Осетина Эльвира: другие произведения.

Вампиры, дампиры, и прочая нечисть...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
  • Аннотация:
    ISBN 978-5-4474-3301-7; 2015 г

    АННОТАЦИЯ:
    Она бежит от прошлого.... Пять лет...
    Вампиры...
    Она боится их до ужаса.... До дрожи в коленях.... И ненавидит еще больше, чем боится.
    А затем встречает его.... Он такой же как она...дампир...
    У него добрая улыбка.... Почему бы и нет? Она соглашается провести всего одну ночь...
    И вновь попадает в ловушку.... В его ловушку.... страсти и безудержного, бесконечного и извращенного секса...
    Он возбуждает, он очаровывает, что хочется еще и еще...
    А потом его становится слишком много. И секс уже не возбуждает... И ей хочется кричать и молить, чтобы он остановился,... но он не хочет останавливаться, и он не хочет отпускать... никогда...
    Сможет ли она выбраться из плена?


    Буду рада вашим комментариям, а так же указаниям на ошибки, как стилистические так и орфографические.
    Отдельное спасибо Асель за помощь с переводом.
    Спасибо моему мужу Дмитрию за обложку для книги)
    Большое спасибо Нежной Орхидеи за помощь в редактировании текста!
    ЗАВЕРШЕНО!
    Произведение выложено не полностью, часть текста удалена.
    В электронном формате, ищите на сайте Призрачные миры

    adultfriender.com homepage counter счетчик сайта

    html counterсчетчик посетителей сайта

    Поделиться с друзьями





   Предупреждение для читателей!
  
   В книге присутствуют сцены насилия и извращенного секса с применением посторонних предметов, БДСМ Не рекомендуется к прочтению лицам, не достигшим совершеннолетнего возраста, а так же лицам с неустойчивой психикой.
   Аннотация:
  
   Она бежит от прошлого... Пять лет...
   Вампиры...
   Она боится их до ужаса... До дрожи в коленях... И ненавидит еще больше, чем боится.
   А затем встречает его... Он такой же, как она -- дампир...
   У него добрая улыбка...
   Почему бы и нет?
   Она соглашается провести всего одну ночь...
   И вновь попадает в ловушку... В его ловушку... страсти и безудержного, бесконечного и извращенного секса...
   Он возбуждает, он очаровывает, что хочется еще и еще... А потом его становится слишком много.
   И секс уже не возбуждает... И ей хочется кричать и молить, чтобы он остановился,... но он не хочет останавливаться, и он не хочет отпускать... никогда...
   Сможет ли она выбраться из плена?
  
   Благодарности
  
   Особая благодарность моему мужу Дмитрию, за то, что он поддержал мою идею вообще начать писать! За то, что принимал непосредственное участие в написании одной из глав.
   Спасибо моей читательнице "Асель" за помощь с переводом диалога.
   Спасибо "Нежной Орхидеи" за помощь в редактировании текста.
   И большое спасибо моим читателям, что поддерживали меня пока я писала это произведение.
   Часть 1 (Вампиры и дампиры...)
  
   ГЛАВА 1
  
   Вампиры -- похожие на людей существа, но отличающиеся генетически, с высокой регенерацией, наделенные огромной силой и выносливостью, с очень высоким метаболизмом, питающиеся сырой кровью, как животных, так и других особей (людей, моргинов, дампиров, оборотней и т.п.). Но могут иногда, и употреблять вареную пищу, примерно, два-три раза в месяц в зависимости от возраста вампира: чем вампир старше, тем меньше он питается обычной едой. Не любят прямых солнечных лучей в связи со свойством кожи. Селятся в основном в северной части полушария. Также обладают различными магическими способностями. Вампиром можно стать при помощи заражения крови особым вирусом. Такой вирус появляется только в зубах очень древних вампиров, кроме того, обратить человека в вампира можно с согласия вампирского совета. В связи с постоянным обновлением клеток, вампиры обладают долголетием или бессмертием. Точных данных нет или они скрываются советом
  
   -- Я пришла! -- зашла в квартиру с двумя огромными пакетами и поставила их прямо у порога, не в силах больше держать их в руках. Посмотрела на свои покрасневшие пальцы и глухо простонала от боли. Попыталась их размять и с ужасом услышала, как соседняя дверь начала открываться.
   -- К черту пальцы! 
   Я кинулась к двери, чтобы закрыть ее, но было уже поздно. С силой дернула дверь на себя, но она открылась, протащив меня за собой. В эту же секунду подумала, что упаду прямо на порог собственной квартиры, как сильные руки подхватили меня за плечи и резко вздернули вверх. И я уткнулась носом в жесткую грудь и вдохнула резкий аромат мужской туалетной воды. Попыталась отпрянуть, но не смогла, так как руки все еще продолжали крепко держать, сжимая мои плечи. Подняла голову и посмотрела на хозяина этих рук. Ну конечно, можно подумать, кто-то еще бы посмел так себя вести, кроме Стаса. Его черные глаза, обрамленные черными ресницами, кажется, смотрели в самую душу, а невыносимая жестокая ухмылка заставляла злиться еще сильнее. Я забилась в его руках, хотелось оттолкнуть, хотелось ударить, меня раздирала сильнейшая злость. Хотелось крикнуть: "Да как ты смеешь, ублюдок?!" Но я не смела, произнести и слова, и просто молча боролась с ним. Так как знала, что это только усугубит мою ситуацию.
   -- Аня, ты вернулась? -- послышался голос Кирилла из комнаты.
   Губы Стаса изогнулись в еще более сильной ухмылке, так что я увидела его удлиняющиеся белые клыки. Холодная струйка пота потекла вдоль моего позвоночника, и я притихла. Злить Стаса ни в коем случае не хотелось.
   -- Да, да Кир, она вернулась! -- прокричал Стас и медленно отпустил меня.
   -- Аня, ты почему не пригласишь Стаса?
   Кирилл вышел в коридор.
   -- И опять ты без меня за покупками ходила, ну, сколько можно отучать тебя от этой дурацкой привычки? 
   Кирилл, взял пакеты, и пошел на кухню разбирать их.
   -- Проходи, Стас, -- прошептала я, отворачиваясь от собственного кошмара.
   Захотелось как можно скорее скрыться в комнате. Но кто бы мне дал? Он снова схватил меня за руку, развернул к себе и прижался с поцелуем. Я в ужасе сжала губы и почувствовала, как Стас скользнул языком по моим губам, пытаясь проникнуть внутрь. Он все сильнее и сильнее стискивал мое запястье в стальных тисках.
   "Опять будут синяки", -- с грустью подумала я и приоткрыла губы.
   Язык Стаса тут же проник мне в рот, и его рука легла мне на затылок, а пальцы сжали волосы. Он углубил свой поцелуй с такой силой, что наши зубы клацнули, и я почувствовала боль. Поняла, что он поранил мои десны своими клыками и продолжал углубляться, болезненно трахая мой рот своим языком. Мне стало не хватать воздуха, и я застонала, а на глазах непроизвольно выступили слезы. Стас ослабил свою хватку на моих волосах, и, освободив мой рот, прижал вновь к своей груди.
   -- Какая же ты сладкая, Анютка, -- прошептал он мне на ухо и медленно нехотя отпустил меня.
   Мое сердце готово было выскочить из груди. Как только я почувствовала, что он меня больше не держит, я отпрянула от него и убежала в свою комнату прямо в уличных туфлях. Закрыв дверь, я пожалела, что у нас на двери нет замка. Оглянувшись, подумала, может, ее чем-нибудь подпереть? Но  поняла, что Кирилл будет в бешенстве, а злить еще и его мне совершенно не хотелось. Села на кровать и вновь попыталась снять свои туфли.
   -- Аня? 
   Кирилл вошел в комнату и посмотрел на меня с удивлением. 
   -- Аня, пошли в кухню. Стас принес твой любимый яблочный сок. Ты чего убежала?
   Мои руки сотрясала мелкая дрожь, и пока я дергала застежку на туфлях, поднимать глаза на Кирилла совсем не хотелось. Я знала, что он скажет, поэтому просто молча пыталась расстегнуть застежку. Кирилл подошел ко мне и, опустившись на одно колено, положил свои руки на мои пальцы.
   -- Анютка, ну, сколько можно? -- он убрал мои пальцы с застежки и, расстегнув ее, медленно снял туфлю и погладил мои пальцы на ногах. Я непроизвольно дернула ногой. Он посмотрел на меня и лукаво улыбнулся. А затем занялся второй застежкой
   -- Милая, ты должна понять, что мы со Станиславом уже несколько сотен лет вместе, -- он снял мою вторую туфлю и начал нежно поглаживать пальцы на ноге, -- как же я люблю твои маленькие пальчики, малышка. 
   Он взял мою ногу, поднес к своим губам и посмотрев в глаза начал медленно облизывать пальцы. Это было его любимым занятием. Я знала, что вырываться бесполезно, и говорить о том, что я вообще-то с улицы и мои ноги сейчас не в самом чистом состоянии. Конечно, по лужам я не ходила и в грязь не лезла, но все равно это та же пыль. Однако все эти доводы всегда были бесполезны, и если Кирилл чего-то хотел, то мне оставалось только подчиниться. Он остановился, прижал мою ногу к своей щеке и посмотрел мне в глаза своим синим пронзительным взглядом. 
   -- Любимая, отказывая Стасу, ты делаешь мне очень больно. Неужели, ты так сильно не любишь меня?
   Его огромные синие глаза смотрели на меня с тоской и грустью. А белые пряди волос, как всегда, небрежно спадали на его мускулистые плечи. Мое сердце сжалось, отказать моему светловолосому ангелу, я была не в силах.
   -- Я просто еще не привыкла к нему, мне нужно время, вот и все, -- попыталась я в очередной раз объяснить Кириллу мой страх перед его другом.
   Он поднялся на ноги и взял меня за руку.
   -- Идем, он скучает там и ждет нас.
   Мне ничего не оставалось, как поплестись за любимым на кухню. Стас, как всегда, развалился в кресле. Он чувствовал себя в нашем доме как хозяин и уж точно не как гость. Меня всегда раздражала эта его манера обращаться со всеми вокруг как с рабами. Он смотрел в телевизор и, бездумно переключая каналы, попивал прозрачную жидкость из бокала, наверное, сок. Увидев нас, на его красивом лице появилось обидчивое выражение. В ужасе я поняла, что концерт начинается, даже страшно было подумать, к чему все это приведет. И Стас в лучших традициях театра драмы поджал губы, сделал большие глаза и с обидой в голосе начал жаловаться.
   -- Ну, наконец-то, а я уже заждался. Кир, ты сегодня обещал мне, что она будет более покладистой, и что я вижу? Представляешь, она опять пыталась оттолкнуть меня, когда я ее поцеловал. Хуже того, она дверь попыталась закрыть перед моим носом! -- затем он отвернулся и сделал глоток сока, как будто выдохся после своих слов и замолчал.
   Можно было, конечно, попытаться оправдаться, сказать, что Стас был груб, и он повредил мне десны своими клыками, что они до сих пор болят, но это никогда не действовало на Кирилла. Он все время верил в игру своего любимого друга. Поэтому я отвела взгляд от удивленного Кирилла и попыталась прошмыгнуть к мойке, но он схватил меня за предплечье и не дал пройти дальше.
   -- Это правда? -- Кирилл изогнул свою черную бровь.
   Стараясь смотреть себе под ноги, я тихо прошептала: "Все не так, как ты думаешь".
   Но Кирилл продолжал молчать и держать меня за руку, и я посмотрела ему в глаза. То, что я увидела, мне совершенно не понравилось. Никогда он не был таким злым. Черты его лица заострились, а синева его глаз засветилась. Я в ужасе попыталась отпрянуть от него, но Кирилл сдавил мое запястье, и я не смогла сделать и шагу.
   -- Я задал тебе простой вопрос, и ты должна ответить на него очень просто: "Правда" или "Не правда"! -- процедил он сквозь зубы, сузив свои глаза.
   Почему-то сейчас я поняла, что, кажется, Стас наконец-то смог добиться своего. Кирилл не просто зол на ситуацию в целом, он очень зол на меня, так, как будто я обидела не его друга, а его самого. Посмотрела на Стаса и увидела его победную ухмылку. Когда же Кирилл посмотрел в его сторону, лицо Стаса мгновенно изменилось на обидчивое.
   -- Значит так, Аня, -- Кирилл двинулся в сторону кухонного стола, обошел его и поставил меня напротив вальяжно развалившегося в кресле Стаса, -- сейчас ты будешь просить у Стаса прощения за свое поведение по отношению к нему, -- я непонимающе посмотрела на Кирилла, -- я уже не один раз говорил тебе о том, кто такой Стас и что он значит для меня, а ты, похоже, не очень-то это поняла.
   -- Кирилл, я...
   -- Не смей перебивать меня! -- он закричал на меня и сдавил мое запястье, которое и так уже болело после пальцев Стаса.
   Я не выдержала и застонала от боли не только физической, но и душевной.
   Сейчас я смотрела на Кирилла и видела совсем другое существо, не было того прекрасного ангела, передо мной стоял высокий и озлобленный вампир с заостренными чертами лица, выпирающими клыками и горящими глазами. Было так тяжело понимать, что Кирилл делает мне больно только потому, что я якобы обидела его друга.
   -- Кирилл, пожалуйста, не надо кричать на меня... 
   Я попыталась высвободить свою руку из его железной хватки, но он лишь дернул меня в сторону Стаса. От неожиданности я запнулась об его ноги и повалилась прямо на него. Стас подхватил меня под руки и мгновенно усадил к себе на колени, прижав к груди.
   -- Ты будешь делать все, что скажет Стас, и только посмей хоть слово сказать против! - с каждым словом, он говорил все громче и громче, - я долго ждал пока ты, как ты говорила, "привыкнешь", и я терпел и думал, что действительно тебе нужно привыкнуть. Но как оказалось, ты даже не собиралась дать ему шанс, так еще и попыталась его выгнать из нашего дома! -- Последнюю фразу он уже выкрикнул с искажённым от злости лицом.
    -- Ты обманула меня! Значит, и я не собираюсь больше потакать твоим желаниям. Сейчас ты попросишь у Стаса прощения и сделаешь все, что он скажет. И только попробуй еще раз расстроить его! -- с этими словами он посмотрел на меня в ожидании.
   Я в ужасе сидела на коленях у существа, которое больше всего на свете ненавидела и боялась. И в моей голове все никак не могло уложиться понимание всей этой ситуации. То, что сделал Кирилл... то, что он сказал сейчас -- это было просто ужасно; и то, что он сейчас хотел от меня -- это... это... было выше моего понимания.
   -- Кирилл, что ты делаешь? Опомнись, -- прошептала я, глядя в глаза самому любимому и единственному существу на свете, которого я боготворила как учителя, как воспитателя и как мужа.
   -- Хватит, Аня! Я жду твоих извинений перед Стасом! Или может быть, мне, как в далеком детстве, взять ремень, оголить твою маленькую попку и отхлестать тебя? Чтобы выбить из тебя прощение? Ты этого от меня хочешь?
   Мои глаза расширились от ужаса и осознания, что Кирилл сделает это. Он, действительно, никогда не переживал по этому поводу и без проблем задирал мое платье, сдергивал плавки, укладывал на колени и начинал меня воспитывать, но это было так давно, что я уже и забыла об этом. А сейчас я вспомнила этот его решительный взгляд.
   -- А может, мы дадим это сделать Стасу? Как думаешь Стас, этого будет достаточно, чтобы ты простил Аню за ее неприемлемое поведение?
   -- Нет! -- непроизвольно вырвалось у меня, и я глянула в черноту глаз Стаса.
   И поняла, что сделала огромную ошибку, так как почувствовала под своей попой прямое доказательство его возбуждения и нарастающую похотливую глумливую улыбку.
   -- Я думаю, ты прав, Кир. Одного слова "прости" будет недостаточно, тем более что она явно даже и не собирается его говорить мне. Ведь до сих пор молчит.
   -- Это моя вина Стас, я стал слишком мягок к ней и упустил ее. Даже не знаю, что теперь и делать. Мне так стыдно, -- сокрушался Кирилл с печальным выражением на лице.
   У меня в голове зашумело от всех этих разговоров. Было такое ощущение, что я попала в какую-то искаженную реальность. Мне все казалось, что Кирилл скажет, что это шутка, что они просто хотели напугать меня; он заберет меня у этого подонка, обнимет, поцелует, выпроводит наглого вампира, и мы займемся любовью, но вместо всего этого, Кирилл снял свой ремень и передал его Стасу в руки. И тут я поняла, что они не шутят, что они серьезно собрались здесь и сейчас меня начать "воспитывать". И в меня словно бес вселился - я завизжала и начала вырываться. Стас, видимо, не ожидал такого противостояния и выпустил меня, а я, слетев на пол, кинулась в коридор. У меня в голове возник четкий план - глазами я уже смотрела на балетки и мою сумочку. Я схватила их в охапку и кинулась к двери открывать замок, я провернула защелку, даже не смотря, бегут за мной или нет, и уже думая о том, что вот сейчас я убегу отсюда, дернула дверь, но она к моему изумлению не поддалась. Я начала дергать ее сильнее и сильнее, но она оставалась закрытой.
   -- Солнышко мое, ты куда собралась? -- услышала я вкрадчивый голос Кирилла у своего уха.
   Медленно обернулась и увидела его с вытянутой рукой у меня над головой. Я проследила за его рукой и поняла, что это он держал дверь, поэтому я и не могла ее открыть. Кирилл медленно взял меня за талию и отодвинул от двери, затем так же медленно подошел к замку и закрыл его. Потом он взял ключи с прихожей и закрыл второй замок на двери, демонстративно убрав ключи в карман своих брюк. Я поняла, что это были мои ключи от двери, это их он убрал себе в карман, так как я, входя домой, по привычке всегда бросала их в прихожей, и получается, чтобы выйти из квартиры, мне нужно взять ключи у Кирилла? А его лицо сейчас было абсолютно неузнаваемым: это был не мой Кирилл, это был уже кто-то совершенно другой. Жестокий и беспринципный взгляд.
   "Куда делся мой ангел?", -- хотелось закричать мне, но вместо этого я просто всхлипнула.
   -- Может быть, хватит уже, Аня? Ты что, собралась сбежать от нас? Ты вообще понимаешь, что ты сейчас попыталась сделать? Ты хотела уйти? Просто взять и уйти от нас, -- Стас стоял сзади меня и говорил все этот таким тихим и, как обычно, расстроенным голосом, что я могла бы даже поверить в его искреннее удивление и сожаление, если бы не видела его пронзительно черного взгляда, в котором загорались искры похоти и желания. Я уже выучила этот взгляд за тот месяц, что знакома с ним. Я попыталась отступить от них обоих в надежде спрятаться хотя бы в ванную комнату, там ведь был какой-никакой, но замок, хотя думаю, что этот замок для них был, как слону дробина, с их-то вампирской силой и выносливостью. Поэтому оставалось только посмотреть с отчаяньем на Кирилла и надеяться на него.
   ГЛАВА 2
  
   Дампиры -- совместное потомство вампира и человека или вампира и дампира, у вампиров и моргинов потомства не бывает. Из-за разбавленной крови имеют менее сильные возможности вампиров. Однако совместное потомство вампиров и дампиров наоборот увеличивает их возможности в разы. Так же имеют различные магические способности. Обладают долголетием или бессмертием, точных данных нет, или они засекречены советом вампиров.
  
   Я зажмурилась, а руками закрыла уши, как в далеком детстве, когда пряталась от него под кроватью. Я думала, что если закрыть глаза, то я исчезну, и он меня не найдет, а крик мамы бьющейся в агонии под ним прекратиться. А потом вдруг все затихло, я стояла, и меня никто не трогал, совсем никто, это продолжалось несколько минут, а я вдруг поняла, что не стою, а уже лежу.
   Открыла глаза, и меня встретили темнота и гулкая тишина, лишь тиканье стрелок часов отдавалось эхом в комнате.
   -- Сон, это был всего лишь сон, -- прошептала я в пустоту.
   Включив ночник, с трясущимися конечностями я заставила себя встать и сходить на кухню, включить чайник. На часах было три ночи. Заварив успокаивающий отвар, я постепенно согревалась. Сонная Мурка залезла ко мне на руки. Мы повстречались с ней год назад. Облезлая взрослая кошка, уставшая и голодная, она напоминала мне меня. Я забрала ее в свою маленькую съемную "однюшку", хозяйка поворчала, но я поклялась, что проблем не будет. Странно, но Мурка действительно не проблемная кошка. Котят не приносит, просится на улицу, дома не гадит. А еще охраняет мой сон и успокаивает. Смотрит в глаза и будто чувствует меня, словно понимает мое одиночество.
   До сих пор поверить не могу, что я сбежала. Уже пять лет я живу одна. Смогла устроиться в библиотеку, зарплата маленькая, но из-за отсутствия желающих работать, директриса распорядилась оплачивать аренду моего жилья. Первые три года жила в подсобке в самой библиотеке. Мыла полы, помогала раскладывать книги, по не многу всему училась. И жизнь налаживалась. Я изменила свою внешность, белые кудри все время красила в черный цвет, смазывала их постоянно гелем, нашла специальный такой лоснящийся, отрастила челку, закрывающую глаза, на лице рисую прыщи, одеваю жуткую одежду, что висит на мне мешком, сутулюсь постоянно. Ну, еще запах себе сделала невыносимый. Одежду прополаскиваю в слабом растворе нашатыря. Вонь стоит от меня отвратительная. Зато никогда и никто меня не опознает. Помню, как кривилась директриса, но слишком уж сильно нужна была им уборщица, вот и взяли. Сейчас даже к запаху моему принюхались, или внимания не обращают. Читателям вообще, кажется наплевать.
   Утром не выспавшаяся, я привычно уже нагримировала себе прыщи на лице, оделась в свою серую мешковатую одежду и выскочила под ливень, чертыхнулась, что не взяла свой дождевик, но опаздывала уже слишком сильно, работу терять не хотелось, я привыкла к ней.
   "Марафет" на лице придется на работе наводить, дождь мгновенно все смыл, благо косметику я всегда с собой носила.
   Побежала через дворы, маршрутку ждать бесполезно, дождь лил, словно из ведра, я услышала звук приближающейся машины и притормозила, всматриваясь в фары, и именно в этот самый момент, из-за спины я услышала гудок, но было поздно. Единственное, что запомнила, так это ощущение полета, довольно долгого, а может мне просто показалось? Удар уже не помнила, просто отключилась.
   Пришла в сознание в больнице в палате. Осмотрела себя и увидела, что одежда на мне больничная, ноги и руки целы. Еще бы они будут не целы, у меня регенерация благодаря моей крови на высоком уровне. Потрогала голову, оказалось она забинтованная. Часов и цепочки нет. Я запаниковала, это единственное, что осталось у меня от мамы, неужели украли? Закрыв глаза, я не выдержала и заплакала.
   -- Милочка, ну чего ты ревешь, тебе вон как повезло, такой мужик сбил на дороге, а она еще и ревет, -- послышался женский недовольный голос.
   Убрав руки от глаз и стерев слезы, я увидела полноватую женщину в белом халате, видимо медсестра? Она деловито задрала мне рукав и попыталась кольнуть какой-то укол.
   -- Что это? 
   Я мгновенно одернула руку. Женщина удивилась, еще бы, во мне было росту сто шестьдесят сантиметров и весу сорок три килограмма, худющая тоненькая слабенькая девчонка на вид лет пятнадцати, если бы не полная грудь и чуть широковатые бедра. При всей моей худобе, доской я никогда не была, и уж тем более угловатым подростком. А она дородная высоченная тетка, схватив меня за руку, видимо думала, что легко удержит. И удержала бы, будь я человеком, но я человек лишь на половину, поэтому силы во мне столько, что я здоровенных двух мужиков уделать могу, если они конечно люди, а вот вампира мне и одного никогда не одолеть.
   Ступор женщины прошел, и она недовольно нахмурилась.
   -- Ты чего дергаешься? Пироцитам это, для профилактики, у тебя ведь сотрясение то о-го-го было. В отключке, почитай, два дня провалялась. А это чтобы мозг нормально функционировал. Семен Семеныч, врач твой, никогда плохого не назначит. Да и спаситель твой, такие деньжища заплатил, чтобы мы тебя на ноги поставили. Так что не чего глазами своими сверкать. Линзы что ли?
   Кажется, ответы мои, тетки были не нужны. Пока она продолжала говорить не понятно с кем, я все же вычленила важную для меня информацию. Меня сбила машина, водитель отвез меня в больницу и оплатил лечение, два дня я не приходила в себя, кости рук и ног целы. Вообще-то мне довольно сложно сломать кости, правда Стас умудрялся это делать, просто для того чтобы проверить, как быстро они заживут. Экспериментировал. Кости срастались за пять часов. Стас хмурился и говорил, что это слишком долго, у вампиров, кости даже если и сломать, что практически невозможно сделать, но все же если вдруг такое случится, то они срастаются за пять минут, это если вампир голоден, если же сыт, то за несколько секунд.
   Я потрясла головой, пытаясь избавиться от ужасных воспоминаний, и вновь выдернула руку из цепких пальцев тетки.
   -- Послушайте, со мной уже все в порядке, скажите, где мои личные вещи
   Я строго посмотрела на тетку.
   -- Какие еще личные вещи? Эти тряпки, что на тебе были? Так их с тебя еще твой спаситель содрал и сказал, что выбросит.
   Я чуть не выругалась. Тетка опять попыталась схватить меня за руку. Вот бывают же люди упертые!
   -- Послушайте, мне не нужны никакие уколы! -- я не выдержала и прикрикнула на нее.
   -- Чего орать-то, я ж не глухая, и вообще Семен Семеныч плохого не пропишет. Я вот его сейчас позову, он тебе дуре сам вколет. А я не собираюсь припадочных тут колоть, сумасшедшая!
   С бурчанием и ругательствами тетка наконец-то скрылась в коридоре.
   -- Верните мои вещи! -- крикнула я ей вдогонку.
   Уходить в халате из больницы совершенно не хотелось. Хорошо, хоть у Мурки еды наложено, и "Катсан" я ей меняла. А вот два дня - это плохо, меня с работы точно выгонят. Надеюсь этот "спаситель" и забрал мою цепочку и часы. Ладно, надо эту повязку снять. И подойдя к зеркалу, я начала стягивать бинты.
   Часы давно не шли, хоть и были золотые, цепочка была тоже золотой и очень тоненькой, поэтому материальной ценности они практически не представляли. Но это была память, тогда, много лет назад, я трясущимися руками успела схватить их с тумбочки рядом с кроватью, где лежало уже остывающее тело мамы.
   Спустя два часа в палату зашел мужчина, без халата. Вот и мой спаситель.
   -- Это вы сбили меня? -- я строго посмотрела на "спасителя".
   Он явно не ожидал от девчушки столько раздражения, даже рот приоткрыл.
   -- Мм.. прости..те, был сильный ливень, и у меня машину занесло на повороте, -- вся его бравада крутого мена сразу же пропала.
   По его брендовой одежде я поняла, что мужик не из бедных, да в принципе и по палате было понятно, слишком она шикарная.
   -- Мне сказали, что вы мою одежду забрали. Где она? 
   Я не собиралась вступать с ним в полемику, мне нужно было забрать мои вещи и быстрее убираться отсюда. Слишком опасно. В больницах, всегда околачиваются кровососы. А я тут целых два дня, да еще и без маскировочного запаха, меня тут помыть даже умудрились. И когда успели только?
   -- Я выбросил эти лохмотья, вот, купил вам новые, -- видимо мужик понял, что охать и ахать, а так же впадать в истерики я не собираюсь, поэтому его тон стал более собранным и деловым.
   В его руке я заметила пакеты из брендового бутика, он протянул мне их, подойдя ближе к кровати. Неужели и цепочку с часами выкинул сволочь?
   -- На мене была цепочка и часы? -- уже ни на что, не надеясь, спросила я его. И, взяв пакеты, начала вываливать одежду на кровать, не глядя на мужчину, не собираюсь ходить голой!
   -- О да, простите
   Он полез в карман, а я, опять не смотря на него, взяла из его руки цепочку с часами и быстро их надела, затем так же быстро начала натягивать плавки, колготки и джинсы.
   Спрыгнула с кровати и отвернулась, стянула с себя халат, при этом мужик кашлянул. Я и забыла про него. Одела поддерживающий лиф, молодец какой, даже об этом подумал, и натянула футболку. С микки-маусом, ага. Он решил, что я ребенок? Плевать, главное до дому добраться, блин даже не спросила, что за больница. А, ладно, на улице разберусь. Я натянула розовую курточку, сев на койку, вытащила кроссовки ... тоже розовые, кошмар, боюсь, я переоценила свои эстетические возможности, зло посмотрела на мужика и встала, намереваясь как можно скорее уйти из больницы. Боюсь, что из города тоже придётся убегать, скорее всего, меня уже почувствовали. Конечно, что это Стас или Кирилл я сильно сомневаюсь, но и других кровососов видеть у меня нет никакого желания, один раз уже попробовала обратиться за помощью, наивно полагая, что не все они такие, оказалось еще хуже, еле ноги унесла.
   -- Послушай... те, -- он все никак не мог понять, как ко мне относиться, по фигуре я ни фига не ребенок, -- ты хочешь уйти?
   -- Да, -- просто ответила я, обогнула мужика и пошла на выход из палаты. У двери меня опять попыталась схватить тетка, но я увернулась. Вот ведь, бывают же люди приставучие?
   -- Эй милочка, тебя же никто не отпускал! -- визгливо хрюкнула медсестра.
   Я не обращая внимания, пошла по коридору инстинктивно к выходу. Была у меня одна странная особенность, видимо от папочки досталась, я умела ориентироваться на местности, словно чувствовала где выход, и могла найти его, откуда угодно, впервые она проявилась еще в далеком детстве, мы с мамой и ее подругами поехали в лес по грибы. Конечно же, все разбрелись по лесу, я от мамы не отставала. Но она, к сожалению, заблудилась, помню, как почувствовала, что мама паникует и кое-как сдерживается, чтобы не заплакать в голос. Я всегда чувствовала ее эмоции, еще одна моя особенность -- эмпатия. Пришлось взять ее за руку и выводить к машине, шли мы довольно долго, но мама, почему-то не сопротивлялась. Правда, дома, сказала, чтобы я никому и никогда не говорила об этой моей способности.
   Вот и сейчас я быстро шла на выход, правда мужик увязался за мной, я скорее почувствовала, как он попытался схватить меня за руку, и отдернула ее от него. Он смог ухватить лишь воздух. Я ускорила шаг и побежала по лестнице вниз. Этот ненормальный, тоже побежал. И что ему надо от меня?
   Выскочив на улицу, я ринулась к воротам, повезло, прямо возле ворот остановка, хотелось как можно скорее отсюда убежать.
   -- Эй, послушай, давай я отвезу тебя, у тебя же даже денег на маршрутку нет, -- услышала я сзади его крик и тут же тормознула. Вот же ш, ... Хотелось материться и ругаться, у меня же действительно нет денег.
   -- Мой кошелек у вас? 
   Я же совсем забыла, что документы я с собой не ношу, а вот кошелек-то был, там какие-то копейки на проезд и на булочки валялись.
   Он чуть не врезался в меня, но в последний момент остановился, даже не запыхался, молодец какой, спортом видимо занимается? Бегаю я, к слову сказать, очень быстро, конечно не как вампир, но и быстрее любого самого лучшего бегуна-человека. Сейчас я, конечно же, бежала в пол силы, привлекать к себе слишком много внимания, совершенно не хотелось. Вампиров может быть, и нет здесь, но тут могут быть моргины, их верные слуги, вот те могут и приметить нечто необычное и сообщить хозяевам. А бегущий подросток, сомневаюсь, что привлечет внимание. Хорошо, что мужик купил мне подобную одежду, маскировка отличная, теперь, пожалуй, так и буду делать. Хорошую идею подал.
   -- Слушай, теперь я действительно понял, что ты выздоровела.
   -- Кошелек, -- поторопила я говоруна.
   -- Послушай, давай поговорим, а?
   Чего ему нужно? Я искренне удивилась такому напору.
   -- Давай отойдем к лавочке, -- увидев мое выражение лица, он тут же затараторил, -- или к моей машине, я отвезу тебя? Ну, зачем тебе в маршрутке трястись, а вдруг тебе плохо будет, ну подумай, ты два дня без сознания пролежала. Я просто довезу тебя, куда скажешь, и все?
   Он вопросительно посмотрел на меня. Черт, в его словах была правда. Я действительно пролежала целых два дня в отключке, вдруг у меня было что-то серьезное?
   -- Показывайте машину.
   Он выдохнул и попытался взять меня за руку, я ее отдернула. Улыбнувшись и укоризненно посмотрев на меня, как на глупого ребенка, он пошел в сторону стоянки, а я - вслед за ним, размышляя о том, что нужно купить переносную сумку для Мурки. Дома мне кроме паспорта брать было не чего, за квартиру до конца месяца оплачено, нужно на работу забежать. Черт! Меня же никто не узнает, может родственницей притвориться? Хотелось бы трудовую книжку забрать, опыт работы в библиотеке тоже не хотелось бы терять. Может мужика как извозчика поэксплуатировать, ведь рвется же помогать, Робин Гуд...
   Мы дошли до машины, и я присвистнула. У него и шофер свой имеется и охрана? Что-то мне это совсем не понравилось. Я остановилась.
   Мужик открыл дверь машины и увидел, что я не тороплюсь сесть в салон.
   -- Слушай, ты чего испугалась? Тебя никто не обидит.
   Я принюхалась и переключилась на внутреннее зрение, не моргины, обычные люди, может я ему просто приглянулась? Вампы не берут на работу обычных людей. Думаю, что страшного ничего не должно случиться, в конце концов, я всегда могла убежать, неужели от каких-то людей не смогу? Я залезла в салон лимузина. Мужик сел следом за мной, и напротив нас сели два мордоворота.
   Машина двинулась, а у меня даже адреса не спросили. Интересненнько.
   -- Меня зовут Андрей.
   -- Катя. 
   Теперь я по паспорту Самойлина Екатерина Сергеевна. Единственное, что смогла получить от поганых кровососов, к которым обратилась за помощью, после побега от Кирилла и Стаса.
   -- Ну, вот и познакомились. Послушай, я хотел бы загладить свою вину.
   -- Сто тысяч, -- тут же оборвала я его терзания совести и, не мигая взглянула в глаза.
   А что, хочет помогать, пусть помогает, никогда не была гордой. Всю жизнь живу по принципу, дают, бери, бьют, беги. Когда на твоих глазах чудовище зверски убивает твою мать, некоторые ценности в жизни очень быстро пересматриваются.
   -- Что?! -- брови "благодетеля" поползли вверх.
   -- Сто тысяч рублей, -- не долларов же, мысленно добавила я, продолжая смотреть ему в глаза.
   Он тоже взгляд не отводил, на самом деле мужик -- кремень, глаза у меня слишком не обычные и люди долго не выдерживают моего взгляда. Слишком яркие и слишком чистые зрачки. Жаль только гипнотизировать я не умею, в отличие от вампиров.
   Андрей усмехнулся на мое заявление. А мордовороты заржали, ага, как кони.
   -- А я смотрю тебе палец в рот не клади.
   -- Вы сами предложили, я ответила, что вам не нравится? -- я не собиралась улыбаться в ответ, а так же не изменяла интонаций в голосе, и даже не обратила внимания на смех охраны.
   -- А почему именно эта сумма? Почему не миллион?
   -- Миллион вы мне точно не дадите.
   -- А сто тысяч дам?
   -- Не знаю, но попробовать ведь стоило?
   Он хмыкнул, и улыбнулся, как-то ласково. А мне вдруг на душе стало тепло и захотелось расслабиться. Может и правда устала? Или действительно после больницы до сих пор плохо себя чувствую?
   -- У тебя не было телефона и документов, я не смог сообщить твоим родным.
   -- А куда мы едем? -- все же спросить стоило, да и тему разговора сменить.
   -- Мы едем ко мне домой. Я приглашаю, ты против? 
   Его улыбка была наглой. Я ему действительно понравилась.
   -- У меня дома кошка не кормленая.
   -- Тогда покормим кошку и ко мне. 
   Он даже не спрашивал. А я улыбнулась. Этот мужчина для меня не угроза. Может, стоит и в гости съездить? Хотя бы просто на секс? Вдруг он нежный? На вид лет тридцать пять, волосы черные без седин, красиво уложенная короткая стрижка. Черты лица пропорциональные, внешность европейская, глаза серо-голубые. Обычный, самый обычный. Нет утонченной вампирской красоты. Что ж, рискнем Анютка?
   -- Хорошо. Проспект Советов, 13, -- спустя какое-то время сказала, я. Наверное, одиночество замучило.
   -- Смелая девочка, -- опять по-доброму улыбнулся Андрей.
   ГЛАВА 3
   Моргин -- человек с особенной кровью пригодной в пищу для вампиров. Не имеет никакой силы, ничем не отличается от обычного человека, кроме более сладкой крови. Они охотно служат вампирам и почитают их, как своих хозяев. Вампирам даже не приходится заставлять их что-либо делать или гипнотизировать. Моргины с радостью могут отдать свою жизнь вампирам, или отдать своего ребенка. Способны прожить чуть более двухсот лет, если конечно питаются вампирской кровью, если же нет, то живут, как обычные люди. Моргины отличаются слабым развитием ума, они способны лишь подчиняться приказам.
  
   Я хмыкнула. Знал бы он, что девочке уже пятьдесят пять лет стукнуло. Благодаря папиным генам, изменяться я прекратила в восемнадцать лет. Кирилл сразу и не понял, когда мне было сорок, и приехал Стас, тогда до них и дошло, что я не обычная моргина, ведь они все же стареют, но медленно, я же абсолютно не менялась. К тому же способности я свои при Кирилле сильно не выказывала, мама с детства в подкорку вбила. Да и способностей то было не так уж много. Вот Стас тот сразу же смекнул и начал свои эксперименты на мне ставить. Ну про "эксперементы" это он Кириллу говорил, на самом же деле ему просто очень нравилось делать мне больно.
   Особенно сильно ему нравилось ломать мне кости...
   А Кирилл думал, что я моргина, вот и кровь у меня сладкая. Но Стас его просветил, и даже моргину в дом притащил, чтобы мою кровь и ее сравнить. Оказалось, что моя еще вкуснее и более того, она еще и целительные эффекты оказывает. Кирилл сам не заметил, что питаясь моей кровью, стал очень сильным, вот Стас это быстро понял. Да и запах мой был другим, слишком притягательным для них.
   Мы доехали до моей "хрущевки", Андрей пошел за мной. Возле квартиры он достал ключи. Мне опять захотелось материться, видимо и правда, у меня сотрясение, что я об этом даже не задумалась. Я забрала ключи, и открыв квартиру, услышала возмущенное мяуканье. Понежила Мурку, попросила у нее прощение. Мигом поменяла ей "Катсан", и выложила новой еды.
   Андрей прошел в комнату, пока я с Муркой болтала на кухне, на всякий случай открыла для кошки форточку на балкон, от туда она ходит к соседке, если я не вернусь сегодня, то Мурке не будет скучно.
   Вернувшись в комнату, застала мужчину за рассматриванием моих вещей. На его лице было недоумение, еще бы, моя одежда состояла из серых или черных мешковатых брюк и кофт.
   -- Несколько странный выбор одежды, будто ты не хочешь привлекать к себе внимания или от кого-то прячешься... - с задумчивым видом посмотрел он на меня.
   Какой проницательный, все-то он заметит.
   -- У меня просто такой стиль, - закрыла я шкаф перед его носом.
   Я заметила мой паспорт у него в руках, и когда только успел найти?
   -- Паспорт настоящий, -- проговорил он скорее себе.
   Я выхватила у него документ.
   -- Допрос окончен?
   -- На сегодня окончен, -- он опять улыбнулся своей доброй улыбкой.
   -- Ты не передумал на счет гостей? -- я решила поехидничать, в конце концов, с мужиками давно не общалась, да еще и с такими сильными. А он очень сильный. И не только физически. Есть такие люди или нелюди которые просто светятся силой и уверенностью, похоже, что Андрей один из таких.
   -- Нет, идем? 
   Он протянул мне свою руку и я вложила свою маленькую ладошку в его. А руки у него оказались горячими, в отличие от моих вечно холодных.
   Конечно же, у этого мужчины был огромный трех этажный особняк в поселке за городом. В этом поселке все дома были такие, так что в принципе он не чем не выделялся. Я видела и более роскошные места.
   Андрей пристально следил за моей реакцией, когда мы входили в дом. Мне в доме понравилось, у него есть вкус. Никакой вычурности, нагромождений мебели. Мягкие светло бежевые тона. Кажется, он опять удивился, такая замухрышка должна была охать и ахать над его хоромами, а я просто осматриваюсь.
   -- Ты голодна?
   Я прислушалась к себе, вот, кстати, еще одна особенность от предка, есть хотелось не часто, примерно раз в три дня. Вампиры же могут и годами не кушать, правда кровь нужна будет каждый день. Мне же кровь вообще нужна очень редко, ну может раз в год. Я на всякий случай свиную покупала и пила.
   -- Нет спасибо, ты хотел поговорить?
   -- Присаживайся. 
   Он указал мне на персиковый диван в гостиной.
   Я буквально утонула в мягком диване. У меня возникло ощущение уюта. Андрей сел напротив меня в кресло.
   -- Угощайся, -- на столике стоял налитый сок в бокалах и графин. Я взяла сок и немного пригубила, во рту ощущалась сухость.
   -- Я знаю, что ты дампир, Катя.
   Я поперхнулась соком и закашлялась, Андрей мгновенно оказался рядом со мной и похлопал по моей спине. Неужели я ошиблась, но я ведь четко знаю запах моргинов? Как я могла так опростоволосится? Откуда такая непроходимая глупость?
   -- Эй, Катюш, не паникуй, успокойся, я не причиню тебе вреда.
   Видимо вид у меня был испуганный.
   -- С чего это вдруг? -- выдавила я из себя, прочистив горло.
   Сама тем временем анализировала возможность побега, смотрела на дверь и окна в гостиной.
   -- Потому что я такой же, как ты. 
   Андрей смотрел мне в глаза, не мигая, и был предельно серьезен.
   -- Ты меня за дуру держишь, думаешь, я дампиров не встречала, и я не знаю, чем они пахнут?
   Я действительно чувствовала запахи, как вампиров, так и дампиров, еще ощущала оборотней ну и моргинов, конечно же.
   Он вдруг расстегнул рубашку и снял с шеи обычный камушек, висящий на кожаном шнурке, и я мгновенно почувствовала дурманящий запах дампира - своего сородича. От неожиданности я выронила стакан с соком, а Андрей поймал его на лету. Отличная реакция.
   -- Но почему запах такой сильный?
   -- Я дампир в третьем поколении.
   -- Это же миф, -- прошептала я.
   Получается, что его мать дампир во втором поколение?
   -- Как видишь не миф и я перед тобой.
   Его лицо изменилось, стало моложе, теперь ему можно было дать лет двадцать, разрез глаз увеличился и зрачки засияли небесной синевой, черты лица приобрели утонченный вид вампиров. Это все камень?
   Андрей находился так близко, что из-за его запаха, мой рот наполнился слюной, и десны зачесались. Клыки у меня были, но очень маленькие, они появлялись очень редко, последний раз это было десять лет назад, сейчас я языком почувствовала их. Дурманящий аромат хоть и пропал, а клыки остались. Я вдруг подумала - какая на вкус его кровь?
   -- А сколько тебе лет? -- еле проговорила я, язык начал заплетаться.
   Андрей вновь одел камень, и мгновенно состарился до тридцати пяти лет по человеческим меркам и превратился в обыкновенного среднестатистического человека. Вот это конспирация!
   -- Не очень много, всего восемьдесят.
   -- Мне пятьдесят пять, -- автоматически ответила я, разглядывая его бьющуюся жилку на шее.
   Он придвинулся ко мне еще ближе, и я даже не заметила, как он наклонился к моему уху и прошептал.
   -- Идем наверх.
   Автоматически кивнула, и он подхватил меня на руки и прижал к своей шее. Я облизала место для укуса и уткнулась носом в шею, его запах опять усилился, но прокусить его кожу у меня не получится, Кирилл всегда надрезал свою вену на руке.
   Андрей принес меня в свою комнату, и положил на кровать.
   -- Почему ты не кусаешь? Ты же хочешь, я чувствую. 
   Он уселся на кровать и подтянул меня к своей шее.
   -- Я не смогу, у меня клыки не очень острые, -- еле проговорила я, продолжая облизывать жилку на шее, ощущение, что добралась как Мурка до любимых сливок.
   Андрей прокусил свою вену на запястье и дал мне его, и я вцепилась в сладкий источник. Когда же он прокусил мою вену на шее, я застонала от удовольствия. Ощущения были не обыкновенные, это было что-то родное, свое, потерянное много лет назад. Безумно уютное и нежное. Никогда я не чувствовала такое с Кириллом или Стасом. То была сжигающая страсть, больная зависимость. Это вкусно, это можно пробовать, но не каждый день, вот кровь Андрея, я смогла бы пить каждый день. Как же давно я не ощущала себя такой защищенной и спокойной, это было в далеком детстве, даже не с мамой, гораздо раньше. Что же это? Я просто урчала и стонала, как и Андрей, он тоже стонал, а потом и вовсе зарычал и начал раздевать меня. Мне показалось, что это лишнее, но я не стала сопротивляться. В конце концов, он дал мне очень многое, и я готова была дать ему то, что хочет он, заплатить за минуты счастья. Если бы я знала, как это - пить кровь у дампиров, то давно бы уже попробовала, мне предлагала Таисия, с которой мы встречались на одной из вечеринок, но она была дампиркой на одну восьмую, и я не ощущала к ней такой тяги, как к Андрею, поэтому и отказалась тогда.
   Андрей оторвал меня от своего запястья, зализал его и начал покрывать мое лицо поцелуями, медленно спускаясь к ключицам и груди, при этом постепенно стягивая с меня одежду. Я помогла ему снять с себя поддерживающий лиф и плавки, пока он раздевался сам.
   -- Как же давно я хотел тебя. Еще там, когда сбил на дороге, я почувствовал твою кровь, а еще нашатырь, я понял, что ты скрываешься... и эти ужасные тряпки... -- он целовал мою грудь и в перерывах шептал мне все эти не нужные глупости.
   Потом перешел на живот, и я почувствовала то, о чем давно уже забыла, тугой комок начал собираться в низу живота. Я тут же раздвинула ноги, и Андрей принял приглашение. Мы были уже возбуждены от обмена кровью, и он скользнул в меня. Захватив одной рукой мои запястья и подняв их над головой, он с силой начал входить в меня, второй рукой терзая мою грудь. Дампир двигался резко на всю длину, но в то же время выходил медленно, при этом целуя мои губы, слегка прикусывая и посасывая их, не до крови. Я же стонала и извивалась под ним, и тугой комок в низу живота разгорался с каждым толчком, с каждым движением его руки на моем соске,... с каждым движением его языка у меня во рту. Взрыв был очень быстрым, как у меня, так и у него. Андрей вышел из меня и подтянул к себе, укрыв одеялом.
   Мы полежали немного, и я попой почувствовала, как он снова напрягся и возбудился. Без каких либо разговоров он перевернул меня на живот, приподнял его рукой и опять скользнул внутрь. Я только и могла стонать от его умелых ласк, Андрей прикусывал мене кожу на позвоночнике у основания шеи и вдалбливался в меня с огромной силой, удерживая мои руки. А я изгибалась все сильнее и сильнее, мне хотелось, глубже, чувствовать его внутри себя, ощущать его силу и одновременно нежность. Я чувствовала его эмоции и купалась в них как в собственных. На этот раз он не дал мне кончить, вышел из меня, когда я почти была на пике, и я с недовольством захныкала. А Андрей перевернулся и посадил меня сверху, и я сама начала насаживаться на его член как лихая наездница.
   -- Шшш, куда же ты так несёшься... -- зашептал он мне и остановил, слегка сдавив мои бедра руками.
   -- Что? -- я находилась в такой эйфории, что не сразу поняла, зачем он останавливает меня опять.
   -- Ложись ко мне на грудь, Катюш. 
   Андрей притянул меня к себе и, погладив по спине, переложил свои руки мне на бедра, начал двигаться сам, когда я попыталась подмахивать ему, он сдавил мои бедра, останавливая. Я заскулила от сильнейшего возбуждения, его властность и одновременная нежность не позволяли мне кончить. Он как специально останавливал меня и не давал действовать. Удерживая мои бедра, он начал медленно двигаться, а мне лишь оставалось сжимать его шею в объятьях и посасывать нижнюю губу. Дампир оказался очень вкусным. Пытка продолжалась и продолжалась, я извивалась и сама уже готова была кусаться, но он лишь медленно входил и выходил из меня, когда я уже привыкла к такому темпу, и тугой комок снова раскручивался в моем животе, Андрей опять остановился. И я не выдержав, начала умолять:
   -- Андрей, ну пожалуйста, не томи, дай мне кончить.
   -- Тише малышка, тише, не хнычь.
   Он поставил меня на четвереньки и придавил голову и плечи к кровати, попа же моя оказалась вверху. Я ждала, когда он начнет в меня входить, и помахала призывно попкой, но он все медлил, я хотела повернуться, но почувствовала сильный шлепок по ягодице.
   -- Голову не поднимай, я сейчас приду. 
   В его голосе был хрип. Он не только меня мучил, но и себя. Затем я почувствовала, как он слез с кровати, но очень быстро вернулся.
   -- Сейчас я попробую твою попочку, котенок, не дергайся. 
   Я затаила дыхание и расслабилась. Он выдавил смазки прямо на мой анус, а затем я почувствовала, как что-то твердое, но не слишком большое медленно входит в меня, при этом вибрируя.
   -- Ах! -- я задохнулась от ощущений.
   -- Чшшш..., потерпи детка, ты такая раскрытая и уже готовая.
   Я чувствовала, как в меня входит вибратор, а затем медленно и тягуче выходит, расслабляя тугие мышцы моего ануса. Как же нежно он делал это со мной. Кирилл никогда не церемонился, он просто входил сразу очень резко, на всю длину, без подготовки, без смазки, и делал это резко, в наказание, за непослушание, а не для моего удовольствия. Тем временем, мой анус расслаблялся, и я полезла уже пальцами к своему клитору. Видимо Андрей заметил мои попытки, кончить и я почувствовала довольно болезненный удар по попке.
   -- Детка, я просил не двигаться.
   Я задохнулась от его властных слов, и опять готова была захныкать от сильнейшего возбуждения.
   -- Терпи малыш, терпи котенок, я хочу войти в тебя сам, а ты еще слишком тугая.
   Он продолжал терзать мою попку, а мне оставалось лишь всхлипывать от накатываемых волн возбуждения и невозможности разрядиться. Наконец он вытащил вибратор, и я почувствовала у входа его большую головку. Медленно и нежно он начала входить в меня слабыми толчками, до самого конца.
   -- Бог ты мой, какая ты узкая, тебе не больно?
   -- Нет, нет, продолжай... -- я уже готова была срываться на визг, от ощущений, хотелось быстрее и сильнее, и он почувствовал мое желание, а так же мою попку, которая уже сама насаживалась на его член.
   Сначала медленно, а затем сильнее и сильнее увеличивал он свои толчки, я уже плюнула на все запреты и потянулась вновь к своему клитору, и опять почувствовала болезненный удар по моей многострадальной попе, а Андрей остановился.
   -- Детка, так не пойдет.
   Он вышел из меня и опять куда-то ушел, я уже хотела лечь и начать мастурбировать, наплевав на все его игры, ведь я уже сгорала от возбуждения, а такой нужной и необходимой разрядки никак не было.
   -- Давай ка свяжем твои шаловливые ручки. 
   Я услышала щелчок и на моих запястьях оказались мягкие наручники с цепочкой, которую он прицепил к спинке кровати. Затем он отодвинул меня, так что мои руки вытянулись над головой, а я лежала на животе.
   Я запаниковала, наручники, это же наручники! Что он делает?
   -- Андрей, зачем, не надо, не надо, я так не хочу...
   Он начал целовать мои ягодицы и гладить по спине. 
   -- Тшш, не бойся малышка, больно не будет, я обещаю, доверься мне.
   Я почувствовала его палец на входе в анус. Но скованные руки слегка охладили мой пыл.
   -- Ну, вот как это понимать, совсем от меня закрылась.
   -- Андрей, пожалуйста, отцепи наручники. 
   С меня тут же слетела вся нега и удовольствие.
   -- Котеночек, замолчи. 
   Я опять почувствовала шлепок по ягодице, но на этот раз не сильный, и тут же вибратор на входе в анус. Он поглаживал меня по спине в успокаивающем жесте, а сам скользнул в мое влагалище, продолжая держать у тугого входа вибратор, другую же руку он просунул к моему клитору и начал медленно его поглаживать.
   -- Андрей...
   -- Ну что такое, чего ты так переживаешь, все же хорошо, тебе больно? Катюшка, тебе больно?
   Я прислушалась к себе, боли не было, опять появлялось возбуждение, но вот руки, руки были скованные, и это пугало.
   -- Малышка, ответь тебе больно?
   Я почувствовала, как входил и выходил вибратор из моего тугого колечка. Было сложно отвечать на вопросы и ощущать подобное, я никак не могла сконцентрироваться.
   -- Отвечай! 
   Опять шлепок по ягодице.
   -- Нет!
   -- Значит продолжим. 
   Он не спрашивал, он просто продолжил, вытащив из ануса вибратор, он ввел туда свой член.
   -- Ах! Андрей!
   Он вошел резко и глубоко, но мне было совсем не больно.
   -- Да-да, котенок, терпи, терпи, малышка.
   А я уже ничего не понимала, он лишь немного затрагивал мой клитор, зато вдалбливался в мою попку с огромной силой, то останавливался и почти вытаскивал свой член, то опять входил до основания и лишь слегка надавливал на клитор.
   И я не выдержала, слезы полились из моих глаз, это была не выносимая пытка, пытка сильнейшим возбуждением.
   -- Андрей, пожалуйста, пожалуйста, хватит, я больше не могу.
   -- Хорошо, котеночек, ты заслужила.
   Он с силой начал входить в меня одновременно нежно теребя мой клитор. Я закричала от сильнейшего мега-оргазма. А он кажется, кричал мне в унисон, но я уже ничего не чувствовала, я просто потеряла сознание, или мне так показалось?
   Почувствовала, как он освободил мои запястья, и куда-то ушел, но я уже погрузилась в сон.
   ГЛАВА 4
   Вампир покровитель -- У каждого дампира обязательно есть покровитель. Это может быть отец дампира или его родственник, муж, брат, а так же опекун, одобренный советом. Вампиры выпустили законы, запрещающие дампирам жить без покровителей -- вампиров.
  
   Я очнулась поздно ночью в пустой кровати. Почему-то резко стало холодно и одиноко. Я мысленно встряхнулась. Что это еще за новости дня? Понравился секс, детка? Уже с ума сходишь по красавчику дампиру? Мой внутренний голос хотел было вякнуть и фыркнуть, мол: "что еще за чушь!", однако самой себе врать, это последнее дело, конечно мне понравилось, конечно, я в восторге. Я еще немного полежала и попыталась спорить сама с собой, однако нужно было вставать и для начала принять ванну.
   В кромешной темноте это было очень сложно сделать. Искать двери пришлось на ощупь, ползая на четвереньках, на свих двоих боялась передвигаться, так как опасалась врезаться в какую-нибудь мебель. Комната, как назло оказалась огромной, и ползти до ближайшей стены пришлось очень долго, затем еще искать включатель света, но я, наконец, победила. Нашла светильник и включила его.
   Дальнейший осмотр комнаты поверг меня в уныние.
   Оказалась это не та комната, в которой я засыпала.
   Я, конечно же, не все помню, однако краем глаза, пока мы с Андреем придавались разврату, я все же рассмотрела кое что. И однотонные светлые стены, и обычную коричневую кровать и тумбочки возле нее, и даже шкаф купе на всю стену, то же коричневый и еще множество больших окон, и пару незамысловатых люстр под потолком, с элементами деревянного декора. Сейчас же моему взору открылись темно бордовые стены с множеством желтых светильников в виде позолоченных канделябров, две такие же люстры под потолком, я имею в виду под старину с канделябрами, не знаю точное их название, черный потолок, с позолоченным фигурным плинтусом. На полу черный паркет с парочкой черных половичков возле абсолютно черной деревянной кровати с ярко алыми простынями и черными деревянными прикроватными тумбочками. Кровать и тумбочки были красиво отделаны позолоченной фигурной отделкой. Одна из стен была зеркальной и являлась шкафом купе. Так же на потолке меня привлекли странные позолоченные крюки, но я не придала им особого внимания, потому что наконец-то до меня дошло, кое-что очень важное -- в комнате не было окон! Совсем! Ни одного окна!
   Благо были двери, хотя одна из них мне не слишком-то понравилась. Она была железной, и как то выделялась своим обыкновенным черным железным видом без каких-либо золотистых отделок по бокам.... не порядок, вяло взбрыкнул во мне перфекционист. Другие две двери были черными деревянными с позолоченными ручками, одна из них вела в ванную комнату, ну, комнатой ее сложно было назвать, это было огромное помещение с бассейном, душевой, сауной и, конечно же, туалетом. О стиле говорить особо не чего: черная плитка до потолка, темный потолок с обыкновенными желтыми плафонами, нет, слава богу, унитаз и раковина не золотые, душевая кабинка тоже была черного цвета с прозрачной стеклянной дверцей для входа.
   Я приняла душ и почистила зубы, имеющейся зубной щеткой из упаковки. Принарядилась в халат и поспешила к следующей двери, в которой я наивно полагала, и был выход, хотя мое чутье говорило мне совершенно другое, оно мне говорило, что там тупик, но я, как и всегда упорно отрицала сей факт и поэтому решила притормозить и поплавать в бассейне, так сказать потянуть время. Вдруг комната измениться и превратиться в выход? Чем черт не шутит? Но дальше оттягивать не приятный момент уже не было смысла. Вновь облачившись в махровой черный халат, подозрительно подобранные под мой размер, отправилась узнавать, что же происходит.
   Как и ожидалось, железная дверь была наглухо закрыта, а вот деревянная являлась библиотекой и довольно приличной, стиль ничем не уступал комнате с канделябрами, все в красно-бордово-черных тонах, отсутствуют окна, наличествует черный стол с парой удобных кожаных кресел, на столе имеется компьютер, конечно же, с паролем на вход. Проводов ведущих к стенам нет, только те, что для подачи электричества. Сей факт означал, что у компьютера, скорее всего, отсутствует интернет, хотя вдруг здесь имелся "Wi-Fi", кто его знает?
   Я обследовала десять высоченных полок с книгами. Художественная литература отсутствовала. Экономика, философия, история, математика, химия, физика, биология, анатомия, медицинские справочники, эзотерическая литература -- вот немногочисленный список книг, что я мельком осмотрела на полках. Вернувшись в комнату с канделябрами, я приказала себе не паниковать, наверняка скоро появится Андрей и объяснит мне, в чем же дело.
   Виновник моих тяжелых мысленных метаний появился из загадочной железной двери час спустя, когда я уже взялась за один из философских трактатов о концентрации психологического давления на объекты и субъекты, в замкнутых пространствах, исследуемые в семнадцатом веке некоторыми учеными философами.
   -- О, я рад, что ты не скучаешь, - ласково улыбнулся мужчина. 
   Я проследила, как Андрей не стал запирать дверь, и она осталась приоткрытой. Что ж, это меня очень обнадежило. Но я не была дурой, я прекрасно понимала, что он мог со мной играть. Стас обожал так делать. Помахивать перед глазами мнимым спасением, делая вид, что расслабился, а когда я пыталась сбежать, то мгновенно ловил меня, наблюдая, как в моих глазах гаснет очередная надежда...
   Не вставая с кресла, которое я притащила из библиотеки, я подняла на Андрея свой возмущенный взгляд.
   -- Андрей, я надеюсь, ты объяснишь, по какой причине запер меня в этой комнате?
   -- Ты кушать хочешь? - проигнорировав мой вопрос, он беззаботно шел к кровати.
   Ни грамма эмоций в его голосе я не слышала.
   -- Нет. Давай ты не будешь строить из себя еврея и отвечать вопросом на вопрос. Я точно помню, что засыпала в другой комнате. 
   Я старалась разговаривать спокойно, не показывая собственного страха, ужа потихоньку охватывающего меня.
   -- Мне пришлось тебя спрятать, сама понимаешь от кого.
   - Спрятать? - переспросила я, так как отвлеклась, на подавление дрожи в руках.
   -- Неужели ты думаешь, что даже имея камешек, я свободен? 
   Андрей лег на кровать прямо в обуви, закинул ногу на ногу, а руки убрал под голову, смотрел он в потолок, и выглядел спокойно, однако я четко ощущала его раздражение.
   -- Ты хочешь сказать, что в твоем доме бывают вампиры? - я спрятала руки под книжку.
   -- Не вампиры, а вампир, мой отец и покровитель. Конечно, если ты желаешь с ним познакомиться, то я мигом ему позвоню, ну так что?
   Он вопросительно посмотрел на меня своими серо-синими глазами, сейчас на нем была личина среднестатистического человека, ничем не выделяющегося из толпы, и если бы ни мои способности к эмпатии, то я бы не поняла, что он сейчас жутко зол и раздражен, а еще он беспокоиться, за меня? Ну, это я размечталась, конечно. Последний раз я помнила это чувство, когда была маленькой. Обо мне беспокоилась моя мама, с тех пора таких эмоций я не от кого не чувствовала. Тогда что же за чувство его обуревает? Я ничего не поняла. Кто я ему, и кто его отец для него? Он ведь мог спокойно ему меня показать, и развлекались бы они со мной вдвоем. А может оно так в итоге и будет? Просто пока, он не хочет делиться? Я посмотрела на открытую дверь, хотя и понимала, что затея абсолютно бессмысленная.... Хотя если бы я когда-то опустила руки, то не смогла бы сбежать...
   Андрей проследил за моим взглядом и усмехнулся.
   -- Малышка, если ты думаешь, что я собираюсь тебя здесь удерживать, то ты очень ошибаешься.
   "Конечно, не собираешься, знаем, проходили уже", - мысленно ответила я, хотя внешне сделала самый заинтересованный взгляд.
   - Эта комната, - продолжил Андрей, - защищена от вторжений вампиров, и не только вампиров, это целый бункер, и я специально его построил под своим домом, о нем абсолютно никто не знает, кроме меня, ну теперь еще и тебя.
   "Бункер значит, в бункере меня еще не держали..., что-то новенькое Анютка, наслаждайся новизной момента, все же про бункеры, только в книгах читала..."
   -- Даже твой отец? - новым взглядом окинула я комнату.
   -- Особенно он!
   -- И зачем же ты меня спрятал от своего отца? - постаралась я не вкладывать слишком много иронии в свой голос.
   Стас ненавидел, когда я начинала иронизировать, за это он наказывал меня с особым извращением. Поэтому иронизировать, и разговаривать сама с собой я научилась мысленно....
   -- Я решил, что ты прячешься от вампиров, ведь если было бы не так, то ты не уродовала бы себя так сильно и не стирала бы свою одежду с добавлением нашатырного спирта. Вот я и решил, что ты избегаешь общества не конкретного вампира, а абсолютно всех их, разве я не прав?
   Я вздохнула и опустила голову, вытащив руки из под книги. Тремор прекратился. Да и говорил Андрей, вроде бы, вполне логичные вещи. И поверить хотелось его словам слишком сильно...
   -- Ты не хочешь ко мне присоединиться? -- я подняла голову и увидела, как Андрей похлопал по матрасу возле себя.
   Закрыв книгу, и положив ее на кресло, я встала, подошла к кровати, но не успела, и пискнуть, как он сграбастал меня и оказался сверху, упираясь локтями по бокам от моей головы.
   Я ничего не могла с собой поделать, это было как наваждение. Мне до дрожи в кончиках пальцев захотелось дотронуться до него. И, обняв желанного мужчину, я прижала его к себе и начала целовать в губы. Что он ел? Сладкие леденцы? Мы целовались до тех пор, пока он не начал снимать с меня халат. А я вдруг сообразила, что наш разговор сейчас будет окончен и перейдет в другое русло, но мне совершенно не хотелось ни о чем думать. Я плавала в нежности и желании Андрея, пропуская через себя его эмоции. Он оторвался от моих губ и перешел к шее, а затем укусил и начал медленно посасывать мою кровь. И я задохнулась от чувства эйфории, что доставлял мне мой мужчина.
   "Мой!"
   Это слово, прозвучавшее набатом в моем сознание, резко отрезвило меня.
   Я встрепенулась и, взяв его за волосы медленно от себя оторвала. Кажется, я совсем сошла с ума и расслабилась. Уж что-что, а разум терять нельзя ни в коем случае. То, что Андрей может и не захотел отдавать меня своему папочке-вампиру, ни значит, что он в меня влюблен по уши, может ему просто самому понравилась еда, вот он и жадничает.
   Он смотрел на меня затуманенным и обиженным взглядом. Затем его взгляд прояснился, и в глазах появилась догадка и понимающая улыбка. Я не успела ничего сказать, а он моментально прокусил себе запястье и приложил его к моему рту. Ну, кто же отказывается от такого подарка?
   Господи, как вкусно...
   Я тут же забыла обо всех своих глупых мыслях, чувствуя, как Андрей, не отрываясь от моей вены, одной рукой расстегивает свой ремень, стягивает брюки, коленом разводит мои ноги, распутывая халат, и входит в меня одним движением. Я застонала от наслаждения и, облизав его запястье, погрузилась в нирвану. А как это можно было еще назвать? Он продолжал посасывать медленно мою кровь и одновременно очень медленно двигаться внутри меня. Ощущение правильности никак не покидало меня, и я не заметила, как слезы потекли из моих глаз. Кто бы мог подумать, что можно плакать от эйфории? Андрей оторвался от меня и тут же остановился.
   -- Детка? Я сделал тебе больно? Что не так? Почему ты плачешь?
   Я почувствовала, как он медленно попытался выйти из меня, и тут же сжала свои бедра, обхватив его бедра своими ногами.
   -- Нет, нет, не останавливайся, пожалуйста, мне нравиться. 
   Я выдавила из себя улыбку, а сама позорно шмыгнула носом. Именно позорно. Мне жутко не хотелось показывать ему то, что я чувствовала, ведь я давала ему против себя сильнейшее оружие. Думала, что сейчас он расплывается в злорадной улыбке. Но он смотрел на меня не мигающим серьезным взглядом и очень-очень нежно начал целовать мое лицо и слизывать мои слезы. А в его эмоциях я почувствовала огромную волну нежности.
   -- Ты такая милая и нежная, как маленький котеночек, -- шептал он мне на ушко и продолжал медленно и тягуче двигаться во мне.
   Толчок, еще толчок, и сила и скорость начали увеличиваться. Я лишь стонала и извивалась под ним, сильнее вжимая в себя, обнимая за плечи, стягивала рубашку, которая не давала мне прижаться к его телу. Соединиться кожа к коже.... Быть так близко, насколько это было возможно физически...
   Наконец, ему самому надоела одежда и, остановившись на несколько секунд, он стянул ее с себя, пока я пыталась освободиться от халата. В итоге пришлось привстать, так как Андрей еще и брюки снимал, а я откинула в сторону ненавистную махровую тряпку.
   Попыталась обнять его, но он придавил мои плечи к кровати.
   -- Подожди минутку.
   Скорость его была неимоверной, я даже не поняла, как захлопнулась железная дверь и зеркальный шкаф, а Андрей был уже вновь на кровати опять с какими-то игрушками.
   И опять я только рот открыла и попыталась возражать, а мои руки уже были над головой, только теперь наручниками они были прицеплены к разным сторонам спинки.
   -- Сейчас котенок, я хочу твой ротик. 
   Он не дал мне и слово проронить, завладев моим языком, да так искусно он посасывал его, что я забыла обо всех своих терзаниях по поводу наручников. Пока он целовал меня, я почувствовала, как под нижнюю часть спины он подкладывает мне подушку так, что моя голова оказалась запрокинутой назад. Тем временем Андрей перевернулся и в мой рот начал вставлять свой довольно приличный член, сам же уже завладел моим клитором. Мне оставалось только стонать и по шире открывать рот. Управлять головой было сложно, да это от меня и не требовалось. Он очень медленно вводил мне свой член мне в горло, правда я с непривычки начала задыхаться, тогда он тут же останавливался и замирал.
   -- Дыши носом, малышка.
   Он управлял своим членом одной рукой, чтобы тот правильно под углом входил мне в горло, а пальцами другой руки, нежно поглаживал мой клитор. Когда же он вошел в меня до основания, то замер, а я пыталась не задохнуться и не паниковать. Но моя паника мгновенно прекратилась, как только я почувствовала вибратор, который Андрей мне приложил к клитору. В этот же момент его пальцы начали размазывать прохладную смазку на моем анусе, и мне уже самой захотелось ощутить, что-нибудь твердое внутри. Как только другой вибратор стал медленно входить в анус, раздвигая тугие мышцы, и вибрируя внутри, меня накрыло такой сильной волной возбуждения, что я застонала и начала дергать бедрами.
   -- Тише, тише, куда опять торопишься. О боже, детка, я же сейчас сам не выдержу, -- он не двигался во мне и прижал мои бедра, -- успокойся, не то мы оба кончим за несколько секунд.
   Он медленно вытащил вибратор, а я протестующе замычала и попыталась поднять голову, как тут же почувствовала удар ладошкой прямо по клитору, удар был не сильный, но отрезвляющий, я тут же начала задыхаться.
   -- Тише, тише, не паникуй и дыши через нос. 
   Он стал сильнее входить в мое горло. Но паника никуда не уходила, у меня из глаз потекли слезы, и я всерьез почувствовала, что теряю сознание от удушья. Андрей аккуратно вытащил свой член и дал мне отдышаться, а затем вновь стал вводить его мне в горло, я попыталась сопротивляться, но опять почувствовал ощутимый удар по клитору.
   -- Давай малышка, раскрывай свой ротик, вот так, умница.
   От его подбадриваний, тугой комок в моем животе разгорелся с новой силой и мгновенно начал раскручиваться. Мне уже не нужно было ощущать его пальцев на моем клиторе, мне нужен был лишь его член, я хотела, чтобы он начал трахать меня в рот и сама стала поднимать свою голову навстречу его толчкам.
   -- О, девочка, какая же ты у меня умница.
   Меня все сильнее и сильнее охватывало вожделение от его слов. Я застонала, и начала призывно дергать бедрами. И наконец, вновь почувствовала, как Андрей начал вводить в мою попку вибратор, облизывая языком клитор и одновременно вставляя пальцы во влагалище. О боги, тройное стимулирование! Оно длилось и длилось, мне хотелось полностью глотать его член, а он сильнее и сильнее трахал мое горло и одновременно мои дырочки, это длилось и длилось, пока я не сжалась, и волны оргазма не начали сотрясать меня. Невероятное ощущение, и я почувствовала, как мне в горло полилась вязкая жидкость, а так же услышала стон Андрея.
   Я даже не поняла, как опять отключилась от такого сильнейшего оргазма, мое тело так и сотрясало от великолепных ощущений. Андрей медленно вытащил из меня член, вынул вибратор и упал рядом на живот, даже не перевернувшись головой ко мне. Закрыв глаза и улетая в легкую дрему, я все же почувствовала, как зашевелилась кровать, освободились мои руки от наручников и как Андрей подгреб меня под себя, укрывая нас обоих одеялом.
   Но этот неугомонный уже вновь возбудился спустя несколько минут, и прямо в полудреме, когда я была практически в отключке, перевернул на живот и вошел. Сейчас он трахал меня очень быстро, глубоко и грубо, при этом нежно покусывая мою шею у основания позвоночника, не до крови. Как это не удивительно я вновь возбудилась от приятных ощущений и застонала. Однако новый марафон я бы уже не выдержала, и поэтому начала просить пощады. Он еще пару раз дернулся и наконец-то угомонился. Теперь мы заснули на целый час.
   Очнувшись, я попыталась выбраться из-под довольно тяжелого мужчины, но не тут-то было, он опять сгреб меня и стиснул, так, что у меня чуть ребра не хрустнули. На что я протестующе пискнула и в итоге все же смогла выбраться. Освежающий душ я принимала с огромным удовольствием, однако долго мне понежиться не дали. Пришел мой ласковый и нежный, и опять начал приставать.
   -- Андрей, да сколько можно, нам же нужно поговори.... -- мои слова потонули в поцелуе.
   А затем Андрей развернул меня лицом к стеклянной стене душевой кабинки, придавил меня к ней и вошел сзади. Огонь разгорелся в моем животе за несколько толчков, но этот гад не дал мне кончить! Кончил сам и, вручив мне мочалку, с гелем для душа заставил себя мыть.
   Если честно, я сама не поняла, как на автомате выдавила на мочалку гель, вспенила ее и начала проводить ей по мышцам спины мужчины. А потом до моего затуманенного и возбужденного мозга дошло, что меня сейчас пользуют по самое не хочу. Гордость встрепенулась и я, бросив мочалку, попыталась выйти из кабинки.
   -- Так, и куда это мы идем? -- грозно спросил мой... пользователь.
   Я посмотрела на его грозный взгляд и оторопела. А потом я увидела, как кончики его губ подрагивают.
   -- Ты... ты... ты смеёшься надо мной! -- а Андрей уже беззастенчиво хохотал.
   Я опять ринулась из кабинки и, выскочив, попыталась убежать в комнату. Но Андрей поймал меня и, подхватив на руки, прямо со мной прыгнул в бассейн. Я перешла на высокочастотный звук. Андрей не ожидал такой подлой атаки и кинулся от меня в сторону бортика, бросив на середине довольно глубокого бассейна. Благо я плавать хорошо умела. Когда же я доплыла до противоположной стороны и посмотрела на него, то мое раздражение мигом исчезло. Андрей находился в шоковом состоянии. За бортик держался напуганный с расширившимися зрачками совсем молодой парень, практически мальчишка. Он потерял свой амулет, видимо в полете. Кстати, его мускулатура тоже уменьшилась, талия стала уже, руки не так сильно перевиты мускулами, но плечи и рост никуда не делись.
   Я захохотала от его напуганного вида. И сразу же перестала злиться. Кажется, он понял, как сейчас выглядит и тоже засмеялся.
   Затем мы ныряли в поисках камушка, и чудом нашли его возле смыва, хорошо, что тот не был таким маленьким. Иначе наши игры стоили бы Андрею такого сильного артефакта.
   ГЛАВА 5
  
   Ведьмы, колдуны -- люди с различными магическими способностями, живут, как и вампиры очень долго -- тысячелетиями, питаются обыкновенной едой и магической энергией. Если им перекрыть доступ к магической энергии, то колдун или ведьма лишается своих сил, стареет и умирает. Доступ к магическим силам могут перекрыть лишь совет магов -- ковен.
  
   Выйдя из ванной комнаты, я пошла, копаться в шкафу, но открыть его я так и не смогла. Может, есть где-то хитрые защелки? В конце концов, там же есть где-то моя одежда, наверное? Андрей застал меня за исследованием шкафа.
   -- Катюшка, ты чего там ползаешь? 
   Он опять завалился на постель и с иронией наблюдал за моими потугами. Капли воды медленно стекали по его мускулистому торсу, он был абсолютно голым.
   -- Как зачем, -- я посмотрела на него и с четверенек встала на коленки, -- ищу, как открыть шкаф, моя одежда там?
   -- А зачем тебе одежда? 
   Он что издевается? Ан нет, Андрей смотрел на меня с искренним удивлением.
   -- Как зачем одеться, -- еле сдерживая раздражение ответила я.
   -- Для какой цели?
   -- Я что голая домой поеду? 
   Встав на ноги, я смотрела на него с вызовом.
   -- Домой? Чего тебе там делать?
   -- Андрей, не строй из себя идиота, что ты делаешь дома?
   -- Живу, конечно же! -- с искренней беззаботностью в глазах ответил мне мужчина.
   Даже на "идиота" не обиделся.
   -- Меня начинает раздражать этот диалог слепого с глухим. Отдай мне мою одежду, и я поеду домой. Я у тебя уже сутки гощу. Пора и честь знать.
   Я неуверенно улыбнулась. А вот выражение лица Андрея мне совершенно не понравилось. Из шутливого мальчишки он резво превратился в насторожившегося хищника. А в эмоциях было одно сплошное недовольство. Мне это немного польстило, но все же голову терять мне не стоит. Тем более вообще из этого города, скорее всего, придется уехать, вот только у Андрея камушек себе выпрошу и сразу же поеду. Андрей подозрительно долго молчал. Я решила о себе напомнить.
   -- Андрей, я, кажется, задала вопрос ты, что меня не слышал?
   Он опять улыбнулся своей нежной и доброй улыбкой. Его эмоции как-то слишком мгновенно меняются, и не только на лице, но и в душе,... это очень странно.
   -- Малышка, ты чего там кричишь через всю комнату, иди сюда.
   Он похлопал по кровати рядом с собой. У меня возникло ощущение "дежавю". Кажется пару часов назад, когда он так похлопал, то я обо всем забыла. Ну, уж нет! Хватит, теперь он меня не проведет!
   -- Ничего страшного, я тебя прекрасно слышу и здесь, может, ты ответишь на мой вопрос?
   Он перестал улыбаться и нахмурился. Затем вздохнул, и сел, спустив ноги с кровати.
   -- Малышка тебе, что со мной так плохо?
   -- Ну, с чего ты взял мне с тобой очень хорошо, -- я нервно улыбнулась, внимательно следя за его движениями.
   -- Так куда же ты тогда торопишься?
   -- У меня куча дел, малышшш, -- последнее слово я специально выделила и улыбнулась.
   Хотя улыбаться не хотелось, но нужно же как-то подбадривать себя. Да, если честно, то ведь и грустить тоже постоянно надоедает. Но подходить я пока к нему не собиралась.
   -- А если тебя обнаружат?
   -- Я в этом городе уже пять лет живу, и пока не обнаружили. Может, хватит уже ходить вокруг да около, ты что-то конкретно хочешь предложить, или просто потрепаться решил? 
   Все-таки настроение мое началось стремиться к нулю.
   -- Малышка, иди сюда, чего ты там стоишь? Я же не кусаюсь, разве что чуть-чуть.
   И вновь добрая улыбка.
   Вздохнув, пошла. Правда обошла кровать с другой стороны и прилегла на самом краю.
   Андрей проследил за моими действиями, и я опять пропустила его бросок. Он мгновенно снова подмял меня под себя и принялся облизывать мою шею.
   Во мне поднималась волна возмущения. Да что же это такое! Когда же он угомониться?!
   -- Андрей, мне нужно домой, у меня, в конце концов, кошка не кормленая! И она же там мне всю квартиру загадит! -- я опять перешла на крик, потому что он только так меня начинает слушать.
   Вместо этого он заткнул меня поцелуем. Я попыталась вырываться, но все тщетно. Дернулась и добилась лишь того, что Андрей сдавил мои запястья и зарычал.
   Ну, это уже слишком. Попробовала подергать ногами и добилась абсолютно противоположной реакции, он застонал и начал раздвигать коленом мои бедра. У меня начиналась истерика, но ничего не получалось. Он раздвинул мои бедра и вошел в меня, тогда я уже решила куснуть его за губу. Он мои мысли читает? Андрей тут же оторвался от моих губ и перешел к шее.
   -- Андрей, ну пожалуйста, прекрати, я уже больше не могу, хватит!
   Но этот гад опять меня игнорировал.
   -- Котенок, я быстро, потерпи, ты такая нежная, такая красивая, я от тебя оторваться не могу, а как вкусно пахнешь, расслабься малыш.
   Мне же уже было не до шуток. Возбуждения, никакого, а он продолжал двигаться, все быстрее и быстрее, и шептать, что бы я потерпела. Я позорно заревела, прошлый раз ведь слезы на него подействовали?
   -- Малышка, я же знаю, что тебе не больно, хватит давить на жалость, потерпи, я так хочу тебя.
   Пришлось терпеть, а он все никак не успокаивался. Когда вышел, я уже хотела возликовать, а он лишь перевернул меня на живот и, поднырнул под живот рукой и приподняв мою попку вошел, и начал вколачиваться в меня и покусывать кожу на спине. Мой предательский организм начал возбуждаться. И я не заметила, как застонала и тут же услышала ответный стон и шепот.
   -- Ну, вот видишь малышка, я же знаю, что ты тоже хочешь меня, не обманывай меня больше, а то накажу. 
   И я почувствовала увесистый шлепок по ягодице. Чертово тело еще сильнее возбудилось. Да что же это со мной? Я только всхлипнула и застонала еще сильнее, а в низу моего живота разгорался настоящий ураган. Андрей отпустил мои запястья.
   -- Вытяни ручки вверх, чтобы я их видел, -- я как последняя шлюшка, послушно вытянула руки, как же возбуждающе действовали на меня его приказы, -- умница Катюшка.
   Он привстал и потянул меня за собой, чтобы я встала на коленки, придерживая мою спину. Теперь его толчки были очень сильными и болезненными, я попыталась привстать, за что получила новый шлепок по ягодице.
   -- А ну ка не дергайся и прогибайся сильнее! 
   И еще один шлепок. Боль после шлепков мгновенно ушла, а на ее место пришло возбуждение и мои стоны. Это продолжалось и продолжалось. Он переворачивал меня на спину, сажал на себя сверху, правда, двигаться толком не давал, сдавливал бедра, сжимал запястья. Как только я приноравливалась к его темпу и начинала возбуждаться сильнее, он тут же менял позу, крутил как куклу. В итоге утащил на пол и, поставив на четвереньки, трахал напротив зеркала, держа за волосы, и заставляя смотреть на себя. Боже я чувствовала себя резиновой куклой и опять начала злиться. Возбуждение ушло, я пыталась вырваться, но опять получала шлепки по многострадальной пятой точке.
   -- Андрей, пожалуйста, прекрати, я не могу, отпусти меня! 
   На этот раз слезы были уже не поддельные, я плакала по-настоящему. И устала я по-настоящему. Такой секс-марафон меня мигом утомил.
   Он вышел из меня и поставил на колени.
   -- Детка, тогда помогай мне кончить.
   Я попыталась уползти, но далеко не получилось. Он мгновенно оказался у меня на дороге.
   -- Солнышко, давай не вредничай, хочешь еще на часик побыть моей резиновой куколкой?
   Я посмотрела на него снизу, и увидела затуманенный возбужденный взгляд. Ну, уж нет, хватит с меня!
   Я собрала последние силы, и кинулась в библиотеку, правда мои потуги были бесполезны. Андрей поймал меня, когда я открыла дверь и, схватив за талию, опять потащил в кровать.
   Мне стало по-настоящему страшно, это уже переходило все границы.
   -- Андрей, пожалуйста, остановись, хватит, я устала!
   -- Котенок, ну не вредничай. 
   Он положил меня на кровать, а я попыталась его ударить, правда, сил не было совершенно, поэтому мой дрожащий кулачек поймали и поцеловали.
   Он опять лег на меня и, раздвинув ноги вошел. Затем прокусил себе запястье и подставил. Хоть и жутко хотелось дурманящую сладость, но обида была сильнее. И я поняла, что если сейчас сдамся то пытка, никогда не прекратится, поэтому просто отвернулась.
   -- Детка, я не могу оторваться от тебя, давай открывай ротик, тебе станет легче.
   Он бесцеремонно надавил двумя пальцами на мою челюсть, и она тут же раскрылась.
   -- Давай солнышко.
   Андрей буквально вставил мне свое запястье в рот, и кровь закапала мне на язык. Меня опять поглотила волна нежности и эйфории. Я даже не поняла, как вновь возбудилась, и болезненный комок взорвался в моем живите.
   Я закрыла глаза и совершенно не могла двигаться. Андрей притянул меня к себе и положил мою голову к себе на грудь. Было жутко неудобно, но двигаться было лень. Мы лежали минут пятнадцать, а затем я спросила:
   -- Ты когда меня отпустишь?
   И опять почувствовала целую волну раздражения.
   -- Андрей, мне уже не смешно.
   Вместо того, что бы ответить, он поцеловал меня в висок и, встав с кровати начал одеваться, я проследила за его действиями и кое-как слезла с кровати. Нашла свой халат и тоже его нацепила, ноги дрожали, но я готова была потерпеть. Кажется, сейчас мы пойдем на выход. Хотелось подпрыгивать от счастья, если бы не жуткая усталость. Андрей же был хмур и молчалив.
   Он пошел к двери, покорно двинулась за ним, Андрей приоткрыл дверь, и я уже хотела юркнуть вперед него, но тут же почувствовала захват на талии и нежные поцелуи. Пусть целует, потерплю немного, ведь выход так близко. Наконец он оторвался от меня, но не отпускал. Вопросительно посмотрела на него и неуверенно улыбнулась.
   -- Чего стоим, кого ждем?
   -- Котенок, может, ты еще поживешь здесь? -- он как-то неуверенно проговорил эту фразу и отвел глаза.
   Я нервно улыбнулась.
   -- Малыш, что за глупости, мне нужно домой, у меня там кошка не кормлена, мне, в конце концов, на работе нужно появиться, меня там уже четыре дня не было.
   -- А где ты работаешь? 
   Кажется, он готов был зацепиться за любую беседу.
   -- Я работаю в библиотеке, давай уже пойдем, а? 
   Я попыталась вырваться из его объятий, но он стиснул меня покрепче.
   Так, нужно успокоиться, и не паниковать, а главное не показывать Андрею свою настороженность и страх, который разгорался в моей душе с каждой минутой все сильнее и сильнее. А еще нужно будет забрать Мурку и валить из города, к черту трудовую книжку, к черту амулет. Бежать от этого дьявола.
   -- Катюшка, давай я тебя отвезу, ты покормишь свою кошку и вернешься?
   -- Андрей, а как же моя работа?
   -- Солнышко, ну не смеши меня, какая работа, тебе книжки хочется почитать, так их у меня полно, вон десять шкафов, читай, не хочу.
   Я внимательно посмотрела ему в глаза, по крайней мере, попыталась туда посмотреть, потому что смотрел он куда-то в коридор. Я дернулась, но он лишь сильнее сжал меня в своих медвежьих объятьях.
   -- Там нет художественной литературы, я люблю фэнтези читать или фантастику, -- старалась говорить уверенно и спокойно.
   -- Ничего страшного, я принесу планшет с закачанными книгами. 
   Он опять на меня не смотрел.
   -- Андрей, ты, что мне предлагаешь руку и сердце? 
   Я решила улыбаться, и пытаться все свести к шутке. Но его взгляд, обращенный на меня, стал подозрительным.
   -- А почему бы и нет? 
   Ох и не понравилась мне его улыбка...
   Я сглотнула и решила перевести тему.
   -- Слушай, давай поговорим там, где ты мне дашь одежду, я съезжу домой, займусь своими делами, а потом мы созвонимся и встретимся, поболтаем о том, о сем. 
   Я старалась придать своему голосу беззаботное спокойствие и просто болтала без умолку, пытаясь его отвлечь. Помогло, он начал ослаблять свою хватку.
   -- Как же мне удержать тебя? - почти простонал он, и опять сжал меня в своих объятиях.
   На меня повеяло такой сильной тоской и грустью, что я почти сдалась, почти, а потом вспомнила многочасовой сексуальный марафон и разозлилась. И решила ляпнуть глупость, ну а что в конце то концов, если использует, так пусть хотя бы платит. Моя интуиция как-то странно настораживающе завопила, но я решила ее не слушаться.
   -- Сделай мне такой же камушек, как у тебя, и я останусь!
   Его лицо озарила улыбка, и он тут же поцеловал меня.
   -- Без проблем, это займет пару недель.
   -- Вот и отлично, как сделаешь, звони.
   И я опять попыталась выскользнуть из его рук.
   -- Малышка, так не пойдет! 
   Уууу, отпускать меня никто не собирался...
   -- А как пойдет? 
   Сил быть спокойной уже не осталось, я начинала уже рычать
   -- Ты будешь ждать здесь, пока я его сделаю.
   Это был не вопрос, а утверждение. Черт, кажется сила на его стороне, придется соглашаться, ради камня можно и потерпеть, все же с помощью амулета, я смогу скрываться вечность! Но нужно еще кое-что уточнить, а то эти его силовые методы мне совершенно не нравятся.
   -- А когда сделаешь, то я смогу уйти?
   -- Конечно! -- как то слишком быстро ответил мне Андрей.
   Затем еще раз поцеловал, мир перевернулся и ухнул куда-то вверх, а я очутилась на кровати, услышав щелчок в железной двери.
   -- Андрей! А как же моя Мурка, и я есть хочу! -- в ответ тишина.
   Через час он принес мне поднос с едой и опять исчез, сказав напоследок, что Мурку он покормил, песок поменял.
   -- Ну что ж, приступим, -- сказала я пустоте и начала кушать.
   После вкусного обеда, я помылась и пошла, читать книжку по философии.
   Оторвал меня от, ну очень интересного чтива -- сон. Когда же я проснулась, то увидела планшет и короткую инструкцию пользования и нахождения книг в нем, а так же вместо подноса с едой, на полу, стоял поднос с графином апельсинового сока и двумя бокалами.
   Ощутила себя растением. Сплю, ем, моюсь, хожу в туалет, тра..., занимаюсь сексом, и читаю. На душе стало, как-то муторно. Но я решила не переживать, в конце концов, у меня будет амулет, всего-то и надо потерпеть две недели! Он же не псих, держать меня тут вечно, за две недели я ему точно надоем! Хотя Кириллу за тридцать лет не надоедала. Но ведь я была его еда, необходимость, а для Андрея я не являюсь необходимостью, он и свиную кровь попить в состоянии, я же видела, что он не из-за голода мою кровь пьет. К черту плохие мысли!
   Вздохнув, отложила гаджет и пошла плавать. Хоть спортом позанимаюсь. Сделав сто кругов, поняла, что руки не поднимаются. Поэтому вылезла из бассейна и начала бегать вокруг него, надеясь не поскользнуться. Пробежав пятьдесят кругов, опять плюхнулась в воду.
   У стены с включателями нашла интересную панель со спуском воды в бассейне и ее фильтрации. Нажала кнопочку -- пусть себе фильтруется.
   Пошла мучить шкаф. Мучиться пришлось долго, однако секрет открытия дверей так и не был разгадан. Может разбить его к чертовой бабушке?
   Побродив, возле шкафа, решила поваляться и опять задремала.
   Очнулась от собственного крика. Мне снился Стас. Он как всегда улыбался, а в руках держал ошейник с поводком. Он собирался надеть его на меня и заставить идти за ним на четвереньках на улицу. Умел этот гад развлекаться. А потом делал такое удивленно умильную мордашку и со всей невозмутимостью говорил, что просто хотел пошутить.
   Ощущение было отвратительным и гадким, давно я не видела его в своих снах, да и Кирилла то же. Надеюсь, что больше их никогда не увижу. Да и вообще надеюсь, что как только надену амулет, стану жить человеческой жизнью, и все магические твари исчезнут из моей жизни навсегда.
   На мое удивление Андрея не было целых два дня. Я уже успела соскучиться по нему. Идиотка!
   -- О, котеночек, как же я скучал. 
   Андрей схватил меня в охапку и прижался с поцелуем. Как всегда даже не поняла, что дверь открылась, и он пришел. Как раз выходила из библиотеки.
   Поцелуй превратился в снятый мой халат и укус в шею, тоже мою.
   -- Детка, я тороплюсь, так что давай побыстрее.
   Я выпучила глаза, и попыталась возмутиться.
   Все случилось действительно мгновенно, он прижал меня к стене, сам даже не разделся, а просто расстегнул ширинку, закинул мои ноги к себе на талию, и, заткнув мне рот поцелуем, вошел и буквально за минуту кончил.
   -- Значит так, -- он отошел от меня, поправив мой халат и застегнув свою ширинку, -- вот смотри, что я принес.
   Я с удивлением заметила целый аквариум с различными камушками, стоящий на полу, не далеко от входной двери. Когда он успел его притащить?
   -- Выбирай себе амулет. Ты должна сделать это сама и капнуть на него своей крови.
   Я мгновенно забыла обо всех своих обидах и о том, что мной только что бесцеремонно воспользовались. Андрей вытащил маленькую темную шкатулку из кармана, в таких шкатулках обычно хранят кольца, правда эта была, кажется из камня.
   -- Положишь его вот сюда.
   Я выбрала миленький камушек с голубыми прожилками, он был самым обыкновенным речным камнем. Положила его в шкатулку и подала запястье Андрею, он тут же прокусил его, и я капнула на камень крови. Андрей закрыл шкатулку и убрал ее в карман. Зализал мою рану, опять поцеловал и исчез, закрыв железную дверь.
   ГЛАВА 6
  
   Мастер Вампиров -- сильный вампир, способный подчинить себе и контролировать более сотни вампиров. Заботиться о соблюдении законов на подконтрольной территории, судит рядовых вампиров и решает вопросы об опекунстве над новообращенными. Подчиняется вышестоящему мастеру или напрямую совету. Мастера может назначить совет, но никто не запрещает вызвать его на поединок силы и выдвинуть свою кандидатуру. Все поединки проходят под контролем совета вампиров.
  
   Вернулся мой тюремщик вечером, о том, что был вечер я узнала из планшета. И попытался опять наброситься, но не тут-то было, я подготовилась и выставила перед собой увесистый труд, по истории экономических учений. Книга была здоровая и тяжелая, да и планшет на ней неплохо лежал. Андрей посмотрел на меня с обидой. Ну, надо же, ребенку игрушку любимую не дают.
   -- Ты мою кошку кормил? -- строго спросила я.
   -- Конечно, кормил. 
   Он попытался забрать у меня книгу с планшетом.
   -- Я есть хочу!
   Я схватилась за книгу и сделала плаксивую мордашку.
   -- А я уже все принес. 
   Вздохнув, он поднялся с кровати, а на полу я заметила поднос.
   Поднос перекочевал на кровать и я, положив рядом с собой оружие (книгу), и сев в позу лотоса, принялась за поглощение жаркого из мяса с картофелем, супа пюре из курицы, трех салатов, тортика и мороженного. У Андрея с каждым разом все округлялись и округлялись глаза, когда я принималась за следующее блюдо. Пережёвывала я все тщательно и основательно. Тем более пищу приходилось в себя буквально запихивать, мне бы и жаркого за глаза хватило, но очень уж хотелось оттянуть тягостный для меня момент, точнее сказать многочасовой марафон. По виду Андрея, он похоже на этот марафон именно и рассчитывал. Так как недовольно постукивал пальцами по колену.
   Вообще за эти два дня я много чего передумала. Слишком сильно я сомневалась, что Андрей воспылал ко мне любовными чувствами, ему что-то было от меня нужно, и напрашивался не очень хороший вывод, от которого я тщательно уходила, или старалась не думать. Но мысли, однако все равно возвращались в это русло. Андрей был потомственным дампиром, такое у меня ощущение возникло, что его выводили. Слышала, я как-то один разговор Кирилла со Стасом, случайно, конечно же. Так вот в том самом разговоре Стас рассказывал о законах по дампирам. И еще Стас спрашивал о том, беременела ли я хоть раз от Кирилла, все же столько лет вместе. Когда они с Кириллом поняли, что я не моргина, а дампир, то как-то сильно разнервничались. Это я потом узнала, что дампиры очень дорогое имущество и право пользоваться этим имуществом дают не каждому рядовому вампиру, и то строго с разрешения вампирского совета. Кстати, когда я об этом узнала, то и решила сбежать.
   Но размышляла я о законе, по которому запрещено было иметь общее потомство вампира и дампира. Да-да именно, запрет на потомство вампира и дампира! Вот Стас и спрашивал о том, нет ли у нас с Кириллом случайно детей. Мало ли, вдруг он их где-то прячет от него? Учитывая этот странный закон, я тогда, если честно, не очень поняла, почему его придумали, это сейчас начало до меня доходить, при общении с Андреем. Так вот, о законе..., как тогда допустили, что Андрей аж в третьем поколении дампир? А значит, не допустили, а тщательно выводят? Да еще и скрывают? И скорее всего, меня здесь Андрей не просто так держит. И еще я думаю, что все прекрасно знает его покровитель, и знает, что я нахожусь здесь. Только зачем тогда Андрей мне говорит, что скрывает от отца меня? Зачем камень мне делает, кошку кормит? Вопросы, вопросы... Мог бы привязать к кровати и трахать бесконечно, а он тут мне такие шикарные условия устроил, развлекает, кормит, книги принес. А что если я не первая испытуемая? Что если тут уже до меня были девушки? И что же с ними случилось? Может спросить, что стало с матерью Андрея?
   Таким образом размышления привели меня к мысленному составлению некоторых вопросов. Вот с них я и решила начать наш сегодняшний разговор.
   -- Скажи, малыш, а твоя мама, она сейчас где? 
   Будем задавать вопросы не в бровь, а в глаз.
   У него так забавно округлились глазки. Он, кстати камешек свой снял, когда ко мне пришел. Поражать внешностью решил?
   -- А зачем тебе это знать, котенок?
   -- Ну, просто так, интересно. 
   Я тщательно жевала еду и делала вид, что просто болтаю о всякой ерунде.
   -- Так с отцом живет, где ж ей еще быть.
   -- А ты почему скрываешься, то же бы с ними и жил. 
   Я похлопала ресничками и проглотила ложечку с салатиком, тщательно его пережевывая, салатик я имею ввиду...
   -- Я хочу самостоятельности, все же не маленький мальчик уже, а сама понимаешь, по законам дампиры не имеют права жить одни, вот отец и разрешил мне жить самому по себе, только с наличием этого камня.
   -- Слушай, я еще кое-что не понимаю, почему ты меня не сдал? Сам же говоришь, что мы закон нарушаем, не боишься, потом ответить по закону?
   -- Ну, во-первых, даже если нас и поймают, то отвечать буду не я, а мой покровитель, -- и так он это спокойно сказал, что мои догадки начали подтверждаться, его отец знает обо мне, -- а во-вторых, я хочу тебе помочь.
   От него полились волны нежности и заботы в мою сторону. И я бы поверила, как поверила в самом начале, но я вдруг почувствовала одну немаловажную вещь - все его эмоции были фикцией!
   Дампир умеет подделывать эмоции?!
   Это открытие меня, мягко говоря, ввело в шок.
   И только сейчас я поняла, что меня все это время смущало.
   Холодная капля пота скатилось по моей спине. Меня заловили в ловушку, и я никогда из нее не выберусь, пока не рожу ему ребенка, и скорее всего после этого меня все равно не выпустят и либо убьют, потому что я могу и сболтнуть лишнего, а может и отдадут какому-нибудь не болтливому вампиру в собственность.
   То что эмоции у него поддельные я поняла именно сейчас, это чувство нереальности, вот что я почувствовала и поэтому на сто процентов уверенна, что Андрей мне врет.
   Я такое уже встречала, то был Кирилл, он умел это делать, я бы даже и не догадалась, если бы не прожила бок о бок с подобным существом много лет. Кирилл ловко манипулировал мной с помощью своих поддельных эмоций, я раскусила его только спустя десять лет жизни, но деваться мне от него было не куда, вот и приходилось терпеть и подчиняться, я боялась его до ужаса.
   Постаралась взять себя в руки, он ведь тоже прекрасно ощущает мои эмоции, благо за годы жизни с Кириллом я научилась прятать свои настоящие чувства. Но боги, зачем же я согласилась с ним поехать, нужно было уже тогда сматываться, я бы успела, или не успела бы?
   Андрей тем временем продолжал:
   -- Я сам устал чувствовать себя чьей-то собственностью, даже если это и мои родители, ладно в детстве, но когда ты уже взрослый мужчина, то это, мягко говоря, раздражает. И я прекрасно понял твое желание избегать вампиров, вот и хочу тебе помочь.
   Он закончил свою речь и ласково посмотрел на меня. А я... улыбнулась в ответ. Что делать, будем вспоминать свои актерские таланты, и кто знает, может Андрей расслабиться и действительно сделает для меня амулет, а затем я смогу от него сбежать. Что ж, план готов, я все же тридцать лет изображала покорность и непроходимую тупость, а здесь всего-то двенадцать дней осталось. Но почему же тогда в душе так тоскливо? Потому что поверила? Потому что подумала, что возможно действительно могла бы с ним остаться? Глупая, глупая девочка, когда же ты поймешь, что в этом мире ты нужна только самой себе и больше никому. Проглотив последний салат я принялась за мороженное. Мне почему-то совершенно не хотелось с ним заниматься сексом. Нужно было себя настраивать, но ничего не получалось. Тоскливые чувства никуда не девались. Конечно, для Андрея я надела щит, и он ощущал сейчас мою беззаботность.
   -- Малышка, ты всегда так много кушаешь?
   -- Ага! А ты разве мало ешь?
   -- Я ем где-то пару раз в месяц не больше и то не так много.
   -- А кровью ты часто питаешься?
   -- Нет не очень, то же раза два-три в месяц. Вот с тобой моя диета слегка изменилась. 
   Он придвинулся ко мне, взял мой локон и накрутил на свой палец.
   -- А твоей маме сколько лет?
   В его глазах мелькнула задумчивость, сейчас врать будет?
   -- Не знаю, никогда не задавался таким вопросом.
   -- Ты что не общаешься со своей матерью?
   Он освободил свой палец из моих волос и отвел глаза. Да ее, наверное, и в живых даже нет, о чем я вообще спрашиваю, на что-то еще надеюсь? В глазах неприятно защипало, я тут же начала моргать, не дай бог еще заплачу и покажу свою слабость, нужно выбраться отсюда, одеть камень и бежать, как можно дальше.
   -- У нас с ней сложные отношения.
   Интересно ее сразу же убили? Или еще немного попользовали, после его дня рождения? А может она до сих пор в чьем-то пользовании где-то находится? Вообще его отец мог от нее и не отказываться, а что иметь собственного дампира тоже нужно, и вкусно и кровь целебная, конечно не такая покорная, как моргина, но тоже подойдет. Пока он завис, я проворно спрыгнула с кровати.
   -- Эй, ты куда это?
   -- В ванную, ручки помыть. 
   Я показала, свои грязные руки, перед этим конечно умудрилась тщательно их испачкать мороженным.
   Мне нужно было время еще немного, несколько минут и я успокоюсь.
   Когда вернулась, Андрей лежал на кровати совершенно одетый и смотрел в потолок, я проследила за его взглядом и наткнулась на крюки. Интересно для чего они?
   На мое удивление сегодня секс марафона не было, Андрей был жутко ласков, и в миссионерской позе лаская мою шею, посасывая кровь, медленно входил в меня и выходил. Я же в тот момент пила кровь из его запястья. От эйфории и тоски я не выдержала и расплакалась. А Андрей затопил меня волной нежности. Вот только от этого мне еще поганей на душе стало. Нежность опять была поддельная. Что же он на самом деле чувствует? Такие существа вообще ничего не чувствуют. Я представила, что рядом Кирилл и успокоилась. Хватит. Хватит себя мучить. Но самое отвратительное, что к Андрею я испытала те чувства, которые не испытывала к Кириллу. А еще я решила довериться, вот и мучаюсь теперь. Наш секс закончился очень быстро, я попыталась изобразить возбуждение, но ничего не получалось, на душе кошки скребли.
   Сразу вспомнилась моя Мурка, надеюсь, она в безопасности и он действительно ее кормит....
   Андрей вновь меня удивил, он прижал меня к себе и заснул. Я готовилась к долгому изнуряющему сексу с извращениями, а тут быстрый нежный секс и все. Я немного поерзала в удобной позе и, в конце концов, тоже уснула.
   Проснулась, в очень странном положении. Разлепив глаза, посмотрела вверх и поняла, зачем нужны были крюки. Это ж надо было так крепко заснуть, что даже не почувствовать, как тебя подвешивают за этот крюк, и еще и кляп в рот вставляют? Или это он меня своей магией так усыпить смог?
   На мне были знакомые мягкие наручники и цепь, ведущая к крюку. Кляп то зачем? Все равно меня никто не услышит, как бы я не кричала.
   Ну вот, я настолько закостенела, что даже страха не испытываю. Мда... Голова моя головушка, если выберусь отсюда, стоит проконсультироваться с психиатром... вот только где бы такого, найти, который мне поверит?
   Андрей стоял напротив, и был почему-то одет в джинсы, а в руках у него был стек, это которым лошадей погоняют. Я сглотнула, с кляпом было довольно сложно это делать.
   -- Солнышко, ты проснулась? Я так рад.
   Меня вновь обдало волнами нежности, а мой предатель организм начал возбуждаться. Боже! Это от вида плетки что ли и кляпа во рту? У меня возникли подозрения, что у него не только способности подделывать свои эмоции, он еще и на мои умеет влиять. Теперь понятно, как он умудрился мне мозг запудрить. Правда мысль тут же ушла куда-то погулять, так как в низу живота скопился тугой комок, ноги затряслись и в голове зашумело. Соображать стало очень трудно. Вот только, еще глупая мысль возникла, зачем джинсы? Для антуража? Тогда уж кожаные штаны нужно было надеть. И я глупо хихикнула.
   Андрей улыбнулся.
   -- Котеночек, я рад, что тебе смешно. Мы немного поиграем, совсем чуть-чуть. Ты ведь не против? 
   Он подошел ближе и выдохнул последние слова мне в ушко, а затем провел тыльной стороной ладони по моей скуле и по-доброму улыбаясь, посмотрел мне в глаза. Я закивала головой, а потом замахала. Мне хотелось, что бы он скорее уже начал, что-нибудь со мной делать.
   Андрей медленно и очень нежно потрогал мою киску двумя пальцами, раздвинув складочки, и я застонала. То, что ощущала себя течной сукой, меня нисколько уже не беспокоило.
   -- Какая ты мокрая, детка.
   Он убрал руку, а я не сдержала стон разочарования.
   -- Тшш... и какая неугомонная, придется потерпеть.
   Андрей обошел меня и встал за спиной. Я почувствовала удар по ягодице, такой хлесткий и ощутимый, и вскрикнула от неожиданности. Мое возбуждение только увеличилось. Я сдвинула ноги и попыталась поерзать. Как же сильно хотелось, ощутить сейчас на себе его пальцы. Еще один удар и мой вскрик. А затем нежное прикосновение, к моему анусу его пальцами, только поглаживание и ничего больше. Я опять застонала и попыталась выгнуться. Удар, мой вскрик и его нежные пальцы на моих дырочках, размазывающие мою смазку, не входил, не давил. А я изнывала от возбуждения. Оставалось только хныкать и вскрикивать. Удар, еще удар, еще удар, еще удар и мои вскрики. А затем его нежные губы на моих многострадальных ягодицах.
   -- О малышка, какая ты вкусная... -- его шепот за спиной и резкий удар и опять поцелуй.
   Андрей куда-то отошел, неужели к шкафу пошел? Зеркальная стена была сзади меня, и я опять не видела, что он делал. Но через мгновение, я поняла, что он оттуда достал - на глазах появилась черная повязка. Он туго затяну ее. Затем обошел меня спереди, и я ощутила его легкие поцелуи на ключице.
   -- Умница моя, такая сильная девочка, все выдерживаешь. 
   О боги от его голоса я застонала, казалось, что готова слышать эти нежные глупости вечно. А что за последнее слово он сказал? Выдержишь? Плевать!
   -- Не подглядывай, -- игривый тон и поцелуй в носик.
   Он поправил мне повязку и опять куда-то отошел. Я почувствовала, как на мой живот одевается какой-то пояс, а дальше опять нежные посасывания моих сосков. Сначала одного, и одевание какого-то зажима, зажим совсем не давил, мне захотелось, что бы он сжимал сильнее, и я застонала.
   -- Чшш... не торопись малышка.
   Он пососал мне другой сосок и тоже надел на него зажим.
   Затем я почувствовала его губы на клиторе. Там он задержался на более долгое время, я тщательно раздвигала ноги и призывно дергала бедрами, ощущая его нежное посасывание и облизывание.
   -- Моя вкусная девочка. 
   Он оторвался от моего клитора, и я ощутила зажим и на нем. И опять мне захотелось, чтобы зажим сжимал сильнее, чтобы стало больно, я попыталась поерзать и зажим свалился. После этого мгновенно получила сильный удар по ягодице. И недовольный рык мужчины.
   -- Детка, ты что творишь!
   Мне лишь оставалось недовольно мычать.
   -- Ладно, для этого у меня тоже есть решение.
   Андрей опять открыл свой шкаф и вернулся ко мне. На ноги, чуть выше колен он надел мне что-то типа кожаных ремешков, а затем, раздвинув их, на небольшое расстояние, и что-то вставил, от чего я не могла сдвинуть ноги. Наверное это была какая-то палка?
   -- Вот так будет лучше.
   Он вновь надел зажим, а затем потрогал мой пояс, щелчок и я вскрикнула.
   Мои соски и клитор чем-то обожгло, резко. Еще щелчок и опять это странное чувство покалывания. Это ток! О боги. Щелчок и удар, я инстинктивно попыталась соединить ноги, мешала палка. Опять щелчок и я кричу. Боль была очень быстрой и не сильной, такой, которая только возбуждает. Не большой перерыв и щелчок, щелчок, щелчок. Опять перерыв.
   -- Ох, малышка, какая ты сейчас красивая, я пока по мастурбирую и посмотрю на тебя.
   Я не успела издать и звука, как опять услышала щелчок, и удар -- мой всхлип. Щелчок и удар, щелчок и удар, щелчок и удар. Почувствовала жаркую волну начинающегося оргазма и застонала в голос. И этот гадкий прибор сделал перерыв. Я недовольно захныкала. Как только волна жара сошла на нет, опять почувствовала щелчок и удар, щелчок и удар. А этот, ... мучитель, вскрикнул и кончил.
   Пока меня корежило от возбуждения, Андрей подошел ко мне ближе, и, не прикасаясь, прошептал мне в ушко.
   -- Катюшка, я пока ополоснусь, а ты наслаждайся. 
   И ушел, бросил!
   Щелчок, удар, покалывание, щелчок, удар, покалывание. Мои всхлипы и накатывание волн оргазма, и опять мучительная передышка. Тугой комок то раскручивался, то вновь исчезал. Нет возможности свести ноги, и Андрея нет, чтобы помочь. В голове зашумело от дикого возбуждения и невозможности разрядиться. Я уже ничего не понимала, руки заболели, стоять враскорячку было жутко неудобно, да еще и накатывающие волны оргазма. Я уже не знала, что и делать. Щелчок, удар, покалывание, щелчок, удар, покалывание. Щелчок, щелчок, щелчок, щелчок, щелчок и сильнейшее уже болезненное покалывание. Я кричала, хныкала, ерзала, дергала руками и ничего не менялось. Пытка длилась и длилась. Куда он делся?
   -- Солнышко мое, ты хочешь, чтобы я тебе помог?
   Я услышала его голос внезапно, и захотелось расцеловать его. Я отчаянно закивала.
   -- Ну-ну... тшшш... не плач. 
   Он начал слизывать мои слезы с лица.
   А я опять услышал мучительный щелчок и заскулила.
   -- Я сейчас помогу тебе.
   Он обошел меня со спины, и я почувствовала его пальцы на моем анусе уже со смазкой. Он очень медленно начал массировать мою дырочку. А я попыталась сильнее выгнуться для него.
   -- Не торопись, котенок, сначала вибратор, я же могу тебя порвать.
   Я отчаянно закивала.
   Он погладил меня по ягодице, и я застонала. Сейчас каждый нерв моего тела был возбужден, даже такое простое поглаживание отразилось на мне слишком сильно. В мои тугие колечки начал входить медленно вибратор, я стонала и отчаянно выгибалась. Мне хотелось ощутить его весь в себе, и вибратор показался мне безумно маленьким. Щелчок, удар, покалывание и медленно входящий вибратор. И опять долгая пытка длиться и длиться. Андрей не спешил, вибратор медленно чуть проталкивался и медленно полностью выходил.
   -- Какая ты раскрытая, детка, я сейчас тебя буду брать стоя, мышцы нужно как следует разработать.
   О боги, он решил меня сегодня за пытать до смерти?
   Слезы текли из моих глаз, и я всхлипывала и стонала. От стимуляции током и вибратором.
   Я даже не поняла, когда он сам вошел в меня и вначале медленно, а затем, постепенно увеличивая темп начал входить в мою дырочку и выходить. Он ударялся об мои ягодицы и шлепки были очень сильными, входил и полностью выходил и вытаскивал свой член, затем опять резко входил на всю длину и выходил, толчок, глубокий, еще толчок еще толчок и мой крик оглушил саму меня, как и крик Андрея. Мы кончили одновременно, и я практически потеряла сознание.
   ГЛАВА 7
  
   Совет вампиров -- Сообщество самых древних вампиров. Был создан несколько тысячелетий назад. Самому древнему члену совета более трех тысяч лет. В совет входят - как законодатели, так и исполнители (судьи).
  
   Андрей быстро отключил пыточный инструмент, и снял меня с крюка. Дальше я попыталась провалиться в сон, но Андрей не давал мне толком уснуть. Начал разминать мышцы на руках и ногах, затем все тело, и подхватив на руки, понес в ванную. Там пришлось окончательно пробуждаться. В душевой кабинке ведь нужно было как-то стоять. Дампир аккуратно мыл меня, слава богу, не мочалкой, а мыльными руками. Все мое тело было жутко чувствительным, один сплошной нерв, я пыталась закрываться руками, но ими очень сложно было управлять, они почти не слушались меня. Андрей не обращал внимания на мои потуги и деловито продолжал меня мыть. Затем обмотал полотенцем и, подхватив на руки, а так же поцеловав в носик, унес на кровать. Я мгновенно погрузилась в сон.
   Когда проснулось, захотелось завыть. Андрея рядом не было, и эйфория спала, началась самая настоящая ломка. Его воздействие на меня становится пагубным, так ведь можно и с ума сойти. Я уткнулась в подушку и зачем-то рыдала минут пятнадцать. Я даже не поняла, что меня так расстроило. Вроде бы излишней скромностью никогда не страдала, Кирилл со Стасом и не то со мной творили. Вот только они никогда это не делали с такой нежностью. Они считали меня своей рабыней и могли без проблем ударить, когда я даже просто проходила мимо. Помню, как Кирилл учил меня этикету, за каждый неверный жест, не ту вилку взяла, не тот бокал, я получала от него указкой по рукам. Он дрессировал меня как животное. Мне пять лет пришлось приводить себя в порядок и наконец-то учиться быть человеком, а не зашуганным зверьком, вечно боящимся своего хозяина. А тут, столько заботы и нежности, конечно, это подкупает и хочется еще и еще. Но отвратительно то, что все это подделка. И я кусала подушку и подвывала, как побитая собака.
   Самое отвратное, что я начинала любить этого обманщика. И всего-то четыре дня знакомства.
   Прекратив заниматься самоедством, я пошла умываться. На занятие физкультурой сил не было совершенно. Кости ломили, так, словно по мне ночью стадо слонов пробежалось. Моя хваленая регенерация подкачивала, или я не заметила, как Андрей вчера увлекся и слишком много крови моей выпил? Скорее всего, второе.
   Завернулась в полотенце и пошла, искать свой халатик. Вообще-то думала, что он в душевой кабинке, в комнате его не оказалось. Но и в кабинке тоже не нашлось, и даже в библиотеке. Я даже под кровать заглянула и в библиотеке на стол залезла, чтобы на полках посмотреть. Но его не оказалось и там. Халат исчез. Быть может Андрей забрал его постирать? Блин ну неужели не мог в своем убежище стиральную машинку сделать, я бы и сама постирала.
   Стоп!
   О чем это я вообще сейчас думаю?
   Я тут уже три дня в одном халатике хожу и даже ни разу не попросила одежду, на худой конец какие-нибудь шорты с майкой, а теперь даже халат исчез. Совсем мозг отключается!
   Как только появиться, потребую одежду!
   Пришел Андрей вечером и как обычно без разговоров налетел на меня с поцелуями, не давая произнести мне ни слова. Сдернул полотенце и любил меня всю ночь, с помощью магии погрузив в какое-то беспамятство. У меня возникло ощущение, словно я во сне. Доводил до пика, и останавливался, привязывал к кровати, чтобы я не могла себя трогать, отходил от меня и стоя у кровати мастурбировал и кончал. Я в этот момент что-то шептала, как в бреду, требовала, чтобы закончил, чтобы не мучал больше. Но он даже не слушал мои жалобы. Давал мне остыть и вновь начинал свои ласки, кусал, пил кровь, давал свое запястье. Он не пропускал ни одного сантиметра моей кожи, трогал, так как хотел, где хотел и сколько хотел.
   В конце ночи я лежала вся изможденная и уже не могла не плакать ни молить об оргазме, меня всю трясло, а тело было сверхчувствительным.
   Андрей поставил мне распорку между бедер, что ноги не получалось сомкнуть и осторожно пальцами исследовал мои складочки. Мой разум постепенно начал возвращаться ко мне. Нега спадала и сейчас мне уже не нравились его прикосновения, они приносили мне очень не приятные ощущения. Но сказать или возразить что либо, не было возможности, так как во рту у меня был кляп.
   На мою талию, почти под грудью он одел кожаный пояс и распорку подтянул к этому самому поясу. В итоге мои ноги были притянуты к моей груди, да еще и находились в распахнутом состоянии. Руки прикованы к кровати наручниками.
   Андрей лег напротив моей киски и продолжал сухими пальцами медленно теребить мои уже сухие складочки, начиная приносить боль.
   Я попыталась вырываться и стонать.
   -- Милая, ты очнулась? -- задал он вопрос невинным тоном. Значит, он понял уже, что мне неприятно? -- Я рад, -- еще одна добрая и нежная улыбка, -- если бы ты сейчас увидела себя со стороны, то поняла бы, как прекрасна. Полностью раскрытая, полностью моя... -- сказал он, с придыханием смотря мне в глаза и продолжая теребить мои складочки, -- знаешь это обладание тобой, меня так сильно заводит.... Я обожаю твое тело...
   И он укусил меня прямо в бедренную артерию. Боль была дикая, никакого удовольствия, только тягучая выворачивающая на изнанку боль, его поглаживания клитора сухими пальцами даже уже не замечались. Я попыталась кричать и двигаться, извиваясь, но он просто прижал мою талию к кровати, обхватив руками, и продолжал высасывать кровь. Затем, наконец, остановился и зализал мою рану на ноге. А я почувствовала тошноту и перед глазами замелькали черные точки. Он взял слишком много...
   Андрей убрал кляп, и, открыв мой рот, дал мне свое запястье, в горло полилась кровь. Открыв глаза, посмотрела на него. Ни капли вины или беспокойства, на лице блаженная улыбка. Словно все идет как нужно, и все правильно. Я ужасно хотела откусить ему кусок кожи от руки, но сил не было совершенно, оставалось только глотать кровь, от которой мое тело вновь начало возбуждаться.
   Он убрал свое запястье, и я опять ощутила его пальцы у моего влагалища, но теперь там было мокро. Андрей размазал мою смазку и языком припал ко второму входу, всовывая свои мокрые пальцы и чередуя их с языком. Я закрыла глаза, усталость наваливалась все сильнее, как и возбуждение, которое уже было для меня чем-то сродни мучению, а ни как ни удовольствию.
   -- Андрей, пожалуйста, -- прошептала сухими губами, -- пожалуйста, я больше не могу, дай мне кончить и прекрати мучить. 
   Гордости не было никакой, хотелось, чтобы он оставил меня в покое и больше не трогал, никогда.
   -- Котенок... я лучше знаю, что тебе нужно, а тебе нужен мой член в твоей попке, так что прикрой свой сладкий ротик, или я вновь заткну его кляпом.
   Пришлось прикрыть рот, так как стало понятно, что только еще больше раздражаю его.
   Он вошел в мою попку и начал двигаться, очень быстро и интенсивно, вколачивая меня в кровать, давя на распорку и грудь, не давая мне вздохнуть. Я ловила воздух ртом, и мечтала о его скорейшей разрядке.
   -- Милая, ты должна кончить, без моей помощи, тогда кончу и я, малышка, -- шептал мне Андрей.
   А мне хотелось взвыть, как мне кончить? Закрыв глаза, пыталась представить что-то возбуждающее, но на ум ничего не приходило. И тогда я выдавила из себя.
   -- Потрогай мой клитор, пожалуйста...
   Увидела его довольную улыбку, значит, он ждал, что попрошу, боже еще один маньяк на мою голову?
   Тут же положил свои пальцы на мой клитор и начал теребить его, входя во влагалище. Я опять закрыла глаза и сосредоточилась на ощущениях. Удивительно, но выбросив все эмоции и раздражение, мое тело охватило возбуждение и меня затрясло в оргазме.
   Андрей же кончать не собирался. Он, закусив губу и смотря мне в глаза, продолжал двигаться. Мои мышцы уже сократились после оргазма, и я вновь почувствовала неприятные ощущения. И все ждала, когда же он разрядиться. Но он так и не кончил. Вышел из меня, и наконец, начал убирать распорку. Медленно отвязывая ремни, продолжая водить по телу руками. Я старалась не дергаться, но было очень сложно это делать, так как мое тело вновь стало сверхчувствительным.
   Когда он освободил мои руки, я попыталась встать, но ничего не получилось. Все мышцы были, словно деревянные и заныли мгновенно. Андрей подхватил меня на руки и унес в ванную. Там он залез в бассейн и, держась в воде, долго разминал мои мышцы. Мне оставалось только пытаться держаться за него, чтобы не соскользнуть, так как поняла, что просто могу утонуть сейчас из-за собственного бессилия.
   Он оставил меня сидящей в кресле завернутой в большое полотенце, сам же деловито перестилал белье на кровати.
   -- Мне нужна одежда, -- прошептала я.
   -- Детка, к чему тебе одежда?
   Боже от его улыбки меня уже тошнить начинает.
   -- Я буду ходить голой?
   -- Да, мне так нравиться. 
   Блин хоть бы одна эмоция, говорит так, будто мы погоду обсуждаем.
   -- А мне не нравиться. 
   Голос все никак не появлялся.
   -- Котенок, ты привыкнешь...
   -- Андрей, зачем мне привыкать, я ведь скоро уеду отсюда?
   Он вдруг остановился и посмотрел на меня, его глаза сверкнули синевой. Он что-то хотел сказать, но такое ощущение было, будто передумал.
   -- Котенок, давай договоримся, пока ты здесь не перечь мне, хорошо?
   И взгляд такой проникновенный.
   -- Андрей, я ведь не твоя пленница, ты ведь обещал меня отпустить? -- решила на всякий случай уточнить я.
   Он опять промолчал, просто проигнорировал мой вопрос и пошел к двери, быстро открыл и закрыл, унося грязное белье.
   Вернулся минут через пятнадцать с подносом еды и чистым бельем. Постелил белье, взял меня на руки и перенес на кровать. Если честно не представляла, как буду держать вилку, руки тряслись.
   Андрей, уложил меня на подушки в полу сидячем состоянии, так как садиться мне было больно, и сам начал кормить. Заботливый какой.
   Когда я поела. Он убрал поднос, поцеловав в губы. Все делал молча, с нежным и заботливым взглядом и улыбкой. Будто я маленький ребенок, о котором он заботиться. Которого некоторое время назад имел во все дырки в течение нескольких часов, а теперь проявляет заботу. "Ах, это так мило!" -- Сарказм из меня так и прет что-то сегодня.
   -- Андрей, почему ты все время молчишь и игнорируешь мои вопросы?
   -- Малышка, я просто пока не готов на них отвечать, вот и все.
   Исчерпывающий ответ.
   Встав, он направился к своему "любимому" зеркальному шкафу. И опять я не уловила его движений, как он его открыл и закрыл, было не ясно, да и что там собственно было в этом шкафу, тоже история умалчивает.
   Зато я отчетливо увидела то, что было в его руках. Он принес ошейник кожаный, кожаные напульсники и наножники? Не знаю, как их назвать.
   И молча начал все это на меня надевать. Отодвинул волосы, застегнул ошейник.
   -- Не давит? -- заглянул в глаза, со своей очаровательной улыбкой.
   -- Нет, -- сдавлено прошептала я.
   Затем так же надел напульсники, спрашивая, давят ли они мне или нет, и "наножники".
   -- Кожа у них мягкая, проблем не будет, -- поглаживал он пальцами мои лодыжки.
   -- Зачем все это? -- поборов свой страх спросила я.
   -- Ты просила одежду. 
   И невозмутимая улыбка на губах.
   -- Это не одежда, Андрей.
   Черт, везет же мне на психов!
   -- А мне нравиться, хочу, что бы ты ходила так.
   -- А мне не нравиться, я хочу это снять, -- скрипнула зубами.
   -- Катюшка, я пошел, вернусь завтра, не скучай. Да и не мучайся, снять с себя у тебя ничего не получиться, там магические замки. 
   Поцеловав растерянную меня в губы, он забрал поднос с посудой и ушел.
   Я действительно пробовала, и все было тщетно. Только повредила себе кожу.
   Упорно твердила себе одно: "Я ему скоро надоем, он не будет держать меня здесь долго, ему станет скучно и он меня выпустит..."
   Его следующего прихода я ждала уже со страхом. Мой организм восстановился к вечеру, и я нервно расхаживала вокруг бассейна, настраивая себя на серьезный разговор с дампиром.
   -- Катя? -- услышала я его голос, от которого захотелось поежиться, -- Детка, иди сюда! Я скучал!
   Пришлось идти, спрятаться все равно было не возможно, к тому же я должна с ним поговорить, ведь он услышит? Надеюсь, услышит...
   Он лежал на кровати, и в руках у него была плетка и опять эта добрая улыбка.
   -- Милая, сними полотенце.
   -- Я не хочу сегодня играть, -- твердо и уверенно проговорила я, -- ты делаешь мне больно Андрей, и эти игры мне не нравятся.
   Он отвел глаза и начал недовольно постукивать своей плеткой по собственной ноге.
   -- Андрей, я хочу, что бы ты снял с меня ошейник и эти кандалы, -- продолжала я, -- и хочу, что бы ты дал мне нормальную одежду, можно джинсовые шорты и футболку какую-нибудь. И я не хочу заниматься с тобой сексом.
   Надеюсь мой голос не дрожал?
   -- Как много претензий, -- пробормотал он, продолжая смотреть пристально на плетку.
   Затем резко спрыгнул с кровати и оказался рядом со мной. Я вдруг четко ощутила его силу. Эта сила была уже не рядового вампира, он стал сильнее, как так? Почему?
   Он дотронулся до меня, и я автоматически вздрогнула. Андрей нахмурившись, полез к моему ошейнику и начал его расстегивать, затем снял остальную "одежду". И не говоря ни слова, хлопнул дверью.
   А я вдруг выдохнула. Видимо все же он не такой уж и псих, значит с ним можно разговаривать? И он слушает? Что ж, этот факт меня очень порадовал. Более того на следующий день у меня был целый ворох разной одежды и поднос с едой, а так же молчаливое ожидание Андрея, пока я наемся и его невозмутимый уход. Даже когда я поблагодарила его за одежду и еду он меня проигнорировал. У меня возникло ощущения, словно я его чем-то обидела. Игрушка отказалась играть с несчастным ребенком? Ах, какая злая игрушка!
   Однако спустя четыре дня до меня дошло, что Андрей решил наказать меня по-другому, он просто перестал меня кормить, нет, не едой, своей кровью и хуже того, когда он приходил, я ощущала, что желаю его и хочу его. Но он просто заносил поднос и уходил, когда я наедалась, то он возвращался и забирал поднос. Видимо здесь были видеокамеры. Знал же он о том, что я есть закончила. Но камеры я не нашла. Конечно, оставался вариант зеркал, и скорее всего так и было, камеры были расположены за зеркалами, а может и не только они, возможно, что еще один кабинет. Но в любом случае, узнать, мне это было не суждено.
   На пятый день второй недели, я сдалась, так как крови хотелось нестерпимо. И поняла, что когда дампир придет, буду просить, и не просто просить, но и, кажется умолять. Ночь прошла в самых настоящих мучениях, я никогда в жизни не испытывала такой сильной жажды. И утром пыталась отпиваться водой. Но Андрей не пришел. В итоге я уже не просто мучилась, я начала плакать, меня то бросало в пот, то наоборот трясло от сильного холода. И я буквально по стенке шла в душевую кабинку и грелась под струями воды, или падала в прохладный бассейн, пыталась спастись от жара, а порой стояла у раковины, часами пытаясь напиться, но никак не получалось, а потом так же сидела возле унитаза, потому что вода естественно просилась наружу.
   Когда возвращалось сознание, я вдруг осознавала, что валяюсь в душевой кабинке или сижу под столом в библиотеке, забившись от какого-то непонятного страха, последний раз очнулась под кроватью, сил хватило только на то, чтобы вылезти и забраться на нее, а затем опять впала в беспамятство.
   ГЛАВА 8
  
   Очнулась от ощущения, что наконец-то пью такой важный и необходимый для меня нектар. Хотела вцепиться в источник, но чувствовала на своей челюсти какие-то тиски, не дающие мне сомкнуть зубы, сил бороться с этими тисками не было, и я просто слизывала и глотала то, что было. А было ничтожно мало. Желанная жидкость начала впитываться моим измученным организмом, и я стала ощущать, как мое тело возвращает былую чувствительность, а разум начинает осмысливать мое состояние.
   Наконец-то смогла открыть глаза и увидела ярко-голубые глаза Андрея, хмуро смотрящие на меня.
   -- Мне очень жаль..., я не знал, что тебе так будет плохо, мне пришлось уехать на три дня, я ведь приносил тебе еду, ты же даже не обмолвилась, Катя, -- прошипел на меня дампир.
   Значит он не специально? Значит, он просто не знал? Хотя с другой стороны, если бы он не закрыл меня здесь, то я бы могла сама найти себе пропитание. Так что это в любом случае его вина. Наверное, все мысли были написаны у меня на лице.
   -- Детка, все было бы проще, если бы ты сказала, ...просто сказала, черт бы тебя побрал! -- закричал он на меня и стиснул, притянув к своей груди.
   -- Мне дышать трудно, -- прошептала я.
   -- Прости.
   Он осторожно уложил меня на подушки.
   -- Я принес тебе поесть, будешь кушать?
   Прислушавшись к себе, я поняла, что есть тоже хочу и очень сильно.
   Поесть я смогла очень быстро. И Андрей, взяв поднос и поцеловав меня в носик ушел, и так и не вернулся, ни через час, ни через два. Как ни странно, но меня это несколько покоробило, мне нравилось, то, что он меня обнимал, а еще было такое ощущение, что я о чем-то забыла. И потом до меня дошло! Сегодня же последний день, нашей с ним сделки! Он что забыл что ли? Может быть позже придет?
   Посмотрев на часы в планшете, я поняла, что сейчас час ночи. О, значит днем? Вздохнув я расслабилась, и успокоилась, убедив себя, что дампир придет днем. Но днем его не было, и ночью опять его не было. Сначала я очень злилась, потом злилась сильнее, а затем начала кричать и орать, полагая, что меня кто-нибудь услышит, потом материлась, и пошла, громить библиотеку, все равно в спальне громить было не чего. Долбанные полки, кажется, были прибиты к полу, их свалить не удалось, зато компьютер хорошо так летал, ну и книги не поленилась, тоже вытащила. Все! И разбросала! Затем взяла кресло и вынесла в комнату с зеркалом. Подняла, разогналась и со всего размаху бросила его в зеркало! Зеркало не разбилось! Бронированное зараза! Зато кресло сломалось. С отчаяньем я разбежалась и пнула его... зеркало. И мой поступок, наконец, увенчался успехом, .... кажется, я сломала себя палец на ноге. Взвыв, я упала на пятую точку и долго дула на посиневший палец.
   В итоге легла на пол и, продолжая баюкать свою пострадавшую конечность не заметила, как задремала.
   Проснулась от того, что меня кто-то поднял на руки и куда-то перемещал. Но открывать глаза было не много лень, и я продолжала дремать. Правда этот кто-то взял сначала одну мою руку, и что-то щелкнуло, затем вторую и опять я услышала щелчок. Я открыла глаза и увидела сосредоточенное лицо Андрея и его синие глаза. Оглянувшись, поняла, что нахожусь на кровати. Хотела потянуться и... поняла, что руки не двигаются, подергала и посмотрела в чем дело. Они пристегнуты! Опять наручники! На этот раз в меня словно демон вселился, я уже устала от его закидонов, мало того, что он обманул меня, так теперь еще и это!
   -- Ах ты, гад! Ты опять меня пристигнул! -- заорала я от злости и начала с силой дергать руки, когда же поняла, что бесполезно, начала дергать ногами, и с ужасом поняла, что они тоже пристегнуты.
   Андрей же все это время продолжал сидеть возле меня и бесстрастно наблюдать за моими манипуляциями.
   Меня это взбесило еще больше.
   -- Отцепи меня не медленно! -- перешла я на ультразвук.
   Эта скотина продолжала смотреть на меня без единой эмоции.
   -- Ах ты, ублюдок, скотина, подонок, обманщик, извращенец, ненавижу! 
   Я решила не сдаваться и начала с новой силой вертеться, как уж на сковородке, пытаясь выдрать наручники. Мне хотелось напасть на дампира и вырвать ему глаза и еще что-нибудь заодно! Но этот подонок даже не реагировал, просто продолжал сидеть и молчать. В итоге я поняла, что сотрясаю пустоту и кроме того делаю себе больно, посмотрев на запястья увидела кровь и зашипела. Пришлось успокоиться и замереть, руки действительно стало больно. Какое-то время я смотрела на поврежденные запястья и молча приходила в себя.
   -- Все?
   Я решила промолчать и не смотреть на него.
   -- Теперь ты поняла, почему я тебя пристегнул? -- в его голосе была ирония?
   Я посмотрела на него и одарила убийственным взглядом.
   -- Катя...
   Я вновь от него отвернулась, и зло прошипела.
   -- Отцепи меня не медленно и выпусти из этого подвала!
   На что он лишь вздохнул и... замолчал.
   Перевела взгляд на дампира, а он смотрел на открытую дверь в библиотеку и валяющиеся на полу книги. Я тоже посмотрела на книги и пожалела, что руки не дошли их разорвать.
   Он встал и ушел в библиотеку. А я продолжала лежать прикованная к кровати. Кажется, он там убирался, потому что не было его очень долго, я уже вся извертелась, пытаясь подобрать себе более удобную позу. Жутко хотелось опустить руки вниз и вообще в туалет сходить. А его все не было и не было. Спина затекла, руки болели ноги даже сдвинуть не получалось и не выдержав я начала его звать.
   -- Отцепи меня!
   Но он не откликался, хотя прекрасно слышал меня.
   -- Отцепи меня! Слышишь!
   Крикнула еще раз и подождала не много.
   -- Эй! -- ну, никак не хотелось называть его по имени.
   Но дампиру, было наплевать на мои мучения и крики.
   -- Отцепи меня!
   Старалась крикнуть как можно громче. И он, наконец, вышел. В его руках был поломанный монитор и системный блок. Я уже обрадовалась, что он меня сейчас отпустить, однако в место этого он положил сломанную технику на пол, открыл дверь, взял технику и, закрыв дверь, просто ушел.
   У меня был шок. Я даже и не поверила, что он бросил меня в таком состоянии, я решила, что он сейчас вернется, но его не было.
   От не справедливости я опять начала закипать.
   -- Ненавижу! Сволочь! Отцепи меня! Я в туалет хочу! Гад! Подонок! Ублюдок! Обманщик! Тварь! Сукин сын! Что бы ты сдох, мразь! Отпусти меня сволочь!
   Черт, кажется, мои ругательства пошли по кругу. Я попыталась подергать со всей силы ногами, но единственное чего добилась, так это того, что повредила кожу на ногах.
   Он не возвращался. Я считала в уме, сбилась на тысяче и плюнула. Затем опять начала ругаться и дергаться, а потом просто кричать. В итоге сорвала голос и притихла. Все тело начало чесаться от невозможности поменять позу, заболели все мышцы одновременно. Я пыталась извиваться, но каждый раз шипела, так как кожа на запястьях и лодыжках была содрана и при каждом моем движении наручники задевали ссадины.
   Пришлось не двигаться. Я вспомнила, как Стас оставлял меня на улице, в будке, пристегнутой к конуре, но даже там он оставлял мне возможность двигаться, это было слишком жестоко. И я еще скучала по дампиру!? Не зря я не доверяла ему, он такая же сволочь, как и все они.... Мой мочевой пузырь заболел, и кажется, что уже весь живот скрутило от невыносимой боли.
   -- Андрей! Я в туалет хочу, -- решила зайти с другой стороны, -- черт бы тебя побрал, у меня живот уже болит и все тело болит!
   -- Андрей!
   И опять тишина...
   Боль в животе все усиливалась и усиливалась, и мне казалось, что мой живот сейчас лопнет. Это не выносимо. Даже сложно было понять, что болит сильнее - живот или вообще все мышцы?
   В итоге я сдалась и... всхлипнув прошептала:
   -- Пожалуйста.
   Но его так и не было.
   -- Я прошу тебя, пожалуйста, отпусти меня, мне больно, -- уже громче сказала, я...
   Но реакции не было никакой.
   Мое тело затряслось и, всхлипнув еще раз, я разрыдалась от жалости к себе. Я не помню, сколько плакала, затем просто скулила, и мои рыдания в итоге сошли на нет, все тело уже горело от боли. С ужасом я поняла, что больше терпеть не в силах и, расслабившись, почувствовала, как подо мной разливается теплая лужица. От такого унижения захотелось провалиться сквозь землю или сойти с ума, чтобы не думать о том, как я себя отвратительно чувствую. Меня опять затрясло, и я заплакала.
   Сколько я лежала в собственной мочи, не знаю. Но в тот момент поняла, что когда он придет, то сделаю все, что он захочет... и он пришел.
   Открыл дверь зашел, окинул меня беспристрастным взглядом. Ушел в библиотеку, взял одну из книг, вернулся и сев на кровати напротив меня в позе лотоса, начала читать, молча.
   Я смотрела не него и не знала, стоит ли с ним разговаривать, вдруг он опять уйдет от меня? Поэтому просто молчала. Он просидел с книгой целый час, затем захлопнул ее и перевел на меня взгляд.
   -- Ну что... поговорим?
   -- Поговорим, -- прошептала я, так как голос сорвала.
   -- Я не отпущу тебя, -- он сказал это таким тоном, что я поняла, не отпустит, и скорее всего, говорить с ним об этом бесполезно.
   У меня на языке много чего вертелось, но в место этого я проглотила все слова, что хотела ему сказать. Он уже показал мне, на что способен, я полностью в его власти и любой мой выпад или недовольство в его сторону будет караться. Подумать только, а я еще и испытывала к нему какие-то чувства. Глупая дурочка.
   -- Андрей..., сними, пожалуйста, с меня наручники... -- прошептала я и посмотрела ему в глаза.
   Он достал ключи и начал медленно отцеплять мне ноги, затем руки. Если честно, думала, что смогу вскочить, но в место этого скатилась с кровати и поняла, что не могу даже на четвереньки встать, ноги и руки тряслись, а мышцы стали словно каменные. Когда он подошел ко мне, и дотронулся, то я не вольно вздрогнула, а его рука замерла. Я постаралась унять свою дрожь и он, подхватив меня на руки, понес в ванную.
   Возле бассейна он раздел меня, посадив на его край, сам разделся, спрыгнул, и, встав напротив, протянул свои руки. Я смотрела на него и думала, что каких-то две недели назад я ощущала себя счастливой рядом с ним, плескаясь в этом бассейне, сейчас мне кажется, что ко мне тянет свои лапы чудовище. Пришлось задавить свои воспоминания, и осторожно опираясь на его руки соскользнуть в воду. В воде все тело закололо мелкими иголочками, и от боли я опять всхлипнула. Ощутила, как он сжимает меня в объятиях, но мне было так плохо, что хотелось быть от него как можно дальше.
   Он гладил мое тело и осторожно разминал мышцы, держа одной рукой под грудью и прижимая к себе боком. Когда я почувствовала его руку на своих ягодицах, то сразу же напряглась. Вспомнила, что пролежала пару часов в собственной мочи, и от этого стало особенно горько, по щекам опять полились слезы, и я часто заморгала, чтобы постараться прогнать их. Зачерпнула воды ладошкой и умылась. Ощутила, как рука дампира замерла и он напрягся. Затем осторожно развернул меня к себе и прижал к груди, зарывшись в мои волосы носом. Я была напряжена как струна.
   Мы какое-то время еще побыли в воде, и он вытащил меня и вылез сам. Затем опять подхватил на руки и понес в душевую кабинку. Там он тщательно помыл меня и, одев в халат, унес в комнату. Посадил меня на кресло, взял матрас, унес его из комнаты. Через несколько минут он вернулся с другим матрасом и чистым пастельным бельем. Я все это время сидела в кресле и почти не двигалась. Наверное, только сейчас я четко осознала, что попала в ловушку, из которой на этот раз будет выбраться очень сложно. Хуже того, я сама согласилась на эту ловушку, прекрасно понимая, как это опасно.
   Когда он застелил постель, то подошел ко мне и, подхватив на руки, положил на кровать. Я тут же свернулась в клубочек и закрыла глаза, стараясь ни о чем не думать. Когда ощутила руки дампира на себе, сразу же напряглась. Он медленно повернул меня на спину, а я зажурилась. Смотреть в его глаза мне совершенно не хотелось. Хотелось дать себе по голове несколько раз, за то, что посмела мечтать. За то, что посмела поверить в какие то чувства вновь.
   Андрей развязал халат, и я ощутила, как, по-моему, телу прошелся легкий холодок. Он раздвинул полы халата и начал теплыми руками трогать мою грудь и живот. Впервые от его прикосновений я не чувствовала абсолютно ничего. Мое тело словно одеревенело. На краю подсознания я понимала, что меня трогают, но не больше. Ощутила его губы на моих сосках и пальцы, но опять же только отметила этот факт и ничего более. Он положил свою руку мне на живот. Мое сознание отметило, что, скорее всего тело начнет возбуждаться, но откровенно говоря, было уже наплевать. Пусть делает, что хочет. Его рука какое-то время лежала на моем животе, но возбуждение так и не пришло. Этот факт тоже не вызывал никаких эмоций. Я вообще кажется, впала в какое-то коматозное полубессознательное состояние. Кукла...
   -- Катя.
   Я открыла глаза, и посмотрел на него. Увидела на его лице взволнованный хмурый взгляд.
   -- Что с тобой? -- в его голосе было волнение.
   -- Не знаю, -- просто ответила я.
   Все мои чувства куда-то делись. Наверное, можно было бы по ёрничать, и спросить: "Будто ты не знаешь?". Но мне было абсолютно наплевать, я не собиралась ему, что-то доказывать. В этом не было никакой разницы, он все равно меня не выпустит отсюда никогда, он решил это. А я ощущала какую-то замораживающую пустоту.
   Он еще какое-то время смотрел на меня. Затем сходил к своему зеркалу, что-то достал и когда приблизился, то я увидела в его руках смазку. Он выдавил себе на пальцы и, согнув мои ноги в коленях, нанес мне ее. Затем накрыл своим телом и медленно вошел. Повернул мою голову, оголив шею и укусил. Его укус даже боли не вызвал. Он двигался во мне и пил кровь, а я лишь чувствовала дикую усталость и погружалась в какую-то странную темноту. В итоге эта темнота совсем унесла меня, чему я была несказанно рада.
   Очнулась от того, что почувствовала что-то холодное на моем лице и услышала голос Андрея.
   -- Катя! Катя! -- он вытирал мое лицо мокрым полотенцем и звал.
   Когда я открыла глаза, на его лице появилось облегчение. Он тут же отбросил полотенце, притянул к себе и обнял.
   -- Как же я напугался, -- выдохнул он мне в волосы.
   А я пожалела, что вернулась, хотелось не выныривать из той темноты, в которой я была, там мне было слишком тепло и уютно. Здесь же опять был он.
   Дампир положил мою голову на подушку и в его глазах отразился испуг. Что-то увидел на моем лице?
   Какое-то время он продолжал рассматривать мое лицо. Затем укрыл меня и ушел. Вернулся с едой. Посадил к себе на колени и начал кормить, насаживая кусочки мяса на вилку. Я не сопротивлялась. Слишком хорошо помнила его наказание, не хотелось опять ходить под себя. Вот только сонливость все никак не отпускала и я не заметила, как прилегла к нему на грудь, так как сил сидеть не было.
   -- Котенок, что с тобой?
   -- Я спать хочу, -- прошептала в ответ, и погрузилась в темноту.
   Даже не помню, как он переложил меня и я уснула. Слышала, как он что-то шептал, и даже показалось слово "прости". Но скорее всего это был сон.
   ГЛАВА 9
  
   Когда проснулась, рядом его не было. Мое странное полубессознательное состояние прошло. Видимо организм все же отдохнул и я успокоилась. Так странно как вчера, я себя уже не чувствовала. Приняла душ и даже поплавала в бассейне, прошлась по библиотеке увидела расставленные книги и даже планшет, лежащий на столе и подключенный на подзарядку. Отстраненно заметила, как же это он мне не попался вчера в руки и остался цел?
   Вернулась и села на кровать, в голове была пустота, думать о чем-либо совершенно не хотелось. Я легла и посмотрела в потолок и почему-то оказалась в темноте. А затем раздался щелчок входящей двери, его-то я уже выучила. Села на кровати, ожидая, что сейчас подойдет дампир, но подходить он не спешил, или его не было? А дверь была открыта. Медленно наощупь пошла к двери и открыла ее. Чтобы выбраться из дома, мне достаточно было сейчас повернуть на право, пройти по коридору, затем свернуть налево, потом вверх по лестнице и я увижу выход, это был короткий путь, был еще длинный. Я стояла и пыталась прислушаться к тишине. В голове был полнейший сумбур. То ли что-то произошло с электроэнергией, то ли... второго варианта я не знала. Никаких звуков я так и не услышала, лишь только тьма и тишина.
   Боже,... неужели... поверить было очень сложно, но, кажется, ... кто-то свыше решил мне помочь, или это недоразумение, и сейчас появиться дампир, с какими-нибудь очередными играми? Я еще какое-то время по гипнотизировала тишину и... решилась. Если что, скажу Андрею, что испугалась, вот и ушла. В голове вспыхнула, но мгновенно потухла мысль о зеркальной стене, было все еще интересно посмотреть, что за ней. Но я в корне ее задушила, нужно сматываться отсюда, пока жизнь, или судьба, или кто-то свыше дал возможность.
   Я двинулась к ближнему выходу, по стеночке, чтобы не за что не зацепиться. Пол неприятно холодил ноги, обуви-то мне Андрей так и не принес.
   Вообще я вполне могу выносить холодные температуры. Стас проводил на мне опыты. И мой порог оказался -- 10 градусов, голой я могла выдержать целых двадцать четыре часа. Правда, в последний час было совсем плохо. Истинные вампиры, как сказал мне Стас, могут выдержать и -70 градусов по Цельсию, причем для них это ни так уж и страшно, они способны продержаться при такой температуре и не замерзнуть, я имею ввиду не ощущать холода более одного года. Потом процессы все же начинают замедляться и они просто засыпают. Стас даже рассказывал, что какого-то вампира нашли в Якутии замурованным в замерзшей земле, оказалось, что он там пролежал более тысячи лет. Когда очнулся, то был вполне себе здоровым. Физически здоровым, но не психически. В те далекие времена, вампиры вели себя, как дикие животные, вот и попробуй, перевоспитай такого неандертальца. В итоге было принято решение его уничтожить.
   Ну да, это так, отступление, вот если я сейчас шла, и мне было холодно, то, что же сейчас тогда на улице? В принципе была середина осени. Может резкое похолодание?
   Когда я добралась-таки до выхода, чуть не переломав себе конечности и отбив пятую точку до меня дошло, что произошло.
   Я была не в том городе, в котором заснула, это был другой город, и даже не Россия! Пришлось смачно вы материться. Я стояла посреди снежного поселка, и дома своей архитектурой напоминали мне Финляндию. На улице было по моим внутренним ощущениям где-то -5 градусов по Цельсию. Обернувшись, я увидела, что вышла из такого-же милого двух-этажного коттеджа, с задней его части. Благо у коттеджика не было охраны по периметру и забора с колючей проволокой.
   Пройдя несколько метров, я поняла, что случилось. Видимо из-за сильного ветра, коим меня сносило, дерево упало на провода, и электроэнергия во всем поселке отключилась. Я шла по поселку и пока не встретила ни души. В принципе было раннее утро, с каждым шагом идти становилось сложнее и сложнее, я тупо начала засыпать. Видимо с моим организмом происходило то же, что и с вампирским, процессы замедлялись от холода, и я засыпала. Тогда, когда Стас продержал меня во дворе в собачьей будке, я просто уснула. Потом Кирилл с ним ругался и отпаивал меня своей кровью, я не отморозила себя пальцы или руки с ногами, я просто проснулась и пришла в себя, и у меня ничего не болело, была только очень сильная усталость несколько дней.
   В итоге я решила побежать, хотелось, как можно дальше отойти от коттеджа, вдруг Андрей меня заметит и вернет. Страшно злило, то, что я даже не в своем городе и даже не в своей стране, там я хотя бы могла взять деньги и одежду, было у меня одно запасное место, а здесь..., что я буду делать здесь? Или на это и был расчет? Даже если сбегу, то далеко уйти не смогу? И вообще когда и как он меня успел транспортировать?
   Наверное, так же усыпил своей магией?
   В итоге, я добралась до центра местного городка, так как увидела витрины магазина, мэрию и полицейский участок. Что ж, была, не была, надеюсь, местные полицейские не куплены вампиром.
   Забежала в участок, заплакала и заголосила по-русски. На входе спала за стойкой, о боги, какое счастье, девушка! Она соскочила и выпучила на меня глаза. Мне если честно особо испуг не нужно было изображать, я плакала и просила. Девушка мгновенно организовала мне горячий чай и теплое одеяло. Затем начала срочно куда-то названивать.
   Язык их я естественно не понимала. Но с помощью знаков и ручки с листком мы смогли объясниться с девушкой. Оказалось, что я в Норвегии, в поселке Вестре-Якобсэльв, и местного главного полицейского сейчас нет на месте.
   Я объяснила, что меня похитили, кажется, она поняла. Она спросила, откуда я вышла, я изобразила не понимание и показала на свою голову, нарисовала на листочке комнату, лестницу и темноту, и опять показала на голову, что будто ничего не помню. Помню, только Россию. Девушка прониклась. Из нее плескались эмоции участливости и сопереживании. Она быстро съездила домой и привезла свои теплые вещи, на мне то были лишь джинсовые шортики и короткий топик. Девушка дала мне джинсы, рубашку, кроссовки, свитер, куртку и шапку и даже носки. Благо она была моего роста, только чуть полнее, я вообще так поняла, что она не полицейская, а что-то типа секретарши или простого оператора, одета она была не в форму. Спросила, не нужен ли мне врач, я отказалась. Она пыталась дозвониться, видимо главному полицейскому, но в поселке ничего не работало. А потом к ней пожаловал народ, и она отвлеклась, наверное, из-за ветра люди остались без электричества и связи, вот и пришли просить разобраться с проблемой в полицию.
   Пока началась вся эта суета, я под шумок решила быстренько уходить. На улице был сильный ветер, но я упорно шла к выходу из города, уж что-что, а направление я быстро поймала.
   У меня был план минимум -- остановить какую-нибудь "машинёшку" и добраться до следующего города, и так до тех пор, пока не доберусь до России.
   Народ в Европе простой и доброжелательный, остановились сразу же, какие-то две девушки. Я сказала название города, и они дружно помахали головой. В участке я успела рассмотреть не большой кусок карты и что, греха таить украла деньги у моей спасительницы. Ждать с моря погоды и таинственного шерифа мне совершенно не хотелось. Тем более для Андрея, раз плюнуть, отдать приказ этим ребятам, и они меня мгновенно отдадут. А то что, я украла чуть больше тысячи евро, ну нужно же мне как-то из страны выбраться? Правда не знаю даже что и с документами делать?
   Мы с девушками доехали до следующего города, а там распрощались. Я купила карту, по ней сориентировалась и села на автобус, который ехал почти до самой границы в Россию.
   До границы добралась без проблем. Вот на границе.... Там я не представляла, что делать дальше. В принципе план был, прорваться к нашим, там сообщить грустную историю праститу... ну то есть похищенной, свое настоящее имя и адрес, благо прописка у меня временная по месту жительства была. Я попросилась в автобус с местными туристами, состроив грустную мордашку и познакомившись с их гидом, гидом оказалась девушка, которая прониклась моей историей несчастной и похищенной. Ее эмоции можно было даже не рассматривать, они были нарисованы на ее лице. В итоге я оказалась на границе и более того девушка гид еще и помогла мне попасть к нашим пограничникам. Ну а там... опять история несчастной похищенной потерявшей память. Имя и фамилия моя сошлась, как и прописка. На границе мне даже паспорт сделали, пришлось подождать неделю и пожить в местной мини гостинице. Но ради этого я готова была терпеть и ждать.
   С готовым паспортом я отправилась... нет, не домой. Я безумно хотела вернуться и более того там была моя любимая кошечка Мурка, но я надеялась, что Андрей, хотя бы выпустил ее на улицу, девочка она была не прихотливая, к тому же моя соседка баба Лиза, любила Мурку и могла о ней позаботиться. Так что я отправилась во славный город Тверь. Правда ехать пришлось в плацкарте в ужасных условиях, но я готова была терпеть, ведь именно в такое место ни один вампир даже близко бы не попал.
   Добравшись до Твери, я на вокзале забрала свои вещи и спрятанные наличные и решила в этом городе остановиться. Что ж, без амулета так, без амулета. Жила я пять лет как-то без него? Буду продолжать также.
   Сняла однокомнатную квартирку, устроилась в библиотеку. На этот раз не стала портить свою внешность слишком уж сильно, просто продолжала стирать одежду с нашатырем. Надоело быть жуткой уродиной, таких тоже, между прочим, замечают, лучше быть такой как все. Подкрасила отросшие корни. В библиотеку устроилась без проблем, там всегда работников не хватает, и потекли серые будни.
   И мне бы глупой дурочке жить да радоваться, что смогла так легко убежать, но в место этого я каждую ночь скулила и обливалась слезами, кусала ногти и сходила с ума от тоски. Я ничего не понимала, единственное, на что я надеялась, что возможно это была какая-то магическая зависимость, которую он на меня напустил и вот теперь у меня ломки. Тогда почему же, когда я столько дней добиралась до Твери, переезжала через границу, ждала там, в гостинице целую неделю восстановление паспорта, почему же тогда меня так не корёжило? Каждое утро можно даже было и грим не наносить, опухшие красные глаза, красный нос, жуткая усталость от недосыпа. Когда же умудрялась уснуть, этот гад снился мне и звал, умолял, что бы вернулась, потому что скучает, потому что жить без меня не может и не хочет. Романтическая дура! На придумывала себе принца на белом коне, который влюбился в меня за несколько дней и теперь скучает. Ага, как же скучает он! Максимум, что с ним там происходит так это, то, что папенька, небось, материт, за то, что такой экземпляр потерял, а мне тут сны про него сняться. Ррррр.....
   Время шло, а мне становилось с каждым днем только хуже. Однажды я с утра не смогла встать с постели, пришлось звонить на работу и говорить, что приболела. В обед, собрав оставшиеся силы, я пошла, искать свиную кровь в мясной магазин, благо такие деликатесы, все же можно было найти. Вернувшись домой, выпила крови, и стало немного легче. Мне это совершенно не понравилось, уж что-что, а отсутствие крови меня никогда не волновало, но теперь видимо все иначе. Кирилл раньше поил своей кровью меня постоянно, но когда появился Стас со своими экспериментами и пытливым умом юного "дампироведа", то тот запретил поить меня кровью, и мне было абсолютно индифферентно, я даже изменяться не начала, в смысле стареть. Стас прожил с нами десять лет, и все эти десять лет я пила кровь очень редко, только лишь, когда тот слишком усердствовал в своих экспериментах, кровь помогала быстрее заживлять мои раны, есть правда стала гораздо чаще, и спать как обычный человек, да еще восстановление происходило гораздо тяжелее. Поэтому когда осталась одна пила свиную кровь пару раз в год. Неужели мне теперь кровь нужна будет чаще? Кстати, если мне сейчас так плохо, то возможно, что и Андрею тоже не сладко, хотя у него же есть папенька, тот поделится...
   О боги, я, что уже переживаю за него?!
   Посмотрела на себя в зеркало и засмеялась. У меня была истерика, продлилась она минут пятнадцать, пока я не услышала звонок в дверь. Пришлось успокоиться и пойти открывать, сегодня должна была прийти хозяйка квартиры, за квартплатой, поэтому я и не насторожилась. Когда же подошла к двери, то у меня поджилки затряслись - за дверью стоял вампир! Не знакомый! На меня пахнуло его не сильной аурой. Сначала я хотела завизжать от страха, потом, решила выпрыгнуть из окна, но когда вспомнила, что живу на пятом, то передумала прыгать, у меня, конечно, все бы срослось постепенно, но после прыжка я бы долго еще не смогла встать с больничной койки, а уж убежать от вампира и подавно. Сглотнув, я сначала подумала, что он уйдет, но этот гад продолжал звонить в дверь. Все просто, он меня прекрасно слышал. У этих ребят отменный слух, да и голосила я прилично.
   Навесив волосы на глаза, сгорбившись и одев шаль, которую я недавно прикупила у одной из своих соседок старушек. Жалко бабушку, она с этой пенсией с копейки на копейку перебивается, я ее на рынке случайно увидела, она там своими изделиями торговала, вот и купила это серое колючее недоразумение, и оно мне даже пригодилось.
   -- Кто? - хриплым голосом спросила я.
   -- Извините, мне сказали, что здесь проживает Виленская Антонина Георгиевна.
   В голосе вампира я услышала повелительные тональности, он начал напускать свою магию.
   -- Нет, вы ошиблись, здесь таких нет, -- каркающим голосом проскрипела я и закашлялась.
   Притворяться с кашлем не приходилось, так как в горле безбожно засаднила от моего хрипа.
   -- Открывай!
   Вздохнув, завозилась с замком, если я сейчас не восприму его приказ, то будет намного хуже.
   Открыла дверь и, опустив глаза, отошла в сторону. Даже если он и увидит мой необычный взгляд, может решить, что я моргина, ну, а так как я жутко страшная, да еще и мочой воняю, он не захочет оставлять себе такую служанку. Эти ребята отбирали себе только красивых моргин, что бы уродины, не портили их эстетического взгляда.
   Вампир деловито прошел в комнату, огляделся и скривился. Его аристократический носик почувствовал вонь, исходящую от меня. Он демонстративно вытащил платочек и поднес его к носу. Как и все вампы выглядел он красиво и стильно, блондин с короткой стрижкой. Явно молод из новообращенных, правда, странно, что пришел один. Эти ребята по одному не ходят, мало ли какие могут быть неприятности, может появиться старший и накостылять малышу, поэтому такие обычно ходят в компании взрослых.
   -- Зачем тебе свиная кровь.
   За свою внешность я особо не переживала, сейчас мое лицо было опухшим бледным и болезненным. Я демонстративно начала кашлять, утыкаясь в шаль и даже высморкалась. Вампир даже отшатнулся от меня.
   -- Я это, ...средство народное от простуды..., соседка посоветовала. -- И я опять закашлялась.
   Вампир еще раз скривился и ушел, по-английски, не прощаясь, и, слава богу.
   Вздохнув, закрыла дверь. Кажется, пронесло. Я и не знала, что клыкастые контролировали свиную кровь, может тут в Твери мастер параноик? А может и какой-нибудь вампир сбежал. В любом случае пронесло.
   Я решила не испытывать судьбу, вдруг вампиры все же заинтересуются мной? Поэтому покинула город, как можно быстрее. На этот раз даже трудовую книжку забрала и села на поезд, решила поехать в Новосибирск, там тоже у меня тайничок имелся.
   На самом деле эти тайнички я наделала еще до появления Стаса. Кирилл расточительно относился к деньгам, и не обращал внимания, куда я их трачу, я покупала золото -- колечки, сережки, цепочки, все самое простенькое, так как знала, что на бумажные деньги опасно надеяться и прятала их на вокзалах в камерах хранения, вот этими тайничками я и пользовалась. Старалась, конечно, не шиковать, и экономила, как могла, жила на библиотекарский оклад, даже  квартиру всегда искала по проще. Есть часто мне было не нужно, одежду покупала самую обычную.
   В поезде почувствовала себя более спокойнее, может я зря напугалась вампира? Хотя порой лучше пере бдеть, чем опять попасть в руки очередного психа.
   В Новосибирске опять работала по старой схеме: вокзал, съем квартиры, библиотека, и накатывающая тоска по ночам, с ней родимой, я уже сроднилась...
   ГЛАВА 10
  
   Иерархия вампиров -- У вампиров существует строгая иерархия. Самым высшим органом является - Вампирский совет, ниже находятся Мастера частей света, за ними идут Мастера стран, потом Мастера городов, еще ниже офицеры, рядовые и в самом низу иерархии находятся новообращенные. Чем вампир старше, тем он сильнее физически и магически, и тем выше он в иерархической лестнице, соответственно. Мастера способны влиять магически, своей силой на рядовых и новообращенных вампиров. Члены же совета способны повлиять магически даже на молодых мастеров. Офицеры по силе почти равны мастерам, иногда даже превосходят их. Любой офицер может вызвать на поединок Мастера и забрать его полномочия себе, если победит. Член совета -- выборная должность.
  
   Любая нормальная русская баба, топит свою тоску по любимому в вине, вот и я решила не отставать от алкоголиков и утопить свою тоску в... крови.
   "Уга-га-га!" -- зловещий смех в ночи!
   Конечно же, не кидалась я на людей, нет. Я опять захотела крови. Да и от алкоголя я могла очень быстро двинуть кони. Не знаю почему, но вампирам, как и дампирам, а заодно и, по никому неизвестной причине - моргинам, абсолютно строго настрого противопоказан алкоголь! Вампир вообще помереть может мгновенно, так что не осиновый кол в сердце, ни солнце, ни чеснок, а самый обычный алкоголь, может уничтожить вампира, конечно же, его, (я об алкоголе), вампир должен хлебнуть. Но это, каким же вампиром долбанутым нужно быть, чтобы выпить алкоголь? Наверное, только когда кто-то с особым садизмом пожелает покончить с жизнью? Дампир, кстати, способен выжить, моргин тоже выживет, но помучаются изрядно. Так что все мы трезвенники-язвенники.
   И вновь я пошла искать приключения на мягкое место. Кровь. Видимо, ежедневный поек в виде крови Андрея, не очень хорошо отразился на мне. Я долго не могла без крови и это мне совершенно не нравилось. Оставалось только надеяться, что кровь дампира выйдет из моего организма, и я восстановлюсь, а пока пришлось перебиваться свиной, не на людей же нападать, с моими-то бесполезными зубами? Да и память стирать я не умею. В принципе, если ночью... напасть, сил у меня хватит, ножом расковырять вену на запястье... нет, это слишком опасно, да и кто шляется по ночам? Обычно только пьяные, а кровь с примесью алкоголя, нет уж, я, конечно, та еще мазохистка, но что бы настолько себя мучить.... Поэтому мною было решено искать продавцов мяса и как обычно плести байку о старинном бабушкином рецепте -- кровавой колбасе.
   Я навела "мэйк-ап", мой любимый синевато-красновато-желтоватый под глазами и нарядилась в замечательное синее пальто с песцовым воротником и такой же песцовой шапкой, декабрь месяц как-никак на дворе. Кстати эту вещь мне удалось сохранить в тайнике с беспамятных советских времен, тогда это считалось верхом моды, Слава Зайцев удавился бы от зависти. В итоге я изображала старушку - божий одуванчик с трясущимися руками. Кстати тремор изображать даже было не нужно, последнее время чувствовала я себя на редкость отвратительно и руки тряслись, как у заправской наркоманки или алкоголички, а лицо было настолько бледным, что, пожалуй, фору дала бы любому трупу. Глаза спрятала под темные очки и пошла, покорять просторы сибирской столицы.
   Пришлось порядком постараться и объездить весь город в поисках кровушки свиной, наконец, нашла небольшой магазинчик, в котором хриплым голосом рассказала историю о том, как моя мама перед ссылкой в сталинский лагерь оставила мне, единственное наследие -- рецепт кровавой колбасы, которую я и делаю каждый год, на день памяти о ней. При этом начала швыркать и хлюпать носом, история моя была длинная и нудная, однако на мое удивление продавец оказался мужиком любознательным и начал выспрашивать у меня детали моей выдуманной истории. Мне бы, идиотке, догадаться, что здесь что-то не чисто. Вот кто, по собственной воле захочет слушать вонючую старушенцию? Обычно меня тактично или не тактично отправляли, куда по дальше, либо продавали уже кровь, но я была слишком уставшая, все-таки прогулочка по городу дала о себе знать, вот я и не подумала, что продавец окажется самым настоящим моргином, который специально меня задерживал, а сам уже давно отправил СМС-ку своему хозяину.
   Почувствовала я ребят резко, они подкатили на трех машинах, но я поняла, что сбежать, уже не получиться в любом случае, так что придется делать хорошую мину при плохой игре.
   В магазинчик зашло целых пять вампов, остальные пятеро остались за дверью. На одну маленькую меня - десять клыкастых? Я посмотрела на них и продолжила лепетать о рецепте на кровавую колбасу. Голос мой даже не дрогнул, чего ему дрожать, он и так хриплый.
   Самого главного я вычислила мгновенно, на меня пахнуло... такой силой, что коленки затряслись от страха. Я сразу поняла, что Стасу до этого парня как до луны пешком. Это Мастер. Мастеров я в глаза ни разу не видела, только слышала об этих загадочных существах. Кирилл со Стасом прятали меня от подобных.
   -- Они очень сильны, сильнее только члены совета, -- откровенничал со мной Стас.
   Тот вообще любил откровенничать, в особенности он раскрывал и изливал свои душевные терзания в те моменты, когда дробил молотком мои пальцы, ну или паяльником делал очередное клеймо, которое в силу моей регенерации постоянно пропадало.
   Сейчас у меня пальцы мигом зачесались, а еще место на лопатке зажгло. Я передернулась и продолжила свой рассказ.
   Вамп не поддался на мой спектакль, он просто резко стянул с меня шапку и очки. Ну, конечно же, мои глаза меня выдали. Однако я надеялась, что он решит будто я моргина. Все же оставался мой "мэйк-ап". Вампы презрительно закривили свои аристократические носы. Однако этот, даже не подумал кривиться, он методично начал снимать с меня мои лохмотья, я и не собиралась его останавливать, пусть продолжает считать меня моргиной. Он раздел меня прямо в магазине до нижнего белья и пальцем провел по слою косметики на лице.
   -- Ну и от кого же ты так старательно прячешься, детка?
   Я опустила голову, план на этот случай у меня уже давно имелся.
   "Анютка умная девочка, все продумала", -- проговорила я в своей голове, пока сам себя не похвалишь, никто не похвалит.
   -- Мой хозяин, -- я говорила шепотом, -- давно приказал мне так одеваться, вот я и...
   -- Когда давно, сколько лет назад и как звали твоего хозяина? 
   Он поднял мой подбородок, и я рассмотрела его лицо, мне оно показалось очень знакомым, только я не поняла, откуда я его знаю. Брюнет, темноватая кожа, короткая стрижкой, волосы вьются, темные глаза, татарин или казах? Выше меня где-то на полторы головы, симпатичный.
   -- Пять лет назад, граф Антин де Курилье.
   Я не просто так назвала это имя, этот вамп был убит именно пять лет назад, казнен по решению совета. Кирилл со Стасом очень долго мусолили эту тему. Так же они говорили о том, что он даже всех своих моргин куда-то дел, чтобы те не достались совету. Так что моя история была вполне правдоподобной. Оставалось лишь надеяться на то, что этот вамп никогда не пробовал кровь дампиров, если пробовал, то сразу поймет, что я вру.
   -- Ладно, Сирк, дай ей свою куртку, -- обратился он к одному из своих офицеров, -- поедешь с нами, теперь твой хозяин я, -- это уже было мне.
   Я тут же встала на колени на грязный пол и поклонилась в ноги новому хозяину, а затем изобразила на лице щенячий восторг. Моргины именно так себя и ведут. Вамп скривился, и дальше уже не смотря на меня, бросил несколько купюр продавцу, тот тоже склонился в поклоне, и быстро вышел из магазина. Я мысленно перевела дыхание, и с грустью подумала о крови, ее то мне так и не дали. Может один из вампов будет столь любезен и поделится со мной? Надев куртку Сирка, пошла на цыпочках за новым хозяином, кроссовки мне так и не разрешили надеть. Оставалось надеяться, что этому вампу я буду до лампочки, и он не слишком сильно будет меня охранять, вообще моргин обычно никто, никогда не охраняет, эти существа сами хвостом бегают за своими хозяевами и с радостью подставляют свою вену и не только вену.
   Посадили меня в одну из машин офицеров, вампиры открыли форточки и дышали через раз, матеря при этом выдумщика Антина. Меня никто не винил, все прекрасно знают, что моргины строго выполняют приказы хозяев. Так что я сейчас для них была что-то среднее между домашним животным и мебелью. Вообще, моргин, если не встретит вампира, то будет обычным обывателем, нормальным человеком, но как только они начинали общаться с вампами, то их аура каким-то образом начинала влиять на моргина, и они превращались в очень глупых людей исполняющие приказы, хоть и жили дольше людей. Мне если честно, было жаль этих существ, ведь как только они встречали вампиров, то выжить самостоятельно были уже не в силах, у них будто терялся смысл жизни, и они медленно погибали.
   Мы подъехали к местному клубу с незамысловатым названием "Жаркая кровь". Вампиры всегда были не оригинальны. Войдя в заведение, я увидела вампирский антураж. Черно-бордовые цвета, канделябры вместо светильников и официантки в красных лаковых обтягивающих платьях, с немыслимым декольте и на высоченных каблучищах, и черными чулками в крупную сеточку, со щенячьим выражением на лицах. Конечно, хозяева прибыли.
   На меня смотрели, как на конкурентку, похоже скоро попытаются устроить мне темную. Моргины не чувствовали к дампирам абсолютно ничего, так что эти меня не сдадут. Господи, и как они подносы носят, не падая?
   К Мастеру подбежала, управляющая, вампирша. Тот перекинулся с ней парой фраз, и указал на меня. Вампирша кивнула, и мгновенно оказавшись возле меня, подхватила за локоток.
   -- Идем милочка, приведем тебя в порядок.
   Мыться пришлось под присмотром красотки. Девушка была похожа на роковую брюнетку. Кожаный обтягивающий брючный комбинезон, застегивающийся спереди. Бюст третьего размера. Узкая талия. На шее кожаный узкий шнурок с маленьким медальоном. Высоченные каблуки, длинные шикарные рыжие волосы и зеленые глазища.
   -- Как твое имя малышка? 
   Вампирша смотрела на меня, как на маленькую девочку. Женщины-вампирши к моргинам относились всегда хорошо, у них к ним просыпался инстинкт защитницы, что ли. Мне тогда одна такая и помогла сбежать, безумно повезло познакомиться с ней, я подумала, что Елена сама по себе такая добросердечная, но она объяснила, что вампирши не в состоянии иметь детей и поэтому по необъяснимым причинам испытывают к моргинам материнские чувства.
   -- Катя, -- прошептала я.
   -- Меня зовут Мадленна Ивановна. Я здесь администратор, по всем вопросам обращайся ко мне. Ты официанткой работала?
   Я чуть было не скривилась, кое-как поборола чувство гадливости, если меня заставят работать официанткой, то я сбегу прямо сейчас.
   -- Нет, я в библиотеке работаю.
   Она округлила свои и так не маленькие глазища.
   -- Где? Он что, совсем уже охренел? - этот вопрос, явно был не ко мне.
   Она на минуту задумалась, а затем обратилась ко мне:
    -- Значит так, ты давай мойся, я отправлю к тебе одну из девочек, тебе дадут временно одежду, у нас тут, к сожалению, кроме униформы ничего нет, пока оденешься так, а потом посмотрим. Как будешь готова, иди в кабинет к мастеру.
   Через пять минут в душевую, в которую привела меня Мадленна Ивановна, пришла одна из официанток и принесла мне такую же одежду, как у себя. Пришлось одевать что дали.
   Официантка недовольно поджала губы, когда увидела меня. Я же подавила грустный вздох. Отмывшись и одев на себя эту одежду для прости... официанток, я была похожа на жутко развратного и с невинными глазами ангелочка. Меня сейчас, наверное, даже эта официантка бы захотела изнасиловать.
   Выходить под взгляды вампиров совершенно не хотелось. Вампы на вечеринках часто устраивали групповухи и естественно в них участвовали моргины, те безропотно пропускали через себя по двенадцать вампиров за раз. К трясущимся рукам добавились трясущиеся коленки. Двенадцать я не выдержу. До меня вообще сейчас дошло, что я и одного не выдержу. Мысль о том, что ко мне кто-то прикоснётся, после Андрея, повергла меня в шок. И вся ситуация в целом стала не такой уж и веселой. Только слепо-глухо-немой меня бы сейчас не захотел трахнуть.
   Моя бледная кожа сейчас сияла и очень сильно оттеняла мои голубые огромные глаза с длинными черными густыми ресницами, платье подчеркивало мой второй размер и мысленно увеличивало до третьего, узкая талия и округлая попа, и длинные ножки в чулках. Даже не накрашенные мои губы были сейчас ярко алые. Я обычно всегда их замазывала тональным кремом, чтобы они не выделялись. Сейчас же они словно светились ярко красным. От голода, слегка вылезли клычки, и поэтому мои пухлые губки были немного полуоткрыты. Я не стала сушить волосы и завязала их в узел на затылке. Распускать их побоялась. Моргина вернулась в ванную и попросила поспешить.
   Мне хотелось застрелиться на месте. Но ничего не оставалось, как идти за ней. Самое мерзкое было изображать восторг и глупую радость. Тогда как в душе меня трясло от страха. Я одела привычный щит, усилила его, улыбнувшись и расправив плечи, пошла за официанткой.
   Старалась не смотреть ни на кого, благо хоть клиентов не было, все же вечер только начинался, зато вампиров было очень много, по моим скромным подсчетам не меньше двадцати, четко чувствовала их эмоции -- удивление, сменяющееся вожделением. Мне хотелось бежать, но приходилось медленно вышагивать за моргиной ведущей меня в кабинет Мастера.
   Подойдя к кабинету, мы услышали крики. Кажется надрывалась Мадленна Ивановна. Моргина постучалась и, услышав раздраженное "Войдите!" от хозяина кабинета, втянув голову в плечи, вошла и пискнула обо мне. Я вошла следом и в кабинете наступила гробовая тишина. Затем один из офицеров присвистнул.
   -- Да, я бы тоже на месте Антина ни за что бы, ни отдал такую крошку совету. 
   Он медленно начал обходить меня со всех сторон рассматривая, словно я породистый скакун, которого он собирается купить. Я подавила приступ поежиться и продолжала изображать щенячий восторг от вида моего хозяина.
   Мастер тоже округлил глаза.
   -- Слушай, если ты Мастер ее нашел, значит, она по праву твоя?
   -- Конечно Иван, закон для всех один.
   -- Присаживайся, Катя. 
   Он указал на одно из незанятых кресел напротив своего стола, за которым сидел. Его офицеры, все четверо находились в кабинете.
   -- Мадленна, я услышал тебя, можешь идти.
   -- Как скажите Мастер, -- устало вздохнула женщина и посмотрела на меня тоскливым взглядом, словно уже похоронила.
   В душе заскребли кошки, но я продолжала глупо улыбаться и наивно хлопать глазками. В голове зрел план побега, нужно было лишь найти возможность остаться одной. Я вознамерилась прыгнуть в окно, на нем как раз отсутствовали решетки. Да и этаж был первый.
   -- Ну что, рассказывай, сколько тебе лет. Где же ты все это время жила, сколько времени жила с Антином, что делать умеешь. Я тебя внимательно слушаю.
   Я набрала воздуха и хотела уже начать рассказ, как в кабинет постучал еще один вампир.
   В моих глаза отразился дикий ужас. Я бы ни за что ни с кем не спутала этот запах. За дверью был Стас. И я поняла, что сейчас я попала, и попала по полной программе. Все мои щиты мгновенно сломались, и мой страх заметили все вампиры. Мастер изогнул бровь в немом вопросе.
   ГЛАВА 11
  
   -- Войдите.
   -- Добрый день Мастер. Вы просили зайти.
   Я опустила голову и вжалась в свое кресло. Стас чувствовал мой запах, но никак не реагировал, и я пока из-за страха не могла сообразить почему.
   -- Просил, ты знаком с этой моргиной, ты ведь был какое-то время знаком с Антином?
   Стас видимо посмотрел на меня, я же продолжала разглядывать свои трясущиеся руки. Вся моя хваленая выдержка летела в тартарары.
   -- Да Мастер, это ..., -- он помедлил, -- его любимая. 
   Я ничего не поняла, почему он не сказал кто я? Почему поддержал мою историю? Этот интриган что-то затеял, а не будет ли еще хуже? В моей голове был полнейший бедлам.
   -- Любимая говоришь?
   -- Да Мастер, я видел ее всего один раз, и Антин мне не дал с ней пообщаться, он ее видимо прятал, когда я спросил, не хочет ли он поделиться, Антин, сказал, что она его любимая моргина. На этом мы вопрос сразу же закрыли и больше я ее не видел.
   -- Что ж, теперь будет моей, можешь быть свободен.
   -- Да Мастер.
   Стас вышел, и я расслабила руки. Даже не заметила, что чуть не сломала подлокотники у кресла, благо те были из довольно твердого материала.
   -- Ну и чего ты так испугалась?
   Я попыталась успокоить трясущиеся руки, но сейчас было гораздо сложнее это делать. Все же встретить кошмар всей своей жизни это, мягко говоря, не очень хорошо действует на мою уставшую психику. Я даже не знала, что ответить, пока, если честно, не придумала, и попыталась потянуть время.
   -- Бывший хозяин запрещал говорить...
   Мастер вздохнул и, встав со своего кресла, обошел стол и подошел ко мне. Он подхватил меня на руки и уселся в мое кресло, вместе со мной.
   Я тут же прильнула к его груди, подавляя свое желание бежать как можно дальше. Даже и не ожидала, что прикосновения другого мужчины, станут для меня такими отвратительно не приятными.
   -- Тебе нужно успокоиться, -- он начал гладить меня по голове, -- помнишь, ты обещала мне рассказать, где ты все это время жила, где работала? -- его голос был тихий и спокойный, он разговаривал со мной как с маленьким ребенком, ну что ж, он ведь считает меня моргиной, не будем выходить из образа.
   Я кое-как заставила себя успокоиться и поведала бесхитростный рассказ. Жила в Твери, там работала в библиотеке, до этого жила в Челябинске. Все равно ведь проверять будут, так что врать не было смысла. Сейчас я думала о Стасе, какого черта он делал в Новосибирске? Он же подчинялся Мастеру Беларусии, так что же он забыл здесь? Рядовые вампиры, между прочим, не имеют права просто так кататься по миру, это офицеры, могут служить там, где хотят, а Стасу до офицера, еще лет пятьсот нужно прожить. Значит, его сюда либо откомандировали временно, либо надолго.
   -- Так что же тебе запретил рассказывать твой бывший хозяин?
   Пришлось наскоро сварганить незамысловатую историю. В принципе Стас отличался своими садистскими наклонностями, а обычно Мастера были в курсе всего, что происходит с их подопечными.
   -- Он одну девушку очень сильно избил, я видела, вот и напугалась его, а хозяин запретил об этом кому-либо рассказывать.
   -- Странно, а как ты поняла, что за дверью стоял именно он, а не кто-то другой? -- это был один из офицеров, имя его мне было не известно, он стоял возле окна и сейчас повернулся и уставился прямо на меня.
   От него веяло такой же силой, как и от мастера. Почему он простой офицер? Может, не интересует власть? Мне захотелось ударить этого вампира по голове за сообразительность.
   -- Не знаю, просто предчувствие, что там стоял кто-то знакомый. -- проблеяла я глупую отмазку.
   Кажется, на вампа моя отмазка не подействовала. Он усмехнулся. Резко оказался возле меня и, схватив за запястье, укусил его. И я увидела, как на его лице расплылось удовольствие.
   -- Свят, ты может, расскажешь нам, что происходит?
   Выдержка у мастера была на высоте. Зато остальные выглядели как хищники, лица у всех заострились и тела напряглись, словно для прыжка. Аромат крови дампира слишком дурманящий.
   -- Почему от нее так пахнет?
   -- Карим, ты разве никогда не видел дампиров? 
   Он оторвался от моего запястья, явно не без сожаления и зализал рану.
   -- Нет, не приходилось, -- медленно проговорил Мастер. -- Неужели Антин скрывал дампира от совета?... Охренеть...
   Как только я почувствовала, что Мастер ослабил хватку, то мгновенно дернулась. Я собрала все силы для прыжка и ждала удобного момента. Мне удалось пролететь прямо в окно. Кажется, в этот момент я не думала, рефлексы сработали автоматически. Я приземлилась прямо перед машиной, которая резко затормозила. Из машины тут же выскочил мужик, и что-то попытался заорать. Но я уже сидела за  рулем его машины и нажимала на газ. Видимо вампиры, все-таки очнулись и выскочили следом. Потому что я, нажав на газ, почувствовала удар и машина перевернулась. Попыталась вылезти через заднее стекло, но меня уже вытащил, тот самый Свят, схватив за шкирку, как котенка.
   -- Ну и прыткая девчонка.
   На улице скопились офицеры и Мастер. Он подскочил ко мне и схватил на руки. Я мгновенно очутилась вновь в кабинете. Остальные тоже залезли вслед за нами.
   -- Скажи, ты действительно надеялась, что мы отпустим тебя восвояси? -- это был Свят, он подошел ближе к Кариму, держащему меня на руках и, протянув руку, начал гладить меня по щеке.
   Не знаю, что нашло в этот момент на меня, может отчаянье, а может желание разозлить этих ублюдков, но я, схватив его за руку вцепилась своими недоразвитыми клыками в его запястье. И на мое удивление, умудрилась прокусить его кожу, сделав всего пару глотков, почувствовала, как мне в горло попала раскалённая жидкость, она прокатилась по моему пищеводу и тут же всосалась в кровь. В голове застучало, кровь была настолько ядерной, что я невольно сравнила ее с терпким напитком, настоянным не менее девятисот лет. А затем по всему организму разлилось тепло, я почувствовала расслабление и, разжав клыки, погрузилась в сон. Лишь в последний момент у меня мелькнула мысль о том, как же сильно я устала.
   Проснулась от какого-то странного покачивания, разлепив глаза, сообразила, что перед моими глазами кто-то сидит на сиденье, видимо я лежала напротив, на каком-то диванчике.
   -- Проснулась? Как ты себя чувствуешь Аня?
   Свят нагнулся ко мне и провел по моему лбу рукой.
   Аня? Я не ослышалась? Видимо на моем лице нарисовалось удивление.
   -- Не удивляйся, мы узнали, кто ты, и как тебя зовут. Стас любезно согласился отвечать на все наши вопросы. 
   Он отодвинулся назад на диванчик, и повернулся к кому-то, сказав:
    -- Верно Стас?
   Я скосила глаза и увидела отрадную моему сердцу картину. Рядом со Святом, на диванчике напротив сидел Стас. Он был, мягко говоря, в потрёпанном состоянии. Бледный, с кровоподтеками на лице, одежда грязная и изорванная, а на руках наручники, скованные цепью, которая ведет к его ногам, на ногах тоже наручники, или наножники? И они тоже скованные между собой короткой цепью. На шее у Стаса ошейник. Я ошибаюсь или он сделан из серебра? Шея под ошейником в ожогах. На запястьях под наручниками тоже ожоги, на ногах не видно, брюки закрывают. У Стаса в глаза вселенская грусть. Пытается разжалобить? Я даже хихикнула от такой наглости.
   -- Ну, я смотрю, ты уже совсем в себя пришла, присесть не желаешь? 
   Повернув голову на голос, обнаружила сидящего на моем диванчике Мастера Новосибирска.
   Аккуратно села и огляделась. До меня дошло, почему меня покачивало, мы были в машине, лимузин, по всей видимости.
   -- Ну как, голова не кружиться? -- в голосе Свята, я почувствовала тревожные нотки, и была не много сбита с толку.
   Чего это он такой участливый?
   -- Мы тебе не враги, и не собираемся причинять тебе боль, ни физическую, ни моральную, -- заговорил Мастер.
   Я подтянула ноги и постаралась подобраться. На мне все еще было одето это вызывающее платье, а еще накинута чья-то куртка. Я запахнула ее полы.
   -- Извини, другой одежды у нас пока не было. Если хочешь, давай в магазин заедим и купим тебе что-нибудь более подходящее? -- спросил меня Свят.
   Я неуверенно кивнула. Он тут же постучался в окошко и попросил притормозить у какого-нибудь бутика женской одежды. Со мной пошел Свят.
   -- Времени у нас немного, ты не против, если я сам тебе что-нибудь быстро подберу.
   Я опять кивнула, чего выделываться? Хотелось, конечно, узнать, куда мы торопимся, а еще узнать, на счет того, что они собираются делать со Стасом, ну и о моей дальнейшей судьбе. Но я молча следовала за вампиром, пока он подбирал мне вещи. Бутик оказался вполне приличный. Стас выбрал мне теплое серое шерстяное обтягивающее платье с длинными рукавами и длинной горловиной, которая плотно обтягивала шею и складками опускалась до груди. Серые зимние кожаные сапоги на не высоком каблуке, и даже колготки в тон подобрал. Нижнее белье мне помогли выбрать девушки. Я наконец-то почувствовала себя более-менее уверенно. А когда девушки еще и шубу на меня норковую белую надели, а так же выдали мне мягкую норковую шапочку, я вообще чуть не бросилась на Свята с поцелуями. Шучу, я просто молчала.
   Управились мы минут за пятнадцать. Когда вернулись в машину, Мастер довольно хмыкнул, и мы поехали дальше.
   Свят и Мастер болтали по сотовым, а я рассматривала из под ресниц Стаса, ну никак не могла отказать себе в удовольствии. Никогда не отличалась гуманностью, а особенно к этому ублюдку, который мучил и издевался надо мной в течение десяти лет. Стас не произнес ни слова, пока мы ехали.
   -- Если ты себя плохо чувствуешь, или устала, можешь пройти во вторую часть автомобиля, там есть более удобная кровать. Тебе никто не помешает, ехать еще целый час, -- Свят отвлекся от телефонного разговора, и я согласно кивнула.
   На всякий случай, закрыла дверь на замок, стянула шубу, с сапогами и как ни странно умудрилась задремать. Разбудил меня Мастер стуком в дверь и просил следовать за ним. Свят, видимо уже вывел Стаса.
   Быстро накинув шубу и шапку, я пошла за ними. Оказалось, что мы стояли во дворе огромного дома. Это был трех этажный особняк. Выглядел он величественно. В центре двора был фонтан. Оглянувшись назад, ворота я не заметила, в место этого увидела асфальтовую дорогу, ведущую вглубь соснового леса. Долго любоваться красотами мне не дали. Свят позвал меня в дом. Внутри я увидела целое сборище вампиров. По силе почувствовала четырех офицеров не считая Свята, остальные были рядовые, еще несколько новообращенных. На улице было уже темно, вот малыши и не спали.
   -- Добро пожаловать Анна, можешь чувствовать себя как дома, Селия, покажи Анне ее комнату и позаботься, чтобы она как следует, поужинала. Да, мальчики и девочки, рад представить вам нашу со Святом сестру Анну, она дампир, будьте к ней внимательны и учтивы. 
   От слов Мастера я округлила глаза, какая еще сестра, кстати, остальные тоже были в маленьком шоке... 
   -- Анна, мы обязательно обо всем поговорим, но чуть позже, пожалуйста, дождись нашего разговора. 
   Это он намекал, на то что бы я ни сбежала. Похоже, он действительно меня заинтриговал и, пока не пойму, что все это означает, отсюда не уйду, ну если, конечно же, меня не выгонят.
   Мастер начал отдавать какие-то указания, а Селия взяв меня за руку повела, вверх по лестнице.
   -- Идем, Аня, я покормлю тебя. А потом покажу комнату, -- кажется, ответ мой вампирше не требовался, она продолжила, -- это не вероятно, мы даже и не знали, что у Мастера есть сестра, это для нас такая новость. 
   Девушка была уже не новообращенной, однако по силе уступала многим рядовым. Странно, я так остро ощущала ее, да и всех вампиров в доме, кто, где находился, и насколько сильным был. Раньше я подобного за собой не замечала. Может все дело в крови Свята?
   Вампирша довела меня до кухни, а там один из вампов, которые ехали с нами выкладывал на стол из пакета еду.
   -- О hi, Stan! (О, привет Стэн) -- проворковала по-английски вампирша.
   Вампир был рядовым, но по силе почти офицер.
   -- Hey, Sell. (Привет, Селл) -- он чмокнул вампиршу в щеку.
   -- Can you imagine, the girl's sister Anya our masters and Svyt! (Ты представляешь, эта девушка Аня, сестра нашего мастера и Свята!)
   -- I know it. Can I have you for couple of words? (Я знаю это. Можно тебя на пару слов?) -- вамп искоса посмотрел на меня и, схватив Селию, увел ее из кухни.
   Поев ресторанного жаркого, я поплелась из кухни в поисках моей провожатой. Та нашлась сразу же и пошла, показывать мне спальню. Мы поднялись еще вверх по лестнице, затем прошли по длинному коридору, я заметила еще одну лестницу, видимо в низ. Шли мы долго, я даже успела посмотреть убранство дома, картины, вазы, даже заметила не большой холл на третьем этаже с диванчиками и небольшим фонтанчиком посередине с античной девушкой, льющей из своего кувшина воду. Но все это я разглядывала мельком, Селия притихла, может ей Стэн сказал помалкивать? Я вздохнула. Когда уже заскучала, мы, наконец, пришли. Мне выделили незамысловатую комнату в нейтральных тонах.
   -- Там ванная комната, но Мастер попросил, что бы мы сразу же вернулись, как только ты приведешь себя в порядок.
   Она дала мне ключ от комнаты. Я опять была удивлена. Мне выделили жилье в этом доме, еще и ключ дали. Все страньше и страньше, как говаривала бессмертная Алиса. Шубу и шапку, я оставила в комнате.
   Мы вернулись в общую гостиную. Все вампиры тут же кинулись со мной здороваться и говорить свои имена. Благо память у меня была отменная, я запомнила всех. А еще я ощутила в доме новых гостей. И это были сильные вампиры, целых пятеро и еще один, смутно знакомый рядовой вампир. Догадка пришла почти сразу же.
   Это был Кирилл.
   Я напряглась - что он здесь делает?
   Эмоций вокруг было слишком много, понять было сложно. Тем более, что все вампиры, пытались пообщаться со мной. А было их немного немало, но примерно десять особей. Как ни странно, мне рта, ни разу не дали раскрыть. Рядом крутилась Селия и умудрялась, забалтывать вампиров и говорить абсолютно ни о чем с каждым из них. Я поразилась ее способности, с удовольствием взяла бы у нее пару уроков. Все диалоги выглядели примерно так:
   -- Приятно познакомиться, меня зовут Константин.
   Я пытаюсь раскрыть рот и сказать, стандартное приветствие, а Селия меня тут же перебивает и начинает говорить, что-то типа:
   -- Не вероятно, да, Котик? У нашего мастера сестра дампир! Это же уму непостижимо, а ты вообще дампиров встречал? Я вот впервые вижу.
   Костик с кислым выражением на лице понимал, что ему не дадут и слова сказать, поэтому культурно прощался и отходил. Видимо Селию тут все знали, в итоге она завладела всей аудиторией и начала травить какие-то анекдоты, связанные с вампирами и оборотнями, потом перешла на новые романы и фильмы о вампирах, некоторые включались в ее игру и поддакивали, некоторые махали рукой и садились на диван уже обсуждать свои дела. Селия цепко держась за мою руку, усадила нас на диван и продолжала болтать. Я попыталась встать, но эта зараза, не позволила мне это сделать. До меня наконец-то дошло - она моя нянька.
   Мои мысли крутились все о том, что сказал Мастер, почему он назвал меня своей сестрой? А еще хотелось понять, что здесь делает Кирилл? И почему Стас был в таком состоянии? Вопросы, одни сплошные вопросы.
   Наконец, пытку болтовней прервал один из офицеров и попросил пройти за ним. Я с превеликим удовольствием встала с дивана, и еле сдерживая себя, чтобы не побежать, пошла за вампиром. В этот момент я не беспокоилась, что сама могу оказаться в таком же положении, как и Стас. Почему-то даже не допускала подобной мысли.
   ГЛАВА 12
  
   Передо мной предстала великолепная картина. В грязном подвале, на коленях стояли те, кого я ненавидела всей душой в течение всей моей жизни, Кирилл и Стас. Я познакомилась с Кириллом, когда мне было десять лет. Он пришел к нам домой и зверски изнасиловав, осушил мою мать, выпил всю ее кровь. И не захлебнулся же гаденыш?
   Я все это время пряталась под кроватью и слушала крики матери и стоны его удовольствия. А затем он выдернул меня за ногу, и как ни в чем не бывало, сказал, что теперь он будет меня опекать. Поцеловал меня в щечку, оставив кровавый след и, собрав некоторые мои вещи, даже игрушки и учебники, взял за руку и увел за собой. На мертвую мать я не могла смотреть, мне почему-то казалось, что все вокруг не реально.
   Потом я вообще себя уговорила, что мама просто умерла, а я придумала ту ее страшную смерть, а папа забрал меня. Наверное, я просто была ребенком, и моя психика сама выдавала такие финты. Тем более что, Кирилл, обращался со мной так, словно я его собственная дочь. До 17 лет он заставлял называть себя отцом.
   Он увез меня в другой город и всем говорил, что я его дочь, как выяснилось впоследствии, вампирам говорил, что я моргина. Я ходила в школу и вела "беззаботную" подростковую жизнь. Лишь по ночам я слышала, плачь мамы и его стоны удовольствия во сне. Просыпалась покрытая холодным потом, а на утро Кирилл, как ни в чем не бывало, увозил меня в школу, после школы помогал делать со мной домашнее задание, по выходным водил в парк аттракционов, покупал одежду, игрушки. Справлял мои дни рождения, разрешал мне приглашать подруг домой. Помню, как те восхищались моим "отцом", а когда спрашивали где мама, то я рассказывала заученную мною историю: мама умерла, мы с папой переехали в другой город, он здесь работает инженером. Эту историю мне рассказал Кирилл, в тот день, когда вытащил из-под кровати.
   Когда мне исполнилось семнадцать, ночью ко мне в спальню пришел Кирилл и стал моим первым мужчиной. Я не посмела даже сопротивляться, страх и ужас сковал меня тогда. Думала, что он пришел убивать меня, так же как и мою маму семь лет назад. Но он, тогда как прилежной ученице объяснил, что он со мной сделает. Забрал покрывало, в которое я отчаянно цеплялась. И стянув мою пижаму, которую сам же и дарил на шестнадцатилетние, безо всякой подготовки вошел и одновременно укусил. Тогда я впервые узнала, что такое возбуждение от укуса вампира. В последующие годы жизни я не только это чувствовала от его укусов, если он хотел, то мог мне причинить своими укусами и жуткую боль.
   Я прожила с ним тридцать лет. И самое странное я убеждала себя, что люблю его. Обманывала саму себя? Не знаю.... Сейчас оглядываясь назад, мне сложно было понять, что меня держало рядом с ним...
   Потом появился Стас и снял с меня розовые очки, которые я сама себе умудрилась одеть. И десять лет тщательно выколачивал из меня всяческие надежды на то, что Кирилл относился ко мне больше чем к подстилке.
   Сейчас эти двое стояли здесь передо мной на коленях, головы их лежали на чем-то вроде плахи, а в руках у меня был серебряный меч. Они были оба избиты, на их некогда красивых лицах сейчас не было живого места. По рукам и ногам их сковывали наручники из серебра, а на шеях были ошейники. Говорить они не могли, так как им вырвали языки. Глаза им выкололи серебряными клинками. Я сама об этом впервые узнала, что оказывается, серебро так влияет на вампиров.
   Несколько минут назад от своих новоприобретенных братьев я услышала историю моих родителей.
   Мой отец - Ариэл Кверц был древним вампиром и членом совета, а точнее судьей. Когда-то давно он познакомился с моей матерью, она была дампиром. Они любили друг друга по-настоящему, именно поэтому и родилась я, как оказалось, по крайней мере, вампиры в этом уверенны - чтобы появился на свет ребенок от вампира и другой сущности, будь то человек или дампир, оказывается нужны настоящие чувства, причем с обеих сторон.
   Я, конечно, не очень-то поверила во всю эту чушь, но ведьмак, который находился в этом же подвале, сказал, что зря я так к этому отношусь, даже на генетическом уровне, для зачатия ребенка нужны именно эти эмоции. За всю историю вампиров, которая известна современным вампирам, все случаи появления на свет дампиров ознаменовались именно настоящими чувствами любви. Так же существовал миф о дампире в третьем поколении, который должен будет взять на себя обязанности владыки всех вампиров. Видимо бредя этим мифом, Кирилл, а он, кстати, являлся обращенным, самым младшим сыном моего отца, ему как оказалось всего лишь двести лет, по вампирским меркам это не так уж и много, так вот, он решил все изменить. Он наговорил моей, только что родившей маме кучу всяких гадостей, девушка, только родила, была еще слишком слаба как физически, так и психически, поэтому и поверила россказням вампира. Тот умудрился убедить ее в том, что моему отцу нужно было только потомство от дампира, а затем он ее убьет. Он предложил ей бежать вместе с ребенком, то есть вместе со мной. Да, вот так я и узнала, что не на половину вампир, а дампир во втором поколении.
   Кирилл увез мою маму в другой город, помог ей там затаиться, отправлял денег. Она растила меня и жила там целых десять лет. Тогда как отец искал нас по всему миру. Кирилл достал где-то амулеты скрывающие ауру, и поэтому никто из вампиров не чувствовал ни меня ни ее.
   Затем он вернулся, убил маму и забрал меня, представив всем, как моргину. Затем появился Стас. Кирилл тщательно скрывал от него кто я такая, но Стас, который тоже, кстати, являлся одним из обращенных сыновей моего отца, смог раскусить Кирилла. А далее уже и встать на его сторону. Мастер Новосибирска -- Карим, а так же Свят, который оказался членом совета -- судьей, тоже являлись обращенными сыновьями моего отца. Свят занял должность отца после его смерти. Кирилл и Стас оказывается, участвовали в убийстве нашего отца. Конечно сами бы они не смогли этого сделать, но заманили того в ловушку, послали ему ложное сообщение о том, что нашли его любимую. Конечно же Ариэл даже и подумать не мог, что сыновья решаться пойти против него. Они заманили его, а убил его тот самый Антин де Курилье. Который как раз и был равным по силе отцу. Но там видимо сыграл эффект неожиданности, и поэтому победил Антин.
   Вот такая вот гадкая история. Ничем не уступает мексиканским мыльным операм, ну или индийским фильмам. Я обрела целых четырех братьев, двое из которых оказались теми еще засранцами. Мне предложили убить этих двоих - своими руками, дали меч и отошли в сторону.
   Интересно, вот как скажите на милость, мне, хрупкой девочке взмахнуть этой тяжеленой махиной, да еще и умудриться попасть по шее? Я переводила взгляд с меча на Кирилла со Стасом и обратно. И пыталась шутить сама с собой. Такой юмор часто помогал мне отвлечься от мрачных мыслей, в течение многих лет. На самом деле, сейчас я уже не чувствовала ни любви ни ненависти, в груди было уже давно пусто.
   Кроме того никто еще не говорил что будет со мной дальше. Стоит спросить, наверное, сейчас? Или сначала убить засранцев? В любом случае в этом мире у меня будет на двух врагов меньше, нужно же с чего-то начинать? Я размахнулась и со всей силы ударила по шее Кирилла. Голова отлетела мгновенно и упала в корзину, заботливо подставленную рядом с плахой. Не думала я, что мой желудок такой слабый, а может я зря поела перед тем, как убивать? В общем, Стаса я убить так и не смогла, просто кинула меч и выбежала из подвала, кое-как сдерживая рвотные позывы.
   -- Ты как? В порядке? 
   За мной вышел Свят и сел рядом. Я пыталась отдышаться и сидела на полу возле стены. Если честно, хотелось сейчас побыть одной. Как следует наплакаться. Но рядом был этот неизвестный вампир, утверждающий, что он якобы мой брат, и при нем я не собиралась ныть.
   -- В порядке, -- наигранно спокойно ответила я, -- сейчас отдышусь и пойду, доделаю то, что не доделала.
   Он хмыкнул.
   -- А ты молодец, мы даже не ожидали, что ты сможешь сделать это. Не нужно ничего доделывать, Карим казнил Стаса.
   Я опустила голову и еле слышно вздохнула. На самом деле у меня даже ноги сейчас толком не ходили, а я тут еще и хорохориться пыталась. Однако мне нужно было проверить, что второй засранец мертв. Я заставила себя встать и пойти назад в подвал.
   -- Эй, ты куда? Я же сказала, что...
   -- Хочу удостовериться.
   Зайдя в подвал, я посмотрела на тела и головы в корзинах.
   -- Они точно не оживут? -- вопрос сам слетел с моих губ.
   В подвале послышались смешки.
   -- Уж поверь, сестренка, теперь они мертвы на сто процентов, -- ответил мне Карим.
   А теперь мне нужно узнать самое главное, даже если эти двое мертвы, это еще не исключает то, что я нахожусь в гнезде, наполненном вампирами.
   -- Что будет со мной? -- я обратилась к Кариму, он все-таки главный в этом городе.
   -- Давай обсудим это позже. Мне нужно уладить некоторые формальности, -- ответил Карим.
   Ко мне подошел Свят и, взяв под локоть, мягко потянул на выход.
   -- Идем, я провожу тебя до твоей комнаты, думаю, ты хочешь побыть сейчас в тишине?
   Мне ничего не оставалось, как идти за ним.
   Свят довел меня до комнаты, показав другую лестницу прямо из подвала, которая миновала холл с остальными вампирами. Я была благодарна ему за это, видеть эту толпу совершенно не хотелось.
   Вампир сразу же ушел. Я закрыла комнату на замок и побежала в ванную. Скинув с себя всю одежду, залезла под душ. Ну а там уже наконец-то дала волю чувствам. Долго я не могла успокоиться, но все же из душа пришлось выходить. Так как почувствовала, что к моей комнате приближаются Свят и Карим.
  
   Шесть месяцев спустя...
  
   Я стояла на берегу океана и смотрела на уходящий закат. Ярко-красные оттенки, переплетались с фиолетовыми и плавно переходили в желтые. На берегу вяло жгли костры унылые серферы и грустно смотрели на необычайно тихий атлантический океан. Кое-где виднелись яхты или небольшие корабли. Чайки звонко переговаривались на своем птичьем языке. Рядом сидел Свят, болтающий с кем-то по телефону. Сегодня был мой последний день в теле дампира. Сегодня пройдет ритуал, и моим отцом станет Свят. На самом деле я решила это уже тогда шесть месяцев назад, когда мои братья предложили мне этот вариант. Они пришли ко мне в комнату, а я с заплаканным лицом угрюмо встречала их, завернувшись в объемный махровый халат.
   -- Мы понимаем, что тебе теперь сложно кому-либо верить, -- начал разговор Карим, усевшись в кресло напротив диванчика, на котором сидела я, поджав ноги.
   -- Мы хотим, что бы ты прекратила бегать и осталась с нами, -- это был уже Свят.
   -- В качестве кого? -- не скрыла я своего саркастического тона в голосе.
   -- Конечно же, в качестве сестры.
   Я подняла свою бровь, и слегка кончики губ в полуулыбке, выражая тем самым иронию и недоверие одновременно.
   -- Ты сейчас похожа на шипящего маленького котенка, -- хмыкнул Карим.
   Я нахмурилась и напряглась. Видимо они почувствовали, что я не желаю выслушивать их шутки, и оба подняли руки.
   -- Эй, эй, только не нужно прыгать в окно, здесь все-таки третий этаж. Мы хотим тебе кое-что предложить, может быть, ты так поймешь, что мы желаем тебе только добра и действительно хотим мира.
   -- И что же вам не нужен этот самый мифический ребенок -- будущий владыка?
   -- Мы не собираемся отрицать этого факта, каждый вампир мечтает о собственном ребенке, просто потому что вампиры практически бесплодны. Как только вирус изменяет наш организм, он замедляет многие жизненные процессы, вампирши к примеру, вообще никогда не смогут иметь собственных детей, именно поэтому они с таким трепетом всегда относятся к моргинам. У нас у мужчин все же есть шанс. Однако это было уже давно доказано, что если нет любви, то и ребенка не будет. Несколько сот лет назад все это объясняли божьим умыслом, типа того, что мы дети тьмы, как только испытаем светлое чувство, тогда господь и дарует нам дитя. Многие даже верили в эту чепуху. Но современные генетики, молодые обращенные, работающие на совет, разгадали эту загадку. Они объяснили этот процесс специальными гормонами, которые начинают свое выделение, когда вампир продолжительное время находится в счастливом состоянии, когда он влюблен. К примеру, ты родилась, лишь спустя десять лет, после того, как познакомились твои родители. Поэтому глупо думать, что ты когда-нибудь сможешь родить ребенка от одного из нас.
   -- Мы ведь сами к тебе относимся, как к сестре и не более, -- продолжил Свят, -- Аня, мы решили предложить тебе стать вампиром, Карим еще слишком молод, у него еще не вырабатывается вирус, зато я могу это сделать. Я могу стать твоим отцом.
   Вот так вот полгода назад я согласилась стать вампиром. Свят попросил меня пока не торопиться, а побыть еще не много дампиром, что если я передумаю? Ведь я уже никогда не смогу иметь детей. Хотя бы полгода.
   Но я даже эти полгода поскорее мечтала стать вампиром. Я хотела быть сильной, настолько сильной, чтобы больше не нужно было прятаться, чтобы быть не собственностью, а полноценным членом этого сильного общества. Конечно, мне придется потерпеть пятьдесят лет, пока я смогу выходить на солнце, и то это не факт, учитывая, то, что я уже сильная, Свят сказал, что возможно я сразу обрету силу офицера, однако по законам он все равно останется моим опекуном на пятьдесят лет. Но мне было все равно. Я готова была терпеть, тем более, когда я узнала их по ближе, что Свята, что Карима, они оказались на самом деле не плохими вампирами. За эти полгода я и с Каримом три месяца пожила и увидела, что он очень мудрый и справедливый правитель, и что самое странное не стремиться в "большую политику". Ему предлагали и более большие города и территории для управления, но он считает, что ему и Новосибирска за глаза хватает.
   Остальные три месяца я каталась со Святом по всему свету. Мне досталось от отца не хилое наследство, а так же мне дали долю в наследстве от Кирилла и Стаса. Так что теперь я очень богата. Все их квартиры я продала, в том числе и ту, в которой прожила с Кириллом тридцать лет. Как это ни странно, Кирилл оказывается, сохранил все мои детские игрушки, вещи и фотографии. Я оставила себе на память лишь зайца, которого дарила мне мама, и кое-какие детские фотографии, где я была одна. Все эти вещи я пока хранила в своей комнате у Карима. Карим так и сказал, что это теперь моя комната, и я в любое время могу в ней жить, когда захочу. Свят предложил мне разделить свои денежные средства на несколько частей и открыть в нескольких банках по всему свету счета, как денежные, так и металлические. Наша жизнь длинная, может произойти все, что угодно. Вот мы и ездили со Святом по всему миру раскидывая тайники для меня. Он же в это время занимался какими-то своими судейскими обязанностями. Я по не-многу вникала в его жизнь. Исполняла роль помощника его секретаря. Секретарем у него была как раз та самая Селия. Мы с ней подружились. Она относилась ко мне как мать. У них со Святом были странные отношения, кажется, он был к ней не равнодушен, но Селия почему то не обращала на него внимания. Когда я однажды обмолвилась об этом с ней, то она фыркнула, а потом, вздохнув, сказала:
   -- Ты не представляешь Аня, как долго я надеялась получить эту должность, и если даже мне и нравиться Свят, а у меня с ним начнутся какие-либо отношения, то, что скажут остальные? Что я получила должность через постель? Все мои усилия в достижении цели пойдут прахом.
   -- А какая у тебя цель?
   -- Как это какая? 
   Селия вскочила с дивана, на котором мы сидели, забралась на него с ногами и, подняв руку вверх прокричала:
   - Я буду судьей!
   И в этот момент вошел изумленный Свят с двумя офицерами. Селия застыла в нерешительности, а я не удержалась и хрюкнула, Селл хрюкнула вслед за мной и мы рассмеялись.
   Наверное, после этого я стала успокаиваться и ощущать себя в кругу если не друзей, то хотя бы хороших знакомых. Моя "пароноидальная" натура, все равно постоянно была на чеку, и когда каждый вампир приближался ко мне ближе, чем на метр, я начинала слегка паниковать. Поэтому все здесь соблюдали некоторую дистанцию. Подозреваю, что их предупредила Селия, которой я как-то призналась в этом. У этой девицы был талант, она умудрялась так заговорить меня, что я невольно начинала откровенничать.
   Кроме Селии я и с другими девушками общалась. С той самой вампиршей из клуба, Мадленной у меня тоже сложились не плохие отношения. Были еще две молодые новообращенные, с ними общаться было сложнее, они были очень молодые, одной двадцать два, ее обратили всего четыре года назад, девушка была жутко амбициозна и любила интриги, наверное, поэтому ее выгнал Мастер Владивостока. Сели по секрету сообщила мне, что эта девица пыталась залезть к нему в постель, а когда ей не удалось, так как мастер, был женат, а у вампиров браки священны, и изменять друг другу запрещено, она решила прийти и высказать его жене, что он ее любит, а она мешает их счастью.
   -- Хотела бы я увидеть, как вытянулось лицо Люськи! -- со злорадной улыбкой на лице рассказывала Селия, -- представляешь, какая-то малолетняя курица приходит к тебе и заявляет, что у нее с твоим мужем любовь, и она мешает их счастью!
   Селия засмеялась.
   -- А что здесь такого? Я не понимаю?
   -- О! Да ты же ничего не знаешь! Вампирам запрещено изменять друг другу с другими вампирами, моргины не в счет, если такое случиться, то любая из сторон может потребовать, во-первых -- развода, во-вторых -- поединка, причем поединка с соперником!
   Я опять смотрела на Селию ничего не понимающим взглядом.
   -- Люське, знаешь сколько лет? Тысяча двести! Да она же своего мужа в два раза старше, она бы от этой дуры мокрого места не оставила, тем более, что уж что-что, а измену любой вампир учует, в общем, пожалела она эту дуру и трогать не стала, и зря, можно было ей пару пендалей накостылять! Чтоб неповадно было, такими гадостями заниматься.
   Второй было сорок лет, ее обратили двадцать лет назад, однако она, будучи актрисой, была слишком экспрессивна, и была готова по поводу и без, устраивать скандалы или истерики, а общаться с такими особами очень сложно.
   А еще наконец-то на моей шее появился тот самый медальон скрывающий ауру. Карим заказал его у того самого ведьмака, что присутствовал на казни.
   -- Ну что не передумала? -- ко мне обратился Свят, он все еще надеялся, что я захочу остаться дампиром.
   -- Нет! -- решительно ответила я, и мы отправились в отель, в котором остановились.
  


Популярное на LitNet.com В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) В.Пек "Долина смертных теней"(Постапокалипсис) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Холодова-Белая "Полчеловека"(Киберпанк) А.Минаева "Драконья практика"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) С.Панченко "Ветер: Начало Времен"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) Л.Огненная "Академия Шепота"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"