Трурль: другие произведения.

Триста пятидесятый год: Рождение японии

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пришелец из Русской оккупационной зоны конца двадцать первого века сумел вжиться в общество государства Ямато середины четвертого века. Вжиться куда? Социум рушится. Или рождается заново?

Оглавление.
Глава 1. Металлург поневоле.
Глава 2. Проблемы с пантеоном.
Глава 3. Рейд на север.
Глава 4. Рейд в Оми.
Глава 5. Засада на Пути Грома.
Глава 6. Работа над ошибками.
Глава 7. Месяц без богов.
Глава 8. Собирая духов.

Глава 1. Металлург поневоле. Земля, остров Хонсю, уния Амато-Идзумо, город Саки, 3 июля 350 года.

 Иголь Зименс, пришелец из будущего, шаман, предсказатель, приближённый к королевской власти и чуть ли не маг. Готовый от безнадёжности биться головой об стенку, да. Только последнее - это секрет.
 Почему секрет - очевидно. Потеря лица лечится плохо, а в середине четвёртого века - обычно смертью пациента. А вот причина отчаяния ясна только мне. Я попросту не знаю, как выкручиваться из ловушки обманутых ожиданий.
  Впрочем, по порядку. Как королева Тараси потешила своё эго, поделившись Наполеоновскими планами, так обо мне и забыла. Так мне казалось. А по факту - королеву играет свита. Предполагаю, что шаман Таро завязал узелок на память. Мол тому мутному беженцу из дальних стран королева благоволит. Значит, он ей теперь должен! И будет отрабатывать. А где - Таро сам придумает.
  Вот так я и оказался перед здоровенной глиняной стеной с неровно пробитой дырой снизу. А называется сооружение плавильной печью. Для которой мне предстоит подобрать такую загрузку, чтобы на выходе оказался чудо-металл. Такой... чтобы и лился хорошо, и точился бы сам, и чтобы ничем его не сломать.
 Одна только проблема. Я не металлург. Разбираюсь в материаловедении на уровне продвинутого ремонтника. В курсы оператора космического транспорта это входило - чтобы разбираться, какой засорившийся трубопровод дергать плоскогубцами, а какой лучше сразу пилить алмазным диском. И что загружать в ремонтный принтер, чтобы соединение не лопнуло сразу, а дотянуло бы до аварийной эвакуации.
 А толку от всех этих знаний? Да, мне повезло распознать железно-марганцевые конкреции. Потому что очень уж характерная форма, что запала в память ещё с того дня, когда просматривал школьный учебник по географии. А теперь что делать - ума не приложу. К примеру, самая ходовая легирующая добавка после угля. Никель. Смутно вспоминается, что в древности его минералы часто путали то с серебряными рудами, то с медными. И с какого зелёного корешка я тоже его не спутаю? Камни, они такие. На вид разобраться трудно. Без основных химических реагентов - точно. А реагентов мне никто не даст. Нет их в природе. Не успели изобрести.
 С печью тоже не всё гладко. Жаропрочная керамика отсутствует, вместо неё - суррогат из синей глины. Этого хватает, чтобы выдержать плавку железа. Ровно одну плавку, разумеется. А затем изгаженные расплавом и шлаком кирпичи внутреннего покрытия приходится выламывать, ремонтировать внешнюю стенку. Снова класть кирпич, предварительный отжиг, главная плавка с языком на плечо от усилий накачать побольше воздуха. И наконец, судорожная акробатика с молотом (это чтобы выпустить то, что в этом убожестве сплавилось). Да, и если заниматься экспериментами, скорее всего вообще ничего не вытечет. Печь будет испорчена и придётся строить новую. И строительство железо-плавильной печи - вовсе не уровень бытовых очагов или даже печей для обжига керамики. Всё очень серьёзно. Примерно как закладка ракетного крейсера в период моего детства.
 Реалистичный прогноз - после второго косяка с плавкой меня под новенькой домной и замуруют под шумное одобрение публики.
 Так что придётся изворачиваться. Никакого метода "научного тыка". Видимо не случайно научный метод будет сформулирован только в десятом веке, а найдёт признание только к восемнадцатому. Слишком уж он затратен по ресурсам.
 Вдох-выдох. Хватит ныть, Иголь. Думать надо. Какие вообще материалы доступны для сплавления?
 Медь или латунь точно есть. С оловянной бронзой сложнее. Дорогая, зараза, но найти можно, если поднять мои криминальные контакты. Железо... да пошло оно куда подальше. Страшно связываться с настолько тугоплавким материалом. Новейшая технология, на самой грани возможностей "оборудования". Вот и всё. В Римской империи, куда я изначально нацеливался, был бы ещё и свинец, а здесь - совсем пусто.
 Делаю зарубку на память - если опять окажусь на горячих источниках, надо присмотреться, нет ли где галенита (свинцового блеска). Вроде бы не совсем уж экзотический минерал, и главное - легко определяется на вид. А пока - медь, бронза, низкокачественная бронза. М-да... тут как не смешивай, ничего нового не выйдет. Тупик. Стоп. А ведь в фэнтэзийных игрушках, которыми я в юности чуток увлекался - была ещё и "чёрная бронза". И мифрил, конечно. Хорошо в игре. Если какого материала не хватает - режешь монстра пострашнее, и его труп делится с тобой всякими полезностями.
 Мифрила, то есть "лунного серебра" бы сюда. Стоп. Серебро. Серебро есть, и даже дешево. На моём пути встречались браслеты с серебряными бусами, и продал я их за сущий бесценок. Да и золото видел, пусть даже только в форме золотой вышивки и амулетов. Есть от чего плясать. Медь плюс серебро. Медь плюс золото. И даже ходить далеко не придётся. Вон всего лишь в пяти метрах Сиори сопит в две дырочки, а на шее - декоративная золотая висюлька. Полуденная сиеста у девушки. Да я бы и сам не прочь передохнуть. Температура воздуха - далеко перевалила за тридцать градусов. А ведь только начало июля.

 ------------------------

 Мой замечательный план по соблазнению моей номинально ученицы на расставание с кусочком золота свернул в неожиданном направлении.
 - Сиори, с пробуждением!
 - А? Хр? Опять ты? Да, конечно. - И опять дремлет, бездельница.
 - Сиори, просыпайся! Надо кирпичи перекладывать! И рис остыва...то есть греется на солнышке.
 - Сдохни, Иголь! Положи в тень...хррр...
 - Сиори, муха буё! У тебя на носу!
 Вот это подействовало. Сиори ошалело вскочила, врезав раскрытой ладонью себе во по лицу, да так, что голова мотнулась. И уставилась на меня, сделав мрачную складку на лбу.
 - Иголь. Ты же не будешь вякать, что муха улетела? Третий раз уже! - Не понимаю я эту персону. Не подруга мне и не жена, и даже не начальник, а интонации явно командные.
 - Не буду. Просто хотел тебя разбудить. Тут такое дело...
 - Ага. Ум. Правильно. - Внучка патриарха явно пыталась собрать вместе заспанные и жестоко встряхнутые мозги.
 - Сиори, пожалуйста. Тут я подумал, и решил что надо попробовать сплавить твой амулет и медь.
 - Слышу. Вода есть? Горло пересохло.
 Пришлось искать бамбуковую кружку, и сходить до ведра. Не то чтобы я выполнял всё, что эта особа прикажет, но для дела - не жалко. Я подал кружку и стал ждать.
 - Иголь. Ты что там говорил? Что-то про амулет?
 Девичья память, или... ладно, спишем на жару и не полностью включённые мозги.
 - Амулет. Золотой. Сплавить с медью. Получится новый металл.
 Сиори посмотрела на меня мрачно, а затем её глаза широко распахнулись. Похоже, проснулась.
 - И когда? - Что-то она странные вопросы задаёт. Я уже настроился было на долгие уговоры.
 - Да сегодня и сплавим. Большую печь можно не греть, успеем до темноты.
 - Я согласна. - Сиори решительно кивнула. - Только знаешь... притащи сначала с рынка малый ящик нацуме. На всякий случай. Сезон-то неподходящий, да и урожай плохой.
 - Понял. Уже бегу!
 У меня хватило ума не спрашивать, что такое нацуме. Или как время года или виды на урожай связаны с судьбой золотой подвески. На рынке разберусь. На всякий случай, надо только прихватить побольше риса - ведь он здесь в роли денег, а вовсе не золото.
 
 "Нацуме" оказались финиками. Или почти финиками. Пока я разглядывал их, у меня опять начали появляться нездоровые мысли про параллельный мир, не посещавшие мою голову уже с полгода. Вроде бы по форме - всё совпадает. Удлинённый морщинистый плод в половину пальца длиной, а внутри - одна длинная косточка. Только цвет плода скорее красный, чем коричневый. И запах не медовый, а скорее лекарственный. Если закрыть глаза, можно принять за плод шиповника. И что это такое? Древний финик? Местный сорт финика? Или вообще плод дерева, случайно похожего на финиковую пальму? Да какая разница. Цена невысокая - четверть меры риса за меру нацуме. А Сиори потребовала всего-то малую меру. Я-то боялся, что соотношение цен будет обратным. Хотя вообще странно. Эти нацуме почти не сладкие, непохоже на лакомство. Ну, Сиори, как местной, виднее.

 ------------------------

 Проблемы с "золотой" бронзой начались немедленно. Сначала, а не сумел порезать ножом золотую висюльку. Не брал её нож. Явно золото низкой пробы, в которое неизвестно что и сколько намешано. Пятьдесят процентов золота? Или даже тридцать? Есть такое свойство у сплавов - они обычно твёрже, чем чистые металлы. А по виду и не скажешь. Блестит себе.

 Так что подготовленные весы-самоделка (палка и три бечёвки, без чашек) так и не пригодились.
 И началась подготовка к литью. Вырезанное из дерева короткое и корявое лезвие ножа с хвостовиком воткнул с торца в два куска глины. Вылепленных ученицей в форме колбасок. Или, судя по хихиканью, так она члены представляет. Вот и готовы заготовки для составной формы. Последовал долгий и нудный отжиг на полуоткрытой печи с потогонным качанием поршневого меха. Хотя лучше немного попотеть, чем рисковать с малопрочной формой по старинке. Технология мастера Гуо - это всё-таки прорыв. С подготовительной работой перед литьём управился за часа четыре. А без мехов пришлось бы жечь огонь целый день, и без гарантии успеха.
 Само литьё сделал коряво и быстро. Поскольку на рынке, пользуясь благоприятным моментом, удалось по дешевке купить пару десятков наконечников явно незаконно собранных стрел, их я и сложил в торчащие из углей формы. Пропустив стадию охлаждения и сбора формы, а заодно снижая расход металла. Последним бухнул в заготовку лезвия золотой амулетик. На самом деле грубо отлитый кулон с дыркой. Знаю, нарушение технологии на нарушении, правильным техпроцессом и не пахнет. Но... очень уж хочется побыстрее проверить идею!
 Пока медь с золотом расплавились, начало темнеть. Я кое-как размешал сплав острым расщепом кости, и настало время для опасных фокусов.
 Раз! Выдёргиваю форму хвостовика костяными клещами, сделанными из пары бычьих рёбер и медной заклёпки. Два! Переворачиваю на форму с лезвием. Три! Сиори сыплет сверху заготовленный песок, туша пламя и фиксируя формы. Четыре! Отпускаю клещи и дую на ладони. Вроде обошлось, пара мелких ожогов не в счёт.
 Уже через пять минут моё терпение окончательно кончилось. Вылив на угли всю воду, что удалось вычерпать из каменного ведра, я выкопал заготовку щипцами. Ещё одна кружка, на этот раз прямо на стык форм, и керамика трескается. Удар камнем, рубаха чуть дымится от горячих осколков. И наконец на свет появляется новорожденный нож.
 Печальная картина. Лезвие ещё пристойно вышло, а вот хвостовик - отлился криво и только частично. Да ещё и металл протёк между формами, сформировав что-то похожее на кособокий эфес. Это уже нехорошо. Придётся резать. Да и лезвие сильно окислено, придётся шлифовать. А поскольку шлифовать придётся простым песком, времени уйдёт больше, чем на формовку с плавкой. Правильно говорят, поспешишь - рыбок в речке насмешишь.
 Похоже, ученица шамана пришла к одинаковому со мной выводу. Фыркнула, подхватила свою коробку с финиками, и бодро потрусила прочь, отплёвываясь от комаров косточками. Только... с какого бодуна она направилась в сторону моего "курятника"? То есть гостевого домика? Что-то я кардинально не понимаю. Неужели её с фиников так развезло?
 Непроизвольно, я придержал шаг. И поспел как раз к тому моменту, когда девушка наконец закончила плеваться и с явным вызовом отложила пустую коробку.
 - Готово. Забирайся! Можно и быстро, я не девственница!
 Я не то чтобы подвис, но когнитивный диссонанс словил. Странный набор из нестыкующихся элементов поведения. Неприличное... нет, по местным меркам просто откровенное предложение поваляться вместе на соломенном тюфяке - это не полная неожиданность. Сиори делала намёки в этом духе и раньше. Но при чём здесь финики? Или золото?
 - Сиори, а финики тут причём?
 -Дурак. - Ученица скривилась, как я смог разглядеть в сумерках. - А ещё шаман называется. Мне мелкие, орущие демоны не нужны. Их и не будет! Коль извёл амулет, хоть плодами нацуме предохранюсь.
 - Хорошо, сейчас. Я быстро! - Благо даже штаны снимать не нужно. Нет их в природе на сотни километров в округе.
 В общем, кто был женат, тот поймёт. Социальный секс - это не об неземных страстях. Просто от тебя требуют, а ты делаешь своё мужское дело. И не дай бог делать с кислой мордой! Иначе кислая морда очень быстро превратится в побитую рожу. Прямо, так сказать, в процессе.
 А свои мыслишки об эффективности что золотых амулетов, что фиников-мутантов в роли контрацептива я придержал при себе. Мелкие орущие демоны, ну конечно. Хотя, с той дозой радиации, что я словил в молодости, действительно страшновато. Вдруг вылезет младенец и того...залает. Согласно местному фольклору, случается. Да ладно, обойдётся.
 Одно только действует на нервы. Двери нет! В темноте ещё ладно, а вот если завтра Сиори днём приспичит? Вот завтра с утра соберусь и присобачу что-нибудь плетёное вместо двери. Я шаман, мне чудачества простительны.

 ------------------------

 Наутро вчерашние мысли показались смешными. На глаза попался недоделанный нож, и я сразу переключился на работу. Личные отношения - хорошо, но ставить их в приоритет? Да пошла бы "ученица" куда подальше. Желательно за углём. За прошлый день мы его пережгли целую кучу, так что хорошая идея.

 Как ни странно, девушка возражать не стала. Но и завтрака в "постель" я не получил. Другие времена, другие нравы. Только перевязала волосы синим шнурком и побежала. Насчёт шнурка я уже сам понял - индикатор поменявшегося статуса. Ладно, хоть не на меня повязала. Хотя надо держаться настороже. Вот так проснусь однажды, на затылке шнурок, а под дверью - глав-шаманка с мешочком риса и кинжалом на поясе. Это я к тому, что здесь такие свадебные обычаи. Свадьба считается свершившейся, как молодоженов кто-то из начальства посыплет рисом. А кинжал - это личная черточка королевы и заодно шаманки Тараси. Ну не любит она тех, кто отнимает её время впустую. А любит - мир и спокойствие, желательно по причине смерти источников беспокойства.

  В свете дня ножик-самоделка смотрелся совсем тускло. В прямом смысле - весь в чёрной патине. Особенно лезвие. Неужели перегрел расплав? Я присел на камешек возле кучки песка, и попытался начать чистку. Хвостовик отчистился хорошо, а вот патина на лезвии успешно сопротивлялась моим усилиям, разве только чуть лиловый оттенок появился. Стоп! Насколько я вспоминаю курсы ремонта, черно-фиолетовые плёнки - это признак интерметаллических соединений золота. Хрупких и твёрдых, из за которых иногда ломаются позолоченные электрические контакты. Твёрдых?

 Не веря своей удаче, я вытащил старый бронзовый кинжал, и с силой надавил лезвием по самой узкой кромке нового ножа. Присмотрелся. Так и есть. На старом кинжале - вмятина на режущей кромке, а на новом - ни царапины.

 Черный, твёрдый сплав на основе меди, сделанный с очень редкими легирующими добавками. Похоже я знаю, что это такое. Здравствуй, мифическая чёрная бронза. А мифрил... может, нержавейка, а может - сплав алюминия. Хотя это меня занесло. Тут и с черной бронзой ещё работы навалом. Разработать стабильную технологию плавки, определиться с необходимой концентрацией легирующей присадки, и пробить варианты использования. Хорошие мечи с топорами из этого сплава не сделать - слишком высокая плотность. А вот кинжалы или там элементы брони сложной формы - почему бы и нет. В отличие от железа, которое пока умеют лить только пластинами на песок, литьё бронзы - вполне в пределах теплоустойчивости форм из местной низкосортной керамики. Значит, от этого и плясать. Чёрная бронза - для мелких и сложных по форме деталей. Тем более что вроде бы бронзу с золотом казалось плавить и размешивать легче, чем чистую медь. Меньшая вязкость? Легкоплавкость? Или сниженное поверхностное натяжение? Знаний не хватает, чтобы понять, что именно улучшилось, но ощущается именно так. Да, я же ещё эту "чёрную бронзу" точить не пробовал! Белый речной песок тут "не пляшет", это я уже успел понять.

Глава 2. Проблемы с пантеоном. Земля, остров Хонсю, уния Амато-Идзумо, город Саки, 18 июля 350 года.

 Вечерняя сходка шаманов, на которой я собирался похвастаться черной бронзой, превратилась в базарную свару менее чем за десять минут, гораздо раньше, чем я набрался наглости раскрыть рот. Впрочем, это и к лучшему.

 Нет, начиналось всё вполне прилично. Королева Тараси, с четвёркой тяжёлых пехотинцев в качестве колоколобойцев, сумела даже привлечь внимание собравшихся и произнести речь. На тему "Единство племён Амато и Идзумо". С правильно расставленными обещаниями подачек представителям "духовного сословия". В смысле "Грабить будет легче, больше и веселее. Землеедов прибавилось, бандитов... то есть шаманов с воинами, проредили на поколения вперёд". Оставалось только поаплодировать, для чего я и изготовил ладони.

 Фигушки. Вскочил старый, бородатый до изумления пенёк по имени Саби-да родом из Киби, и потребовал учёта интересов... духа горы Сеппико. Не своих, даже не народных - а именно интересов духа горы. Причём по его мнению, для духа требовалось зарезать не менее дюжины коней. Которых, естественно, королева должна предоставить. А чёрная Ведьма ошиблась. Пообещала выделить одну лошадь и... началось. Как только в воздухе запахло халявными подарками, у большинства присутствующих шаманов начался словесный понос.

 Сначала шаманы-жрецы пытались обращаться к королеве напрямую. Но не в силах перекричать орущую кучу-малу, раз за разом накатывающуюся на железные рукояти мечей в руках гвардейцев, они начали грызться между собой.

 Первые пять минут я ещё пытался разобраться в хитросплетении аргументов. Дух горы кроет духа леса, дух ветра кроет дух горы, дух оленя кроет дух ветра, дух сиси (это который кабан) кроет вообще всех, но если у оппонента кулак крепче, то всех, кроме духа реки. Пару раз раздухарившиеся шаманы с шаманками пытались втянуть меня в свои группы, но я успешно отбивался. Благо бороду с волосами я резал коротко, что как минимум раз спасло меня от захвата и избиения. Главное, я даже не понял, кто и за что на меня ополчился. Атаковали меня в пылу схватки или просто пытались "под шумок" свести счёты? От Таро с Сукнэ я предусмотрительно держался подальше. Мало ли что. Тот же Таро вполне мог бы припомнить инцидент с метким метанием какашек. Да, врастаю в общество. Полгода назад у меня не было ни кола, ни двора, а сейчас - пара приспешников, покровительница, и в довесок - враги тайные и враги явные.

 А вообще-то, надо бы бежать с площади. Что чревато потерей лица. Я присмотрелся. Точно. Больше половины из сотни элитных теократов скорее изображают участие, чем орут и дерутся. Это явно те, кто поумнее. И Таро среди них.

 - Сама разберусь! - Дикий выкрик Тараси перекрыл на пару секунд гвалт. - Всех духов вызову и посношаю сначала их, а потом крикунов! Мечом, если что!

 Я с интересом уставился на королевский бюст. Вот оно что. Чёрная Ведьма у меня на глазах всегда носила доспех, визуально увеличивающий объёмы. Я ранее гадал, у неё под ним сало или что поприятнее. Оказалось, ни то ни другое. Чтобы так вопить, нужны объёмные лёгкие и сильный пресс. Я бы точно толпу не переорал.

 Перевёл взгляд на лицо Тараси, и напрягся. Видел я такое выраженьице. Когда королева на полном серьёзе собиралась вырубить у меня пару костей. Чтобы погадать на удачу.

 Похоже, в толпе оказалось достаточно знакомых с бешеным нравом королевы. Гвалт притих, и толпа начала стремительно рассасываться. Власть в действии.

 - Иголь, останься. - Донесся до меня почти нормальный, разве что чуть охрипший голос. - Я с тобой сейчас разберусь.

 И тут до меня дошло. Мне очень повезло, когда сдуру играл в оракула. Тогда я брякнул "Не смей бить своих." Только поэтому королева сейчас удержалась. Мечтает она о власти над миром, пусть и в тайне. А я, как якобы посланник духов, могу подсказать что-то дельное для исполнения её мечты. Но что? Как выкрутиться из очередной ловушки с надеждой на тупого, невежественного меня? Греки говорили правду в легенде о Пандоре. Страшнее надежды зверя нет.

 ------------------------

 - И чем эта "чёрная бронза" полезна? Кроме как для изготовления несерьёзных ножиков? - Панкада, комендант гарнизона города Саки, подслеповато щурился. К счастью, у меня было время продумать аргументы.

  - Можно использовать на крестовине меча. Особенно в облегченном варианте, сделанном по образцу копий новой эпохи[1]. Диск с дырками будет гораздо легче литой крестовины, и если будут зарубки, легко заменяется, смотрите!

 Я, порывшись в вещевом мешке, продемонстрировал сборку-разборку на деревянном макете меча. Лезвие отдельно, гарда отдельно, рукоять из двух деревяшек -тоже отдельно. И бронзовые клинья, не позволяющие этому убожеству развалиться.

 - А что-то в этом есть. - Тараси тоже прищурилась. - Помнится, дед рассказывал, как новые копья показали себя, по их образцу мечи тоже пытались делать. Получалась хлипкая и ненадёжная дрянь. Обмотка постоянно рвалась. А здесь нечто среднее. Хвостовик в центре рукоятки, хм.. как древнее копьё, только наизнанку. А вот сейчас и проверим, насколько прочно получилось. Шаман, цепляйся за свою деревяшку!

 А сама вытаскивает из-под стула её любимый режик. Тот самый, цельнолитый и с двумя крестовинами.

 Глаза на лоб у меня не полезли. Это же королева, ей для кровопускания - всегда повод найдётся. Мелькнула только досада, что вот так тупо подставился. Ладно, когда кишки по полу волочатся - поздно вакцину колоть. Выживать надо!

 От первой пары выпадов я успел увернуться. А вот затем верховная священница вошла в раж, и стальной меч пришлось блокировать деревянным.

 Повезло, что я так и не собрался обрезать узловатую деревяшку до формы настоящего меча. Банально поленился. Обрезал бы - королева обрубила бы моё "оружие" в один удар. А так неплохо получается. Фехтовальную технику я будто бы на подобный случай учил - пусть это и называлось "шокер против бельевой трубы". Стук ударов, королева прыгает, матерится сквозь зубы, потеет. И это хорошо. Меня только и спасает, что с весом её железки, да ещё и с обязательной кирасой, всё превосходство главшаманки в выучке и скорости реакции аннулируется. Успеваю отступать, не давая зажать себя в тёмный угол. Только бы "меч" не сломался. Только бы не сломался! Признаюсь себе, я халтурил. Всё на клинышках, без клея и обмотки. Сломается хотя бы один - и конец.

 Панкада, пригнувшись, стремительным броском добрался до дверного проёма, загородив половину и так скудного света. Да ещё кто-то встал за его спиной, шепчутся на грани слышимости. А прерывать королевское развлечение - никто не взялся.

 Некогда разглядывать обстановку. Отбиваю удар "вскользь", оставляя на полу тонкую стружку. И меч королевы со всей дури врезается в самодельную гарду.

 Руки наполовину парализованы, сначала от переданного импульса, а затем - от столкновения пальцев правой руки с гардой. На мгновение железный клинок застывает, между ним и моей кистью - пара миллиметров чёрной бронзы. Страшно, но реакция тела опережает сознание. Переношу вес вперёд, и делаю резкий толчок. И королева неожиданно поддаётся. Наполовину падает, наполовину садится на пол.

 - Победа? - Успеваю подумать за миг до того, как Тараси пробивает мне в почки левой рукой. Я неловко перекатываюсь, падая слева от шаманки.

 - В настоящем бою я бы была с кинжалом, и заколола бы.. как там тебя? Иголь? Ницу?

 - Ницу - пониже и покруглее. - Королева ещё меня и путает с соратниками. Хотя я бы на её месте нас запомнил? Это я неделями мотался по лесам и горам, а королева - всегда в большой компании.

 - Неважно. Смелость я оценила. Доверяешь ты этой "черной бронзе", на деле увидела. Так что этим старо-новым мечам - быть. А чтобы ты понимал, что делаешь... - Тараси выдерживает драматическую паузу. - Панкада, назначь этому, как его там, наставника! Чтобы понимал, чем машет!

 - Обоим. Иголю и Ницу! Если уж мы на одно лицо! - Выдаю наглую заявку. Потому что превосходно понимаю, что сейчас у королевы желание драться стремится к нулю. А в другой раз попросишь - и головы не снесёшь.

 - Обоим. И чтоб оба быстро учились! К осени проверю. Есть у меня намётки.

 Меня продрал мороз вдоль спины. Снова война? Так быстро?

 

 [1] Копья новой эпохи - это технология облегчённого наконечника с хвостовиком, а не слотом под древко. В Ямато, производство освоено лет за шестьдесят до текущей даты.

 ------------------------

 Мои ожидания оказались обмануты. Настраивался увидеть седого учителя в шрамах, а на деле - на следующий день я с большим трудом разыскал парня не старше Ницу, на которого королева и спихнула обучение пехотного резерва. По обязанностям - наш "учитель" оказался рядовым мечником из клана Отомо, а гонору-то... В общем, обучение получилось по системе "отвяжись, грязеед". То есть самим приходится искать сенсея, потом ждать, пока он закончить болтать с такими же напыщенными дураками, как он сам. И только затем следуют ценные указания вроде "рубить свою тень отсюда и до полудня". Только и плюсов, что наподслушивал разговоров "элиты" на всю жизнь вперёд. И начал понимать, что это мне с Ницу персонально не повезло.

 Королева, или тот же Чик - много путешествовали, видели всякие страны, встречались с представителями чуждых культур. Та же Тараси упорно тянет за собой всех, кто показал пригодность к делу. А вот местечковые нобили, с их уделами на одну горную долинку - это самое настоящее болото. Неотличимое от молодёжных сетевых банд двадцать первого века. Это тех, в которых деление на своих и чужих идёт по принципу прав доступа на канал третьей группы местечковой начальной школы.

 В общем, прогнозы плохие. Единой армии нет, единой культуры нет. Все собачатся, дерутся, устраивают локальные заговоры. Вместо униформы в этом пёстром собрании - банально крашенное в синий цвет оперение стрел. Да и то многие, включая моего учителя, ворчат. Мол красные - это красивее и практичнее. Не надо кровь оттирать. Аналога погонов вообще нет. Лидера приходится узнавать в лицо, ну и по количеству железа, пошедшего на доспех.

 Я даже начал размышлять на тему "зарезать учителя в укромном перелеске". А что тут такого? Получилось же у Тараси. Один удар меча, и она - королева Идзумо.

 Но правильно говорят римляне, "Что позволено Зевсу - не положено быку". Мои полуоформленные планы перечеркнул очередной подслушанный разговор. Описывающий загонную охоту на возомнившего о себе слишком много наёмнике.

 Что тот сделал? С парой друзей захватил деревню на краю света. И нет бы, гад, всех крестьян перебить. Это бы ему сошло с рук. земля есть - крестьяне опять набегут. Но он дал "землеедам" железное оружие. Да ещё и местного лорда послал куда подальше.
 В общем, местный "дикий восток" - это совсем не дикий запад из ковбойских ролевых игр. Мало иметь стальной кулак, легитимность к нему "на автомате" не приложится. А вход в местный эквивалент дворянства - строго по наследству.
 Хотя имеется и социальный лифт, на который я совершенно случайно вскочил.
 Я о двусмысленной роли местного священничества. Теоретически, шаманом может стать любой. И все высшие лорды Амато - шаманы. Но. Чтобы совместить эти две категории, надо иметь в предках и лордов, и шаманов-священников.
 Тут становится понятно, с чего Сиори озаботилась контрацептивами. Она, как внучка деревенского патриарха - уже в элите. И ребёнок от приблудного путешественника ей точно не нужен. По крайней мере, пока не нужен. Вполне распространённый в настоящую эпоху сценарий - мужа выбирают по знатности, а настоящего отца детей - по здоровью. И причиной тому - высокая детская смертность.

 В Амато есть забавный обычай. У детей нет имён. Вместо этого - порядковые номера. Да, именно так. Первый сын, второй сын, первая дочка и и так до традиционного "последыша". Имена же выдаются дважды. Первое, временное имя - в два года. И постоянное имя - в шесть лет. Причём имена выдают не родители, а шаманы. Вот я и разгадал, какая роль духовенства в семье. Свадебная церемония - это мелочь, которую вполне может организовать патриарх. А вот присвоение имени ребёнку - уже очень серьёзный ритуал, для которого требуется и шаман, и дух-покровитель.[2]
 Проблема с текущим социальным лифтом - двойная. Первая - лифт банально перегружен. Поскольку для возвышения своих детей надо, чтобы сошлись три фактора. Первый - успешное шаманство. Второй - жена или муж из семьи военной элиты. Третий - надо банально сохранить дееспособность и статус даже не до рождения своих детей, а до того, как им исполнится шесть лет.
 Вторая проблема в том, что "шаманский лифт" популярен среди простонародья, но почти дружно осуждается как властями, так и немного продвинувшимися кандидатами на власть. Тараси не в счёт. Почти уверен - даже Чёрная Ведьма непременно закрутит гайки, как только её положение на верхушке иерархии стабилизируется. Власть - это стабильность. А для стабильности нет ничего хуже, чем нескончаемый поток мистиков, каждый из которых пыжится что-то доказать.
 Да, задним числом понятно, почему моё предсказание Конца встретило полное понимание. Оракулов в Амато - гора и маленькая кучка. А моё предсказание - вполне себе нейтральное и политкорректное. Ну и что такого, что все умрут. Это ведь в далёком будущем! А в близком - нашествие рисоядных улиток, оползни, наводнения, извержения вулканов, война с людоедами и стада голодных сиси с вот такенными клыками.

 А вообще-то такой хаос с пророчествами - совсем не дело. Тем более, что мне лично конкуренты не нужны. Вот буду я гнуть свою стратегию, а потом появится трясущаяся от склероза бабка с видениями от духа её любимого половника - и все планы насмарку.

 Как там было в Греции? Оракулов зарегистрировали по пещерам, и составили ранжир мест, где получаются самые лучшие предсказания, с Дельфийским оракулом на вершине. Всё равно плохо получается - глав-оракула пытаются перекупить все властные структуры, и даже иностранные шпионы взятки суют. Но лучше уж так, чем совсем никакого влияния.

 Значит, запоминаю на будущее - во время следующего разговора предложить Тараси систему ранжирования духов. И контроля, естественно. Ей это нужно, по лицу было видно, как она бесилась от претензий союзных священников.

 Да...а вот с контролем по причине специфики местного анимизма будет трудно. Если на Древней Руси кое-как удалось унять волховскую вольницу, собрав все идолы в Киеве, то как собрать в одно место все реки и тем более горы? С горами даже Мухаммед вскоре обломится.

 

 [2] В современной Японии, обычай именования детей стал праздником Сити-го-сан. История праздника достоверно прослеживается до девятого века, а описание обычая четвертого века в тексте - плод фантазии автора.

Глава 3. Рейд на север. Земля, остров Хонсю, уния Амато-Идзумо, горы владения Ямасиро, 19 августа 350 года.

 С названиями рек в Амато - настоящая беда. Я думал, что река к северу - это Клановая. Оказалось, что Клановая - это только её короткий участок выше озера Ямасиро. Потому что там сначала Туай, а затем Тараси расселяли беженцев из-за моря. А чуть выше по течению - стратегический объект. Лесоповал. И соответственно, река Древесный Порт.

 Ну, насчёт лесоповала я иронизирую. Кое-какая деревообработка имеется. По северному берегу, до которого люди добрались на вёсельных лодках, а лошади - вплавь, раскиданы десятки навесов. Производство столбов, перекрытий для моста, выжигание древесного угля, даже выдалбливание лодок - всё поставлено на поток. Суетятся группки людей в замаранных до черноты сарафанах.

  На этот раз в рейд собралось более сотни народа. Соответственно, проблем прибавилось. Даже у меня лично. Королева по старой памяти назначила меня считать головы. А в нашей толпе нашёлся ещё один счетовод. Да ещё и благородных кровей.

  Так что в момент, когда после переправы я предавался благородному делу кровной мести (то есть давил комаров десятками, мысленно молясь, чтобы среди них не затесались ядовитые нукака), этот подонок врезал мне по спине мечом.

  Вот так просто. Без накачки, без выставления претензий и ругательств. Подошел и рубанул. Если бы не самодельный чешуйчатый доспех под сарафаном, на который я переплавил все неудачные образцы черной бронзы, валяться бы мне с перебитым хребтом. Наверное, придурок планировал толкнуть пафосную речь над моей парализованной тушкой. Мол, выскочкам здесь не место, жри землю в могилке. На самом деле он даже было начал говорить, ибо даже с бронёй - со мной случился полноценный нокдаун. Только на слове "место" задира вдруг завизжал. Визжал он секунд пять, и хлопнулся в обморок.

  Поднимаюсь, шипя от боли в отбитой спине. Фокусирую оба глаза, и вижу прекрасную картинку. Ницу, вытирающего мой старый кинжал о собственную рубаху, и воинственного ушлепка, лежащего навзничь в луже крови и мочи.

  - Как пошёл, как хорошо пошёл! Моя магическая прелесть! - Бормочет охотник с нездоровым блеском в глазах. - От лобковой кости до задницы в один удар!

  Я подтверждающе угукнул, судорожно глотая воздух. Ницу в своём репертуаре. Удар в спину - и враг повержен. Или удар в задницу за подлость не считается? А ведь хорошо получилось, что я отдал соратнику тяжёлый и громоздкий бронзовый кинжал, а не новенький нож из твёрдого сплава. Кинжал был подлиннее, самое то для убийства одним ударом. Почему убийства? Так ведь рана смертельная. Вон и дерьмо наружу полезло. Да, диагностирую смерть от болевого шока.

  Поскольку эта поножовщина в походе - уже третий случай за два дня, я не особенно волновался. Знал, что последует.

  Такемочи, лидер клана Отомо, появился через десять минут. Ничего не поделать - отряд растянулся на переправе. Именно поэтому покушение на мою жизнь случилось именно сейчас. Ну ещё и потому, что большинство бойцов, опасаясь ржавчины, перед переправой упаковали доспехи понадёжнее.

  Расследование заняло от силы пять минут. Выступили свидетелями соседи придурка, обрисовав мотив - конкуренцию за рабочее место. Такемочи подумал, пошушукался с подошедшим Таро, а тот объявил мертвеца виноватым. Нет, не потому, что у меня такое честное лицо. Просто, если клан Отомо объявить правым, оружие и доспехи мертвеца станут военным трофеем Ницу. Из которого четыре пятых пойдут в клановую оружейку. Получается, Такемочи просто позарился на доспех. Да и клан задиры - оказался здесь представлен только им самим, а таскать чужой груз, чтобы отдать незнакомым людям в далёком будущем - крайне противоестественное занятие по меркам эпохи.

 В осадке - оказалась моя испорченная одежда, повреждённая броня и синяк на спине. И старый железный меч для Ницу. Перефразируя известную пословицу, с паршивого воина - хоть железа кусок. И да, моя работа! Вычёркиваем из списка эту пустую голову на..ен! Остаётся сто тридцать четыре, считая коней и кобыл.

 ------------------------

 Если на переправе лошади вызвали заминку, то в горах они стали стоячей катастрофой. Именно стоячей. Разведчики выбрали звериную тропку, соответствующую всем требованиям Тараси. И тогда оказалось, что олени по проходимости будут всё-таки покруче коней. Вот оленья тропка. Промоина, а за ней продолжение пути. Люди ругаются, скользят, обдирают колени с ладонями, роняют груз, но преодолевают преграду. А тупые (или наоборот, слишком умные) животные отказываются идти вперёд. И никак их не заставишь.

 В целом, на первой промоине мы застряли на целый день. Сначала пара часов на попытки переубедить боевую скотину, потом час - на ожидание разведчиков, ищущих обходной путь. А затем почти до ночи - насыпание земляной дамбы.

 И в качестве апофеоза неудачного планирования - восхождение по крутому склону в полной темноте. До родника под нависающей скалой я добрался только к девяти часам вечера. Пожевал шарик из розового женмая, нашёл клочок земли почти без корней, и отрубился.

 Спалось плохо. Жара, комары, голоса страдающих бессонницей, запахи отхожего места, которым стал весь лагерь. На рассвете я даже не проснулся, а просто стряхнул вязкую дрёму. Огляделся.

 Чик с Ницу нашлись почти сразу, причём Ницу сумел заснуть прямо на ножнах. Сразу видно, дорожит человек статусной железкой. По меркам эпохи, железное оружие у охотника - это примерно как ручной плазмомёт с рениевым покрытием в эпоху Конца. Не то чтобы экзотическое оружие, но просто за деньги его не купить. Требуются заслуги, в случае с Ницу - героическое убийство превосходящего по статусу противника.

 Будить никого не пришлось, Чик открыл глаза сам, стоило мне приблизиться. Чутьё профессионального вора в действии.

 - Утро настало. - Вор поднялся на ноги, небрежно разбудив Ницу лёгким пинком в бок.

 - Воистину настало. - Отвечаю местной ритуальной фразой. - Птицы плачут, рис плесневеет. Не будем терять время.

 - Где ты видел приличный рис. - Пробурчал Ницу, поднимаясь. - Один голимый женмай в пайке. Воистину настало, чтобы это утро демоны сожрали.

 - Ага, и пусть демоны вернут всех коней обратно в свою страну. - Я подхватил тему. - А если серьёзно, поспешим! Начальство тоже просыпается, скоро к роднику будет не подойти.

 С заполненными свежей водой фляжками из тыквы, и лёгкой тяжестью в желудке, мир заиграл новыми красками. Я взвалил дорожные припасы на плечо, и пристроился в цепь ожидающих отправления солдат и охотников. Кстати, они начали перемешиваться. Трудно сохранять родовую спесь после дня тяжёлой работы рука об руку.

 - Отправляемся! - Звонкий голос Тараси перекрыл, как всегда, гул разговоров и щебет птиц. Вот так утро и закончилось.

 ------------------------

 Жизнь в летнем лесу била ключом. Разумеется, такая орава, как наш отряд, распугала всех оленей и кабанов-сиси. Но мелкой живности хватало.

 В опавшей листве прятались коричневые ящерки размером с ладонь. Похожие, но с отливающим синим металлом хвостом - грелись на выступающих камнях. Среди деревьев порхали огромные чёрные бабочки размером с воробья. Прямо у меня на глазах одну такую сцапала прямо из воздуха массивная зелёная стрекоза.

 Поскольку я оказался близко к голове походной колонны, пару раз удалось понаблюдать, как от проводника спешно уползают метровые змеи. Красивые - с продольными желто-зелёными полосами на боках. Но кроме меня, никто ими не заинтересовался. Змеи - как привычный элемент ландшафта. Богатая биосфера. Пока ещё богатая.

 На тропе временами встречались катышки оленьего навоза, а один раз я разглядел группку местных жуков-скарабеев. Надкрылья у ближайшего небесно-синие, а у соседа - под зелёный металлик. Пыжатся, толкают головой и передними лапками катышки больше себя в размером. Я осторожно обошел "санитарную службу". Полезным ведь делом занимаются. А вот сразу у меня за спиной характерно хрупнуло - Чик раздавил жуков. Я только молча скривился. Не прошедшему через ад Третьей Мировой и безнадёжность Конца не понять, по какому богатству они ходят.

 Вот так я и карабкался. Придерживая заплечный мешок левой рукой, и судорожно цепляясь правой за ненадёжно выглядящие корешки. Зрелище леса вскоре наскучило, и я начал размышлять.

 Спрашивается, куда мы лезем? И почему такой сложной дорогой?

 Наверное, я пробормотал вслух, потому что Чик отозвался.

 - В долине слева полно бортников. А у них половина родни из страны Оми.

 - Так мы что, в Оми идём? - Я попытался представить карту. - Они же вроде союзники?

 -Угу. Вроде. - Чик пнул гнилую ветку, если судить по звуку. - А сколько воинов из Оми участвовало в обороне города Саки?

 Я пожал плечами. Даже если я и видел воинов из Оми, как я бы их опознал?

 - Ни одного не было! - Чик воспринял мою неуверенность как отрицание.- Тамошний король всё знал, и дожидался, чтобы Тараси с Сусаноо вместе сдохли! Предатель!

 - Отсидеться думал в глухом угле. - Я понимающе хмыкнул. - Промашка вышла.

 - Сейчас период жатвы риса. - Ницу подобрался поближе. - Наверняка, король Понсин распустил свою армию на сбор урожая. А у нас свободных рук завались.

 Я подумал, и медленно кивнул. Действительно. Урожай риса в северном Амато погиб из-за осады, так что жать нечего. И вполне возможно, очень скоро будет нечего жрать. Так что экспедиция имеет смысл.

 А предательство союзника - отличный повод для рейда. Главное, риск минимальный. Удастся пограбить продуктовые склады - хорошо. Не удастся - тоже хорошо. Меньше ртов останется. Так что Тараси рискует, по большому счёту, только своей жизнью.

 И тут меня озарило. Логистика такая - на горбу и в волокушах больше двух больших мер риса на рыло не уволочь. Каждая мера - это примерно годовая пайка. В рейдах участвует от силы процентов десять элиты. Значит... минимальная частота выходов в "продразвёрстку" - примерно раз в два месяца, минус то, что удаётся добыть перепродажей награбленного.

 Теперь понятно, почему грабители превращаются в королей-законников намного чаще, чем наоборот. Очень уж хлопотное дело - прямой грабёж, даже если сопротивления почти нет. Гораздо легче, если крестьяне сами свозят зерно или рис в столицу на продажу. Тогда отбирать можно намного более лёгкие в перевозке деньги.

  Деньги... а вместо денег в Амато - рис. Получается порочный круг. Нет, просто плохая логистика. Без вьючных животных, и с оленьими тропами вместо дорог - любые потуги на прогрессорство разобьются об трудности доставки. Как с моим первым и единственным грузом марганца. Значит первым делом, первым делом... дороги! Правильно римляне на дорожном полотне не экономили. Сколько усилий в него не вложи, в условиях доминирования носильщиков на рынке логистики - всё оправдается.

  Пока я мыслил о высоком, ко мне со спины подобрался... нет, не очередной убийца, а всего лишь мой личный кошмар - десятник Хирата.

  Тумак по затылку я сумел принять достойно. Сказывается практика тренировок с мечом, я научился держать правильный тонус мышц для смягчения ударов.

  - Направо, слабоумная улитка! - Злобное шипение на ухо. - Кому говорил, держаться ниже верхушки хребта, на пять локтей минимум!

 - Так лес. Всё равно ничего не видно. И дорожка так удобно идёт... - Я попытался подискутировать.

 -У тебя через задницу она идёт. Смотри! - Хирата пригнул меня к земле, тыкая пальцем налево.

 Ничего не видно. Лес как лес, за ним - склон, широкая долина километров на пять, потом опять горы пониже. Всё сплошь заросло деревьями с крупными листьями, похожими на липу. Ой. Мамочки. Видимость на пять километров? В дремучем лесу?

 Я пригляделся к поросли чуть пониже. Много бурелома. Стоп! Слишком уж красиво бурелом попадал. Ничего не повисло на соседних деревьях.

 А вот и аномалия. Шапка мха сползла с одного пенька, а под ней - скорее следы от топора, чем натуральный излом.

 - Наблюдательный пункт. - Я высказал догадку вслух. - Там пройти легче всего, а рукотворный просвет кто-то держит под присмотром.

 -Временами, Иголь, ты просто не от мира сего. - Вздохнул Хирата. - Вроде бы все деревенские мальчишки проходят через возраст присмотра за такими окнами. У тебя в деревне что, так безопасно было?

 Я предпочёл промолчать.

 ------------------------

 
  Горный хребет петлял, вился, разве что не выкручивался у меня под ногами. Я даже начал подозревать, что проводники Тараси намеренно ведут компанию сборщиков дани кружными дорогами. А пока мы петляем, уже неподалёку сжимается ударный кулак засады. Но нет. К вечеру второго дня, горы расступились, а в просвете блеснула вода.
  Действительно много воды - почти что море. Впереди - длинный, заросший камышом залив, а на северном горизонте - кажущаяся бесконечной водная гладь. Изломанная, чуть золотистая линия гор над ней скорее угадывалась, чем была видна в густой предвечерней дымке.
  Спуск прошёл без осложнений. А затем начался стихийный сбор дани.
  Первой рыбацкой деревне изначально повезло. Мы застали их врасплох, и всё сопротивление ограничилось парой предупреждающих криков со сторожевой вышки. Так что грабёж прошёл организованно и практически бескровно.
  Единственное отличие - королевских охотников было на порядок больше, чем в рейде на деревню Исе. Поэтому ночью полыхнуло.
  Я не совсем уверен, с чего началась драка. Дежуривший Чик утверждал, что два охотника не поделили симпатичную дочку рыбака. Чем воспользовались местные, чтобы обезоружить и избить обоих. А кто и для чего поджёг хижину на западной оконечности кольца строений - это вообще непонятно.
  В кровавом остатке на утро нашлось больше десятка трупов, некоторые настолько обгоревшие, что непонятно, принадлежали они к охотникам или местным.
  Тогда Тараси и сделала отмашку. На истребление.
  К обеду сотня с хвостиком озверевших рейдеров снялась с места. Вынужденно - уж очень специфический запах сгоревшей плоти пропитал всю округу. В рабство из всей деревни гвардейцы королевы забрали только четверых девушек-подростков. А остальных жителей - либо порезали, а потом сожгли, либо вообще сожгли заживо.
  А к вечеру оказалось, что сожгли не всех. Слишком быстро враги начали реагировать.
  Сначала я услышал крики, затем - свист рассекаемого воздуха. А через мгновение в землю у меня под ногами, пробив кусты папоротника, воткнулась метровая стрела с синим оперением.
  В первые пять минут меня с Чиком и Ницу едва не затоптали. Все кинулись бежать кто куда. Главным образом потому, что "свои" охотники тоже начали стрелять, некоторые наугад. И им тоже отвечали. Потребовалось наверное по три командных окрика на рыло, чтобы прекратить самоистребление.
  Картину произошедшего столкновения с ополчением Оми удалось сложить только через час.
  Пара разведчиков успела заметить длинную лодку-долблёнку, с которой не меньше дюжины парней садили из луков. И всё. Никакой тысячи завывающих людоедов с горящими глазами. Гвардейцы даже попробовали повскакать на коней, погонять мстителей по мелководью. Погоняли. Гребцы у ополчения Оми оказались на уровне - ни разу не удалось ни приблизиться, ни попасть в лодку из лука. Впрочем, по движущимся лошадям лодочники тоже мазали. Похоже, для успешной стрельбы с движущейся лодки требовался особый навык, которого ни у кого из присутствующих не было.
  Единственная потеря гвардейцев - один случай потянутых мышц на шее. Слишком уж парень увлёкся погоней и обозлил своего коня. А лошадь - животное вредное и умное. Выбрал правильную дорожку, и вуаля. Сам-то конь прошел под веткой, а дурная голова всадника - нет. Так что сегодня на ужин - не начинающие плесневеть рисовые шарики с предельно заплесневевшим сыром, а тонко нарезанная конина. Сырая, только чуть присоленная.
  Я повертел носом, пробурчал под нос пожелание всем паразитам свалить куда подальше, и слопал свою порцию. От мяса отказываться - идиотизм. Паразиты меня схавают года через два самое быстрое, а вот завтра, вполне вероятно, меня будут пытаться зарезать. И зарежут, если в руках не хватит силы.
  Я с тоской посмотрел на свое очередное копьё. Опять бюджетное вооружение. На этот раз мне даже трезубца не досталось.

Глава 4. Рейд на север. Земля, остров Хонсю, страна Оми, в горах к западу от озера Бива, 22 августа 350 года.
   Наутро я вскочил до рассвета. Очень уж неприятный сон приснился. Будто я парю в невесомости над расчленённым телом Кохея, но вместо того, чтобы скормить куски на контур газогенератора - раздумываю, как из этого паззла сложить живого человека. Бред какой. Бред? Да и в реальности тоже бред полный!
  Я вспомнил, как вчера участвовал в расправе над рыбаками. Как сам тащил трупы за волосы, а затем смеялся, слушая крики ещё живых людей из горящей хижины. Да чтоб меня все духи Амато по очереди имели! Что это за помрачение такое?
  Вчера всё казалось правильным и логичным, а вот стоило проснуться... А похоже, вот и разгадка. Хронический недосып, толпа нетренированных ополченцев, и паёк, который лучше всего идёт с закрытыми глазами и зажатым носом. Удивляться стоит не тому, что я озверел, а тому, что не озверел задолго до прибытия на берег озера Бива. Да, и инцидент на переправе хорошо ложится в ту же теорию. Оказывается, даже аборигены переносят тяготы полевой жизни с большим трудом.
  Захотелось опросить свою команду. Но Чик сопит в две дырочки, Ницу вообще храпит. Только у главного костра наблюдается какое-то оживление. Вон и силуэт королевы нарисовался.
  Ноги сами понесли меня к красному пятну королевского костра. Что симптоматично, стражи даже не попробовали меня остановить. Если пришёл, значит так и надо.
  Тараси, присев на скатанные одеяла, тянула какой-то напиток из глиняной кружки.
  Я принюхался. Нет, это не чайный корень, но запах мне почему-то знаком.
  - Редкий товар из поселений змеелюдей на востоке. - Королева заговорила первой. - Этот напиток хорошо бодрит. Лучше, чем чай из корней лиан. Будешь?
  - Буду. - Я и не подумал отказываться.
  - Тогда черпай. - Тараси ткнула пальцем в горшок на костре.
  Я присмотрелся, и сдернул ещё одну кружку с воткнутого в землю прутка. Зачерпнул напиток, подул и сглотнул.
  Чай. Настоящий чай, пусть и близкий к "зелёной" разновидности. Похоже, жизнь налаживается!
  Мы молча сидели перед костром минут пять, прихлёбывая горячий напиток. Только когда мои ноги затекли, я подал голос.
  - Тараси, насчёт вчерашнего... Ведь так всё и планировалось?
  - Почти. - Черная Ведьма с видимым удовольствием допила свою порцию, и заговорила, только повесив кружку на место. - Даже лучше, чем по плану. Вспышка гнева пришла почти спонтанно, не пришлось нагнетать атмосферу. Лошади только жалко.
  - Для чего нагнетать? - У меня в мозгах зашевелились нехорошие предчувствия.
  - Для ритуала боевого братства. Ничто так не сплачивает, как совместно пролитая вражеская кровь.
  -А если без крови? - Не смог не спросить я.
  -Долго и ненадёжно. - Королева пожала плечами. - Не успеваю, чтобы без крови. Кони слишком быстро плодятся, а если не подогнать темпы военной реформы под их поголовье, враги успеют первыми.
  - Реформу? - Я пораженно уставился на начальницу. Оказывается, она не только зверствовать успевает, идёт и планирование организованных убийств.
  - Небесных Лучников надо пересаживать на коней поголовно, с упором на скорость. В гвардии - ввести отдельные лесные части для знати, а конские - под прямой королевский контроль.
  - Чтобы не было соблазна посадить на стул своего короля. - Я понимающе кивнул.
  - Именно. - Тараси встала. - Иголь, ты же понимаешь, что я продвигаю тебя в лесные части? Хорошо старайся, чтобы заработать уважение. Хотя у тебя, как у оракула, со временем свои отношения.
  - Да. В будущем...- В горле вдруг пересохло, а языки пламени от костра метнулись в небо.

 ------------------------

 
  - Высокая турбулентность на стыке Амато-Оми. Дисперсия скоростей превосходит четыре порядка. Риск срыва вихря сто восемьдесят четыре дробь ручей. - Бесполый голос сочится, для разнообразия, торжеством.
  - Четыре десятых процента на срыв, и девяносто семь - на потерю центра кристаллизации. Я бы подтолкну...
  - Не смей, Айса. - Прежний голос категоричен. - Я и так уже слишком уступил, разрешив эту подсказку. Центр должен кристаллизоваться сам. Только так рождается стабильность.
  - Стабильность, устойчивость, ползучесть. - Фырканья не слышно, но оно угадывается в интонациях. - Доползаемся же до маразма, как Клото. Сколько у тебя рабочих циклов, ты хоть сам помнишь?
  - Это секрет. - Голос "Лахесы" приобретает более отчетливую эмоциональную окраску. Тон обиды. - Это личная информация.
  - Лииичная. - "Айса" явно издевается. - Сидим на одном носителе, читаем мысли друг друга, сплетенные похуже осминогов во время случки. А у тебя ещё личные тайны остаются.
  - Опыт и самоконтроль. То, чего тебе не хватает. - Бесполый голос на глазах становится мужским. - Ты лучше смотри за дисперсией.
  - Знаю. - "Айса", похоже, не собиралась ссориться всерьёз. - После пятого порядка начинаются слухи о божественном вмешательстве, и коэффициент охлаждения падает на треть. Но пока всё хорошо...
  Я отвлёкся от голосов, оглядывая картину красных линий в пустоте. Чем-то похоже на неопрятный куст, а я - к самой его сердцевине. Только слишком многие ветки как будто надломаны на самых концах. Айса, Лахеса, теперь и Клото. Мойры. Что же им от меня нужно? Нет, неправильно. Что такого им нужно от мира, чтобы была необходима моя помощь? И что это за линии? Судьбы? А где среди них моя? Неужели вот эта, расширяющаяся на глазах и теряющая форму, как огонь в невесомости?
  - Кандидат входит в само-резонанс. - Отключаю тебя, придурок! - Голос "Айсы" взвизгнул досадой и оборвался.
  
  А я будто очнулся. Над головой - черные, чуть начинающие сереть облака, и озабоченное лицо сидящей Тараси.
  - Что сказали духи? - Королева явно с трудом сдерживается, чтобы не начать трясти меня за полы рубахи.
  А я ускоренно пытаюсь привести в порядок мысли, раздёрганные странным видением. Подсказкой. Как же не вовремя. Раньше такие "подсказки" случались только во сне. А это значит... Я рывком сел.
  - Тараси из рода Окинага. Тебе угрожает смертельная опасность. Сегодня.
  - Справлюсь. - Королева рывком встала. И только тут я сообразил, что моя голова лежала у неё на коленях. А теперь я с размаху врезался затылком в опавшие листья, землю, и что-то острое и болючее. Хорошо, что успел частично выставить локти. Но наверное, порезу на затылке -быть.

Глава 5. Засада на Пути Грома. Земля, остров Хонсю, страна Оми, гора Хорай, всё ещё 22 августа 350 года.

 Ожидаемое нападение случилось задолго до полудня, но ненамного раньше, чем наша партия собралась выступать. Точнее, нападение началось. Опять свистнули стрелы, поднялась суматоха, разведчики поскакали по следам, а королева, ругаясь без перерыва, принялась собирать носильщиков награбленного в оборонительные порядки.
  А затем началась игра в догонялки. Или как могут выглядеть догонялки между хромым и слепым. Много споров, сумятицы и опасений. Но собственно крови почти не было. Разве что считать тройку охотников, кто то ли попали в засаду, то ли стали жертвами "дружественного огня" в густом лесу. Как ни удивительно, дезертиров не было. Не тогда, когда вне группы опаснее, чем с ней.
  - Держимся с интервалом в три шага. - Только и повторял десятник Хирата-да. - Иголь, к тебе тоже относится! Ницу, ломай линию!
  Вроде всё логично. Лучники любят стройные линии и плотный вражеский строй. Ведь по ним так трудно промахнуться!
  Впрочем, при видимости в лесу от десяти до пятидесяти метров (это если нет уже осточертеневшего кустистого папоротника), вражеские стрелки не то чтобы особенно эффективны. Главное для пополненной десятки клана Отомо, куда я со спутниками примкнул - не вырываться вперёд разведчиков. Так почти все действуют. И в результате, за примерно пять часов "погони" мы продвинулись километра на три.
   Три километра - это по горизонтали. А вот по вертикали, наверное, ещё километр. Как королева думает, она загоняет группку лучников Оми в горы.
   Хорошо ещё, что мистически мыслящая оторва восприняла моё предупреждение всерьёз. Нацепила полный комплект пехотной брони и не высовывается в авангард.
   Нет, не потому, что не пытается. Просто попробуйте сами в тридцатипятиградусную жару напялить килограммов двадцать железок, а затем попрыгать по валунам и откосам. Я на самом деле скорее удивляюсь тому, что она ещё не свалилась от теплового удара.
   Речная долина, по которой мы медленно поднимались, петляла. И с каждой петлёй пейзаж под ногами менялся. Почему под ногами? Так ведь жить хочется, потому и смотрю исключительно вниз. Подвернёшь ногу, и всё. Никакой бронзовый шлем не поможет. В отличие от удара стрелы, которая, скорее всего, потеряет больше половины энергии за время короткого полёта через сплетение веток.
   Ил, песок, затем гравий. К моменту, когда долина ушла в тень, под ногами остались только камни размером в кулак и больше, а сквозь их слой выпирали скалы размером в дом, которые пришлось осторожно обходить.
   И наконец, к Хирата-да примчался взмыленный посыльный, и суматошно заорал.
   - Влево вертайте! Скорее! Мы их обошли, сейчас прижмём!
   Я с тоской взглянул на замаячивший выше по руслу, прохладный даже на вид зев пещеры. Ну что стоило бы врагам спрятаться там? Быстрее бы сцепились, скорее бы дошло до отдыха. А так теперь переться ещё выше в горы.
   По паршивому склону, густо присыпанному скользкими листьями. Хотя без деревьев было бы ещё хуже - это была бы натуральная осыпь под сорок пять градусов. Только и радует, что линия горного перевала наверху заметно приблизилась. Метров двести по вертикали, не больше. Высота на пару отчаянных рывков, не больше.
   Насчёт отсутствия осыпи - это я погорячился. Склон плавно изгибался вверх. Пятьдесят градусов. Шестьдесят. Шестьдесят пять. Камни не рушатся вниз под своим весом только потому, что их все оплетают древесные корни. Похоже, воинов Оми действительно прижали. На таком склоне скорость падает с каждым шагом, самое то, чтобы сократить дистанцию.
   Непролазных участков становилось всё больше, и наша десятка как-то незаметно перестроилась из шеренги в цепочку. На острие "строя" - светловолосый Чик.
   Я обратил внимание, что "варвар" из Хаято страдает от перегрева меньше остальных моих спутников. Да карабкается более... технично, что ли. Настоящий горец. Даже странно. Вроде Амато тоже горная страна? Или настолько гористо только в той глуши, в которой я приземлился? Хотя... может быть. Настолько трудный склон вижу в первый раз. Раньше все виденные в регионе горы можно было и сопками обозвать, а вот конкретно эту - язык не поворачивается.
   Ещё сотню шагов, и всё. Конец погони. Выкрики на правом фланге стали заметно азартнее и приблизились. Поднажать, враг сейчас почти перед нами! Максимум метров тридцать, и на таком крутом склоне луков можно не опасаться. Если кто и попытается выстрелить, либо сверзится с кручи, либо просто не сможет натянуть лук.
   Стенку и лучников Оми я заметил одновременно. Солидная такая стенка. Из монолитного камня, отвесная или даже чуток с навесом. Метров десять высотой прямо перед мной, и метр с хвостиком - в полусотне метров влево. У меня в голове будто что-то перевернулось, и картина приобрела целостность. Осыпь. Мы стоим на древнем оползне, что сполз с этой самой стенки считанные столетия назад. Потому и такой крутой склон - землетрясения с наводнениями ещё не успели сделать свою работу, выравнивая рельеф.
   А с врагами всё совсем кисло. На моих глазах последний из них сделал четыре выверенных скачка вверх по гнутым стволам сосенок, растущим прямо из скалы, в том месте, где насыпь выше всего. И судя по потёртой коре, этими сосенками пользуются вполне регулярно. А другого прохода наверх не видно совсем. Сразу за живой лесенкой начинается промоина. Крохотная, не более полуметра глубиной и трёх метров в ширину. Почти прямая. Под тем же сраным углом в шестьдесят пять градусов к горизонтали, что и остальной склон. Поскольку на промоине нет ни стволов, ни корней, преодолеть её без верёвки невозможно. Гарантированно скатишься назад к речке, и скорее всего покалечишься в процессе.
   Пока я лихорадочно сканировал взглядом местность, враги снова появились. На этот раз почти надо мной. Трое, четверо, пятеро. Вроде всё. И здоровенные корзины у них под ногами. Нет, даже коробы. Коробы с торчащими из них оперениями сотен стрел.
   Хирата-да первым понял, что "дело пахнет амилом".
   - Вниз! - Все вниз! Это за... Ааа!!! - крик резко оборвался.
   Хотел командир десятка упомянуть знаменитую пятую точку или засаду, так и осталось неизвестным. Потому что он словил стрелу в живот. И немедленно приложился об камни головой, затем спиной, боком, опять головой... всё, гарантированно труп.
   Я резко обернулся вниз, и сердце ёкнуло. Не от вида трупа - тот уже унёсся за пределы видимости. А от общей картины. Я что, еб...лся, коль забрался на ЭТО?
   Изгиб осыпи позволил смотреть назад до самой пещеры в речном русле. Склон казался непреодолимым. Все двести метров по вертикали.

 ------------------------

 
  Последующие десять минут слились у меня в памяти в чехарду камней, веток, и стрел, пролетающих мимо. К сожалению, не всем так повезло. Я перестал считать предсмертные крики уже после первой полудюжины. Причём не все погибли от стрел. Я сполз мимо пары трупов охотников без всяких видимых ран. Убились об камни, сорвавшись с ненадёжных опор. Я тоже сорвался не менее десятка раз, но каждый раз умудрялся затормозить, обычно ценой ободранных ладоней, и царапин на ногах. Копьё потерялось где-то на полпути. Наконец, склон выровнялся настолько, что я встал, попытавшись бежать. И ощутил зловещую вибрацию под ногами.
  Полноценного оползня не случилось. Под ногами беглецов сорвались ручейки гравия и камней, дерево, за которое я уцепился, накренилось. А я выбросил вперёд руку и успел перехватить Ницу. Подтащил его к стволу, а дальше он уцепился сам. Чик спрыгнул сверху через пару секунд, и обдав нас крепким запахом пота, пристроился за деревом чуть ниже.
  - Иголь, раны есть?
  - Обошлось. - Я смахнул кровь с бровей. Даже не заметил, когда лоб рассадил. - Царапины. А ты?
  - Связки потянул. Меч больно тяжёлый. - Первым пожаловался Ницу.
  - У меня только царапины. Пока. - Ответил Чик, реагируя на очередную стрелу. - Ницу, Иголь! Не кучкуйтесь, а то одной стрелой двоих пришпилят!
  Если Чик считает, что бежать по осыпи достаточно безопасно, то я с ним соглашусь.
  - Драпаем! - Вопль вырвался из самой глубины моего сердца.
  Труднее всего оказалось спрыгнуть с двухметрового обрыва в русло реки. Адреналин уже успел частично выветриться из крови, царапины разболелись. Так что охотники столпились. До момента, когда лучники с обрыва перенесли прицел и снова началась паника.
  Я приземлился на грудь неизвестному ополченцу. Не думаю, что убил - потому что до меня в этом месте спрыгнул ещё десяток охотников. Так, всего лишь доломал косточки свежему трупу.
  Но момента безопасности хватило, чтобы отрезветь. Нельзя бежать дальше. Вся эта долина простреливается насквозь. Но вот вниз враги не спустятся. Слишком их мало. А если и спустятся - шансов пустить им кровь у меня будет всё же побольше, чем под обстрелом.
  Пещера оказалась в сотне шагов вверх по течению. Я, Ницу и Чик добрались до входа, прикрываясь берегом русла.
  В темноте пещеры привыкшие к свету глаза отказали на пару секунд. А затем раздался довольный голос.
  - Говорила же, эти сюда свернут. Знаю я их духов.
  - Здравствуй, Тараси. - Приветствие вылетело автоматически.
  - Королева Тараси. - Поправил мужской голос из темноты.
  - Королева Тараси. - Не стал задираться я. - И вам тоже здравствовать, господин Такемочи.
  Глаза немного привыкли, тем более что в крыше было три щели размером с кулак. Я разглядел королеву, полдесятка гвардейцев, и собственно Такемочи - главу ополчения клана Отомо.
  А самое главное... в пещерке было прохладно! А королева соображает, куда прятаться. Да только за прохладу я троих воинов Оми порву! Зубами, если кинжал потерялся!
  Я машинально проверил. Нет, не потерялся. А вот ногу я кинжалом порезал, пока скатывался по кручам. Ой как паршиво.
  От вида собственной раскромсанной плоти голова закружилась, и я присел на выступ скальной плиты. Вот сейчас соберусь с духом и перевя...
  Плита поднялась и стукнула меня в лоб.

Глава 6. Работа над ошибками. Земля, остров Хонсю, страна Оми, гора Хорай, 23 августа 350 года.

  - Где? Лучники! - Приступ паники вырвал меня из объятий сна.
  - Успокойся, Иголь. - Донёсся до меня голос Чика из темноты. - Совсем недавно охотники вернулись и завалились спать. Никто из гадов не ушел. Обошли их обрыв с правого фланга, где они не ждали. И дозор, и тех пятерых... того.
  - Зарубили. - Я вздохнул с облегчением. А наши потери?
  - Да мне откуда знать? - В темноте не видно, но Чик явно пожал плечами. - Половина или около того. Вот утро наступит, ты и посчитаешь.
  - Угу. - Я мрачно представил, что мне с рассветом опять лезть на тот поганый склон, чтобы разбираться, кто окончательно труп, а кто притворяется. Да ещё и с моей пораненной ногой - совсем неприятно получается. Кстати, что там?
  Нога оказалась замотанной моим же сарафаном. Хорошо ещё, что не самодельной бронёй, что осталась висеть на плечах. Я машинально проверил. Вроде бы ни одна пластинка не оторвалась. Сиори старалась, шила петли на совесть. Надо бы ей что-то в подарок принести, а то неловко получается.
  - И что дальше будет? - Вопрос Чика поставил меня в тупик. Пришлось срочно работать заспанными мозгами.
  - Ничего фатального. Сегодня соберём народ, и прямиком домой. Основную добычу сподручнее собирать на обратном пути - всё меньше таскаться с грузом. А шума на начальном отрезке дороги мы не поднимали.
  - То-то мы так таились возле долины бортников. - Хмыкнул Чик. - Наверное, ты прав. Но знаешь, я...
  - Ненавижу таскать рис! - Выпалили мы почти синхронно.
  - Эй, болтуны сраные! - Хриплый голос из тьмы прервал разговор. - Заткнитесь, дайте поспать!
  Пришлось заткнуться. Когда в пещере - кромешная тьма, а у каждого соседа есть боевое оружие - правила общежития не правила, а императивы.
  
  Обратный путь оказался почти неотличим от возвращения из Исэ. Опять лямка волокуши, надрывное дыхание и запах пота. Из развлечений - выслушивание, как контр-атака на воинов Оми превращается в изложении Ницу из мелкой стычки в эпическое побоище, да ещё и с участием божественных сущностей. Хотя - не обошлось ведь без мойр, верно?
  Или кого-то, кто выполняет их функции. Странные функции, к слову. В моих снах постоянно проскальзывает, что у оставшейся парочки есть цель и перспектива, но за "божественным" жаргоном её разобрать затруднительно.
   Кстати, вот ещё аномалия. Одна из "мойр" была убита или развоплощена прямо у меня "на слуху". И мне что-то стремно, что оставшаяся парочка называет меня "кандидатом". Намёки на восхождени к божественности? Тьфу, тьфу, сохрани господи. Непохожи те голоса на самовластных божков. Скорее, на опутанных правилами и обязанностями чиновников.
  Пока я отвлечённо мыслил о высоком, раздалось жужжание. Исчезло, зажужжало снова... и снова... и опять. А затем раздался дикий, повторённый несколькими голосами вопль "Пчела-воробей!"
  Действительно, пчелы или скорее шершни. Крупных, если не гигантских размеров, сантиметра четыре в длину каждая. Несколько десятков на виду, вьются вокруг корчащегося на земле охотника из передового дозора. Ещё пара дозорных пытаются его тащить, но без особого успеха.
   Я бросил волокушу и рванулся помочь. Оттащить от улья - и жизнь спасена. Ухватился за бьющую об землю ногу, приподнял, помогая охотникам, тянущим под локтями... Б..дь черно...ая!
   Вы когда-нибудь наступали на ржавый гвоздь-сотку, торчащий из доски вертикально? Так наступите. Отматеритесь, подождите, пока снизится болевой порог, и наступите ещё раз. Вот тогда будет полная аналогия укусу пчелы-воробья.
   Нет, кататься по земле и выть я не стал. Но очень хотелось. Стиснув зубы и шипя ругательства, я тащил стонущее тело. Двадцать шагов, тридцать. Вроде бы жужжание стало удаляться. За вторую ногу рядом со мной ухватился Чик.
  Глаза покусанного дозорного плотно зажмурены, только веки дергаются. По щеке расплывается красное пятно. Мышцы правого века сокращаются как-то странно. Неужели яд нервно-паралитического действия?
  И тут кожа в уголке глаза охотника лопнула, и наружу вылезло... нет, вывалился здоровенный белый червяк. Нет, скорее личинка насекомого. От неожиданности, я ослабил хватку на колене ноши, и закономерно выронил жертву паразитов.
  Чик небрежно смахнул червяка на землю, вздохнул.
  - Профессиональное заболевание следопытов. Если сидишь в засаде или секрете, бывает, что даже рукой пошевелить нельзя. Чем глазные мухи пользуются. А вообще мужику повезло. Пчелиный яд потравил личинок, пока они маленькие. Пчела-воробей исключительно насекомыми питается, её яд на людей действует слабее.
  - Повезло. - Отозвался эхом я. Меня передернуло. От отвращения, страха, или от пчелиного яда - какая разница? Мне-то достался всего один укус, а неудачнику - наверное, все тридцать. Даже врагу такого не пожелаешь.

 ------------------------

 
  - Предложения по сути, в порядке старшинства. Иголь! - Королева сдерживается, но слушать наш срач ей уже порядком надоело. Правая рука то и дело пытается соскользнуть к рукоятке меча.
  - Нужно оборудование для горной пехоты. Верёвки, крючья, обувь с шипами, арбалеты, которые можно заряжать без ног. И особая бро...
  - Достаточно. Таро!
  - Больше людей на разведку. И носильщиков. Реально в бою участвует едва каждый десятый, так сто секономим на на экипи.. - Ну, главшамана по логистике можно понять. Кто бы ни воевал, а груз частенько переваливают на его загривок.
  - Достаточно. Такемочи!
  - Нельзя совмещать тренировку и боевой выход. Я уже три года прошу место под тренировочный плац, и пленников на отработку ударов. Мясо дешево, если не своё!
  - Я помню. Айа! - Это к единственной в совете женщине, не считая королеву.
  - Слишком много подпорченного зерна. У нас в Саки еды по-прежнему в обрез. Нужно обучать фуражные отряды, чтобы тащили только первосортный рис. Обяжите, и я этим займусь.
  - Достаточно. Инабе!
  - Цепь храмов перегружена в районе врат демонов Ямасиро, за что мы и поплатились. Требую рабов и строителей для расширения храма Инари!
  - Достаточно. Накатоми!
  - Внутренний периметр мистической защиты был саботирован. Как раз три дня назад. Следы ведут в Сакай. Прошу полномочия на пытки в клане Хаситуо. - Похоже, моего знакомого жирдяя, не гнушающегося скупкой краденного, собираются трясти, как грушу.
  - Достаточно. Сукнэ!
  - Рабов мало. Рис жать некому. Вместо того чтобы натаскивать гвардейцев, привели бы пленников? Поработали бы, а затем под нож. Организованно, а не как всегда. - Ну дедушка. Такой практичности я от него не ожидал. Ведь он совсем не сторонник бессмысленного кровопролития, как показал инцидент с Ижихи.
  - Рабов всем мало. Следующий, Такемочи из Отомо!
  - А я что? Пристойно вышло. Раненых многовато, и с конями надо что-то делать. А так не хуже среднего рейд.
  - Радует, что хоть кто-то всем доволен. Кирата из О?
  - Лошадиная броня, это без вариантов. И нормальные карты проходимости, а то проводники из охотников опять в глушь заведут.
  - Подумаю. Панкада! Панкада, хорош спать!
  - А? А, это... У нас опять с бронзой напряги. Этот молод... Ааа! Спасите! Хрр... - Я, остолбенев, уставился на оседающее тело. И на шаманов Инабе с Таро, кто синхронно воткнули кинжалы старику под мышки.
  Королева довольно кивнула.
  - Обязанности переданы. За металлургию теперь отвечает Иголь. Он неопытен, но уже имеет хорошие достижения. Таро, присмотри, чтобы молодежь по дурости дров не наломала.
  - Как пожелает моя королева. - Таро спрятал кинжал. Вот ведь карьерист. И, опасаюсь, всерьёз присмотрит. А я и сам халтурить не буду - перспектива предельно ясна. Или работать на совесть, или нож в сердце.

Глава 7. Месяц без богов. Земля, остров Хонсю, уния Амато-Идзумо, город Саки, 14 сентября 350 года.

  С Сиори я безнадёжно разругался. Причём так до конца и не понял, в чем же был мой косяк. Или... об этом Сукнэ и предупреждал, когда говорил "никаких вольностей"? Характер своей внучки он явно знает с детства, и его реакция была весьма характерна.
  - Поручил бы тебя проклять, да ты сам шаман. И куда бы её теперь приткнуть? - Старик наморщил лоб. - Никто брать не хочет, даже в жены.
   - Да и она не хочет. Со мной уж точно.
   - Знаю. Хотела бы, разговор с тобой совсем другой бы был. - Сукнэ рубанул рукой. - Но не расслабляйся, отработать придётся.
   Я, несколько, обескураженный, с недоумением уставился на деда. Ну не знает его внучка чего хочет, мотается с рук на руки. А я здесь с какого бока нарисовался?
   - А отработка простая. Найди ей кого поприличнее в мужья.
   Я подумал, припомнил, кто проявлял к Сиори хоть какой-нибудь интерес. Кроме Ницу никого не представляется. Интересно, если я возьмусь за это дело, то что (или точнее, кто) из этого получится?
   Получается... супер-Ницу. То есть ещё более болтливый, ленивый, и склонный к пустым мечтаниям ребёнок. Хотя насчёт последнего не уверен. Сиори бы получила явно выше среднего баллов по шкале импульсивности, если бы жила в двадцать первом веке. Возможно, на уровне желтой генной карты. Это той, что с принудительной стерилизацией. Так что, не исключено, противоположности уравновесятся. Но вот то, что их дети будут пухлыми и волосатыми - это без всякого сомнения.
   Я отчаянно помотал головой, отгоняя образ страшненьких еже-подобных детишек, тянущих меня за рукава, и воющих "- Дядя Иголь, ну ещё немножко меня на ручки! А то мамины уже оторвались!".
   Сукне воспринял мою артикуляцию по-своему.
   - Ну если не хочешь напрямую, отблагодаришь услугой. На следующем совете, требуй рабов на сезонные работы. Как раз сезон чистки женмая, я собираюсь поднять вопрос.
   Пол-литика, мать её через ногу! Обрадовался было, что королева втолкнула меня в "совет министров". А по факту - один министр ничего не решает. Надо формировать альянсы, чтобы проталкивать свои хотелки. В чем старшие конкуренты за влияние уже "кабана съели". Тот же Сукне. Недавно в совете, а уже пытается меня законтролить, пусть и малоэффективным компроматом.
   Заметку на память - дальше будет хуже, и выход из совета - только ногами вперёд. В качестве наиболее правдоподоподобного сценария моего будущего - явно срежиссированное королевой убийство Панкады. Значит, подстраиваться под систему нельзя. Надо её ломать, опираясь на...
   Я буквально завис. А в самом деле, на какие силы можно опереться? Вот прямо здесь и сейчас? Не общественные классы, это точно. Здесь ещё не полноценно кастовое общество, и слава всем богам за это! Значит, опираться придётся на идеи. Какие? Религиозные, общественные... которые я не знаю от слова совсем. Не тот регион. В Риме я бы ещё покрутился, постоянно сетуя на своё невежество, а в Японии - полный тупик.
   Всё, что у меня есть - знания местной мифологии на уровне не особо развитого деревенского подростка, переданные через странствующего священника. Это отставание от текущей ситуации в области обществознания лет на пятьдесят, а то и больше. А вот какие тренды в мировоззрении элиты - не могу даже вообразить.
   Цель поставлена. Я должен стать шаманом. Не номинально, как сейчас, а реально по сумме знаний. А Сукнэ... можно не брать в расчёт. Кроме разве что ситуаций вроде "нож под лопатку".

 ------------------------

 
  - Такемочи, Иголь, Инабе. Отправляетесь со мной. И никаких шаманских фокусов!
  Я ошарашенно кивнул. Пока я раздумывал, как разобраться с местным мистическим зверинцем, организовав его в подобие пантеона, королева уже всё решила волевым усилием. Пантеоны, духи, демоны, боги - ей всё глубоко параллельно. Вот вчера они были, а сегодня - их нет. Волевым решением.
  Разумеется, резкий поворот к государственному атеизму - это не здесь и сейчас. До атеизма общественному сознанию ещё тысячелетие с гаком зреть и загнивать. Через обязательные стадии политеизма, монотеизма и деизма.
  Тараси "просто" объявила, что все мистические сущности, вне зависимости от ранга, отправились в командировку. Жертвенного дыма там пожрать, с верхушки храма на облачках попрыгать, перемыть косточки людям с коллегами. А отправились они в страну Идзумо.
  Если подумать, очень политически продуманный ход. Острота проблем в городе Саки пошла на спад. Рис появился в свободной продаже, тыквы поспели, псевдо-шпинатом чин-эн'сай все рыночные прилавки завалены. А королеве нужен хороший повод, чтобы нагрянуть во вторую половину своих владений.
  Тараси из рода Окинага таки повод нашла. Если по договору ей запрещено являться в Идзумо как королеве, то она явится как верховная священница Амато. Поскольку в отсутствие всех духов в Амато, что ей в рекомом Амато шаманить?
  Сборы потребовали, как обычно, времени далеко за полдень. Переточить нож, проверить и заштопать броню, натянуть заново и смазать маслом ремешки сандалий. И наконец самое муторное - в очередной раз переделать лямки рюкзака, плюнуть на всё и разложить походный припас в пару заплечных мешков.
  Ну вот не держит местная конопляная ткань, даже самая толстая, сорок килограмм груза тангенциально. Шелковые нити, которые я купил на очередной слиток бронзы, проданный "налево", раздирают ткань не хуже звериных когтей. Я уж и скручивать, и обвязывать пробовал - всё бесполезно. Рвётся в месте прикрепления лямок. То ли неправильно переплетены нити, то ли вообще для рюкзаков годится только хлопок. Или здешняя конопля - не конопля вовсе, а странный мутант вроде фиников нацуме. Вроде бы в двадцать первом веке рюкзаки шили из гималайской конопли.
  Я вылез в дверной проём, окинул взглядом горизонт. Горы, лес, лесистые горы. Да уж, это не Гималаи.
  Кстати, в отличие от двухцветных лесов России, здешние леса в середине сентября - четырёхцветные. Тёмно-зелёный - это заросли хвойных деревьев суги и хиноки. Оба вида больше всего похожи на лиственницу. Хиноки - это строевой лес, а суги - скорее корабельный. Светло-зелёный, даже скорее хлорный цвет - это заросли бамбука. Просто зелёный - это мешанина лиственных пород. Больше всего бука, затем желудёвые, хрен-знает-какие ягодные, каштаны, и десяток видов кленовых. Вот последние и образуют четвертый цвет. Выше по склонам, где уже началась осень. Там зелёный цвет буквально взрывают выплески желтого, оранжевого и красного - в зависимости от вариаций микроклимата и видового состава.
  Красиво. Но ни хлопка, ни даже мест, пригодных для его выращивания. Куда-то не туда я приземлился.
  - Иголь, ты собрался? - Чик, как всегда, едва не приплясывает.
  - Угу. Опять в поход. - Я обреченно встал, потянул мешки. Ницу помог мне с перехлестом горловин.
  - Ты, что, Иголь? - Чик откровенно удивился. - Ты же подумай. На дворе сентябрь, а королева у нас откуда родом? Вот и оно-то!
  - Из Тазимы. И что? Просвети деревенщину! - Я пожал плечами, и тут же пожалел об этом, ибо мешки врезались в шею.
  - Маринованные медузы! Сезонная, скоропортящаяяся редкость! - Ницу воспользовался случаем блеснуть эрудицией. - Я ещё не пробовал, но хочу!
  - Я бы тоже попробовал. - Чик усмехнулся себе в кудрявую бороду. - Всякое говорят. Вот и королева наверняка заглянет по пути домой. Домашних деликатесов отведать.
  - Если по пути, то почему бы и нет. Отведаем медуз. - Я старательно прятал дрожь. Ведь не может быть ничего противнее заплесневелых бобов, верно? Разве что медузы. Маринованные. В слизи заплесневелых бобов. Уф, это меня фантазия куда-то не туда занесла. Буду надеяться на лучшее, а жрать... что дают.

 ------------------------

 
  - Отжать, нажать, сдавить, перекинуть. Чёрт, больно!
  Нет, это не героическая ковка железа булыжником. А всего лишь обед. Я сосредоточенно давил рисовый шарик, пытаясь придать ему если не форму трехгранной призмы, как это получается у Ницу, то хоть какую-нибудь. А шарик всё норовил развалиться прямо в руках. Но вроде начало получаться. Кашица превратилась из подобия корявого осьминога в такую же корявую, но почти тыкву. Прогресс налицо! Набью руку на готовке - и формы для литья уже будут не такие кривые. Все навыки взаимосвязаны. А теперь - награда за мои усилия. Закрыть глаза, открыть рот, и...
  Рисовый "шарик" исчез. Только руку дернуло, да в лицо пахнул резкий порыв ветра. Не понял?
  Я с подозрением огляделся. В радиусе пяти Метров - никого. Чуть дальше в тени куста дрыхнет Чик. Полуденная сиеста, не вполне оправданная в середине сентября. И всё. Чистое, голубое небо над головой, и нарезающий круги коршун. Ан нет, уже сидящий на сосне и... жрущий мой рис!
  Вспышка злости придала мне такие силы, о которых я и не догадывался. Первый камень не долетел до насыщающейся птички всего три метра. Коршун презрительно проводил его движением одного глаза, и снова принялся клевать. Клевать. Мой. Обед!
  В последующие две минуты я вспомнил и применил все до единого ругательства на языке Амато, что успел заучить за неполные девять месяцев. И успел горько пожалеть, что занимался мечемашеством, а не учился стрелять из арбалета. Стрелковое оружие - это будущее. Светлое будущее, в котором всякая летающая дичь плавает в супе, а не ворует обеды. Мои обеды!
  Чик проснулся. Позевал, пошарил в вещмешке, и вытянул сушёную рыбину с ладонь размером. Протянул в мою сторону.
  - Спасибо! - Благодарнось выскочила от самого сердца. Что бы я делал без своих спутников? Да загнулся бы с полдесятка раз точно.
  - Да пожалуйста. - Чик зевнул. - Только вопи потише, а то спать охота.
  А я уже не воплю. Рот, знаете ли, занят. А этот раз я запихнул порцию чуть ли не в горло. Если коршун вернётся, буду кусаться!
  И тут за спиной послышались шаги. Мерные, нарочито громкие. И кого это принесло на середине привала у речки?
  Принесло аборигена. Довольно потрепанного - и по одежке, и жизнью. Тощий, с лицом, загоревшим почти до черноты. С луком за спиной, но без оружия в руках, что вообще-то нетипично для данной местности. И наполовину лысый. Нет, не в возрасте - картина выпадения волос больше смахивает на лёгкую форму рахита. Знаю, насмотрелся. У половины местных похожие проблемы.
  - Иголь? - Как-то неуверенно спросил незнакомец.
  - Сегодня с утра был Иголем. А сейчас я Иголь-убью-всех-коршунов. - Я попытался пошутить.
  - Меня зовут Сикамон. - И тут лысый охотник вдруг рухнул на колени, и начал биться головой об землю.
  - Господин Иголь! - Стук. - Прошу принять! - Шлепок по грязи. - Меня в ученики! - Треск. Надеюсь, это корень дерева, а не лобная кость. - Шамана!
  - Согласен, принимаю! - Я поспешил выразить согласие. А то если раздумывать, то потенциальный кандидат прямо у меня на глазах станет дебилом. Хотя и не исключено, что... уже свершилось. Я задумчиво уставился на залысины самозваного ученика. Нет, вроде шрамов не видно. По крайней мене на коже, да.
  Интересно, чему я буду учить этого... Сикамона? Это когда мне самому надо срочно учиться шаманить?

Глава 8. Собирая духов. Земля, остров Хонсю, номинально уния Амато-Идзумо, страна Тазима, город Танабе, 24 сентября 350 года.

 Пораздумывав с полчасика, выкроенных из вечернего привала, я понял, что по-прежнему не понимаю, что Сикамону нужно. Поэтому я воспользовался народной мудростью: "Одна голова -хорошо, а три - рубить не перерубить. И позвал спутников, чтобы они занялись переводом с формально-вежливогоаматосского на тот же аматосский, но повседневный.
  Через пятнадцать минут у меня начали шевелиться волосы на затылке. От ощущения свершившегося вляпа в уже неизбежные неприятности.
  Если резюмировать, всему виной - королева Тараси. Которая решила действовать по принципу "наглость - второе счастье". В общем, в нашей группе свиты-эскорта на сотню голов ползёт дикий слух. Что королева сотворила надо мной жуткий ритуал, превративший меня в мистический то ли магнит, то ли пылесос. Разумеется, оба слова отсутствуют в лексиконе Амато, но смысл от этого не меняется. Продравшись через цветастые вымыслы о королевском надругательстве над моим телом, я добрался до последствий.
  В общем, вокруг меня накапливаются духи. Всех видов и размеров. Накачивают меня мудростью, силой, и чуть ли не способностями к чудотворству. И продолжаться это будет до тех пор, пока я не сойду с ума. После чего меня свяжут, заткнут рот кляпом, и потащат в качестве груза. Пока не доберёмся до Идзумо, конечно. Там-то меня королева и зарежет на верхушке храма. Чтобы все духи оказались там, где им положено.
  Бред, конечно. Не верю я в эти анималистские извращения. Но проблема в том, что в них верят большинство окружающих. А поскольку на массовый слом шаблона восприятия моего куцего красноречия с харизмой не хватит, будет так, как верится. Даже если вести себя максимально осторожно, через недельку любые мои действия и слова будут истолкованы как признаки одержимости. А верёвки с кляпом уже наготове.
  А что Сикамон? Сикамон оказался самым хитрожопым. Собирался воспользоваться неписанным правилом "Ученик умершего шамана - становится шаманом". Ну и собирался похватать по верхам духовной мудрости. Что ему явно не помешало бы - ибо под перекрёстным допросом в три глотки он раскололся всего минут за десять. Что возвращает меня к немного подкорректированному изначальному вопросу. Что мне делать с Сикамоном?
  После одноминутной паники, до меня наконец дошло. Проблема, подстава, предательство... Нет, ситуация не описывается этими словами. Потому что возможности налицо. Явился ученик с заблаговременно отключённым критическим мышлением? Так это же лучший кандидат на промывку мозгов. На приобретение аколита. Чик уж больно себе на уме, а Ницу по простоте душевной мотается между разными возможностями. Безидейный он товарищ.
  Теперь по поводу того, что конкретно вкладывать в аколитскую голову. Простенькую идею, наподобие верности - это само собой. Но этого мало. Свод законов? Требуется письменность. Которой по местным меркам я ни черта не владею. Хотя, возможно, и не нужно? Будет же в Японии в десятом веке знаменитый посол в Китай и поэт, который умудрился разорвать дипломатические отношения между странами, чтобы скрыть свои слабые знания иностранных языков?[3] Вряд ли я сумею начудить больше того поэта. Да и вряд ли мои взбрыки войдут в историю. Письменной истории в Амато пока нет.
  Так что успокоил свою совесть, и вперёд. От меня ожидают странностей? Так и будет. Возможность начудить больше, чем за всю предыдущую жизнь - только руку протяни. Одержимость сотней духов - объяснит абсолютно всё. Хотя, любое представление лучше играть в команде. Проведаю-ка я королеву. Согласую позиции. Если шоу окажется полезным, в её власти заказать его продолжение. А там или духи кончатся, или королева помрёт, или до меня доберутся без всяких жертвоприношений.
  
   [3] Сугавара-но Митидзанэ действительно в 894 году убедил императора Японии разорвать дипломатические отношения с Китаем. Вопрос, зачем признанному знатоку китайской поэзии это приспичило - так и остался неотвеченным.

 ------------------------

 
  


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"