Осипов Игорь Валерьевич: другие произведения.

Всё равно мы люди

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Кто может спасти терпящих бедствие? Люди или не люди? А как узнать кто есть кто? Кто настоящий человек, а кто лишь подобие?

  - Всем кто слышит, терпим бедствие, терпим бедствие. Всем кто слышит, СОС. Всем кто слышит, помогите...
  ***
  Я смотрел на станцию. Восемь бетонных куполов, освещались красно-оранжевым светом звезды-гиганта, отчего они из серых становились яркими, красочными. Жизнь звезды приближалась к переломному шагу, когда оболочка вот-вот слетит в ослепительной и всеразрушающей вспышке, обнажив ядро. То в свою очередь сожмётся, став другой звездой, нейтронной.
  Но это не сейчас. До реинкарнации этому светилу оставалось несколько десятков тысяч лет. Крохотный по меркам вселенной срок, и достаточно большой, чтобы люди смогли воспользоваться ресурсами обречённой на гибель планеты. Какой-то шутник дал ей имя Малифисента. Впрочем, планет найдено много, и было принято решение, что названия будут даваться только тем, на которые ступала нога человека. В мифологии имён уже не хватало, потому сейчас в своём вечном беге по орбитам вокруг светил кружились Золушка и Белоснежка, Гуффи и Скрудж, Том со спутником Джерри или, к примеру, целая система, полная рыцарей круглого стола.
  Земля погибла. Учёные прохлопали ушами, не заметив приближения чёрной дыры. Рассчитывали, что планету выкинет гравитацией подальше в глубины космоса, но и тут просчитались. Колыбель человечества разорвало чудовищными приливными силами на несколько кусков. Погибло двадцать миллиардов человек. Но остальным тридцати всё же удалось спастись.
  Человечество вскипело в короткой, ожесточённой войне за остатки ресурсов Солнечной системы, череде революций обречённых государств и общин, но выжило, вырвавшись в дальний космос. Ближайшие к Солнцу системы освоили, проделав к ним долгий путь во чревах гигантских транспортников, шедших через пустоту целыми караванами.
  Война не кончилась и там. Золотое правило колониального мира: тот, кто раньше начнёт осваивать новое место, тот получит фору в экономическом развитии. На слуху были масштабная битва за Альфу Центавра и гонка за Темницей, планетой-гигантом, не привязанной к какой-либо звезде, и обладающей ста шестью спутниками. Мир был потом.
  Я смотрел на станцию. Туда-сюда сновали роботы-погрузчики и служебные механизмы. Громадные карьерные самосвалы тащили тонны руды, которую автоматический завод расщепит на ионы, отсортирует и сконденсирует по категориям в сверхчистые материалы. Сто тридцать человек обслуживало это богатое месторождение золота, платины и иридия, ценнейших промышленных металлов. Раз в три месяца приходил сухогруз, забирая добычу и оставляя припасы. В прошлый раз притащил ещё и новичков.
  По внутренней связи непрерывно шли голоса открытого аудиочата.
  - Триста семнадцатый разгрузился, реци́клю ...
  - Семён, замени силика́тные ёмки . Эти полные уже...
  - Любонька, говорят наш ресторанчик получил последние обновления. Сходишь со мной?
  - Ну создай себе бота и сходи с ним. Ко мне-то что приспа́мился ?
  - Бяка ты.
  - Не бяка, а Любовь ноль один шесть.
  - Вот и я говорю, что любви в тебе ноль целых, шестнадцать сотых.
  - Засранец...
  Я ухмыльнулся последнему диалогу. Семён всегда начинал так общаться с девочками из диспетчерской. Каждый раз приглашал в ресторан или кино, и каждый раз получал отказ. Это было уже традицией.
  Четыре смены по двадцать восемь человек, плюс администрация, работающая по нормальному дню. Жизнь кипела.
  - Триста восемнадцатый отстаёт на пять минут от графика...
  - Сейчас слётаю, гляну...
  Пару секунд спустя над пыльной равниной промчался дрон с видиоглазом. Атмосфера была немного плотней стандартной, а гравитация, наоборот, ниже на треть, и поэтому приходилось разрабатывать летательные аппараты с учётом этих особенностей.
  - Олег.
  - Он лаин,- откликнулся я на своё имя.
  - Новичков распределили, принимай пе́та , - произнёс Серега, наш старший смены.
  - Стажеров всем дали, или только мне?
  - Считай, тебе по блату достался, вон третья бригада подралась с четвёртой из-за новенького.
  - Что ж там за новичок такой?
  - Сам догадайся, - со смехом ответил шеф.
  Никакого блата не было, лишь строгая разнарядка. Это я знал.
  - Здравствуйте, - раздался голос в эфире, - Олег, вы меня слышите?
  Я скривился. Это, видимо, тот новичок.
  - Мы все работаем в открытом аудиочате , поэтому, если хочешь вызвать кого-то конкретного, обращайся по полному позывному. Потом перезнакомишься, будут отслеживать, кому войс кидаешь. Твой позывной какой?
  - Егор сто тринадцать.
  - Девченки дали такой?
  - Не знаю.
  - Значит, они. Мой полный позывной Олег сто ноль восемь. Ты сейчас где?
  - У главного шлюза.
  - Мой маячок на карте видишь?
  - Да.
  - Топай сюда. Я у резервного реактора. Как раз тебя тестировать буду.
  Я стоял и смотрел, как фигурка новичка быстрой походкой перемещалась в моём направлении. Наконец он подошёл и остановился. В дополненной реальности мира, существовавшей только на моём служебном ви́ззе , над ним, совсем как в онлайн-игре, висел маркер состояния и позывной. Когда он заговорил, возникла крохотная скачущая линия эквалайзера. Я знал, что он видит то же самое, но с моими данными.
  - Ещё раз здрасьте, - начал новичок.
  - Здравствуй. Если уж мне тебя навязали, то надо познакомиться.
  - Я сейчас ссыль на свою страничку в Кипарис Онлайн кину.
  - Нет. Так не пойдёт. Это тебе не столица. Это дальняя база. Рассказывай по старинке, где родился, где крестился.
  - Что, простите?
  - Вот, темнота безархи́вная , - тихо выругался я, - это старое выражение такое, доконе́чное . Рассказывай о себе, как можешь.
  - Мне семнадцать земле́т . Родители на Кипарисе. Мама соцник, папа старший диспетчер второго терминала. Окончил школу, выбрал специальность техника. Сейчас первый курс. Меня потому в вашу смену и поставили, чтоб удобно было практику с общим курсом проходить.
  - То есть ты уже на Кипе родился, реала никогда не видел?
  - Сейчас-то я в реале.
  - Я не о том, - с протяжным вздохом ответил ему я, - Я про настоящий реал, когда собственной кожей траву трогаешь, и вкус настоящего пива пробуешь.
  - Нет. В таком реале я не был.
  - Ладно, слей мимо эту инфу . Прежде чем ты полезешь к реактору, расскажи про а́нтра , которым сейчас управляешь.
  - Ол Восемь, Ты ему решил сразу драва поправить? - раздался голос Любы.
  - Ну, должен же я знать, что мне за ветт вручили. И вообще, не отвлекай.
  Ухо привычно фильтровало диа- и монологи смены, вычленяя нужное. В любом случае можно было откатить запись всего чата и прослушать нужный кусок по-новому.
  - Ну это антропомо́рф модели у́ник пятьсот два. Предназначен для работы в условиях агрессивных атмосферных сред. Степень подобия девяносто один.
  Я кивнул.
  - Что значит степень подобия девяносто один?
  - Это значит, что он способен выполнить большинство задач, свойственных настоящему человеку.
  - Хорошо. Теперь смотри. Видишь вот это сооружение? Это резервный реактор. Поскольку здесь наличествует атмосфера, то проще было изготовить классическую паровую турбину. В центральном блоке идёт расщепление материи в кванты. Высвобождающаяся энергия нагревает воду до состояния пара. Тот толкает многокаскадную турбину. Потом остывает и конденсируется. Потом повтор цикла. Здесь, - я похлопал по дверце, прежде чем продолжить, - блок предохранителей и физические датчики. Они дублируют основные. Надо открыть и проверить.
  Стажер замер, глядя на дверцу.
  - Ты что делаешь? - спросил я у него.
  - Пытаюсь найти приложение управления.
  Я поднял лицо в небо.
  - Повторяю первый и последний раз. Она. Открывается. Вручную.
  - Да ладно, ты меня тро́ллишь ?
  Я взялся за рукоять и повернул на девяносто градусов, а потом потянул на себя. При этом синтетические мышцы, нанизанные на титанокарбоновый скелет, вздулись, подпирая внешний гибкий корпус тела, а мультипластиковые пальцы с резиновыми накладками скрипнули, скользя по запылённому металлу. Я поставил напоминалку, что надо продуть механизм двери. Дверца нехотя, но открылась.
  - Вот это да, настоящие манометры со стрелками, и предохранители плавкие из металла, - заголосил стажер, - я визка́т сделаю, друзьям кину. Пусть поудивляются. А это зачем? - начал он вопрос, но я его прервал.
  В эфире творилось что-то странное. И страшное.
  - Он на ручном идёт...
  - Сколько их?
  - Сорок два.
  - По оптике идёт?
  - Да. Он при ударе об атмосферу повредил механизмы управления.
  - Значит, мастер ведёт, раз до сих пор тянет.
  - Какая разница, мастер или нет, он на ручном, да ещё с дисфункцией. Не посадит.
  - Откуда он вообще взялся?
  - А я откуда знаю.
  - Всеобщая готовность, внимание, всеобщая готовность! На аварийную посадку идёт малый лайнер! Всеобщая готовность!
  - Ну стажер, готовься стать взрослым, - пробормотал я.
  - Чего? - неуверенно переспросил он.
  Вместо ответа, я показал пальцем на постепенно увеличивающуюся точку посадочных огней. Лайнер не был предназначен для таких манёвров, но пытался дотянуть до квадратов посадочного поля.
  - Ну же. Давай, давай. Аккуратнее. Любочка веди его спокойнее. Любонька спокойнее, - тихо шептал девичий голос в эфире, обращаясь к старшему диспетчеру.
  Точка увеличивалась, и казалось, что лайнер успешно сядет. Но крики в эфире говорили об обратном.
  - Слишком быстро снижается, не успеет погасить в нуль перед контактом! Чёрт, черт, слишком влево.
  - Сколько?
  - Пятьдесят метров расхождение.
  - Моделирование!
  - Принято. Три. Два. Один. При контакте с грунтом сломает шасси. Семьдесят девять, каркас останется цел. Сто, разгерметизация. Восемьдесят шесть, потеря внешнего оборудования. Пожар пятнадцать. Столкновение с элементами базы сто.
  - Скорость?
  - При контакте горизонтальная сто восемьдесят.
  - Всего-то? Хоть спасать кого будет.
  Точка уже выросла до звездолета и шла прямиком на базу. Из разговоров я уже понял что будет, но оставалось только ждать. Мы были бессильны действовать. Выпуклое зеркало искривителя пространства отстрелилось в аварийном порядке ещё в верхних слоях атмосферы. В штатном режиме оно отклонялось на девяносто градусов, подготавливая аппарат к атмосферному полёту. А сейчас он шёл на плазменниках с регулируемым вектором тяги и небольших крыльях. За ним тянулся белый след.
  Лайнер вскоре неуклюже плюхнулся на брюхо, и по инерции, поднимая тучи пыли и грохоча металлом, попёр дальше. Будь это большой лайнер, то скорости были бы совершенно другие, да не предназначены большие для атмосферных полётов. Это был бы просто метеорит.
  В эфире повисла тишина, а ведь были подняты все смены. Все напряжённо наблюдали.
  Лайнер, меж тем, цепанул смятым крылом грузовик, дёрнулся влево и, прокатившись ещё сотню метров, въехал носом в дальний технический купол. От удара его снова развернуло, а потом он остановился.
  Мы, не сговариваясь, бросились к исковерканному звездолету, выжимая из антропоморфов все, что они могут. Когда добежали, то пришлось тормозить, выставив вперёд ладони, уперев их в корпус летательного аппарата. Пожара не было, и это даже очень хорошо. Я указал на запасной люк в хвостовой части.
  Мы бросились туда. Без слов было понятно, что в сплющенной носовой части живых нет. Я ухватился обеими руками за слегка отошедший край люка и упёрся ногой в корпус. Загорелся маркер, предупреждающий о критической нагрузке на синтетическую мускулатуру, но люк даже не пошевелился.
  - Помогай давай, чего стоишь?! - рявкнул я на стажера.
  Тот тоже вцепился в металл. Теперь дверца поддалась, скрипнув только первые полсантиметра. Потом люк рывком открылся. От неожиданности стажер упал на одно колено, но рукоять так и не выпустил. Я заскочил внутрь. На голове сразу зажглись фонари, освещая мрак коридора. По обе стороны тянулись рядочки одинаковых дверей кают. Я открыл одну. Там в двух аварийных перегрузочных креслах сидели маленькие люди. Без сознания. На обоих были кислородные маски. Дети.
  И тут я сообразил, о чём мы все забыли.
  - Шеф! - заорал я в эфир.
  - Он лаин, - серьёзным голосом ответили мне.
  - Шеф, это полноценные люди . Что нам с ними делать?
  Снова повисла тишина, продлившаяся пару минут.
  - Кирилл.
  - Да.
  - Атмосферу в третьем хранилище смени с инертной на пригодную для дыхания и скомпонуй оборудование, чтоб спасённых разместить.
  - Один час, шеф.
  - Полчаса, - с металлом в голосе произнёс шеф.
  - Шеф, хотя бы пятьдесят минут.
  - Полчаса и ни минутой больше! - рявкнул начальник станции.
  - Ноль первый, - вышел кто-то с позывным и шеф снова отозвался.
  - Говори.
  - Этот лайнер снёс нам передатчик гипрсвязи.
  - Вот только этого сейчас не хватало!
  Оно и понятно, почему начальник возмущался. Теперь мы отрезаны от мира. По протоколу, если нет гиперсвязи, очередной сухогруз притаскивает рабочий блок. Вот только звездолет придёт через три месяца.
  - Олег, ты слышал, куда переносить выживших.
  - Да, шеф.
  Я вздохнул и аккуратно отстегнул первого маленького человечка. В живых осталось тридцать семь. Из них только трое взрослых. Таскал не я один. Помогал стажер. Подоспели ещё шестеро антропоморфов. Всех перенесли в ангар спецтехники. И никто не знал, что дальше делать, особенно когда они начали приходить в сознание.
  Из взрослых одна выжившая оказалась медсестрой, она шатающейся походкой ходила от ребёнка к ребёнку и осматривала их. Один мужчина умер, не приходя в сознание. Если экипаж погиб от деформации кабины, находящейся в носовой части, то этот не был пристегнут и получил множественные травмы от ударов о стенки коридора. Если бы у нас было оборудование, мы бы могли его спасти, но у нас его не было.
  Шеф приказал мне и стажеру неотлучно быть с людьми. Остальные принялись разгребать остатки лайнера на предмет самых необходимых вещей. Лекарств, еды, аварийных комплектов выживания.
  На молекулярном принтере, который обычно применяли для создания несложных запасных частей и приспособлений, смастерили кружки. Притащили большие ёмкости с дистиллированной водой. Напоили. Еда будет позже. Когда придумаем, как её изготовить. Потому что запасов было найдено слишком мало.
  А потом пришла пора объяснений. Подошёл толстый мужчина и стал сразу орать. Требовал условий, требовал пустить всех к персоналу, а не держать в ангаре, как существ второго сорта. Он визжал как свин, которого заживо варят, роняя слюни и размахивая руками.
  Я дал ему поддых, побоявшись только, что не смогу ограничить силу своего антропоморфа. Он, хватая воздух, осел на пол.
  - Но почему? - испуганно спросила медсестра.
  Я оглядел их. Ладно взрослые. Дети. Это школьная экскурсия. Оказывается, они летели на Крионику, где ещё первые переселенцы наткнулись на странную цивилизацию квантовых роботов, оставшихся от погибших в катастрофе древних хозяев, и осознавших себя как личности. Странную, загадочную и привлекательную для туристов цивилизацию нереального, вывернутого наизнанку мира энергетических куполов и призраков мёртвой звезды.
  У них отказала система управления. Они, ориентируясь лишь на наш маяк, прилетели и выжили.
  Я медленно встал посреди ангара и заговорил.
  - У нас нет жилых помещений. Мы члены проекта 'Рой'.
  - Вы не люди? - раздался тоненький голосок.
  - Люди, только не такие как вы.
  - А какие?
  Надо было говорить. Неведомое пугает куда сильнее. И я начал рассказ.
  - Когда стало известно, что Земля погибнет, начали готовить громадные звездолеты, способные вместить если не всех, то многих. Готовились экипажи, чтобы вести эти корабли. Остальные должны были спать в криокасулах, пока транспортники не прибудут к выбранной планете. Но некоторые избрали другой путь. Это члены проекта 'Рой'. Они отказались от полноценных человеческих тел, оставив только живой мозг. Этот мозг подключили к компьютерам и системам жизнеобеспечения. Инро́и переехали из реально мира в виртуальный, начав жить в невероятной смеси социальных сетей полного погружения и компьютерных игр. Так можно было вместить больше людей на маленьких транспортниках. Все ведь хотят жить. Сейчас нас таких, урезанных до минимума, сто восемьдесят миллионов.
  - А вы тогда кто?
  - Я? Я тоже живу там, но сейчас подключился к специальному роботу. Правда, он очень похож на человека в лёгком скафандре? А это наша станция добычи полезных ископаемых. Нас тут аж сто тридцать. Тут есть хмурый шеф, а есть весёлые девчата диспетчеры, они всегда шутят и иногда поют хором песенки.
  - Получается, что вы все киборги? - спросил один мальчик.
  - А что ты понимаешь под словом киборг?
  - Это когда живое смешали с машинами.
  - Ну в чем-то ты прав. Мы тогда действительно киборги. Только мы коллективные киборги. Если выйти наружу и пройти пятьдесят метров направо, то можно прийти к главному корпусу. Там, под многослойной защитой в специальных нишах, лежат банки с нашими живыми мозгами.
  Я замолчал, кагда стажер внёс из шлюза кипу пенистых ковриков. Сейчас наш мини-завод непрерывно создавал предметы быта. Техник-диз под крики шефа моделировал новые и новые предметы, ставя их в очередь производства. Коврики, синтетические одеяла, разборные стулья и столы, посуду.
  - А когда нас заберут домой?
  - Через три месяца, это в самом плохом случае, но я думаю раньше. Вас кинутся искать, пробьют вашу траекторию, прочешут маршрут. Это две недели. У спасателей очень быстрые кораблики.
  - А когда нам есть дадут?
  Я вслушался в аудиочат.
  - Женя, что там с едой? Детишки спрашивают, - раздался голос Нади.
  - Ой, девочки, я могу только им только питательный раствор предложить. Его напрямую с системы жизнеобеспечения можно слить. Он сладко-солёный на вкус.
  - Думаешь три месяца этим их кормить?
  - Пока не знаю, но первые несколько дней наверняка. В нём всё необходимое есть. От истощения точно не умрут. Вроде как бульончик получается.
  - И когда?
  - Можно сразу, надо только ёмкости сделать.
  Я переключился на детей. Хорошо, что они не слышат наши внутренние беседы.
  - Скоро. Только бульон приготовят, и будете есть.
  Стажер принёс кучку стульев. Парень не уставал физически, в виртуальности нет такого понятия, а антропоморф нуждался только в зарядке раз в сутки, которая происходила за пару минут, да в обслуживании раз в месяц. Но вот морально он устал. Это было видно в качающейся походке, в периодических остановках без причин. Тяжело ему, но сейчас нельзя останавливаться.
  - Расскажите, а как вы там живете? - спросил паренёк, высказавший, что мы киборги.
  - Ты играл в игры? Такие, чтоб с полным погружением. Когда все как взаправду.
  - Ага. Они классные.
  - У нас так же, только лучше. У нас свой придуманный мир. Специальные процессоры считывают информацию из файлов и через электроды подают напрямую в мозг. Изображение для глаз, звук для ушей. Нет глаз и ушей, провода и микросхемы нам их заменили. Так же и с запахом и вкусом. Нюхаешь цветок, и процессор считывает данные с архива, а затем пойдет этот опять же в мозг. Кусаешь яблоко и...
  Я вопросительно замолчал.
  - И компьютер вкус в мозг, да?
  - Да.
  - А потрогать?
  - Все так же.
  Антропоморф не мог улыбнуться, но я внутренне улыбался. Я рассказывал им про наши необычные профессии, такие как дизайнеры вкуса и запаха. Рассказывал про наш спорт, где девиз не 'быстрее, выше, сильнее', а 'ловкость, внимательность, командная игра'. Рассказывал про детей, которым обеспечивали максимальное подобие реального мира, где они моги учиться быть людьми. Рассказывал про наши ценности. Что бездельники получают меньше всего ресурсов сети и процессоров, а трудяги могут реализовать любую фантазию.
  Все почти испортил тот толстяк. Он сначала ходил из стороны в сторону, а потом подскочил с очередным приступом крика.
  - Я подам на вас в суд. Я знаю свои гражданские права. Вы применили ко мне силу. Вы нанесли мне травму.
  - Замолчите, - зашипела на него медсестра, - вы ведёте себя непристойно. Потом будете разбираться, кто прав, а кто нет.
  - А вас... Я потребую вашего увольнения, - подскочил он к девушке, - вы не оказали мне медицинскую помощь, и вы не засвидетельствовали побои.
  Девушка побелела, а я подошёл и схватил толстяка за грудки. Синтетические мышцы напряглись, отрывая человека от пола. Запищал ограничитель, которого я не слышал. Не хотел слышать.
  - Я сейчас отнесу вас обратно на корабль. Спасайтесь сами, - выпалил я и швырнул трясущегося выродка в угол ангара, того что ближе к шлюзу.
  Зашедший в это время с очередной кипой вещей Егор, озадаченно уставился на скулящего толстяка.
  - Что это с ним?
  - Наружу хочет. В туалет, наверное. Невтерпёж совсем. Проводи. А то загадит всё.
  - Сейчас маску дам ему, - на полном серьёзе ответил стажер, - там пока Великое Око в зените, не замёрзнет, думаю. Я ведь совсем забыл, что им нужду справлять надо. А он за три минуты не хватит радиацию? Я честно не знаю.
  - Нет! Нет! Не надо! - заверещал толстяк, - не надо наружу!
  - Да заткнись ты! - заорал я на него, а потом добавил, - я тоже про туалет только сейчас вспомнил. Благодаря этому засранцу. Я заказ сделал, Егор, принеси горшки ночные. Пока так. Потом что-нибудь придумаем.
  Стажер молча вышел. Почти сразу шлюз открылся, но вошёл не он, а Евгения с большой пластиковой канистрой питательного раствора.
  - Вот, детишки, - звонко заговорила она, - черпайте бульончик. Он голод утоляет хорошо, а вам надо питаться, чтобы быть сильными.
  - Ой, а вы тётенька, - выпалила одна из девочек, - а сейчас только что дяденька вышел. Он совсем как вы был.
  - А я вот какая.
  Женя потрогала приклеенную наспех к груди антра маленькую планшетку с её фотографией.
  - Вы красивая.
  - А то, - задорно ответила наш техник жизнеобеспечения.
  - Знаете, детишки, - снова начала Евгения, - я интересную задачку придумала. Надо наших роботов в разные цвета раскрасить, чтоб вы не путались где кто. Справитесь?
  - Да, - нестройно ответило несколько голосов.
  - Дядю Олега как раскрасим?
  Она показала на меня.
  - В чёрный с красным...
  - В синий...
  - Так, в какой?
  - В красный.
  - Это почему так? - осведомилась Женя.
  - Он крутой. Он ультра. Он нас спас и дисциплинёра проучил. Он как адмирал Галактика.
  Вот так. Дал под дых придурку, уже крутой.
  - А дядю Егора как раскрасим?
  - Можно в оранжевый? Он добрый как мой кот Рыжик, - раздался голос из задних рядов.
  - Ладно, оранжевый. А меня как?
  - В розовый, - дружно ответил детский хор.
  Женя помахала рукой и направилась к выходу. На моём внутреннем зрении вместо кривой линии войса высветился смайлик с высунутым языком. Я отправил ей улыбку.
  У канистры сразу начался шум и гам, дети забыли про плохое. Им хотелось есть.
  - Дядя Олег, а вы когда есть будете?
  - Мне не нужна еда. Такой же бульон прямо в кровь мне поступает.
  - А тогда зачем вам яблоки?
  - Ну вот ты же любишь яблоки?
  - Нет. Я больше малину и арбуз.
  - Ну, каждому что-то нравится, вот и там, в моём виртуальном мире, мы любим вкусные вещи. Потому и сделали так.
  - Тётенька показала свою фотографию, но ведь там же можно быть кем угодно. Я вот люблю играть варваром.
  - Конечно, но это немного нечестно. И поэтому облик выбирается только один раз. Он синтезируется на основе нашей ДНК. Его чуть-чуть редактируют, но в целом мы такие, какие были бы без проекта Рой.
  - Вам нравится там?
  - Да. Там мой дом. Там мои друзья.
  
  ***
  Спасатели пришли через три недели. За это время ангар спецтехники превратился в маленькую жилую пещеру древних людей, изрисованный детскими рисунками. Все антры обрели свою раскраску, что стало традицией, даже после спасения. Каждый новый антропоморф приобретал свой цвет и рисунок.
  Тогда ещё в ангар притащили уцелевший монитор с лайнера, и девчата со станции наперебой рассказывали о нашей жизни. Они с виртуальными камерами показывали наш цифровой мир, который был забавной карикатурой на настоящий. Показывали свои комнаты и сказочный лес, показывали диспетчерскую и кабинет шефа. Тот хмуро сидел и не мешал.
  За это время мы со стажером почти не покидали своих антров. Бывало, даже засыпали прямо так. Человеку ведь всё равно где спать, будучи подключённым к синтетическому телу или в своих виртуальных, неотличимых на ощупь от настоящих, кроватях. У спящего свой мир.
  Погибший экипаж, до последнего тянувший звездолет до посадки, и отдавший жизни ради маленьких пассажиров, мы похоронили здесь. Рядом с разбитым аппаратом, ставшим им памятником. Вдоль всего исковерканного борта тянулась громадная надпись: 'Павший герой космоса'. Место отсканировали, и в виртуальной копии реального кусочка мира большими охапками лежали цифровые цветы, оставленные со всей галактики.
  Я глядел на алое яблоко звезды-гиганта, на купола станции. Я слушал очередные диа и моно логи рабочей смены. А потом поднял руку и посмотрел на пластиковые пальцы.
  Пусть у нас теперь нет нормальных тел, и их заменяют кибернетические оболочки и цифровые образы, но у нас всё равно есть то, что называт душой.
  
  Мы всё равно люди.
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"