Орешкина Наталия Владимировна: другие произведения.

Ленка или Срочно нужна лопата (Зойка и другие - 2)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 7.52*14  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Если все считают тебя законченной стервой, а стόящие парни обходят стороной, презрительно кривясь, если лучшая подруга, которая многое прощала, отказывается даже кивнуть тебе при встрече... Может, пора задуматься и что-то поменять в своей жизни? А может, самой взяться за лопату и откопать в грязи свое золото?
    РОМАН ЗАКОНЧЕН

   Глава 1
  
  Ленка лежала на диване, с тоской глядя в потолок. Сегодня была свадьба ее бывшей лучшей подруги. Зойка не только выходила замуж за парня, на которого с вожделением смотрели многие девчонки, но, что самое главное, по большой любви. Причем жених так спешил со свадьбой, будто был на последнем месяце беременности и хотел родить ребенка в браке, он, казалось, готов был за ней даже в туалет ходить, чтобы ни на секунду не терять из ви́ду.
  Ленке на этом празднике жизни места не досталось, и не ей было осуждать за это Зойку. Ведь она сама вырыла яму, в которую попала. Зачем, спрашивается, она с завидным упорством лезла в их отношения, когда с самого начала было ясно, что ей там ничего не светит, что Леха бесповоротно, раз и навсегда, влюбился в Зойку. А теперь Ленка расхлебывала кашу, которую сама же и заварила. Она потеряла единственного человека, который прощал ей все выходки, выслушивал истории похождений и при этом никогда не укорял, не пытался наставить на путь истинный. Ленка сходила к ЗАГСу и издалека посмотрела, как счастливая смеющаяся пара выбегала из дверей, под приветственные крики друзей и дождь риса.
  Смахнув набежавшую слезу, Ленка поплелась домой, но, видно, судьба решила подкинуть угольку в топку ее отвратительного настроения. Заходя в подъезд, она столкнулась с Мишкой, взрослым детиной, у которого, по мнению Ленки, РЭПовские минуса́ вышибли последние мозги. Чтобы понять Ленкино к нему отвращение, нужно было знать не только его, но и его семейку.
  Более странную семейку трудно было сыскать. Мишкин отец - весьма привлекательный мужчина, даже для своих лет - являлся поклонником классической музыки. Ленка была уверена, что даже душ он принимал, напевая Бетховенскую "Оду к радости". А вот мать семейства была ярой фанаткой "Ласкового мая". Представьте себе женщину этак кило под восемьдесят, приплясывающую и напевающую "Белые розы". Это был кошмар покруче Фредди Крюгера. И при этом более дружной и любящей пары не только в подъезде, но, пожалуй, и во всем доме не было. Ну, и, как результат этой большой любви, на свет появилось чудо в виде Мишки. В детстве это был милый ребенок, который, казалось, даже дождевым червям дорогу уступал, но лет в тринадцать повело его на РЭП, и на свет вылезло чучело, с которым Ленка на одном гектаре ср...ть бы не села.
   Темные толстовки, штаны, в которые можно было троих Мишек всунуть, длинные нечесанные патлы, наушники, из-за которых говорить с ним было бесполезно, и запах одеколона, сбивающий с ног при едином вдохе, - и это был еще неполный портрет этого чуда в перьях. Ленка давно перестала обращать на него внимание и, только зачуяв убийственный парфюм, бежала со всех ног как можно дальше. Особенно после того случая однажды летом.
  Видно, чтобы сохранить мир в семье Соловьевых, прослушивание музыки у них было строго распределено: если из квартиры несся плач Шатунова, значит, Мишкина мать готовила или стирала, если Шопен, то хозяин дома вернулся с работы и отдыхал перед ужином. Но выходные были отданы Мишке, тогда он мог всласть слушать то, что ему хотелось, без вечно торчащих в ушах наушников. И вот в один из таких дней из его квартиры понесся такой мат, что у алкаша-матерщинника Матвеича из соседнего подъезда уши покраснели от стыда, а старушек на скамейке чуть кондрашка не хватила. Ну и, как всегда, бдительная общественность вызвала милицию. Надо сказать, что квартира Соловьевых располагалась как раз под ее собственной. И то ли менты ошиблись адресом, то ли просто в запале проскочили этаж, но попали они в квартиру к Ленке
   Она проснулась от рева музыки и, еще не совсем придя в себя, прокручивала в мозгу страшные кары для Мишки, когда в квартиру позвонили и она пошла открывать. Не успел щелкнуть замок, как дверь с силой распахнулась, и через мгновение Ленка оказалась лежащей на полу с задранной чуть не до пупа ночнушкой и спецназовцем в бронежилете сверху. От испуга Ленка завизжала так, что спецназовец наверняка на неделю лишился слуха, а у соседских кошек случилось недержание. Мужик быстро сполз с Ленки и, запихнув ее себе за спину, оглядел квартиру:
  - А где у вас пьяная драка?
  И тут в квартиру, расталкивая ментов, с битой наперевес влетел Мишка с бешеными глазами и намерением убивать. Менты, недолго думая, скрутили защитничка и начали объяснять Ленке, что произошло. Как оказалось, бабульки приняли Мишкину "музыку" за пьяную потасовку, ну и позвонили куда следует. Как только до Ленки дошло, кому она обязана утренним "маски-шоу", в нее словно бес вселился. Баньши в этот день отдыхали. Сначала менты еще пытались ее сдержать, но потом решили, что ее "общение" с горе-меломаном пойдет тому на пользу. Мишка еле-еле выбрался из Ленкиной квартиры: порванная футболка, ободранное лицо, подбитый глаз, выдранные местами волосы и ноющий пах научили его разборчивей относиться к прослушиваемому репертуару и выбору времени для этого. С той поры он несколько раз пытался наладить с соседкой отношения, даже один раз с цветами пришел, с розами, но сдуру не заметил несрезанных шипов. Кто же знал, какой ущерб нанесет ему этот букет и как долго и болезненно будут заживать царапины. Но попыток примириться Мишка не оставлял. Даже мать свою однажды подослал, и та долго рассказывала Ленке, как ее "бедный мальчик" (это о верзиле выше ее на голову) переживает их разногласия. Чтобы еще раз не нарваться на стенания о "бедном мальчике", не ведающим ни сна, ни покоя, она стала здороваться с Мишкой, но продолжала держать его на расстоянии.
  После этого случая прошло четыре года, Ленка закружилась в череде вечеринок и скоротечных романов, а Мишка все слушал РЭП и ходил одетый, как бомж. Правда, поговаривали, что у него есть какая-то фирма и он далеко не беден, но единственное, что изменилось с той поры, - это то, что теперь во дворе в "ракушке" стоял какой-то навороченный байк. Да и Мишка периодически пропадал в неизвестном направлении на несколько дней.
  Тоска нарастала, хотелось сделать что-то такое, из-за чего потом, глядя в ее сторону, бабушки на скамейке не качали бы укоризненно головами и не шептались бы злобно вослед, а кивали ей и улыбались.
  И тут Ленку посетила одна из ее гениальных идей.
  
   Глава 2
  
  Идея, пришедшая Ленке в голову, основывалась на фразе, брошенной ею в последнем разговоре с Зойкой:
   "Настоящая женщина не нуждается в герое - она заставляет своего мужчину чувствовать себя героем. Она может из чмошника сделать героя, ну а плохая из героя может сделать чмошника".
  Вот эта-то фраза и засела у нее в мозгу. Значит, чтобы доказать не только себе, но и другим, что она чего-то стоит, нужно всего лишь найти зачуханного лоха и сделать из него мачо.
  - И это Том Круз считал, что его миссия не выполнима? Посмотрела бы я, что он делал бы на моем месте. Так, срочно нужен чмошник!
  Ленка вскочила и забегала по комнате, судорожно перебирая знакомых парней, но все и без ее помощи были на уровне.
  И тут перед ее взором встала утренняя встреча.
  - Господи! Слава тебе! Вот же он! И он к тому же мне должен, - злорадно сказала Ленка, потирая руки.
  Судя по звукам из нижней квартиры, дома была Мишкина мать.
  - Так, вот ее-то мне и надо. Она же спит и видит, как бы внуков понянчить. А кому такое немытое страшилище нужно? Это только в сказках принцессы в чудищ влюбляются, а на деле обходят их стороной.
  Не откладывая дело в долгий ящик, Ленка пошла на разведку. На звонок дверь открыла Мишкина мать.
  - Здрасьте, теть Нин. Могу я с вами поговорить.
  - Ой, Леночка. Конечно, заходи, я как раз чай заварила, а Мишка пирожные принес.
  - А он что, дома?
  - Да нет. Просто заскочил на минутку мать порадовать, знал, что к чаю ничего нет.
  - Теть Нин, я понимаю, что это не мое дело, но у Мишки девушка есть?
  - Эх, Леночка. Я, конечно, своего сына очень люблю и давить на него не хочу, но он даже заикаться об этом не разрешает, да и одежда эта...
  - Вот-вот. Я тут подумала, теть Нин, а что, если я на него повлияю, чтобы он, так сказать, имидж сменил? И приобрел, уж извините за выражение, товарный вид.
  - Леночка, деточка, да мне тебя сам Господь послал! - со слезами на глазах прошептала Нина Ивановна, обнимая Ленку.
  "Хорошо бы и сыночек так подумал и не брыкался сильно", - мелькнуло у Ленки в голове.
  - Только, теть Нин, никому ни слова, я сначала сама попробую его уломать на это дело. А если не поможет, то тогда уж вы поддержите.
  - Конечно, конечно. Ну, пойдем, что ли, чаю попьем.
  - В другой раз, пойду стратегический план разрабатывать.
  - А, тогда, конечно, иди. Хоть бы у тебя все вышло. Так охота внуков понянчить, пока еще не очень старая и силы есть.
  - Обязательно понянчите, теть Нин. Я упорная, женим мы вашего Мишку. Даже головы не ломайте.
  Ленка спешно ретировалась, довольная, что удалось избежать теть-Нининого чаепития, потому что, по непрошибаемому мнению той, этот процесс должен растягиваться до бесконечности, превращаясь в натуральную обжираловку, после которой не то что двигаться, дышать тяжело. Ну а уж про губительное действие этого на фигуру и говорить не приходилось - одно чаепитие равнялось неделе строгой диеты.
  Вернувшись к себе, Ленка решила подойти к делу с полной отдачей. Сначала она составит список того, что необходимо сделать в первую очередь. Взяв блокнот и ручку, Ленка призадумалась. Ну и конечно, первым, что пришло ей на ум, был отвратительный парфюм, в лужу с которым Мишка, похоже, нырял.
  - Так, ну мыться-то он, наверное, моется, хотя бы в луже с воробьями после дождя. Значит, под первым номером одеколон, иначе я окочурюсь прежде, чем найду ему хоть кого-то. Потом подстричь эти дурацкие лохмы, пусть уж лучше бритый ходит, как многие рэперы. Так хоть его образину можно будет разглядеть, а там, кто знает, может, это и ни к чему - вдруг ему рожу надо платочком прикрывать, чтоб народ в страхе не разбежался. Надеюсь, у него нет вшей или чесотки, а то в награду за подвиг лечиться придется. Ну, про одежду и говорить нечего. Интересно, его носки можно в углу ставить или он их все же меняет? Неплохо было бы взять его шмотье и все, кучей, сжечь, заодно и рассмотреть товар, так сказать, лицом... ну, и не только лицом. Хоть знать, каким счастьем я собираюсь одарить какую-нибудь лохушку. Надеюсь, какую-то, пусть связанной, удастся до ЗАГСа доволочь, и она не сбежит по дороге. Да и репертуарчик не мешало бы слегка подкорректировать, а то, если какая-нибудь девушка эту матерщину услышит, вместо свадьбы обеспечен поход к психиатру, а медовый месяц - в дурке, в комнате с мягкими стенами и в смирительной рубашке. Да еще неплохо бы выяснить его материальное положение, а то на бомжей что-то спроса нет. И где его носит все время, может, у него где квартирушка-конурушка есть, чтобы таз с вонючим одеколоном хранить. Хоть и говорят, что с милым рай и в шалаше, но при этом не забывают добавлять: "Если милый атташе". Так и в Мишке нужно найти как можно больше плюсов, иначе придется в секонд-хенде со скидкой кому-то втюхивать. Что-то у меня какое-то предчувствие поганое, вляпаюсь я опять в какую-нибудь гадость. Эх, была бы рядом Зойка, у той соображалка всегда была ближе к действительности. И за каким чертом я к Лехе полезла, ведь прямо сказал, что я ему до фонаря, нет, блин, гордыня. И чем гордилась? Все хреново, если я уже который день самоедством занимаюсь.
  Ленка подошла к зеркалу. Если бы она выглядела так пару месяцев назад, то саму себя придушила бы. Даже макияж был какой-то не такой: он делал ее лицо бледнее, а тени производили такое впечатление, что глаза запали, как у древней старухи. Волосы торчали в разные стороны.
  - Твою мать, это я что, в таком виде из дому выходила? Прическа называется "Я летела с сеновала, тормозила чем попало". Вот сейчас я Мишке просто идеальная невеста, хороша была бы парочка - монстрила и кикимора.
  Ленка схватила расческу и начала продираться сквозь путаницу волос, попутно ругая себя на чем свет стоит.
  
  Ленка стояла за углом дома и следила за появившимся из подъезда Мишкой. Цель у этой слежки была весьма банальна - разглядеть его как следует. Вы спросите: "Как же она его за все эти годы не разглядела?" Так потому и не разглядела, что шарахалась от него, как от чумы.
  Потому что в круг интересующих ее мужчин он ну ни как не вписывался. Ее идеалом был хорошо одетый, с приличным заработком, а лучше со своим бизнесом, мужчина. Внешность существенной роли не играла, но и низкорослым уродом он быть не должен. А еще целая куча требований и требованьиц к идеалу делала поиск его практически невыполнимой задачей. Многие из тех, кого она с некоторой натяжкой все-таки внесла в этот список, просто хотели с ней переспать, зачастую не больше двух-трех раз, а потом испарялись в неизвестном направлении. Те, кто нравился ей, внимания на нее не обращали, ну а те, кому нравилась она, быстро теряли для нее свою привлекательность. Ленке бы остановиться и разобраться в себе, как предлагала Зойка, но водоворот вечеринок и мужчин закружил ее, не оставляя времени на раздумья. Лишь когда люди вокруг нее начали рассеиваться, у нее иногда мелькала мысль, что пора что-то менять, но на пути попадался очередной кандидат на завоевание, и она откладывала все на потом. И вот пришел день, когда поздно стало все: вернуть подругу, нормальную компанию и уважение друзей. Ленка задумалась и отвлеклась.
  - Кого-то ждем? - Раздался за спиной вкрадчивый голос.
  
  
   Глава 3
  
  Это был Игорь, хотя так его мало кто называл, в основном его звали Игорек, а про себя втихую добавляли "скунс". Такого пакостника, как он, трудно было сыскать, для него сделать гадость, как дышать. Он обладал редкой злопамятностью, и если человеку пришлось как-то перебежать ему дорогу, то уж, будьте уверены, Игорек в долгу не останется. А Ленка сделала еще хуже: это к нему она обратилась, чтобы окатить Зойку грязью. Ее дурацкий поступок привел к тому, что она оказалась в долгу у этой гниды. А уж что-что, а долги взымать он умел. И видно, пришло время платить по счетам.
  - Что-то тебя, Леночка, последнее время не видать и не слыхать. Ты, случаем, не избегаешь меня? Помниться мне, кто-то клялся и божился, что будет до гроба у меня в долгу?
  - Игореш, так я от долгов-то не отрекаюсь. Просто настроения не было, вот дома и сидела.
  - Где-то волк сдох, если уж у тебя настроение пропало. Хотя я тебя понимаю, - с притворным сочувствием сказал он. - Сильно ты с тем парнем обломалась, и грязь не помогла. Ты-то враз сбежала из машины, а я вернулся и посмотрел, как он возле нее плясал. Можно сказать, что ты их этой грязюкой в ЗАГС загнала, - ядовито поддел парень.
  - Тем лучше, мне такой хлюпик не нужен.
  - Вот только не надо передо мной притворяться. Я-то видел, как ты его глазами ела.
  - Игорек, ты чего хотел? Мне мозги помурыжить или еще чего?
  - От тебя, Леночка, все по большей части одного хотят, и это не поход к алтарю, - ехидно захихикал он.
  - Че, Игореш, никто не дает? Или денег на шлюх нет?
  - А зачем мне деньги? Если мне одна шлюха уже должна.
  Даже понимая, что эти слова справедливы, Ленка почувствовала себя так погано, как никогда в жизни. Все силы уходили на то, чтобы не разрыдаться на глазах этой твари. И тут Игорька прямо-таки оторвало от земли и прижало к стене. Кто это сделал, Ленке раздумывать не пришлось, потому что как до этого ее глаза слезились от обиды, так теперь они слезились от отвратного, резкого запаха одеколона.
  - Если я тебя еще в нашем дворе увижу, зубов недосчитаешься, - зарычал Мишка. - Вали отсюда, недоделок хренов.
  Мишка еще раз тряхнул Игорька за шкирку и резко отпустил, тот брякнулся на землю и шустро отполз в сторону, а потом, периодически оглядываясь назад, быстро пошел к выходу со двора.
  - Зря ты с ним так, Миш. Он злопамятный, обязательно какую-нибудь пакость свертит.
  - Если таких боятся, то и жить нечего. Если б ему всегда давали по шее, как он гадость сделает, давно бы отучили. Так нет, трясутся все - вот, он и осмелел. Такие твари на страхе расцветают.
  Ленка попыталась рассмотреть Мишкино лицо, пока он стоял рядом, но длинные космы и темные очки скрывали большую его часть так, что даже форму разглядеть не удалось.
  - Лен, у меня что, грязь на носу? Почему ты меня так разглядываешь?
  - Да нет, просто давно не видела.
  - Мы ж сегодня утром встречались. Могла бы тогда разглядывать, а ты, как от чумы, шарахнулась.
  - Миш, тут такое дело... Есть у меня к тебе просьба одна, ты вроде как в долгу у меня за ментовской концерт?
  - Лен, а то, что я эту тварь прогнал, не считается?
  - Это явление временное, Игореша все равно приползет и нагадит. Он так быстро не сдастся, не будешь же ты меня круглосуточно охранять.
  - Это вряд ли. Ты у нас дама пользующаяся спросом, а мне как-то не климатит быть на подглядках.
  - И ты туда же. Чем тогда ты лучше Игореши?
  - А тем, милая, что я тебя натурой расплачиваться не прошу.
  - Я бы до твоего оргазма не дожила.
  - Ты хочешь сказать, что у меня слишком большая выдержка?
  - Нет, что я бы раньше от твоего одеколона задохнулась.
  - Ладно, язва, чего хотела-то?
  - Ты когда дома будешь? И желательно один.
  - О-о-о!!! Домогаться меня будешь?
  - Ага, только противогаз надену - и вперед.
  - И мы узнаем, как трахаются слоны.
  - Это ты к чему, зоофил-любитель?
  - Это я к тому, что у противогазов некоторых, спереди шланг, как хобот, - хохотнул Мишка.
  - Мишенька, извращенец ты мой дорогой, я на тебя видов не имею. Даже если тебя отмыть, побрызгать дихлофосом от вшей и рожу платочком прикрыть, чтоб со страху не окочуриться, я пас.
  - Ох, придется мне с руками всю жизнь дружить, мечтая о тебе.
  - Ничего, говорят, это даже полезно. Никакого триппера, СПИДа и сифака, только мозоли.
  - Ладно, посмеялись и хватит. Я сегодня часика в три дома буду. Мать с отцом на дачу собрались. Опять вернутся и день будут ходить с загадочными улыбками и хихикать.
  - Ты имеешь в виду, они...
  - А почему нет?
  - Ну, они же старые.
  - У нас в роду мужчины очень долго бывают в рабочем состоянии, так сказать.
  - И ты?
  - Ты так спрашиваешь, будто мне семьдесят.
  - ...
  - Короче, приходи часика в четыре, у меня до этого кое-какие дела есть. Ну, а потом я в твоем распоряжении.
  Мишка развернулся и пошел к мотоциклу, сел на него и укатил.
  Ленка вернулась в квартиру и еще раз просмотрела свои записи.
  - Надо сегодня пораньше к нему нагрянуть, узнать, что у него за дела. Вдруг это мне поможет. А что если у него там в это время свидание?
  Почему-то эта мысль Ленке не понравилась, хотя вроде должно быть все наоборот. Хлопот меньше.
  Ленка долго решала, что надеть, и все потому, что не хотела отвлекать Мишкино внимание от дела, по которому она к нему придет.
  - А что если пойти по Зойкиному пути?
  Она залезла в шкаф в поисках простых джинсов.
  - Да уж, таких, как у нее, у меня точно нет, только если старье какое, для субботника.
  Плюнув на все, надела более-менее прикрывающие задницу шорты и топ, посмотрела на себя в зеркало и сказала:
  - Если нагнусь, Мишка соображать перестанет, придется рубашку напялить.
  Сказано - сделано. Стянув волосы в хвост, она решила, что сборы завершены.
  Была почти половина четвертого, и Ленка не выдержала:
  - Если он с женщиной, ничего страшного, хоть пойму, что моя помощь не требуется. Ну, а если один, узнаю, что это у него за дела такие, что мне ждать надо.
  Спуститься на этаж много времени не заняло, но вот у квартиры Ленка задержалась. Почему-то на нее вдруг нахлынуло ощущение, что этот звонок в дверь круто, раз и навсегда, изменит ее жизнь.
  - И когда я такой мнительной стала? Это же просто Мишка. Чмо с запахом помойки, хотя и доброе чмо.
  Она услышала, как трель звонка разнеслась по квартире, но никто не открывал. Ленка собралась было уйти, но тут дверь, наконец, распахнулась, и в дверном проеме нарисовалась фигура мужчины. ГОЛОГО!!! Точнее, почти голого. Маленькое полотенце бог знает как удерживалось на бедрах. Фи́́говый листок и то прикрыл бы больше, Ленке даже на миг показалось (показалось ли?), что из-под края полотенца мелькнул кончик члена. По мускулистому, с легким загаром телу сбегали струйки воды, обтекая кубики пресса, зависая сверкающими каплями на волосках, покрывающих торс. Темные пряди влажных волос полностью скрывали лицо, потому что мужчина наклонил голову, пытаясь закрепить соскальзывающее полотенце.
  "Что голый мужик делает в Мишкиной квартире, пока родители на даче? Да еще такой!!! МИШКА ЧТО, ГЕЙ???!!!"
  
   Глава 4
  
  "О Боже, ну почему таких красавцев тянет не туда?! Такое тело в постели - радужная мечта любой девчонки. Черт, я сейчас слюну до пола пущу!"
  Ей взгляд скользнул по мужскому телу по направлению к паху.
  "У него что, на меня встает?!"
  И в самом деле, от ее пристального взгляда полотенчико зашевелилось.
  - Лен, челюсть подбери, - произнес знакомый голос. - А то у меня чувство, что ты сейчас набросишься на меня с непристойными намерениями.
  Голос был Мишкин!!! Ленка подняла взгляд, чтобы наконец убедиться, что у нее не галлюцинации, и этот сногсшибательный торс принадлежит тому, чей голос она слышит.
  - Миш, это ты? - просипела она.
  - А ты кого ожидала увидеть? Бандероса, что ли?
  - Не отказалась бы, - через силу усмехнулась Ленка.
  Мишка шагнул назад в освещенный коридор и откинул волосы с лица. Тут Ленку ждал еще один удар, создавалось впечатление, что у нее напрочь сорвало крышу. ЭТО НЕ МОГ БЫТЬ МИШКА!!! Просто она свихнулась на почве обалденного тела. Ленка даже потерла глаза, не обращая внимания, что размазывает тушь, чтобы уж наверняка убедиться, что это не обман зрения и то, что она видит, - реальность, а не бред озабоченного воображения. Перед ней стоял практически голый БАНДЕРОС!!! Но не тот, каким он стал сейчас - стриженный и с седой бородой, - а молодой, с озорным блеском в темно-карих глазах и улыбкой, от которой на Ленке трусики взмокли. Девушка в шоке сползла по стене.
  - Мать моя женщина, - прошептал она. - Капец всему. Ты... настоящий?
  - Хочешь пощупать?
  - Да!!! - вскрикнула Ленка. - То есть нет... наверное, - уже шепотом добавила она.
  - Ты уж определилась бы, что ли, чего хочешь. Прохладно голым в коридоре-то стоять. Ладно, приходи в себя, закрывай дверь и иди в гостиную. А я оденусь и присоединюсь.
  Тут полотенчико просто упало, и, хотя Мишка поймал его, не дав долететь до пола, Ленка успела узреть почти двадцатисантиметровую длину полуэрегированного члена, прежде чем сжатая в горсть тряпица закрыла обзор. Потом парень развернулся и, сверкая голым задом, спокойно покинул коридор, оставив Ленку беззвучно хлопать ртом, как выброшенная на берег рыба.
  Когда Мишка вернулся, Ленка все еще сидела там же на полу, пытаясь понять, не привиделось ли ей это. Как, скажите на милость, тот, мимо кого она годами ходила, не воспринимая как мужчину, оказался вдруг мечтой наяву? И наверняка не только ее мечтой, но и массы девушек и женщин.
  - Зад не отморозишь, на полу-то сидя? - пробился в ее размышления знакомый голос, однако и он полностью не привел ее в чувство.
  Ленка подняла взгляд и опять уперлась в... пах.
  - Лен, ты не могла бы смотреть куда-то еще, а то от твоих жарких взоров у меня стояк начнется?
  Ехидная шутка наконец-то вырвала ее из ступора, и Ленка попыталась резко встать, но покачнулась и упала прямиком в Мишкины объятия.
  Мишка подхватил ее на руки и отнес в гостиную. Ленка была в каком-то странном состоянии: голова шла кругом, вместо мозгов непонятная каша, руки и ноги, как ватные, но, что самое странное, все ее существо изо всех сил наслаждалось свежим запахом чистого мужского тела. Этот запах она словно не только вдыхала, а впитывала каждой клеточкой кожи. И Ленкино тело вопило о желании получить этого мужчину. Сейчас! Немедленно! И в любом виде!
  "Все, пора проверять мозги, - подумала Ленка. - Не может такого быть со мной, чтобы я... нет. Нет." Я даже думать об этом не хочу".
  Она так погрузилась в свои мысли, что не сразу заметила, что Мишка внимательно разглядывает ее лицо, а точнее, эмоции, мелькавшие на нем. От ступора, в который она впала, видно, все ее мысли отражались на нем, как в зеркале.
  - Ну и зачем я тебе так срочно понадобился? - спросил Мишка, ероша волосы, которые от этого снова превращались спутанную шевелюру.
  - Я спросить хотела: у тебя девушка есть? - выдавила Ленка.
  - А что это тебя вдруг заинтересовала моя личная жизнь? Или, может, ты свою кандидатуру предлагаешь?
  - Миш, давай серьезно.
  - Так и я вроде не шучу. Зачем тебе это знать?
  - Ну... как тебе сказать...
  - Ленусь, мы друг друга много лет знаем. Если ты задаешь такой вопрос, значит, что-то задумала, а раз это касается меня, то я страшусь последствий. Твои идеи зачастую кончаются катастрофически, а я не горю желанием быть погребенным под обломками твоих грандиозных планов.
  - Мишенька, просто ответь на мой вопрос.
  - Тебя интересует, трахаюсь ли я с кем-то?
  - Не совсем. Я имею в виду постоянную девушку, с которой не только спишь, а ходишь куда-нибудь, просто общаешься.
  - Ну вообще-то, нет, а зачем она мне? Мне и так неплохо.
  - То есть ты просто не хочешь иметь какие-то серьезные отношения?
  - Почему не хочу? Я бы не отказался, но что-то не вижу косяка желающих, - сказал Мишка, но Ленка, увлеченная своей идеей, не заметила хитринки, мелькнувшей в его глазах.
  - Миш, а что если я тебе помогу? - сразу же подхватила Ленка.
  - Поможешь - чем? Свечку подержать?
  - Дурак! Помогу девушке понравиться.
  - Ну-ка, ну-ка. Роди свою гениальную идею, - ухмыльнулся парень.
  - Мишенька, радость моя, кончай ржать. Я серьезно! - разозлилась Ленка.
  - Солнце мое, я внимаю тебе, как пророку.
  Ленка вскочила с дивана, собираясь уйти, но парень дернул ее за руку, и она приземлилась к нему на колени. Он устроил ее поудобнее и сказал:
  - Ну все, я больше не шучу. Давай излагай свои идеи, и, если мне понравится, я отдам себя в твои мягкие лапки.
  - Поклянись, - потребовала Ленка.
  - Клянусь соседским поросенком, - смеясь, сказал парень и тут же охнул от удара локтем под ребра. - Ты чего?
  - А где ты увидал свиней в нашем доме? Единственный свинтус - это ты.
  - Ну вот, меня в хрюшки произвели, - притворно вздохнул он. - А так хотелось ласки, я в печали.
  - Миша, если ты хохмить перестанешь, обещаю, я тебе по головке поглажу.
  - А вот отсюда поподробнее. По какой головке, сколько раз, и не помешает ли нам кто-нибудь?
  - Пошляк! - Ленка попыталась вырваться, но только оказалась еще теснее прижатой к Мишкиному телу.
  Парень вдруг посерьезнел и, ссадив девушку с колен, сказал:
  - Все, Ленусь, больше не буду. Ей-богу! Я тебя слушаю.
  - Я уже не уверена, что это хорошая идея, - проворчала Ленка.
  - Вот и расскажи, чтобы я знал, в чем она состоит.
  Вздохнув Ленка начала:
  - Я хотела помочь тебе обрести респектабельный вид. А то от того, как ты выглядишь, на тебя только бомжихи слетятся.
  - Вот спасибо за высокую оценку, - проворчал Мишка.
  - Миш, извини, конечно, но твоим одеколоном только тараканов морить. И одежка... прости, но не впечатляет. Если не хуже. Да и космыли твои как у лешего. Ну, и еще мелочи всякие.
  - То есть ты хочешь взять на себя сей неблагодарный труд по превращению меня из чучела в человека? И мало того, по снаряжению меня к алтарю?
  - Ну, что-то вроде того, - немного неуверенно сказала Ленка.
  Что-то с ней было не так. Почему-то совсем не хотелось, чтобы другие особы женского пола разглядели то, что Мишка так усердно прятал.
  Парень снова внимательно взглянул на нее и сказал.
  
   Глава 5
  
  - Согласен, но у меня есть довольно простое условие - помирись с Зойкой.
  - Чего?
  - С Зойкой, говорю, помирись. Тебя глушняк долбит?
  - Ничего меня не долбит, кроме тебя, дятел. Ты хоть представляешь, о чем просишь? Она же меня теперь ненавидит. Я уж молчу про Леху. Тот меня сразу закопает, если я к его Зоеньке приближусь. Цербер, блин, озабоченный.
  - А ты что, думала, я тебе за просто так сдамся? Если уж рисковать своей шкурой, то хоть за что-то стоящее. Ты не представляешь, какая будет развлекуха смотреть, как ты обламываешься, - ухмыльнулся Мишка.
  - Так уж и шкурой рисковать? Всего лишь помыться-побриться. А меня на амбразуру, как пионера-героя.
  - Из тебя героиня, как из моей бабки футболистка. Так согласна или нет?
  - А куда мне деваться-то? Моя смерть будет на твоей совести, - пригрозила Ленка.
  - Не боись, я буду тебе цветочки на могилку таскать. Правда-правда.
  - Лучше бы просто так принес, - пробурчала Ленка.
  - Нет, спасибо. У меня после того раза месяц лицо заживало, неделю остатки шипов ковырял.
  - Ладно, договорились, но смотри, как попадешь мне в руки - не сбежишь, везде выловлю.
  И на том, пожав руки, они разошлись.
  
  Полгода спустя
  
  - Чертов Леха! - орала Ленка, мечась по квартире. - Зараза такая! Легче в Форт-Нокс проникнуть, чем его обойти. Нет, ну я понимаю, после свадьбы люди едут в свадебное путешествие, но туда, куда хотя бы дозвониться можно. А этот гад увез ее в какую-то Тмутаракань, до которой ни один таксист ехать не хочет, а уж тем более - ждать, пока я веду осаду...
  - Я же предлагал тебя свозить, - перебил ее Мишка.
  - Ага, щас. Мне только на твоем байке трястись по кочкам не хватало. Отбить задницу, а потом заблевать окрестности, приходя в себя.
  - Ну почему обязательно трястись? Я ж тебя не на мопеде повезу.
  - Миш, я на эту железяку не сяду, видела, как ты носишься. Я еще жить хочу. Так на чем я закончила?
  - На том, как "этот гад" ее увез, - напомнил парень, ухмыляясь.
  - Ладно, привез он ее потом обратно через месяц. Но что, нельзя ее и ни на минуту оставить? И на работу везет, и с работы ждет, и в магазине-то скачет около нее с глу́пой рожей, и за талию поддерживает, как будто ее с перепоя ноги не держат и она сейчас мордой запашет. Мало того, чуть за угол завернули, враз целоваться кидается, как неделю не видел. Я уж не говорю про то, что он ей симку на мобиле, наверное, сменил - дозвониться не могу. Ладно, пошла к нему на работу, чтобы хоть его телефончик узнать. Так там какой-то дедок обозвал меня шмарой и велел не соваться со своей озабоченностью к семейному человеку. Он еще что-то там нес, только я уже слушать не стала. Сунулась к Зойкиной матери, так она мимо меня, как крейсер "Аврора", проплыла, будто не видела, хорошо хоть залп из главного калибра не дала.
  Устав метаться, Ленка без сил рухнула на диван рядом с Мишкой и положила голову ему на плечо. Тот осторожно обнял ее и погладил по спине.
  - Миш, и это еще не все. Я тут вчера ее видела, она че-то растолстела - ужас, и лицо какое-то зеленое. Чем он там ее кормит, чернобыльскими грибами, что ли?
  Мишка откинулся на спинку дивана и громко заржал. Ленка аж вздрогнула от неожиданности:
  - Миш, ты чего, тоже их наелся?
  - Чудны крестьянские дети, - сказал, продолжая хохотать, Мишка.
  - Идиот, да чего смешного-то?
  - Ты что, вчера родилась? Сама же говорила, что Леха от нее оторваться не может. Ленусь, а чего бывает, когда трахаются, как кролики? - Он взглянул в ошеломленные Ленкины глаза. - Правильно, солнышко. Дети бывают.
  - Ты хочешь сказать, что она беременна?
  - А ты думаешь, она жрет, как полковая лошадь? - задал Мишка встречный вопрос.
  - Все, облом, - скорбно сказала Ленка. - Теперь Леха с берданкой будет ее охранять и еще минное поле около квартиры установит. Похоже, Миша, не светит тебе человеком стать, так по гроб жизни и останешься чудищем.
  - Ну, это я как-нибудь переживу. Только я первый раз вижу, чтобы ты так легко сдалась, - сказал он, притягивая девушку ближе к себе, и она задумчиво положила голову ему на грудь.
  - Мишенька, какое быстро? Я уже полгода партизаню. А результата ноль. Этот Леха, как черт из табакерки, выскакивает в самый неподходящий момент. Я же не коммандос, неделями в засаде лежать, у меня работа. Да и родаки уже ноют, что я целыми днями где-то пропадаю. Можно подумать, я затворницей жила.
  Тут вошла Ленкина мать:
  - Миша, ты сегодня у нас будешь обедать, или вы с Леночкой к тебе пойдете?
  - У вас, Светлана Сергеевна, разве я могу пропустить случай насладиться вашей стряпней?
  Ленкина мать зарделась от похвалы. Надо сказать, что Светлана Сергеевна (ЭсЭс, как называли ее за спиной Ленкины ухажеры) была женщиной пусть уже и не молодой, но видной, которой вслед оглядывались даже молодые парни. И если она по какой-то причине вас невзлюбила, то суши весла. А кличку эту она получила от Ленкиных кавалеров потому, что ее рентгеновский взгляд вышибал холодный пот даже у самых стойких. Мишку же она по неизвестной причине безоговорочно любила и, как Ленка ни пыталась ее переубедить, мнения своего не меняла. А так как последнее время Мишка стал частым гостем у них, исполняя роль жилетки для разочарованной в своих потугах Ленки, то Светлана Сергеевна просто сияла как медный грош, видно, имея какие-то одной ей ведомые резоны. Мишка обедал у них по выходным, а вечером засиживался допоздна, выслушивая Ленкины стенания. Ленка и не заметила, как его присутствие в квартире стало чем-то привычным. Она даже пару раз засыпала на диване, прислонившись к Мишке. А утром, обнаружив себя в кровати, понимала, что возмущаться такими действиями Мишки глупо, да и поздно. Как-то незаметно у них наметилось общение, причем Мишка словно каким-то шестым чувством знал, до каких границ может дойти в подколах, сколько просидеть, чтобы не надоесть, когда посочувствовать, а когда пожурить. Между ними установилось некое хрупкое перемирие, которое держалось в основном на Мишке, потому что если бы все зависело от Ленки, она наверняка ухитрилась бы все испортить. Но самым странным для Ленки было то, что она начала видеть Мишку во сне. Сны были жаркие, крайне эротичные, но заканчивались на самом интересном месте, и Ленка вставала утром злая, озабоченная и с непоколебимым желанием наорать на Мишку. Но стоило вернуться, уставшей после работы и слежки за Зойкой, как почти следом на пороге появлялся он, сразу же шел на кухню и вскоре входил в комнату с чашкой кофе или зеленого чая, который Ленка очень любила. И всегда угадывал, что именно она сегодня хотела, а может, и не хотела, но просто этот заботливый жест начисто отбивал желание спорить и капризничать. Тепло напитка и веселый Мишкин взгляд как будто возвращали ей силы, и уже вскоре она выкладывала ему все, что произошло за день. Мишка внимательно слушал, местами подшучивая над ней, иногда и вообще хохотал что есть силы, иногда сочувственно, нежно гладил по спине, уверяя, что все образуется. Но за все эти полгода он ни единого разу не переступил грань просто дружеских отношений. Временами Ленке казалось, что он совершенно не видит в ней женщину, хотя даже ее матери говорил комплименты, от которых Светлана Сергеевна краснела, а Ленкин отец хмурил брови. А вот с Ленкой - другое дело, кроме шуточек и иногда поглаживаний по спине, он ничего не предпринимал. Однажды Ленка из чистого любопытства попыталась с ним пококетничать, похлопать глазами, надуть губки. В ответ парень поинтересовался все ли у нее в порядке со здоровьем, типа, выглядит она паршиво.
  Казалось, Мишка вел какую-то странную игру, цель и смысл которой девушка была не в состоянии понять. Уверена она была лишь в одном: ей в этой игре отводилось не последнее место.
  Не успела Ленкина мать выйти из комнаты, как раздался телефонный звонок, и она вернулась назад со странным выражением лица и телефонной трубкой в руке.
  - Доченька, тебя какой-то парень требует к телефону.
  Мишка нахмурился при этих словах:
  - Кто?
  - Не говорит, сказал только, что это важно и для нее, - ответила Светлана Сергеевна, протягивая трубку дочери.
  Ленка взяла ее:
  - Да?
  
  
   Глава 6
  
  - Привет.
  - Э-э... привет...
  - Что, не узнала? А когда-то даже то, что я тебя отшил, тебя не остановило. Мне нужно обидеться?
  - Леша? - неуверенно спросила Ленка.
  - Он самый.
  - Что случилось? Что-то с Зойкой? Она заболела? Ей плохо? - в панике забормотала Ленка в телефон. Ей почему-то казалось, что только беда могла заставить Леху позвонить. Воображение услужливо подкинуло картинку неподвижного тела подруги, лежащего на больничной койке в сплетении капельниц и проводов аппаратуры. - Да не молчи же ты, олух! Что с Зойкой?! - Ленка в истерике сползла на пол.
  - С чего ты взяла, что с ней что-то случилось? Просто из-за беременности странные капризы приходят ей в голову. На этот раз она пожелала увидеться с тобой.
  - А чего она сама не позвонила?
  - Потому что на первом месте у нее в кругу общения "белый друг", и их свидания не имеют расписания и временных границ.
  - И где она хочет встретиться?
  - Завтра суббота, у тебя короткий день - вот и приезжай к нам на выходные в Семеновку.
  - Семеновку? Вы что, специально деревню выбирали, чтобы под фамилию подходила?
  - Да нет, это все самодеятельность местных жителей. Если бы знал, что они не шутят, то подумал бы еще не раз, стоило ли на счет дороги хлопотать. Чувствую себя помещиком, да и друзья изгаляются кто во что горазд.
  - А с Зоей все в порядке?
  - Сама узнаешь, когда приедешь.
  - Ой, а как туда добираться-то? Таксисты дорогу хоть знают?
  - Даже не в курсе. Теща со знакомыми приезжала, а автобус только на трассе останавливается. Может, заехать за тобой?
  Тут Мишка, до этого тихо сидевший, и прислушивавшийся к разговору, взял у Ленки трубку:
  - Тебя ведь Алексеем кличут? Как я понял, ты Зоин муж?
  - Ты знаешь мою жену? - тут же с ревнивой ноткой в голосе отозвался Леха.
  - Я сосед Лены, так что и с твоей супругой пару раз пересекался. Слушай, если ты не против, я привезу Лену, только дорогу объясни.
  - А чего против-то? - с облегчением выдохнул Леха. - Места много, приезжай.
  Мишка еще несколько минут обсуждал дорогу и, закончив, отключил телефон.
  - Я вроде не изъявляла желания трястись на твоей громыхалке?
  - Лен, тебе не стыдно оскорблять хороший мотоцикл?
  - Хороший, плохой - одна хрень. Как в той частушке: "Ветер в харю, я фигарю..."
  - И что там дальше?
  - "...босиком по клеверу,
   Без трусов и майки шпарю -
   Привыкаю к Северу".
  - Знаешь, а это заманчиво, - глубокомысленно изрек Мишка.
  - Что именно?
  - Ну, глянуть, как ты ню закаляешься.
  - Миш, я чего-то не поняла, как связаны мотоцикл и моя закалка?
  - А это так, фривольные фантазии.
  - Солнце мое, такие фантазии хороши в душе, чтобы спермой все вокруг не забрызгать, ну и мыло там есть... для скольжения.
  Мишка одернул толстовку, прокашлялся и слегка хрипловатым голосом сказал:
  - Я отвезу тебя, это не обсуждается. Знаешь, мне интересно взглянуть на того прынца, ради которого ты пустилась во все тяжкие.
  Сказав это, он поднялся и ушел, оставив Ленку в некотором недоумении. Но ее голова была устроена так, что не зацикливалась на большинстве проблем, оставляя их на потом.
  
  На работу на этот раз Ленка оделась до неприличия просто. Почему-то в ее понимании слово "деревня" ассоциировалось с бездорожьем, старыми домами с "удобствами" во дворе и бескрайними полями картошки, где бабушки с тяпками гнули спину, избавляя "второй хлеб" от сорняков.
  Мишка уже ждал ее у входа в офис, одетый все в ту же толстовку и широкие штаны. Единственное, на что обратила внимание Ленка, - отсутствие одеколонной вонищи. Видно, ему хватило ума не испытывать ядовитое облако на беременной женщине, вдруг мутанта родит. И тут еще одна вещь удивила Ленку: проходящие мимо женщины бросали на Мишку заинтересованные взгляды.
  "Что они в нем видят, чего не вижу я? Ладно бы он голый был, тогда понятно. Но в этом балахоне на чучело похож", - удивленно подумала она.
  - Ну что, едем? - вернул ее к действительности Мишкин голос. Парень стоял, протягивая шлем.
  - А без него нельзя?
  - Ты же сама про ветер ныла. Надевай.
  И вот они уже несутся по трассе, Ленка судорожно вжимается в Мишкину спину, тепло которой действует успокаивающе и заставляет перестать жмуриться от страха. И уже через несколько минут страх исчезает без следа, и она начинает глядеть на быстро улетающую дорогу.
  До поворота на Семеновку они добрались довольно быстро. Новенький асфальт и сверкающий свежей краской указатель безошибочно указывали путь. Теперь Мишка ехал медленнее, и у Ленки появилась возможность оглядеть окрестности. Сквозь растущие вдоль дороги молодые березки были видны зеленеющие поля, а скоро дорога нырнула в низинку, где уютно устроились с десяток домов. Среди них один выделялся своей новизной и некоей основательностью, к нему Мишка и свернул. На звук мотоцикла, разорвавший какую-то прямо-таки благоговейную тишину этого места, из калитки выглянул Леха и тут же стал открывать створки ворот, чтобы путники сразу заехали во двор. Он с любопытством воззрился на приезжих. Со двора тянуло дымком. На молодых деревцах набухли почки - еще несколько дней и белая пена цветения накроет сады, наполняя их гудением пчел и нежным ароматом.
  - Вы вовремя, - сказал Леха. - Как раз углей для шашлыка нажгли и стол накрыли.
  Мишка снял шлем и встряхнул лохматой шевелюрой.
  Леха настороженно глядел на него, не решаясь ни подать руки, ни, развернувшись, уйти. Создавалось впечатление, что у Лехи мелькнуло желание выставить гостей за ворота. Но, видно, не желая расстраивать супругу, он сделал приглашающий жест, показывая дорогу.
  Дверь на крыльце распахнулась, и из нее вышла улыбающаяся Зойка:
  - Приехали. Вот здорово. Давайте мойте руки - и за стол. Лешик, ну чего ты мнешься, иди ставь шашлык жариться.
  - Может, ты со мной пойдешь?
  - Любимый мой, ты что, издеваешься? Ты же знаешь последствия. Я уж лучше в последний момент подойду.
  Леха еще раз окинул Мишку подозрительным взором и пошел куда-то за дом, где, по-видимому, и находился мангал.
  Как только Леха скрылся из виду, Зойка повернулась к гостям:
  - Ну что, Лен, надеюсь, больше между нами не будет разногласий?
  - Зой, прости меня, ради бога. Мне так стыдно, я...
  - Кончай извиняться, что было - ушло, - прервала ее Зойка. - Миш, а как у тебя дела?
  - Да нормально все. Вы, гляжу, ждете пополнение?
  - И еще какое. УЗИ двойню показало.
  - Леха - кролик, - ляпнула, не подумав, Ленка и тут же закрывла рот рукой.
  - В самую точку, - улыбнулась Зойка. - Ладно, пошли в дом, поговорить всегда успеем. А вот шашлыки ждать не будут.
  Показав Ленке ванную комнату, Зойка осталась в коридоре наедине с Мишкой.
  - Миш, что между вами происходит? - спросила она.
  - Ничего особенного.
  - Меня не обманешь. Может, Ленка и не замечает со своей всегдашней слепотой жарких взглядов, от которых твои очки скоро расплавятся. Но я-то не слепая и все вижу.
  - А может, я жду, чтобы она прозрела?
  - Думаешь, есть надежда? Наверняка ты что-то затеял?
  - Ты же знаешь, надежда умирает последней. А план есть у нее, только она еще не в курсе, куда это ее заведет. Надеюсь, ты не станешь ее просвещать о моих "жарких взглядах"?
  - Нет, вмешиваться я не стану, но лишь потому, что думаю: ты именно то, что ей нужно.
  - Вот и ладно.
  Только он это сказал, из ванны вышла Ленка.
  - Зой, какой у вас дом уютный, наверное, дорого архитектор обошелся?
  - Проект дома целиком и полностью Лешика, да и обстановка в основном тоже. Я только добавила несколько мелочей. У нас уж очень вкусы совпадают.
  Они прошли через дом и вышли в заднюю дверь, что вела в небольшое патио с накрытым под навесом столом и мангалом, на котором исходил соком практически готовый шашлык.
  Тут Зойка тормознулась, позеленела - и вприпрыжку унеслась обратно в дом. Мишка и Ленка с недоумением смотрели, как Леха, взял со стола тарелку, наложил на нее зелень, пару картофелин и несколько кусочков шашлыка, налил в стакан сок и, удерживая все это в руках, в ожидании уставился на дверь.
  - Леш, а что происходит? - потребовала пояснений удивленная до крайности Ленка.
  - Сейчас увидите. Раз, два, три... Та-да-да-та.
  
   Глава 7
  
  Не успел Леха договорить, как из дома выскочила Зойка. Не останавливаясь, она прошла к мужу, который, чмокнув жену в волосы, вручил ей тарелку с едой, которую та начала поглощать с невероятной скоростью.
  - И что это было? - спросил пораженный Мишка.
  - Да супругу мою мутит почти от всего, а уж от резких запахов еды случается внеплановое общение с унитазом, а результат этой встречи - резкий всплеск обжорства. Ну, и так как это уже не впервые, я всегда жду наготове, чтобы она успела перекусить перед следующим рандеву.
  - Лешик, ты хочешь узнать, как приготовить омлет, не разбив яиц? Ну, или не совсем разбив? Так вот еще слово - и ты это узнаешь.
  - Заинька, уже молчу. Но разве я хоть в чем-то соврал?
  - Лучше давайте ешьте, пока я могу посидеть рядом с вами.
  Следующие часа три они провели за беседой, поглощением всего, что стояло на столе, и потягиванием хорошего вина. Мишка было отказался, говоря, что ему еще ехать, но его убедили, что места в доме всем хватит с лихвой. Мол, и не такие компании встречали.
  Вскоре Зойку начало клонить в сон, и Леха, извинившись и сказав, что скоро вернется, унес полусонную супругу в дом.
  - Лен, ну как тебе день? - спросил Мишка.
  - Спасибо тебе, Мишенька, мне давно не было так хорошо и спокойно на душе. Ведь, потеряв Зойку, я поняла, что утратила не только подругу, но и кусочек своей души. И вроде это ты должен быть у меня в долгу за то, что я выполнила условие, но, если честно, это я тебе задолжала. И просто не представляю, как смогу расплатиться.
  - Не благодари, мне здесь тоже понравилось. Ну, а насчет расплаты: меня вполне бы устроило твое прощение за "маски-шоу".
  - Да я уже давно тебя простила. До меня только сейчас дошло, что все эти полгода ты поддерживал меня, не давая окончательно свихнуться.
  Тут из дома вышел Леха, прервав их разговор:
  - Ну что, пойдемте, я покажу, где вы будете спать. И извините за вопрос... - Леха помялся немного, - вы друг с другом... - Он сделал недвусмысленный жест руками.
  Ленка чуть ли не впервые в жизни так сильно смутилась.
  - Нет, - усмехнулся Мишка. - У Леночки целибат.
  Ленка еще сильнее покраснела не только от этих слов, но и от сильного удивления на лице Лехи.
  - Ну-ну, бывает хуже, но реже, - качая головой, сказал он. - Ладно, идемте, не хочу Зою надолго бросать. Если спать не захотите, можете прогуляться, у нас тут ночами соловьи вовсю поют. Пока Зоинька из-за беременности не стала хронической соней, мы всегда их чуть не до полуночи слушали.
  - Спасибо, Леш, - пробормотала Ленка. - Но я что-то устала и спать хочу.
  - А это так всегда после города. Вкусная еда и свежий воздух любого с ног сшибают. Ничего, завтра еще будет день, - успокоил он.
  Уже будучи в комнате, куда ее устроили ночь, Ленка, переодевшись в шортики и топик, собралась улечься, но какие-то звуки во дворе, отчетливо слышные в окружающей тишине, заставили ее подойти к окну. У бочки с водой, видно, предназначенной для полива, обнаженный по пояс, отфыркивался мужчина, отжимая длинные влажные волосы. По его спине сбегали струйки воды, исчезая за поясом штанов. Это был Мишка. Ленка не отрываясь смотрела на него, ощущая где-то глубоко внутри нарастающее тепло.
  - Почему меня так тянет к нему? Наверное, я и в самом деле шлюха, если не могу спокойно пройти мимо хоть мало-мальски приличного мужчины. Хотя в голом виде Мишка отнюдь не мало-мальский, - отметила Ленка вспоминая увиденное ею однажды зрелище, и только одно это заставило ее тело пылать. - Но я просто не могу с ним переспать, он ведь только друг, и я ему обещала помочь найти девчонку, вроде Зойки. Нафига ему я со всеми своими похождениями. Как сказал Игореша, я не для алтаря. Я просто мимолетное развлечение.
  
  Чтобы вспомнить, как все это началось, Ленке не нужно было напрягать мозги. Пара ошибок навсегда изменила ее жизнь и отношение к мужчинам. Именно сейчас, по прошествии стольких лет, она поняла, что если бы в тот момент рядом была Зойка, то все могло бы выйти иначе. Ну, или она хотя бы удержала ее от катастрофических решений.
  Как водится, после выпускного все пошли "встречать рассвет", хотя слегка перебравшим выпускникам было уже не до него, многие разбились на пары и вели себя на грани приличия. Только Зойка не пошла со всеми, по словам ее матери, ей нечего было делать среди "поддатых озабоченных придурков". И Ленка только потом поняла правдивость этих слов, но в тот вечер она немного злилась на Зойку, и, вопреки ее предупреждению держаться подальше от Антона, главного охмурялы в классе, Ленка весь вечер висла на нем. Она с трудом помнила, как оказалась в его квартире и под его пьяное пыхтение лишилась - и весьма болезненно - не только девственности, но и уважения к себе. Единственное, что Ленка поставила себе в заслугу, - она не оставила никаких следов своего пребывания и тем более произошедшего. Только это ее не спасло, и буквально на следующий день она услышала, как Антон похваляется своей победой. И вот именно после этого и началась череда глупых решений и поступков. Первым из которых было выставить Антона придурком, решение, может, и ничего, но вот воплощение...
  Ленка купила диск с порнухой и тщательно изучила, как делают минет. Потом выловила одного из Антоновых друзей и весьма непрозрачно намекнула на желание с ним уединиться. Ну, и, недолго думая, применила вновь обретенные знания на практике. Если признаться честно, ей было противно, но ослиное упрямство, подогретое жаждой мести, вдохновило ее на сей "подвиг". Предмет ее усилий продержался невероятные тридцать секунд, но, однако, решив проявить чудеса героизма, попытался довести ее до оргазма. Ленка, понимая, что все его попытки ни к чему не приведут, скопировала стоны женщины все с того же диска, и наивный балбес, поверив в свои таланты, оставил ее в покое.
  На следующий день она специально прошла мимо парней, и, конечно же, Антон не удержался:
  - Лен, может, еще перепихнемся, девственности я тебя лишил, так чего тебе терять?
  - Тошенька, - промурлыкала Ленка, называя его именем, которое он терпеть не мог, - любовник из тебя никакой, если ты даже девственницу от женщины отличить не можешь.
  - А откуда же кровь?
  - Да, может, ты свой крошечный писюлек об койку натер? Ну, или молнией от штанов прищемил? И немудрено, такую крохотульку не заметить, - ухмыльнулась она, а потом, повернувшись к Антонову другу, сказала: - Ты был просто великолепен, милый, надо как-нибудь повторить.
  Парень, зардевшись от похвалы, ответил:
  - Ты сама лучше всех. Просто волшебница.
  Этим поступком она, конечно, унизила Антона, но заработала себе репутацию доступной девчонки. И если бы она знала, что буквально в тот же вечер, когда она осуществила свою месть, Антона изобьют чуть ли не до полусмерти, она бы еще подумала, стоило ли то, что она сделала, того, что получила. Тем более позже, когда Антон вышел из больницы, причем так никому и не сказав, что с ним случилось, его семья переехала в другой район города, и с Ленкой они больше ни разу не пересеклись. Но когда ты понимаешь, что от тебя парням нужно лишь одно, цинизм становится единственной защитой. Только в вечных стремлениях вернуть в свою жизнь что-то хорошее и настоящее она опять свернула не на ту дорожку. Что-то исправлять было поздно, и единственная, кто могла ей сейчас дать дельный совет, наверняка спит в любящих объятьях своего мужа. А вот она, Ленка, стоит у окна и глядит на парня, к которому ее необъяснимо тянет и с которым ее ничто не ждет. И даже если ей удастся сделать из него человека, сделает она это для другой. Оставшись опять на обочине чужого счастья. Только теперь уж она не будет вмешиваться, ну, во всяком случае, она на это надеялась.
  
  Захотев попить, Зойка встала и подошла к окну, у которого стоял столик с кувшином. Наливая воду, она выглянула в окно и усмехнулась:
   "Неужели Ленка этого не видит?"
  Сзади ее обхватили такие знакомые и ласковые руки любимого.
  - Что ты такого интересного там увидела?
  - Сам взгляни.
  - Это кто?
  - Лешик, ну чего ты тупишь-то? Мишка, конечно.
  - Твою мать! И как же он еще не в Ленкиной постели?
  - Да потому, что он стратег. Не удивлюсь, если скоро Ленка у него из рук есть будет.
  - А чего же он столько ждал-то?
  - Он мне не исповедовался. Но, не сомневаюсь, причины были.
  - Ей-богу, он смертник, если с ней связался.
  - Поживем - увидим, - зевнула Зойка. - Пошли спать.
  - Милая, тебя не тошнит?
  - Нет, а что?
  - Не могли бы мы поспать попозже?
  - А ты не устал?
  - Скоро узнаешь. - И Леха многозначительно пошевелил бровями.
  
   Глава 8
  
  Ленка проснулась оттого, что кто-то настойчиво тряс ее за плечо. С трудом разлепив глаза, она увидела Зойку.
  - Зой, ты чего? Рано же еще, - хриплым со сна голосом проворчала она и попыталась опять заснуть.
  - Лен, кончай дрыхнуть, в городе выспишься. Пойдем, я тебе что-то покажу.
  - Че, новый сорт картошки посадили? - буркнула Ленка, все же начиная вставать.
  - Нет, намного интересней. Шевелись, соня!
  - Зой, а че, Леша успокоился?
  - В каком смысле?
  - Ну, ты вон какая активная, сразу видно всю ночь спала, - подколола Ленка.
  - Ага, размечталась. Скорее кролики станут импотентами.
  - Убийственное зрелище. - Ленка изобразила на лице крайний ужас.
  Зойка свалилась рядом с ней на кровать, и они, как когда-то, лежали рядом, хохоча до слез.
  Дверь открылась, и в нее заглянули мужчины с одинаково удивленными выражениями на лицах.
  - Как думаешь, это заразно? - спросил у Мишки Леха.
  - А кто его знает? Надо бы водочки для обеззараживания и профилактики булькнуть, - ответил Мишка.
  Зойка отреагировала моментально:
  - Я вам обеззаражусь. Вам ехать скоро, да и нам, Лешик, тоже надо в город завтра.
  - Зой, ну че ты за эту работу цепляешься? Сидела бы дома, отдыхала.
  - Да если я дома буду сидеть, то с ума сойду от твоей заботы. Будь твоя воля, ты даже ложку не разрешил бы мне брать.
  Так, наблюдая за легкой перепалкой супругов, Ленка и Мишка спустились на кухню перекусить. Зойка с Лехой, дойдя до нее, уже закончили спор легким поцелуем, и наверняка бы на этом дело не кончилось, но присутствие гостей все же сдержало их от более откровенных ласк, хотя блеск страсти в их глазах был виден даже слепому. Выйдя за околицу, они по довольно торной тропинке подошли к реке. Над водой плавала легкая дымка тумана, капли росы хрусталиками переливались в розоватых лучах восходящего солнца, а тишину нарушал только легкий плеск волн.
  Вдруг откуда-то из камышей раздался непонятный шум, что-то вроде шлепков. Все повернулись на звук и увидели пару лебедей, выплывающих из зарослей. Они хлопали крыльями, разминаясь после ночного отдыха.
  - О-о-о, - благоговейно протянула Ленка. - Как красиво.
  - Это еще не все, - сказала Зойка. - Глядите.
  И тут из соседних камышей выплыла еще одна пара и присоединилась к первой.
  - Вторая пара появилась только в этом году, - пояснил Леха и многозначительно переглянулся с Зойкой, которая незаметно кинула ему, соглашаясь.
  - Давайте не будем их тревожить, - тихо сказал Мишка, и все компания согласно повернула к дому.
  Распрощавшись с гостеприимными хозяевами, дав им обещание как-нибудь еще приехать и обменявшись напоследок телефонами, Ленка и Мишка уехали.
  
  
  Конец следующей недели
  
  Ленка звонила и барабанила в Мишкину дверь, крича при этом:
  - Открывай! Я тебя все равно выловлю! Обещал соблюдать договор, а сам - в кусты! Не выйдет!
  Дверь распахнулась, на пороге стоял Мишка, протирая спросонья глаза и зевая.
  - Че визжишь, как поросенок, - недовольно проворчал он.
  - А где тебя всю неделю носит?
  - По делам ездил, я же к твоей ноге не привязан. У меня своя жизнь есть. Ты же гуляешь, где хочешь, и я не спрашиваю у тебя отчетов.
  - Да я больше полугода, как монашка, живу, еще на хлеб и воду перейти - можно постриг принимать.
  - Вряд ли им там такая визжатина нужна, - ухмыльнулся он. - Ладно, заходи.
  Он посторонился, пропуская Ленку в квартиру. Проходя мимо него, она опять учуяла жуткую вонь одеколона. Отмахиваясь от запаха, Ленка проскользнула в гостиную.
  - Мишенька, радость моя вонючая, ты не мог бы смыть с себя этот одеколон? А то к концу нашей беседы я откину копыта.
  - Для тебя хоть Луну с неба, но, может, мне просто толстовку скинуть - весь запах на ней. Я сегодня еще ничем не брызгался.
  - Только выкини ее на балкон. Хотя нет, вдруг мимо птицы какие лететь будут - подохнут на лету.
  Мишка стянул толстовку и выкинул ее в спальню, закрыв после этого дверь.
  - Ну что, счастлива?
  - Просто безмерно, - сказала Ленка, закатывая глаза. - А теперь, дорогой, готовься платить по счетам, - мрачным голосом произнесла она, потирая руки.
  - Ленусь, че-то мне страшно, - изобразив испуг, пробормотал Мишка. - Может, не надо? - Он сопроводил слова умоляющим взглядом.
  - Надо, Миша, надо.
  - И чего мне ждать?
  - Миш, а почему у тебя всегда веник на голове? Может, расческу купишь, ну или бритву, чтоб сразу наголо и не мучиться? Или хотя бы шампунь хороший?
  - Лен, стричься я не буду, даже не думай. Это только тебе мои волосы не нравятся, а больше никто не жаловался.
  У Ленки от этих слов поплохело на душе, потому что она на мгновение представила, как чья-то женская рука погружается в его шевелюру, но, задавив это чувство на корню, она зашла с другой стороны:
  - Ладно, раздевайся...
  - Так сразу? - прервал ее Мишка, делая большие глаза. - Лен, может, все же с прелюдией? Там чай, кофе, потанцуем?
  - Слушай, ты, танцор, хочешь лишиться того, что им мешает? Могу устроить.
  - Ну, так я же не плохой танцор.
  - Так это мы потом будем разбираться, когда уже поздно будет. А теперь снял футболку - и в ванную, самолично тебе буду голову мыть, - приказала Ленка.
  Мишка демонстративно медленно стянул футболку, обнажая уже знакомую Ленке территорию. Ее сердце пропустило удар.
  "Мама родная, как же я все это вынесу?"
  А вот к тому, что ее ожидало в ванной, она совершенно не была готова. То, как заиграли мускулы на спине, боках и даже на заднице, когда Мишка наклонился, чтобы ей удобно было мыть его голову, она еще как-то пережила. Но ощущение, когда Ленка запустила руки в его волосы, чтобы как следует их промыть, повергло ее в эротический шок, иначе это состояние было и не назвать: тело дрожит, голова идет кругом, про трусики даже и говорить нечего - влажные, и это только от ощущения длинных шелковистых прядей, скользящих меж пальцами. Она совсем забыла о времени, и только Мишкин голос привел ее в чувство:
  - Лен, ты чего, решила мне голову до черепа промыть? У меня уже спину свело крючком стоять.
  - Ой, извини, задумалась, - пробормотала она, споласкивая ему волосы и накидывая на голову полотенце. - Протри как следует.
  Мишка не спеша вытирал шевелюру, мельком поглядывая на Ленку, не сводящую взгляда с его торса, на котором, казалось, ни одна мышца ни на минуту не оставалась в покое. Мускулы словно перетекали плавной, завораживающей волной. Так что Ленку нельзя было осуждать за то, что ее так увлекло это зрелище.
  Но всему приходит конец, и вот мокрое полотенце отброшено, а Ленка жестоко вырвана из своих фантазий.
  - Что дальше? - спросил Мишка.
  - А дальше мне нужны фен и расческа.
  - Посмотри в шкафчике рядом с умывальником, там все есть.
  Сушка Мишкиных волос и их расчесывание привели к просто фантастическому результату. Они мягкой блестящей темно-шоколадной массой легли почти до плеч. Причем они не были просто прямыми, а вились легкими завитками, в которые Ленке до зуда в пальцах хотелось забраться.
  "Нет, я скорее сама наголо побреюсь, чем состригу эту красоту, - подумала она. - Только было бы неплохо их чем-то стянуть, чтобы лицо не закрывали. А потом надеть на него паранджу, чтобы бабы не пялились. Боже, опять я про это. Леночка, запомни, вбей в свою тупую голову: ты его отмыла для другой", - убеждала она себя. Да только что-то внутри продолжало стойко противиться этому, что-то так хотело, чтобы парень, сидящий перед ней, не ушел однажды с другой, а пусть ненадолго, но был рядом, шутил и посмеивался над ней, иногда позволял уснуть у него на плече, чтобы потом она обнаружила себя в кровати, зная, чьи руки ее туда отнесли.
  
  Мишка тоже сидел задумавшись, и как же Ленке хотелось узнать, что за мысли вились в его голове.
  
   Глава 9
  
  Мишка не любил свою внешность. Скажете: " Что за бред?" Да не было в том никакого бреда. Просто все это копилось чуть ли не с детства, доставляя неудобства, растущие вместе с ним.
  Сначала это были щипания маминых подруг и знакомых за пухлую детскую щечку, сопровождающиеся сомнительным для мальчика, даже в его возрасте, комплиментом, что "он похож на девочку", будто все мальчишки по определению должны быть страшилками. Мишка рос, и этот период благополучно миновал. Но, как говорится, рано радовался: на смену ему пришли любительницы ерошить волосы. Да ладно бы Мишку стригли коротко и оставляли только челку, так нет, мать предпочитала модельные стрижки. И вот эти ерошильшики погружали свои пальцы в его чистые и пушистые волосы. Все бы ничего, если бы однажды одна из коллег матери, доевшая кусок купленной на вынос пиццы и выбросившая после нее салфетку, обмахнув руку об задницу, не полезла к его голове. После этого случая каждый раз, когда кто-то тянулся к его волосам, в Мишкиной голове мелькала мысль: где до этого побывали эти руки? Благо, что и этот период постепенно сошел на нет. Мишка уже было вздохнул с облегчением, но тут на него, уже пошедшего в школу, обрушилась волна девчоночьего внимания. Всеми правдами и неправдами они доставали его адрес и номер мобильного. Он не успевал удалять эсэмэски, которые приходили даже ночью, карманы его оставленной в раздевалке куртки к концу учебного дня были забиты записками с сердечками и номерами асек, а уж в школе глазки ему не строили только пара девчонок, да и то потому, что были самыми забитыми из всех.
  Вроде бы живи и радуйся вниманию, которому завидовали многие его друзья. Да только Мишкин отец с детства воспитывал его с определенными принципами, один из которых заключался в том, что ценнее то, что завоевано, а не навязано, что настоящий мужчина не кинется на легкодоступное.
  А еще Мишку очень бесила фраза в аське, написанная после некоторого времени общения, когда очередная девчонка пыталась втянуть его в разговор:
  "Чем ты сейчас занимаешься?"
  Мишке так и хотелось напечатать в ответ:
  "С тобой переписываюсь, дура!"
  Но, не желая грубить, он просто удалял контакт.
  Мишка рос, а шлейф преследовательниц не убывал, и тут помощь пришла с неожиданной стороны - он увлекся РЭПом. Спросите: "Он-то тут причем?" Да вот при том. Большинство мальчишек носили джинсы и футболки, которые даже на их подростковых фигурах сидели очень даже ничего, а уж на Мишке, который был выше своих сверстников, да и сложен намного лучше (результат отцовских понуканий к занятиям спортом), вообще смотрелись неотразимо. А вот рэперский прикид, да еще подобранный соответствующим образом, не всегда располагал к восторгам со стороны дам. И когда Мишка явился в несколько бомжовском виде, часть девчонок оставила осаду. Но этого было мало, и Мишка пошел дальше - отпустил волосы до плеч, чтобы скрыть лицо. Только вот проблема: Мишкины волосы были очень красивыми - шелковистая масса цвета темного шоколада. Но и тут нашелся выход - мусс. Всего лишь горсть этой чудодейственной субстанции, и его волосы после мытья свисали спутанными сосульками. Результат - в засаде осталось еще меньше народу. Однако это были не только самые упорные, но также самые приставучие. Решение нашлось абсолютно случайно: как-то вечером, за ужином, мать поведала о новом сотруднике, с которым просто невозможно было находиться рядом из-за отвратного запаха одеколона, которым тот обливался чуть ли не с ног до головы. На следующий же день Мишка навестил парфюмерный магазин и прикупил несколько, на его взгляд, самых противных экземпляров и опытным путем (пользуясь каждым в течение недели) определил, который из них заставляет морщиться даже самых стойких, правда, и самому приходилось терпеть. Но результат того стоил - приставалки исчезли за горизонтом.
  Однако эта призрачная свобода однажды сыграла с ним злую шутку. Мишка влюбился! Да только сам себе ни за что не хотел в этом признаваться. Ну и как признаться семнадцатилетнему парню, что втюрился в соплячку, за которой присматривал, когда она еще под стол пешком ходила! Которая, пока он лазил по компу и рубился в Counter-Strike , ухитрялась залезть в мамины туфли, что были ей катастрофически велики, и намазать лицо косметикой, наподобие клоуна. Как признаться, что твое тело весьма откровенно реагирует на рано оформившуюся фигуру двенадцатилетней девчонки? Как признаться, что хочется надавать по шее пацанам, которые, как мухи, вьются около нее? И как, наконец, признаться себе, что хочется сбросить с себя всю эту маскировку и появиться, так сказать, в полной красе, сразив ее наповал, чтобы не видеть, как она морщит нос от его парфюма и кривится от его одежды? Но так как извращенцем он не был, то просто постарался выкинуть эти мысли из головы, ну или хотя бы сделать вид, что смог их выкинуть. И тут очень кстати подошло время идти в армию. Надо сказать, что Мишка был человеком весьма предприимчивым и, хотя родители выделяли ему неплохие карманные деньги, понимал, что вечно сидеть на их шее не сможет, но и идти в институт, еще продлевая это время, не хотел - родители и так вкалывали до упаду, чтобы обеспечить любимое чадо всем необходимым. И вот Мишка, зная, как трудно найти и купить хорошую рэперскую экипировку, начал потихоньку наводить мосты, выясняя, где что можно достать. На лето он подыскивал себе работу и в отличие от друзей не тратил до копейки все заработанное, а откладывал на пополняемый счет, открытый его родителями, к армии там скопилась пусть и не жутко большая, но приличная сумма, тем более что туда же ушли и денежные подарки многочисленной родни. Так что, уходя в армию, Мишка оставлял за собой некоторые связи и небольшой капиталец, в надежде, что сможет найти ему хорошее применение.
  Вернувшись из армии, он не стал просиживать дома штаны, а устроился работать в магазинчик, торгующий, помимо всего прочего, и рэперскими аксессуарами, потихоньку вникая в дело и восстанавливая или налаживая новые связи, а на досуге учась на курсах бухгалтерского учета. А когда за пару кварталов от места его работы сдавали в аренду небольшое пустующее помещение, бывшее когда-то чем-то вроде ветаптеки, он снял его и потихоньку начал строить свое дело. Во-первых, его же друзья, любители граффити, расписали стены как внутри, так и снаружи, и единственное, что потребовали, - баллончики с краской, пиво и музыку, что Мишка им в полной мере и обеспечил. Потом он задумался над названием, и тут его мозг выдал что-то странное. Услышав как-то у "Aztecs" их "Мясо" он решил так и назвать свой магазин, в котором дисс и батлл звучали чаще, чем простой РЭП. А теперь представьте удивление некоторых дам в возрасте, решивших прикупить полуфабрикатов на ужин, а вместо этого обнаруживших ряды с толстовками, майками, футболками, широкими штанами, кепками, тимберлендами и цепями, да плюс орущий на пределе терпимости полунецензурный РЭП. Этим посетительницам уже не надо было ничего объяснять, после такого шока на ужин у их семей был разве что пустой чай. Но Мишку это мало волновало. Качественный товар и немалый на него спрос, да еще и быстро распространившиеся, в первую очередь благодаря друзьям, слухи сделали свое дело. Мишкин бизнес рос как на дрожжах, а конкуренты, погнавшиеся за дешевкой, быстро уползали подальше. Но Мишка был не из тех, кто, чуть получив прибыль, в приступе эйфории кидается покупать всякую ерунду, - часть все так же оседала на счету, а остальное шло на усовершенствование магазина. Единственное, на что он соблазнился, - это мотоцикл, да и то потому, что как-то надо было добираться до работы, и квартира - потому, что монахом он не был, а таскать женщин к родителям не хотел. Правда пришлось внести некоторые коррективы и во внешность. Отпугивать потенциальных клиентов не входило в его планы и поэтому, придя в свой кабинет, он принимал душ в небольшой ванной, оборудованной там, и забирал уже чистые, без следов мусса волосы в хвост, а толстовку заменяла обтягивающая его мускулистый торс футболка. Эти изменения во внешности не остались незамеченными, и теперь в магазине постоянно толклись несколько желающих закадрить "Бандероса". Именно так его назвал приятель, увидев как-то сразу после смены образа. И теперь его иначе никто и не называл. Мишка и не думал обижаться, потому что фраза "Это всегда можно найти у Бандероса" была ходовой среди местных рэперов, озабоченных собственным имиджем, неизменно принося прибыль его магазину. Даже соблазнительницы пытались хоть что-то купить, лишь бы не видеть ехидные ухмылки продавцов - пары шумных, но сведущих в делах парней. Ну, это о бизнесе, а теперь вернемся к той соплячке, что не давала ему покоя до армии и чуть не свела с ума по возвращении оттуда.
  Вернувшись через два года со службы, он столкнулся у подъезда с девушкой, и от взгляда на нее его прошиб холодный пот. В ней он с трудом узнал ту, мысли о которой так усердно гнал из головы. Но теперь, в пятнадцать, она уже не выглядела неоперившимся цыпленком (хотя она им и в двенадцать не смотрелась): стройная фигура, довольно большая для ее возраста грудь, пышные волосы и веселая улыбка. Девушка, даже не взглянув на него, промчалась мимо, к стоящей у подъезда девчонке, одетой в какой-то балахон, оставив Мишку стоять с открытым ртом и эрекцией. Но Мишка был человеком упертым, и все равно старался избегать общения с ней, считая ее слишком молоденькой, и только вернулся к своему прежнему стилю одежды, постоянно приглядывая за ней, но оставаясь вне поля ее внимания. Время шло, Мишка занимался бизнесом, а Ленка росла, становясь для него все притягательнее, и с каждым прошедшим годом возрастное препятствие таяло. И вот у нее наступил выпускной, вид ее, наряженной в красивое платье, с шикарной прической на голове, отнюдь не добавил покоя в томящуюся душу. Только то, что у нее вроде бы не было постоянного парня, а так, кучка льстецов, немного тешили его самолюбие и давали надежду, что еще через годик она уж совсем не покажется ему малолеткой. Мать и та заметила его внимание к Ленке, и так как знала ее всю жизнь, вполне одобряла выбор сына, удивляясь, чего тот медлит и считая, что разница у них вполне нормальная, только сын забил мозги какой-то чушней.
  На утро после выпускного он пораньше собрался поехать по делам и вдруг увидел Ленку, возвращающуюся домой с взъерошенной прической и в помятом платье. Понимая, с одной стороны, что это не его дело, он, однако, заволновался и решил отложить поездку на пару дней, благо сроки позволяли. Потом он ни разу не пожалел, что сделал это. Как же ему хотелось надрать Ленке задницу за то, что отдала себя придурку, который не только не оценил дара, но и своими погаными словами превратил нормальную веселую девчонку в отъявленную стерву и, что уж греха таить, почти потаскуху. Нет, он по большому счету ее не осуждал, сам не святой, но где-то глубоко внутри скучал по той веселушке. Но сильно облегчило его душу то, как он расправился с тем чмошником, счастье, что совсем не пришиб. У Мишки долго заживали сбитые костяшки на кулаках.
  Ленке он про это не сказал, но видел, как она обрадовалась новости, и еще заметил капельку грусти и сожаления - значит, не все хорошее было в ней потеряно. Он издалека следил за Ленкиными похождениями, не вмешиваясь, лишь изредка пересчитывая ребра тем, кто, проведя с Ленкой ночь, за ее спиной говорил о ней гадости.
  Так бы все и шло, и Мишка не предпринял бы никаких шагов еще и потому, что под его "камуфляжем" Ленка не видела в нем человека, достойного внимания, если бы не случай с Зойкой и последующий Ленкин план, о котором его мама не замедлила известить сына, зная, что он не так прост, как кажется. И она была права. Вскоре жаркие Ленкины взгляды, которых, как она думала, он не замечал, стали обычным делом. Он обратил внимание, что Ленка сама ждет их совместных вечеров и то спокойных бесед, то жарких споров. Что он интересует ее как мужчина, но она пытается сдерживать себя, в чем он и не собирался ее поощрять. Он тысячу раз поблагодарил свои широкие штаны и любовь к плавкам, а не боксерам, иначе его эрекцию было бы видно за версту. Холодный душ стал его верным спутником, но сыграл скорее закаливающую, чем успокаивающую роль. Ведь Мишка, который вел до этого довольно активную сексуальную жизнь, свел ее практически к нулю, считая несправедливым заниматься сексом, когда по сути, по его "вине" Ленка вела полумонашеское существование. И вот, сидя на стуле и чувствуя ее пальчики в своих волосах, он откровенно наслаждался, обдумывая между делом свои дальнейшие действия. Кое-какие планы у него были, но вот как завершить эту интригу, он пока не знал.
  
   Глава 10
  
  Мишка первым пришел в себя:
  - Лен, и что следующим номером нашей программы?
  - Мишенька, а без толстовки хотя бы летом можно обойтись?
  - Легко.
  - Ну, так, может, ты продемонстрируешь мне свой неповторимый образ?
  Мишка вышел. Ленка ожидала чего угодно, но диво-дивное, появившееся из спальни, вызвало сумасшедший всплеск гормонов (или что там заставляет млеть от вида сексуального мужчины?). Да, штаны остались широкими, но они зависли где-то в районе на ладонь ниже пупка, торс обливала второй кожей футболка-стрейч со странной надписью "Аггробобруйск", волосы, забранные сзади в хвост, открывали линии мужественного лица, рэперская кепка на голове со сдвинутым в бок козырьком, пара цепей с кулонами совсем не портили вида, наряд довершали белые "патрули". Вроде бы и вполне рэперский прикид, но ничего кричащего и уж тем более отталкивающего в его наряде не было.
  И тут в открытую балконную дверь ворвался ветер, и Ленку, словно, чтобы добить ее окончательно, накрыло запахом, шедшим от Мишки: свежим ароматом мужского тела с ноткой шампуня и лосьона после бритья - немного терпкого, но легкого и сексуального.
  Ленка хлопала глазами, вдыхая полной грудью сей волшебный коктейль, и вот туда, на ее вздымающуюся грудь, и сполз Мишкин взгляд.
  - Лен, тебе плохо? - спросил с усмешкой он. - А то у тебя такой вид, будто ты сейчас в обморок грохнешься.
  - Мне хорошо, даже слишком, - ошеломленно пробормотала она. - Миш, можно идиотский вопрос?
  - Ну, если идиотский, то ты просто обязана его задать.
  - Какого хрена ты бомжом наряжался?
  - Лен, вот ты сейчас стоишь и смотришь на меня, как будто изнасиловать собралась. А раньше ты меня замечала? Знаешь, надоело быть Мишкой Смазливой Мордашкой, да и переспать со всеми дамами, считающими своим человеческим долгом залезть в постель к "Бандеросу", я просто не в состоянии.
  - Ты импотент?
  Мишка резко подошел к ней и приложил ее руку к своему паху, где образовалась весьма ощутимая выпуклость.
  - Я ответил на твой вопрос?
  Ленкина ладонь непроизвольно сжалась, но Мишка тут же убрал ее руку.
  - Солнце, если мне потребуется, я сам подрочу. И в добавление к твоему вопросу: я не сперматозавр, чтобы перетрахать всех желающих, мне еще и работать нужно.
  У Ленки в голове кружилась одна мысль, которую, если честно, уже не раз озвучивала Зойка: что она, Ленка, не видит за барахлом человека, что хороший костюм не дает гарантии, что мужчина, его носящий, автоматически будет "рыцарем в сияющих доспехах", а зачастую как раз наоборот. Из мрачных размышлений ее вырвал Мишкин голос:
  - Ладно, мы отвлеклись. Какие еще у тебя там претензии?
  - Мишаня, музычка твоя просто убойная. Какая нормальная девушка будет слушать это бормотание вперемешку с матерщиной и обещанием трахнуть во всех мыслимых и не мыслимых позах?
  Мишка упал в кресло и заржал:
  - Ленусь, ты невероятно ценный кадр. Знаешь, давай я тебя найму, будешь у меня народ веселить. - Заметив Ленкин удивленный взгляд, он добавил: - Милая, да, я в состоянии купить девушке цветы и, представь себе, даже кое-что подороже, сводить в ресторан, а не в дешевую забегаловку. И у меня даже есть собственная квартира. Мало того, если моя жена, а ты мне вроде как обещала, что она появится, захочет сидеть дома с детьми, ей не придется перебиваться, решая, на чем сэкономить.
  Ленкины глаза стали еще больше, если такое вообще было возможно.
  - Лен, ну хватит так на меня таращиться. Я что, должен извиняться, что оказался не совсем бомжом или, точнее, совсем не бомжом. Прости, что разочаровал.
  - Миш, скажи правду, тебе ведь абсолютно не нужна моя помощь?
  - Скажем так, не настолько.
  - Тогда зачем весь этот спор и подначивание меня?
  - А тебе никогда не приходило в голову, что мне просто интересно с тобой? Что мне нравится наше общение?
  У Ленки отпала челюсть. Еще бы! Если большинство желаний, высказанных мужчинами до этого, сводилось к намерению затащить тебя в постель, то есть, чему удивляться. И тут еще одна скорбная мысль посетила Ленкину голову:
   "Он не видит во мне женщину, я для него вроде приятеля. Ну почему же так обидно-то? Он же столько лет был рядом, и ничего. Да потому, что я - слепая дура!" - добавила она.
  Ленке очень хотелось заплакать, не просто заплакать, а завыть. Так хотелось той же любви и нежности, что была у Зойки и Лехи. Да, секс был и там важной составляющей, но их отношения держались не на нем, а на чем-то более глубоком и важном, чего ей, несмотря на огромное количество вившихся возле нее парней, так и не удалось найти и испытать. И вот перед ней сидит мужчина, который, несмотря на все ее попытки видеть в нем только объект эксперимента, никак не желает оставаться в этих рамках. Никто до этого не пробуждал в ней столько эмоций: желание пришибить, обругать, послать куда подальше, и одновременно прижаться, закутаться в тепло его рук и запах тела (только не после одеколона!!!), запутаться пальцами в шоколадном шелке волос, и услышать пусть не слова любви, но то, что она ЕМУ нравится.
  - Лен, ты уверена, что с тобой все нормально? - пробился к ее сознанию голос Мишки. - У тебя сегодня настроение меняется, как при ПМС.
  - Ой, сладкий ты мой, - томно вздохнула Ленка, приходя в себя в очередной раз. - Это же я о тебе мечтаю, прям ночей не сплю, и пальцы от мастурбации болят.
  - Ты бы сразу сказала, зачем так мучиться?
  - Неужели облагодетельствовал бы страждущую женщину? - промурлыкала Ленка.
  - Ну, я же не изверг, уж на вибромассажер денег-то у меня точно нашлось бы, или ты предпочитаешь силиконовый вариант, так сказать своими силами?
  С криком "Ну, ты и козел!!!" Ленка бросилась на Мишку, запрыгнула на него и, оседлав и сбив к чертям кепку, вцепилась ему в волосы.
  - Ну ты попал!
  Мишка только на мгновение оторопел, но быстро очухался и, кое-как оторвав ее руки от своих волос, завел их ей за спину, зажав одной рукой, второй он прижал брыкающуюся Ленку плотнее к себе и прошептал ей на ухо:
  - Весь бы этот темперамент да в правильное русло - лучшей партнерши в сексе просто не возможно было бы сыскать.
  Ленка замерла.
  - Хотя, с другой стороны, - с усмешкой добавил он, - лучше не рисковать волосами и всем, до чего ты сможешь дотянуться. Жизнь она как-то дороже даже самого неземного наслаждения.
  Ленка чувствовала себя как под изощренной пыткой: каждый Мишкин, пусть и сомнительный, комплимент заставлял ее таять, а каждая усмешка - кипеть от ярости. Она, та, что уже должна была привыкнуть к ненависти со стороны девчонок, у которых она когда-то отбила парней, ехидству над ее далеко не праведным образом жизни; она, считающая себя толстокожей, практически непробиваемой, сейчас была на грани слез, которые просто не в силах была сдержать. И вот они неудержимым потоком хлынули по щекам, оставляя за собой черные разводы туши, заставляя тело трястись от захлестнувших ее эмоций. Она подняла лицо кверху, пытаясь удержать слезы, да только все ее усилия оказались тщетными. Ленка стала вырываться из Мишкиной хватки, в голове билась единственная мысль - сбежать, чтобы он не видел ее слабости, не видел, как сильно его слова задели ее. Мишка ослабил объятия, и этого ей оказалось достаточно. Ленка опрометью пронеслась по квартире и выскочила за дверь. Слезы и боль в душе туманили рассудок, она с трудом понимала, как бежала по лестнице, как заходила к себе домой. Единственным, что как-то зацепилось в ее мозгу, было воспоминание о том, что Мишкины родители почему-то сидели у них на кухне и беседовали с ее отцом и матерью. Нет, они, конечно, общались, но сказать, чтобы были уж такими большими друзьями? Нет, не были. Ленка упала на кровать в своей комнате и долго плакала, слезы беззвучно текли по щекам, даже не пытаясь остановиться. Так она и заснула, измученная, не успокоившаяся и ругающая себя за несдержанность. Ночью ей приснился такой приятный сон, что на утро она проснулась хоть и с опухшим и помятым лицом, но с улыбкой на губах. Всю ночь напролет, во сне, Мишка держал ее в объятиях, успокаивая и шепча слова нежности и любви.
  
   Глава 11
  
  Ленка зашла на кухню, где мать хлопотала над чем-то у плиты и, явно пребывая в хорошем настроении, мурлыкала веселый мотивчик.
  - Мам, что со мной не так? - спросила Ленка.
  - Что ты имеешь в виду? - удивилась Светлана Сергеевна.
  - Мам, почему мне встречались все время одни уроды, почему нормальные парни обходят меня стороной?
  - Ну, во-первых, это не они избегают тебя, а ты их. Кому ты позволяла крутиться вокруг себя? Лощеным хлыщам, но много ли от них толку? Только вид красивый, а так - пшик один. Папенькины сынки, которым все досталось сразу и даром. Они не ценят людей, только используют их. Многие из них хоть чего-то добились в жизни? Такие женятся на ком прикажет семья из боязни лишиться кормушки. А ты прямо как специально таких выбирала.
  - Мам, я что, и вправду такая дура?
  - Ну, почему враз дура? Просто жизнь еще не била тебя по-настоящему.
  - А почему ты никогда раньше мне этого не говорила?
  - Девочка моя, ты напоминаешь меня в молодости, такая же своевольная и импульсивная. Если бы я раньше сказала тебе это, ты бы стала меня слушать? Восприняла бы мои слова не как очередную нотацию, а как попытку заставить тебя взглянуть правде в глаза?
  - Вряд ли, - прошептала Ленка.
  - Вот о чем и речь. Как это ни прискорбно, но на своих ошибках учишься быстрее и надежнее, чем даже на самых пугающих рассказах. Пока это не коснулось тебя, думаешь, что уж я-то в такую ловушку не попаду. Но жизнь так устроена, что то, чего ты не ждешь, караулит тебя за углом.
  - Что же мне делать, мамуль?
  - Доча, вот что я тебе скажу. Тебе повезло, что ты помирилась с Зоей, она всегда была той, кто мог вправить тебе мозги, не обидев при этом. Позвони ей, попроси помочь.
  - Ой, мам, я тебя люблю, со всеми этими заморочками я совсем про нее забыла.
  Светлана Сергеевна подошла к окну и выглянула в него.
  - А это что у нас за красавчик во дворе завелся? Эх, и кому-то достанется такой мужчина.
  Ленка подошла, чтобы тоже посмотреть.
  - Мамуль, это же Мишка!
  - Да? Кто бы мог подумать. Вот бы, Ленусь, тебе такого.
  - Я его не интересую.
  - Это с чего ты взяла такую чушь?
  - Он мне вчера практически прямым текстом это сказал.
  - Вот паршивец, - усмехнулась Светлана Сергеевна. - И ты так легко сдалась?
  - А чего дергаться? Вот додергалась с Зойкой - чуть подругу не потеряла.
  - Не вижу ничего общего. У Мишки есть постоянная девушка, за которой он бегает, как Лешка за Зойкой бегал? Вряд ли, иначе бы Нина мне все уши прожужжала. Так что никому дорогу ты не перебегаешь. Немного уверенности - и вперед. Я вообще считаю, что ты ему по меньшей мере нравишься.
  - С чего ты взяла?
  - А за каким чертом он из нашей квартиры уже полгода не вылазит, и не надо говорить, что ради моих обедов. Готовлю я, конечно, хорошо, но его мать лучше. Так что он не ради еды тут торчал. И можешь не придумывать других оправданий. Хоть и не мне, твоей матери, об этом говорить, но его взгляд чаще обретался на твоей груди, чем на телевизоре, который он якобы смотрел с тобой.
  Ленкина челюсть отпала от удивления.
  - Правда?
  Светлана Сергеевна улыбнулась:
  - Боже, доченька, ты на редкость слепа. Поговори с Зоей, если мне не веришь, но только, как я понимаю, этого не видишь только ты.
  - А что тут вчера делали Мишкины родители?
  - Да так забежали на огонек, - уклончиво ответила Ленкина мать.
   - Ладно, надо с Зойкой созвониться, надеюсь, ее Цербер меня не покусает, - вздохнула Ленка, про себя молясь, чтобы трубку все-таки взяла подруга.
  
  С тех пор как Ленка сбежала прошло уже больше часа, а Мишка все так и сидел в кресле. Он даже не заметил, как вернулись родители, и все потому, что костерил себя на все лады. Как он мог так обойтись с той, кого любил, несмотря ни на что, которой был готов простить все что угодно, только бы она увидела в нем мужчину, достойного ее внимания, любви, наконец? Как мог он так грубо оттолкнуть ту, что за последнее время прочно обосновалась в его мыслях, заставляя тело пылать, а душу - томиться от желания рассказать о своих чувствах? Да, он хотел, чтобы она поняла, как сама когда-то переступала через чужие судьбы и отворачивалась от дружбы ради сиюминутной победы. Он хотел, чтобы до нее дошло, что да, можно переспать с мужчиной, но получить при этом его сердце вряд ли удастся. Мишка был уверен, что в постели с ней он бы не облажался, но ему нужно было больше, чем просто одноразовый секс. Он хотел заниматься ЛЮБОВЬЮ! Боготворить тело женщины, что стала его наваждением. Он хотел ее любви, но боялся, что та легкомысленная кокетка, что еще таилась где-то внутри нее, просто раздавит его сердце каблучком и, переступив, пойдет дальше. И теперь Мишка ругал себя за то, что этот страх, так глубоко укоренившийся в душе, погубил все, что он с таким трудом строил по капельке все эти шесть с лишним месяцев. Мягкая материнская рука погладила его по плечу.
  - Мам, что я наделал? Я обидел ее, - прошептал он. - Она меня никогда не простит.
  - Сынок, не хотела я вмешиваться, но ты заигрался. То, что ты делаешь сейчас больше похоже на месть за все те годы, что ты ждал, когда же она заметит тебя. Месть и любовь не совместимы. Загляни в свое сердце, ты в самом деле любишь ее или просто хочешь доказать, что можешь ее завоевать?
  - Люблю, с ума схожу.
  - Тогда заканчивай дурью маяться. Покажи ей, что в тебе есть такого, ради чего ей стоит пожертвовать своим сердцем. Я видела ее слезы и слышала ее плач еще спустя час, когда мы уходили. Она страдает. Я люблю тебя сын, но, даже несмотря на это, я не позволю играть чувствами этой девочки. Она изменилась, и изменилась сильно. Своей жестокостью ты можешь опять ввергнуть ее туда, откуда извлек, только теперь все будет еще хуже, потому что она что-то чувствует к тебе, возможно, не любовь еще, но это уже и не дружба. Пока это только слабый проблеск, который может осветить твою жизнь, если ты не замажешь его грязью своих обид. Подумай, сын. Подумай о том, что можешь потерять и стоит ли этого твоя гордость.
  
  Ленке повезло: трубку все-таки взяла Зойка.
  - Зоя, привет, - быстро проговорила Ленка. - Мне срочно нужно с тобой увидеться.
  - Что за спешка, Лен? Что-то случилось?
  - Зой, я даже не знаю, с чего начать, но, пожалуйста, я тебя очень прошу, помоги, - взмолилась Ленка.
  - Ладно, мы с Лешиком за городом, он к тебе подъедет через часок. У нас отдохнешь, развеешься, а потом с нами же в город вернешься. Ты не против?
  - Ну что ты, я за, только давай я лучше такси возьму?
  - Смотри сама, как тебе удобней.
  - Тогда не дергай мужа, сама доберусь, как-никак дорогу видела, так что жди.
  Ленка вызвала такси, и вскоре транспорт с шашечками увозил ее к той, что наведет порядок в ее голове. Во всяком случае, Ленка очень на это надеялась.
  
  - Светлана Сергеевна, можно мне с Леной поговорить, - как-то виновато пробормотал Мишка, стоя у открытой двери Ленкиной квартиры.
  - Так нету ее, Мишенька. Уехала она.
  - Как уехала? Куда? Почему ничего не сказала?
  - Как? На такси. Куда? За город, к Зое, насколько я поняла. Почему не сказала? Вот уж не думала, что ваши отношения зашли так далеко, что ей надо отчитываться перед тобой. И еще, Миша, на будущее, если я хоть раз увижу, как моя дочь плачет из-за тебя, детей у тебя не будет, или я не ЭсЭс. Да-да, я знаю, как меня кличут, - ответила она на изумленный Мишкин взгляд, но уже в следующее мгновение парень несся вниз по ступеням, а еще несколько минут спустя резкий рев мотора возвестил о том, что Мишка очень спешил.
  - Надеюсь, ты ему покажешь, где раки зимуют, доченька, - высказала пожелание женщина.
  
   Глава 12
  
  До Семеновки Ленка добралась быстро и дешево. Оказалось, что у таксиста там живет мать, и эта поездка дала ему лишний шанс ее навестить. Мало того, узнав что она едет к Семеновым, он вообще хотел с нее половину тарифа взять, от чего Ленка категорически отказалась, но попросила визитку, чтобы в следующий раз, когда придется туда поехать, не волноваться, знает ли водитель дорогу. Таксист утверждал, что только благодаря Лехе он теперь к матери может чаще ездить. Мол, раньше, пока доберешься, можно было начисто машину угробить. А теперь он сам начал там домик строить, чтобы с женой туда перебраться, а квартиру в городе сыну оставить. Так, за разговорами, они подъехали к знакомым воротам, дверь была гостеприимно распахнута, и через нее было видно, как Леха сидит на крыльце, держа на коленях Зойку, и что-то нашептывает ей на ухо, отчего та краснела и смущенно хихикала.
  "Да уж, - подумала Ленка. - Стоило поехать, чтобы увидеть хихикающую Зойку. Я-то думала, она так не умеет".
  Тут хозяева увидели гостью.
  - Лен, как ты быстро-то, вот здорово. Хоть побудешь подольше, - вскрикнула Зойка и попыталась вскочить с Лехиных колен, но тот не позволил ей сделать этого, а, аккуратно поднявшись, поставил дергающуюся супругу на землю, пробурчав:
  - Ты своими прыжками моим сыновьям все задницы поотбиваешь.
  - Это девочки, - уверенно сказала Зойка. - У бывших бабников должны первыми рождаться только дочери, чтобы они на своей шкуре испытали, как это: переживать, когда очередной Казанова крутится рядом с ними. Так сказать, возмездие за грехи.
  - А я-то думал, что ты меня любишь, - притворно вздохнул Леха. - Нет, все, хватит мне мозги пудрить, в следующий раз чтобы пол определили.
  - Обойдешься, знаешь, что двойня, и хватит с тебя. А то ты с ума сведешь, планируя их жизнь до пенсии.
  Ленка наблюдала за их перебранкой с некоторой долей умиления, было видно, что весь этот спор - просто обычные для супругов подколы, не содержащие даже крошечного зернышка скандала или ссоры, что, если бы не гостья, эти двое, скорее всего, мирились бы в постели.
  Зойка вывернулась из объятий мужа и пошла навстречу подруге.
  - Ну что, поговорим? - спросила Зойка.
  Ленка просто кивнула в ответ и направилась за подругой в дом. Усевшись на диван, они немного помолчали.
  В дверь заглянул Леха:
  - Девочки вам, может, принести чего?
  - Лешик, ты там пока поесть организуй, а мы тут посекретничаем. Хорошо, милый?
  - Как скажешь, любовь моя. - И исчез из виду.
  Ленка тяжело вздохнула.
  - Лен, ты меня беспокоишь. Приехала такая веселая и - на тебе! - скисла. Лешик ведь тебе ничего плохого не наговорил? А то я враз ему мозги промою и...
  - Я влюбилась, - перебила Ленка Зойку. Подруга только кивнула на эти слова. - Ты не хочешь даже спросить, в кого?
  - А зачем спрашивать, это не такой уж и секрет. В Мишку, конечно же.
  - Как ты догадалась?
  - Ленусь, я тебя давно знаю и такого блеска, что появлялся у тебя в глазах, как только он оказывался поблизости, я еще у тебя ни разу не видела.
  - Зой, что мне делать?
  - В смысле?
  - Он мне вчера такое выдал, что я полночи ревела, остановиться не могла. Ну, отшивали же меня и до этого, так пофигу было, да неприятно, но не смертельно, а тут...
  - Мишка тебя отшил?! - пораженно воскликнула Зойка. - Ну-ка, ну-ка, поподробнее.
  Ленка выложила их с Мишкой последний разговор до мельчайших подробностей.
  - Значит, он так? - глубокомысленно сказала Зойка. - Лен, а с чего ты вообще взяла, что он к тебе равнодушен?
  - А он че, меня должен был прямым текстом послать?
  - Лен, давай оставим весь его треп в покое. Я у тебя вот что спросить хочу: ты когда-нибудь замечала, он на тебя как на женщину реагирует?
  - Какая, блин, реакция, если он мне член силиконовый купить предложил!
  - Ответ неверный, - сказала Зойка. - Ты же сама рассказывала, что он твою руку... ну сама знаешь куда прислонил, и что, реакция была? Вспомни как следует.
  Ленка перебрала в голове все их общение и была вынуждена признать, что мать была права: она наредкость слепа. Мишка-то с постоянным стояком ходил!
  - Судя по улыбке, мозги у тебя встают на место. Вот тебе еще инфа к размышлению. Помнишь, вы у нас гостили? Ты случаем перед сном в окошко не смотрела?
  - Ну, смотрела и что?
  - Никого не видела?
  - Мишка у бочки с водой ополаскивался.
  - А теперь скажи, какого хрена мужику на ночь глядя в ледяной воде полоскаться?
  Ленка уставилась на подругу, ожидая подтверждения догадкам.
  - Правильно, дорогая, чтобы хоть немного остудить обе головы. Почему ты опустила руки? Борись за своего мужчину, поставь его на колени. Тем более не удивлюсь, если он скоро сюда примчится, как только поймет, что может тебя потерять. Не унижайся, дай ему понять, что ты лучше всех, а если это до него не дошло, то он идиот.
  - Он не идиот, он... - Ленка мечтательно закатила глаза.
  - Знаю, знаю. Сама такая. Но, Лен, как бы я ни любила Лешика, я не позволю ему меня унижать, ни словом, ни делом. Тебе пора не только его отмыть, но и прочистить ему мозги.
  Тут с улицы донесся рев мотоцикла.
  - Ну вот, явление Христа народу, - ухмыльнулась Зойка. - Давай, солнышко, устрой ему солнечный удар.
  Они встали и вышли на крыльцо. Мишка как раз снимал шлем, ища и находя взглядом Ленку.
  "Любимую", - мысленно поправил он.
  Встретившись с ней глазами, он понял, что что-то изменилось: затравленность ушла, и, похоже, возмездие было не за горами. Решив не оттягивать неизбежное, он пошел к крыльцу.
  - Привет! Лен, нам надо поговорить.
  - Что, обсудить размер вибромассажера или его модель? - Она подняла к небу глаза и постучала пальцами по губам. - Я слышала, что есть такие с пупырышками и...
  - Прекрати! - крикнул Мишка.
  - Сам говорил, что денег хватит, а, как до дела дошло, зажмотился? - надула та губы.
  Зойка фыркнула, пытаясь сдержать смех:
  - Ладно, вы тут поговорите, я пойду, а то у меня от вашей милой беседы выкидыш случится. - И, развернувшись, ушла за дом.
  - Я извиниться хотел, - потупив взор, сказал Мишка.
  - Ну давай, жду.
  - Чего? - удивился Мишка.
  - Ты что, думаешь, сказал "прости" и все? Нет уж, давай так, чтобы я поверила, что ты и в самом деле жалеешь, что оскорбил меня. На колени! - И она указала пальцем на землю у своих ног.
  И Мишка сделал это! Он опустился на одно колено и, положив на него мотоциклетный шлем, склонил покаянно голову, напоминая средневекового рыцаря у ног дамы сердца.
  - Леночка, прости меня. Ей-богу, меня занесло.
  - Ладно, вставай, чего уж там. Такую просьбу о прощении грех не удовлетворить, - смилостивилась она. - А теперь, Миша, я хочу услышать о твоих чувствах.
  - Каких чувствах? - прикидываясь непонимающим, спросил он, тут же заработав удар Ленкиной туфлей по щиколотке. - Ой, больно же!
  - Будет еще больнее, - пригрозила Ленка.
  - Я люблю тебя, - сказал Мишка и, резко встав с колен, бросил наземь шлем и притянул Ленку в объятия.
  Она в ответ обвила его шею руками, погружая пальцы в завитки волос. Их губы встретились в таком страстном, обжигающем, голодном поцелуе, что все вокруг просто перестало существовать. Они прерывались на мгновение, чтобы только глотнуть воздуха, и вновь сливались в следующем, не менее жарком поцелуе. Время остановилось для этих двоих. Наконец они все же оторвались друг от друга в попытке хоть как-то отдышаться, прийти в себя. Мишка так сильно прижимал Ленку к себе, что она буквально распласталась по его телу, ощущая его жар, и дрожь, ну и, конечно же, солидную эрекцию, упиравшуюся ей в живот.
  - Миш, помнишь комнату, где в прошлый раз ночевал? - как бы невзначай проговорил Леха, появляясь из-за угла, типа, он тут мимо проходил, и его осенило.
  Мишка подхватил Ленку на руки и пошел в дом, при этом успевая на ходу целовать, совсем растаявшую в его руках девушку. Оказавшись в спальне, он прижал ее к стене, подхватывая за бедра и помогая ей ногами обхватить его талию, его рука скользнула к краю юбки, в то время как губы прокладывали обжигающую дорожку по шее вниз к ключице. Ленка прерывисто вздохнула и... рассмеялась. Мишка поднял недоуменный взгляд на пытающуюся сдержать смех Ленку.
  - Лен, извини, что интересуюсь, но просто так, к сведению, что здесь смешного?
  - А то смешно, милый мой, что от твоих поцелуев я забыла, что у меня месячные.
  Мишка уткнулся носом ей в волосы и тоже засмеялся.
  - Ничего, дольше ждал, уж как-нибудь дня три-четыре перетерплю. Надеюсь, не больше, а то от такого я евнухом стану.
  - Нет, не больше. Но, Миш, я могу...
  - Нет, Лен, мне хочется, чтобы первый раз был для нас двоих, мне не нужен суррогат. Да, кстати, мы тут кое-что не выяснили.
  - И что же?
  - Кто-то буквально выбил из меня признание, ну а как же ответная реакция?
  - Это ты о чем?
  - Лен, я тебя сейчас отшлепаю и ...
  - Глупый, конечно же, я тебя люблю, а иначе с чего бы я в фонтан превратилась от твоих вчерашних слов?
  Мишка прижал Ленку к себе, покрывая ее лицо поцелуями.
  - Прости, любимая.
  - Знаешь, в тот момент мне было больно, но, если честно, встряска была мне просто необходима. Ладно, Миш, пойдем к хозяевам.
  Леха и Зойка недоуменно воззрились на парочку, которая обнимаясь, вышла из дома.
  - Что-то вы быстро, - ляпнул Леха, сразу же получив от жены подзатыльник.
  - Мы решили с этим до свадьбы подождать, - с серьезной миной сказал Мишка.
  Теперь не только супруги, но и Ленка уставилась на него. Мишка спокойно сел за стол и усадил Ленку к себе на колени, поерзал и... ссадил ее на соседний стул. Ленка хихикнула и через минуту, закрыв лицо руками, просто валялась от смеха.
  День опять прошел хорошо, но к вечеру они засобирались домой, завтра ждали трудовые будни. Ехать на байке сзади Мишки, прижимаясь к его широкой спине, было Ленке очень приятно еще и потому, что это была спина не просто какого-то парня, а ее мужчины, ее любимого.
  У двери в квартиру он отпустил ее только тогда, когда губы у Ленки припухли и начали покалывать от слишком страстных и долгих поцелуев.
  - Леночка, днем у меня будет много дел, вечером встретимся и сходим куда-нибудь, хорошо?
  Ленка только и смогла, что кивнуть перед тем, как зайти в квартиру. Мать выглянула из кухни, но, увидев сияющие глаза и припухшие губы дочери, только улыбнулась, ничего не спросив. Да и что спрашивать, все и так было ясно.
  
  День для Ленки тянулся просто бесконечно, она уже и не чаяла дождаться встречи с Мишкой, вновь очутиться в его крепких объятиях и погрузиться в негу поцелуев. Уже дома она бегала из угла в угол, ожидая, когда же раздастся долгожданный звонок в дверь, но время шло, а его все не было и не было. И вот, когда уже, казалось, весь лимит терпения исчерпан, он, наконец, прозвенел. Ленка метнулась к двери и резко распахнула ее. На пороге стояла бледная, заплаканная Нина Ивановна, Мишкина мать. Она тихим шепотом сказала:
  - Мишка пропал. - И слезы побежали по ее щекам.
  
  ...Струйка крови, все увеличиваясь, ползла по виску Мишки, еще удар, и сознание безвозвратно поглотила тьма...
  
   Глава 13
  
  Ленка застыла в дверях, пытаясь заставить ум принять то, что она только что услышала.
  "Нет!!! Только не ты! Только не сейчас, и вообще никогда!"
  Мысли бились в голове, и казалось, что разум просто не выдержит, а в груди зарождался тоскливый волчий вой. Но тут она вспомнила, как Мишка заботился о том, чтобы мать не волновалась.
  "Я не подведу тебя. Я найду тебя, ты - мой, и я тебя никому не отдам".
  В коридор вышла Светлана Сергеевна.
  - Нин, что случилось, ты еле стоишь? - кинулась она к ней и, заведя в квартиру, усадила на диван.
  - Света, Мишенька пропал.
  - Нин, ну, может, он на работе задержался?
  - Нет, я уже туда позвонил, он ушел часа три назад, - услышали все голос Мишкиного отца, входящего в гостиную. - Дорогая, я же просил тебя Леночку не пугать. Мишка же злиться будет.
  - Нет, дядь Толь, тетя Нина все правильно сделала, я сама скоро пришла бы узнать, почему его нет.
  - А вы в милицию обращались?
  - Они сказали, что только через трое суток можно объявить человека пропавшим, - сказал, пытаясь быть спокойным, Мишкин отец. - Нин, давай ты тут побудешь, а я к магазину съезжу.
  - Нет, дядь Толь, вы с женой оставайтесь, вы ей нужнее. Я поеду.
  - Дочь, ну куда ты на ночь глядя одна?
  - Мам, ну почему одна? У меня есть друзья. Они помогут.
  Ленка метнулась к телефону и уже через минуту говорила с Лехой:
  - Леш, я никогда не стала бы о таком просить, но Мишка пропал, ты не поможешь с поисками?
  - Пропал? - переспросил Леха.
  - Да, вышел из своего магазина три часа назад, а домой так и не явился, и телефон не отвечает. Леш, ради бога, прошу, - взмолилась Ленка.
  - Тут и просить нечего, минут через двадцать буду. И одень что-нибудь без каблуков, хрен его знает, где лазить придется.
  - Спасибо, Леш, извинись там перед Зоей за меня.
  - Лен, да разве она меня одного отпустит? Вместе приедем. Давай, держись, все хорошо будет. Не тот Мишка человек, чтобы сдаться.
  Ленка забегала по квартире, собираясь на поиски.
  - Так, мам, сидите здесь, я, в случае чего, позвоню, и еще налей успокоительного теть Нине, да и дядь Толе. Дядь Толь, где находится Мишкин магазин? И еще у него вроде квартира есть? Ключи дайте на всякий случай. А пока меня не будет, обзвоните больницы и... нет, только больницы.
  Анатолий Петрович тотчас же ушел за ключами, а в это время Мишкина мать объяснила, где находятся магазин и квартира.
  Вооружившись знаниями и ключами, Ленка немного успокоилась, заставляя себя собраться, понимая, что паника будет только мешать.
  Тут с улицы раздался сигнал машины. Ленка, расцеловав всех присутствующих, пулей вылетела из дома.
  Леха уже стоял у авто держа дверцу открытой.
  - Привет. Спасибо, что приехали, - сказала Ленка.
  - Ленусь, о чем речь, - ответила Зойка с заднего сиденья. - Он же важен для тебя, а ты для меня.
  - Давай запрыгивай. Куда ехать-то? - поторопил Леха.
  - Ты знаешь рэперский магазин "Мясо"?
  - А то, у нас пара ребят работает, так они туда, как на дежурство, шастают. Так это что, Мишкин магазин?
  - Да, его.
  - Гмм...
  - Что? - спросила Зойка. - Ты что-то знаешь про него.
  - Ну, я не знал, кто владелец, но, говорят, парень серьезный и в делах соображает хорошо. Быстро поднялся и при деньгах, хороших деньгах.
  - Да плевать мне на деньги. Мне Мишка нужен, - чуть не плача, прошептала Ленка.
  - Ладно, поехали.
  До магазина они добрались быстро, как-то повезло объехать пробки, а светофоры, словно чуя спешность, давали "зеленую улицу". Всю дорогу Ленка молила Бога, чтобы с Мишкой ничего не случилось, трясясь от мысли, что может его потерять, больше не оказаться в его крепких объятиях, не испытать жар и страсть поцелуя.
  Магазин встретил их яркими стенами граффити, огнями витрин и "кровавыми" буквами вывески. У входа толклись несколько подростков, шумно обсуждая что-то. Ленка выскочила из машины и, не дожидаясь Леху, пошла ко входу. Подростки на мгновение примолкли, уставившись на нее, и присвистнули вслед, получив от нее в ответ средний палец.
  В магазине гремела музыка, судя по содержанию, кто-то пытался унизить другого, совершенно не стесняясь в выражениях. Ленка огляделась и направилась к парню, явно распоряжавшемуся в зале.
  - Где Миша?
  - Это какой такой Миша? - ехидно пропел парень.
  - Ваш босс, - стараясь держать себя в руках, сказала Ленка.
  - Слушай, может, я сойду? - И парень подмигнул, делая движение бедрами, чтобы пояснить, в чем именно он пригодится.
  Ленка послала ему соблазнительную улыбку, медленно облизала губы и поманила пальцем.
  Парень, как под гипнозом, подошел к ней. Она склонилась к его уху и прошептала:
  - Вот для этого, конечно, сойдешь. - И врезала ему между ног.
  Парень медленно сполз на пол, стоная от боли.
  - Тём, ты всегда был придурком, но не настолько же. Если девушка называет босса Мишей, это, конечно, не очередная доставалка, те его иначе как Бандеросом не зовут, думая, что это ему польстит. Потом, видно же, что она взволнована. Ну, а если еще ее и Леной зовут, то это однозначно девушка босса, - раздался веселый голос, и из-за стеллажа с дисками вышел еще один парень. - Ты ведь Лена?
  - Да, - удивленно сказала Ленка. - Где Миша?
  Парень нагнулся, помогая подняться первому и, выпрямившись, сказал:
  - Он ушел больше трех часов назад. Видно, к тебе спешил, потому как цветочки прикупил и на часах чуть дырку взглядом не протер.
  - Он не мог... ну, на байке упасть? - с дрожью в голосе спросила Ленка.
  - Не-е-е, это исключено. Бандероса с него не спихнуть, асс.
  - Слушай, а где он байк ставит? - вмешался Леха.
  - Так прямо за магазином, там площадка небольшая, а за ней парк.
  - Лен, пошли поглядим.
  - Хорошо, - кивнула Ленка и, повернувшись, сказала пострадавшему: - На будущее, я тебе яйца только отшибла, а Мишка тебе их вообще бы оторвал.
  Они прошли за магазин, следов мотоцикла не было, будто он тут и не стоял. Вдруг Ленкино внимание привлекло что-то яркое в кустах, почти бегом она бросилась туда. Это были лепестки алых роз, и рядом с ними, к своей радости, она обнаружила примятую траву, полосой уходившую в кусты.
  - Леша, сюда, - крикнула она и, не задерживаясь, рванулась вперед.
  Сумерки уже вступили в свои права, тени заполнили заросли деревьев и кустов легким полумраком. Если бы не четкий след на примятой траве, неизвестно, чем бы закончились поиски. Но приблизительно метров через десять они нашли изуродованный до неузнаваемости мотоцикл, кто-то здорово отвел на нем душу, возле него валялся втоптанный в землю букет, но глаза Ленки притянуло не это. Чуть дальше на траве лежало неподвижное тело мужчины, вокруг головы его натекла темная лужа, влажный блеск которой не оставлял сомнений. Это была КРОВЬ!
  Ленка ринулась было туда, но Леха, схватив, удержал ее:
  - Лен, только не дергай его, пока не осмотрим, а то навредишь. Поняла?
  - Да, Леш. Спасибо. Можешь меня отпустить. Пожалуйста.
  Получив свободу, она подошла к лежащему человеку, сомнений не было - это Мишка. Она опустилась на колени и медленно отвела волосы от его лица, кровь тут же запачкала пальцы, оставляя полосы и на щеке мужчины.
  - Мишенька, только не умирай. Любимый, я не смогу без тебя!
  На плечо ей опустилась чья-то рука, Ленка подняла глаза и увидела сочувствие и поддержку в глазах стоявшей рядом Зойки.
  За их спинами чертыхнулся Леха. Девушки обернулись к нему с немым вопросом во взглядах.
  - Черт, сеть не ловит, пойду из магазина позвоню. Я быстро.
  - Вот уродство, как же башка-то болит, - проскрипел недовольный голос, заставивший всех замереть.
  
   Глава 14
  
  ...Игорешу трясло, трясло от страха, ненависти, зависти и еще много от чего, но страх перекрывал почти все, кроме желания отомстить. Он долго оттягивал месть, потому что объект ее был совсем не прост. С той поры, как этот красавчик прижал его к стенке и пригрозил, при этом даже не думая о последствия, не боясь удара исподтишка, Игореша не находил себе покоя.
  Годами он возводил вокруг себя стену страха и ненависти. Не обладая ни внешностью, на которую бы позарились девчонки, ни ростом, ни еще какими-то достоинствами, он возненавидел тех, у кого этого было в избытке. Его не заботило, что большинство так сильно им ненавидимых и сами не супермодели, просто они были открыты людям, дружбе, веселью. Ненависть выжигает человека изнутри, наполняя ядом подозрения, зависти, злобы. Искажая, как в кривом зеркале, все хорошее, что есть вокруг, создавая вокруг человека "зону отчуждения". Его терпели с трудом, его опасались, его обходили стороной. И вот кто-то не вписался в его правила, кто-то пошел наперекор. Этого он просто не мог снести. Да мало того, этим кем-то был парень, которого жизнь, казалось, не уставала одаривать. За время слежки за ним Игореша узнал, что за непрезентабельной одеждой скрывается красивый мужчина, к ногам которого девушки падали от одного только его взгляда в их сторону, но этот мачо словно не замечает их. Так еще, как оказалось, он был не нищим, совсем не нищим, со своим делом, квартирой, да еще и байк, на котором он ездил, стоил больше, чем Ирогеша за год зарабатывал.
  И вот сейчас он стоит за углом, сжимая бейсбольную биту в трясущихся руках, боясь, что не сладит, струсит в последний момент. Потому что парень, которого он ждет не какой-нибудь хиляк, а сильный, уверенный в себе мужчина, захватить которого врасплох ох как не просто.
  И вот тот вышел из-за угла. Его было просто не узнать: букет алых роз в руках и взгляд парящего в облаках человека. У Игореши враз прибавилось сил, он подбежал и с размаху ударил Мишку по голове, и хоть удар пришелся несколько вскользь, его оказалось достаточно, чтобы с первого раза вырубить мужчину. Мишка, как подкошенный, рухнул наземь. Игореша, не теряя времени, подхватил его под мышки и потащил сквозь кусты к парку, расположенному прямо за ними. Бросив Мишку там, он вернулся на площадку и перегнал туда же мотоцикл. Убедившись, что его жертва все еще не пришла в себя, он на всякий случай еще раз стукнул его по голове, и хотя удар был несильным и опять пришелся вскользь из-за трясущихся рук, кровь потекла из раны все увеличивающимся ручейком.
  Игореша быстро сбегал проверить, не оставил ли он следов, но, кроме нескольких лепестков с букета и слегка примятой травы от протащенного тела, он ничего не заметил, да и на это можно было обратить внимание, если только искать специально. Он вернулся на полянку и первое, что сделал, истоптал ногами букет. Мелочно - да, но, зная, кому он предназначался, Игореша испытал какое-то извращенное удовольствие, уничтожая первые цветы, которые были бы подарены с любовью девушке, которую он сам одновременно и хотел, и презирал, считая, что она должна быть счастлива, что он, Игореша, снизошел до нее. Это немного успокоило его, но только на мгновение, он метнулся к неподвижному мужчине и попытался избить его, но тот лежал скорчившись, и все Игорешины потуги больше напоминали топтания на одном месте, тем более что, несмотря на злость, он жутко боялся убить его. Наказать - да, он очень этого хотел, но что-то большее - нет, тюрьмы он боялся, понимая, что просто не выживет там. Что-что, а жизнь свою Игореша очень ценил. И так лужа крови, все разрастающаяся у головы лежащего на земле мужчины, вызывала сильную дрожь в коленках. Выход нашелся сам собой - байк! И тут уж Игореша дал себе волю, круша мотоцикл и чувствуя чуть ли не экстаз с каждой новой вмятиной, с каждой отвалившейся деталью, с каждым треснувшим стеклом. Он все бил и бил, никак не в силах остановиться, пока стон не привел его в чувство. Игореша тихо подкрался к Мишке и изо всей силы ударил его ногой по ребрам. От толчка голова мужчины стукнулась о каменистую землю, и он, застонав, потерял сознание. Это остановило Игорешу, вновь возвращая страх, трусливое желание бежать как можно дальше, спрятаться, забиться в нору испуганным, трясущимся зайчонком...
  
  - Мишенька. - Ленка склонилась как можно ближе к лицу мужчины. - Ты как? Где болит? Встать сможешь?
  - Солнце, ты что здесь делаешь? - пробормотал он.
  - Как что? Тебя искала, - проворчала она.
  Мишка сделал попытку подняться, но со стоном осел обратно.
  - Черт, как все болит-то, - простонал он.
  - Любимый, не двигайся, сейчас скорая приедет.
  Ленка оглянулась проверить, ушел ли Леха звонить.
  - Лен, не волнуйся, Лешик сейчас все сделает.
  Через несколько минут на поляне стал собираться народ. Кроме Лехи, пришли два парня из магазина и те подростки, что стояли у входа. Леха подошел ближе и сказал:
  - Скорую и ментов вызвал, сказали, что скоро будут. Благо тут больница недалеко. Миш, ты пока не двигайся, кто знает, что там у тебя, вдруг сломано чего. Врачи приедут, разберутся.
  Ленка благодарно кивнула друзьям и взяла Мишку за руку, пытаясь хоть так передать ему свою силу и любовь, в ответ мужская рука судорожно, как в спасательный круг, вцепилась в нее.
  Скорая приехала минут через десять, Мишку аккуратно переложили на носилки и поместили в машину. Он и Ленка ни на секунду не желали разорвать соприкосновение рук, и ей разрешили ехать с ним. Леха сказал, что они тоже подъедут туда, как только разберутся с ментами, уже подкатившими к поляне. Пока скорая мчалась к больнице, Ленка молилась про себя, чтобы с Мишкой не было ничего серьезного. Она убеждала себя, что если он быстро пришел в сознание, то все будет хорошо, а синяки и ссадины - это пустяки.
  В приемном покое было тихо. То ли Бог услышал Ленкины молитвы, и в городе ничего страшного не произошло, то ли они удачно вписались в редкое затишье.
  Ленку выставили в коридор с наказом успокоиться, пока врачи осмотрят пострадавшего, и посоветовали сообщить родным. Ленка только тут сообразила, что за всеми этими треволнениями забыла, что как Мишкины родители, так наверняка и ее мать сходят с ума от беспокойства, пытаясь убедить себя, что ничего страшного не произошло.
  Она набрала домашний номер, трубку взяли практически мгновенно, видно, что этого звонка ждали, как манны небесной.
  - Мамуль, ты?
  - Да, доченька. Ну, что там?
  - Мишку мы нашли, на него напал кто-то. Сейчас в больнице, его врачи осматривают, но он был в сознании. Так что пусть не волнуются.
  - Доченька, его родители собираются ехать, жди, они скоро будут.
  - Хорошо.
  Время, казалось, замедлило свой ход, словно цифры часов забыли, что надо меняться. Ленка сидела в полной прострации, единственное, что существовало для нее, - это закрытая дверь приемного покоя и любимый мужчина за ней.
  На плечо легла чья-то рука, Ленка подняла взор - это была Зойка.
  - Ленусь, да не волнуйся ты так. Все будет хорошо. Он же пришел в себя, а это главное.
  - Да я больше чем уверен, он сейчас еще домой рваться будет, - добавил Леха. - Такие, как Мишка, не любят менять своих планов.
  - Леночка, деточка, вот ты где.
  Они обернулись на возглас, от входа к ним спешили Мишкины родители.
  Ленка встала и обняла Мишкину мать, а его отец сжал в объятиях обеих женщин.
  - Не волнуйтесь, скоро доктор выйдет и все скажет, уверена, с ним все будет хорошо, - пыталась подбодрить их Ленка, сама не чувствуя подобной уверенности.
  Мишкина мать закивала, еще теснее сжимая Ленку в объятьях.
  - Как хорошо, что он встретил тебя, девочка моя.
  - Я тоже счастлива, что он у меня есть, - прошептала Ленка.
  Дверь приемного покоя открылась, и из нее вышел врач. Оглядев коридор, он направился к ним:
  - Это вы родственники Соловьева Михаила?
  - Да, мы его родители, - сказал Анатолий Петрович и, указав на Ленку, добавил: - А это его невеста.
  Доктор кивнул и продолжил:
  - Ну, что сказать? Все оказалось намного лучше, чем выглядело на первый взгляд. Легкое сотрясение мозга, в паре мест на голове сбита кожа, отсюда и кровь. Слева несколько треснутых ребер, но переломов нет, ну и, конечно, масса синяков, гематом и ссадин по всему телу. Видно, нападавший, уж простите за выражение, просто не знал, как бить.
  - То есть с ним все в порядке?
  - В целом да. Ему сейчас обработают раны, наложат пару швов да тугую повязку на ребра, и можете забирать. Рецепт на обезболивающее я выписал. - И он протянул Ленке листок. - На перевязку можете приехать сюда, хотя с этим вы вполне и сами управитесь, просто обработайте раны йодом. И еще он отказался остаться, поэтому не давайте ему спать часа три, чтобы уж наверняка убедиться, что все в порядке, в случае чего, сразу вызывайте скорую.
  - Спасибо вам, - почти хором ответили присутствующие.
  Леха вытянул у Ленки рецепт и, уходя, сказал:
  - Вы ждите, а я сейчас лекарства куплю, чтобы потом не бегать.
  Только Леха вернулся, дверь приемного покоя снова открылась и оттуда, поддерживаемый тучной медсестрой, вышел нетвердо стоящий на ногах Мишка.
  
   Глава 15
  
  Мишка выглядел, прямо скажем, не очень: всколоченные волосы, разрезанная футболка перекинута через плечо, джинсы косо висят на бедрах, видно, кто-то помогал ему их надеть. Торс был обмотан бинтами, но там, где они не скрывали тело, оно начало наливаться багрово-фиолетовыми пятнами. Только лицо, как ни странно, пострадало мало: пара царапин на щеках и повязка на голове, скрывающая основной ущерб. Его слегка расфокусированный взгляд остановился на ждущих его людях, пробежался по лицам и замер, теплея с каждым мгновением, на Ленке.
  Ленка бросилась к Мишке, чтобы поддержать его, Леха тоже последовал за ней, спеша подставить плечо.
  - А сейчас куда? - спросил он.
  - Ко мне на квартиру, - ответил Мишка.
  - Сынок, может, домой? Кто о тебе там позаботится?
  - Теть Нин, а я на что? Я с Мишей поеду, - сказала Ленка, чувствуя, как Мишкина рука сильнее прижала ее к себе. - Вы только маме моей объясните, где я и что со мной все в порядке, а я ей завтра перезвоню.
  Нина Ивановна посмотрела на своего мужа, и тот, соглашаясь, кивнул:
  - Дорогая, так будет лучше. А то ты его замучаешь своей заботой. Да и веселее ему будет с Леночкой.
  - Кто бы сомневался, - тихо прошептал Леха. - Прямо цирк шапито.
  Мишка фыркнул и застонал от резкого движения.
  - Лешенька, еще раз пошутишь, твоя кроличья карьера закончится. Пусть не навсегда, все-таки Зойку жалко, но достаточно, чтобы ты понял: я за Мишку горло перегрызу, - рыкнула на "шутника" Ленка.
  - Пошли, защитница. А то, если честно, сил нет совсем, - слабым голосом сказал Мишка.
  Вся компания отправилась на выход. Родители аккуратно попрощались с сыном и, уже более спокойные, отправились к машине, при этом о чем-то довольно перешептываясь.
  - Ну все. Держись, милая, - сказал тихо Мишка. - Нашу свадьбу уже распланировали до количества зубцов на вилках.
  - Миш, сонца, ты мне еще предложение не сделал, какая свадьба?
  - Если он будет его делать, как Лешик, - вступила в беседу Зойка, - то пусть сначала силенок наберется.
  - Что, так долго на коленях стоял? - поинтересовался Мишка, с любопытством глядя на краснеющего Леху.
  - Зой, можно без интимных подробностей? - взмолился Леха.
  - Чего не сделаешь для любимого человека... эх, такой рассказ пропал, - притворно вздохнула Зойка.
  Мишку осторожно разместили на заднем сиденьи, Ленка устроилась рядом, хлопоча о его удобстве. Но похоже, единственное, в чем нуждался мужчина, - просто чувствовать ее рядом.
  Дом, к которому они подъехали, был одним из тех, где квартиры пусть и недешевы, но стоят всех потраченных денег. Ухоженная территория, удобная стоянка, да и сам дом впечатлял не столько размерами, сколько какой-то элегантной простотой без излишних архитектурных изысков. Подъездную дорогу перекрывал легкий шлагбаум. Когда машина подъехала к нему, из будки вышел охранник.
  - Вы к кому? - спросил он, вглядываясь в лица.
  Леха просто опустил стекло на задней двери.
  - Сергей, это меня привезли, - сказал Мишка.
  - Михаил, - удивленно выдохнул парень, - что-то случилось?
  - Зазевался...
  - Слушай, кончай с интервью. Видишь, человеку плохо? Открывай скорее и дай проехать, - перебила Ленка.
  Охранник кивнул и поспешил пропустить машину.
  Если бы не Леха, Ленке пришлось бы нелегко. Мишка был довольно крупным мужчиной, а сейчас с трудом держался на ногах.
  Лифт быстро донес их до пятого этажа, и вскоре они уже входили в квартиру.
  - Конурушка... - ошеломленно пробормотала Ленка.
  - Это ты о моей квартире, что ли? - усмехнулся Мишка.
  - Куда вести? - спросил Леха.
  - Туда. - Мишка указал на ближайшую дверь.
  Квартира оказалась очень просторной, светлой и... какой-то пустой. Такое впечатление, что сюда заселились недавно и еще не успели полностью обжиться, не было тех мелочей, что создают уют, некое ощущение дома.
  Комната, куда они завели Мишку, тоже была немаленькой, но такой же пустоватой. Большая кровать, тумбочка с лампой, кресло, плазма на стене, компьютерный стол с ноутом на нем, темный ковер на полу - вот, пожалуй, и вся обстановка. Мишку усадили в кресло, ока Ленка разбирала постель.
  Мужчина тяжело осел в нем, устало прикрыв глаза, но долго ему сидеть не дали, он очнулся оттого, что Ленка, присев на корточки, начала снимать с него обувь и носки.
  - Лен, да я сам, - попытался возразить он.
  - Ты сейчас тот еще самец, так что сиди и не рыпайся.
  - Можно, я пойду квартиру осмотрю? - спросила Зойка, явно не желая присутствовать при Мишкином раздевании, чем заработала благодарный взгляд от супруга.
  - Иди, конечно, - согласился Мишка.
  Стоило Зойке исчезнуть за дверью, как Леха и Ленка помогли Мишке разоблачится до белья и уложили наконец в постель, на которую тот откинулся с выражением невероятного облегчения на лице.
  - Лен, может, еще чем помочь нужно? - спросил Леха.
  - Да вроде нет, - ответила Ленка. - Вы бы ехали домой, а то Зоя устала, наверное.
  - А хотите, тут переночуйте, в соседней комнате все есть. Чего тащиться на ночь глядя? - сказал Мишка.
  - Нет уж, мы лучше домой, тут недалеко, - отказался Леха. - Если что, звоните, приеду.
  Леха подошел, осторожно пожал руку Мишке и, сопровождаемый Ленкой, вышел из комнаты. Несколько минут спустя Ленка вернулась с тазиком воды, от которой шел пар, и мочалкой.
  - Так как спать тебе нельзя по крайней мере еще часа два с половиной, то займемся кое-чем полезным. Я уже просто смотреть не могу на эти кровавые пятна. Вот и приведем тебя в порядок.
  - Ты собираешься меня мыть? - насторожился Мишка.
  - А ты хочешь лежать весь в кровавых разводах?
  - Может, лучше отложим? - как-то неуверенно спросил он. - Ну, хотя бы до завтра?
  - Миш, а ты, случаем, бешенством не заразился?
  - Это почему?
  - А при нем водобоязнь развивается.
  - Нет, у меня боязнь другого рода, никак с водой не связанная.
  - Миш, ты что, стесняешься? - ухмыльнулась Ленка.
  - Если бы стеснялся, не шастал бы тогда перед тобой с голым задом.
  - Так это ты специально, что ли? - возмутилась Ленка, уперев руки в боки.
  - Милая, я раненый, меня бить нельзя, - взмолился Мишка.
  - А я тебя бить не буду, я тебя вымою, - сказала Ленка, делая акцент на последнем слове. - А так как ты раненый и слабый, то терпи, мой сладкий. - Она медленно облизнула губы языком, заставляя их заблестеть от влаги.
  Мишка застонал.
  - Что, где-то болит? - с притворной заботливостью спросила Ленка.
  - Верно Леха сказал: цирк шапито со смертельными номерами в программе.
  - И главным номером нашей программы, - торжественным голосом начала Ленка, - мытье побитой тушки моего мужчины.
  Она сдернула с него простыню, которой он было накрылся и, поставив тазик на прикроватную тумбочку, с придыханием спросила, медленно озирая открывшийся вид:
  - С чего же лучше начать? - И прикусила кончик пальца зубами.
  От этих ее манипуляций Мишка почувствовал, как, несмотря на усталость и боль, тело откликается, весьма неоднозначно намекая, что если к его паху сейчас приложить пакет со льдом, то скоро вместо стылых кубиков в нем заплещется горячая вода.
  - Мишенька, давай повернись на бок, - скомандовала Ленка.
  Он сделал, как она просила. Раздался звук льющейся воды, и за ним последовали легкие касания влажной губки, они были осторожными, казалось, еще немного, и их просто не почувствуешь. Но за ними по телу стелилась легкая прохлада, успокаивающая разгоряченную кожу, оставляя за собой приятную свежесть.
  - Все, ложись на спину, - вывел его из смакования приятных ощущений голос Ленки.
  Теперь Мишка видел ее лицо, плавные движения рук. Ощутив едва заметное дрожание пальцев, он задумался, что тому причиной: боязнь причинить боль или же это оттого, что ее саму цепляют за живое эти прикосновения.
  Мочалка скользнула по Мишкиным рукам, перешла к плечам и шее, вслед за ней кожа покрывалась мурашками, зарождая внутри легкий трепет, как от любовной ласки. Он настолько погрузился в эти ощущения, что вздрогнул, когда влага коснулась пресса в районе пупка и дорожки волос, ведущей ниже. Потом мочалка резко перескочила к ногам.
  - Ленусь, ты чего сейчас добиваешься? Я же теперь уснуть не смогу до утра.
  - Что и требовалось сделать, - ухмыльнулась Ленка.
  - То есть ты надо мной все это проделала, чтобы я не уснул?
  - А что мне сказки тебе, что ли, рассказывать? Я выбрала самый действенный способ.
  - У моей девушки неординарное мышление, - обреченно вздохнул он.
  - Ой, и не говори, вот не повезло.
  - Ничего, вот выздоровею... - Мишка многозначительно пошевелил бровями.
  - Скорей бы, - мечтательно вздохнула Ленка.
  И оба рассмеялись, отчего Мишка тут же схватился за бок.
  Так они проговорили еще часа два, а потом, как ни уговаривал Мишка, Ленка ушла в соседнюю комнату, объяснив это тем, что если ляжет с ним, то наверняка причинит ему боль во сне.
   Мишка, утомленный непростым днем, уснул. Уже утром, будучи на грани пробуждения, он ощутил то, что его озабоченному воображению показалось женским языком, выписывающим чувственные узоры на его теле.
  
  
  
   Глава 16
  
  - Вот уж не думала, что простая йодовая сетка может ТАК возбудить мужчину, - вырвал его из эротический мечтаний ехидный Ленкин голос.
  Мишка резко открыл глаза, и правда, то, что он принял за женский язык, было обычной ватной палочкой, смоченной в йоде, которой Ленка старательно разрисовывала все доступные ей синяки. Простыня была сдвинута к бедрам, где и возвышалось весьма красноречивое доказательство произведенного эффекта.
  Ленка аккуратно отложила инструментарий в сторону и обвела пальцем ямку пупка.
  - Миша... а как ты себя чувствуешь? - спросила Ленка, начиная обводить второй круг.
  - Ты с какой целью интересуешься? - насторожился Мишка. - Опять хочешь мне бессонницу устроить?
  - Нет, милый, просто надо на работу смотаться, взять отгул, и домой заскочить за вещами. А то у меня тут даже носового платка нет.
  - То есть ты меня, раненого, страдающего, - он взглянул на приподнятую простынь, - бросишь на произвол судьбы.
  - Так я про самочувствие спрашивала не из-за того, что хотела оставить тебя одного, - она нагнулась и обвела языком пупок, - а совсем в других целях.
  Ленка, еле касаясь губами, стала обцеловывать каждый кубик пресса, посылая дрожь по всему телу Мишки.
  - Любимая, я долго не выдержу, - простонал он.
  - А кто тебя просит сдерживаться? - сказала Ленка, на мгновение отрываясь от своего занятия.
  Кончиками пальцев она осторожно водила по бокам торса, опускаясь все ниже, прокладывая цепочку поцелуев по дорожке волос, идущей от пупка. Она потянула прочь простыню, открывая вид на эрекцию, так туго натянувшую ткань плавок, что они отошли от тела и еще немного и вообще соскочили бы с члена. Ленка ноготками прошлась по самому низу его живота, почти касаясь жестких завитков, окружавших перевитую венами солидную плоть. Продолжая, постепенно снижаясь, целовать живот, она потянула плавки вниз, выпуская на свободу чуть подрагивающий от чувственного напряжения ствол. Мишка вцепился руками в простыню под собой и стиснул зубы в тщетной попытке сдержать стоны, так и рвущиеся из груди. Не дать себе, не обращая внимания на боль и ушибы, подмять под себя Ленку и наконец овладеть ее телом, ощутить, что она полностью принадлежит ему. Утолить жажду, что кипела в нем уже давно, заставляя ее образ накладываться на любую женщину, когда-либо побывавшую в его постели. Подведя этим окончательный итог, подтвердив то невероятное по силе ощущение, что они созданы друг для друга.
  - Леночка, любимая, я же хотел, чтобы первый раз был для нас двоих, - простонал он.
  - Он и будет таким, поверь.
  Ленка склонилась над его пахом и осторожно обвела языком головку члена, а потом, чуть надавив пальцами, раскрыла "глазок" и слизнула белесую каплю, выступившую на нем. Ее рука прошла сверху вниз по всей длине, чувствуя жар, заключенный в шелковистом твердом стволе, который все рос от ее прикосновений. Пальцы уже не сходились на его толщине, а уж о том, чтобы целиком взять его в рот даже и речи не шло - с Мишкой природа расщедрилась. Но Ленку это мало сдерживало, она постаралась вобрать в себя как можно большую его часть, не забывая ласкать член языком и слегка посасывать. Ей раньше не раз приходилось делать минет, и пусть она не считала его чем-то отвратительным, да только и большого удовольствия от этого не испытывала. Но сейчас, в этот самый момент, когда влага ее рта смешалась с его вкусом, она поняла, что значит доставлять удовольствие не ради последующего секса, а ради того, чтобы человек, которого ты любишь, получил наслаждение, даже если сама ничего не получишь взамен. И тут в ответ на дрожь удовольствия, сотрясающую возлюбленного, внутри ее тела зародился сначала совсем легкий трепет, начавший разрастаться с каждым мгновением, охватывая ее целиком, заставляя мурашки бежать по коже, а лоно сжиматься в предвкушении, влажнеть, готовя себя к тому волшебному мигу, когда их тела сольются в едином страстном порыве подарить друг другу кусочек рая.
  - Милая, умоляю, хватит, - хриплым шепотом произнес Мишка. - Я хочу ощутить себя в тебе, прошу...
  Ленка оторвалась от своего занятия. Влажные, слегка припухшие губы, осоловелые глаза - она хотела этого не меньше его.
  Ленка поднялась с постели и начала медленно раздеваться, желая как можно дольше растянуть эту атмосферу невероятного по накалу влечения, но в тоже время, дать им немного остыть.
  Когда на ней осталось только тонкое кружевное белье, Мишка попросил:
  - Оставь так, иди ко мне. - И он осторожно чуть приподнялся на кровати и протянул к ней руки.
  Ленка скользнула в его объятия, боясь прижаться сильнее и задеть его раны, причинить боль. Да только Мишке, видно, было на все плевать. Его пальцы дрожали, когда он сначала провел ими по ее спине, потом осторожно коснулся груди, нежно сжал обе мягкие округлости, потом чуть потянул Ленку вверх так, чтобы ее грудь оказалась напротив его рта. Мишка расстегнул застежку лифчика и, проведя по плечам, снял его и отбросил прочь. Было заметно, как его глаза расширились, впитывая открывшееся зрелище, отражая на лице настоящее благоговение. Он потянулся губами к груди и взял сосок в рот, резко втягивая в себя. Ленкино тело выгнулось дугой от остроты ощущений, казалось, что его насквозь прошило током, а кожа стала чувствительна к малейшему касанию. Мишка, целуя, переместился к другой груди, лаская оставленную им рукой, обводя пальцем напрягшийся сосок, перекатывая твердую горошину между пальцами. Потом одна рука опустилась ниже, к нежным складкам лона, проникая пальцами в сочащуюся влагой сокровенную глубину, надавливая на клитор и вызывая в теле возлюбленной следующие один за другим всплески наслаждения.
  Ленка уже не могла больше удерживать свое тело в таком положении. Голова шла кругом, все ее существо дрожало натянутой струной, а Мишка, как музыкант, извлекал из нее мелодию страсти. Он потянул с нее трусики, и она неуклюже поднялась на дрожащих ногах, чтобы помочь ему. И вот, наконец, в его объятиях оказалось полностью обнаженное тело возлюбленной, отданное в его власть по ее собственной воле и стремящееся к нему с равным по силе желанием.
  Мишка обхватил ее руками за талию и приподнял над собой, Ленка без раздумий взяла его член рукой, помогая направить в себя. Мишке просто до зуда в пальцах хотелось резко насадить ее на свою подрагивающую от напряжений плоть, но, боясь причинить боль, он старался сдержать свой порыв, хотя от малейшего движения мутился рассудок, а тело не просто дрожало, его сотрясали все нарастающие волны наслаждения.
  Ленка пыталась держать глаза открытыми, чтобы видеть реакцию возлюбленного, видеть, как от напряжения ходят на лице желваки, как пальцы сжимаются на ее талии, когда он медленно опускает ее на себя. Член входил очень плотно, почти на грани возможного, чуть меньше влаги и страсти, и это было бы ближе к боли, чем к наслаждению. Но страсть, соединенная с любовью, заставила ее тело желать принять его в себя как можно скорее и как можно глубже, не медля больше ни мгновения. И она, набравшись храбрости, резко опустилась на него, охнув он полноты ощущений и невероятного удовольствия, нахлынувшего на нее. Заставлявшего ее чуть ли не терять сознание от того, что сейчас происходило с ней.
  - Милая, ты как? - Хриплый Мишкин голос был полон волнения.
  - Я в раю, - через силу выдохнула Ленка и, приподнявшись, снова насадила себя на член, не сдержав чувственного стона. - Не болтай, помоги лучше.
  После этих слов разум, казалось, покинул обоих: резкие толчки навстречу друг другу, поцелуи, когда языки словно вступают в битву за желание доказать, кто из партнеров сильнее потерял контроль над собой, руки, безостановочно ласкающие каждый доступный участок кожи, погружающиеся в волосы, путаясь в прядях, жаркий шепот и испарина, покрывающая тела. Извечный танец страсти, соединяющий только тех, кто любит по-настоящему, для кого это не просто секс, а поклонение одного тела другому.
  
  Движения становятся все более резкими, дыхание рваным, стоны нескончаемым потоком льются из уст. И вот еще толчок - и лоно женщины сжимается, говоря о том, что грань пройдена, а за ней только чистейший экстаз, полет, в котором сольются души. Последнее движение - и мужчина следует за любимой, присоединяясь к ней, теряя связь с реальностью.
  Единственное, что успела сделать Ленка перед тем, как вырубиться, - это сползти с Мишки, не рухнув на него, потому что где-то на задворках разума мелькнула слабая мысль, что ему будет больно.
  Она пришла в себя оттого, что кто-то легонько тряс ее и взволнованным голосом звал:
  - Леночка, солнышко, не пугай меня так. Тебе плохо? Может, врача вызвать?
  Мишка попытался встать.
  Ленка слабой рукой уцепилась за него.
  - Мишенька, предупреждать же надо, насколько ты хорош. Так ведь и убить недолго.
  - Тебе больно? Может, что нужно? - Снова волнение захлестнуло мужчину.
  - Да, мне плохо оттого...
  - Черт, я так и знал, что надо было сде...
  Ленкины пальцы накрыли ему рот.
  - ...мне плохо оттого, что мы не занялись любовью в первый день, как я увидела твою голую задницу, - ухмыльнулась Ленка. - Хотя вид спереди меня тоже впечатлил.
  Мишка рухнул на кровать, издав облегченный вздох:
  - Ты, знаешь, что напугала меня?
  Ленка с трудом повернулась на бок.
  - Надеюсь, это будет единственное, чем я буду тебя пугать.
  - Пугай когда захочешь, - улыбнулся Мишка.
  - Мишенька, у тебя ничего не болит? А то что-то мы несколько забылись.
  - Солнышко, да у меня сейчас состояние, близкое к эйфории. Какая тут может быть боль? Господи, любовь моя, ты просто бальзам для моего побитого тела.
  
   Глава 17
  
  У Мишки была проблема - ему катастрофически не хватало времени.
  "Сколько еще Лена будет это терпеть? Уже и так иногда какая-то молчаливая ходит, да и Светлана Сергеевна того и гляди меня на фарш пустит. Даже мои родаки косятся. Вот попал!"
  Мобильный задергался в кармане, виброрежим сильно выручал в шумной атмосфере магазина.
  - Леш, ну что? - обеспокоенно спросил Мишка, даже забыв поздороваться.
  - Мих, дождь, опять все застопорилось. Надо было раньше думать. Да и как не спеши, месяца три-четыре все равно нужно, - сказал Леха.
  - Да знаю я, - угрюмо пробурчал Мишка. - Первый раз у меня все планы к черту летят. Ладно, потом сам подъеду и гляну, что по чем.
  - Ну давай, жду.
  
  Нина Ивановна дернулась от настойчивого и непрекращающегося трезвона в квартиру и убавила громкость музыки.
  - Кому это так неймется?
  На пороге стояла Светлана Сергеевна, если бы у нее в руках сейчас был окровавленный тесак, то она бы являла собой законченную картину мстительницы. Мишкина мать слегка отшатнулась от удивления:
  - Свет, а что случилось-то?
  - Что случилось?! А то случилось, что я твоего Мишку либо убью, либо кастрирую!!! Что выбираешь?! - гневно крикнула Ленкина мать.
  - Это за что же ему такая честь?
  - Я полагала он о свадьбе думает! Ага, как бы не так! О члене он своем думает! Я понимаю, моя дочь не святая, но трахаться на лестничной клетке - это уже слишком!
  - Да кто там... трахался? - как-то неуверенно спросила Нина Ивановна.
  - Да Мишка твой! Не успел с Леной из квартиры выйти и... тьфу! Кобелина озабоченный!
  - Свет, ну чего ты так шумишь, дело-то молодое.
  - Вот я ему яйца отрежу, и будет дело евнуховое! Жеребчина здоровенный!
  - Но, Свет, ты несправедлива, они же поженятся.
  - Когда?!
  - Ну... скоро... я так думаю...
  - Нин, мое терпение не бесконечно. С меня достаточно того, что бабки у подъезда заключают пари, когда же он, наконец, бросит мою дочь! Даю ему неделю, а потом...
  Светлана Сергеевна провела ребром ладони по горлу и, развернувшись, ушла.
  
  - Эй, Бандерос, к тебе тут мужик пришел, говорит, что твой отец, - перекрикивая музыку, сказал Артем.
  - Давай его сюда и приглуши музон, че-то вы, друзья, совсем разошлись.
  В дверь вошел Мишкин отец.
  - Бать, ты чего пришел?
  - Да есть причина, - устало вздохнул мужчина и пересказал со слов жены утренний визит. - Ты что, совсем сбрендил? Нет, я, конечно, понимаю, что нравы сейчас более свободные, но мозги-то у тебя не для того же есть, чтобы сквозняка в голове не было. Ты намерен Леночку в ЗАГС вести или так, просто покувыркаться надумал?
  Мишка тяжело вздохнул, вспоминая, как его занесло этим утром. Все могло бы быть проще, если бы Ленка согласилась переехать к нему, но как только ему полегчало, она собрала вещички и вернулась к себе домой, отметя перед этим все его аргументы в пользу совместного проживания. А на его фразу о гражданском браке, обругала его последними словами, сказав, что это только для наивных дурочек, которые верят, что словом "брак" можно прикрыть обычное сожительство, в котором мужчина получает бесплатную домработницу и любовницу в одном флаконе, при этом не неся никакой ответственности.
  На Мишкин аргумент:
  - Но мы же все равно занимаемся любовью.
  Она ответила:
  - Но я за тобой не убираю, не готовлю и не стираю.
  "Эх, еще бы три месяца".
  - Решай, сын, - сказал Анатолий Петрович. - Дальше будет только хуже. Если Светлана возьмется за активные действия, тогда всем кранты.
  - Хорошо, я все сделаю.
  
  - Толь, ну что у нашего сына за мозги? Раз уже чуть не влип со своими гениальными планами, и опять, - вздохнула Мишкина мать.
  - Дорогая, мне почему-то кажется, что в этот раз он пытался сделать как лучше.
  - Только вышло как всегда. Хорошо, если все обойдется.
  - Теперь он вряд ли упустит свой шанс. Он знает, за что борется.
  - Твои слова да Богу в уши.
  
  Ленке катастрофически хотелось спать.
  "Старею, что ль? Сейчас бы минут шестьсот на каждый глаз. Может, дома сегодня остаться? А то сил нет чего-то".
  Из полусонного состояния ее вырвал звонок мобильного.
  - А-а?
  - Ленусь, поужинаем сегодня?
  Так хотелось отказаться, но только мозги совершенно не хотели работать от звука глубокого сексуального голоса любимого, шептавшего в трубке.
  - Хорошо. Ты за мной зайдешь?
  - Ага. И еще у меня есть сюрприз.
  Ленкин сон как ветром сдуло.
  - И что это?
  - Какой же это сюрприз, если я тебе все расскажу?
  
  Они стояли на улице, вдоль которой теснились в ряд небольшие ресторанчики, кафе и бары.
  - Ну и куда пойдем? - спросил Мишка.
  - Только не в суши-бар, - передернувшись, сказала Ленка.
  - Что, не любишь суши?
  - Я лучше карасей жареных поем, чем эту фигню. Фу-у.
  - Какая-то ты у меня не гламурная, - ухмыльнулся Мишка.
  - А ты их что, любишь?
  Мишка отрицательно потряс головой:
  - Я лучше кусок мяса побольше съем.
  - Аналогично, - согласилась Ленка.
  - Тогда туда! - указал Мишка пальцем на небольшой ресторан неизвестно какой кухни. Главное, что кормили тут вкусно и можно было легко опознать содержимое тарелки. Меню не содержало загадочных названий, оставлявших посетителей в ступоре и тщетных попытках догадаться, что за непонятной надписью скрывается пара листьев салата, размазанный вилюшкой по тарелке соус неизвестного происхождения и запаха, и кучка чего-то, отдаленно напоминающего солянку.
  А тут на тарелке исходил соком большой кус мяса, столь нежного и ароматного, что посетители истекали слюной, только завидев идущего к ним официанта.
  - В тебя это не влезет, ты просто лопнешь, - сказал Мишка, пытаясь украсть с Ленкиной тарелки кусочек.
  - Не дам. - Она закрыла рукой бифштекс, сражаясь с оставшимся мясом.
  - Тебе что, жалко? - заныл Мишка.
  - На, проглот. - Ленка подцепила на вилку небольшой кусочек и протянула ему.
  - Жмотяра, - проворчал Мишка, шустро заглотив предложенное.
  - Ага, она самая. - Довольная Ленка доела остатки и погладила живот. - Мама дорогая, я обожрамшись.
  - Ладно, пошли калории растрясать.
  - Это куда?
  - В кинотеатр.
  - Вот уж не думала, что просмотр фильма заставит похудеть.
  - Ну, это как его смотреть, - усмехнулся Мишка.
  
   Глава 18
  
  - Миш, а можно глупый вопрос? На фига ты билеты на последний ряд купил? И вообще, зачем мне этот тупой доисторический боевик?
  - Вопрос и в самом деле глупый, - сказал Мишка, подхватывая Ленку за талию и устраивая у себя на коленях.
  - Ты не собираешься... - начала Ленка, но тут же оборвала фразу, когда Мишкина рука скользнула к тонкому кружеву трусиков. - Похоже, собираешься...
  Мишка накрыл ее губы страстным поцелуем, унося прочь все ее сомнения и осторожность. Крики и стрельба в фильме, казалось, слышались, как сквозь вату, где-то там за пределами маленького пространства, чувственным коконом отгородившего их от остального мира.
  Ленке до дрожи в пальцах нравилось касаться тела возлюбленного, замечать, как меняется его дыхание, становясь резким, сбивающимся на хрип, как глаза словно затягивают ее в омут нежности, как его голова откидывается назад, позволяя ей набрать полные горсти темно-шоколадных шелковистых прядей волос, вцепиться в них, продлевая и без того бесконечный поцелуй.
  Мишкина рука проникла в нежные складки, легко находя клитор, пальцы уверенно ласкали его, зная каждое движение, что подтолкнет любимую еще на одну невыносимо томительную ступень к взлету.
  Ленка заворочалась отодвигаясь.
  "Эх, а раньше я считала, что широкие штаны - это минус", - мысленно вздохнула она, проникая рукой под ремень Мишкиных брюк и обхватывая уже сильно возбужденный член. Нежно сжимая его, проводя пальцами по всей длине, наслаждаясь его твердостью, отзывающейся на малейшее движение.
  Мишка глухо простонал ей в губы:
  - Все, больше не сдержусь.
  Он, придерживая Ленку одной рукой, другой сноровисто расстегнул ширинку и зашелестел пакетиком презерватива. Пара движений и он, развернув Ленку к себе спиной, прогнул ее так, что она, сидя у него на коленях, грудью лежала на спинке переднего сиденья. Потом резкий толчок, и Ленка зажала рот кулачком, чтобы не застонать на весь зал он чувственного всплеска, заставившего ее тело пылать в ожидании следующего и следующего толчка, в стремлении достичь той точки, за которой нет ничего, кроме восторга и экстаза, подаренного своему возлюбленному.
  Ленка сжала мышцы лона, вырывая у Мишки сдавленный рык, который, к счастью, скрыл очередной вопль с экрана. Толчок следовал за толчком, все резче, все чаще, наращивая темп, вбивая себя как можно глубже, теряя разум. Опасение, что их могут заметить добавляло остроты и необычности ощущениям, силы эмоциям. И вот Ленка лоном ощутила, как изменились Мишкины движения, как руки чуть ли не до боли впились в ее бедра, все ее тело откликнулось на этот молчаливый призыв, волна оргазма накрыла ее с невероятной силой, унося вослед прижавшегося к ее спине на последнем толчке мужчину, глухо простонавшего ей в затылок.
  Сколько времени прошло, неизвестно, но, судя по тому что происходило на экране, до титров оставалось недолго. Мишка аккуратно вышел из Ленки и, поцеловав, посадил ее на соседнее кресло. Сам же начал приводить себя в порядок.
  - Мишенька, я теперь час на ногах стоять не смогу, а фильм уже скоро закончится. Что делать?
  - Тоже мне проблема, - пытаясь отдышаться, сказал Мишка.
  Как только пошла финальная сцена, он подхватил Ленку на руки и понес к выходу.
  - Что случилось? - заволновалась билетерша.
  - Да девушке моей от всей этой стрельбы и крови плохо стало, - уныло ответил Мишка. У Ленки от смеха затряслись плечи, и она уткнулась лицом ему в грудь, чтобы не расхохотаться. - Видите, до слез дошло.
  Билетерша сочувственно покачала головой.
  - Вот не повезло девке: парень красивый, но тупой. Кто же девушку на боевик ведет, их на мелодрамы надо, - услышал он сзади ехидное замечание женщины.
  
  Такси свернуло к Мишкиному дому.
  - Миш, а ты чего меня к себе везешь? - поинтересовалась Ленка.
  - Нам поговорить надо.
  - А че, в кино не "наговорились"? - хмыкнула Ленка.
  - Нет, нам и правда надо поговорить, - уверил ее Мишка.
  - Ну-ну, поверю на слово.
  Напряжение и какая-то недоговоренность висела между ними, пока они не оказались в Мишкиной квартире.
  - Может, чайку? - Мишка, похоже, пытался оттянуть разговор.
  - Солнце, кончай ходить кругами. Давай снесись, - подтолкнула Ленка Мишку к действию.
  Мишка отошел к одному из шкафов гарнитура, что-то там добыл и, держа это за спиной, вернулся к Ленке.
  - Ленусь, - он присел перед ней на корточки, - я не знаю, какие надо при этом говорить слова. И немного от всего этого не в себе, но, поверь, от этого намерения мои ничуть не изменились. Я люблю тебя и хочу, чтобы ты стала моей женой. - И он протянул ей маленькую коробочку.
  Сначала Ленкины глаза полезли на лоб, потом ее лицо позеленело и она, одной рукой прикрыв рот, а другой оттолкнув Мишку так, что тот свалился на пол, а коробочка с кольцом улетела под диван, рванула на первой космической из комнаты.
  Мишка нашел ее в объятиях "белого друга". Ленка обессилено повисла на унитазе, содрогаясь в последних спазмах тошноты. Мишка подал ей руку, когда все прекратилось, и Ленка смогла наконец встать на трясущиеся ноги. Он наблюдал за ее попытками привести себя в порядок, но было видно, что это ей удается с трудом, какое-то внутреннее напряжение все никак не отпускало ее.
  - Лен, ну я понимаю, если бы ты отказалась выходить за меня замуж. Но чтобы тебе стало плохо от этой идеи... - усмехнулся Мишка.
  - Придурок, - зло прошипела Ленка.
  - Прости, милая, не время для шуток. Я же говорил, что с бифштексом вышел перебор.
  - Причем тут бифштекс!? Ты, снайпер недоделанный!!!
  - Ты о чем? - непонимающе уставился на нее Мишка.
  - Как до тебя дойдет, позвони, - прорычала Ленка и, оттолкнув Мишку с дороги, выскочила из квартиры.
  
  Если бы Мишка не оторопел так, то успел бы ее догнать, но, видно, сегодня все было против него, и таксисты в том числе. Когда он добрался до Ленкиной квартиры, то столкнулся с препятствием в виде Светланы Сергеевны, инквизиторский взгляд которой заставил его отступить и обдумать дальнейшие действия.
  
  - Миш, да что случилось-то? - спросила удивленная удрученным видом сына Нина Ивановна.
  - Даже и не знаю что сказать. Сам в полном ауте.
  - Давай рассказывай.
  - Я сделал Лене предложение, а ее от него вырвало, но это ладно, она, скорее всего, просто объелась, но вот потом она обозвала меня "недоделанным снайпером" и сказала, что пока до меня не дойдет, почему она так сказала, чтобы я ей на глаза не показывался.
  Нина Ивановна пару минут удивленно взирала на сына, а потом заулыбалась такой счастливой улыбкой, будто исполнилось ее самое заветное желание, а еще через минуту слезы побежали из ее глаз.
  - Мам, ты чего? - обеспокоенно кинулся к ней Мишка.
  - Какой же ты балбес, дорогой. Да все просто - беременная она!
  - Но мы же без презерватива никогда не... - Он замолчал, а потом растерянно улыбнулся.
  - Иди быстрее к ней, хоть на колени становись, но только верни ее.
  Последние слова неслись ему вослед, когда он уже выбегал из квартиры.
  
  Он буквально снес с ног Светлану Сергеевну, открывшую дверь, и, не останавливаясь, ворвался в Ленкину комнату. Подхватил на руки рыдавшую Ленку и, покрывая ее лицо поцелуями и шепча нежные слова, стал укачивать в надежной колыбели своих объятий. Рыдания постепенно сошли на нет, Ленка вцепилась в его плечи, словно желая никогда его не отпускать, остаться навсегда в теплом коконе мужских рук.
  - Лен, никогда, слышишь, никогда больше не покидай меня. Ты самое важное в моей жизни.
  - А как же...
  - Что может быть ценнее для мужчины, чем ребенок, подаренный возлюбленной.
  - Так ты не против?
  - А почему я должен быть против, любовь моя?
  - Ну, ты вроде не торопился в ЗАГС.
  - А вот об этом я тебе пока ничего не скажу, но, поверь, это никак не связано с моим желанием сделать тебя своей. Так что завтра подаем заявление, и больше не придумывай себе того, чего нет.
  
  Светлана Сергеевна, улыбаясь, отошла от двери.
  
   Глава 19
  
  Зеркало отражало удивительно красивую женщину в белом платье, но не оно делало ее таковой, это делали глаза. Казалось, что теплый свет счастья ярким фонариком освещал их изнутри. Что может быть красивее, чем лицо счастливой женщины? И не важно, что за свет осиял его: свет ли это любви или радости желанного материнства. Но когда оба эти света сливаются в единое целое, то в женщине соединяются все лики счастья, прекрасные лица Мадонн и любовниц, тающих в объятиях возлюбленных. И сегодня этот образ увидела в зеркале Ленка. Неужели счастье все же встретилось на ее пути, и она откопала свой самородок в грязи сомнений и жизненных неурядиц? Веря и не веря своему отражению, она боялась, что стоит только отвернуться, как все исчезнет, словно мираж. Неужели она нашла своего единственного, того, для кого была женщиной, ради которой стоило совершать самые невероятные вещи?
  
  Кто бы мог подумать, с каким энтузиазмом Мишка примется за подготовку в свадьбе. Было ощущение, что он даже обеих мамаш в этом переплюнул. А еще он носился с Ленкой как с писаной торбой, словно, капни на нее дождинка, и она враз растает. Утешало одно: так же вел себя и Леха, так что Ленка была не одинока в чрезмерной опеке со стороны любимого мужчины. Теперь они с Зойкой стонали на пару, рассказывая при встрече, как и чем "отличились" будущие папаши.
  
  - Лен, ну хватит уже так удивлено пялиться, - сказала Зойка, поправляя подруге фату. - Ты как приведение увидела.
  - Зой, я уже не верила, что со мной случится такое.
  - Вот глупости, тебе просто нужно было остановиться и оглядеться. А теперь кончай самокопание. Пора поразить единственного.
  В дверь заглянула Наташка, Мишкина двоюродная сестра, с которой Ленка познакомилась, когда в один из дней в Мишкину квартиру (как только было подано заявление в ЗАГС, Мишка просто взвалил Ленку на плечо и унес к себе, так она там и осталась, ведь он решительно пресек все ее попытки к бегству) вломилась толпа его родственников с кучей цветов, шампанским и пакетами с едой. Пока мужчины споро сдвигали столы и стулья, женщины шустро раскидали деликатесы по тарелкам, казалось, прошло всего-то минут десять-пятнадцать, и вот уже вся честная компания сидела за столом, знакомясь, шутя и рассказывая смешные истории из Мишкиного детства. Скоро к компании присоединились Ленкины и Мишкины родители, как раз и привезенные Наташкой. Они с Ленкой как-то сразу нашли общий язык. Мишка на это только качал головой и тяжело вздыхал. Мишкина родня приняла Ленку в свой круг тут же и безоговорочно, похоже, единственное, что им было важно, - Ленка любит их "Мишаню".
  
  - Лен, не тяни уже, а то Мишка с ума начинает сходить. Его сейчас Леха убеждает, что ты не передумала.
  Ленка вышла в гостиную, ее взгляд тут же нашел глаза любимого. От Мишки было трудно оторвать взор, свой рэперский прикид он сменил на цивильный костюм, так потрясающе смотревшийся на нем, что у тех, кто раньше его не видел ни в чем, кроме толстовки (а таких оказалось большинство), удивление или, скорее, шок было единственной эмоцией.
  Потрясенный взгляд, полный такой же любви, что светилась в ее глазах, вернул ей уверенность и желание пройти сквозь все перипетии этого дня, соединив их не только друг перед другом, но и перед людьми.
  
  И тут началось то, о чем еще долго говорили после свадьбы и что долго ходило по городу в кадрах с мобильных телефонов.
  
   Выкуп невесты превратился в такую ожесточенную торговлю, что все, кто это видел, ехидно посмеивались над свидетелями, у которых бойкая Наташка начисто опустошила карманы, и, если бы ее вовремя не остановили, им явно пришлось бы бежать к ближайшему банкомату для пополнения наличности.
  
  Только Мишка добрался до невесты, как его отправили вниз, сказав, что так как в ЗАГС они с невестой поедут на разных машинах, ему тут делать нечего. Он обречено вздохнул, глянул на Ленку тоскующим взглядом (эту ночь она провела в квартире родителей) и вышел вслед за остальными.
  
  - Все, пошли, а то Мишка назад примчится и тогда... - подгоняла Наташка.
  Ленка вышла из квартиры и оглянулась на окрик Зойки:
  - Лен, букет забыла.
  Боковым зрением она увидела плюгавый силуэт, и, когда обернулась, черная жидкость залила перед ее белого платья, стекая безобразными потеками, марая сияющую чистоту.
  - Шлюхи не выходят замуж в белом! - зло крикнул Игорек, довольно ухмыляясь.
  Ленка на автомате взяла в руку протянутый Зойкой букет. Еще секунда, длившаяся, казалось, вечность, и с диким криком "Ах, ты тварь, я тебя прикончу!!!" Ленка бросилась на Игорешу.
  От резкого толчка тот свалился на пол и уже не смог подняться, Ленка оседлала его, и Игореша испытал на себе ярость всех демонов ада. В ход пошли и букет, и ногти, и кулаки, и дикие крики, от которых Игореша трясся в неконтролируемой панике.
  
  Ленку обхватили чьи-то руки, пытаясь оторвать от полуобморочной жертвы.
  - Леночка, милая, успокойся, - любимый голос прорвался сквозь красную пелену ярости. - Он не стоит того, чтобы об него руки марать.
  Тёмка и Димон подхватили Игорешу под руки и потащили к выходу. В углу ухмылялся Леха, прижимая к себе Зойку, удивленно наблюдавшую за происходящим.
  Ленка глянула на юбку платья, она была безнадежно испорчена: грязные, черные пятна покрывали почти весь перед, а в пылу сражения тонкая ткань пошла прорехами. Ленка дернула, развязывая, тесемки юбки, и она топорщащейся кучей легла к ее ногам, оставляя девушку в корсете, чулках на поясе, подвязке и коротеньком полупрозрачном подъюбнике, чуть прикрывавшем кружевные шортики. Букет превратился в жалкие огрызки, потеряв большую часть бутонов, прическа распалась, и пряди лезли в глаза. Видок был еще тот.
  - Мишенька, любимый, если ты еще не передумал на мне жениться, несмотря на мой потрепанный вид, - начала говорить Ленка, попутно пытаясь придать себе хотя бы подобие пристойного облика, - то нам лучше отправляться.
  - С какой стати я передумаю? - удивился он. - Ты так сексуально выглядишь, но если не возражаешь, то я бы предпочел, чтобы ты была немного прикрыта, - продолжил Мишка и, стащив пиджак, аккуратно снял рубашку и протянул ее Ленке.
  Ленка обвила рубашку вокруг бедер и завязала рукава узлом. Набедренная повязка удалась.
  
  Такой пары ЗАГС еще не видел. Жених в пиджаке на голое тело и с галстуком притягивал взоры всех дам - даже невесты, ждущие своей очереди на церемонию, не избежали его чар. Правда, и их суженым было не до ревности - невеста этого необычного жениха была самой невероятной сексуальной фантазией: рубашка из тонкого шелка оказалась слабой защитой от любопытных глаз. Но несмотря на удивление окружающих и щелчки мобильных, снимающих это зрелище, жених и невеста видели только друг друга. Церемония прошла для них как в тумане, и свидетелям приходилось тычками возвращать парочку к действительности, но зато ни у кого не возникло сомнений, что женятся они по любви.
  
  Игорек радовался: ему удалось ускользнуть от тех двух парней, клещами вцепившихся в него. Если бы не появление Ленки в столь экстравагантном наряде, вряд ли он смог бы сбежать. Но вот он свободен, и его месть еще не закончена. Не зря он потратил столько времени, выясняя, где и когда пройдет свадьба, и сейчас спешил к ресторану. На него удивленно глазели люди, которых он, не замечая, отталкивал со своего пути. Желчь кипела в нем, подгоняя, заставляя ускорять шаг почти до бега, он уже видел ресторан, еще полквартала, и он на месте. Но тут... нога заскользила, он беспомощно замахал руками в тщетной попытке удержаться от падения, но это только ускорило дело. Последнее, что он видел - стремительно приближающийся бордюр тротуара.
  "Банановая кожура, смешно..." - мелькнуло напоследок в голове.
  
  Врач скорой попытался нащупать пульс, понимая, что это только формальность.
  - Нелепейшая смерть, - сказал он. - Вызывай труповозку, нам тут делать нечего, - крикнул он водителю.
  
  Звонок телефона оторвал Мишку от очень увлекательного занятия.
  - Миш, возьми трубку, - томно прошептала Ленка.
  - Любовь моя, вообще-то у нас медовый месяц еще не закончился.
  - Миш, ты же знаешь, что ради развлечения среди ночи не звонят.
  - Ладно. - Мишка взял трубку.
   - Да?..Что!? Сейчас!!! Держись!!!
  - Любимый, что случилось?
  - Зойка рожает, - ответил Мишка. - Леха в ужасе, надо выручать.
  Ленка вскочила с кровати, начиная одеваться.
  - Едем.
  - Давай, - сказал Мишка.
  
  Наблюдая, как Леха идет к Зойке и детям, Мишка думал о том, что и ему предстоит пережить такое: страх, бесконечные метания и вспышку счастья, когда он возьмет на руки своего ребенка. Но прежде чем это случится, самое большее через месяц, он навсегда развеет сомнения своей супруги в том, достойна ли она его любви.
  
   Эпилог
  
   Чуть больше месяца спустя
  
   Ленка стояла, уткнувшись носом в витрину магазина, и наблюдала, как Зойка что-то обсуждает с продавщицей парфюмерного отдела, а та, соглашаясь, кивает с довольной улыбкой. Зойка забрала пакетик с покупкой и направилась к выходу.
   Ленка резко развернулась и уперлась носом в чью-то широкую грудь.
  - Надеюсь, мой одеколон не воняет? - раздался знакомый голос.
   Ленка подняла глаза и встретилась взглядом с улыбающимся Мишкой.
  - Нет, милый, ты пахнешь исключительно возбужденным мужчиной, - она медленно провела языком по губам, - ну, или скоро запахнешь так.
  - Солнышко, даже моя эрекция не должна сорвать планы. Ты купила то, что я просил?
  - Да. Но зачем мне платье, отличающееся от свадебного только цветом, да еще какой-то дурацкий газовый шарфик? Платье, конечно, супер, но зачем оно мне?
  - Лен, ну хватит ворчать, - отозвалась сзади подошедшая Зойка. - Ты в нем выглядишь просто волшебно.
  - Это что, такая экипировка для прополки картошки в Семеновке? На фига оно мне там? Миш, колись, что за секреты? И вообще, где тебя с утра носит?
  - Пойдем, подкинем Зойку, заедем домой за вещами, а как приедем в Семеновку, я тебе все объясню.
  - Блин, Миш, а как мы на мотоцикле-то уместимся, надо такси вызывать.
  - Ну... я как бы сменил транспорт...
  - ...?!
  - Вот. - И он указал на стоящий у обочины джип.
  - Это твой?!
  - Наш, - подчеркнул Мишка. - Не буду же я беременную жену трясти на мотоцикле.
  - А где байк?
  - Я его продал.
  - Но ты же так его любил, - удивилась Ленка.
  - Есть вещи, которые я люблю больше.
  
  Мишка долго копошился в квартире, почему-то оттягивая отъезд, так что в Семеновку они добрались к ночи. Полусонную Ленку Мишка заносил в дом Лехи и Зойки на руках.
  
  Утром Ленку разбудил шум внизу. Мишки рядом не было, хотя обычно он будил ее поцелуями и ласками.
  Ленка встала, накинула на себя халатик и спустилась в гостиную, где почему-то сидели ее и Мишкины родители. Мимо пронеслась взмыленная Наташка со стопкой тарелок.
  - Что происходит? - спросила Ленка, поймав ее за блузку.
  - Это ты лучше у мужа своего выясняй.
  Такие родные сильные руки обняли ее за плечи.
  - С добрым утром, сонца, - сказал Мишка, целуя ее в макушку. - Пойдем я тебе кое-что покажу.
  
  Он вывел ее и указал пальцем в конец деревни. У Ленки отпала челюсть. Там стояла маленькая церквушка, скорее даже часовенка.
  - Любовь моя, помнишь, как-то тебе сказали, что ты не для алтаря? И ты поверила в это. Так вот это не так. Даже если бы ни одна церковь не согласилась нас обвенчать, я бы построил собственную, только для того, чтобы ты поняла: я готов сделать что угодно, лишь бы лишний раз показать, насколько ты дорога мне. Ну, а так как мне не хотелось бегать в поисках церкви, я сразу построил собственную. Хотя, если быть честным, Леха и жители восприняли эту идею на ура, сильно облегчив мне задачу.
  По Ленкиным щекам побежали неудержимые слезы, смывая с души последние сомнения.
   - Мишенька, как-то Зойка сказала, что настоящая женщина делает из своего мужчины героя. Но теперь я знаю и еще кое-что. Настоящий мужчина делает из своей женщины героиню.
  
  Цвета слоновой кости струящееся платье, легкий шарфик на голове - казалось бы, не такой уж броский наряд, но Ленка была так счастлива, что, будь на ней рубище, сияние ее улыбки превратило бы его в бальное платье. Твердая рука ее мужчины со спокойной уверенностью поддерживала ее. СЧАСТЬЕ!!!
  
  Светлана Сергеевна уже наверняка возвела зятя в ранг святых. Хотя в смокинге он смотрелся, скорее, персонажем из противоположного лагеря, да и мысли, витавшие в его голове, вряд ли отличались святостью.
  
  Скромное убранство недавно построенной церкви не имело никакого значения, роспись на стенах сделают позже, а иконы заполнят пустующие места, но какая-то возвышенная атмосфера, запах ладана и тихий треск горящих свечей уже делали ее особенной. Голос священника, наполняющее душу благоговение и обретение понимания, что происходящее соединяет вас на совершенно другом уровне.
  
  На свадьбе гуляла вся деревня, но было ощущение, что тут гуляет единая семья. Навесы со столами разместили во дворе недостроенного дома, стоящего рядом с Лехиным.
  - Миш, а чей это дом? - спросила Ленка, заранее догадываясь, каким будет ответ.
  - Наш, любовь моя, - сказал Мишка так, будто сообщал, что не забыл купить хлеба на ужин.
  - Миш, но это же бешеных денег стоит.
  - Я же говорил, что могу себе позволить сводить тебя в хороший ресторан.
  Ленка махнула рукой на выяснение подробностей. Она поняла одно: Мишка исполнил ее мечты, и если вдруг в ее голове созреет что-то новое, то - скорее всего, даже раньше, чем эта мысль обретет свои окончательные очертания, - ее невероятный супруг уже исполнит это.
  
   Еще пару месяцев спустя
  
  - Я уже думала, вы так и не соберетесь их крестить, - сказала Ленка, устраивая поудобнее на руках Сашку, своего крестника, и поправляя ему соску, которую тот сосал так, будто его век не кормили.
  - Думаешь, легко с двойней? - усмехнулась Зойка, наблюдая, как Мишка забирает у жены ребенка, бурча что-то о том, чтобы она не перенапрягалась, и присоединяется к Лехе и Андрюхе, держащему на руках Олечку.
  - Лен, а кого УЗИ показало?
  - Девочку, - довольно вздохнула Ленка.
  - Миш, ты бракодел, - ухмыльнулся Леха. - Как я тебе сочувствую, а если дочка пойдет в мать, ваще караул, - продолжил он и замолк, получив подзатыльник от супруги.
  - Ну, во-первых, девочку сделать сложнее, так что я не бракодел, а мастер. Во-вторых, я бы на твоем месте так не веселился.
  - Это почему?
  - Ну, у тебя сын есть? А что если он в мою дочь влюбится...
  - Вот черт...
  - ...но и это еще не все. Если он вдруг на ней женится, то Лена будет его ТЕЩЕЙ.
  Компания долго ржала над выражением Лехиного лица.
  
  - Миш, ты извини, это я Витьку пригласила на крестины. Он меня чуть не на коленях умолял.
  - Зой, а за что ты извиняешься-то?
  - Да он около Наташки вьется, не к добру это.
  - Почему?
  - Он жуткий бабник.
  - Сочувствую ему, - ухмыльнулся Мишка. - Что же ты раньше не сказала, мы бы свечку в церкви ему за здравие поставили. Оно ему точно потребуется.
  
   КОНЕЦ
  
Скачать готовый файл можно здесь ЛЕНКА.doc
  
Оценка: 7.52*14  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Минаева "Драконья практика"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) В.Свободина "Демонический отбор"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) О.Мансурова "Нулевое сопротивление"(Антиутопия) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) Д.Морган "Ядерная зима"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"