Осенина Е.: другие произведения.

Секретарша для темного мага

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 7.57*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Позвольте представиться - Рихард Даркенберг, потомственный некромант, великий и ужасный темный маг. А вот это, рядом прыгает в дурацком платье, моя головная боль. Зовут Алисой, магичить не умеет, кот у нее противный(расцарапал, мерзавец, мою прекрасную... лицо), повисла на моей шее и постоянно требует денег. Нет, не жена. Просто помощница! Глава 1-9 и часть 10й Оценки зарезаны, не обращайте внимания.


Глава первая.

"Дом-на-Холме"

   Поместье Гринхольд поражало воображение размерами. Несмотря на заброшенный вид, дом впечатлял. "По сравнению со мной вы всего лишь букашки" - словно говорил его величавый, потемневший от времени облик. Некрамант* передернул плечами, отгоняя неприятное давящее чувство, и шагнул к двери. Крылья его тонкого носа затрепетали, ловя непривычно свежий воздух, откуда-то далеко донеслось глухое предгрозовое ворчание. Налившееся темнотой низкое небо не предвещало ничего хорошего.
   Некрамант нахмурил брови. Как темный маг, он ничего не имел против сумрака и бессолнечной погоды, но вот дождь терпеть не мог. В этих краях он лил по нескольку суток кряду, непременно низвергаясь с небес сплошным потоком. После таких дождей на дорогах еще долго царила непролазная грязь и не сходил густой молочный туман. Нормальные некрамаги в такую погоду сидят дома перед жарко натопленным камином и предаются изучению гримуаров.
   Некраманта звали Рихард Даркенберг и несколько недель назад он получил заказ на очистку странного дома. Поместье Гринхольд пустовало уже много лет. Последний хозяин, белый маг, погиб в стычке с какими-то бандитами буквально в паре лиг от собственного дома, оставив после себя крайне странное завещание. "Все, что мне принадлежит, я оставляю той, что живет в доме на холме" - гласило оно. Но проблема в том, что в Гринхольде никто не жил, кроме самого мага, да и тот появлялся нечасто. Ушлые белые маги, конечно, пытались оставить бесхозное наследство за собой, но, стоило тут пропасть нескольким из них, как они оставили бесполезное занятие. Сначала решили, дело в защитных чарах, что наложили на дом, однако ни одно заклинание их не обнаружило. Белая магия попросту не действовала на территории Гринхольда. Тогда и обратились к некрамантам, презираемым всем магическим сообществом. "Маги тьмы", "сиречь зла", какими только прозвищами не награждали предпочитающих черное колдунов! Но ввиду, как правило, отвратительного характера и весьма ветвистого аристократического древа вкупе с родовым достоянием, на прямые оскорбления решались немногие. Как бы то ни было, случались вещи, с которыми мог справиться только некрамант. Например, этот странный дом.
   Рихард взялся за толстое бронзовое кольцо, удерживаемое пастью устрашающего вида горгульи, и опустил его на внушительную дубовую дверь. Сверкнула молния, загрохотал гром и звук удара потонул в шуме непогоды. Заморосил мелкий дождик, немедленно пробравшийся за шиворот некрамантского плаща. Некрамант скрипнул зубами, мысленно проклиная почившего мага до десятого колена. Только после этого тяжелая дверь, словно издеваясь, со скрипом отворилась. Ровно до такой степени, чтобы пролез худощавый некрамаг, не больше. Рихард взглянул на сочащуюся тьмой щель, хмыкнул и стал протискиваться. Слишком уж любопытен казался объект изучения, чтобы привередничать. Да и дождик к тому времени зачастил и превратился в ливень.
   Тьмы некраманты не боятся, она дает им силы, оберегает и защищает. К тому же у них неплохое ночное зрение. Но тьма, что жила в этом доме, заставляла табун мурашек маршировать под рубашкой, а может виной тому были давно не топленые помещения, паутина и сырость.
   Даркенберг медленно пересек холл, из середины которого поднималась широкая лестница. Пушистые ковры скрадывали шаги, не скрипела ни одна половица, где-то в глубине дома тикали забытые часы. Направо и налево шли какие-то помещения. В большие, в два его роста, окна били шуршащие струи дождя, ветвистые молнии время от времени освещали пустой холл.
   Некрамант содрал с руки перчатку и провел бледным пальцем по лестничным перилам, приблизил руку к лицу. Алебастровая кожа даже не потемнела, хотя за домом давно никто не ухаживал и пыли должно было скопиться предостаточно. Мужчина скривился. В руку из потайного кармана плаща скользнул атамэ**. Магией некрамант решил пока не пользоваться. Она не отказала, как у белых, но могла повести себя непредсказуемо. Чтобы понять, куда двигаться дальше, Рихарду пришлось прислушаться к собственной интуиции. Где в домах обычно скрывается зло? Правильно, в подвале или, на худой конец, на чердаке. Вот только в Гринхольде все его чувства вопили об опасности, притаившейся наверху лестницы. Абсурд. Как если бы люди вдруг начали ходить на голове. Тем ни менее, себе некрамант верил больше, чем многолетней практике по изгнанию из домов злых духов. Хотя, злой дух, поселившейся во владениях, пусть и мертвого, но БЕЛОГО мага, это, знаете ли, из разряда дешевых романов. А если не злой дух и не чары, то что? Ответ на этот вопрос таился злым комком где-то на втором этаже.
   Рихард поудобнее перехватил кинжал и медленно стал подниматься по укрытой багровым ковром лестнице.
   Взгляд скользил по украшенным фигурами ангелов, держащих в руках подсвечники, перилам, поддерживающим лестницу колоннам с лепниной, картинам и фрескам, коими изобиловал второй этаж. Тихо скрипнула закрепленная под потолком громадная люстра, зазвенел хрусталь. Чем ближе ко второму этажу, тем холоднее становилось некраманту. Наконец лестница закончилась, Рихард ступил на мозаичный пол верхнего этажа. Сразу от лестницы вправо и влево вели переходы в разные крылья дома. Некрамант хотел было свернуть налево, отчего-то его туда тянуло с неимоверной силой. Но тут резкий порыв ветра растрепал его слишком длинную челку и пока мужчина справлялся с непослушными волосами, перед ним из темноты выступила ранее не замеченная галерея. В душе заскреблось нехорошее предчувствие, но ему не удалось перебороть уверенность в том, что Рихарду необходимо вступить именно в этот теряющийся во тьме пустынный коридор. Некрамант именно так и сделал, чутко прислушиваясь к окружающим звукам. Скрип, шелест, дробь капель по стеклу, тихие вздохи и шепотки. Чем дальше вступал Рихард в коридор, чем темнее становился сумрак, даже ночное зрение засбоило, словно глаза залепило сгустком тьмы.
   - Не мешай мне, - раздраженно уронил в темноту некрамант.
   Что удивительно, та послушно расступилась, открывая взору мага голые стены и три двери. Две были заколочены, а третья, с облупившейся голубой краской, приглашающее сверкала золотистой ручкой, отполированной множеством прикосновений. Причем двери все время менялись местами, и невозможно было понять, та ли эта дверь, или другая. Лестница позади растворилась во тьме. Ему ясно давали понять, что выхода нет. Выбери - или умри.
   - Твою антиматерию! - с чувством выругался некрамант.
   Все вопросы о странностях дома и пропажах отпали. Прежний хозяин оказался достаточно безумен, чтобы поселить в своем жилище старую тьму. Вот и верь после этого в светлые порывы белых магов. Да нужно быть безумцем, чтобы организовать в своем доме Дверь Ведьмы***! Рихард уважительно помянул крепким словцом почившего Белого. Чтобы претворить в жизнь страшную сказку, о которой не каждый некрамант знал, нужно быть поистине талантливым.
   Зловещее шипение тьмы возвратило некраманта с небес на землю. Ну разумеется, она, как и почитающие ее некраманты, нетерпелива. Рихард попытался припомнить все, что он знал про Дверь Ведьмы, а знал он немного. Это что-то вроде детской страшилки. Если в грозовую полночь остаться в старом пустом доме, нельзя заходить в коридор с тремя дверями. Две из них обязательно будут заколочены вкривь и вкось трухлявыми досками, а третья покажется вам безопасной. Выберешь не ту дверь, и потусторонние создания заберут тебя себе на кровавую забаву. А если выберешь правильно, исполниться твое самое заветное желание.
   На данный момент самым желанным для Рихарда Даркенберга было оказаться подальше от этого дрянного поместья, в своем уютном кресле у камина.
   Некрамант протянул руку к одной из дверей, но что-то не дало ему сделать окончательный выбор. Не страх, скорее ощущение, что он о чем-то забыл. О чем-то, связанном с правильным выбором.
   - "Считалочка!" - осенило мага. Действительно, в легенде приводился стишок для умасливания Ведьмы. Еще бы вспомнить его. Нечто вроде...

Раз, два, три, четыре.

Я здесь, во тьме,

В глубине коридора.

Раз, два, три, четыре.

Так скучно мне!

Бьют часы время выбора.

Раз, два, три, четыре.

Темный дом, три двери.

Выбирай, выбирай!

Две двери, две из них

заколочены

Ну а третья -Ведьмина Дверь!

   Три двери. Тогда почему "раз, два, три, четыре"?
   Некрамант ухмыльнулся и легонько толкнул стену рядом с облупившейся дверью. С выкрашенной в желтое стены в форме прямоугольника осыпалась краска. Показалась обычная, в меру побитая жизнью дверь с латунной ручкой. Даркенберг осторожно обхватил теплый металл и повернул. Раздался щелчок замка, из проема показался теплый свет лампы, разогнавший недовольно ворчащие клубки тьмы.
   "Неужели дверь Ведьмы?"
   Некрамант шагнул в открывшуюся комнату и замер. Оказался он прямиком там, куда мечтал попасть с самого начала этого промозглого вечера - в своем уютном двухэтажном домишке с хорошо натопленным камином. Вот только любимое кресло было уже занято. Разметавшись в мягкой глубине, на нем спала девочка. Темные локоны, отсвечивающие рыжиной в свете стоящей прямо на полу лампы, темно-красное бархатное платье и черные башмачки на аккуратных маленьких ножках. Личико бледное, губки бантиком, вздернутые брови и черные пушистые ресницы, отбрасывающие тени на круглые щечки - она была похожа на старинную куклу, которая была у его сестры в детстве.
   На коленях у девочки примостился большой дымчатый кот, который при появлении некраманта обвел того презрительным зеленым взглядом и зашипел. Она немедленно приоткрыла веки и обвела Рихарда Даркенберга не по-детски жестким взглядом холодных шоколадных глаз. Вся детскость с нее слетела и перед магом сидела уже не девочка, а очень невысокая девушка в странной одежде. Холеная ручка с алым перстнем погладила кота за ушком.
   - Я думала, никто не догадается, как выпустить меня из Гринхольда. Примите мои поздравления, мессир. Я, признаться, очень рада, что именно вы теперь будете обо мне заботиться.
   Промокшая одежда вызывала дрожь, да и эта странная гостья... Выдержка некраманту все же изменила. Он нащупал припрятанный в шкафу с книгами графин и сделал прямо из него несколько глотков, не отрывая от девицы взгляда. Огненное пойло обожгло горло и запустило мысли.
   - Кхе..кхе.. что?
   Девица обозначила на личике улыбку. Кот покинул ее колени, позволив подняться с кресла и подойти к Рихарду. Ростом она едва достигала его груди макушкой.
   - Я говорю, господин чернокнижник, что вы выбрали не ту дверь. И теперь ваша жизнь принадлежит мне. Как честный маг, теперь вы обязаны обо мне позаботиться.
   Незнакомка привстала на цыпочки и погладила некраманта по подбородку. Тускло вспыхнул на пальце камень-кровавик, подтверждая Право своей обладательницы на возврат долга.
   - Меня зовут Алиса.
   Некрамант моргнул и снова молча присосался к бутылке.
   "И она еще смеет утверждать, что я выбрал не ту дверь?! Да ведьма же натуральная!"
  
   Прим. к главе:
   *от "некра", субстанция, из которой некрамаги черпают силу
   **атамэ - ритуальный кинжал
   *** Дверь Ведьмы - изобретение автора, страшилка, бродящая в среде некрамантов. Они верят, что древняя тьма способна поселиться в пустом доме, где есть длинный коридор с тремя дверьми, две из которых обычно заколочены. Собственно, опасения не лишены смысла.
  

Глава вторая.

"Секретарша для темного мага"

   За окнами накрапывал привычный для осенней поры мелкий дождик, сулящий затянуть свой влажный визит еще на пару дней вперед, по улицам расползался сырой туман, а пара уличных фонарей старательно пыталась разогнать вязкую тьму перед домом. У них, правда, не очень получалось, то и дело гасли, но упрямо, раз за разом, вспыхивали вновь. Это были старые, умудренные опытом фонари, давно стоявшие перед домом некраманта и впитавшие часть его темной силы, но и они были не всесильны. Сегодняшняя ночь оказалась слишком темной.
   Некрамант, развалившись в любимом бежевом кресле, листал гримуар в жарком свете камина. Конечно, можно было зажечь и светляк, но где вы видели некраманта, у которого в темноте портится зрение?
   Маг обладал абсолютно соответствующей его статусу внешностью. Блестящие непроглядно-черные волосы, свисающие до середины спины, черные глаза, бледная кожа, изломанные брови, прямой нос, резкая линия скул, худощавое лицо и фигура. Некрамант был достаточно высок, но каким-то чудом помещался в кресле, по-паучьи ловко умостив свои конечности в ограниченном пространстве. Одевался, как и многие темные маги, преимущественно в черное, но дома вместо положенного обтягивающее-удобного наряда с россыпью серебряных побрякушек предпочитал разгуливать просто. В растянутых штанах на голое тело. А что? Удобно, да и не видит никто, а в гости без предварительного приглашения к некраманту никто не сунется. Припомнит и обязательно нагадит, словно шкодливый кот в хозяйские тапки.
   Как бы то ни было, стоило магу как следует расслабиться и углубиться в трактат о вызове потусторонних сущностей, в дверь постучались. Да не робко, как делали опасливые посетители, а вполне себе раскатисто, по-хозяйски. Некрамаг сначала сделал вид, что не заметил, но когда дверь затряслась под бешенными ударами, не выдержал. Проклиная всех и вся, сунул ноги в мохнатые теплые тапочки - ноги у него мерзли постоянно - и пошаркал открывать.
   Сверкнула молния, осветив стоящую в проеме темную фигуру. Некрамант прищурился и... бросился закрывать дверь. Опоздал! Шустрый ботиночек успел влезть в щель и не дал дубовой створке закрыться.
   - Я тоже рада вас видеть, господин маг, - звонкий голос ядом вполз в уши, - А теперь... не пригласите ли даму войти?
   "Нет!" - хотелось зарычать некраманту, но, к его ужасу, выбора у него не было. А он так надеялся, что это чудовище, которое он освободил по глупости из недр заколдованного дома, оставит его в покое!
   Всю жизнь Рихард Даркенберг, потомственный темный маг считал, что характера хуже, чем у "зловредного некромансера" не найти. Он вспоминал своего прапрадеда, деда, матушку и других родственников, которых угораздило родится с даром тьмы. Змеиный шипящий клубок, так и стремящийся подгадить друг другу! Но эта девушка переплюнула их всех. Каким-то немыслимым способом она спустя полчаса пребывания в его доме легко вытрясла из Рихарда немыслимую сумму золотом "на расходы и содержание кота", а затем отбыла в неизвестном направлении. Некрамант было вздохнул и думать забыл о наглой девушке, но не прошло и месяца и вот она снова стоит на пороге его дома. Все в таком же невероятно-кружевном наряде насыщенно синего цвета, голубой пелерине и отчего-то алой шляпке в потяжелевших от дождя волосах.
   - Ну же? - девушка ожгла холодным взглядом, - Или вы забыли о том, что вы благородный мужчина и должны мне небольшую услугу?
   Рихард скрипнул зубами, но проход все же освободил. Вслед за мелкой девицей вальяжной походкой шагнул кот, облив хозяина дома просто ушатом презрения.
   - Неужели вы спустили все деньги, что я вам выделил в благодарность за, гм, мое спасение? - съязвил некрамант. Ну да, если бы не он, неизвестно сколько бы еще пришлось девице куковать в Гринхольде, будучи не в состоянии покинуть его самостоятельно. И после такого она посмела заявить, что это ОН должен ЕЙ жизнь.
   - Не прожгите в штанах дыру ядом, мессир маг, они у вас и так худые, - не осталась в долгу девушка. Стянув тонкие перчатки, протянула руки к огню.
   Ну да, штаны и впрямь видывали лучшие беззаплатные времена, но в этом доме пока еще он, Рихард Даркенберг, хозяин. Так что будет ходить, в чем пожелает!
   - Неужели вы пришли ко мне, только, чтобы сказать это?
   - Нет, я пришла вот за этим, - девица нехорошо улыбнулась и извлекла откуда-то из одежды небольшую бумагу.
   Некрамаг грязно выругался. О, этот черный, с золотыми вензелями, кусочек истинного зла ему никогда не забыть! Сколько он противился, сколько сверлил взглядом старшую сестру, все без толку. Исходя из каких-то своих, чисто женских, выводов она внезапно решила, что для успеха в работе ему позарез необходим толковый помощник. Итогом стало вот это глупое объявление, расклеенное по всему городу. Сколько бы он их ни срывал, все равно болтались на каждом шагу. "Опытному некроманту, магистру Темных сил первой степени, требуется секретарь и верный помощник. Особых требований не имею. Обращаться: ул. Роз 15" - гласило оно. Правда, до дома некраманта еще никто их претендентов не добирался, уж больно слава о роде их деятельности ходила дурная. Для того, чтобы работать на черного мага, нужно быть кем-то или очень сильным или вот таким вот наглым, как эта девица. Тем ни менее, гордость не позволяла сделать такой шаг. Никогда!
   - Ни за что! - некрамант задрал подбородок и сложил руки на груди.
   Девушка скинула башмачки, став еще меньше, чем была, и, утопая по щиколотку в ковре, подошла к магу. Внимательно и оценивающе осмотрела, нигде не задерживаясь, и ткнула острым коготком чуть выше пупка. Рихард охнул и согнулся, держась за живот. Мелкая авантюристка, похоже, только этого и ожидала. Потрепала за щеку маленькой ручкой.
   - Сделайте милость, занесите мой багаж. Он прямо за дверьми остался. - пропела она ласковым голоском, - А теперь прошу меня простить, мессир маг, я утомилась и хочу поспать. Благодарю, что позволили занять вашу спальню.
   Пока маг хватал ртом воздух, девушка подхватила довольного кота и прошествовала на второй этаж. Весь вид ее выражал, что дело уже решено и не в пользу хозяина. Даркенберг поскрежетал зубами и, сам себе не переставая удивляться, отправился за багажом своего нового помощника.
  
   Утро встретило некраманта головной болью и чихом. Все же он умудрился простудится, затаскивая в дом те неподъемные баулы, что свалившаяся на голову мага девушка нежно обозначила как "багаж". Рихард сам не понял, почему впустил ее в дом, почему позволил нагло перевернуть свою спокойную жизнь и почему полночи таскал ее вещи под проливным дождем. Воистину, женщины создания непостижимые, именно поэтому некраманты так редко женятся.
   Рихард перевернулся на другой бок, пытаясь пристроиться поудобнее на жестком диване, стоящем в его кабинете. Не то, чтобы он любил неудобства, но... Из собственной спальни его выпроводила мелкая ведьма, а гостевой он не пользовался уже давно, так что за это время там могло завестись что угодно. Например, пыль, на которую у некраманта была жесточайшая аллергия.
   Едва магу удалось задремать, как нос щекотнул соблазнительный запах. Послышались торопливые шаги, звук которых смягчал ковер.
   - Просыпайтесь, мессир, солнце уже высоко, - произнес мягкий голосок над ухом.
   В подтверждение слов взвизгнули раздвигаемые шторы, и в глаза магу ударил луч дневного светила. Слишком яркий для того, чтобы перенести такое издевательство спокойно, но скривившийся мужчина глаз упрямо так и не открыл. Скрипнул неудобный диван. Нечто пушисто-острое упало Рихарду прямо на лицо, грозя снять с него кожу вместе со скальпом. Некрамант взвыл и отшвырнул от себя непонятный комок шерсти, в котором с трудом признал большого серого кота. С громким мявом животное извернулось в воздухе и приземлилось рядом с хозяйкой.
   Сегодня девушка надела черное бархатное платье с квадратным вырезом, узкими рукавами и странным подолом, спереди гораздо выше колен, а сзади наоборот слишком длинным. Волосы заплетены в косы, двумя "баранками" улегшимися на голове, туфельки на ногах с совершенно немыслимой высоты каблуками. Кто ее одевает? Это же ужас любой модистки!
   - С каждым вашим платьем вы страшите меня все больше, - хриплым со сна голосом прокомментировал Рихард и потер ладонями лицо, прогоняя сон.
   Девушка поджала розовые губки, поставила чашку с приятно пахнущим питьем на стол и вытащила из складок платья небольшое зеркало на бронзовой ручке. Некоторое время маг имел счастье лицезреть в нем свое опухшее синюшное отражения с красным носом, черный колтун на голове и исцарапанную грудь.
   - Хм, беру свои слова назад. Вы прекрасны.
   Арктический холод шоколадных глаз чуть померк.
   - Выпейте кофе, вам сразу станет легче.
   Некрамант с удивлением воззрился на исходящую приятным ароматом чашку. Кофе? Так вот как оно выглядит? Он слышал, что это напиток ценился далеко на юге, в пустынях, но самому пробовать не доводилось. Рихард взял чашку и осторожно пригубил темную жидкость. Ммм... за такое можно простить даже отвратительную побудку. Горьковато-медовый вкус и бодрящий запах привели мысли в порядок и изгнали назойливое желание чихнуть.
   - Так зачем вы вернулись, Алиса? Я думал, той суммы, что я вам выделил, хватит как минимум на год безбедного существования.
   - Отнюдь, - девушка подхватила отирающегося у ног кота на руки и несколько нервно погладила, - Едва хватило на адвокатов. Маги, видите ли, не хотели признавать завещание, по которому состояние Ромуальдо Залесского отходило мне.
   - Так это вы та, "кто живет в доме на холме"? - удивленно припомнил формулировку завещания белого мага Даркенберг.
   Не удивительно, что жадные маги не захотели отдавать крайне любопытное поместье и прилегающие земли непонятной девице ввиду столь мутной формулировки. Залесский, насколько он помнил, скончался лет десять назад, будучи одним из сильнейших белых магов. Неужели эта Алиса все это время просидела запертой в Гринхольде?!
   - Не только. Я к тому же его жена.
   Тот факт, что перед ним жена, а ныне вдова, пожалуй, самого талантливого мага последних лет, некрамант с трудом, но проглотил. Но Неужели она и вправду смогла выбить из жадных ручек Светлого Совета законное состояние?! Залесский славился безумными экспериментами и в его доме, наверняка, находилось много любопытных вещичек. То-то они столько лет упорно пытались взять над домом контроль и не посветили некраманта даже в имя умершего владельца!
   - Неужели вам вернули Гринхольд? - в Рихарде загорелась жажда знаний.
   Он уже мысленно потирал ручки, представляя, сколько интересного можно там обнаружить, если хозяйка его впустит. А куда она денется, будучи его личным помощником! Вот только зачем девица вернулась к некраманту, если она буквально жила на деньгах? Маги неплохо приплатили бы за доступ к подвалам и лабораториям Гринхольда.
   - Вернули, - кивнула девушка, почесывая млевшего кота, - Я в тот же день забрала оттуда свои вещи и кота, а дом сожгла. Мой муж всегда утверждал, что для других он опасен и после своей смерти просил как можно скорее от него избавиться. Так что теперь, мессир, я поживу у вас. Что может быть лучше помощника, который всегда под рукой?
   Рихард схватился за сердце. Сожгла!!! Мелкая только что совершила еще одно кощунство - уничтожила просто залежи ценной информации по экспериментам с магией и созданиями тьмы. Руки рефлекторно дернулись к тоненькой шейке, но наткнулись на алчный взгляд кота и лапу с выпущенными наготове острыми когтями.
   А еще она теперь будет на него работать и жить в одном с ним, Рихардом, доме. Чудесно. В смысле ужасно! Некрамант дрожащими руками опрокинул в себя остатки кофе и откинулся на спинку дивана. Противное солнце, словно издеваясь, немедленно засветило в слезящиеся глаза. В этих краях посреди осени оно выглядело таким же нелепым, как одна наглая девица, только что растерзавшая его привычную жизнь в клочья.
  

Глава 3.

"Первое дело"

   Уже третий день подряд некрамант не вылезал из любимого кресла. Кажется, он даже не прерывался на сон и еду, а только сидел, подобрав под себя ноги, и смотрел, не отрываясь, в погасший камин. Время от времени мужчина отмирал и осторожно массировал виски, постоянно хмурясь и что-то бормоча под нос. Если бы Алиса исправно не приносила ему кофе, он бы, наверное, совсем не двигался, а так приходилось совершать над собой усилие, чтобы охватить горячую чашку тонкими бледными пальцами.
   Девушка никак не комментировала такое поведение. Играла с котом, что-то читала, готовила кофе и иногда набрасывала на плечи некраманта шерстяной плед: доме из-за затяжных дождей царила сырость и гуляли сквозняки.
   Отвлекся от своих дум некрамант только тогда, когда вечером третьего дня Алиса зажгла несколько ламп и уселась подле его ног с бумагами, тканями и котом, вальяжно на всем этом развалившимся. Девушка что-то чертила на бумаге и показывала коту.
   - Дым, а если вот так? - ленивый удар серым хвостом,- Да ты шутишь что ли? Если я удлиню подол, то как ходить? - зевок во всю кошачью челюсть с мелкими, но острыми зубами, - Ладно, я поняла.
   - Что вы делаете? - Рихард вытянул затекшие ноги и вопросительно воззрился на парочку.
   - Шьем платье.
   Кот стрельнул подозрительно презрительным взглядом, будто происходящее являлось само собой разумеющимся.
   - Коты шить не умеют, Алиса.
   - А некраманты не впадают в меланхолию от того, что не могут справится со слабой невинной девушкой, - невозмутимо отрезала она, демонстрируя коту очередной набросок.
   Рихард тяжко вздохнул, откинулся на спинку и поверх сложенных домиком рук окинул свою новую помощницу взглядом. Распущенные темные волосы спускаются почти до талии, бледно-розовое платье с юбкой-колокольчиком и бантом сзади, белые чулки и розовые туфельки. Сама невинность, если бы не глубокий разрез, открывающий ключицы и чуточку кружева на белье. И все же она выглядела какой угодно, но не пошлой, со своим кукольным ростом, наивными холодными глазами и пышными платьицами. Подобных ей некрамант не встречал, поэтому до сих пор не мог придумать ни одного средства борьбы с этим невозмутимым созданием. Наличие женщины в доме его сердило и напрягало, но уходить она не желала ни в какую и на провокации не поддавалась. С подкинутыми в постель крысами, пауками и змеями девушка сюсюкалась, при виде гниющего зомби в ванной лишь наморщила носик и вытолкнула его взашей, а над ожившим скелетом долго издевалась, разбирая и собирая его в различных вариациях. Бедняга хоть и был кровожадной нежитью, а сбежал от нее через пару часов. Как итог - фантазия у некраманта закончилась, а наглая девица как жила в его родной спальне, так и живет.
   - Мессир маг, вы бы лучше делом занялись, чем сверлить меня уничтожающим взглядом, - Алиса со стуком поставила на столик перед магом исходящую паром и соблазнительным запахом чашку. Ах, кофе! Единственная вещь, из-за которой рука не поднималась банальным образом прибить наглую гостью и прикопать где-нибудь в подвале. Больно уж вкусно она его готовила.
   "Я бы занялся, будь у меня дело" - сердито подумал темный маг, прихлебывая горько-сладкую жидкость.
   Помощница подняла брови, словно комментируя его немного обиженное лицо. Некрамант прикусил губу. Неужели его скука так очевидна?
   - К вашему сведению, пакет от светлых магов лежит перед вашим носом со вчерашнего вечера! - Алиса указала на покоящийся на столике рядом с камином бумажный прямоугольник.
   Кот поддернул лапой валяющийся на полу карандаш и выразительно мявкнул. Для мага это прозвучало как "придурок", но, право слово, даже такие редкие животные, как коты и кошки, разумом пока не обзавелись. Многозначительный взгляд пронзительных кошачьих глаз, однако, твердил обратное. Но с этим животным можно разобраться позже. Рихарду интереснее было взглянуть, с чем на этот раз не смогли справиться светлые.
   Едва развернув письмо, он подпрыгнул в своем кресле, вскочил, взлохматил и без того торчащие волосы и скомандовал:
   - Собирайся! Мы едем в город. Заодно посмотрю, на что ты годишься, кроме кофе.
   Девушка фыркнула, отложила свои бумажки и стала повязывать на голову капор.
   Спустя некоторое время они уже тряслись в экипаже, направляющемся в сердце БеллАдригса, столице полуострова Ласк. Алиса, несмотря на недовольное бурчание некраманта, прихватила с собой кота и набитую вещами сумку. Тащить ее багаж пришлось, конечно же, Рихарду.
   Город встретил их оживленными улицами и солнечной погодой, из-за чего темный маг терпеть не мог тут находиться. Хотя Ласк славился своей сырой погодой и туманами, в Белладригсе дожди выпадали редко, стараниями светлых магов ясная погода властвовала над городом круглый год. Этот город совсем не подходил для некрамантов, слишком велика концентрация светлых магов. Темные маги, как правило, селились в пригороде, как Даркенберг, или в раскиданных поблизости маленьких городках.
   Экипаж остановился перед воротам Академии Магии. Внешне она выглядела как обычный трехэтажный каменный дом, однако это была лишь видимость. За невыразительным фасадом раскинулся лабиринт комнат и уровней, вмещающий в себя лаборатории, классы, жилые комнаты, кладовые, архивы и многое, многое другое. Академия являлась своеобразным "городом в городе" и фактически существовала вне остального мира; преподаватели и студенты редко покидали ее стены.
   Рихард подхватил багаж, покинул неудобное средство передвижения и подал руку своей маленькой помощнице. Та, недолго думая, сунула некраманту кота и довольно резво спрыгнула со ступенек. Серый негодник меланхолично вздохнул и выпустил когти, портя Рихарду новую рубашку и протыкая бледное запястье. У Даркенберга дернулся глаз. Алиса недовольно покосилась на кота и погрозила усатому пальчиком в кружевной перчатке.
   - Мессир Даркенберг! - от ворот Академии к некраманту быстрым шагом направился одетый в серый балахон-мантию маг. Прищурившись, Рихард опознал в нем Джулиуса Бара, одного из членов магического совета. Рост средний, чуть ниже некраманта, светловолосый, порывистый, с черными дугами бровей, заставляющих подозревать мага в баловстве с элексирами для изменения цвета волос, и пронзительными голубыми льдистыми глазами. Джулиус походил на восторженного ученого-экспериментатора, однако Рихард прекрасно знал, что это всего лишь маска, за которой таился проницательный ум и ледяное сердце.
   Серый кот оторвался от располосовывания несчастного запястья и зашипел на подошедшего магистра.
   - Какая неожиданность, - некрамант стряхнул с руки кота и легонько кивнул.
   Цепкий взгляд голубых глаз соскользнул с Даркенберга и впился в стоящую рядом с ним девушку, прошелся по неприлично сильно открытым маленьким ножкам. Безмятежность ее кукольного личика даже не дрогнула, и Рихард мысленно похлопал этой непрошибаемой негодяйке.
   - Леди, - Джулиус попытался подхватить для поцелуя ее руку, но та ловкой змейкой упорхнула куда-то к коту, ехидно сверкнув алым перстнем. Девушка подхватила взъерошенное животное и нарочито-лениво моргнула.
   - Не стоит, господин магистр, - прожурчала она самым сладким своим голоском, - Вы же знаете, мой... котик терпеть вас не может. Чего доброго, потом мне руку отгрызет.
   - Вашего... котика утопить мало.
   - Рискнете?
   - Воздержусь.
   Рихард с удивлением наблюдал за яростными взглядами и странными намеками, которыми обменивались магистр и его новая помощница и понимал только то, что на его шею свалилась большая проблема с кровожадным серым чудовищем в довесок. И проблема эта, похоже, успела хорошо насолить светлым магам. "Гринхольд!" - внезапно осенило его. Действительно, Алиса же говорила ему, что успела пообщаться с магическим Советом и, похоже, расстались они на минорной ноте.
   - Джулиус, - он попытался обратить внимание серого мага на себя, - Зачем вы меня вызывали?
   Тот наконец отвлекся от словесной баталии и почесал подбородок, обратив к небу задумчивый взгляд.
   - У нас проблемы. С некоторых пор стали пропадать дети, и не просто дети, а обладающие магическим даром.
   - Ни за что не поверю, что местные маги оказались бессильны, - фыркнул некрамант.
   - Придется поверить. Никаких следов мы не обнаружили. Единственная зацепка - труп булочника, чья дочь так же пропала. Возможно, он видел нападавшего, но его убили еще два дня назад, и прочитать его память не представляется возможным. Единственный, кто может допросить полуразложившийся труп, это вы. У остальных просто не хватит знаний и сил.
   Между бровей Рихарда прорезалась складка:
   - Хорошо. Пойдемте, взглянем на труп.
   - Надеюсь, леди не боится покойников? - обратился Бар к внимательно вслушивающейся в разговор Алисе.
   - Живые куда как более опасны, - произнесла девушка холодно и поцеловала кота в нос, - Идемте же.
   Спустя несколько минут три человека и кот рассматривали наполовину прикрытое тканью тело в холодном подвале Академии. В белом свете магических светляков оно выглядело особенно неприглядно. Распухшее, бледно-синеватое, испещренное множеством чернеющих по краям ран.
   - Почему он так выглядит? - поинтересовалась девушка, прикрывая нос платком. Кот уже давно вывернулся из ее рук и убежал прочь. Сладковатый запах, от которого почти выворачивало, ему явно не понравился. Еще от трупа отчетливо тянуло мокрой шерстью, сточными водами и чем-то неуловимо-животным.
   Джулиус Бар откинул ткань, открывая взору обглоданный ступни и кисти и месиво на месте живота.
   - Его обнаружили на полу булочной, усыпанным трупиками крыс. Сами серохвостые подохли от обжорства.
   Говорил мужчина серьезным тоном, однако выглядел весьма проказливо и не отрывал взгляда от девушки. Рихард видел, что зрелище не доставляло ей удовольствие, но она упрямо разглядывала труп. Слишком внимательно для человека, никогда с таким не сталкивающимся, и слишком подробно для леди.
   - Тогда почему вы сказали, что его убили? - Даркенберг обратился к магистру, стараясь одновременно запомнить труп и совершит руками какие-то сложные пассы.
   - Много вы видели крыс, вгрызающихся исключительно в жизненно необходимые части тела? К тому же - Бар указал пальцем на шею почившего булочника, - Гематомы ясно указывают, что кто-то держал его за горло. Кто-то достаточно сильный, чтобы мгновенно образовались синяки и повреждения трахеи.
   - Надеюсь, он расскажет нам, кто его убил, - задумчиво протянул некрамаг и указательным пальцем дотронулся до лба трупа.
   Однако вопреки его ожиданиям никакой призрачной картинки последних минут жизни убитого перед ним не возникло, как это обычно бывало. Мертвое тело лишь пару раз дернулось на столе, открыло рот и вывалило наружу черный язык. По помещению разлилась тягучая мелодия. Она то взлетала, то опадала и звала за собой, словно игривый ветер, соблазняющий глупый кленовый лист. Достигнув особенно высокой ноты, звук захрипел и замолк.
   Серый маг озадаченно смахнул с глаз челку.
   - И что это было? - уронил он в тишину.
   Некрамант сложил указательные и большие пальцы и устроил руки в таком положении под подбородком. Он имел вид немного растерянный.
   - Флейта, - в тишине голос девушки показался дрожащим, да и выглядела она бледновато, - Это флейта.
   Шкодливый серый кот задел какие-то инструменты и с металлическим лязгом они упали на каменный пол. Все трое вздрогнули от неожиданности.
  

Глава 4.

"Под звуки флейты"

   - Итак, что мы имеем, - некрамант ходил взад-вперед по комнате гостиницы, где их временно поселили, и массировал виски,- За несколько недель бесследно исчезло пятьдесят восемь детей. Разного возраста, разного пола, разного уровня способностей. Их объединяет одно - наличие дара. Единственный возможный свидетель мертв, то ли загрызен крысами, которые на Ласке даже не водятся, то ли задушен. По свидетельствам очевидцев, в домах, где жили дети, после их исчезновения часто находили следы грызунов, предположительно, крыс. Так же необходимо учесть, что я так и не смог разговорить труп булочника, а так же звуки флейты, которые тот, очевидно, слышал перед смертью.
   Сидящая в кресле посреди комнаты темноволосая девушка в красном платье из мягкого вельвета и алых туфельках рассеянно наблюдала за магом и изредка трепала развалившегося на коленях крупного серого кота.
   - Мессир, вы забыли о том, что все пропавшие вели себя накануне немного странно. Конечно, веселье свойственно детям, но даже самые меланхоличные из них в день исчезновения выглядели особенно радостно и танцевали. Не могу сказать, что это необычно, но... - девушка нахмурилась, будто припоминая что-то.
   - Что такое, Алиса?
   - Перечислите вслух все зацепки, будьте так любезны.
   - Дети. Танцы. Крысы. Флейта. Труп мужчины.
   - Видел ли кто-нибудь крыс в городе?
   - Нет, я уже уточнял. Но некоторые горожане утверждают, что в последнее время продукты в чуланах частенько портят мыши.
   - Неужели нельзя поставить ловушки или завести кошку? Я понимаю, что они редкие, но не настолько же.
   - Знаешь, если б ты сейчас не сказала, я бы даже не вспомнил о столь незначительной детали. Все, у кого пропали дети, ибо не имеют в доме кошек, либо они совсем недавно исчезли или погибли. Это действительно странно, если подумать, - некрамант наконец остановился, уставившись в никуда.
   Черные волосы выбились из хвоста и расчертили бледное лицо полосами, грудь редко вздымалась, а длинные белоснежные пальцы едва заметно подрагивали. Одет он был в высокие сапоги, узкие брюки, черную рубаху и кожаный плащ со множеством серебряных застежек. На отвороте плаща красовалась стилизованная лилия, знак рода Даркенберг. Маг пребывал в такой рассеянности, что проигнорировал даже предложение приготовить ему кофе. В силу своей профессии он не столько был обеспокоен пропажей малолетних потенциальных магов, сколько предвкушал интересную разгадку. К тому же Академия обещалась хорошо заплатить.
   Алиса прекратила мучать кота и разглядывать некраманта, и извлекла из недр своего платья маленький блокнот с миниатюрным карандашом, повертела их в руках:
   - Будут ли у вас еще какие-нибудь мысли?
   - Да. Я не могу понять, так это как похититель выслеживает детей. Все пропавшие в возрасте не старше двенадцати лет, у всех дар, однако КАК он находит их? Академия не ведет картотек тех, кто обладает силой, ведь к тринадцати годам у некоторых из них сила засыпает, а затем и вовсе исчезает. Значит, использует какое-то заклинание или амулет, но никаких следов их использования не обнаружено!
   - С таким же успехом это может быть зелье или похититель не маг и...
   - ...не человек! - закончил за нее некрамаг, счастливо вцепившись в сопротивляющегося такому обращению кота. Помощница внимательно вгляделась в его глаза, которые сейчас будто состояли из одного зрачка и соскользнула с кресла, аккуратно отцепляя руки некраманта от ошалевшего кота.
   - Мессир, я полагаю, что вам, да и мне, необходимо поспать. А завтра, на свежую голову, мы все обсудим, да и магистр Бар примет в обсуждении участие. В конце концов, уже глубокая ночь, а я за сегодня не видела ничего кроме завтрака!
   Некрамант моргнул и наконец заметил, что гостиничный номер освещен тусклой желтой лампой-светляком, а за единственным окном царит густой ночной сумрак. Из обстановки просторная кровать, кресло и трехногий круглый столик, на который укоризненно взгромоздился поднос с остывшей едой.
   - Я знаю, ты о чем-то умалчиваешь, - недовольно процедил он, рассматривая слишком уж спокойное девичье лицо.
   Алиса демонстративно подхватила с подноса куриную ножку и меланхолично в нее вгрызлась, всем своим видом показывая, что до утра не скажет ничего. Кошаку, мявкнущему было нечто скабрезное, она заткнула пасть жареным крылышком.
   Рихард устало потер переносицу.
   - Ладно, давай спать.
   Довольная девушка согласно покивала и отправилась в соседнюю комнату. Кот посеменил следом, на прощание махнув дымчатым хвостом.
   Некрамант стащил сапоги, кинул на кресло плащ и только сейчас понял, что действительно устал. Со вздохом он упал в объятия пахнущей чистотой и травами постели и мгновенно отключился.
   Разбудил его дикий крик и кошачьи вопли.
   Даркенберга резко выкинуло из липких объятий ночных грез. Не вполне осознавая, что делает, он рванулся на шум. А поскольку источник расположился прямо под окном, то некрамант попросту выпрыгнул прямо в него, смягчив падение магией и одновременно зажигая в воздухе множество мелких шариков-светляков. Сам некрамант мог обойтись и без света, но вот другим ночная темнота только мешала.
   Взгляду его предстала странная картина. Его миниатюрная помощница прижималась к каменной стене конюшни во внутреннем дворе гостиницы, в разорванной ночной рубашке, босиком, придерживая безвольно обвиснувшее маленькое тело. Перед ней стоял серый кот с вздыбленной шерстью и шипел на темное пятно впереди, которое не смогли осветить даже магический светляки. Некрамант признал в нем высокую фигуру с поднятыми на уровень лица согнутыми в локтях руками. "Странная поза для нападения" - мимолетно отметил мозг, пока маг ставил перед котом и нападавшим защиту. Одно движенье пальцами - и полог установлен, второе - и на таинственную фигуру обрушивается разрезающий все на своем пути порыв ветра, три - и Рихард понимает, что его противник уже стоит за его спиной.
   Сначала мага обдало холодом, а затем в воздухе родилась первая высокая нота мелодии; звук походил на завывания ветра в каминной трубе холодной темной ночью. Некрамант слишком поздно осознал, что допустил ошибку и использовал, по сути, бесполезное заклинание. Звуки флейты и ветер слишком похожи, чтобы натравливать их друг на друга.
   - Рихард! - кричит девушка.
   Слишком поздно. Маг уже скорчился на земле, зажимая уши. Один за другим гаснут светлячки. Топот маленьких лапок становится все громче, запах гниения и мокрой шерсти перебивает дыхание. Защита некраманта еще держится, но едва он потеряет сознание, она истает.
   Некрамант упрямо сжал зубы и заставил себя открыть глаза, хотя отвратительный мягкий и нежный звук выламывал его изнутри. В руку ему неожиданно впились мелкие острые зубы. Крыса! Он едва успел отшвырнуть длиннохвостую дрянь от себя, как ее место немедленно заняли две другие, старательно метя в горло. Краем глаза Рихард заметил, как его помощница опустила пострадавшего ребенка на землю и перешагнула линию защиты. Дура! Он едва не взвыл от ярости. В прорехе ее длинной ночной рубашки мелькнули стройные ноги, сбивая некраманта с настроя кого-нибудь немедленно убить. Затем произошло нечто совсем необъяснимое.
   Алиса подскочила к своему коту, легким хлопком соединила руки и дотронулась ими до земли по обе стороны от себя. Вспыхнуло. Пылающий синим огнем круг со вписанной пентаграммой загорелся прямо под ее босыми ногами и кошачьими лапами. Маленькая изящная ручка начертала в воздухе горящую вязь древнего алхимического языка. Волосы темными лентами бились и опадали вокруг бледного лица.
   - Снятие печати... частично... сорок процентов от мощности, - донесся до Рихарда сквозь собственное рычание ее срывающийся голос.
   На месте кота к небу взвилось пляшущее пламя и рванулось к флейтисту.
   Твою антиматерию!!!
   А дальше... дальше некрамант позорно отключился.
  

Глава 5.

"Девушка и ее кот"

   Очнулся он в своей постели в гостинице. За окном разливалось светом и шумом утро, солнце расчертило потолок и стены комнаты в теплые полосы. С некоторым удивлением и недоверием Рихард воззрился на свернувшегося в изножье кровати серое тельце. В голове немного шумело, но это не объясняло, что тут забыло это создание. С другой стороны, появилась возможность его изучить. В некраманте проснулся присущий ему исследовательский интерес и он осторожно потянулся к... как назвать это существо явно алхимического происхождения? Конечно, хорошо бы разобрать его на составляющие, чтобы понять, как можно изготовить такую ничем не отличимую от живого организма игрушку. Кот дернул лапой и впился в некраманта злым зеленоглазым взглядом. Хвост его извилистым хлыстом прошелся по серым бокам, немного нервно, надо сказать. Будто он догадался о бродящих в голове темного мага мыслях по расчелененке одного дымчатого представителя семейства кошачьих.
   Отвлекла Даркенберга распахнувшаяся дверь. В номер зашла Алиса и Джулиус Бар.
   - Я же вам говорила, что он тут примется за Дыма, - заявила девушка, сжимая в руках большую дымящуюся кружку. Некрамант с удивлением отметил, что она осталась во вчерашнем наряде, только лишь закрепила волосы с левого бока заколкой в виде серебряного цветка. Он сощурил глаза и откинулся на подушку с видом "великий-и-ужасный-внемлет". Непослушная длинная челка тотчас упала на нос, портя всю картину. Некрамант кинул тоскливый взгляд в сторону уборной, скрытой за неприметной дверкой. Ужасно хотелось сунуть ноющую голову под струю холодной воды, видимо, вчерашняя ментальная атака сказывалась на самочувствии. Однако информация всегда стояла для него на первом месте. И кофе.
   - Не хотите ли вы просветить меня о событиях прошедшей ночи? - обратился он к вошедшим. Магистр опустился в кресло, помощница подала некраманту кофе и примостилась в уголке кровати подле своего кота.
   - Давайте я начну, - попросила Алиса, успокаивающе перебирая шерстку животного, - Вчера ночью меня разбудил Дым. Он, очевидно, услышал флейту и забеспокоился. Я зажгла свечу и спустилась вниз, в общий зал, и увидела дочку хозяина, - Рихард припомнил лицо маленькой юркой девчушки, что играла вчера у лестницы, судя по внешнему сходству с хозяином это о ней, - Она кружилась в темноте под едва слышную музыку, а затем выскользнула через заднюю дверь. Я едва успела ее поймать во дворе, но девочка начала драться и кричать, пришлось ее обездвижить. Разорвала мне всю одежду и понаставила синяков, что удивительно для ее возраста, ей же лет шесть по виду. Тут флейта заиграла совсем рядом со мной, зашипел кот, а затем вы, мессир, выпрыгнули со второго этажа.
   - И все?
   - Все, не считая того, что флейтист сбежал, а девочка оказалась обладательницей дара.
   В безмятежных глазах Алисы не промелькнуло даже намека на раскаянье от столь наглой лжи.
   - Ты серьезно считаешь, что я не заметил горящий алхимический круг* и то чудовище, в которое обратилось это несносное животное? - уточнил некрамант, тыкая в кота.
   - Была такая мысль, - спокойно подтвердила девушка, старательно игнорируя фамильярный тон своего нанимателя.
   Развалившийся в кресле Бар злорадно хихикнул, но осекся под яростным взором Рихарда и поднял перед собой ладони.
   - Да ладно, не злитесь так, господин Злой и Страшный Темный Маг! Вы еще не видели, что она вытворяла раньше.
   - Так ты знал об особенностях этого... животного?
   Светловолосый магистр хлопнул себя по лбу:
   - Ах, да, ты же не присутствовал на том заседании, где она требовала свое имущество! Мы, конечно, такого позволить не могли, все же наследие великого мага и гениального ученого. Противились ровно до тех пор, пока леди Залесская не вышла из себя и не сняла со своего..гм...котика все ограничения. Скажу тебе, так трясся от страха я в первый и надеюсь в последний раз в жизни.
   - Мой кот - высокоорганизованный голем, созданный моим бывшим мужем в качестве моего охранника, - отрезала Алиса, неосторожно вцепившись коту в ухо длинными коготками. Кот взвыл и спрыгнул с кровати, а затем подскочил к неплотно прикрытой двери и немедленно выскользнул вон.
   Некрамант многозначительно приподнял бровь и изобразил самую ядовитую из своих улыбок. До Бара ему, правда, было далеко, того при попытке улыбнуться перекашивало, словно отражение в кривом зеркале.
   - Как бы то ни было, а преступника мы упустили, - подытожил Джулиус, почесав острый подбородок с едва пробивающейся рыжей щетиной.
   - Это неважно, - внезапно серьезным голосом оборвала его Алиса, - Я не думаю, что мы сможем его поймать.
   - Почему? - хором поинтересовались маги. На лицах обоих читался неподдельный интерес.
   Девушка озадаченно моргнула.
   - Но это же очевидно! Дым не смог его достать, а это невозможно. Если только наш противник не материален.
   - Так он дух? - предположил магистр.
   Зато некрамант все сразу понял.
   - Хуже, - он сделал драматическую паузу, - Похоже, он создание Изнанки**, к тому же призванное сильным алхимиком.
   - А мотив? - Джулиус задумчиво расфокусировал взгляд обычно пронзительных глаз и закусил кончик большого пальца.
   - Возможно, он нашел способ отнимать у детей силу, - предположил Рихард.
   Алиса достала свой неизменный блокнот и, постучав по нему карандашом, мерно продекламировала:

И крысы к нему подошли, раскрыв
Черные бусинки глаз,
И, встав на задние лапки, вдруг
Начали мерный пляс.

   - Откуда это?! - некрамант вскинулся, крылья длинноватого носа втянули воздух, словно он был ищейкой, почуявшей след.
   - Легенда о Крысолове. Некоторые называют его Флейтистом, - девушка расправила на платье складки и под нетерпеливые взгляды двух магов стала рассказывать.
   Это старая и малоизвестная легенда. Однажды один не слишком удачливый город подвергся крысиному нашествию. Никакие ухищрения не помогали избавиться от грызунов, наглевших с каждым днём вплоть до того, что стали сами нападать на кошек и собак, а также кусать младенцев в люльках. Отчаявшийся магистрат объявил о награде любому, кто поможет избавить город от крыс. И тогда появился Музыкант. Неизвестно, кем он был на самом деле и откуда появился, но этим никто не интересовался, люди были готовы на все, лишь бы избавиться от напасти. Обязав магистрат выплатить ему в качестве вознаграждения "столько золота, сколько он сможет унести", он вынул из кармана волшебную флейту, под звуки которой все городские крысы сбежались к нему, он же вывел околдованных животных прочь из города и утопил их всех в реке.
   Магистрат, однако же, успел пожалеть о данном впопыхах обещании, и когда флейтист вернулся за наградой, отказал ему наотрез. Музыкант через какое-то время вернулся и вновь заиграл на волшебной флейте, но на этот раз к нему сбежались все городские дети, в то время как околдованные взрослые не могли этому помешать. Так же, как ранее крыс, флейтист вывел их из города и дети пропали навсегда***.
   Руки некраманта во время рассказа приняли привычное положение лодочкой и сложились под подбородком, что означало, что сейчас в черноволосой голове крутится множество мыслей. Как только помощница закончила рассказ, он резко выскочил из постели, как был, в одном исподнем, и закружил Алису по комнате.
   - Не знаю, как тебе это удалось, но ты умница! - орал он, столь громко, что Бар сморщился,
   - Не вижу причин для радости, - кисло обронил он, наблюдая за скачущим по комнате некрамантом.
   - Наоборот, - Рихард наконец отпустил пошатывающуюся от столь бурного изъявления радости девушку и стал натягивать штаны, - Припомните, кого в магической среде называют Крысоловами?
   - Охотники на нежить? Врядли среди них отыщется сносный алхимик. - Джулиус Бар страдальчески свел брови в неверии и поерзал в кресле.
   - Это может быть некто третий. - возразил Рихард, - Но наша задача поймать Крысолова, только он знает, как остановить этого... флейтиста.
   Алиса зачем-то полистала свой блокнот и тихо произнесла:
   - Ищите человека, обиженного на Совет магов.
   - Да на нас каждый второй обижен! - усмехнулся магистр. Но судя по блеснувшим глазам и напряженной позе, он окрестил идею как самую вероятную.
   - Не делайте вид, что вы глупее, чем есть. У вас плохо выходит, - Алиса фыркнула и отвернулась к окну.
   - Хорошо-хорошо! Тогда я пошел? - Бар соскочил со своего места и одернул пепельный балахон. Вечная ухмылка покалеченного лица стала еще шире, открыв один резец в уголке рта. Некрамант вернул ему зловещую усмешку и коротко выдохнул:
   - Да. Встретимся через три часа внизу.
   Бар коротко кивнул и удалился.
   Алиса стрельнула глазами в стороны двери, оправила на платье несуществующие складки и накрутила на палец локон волос. Некрамант за это время успел умыться, натянуть рубашку и немного пригладить растрепанные волосы. В комнате повисла задумчивая тишина, но он не спешил ее прерывать.
   - Не многие это знают, но Ромуальдо не только ставил эксперименты с магией, но и занимался алхимией, - осторожно начала девушка под испытывающим взглядом черных глаз.
   - Я не знаком с алхимией так хорошо, однако же видел големов, и поверьте, этот кот ничуть на них не похож, - Даркенберг решил сразу дать ей понять, что то объяснение, которое приняли остальные маги, с ним не пройдет, - Он слишком живой. Да и это пламя, в которое он оборачивается... что это?
   - О, всего лишь одна из форм, которые он может принять. Ничего экстраординарного.
   Голос ее звучал тихо и сухо, будто обсуждали они очередной провальный спектакль Королевской оперы.
   - Леди, вы считаете меня круглым дураком? - Рихард накинул плащ и стал застегивать все многочисленные пряжки, заодно проверяя тайники. Яды, лезвия, амулеты - одежда практикующего некраманта скрывала много сюрпризов.
   - Ну что вы! Круг - не самая моя любимая форма, - ловкие девичьи пальчики принялись ему ненавязчиво помогать, а их обладательница, словно не замечая вытянутого в удивлении лица некраманта, умело огибала все опасные места на одежде. По выражению ее лица, как всегда, невозможно было ничего прочитать.
   - Так что такое ваш "кот"? - напомнил Рихард.
   - Философский камень.
   - Что?
   - Мой кот - голем, созданный на основе философского камня.
   - Не может быть! Его невозможно создать, - от полноты чувств некрамант наткнулся на спрятанный в рукаве кинжал и недовольно зашипел, - Для создания кровавого камня**** необходимо просто колоссальное жертвоприношение! Всего нашего мира не хватило бы...
   - Вашего - нет, - короткий ответ. Горечь, расцветающая в уголке ее губ.
   Рихард накрыл своими руками ее маленькие руки и склонился ближе, стараясь поймать спокойный темно-карий взгляд.
   - Это невозможно, - неверяще произнес он, - Для такого обряда мало знать некрамантию и алхимию в совершенстве, нужно быть еще и гениальным ученым, да и просто любимцем судьбы.
   - Это была всего лишь ошибка. Маленький просчет.
   - Но он же белый маг! Он не мог быть способен на такое!
   "Кофе" - понял некрамант, наблюдая, как темнеют глаза стоящей напротив девушки, - "Цвет совсем как у кофе, которое она мне готовит".
   - Светлые маги иногда такие... светлые, - произнесла она бесцветным голосом и блекло улыбнулась.
  
   Прим. к главе:
   *алхимический круг представляет собой начертание специальных знаков, которые расположены по круговой схеме. Алхимический круг не обязательно должен быть жестким или геометрически правильным, достаточно чтобы область начертания  этой фигуры подчинялась законам пропорций и  симметрии окружности. Таким кругом  могут быть и несколько  треугольных  секторов, пентакль, октаэдр, или он может просто содержать особые  алхимические символы и рисунки, не особенно поддающиеся геометрическим классификациям. Многое зависит от  мастера, который исполняет его и способа трансформации, к которому он прибегает.
   **изнанка - потусторонний мир, где живет тьма и души.
   ***приведенная легенда в оригинале называется "Пестрый флейтист" или "Гамельновский Крысолов".
   *****кровавый камень - другое название философского камня, назван так потому, что по легенде для его создание необходимы неисчислимые жертвы. Чем больше крови, замешанной на страданиях, прольется при ритуале, тем больше вероятность того, что удаться создать истинный философский камень.
  

Глава 6.

"Прогулки по крышам"

   - Он так и будет на меня шипеть? - мрачно поинтересовался маг, сверля взглядом сидящего на руках Алисы недовольного кота.
   Животное нервно дергало хвостом и лапами, а на морде у него большими буквами сияло желание вцепиться некраманту куда-нибудь. Девушка ласково погладила серое чудовище между настороженно волнующихся ушей.
   - Дым просто беспокоится за меня. Чувствует, что я расстроена и причина этого расстройства - вы, - пояснила она.
   Некрамант фыркнул и недовольно покосился на голубое небо без единого облака. Он ненавидел такую погоду и чувствовал себя неуютно среди разодетых в разноцветье горожан. Уютные каменные домики с цветными крышами, ухоженные садики подле них, светлая чистая мостовая, по которой они шли - мага бесило абсолютно все. Особенно излишне жизнерадостное солнышко, от которого, как он опасался, на носу могли в скором времени обосноваться веснушки. Нет, вы только представьте, веснушки у некраманта!
   - Рихард, - наконец процедил он тягуче.
   - Что?
   Упакованная в пышное голубое платье до колен, белые сапожки и соломенную шляпку, Алиса в недоумении обернулась к нему.
   - Я говорю, что мы достаточно близко знакомы, чтобы звать друг друга по именам и чтобы перейти к... более неформальному общению. Поэтому давайте отныне на "ты".
   - Неужели новость о том, что я единственная выжившая иномирянка, вышедшая замуж за мага, уничтожившего из-за ошибки в эксперименте мой мир, и обладающая правом распоряжаться живым философским камнем, на вас так подействовала? - Алиса в притворном удивлении округлила глаза и невинно хлопнула ресницами. Розовые губки сложились буквой "о".
   Некрамант скрипнул зубами, но сдержался.
   - Возможно.
   - Оу.
   - Что будем делать с тем, что нам сообщил Бар?
   Пару часов назад магистр заглянул в гостиницу и оторвал их от обеда. Удивительно, но он довольно просто обнаружил предположительного хозяина Флейтиста. Им оказался некий Вэлдриг Бран, молодой охотник, год назад рассорившийся с Советом магов. Его угораздило влюбиться в оборотниху, за которой числилось немало убийств магов и на которую он получил заказ по ликвидации. Разумеется, магистры не пошли на уступки и не смогли сохранить ей жизнь, особенно после того, как дамочка ранила одного из них. Велдрига держали под магическим куполом, пока ей выносили приговор и приводили его к исполнению. Мужчина рычал и бился о невидимую стену до тех пор, пока голова оборотнихи не слетела с ее плечь. Тогда он страшно закричал и поклялся отомстить, после чего упал без чувств. Брана не арестовали, но он был сослан на пенсию по причине надрыва психики. На данный момент маги держали его под наблюдением, но задерживать опасались, надеясь вернуть похищенных детей. Допрашивать его не имело смысла, охотники в этом плане хорошо подкованы; чуть больше давления, чем нужно, и он просто заставит свое сердце остановиться.
   "Были ли у них общие дети?" - поинтересовался Рихард.
   "Нет. Но эта... женщина была беременна, примерно на восьмом месяце, живот явственно проступал, и весь процесс она обнимала его руками" - хмуро уточнил Бар. Алиса не проронила ни слова, лишь прикрыла рукой глаза.
   В очередной раз припомнив подробности грязной истории, некрамант скривился. Алиса помрачнела.
   - Не стоило нам ввязываться в это дело, - пробормотала она, смотря в никуда. Для Рихарда это прозвучало как "Они сами виноваты в своих бедах" и в этом он был с ней согласен.
   - Как бы то ни было, мы в этом уже увязли, - вздохнул он и потер руками лицо, - Через час стемнеет, Джулиус обещал организовать нам самую темную ночь, на которую только способны маги. Они будут следить за нами из укрытия.
   - Ты, - девушка замерла, словно катая во рту необычное обращение, - Имеешь в виду "ловлю на живца"?
   - Именно.
   - Я тут больше никого не встречала подходящего... значит, это буду я?
   - Значит.
   - А дар?
   - Мы создали амулет, - маг протянул Алисе небольшую жестяную пластинку на шнурке, - Он изменит рисунок твоей ауры и создаст впечатление, что ты обладаешь даром. Флейтист не может находиться далеко от Хозяина, так что если появиться эта тень с флейтой, Вэлдриг будет находиться неподалеку.
   Кот зашипел и оцарапал некраманта до крови.
   - Наверное, я это заслужил, - усмехнулся Рихард, прикладывая к ране платок. С исцелением у некрамантов всегда было не очень.
   - Точно, - подтвердила Алиса и нашарила взглядом подходящую лавку, - Нужно переодеться, мои платья не годятся для изображения ребенка. Хотя мне не кажется, что план удастся.
  
   Несколькими часами позже на Белладригс опустилась удивительная темная для этого города ночь. Обычно над ним сияли звезды и две луны, серебряная и золотая, но сегодня небо затянули густые тучи, и луны было не разглядеть. На улицах фонарей горело вдвое меньше обычного, а жители уже отправились в постели. Магические светляки, развешанные по главным улицам, тоже куда-то исчезли. Ближе к полночи в город вполз сырой белесый туман. Он обнял сады, невысокие двухэтажные дома, мостовые и площади, даже Академия Магии и та задремала и выцвела в его объятиях.
   Легкий стук каблучков прервал ночную тишину. Дробно и пугливо он отражался от каменных стен домов и тонул в сонном туманном одеяле, под которым спал город.
   По улице спешила опасливо озирающаяся девочка, на вид которой можно было дать лет двенадцать-тринадцать, точнее не давал сказать капор, надвинутый чуть ли не на нос. Она комкала в руках подол длинного платьица одной рукой, другой прижимала к груди кота.
   - Маленький негодник! - обиженным шепотом выговаривала ему девочка, - Сколько раз я говорила, чтобы ты не смел убегать! Если мама заметит, во сколько я сегодня вернулась, точно выпорет. А все из-за тебя, усатая ты морда!
   Чтобы было не так страшно, она замурлыкала под нос песенку и стала перестукивать каблучками в такт. Проходя мимо здания городской ратуши, вздрогнула и поежилась от сырости, что принес с собой туман. Свет нескольких фонарей едва разгонял тьму, потонув в молочной пелене. Тишина стояла такая, что от нее закладывало уши. Внезапно ее разорвал цокот и попискивание. Один за другим погасли с дребезжанием фонари, остался только один, тусклый и мигающий. Девочка испуганно припустилась к нему.
   - Кто здесь?! - крикнула она в сгущающуюся тьму, прижавшись спиной к фонарному столбу. Вне маленького круга света, в котором дрожала девочка, не переставало шуршать и взизгивать, а перестук маленьких когтистых лапок все нарастал. Из тьмы показалась крысиная мордочка, повела носом, пряднула усами и снова юркнула в ночь.
   В густой тишине родилась мелодия. Она змейкой плыла между домов, игриво оббегала клочья тумана и нежно впархивала в сознание ребенка. Девочка замерла. Руки ее ослабели и выпустили кота. Тот спрыгнул на землю и, дрожа и прижимая уши, прижался к ноге хозяйки.
   Разошлись густые тучи, свет белой луны высеребрил из темноту высокую фигуру музыканта. Он шагал и одновременно выводил ветряную песню на тонкой флейте, а за ним смыкалось живое крысиное море. Фонарь последний раз вздохнул и погас. Девочка пошатнулась и двинулась ему навстречу; под ее грубыми башмачками дрожала лунная дорожка, ведущая прямо навстречу флейтисту, крысы визжали и старались поскорее убраться с дороги, будто лунный свет причинял им боль.
   Мужчина оторвал флейту от губ и подал девочке руку. Тонкая дрожащая ладошка с красным перстнем, не дрогнув, приняла ее. Ночь продолжила выводить свою лунную сонату, а странная пара закружилась в танце и вместе с ними двигались крысы. То и дело под ногами мелькали лапки, хвосты и лоскаденые мордочки, а писк и цокот становился все громче.
   Флейта издала особенно высокий звук и стихла. Волшебство разбилось и осыпалось, тучи сокрыли луну. В ее угасающем свете флейтист опустился на колено и обжег холодным поцелуем пальчики своей дамы. Из единственного сохранившегося глаза мужчины на нее смотрела сама Тьма, другой давно затянула пелена. Алиса не сомневалась, что перед ней оживший труп Велдрига Брана.
   Погасла луна. Захохотали крысы и бросились к ногам замершей девушки. Алиса хлопнула в ладоши и опустила руки на плечи заваливающегося на мостовую Брана. Голубое пламя подняло злой ветер.
   - Снятие печатей, восемьдесят процентов от мощности! - крикнула девушка, выводя быстрыми движениями последний символ.
   Смех сотряс упавшего прямо в алхимический круг мертвеца. Из его открытого рта выскользнула черная кровавая клякса, которая безжалостно была раздавлена изящной женской ножкой.
   Живой огонь пробежал по полчищам крыс, спалив тех дотла.
   Некрамант подхватил на руки взвизгнувшею от боли девушку и отряхнул от вцепившихся в платье грызунов.
   - Так и знал, что это была дурацкая идея, - пробормотал он, осматривая покусанные ноги Алисы.
   К ним подбежал Бар и несколько других магов, прикрывающих носы. Запах горелой плоти стоял просто невыносимый.
   - Значит, Крысолов и Флейтист были одним существом? - уточнил магистр, бросив брезгливый взгляд на труп. Рядом с бывшим охотникам валялась ржавая металлическая флейта.
   Алиса качнула головой.
   - Не Флейтист, а Вэлдриг оказался марионеткой. Он мертв как минимум несколько дней, просто очень хорошо сохранился.
   - А как же дети? Как нам теперь найти их, если единственный свидетель мертв? - ужаснулся один из магов, в помятой голубой мантии. Некоторые дети принадлежали к весьма знатным семьям, и их пропажа дорого могла стоить Совету магов.
   Алиса запустила руку в карман платья и извлекла на свет небольшую деревянную шкатулку. Погас алхимический огонь, погасшие фонари с дребезжанием снова зажглись, осветив город, к ногам некраманта подбежал урчащий серый кот.
   Стоило теням схлынуть, шкатулка дзынькнула, захрипела и стала ронять в воздух рваные ноты мелодии. Высокие и негромкие, они удивительно прицельно били по ушам. Внезапно сквозь музыкальный звон и механические помехи пробился тонкий детский голос. Он то пропадал, то набирал силу, выводя грубую зловещую песенку.

Schwarze Fahnen auf der Stadt,
alle Ratten fett und satt.
Die Brunnen giftig aller Ort
und die Menschen zogen fort...

   Слова летели над ночным городом и запутывались в белесых щупальцах тумана, что все больше оплетал тихие улицы, липкая сырость скапливалась на домах и черепичных крышах, явивших с приходом ночи свой истинно-серый цвет.


Wo sind die Kinder?
Niemand weiss, was hier geschehen
Keiner hat gesehen...

   Алиса смотрела на шкатулку, как на ядовитую змею, но та лишь издевательски продолжила выводить скрежет и механические ноты. Глаза девушки превратились в два черных провал, сама она явственно дрожала.
   Рихард выхватил из ее пальцев шкатулку и с силой отшвырнул. Та захрипела, словно и вправду была живой, на мостовую посыпались скрытые пружины и шестеренки.
   - Дети . Они ведь не вернуться, - некрамант не спрашивал, утверждал.
   Алиса молча ткнулась носом ему в плечо.

Глава 7.

"Старый друг"

   - Ты считаешь, что это нормально? - ради того, чтобы это сказать, некрамант оторвался от изучения прелюбопытнейшего обряда воскрешения мертвой плоти.
   А все оттого, что его маленькая помощница выуживала уже пятый мешочек с золотом из своей объемистой дорожной сумки. Из Белладригса они вернулись примерно неделю назад, но вещи до сих пор валялись у входной двери. Алиса даже немного раскраснелась, пока выискивала плату за их услуги в бездонных недрах своего багажа. Большая часть пола в гостиной уже была сокрыта под платьями, рубашками, чулками и - о, ужас! - кружевом нижнего белья.
   - О чем вы, мессир? - из саквояжа показалось очередное платье, - О моих панталонах на спинке вашего кресла, или о том, что маги добавили нам немного сверх того, что пообещали ВАМ?
   Это "вам" прозвучало до ужаса обидно. Хотя, возможно, Рихард поступил несколько недальновидно, не обговорив заранее условия проведения расследования. Совет магов, которых история с Флейтистом, похоже, так и не научила платить по счетам, попытались отмахнуться от него пятью золотыми, да еще и обвинили в убийстве ценного свидетеля. Бар, конечно, намекнул им, что с представителями рода Даркенберг не стоит так обращаться, но тут к черноволосому некраманту подошла Алиса. Она немного прихрамывала из-за перевязанной ноги и, насколько тот смог изучить ее в основном безликую мимику, была необыкновенно раздражена. Кот серым хвостиком бежал за девушкой и довольно грубо мявкал на магов, которые уже активировали заклинания защиты всех уровней. Они, похоже, отлично уяснили, что от этой кисы можно ожидать всего и даже больше; в чем маги ошиблись, так это в том, что не учли опасность его хозяйки. Алиса бросила на некраманта фирменный хитрющий взгляд и скучающим голосом стала перечислять расходы, понесенные в ходе расследования, упомянула о физических и моральных травмах, а так же предъявила магам обвинение в некомпетенции и сокрытии фактов преступления от самого короля.
   - Или вы нам оплачиваете весь понесенный ущерб, или я подам петицию королю, - припечатала она напоследок. Король вообще недолюбливал магов, а в свете нескольких исчезнувших отпрысков знатных семей ему ничего не стоило прижать их к ногтю и лишить некоторых важных привилегий.
   - У вас нет доказательств! - Председатель, Таурин Варр, зеленый маг с окладистой седеющей бородкой и странным колпаком на голове, в возмущении вскочил со своего кресла.
   В ответ Алиса нежно улыбнулась и подкинула в руке иллюзорный шар*.
   - Ну почему же нет...
   Только после того, как им отдали плату и пожелали сгинуть в объятиях Тьмы, девушка сообщила Рихарду, что никаких записей не сохранилось, а все, что она говорила, чистый блеф.
   И вот теперь она любовно раскладывала перед собой увесистые мешочки и не испытывала при этом никаких мук совести. Судя по блестевшим в свете камина глазам, Алиса уже успела мысленно все потратить. Ну что с ней делать?
   - Оставь хоть на продукты, - буркнул некрамант, снова утыкаясь в талмуд и смирившись с происходящим, - И принеси мне кофе.
   Сияющая девушка с быстротой молнии водрузила на трехногий столик горячую чашку и мимолетно чмокнула некраманта в щеку. Тот страдальчески вздохнул и попросил убрать ее вещи с пола, дивана и кресла.
   Алиса едва закончила собирать предметы своего гардероба обратно в сумку, когда их уютную вечернюю идиллию прервал стук в дверь. Девушка поднялась, оправила атласное платье насыщенного малинового цвета, открывающее ключицы и заканчивающееся широкой юбкой в пол, и немного неуклюже отправилась открывать. Нога у нее до сих пор болела, но от помощи магов она упрямо отказывалась.
   До некраманта донесся ее мелодичный голосок, выводящие учтивые рулады с твердым намерением не пустить гостя в дом. Затем она затихла - похоже, передумала, - а через некоторое время в гостиную быстрым шагом прошел, пожалуй, единственный человек, которого Рихард с полной уверенностью мог назвать своим другом, некрамант Август Страх.
   Рихард отложил книгу и приобнял старого друга за плечи.
   - Откуда ты тут, Август?! - счастливо поинтересовался он.
   В последний раз они виделись около года назад, перед тем, как Страх отбыл на южные острова, изучать остатки какого-то древнего темного культа. С тех пор он ничуть не изменился. Все такой же застенчиво улыбающийся, немного сутулый юноша лет двадцати на вид, с короткими торчащими волосами неопределенно-темного цвета, в слишком широкой для его худой фигуры одежде.
   - Хотелось бы мне сказать, что я заехал просто повидаться, но сегодня я пришел за помощью, - друг огорченно моргнул, - Кстати, что это за девушка живет в твоем доме? Неужели, женился наконец?
   Рихарда поперхнулся от такого предположения и протестующе замахал руками.
   - Больше не говори такого, если не хочешь, чтобы я безвременно почил от ужаса! Кто угодно, но только не она.
   "Хотя ножки у нее ничего так, симпатичные" - вздохнул про себя некрамант.
   Даркенберг предложил другу расположиться на диване и стал расспрашивать о жизни. Тот мягко улыбался и рассказывал о своей жизни на солнечном юге, о капище, в котором он чуть не остался навсегда, потому что попался в древнюю пространственную ловушку, об островах-пустынях и странных животных. Впорхнувшая в гостиную Алиса принесла чай с какой-то выпечкой и присела рядом с гостем, проигнорировав любимый пушистый ковер. По неведомой Рихарду причине, обычно она располагалась на полу, в обнимку с котом и каким-нибудь глупым женским романом.
   - Раз все собрались, предлагаю приступить к делу, - Рихард поймал вопросительный взгляд Страха и пояснил, - Алиса моя помощница и тоже принимает участие в расследованиях.
   Страх округлил глаза. Он слабо себе представлял, как у его друга, боевого некраманта, в помощницах могла оказаться маленькая юная девушка, не обремененная магическим талантом. Не жена. Значит, любовница? Но типаж точно не его, больше на ребенка похожа. Странно. Невеста? Очень может быть, вон как оба подозрительно на него косятся! Среди темных магов частенько практикуется сокрытие того факта, что у них есть серьезные личные отношения помимо семейных уз. Слишком опасно.
   Расставив для себя приоритеты, некрамант успокоился и начал свой рассказ.
   - Я вернулся с юга чуть больше месяца назад, торопился на свадьбу моей кузины Гленды, - Рихард согласно кивнув, кузину он помнил, и привычно сложил руки "домиком" под подбородком, - Однако свадьба так и не состоялась, Гленду обнаружили за несколько часов до церемонии мертвой. Она находилась в собственной спальне, сидела в кресле подле трюмо, одетая в свадебное платье, правая рука сжимала гребень. В левой она держала свою голову.
   - Свидетели? - Алиса достала свой неизменный блокнот и что-то там черкала, забравшись на диван с ногами.
   Август покачал головой.
   - Кузина попросила дать ей несколько минут, прийти в себя от волнения. Тетя и ее подруги дежурили у дверей, поэтому никто не смог бы проникнуть туда незамеченным, а все окна заперты изнутри. Не было криков или звуков борьбы, следы пребывания посторонних так же отсутствуют. Покои Гленды тщательно обыскали на предмет магического воздействия, но ничего не нашли.
   - Как выглядел труп? - Даркенберг прикрыл веки и откинулся на спинку кресла.
   - Небольшое окоченение. Срез на горле чистый, словно резали и прижигали одновременно. Думаю, следы крови отсутствуют именно поэтому. Однако меня удивила состояние одежды кузины.
   - Конкретнее.
   - Платье выглядело странно, словно Гленда продиралась сквозь кусты: все кружево разодрано, ткань посерела, шнуровка порвана. Учитывая то, что оно сделано из паутинного шелка**, неведомому убийце нужно было неплохо постараться, приводя его в столь потрепанный вид. Он не успел бы за те несколько минут, что кузина оставалась в одиночестве.
   - Зная тебя, ты должен был все запечатлеть.
   - Разумеется, - Август слегка замешкался и бросил на помощницу мага осторожный взгляд, - Но тут леди. Может, не стоит ее пугать?
   "Леди" раздраженно закатила глаза, Рихард изобразил насмешливую улыбку. Август пожал плечами и щелкнул пальцами. Дешевый эффект, конечно, но он любил иногда произвести впечатление.
   Перед собеседниками на стене над камином развернулась едва заметно мерцающая картинка. Заклинание Памяти продемонстрировало подранный подол белого платья, затем узкую спину, затянутую в расшитый бисером корсет, клочки шнуровки и срез на месте головы. Никакой крови, даже в ране, лишь темно-красная плоть и белеющая в сердцевине кость позвоночного столба. Затем заклинание переместилось сначала к руке с гребнем, сжатой в кулак, затем к другой, нежно обнимающей бестелесую голову бледной черноволосой девушки. Агатовые волны спускались до самого пола, губы ярко горели насыщенной карминовой*** помадой, а вот глаза, широко распахнутые, застыли в выражении бесконечного ужаса.
   - Что могло ее так напугать перед смертью? - озадачился Рихард, - А самое странное, почему она не кричала.
   До того тихо скользившая взглядом по картине чужой смерти, Алиса резко вскочила с дивана и подошла ближе к стене с проекцией.
   - Мессир, не могли бы вы перемотать на начало и остановить, когда покажется шея.
   Заклинание послушно перескочило несколько кадров и замерло, демонстрируя ужасающе-идеальную рану.
   - Смотрите, вот здесь, - девушка указала пальцем поверх трупа, - В зеркале.
   Некраманты подошли поближе. Август нахмурился и приблизил изображение.
   С другой стороны зеркала проступали темные и оттого едва заметные буквы:

llufytuaeb era uoy

   Прим. к главе:
   *сжатое в шар заклинание, способное записывать происходящее.
   **паутинный шелк - прочная ткань, которую плетут большие разумные пауки с южных островов.
   ****алая

Глава 8.

"Белоснежка"

   Дождь наконец взял перерыв и Алиса рискнула выглянуть из кареты и осмотреться.
   Их экипаж пробирался сквозь вязкую тишину широкой парковой аллеи. Судя по тряске и разбитой дороге, тут редко кто проезжал. По обе стороны от чавкающего пути возвышались черные силуэты деревьев, то и дело выступающие и теряющиеся в густом тумане. Шуршала палая намокшая листва, здороваясь с пробегающим мимо ветерком, низкие темные тучи создавали серый сумрак. Изредка вскрикивала лесная птица.
   Лошади вот уже второй день подряд без устали тянули карету с гербом Страхов, вороном с распахнутыми крыльями, к их родовому поместью, что находилось в самой дальней части полуострова магов, у моря.
   Алиса задернула плотную шторку, перекрывая путь сырости и холоду, и откинулась на мягком сидении. За время поездки темно-красная обивка кареты стала ее раздражать, поэтому девушка пыталась смотреть куда угодно, но только не на нее. Спящий рядом на подушечке серый кот вытянул свое длинное костлявое тело, потягиваясь и выпуская поочередно когти. Он-то был всем доволен.
   Мессир Даркенберг, сидящий напротив девушки, устало свесил голову на грудь и, кажется, заснул. Мессир Страх, устроившийся рядом с другом, в отличии от него, не спал, а внимательным взглядом сверлил Алису. Вопреки производимому им впечатлению застенчивого и доброго малого, Август являлся прекрасным некрамантом-практиком. Ему не раз приходилось иметь дело с самыми пугающими проявлениями древнего зла, когда жизнь спасали только инстинкты. Теперь эти самые инстинкты твердили о том, что, несмотря на безобидную внешность, за личиной помощницы Рихарда скрывается странное создание. Непредсказуемое.
   Как известно, для не любящих перемен некрамантов нет ничего страшнее непредсказуемости.
   - Расскажите мне о них, - обронила девушка, кутаясь в предусмотрительно припасенное одеяло.
   - О ком?
   - О ваших лошадях. Они странные. Не спят, не едят, не останавливаются. Даже не дышат.
   "Умная девочка" - решил Август. Хотя это и так понятно, судя по наводящим вопросам, которые она мастерски умела задавать, и деталям, которые проходили мимо даже его наметанного глаза.
   "Если только это не искусная игра и она точно не знает, что искать" - уточнил некрамант сам для себя. Семья Даркенберг славилась своей безрассудностью и благородством, а род Страхов подозрительностью и трудноубиваемостью, поэтому Август редко кому доверял. Даже если это гипотетическая невеста его единственного друга.
   - Им это не нужно. Они в некотором роде неживые, - Страх позволил себе легкую улыбку.
   - Неужели, големы?
   - Нет. Моя семья славится широкими познаниями в науке и эти лошади - итог нескольких лет работы. Мертвая плоть, посаженная на металлический каркас. Встроенный искусственный мозг наделен способностью к самообучению, так что в случае надобности они способны заменить отряд телохранителей. Никогда не устают, да и шаг у них гораздо более мягкий, нежели у обычных лошадей.
   - Удивительно.
   - Не пытайтесь убедить меня, что вы ничего не слышали о киборгах, леди Залесская. Я прекрасно знал вашего мужа, он частенько бывал в наших лабораториях. Даже как-то показал прелюбопытную сцену с вашим участием.
   - Только не говорите, что он демонстрировал вам ТУ ЗАПИСЬ.
   - О, да. Вы так прекрасно выглядели после взрыва в лаборатории. Особенно ваша прическа.
   - То есть, как я после топила его в фонтане, он не рассказал?
   - Не припомню такого.
   - Я его убью.
   - Разве он не мертв?
   - Вы специально портите мне настроение?
   - Хватит пререкаться, - Рихард поднял голову и устало потер ладонями лицо, - Кстати, о чем вы? Что за запись?
   - Ничего интересного, - поспешно успокоила его девушка и предупредительно стрельнула глазами в сторону Страха.
   Август улыбнулся ей уголками рта и обеспокоенно прошелся взглядом по другу. Под темными глазами Рихарда залегли синяки, волосы выбились из косы и создали вокруг головы беспорядочный ореол - последние три дня тот почти не спал. Светлые таки нажаловались королю и Рихарду пришлось давать монарху полный отчет о проделанных действиях при прошлом расследовании. Не то, чтобы это сильно помогло, зато досталось всему Совету, ведь, в отличие от Алисы, некрамант предусмотрительно записал множество порочащих Светлых магов разговоров и действий. Месть свершилась, но выспаться ему все равно не дали; проблемы Страхов не требовали отлагательств.
   Тут карету особенно сильно тряхнуло, и она наконец остановилась.
   - Прибыли, - довольно осклабился Даркенберг, учуяв разлившийся в воздухе терпкий запах моря.
   Алиса стянула с подушки разморено зевающего во все клыки кота и заботливо укутала клетчатым рыже-зеленым одеялом. Животное попыталось вывернуться, но было нещадно впихано маленьким острым кулачком обратно.
   - Даже не думай, - ласково пропела хозяйка, - На улице прохладно.
   Экипаж замер напротив светло-серого особняка, стоящего на возвышении. К дому вела аккуратная широкая лестница из плотно пригнанных темных в разводах блоков, переходящая в открытую террасу с каймой низких перил.
   Первым выскользнул Рихард, за ним Август. Алиса выбралась из неуютных объятий кареты последней, едва не упав из-за слишком высокой подножки, но была заботливо подхвачена черноволосым некрамантом.
   - Осторожно, здесь скользко, - предупредил он, ставя ее на землю и отцепляя от своего пальто злобно орущего кота. Ветер окончательно испортил прическу некраманта, разметав длинные блестящие волосы, вкупе с бледным видом и синяками под глазами вид он имел устрашающий. Девушка поежилась и поплотнее запахнула подбитый мехом плащ. Кот снова отправился в одеяло, не без помощи нежно ему улыбающегося Даркенберга.
   Август уже успел добраться до террасы, где уже суетилось несколько человек, однако никто не спешил помочь гостям донести вещи. Из настежь распахнутых дверей дома слышался плач и крики.
   - Что-то случилось, - некрамант нахмурился и быстрым шагом направился к дому, следом осторожно семенила по его помощница, стараясь не поскользнуться на мокрых камнях.
   Когда они вошли, первым, что бросилось в глаза - успокаивающий какую-то женщину в темно-синем длинном платье Август. За несколько мгновений он неуловимо изменился, сгорбился и словно постарел на десяток лет.
   - О, Рихард! - вырвалось из горла женщины, едва она заметила гостей, - Марианна, моя девочка...
   И она громко, душераздирающе зарыдала. Даркенберг побелел и обхватил женщину за плечи.
   - София! Ради Белой девы, что с Мари?!
   - Мы опоздали, - глухо обронил Страх, и кивнул в куда-то в сторону, - Она... в столовой.
   Некрамант сорвался и побежал в глубину дома, туда, откуда доносились всхлипывания прислуги.
   Он знал Марианну, когда она еще была агукающим крошечным комочком с мягким пушком черных волос и удивительными васильковыми глазами, всегда широко открытыми и любопытными. Несмотря на всю свою нелюбовь к женщинам, Рихард был покорен ею с первого взгляда. "Моя Лилия" - твердил он ей и целовал маленькие хрупкие пальчики и тугие колечки волос на макушке.
   Не далее, чем месяц назад он лично упаковывал подарок Мари на семилетие, а теперь... что теперь?
   Некрамант сжал зубы и в страхе вцепился в позолоченную ручку двери, не имея сил ее открыть. Однако пальцы все сделали за него.
   После смерти матери он никак не мог заплакать, только задыхался, тогда он решил, что его организм просто лишен такой возможности. Он ничего не ощущал, когда выполнял обряды Высшей некрамантии, для некоторых из которых требовалось придать кого-нибудь смертельной пытке. Даже последняя магическая война, и та не сумела оставить на нем особенно болезненных следов, скорее происходящее воспринималось Даркенбергом как большой научный эксперимент.
   Сейчас горько-соленая влага катилась по щекам даже без его участия. В груди что-то сжалось и замерло.
   Марианну подвесили на витой белой решетке, ползущей по окну, выходящему на умирающий холодный сад. Убийца одел ее в белое свадебное платье с ворохом кружев, слишком длинное для маленькой девочки, поэтому кое-где оно оказалось подвязано алыми лентами. Такими же, как и те, что удерживали тонкие запястья, ноги в алых замшевых башмачках - последний подарок Рихарда - и оплетали беззащитную шею. В иссиня-черные волосы мучитель вплел лилии.
   По черным полосам на шее было очевидно, что ее сначала душили, но не до смерти, а чтобы потеряла сознание и не кричала. Затем вогнали с ювелирной точностью осколок зеркала, чуть ниже солнечного сплетения, между ребрами, так, чтобы она медленно истекла кровью. Здесь все было в ней перепачкано.
   Рихард прошелся прямо по подсыхающей коричневатой луже. Мозг привычно запоминал детали. Лилии - привет роду Даркенберг, не иначе. Белое платье невесты. Зеркало. Некрамант снял перчатки и дотронулся указательным пальцем до ледяного лба девочки. Трупное окоченение уже началось, но это не должно было помешать. Перед мужчиной нехотя выстроилась дрожащая картина. Красные ленты, кровь на платье, женские руки, сначала приглашающее распахнутые, потом коршуном вцепляющиеся в девочку и темная полоска неба, сливающегося с морем.
   Некрамант отступил прочь и прикусил до крови губу. Дрожащими пальцами опустил веки Марианны с шелковистой щеточкой ресниц и привычным жестом поцеловал в черную макушку.
   - Храни тебя Белая Дева, моя маленькая лилия, - выдохнул он и, развернувшись, вышел прочь из столовой.
   Только там некрамант позволил слабости взять верх и прислонился к стене, задрав голову, чтобы слезы не мешали бродить по потолку бесцельным взглядом.
   Осторожный перестук каблучков нерешительно замер подле Рихарда.
   - Она была убита кем-то, кого хорошо знала. Женщиной с ухоженными руками, которая может себе позволить украсить ногти золотым напылением и бриллиантами, - выдавил он, перемежая слова с попытками вздохнуть. Грудь сдавило и толком не получалось, - А теперь давай, скажи мне это. Как называется очередная легенда, которую не знает никто, кроме тебя?
   - Думаю, Белоснежка, - тихий виноватый голосок взбесил его. Маг с трудом удержался, чтобы не сомкнуть руки на шее маленькой интриганки.
   - И? - прошептал он зло и устало.
   - Эта история принадлежит другому миру. Ее не может знать никто, кроме меня.
   - Значит убийца либо ты, либо...
   - ...я не единственная выжившая.
  

Глава 9.

"Яблоко и зеркала"

   Ночью дом погрузился в тягостную тишину.
   В высокие окна зимнего сада на третьем этаже бился ветер и редкие соленые капли, что он с собой принес с моря. Там, за окном, среди спящей зелени скрипело старое кресло-качалка. Сидящая в нем темноволосая девушка то и дело вздыхала и натягивала плед повыше, чтобы не мерзла оголенная шея. На коленях у нее тихонько посапывал серым клубочком кот, слева у ног примостился трехрогий подсвечник с единственной толстой свечой в центре. Свеча дрожала робким огоньком и роняла восковые слезы, тени плясали по полу и фигуре девушки, где-то едва слышно шептали часы.
   Девушка любовалась на игру бури за окном и о чем-то думала - между ее плавно изогнутых бровей пролегла складка.
   - Леди, - из темноты выступила закутанная в длинный халат фигура.
   - Мессир Август.
   - Не спиться?
   - Наверное.
   Август заложил руки за спину и встал чуть впереди, загородив половину окна.
   - Что вы подсыпали Рихарду, что он отключился прямо на лестнице? - тихо поинтересовался он.
   - Ничего опасного, легкое снотворное. Ему не повредит, - Алиса оттолкнулась ногой от пола, задавая креслу ритм.
   В темноте блеснули глаза некраманта.
   - У вас виноватый вид.
   - Он ведь спешил сюда из-за Марианны?
   - Это естественно. Она его внебрачная сестра по отцу и моя дальняя кузина. Во избежание кривотолков мои родители удочерили Мари.
   - "Дитя порока", да?
   - Вроде того.
   Тихо скрипнуло старое кресло, девушка подхватила безвольное тельце кота и поднялась.
   - Мне нужна ваша помощь, - она подошла ближе к Страху и бросила на него холодный взгляд, - Нужно, чтобы все посчитали меня невестой Рихарда.
   - Что-то еще?
   - Хорошо бы отыскать в вашем доме черную краску для волос и позаботиться о том, чтобы ваш дорогой друг ничего не знал как можно дольше.
   - Полагаю, вам так же необходимо платье. Ваши не годятся. И как насчет слежки?
   - Слишком опасно вешать на меня заклинания и амулеты, да и не думаю, что поможет. Убийца кто-то из семьи, достаточно умный, хорошо знакомый с некрамантией. С вами останется Дым, поможет меня отыскать в случае чего. Советую действовать быстро.
   Некрамант скосил глаза на бесстрастное личико Алисы:
   - Вы так вот просто на это пойдете? Почему? Не ради же парочки едва знакомых некрамантов.
   - О, нет. Это было бы слишком скучно, - ответила девушка, и Август вздрогнул от той улыбки, что на миг искривила ее лицо.
  
   Большой спектакль для одного актера начался рано утром. Тело Марианны давно покоилось в семейном склепе, защищенное от тлена паутиной заклинаний, и Алиса настояла, чтобы Страх помог организовать завтрак именно в столовой, чтобы присутствовали все родственники, находящиеся в доме. Август тяжко вздохнул и согласился, предвкушая недоуменные шепотки и разговоры. Конечно, некраманты славились некоторой черствостью, но не до такой же степени, чтобы спокойно есть в помещении, где несколько часов назад все было забрызгано кровью жестоко умерщвленной девочки. И не незнакомки, а одной из семьи.
   Однако девушка осталась непреклонной.
   "Если уж ловишь лису в стае кур, то лучше делать это прямо в ограбленном курятнике" - пояснила она, ловко затягивая тугую шнуровку белого платья.
   Как бы цинично ни звучало, но Страх признавал, что она права. Для обид не место и не время. Им оставалась всего пара часов, чтобы провернуть аферу века: убедить всех и вся, что Алиссандра Залесская никто иная как невеста Даркенберга, вычислить убийцу и поймать его с поличным. И все это до того, как очнется Рихард.
   - Самое худшее, что может приключиться - моя смерть, - насмешливо бросила Алиса, стоя перед дверьми в столовую и поправляя прическу. Ее волосы методом нехитрых манипуляций превратились в глубоко чернильные, а привычное смешное платьице сменил элегантный наряд с открытыми плечами и неудобной, расходящейся к низу, юбкой. Хрустящее белоснежное сияние платья оттеняло светлую, почти голубоватую, кожу, карий холод глаз и пухлые ярко накрашенные губы. Все вместе выглядело... странно. Нелепо. Убийственно вызывающе. Для маньяка или некраманта.
   "Идеальная жертва" - отметили инстинкты Страха. Он не был психом, но ему почти болезненно оказалось взирать на тонкую беззащитную шею девушки и изящно-развратную линию ключиц. Они словно напрашивались на насилие и томно шептали "сожми меня, сломай меня, испей мою сладость...". Страх мотнул головой и с трудом оторвался от соблазнительного зрелища. Вот как у нее это получается? Ведь чуть менее часа назад он и помыслить не мог о таком, а сейчас его темная магическая сущность только что слюнями не капала, мечтая разодрать это бледное нечто. Мора его забери, эта Залесская даже пахла как жертва! Сладко и терпко, словно бутон умирающей розы.
   В голове поселилась тоскливая уверенность, что Рихард его все-таки прикончит. За эти шею, ключицы, покатые плечи и кукольные пальчики, за эту "только помощницу".
   Это определенно будет весело, хоть и несколько травмоопасно.
   Предвкушающе улыбаясь, Август толкнул двери, пропуская девушку вперед. Многочисленные взгляды немедленно обожгли кожу.
   В светлой комнате за длинным накрытым столом сидели члены семьи, несколько гостей, сновали с переменой блюд слуги. Кое-кто бросал мрачные взгляды на окно и теребил в руках салфетку.
   - Мы немного опоздали, - начал Август, - Прошу прощения. Вчера на это не нашлось времени, поэтому позвольте вам представить леди Алисссандру Залесскую, невесту моего друга Рихарда Даркенберга.
   Девушка слабо улыбнулась присутствующим и присела на предложенный Страхом стул, по левую руку от него. Некрамант с удовольствием наблюдал за тем, как быстро перебегают ее глаза с одного человека на другого, в совершенно хаотичном порядке. Они, конечно, заранее обговорили возможные кандидатуры на роль убийцы, но вдруг Алиса заметит то, что не учел он?
   На мгновение ее глаза задержались на Софии Страх, его матери. В темных волосах женщины еще вчера широкими полосами поселилась седина, глаза обзавелись черными кругами, и в целом она выглядела изнемождённой.
   - Даже не думай, - тихо обронил Август, делая вид, что пригубливает вино.
   - Просто она плохо выглядит. Зря ты ее позвал, - сквозь улыбку шепнула Алиса, кивая сидящему справа дядюшке Арнольду, что донимал ее вопросом, а скоро ли состоится свадьба.
   - Ее дочь вчера убили, как еще она может выглядеть? А ты настоятельно просила позвать всех, - иногда некраманта ужасала способность этой маленькой леди выглядеть невозмутимо при самой плохой игре.
   Лишь спустя еще минуту он с удивлением осознал, что обратился к ней на "ты", так, будто это являлось чем-то привычным. "Легко втирается в доверие" - пропела на ухо паранойя.
   Алиса хмыкнула и продолжила ковыряться в тарелке.
   До самого конца завтрака она практически не проронила ни слова, только вежливо кивала на вопросы или хлопала глазами. Роль глупенькой пассии влиятельного жениха ей неплохо удавалась. Маскировку портила только знаменитая фамилия и твердая уверенность некрамантов в том, что боевой темный маг не мог выбрать в жены дуру. Разве что на опыты. К счастью, постигшее семью горе несколько притупило обычную для Страхов бдительность.
   Но вот завтрак наконец закончился, гости и хозяева поднялись из-за стола и поспешно ретировались кто куда. Алиса раздраженно вонзила вилку в покоящийся на соседней тарелке кусок мяса.
   - Совершенно ничего! Никто не подходит.
   Страх согласно кивнул и поднялся.
   - В доме сейчас находится порядка пятидесяти человек, половина из которых женщины. Это не считая тех, кто уже уехал из поместья и мог свободно убить Гленду и Марианну. К тому же мы не брали в расчет возможность магического воздействия.
   - О нет, нет... Она здесь. Более того, эта женщина убивает лично, собственными руками. Думаю, ее дар или слишком мал, или его нет вовсе, - щеки Алисы раскраснелись, дыхание стало тяжелым, а зрачки почти слились с радужкой.
   - С тобой все в порядке? - озабочено поинтересовался некрамант.
   - Нет, - та мотнула головой, испортив аккуратно уложенный каскад локонов, - Это платье, я в нем задыхаюсь. К тому же наш план кажется провалился.
   - Давай я позову служанку, она поможет переодеться. Тут как раз слоняется одна безхозная, бывшая горничная моей умершей кузины, - Август подхватил девушку под локоток и сделал знак ближайшему слуге, который точно слышал его последнюю фразу.
   - Горничная? - Алиса недоуменно задрала голову. Некрамант был для нее слишком высок, чтобы смотреть ему в глаза, приходилось смотреть снизу вверх.
   - Да. Клара, если я не ошибаюсь.
   - Горничная, да-да, - забормотала девушка, дергая себя за локон, - Следовало самой догадаться...
   Страх обеспокоенно оглядел ее и пришел к выводу, что неплохо бы вывести ее подышать свежим воздухом, о чем он и сообщил подоспевшей светловолосой девушке в накрахмаленном переднике и чепчике. Та покивала и накинула на странно замершую при взгляде на нее Алису теплую шаль.
   - Иди. Клара проводит тебя в сад, - Страх легонько подтолкнул девушку, а сам отправился к матери, которая беспокоила его своим серым видом. Однако Августа преследовало грызущее ощущение, что он упустил нечто важное.
   Алиса отправилась вслед за горничной. Они нырнули вглубь дома, к маленькой неприметной двери, от которой начиналась узкая каменная дорожка в немного запущенный сад. Между хмурыми голыми деревьями и кустами каким-то чудом сохранилась свежая зеленая трава и россыпь мелких оранжево-желтых цветов. На бледном небе ради разнообразия не виднелось ни облачка, впрочем, солнце тоже отсутствовало. Похоже, оно не очень-то любило появляться во владениях темных магов.
   Алиса вдохнула свежий холодный воздух и расплылась в улыбке. Сопровождающая ее девушка запустила руку в карман передника и выудила на свет нечто красное и круглое.
   - Не хотите ли яблоко, госпожа? - поинтересовалась она тихим вежливым голосом, протягивая глянцево сияющий плод девушке. Алиса лениво пробежалась взглядом по высокой фигуре девушке, скромному темно-синему форменному платью, светлым волосам и длинным пальцам с круглыми ногтями, на которых блеснули едва заметные золотистые крохи. Алиса прищурилась и с улыбкой взяла яблоко.
   - Благодарю.
   Не отрывая взгляда от темных глаз горничной, она медленно вгрызлась в алый хрустнувший бочок. В месте укуса светлая яблочная плоть налилась красным. Алиса выпустила его из руки и схватилась за горло. Воздуха перестало хватать, не получалось ни выдохнуть, ни вздохнуть. Девушка упала на траву, беспомощно царапая грудь и широко открыв глаза и рот.
   Клара склонилась, заглядывая в закатывающиеся глаза, и поднесла к лицу Алисы небольшое овальное зеркальце с ручкой.
   - Посмотрите на себя. Лежите в грязи, задыхаетесь, прическа в беспорядке. Разве можно назвать такую женщину красивой? Нет, нет, нет, вы все недостойны. Мессир Рихард такой замечательный, неужели вы думали, я позволю вам его захомутать? Рядом с ним могу быть только я.
   Горничная обхватила ладонями лицо своей корчащейся в агонии жертвы и поцокала языком.
   - Как жаль, что мне запретили убивать вас быстро. Ну ничего, я подожду, - она осторожно поцеловала обмякающую Алису в губы и хихикнула.
  

Глава 10.

"И вспыхнет пламя"

   Ему снилась трава.
   Яркая зеленая трава, что растет через нее, сквозь нее, вплетается в наполовину черные, наполовину кофейные волосы.
   Здесь нет солнца. Только узкая синяя полоска неба и степь. И она, раскинувшаяся мертвой чайкой в живом, шевелящемся малахитовом море.
   Рихард подходит ближе, садиться на корточки, скользит взглядом по удивительно неправильным обнаженным чертам, вороху белого платья, тонким лодыжкам и странно-аккуратным пальчикам. Она необыкновенно бледна, но выражение лица трудно угадать - голова повернута набок, в переплетении волосяных прядок видны только яркие губы, почти уткнувшиеся в белое оголенное плечо.
   Он отводит ее волосы и видит зацелованную солнцем щеку. Трава щекочет пальцы, ее острые колышки тянутся к небу сквозь веснушки. Ему хочется как можно дольше, жадно, бесконечно смотреть на эти круглые коленки, раскинутые руки и упрямо сведенные изломанные брови.
   Трава растет сквозь ее бледную кожу с узором тонких голубых вен, сквозь полотно длинной шеи и трогательные ямочки ключиц, ерошит непокорные волосы. Рихард знает, еще чуть-чуть, и зеленый покров полностью заменить ее собой. Рихард беззвучно выкрикивает ее имя и пытается дотронуться судорожно сведенными пальцами. Острые травинки ранят его ладони, и каждая капля, сорвавшаяся с ладоней, распускается на травяных изумрудах спелым алым яблоком. От их ядовитого сияния стискивает горло. Рихард хрипит, но крик все-таки прорывается.
   - Алиса!
   Некрамант вскочил с постели, еще ощущая привкус ее имени на губах. Его трясло. Непослушными руками он натянул узкие штаны, набросил на плечи тонкий шелковый халат и выскочил за дверь, даже не ощущая холода под босыми ногами. Безумный взгляд метался по мрачному нутру дома Страхов, ища знакомый силуэт, но нашел лишь спешащую по лестнице фигуру друга.
   - Где она? - Рихард вцепился в перила, так, что камень раскрошился под его пальцами.
   Август отступил на шаг и непроизвольно кинул взгляд назад, прикидывая наиболее эффективный способ уйти от атаки разозленного боевого некраманта.
   - Я спросил, ГДЕ ОНА?! - угрожающе рыкнул Даркенберг.
   Черты его лица сильно заострились и начали потихоньку терять сходство с человеческими, на месте глаз плескались озера клубящейся скользкой тьмы.
  

Оценка: 7.57*10  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com A.Opsokopolos "В ярости (в шоке-2)"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Д.Лебэл "Имплант"(Научная фантастика) К.Вэй "Меня зовут Ворн"(Боевое фэнтези) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Д.Винтер "Постфинем: Цитадель Дьявола"(Постапокалипсис) М.Боталова "Беглянка в империи демонов 2. Метка демона"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) Н.Жарова "Выжить в Антарктиде"(Научная фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность-4"(ЛитРПГ)
Хиты на ProdaMan.ru Лили. Сезон первый. Анна ОрловаМалышка. Варвара Федченко��Дочь темного мага-3. Ведомая тьмой��. Анетта ПолитоваОфисные записки. КьязаКоролева теней. Сезон первый: Двойная звезда. Арнаутова ДанаСлепой Страж (книга 3). Нидейла НэльтеОсвободительный поход. Александр МихайловскийВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия Росси��Как снег на голову�� II. Ирис Ленская��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ ()(завершено). Любовь Вакина
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"