступком, поставил нас троих: Косого, генерала и меня в дурное положение. Нет, бесспорно, мы сразу уразумели, что князь после того, как запер металлическую дверь не пойдет с нами. Что его мы можем больше не ждать. Но... Кто ж мог подумать, что Роткильд так отреагирует? Подбежал к дверям и начал колотить по дверям, даже заревел! Криками умолял князя передумать... Только вот все старания генерала первого ранга были напрасны. Рыжебородый Фандор или не захотел или, возможно, не слышал, не знаю, но как бы там не было, он все-таки не передумал о своем решении.
   А зря!
   Ревел и стучал Роткильд долго. Намного дольше, чем хотелось. Сколько времени мы провели возле двери - не скажу, ибо не знаю. Может с пол часа, а может и час... Угадывание дело неблагодарное, потому оставим эту затею в зародыше.
   Тем не менее, задержались мы надолго. Вот из-за этого мы так до сих пор не можем нагнать остальных беженцев. А нужно не забывать, что там большинство стариков и старух и скорость у них должна быть невелика. По крайней мери точно медленней нашей.
   Конечно, я с Косым уже подумывал бросить генерала, но, к счастью самого Роткильда, наша затея осталась простой затеей. Совесть не позволила.
   Вода отступила и дала месту грязи. Ноги, самоочевидно, грузли.
   Мои бедные, уставшие ножки... Сколько еще идти? Где выход? А есть ли он вообще? Может это туннель, не имеющий выхода? Брысь депрессивные мыслишки! Вот вас только не хватало!
   Неожиданно Роткильд что-то несуразное выкрикнул и, кажется, упал. Из-за темени я не увидел, что случилось с руководителем.
   - Что за... - завопил неудачливый генерал.
   Я и за мной следовавший Косой остановились.
   Сквозь мрак послышался ели слышный старый голос:
   - Не бросайте... Не бросайте...
   Роткильд не спеша поднялся. Затем он с опасением спросил:
   - Вы сами можете идти?
   - Нет... Мои ноги мне не подчиняются... - по голосу можно было предположить, что это старая женщина.
   Врон покрылся потом. Только не это. У меня не хватит сил еще ее нести и так силы на исходе. А если генерал вдруг прикажет ей помочь, что мне тогда делать? Нести ее, чтобы самому сдохнуть? Стойте! Какой он мне генерал? Город пал, вероятней всего, князь тоже умер. Выходит, что княжеский полк уже не существует, так получается? Значит, я могу больше не подчиняться Роткильду?
   Стоп. Нужно успокоиться. Пока что генерал не сказал помогать старухе. Вот когда он это скажет, тогда и буду решать - подчинится или нет.
   С ответом генерал первого ранга задерживался. В конце концов, он принял тяжелое решение:
   - Бессмертный и Косой аккуратно переступайте через старуху, смотрите не упадите. Не нужно вам брать с меня пример. И идемте дальше, догонят остальных.
   Лицо Врона изрезала широкая ухмылка. Сознаюсь, я рад, что сейчас тьма и не видно моей реакции. Не надо им видеть мою бесчеловечность. Косоглазый более активней показал свое мнение на решения генерала - громко, облегчено выдохнул.
   Сотоварищи по клану перешагнули через лежащую старуху. Роткильд распорядился:
   - А теперь идемте.
   Старуха, наконец, сообразив, что ее оставляют умирать, панически забила ногами:
   - Не бросайте...
   Мы вроде ее не слышали и медленно отдалялись от старухи. Беспомощные стоны еще долго доносились за нашими спинами. И так же долго будут сниться в моих кошмарных снах.
   Не подумайте, мы не монстры. Удовольствия от мучений других не получаем. Абсолютно никакого. Мы рады были бы помочь ближнему, но не взамен своих жизней. Знаю, моя никудышная жизнь ничего не стоит. Умру я - никто не обратит на это особого внимания. Умру, и меня словно не было, никогда не существовало. Мою жизнь можно описать одним словом - пшик! Вроде и был, а вроде и не было.
   Но это моя жизнь... Святой Дракон решил ее мне дать. Мне. А не кому-то другому. Для чего-то же дал... И отдавать ее добровольно не собираюсь. Я заслужил право родиться на этом свете. И доживу до конца.
   Три человека в полном мраке продолжали не оборачиваясь идти. Стонов уже было не слышно.
  
   Старуха была одной из первых жертв. По пути нам еще не раз попадались лежащие умирающие люди. Кто с них был мертв, а кто-то продолжал еще кое-как дышать. В основном это были пожилые люди: старики со старухами.
   И они тоже просили о помощи...
   А мы молча мимо них проходили...
   Пессимизм с каждой минутой все рос и рос, как на бобах. Слово "тупик" все чаще начало проскальзывать в моей голове. Но в слух я не говорил о своем страхе. Роткильд и Косоглазый тоже помалкивали.
   Надежда. Вот главное слово, которое сдерживало меня от паники. Надежда, что мы все ж таки выберемся с этой подземной дороги. Надежда...
   - Свет! - выкрикнул Роткильд. - Смотрите, там впереди свет!
   Неужели у генерала начались галлюцинации? Бессмертный поднял голову на ослабевшей шее и взглянул: далеко впереди просматривалась маленькая точечка света.
   - Свет! Свет! Свет! - продолжал радостно орать Роткильд и помчался вперед.
   По щеке Врона пролилась слеза.
   Мы добрались!
  
   Западную сторону чистого синего неба прорезала полоса плотного темного дыма. Смотря на это у Бессмертного сжималось сердце. Горло сдавливало.
   Вот и еще один город роатцев пал под напором врага. Но вот кто именно этот враг - оставалось загадкой. До штурма столицы все были уверены, что скелеты их единственный противник, но теперь ситуация кардинально запутывалась: кто те люди, что ворвались в город? Откуда они пришли?
   Первое что приходит в голову - армия Драконьего княжества. Хотя как они могли пройти Небесные Врата? Как они смогли оставаться столько времени незаметными? И самое главное, как они сумели договориться о союзе со скелетами-монстрами? И еще один немаловажный вопрос, откуда взялись эти проклятые скелеты?
   А может это некий рано неслыханный народ? Бред. Как я до такого пришел?
   Безусловно, со временем мы узнаем точно, что все-таки произошло. Время раскроет тайну. Для времени не существует преград.
   Но как хочется знать все сейчас...
   К Врону приблизился Хромой и стал по правую руку от него:
   - Сильно горит. И так уже более двенадцати часов.
   - Угу, - соглашаясь промычал товарищ.
   - Но, как мне кажется, цитадель не уничтожат, как Вирк. Огонь погорит еще пару часиков, а потом захватчики начнут поспешно его тушить. Надо быть полным идиотом, чтобы снести с лица земли Шовву. А враги, как мы уже убедились, умны, - и заключил. - Цитадель будет жить.
   На этот раз Врон только согласно кивнул.
   Затем двое приятеля стояли молча и смотрели на угнетающее пламя дыма. Наконец капитан "13 Гильдии" сказал:
   - Пошли Бессмертный. Пора уходить, - и похлопал его по плечу.
   - Вы идите. Я еще немножко постою, а потом последую за вами.
   - Хорошо, - сказал великан, - только не задерживайся, - и оставил сотоварища наедине.
   Врон отвел взор от дыма и посмотрел вниз. В шаге от него начинался огромный обрыв. Главное не поскользнуться, ибо падать придется долго...
   Мы выбрались с туннеля уже с час назад. Как в последствие оказалось, выход подземной дороги был сделан в горе. Точнее в восточно-северной части хребта Ельссон. Теперь понятно, почему маршрут во второй части туннеля начал плавно подниматься верх - выход был на самой вершине небольшой горы.
   А длинна туннеля какая! Начинается в Шовве и заканчивается на горе, на какой я сейчас с тою. По моим меркам - примерно десять-двенадцать миль. Это какими надо владеть знаниями по архитектуры, чтобы сделать такое!? И, заметьте, не рушиться туннель за столько лет существования!
   Бессмертный толкнул маленький камешек, который лежал рядом с его ногой, и он полетел с обрыва. Врон с любопытством наблюдал за полетом камня, а потом, когда наконец-то донесся тихий звук стука камня о землю, Врон торопливо развернулся и направился к остальным людям с Шоввы, какие уже поднялись со своих насиженных мест и приготовились двинуться в дорогу.
   Нас осталось полсотни. Крохотная часть от двадцати пяти тысяч роатцев, кои укрывались в столице. Пятьдесят человек - это ничто. Незначительно число. Избранные. И среди них люди с "13 Гильдии".
   Мы выжили, а что дальше?
   Но о будущем Врон пока что не задумывался. Его, по правде сказать, это ни в коей степени не волновало. На его грустной гримасе появилась неприметная улыбка. Он радовался, что попал в короткий список выживших. Он ликовал, что продолжает жить.
   Жизнь продолжается, а что еще нужно для полного счастья?
  
  

Эпилог

   - Я в недоумении! - горевал Щиторуб. - Ты вроде, если верить твоим словам, жил в цитадели несколько тысяч лет назад. Ты даже уверял, что знаешь каждую маленькую дырочку в городе. Но я не могу доселе понять, как так получилось, что ты совсем не знал о еще одном туннеле, который проходит под Шоввой? Это ж немаленькая иголочка, а целый туннель! И продолжительность его вдвое больше, чем у того, по какому мы пробрались в столицу Роата, - чтобы увеличить трагичность этого эпизода скелет Голт развел по бокам костяные руки.
   Сатана хмуро посмотрел на капитана армии скелетов и сухо ответил:
   - Ты руки держи ровно перед собой, иначе можешь случайно уронить кристалл, который я тебе дал.
   Щиторуб прислушался и сделал так, как ему приказали. Затем Дьявол сказал:
   - Об этом туннеле, наверное, кроме самого Бога и его немногочисленных приближенных созданий больше никто не знал. В том числе и я остался в неведении, - грустно изрек Лукавый. - Перестраховаться скорей всего хотел. Выходит, ожидал, что против него может подняться бунт и, если все будет слаживаться очень плохо для него, то он на всякий случай позаботился о пути отступления.
   Огненный великан продолжал:
   - Но ему этот подземный путь не пригодился...
   - Судьба-проститутка! - возмущаясь перебил Голт. - А сыночку Матвея он ой как пригодился! Ну почему судьба не благосклонна ко мне? Чем я ей не угодил? - сокрушался скелет.
   Рогатый чудище недовольно покрутил своей большой головой - как его смеют перебивать? Но смолчал. Не в первый же раз Голт себе такое позволяет. Дьявол огляделся - монстры-скелеты уже вынесли с помещения все столы и стулья. Огромный зал был совершенно пуст. В нем только остались: сам Лукавый, Голт и еще один воин-скелет, который также держал красный кристалл.
   В центре помещения стояла полуциркульная четырехметровая арка. По бокам от нее расположились Щиторуб со скелетом-монстром. А перед самой аркой стоял огненный монстр.
   - Все насмарку, - продолжал убиваться Голт Щиторуб. - схватить сына Матвея Благородного нам так и не удалось. Проклятие как было у нас, так и осталось. Все зря...
   Воин-скелет, видя препоганое настроение своего капитана, сказал:
   - Не так все плохо, капитан. По крайней мери роатцев уничтожили. Этот гнусный народ хоть больше не будет своим мерзким существованием раздражать нас и Святого Дракона.
   Сатана на слове "Дракон" поднял свой острый взгляд. Тем не менее, снова промолчал, только теперь на его уродливом лице просматривалась ели заметная ухмылка.
   - Я не забуду, как мы их все утро резали на части, как их красная кровь лилась на землю, как они жалостно кричали... - говорил воин-скелет.
   Слова боевого товарища немного все же подняли настроение Голта. Теперь Щиторуб взял слово:
   - Да. Хоть это удалось. А бойня на самом деле была отменная. Даже лучше, чем под Смартом и в Астоне вместе взятых, - капитан армии скелетов, бывший князь Драконьего княжества, начал рассматривать высокие потолки комнаты, и как часто с ним случалось, он немедленно переключился на другую тему разговора. - А вкус у правительства Роата имелся. Я бы тоже здесь, как и они сделал ресторан. Представьте, сколько тут людей одновременно помещается! - и мечтательно добавил. - А какие тут вечеринки бывают! А выпивки сколько!
   Рогатый монстр приблизился к арке - стал в трех шагах от нее, и грубо сказал:
   - Здесь не место ресторану. Это святое место, - и прибавил. - А теперь вы двое молчите, я начну читать заклятие.
   - Хорошо, - недовольно буркнул Голт. От уж скучен великан! Наверно он даже никогда не пил спиртного. Наверняка даже не знают что это такое! Столько лет прожить и не выпить алкоголя... Так зачем вообще жить? Какой смысл жизни?
   Дьявол, как и предупреждал, начал в голос произносить непонятные слова. Щиторуб посмотрел на кроваво-красный кристалл, который держал своими костяными пальцами. И для чего он нужен? И где Сатана сумел найти такую дорогую прелесть?
   Внезапно кристалл ярко засверкал. Затем, что тоже немало удивили Голта, от драгоценного камня потянулся луч света к арке. Другой кристалл у воина-скелета делал то же самое. Огненный великан не умолкал и продолжал говорить вслух древнюю молитву. Происходившее далее еще больше поражало воображение Щиторуба. Четырехметровая полукруглая арка засветилась, а проем начал покрываться туманом. С каждой секундой он ставал все плотней и плотней.
   Вдруг Голт Щиторуб сообразил, что Сатана перестал произносить вслух слова и посмотрел на него. Великан с мешочка, какой он держал своей правой когтистой лапой, извлек золотую корону.
   Капитан войска мертвых шокировано застыл.
   Густой туман исчез в проеме, однако вместо него возникла железная дверь. Щиторубу было плевать на дверь, он даже особо не удивился ее появлению. Все его внимание было сконцентрировано на короне. Неужели это...
   Утром Голту доложили, что возле центральных врат цитадели найден труп его внука. Дикари, а по-другому он не знал, как именовать убийц Орсана, не просто убили князя Драконьего княжества, но и жутко поиздевались над его телом. Орсан был без глаз и с вырванным языком, с ушей текла кровь; ноги и руки были переломаны. Корону тоже не нашли. Кто бы сомневался - ее убийцы забрали с собой. Свидетелей этого страшного убийства не нашлось. Наконец капитан скелетов решил попросить помощи у Дьявола, чтобы он помог найти убийц его внука. Однако Сатана заверил, что он не знает, что произошло с князем, и кто его убил, и помощи ждать от него не нужно - все одно он ничем не поможет. Конечно, Голт удивился такому странному ответу, тем не менее, он перестал настаивать на помощи. Все равно, рано или поздно, с чей-то помощью или без, но он найдет и накажет душегубов.
   Но кто ж мог подумать, что убийцей окажется...
   Рогатый монстр прикрепил корону к двери. Золотая корона правителя Шоввы, как на клею мгновенно приклеилась. Сатана отошел на пару шагов и закончил свою речь словом:
   - Аминь, - потом обратился к скелетам. - Можете бросать кристаллы, они уже не нужны. Дело сделано.
   Щиторуб уронил на пол красный драгоценный камешек и выговорил:
   - Так это ты убил моего внука...
   Корона на двери сделала полный оборот по часовой стрелке. Железная дверь, издав некий звук, автоматически открылась, и за ней возникло эфемерное пространство желто-красного оттенка.
   Чудище, молча, бросило взгляд на Голта.
   Капитан армии скелетов медленно приближался к своему "хозяину":
   - Ты его предал, меня предал, всех людей Драконьего княжества предал... Ты нас обманул.
   Костяные пальцы скелета Щиторуба приготовились вцепиться крепкой хваткой в тело рогатого монстра. Цель уже была выбрана - область шеи. Голт приготовился к быстрому прыжку...
   Но план быстрой атаки остался планом. Пригнуть Щиторубу и нанести смертельный удар так и не удалось. Дьявол вовремя произнес какое-то магическое слово и Голт Щиторуб тут же рухнул. Второго солдата-скелета тоже ждала подобная участь, только в отличие от своего капитана он окончательно расстался со своим сознанием.
   Голт не мог шевелить своими руками и ногами - они совершенно перестали ему подчиняться. Только череп капитана армии мертвых продолжал слушаться своего хозяина.
   - Чего ты оставил меня жить? - грубо кричал череп Голта. - Убей же! Убей! Ты же этого хочешь? Так сделай свое дело!
   Сатана спокойно ответил:
   - Еще рано.
   - Что рано? - изумился Щиторуб. - Что там твоя уродливая голова задумала? Еще есть некая пакость на примете?
   Вопросы остались без ответов - великан их проигнорировал.
   Щиторуб, образно говоря, взял себя в руки - жаркий пыл слегка поутих:
   - Я не понимаю, честно, почему ты убил Орсана, - спокойно говорил череп, - зачем ты обманул меня. Да что меня! Для чего ты обманул весь народ Драконьего княжества? Ты нам помог захватить Роат, мы соответственно не остались в долгу - сняли с тебя проклятие. Но почему ты так жестоко поиздевался над моим внуком? - и уныло добавил. - Я этого не постигаю.
   Щиторуб продолжил:
   - Я так понимаю, ты хочешь уйти через эту дверь в свой мир. Я угадал?
   Рогатый монстр промолчал.
   - И так понятно, что я прав, даже без твоего утвердительного ответа, - и громче прибавил. - Ну так шел бы! Вали на все четыре стороны! Никто ж тебе не мешает! Но зачем ты забрал жизнь у Орсана?
   Голт уже после затянувшейся тишины не надеялся, что услышит ответ от огненного чудища. Однако он ошибся. Лукавый все-таки соизволил подать голос:
   - Смерть Орсана требовали обстоятельства. Без его смерти я не мог войти в цитадель. Поверь, его смерти я не жаждал, просто иного выбора не было.
   Страшные слова Дьявола с толком не прояснили ситуацию Голту. Какие такие обстоятельства? О чем он говорит?
   - И ты не угадал: я не собираюсь уходить с этого мира в иной.
   Голт удивился:
   - Так зачем тебе эта магическая дверь? Постой, я запутался. Ответь лучше: для чего ты все это делал? Зачем помогал нам, почему уничтожал роатцев? Для чего? Что тебе это дало?
   Щиторуб впервые увидел, как Дьявол раскрыл свою острозубую пасть. Он язвительно улыбался.
   Неожиданно с эфемерного пространства высунулась когтистая лапа. Потом оттуда вышло двухметровое существо. С головы до ног оно было покрыто в доспехи. Опущенная рука держала большое копье. Из-за спины выглядывали крылышки. Создание приблизило свою руку к своей голове и сняло железный шлем. Уродливая морда с большими глазами темно-красного оттенка, с членистыми усиками и вместо рта хоботком производила отвращающее зрелище.
   Сатана поприветствовал:
   - Рад тебя видеть, Вельзевул, основатель Ордена Мухи. Я обещал - я сделал.
   Голт поражено осматривал Вельзевула. Как он похож на муху...
   Существо, которое именуют Вельзевулом, присело на одно колено и склонило голову с крупными, фасеточными глазами.
   - Всемогущий царь Ада, я тоже рад вас приветствовать, - оно выровнялось в полный рост, а затем добавило. - Много веков нам пришлось сидеть в заточении. Но я рад, что, наконец, настал тот час свободы, кой мы так долго с нетерпением ждали. Вы как истинный наш правитель освободили нас. Мы, как ваши преданные слуги, не останемся в долгу.
   Дьявол спросил:
   - Все готовы?
   Вельзевул прямо посмотрел в глаза своего царя:
   - Да, тысячи легионов войск готовы.
   - Превосходно, - одобрил Сатана. - Пусть входят.
   Щиторуб боялся произнести даже слово. Он, раскрыв рот, наблюдал, как через дверь, маршируя, входят уродливые существа. Конца и края им не было видно.
   В голове Голта звучала одна и та же фраза:
   "Что мы наделали..."
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Максим "Рисс – эльф крови"(ЛитРПГ) Р.Брук "Silencio en la noche"(Антиутопия) B.Janny "Берег мёртвых "(Постапокалипсис) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) А.Верт "Пекло"(Боевая фантастика) С.Елена "Первая ночь для дракона"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Последняя петля 7. Перековка"(ЛитРПГ) В.Кретов "Легенда 2, инферно"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) Д.Деев "Я – другой"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"