Осянин Сергей: другие произведения.

Bunkkeri .02

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 8.17*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    (Выживание, хоррор, наш мир, бункеры, мистика)Группа выпускников отдыхая на природе, сталкивается с силой, которую не могут объяснить. В старом бункере их ожидает тайна, связанная с прошлым, переплетенная с будущем. Смогут ли они выжить и исполнить задумку Богов? Книга первая. Черновик. Слегка корректирован и редактирован 21.02.18.


  

Bunkkeri .02

Бункер .02

  
   1 Блок
   Часть первая.
   Kuusi sateet. Шесть лучей.
  
   14:22 12.07.15
  
   - Сколько еще идти, Энни?
   - Судя по карте, мы уже должны быть на месте.
   - Я устала! И есть хочется! Ты обещала, что нас ждет прекрасная поляна, землянка с баней, и тройка красивых парней. Обещала пару часов назад!
   - Скоро будем на месте, обещаю. - Анна поправила лямку рюкзака, и зашагала дальше. Очень странно, ей казалось, что она прекрасно знает эту местность, знает, как и куда идти. Она практически выросла здесь. С самого детства, ее водил сюда отец, показывая все премудрости выживания на дикой природе. Что же она упустила на этот раз?
   - Не нужно было нам срезать, - сказала идущая за ней темноволосая девушка. Ее подруга детства - Наталья, или просто Нат. Как всегда - спокойная и рациональная.
   - Теперь-то уж что, - Анна смахнула очередную каплю пота с кончика носа, оглянулась на идущих за ней подруг.
   Наталья, низкорослая волейболистка, держалась хорошо, и вполне могла бы пройти еще столько же без особых неудобств. Однако вторая, вечно хныкающая Света, вскоре просто упадет на землю от усталости. Она уже давно выпила всю воду в своей бутылочке, а также во фляге Анны и Наташи, которые бездумно отдали ей ее. Хотя, почему же бездумно? Они не без основания думали, что придут на место стоянки еще час назад.
   - Привал? - Наташа подняла на нее вопросительный взгляд.
   Аня быстренько "прокачала" ситуацию, как учил ее отец, и приняла решение:
   - Привал. Десять минут. Воду не пейте, и курить не советую.
   Наташа сложила рюкзак рядом с Аниным, и спустилась в овражек со старицей, смыть с лица пот, да и просто освежиться, если это возможно сделать теплой водой с цветом хорошо заваренного чая. Эта вода здесь с самой весны, река, разливаясь, заполняет вот такие выемки, а когда уходит вновь в русло - они остаются, создавая водоемы - старицы.
   Стоп. Раз здесь старица, значит, река должна быть, где-то рядом. Наталья поднялась обратно, чтобы сказать это Ане. Однако, вместо разговора ей пришлось успокаивать свое часто забившееся сердце - подруг на полянке не было.
  
   14:47
  
   - Куда он пропал? Пиво греется. Я его больше в реку не потащу охлаждаться, пускай сам бегает.
   - Ушел встречать свою любофф, - ответил ему высокий Дима, растянувшийся на ярко красном полотенце прямо у входа землянки.
   Солнце стояло высоко, беспощадно поливая тела ребят. Слегка переборщишь со временем пребывания под ним, и можно легко сгореть. Именно поэтому, Дмитрий использовал очень дорогой крем.
   - Думаешь, у них это серьезно?
   - Мне все равно, главное, чтобы Нат пришла.
   - О, любовь, любовь. Ты жестока к моим друзьям. Да что с тобой? Хочешь загнать себя в клетку отношений?
   - Не начинай, Колян. Мы уже обсуждали это.
   - Ну конечно. Знаю я все ваши отношения. Скоро закроетесь в свои пары и совсем забудете друзей, прекрасно!
   - Не болтай чепухой. Друзья -- это друзья. Любимый человек -- это любимый человек. Я прекрасно разделяю эти два понятия.
   - Эх. - Николай присел рядом с Димой, и протянул ему бутылку с холодным пивом. - Нет повести печальнее на свете...
   - Чем пиво пить без воблы иль котлеты.
   - Намек понял, сейчас принесу рыбку.
  
   Алексей вовсе не собирался далеко углубляться в лес, а посему захватил с собой лишь бутылку минералки, и как был - в камуфлированных штанах, зеленой футболке и шлепанцах - отправился на встречу девушкам. Прошло уже больше часа, от намеченной встречи у их землянки, и он начал волноваться. Мысленно перебирая возможные варианты. Мог задержаться поезд, но это весьма сомнительно, поезда здесь ходят четко. Значит, что-то случилось. Недолго думая, он пошел по знакомой с давних пор тропе, вглядываясь в заросли леса, и петляющий берег реки.
   Они с друзьями решили отпраздновать окончание учебных заведений и вхождение во взрослую жизнь здесь, на лоне природы. Только самые близкие и дорогие друзья. Ребята выехали сутками ранее, готовя плацдарм, и баню к приезду прекрасной половины их компании. Условились, что девушки приедут сегодня к половине второго. Но их не было.
   Тропинка петляла между деревьями, иногда довольно глубоко уходя в лес. Алексей шел, тихо насвистывая веселую мелодию из "Ералаша", пытаясь успокоить все растущее чувство тревоги. Как только он заходил в тень деревьев, на него усиленно наседала мошкара и комары, столь усердно прятавшиеся от палящего солнца.
   Футболка начала пропитываться предательским потом, еще больше приманивая совершенно озверевший комариный рой.
   Периодически он останавливался, вслушиваясь в окружающий лес, пытаясь услышать хоть что- ни будь, имеющее отношение к девушкам.
   Так он прошагал около двадцати минут, пока, наконец, слева от тропы, в лесных зарослях не расслышал далекий разговор и треск веток. Улыбнувшись, он зашагал на встречу, прямо в лес. Спустя минуту ходьбы, он отчетливо расслышал диалог двух знакомых голосов.
   - ...вечно втягиваешь в приключения! Сидели бы дома, смотрели телек, - этот ноющий голосок принадлежал Свете.
   - Все будет хорошо. Смотри, впереди явно просвет, это наверняка река. Значит мы рядом. Сейчас отдохнем. - Голос Анны был спокоен, но звучал устало.
   Алексей, перелез через очередное поваленное дерево, и громко сказал:
   - Службу спасения заказывали?
   Прекратившийся треск веток, уведомил его, что он услышан. Наконец, Анна узнала его и радостно ответила, проламываясь через заросли папоротника и крапивы:
   - Не заказывали, но очень рады вас видеть! Привет Лешик!
   - Наконец-то! Блин тут крапива! Высокая какая... И злая! - Света пыталась не отставать от подруги, но легкая футболка, не позволяла преодолеть забор из крапивы столь же быстро, как это сделала Аня, в своем летно-техническом комбинезоне швейцарской армии.
   - Слава богу, вы здесь. Как же вы так крутанули, что пришли совершенно с другой стороны? - Алексей, улыбаясь, помог снять тяжелый рюкзак с Анны, и повесил его себе на спину.
   - Сама не пойму, вроде шли правильно, точно по компасу, хотя он мне особо и не нужен здесь. И все равно умудрились сбиться с пути. - Аня благодарно обняла Алексея, и приняла из его рук бутылку минералки.
   - К черту такие походы! Ай! Я вся чешусь! Комары еще эти... - Позади появилась Света, с палкой в руках, которой безуспешно пыталась раздвигать жгучую крапиву.
   Леша улыбнулся еще шире, и решил подбодрить подругу:
   - Ничего, через пятнадцать минут будете париться в баньке, и пить холодное пиво. Пойдемте, - он развернулся, делая шаг в сторону реки. - А где Нат? Не смогла поехать? - Он резко затормозил, увидев посеревшее лицо Ани.
   - Как где? Шла за нами, - она обернулась и подбежала к крапивным зарослям. - Наташа! Ната! Ты где?
   - Не понял. - Алексей вновь почувствовал холодок беспокойства, без труда, пробившего его вспотевшее тело.
   - Света! Она ведь шла за тобой, я видела! - Аня была растеряна, и бросала встревоженные взгляды то в лес, то на Светлану.
   - Да, плелась, как кукла за мной, молчала. Но она почти всегда молчит. Может в туалет свернула?
   - Наташа! Отзовись! Это не смешно. - Анна начала продираться обратно в лес, не замечая ни крапивы, ни комаров.
   - Да она только что была здесь, - Света удивленно моргала, подошла к крапиве, но сунуться в нее не решилась.
   Алексей постоял несколько секунд, затем сбросил рюкзак и решительно направился за Анной.
  
   15:28
  
   - А вот я всегда мечтал покататься на спортивной яхте. Знаешь, такой, с парусом и хищным носом. Стоять у руля, и ловить лицом соленые брызги. - Дмитрий лежал на животе, закрыв глаза, с блаженной улыбкой на губах.
   - Штурвала, - отозвался Николай.
   - Что "Штурвала"? - Не понял Дима.
   - Не у руля, а у штурвала.
   - Ай, какая разница. Им же рулят, значит - руль.
   - Автоманьяк, блин, везде у тебя рули.
   - Излишки профессии.
   - Да хоть жизненные принципы, а на флоте штурвалы, а не рули. Неуч.
   - С тобой спорить, что с пробкой в карты играть.
   Николай слегка приподнялся и махнул рукой в сторону берега. - Вон, идут, наконец. Почуяли, что пиву грозит опасность истребления.
  
   ***
  
   - И вы ее там бросили?!
   - Дим, мы прочесали весь лес в радиусе полукилометра, орали как сумасшедшие, слышишь, хрипим, как "Косой"? Успокойся. Мы найдем ее.
   - Конечно, найдем. - Дима начал судорожно одеваться.
   - Не пори горячку, и выслушай меня, - Алексей присел на корточки рядом с другом. - Девочки очень устали и нуждались в отдыхе и пище. Кроме того, я хотел подключить к поискам и вас. Вместе, мы разыщем ее намного быстрее. Мы должны были вернуться в лагерь. Как минимум за рациями и вами двумя. Дай девочкам минут двадцать перевести дух, и мы пойдем все вместе.
   - Десять минут.
   - Хорошо. Одевайтесь, берите с собой минимальный паек и по литру питьевой воды. Я приготовлю рации и фонари. Коль, гаси костер и прячь все лишнее в землянку. У нас до темноты часов пять-шесть. Успеем прочесать всю дорогу, которой они сюда шли.
  
   Через пятнадцать минут, пятеро молодых людей отправились на поиски подруги. Даже Света перестала ныть и обреченно плелась в конце колонны. Ее успели накормить шашлыком и влить две банки энергетика. Остальные баночки, предназначавшиеся на утро, были взяты с собой.
   Шагали налегке, имея за спиной лишь небольшие рюкзачки с самым необходимым. Анна отправилась на поиски со своим большим рюкзаком, выгрузив лишь запасную одежду и большую часть еды, и, не смотря на все уговоры Алексея, несла его сама. Чувство вины, за брошенную подругу не давало ей расслабляться, и придавало живость походке.
   - Вот здесь я их услышал, - Алексей уверенно свернул в лес, к месту встречи. Перед крапивой остановился и раздал всем по небольшой рации.
   - Радиус действия километр, но в лесу намного меньше. Держите под рукой. Если что находите, сразу сообщайте остальным. Я буду периодически давать запрос на перекличку, отзывайтесь коротко - имя и что все в норме.
   - Держим друг друга в поле зрения. Лес обманчив, не отдаляйтесь более чем на сто-двести метров, - Анна вытащила из рюкзака мачете, и первая шагнула в крапиву. За ней двинулись все остальные.
   - Для начала пройдем весь наш маршрут. Возможно, она сидит на нем, и ждет нас. Смотрите по сторонам, ищите сломанные ветки и примятую траву. Разделимся, когда это будет необходимо. Не хватало, что бы еще кто потерялся.
   - С этим не потеряемся. - Дима вынул из кармана свой смартфон. - У меня в нем GPS навигатор. Сейчас отмечу нашу начальную точку отправления, и, если будет нужно, мы выйдем по нему обратно.
   - Отлично, очень хорошая идея. - Анна заглянула ему через плечо, - только выруби его после нанесения точки. GPS быстро сажает аккумулятор.
   - Знаю, знаю. Сейчас. - Он быстро сделал все необходимое, и положил смартфон во внутренний не промокающий карман. Рядом с документами.
   - Двинулись.
  
   Маршрут петлял, а иногда просто пропадал. На мокрой земле, около старых болотец, были хорошо видны отпечатки обуви двух девушек. Моментально узнаваемый протектор Аниных армейских ботинок, и легких кроссовок Светланы. Следов Наташи на таких местах не отмечалось, хотя обе девушки в один голос твердили, что она шла прямо за ними. Они ее видели. У Анны так вообще привычка следить и контролировать своих спутников. Как немецкая овчарка. Поэтому она нет-нет, да и бросала взгляд назад, подтверждая их присутствие. И сейчас она пребывала в полной растерянности. Та, кого она видела всю дорогу сюда, исчезла без следа. В прямом смысле этого слова.
   Группа умеренно быстро продвигалась вглубь леса, периодически свистя и выкрикивая имя подруги. Лес молчал.
   - Я помню это дерево, - Анна наступила на полусгнивший ствол некогда величественного дуба. - Еще минут пять ходьбы, и мы будем у места, где отдыхали.
   - Идемте, - Дмитрий нетерпеливо двинулся вперед, возглавляя колонну.
   - Здесь, - ткнула пальцем на раздвоенное дерево Света.
   - Да, именно здесь мы отдыхали.
   - Постарайся в деталях вспомнить, что именно и кто делал, - Алексей прислонился к дереву, разглядывая окрестности.
   - Вспоминать то нечего. Мы устали, решили здесь посидеть. Свалили рюкзаки и упали на них, отдыхая. - Света пожала плечами.
   - И все?
   - Нет не все, - Аня встрепенулась, и указала в сторону, - Ната отходила по делам вон туда. Да вот же, смотрите, здесь ее следы даже есть!
   Подбежавшие ребята и в правду увидели следы Наташиных кед. Сначала они вели вниз, в довольно глубокую воронку, будто от взрыва, на дне которой тихо стояла коричневая вода. А затем, следы вели обратно вверх, и прерывались на траве и твердом грунте.
   - Значит, здесь она была точно, - подвел итог Алексей.
   - На-ата-аша-а-а! - Прокричал Дима. Ребята поддержали его криками и свистом. Подождали, прислушиваясь, и затем повторили ор.
   Спустя пять минут, все убедились, что орать более бесполезно.
   - Стойте! У нее же есть мобильник? Давайте позвоним! - Светлана просто просияла от своей идеи.
   - Я пыталась, - угрюмо ответила Аня. Здесь телефон не ловит. Ближайшая вышка километрах в пятидесяти.
   Все повынимали свои сотовые телефоны и убедились в ее словах. Искорка надежды, в глазах друзей угасла.
   - Ладно, перекур две минуты, и попробуем прочесать этот участок более углубленно, - Алексей достал пачку сигарет и, не смотря на укоризненный взгляд Анны, прикурил.
   - Я пройдусь пока кругом, все равно не курю. - Дима сбросил свой рюкзачок, и шагнул к зарослям.
   - Не уходи дальше трехсот метров, хорошо? - Леша проводил друга задумчивым взглядом.
   - И обыскивай местность лучше по спирали, отходя все дальше и дальше, - посоветовала Аня.
   Дима кивнул и исчез в кустарнике. Другие ребята остались отдыхать, пытаясь переварить то, что случилось и найти объяснение исчезновению подруги. Жара, мошка и усталость сильно мешали этому. И в итоге, все просто сидели с пустой головой и затуманенным взглядам. Не хотелось ни двигаться, ни думать.
   Прервал их отдых вызов Дмитрия по рации:
   - Ребята, я кое-что нашел здесь, это правее воронки, метрах в двухстах от нее. Идите на мой свист.
   - Принято, Дим. Выдвигаемся. - Ребята, быстро подхватив все свои вещи, рысцой поскакали в указанном направлении.
   Дмитрий стоял, держа в руке ярко-синий платок с изображением диснеевских персонажей.
   - Это же Наташин! - Вскрикнула Света, и начала оглядываться по сторонам.
   - Да, действительно, она шла в нем, - подтвердила Анна, - похоже, что зацепилась за эти ветки, и сорвала ее случайно.
   Все дружно посмотрели на сухие ветви сосны, под которыми Дима и нашел бандану. Под ними была видна хорошо примятая трава.
   - Трава примята слишком сильно для одного человека. Такое чувство, что здесь целый отряд прошагал. И сделал настоящую тропу, - Дима присел на корточки, разглядывая землю.
   - Это звериная тропа, - сказала Анна.
   - Каких именно зверей?
   - Кабаны или лоси, точнее не скажу. Скажу лишь, что и те, и другие опасны в это время года. Все будьте на чеку. Напоремся на секача, и можно будет сразу лететь к родным. Скорее всего уже душами.
   - Добрая ты, блин. - Николай развел руками. - На деревья лезть? Это спасет?
   - Спасет, если дерево достаточно толстое. Лось может выворотить среднее деревце в состоянии аффекта. Особенно, когда у них брачный период.
   - Ясно.
   - Идемте по тропе, нужно найти ее быстрее, чем начнется дождь. - Алексей первый шагнул вперед.
   Остальные сначала подняли головы вверх, чтобы увидеть начинающее сереть небо, а затем быстрым шагом пошли за ним.
   - А обещали солнечные дни всю неделю, - проворчал Николай, - никогда не верь синоптикам.
  
   17:42
  
   - Еще немного и ливанет, - Анна на секунду остановилась, задрала голову вверх, разглядывая затянутое тучами небо. На лицо упала одинокая капля будущего дождя. - Оденьте, что ни будь вроде ветровки, от дождя.
   Группа потратила около двух минут на одевание. Анне пришлось отдать свой дождевик менее подготовленной Свете, а самой залезть в старую военную плащ-палатку годов семидесятых, доставшуюся ей от отца. Под комбинезон она надела свитер. Теперь будет тепло.
   Еще пять минут быстрой ходьбы, и опасливых взглядов на небо. Начался ожидаемый дождь. Сначала слабый, затем все сильнее и сильнее, заливая все вокруг. Кричать стало бесполезно, звон дождя заглушал теперь все звуки из леса. Наташа их бы все равно не услышала. Поэтому, они начали более внимательно всматриваться в окружающий лес, на сколько это позволяла водяная стена, падающая с неба.
   - Впереди просвет! - прокричал идущий впереди Алексей.
   - А тропа сворачивает! - Николай указал рукой в сторону уходящей вправо звериной тропы. - Что делаем?
   - Мы с Лешей сходим посмотрим, что там за просвет, а вы пока "курите", - Анна сняла свой рюкзак и шагнула вслед за Алексеем в мокрый кустарник. Продираясь сквозь плотно поросшие кусты, периодически уклоняясь от тонких деревьев и больших паутин. Через минуту Анна чуть не ткнулась в спину Алексея, внезапно остановившегося.
   - Что такое, Леш? - Аня заглянула ему через плечо, и удивленно присвистнула.
   Поперек их пути была растянута колючая проволока, оцинкованная, но местами все равно ржавая, что говорило о ее старом происхождении.
   - Военные? Полигон? Ракетные шахты?
   - Я не знаю. Никогда не слышала, чтоб здесь натыкались на военные базы.
   - Лезем?
   - Конечно! Вдруг там спрятана летающая тарелка? - Анна попыталась пошутить, чтобы хоть немного взбодриться самой. Непонятное беспокойство начало охватывать ее все сильнее.
   Она палкой, подобранной тут же, приподняла верхнюю линию проволоки, и аккуратно придавила ногой нижние две.
   - Давай! С той стороны так же придержишь мне!
   - Хорошо! - Алексей согнулся пополам и медленно пролез через образовавшийся проход. Таким же способом прошла и Анна. Прислонив палку к колючей проволоке, они зашагали дальше, стараясь не замечать усиливающегося дождя и далеких, пока, раскатов грома.
   Они вышли на широкую поляну в четверть футбольного поля, поросшего низким кустарником и высокой травой, которые в итоге образовывали сплошное покрытие поляны в метр высотой.
   - Стой! Не вздумай ходить! - Аня рукой остановила двинувшегося было Алексея.
   - Почему?!
   - Это может быть болотом! - она вынула мачете и ловко срубила два ближайших деревца, соорудив из них шесты. Один отдала Леше, вторую крепко сжала в руках, и первая двинулась вперед.
   - Наташа-а-а!! - Алексей, что есть сил, пытался перекричать ливень.
   Они осторожно продвигались к центру поляны, особо не надеясь, но продолжая кричать. Анна достала свисток-амулет, всегда висящий у нее на шее, и что было мочи, засвистела. Свисток был выполнен с двумя рабочими отверстиями, одно издавало очень высокий звук, второе - низкий. Подарок отца оказался эффективнее криков. Спустя пару секунд, прямо на середине поляны, как чертик из табакерки появилась вымокшая Наташа, и радостно замахала руками.
   - Слава богу. - Аня бросилась вперед, выбросив шест.
   - Я позову остальных! - Алексей шагнул было назад, но вовремя одумался, поняв, что сейчас лучше не разделяться, да и все равно Нат нужно вести к ребятам. Поэтому он медленно направился к уже обнимающимся девушкам.
   - Вы, почему меня бросили? - ливень надежно скрывал текущие слезы Натальи. Она повисла на шее Анны, и сейчас боялась отпускать подругу.
   - Мы тебя не бросали! Мы думали, ты идешь за нами! Ума не приложу, почему ты ушла в другую сторону! И как оказалась здесь!
   - Вы сами сюда направились. Я шла за вами как привязанная, а вы все шли и молчали. На вопросы даже не отвечали, я подумала вы обиделись на что. Но когда стали убегать вперед от меня, я вообще чуть с ума не сошла. И понять ничего не могу, ну ладно ты, но Света такого темпа бы просто не выдержала!
   - Ната! Мы со Светой болтали всю дорогу, особенно Света! Это ты молчала как пень. - Аня удивленно взглянула на дрожащую подругу. - Ладно, разберемся. Главное, что мы тебя нашли. Пойдем к ребятам. Где твой рюкзак?
   - Вот здесь, внизу. Тут как будто подвал какой, из бетона. Я в нем спряталась от дождя.
   - Подвал? - Аня с Алексеем переглянулись.
   - Да, вот смотрите, - Наташа раздвинула ближайшие кусты и указала вниз.
   - Нифига себе. - Алексей, несмотря на проливной дождь, полез во внутренний карман за сотовым телефоном, чтобы сфотографировать находку. В землю действительно вели бетонные ступени, углубляясь все ниже, сливаясь в единое целое с бетонными стенами. Через пару метров начиналась опять же бетонная крыша. Темнота не позволяла разглядеть, на сколько глубоко уходит тоннель, но создавалось впечатление, что он имеет приличное продолжение.
   - Пойдемте! - Наташа смело спустилась по ступеням и исчезла в сумраке подземного строения.
   - Идем, чего уж там, все равно рюкзак у нее нужно забрать, - Алексей шагнул вслед за подругой. За ним спустилась Анна.
   Внизу было прохладно, сыро, но дождь не бил в лицо и отсутствовал раздражающий ветер. Ступени переходили в коридор, ведущий вглубь.
   - Осторожнее, тоннель как-то странно сделан, горками и зигзагами, - Наташа включила фонарик, и друзья, наконец, разглядели обстановку.
   Все строение выглядело очень старым, серым от мха и слизи. Сразу стало понятно, что зигзаги и "выемки" в полу сделаны специально, по задумке архитекторов. Это оборонительные укрепления. Они позволяли спасаться от взрывов и выстрелов.
   - Военный бункер? - Алексей встревоженно оглянулся на Анну.
   Она лишь напряженно кивнула, и указала вперед. Тоннель утыкался в широкую бронированную дверь, всю покрытую ржавчиной. Над дверью сохранилась надпись некогда белой краской - "Bunkkeri 02".
   - Вот мой рюкзак. - Наталья присела рядом с ним, убирая банки консервов внутрь.
   - Что означает эта надпись понятно. Не понятно только на каком языке. - Алексей включил свой фонарик и протянул его Анне. - Посвети мне, пожалуйста, я сфотографирую.
   Он сделал пару снимков под разными углами, стараясь взять в кадр и дверь. Затем убрал телефон обратно в пакет и положил в карман.
   - Обалденно, - его всегда манила тайна, неизвестность, загадка.
   - Это ты у меня любишь, - Аня чуть улыбнулась, зная увлечения Алексея всем загадочным и мистическим.
   - Я обязательно вернусь сюда. - Отозвался Алексей, пытаясь повернуть запорное колесо на двери. Оно лишь чуть скрипнуло, и оставило на руках слой рыжей ржавчины. Дальше не поддавалось.
   - Блин, жалко.
   - Леша. Надо идти, нас ждут остальные.
   - Да, да, конечно. - Он подхватил рюкзак Наташи, и направился к ступеням, то и дело оборачиваясь.
   - Ё-мое, - первая вылезла Анна, и тут же была повалена на колени порывом шквального ветра.
   Алексей, поднимавшийся позади, удержался на ногах только благодаря весу рюкзака. Он помог Анне встать, и осмотрелся по сторонам. Ветер совместно с дождем устроили настоящий ураган. По открытым участкам тела хлестало до боли.
   - По-моему нам нужно переждать шторм здесь! - Он наклонился к ее уху, - Мы можем просто не дойти!
   Аня осмотрелась, и скрипнула зубами. Леша был прав, идти в такой шторм по лесу было просто глупо. И могло закончиться вполне печально. Погода разыгралась не на шутку, метая молнии, и поливая землю сплошной стеной воды.
   Она кивнула и присела, накрывая себя плащом. Подмышкой у нее болталась рация в непромокаемом чехле. Сняв ее, она включила передачу:
   - Коля! Коля! Ответь Анне! Прием! - рация шуршала, и хрипела в ответ.
   - Где вас черти носят? Нас тут как щепки по деревьям метает!
   - Коля! Идите к нам на просвет!! Мы нашли Нату! Здесь безопасное место, сможем переждать ливень! - Аня орала во всю глотку, надеясь, что рация успеет передать ее слова. Идти за друзьями обратно очень не хотелось.
   - Идите туда, куда ушли мы! Только осторожнее! Там колючая проволока метрах в ста от тропы! Как понял, Коль?!
   - Понял, Ань. Колючая проволока, будем осторожны! Идем!
   Алексей отдал рюкзак Наташе.
   - Идите вниз! Я подожду их здесь! - Принял у Анны плащ и остался стоять у входа в бункер, мотаемый порывами ветра, и тихо матерясь в воротник.
  
   18:16
  
   Коридор наполнился сначала недовольными, а затем восторженными возгласами подошедших ребят.
   - Наташа! - Дима в первую очередь кинулся к девушке, и крепко обнял.
   - Ничего себе сооружение! Посреди тайги! Прямо как в фильме! - Коля осматривал бетонное сооружение.
   - Здесь переждем этот долбаный шторм. - Аня села прямо на рюкзак, сдувая капли с непослушной челки.
   - Костерок бы смастерить, да не из чего. - Николай отжал свою куртку, продолжая рассматривать стены и потолок.
   Аня оглядела друзей и отметила, что скоро все начнут мерзнуть. Мокрые в прохладном подвале. Нужно что-то делать. Она решительно встала, и, пошарив в своем рюкзаке, достала бутылку с настойкой на кедровых орешках.
   - Всем сделать по глотку. - Она первая отхлебнула из бутылки и передала Алексею. - Леша и Дима, мы с вами выйдем наверх и соберем, сколько сможем веток. Пусть мокрых. Дождь начался недавно, и внутри они еще сухие.
   - Окей, - оба молодых человека сделали по глотку настойки и шагнули к лестнице.
  
   Спустя минут двадцать, все трое вернулись обратно, отплевываясь от вездесущей воды. Каждый нес по хорошей охапке веток.
   - Ура! - Воскликнула Света, и полезла за сухим горючим.
   Огонь расходился с трудом, дерево вымокло, и сухое горючее не справлялось со столь толстыми ветками. Лишь после того, как под ветками прогорело три газеты, всегда носимые Анной в клапане рюкзака, костерок начал медленно разгораться. Она оказалась права, вода покрывала лишь верх веток и кору. И не успела просочиться в центр древесины. Поэтому, выпарив воду с поверхности, ребята благополучно разожгли костерок. Стало теплее, хотя завывающий ветер и текущая по ступеням вода, все еще не давали расслабиться.
   Вскоре они столкнулись с проблемой дыма. Если располагать костер на лестнице, дым уходит. Но и огонь заливает. А если втащить его внутрь, под крышу, дым скапливается в помещении и не дает дышать.
   - Блин, да что ж такое! - Дима возмущенно замахал руками.
   - Спокойно! Давай попробуем сверху повесить полиэтилен, оставив по бокам просветы для дыма, - предложил Коля.
   Оставив ребят разбираться с костром, Анна прошла вглубь коридора, где у двери сидел Алексей, задумчиво разглядывая дверь. Она положила руку на его плечо и сказала:
   - Успокойся, Лех, если это военный объект, то его должны были затопить или залить бетоном, перед тем как покинуть.
   - Бетоном?
   - Угу. Особо секретные объекты заливают бетоном, - она присела рядом.
   - А вдруг, этот не залили? Хотя, я все равно не знаю, как открыть ее. Возможно, весь механизм просто заржавел.
   - Мда-а, загадка. И надпись еще не по-нашему. Может это местный диалект? - Аня устало положила голову на спину Алексея.
   - А почему тогда на латинице?
   - Не знаю. Сейчас бы интернет под рукой, и онлайн переводчик... - девушка встрепенулась от резкого движения ее спутника.
   - Точно! Переводчик! У Димки в телефоне должен быть офигенный словарь, он им хвастался перед отъездом. Дин! Ходи сюда, дело есть!
  
   18:42
  
   - Это финский, - Дима показал экран своего смартфона удивленным товарищам.
   - Финский? Быть не может!
   - Что делает финский военный бункер в самом сердце России?
   - Не знаю, спросите нашего историка. - Дима выключил и убрал свой аппарат, не забыв отметить точку их пребывания на GPS навигаторе.
   - Ань, ну-ка давай вспоминай, что там говорится насчет финско-германского ига? - шутя, спросил Николай.
   - Никакого финского ига у нас не было, да и быть не могло. Вам всем прекрасно известно, что даже немцы до Москвы то не дошли во вторую мировую, не то, что до сюда. А финны - тем более.
   - Может это диверсанты выстроили? Их сбросили с парашютами, и они здесь окопались, - предположил Дима.
   - Издеваешься? Ты хоть представляешь, сколько тонн бетона здесь? И это нам еще неизвестно какого размера бункер там, за дверью. А теперь представь, как отряд диверсантов высаживается с бетономешалками и грудой оборудования для строительства. И самим бетоном. Это тебе, блин, не "Юпи" - просто добавь воды.
   - Я просто предположил.
   - Нет, чтобы выстроить, что-то подобное, нужны огромные ресурсы, как технологические, так и человеческие. Вы заметили, что с одной стороны поляны лес более молодой, чем остальной? Деревца тоньше, и реже. Мне кажется, там должна быть дорога. Возможно, железная дорога.
   - Нет, Ань, нам было не до рассматривания местных достопримечательностей. Лишь бы дойти. - Коля аккуратно простукивал дверь рукояткой ножа. - Эх, а было бы неплохо посмотреть, что там внутри.
   - Энни говорит, что, скорее всего, он затоплен. - Алексей с силой пнул дверь, заставляя ржавчину слоями опасть на пол.
   - Это что еще такое? - Дима указал на открывшуюся прорезь у основания двери. Раньше ее скрывали наросты ржавчины.
   При ближайшем рассмотрении, в прорези оказались латунные ручки в виде капельки.
   - А ну-ка расчисть вокруг них. На тряпку. - Алексей протянул Дмитрию носовой платок.
   - Надеюсь, ты им не пользовался? - усмехнулся тот, и стал расчищать налет вокруг четырех загадочных ручек, расположенных вертикально.
   - Цифры! Ну да, цифры от нуля до девяти! - Алексей радостно захлопал в ладоши.
   - Чему же ты радуешься? Здесь четыре ручки и десять цифр.
   - Ну и? Сорок комбинаций, всего то! Переберем! - Алексей радостно потирал руки.
   - Ты в своем уме? Какие еще сорок комбинаций, горе математик ты наш. - Наташа удивленно раскинула руками.
   - А, что? Разве нет? - Алексей перестал манипулировать руками и задумался.
   - Десять на десять на десять на десять. Десять в четвертой... Ну?
   - Я психолог, а не математик, блин!
   - Десять тысяч вариантов комбинаций.
   Алексей сменил радость на удрученность.
   - Как всегда. Только встретишь, что ни будь интересное, и ничего не получается.
   - Когда это ты встречал что-то подобное? - Усмехнулась Аня.
   Леша присел рядом с кодовым замком, и попробовал повертеть ручки. Они на удивление легко вращались в своих пазах, с еле заметными щелчками напротив каждой цифры.
   - Ладно, не мучайтесь, пойдемте лучше к костру и перекусим. - Анна отошла от двери и начала пробираться к чуть горящему костру.
   - Пойдем, Лешк, я банку пива с собой прихватил, - Николай улыбнулся, и направился за Анной, не осторожно ударившись рукой о бетонный угол укрепления. - Зараза! - Он зашипел от резкой боли, и выронил фонарик. Алексей и Дмитрий, обернувшись посмотреть, что случилось, заметили черные пятна на потолке, которые выхватил луч фонаря.
   - Это, что еще такое? - Дима встал, и начал счищать в этом месте плесень. Алексей активно помогал ему, не забывая освещать нужный участок.
   - Что вы там нашли? - Аня вернулась узнать, что случилось.
   - Я ударился сильно, синяк будет! А они чистят потолок! - Возмущенно пожаловался ей Николай, аккуратно осматривая свою руку.
   - Да вы посмотрите сюда! Это либо год строительства, либо код к двери. - Алексей указал на черные цифры, как будто горелкой выкопченные на потолке.
   - "1935", - прочла Наташа.
   - Быть того не может. - Аня смотрела на потолок. - Это тебе не компьютерный квест, где пароли от сейфов выцарапывают на спинке стула.
   - А вдруг? Я попробую... - Алексей подошел к двери, и вдруг смущенно повернулся. - Ведь, попробую?
   Все ребята неуверенно покивали, и лишь Анна покачала головой, нутром чувствуя, вновь нахлынувшее чувство тревоги. Но, прекрасно зная своего парня, махнула рукой и отошла к костру, сильно надеясь, что дверь не откроется.
  
   - Сработало! - Радостно закричал Алексей, а затем сомнительно добавил, - вроде.
   - Крути вентиль, или как там его, - Дима первый схватился за ржавую, круглую ручку, очень похожую на те, что используются на подводных лодках. Вместе с Алексеем им удалось сделать несколько оборотов, хотя механизм весь скрипел и поддавался с трудом.
   - Давай, Лешка! Давай! Еще немного!
   Остальные ребята стояли и заворожено смотрели, как за дверью гулко щелкнуло, и она с тихим шелестом вышла из пазов, образовав двухсантиметровую щель в темноту.
   У Анны сердце ушло в пятки, когда она осознала, что им удалось сделать то, чего она так боялась. Ребята уже начали тянуть дверь на себя, расширяя проход, когда она, вдруг очнулась, и кинулась к ним, крикнув первое, что пришло в голову:
   - Стоять! Ничего не делать больше! Не двигайтесь! Не дышите даже! - Она подбежала к ошалевшим друзьям, и отодвинула их от дверного проема, ставшего уже шириной в полметра.
   - Ты чего? - Света, дернувшаяся от резкого выкрика подруги, с круглыми глазами смотрела на нее.
   - Ничего! Сдурели совсем? Это военный бункер! Здесь наверняка есть система защиты от вторжения. Думайте головой то! А если там все заминировано?! - Она не на шутку испугалась, причем больше за друзей, чем за себя.
   - Энни, ничего же не произошло... - Алексей вышел из-за двери и посветил внутрь.
   - Аккуратней, ради бога. - Аня встала рядом и осветила косяки двери. Дверь была очень толстой, и внутри оказалась почти не ржавой. Присмотревшись, друзья поняли почему - она была густо смазана технически маслом, включая запорный механизм.
   - Вот это дверка, - присвистнул Коля, - мне бы такую на квартиру.
   - И два-три амбала, что бы открывали и закрывали ее пред тобой. - Отозвался Дима. - Мы ее вдвоем чуть приоткрыли.
   - Давайте все спрячемся за дверь и откроем ее до конца. - Алексей первый шагнул за прикрытие двери.
   Они скрипели вместе, дверь - от старости, ребята - от натуги. Но, в конце концов, дело было сделано, и все осторожно посветили внутрь. Любопытство сейчас съедало всех и каждого. Даже Света была взволнована до умопомрачения. - Я такое только в книгах читала. - Прошептала она, осматривая открывшуюся картину.
   Пять лучей фонариков осветили внутреннее помещение. Тот же бетонный коридор, но стены выкрашены в темно-зеленый цвет, слева и справа виднелись проемы дверей. На полу блестела вода, в которой плавало много не понятного мусора.
   - Я первая. - Анна забрала второй фонарик у Алексея и шагнула внутрь бункера. Ничего не произошло. Она осветила верх двери, затем, левый и правый угол. Ничего не заметив подозрительного, полностью вошла в него. Под ногами хлюпнула вода.
   - Смотрите, слева, на стене большая металлическая коробка. Что это? Может быть электрический щиток? - света любопытно заглянула за косяк.
   - Сейчас глянем, - Дима, раздвигая остальных протиснулся внутрь, и открыл широкую дверцу не понятного щитка.
   - Блин, не трогайте ничего! - Аня оттолкнула его обратно. - Вы не понимаете, что здесь может быть опасно?
   - Нормально все, не нервничай. Это всего лишь двигатель.
   - Зачем в бункере двигатель? - Света удивленно посмотрела на Диму.
   - Это генератор. Двигатель, как на машине, вырабатывает электроэнергию, и она распределяется по приборам в здании. У меня подобный установлен на даче, ты просто никогда не интересовалась. Только здесь сам двигатель, почему-то маленький, сомневаюсь, что он сможет прокачать все помещение.
   - Я вообще сомневаюсь, что он заработает. Спустя восемь десятков лет. Даже если все механизмы в рабочем состоянии, от бензина ничего не осталось.
   - Во-первых, он явно дизельный, - Дима с интересом разглядывал двигатель, - а во-вторых, создан великой немецкой компанией, делавшей двигатели для танков во время второй мировой. Если они создали его всеядным, он сможет работать хоть на мазуте. Я могу попробовать его завести, если хотите.
   - Хотим! - Алексей протиснулся вперед, и стал освещать коробку с генератором. - Что тебе нужно для этого?
   - Свет, время, руки, немного головы, и пиво, - Дима усмехнулся и начал ощупывать механизм.
   - Смотрите под ноги! И по сторонам, прежде чем сделать хоть шаг. - Аня поняла, что уговаривать друзей не соваться в бункер бесполезно. - И не разделяйтесь. Минимум вдвоем ходим, понятно?
   - Та, нащальника, - ответил Коля, и освещая довольно широкий внутренний коридор бункера, аккуратно двинулся вглубь. За ним шагнули девушки, Алексей же заставил себя остаться с Димой, помогая ему в попытке завести генератор.
   Мутная вода, которой был заполнен весь коридор, доходила до щиколотки. Несмотря на это ребята, даже в легкой обуви, шли вперед по загадочному подземному бункеру, сами не зная, что хотят увидеть или найти. Сердца идущей вперед четверки возбужденно бились, и каждый с жадностью рассматривал старинные стены с полустертыми надписями. Встречались различные предметы, торчащие из-под воды, в них ребята узнавали то ящики, то бочки.
   - Справа дверь, - сообщил Николай, шагающим позади.
   - Слева тоже, - осветила левую сторону, Анна.
   - Классно! Давайте посмотрим, что в них? - Света во все глаза вглядывалась в полумрак.
   - Куда двинем сначала?
   - Двинем в обе сразу, - Коля указал на правую, - я со Светиком в эту, а вы с Натой в левую.
   Так и сделали. Двери открылись со скрипом, пропуская ребят внутрь помещений группы ребят. Фонарики не могли справиться со всей темнотой помещений, но, фрагментарно, друзья начали изучать комнаты. Коробки дверей имели высокий порог, а пол внутри, был выше, чем коридорный сантиметров на двадцать, благодаря чему, в них не было воды.
   С удовольствием выбравшись на сухой пол, Анна осветила вокруг. Первое впечатление было таким, что они попали в спальню какого-то особняка, как в детективных фильмах. Здесь имелось несколько шкафов, глубокие кресла, огромный стол и две, двух ярусные кровати. Более близкое рассмотрение, показало, что на полу лежал толстенный ковер, а стены украшены гобеленами, картинами и рыцарскими доспехами.
   - Это что? Камин? - Наталья с удивлением указала на противоположную, от входа, стену.
   - Да, камин. Скорее всего, муляж с подсветкой. - Аня сделала шаг к столу, рассматривая резную посуду, стоящую на нем. Взяла в руку красивую вилку, скорее всего серебряную, с интересом рассматривая ее в свете фонаря. Вилка имела на ручке изображение, какого-то герба, и две буквы, скорее всего аббревиатуру - "DK".
   - Офигеть, - Наташа, разинув рот, разглядывала все это убранство, - здесь же целый музей! Наверняка это все сейчас очень дорогое.
   - Угу, дорогое. Как бы нам дороже не вышло, - проворчала Аня, все еще ощущая чувство беспокойства. - Сходим к рюкзакам, у меня там фонарь прожекторного типа, он здесь очень пригодиться.
   Девушки уже выходили обратно в коридор, когда из двери напротив раздался Светин визг полный ужаса, и в коридор вывалился Николай, с повисшей на нем девушкой. Он с налета ухнулся спиной на противоположную стену, и круглыми, как блюдца глазами смотрел на дверь, где только что был. Медленно сползая по стене вниз.
   - Что случилось?! - Анна приготовилась к худшему, и рука сама поползла к ножу. Она освещала темный проем двери, боком подходя к сидящему в воде другу со все еще орущей Светой.
   - Тише! Тихо!! - Ане пришлось дать хорошую пощёчину, находящейся в шоке подруге, прежде чем она замолчала и начала плакать.
   - Что произошло? - со стороны входа прибежали Алексей и Дмитрий, каждый держал по топору в руке.
   - Там труп. - Как завороженный прошептал Коля.
   - Что там?! - удивленно переспросил Алексей.
   - Труп!
  
   19:18
  
   - Уходим отсюда нафиг! - Коля пришел в себя, спустя пять минут. Остальные стояли рядом с ним, раздумывая, что делать дальше.
   - Ну что страшного в том, что там скелет? Это же не дикое животное! Он ничего нам сделать не сможет, он сам мертв! Останемся, давайте, хотя бы сфоткаем здесь все! - Алексей был очень расстроен.
   - А ты подумал о том, что если он мертв - значит, его что-то убило? И это что-то может быть все еще опасно? - Аня свирепо посмотрела на него. - Я за то, чтобы убраться отсюда подальше, выйти к цивилизации и сообщить куда надо. Нечего нам здесь делать. Забирайте какие-нибудь сувениры и валим.
   - Что опасно? Мы даже не знаем, убит ли он! Может он от старости умер!
   - Иди и посмотри, если хочешь. У тебя три минуты. Потом мы все уходим. - Анна начала застегивать свой рюкзак, за которым уже успела сходить.
   - И посмотрю! - Алексей, забрал фонарь у Наташи, и двинулся в помещение.
   - Один не ходи!
   - Я схожу с ним, - обреченно произнес Дмитрий.
  
   Помещение напоминало рабочий кабинет писателя, химика и физика одновременно. Стеклянные шкафы, множество столов, бесконечные ящики, колбы, папки. Две печатные машинки. На огромном, словно трон, кресле по середине комнаты, Алексей действительно высветил ссохшееся тело человека.
   Не смотря на длительное время, в одежде легко узнавался обычный домашний халат, который развалился в прах, там, где до него дотронулся фонариком Алексей.
   - Господи, да не трогай ты его, - Дима поморщился, подходя сзади.
   - Хотел проверить, не мерещится ли нам. Во! Глянь, он что-то держит в руке. Вернее, держал, когда-то. - Алексей аккуратно вынул из руки скелета увесистый томик в кожаном переплете. Осмотрел, и убрал подмышку.
   - Есть что интересное?
   - Книга, какая-то, потом посмотрим. А ты что нашел?
   - Вот, смотри. Часы старинные на цепочке еще, наверняка кучу денег стоят. И, приборчик мелкий, странный, первый раз такой вижу. Даже не знаю, что это.
   - Потом разберемся. Ныкай все по карманам. - Алексей оглянулся на дверь, как раз в тот момент, когда в нем появилась Анна, гневно сверкая глазами.
   - Выметайтесь отсюда, археологи хреновы, мы уходим.
   - Но мы...
   - Быстро, я сказала!
   - Идем... - два друга зашаркали к выходу.
  
   Ребята быстро собрали свои вещи, и поднялись на поверхность, переступив через тухнущий костер.
   - Слава богу, дождь прекращается, - Анна первая выбралась на поляну, и осмотрелась. Ливень действительно капал все медленнее, на глазах превращаясь в легкий моросящий дождик. Облака тоже сбросили покров агрессии, и из угрожающих, перекрасились в угрюмые.
   - Все готовы? Проверьте, оглянитесь, может, забыли что.
   - Все взяли, проверил. - Расстроенный Алексей с сожалением оглянулся на темный спуск в бункер. - А я бы еще полазил там.
   - Потом полазишь, когда полиция или МЧС бункер зачистит.
   - Ага, так они и пустили нас сюда. Войска сгонят, все оцепят, объявят как закрытую зону, и все.
   - Ой, да брось ты, ну МЧС еще может и приедет, вместе с археологами, военные то тут при чем? - Николай подтолкнул Леху вслед за начавшими движение ребятами.
   - Наивный ты Коля. Бункер времен второй мировой неизвестного назначения отдадут археологам? Ага, сейчас. ГРУ и ФСБ его под колпак возьмут, никто и знать не будет. А нас еще и подписать "о неразглашении" заставят. А может еще чего похуже. Все же я предлагаю никому о нем не говорить. Пусть будет наш секрет. Будем наведываться, когда захотим.
   - Дим, ты сдурел? - Аня резко развернулась к позади идущим. - А если там заминировано все, тут с саперами надо все обыскивать. Нашел парк развлечений, блин.
   - Во! У меня друг есть, бывший ГРУ-шник, он вроде как раз по разминированию специализируется. Давайте его сюда приведем, а? У него наверняка и оборудование есть нужное. Интересно же, что там.
   - Леха, бывших ГРУ-шников не бывает. Он все равно сообщит куда надо. - Николай поднял вверх указательный палец.
   - Это да, об этом я как-то не подумал. - Алексей скривил губы.
   - Но идея хорошая, лучше через знакомых, чем напрямую в полицию. Вопросами замучают, да и неизвестно поверят ли вообще.
   - Да вы шагайте, шагайте, в лагере обсудим. Вон туда нам, - Анна указала на часть опушки, с сухим деревом.
   Друзья замолчали, каждый погрузившись в свои мысли. Миновали колючую проволоку, углубившись в лес, и высматривая тропинку, по которой добрались сюда. Дождь совсем прекратился, и из-за тучек начали пробиваться слабые солнечные лучи. Лишь ветер, легко касаясь деревьев, сбрасывал на друзей крупные капли. Трава, хоть и прибитая дождем, все равно доходившая до колен, холодила идущим и без того мокрые штанины.
   - Ну, где эта тропа? Давно уже должны были выйти на нее, - не выдержала Света.
   - Возможно, ее прибило травой. Могли просто проскочить.
   - Врятли. Тропа была хорошо просматриваемая. Ее не могло так накрыть. То ли мы не туда свернули, то ли еще не дошли. Хотя по времени уже раз пять, как должны были выйти.
   - Да, мы минут двадцать уже топаем. А до нее было минут пять ходьбы от силы.
   - Вот и я говорю. Ладно, давайте без тропы выбираться. Компас у меня есть. Тут до реки идти то километра два-три. - Аня вынула старинный компас, доставшийся со школьных времен, от учительницы географии.
   - Компасы, шмомпасы. Сейчас обратный маршрут задам на GPS, он нас и выведет.
   - Давай, давай. Так надежнее.
   Все молча сгрудились рядом с Дмитрием, внимательно наблюдая как тот достает и включает свой смартфон.
   - Ну, чего столпились, не мешайте аппарату, он стесняется, - усмехнулся Дима, держа кнопку включения. Спустя несколько секунд, Николай высказал вывод из общих наблюдений.
   - Чего-то он у тебя действительно стесняется.
   - Блин, только что ведь работал! Там аккумулятор еще три палки показывал. Ничего не понимаю. - Дима нажал на кнопку включения еще. Затем еще и еще. Однако, никакого эффекта это не возымело. Смартфон глухо "смотрел" на хозяина черным экраном.
   - Вот тебе и суперсовременная техника, - усмехнулся Николай.
   - Все понятно с вашими навигаторами. Пошлите по старинке, - Анна закрыла свой компас, и указала рукой в лес. Чуть левее, чем они продвигались. - Нам на юго-запад. Тронулись господа и дамы.
   Двигаться по сырой тайге оказалось намного дольше и сложнее, чем того ожидали ребята. Заросли, буреломы, то и дело преграждали путь, заставляя менять направление, что сильно усложняло дело. Анна после каждого из подобных завалов, заново сверялась с компасом, чтобы не сбиться с верного направления. Так продолжалось около часа, пока, после очередного маневра, компас не указал строго в обратную сторону.
   - Не поняла, - Аня удивленно уставилась на стрелки компаса.
   - Что не так, Энни?
   - Он указывает в другую сторону! Мы не могли так сильно свернуть. Уж мой-то внутренний "навигатор" не настолько с ума сошел. Я всегда прекрасно чувствую направление! Нам туда, - она указала рукой, - то есть совершенно в точности до наоборот стрелкам компаса.
   - Может тут залежи магнитной руды? Давайте пройдем чуть вперед.
   - Никогда не слышала, чтоб в этих местах были залежи какого-либо металла. Но других объяснений я дать не могу. Пошлите, будем ориентироваться по моему чутью.
   Метров через двести, они вновь попробовали свериться с компасом, но тот упорно показывал противоположное направление.
   - Идем прямо, так, как шли. Компас сбоит, - Аня убрала прибор в карман.
   - Идем, идем. Что же нам еще остается, - Костя шагнул вперед, раздвигая ветки кустарника.
   - Сколько мы, примерно шли сюда, кто помнит?
   - Да, как-то не до засекания времени было. Ну, по ощущениям, пару часов, - Дима замыкал цепь идущих.
   - Да нет, меньше.
   Разговоры помогли скоротать время, и через полчаса, группа увидела впереди просвет.
   - Ну? Что я говорила? Вот и река! - Анна улыбаясь, обернулась к идущим позади товарищам, - прибавим шаг! Скоро мы будем жевать шашлык, и нежиться в сухих палатках.
   Они ускорили темп, а Костя и Алексей даже затянули веселую песенку из мультфильма про Винни-Пуха.
  
  
   - Ребят, это та же поляна... - Аня в удивлении остановилась.
   - Да, ладно? Ой, блин... Точно она.
   - Хочешь сказать, что мы больше часа перлись по буеракам, а пришли туда же?
   - Я хочу сказать, что мы дали круг. Причем хороший такой.
   Молодые люди поснимали рюкзаки, и устало расселись на опушке. Света и Наталья с наслаждением прислонились к упавшему дереву и прикрыли глаза. Сил говорить не было.
   - Хор-р-роший у тебя компас, - с усмешкой сказал Костя.
   - Думаешь, дело в компасе?
   Анна задумчиво прикусила губу.
   - Я, конечно, знаю, что люди кружат по лесу из-за того, что правая нога делает более широкий шаг. Но не такое большое расстояние мы прошли. Обычно это километров в 10 выливается, чтоб сделать подобный круг. А мы от силы километра три прошли. Да и шли по прямому маршруту, по большей части ориентируясь на компас.
   - Да где уж по прямому? Петляли как змеи, могли и сбиться. А компас твой, сдается мне, не исправен.
   - Ладно, ладно. Чего уж тут, запетляли, так запетляли. Давайте отдохнем минут десять, перекусим чего ни будь, и пойдем. Если стемнеет, придется ночевать в лесу, что меня совершенно не устраивает.
   - И меня не устраивает, - проворчал Дима, - сходили на шашлыки, называется! Отдохнули, блин.
   - Расслабься и получай удовольствие, - усмехнулся в ответ Алексей, - маленькое приключение только на пользу и на аппетит.
   Все расселись, и открыли консервы. Есть пришлось ножами, так как ложки-вилки никто с собой не захватил. Лишь у Энни нашлась универсальная "ножевилка", делиться которой она отказалась, отшутившись по поводу бактерий.
   Спустя минут пятнадцать, группа вновь углубилась в лес, миновав колючую проволоку. Попытки отыскать тропу, по которой они дошли до поляны с бункером, оказались тщетны, не смотря на спиральный метод поиска, подсказанный Анной.
   - Было бы видно солнце, по нему бы ориентировались. Но эти долбаные облака портят всю малину. Пойдем по внутренним ощущениям, и будем делать засечки.
   На том и порешили. Через каждые сто-сто пятьдесят шагов, Аня доставала свой походный нож, и оставляла на деревьях засечки, в виде галочки, тем самым еще и давая друзьям возможность немного передохнуть.
   Вскоре начались завалы и болотца, которые вновь пришлось обходить. На этот раз, на особо сложных участках, они решили оставлять на деревьях яркие отметки. В ход пошло все - от тряпочек и платков, до пакетов. Таким образом, обойдя препятствие, они могли сориентироваться, правильно ли они держат линию маршрута. Однако и здесь случались накладки. Некоторые завалы были настолько плотными, что разглядеть через него даже ярко-красную тряпицу, было невозможно.
   - Опять собьемся, - проворчал Дмитрий, переступая очередную кочку.
   - Ну ка всем взбодриться! - Анна рявкнула через плечо. - Еще минут десять ходьбы и выйдем.
   - Эти десять минут длятся уже с полчаса. - Мало когда унывающий Константин, тоже устало ввернул свое ворчание.
   - Прекратите оба, никто здесь не виноват в том, что мы заблудились. Тут все в одной лодке. - Алексей попытался утихомирить друзей.
   - Ребят, мы все устали. Но, посмотрите на девочек, они идут и молчат, терпят трудности. А вы разнылись. - Аня остановилась сделать очередную засечку.
   Дима с сарказмом выгнул правую бровь дугой, но промолчал.
   - Соберись, тряпка, - хохотнул Костя, сам себя хлестнув по щеке. На шутку никто не отреагировал, лишь Энни улыбнувшись уголком рта, убрала нож в ножны и махнула рукой:
   - Идемте дальше.
  
   20:14
  
   - Картина Репина "Приплыли", - Костя в сердцах сплюнул и рывком скинул рюкзак. Группа стояла на опушке все той же поляны, с оторопью смотря перед собой. Аня устало села на свой рюкзак, и с разгорающейся паникой в глазах, пыталась понять, что происходит. Ситуация явно вышла из-под контроля, не смотря на всю подготовку и знания Ани в области выживания и ориентирования в лесу. Не первый раз она оказывалась в подобных чащах, но всегда с легкостью выводила свою группу, не используя никаких технических средств. А тут...
   - Возможно, нас водит Леший, - с какой-то отстраненностью сказал Алексей. От его слов у Ани дернулся глаз.
   - Вот только не надо сюда приписывать мистику. Мы просто заблудились, ничего в этом сверх естественного нет. И так же просто мы выберемся отсюда.
   - Скоро стемнеет, - хрипло выдавила их себя Наталья.
   - Знаю. Вижу. Я думаю. - Аня вынула свой нож, и принялась строгать сухую ветку. Это помогло собраться с мыслями, и обдумать ситуацию.
   Они в тайге. До ближайшей деревни много километров. О том, что они здесь знают пара человек в городе, но они обещали вернуться через три дня. Плюс, минус пару дней. Родные, зная увлечения своих детей, могут решить, что они остались дополнительно. Значит, пять дней. Еще сутки на то, чтобы они начали беспокоиться. Еще сутки на подачу заявления в полицию о пропаже, и начале поисков. Примерное место ее мама знает, но это около двадцати квадратных километров. Сколько у группы спасателей займет времени на прочесывание местности? День, два? Возможно, они даже найдут их лагерь на берегу. Найдут открытую водку, пиво. Вполне могут решить, что ребята пошли купаться пьяными и утонули. Начнут прочесывать реку. И опять зря потратят время. Итак, что мы имеем. А имеем мы неделю, а то и полторы, им придется прожить в лесу, практически без запаса продовольствия и воды. А это, даже при хорошем раскладе невозможно. Подножный корм? Возможно, но где взять воду? Можно фильтровать воду из стариц и болотец, которые им встречались. Это вполне реально. Для создания фильтра нужны всего лишь тряпки да уголь. И прокипятить всегда можно. Ладно, скажем, что проблема с водой решаема. В это время можно сделать еще несколько попыток выйти к реке, и запасти на поляне кучу дров, чтобы, при приближении, скажем вертолета, подать дымовой сигнал. Хорошая идея. Нужно ее реализовать.
   Итак, что нужно сделать и в каком порядке. Успокоить ребят, найти место для ночлега, подготовить его, собрать дрова, выполнить инвентаризацию, чтобы знать, чем они располагают, и устроиться спать, оставив дежурных. А ночью... Ночью, она - Анна, обязательно придумает более доскональный план дальнейших действий. Она более чем уверена, что к утру у нее в голове будет готовая схема их спасения.
   - Значит так, - Аня резко встала, и посмотрела на уставших друзей, - сейчас мы ищем площадку для ночевки, заготавливаем дрова, и смотрим, что у нас есть с собой. Утром уйдем отсюда. Кажется, я поняла, как нам выйти.
   - А почему бы нам сейчас не попытаться выйти? - искренне удивился Дмитрий.
   - Через полчаса стемнеет, а в темноте мы заблудимся точно. Будем ночевать здесь. Пойдем утром. - Анна огляделась, и махнула рукой по направлению к сухому дереву, лежащему метрах в пятидесяти. - Вон там, у сухолежки и организуем лагерь. Мальчики, дуйте за дровами, чем больше, тем лучше. Леш, возьми мое мачете, сруби мне штук десять молодых деревьев, толщиной не более чем рука.
   - Хорошо, - Алексей взял мачете в правую руку, хотел накинуть рюкзак на плечи, но его остановила Аня:
   - Вещи оставьте, мы с девочками перетащим, и начнем пересчет нашего хозяйства.
  
   Парни с ворчанием и стонами побрели выполнять поручения. Девушки в несколько ходок перенесли всю их поклажу к сухому, лежащему дереву, и расстелив Анину плащ-палатку, начали вываливать на нее все из рюкзаков.
   Анна, оставила разбор вещей на подруг, начала готовить площадку для лагеря - утоптала траву по периметру, и ножом вырезала яму, сняв слой дерна. Квадратная яма, не более тридцати сантиметров по периметру, и сантиметров двадцать в глубину, должна была обеспечить стабильность горения будущего костра. И ветер не задует, и внизу будет воздушная прослойка, для обеспечения огня кислородом.
   Она ловко наломала мелких веток, примерно в ширину получившийся ямки, и стала выкладывать из них настил на дне ямы. На получившийся "пол", она выложила сухое горючее, завернутое в лист бумаги. Бумага была специально пропитана парафином, так что за успешность поджога. Анна не беспокоилась. Да и дождь уже прекратил. Сейчас им мешает две вещи - ветер и сырые дрова. Но и это решаемо. Главное накопить углей.
  
   Вскоре ребята принесли охапки дров. Свалив все в одну кучу, они удалились за следующей порцией. Таким образом, спустя полчаса у них был хороший запас веток и три бревна, из которых было решено сделать в последствии "таежник". Он обеспечит группу теплом на всю ночь, без особого внимания к нему.
   Из принесенных Алексеем свежих стволов деревьев, Анна, с помощью парней изготовила вполне сносный шалаш - однодневку, с одной стороны сделав скат из нарубленных веток и лапника, а с другого - вход, и одновременно окно для теплого воздуха от "таежника". Так, они смогут не замерзая проспать всю ночь.
   Уже в сумерках, она развела костер, и отдала свою "автономку" на приготовление супа на ужин. Невесть какая тара, но большего у них ничего нет. Придется варить в два прихода.
   Закончив с основными делами, Анна присела у костра и спросила клюющую носом Наташу:
   - Что у нас по продуктам?
   Наталья вскинулась, и начала рассказывать подруге, указывая на различные кучки продуктов и вещей:
   - Из всех рюкзаков мы имеем: шесть банок тушенки, пару килограмм гречки, три кило риса, три буханки хлеба, два пакета с сухарями, пакеты с печеньем, три шоколадки, две банки сгущенки. Немного картошки, лука и моркови. Есть так же соль, сахар, чай и кофе. Пять баночек энергетика, и шесть бутылок минералки, одна, правда, уже начатая.
   - Хорошо. Света, помоги Нате с готовкой, окей? Варите сейчас рис с тушенкой, из расчета - одна горсть крупы на человека. Разделите "тушло" на два раза и варите в два прихода, все не уместится.
   - Ладно. А куда ставить котелок?
   - Сейчас сделаю лагу...
  
   23:11
  
   Стало совсем темно. Легко потрескивал костер, освещая уставшее лицо Константина. Его оставили первым нести двухчасовую вахту. Поев, ребята распределили очередность дежурств, забрались в шалаш, который предварительно застелили лапником и рюкзаками, уснули.
   Костя и сам с трудом боролся со сном, периодически подбрасывая ветки в костер и думая о лучшем. У костра было совсем не холодно, даже жарко. Одежду они просушили, и мокрыми оставалась лишь обувь, которую, ребята тоже оставили на просушку рядом со входом в шалаш.
   "Ничего, ничего. Зато я вот сейчас отсижу свою смену, и буду спать до утра" - успокаивал он себя, вороша веточкой в костре. "Главное не поддаваться Морфею" - он перевел взгляд на небо, в надежде разглядеть звезды, но оно все было затянуло тучами и непроглядно тёмно.
   "Как мы вообще умудрились так влипнуть? Уж не такое большое расстояние мы прошли. Нужно бы завтра предложить забраться на высокое дерево и оглядеться, наверняка река будет заметна. А самое обидное, что в землянке сейчас водка стынет, эх! Нужно было не пиво брать с собой, а пол-литра беленькой".
   Через час, Костя встал и выгнулся дугой назад, прохрустев позвонками. Тяжело сидеть в одной позе так долго, особенно, когда нечего делать.
   Он, оглянулся на спящих друзей, и шагнул в сторону леса, под прикрытие ближайшего кустарника - мысли мыслями, а физиологические потребности ждать не любят.
   Куст был на удивление большим, и хотя вокруг была тьма кромешная, он, как воспитанный человек, решил зайти за него, и только после этого сделать свои маленькие дела.
   Однако, он успел сделать лишь пару шагов, после чего испуганно замер, чуть не сделав все свои дела прямо в штаны. В темноте леса, прямо напротив него, светились две красно-зеленые точки. Мутными светодиодами, они отражали отблески костра. Костя в ужасе замер, судорожно пытаясь переварить ситуацию. "Кто это?! Волк? Лиса? Оборотень?! Не бывает?! Это ты мне сейчас говоришь?! В Темноте ночной тайги?" Широко распахнув глаза, Константин начал медленно отступать обратно к лагерю. Он пятился назад, не сводя взгляда от светящихся глаз, и пытался понять, почему он не может кричать. А кричать очень хотелось, но безжалостный страх крепко держал его рот закрытым, не позволяя издавать никаких звуков.
   Его медленное отступление закончилось изящным падением прямо на шалаш, где спали его друзья. Костя зацепился пяткой за бревно, и взмахнув руками в воздухе, спиной рухнул вниз, чем вызвал немедленные возмущенные крики и ругань. И вот тут, когда началось движение, его прорвало:
   - Мать шахтерская! Волк! Там волк!! Ребята! - Костя, судорожно пытался выбраться из лежанки, пока его удачно не выпихнули. Разбуженные товарищи пытались понять, что случилось, выбираясь из удобной и теплой лежки. Первая в себя пришла Аня - она выползла к костру, надела ботинки, и, не завязывая, схватила палку побольше из костра. Импровизированный факел долго гореть не будет, но на нем останется часть красных углей, которыми можно хорошо заехать зверине по морде. А лучше, просто отпугнуть. Драться со зверем на его территории, не имея оружия, брони, подготовки было бы чистым безумием.
   - Где? Костя!! С какой стороны волки?!
   - Т-там! - Костя подполз поближе к костру, и стал кидать в него дров. Через пару мгновений, огонь значительно вырос в размерах, а освещенный круг вплотную приблизился к тому самому кусту.
   - Все берите палки из костра! - Анна пыталась высмотреть в темноте кустарника хищника.
   - Вставайте вокруг костра! Мальчик - девочка! Быстрее! Костя, сколько было волков?
   - Я видел два глаза! Два светящихся глаза!
   - Значит один. Нам повезет, если он один. Но, обычно, волки охотятся стаями.
   - Если ты хотела нас успокоить - то выбрала не самый удачный факт из жизни животных, - съёрничал Дима сжимал в руках огромный дрын, и всматривался во тьму.
   - Вон! Вон там! - завизжала Света, - и там тоже!!
   - Уже трое...
   - Четверо!!! - Еще один! - завопил Дима.
   Светящиеся точки появились с боков, перекрывая фланги. "Значит точно стая" - пронеслось в голове у Ани. "Что делать? Если останемся тут - нам конец. Костер будет гореть еще с полчаса максимум, а до рассвета еще далеко. Значит нужно пробиваться к деревьям и лезть на них. Но, как раз оттуда, и выходят звери". Решение пришло неожиданно, как молния.
   - По очереди, одевайте обувь! Прикрываем! - Аня чуть подалась вперед, и схватила со дна их разрушенного шалаша ремень, на котором болтался ее нож, фляжка и мачете. С другой стороны шалаша раздался глухой рык.
   - Не кидайте ничего в них! Вреда не нанесем, а разозлить можем! Света! Где рюкзак с едой?!
   - У входа справа!
   - Хорошо... - Аня ногой зацепила нужный рюкзак и подтянула к себе. Затем нагнулась и протащила его ближе к Дмитрию.
   - Дин! Одевай! Сейчас мы побежим.
   - Побежим?! Куда?
   - К бункеру! Больше некуда. Но бежать нужно аккуратно и без паники! Берите по две палки в руки, и отходим по тройкам. Леша, я и Ната - первая тройка, Дима, Костя и Света - вторая! Отходим по пять шагов. Первая тройка отошла - встала, ждет вторую, и так далее. Главное машите палками по дугам, и смотрите, чтоб они не забежали со спины! Готовы?!
   - Давайте!! - Дима швырнул по большой дубине в сторону светящихся глаз и начал отступление вместе с Константином и Светой.
   Отбежали - встали, подождали друзей. Вновь отбежали - встали, и так далее. Костер быстро удалялся, все ближе был спуск в бункер. Конечно, сейчас рассмотреть вход было практически невозможно, но Аня примерно считала расстояние до него. И по расчетам, он был уже близко. Близко были и несколько пар голодных глаз. Палки давно погасли, и сейчас вспыхивали красными полосами, лишь при взмахе.
   - Да где же спуск?! Неужели промахнулись! - холодок пробежал по спине Анны.
   - Пушистый ежик!.. - раздалось справа. Алексей провалился как раз в бетонный спуск, кубарем скатившись вниз, глухо выматерившись, он привстал и, проорав наверх "Сюда!", похромал вглубь уже знакомого подземного коридора.
   Аня облегченно выдохнула, и скомандовала "Все вниз!". Сама она спустилась последняя, держа палки к входу ярко-красными углями.
   - Быстрее, заходите! - проорал Алексей, и, вспомнив, что у него в кармане лежит фонарик - вытащил его, и осветил путь до двери в подземное убежище. Ребята благодарно крякнули, и быстренько просочились в бронированную дверь. Последней вбежала Анна, едва успев оглянуться, чтобы заметить пару горящих глаз дикого животного, рискнувшего спуститься за ними. "Странно, обычно волки инстинктивно боятся любых подвалов и ям..." - пронеслось у нее в голове. Дверь издала противный скрип, и с шумом закрылась, увлекаемая шестью парами рук. Дмитрий и Алексей вдвоем крутанули вентиль до глухого щелчка, и их накрыла тишина.
  
   Часть вторая.
   Kun pimeys. Во Тьме.
   23:57
  
   Тишину подземного убежища прерывали лишь периодические щелчки железа по железу, да тихое бормотание Дмитрия. Он пытался запустить старинный генератор, лелея малую надежду, что это удастся. Слишком много времени прошло, даже для немецкой техники. Алексей стоял рядом, освещая нишу с устройством одним из фонариков, которые остались у группы. Фонарей, при пересчете, оказалось всего три, и только один из них был не на батарейках, а на маховике. Покрутив небольшую ручку, сбоку фонаря, около минуты, можно было светить им минут двадцать. Этот самозарядный фонарь, Анна приобрела за пару бутылок у одного военного, хорошего знакомого ее семьи. И теперь он пришелся как нельзя кстати.
   Основной коридор бункера, напоминал старинный водосток из голливудских фильмов. С потолка капает, мокрые, все в слизи, стены, и грязно-бурая вода на полу. Ребята подставили под ноги ящик, найденный в первой комнате. Краска с него слетела, и кругом была ржавчина, но выглядел он довольно крепким. Жалостливо скрипнув, он принял на себя груз в два человека, которые с удовольствием вылезли из холодной прослойки воды. Обоих слегка трясло. И от холода, и от пережитого ранее.
   - Здесь инородный кусок металла, который не дает крутиться вот этим шестерням. - Дима легонько постучал по механизму своим перочинным ножиком. - Топливо вроде поступает, я накачал его вот в эту стеклянную колбу. Видно, конечно плохо, но если это дизель, то он неплохо сохранился. Обычно, после стольких лет, дизель расслаивается на составляющие. Будем надеяться...
   - Откуда топливо то взялось? - простучал зубами Алексей.
   - А фиг его знает, думаю, что топливопровод вмонтирован в стену, и уходит вниз. Там, наверняка резервуар.
   - Из чего же он сделан, раз за столько лет не сгнил и не проржавел. Насколько я понимаю любой бензин или дизель весьма агрессивная среда.
   - Достаточно сделать его из меди, и считай, что на века. - Дима чуть наклонился и попытался заглянуть под шестерню снизу, - светани-ка сюда.
   Получив необходимую порцию света, он стал ковырять ножом между зубьями рабочей шестерни.
   - Эх, чуть-чуть не хватает. Нужен инструмент потоньше. Пинцет бы.
   - Может у ребят что есть? Я схожу. Держи фонарь. - Алексей аккуратно передал его другу, и спрыгнул в воду.
  
   Учитывая случившееся, и экстремальную ситуацию, Анна решила, что оставаться в полу затопленном коридоре бункера просто не разумно. Им всем нужен как минимум сухой плацдарм. И она приняла решение обосноваться в комнате со скелетом, предварительно накрыв его одним из гобеленов, и оттащив в угол.
   Константин хотел выставить его в коридор, но за усопшего вступился Алекс, сделав замечание, что с мертвыми нужно обращаться с уважением. К тому же это его дом. Обычно с усмешкой воспринимая подобные заявления со стороны друга, ребята, вдруг отнеслись к этому заявлению вполне серьезно. Возможно, сказались все "странности", произошедшие с ними за последнее время.
   Девушки расчистили один из столов, и, сняв обувь пытались прийти в себя и просушить ноги. Света вообще пребывала в постшоковом состоянии. Ее колотило, и она с трудом и большой задержкой реагировала на слова окружающих. Костя пытался привести ее в себя, растирал ее ноги, и бормоча что-то успокаивающее.
   Наташа и Анна занялись осмотром помещения, и попыткой придумать, что-либо на счет обогрева. Костер разжигать нельзя, они все просто задохнуться от дыма. Да и не известно работает ли здесь вентиляция. Вполне может оказаться, что воздуховод давно забился, и воздух нужно экономить. Успокаивало, то, что они всегда могут приоткрыть входную дверь и запустить свежий воздух. Но, находящиеся за дверью волки в пух, и прах разбивали эту идею.
   Девушки перешли к очередному столику, ища все, что сможет им пригодиться. В этот момент в комнату заглянул Алексей, практически на ощупь дошедший до ее двери.
   - Энни, нужен инструмент типа круглогубцев, или пинцета. Там что-то мешает шестерням, нужно вынуть. Ножом не удается.
   - Погоди, где-то я только, что встречала различный инструмент, похожий на медицинский. - Аня оглянулась на прошедший участок комнаты, и удовлетворенно кивнула. - Вон, на том длинном столике.
   - Ага. - Алексей подошел к указанному столу, и взял пару пинцетов. Затем, немного подумав, добавил к ним щипцы на подобии тех, которыми пользуются зубные врачи, выдирая зубы.
   - Все, думаю, этого будет достаточно. Я ушел. - И он исчез в темноте дверного проема.
  
   - Вот, держи. Все, что нашел, - спустя полминуты, он вновь забрался на ящик, и протянул Дмитрию найденные инструменты.
   - Во! То, что доктор прописал, - схватил тот принесенные вещи, и вновь заглянув куда-то вниз, начал с усилием ковыряться там. - Так, ага... Так, так... Еще немного... Ага! Кажется, я его расшатал. Сейчас, дернем щипцами... Оп-па!.. Вот оно родное! - он радостно повернулся к другу и показал удаленный из механизма предмет, который сжимал в щипцах.
   - О как, - Алексей слегка улыбнулся. Но тут же вновь нахмурился, разглядев предмет поближе. - Дин, по-моему, это пуля.
   - Пуля? Да ладно... - Дима растеряно посмотрел на кусочек металла, - блин, действительно пуля.
   - Ну, пуля, так пуля, нам все равно. Лишь бы завелось. На, держи, покажешь ребятам. - Дима отдал пулю и весь инструмент другу, а сам повернулся к генератору, потирая руки.
   - Сейчас мы тебя заведем... - Он проверил уровень топлива, и взялся за большую ручку, крепящуюся к одной из шестерен. - Главное хорошенько раскрутить, чтоб поднять давление и температуру.
   - Это "кривой" что ли?
   - Ну, что-то типа этого. Принцип похож. - Дима потянул рычаг вниз, а затем по кругу. Сначала очень медленно, а затем все быстрее и быстрее, прислушиваясь к тому, как себя ведет двигатель.
   Тот сначала не подавал признаков жизни, затем начал тихонечко шипеть и потрескивать. Шестерни же издавали характерный, металлический звук, постепенно переходящий в мерный стук.
   - Сейчас главное, чтобы топливо не потеряло всех своих свойств! Чтобы хотя бы малую часть их сохранило! Кстати, по-моему, шестерни соединены с маховиком, это я его так тяжело в начале раскручивал, сейчас легко крутится.
   - Ага, - почти прокричал Алексей в ответ, с надеждой смотря на древний генератор.
   - Ну, давай, давай, давай, детка! Заводись! Я же слышу, ты хочешь! - Дима продолжал вращать ручку одной рукой, второй в это время подкачивая топливо.
   - Может кнопку нажать? - Алексей указал пальцем на круглую кнопку, средних размеров, торчащую на самом верху коробки двигателя.
   - Какую еще кнопку? - Дима удивленно проследил по указанному направлению, и хлопнул себя по лбу, - вот же я лошара! - И кулаком вдавил ее внутрь.
   Двигатель, недовольно чихнув три раза, вдруг начал мерно отсчитывать такты. Где-то внизу раздался мерный гул, который распространился по коридору. А весь бункер, сначала тускло, а затем все ярче и ярче осветился потолочными лампами. Кое-где лампы не горели, но большинство давало вполне приличное освещение.
   - Заработало! - радостно прокричал Дима, и затряс Алексея за плечи. - Заработало, братуха!
   - Отлично! Блин, даже не верится! - Алексей оглянулся назад, и оценил размеры бункера уже при свете. - Впечатляет...
   - Пошли нашим расскажем! - Дима, аккуратно прикрыв щиток генератора, спустился на пол и похлюпал в сторону комнаты с друзьями.
   Алексей, поморщившись, опустил ноги в воду и двинулся за ним следом.
  
   - Молодцы! Какие же вы молодцы! Теперь у нас есть свет! - Наталья радостно кинулась на шею вошедшим.
   Комната была полностью освещена, а в углу тихо шипело радио. По крайней мере, оно выглядело как радио.
   - Фонарики выключите. Поберегите батарейки. - Анна задумчиво улыбнулась, и продолжила разбирать очередной ящик стола. Бумаги, тетради, какие-то лампы, склянки с порошками разного цвета. А вот это уже интересно - из-под ветхих стопок с бумагой, выглядывала ручка кинжала. Аня аккуратно вытянула его полностью и рассмотрела. Черная, лакированная рукоять, изогнутая гарда-упор, и тонкое, обоюдоострое лезвие. Кортик? Или просто боевой нож. С подобными ходили боевые офицеры на флоте. Кстати, если это кортик, у него должна откручиваться нижняя часть рукояти. Внутри, обычно прятали последние письма, или важные документы. Аня пошевелила часть рукоятки, но она не поддавалась, хотя явно имела снимающуюся крышку. Она хотела было попробовать поддеть ее своим ножом, но ее отвлекли.
   - Как Света? - Ребята подошли к столу, и сгрудились вокруг лежащей калачиком девушки. Николай пытался согреть ее натирая руками спину.
   - У нее шок. Все будет нормально, но ей нужен покой, тепло и, желательно сон. Была бы у меня аптечка, она бы уже спала. Но тут... - он устало обвел руками вокруг, показывая, что найти медикаменты невозможно.
   Анна оторвалась от поисков, подошла к столу и протянула ему флягу.
   - Пусть выпьет сколько сможет. Тут все та же настойка на кедровых орехах.
   - Да, пожалуй. Это поможет. Другого все равно ничего нет. - Коля принял флягу, и стал вливать ее содержимое в Светлану. Небольшими глотками, дело пошло, пока девушка не закашлялась, и не оттолкнула его.
   - Все, достаточно. Хлебните каждый по глотку, если там осталось, и будем думать, что нам делать дальше. Коль, закутай ее гобеленом, вон со стены... Да пыльный, грязный, старый. Но это лучше, чем ничего. А еще лучше и сам залезь под него. Так быстрее согреем Светку, и она уснет.
   - Хорошо, хорошо... - Коля начал сдирать со стены приличных размеров ковер-гобелен. Затем, забрался на стол к Свете, и их тщательно замотали старинной тряпкой, подложив под голову рюкзак с оставшимися продуктами.
   - Идемте в тот угол, - Анна махнула в противоположную сторону, и четверо ребят удалились на совещание, чтобы не мешать засыпать Свете.
  
   - Значит так, - Аня вертела в руках найденный кинжал, - нам всем нужно выспаться - это раз. Нам нужно поесть - это два. Нам нужно найти или сделать оружие против волков - это три. И, часов через восемь двинуть отсюда. То есть, попытаться выбраться из этого чертового леса.
   Все замолчали, переваривая план действий.
   - Предлагаю спать опять же сменами, но теперь по тройкам. Трое спят, один сторожит их здесь, а двое идут на осмотр бункера. Нам нужны какие-нибудь палки, лопаты на худой конец. Если повезет, найдем "огнестрел". Так же, не проходите мимо кухни - нужно попробовать найти специи, желательно острые, и табак. Это нам поможет против волков. Все согласны? Предложения?
   Ребята "хором" закивали в ответ.
   - Тогда так. Ната - забирайся к Свете и Коле и спи. Дима останься здесь, следи за ними. Только не усни! Я понимаю, что все очень устали и перенервничали, но от этого зависит наша жизнь. А мы с Лешкой пойдем на поиски.
   - Опять мокнуть... - не довольно прошептал Алексей. За, что был награжден сразу несколькими взглядами - сочувствующими с одной стороны, и недовольно угрожающим с другой.
   - Потерпи, или я пойду одна.
   - Ну, конечно. Так я тебя одну и отпустил, - Алексей взял девушку под руку, - уж и поворчать нельзя.
  
   Все разбрелись по местам. Наташа улеглась на стол, Дима сел рядом на кресло, подобрав под себя мокрые ноги. Так и тепло и высохнут быстрее. А пара "разведчиков", захватив с собой по фонарику, вышли в коридор.
  
   - Ой... - Алексей удивленно остановился. - Воды как будто стало меньше. Смотри, она едва покрывает высоту моей подошвы.
   - Хм... - Аня осмотрела основной коридор и выдвинула предположение:
   - Вполне возможно, что, когда вы запустили генератор, автоматические включился насос, который откачивает воду. Кстати, заметь, здесь стало заметно свежее, значит, и система вентиляции тоже заработала. А это очень хорошо.
   - Меня очень порадует, если здесь еще и система отопления начнет функционировать. А то, как-то зябко.
   - Очень даже может быть. Только времени ей нужно побольше, представь какую площадь тут нужно обогревать. Да и стены, метра два в толщину быстро не прогреешь. - Аня постучала рукояткой найденного кинжала по ближайшей стенке.
   - Ладно, пошлепали, осмотримся. Сначала в дверь напротив, - и она первая шагнула к бронированной двери.
  
   ***
  
   С момента их последнего посещения комнаты ничего не изменилось. Разве что, со светом все выглядело более понятно и ярче. А также добавилось два факта. Страшных факта, в виде пары мертвых тел, которые они не рассмотрели в первый раз с Наташей. Точнее, то, что от них оставило время. Ветхая, ставшая серой, одежда, и скелеты. Один из скелетов находился на нижнем ярусе кровати, и, судя по размеру, некогда принадлежал ребенку. Второй, одетый в старинное платье, полулежал на стуле, совсем рядом с кроватью. Череп, правда, не выдержал притяжения, и отделившись от своего законного основания, покоился на данный момент, рядом с красивым резным стулом, жалостливо уставившись пустыми глазницами на вошедших.
   - Похоже на семью, - Алексей шумно сглотнул, и на мгновение прикрыл глаза.
   - Давай-ка их тоже прикроем тряпками.
   Так и сделали. И после этого начали доскональный осмотр "жилой" комнаты. Основная масса того, что попадалось им - были книги, посуда, детские игрушки. Причем, как куклы, так и солдатики, что было тут же отмечено Алексеем:
   - Либо ребенок любил играть и в то, и в другое, либо здесь жило двое детей. И тогда возникает разумный вопрос - где второй? Или то, что от него осталось?
   - Блин, Леш, это вовсе не та проблема, которую стоит сейчас решать, ты не считаешь? - Возмутилась Анна, открывая один из сундуков.
   - Извини, просто в голову пришло. Я помню, помню - оружие, - и он принялся аккуратно заглядывать под кровати.
   К сожалению поисковиков, получасовой осмотр комнаты ничего не дал. Это была простая жилая комната, с обычными гражданскими вещами. Единственное, что Алексей нашел полезного это набор серебряных вилок и ножей, которые тут же были собраны в одну кучку, и перевязаны бечевкой.
   - Авось, пригодятся. На крайний случай можно использовать как наконечники для копий, - Аня положила их рядом со входной дверью, и вышла в коридор, утянув за собой Алексея.
   - О, как. Вода совсем ушла, - шепотом произнесла она, и зашагала по бункеру дальше. Туда, где виднелись еще одна пара дверей.
   Пол действительно лишился всей воды, и сейчас пол напоминал дно только что осушенного водоема - темно-зеленая слизь в вперемешку с грязью. Через пару шагов, Алексей чуть не упал, поскользнувшись на особенно большом наросте из слизи.
   - Черт!.. Уфф... - он оглянулся, и погрозил кулаком полу. - Ну, я тебе, мокрень зеленая.
   - Аккуратней, - Аня подошла к дверям и попробовала открыть правую из них. Вентиль слегка сдвинулся, и то из-за люфта, и все.
   - Заржавела. Или закрыта.
   Подошедший Алексей тоже попробовал сдвинуть вентиль, но и ему это не удалось. Пинок по двери тоже не помог.
   - Зараза... Вторую попробуй. Может, повезет. И обращай внимание на всякие проволочки, кнопки. Но, будем надеяться, что тут ничего не заминировано. Нам в любом случае нужно оружие на защиту от волков. Так, что просто будь внимателен.
   - Просто... Легко сказать. Я чуть соображаю после всего того, что произошло. Концентрации внимания нет. Хочется лечь в свою мягкую, удобную постельку...
   - Хватит! Возьми себя в руки! - Анна развернулась к парню, и сурово сверкнула глазами. - Я тоже устала! Я тоже не хочу здесь находиться! Но нужно делать, что-то пытаться... Иначе... Иначе... А мне еще приходится принимать решения, и думать за всех, что делать! - Казалось, еще чуть-чуть, и девушка расплачется.
   Алексей, почувствовав укол совести, прикусил губу, и просто обнял ее.
   - Все будет хорошо. Мы выберемся. - Он хорошо помнил, из курса экстремальной психологии, что выживание группы на восемьдесят процентов зависит от действий лидера, от его эмоционального состояния, от опытности и знаний. Лидер - это ответственность. А ответственность -- это тяжкое бремя.
   То, что Энни негласно стала лидером их группы, он понял и принял уже давно. Но только сейчас проговорил это, пусть и в мыслях. И осознал. "Ей тяжелее всех нас вместе взятых, а я начал слюни распускать о какой-то усталости. Стыдно!"
   За пять минут, пока они стояли обнявшись, он и сам пришел в себя, и стимулировал свою нервную систему за счет эмоций. Он готов действовать. Готов помогать своей любимой, всем, чем только сможет.
   - Продолжим пробовать? - он чуть отстранил Анну от себя, и посмотрел в ее красные и уставшие глаза. Чуть улыбнулся, и получил в ответ легкий поцелуй.
   - Спасибо.
   Она повернулась к двери, и начала деловито осматривать ее. Прошлась по периметру, в некоторых местах аккуратно трогая металл косяка. Осмотрела потолок, пол. И только затем попыталась провернуть запорное колесо того же типа, что и на остальных дверях загадочного бункера. Легкий щелчок и тишина.
   - Та же история, - она с разочарованием отвернулась от двери и посмотрела на Алексея, чуть разведя руками, - не судьба.
   - Одно утешает, раз заперто, значит внутри должно быть, что-то ценное. Еда? Боеприпасы? Медикаменты? Сокровища?
   - Для нас сейчас оружие и вода была бы самым лучшим сокровищем, - вздохнула Аня.
   - Слушай, ну не может же быть такого, что бы дверь не открывалась снаружи. Ведь, должны же люди туда как-то попадать, я имею в виду тех, кто здесь был... эээ... Жил. На входной двери кодовый замок. Наверняка и здесь есть, что-то подобное. Давай попробуем счистить всю эту мерзость с двери. Может есть какой паз?
   - Давай, все равно больше идти некуда.
   Минут двадцать они упорно счищали с двери слои ржавчины, мокрого мха и плесени, которая пыталась расти прямо на железе.
  
   Их старания так и не были вознаграждены судьбой. Дверь была без каких-либо дополнительных пазов или щелей.
   - Эх... - Вздохнул Алексей, - но мы пытались. Я хоть согрелся.
   - Ладно, тут глухо. Пошли к нашим, обмозгуем, поспим.
   Они уже уходили, когда Алексей оглянулся и еще раз бросил взгляд на дверь. Внезапно он остановился и придержал Анну за плечо.
   - Смотри, а вот это мы с тобой упустили.
   - Что именно?
   - В центре запорного вентиля отверстие, - он в плотную подошел к двери и чуть присел, разглядывая находку.
   - Ну и что? Это крепежный шток. - Аня присела рядом.
   - Да? А почему на входной двери такого не было? - Алексей чуть улыбнулся подруге.
   - Хм-м...
   Они какое-то время обдумывали ситуацию, затем посмотрели друг на друга.
   - Мне кажется это скважина под ключ... - наконец, высказала общую идею Аня.
   - Ага. А раз есть скважина, значит должен быть и ключ! Вот только где? Нужно вновь обыскать комнаты. Мы могли его пропустить в первый раз, не зная, что это. Зато сейчас хотя бы примерно знаем, что именно искать.
   - Хорошая идея. Идем, - и она потащила его в сторону открытых комнат.
   - Начнем с "жилой", пусть ребята еще поспят.
  
   02:12
  
   Они переворошили всю комнату сверху до низу, но ничего хотя бы издали напоминающего искомый предмет, так и не нашли.
   - Может его вообще с собой забрали.
   - Ты думаешь, кто-то отсюда ушел?
   - Ну, за эту теорию говорит тот факт, что спальных мест четыре. А тела три... - Алексей с удивлением посмотрел на девушку, которая уставилась перед собой и начала трясти указательным пальцем.
   - Что ты сказал?
   - А?.. Что? О чем?
   - Повтори последние слова.
   - Эээм... Три тела, - он удивленно моргнул, - а кроватей четыре.
   Анна с улыбкой повернулась к нему.
   - Тела! Ну конечно же! Где ты обычно хранишь ключи?
   - Ну... В кармане, в сумочке... ах, вон ты, о чем! А ведь и правда! Нужно обыскать тела... - тут его энтузиазм угас, когда он представил, что именно предстоит сделать. Аня прекрасно поняла его чувства.
   - Не парься, им уже все равно. А нам нужен этот ключ.
   С брезгливым выражением лица Алексей подошел к безголовому скелету, и сначала просто осмотрел его. Затем начал аккуратно ворошить остатки одежды. Там, где обычно располагаются карманы, обнаружились несколько монет, какой-то значок и небольшая стеклянная склянка, очень похожая на те, в которые разливают нафтизин.
   - Давай посмотрим под телом. - Аня сама приподняла скелет с кресла, давая возможность Алексею заглянуть под него.
   - На кресле ничего нет... - успел сказать тот, прежде чем останки начали рассыпаться. Аня быстро положила его обратно, и отряхивая руки отступила назад. Алексей пару раз чихнув, повернулся к маленькому скелетику на кровати.
   - Как думаешь, ребенку могли доверить ключ от важного помещения в бункере?
   Аня чуть помолчала, обдумывая его слова.
   - Да, ты прав. Оставим его на последнюю надежду. Нужно обыскать того "хозяина" в "кабинете", не очень хочется, конечно тревожить ребят, но выхода нет. Пошли.
   - Пошли... - Вздохнул Алексей.
  
   - Ну как? Нашли что-нибудь? - Шепотом спросил встрепенувшийся Дима, когда они вошли в комнату-кабинет.
   Ребята вкратце пересказали то, что им удалось обнаружить, после чего все трое уставились в угол, где сидел, прикрытый гобеленом скелет "хозяина".
   - Ну что ж, надо, так надо, - Дима первый подошел к телу, и приподнял старинную материю. На что скелет "отреагировал" падением черепа, который, прокатившись, будто по горке, звучно упал на пол, укоризненно "разглядывая" виновника "поломки".
   - Упс... - Дима виновато скривил лицо. - Прощения просим, милейший.
   - Смотрите! - слишком громко вскрикнул Алексей, чем вызвал ворчание со стороны спящих друзей. Он закрыл себе рот ладонью, а затем очень тихо продолжил, указывая на скелет, - ...на шее.
   Ребята посмотрели туда, и увидели висящую на цепочке металлический цилиндр. С первого взгляда его было очень трудно увидеть, так как он был покрыт хорошим слоем пыли и праха. Но сейчас, под пытливыми взглядами, маскировка не сработала.
   Анна легонько поддела его острием кинжала, и сняла с остатка позвоночника "хозяина". Сдула налет, и широко улыбнулась.
   - Есть!
  
   Дмитрий с грустью смотрел на пару друзей, отошедших к запертым дверям. Он порывался хотел идти с ними, но Энни настояла на том, чтобы он остался. И вот сейчас он выглядывал из-за приоткрытой двери, не смея полностью покинуть помещение, где спят остальные друзья.
   Дойдя до дверей, Аня почесала затылок, выбирая с какой двери начать. Затем кивнула выбрав правую, и решительно вставила найденный цилиндр в отверстие. У самого цилиндра внутри обнаружились зубья разнообразной формы и длины, так что сомнений не оставалось - это был ключ. А вот "ручка" странного ключа имела выдвигаемую в стороны часть, давая возможность держащему крутить его.
   Ключ вошел без особых усилий, но поворачиваться, ни в какую не захотел. Аня подергала его и вправо, и влево, но поворачиваться он отказывался. Она вздохнула, и вытащила его обратно. Молча прошла мимо томящегося в ожидании Алексея, и вставила ключ в левую дверь, ту, которую они очищали.
   Гудящую тишину нарушил громкий щелчок внутри двери, когда она провернула ключ направо на пол оборота. Ребята замерли. Дмитрий заметно напрягся, стараясь получше рассмотреть, что происходит.
   - Крути, - выдохнула Анна, вынимая ключ и отходя чуть назад.
   И Алексей со всей силой крутанул запорный вентиль.
  
   03:13
  
   Свет внутри открытого помещения тоже был, поэтому "разведчики", предварительно спрятавшись за дверью, когда открывали ее, сразу смогли рассмотреть убранство и состояние комнаты.
   В глаза бросилось то, что она, в отличие от двух предыдущих, была разделена пополам бетонной же перегородкой-стеной, толщиной в полметра. На полу имелось покрытие, которое оказалось паркетом. Видимо дерево хорошо обработали от гниения, раз оно до сих пор сохраняет свой вид и, целостность.
   Осторожно заглянув внутрь, Анна решила для начала закинуть туда, что ни будь массивное. Она все еще опасалась ловушек. Поняв, что необходимо принести, Алексей рысцой отправился за ящиком, на котором они с Димой чинили генератор. Пробегая мимо друга, все еще стоящего на входе в "кабинет", он отрицательно покачал головой, на быстрый Димин шепот "Может помочь?"
   Ящик влетел внутрь, и сделав пару оборотов рухнул на паркетный пол, издав жалостливый треск и скрежет. Все затихло. Ничего не взрывалось и не пыталось его расстрелять или разрезать.
   - Окей, заходим, - Аня удовлетворенно мотнула головой, и шагнула через бронированную дверь.
   Стена посередине, разделяла помещение на две, некогда жилые коробки. В обеих имелось минимум мебели, в которую входили: кровать, шкаф, тумбочка и письменный стол. Ковры на стенах, имелись и здесь, но в меньших количествах, зато стены были обделаны все тем же почерневшим деревом. Или в предыдущих комнатах ребята не заметили обделку деревом из-за большего количества ковров и гобеленов? Вполне возможно.
   В левой части, на кровати, поисковики обнаружили еще одно тело. Аккуратно накрытое одеялом, вернее прахом от одеяла, с руками-костями, лежащими поверх него и с книжкой под левой рукой.
   - Пардон, - произнес Алексей, втаскивая увесистый томик в кожаном переплете.
   Пока Аня осматривала стол и шкаф, он расстегнул две металлические застежки на книге, чуть дыша, открыл ее.
   Книга оказалась вовсе не книгой, а личным дневником. Алексей плохо разобрал подчерк, да и чернила уже были старые, но язык был явно английским. Кое-где имелись картинки. Он не стал дальше смотреть, просто засунул дневник себе за пазуху и начал помогать подруге с поиском.
   Уже после осмотра первого бокса, Анна обратила внимание молодого человека на череп лежащего скелета.
   - И что я должен увидать? - спросил он.
   - Дырку видишь в лобной части?
   - А, вон ты о чем. Да вижу, а что такого? Разлагается же тело.
   - А то, что это пулевое отверстие. Готова поспорить на сигарету, что на затылке мы найдем выходную дырищу.
   Спустя минуту Алексей молча протянул ей сигарету, которую она тут же положила в нагрудный карман.
   - И что это значит?
   - А сам то как думаешь? Труп, убитый в голову. На какие мысли наводит? Там, кстати, наверняка еще и пуля есть, где-нибудь в подушке.
   - Наводит на мысль, что был кто-то, кто его убил. А значит, есть и оружие, которым его убили.
   - Пра-виль-но! Пойдем обыщем второй отсек.
   - Кстати о пулях, - Алексей пошвырялся в кармане и показал, вытянув на ладони пулю, которую они вынули из генератора. Анна повертела ее в пальцах.
   - То есть, этот кто-то стрелял еще и в коридоре. И случайно вывел из строя генератор. Все веселее и веселее. Одно утешает, спустя столько лет, нам врятли стоит его опасаться...
  
   Второй отсек имел схожую обстановку, только кровать была пуста, и, рядом со шкафом был установлен большой, в рост человека металлический сейф.
   Но, Анна только мельком взглянула на него, решительно пройдя к изголовью кровати, где висела портупея с кобурой. Она еще издалека заметила ее, и чуть не взвизгнув от радости поспешила вперед.
   - Наконец-то! - она расстегнула кобуру, и извлекала оттуда пистолет.
   - "Вальтер", что ли? - спросил подошедший Алексей.
   - Сам ты "вальтер". Это "Люгер". Один из лучших пистолетов начала двадцатого века. Очень точный и надежный. Кстати, немецкий.
   - Кто бы мог подумать.
   - Да ладно тебе, - Анна вынула обойму и пересчитала патроны, - полный магазин. Не много, конечно, но волков пугнуть хватит.
   - Ты думаешь, он еще стреляет?
   - Уверена. Но, на всякий случай проведем испытания. Потом. - Она решительно убрала пистолет обратно в кобуру, протерла ее вместе с портупеей, и надела на себя.
   - Рембо-леди, - усмехнулся Алексей, - хоть бы нож убрала, таскаешься с ним везде.
   Анна убрала найденный кинжал за пояс на спине под углом, надежно зацепив его гардой.
   - Ну а теперь посмотрим, что у нас в мебели есть полезного.
  
   А мебель, включая сейф дали им еще две обоймы к "люгеру", то есть еще шестнадцать патронов; сложенную вчетверо бумагу с надписью "Plan bunkkeri. First kerros", оказавшейся подробным планом бункера; а также хорошо сохранившуюся саблю, правда, без ножен. Все находки они бережно прибрали к рукам. Мертвым они уже не понадобятся.
  
   ***
   Ящик стола, собственно, как и сам стол, были завалены потемневшими листами бумаги, исписанные, как сумели разобраться ребята на немецком языке. Попадались листы и отпечатанные на машинке, которая находилась рядом с лампой на рабочем столе. Тоже на немецком. Разобрать и понять они ничего не смогли, так как изучали английский.
   Последней, но не по важности, находкой был еще один ключ, с выбитой на нем цифрой четыре. Расфасовав все полезное по карманам, "поисковики" поспешили в комнату со спящими товарищами.
   Их встретил Дмитрий, который наматывал круги по комнате.
   - Ну как? Что там было?
   - Нашли, - улыбнулась Анна, - пистолет и план бункера.
   - А еще вот это, - Алексей протянул другу саблю.
   - Ого. Клево! - тот сделал пару взмахов, и отложил на кресло.
   - Еще, тут у меня есть дневник одного из "жильцов" бункера. Очень интересно было бы почитать. Моего знания английского не хватает, чтобы и разбирать подчерк и переводить.
   - Он на английском? - удивился Дима.
   - Да, я сам не понимаю, почему. Надеюсь, после перевода, станет ясно, - Дима перевел взгляд на Анну, - может пора поднимать наш спящий отряд? Светика припашем переводить, а сами вздремнем.
   - Да, пожалуй, - согласилась та, - разделим оставшуюся воду, и немного пусть перекусят. А мы после сна.
  
   Подняв на ноги, и объяснив ситуацию, первая тройка улеглась спать, оставив четкие инструкции на счет действий. Пришедшую в себя Свету посадили за стол работать над переводом дневника. Наталья вместе с Колей занялись едой. Под тихое бормотание друзей, Анна, Алексей и Дмитрий провалились в беспокойный сон.
   Благодаря действиям Анны у ночного лагеря, во время нападения волков, группа располагала рюкзаком с едой и водой. Воды правда было критично мало, на шесть человек, но это было лучше, чем совсем ничего. Ребята разделили воду на шесть равных частей, и принялись за еду. Приготовить кашу было сложной задачей, однако смекалка поваров оказалась выше всех похвал. Готовить на сухом горючем было хорошим вариантом, но не на такое количество людей. Пришлось пустить в ход наиболее сухую мебель из комнат. Жалко было тратить воду на мытье найденной в бункере супницы, сделанной из металла, но рисковать они не хотели. Прокипятили импровизированный котелок, хорошенько протерли, и поставили на маленький костерок, который развели в коридоре все на том же многострадальном ящике. Само размещение костра было выбрано под вентиляционным отверстием, которое имело приличную тягу. Половину приготовленной еды, накрыли крышкой и оставили на завтрак спящим друзьям.
  
   05:56
  
   - Хватит дрыхнуть, шесть часов утра, - Николай присел на стол, рядом со спавшими.
   - Угу... - продрав глаза, они стали вылезать друг за другом из-под гобелена.
   Дима, сев на край стола тяжело вздохнул, и чуть приоткрыв глаза произнес:
   - Такое чувство, что мы не спали, а толкали вагоны...
   - Это только, кажется, - Анна спрыгнула на пол и стала разминать затекшую шею. Затем приступила к разминке наклонами и махами.
   - А по мне вообще каток проехался, и не раз, - пробурчал Алексей.
   Немного раскачавшись и придя в себя, они поели холодной кашей, выпили грамм по двести воды, и принялись рассуждать о дальнейших действиях.
   - Нужно выбираться отсюда. Сейчас утро, наверняка уже светло. Попробуем совершить марш-бросок к реке.
   - Попробуем.
   - Значит так, собираем все, что нужно здесь, открываем дверь, проверяем наличие волков рядом. Если никого нет, двигаем к нашему брошенному лагерю, собираем шмотки и рвем когти.
   - Если появятся серые, будем пугать. - Аня вынула пистолет, - только сначала нужно провести тест-драйв. Вдруг порох отмок.
  
   Ребята сосредоточено начали собираться, прихватив все, что нашли в бункере, включая вилки и ножи.
   - В лагере сделаем каждому по копью. У меня в рюкзаке есть бечевка. - Аня внимательно следила, чтобы собирающиеся ничего не забыли. - Дим, генератор вырубить сумеешь? Негоже оставлять его включенным.
   - Думаю, да.
   - Хорошо. Нус-с... Двинули. Выше головы! В лагере нас ждет вода! - Анна шагнула за порог комнаты.
  
   ***
  
   - Не открывается! - Ребята столпились около входной двери в бункер, пытаясь открыть ее.
   - Как так? - переспросил Дима, и отошел от ниши с генератором. Раздвинул друзей, и попытался сам провернуть запорное колесо.
   - Дьявол! Неужели заклинило? Лешк, попробуй поставить кодовые тумблеры в нужной конфигурации.
   - Пробовал. Вернее, они стоят так, как и нужно.
   - Покрути их все, и выставь снова, может в запоре что заклинило.
   - Сейчас... - Алексей прокрутил каждый из четырех "капелек" по кругу, и вновь поставил нужную конфигурацию.
   - Нет?
   - Не хочет... - С силой надавив на колесо, процедил Дмитрий. - Зараза! Что б тебя! - Он с силой ударил кулаком по двери.
   Друзья взволнованно загудели, обсуждая ситуацию. Только Анна, присев на корточки, молча жевала нижнюю губу. Она размышляла, что могло произойти.
   Нужно выявить то, что они изменили, находясь здесь. Так. Они открыли одну дверь, которая была заперта. Может здесь есть дублирующая система запора входной двери? Открыть можно только когда все двери закрыты? Хорошая версия, но не подходит, ведь когда они сюда вошли в первый раз, две первые двери были не заперты. Тогда что? Автоматическая блокировка двери из-за проникновения? Но в любом случае, ее должно было что-то активировать, а активировав произвести закрытие. Механически. Как это можно обеспечить? Электричеством. Ну конечно же! Ведь они запустили генератор, а значит и подачу электроэнергии! Вот теперь все сходится. Она решительно встала, и потащила Диму к генератору.
   - Вырубай.
   - Зачем? Темно же будет?
   - Вырубай, говорю! Есть у меня одна догадка, - сказала Аня и вытащила из кармана фонарик.
   - Ну хорошо, хорошо. - Дмитрий полез внутрь щитка. Нажал на кнопку, которой они запустили двигатель. Затем нажал еще раз. Двигатель продолжал работать.
   Он растерянно оглянулся на ожидающих результата друзей.
   - Фигня какая-то - не выключается.
   - Это что такое? - Аня указала за стеклянную колбу, где фиксировалась подача топлива.
   - Патрубок подачи дизеля, - Дима два раза моргнул.
   - Отойди-ка, - Анна отодвинула его в сторону, и, размахнувшись, хорошенько вдарила по колбе саблей, которую отобрала у Алексея.
   Колба разлетелась в дребезги, разбрызгивая капли топлива в разные стороны. Вниз стекли остатки темной жидкости. В нос ударил запах дизеля.
   Все в ожидании замерли. Прошло около двух минут, прежде чем двигатель зачихал, и прекратил свою работу. Анна включила фонарик. Затем удивленно посмотрела на потолок. Лампы продолжали гореть. Она вопросительно посмотрела на Диму.
   - А я знаю? Наверное, у них есть резервный генератор. Или генератор все это время заряжал аккумуляторы, но это сомнительно, за столько лет, ни один аккумулятор не "выжил" бы. Есть еще вариант огромного маховика, там, внизу. Он может продолжать вращаться и давать электроэнергию. Но, тоже как-то мало вероятно.
   - Так, хорошо. Давай отбросим теории об аккумуляторах и маховике. Вы слышите гул внизу? Значит там, что-то еще работает. И дает электричество. А электричество не дает открыться входной двери. Вопрос, млять, к знатокам - что делать?! - Аня взбешенно рубанула стену.
   - Солнышко, - Алексей аккуратно подошел сзади девушки, и забрал из ее рук саблю, - давай не будем портить раритет, и логически раскинем мозгами. Смотри, нам нужно вырубить резервный генератор, для этого нужно узнать, где он находится. И в этом нам очень поможет тот самый план бункера, который сейчас лежит в твоем нагрудном кармане. Давай его развернем, и спокойно рассмотрим.
   Анна, поборов вспышку безысходной ярости, глубоко вздохнула, и вынула пожелтевший лист с планом. Ткнула пальцем.
   - Вот, смотрите. Это вход. Это паз в стене под генератор. Дальше четыре комнаты, названные на непонятном языке, что нам совершенно не помогает. Схема вентиляции. Все! Единственный вариант -- это закрытая комната. Вполне возможно, что там и располагается второй генератор.
   - Она же закрыта, - произнес Коля.
   - А мы откроем! - Аня показала ему второй ключ, найденный в комнате с сейфом. - Идем.
   - А это что?.. - Алексей, не успев ткнуть в унесенный Анной план, указательным пальцем попал в пустое место.
   - Леша, потом! Нам нужно выбраться отсюда. - Анна быстро дошла до последней, запертой двери, и, вставив ключ, резко провернула.
  
   Открытая комната встретила их темнотой и холодом. Даже с фонариками, ребята смогли рассмотреть лишь ее малую часть. Слева и справа были стеллажи, до потолка заставленные ящиками, мешками, стеклянными тарами. Вглубь уходил узкий проход, в котором поместился бы лишь один человек. Или двое, если идти боком.
   - Склад, - разочаровано сказала Аня, и сделала шаг внутрь. - Вынесете пару ящиков с чем ни будь, вроде тушенки. А я пройдусь вперед, поищу воду.
   - По крайней мере, есть что пожрать! - усмехнулся Николай, снимая с полки ближайший ящик.
   - Так, ребят, идите сюда, кто ни будь, я нашла ящики с вином и водкой. Вернее, как там у них - шнапс.
   - Эгегей! Отлично! Выпивка есть! - разошелся Коля.
   - А вот тут, по-моему, сигареты лежат. - Алексей перенес в коридор целую упаковку с табачными изделиями.
   Анна продвигалась вперед, разглядывая полки. Голоса друзей остались позади. Фонарик еле справлялся, рассеивая тьму. Здесь бы пригодился прожектор, который остался у нее в рюкзаке, брошенном при бегстве от волков.
   Она остановилась напротив коробок с надписью "Kala", и начала потрошить одну из них, когда спереди раздался не то кашель, не то рык. Низкий и угрожающий.
   Анна отшатнулась назад и сильно ударилась о противоположный стеллаж. На нее посыпались мелкие баночки, усиливая страх, который внезапно охватил девушку. Страх превратился в ужас, когда из темноты показалось два кроваво-красных глаза. Ужас действует на людей по-разному. Одни замирают, не в силах сдвинуться с места, другие наоборот, начинают действовать с удвоенной энергией. Аня была из второго типа людей, и не чувствуя вдруг похолодевших ног, бросилась назад, к светлому дверному проему.
   На пути у нее оказался Николай, нагнувшийся за очередным ящиком с вином, и она, совершенно не соображая, что делает, перепрыгнула через него. В прыжке она крепко ухватила его за шкирятник, и буквально выволокла за собой в коридор. Ребята с удивлением обернулись на нее, оставив уже вынесенные припасы в покое. Николай, пролетевший еще с пару метров кубарем, начал материться. Однако, и он умолк, когда увидел в каком состоянии находится их лидер.
   Анна упала у противоположной двери, но тут же резко обернулась и села. Она судорожно вынимала из кобуры пистолет. Круглые от ужаса глаза, подсказали остальным, что случилось что-то из ряда вон выходящее. Девушки попрятались за Диму с Алексеем, а парни повыхватывали свое оружие - саблю и нож.
   Аня, спиной, уперевшись в дверь, направила дуло пистолета в темноту проема, и замерла. Глаза угрожающе приближались, и резко ускорились, будто дикий зверь для броска, на последних метрах складского помещения.
   Анна закричала и нажала на курок.
   Грянул выстрел, сильно дав по ушам присутствующим. Затем еще и еще раз. Испуганная девушка, с остервенением продолжала жать на курок, выпуская пулю за пулей в непонятный для нее ужас.
   Находящееся в темноте существо, получив первые две пули, резко изменило направление, и с треском ломающихся стеллажей, сместилось влево. Затем и вовсе пропало из прямой видимости, укрывшись за стеной "склада". Судя по полетевшим вниз коробкам и ящикам, оно забралось под самый потолок. Остальные пули ушли вглубь помещения.
   Ребята, зажав уши, смотрели на все еще нажимающую на спусковой крючок Аню, и не могли понять, что им делать. И здесь страх подсказал, как необходимо действовать - отгородиться от неизвестной угрозы. Уже не боясь попасть под обстрел, так как закончилась обойма, Алексей прыгнул к двери, и стал толкать ее, стараясь закрыть. Подбежавший на пару мгновений позже, Дима помог ему завершить это действие. Бронированная дверь с металлическим лязгом встала на свое законное место, и они быстро закрутили вентиль.
   Обернувшись, ребята обнаружили, что Анну судорожно трясет, по щекам текут слезы, а руки безвольно лежат, на мокром, и грязном полу. Лицо было искажено ужасом пережитого.
   - Энни, солнышко, милая моя. Ну все, все, успокойся. Все уже позади. - Алексей обнял ее, а затем и вовсе поднял на руки, и занес в комнату с сейфом.
   - Что случилось? - девушки подошли к Николаю, которому тоже было видно происходящее. Они находились за открытой дверью, во время инцидента, и ничего не видели. Только слышали, как хрустели стеллажи и падали ящики.
   Николай тоже выглядел не важно. Он весь побелел, и отстраненным взглядом смотрел на уже закрытую дверь.
   - Что это за тварь? Что это за тварь? - Он начал приходить в себя, и к нему вернулся дар речи.
   - О чем ты, Коль? Что там было? Что произошло?
   - Я наклонился за ящиком, а дальше меня что-то выкинуло наружу, я понять то ничего не успел. А потом, оборачиваюсь, а там... Это... - Николай судорожно сглотнул.
   - Что именно?
   - Я не знаю... Там глаза были, и они двигались к нам... А потом Энни начала стрелять... Я думал, я оглохну... И оно исчезло... Я никогда такого не видел... Что это может быть? Зверь?
   - Зверь? - Дима настороженно оглянулся на закрытую дверь.
   - Думаю да. Когда оно свернуло, я успел заметить силуэт... И у него был хвост.
   - Откуда здесь зверю взяться? Коль? Бункер был закрыл неизвестно сколько лет. Оно бы тут не выжило.
   - Может там есть вход... В смысле выход?
   - Хммм... пойдемте к Ане, может она расскажет больше.
   Они заперли дверь на ключ и прошли к Алексею и Анне, оставив Дмитрия на пороге, приглядывать за обстановкой в коридоре.
   Аня все еще плакала, сжавшись в калачик. Леша пытался успокоить ее, бормотал что-то, склонившись над ней, и гладил по голове.
   Несколько минут все просто стояли и смотрели на них. Пока, наконец, она не перестала плакать и сумела сесть. Ее все еще колотило, но в глазах уже появился осмысленный блеск.
   - Я его убила? Оно мертво?
   - Мы не знаем, солнышко. Мы заперли дверь.
   - Где пистолет?! - она встрепенулась.
   - У меня в руке, успокойся.
   - Дай мне... Отдай его мне, - Аня потянулась к рукояти оружия.
   - Э, нет, милая. Пока ты не придешь в себя полностью, оружие я тебе не доверю. - Алексей убрал руку с пистолетом за спину, откуда его забрал Николай.
   - Отдай, - как-то жалостливо пропищала Анна.
   - Нет. Ты лучше расскажи, что произошло, и из-за чего такой переполох?
   - Я прошла вперед, посмотреть, что там дальше. Темно было, и не видно ничего. Коробки помню, меня заинтересовали... А потом, потом появилось оно...
   - Что именно? Ты смогла его рассмотреть?
   - Нет, я как-то сразу назад дернулась. Ударилась о стеллажи сильно, - она сморщилась и потрогала ушибленную спину, - а дальше... я плохо помню, я просто побежала, не соображала ничего... А где мой фонарик?
   - Ты без него оттуда вылетела...
   - Значит еще и фонарик выронила... - Она с сожалением покачала головой, - потом все как в бреду, я вынула пистолет, начала стрелять. Не помню больше ничего. Но оно там было! И оно хотело меня убить! И съесть...
   Алексей вздохнул и обернулся к друзьям.
   - Затащите все коробки сюда, и закройте дверь от греха подальше. Будем думать, что нам делать.
  
   06:57
  
   - Лех, давай сюда карту бункера, - Дима смел все бумаги со стола, и включил лампу.
   - Сейчас. - Тот аккуратно вынул из кармана Анны сложенный листок, и выложил на стол.
   - Что ты там говорил?
   - Вот, смотрите. Из-за линии сгиба плохо заметно, но вот здесь нарисован какой-то квадрат. Что это может быть?
   - Хм... - Дима поближе рассмотрел нужный участок плана. - Похоже на проход, или окно. Что такое "Toinen kerros"?
   - Если б мы знали. Ну, если рассудить логически, сам план озаглавлен "First kerros", и эта надпись может означать второй этаж, или уровень. Может быть, спуск на второй уровень? Пойдемте, посмотрим. Это как раз рядом с нашей комнатой, напротив входной двери.
   Парни забрали саблю, и вдвоем вышли в коридор.
   - Коль, останься с девушками, и, если что, кричи.
   - Окей, - Николай убрал в карман пистолет, огляделся в поисках предмета, который можно было бы использовать в качестве оружия.
   В коридоре было тихо. Ребята с полминуты прислушивались, но за дверью с "тварью", ничего слышно не было. И они проследовали к "концу" коридора. Простучав саблей черный ил, нашли металлический люк, который был обозначен на плане, как квадрат.
   - Большой, - Алексей принялся расчищать площадь от грязи ила и слизи.
   Дима, активно помогал, используя доску от ящика. Через пару минут, они увидели металл крышки люка, который, хоть и проржавел, но все еще был крепок и функции свои выполнял.
   - Метра полтора на два, - примерно оценил размеры люка Дима.
   - Да, где-то так, - Алексей наклонился, рассматривая запорный механизм, - простая задвижка. Странно даже. Кругом все заперто, а тут просто задвижка.
   - Открывай, давай, глянем что там. Ведь где-то же должен быть туалет в этом бункере, не на природу же они выходили каждый раз.
   - Я, кстати тоже заметил, что ничего подобного в комнатах нет. И воды нет. Хотя бы умывальников.
   - Значит, все это должно быть внизу. Это нам очень поможет, воды почти не осталось. Вино, кстати, которое мы нашли, больше напоминает уксус, а не вино. Пить практически невозможно.
   - Оно и понятно. - Алексей взялся за шпингалет, и с трудом сдвинул его, отпирая люк.
   Со стороны двери раздался крик Анны:
   - Подождите, не открывайте!
   Ребята обернулись к ней на мгновение, и вопросительно кивнули головой.
   - Здесь Света рассказывает о дневнике, и что в нем описано, так вот, вам лучше не трогать этот люк, а пойти послушать, - во время разговора, Аня все время косилась на запертую дверь.
   - Ну, пойдем, - Дима, проходя мимо Алексея, пинком отправил шпингалет на его изначальное место.
  
   Все расселись вокруг Светланы, и внимательно слушали ее рассказ, изредка перебивая вопросами.
   - Так вот, повторю начало еще раз. Это дневник слуги некоего профессора Элиаса Хейккинена. Они переехали сюда по приказу правительства, для изучения какого-то явления. Что за явление, я пока не разобрала по тексту, но там упоминается вода. Идем дальше. У профессора была семья, с которой он не захотел расставаться, и их поселили вместе с ним в этом месте. Жена и двое детей - мальчик шести лет, и девочка. Микко и Ханна.
   - Я же говорил! - Радостно вскрикнул Алексей.
   - Тем не менее, с ними четверыми был еще их родовой слуга, Бен, и он был из английского рода. Поэтому весь дневник написан именно на английском языке. Кроме этого, как описывает Бен, к ним был приставлен охранник Ханс. Какой-то там суперразведчик из секретного подразделения. Причем, Бен изначально описывает свое недоверие к Хансу. Вот здесь. Можно перевести как "он вызывает у меня подозрения и неприязнь". И еще одно, Ханс был австрийцем.
   - Теперь понятно, почему здесь шесть кроватей. Но вот тел меньше. Это не очень понятно.
   - Слушайте дальше. Все эти первые записи о том, как они собирались, ехали, и обустраивались здесь, датированы 1934 годом, а дальше идут все более короткие записи, то ли он экономил бумагу, то ли времени у него на записи было все меньше и меньше.
   - Когда была написана последняя запись?
   - Тринадцатого июля тридцать шестого года.
   - Значит, они тут жили около двух лет, с ума сойти, - Коля помотал головой.
   - Не просто жили. Профессор Элиас, изучал это самое "явление", о котором было написано ранее, с каждым месяцем, все дальше отстраняясь от семьи, и с головой уходя в исследования. Судя по упоминаниям и записям, этот самый источник "явления" находится на втором уровне бункера
   - Вот почему я вас и остановила, - Аня повернулась к нахмурившемуся Алексею. Светлана, тем временем, продолжила рассказ:
   - Как я поняла, через полтора года Элиас был настолько близок к раскрытию тайны, что запросил из "центра" мышей и собак для опытов. Про свою семью он, казалось, совершенно позабыл. Старый слуга описывает здесь, как играет с детьми. Кстати, тут вложено несколько фотографий. Вот, посмотрите. Я так понимаю, на них они все перед отъездом. - Света вытянула из дневника фото, и протянула ребятам.
   - Ух ты, прикольно. Плащик у профессора как в Матрице, - хихикнул Дима.
   - Дай-ка, поближе посмотреть, - Анна протянула руку и выхватила верхнюю фотографию. - Ничего себе. А вот он, - она пальцем указала на стоящего чуть отстраненно от остальных человека, - вылитый мой дедушка Гриша.
   - Ну да? Вот бывают же совпадения. Находишь двойников в неожиданных местах, - сказал Николай.
   - Смотри-ка, у него даже шрам на том же месте, что и у твоего деда был, - Алексей указал на левую часть лица. Он единственный из друзей, кто видел дедушку Анны. Правда было это лет десять назад, и многое могло забыться, но длинный шрам, через всю левую часть лица, отчетливо врезался ему в память.
   Анна проморгалась, и пододвинула фотографию ближе к лицу.
   - Быть того не может. Таких совпадений не бывает.
   - Как видишь - бывает. И самое интересное, что у него в ухе серьга в виде черепа.
   Аня обомлела, и ничего не понимая села на ближайший стул.
   - Но этого не может быть. Этому человеку сейчас должно было бы быть более ста лет! Нет, нет, это просто совпадение. Да это маловероятно, но это просто совпадение.
   - Афигеть, твой дед жил в этом бункере!
   - Да это не мой дедушка! Деда Гриша служил на фронте, воевал против фашистов! Он просто не мог в это время быть здесь.
   - А кто сказал, что он был во время войны именно здесь? Дневник имеет последнюю запись в тридцать шестом. Он вполне мог уйти от сюда.
   Анна взбешенно вскочила со стула и замахала руками:
   - Прекратите! Этого не может быть! Мой дед родом из Самары! У него там родни с полсотни, плюс родовые документы! О чем вы вообще говорите? Это все чушь! Просто совпадение.
   - "Случайности не случайны", - Алексей усадил ее обратно на стул и кивнул Светлане, что бы та продолжила рассказ по дневнику.
   - Ага, значит, идем дальше. А дальше Бен описывает, что связь с внешним миром прервалась, и никаких животных профессор не получил. Тогда он послал Ханса наверх, в лес, что бы тот изловил любое животное. И тот приволок ему живого волка. Элиас экспериментировал над ним, чуть больше месяца, пока, как описывает Бен, "...бедное животное не сорвалось. Оно имело силу медведя, а пули Ханса не причиняли ей вреда. Раны затягивались раньше, чем звучал следующий выстрел".
   Ребята со страхом переглянулись, и невольно оглянулись на закрытую дверь.
   - Это что же получается, мы тут заперты вместе с бессмертным волком-зомби?
   - Не может быть! Первые две пули точно в него попали! И оно, после этого свернуло и спряталось. Значит, пули наносят вред тому, что сейчас находится на "складе".
   - На это может ответить опять же дневник Бена, - Света чуть смущенно посмотрела на Анну. - Вот запись от десятого июля: "Волк сумел вырваться из лаборатории. Ханс приказал всем спрятаться по комнатам, и мы заперлись в спальне госпожи. Дети очень напуганы, и я стараюсь успокоить их всех. Но, боюсь, у меня это плохо получается. Руки предательски дрожат, но я боюсь не за себя..."
   Спустя пару часов, Хансу удается загнать "волка" в темный склад. Он заметил, что существо избегает света, и старается находиться в тени или потемках. Пули и яд не взяли его, и Ханс решил его просто изолировать.
   - Вот и ответ. Эта тварь на складе испугалась не твоих выстрелов, а света в коридоре. - Дима вскинул руки, и схватился за голову.
   - Как-то слабо верится...
   - Очень смахивает на фантастику, или бред сумасшедшего, - Николай повторил жест Дмитрия.
   - Давайте дослушаем Свету до конца, а потом уже будем решать, что нам делать дальше, хорошо? - Наталья взяла дневник и передала Свете. - Читай, Светик, я так понимаю, там немного осталось?
   - Три дня, три записи.
   - Продолжай, мы слушаем.
   - Угу. Одиннадцатое число. "Нет никакой надежды на то, чтобы достать еду со склада. Волк совершенно взбешен, и начинает атаковать любого, кто открывает дверь. Мы все живем остатками пищи, что сохранились в комнатах, и пьем воду из "источника". Ханс говорит, что пришла пора уходить отсюда. И двигаться к точке эвакуации. Он уже готов подать сигнал по радиостанции".
   Света подняла взгляд на друзей.
   - Как-то у них не очень получилось уйти, - со вздохом сказал Дима.
   - Двенадцатое число. "Странно, но господин Элиас начал больше времени проводить с семьей. Играет с детьми, разговаривает с госпожой. Однако, я заметил, что его взгляд изменился. Он смотрит на семью не с любовью и заботой, как ранее, а будто в магазине выбирает сыр. Что бы это значило? Ханс собирает припасы и оружие для выдвижения к точке эвакуации. Неужели наша подземная жизнь окончена? Очень плохо сплю, голод не дает уснуть. Вода из источника добавляет сил и бодрости, но ее хватает лишь на пару часов. Ханс предлагает активировать подземный коридор с вагонеткой, так мы сможем быстрее добраться до... Впервые слышу, что у нас в бункере есть запасная система эвакуации, да еще и с рельсами".
   - Тринадцатое число. "Ханс получил радиограмму из центра, и теперь ходит сам не свой. Такое чувство, что ему пришел приказ, который он не хочет выполнять. Возможно, нас заставляют остаться? Я удалился в свою комнату из-за недомогания. Кружится голова. Ханс ходит в полной боевой амуниции. Я и не знал, что у нас есть склад с оружием. В два часа после полудня, господин Элиас сошел с ума! Он забрал к себе в лабораторию Микко, явно для опытов! Я не смог его остановить, очень ослабел за последние дни. Он отшвырнул меня как щепку. Ханс бросился за ним в лабораторию, но профессор успел закрыть дверь. Сейчас Ханс закладывает взрывчатку, для взрыва двери лаборатории. Прошло полчаса, я помогал ему всем, чем мог, он даже стал мне симпатичен, настолько меня удивила его забота о детях. Сам Ханс был очень хмур, и изредка ругался на немецком. Дверь взорвана, и Ханс ворвался внутрь будто ураган. Никогда не видел, что бы люди так быстро двигались. Вот, что значит спец подготовка. Господин Элиас был сбит с ног и связан по рукам и ногам. Бедного мальчика Микко удалось вытащить из этой ужасной "клетки", но не известно, что успел с ним сотворить профессор. Мы заперли господина Элиаса в его кабинете. Он пытался буянить, но доза транквилизатора успокоила его. Ханс сказал, чтобы я не беспокоился, и ложился спать, а сам не выпуская Микко из рук достал склянку с цианидом, и куда-то ушел. Возможно, решил попробовать отравить волка... Я очень устал, немного посплю". Это все.
   Ребята молчали, переваривая информацию. Первым нарушил молчание Алексей:
   - Получается, что Ханс получил приказ на ликвидацию всех, кто здесь был, поэтому то и был хмурым.
   - А причем тут цианид? Что ж он насильно засыпал им в рот?
   - Не факт. Вполне возможно, что он дал выбор жене профессора. Если он так не хотел их убивать, но это вполне логично. Он отдал ей склянку с цианидом, и она убила свою дочь и себя, избавив от мук и страхов. Профессора он мог отравить, когда вводил транквилизатор. Передозировал и все, труп.
   - А Бену он просто прострелил голову? - Дима с отвращением поморщился.
   - Получается, что так. Хорошо, что хоть во сне, - Аня встала и заходила по комнате. - Так, хорошо, а что же стало с Хансом и мальчиком?
   - Ну, извини, Бену было очень трудно продолжать вести дневник с простреленной головой, - Николай попытался пошутить. Но, никто даже не улыбнулся.
   - Хорошо. Там промелькнула информация, что есть еще один выход.
   - Ну да, внизу, на втором этаже. Там же располагается лаборатория.
   Ребята собрались все, и пошли к люку, ведущему вниз.
  
   - Фонарики приготовьте. И смотрите по сторонам. Леша, ты замыкаешь. Дим, открывай. - Анна первая шагнула на ступеньку лестницы, ведущей вниз. В голове слегка помутилось, все пошло легкой дымкой. Но через мгновение, все вновь стало четким. В правой руке она сжимала люггер, в левой шестилетнего Микко, который испуганно жался к ее плечу. Разведчик обернулся наверх, и захлопнул люк. Кажется, по инерции задвинулась щеколда, но это уже не имело значения. Он собирался выбраться отсюда по запаске, используя дрезину. Мальчика необходимо было спасти во что бы то ни стало. Пришедший приказ звучал четко и безапелляционно. Убрать всех, кроме Микко. Его нужно спасти любой ценой и доставить в центр. Ханс спокойно спускался на второй этаж по лестнице, но его в это время съедала совесть. Он успел привязаться к этой семье, что не позволительно профессионалу его уровня. Он не одобрял всего, что делал профессор, да и не понимал толком, зачем это нужно. Однако было ясна главная цель - поиск препарата, который превращает людей в бессмертных солдат. И формула была найдена. И эта формула сейчас находилась в крови это маленького, испуганного мальчугана.
   Ханс быстро прошел по коридору, мимо вывороченной двери в лабораторию, и нажал на активацию "запаски". Часть стены медленно отъехала в сторону. Он прошел внутрь, и переключил еще несколько тумблеров. Одни из них прекращали работу генератора, и еще один включал таймер мины, которая должна взорвать надземный вход в бункер. Координаты он помнил прекрасно, поэтому всегда сможет вернуться, если вдруг понадобиться.
   Он залез в одну из вагонеток, и активировал старт системы.
  
   Ханс прекрасно знал русский язык, знал обычаи и нравы, и ему не составило труда вписаться в страну советов. Как агент он имел документы и легенду. А как человек военный, он быстро сделал себе карьеру в областном разведывательном управлении. Мальчика он решил не передавать своим бывшим хозяевам, за что был объявлен в розыск по агентурной сети, и приговорен к ликвидации. Именно этим фактом он и спас себе жизнь, когда контрразведка СССР раскрыла его. Он был успешно перевербован, хотя и так уже решил служить свой новой стране.
   Гарнишин Григорий Яковлевич, усыновил Микко, и обучил его всему, чему мог. Одного не знал бывший финский разведчик. Что этот мальчик теперь живет в три раза дольше любого человека, что он сильнее их физически и психологически. А когда пришло время прощаться, он рассказал своему приемному сыну все, что знал о бункере и его происхождении.
   С тех пор Михаил Григорьевич Гарнишин часто выезжал в лес, где, по рассказам его отчима, находился бункер, изуродовавший ему жизнь. И он искал, искал его, не жалея себя. Но увы, Григорий не оставил ему координат. Он начал изучать местные легенды и сказания, и разузнал, что давным-давно, в этих местах жило племя людей, превосходивших остальных по силе, уму и долготе жизни. В некоторых легендах мельком упоминался волшебный источник воды, который даровал жизнь даже мертвым.
   Шли годы, Михаил не оставлял и городской жизни - он активно работал, рос социально, завел семью. Лишь через пять лет после свадьбы у них родилась дочка. И ее назвали Анна. Он не мог нарадоваться чудесному подарку жены, и все свое время старался проводить с дочкой, обучая ее премудростям выживания и защиты. Многое он почерпнул от приемного отца, хотя и никогда и не рассказывал никому, что он был приемным. Да и зачем?
   В две тысячи четырнадцатом году он пропал в лесах, и его считали мертвым. Аня закончила институт и с друзьями решила отметить это в ее любимом лесу. В лесу ее отца.
  
   Михаил присел на корточки и осветил бронированную дверь. Старинная, круглая, наверняка очень толстая, она перекрывала тоннель, через который он пришел сюда. Несколько часов назад, он услышал, как где-то рядом загудел внутренний генератор бункера. До боли знакомый звук шел откуда-то снизу и из-за двери. До этого он тщетно пытался открыть дверь, но она не поддавалась. Наиболее правдоподобное объяснение было - помещение в которое вела эта дверь было затоплено, и давление воды не давало открыть ее. Он уже собирался было уходить назад в центральную комнату эвакуации, но решил перекусить здесь и немного отдохнуть. Именно это и дало ему шанс зайти. После отдыха и сна, который внезапно навалился на него.
   Почему заработал генератор, он не хотел думать. В любом случае, он был на столько близко к своей цели, что был уверен - он сметет любую преграду на своем пути, будь то черные копатели, или просто бандиты, залезшие переночевать.
   Он спокойно собрал все свои вещи, перепроверил оружие, и ментально подготовил себя ко встрече с кем угодно. Кем угодно, кроме нее...
  
   14:22 13.07.15
  
   Из скрытого подземного лаза первой выбралась Анна, и помогла остальным ребятам выбраться наружу. После кратковременного видения, она смогла быстро найти потайную дверь и спуститься в длинный коридор с узкими рельсами. Именно по нему ребята сумели выбраться из бункера.
   - Ура! Я думала, что этого уже никогда не случится! - Света радостно запрыгала, несмотря на усталость.
   - Слышите? Это река. Совсем рядом. Идемте! - И Анна уверенно зашагала вперед. На самом берегу, она раскинула руки в стороны и облегченно засмеялась. Смех переливался словно ручеек. А затем и вовсе превратился в тонкую струйку, сочащуюся из трещины в бетонной стене. Она перевернулась на спину и ощупала раскалывающуюся от боли голову. Осмотрелась. Она лежала внизу ступенек второго уровня бункера. Все друзья лежали рядом, на лестнице, распластавшись словно безвольные куклы.
   Она потрясла головой, и обернулась на звук приближающихся шагов. Темный силуэт приобрел форму, и она с большим удивлением, смешанным со страхом, узнала в нем своего "покойного" отца.
   - Па-па?..
  
   2 Блок
  
   Часть третья.
   Тайны прошлого. Salaisuudet menneisyyden.
  
   - Папа! Это правда ты?
   Анна была в шоке, и круглыми от удивления глазами рассматривала своего отца. Пыталась привести мысли в порядок, но это не очень хорошо получалось.
   - Правда я, - ответил он, ощупывая шишку на голове дочери.
   - Но... Мы думали ты погиб!
   - С чего бы?
   - Папа! Ты пропал год назад! Поиски ничего не дали!
   - Господь с тобой, доча, какой год? Меня не было дома от силы пару недель...
   Но Аня уже ревела на его плече, выплескивая наружу не только психологическую травму годовой давности, но и все переживания, выпавшие на ее долю за последние пару дней. Все сильнее сжимая вновь обретенного отца, словно боясь, что он вновь пропадет.
   Он сидел, терпеливо ожидая, когда родная дочь выплачется. Чутко прислушиваясь к своим ощущениям, как учил его отчим. Чувство тревоги, до сих пор тонкой ниточкой преследовавшая его, превратилась в более сильное чувство. Что-то было не так. Теперь он почувствовал это отчетливо. Что именно? Нужно разобраться. И сперва он очень хотел выслушать историю своей дочки, малу-по-малу успокаивающейся.
   - Давай вытащим твоих друзей наверх, и ты мне основательно все расскажешь. Как ты сюда попала, и почему.
  
   Совместными усилиями, отец и дочь вытянули и уложили всех пятерых Аниных товарищей, которые, несмотря на все старания не хотели проходить в себя. Однако, дыхание у всех было ровное, а вид умиротворенный.
   - Они спят. И очень глубоко, раз не реагируют даже на шлепки по щекам.
   - Почему?
   - У меня есть подозрение, что здесь внизу присутствует какой-то газ, усыпивший их.
   Аня подсунула под голову Свете рюкзак, проверила дыхание у Алексея, и развернулась к отцу.
   - Папа! Я здесь нашла фотографии дедушки Гриши! Ну или очень похожего на него человека, я сейчас ни в чем не уверена. Как такое возможно? Почему нас занесло сюда? Как ты оказался тут спустя столько времени? - она уже срывалась на крик.
   - Тише, тише. - Отец нежно прижал ее к себе. - Пчелка, я сейчас постараюсь тебе все объяснить. По крайней мере то, что знаю сам. Однако, нам потребуется более безопасное место, разговор будет длинный.
   Аня не глядя указала в глубь коридора.
   - Там есть сухая комната.
   - Хорошо, тогда давай соорудим носилки из плаща, и перенесем их всех туда.
  
   Когда они закончили перенос спавших друзей, Аня еле стояла на ногах от усталости. А ее отец, прихватив из коридора пару бутылок шнапса, сначала подошел к укрытому гобеленами усопшему, и встав на колени рядом, некоторое время смотрел на него. Что-то прошептал, и вновь вернулся к дочери. Он удобно устроился рядом с ней, сев таким образом, чтобы визуально контролировать вход в комнату.
   - Почему я не уснула как они? И ты?
   Михаил Григорьевич чуть помолчал, собираясь с мыслями.
   - Потому что мы с тобой особенные, пчелка.
   - Не понимаю.
   - Сейчас все объясню. Постарайся выслушать меня не перебивая, и пока просто принять все, что я скажу, как информацию. Она может показаться тебе выдумкой или сказкой, и я отвечу на все твои вопросы, но только после того как расскажу все что знаю.
   Он с хлопком откупорил одну из бутылок, и поморщился от запаха.
   - Раз ты оказалась здесь, значит все это касается и тебя тоже. Кроме того, нужно дождаться пробуждения твоих друзей. Мы же не можем уйти без них?
   Аня согласно кивнула. Посильнее прижалась к отцу.
   - А началось все задолго до твоего рождения. Я тогда был маленьким мальчуганом, и не знал ничего кроме своих солдатиков и любимых книг, которые мне читала мама... Не знал я ничего и про работу своего папы. Да и не интересовался особенно.
   Помню все смутно, словно в тумане все, да и не удивительно, столько лет прошло.
   В один из летних дней, к нам в дом пришел странный человек, и долго разговаривал с папой в его кабинете. Они о чем-то спорили, иногда на повышенных тонах. В итоге, черный человек, как я его про себя прозвал, ушел, а мы спустя месяц уехали из дома. Помню перелет на самолете, грозу, теплые руки матери. Потом темнота и сырость и мерное постукивание колес.
   Ну а затем я помню этот бункер. С ним связано мое детство и... Мое изменение. Увы, но воспоминания о том, что здесь происходило слишком рассеяны и малоинформативны. Лишь слабые вспышки секундных картин прошлого, которые мало что объясняют. И то, все эти воспоминания я сумел восстановить лишь в последние годы.
   Наиболее четкие воспоминания начинаются у меня лет с тринадцати, в школьные годы. Обычный советский ребенок. Лишь лет в тридцать я начал понимать, что с моим организмом не все в норме. Я был сильнее, быстрее своих сверстников. Активно занимался спортом, и боевыми искусствами. В чем мне очень помогал твой дед. В пятьдесят я продолжал выглядеть как в тридцать. И чувствовать. Еще через несколько лет Григорий рассказал мне все, что здесь произошло, и что он не настоящий мой отец. Как раз перед своей кончиной. Он до конца оставался профессионалом. Чувствовал.
   - Да, мы нашли дневник Бена, я примерно представляю здешнюю историю. Но тогда получается, что ты тот мальчик... Микко?
   - Все верно, - Михаил грустно улыбнулся и вздохнул. - Я и есть тот самый мальчик Микко Хейккинен.
   - Невероятно...
   - На первый взгляд, действительно в это верится с трудом. Но жизнь закручивает такие кренделя, что и фантастам не снилась.
   - Выходит, что здесь лежат наши предки? Мои настоящие бабушка и дедушка? И тетя?
   Михаил утвердительно моргнул, плотно сжав губы.
   Они оба погрузились в собственные мысли. Каждый переваривал информацию и осознавал ее, встраивая себя в новый ход семейной истории.
   - Но как ты нашел нас?
   - Я и не искал, - Михаил-Микко покачал головой. - Я искал этот бункер. С того самого момента искал, как Григорий мне все рассказал. Но, похоже, что эти места были защищены чем-то посерьезнее, чем густые леса. За столько лет, исходив здесь все вдоль и поперек, я только в этом году... - он запнулся, покосившись на дочь, - ...только сейчас сумел добраться до него. И то, через "черный ход", и, как оказалось не без помощи свой дочурки. Если бы вы не активировали генератор, я бы не смог сюда войти.
   Он вдруг сморщился, словно от боли.
   - Боже мой...
   - Что с тобой пап?
   - Как там мама? Как там моя бедняжка Александра? Нужно ей позвонить! Если, все так как ты и говоришь, то она же...
   - Папа, успокойся. Телефоны здесь не берут, ты это прекрасно знаешь. А мама... Она очень сильно сдала за последний год. Грустит и тоскует. Посерела, как-то. Первое время совсем плохо было, сейчас вроде как полегче.
   - Смирилась... - с болью в голосе ответил отец. - Это я виноват. Это я во всем виноват. Зачем я полез только в этот провал! Сдался мне этот бункер...
   - Папа! Прекрати, ты меня пугаешь! - сказала Анна. Она никогда не видела отца таким растерянным. Никогда.
   Тот встрепенулся. Закрыл глаза и сделал глубокий вдох. Посидел так с минуту. Затем медленно выдохнул.
   - Прости, пчелка, - он даже улыбнулся.
   Аня улыбнулась в ответ и вновь прижалась к такому родному плечу.
   - Ты хотел рассказать, как именно ты сюда попал?
   - Ну, хотел - это громко сказано... - хмыкнул отец, собираясь с мыслями. - Ну что ж, а началось все как обычно, со сбора рюкзака, который, как ты знаешь, у меня почти никогда и не разбирается...
  
  
   Год назад.
  
   Солнце уже начинало припекать. Он специально приехал на ночном поезде, чтобы успеть преодолеть максимально возможное расстояние по прохладе. Относительной, конечно. И вот, эта самая прохлада кончалась. Еще час - полтора, и начнется солнцепек.
   Еле заметная лесная тропинка, вела его по знакомым местам, где каждый куст и ветка была как родной. Но сколько бы раз он здесь не проходил, всегда оставался уголок неизвестности. И иногда он не мог найти его. Словно чья-то воля скрывала от него, или вообще от всех людей, в этом лесу что-то очень важное.
   Минут через десять он остановился отдохнуть и свериться с картой. Правда отдых ему особо был и не нужен, но он предпочитал разумно тратить свои силы, пусть их и было значительно больше чем у обычного человека.
   Выбрав ближайшее дерево с густой листвой, создающей теневой заслон от солнышка, он скинул рюкзак, прислонил его к стволу, а сам осмотрев все вокруг, присел на поваленное деревце, что лежало рядом.
   Достал карту, которую он всегда носил с собой, развернул ее и взглянул, хотя прекрасно помнил ее во всех деталях. Карта напоминала игровое поле "Морского боя" - множество квадратов были перечеркнуты красной ручкой. И не смотря на кажущуюся непонятность, эти крестики складывались во вполне себе такой большой квадрат, который постепенно продвигался к центру.
   - Угу. - Пробурчал он себе под нос.
   Намеченный квадрат для сегодняшней разведки был отмечен карандашом. Сколько на это уйдет времени он не знал, иногда его поиски затягивались на неделю. Не так просто обшарить квадратный километр в поисках секретного бункера. Порой приходилось проверять все металлоискателем. Он знал, что вход в бункер был взорван. Точнее, должен был быть взорван - так рассказывал ему Ханс.
   Ему хотелось верить, что именно в этот раз он отыщет все то, что скрывало его прошлое.
   Михаил убрал карту и посидел пару минут закрыв глаза. Затем бодро встал и направился дальше. Нужно дойти как можно раньше.
  
   Еще через час ходьбы, он свернул с тропки, что вела его все это время вдоль реки, и углубился в лесную чащу, предварительно сверившись с компасом и картой.
   Относительно редкие деревья, вскоре превратились в густые заросли. В этом был плюс - они заслоняли палящее солнце, принося немного облегчения. Но пробираться вперед становилось все труднее. Через полчаса продирания через кусты с паутинами и упавшие деревья, Михаил понял, что вошел в зону леса, которую можно с легкостью назвать тайгой. Здесь передвигаться было уже совсем тяжело. Даже ему.
   Он вытащил из рюкзака мачете, которое сам смастерил еще двадцать лет назад из рессоры. Закрепил на поясе ножны, одел рюкзак, а обнаженное мачете взял в правую руку. Дальше придется буквально прорубаться.
   Подобные места были в этой местности не редкость, он сталкивался с ними постоянно. Интересно, что они шли как бы полосами. То есть - то нет. Иногда сходя абсолютно на нет. Тогда он с удовольствием продвигался по пустым полянам, очень внимательно вглядываясь в каждую яму.
   Сегодня ему предстояло пройти еще с пять-шесть километров, чтобы дойти до назначенного квадрата. Это по обычной дороге то не так быстро сделать, а уж по подобной местности, да еще и в такую жару, под нескончаемый писк комаров, что облаком летают вокруг. Не каждый стерпит. Михаил терпел. Точнее он смещал сознание, как учил его когда-то старый Ханс. Он не замечал комаров. Лишь изредка выдувая их из ноздрей.
   Хорошо против комаров помогал деготь, которым он обмазывал одежду. Его резкий запах сводил с ума и мошкару и других лесных обитателей. Был и минус - такой запах распространялся значительно дальше, демаскировал, но с этим он готов был смириться.
  
   Он буквально вывалился на свободное место. Поляна с футбольное поле появилось столь неожиданно, что он на миг растерялся. Как так? Только что продирался сквозь дебри, и вот - очередной взмах мачете, и он стоит на залитой солнечным светом поляне.
   Очень странной поляне, нужно сказать.
   Он несколько раз моргнул, убрал мачете в ножны и огляделся.
   Что-то странное было во всем, что он наблюдал. Лес кончался неправдоподобно резко. Словно его "лесокосилкой" выбрили, с этой поляны. Сама поляна была чуть выше, чем земля в лесу. И, наконец самое странное - компас здесь выкручивал кренделя. Стрелка ходила то вправо, то влево. Будто север менялся местами с югом каждые несколько секунд.
   Сердце Михаила забилось сильнее.
   - Неужели?
   Он, осторожно ступая, двинулся вдоль периметра поляны, намереваясь осмотреть ее кругом. Оказавшись на противоположной стороне, относительно того места, где вышел на эту самую поляну, Михаил вдруг с удивлением обнаружил прореху в сплошной стене леса, опоясавшей пустырь. В двадцати шагах от него, был небольшой "кармашек", без густой растительности, однако точно определить, что это такое с данной позиции ему не представлялось возможным. Может быть это дорога, заросшая, старая дорога. А может вырубка лесорубов, давним - давно работавших здесь на лесозаготовках. Как знать?
   Он двинулся вперед, не забывая при этом внимательно осматривать все вокруг, включая землю, на которую наступает. Через пару минут осторожного продвижения, ему удалось разглядеть то, что из себя представляет этот самый отворот. Деревьев в нем действительно не было. Даже пней или, характерных для лесов сломанных стволов, сухими свечками, стоящими среди своих собратьев. Шириной около двух метров, порядком заросший кустарником отворот заканчивался примерно метрах в десяти, если мерить вглубь таежной "стены". А там, на дальней части, виднелся такой же лес, как и везде. Сразу стало понятно, что никакая это не дорога. Михаил еще немного постоял напротив "кармана", прислушиваясь, и осматривая его. А затем вздохнув развернулся, и шагнул дальше.
   Он успел сделать лишь пару шагов. После чего ощутил на спине чей-то пристальный взгляд. Остановился и резко развернулся, одновременно приседая.
   Лес молчал.
   - Заблудилси, милай? - раздалось со стороны "кармана".
   Михаил осторожно поднялся, и приблизился к самому краю кустарника. Только отсюда он сумел заметить, что кусты заканчиваются через пару метров, и там кто-то сидел. По голосу старичок. А по виду... Сейчас узнаем.
   Он прошел через кусты, и встал перед незнакомцем, рассматривая его, изучая.
   Прямо на травке, подобрав под себя ноги сидел маленький старик, в древнем брезентовом плаще, некогда бывшим зеленым, но сейчас уже выгоревший и выцветший почти до серого. Маленькое сморщенное лицо, словно поганка, загар как у южан, и серые острые глаза, совсем не подходящие старику. Перед ним лежал посох, весь отшлифованный прикосновениями. Заметно выделялись неизвестные письмена, вырезанные на нем.
   - Здравствуй, мудрый, - чуть склонил голову Михаил в приветствии. - Нет не заплутал я, где нахожусь знаю, и как выйти тоже.
   - Оне как, - протянул старик и в задумчивости погладил подбородок. - Ищешь чего особенное, али грибами промышляешь?
   Михаил насторожился. Этот странный человек вызывал у него внутреннее беспокойство, но сейчас прямо-таки пыхнуло опасностью.
   - А это, уж извини, мудрый, дело мое личное. Может помочь тебе чем нужно? Воды, еды дать?
   Сидящий только крякнул. Неопределенно и без знакомых эмоций. Что это могло означать. Смеется он над ним, что ли?
   Но глаза так ни разу и не отвел. Смотрит, словно расплавить пытается. И ведь прямо в глаза смотрит. Как душу разглядеть пытается. Михаил перехватил этот взгляд, принял, и начал смотреть в ответ.
   Не моргая и не отрываясь.
   Через несколько секунд, он почувствовал, что уходит в глубокий транс. Не по своей воле, а так, словно на него кадку с медом одевают. Все начало кружиться, терять привычный окрас. Еще мгновение и его окончательно затянет в эту пучину серых глаз.
   Он применил "выход", осмотрел себя со стороны. Затем всю ситуацию в целом. "Взлетел" чуть повыше, принимая в работу окружающее пространство. Наконец, сфокусировал всю волю на разрыв чужого влияния. Собрал в кулак доступные ментальные силы, что смог, забрал прямо из деревьев. И рывком вернулся в тело...
   Закрыл глаза, чуть рыкнув, и окончательно взял контроль над собой.
   Медленно открыл глаза.
   Перед ним в той же позе сидел старичок. Только вот смотрел он на него теперь с интересом.
   - Силен, мОлодец, - в голосе у сероглазого не было ничего агрессивного. Скорее наоборот - ободряющее, веселое. Он продолжил, чуть подавшись вперед.
   - Ну а коли ведаешь, и силе обучен, сам должен понять. Уходи отседова по добру. Нету здеся ничего интересного. И не было никогда. И не будет. Дорогу забудь, мысли спрячь. Слова никому не говори.
   И было в его речи, что-то такое зловещее, настолько пропитанное тьмой, что у Михаила мурашки пробежали по спине. А ведь он никогда ничего не боялся, никогда и никого. Но здесь...
   И именно это чувство страха окончательно убедило его, что он на правильном пути. Что еще немного, и он найдет то, что искал. Нельзя отступать. Не сейчас. Еще один шаг, еще немного.
   Михаил присел на одно колено, позволив рюкзаку сползти с плеч. Выдохнул и вошел в аналитический полутранс, "прокачивая" ситуацию.
   Старичок был не прост, ой не прост. И не слаб, как может показаться в первое мгновение. Ввязываться с ним в драку, опасно, особенно не зная о нем ничего. На что он способен? Каким арсеналом обладает? Сила в нем есть, это чувствуется. Бывают бойцы с виду щупленькие, совсем малые. Но знающие и умеющие. Закаленные в боях, битвах, бойнях. Они могут "пройти" сквозь десяток здоровенных мужиков, и ничего им не будет. Что делать? Просто развернуться и пойти осматривать поляну? Попросить разрешения? Вырубить?.. Михаил резко оборвал мысль. Он почувствовал, что его сканируют. Он, что читает его?! Как минимум эмоционально... Значит нужно...
   Он вынырнул в обычный мир, открыл глаза.
   - Я ухожу, - произнес он спокойно.
   - Мудрый выбор, - чуть улыбнулся сидящий напротив.
   - Можешь ли ты проводить меня, мудрый? Да ответить на один вопрос, пока идем. Нет, нет, не об этом месте. Я все понимаю.
   Старик склонил голову набок.
   - Иди. Иди так же как пришел сюда, след в след.
   Поднимаясь и одевая рюкзак, Михаил краем глаза заметил, как старик приподнялся.
   - Что спросить хочешь? Не на все знаю ответ. Но ты потешил меня сегодня, что смогу - расскажу.
   - А вот скажи мне, мудрый. Что было раньше яйцо или курица?
   Сзади раздался смешок старика.
   - Ну и вопрос нашел какой спросить! Потратить такую возможность...
   Но Михаил его уже не слышал. Он переступил с ноги на ногу, входя в "раскачку". Мир замедлился. Еще несколько маятниковых движений из стороны в сторону, и он достиг боевого транса. Всколыхнул сферу защиты ведогона, очертив руками несколько кругов. Вошел во вторую ступень боевого транса, и только после этого совершил мягкий подход к противнику, даже не оборачиваясь.
   Для него все было медленно и размеренно. Сознание почти отключилось, оставаясь лишь яркой полоской где-то на границе чувств и рефлексов. Зато обычный наблюдатель увидел бы лишь размазанные движения.
   Он ударил "лучом Ра", физически - локтем, ментально - светом. Тут же начал уходить в оборот, одновременно защищая себя от ударов, и вступая в фазу подготовки следующего удара, если этого не хватит.
   Этого не хватило.
   Старичок мгновение растерянно смотрел на атакующего его Михаила, пропустил первый удар, отлетев на пару шагов назад. Оскалился. Начал скидывать свой плащ-накидку. Сначала медленно, затем все быстрее и быстрее. И вскоре сравнялся по скорости движения и восприятия с противником.
   Михаил автоматически отметил, что у старика немного удлинились руки, выросли когти. Лицо начало удлиняться, превращаясь в морду.
   - Сзрьяяя... Очшень, сзряя... - прошипел трансформирующийся.
   Михаил не стал ждать, окончательно осознав, что перед ним смертельно опасный противник, а не простой грибник, косящий под местного шамана. Он выкинул руки вперед, ударив накопленной энергией земли. "Осколок" ударил в центр груди мерзкой твари, откинув ее еще на пару шагов.
   Все же ментальные и энергетические атаки никогда не были коньком Микко. Но той секунды, на которую отвлеклось взвизгнувшее существо, ему хватило, чтобы перейти в атаку с "трассерным" подходом.
   Удар, еще удар. Работа ногами.
   Обтекание вялого удара твари в ответ.
   Перенаправление энергии в правую руку, концентрация в ладони, рубящий удар в голову страшному противнику. Еще один, с другой стороны. Опять справа.
   Уход от атаки второй лапой, удар в пах и переворот.
   - С-с-силё-он! - еле понятно прошелестело у него над ухом.
   Он осознал, что тварь окончательно трансформировалось, и сейчас перешла в атаку. Пришлось уходить в глухую защиту, потому что удары посыпались такие мощные, что контратаковать не оставалось времени.
   - Но, я с-с-сильнее... Я с-с-слушу ему уже тыс-с-сячу лет...
   Михаилу прилетело по предплечью когтистой лапой, выступила кровь. Он тут же заглушил боль и остановил кровь. Применил "ужа", и выплыл уже со спины врага. Вихрем взлетел, и отработал "лесенку" ногами. Столь быстро, что получив пять ударов в спину, оборотень упал на колени. Зарычал. Рванулся в сторону, затем в другую, пытаясь запутать Михаила. Быстро сократил дистанцию, и попытался ударить в голову, когтистой лапой, одновременно кусая в ногу.
   Микко ушел от удара, и припечатал монстра сверху кулаком с вплетенным в него "молотом". Его еще называют "Молотом Перуна" из-за своей электрической природы. Молния помогает поразить врага.
   Удар оказался на столько мощным, что тварь упала на землю и на секунду отключилась.
   Не теряя времени, Микко бросился добивать врага, но успел нанести лишь пару ударов.
   Тварь внезапно отлетела от него так, словно ее резко дернули за веревку, привязанную к телу. Так еще снимают эффект отбрасывания от взрыва в фильмах. Было очень похоже. Точно хозяин внезапно натянул поводок у шавки.
   Приземлившись метрах в пяти на все четыре конечности, тварь помотала головой, оскалилась, и закапала кровью из пасти. Все же ей хорошо досталось. Но недостаточно.
   Глаза перестали быть серыми и человеческими. Их будто выключили. И включили страшные, горящие жаждой крови оранжевые. Они словно угли уставились на Михаила. А затем тварь вжалась в землю, готовясь к прыжку.
   Микко выхватил мачете, очертив полукруг. И встал в защиту "водный вьюн", с занесенным клинком.
   Оборотень прыгнул. Быстро, мощно. Это было уже сравнимо с третьим уровнем боевого транса. Этот прыжок Микко удалось отбить только благодаря готовности к нему, а также защитной стойке. Иначе все могло бы обернуться плачевно.
   Тело твари пролетело живым снарядом, лишь слегка оцарапав его бедро. Зато мачете отработало на все сто - отрубленная кисть существа отлетела в сторону от хозяина.
   Послышался визг, тут же перешедший в хрип.
   Оборотень, как поджавший хвост кобель, нырнул в ближайшие кусты и вскоре скрылся за деревьями.
   Михаил еще некоторое время ожидал нападения, но противник действительно сбежал.
  
   Выход из боевого транса сопровождался молниеносной головной болью, которая тут же прошла, а также слабым головокружением. Бой длился непростительно долго. Даже для Микко, чей организм значительно превосходит организм любого человека, это было уже не шуточно. Такой расход энергии он не совершал никогда.
   Средний бой, даже с несколькими противниками не длился более двух-трех секунд, и не превышал одного удара на цель. Конечно, если это не был мастер. Но все равно.
   Вместе с возвращением в нормальный мир, вернулась возможность логически рассуждать.
   Он присел у рюкзака, и вытащил аптечку - нужно было обработать раны. Мысли тут же хлынули, собираясь в логические цепочки.
   Что это было?! Что за тварь напала на него? Шаман? Серьезно? Оборотень?
   Одно понятно точно - ЭТО находится здесь не просто так. ОНО что-то здесь охраняет. И это вполне может оказаться именно тот самый бункер, за которым уже столько лет он охотится.
   Так, хорошо. Что мы имеем? Сильную тварь-оборотень, которому возможно дать отпор, но в следующий раз, похоже, придется входить в состояние третьей ступени. А это уже верх мастерства, огромные энерго затраты, ну а самое главное - разрушение мышечных тканей. Каждая секунда боя на третьем уровне, как называют его зарубежные мастера, буквально разрывает мышцы, из-за больших перегрузок. У Микко на этот случай есть прекрасная регенерация. Подаренная ему его отцом-профессором, который, обезумев, начал ставить опыты на нем. Или это с самого начала было задумано? Не важно. Сейчас не важно.
   Нужно решать, что делать дальше. И быстро.
   Наплевать на врага и приняться обследовать поляну? Или попробовать выследить и добить? Иначе существует большая вероятность, что он вернется. Отдохнувший и знающий на что Микко способен. Может вернуться и не один.
   Нет, нет. Совершенно точно необходимо догонять эту тварь и закончить начатое, иначе тылы всегда будут в опасности. А ночью? Тем более.
   Михаил закончил быструю перевязку, проанализировал свое состояние, распихал по карманам сухой паёк, дополнительный нож, миниаптечку и минимальный набор для выживания. Немного подумав, взял еще шокер, совмещенный с фонариком. Оставил рюкзак в кустах, и рысцой направился в ту же сторону куда убежало существо.
  
   За деревьями оказалась узенькая, но хорошо утоптанная тропинка. Она виляла и норовила пропасть из виду, однако всегда обнаруживалась за следующим деревом. Создавалось впечатление, что по ней ходили каждый день в течении многих месяцев, а что более вероятно - лет.
   Михаил продвигался вперед, высматривая опасности. Но, никого не было, тихо шелестел лес, сверху все так же пыталось пробиться солнце, но листва надежно укрывала тропку.
   Следы крови он увидел спустя минуту. Они появились на тропинке, и "уходили" вперед.
   Он перехватил мачете поудобнее и двинулся еще осторожнее, наблюдая, как капель крови становилось все меньше. Вскоре их совсем не стало.
   Перевязался? Заживил рану? Вполне возможно.
   Еще через сотню шагов, Михаил увидел силуэт строения - приземистая избушка, со всех сторон поросшая мхом и малиной. Он затаился за ближайшим деревом, всматриваясь и вслушиваясь. Из избы доносился слабый шум, и приглушенный голос. Вроде один. Ворчит он там что ли?
   Пригибаясь, он принялся обходить строение, намереваясь подойти к нему, с другой стороны. Если повезет, там не будет окон, и можно будет подобраться вплотную незамеченным. Но ему не повезло, задняя стенка избушки имела маленькое оконце, впрочем, почти полностью закрытое растительностью и такое грязное, что разглядеть через него хоть что-то, было просто невозможно.
   Михаил, стараясь производить как можно меньше шума, подобрался к домику. Прислушался. Внутри все так же шумели, словно кто-то активно что-то искал. Загремела посуда.
   Он аккуратно приподнялся и заглянул в окно. И совершенно ничего не увидел. Слишком мутное стекло, слишком много грязи на нем, и слишком темно было в домике.
   Он присел на корточки. Что делать? Ворваться в хижину, с незнакомой обстановкой? Подождать, пока он выйдет сам? Поджечь домик и подпереть входную дверь? Идеальное решение, еще бы найти канистру бензина.
   Пока он размышлял, возня и бормотание стихли.
   Михаил перехватил поудобнее мачете, и придвинулся к углу. Быстрым движением выглянул, проверяя нет ли там врага. Гуськом перебрался дальше, спиной сливаясь с бревенчатой стенкой. Так же выглянул за следующий угол - там была открытая дверь, и абсолютно никакого движения.
   Неужели ушел? Но так бесшумно, и быстро... Возможно ли? Хотя, учитывая увиденное сегодня, он уже не удивлялся. Просто действовал.
   И сейчас нужно было проверить избушку. Он все так же по стеночке перебрался вплотную к дверному проему, глубоко вдохнул, и на выдохе начал двигаться, мягкими шагами, как бы в раскачку, привычно входя в боевой транс. Окатило привычной легкостью, без внутреннего диалога. Ступая на порог, Микко ввел себя еще глубже в транс, и "врубил" "локатор" - определение биоэнергетического всплеска. На зрение в темной избушке он не полагался. Любое движение живого существа, он определит моментально, особенно направленные атаки.
   Он вихрем влетел внутрь, описав вокруг себя сплошное "яйцо" защиты, работая мачете словно вентилятор.
   Ничего. И никого.
   Он пустил импульс Силы во все стороны.
   Снова пусто. Лишь остаточные волны той самой твари.
   Он вынырнул из транса, и спешно адаптировал глаза под темную обстановку строения.
   Внимательно осмотрелся. Избушка представляла из себя эдакую смесь "бомжатника" и знахарского домика. Пахло соответствующе. Здесь была печка, покосившийся стол, почерневший от времени, кривая кровать, сбитая, похоже, из нескольких пней и одно кресло. Несколько полок, скамья и большой сундук, обитый металлом. Все стены были увешаны пучками различных трав, грибов и ягод. Промелькнула даже связка лягушачьих лапок.
   Михаил внимательнее осмотрел лежащие на столе предметы - кроме высокого деревянного кубка, миски и пары ложек, там лежала книга в кожаном переплете. От нее так и разило "грязной" энергетикой. Так же он увидел пару зажимов для лучин, и три подсвечника, выполненные из металла. Впрочем, свеча была только в одном из них.
   Куда же он делся? Оборотень недорубленный.
   Микко еще раз обвел помещение взглядом. Зацепился за старый, засаленный половик, сплетенный, похоже еще во времена Российской Империи.
   Он подошел к нему, и подцепив носком ботинка отшвырнул в сторону. Под ним был обыкновенный дощатый пол. Наверное, он так бы и ушел ни с чем, но в это время в сундуке что-то громко хрустнуло.
   Михаил моментально подобрался, за пару шагов оказавшись рядом, дернул крышку вверх, и, готовый рубануть мачете отшатнулся назад. Однако из сундука никто не выскочил, никто не попытался его ударить или укусить. Там было пусто, то есть совершенно пусто. Даже дна не было.
   Микко достал фонарик, и направил луч вниз. Он выхватил лишь уходящую вниз грубо сколоченную лестницу, и больше ничего. Было совершенно не понятно какой глубины этот лаз, так хитро замаскированный под сундук, и куда он ведет.
   Мысль о том, что нужно сделать пришла сразу же. Он даже особо и не размышлял - подцепил лестницу и вытащил ее наверх. Правда с первого раза это сделать не получилось - она уперлась в закопченный потолок. Пришлось наклонять ее и добирать уже под углом. Весила лестница до безобразия много - ему даже пришлось поднапрячься, используя свою сверх силу. Зато теперь он точно знал сколько там до пола. Много.
   Он положил лестницу, перегородившую весь дом поперек, закрыл сундук и положил на него сверху увесистую скамью. Теперь нужно было торопиться.
   Михаил покинул дом и рысцой побежал до поляны, нужно как можно быстрее обследовать всю ее, пока ему еще кто не помешал. Он добежал до своего рюкзака, привычно взвалил его на плечи и быстрым шагом направился к центру огромной поляны. Нужно было успеть до темноты.
  
   Поиски ничего не дали. Он нашел лишь две, заросшие травой ямы, настолько пологие, что их не сразу можно было заметить. Даже если вход в бункер был под одной из них раскапывать его у Микко не было ни времени, ни инструментов. Той короткой лопаткой, что он всегда носил с собой много не наработаешь. К тому же солнце неумолимо двигалось за горизонт, и вскоре ему грозило остаться здесь в абсолютной темноте.
   Отметив на карте местоположение поляны, он зашагал в сторону избушки загадочного оборотня. В любом случае, это лучше, чем ночевать в лесу. Если хорошенько забаррикадировать дверь, можно будет провести ночь там.
  
   Все было без изменений, когда он вновь вошел в домик. Скамья не сдвинута, лестница поперек, и сумеречная полутьма. Удостоверившись, что в углу достаточно дров на всю ночь, Михаил скинув рюкзак, принялся закрывать дверь. Кроме предусмотренного деревянного засова, он запер ее черенком от найденных в углу вил, а также обмотал веревкой ручку, и привязал ее к потолочной балке, благо располагалась не так высоко.
   Осмотрев окошко, он заслонил его металлической крышкой от печи, и подпер ее длинным поленом, найденным тут же.
   После этого включил фонарик и внимательно просмотрел крышу строения, которая, к его удивлению, оказалась весьма добротной и крепкой.
   Теперь можно было расположиться на ночлег. Расчистив пространство от грязи и непонятных предметов, он поставил рюкзак и вынул из него немного еды и воды. Перекусить не помешает, учитывая его сегодняшние энергозатраты.
  
   Еще через час, когда окончательно стемнело, он проверил тягу и запалил огонь в печи. Стало светлее, теплее и уютнее. Дрова потрескивали, а он сидел, вытянув руки и впитывал в себя чистоту пламени. Быстро перебирая в уме, все, что сегодня произошло.
   Кто был этот непонятный старик? Почему он охраняет это место? Было совершенно не понятно. Хотя, стариком его можно было назвать лишь для обозначения. Та, тварь в которую он в итоге перевоплотился, не была человеком. И та, странная фраза, что бросил оборотень во время драки "Я служу ему..." Кому ему? И почему так долго? Одни вопросы.
   Взгляд Микко упал на стол и книгу, что лежала на нем. Он потянулся, стянул ее вниз, и разложил перед собой, прямо на полу.
   Он запомнил на какой именно странице была открыта книга, и раскрыл ее с самого начала.
   То, что он увидел на первых страницах как-то слабо вязалось с его воспитанием. А также с его мировосприятием, и внутренней этикой. Картинки, нарисованные от руки, изображали разнообразные пытки. Обреченные люди корчились каждый от своей муки. Кого-то сжигали на костре, кого-то сажали на кол. Еще у одного были выпущены кишки, а ноги задраны к голове. Все это смахивало на дневник маньяка - убийцы, изощренно оформлявшего собственные мысли.
   А по среди всего этого ужаса была изображена женщина в балахоне, стоящая с разведенными в стороны руками. На правой стоял неестественно большой череп, а в левой она держала изогнутый кинжал. Неизвестный художник особенно скрупулезно вырисовал ее длинные волосы, и диадему. Глаза, казалось, смотрели на Микко с превосходством и брезгливостью.
   Он перевернул страницу. Дальше шел текст на совершенно незнакомом ему языке. Буквы были немного похожи на греческие, но это все, с чем он смог их сравнить. Языки были не его увлечением. Он хорошо знал немецкий, финский, английский и немного французский. Этого до сих пор хватало.
   Микко с интересом пролистывал книгу дальше, ища хотя бы картинки. И они действительно здесь были. Неизвестный текст обтекал их, иногда залезая поверх. Но это не мешало. Наоборот, придавало таинственности.
   На половине книги, он проанализировал с десяток этих картинок, и пришел к выводу, что эта книга - руководство для проведения какого-то ритуала, или жертвенного приношения. И в них входили человеческие жертвы.
   Он поморщился. Держать в руках эту книгу было неприятно. Ощущение, черной, словно патока, дряни на энергетическом плане, прилипающей к рукам, было не выносимым. Он сфотографировал обложку, первую страницу и несколько с текстом, а затем с отвращением отшвырнул книгу в угол.
  
   Он ушел в полудрему - полумедитацию, оставив на чеку "сторожа" - шарообразную энергетическую структуру, призванного реагировать на большинство угроз, в первую очередь - на появление в своей области других существ.
   Плывя в эйфории, длящейся неопределенное время, он ощутил, вдруг легкий сигнал от "сторожа". Не экстренная тревога, как при смертельно опасном враге. Легкое предупреждение об изменении в окружающем пространстве. Именно из-за этого он немного помедлил выходить из столь сладостного состояния отдыха. И это оказалось решающим в следующем развитии событий.
   Когда он наконец открыл глаза, и полностью пришел в себя - он осознал, что сам загнал себя в ловушку. Но было уже поздно. Дом пылал по периметру. Стены, горели, нестерпимо обжигая его, даже на таком расстоянии. Как именно произошло возгорание, размышлять было некогда. Он подхватил свой рюкзак, и прикрывая рукой лицо от жара, рванул крышку сундука. Скинул вниз рюкзак, и сиганул вниз сам.
   Секунда полета, удар ногами о земляной пол, перекат, чтобы погасить силу удара и не переломать себе чего, и его окутала блаженная прохлада. Он тут же вскочил, готовый к нападению оборотня, но здесь, внизу никого не было. Только отблески огня, бушующего наверху, прыгали по стенам, укрепленным деревянными сваями.
   Он несколько раз моргнул, приводя зрение в ночной режим. Теперь, обстановка вырисовывалась более четко. Под всем домом был этот подвал, если его можно было так назвать. По четырем углам, а также по центру имелись высоченные колонны - сваи, на которых, собственно и держался вся избушка. У Михаила невольно пробежали мурашки по спине. Стоило выбить центральную и все. Он бы оказался здесь... Как глупо было с его стороны. Глупо и самонадеянно. Впрочем, он и так здесь оказался. Хоть и немного по другой причине.
   Он подобрал рюкзак, вооружился мачете, и начал осматривать все более досконально. Нужно как можно быстрее выбираться отсюда, пока не прогорел пол и куча углей не свалилась ему на голову, превратив в курицу гриль.
   У одной из свай нашлась дыра - она превращалась в темный тоннель уводящий в неизвестность. Он был узок и позволял передвигаться только на четвереньках. Что же, выбора нет. Тут по крайне мере можно пересидеть пожар, и попытаться выбраться после того как все остынет. Остается лишь один вопрос - оборотень, который, скорее всего этим путем и выбрался. Или так и сидит в этой норе. Драться в столь узком пространстве было бы очень опасно.
   Микко еще раз бросил взгляд наверх, и протолкнув рюкзак вперед, встал на четвереньки.
  
   В норе было сыро. Он руками ощущал влагу, покрывающую пол земляного прохода. Иногда, влага перерастала в липкую грязь, остающуюся на ладонях противными сгустками. Впрочем, пока он продвигался по этому узкому пространству, он с удивлением рассмотрел, что все стенки были обработаны каким-то подобием слюды. Они чуть поблескивали в темноте, придавая и без того жуткому тоннелю совсем загадочный вид.
   Нора оказалась очень длинной. Микко потерял счет времени, осторожно продвигаясь по нему, но в итоге, он добрался до места, где тоннель расширяется, превращаясь в маленькую пещеру. Он весь подобрался и включил заранее приготовленный фонарь.
   И здесь тоже не было оборотня, хотя он уже собрался встречать его с мачете в руках. Зато обнаружилась ровная поверхность напротив того места где он выбрался. Она была очень похожа на стену. Вот только кто будет что-то строить под землей? И тут до него дошло! Он в три порывистых шага добрался до железобетонной поверхности, и отодвинул в сторону криво сколоченный щит из маленьких бревен, который был прислонен к стене.
   За ним обнаружился пролом в стене. В это было трудно поверить, но в метровой стене более метра толщиной, был пробит лаз. Или выскоблен, или выгрызен. Микко затрясло - он был у цели. У цели, которую искал так долго и упорно.
   Повесив фонарь за ремень, он достал и активировал еще и налобный фонарик. Одел на спину рюкзак, глубоко вдохнул, и полез внутрь, готовясь к драке.
   И вновь драки не произошло. Он спокойно выбрался с другой стороны, ощутив давящую тишину бункера. Никто на него не напрыгивал, и никто не пытался разорвать глотку. Но та тварь была здесь. Он почувствовал ее остаточный след из злобы и боли.
   Он осмотрелся. Похоже, что самодельный тоннель привел его в одно из складских помещений на нижнем этаже. Кругом стояли стеллажи. Некоторые пустые полностью, иные с коробками и банками. Сильно пахло сыростью и затхлостью. Воды на полу, на удивление было очень мало, что скорее всего означало, что функционирует насос, хотя бы раз в неделю. Значит его кто-то включает.
   Микко очень плохо помнил нижний этаж своего бункера, да и не пускали его особо вниз, поэтому с точностью сказать, где именно он находится он не мог. Остается одно - продвигаться к общему коридору и сориентироваться уже там.
   Стараясь не шлепать по воде сильно, он направился к дверному проему, осматриваясь по сторонам. Ничего интересного за дверью он не обнаружил, кроме мрака и затхлости. Заглушать обонятельные рецепторы он не стал, из-за опасности пропустить что-то важное, поэтому лишь передернул носом и пошел по коридору направо, лучом фонаря выхватывая предметы местной обстановки. Ржавые ящики, стопки изгнившей бумаги в них, какие-то кабели, патрубки, даже одежда. Правда определить, что именно это была за одежда сейчас было невозможно. Комбинезон? Военная форма? Пижама? Сейчас это был лишь трухлявый гнилой остов.
   Продвигаясь все дальше он вдруг пойма себя на мысли, что все здесь ему знакомо. Вот только все было... Не таким. Похожим, очень похожим, но что-то неуловимо отличалось. Он так и не смог объяснить себе, что именно было не так, но в уме поставил галочку.
   В конце коридора его ждал тупик, на стене которого, впрочем, был изображен план бункера. План весь пожелтел и утратил свои краски, но было видно, что стекло, за которым оно хранилось все эти годы, способствовало более лучшей сохранности, чем встреченные документы в ящиках. Он сфотографировал план, и изучил более досконально. Вот маркер его местонахождения. Так. Значит если вернуться назад и повернуть направо, то он выйдет к лаборатории. А через лабораторию можно будет подняться наверх, в жилой блок. Напротив лаборатории располагалась генераторная, которая однозначно обозначалась на плане как молния. Нужно будет заглянуть туда, попробовать запустить древний механизм.
   Михаил кивнул сам себе, убрал фотоаппарат в чехол и спрятал обратно в клапан рюкзака. И только он сделал первый шаг обратно, как лампы освещения моргнули. Затем еще и еще раз. И наконец, загорелись ровно, хоть и с периодическим утуханием. Бункер наполнился знакомым с детства гулом.
   Не оставалось сомнений, кто-то активировал генератор. И кажется он знает кто именно. В другом конце коридора заскрипела дверь, и в освещенное теперь помещение выскользнула знакомая фигура. Оборотень обернулся на стоящего вдалеке Михаила, оскалился и бросился бежать. Но не далеко - до двери лаборатории, вероятно, он собирался заблокировать ее изнутри.
   Микко не думал - он рванул вперед, каждый второй шаг входя в боевой транс, первый уровень, длинный шаг, вода, летящая во все стороны из-под его ботинок, второй уровень - все смазалось - лампы лениво теряющие напряжения из-за нестабильной работы генератора, брызги, уходящие фонтанами вверх, и медленно закрывающаяся дверь, которую ему во что бы то ни стало нужно удержать.
   Старикашка-оборотень скалился из все уменьшающейся щели между толстенной дверью и косяком. В глазах уже начинал читаться страх, потому что он осознал, что не успеет совершить задуманное.
   Микко подлетел словно реактивный самолет, схватился за внешнее запорное колесо, и всем своим ускорением, умноженным на массу тела, рванул дверь в противоположную сторону. Она распахнулась, при этом сильно ударив по бронированному косяку. В стороны брызнули бетонные крошки и пыль. Дверь жалобно загудела.
   Тянувшего на себя с той стороны оборотня, буквально вбросило обратно в коридор. Он потерял равновесие и влетел в стену. Тряхнул головой, обернулся на Михаила. Глаза вновь утратили все человеческое только что бывшее во взгляде. Зверь смотрел на него.
   - Оп-пь-ять-ссс... Т-хы...
   Микко не ответил. Он просто метнул мачете целясь в голову твари. Нужно покончить с врагом, пока он окончательно не перешел в боевой режим. Однако, задумка не удалась. Оборотень мотнул головой и мачете, оцарапав ему плечо, улетело дальше, скользя по грубой стене.
   - Отс-с-стха-ань! Уйх-дхи-и!
   Он попытался ударить Михаила когтистой рукой, но тот ожидал атаки и легко увернулся, автоматом отмечая, что вторую руку оборотень бережливо держит у тела.
   Секунда передышки прошла, и Микко перешел в атаку - отработав руками серию ударов, он добавил коленями - тварь не успела закрыться, или просто не собиралась. Он почувствовал, что сломал ей несколько ребер, и, кажется, ключицу. Собрался добавить еще и добить, но понял, зачем тварь подпустила его так близко.
   Она попыталась укусить его! Удлиненная челюсть, с нечеловечески большими зубами, устремились вперед, целясь в шею, и намереваясь раз и на всегда покончить с надоедливым противником, разорвав ему такую беззащитную шею.
   Михаил волной откатился назад, спасая себя от смерти. И тут тварь ударила его ногами, да так быстро, что он не успел среагировать, и получил сильный толчок по корпусу. Его отбросило назад, и он, споткнувшись о порог, кубарем вкатился в лабораторию. Сгруппировался и сделав перекат, встал на корточки. Сильно мешал рюкзак, но времени снимать его не было. Оборотень, видимо осознав, что больше шансов у него не будет, бросился следом за Микко, надеясь на этот раз достать его.
   Тот встретил его честным "коромыслом", обратив его силу против него же самого. Оборотень, рыча перелетел через Микко, и с треском влетел в металлическую тумбу, со множеством кнопок, переключателей и циферблатов. Тумба выдержала только благодаря тому, что была надежно прикручена к бетонному полу, однако панель вмялась и несколько циферблатов разбилось.
   Оборотень сполз вниз, угасающим взглядом, полным ненависти, смотря на Михаила.
   - Он... мх-ой... Он... Всегх-дха... был мх-оим...
   Михаил встал, повернувшись к умирающему врагу, и плавно выходя из боевого режима. Возвращаясь к "нормальному" мировосприятию.
   - Кто он?
   Оборотень, вновь становящийся старичком, ухмыльнулся.
   - Он... Осколок Древней. Искра...
   И он из последних сил указал на центр лаборатории. Михаил, только сейчас рассмотрев ее как следует, понял, что это не лаборатория из его детства. Она была обставлена совершенно по-другому, ее планировка тоже была другой. Вокруг было множество силовых кабелей, образовывающих замкнутый круг, которых не было в "его" бункере. Круг соединял четыре пультов управления, подобных тому в который врезался его умирающий враг. А в центре располагалась металлическая круглая площадка, выполненная из светлого металла. Михаил обратил внимание, что ни время, ни коррозия, не затронули эту площадку, что наталкивало на мысль о ее драгоценном составе. По крайней мере, металл сильно напоминал серебро. Но на сто процентов, он сказать бы не решился.
   Площадка была толщиной около десяти сантиметров, по всему радиусу к ней примыкали кабели в металлических кожухах.
   Подойдя ближе, он рассмотрел выгравированный на этом гигантском диске узор, который покрывал его весь. И тут же пришла аналогия на ум - так выглядела разводка микросхем на современных электронных платах. Впрочем, рисунок, изящно извиваясь, сходился в центре этого диска. А в самой середине находилось нечто, так же дискообразной формы, только выполненный из черного материала, а потому выделяющийся из общей картины. Он продолжил проводить аналогии в уме, и пришел к выводу, что оно сильно напоминает процессор в современных компьютерах.
   Микко поднялся на эту странную площадку, чтобы поближе рассмотреть центральный диск. Диаметром сантиметров пятнадцать, он был вровень вставлен в серебряную. Он приблизился еще на пару шагов и присел, завороженно рассматривая черноту маленького диска. Она манила и звала. Он вытащил фотоаппарат и сделал пару снимков. Убрал его и попытался вытащить диск из паза. Но ничего не получалось. Он лишь вращался, соединяя причудливые узоры на себе и на внешнем "светлом" диске.
   Что это такое и зачем оно здесь, Михаил не успел проанализировать.
   - Попался...
   Позади него чуть слышно выдохнул умирающий оборотень и уже слабеющей рукой нажал на одну из кнопок, расположенных на пульте. После чего завалился на бок и наблюдал за происходящим стеклянными глазами.
   Микко дернулся из круга, но воздух вдруг, стал словно желе. Он держал его, не давая двигаться. И физическая сверх сила никак не помогала. Он с ужасом осознал, что дал себя поймать. Глупо, как мальчишку. Как обезьянку с мандарином внутри банки.
   Все вокруг засверкало. Весь круг засветился, по периметру пошли электрические разряды. Хлопок, и тут же тишина.
  
   ***
   Он очнулся все от той же давящей тишины, что накрыла его. Вдохнул полной грудью и приподнялся. Вокруг было темно. Совершенно. На миг он даже подумал, что умер. Но тут же одернул сам себя - мертвые не ощущают силы тяжести и прикосновения к чему-либо. А он совершенно точно чувствовал у себя под руками холодный металл, со знакомой гравировкой.
   Он положительно жив, и чувствует себя нормально.
   Почему темно? Похоже эта установка перегрузила генератор бункера, и тот вырубился. Тогда почему не завелся резервный? Тоже причин может быть множество.
   Михаил попытался изменить зрение под ночное, чтобы рассмотреть хоть что-то. Но из этого ничего не вышло. А это означало, что вокруг нет ни единого хоть мало-мальски доступного источника света. Он нащупал налобный фонарик и щелкнул включателем. Ничего не произошло. Он щелкнул еще раз. Слабый луч света прорезал темноту, и показался ему настоящим прожектором.
   Он осмотрелся. Вся то же помещение лаборатории. Значит его просто вырубило. Тут он вспомнил про оборотня, что пытался его убить, и посмотрел в сторону где тот упал. Он там и лежал, однако что-то было не так. Выглядел он по-другому. Что именно изменилось Микко понял только когда подошел вплотную и ногой перевернул тело с бока на спину. Сразу стало понятно от чего умерла эта тварь. То место, в которое она врезалась спиной, ощетинилось тремя рычагами, опасно острых, без сгнивших деревянных ручек. Они и закончили начатое Михаилом.
   Но не это поразило его больше, а то, что на него "смотрел" скелет! Полностью высохший, с провалами глазниц и носа.
   Михаил непонимающе уставился на усохшего врага.
   Как? Почему? Или это особенность оборотней? Пожил он, судя по всему, не мало времени и сейчас, превращается в труху быстрее. Так сказать, плата за долголетие? Где-то он это видел. В одном из бесконечных фантастических боевиков. Но чтобы увидеть это своими глазами...
   Интересно сколько он был в отключке.
   Михаил прошелся по лаборатории, обнаружил еще одну дверь. Взялся было за колесо, чтобы отпереть ее, но в сомнении остановился. Нужно бы сначала запустить генератор, он ведь работал каким-то чудом. Пробираться и исследовать бункер в темноте ему совсем не хотелось.
   Он вернулся в предыдущий коридор, и для начала отыскал свое мачете. Поднимая его, он с удивлением заметил следы ржавчины на лезвии. Странно. Он включил второй фонарь, чудом не разбившийся во время его драки с монстром. Потер лезвие рукавом. Это была не грязь и не налет. Действительно ржавчина.
   - Что за?.. - только и пробормотал Микко.
   Отложив разгадку этого странного явления, он засунул мачете в ножны, и зашел в генераторную. Он плохо помнил генератор из своего детства, взрослые запрещали ему заходить в служебные помещения бункера, однако любопытство всегда побеждало запрет и страх быть наказанным. Бывало, он, играя, тайно пробирался в помещение с гудящим генератором и представляя себя членом экипажа на подводной лодке, отыгрывал роль механика во время боя с противником.
   Подобных моментов было не много, да и не запоминал мальчик устройство и принцип работы сложного механизма. Однако он точно знал, что под этой комнатой располагался огромный резервуар с дизельным топливом, и запасы его были рассчитаны на автономную работу бункера в течении пяти лет. И это при максимальной нагрузке.
   Один раз Ханс взял его с собой, чтобы проверить резервный генератор в действии, и они вместе сначала выключили основной, а потом завели второй. Он хорошо помнил щиты для управления ими обоими, а также возможность заводить их вручную.
   Итак. Вот эта махина прямо перед ним и есть генератор. Раньше он казался огромным. Сейчас просто большой. Справа должен быть щиток управления. Однако, его там не было.
   Удивляясь все меньше, Микко нашел его с другой стороны. Скрепя проржавевшая дверца открылась, и он обнаружил знакомые кнопки и тумблер. Повернул тумблер - никакой реакции. Понажимал кнопки, снова повернул тумблер. Снова тишина.
   - Ладно, давай попробуем резервный, - сказал он сам себе.
   Резервный со щитка так же не завелся, однако, он отыскал рукоятку ручного завода, и начал ее вращать. Оборот за оборотом, генератор молчал, а крутить становилось все тяжелее. Как там говорил Ханс? Главное давление и температура. Это все конечно хорошо, но спустя столько лет, механизмы могли и не сработать. В конце концов топливо могло просто расслоиться и потерять свои свойства.
   И тут генератор чихнул. Из дырявого патрубка пахнуло горелым.
   Пора! Михаил продолжая вращать рукоятку одной рукой, крутанул тумблер старта. Еще раз и еще раз. И наконец генератор, недовольно заурчав завелся. Сначала прерывисто, но с каждой секундой все ровнее и ровнее. Система подтянула свежее топливо из резервуара. Если, конечно, можно применить это слово к дизелю семидесятилетней давности.
   Зажглось освещение. Больше половины ламп не функционировало, но этого было достаточно. Можно выключить фонарики.
   Не зная на сколько времени хватит генератора на сей раз, Микко направился к двери. У порога остановился. Медленно развернулся и подошел к основному генератору, всматриваясь в облетевшую краску. Он рассмотрел выведенные когда-то белой краской "GM-B03".
   А в памяти тут же всплыла такая же надпись из далекого детства с той лишь разницей, что в конце была двойка. И все вдруг встало на свои места.
   Это был не его бункер.
  
   ***
  
   Задумчивое лицо Михаила неравномерно освещали тусклые лампы бункера, отбрасывая осторожные тени на стену прямо за ним. Он "прокачивал" случившееся, приходя к неоднозначным выводам, переходящим еще большим вопросам.
   Его бункер был не единственным, как он считал ранее. Исходя из цифры на генераторе, бункеров как минимум три. Возможно и больше. Это одновременно и усложняло, и облегчало его задачу. Усложняло из-за большого количества подобных "ложных" находок. А облегчало потому что в теории, подобные бункеры обычно соединяли вместе тоннелями. И о чем-то подобном упоминал Ханс. Правда давно, и память упорно отказывалась давать больше информации.
   В любом случае, сейчас нужно обыскать верхний этаж, найти документацию, фотографии, журналы исследований - хоть что-то, что поможет в его поисках дальше. Или приблизит его к разгадке новой, более крупной задачи - что же это за комплекс бункеров, кем был возведен и для чего. Если повезет, он отыщет общий план строений.
   Он настолько свыкся с мыслью, что поиски его бункера номер два, в котором он провел часть своего детства, и в котором он подвергся каким-то генетическим изменениям, благодаря родному отцу, - были приоритетной, основной и конечной целью его жизни. Но сейчас он задал себе вопрос "что дальше?". Даже найдя тот самый бункер, увидев, все, что там осталось от его родных, прочтя все записи, которые найдет, что дальше? Забрав на память пару вещей родителей уехать домой, и тихо-мирно жить дальше? Он не сможет. Тем более теперь, когда знает, что бункер не один, и за ними стоит нечто большее. Нужно будет наведаться в архивы, возможно там есть какая-нибудь информация о возведении этих бункеров.
   Ну а сейчас. Сейчас нужно брать себя в руки и двигать наверх, пока генератор еще работает. Так он и сделал, предварительно хлебнув воды из фляги. Больше для успокоения
  
   Лестница, ведущая наверх была так же железобетонной, обычный пролет, как в подъездах, только без перил. Упиралась она в металлическую дверь, все той же конструкции, что и во всем бункере. Только кроме запорного колеса здесь имелась дополнительная система безопасности - замочная скважина приличных размеров.
   - Очень надуюсь, что ты не заперта.
   Микко взялся за вентиль, и превозмогая сопротивление, сделал несколько оборотов, заставив отвалиться слой ржавчины. Скрип так же был громким и заставил его поморщиться.
   Толкнув дверь вперед, он попал в главный коридор первого этажа. Здесь, как ни странно, ламп сохранилось больше, и освещенность была выше.
   Опасаясь ловушек, включая растяжки, Михаил продвигался медленно, осматривая все впереди себя. Добравшись до первой пары дверей, и заглянул в правую - она была приоткрыта. Там обнаружилась спальня с двумя двухъярусными кроватями. А также шкафы с тряпками, сгнившими в данный момент, посудой. В отделенном стеной углу находилась кухня.
   Однозначно решив, что это комнаты прислуги, он повернулся к другой двери. Она оказалась закрыта, но не заперта. Потянув на себя, он увидел то, что и ожидал - продовольственный склад. Он располагался точно там, где и в его бункере. Похоже, строили их все же по одному проекту, внося изменения лишь на нижнем этаже, исходя из требований к лаборатории.
   Разумно рассудив, что на складе не будут хранить документацию, он закрыл тяжелую бронированную дверь, вновь оставив стеллажи наедине с оставшимися продуктами.
   Следующие двери оказались интереснее, относительно находившегося за ними. За одной он нашел жилую комнату исследователей. Или профессоров. Ученых, кто здесь занимался вещами, известными лишь им. Тем загадочным кругом, что находился внизу, например.
   В отличие от его помещения, где проживала и спала вся его семья, здесь, судя по всему жили всего два человека. Он зашел внутрь и прошелся вдоль двух кроватей. Все помещение было завалено проволокой. Она валялась везде - на столах, тумбах, креслах, что гордо возвышались посреди всего этого хлама. На шкафах и стеллажах висели разнообразные фигурки, сделанные из той же проволоки - фигурки людей, в разных позах, пирамидки, целые дома, животные и кажется он рассмотрел пору сказочных существ - дракона и русалку. Выполнено большинство фигур было с точностью ювелира, и аккуратностью аптекаря.
   В углу он заметил три катушки с той же проволокой. Одна была начата, а на ней лежали ржавые кусачки.
   Все эти "прекрасные" творения и просто пучки проволоки, сопровождали стопки сгнившей бумаги, на которой невозможно было ничего разобрать, а также книг, чьи обложки сохранились чуть лучше - на некоторых были различимы длинные названия знакомого автора - Альберта Энштейна: "Uber die spezielle und die allgemeine Relativitatstheorie", "Beitrage zur Quantentheorie", "Origins of the General Theory of Relativity". Впрочем, здесь были не только его книги. Еще несколько полок с неизвестными фамилиями, включая русские. Одну такую книжку, Михаил даже вынул - Костененко И.А. "Теория общего времени и частных воззрений индивидуумов на отдельные ветви истории", печатный двор СПБ 1887 год.
   Внутренне удивившись, он открыл книгу. Увы, но часть страниц просто осыпалась на грязный пол. На оставшихся сохранилось лишь половина текста, и то, с трудом читаемого.
   Без сомнения, эта книга представляла историческую ценность. Вот только здесь половина бункера представляла подобную ценность. И спасти все это было вне его сил. Несколько фотографий - вот и все, что он мог в данный момент сделать. Вздохнул, и пошел обыскивать столы.
   В них ему повезло больше - в ящике обнаружился герметичный контейнер, размером с тостер. Его стенки покрылись слабым темным налетом, но в остальном он был цел. Наверху виднелась замочная скважина и складная ручка.
   Он потянул наверх, но крышка не поддалась. Нужно найти ключ, или забрать ее с собой на крайний случай, и вскрыть позже. Он вынул ее, удивляясь большому весу, и положил в рюкзак, завернув в полиэтиленовый пакет.
   Продолжил обыск стола, находя мелкие безделушки, типа стеклянных чернильниц и брелоков, из обработанного камня. Ничего ценного, для себя, он так и не обнаружил.
   Нужно перебираться дальше.
   Помещение напротив открылось с усилием - здесь у двери сошла внешняя защитная смазка, и петли проржавели. Уперев ногу в бетонную стену, Михаил буквально каждый сантиметр вырывал у двери, делая проем все шире.
   Наконец, "отскрипев" сантиметров сорок, дверь остановилась. Решив, что этого вполне достаточно, он протиснулся внутрь, не забыв при этом осмотреть косяк и саму дверь на предмет ловушек.
   Это помещение можно было назвать рабочим кабинетом. Не практической лабораторией, где обычно проводятся опыты или испытания, а, таким теоретическим пристанищем светлых умов. Тут имелось два кресла-качалки, один длинный диван и множество столов, находящихся рядом со стеллажами, идущими вдоль каждой стены. Были даже ковры, некогда красивые, а сейчас почерневшие от времени.
   На глаза сразу же попались уже знакомые фигурки из проволоки, однако, не в таком количестве, как в "спальне". На противоположной стороне от входа, стояли две огромные доски для мела. Очень похожие на школьные, только не зеленые, как он привык, а темно-коричневые. На одной их них размашистым подчерком были выведены какие-то формулы, и схемы. Вторая, упавшая из-за прогнившей стойки, имела на себе ровный и убористый текст, лишь изредка прерывавшийся на формулу.
   Микко сфотографировал их обе, с обеих сторон. Затем сделал несколько фотографий всего помещения, и только после этого принялся к изучению всего остального.
   Здесь, все столы были завалены папками с бумагой, испещренной какими-то вычислениями, а также таблицами, схемами. Встречались даже карикатурные рисунки различных людей. Видимо, работавшие здесь развлекались подобным образом.
   Увы, весь верхний слой бумаг был безвозвратно испорчен, и что-либо рассмотреть можно было лишь подцепив мачете часть пачки, и убрав верхний слой. Лучше дела обстояли с бумагами, находящимися в папках. Особенно в кожаных. Одну такую папку, с гербовым оттиском, Микко вообще забрал с собой, упаковав ее все в тот же пакет, что и коробку.
   Примерно на середине комнаты его ждал приятный сюрприз - на полке стеллажа обнаружилась стеклянная шкатулка, внутри которой лежала пачка фотографий. Черно-белые снимки неплохо сохранились не только благодаря своему прозрачному контейнеру, но и за счет своей собственной структуре и плотности.
   Расчистив один из столов, он стал по одной фотографии вынимать из шкатулки и внимательно рассматривать. Через три старинные фотографии, он решил их переснимать, и вынул цифровик.
   Около сотни снимков спустя, стало совершенно очевидно, что ученых, трудившихся здесь было двое. Один - низенький, лысый с приличным животиком, второй - словно его противоположность был высоким и худощавым, с нечесаной копной темных волос. Обоим можно было дать от сорока до шестидесяти лет, и пару диссертаций, защищенных еще в юношестве.
   Оба носили круглые очки, и редко брились. Оба были одеты в костюмы тридцатых годов, иногда появляясь на снимках в шляпах. Очень странно, учитывая, что в лабораториях удобнее работать в чем-то посвободнее. Впрочем, что он знал о них? Возможно они одевались специально для фотографии. А может этикет и воспитание не позволяло появляться на людях в чем-то фривольном. Даже перед коллегой.
   На фотографиях было много чего интересного и помимо ученых. Например, лаборатория. Пара десятков снимков были сделаны в лаборатории, рядом с оборудованием и странным кругом на полу. Ученые стояли у досок, позируя оставшемуся за кадром оператору. На нескольких они широко улыбались и сдвигали бокалы шампанского. Рядом стояла открытая бутылка в ведерке со льдом. На заднем плане уже знакомый ему металлический диск.
   Положив фотографии обратно, Микко прошелся дальше. Ему было и любопытно, чем они здесь занимались, и в то же время хотелось выбраться отсюда, чтобы продолжить поиски ЕГО бункера.
   Сигналом к действиям послужил скачек напряжения, после которого лампы погасли на пару секунд, но вновь зажглись, к его облегчению. И все равно он решил более не задерживаться здесь.
   Пора выбираться. Пора.
   Он с сожалением окинул взглядом кабинет, закинул рюкзак на спину и вышел из помещения. Поведение ламп освещения ему определенно не нравилось. Они все чаще норовили погаснуть, что в очередной раз подтверждало скорую кончину генератора, или топлива.
   Он замедлил шаг у входной двери в бункер. Основная дверь, была массивней внутренних, и имела две системы безопасности и запирания. Он включил фонарик, и осмотрел ее. Прекрасно сохранившаяся дверь, имела кодовый замок, как и на двери его родного бункера. Но он знал со слов Ханса, еще об одной хитрости, которая запирала ее. Дополнительные стержни выходили из косяков и не давали открыться двери в двух случаях - сильной встряске, которая подразумевала взрыв. Или активации их вручную, "секреткой", которая располагалась в нескольких местах в бункере. И известна была только охране, так можно было при внештатной ситуации не дать ворваться в бункер. Или не дать вырваться.
   Микко с сожалением вздохнул. Дверь была не просто заперта. Судя по вогнутой поверхности центра двери, она была завалена землей и железобетонными осколками от взрыва. Он хорошо помнил рассказ Ханса - по протоколу, охранник должен был перед тем как покинуть бункер, активировать заряды взрывчатки, которые закладывались при строительстве на входе. Мощный взрыв закапывал входной тоннель и запечатывал вход в бункер.
   Похоже, в этом бункере протокол был выполнен.
   Остается еще один выход - запасной, расположенный на втором уровне, за фальшстенкой окрашенной под бетон.
   Он пару раз легонько стукнул нижней частью кулака по металлической поверхности двери, и решительно зашагал к лестнице в другом конце коридора.
  
   Никакой фальшивой стены не было. Что, в принципе, было вполне логично - работники бункера покидали его через запасник. Микко увидел круглую бронированную дверь. Хотя, название люк, ей бы подошло больше. Она была всего метра полтора в диаметре, имела ржавую поверхность и уже знакомый запорный вентиль. Правда здесь он был много меньше, и более низкого профиля, чем на внутренних дверях. Имелся так же циферблат от механического кодового замка.
   Молясь, чтобы уходящие в спешке не додумались запереть дверь, Михаил потянул дверь на себя. Она заскрипела, сбросила с себя лепестки ржавого металла, и нехотя открылась.
   За дверью царила темнота. Не было даже дежурного освещения. Пришлось вновь включать фонари, и пригнувшись выглядывать наружу.
   Ничего особенного он там не рассмотрел. Обыкновенная железобетонная труба, с остатками проводки под потолком и ужасающем запахом сырости. Даже удивительно, что этот тоннель запасного выхода за столько лет не затопило. Может быть снаружи, его стенки были обработаны чем-то водонепроницаемым. Или в состав самого раствора бетона входит что особенное.
   Он продвинулся вперед, осветил пол и с удивлением хмыкнул. По полу тянулась узкоколейка, ржавыми рукавами уходя в тьму перехода. Когда-то здесь стояла дрезина, способная быстро доставить жителей бункера к запасному выходу.
   Сейчас же ему оставалось лишь идти пешком, что было не особенно удобно, учитывая высоту потолка. Он не позволял выпрямиться в полный рост, а идти в таком положении долго, даже для сверхчеловека будет тяжело.
   Но делать нечего, нужно любым способом выбраться отсюда. К тому же, после открытия двери, он явственно чувствовал приток свежего воздуха. Значит, так или иначе, тоннель сообщается с внешней средой.
   Он поудобнее строил рюкзак на спине, застегнул поясной ремень, чтобы его не мотало при движении и двинулся вперед.
   Через несколько минут быстрой ходьбы, иногда переходящей в бег, он остановился. На грязном, склизком полу лежали остатки скелета. У черепа в буквальном смысле выпала челюсть, придавая ему удивленный вид. От одежды почти ничего не осталось - все сгнило и расползлось. Единственным, что уцелело был крестик и портсигар, лежащий рядом с рукой скелета.
   При более близком рассмотрении, Микко нашел маленькое отверстие во лбу черепа, и готов был поспорить с кем угодно, что ее сделала пуля. В самый последний момент, когда он уже собирался уходить, заметил еще одну цепочку, ярдом с крестиком. На ней висел небольшой ключик, резной работы.
   Извинившись перед покойным, Микко аккуратно забрал ключ себе. Из чего он был сделан сказать было сложно, но учитывая, что он сохранился и не распался на ржавую пыль - какой-то драгоценный металл. Или нержавейка. Или камень? Сомнительно, что камень.
   Он двинулся дальше.
   Тоннель тянулся и тянулся, и казалось не будет ему конца. Совсем не будет. Переходя на рысцу, Микко один раз налетел на остатки кабеля, свисающего сверху. Автоматически заслонился руками и кабель зацепившись за рукав, рванулся вниз. Вместе с ним потянулась пара светильников, и в итоге он оборвал метра три проводки. Чертыхнувшись, высвободился, и решив больше не бегать по этому коридору, шагом направился дальше. Кто знает, что может встретится?
   Примерно через полчаса, с короткими остановками, он добрался до перекрестка. Это было столь неожиданно, что сначала он даже не понял, что изменилось. Перешагнув через остов дрезины, он оказался в относительно широком помещении. Перекресток имел четыре ответвления, включая тот, из которого и вышел Микко.
   Ну а самое хорошее состояло в том, что здесь он мог встать во весь рост. С огромным удовольствием хрустнув позвонками, он вздохнул полной грудью. Затем осмотрелся.
   Наверх уходил ствол, и терялся во тьме. На одной из стен обнаружились старые скобы - лестница, но здесь его ждало разочарование, все они были ржавые до трухи. Ближайшая осыпалась, как только он попытался взяться за нее. Он посветил вверх - тоннель уходил наверх на сколько хватало луча фонарика. И все скобы наверху были в таком же состоянии. Похоже, здесь не подняться.
   Ладно. Посмотрим, что здесь еще за тоннели.
   Он вынул нож, чтобы отметить коридор из которого вышел, но повернувшись к нему рассмотрел надпись краской "Bunkkeri 03". Он осмотрел остальные три, и обнаружил на них точно такие же надписи, отличающиеся лишь цифрами. "Bunkkeri 01", "Bunkkeri 02", и "Bunkkeri 00". Подошел к тоннелю второго бункера и задумчиво провел рукой по надписи.
   Вот оно.
   - Нашел...
  
   ***
  
   Он заметил дрезину, на которой они с Хансом уезжали из бункера. Совсем ржавая. Время не пощадило технику, а жаль. Было бы хорошо прокатиться на ней. Быстро и с ветерком. Тоннель то тянется на километр с лишним. Снова придется продвигаться сгорбившись. Но это нисколько не пугало Микко. Он так желал добраться до места, где круто переменилась его жизнь, что не мог сдерживать свои эмоции. Широко улыбаясь, и чуть не смеясь во весь голос, он побежал внутрь.
   Попадающие под ноги рельсы, сильно мешали передвижению. Пару раз, он чуть было не упал, оступившись. Остановился и взял себя в руки. Нужно успокоиться. Он не может позволить сейчас, чтобы все накрылось из-за досадной случайности. Лучше уж идти помедленнее, но прийти к бункеру, чем бежать сломя голову, и разбить ее о рельс.
   Вообще, чем ближе был бункер, тем более он ощущал себя беспечным мальчиком. Он спешил, торопился, не задумываясь ни о чем. Вернулись давно забытые нотки чувств восхищения и наивности. И в тот момент как он это осознал, он сумел взять это под контроль.
   Теперь он продвигался размеренно, правда, тратя часть воли на поддержание порядка в голове.
  
   Тоннель дал еле заметный поворот, а затем снова выпрямился. Похоже, строители что-то обходили под землей. Может часть горной породы. Правда сомнительно, что простой пласт камня смог бы остановить инженеров того времени. Может причина крылась и вовсе не в физических препонах.
   Почти без отдыха, он дошел до круглой двери, совершенно идентичной той, из которой он вышел из второго бункера. Лишь с одной интересной разницей - она почти не была покрыта ржавчиной. Такое чувство, что ее установили здесь всего пару лет назад.
   Михаил, улыбаясь, крутанул колесо и выбрал на кодовом замке нужные цифры. Их он запомнил на всю жизнь. В свое время Ханс, рассказывая о бункере давал информацию по всему, что знал сам. Включая коды и тайники. И вот сейчас, они буквально горели у него в памяти огненным шрифтом. Спасибо.
   Внутренний механизм щелкнул, вынимая запорные цилиндры из пазов в косяках.
   Ну, что же. Настал тот момент, когда все остальное уже не важно.
   Он толкнул дверь.
   Ничего не произошло.
   Он уперся в нее плечом, и со всей силы надавил.
   Бесполезно. Он будто бетонную стену пытался сдвинуть. И у него, естественно не получалось.
   - Ну, же! - он начал биться плечом в дверь, без особой надежды, - открывайся!
   В один из особо сильных ударов ему показалось, что дверь на мгновение приоткрылась. Буквально на миллиметр. И тут же закупорилась обратно. А по всему периметру появились крупные капли, а кое где вытекли небольшие струйки воды.
   Он оставил тщетные попытки, и скинул рюкзак. Сел на него сверху и разочарованно уставился на преграду. Похоже внутри бункера все затоплено, и давление воды не дает двери открыться.
   Он так близко. И в то же время так далеко от своей цели.
   Нужно отдохнуть. Собраться с мыслями, продумать что делать дальше. Поесть. Может немного поспать. Озарение приходит во время сна.
   И он приготовил себе лежанку - из пенки, рюкзака и мешка с одеждой. Быстро перекусил консервами с хлебом, немного отхлебнул из фляги. Буквально на автомате выставил "сторожа", и сам не заметил, как провалился в сон. Что само по себе было странно. Обычно он выдерживал куда большие нагрузки, и мог оставаться без сна и отдыха, а тут... Во сне ему почудились несколько звуков выстрелов. Но мало ли кто мог стрелять во сне. Он не придал этому значения. Он не придал значения и знакомому звуку работающего генератора. Он плыл в сладостной неге расслабления. Он был рад отдыху...
  
   Когда он вновь открыл глаза ничего не изменилось. Остался даже гул от работы генератора из сна. Из сна-ли? Темнота, тут же сменившаяся светом включенного фонарика, тоннель уходящий в будущее. И бронированная дверь, уводящая в прошлое.
   Он со вздохом встал, собрал свою постель, одновременно разминая затекшие суставы. Несколько раз присел. Разминая шею, повращал головой, и тут внезапно замер. Медленно вернул луч налобного фонаря на дверь. Не веря своим глазам, он подошел поближе. Она была приоткрыта! Целый сантиметр щели. Все еще боясь спугнуть "наваждение", он рукой толкнул дверь внутрь. И она раскрылась еще на десяток сантиметров.
   Луч фонарика выхватил мокрый илистый пол. Михаил схватил рюкзак и полностью распахнул толстенную дверь. Входя внутрь, он ощутил, как под ногами что-то хрустит, возможно крупная крошка от фальш-стены, осыпавшаяся семьдесят лет назад.
   Он включил дополнительный фонарь, и ощутил волну возбуждения, пробежавшую по телу. Он добрался! Бункер номер два. Его бункер. Вперед уходил знакомый коридор, чуть левее лестница на первый этаж.
   Он уже начал продумывать как быть, если люк закрыт, но тут он внезапно распахнулся, и сверху резанул свет. Донеслись голоса. Один очень знакомый. Михаил на автомате выключил фонари, и затаился.
   Кто-то начал спускаться вниз. Против света было тяжело рассмотреть лицо спускающегося, но это совершенно очевидно была девушка. Она осторожно опускала военные ботинки на ступени, опасаясь оступиться. Позади показались силуэты нескольких человек.
   И тут, они попадали как подкошенные, а впереди идущая попыталась обернуться, но тоже стала заваливаться навзничь. Как только лицо повернулось под нужным углом к освещению, Михаил мгновенно узнал в ней свою дочь! Она обмякла, и осела на холодный пол. Медленно завалилась на спину, мелко подергивая веками.
   Не теряя ни мгновения, он вихрем оказался рядом и приподнял Анну. Несколько раз моргнул, все еще не веря в ее присутствие здесь. А она в полуобмороке пробормотала чуть удивленно:
   - Па-па?..
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Часть четвертая.
   Спасая прошлое. Pelastamiseksi aiemmin
  
   Ребята начали приходить в себя спустя пару минут, после окончания рассказа Михаила. Сначала застонал Алексей, перевернулся на бок и с трудом открыл глаза.
   Анна подбежала к нему, помогла сесть и заглянула в лицо.
   - Леша, как ты?
   Тот несколько раз моргнул и слабо улыбнулся.
   - Слабость... Весь как из ваты. А, что произошло?
   - Мы все потеряли сознание и упали. Возможно из-за газа, скопившегося на втором уровне.
   Алексей помотал головой.
   - Ничего не помню. Как ты стреляла только, а дальше все - провал.
   Он перевел взгляд за спину Анны и очень сильно побледнел.
   - Леша, смотри! Папа! Он жив! - она радостно оглянулась на родного отца.
   - Здравствуй Алексей.
   - Здра... Вы же...
   - Нет. Я жив-здоров, спасибо.
   Следом очнулась Светлана, а за ней, почти одновременно и все остальные молодые люди. И все повторялось с точностью, как и в диалоге с Алексеем.
   Михаил уже с улыбкой наблюдал за ошарашенными ребятами, размышляя каким образом им сейчас выбираться отсюда. Нужно осмотреть бункер. Тот самый бункер, в который он так стремился попасть, и который может рассказать ему о тех далеких временах... Нужно ли ему это? Нужно ли воскрешать в памяти или узнавать то, что скрыто завесой лет.
   Как минимум, необходимо найти свою маму и сестер. Попрощаться, взять что-то на память. Обязательно нужно взять хоть что-то. Он не безродный!
   Оставив их приходить в себя, он вышел в коридор, где его тут же догнала Анна.
   - Пап? Ты куда?
   - Попрощаться с мамой хочу, доча, - он стоял у двери в "спальню", уже взявшись за край бронированной двери.
   - Я с тобой, - она схватила его под руку.
   Михаил лишь кивнул, понимая, что спорить бесполезно. Вышли спустя десять минут. Микко - крепко сжимая в кулаке кулон матери, а Анна настороженно вглядываясь в каменное лицо своего отца.
  
   Минут через двадцать, когда все окончательно пришли в себя, а Микко с Анной вернулись, они стали совещаться как именно будут выбираться. Ребята поделились всей информацией, которую знали о бункере. О том, что входная дверь из-за чего-то заблокировалась, и что на складском помещении обитает страшное существо.
   - Можно попробовать вернуться тем же путем, которым сюда добрался я, - сказал Михаил, - однако я не уверен, что мы сумеем вылезти из подвала выгоревшего дома.
   - Но это шанс, - утвердительно кивнул Алексей.
   На этом и решили.
   Спускались вниз, и проходили до запасного выхода, на этот раз они по очереди. Однако, вторично никакого воздействия на подростков не было. Когда все оказались за круглой бронированной дверью запасного выхода, Микко оглянулся на коридор второго уровня, там, за решеткой и еще одной дверью, находилась ненавистная ему лаборатория. Там находится нечто, что изучал его отец, и испытывал на нем. Что свела с ума отца, что отобрала у него нормальную жизнь, хотя и дала взамен другую.
   - Папа?.. - Анна потянула его за рукав, и он, кивнув, шагнул за ней следом.
  
   Все тот же бетонный коридор, со странным покрытием. Ребята, в полголоса переговаривающиеся позади него, выдвинули теорию, что это стекло, вплавленное в бетонную массу. Впрочем, скоро они замолчали. Идти становилось все тяжелее - потолок не позволял выпрямиться в полный рост, а остатки шпал норовили сбить шаг.
   Микко сбавил темп, вовремя осознав, что за ним идут дети, без должной подготовки. Он был уверен на сто процентов лишь в Анне, которую он поставил в конце цепи, замыкающей. Правда не без уговоров - она не желала выпускать его из виду не на секунду. И он не мог винить ее в этом. Более того, он сейчас винил только себя. Целый год? Целый год о нем никто ничего не знает. Наверное, уже "похоронили". А дочери сколько пришлось перенести, он даже представить не мог. Совесть внутри него "застучала кулаками" по краю сознания, но бессильно отступила, перед годами натренированным сознанием и волей, которой он вытеснил все мешающие ему переживания. Необходимо сосредоточиться на спасении ребят. Нужно вывести их из этого подземного строения, неизвестно зачем здесь поставленным. Вывести, доехать вместе до ставшего родным города, обрадовать жену... Совесть вновь кольнула упреком. Но также быстро уползла.
   А потом он вернется. Вернется сюда более подготовленным, готовым к подобным трудностям. Дадут боги, он найдет информацию в архивах о строительстве этих бункеров. Может хоть там прольется свет на эти темные места.
   Ребята пыхтели все сильнее, но нужно было добраться до перекрестка, прежде чем устраивать привал. Там он сможет осмотреть подъем наверх, и, возможно придумать, как им подняться. Ведь их теперь семеро. Попытаться стоит.
   Первой сдала Светлана. Неудачно зацепившись ногой, она упала на четвереньки, и лишь тихо выдохнула от тупой боли в коленях. Закрыла глаза.
   - Не могу больше...
   Ребята взялись помочь, и вскоре они продолжили путь, поддерживая чуть передвигающую ноги Свету. Позади них в полголоса подбадривала Аня
   - Потерпи еще немного, Све. Осталось совсем чуть-чуть. И передохнем. - Она и сама искренне надеялась на то, что говорила. Отдохнуть хотелось очень. Особенно размять затекшую спину, получающую двойную нагрузку из-за низкого потолка.
   Микко чуть улыбнулся, увидев впереди конец тоннеля, долгожданный перекресток, и повернулся к пыхтящим следом молодым людям:
   - Вот и дошли. Еще метров пятьдесят.
   Ему показалось, что они даже прибавили шагу. Близость отдыха заставляла выдавить из уставших тел последние крупинки сил. Выбравшись на перекресток, каждый, не смотря на усталость, сначала выгнулся назад, хрустнув позвонками. И лишь затем они попадали там, где стояли. Устало прикрыли глаза.
   Михаил же, стал внимательно рассматривать шахту, уходящую вверх. Потом прикрыл глаза и смутно вспомнил те далекие времена, когда он, одурманенный отцовскими опытами, словно в тумане, вот так же стоял рядом с Хансом и смотрел наверх. А перед этим, когда они приехали к этому перекрестку на дрезине, Ханс активировал механизм, осыпавший тонны песка с верхней части шахты, в нижнюю, открывая подъем наверх.
   Он опустил взгляд себе под ноги, и без удивления ковырнул носком ботинка грязно-желтый песок. Так и есть. А что бы песок не размывало, похоже, что внизу такая же, железобетонная шахта, по объему один в один, как и уходящая вверх.
   Как им это может помочь сейчас? Пожалуй, никак. Зато становится понятно, куда девается вода из этих тоннелей, если она все же сюда попадает.
   Итак. Что мы имеем. Семь человек, пару топоров, ножи и десятиметровая веревка, что всегда лежит у него в рюкзаке. Ситуация - бетонные стены, лестница из металлических скоб проржавела на столько, что они крошатся под рукой. Зацепиться наверху импровизированной "кошкой" не за что. Это при том, что он сумеет ее смастерить, из имеющегося снаряжения.
   Что если построить живую пирамиду? Встать друг другу на плечи и попытаться выбраться или по крайней мере привязать веревку к чему-то наверху? Сомнительно, учитывая трех девушек в группе. Да и молодые люди тоже не смогут выстоять под весом в три-четыре человека. Отметаем.
   Взбежать по стене? Даже с его свех-способностями это будет невыполнимо. Ну оттолкнется он от пола, затем от стены, на противоположную, ну еще раз так же. А потом, все. Как бы силен и быстр он не был, гравитация сделает свое дело. Попытать удачу, в надежде, что там будет за что ухватиться?
   Он помотал головой.
   - Что, папа? - его отвлекла дочка.
   - Не получится здесь подняться. Придется идти через другой бункер и ту самую нору, что прорыл "оборотень". Отдыхаем полчаса и выдвигаемся. Перекусите чего-нибудь. У меня есть немного припасов, - и он стал снимать свой рюкзак.
  
   Отдых не столько прибавил ребятам сил, сколько разморил. Однако, все они прекрасно понимали, что лучше всего выбраться отсюда, и только потом отдыхать, радуясь спасению. Они с кряхтением и стонами поднялись. Свету поддерживали Дима с Николаем. Алексей же держался поближе к Анне.
   - Идем. Теперь не будем так рвать когти. Пойдем с перерывами.
  
   Они углубились в темноту хода бункера номер три.
   Сказать, что переход дался им тяжело, ничего не сказать. Не помогали даже частые "перекуры" минут по пять. Спины болели все сильнее, и всем казалось, что вытягивали из них силы. Они пробовали идти чуть боком, выгнувшись вправо, влево, даже гуськом - ничего не помогало, лишь приносило минутное облегчение. Тогда они максимально решили облегчить жизнь девушкам, договорившись, что они будут держаться за спины ребят, снимая напряжение со спин. Так и продвигались. Медленнее, чем в предыдущем коридоре, но такой результат уже радовал.
   Дверь появилась внезапно. Шедший впереди колонны Микко, погрузившись в свои размышления поднял глаза, и осознал, вдруг, что в пяти шагах круглая бронированная дверь.
   - Дошли.
   И сзади донеслись облегченные стоны.
  
   В бункере номер три, все еще было электричество. Лампочки тускло светили, а вентиляция работала. Это было очень хорошо. Микко удовлетворенно кивнул сам себе.
   - Значит так. Разминайтесь, полежите спинами на рюкзаке, а я пойду посмотрю, как там обстоят дела с проходом и подъемом.
   Аня тут же подскочила к нему.
   - Я с тобой!
   - Отдохнула бы доча... - неуверенно начал Михаил.
   - Я. Пойду. С тобой. - нахмурила брови Анна.
   - И я с вами, - Алексей встал рядом с девушкой.
   Микко обреченно прикрыл глаза.
   - Идемте.
  
   Оставив четырех друзей у запасного выхода, они зашли в складское помещение, уверенно дошли до "норы" в стене, где Микко указал пальцем на дыру:
   - Нам туда. Но придется ползти на четвереньках.
   Алексей шумно сглотнул слюну.
   - Далеко там?..
   - Прилично, - кивнул Михаил, - метров двести, может больше.
   Он перевел взгляд на дочку.
   - Может останетесь? Я быстрее схожу один. Туда - гляну как там дела, и сразу обратно. Минут двадцать.
   - Папа, я тебя не отпущу одного.
   Микко вздохнул и улыбнулся дочери.
   - Ну тогда полезли.
   И они, встав на четвереньки, углубились в длинный ход, по которому год назад он гнался за оборотнем. Остается надеяться, что подвал под сгоревшим домом цел и лишь завален углями.
   Однако им не повезло. В какой-то момент, они наткнулись на завал из земли и мелких камней. Причем, судя по ощущению, они почти дошли до домика.
   - Эх, не повезло. - Микко взял один камешек в руку, и осветил кучу фонариком.
   - Может прокопаем? - предложила Аня.
   - Опасно. Или тут же осыпется, или дальше может, раз здесь слабину туннель дал. Вырыто без подпорок. Ладно, ползем обратно. Будем думать, как поступить дальше.
   Теперь возглавлял их "ползучую" группу Алексей, бывший раньше в хвосте. Микко передал ему фонарик, и они двинулись обратно. Медленно, но верно.
  
   Друзья к их возвращению, уже оклемались на столько, что смогли заглянуть на верхний этаж и соседнюю комнату - генераторную. Правда входить туда они не решились, что вполне устроило Микко, не желавшего усложнять себе задачу потерявшимися молодыми людьми.
   - Ну как? - все с надеждой смотрели на отряхивающихся товарищей.
   - Узко, грязно и завал в конце, - угрюмо резюмировал Алексей, усаживаясь на освободившийся рюкзак.
   - И что нам делать, Михаил Григорьевич? - за всех спросил Дмитрий.
   Тот сдвинул брови.
   - Пока отдыхать. Еда у нас еще есть, воздух тоже. А мне нужно подумать.
  
   ***
   Думать он отправился в генераторную, где из последних сил работал дизель. Судя по звукам, он мог заглохнуть в любую секунду, что подтвердил приглашенный сюда для анализа Дмитрий, как специалист.
   - Удивлен, что он еще работает. - Сказал тот после пары минут осмотра генератора. После чего удалился в коридор, к остальным ребятам.
  
   Михаил задумался еще больше. Ситуация складывалась не хорошая. Если электричества не станет - им придется совсем туго. В темноте - еще пол беды, но вот без нормальной вентиляции они долго не протянут. Час - два. Может три. Затем кислородное голодание, слабость и... Он заставил себя прервать цепочку мыслей.
   Он пересчитал количество возможных выходов. Мысленно вычеркнул завал, запасной подъем и "парадные" двери двух бункеров. Что остается? Остается еще два тоннеля, маркированных как "00" и "01". Возможно, им повезет в тех бункерах? Нужно попытаться. Это шанс. Ну а если нет, так они всяко будут ближе к центральной шахте запасного выхода, с песком под ногами. Там и воздух свежий пробивается.
   Он потер ладони друг о друга, провел ими по лицу, сбрасывая напряжение.
   Можно, конечно, прибегнуть к системе энергетического "гадания", которую он знал, но не был в ней силен. Практики почти не было. Он всегда больше уделал времени на боевую и защитную систему "Ведобоя", а второстепенные, по его мнению, ветви школы он оставлял без должного внимания. Может и зря? Что бы сказал Дед Макар, его учитель?
   Они встретились в спортзале подшефного КГБ спортивного комплекса, куда его, молодого и горячего, устроил Григорий. "Для повышения физического мастерства", говорил он тогда. Он занимался с приемным сыном лично, когда работа позволяла. А когда нет - просил тренеров и мастеров спорта давать ему - Мише, хорошую нагрузку. Юноша справлялся на отлично. Даже с такими нормативами, которые мастера спорта брали с трудом.
   Иногда он оставался один в огромном зале, и занимался в свободном режиме. И было ли это совпадением, или задумкой вселенной, но так или иначе, однажды он спиной почувствовал чей-то пронзительный взгляд. Сильный, изучающий.
   Ловко спрыгнув с брусьев, оглянулся.
   На длинной скамье, около самой стены сидел худощавый старичок, со щеткой в руках. Михаил тогда еще подумал, что это уборщик присел отдохнуть. Но тут же поймал себя на мысли, что не видел, как тот входил, и вообще его никогда здесь не видел. Все технички, встречающиеся здесь были женщинами, и убирались уже после тренировок и занятий.
   Старичок смотрел не мигая, со слабой улыбкой на губах. И чувствовалось, что улыбался он без умысла обидеть, а так - по-доброму. Из-за того, что был добродушным человеком.
   Что именно разглядел в нем дед Макар, который называл себя Светояром, Миша так и не узнал, хотя и догадывался, что в тот момент "светился" силой как лампочка в потемках. Не заметить его мастер такого уровня просто не мог. С того самого дня, дед Макар начал обучать его древнему знанию, включающего в себя и систему боя, и защиты, и лечения, отдыха, познания самого себя и предсказания возможного будущего.
   В те времена, когда советский человек верил в силу науки и стремился построить лучший мир, им приходилось таиться еще сильнее. Особенно Михаилу, который по молодой горячности, хотел поделиться своими новыми знаниями и умениями хоть с кем-то. Но не смел. Лишь однажды он рассказал о Светояре приемному отцу. На что тот, спустя минуту размышлений коротко ответил:
   - Молчи. Никому больше об этом не рассказывай. Никогда.
   И ушел в свою комнату.
   Миша тогда обиделся на него, и надувшись ушел гулять по ночному городу. И лишь спустя много лет, он всей душой ощутил силу его молчания. Лучшего из защиты.
  
   Все это промелькнуло у него в голове за секунду, и умчалось в прошлое. А он остался стоять в сыром бункере, осознавая, что принимать решение нужно именно ему. А значит. Значит придется вспоминать уроки Светояра.
   Пока они собирались, он восстановил в памяти нужный ритуал, а когда они вновь продвигались через низкий тоннель к перекрестку, продумал как все реализовать. Собственно говоря, на большой и мощный ритуал у него не было времени и достаточного опыта, поэтому он избрал простой и дающий однозначный результат путь. Заговорил кусочек дубовой коры, что всегда лежит у него в клапане рюкзака, и семь раз крутанувшись на месте швырнул ее с закрытыми глазами.
   Часть векового дерева ударилась в бетонную стену, несколько раз подпрыгнула и упала в проходе к бункеру номер "00".
   Он обернулся к удивленным молодым людям, которые во все глаза смотрели на его действия и кивнул на темный проход.
   - Пойдем туда.
  
   ***
   Нужно ли говорить на сколько их вымотали эти хождения по тоннелям с низкими потолками. Они упали рядом с закрытой дверью бункера "00", тяжело дыша. Лишь Микко присев на одно колено провел рукой по бронированной двери.
   - Она другая.
   Сзади раздалось вопросительное мычание.
   - Дверь другая, - пояснил Микко. - Не такая как в предыдущих бункерах.
   К нему подползли Анна и Алексей. Устало посмотрели на толстенную дверь. Одна действительно отличалась от уже встреченных ими. Эта была раза в два больше по диаметру, и имела углубление в центре, рядом с рычагом запорного механизма. А еще на ней, не смотря на слой ржавчины, был хорошо различим символ - расправившая крылья птица, держащая в лапах шар.
   Они втроем попытались открыть ее, потянув на себя, но из этого ничего не вышло.
   - Похоже без ключа нам не войти, - Микко указал на скважину замысловатой формы.
   Ребята грустно вздохнули и тут Аня вскинулась.
   - Погоди, погоди... - она начала копаться у себя в карманах.
   - Леш, Дим! Где та странная штуковина, что мы сняли с тела в "нашем" бункере?
   - Чего? - не поняли те, о чем спрашивает подруга.
   - Ну прибор непонятный, маленький, что вы в самый первый раз нашли в бункере, с шестернями внутри. Ты мне его еще мельком показал у костра. Подумали, что головоломка старинная.
   - Ах вон ты о чем! - Дмитрий полез во внутренний карман и вытащил маленький куб с резными гранями и шестернями внутри.
   Энни выхватила его из руки и начала вертеть, рассматривая каждую сторону.
   - Вот, кажется эта сторона имеет точно такой же профиль, как и выемка в двери. Смотри, пап! - она протянула Микко механизм.
   - Давай попробуем. - и он вставил загадочный кубик в бронедверь.
   Все затаили дыхание, ожидая реакции.
   И через пару секунд, в самом кубе что-то защелкало, закрутилось. Громкий сухой щелчок и все вновь затихло.
   - Неужели подошло?
   Они снова дернули за ручку, и дверь с тихим фырканьем отошла от массивного косяка.
   - Есть!
   Микко посветил внутрь, одновременно пуская "волну" энергии, ощупывая все в помещении на присутствие врагов или опасности. Все было спокойно. Визуально все так же выглядело мирно.
   - Я пойду первым. Без моего разрешения за мной не ходить. Но будьте готовы.
   Энни недовольно кивнула. Потянулась, чтобы забрать кубик-ключ из двери, но обнаружила, что паз, куда они его вставили был пуст. Она сказала об этом отцу, на что тот коротко ответил:
   - Проверь внутреннюю сторону двери. - И углубился в темноту бункера "00"
   Аня внимательно осмотрела дверь, и действительно обнаружила знакомый кубик в похожем пазе, только уже с другой стороны двери. Вынуть его не удавалось, и она оставила попытки, разумно рассудив, что куб одноразовый, либо вынется только после полного закрытия двери. Она покрепче перехватила саблю, отобранную до этого у Димы, и стала напряженно всматриваться в мелькание отцовского фонаря.
   Луч света все отдалялся, пока совсем не исчез, оставив тьму.
   Прошли долгие пять минут ожидания. Затем раздался далекий гул, какой-то тихий свист, словно откупорили гигантскую бутылку с газировкой. Внутренняя часть бункера осветилась дежурным светом, который начал постепенно светить все сильнее.
   - Я завел генератор. Однако совершенно не представляю на сколько его хватит. - Сказал вернувшийся Микко. - Идемте. Дверь пока не закрывайте. Оставим щелку, мало-ли что.
   Ребята один за другим вошли в относительно просторный коридор бункера.
   Первое что бросилось в глаза всем - это абсолютно другая планировка. Это стало понятно сразу, учитывая, что на стене они обнаружили план. Если те бункеры, которые они успели посетить имели длинные коридоры, ветвящиеся на залы и комнаты, то здесь все было выстроено по схеме кольца. Коридоры уходили вправо и влево дугой, лучами из которой отходили комнаты и склады. Во внутреннее "кольцо" вело три входа. Если проводить аналогию с часами, то на девять, двенадцать и три часа. А вот выход был помечен в месте, где у часов была цифра шесть. Но отделена от "бублика" коридора стенами, так, что зайти и выйти можно лишь через центральное помещение.
   - Большой, блин.
   Михаил согласно кивнул на замечание Алексея. Бункер действительно был раза в два больше по площади, чем остальные. И это лишь первый этаж.
   - Ну, что? Попытаем счастья?
   И они пошли все вместе вправо, по пологой дуге, обходя строение. Большинство дверей, встреченных ими были закрыты, однако, попадались и расхлебяненные настежь. Они с интересом заглядывали в них, но везде были лишь голые стены и пустые стеллажи. Ничего из вещей или мебели не было.
   Микко взял этот факт на заметку.
   Наконец, они дошли до поворота и увидели приоткрытую дверь в центральный зал.
   Там так же было мокро и холодно, однако здесь были круглые столы, прикрученные прямо к бетонному полу. Несколько стоек, на колесиках, даже вмурованный в стену сейф, который так же был открыт и зиял пустотой. На полу они обнаружили защитные кожухи от силовых кабелей - пустые. Что бы там не проходило ранее, все вырезали и унесли.
   - Похоже на мародеров, - сказала Энни.
   - Нет, доча, это была зачистка. Планомерная зачистка помещений перед уходом. Смотри они даже краску на стенах ободрали.
   - А мне кажется она просто отвалилась, - пожала плечами Наташа.
   - Отвалилась выборочно и ровными прямоугольниками? - Микко обернулся к ней, и указал на стену. - Нет, здесь уничтожали какие-то записи или рисунки. Или схемы. На остальной части краска сохранилась.
   - Хм... Да, я как-то не подумала, - скривила губы девушка.
   - Смотрите! - Алексей, задрав голову смотрел прямо на потолок.
   Все подняли взгляды.
   - Терли-терли, да не все стерли, - пробормотал Микко вытаскивая фотоаппарат.
   На потолке хорошо сохранился рисунок и надпись на немецком. Все та же птица с расправленными крыльями, держащая в лапах шар. Видимо про него забыли, те кто покидал это место. Или не посчитали нужным стирать.
   Он сделал пять-шесть фотографий и вслух прочитал надпись, что шла готическим шрифтом дугой над рисунком:
   - "Das Erbe der GЖtter".
   - Что это значит? - спросила Анна.
   - "Наследие богов". Или - "То, что осталось от богов".
   - Это тоже на финском языке?
   - Нет, это уже германский.
   - Хм... Очень странно. То все на финском написано, а здесь на немецком.
   - На германском. - Поправил ее Михаил. - Немцами называли всех, кто не умел говорить по-русски. И немецкий язык это уже современная адаптация названия "германский".
   - А, по-моему, разницы нет. Главное смысл понятен, - сказал Алексей.
   Микко чуть улыбнулся.
   - Когда вернемся, покажешь мне на карте страну "Немецию". А на самом деле, название "германский" устарело, и его сейчас заменили "немецким". Так стало принято. А я привык называть все именно германским. А поправляю всех больше на автомате. Ну еще немного из вредности.
   Все похихикали.
   - Ладно. Идемте дальше. Нужно проверить "парадную" дверь.
  
   Здесь, в отличие от других бункеров, основная дверь была словно ворота большая и, как оказалось, двойная. То есть напоминала шлюз. Большой шлюз, имеющий крутой подъем и большую протяженность.
   - Ничего себе, какая громадина. Сюда грузовик заедет! - выразил общее мнение Дмитрий.
   Микко же внимательно рассмотрев железную панель, справа от ворот, нажал кнопку, отвечающую за открывание створок.
   Они задрожали, посыпалась ржавчина, и по середине появилась щель, увеличивающаяся в размере. Открывшись примерно на метр, двери замерли, а в щитке что-то заискрило, заставив молодых людей шарахнуться в сторону.
   - Так, полдела сделали, - Микко заглянул внутрь "шлюза", внимательно рассматривая вторую дверь. - Осталось самое малое. Открыть вторую, внешнюю дверь.
   Это оказалось не так просто сделать. Панель управления отказывалась реагировать на нажатия, а свет начал мерцать, сея беспокойство в сердца натерпевшихся ребят.
   - Михаил Григорьевич, - потянул за рукав Алексей, - смотрите, здесь отверстие в стене.
   Присмотревшись, они действительно увидели квадратный паз сантиметров в десять глубиной, который был вписан в круг.
   - "Ручное открытие дверей", - перевел надпись рядом с ней Михаил. - Молодец, Леша! Осталось найти ручку.
   - Как она выглядит?
   - Похожа на "кривой", которым запускают двигатель автомобиля если аккумулятор "сдох". Ну, или на бур для льда. Кому что.
   Ребята быстро обыскали все помещение, и нашли то что искали в углублении стены. В нем, завернутый в тряпицу и буквально "плавающий" в масле, лежал заветный ключ. Наскоро, оттерев от масла, они вставили его в паз и начали крутить.
   Механизм сначала нехотя, но затем все легче, начал отмыкать гигантские двери. Старинное устройство, позволяло одновременно вращать заветный ключ вдвоем, но Микко справлялся с ним один, отогнав Дмитрия.
   - Я сам. Вы приготовьтесь выходить.
   Вскоре, двери медленно, по миллиметру в минуту, начали расходиться. Пахнуло свежим воздухом, и они увидели солнечный свет.
   - Ура! - радостно сказали сразу все. Кричать не было сил. Однако улыбки появились на каждом лице. Вымотанные до предела, они почувствовали, что всем бедам приходит конец, и скоро они вновь окажутся на свежем воздухе и свободе.
   Микко крутил ручку как заведенный, впав в состояние транса, одновременно делая полезное дело и отдыхая ментально. Очнулся он лишь час спустя, от прикосновения дочери.
   - Папа, все... Хватит.
   Он обернулся - ребята уже выходили наружу, радостно падая на траву, и подставляя лицо солнышку. Отпустил ручку. Потом подумав, вытащил ее и снова положил в масленый паз.
   Он протискивался последним, сняв рюкзак и осматриваясь по сторонам. Поляна, заросшая метровым кустарником, метрах в трехстах стена леса.
   Он "прислушался" к своим чувствам, но опасности не обнаружил. Только тогда он сел рядом с лежащими ребятами и достал карту с компасом. Несколько раз посмотрел где находится солнце, что-то измерил на карте, отметил карандашом, и вновь все убрал во влагозащитный чехол.
   - Река километрах в пяти от сюда. Во-о-о-он в том направлении, - он махнул рукой влево.
   - Хорошо же.
   - Запоминай, ты поведешь их сейчас, - посмотрел он на Энни.
   - В каком смысле? А ты?
   Микко как-то странно на нее посмотрел, потом успокаивающе улыбнулся и обнял одной рукой, притянув к себе.
   - А я спущусь обратно и вырублю генератор. Чтобы здесь было электричество в следующий раз.
   - Какой еще следующий раз? - встрепенулась Аня.
   - Ну, может через год или два, после хорошей подготовки и собрав команду моих боевых друзей, я собираюсь сюда вернуться. Уже официально. С хорошим оснащением и поддержкой соответствующих органов.
   Он на шаг отступил к броневоротам.
   - Не беспокойся, пчелка, это займет не больше пяти минут. Ну, максимум десять. А вы идите, видишь у тебя товарищи чуть живы. Идите до своего лагеря, отъедайтесь, отмывайтесь. А я догоню вас буквально через полчаса, учитывая скорость движения. - Он вновь улыбнулся.
   - Идите... - он развернул дочь по направлению движения, и слегка подтолкнул.
   Удостоверившись, что группа молодых людей начала продвигаться по поляне куда нужно, он снова нырнул в темный провал "шлюза" нулевого бункера.
  
   Анна шагала со странным чувством. С одной стороны, она прекрасно понимала, что отец сможет выбраться из любой ситуации, он сильный и очень много умеет. С другой стороны, чувство тревоги и беспокойства за него, все больше нарастало, и сейчас практически физически "грызло" ее сознание. Она то и дело оборачивалась, высматривая его силуэт, среди деревьев. Но отца все не было. По ее расчетам, они прошли уже с пол километра, когда она не выдержала.
   Подтянув к себе Алексея, она громким, командным шепотом выдохнула:
   - Веди их дальше. И чтоб с маршрута не сходили. Я за отцом.
   - Но, Эн! Он сказал идти всем вместе...
   Она грозно сверкнула на него глазами и молча указала пальцем нужном направлении.
   Алексей, тяжело вздохнул, но девушку послушался.
   - Ладно. Давай, хоть рюкзак. Беги налегке.
   Анна, чуть подумав, кивнула, быстро сняла с плеч рюкзак. Проверила нож, и рысцой побежала обратно. На все вопросы друзей, ответив коротким "Все нормально".
  
   Комната лаборатории Бункера N3.
  
   Микко, стоя на коленях, внимательно изучал старые фотографии, которые он захватил с собой. Он рассматривал каждую из них, затем переводил взгляд на портал-установку, с помощью которой он переместился сюда из года назад. То, как именно был расположен центральный круг, означало, что на каждое время была своя комбинация. И он очень надеялся, что, выставив ту, что была запечатлена на старых фото, перенесет его почти на семьдесят лет назад. И тогда он сможет... Все изменить. Все исправить.
   Он с силой крутанул диск еще на несколько делений, давая мудреному узору сложиться в рисунок, как на фотографии. Перепроверил его по другим фото, и только после этого поднялся.
   - Надеюсь у меня получится.
   Он встал в самый центр установки, и прицелившись метнул рюкзак на рычаг управления, на том самом пульте, под которым лежал истлевающий труп оборотня. Сейчас должна податься энергия на контур и...
   - Папа, не смей!
   Анна влетела к нему в круг и обхватила руками.
   Он хотел ее вытолкнуть, выкинуть за пределы этой установки. Осознал, что не успевает, отругал себя за оплошность, и вдруг мигнул свет. Буквально на секунду. И вновь мерная работа электроприборов и генератора, где-то там, за стенами.
   Кажется, на этот раз ему повезло.
   - Аня, выйди из круга, - он буквально силой вывел ее наружу.
   Он хотел отчитать ее, не слушавшую отца. Хотел выдать тираду о том, что это его затея, и она не имела права возвращаться за ним, и тем более кидаться во временную установку! Но тут он заметил ее взгляд, устремленный через плечо. Медленно обернулся.
   У меловой доски, с удивлением рассматривая их, стояли два человека. Те самые профессора, чьи фотографии он нашел в папках. Медленно отпустил дочку и заслонил собой.
   - Добрый день, господа.
   Реакция профессоров была вполне ожидаемая, учитывая, тот факт, что они работали на секретном военном объекте.
   - Alarm! Alarm, Code Rot!
   И они оба побежали в сторону бронированной двери.
   Наверное, Микко тогда повезло, что скрупулёзные немцы все всегда делали по инструкции. Именно поэтому, дверь оказалась закрыта и заперта. А чтобы открутить вентиль, этим людям потребовалось бы несколько секунд. Чертовски много, если ты профессионал, со способностью ускоряться.
   Ему даже не пришлось сильно уходить в боевой транс. Всего пара шагов маятником, и вот мир уже в десять раз медленнее. Рубанул обоих по шее, и стал наблюдать, как они медленно опадают на бетонный пол.
   - Папа! - Удивленно вскрикнула Аня.
   Он развернулся к ней и развел руками.
   - Ну а что я должен был делать? Уговорить остаться?
   Та лишь пару раз моргнула, понимая, что отец прав.
   Пальцем указала в сторону меловой доски.
   - По-моему длинный успел что-то нажать под столом, прежде чем рвануть к двери.
  
   Микко оттащил обоих ученых подальше от двери, и уложил рядом друг с другом. Повернулся к дочери.
   - Пчелка, кажется у меня получилось. Мы в прошлом. И мне очень жаль, что ты оказалась здесь со мной. Непослушная.
   - Я не могла тебя потерять опять. А предчувствие было очень плохое. Как ты вообще мог?! - Энни под конец фразы сорвалась на крик.
   - Прости меня, доча. Я должен был попытаться спасти свою семью. И сейчас у меня есть все шансы. Поверь мне, я бы вернулся.
   - Как?
   Микко усмехнулся.
   - Либо так же, - он кивнул на круг телепортации, - либо обычным путем.
   - Эээ, в смысле? - настороженно спросила Аня.
   - Пчелка, я старею очень медленно. А еще я сильнее и быстрее любого обычного человека.
   - Ммм?
   - Что бы не произошло здесь, в это время. Это изменило меня навсегда. Я помню лишь, что настоящий отец проводил надо мной опыты. Что-то вводил мне, заставляя сознание плыть как в тумане. И из-за этого его убили. Как и всех остальных. Я очень хочу все изменить.
   Аня задумалась. А потом тихо-тихо заговорила в ответ:
   - А что будет со мной? Ведь если тебя не станет такого, как ты есть - ты можешь и не встретить маму. И меня попросту не будет.
   - Ты пересмотрела фильмов про перемещения во времени... - договорить он не успел.
   Запорное кольцо на двери вдруг завращалось с бешеной скоростью, с громким щелчком врезалось в ограничительную шайбу, и бронированное полотно двери распахнулось.
   Микко успел нырнуть под стол и начал входить в боевой транс. Через мгновение над ним прошипела стайка пуль, выпущенная из автомата со стороны открывшегося дверного проема. Аня, стояла вне зоны видимости стрелка, но также, закрыв голову руками, упала на пол.
   Все замедлилось. Пули в таком состоянии, он еще не различал, зато мог легко уходить из-под сектора обстрела. Что и сделал, порхнув над полом, словно белка-летяга. В одну секунду оказавшись под укрытием стены. Так же молниеносно выпрямился, накачивая себя Силой, переминулся с одной ноги на другую, почувствовал, как время потекло еще медленнее, рванулся в открывшийся проем, где маячила темная фигура.
   Ворвался, ударил его в грудь, придавил упавшего коленом и добавил тычком по шее, в особую точку. Стрелок отрубился.
   Микко осмотрелся, по сторонам, выискивая других врагов, но, стрелок был один.
   Вынырнув из режима боя, Микко отобрал у лежащего MP-36, обыскал его, реквизировав связку ключей, боевой нож, зажигалку и перстень с черепом. Затем крепко связал его, используя его же ремень. Разрезал портупею, связал ноги. Проверив вязь, прислонил его спиной к шершавой серой стене бункера и вернулся в лабораторию.
   - Пчелка, с тобой все в порядке?
   - Да, пап, меня не задело. Страшно только было.
   Он кивнул.
   - Идем, нам нужно выбраться через запасной выход, и попасть во второй бункер.
   - Может просто вернемся? - с надеждой спросила Анна.
   Отец угрюмо промолчал.
   Наверное, стоило в тот момент снова завести машину времени и перенести ее в будущее, а самому вернуться. Но, кто мог гарантировать, что ему удастся сделать это вновь? Генераторы ТАМ, были уже на последнем издыхании. Где гарантии, что ему хватит энергии на второе перемещение?
   У него словно загорелась цель перед глазами. И он ничего не видел кроме нее.
   Или не хотел видеть.
   Он вывел ее в коридор, осмотрелся еще раз и двинулся прямиком к месту, где должна была располагаться потайная дверь к резервному выходу.
   Фальшивая стенка развалилась с нескольких ударов автоматом. А затем дверь почти бесшумно открыла проход в трубу с рельсами и стоящей дрезиной.
   - Залезай, - он нащупал на стене включатель и активировал аварийное освещение.
   Аня хмурясь залезла на металлическое средство передвижения, всем своим видом показывая обиженность на отца.
   Микко закрыл за собой дверь, сам сел впереди дрезины. И завел двигатель нажатием кнопки.
   Тихо урча, двухцилиндровый двигатель, покатил минипоезд вперед по тоннелю.
   Лампы над головой замелькали все быстрее, и дрезина набрала максимальную скорость. Да, так действительно быстрее и удобнее, чем пешком протискиваться в согнутом положении.
   Микко украдкой поглядывал на дочь, сидевшую позади. Что сейчас творилось у нее в голове одному богу известно. Но вид был абсолютно отрешенный и хмурый. Она злилась. И злилась, нужно сказать не без оснований. Он прекрасно осознавал, что поступил неправильно, но ничего не мог с собой поделать. Желаемая цель была уже совсем близко, так близко, что опьяняла своей доступностью. Все то, о чем он бредил всю жизнь, что мешало ему спать, приходя кошмарами, было рядом. Ему нужно лишь поставить точку.
   Дрезина плавно затормозила у перегороженного участка тоннеля. Круглая, но уже двустворчатая дверь не давала проехать дальше. Справа от нее находился зубчатый вал, на который нужно было надеть кривую рукоятку, и вращая ее вручную открыть двери. На противоположной стороне находилась ниша с крупным рубильником, поднятым в данный момент кверху. За ним располагалась рукоятка. То есть, чтобы открыть дверь, нужно обязательно активировать рубильник. Микко, слегка помедлив, дернул его вниз.
   За серой стеной что-то щелкнуло, закрутилось, судя по звукам. Потом раздался металлический удар, и за металлической бронедверью что-то глухо ухнуло. Не мгновенно, а как-то протяжно, словно гигантская змея проползла. И все затихло.
   На самом деле Микко знал, что он активировал сброс всей массы песка, который находился вверху вертикальной шахты запасного выхода. Таким образом инженеры обезопасили его от постороннего внедрения. Сейчас, весь песок ушел ниже уровнем, освободив свободный проход наверх.
   Теперь можно открыть дверь.
   Он взялся на рукоятку и насадил ее на зубцы до щелчка. Начал было вращать, но вовремя заметил красную кнопку на рукоятке с надписью "Auto". Нажал, и, поскольку, электроэнергия подавалась сюда в полном объеме, ручка завращалась сама, ведомая электродвигателем. Сначала медленно, но разгоняясь с каждым мгновением. Предусмотрительно. Если бы она стартовала с больших оборотов, то человеку могло повредить руку. А так, даже самый медлительный из медлительных, успеет убрать руки на безопасное расстояние.
   За минуту створки раздвинулись достаточно, дав ему протиснуться на перекресток. Он сразу же проверил лестничные скобы, которые здесь были целые и невредимые. По ним можно спокойно выбраться наверх.
   Под ногами желтел свежеосыпавшийся песок, мелкая пыль от которого, все еще витала в воздухе.
   Он обвел взглядом комнату, и с сожалением обнаружил, что бронедвери в остальные бункеры наглухо закрыты. И активировать их открытие можно только изнутри.
   Все. Приехали.
   Он со злости даже пнул тусклый металл, с надписью "B.02".
   Все зря. И он еще рисковал жизнью дочери ради этого! Осел!
   Микко прислонил ладони к лицу и с силой потер его.
   - Папа... - Аня подошла к нему сзади и дотронулась до плеча.
   - Да, пчелка. Сейчас уйдем обратно.
   Он простоял так еще с минуту, затем вздохнул, и грустно улыбнувшись направился к дрезине. Нужно возвращаться. Пробить эти двери не представлялось возможным.
   Однако, дрезина заводиться не пожелала. Похоже топлива в ней было только в один конец дороги.
   - Придется идти пешком, - сказал он.
   На что Анна сморщилась как от боли и прикоснулась к пояснице.
  
   Продвигались быстро, не смотря на усталость и ломоту в спине. Кроме того, хорошо помогало освещение. Когда видно куда именно ставить ноги, то и скорость возрастает.
   Примерно на двух третях пути, впереди замаячили силуэты.
   Микко присел и рукой задвинул дочку себе за спину. Перевесил трофейный автомат вперед и проверил количество патронов в обойме.
   Силуэты приближались. Вскоре послышалась запыхавшаяся немецкая речь. Один голос ворчал, второй злобно огрызался. Но идущих было трое. Впереди шел самый молчаливый из них.
   Когда они сблизились на дистанцию различения деталей лиц и одежды, Микко узнал охранника из третьего бункера и двух ученых. Зря он не связал их. Похоже, лучики науки очнулись и развязали своего "сторожа". Раньше, чем он задумывал.
   Наконец они тоже заметили сидящих и резко остановились. О чем в тот момент думал охранник одному богу известно, но видимо в его германскую (да, германскую!) голову не могла закрасться мысль, что напавшие на него и ушедшие через запасной выход люди, могут вернуться. Это не логично.
   Он махнул рукой в обратную сторону и громко сказал:
   - Drehen Sie sich um! Erklart eine allgemeine evakuierung!
   И двинулся дальше.
   - Он говорит, чтоб мы шли обратно, так как объявили в всеобщую эвакуацию... - шепотом передал Микко Анне.
   - Что будем делать?
   - Придется его вырубить снова...
  
   Через десяток шагов охранник третьего бункера заподозрил неладное, и потянулся к поясу, с кобурой. А вот это уже было плохо. С такого расстояния Микко мог и не успеть добраться до врага. И даже если он сможет увернуться от выстрелов, то стреляющий может попасть в Аню. А этого он позволить не может. Он вскинул автомат, и почти не целясь нажал на спусковой крючок.
   Отдача повела чуть вверх, но короткая очередь из трех пуль уже ушла к цели. Первая попала точно в лоб агрессивно настроенного охранника, а две оставшиеся ушли выше, разбив одну из потолочных ламп.
   Убитый дернулся, и завалился на спину.
   Двое ученых позади него упали на рельсы и закричали в один голос:
   - Nicht schießen!!!
   Микко подбежал к ним, с поднятым стволом, осмотрел труп убитого, перевел взгляд на жавшихся к полу ученых.
   - Не стрелять, говорите?
   - Я, Я! Нье штилять! Ихъ флиэ!
   Он быстро обыскал обоих, переворачивая то одного, то другого. Не обнаружил оружия и стволом автомата указал в сторону выхода из туннеля.
   - Идите. - Затем добавил на немецком: - Gehen Sie schnell.
   Все еще опасаясь за свои жизни, постоянно оглядываясь, двое таких разных ученых, удивительно похоже побежали по туннелю. Неуклюже, спотыкаясь и держа руки вверху. Когда они удалились на достаточно большое расстояние, Микко обыскал труп. Переложил пистолет себе в карман, а также нож и поясную сумку с документами, что нашлась под свитером убитого.
   Анна стояла позади отца бледная, словно статуя во дворе советской школы. Но не говорила ни слова. Ничего не спрашивала и вообще старалась не задумываться, что здесь сейчас произошло и происходит.
   - Мы идем обратно, - кивнул сам себе Михаил.
   И тут же ответил на немой вопрос дочери:
   - Он сказал, что объявлена всеобщая эвакуация. А это значит, что люди из остальных бункеров тоже скоро начнут покидать их. И мы попадем во второй...
   - Папа... - начала было Анна, но поняла, что это бесполезно. Такой блеск в глазах отца означал, что он "уперся рогом", и отступать не будет.
   И они пошли обратно к перекрестку.
  
   Аня не выдержала минут через десять. Споткнулась, сильно ушибла колено, и с шипением села его растирать. Микко пришлось взять ее на руки, что замедлило ход. Идти согнувшись, да еще и с человеком на руках, даже для него было сложновато.
   Будучи метрах в пятидесяти от перекрестка, они, вдруг попали в темноту - лампы перестали гореть. Похоже, что, взрыв основного входа в бункер "03", повредил проводку, или генератор. Возможно, так и было задумано.
   Вдалеке, на белом пятне освещенного перекрестка, Микко увидел статную фигуру с ребенком на руках. Очень знакомую и ставшую родной фигуру. Ханс остановился на мгновение, посмотрел в темный проход из третьего бункера, где сейчас находились они с дочерью. Но в темноте ничего не разглядел, начал карабкаться вверх по металлическим скобам.
   - Не успел...
   Микко замедлил шаг, а затем и вовсе опустился на колени, отпустив Аню.
   Если Ханс уже вылез с маленьким ним на руках, значит его родители уже... уже мертвы. Снова.
   Он сильно зажмурился.
   Остается только одно. Войти туда и понять, что именно делал с ним отец. Должны были остаться записи, инструмент, субстанция, что он вводил ему. Хоть что-то. Он должен знать. Должен!
   Они поднялись.
   Аня отказалась от помощи, сказав, что колено нужно разрабатывать. И они двинулись сначала к светлому перекрестку, на котором все еще были заперты две двери в остальные бункеры, а затем нырнули в туннель, ведущий во второй.
   - Доча, давай попробуем по-другому. - Предложил Микко, остановившись около дрезины.
   - Ты садись на нее, а я сейчас собью тормоза и буду толкать назад. Это будет значительно быстрее, учитывая мою силу и скорость.
   - Хорошо. Только не забудь, что нам нужно успеть затормозить перед дверью, - в полу-шутку сказала Аня.
   Но никто не улыбнулся.
  
   С корнем вырвав тормозные колодки, Михаил уперся руками в "нос" дрезины, и начал толкать. Сначала медленно, но разгоняясь с каждой секундой, железное средство перемещения начало свой обратный путь. Да, это оказалось значительно быстрее. Мало того, что он хорошо отдыхал, перенося свой вес на эту железную конструкцию с колесами, так еще периодически он запрыгивал на нее, и ехал по инерции какое-то время. Анна же, хорошо отдохнула и освежилась встречным потоком воздуха.
  
   Вовремя заметив конец коридора и закрытую дверь в бункер, Микко начал аккуратно притормаживать, опасаясь не столько за себя и дочку, сколько за свои ботинки, и каркас дрезины. Но все обошлось. Аккуратно притормозив, он помог слезть дочери, и открыл бронированную дверь.
   Бункер находился в полутьме аварийных ламп. Где-то в глубине урчал работающий генератор.
   Микко сразу увидел знакомую решетку, и даже слегка покачнулся от воспоминаний.
   - Нужно отключить взрывное устройство. Ханс, уходя, активировал бомбу на входе, чтобы взрывом завалило и спуск, и вход в бункер. Как и положено по протоколу.
   Он бросился к лестнице, на бегу готовя автомат к бою. Мало ли, кто тут или что тут оставалось после ухода Ханса?
   Поднялся на первый этаж, прислушался. И уверенно завернул в комнату Ханса, где тут же упал на пузо и залез под койку. Он следовал рассказам старого Ханса, который успел перед смертью передать много необходимой информации о бункере.
   Под койкой находился замаскированный щиток, с кодовым замком - сейчас открытый. За ним три тумблера, с красными лампами активации. Сейчас горели все три, сигнализируя о том, что заряды готовы к работе и активированы.
   Он дернул их в противоположную сторону, переводя в режим "POIS" - "Выключено", и облегченно выдохнул. Лампочки погасли, взрывы отменены.
   Медленно закрыл металлическую дверцу и защелкнул замок. Ящерицей вылез обратно, и отряхнулся. Аня все это время стояла у двери и стерегла коридор, периодически поглядывая на отца. Молодец, девочка - отметил про себя Микко. Хорошо я ее натаскал.
   - Все?
   Он кивнул. Мельком взглянул на застреленного слугу в кровати, что была за бетонной переборкой. Тяжело вздохнул, и вышел.
   - Пап... - он оглянулся на дочку, а та кивнула на другую дверь в коридоре. - Ты пойдешь к бабушке?
   - Зачем?
   - Попрощаться...
   - Я уже попрощался, пчелка.
   И он зашагал обратно к спуску на второй уровень.
  
   Аня с грустью посмотрела на бронированные двери жилых комнат, где лежали тела ее предков, так несправедливо закончивших свой земной путь. Так коротко "сгорев", наверное, даже и не поняв почему все произошло именно так. Высший замысел вселенной не доступен к пониманию обыкновенному смертному.
   Может оно и к лучшему? Относительно того, что их не удалось спасти. Все прошло так как должно быть, а изменения могли привести к катастрофическим последствиям.
   С такими мыслями, Анна двинулась за отцом, подальше обходя дверь склада, за которым должен был находиться "неживой" волк.
  
  
   В лаборатории было прохладно и очень сыро. Даже по сравнению с коридором. Они зашли и сражу же закрыли дверь.
   - Странно, почему тут такая сырость? Вроде и вытяжка работает на всю катушку, а все равно...
   Микко внимательно осмотрел помещение.
   - Нужно включить основное освещение. Тумблер. Черный тумблер, до которого я не мог дотянуться в детстве.
   Анна прошлась по правой стороне, и щелкнула искомым тумблером.
   Зажегся свет, и помещение можно было осмотреть более внимательно.
   Лаборатория профессора представляла собой прямоугольник с тремя уровнями пола. Чем дальше от входной двери, тем ниже был пол. Обозначено это было ступенями, во всю ширину помещения. По обстановке, она так же отличалась в зависимости от глубины. На самом верху стояло два стеллажа, стол с большим количеством ящиков, несколько ламп, два кресла.
   Чуть ниже стояло кресло, точно такое же как у дантистов в кабинетах, только вместо оборудования для сверления, был установлен застекленный шкаф со шприцами различного размера, наборов скальпелей, перчаток и тоненьких пробирок.
   Третий уровень вообще начинался с железной решетки, дверь в которую была закрыта. Внутри зарешеченной территории лежало несколько камней, опрокинутое ведро и две пары сапог разной высоты. Рыболовные что ли? Позади всего этого вырисовывался силуэт темного прохода.
   Они медленно спустились к самому низу помещения, не забывая, при этом, осматривать все вокруг. Однако, ничего особенного не нашли. Даже журналов с записями и наблюдениями.
  
   Дверь-решетка заперта не была, хоть и имела ушки для навесного замка. Открылась легко, без скрипа. Микко ступил внутрь, и тут же ощутил слабость. Легкую, словно дымок усталость. Так бывает после полудня работы. Слегка удивился, но прошел дальше к проему в стене. Проем оказался входом в естественную пещеру, старательно вычищенную от острых краев, и свисающих сталактитов. Здесь поработали строители или прокладчики, облагородив ее для безопасного перемещения, но особо сильно не изменяя. Ведь можно было все обделать деревянными панелями, оштукатурить в конце концов. Но они оставили ее "как есть".
   Он двинулся вперед, с каждым шагом чувствуя себя все хуже. Незначительно, но ощутимо. Опасности для здоровья подобная слабость не вызывала, и он продолжил движение.
   Пещерный ход вел вправо - вниз, словно винтовая лестница замка, опуская идущего на нижний уровень. Сделав пару витков, она вывела его в пещеру метров десять на десять, с потолков в полтора его роста.
   Пещера имела все тот же зачищенный вид, что и спуск, ровно до середины. И прямо с нее начинался каменный канал, на подобии забетонированного водостока на обочине дороги. Только сильно "заросшего" каменными отложениями. Этот "аквидук", проходил через весь зал, от стены к стене, и в них имелись искусственные отверстия. Из правого, радостно журча, лилась вода, создавая маленький водопад. Затем проходила по этому открытому водопроводу, и уходила в отверстие в левой стенке.
   Что интересно - вода светилась. И как он успел заметить, в помещении не было лампочек или другого принудительного освещения.
   - Что это? - Аня любопытно выглянула из-за плеча отца.
   Он даже не заметил, как она прошла за ним. Да, действительно на него в этом месте что-то влияет в сторону ухудшения самочувствия.
   - Не знаю, пчелка. Я здесь впервые...
   Он приблизился к воде, протянул руку к светлой ауре, ощутил брызги на коже, и вдруг почувствовал ватную слабость. Он неловко взмахнул руками и упал навзничь, теряя сознание.
   Аня тут же бросилась к нему, начала трясти.
   - Папа! Что с тобой! Папа, ты меня пугаешь! Очнись!
   Она зачерпнула ладонями воду, намереваясь брызнуть ей на лицо, дабы привести его в чувство, но вовремя остановилась, связав внезапную потерю сознания отца с этим местом и самой водой. Выплеснула ее на пол, обтерла насухо ладони.
   - Сейчас я тебя отсюда вытяну.
   Она ухватилась за лямки рюкзака, и рванула на себя. С удивлением поняла, что с легкостью переместила взрослого мужчину волоком на метр. Можно сказать - шутя. Словно он был куклой, набитой сеном, а не взрослым мужчиной. Но раздумывать было некогда, и она, перехватив лямки, развернулась лицом к пещере-спуску.
   Выдохнула и пошла вперед, утягивая Микко все дальше от воды. Она быстрым шагом дотянула его примерно на середину подъема, после чего поняла, что силы покидают ее. Тащить было все тяжелее, хоть и значительно легче, чем в обычной ситуации.
   В итоге, она с большим трудом затащила отца на вторую ступень в кабинете-лаборатории, ногой захлопнула решетку, и часто дыша повалилась рядом.
   Через пять минут она смогла встать и осмотреть отца.
   Он дышал ровно и сильно, но в себя не приходил.
   Анна еще с минуту посидела рядом, а затем решила проверить свою догадку. Она спустилась вниз, в пещеру с родником. Встала над бегущим потоком и некоторое время прислушивалась к себе. Организм чувствовал себя превосходно. Вся усталость ушла.
   Тогда стиснув зубы, она решила рискнуть, и опустила руки в холодную воду.
   Кроме покалывания от низкой температуры, она вдруг поняла, что перестала болеть спина, ноги и шея. А они буквально десять минут назад сильно ее беспокоили. Ушел голод, и ей захотелось петь и танцевать. Ощущался общий физический и психологический подъем.
   Она вынула ладони, обтерла свое лицо, и широко улыбнулась. Просто из-за того, что ей это было необходимо.
   - Что ты такое? Живая вода? - обратилась она к светящемуся потоку воды.
   Наклонилась ближе к нему и поднесла левое ухо прямо к воде. Она журчала и искрила, она хотела подарить ей свой свет и силу.
   Аню наполнило ощущение полной свободы и легкости. Она прикрыла глаза. Обычные мысли пропали, вернее, они перестали звучать в ее уме. Как говорят специалисты, прекратился внутренний диалог. Прекратился сам собой. Она ощутила себя частицей этого мира. Это было сродне опьянению, только значительно чище, яснее и в то же время сильнее. Спокойствие и умиротворение оплело ее, даря чувство единства со вселенной.
   Чуть приоткрыв веки, она заметила нечто в отверстии, откуда вытекала вода. В таком положении было хорошо видно, что внутри, в каменном погосте, словно в гнезде, установлено нечто светящееся, размером с куриное яйцо. Вода проходила через него, яркими искорками, разлетались капли, внутри этого маленького углубления.
   Аня подошла ближе, без какого-либо страха или сомнения засунула руку в холодный поток, в котором находился заинтересовавший ее объект, нащупала его, и расшатав вынула.
   Предмет оказался очень красивым, прозрачным минералом, по виду напоминающий горный хрусталь. Он распространял вокруг себя яркий свет, но не слепил.
   Аня вдруг поняла, что это - цель ее путешествия сюда. Да, что там сюда! Это цель ее существования. Откуда именно пришло такое осознание, она не поняла, да и не хотела разбираться с этим. Она знала одно - ей очень хорошо с этим камнем, и ничего больше ей не нужно.
   Краем глаза она заметила, что водный поток перестал светиться, как только она вынула минерал из него. Похоже именно камень насыщал ее светом. В пещере стало заметно темнее.
   Аня с улыбкой приложила минерал к груди, ощущая его силу и целебные свойства. Что-бы это ни было, оно приносило радость, силу, здоровье. Счастье.
   В таком странном полусне, она простояла с полчаса. И ей не нужно было ничего и никого.
  
   Однако, потихоньку, медленно, ее начало "отпускать". Вернулись привычные мысли, ощущения. Вместе с ними вернулись уже позабытые ценности и стремления. Она открыла глаза, и поняла, что находится в полнейшей темноте.
   Достала фонарик, включила.
   При этом, она мельком посмотрела на странный камень - минерал, зажатый в руке - он не светился больше. Похоже, что минерал обсох, и без воды не излучал свет и силу. Отец! Нужно вернуться наверх! Она пару раз оступилась, чуть не выронив фонарь. После чего решила не рисковать, и сосредоточилась на дороге.
   Наверху было все так же. Освещение присутствовало, а отец так и лежал на спине, однако уже шевелился и что-то бормотал.
   - Папа! - Аня убрала странный камень в карман, и подбежала к нему.
   - А? Пчелка? Что произошло? - Микко открыл глаза.
   - Ты упал!
   - Да? Ничего не помню.
   - Пришлось тебя вытащить из пещеры.
   - Спасибо, доча, - он привстал на одно колено, а затем поднялся полностью, держась за голову.
   - Как ты себя чувствуешь?
   - Значительно лучше, чем там внизу... - криво усмехнулся Микко.
   - Нужно уходить отсюда, пап. Пожалуйста.
   - Да, да, милая, конечно. Здесь явно опаснее чем я думал.
   - Хорошо, обопрись на меня, и пойдем.
   Микко прошелся пару метров, после чего отрицательно помотал головой.
   - Ненужно. Я в полном порядке.
   - Точно?
   - Точно. Силен как бык, - он улыбнулся и принял позу цирковых силачей.
   - Ну ладно, пойдем.
   - Аня, - сменив тон на серьезный, окликнул он ее.
   - Что, пап?
   - Там произошло что-то, о чем я должен знать?
   Энни на миг замерла, и незаметно для отца дотронулась до кармана с минералом.
   - Нет. Если не считать того, что ты упал в обморок от ручейка, - попыталась пошутить она.
   Микко молча и очень пристально посмотрел на дочь.
   Но та продолжала глупо улыбаться, и ничего больше не добавила.
   - Хорошо, - кивнул тот, - тогда идем скорее.
  
   Через минуту они стояли у двери запасного выхода. У закрытой двери запасного выхода, которая по всему должна была быть открыта.
   - Какого?.. Может ее закрыла и заперла автоматика? - предположила Аня.
   Микко, после бесплотных попыток повернуть колесо запора, задумчиво стоял, облокотившись на бетонную стену, плечом ощущая холод.
   - Ханс ничего не говорил про такую систему.
   - Но она заперта! Или заклинена. Я не знаю, как еще это объяснить. Кроме того, она открылась в будущем, помнишь?
   - Помню пчелка. Помню. И мне это очень не нравится. - Микко прислушался к внутренним ощущениям, попытался энергетически "прощупать" что твориться или находится за дверью. Но там ничего не обнаружилось. И никого. Неужели действительно это хитроумная блокировка дверей? В таком случае как ее снять? Или она снимается через определенное время сама? Вполне возможно. Только вот ждать у них нет времени. Абсолютно нет.
   Он прикинул в уме несколько вариантов, просчитал расстояние, время и направление.
   - Мы пойдем поверху.
   - Что? - удивилась Аня.
   Но Микко уже шагал к лестнице.
   - Да, да. Мы выйдем на поверхность через "парадный" вход. Дойдем до шахты запасного выхода, ну тот который перекресток. Спустимся по нему и дойдем до третьего бункера.
   - А если и там дверь заблокирована?
   У Микко пробежал холодок от ее слов.
   - Будем решать проблемы по мере их поступления. Все равно это лучше, чем сидеть здесь и просто ждать.
   Аня поспешила за отцом.
   - Это да...
  
   У главной входной двери бункера, Микко притормозил, и открыл щиток со стартером для генератора. Запустил руку куда-то вниз, что-то там нащупал, и с силой дернул. Раздался щелчок.
   - Это остановит генераторы через пару дней. Энергия здесь больше все равно не понадобится, - объяснил он по ходу действий. Аня кивнула.
   Микко ввел нужную комбинацию на кодовом замке двери, и крутанул вентиль. Запорный механизм сработал, и он не без усилия открыл дверь.
   Все тот же бетонный спуск в бункер, который видела Аня. Только не такой заросший и грязный. Они присушились, постояв на одном месте, но так ничего и не расслышав подозрительного, заперли дверь, и двинулись было к ступеням и полоске света.
   Но тут Аня задержала отца за рукав.
   - Подожди.
   Она достала зажигалку из своего набора для розжига, прибавила газ и чиркнула, зажигая. Подняла руку к бетонному потолку, начала медленно водить по нему, что-то вырисовывая.
   - Что ты делаешь? - спросил Микко.
   - Ну, мы же должны как-то попасть в бункер там, в будущем, - закусила губу Аня, - а иначе я не смогу впустить тебя, а ты спасти нас. Круговорот.
   Присмотревшись, Микко понял, что его дочка копотью рисует код для замка - "1935".
  
   Она закончила только через десять минут - нужно было давать зажигалке отдых, та слишком сильно нагревалась. Зато поднялась на поверхность Аня с довольным видом, и чувством выполненного долга.
   Наверху во всю светило солнце, в воздухе приятно пахло травами, а слабый ветерок обдувал их лица. Свежий воздух радовал глубиной запахов, и принес ни с чем несравнимое ощущение свободы. Учитывая их подземные приключения, это было особо чудесно.
   - Нам туда, - указал рукой Микко, успев сориентироваться.
   И они двинулись по направлению к общему запасному выходу. Преодолев начисто вырубленную поляну, они пролезли под колючей проволокой и углубились в лес.
   Пока они шли, Аня пару раз доставала минерал и украдкой рассматривала его. Ничего нового с ним не происходило, минерал оставался прозрачным, не светился и был холодным на ощупь, сколько бы она не пыталась его согреть в ладони. Зато теперь, на свету, она могла хорошенько рассмотреть и понять его форму. Больше всего он напоминал сердце птицы. Как в куриных потрохах, только крупнее. В том, что это был не обычный минерал Аня даже не сомневалась. Ей поскорее хотелось поэкспериментировать с ним, вновь окунув в воду. Но пока рядом был отец, она не рискнет этого делать. Кроме того, сразу возникнут вопросы о том, откуда он. А она, пожалуй, впервые в жизни соврав отцу, утаила от него эту информацию. Нет, нет, нужно подождать. Всему свое время.
  
   Они как-то неожиданно вдруг вышли на маленькую полянку. Скорее даже проплешину среди деревьев. И Микко явно ощутил наблюдающие за ними взгляды. Не один, а целый десяток, возможно даже больше.
   - Пчелка, стоп, - он вскинул автомат, и осмотрел ближайшие деревья с кустарником. Никого не заметил, но ощущение взгляда не ушло. Он обернулся к дочери, собираясь жестом показать, чтобы она уходила назад, и наткнулся на ее взгляд, смотрящий вперед, через Микко. Сильно удивленный взгляд.
   И тогда он посмотрел туда же. Нужно признать, он едва не выронил автомат, когда осознал кто стоит перед ними. И лишь слабый голос дочери сзади, подтвердил, что он не спит, и видит то же самое.
   Прямо перед ними стояло пять человек. Слева - двое мужчин одетых в советскую военную форму, справа - двое офицеров. Германских и финских войск. Ни у тех, ни у других не было знаков отличия, однако присутствовали кокарды. У одних в виде звезды, у других в виде серебряного черепа с костями и просто двухцветного круга. Все молчали. Все улыбались.
   Посередине и чуть впереди всех, стояла статная, темноволосая женщина, с точеными чертами лица, одетая в длинное, черно-красное платье, расшитое рунической вязью. В жилетке из волчьего меха, с капюшоном, откинутого сейчас на спину. Руки женщины были все в браслетах из косточек, веточек, камней. В правой она держала деревянный посох, который венчал самый настоящий ворон. Птица сидела неподвижно, лишь слегка поворачивая голову.
   Все это было столь неожиданно и странно, что Микко застыл, не смея пошевелиться.
   А Аня смогла выдохнуть лишь одну фразу:
   - Мама?
  
   - Прошу вас, не нужно резких движений, и необдуманных действий, - сказал один из советских офицеров. Он снял фуражку, и провел рукой по лысой голове. Его лицо показалась Микко знакомым. Кто-то из высшего эшелона власти тех времен?
   Продолжил говорить стоящий рядом, мужчина лет сорока, с маленьким усиками.
   - Вокруг поляны двадцать бойцов "Осназа", обученных и подготовленных к борьбе против "суперов", вроде вас. Пожалуйста, не нужно глупостей. Мы хотим только поговорить. Глеб? - он передал слово лысому.
   - Все верно. Мы знаем, что вы не из нашего времени. Мы знаем о ваших свехспособностях. Мы так же знаем, что вам удалось кое-что вынести из бункера номер два. Именно из-за этого, нас и интересует сотрудничество с вами. Поверьте, это и в ваших же интересах. Прошу вас, опустите оружие, и мы спокойно поговорим.
  
   Микко несколько секунд обдумывал сложившуюся ситуацию, пристально разглядывая женщину, стоящую во главе группы. Странная компания для нее. Сначала он действительно принял ее за свою супругу из будущего, мать Анны. На первый взгляд разницы не было. Но сейчас, хорошенько разглядев ее лицо и особенно глаза, он понял, что ошибся. Да, они похожи друг на друга, но сходство уходит, когда вдаешься в детали. Кто же она? Впрочем, сейчас нужно подумать, как выбраться из этой ситуации. А уже потом гадать кто и зачем.
   Он переместил вес на правую ногу, и нажал на спусковой крючок автомата. Пропела очередь, закончившаяся сухими щелчками - кончились патроны. Он выпустил оружие, давая ему повиснуть на ремне. Привычно начал входить в боевой транс, чтобы рвануть вперед, добить тех, кто еще был жив. Очередь должна была скосить большую часть, как он рассчитывал. Шаг вперед, еще один. Пространство привычно потекло патокой. Звуки ушли, вернее замедлилось их восприятие. Еще три шага, и он "раскачался" до второго уровня, уверенно продвигаясь к группе врагов.
   И вот тут произошло то, чего он совсем не ожидал. Все пятеро продолжали стоять как ни в чем не бывало. Причем, судя по скорости движения рук, частоте моргания и переминания с ноги на ногу они так же вошли в состояние боевого транса! Все офицеры совершили легкие движения корпусом, уворачиваясь от летящих в них пуль, финский офицер чуть присел. Все продолжали улыбаться. А странная женщина, не двинулась совершенно, хотя две пули летели прямо ей в грудь.
   Однако, не долетели. Они просто рассыпались в воздухе, превратившись в блестящий порошок, закрученными вихрями, опавшими вниз. Точно встретились с очень мелкой и крепкой сеткой.
   Все это Микко успел увидеть, понять, что его задумка не выгорела, и приготовился схватиться с ними в рукопашной схватке. И вот тут он словно налетел на кирпичную стену. Удар, и его отбросило назад, с онемевшими вдруг руками и ногами.
   Он повалился на спину, и потеряв концентрацию, вышел из боевого транса.
   С большим трудом вдохнул, приподнялся на локте, с удивлением и злостью смотря на пятерку людей.
   Подбежала Анна, присела рядом с ним. Она что-то говорила, но смысл слов не доходил до него. Он осознал только одну фразу, которую дочь шептала как заводная:
   - Это не мама. Это не мама.
  
   Офицер, которого назвали Глебом, помотал указательным пальцем из стороны в сторону, и грустно вздохнул.
   - Я предупреждал. Жаль, что вы не поверили. Но теперь-то вы готовы спокойно поговорить?
   Микко чуть привстал, заслоняя собой дочь.
   - Что вам нужно?
   - Вот это другой разговор, - удовлетворенно кивнул Глеб, и приглашающе вытянул ладонь, - прошу вас, Мистрисс.
  
   Женщина, едва уловимо шевельнула пальцами на посохе и начала говорить. Слова полились медом, в них хотелось вслушиваться, хотелось продолжения. С первого звука она завораживала слушателей. Микко пришлось приложить волевое усилие, чтобы вникнуть в смысл произносимого. И ему показалось, что она рассказывает сказку.
   - Много тысяч лет назад, еще во времена гигантов, здесь произошла битва богов. Тогда они были материальны, имели огромное влияние на эту реальность и на живущих в ней существ. Именно в этом месте, в несколько сотен километров были развоплощены десятки богов. Кто-то был среднего круга, кто-то меньшего. Однако, легенды, передаваемые в сказаниях и притчах, уверяют нас в том, что здесь погибло пятеро высших бога. Очень древних, сильных, индивидуальных. Части их тел, одежд и вооружения так и остались лежать на боле брани. И никто не мог зайти сюда и завладеть ими. Хотя множество магов прошлого пыталось это сделать. Они сгорали столь же быстро, как листок бересты в печи кузнеца. Они не знали всего, что сейчас известно нам.
   Минули тысячелетия, события тех времен забылись. Все занесло землей, заросло лесом, потом здесь вновь гремели войны, послабее. Боги ослабли. Человек становился все многочисленнее и сильнее. На Мидгард приходило все больше рас и народов. Появлялись новые полубоги, маги, и просто богатыри. Все менялось, человечество мельчало, по разнообразным причинам. И в итоге, мы пришли к тому, что существует сейчас. - Говорящая обвела взглядом окружающие их деревья.
   - Так или иначе, мне удалось отыскать три великих артефакта, которые позволят возродить одну из великих богинь тех времен. С помощью этих людей, кто стоит рядом со мной, мы воздвигли подземные укрепления, наняли людей для изучения их, организовали охрану. И вот сейчас, ты привел мне одну из Хранительниц.
   Она перевела взгляд на Анну.
   - "Нерожденное" дитя сверхвоина и ведуньи крайнего порядка.
   Микко, наконец сумел встать на ноги. Нахмурился.
   - Ты что-то путаешь. Моя жена, мать Анны - обычный человек.
   - О нет, воин, она далеко не обычная. Но то, как она ушла из старой жизни, и внедрилась в повседневную городскую - достойно похвалы. Впрочем, вскоре ей придется переехать, из-за некоторых событий мирового масштаба. И на новом месте, она встретит тебя. Наверное, даже влюбится. Хотя для нас это сложно, учитывая сколько мы уже существуем в этом мире.
   - Я не верю, - мотнул головой Микко.
   - Ты поверишь. Я хорошо знаю свою сестру. И я вижу, что ты так же заметил наше сходство.
   - Даже если и так, что тебе нужно от нас?
   - Все очень просто. Мне нужно, чтобы Анна стала Держателем серебряного сердца. Хранителем одного из трех великих артефактов. Только она может прикасаться к нему без последствий. Только она может использовать его, не опасаясь защитных Чар. Она станет вторым хранителем. Первый у меня уже есть, - она взглядом указала в сторону деревьев.
   Микко перевел взгляд, и увидел того самого старичка - оборотня, которого убил в будущем. Тот стоял, за деревьями, агрессивно сверкая глазами. Так значит он был охранником того бункера, хранящего один из артефактов. Вот зачем он пытался отвадить, а затем и убить Микко. Выполнял свою функцию.
   - Глупости. Я уверен, вы нас спутали.
   - Ну, да. Этот лес кишит пришельцами из будущего, одна из которых моя кровная родственница, забравшая древний артефакт. - В голосе колдуньи прорезался слабый сарказм.
   - Ничего она не забирала! Ведь так, пчелка?.. - он повернулся к дочке, и с ужасом понял, что все совсем наоборот.
   Аня медленно вынула из кармана минерал, и разжала руку. На ладони поблескивало "сердечко", играя в солнечных лучах.
   Микко обреченно закрыл глаза.
  
   - Не беспокойся, воин. Она важна для меня чуть ли не больше чем для тебя. Можно сказать, я люблю ее и буду оберегать всеми Силами.
   - Я могу остаться с ней? - выдохнул тот.
   - Увы, нет. Ты должен вернуться в "свое" время. И передать сообщение для моей сестрички, - Колдунья впервые улыбнулась. Гаденько улыбнулась. Микко даже передернуло.
   - Передай ей, что...
  
   Закончить она не успела. Прямо между ними полыхнула вспышка света. По ушам резанул грохот, как во время грозы. Развернулась объемная сфера, вбирая в себя Микко и Анну. Внутри отчетливо виделся силуэт в белом одеянии, который призывно развел руки. Они оба прижались к нему и зажмурились, даже не задумываясь о том, кто или что это. Громыхнуло еще раз, всех офицеров отбросило на пару метров назад, а колдунью заставило отступить на шаг и прикрыть лицо. Деревья вокруг обуглились, а часть попадало с вывороченными корнями.
   Сфера повисела еще мгновение, а затем схлопнулась, унося с собой и Микко, и Анну с "сердцем" в руке. В последний момент до их слуха донесся рык колдуньи, у которой вырвали столь желаемое прямо из-под носа.
   Она бессильно подбежала к месту, где только что стояли двое пленников, еще раз зарычала со звериным блеском в глазах, и гневно ударила посохом о землю.
   - Обыграла! Обошла! - она попыталась активировать заклинание слежки, но ничего не вышло. Словно она находилась в Пустоте, без питающих потоков Силы, а не Земле. Место было буквально выпотрошено, в энергетическом смысле. Ни одно заклинание здесь не могло сработать. Нулевая зона.
   - Все продумала, сестра? Стерва... Ну ничего, ничего. Это еще не конец! Не конец! - она резко вскинула посох.
   Над лесом взлетел черный ворон, гонимый волей хозяйки. Он немного покружил над выжженным пяточком леса, а затем, рассыпавшись на восемь копий, разлетелся по всем сторонам света.
  
  
  
  
   Эпилог.
  
   Они почувствовали, как земля ушла из-под ног, затем стало очень светло, настолько, что глаза не выдерживали даже сквозь закрытые веки. Но ни Анна, ни Микко не посмели поднять руки, чтобы заслониться. Они крепко держались за того, кто находился внутри вихря. Им показалось, что они взлетали, а затем падали. И вновь взлетали. А затем все закончилось. Резко, сразу, и без каких-либо звуковых эффектов.
   Свет вдруг прекратил бить в глаза, вернулись ощущения тяжести, и они смогли вдохнуть. Осторожно открыли глаза, осмотрелись.
   Помещение, где они находились больше напоминало средневековую залу. Стены из крупного камня, длинные гобелены, свисающие из-под самого потолка. А потолок был очень высоко. На полу лежали красивые ковровые дорожки. Но не везде, а как-то выборочно. У стен стояли гигантские стеллажи, на которых покоилось множество книг, разного размера и толщины. Прямо по середине зала стоял большой круглый стол, с деревянной подставкой для книг, несколькими подсвечниками, а также большим количеством чаш, колб, баночек, пучков трав, оторванных лапок различных мелких животных. Коробочки так же были, и про них можно, при желании написать отдельную поэму. Разнообразию и количеству их мог бы позавидовать любой супермаркет.
   Но все это Микко с дочкой отметили мельком, главным образом рассматривая на того, кто их сюда переместил.
   - Сашенька?
   - Мама?
   Стоящая перед ними женщина была как две капли воды похожа на колдунью, встретившую их в лесу, однако, она неуловимо отличалась. Белыми одеяниями, так же расшитыми рунами, украшениями, волосами - они были белыми, и, наконец - глазами! Без сомнения, это была их Александра - супруга и мать. Только вот выглядела она значительно моложе. Или это они успели подзабыть ее лицо.
   Она стояла улыбаясь, и так же внимательно рассматривая парочку спасенных.
   - Ну и кто из вас Хранитель? - певуче спросила женщина.
   Аня неуверенно подняла руку с зажатым в ней камнем.
   - Прекрасно, а ты, должно быть ее страж? - она скривила правую бровь, - и мне кажется я вас знаю. Напомните?
   Микко даже растерялся, но вовремя спохватился и ответил:
   - Александра, это я, Миша. Твой Миша. Мы женаты уже двадцать лет. А это Анна - наша дочь. Ты не помнишь? Я не понимаю, как ты оказалась здесь в тридцатых годах двадцатого столетия, но это определенно ты.
   Женщина удивленно вскинула голову, внимательнее вглядываясь в стоящих напротив. Потом отступила к столу, взяла в руки большой шар на металлической подставке. Что-то пробормотала себе под нос, взглянула внутрь шара, затем сквозь него на них. Поставила его обратно на стол. Снова улыбнулась.
   - Вот как, - она задумчиво обошла их, словно хотела рассмотреть подробнее со всех сторон. - Странно. Это на меня не похоже. И имя мое Ассандри. Хотя в девочке я чувствую родственное. А в тебе, воин, вижу пересечение.
   - Да, в будущем. Мы познакомимся на...
   - Не говори! - вскинула она руку. - Этого вполне может и не произойти со мной.
   - Как же не может, если уже произошло? Лет через пятьдесят. Вот доказательство, - он положил руки на плечи Анне.
   Женщина в белом, с такой глубинной грустью взглянула на него, что у Микко на миг сжалось сердце.
   - Ты считаешь, что время - это прямая? Это далеко не так. То, что произошло в вашем... Ответвлении, назовем это так, не обязательно произойдет в других. Но я чувствую нашу связь с тобой даже сейчас. Это означает, что шансы велики. Сколько ты говоришь? Пятьдесят лет? Ждать совсем не долго. Ты меня даже заинтриговал. А это никому не удавалось уже долгое время.
   Она подошла к ним вплотную, и приподняла голову Анны за подбородок.
   - Дочка, говоришь? Ну, да. Все сходится, если ваши слова - правда. Дитя Воина и Ведуньи. И в данном моменте ты еще не родилась. Как же так получилось, что вы оказались здесь?
   - Та, женщина в лесу...
   - Мазжарра? Моя ослепленная властью сестра. Да, она могла устроить подобное. Это в ее стиле.
   - Она не найдет нас здесь? - обеспокоенно спросил Микко.
   - Найдет. Не быстро, но найдет.
   - Что нам делать? Куда бежать? Помоги нам!
   Ассандри рассмеялась во весь голос, и им показалось, что в зал ворвалась весна. Смех разогнал последние страхи.
   - Кончено я помогу вам. Но для начала, вы должны узнать, что именно вы Храните. И почему так важно не дать ему попасть в руки Мазжарры.
   - Она рассказала о богах, о битвах, и о том. Что это - часть сильной богини.
   - Как всегда, она поведала вам лишь часть того, что полезно ей. Идемте в гостиный зал, я накормлю вас, и расскажу все, что нужно.
  
   Гостиный зал, где они разместились оказался практически таким же, как и зал где они появились. Только здесь присутствовал огромный камин, в котором весело потрескивали поленья. Окон зал не имел совсем. Освещался же множеством сфер, расположенных по периметру. От чего они горели было не ясно, но учитывая последние события, Микко предположил, что магическим усилием.
   Стол был богато заставлен явствами. Фрукты, овощи, пироги, просто хлеб. И ни одного блюда из мяса. Однако, проголодавшимся гостям было не до выбора. Анна начала с удовольствием уминать все, до чего могла дотянуться. Микко же сдержано взял яблоко, и сосредоточенно грыз его, внимательно рассматривая хозяйку этого странного места.
   - Тридцать тысяч лет, - начала ведунья, - примерно столько прошло времени с момента как видели последнего Бога на этой земле. Все, кто был после этого лишь называли себя ими. Но фактически богами не являясь. То, что хочет свершить Мазжарра - опустит эту ветвь Мира в разрушение и Тьму. Она хочет воскресить древнюю богиню ужаса и разрушения. Иишха. Самое страшное, что это бог не из нашего Мира. Она явилась вместе со своими собратьями из соседнего измерения, собираясь перекроить здесь все по своей мерке. Так как было у них там. Их же измерение погибало, и отступать им было некуда.
   Наши Боги, в те времена, крайне сильные, встали на защиту Мидгарда, и отстояли его, как вы видите. Захватчики были развоплощены, уничтожены, а часть выброшена в пустоты Хаоса.
   Если Иишха сейчас восстанет, ее некому будет остановить. Люди давно забыли своих родных богов. Они ослабли, стали лишь воспоминанием в далеких преданиях и сказках наших бабушек.
   Я не верила, что увижу, или тем более поучаствую в этих событиях, но по миру давно ходит легенда, что придет Хранитель, с сердцем Мары в руках. И будет оно ему подвластно, и сможет он воскрешать и призывать. И в итоге, мир вновь заиграет красками. Либо красками Света. Либо красками Тьмы. И зависеть это будет от того, какой путь выберет Хранитель. Но должен он быть еще не рожденным, и иметь Сильных родителей. Богатыря-воителя, и ведунью.
   - Так забери его себе, это сердце! - Аня протянула руку с камнем.
   Ассандри отпрянула назад.
   - Не все так просто, дитя. Энергетическая вязь судеб сложна. И лишь твоя способна выдержать прикосновение его. Любой другой будет уничтожен. Именно для этого тебя и заманивала моя сестра. Никто, кроме тебя не сможет его использовать.
   - Даже ты?
   - Даже я. Да, что там я. Другим Богам так же врятли оно будет подвластно. Разве что Роду, создателю, но он давно не проявлял себя здесь. Может наблюдает за нашей возней, и тем развлекает себя. А может сотворил другой Мир, и перенесся в него. Но это сомнительно. Исчезни Род - схлопнется яйцо мироздания, Хаос поглотит здесь все.
   - Странные вещи ты говоришь. Непривычные, - улыбнулась Анна, - разве Бог не един?
   - Бог один. И он создал этот мир, людей и сущности, которых раньше так же называли Богами. Только все религии это исказили в свою пользу, и все для управления людьми. Для упрощения понимания, для стандартизации сознания, для поглощения их энергии. Создали новые... Как это по-современному? Эгрегоры. А верхушки сейчас питаются этим, доя людей по-всякому. Истинные Боги, защитники Мидгарда разбрелись по разным Мирам. И силу набирают другие, пришлые.
   - А ты бы хотела, чтобы они вернулись, родные Боги?
   - Да, милая. Я бы этого очень хотела. Тогда у нас вновь наступит "Сварожий день", и все горести уйдут. А я обрету покой со своими пращурами.
   - Что для этого нужно?
   Ассандри рассмеялась еще звонче предыдущего.
   - Ты просто чудо, дитя! Ты знаешь, что спрашивать. Бьешь прямо в исходную точку. Хорошо. Я скажу, что я задумала, и куда я хочу вас отправить. Конечно с вашего согласия. Если захотите отказаться - только скажите, и я выпущу вас здесь.
   - Чтобы нас вновь поймала Мазжарра? - нахмурился Микко.
   Ведунья неопределенно пожала плечами.
   - Ясно. Тогда рассказывай свой план.
   - Нам нужно вновь призвать наших Богов. Для этого, необходимо поговорить и позвать Доброгоста - посланника Богов. Нечто вроде связного. Если убедить его помочь - он сам облетит остальных Богов, передавая важную новость.
   - Как же его убедить?
   - Для этого у вас есть Хранитель, и "сердце". И еще мое отражение в том Мире.
   - Стоп, я не понял.
   - Вы отправитесь в иной Мир. Там нужно будет отыскать Доброгоста, поговорить с ним, и ждать возвращения Богов. Для помощи вам там, а также для связи - существует моя другая ипостась, так сказать. Я едина во всех Мирах, но каждая "Я" обладает своим собственным характером и волей. Однако, общее направление у нас одно.
   - А почему ты сама не можешь отправиться с нами?
   Ведунья грустно посмотрела на Анну.
   - Упрощенно говоря, я не могу нарушать баланса вселенной. Я не обычный человек. Я вообще не человек уже давно. Если две мои ипостаси встретятся в одном измерении, получится дисбаланс. И тогда... Может произойти страшное. Для меня в первую очередь.
   - Понятно.
   - Так, мы решим сразу две задачи. Спрячем вас и "сердце", и призовем Богов обратно. Ну а после того, как боги вернутся и установят "правду" здесь, вы сможете без опаски вернуться...
  
   Стены зала, вдруг затряслись, словно от взрывов. С потолка посыпалась пыль, а со стен упало несколько светильников.
   - Быстро же она нашла нас! - встрепенулась Ассандри. - Слишком быстро! Похоже ей помогает кто-то посильнее нашего уровня! Быстро, обратно в мою рабочую залу!
   Они вбежали в зал с огромным столом, когда стены вокруг уже ходили ходуном, и казалось вот-вот развалятся.
   - Поторопитесь! Встаньте сюда! - она указала на белый круг, с руническими письменами по периметру.
   Микко с Анной послушно вбежали в центр, и встали, держась друг за друга.
   - Ничего не бойтесь! С вами Боги!
   - Как мы найдем тебя там?
   - Вот, возьми, - Ассандри сняла один из амулетов и протянула Ане. Обычный стеклянный шарик в серебряной оправе. Но внутри светился маленький огонек, - искра указывает направление и расстояние до меня тамошней! Просто сосредоточься на желании увидеть меня вновь!
   Она взмахнула руками, отскочила назад, и начала нараспев читать Наговор:
   - Встану пред горой, раскину руки, встану пред лесом, взмахну рукавами! Велеса мудрого на помощь спрошу, Сварога батюшку защитить попрошу. Раздвинутся горы, стлеет весь лес, откроется зеркало, впитает в...
   Дальше они уже ничего не услышали. Голос ведуньи утих, а все вокруг пошло кругами, как на воде. Казалось, само пространство выгибается перед ними. И-и-и хлоп. Словно выключатель сработал. И зажглась совсем иная картинка.
  
  
   В другом Мире.
  
  
   Вокруг них гудел город, ходили люди, большинство улыбалось, смеялось. Они стояли на углу дома, с удивлением рассматривая широкую улицу с фонарями и современными автомобилями. На них пару раз с интересом оглянулись - они заметно выбивались по одежде, и Микко благоразумно отступил в тень переулка, утянув за собой дочь.
   - Где это мы?
   Прямо напротив них висел огромный информационный экран, с которого смотрела девушка с лучезарной улыбкой. Она читала текст, но его понимал только Микко. И содержание этого сообщения ему совсем не понравилось. Как и черно-красная повязка на ее рукаве.
   - Доброго дня, подданные Всемирного Великого Рейха! Сегодня третья суббота августа, две тысячи двадцатого года, и я искренне желаю вам хорошего настроения в этот день! Вечером ожидаются легкие осадки, и понижение температуры, захватите с собой зонты... Напоминаю так же, что всем прибывшим в Берлин боевым колдунам на ежегодный съезд "Hexenwaffe", необходимо зарегистрироваться в комендатуре...
   - Твою мать... - Микко скосился на дочку, и продолжил, - ...бы сюда. Чтоб посмотрела куда нас зашвырнула.
   - Что-то меня мутит после перемещения, - Аня оперлась рукой о кирпичную стену.
   - И меня, пчелка. Но совсем от другого...
  
   18.08.2017
  

Оценка: 8.17*8  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Ю.Уленгов "Путь в Альвиору" (ЛитРПГ) | | А.Мичурин "Еда и Патроны. Прежде, чем умереть" (Постапокалипсис) | | В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2" (Боевик) | | А.Каменистый "Весна войны" (Боевая фантастика) | | В.Екатерина "Истинная чаровница " (Любовное фэнтези) | | Triangulum "Сожённый телескоп" (Научная фантастика) | | Н.Новолодская "На грани миров. Горизонты" (Боевое фэнтези) | | А.Каменистый "Исчадия техно" (Боевая фантастика) | | В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа" (Боевик) | | Д.Владимиров "Парабеллум (вальтер-3)" (Постапокалипсис) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"