Осенний Дождь: другие произведения.

Tripertius (приквел к Desert Emperor)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 8.16*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Я получила официальное разрешение от авторов публиковать "Tripertius" здесь, на своей странице. Те, кто читают меня на других ресурсах, знают, что с этой повести начался "Desert emperor", поэтому мы договорились считать "Tripertius" приквелом к настоящей истории. События, описанные здесь, помогут лучше понять происходящее, объяснят, почему Вальда так пугает слово "Хранитель" и почему Дэмиан так стремится не допустить, чтобы Хранителем стал сам бог Справедливости, чего опасаются маги и насколько непросты взаимоотношения богов и демонов Хаоса. "Tripertius" написали два талантливых автора - Nidzigasumi и Мать Забвения.

  Предупреждение: слэш с высоким рейтингом (NC-17), содержит графичное описание гомосексуальных отношений. Если вы осуждаете этот жанр, пожалуйста, не читайте.
  
  Примечание: Ориджинал написан по картине Хейсе "Фей, Разрушитель и Ночь вокруг Юджина" (картина в приложении)
  
  "Давным-давно, когда миры Богов и людей были неразделимы, и между ними царила гармония, Боги спокойно спускались к людям, помогая им преодолевать невзгоды, а те молились Богам и приносили им щедрые дары. Но случилось так, что люди возгордились и начали сомневаться в Богах. Храмы, построенные в их честь, были заброшены, а в капищах перестал гореть огонь. Озлобившись, люди принялись делить данные им Богами земли, стараясь заполучить для себя и своего племени лучшее место. И разгневались Боги, и призвали из глубин хаоса Трилистник - трех Духов-братьев, называемых Фей, Разрушитель и Ночь, и послали их в мир людей, чтобы покарать тех.
  Духи повиновались: уничтожали посевы и скот, обрекая людей на голодную смерть, уводили мужчин от женщин, прерывая род человеческий.
  И не было у людей силы противостоять им. И не было Духам никакого отпора - наконечники стрел и лезвия мечей плавились под взглядом Разрушителя, и огонь свирепствовал на улицах городов, послушный его воле, а узор, украшающий лицо и руку Духа, полыхал расплавленным золотом и дышал с ним в одном ритме. И не было у людей уверенности, что Ночь, чью истинную сущность скрывала непроглядная тьма, не наблюдает за ними, скрывшись в глубоких тенях, ибо никто не мог уйти от его внимания даже в собственном доме.
  Очень скоро люди поняли, что чаще всего Фей, которому Ночь и Разрушитель подчиняются беспрекословно, не принимает участие в сражениях, а просто наблюдает за всем со стороны, исполненный иронии и презрения. Введенные в заблуждение самомнением, и в своей бесконечной гордыне возомнив, будто способны обуздать неподвластную разуму силу, они устроили ему ловушку, надеясь обезглавить Трилистник. И вот тогда беловолосый явил им свою истинную мощь и все ветра мира, словно верные псы, ластились к его ладоням и рвали на куски тех, кто посягнул на Великого Духа.
  Устрашившись этого, люди словно прозрели и взмолились Богам о спасении. И Боги простили их, и отдали Трилистнику приказ остановиться.
  Духи воспротивились воле Богов, ибо миссия пришлась им по нраву, а Мир Хаоса не влёк их. И тогда Боги объединились с человеческими магами и запечатали братьев в Пирамидальном камне, названном Tripertius, а людям поручили следить за плененными духами и сделать все, чтобы они никогда не вырвались на свободу и не погрузили землю в хаос.
  Шло время, миры Богов и людей отделились друг от друга и о катастрофе, принесенной Трилистником, постепенно забыли, а Tripertius, выточенный из горного хрусталя, превратился для всех в простой артефакт, который маги передавали из поколения в поколение, не ведая его разрушительной мощи"
  
  Из официальной истории Совета Магистров, 1238г.
  
  * * *
  
  
  В антрацитово-черном плаще и золотом венце с причудливым переплетением звеньев, который сдерживал струящиеся темно-каштановые пряди, Магистр выглядел как никогда величественно. За все семь лет, которые Юджин провел в скрытой от человеческих глаз древней крепости - жилище нескольких поколений магов - он видел своего господина в церемониальных одеждах всего лишь несколько раз, и это всегда предшествовало чему-то невероятно важному в их жизни. Сегодня ожидалось особенно значимое событие - Магистр отправлялся в город, чтобы предстать перед Советом и дать полный отчет о достижениях своего ученика, после чего Великая Палата должна была вынести решение - состоится посвящение молодого человека или будет отложено.
  Случай Юджина оказался настолько сложным, что отлагательств не терпел, любой ценой Магистр намеревался добиться церемонии уже на следующее утро. И хотя парень не прошёл всей подготовки, оттягивать процедуру было невозможно, поскольку в ближайшую неделю ему исполнялось двадцать пять лет.
  - Когда мне ожидать Вас, учитель? - голос, раздавшийся за спиной Магистра, не содержал и тени волнения.
  Впрочем, как и всегда - этот парень умел слишком хорошо скрывать любые эмоции. Королевская армия, где его совершенно случайно обнаружили представители Совета, дает хорошую школу.
  - С рассветом, - ответил Магистр, не оборачиваясь, и сделал небрежный жест рукой, - открой мне портал, Юджин.
  Тот не спешил, выжидая, пока маг обернется, явив взору уродливый шрам на щеке, придающий точеному профилю нечто зловещее.
  - Чего ты ждешь? - в голосе мужчины зарождалось нетерпение, о чем свидетельствовала и поза, которая приобрела еле уловимую напряженность.
  - Внимания, учитель, - спокойно ответил парень, - совсем немного внимания, - он приблизился к Магистру вплотную и коснулся его плеча, - посмотрите мне в глаза. Ведь именно мою судьбу Вы собираетесь решить завтра утром, не так ли?
  Его учитель сдержанно выдохнул и на несколько секунд опустил взгляд, уставившись в каменные плиты перед собой.
  Именно в этом и состояла истина - после посвящения юноша уже никогда не станет прежним, а его жизнь с этих пор будет направлена на служение Совету Магистров. Государство даст ему все: защиту, какая не снилась никому, сытую безбедную жизнь, даже возможность нарушать закон - но и взамен потребует равно: на деле такая свобода иллюзорна и лишена наполнения. Нет смысла нести в себе великую силу, если пользоваться ею будут другие.
  "Хорошо, что он не знает всего, - подумал Магистр, глядя в темные глаза-вишни, находящиеся в завораживающей близости, - ничего не знает о том, как буквально через несколько часов будет лежать распростертым на алтаре, совершенно обнаженным и скованным по рукам и ногам. Ну а дальнейшее в гораздо в большей степени привлекательно для того, кто будет с ним"
  - У меня странные предчувствия, учитель, - произнес Юджин, не отрывая вопросительного взгляда, - мне кажется, я в последний раз вижу Вас таким, каким знал всегда.
  "В какой-то мере так и есть", - снова подумал Магистр, касаясь пальцами шелковистых волос на затылке парня, и оглядывая его снизу доверху.
  Красивое, ладное тело, которое могло бы составить честь любому воину - высокий рост, широкие плечи, стройные крепкие ноги, обтянутые штанами старинного покроя. Лицо его показалось мужчине прекрасным в отблесках факелов - черные брови вразлет, чуть заметный румянец на гладких щеках, великолепно очерченные губы. Маловероятно, чтобы молодому человеку удалось сохранить невинность до этого возраста, останься он жить в миру, но для обладателя магической силы это было совершенно необходимо, потому Юджина и держали столько лет в полной изоляции и неприкосновенности.
  Магистр притянул его к себе и поцеловал в лоб, задержав губы чуть дольше положенного. Отвечать не хотелось, ибо все сказанное в данную минуту, только сильнее убедило бы парня в том, что тревоги его не напрасны.
  - Открой портал, - повторил маг чуть тише и настойчивей, - у каждого своя судьба и твоя - приносить пользу Отечеству.
  Молодой человек отстранился и в последний раз пристально посмотрел на него - лицо учителя обрело выражение уверенности и величия, свойственную ему в те минуты, когда перечить было бесполезно - а после очертил в воздухе сложную фигуру и произнес короткое заклинание.
  Прежде чем появился портал, воздух перед ними спиралевидно закрутился, затем наполнился голубым свечением и через минуту образовал воронку диаметром в два ярда.
  Не говоря ни слова, Магистр сделал шаг вперед и исчез.
  
  * * *
  
  
  Как только в комнате воцарилось спокойствие, Юджин немедленно ринулся в огромный зал, где на стенах висело оружие прекрасной работы, выхватил первый же попавшийся меч и принялся яростно рассекать воздух, давая волю неуемному волнению, которое сдерживал на протяжении всего разговора с Магистром. Молодой человек не мог избавиться от назойливого ощущения, будто впереди его ждет нечто жуткое и отвратительное, на что сам он ни при каких обстоятельствах не дал бы согласия, предоставь ему судьба возможность выбирать.
  "Спокойнее, Юджин, - беззвучно шептал он, делая очередной выпад под свист металлического лезвия и пытаясь успокоиться, - это происходит со многими и от этого не умирают.
  Он перехватил меч в левую руку и с тем же пылом начал раскручивать его, описывая в воздухе самые невероятные фигуры. Зеркала полутемного зала отражали его лицо - раскрасневшееся и с выражением бешенства.
  "Не-ет! - смирение уступило место протесту и тяжелый кованый меч со звоном полетел в дальний угол, - будь он проклят, этот старый дьявол!
  Ненависть к Магистру вспыхнула с такой силой, что не будь Юджин вне себя, она бы привела его в недоумение. Но в эту минуту, когда ярость сотрясала все существо, молодому человеку ни до чего не было дела.
  Он рухнул навзничь и принялся гневно колотить ладонями по отшлифованным гранитным плитам.
  "Не дамся, нет! - задыхаясь, шипел он, сжимая кулаки, - лучше пусть убьют!"
  Выпустив негодование, он через какое-то время поднялся и вытер пот со лба, теперь уже поражаясь собственной истерике. Парень приписал это страху, который испытывал в глубине души и в котором до сих пор не решался себе признаться, но стоило но когда пришло осознание, как он снова постарался привести себя в чувство.
  "Хранилище!"
  И как он мог забыть о своем намерении? Всю неделю Юджин твердил себе, еле сдерживая нетерпение, что как только Магистр покинет крепость, следует первым делом спуститься в подвал и проверить артефакт. Тот самый пирамидальный кристалл - Tripertius - который на протяжении нескольких последних недель не давал ему покоя.
  Молодой человек пребывал в полной уверенности, что этот предмет из горного хрусталя, ничем с виду не примечательный, но назойливо манящий и будоражащий все нутро, принадлежит именно ему.
  Артефакт привлек его сразу - он парадоксальным образом заговорил с молодым магом. Прекрасные чистые голоса, которые не могли принадлежать земным существам, зазвучали в голове с того момента, как Юджин впервые коснулся полированной прозрачной поверхности. Иногда они замолкали, если парень отвлекался на разговор с Магистром или иные дела, стихали и при первой же просьбе оставить его наедине с собственными мыслями, но большую часть дня загадочный Tripertius вел с ним непрерывный диалог.
  Он знал о жизни молодого человека все - и о сиротском детстве, и о том, как его, еще совсем мальчишку, доставили на солдатскую кухню и впервые в жизни сытно накормили, и как потом он остался при поварах, а спустя четыре года высокий офицер средних лет с серьезным лицом забрал его в свой отряд и отдал на обучение мечникам.
  Кристалл знал даже самые мелкие подробности, которые Юджин и сам успел позабыть, и уж конечно он мог с точностью до секунды описать тот памятный день, когда парень так ярко и недвусмысленно заявил о невероятной духовной силе, чем и обратил на себя внимание Совета Магистров.
  Был канун Великих праздников по случаю пятидесятилетия вступления во власть новой королевской династии - в казармах в эти дни царила особенно накаленная атмосфера. Солдаты, ежедневно муштруемые для показательного парада, возвращались к своим койкам озлобленными и негодующими, тут и там слышались реплики возмущения, ни к кому толком не обращенные и изливаемые с тихим гневом.
  У восемнадцатилетнего Юджина сил к вечеру достало только на то, чтобы дойти до постели и рухнуть на нее. Он собирался тут же отойти ко сну, но сначала его отвлек ничего не значащими разговорами армейский товарищ, а после случилось то самое, из-за чего вся жизнь молодого человека повернулась самым крутым образом.
  Его отозвали за тонкую перегородку, где проживали немногочисленные бывалые солдаты, и раньше, чем парень успел что-либо сообразить, чьи-то руки заткнули ему рот тряпкой и повалили на кровать. Дальше начался сущий кошмар - на него навалился некто тяжелый, а еще двое человек с обеих сторон принялись распутывать шнуровку по бокам штанов и тащить их вниз. Юджин пытался вопить, но лицо тут же вдавили в подушку, и к своему ужасу молодой человек почувствовал, как к его оголившимся ягодицам прижимается чужая упругая плоть.
  Потрясение неискушенного юноши было так велико - он чуть было не потерял сознание. Парню даже показалось, что все-таки потерял, поскольку на несколько секунд все провалилось в черноту, из оцепенения вырвала резкая боль в груди, возникшая без всяких веских причин. Она пронзила все существо, на мгновение сковала тело, а далее случилось невероятное: Юджин услышал крики ужаса, принадлежавшие, бесспорно, его мучителям, которые убегали врассыпную, кровать заходила ходуном, одежда и прочие вещи, разбросанные по всему помещению, беспорядочно летали в воздухе, время от времени хлеща солдат по лицам, а прямо над молодым человеком словно взорвалось нечто невидимое, и пространство наполнилось огненными шарами.
  Ненадолго зависнув на своих местах, они вдруг начали бешеный хоровод, воспламеняя на своем пути все, чего бы ни касались, и спустя минуту помещение было объято пламенем.
  В казарме началась паника - солдаты, вскакивая с коек в чем были, неслись к дверям, кричали нечто бессвязное, несколько человек были убиты шаровыми молниями и лежали в проходах. Всех обуял ужас, который позже никто не мог передать в словах, и только Юджин бесстрашно стоял посреди этого адского карнавала, с невыразимым восторгом взирая на танец огня.
  
  * * *
  
  
  С появлением в дверях высокого человека в черном плаще стихло все - шары растворились в воздухе, грубо сколоченная мебель обрела былую неподвижность, прекратилось горение, и даже исчез запах дыма.
  - Недурно для простого солдата.
  На молодого человека пристально смотрели внимательные темные глаза. Казалось, масштабы разрушений совершенно не впечатлили пришельца. Мужчина этот был совершенно ему не знаком, но что-то подсказывало - к военному делу он не имеет никакого отношения.
  Тот медленно, подчеркивая каждый шаг, проследовал через все помещение к онемевшему от удивления парню.
  - Как тебя звать, юный воин? - голос то ли насмешливый, то ли строгий, но не выражающий решительно никакого дружелюбия.
  Рука, обтянутая дорогой кожаной перчаткой, небрежно приподняла лицо молодого человека за подбородок и в следующее мгновение взгляды их встретились.
  Юджин отпрянул назад, тут же погасив гневные искры, лишь на секунду мелькнувшие в глазах, принял стойку и чеканно, по-солдатски, представился, обратившись к незнакомцу "сэр".
  Тот усмехнулся, не отрывая от него взгляда.
  - Можешь называть меня "Магистр", - рука его легла на рукоять меча, скрытого под плащом, - и с этих пор ты в моем распоряжении.
  
  * * *
  
  
  Сжимая в руках факел, Юджин стремглав несся в подвал, перепрыгивая через истертые каменные ступени так, словно боялся не успеть. Голоса артефакта снова зазвучали в голове, поощряя его намерение встретиться.
  "Очень вовремя, маленький маг, очень вовремя", - если в интонациях и присутствовала ирония, парень ее не уловил.
  "Давай же, мы ждем тебя", - словно эхом откликался второй голос, чуть более низкий.
  "Какое долгожданное событие, малыш, - третий говорил немного нараспев, - ты все-таки решил использовать свой последний шанс?"
  Не задумываясь над тем, какой шанс Tripertius имеет в виду, Юджин рванул тяжелую дверь подвала, окованную потемневшим от времени металлом, и застыл на пороге, чтобы отдышаться.
  Ненадолго повисла тишина, отчего у парня создалось впечатление, будто его рассматривают.
  "А он красавец, каких мало!"
  Реплика вызвала сдержанный короткий смех у обладателя протяжного мелодичного голоса:
  "Осторожнее, Ночь, не пугай его раньше времени".
  "У нашего мальчика сердце воина, - возразили ему, - не думаю, чтобы он сбежал всего в нескольких шагах от вожделенной цели".
  Не обращая внимания на двусмысленные фразы, Юджин легко оттолкнулся от косяка и проследовал вглубь хранилища мимо массивных деревянных полок с фолиантами и разнообразной утварью. В помещении пахло древностью - старой кожей, иссушенными травами и пылью.
  Мягкие подошвы сапог с фигурно прорезанными голенищами не создавали никакого шума, и только редкий шорох выдавал присутствие в хранилище человека.
  Tripertius ждал его у дальней стены, и, казалось, поигрывал разноцветными отблесками.
  
  * * *
  
  
  Юджин остановился возле полки с артефактом. Казалось, ничего особенного в нем не было - небольшой, выточенный из куска хрусталя, без каких-либо рун или надписей - но странным образом парня так и влекло к нему. Он нерешительно протянул руку и дотронулся до прохладной грани. Голоса мгновенно смолкли, оставив его один на один с собой.
  "Боятся спугнуть?"
  Эта мысль, будто пришедшая извне, скользнула по краю раззадоренного нетерпением сознания и пропала. Все-таки Магистр был неправ, когда запрещал ему даже близко подходить к камню. Небо не рухнуло на землю, пол не разверзся под ногами, а если и была в этом так называемом артефакте какая-то сила, то сейчас юноша не чувствовал ни покалывания, ни тепла, свойственного другим магическим вещам.
  Где-то наверху от ветра распахнулась тяжелая створка окна. Парень резко обернулся на звук, рука его дернулась, и пальцы скользнули по ребру Пирамидального камня, оказавшемуся на удивление острым.
  - Дьявол, - Юджин отдернул кровоточащую ладонь, но несколько капель ярко-алой жидкости все-таки попали на идеально ровную грань, и молодой человек выругался. Магистру вряд ли понравиться, если он узнает, что в его отсутствие ученик залезал в хранилище. Юноше так ярко представился недобро щурящийся учитель, что он невольно поежился. Конечно, вопреки расхожему мнению отношения с наставником у них складывались достаточно ровные... И Юджин относился к нему с почтением: и за то, что тот взялся за его обучение, когда всем остальным казалось, что он безнадежен, и когда дал крышу над головой, поселив в своем доме, - вот только порой думалось, что учитель чего-то не договаривает, и есть в этом молчании какая-то скрытая угроза.
  Парень еще раз покосился на безучастный к его размышлениям Tripertius и решительно направился в сторону стоящей на столе Магистра чаши с водой, чтобы смыть с кристалла кровавые пятна. Тряпка обнаружилась тут же, и, судя по внешнему виду, чаще она использовалась для смахивания столетней пыли, нежели для иных целей.
  - Ладно, сойдет, - решил ученик мага и смочил ткань, искренне надеясь, что учитель не будет пить из этой посудины.
  На всякий случай Юджин сначала протер полку, а потом уже потянулся к камню, но тут произошло нечто, что заставило его замереть на месте.
  На мгновение ему показалось, что по грани фигуры пошла рябь, а потом кровь начала исчезать с отполированной поверхности, просачиваясь внутрь кристалла. Сквозь прозрачную толщу грани юноша видел, как она закручивается в маленький темный вихрь, приближаясь в самому центру , чтобы застыть там россыпью капель, словно сложившись в какое-то слово. Какое именно, Юджин рассмотреть так и не успел - Пирамидальный камень вдруг ярко вспыхнул, так что глазам стало больно, а когда парень снова приобрел способность видеть, стал непроницаем, словно был выточен из куска черного мрамора или обсидиана.
  В следующее мгновение молодого мага ударило в грудь воздушной волной и отбросило к противоположной стене, приложив о нее лопатками. Воздух вышибло из легких, и несколько минут Юджин только и мог, что открывать рот, силясь снова вдохнуть.
  Вокруг творилось невообразимое - большинство магических огней, озаряющих своим сиянием хранилище, потухли или стали гореть так слабо, что их едва можно было различить, страницы древних фолиантов непрерывно шелестели, словно предупреждали о чем-то, вода из чаши расплескалась и расползалась по столешнице, размывая чернила на рукописях Магистра.
  Впрочем, не успел Юджин отсчитать и двух ударов сердца, как заметил, что в помещении он больше не один. Напротив него, как раз у полок, на которых помимо всего прочего находился изменивший цвет артефакт, стоял высокий мужчина, облаченный в нарядный камзол - белый с золотой оторочкой. Волосы незнакомца, больше походящие по цвету на нетронутый снег, были забраны в высокую прическу со множеством выпущенных на свободу прядей и спадали на сильные плечи. На вид светловолосый был не старше самого молодого человека, но еле уловимое чувство подсказывало - в этом случае внешность как никогда обманчива.
  - Кто ты? - спросил он, поднимаясь на ноги.
  - Кто я? - усмехнулся незнакомец и оглянулся по сторонам, словно искал кого-то. Голос его показался юноше смутно знакомым, и уже через мгновение он понял, что слышал его все то время, которое общался с артефактом.
  - Терпение, малыш. Очень скоро мы познакомимся с тобой так близко, как ты и помыслить себе не мог.
  - Это ведь ты со мной разговаривал? - вырвалось у юноши.
  - Мы, Юджин, - слева и справа от странного типа прямо из воздуха начали проступать два силуэта. Пока еще безликие тени, но уже одно их появление в хранилище Магистра - фактически в самом охраняемом месте - заставило занервничать. На телепортацию это похоже не было, слишком уж тяжело давался существам процесс перемещения - складывалось впечатление, что двое новоприбывших буквально сражались за свою жизнь, вырывая себя из вязкой трясины, которая всеми силами пыталась их затянуть.
  - Кто вы? - парень сжал кулаки, негодуя оттого, что незваные гости не желают представляться.
  Он вдруг остро почувствовал себя обманутым, и ему стало трудно дышать от нахлынувшей ярости. Юджин сцепил зубы, и, надеясь справиться с собой, мысленно досчитал до десяти.
  - Может, хватит морочить мне голову? К чему были эти разговоры?
  - Нам было очень одиноко, - невозмутимо ответил беловолосый знакомым певучим голосом, почему-то вызвавшем у молодого мага воспоминания о весеннем ветре.
  Юджин почти ощутил, как его кожу щекочет теплое дуновение, а в голове невольно рождались картины природы, которая начинает просыпаться от зимнего сна.
  "Морок!"
  Парень вдохнул поглубже и отогнал наваждение.
  - Откуда вы столько знаете обо мне?
  Ученик Магистра прекрасно понимал - вопрос не имеет смысла. Все, что ему хотелось, это выиграть несколько минут для осмысления проблемы и принятия мер по исправлению ситуации, а для этого любой ценой следовало отсрочить решительные действия, которые без сомнения намеревались совершить пришельцы.
  - Ты прикоснулся к камню, - собеседник вытянул руку, демонстрируя ладонь, - и тем самым открыл нам свою память.
  Увлекшись разговором, Юджин не заметил, как его тело словно опутывает невидимая паутина и ощутил странное действие чужеродной магии только сейчас, когда попытался произнести очередной вопрос
  - Как... - начал было он и вдруг почувствовал ватную слабость в ногах, сопровождаемую головокружительным желанием близости незнакомца в камзоле.
  Стоило этой мысли мелькнуть, как молодого человека словно окатили холодной водой из ушата. Он встряхнул головой, сгоняя пелену, и, сорвав с шеи медальон - простенькую охранную руну, призванную разрушить морок, метнул ее вперед. Глиняная фигурка повисла в воздухе между ним и гостем, словно налетела на невидимую преграду, и слабо засветилась, подтверждая худшие догадки.
  В помещении сразу стало значительно светлее, словно с ночника стянули плотную ткань. Пришедшие вслед за беловолосым больше не казались обычными тенями, впрочем, этот факт не принес Юджину ровным счетом никакого успокоения. Теперь, когда он мог в полной мере видеть и чувствовать их, сердце заколотилось с удвоенной силой, а внутри проклюнулись первые ростки паники.
  Tripertius.
  Действительно, незваных гостей было трое.
  Заговоривший с ним и два его спутника - темноволосый, облаченный в черную хламиду, и обладатель роскошной кроваво-алой шелковистой на вид шевелюры, бедра которого были обмотаны широким полотнищем ткани того же цвета.
  Их можно было бы принять за людей, несмотря на более чем экстравагантную внешность, если бы не одно "но" - людьми они точно не были. И дело даже не в заостренных ушах троицы, изогнутых рожках, украшающих голову брюнета, или играющему узору на правой части лица и плече красноволосого. Исходила от них некая неведомая доселе энергия - тягучая, приторная, от которой внутри сворачивался холодный ком...
  Вдруг отчетливо осознав, что никакие известные ему методы защиты против незваных гостей не помогут, Юджин не на шутку испугался. Дыхание перехватило, и юный маг
  
  подался назад, хотя отступать ему по большему счету было некуда - за спиной высились дубовые полки с разнообразными книгами, составляющими обширную библиотеку Магистра.
  - Хочешь уйти, даже не позволив поблагодарить себя? - породистое лицо беловолосого приняло насмешливое выражение.
  - Поблагодарить... - словно эхом вторил ему Юджин, не узнавая собственный голос.
  Сердце молодого человека бешено колотилось, и на несколько секунд ему показалось, что он напрочь лишен способности двигаться.
  - Именно так, - в руках у говорившего появился сменивший цвет артефакт, протянутый ему темноволосым, - долгое время мы были пленниками этого камня, и вот теперь благодаря тебе свободны, - он размахнулся и со всей силой грохнул потерявший силу предмет об пол, разбивая его на мелкие осколки, а после сделал шаг в сторону юноши.
  - Не подходи!
  - Не бойся меня, Юджин. Я не причиню вреда...
  Руна, все еще висящая между ними в воздухе, слегка задрожала, показывая, что на него снова пытаются воздействовать, а потом с треском рассыпалась, не выдержав давления чужой магии. Не дожидаясь пока его снова окутают мороком, юноша схватил первое, что подвернулось ему под руки - чашу с остатками воды - и запустил ее в сторону беловолосого, надеясь хотя бы отвлечь его внимание.
  Не получилось. Сосуд, остановившись в полуметре от головы незнакомца в камзоле, на секунду завис в воздухе, а потом вспыхнул ярким пламенем и на глазах у изумленного парня стал сжиматься, пока не явил собой обыкновенный булыжник. От стремительно вырвавшейся неизвестно откуда силы Юджин пошатнулся и едва устоял на ногах.
  - Ты посмел атаковать моего брата!
  Красноволосый - а по всему было похоже, что произошедшее с чашей его рук дело - гортанно зарычал, и в следующее мгновение кусок металла, вспыхнув ярче прежнего, метнулся в сторону самого парня, целясь ему прямиком в голову. От попадания его спас беловолосый, схватив своего родственника за вытянутую руку. Снаряд вильнул в сторону и с грохотом впечатался в стену, брызнув в разные стороны огненными искрами. Часть из них долетела-таки до молодого человека и нанесла несколько точечных ожогов.
  Юджин отскочил в сторону, чтобы избежать повторной атаки, и, не желая дожидаться, чем окончится разборка между освободившимися демонами, бросился бежать вон из хранилища, думая только о том, как скрыться от внимательных глаз обладателя снежных волос, которые, казалось, прожигали его насквозь.
  Повелитель Огня между тем выдернул руку из захвата.
  - Зачем ты меня остановил, Фей?
  - Спокойнее, Разрушитель, - губ беловолосого коснулась легкая улыбка, - все мы знаем твою страстную натуру, но с этим мальчиком нам будет гораздо интереснее, если он останется в живых...
  Несколько секунд они пристально смотрели друг другу в глаза.
  - Как скажешь, - в конце концов ответил Демон.
  Татуировка на его плече затрепетала и принялась изгибаться в знакомом танце, напоминая собравшуюся для броска кобру. Фей потянулся, запустив пальцы в его волосы, взъерошил их, заставив Повелителя Огня зашипеть.
  - Я уважаю тебя, но...
  В ответ на зарождающийся демарш лицо беловолосого с тонкими чертами мгновенно приобрело властное выражение.
  - А раз уважаешь, то впредь прибереги свой пыл для действительно серьезной драки...
  Красноволосый медленно выдохнул и тяжело отвел взгляд.
  Наблюдающий за их диалогом Рогатый Демон протянул руку и коснулся плеча Фея, молчаливо указывая на все еще пылающий кусок металла, некогда бывший чашей.
  - Ах да, - ироничная улыбка вернулась на место, - может, ты все-таки потушишь этот факел? Не хотелось бы уничтожить тут все до начала настоящего веселья.
  Разрушитель криво улыбнулся - одного короткого взгляда ему хватило, чтобы огонь мгновенно погас, лишившись пищи.
  - Ну, вот и хорошо, - облаченный в камзол довольно потянулся, - а теперь давайте найдем нашего хорошего мальчика... Мы ведь так и не успели его отблагодарить?
  
  ***
  
  "Бежать!"
  Эта мысль упорно пульсировала в голове, вторя сумасшедшим ударам сердца. Хотелось, как в детстве, закрыть глаза и открыть их только тогда, когда все закончится, но было нельзя. Вырвавшаяся на свободу троица ни за что не оставит его в покое, пока не уничтожит.
  Он бегом преодолел лестницу, ведущую из хранилища, и оглянулся назад, пытаясь определить, нет ли погони. Сила освободившихся Демонов с невероятной скоростью распространилась по всем помещениям, и это не давало возможности определить, где они находятся.
  Юноша резко взмахнул рукой, и дубовые двери, те самые, предназначенные для того, чтобы уберечь артефакты от обычных воров, натужно заскрипели и начали смыкаться.
  Слишком медленно.
  Казалось, прошла целая вечность, прежде чем между массивными створками не осталось даже щели.
  На какое-то время Юджин смог перевести дух. Конечно, не было никакой уверенности, что эта преграда сдержит беловолосого и его братьев, но теперь у молодого человека хотя бы нашлось время все хорошенько обдумать.
  Пытаться покинуть крепость через главный вход представлялось бессмысленным - во-первых, он не откроется, ибо Магистр перед самым своим отправлением наложил на дверь заклинание, дабы, по его словам, обрести уверенность в том, что Юджин сохранит себя в невинности до Посвящения, а во-вторых, поймать кого-либо на открытом пространстве для Демонов такой силы проще простого.
  Для себя парень видел всего один шанс, маленькую зыбкую надежду - небольшое, но отлично защищенное помещение на верхнем этаже смотровой башни, наполненное охранной магией почище, чем главное хранилище королевства. Там испытывали новые заклинания и артефакты, поэтому безупречная защита была совершенно необходима, дабы уберечь смежные помещения от возможных разрушений.
  Юджин был уверен, что вырвавшиеся на свободу существа не смогут туда проникнуть, и намеревался отсидеться до прибытия Магистра... Молодой человек отлично понимал, что тот будет в ярости от происшедшего, но чего же еще можно было ожидать и на какое снисхождение рассчитывать в его обстоятельствах? Оставалось уповать на то, что наставник сжалится и не оторвет его бедовую голову.
  И хорошо бы ее вообще удалось сохранить на плечах до возвращения мага...
  * * *
  
  Как только идея оформилась, Юджин начал было приступать к выполнению плана, но тут невольно бросил взгляд на противоположную стену и остановился.
  Прямо перед его глазами висел гобелен - огромное по размерам полотно, занимающее почти все пространство от пола до потолка. Молодой человек замер, пораженный, - удивительными были вовсе не размеры и даже не факт, что парень, сколько ни силился, не мог припомнить этого творения ткачей. Фигуры, изображенные на ткани, - именно это представлялось самым странным. Те самые фигуры, которые десять минут назад материализовались в хранилище Магистра.
  Все внутреннее существо вопило - времени у него в обрез, однако Юджин осторожно приблизился к гобелену и принялся его рассматривать. Неизвестный мастер запечатлел на полотне момент перед сражением, причем с одной стороны находились люди и Боги - последних можно было узнать по богатым одеждам и сверкающим диадемам на головах - а с другой на одиноком утесе застыли они, трое. Всего трое, но несметное войско, бросившее им вызов, медлило, не в силах заставить себя двинуться в атаку.
  Взгляд молодого человека скользнул по канту гобелена и наткнулся на причудливую вязь. Язык казался очень знакомый, Юджин точно видел его раньше, но вот вспомнить...
  - Трефоил, - прочел он, запинаясь, - означает...
  - Трилистник, - ткань в том месте, где была изображена троица, вдруг почернела, а затем вспыхнула, заставив Юджина отшатнуться. Он развернулся и увидел за своей спиной красноволосого, задумчиво поигрывающего маленьким огненным шаром, - Трилистник, неуч...
  Молодой человек хотел возразить, что он ни в коей мере не является неучем, но слишком быстро вспомнил, кто перед ним, и попытался воздействовать на противника потоком силы. Как оказалось, делать этого как раз и не стоило. Огненный Демон вдруг широко распахнул глаза, будто охваченный страстью, вздрогнул всем телом, чуть изогнулся и часто задышал.
  - М-м-м, - огненный шар в его руках начал увеличиваться в размерах, - еще, малыш...
  Сообразив, что попросту накачивает красноволосого своей силой, Юджин тот час же свернул заклинание, вызвав у Повелителя Огня разочарованное рычание. Впрочем, уже через мгновение тот многозначительно улыбнулся и покачал головой, заметив, что парень примеривается рвануть к лестнице. Ученик Магистра обреченно выдохнул и остался на месте.
  - Зачем ты это сделал? - Юджин кивнул на тлеющий гобелен.
  - А мне, может, не нравится, как я получился, - нагловатое заявление сопровождалось не менее наглой усмешкой, отчего в груди молодого человека снова заклокотала лава.
  - Да кто вы в конце концов такие?!
  Юноша бесстрашно взглянул прямо в поблескивающие глаза Разрушителя и почувствовал, как все его нутро скручивалось от злости, вызванной осознанием: все попытки скрыться не принесут результата. Но если уж побег не представляется осуществимым, то знать, кто его преследователи, он имеет законное право.
  - Духи, - браслеты, на запястье демона звякнули в такт движению руки, - мятежные... Пленники камня, с которым ты так щедро поделился своей кровью.
  Юджин поджал губы, досадуя на самого себя.
  - Вы всего лишь хотели выбраться из своей тюрьмы, - ярость усилилась стократно, когда до парня дошло, каким же наивным он был, - использовали меня!
  - Ну, знаешь, - красноволосый подался в его сторону, потушив, наконец, огонь в пальцах, - когда ты столько времени находишься взаперти, лишенный даже простых удовольствий, волей-неволей начинаешь ценить любой шанс... К тому же, - тут его взгляд скользнул по стройному стану молодого собеседника, заставляя нервничать, - нам в определенном смысле повезло, ты, действительно, лакомый кусочек...
  От сладострастного выражения его глаз по телу парня пробежала дрожь.
  - Уж не имеешь ли ты в виду... - вырвалось, прежде чем молодой человек в полной мере осознал, что слышать ответ на свой вопрос ему совершенно не хочется.
  Разрушитель ухмыльнулся.
  - А сам-то как думаешь? - он снова оглядел парня снизу доверху, - хотя, - тут Демон прищурился, - ты ничего еще об этом не знаешь, ведь так?
  Последние слова Повелитель Огня произнес с игривым придыханием, явно находя ситуацию более чем забавной, а после расхохотался в голос, отступив от лестницы пару шагов.
  Демон смеялся весело, запрокинув голову - ему даже пришлось опереться рукой о стену, чтобы сохранить равновесие. Молодой человек наблюдал за ним, испытывая смешанное чувство отвращения и тревоги.
  Но не воспользоваться дарованным судьбой шансом было бы большой глупостью - как только Юджин это понял, он опрометью бросился прочь из главного зала. За его спиной раздавался, постепенно стихая, все тот же циничный хохот.
  - Ничего не знаешь, - успокоившись, ответил на собственный вопрос Разрушитель, а потом распрямился и с улыбкой проводил убегающего парня довольным взглядом, - но скоро узнаешь... Это я тебе обещаю...
  
  ***
  
  Путь наверх оказался отрезан. Юджин как раз собирался преодолеть очередной пролет, когда прямо на ступенях перед ним, словно воплотившись из воздуха, возникла беловолосая фигура. Парень затормозил, затравлено оглянувшись по сторонам, и попятился.
  - Ну, вот мы и встретились, малыш, - на это раз одетый в камзол не пытался использовать морок, а просто приближался, спускаясь вниз и постепенно оттесняя ученика Магистра в один из заброшенных коридоров, - ты так быстро нас покинул...
  Юджин сделал несколько шагов назад, стараясь избежать тесного контакта.
  - Вы же освободились, - спросил он чуть дрогнувшим голосом, выдавая свое назревающее отчаяние, - так почему бы вам просто не оставить меня в покое?
  - Мы хотим отблагодарить тебя, - отозвался беловолосый, - ведь именно твоя кровь разрушила печать, сдерживающую нас...
  - Я ничего не знал о последствиях...
  Фей вопросительно посмотрел на него.
  - А вот это звучит, как оправдание, - он чуть качнул головой, - поверь, тебе не нужно оправдываться, малыш...
  - Магистр вернется и...
  - Ах да, - улыбка собеседника юноше совсем не понравилась, - он же узнал, что у тебя скоро день рождения... Двадцать пять... Ты станешь совсем взрослым, Юджин...
  - Тебе-то какое дело до этого? - огрызнулся парень.
  - Ты ведь знаешь, если силу мага не раскрыть до четверти его века, - в воздухе повисла нехорошая пауза, - она может совсем не раскрыться?
  Лицо молодого человека приняло злорадное выражение.
  - Посвящение состоится завтра.
  - Ах, да... посвящение... - облаченный в камзол вновь двинулся в его сторону. Они забирались все дальше в темноту коридора. На мгновение парню показалось, будто сами стены давят на него, готовые погрести под своей тяжестью. Он отступил еще на шаг, прижимаясь к прохладному камню, что, как стало ясно уже через мгновение, было одной из самых больших его ошибок.
  Камень вдруг словно ожил, зашевелился, и вот Юджин уже бился в крепкой хватке рогатого, невесть как оказавшегося у него за спиной. Одна из ладоней темноволосого скользнула под расстегнутую полу куртки, и, пожалуй, это напугало парня сильнее всего. Не помня себя, он принялся отбрыкиваться и беспорядочно бить нападавшего локтями, не слишком, впрочем, надеясь на успех.
  К его удивлению сопротивление возымело действие. Брюнет зашипел что-то сквозь зубы, разжал хватку и наподдал, отталкивая. Юджин не удержался, споткнулся и полетел на пол, но тут же вскочил и, больше не оглядываясь, побежал по коридору, очень надеясь на то, что он выведет его в знакомую часть здания.
  "Только не тупик!" - бешено крутилось в голове у молодого человека.
  
  * * *
  
  - А у малыша есть характер, - насмешливо бросил Фей брату, выскользнувшему из тени, укрывающей каменную кладку, - так ведь, Ночь?
  Рогатый Демон выругался, потирая больное место, и кивнул. Пальцы его прошлись по груди, замерли на том самом месте, куда пришелся самый ощутимый удар, и сжались в кулак, вокруг которого тут же начала сгущается непроглядная тьма.
  - Что, он и от вас сбежал? - Разрушитель остановился рядом, тряхнул головой, отчего огненные пряди стегнули его по плечам.
  - Он пытается, - отозвался Фей и неспешно направился вслед за сбежавшим учеником Магистра, - бьется, как бабочка в паутине...
  - Когда тебе надоест играть с ним, дружище? - переглянувшись с Ночью, спросил Повелитель Огня.
  - Играю? Я? - Фей даже остановился и обернулся к ним, - уберегите меня от подобного... на самом деле, - он чуть склонил голову к плечу Огненного Демона и приглушил голос, - место для меня не так важно... просто...
  - Что?
  - Терпение никогда не было твоей сильной стороной, да, Разрушитель?
  - И ты осведомлен об этом как никто другой, старина, - кивнул тот, соглашаясь, - ну?
  - Лично мне кажется, - они снова возобновили движение, - малыш приведет нас туда, где всё должно произойти, даже не подозревая об этом... Надо только немного подождать...
  
  ***
  
  Наверное, он все-таки чем-то прогневил Богов. Иначе зачем им вот так над ним издеваться.
  Коридор не закончился тупиком, нет, но Юджину от всего этого было не легче. Вместо сплошной стены, о которую оставалось бы только садануть с досады кулаком, ему для выражения недовольства предоставили целую комнату, заставленную затянутой в чехлы мебелью, из которой был только одни выход, одновременно являющийся и входом.
  Правда, воспользоваться им уже не представлялось возможным. Духи вновь объединились и теперь шли по его следу с упорством охотничьих псов.
  - Ну уж нет, грязные ублюдки, - бешено прошептал парень, стискивая кулаки, - так просто вам меня не взять.
  Он зло захлопнул дверь, и, стараясь не обращать внимания на уже различимые голоса в коридоре, подпер ее массивным креслом. Это, конечно, не представлялось выходом из ситуации и могло привести к совершенно обратным последствиям, молодой человек вовсе не был уверен, что разгневанные Духи попросту не свернут ему шею, но и сидеть сложа руки, дожидаясь, когда решается его судьба, ученик Магистра не собирался.
  Благому делу сооружения преграды послужили также два тяжелых стула и резная тумба, украшенная клеймом древнего мастера. Удалось Юджину сдвинуть с места и добротный дубовый шкаф, стоящий у дальней стены.
  Ученик Магистра было приготовился использовать левитационные заклинания, понимая, что не сможет дотащить деревянную махину до двери, но тут его ждал приятный сюрприз - за шкафом открылась ниша, откуда ощутимо тянуло сквозняком.
  Юноша ухватился за резной за край и чуть оттолкнул шкаф в сторону, упираясь спиной в стену. Глаза его не обманули, ниша действительно существовала - неглубокая, темная, затянутая паутиной. Внутри находилось скрытое под тканью то ли зеркало, то ли картина в человеческий рост. Ученик Магистра ухватился за полотнище и дернул его на себя, подняв клубы столетней пыли.
  - Портал, - не веря своим глазам, возликовал парень и, оглянувшись в сторону входа, победно улыбнулся.
  Теперь у него, по крайней мере, оказался вполне осязаемый шанс на спасение. Сил на то, чтобы открыть проход, хватит, а время поможет выиграть заваленная мебелью дверь.
  Пальцы его прошлись по краю рамы, чутко прослеживая рунную вязь, губы пришли в движение, повторяя древние слова. Не особо зацикливаясь на тексте заклинания, Юджин прикрыл глаза и мысленно потянулся к вплавленному в центр портала камню, наделяя его своей силой.
  Портал безмолвствовал.
  То ли он был неисправен, то ли за давностью лет магия покинула камень, но все попытки активации были тщетны
  В этот момент из коридора раздался грохот. Судя по всему, Демоны наконец, обнаружили неприметный вход и пытались проникнуть в помещение. Юджин в отчаянии обернулся назад и увидел, как разлетаются в мелкую щепу под натиском яркого пламени и дверь, и завал из мебели.
  Он отшатнулся и привалился к раме портала, прикрывая глаза ладонью.
  Неожиданно гладкая поверхность колыхнулась, принимая его в свои объятья, и парень вздрогнул, чувствуя, что куда-то проваливается.
  Приземлился он неудачно, крепко приложившись спиной. В глазах потемнело и, как показалось, на несколько мгновений он отключился от боли, а когда пришел в себя, услышал знакомые голоса.
  
  * * *
  
  - А мне здесь нравится...
  Юджин резко вскинул голову, от чего перед глазами все снова поплыло. Впрочем, свою основную проблему - беловолосого демона в камзоле - он рассмотреть успел.
  - Правда, темновато... - продолжал Фей, и обратился к Повелителю Огня, - Разрушитель!
  Красноволосый выступил вперед и на кончиках его переплетенных пальцев вспыхнули крошечные искры. Руки совершили изящное движение - будто стряхивая воду с ладоней - и металлические браслеты, украшавшие запястья, издали мелодичный звон.
  Огоньки разлетелись в разные стороны, словно магнитом притянутые к фитилям свеч, расставленных по периметру просторного зала.
  Стало значительно светлее.
  Юджин, стараясь более не делать резких движений, начал подниматься на ноги, робко озираясь по сторонам.
  За его спиной располагалось ступенчатое возвышение, отделанное черными лабрадоритовыми плитами - именно с ним он и столкнулся при падении. На самих ступенях были выбиты руны, а плоская горизонтальная поверхность, по углам которой находились небольшие церемониальные чаши из темного золота, была рассчитана на лежащего человека.
  "Алтарь?!"
  Если так, то само помещение являлось древним святилищем и располагалось глубоко под землей. В этом случае единственный способ выбраться - это портал, приведший юношу сюда, но путь к нему преграждала троица Духов.
  - Юджин, - голос беловолосого заставил его вздрогнуть и поднять взгляд.
  Фей стоял на резных ступеньках портала и, только убедившись, что внимание молодого мага полностью принадлежит ему, сделал первый шаг.
  - Оставь меня! - вскрикнул тот.
  Прозвучало отчаянно, но сдаваться парень все еще не желал - его до дрожи возмущала безысходность положения, в которое он попал, вызвав к жизни Демонов Трилистника.
  Даже понимая, что делать нечего, играть отведенную ему в этом театре абсурда роль юноша не намеревался. Он не продаст себя дешево, даже если придется бессмысленно метаться из угла в угол, не в силах найти спасение.
  Молодой человек обвел троицу гневным взглядом, после чего в сердцах излил на них поток самых крепких ругательств, чувствуя, как в сердце снова закипает бешенство.
  Памятуя о способности каждого подпитываться его магической энергией, выраженной в виде заклинаний, он выбросил перед собой поток неоформившейся силы, надеясь оттолкнуть беловолосого и получить доступ к порталу.
  Разрушитель оказался быстрее.
  Он раскаленным лезвием вклинился в пространство между Феем и Юджином, поймал последнего за запястье и, от души вывернув ему руку, уложил на алтарь лицом вниз. Раздираемый лютой злобой, ученик Магистра дернулся в попытке вырваться, но вскрикнув от резкой боли, затих.
  - Ты второй раз пытаешься атаковать моего брата, - прошипел над его ухом Повелитель Огня, сильнее прижимая парня к холодному полированному камню, - еще одна попытка, и я оторву тебе руку...
  - Спокойнее, Разрушитель, - облаченный в камзол приблизился к ним, обошел алтарь и остановился так, что бы Юджин мог его видеть, - мы же не хотим слишком сильно напугать нашего мальчика...
  От слова "нашего" молодого человека перекосило - выходит, эти трое уже считают его своей добычей? Злость снова сменилась нарастающим страхом.
  - Что вам нужно? - слова беловолосого не только не успокоили его, но, напротив, заставили сердце биться сильнее и усилили нервную дрожь.
  - Познакомиться поближе, - зловеще улыбнулся Огненный Дух, - ты нам пришелся по нраву.
  - В каком... смысле? - Юджин начинал паниковать, заранее зная ответ, и ощущал, как его колени наносят мелкие удары по поверхности камня.
  Разумеется, это не осталось незамеченным Демонами.
  - Включи свою фантазию, - пальцы красноволосого прошлись по напрягшемуся бедру молодого человека и чуть сжали его.
  Действие было слишком откровенным. Прежний страх показался блеклой тенью по сравнению с тем потоком ужаса и возмущения, которые теперь накрыли его с головой, заставляя с удвоенной силой рваться из рук Разрушителя.
  - Не-ет! Нет! Нет!
  - Знаешь, - словно не замечая его попыток, произнес Повелитель Огня и, удерживая жертву одной рукой, второй уперся ей в спину, - ты, конечно, красив в этой одежде, но... она будет мешать.
  Юноша тут же перестал что-либо соображать - настолько чудовищно воспринимались события.
  - Нет, пожалуйста! - его мгновенно бросило в жар то ли от неописуемого ужаса, то ли от прикосновения Разрушителя.
  - Не бойся так, - наклонившись к юноше совсем низко, шепнул ему на ухо Демон, - огонь уничтожит только твои тряпки, тебя я даже не обожгу... Наверное...
  - Разрушитель, остановись, - беловолосый приблизился к ним вплотную, пальцы его зарылись в волосы Юджина. - Они тебе так дороги? Твои вещи...
  Молодой человек прикусил губу. Он совершенно не представлял, как в двух словах объяснить, что маги шьют одежду собственными руками, вкладывая в процесс всю возможную духовную силу, и после она служит им так же, как любой защитный амулет. Он часто дышал, опасаясь, что Разрушитель выполнить свою угрозу, невзирая на протест.
  - Значит дороги, - так и не дождавшись ответа, заключил Фей, - хорошо, малыш... Мы их не тронем, - не в силах поверить, тот поднял на него взгляд, - но при одном условии... Ты снимешь их сам!
  На раздумья ушли считанные мгновения, и не последнюю роль во всем этом сыграла ладонь Огненного Демона, все еще касающаяся его. Загнанный в угол парень был вынужден согласиться.
  - Отпусти его, Разрушитель.
  - Как скажешь, - хватка Повелителя Огня ослабла, а после он и вовсе оттолкнул от себя парня.
  Юджин слез с алтаря и сделал пару шагов назад. Он наткнулся на внимательный взгляд Фея,и пальцы его потянулись к застежкам на куртке. Сердце рвалось из груди, как обезумевшее, а руки мелко дрожали. Наконец, куртка соскользнула с плеч, и ученик Магистра опустил ее прямо на пол, после чего неуверенно коснулся шнуровки на штанах и замер, чтобы уже спустя мгновение осознать, что не в силах этого сделать.
  - Я так и думал, - улыбка Фея стала предвкушающей. - Ночь...
  Темноволосый коротко хмыкнул и направился в сторону молодого человека. Юджин попытался было отступить, но понял, что не может сделать и шагу - тело будто оцепенело под действием чьих-то чар. В следующее мгновение какая-то неведомая сила вздернула его над полом, лишая опоры - осталось только смотреть на приближающегося черноволосого Демона, который, казалось, одним своим присутствием погружал пространство в непроглядный мрак.
  Захлебываясь темнотой, словно вязким киселем, проникающим в легкие, и все еще пытаясь освободиться из невидимых пут, Юджин пропустил тот момент, когда в помещении поднялся ужасающий шквал, сорвавший с него остатки одежды. Он попытался закричать, но горло перехватило, и из него исторгся только невнятный хрип.
  Парень в полной мере осознавал все, что с ним происходит, чувствовал, как на запястьях, лодыжках и горле смыкаются холодные металлические браслеты, но помешать этому не было никакой возможности, и оставалось только неистово ругаться сквозь зубы.
  Все закончилось быстро.
  Мрак вдруг отхлынул в стороны, давая возможность осмотреться. Юджин увидел себя будто со стороны - не иначе кто-то из духов постарался - он располагался полусидя на алтаре, скованный и беззащитный, в металлическом ошейнике, от которого расходились цепи к соединенным за спиной рукам, ноги оказались широко разведены, выставляя естество на всеобщее обозрение.
  Осознав, в какой постыдной позе он находится и какая именно часть его тела более остального будоражит воображение Демонов, молодой человек попытался хотя бы свести колени и судорожно всхлипнул, когда ему не дали этого сделать.
  Юджин зажмурил глаза и отвернулся. Никогда в жизни ему не доводилось переживать большего унижения, даже во времена сиротских скитаний по промозглым улицам, когда голод и холод могли вынудить его, казалось, к чему угодно.
  "Лучше бы пытали или убили", - думал ученик Магистра, полагая, что для воина смерть в бою, даже мучительная, намного предпочтительней того позора, которому его подвергли.
  Духи, приблизившись вплотную, взирали на него в безмолвии, но с ощутимым интересом - беловолосый стоял за спиной, Ночь справа, а Огненный Демон расположился в точности между расставленных ног.
  Из уст молодого человека вырвался приглушенный стон - происходящее было невыносимо!
  - Отпустите... пожалуйста! - взмолился он, тут же проклиная себя за проявленное малодушие.
  До сего момента Юджин думал - он вытерпит все. Служба в королевской армии научила его не бояться ни боли, ни лишений, ни издевательств, общение с Магистром помогло приобрести стойкость против морального давления, научиться держать себя в руках даже тогда, когда обстоятельства никак не располагали, но то, что творилось сейчас, напоминало кошмарный сон - даже в самом страшном бреду молодому человеку не могло прийти в голову, что его используют для удовлетворения низменных страстей. Мысль об этом казалась ему жуткой, отвратительной и доставляла нестерпимые страдания.
  - Не все так плохо, малыш, - певучий голос, несомненно, принадлежал Фею, как и пальцы, невесомо скользнувшие по подбородку, - поверь мне - твои переживания совершенно напрасны.
  Он придвинулся ближе, заставив молодого человека широко распахнуть глаза от ожидания скорой расправы. Разрушитель и Ночь переглянулись, усмехаясь.
  Не обращая на них внимания, Дух устроился полулежа на алтаре, как раз возле головы Юджина. Он запустил пальцы в черные шелковистые волосы и принялся осторожно их перебирать.
  - Тебя так страшит перспектива кому-то отдаться? Как же ты собирался пройти Посвящение?
  Молодой человек повернул лицо и недоуменно посмотрел на беловолосого, вызвав в свою очередь и у того вопросительный взгляд.
  Ночь и Разрушитель забавлялись все больше.
  - Ну-у, - начал Рогатый Демон, явно иронизируя, - он, конечно, что-то слышал о потере девственности...
  - Но полагал, ему приведут девицу! - закончил Повелитель Огня и тут же безудержно расхохотался, повалившись молодому человеку на живот.
  Ночь проявил чуть больше деликатности и ограничился широкой улыбкой.
  Юджин ощутил, как лицо его вспыхнуло - по правде говоря, именно так он и думал. Потеря девственности ни в коей мере не ассоциировалась у него с подчиненной ролью, и, уж конечно, он не мог допустить, что кто-то может овладеть им на глазах у всего Совета Магистров, которые по правилам должны были присутствовать в полном составе - мысль об этом показалась ему сущим абсурдом.
  Тем не менее Демоны продолжали хохотать, доводя молодого человека до бешенства.
  - Это вранье! - выкрикнул он, продолжая рваться из пут и переводя негодующий взгляд с одного на другого, - вы снова лжете мне!
  Юджин продолжал биться и изливать свой гнев, обзывая мучителей на все лады и обвиняя их во всевозможных пороках, и при этом через фразу возвращался к теме Посвящения, заявляя о своем неверии в их слова. Лицо его раскраснелось, а глаза сверкали, но вскоре он выдохся и снова рухнул на алтарь в объятия беловолосого.
  Наступила тишина.
  Фей взирал на него с сочувствием, да и остальные прервали смех.
  Молодой человек обессиленно выдохнул и закрыл глаза. Ему требовалось время, чтобы привыкнуть к новым фактам.
  - Им нужна твоя сила, - проговорил Дух, как только тот немного успокоился, - а другого способа получить к ней доступ не существует.
  Его ладонь снова прошлась по растрепавшимся волосам ученика Магистра. Фей даже наклонился и легко коснулся губами взмокшего лба, пользуясь временной безучастностью парня. Предвосхищая вполне резонный вопрос, беловолосый продолжал пояснения:
  - Да, нам тоже нужна твоя сила... - он перешел на интимный шепот, - но мы не возьмем ее даром... нам есть, что предложить тебе...
  Дух отстранился, чтобы взглянуть в глаза молодого человека, но наткнувшись на равнодушный взгляд, понял, что тот все еще не пришел в себя.
  - Магия Хаоса, - проговорил Фей, - ты что-нибудь слышал о ней?
  Тихую речь бесцеремонно прервал голос Огненного Демона.
  - Да! Слышал! Примерно столько же, сколько и о Посвящении! - Разрушитель презрительно ухмыльнулся, - сомневаюсь, что он вообще способен оценить этот дар: Знание Огня.
  Беловолосый оторвался от Юджина и перевел взгляд на своего запальчивого брата.
  - Оценит, - спокойно уверил он, - когда почувствует его в себе, да?
  Ученика Магистра снова затрясло от двусмысленности его слов.
  - Я не хочу ни с кем делить свою силу! - на оппонента вновь уставились бешено сверкающие глаза, - я не отдам ее вам... я...
  Губы парня задрожали, но прежде чем он начал очередной обвинительный монолог, Дух поспешил пресечь эту попытку:
  - У тебя нет выбора, - отчеканил он, сжимая подбородок юноши и заставляя смотреть на себя, - и никогда не было, малыш. Или мы, или Магистры - понятно? Разгуливать на свободе в свое удовольствие таким, как ты, никто не даст.
  Фей смолк и разжал пальцы.
  Ночь, скрестив руки на груди, спокойно кивал, подтверждая сказанное.
  С лица Разрушителя так и не сошла презрительная усмешка.
  В наступившей тишине был слышен каждый вздох и даже треск горящих свечей. Юджин лежал, шалея от избытка откровений, которыми с ним поделился Трилистник, - если все обстоит именно так, как они говорят, то его положение безнадежно и даже побег бесполезен. Парень верил Демонам - Магистры нашли бы его тот час же, где бы он ни скрылся, духовная сила выдала бы его с головой.
  Из раздумий молодого человека вывели ладони беловолосого, скользнувшие по груди.
  - Нас у тебя будет трое, - губы Духа чуть щекотали ухо, а шепот завораживал, из-за чего события начинали казаться Юджину сном, - до утра мы все познаем тебя, и к прежней жизни ты больше не вернешься.
  Когда по бедрам двинулись ладони Огненного Демона, ученик Магистра вздрогнул и напрягся всем телом. Фей, почувствовав это, постарался его успокоить.
  - Разрушитель понравится тебе, - шептал он, прижимаясь чуть сильнее, - брат ласковый, страстный... просто доверься ему...
  Юноша, хоть и пытался заставить себя смириться с обстоятельствами, но в полной мере взять себя в руки ему не удавалось. Если он забывался, то находил ласки вполне приемлемыми, но стоило ему подумать о следующем этапе, как в сердце снова закипал протест.
  Ладони Повелителя Огня тем временем исследовали прекрасное тренированное тело, не останавливаясь - Разрушитель находил в этом явное удовлетворение и издавал довольный рык при каждой попытке парня сжаться и уйти от прикосновений, в особенности, когда красноволосый подбирался к его паху.
  Так продолжалось довольно долго, и в итоге зрелища распростертого трепещущего тела не вынес Ночь. После короткого обмена взглядами он заручился безмолвным согласием брата и примостился сбоку от Юджина. Чуть выждав, раздумывая, с чего бы ему начать, Демон осторожно провел кончиками пальцев по дорожке волос, украшающих низ живота молодого человека. Ответом был судорожный вздох и новая волна дрожи, прокатившаяся по телу жертвы, но по крайней мере на словах противиться парень больше не пытался и Повелитель Теней продолжил ласкать его.
  Он наклонился и коснулся кончиком языка розоватого соска юноши. Не встретив и на этот раз никакого протеста, обхватил его губами и сжал.
  Юджин тут же ощутил, как тело среагировало помимо воли, послав недвусмысленный сигнал туда, где находилась ладонь Ночи.
  Того это явно позабавило.
  - Чувствительный мальчик... - с удовлетворенной улыбкой заметил он и слегка сдавил второй сосок, зажав его между пальцами.
  Молодой человек сразу почувствовал разницу между ним и Разрушителем. Если последний в стремлении распалить свою жертву дожидался ее моральной готовности, уповая на собственное терпение, то Ночь неприкрыто использовал особенности физиологических реакций партнера, почти нахально давая Юджину понять, насколько тот зависит от своего тела. Ощущая от его действий накатывающее возбуждение, юноша чувствовал себя без малого животным.
  - Поверить не могу, - поражаясь все больше, шептал он на ухо Фею.
  Тот, не переставая, гладил его плечи и шею, чтобы заставить расслабиться и предаться удовольствию.
  - Они тебе нравятся?
  - Ему не с кем сравнивать, - тут же вклинился в разговор Повелитель Теней, заметив это как бы между прочим и даже не толком оторвавшись от своего занятия.
  Щеки молодого человека снова загорелись румянцем, но он нашел в себе силы смолчать.
  Разрушитель в это время, пользуясь отсутствием сопротивления, аккуратно приподнял колени парня, чтобы иметь возможность созерцать его девственный вход.
  Юджин, понимая, к чему все идет, запрокинул голову и сцепил зубы, снова внутренне сжимаясь.
  Беловолосый, который прежде всегда находил слова утешения, на этот раз обратился к Ночи.
  - Отвлеки его, иначе малышу будет больно.
  Все-таки многолетнее воздержание сделало свое дело - Юджин чувствовал, как сдается. Губы Демона, сомкнувшиеся на его плоти, мгновенно взбудоражили все тело. До этого момента молодой человек даже представить себе не мог это ощущение - когда тебя ласкает чужой язык, но то, что делал с ним Демон, мутило рассудок и заставляло забыть о гордости.
  Разрушитель все еще удерживал его ноги в прежнем положении, выжидая, и ничего не предпринимал, Фей, отстранившись, молча наблюдал - это давало парню возможность предаться наслаждению и выпустить на свободу дремавшие инстинкты.
  Совершенно позабыв, где и с кем он находится, Юджин сладострастно стонал, вдавливаясь затылком в плечо беловолосого.
  "Чувствительный мальчик", - вспомнил Повелитель Ветра слова своего брата, разглядывая охваченного вожделением молодого человека.
  Огненный Демон, пользуясь представившейся возможностью, незаметно подтянул к себе ритуальную чашу, в которой оставалось пахучее масло, и неспешно намазался, не отрывая взгляда от своей жертвы. После он легко коснулся сжатого отверстия между тугих ягодиц и обвел его скользкими пальцами. Парень отозвался на это лишь тихим поскуливанием.
  Разрушитель почувствовал, как его собственное возбуждение невероятно усиливается от этих звуков. Он протолкнул пальцы внутрь - совсем немного, просто чтобы проверить, не не встретит ли сопротивления - молодой человек разве что стал загнанно дышать, но не сжался и не сделал попытки оттолкнуть его. Повелитель Огня переглянулся с Феем, давая понять , что результат усилий Ночи его вполне удовлетворяет.
  Юноша будто сквозь завесу тумана улавливал все действия Разрушителя, осознавал их значение, но противиться не хотел - на него вдруг накатило равнодушие ко всему, что может сделать Огненный Демон, лишь бы только Ночь продолжил свои ласки.
  Это поняли все - Фей не говорил ни слова, оставив молодого человека наедине с наслаждением, Повелитель Теней замедлил темп, словно дразня, а в действиях красноволосого становилось все меньше деликатности. Когда он решил, что парень окончательно потерял голову, то ненадолго отстранился - исключительно затем, чтобы в последний раз полюбоваться великолепным жаждущим телом перед тем, как им овладеть.
  Ученик Магистра, забывшись напрочь, совершал кроткие движения навстречу губам Ночи, отрывисто стонал и невольно расставлял ноги, открывая себя взору Разрушителя. Вряд ли он отдавал себе отчет в том, насколько сильно разжигает вожделение Демона - тот, словно нарочно намереваясь отсрочить момент лишения невинности, принялся неторопливо ласкать себя.
  Впрочем, он не стал тянуть. Как только Юджин в очередной раз запрокинул голову и прошептал: "Сильнее", - поощряя Повелителя Теней, красноволосый придвинулся к нему вплотную, уперся возбужденной плотью в скользкое отверстие и осторожно надавил.
  Парень тут же пришел в себя и вскрикнул, глаза его испуганно забегали, а колени рефлекторно дернулись, пытаясь сомкнуться.
  - Не делай резких движений, - спокойно подсказывал Фей, не пытаясь его утешить, - иначе травмируешь себя еще больше.
  Тот, казалось, не слушал его и вздрагивал каждый раз, когда Повелитель Огня пытался налегать чуть сильнее.
  - Позволь ему взять себя, - беловолосый касался губами взмокших висков молодого человека, - лишиться непорочности в объятиях Разрушителя - лучшее, что может с тобой случиться. Поверь, ни один из Магистров не идет с ним ни в какое сравнение.
  Юджина охватили двойственный чувства - здравый смысл подсказывал, что Повелитель Ветра прав, и лучше бы лежать спокойно, но все существо неистово противилось вторжению.
  - Прекрати это, умоляю, - просил он Фея, едва ли не заикаясь, - я отдам вам все, что нужно, только... только не трогайте меня.
  Дух с сожалением смотрел на юношу, не отвечая ни "да", ни "нет", а Огненный Демон тем временем проскальзывал все дальше. Ночь продолжал ласкать его языком, но теперь более интенсивно, чтобы не дать исчезнуть возбуждению.
  - Я не хочу... - отчаянно застонал Юджин, понимая, что вынужден уступить, - не хочу...
  Повелитель Ветра склонился над ним, провел ладонью по волосам молодого человека и со всей возможной нежностью поцеловал в губы. Ему показалось - тот плачет, хотя ни единой слезинки не скатилось по стыдливо раскрасневшемуся лицу.
  Разрушитель чувствовал, как теряет рассудок - его будоражило беспомощное положение ученика Магистра, смешанное со смирением и готовностью уступить власти обстоятельств. Он не мог не видеть, что в глубине души парень не принимает ситуацию и старается бороться с собой, разрываясь между желанием вырваться и осознанием невозможности освобождения. Это было как раз то, что Огненный Демон всегда так любил в своих партнёрах. С каждым толчком он ощущал неимоверную сладость, шаг за шагом покоряя неискушенного любовника и навязывая ему свои правила.
  Огромная духовная сила юноши чувствовалась все отчетливее. Понимал ли сам молодой человек, что Повелитель Огня вот-вот доберется до его сокровенных глубин? Демон предпочитал об этом не задумываться. Вероятнее всего, Юджин заподозрил бы неладное уже сейчас, не придавай он такое значение физической стороне дела.
  Плавно раскачиваясь, Демон постепенно начинал ощущать единение с ним, распаляясь помимо всего прочего и от близости с источником мощной энергии, о масштабах которой сам обладатель имел лишь смутное представление. Эта энергия накатывала на Разрушителя мягкими толчками, словно пульсируя, и соображение от всего этого выносило напрочь - он чуть было не забыл, что должен в свою очередь поделиться с жертвой обещанным, но вспомнив, тотчас же высвободил Огненную Магию.
  - Что за дьявольщина?!
  Юджин вздрогнул и снова запаниковал - по венам прокатилась обжигающая волна, за ней другая, более мощная, потом еще одна. С каждым движением Повелителя Огня жар пронизывал все тело, чужеродная сила вызывала жутковатые ощущения, отчего происходящее перестало восприниматься парнем как обыкновенная любовная игра.
  В этот момент он полностью осознал, чем именно обернется для него действо на алтаре. Стоит только им обоим прийти к финалу, как назад дороги не будет: он навеки окажется связанным с Разрушителем невидимой нитью, сможет владеть его Знанием, но и со своей стороны вынужден будет отдавать не меньше.
  Такая зависимость пугала, казалась чем-то неестественным и несправедливым. Он закричал во все горло, забился, как в силке, пытаясь вырваться, но огненная лава затапливала тело неотступно, а губы Повелителя Теней сомкнулись на его плоти, казалось, намертво. Всего нескольких движений языка хватило для того, чтобы ученик Магистра перестал контролировать себя - от крика все внутри зазвенело и вошло в резонанс, Юджин ощутил, как в паху, неподвластные его влиянию, словно распахиваются невидимые врата и сквозь них лавиной уходит энергия.
  Он услышал неистовый животный рев и краем сознания понял, что принадлежит он Разрушителю. Аура Демона стала различимой глазу - тело словно охватывали алые сполохи, рвущиеся вверх. Повелитель Огня, обезумевший от наслаждения, вбивался в сопротивляющееся тело, не помня себя, пока, наконец, не излился, вызвав у Юджина короткую мощную вспышку перед глазами, после которой юноша потерял сознание.
  Красноволосый Демон в изнеможении повалился на ступени, склонив голову на бедра молодого человека.
  - Ма-аленький... - шептал он в благодарности, беспорядочно поглаживая расслабленные ноги парня, - мне было хорошо... так хорошо... - он все еще находился под впечатлением и предавался мыслям о своем возлюбленном маге.
  - Кто бы сомневался, - проворчал Повелитель Теней куда-то в сторону, стирая с губ остатки семени и пытаясь изобразить улыбку.
  Юджин к тому времени успел прийти в себя и немного опомниться. Сила, значительная часть которой ушла Огненному Демону, вызвав короткий обморок, теперь снова возвращалась, заполняя возникшую пустоту. Фей гладил его волосы, иногда касаясь губами лица.
  - Как ты? - тихо спросил он юношу.
  Тот поднял на него глаза, попытался ответить, но не будучи в состоянии вымолвить ни слова, отвел взгляд и снова расслабился, уставившись перед собой.
  - Кажется, он ничего не понял, - прокомментировал Ночь его реакцию, - ты теперь ни больше ни меньше как Хранитель Tripertius, Юджин.
  Разрушитель, подтверждая сказанное, прижался к молодому человеку, молча обвив его бедра и притянув к себе.
  - Он прав, малыш, - сказал беловолосый, - ты Хранитель Tripertius.
  Маг горько усмехнулся, не понимая, что означает его нынешняя должность.
  - Избавьте меня от этой сомнительной чести, - произнес он так, что расслышал его только Фей.
  - Боюсь, теперь это невозможно, - терпеливо ответил тот, - мы в силах только закончить начатое.
  Молодой человек опустил веки и выдохнул.
  - Тогда заканчивайте быстрей и оставьте меня в покое.
  Духи переглянулись - даже Разрушитель привстал на локте, оторвавшись от бедер юноши.
  - Мне кажется, ты не совсем понимаешь, - беловолосый решил прояснить парню его положение, - ты больше не сможешь здесь оставаться. Для Совета Магистров ты теперь злейший враг, за которым они будут охотиться, пока не убьют. Если не веришь мне, посмотри сюда, - и указал Юджину на его плечо.
  Тот скосил глаза и тут же обмер, почувствовав себя заклейменным - на теле красовалась в точности такая же татуировка, которая была и у Повелителя Огня: алая вязь покрывала плечо и часть груди.
  - Это невозможно! - выкрикнул он в лицо Повелителю Ветра, бешено сверкая глазами.
  - Знание Огня теперь в твоем распоряжении, - снисходительно усмехнувшись, Фей повел бровью и выдержал паузу, - но, к сожалению, с Магистром придется распрощаться.
  - И дался ему этот старый дурак! - в сердцах выпалил Разрушитель, чувствуя нечто сродни уколу ревности.
  Не сказать, чтобы он был так уж прав - никаких теплый чувств Юджин к учителю не испытывал. Тот скорее казался воплощением чего-то привычного, налаженного, знакомого и предсказуемого, Духи же переворачивали всю жизнь молодого человека с ног на голову. Его страшила неизвестность с перспективой противостоять Совету - это было единственным, что тревожило все больше и больше.
  Будто читая его мысли, Фей поспешил успокоить новоиспеченного Хранителя:
  - Ты уйдешь с нами, малыш, - взгляд серо-стальных глаз пронизывал парня насквозь, - больше ты нигде не будешь в безопасности.
  - И никто тебя так хорошо не оттрахает, - добавил Повелитель Огня и расхохотался, подмигивая Ночи.
  Тот покачал головой, в который раз поражаюсь цинизму Демона.
  * * *
  
  - Позволь развязать ему руки, Фей, я хочу, чтобы он встал ко мне задом.
  "Опять этот кошмар!" - подумал Юджин, нервно сглатывая.
  Фей равнодушно пожал плечами - уж коль Разрушитель в состоянии держать под контролем уровень силы молодого мага, в цепях нет никакого смысла.
  Получив разрешение, Ночь притянул к себе парня и щелкнул замком наручников.
  Тот испытал облегчение - стало гораздо свободнее, хотя запястья все еще были соединены с ошейником довольно длинными цепями.
  - Так лучше? - спросил Рогатый Демон, всматриваясь в него плотоядным взглядом.
  - Лучше, - коротко и почти холодно ответил юноша, отводя глаза.
  Повелитель Теней не удержался и плотно прижал его к себе, впиваясь губами в свободное от татуировки плечо. Юджин безвольно привалился к телу Демона, позволяя делать все, что заблагорассудится. Тот, памятуя о его недавних предпочтениях, сдавливал нежный сосок, заставляя партнера тихо стонать.
  - Тебе нравилось то, что я делал, так ведь? - шептал он на ухо парню, напоминая о том, как сводил его с ума, лаская губами, - дашь мне насладиться тобой?
  Юджин криво улыбнулся.
  - Наслаждайся... - ответил он, - надеюсь, потешишься ты на славу.
  Невзирая на еле уловимый презрительный тон, Повелитель Теней только крепче сжал объятья.
  - Глупый, - прошептал он еще тише, - не понимаешь... ни одна женщина не способна доставить тебе столько удовольствия, сколько мы... вот увидишь: пройдет совсем немного времени, и ты будешь сам просить нас об этом.
  Юноша фыркнул, пребывая в полной уверенности, что этому не бывать никогда.
  В ответ на его реакцию беззвучно засмеялся беловолосый:
  - Не дразни его, Ночь, - певучий голос успел въесться молодому человеку в кровь, - ну разумеется, малыш будет просить...
  - ...но сейчас ему все кажется таким возмутительным! - с притворным сожалением закончил Огненный Демон, возводя глаза к потолку.
  Юджин не придал значения ироничным комментариям, отпускаемым в его адрес уже в который раз за этот вечер. После случившегося, из всех чувств в нем остался, пожалуй, только стыд. Поэтому, когда Ночь попросил его развернуться спиной и встать на четвереньки, не было ни страха, ни злобы, ни отвращения, но парень медлил до последнего, надеясь, что Демон передумает.
  - Смелее, Маленький Хранитель, - приободрял его Демон, поглаживая между ног, - покажи мне себя во всей красе.
  От такой откровенности Юджину и вовсе стало не по себе. Понимая, что деваться некуда, он встал, как просил Повелитель Теней, и закрыл лицо ладонями.
  - Это тебя смущает, малыш? - пальцы Фея снова запутались в гладких волосах юноши, - Ночь неромантичен, это правда, зато он прекрасно знает, как доставить тебе наслаждение.
  - Даже если ты и не хочешь его получать, - со смехом добавил Демон Огня, откидываясь на ступеньки в ожидании зрелища.
  
  Разрушитель знал, что говорил, - казалось, для Повелителя Теней не существовало никаких тайн в отношении того, как отзовется тело юноши на любое из прикосновений. Тот, пребывая в полной уверенности, что Демону никакими уловками не удастся вызвать в нем возбуждение, уже через минуту понял, что ошибался. Тот, опытный любовник, заставил его раздвинуть ноги шире и принялся ласкать не только пальцами, но и языком, ежесекундно ввергая молодого мага в жестокий стыд, но, несмотря на это, все же получая нужный результат.
  Юджин сильнее зарылся лицом в ладони, стараясь заодно прикрыть и пылающие уши - пах тяжело вибрировал от желания, превращая парня в вожделеющее животное, и неспособность этому препятствовать больно била по самолюбию. Он мысленно клялся, что теперь уж Духи не получат от него ни стона, и был изумлен, когда спустя какое-то время взвыл от удовольствия и попросил продолжения - Ночь всего лишь приласкал изнутри то место, в отношении которого парень вообще не подозревал, что оно может откликнуться на прикосновение.
  Ночь медлил, нарочно распаляя его, и на все просьбы отзывался с задержкой. Он заставлял мага метаться и двигаться в такт пальцам, сам оставаясь будто в отстранении и взирая на происходящее без особых эмоций.
  Юноша потянулся, чтобы ласкать себя, но не успел он сделать и двух движений рукой, как Огненный Демон, расположившийся рядом и до того с интересом наблюдавший за происходящим, плавно перехватил его запястье.
  - Не спеши.
  
  * * *
  
  Ожидание превращалось в пытку. Не помня себя от нестерпимого желания, Юджин застонал и выгнулся так, что у Повелителя Теней не осталось никаких сомнений в том, чего именно от него добиваются..
  - Возьми меня, наконец, - просил молодой человек.
  Чужие пальцы, пусть даже и очень умелые, уже не приносили желаемого удовлетворения.
  - Ты же понимаешь, что это будет для тебя означать? - Демон остановил движения ладони, чем привел парня в полубезумное состояние.
  - Да! Да! - задыхаясь, умолял его Юджин, на деле вовсе не задумываясь о последствиях.
  Ночь снова слегка пощекотал его, чтобы подразнить.
  - Маленький Хранитель так сильно хочет связать себя со мной?
  Юноша издал стон страдания - упомянутой связи все равно нельзя было избежать, и Повелителю Теней не было никакого смысла испытывать его терпение.
  Впрочем, Демон сам не видел смысла отказывать в просьбе и приготовился без промедления овладеть пленником.
  Ученик Магистра тут же ощутил, как его тело наливается тяжестью и словно каменеет - двигаться становилось все труднее, а в конце потребовалось приложить усилия даже для того, чтобы издать стон. Все вокруг покрылось непроглядным мраком - в нем исчезли Фей и Разрушитель, ступени алтаря и огни сотен свечей... Мир, в котором оказался Юджин, поражал безмолвием - тишина отдавалась звоном в ушах. Время будто остановилось.
  Однако несмотря на то, что парень был глух, нем, слеп и обездвижен, тело его не только не переставало чувствовать, но и отзывалось на любое движение Демона стократ сильнее. Каждое прикосновение ладоней Повелителя Теней доводило до грани помешательства, а плоть гудела в преддверии разрядки.
  Молодой человек был до такой степени взведен еще прежде, чем Ночь вторгся внутрь - не прошло и двух минут, как он, дрожа всем телом, излился на алтарь, знаменуя свою полную принадлежность Демону до конца своих дней.
  Тот несколько раз неистово двинулся навстречу и застыл, даря возлюбленному Тьму, хранившуюся дотоле в глубинах его существа.
  Первое, что увидел Юджин, когда открыл глаза, несколько удивило и озадачило - полированный камень впитывал мутные капли, оставленные на алтаре.
  Но было и то, что поразило до крайности: знание, незнакомое, чужое. Молодой маг видел толпу людей, одетых одинаково - в черные с серебром одежды - и признал в них Совет Магистров. Там же находились прекрасные существа в сверкающих, усыпанных драгоценными камнями украшениях и белых нарядах - эти были намного сильней и принадлежали к Миру Богов.
  Юноша смотрел на них глазами каждого из Трилистника - Демоны находились в ловушке и с каждой секундой мир все больше сужался для них, доставляя нестерпимые страдания.
  "Ублюдки! - яростно шипел Огненный Демон, - они провели нас!"
  "Будь они прокляты", - шептал Ночь, закрыв глаза и стараясь превозмочь ломоту во всем теле.
  "Спокойнее, - Фей, скрючившись от боли, все еще силился держать себя в руках и не дать братьям отчаяться, - нам всего лишь нужно найти Хранителя... мы выберемся отсюда... держитесь".
  
  * * *
  
  - Они предали вас, Фей? - Юджин решил уточнить, не будучи уверен, что правильно трактовал свою новую память о Духах Хаоса, - обещали подписать Договор, но поймали и заточили в этом аду?
  Молодой человек лежал на алтаре, склонив голову на колени беловолосого, а тот убирал с его лба мокрые слипшиеся пряди.
  - Ну-у, - отвечал Дух, неохотно признаваясь в политической недальновидности, - случается Богам обвести вокруг пальца даже таких, как мы.
  - Нам врали... - не дослушав его, шептал маг, постепенно с ужасом осознавая, что большая часть истории Совета никак не соответствует тому, о чем написано в официальных источниках, - это невероятно...
  - Врали, конечно, - спокойно соглашался Повелитель Ветра, не отрываясь от своего занятия, - как же иначе им удерживать власть?
  Юджин вздохнул, закрыл глаза и больше ничего не говорил.
  
  * * *
  
  - Скоро рассвет, малыш, - беловолосый Дух провел ладонью по литому животу молодого человека, - у нас не так много времени.
  Ночь и Разрушитель примостились на ступенях и, казалось, вовсе не интересовались ими, только время от времени отпускали колкости в адрес друг друга, а по большей части молчали. Юджин тоже позабыл про них.
  - Фей, - шепотом обратился он к Повелителю Ветра, обнимая его за шею, - я хочу отдаться тебе.
  Тот коснулся его и притянул ближе, целуя, кользнул ладонями по обнаженной коже.
  - Разденешь меня?
  От этого предложения пальцы юноши начали дрожать. Он потянулся к застежкам камзола, про себя проклиная мешающие движениям цепи, собственную нерасторопность и желание, все сильнее заявляющее о себе.
  Кожа Духа была бледной, будто фарфоровой, отчего татуировка, расположенная на груди, у самого сердца, хоть и отливала серебром, но казалась почти незаметной. Молодой человек смотрел на нее, словно мечтая запомнить, а потом подался вперед и принялся обводить рисунок кончиком языка. Улыбнулся, слыша, как Повелитель Ветра стонет сквозь зубы, прошелся губами по открытой шее.
  - Иди сюда, - Фей притянул парня к себе на колени и обнял его.
  Он прихватил теплую кожу на шее губами, заставляя того выгибаться в своих руках, прижиматься сильнее, ощущать животом напрягшуюся плоть. Язык Повелителя Ветра прошелся по груди, задел сосок, отчего юноша коротко вскрикнул.
  Вдосталь наигравшись, Фей склонил голову и накрыл губами подрагивающее естество, принялся посасывать его, иногда чуть сжимая и заставляя парня отрывисто стонать, срываться на всхлипы. После он отстранился, щекоча разгоряченную кожу дыханием, вызывая в том легкую дрожь.
  Юджин любил его, плавился в нежных объятиях. Наслаждение накатывало волнами, все сильнее туманя голову. Он непрерывно стонал, чутко отзываясь на каждое прикосновение Духа, а тот, похоже, совершенно забыл о собственном удовольствии, лаская возлюбленного, заставляя срываться на грудные завывания.
  Маг отстранился и замер, встретившись взглядом с потемневшими глазами Фея.
  Ему безумно хотелось, чтобы тот, наконец, перестал с ним играть, чтобы вошел, заполняя его собой, начал двигаться, будоража все тело, но тот, видимо и думать об этом забыл.
  В какой-то момент терпение парня закончилось, и он со стоном обхватил беловолосого ногами за поясницу, подаваясь вперед.
  - Тише, малыш, - Дух среагировал мгновенно. Подхватил его под бедра, удержал от рывка, скользнул языком по груди, - нам ведь совершенно некуда торопиться?
  Парень часто дышал, ощущая своим входом чужую плоть. Больше всего он желал, чтобы беловолосый, наконец, оказался внутри. Впрочем, эта маленькая задержка, и внимательный взгляд серых глаз немного привели его в себя, настолько, что он смог кивнуть.
  Повелитель Ветра осторожно скользнул ладонями по его бокам, принялся поглаживать взмокшую спину. Нетерпение юноши ему определенно нравилось, об этом свидетельствовала на мгновение скользнувшая по губам улыбка, пропавшая в тот самый момент, когда Юджин снова подался вперед, принимая в себя любовника, прижимаясь к нему ягодицам.
  Откровенно наслаждаясь видом захваченного страстью парня, Фей запустил пальцы в его волосы и, притянув ближе, принялся целовать, выплескивая всю накопившуюся за время их общения страсть. Тот застонал, отвечая с не меньшим пылом, скользнул пальцами по груди, насколько позволяла длина цепей.
  Короткая вспышка - и звенья на них лопнули, мгновенно остывающий металл скользнул по коже. Любовники на мгновение замерли, оглянувшись в сторону Огненного Демона.
  - На мой взгляд, они вам мешали, - отозвался тот, чуть пожав плечами.
  - Это правда, - ладони Юджина скользнули по плечам Повелителя Ветра.
  Тот сильнее прижал к себе охваченное дрожью тело. Уложить взбудораженного парня на спину на согревшуюся гладь алтаря оказалось делом нескольких секунд. Получив таким образом свободу действий, Дух перехватил его ноги, поднимая их выше, и принялся скользить внутри - бережно и уверенно - ласкать юношу так, чтобы темноволосая голова моталась из стороны в сторону, опухшие от поцелуев губы умоляли не останавливаться, бедра неистово подавались навстречу, встречая каждый толчок, а выплеснувшееся на живот семя и захлебывающийся в экстазе крик вконец лишили рассудка самого беловолосого - настолько, что его демоническая Сила сорвалась с поводка и устремилась вверх, закручивая в смерч все, что попадалось на ее пути.
  - Фе-ей! - Юджин сладострастно кричал, чувствуя себя будто в центре этого шквала, - хочу быть твоим... всегда... возьми... умоляю...
  - Да... - срывающимся шепотом отвечал тот, замедляя движения и совершая последние толчки, - да... все, что скажешь...
  Повелитель Ветра замер и навис над возлюбленным, бессмысленно глядя перед собой. Тот тяжело дышал, безвольно раскинувшись на алтаре.
  Беловолосый в последний раз простонал и повалился на грудь молодого человека.
  Запись в архиве Магистрата от 10 числа, 2 осеннего месяца, 1145 года.
  
  Из показания послушника:
  "Когда Демоны проникли в храм, двери его были затворены, и настоятель попытался обуздать их силой магии, которой владел. Демонов удалось связать, но как оказалось, с их стороны это была уловка, чтобы усыпить бдительность настоятеля. Сами они скрылись в тени, при помощи морока приняв облик троих воинов, ранее отправленных следить за их перемещениями, а после напали на настоятеля и его помощников, изливая на них хулу и скверну.
  Настоятель сказал:
  - Вам не удастся сбежать, камни этого храма пронизаны магией.
  А Демон в алой повязке ответил:
  - Магия эта появилась гораздо позже, чем я потерял невинность.
  После они покинули храм, нанеся ему урон (обрушили стену за центральным капищем).
  
  Деяния Трилистника угрожало устоям власти Совета Магистров и Богов, что позволило и тем, и другим прийти к соглашению и попытаться обуздать Демонов.
  Боги потребовали от Демонов прекращения бесчинств. Те согласились при условии - им оставят тела и позволят находиться в Мире Людей. Боги согласились, но в качестве доказательства благих намерений предложили Демонам подписать мирный договор с Советом Магистров. Когда Трефоил прибыли на встречу, их, кроме Магистров и Богов, ожидала ловушка.
  Таким образом, триумвират Демонов, долгое время представляющий угрозу для всего рода человеческого, был пойман в храме богини Луны и запечатан в Пирамидальном камне.
  Кристалл, добытый Богами в мире хаоса, после совершения над ним специальных обрядов был способен поглощать Магию Хаоса. Магистры, объединившись с Богами, смогли запечатать Трилистник, а те, не имея Хранителя среди человеческих магов, были не в силах препятствовать заточению.
  
  * * *
  
  Повелитель Ветра приподнялся над распростертым телом юноши. Ресницы парня вздрогнули, и он открыл глаза. Сверкающая серебром вязь татуировки уже гасла на его коже, связывая их сильнее, чем любая клятва.
  - Красиво, - молодой маг провел ладонью по груди, улыбнулся, и, поднявшись, коснулся кончиками пальцев лица беловолосого. - И что теперь?
  - А что теперь? - Фей поймал его за запястье и прижал к себе.
  - Ну как же Магистр?
  - Я же уже сказал, к жизни с ним ты больше не вернешься.
  - А Посвящение и...
  Юджин вздрогнул, не договорив фразу, когда еще пара огненных вспышек совсем освободили его от цепей, при этом даже не опалив кожу.
  - Нашел о чем думать, - Разрушитель обнял юношу со спины, зарываясь носом ему в затылок.
  Ночь подступил к ним, молча опустился на колени и уткнулся лбом в бедро молодого человека, выражая привязанность.
  - Но... - начал тот, невольно зарываясь пальцами в темные пряди.
  - С этим мы что-нибудь придумаем, маленький Хранитель, - улыбнулся беловолосый, прежде чем снова поцеловать его, - обещаю...
  
  * * *
  
  - В чем дело, господин Магистр, не можете справится с воротами? - Верховный Жрец, ехидного вида старикашка с редкими седыми волосами, казалось, специально старался придать интонациям голоса как можно больше яда.
  Магистр сцепил зубы, решительно не понимая, почему не может прорваться в крепость, которую несколько часов назад собственноручно запирал древним, хорошо известным и безотказно работающим заклинанием.
  - Уж не хотите ли вы сказать, - продолжал язвить Глава Совета, - что Ваш преданный ученик мог закрыться изнутри?
  По толпе магистров, явившихся для освидетельствования церемонии Посвящения, прокатилась волна смеха и едкие комментарии:
  - А он не такой уж дурачок, этот маленький Юджин!
  - Не удивлюсь, если наставил всем нам рога, забавляясь с местными крестьянками!
  - Хороши же Вы будете, Магистр, если выяснится, что он не смог сохранить невинность! Семь лет насмарку - какая жалость!
  - Ты уж поднатужься, старина, а иначе конец твоей карьере!
  Хозяин крепости, невероятно злобствуя, делал попытку за попыткой, силясь открыть ворота. Казалось, внутри всё клокотало от бешенства, отчего сосредоточиться было трудно, а проклятый замок ни в какую не хотел сдаваться. Теряя рассудок от ярости и свирепея с каждой секундой все больше, Магистр метнул огненную молнию, желая снести ворота и войти-таки в свой собственный дом, однако и это оказалось бесполезным.
  - Дьявольщина! - вдруг тревожно крикнул один из его коллег, указывая на вершину сторожевой башни, расположенной у входа в крепость, - кто этот человек?
  Магистр вместе со всеми поднял голову, всмотрелся и обмер.
  - Юджин?
  Он отказывался верить собственным глазам - несомненно, это был тот, кому предстояло сегодня пройти Посвящение, только все говорило, что ничего подобного парень проделать с собой не даст.
  Метаморфозы, происшедшие с юным магом, потрясли всех, кто собрался перед воротами. Тот был наг, не считая легкой шелковой повязки, затянутой вокруг бедер, - старую одежду он счел неподходящей новому статусу. На груди и плечах его красовались причудливые татуировки, опасность которых чувствовалась инстинктивно несмотря на то, что никто не мог вспомнить, откуда эти клейма вели происхождение.
  Юджин больше не был тем наивным учеником, которого Магистр оставил здесь прошлым вечером. Перед Советом явился зрелый маг с уверенностью в глазах и достоинством в горделивой позе, и внушал он такой трепет, что каждый из присутствующих невольно почувствовал беспокойство в предчувствии чего-то инфернального.
  - Все это так неожиданно, правда, Учитель?
  Удержаться от сарказма и презрения парень, как ни старался, не мог. Сверху бывший наставник казался ему ничтожным и жалким.
  - Немедленно слезай оттуда...
  Магистр, попытавшийся приструнить бывшего ученика исключительно затем, чтобы не потерять лицо, осекся, не договорив фразу. Из-за спины молодого человека выступили трое - беловолосый в камзоле, рогатый брюнет в черной тунике и обладатель алой татуировки с такого же цвета повязкой на бедрах.
  Зловещая тишина, казалось, заменила собой воздух - со стороны черно-серебристой толпы не донеслось даже вздоха.
  - Tripertius... - наконец, выдавил из себя кто-то из старших, - это конец...
  Фей презрительно повел бровью и усмехнулся. Видеть одинаково ошарашенные и перепуганные лица всех членов Совета Магистров было довольно забавно. Не сказать, чтобы Демон мечтал об этом все время, пока пребывал в заточении, но что-то отрадное в этой сцене присутствовало.
  - Решай же, малыш, - вполголоса обратился он к Юджину, - оставляешь ты жизнь этим олухам?
  Тот обернулся к нему и пожал плечами, не зная, какое решение принять. Чувствовать себя хозяином положения было для него непривычно - он понятия не имел, как в таких случаях ведут себя великие стратеги.
  - Насколько они опасны для вас? - парень решил исходить из интересов своей троицы.
  Вместо ответа Демоны, не сговариваясь, расхохотались так, что Юджин тут же осознал, насколько наивным был вопрос - разумеется, ему еще многое предстоит узнать, прежде чем он сможет хотя бы трезво оценивать расстановку сил.
  - Понятно, - проговорил он, опуская глаза и немного смущаясь своей некомпетентности, - тогда уходим.
  Трое за его спиной с сожалением переглянулась, после чего Повелитель Ветра подал знак отходить. Ночь кивнул и сделал несколько шагов назад, увлекая за собой Разрушителя и юношу. Когда они оказались в тени, отбрасываемой черепичной кровлей, он нарисовал в воздухе сложный знак, в тот же миг два Духа и Хранитель исчезли.
  Фей выдержал паузу и обвел ледяным взглядом Совет Магистров - он не встретил ни одного знакомого лица, но как же они были узнаваемы! За несколько веков не изменилось ничего - рассадник подлости, трусости и коварства свято чтил свои традиции. Демон почувствовал, как к горлу подкатывает ком омерзения.
  - Боюсь, мы не окажемся столь благородными, как ваш бывший адепт, - Повелитель Ветра обратился к взирающей на него толпе, скрестив руки на груди, а взгляд серо-стальных глаз не обещал ничего хорошего, - готовьтесь к войне, мы не заставим себя ждать. И передайте Богам - Tripertius нашел своего Хранителя!
  
  
  
  
Оценка: 8.16*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Кретов "Легенда 2, Инферно"(ЛитРПГ) В.Пек "Долина смертных теней"(Постапокалипсис) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) Л.Савченко, "Последняя черта"(Антиутопия) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"