Орешкина Наталия Владимировна: другие произведения.

Витька или Бабник это звучит гордо (Зойка и другие -3)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 5.45*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ты всегда считал, что стоит только бросит взгляд и женщина у твоих ног, а точнее в твоей постели. Но тут одна единственная встреча и ты раздавлен, унижен. Тебя сравнили с силиконовым членом, и сравнение явно не в твою пользу. Что не так? Где стоны удовольствия, где хвалы тебе как непревзойденному любовнику? Тебя выставили с наказом научиться хоть чему-то! Как быть? А может и правда податься в ученики?
    РОМАН ЗАКОНЧЕН


Аннотация
Ты всегда считал, что стоит только бросит взгляд и женщина у твоих ног, а точнее в твоей постели. Но тут одна единственная встреча и ты раздавлен, унижен. Тебя сравнили с силиконовым членом, и сравнение явно не в твою пользу. Что не так? Где стоны удовольствия, где хвалы тебе как непревзойденному любовнику? Тебя выставили с наказом научиться хоть чему-то! Как быть? А может и правда податься в ученики?
  
Глава 1
  
  Витька Тарасов сидел в КВД, нет он конечно бывал в этом непрезентабельном заведении и раньше, но не по такому поводу. А повод, надо сказать, был плачевный, и проливала слезы - жгучие, едкие, та его часть, которую сейчас плотно прижимали в джинсах плавки. Так хотелось избавиться от рези, дискомфорта и того, что не прекращая плыло с самой чувствительной части тела. Витька поймал триппер! И это при его-то опыте! Да если бы об этом узнали его сослуживцы и сослуживицы, то издевательствам не было бы предела. Получил называется удовольствие! Это как же надо было ужраться, чтобы забыть про презерватив и согласится на "не нарушаемое ничем удовольствие". Вот и наслаждайся теперь в полной мере. Боже, да он даже утром кофе не стал пить чтобы лишней раз пописать не идти! Вы когда-нибудь пробовали пописать битым стеклом? Нет? Значит у вас не было триппера.
  И тут рядом с Витькой села девушка. Тоненькая, как тростинка, но со всеми нужными изгибами, милое лицо, темные кудряшки - мимо такой сложно пройти не обратив внимания. Витька сразу забыл про свои проблемы.
  - Девушка, а можно мне вас куда-нибудь пригласить?
  Она повернулась и окинула его спокойным внимательным взглядом.
  - На уколы от трепака?
  Витька смутился, наверное, впервые в своей жизни.
  - С чего вы так решили?
  - Ну, во-первых кожно-венерологический диспансер, это не кафе-мороженое, а во-вторых, ты елозишь на сиденьи, а руки так и тянутся к ширинке. Простейший вывод - триппер, хотя есть и варианты.
  - Какие? - ошалело спросил Витька.
  - Лобковые вши, - спокойно добавила девушка.
  - Что болела что ли сама? - съязвил обиженный Витька.
  - Ну, зачем сама, просто читала. Так сказать для общего развития, - с тем же непоколебимым спокойствием сказала девушка. - Вылечись, а потом знакомься.
  Она поднялась и прошла в лабораторию сдавать кровь.
  
  Месяц спустя
  
  В баре было людно, дым от сигарет завивался в причудливые спирали в свете стробоскопов, а из-за грохота музыки сложно было услышать даже собственные мысли. Настроение у Витьки было поганое, да и как ему быть хорошим, если в этом месяце у него еще не было секса. Сначала он лечился, правда это заняло рекордно малый срок, но потом его просто одолел страх вновь пройти через весь этот кошмар, и даже целая лента презервативов не добавляла ему спокойствия. И вот, наконец-то, все стало налаживаться, страх сходил на нет и он очень надеялся, что уж этот вечер, наконец, позволит его джинсам начать нормально застегиваться, и прервет череду ледяных душей.
  И тут музыка стихла, давая народу прийти в себя и залить очередную порцию коктейлей в иссохшие от долгого дергания на танцполе глотки. Витьку вывел из раздумий стук каблучков, он поднял глаза, и оторопел. К бару приближалась его КВДешная знакомая, только в этот раз она не просто притягивала взор, он нее его вообще было не отвести. Кудряшки были свернуты французским узлом, открывая длинную стройную шею, короткое черное платьеце на бретельках скорее открывало, чем скрывало фигуру, а разрез сбоку с каждым шагом демонстрировал ажурный верх чулок. Будучи невысокого роста она носила шпильки, но в отличии от некоторых девушек передвигающихся в такой обуви на "полусогнутых", она шла легкой плавной походкой, слегка при этом покачивая бедрами. Поэтому совершенно неудивительно что многие мужчины бросали в ее сторону заинтересованные взгляды. Витьке повезло, стул рядом с ним пустовал, на него-то и приземлилась девушка.
  Обычно фонтан Витькиного красноречия, если уж не бил Петергофскими струями, но работал исправно. Кто же знал, что в этот раз он выплюнет этакий перл.
  - Я хочу с тобой переспать, - выпалил Витька и, тут же захлопнув рот рукой, покраснел.
  Девушка с легкой улыбкой оглядела его, встала, протянула ему руку и сказала:
  - Пошли.
  - То есть, как пошли? - непонимающе спросил Витька.
  - Ну, ты сам сказал, что хочешь со мной переспать? Или я тебя не так поняла? Ты пошутил?
  - Не-е-т. Но... так сразу.
  - Ну, почему сразу? Надо сначала до квартиры добраться.
  - Значит, ты не против? В смысле я же...как бы это сказать...
  - Тебя смущает, что я так быстро согласилась?
  Витька кивнул.
  Девушка снова села на стул.
  - Ладно, давай на чистоту. Если ты подумал, что я проститутка...
  - Нет-нет, - поторопился возразить парень, хотя такая мысль и мелькнула у него в голове.
  - ...хорошо, это выяснили. Так вот, мне уже не пятнадцать лет, но из-за того что я выгляжу очень молодо, мужчины пытающиеся затащить меня в постель ведут такие долгие беседы, что иногда пока дело дойдет до главного, меня уже клонит в сон, и тошнит от того словесного потока, что на меня излили. Не то чтобы мне не было приятно, когда за мной ухаживают, но большинство "обольстителей" на большее чем разовый секс не рассчитывают. Вот и спросили бы сразу, и я, так же бы сразу, их послала.
  - Ты передумала?
  - Нет, тебе просто полагается бонус за решительность. Ну и если честно у меня самой давно не было секса, вот и выручим друг друга.
  "Ангельская внешность, замашки дьявольские", - подумал Витька, но отказываться от столь соблазнительного предложения конечно же не собирался, дело было не только в том что ему срочно требовался секс, его ТЯНУЛО к девушке. При другом раскладе он, скорее всего, сбежал бы под благовидным предлогом, но вот сопротивляться этой тяге, в сложившейся ситуации, у него просто не было сил.
  Он встал протянул ей руку:
  - Пойдем.
  Она ухватилась за нее, вставая.
  - Ко мне?
  Витька кивнул, радуясь, что не придется объяснять бардак в его холостяцком жилище. Может и накормят в благодарность. Не сказать чтобы он голодал, но и готовить особо не утруждался, довольствуясь полуфабрикатами из микроволновки, да зеленью, а чтобы уж совсем не угробить желудок иногда забегал к родителям.
  До квартиры добрались быстро, потому что вечер был в разгаре, и клиенты еще не начали обессиленными и подшофе выползать изо всех злачных мест, загружая таксистов работой. Пока они ехали между ними воцарилось молчание, казалось, в машине едут люди чисто случайно оказавшиеся попутчиками, и стоит им сойти, как они забудут о существовании друг друга.
  Стоило парочке войти в подъезд, и всю отчужденность, как волной смыло. Как они добрались до квартиры оба помнили смутно, только размытые кадры того, как их руки пытались пробраться друг другу под одежду, стук случайно оторванных пуговиц или звяканье очередной шпильки выпавшей из волос, хриплое "Упс", на выдохе между поцелуями, твердость и холод стены в попытке найти опору, жар кожи. Только когда мурашки побежали по совершенно обнаженной коже, а они рухнули на кровать, реальность немного дошла до их голов - презерватив был извлечен и применен по назначению с согласия сторон...
  ...Витькино сознание плыло, внутри она была идеальной, словно какой-то мастер снял мерку и создал женщину специально для него. Такую, что каждое движение было на грани экстаза, мучительного, сладкого и тягучего, как мед. Он бы наверное кончил с первого толчка, тело молило об этом, как только он вошел в нее, но еще несколько мгновений, просто потому, что не хочется, чтобы это кончалось. Но как сдержаться, если удовольствие сродни боли. Все, сил на это нет, рывок и он погрузился в манящий мрак наслаждения...
  ...Витька выполз из чувственного тумана, потому что его бесцеремонно спихнули с кровати на пол. - Быстро собрал монатки и свалил, - услышал он злой девичий голос.
  
Глава 2
Наташка Соловьева, хотя, ее теперь так мало кто называл, чаще все же Наталья Валентиновна, была женщиной неординарной. Одни считали ее, чуть ли не верхом совершенства, в основном, конечно, мужчины. Другие, а таких было большинство, пусть и не понимали ее, но принимали такой, как есть. Ну и была, как и, наверное, у каждого из людей, кучка злопыхателей, среди них основную массу составляли женщины, завидующие ее успеху, неважно какому, у мужчин ли, в делах ли, и отвергнутые ухажеры, считающие, что ей самое место в аду. Святой она не была даже с большой натяжкой. Будучи, как и большинство членов династии Соловьевых, натурой страстной, она заводила любовников, которых периодически меняла. Погодите осуждать. Что делать женщине, на которой просто хронически хочет жениться любой, кто провел в ее постели и жизни чуть больше месяца. Ну не хотела она замуж! ТАКИМ способом не хотела. Мечталось о чем-то более взрывном и более нежном одновременно. Тело хотело, душа молчала. А выйти замуж только ради того чтобы заткнуть кому-то рот, или доказать 'мол, я не старая дева', нет, это было не в ее характере.
Женщиной она была независимой. Еще учась в институте, она загорелась идеей о своей мини-пекарне. Хлеб в соседнем магазине, как, впрочем, и не только в соседнем, по вкусу был не лучше опилок, а уж про пасхальные куличи вообще речи не шло. Она бы еще долго носилась с этой своей идеей, если бы ее двоюродный брат, Мишка, не собрал семейный совет. И, как результат, - нашлись деньги, связи, да и Мишкин деловой совет время от времени. И к окончанию института дело уже набрало обороты, а ее выпечка сносилась с прилавков не успев остыть. Работать пришлось много и упорно, не досыпая, забросив подруг и друзей, учась не только самому делу, но и общению с людьми. Договариваться с 'крышами', обходить ловушки конкурентов. Если бы не родные, в какой-то момент она бы сдалась. Но сумев выстоять, она отвоевала не только место под солнцем, но и уважение людей работающих на нее.
Было, правда, еще кое-что, что удерживало ее от желания кого-то пустить в свою жизнь. Когда только-только ее пекарня начала приносить прибыль она познакомилась с мужчиной. Нежные слова, ласки, которые быстро довели их до постели, казалось, вот оно - счастье. Отдушина от проблем, поддержка и награда за ее упорство. Только почему-то Мишка, всегда бывший на ее стороне, не одобрял ее 'жениха', но в их отношения не лез, и другим отсоветовал, сказав: 'Пусть живет своим умом и учится на своих ошибках'. Это потом уже она поняла, что Мишкина интуиция, как всегда сработала на все сто, но тогда она вряд ли бы прислушалась, реши он вмешаться, скорее всего, пошла бы наперекор, только усугубив все.
Дело шло к свадьбе, уже и квартира была куплена, и ее начали обставлять мебелью. Наташка в любовном тумане даже не обращала внимания, что платит за все сама... И тут... жених исчез. Квартира оказалась перепроданной вместе с мебелью, а у нее из небольшого сейфа в квартире родителей, куда этот хмырь имел доступ, исчезла крупная сумма денег и колечки-цепочки, причем исключительно золотые и без камней, чтобы было проще их в ломбард сплавить, серебром же женишок побрезговал. И это бы ничего, но как оказалось эта гнида, уверив 'весьма уважаемых' людей, а проще говоря, откровенных бандитов, занял у них приличную, а для Наташки по тем временам просто огромную, сумму денег под ее пекарню. Не удосужившись намекнуть, что срок выплаты 'ее' долга наступит уже скоро. Об этом она узнала только тогда, когда два бритоголовых 'шкафа' пришли эту самую пекарню забирать за долги, 'великодушно' предложив пока поработать на них, пообещав, что с зарплатой не обидят. Вот тебе и вся любовь. Наташке пришлось вывернуться чуть ли не на изнанку, чтобы не потерять свое детище. Помог, как всегда Мишка, и как ни странно 'крыша', которой Наташка, не смотря на то, что это ей жутко претило, исправно отчисляла процент, не пряча доход и не пытаясь их обмануть - совет вдолбленный, почти буквально, в ее голову Мишкой.
Однажды в ее кабинетике появился мужичонка, невысокий, вроде весь такой из себя простецкий, но глаза не хуже любого рентгена пронизали ее, вызывая озноб на коже.
- Вот смотрю я на тебя, умная вроде деваха. - Безо всяких вступлений начал он. - Че так по-глупому влетела?
- Большой и светлой любви дуре захотелось. Просто забыла, в каком мире я живу.
- Ну, хорошо хоть понимаешь. Хочу тебе шанс дать, потому что плохого о тебе я не слышал, да поручились за тебя. Не разочаруй.
У Наташки даже мысли не возникло поинтересоваться, кто это. Она просто чувствовала, что к словам этого человека надо прислушиваться, и желательно очень внимательно. У нее пересохло в горле и, чтобы показать, что все поняла, она быстро закивала в ответ.
- А женишка твоего уже ищут, он не с теми людьми решил шутки шутить. Гастролер, мать его, - чертыхнулся мужчина. - Выплатить придется все, наука тебе на будущее. - Он кинул на стол глянцевый черный прямоугольник. - Сумма большая, тебе позвонят и скажут, как гасить ее будешь, если кто еще придет, звони мне.
- А если он еще у кого займет? - еле выговорила Наташка, понимая, что такое вполне возможно.
- Не займет, с тебя и так берут только то, что обязательно нужно вернуть.
Наташка вновь закивала, но теперь голос прервался от нахлынувшего облегчения. Она понимала, что ей дали возможность слезть с крючка, но придется еще на неопределенный срок забыть о том ощущении стабильности и уверенности в будущем, которым она только начала наслаждаться.
- Спасибо...
Мужчина хмыкнул на ее кивания, и сказал напоследок:
- Благодари свои плюшки, - и вышел.
На визитке отставленной им на столе был адрес и пара телефонов. Этот клочок бумаги, стал для нее тогда спасательным кругом, а по адресу на нем, раз в неделю отправлялась упаковка с десятком самых лучших плюшек.
Прошел год, Наташка все еще продолжала платить, пока ей не позвонили и не попросили прийти по знакомому адресу, разрешив, однако, взять сопровождающего, роль которого вызвался исполнить Мишка. Ожидая встретить того 'мужичка' она на всякий случай прихватила плюшки, от которых ее 'избавили' на входе, но на сей раз их встречал мужчина лет тридцати в строгом и весьма дорогом костюме, больше похожий на адвоката, он представился Дмитрием Ливнёвым и объяснил, что выплат больше не будет, так как женишка выловили, и доходчиво объяснили, как нехорошо обманывать людей.
Наташке жутко хотелось узнать поконкретней про эти объяснения, но Мишка, вовремя наступивший ей на ногу, придушил это желание на корню, напомнив, что она сидит отнюдь не на дружеской вечеринке.
'Адвокат' полез в стол и, вытащив оттуда сверток, положил перед ней, предложив открыть. В нем оказались те самые колечки-цепочки, что сгинули у нее из дома. На вопросительный Наташкин взгляд мужчина пояснил, что они не крохоборы и дамские украшения им ни к чему. Она, было, хотела спросить про те деньги, что уже выплатила, но Мишка оказался шустрее и вопрос задал более уклончивый, мол, урегулирован ли теперь полностью долг, и нельзя ли вернуть долговую расписку?
На что мужчина, заверил, что, да, долг погашен, и протянул им бумагу это все удостоверяющую, а потом положил на стол еще один листок оказавшийся чеком, где оказалась половина уже выплаченной Наташкой суммы. Как пояснил 'адвокат', остальные деньги ушли в оплату за поиск 'жениха'.
Наташке и в голову не пришло что-то по этому поводу возразить, поэтому обменявшись взаимными 'реверансами', они с Мишкой поспешили убраться из дома.
По дороге к себе домой Наташка спросила Мишку об 'адвокате'. Тот немного помявшись, посоветовал держаться от него подальше, сказав, что те, кто ухитрился ему насолить, жалели об этом очень быстро.
С тех пор прошел не один год, пекарни у Наташки было уже три, одна собственная, а две на паях, причем официальным владельцем этих паев был как раз тот самый 'адвокат', Дмитрий Ливнёв. В дела он не лез, но в кабинете Наташки появлялся систематически под предлогом проверки документов. Всегда приносил ей одну розу, и отказывался устраиваться для проверки где-либо еще кроме как у нее в кабинете. И не смотря на то, что мужчина он был очень даже ничего, Наташка держалась от него как можно дальше, и как можно официальнее. Цветы принимала, но никогда не ставила их на свой стол. Он только хмыкал на ее маневры, и кидал в ее сторону странные взгляды.

И вот сегодня она пошла в бар, чтобы отойти от стресса, в котором находилась каждый раз после визита Ливнёва, да и мысль завести нового любовника грела сердце и тело, уже пару месяцев бывшее на воздержании и одолевавшее во сне рассудок эротическими фантазиями. Она как раз шла промочить горло, когда услышала от мужчины на соседнем стуле столь необычное по выражению и столь привычное по сути предложение. И вот сейчас она стоит посреди спальни, глядя на незадачливого любовника пытающегося осмыслить то, что она ему сказала.

Глава 3
- Ты чего? Что я такого сделал? - обиженно сказал Витька, ерзая голым задом по ковру на полу, тот зараза был совсем не мягким, а ворсинки лезли в самые неподходящие места.
- Сделал? Уж, скорее чего не сделал, - прошипела фурия, в которую превратилась его недавняя любовница. - Можно задать вопрос? - странно спокойным голосом спросила она.
Витька чувствовал, что вряд ли его порадует то, что она хочет у него узнать, но послушно пойдя в расставленные силки, кивнул:
- У тебя всегда стоит пару секунд? - ехидно поинтересовалась она.
Витька глянул на свой пах, словно пытался выяснить у своего члена, чего это он так облажался. Но у того снова начиналась эрекция, а что вы хотели если желанная, обнаженная женщина стоит перед тобой, и какая разница, что она пышет яростью и презрением, если уж на чистоту, так это только добавляло ей притягательности.
Она проследила его взгляд, фыркнула и, подхватив с кресла халатик, завернулась в него. Но на Витькин взгляд, чтобы уж наверняка не вызывать у него никакой реакции ей следовало надеть ОЗК (общевойсковой защитный комплект).

- Ну, почему...
- Это выходит мне так 'повезло'? - прервала она его вопросом.
- Может, повторим? - с робкой надеждой спросил он. - Просто так вышло...
- Я как Чингачгук два раза на одни грабли не наступаю. Так что извини, ты в пролете. Давай, поторапливайся, - она отвернулась к шкафу и начала резво шуровать по ящикам, - где-то у меня тут вибратор был.
- Можно подумать, эта штука лучше настоящего, - ляпнул Витька, сильно обиженный тем, что его предпочли... искусственному...тьфу, члену.
- Ну, если сравнивать по степени полезности... - она ненадолго замолчала, постукивая пальчиком по губам и подняв к потолку глаза, словно взвешивая плюсы и минусы каждого объекта, - ...пожалуй, силиконовая игрушка лучше. А тебе... гм, я даже имени твоего не знаю...
- Виктор, - пробормотал мужчина, - а тебя?
- Ха, неужели решил узнать? Только зачем это тебе, Витек? Все равно забудешь к завтрашнему дню. Но, если это нужно для списка тех, с кем ты переспал, и чтобы не нарушать отчетность, - уколола девушка, - то ладно, опростоволосилась, нужно отвечать. Наташа.
- Красивое имя, - вырвалось у мужчины.
- Рада за тебя. Хотя я не про это сказать хотела. Знаешь, иметь такое оснащение, - она кивнула на его пах, который почему-то не замедлил отреагировать на такой лишенный всякой сексуальности жест, - и совершенно не уметь им пользоваться, позорище.
- Никто не жаловался, - Витька поднялся с пола, понимая, что полировать голый зад о ковер спальни, давно пока кончать, и стал собирать одежду, раскиданную по спальне.
- Тоже мне удивил, - хмыкнула она. - Достали уже эти актрисы, только мужиков портят, идиотки.
- Ты о чем?
- Да, все о том же. До того хотят удержать около себя понравившегося парня, что идут на все, даже на то, что имитируют оргазм в постели. И кончается тем, что этот индивидуум получает титул бабника и невероятного любовника совершенно не заслуженно. Какая дура захочет признаться, что за красивой оберткой ничего нет.
- У всех бывают неудачи...
- Знаешь, по той 'заботе', что ты проявил в процессе, я тебе верю, - Наташка сделала жест, словно беря слово в кавычки, и ехидно ухмыльнулась. - Знаешь, вообще, то, что происходит между женщиной и мужчиной можно, как это и не банально звучит, разделить на три категории. Первая - трах, ну это когда каждый за себя, и плевать, получил ли от этого что-то партнер, это то, что случилось у нас. - Витьке стало не по себе от этих слов. - Вторая - секс, это когда, несмотря на то, что людей особо ничего не связывает, они стараются получить от происходящего не только максимум удовольствия для себя, но и для своего партнера, это то, на что я надеялась. - Витькина самооценка упала еще на пару делений ниже. - И третья - занятие любовью, тут важны чувства, без них никак, я видела лица женщин у которых это было, такого не увидишь на лице случайной партнерши и никогда не испытаешь с ней. Но вернемся к тебе, бабник - это звучит гордо, и это не тот, кто трахает все, что к нему приползет, а тот, кто заставляет женщину гореть желанием повторить это раз за разом. Тебе же надо найти учительницу, которая объяснит тебе разницу между тем, что сейчас случилось и настоящим сексом. И не дуру какую-нибудь, таращащуюся на тебя восторженными телячьими глазами.
- Может, подскажешь школу? - огрызнулся Витька.
- Ну, уж это сам, Витенька, не маленький мальчик, как-никак.
Витька оторвался от одевания и с минуту задумчиво разглядывал Наташку.
- А если ты такая сексуально продвинутая, почему бы тебе не стать моей учительницей?
- И на фига мне этот гемор?
- Так узнаем заодно, настолько ли я плох, или ты просто не дала мне шанса.
- У тебя флеха есть?
Похоже, эта женщина всегда будет вводить его в ступор, неожиданностью своих вопросов.
- Прости, что?
- Господи, только не говори, что ты еще и комп никогда не видел.
- Видел, просто я думал, что ослышался.
- Мля, тебя еще и глушняк долбит. Ты уверен, что у тебя нет недержания и старческого маразма? - девушка откровенно над ним насмехалась. Как ни странно Витьку это не отталкивало, скорее, вдруг заставило пробудиться тот свойственный настоящим мужчинам охотничий инстинкт, успешно притупляющийся, когда сам становишься добычей.
Витька пошарил по карманам и, отстегнув флешку с кольца с ключами, протянул ее Наташке.
- Могу и справку принести, что здоров, в смысле недержание во время 'обучения' не случится.
От этих слов какое-то воспоминание промелькнуло в голове девушки, но она пока отмахнулась от него.
- А такие выдают? - хихикнула девушка.
Она подошла к столу и, открыв ноут, подключила флешку, что-то там нашла и перенесла на нее. Она извлекла флешку и кинула ее Витьке со словами:
- Это тебе пособие по изучению основ предмета.
- То есть?
- Мужчины недооценивают полезность любовных романов.
- Так это любовный роман? И я должен читать эту чушь?
- Ну, знаешь, это далеко не чушь. Если бы ты смог, хотя бы наполовину так, как герой, тогда бы я лично провозгласила тебя лучшим любовником, которого я когда-либо знала. Для разминки начни с двадцатой главы, и будь готов к жесточайшему стояку.
- Что, так круто? - усмехнулся Витька.
- Ты даже не представляешь насколько, - хитро улыбнулась Наташка.
- И что дальше, прочитаю, а потом?
- До следующей субботы, тот же бар, то же время. А там посмотрим. И знаешь, я сразу пойму, если ты не читал, - предупредила она. - И тогда нам больше не о чем говорить.
- Да что такого в этой книжке, обычные розовые сопли!
- Я похожа на любительницу розовых соплей? - она снова полезла в шкаф, а когда повернулась к нему, у нее в руке был... вибратор. - Тебе пора, у меня тут еще кое-какие дела есть.
- Может все-таки традиционным способом, - с надеждой предложил Витька, рассчитывая в глубине души, что Наташка примет его предложение.
- Нет, на фиг, умерла, так умерла, - и она стала настойчиво подталкивать его на выход. В дверях Витька уперся:
- Ну, хоть поцелуй на прощанье, - поклянчил он.
- А массаж простаты тебе не сделать? - спросила Наташка, показывая, чем именно она это действие осуществит. Витьку передернуло от омерзения, и он сделал шаг назад, именно тот шаг, что позволил девушке захлопнуть дверь.

Глава 4

Витька Тарасов медленно брел домой, карман жгла флешка с загадочным содержимым, а в голове колючками засели слова Наташки, о его сексуальной несостоятельности. Хотелось все обдумать и понять, что же делать дальше.
Жизнь Витьки была своеобразным заплывом по течению. Пока он учился в школе на тощего и нескладного парнишку мало кто обращал внимание, только если слетела Винда, или все в компе переклинило от вирусов, или ламерских попыток самим залезть в системные файлы и БИОСы. Для Витьки это было раз плюнуть, и поэтому он особо не задумывался, чем займется после учебы и армии.
Только вот одно 'НО', если в армию ушел сутуловатый доходяга, то вернулся из нее ВИТЬКА, именно так, и понеслось. Родители со скандалом заставили его искать работу, потому, что как сказала его мать - 'на презервативы отцовской зарплаты не хватит, да и ты ноги протянешь раньше времени от перетраха, а так хоть на работе будет передышка'. Хороший системный админ - кадр ценный, и, несмотря на то, что на его похождения руководство смотрело косо, его не увольняли потому, что работал Витька не просто хорошо, а очень хорошо, да и ни одна из пассий его 'гарема' в декрет не собиралась. За зарплатой он не гнался, главное бы хватало на все. Витька не курил, выпивал редко, не по тому что придерживался лозунга 'в здоровом теле - здоровый дух', а просто не находил в этом большого удовольствия, а всю свою энергию, скопившуюся за день пускал на постельные игры. Сначала он мечтал о машине, но купив ее, понял, что при его образе жизни поступил опрометчиво. Она быстро превратилась в помойку от часто случавшегося в ней секса. Это только в романе секс в ограниченном пространстве салона выглядит романтичным. На самом деле этим намного лучше заниматься в комфортных условиях квартиры, чем дергаться, пытаясь, устроится удобно, когда мешается, все от рычагов, до внезапно включившихся фар. Не так уж приятно, когда голая задница липнет к коже сидений, а следы спермы и косметики с трудом удаляют самые лучшие очистители. А в самый ответственный момент презерватив никак не находится в бардачке или вываливается со всем его содержимым на пол и приходится на ощупь, стукаясь головой о переднюю панель, искать его под скулеж партнерши. Тошно, когда только что устроившаяся на тебе женщина, начинает ворчать, что руль упирается в спину, а чтобы снять трусики нужно изворачиваться в самой замысловатой позе. А еще Витьке нравилось быть сверху, но в машине это чревато царапинами от острых набоек каблуков, которые партнерши не спешили снимать, считая (и с какого, спрашивается, перепугу) что так они выглядят эротично. Можно было, конечно, все сделать постепенно, разложив сиденья и превратив салон в большую кровать, но женщины, видно, чтобы произвести на него неизгладимое впечатление, так спешили на него вскарабкаться, словно он собирался сбежать в любой момент, и пропустить их дебют в качестве его супер страстной любовницы. В конце концов, помучившись с пол года, он продал вожделенный транспорт и пересел на такси, если был с дамой, и на своих двоих, если был один.
В принципе во всех его похождениях чувства не были затронуты ни разу, это была чисто физиологическая потребность и нежелание обслуживать себя самому, когда стояк хронически напоминает о себе, иногда и весьма болезненно. Что делать, если у тебя стоит не один раз в семь дней, а семь раз в один день? Тем более поток желающих лечь в его постель не иссякал, многие из них считали, что именно она одна, неповторимая и затащит его в ЗАГС, да только Витька сразу становился глухим и немым, как только разговор сворачивал с эту сторону. Он достиг немалых высот в опыте избегания брачных уз. 'Звание' бабника стойко приклеилось к нему, и он даже головы не ломал, что оказывается что-то не так, что он может не такой уж герой в постели. Что его могут выгнать из квартиры, посчитав, что силиконовая игрушка предпочтительнее. И самое неприятное, это сказала девушка, которая чем-то зацепила его. Нет, он, конечно, не влюбился, но признавался сам себе, что она завела его так, как никто до этого, и уж если на то пошло, кончил он и в самом деле слишком быстро, но что это был за оргазм! Невероятный, просто сокрушительный! Витька подумал, что если собрать все, что он испытал до сих пор, то вряд ли в этом списке найдется хоть что-то, равное ему по силе.
Впереди у него была неделя, чтобы все обдумать и... прочитать то, что девушка скинула ему на флешку. Что же там такое? Мужчина ускорил шаг, спеша успокоить разыгравшееся любопытство.
Дом, милый... пожалуй, все-таки нет, дом. Включив кофеварку и сварганив пару бутербродов, Витька засел за комп. С каждой прочитанной строчкой, глаза все сильнее лезли на лоб, а молния на джинсах начала разъезжаться без посторонней помощи. Это женский роман!!! Порнуха в сторонке краснеет от стыда. Бросив чтиво на полдороге, Витька разделся и пошел 'принимать душ'.
(То что дала ему почитать Наташка. ТЫК)
Выйдя оттуда, он решил, что будет читать это частями иначе из 'клавы' придется вытрясать не крошки от бутербродов, а стирать следы мужской несдержанности.
Ночью он ворочался в постели, и снились ему женщины, преследующие его и размахивающие при этом вибраторами, грозя применить их на деле, если он не обеспечит всем оргазм. Ничего удивительного, что проснулся Витька злой, взъерошенный и обиженный на женский пол, не понимающий тонкую мужскую душу.
На работе он встретил Зойку, и так как в отделе все говорили, что она вышла замуж по большой любви, решил приглядеться, что же в ней такого особенного. Зойка села на место, включила комп, на минуту задумалась и... улыбнулась. Витьку как оглушило, столько тепла и нежности было в этой улыбке, и это просто из-за воспоминания!
В мечтах о будущей встрече, он не сразу обратил внимание, что рядом с клавиатурой расположилось чье-то оголенное чуть не до трусиков бедро. Он уже догадывался, кому оно принадлежит. Это была Лиля, пассия босса, считавшая, что раз она смогла охмурить его, то уж Витька просто обязан пасть жертвой ее чар. Но у Витьки был очень силен инстинкт самосохранения, и он знал, что визит под юбку к этой даме чреват увольнением, потому что босс считал ее своей собственностью, а будучи далеко не красавцем, воспринимал общение Лильки с любым, кто выглядел лучше него (будто он и в самом деле считал кого-то хуже себя, с его-то комплексов неполноценности, лысиной и солидным брюшком), как покушение на его владения и 'мстя его была страшна', проще говоря, человека увольняли под каким-то благовидным предлогом. Не успел он об этом подумать, как визгливый голос шефа сбросил Лильку со стола, а Витьку заставил придумывать, что сказать. В голову, как назло, ничего не приходило, кроме желания послать всех к черту, и тут у него зазвонил сотовый:
- Ку, Витек, - звонил один из его 'коллег по цеху', - тут сабж пришел, что фирма 'Домашний хлеб' ищет сисада, они своего нуба выперли, там платят хорошо, 'железо' норм, я бы и сам пошел, да у меня и тут не хило, а у тебя не работа, а отстой. (1)
Витька понял, что удача не просто повернулась к нему лицом, а еще и исполнила ему персональный стриптиз. Записав телефон он уже спокойно отправился на встречу с боссом, с намерением послать того как можно дальше.
Беседа с шефом закончилась в рекордно короткие сроки, во время чего выяснилось несколько вещей: Лилька - шлюха, Витька злое...чий монстр, шеф - ревнивый карюзлик, все бабы - естественно твари, и компьютерной мыши самое место в Витькиной заднице.
Единственная, с кем попрощался Витька, собрав вещи и уходя, была Зойка, пожелавшая ему удачи и сказавшая, что если будет туго с работой, он может обратиться к ней и она попытается помочь.
На следующий день с утра, он позвонил по полученному номеру и договорился о встрече.
В приемной его встретила красотка в мини-юбке с не обезображенным интеллектом лицом, взгляд которой периодически уползал к его ширинке, словно у нее в глазу была линейка, которой она производила некие замеры. Витька стоически вынес собеседование, почему-то проведенное ею, собственно, кто он такой, чтобы возражать, и обнаружил в конце этой встречи, что его опросили не хуже чем при приеме в ФСБ. Блондинка оказалась умницей! Получив инструкции, куда сдать документы для оформления, Витька смог теперь спокойно жить в ожидании встречи. Скорей бы суббота!

(1)(перевод фразы) Привет, Витек, - звонил один из его 'коллег по цеху', - тут сообщение пришло, что фирма "Домашний хлеб" ищет системного администратора, они своего компьютерного тупицу выгнали, там платят хорошо, оборудование нормальное, я бы и сам пошел, да у меня и тут хорошо, а у тебя работа отстой.

Глава 5
Наташка только что погрузилась в спецификацию новой печи, которую хотела прикупить для одной из своих пекарен, как секретарь сообщила по селектору, что к ней пришли из бухгалтерии. Наташка тяжело вздохнула, вечно у них какие-то проблемы, может, стоит перетрясти кадры и кого-нибудь уволить, для повышения самостоятельности остальных.
Дверь открылась и в кабинет, чуть ли не крадучись, вошла главбух фирмы Тамара Ивановна. Наташка не стала ждать, когда женщина, почему-то терявшаяся только в ее присутствии, и вполне разговорчивая и деловая с другими, наконец, наберется смелости изложить, с чем пришла, спросила:
- И что случилось на этот раз?
- Система зависла, - чуть не плача пробормотала главбух.
- А я тут причем? Разве у нас нет сисадмина? Это к нему.
- Его нет на месте.
- То есть, как это нет?
- Не знаю, мы уже везде искали, - все так же бормотала она, словно это была ее вина, что гаденыш, Тимофей, опять пропал.
Наташка давно собиралась выпереть его с работы, она уже ему и зарплату урезала, и грозила увольнением, но уговоры его тетки, начальницы отдела кадров, и его клятвенные обещания, каждый раз откладывали окончательное решение.
Наташка вызвала секретаршу, Олечку, та полностью соответствовала тому пресловутому образу недалекой красотки в мини, что укоренился у многих в головах, но внешность не соответствовала содержимому ее симпатичной, блондинистой головки. Она знала все обо всех и была просто незаменима в делах.
- Оль, где может быть Тимофей?
- Этот гад опять смылся? - хмыкнула она, на минуту задумалась. - Точно! Сегодня же турнир по DOTA, он уже с неделю об этом галдил, - она взглянула на часы. - Сейчас узнаю, у меня есть телефон хозяина клуба, где он постоянно зависает, - и она вышла в приемную.
Наташка предложила главбуху сесть и налила ей стакан воды, в надежде, что ту перестанет бить мандраж.
Олечка вернулась минут через пять:
- Он там. Я позвонила в отдел кадров, - она вопросительно глянула на Наташку, словно спрашивая, правильно ли она поступила.
Наташка кивнула, подтверждая, пора с этим кончать.
- Оль, дай объявление, что нам нужен сисадмин с опытом работы, желательно не моложе двадцати пяти, отслуживший в армии, чтобы я еще раз взяла кого-то из откосивших, да не в жизнь! И наведи справки, мне не нужен еще один придурок, повернутый на он-лайновских играх. Желательно, чтобы его хобби не имело с компом ничего общего.
- Сделаю в лучшем виде, а пока вызову спеца с сервис-центра, - не успела она скрыться за дверью, как в кабинет вошла начальница отдела кадров, пряча глаза, но отнюдь не от страха.
- Итак, Любовь Георгиевна, я предупреждала и не раз, что еще один прокол, и я выкину вашего племянника с работы. У нас в бухгалтерии проблемы, и где он? Он в клубе, играется в войнушку, а я должна вызывать людей со стороны.
- Не может быть, он наверняка где-то здесь. Я сейчас позвоню и найду его.
- Не стоит утруждаться, мы уже и позвонили и нашли...
- Не увольняйте его, у него мама...
- Я уже это слышала, если вы считаете его хорошим служащим, может мне стоит пересмотреть свое мнение о вас, как о компетентном работнике?
- ...
- Думаю, мы друг друга поняли. Чтобы сегодня же были готовы документы на расчет. Вы свободны, и еще, больше никаких родственников.
Женщина кивнула и покинула кабинет.
Наташка повернулась к главбуху:
- Идите и ждите спеца, только следите за ним, мне совершенно не нужно, чтобы посторонние люди лезли туда, куда не следует.

Наташка опять погрузилась в дела, пока уже почти к концу рабочего дня в приемной не стал слышен спор на повышенных тонах.
Наташка вышла и увидела, как Олечка старается вытолкать Тимофея вон, а тот пытается прорваться в Наташкин кабинет. Решив прекратить споры, она заявила о своем существовании:
- И чего это ты тут такой шум устроил?
- А почему меня уволили, я хорошо работал?
- Какое место ты занял в DOTA?
- Мне не повезло... - прошипел парень.
- О, так ты и там лузер, - хмыкнула Наташка. - Тебя же предупредили, у нас не игра, нет бесконечных продолжений. Это реальная жизнь, Тимофей! Если умер - похоронят, запасной жизни нет. Не шуми, просто уходи. И повзрослей. Пора. Мне вызвать охрану? - добавила она, видя, что парень колеблется.
Тимофей покачал головой и вышел.
- Ой, спасибо, Наталья Валентиновна, а то мне этот урод все ноги оттоптал. Наташка собралась идти в кабинет, но секретарша остановила ее и, передав ей список с десятком фамилий, пояснила:
- Это те, кого стоит рассматривать на должность сисадмина. Если один из них откликнется на объявление, считайте, нам повезло, - она ткнула в одну фамилию. - Этот лучший, но бабник, каких мало.
В списке значилось - Виктор Владимирович Тарасов, двадцать семь лет, холост, - и красной пастой, от руки, почерком Олечки добавлено: - 20 см.
Наташка указала на цифры:
- А это что?
Олечка замялась:
- Это мне сказали первым, когда я выясняла все про кандидатов.
- И ты считаешь, что это важно для его рабочих качеств?
- Говорят он красавчик... - как бы между прочим, сказала секретарша.
- Думаешь, компьютеры от любви к нему и его члену ломаться перестанут?
- Наталья Валентиновна...
- Оль, ну хватит, я же тебе говорила, что официально только при посторонних, а так на 'ты'.
- Наташ, ну, сколько можно быть одной?
- Я не одна...
- Я не о любовниках говорю, которых ты как бульдозер сносишь со своего пути. Я о серьезных отношениях. Вот Ливнёва возьми, он уже сколько тут отирается, выжидая, когда ты снизойдешь до него?
- А он тут причем?
- Нет, это из-за меня он тут торчит.
- Это пустой разговор, завтра суббота, хочу отдохнуть от всего. Может, в бар схожу.
- Надо же, второй раз уже. Интересно, что, такой хороший бар?
- Любопытный, - усмехнулась Наташка, думая, придет ли Витька или ее резкость отпугнула 'ученика'.
Всю неделю воспоминания о курьезной встрече с ним плавали где-то на задворках сознания. Она так и не осуществила угрозу воспользоваться вибратором, собственно, она им и пользовалась всего пару раз, и особой радости ей это не принесло. Она любила в сексе саму прелюдию, поцелуи, ласки, дурацкие нежные словечки, само ожидание секса, да и ни один силикон не передаст ощущения и ритм, трение тела о тело. И время, когда лежишь без сил после полученного наслаждения и мужская рука, нежно гладит спину, вызывая отзвуки флешбека. Именно поэтому Наташка и шла на то, чтобы заводить любовников. Но отношения всегда быстро выходили за грань секса, первым признаком того, что с Наташкиной стороны проявлялась чрезмерная забота, были брошенные в спальне грязные носки и, уже близкая к приказу, просьба погладить рубашку. И вот странная ситуация с Витькой задела в ней авантюрную жилку, толкая на то, чего она изо всех сил старалась избегать. Обсуждение секса - подразумевает более тесные отношения, желание приоткрыть глубоко интимные тайны. И позволить это фактически незнакомому человеку, о котором не знаешь ничего кроме имени, и того, что тот полный лох в постели. А! Будь что будет!

Глава 6
В баре так же гремела музыка, девушка опаздывала. Витьке было не по себе, неделя выдалась суматошной: увольнение со скандалом, хронический стояк от прочтения 'пособия' презентованного Наташей, неожиданная удача с поиском работы. Место оказалось и в самом деле великолепным, хорошее 'железо', свой кабинетик со всем необходимым, и зарплата наполовину выше прежней, да обещание бонусов за добросовестный труд. Хозяйку (а фирмой владела женщина) он не видел, ему пришлось иметь дело только с секретаршей. Но как не странно даже на откровенный флирт с ее стороны, желание ответить на заигрывания у него не возникло. Он объяснил свою реакцию тем, что не хотел 'гадить' на новом месте. Но удивленный взгляд секретарши его смутил. Словно она ждала от него чего угодно, но не подобной 'скромности'. И вот теперь для полного счастья ему было просто необходимо, чтобы девушка пришла, пусть даже они и не закончат это день в постели. Впервые ему больше хотелось просто поговорить с этой язвой, нет, Витька, конечно, не собирался объявлять целибат. Он хотел Наташку, но не желал закончить все с голым задом на полу. Он понимал, что в случае повторения их прошлой встречи, другого шанса ему не дадут.

Витька, задумавшись, потягивал коктейль, пока стук каблучков не вернул его к действительности.

- Надеюсь, ты думал обо мне? Привет, - девушка изящно приземлилась на соседний табурет у барной стойки.

- Не то слово, думал, - улыбнулся Витька, - ночей не спал, считая минуты до встречи, - он взял ее руку медленно повернул ладонью кверху и легко коснулся губами самого ее центра. - И еще я внимательно изучал 'литературу', - и он, подняв глаза от ладони, подмигнул ей.

- Ну и как впечатление?

- Гм... - Витька сделал большие глаза, - я думал, что меня ничем нельзя удивить, но ЭТО... - он покачал головой.

- Вить, я хочу сразу предупредить, нас ничего кроме постели связывать не будет, ты не должен лезть в мою жизнь, пытаться что-то выяснить обо мне, я же со своей стороны не предъявлю на тебя никаких прав. Только на этих условиях я согласна продолжить наши... уроки.

Почему-то это предупреждение, такое правильное и привычное для него, когда он сам произносил его, сейчас звучало иначе, обидно как-то. Но что оставалось мужчине? Клянчить смягчить условия? И он кивнул:

- Думаешь, что так лучше всего? Хорошо.

Некоторое время неловкое молчание висело между ними, никто из них не решался предложить отправиться к кому-то на квартиру, сказав друг другу только пару слов.

- Наташ, может, поужинаем? - прервал тишину Витька.

Девушка кивнула, понимая, что легкий перекус и возможно разговор помогут сгладить тупиковую ситуацию.

Наташку порадовало то, что он не пытался как-то на нее давить, спорить по мелочам, но вот оплачивать ужин напополам категорически отказался. Разговор вился вокруг местной кухни, и обрывался, стоило прозвучать даже намеку на секс. Когда они вышли на улицу после ужина и ожидали такси, Наташка решилась:

- Вить, ну что мы, в самом деле, как девственники на первом свидании, - она взяла его за руку и улыбнулась.

Витька рассмеялся и, притянув девушку к себе, обнял ее за талию, и, уткнувшись носом в ее волосы, почти затерявшись в ее аромате, сказал:

- Верно. Думаю, что если мы перейдем к 'занятиям', то это настроит нас на соответствующий лад.

На это раз в квартиру они добирались иначе, со стороны они были похожи на влюбленную парочку, не спешащую показать на людях свои чувства, но в улыбках которой было столько ожидания, предвкушения, что только слепой не увидел бы этого.

Они опять приехали к Наташке, Витька почувствовал, что на ее территории ей будет проще расслабиться. И в самом деле, они расположились в гостиной, разговор начала Наташка:

- Вить, я знаю - целуешься ты хорошо. Но хочу спросить, ты куни делал когда-нибудь?

- Прости, что? - несколько опешил Витька, хотя расслышал и понял вопрос.

- Вить, ты собираешься играть в испорченный телефон?

- Извини... но ты так резко перешла...

- Иначе мы все время проговорим о всякой фигне.

- Нет.

- Нет, не делал?

Витька кивнул:

- Но этого же многие не делают, - оправдываясь, сказал он.

- Тебе нравится минет?

Витька опять кивнул, тело начало реагировать, а голова подбрасывала образы один эротичней другого.

- Так почему же ты не хочешь подарить женщине то, что доставит ей такое же удовольствие?

- Ну...

- Брезгуешь? Ты каждый раз принимаешь душ перед минетом?

Витьке сидел, как на раскаленной сковородке от правдивости этих слов.

- Женщина не зайчик-энерджайзер, - продолжила девушка, - включил и запрыгала. Мы сделаем так, доведешь меня до оргазма без члена, поставлю тебе первый 'зачет'. Нет - уйдешь удовлетворять себя сам.

- Где я ночью буду искать тебе замену?

- Замену? Вить, а с чего ты взял, что я говорила об этом? Пока идет наше... сотрудничество, другой быть не должно. Я в гарем не записывалась.

Собственно, Витька и не собирался спать ни с кем другим пока он с Наташкой, но уж очень 'тяжелыми' были условия. Мужчина вздохнул, подумав: 'Эх, привет, мозоли, здравствуй, холодный душ'.

Наташка встала с дивана и, подняв руки вверх, начала медленно одну за другой вытаскивать шпильки из прически. Если бы она снимала белье, Витька уверен, степень эротичности этого равнялась тому, что она делала сейчас.

Он тоже поднялся с дивана и, подойдя к девушке, убрал ее руки от волос, и вся их масса волной упала на плечи, пара оставшихся шпилек была не в состоянии удержать их тяжесть. Витька погрузил пальцы в мягкие завитки, при этом в голову лезли эпитеты, как будто считанные с так ненавидимых им любовных романов.

- Ну, скажи... - словно прочитав его мысли, подтолкнула девушка.

- Они как шелк, - прошептал Витька. Его руки скользнули на плечи, и почти не задерживаясь к груди, от возбуждения, нахлынувшего на него, руки плохо слушались и он слишком сильно сжал грудь. Наташка сбросила его ладонь:

- Это было больно. Просто погладь, не вцепляйся, как утопающий в спасательный круг.

Язвительность реплики, вернула Витьке хотя бы часть его выдержки. Он снова вернул руку на грудь и теперь осторожно провел по округлости пальцами, другая рука занялась пуговицами. Он расстегнул их, блузка распахнулась, открывая паутинку кружева. Витька понял, что именно сейчас у него есть возможность не просто тупо потискать ее, а разглядеть все скрытое там великолепие и, вспомнив 'инструкцию', он понял, что сделает дальше. Он провел пальцами по плечам Наташки, давая блузке упасть на пол, щелчок, и лифчик последовал за ней.

Наташка стояла перед ним, не сутулясь, не пытаясь прикрыться, ее глаза были слегка расширены, она прикусила губу. Что она пыталась сдержать? Собственное возбуждение или желание поучаствовать самой? Скорее второе, судя по прошлому опыту.

Витка приподнял ладонями обе ее груди и, склонив голову, коснулся поцелуем ложбинки между ними.
_________________

Глава 7
... Он вдохнул аромат женского тела, со слабой ноткой духов, словно пикантной приправой витающей вокруг.

- Соски... - еле слышно прошептала прерывающимся голосом Наташка.

Витька лизнул вершинку груди, ощущая, как под языком меняется структура кожи, мягкая плоть твердеет, сморщивается, делая соски острее. Он втянул затвердевшую горошину, ощущение оказалось неожиданно приятным, кожа, вроде бы не имевшая никакого вкуса, манила, как редкий деликатес. Витька впервые понял, как, оказывается, много он терял в сексе, пусть он и не считал, что оральный секс так уж приемлем для широкого использования, но вот сейчас, именно с этой женщиной, он возможно и рискнул бы осуществить эту ласку. Пока это мелькало у него в голове, Витька не прекращал ласкать грудь Наташки, и как это не прискорбно звучало, но именно ее 'учебник' дал ему немалую подсказку в дальнейших действиях. Он покрыл легкими поцелуями уже все, что было выше юбки и теперь нужно было что-то делать дальше, но, несмотря на то, что девушка, так ни разу и не коснулась его, если не считать скинутую руку, Витька был на грани, он изо всех сил пытался вернуть себе хоть слабенькое самообладание, и вроде бы это удалось. Он расстегнул юбку, и она съехала с бедер... на девушке были только узенькие стринги и пояс с чулками. И... Витька уже ничего не смог поделать, он упал на колени, застонал, ощущая, как тело содрогается, а оргазм неудержимо накрывает его вместе с волной стыда.

Наташка опустилась рядом с ним на ковер, обхватила руками его лицо, поднимая так, чтобы заглянуть в глаза.

- Сколько у тебя не было секса? Ну... - она встряхнула его, - кончай заниматься самобичеванием!

- Больше месяца до первой встречи, ну... после того тоже не было, так... душ.

- Встань, - она поднялась и собрала с пола свои вещи.

- Я сейчас уйду... - пробормотал Витька, пытаясь подняться, но ноги дрожали, с трудом удерживая его, словно он не опозорился, как мальчишка, а занимался сексом пол ночи.

- Я не это имела в виду, - девушка вытащила из шкафа запечатанный пакет, вскрыла, извлекла из него мужской банный халат, и протянула Витьке. - Прими душ и переоденься. Отцу купила, но так и не успела подарить, - предупреждая с его стороны неизбежный вопрос, сказала она.

- С чего такая забота? - Витьке не нужна была жалость, тем более от нее.

- Идиот, мы еще не закончили, надо было сразу сказать. Долгое воздержание не способствует выносливости.

- Должен ли я предположить, что у тебя недавно был кто-то еще?

- Не хами, я ведь могу и передумать.

- Извини.

- Ладно. Иди! - она сунула ему в руки халат и подтолкнула к двери. - Вещи оставь в ванной.

Пока Витька смывал последствия своей несдержанности, Наташка сварила кофе и сделала пару горячих бутербродов.

- Это мне? - мужчина кивнул на тарелку с закуской и чашку дымящегося кофе.

- Да, набирайся сил, они тебе еще понадобятся.

- Странная ты. Почему ты меня не выгнала? К чему эта жалость?

- Жалость? Это меня надо жалеть! Ты кончил, без разницы как! Тебе же было хорошо?

Витька должен был признать, что, несмотря, на всю стремность ситуации, ему и в самом деле было очень хорошо, правда не тогда, когда трусы стали липкими и мокрыми от спермы.

- Да уж, бабник, которому нужен подгузник. Есть чем гордиться, - хмыкнул Витька.

- Ну, если ты находишь это смешным, значит не все так плохо.

Наташка встала и, поставив чашку в раковину, направилась к выходу с кухни:

- Я сейчас, - и ушла в ванную, через минуту заработала стиральная машина, а девушка вернулась. - Останешься у меня.

- Не стоило...

- Ты хочешь уйти?

Витька понял, что у него есть еще большая часть ночи и раннего утра для того, чтобы применить все новообретенные знания и возможно эта девушка застонет в его объятиях, выгинаясь от страсти, затерявшись в экстазе.

' Да что за...' - подумал Витька, тело, похоже, готовило ему очередную пакость, в виде преждевременного выброса семени.

Пока они пили кофе и перекусывали, Наташка вышла еще раз, чтобы развесить выстиранные вещи.

Витька жевал не спеша, оттягивая момент, когда придется вернуться к 'обучению'.

- Вить, ты до утра тут сидеть собираешься?

Витька увидел, как смешинки пляшут в глазах девушки, а ямочки вдруг заиграли на ее щеках. Сейчас, в халатике, с этой милой улыбкой, она была такой домашней, такой... родной? Что за мысли? Сексуальной, именно сексуальной!

Она протянула к нему руку, он проглотил последний глоток уже остывшего кофе и встал, взявшись за маленькую ладошку.

Наташка привела его в спальню, а на его вопросительный взгляд, сказала:

- Тут парта удобней, - она опять улыбнулась.

Витька рассмеялся, и вся его скованность и ощущение, что он облажается в очередной раз, ушли, уверенность наполнила его.

Девушка замерла у края кровати в ожидании его действий. И Витька, отбросив даже тень сомнений в удаче, и начал по новой то, что уже делал до этого, поцелуи, ласки. Только теперь под халатиком ничего кроме стрингов не было. Не сказать, что то, что девушка сняла чулки и пояс, убавило сексуальности, скорее наоборот, добавило жара в тело, а чувственного тумана в голову. Откуда в Витькином мозгу сложился четкий план действий, он не знал, но понимая, что еще не готов к некоему для него экстриму в виде куни, решил, что для того, чтобы подвести девушку к краю, есть еще масса способов. Есть руки, которые, между прочим, уже сами неудержимо исследуют податливое женское тело, словно впервые, словно до этого они не ощущали ничего более манящего, словно если не коснуться - утратят что-то важное.

Витька опустился на колени, но уже не для того, чтобы снова вступить на путь позора. Перед его глазами оказался живот девушки, он приблизил губы и просто выдохнул, по телу любовницы прошел трепет, мужчина ощутил это, словно дрожь передалась по рукам его телу.

Он стал целовать кожу чуть ниже пупка, у самого края трусиков, каждый поцелуй заставлял все сильнее трепетать ее, посылая мурашки разбежаться по телу Наташки. Витька так увлекся процессом, что только когда он услышал легкий стон, а пальцы девушки проникли в его волосы, нежно поглаживая кожу головы, слегка притягивая, понуждая усилить ласку, понял, что его усилия приносят плоды. Витькины руки скользнули под резинку трусиков, потянули их вниз, полностью открывая его взгляду тело Наташки, ее руки все еще были в его волосах, ее голова была запрокинута, а дыхание рваным ритмом поднимало грудь, извлекая из горла хриплые вздохи и тихие стоны.

Витька встал и подхватил девушку на руки, он понимал, что нести ее никуда было не нужно, но так хотелось ощутить теплую тяжесть ее тела в своих объятиях. Он осторожно опустил ее на прохладные простыни, как же ему хотелось опуститься сверху и войти в нее, но... это могло оказаться последним, что он сделает с ней. Почему-то он был уверен, что нарушив уговор, заключенный с Наташкой, закроет дверь и уже ничто не поможет ему ее открыть.

'Черт, где этот долбанный клитор!?' - мелькнуло у Витьки в голове, когда он, раздвинув складочки скрывающие вход в лоно, погрузил туда палец.

Глава 8
- Ой, - вскрикнула девушка, явно не от экстаза, - Вить, больно же!

Витька убрал палец, если до этого девушка была достаточно возбуждена, чтобы еще немного и подойти к той грани, когда уже не он бы просил об освобождении, а она сама потребовала от него продолжения, то теперь наслаждение, если и не исчезло, то сильно ослабело. И, черт все и всех дери, придется все начинать сначала. Витькино эго, булькая, тонуло в океане безнадежности. Хорошо ласкать свою любовницу, если тебя не мучает стояк, и не трясет от страха опять залить все спермой, так и не доведя ее до оргазма, и не погрузившись, наконец, в ее лоно. Удастся ли ему увидеть, если не лицо возлюбленной в экстазе, то хотя бы легкое удовлетворение.

Наташке, если честно, было уже жалко Витьку, он так старается, но нельзя стать умелым любовником, просто прочитав книжку, пусть и очень эротичную и весьма детальную в описании некоторых моментов. Теория она и есть теория. Опыт приходит со временем и желанием учиться. Только секс ошибок не прощает и не приемлет. Каждая сторона ждет опытности от другой. И кто кого должен учить?

Наташка взяла руку Витьки и поднесла палец, что он погружал в нее, к его рту:

- Оближи, - велела она.

Витька, заворожено глядя на нее, сделал это, палец пах приятно, с легкой ноткой мускуса и какой-то интимности, на вкус слегка сладковатый, но ничего отталкивающего в нем не было. Она потянула его руку и подвела его пальцы к нежным складочкам, направляя, показывая, как погладить, где надавить, где легонько коснуться, где потереть. Витька наблюдал за сменой эмоций на ее лице, по ответу на каждое движение, уже сам, улавливая малейшие изменения в реакции ее тела. И тут он надавил, наверное, особенно удачно, потому что Наташка буквально захлебнулась на полувздохе, и ее тряхнуло, как от удара током.

- Да-а-а-а, - простонала она, хриплым шепотом.

Витька попытался повторить движение, понимая, что ему удалось найти то самое загадочное место, именуемое клитором, о котором многие слышали, но точное положение которого, знают отнюдь не все. Тело девушки выгнуло дугой, она подалась вперед, насаживаясь на пальцы, ее руки заскребли по постели, собирая простыню в горсти, а ее рот распахнулся в безмолвном крике.

Витька, продолжив ласку, склонился к ее телу, втянул в рот сосок, дрожь пронеслась по коже девушки. Похоже, Наташка начала терять контроль над собой. И тут ее вновь выгнуло в новой вспышке удовольствия, и мужчина ощутил, как внутренние мышцы начали рывками сокращаться вокруг его пальцев, и на Витьку снизошло откровение. Практически ни одна из его любовниц не кончала!!! Он лошара!!!

От мрачных мыслей его отвлек голос Наташки:

- Витенька, в тумбочке... скорее...

Он извлек пальцы скользкие от сокровенной влаги и неожиданно для себя... облизал. Он открыл тумбочку и увидел лежащие там презервативы: 'Она предложила мне не постельные игры, а настоящий секс?!'

Витька никогда не думал, что будет так рад этому. И он, боясь, что Наташка передумает, в считанные секунды открыл и надел презерватив. Мужчина склонился над девушкой, давая ей возможность отказаться, несмотря на то, что тело было далеко не согласно с его благородством. Наташка раздвинула ноги, и обвила его руками, притягивая к себе, он вошел единым толчком, и застонал от яркости ощущений. Ноги Наташки обхватили его бедра, она подавалась навстречу к каждому его проникновению. Ее стоны вторили его. Витька удивлялся себе, тому, что рвалось из его горла с хрипом и рыком. Тело сводило от напряжения, член горел от желания выплеснуть страсть во взрыве семени, но Витька, которого колотила дрожь, а руки еле удерживали тело, продолжал двигаться сильными глубокими толчками, старясь держать ритм, в надежде, что сумеет дождаться свою любовницу у грани экстаза. Она изо всех сил цеплялась за него, он не удивился бы, если бы его спина была поцарапана, но он был бы рад этим 'боевым' шрамам, если бы в награду ее лоно сжало бы его член так же, как сжимало его пальцы, толкая вслед за собой к наслаждению. Витька почти пришел в отчаяние, и тут это случилось, его плоть обхватили нежные тиски, с каждым сжатием толкая его все выше и выше на новую грань удовольствия. Это было невероятно, даже отчасти мучительно, но он не позволил себе остановиться, рывки стали беспорядочнее, женщина под ним стонала не переставая, он же просто рычал. Волна оргазма накрыла Витьку унося его вослед, мужчина рухнул на девушку, а та приняла его в объятия, обхватывая ослабевшими руками, принимая отголоски его наслаждения, последние толчки плоти изливающейся в ней.

Витька был почти в бессознательном состоянии, но тут вспомнил слова Наташки о выражении лица удовлетворенной женщины и, собрав остатки сил, глянул на девушку под ним.

Лицо Наташки было невероятно умиротворенным, на губах играла блаженная улыбка, длинные ресницы казались слишком тяжелыми для припухших век, но даже сквозь их занавес, было видно, какое сияние излучают они.

'Какое интересно у нее было бы лицо, если бы она любила меня?' - Витька не знал, почему вдруг этот вопрос возник в его голове, но он признал каждую букву его. Он и в самом деле хотел бы увидеть это, только вряд ли ему это светит. Сколько продлится его обучение? Судя по темпам, хорошо, если Наташка согласится еще хоть на пару свиданий! Это ведь только сделка, просто секс, без обязательств, без чувств, без будущего. Только вот еще надо убедить себя, что она просто временная любовница! Но как это сделать? Витька не знал про нее ничего, только имя, да адрес, даже на номер квартиры он не обратил внимания, сработала привычка, ведь раньше его никогда это не волновало. Сами позвонят, сами найдут, сами предложат.

Он осторожно вышел из девушки, и глянул вниз на презерватив, тот был просто переполнен, и если уж спросить его, то он отнюдь не был удовлетворен, и что не отказался бы от дубля, не смотря на усталость.

Витька встал, собираясь сходить в душ, освободиться от резинки и сделать 'техосмотр'.

- Принеси мне попить, сок в холодильнике, - прошептала еле слышно Наташка.

- Конечно, милая, подожди немного, - Витька поспешил в ванную на непослушных ногах, пока он ходил, в его голове снова возникла мысль (что-то много он стал думать, решил Витька): 'Если бы она была моей, в презервативе не было бы нужды, и я бы сейчас возможно был бы внутри нее. Черт, так я скоро и про ЗА... тьфу, ЗАГС подумаю!!!'

Он налил сок, выпил сам и отнес Наташке. Она была вялая, томная, и он, улыбаясь самому себе, осторожно подсунув руку ей под спину, поднял ее и напоил. Потом поставил стакан на тумбочку и, забравшись под одеяло, обнял девушку, притягивая к себе. Она прижалась теснее к его чуть прохладному после душа телу, уютно устраивая голову на его плече, и уже через минуту тихо посапывала ему в ухо. Витька закинул на нее ногу, усиливая близость. Он не заметил, как уснул. И увидел сон. Речушка, из тех, что всегда есть на окраинах небольших деревень, с берегами заросшими ивами и камышом. Рассветное солнце делает воду чуть розовой и тут из зарослей появляется лебедь. Он оглядывается, издает призывный крик, камыши расходятся и лебедушка присоединяется к нему, сплетая шеи в любовном танце.

Глава 9
Наташка медленно выплывала из сна, она давно не просыпалась в таком хорошем расположении духа, с телом исходящим истомой. Она зашевелилась, ей в ухо засопели, и сильные руки сжались, притягивая ближе, а в попу уперлось... это то, что она думает? Настроение упало, она опять сделала это? Она открылась? Потому что, иначе, откуда тогда появилось ощущение, что то, что случилось было чем-то иным, Витька же не стал за одну неполную ночь мастером, тогда почему тело просит... нет, требует его?!

- Знаешь, - раздался хриплый со сна мужской голос, - у тебя странная постель.

Эта фраза оторвала Наташку от самобичевания, она развернулась в его объятиях.

- Чего же в ней странного?

- Если бы это были коммунистические временами, я бы решил, что кто-то помер в правительстве.

- Не въехала... - пробормотала девушка.

- Мне практически приснилось 'Лебединое озеро'.

Наташка замерла от этих слов, тема лебедей в компании Семеновских парочек была весьма щекотливой. Она уточнила:

- Тебе балет приснился?

- Да, нет, речушка какая-то и лебеди в ней. Странно.

- Сколько?

- Чего сколько?

- Лебедей сколько?

- Пара, лебедь, ну и эта его... лебедиха.

- Лебедушка... - неосознанно поправила, задумавшаяся Наташка. Витькин сон ее сильно обеспокоил.

- Да мне хоть лебедка... - и тут он обратил внимание, что с девушкой что-то не так, ее тело словно одеревенело в его руках. - Наташ, да что не так с этим сном?

Девушка вывернулась из его рук и буквально в считанные минуты оделась. От ее спешки у Витьки возникло ощущение, что его сейчас выкинут из квартиры. Но, девушка, выходя из комнаты, только бросила напоследок:

- Вставай, - и скрылась за дверью.

- У меня и так стоит, - пробормотал мужчина практически традиционную фразу, понимая, что продолжения не будет, и виновны в этом водоплавающие из сна. Что не так с этими птицами, у нее что, аллергия на пух?

Витька встал, накинул халат и пошел в ванную, пока он умывался, Наташка молча положила на тумбочку его вещи, чистые и отглаженные. Витьке почему-то была очень приятна эта забота, ранее никогда не виданная. Когда он вышел, с кухни тянуло вкусными запахами, там его ждал основательный мужской завтрак. Витька сел за стол, ел он медленно, оттягивая разговор, он не ждал от него ничего хорошего. Скорее всего, его ждало изгнание. И какой черт дернул его на то, чтобы рассказать сон. Да, не черт это был, а ощущение нереальной близости, нежности, что вдруг вызвало его на редкую для него откровенность. 'Язык что ль отрезать? Не выход, она скажет, что это я специально, чтобы от куни отвертеться'.

Наташка пила сок, глядя на жующего мужчину. И какого, блин, ему лебеди приснились? Она не хотела верить, что это какой-то невероятный знак судьбы. Наташка не хотела поверить, что вот это тот самый мужчина, такой неловкий и пошедший на унижение. Что не говори, очень много мужчин готовы признать свою вину в том, что не доставили женщине удовольствие? Единицы! А вот теперь появился страх признать, что кто-то заинтересовал ее настолько, что она смогла убрать барьеры, проявить заботу. Ведь никто не заставлял ее стоять с утюгом, разглаживая малейшие складочки на одежде, да и завтрак этот...

- Не молчи, - попросил Витька, понимая, что напряжение медленно, но верно приближается к критической точке. - Почему?

- Вить, не думай, это не связано с тобой...

- Наташ, и я должен этому поверить?! - прервал ее мужчина.

- Я не обязана оправдываться! - крикнула девушка. - Нам лучше больше не встречаться.

- Я понимаю, я не очень в постели...

- Да причем тут это?! Я просто не ищу никаких отношений...

- Но мы только переспали, причем тут отношения, - только сообразив, что сказал, Витька понял, что даже если женщина не желает чего-то большего, то, что он сказал сейчас, равносильно пинку по больному месту.

Наташка замерла на секунду, потом ее лицо превратилось в ледяную маску, казалось, холодом, что шел от ее глаз, можно было превратить горячий кофе в кувшине кофеварки в лед.

Витька попытался хоть как-то исправить урон.

- Наташ, я не то хотел сказать.

- Ну, почему не то, самое то. Мы переспали все. Ни отношений, ничего нет. Тебе лучше уйти, - сказала она, увидев, что Витька, поднявшись, шагнул к ней.

- Не гони меня. Я не прошу многого, но давай хотя бы еще встретимся, просто посидим где-нибудь, поговорим, потанцуем.

- Не думаю, что это хорошая идея. Уйди!!! - уже выкрикнула она.

Витька как-то неловко развернулся, натыкаясь на мебель, словно не видя ее, и вышел, через пару минут хлопнула входная дверь, и потом звук работающего лифта возвестил, что ее гость ушел безвозвратно. Витька ушел!!! Исчез из ее жизни! Рада ли она? Борьбу с собой в попытке убедить себя, что она рада, Наташка проиграла сразу же, ее вдруг начала бить дрожь, такая сильная, что она сползла на пол - ноги не держали совершенно. Слезы побежали по щекам, да такие, что, казалось, глаза ослепли от их силы. Уши словно заложило. Будто мир вокруг перестал существовать.

'Почему?!'

Наташке хотелось крикнуть кому-то там наверху, кто сказал, что предел ее прочности до сих пор не преодолен? Сердце рвалось на части. Как убедить себя, что поступила правильно?!



Мишка почему-то никак не мог дозвониться до Наташки. После случая с 'женихом' он все время приглядывал за ней. Кроме него мало кто знал, насколько хрупким было душевное равновесие наконец-то обретенное ей. После женитьбы к его 'охране' присоединилась и Ленка. А так как телефон молчал, его супруга не замедлила послать его к сестре. Ему пришлось открывать дверь своим ключом. Наташку он нашел на кухне, она скрючилась у стены на полу и, обливаясь слезами, бормотала какую-то чушь об учениках, вибраторах и лебедях. Мишка не стал выяснять, как связаны между собой столь несовместимые вещи, оставив это дело жене. Он заставил девушку шевелиться, намереваясь увезти ее в Семеновку, зная, что новорожденные близняшки Лехи и Зойки, да и его супруга сумеют вернуть Наташке настроение. Так было всегда.



Витька вышел из подъезда и присел на лавочку на детской площадке, с которой был виден подъезд. Он просто сидел и глядел на него. Зачем? Если бы он сам это знал. На душе было муторно. Да что с ним такое?! Ведет себя как влюбленный придурок, осталось пустить слезу, наматывая сопли на кулак! И все только потому, что его выперла какая-то пигалица! Да кто она такая?! Да у него таких еще сотня будет! Точно! Он сейчас встанет и уйдет, и еще не успеет стемнеть, как в его постели будет женщина! Да, что там женщина, две! А с новообретенными знаниями он устроит такое... тьфу, а встанет? Да!!! Или... нет.

К подъезду подкатил джип. Дорогущий! Из него вылез... с каких это пор рэперы на таких тачках разъезжают? Хотя, что он об них знает? А это еще и здоровый детина, безо всякой связи с предыдущими выводами почему-то подумал Витька. 'Рэпер' скрылся в подъезде, прошло... собственно, Витька даже и не знал, сколько прошло времени, но то, что он увидел, буквально оглушило мужчину. 'Его' Наташку вынес на руках из двери тот самый 'рэпер'. Девушка доверчиво прижималась к его груди. И тут Витька разглядел его лицо! Твою же мать, за что?!!! Только Бандероса ему в соперники и не хватало!!! Тогда чего же она с ним, с Витькой, связалась?! Поиздеваться?! Или на приключения потянуло?! Ну, вот почему он, Витька, думал, что длинноволосый мачо, именно мачо, и у того такой лажи, как у Витьки не было?! А у него шансов против того ноль! А вот фиг, он будет страдать! Он просто выбросит ее из головы! Ну, сам же сказал - они только переспали! Он ее забудет... наверное... надеется, ему же никто не мешает... кроме него самого...

Глава 10
Наташка сидела в кресле укутанная в плед, вцепившись пальцами в чашку ромашкового чая, чтобы скрыть дрожь в них. Две женщины смотрели на нее, в ожидании рассказа о случившемся. Нет, они не приставали к ней с расспросами, но любопытство в их глазах скрыть было невозможно. Наташка и не собиралась их долго томить, ведь именно Ленка и Зойка, почти целый час пытались привести ее в себя. Пусть их и удивило Наташкино состояние, они не подали вида, предложив поддержку, и собственные плечи под поток слез. И вот между становящимися все реже всхлипами, девушка поведала им свои похождения.

- Ты что в 'точилки' подалась? Ну и лажа! - фыркнула Ленка.

- Во что?

- Не во что, а в кого. 'Точилки', - Ленка ухмыльнулась. - 'Карандашики' затачивать лохам.

Зойка прикрыла рот, чтобы не заржать в голос. Наташка продолжала недоуменно взирать на подруг:

- Че ржете? Толком объясните свои канцелярские приколы! - начала злиться она.

- Нат, ну че ты тупишь? Ка-ран-да-ши!!! - по слогам произнесла Ленка.

Аналогия сразу же всплыла у нее в голове.

- Да у него он хорошо заточен, только он об этом не знал.

Комната содрогнулась от хохота.

Но смех стих, когда Наташка опять зашмыгала носом. Возвращая их к оставленной было теме, напоследок поведала свою реакцию на 'лебединый' сон.

- И ты выперла его из-за того, что ему приснились лебеди? - практически хором спросили Зойка с Ленкой.

Наташка кивнула, на лицах подруг была написана крайняя степень потрясения.

- Наташ, у тебя как со здоровьем? - Ленка она и есть Ленка, сразу к сути.

- Лен, кто бы говорил? Мне Зоя рассказала про лебединую примету.

Ленка отмахнулась:

- Ерунда все это, - потом подумав. - Но даже если и не ерунда, выходит ты выгнала мужчину, предназначенного тебе судьбой?!

Наташка глянула на нее и снова заревела. Зойка толкнула подругу:

- Лен, ну, умеешь ты успокоить. Наташ, не реви, позвони ему, что уж проще.

- Я его-о-о но-о-мера-а-а не-е-е знаа-ю-ю-ю, не-е-е спро-о-си-и-ла-а-а! - проныла Наташка.

Зойка удивленно глянула на нее.

- Ну, поищи в справочнике, или Мишку попроси пробить.

- Я не зна-а-а-ю его фа-а-амилию-у-у, - застонала Наташка.

- Но чего-то ты о нем знаешь?

- Он красивы-ы-ый...

- Да уж, исчерпывающая информация - хмыкнула Ленка. - Наташ, что на тебя нашло? Ты же раньше узнавала о любовнике все, не удивлюсь, если ты знала даже, сколько раз за день он почешется, а тут...

- Ну, дура я, типа вы не знали?

- Наташ, успокойся, не все так плачевно, - девушка уставилась на Зойку, надеясь, что здравомыслие той выдаст что-то, что успокоит ее.

- Ну, давай рассуждать с твоей точки зрения, если ты зациклилась на лебедях, - Наташка попыталась возразить, но Зойка жестом остановила ее, - то значит, он твой суженый, а судя по тем же Ленке и Мишке, деваться тебе некуда, он все равно будет твоим. Ну?

Наташка обдумала сказанное, все это конечно было сплошной фантастикой, но только истерика испарилась, как лужа в жару, и на ее место пришла гордость, до этого никак не желавшая помочь ей придти в себя. И как результат вместо желания, чтобы Витька вернулся, возникло кровожадное желание придушить его собственными руками, нет, лучше киллер, нет... она обдумает это как-нибудь на досуге.


Витька страдал! Он страдал от того что эта... 'козявка', никак не лезла у него из головы, он бы смирился, если бы в голове всплывали подробности совместно проведенной ночи, но только по закону подлости, всплывал верзила 'Бандерас', прижимающий ее к себе, словно имея на это все права. Впервые за долгое время он пожалел, что у него нет машины. Он, Витька, вполне готов был опуститься до слежки! Зачем? Если бы еще знать. Он же не влюблен... просто ... а чего голову ломать. Вот пойдет сегодня в бар и...


...в бар Витька не пошел, объясняя это тем, что завтра на работу, и надо себя проявить, а если он не выспится или придет с бодуна, его чего доброго выкинут, так и не дав закрепиться, показать себя.

На работе он погрузился в дела, а их оказалось полно. Его предшественник на работе явно не надрывался, и хотя все оборудование было очень хорошим, но защита, проги, были если не устаревшими, то какими-то левыми, на некоторых компах, нужно было переустанавливать всю систему, иначе вис даже ВОРД. Увидев объем работы, он решил за лучшее, делать их по одному. Краем уха он слышал разговоры о том, что скоро намечался корпоратив, по поводу какого-то важного юбилея, связанного с фирмой. Мимо него дефилировали молодые сотрудницы, словно это они делают просто так, без намерения обратить на себя внимание. Но видя, что инициативы Витька не проявляет, работать не мешали. Мужчине это, как ни странно, нравилось, для того чтобы болтать будет еще масса времени, когда 'железо' будет работать без сбоев, а он станет тут своим.


Наташка на работу все-таки пришла, и к обеду в ее кабинет вошла Олечка, изливая восторги по поводу нового сисадмина. И какой он умный, и какой работящий, и как серьезно относится к обязанностям, и как... тут она запнулась. Видно пытаясь вспомнить, чем еще отличился сей товарищ.

- Так, Оль, я поняла. Только вот пусть сначала испытательный срок отработает, а тогда глянем. Так кто все-таки откликнулся, у меня до этого, если честно, руки не дошли.

- Тот с двадцатью сантиметрами, - ухмыльнулась секретарша. - Только вот странно. Я ему и глазки строила, и юбку чуть не на уши задрала, а он как труп - никакой реакции. Я даже начала сомневаться того ли берем на работу. И чуть не насухо его выжала, чтобы узнать точно. Но сегодня девчонки из бухгалтерии забегали, рассказывали, что и на их заходы он внимания не обращает, я и успокоилась. Значит, просто проявить себя хочет.

- Надеюсь, его энтузиазм и дальше не иссякнет, а свои двадцать сантиметров он придержит для внерабочего времени.

- Наташ, а что насчет корпоратива?

- А что с ним не так? - ответила вопросом на вопрос Наташка.

- Да, нет, все нормально, но новичка надо известить.

- Ты предлагаешь сделать это лично мне?

- Нет, я сама, - Олечка немного помялась. - Там Ливнёв рвется на праздник...

- Так в чем проблема, он совладелец, мог бы и не напрашиваться, а просто сам придти.

- Он хочет, чтобы ты его лично пригласила.

Наташка закатила глаза, сроду у него все через назад. Да только не будешь же с ним по этому поводу цапаться, проще пригласить.


Дверь в бухгалтерию хлопнула, Витька оглянулся, потому что услышал:

- О, Ливнёв, ну что за лапа. И как Наталья Валентиновна может перед ним устоять?

- Ничего, он упорный.

Витька был согласен, нет, не с тем, что этот мужчина 'лапа', а что и в самом деле на таких женщины клюют очень быстро. У него был другой чем у Витьки тип, про такой говорят - 'надежный', в отличие от 'раздолбайского' Витькиного. Мужчина забрал какие-то бумаги и вышел.

- Теперь опять засядет у нее в кабинете. Нет, чтобы у нас посидеть. Мы бы его приласкали в отличие от нее.

Витька подумал, что ж за женщина смогла перед ним устоять, и тут в его голове всплыл, уже в который раз, образ Наташки. Это вряд ли, две таких женщины за такой короткий срок - это перебор, хотя, что это он, на начальницу у него точно планов не было.


- Дмитрий Леонидович, надеюсь, вы отметите с нами юбилей создания фирмы, - официальным тоном спросила Наташка.

- Зачем же так формально? Почему бы не называть меня по имени, да и на 'ты' было бы проще, Наташа, - он сделал акцент на ее имени, типа а слабо и меня понежнее назвать.

- Как только на брудершафт выпьем, - хмыкнула Наташка.

- Знаешь, что будет в этом самым приятным? - он остановился, давая ей время, вдуматься в то, что он сказал, и на ее недоуменный взгляд, добавил: Поцелуй...

Глава 11
Витька собирался на корпоратив, у него было острое желание избежать этого 'знаменательного' события, но секретарша 'большого босса' убедила его 'не отрываться от коллектива'. С другой стороны, пора бы уже было и расслабиться, потому что эти несколько недель были самыми кошмарными в его жизни, если не считать 'трипперную эпопею'. Завал на работе не давал передышки, благо он сразу пресек поток желающих 'починить мышку', просто заменив ее на одну из запасных, оказавшихся в его закутке, не забыв при этом непрозрачно намекнуть, что следующую придется оплачивать из собственного кармана, и, назвав при этом цену (только вот откуда им бедным было знать, что для их работы такая навороченная мышь была нужна, как собаке пятая нога). Уважение к нему появилось после третьего отлаженного им компьютера, это выразилось во вкусностях, которыми стали снабжать его женщины, оценившие то, что теперь можно было сделать работу, не скрипя зубами на виснущие программы, пытаясь исправить ситуацию сотрясением клавиатуры и стучанием мыши, действиями заведомо безрезультатными, а зачастую и вредными. А уж главбух готова была целовать ему ноги, когда по ошибке она что-то не то, нажав, стерла недельную работу отдела, Витька не только восстановил документ, но и доходчиво объяснил пользу резервного копирования, про которое конечно же женщина знала, но до подобного случая просто не придавала этому особого значения, надеясь на русское 'авось'. Витька был доволен, хотя заинтересованные взгляды некоторых дам заставляли его порой задуматься об отсутствии секса. Правда, свободных женщин было мало, основная масса была замужем и просто получала удовольствие, прикалываясь над ним, особенно часто это были намеки про двадцать сантиметров, и почему-то у Витьки возникало ощущение, что линейка в глазу секретарши все-таки сработала, а окружающие дамы чисто ради любопытства хотели знать, верны ли измерения.

Спросите, откуда он знал размеры? Да какие только глупости не придут в голову, нет, не подвыпившим парням меряющимся достоинствами (если это слово вообще применимо к тому 'богатству', имеющемуся у иных), а некоторым озабоченным женщинам. Так вот одна из его пассий не нашла ничего лучше, как после довольно неумелого минета, вытащила из сумочки измерительную ленту (благо хоть не рулетку), и под каким-то тупым предлогом измерила Витькину эрекцию, а потом еще пол ночи превозносила его размеры. Как впоследствии выяснилось, все эти манипуляции были результатом пари, где стороны разошлись в параметрах на пару сантиметров. Витьку это нисколько не задело. Да, его использовали, как, впрочем, и он спорщиц, так что они квиты.

Короче все было хорошо... почти. 'Лебединое озеро' прочно поселилось в его снах, а образ 'козявки' назойливо всплывал в голове, но самое неприятное он просыпался утром с жесточайшей эрекцией, и если в ближайшее время ситуация не изменится, то он может свихнуться от того, что творило его тело. Душ помогал слабо, руки... не то, но пришлось привыкнуть, а что делать? Нет, Витька в монахи не рвался, да и в клуб 'Анонимных онанистов' тоже, но как быть, если направляясь в бар, вдруг обнаруживал себя около Наташкиного дома? И стоял, пялясь на ее темные окна. Он понимал, что мог бы с легкостью пробить ее по компу, но не делал этого просто потому, что обещал. Время шло, а Наташка так и не собиралась отпускать его.

Ладно, хватит, пора идти, и сегодня он найдет кого-то, без разницы кого, только бы оно принадлежало к женскому полу, и не было пенсионного возраста.



Наташка оглядела себя в зеркале, ну что ж никто не скажет, что она не старалась. Только вот почему ей хотелось, чтобы в этом наряде ее увидел именно Витька? Вопрос, конечно, интересный. А ответ? Его не было. Сегодняшний вечер ей, скорее всего, придется провести в обществе Ливнёва. Собственно, почему не расслабиться и не выкинуть этого 'придурка с лебедями' из головы. Ведь совершенно необязательно ложиться с Ливневым в постель, просто поговорить, потанцевать, выпить... брудершафт, поцелуй! Как-то это вылетело из головы.

Все это время она жила у Мишки с Ленкой в Семеновке, это, конечно, создавало некоторые проблемы, приходилось раньше вставать, да и пойти особо было некуда, еще цепляла откровенная любовь двоюродного брата и его жены, в эти моменты они словно выпадали из жизни. Почему-то теперь так хотелось того же, даже риск довериться кому-то стал казаться оправданным. Только где он тот самый?! Ну, или хотя бы приблизительно тот самый?! А вдруг это Ливнёв?! А она его отталкивает. Да и если так взять, он красив для мужчины, деньги ему не нужны, своих хватает, а может... или не может! А чего заморачиваться, вечер покажет!



Когда Витька пришел, веселье было в самом разгаре, народ еще не нагрузился, но уже слегка расслабился. Женщины огладили его одобрительными взглядами, мужчины, особенно те, чьи спутницы не сразу отлепили от него глаза, недовольно зыркали на него. Но в целом все было довольно мило. К нему сразу же подгребла Олечка-секретарша с настойчивым желанием представить его леди-боссу. Вот уж на что ему было плевать - под чьим 'чутким руководством' он трудится, и он не горел желанием говорить комплименты очередной бизнес-вумэн, почему-то образ этих дам ассоциировался у него с сорокалетними бесполыми особами. Они пересекли самое людное место, и тут его внимание привлекла изящная женская спина. На женщине было яркое платье, вьющиеся волосы были собраны в высокую прическу, открывая нежную шею, обвитую ожерельем, и маленькие ушки с сережками, в руке она держала бокал, из которого она только что пила, а судя по тому, что эта рука была переплетена с мужской, пила она на брудершафт с... да это же Ливнёв. Тот обвил талию женщины рукой, притягивая для поцелуя. Только почему это Витьке просто жутко захотелось оторвать эти руки от женщины, а самого Ливнёва отпихнуть, а при лучшем раскладе вообще дать в глаз. Женщина явно не была согласна с желанием мужчины углубить поцелуй. И тут голос Олечки заставил женщину обернуться, а Витьку выпасть в осадок. Это была Наташка! Его пропавшая без вести 'учительница'.

- Наталья Валентиновна, разрешите представить вам нашего системного администратора, Виктора, - жизнерадостно произнесла секретарша, словно и, не замечая, что оба представляемых находятся в легком шоке.

А вот Ливнёв оказался более внимательным, рук с талии женщины он не убрал, но и отпускать не спешил.

- Очень приятно... Виктор. Все хвалят вашу работу. Надеюсь, вы хорошо проведете время, - сухо сказала Наташка, не торопясь признать знакомство.

- А я думал, что мы уже перешли на 'ты', Наташ? - поинтересовался Витька, весь кипя внутри. Значит, пока он страдал, она Ливнёва охмуряла! Витька почему-то совершенно забыл, что и сам шел на это вечер не в шарады играть.

- Пожалуй, Вить, если ты настаиваешь, можно и на 'ты'. Ну, и как тебе наш коллектив?

- Коллектив? - разговор был верхом нелепости, говорили о всякой ерунде, когда сказать хотелось совсем другое. - Милый, любящий, сексуальный... - Витька ткнул пальцем в Ливнёва, - ...вас я не имел в виду.

- Вы не представляете себе, какое это облегчение, - ухмыльнулся Ливнёв, и попытался теснее прижать к себе Наташку.

Та поежилась и постаралась отодвинуться, да только Ливнёв как клещ вцепился в нее. Витька начинал медленно, но верно подходить к последней грани своей выдержки.

- Отпусти ее, - прорычал он.

- Это вы мне? - удивился Ливнев поведению Витьки, начиная потихоньку понимать, что между этими двумя что-то происходит, и стоит вмешаться - станешь крайним.

Витька подошел ближе, рывком вытащил Наташку из объятий Ливнёва, подхватил ее на руки и отправился на выход. Наташка, обалдевшая на мгновение, начала активно вырываться, ее действия кончились тем, что Витька перекинул ее через плечо и наградил ощутимым шлепком по попе.

- Кончай, брыкаться, мы должны поговорить, - попытался успокоить девушку мужчина.

- Пусти меня, придурок, - шипела Наташка, - обязательно показать всем какой ты офигительно крутой.

Но Витька, не слушая ее, все так и шел дальше, не обращая никакого внимания на потрясенных людей.

Витька вышел из зала ресторана и, в коридоре опустив Наташку на пол, прижал к себе, накрывая ее губы страстным поцелуем, словно пытаясь стереть то, что случилось у нее с Ливнёвым из ее памяти. Сначала девушка делала слабые попытки высвободиться, но с каждым прошедшим мгновением она все сильнее расслаблялась в его руках, губы стали мягче, ответили, поцелуй перестал быть односторонним. Руки девушки взметнулись вверх, обхватывая мужчину за шею, а его руки до этого просто удерживающие ее, начали нежно поглаживать спину Наташки, не прекращая, однако, как можно плотнее прижимать ее к себе.

Они оторвались друг от друга, только когда в легких кончился воздух. Губы девушки припухли, а ее помада перекочевала на Витькины губы.

- Ты все сказал, что хотел? - улыбнулась Наташка.

- Нет, это только так, вступление, Наташ, а если серьезно, мы не должны были ТАК расстаться. Не стоило мне рассказывать тот глупый сон, он какой-то девчоночий, да?

- Вить, я даже не знаю что сказать. Признаю я сорвалась, не стоило на тебя так орать. А сон... не грузись...

- Что не так с лебедями? - потребовал объяснений Витька.

Тут его буквально встряхнули за шкирку, а Наташку извлекли из его объятий.

- Наташ, поехали, - верзила-Бандерас стоял перед растерянной парочкой. Потом он обнял девушку за плечи и просто... увел. Все, что успел увидеть очухавшийся Витька - габаритные огни джипа увозившего его женщину. Теперь он уже не сомневался, она ЕГО женщина! Придется что-то решать с Ливнёвым и 'рэпером' - достали уже, мешать!

Глава 12
Наташка ехала с Мишкой в машине и не знала, что ей делать - смеяться или плакать. Для того и другого поводов было хоть отбавляй. Но все же, оптимистичность натуры и комичность ситуации заставили ее корчиться на сидении от смеха под удивленными взглядами, бросаемыми двоюродным братом. Наконец, Наташка нашла в себе силы выдавить:

- Миш, ты же видел его лицо...

- Да, парень был в глубоком шоке, что ты с ним сделала?

- Я сделала?! Да это ты его как паршивого котенка за шкимо оттащил... - сквозь смех пробормотала Наташка.

- Я что был не прав? - удивился Мишка.

- Пока не уверена, - сказала девушка.

- Слушай, а это не тот, что лебедей во сне видел?

- Ленка рассказала?

- Она, ты только не злись на нее, просто между нами нет секретов.

- Ничего страшного. И да, это он.

- Может, вернемся, кто знает, вон, как эти пернатые на нас сказались.

- Миш, ну что за глупости, поехали, он, наверное, уже ушел, ну, или нашел мне... замену, - последнее слово Наташка еле выдавила из себя.



Витька не знал, сколько так простоял, машина давно исчезла из виду, а ветер пробирал до костей. Он медленно побрел в ресторан. В коридоре стоял Ливнёв и курил, увидев Витьку, он уставился на него, и было понятно, что от разговора не уйти.

- И где же дама? В пещере спрятал?

- Рад бы, но нашелся другой неандерталец в рэперском прикиде, - прошипел Витька, Ливнёв удивленно глянул на него:

- Что ты имеешь в виду?

- Только то, что сказал, пришел лохмырь в рэперском шмотье и уволок ее, отбросив меня, как пацана какого.

Ливнёв на минуту задумался, а потом ехидно ухмыльнулся, словно знал, кто это был.

- У тебя нет против него ни единого шанса, - подначил он, - она любит его, чуть ли не с колыбели.

У Витьки почему-то от этих слов совершенно вырубился весь мыслительный процесс, ревность ядовитым туманом заполнила голову.

В мыслях было только то, что этот волосатик взял за привычку умыкивать Наташку.

Ливнёва похоже эта ситуация жутко забавляла, а Витька не придумал ничего лучше, чем ужраться до поросячьего визга. Но это-то ладно, на корпоративе все укушались как следует, но так его давно не несло: он смутно помнил, как пел под караоке, и танцевал, даже участвовал в конкурсе, на который его подбила секретарша. В результате чего его раздели до трусов, после чего ему пришлось защищать свою 'честь' от чересчур ретивых дам, пытавшихся лишить его последней защиты от горящих воодушевлением глаз. На помощь неожиданно пришел Ливнёв, который тут же пожалел о вмешательстве, потому что внимание сразу переключилось на него. И вот еле стоящий на ногах Витька и взъерошенный и потрепанный в сражении Ливнёв, предприняли стратегическое отступление. Ливнёв проявил неожиданное благородство и отвез Витьку домой, 'адвоката' ждала машина с личным шофером. Витька убеждал того, что это все лишние понты, Ливнёв только ухмылялся и кивал. А где-то на полдороге, Витька выдал ему странную фразу о том, что если тебе приснились лебеди, то тебя обломают с сексом.



Наташка решила устроить недельный отпуск, убедив себя, что это только потому, что она давно не отдыхала. Но только другие приняли ее слова на веру, а Ленка так вообще восприняла эту идею на ура, так как хотела пробежаться по магазинам, чтобы прикупить что-нибудь к предстоящим крестинам, намечавшимся у Зойки и Лехи, то, что там полагалось иметь приличной крестной. Мишка отпускать одну беременную супругу не желал, а сопровождать ее было для него смерти подобно. Ну, не умела Ленка втиснуть шопинг в один час, на который у того хватало терпения, поэтому он поддержал жену в желании взять в сопровождающие Наташку, а уж ждать в машине он мог если не бесконечно, то сравнительно дольше.

Наташка сказала, что встретит их у нового магазина детской одежды, недавно открывшегося в городе. Нужно было заскочить домой, на работу, и взять машину, надоело зависеть от Мишки, у него и так хватало забот, кроме, как состоять при ней шофером, и с неожиданными 'похищениями' пора было кончать.

Дом у брата все еще достраивался, да и часовня требовала внимания. А тут еще в связи с тем, что население все росло и росло, а в Семеновке не было даже завалящего магазина, было решено его построить, Наташку же озадачили, пока суд да дело, снабдить народ хлебом.



Витька так и не встречал Наташку с того злосчастного корпоратива, попытка выяснить где она - закончилась провалом, Олечка-секретарша по неизвестной причине на него злилась, и на его расспросы молчала аки партизан, причем все ее в этом поддержали. Что стало тому причиной, выяснилось в случайно услышанном разговоре - банальная завись, ну, скажите, какой женщине хоть раз в жизни не хотелось бы, чтобы ее вот так перебросили через плечо и унесли на глазах у всех. Но так как Витька (гад такой) не 'осчастливил' ни одну из незамужних дам, дефилировавших перед ним до корпоратива, то по извилистой женской логике выходило, что он нарушил субординацию, оскорбив начальство. Словно это самое 'начальство' не носило юбку и не имело соблазнительной фигуры. Выручил, как ни странно, Ливнёв, сжалившись, он поведал Витьке, что Наташка взяла отпуск на неделю, только вот где она намерена ее провести тот не знал, или не желал сказать, но парфянскую стрелу не удержавшись, пустил, высказав предположение, что она скорее всего 'наслаждается' обществом того самого 'рэпера'.



На одном из компов сгорел кулер, и Витькина работа застопорилась, тем более что кроме этого непроверенными остались лишь те, что были в кабинете Наташки и ее секретаря, а вот на них у него были особые планы. Но как назло, нужного у него в кабинетике не нашлось, и вот сейчас он направлялся в магазин прикупить необходимое.

Он почти дошел до места, но тут его взгляд привлек знакомый джип. 'Бандерас' вышел из машины и открыл пассажирскую дверь, помогая выйти женщине. Он поймал ее на полдороге, притягивая в объятия и нежно, но страстно целуя. И тут в женщине Витька узнал Зойкину подругу, Ленку! Так она же вышла замуж! Сложив два и два, Витька понял, что этот козел, что перебежал ему дорогу, Ленкин муж. Вот поганец! Мало ему жены что ль?!

Ленка выбралась из объятий рэпера и, несмотря на его возражения, направилась в магазин. Не успела она скрыться в нем, мужчина сесть в машину, а Витька остыть, как из подъехавшей машины выпорхнула Наташка и, увидев волосатика, радостно вскрикнув, кинулась к нему и повисла у него на шее. И этот гад, даже не побоявшись того, что может вернуться жена, прижал к себе девушку и, покружив, поставил на землю, причем руку с ее плеча так и не убрал. Они о чем-то шептались, склонив друг к другу головы. Во всяком случае, так это все выглядело в затуманенных ревностью Витькиных глазах.

И тут Витька понял, что мозги, оказывается, вырубаются не только от стояка, но и от странной реакции на поведение некоторых женщин... а точнее одной конкретной, с ехидной улыбкой и шоколадными кудряшками. Ноги сами понесли его к 'секретничавшей' парочке, с намерением... а вот каким именно он узнал только тогда, когда выдернув Наташку из объятий 'Бандераса' схватил того за грудки одной рукой, а второй прицелился ему в глаз. Вряд ли у него получился бы этот удар, если бы тот не обалдел от внезапности нападения, глаз у рэпера начал стремительно заплывать. Но если Витька ждал от него ответа, то нападение произошло с неожиданной стороны, девушка запрыгнула к нему на спину с криком:

- Это мой брат, не тронь его, придурок!

Витька замер от этих слов, и тут уже его глаз вспыхнул болью, рэпер не терял времени. Тяжесть с Витькиной спины исчезла, а перед его одноглазым взором возникла Наташка, расставившая руки в стороны и заслоняющая его от покрасневшего от ярости 'Бандераса', изо рта которого рвалось громкое рычание:

- Урою, на хрен!!!

Боковым зрением Витька уловил появление Ленки, которая, притормозив на мгновение от удивления, рванула вперед со спринтерской скоростью. Ее быстрое передвижение отвлекло внимание рэпера, и дало Витьке время осмыслить Наташкины слова:

- Он твой брат? - пробормотал Витька.

- Да, двоюродный. Мы друг с другом с колыбели дружим.

И тут мужчина понял, что Ливнёв вроде бы сказавший 'правду', вложил в нее другой смысл, а точнее это сделали кипящие возмущением и ревностью Витькины мозги.

Глава 13
'Рэпер' рванул к Ленке с криком:

- Не беги, упадешь! - Ленка на его вопль снизила скорость, но не настолько, чтобы в считанные секунды не оказаться в объятиях мужчины. А потом начался взаимный осмотр, словно это не Мишке поставили фонарь, а Ленка, как минимум, кувыркнулась с лестницы. Витька с Наташкой переглянулись:

- А тебе идет, - сказала она, указывая на его подбитый глаз.

- Наташ, тебе не мешало бы его уволить, - посоветовал подошедший Мишка, - сейчас не обеденное время, а он по улицам шастает, и мало того на родню босса кидается.

Слова Мишки в другой ситуации вполне могли бы осуществиться, хотя Наташка не была любительницей увольнять кого-то, не выяснив причины. Но тут главным действующим лицом был Витька, со своим показательным кулачным боем, принявшим нелепую, гротескную форму. Наташкино любопытство росло с угрожающей быстротой. Какая невероятная причина заставила вроде бы вполне адекватного мужчину ни с того ни с сего броситься в драку. Глаз брата было конечно жалко, да только не факт что если бы не ее вмешательство, Витька отделался фингалом, скорее бы всего, Мишка, как следует, пересчитал агрессору ребра. Молчание и злобные взгляды мужчин заставляли Наташку нервничать, выход предложила Ленка:

- Эй, бабуины, потом будете меряться у кого задница краснее, а сейчас пойдемте в кафешке посидим, а то на нас уже люди таращатся. Я хотела бы узнать, что же все-таки случилось.

Тут Мишка не утерпел:

- А че тут выяснять, одному ревнивому дятлу нужно научиться держать себя в руках, - проворчал он.

- Я не ревнивый, - огрызнулся Витька.

- Так значит то, что ты - дятел, сомнению не подлежит? - подколола Наташка, начавшая приходить в себя.

- А что делать, если я постоянно вижу тебя в объятиях других мужчин, а от меня ты шарахаешься, как черт от ладана?

- Я не шарахаюсь...

- Да? А куда тогда ты так неожиданно сгинула? И только вот не надо мне впаривать, что типа вдруг, откуда ни возьмись, навалилась усталость, и тебе срочно потребовался отдых, - закипел Витька.

Мишка и Ленка синхронно фыркнули, не обращая внимания на Наташкин грозный взгляд.

- Я тебе что, должна письменный отчет давать?

- Не помешало бы, и желательно поминутный! Ладно, этот, - он указал на Мишку, - верю, что двоюродный брат, а Ливнёв кто? Двоюродная сестра?

Официант, принесший кофе, заказанный Мишкой, чуть не уронил поднос и, прикрывая рот от смеха, быстро ретировался. Но тут очнулся Мишка:

- Что у тебя с Ливнёвым? - зарычал он. - Если он на тебя глаз положил, значит только намек с твоей стороны и ты считай что замужем!

Люди вокруг начали с интересом прислушиваться к происходящему за столиком, где сидели два потрясающих мужчины и не менее впечатляющие женщины.

- Какой на хрен замужем?! Не позволю! - заорал Витька.

- А кто тебя спросит?! - огрызнулась Наташка. - С какой стати ты лезешь в мою жизнь?!

- Я тебя люблю... - рявкнул Витька и тут же замолчал, осознав, что сказал. Замолчали и сидящие не только за столиком, но и в кафе, бразильские сериалы против этого, как 'Мурзилка' против 'Плейбоя'. Теперь все с интересом уставились на Витьку. Неожиданное его заявление, унесло прочь все вопросы кроме желания узнать, как это он ухитрился так вляпаться. Тишину нарушила Наташка:

- Ты сам-то понял что сказал? - осторожно спросила она, в руке при этом, судорожно сжимая телефон, словно при неадекватном ответе, сразу кинется звонить в дурку, пока Витька не начал кусать присутствующих за пятки.

- Сказал, значит так и есть, - проворчал он. - Что мне женщина не может понравиться?

- Вить, между 'понравится' и 'люблю' огромная разница. Некоторым нравится массаж простаты. Не дергайся, я имела в виду в лечебных целях.

Ленка и Мишка изо всех сил пытались не заржать. Витька только дергался, будто его пинали, и беззвучно хлопал ртом. Мишка поводил рукой перед Витькиным лицом, тот оттолкнул руку.

- Я в порядке... почти... местами, - Витька повернулся к Мишке и Ленке. - Она всегда такая.

Эти двое согласно кивнули.

- Хорошо, не соскучишься, и на походах в цирк можно сэкономить. Надеюсь, она над детьми так не издевается?

Витька понимал, что его понесло, но остановиться уже не мог. Помирать, так с музыкой!

Мишка и Ленка отрицательно помотали головами.

- Так, не поняла, - Наташка вскочила со стула. - Я с тобой переспала пару раз, а точнее полтора, а ты тут какую-то хрен несешь про детей. Да с чего ты взял, что вообще мне нужен? Если уж выбирать, то Ливнев и то лучше, с ним я, хоть буду уверена, что мои деньги ему не нужны.

- Да на фига мне твои деньги! - разозлился Витька. - Мне и своих хватает!

- Все вы так говорите!!! А потом глянешь, нижнее белье пропадает, - зашипела Наташка.

- Я че фетишист трусы тырить!? - громкость нарастала с каждым словом.

- Так не для коллекции, извращенец! Оно у меня дорогое!

Витька аж обалдел, его только что обвинили, что он из тех, кто приторговывает краденым бельем! Охренеть!

Интерес людей в кафе рос вместе с громкостью. Наташка, наконец, обратив внимание, что на них пялятся, пулей вылетела наружу, Витька, было, рванулся следом, но Мишка присек его попытку.

- Ты за ее маздой не угонишься, сядь. Что ты знаешь о моей сеструхе?

Витька сел, несмотря на то, что ему до невозможности хотелось броситься вдогонку, даже без надежды на удачу.

- Мало чего, она права - мы только переспали пару раз...

- Лен, иди, глянь, уехала ли Наташка, если нет, езжай с ней, иначе она будет лететь как Шумахер, а тебя она повезет, словно ты из хрусталя сделана, потом звякни, ладно.

Ленка кивнула и вышла. Мишка посидел с минуту, будто пытаясь что-то увидеть в нем, и что-то решив для себя начал рассказывать. И чем дальше шло повествование, тем мрачнее становилось лицо Витьки.

- Мля, вот мудак. Лично бы ему яйца оторвал за такое, - со злостью проворчал он.

- Не грузись, его отоварили по полной программе. Но разговор не об этом козле, а о Наташке. Она просто шарахается от всего серьезного в отношениях. Но дело даже не в этом. Ты уж пойми меня правильно, но я навел о тебе справки. И прямо скажем, счастья я при этом не испытал. Я и сам был не святой, но ты как повернутый на трахе, почти весь город обслужил.

- Тоже мне город...

- Не смешно! Я сестру люблю, мы практически росли вместе...

- Так че же ты ее тогда не защитил?!

- Это бы была медвежья услуга, так, во всяком случае, я тогда думал, потому что мог найтись еще один и еще один. Только не подрассчитал, что это ее так ожесточит. Она другая внутри, но это открывается, только когда она бывает с семьей, да еще с нашими Семеновскими друзьями. То, что она общительна с другими - поверхностно, стоит попытаться приблизиться, перед тобой возникнет неприступная стена. Пока никому не удалось ее преодолеть, и мужчины были, поверь, не придурки какие, для всей семьи это больная тема. Она, по сути, домашняя женщина, в смысле ее муж будет вкусно накормлен, у него не будет проблемы, какая из его грязных рубашек самая чистая на данный момент, да и дети если будут, то любимыми сверх всякой меры. А из-за того случая стоит ей сделать шаг навстречу, как она тут же делает два шага назад. Как я отношусь к тебе, в принципе не играет роли, если ты поможешь разрушить эту стену.

- А почему не Ливнёв?

- Ливнёв мужик конечно не из последних, но дело в том, что он себе на уме, а с Наташкиным языком и шустрячастью это чревато бесконечными скандалами. Он из тех, у кого либо по его, либо никак. Он не пойдет на уступки.

- Ты имеешь в виду, что я буду Наташке подчиняться? Это вряд ли.

- А кто говорит о подчинении? О хлюпика она только вытрет ноги и пойдет дальше. Нет, ей нужен равный...

- Я уже не подхожу, не так ли? Я конечно не бедный, но из-за того что я на нее работаю она всегда будет думать что я с ней из-за денег...

- Дурак, причем тут сколько у тебя шуршит в кармане? - фыркнул Мишка. - Она, между прочим, как и я, начинала с нуля, и для меня никогда не было важно, что Ленка не дочь миллионера. Соловьевы связывали свою жизнь только с теми, кого по-настоящему любили и не важно, богат он или беден, красив или не очень, здоров или нет...

- А как на счет бабников... - хмыкнул

Витька.

- У меня жена - Ленка, но я оторву язык любому, кто хоть слово плохое о ней скажет. То, что было ДО, не имеет значение, главное то, что сейчас.

Звонок мобильного прервал их беседу, звонила Ленка, сообщившая, что они на пути в Семеновку.

- Подумай о том, что услышал от меня, если то, что ты сказал про чувства к Наташке - правда, то борись. Но если ты ее обидишь, я не только не буду помогать тебе выкрутиться, но стану твоим врагом. А в этом городе мое слово кое-чего значит, да и семейка наша немаленькая.

- Понял, не дурак, - проворчал Витька, угроз он не любил, но понимал, что и сам защищал бы сестру, если бы она у него была.

Мишка бросил на стол купюру рядом с Витькиной и они, пожав друг другу руки, разошлись, каждый думая о своем и о том, как быть с Наташкой.

Глава 14
Ох, чуяла Наташка, что не стоило ей сегодня идти на работу, но отпуск не может продолжаться вечно, а погубить фирму только потому, что не желаешь выслушать мужчину, который видать от удара по голове, а иначе с чего еще, признался ей в любви, не самое лучшее решение. Да тут еще и Ливнёв со своими намеками о том, что новый сисадмин просто свел с ума женскую часть работающих. И что скоро они его так откормят на домашних пирогах, что он в дверь с мылом не протиснется. Наташка не ревновала!!! Нет!!! Какое ей дело до личной жизни какого-то... ну почему нельзя его кастрировать!? Наташка попыталась представить его на жертвенном столе, а себя с тесачком в руках и маньячным блеском во взгляде, только фантазию понесло не туда, вот почему он возникал в ее мыслях привязанный за руки и за ноги к кровати, возбужденный и глядящий на нее горящими от страсти глазами - озабоченная фантазия, мать ее.

Наташка была уверена, что появление Витьки в ее кабинете зависит только от того, как скоро 'сарафанное радио' сообщит ему об ее присутствии. А так как этот 'рассадник счастья и брачных уз', которым являлась фирма, горел, нет, жарко полыхал страстным желанием затянуть в свои ряды любого, кто еще не вкусил этого 'неземного блаженства', то у нее только пара минут, ну, или чуть больше прежде чем ее 'ученик' ворвется сюда.
Дверь хлопнула, но вместо Витьки в кабинет вошла расстроенная Олечка.
- Наталья Валентиновна, я облажалась, - виновато пробормотала она.
- Что так сильно? Что-то не так с контрактом на печи?
- Нет, там все в порядке, это из-за нового сисадмина, - секретарша помялась, а потом выпалила: - Он недавно триппер поймал.
От этой фразы у Наташки наступило невероятное просветление в мозгу, и однажды пытавшееся прорваться воспоминание, всплыло во всей красе.
- Он вылечился? - осторожно спросила она, и хотя она не думала, что Витька пошел искать приключения с триппером, но кто их, озабоченных бабников, знает, даже резинка не дает полной гарантии.
- Да, давно, с пару месяцев как уже, - в голосе Олечки слышалось облегчение.
- Ну, если он здоров, то о чем говорить? Надеюсь, наука пошла ему впрок, - как можно безразличнее произнесла Наташка, хотя внутри как-то сразу полегчало. - Иди, работай.
Не успела она вникнуть в документы кучей громоздившиеся на столе, а чего ожидать, когда вместо работы в 'прятки' играешь, как дверь опять хлопнула:
- Оль, дай разгрести эту кучу, потом поговорим об сисадмине.
- Интересно, что вы обо мне говорили? - Витькин голос резко оторвал ее от работы.
Наташка взглянула на него. Красив подлец, а глаза... он просто пожирал ими ее. Девушка была уверена, что от того, чтобы рвануть к ней и схватить ее в объятия его удерживает только неуверенность в ее реакции. Только знак с ее стороны, малейший призыв, признак согласия и ему будет плевать на то, что дверь открыта, что секретарша или еще кто-то в любой момент могут войти. Когда она осознала это, страх опять сковал ее, страх, что то, что она увидела в его глазах - просто озабоченность молодого темпераментного мужчины. Что слова любви ничего не значат, просто красивая упаковка обычной похоти. И Наташка выпалила:
- Мы говорили об сисадминах, настолько неразборчивых в связях, что лечат триппер. Значит, тогда в КВД я оказалась права?
Это было унизительно, стоять, не зная, что сказать. Оправдываться? Глупо. Да и поверит ли ему она? А он бы поверил? Не факт.
- Я ступил, я и не говорил, что идеален. У каждого есть свой скелет в шкафу, - от этих слов Витьки, Наташка поняла, что он откуда-то узнал о том, что с ней случилось. Кроме Мишки и Ливнёва подробностей не знал никто, слухи - да, а тут попахивало не слухами. Ливнёв исключался, тогда...
- Стало быть, Мишаня распустил язык, - зло сказала она. - Ну что, вдоволь посмеялся над моей глупостью? Да только пользы тебе от этого не будет!!! Еще один альфонс мне ни к чему!!!
- Я не смеялся! - крикнул Витька, шагнув к девушке.
- Извини, наверное, тебя просто затошнило от меня, - Наташка видела, что ее слова ранят своей несправедливостью, но уже была не в силах остановиться, ее, как говорится, понесло. - Ну, скажи, какая я дура!
Витька молчал, он понимал, что она только что просто закрылась от него, вот она та самая стена, о которой предупреждал Мишка. И чем ее пробивать?!
Витька знал, что надо что-то делать, пока она тут, с ним наедине, но когда твой опыт в отношениях с женщинами сводится к случайному перепиху, то, что нужно сказать, чтобы тебе поверили, приняли истину твоих слов? Как же страшно открыть душу. А вдруг там только пустота, пыль и паутина, как в заброшенном доме? Только даже если и так, все равно среди этой пустоты и заброшенности, как портрет на мольберте, теперь яркими красками сиял образ Наташки. И так же стало ясно, что ключ от своей души придется вручать девушке силой.
- Да, ты дура! - рявкнул он. - Ты спрятала голову, как страус в песок. Только жизнь не просто пройдет мимо, она еще и даст пинок в торчащую кверху задницу. Если ты хотя бы попыталась кого-то пустить в свою душу!
- И что? Чтобы мне туда нагадил триперный компьютерщик, не вылезающий из-под юбок?!
- Вот значит как?! А чем ты лучше!? Снимать незнакомых мужиков в баре, как потаскуха, лучше?!
- Убирайся, да если у меня все паутиной от недотраха зарастет, я с тобой не лягу!
- Ну и хрен с тобой! Возомнила себя королевой?! Денежечки, рублюшечки! Скрудж в юбке! Типа я на паперти у церкви побираюсь! Да что ты обо мне знаешь?! Ничего!!! Да я даже когда сюда устраивался, тебя и в глаза не видел, да и сомневаюсь, чтобы ты хоть глазком заглянула в мое резюме! Нет, блин, внесла меня в список неблагонадежных и радуешься!?
- Да читала я на тебя досье, две строчки о профессионализме, а остальное про двадцать сантиметров члена. Занимательное чтиво.
- Так мне что член урезать, чтобы ты меня всерьез восприняла. Что во мне кроме этого не так?
- Да у тебя даже машины нет! - ляпнула Наташка, понимая всю глупость претензии.
- И что? Может, я вертолет предпочитаю? Думаешь, если я на тебя работаю, то при желании бабок срубить не могу? Или под мостом живу как бомж? Просто мне нужды в больших деньгах не было, но это не значит, что их у меня нет. У тебя занимать не пойду! Сильно они тебя осчастливили, много дали тебе любви? Так и будешь в кошелек мужику заглядывать, решая, подходит ли он, и не зарится ли на твое?
- Да, уйдешь ты или мне охрану вызвать! - почти закричала Наташка.
- Что тут происходит?! - громкий мужской голос оборвал их перебранку. В дверях стоял Мишка и, судя по его взгляду, Витьке не светило ничего хорошего. Тот подумал, что, скорее всего, только что потерял единственного стоящего союзника, а по злому и бледному Наташкиному лицу, что добавил к той стене, что она возвела между ними, еще один бастион. Он сказал совершенно не то, что собирался, он не хотел оскорбить, унизить. Целью было сказать, что кроме нее, Наташки, ему ничего не надо, что вопреки всему в его душе поселилось чувство - непрошенное, нежданное, до сих пор не ведомое. Любовь - слово, от которого его раньше коробило, готово было легко слететь с его губ... если бы Наташка сделала шаг навстречу.

Мишка плотно прикрыл за ушедшим Витькой дверь, и сев на кресло, где обычно любил располагаться Ливнев, спросил:
- И что это сейчас было? Давай, рассказывай в подробностях.
- Зачем тебе? - пробурчала Наташка, хотя рассказать о том, что произошло, излить свое возмущение от Витькиных, по большей части правдивых, слов, хотелось. Хотя бы для того, чтобы почувствовать, что была права, изгнав нарушителя ее спокойствия.
- Ну, чтобы знать, какую часть тела ему открутить первую, только язык или и башку в придачу.

Глава 15
Если Наташка и надеялась на поддержку Мишки после рассказа о том, что случилось в кабинете, то тут ее ждал облом. Мишка вдруг принял Витькину сторону, сказав, что у Наташки мозги набекрень, если она думает, что Витьке от нее нужно что-то, кроме нее самой. И особо подчеркнул, что если бы она знала столько же о нем, сколько он о ней, то вообще бы 'не вякала'. Мол, Витька личность, оказывается, известная не только умением уложить женщину в постель безо всяких усилий, но и соображалкой. Правда, уточнять подробностей не стал. Так же он сказал, что хотя помогать ему не собирается, но и препятствовать Витьке в ЛЮБЫХ его планах, он особо подчеркнул это слово, давая тому карт-бланш, не станет.

От этого заявления Наташка немного растерялась. Стены и препятствия, так усердно выстроенные ею, рушились на глазах. Она всегда отталкивала мужчин, даже при слабом намеке на меркантильность - Витька сам платил во время той единственной встречи на людях, а будучи у нее в квартире, ни словом, ни взглядом не показал своей заинтересованности в явно видном достатке хозяйки. Он проявил себя мужчиной способным не только признать, что у него что-то не вышло в постели, но и желающим это упущение исправить, а не пойти по более легкому пути. Наташка, наконец, готова признать, что, несмотря, на некоторую его гибкость и уступчивость, мужская гордость и упорство и некий стержень, что делают из мужчины кого-то стоящего, в нем есть. Что он, тот, кто наверняка ассоциировал ЗАГС с адом, готов был пройти все семь его кругов. Он заговорил о любви и детях, темах-табу для большинства бабников. И вот и последнее укрытие, за которое она пряталась, Мишкина спина, кануло в Лету. Теперь она осталась в этой ситуации один на один со своей трусостью и нежеланием признать, что она уже проиграла, ну или выиграла - смотря с какой стороны смотреть. Что своей бестолковой упертостью, она заставит тех лебедей, что явились Витьке во сне уплыть, не оставив и перышка в память о себе. Что она делает? К чему все эти метания из крайности в крайность: тоска - когда его нет рядом, и гадости потоком льющиеся изо рта при встрече? Нужно ехать в Семеновку, посидеть на берегу, ха, глядя на тех же лебедей, и все обдумать, и обдумать самой, без подсказки с другой стороны, ей давали хорошие советы, и что толку? Пора самой решить, чего же хочешь - быть счастливой, пусть и в вероятном будущем, или наблюдать, как жизнь проходит мимо, через замочную скважину созданной собственными руками тюрьмы.



Ленка и Зойка сидели в саду, день был хороший, близнецы тихо посапывали в коляске, быстро уснув на свежем воздухе. А у подруг была другая забота:

- Лен, мне сегодня Витька звонил. Хочет встретиться, и голос такой умоляющий был, - сказала Зойка.

- Ну, наконец-то. Мне Мишка говорил, есть шанс, что он вообще сгинет после последнего общения с ним и Наташкой. Сказал, тогда он подумал, что Витька Наташку обидел и почти рычал на него, кто ж знал, что это опять Наташка в своем репертуаре.

- Эти двое, похоже, поставили себе цель перегрызть друг другу глотки. Как бы их до койки довести, больше чем уверена, проблемы исчезнут сами собой.

- Ну, так встреться и ним и узнай, чего он хочет. Только вот как Леху нейтрализовать, он же пузыриться будет из-за того, что ты с кем-то встречаешься, а тем более с мужчиной?

- С Лешиком, я разберусь, тоже мне проблема. Он у меня из кроличьей породы, значит травоядный, не покусает, только за... ну, сама понимаешь.

Женщины прыснули от смеха, зажимая рты ладошками, чтобы не разбудить детей.



Витька и в самом деле решился на звонок Зойке, как последний шанс. Дело в том, что он собирался прекратить играть в излишнее благородство и воспользоваться тем, что он умел лучше всего - искать информацию и ее анализировать, вещи в компьютерном деле просто необходимые.

Выяснить, что там с этой Семеновкой, Соловьевыми и лебедями - кто сказал, что это невозможно? С его-то связями.

Витьке были должны многие, нет, не деньги, просто должны. Витька был не просто одаренным, его работы на компе граничили с гениальностью, только вот славы он не искал, он даже в отличие от всей юзерской братии говорил, как нормальный человек. Никто сразу не догадывался, что вот этот симпатяга-раздолбай, еще и может поставить такое на ваш комп, что NASA обзавидуется. Его куда только не звали работать, но это были места, вырваться откуда было уже нельзя, а Витька любил быть 'свободным художником', и сам решать, как жить. И вот один такой контакт он и понянул за веревочку, получив за короткий срок то, над чем ломал голову все это время, ну или почти все...

Итак, он узнал, что Семеновка небольшая деревушка, которая после появления в ней парочек Леха-Зойка и Мишка-Ленка, вдруг ударилась в рост и процветание. Семейка Соловьевых оказалась не такой уж и богатой, только два ее представителя имели серьезный бизнес - Мишка и Наташка, остальные честно трудились, учились и просто дружно существовали при поддержке родных. А вот про лебедей никакой информации, кроме как из случайно прочитанного сонника не обнаружилось. И вот то, что он там вычитал, надо сказать, согрело ему душу. И подтолкнуло вспомнить о заныканном телефончике. А сейчас, когда согласие на встречу было получено, осталось только задать верные вопросы и не сорваться.



Витька пришел в кафе, наверное, за час до назначенного времени, просто уже не было терпения сидеть дома и каждую минуту глядеть на часы, поэтому, прихватив ноут, он и засел тут, уверенный, что теперь точно не упустит Зойку, а заодно и поработает над одним проектом, он снова взялся за заказы, которые приносили солидное пополнение на его счет. Витька даже расслабился и погрузился в работу, изредка прихлебывая кофе, да кивая официантке, прочно обосновавшейся поблизости, типа 'шла мимо, увидела, что у клиента пустая чашка'. Только вот на ее беду, Витьку интересовало сейчас два объекта - ноут и входная дверь. Однако приход Зойки, он ухитрился пропустить:

- Ну, Вить, я потрясена! Ты в кафе работаешь, а не клеишь очередную... мадам.

- И тебе, здравствуй! - Он оглянулся и наткнулся взглядом на официантку, тут же надувшую губки и пославшую ему многообещающий взгляд. - Да? А я и не заметил, - и он, окатив ее холодным взглядом, отвернулся.

- Гм. Знаешь, Вить, ты изменился.

- Ладно, Зой, я не о моих изменениях хотел поговорить. У меня есть парочка вопросов, на которые ты, скорее всего, знаешь ответ и, возможно, согласишься помочь.

- Ну, давай свои вопросы.

- Зой, ты не в курсе насчет истории с лебедями?

Зойка рассмеялась:

- Тебе что, никто про это не рассказал?

- Все как сговорились, молчат, как рыбы об лед. Только в соннике нашел, что они к свадьбе снятся. Глупость, конечно...

- Поверь, Вить, не глупость. Мало того, доказанный на нас с Лехой, и Мишке с Ленкой факт. Увидели лебедей или во сне, или в речке у Семеновки новую пару - готовь лимузин, дом в Семеновке, и наслаждайся счастливой семейной жизнью.

- Вот оно что, - Витька на минуту задумался, - значит, Наташка испугалась, что может оказаться замужем за еле знакомым мужчиной и так быстро?

- Ну, что-то вроде того, - ответила Зойка.

- А что насчет дома в этой вашей Семеновке?

- Место хорошее для отдыха, для детей, да просто для любви и жизни. Город это для работы, но отдыхать лучше там.

- Ясно, - Витька явно поставил в каком-то, одному ему ведомом списке галочку. - Зой, мне надо с Наташкой встретиться и поговорить. На работе это глухо, слишком много заинтересованных лиц, готовых лезть, куда не просят. Да еще Ливнёв по нервам ездит. Ну, и саму работу никто не отменял, привезли новые печи, а они с программным обеспечением, приходится работать переводчиком между рабочими и компьютерными 'гениями' с фирмы, откуда их привезли.

- Ты прямо пчелка. Ладно, Вить, хотя это и идет в разрез с моими принципами, да и Лешик с Мишкой не будут в восторге, приходи, - она полезла в сумочку и, достав оттуда яркий прямоугольник приглашения, вписав в него Витькины имя и фамилию, протянула ему. - Надеюсь, у тебя все получится. Не знаю почему, но мне кажется, что из вас получится идеальная пара.

- Твои слова, да Богу в уши. И Зой, не волнуйся, я не буду затевать скандал, если она поднимет шум, я просто уйду. Крестины я точно портить не стану.

- Ладно, Вить, я пойду, Лешик не отличается терпением, глядишь, искать пойдет.

- Спасибо, Зой.

- Не за что.



У Витьки оставалось мало времени, но он хотел все сделать по-людски - подарок на крестины, цветы... и пора снова обрести колеса. Дел было полно, а такси далеко не такая удобная вещь, как собственная машина... для разъездов.

Глава 16
- Леш, ну что за хрень, мы тут все с ног сбились, а ты куда-то умотал! Мы же договорились...
- Зой, не шуми, я ходил одну вещь проверить. Иваныч сказал, что вроде бы приметил на речке новую пару лебедей, так вот я убедиться хотел.
- Лебеди?! Новая пара?! И?
- Есть. Интересно, кого ждут свадебные колокола?
- Лешик, ты знаешь... я Витьку Тарасова на крестины пригласила...
- Зой, ты че, на фига нам это хмырь нужен. Он, как кобелина озабоченная, никого не пропустит.
- А вот и нет, он влюбился и всерьез, эти лебеди для него...
- Это кто же та несчастная на кого он запал?
- Наташка.
- Мишкина сестра?! На фига ей этот бабник?
- Так, Лешик, умерь свой пыл или тебе напомнить, каким ты был? Ты тоже до меня член не только чтобы пописать доставал! Может мне стоит вести себя как в начале нашего знакомства с тобой?
- Это ты про че? - Насторожился Леха.
- Это я про то, когда мое колено чаще встречалось с твоим пахом, чем мы занимались сексом.
- Зоенька, милая, да фиг с ним, пусть приезжает. Но ты все же не учитываешь того, что я же исправился.
- Вот и он тоже, так что не лезь к ним, и гадостей чтобы Витьке не говорил! Знаю я тебя, ты же меня, было время, к нему ревновал.
- Ну, было дело... ладно. Я его стану за версту обходить.

На своей машине до Семеновки Витька добрался быстро, а уж найти дом принадлежащий Семеновым оказалось еще проще. Около одного, из двух самых добротных домов, толпился народ, и стояли машины. Встреча с Лехой, Зойкой и близнецами прошла гладко, цветы и подарки приняли с благодарностью, а мордашки близнецов неожиданно умилили, заставив что-то внутри сжаться в ожидании... чего? Возможно того, что однажды такое же чудо войдет и в его с Наташкой жизнь... если она сдастся.

Он видел, как девушка суетливо мелькала где-то на периферии, но спешить не хотел, понимая, что пока не пройдут собственно крестины, он может помешать, а лишний, пусть и небольшой негатив, был сейчас крайне нежелателен.

Церемония, хоть и проведенная в небольшой часовенке, возвышенности и сокровенности момента не утратила. Когда она закончилась, все потянулись на выход. Всех рассмешил Мишка, изложив вероятное совместное будущее детей, чем привел в ужас Леху, а остальных заставил корчиться от смеха. Так, веселясь, они и дошли до дома, столы, поставленные в саду, ломились он угощения, и пока виновников торжества устраивали на отдых, Витька решил действовать. Все это время он держался в стороне, не попадаясь Наташке на глаза.
Она стояла, прислонившись к стене, и легкая грусть в ее глазах, да натянутая улыбка, выделяли ее среди массы веселящихся гостей.

Наташка задумалась, о чем? Да о том, о чем мечтают, хоть иногда, даже не признаваясь себе в этом, все женщины - о детях и семье. Милые рожицы близнецов всегда вызывали у нее легкую тоску, но теперь это чувство было сильнее, потому, что где-то там, в городе, был тот, с кем она хотела бы разделить это желание. Жаль, его нет рядом... ей на плечо опустилась рука, и знакомый запах парфюма, вызвал трепет во всем теле.
- Привет, Наташ. Видно нам на роду написано говорить друг другу гадости при попытке выяснить отношения. Но я, все же, хочу рискнуть еще разок. Поговорим?
Наташка обернулась и пристально взглянула в глаза мужчины. Что было в них? Ожидание? Надежда? Без разницы! Больше она не хочет ругаться и предъявлять претензии, она хочет услышать о любви, о том, что нужна ему, да и еще массу всего, что он, как она надеялась, скажет.

На другом конце комнаты Зойка подошла к Мишке, издали наблюдавшему за парочкой
- Миш, ты извини, это я Витьку пригласила на крестины. Он меня чуть не на коленях умолял.
- Зой, а за что ты извиняешься-то?
- Да, он около Наташки вьется, не к добру это.
- Почему?
- Он жуткий бабник.
- Сочувствую ему, - ухмыльнулся Мишка. - Что же ты раньше не сказала, мы бы свечку в церкви ему за здравие поставили. Оно ему точно потребуется.
- Ох, да ты все знаешь?!
- Ну, да. Так что можешь не изображать осуждение и расслабиться, я в курсе, что ты на его стороне.
Зойка покраснела.
- А как же их ссора, ты не будешь вмешиваться?
- Нет, не буду, пора бы им решить все окончательно. Мне Ленки хватает, чтобы держать меня в напряге, а от этой пары у любого крышу унесет.
- Миш, Лешик сегодня видел на реке новую пару лебедей.
- Ни хрена себе. Дело серьезное. Ну что ж, будем надеяться, что все к лучшему.

Витька с Наташкой вышли из дома.
- Ты тут все лучше знаешь, где мы сможем поговорить, чтобы при этом никто не влез?
Девушка подошла к столу и, прихватив несколько кусочков белого хлеба, сказала:
- Пойдем к реке, хочу тебе кое-что показать.
Витька уже догадался, что именно ему хотели продемонстрировать, но промолчал, пусть Наташка сама расскажет, пусть сделает хотя бы крошечный шажок навстречу, а уж остальное расстояние разделявшее их, он, если надо, пробежит.
На берегу было тихо. Кто-то установил там лавочку рядом с просветом в камышах. На нее-то они и сели. Наташка оторвала кусочек хлеба и кинула в воду, он приземлился на поверхность с легким шлепком, потом вслед полетел еще кусочек, и еще...
Витька не совсем понимал, для чего она это делает, даже всплесков рыбы не было видно... и тут из зарослей выплыл лебедь, оглянулся, и сразу же к нему присоединилась его пара. Они подплыли к хлебу и аккуратно выловили угощение. Наташка кинула еще, и тут к этой паре присоединилась еще одна. Наташка, молчавшая до этого, тихо произнесла:
- Это Зойкина и Ленкина пары. Они появились тут тогда, когда девчонки нашли свою любовь.
Очередная порция хлеба полетела в воду. Вдруг к тем птицам, что уже собирали подношение, присоединилась новая пара, заставившая Витьку и Наташку потрясенно уставиться на них. Лебеди вели себя несколько неуверенно, словно только недавно поселились здесь и еще незнакомы со здешними порядками, но уже отвоевывали свое место в стае.
- А это чьи? - Спросил Витька, уже имея в голове ответ. - Наши?
Наташка посмотрела в глаза мужчины, один шаг вперед и она может стать счастливой, отступи - и все рухнет.
И она сделала этот шаг, шаг в его объятия, с радостью принявшие ее решение, а его шепот заставил сердце биться быстрее:
- Обещаю, ты не пожалеешь.
Его губы проложили поцелуями от уха горячую дорожку и накрыли ее губы. Наташка даже не представляла насколько соскучилась именно по его губам, запаху, который вдыхала, словно это был воздух, так необходимый для дыхания. Осторожные касания рук, казалось, словно они заново узнают друг друга. Трепет тел от желания большего и не меньшего желания растянуть это все до бесконечности, продлить даже не прелюдию, а само вступление к ней. Отдать, как можно больше другому, зная, что будешь вознагражден сторицей. С каждым последующим мгновением понимание особенности происходящего, необычности ощущений, их невероятной глубины и силы. Чувство, что в их омут можно только глубже погрузиться, попытка вырваться на поверхность - смерти подобна.

Они забыли обо всем кроме друг друга, остатки хлеба давно упали на землю, и последняя из появившихся пар лебедей, которой угощения перепало меньше всего, осмелев, выбралась на берег и, видя, что людям не до них, осторожно приблизившись, утащила упавшее лакомство. Лебедь, видно решив, что можно потребовать добавки, больно ущипнул мужчину за ногу, не самое приятное возвращение из чувственного тумана:
- Ой, мля, больно же! - Вскрикнул Витька, спугнув птиц.
- Вить, ты чего лебедей пугаешь? - Удивилась Наташка.
- А чего они щиплются, - обиженно проворчал мужчина.
Наташка захохотала:
- Таковы прелести флирта на природе - пятна от травы на одежде, покусанная насекомыми или опаленная солнцем кожа, и песок в самых неожиданных местах. Эх, городской мальчик.
- Тоже мне потомственная колхозница, - фыркнул Витька. - Но я не готов к подобным подвигам, так что я тебя похищаю.
- Это куда, интересно?
- Узнаешь.

Они вернулись в деревню, и Витька подвел ее к черной 'бехе'.
- Это чья?
- Моя. Извини, но вертолетом я только на компе на симуляторе управлял, а машиной как-то привычней.
Наташка, молча села на сиденье, немного волнуясь, куда же повезет ее Витька.

Глава 17
Доехали сравнительно быстро, квартира, в которой они, в конечном счете оказались, была из 'престижных', то есть тех, где 'хрущевка' вместе с удобствами поместилась бы в гостиной. По привычности действий Витьки, Наташка поняла, что это его квартира. И даже навскидку та ничуть не уступала ее, вот тебе и простой сисадмин. Светлые стены и шторы, темная легкая мебель, стекло, металл - абсолютно мужское жилье, только в ней чувствовалось, пусть и едва заметное, присутствие женской руки. Видно Витька заметив, что Наташка нахмурилась, подумал, что с обстановкой что-то не так:
- После посещения матери, не всегда успеваю убрать ту фигню, что она везде расставляет.
Наташка облегченно вдохнула, теперь, когда она признала Витьку своей 'собственностью', она не собиралась им делиться даже в таких мелочах, хотя и не ожидала такого от себя.
- Съесть чего-нибудь хочешь? - спросил Витька.
- Да... тебя, - прошептала Наташка. - Извини, - она рванула полы рубашки, сразу же прижимаясь губами к его груди, а пальцами проникая под рубашку и стягивая ее с плеч мужчины. Витька, растерявшийся от такого напора в первый момент, поймал руки девушки:
- Так не пойдет. Позволь мне. Уж поверь, я голоднее тебя.
Он подхватил Наташку на руки и понес в спальню. Большая двуспальная кровать с кованым изголовьем и изножьем, выглядела не только удобной, но и какой-то эротичной.
Витька усадил девушку на нее и, избавившись от испорченной рубашки, встал на колени, он не стал срывать платье, он медленно расстегнул молнию, и еще более медленно спустил его с плеч, словно открывая долгожданный подарок, наслаждаясь самим процессом ожидания. Наташка подняла бедра, позволяя окончательно стянуть платье. Витька благоговейно провел кончиками пальцев по краю кружева, прячущего от его горящего взгляда вершинки сосков, уже не скрываемые тонкой преградой. Ему, как и многим мужчинам, нравилось на женщинах красивое сексуальное белье, но сейчас для него это было только лишним препятствием, ненужным, мешающим ощутить шелковистость и тепло кожи. Лифчик порхнул, и никому не было дела до того, куда. Оба сосредоточились на ощущениях, Витька на вкусе и нежности сосков, а Наташка на сводящем с ума удовольствии от прикосновения мужских губ. Она обхватила его голову, пробегая пальцами по волосам, и как ни странно, ей нравилась короткая стрижка, чуть колючая, и торчащая ежиком.
Губы пропутешествовали ниже, обцеловывая ямку пупка.
Наташка была не в силах сидеть, она откинулась на кровать, отдавая свое тело и страсть в руки мужчины, уже заставившего ее пылать и томиться в ожидании.
Витька медленно стянул с нее трусики, а потом, лизнув живот, начал спускаться ниже. Он развел ноги девушки, его рука коснулась края чулка, потянула его вниз, следуя поцелуями по открывавшейся плоти, то же самое он проделал и с другой ногой. Наташка стонала не сдерживаясь, поцелуи под коленками, вообще заставили ее жалобно заскулить, она даже не представляла до этого, насколько у нее там чувствительное место. Когда на девушке не осталось и нитки, Витька раздвинул ее ноги чуть шире и склонился лицом к лону. Наташка вздрогнула от неожиданности и от стремительно растущего наслаждения. А мужчина продолжил ласки, язык обводил влажные лепестки, он делал это с таким тщанием, что не было сомнений, ему самому это нравится, в какой-то момент, он присосался ртом, даря сокровенный поцелуй, от которого Наташка забилась на кровати, вцепляясь в простыню, жадно, между стонами, ловя ртом воздух. Витька понял, что его первый в жизни куни, если и не был верхом мастерства, но задачу свою выполнил. Теперь можно было позволить и собственному телу избавиться от боли, напряжения и нестерпимого желания. Он сдернул брюки и боксеры, подвинул вялую Наташку к центру кровати, и, наконец, вошел в нее. Ее тело было горячим, влажным, еще полностью не отошедшим от предыдущего оргазма. Витька сомневался, что продержится достаточно долго, чтобы еще раз подарить ей наслаждение, он и не ставил такой цели, это будет позже, а сейчас он просто дал себе волю. Он не знал, что есть две стороны воздержания, одна, когда быстро кончаешь не в силах сдержаться, другая, когда боль и напряжение отодвигают освобождение, вот второй вариант и случился с Витькой. Мужчина двигался резко, почти вбивая себя в нее. Сначала, почти безвольное тело девушки, зашевелилось, подстраиваясь и отвечая на его толчки, потом ее руки пробежали по его спине, слегка царапая ногтями. Сонный взгляд прояснился и встретился с его... и тут ее глаза закрылись, она выгнулась навстречу, принимая проникновения глубже, ее рот открылся и протяжный стон слетел с ее губ, а лоно стиснуло член мужчины, срывая его за собой, с последними судорожными рывками унося рассудок, наполняя тело бесконечным удовольствием, изливая семя...
- Черт! - выругался, очнувшись, Витька. - Наташ... а, Наташ...
- Д-а-а-а... - слабо протянула девушка.
- Я... это... резинку забыл надеть...
- Ты же детей хотел, - улыбнулась она, взглянув на обескураженного Витьку, по- своему поняв его слова. - Успокойся, я на таблетках.
- Да я не о том, просто я не хочу, чтобы ты стала моей по залету.
- Ну, тогда все хорошо, тем более ты триппер вылечил...
- Ты мне теперь всю жизнь будешь этим тыкать? - Обиделся Витька.
Наташка приподнялась на локте и встряхнула головой, пытаясь прочистить мозги от чувственного морока, что еще туманил ее голову.
- Вить, хочешь, я извинюсь?
- Хочу, - лукаво усмехнулся он. - Но чуть позже, а сейчас нам стоит пополнить силы. Пойдем, поищем чего-нибудь перекусить. Только, я хочу сразу предупредить, мои кулинарные таланты не идут дальше бутербродов и кофе, у меня даже яичница выходит как подметка, - вздохнул он.
Наташка поднялась.
- Это дело поправимое, свари кофе, а я пока душ приму, а потом буду тебя учить готовить завтрак.
- А может не стоит? - Жалобный взгляд с надеждой обратился к ней.
- А как же завтрак в постель для... любимой женщины? - она споткнулась на последних словах.
- Думаешь, я стал бы столько мучиться, ради того чтобы только переспать с тобой? Милая, я люблю тебя, теперь, когда я столько пережил, считая, что ты отвергнешь меня, мне не трудно сказать что я чувствую, тем более, пусть ты еще не ответила взаимностью, но хотя бы приняла мою любовь.
- Витюш, дай мне время, ты важен для меня. Но трудно вдруг измениться, став открытой, но я не заставлю тебя долго ждать... А теперь в душ.
- Может, я с тобой? - ухмыльнулся Витька.
- Иди, кофе вари, - она вывернулась из его рук и убежала в ванную.
Витька улыбнулся про себя. Неужели все налаживается. Наташка была сегодня совершенно другой - более мягкой, нежной, колючек словно и не существовало. Витька понимал, что стены рухнут полностью только тогда, когда слова любви прозвучат из уст девушки, но торопить ее он не собирался, понимая, что, скорее всего, получит обратный эффект. А пока он сварит кофе, а там видно будет.

Запахнув на себе, взятый в ванной, халат, Наташка с улыбкой наблюдала, как старательно Витька укладывает на хлеб ингредиенты будущих горячих бутербродов.
- А теперь в микроволновку, - и она указала, какие именно кнопки нажать.
- И это все? - удивился Витька.
- А ты что думал, там высшая математика? Большинство блюд не требуют каких-то особых навыков, хороший учи... - Наташка хихикнула на этом слове.
- У меня он самый лучший, - Витька подошел к девушке и прижал ее к себе, наклоняясь. Страстный поцелуй, танец языков, голова кружится, мысли направлены только на то, чтобы быть ближе, лаская, трепетом встречая касание партнера. Мужчина подхватил ладонями Наташку под попку, приподнимая, она обвила его ногами, халат распахнулся, открывая бедра девушки, от которых член мужчины отделяла только тонкая ткань боксеров. Движение руки, рывок. Он внутри. Влага и тепло приняли его, стон толкнул за грань, быстрые толчки, ответные стоны сильнее, и только когда, казалось, сдерживаться не стало сил, лоно сильно стиснуло его, отпуская страсть на свободу.

Бутерброды были уже не такими горячими, а кофе чуть теплым, но все смели, не жалуясь, и для еле сидящих за столом людей все было необычайно вкусным. Пронесшаяся ураганом страсть, самая лучшая приправа к любой еде.

В постель они шли, обнимая и поддерживая друг друга, усталость была не столько от того, что секс был бурным, сколько от того, что каждый из них испытал невероятное облегчение - ситуация, вроде, пошла на лад.

Витька проснулся от того, что при попытке повернуться на бок, потерпел поражение. Он открыл глаза, Наташка сидела на краю кровати, завязывая последний узел на его ноге. Он подергал руки, его надежно 'распяли' на кровати, привязав чулками.
- Наташ, я точно знаю, что у тебя не четыре ноги, я чулок не ношу, так откуда?
- Витенька, милый, каждая уважающая себя женщина имеет НЗ в сумочке, на всякий случай.
- Мне даже страшно подумать, какие 'сокровища' там можно найти после твоих слов, - проворчал Витька.

Глава 18
- Надеюсь, ты меня не пытать собралась?
- Нет, я задолжала тебе извинения, да и твоя кровать точно подходит к одной моей фантазии, - Наташка встала, представ в совершенстве своей наготы перед Витькиным взором. Глаза мужчины полыхнули жаром желания, а тело выдало незамедлительную реакцию.
- Наташ, а что именно было в твоей фантазии?
- Ну, она была немного... жестокой... не волнуйся, все будет не так, - поспешила она уверить Витьку.
- Знаешь... это случаем не массаж... ну, того, чем ты меня пугала? - Натурал внутри мужчины дрожал, как осиновый лист в ожидании ответа.
- Да, нет, про это я даже и не думала, но... я представляла более кровавую операцию... - и она многозначительно глянула на Витькин пах.
- Только не говори, что ты меня еще и кастрировать хотела... - виноватый Наташкин взгляд и бормотание - 'нечего было чужой выпечкой обжираться', подтвердили догадку, эрекция пошла на убыль, а мужчина добавил: - Слушай, может, ну их, извинения, развяжи меня, солнышко, тем более мне совершенствоваться надо...
- Вить, я же говорила, что все будет хорошо...
- Милая, геям и с массажем того самого хорошо, а те кто меняет пол с охотой лишаются яиц. Но я детей хочу... пусть и не прямо через девять месяцев, но все же.
- Будут у тебя дети, только мы же не их сюда делать приехали. Ты что струсил, Тарасов? Я даю гарантию тебе, останутся твои причиндалы там, где и положено.
Витька вздохнул с явным облегчением, хотя и понимал, что ничего столь ужасного ему не грозило, но на то он и мужчина, чтобы с некоторым пусть и глупым трепетом, относиться к содержимому штанов.
- Знаешь, я кое-что придумала для твоего спокойствия...
- Развяжешь? - С надеждой спросил Витька.
- Нет, но тебе понравится, - она отошла и извлекла из сумочки легкий шарфикик. - Я завяжу тебе глаза.
- Вот уж не уверен, что мне станет от этого спокойней, - с сомнением протянул Витька.
- Расслабься и получай удовольствие, - после этих слов, Витька перестал что-либо видеть. Остались только ощущения, и словно из-за того, что он не мог насладится зрелищем, тактильные чувства возросли в разы.
Нежные, тонкие пальцы очертили контуры его лица, коснулись губ, проследили, как дернулось адамово яблоко в судорожном глотке, прошлись по мышцам плеч, обвели окружности сосков, прошли ниже, пощекотав пупок. Витька ждал, что пальцы пойдут южнее и приласкают ту его часть, что совершенно не поддавалась никакому контролю, что не говори, либидо оно и в Африке либидо, если кому-то одного раза хватает чтобы утихомириться надолго, Витька в их число не входил, нет, он конечно умел сдерживаться, не бегая озабоченным за любой кинувшей на него призывный взгляд, чему доказательством служило его воздержание после Наташкиных уроков. Но теперь, стоило ему лишь чуть ослабить контроль, как тело выплеснуло все что накопилось за все это время. И он очень надеялся, что Наташка позволит хотя бы немного утолить жажду, горевшую в его крови, заставляя плавится тело, унося все разумные мысли. Он уже думал, что достиг грани, но тут пальцы сменились губами, теплый, влажный язык обвел сосок, а выдох, дуновением пронесшийся над ним, повеял прохладой, создавая контраст, пославший мурашки по всему телу. Когда девушка проделала это с другим соском, Витька не сдержавшись, застонал. Поцелуи невесомыми бабочками запорхали по его коже, следуя за пальцами, легкая дрожь в которых и прерывистое дыхание касавшееся его, студя влажные дорожки обведенные языком вокруг кубиков пресса, говорили о том, что и Наташку все это сильно заводит.
Витька млел, дискомфорт от повязки ушел в небытие, даже желание получить разрядку, мучительное и настойчивое, словно отошло на второй план, нет, оно не исчезло, но как-то ему удалось сосредоточится на самом процессе, лишний раз поняв плюсы долгих ласк. Страстный, быстрый секс хотя и приносит удовольствие, вряд ли сравнится с медленным наслаждением, постепенно разжигаемой страстью, вознаграждающих терпеливых просто-таки монументальным оргазмом. После которого трудно не только отдышаться, трудно вообще придти в себя. Да, 'урок' у Витьки был только один, но так случилось, что все что ему было нужно - чтобы его ткнули в его же заблуждения, не идиот же он в самом деле, чтобы до него не дошло. И теперь он настраивался на то, чтобы не сдаться на милость искусительницы как можно дольше... и тут губы коснулись бедра, возможно, он переоценил свои силы, пальцы осторожно сжали мошонку, а другая рука обхватила член, проводя сверху вниз по всей длине. Витька стиснул зубы, бедра сами подались навстречу руке, доводя движение до конца. Рука разжалась, кончики пальцев пробежались по венам оплетавшим плоть, она дернулась, прохлада по жару на самом кончике и движение пальца, размазавшего выступившую смазку. У Витьки уже возникла мысль взмолиться о пощаде, он, конечно, еще мог немного продержаться, но тело тратило последние резервы терпения. Мгновенный жар рваного дыхания и влажное тепло окутало член, втягивая, обводя языком, плотно обхватывая губами. Витька надеялся, даже ждал чего-то подобного, но был совершенно не готов к волне наслаждения. Да, минет не был для него каким-то дивом, но испытанное много раз удовольствие, почему-то оказалось в разы мощнее, желаннее. Он часто вспоминал за последнее время Наташкины слова о трех видах секса. И сейчас, даже не видя ее глаз он понял, то что происходит и есть то самое - они занимались любовью. Любовь добавила остроты сексу, усиливая любое касание до критической точки.
- Я больше не выдержу, - застонал он.
Свет ударил по глазам - Наташка сорвала повязку с глаз и, оседлав его бедра, резко, со стоном опустилась на его член, принимая его в самую глубину. Стоны слились в единую песню страсти.
Внутри она была влажной горячей, сдержанность улетела вместе с чулками, которые Наташка сорвала освобождая ему руки, мужчина тут же обхватил ее за бедра с силой опуская на себя, встречая это движение. О медленном слиянии речи уже не шло, нежность покинула их, осталась сумасшедшая жажда, резкие рывки, судорожное метание пальцев по повлажневшей от испарины коже, шлепки плоти о плоть. Оргазм вознес их к запредельным вершинам, их глаза встретились на мгновение, прежде чем закрыться, потому что веки словно налились свинцом, а удовольствие забрало себе практически все силы. Но за тот миг, что их взгляды встретились, словно свет пролился из них навстречу друг другу.
Наташка распласталась на Витьке, руки и ноги безвольными плетями обвисли по бокам его тела, в последней попытке обнять. Они начали шевелиться только тогда, когда обмякшая плоть стала выскальзывать из Наташкиного лона, сопровождаемая таким количеством спермы, что девушка удивленно глянула вниз:
- Вить, ты в курсе, что ты спермотозавр?
- Это потому, что еще немного и воздержание сделало бы из меня евнуха. А я ходил бы как кавалерист из-за распухших... гм, - он глянул вниз.
- Помыться бы сходить, но не уверена что смогу стоять, - блаженно вздохнула Наташка. - Да и лекарство приня...
Девушка, как подброшенная пружиной, села на кровати. - Ой, блин, ну что я за идиотка! Сколько уже можно тупить? - Она погрузила пальцы в волосы и застонав стала раскачиваться из стороны в сторону.
Витька тоже поднялся, обеспокоенный странным поведением девушки.
- Любовь моя, - фраза слетела с его губ привычно и так приятно, - что случилось?
- Да, просто классика жанра. Каждая дура знает, что антибиотики отменяют действие противозачаточных. А сама... - она махнула рукой, - да еще и ты залил меня до краев.
- Я не знал, извини.
- Да, что извиняться. Сама же сказала, что все в порядке. А теперь будет как в той поговорке - 'Поздно батенька, ждите ребенка'.
- Ну и в чем проблема? Поженимся, - Витька не смотря на то, что не хотел, чтобы девушка вышла замуж за него так, сопротивляться точно бы не стал, скорее поблагодарил бы судьбу за Наташкину 'амнезию'.
- Я не пойду замуж только потому что залетела!!! Ты же сам вроде не рвался по залету жениться?
- Натуль, опять? Причем тут залет-не залет? Почему ты так легко отмахнулась от моих чувств?! Думаешь, я с любой рад бежать в ЗАГС только потому что она ДУМАЕТ, что ВОЗМОЖНО залетела?
- Извини, но мне мало быть любимой, я и сама хочу быть уверена, что люблю.
- Тебе стоит поспешить разобраться в своих чувствах. Для меня слишком мало быть просто еще одним в череде твоих любовников. Я и так вытерпел от тебя много такого, чего я даже малую долю, не позволил бы мне сказать никакой другой женщине. Не рушь все ради эфемерных страхов.
- Тогда почему ты все не бросил? - прошептала Наташка пытаясь встать с кровати, и помочь развязать узлы на ногах Витьки.
- Я уже сказал, что люблю тебя, что еще могло сделать из меня такого мямлю? - Он, наконец, освободившись от пут встал с кровати и протянул руку замешкавшейся девушке. - Пойдем в душ, а потом я все же возьму презервативы и буду убеждать тебя, что и я тебе далеко не безразличен.
'Убеждение' закончилось тогда, когда небо начало сереть, возвещая о том, что рассвет не за горами. Сил шевелиться не было совсем, оба просто рухнули в сон. И только упрямство 'помогло' Наташке сдержаться и не прокричать на одном из пиков страсти слова любви.

Глава 19

Витька опять был зол. Даже удовлетворенное тело и забота Наташки на бытовом уровне: вкусная еда и чистая, отутюженная одежда, не поднимали ему настроения. Вроде бы, ну, что за мелочь, штамп в паспорте, но для Витьки это было, как подпись на пожизненно заключенном договоре, отдававшем Наташку в его вечное пользование. Она молчала о любви, но он не слепой, он видел ее не только в затуманенных страстью глазах во время занятий любовью, но и в том, как она смотрела на него, когда он ест, ловил ее задумчивый взгляд, отрываясь от ноута, когда вечером они сидели, занимаясь каждый своим, Наташка просматривала документы, а он делал очередной заказ. Вне работы они были практически неразлучны, а на фирме держали дистанцию, хотя пытаться скрыть от людей то, что происходит между ними, было не реально, еще и потому, что окружали их более чем внимательные женские глаза. Которые в состоянии обнаружить чувства там, где их фактически не было, ну а уж то пламя, что полыхало между ними, не скрыли бы даже каменные стены. Только вот как понял Витька, по какой-то одной им ведомой причине, все решили, что идея брака отпугивает не Наташку, а именно Витьку, типа он сволочь такая упирается, чтобы не идти в ЗАГС. Да он КОЛЬЦО купил!!! И думал, она обрадуется и бросится к нему на шею с воплем - 'Я вся твоя и никому не дамся!' Щас! Она сверкнула глазами, и процедив:
- Красивое, - ушла в ванную.
Ну, все! Сама напросилась! Не хочет по хорошему, бу-га-га! Он, конечно, не Макиавелли, но Наташка кое-чего не приняла в расчет.


Кольцо!!! Он просил ее выйти замуж и принес кольцо! Она было очень красивым, слезы подступили к глазам, а слова согласия сами рвались наружу. Но она, пробормотав черт-те что, ушла в ванную, где нарыдавшись в полотенце, залезла потом под душ, надеясь придти в себя и скрыть последствия слез, но когда она вышла, квартира встретила ее пустотой и молчанием.
Ночью она почти не спала, и потому немного опоздала на работу, всю дорогу думая, что сказать Витьке, чтобы вернуть его, понимая, что любит и что своим молчанием отталкивает его. И если в скором времени она не признается - то она натуральная идиотка.

Секретарша вскочила со своего места с встревоженным лицом.
- Наш, слава Богу, ты тут!
- Что-то случилось? - насторожилась Наташка.
- Тебе лучше увидеть все своими собственными глазами. Но если кратко - системе пипец.
Видно произошло что-то совершенно из ряда вон выходящее, что Олечка, как обычно с утра, не разговаривала с ней на 'вы'.
Наташка вошла в кабинет и сев за стол, включила компьютер. Во весь монитор в окружении цветов и летающих бабочек шла надпись - 'Наташенька, выходи за меня замуж', а ниже два варианта ответов - 'Да' и 'Нет'.
- И такое на всех компах на фирме, понятное дело, что вся работа стоит, - сказала Олечка.
- Вы пытались что-нибудь нажимать?
- Ага, конечно, не утерпели. Только выскакивало - 'Не твоей же руки прошу, убери корябки!'
Наташке стало смешно, но, в то же время, упрямство подняло свою голову.
- Где Тарасов?
- Никак не можем найти, все вроде его видели, но сказать определенно, где он, не может никто.
- Калиостро, мля. Уволю на хрен!!!
- Может, попробуешь сама ответить? А то работа стоит, - было ясно, что разговоры про работу, скрывают элементарное любопытство.
- А почему бы и нет, - пытаясь скрыть собственное желание узнать, что будет, произнесла Наташка, нажимая 'Нет'. Заставка сменилась на череп с костями, заиграл похоронный марш, и на мониторе всплыла кровавая надпись - 'Ответ неверный, если не изменишь его в течение пятнадцати секунд, попрощайся с одним из компов системы', и на экране пошел отсчет.
- Это же неправда? - С опаской спросила Олечка.
- Ну, он же не дурак, чтобы так рисковать.
Отсчет закончился, на мониторе появилось изображение системного блока, к нему подошел мужик и раздолбал его кувалдой, а потом экран вернулся к самой первой заставке с предложением.
- И что? - спросила Олечка.
- Сходи в бухгалтерию, спроси, - распорядилась Наташка.


Олечка вернулась почти бегом:
- Один из компов погас и при включении, вырубается через минуту.
- Гад!!! Ну, ничего, - Наташка позвонила в сервис, попросив прислать спеца, сказав, что у них серьезная проблема и это срочно. Тот приехал быстро и когда увидел, что случилось, ехидно улыбнулся:
- Может лучше согласиться, чем весь этот гемор?
- Чините, - прорычала Наташка. - Оль, ищи этого придурка! Ей-богу, я ему башку откручу.
- Придурок уже тут, - сказал Витька, входя в кабинет. - Привет, Ген, - кивнул он человеку с сервиса.
- А, Витек, как жизнь? Слышь, может, поможешь? Я даже следов никаких не нахо... стой, так это твоя работа?
Витька кивнул. Спец повернулся к Наташке:
- Если это он делал, я бессилен. Я конечно не дурак, но мы с ним в разных категориях, - вздохнул он, - либо договаривайтесь с ним, либо все железо на помойку отправляйте.
- Но там все! - крикнула Наташка.
- Сожалею, но в городе вы никого не найдете, кто с этим справится, - и он, кивнув Витьке, спокойно сидящему в кресле, ушел.
- Чини все! - Надвигаясь на Витьку, зашипела Наташка.
- Сейчас, все дела брошу... - хмыкнул Витька.
- Я тебя уволю! - взвизгнула она.
- Да, хоть сейчас, - хмыкнул Витька.
- Чего ты от меня хочешь? - стараясь не орать, спросила девушка.
- Ответь, как надо.
- А если я совру?
- У меня вся контора свидетелями будет. И хватит считать, что важнее твоих чувств ничего нет. Больше, я унижаться не намерен.
Наташке стало стыдно, она села за стол и снова взглянула на монитор.
- То есть, у всех на компах будет видно, что я отвечаю?
- Именно.
Наташка решившись, нажала 'Да', надпись сменилась на 'Ты уверена?'. Девушка удивленно взглянула на Витьку, он ухмыльнулся. Она опять нажала 'Да', новая фраза появилась на мониторе - 'То есть, никаких вообще сомнений?' Даже не глядя на мужчину, она знала, что он просто тащится от этого. Наташка, начиная закипать, щелкнула по 'Да'. На экране вспыхнули огни фейерверка, а потом новая надпись - 'Слушай, а ты же хотела выйти замуж за любимого, ты что, меня любишь?
Наташке стало смешно, вот жучара, не мытьем так катаньем. Да, собственно чего уж корчить из себя непреступную, она тыкнула 'Да'.
'И ты не откажешься от своих слов?' - было ответом.
- Вить, ты что издеваешься?
- Ну, не только же тебе?
- Я же так до обеда буду отвечать, а работа?
- Ну, вообще-то, - начал говорить Витька, поднимаясь с кресла и продвигаясь к двери, - у всех уже все работает, но так приятно узнать о твоих чувствах, хотя бы виртуально, - и он рванул прочь.
Через мгновение 'строгая начальница' бежала с криками за ним по коридору под удивленные взгляды работников. Они скрылись в его кабинетике, сначала оттуда слышался грохот, потом громкий стон, после которого наступила тишина, нарушаемая равномерным стуком.


Где-то через час, дверь открылась, и из нее вышел Витька, собственнически обнимая Наташку за талию, на руке которой поблескивало зеленым глазком изумрудное кольцо.


- Вить, я не собираюсь менять фамилию!
- Это почему? Чем тебе моя фамилия не нравится?
- Да, нет, она хорошая, но...
- Наташ, знаешь, я еще не исчерпал методы убеждения, - и он многозначительно поднял брови.
- А, ладно, чего там, - девушка махнула рукой, - Тарасова, так Тарасова. Но жить будем у меня!
- Я тут порылся в обеспечении новых печей...
- Хотя твоя квартира ближе к работе...
- ... там можно кое-что отладить, чтобы они не сбоили больше, - ухмыльнувшись, продолжил Витька.


Через месяц после свадьбы



- А ради какого праздника подарок? - спросила Наташка, разворачивая яркую обертку и попутно героически борясь с головокружением.
- Узнаешь.
- Это тест на беременность!!!
- Я думал, что после того, как ты призналась, что любишь меня, ты перестала тупить.
- Ой, черт, - Наташка убежала в ванную, где в считанные минуты поняла - Витька и в самом деле спермотозавр.

"ЭПИЛОГ
- Вить, идем спать, - проворчала Наташка, обнаружив, что муж опять сидит, уткнувшись в ноут. - Нам и без твоего левака на жизнь хватает. - Твои деньги - твои деньги, мои деньги - наши деньги, - просто ответил он. - Любимый, - подольстилась Наташка, - ну, хватит уже, ты доказал... - Да, я собственно ничего и не доказывал, просто я так считаю. - А куда мне свои девать? - А я почем знаю? Звонок телефона прервал их разговор. - Наташ, возьми трубку, мне немного осталось. - Да... - Наташка удивилась незнакомому номеру на АОНе. - Можно Виктора? - промырлыкал в трубке женский голос, обладательница которого, могла поспорить за первое место с 'Мисс секс по телефону'. Наташка протянула мужу трубку, сказав: - Тебя, - и вышла прочь, словно ей все равно, что за женщины с сексуальными голосами говорят с ЕЁ мужчиной, только дверь она не закрыла, и далеко не ушла, а насторожив уши, услышала: - Привет, Марта. - ... - Да, я почти кончил. - ... - А вот на стриптиз я не подписывался! Немного приоткрыть - это можно, но целиком, увольте. -... - Если хотите изысков, набавлю цену. И никаких тет-а-тет без оплаты. - ... - Дорого? Глянете, будете всю жизнь слюной исходить. - ... - Жене? Ну, конечно, ей это нравится! - ... - Нет, для нее абсолютно бесплатно, любовь как-никак. - ... - Вас будет трое? Придут посмотреть? - ... - Ну, пусть полюбуются, мне есть чем гордиться... И тут Наташка, не выдержав, ворвалась в комнату. При виде ее взбешенного взгляда, Витька отключил телефон и с улыбкой спросил: - Что-то случилось, любимая? - Тоже мне, святая невинность, - зарычала она. - Я думала, ты завязал с бабами, а ты... - и она залилась слезами. Витька вскочил и, подхватив на руки сопротивляющуюся жену, спросил: - Да, о чем ты вообще? - Кончил, он! Что, прямо от ее 'привета'!? - Дурочка, - рассмеялся Витька, - я про заказ говорил. - Заказ? А причем тут стриптиз? - Просто при открытии файла с той программой, что я им сделал, она самоуничтожается. Думали, что халява прокатит, - хмыкнул мужчина. - Они настаивали, чтобы я это убрал, я отказался, согласившись только на объяснения кое-чего. - А чего мне-то бесплатно? - Да, для тебя, любовь моя, все за так, - прошептал мужчина, начиная целовать жену, поглаживая ее небольшой, но уже заметный живот. - Вить, я хочу дом в Семеновке, давай на деньги, что у меня есть, перекупим тот, что строится рядом с Мишкиным. Ты же сможешь узнать кто хозяин? - Он тебе так нравится? - Осторожно спросил Витька. - Просто исполнение моей мечты, помнишь, я тебе как-то проект показывала? Ты что на меня так смотришь? - Ну, вообще-то этот дом и так наш, хотел тебе сюрприз устроить. - Но откуда такие деньги? - Я, как видишь, умею неплохо зарабатывать, когда нужно, - спокойно сказал мужчина. - Вить, я тебе уже говорила, как сильно я тебя люблю? Он кивнул. - Но это не все, ты - мой личный герой, мой Бэтмен. - Надеюсь, ты не изменишь своего мнения? - Ни за что на свете! Дверь распахнулась и в гостиную влетела Наташка, которая, несмотря на то, что как говорят в народе у нее - 'пузо лезло на нос', категорически отказывалась снизить скорость перемещения, и единственным, кто мог на нее повлиять был муж, но тот прибегал к своему авторитету только в крайних случаях. - Появилась новая пара лебедей! - Ее вопль, наверное, даже птиц с крыши вспугнул, но сработал как колокол созывающий народ. Буквально через пару минут все присутствующие были в гостиной и что для Андрюхи самое странное, подозрительно ухмыляясь, уставились на него. КОНЕЦ

  
  Отредактированный файл можно скачать тут, и не говорите что не работает сама проверяла. Витька, или Бабник -- это звучит гордо.doc

Оценка: 5.45*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список