Осипенко Алла : другие произведения.

Тёмный эльф: точка возврата. Часть 2

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


Оценка: 6.42*24  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    АННОТАЦИЯ: Затаённое желание обыкновенной девчонки из нашего мира сбылось - она встретила своего фэнтезийного эльфа. Да вот только куда бы теперь от него деться? Но нет - ничего не выйдет: магическая связь держит крепче цепей. Да и только ли магическая?.. Приключения продолжаются, будь они не ладны...
    Продолжение приключений тёмного эльфа на нашей планете.


   07/11/2008
  
   *** Вы думаете, что странный Я, потому, что не такой, как все. А я думаю, что странные ВЫ, ибо все одинаковы... ***
  
   Глава 1.
  
   Вне времени и пространства.
  
   Мьарран зур Серрьен'з'Шант бесновался.
   Если бы этот бездарь - Тьерран - не попался бы так по-глупому, а поискал бы способ беспрепятственно проникнуть в лабораторию и в спокойной обстановке открыть портал, тогда бы появился шанс спокойно уйти из этого мира...
   Если бы этот маленький поганец - полукровка - не прыгнул так быстро в портал, тогда бы не началась стрельба и не была бы испорчена техника.
   Если бы не исказился портал, то он бы уже вернулся в свой мир.
   Если бы... если бы...
   Мьарран резко успокоился: бесплодные сожаления ни к чему не приводят. Раз не получился этот вариант, значит нужно использовать другой. Благо дело, он подготовился к непредвиденным ситуациям. Зур Серрьен'з'Шант хищно оскалился: никуда от него этот мальчишка-дроу не денется. И если он не может сам открыть портал, значит, это нужно сделать вместо него.
  
   Виктория.
  
   Бойтесь ваших желаний - они могут сбыться.
   Всю мудрость этой фразы начинаешь постигать именно тогда, когда падаешь спиной на землю, а сверху припечатывает туша эльфа.
   Оглушённая падением, я некоторое время бессмысленно разглядывала синее небо и судорожно втягивала в лёгкие воздух, стараясь хоть немного прийти в себя. До меня доносился, как сквозь вату, непонятный гул и выкрики. Удивительно, что наше потрясающее появление не привлекло к себе внимания, ведь, судя по звукам, рядом всё же кто-то есть. Впрочем, вполне возможно, что мы напугали местных жителей, и они разбежались. Либо наоборот - сбегаются, чтоб расправиться с бог весть от куда явившимися пришельцами.
   В голове немного прояснилось, и меня обожгла ужасающая мысль - мы переместились в мир Терри! Елки-палки! Я забарахталась под неподвижным дроу, стараясь выбраться из-под тяжеленного тела, то и дела шипя от боли в отбитой спине. Сумев, наконец-то, столкнуть с себя нелюдя, я резко села и огляделась. Сказать, что я испытала шок от увиденного - это не сказать ничего.
   Во-первых, мы находились на асфальтированной улице, которая была изъедена ямами и рытвинами, как будто её обрабатывала "катюша". Дома находились в таком же плачевном состоянии, причём практически все окна отсутствовали. А некоторые дома были вообще полностью разрушены. Во-вторых, мимо нас спешили перекликающиеся между собой вооружённые автоматами люди, которые совершенно не обращали на нас внимания. В-третьих, по проезжей части, подпрыгивая на ухабах, ехали военные джипы, с установленными на них пулемётами. В-четвёртых, от туда, куда направлялись люди и техника, раздавались выкрики на непонятном мне языке, тонущие в какофонии выстрелов и взрывов.
   Если это действительно мир Тьеррана, то уж очень он оказался продвинутым: оружие, техника. Ничего не понимаю. Почему тогда эльф таскал с собой холодное оружие и учился у братьев стрелять из огнестрельного? Одни загадки.
   Из размышлений меня вывел стон лежащего рядом эльфа. Я резко обернулась к нему и в замешательстве уставилась на спину нелюдя - куртка потемнела от пропитавшей её крови. Елки-палки, да он же ранен!
   Тем временем шум боя постепенно приближался к нам, и часть бегущих мимо людей поспешно начала строить баррикады. Времени на раздумья не осталось - надо срочно искать убежище. Тьерран серьёзно ранен, а я не настолько наивна, чтоб воспринимать себя как полноценную боевую единицу.
   Я подскочила и, стараясь не обращать внимания на ноющую спину, развернула бурную деятельность по спасению себя, любимой, и Тьеррана, гадкого. Сняв с дроу сумку, я натянула её на себя (всё своё ношу с собой - мало ли что там в сумке, вдруг пригодится) и, перевернув нелюдя на спину, взяла его за руки, приготовившись тащить его в ближайший дверной проём. У меня возникло чувство дежа-вю: опять дроу ранен, опять его надо втаскивать в дом, и опять эта сомнительная честь выпала именно мне. Но деваться некуда, надо приступать. Сдвинуть с места крупного мужчину, особенно когда на собственную больную спину давит перевязь увесистой сумки, занятие не для слабых духом. Но, тем не менее, мне это удалось, и я медленно потянула беспамятного эльфа, пятясь мелкими шажками, к намеченной цели. За нами оставались дорожки тёмной густой крови.
   - Только не умирай, - бормотала я, тревожно поглядывая, то на бледное лицо нелюдя, то на кровавые полосы. - Только не умирай.
   Ещё несколько шагов, и я втащила эльфа в дом. Оставив его буквально на пороге, я быстренько оббежала комнаты в поисках двери в подвал. К счастью, искомая оказалась в соседней комнате, и я поволокла Терри к ней. Но перед лестницей, ведущей вниз, пришлось остановиться. Приподнять долгоживущего так, чтоб нормально спустить его, я не могла (силёнок не хватит), а просто столкнуть его вниз, так он себе шею сломает. А такое дроу вряд ли сможет пережить. Тем не менее, оставаться наверху, особенно в свете того, что тут есть достаточно мощное оружие, чтоб разрушить дом, очень и очень опасно. Дилемма.
   Несколько секунд я стояла над распростёртым телом, думая, как быть в сложившейся ситуации. Выбора, в общем-то, нет, и решение напрашивалось только одно: мы расположимся прямо тут, а в случае чего, я просто быстренько столкну эльфа вниз, - а там как карта ляжет. Даст бог, повезёт, и Терри не свернёт себе шею.
   Оставив тяжёлую сумку возле дроу, я заметалась по дому в поисках хоть каких-нибудь одеял или чего-нибудь в таком духе.
   Двухэтажный дом оказался весьма необычным. Он представлял собой квадратный бублик (если можно так выразиться) - внутренней дворик обрамляло строение этого дома. Та часть, в которой расположились мы с Тьерраном, оказалась в более-менее нормальном состоянии, а вот противоположная - практически полностью разрушена. Причём часть ракушника, из которого и был построен дом, завалила дворик, разбив находящиеся там каменные скамейки и фонтан.
   Обыскав все доступные мне комнаты, я нашла несколько порванных штор и простыней. Собрав их, я вернулась к Тьеррану и расстелила их возле него. Расстегнув на нём куртку, я с трудом вытащила его руки из рукавов. Елки-палки, он же ещё и в майку одет. Я только вздохнула: снять её у меня нет никакой возможности - ведь я не могу одновременно приподнимать его и раздевать. Придётся срезать, если я найду здесь хоть какой-нибудь острый предмет. Придерживая голову Терри так, чтоб он не ударился носом об пол, я, как можно аккуратнее, перевернула его на подготовленное место - лучше уж лежать на не слишком чистых тряпках, чем на каменном полу. Уж, не знаю, болеют ли простудой и воспалением лёгких дроу, но в его состоянии лучше не рисковать.
   К сожалению, в нашем убежище не оказалось ни одного, даже самого завалящего, ножа. Пришлось кусочком битого стекла подрезать майку и разрывать её вручную.
   От натуги и удушающей жары, пропитанной запахами пороха, дыма и крови, по лбу градом тёк пот. Я раздражённо вытерла его тыльной стороной ладони и, сев по-турецки возле Терри, приступила к осмотру эльфийских ран. На залитой кровью спине я насчитала пять пулевых отверстий. Жаль, что у нас в школах уже давно не преподают сестринское дело - я не могла ничем ему помочь. У меня даже воды нет, чтоб смыть с тёмного грязь.
   Тут меня осенило: может в сумке есть аптечка? Я проворно подтащила её к себе и в нетерпении раскрыла. Меня постигло глубокое разочарование: здесь лежал Террин клинок, парочка ножей разной длины (надо было сразу сюда заглянуть - не пришлось бы с майкой мучаться), несколько пистолетов, короткий автомат и множество припасов к ним. Конечно, оружие - это очень хорошо, размышляла я, заряжая самый лёгкий пистолет, особенно в той передряге, где мы оказались. Но этого явно недостаточно: нужна вода, медикаменты и еда. Причём именно в таком порядке.
   В принципе, я достаточно знакома с тёмным, чтоб знать о его феноменальной регенерации, но на каждый болт есть своя гайка с обратной нарезкой. Я перевела взгляд на его профиль: побледневшее лицо под рассыпавшимися тёмными волосами казалось снежно-белым. Пересев поближе, я, стараясь не потревожить раны Тьеррана, собрала пыльные волосы и заплела в подобие косы. Конечно, моим умениям в этой области не сравниться с эльфийскими, но это всё же лучше, чем ничего. Закончив приводить долгоживущего в относительный порядок, я заняла стратегически выгодную позицию (насколько я могла её просчитать) так, чтоб двери и окно оставались в зоне видимости и чтоб одновременно Тьерран был в досягаемости.
   Потянулись долгие часы тревожного ожидания: с улицы раздавались выстрелы и крики, смысл которых я, как не вслушивалась, понять не могла. Шум боя то приближался, заставляя меня вздрагивать от особо громких выстрелов и крепче сжимать вспотевшей рукой пистолет, то отдалялся, позволяя мне перевести дух. Отвратительная жара угнетала - безумно хотелось хотя бы стаканчик воды. А уж о холодном душе я старалась даже и не вспоминать.
   К тому моменту, как в комнату начали заползать вечерние тени, состояние Терри не изменилось ни на йоту, что беспокоило меня всё больше и больше. Я осторожно протянула руку к его рту, проверяя, дышит ли ещё дроу. К моему облегчению, еле различимое дуновение всё-таки ощущалось. Убирая руку, пальцами я случайно задела губы Тьеррана и моментально почувствовала покалывание. Ну, вот! Интересно, где были мои мозги раньше? Я же могу подпитать его энергией. И, пожалуй, не просто могу, а должна - иначе он не выкарабкается. Я усмехнулась своим мыслям - быстро же я привыкла ко всей этой магической чертовщине.
   Пересев поближе к эльфу, я взяла его за запястье одной рукой, второй продолжая удерживать пистолет. Лечение лечением, а о безопасности забывать всё же не стоит. Я обратила внимание на неестественную, для такой жары, прохладность кожи эльфа. Крепче сжав приятную на ощупь руку, я понадеялась что, такая холодность - не признак какой-то болезни.
   В сгущающихся сумерках звуки боя не смолкали, и теперь в окне, по мере наступления ночи, всё отчётливее виднелись сполохи пожаров и взрывов. Неожиданно я почувствовала, что дроу ощутимо дрожит, я обернулась к нему и не удержалась от вскрика: его тело в темноте слегка светилось. В призрачном сиянии я отчётливо видела, как резко сокращающиеся мышцы буквально выталкивают пули. Я во все глаза рассматривала такое диво - мне вспомнилось замечание Васи, о том, что он не обнаружил ни одного осколка во мне, и последующее заживание моих шрамов. Теперь становилось понятным, куда делось всё то железо, что посекло меня - оно просто выпало. Только тут возникал новый вопрос: это я сама смогла, или это всё же Терри мне помог?..
   Некоторое время из открывшихся ран по спине долгоживущего струилась кровь. Из-за её густоты воздавалось впечатление, что она течёт с какой-то ленцой. Но продолжалось это не долго - вскоре кровотечение прекратилось и постепенно сворачивающаяся кровь покрывала новой сухой коркой тело эльфа.
   Сколько времени я просидела так, наблюдая и прислушиваясь, я не знаю, но на улице почти стих шум и воцарился относительный покой, который, впрочем, совершенно не принёс мне облегчения - теперь я дёргалась от каждого шороха, которые раньше тонули в оглушающей какофонии звуков. Постепенно физическое и эмоциональное переутомление взяло своё, и я, подперев кулачком щёку, задремала.
  
   Тьерран.
  
   Ко мне постепенно возвращались ощущения: сначала дёргающей болью отозвалась медленно заживающая спина (такое количество глубоко проникающих ран не шутка даже для меня - всё-таки не бессмертный, а долгоживущий); затем я почувствовал легкое покалывание в запястье и спокойный ток Силы, что указывала на близость Тори (надеюсь, что с ней всё в порядке, и она не лежит умирающая рядом); и, наконец, неприятное чувство голода и жажды. Кроме того, отвратительные ощущения усугубляло то, что я лежу на чём-то твёрдом и совершенно неудобном. Всё это оттягивало моё внимание на себя, и я не сразу услышал приближающийся звук шагов.
   Я открыл глаза и увидел в дверном проёме незнакомого мне помещения невысокого коренастого мужчину одетого в балахон и сжимающего подмышкой автомат. На смуглом лице, почти полностью скрытом чёрной густой бородой, читалось удивление пополам с недоверием - он явно не ожидал увидеть тут кого-либо.
   - Не приближайся! - Раздался хрипловатый прерывающийся голос, по которому я не сразу узнал Тори. - Я буду стрелять!
   Ого! А девчонка небезнадёжна: ещё недавно истерила из-за того, что стала невольной причиной смерти множества совершенно неизвестных людей, а сейчас готова стрелять в человека, стоящего лицом к лицу с ней. Конечно, по связующим нас нитям я чувствовал её страх. Надеюсь, что она в случае необходимости всё же сможет выстрелить. Иначе нам придётся туго - я сейчас практически ничем не мог ей помочь (заживление шло полным ходом и забирало практически все силы - я даже видел как будто через дымку).
   Мужчина, полностью сосредоточившись на Тори, что-то произнёс, совершенно непонятное мне. Хаос и Тьма! Только сейчас я осознал, что никогда прежде не видел такой одежды, такого типажа человеческого лица, и никогда раньше не слышал такого языка. К этому надо добавить наличие огнестрельного оружия. Куда нас занесло!?
   Тут я услышал ещё одни шаги - вкрадчивые, приглушённые. Кто-то явно пытался незаметно подойти с другой стороны. Я дёрнулся и захрипел, стараясь выдавить из пересохшего горла хоть какие-то осмысленные звуки в надежде предупредить Тори о новой опасности, но это только ухудшило дело - от неожиданности она вздрогнула, ударив меня коленкой в бок. Этого невольного движения хватило, чтоб наш противник вскинул автомат и дал короткую очередь. Девушка громко вскрикнула: меня одновременно обожгло её болью, и тут же всё закончилось - потеряв сознание от боли, она завалилась на меня. В глазах потемнело из-за потревоженных упавшим телом ран, и почувствовал, как по спине потекла горячая кровь.
   Стрелявший что-то крикнул, и крадущиеся шаги сменились чёткой уверенной поступью. Я прикрыл глаза, не желая показывать своим противникам того, что я в сознании, и стал незаметно наблюдать. В поле видимости показались ботинки военного образца - именуемые в Торином мире "берцами". Новый персонаж обратился к уже знакомому мне мужчине, а затем раздался какой-то лязг.
   Снова непонятные мне переговоры, и я с облегчением почувствовал, как с меня сняли девушку. Первый мужчина приблизился и взвалил меня к себе на плечи. Действовал он при этом настолько небрежно, что я на некоторое время отключился от этого мира.
   Снова осознавать действительность я начал, когда нас втащили в какой-то подвал и, не церемонясь, сбросили на пол. Новая вспышка боли - темнота...
  
   ***
   Не знаю, сколько прошло времени, пока ко мне вернулось сознание. К этому моменту моё состояние улучшилось в достаточной мере, что позволило мне приподняться на локте и осмотреться. Тёмный пустой подвал без окон с единственной лестницей, ведущей наверх, и выключенной лампочкой, болтающейся под потолком. Обнаружив недалеко от себя Тори, всё ещё пребывающей в беспамятстве, я подобрался к ней поближе. Как только я тронул её за раненую руку, она пришла в себя. Тори уже открыла рот, чтоб завизжать, как я резко закрыл его.
   - Тишшше, Тори, - это я, Тьерран. Не надо кррричать.
   Та чуть заметно кивнула, проведя растрескавшимися губами по моей ладони, вызывая странное ощущение. Я поспешно убрал руку.
   - Что... - она откашлялась и продолжила. - Что происходит? - Скривившись, жалобно добавила. - Больно-то как.
   - Пока ещё не знаю. Ты не дёргайся - я хочу проверить, не сломана ли у тебя кость.
   - Как ты это проверишь? Ты, что - в темноте видеть можешь?
   Я кивнул, в затем, вспомнив, что она-то как раз не обладает ночным зрением, ответил вслух:
   - Да, могу... Потерпи, сейчас будет больно.
   - Что? Ещё боль.. - не договорив, она зашипела, когда я стал ощупывать плечо и предплечье. Несмотря на то, что я старался действовать как можно осторожнее и не причинять ей излишних страданий, всё равно из-под её зажмуренных век потекли слёзы.
   - Шшш... - я вытер набежавшую влагу с её лица. - Всё хорошо - я уже закончил. Перелома нет.
   Она тут же распахнула глаза и повернула голову в мою сторону, слепо вглядываясь в темноту.
   - Бооольно, - протянула она всхлипнув.
   - Ничего, заживёт. Только надо снять халат - ткань может присохнуть к ранам.
   - Знаю, - в голосе прорезалась нотка гордости, и по нитям колыхнулось довольство собой. - Я же именно поэтому и стянула с тебя куртку и майку.
   Я улыбнулся её тщеславности, наблюдая за тем, как она расстегивает халат. Она с трудом уселась и попыталась одной рукой снять его с себя.
   - Помочь?
   - Давай, - вздохнула она. - Только осторожно - мне и без того: хуже некуда.
   Поставив более глухую защиту, чтоб не чувствовать её боль, я постарался, как можно аккуратнее высвободить раненую руку из узкого рукава. Тори сквозь сжатые зубы мычала, но стойко выдержала испытание.
   - А вторую руку? - спросила девчонка, немного отдышавшись.
   - Не надо. Пусть будет так - ещё не известно, сколько мы тут пробудем, а здесь слишком сыро - скоро начнёшь мёрзнуть.
   Она вновь тяжело вздохнула и, стараясь не потревожить раны, легла обратно.
   - Никаких сил нет, - пробормотала она.
   Я подвинулся и, приподняв её голову, уложил её к себе на колени.
   - Ничего, заживёт.
   - Ты уже это говорил, - снова вздохнула она. - Долго оно будет заживать? Ты не можешь меня полечить?
   - Нет, сейчас не могу - у меня и так все силы уходят, чтоб самому выздороветь. Кроме того, я безумно хочу есть. И чем дольше я голодаю, тем медленнее у меня идёт регенерация. Одной только магии не достаточно для того, чтоб выздороветь. У тебя та же ситуация, - я взглянул на её залитую кровью руку. - Ты кушать хочешь?
   - Да.
   - Вот видишь. У тебя такой же процесс заживления, как и у меня. Только, конечно, намного медленнее, так как ты не чистокровная дроу.
   - Что значит "не чистокровная дроу"? - с подозрением осведомилась она.
   - После ритуала у тебя немного изменилась аура, получив некоторые мои характеристики.
   - Ничего себе! - она немного помолчала, размышляя, а затем добавила. - Что-то тут не стыкуется. Почему тогда после взрыва я не просто выжила, а выздоровела очень быстро? Даже шрамы сошли в течение нескольких дней.
   - Интеррресно... - Я задумался. - Возможно, это произошло потому, что ты тогда выплеснула слишком много Силы, которая и ускорила регенерацию. У меня слишком мало информации, чтоб сказать точнее.
   - А почему нельзя сделать такого сейчас?
   - Потому, что - это была случайность. Непредвиденное обстоятельство. Форс-мажор, как вы говорите. А сейчас мы находимся в стабильном состоянии, и такой выброс Силы сделать не можем.
   Девушка опять замолчала, осмысливая сказанное мною.
   - Что же мы теперь будем делать?
   - Дождёмся наших тюремщиков и посмотрим.
   - Кстати, а кто это? Я думала, что в твоём мире нет огнестрельного оружия.
   - Его действительно нет в моём мире. Во всяком случае, не было, когда я попал к тебе. Вряд ли даже за те несколько лет, пока я отсутствовал, у нас могли создать такое.
   - Несколько лет? - удивлённо переспросила она.
   - Да. У вас и у нас время течёт по-разному. На ваш один день приходится приблизительно шестьдесят пять наших, - я подобрал волосы и начал их заплетать. - С тобой я пробыл около двадцати дней. По моим подсчётам, в моём мире прошло примерно три с половиной года.
   - Как ты узнал о разном времени? И разве у нас одинаковое летоисчисление?
   - Да, у нас тоже триста шестьдесят пять дней в году, хотя деление на месяцы несколько другое.
   - Ты не ответил: от куда ты всё это узнал?
   - Приснилось.
   Девушка недоверчиво хмыкнула:
   - Ты веришь в сны?
   - В такие - да.
   - А какие - это "такие"?
   - Тебе не кажется, что ты задаёшь очень много вопросов? - я доплёл косу и прижал палец к её губам. - Помолчи немного.
   Она раздражёно отбросила мою руку:
   - Не хочешь говорить - не надо, но и рот мне закрывать не стоит.
   Надувшись, она некоторое время молчала. Затем, не выдержав, произнесла:
   - Давай, может, о другом поговорим?
   Я чуть приоткрыл защиту и потянулся по нитям к ней: Тори отчаянно боялась, хотя внешне старалась не показать страха. Я успокаивающе погладил её по голове:
   - Ну, хорошо, - одновременно я передал ей толику спокойствия. - Говори.
   - Как ты думаешь, где мы оказались? И как скоро за нами придут? И что будут с нами делать?
   - На все вопросы - не знаю.
   Она чуть шевельнулась и приглушённо вскрикнула.
   - Елки-палки, - переведя дух, произнесла она. - Когда же это закончится!?
   - Полагаю, что прямо сейчас, - я прислушался к приближающимся к двери шагам.
  
   Виктория.
  
   Я услышала звук поворачиваемого в замке ключа, а затем сверху раздался стук распахнутой двери и полился свет из дверного проёма, на мгновение ослепивший меня. Несколько раз моргнув, восстанавливая зрение, я приподнялась на здоровой руке и присмотрелась к появившимся людям. Тут же включилась лампочка, и они начали спускаться.
   Как мне показалось, единственное отличие между ними - это рост. Один оказался чуть выше другого. В остальном, мужчины казались копиями друг друга. Одинаковая одежда, состоявшая из бежевато-серой куртки, таких же штанов, чёрных высоких ботинок и головного убора, как две капли воды похожего на те, что носят бедуины; заросшие чёрными бородами лица и автоматы в руках - только усиливали это впечатление.
   Один из них, остановился по середине лестницы, второй же, передав оружие своему товарищу, направился ко мне. Я нервно оглянулась на Тьеррана, ища у него поддержки. К моему удивлению эльф развалился на полу с закрытыми глазами и не подавал никаких признаков жизни. Не успела я выяснить у него, что случилось, как, подошедший вплотную, мужчина склонился надо мной, закрывая тусклый свет, и, грубо схватив меня за подбородок, повернул моё лицо, разглядывая меня. Видимо, удовлетворившись осмотром, он обернулся к товарищу и что-то ему сказал, после чего оба мужчины рассмеялись. Снова повернувшись ко мне, он отпустил моё лицо, и его разлапистая рука переместилась ко мне на грудь, больно сжав её через тонкую ткань летней маячки. Я резко отшатнулась, вырываясь из мерзких лап.
   От страха мысли начали путаться. Единственная осознанная мысль билась бабочкой в мозгу: "живой - не дамся!". Бородач подался вперёд, схватив меня за раненую руку - я, вскрикнув от боли, упала назад. Перед глазами плясали искорки, и в голове поплыл туман - все мои ощущения сосредоточились в пылающей огнём ране. Я смутно различала, как стоявший надо мной насильник потянулся к ремню и начал расстёгивать штаны. Я с ужасом понимала, что у меня нет сил сопротивляться. И даже если бы и были то, что я могу противопоставить здоровому крупному мужику? Особенно, когда меня так легко вырубить, просто нажав больную руку...
   Сейчас мне хотелось только одного - провалиться в обморок, чтоб хотя бы ничего не помнить...
   Неожиданно, мимо меня скользнула тень, и несостоявшийся насильник, захрипев, обмяк. Я с удивлением разглядела Тьеррана, придерживающего мужчину так, чтоб прикрываться его телом от направленного на него автомата со стороны второго бородача.
   Расстояние до вооружённого мужчины было слишком далеко для моего затуманенного зрения, чтоб я могла что-то чётко рассмотреть происходящее, но, судя по всему, он явно не ожидал такой прыти от Терри. Мужской силуэт на лестнице качнулся, и его обладатель рванул наверх, с шумом захлопывая дверь и торопливо закрывая замок.
   Тьерран моментально отпустил свою жертву и та мешком опала на пол. Осмотрев тело и не найдя ничего интересного, тёмный медленно подошёл ко мне и, тяжело опустившись, улёгся слева от меня. Взяв меня за руку, он ободряюще легонько сжал мою ладонь. В месте соприкосновения тут же начало покалывать. Боль постепенно отступала, не уходя полностью, но становясь более терпимой. Зрение стало более чётким, и я повернула голову к долгоживущему.
   - Спасибо! - я постаралась в это короткое слово вложить всю свою признательность и благодарность.
   Долгоживущий не ответил. Я видела только его профиль, но по тому, как дрогнул уголок его губ, я поняла, что он улыбнулся.
   Некоторое время мы лежали молча, разглядывая серый потолок. Не знаю, о чём думал дроу, но я просто бездумно блуждала взглядом по трещинам и неровностям. Из этого оцепенения меня вывел эльф, неожиданно отпустивший мою руку и спокойно поднявшийся во весь рост. После того, как Терри встал, я снова услышала звук открываемой двери, чьи-то мужские голоса, шум шагов и лязг передёргиваемых затворов.
   Что происходило на лестнице, мне из моего положения видно не было, так как вставший передо мной тёмный, полностью перекрывал мне обзор. Конечно, можно попытаться выглянуть из-за него. Но для этого мне надо, для начала, хотя бы приподняться. Рану всё ещё дёргало, после железной хватки того уро...хм... цензурного эпитета даже не подберёшь..., поэтому я осталась на месте, тревожно прислушиваясь и полностью полагаясь на Тьеррана.
  
   Тьерран.
  
   На верху лестницы в дверном проёме стояло шестеро мужчин. Причём четверо спустились чуть ниже, держа меня на прицеле, а пятый занял такую позицию, чтоб прикрыть шестого.
   Вот именно этот шестой и заговорил.
   Интеррресно. Видимо это какой-то их главарь. Хоть они и одеты все одинаково, но в этом человеке чувствовалась привычка руководить людьми и контролировать их каждый шаг.
   На заданный мне вопрос я качнул головой и, оскалившись так, чтоб были заметны мои клыки, ответил на дронне, что не понимаю. Тот пристально посмотрел на мои зубы и тут же задал вопрос на другом языке, о чём свидетельствовало изменение интонации и акцентов.
   - Не понимаю, - снова произнёс я и, подумав, добавил по-русски. - Не понимаю.
   Главарь тут же встрепенулся и, дико коверкая слова, так что я еле понял его, произнёс:
   - Ты говоришь по-русски?
   - Да.
   - Хорошо.
   Он обратился к подчиненным на своём языке и тут же вышел. Его люди, не спуская с меня глаз, потянулись за ним, закрывая за собой дверь и оставляя нас в одиночестве.
   - Мне показалось, или он и правда по-русски говорит? - раздался голосок Тори.
   Я сел рядом с ней и кивнул.
   - Даже не знаю, что и думать, - продолжила девушка. - Послушай, а почему ты не напал на них? Ты же можешь!
   - Могу, - согласился я. - Но не сейчас. Я не в том состоянии, чтоб от пуль, пущенных очередью, уклоняться. Если бы пистолет, ещё можно было бы попробовать, а так - это чересчур опасно. Тем более что они находились слишком далеко.
   - Понятно. А почему не попытался, когда их тут было двое, одного же ты обезвредил.
   - Да. Но второй всё равно слишком далеко был. Плюс рывок к первому отобрал много сил - я только и смог его ударить в шею и грудину, а потом удерживать. Дальнейшие прыжки для меня были бы тяжелы. И если я в ближайшее время не поем, мои силы пойдут на спад - магия может поддерживать лишь до определённого предела.
   Я оскалился:
   - Но до такого, я вряд ли дойду. В конце концов, у нас теперь есть запас, - я махнул рукой в сторону несостоявшегося насильника.
   Девчонка во все глаза уставилась на меня:
   - Ты это серьёзно!?
   Я только пожал плечами, забавляясь её растерянностью и недоумением. Всё таки дроу - это не аллил: излишней щепетильностью, а уж тем более гуманностью, мы не страдаем. Конечно, я могу питаться и им. Если у меня не будет выбора. Наследственность - это не пустой звук. Впрочем, я надеюсь, что мне не придётся этого делать: мысль о том, чтобы есть сырое мясо и пить кровь, вызывает элементарную брезгливость. Ничего более.
   Тут я услышал звуки шагов, возвещающих о возвращении наших противников. Я снова поднялся, закрывая собой человечку. Как только я занял свою позицию, опять открылась дверь, и появились те же действующие лица, что и в предыдущий раз, за одним исключением: с ними пришёл ещё один человек. Главарь что-то сказал ему, и тот на вполне приличном русском языке спросил:
   - Кто ты такой?
  
   Глава 2.
  
   Виктория.
  
   - Кто ты такой? - раздался мужской голос.
   Удивление превысило благоразумность, я, чуть приподнявшись, выглянула из-за Тьеррана. На лестнице стояла группка мужчин, одетых, как и наши давешние знакомцы. Честно говоря, их внешний вид сильно напоминал арабов. Плюс к этому знание русского языка. Всё это натолкнуло меня на очень интересные размышления: либо мы попали в мир аналогичный моему, либо мы на Земле остались... Последнюю мысль я боялась развивать - вдруг сглажу.
   - Тьерран зур Шаррьен'з'Саен, - чуть помолчав, нелюдь добавил. - Я - дроу.
   Уж не знаю, что он сделал, но собеседники ахнули и отшатнулись. Через некоторое время, видимо оправившись от произведённого долгоживущим впечатления, двое из них что-то залопотали между собой. Обговорив какие-то свои проблемы, один из мужчин вновь обратился к эльфу.
   - А она?
   - Вик'торриа, - вот забавно, что говорит Терри вполне прилично, уже даже акцент не чувствуется, а имя моё всё равно коверкает. - Человек.
   Снова короткие переговоры, и новый вопрос:
   - Каким образом ты так быстро выздоровел? У тебя же были огнестрельные ранения.
   - Я отвечу на все вопросы, после того, как нам предоставят комнату, еду и врача для неё.
   Судя по выражению лица переводчика, он просто обалдел от такого заявления. И я его могла понять - о чём только этот нелюдь думает? Они нас сейчас в мелкое сито превратят, а он выделывается! Очень хотелось пнуть придурошного, чтоб хоть чуть-чуть ему мозги вправить. Но делать это я всё же не рискнула: мало ли что задумал Тьерран. Кроме того, от удара эльф наверняка бы дёрнулся, а как на это отреагируют автоматчики - одному богу известно. Оказаться под ливнем пуль мне не хотелось.
   Некоторое время переводчик со своим командиром (а кем ещё мог быть этот человек?) что-то обсуждали, поглядывая на нас. Наконец, решение было принято, и переводчик вновь обратился к дроу:
   - Ахмед сказал, что твоя наглость не знает границ. Но ему это нравится, - в подтверждение этих слов названный Ахмедом заулыбался и кивнул. - Жди.
   После этих слов все "жёлтые человечки" свалили, вновь оставив нас наедине со своим товарищем, всё ещё валяющимся в отключке. Дроу же занял своё место возле меня.
   - Тьерран, миленький, - слащаво начала я, - скажи, а дроу болеют психическими заболеваниями?
   Нелюдь удивлённо приподнял бровь и уставился на меня, пытаясь понять, в чём подвох.
   - Насколько мне известно - нет, - наконец ответил он.
   - Елки-палки, тогда чем ты думал, когда с ними разговаривал!? - зло выдала я, замечая, как сузились глаза эльфа. Прекрасно понимая, что я сейчас дёргаю тигра за усы, остановиться уже не могла - напряжение последних дней требовало выхода. А на ком ещё сгонять злость, как не на этом заносчивом гаде? В конце концов, я уже поняла, что убить меня он не рискнёт, а всё остальное не страшно. - Ты видел у них автоматы!? Ты чего на рожон лезешь? Мы и без того разозлили их, захватив этого придурка, - я с удовольствием пнула несостоявшегося насильника в бок. - Так тебе ещё приспичило условия выставлять!
   - Зсссамочшши, - прошипел Тьерран, резко наклоняясь ко мне.
   Горящие бешенством глаза дроу моментально охладили меня. Всё-таки не стоит забывать, что он может спокойно, не напрягаясь убить человека, что уже демонстрировал не раз. Я поперхнулась следующей гневной фразой и с клацаньем захлопнула рот.
   - Тьма, за что ты меня так наказываешь!? - вздохнул эльф, выражая тем самым своё мнение о моих умственных способностях и отодвигаясь от меня. - Подумай сама своей крррашеной головой: за свои годы с такими, как они, я встречался не раз. Так что, я прррекрасссно знаю, что делаю. Уж поверррь. Они уважают только силу и уверенность в себе. Если бы я сейчас с полностью удовлетворил их любопытство, то я бы уже лежал мёртвый, а с тобой бы развлекались.
   От этих слов меня аж передёрнуло, что явно не осталось незамеченным для Терри, но он никак на это не отреагировал, продолжая объяснять мне свою мотивацию.
   - В данный момент, я их заинтересовал. Особенно после того, как легко справился с их человеком. Наверняка второй приукрасил произошедшее. Плюс к этому моё быстрое выздоровление - они же знают, в каком состоянии меня сюда доставили, - тут долгоживущий улыбнулся уголками рта. - К тому же, я ещё кое-что продемонстрировал.
   - Что именно? - полюбопытствовала я.
   - Клыки и глаза в боевом трансе.
   Некоторое время я молчала, осмысливая всё услышанное.
   - Хитро, - протянула я. - А что, если ничего не получится?
   Терри пожал плечами и равнодушно ответил:
   - Тогда я нападу на них.
   - Ты же только что говорил, что у тебя недостаточно сил!
   - Так и есть, но у меня не будет другого выхода.
   - Перспективы просто радуют своей оптимистичностью, - ехидно заметила я. Что-то у меня последнее время характер становится всё хуже и хуже. Впрочем, чему уж тут удивляться: такая напряжённая жизнь не способствует спокойному состоянию души.
   Проигнорировав мою реплику, Терри встал.
   - Сядь спиной к лестнице, - скомандовал он.
   - Это ещё зачем? - подозрительно поинтересовалась я, но требованию подчинилась.
   - Затем, что я сейчас к тебе прислоню этого человека, а ты будешь его спиной подпирать, чтоб он не упал.
   - Это ещё зачем? - оригинальностью мои вопросы не отличались.
   - Если вдруг всё пойдёт по второму сценарию, то его тело укроет тебя хотя бы от шальной пули, - терпеливо объяснил Тьерран.
   - Замечательно! - бурчала я, чувствуя, как навалилась на меня туша мужика в камуфляже, больно надавив на плечо. - Просто великолепно! Фэнетзи во всей его красе! Чтоб оно всё пропало пропадом!
   Терри, не обращая внимания на моё брюзжание, встал позади меня, ожидая появления наших "друзей" в камуфляже. То, что он слышит их задолго до появления, я уже успела убедиться. Звук открываемой двери лишний раз подтвердил моё наблюдение.
   - Выходите. Ахмед приказал выделить вам комнату и врача.
   Ко мне бесшумно подошёл эльф и, оттолкнув "камуфляжника", за которым я пряталась, поднял меня на руки. Причём, умудрившись не задеть рану. Или я уже ничего почувствовала за той тупой болью, которую испытывала?
   Прижимая меня к себе, Терри направился на выход. В местах соприкосновения с тёмным я чувствовала интенсивное покалывание, знаменующие обмен силы. За время, что я провела во всех передрягах по вине этого нелюдя, я уже успела прийти к кое-каким определённым выводам. Во-первых, у меня повысилась регенерация. Во-вторых, нам нужно приложить усилия, чтоб "объединиться" силой. В-третьих, эльф явно подпитывается от меня магией, что всегда сопровождается таким вот покалываниями. В-четвёртых, плавно вытекающее из пункта "в-третьих" (и это, кстати, самое приятное), я теперь могу периодически наезжать на дроу. И мне за это ничего не будет.
   Тут я вспомнила горящие гневом лиловые глаза и скорректировала свою последнюю мысль. Пожалуй: возможно ничего не будет. Судить о степени заинтересованности дроу во мне объективно я не могла. Осторожнее надо действовать, мягче, хитрее. Мне вспомнилась моя любимая Скарлетт О'Хара: "мухи слетаются на сахар, а не на уксус". И помнится, она действительно добилась своего.
   Я взглянула на Терри снизу вверх - глаза эльфа пламенели. Всё ясно: дроу готовится, в случае чего, нападать.
   - Если начнётся стрельба, - шипяще произнёс тёмный, чуть разжимая губы. - Я тебя брошу - постарайся не попасть под линию огня.
   Покосившись на пол, я только вздохнула: цемент не способствует мягкому приземлению. С другой стороны, ну подумаешь, синяк будет на попе, главное живой останусь. Больше всего, наверняка, достанется Терри: стрелять начнут в него, а он сам говорил, что сейчас не сильный боец. А уж со мной на плече далеко не ускачет. Ещё раз вздохнув, я напряжённо стала ждать развязки.
   Как ни странно, это не казалась ловушкой - нам дали спокойно подняться наверх. Затем, в компании держащих нас на прицеле мужчин, мы проследовали в какую-то комнату. По дороге я старалась разглядеть как можно больше, но ничего особенного не увидела: длинный серый коридор, единственным украшением которого оказались лампы дневного цвета и двери. За одной из таких дверей и оказался наш очередной временный приют. Здесь, справа от двери находилась одна полуторная застеленная кровать, под окном размещался стол с двумя стульями, а напротив кровати - покосившийся шкаф. На одном из стульев сидел мужчина такой же, как и все, бородатый. Только в отличии от остальных, его одежда приятно радовала глаз разнообразием: просторные песочного цвета брюки и такая же просторная рубашка, только белая. На столе находилась солидного размера аптечка, говорившая о профессии этого человека громче любых слов.
   Терри уложил меня на кровать поверх одеяла, после чего врач приступил к осмотру плеча. Промыв мою рану и насыпав туда какого-то антисептического порошка, он забинтовал мне руку. Всё это происходило в гнетущем молчании, пропитанном насквозь напряжением. Нервную остановку создавали маякующие в дверях боевики, внимательно следящие за мной и Тьерраном, который не менее пристально следил за нашими соглядатаями и врачом.
   И чего они на меня уставились? Ужас как я не люблю, когда на меня так смотрят. Я прекрасно знаю, что я девушка красивая и привлекаю внимание - но всё равно такие пристальные взгляды неприятны. Особенно после недавнего инцидента в подвале. Впрочем, скорее сейчас меня не как девушку оценивают, а как противника: они же не знают, чего от меня ожидать. Вполне вероятно, с их точки зрения, что я тоже могу, как Терри передвигаться.
   Когда с процедурой моего лечения было почти покончено, "жёлтые человечки" чуть шевельнулись, расступаясь и пропуская вперед знакомого нам переводчика. Тот перекинулся парой слов с врачом на своём языке и, дождавшись, пока тот завяжет бинты и уйдёт, обратился к Терри.
   - Ахмед хочет тебя видеть.
   Стоящий в торце кровати эльф, чуть повел головой в мою сторону.
   - Её никто не тронет, - последовал ответ на этот жест.
   Дроу кивнул и вышел вслед за переводчиком. Закрывшаяся за ними на замок дверь оставила меня в полном одиночестве и тревоге.
  
   Тьерран.
  
   Плохо то, что я оставил девчонку одну. Передвигаясь по коридору, я всё ещё чувствовал её нервозность и глубоко загнанный страх.
   Плохо то, что моя привязанность к ней очевидна. Ахмед - не глупец, иначе бы просто не смог бы управлять этими людьми, и наверняка при случае воспользуется моей слабостью. Хаос и Тьма! Что бы сказал брат, узнав, что моим слабым местом является человеческая девчонка? И главное, что винить, кроме себя, некого.
   Плохо то, что я слишком медленно восстанавливаюсь. Для ускоренного заживления необходима постоянная связь со своей силой и много нормальной еды. И того, и другого я лишён.
   Тем не менее, все эти отрицательные стороны моего положения, никак не изменят моё поведение. Знание своих уязвимых мест даёт возможность подготовиться к возможной атаке на них. Кроме того, я могу воспользоваться ими как ловушкой.
   Пока я анализировал своё положение, мы успели дойти до нужной двери, ничем не отличающейся от своих предыдущих соседок. Впрочем, мои размышления не мешали мне следить за окружающими меня людьми и запоминать путь движения.
   Мой провожатый вежливо постучал и, дождавшись приглашения, открыл дверь, пропуская меня внутрь.
   Такого же размера комната, как и та, где осталась Тори, была обставлена несколько по-другому: под стенами стоял ряд стульев, а под окном стоял лёгкий складной стол, за которым сидел Ахмед. Справа и слева от него стояли его подчинённые, держащие меня на прицеле. Сзади я слышал дыхание пришедших с нами.
   Перед Ахмедом лежали листы бумаги, которые он подвинул вперед, одновременно отдавая приказ. Переводчик, забрав листы со стола, передал их мне. Интеррресно, что там такое? Я перевернул бумагу: с одного листа на меня смотрел я сам, с другого - Тори.
   Оставив листик про девчонку на закуску, я углубился в собственное досье.
  
   Разыскивается за совершение трёх террористических актов на территории Украины и похищении гражданки Украины Власиной Виктории Владимировны, 1988 года рождения.
   Психически неуравновешен. Агрессивен. Очень опасен.
   Представляется, как Тьерран Зуршаррьензсаен, дроу, эльф.
  
   Неправильное написание моего родового имени, хоть и неприятно резануло глаз, всё же меня не удивило - было бы странным как раз обратное.
  
   Настоящее имя: не известно.
   Дата рождения: не известна.
   Место рождения: не известно.
   Гражданство: не известно.
   Национальность: не известна.
   Особые приметы: черные волосы в фиолетовую полоску, острые концы ушей, клыки. Так же носит попеременно линзы красного либо розового цвета. Настоящий цвет глаз не известен.
  
   Описание моих глаз позабавило меня неимоверно. Хотя, умно. Очень умно: изобразить меня человеком, воображающим себя тёмным эльфом. К тому же, насколько я понял, в этом мире изменить свою внешность вполне возможно и без магии. Причём на очень долгий срок.
  
   При себе имеет меч. Длинна - пятьдесят три сантиметра. Ширина - три сантиметра. Цвет - серый. Металл - не известен.
  
   Естественно. Металл, из которого сделано Лезвии Тьмы, люди знать просто не могли. Прочитанные строчки напомнили мне о том, что необходимо поискать свой Дро'н'Шаен. Силы у меня восстановились в достаточной мере, чтоб я мог ощутить клинок. Только придётся делать это не сейчас: для этого необходимо снять отгораживающие меня от Тори щиты, что лучше делать в более спокойной обстановке, чем та, в которой находился я сейчас.
  
   Предпочитает тёмную либо чёрную одежду.
  
   Эта строчка удивила меня. Интеррресно, как они смогли узнать это? Впрочем, следили за мной и охотились достаточно долго, чтоб выяснить кое-какие детали. Не слишком приятно, но теперь придётся отказаться от любимых цветов. Хотя, в целом - это не столь существенно.
   Далее шли описания совершённых мною преступлений и указывалось место, где меня видели последний раз. Тут неведомые мне составители этой ориентировки не отличились особой оригинальностью, сообщив, что последний раз меня наблюдали на месте совершения последнего теракта.
   Покончив со своим досье, я переключился на Тори. К сожалению, из представленного текста я не узнал ничего нового, кроме того, что у неё день рождения приходится на семнадцатое октября, и что за любую информацию о ней готовы заплатить приличную сумму.
   Как только я закончил читать, Ахмед, не спускавший с меня всё это время глаз, поинтересовался через переводчика:
   - Что ты по этому поводу думаешь?
   - Цифра хорррошая, - протянул я, взмахнув Ториным листочком. - Соблазссснительная.
   Хоть Ахмед и постарался скрыть своё удивление моими словами, но тягаться с дроу по части ничего не выражающих масок на лице он явно не мог.
   - И я так думаю, - вкрадчиво произнёс он, внимательно следя за моей реакцией. - И люди мои тоже...
   К своему разочарованию он так и не дождался её.
   - А у тебя, к тому же, очень занимательная биография, - продолжил, наконец, он.
   Я молча кивнул. Ахмед сощурился и на некоторое время замолчал, пытаясь понять, почему я так спокоен и не возмутим.
   - Вот я и подумал, что такой хороший и опытный человек нам очень поможет. И мы поможем хорошему человеку. Отчего не помочь?
   - Я не человек, - холодно возразил я. - Я - дроу. Вы разве это самое досье не читали? Тут же написано, как я себя называю. Кроме того, указано, что я психически неуравновешен и опасен.
   Пока я говорил, тело, среагировав на моё состояние, вошло в боевой транс, окрасив глаза в алый. Ахмед сглотнул. Я его понимаю: такая смена цвета радужки явно не следствие контактных линз.
   - Так, что не стоит огорчать не хорошего, но опытного дроу, - я растянул губы в усмешке, показывая клыки. - Он может обидеться.
   Надо отдать должное этому мужчине - он довольно таки быстро взял себя в руки.
   - Ты прав. Не стоит обижать собеседника невниманием к деталям, - он сцепил в замок руки, лежащие поверх стола, и продолжил. - Особенно, если собеседники вскоре станут добрыми соратниками.
   По видимому, мы явно добрались до сути. Сейчас он начнёт выдвигать требования. Ахмед не разочаровал меня:
   - Скорее всего, ты захочешь помочь нам в нашей борьбе, а мы захотим помочь тебе оставить твою женщину у тебя.
   В принципе, я прекрасно знал о возможности шантажировать меня девушкой. И даже ожидал этого. Но всё же, Хаос и Тьма, какая ирония - ещё совсем недавно, я точно так же давил на братьев Тори, как Ахмед сейчас. Пусть мотивы защищать девчонку у нас с братьями разные, но дела это не меняет.
   Я расслабился, выходя из боевого транса.
   - Полагаю, что меня заинтеррресует твоя война.
   - Я знал, что ты услышишь голос мудрости.
   На этом переводчик замолчал, не желая переводить мне приказы, отдаваемые Ахмедом его подчинённым. Через пару минут в комнате, кроме меня, остались только двое. Сам Ахмед и переводчик.
   - Теперь мы поговорим о деталях, дорогой друг.
  
   Виктория.
  
   Как только за Тьерраном закрылась дверь, я тут же подскочила с кровати как ошпаренная. Хотя, пожалуй, тут я преувеличила. Причём, сильно преувеличила: с раненой рукой не сильно наскачешься. Стараясь делать как можно меньше лишних движений, я потихоньку встала и, проволочив по полу один из стульев, подпёрла им ручку двери. С сомнением оглядев сию ненадёжную конструкцию, я покосилась на шкаф. К сожалению, в моём состоянии тягать такую махину мне не под силу. Да и вообще неизвестно смогла бы я его сдвинуть хоть на сантиметр, даже если бы была здорова. Хотя от страха можно и не такое учудить.
   Скинув с себя опостылевший медицинский халат, который до сих пор болтался на левой руке как грязная тряпка, я повесила его в шкаф. Главное не забыть при первой возможности постирать его - разбрасываться вещами в нашей ситуации я не могла себе позволить.
   Впрочем, я тоже не отличалась особой чистотой: несколько суток в одной и той же одежде, отсутствие воды даже для того, чтобы попить (про умыться - даже заикаться нечего) - на данный момент я являла собой образец того, как не должна выглядеть современная приличная девушка. Грязная, всклоченная, несколько нехорошо пахнущая (а что я хотела при такой-то жизни?) - прямо бомжиха какая-то. Впрочем, это на данный момент было не самое важное в моей жизни.
   Я металась по комнате, стараясь движением согнать нервное напряжение. Получалось из рук вон плохо. Меня одолевали беспокойные мысли: где сейчас эльф и что с ним делают? Надеюсь, он вернётся ко мне живой и невредимый, ибо без него за мою жизнь и гроша ломаного никто не даст.
   Постепенно мои размышления перетекли в новое русло: где мы находимся и что это за место? Обратив свой взор на окно, наполовину закрытое железными роллетами, для создания достаточной тени в комнате, я удивилась, как я не догадалась раньше рассмотреть окружающую местность. А вдруг пригодится? Не решившись поднять роллет повыше, дабы не привлечь к себе внимания, я склонилась над столом и выглянула в свободный просвет.
   Ничего интересного я так и не разглядела, как ни старалась - слишком малое пространство предстало моему взору. Буквально в двух метрах от окна стоял серый дом. Насколько хватало взгляда, та стена, на которую выходило моё окно, представлялась абсолютно глухой. Без единого оконца или двери. Любопытненько. Возможно через окно, между домами можно будет от суда сбежать? Надо обязательно с Терри посоветоваться.
   Определить время, на глазок, у меня не получилось - вот уж чему никогда не училась, так это узнаванию времени суток по положению небесных светил. Мои же собственные, любимые часики-браслет, уже давно почили в обозе - ещё с того момента, как я попала под взрыв. И ведь случилось это совсем недавно. А кажется, что полжизни с тех пор прожила. Надеюсь, я не поседею раньше времени.
   Рекогносцировка местности (вот, какие умные слова я знаю - не даром же в семье военных выросла) на некоторое время отвлекла меня от мрачных дум. Но когда я поняла, что ничего нового больше не увижу, нервное состояние вернулось, и я заново принялась мерить шагами комнату. К тому же меня сводила с ума жара, жажда и рука, дёргающая тупой болью. Разумнее всего было бы лечь и не суетиться, чтоб сохранить хоть часть уходящей потом влаги, но я не могла не то, что лежать спокойно, а даже сидеть.
   Через некоторое время, я заметила, что в комнате становится всё темнее. Елки-палки, сколько же мы провалялись в обмороке в этом подвале, интересно знать? Потому, как я очень сомневаюсь, что дроу отсутствует больше, чем час-полтора. Впрочем, сейчас мне и десять часов как один покажутся, и минута - как сутки.
   Развернувшись, чтоб сделать очередной заход на круг "почёта" по комнате, я услышала звук проворачивающего в замке ключа. Я так и замерла, не закончив движения.
   Вот и всё - отговорила роща золотая.
   Стряхнув с себя оцепенение. Я кинулась к оставшемуся свободным стулу. Перехватив его поудобнее, так чтоб легко поднять его одной рукой, я приготовилась сражаться до последнего. Почему я не воспользовалась возможность сигануть в окно, сказать с определённой точностью не могу. Наверное, всё-таки где-то на краю затуманенного страхом и обречённой решимостью сознания всё же мелькнула мысль, что убежать мне всё равно не дадут. Да и бегать с вывихнутыми лодыжками - невозможно. Конечно, комната находилась на первом этаже, и я бы естественно не разбилась, выпрыгнув на улицу, но вот ногу подвернула бы наверняка - всё-таки я не спортсмен по прыжкам в высоту, а будущий переводчик.
   К счастью, весь мой настрой на героическое сражение мне не пригодился.
   - Тори, открой, - раздался голос эльфа, когда дверь заклинило. - Это я.
   Отпустив стул, я кинулась к двери, моментально разобрав свою "баррикаду". На пороге стоял тёмный с обычным невозмутимым выражением лица. От испытанного мной облегчения у меня вдруг закружилась голова и потемнело в глазах. Всегда было любопытно, что чувствуют люди, падающие в обморок. Но после встречи с тёмным я уже настолько восполнила пробел в этих знаниях, что приобретать лишний опыт мне совсем не улыбалось. Терри моментально очутился возле меня, поддержав меня, чтоб я не упала, попутно успев закрыть дверь, отсекая любопытные бородатые лица стерегущих нас "камуфляжников". Как только головокружение отступило, эльф отпустил меня.
   - Вот, - он протянул мне фляжку, - попей.
   Я с жадность накинулась на воду. Безусловно, надо было проявить бдительность и с подозрением отнестись к питью: мало ли, вдруг оно отравлено, или там снотворное. Да, и простые бактерии, действующие на желудочно-кишечный тракт, меня бы вряд ли порадовали. Но в тот момент меня это совершенно не волновало - воистину, инстинкты притупляют мыслительные процессы. Моё первое и второе предположение, судя по самочувствию, не оправдались. А вот третье проявится не сразу. Впрочем, буду переживать, когда случится, а пока нечего волноваться по пустякам.
   Только после того, как я напилась, я заметила, что одет Тьерран теперь точно так же, как наши "гостеприимные" хозяева, за исключением того, что свою курточку, он нёс, перекинув через плечо. Под подмышкой у него был зажат ещё один комплект одежды и какая-то коробочка грязно-белого цвета. В руке он держал "берцы". Повесив куртку на спинку кровати, эльф поставил на пол обувь.
   - Поешь, - сказал Терри, отдавая мне коробку с непонятной маркировкой на крышке.
   - Прямо, Алиса какая-то: "съешь меня, выпей меня", - пробормотала я, ставя коробку на стол и пытаясь одной рукой снять с неё крышку.
   - Что ты имеешь в виду? - спросил тёмный, ложа вещи на кровать и забирая у меня коробку, чтоб открыть её.
   - Это сказка такая есть. Называется "Алиса в Стране Чудес", - ответила я, разрывая фольгу, оказавшуюся под крышкой. - Там главная героиня, Алиса, попавшая в сказочную страну, набредает сначала на пирожок, на котором было написано "съешь меня", а потом на бутылочку с надписью "выпей меня".
   - А что случилось дальше?
   - Нууу... - протянула я, осматривая содержимое коробки. - Алиса сначала съела пирожок и стала гигантом, а потом выпила из бутылочки и стала лилипутом... Или наоборот, - я задумалась. - Я уже, честно говоря, не помню.
   И тут меня осенило:
   - Знаешь, что я тут подумала? А ведь Алиса-то была первой, кто попала в мир фэнтези. Забавно, правда?
   Тьерран хмыкнул и ответил:
   - Насколько я понял, что такое ваше "фэнтези" - то в данном случае, это именно я попал в такую историю.
   - Пожалуй, ты прав, - согласилась я, разглядывая содержимое коробки. - В некотором смысле именно наш мир для тебя является фэнтезийным...
   Судя по всему, здесь находился этакий сухпай, о чём недвусмысленно заявляли консервы, столовые приборы, какие-то сухие (на вид) хлебцы, и белая коробочка с прикреплённой на него вполне современной трубочкой. Я, не веря своим глазам, взяла эту коробочку и перевернула.
   Нечто в таком роде я и ожидала.
   - Терри, ты в курсе, что мы на Земле?
   - Да, - дроу отобрал у меня пакет, на котором английским по белому было написано: "Apple Juice".
   Он разорвал целлофанчик и, достав из него трубочку, воткнул её в пакетик.
   - Более того, - добавил долгоживущий, протягивая мне сок. - Мы находимся в твоём мире.
   - Хоть какая-то хорошая новость за последнее время. Теперь надо подумать, как нам...
   - Есть ещё одна хорошая новость, - перебил меня нелюдь, сузив глаза. Я открыла рот, чтоб возмутиться таким поведением, но натолкнувшись на пристальный взгляд, тут же закрыла его. Тёмный отрицательно качнул головой, показывая мне, чтоб я не развивала эту тему дальше. Что ж: помолчим. - Когда ты доешь, нас отведут в душ. Я-то уже успел помыться и переодеться, а вот тебе это явно не помешает.
   - Какой ты галантный! - сердито фыркнула я. - Сам не лучше меня пах!
   - Вообще-то я подразумевал то, что тебе стоит смыть с себя кровь, - ехидно улыбнулся долгоживущий, - но раз ты сама об этом заговорила...
   Продолжать он не стал, видя, что укол и так достиг цели, и я смущённо покраснела. Елки-палки, я уже ненавижу этого эльфа. И вообще - какое-то неправильное мне фэнтези досталось: я всё время раненая, никаких магических способностей или хотя бы физической силы, волшебных животных нет и в помине. Но самое главное - не я достаю нелюдя, а он меня изводит! И где справедливость!?
   - Ладно, - я отставила пакет с недопитым соком и, поднявшись, схватила одежду и обувь. - Пошли в душ.
   - Есть не будешь?
   - Потом, - раздражённо ответила я, направляясь к двери. Голод в такую жару, как-то не особо мучил.
   Эльф обогнал меня, и первый вышел в коридор. Переговорив с одним из насторожившихся охранников, нелюдь уверенно потопал направо по коридору. Поспешив следом за ним, я услышала, как арабы поплелись вслед за нами.
   Дойдя до двери, ничем не отличающейся от всех предыдущих, тёмный толкнул её, пропуская меня вперёд. Что-то рыкнув нашим конвоирам, Терри захлопнул у них перед носом дверь.
   Душ состоял из двух смежных комнат, одна из которых служила раздевалкой, а вторая, соответственно, - душевой. В раздевалке, кроме длинной скамьи и бесконечного ряда крючков по обеим стенам, ничего не оказалось. Я заглянула в смежную комнату, где насчитала десять открытых кабинок с душевыми лейками и розеточками, на которых лежали обмылки, разной степени использованности. Чудесно!
   Я вернулась к скамейке и положила на неё сменную одежду.
   - Терри, ты собираешься сидеть тут? - обратилась я к дроу, лежащему на лавке с закинутыми за голову руками, так что белая майка натянулась, чётко обрисовывая его фигуру. Причём, узость скамьи под его спиной не доставляла ему видимого неудобства.
   - Я не буду смотреть, - ответил эльф, закрывая глаза.
   Елки-палки! Вот что мне делать? Выставить дроу за дверь не в моих силах, проверить подглядывает он или нет, я не могу. Остается только положиться на его порядочность. Хотя, какая у него порядочность? У него только наглость порядочная.
   Так и не сумев просверлить в нелюде дырку, я принялась разоблачаться. Разувшись и не обнаружив никаких сменных тапочек, я пришла к выводку, что если не хочу заработать себе грибок, то придётся мыться в босоножках. Раздевшись "до пояса снизу", я вновь обулась и приступила к топу. Через пятнадцать минут, я поняла, что это мой личный непрекращающийся кошмар. Если босоножки, брюки и даже трусики, легко снимаются и одной рукой, то стрейчевая майка на лямках - это непосильный труд. Особенно если вторая рука не просто не действует, а ещё и болит, и надо как можно аккуратнее раздеваться.
   - Тебе помочь? - раздавшийся в тишине голос эльфа напугал меня до полусмерти.
   Я подскочила от неожиданности и с подозрением уставилась на Тьеррана.
   - Ты что!? Подглядываешь!?
   - Зачем? - удивился нелюдь. - Мне и слуха хватает, чтоб знать, что сейчас на тебе кроме босоножек и майки ничего нет. И снять её с себя у тебя не получается.
   Меня бросило в жар. Представляю себе, как я сейчас выгляжу: красная с перекошенным лицом, и задранной до подмышек майке. От злости и смущения мне всё-таки удалось стянуть её, вывернувшись под немыслимым углом. Со всей силой, на которую была способна, я швырнула грязный топ в лицо нелюдю и влетела в душевую.
   Вскоре я позабыла и про него, и про весь окружающий мир. Помыться левой рукой (это при том, что я правша), стараясь не намочить бинты, - это не фунт изюма. Но если с телом я более-менее справилась, то волосы рисковали остаться такими же, как были, за одним существенным исключением. Они бы стали, помимо того, что уже грязные, ещё и мокрыми.
   Кроме того, чрезмерная физическая активность дала о себе знать, и плечо опять начало гореть. Полюс к этому, тянущая боль внизу живота, чувствующая с самого утра, стала постепенно нарастать. Если раньше у меня просто не было времени обращать на это внимание, то теперь я не могла игнорировать симптомы приближающихся (как стыдливо прикрываются эвфемизмами в дамских романах) женских недомоганий.
   - Только этого мне сейчас не хватает для полного счастья, - прошептала я, поглаживая живот, в надежде размассировать боль.
   Впрочем, я прекрасно знала, что это мне ни капельки не поможет: мне необходимо не менее четырёх таблеток аспирина и спокойно полежать пару часов. Как я буду объяснять врачу-мужчине, зачем мне нужен анальгин и вата (а её просить тоже придётся), я вообще не представляла. Тем временем боль усиливалась, и меня начало подташнивать.
   Прислонившись к перегородке душевой кабинки, я тихонько заплакала: мне стало жаль себя. Я устала от боли, устала от страха, устала от постоянного напряжения. Мне хотелось домой: к маме и папе, к братьям. К людям, которые меня любят и жалеют. А не презирают и всячески унижают. Мне вспомнились все обиды, нанесённые мне эльфом. Тихие слёзы, превратились в приглушённые всхлипы. Я прикрыла рот рукой, чтоб не услышал нелюдь, но это оказалось недостаточной мерой.
   Неожиданно возле меня, оказался дроу, моментально выключивший воду, и прижавший меня к себе. Меня окутало покалывание, и на грани сознания заколебалась сила. В тот момент меня не волновало, что я стою обнажённая наедине с обнимающим меня мужчиной. Я уткнулась лицом ему в грудь и зарыдала уже в голос. Мне требовалось сочувствие, и я цеплялась за эльфа, как утопающий за соломинку.
   -Тихо, тихо, - зашептал он. - Всё будет хорошо. Мы выберемся, и ты вернёшься к родителям. А я уйду себе, и у тебя всё наладится.
   Не знаю, как он узнал, из-за чего я плачу. Впрочем, я уже успела заметить, что периодически долгоживущий читает меня, как открытую книгу.
   Постепенно утихла боль в руке и животе, слёзы иссякли, и рыдания прекратились сами собой. Наплакавшись, я начала судорожно икать. Тут до меня начала доходить двусмысленность нашей ситуации. Мне стало жарко и душно, от прилившей к лицу крови. Я жаждала оказаться где угодно, только не здесь и не сейчас.
   - Я помогу вымыть тебе волосы, - спокойно произнёс Тьерран, без тени своей обычной надменности.
   - Не надо, - запротестовала я.
   - Ты сама не справишься, - безапелляционно заявил нелюдь. - Включи воду, а я сейчас вернусь.
   Он отстранился, и я даже не успела заметить, как он исчез. Я же послушно включила душ, отрегулировав напор и температуру, встала лицом к кранам, скрестив руки на груди, так чтоб прикрыть её. "Спокойно, спокойно", уговаривала я себя, приводя разумные доводы, в пользу помощи эльфа. Стыдливость корчилась и не хотела сдаваться. Умом-то я понимала, что дроу прав - сама я не смогу помыть и промыть такую гриву волос как у меня. Но чувствам не прикажешь. Так сбережём хотя бы остатки девичьей скромности - пусть смотрит на спину (о том, что можно смотреть не только на спину, думать не хотелось).
   - Это я, не пугайся, - предупредил меня дроу, зная, как я реагирую на его неожиданные появления.
   В этот раз, от его слов мне не стало легче. Наоборот я вся напряглась и замерла.
   - Наклонись немного вперёд, иначе повязку намочим.
   Я закрыла глаза, чтоб ничего не видеть и подчинилась. Ужас, ужас! Если я раньше думала, что всё происходящее со мной - это кошмар. То теперь я была уверена - это ад.
   Лёгкие прикосновения прохладных пальцев к коже головы совсем не успокаивали, а только добавляли нервозности. Я стиснула зубы и зажмурилась, как можно крепче прижав здоровую руку к груди.
   - Можешь выпрямиться, - произнёс дроу.
   Что я не замедлила выполнить. После чего Тьерран отжал волосы и, аккуратно распутывая отдельные колтуны, заплёл мне косу.
   - Всё, - подвёл он итог моим мучениям и бесшумно ретировался.
   Я же, закрыв глаза ладонью, ещё некоторое время стояла в кабинке, пытаясь собраться с мыслями и набираясь решимости выйти от сюда. Как теперь, после всего случившегося, смотреть в глаза нелюдю, а уж тем более разговаривать с ним, я не могла даже представить.
   Более-менее собрав свои растрёпанные чувства и разбегающиеся мысли в кучу и взяв себя в руки, я направилась в раздевалку. Выглянув из душевой, я убедилась, что эльф снова лежит на скамейке с закрытыми глазами. Юркнув к своей одежде и выудив из стопки полотенце, начала лихорадочно вытираться, попутно жалея, что оно недостаточно велико, чтоб замотаться в него. Поспешно натягивая на себя одежду, я косилась на невозмутимого долгоживущего, который, казалось, давным-давно уснул и видит десятый сон. Об инциденте в душе напоминали только влажные пятна на майке и штанах. Кое-как натянув на себя свой комплект одежды, я замерла.
   Секундочку! Я уставилась на следы на одежде нелюдя. Это результат, того, что он прижимал к себе мокрую меня. Но, ведь, на нём не должно быть ни одной сухой нитки! В каком же виде он мыл мне голову, что остался сух, как лист? Елки-палки, лес густой!
   На этом моя мысль оборвалась, испугавшись логических выводов. Я зажмурилась и застонала от ужаса.
   - Помочь с "берцами"? - тут же раздался голос дроу.
   Я заставила себя раскрыть глаза и взглянула на сидящего и смотрящего на меня в упор тёмного.
   - Не надо! - думаю, что в тот момент мое лицо могло без каких-либо проблем служить иллюстрацией к цвету "свекольный".
   - Ты сможешь завязать шнурки одной рукой? - приподняв бровь, спросил нелюдь.
   - Нет! - резко ответила я, - пойду в босоножках.
   - Как знаешь, - Терри перетёк в вертикальное положение. - Идём.
   Я перекинула мокрое полотенце через плечо и, прихватив свои вещи (потом постираю) и "берцы", поплелась на выход.
  
   Тьерран.
  
   Слава Тьме, что девчонка не заметила, какими взглядами обменялись наши надсмотрщики, когда заметили её пунцовое лицо и мокрые пятна на моей одежде. Пока мы шли в свою комнату, я перебирал воспоминания о сцене в душе. Несмотря на то, что я вёл себя подчёркнуто равнодушно, Тори всё равно смущалась, как девственница на брачном ложе.
   Я искоса взглянул на девушку. Интеррресно... Она действительно целомудренна? Никогда с такими не встречался. У эльфов, как светлых, так и тёмных, такого понятия вообще не существует. Физиология другая, да и обучают у нас всему, что необходимо знать и уметь. А человеческие женщины так вешаются на эльфов, что среди них встретить девственницу сродни находке алмаза в свинарнике. Впрочем, мне, слава Тьме, никогда не приходило в голову проверять это: на мой взгляд, человечки никак не могут сравниться с эльфийками, ни внешностью, ни манерами.
   Пока я размышлял, мы как раз добрались до нашего временного пристанища, где нас поджидал недоеденный Тори ужин. Включив свет, она развесила на спинке стула мокрое полотенце и, спрятав одежду в шкаф, уселась есть, демонстративно не обращая на меня внимания.
   Смешная: думает, что меня её молчание задевает. Я разулся и улёгся на кровать, вновь предаваясь воспоминаниям, только на этот раз приятным - о своих бывших любовницах. Хаос и Тьма! Сколько же времени у меня не было женщины? В принципе, я не настолько щепетилен, чтоб отказываться от плотских радостей только потому, что не вижу особой привлекательности в человечках. Ночью все женщины одинаковы.
   Я приподнялся на локте и внимательно оглядел фигуру сидящей девушки. Ничего, хотя несколько полновата. Впрочем, надо отдать её должное, что за последние несколько недель она основательно похудела и подтянулась, что совершенно не удивительно, если вспомнить всё выпавшее на её долю. Физические нагрузки и постоянное эмоциональное напряжение не могли пройти бесследно.
   Тори заметила мой взгляд и поперхнулась:
   - Ты чего?
   - Ничего, - я вновь откинулся на спину и закрыл глаза, - всё в порядке.
   Нет. Связываться с ней не разумно. Я бы даже сказал - глупо. Безусловно, у меня есть свои потребности (да, и любопытство скидывать со счетов нельзя), но мне это совершенно ни к чему. Влюблённая, вешающаяся на меня девица - это лишние проблемы. Кроме того, я же не собираюсь и в самом деле остаться здесь и воевать за этих людей. Значит, я очень скоро покину эту обитель, а в более цивилизованном месте можно без каких либо проблем найти себе женщину, не обременённую моралью и несбыточными надеждами.
   Хотя... Я вновь покосился на девушку. Это было бы интррресно... Если она, конечно, действительно девственница, что, насколько я понял, в этом мире довольно-таки нехарактерно для девушки её лет. Здесь все раскрепощены в этом отношении.
   - Терри, - голос девушки вывел меня из задумчивости, - а как мы спать будем?
   Я удивлённо посмотрел на неё.
   - У тебя какая-то проблема с этим?
   - Нет, - Тори недовольно надулась, - просто здесь только одна кровать. Да и та слишком узкая.
   - И что?
   - Вот смотрю на тебя и думаю: ты придуряешься? Или вправду...- заметив мои сузившиеся глаза, она запнулась, - ...и вправду не понимаешь? Во-первых, нам просто-напросто будет неудобно. Во-вторых, спать вместе в такую жару просто невозможно...
   - А, в-третьих, ты просто стесняешься, - я договорил за неё.
   - Слишком уж у тебя большое самомнение! - зло парировала Тори.
   - Вполне адекватное, - чувствую, что из-за надуманных проблем, мы теперь не скоро уснём. - Мне тоже не нравится делить одну постель с тобой, но у нас просто нет выбора - это ты всё-таки должна понимать.
   - Конечно, я понимаю, я же не полная дура! Что бы там обо мне не думал, - возмущённо ответила девушка, стараясь за раздражением скрыть смущение и растерянность.
   - Я и не думаю, что ты полная дура, - ровно ответил я. - Тори, ты можешь спокойнее относиться к ситуации? Я не собираюсь обижать тебя, ни словом, ни делом.
   Девчонка только хмыкнула:
   - Ты бы мог спать на полу.
   - Это не возможно, - Хаос и Тьма! Вот же упрямая. - Я, безусловно, могу спать на голой земле, если у меня нет выбора, но сейчас изнурять себя нет ни какой необходимости. Тем более что спать на голом цементе уже чересчур даже для меня...
   - Я тебе покрывало дам.
   - Не перебивай, - осадил её я. - Так вот: спать на голом цементе я не могу, и даже это тонкое покрывало не спасёт ситуацию. Кроме того, я не собираюсь отказываться спать на кровати только в угоду твоей стыдливости.
   - Жарко же... - печально протянула она.
   - Можешь раздеться, - посоветовал я. - И прежде, чем ты опять начнёшь возмущаться, дослушай. Тебе не обязательно раздеваться догола. В том комплекте одежды, что я тебе дал, есть нижнее бельё. Останешься в нём.
   - А ты?
   - Я только майку сниму, - ссориться из-за мелочей мне не хотелось. Хоть я и привык спать обнажённым, но сейчас проще сделать ей уступку.
   - Хорошо, - Тори вздохнула, признавая разумность моих слов. - Всё равно никуда не деться.
   Я только кивнул и встал, чтоб выключить свет. Пока я совершал эти нехитрые действия, девушка успела разуться и снять с себя брюки. В майке и длинных мужских трусах она выглядела довольно забавно.
   - Терри, ты не мог бы включить свет на пять секунд - я ничего не вижу.
   Я и забыл, что она не может видеть в темноте.
   - Не надо.
   Я взял её за руку и подвел к кровати, на которую девушка моментально забралась и постаралась улечься так, чтоб занять как можно меньше места и при этом не потревожить заживающую руку. Судя по вырвавшемуся сдавленному шипению, последнее у неё получилось не особенно удачно. Сняв майку, я улёгся подле Тори. Подвинувшись поближе к девушке, шепнул ей на ухо:
   - Нам ещё надо поговорить.
   - Что!?
   - Не кричи. Помнишь, как мы вместе с силой "сливались"?
   - Да.
   - Сейчас сделаем так же, - я притянул её к себе, ощущая как в местах соприкосновения начало покалывать. - Не дёргайся. Просто расслабься - дай возможность силе соединить нас.
   Некоторое время девушка лежала, как одеревеневшая, затем, немного успокоившись, обмякла. Я тут же снял свои щиты, открываясь ей на встречу. Постепенно мы начали растворяться друг в друге. Соединяющие нас нити стали плотнее, жёстче и, казалось, слегка вибрировали. Всё происходило так же, как и в прошлый раз, и одновременно по-другому. Я чувствовал Тори, как самого себя: все переживания, желания, надежды, восторг и упоение Силой, - но при этом я полностью осознавал свою самостоятельность.
   - Тори, - позвал я.
   Девушка не ответила, наслаждаясь ощущениями, подаренными Силой.
   - Тори! - на этот раз она меня услышала.
   - Терри?
   - Да. Это я.
   - Знаешь, а ты выглядишь странно: ты как будто очерчен фиолетовым ореолом. Причём то тут, то там мелькают красные всполохи.
   - Ты тоже в ореоле.
   - Каком? - девушка подняла руки, чтоб разглядеть. - Не вижу.
   - Конечно не видишь. Увидеть свою ауру не может никто. А у тебя ореол светится золотистым с фиолетовым.
   - А почему такие цвета?
   - Фиолетовый с красным - это цвет дроу, а золотистый - цвет людей.
   - Тогда почему у меня есть ещё фиолетовый?
   - Потому, что ты несёшь в себе мою силу. Силу дроу.
   - Здорово! - Тори радостно рассмеялась.
   Некоторое время я наблюдал за радующейся девушкой: она кружилась на месте, рассыпая золотые и фиолетовые искры - это завораживало. Когда она немного успокоилась и остановилась, счастливо улыбаясь, наваждение спало, и я вспомнил, зачем мы "провалились" в свою Силу.
   - Нам надо поговорить.
   - Давай, - доброжелательно ответила Тори. Её настроение явно улучшилось. - Только почему именно здесь?
   - Здесь безопасно - нас не смогут подслушать. Наверняка, в нашей комнате есть специальные устройства.
   - "Жучки", - подсказала она.
   - Да, "жучки", - согласился я. - Ахмед, командир этого отряда, который нас захватил, показал мне международную ориентировку на нас с тобой. Насколько я понял, у вас есть всемирная организация по поиску преступников.
   - Ага. Интерпол называется.
   - Именно этот Интерпол разыскивает меня за целый список преступлений, в том числе и за похищение тебя. Ахмеда очень впечатлил перечень моих заслуг, и он жаждет заполучить меня в свой отряд. Причём, он ненавязчиво намекнул, что если я не выполню его условий, то в первую очередь не поздоровится тебе.
   - Чедесненько! - едко ответила девушка. - Теперь я имею стопроцентную гарантию, что не доживу до конца этой истории. Ты же меня при первой возможности сдашь с потрохами!
   - Нет, - как бы не было для меня соблазнительно держать её в страхе, но сейчас это не лучший вариант. Несмотря на её наивность и детскость, она достаточно сообразительна, чтоб прийти к выводу, что со мной ей опаснее, чем без меня. Мне бы не хотелось, чтоб она сбежала. - Я не брошу тебя.
   - С чего бы такая доброта?
   Я лишь улыбнулся.
   - Вернёмся к нашей ситуации: мы находимся где-то в Ираке. Точнее сказать я не могу - нам придётся выяснить наше место положения. Кроме того, необходимо разузнать, как от сюда выбраться. Причём сделать это необходимо как можно скорее: на войне от случайностей никто не застрахован, а умирать за людей - это не достойно дроу. К сожалению, телепортом воспользоваться не получится: я не могу почувствовать метку.
   - Почему?
   - Не знаю, но думаю, что когда неправильно сработал портал, то волна остаточной энергии стёрла все магические проявления в определённом радиусе. Видимо мой маяк и подпал под это воздействие.
   Девушка хмыкнула:
   - Ты так уверено об этом говоришь, вроде каждый день сталкиваешься с таким.
   - Не каждый, но иногда бывает. Любое неправильное применение магии влечёт за собой неконтролируемый выброс энергии. Чем сложнее заклинание и больше сила колдующего, тем мощнее выброс. А во время обучения, таких ошибок бывает много - поэтому и знаю.
   - Сам ошибки делал? - Тори довольно заулыбалась.
   - Безусловно, - кивнул я и вернулся к прерванной теме разговора. - Таким образом выбираться нам придётся своими силами. И тебе придётся помочь мне.
   - Помочь? Как?
   - Я собираюсь выяснить, где находится вся документация. Для этого, мне необходимо беспрепятственно передвигаться по зданию. Именно в этом мне поможешь ты, как хранительница...
   На этом слове Тори вновь улыбнулась. Решив не обращать внимание на странную реакцию, я продолжил:
   - Хранительница моей силы. Использовать магию, в частности полог невидимости, я могу только через тебя. Думаю, что через день-два у тебя уже полностью заживёт рука, и мы сможем начать собирать информацию для нашего побега.
   - Хорошо, - последовал ответ.
   Я улыбнулся: слава Тьме, Тори может воспринимать мои слова спокойно и адекватно.
   - Любые другие обсуждения, не связанные с бытовыми мелочами, будем вести именно здесь.
   Девушка кивнула.
   - Теперь нам надо поспать. Я сейчас разорву связь.
   - Подожди!
   От девушками волнами пошло беспокойство. Я приподнял бровь, ожидая объяснений.
   - Послушай
   Я мысленно отстранился от девушки и, постепенно накладывая ментальные щиты, стал отдаляться от неё. Вскоре наше объединение пропало, оставив лишь натянутые между нами нити.
   Некоторое время Тори молча лежала, а потом чуть шевельнулась.
   - Терри?
   - Да?
   - Я всё время хотела спросить...
   Ничего не говоря, я ждал продолжения.
   - Скажи, а почему ты всегда такой холодный? Не в смысле характера - тут-то я как раз всё понимаю, а в смысле - тела. Мне вот, например, жарко, и я вся горячая. А ты остаёшься прохладным.
   - У меня другое строение организма. Я тебе потом расскажу.
   - Честно расскажешь? - Тори приподняла голову, силясь в темноте разглядеть мои глаза.
   - Честно, - улыбнулся я. Всё-таки есть что-то милое в её восприятии жизни. - А сейчас спи.
   Тори вновь легла, устраиваясь поудобнее - сейчас её наша близость не смущала. Судя по идущим от неё чувствам, ей даже приятно прикасаться ко мне: более низкая температура моего тела остужала её разгорячённую кожу.
   - Спокойной ночи.
   - И тебе приятных сновидений, - ответил я, закрывая глаза и моментально проваливаясь в чуткий сон.
  
   Помещения Конторы. Кабинет полковника Волошина.
  
   Волошин устало откинулся в кресле и закрыл покрасневшие от бессонницы глаза. Последние дни, после произошедшего в лаборатории, где проводились эксперименты по проникновению в другие миры, полковник вообще не спал. Требуя от своих подчинённых срочно восстановить аппаратуру и повторить открытие портала, Аркадий Кириллович не уходил со своего рабочего места. Впрочем, теперь ему было некуда идти: с исчезновением жены из него как будто вынули душу.
   Наблюдать за тем, как медленно угасает любимая женщина, для полковника было непосильным испытанием. Именно поэтому Волошин ухватился за возможность возглавить один из филиалов Конторы, занимающийся параллельными мирами. Затем ему в снах стал являться Хранитель. Сначала Аркадий Кириллович воспринял его, как начальную стадию сумасшествия, но позже понял, что Хранитель вполне может помочь его Элли. Это вселило надежду в полковника.
   Теперь же всё рухнуло. И из-за кого? Из-за ненавистного сына, по вине которого и умирала эльфийка. Ведь именно рождение ребёнка ускорило её угасание. Если бы не Игорь, у них с Элли было бы больше времени решить эту проблему...
   Волошин уронил голову на скрещенные на столе руки и впервые за всю свою сознательную жизнь заплакал. У него не осталось ничего: только воспоминания, ранящие душу.
   Сморённый усталостью и нервным перенапряжением, полковник так и уснул в своём кресле.
  
   - Аркадий, - седой Хранитель улыбался Волошину. - Ещё не всё потеряно: я приведу к тебе Тьеррана, и он откроет портал вновь. У тебя будет возможность вернуть Еллиналин. Да и расправиться с сыном, тоже...
  
   Глава 3.
  
   Виктория.
  
   Выспаться мне не удалось. Хотя бы потому, что я совершенно не привыкла спать с кем бы то ни было. Последняя мягкая игрушка, которая ночевала со мной, осталась в далёком детстве.
   А вот иметь под боком крупного мужчину не так замечательно, как описывают в любовных романах. Из-за неНочью у меня дико затекало тело, из-за чего я постоянно просыпалась. Ко всем неудобствам ещё добавлялось то, что чувствительно дёргало раненую руку, да и неприятные ощущения внизу живота не добавляли радужности моему состоянию. Попытки же поменять положение, чтоб хоть чуть-чуть улучшить ситуацию, ни к чему не привели: во-первых, на узкой кровати особо не развернёшься, а, во-вторых, после того, как я в очередной раз заворочалась, эльф пообещал скинуть меня на пол, если я не успокоюсь. Сомневаться в том, что он исполнит угрозу, мне не приходилось - пришлось терпеть. Уставшая, я периодически проваливалась в тяжёлый сон и вновь просыпалась от ломоты в теле. Так что к утру я оказалась в ещё более разбитом состоянии, чем была накануне.
   Момент, когда дроу решил, что ему пора вставать, я восприняла как мой личный праздник. Мысленно поставив себе зарубку на памяти, что этот день в календаре необходимо обвести красным и отмечать наравне с Новым Годом, я осторожно потянулась, расправляя сведённые судорогой конечности. Бог - свидетель: никогда не выйду замуж! Представляю себе перспективу: всю оставшуюся жизнь мучаться подобным образом каждую ночь.
   - Терри, никуда из комнаты не выходи, - равнодушный голос эльфа прервал мои мысли. - Завтрак я тебе сейчас принесу, а ужин уже будет вечером, когда я вернусь.
   - А умыться? - вяло поинтересовалась я, наблюдая из-под полуприкрытых век за одевающимся долгоживущим.
   - Потерпишь до вечера. Я тебя свожу в душ.
   - И чего ты уже с утра пораньше такой суровый? - я притворно закатила глаза.
   - Здесь находятся исключительно мужчины, уже долгий период времени не видевшие женщин. Если ты не хочешь порадовать их своими ласками, то будешь слушаться меня, - жёстко ответил Тьерран.
   На этих словах сонливость с меня моментально слетела.
   - Понятно.
   - Это радует, - кивнул дроу, покидая комнату.
  
   Тьерран.
  
   Когда я вернулся в комнату, чтоб оставить Тори паёк на завтрак, девушка уже успела опять уснуть. Учитывая то, как она беспокойно вела себя всю ночь, то совершенно не удивительно, что ей не удалось выспаться. На самом деле я тоже чувствовал себя не лучшим образом - для меня непривычно делить постель с другим существом. Ни одна моя женщина не оставалась со мной дольше положенного. Теперь же мне придётся привыкнуть к такой близости - мы с девчонкой повязаны очень крепко. И ведь не известно удастся ли разорвать нашу связь.
   Я вновь пригляделся к её ауре: первый раз, когда я смог её увидеть после ритуала, она была ещё вполне человеческой. Теперь же фиолетовых сполохов стало намного больше. Уже в который раз я задаю себе вопрос: что же случилось тогда? Почему привело к таким результатам? Ведь я, хоть и не часто, но проводил подобные ритуалы. Если бы в ней была хоть крупица магической Силы, то появилась бы возможность строить хоть какие-то предположения. Но ведь она же абсолютно ничего не представляла из себя в этом плане. Так почему же?..
   У меня вырвался тяжёлый вздох - нет ответа на этот вопрос. Тут только один вариант: обязательно забрать её с собой - надеюсь, у нас смогут разобраться с этим феноменом и разорвать нашу связь. Иначе я обречён всю жизнь возиться с ней... Впрочем, хватит думать об этом - уже и так всё решено.
   Я ещё раз внимательно оглядел девушку. Волосы Тори разметались по подушке, создавая обрамление расслабленному лицу. Дотронувшись до одной пряди, пропустил её между пальцев - слишком мягкие, чтоб даже моё плетение косы могло их удержать. Несколько секунд я наблюдал за девчонкой, размышляя стоит ли её будить на завтрак. Не надо: пусть всё-таки выспится - поесть она сможет и попозже.
   Оставив спящую девушку, я направился к ожидающему меня Ахмеду.
  
   Как только я появился в комнате Ахмеда, тот моментально поднялся из-за стола и через переводчика обратился ко мне:
   - Тьерран, дорогой, рад тебя видеть!
   Странное приветствие, хотя мне сложно судить: возможно, что у них так принято обращаться. Необходимо как можно быстрее решить вопрос с языком этих людей. Только в этот раз это окажется намного сложнее, чем с Тори. Если я буду действовать так же, скрыть последствия я не смогу - это вызовет негативную реакцию. А добровольно передать знания они могут и не согласиться: ведь всегда удобнее, чтоб потенциальный враг не мог понимать разговор.
   Пока я размышлял, мы успели обменяться приветствиями и перейти к цели нашей утреней встречи.
   - Возможно, ты нам покажешь свои умения, чтоб я знал твой уровень.
   Хаос! Как же это унизительно - я завишу от людей и должен подстраиваться под них. Даже не знаю, что хуже, но моё негативное отношение к ситуации в целом, никак не повлияет на развитие событий сейчас. Мне необходимо выжить - и для этого хороши любые методы. А счёт за причинённые мне неудобства можно предъявить позже.
   - Согласен.
   После моих слов, мы проследовали во двор, где я смог оглядеться и составить хоть какое-то представление о местности. Судя из того, что попало в поле моего зрения, база состояла из нескольких тщательно замаскированных одноэтажных зданий. Причём почти вплотную к тому дому, где размещались люди, примыкало ещё одно строение без окон и с одной единственной дверью. По-видимому, это склад оружия, куда необходимо обязательно наведаться. С другой стороны жилого здания под натянутыми маскировочными сетками размещался автопарк, состоящий из десятка джипов с укреплёнными на них пулемётами.
   Пока мы огибали здание, я обратил внимание на размещение патрулей по базе. Всё это пригодиться, когда нам с Тори придётся от сюда уходить. Впрочем, этого мало: необходимо также составить график смены патрулей, как днём, так и ночью. Кроме того, ночью вполне может быть другая расстановка людей. И затягивать с разведкой обстановки нельзя.
   Позади жилого помещения располагался импровизированный тир, а поодаль - радиолокационная станция.
   Не скрываясь, я ещё раз окинул взглядом местность, после чего полностью переключил своё внимание на внимательно наблюдавшего за мной Ахмеда.
   - Интересуешься?
   - Естественно.
   Ахмед только кивнул в знак согласия: всё-таки не прояви я очевидного любопытства ко всему окружающему - это как раз и вызвало бы лишнюю подозрительность.
   Когда мы подошли к тиру, Ахмед через переводчика обратился ко мне:
   - Я бы хотел посмотреть, что ты умеешь.
   - Не боишься, что я могу использовать оружие против тебя же?
   - Нет, - заулыбался мой собеседник и, заметив мою удивлённо-приподнятую бровь, пустился в объяснения. - Кем бы ты ни был, Тьерран, вряд ли ты уйдёшь от автоматной очереди.
   Теперь наступила моя очередь улыбаться. Ахмед недоумённо покосился на меня и мельком взглянул в сторону своих людей, стоявших от нас на достаточном расстоянии, чтоб, с одной стороны, внимательно следить за происходящим, а с другой, чтоб до них невозможно было сразу добраться. Всё-таки, несмотря на очевидные преимущества его положения по отношению ко мне, этот человек вполне обоснованно опасался меня.
   - Кроме того, твоя женщина находится у нас...
   Хвала Тьме, что брат этого не слышит: "моя женщина"! Кто бы мог подумать, что человечку свяжут именно таким образом с одним из рода Саен? Игрушка, прихоть, развлечение - но ни как не "моя женщина". Впрочем, спорить по этому поводу я не собирался: пускаться в разъяснения бессмысленно, да и вообще доказывать что-либо людям совершенно не достойно дроу.
   Я молча кивнул и подошёл к легкому складному столу, на котором лежало несколько видов автоматов, только один из которых оказался мне знакомым. Выбрав именно его, я подошёл к огневому рубежу.
   Всё-таки, несмотря на все очевидные преимущества огнестрельного оружия, для меня, как дроу, использовать его достаточно не удобно. Слишком чувствительные уши моей расы не приспособлены для столь громких звуков, издаваемых при стрельбе. Хотя здесь, на открытой местности, выдержать такое легче, чем в закрытых тирах. А во время стычки в лаборатории акустический удар оказался настолько силён, что у меня потом всю обратную дорогу в Киев болела голова.
   Если у нас смогут сделать нечто подобное этому оружию, необходимо обязательно учесть его шумность, и избавиться от этого недостатка сразу, при разработке.
   Расстреляв магазин, я с удовольствием отложил автомат и обернулся к Ахмеду, терпеливо ждущему окончания моей стрельбы, результаты которой не произвели на него никакого впечатления. Из стоящих от меня в метрах пятидесяти банках я сбил около трёх четвертей. Судя по лицу Ахмеда, он явно рассчитывал на абсолютную меткость.
   Некоторое время мы стояли в полном молчании, ожидая пока один из его подчинённых поставит новые банки.
   - Теперь попробуй остальные, - командир махнул рукой в сторону оставшихся автоматов.
   - Бесполезно.
   - Почему? - удивился он.
   - Я не умею ни с одним из них обращаться.
   - Разве это сложно?
   - Нет, - я чуть качнул головой. - Но я не знаю, где у них предохранитель.
   Все, кто слышал мои слова, с удивлением посмотрели на меня.
   - Понятно, - Ахмед был несколько разочарован, но понимал, что я не могу уметь пользоваться любым оружием.
   По его приказу ко мне подошёл один из его людей и сноровисто показал принципы обращения с оставшимися двумя автоматами, после чего предоставил их мне в полное распоряжение. На этот раз результаты оказались ещё хуже: всё-таки, несмотря на общие принципы использования, разница между автоматами различных моделей более чем очевидна.
   - Минировать умеешь? - раздался вопрос, как только я подошёл к Ахмеду.
   - Нет. Никогда не видел мин.
   Такого поворота Ахмед явно не ожидал и в изумлении уставился на меня.
   - Тогда каким образом ты умудрился устроить все эти теракты и попасть в списки разыскиваемых?
   - Вручную.
   - Вручную? - переспросил мужчина.
   Забавляясь его растерянностью, я оскалился:
   - Показссать?
   Некоторое время пристально изучал меня, потом спросил:
   - Ты хорош в рукопашной?
   - Да, конечно. Но лучше - с ... - я на секунду задумался: говорить, что с мечом - этот человек не поймёт, ведь здесь уже давно не используют клинки. - С холодным оружием.
   Ахмед только неопределённо хмыкнул и отдал приказ подойти нескольким своим подчинённым, после чего вновь обратился ко мне:
   - Лучше мы сделаем так: ты обезвредишь их голыми руками.
   Хаос! Как же всё это унизительно: люди диктуют мне условия. Мне - ненаследному принцу Драйкен'и'Кашррен, Тьеррану зур Шаррьен'з'Саен, Тьен лаэ Шаен, дроу! Тьма свидетельница - я заставлю их за это заплатить. Но не сейчас - я умею ждать.
   Привычно обуздав свой гнев, я лишь молча кивнул, вызывая боевой транс и сосредотачивая внимание на своих будущих противниках, стараясь определить их потенциальные возможности. Мужчины тоже кидали на меня пристальные оценивающие взгляды, пока передавали свои автоматы на временное хранение не участвующим в схватке. Как только они избавились от огнестрельного оружия, мы двинулись чуть в сторону от зрителей, чтоб случайно никого не задеть. Именно в этот момент один из них - тот, что шёл позади всех, - напал на меня. Ничего удивительно - я не на дуэли, чтоб рассчитывать на честную схватку лицом к лицу. Именно по этой причине я держался на некотором расстоянии от них.
   Первый попытался всадить мне свой нож в спину ниже ребёр, но не успел - я резко развернулся, перехватывая руку с ножом и ударяя другой по груди, и затем сразу же по сонной артерии. Силы в удары я вложил ровно столько, чтоб сломать ему несколько рёбер и отключить сознание, - убивать пока что никого нельзя. А вот покалечить - я не могу отказать себе в удовольствии. Мой первый противник моментально задохнулся, складываясь пополам, и рефлекторно разжал пальцы на ноже. Я тут же отпустил его руку, чтоб поймать падающий нож. Перехватив его обратным хватом, я прыгнул к оставшимся трём, услышав, как за мной грузно осело тело.
   Второго я ударил в горло и резко дёрнул на себя, разворачиваясь с ним вокруг собственной оси. Взметнувшаяся кисточка моей косы мазнула по глазам третьего, временно лишая того зрения. А вот тому, кто был в моих руках, не повезло: в таком положении, что мы оказались, я его как раз подвёл под нож четвёртого противника. Как только нож погрузился него, я тут же оттолкнул тело, развернувшись с ним таким образом, чтоб он упал на своего товарища.
   После этого я метнулся к уже проморгавшемуся третьему: удирав его ногой так, чтоб он упал на одно колено, всадил ему нож в правое плечо. Тут же перехватил выпавший их ослабевшей руки нож и вогнал его точно также, только уже в левое.
   К этому моменту единственный оставшийся в нормальном состоянии противник успел уже оттолкнуть тело своего незадачливого соратника, попутно вытащив из него свой нож, и кинуться на меня.
   Дальнейшие мои действия стали исключительно игрой на публику: я старательно уходил от его атак, перемещаясь между лежащими в пыли телами так, чтоб нападающий, бегая за мной, постоянно спотыкался о них. К тому моменту, когда мне надоела эта чехарда, мужчина уже хрипло дышал, с ненавистью буровя меня взглядом.
   Я отскочил подальше и чуть повернулся в сторону Ахмеда, не упуская из виду того, с кем я сражался:
   - Доссстаточно?
   Разъярённый рёв со стороны моего противника не дал его командиру ответить. Мужчина напрямую бросился ко мне, уже даже не пытаясь проявить хоть какую-то хитрость, чтоб достать меня. Он просто нёсся тараном - ярость застилала глаза.
   Впрочем, мне это представление надоело: я и так уже показал достаточно для того, чтоб обо мне сложилось определённое мнение - дальнейший бой для меня бессмысленен. А значит и не стоит тратить на него силы.
   Я чуть отступил, пропуская бегущего человека мимо себя, одновременно выбивая у него из рук нож и делая ему подсечку. Мужчина ушёл в кувырок, гася инерцию падения, и тут же развернулся лицом ко мне, с намерением продолжить.
   - Хватит! - раздался голос переводчика, который вторил командному рёву Ахмеда.
   Моя занесенная для броска рука тут же опустилась. Я отвернулся от своего бывшего противника, который ещё пребывал в пылу ярости и не понимал, что он единственный из людей вышел из этой стычки с наименьшими потерями. Подойдя к Ахмеду я протянул ему нож.
   Судя по недоверчивому выражению лица последнего и напряжённым позам его подчинённых, они явно ждали от меня других действий: что я наброшусь на командира, а не просто отдам ему оружие.
   Я насмешливо оскалился.
   Ахмед принял из моих рук нож и, чуть помедлив, начал отдавать приказы своим людям, которые моментально кинулись забрать своих пострадавших собратьев.
   - Твоё мастерство выше всяких похвал, - осторожно начал Ахмед. - Но теперь я временно лишился троих бойцов.
   - Ты сам захотел меня проверить.
   - Да, ты прав, - командир некоторое время вглядывался в мои глаза, силясь что-то понять. - Ты действительно не человек? - наконец задал он вопрос.
   Получив в ответ мой кивок, мужчина некоторое время молчал, продолжая изучать моё лицо.
   - Хорошо, - Ахмед осторожно подбирал слова. - Тогда один из моих людей, Саул, - тут он отвлекся, подозвав к себе названного, - поможет тебе разобраться с автоматами и научит основным командам на курдском.
   После сказанного мужчина ещё раз окинул меня тяжёлым взглядом и, отдав необходимые распоряжения Саулу, пошёл прочь. Следом за Ахмедом потянулся переводчик, имя которого я до сих пор так и не узнал. Впрочем, какое мне дело до имени этого человека?
  
   Виктория.
  
   Проснулась я от того, что меня неприятно обволакивал липкий пот. Чуть поморгав, я повернула голову так, чтоб выглянуть в щел, образовываемую жалюзями. Судя на яркости освещения и интенсивности жара время близилось к двум-трём часам пополудни. Во всяком случае мне так казалось.
   Усевшись на кровати и с удовольствием подобрала налипшие волосы в хвост, давая возможность вспотевшей шее и лопаткам хоть чуть-чуть остудится. Поболтав хвостом, чтоб создать немного ветра, я с огорчением отпустила свою шевелюру - по спине моментально поползли новые струйки влаги. Я только вздохнула: всегда гордилась своими длинными волосам, но сейчас я была готова позавидовать своим подружкам, которые предпочитали не заворачиваться, и носили короткие стрижки. Хотя, конечно, я кривила душой - я бы никогда не решилась подстричься, а вот за пару своих любимых заколок-палочек я бы отдала пол-царства. Если бы, конечно, у меня было это царство.
   Вновь вздохнув, я вспомнила о более насущных проблемах - мне срочно нужны предметы личной гигиены. Как решить эту задачу я просто не представляла. Тут мой взгляд упал на повязку на плече. А это идея...
   Я принялась, как можно аккуратнее разматывать бинт. Безусловно, она уже далека от стерильной, но на безрыбье и рак - рыба. С такими мыслями я бережно раскручивала намотанный бинт, морщась, когда приходилось отлеплять присохшую к ране ткань. Внешний вид руки меня порадовал - сухая корка крови говорила об успешном процессе заживления.
   После того, как бинт был использован мной во второй раз, но уже по другому назначению, я вновь обратила более пристальное внимание на свою руку. Осмотр меня порадовал: к счастью, никаких гнойных образований я не заметила, а по спёкшейся крови можно было судить о том, что рука достаточно быстро заживает. Вполне возможно, что Тьерран окажется полностью прав, и через пару дней я и вправду полностью выздоровею.
   Я пересела за стол к оставленному мне пайку. Съев половину (больше не хотелось), я удовольствием выпивала оставленную мне воду. А вот пакетик сока решила не трогать - теплый приторный сок совершенно не будет способствовать утолению жажды. Наоборот после него захочется пить ещё больше. Да и открыть его у меня нет никакой возможности. Правая рука, хоть и подживала, но активно двигать ей я ещё опасалась.
   Побродив немного по комнате и так и не придумав никакого достойного занятия, чтоб занять своё время до прихода эльфа, я вновь улеглась. Меня по-прежнему снедало беспокойство за резкого нелюдя - бог его знает, что он может натворить. После учинённых им разгромов я ожидала от долгоживущего всего чего угодно,
   Чтоб как-то отвлечься от нервирующих меня мыслей, которые вызывали у меня в воображении одну картину страшнее другой, я стала вспоминать о своих родителях и братьях. Как они там? Надеюсь, Петя с Колей в порядке, и их уже перестали искать. Все-таки ищут в первую очередь нелюдя. Вон, даже в Интерпол подали информацию. Мама наверняка с ума сходит. Да и папа тоже. Особенно если им братья рассказали, что из себя представляет Тьерран.
   Хотя, как это возможно рассказать? Дроу совершенно непонятен мне. То он жёсткий, даже жестокий: вспомнить только равнодушное отношение к убийству, или эти разглагольствования о том, что он может съесть человека. У меня по спине пробежали мурашки, как я вспомнила об этом. И ведь не понятно - подшучивал он надо мной, или серьёзно говорил.
   То его странное, необъяснимое понимание и сочувствие. Так не вяжущееся с его замкнутым и отстранённым поведением. В воспоминании всплыли вчерашние события, заставляя вновь почувствовать смущение и неловкость. Впрочем, если попытаться отстраниться от эмоций, то он позаботился обо мне: помог помыться. И потом, предлагал свою помощь, чтоб я могла переобуться. Тут мне вспомнился эпизод с соком: я бы не смогла одной рукой открыть - он же без лишних разговоров просто сделал всё необходимое.
   Понятное дело - я ему очень и очень нужна, потому он и старается меня всячески защитить. И события в подвале яркое тому подтверждение. Но все остальные проявления заботы с его стороны мне не понятны. Это даже если не вспоминать о том, что хладнокровный и язвительный дроу уже не раз утешал и успокаивал меня. Какой прок ему в этом?
   Стоп-стоп-стоп! Не буду пороть горячку. А не взыграл ли во мне этакий "стокгольмский синдром"?
   Нельзя забывать, что он всё-таки не человек - у него психология другая. И он не раз подчёркивал, что делает всё исключительно в той мере, в которой это ему приносит выгоду. Если взглянуть с такого ракурса, то получается, что он просто втирается в доверие. Или я слишком подозрительно к нему отношусь?
   Мне почему-то вспомнилось одно высказывание: "лучше сто раз разочароваться, чем один раз не поверить". Я только вздохнула: как же всё это сложно.
   Постепенно мои мысли с самого эльфа переключились на последние события. Но здесь мои размышления имели ещё меньше смысла, чем попытки разобраться в поведении дроу. Хоть и не надо быть гением логики, чтоб понять, что нам необходимо от сюда как можно быстрее бежать, но придумать более-менее действенный план мне не удавалось. Конечно, я отдавала себе отчёт, что мне не хватает знаний и опыта для разработки нормального плана побега, но больше мне нечем занять своё время.
   В конце концов мне надоело и это - всё равно смысла никакого, да и желудок напомнил о себе - но переместиться за стол, чтоб доесть остатки завтрака я не успела.
   Как только я поднялась с кровати, на пороге появился Тьерран. Сначала я заметила непривычную мне серость его лица и лишь потом обратила внимание на неестественно расширенные зрачки глаз и остановившийся взгляд.
   - Что-то случилось?
   Мой вопрос вывел нелюдя из оцепенения и тот направился ко мне. Не успела я инстинктивно отступить, как проворный эльф оказался рядом со мной. Схватив меня за руки, он прижал мои ладони к своему лицу.
   Елки-палки, лес густой! Что ещё за номера!? Не зная как реагировать, я разглядывала опущенную чёрно-фиолетовую голову, ощущая покалывание в ладошках.
   - Терри, - позвала я, прерывая молчание. - Ты что делаешь?
   - Голова болит, - раздался глухой голос.
   Ничего не понимаю! Какая связь между его странностями и головой? Хотя...я ехидненько ухмыльнулась:
   - Это видно невооружённым взглядом, что у тебя давно и всерьёз голова болит. Но сейчас-то ты что делаешь?
   Я попыталась вырвать руки - какое там! Тонкие пальцы нелюдя крепко удерживали меня.
   - Не мешай. Дай мне снять боль.
   Похоже, что тёмный и правда не слишком хорошо себя чувствует. Я устыдилась своей предыдущей, полной сарказма, реплики и смущённо произнесла:
   - Сочувствую.
   Ответом мне послужила тишина, которую я тоже решила больше не нарушать. Пусть полечится - потом расспрошу.
   Когда же он, наконец, оторвался от моих рук, я вновь поинтересовалась случившимся.
   - Ничего страшного, - спокойно ответил мне эльф. - Голова разболелась.
   - С чего это вдруг? - скептически поинтересовалась я.
   - Где повязка? - перевёл тему разговора Тьерран, заставляя меня покраснеть. Елки-палки, никогда ещё в жизни я не заливалась краской в таких количествах.
   - Нуу... - промямлила я. - Я её сняла.
   - Это очевидно. Только зачем? - последовал незамедлительный вопрос.
   - Потому, что рана заживает, и я хотела дать ей "подышать", - сердито парировала я. Вот же, глазастый! Всё-то он видит, всё-то ему надо знать!
   Тьерран молча скользнул по мне взглядом и направился на выход.
   - Ты куда? - я остановила его вопросом.
   - Поесть самому и принести еду тебе, - ответил долгоживущий и снова оставил меня одну.
  
   Тьерран.
  
   Наскоро приняв душ, я отправился ужинать в общую столовую. К сожалению, мне придётся проводить как можно больше времени в обществе аборигенов. Необходимо, чтоб люди привыкли ко мне - быть брошенным в непредвиденной ситуации мне бы очень не хотелось. А на войне никто не застрахован от неожиданностей.
   Безусловно, на меня настороженно поглядывали и не пытались заговорить, но это обуславливалось не только моей чуждостью их замкнутому обществу, но и языковым барьером.
   Несмотря на то, Саул научил меня нескольким простейшим фразам на курдском, достаточных для понимания команд, этого явно не достаточно для полноценного общения с местной командой.
   Я уже почти доел, когда ко мне подошёл Саул и, усевшись напротив, на ломаном русском поинтересовался:
   - Тьерран, можешь рассказать про себя?
   Я отложил приборы и внимательно посмотрел на бородатого мужчину.
   - Что тебя интеррресует?
   Тот оглянулся на своих товарищей, внимательно прислушивающихся к нашему разговору. Конечно, понимали нас далеко не все. Правильнее было бы сказать, что понимали как раз единицы. Но от этого интерес не становился меньше.
   - Кто ты? От куда?
   Я на мгновение задумался, решая, что можно рассказать, а о чём стоит умолчать.
   - Я эльф, - скрывать это бессмысленно: я специально себя позиционировал именно так. - Путешествую по миру.
   Саул явно не удовлетворился таким коротким ответом.
   - Почему ты решил, что ты эльф? - всё-таки людям тяжело поверить, что кто-то есть кроме них. Слишком они привыкли быть единственной расой. Впрочем, для меня тоже было удивительным узнать об отсутствии в этом мире кого бы то ни было, кроме людей
   - Потому, что я и есть он, - спокойно ответил я, открывая пакетик с соком.
   Мужчина некоторое время размышлял над моими словами, и, видемо рещив пока не заострять на этом внимание, продолжил расспросы:
   - Ты от куда?
   - Из Украины, - по большому счёту я даже не соврал. В их страну я прибыл именно от туда.
   - А как ты оказался тут?
   - Случайно. Неудачно высадился.
   Вопросы по смыслу не сильно отличались от тех, что мне задавал Ахмед в первую нашу встречу. Интеррресно, командир решил проверить меня, или это инициатива самого Саида, подогретая вполне естественным любопытством? Впрочем, для меня это кардинально ничего не меняло.
   - Ты на самолёте летел? Или на вертолёте?
   - Это был экспериментальный образец передвижения. Подробностей я сам не знаю.
   Саид на некоторое время задумался.
   - А почему у тебя так быстро раны заживают?
   - Я эльф, - вновь повторил я, допивая сок.
   - Это какая-то мутация?
   Такое сравнение мне не понравилось, но обострять отношения сейчас мне не на руку, потому я спокойно отложил пустой пакет, и ответил:
   - Не знаю. Я не учёный. Саид, давай отложим дальнейший разговор на попозже. Мне нужно идти.
   У сидящего напротив мужчины тут же загорелись глаза:
   - Хорошо, - он сально улыбнулся. - Нельзя женщину заставлять ждать.
   - Ты прав, - равнодушно ответил я, хотя мне совершенно не нравится его настрой, который, я не сомневаюсь, отображает всеобщее мнение. Меня не радует перспектива отстаивать неприкосновенность девчонки. Надеюсь, мы успеем от сюда исчезнуть, до того, как у меня возникнет такая необходимость. - Подскажи, где находится врач?
   - Я провожу тебя, - предложил Саид.
   Прихватив паёк для Тори, который выдавался мне по распоряжению Ахмеда, я направился следом за своим проводником. По дороге в местную медицинскую часть, Саид сделал ещё пару попыток выведать у меня какую-то интересную информацию, но не слишком преуспел в этом деле.
   Получив у врача необходимые мне перевязочные материалы и отказывавшись от навязываемой им помощи, я вернулся к Тори.
   Последняя встретила меня с видимым облегчением. Судя по всему, она постоянно ждёт, что к ней ворвётся кто-то из местных мужчин. В некотором роде её страхи не безосновательны.
   - Ужинай, - сказал я, протягивая ей коробку с едой. - Потом я свожу тебя в душ.
   - Отлично, - Тори забрала у меня паёк и сноровисто распаковала его. - Странно. Вроде только что доела предыдущий сухпай, а всё равно не наелась. И это несмотря на жару.
   - Ничего удивительного, - я расположился напротив неё, наблюдая, как она ест. - У тебя активно заживает рана, из-за чего тебе необходимо приличное питание.
   - Так я растолстею, - насмешливо ответила девушка, но продолжила есть.
   Я лишь пожал плечами - отвечать что-либо на такое заявление бессмысленно.
   Некоторое время она молча ела, я же мысленно перебирал варианты побега. Пока никакого достаточно разумного плана не вырисовывалось. Всё-таки слишком у меня мало информации о происходящем вокруг. Для меня каждая минута на счету, но бездумно срываться я тоже не буду. Значит всё-таки выход только один: получить доступ к необходимым мне знаниям, и лишь потом, на их основе, строить планы. Именно так я и предполагал с самого начала. Но, Тьма забери их всех, как мне хочется побыстрее вырваться из этого мира!
   Пока я размышлял, Тори успела доесть и натянула на себя военные штаны и куртку.
   - Я готова. Идём?
   - Конечно. Только сначала возьми это, - я вытащил из кармана рулон бинтов и вручил ей.
   Девушка слегка порозовела, но ничего говорить не стала, спрятав бинт в карман. После чего, звонко хлопнув себя ладонью по голове, собрала свои сохранённые вещи.
   - Зачем тебе всё это? - указал я на грязные тряпки, поднимаясь из-за стола и направляясь на выход.
   - Постираю.
   Я скептически приподнял бровь:
   - По-моему, проще выкинуть.
   - Выкинуть-то проще, только вот стоит ли вещами разбрасываться? Тебе не кажется, что неплохо поберечь их? Всё-таки мало ли что будет дальше.
   Она смогла удивить меня.
   - Не ожидал от тебя такой практичности, - протянул я.
   Тори победоносно улыбнулась и гордо вздёрнула носик.
   Усмехнувшись её реакции, я вышел из комнаты, направляясь в душевую комнату.
  
   Сегодня повторилось всё ровно в той же степени, что происходило вчера. За некоторыми исключениями.
   К счастью, теперь мне не пришлось ей помогать мыть голову. Я, безусловно, не собирался на неё набрасываться, но повторения возникшего вчера между нами напряжения, мне не хочется. Сейчас мне необходимо доброжелательное отношение со стороны девушки.
   Впрочем, мне всё равно пришлось заплетать ей косу - несмотря на достаточно быструю регенерацию (как для человека), она не могла ещё в полной мере действовать правой рукой. Но необходимо признаться самому себе честно, мне понравилось прикасаться к её волосам. У Тори они были намного мягче тёмноэльфийских - очень приятные на ощупь.
   Меня позабавило это открытие. Девушка действительно совсем как домашний питомец: маленькая, несмышленая, забавная, и гладить её приятно. Если к тому времени, как я разорву между нами магическую связь, она мне не надоест, можно будет оставить её себе.
  
   Глава 4.
  
   Виктория.
  
   Я никогда не любила ждать. Единственно, что хоть как-то радовало во время выматывающего все нервы ожидания это то, что моя рука уже достаточно зажила, и я могла ей вполне сносно двигать. На этом приятные моменты заканчивались, потому что занять себя было абсолютно нечем, и я постоянно, что называется, "варилась в собственном соку". Меня постоянно изводили мысли о моих родителях и братьях - как они там; о том, что будет со мной дальше; сможем ли мы с Терри выбраться от сюда, или так и пропадём здесь. И всё это по бесконечному кругу. Мнимые страхи угнетали больше реальных опасностей, которых я уже успела накушаться по самое не хочу. Конечно, мне во время наших сумасшедших (если не сказать хуже) приключений приходилось совсем не сладко, но все мои прошлые переживания носили более конкретный характер: здесь и сейчас. В нынешнем моём положении мне постоянно мнились неприятности. Причём, я прекрасно понимала, что я в большей степени накручиваю себя, чем в действительности есть чего бояться, но остановиться я не могла.
   Теперь я понимала, почему говорят, что ожидание смерти хуже её самой. Мне всегда казалось, что это просто красивое преувеличение: на самом деле чего бояться, если ничего не происходит? Ан нет: от себя-то не убежишь. И от своих мыслей тоже. А переключиться на что-то другое нет никакой возможности, ведь никто не торопился снабжать меня книгами, телевизором или компьютером. Я уже не говорю про такое элементарную вещь, как общение с себе подобными. На самом деле я даже не смела носа высунуть за пределы комнаты без эльфийского надзора. Даже в туалет приходилось ходить вместе с ним.
   Я, конечно, не роптала, осознавая жёсткую необходимость в таких мерах. И даже испытывала благодарность по отношению к Тьеррану за то, что он так печётся обо мне. Но в целом это никак не влияло на моё подавленное настроение.
   С самим же дроу мы практически не разговаривали. Он и так не отличался сильной болтливостью, а сейчас ещё и опасался того, что нас могут подслушать, так что вообще старался свести все разговоры к минимуму.
   К тому же его общительности явно не способствовало то, что он каждый раз возвращался с сильной головной болью. Поначалу Терри ничего не хотел объяснять, а потом признался, что это из-за громких звуков: он во время стрельбы из автоматов, оказывается, получает сильнейший акустический удар. И если в предыдущие разы, в тирах он находился не слишком долго, чтоб мог справиться с недугом, да и магия тогда была при нём, то теперь долгоживущий практически постоянно практикуется, что не может не сказываться на его самочувствии. Да и то, что вся тёмноэльфийская магия теперь при мне, не давало ему возможность вовремя снимать боли, и Тьеррану приходилось терпеть до возвращения в нашу комнату. Всё это, естественно, не добавляло положительных черт к характеру нелюдя.
   Сегодня повторилась та же процедура, ставшая привычной за прошедшие пять дней. Как только Терри появился в комнате, первым делом он уткнулся в мои ладони, вызывая приятное покалывание в руках. Я же молча разглядывала виднеющееся из-под моих пальцев лицо эльфа и его руки, сжимающие мои запястья: за те дни, что мы здесь провели, кожа Турри несколько потемнела, став какого-то серовато оттенка. Как пояснил дроу, это у них загар такой. Весьма своеобразный цвет, ничего не скажешь.
   Я почувствовала иголочки магии, ползущие вверх по рукам, и нарастающее между нами напряжение, как будто нас притягивало друг к другу. За прошедшее время мы уже достаточное количество раз проваливались в Силу, так что происходящее сейчас меня нисколько не удивило. Наверняка Тьеррану надо срочно поговорить о чём-то таком, что никто не должен подслушать, и сейчас он затягивает нас в Силу, сворачивающуюся вокруг нас этаким коконом.
   Больше всего меня в этом действе поражало то, что если в нормальном состоянии я никак не ощущала эльфа, то при таком объединении я чётко понимала его эмоции.
   Вот и сейчас: привычное спокойствие, осознание своей силы. Доля усталости и где-то на грани восприятия сдержанная злость и нетерпение - и опять всё это перекрывает спокойствие и уверенность в себе.
   Не понимаю, как можно быть таким сдержанным? Неужели те жуткие тренировки помогают настолько контролировать себя? Память услужливо подкинула воспоминания о том разе, когда Тьерран попытался научить меня своими методами сдерживать эмоции.
   - Что случилось? - голос тёмного вырвал меня из плена жутких воспоминаний.
   Я даже не заметила, как мы оказались в коконе Силы.
   - Нет, ничего, - я перевела дух. - Всё в порядке.
   - Тогда почему ты боишься? - фигура дроу, подсвеченная фиолетовым светом приблизилась.
   - Да так, - я замялась. - Вспомнилось кое-что...
   Тьерран помолчал и, не дождавшись от меня более развернутых объяснений, спросил:
   - Что именно?
   - Как ты меня пытался самоконтролю обучить, - неохотно ответила я.
   - Понятно.
   - Просто я тут подумала, что чувствую твои эмоции только перед тем, как мы оказываемся здесь. Да и ещё пару раз бывало, что я могла поймать твои чувства. А всё остальное время ты мне совершенно не понятен. И в тоже время я заметила, что ты довольно таки часто угадываешь, что я испытываю в тот или иной момент.
   От эльфа потянулась ниточка удивления и заинтересованности. Это меня ободрило.
   - Вот я и думаю, что ты каким-то образом умеешь прятать свои эмоции от меня. Я тоже хочу так научиться, но не теми методами, что ты использовал в прошлый раз.
   Судя по всему интерес к моим словам у тёмного возрос, но при этом появилось какое-то непонятное мне сомнение. То ли он не был уверен в том, что меня можно этому научить, памятуя прошлый неприятный опыт, то ли не хотел лишаться преимуществ в общении со мной. А в том, что его понимание меня для Тьеррана действительно большой плюс, я нисколько не сомневалась.
   - Тем более, ты сам говорил, что мне необходимо научиться самоконтролю, чтоб не повторился тот случай, - я поспешила привести ещё один аргумент в свою пользу.
   Тьерран как-то странно посмотрел не меня. Я попыталась, понять его эмоции, но уж слишком хорошо он себя контролировал. По связующим нас нитям до меня доносились отголоски каких-то эмоций. Но что именно эльф испытывал я не мола понять - всё перебивалась спокойствием. Елки-палки! Даже без своих каких-то защитных приёмчиков, дроу умудрялся не дать мне понять его.
   - Хороший довод, - несмотря на то, что Тьерран даже не улыбался, у меня возникло такое впечатление, что мои слова его забавляют. - Весомый. Только есть одна проблема: я всё-таки не учитель. Для меня не составляет труда воспользоваться известной мне техникой обучения. К чему это привело, ты помнишь. В твоём случае необходимо разработать новую программу, специально для тебя. А вот этого я сделать не могу. Тем более, что сейчас у меня нет времени даже попытаться.
   Я приуныла. Никакого толку от моего знакомства с магическим существом - ничему сверхъестественному научиться не получается.
   - Но есть одна возможность, - продолжил долгоживущий.
   - Какая? - мне очень не хотелось упускать хоть какой-то шанс. А там, может быть, и удастся уговорить Терри научить меня хоть каким-то заклинаниям.
   - Ты можешь отправиться со мной в Драйкен'и'Кашррен. У нас я смогу найти тебе подходящего учителя. Кроме того, возможно тебя даже удастся научить управлять Силой.
   Я с подозрением посмотрела на долгоживущего. Слишком уж него хорошо получилось угадать, о чём я думаю.
   - Ты мысли тоже читаешь?
   - Нет, - Тьерран усмехнулся, - но твои мысли и читать не надо. Ты слишком ярко чувствуешь. Тем более, у меня очень хорошая память - ты уже не раз выспрашивала у меня о возможности колдовать.
   - Так-так, - пробормотала я, задумавшись. Всё это слишком хорошо. Здесь обязательно должен быть какой-то подвох. Я уже достаточно близко познакомилась с характером эльфа, чтоб не предполагать наличие каких-нибудь скрытых мотивов. - Твоё предложение очень заманчиво, но как же мои родители? Братья? Моя жизнь здесь? Как я потом вернусь?
   - Во-первых, я уже говорил, что между нашими мирами сильный временной разрыв. Причём в твоём случае этот разрыв будет в твою пользу.
   Я кивнула. Об этом я помнила, можно высчитать и здесь отсутствовать, например неделю, а нам провести несколько месяцев.
   - Во-вторых, - продолжил тёмный, - если я смог попасть в твой мир, и, как мы уже успели убедиться, вернуться в мой мир возможно, то и тебя я вполне могу вернуть сюда.
   В принципе, всё что он говорил, выглядело вполне логично, но меня всё равно что-то беспокоило:
   - А какая тебе в этом выгода?
   Тьерран насмешливо оскалился, привлекая внимание к своим клыкам. Сколько раз уже видела, а всё равно производит завораживающее впечатление.
   - Ты же только что сама меня уговаривала, а теперь в чём-то подозреваешь.
   Я смутилась. Долгоживущий прав: сначала сама что-то от него требую, а потом ищу подвох в его словах - не очень-то логично, получается. Я взглянула на эльфа. Тот довольно ухмылялся, да и по связующим нас нитям можно было почувствовать, какое веселье вызываю у него я. Меня охватила злость. Специально же подловил меня на моих же словах, чтоб потом посмеяться! Но высказаться он мне не дал.
   - Я с тобой согласен, - опередив меня, заговорил Тьерран. - Ты правильно оцениваешь своё положение: тебе необходимо научиться самоконтролю. Ты слишком поддаёшься эмоциям. Вот как сейчас, например. А мне бы очень не хотелось оказаться в центре призыва Тьмы ещё раз.
   Что тут скажешь? Очень заманчивое предложение. Не просто очень, а до невозможности заманчивое. И ведь мне действительно хочется посмотреть на мир дроу хоть одним глазком. Только вот родителей надо как-то предупредить, что я не на совсем исчезла, а на некоторое время. Да уж, задачка не из простых.
   Так, что-то не о том я сейчас думаю. Я же ещё не согласилась, а уже прикидываю, что нужно сделать перед переходом в другой мир.
   - Я подумаю, - протянула я.
   Долгоживущий улыбнулся и кивнул:
   - Конечно. Твоё право.
   А я после его слов почувствовала, что упустила что-то важное. И надо обязательно понять, что именно. Терри же не собирался давать мне время на дальнейшие размышления и вернулся к тому вопросу, из-за которого мы, собственно говоря, и провалились в кокон Силы:
   - Сегодня попробуем проникнуть в штабную комнату. Ночью, когда я тебя разбужу, ты громко попросишь меня проводить тебя в туалет. Когда выйдем из комнаты, будешь чётко выполнять мои указания.
   Такой резки переход к командным интонациям несколько выбил меня из колеи и возмутил.
   - Так точно, господин начальник, - я дурашливо отдала честь суровому нелюдю. - Будет исполнено, господин начальник! Разрешите выполнять? Разрешите бегом?
   Эльф молча наблюдал за моим ёрничаньем, затем ухмыльнулся и произнёс:
   - У дроу принято командующего приветствовать не так. Хотя твоё рвение похвально. Растёшь. Возможно, я тебя даже чему-нибудь стоящему научу.
   И тут же начал разрывать между нами контакт, не давая мне возможности придумать достойный ответ и озвучить его. Елки-палки! Вечно последнее слово за ним. Надо обязательно что-то с этим делать.
  
   Тьерран.
  
   Мы быстро приближались к комнате Ахмеда. В предрассветный час сон считается самым крепким. Для меня это не большой роли - я умел передвигаться бесшумно, но вот девчонка так не могла. И потому лишние шансы на успешность нашего мероприятия мне необходимы.
   Ещё вечером, когда я водил Тори в душ, я накинул на нас на некоторое время иллюзию и поменял маршрут так, чтоб мы прошли мимо двери Ахмеда и мне удалось заклинить замок.
   Ахмеду, обнаружившему поломку чуть позже, ничего не оставалось, как приказать выбить неисправный механизм. Только вот произошло именно тогда, когда он собирался лечь спать, а к тому моменту было ужа достаточно позднее время, чтоб заниматься починкой. Командиру пришлось этой ночью пользоваться не закрывающейся комнатой.
   Конечно, я сильно рисковал, но другого способа придумать не мог. Но зато теперь я мог спокойно обыскать его комнату - мне нужен ключ от штабной комнаты. Тори неподвижно стояла в углу, вслушиваясь и вглядываясь в темноту. Несмотря на то, что я её предупредил о наложенном пологе невидимости, она отчаянно трусила, вздрагивая и задерживая дыхание каждый раз, когда Ахмед всхрапывал. Тем не менее, с места не сходила и терпеливо ждала, когда я закончу.
   Наконец, я нашёл то, что искал. Приблизившись к девушке, я шепнул:
   - Идём.
   Тори опять вздрогнула, но не издала ни звука. Я приоткрыл дверь, стараясь оставить как можно более узкую щель, чтоб свет из коридора не падал на кровать спящего, и мы выскользнули наружу.
   Несколько шагов по пустому коридору и мы уже около нужной нам двери. Несколько секунд пришлось потратить на то, чтоб на прихваченной мной связке ключей найти подходящий.
   Как только за нами закрылась дверь, Тори облегчённо вздохнула и шёпотом спросила:
   - Что дальше?
   Я провернул ключ в замке и, взяв Тори за руку, повёл в смежную комнату. За последние дни я выяснил, что именно там находится вся необходимая мне документация.
   - Как включить компьютер?
   - Там такой большой прямоугольный блок должен быть. Нашёл?
   - Да.
   - На передней части или сбоку должна быть большая такая кнопка. Нажми её.
   Некоторое время мы провели в молчании. Тори переминалась с ноги на ногу, а я пытался найти хоть какую-то кнопку. Не было ни одной. Вообще.
   - Ну, что? - не выдержала Тори.
   - Тут нет никаких кнопок.
   - Как это нет?
   - Интеррресно, какой ты предполагаешь услышать ответ? - спросил я. Не понимаю я её. Вроде бы иногда и ведёт себя нормально, и рассуждает здраво, а иногда просто чушь спрашивает.
   - Слушай, а ты уверен, что в темноте хорошо видишь? - ехидно поинтересовалась девушка. - Очки не нужны?
   Я проигнорировал её слова, ещё раз осмотрев компьютер.
   - Не могу найти.
   - Что там искать? - раздражённо спросила она. - Там даже на ощупь можно найти кнопки.
   Я подвёл её к столу и, положив её руки на блок, сказал:
   - Вперёд.
   Некоторое время она ощупывала железную коробку и, судя по ощущениям, идущим от неё, запала поубавилось, а вот растерянности наоборот стало больше.
   - Ну, что? - передразнил я её. Не могу отказать себе в удовольствии. -Кнопки на ощупь нашлись?
   - Может поднимем чуть-чуть жалюзи? - спросила она, прекращая движения руками. - Лучше видно будет.
   - Нет, с улицы могут заметить.
   Некоторое время она раздумывала, а потом с тихим возгласом: "ну, конечно же", открыла дверцу, прикрывающую переднюю часть компьютера. Теперь становилось понятно, где пряталась все необходимые кнопки.
   - Надеюсь, тут нет маленькой красной кнопочки, - нервно хихикнула она, нажимая на все кнопки подряд.
   - Что ты имеешь ввиду?
   - Да так, ничего особенного Шутка такая. В кино любят показывать такую кнопку: если нажмёшь, случается ядерный взрыв.
   Она замолчала, прислушиваясь.
   - Странно, но комп не включается.
   Снова последовало поочерёдное нажатие - безрезультатно.
   - Возможно, это не те кнопки.
   - Да нет, скорее всего, те, - возразила она. - Наверно провода из розеток выдернуты. Тери, посмотри, где здесь розетки и, если там рядом провода от компа валяются, подключи их.
   Я без труда нашёл всё это и сделал, что она просила:
   - Пробуй ещё раз.
   Девушку мугукнула и снова прошлась пальчиками по кнопкам. На этот раз компьютер равномерно загудел, и внутри него загорелись разноцветные лампочки, давая неверный свет.
   - Хорошо, - я поднялся с колен, - посмотри, что там есть - ты лучше разберёшься, что нужно делать. А я пока поищу карты.
   Я заглянул в шкаф и стал аккуратно перебирать сложенные там документы. Читать их у меня не было никакой возможности - ночное зрение для этого совершенно не подходит. Кроме того, я не знал письменность языка, на котором велась вся обнаруженная мной документация. Потому пришлось сосредоточится исключительно на поисках карт. Пока я жил у Петра и Ника, я успел разобраться в основах местной картографии, что теперь должно облегчить мне задачу. Интеррресно, что, несмотря на множество отличий, принципы черчения карт оставалась одинаковыми.
   - Терри, - раздался голос девушки, - ничего не выйдет.
   Я подошёл к ней.
   - Тут нужен пароль, - она кивнула в сторону светящегося монитора, на котором отображалось небольшое белое окошко. - Подобрать его нереально.
   - Очень жаль, - ответил я, возвращаясь к шкафу. - Тогда выключай всё.
   Через некоторое время жужжание компьютера прекратилось, и погасли лампочки. В комнате вновь стало совершенно темно. Судя по раздававшимся звукам, Тори на ощупь нашла ближайший стул и уселась на него, приготовившись ждать меня. Тишина нарушалась лишь нашим дыханием и шуршанием бумаги.
   - Терри, расскажи: как там, в твоём мире?
   - Что бы ты хотела узнать?
   - Ну, например, какие расы у вас там есть? Как называется твоя страна? И вообще, - она помахала рукой, - что-нибудь интересное расскажи.
   - Рас у нас пять: дроу - тёмные эльфы, гномы, аллил - светлые эльфы, орки и люди. А страна моя называется Драйкен'и'Кашррен.
   - А я думала, что это такое название мира.
   Я усмехнулся.
   - Нет, мир называется - Ральярра. Это на дронне. На других языках, естественно, название звучит по-другому.
   - Дронн - это твой язык?
   - Да.
   Получив столь короткий ответ, Тори вновь начала сыпать вопросами.
   - А ты мне обещал рассказать, почему ты холодный такой.
   - Потому, что моя температура тела ниже твоей.
   - Это и так понятно! - сердито парировала девушка. - Можно поподробнее?
   Всё-таки мне нравится, как она живо реагирует на все мои замечания. Дразнить её интеррресно.
   - На самом деле, у дроу довольно-таки отличное от других рас строение организма. У нас сдвоенное сердце и двойная система кровообращения. Часть сердца бьётся быстрее, а вторая часть медленнее.
   - А как такое возможно? Они же части одного целого.
   - Подробности я не помню - слишком давно я это учил, - но, сердце хоть и сдвоенное, каждая его часть достаточно автономна. При этом, в случае необходимости, они могут брать на себя нагрузку другой половины.
   - Очень удобная система.
   - Конечшшно, - я усмехнулся и достал очередную папку. - Поэтому нас так нелегко убить. Так вот, более быстрое кровообращение связано с Силой , из-за чего все наши функции запущенны, как бы, в ускоренном режиме. Дроу быстрее двигаются и быстрее обрабатывают полученную информацию. Могут быстрее воспользоваться заклинаниями.
   Тори внимательно слушала меня, затаив дыхание и стараясь не пропустить ни слова.
   - Вторая же система кровообращения - это, в некотором роде, резервная копия. Обычно кровоток в ней замедлен. Именно поэтому моя температура тела сильно отличается от твоей.
   Когда же я замолчал, она пошевелилась и пробормотала:
   - Это ж какую прорву крови надо иметь.
   - Так и есть, - отозвался я. - Из-за этого, у дроу, по сравнению с другими расами, все внутренние органы большего размера. Что, естественно, повлияло и на наш внешний вид - мы намного крупнее других разумных.
   - А сколько живут дроу?
   - Около тысячи лет.
   - Странно. Мне кажется, что при таком режиме, вы должны жить намного меньше.
   - Возможно. Но магия нас очень сильно поддерживает.
   - А вы стареете?
   - Нет. Когда приходит время, дроу просто рассыпаются пеплом. Но до самого последнего дня мы сохраняем ясность ума и физическую силу.
   - М-да, - протянула Тори. - Как лампочки: раз! И перегорели.
   Я задумался.
   - Можно и так сказать.
   - А как у светлых?
   - Они живут меньше нас - приблизительно лет семьсот. Причём они старятся. Но их стариков практически никто никогда не видел. Они уходят в Священную Рощу и, насколько нам известно, постепенно сливаются с одним из своих деревьев - олами. Цикличность: они поддерживают свою Рощу, а та, в свою очередь, даёт Силу новым поколениям аллил.
   Пока мы разговаривали, я успел просмотреть всё, что находилось в шкафу, но к своей досаде так и не нашёл ни одной карты. Я закрыл шкаф и ещё раз оглядел комнату. Помимо двух столов, на одном из которых стоял компьютер, исследованного мной шкафа и нескольких стульев, один из которых занимала Тори, здесь находился ещё достаточно массивный сейф.
   Я подошёл к нему. Увиденное меня не порадовало - кодовый цифровой замок. Мне очень хотелось ругаться. Долго и со вкусом.
   - Очень плохо.
   - Что случилось?
   - Карт я не нашёл. Хотя, скорее всего они здесь, - легко постучал по железному боку сейфа, - но достать их я не могу.
   - А что там?
   - Сейф. Ты случайно к нему код подобрать не можешь?
   - Я тебе что? Хакер? Или медвежатник? - возмутилась Тори. - То комп взломай, то сейф открой.
   - А на кого ты учишься? - спросил я, подходя к девушке.
   Карты я достать не сейчас не смогу. Значит надо забирать её от сюда и уходить, пока никто не обнаружил наше отсутствие. А на досуге спокойно обдумать, что и как делать дальше.
   - На переводчика, - ответила девчонка, несколько озадаченная моим вопросом.
   - Как я и предполагал, ты не могла выбрать полезное дело.
   - Что!? - моментально взвилась она.
   Я прыгнул к ней, зажимая рот рукой.
   - Не ори! А то сейчас здесь весь отряд будет, - я чуть встряхнул её. - Я просто пошутил.
   Она промычала что-то гневное, обжигая мою ладонь дыханьем.
   - Идём, - я опять взял её за руку, уже привычно не обращая внимания на покалывание Силы в местах соприкосновения с девушкой. - Надо торопиться.
  
   Весь дальнейший путь мы проделали в обратном порядке: сначала вернули ключи Ахмеду, после чего направились к нашей комнате. Возле самой двери, Тори зашептала мне в спину:
   - Может попробовать к американцам податься? Притвориться пленными - будто мы смогли сбежать? А? Они нас переправят от сюда, а там что-то придумаем.
   Я остановился и огляделся.
   - Потом поговорим, - сказал я, подталкивая её в открытую дверь.
   Признавать не хотелось, но идея Тори не лишена смысла. И хоть в том виде, что она высказалась, всё это выглядело авантюрой, но обдумать всё-таки стоит.
   А сейчас надо поспать хотя бы пару часов.
  
   Глава 5.
  
   Тьерран.
  
   Ещё вчера Ахмед решил, что дал мне достаточно времени для тренировок. И теперь мне предстоит впервые участвовать в военной операции этого мира.
   Помимо моего, я насчитал пять отрядов по пятнадцать человек в каждом. Командиром нашей группы оказался Саул. Теперь становилось понятно, почему именно он контролировал мои занятия, стараясь как можно больше общаться со мной.
   После того, как все мы получили оружие, Саул начал инструктировать своих соотечественников. Я понимал лишь отдельные слова, но это мне не помешало сделать вывод, что инструктаж сводился в большей степени к агитации. По мере того, как Саул говорил, слушавшие его люди начали поддерживать его выкриками и энергичными жестами.
   Это уже интеррресно. Неужели тут собрались фанатики? Я припомнил, что в моём мире человеческие командиры любых рангов старались перед боем вызвать "праведную" ярость у солдат. Ещё тогда меня это удивляло. Ведь в эмоционально неуравновешенном состоянии допускаешь больше ошибок. А если так, то и большее количество людей гибнет. С какой целью так делается? Или полководцы таким образом прореживают свои людей, чтоб снизить популяцию? Я усмехнулся. Вполне возможно: ведь люди плодятся, как тараканы.
   Конец речи Саула потонул в выкриках:
   - Аллах Акбар! Аллах Акбар! Аллах Акбар!
   После этого, люди побежали к машинам, а Саул подошёл ко мне.
   - Поедешь со мной, - сказал он. - Внимательно слушай мои команды.
   В ответ на его слова во мне колыхнулся гнев, ставший за последнее время постоянным моим спутником: какой-то человечишка приказывает мне. Я привычно удержал рвущуюся ярость - не сейчас: я вынужден подстроится под людей, потому что мне необходимо выжить.
   Саул, не замечая моей реакции (было бы удивительно, если бы он что-то заметил) на свои слова, развернулся и пошёл к одному из джипов. Я же шёл за ним следом и думал о том, что мой счёт к этому миру и его обитателям растёт, как мурари. В списке приоритетов на первом месте стояла задача вырваться от сюда как можно скорее, но потом я обязательно найду способ вернуться - дроу ничего не прощают.
   Пока мы ехали, я успел расспросить Саула о нашей цели. То, что я услышал, мне понравилось ещё меньше, чем агитационная речь. Не ставились ни чёткие цели, ни конкретные задачи. Главное убить как можно больше американцев. Даже захват города не входит в планы - это оставлено на волю случая. Получится - хорошо, а нет - и ладно.
   Хаос и Тьма! Что за сумасшествие!? Как так можно воевать? Никогда не видел такой откровенной глупости. При такой системе нет никаких шансов победить. Или здесь не ставится такой задачи?
   От размышлений меня отвлекла присоединившаяся к нам ещё она группа, состоящая из двух десятков джипов и трёх бронетранспортёров. Именно в таком составе мы и выехали к окраинам какого-то местного населённого пункта.
   По мере приближения к городу звуки стрельбы и взрывов становились всё громче. Я невольно поморщился - опять придётся перетерпеть кучу неприятных минут.
   Как только мы оказались на улицах города, люди посыпались из машин, как пыльца. На джипах остались только водители и стрелки за пулемётами. Автомобили стали занимать выгодные позиции: чтоб был и необхдимый радиус обстрела, и место достаточно защищённое. Бронетранспортеры же продолжили движение вперёд, с целью прикрыть людей.
   Всё это я отметил мельком, так как Саул выскочил из машины одним из первых, а я вынужден следовать за ним. По мере приближения к передовой, звуки начали всё сильнее и сильнее давить на уши. Некоторое время, я двигался чисто машинально: стрелял, отбегал. Чуть притерпевшись к какофонии выстрелов, я стал отмечать промашки арабов. Причём, это были не просто промашки, а грубейшие ошибки, которые теперь им стоили жизни. На самом деле, меня совершенно не волновало, сколько из них сегодня уйдёт за Грань, но если они все погибнут, у меня возникнут сложности - уйти из этого города в одиночку намного труднее, чем даже с такими бездарями, как эти люди.
   Я краем глаза заметил, как в нашу сторону полетела граната. Прыгнув к Саулу и схватив его за ремень, я дернул его за угол ближайшего дома. От неожиданности тот споткнулся и чуть не упал, но мы успели: взрыв раздался через пару секунд, после того, как мы скрылись.
   Мужчина с уважением посмотрел на меня:
   - Ты спас мне жизнь, Саул такого никогда не забудет.
   Если бы мне не нужен был доступ к картам, который я могу получить только завоевав доверие Ахмеда, то я бы и пальцем не пошевелил ради него. А так, спасённый теперь будет петь мне хвалебные песни. Я усмехнулся и, кивнув, ответил:
   - Быстрее, отходим.
   - Нет! Нам надо сражаться!
   - Мы проигрываем, - стараясь перекричать шум битвы, заговорил я. - Ещё пара часов и от твоих людей вообще никого не останется. Надо действовать по-другому.
   Уважение и признательность в глазах араба сменилась злобой и подозрительностью:
   - Ты смеешь оспаривать приказы командира?
   Рядом раздался свист срикошетившей пули, и я метнулся в сторону, опять волоча за пояс упрямого человека. Тот даже не успел начать сопротивляться, как мы остановились.
   - Меня не волнуют ничьи приказы - я хочу жить. И ты, наверняка, тоже.
   - Доблесть истинного верующего не в жизни, а в смерти! - с пафосом произнёс он.
   Тьма изначальная! Они тут действительно фанатики! Если я хочу чего-то добиться, надо срочно менять тактику - взывать к разуму бесполезно.
   - Правильно! Но не своей смерти, а смерти врагов! - злобно оскалился я. - И я знаю, как это сделать.
   Похоже, что я выбрал верный тон. Саул моментально подобрался:
   - Что ты предлагаешь?
   - Свяжись со всеми, кто ещё жив из твоей группы. Прикажи им сейчас прекратить огонь и затаиться. Стрельбу открывать только для того, чтоб прикрывать меня. Я буду на основном направлении. Всё остальное сделаю сам.
   Пока Саул связывался со своими людьми, я впал в состояние боевого транса.
   - По технике амеррриканцев будете ссстрелять по моей команде, - добавил я.
   - Ты слишком нагл! - Саул вскинул голову и наткнулся на мой взгляд.
   Прекрасно зная, как действуют на людей горящие красные глаза, я чуть подался к арабу:
   - Я принесссу тебе победу, так что потерпишшшь. Главное, прррредупреди, чшштоб ни при каких обссстоятельствах не ссстреляли в меня, - я улыбнулся, обнажая клыки. - Есссли хоть кто-то ошшшибётся, я выживу и найду его.
   Саул испуганно кивнул.
   - Черезсс пять минут начшшинаем, - сказал я и, развернувшись, скрылся в ближайшем дверном проёме.
   Выбравшись на крышу дома, я огляделся. Очень удобные строения практически все одинаковой высоты и с плоскими крышами. Передвигаться по таким - одно удовольствие. Я подошёл к краю и прикинул расстояние до следующего дома: для меня в самый раз. Я разбежался и перепрыгнул. Не замедляя хода, я побежал к следующему дому.
   За несколько минут я добрался до той улицы, от куда мы с Саулом еле успели исчезнуть. Метрах в двухстах от себя я увидел группу американцев. Следующий дом оказался немного выше того, на котором я сейчас стоял. Пришлось потрудиться, чтоб запрыгнуть на него. В какой-то момент мне даже показалось, что я не рассчитал силы, но, слава Тьме, всё обошлось. Дальше я решил по крышам не передвигаться: слишком опасно - могут заметить. Кроме того, моя теперешняя позиция имела целый ряд преимуществ: здесь я мог лечь, и меня нельзя было заметить с соседних домов. В моём случае - это становилось жизненно важным, так как я успел заметить, что американцы не просто прочёсывают близлежащие дома по направлению их хода, они не ленятся забираться на самый верх.
   Я улёгся и затаился. Была бы при мне моя магия, я бы просто накинул полог невидимости и спокойно подошёл бы к ним по улице. Впрочем, я несколько преувеличиваю: вряд ли бы я стал в открытую передвигаться по охваченному войной городу. Полог невидимости не защитит от случайной пули. Да и, не стоит жалеть о том, чего нет. Особенно во время боя. Я выкинул посторонние мысли из головы и полностью сосредоточился на своём замысле. Постепенно со стороны арабов выстрелы стихали, по-видимому, по мере того, как Саул связывался со своими людьми и отдавал им распоряжения.
   Не знаю, насторожило ли американцев прекращение огня с нашей стороны или они посчитали, что арабы отходят с позиций, но они продолжали движение так же, как и раньше: отряд людей под прикрытием двух БТРов. Как только они оказались в зоне моей досягаемости, я прыгнул на ближайший бронетранспортёр, кувырнувшись через него, чтоб погасить инерцию движения. Подпусти я их ближе, мне бы было легче выполнить задуманный манёвр, но лёгкость исполнения не стоила риска быть обнаруженным при очередной проверке дома. В принципе, мне это ничем не грозило: этим людям всё равно умирать, - но планам бы помешало.
   Ещё в прыжке я полоснул очередью по ничего не подозревающим людям. Когда же я скатился с покатого бока машины, я разрядил всю обойму и, отшвырнув бесполезный автомат, выхватил нож.
   Потанцуем?
   На таком расстоянии БТРы были совершенно беспомощны: мёртвая зона не давала стрелкам использовать огневую мощь тяжёлого вооружения. Да если бы и не было такой зоны, не смогли бы они выстрелить. Я слишком быстро двигаюсь для неповоротливых пулемёта и пушки, а открывать огонь по своим - не стали бы.
   В считанные минуты я полностью вырезал всю пехоту и бросился прочь от бронетехники. Сорвав с пояса рацию, я отдал команду:
   - По БТРам - огонь!
   Не думаю, что сидящие в них люди могли отследить мои передвижения, а уж тем более успеть навести в мою сторону орудия, но рисковать не люблю. Впрочем, здесь дело даже не в опасности для меня, а в том, что затягивать это дело совершенно не нужно.
   До меня донёсся оглушительный сдвоенный взрыв. Я довольно улыбнулся и включил разрывающуюся писком рацию. От туда моментально посыпались восторженные возгласы Саула, перемежаемые арабскими словами. Послушав некоторое время его излияния, я прервал этот поток красноречия и обозначил наши следующие действия.
  
   Постепенно мы вытесняли американцев из города. Оставалось ещё кварталов пять, как я услышал странный звук. Сначала я думал, что мне это просто показалось - после целого дня, проведённого на поле боя, в ушах стоял нестерпимый гул, а голову ломило от боли. Но настороживший меня звук постепенно нарастал. Я вскинул голову и вгляделся в небо: со стороны американцев приближался рой чёрных точек, постепенно увеличивающихся в размере.
   Я схватил рацию:
   - Отходим! Артобстрел!
   Учитывая то, что я успел узнать о тяжёлом вооружении этого мира, я прекрасно понимал, что попади я под такой массированный удар, меня бы ничего не спасло. Ни магия, ни регенерация.
   Перепрыгивая с крыши на крышу, я бросился назад. Прыжки снижали скорость, но спуститься вниз, чтоб бежать по улице, я не мог - это бы отобрало ещё больше времени.
   И я почти успел. Но "почти" - это слишком малая величина, когда вопрос касается жизни и смерти.
   Снаряды наконец достигли своей цели: по ушам звук ударил с такой силой, что в глазах потемнело от боли в разорванных барабанных перепонках. И тут же наступила тишина - как будто я попал под воду. Что произошло, я даже не успел понять, как спину обожгло жаром и осколками камней. Меня бросило вперёд, на угол крыши следующего дома, и я почувствовал, как ломаются рёбра.
   Обламывая в кровь ногти, я цеплялся за пористый камень строения, стараясь хоть как-то уменьшить скорость падения. Это помогло слабо: ударившись об землю, я на несколько секунд потерял сознание.
   Придя в себя, я еле поднялся на ноги и поковылял в сторону улицы, по которой бежали арабы. Никого из своей группы я не видел, а никто другой помочь мне не захочет. Да и свои вряд ли будут спасать.
   Идти я всё равно не мог: при каждой вздохе болью отзывались сломанные кости, в глазах всё плыло, а голову мягкой давящей подушкой обнимала тишина. До чудом уцелевших нескольких джипов оставалось всего лишь несколько шагов, но ничто не могло заставить меня сделать их.
   Я сполз по стене и закрыл глаза.
  
   Виктория.
  
   Я сидела возле перебинтованного эльфа и не отпускала его руку. С того самого момента, как его сюда доставили, мне было боязно отойти от него. Казалось, уж сколько всего он, да и я вместе с ним, пережил, но все равно страшно: уйду, а он не сможет выкарабкаться. Потому и сидела уже который час безотлучно.
   Устало вздохнув, я в тысячный раз встала и немного подрыгала ногами, чтоб хоть чуть-чуть разогнать кровь. Совершив такой своеобразный моцион, я вновь заняла своё место на стуле у изголовья больничной кровати и обвела взглядом лазарет. Раненых было не много. Всего-то пять человек, это если не считать Терри. Хотя, его-то как раз считать и не надо - он к людям не относится.
   Елки-палки, что ж там у них произошло, что дроу так пострадал? Никто ж мне ничего не говорит, да и я спрашивать не рискну. Разрешили возле эльфа посидеть, и на том спасибо.
   Не знаю, сколько народу уходило вчера, но такое серьёзное ранение тёмного говорило о многом. Хотя, может он случайно подставился? Я хмыкнула. Вот это вряд ли могло произойти.
   Я почувствовала отголосок каких-то эмоций, идущих от Тьеррана. Я перевела взгляд на обескровленное лицо долгоживущего. По связующим нас нитям побежали более конкретные чувства: боль, злость и усталость.
   - Терри, - тихонько позвала я.
   Чёрные ресницы дрогнули, и я, осмелев, вновь позвала его:
   - Терри...
   Он открыл глаза и уставился в потолок. Я склонилась над ним, чтоб он мог видеть моё лицо.
   - Ты как себя чувствуешь? Говорить можешь?
   Эльф перевёл взгляд на меня:
   - Где мы?
   - В медчасти, у арабов.
   - Что случилось?
   - Вот этого я не знаю. Тебя и ещё нескольких раненых сюда вчера днём принесли. Так что...
   - Вчера днём? - перебил меня дроу.
   - Ну, да, - я не поняла, что его удивило.
   - И я так быстро пришёл в себя? - он с недоверием посмотрел на меня. - Ты сидела рядом всё это время?
   - Ну, да. А что тут странного? Я же знаю, что тебе для лечения магия нужна.
   Он молча рассматривал меня, как будто видел в первый раз. По нитям струилось недоумение смешанное с удивлением. Я прислушалась к отголоскам его эмоций - что-то там было ещё. Совершенно не понятное, ускользающее, но от этого ещё больше хотелось разобраться - что это. Тьерран заметил моё внимание и тут же начал закрываться от меня. Я разочаровано вздохнула:
   - Ладно. Не хочешь говорить - не надо. Раз тебе стало лучше настолько, что ты можешь отгораживаться от меня, то я тогда тебя на некоторое время оставлю.
   - Куда ты собралась? - резко спросил он, слабо сжимая пальцы вокруг моей ладони. Силу удержать меня у него ещё не было, но на мерзкий характер долгоживущего это никак не влияло.
   - В туалет! Сидеть тут неотрывно с тобой на протяжении эннадцати часов - туалет раем кажется. А потом пойду посплю. Я же не железная.
   Тёмный хмыкнул и разжал руку.
   - Иди.
   - Благодарю, Ваше Величество! - ехидно ответила я и направилась в сторону двери. - Вы так добры, Выше Величество!
   - Высочество... - на пороге меня настиг тихий голос долгоживущего.
   Я резко оглянулась: эльф лежал с закрытыми глазами и ни на что не реагировал. Решив, что мне показалось (после бессонной ночи и не такое почудится), я вышла из лазарета, тихонько прикрыв за собой дверь.
  
   Глава 6.
  
   Помещения Конторы.
  
   Иволгин не понимал действий своего начальника. Сразу после происшествия в экспериментальной лаборатории по изучению межпространственных перемещений Волошин пустил всё на самотёк. Он не только не принимал участия в работе Конторы - было видно, что он приходит сюда только по привычке.
   Даже скандал, разгоревшийся из-за инцидента с этим странным пришельцем из другого мира, называющим себя дроу, проходил мимо внимания полковника. Все отчёты и объяснительные пришлось писать майору, как первому заместителю. Волошин же, даже не читая, чего с ним никогда не случалось раньше, подписывал все бумаги.
   Но это было поначалу. Неожиданно для всех полковник развернул бурную деятельность: несколько дней он пропадал по кабинетам вышестоящего руководства. И вот сегодня, только появившись на рабочем месте, он в первую очередь потребовал всю накопленную информацию по "гостю" и отчёты о ходе восстановительных работ в лаборатории, а затем вызвал к себе Иволгина
   - Вызывали, товарищ полковник? - Иволгин вошёл в кабинет Волошина.
   - Да, - Аркадий Кириллович, не открывая от чтения каких-то бумаг, махнул рукой на стулья, - присаживайся.
   Дочитав до конца листа, Волошин откинулся в кресле и посмотрел на своего зама:
   - Коля, сейчас, в первую очередь, необходимо решить вопрос с отпусками. Все группы, кроме нашей, надо отпустить. А вот наших ребят загрузить по полной программе: с базы никуда не отпускать и усилить им тренировки. Кроме того, каждого ознакомить со всеми данными, связанными с "гостем": начиная от его физиологии и заканчивая психологическим портретом.
   Иволгин кивнул, делая пометки в блокноте.
   - Плюс к этому, выделить максимальное количество денег на восстановление лаборатории, чтоб в кратчайшие сроки всё закончить. Никого из исследовательской группы не опускать тоже. Чтоб все постоянно находились под рукой.
   Майор сделал новую запись, а затем спросил:
   - Нам не урезают полномочия и финансирование?
   - Пока нет. И срок дали - два месяца, - на мгновение Волошин замолчал, а потом зло прибавил, - и за это время мы должны поймать этого гадёныша.
   - Аркаша, ты думаешь он ещё здесь? - спросил Николай, закрывая блокнот. - Ты же сам видел, как он в этот портал упал.
   - Поверь мне, он хоть и не на Украине, но из нашего мира пока ещё не сбежал. И мы должны сделать всё, чтоб этого не произошло.
   Иволгин задумчиво посмотрел на своего начальника, но потом всё же решился спросить:
   - Скажи мне, почему Игорь помогал "гостю"? И более того сам прыгнул в портал, да ещё и с каким-то телом.
   - Вот это я и сам хочу выяснить, - жёстко ответил Волошин.
  
   Тьерран.
  
   Как выяснилось позже, выбраться из города, кроме меня, удалось ещё семерым. Самым везучим оказался Саул - он вообще выбрался без единой царапины. И именно он забрал меня из обстреливаемого города.
   Он заходил как-то и рассказал подробности. Из-под артобстрела удалось уйти на джипе только ему и тем, кто был с ним. Причём, спаслись только благодаря чуду, судя по красочным описаниям и сравнениям, которыми изобиловала речь Саула, и из которых я понимал далеко не все - всё-таки русский не мой родной язык, а араб ужасно коверкает слова.
   Выздоравливал я намного дольше, чем думал. Слишком много серьёзных ранений я получил. И не будь я дроу, я бы умер ещё в том городе. Даже несмотря на то, что Тори все дни напролёт проводила рядом со мной - мне пришлось провести в лазарете больше недели.
   Слава Тьме, что я сегодня могу покинуть этот надоевший мне до невозможности медицинский блок.
   - Ну, что, пациент? - ехидно поинтересовалась Тори, когда я ей сообщил об этом. - Сам дойдёшь до комнаты, или мне своё могучее плечо подставить?
   Я поднял руку и щёлкнул её по носу. Ойкнув, она отшатнулась от меня, но не успела - я перехватил её за косу.
   - Поверь мне, даже в таком состоянии, как сейчас, я смогу преподать тебе урок.
   - Попробуй! - ответила мне эта нахалка и показала язык.
   Хаос и Тьма! Вот он результат долгого общения с девчонкой: она всё меньше меня боится. Не даром она каждый день приходила ко мне и до самого вечера просиживала рядом со мной, держа меня за руку и болтая о всякой чепухе. Но, как ни удивительно, она нисколько меня не утомляла. Даже можно сказать наоборот - её присутствие действовало на меня успокаивающе. Настолько странные эмоции меня беспокоили - само наличие каких-либо чувств к этой девочке, помимо спокойной оценки её полезности, уже достаточно тревожный сигнал.
   Этот мир явно плохо действует на меня. Каждая лишняя минута, проведённая здесь - это лишний риск. Интересно, почему же всё-таки на меня не действует этот мир? Ведь Мьарран не врал, когда говорил о том, что никто с магией выжить тут не может. И та аллил, жена Волошина, более чем яркое подтверждение его слов. Я уже не первый раз задаю себе этот вопрос, но, сколько бы я ни думал над этим, всё равно никакой хоть сколько-нибудь идеи мне в голову не приходит. Буду надеяться, что в Драйкене кто-нибудь из алхимиков сможет разобраться с этим.
   - Мант'ра'ллила тебя задери, - вздохнул я, отпуская Тори. - Как же ты...
   Договорить я не успел - меня перебил появившийся врач. Единственный раз, когда он мне понадобился - это удалить наиболее крупные осколки, от которых мой организм сам избавиться не мог. Потом, его функции свелись исключительно к регулярным вопросам о моём самочувствии. Хотя поначалу он и пытался применить ко мне свои познания в медицине.
   Кое-как объяснив ему, что здоровье уже в достаточной степени позволяет мне передвигаться самостоятельно, я наконец-то покинул эти стены.
  
   Виктория.
  
   Как бы это цинично ни прозвучало, но должна признать, что самое интересное время у арабов лично для меня было тогда, когда Терри в медблоке лежал. Я хоть могла с ним поговорить. Хотя это, конечно, громко звучит: "поговорить". В основном звучал мой монолог потому, как эльф вообще не отличается особой болтливостью, а уж с его мнительностью, что кто-то может что-то подслушать, ждать нормального разговора не приходилось.
   Теперь же, когда Тьерран уже в достаточной мере оправился и стал пропадать на тренировках, я вновь осталась одна в четырёх стенах. И так как делать мне было совершенно нечего, я просто валялась на кровати, впадая в дремотное состояние.
   В один из таких тягучих дней моя очередная "медитация" была нарушена самым беспардонным образом.
   - Спишшшь? - прямо надо мной возникло лицо долгоживущего.
   От неожиданности я вздрогнула.
   - С тобой поспишь, пожалуй, - недовольно отозвалась я, усаживаясь на кровати. - Ты можешь ко мне не подкрадываться? У меня же из-за твоих фокусов сердце может остановиться.
   - Я не подкрадываюсь - я всегда так хожу, - спокойно возразил Терри. - А тебе надо тренироваться выдержке. Но ты же не хочешь.
   - Твоим способом - нет. Вот если бы... - но договорить, дроу, как обычно, мне не дал, опять перебив меня.
   - Мы обсудим это потом. Вставай: сейчас ты должна кое-что сделать.
   - Ответь мне, Тьерран, - я демонстративно откинулась назад, опираясь спиной об стену, - ты в семье воспитывался или где-то под забором? Тебя хоть каким-то манерам учили? Ты можешь хоть раз меня не перебивать и дать мне договорить?
   - Могу, - последовал невозмутимый ответ. - Я только что тебя внимательно выслушал.
   От такого я просто потеряла дар речи. Тем временем дроу вытащил из кармана ножницы и, положив их на стол, добавил:
   - А теперь иди сюда.
   - Ни. За. Что. - отчеканила я и зло уставилась на эльфа.
   Тот приподнял бровь и поинтересовался:
   - В чём дело?
   - Ты. Меня. Достал! Сколько можно так со мной обращаться!?
   - Интеррресно... - мягко протянул тёмный, - а ты хочешь, чтоб я вёл себя по-другому?
   - Да! Можно хоть со мной нормально разговаривать, а не выдавать мне команды или перебивать? Неужели это так сложно?
   Тьерран подался чуть вперёд и внимательно оглядел меня.
   - Ты маленькая, ничего не умеющая человеческая девчонка, которую я вынужшшден защищать и оберегать, что противоречит самой моей натуре, позволяешшшь себе что-то тррребовать от меня? - дроу сорвался с места и навис надо мной. - Ты, которррая уже давно бы умерла без меня, ещё и жшшдёшь уважшшения?
   Я вжалась в стену и зажмурилась. Да, я боялась его. Я знала, что нужна ему, и всё равно боялась его. Но, елки-палки, с этим надо что-то делать. Причём прямо сейчас.
   Собрав всю свою волю в кулак, я храбро взглянула прямо в прищуренные глаза тёмного.
   - Иди ты к чёрту со своим уважением! Плевать я на него хотела - нужно он мне, как зайцу стоп-сигнал! Можешь меня хоть сто лет не уважать, а вот разговаривать вежливо, - я подчеркнула это слово, - ты должен! В конце-концов, это ты ко мне заявился, а не я к тебе - так что будь добр: веди себя соответствующе!
   Некоторое время Тьерран молча созерцал меня, а потом склонился к моему уху.
   - Молодец, девочка, - дыхание тёмного шевельнуло выбившиеся из косы пряди, - первый шаг ты сделала.
   Дроу тут же отстранился. Я растерянно потёрла шею, прогоняя мурашек, вызванных Терриным дыханием.
   - Что это было? - пробормотала я. - Ничего не понимаю...
   Что от этого нелюдя можно ожидать дальше, я уже даже не могла предположить. Поведение его менялось настолько кардинально, сбивая меня с толку, что я не знала, как действовать дальше. Казалось, что я начала более-менее понимать его и привыкать к его характеру, но нет - вдруг он выкидывал очередной номер, никак не вписывающийся в предыдущие его поступки.
   - Тори, - раздался голос эльфа, - мне нужна твоя помощь: подстриги меня, будь добра.
   Последние два слова окончательно вогнали меня в состояние прострации. Глядя сверху вниз на моё ошарашенное лицо, Терри довольно оскалился и произнёс:
   - Ты же хотела, чтоб я вежливо с тобой разговаривал.
   - Но... - я медленно сползла с кровати. - В целом ты прав...
   Елки-палки, чего я сама себе забиваю голову всякой ерундой? Ну, решил он вдруг вести себя по-человечески (на этой мысли я кисло улыбнулась), ну шут с ним. Главное: я своего добилась, а почему и как - это уже второстепенный вопрос.
   Я взяла со стола ножницы и с сомнением посмотрела на антрацитово-фиолетовую косу дроу.
   - Терри, не хочу тебя огорчать, особенно сейчас, когда мы пришли к взаимопониманию, но я никогда никого не стригла. Я просто не умею этого делать.
   - Это не важно. Главное подстриги как можно короче, и, постарайся ничего не разбрасывать, - с этими словами долгоживущий сдёрнул с постели простыню и, расстелив её на полу, уселся поверх неё.
   - Елки-палки! Да, что ж ты творишь? - не выдержала я. - Как мы спать сегодня будем?
   В ответ дроу перехватил меня за руку, и я тут же ощутила разбегающиеся от места соприкосновения покалывания. Изменения в восприятии подсказали мне, что мы опять с эльфом, как он выразился, "сливаемся". Но до попадания в кокон света и магии мы не дошли.
   - Мы не будем сегодня ночевать. Мы сегодня уходим, - эхом донёсся голос Терри, и тут же всё вернулось в обычное состояние.
   - Все обсуждения потом, - добавил дроу. - А сейчас: подстриги меня.
   Я пожала плечами.
   - Только предупреждаю сразу: если что не так - ко мне никаких претензий, - сказала я спокойно сидящему эльфу.
   Тот только молча кивнул, и я приступила к делу. Поначалу мне было боязно стричь. Ведь я сама обладательница длинных волос и прекрасно знаю, как не просто вырастить их такой длинны. Но потом я вошла во вкус и стала срезать пряди смелее.
   - Терри, - позвала я долгоживущего.
   - Что? - отозвался он, не открывая глаз.
   - Тебе не жалко волос?
   - Нет.
   - Честно говоря, ты меня удивил. Я думала, что у вас причёска имеет большое значение. А ты так легко дал мне тебя обстричь.
   - Она действительно имеет значение, но не настолько важное, чтоб я не мог расстаться с нею при необходимости. Тем более, что волосы в любом случае отрастут.
   - Ясно, что дело тёмное.
   В ответ Терри только хмыкнул, и дальнейшая стрижка (а вернее назвать - обскубывание) прошло в полной тишине.
   Когда же, спустя пол-часа, я закончила и отошла, чтоб полюбоваться на творение рук своих, я просто не смогла удержаться от смеха. Неровно выстриженные пряди жёстких волос в сочетание с остренькими ушами придавали дроу комичности.
   - Ты только не обижайся, - сквозь смех произнесла я, - но ты сейчас похож на лохматого щенка.
   - Вполне возможно, - ответил Терри, поднимаясь с простыни и отряхиваясь. - Но советую тебе не забывать, что я далеко не щенок.
   Тьерран скользнул по мне взглядом, в котором полыхнуло красным, и тут же отвернулся. Смеяться мне моментально перехотелось.
   Свернув простыню, так чтоб ни один состриженный волосок не упал, дроу молча покинул комнату. Мне же оставалось только сидеть и ждать вечера.

Оценка: 6.42*24  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"