Осянин Сергей: другие произведения.

Bunker.02 / Hexenwaffe

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение истории о девушке Анне, ставшей непосредственной участницей борьбы Богов. В этот раз ей придется противостоять мировой тирании альтернативной реальности. Но у нее есть друзья, Сила и важная цель, которую нужно достичь любой ценой. (Часть первая)


   Bunker.02/Hexenwaffe.
  
   Часть первая.
  
   Двое против Рейха.Zwei gegen das Reich.
  
   Великий город Берлин гудел в своей обеденной суете. Солнце стояло высоко, поливая теплом и светом столицу Рейха. Лишь далеко на севере начинали сгущаться тучи, пока еще очень далеко, но часов через шесть, они обязательно дойдут и до города. И тогда ливневые струи смоют всю пыль и грязь с улиц мегаполиса. Впрочем, в этом не было особой нужды, так как весь город ежедневно чистился и мылся сотрудниками городского обслуживания. Используя новейшие роботизированные машины, включая воздушные, они один раз в сутки очищали улицы. Здоровье подданных Рейха было особо важно, поэтому на это не жалели ни средств, ни времени.
   В этот субботний день, как обычно, люди выходили из домов на прогулки и всеобщие увеселения. Парки работали без отдыха, кинотеатры в модной сейчас системе "Geistesgegenwart" или сокращенно "GGW" показывали фильмы круглосуточно. Система стала популярна несколько лет назад, после того, как один из колдунов-визуалистов, испробовал чары на своей семье, создал целую систему, а затем передал патент на благо родного Рейха. Конечно же добровольно, ведь каждый подданный Рейха в первую очередь, трудится на благо и процветание своей страны.
   Обычные прогулочные парки так же были забиты людьми. Все мерно прогуливались между озерками, проходя по мосткам, а то и проплывая под ними на общественных лодках.
   Особое возбуждение в эти выходные наводил тот факт, что в Берлин съезжались сильнейшие колдуны Рейха. А это означало, что после стандартного заседания высших чинов "Hexenwaffe" в Рейхстаге, будут проведены выступления и соревнования между колдунами на центральном стадионе. Вопрос "кто победит в этом году?" занимал жителей Берлина и его приезжих гостей, значительно больше, чем тревожные вести с восточных границ Рейха.
   Все, о чем сейчас могли говорить праздные жители города - это кто из колдунов имеет большие шансы на победу, кто красивее, кто опытнее. А кто имеет особое благосклонное отношение фюрера.
   Между тем, множество людей не отдыхало в этот день. Они несли службу, обеспечивая покой и безопасность гражданским. Полицейские наряды были усилены, а также на улицы столицы были привезены и выпущены военные. Молодые ребята, из штурмовых отрядов красовались своей формой перед молодыми девчатами, с улыбками косящимися друг на друга. Последняя война отгремела восемь десятков лет назад, и даже военные расслабились, поддавшись мирным настроениям. Но, порядок есть порядок. Если пришел приказ - солдат, да и любой житель, обязан подчиниться.
   Празднично одетые улицы, были дополнительно увешаны флагами, вымпелами и портретами нынешнего фюрера. И без того красочные клумбы, расцвели еще большими красками, а торжественная музыка прерывалась лишь для очередных новостей.
   Оппельнер штрассе, не была одной из центральных улиц. Здесь не располагалось огромных торговых центров или богатых ресторанов. Однако она являлась одной из старейших в городе, и могла похвастаться старинными зданиями, хоть и отреставрированными под современный стиль. Все равно, архитектура осталась, прекрасная даже сейчас, спустя столько лет.
   По ней, в эту субботу, ходили люди, в большинстве своем праздно, но были те, кто спешил на работу или службу. Их можно было легко определить по целеустремленному взгляду, и спешащей походке. Редкие электромобили проезжали так же не спеша, даже те, что выполняли свою работу - доставщики или такси.
   Кроме этих, обычных передвижений, сегодня на улице неуловимо что-то добавилось. И пусть заметили это не все, но и удивляться особо было нечему. Тем более, что люди здесь проживали воспитанные, у которых тыкать пальцами в отличающихся от них людей было попросту не прилично. А дело все в том, что на углу одного из домов, вдруг обнаружилась пара странно одетых людей. Мужчина, лет тридцати пяти с приятными чертами лица, темными волосами и сильной небритостью. И девушка, на вид которой можно было дать не больше двадцати, и то из-за ее усталого и растерянного вида. Одеты они были, прямо скажем, не по-городскому, старинные военные плащи, у мужчины - рюкзак, а особо любопытные разглядели висящий на боку старинный автомат.
   Самое логичное объяснение пришло на ум сразу - это исторические реконструкторы, нарядившиеся перед праздником в одежды военного периода, и вышедшие подивить людей на улицах города. Такое частенько происходило на значимых событиях.
   Прохожие улыбались этой парочке, и шли дальше. Молодежь приветственно махала руками, и салютовала, приветствуя "героев войны".
   Двое странных субъектов, однако, хорошо вошли в роль хмурых и серьезных воинов Рейха. Они не отвечали на приветствия, и вскоре совсем исчезли с улицы, углубившись в темный переулок. Здесь стояло несколько баков для технического мусора, и баки для сбора одежды. Оглядываясь по сторонам, они спрятались за один из этих огромных металлических контейнеров, и уселись прямо на асфальт. Нужно сказать, очень чистый асфальт, хоть и холодный.
  
   - Что будем делать? - Анна то и дело поглядывала за угол их укрытия.
   Микко задумался, проматывая в голове все, что успел увидеть и услышать в этом мире. А действительно. Что им делать? Они только что были сюда заброшены ведуньей с помощью мощнейшей магии из их родного мира, где, к слову сказать, никакого Мирового Рейха в 2020 году не было и быть не могло, так как фашистскую германию победили в 1945 году. Одно это выбивало из колеи, не давало сосредоточится. Но, как говорил один герой - не бывает безвыходных ситуаций. Итак. Заброшены впопыхах, в попытке спрятать их от колдуньи, решившей призвать древних чужих Богов, получить при этом власть и могущество, но отдав Землю на растерзание этим тварям. И так получилось, что у его дочки - есть дар - она умеет хранить и использовать древнейший артефакт - сердце Мары. Тот самый артефакт, с помощью которого над ним самим проводили опыты. После них он и стал сверх-человеком. Сильнее, быстрее, выносливее других людей. К тому же живущим значительно дольше. Сейчас ему должно было быть уже восемьдесят четыре года! А он выглядит и чувствует себя как тридцатилетний.
   Светлая ведунья, которая переместила их сюда, к слову была матерью Анны, хотя сама об этом в тридцатых годах двадцатого века еще не догадывалась. Однако, хитро расставленная ловушка ее сестры - той самой колдуньи, что охотится за ними, позволила переместиться во времени и стать Анне "той, что еще не родилась". Тем самым, исполнив предсказание, Аня должна была стать Хранителем "сердца Мары", и ожидать прихода третьего и хранителя. После этого, колдунья Мазжарра смогла бы провести ритуал воскрешения павшей некогда богини разрушения Иишхи.
   Чтобы не позволить ей сделать это, ведунья Ассандри и отправила их в соседнее измерение, в котором, по ее мнению, обитает их родной бог Доброгост. Только он способен облететь всех остальных славянских богов, и призвать их обратно в Мидгард-Землю, для ее защиты. Уходя в спешке, она снабдила их лишь магическим "компасом", который указывает направление и расстояние до "двойника" ведуньи в этом мире. Именно ее проекция должна помочь им в поисках Бога здесь. Через нее же, можно будет связаться с Ассандри в их родном Мире.
   И вот, сейчас, они сидят за мусорным баком посреди крупнейшего города Рейха, без паспортов, связей и каких-либо знаний о том, что сейчас вообще происходит в мире.
   - В первую очередь, нам нужно обзавестись одеждой, чтобы не выделяться из толпы. Во-вторых, нужно понять, как здесь работает система правопорядка и контроля за жителями. Ну и третье - обходя эту систему, попытаться пробраться к нашей дорогой мамочке.
   - До ее копии, - поправила его Анна.
   - Не суть, - Микко выглянул сверху бака. Присмотрелся к стоящему рядом пластиковому баку. Прочитал надпись и чуть улыбнулся.
   - Прекрасно. Кажется, с первым пунктом мы сейчас разберемся. Идем.
   Они пригнувшись перебежали к баку - сборнику одежды, и открыв крышку, стали вытаскивать пачками штаны, рубашки, футболки. За баком, они умудрились переодеться, хоть и не так быстро, как того хотелось. Их размер далеко не всегда совпадал со вкусом. В итоге, Микко стоял в немного мятой голубой рубашке, темных штанах строгого покроя и легкой жилетке. Ремень пришлось снять со старых брюк, а также оставить ботинки. Но они хорошо гармонировали, только нужно было хорошенько протереть. Все важное содержимое своего рюкзака он переложил в найденный подростковый. Туда же засунул автомат. И отдал Анне. Себе оставил нож и люгер, которые положил в карманы. Жилетка удачно скрывала оттопыренный карман.
   Аня так же преобразилась. Теперь на ней были синие подростковые штаны, очень смахивающие на джинсы, белая футболка и рубашка на выпуск с длинными рукавами, которые она закатала. Она одела рюкзак и стала совсем как гуляющие неподалеку подросток. Не хватало только значка с символом Рейха и знания германского языка.
   И если с первым Микко мог бы справится, то второе ему в данный момент было не под силу. Нужно было отправлять дочку на обучение в класс германского. Нужно было! Или самому ей заниматься. Но нет - английский был важнее. Ладно, выкрутимся.
   - Аня, запомни. Теперь ты Ханна. Постарайся не разговаривать со мной на людях. Если что, я скажу, что у тебя проблема с горлом, и ты не можешь разговаривать.
   - Хорошо папа. Как зовут тебя?
   - Допустим, Михаэль Леопольд Лукас Вильманн.
   Аня подавила смешок.
   - Так Михаэль или Леопольд?
   - Ладно, ладно. Оставим просто Михаэль Вильманн. Значит ты тоже Ханна Вильманн.
   - Йа волль, папочка.
   - Только не вздумай так говорить при других людях. Твое произношение выдаст нас с головой.
   - А мне кажется я правильно сказала.
   - Анна Михайловна!
   - Поняла, я поняла. Буду молчать в шапочку.
   Он вдохнул и шумно выдохнул.
   - Давай сверимся с компасом.
   Аня достала из-под футболки магический амулет в виде прозрачного шарика, и приподняла на уровне глаз. Маленькая светящаяся точка указала в противоположную сторону от их места появления, сияя при этом прерывисто.
   - Примерно раз в две секунды, - замерил Микко.
   - А там горел не переставая, - подхватила рассуждения отца Аня, - значит, чем ближе мама... В смысле, ее клон. Тем чаще огонек мигает. А куда он показывает относительно середины сферы, там она и находится. Я так думаю.
   - Я тоже.
   - Значит, идем по нему?
   - Идем. Другого ничего не остается. Хоть она и может находиться на другом материке. Мы же не знаем отношения между частотой мигания и расстоянием.
   - Других вариантов все равно нет, - пожала плечами Аня.
   - Пчелка. Я хочу, чтобы ты поняла нашу ситуацию. Мы в неизвестном месте. Мы не знаем, что это за мир и как он относится к чужим. Поэтому я хочу, чтобы ты считала все вокруг враждебным и опасным. Мы должны слиться с окружением, по возможности стать своими. И сейчас главное узнать где мы находимся, и где можно найти комнату для ночлега.
   - Хорошо пап. Я все поняла.
   Он взял ее за плечи и посмотрел в глаза.
   - Еще я хочу, чтобы ты пообещала мне - если придется бежать, а я не смогу - ты убежишь, и сделаешь все, чтобы добраться до "мамы". Даже если мне будет угрожать опасность.
   - Хорошо.
   - Пообещай.
   - Обещаю, - сказала она, скрестив пальцы за спиной.
  
  
   На них никто не обращал внимания. Люди кругом были крайне доброжелательные, и очень разговорчивые. И занятые своими собственными делами, как и в любом большом городе. Продвигаясь вдоль зданий, Микко шел под руку с дочкой и впитывал все, что видел и слышал. Правила дорожного движения, манеру разговора, основные темы разговоров. Как люди двигаются, чем занимаются. Какие газеты читают. Хотя бумажных изданий было очень мало. Преобладали электронные устройства типа планшетных компьютеров, только выполнены они были на материале типа твердого пластика. Интересно, что никакого источника питания, на подобии аккумуляторных батарей он не заметил.
   Так же, он различил еще два популярных вида устройств. Клипсу - переговорное устройство с выдвигающимся экраном все из того же пластика. Экран полукругом подходил к глазу говорившего, и возможно передавал картинку. Или дополненную реальность. Пока это было не ясно.
   Второе устройство браслет - бумажник. Таким устройством люди проводили над приемником после совершения сделки в ларьках или автоматах. Интересно, у них вообще нет наличных, или это дань моде? Если здесь вся оплата происходит безналичным путем - плохи их дела. Даже поесть не получится, не говоря уже о ночлеге в отеле.
   Пока, что они продвигались примерно в ту сторону, где по мнению "компаса" находилась Ассандри не заботясь особо о точности перемещений.
   Пару раз Микко замечал военный патруль, по два - три человека, расхаживающих среди жителей. Ничего особенного он не заметил - молодые ребята, лет по девятнадцать, в черной форме. Все с теми же добрыми улыбками на лицах, как и у окружающих. Только у каждого на поясе висит кобура и телескопическая дубинка. Странно, если это военные, зачем им дубинки. В том, что это были не полицейские он был абсолютно уверен. Полиция здесь ходила в белой форме и имела на погонах прицепленные рации. Вот их нужно было опасаться в первую очередь. Полиция знает свой город на зубок, в отличие от этих вояк. А также повадки жителей. Любая мелочь может их выдать.
   А эти ребята, пригнанные сюда, по-видимому с ближайшей военной части, были лишь усилением. Из обрывков разговором, ему удалось понять, что в городе завтра будут какие-то соревнования. Очень значимое событие. А на любое событие, в крупных городах усиливали охранные меры, в любые времена и любых Мирах. И им нужно бы оказаться как можно дальше от места этих событий. Желательно за городом.
   С натянутой улыбкой, они дошагали до реки и встали, облокотившись на чугунные перила. Микко шепотом передал дочке свои мысли:
   - Нужно выбираться из города. Сегодня и завтра, здесь усиление в виде патрулей и какое-то большое событие. Соревнования, наверное, типа Олимпийских игр. Нужно дойти до окраины города и посмотреть, удастся ли выбраться из него.
   - Угу, - приняла информацию Аня.
   - Пчелка, я знаю. Что ты очень устала и хочешь кушать. Но тебе придется потерпеть. За городом я попытаюсь раздобыть что-нибудь съестное, и ночлег. Здесь все оцифровано, даже расчет за услуги и товары.
   - Угу, - более грустно прогундела Аня.
   - Ну тогда, покажи компас и двинулись дальше.
  
  
   Главное управление имперской безопасности.
   Берлин. Принц-Альбрехтштрассе.
   IV управление
   13:32
  
   - Господин штурмбаннфюрер! Разрешите?
   Сидящий за столом человек с серыми глазами, узкой, но выдающейся челюстью с ямкой, а также прямым носом пригладил светлые волосы и на мгновение оторвался от экрана компьютера.
   - Что у вас, Пауль? - он приглашающе махнул рукой, и потер уставшие глаза.
   - Мощная вспышка магической силы! Прямо в центре города. Сканеры зашкалили, один вышел из строя!
   - Очередной генерал Хексенваффе куражится? - со скукой в голосе поинтересовался хозяин кабинета. Он же начальник четвертого управления, Вальтер фон Зандхаммер по прозвищу "Мертвая голова".
   - Не похоже господин штурмбаннфюрер, - покачал головой Пауль и положил перед своим начальником цифровой лист, - посмотрите на это.
   - Хм... Параметры как при открытии портала... И манавзрыве одновременно. Скорее всего кто-то из колдунов прилетел, экономя время. Пошлите группу быстрого реагирования и следователя. Пусть все проверят. И больше ко мне с подобным не обращайтесь. У нас есть для этого специальный отдел.
   - Прошу прощения, господин штурмбаннфюрер, более этого не повториться, - помощник главы отдела извинительно кивнул, забрал лист пластика, развернулся и чеканя шаг направился к выходу.
   Вальтер смотрел на своего адъютанта, с задумчивостью старого волка. Почему он известил его напрямую? Подобный инцидент был почти рядовым, и случался часто, учитывая постоянно базирующуюся часть колдунов в Берлине. И все же, он доложил сразу начальнику управления. Минуя все возможные предписания. А Пауль не был простым солдатом. Значит что-то почувствовал. Вальтер прислушался к своему внутреннему голосу, и произнес уже в почти закрывшуюся дверь.
   - Пауль!
   - Да, господин штурмбаннфюрер?
   - Оставьте материалы дела. И перешлите мне записи с камер наблюдения, если они там были.
   Пауль молча выполнил приказ, и кивнув, вышел из кабинета.
  
  
   Оппельнер штрассе
   Место магического инцидента N342
  
   Полицейские машины перегородили улицу, а уходящий во внутренние дворы переулок, огородили бело-желтой лентой. Полицейские лениво болтали около патрульных электромобилей, ожидая подразделение из Гестапо. Это было совершенно нормально для них. Не первый раз их заставляют выполнять работу другого отдела. Впрочем, обсуждать приказы у них было не принято. За подобное могли и вышвырнуть из рядов доблестной имперской полиции. Поэтому четверо мужчин, увлеченно обсуждали вчерашние серии знаменитого на весь Рейх сериала.
   Через четверть часа, к месту подъехал черный микроавтобус, без каких-либо опознавательных знаков или проблесковых маячков. Остановился, с боку отодвинулась широкая дверь, на половину кузова. И из него начали выходить специалисты. Пятеро, в защитных костюмах, с различным оборудованием в руках, сразу же разошлись по периметру огороженного участка. А еще один, в обыкновенном костюме серого цвета, не спеша осмотрелся, надел узкие очки-компьютер и пошел к патрульным.
   - Что-нибудь подозрительное?
   Полицейские вытянулись по струнке, и отсалютовали.
   - Никак нет, господин следователь.
   - Люди со странным поведением? Животные? Вспышки?
   - Ничего такого.
   Следователь кивнул.
   - Оставайтесь в оцеплении. Никого не пропускать, - он развернулся к переулку с мусорными баками, - и узнайте адрес той милой старушки, что смотрит на нас с третьего этажа соседнего дома.
   Полицейские одновременно повернули головы в искомом направлении, но заметили лишь задергивающуюся занавеску.
   - Да, да. Именно ее. Выполняйте.
   Он внимательно осматривал тротуар. Среди повседневной пыли и мелкого мусора, типа перьев голубей, он увидел странные полосы темной земли. Присел на корточки, приглядываясь более внимательно. Небольшие, и порядком растащенные прохожими. Но все же, было абсолютно очевидно, что это чернозем с подошв. Форма ботинка четко вырисовывалась на очках дополненной реальности.
   Следователь еще раз осмотрелся вокруг.
   - И ни одной клумбы в поле зрения. Интересно.
   Он поднялся и окликнул одного из специалистов.
   - Максимилиан, возьмите анализ этой земли.
   Тот утвердительно кивнул, и направился к машине за необходимым оборудованием.
   - Обязательно обыщите мусорные баки, и бак с одеждой на переработку. А я пока навещу одну очень милую старушку, - он повернулся к подбегающему сержанту полиции, в руке у которого лежал пластиковый лист с адресом.
  
  
   Новые жилые районы. Северо-восток Берлина.
  
   - Дома совсем изменились, - шепотом сказал Микко, повернув голову к дочке.
   Та смогла лишь устало моргнуть. Она совсем потеряла боевой запал, и силы. Нужно срочно находить ночлег. Они шли не останавливаясь около четырех часов. Улыбаться устали через два, а осторожничать через три. Сейчас же они вышли в район с очень чистыми, красивыми домиками, выстроенными по одному проекту. Наверное, здесь проживают счастливые семьи Берлинского середнячка. Доктора, юристы, профессора. Все те, у кого заработок выше среднего.
   Что интересно, за все свое путешествие они встречали мало машин. Нет, движение здесь было и весьма сносное, но не такое как они привыкли видеть в крупных городах своего мира. Кроме того, автомобили здесь передвигались практически бесшумно. Что наталкивало на мысль, что они использовали электроэнергию. Или какую другую энергию.
   Так или иначе, личный транспорт здесь преобладал в виде различных видов велосипедов, самокатов на той же бесшумной тяге, или кресел на колесах. Или пользовались в большинстве своем пенсионеры.
   Молодежь же больше всего встречалась пешком, или бегающей в свободной спортивной одежде.
   Но в этой части города, люди встречались все реже. Здесь больше сидели семьями на лужайках, или играли в спортивные игры перед домом. И все также семьями. Малыши, довольно визжа носились друг за другом, а старшие с улыбками следили за этим.
   Пару раз их добродушно приветствовали, желая доброго дня.
  
   Солнце начинало клониться к закату. Это чувствовалось во всем - жара перестала давить, люди расходились по домам, занимая места у телевизора или компьютеров, а во многих дворах заранее зажигали освещение. Хотя до заката была еще пара часов.
   - Скоро начнет темнеть, - вяло констатировала факт Аня.
   - Я знаю, пчелка. Но я чувствую, что мы почти вышли из города. Найдем какой-нибудь лесной массив, и устроимся там на ночлег.
   И они пошли дальше. Еще один час спустя, они заметили желаемое - полоску леса на холмах, километрах в пяти спереди.
   - Ну вот и наш ночлег. Еще немного.
   Но их ждал неприятный сюрприз. Там, где кончался квартал с жилыми домами - проходила высокая стена, до сих пор не замеченная ими из-за холмистой местности и самих домов. Сверху стены проходила автомагистраль. Микко снизу видел проносившиеся крыши автомобилей и крытых фургонов. Стена была выполнена полностью из железобетона.
   Но самое страшное ждало их дальше - улица, по которой они продвигались, упиралась в квадратный тоннель, сквозь эту стену. И на въезде в него был установлен контрольно-пропускной пункт. Каждый автомобиль или пешеход проходил короткий досмотр и проверку. Водители проводили уже знакомым браслетом по прибору контроля, полицейский кивал и с улыбкой желал доброго пути.
   - Черт, - сквозь зубы выругался Микко.
   Он осмотрел все вокруг, примерно оценил возможность преодоления стены через верх. Понял, что это невозможно. Растянул рот в фальшивой улыбке, и потянул Анну в ближайшую тротуарную улочку, во множестве своем идущие перпендикулярно основной улице.
   Ответил на приветствие мужчины, выгуливающего собаку, и только после удаления от КПП на пару домов, заговорил с Анной.
   - Похоже, все хуже, чем я думал. Контроль здесь на высоте. Но я знаю, что мы сделаем. Раз уж мы "нелегалы". Придется использовать агрессивную тактику нелегального выживания.
   - Как?
   - Тебе пока лучше об этом не знать, пчелка. Но когда придет время, просто делай, что я говорю и не задумывайся.
   Она кивнула. Собственно, ей было уже все равно, на столько она была вымотана и голодна, что согласилась бы на что угодно.
   - Сейчас продолжим гулять, пока не стемнеет. Дадим небольшой круг, и вернемся домов на десять назад. Я там видел один любопытный дом. Там и остановимся.
  
   Погуляв еще с полтора часа, они подошли к желаемому объекту. Двухэтажный домик, с аккуратной крышей и белыми стенами. Микко заметил здесь вывеску еще днем, когда они проходили мимо. Широким готическим шрифтом на ней было выведено - "Антикварные вещи Альберта".
   Осторожно посмотрев по сторонам, он свернул с дорожки прямо в забор-кустарник, рассаженный по периметру участка антиквара, утянув туда же Аню. Через пару шагов они оказались на его дворике. Еще раз удостоверившись, что их никто не видит. Микко "натянул" на лицо самую добродушную улыбку, и позвонил в старинный колокольчик, висящий перед входной дверью.
   На улице совсем стемнело. Горящие фонари хорошо освещали широкую улицу, но во дворы домов их свет почти не попадал, что было им весьма на руку. Он позвонил еще раз.
   Из-за двери послышались шаркающие шаги и голос крикнул:
   - Да, да. Сейчас открою!
   Через пару секунд, застекленная дверь открылась и на них внимательными глазами посмотрел седой мужчина, лет шестидесяти. Среднего телосложения, хитрым прищуром глаз и огромными очками с толстыми линзами
   - Чем могу помочь?
   Микко подобрался и протянул руку, расфокусированным взглядом стараясь понять есть ли в доме кто-то еще.
   - Доброго вечера! Господин Альберт, полагаю?
   - Да, он самый, - хозяин дома ответил на рукопожатие.
   - О! Я так давно хотел с вами познакомиться, и принести вам кое-что из своей коллекции! Меня зовут Михаэль, а это моя дочка - страстная любительница всего старинного. Скажите, вы не могли бы оценить пару вещиц, из моих запасов? Может быть даже купить?
   - Ох, сожалею, но я на сегодня уже закончил работу, - мужчина развел руками.
   - Как жаль, - Микко разочарованно скривил рот, - мы так долго вас искали и шли. Может сделаете для нас исключение? Дочка очень устала, и минут десять передышки нам бы пошли на пользу.
   Аня в этот момент выглядела как побитая собачонка. Усталость буквально окутывала ее. Она пыталась улыбаться, но улыбка вышла какой-то вымученной.
   Альберт переминулся с ноги на ногу, посмотрел на Анну сочувственным взглядом и махнул рукой.
   - Проходите, пожалуй, гости мне сегодня не помешают, - он отступил в глубь прихожей и впустил нежданных посетителей.
   - Благодарю вас. Уверяю, мы не на долго, - Микко продолжал лучезарно улыбаться.
   - Разувайтесь здесь. Тапочки я вам сейчас принесу.
   И антиквар удалился в ближайший дверной проем.
   Микко закрыл входную дверь, запер на защелку. Быстро снял ботинки, убрав их подальше в угол. Там их меньше заметно. Их обувь мало походила на городскую летнюю. Анины "берцы", поставил туда же. Выпрямился, заслоняя их собой, и с благодарностью принял тапочки от вернувшегося хозяина.
   - Пойдемте на кухню. Я собирался пить чай. Заодно и вас напою.
   Аня дернула его за рукав и многозначительно попрыгала на месте зажавшись. Как отец, Микко понял все сразу и без лишних слов.
   - Господин Альберт, прошу простить меня, но у нас был долгий путь. Может моя дочка воспользоваться вашим туалетом?
   - Что? Да, разумеется. В самом конце дома, желтая дверь по левую руку, - и он скрылся в дверях кухни.
   Микко шепотом передал расположение туалета Анне, и забрав у нее рюкзак, шагнул следом за антикваром.
   Кухня была большой. Здесь с легкостью умещалась плита для готовки, три холодильника, два огромных стола, несколько кресел. Все стены были увешаны маленькими и большими шкафами, полками и полочками. В них хранилась не столько посуда, которой пользовались, сколько множество старых и раритетных вещей. Блюда, кувшины, наборы ложек и ножей.
   - Прошу, присаживайтесь, Михаэль. Сейчас я поставлю чайник.
   - Благодарю, - Микко присел на краешек стула.
   - Простите, за нескромный вопрос, Михаэль, но откуда вы? У вас такой экзотический акцент. Я никогда не слышал ничего подобного.
   - Ох, правда? - Микко рассмеялся, судорожно вспоминая названия пограничных деревень или мелких городов Германии, - впрочем не вы первый об этом спрашиваете. И я уже настолько привык всем говорить, что я выходец из северного поместья Фленсбурга. Считайте, что из деревни.
   - Фленсбург, да? Далеко забрались. Далеко.
   Антиквар расставил три набора чашек на стол, и сел напротив Микко.
   - Так, что вы мне принесли, Михаэль?
   - Ну, конечно! Прошу меня простить, - он начал открывать рюкзачок Ани. Вынул оттуда трофейный MP-36, добытый еще в своем Мире, и протянул его Альберту.
   - Боги мои! - антиквар всплеснул руками и с дрожанием в голосе принял автомат, - это же настоящий раритет! Если я не ошибаюсь, это начало тридцатых годов прошлого столетия.
   Он положил автомат прямо на белую скатерть, ничуть не смущаясь, что испачкал ее. Вытащил из нагрудного кармана складную лупу, и начал рассматривать его более внимательно.
   - Поразительно! Вы только посмотрите на это! Клеймо мастера. Это, дорогой мой - не конвейерная штамповка. Это прототип данной модели! Можно сказать - один из первых образцов. Его собрал сам конструктор. Боги! Ему цены нет, где вы достали это чудо, уважаемый Михаэль?
   - О, это наследство от деда.
   Антиквар настолько увлекся исследованием автомата, что напрочь забыл обо всем. Он выбежал из кухни, вернулся с огромным томом энциклопедии, стал сверяться по нему, что-то бормоча себе под нос.
   Свистящий чайник пришлось выключить самому Микко. А также разлить все по чашкам, добавив сферы одноразового чая. Аналог пакетиков в их мире.
   Вернувшаяся Аня вопросительно подняла брови, застав хозяина дома в таком возбужденном состоянии. Но Микко ее успокоил, кивнув и указав на дымящуюся чашку. Аня тут же уселась за стол, и начала за обе щеки уплетать пряники из хрустальной вазы.
   Немного устав восторгаться раритетным оружием, антиквар, наконец поднял взгляд на Микко. Отпил остывшего чая.
   - Если вы готовы его продать, я могу устроить вам прекрасную сделку. Я возьму всего восемь процентов за оценку и посредничество, но... Боже мой. В какой прекрасном состоянии ваш экземпляр!
   - Прекрасно, я согласен. Нам сейчас срочно нужны деньги, знаете. Собираемся переехать.
   - Да, да. Замечательно. В таком случае, оставляйте документы на него, и в течении недели я с вами свяжусь, для заключения сделки. - Он с досадой спохватился, - ах да, сегодня же суббота! А завтра эти безумные Игрища колдунов. Придется ждать понедельника. Все мои покупатели выйдут на работу.
   - Документы... - неопределенно протянул Микко.
   - Да, мне потребуется разрешение, сертификат подлинности, если есть, и регистрационный талон. Все, что у вас на руках.
   - Да, конечно, но они у меня остались в номере отеля. Я не думал, что сделка получится так скоро.
   - Ничего страшного. Как я уже говорил, до понедельника все равно придется ждать.
   - Ну и замечательно.
   - Однако, вы не опасаетесь ходить с ним по Берлину без документов?
   - Ну что вы. Уверен, законопослушному человеку нечего опасаться в сердце Рейха.
   - Ну да, ну да.
   Микко искал причину еще задержаться в доме антиквара, и решил выложить то, что нашел в третьем бункере.
   - Прошу прощения, может быть вас заинтересуют документальные фотографии и журналы моего деда? Он когда-то работал на секретном объекте. Вот, посмотрите.
   И он выложил перед ним фотографии и журналы с записями, которые он взял все из того же бункера с временной установкой.
   Антиквар уставился на россыпь черно-белых фотографий, взял несколько штук, рассмотрел их по очереди. Затем взял журналы, полистал пожухшие страницы. И поднял удивленные глаза на Микко.
   - Вы хотите сказать, что Хилберт Миккильсхоф был вашим дедом?
   Микко лишь смущенно пожал плечами и улыбнулся. Он понятия не имел, кто такой этот Хилберт, но имя решил запомнить.
   - Знаменитый ученый рассвета Рейха, который открыл магическую разницу потенциалов?
   - Вы держите его рабочие журналы в руках.
   Альберт осторожно положил их на стол, и потерянно встал.
   - Простите, мне нужно выпить, - он открыл один стенной шкафчик, и достал из него темную бутылку. Откупорил и налил целую рюмку темно-коричневого напитка. Пригубил, причмокнул. А затем выбил все одном залпом. Повернулся к гостям.
   - Извините меня, за глупый вопрос, и, возможно бестактность. Но... Почему я? В Рейхе сотни антикваров более высокого статуса. А уж в Берлине вас могли бы принять лучшие. Лучшие!
   Микко начал сочинять на ходу. Он отмахнулся от воображаемых антикваров, небрежным взмахом руки, и чуть поморщившись ответил:
   - Мне не нужны эти напыщенные павлины! Возомнившие о себе невесть что, из-за положения, которое было занято случайностью! Я хотел бы обратиться к независимому специалисту, не потерявшему голову от популярности. Уж простите мне мое резкое высказывание.
   Но антиквар напротив, оживленно закивал, и заговорчески подсел к Микко.
   - Полностью с вами согласен, молодой человек! - и добавил шепотом: - многие мои коллеги, понимают лишь в том, как и с кем нужно поговорить в высших кругах. И кому дать, так сказать, "на лапу". Но никак ничего не могут разобрать в старинных ценностях!
   Микко запомнил эту информацию, про себя облегченно вздохнув - кажется он попал в нужную точку. Тем временем, антиквар возбужденно продолжал выдыхать ему в лицо пары алкоголя.
   - Вы поступили очень мудро и дальновидно придя ко мне, Михаэль! Позвольте мне угостить вас коньяком?
   - Нет, благодарю, я не употребляю, - отказался Микко.
   - Ах да. Вы же из нового поколения. Запрет на алкоголь у вас в крови, если вы понимаете, о чем я, - хихикнул Альберт, - ваш "Зипасс" буквально заискриться от такого градуса! - и он указал пальцем на левое запястье Микко. Удивленно нахмурился.
   - Господин, Михаэль, кажется вы потеряли свой "Зипасс".
   Микко театрально удивился, ощупал свое запястье.
   - Ой, действительно! Похоже обронил в толпе. В центре сейчас твориться какое-то безумие. Вы бы видели сколько там людей!
   - Да, но... - хозяин дома очень удивился ответу своего гостя. Перевел взгляд на руку Анны, и ткнул пальцем в нее. - И у фройлян... Нужно срочно заявить в полицию! Это могли быть воры, или еще хуже - "славики".
   - Да, господин Альберт, не беспокойтесь. Как только вернемся в город, я тут же напишу заявление, - попытался успокоить его Микко, но уже понимал, что сделать этого не удастся.
   - Вы что? Звонить нужно немедленно! Я принесу аппарат! - и он встал со стула.
   Более двух шагов он сделать не успел. Микко, мысленно извинившись перед старым человеком, ударил его "молотом Перуна", в легкой его вариации. Энергетический сгусток сорвался с сжатых кулаков, и вошел в основание черепа антиквара. Подхватил осевшее тело подмышки, и аккуратно уложил рядом со столом.
   Повернулся к вскочившей Анне.
   - В доме еще кого-нибудь видела, когда в туалет ходила?
   - Нет.
   - Свяжи его, а я быстренько пройдусь по всем помещениям, проверю. Сюрпризы нам никчему.
  
   Дом оказался просто гигантским. И если первый этаж еще как-то можно было назвать жилым, то вот наверху была всего одна спальня. Все остальное занимали комнаты и залы с различными древними книгами, саблями, вазами. Ему показалось, что он попал в музей. Где все экспонаты были предназначены лишь одному человеку. Наверное, Альберту пришлось много потрудиться, собирая подобную коллекцию.
   Он проверил чердак, убедился, что там так же никого нет, и спустился обратно на кухню.
   - Доча, пройдись по периметру и запри все входные двери. Окна проверь тоже. А я пока спущу нашего гостеприимного хозяина в подвал.
   Аня молча кивнула и побежала исполнять указание.
  
   Подвал был разделен на три подсекции. В одной хранился всякий хлам, включая инструменты и огрызки строительных материалов. Вторая - винным погребом, похоже хозяин любил принять на грудь. Ну а третья и вовсе была огорожена кирпичной стеной и имела металлическую дверь. Впрочем, ключ быстро нашелся в кармане у антиквара. А за дверью его ждал сюрприз - целый арсенал оружия. А также касок, штыков, ранцев. И похоже без лицензий, раз он их так прятал.
   Усадив седого хозяина на единственный стул в комнате, Микко проверил веревки на руках, добавил еще один узел. Затем основательно привязал антиквара к стулу за ноги, локти и шею. В рот сунул импровизированный кляп, из трех носовых платков. Аккуратно снял с него браслет - идентификатор. Подумал, и использовал остатки веревки, прикрепив стул к столбу-подпорке.
   Еще раз извинился, пододвинул пустое ведро прямо под стул и вышел, заперев дверь.
  
  
   Наверху его уже ждала Аня, держа в руках резную ножку от стола. Такой "дубиной" можно так засветить - мало не покажется. Как только отодрать смогла?
   - Я все заперла.
   - Хорошо. У нас как минимум есть время до утра. Сейчас идем на кухню, едим то, что найдем в холодильниках, и идем спать наверх. Вернее, ты идешь спать, а я буду дежурить.
   - Хорошо, папочка.
   Микко выключил свет в прихожей, выглянул на улицу, отодвинув кружевные занавески на боковых окошках, и не заметив ничего подозрительного, пошел следом за дочкой.
  
  
   Главное управление имперской безопасности.
   Берлин. Принц-Альбрехтштрассе.
   Кабинет начальника IV управления по Берлину
   18:02
  
   - Пауль, что слышно от группы реагирования с места "342"? - Вальтер фон Зандхаммер отжал кнопку внутреннего коммутатора.
   Буквально через десять секунд в кабинет вошел его помощник, и подойдя к столу начальника положил перед ним диск.
   - Здесь данные по осмотру места специалистами, включая анализы и замеры. А также краткий отчет следователя. Записи с камер наблюдения ничего не дали - фонари создают "мертвую зону" именно в том месте, где произошел инцидент.
   - Спасибо, Пауль. Принеси мне, пожалуйста, кофе.
   - Сию минуту господин штурмбаннфюрер, - Пауль вышел за дверь.
   Начальник четвертого управления Берлина пощелкал пальцем по диску, и уже предвкушая недоброе вставил его в компьютер. На экран вывел все отчеты и фотографии с места. Данные по магическому воздействию. Боги, какой гигантский уровень силы! Он даже не поверил глазам - такие высокие показатели он видел лишь в учебниках.
   Далее шли параметры фона, и они так же поражали - фона не было! То есть совсем. После такого всплеска должен был остаться высокий магический фон, включая ауры участников. А также шлейф в том направлении, куда убежал виновник светопредставления.
   Обнаружен чернозем. Анализ которого указывал на его происхождение. Из центральной евразии! Это уже совершенный бред.
   Чем дальше читал штурмбаннфюрер, тем больше мурашек бегало у него по спине.
   В баках для одежды найдены два военных плаща сорокалетней давности производства. Один комбинезон с флагом Старой Швейцарии! Это еще что означает? Несуразица. Свитер, штаны военного покроя без бирок "сделано в Великом Рейхе".
   Далее был короткий отчет следователя, осматривавшего место, а также его разговор с жительницей соседнего дома, которая видела, как "двое подозрительных человека появились из черного разрыва, как сквозь бумагу. Ушли в переулок и спрятались за баками. А через несколько минут, в другой одежде ушли в переулок..."
   Далее следовало примерное описание во что именно были одеты неизвестные.
   И под конец, фрау Бинди, девяностолетняя колдунья в отставке, специализировавшаяся по магической связи, выдала такую фразу: "у них не было аур. Они светились нулем."
   Выражение "светиться нулем", на жаргоне военных колдунов означало энергетический вакуум. То есть никаких сил или энергий в данном месте быть не могло. Соответственно ни одно магическое действие будь то заклинание или ритуал, так же не смогло бы выполниться. В нулевой зоне у колдунов начинала сильно просаживаться Сила и Мана. Это место восстанавливало отсутствие полей за счет ближайшего источника энергии.
   Вальтер быстро сложил все данные вместе, получив в итоге магически перемещенную диверсионную группу "славиков". А кто еще способен на такое? Только они. Но каковы наглецы! В самое сердце Рейха! В день, когда в городе полным-полно служащих "Hexenwaffe". Или на это и был расчет?
   Вернулся помощник с чашкой кофе.
   - Пауль, отзовите все группы с текущих заданий некритичного уровня. И запросите трех колдунов-ищеек у наших волшебных коллег.
   - Резерв вызвать из отпусков?
   - Нет, отдыхающих пока не трогаем. Пусть отдыхают. Лучше подними наших бойцов, пусть готовятся к облаве. И соедини меня с начальником городской полиции.
   - Седьмой час, думаю он уже дома.
   - Мне все равно, где он, Пауль. Если дело касается безопасности Рейха, он явится даже из могилы! - начальник управления не на шутку разошелся. Диверсанты спокойно разгуливают по Берлину. Немыслимо! Да за такое могут не только погоны снять, но и голову. Он погладил шею, и принялся нервно прихлебывать горячий кофе.
  
   Двенадцать бойцов специального подразделения "zbV-4" перепроверяли оружие и броню. Чтобы не случилось в этот субботний вечер, они не задавали вопросов, не удивлялись, почему их выдернули с патрулирований или семейных ужинов. Они спокойно готовились выполнять ту работу, которой их обучали, начиная с детского возраста. Они сделают все, что им прикажут, потому что от этого зависит безопасность Рейха и безопасность их собственных семей. И сделают в лучшем виде.
   В помещение вошел их оберштурмфюрер с двадцатилетним стажем, опытный и очень опасный командир. Наверное, он до сих пор ходил в этом звании лишь потому, что не боялся в нужный момент постоять за своих ребят перед начальством, и никогда не подлизывался к командирам. И за это его уважали бойцы. Именно из-за этой черты его и держал у себя в управлении Вальтер фон Зандхаммер, содержа его на жаловании штандартенфюрера. А это почти в два раза больше положенного.
   - Выезд через десять минут. С нами едет сам господин штурмбанфюрер, так что дело не последней важности. Соберитесь все.
   Он сам взял лишь легкий бронежилет, наколенники и вышел из раздевалки.
  
   На улице уже стемнело. Впрочем, они все равно погружались в транспорт в подземном гараже и этого не видели. А если бы и увидели, просто приняли бы это как еще один фактор внешнего окружения. Уселись, перепроверили боекомплект, осмотрели соседа на предмет "все ли взял, все ли одел", активировали амулеты защиты и их броневик сдвинулся с места.
   На улице они пристроились в хвост колонны служебных автомобилей. Пять автомобилей опергрупп, одна с символом "хексенваффе" и черный мерседес начальника отдела. Аккуратно, без сирен и проблесковых маячков, они направились к месту инцидента.
  
  
  
   Дом антиквара Альберта.
   Воскресенье. 8:06
  
   Микко половину ночи просидел на первом этаже, периодически проверяя нет ли кого снаружи. На вторую половину он впал в состояние медитативного отдыха, не забыв при этом выставить энергетического "стража", как учил его учитель-волхв бога Перуна в его Мире.
   Как бы не вынослив был его улучшенный организм, отдыхать все равно требовалось. Тем более он не может знать, как скоро им еще раз выпадет подобная удача - поспасть и спокойно покушать в этом враждебном городе. Поэтому, он погрузил свое тело и разум в полудрему, позволяя ему расслабиться и набраться сил.
   Утром, он очнулся ровно в семь, если судить по настенным часам в гостиной. Как стало понятно, после осмотра вещей - хозяин дома не был любителем современных технологий, и из всех современных гаджетов, Микко нашел лишь стационарный компьютер с ламповым монитором, да тот самый браслет, который он снял с антиквара.
   Умывшись и сходив в туалет, Микко заварил себе черного чая, и поставил вариться кашу с консервированной говядиной. Решив пока не будить Анну, он сел рядом с окошком и внимательно рассмотрел браслет. Сразу стало понятно почему его называли "Зипасс" - на нем отчетливо были видны выгравированные буквы на немецком "SiePass.port". После чего шли цифры: "019975" - видимо идентификационный номер. Рядом обнаружился круг штрих-кода.
   Выполнен браслет был из приятного материала схожего с очень мягким пластиком, скорее всего так оно и было, и имел маленькие металлические вставки. Опять же - никаких элементов питания, браслет не имел.
   Учитывая, как всполошился бывший хозяин браслета, эта штуковина была крайне важна, и в первую очередь для контроля населения. Тоталитарное государство, да? Все на благо родины. Скорее всего этот браслет содержал в себе и паспортные данные, и систему денежного обращения, а возможно и систему слежения.
   Исходя из этого, первым правильным решением, было бы уничтожение его. Но. В данный момент это было не так важно, потому что именно эту личность никто не искал. По крайней мере Микко на это надеялся. А второй важный фактор - чтобы более - менее свободно передвигаться по улицам, им был нужен этот браслет. Конечно, если он будет работать на чужой руке. Мало ли может он закодирован на ДНК хозяина. Это тоже придется проверить. Лучше всего в каком-нибудь маленьком магазинчике, или ларьке.
   Он неторопливо пил кофе, мешал кашу и просматривал новости по вчерашней газете. Около восьми, завтрак был готов, и откладывать более побудку дочки Микко не смог. Поднялся на второй этаж, растормошил Аню, присев на край огромной кровати.
   - Пчелка, пора просыпаться. Завтрак внизу, на кухне. Нам скоро нужно будет уходить.
   - Бугум... - пробурчало одеяло.
   - Я зайду через десять минут. Надеюсь ты уже встанешь.
   Он встал и вышел.
   Нужно было спуститься в подвал, напоить и накормить их пленника. А за одно спросить пару интересующих вопросов.
  
   Антиквар уже очнулся. Он мычал сквозь промокший кляп и пучил глаза, прыгая на стуле в попытке ослабить веревки. Когда вошел Микко, он утих и как-то жалобно проскулил.
   - Не бойтесь, герр Альберт. Я принес вам воды и еды. Если вы обещаете не кричать, я выну кляп и дам вам все это съесть. Кивните пожалуйста, если вы согласны.
   Мужчина кивнул.
   - Я понимаю, что у вас очень затекли руки и ноги. И я готов дать вам время размяться, и за одно дать вам опорожниться в ведро, что стоит прямо под вами. Прошу вас понимать, что любое провокационное действие с вашей стороны, будет тут же пресечено самым быстрым и жестоким способом. Я вас пристрелю, - Микко вынул люгер из кармана и зажал в руке, - прошу вас примите во внимание тот факт, что я сохранил вам жизнь лишь из сострадания к возрасту и профессии. И по факту вы мне не нужны.
   Мужчина вновь кивнул, соглашаясь.
   После освобождения, он долго разминал онемевшие конечности, потом отвернувшись сходил по-маленькому, и со страхом в глазах принялся жевать уже подостывшую кашу.
   Микко улыбаясь наблюдал за действиями антиквара, ни на секунду, не убирая ствола пистолета. Дождался пока тот насытится, выпьет кружку чая, а затем вновь привязал его к стулу. На сей раз не так сильно.
   - Хорошо. Дорогой Альберт, для начала хочу поблагодарить вас за гостеприимство. Хоть и не совсем добровольное. Поверьте, мы не задержимся у вас на долго. Однако, мне хотелось бы узнать у вас кое-что. Разумеется, не бесплатно - мы оставим вам тот самый удивительный образец автоматического оружия, который вы уже рассматривали вчера.
   В глазах антиквара, кроме страха проявился интерес.
   - Что бы вы хотели узнать?
   - Вот и славно, - заулыбался Михаил, - приятно иметь дело с умным и сговорчивым человеком. Скажите, Альберт, вчера вы в разговоре упоминали каких-то "славиков", кто это?
   - Что? Вы не знаете кто такие "славики"? Это проверка? Впрочем, не важно. "Славики" - это нация ренегатов, сопротивляющихся Великому Рейху. Весь северо-восток континента принадлежит им.
   - Почему именно "славики"?
   - Название скорее неофициальное, и образовано от старорусского "Славяне".
   Микко удивился, но виду не подал. Значит здесь до сих пор кто-то воюет с фашизмом. Вот уж не удивительно, что это оказались именно славяне.
   - Хорошо, с этим разобрались. Теперь объясни мне, как функционирует этот браслет, и как им пользоваться.
  
  
   Пока Аня раскачалась, умылась и приняла душ. Пока поела и выслушала все, что удалось узнать отцу у антиквара прошло полтора часа. Еще полчаса заняли поиски новой одежды. Особенное внимание уделили длинным рукавам. Если для Микко это стало не критично - он одел трофейный "Зипасс", то для Ани было необходимо найти что-то закрывающее ее запястье.
   На всякий случай, она повязла туда серебристую ленту, найденную в ящиках. От быстрого и замыленного взгляда может и прокатить.
   - Доставай свой компас, а я пойду в гараж - там должна быть машина. Разберусь с управлением. Собери немного еды, и бутылку воды.
   - Хорошо.
   Аня вынула амулет и всмотрелась в капельку света. Потом осмотрелась по сторонам, подошла к окну и попыталась сориентироваться.
   - Папа! Стена в той стороне? - она указала на стенку гаража.
   Микко чуть задумался, сверяясь с внутренним компасом и вспоминая их вчерашний маршрут, затем утвердительно кивнул.
   - А что?
   - Амулет показывает в другую сторону. И частота мигания, кажется изменилась.
   - Значит мама ближе, чем мы думали.
   - Судя по всему она в городе.
   Микко даже не знал радоваться этому или нет. С одной стороны, это прекрасно, что им не нужно прорываться через стену и ехать, скажем на другой материк. Но с другой стороны - искать человека в неизвестном городе, где на них скоро объявится охота - хуже нету. По-хорошему, им бы вырваться за город, переждать эти праздники, и в обычные будни пойти в город. Но, увы.
   - Что будем делать? - спросила Аня, усаживаясь на заднее сиденье узенького электромобиля.
   Микко погладил блестящий значок "R-BMW" на руле, а затем решительно захлопнул дверцу, и нажал на пуск электродвигателя.
   - Едем к маме.
  
  
  
   Оперативный штаб специально сформированной бригады расследования.
   Воскресенье. 01:42
  
   - Долго. Слишком долго, - начальник четвертого управления сидел рядом со связистом, ожидая доклада от поисковых колдунов, которых пришлось вызвать. Увы, эти ленивые, зазнавшиеся "фокусники", работали не спеша, совершенно игнорируя срочность поставленной задачи. И надавить на них не было никакой возможности. Все колдуны подчинялись исключительно своим командирам "Хексенваффе", и то, что они помогали другим родам войск и службам уже считалось исключением. Но, была договоренность о сотрудничестве, и прямым отказом они ответить не имели права.
   Тем не менее, они вели себя вальяжно, чувствуя, что над ними здесь никто не властен. Как же он ненавидел это своенравное, распустившееся подразделение. С тех самых пор, как колдуны Рейха принесли им победу в войне, фюрер даровал им особый статус и исключительные полномочия. Они подчинялись лишь ему. А после смерти - его сыну и приемнику, который так же обладал магическими способностями.
   Сверкнул разряд электричества, и на приемнике начали вырисовываться символы текста, фотографии и аурофонограммы. Вальтер с жадностью принялся изучать новые данные от ищеек.
   Им удалось проследить "нулевой фон", уже затягивающийся, до жилого района на северо-востоке города. Далее, у самой пограничной стены след совершенно затягивался, и обнаружить "пустоты" было невозможно. Хоть на этом спасибо. Похоже диверсанты пытались выбраться из города. Они подошли к КПП и... Что произошло дальше пока неизвестно. Что ж, начнем работать по старинке, безо всяких там колдунишек. Только дедукция и нюх охотника.
   Вальтер выбрал закрытый канал на коммуникаторе, и вызвал начальника полиции.
   - Слушаю, - голос был недовольный. Конечно, учитывая, что его заставили покинуть уютный дом и вернуться на службу.
   - Отто, дорогой мой, скажи мне, что ты выполнил все указания?
   - Все сделано в лучшем виде, господин штурмбаннфюрер. Патрули усилены и увеличены количественно. Все выезды из города укреплены дополнительным личным составом. Ужесточены проверки пересекающих границу города. В самом городе работают десятки постов, выборочно проверяя машины и пешеходов. В воздух подняты аэродроны.
   - Хорошо. Если что-то, даже незначительное на твой взгляд произойдет, сразу сообщай мне. Сразу.
   - Так точно, господин штурмбаннфюрер, - собеседник отключился.
   Вальтер тронул водителя за плечо:
   - Поехали в жилой район, поближе к стене вот в этом районе, - он указал пальцем на навигаторе, встроенного в панель управления микроавтобуса.
  
   По приезду на место, где потерялся след беглецов, он скомандовал "рассредоточиться" для сбора информации и данных. Так же посадил двух аналитиков обрабатывать видео с камер КПП за последние сутки.
   Сам, в сопровождении Пауля отправился ближе к стене, анализируя ситуацию, продумывая возможные ходы засланных врагов. На подходе к туннелю КПП, его окликнул патруль, дополнительно осветив прожектором. Досконально проверили документы, просканировали лицо и отпечатки, затем козырнули и ушли обратно за ограждение. Вальтер остался доволен работой полицейских. Пусть бдят.
   Но что будут делать прилетевшие сюда неизвестные колдуны? Если у них есть поддельные "Зипасспорта", они уже давно покинули город. В таком случае, у него на руках останется их внешность - на КПП всех снимают камеры, и более спокойная ночь. Раз они не в городе, значит опасность миновала. По крайней мере серьезная. Найти их на просторах Рейха с описанием внешности и фотографиями будет значительно легче. Это дело времени.
   Другое дело, что они уже могли выполнить задуманное, допустим, заложить бомбу, и сейчас уходят. Тогда их нужно поймать как можно скорее. И выведать все, что им известно. Это в гестапо умеют хорошо.
   Ну и третий вариант ему не нравился совершенно. Диверсанты не проходили через ворота, а двинулись сюда лишь для того, чтобы запутать преследователей. А сейчас спокойно готовятся к своей черной миссии в одном из подвалов Берлина.
   В этом случае, у него нет практически ничего. Ни фотографий, ни мотивов, ни возможных маршрутов.
   Он медленно брел вдоль стены, задумчивым взглядом рассматривая близлежащие дома. Везде царили покой и тишина. Дворики, укутанные полутьмой, дремали. Окошки были темны, где-то мяукали кошки. Жители спали, набирая силы перед завтрашним днем. А его работа - обеспечить им этот день мирным и спокойным.
   Уличные фонари выхватили в кустах светящиеся глазищи вездесущей кошки. Он встал, разглядывая две яркие точки. Животное продолжало пялиться на него, видимо ожидая как себя поведет двуногий.
   Они так бы и смотрели друг на друга, если бы не подошел еще один двуногий. Начальника управления догнал отставший Пауль. А кот упрыгал в темноту.
   - Господин штурмбаннфюрер, есть сообщение от аналитиков. Они нашли подозреваемых, подходящих по описанию одежды.
   - Где?
   - На центральной улице. Но, не доходя до КПП, они свернули. Увы, они находились очень далеко, камеры не смогли распознать лица. Но, судя по всему один из них - девушка.
   - Пусть перешлют мне отрывок видео с ними. И обозначат время.
   - Слушаюсь.
  
   Через минуту на коммуникатор пришло видео от аналитиков. Вальтер открыл его и просмотрел. Затем просмотрел еще раз. Посмотрел на время записи. Включил вновь. Два, почти неразличимых силуэта на гребне холма. Да еще и на фоне неба. Да, здесь, даже если и возможно рассмотреть одежду в общих чертах, то вот с лицами был полный швах. Но его интересовало не это, он вглядывался в движения, в походку, жесты. Подключил свое внутреннее восприятие объектов. Что подсказывало ему чутье бывалого стража порядка? Отключил визуализацию на индивидуальном экране, и резко развернувшись, зашагал к месту, где они были засняты.
   - Давно я не занимался оперативной работой, Пауль. Ох давно, - бросил он своему помощнику, - совсем забыл, как это будоражит кровь!
   - Так, не по рангу, вам на полевых работах, господин штурмбаннфюрер, - посетовал Пауль, еле поспевающий за начальником.
   - Ха! Ну и черт с ним, с рангом! Пусть говорят, что хотят, сплетнеплеты. Для меня главное поймать этих тварей. Лично.
  
   На холме он остановился, представил себя на месте диверсантов. Вот они подошли, увидели, что через стену не пробраться. Увидели контрольно-пропускной пункт. Охрану. И свернули на другой маршрут. А это значит, что? А это значит, что они не знали, как устроен выезд из города. Они не знали систему городских стен. Если их засылали враги Рейха, то странно, что у них нет разведданных об этом. Стены видны даже со спутников. Добавим это в копилку странностей.
   Он пошел по узкой асфальтированной дорожке, пытаясь влезть в их шкуры еще сильнее. Попытался понять их чувства, разгадать их мысли. Что бы он сделал в подобной ситуации? Все будет зависеть от конечной цели. Но, допустим, их цель - террористический взрыв на стадионе во время завтрашних соревнований колдунов. Большое скопление народа, множество военных, широкий резонанс. Допустим. Примем за рабочую гипотезу, так как других он просто не мог себе вообразить.
   Для этого им необходимо безопасно пересидеть ночь, возможно получить документы и боезапас. Для этого у них должен быть сообщник среди берлинцев. Но это невозможно. После пятой чистки города, здесь остались лишь законопослушные подданные империи.
   Они работают спонтанно? Далеко уходить нет смысла, могут заметить патрули. А это означает...
   - Внимание патрулям. Оцепить ближайший квартал и прочесать его вдоль и поперек. Нет, лучше два квартала. За остатки ночи, вы должны проверить каждый кустик, каждую собачью будку, но найти этих двух трусливых зайцев. Только тихо и аккуратно. Жителей не беспокоить, - он отключил коммуникатор, даже не получив подтверждения. Если понадобится Пауль проконтролирует его приказ.
   А он, пожалуй, так же прогуляется по ночным улочкам. Вальтер расстегнул кобуру с табельным оружием, активировал защитные амулеты и двинулся вперед. Пауль шел чуть позади, прикрывая своего начальника, а также подсвечивая фонарем особо темные участки кустарника.
   - Запустить, аэродроны с инфракрасными камерами, господин штурмбаннфюрер?
   - Да, пусть пройдутся над нами. Лишним не будет. Дронам расширьте диапазон поисков, Пауль. Пусть полетают над пятью ближайшими кварталами.
   - Так точно.
  
  
   За четыре часа с минутами, они так ничего и не обнаружили. Был инцидент с влюбленной парочкой, застигнутой бойцами спецназа на лавочке, среди живой изгороди. Но это оказались зарегистрированные жители Берлина, испуганные до такой степени, что, пожалуй, до свадьбы более чем держаться за ручки делать ничего не будут.
   Принеся извинения за своих ребят, штурмбаннфюрер лично проводил молодую фройляйн до дома. А молодого человека приказал увезти на машине до квартиры в центре города.
   И все.
   Попались еще пять-шесть котов и кошек, со всех ног удравших от патруля. А там и рассвело. Более проводить массовую облаву этого района, не привлекая внимания населения было опасно. Гестапо работает скрытно. Хотя его так и подмывало объявить военное положение по городу. Тогда они поймают их быстро.
   Но это плохой вариант. Если информация поднимется еще выше, а она обязательно поднимется при объявлении карантина, станет известно, что их упустил именно он и его ведомство. Будет сорван ежегодный праздник, который так любит фюрер. И кому отвечать?
   Вот и не поднималась рука у Вальтера фон Зандхаммера отдать подобное распоряжение.
   Он вздохнул полной грудью. Вытащил таблетки энергетика и разжевал сразу две. Спать ему в ближайшее время не придется. Принял из рук Пауля крышку термоса с налитым мятным чаем, и с удовольствием запил разжеванное.
   - Благодарю тебя, Пауль, друг мой. Как тебе удается все предугадывать?
   - Мое призвание - быть помощником, господин штурмбаннфюрер. Есть прирожденные лидеры, есть прирожденные полководцы. А вот я - рожденный второй номер, помощник. И я вполне доволен своей ролью, ведь выполнение ее - и есть мое предназначение.
   - И ты справляешься прекрасно, Пауль. Просто прекрасно, - он вернул ему пустую крышку, - думаю, если бы не "вторые номера", первые бы никогда не стали первыми.
   - Что прикажете делать дальше?
   Вальтер чуть поднял взгляд, рассматривая начинающее подниматься солнце над горизонтом. Какое чудесное утро. Жаль, что так безнадежно испорчено.
   - Снимайте оцепление.
  
   Жилой район Берлина,
   Основная дорога в центр города.
  
   Электромобиль двигался почти без шума. Сзади доносилось едва слышное шуршание электромоторов - они располагались на каждом заднем колесе, обеспечивая таким образом большую надежность транспорта. Даже если один выйдет из строя, то включалась система подачи усилия с еще работающего на оба колеса.
   Микко не знал какое именно расстояние они смогут проехать на заряде, но надеялся, что до центра им хватит. Впрочем, осматривая эту мини-машинку еще в гараже, он не нашел аккумуляторных батарей. И это в очередной раз дало пищу для размышления. Может быть здесь открыли совсем другой источник энергии. Или вообще передают электричество без проводов. На сколько он помнил, в его мире подобными экспериментами занимался Никола Тесла. Но его задавили владельцы компаний по производству и обслуживанию проводов, электроприборов и тому подобного, что требует вложений, а соответственно и платы за использование. Кому нужно халявная энергия, если на этом можно делать деньги?
   А вот здесь, похоже, руководство Рейха делало больше для своих жителей. Но какой ценой, оставалось только догадываться, и жалеть миллионы убитых и зачищенных.
   Район уже проснулся, когда они выехали из гаража. Проложив маршрут, примерно соответствующий направлению, указанному "компасом", Микко некоторое время запоминал его, листая карту города на навигаторе. Удостоверившись, что четко запомнил все повороты, а также бегло - альтернативные пути, он нажал на педаль газа, и мобиль плавно выехал на дорогу.
   - Пчелка, будь добра, отслеживай показания твоего амулета, и говори мне если сместится.
   - Хорошо, - Аня достала данный матерью амулет, положила в ладошку и принялась наблюдать.
   - А я постараюсь ничего не нарушить, пока едем, - и он улыбнулся в окошко переходящей дорогу пожилой паре. На что получил ответную улыбку и кивок головой.
   - До чего же все милые. Аж противно, - улыбаясь во все зубы прокомментировала Анна сзади.
   - Это их Мир. Для них фюрер - светоч мира, а Рейх лучшая страна. Они не знают, что может быть по-другому. Но они счастливы. Возможно, так и задумывалось. Рейх заботится о своих людях, как бы это не противно звучало. Еще во время войны Гитлер ввел запрет на курение. А здесь, я так понял, даже алкоголь вне закона. То есть присутствуют и положительные аспекты.
   - Ничего положительного в фашизме не было и быть не может, - угрюмо пробурчала Аня.
   - Я-то с тобой согласен. Но, обязан заменить для всеобщего твоего развития, что хорошо или плохо - зависит от восприятия и стороны. Что для одного плохо, для другого хорошо.
   - Лучше смотри за дорогой, - Аня категорически отказывалась принимать нейтральную точку зрения в этом вопросе. Юношеский максимализм.
   Микко улыбнулся, посмотрел на дочку в зеркало заднего вида, и свернул налево. Впереди маячили высотные здания, среди которых была их ведунья. И нужно найти ее как можно скорее.
  
   Правила дорожного движения почти не отличались от тех, к которым он привык. Разница была очевидна лишь в знаках и светофорах, но он быстро понял их значения, ориентируясь на едущие спереди электромобили. Вскоре он пользовался ими на автомате.
   Машин на дороге было немного, особенно если учесть тот факт, что сегодня предстояло крупное праздничное мероприятие. Это облегчало передвижение, но и заставляло задуматься. Почему?
   Когда они приблизились к первому высотному зданию, Аня впервые поправила курс:
   - Ушло левее, и стало чаще моргать.
   - Значит мы все ближе. Возможно даже лучше пойти пешком.
   - Но мы не знаем, как далеко она, пап. Давай дадим пару кругов, и выявим хотя бы квартал, в котором находится мама.
   Так и поступили. Микко плавно объехал кругом с десяток крупных зданий, а она фиксировала малейшее отклонение, на сколько это позволял маленький стеклянный шарик амулета.
   Когда круг замкнулся, Микко припарковался на свободном месте, у магазина игрушек.
   - Хорошо. Дальше пойдем пешком. Готова?
   - Еще чуть-чуть, - Аня обмотала амулет вокруг запястья, давая ему повиснуть в ладони. Отстегнулась и подняла рюкзачок с пола, - пошли.
   - Помни, что ты молчунья.
   - Угу.
   Хлопнули дверцы, и они, улыбаясь направились по улице, отыскивая тротуар, ведущий вглубь бетонных джунглей.
   Нужно отдать должное - строить немцы умели. Все высотки выглядели величественно и внушали трепет. И дело было не столько в обделке и оформлении, сколько в самой форме и массивности. Проходя рядом с витринами, они видели магазины одежды, обуви, электроники. В большом количестве имелись булочные и кондитерские. Встречались и супермаркеты, огромные по площадям и разнообразные по предлагаемым товарам. На рекламной вывеске одного из таких магазинов, Микко рассмотрел русскую матрешку. Что это? Дань старине чужого народа? Сомнительно. Маркетинговый ход скорее всего. Торговцы готовы на все, лишь бы заманить покупателей. Как только цензура пропустила такое, учитывая здешний строй и историю. Хотя, что они знают о местной истории? Может быть матрешка здесь была изобретена в Германии?
   Они миновали здание с высоченными белыми колоннами на которых вздыбились лошади, перешли дорогу по пешеходному тротуару, который подсвечивался мигающими огоньками и оказались напротив широкого строения в виде гигантской короны. Над центральным входом горела золотом вывеска "Kaiserlich". Отель "Императорский".
   Микко скосился на дочь, и та подбородком указала именно на него. И это было не очень хорошо. Он то рассчитывал, что Ассандри-два живет где-нибудь в тихом доме у реки. А попасть в отель будет сложнее.
   Сзади неожиданно взвыли сирены. Достаточно далеко, чтобы не дернуться от неожиданности, но достаточно близко, чтобы занервничать. Неужели уже нашли антиквара? Или ему удалось высвободиться? Не нужно было быть таким мягким, и связать его покрепче. Да, чего уж теперь.
   Они остановились у электронной афиши, якобы рассматривая расписание кинофильмов на сегодня, но Микко встал так, чтобы просматривать ту улицу, из которой они сюда пришли. Через пару минут, он увидел то, чего так опасался. Сквозь поток людей пробирались люди в сером. И хотя они были в гражданском, он сразу узнал в них людей служивых. Или полиция, или разведка. Они шли "гребенкой", рассматривая всех проходящих. Два раза остановили парочек - мужчина и девушка. Проверили документы. Отпустили.
   Все указывало на то что ловят их. Микко это чувствовал. Внутри будто струна натянулось ощущение опасности. Шестое чувство уже даже не шептало, оно кричало во всю "глотку": опасность! Беги!
   Но бежать нельзя. Нужно спокойно отходить к отелю. Другого пути нет. Он взял под руку Анну и размеренным шагом направился к широким ступеням отеля. Отметил так же еще две группы "серых" слева и справа от них. Похоже круг сужался.
   В голове промелькнула мысль "а может это не за ними? Ведь, как говорится - на воре и шапка горит. И он принимает все за охоту на них, просто из-за того, что находится в нелегальном положении? Это нормальная реакция сознания".
   Вот только он привык доверять своему внутреннему сторожу не меньше чем логике. А может даже и больше. Он спасал его не раз.
   Нужно попасть в отель. Не важно как, но пробиться в более узкое и закрытое место. Там он сможет принять бой даже с десятком полицейских, если дело дойдет до силовых методов.
   А вот, кстати и они - прямо за ними остановилась патрульная машина. Пару раз рявкнула сиреной, а из салона вышли четыре молодца в форме. Все в бронежилетах.
   Да, это не рядовая проверка.
   Они поднялись на самый верх, и нырнули во вращающиеся стеклянные двери.
  
   Внутри их встретила прохлада и умиротворение. Именно такие чувства вызывал холл этого прекрасного отеля. Удобные диванчики, кресла с сидящими на них людьми, гигантские растения в резных горшках или вазах. Отовсюду звучала тихая классическая музыка.
   Микко, не прекращая движения, сделал дугу, нашел глазами регистрационную стойку. С другой стороны, еще одну. За ними стояли люди в униформе отеля. Кто-то общался по телефону, кто-то регистрировал новых гостей. На них никто не смотрел. Хорошо.
   Он глазами нашел широкую дверь с изображением мальчика и девочки, стилизованных под ангелочков. Уверенно зашагал туда. Прежде чем зайти, отметил расположение лифтов, лестниц и глянул на входную дверь. Пока что за ними никто не ломился. Что радовало.
   Они вместе зашли в мужской туалет, и никого не увидев в общем помещении с умывальниками, заперлись в довольно просторной кабинке.
   - Покажи "компас".
   Аня подняла руку, и шарик повис на цепочке.
   Искорка горела не переставая, уверенно показывая наверх.
   - Значит она здесь, в отеле.
   Аня кивнула.
   - Значит так. Похоже, что за ними ведется охота. Это еще не точно, но я чувствую "охоту". Главное ты не бойся. Если придется разделиться - продолжай искать Ассандри, ты меня поняла? А я попробую увести их как можно дальше от тебя.
   Аня кивнула.
   - Хорошо. Тогда сейчас выходим и уверенным шагом идем к лестнице. На лифте не поедем, там наверняка есть камеры.
   Аня кивнула еще раз.
   - Ну-с, пошли.
   Они все так же парочкой вышли из оплетенных лозой дверей, и направились к красиво украшенной лестнице.
  
   Спустя какое-то время, из соседней кабинки туалета выглянул мужчина средних лет, с удивленным взглядом. Застегиваясь на ходу, прошел до холла и взглядом проследил за странной парочкой.
  
   Поднимались они быстро, благо на лестнице жителей отеля почти не встречалось. Все предпочитали пользоваться лифтом. Пару раз мимо прошли горничные, все в той же бордовой униформе отеля, но с белыми фартуками. Одна несла с собой охапку чистого белья. Вторая с трудом волокла устройство похожее на пылесос. Только значительно больше, и с двумя шлангами. Обе сотрудницы даже не взглянули на поднимающихся.
   Аня, чтобы не разговаривать, на каждом этаже пальцем указывала отцу - выше и правее. Еще чуть выше и правее. И так с каждым пройденным этажом, угол указательного пальца становился все меньше и меньше, относительно горизонтали.
   Через двадцать пять этажей, амулет показал чуть вниз, и они вернулись на этаж ниже. Теперь им осталось найти нужный номер. А было их тут крайне много.
   Зайдя на этаж, они попали в длинный коридор, застеленный под стиль всего отеля - бордово-желтой ковровой дорожкой. На стенах горели светильники под старину, а между каждой дверью номеров стояла ваза.
   Они пошли вдоль верениц одинаковых дверей, которые отличались лишь номерами - "24115", "24114", "24112", и так далее. Они быстрым шагом дошли до поворота, когда спереди "бзынькнул" звук прибывшего лифта и на этаж, прямо перед ними вышли пятеро полицейских. Все в форме, с нашивками, рациями, пистолетами и в бронежилетах. Посмотрели в одну сторону, затем на их парочку. Офицер поднял руку и сказал:
   - Добрый день, пожалуйста, ваш "Зипасс"!
   У Микко все похолодело внутри. Вот и точка истины. Сейчас все решится.
   - А в чем дело, господин полицейский? Что-то случилось? - Он улыбнулся офицеру, держащему руку на кобуре, протянул свою левую с надетым на нее браслетом.
   - Нет, все в порядке, это плановая проверка, - молодой человек снял руку с пистолета и потянулся за маленькой коробочкой-сканером, висящим с другой стороны ремня. Сейчас их раскусят. Даже если с документами все в порядке, то по возрасту он провалится. Да там наверняка есть и фотография. Значит... Значит нужно пробиваться с боем.
   Михаил чуть прикрыл глаза, и начал переступать с ноги на ногу, раскачивая тело из-стороны в сторону. Поймал ритм, чуть подстроил дыхание и резко вошел в боевой транс. Время потекло медленнее, рука полицейского застыла на сканере. Взгляд медленно-медленно поднимался на Микко успев отметить странное поведение.
   Он не мудрствовал - ударил офицера апперкотом с энергетикой "огня", увидел, как ярко-белая вспышка буквально разорвала голову противника, и в сторону полетели кровавые ошметки. Это было странно - он вложил столько "Силы", сколько обычно использовал для отключения противника. Даже не для повреждения внутренних органов. А просто для нокаута. А тут такой эффект!
   Пока тело первого противника взмывало вверх, он ногой дотянулся до следующего полицейского, с минимальным зарядом энергии в конечности. Того сложило пополам и швырнуло на стоящего прямо за ним напарника. Вместе они продолжили полет, и остановились лишь в лифте, сделав приличную вмятину на нижнем фартуке кабинки. Кажется, их не спасут эти выпуклые, черные бронежилеты.
   Оставшиеся двое так и стояли, вальяжно расставив ноги и зацепив большие пальцы рук за широкие кожаные ремни. Ох мозг еще не обработал информацию о том, что трое из их отряда уже мертвы.
   Микко просто схлопнул их фашистские головы вместе. Как обычно дают по ушам одного человека, так и он ударил, только одновременно двух человек. Во все стороны брызнуло красным, а у патрульных вылезли глаза и языки. Тела, как сиамские близнецы начали оседать пирамидкой вниз.
   Он осмотрелся, но никого более в коридоре не было. И вынырнул из боевого "режима". Все стало нормальным. Время пошло как обычно. Он осознал, что именно сделал. Ведь в бою он действует практически на автомате, не размышляя, не взвешивая решения. На зверином инстинкте. Он успел ужаснуться и осмотреть себя, забрызганного кровью. Обернулся к дочери.
   Она, белая словно статуя, с огромными круглыми глазами смотрела на кровавую картину. Для нее все пятеро полицейских погибли в одно мгновение.
   У Анна подкосились ноги, но она успела отвернуться и схватиться за стенку. Упала на колени и ее стошнило.
   Микко был жаль ее, и он прекрасно понимал, что совершил сейчас ужасный поступок прямо на глазах своей дочери. Практически ребенка, хотя уже и вступающую во взрослую жизнь. Нужно срочно уходить от сюда. С психологической травмой разберемся потом.
   Он подхватил ее на руки и быстрым шагом направился далее, куда последний раз указывал "амулет-компас".
   Примерно на середине коридора открылась дверь одного из номеров и из нее вышел немецкий офицер в черной форме, с рунической вязью. Китель был расстегнут и под ним отчетливо выделялись два крупных амулета.
   Взгляд Микко поднялся выше, увидел лицо, россыпь белоснежных волос. Ассандри!
   - В чем дело? - спросила она, вращая в руке предмет похожий на шахматную фигуру, - что за вспышки Силы? Кто вы?
   Микко понял, что сейчас она посмотрит за них, увидит кровавую баню, и без лишних вопросов испепелит. По крайней мере так ему показалось в тот момент. Поэтому он остановился, опустил на ноги Анну, и повернул ее лицо на Ассандри.
   - Ассандри! Это твоя дочь! У нас есть вот это и это! Пчелка, покажи ей!
   Аня покачиваясь вытянула руку с амулетом-компасом на ладони, и другую с "сердцем Мары". На несколько секунд повисла тишина. Двойник Ассандри рассматривала артефакты, потом их лица. Снова артефакты. Затем, словно очнулась от сильного внимания, удостоверилась, что коридор пуст, и скомандовала им:
   - Заходите в мой номер. Быстро!
   Они зашли, и Аня сразу же упала на диван.
   Ассандри закрыла дверь и встала к ней спиной. Вновь уперла свой выразительный взгляд на вошедших.
   - За вами гонятся? Это вы устроили фейерверк в коридоре?
   - Да. Гонится полиция. Мы на нелегальном положении. И да, в коридоре пятеро убитых с особой жестокостью. Мной.
   - Снимайте обувь, быстро. Зипассы тоже.
   - Он только один - у меня.
   - Давайте сюда, - она забрала две пары ботинок и браслет. Выглянула за дверь, быстро вышла. В коридоре что-то прошептала над их вещами, и швырнула дальше по коридору. Послышался внушительный топот, но она уже закрыла дверь и заперла на защелку, не давая увидеть, что там происходит.
   - Так. Теперь будем ждать команду преследователей. Полиция очень не любит, когда убивают кого-то из них. Тем более в таком количестве. А пока мы ожидаем, будьте любезны, объясните мне, почему я рискую своими погонами и головой ради двух оборванцев?
   Она подошла к бару, встроенному в стену, и провела браслетом. Бар открылся. Взяла зеленую бутылку, налила порцию напитка в стакан. Чуть отпила. Обернулась к сидящим гостям. Задумчиво подошла к Анне и протянула руку. Та без каких-либо уточнений вложила в нее амулет.
   - Кто дал вам его?
   - Ты.
   Она молча потянула за цепочку на своей шее, и достала абсолютно такой же. Выразительно посмотрела на нее.
   - Ты из другого Мира. А еще ты сказала, что ты здешняя поможешь нам найти одного Бога.
   - Бога? Интересно.
   Она поставила стакан на столик.
   - Как вы нашли меня?
   - Этот амулет, что у тебя в руках - указывает направление и дальность до тебя.
   Ассандри выдохнула.
   - Я верю вам. Только я сама могла создать подобный амулет. На нем стоит моя "метка".
   Она перевела взгляд на Аню.
   - Что с девочкой? Она совсем плоха.
   - Она была свидетельницей моей расправы над полицаями. А там, знаешь, кровь, и все такое. Ей бы умыться.
   - Ванна там, - Ассандри махнула рукой, - ты, кстати тоже иди туда. Запритесь и сидите как мыши. Ни слова, ни звука, понятно? Они скоро будут здесь.
   Микко настороженно посмотрел на свою "супругу", в немецкой форме. На что она усмехнулась.
   - Не беспокойся. Они не посмеют обыскивать мой номер. Что бы не случилось - молчите и не дергайтесь, даже если кто-то войдет в ванную.
   Микко кивнул, и увел дочь в красиво отделанную плиткой ванную. Анна сразу же сунула голову под струю холодной воды. Сполоснула рот, умылась наспех. Потом прижалась к отцу, и дрожа всем телом попыталась успокоиться и отрешиться от реальности. Они так и остались сидеть на махровом коврике рядом с ванной. Микко самую малость послал ей внушение на сон, и Аня спустя пару минут провалилась в мир грез. Спокойный, добрый, теплый.
   Микко же напротив, весь собрался, и стал вслушиваться, что твориться за закрытой дверью.
  
  
  
  
  
   Жилая зона Берлина, Область около КПП N Z026
   Оперативный штаб специально сформированной бригады расследования.
   Воскресенье. 10:12
  
   Он сидел темнее тучи, стискивая тактический планшет с открытой на нем картой местности. Вальтер фон Зандхаммер, командир, начальник и хороший семьянин - он никогда не подводил Рейх на своей службе. Никогда не заставлял даже усомниться в себе. Он - гранитная стена, обеспечивающая безопасность этого города, и близлежащих территорий. И вот, в этой стене возникла трещина! Для него это оказалось слишком сильным ударом. Ударом по его самолюбию, по его ответственности, по его наградам. Что он скажет группенфюреру, когда все вскроется? Что этого не может быть? Что все возможные "дыры" перекрыты, и диверсанты пробрались в город по мановению волшебной палочки? Впрочем, и это оправдание не подойдет - все подобные артефакты стоят на учете "Хексенваффе".
   В машину заглянул Пауль.
   - Господин штурмбанфюрер, поступили данные о незначительно инциденте в этом районе.
   Вальтер скосил на него глаза, задавая немой вопрос.
   - Пять минут назад, в полицию позвонила фрау Петра, проживающая здесь, буквально через несколько домов. Она пожаловалась на отсутствие ее соседа, с кем она обычно по воскресеньям ходит на прогулку. Уверяет, что он никогда не опаздывал, а сейчас его нет, и дверь он не открывает. Беспокоится, что с ним мог произойти сердечный приступ, так как он любит выпить.
   - Адрес, Пауль!
   - Уже переслал на ваш планшет.
   Вальтер открыл данные, посмотрел на карту и широко улыбнулся.
   - Антиквар, значит? Вот оно, Пауль! Вот зацепка, я чувствую. Пошлите в дом спецназ. И пусть будут крайне осторожны.
   - Так точно, господин штурмбанфюрер! Бронефургон уже подъезжает к объекту.
   Вальтер схватил фуражку, и с горящими глазами вышел из машины-штаба. Ищейки из его отдела, одетые по гражданке - в простые серые костюмы, стояли рядом с машинами ожидая приказов.
   - Двое со мной. Остальным - рассредоточиться вокруг этого дома. Ожидать беглецов. Если, конечно они побегут.
  
  
   Штурмовая группа из матерых бойцов спецназа сработала как по учебнику. Быстро, четко, по всем правилам. Прикрывая друг друга вошли в здание особняка антиквара, проверила первый этаж, затем второй. Спустились в подвал.
   Штурмбанфюрер широким шагом вошел в сорванную с петель дверь. Под сапогами хрустело стекло, но ему было все равно. Он остановился у входа на кухню, внимательно осмотрел столовые приборы, оставленные на столе. Обратил внимание на грязное пятно, четко выделяющееся на белоснежной скатерти.
   Из подвала вышел оберштурмфюрер Гантер Майер, он же "Дикий пес", он же "Страшила", он же командир штурмовой группы. Поднял руку в приветствии и коротко доложил:
   - Дом пуст. В подвале обнаружен пожилой мужчина. Связан.
   - Ведите его сюда, - скомандовал Вальтер. И тут же предупредительно поднял палец вверх. - Вежливо. Похоже, что это хозяин дома.
   - Слушаюсь, господин штурмбанфюрер!
   Гантер рысцой убежал обратно в подвал, на ходу раздавая команды своим бойцам. "Вторично обыскать дом", "Занять оборону", "Привести найденного наверх".
   Вальтер, ожидая спасенного антиквара присел на ближайший стул. Начал рассматривать старинный сервиз в ближайшем шкафчике. Внешне спокойный, он весь кипел внутри. Ему нужно как можно быстрее броситься в погоню. Но для этого нужны данные от этого старого человека. А учитывая, что он сердечник - не стоило на него давить. Здесь нужна деликатность. Ведь все жители Берлина - благонадежные и добропорядочные люди. Он сам все расскажет.
   Ввели хозяина дома, поддерживая под руки. Тот испуганно озирался, щурясь полуслепыми глазами, а когда ему вернули очки, он буквально расплакался, узнав, что они из полиции, и пришли спасти его.
   - Ну, ну, господин Штейн. Все хорошо, все уже позади. Скажите они вас мучали? Расспрашивали о чем-нибудь?
   - Н-н-нет... Мучать не мучали... Хотя, постойте! Мужчина вел себя странно, и расспрашивал о "Зипасспорте". Словно не знал, что это такое и как им пользоваться. Он связал меня, хотя и не бил. Но мне было так страшно, господин криминалькомиссар. Так страшно!
   Вальтер не стал поправлять старика. Раз он привык обращаться по устаревшим званиям - пусть. Главное узнать куда могли направиться и что задумали диверсанты.
   - Господин Штейн, вы в безопасности. И вам совершенно нечего опасаться. Я оставлю у вашего дома полицейский патруль, хорошо? Они проследят за тем, чтобы к вам больше никто не забрался. Вы сможете спокойно привести себя в порядок и поспать. Только ответьте на пару моих вопросов.
   - Да, да, конечно, - антиквара еще немного трясло, от пережитого. Но было видно, что он успокаивался.
   - Опишите тех, кто вас связал.
   - Это был мужчина средних лет, вежливый и слегка неряшливо одетый. С ним была его дочка - по крайней мере он так сказал. Молодая фройляйн, совсем подросток. Попросилась в туалет, пока мужчина пытался продать мне антикварный автомат.
   - Их было только двое? Мужчина и девушка?
   - Да, господин криминалькомиссар.
   - О чем они говорили между собой?
   - Да-м... Собственно я не припомню, чтобы девушка разговаривала с ним. Молчала.
   - Он говорил куда именно собирается? Что они задумали? Может их где-то ждут?
   - Ничего такого, господин криминалькомиссар. Он сказал, что хочет продать антикварный автомат так как им срочно нужны деньги. Для чего не знаю, мужчина не распространялся. Однако, хочу заявить, что ни у него, ни у фройляйн не было "Зипассов" на руках, - антиквар вдруг схватился на свое левое запястье, - он забрал мой "Зипасс"! Что же теперь делать господин криминалькомиссар?
   - Учитывая ситуацию, в которой вы его потеряли, думаю, мы восстановим вам его без штрафов и взысканий, Господин Штейн. Не переживайте. Однако, вы должны описать нам их. Сейчас вас проводят к специалисту по фотороботу, он немного поработает с вами. Потом патрульные примут от вас заявление об утере "Зипасса", и вы сможете отдохнуть.
   - Благодарю, Вас господин криминалькомиссар.
   Они посмотрели друг на друга, и антиквар слегка стушевался.
   - Прошу меня простить, я кажется переволновался.
   - Ничего страшного. Мы все понимаем. Что-то еще странное в них было? Мужчина как-то назвался?
   - Д-да... Михаэль. И знаете, к него такой странный акцент. Совершенно точно могу сказать, что он не из Берлина. Сам он сказал, что родом из Фленсбурга. Но я ведь там и не бывал никогда в жизни. Я и не знаю, как там...
   Вальтер записал новые данные в планшет.
   - А что за автомат он пытался вам продать?
   Антиквар оживился, возбужденно приблизился к собеседнику и громким шёпотом произнес:
   - А это крайне интересный вопрос! Раритетнейший автомат тридцатых годов прошлого столетия! Оригинал и в прекрасном состоянии. Словно только что из мастерской. Я сам очень удивился. Машинпистоле 36! Вернее, его ранний прототип. Но и это еще не все! Он показал мне записи... - Антиквар заговорчески оглянулся и буквально лег на стол, еще приблизившись к сидящему напротив собеседнику. - Он утверждал, что его дед... Хилберт Миккильсхоф! И даже предоставил рукописи и фотокарточки!
   Вальтер удивленно приподнял правую бровь.
   - ТОТ САМЫЙ Миккильсхоф? - переспросил он не без удивления.
   Антиквар утвердительно кивнул. Отодвинулся назад, многозначительно глядя на Вальтера, и кивнул еще раз.
   Тот вновь дополнил записи по делу.
   - Благодарю вас, герр Штейн. Пройдите с офицером к художнику для составления фоторобота. - Он махнул рукой стоящему в дверях спецназовцу. - Если вспомните еще какие-либо данные, даже мелочи - тут же рассказывайте любому из моих людей.
   Антиквара вывели, осторожно поддерживания под локоть.
   Штурмбаннфюрер откинулся на спинку стула и задумался что все это может означать. Очень много непонятных пока фактов, которые ну никак не связываются вместе. Если это диверсанты - почему действуют так непрофессионально? Импровизируют. Оставляют свидетелей. Забрасываются на задание со старинным оружием прошлого столетия? Все очень странно, включая состав этой самой диверсионной группы. Молодая девушка? Серьезно? И еще это странное признание в родстве с Миккильсхоф. Впрочем, это могла быть банальная ложь для того, чтобы заинтересовать старика-антиквара. Но все равно нужно будет поднять личный файл этого великого ученого. Если у него, конечно хватит уровня доступа.
   Ну а сейчас главное получить их визуальное описание. Объявить перехват во всем городе. Никуда они не денутся. Вальтер крепко сжал зубы и чуть было не шандарахнул по столу кулаком. Лучше бы они уже делись куда-нибудь! Желательно за город, далеко-далеко за город. И стали не его головной болью. Так, хватит поддаваться эмоциям.
   Основной вопрос как раз в том КУДА они направляются? А если они смертники? И уже в центре города? Если рванет на территории его юрисдикции, да еще и с жертвами... Да еще и среди военнослужащих или не приведи боже - среди колдунов. С него снимут не только погоны.
   Его темные мысли прервал вбежавший на кухню Пауль.
   - Господин Штурмбаннфюрер! Они забрали автомобиль!
   - Что?
   - Хозяин дома проходя мимо гаража увидел, что отсутствует его транспорт...
   Вальтер вскочил с места.
   - Быстро марку и номер разослать как ориентировку по всем патрульным! В ней есть спутниковый маркер для определения местоположения?
   Пауль широко улыбнулся, в ответ. Пожалуй, первый раз за последний месяц. И утвердительно кивнул.
   - Прекрасно! Криминалистов оставь здесь. И двух патрульных. Остальные немедленно по машинам! - Вальтер быстрым шагом направился к выходу из дома.
  
   Колонна служебных автомобилей во главе с черным мерседесом быстро продвигалась к центру центрального имперского города. Не так быстро - чтобы вызывать интерес гражданских, но и не так медленно, как остальные участники движения. Начальник четвертого управления не хотел раньше времени раскрывать всем остальным смежным службам, что за ситуация сейчас в городе, и за кем они гонятся. Вот возьмут диверсантов, там уже можно будет и трубить во все стороны.
   - Они приближаются к деловому центру.
   - Визуальный контакт есть?
   - Один из полицейских экипажей доложил о них.
   - Только наблюдать! Не пытаться задержать или устранить. Только наблюдение, ты меня понял Пауль?
   Тот учтиво кивнул, и приложил руку с миниатюрным передатчиком к уху.
   - Автомобиль BP-117, аккуратно ведите их. Попыток к задержанию не предпринимать.
   Вальтер, используя служебный планшетный компьютер, подключился к системе управления Надзора и Записи. Нашел нужный экипаж и вывел картинку с их камеры на экран.
   Вот они. Изображение было четким, но искомая машина большинство времени была закрыта другими. Полицейские следовали на почтительном расстоянии от преследуемых. Жаль, что нельзя подобраться ближе. Можно спугнуть. А ближайшая спецмашина скрытой слежки его управления в десяти минутах езды. Ничего. Главное, что он нашел их. Остальное - дело техники. Окружить, отрезать пути отступления, заглушить все радиочастоты и брать! Брать этих...
   Он встрепенулся.
   - Куда они делись?
   Пауль сверился с данными со своего планшета.
   - Остановились господин штурмбаннфюрер. Патрульные их не видят.
   - А машину?
   - Сейчас будут проезжать мимо... Пусто. Объекты покинули транспорт.
   - Блокировать его. Пусть ждут рядом. Сколько нам до этого места?
   Помощник сверился с картой и мысленно прикинул расстояние.
   - Минут пять, если чуть-чуть прибавим хода.
   - Так прибавьте. Мигалку на крышу, но сирены не включать!
   - Так точно, господин Штурмбаннфюрер!
  
   Когда они прибыли на место стоянки автомобиля преследуемых, патрульные уже успели освободить места для стоянки, попросив граждан убрать свои автомобили. На освободившееся место поместился фургон, мерседес начальника отдела и пара машин с оперативниками. Остальные более-менее аккуратно припарковались прямо на проезжей части, чтобы свести к минимуму неудобство проезжающих машин. Проблесковые маячки выключили.
   Вальтер выбрался из своего мерседеса и окинул толпу праздношатающихся жителей внимательным взглядом. Потом осмотрелся вокруг, оценивая каждое здание. Куда они могли направиться? Если придерживаться его теории о терроризме - они ищут наиболее людное место. Строение, где было бы очень много людей. Желательно на госслужбе и военных. И плюс ко всему являлось бы гордостью Берлина в архитектурном плане...
   Его взгляд уперся в магазин игрушек, находящийся рядом. Затем он отступил назад, и задрал голову выше. Прямо за старыми зданиями, возвышался "Императорский" - отель высшей категории. В нем всегда останавливались важные персоны, аристократия, генералы и колдуны высшей ступени. И если этим двоим удастся сделать то, зачем они сюда прилетели... Вальтер побледнел.
   - Пауль, - чуть осипшим голосом позвал он помощника, - пусть оперативники прочешут толпу от этого места и до отеля. Всем остальным оцепить район. Описание преследуемых и их словесные портреты у вас есть. Если есть хоть малейшее подозрение - проверяйте документы.
   - Так точно! - Пауль убежал выполнять приказание начальника.
   Вальтер же вынул свой коммуникатор и чуть покопавшись в контактах, вызвал начальника полиции города. Сейчас ему понадобится все доступные людские ресурсы.
  
   Через несколько минут Пауль отрапортовал, что похожую парочку видели у входа в "Императорский", и они быстрым шагом отправились туда же. Уже на подъеме по гигантской лестнице, Вальтер увидел подъезжающие полицейские машины. Отто - начальник полицейского управления клял его на чем свет стоит, ругался как последний сапожник, пытался что-то сказать. Что сегодня праздничный день со множеством мероприятий и все его люди заняты. Но быстро уступил, как только Вальтер назвал код имперской безопасности, и пообещал прислать всех, кто был не на ключевых постах. Пообещал приехать сам.
   Похоже не соврал старый лис. Лично привел свою стаю. Из головной машины вышел полноватый человек в полицейской форме и стал быстро раздавать приказы офицерам. Заметил Вальтера и махнул рукой. В ответ получил приглашающий жест подниматься в холл отеля.
  
   Пауль придержал дверь, пропуская своего начальника и зашел сам.
   - К стойке приема постояльцев, - скомандовал Вальтер, не забывая осматривать гигантский холл отеля. Они прошли прямо к старшему управляющему.
   - Отель "Императорский" приветствует вас. Чем могу служить господа? - служащий отеля просто светился улыбкой. Которая, впрочем, тут же ушла, когда он увидел значок подошедшего.
   - Имперская безопасность. Мы разыскиваем двух людей, вошедших сюда несколько минут назад, - он развернул свой планшетный компьютер с автопортретами подозреваемых.
   Управляющий отрицательно покачал головой и посмотрел за им спину. В отель отрядами вбегали полицейские, и тут же рассредоточивались в помещении, хмуро осматривая каждого встречного. Особенно похожих останавливали и просили предъявить "Зипассы".
   К стойке подошел Отто, наградив начальника имперской безопасности испепеляющим взглядом.
   - Надеюсь оно того стоит, Вальтер. Я поднял даже резервы.
   - Стоит, - утвердительно кивнул тот, убирая планшет, но продолжая внимательно смотреть на управляющего, - нам нужен доступ в помещение охраны. У вас же есть камеры?
   - Разумеется... - Управляющий оскорбленно хмыкнул, - прошу следовать за мной.
   И они двинулись вдоль длинной стойки к еле заметной двери, имеющей тот же цвет, что и стена. На тоненькой черной вывеске золотыми буквами было выведено: "Служебное помещение", а вместо замочной скважины лишь красная бусинка сканера - служебное положение гражданина заносилось прямо в "Зипасс", и доступ даже внутри организации обеспечивался по нему. Как и учет рабочего времени. А в современных моделях "Зипасса" имелась система глобального позиционирования и датчики основных жизненных показателей. Таким образом, скорая помощь могла приехать и оказать поддержку старикам или больным, которые еще только начали догадываться, что с ними не все в порядке. Или уже потеряли сознание и не имеют возможность вызвать экстренную службу.
   Но данные модели, последнего поколения только начали входить в обиход, и использовались лишь десятью процентами населения. Вальтер мысленно пообещал себе повлиять на скорость замены старых моделей, после того как разберется с этим делом. Ведь имей старый антиквар эту модель - они бы нашли диверсантов значительно быстрее.
   - Господин штурмбаннфюрер, - обратились к нему со спины.
   Все четверо обернулись.
   Сзади стояли двое полицейских, держа под руки невысокого мужчину, с залысиной и маленькими бегающими глазками. Мужчина обильно потел, и казалось сейчас грохнется в обморок.
   - Слушаю.
   Стоявший справа от мужчины полицейский легонько встряхнул его.
   - Да... Да! Понимаете, я был в туалете... После еды у меня всегда... Доктор говорит, что это на нервной почве...
   Вальтер прикрыл глаза и глубоко вдохнул, подавляя внутреннее раздражение.
   Полицейский еще раз тряхнул приведенного. Тот недоуменно покосился на него, понял, что его торопят и собрался с мыслями.
   - Конечно, простите... Так вот. Я был в туалете, когда туда кто-то вошел. Я поначалу не обратил внимания, ну отель-то большой, людей много... Ну зашло еще двое... Так значит. Заперлись в кабинке. А затем прислушался, и боже мой - те двое разговаривали на... Русском! Я филолог, господин штурмбаннфюрер... Я знаю, о чем говорю. Это точно был запрещенный русский. Ну чуть подождал, пока они уйдут и сразу... А здесь уже вы... В смысле полиция...
   Вальтер задышал быстрее и оскалился в сторону Отто, который сильно побледнел.
   - Как они выглядели?
   - Я... Я не знаю, господин штурмбаннфюрер. В кабинке не было видно... Я боялся двигаться...
   - Сколько их было?
   - Д... двое, если судить по голосам. Мужчина и женщина...
   - Или девушка?
   - Или девушка... Да! Голос был молодой...
   Вальтер вплотную приблизился к лицу филолога, и зловеще прошептал:
   - А теперь главный вопрос - о чем они говорили?
  
   Полутемное помещение пункта видеонаблюдения, в котором работало до неприличия много мониторов, создавая необходимо количество света для работы, быстро заполнилось сотрудниками полиции и имперской безопасности. Через пару минут стало душно, и усиление в виде пяти громил полицейских пришлось попросить выйти. Из сотрудников самого отеля оставили лишь старшего смены, который был военным в отставке. Это ускорило взаимодействие. Он все понимал буквально с полуслова, выводя на экраны нужные картинки, запуская воспроизведение отснятого в холле, анализируя маршрут подозреваемых. Вальтеру не пришлось напрягаться, мысленно гоняясь за диверсантами, все это сделал этот ветеран.
   - Вот они, господин штурмбаннфюрер.
   Изображение с маленького экрана перескочило на основной. По коридору быстро шли двое искомых. У Вальтера сердце застучало сильнее. Он хотел спросить какой это этаж, но оператор сам выдал необходимую информацию.
   - Двести сорок первый этаж. Движутся в сторону первой лифтовой шахты.
   Вальтер кивнул Паулю и тот выглянув за дверь отдал приказ старшему группы полицейских:
   - Быстро на двести сорок первый этаж. Стараться не провоцировать. Войти в контакт, обезвредить, захватить. При невозможности - уничтожить. - И дальше в микрофон передатчика внутренней связи подразделения. - Спецназу выдвинуться в здание отеля, заблокировать двести сорок первый этаж.
   Пятеро полицейских рысцой отправились к лифту, заняли кабинку. Двери закрылись и скоростной магилифт за несколько секунд донес их до нужного этажа. Этих секунд здоровенным профессиональным полицейским хватило, чтобы проверить оружие и амуницию. Психологически войти в нужный шаблон поведения.
   Звякнула запись колокольчиков, возвещая о конце маршрута, двери кабины разъехались, и полицейские вышли на необходимый этаж. По правую руку навстречу им двигались искомые люди. Чуть ссутулившийся мужчина и девушка лет восемнадцати. "Легче легкого", - подумал старший группы и всем телом повернулся к идущим.
  
   Начальник четвертого управления имперской безопасности жадно разглядывал изображение с камеры наблюдения. Как-то не очень эти двое походили на профессиональных диверсантов. Особенно девушка. Взгляд испуганный, движения какие-то рваные. Профи себя так не ведут. Или это хорошая игра? Притворяются перед появившимися полицейскими? Вот они сблизились, последовала просьба предъявить "Зипасс", ничего особенного - обычная проверка документов, мужчина согласился и повел рукой...
   И тут изображение пропало.
   - В чем дело?
   - Нет сигнала, господин штурмбаннфюрер.
   Старший смены охраны отеля пробежался глазами по сводной таблице камер наблюдения. Переключился на другой режим, набрал пару команд на клавиатуре, вновь покачал головой.
   - Этот этаж и два соседних не имеют визуальной картинки. Словно кто-то разом оторвал камеры... Но... Это невозможно! Они противовандальные. Бронированные, как и положено!
   Но Вальтер уже не слушал его. Он мысленно покачивал ситуацию, и через несколько секунд принял решение. Это не может быть случайностью, а дичь может скрыться от него. Поэтому было просто необходимо отдать приказ на взятие диверсантов всеми силами. Ждать все равно нечего.
   - Спецназ уже на месте? - спросил он Пауля, прекрасно понимая, что за такое время они бы не успели занять позиции.
   - Никак нет, господин штурмбаннфюрер. В пути.
   - Девяносто процентов состава на эти три этажа, немедленно! Брать живыми.
   Он вышел из помещения, на ходу активируя амулет защиты и вынимая свой пистолет. Это оружие пять лет назад ему вручил САМ, как награду за доблестную службу на восточных границах.
   За ним шагал Пауль, проверяя бронежилет. А по бокам пристроилось два бойца спецподразделения "zbV-4", получившие приказ прикрывать начальника четвертого управления.
   Магилифты прибывали и тут же уносились ввысь, доставляя бойцов полиции на заданные этажи. В следующую их пропустили, и дополнительно укомплектовали шестью полицейскими в полном обмундировании.
   Поднимались в зловещем молчании, а когда двери начали расходиться в стороны, Вальтер прикрыли тактическим щитом. Впрочем, тот раздраженно оттолкнул его в сторону, и чуть ли не первым вышел в коридор. Сотрудников силовых органов было очень много. Весь коридор был в отделениях, которые позанимали позиции и ожидали дальнейших приказаний.
   Они двинулись вправо. Именно в той стороне, в самом конце коридора была заметна большая группа полиции. С такого расстояния он не мог понять, что именно они рассматривают, но видел, как офицеры отчаянно жестикулируют, то ли убеждая разойтись, то ли выдавая приказы на дальнейшие действия.
   - Что там... - они быстро добежали до места, где первые пятеро полицейских столкнулись с диверсантами.
   Увиденная картина заставила даже Вальтера вздрогнуть.
   - Боги мои.
   - Всех? Пятерых?
   - Всех...
   Он осмотрелся, ища тела беглецов.
   - А с их стороны никого?!
   Молчание.
   - Обыскать все номера...
   - Но мы нарушим покой уважаемых гостей...
   Глаза Вальтера фон Зандхаммера налились кровью.
   - Все номера, Пауль! До единого!
  
   Работа закипела. Этаж оказался заселенным чуть более чем наполовину. Пустые номера обыскивались с особенной тщательностью, благо доступ обеспечивали сотрудники самого отеля. А вот с заселенными номерами оказалось куда сложнее. И если часть проживающих вполне адекватно восприняла желание полиции обыскать занимаемые ими помещения, то некоторые грубили и обещали нажаловаться "куда нужно" на полицейский произвол. Но все равно были вынуждены подчиниться силе и оскорбленные выходили в коридор, где у них тут же проверяли документы и биометрические данные.
   Были и такие номера в которые ворваться не удалось. Здесь субординация, впитанная с молоком матерей, сыграла против преследователей. Три номера занимали высокие чины армии, которые были оскорблены подозрениями в их сторону, но когда узнавали в чем дело и кто командует операцией, шли на сотрудничество, хотя это и отняло значительно больше времени. Вальтеру приходилось ходить по всем этим номерам и лично разговаривать с каждым "особым" клиентом. И с личной охраной осматривать помещения.
   По мере уменьшения необысканных помещений, Вальтер становился все злее и злее, совершенно не понимая куда они могли подеваться. В итоге, остался лишь один номер, в который полицейские никак не могли войти.
   - В чем дело Пауль?
   - Господин штурмбанфюрер! Номер занимает колдунья из "хексенваффе". Высшая. Мы не смеем...
   - Черт бы подрал этих ведьм с их неприкосновенностью! - Вальтер остановился напротив указанной двери. Наклонил голову вправо, задумчиво разглядывая золотые цифры. Он размышлял, стоит ли связываться с могущественной колдуньей, которая наверняка была предана империи не меньше чем он. А может стоит попытаться поговорить с ней, и попросить помощи в поимке этих двух "зайцев"? Стоит попробовать - такой уровень колдовства сильно облегчит ему жизнь. Ну а нет - так нет. Не убьет же она его!
   - Пауль, вызови сюда наших магов-ищеек. Пусть попробуют взять след, начиная с трупов. Я поговорю с Высшей, может быть она нам поможет. Лишний раз меня не беспокой, и если вдруг что-то серьезное - связь через коммуникатор. Остальных рассредоточь по зданию, удели особое внимание крыше и подземной части. Оставь на этом этаже патруль.
   - Так точно! Выполняю! - Пауль убежал выполнять приказы.
   Вальтер глубоко вдохнул и медленно выдохнул, приводя голову в порядок и успокаивая сердце. Чуть оправил одежду и постучал в дверь.
  
   Дверь открыла привлекательная женщина, в длинной форменной юбке и белой рубашке. В глаза тут же бросилась наивысшая награда империи - серебряный череп в магической печати. Его маленькие аметистовые глаза так и смотрели на Вальтера, словно запоминая.
   Чуть ниже, на цепочке, висел амулет "хексенваффе", подтверждающий не только принадлежность к могущественному ордену, но и "сообщающий", что хозяйка была в звании "Высшая" - то есть группенфюрер (генерал-майор).
   В руке она держала хрустальный бокал на длинной ножке, в котором плескалось шампанское. А проницательный и изучающий взгляд безмолвно спрашивал: "Что нужно"?
   - Прошу простить, госпожа группенфюрер, разрешите представиться - управляющий четвертым управлением: штурмбаннфюрер Вальтер фон Зандхаммер, - он чуть кивнул, как подобает по этикету.
   Колдунья в ответ лишь пригубила шампанского.
   Вальтер взял себя в руки и рискнул окинуть номер взглядом, насколько это позволял дверной проем. Ничего необычного.
   - Госпожа, у нас произошло убийство пятерых полицейских на этом этаже. Подозреваемые - пара диверсантов, мужчина и молодая девушка. Мой долг удостовериться, что у всех жителей этажа все в порядке, и террористы не забрались к кому-то в номер...
   Колдунья все еще молча развернулась и ушла вглубь номера. Села в глубокое кресло, напротив двери и отхлебнув еще шампанского обвела все вокруг притворно удивленным взглядом.
   - Вы считаете, что я бы позволила кому-то пробраться ко мне? - голос был полон насмешки.
   Вальтер воспринял ее действие как приглашение войти, и сделал несколько шагов в глубь номера, едва уловимыми движениями глаз осмотрев его слева и справа. Встал у торца небольшого диванчика.
   - Прошу меня извинить, если я чем-то оскорбил Вас. Конечно же, без вашего ведома никто не смог бы проникнуть в помещение.
   Колдунья легко взмахнула кистью руки, и дверь захлопнулась за спиной Вальтера. На что тот вопросительно посмотрел на нее.
   - Не люблю сквозняки. Присаживайтесь, любезный, - она указала на диванчик.
   - Благодарю.
   - Хотите шампанского?
   - Еще раз благодарю, но я на службе.
   - Понимаю, понимаю. Военные такие скучные.
   Она напомнила Вальтеру капризную девочку, с которой отказались играть в куклы. Как же он ненавидит этих зазнавшихся, беспечных... "Спокойно, Вальтер. Она может почувствовать твое негодование. А сейчас нам нужна ее лояльность".
   - Может быть вы что-то слышали или почувствовали, минут пятнадцать назад?
   - Нет, увы. Все что я слышала это журчание воды в душе, ну а затем шуршание одежды. Я как раз готовилась к выходу. Ежегодные соревнования, вы ведь понимаете.
   - Очень жаль, очень. - Вальтер повернулся к закрытой двери ванны. - Вы одна здесь?
   Он и сам от своей наглости чуть не поперхнулся. Но в любом случае - он в своем праве. Он ведет дело государственной важности, и обязан проверить все возможные варианты. Даже если после этого получит от начальства по шапке.
   Колдунья удивленно подняла брови.
   - Однако. Вы не забываетесь штурмбанфюрер?
   Но Вальтера уже понесло. Он ей кто? Мальчик из фюрерюгенда?
   Встал с дивана, выпрямился во весь рост и настойчиво повторил вопрос:
   - Есть ли в номере кто-то еще, госпожа группенфюрер? Я нахожусь при исполнении и имею право на полный обыск любого помещения, а так обыск любого человека, вне зависимости от звания и заслуг.
   - Вот как вы заговорили. А были такой лапочкой, - колдунья отставила бокал на маленький стеклянный столик, и вынула из рукава "ветку Шамбалы". Начала крутить ее пальцами, излишне спокойно.
   Этот жест добавил Вальтеру опасений, что здесь что-то не так. Это чувство - профессиональная наработка за столько лет службы, слегка "покалывала" его подсознание, начиная со стука в дверь колдуньи. Сейчас же он буквально чувствовал "неправильность" поведения имперского мага. Почему она не сотрудничает? Почему своим поведением противостоит ему? И с другой стороны, это мог быть всего лишь ее каприз. Заартачилась Высшая, бывает - он де задел ее самолюбие. Как это так? Ее - да подозревать в чем-то. И тем более обыскивать номер! Немыслимо! Он даже на мгновение побледнел, представив какой ушат дерьма на него вывалится, когда она подаст жалобу. Но быстро взял себя в руки. Он в своем праве. Он защищает свой город! Свою родину...
   - Я прошу Вас предоставить мне доступ ко всем помещениям номера. Со своей стороны, обещаю не привлекать никого более для осмотра. И, как только выйду за эту дверь - забуду все, что здесь произошло.
   Высшая молча продолжала вращать "ветку Шамбалы" и пристально смотреть на нее. Словно Вальтера здесь и не было.
   "Так, понятно. Обиделась. Ну и хорошо. Мне же легче", - подумал Вальтер и зашагал к дверям ванной комнаты. Уже взявшись за ручку, он заметил на полу темные капли. Присел на корточки и размазал одну из них пальцем. Темно-красный след протянулся на пару сантиметров. Кровь?
   Он аккуратно вынул пистолет и повернул ручку двери.
   Пусто.
   Ванная благоухала цветочным шампунем, душевой уголок был наполовину запотевшим, а остальная часть комнаты была идеально чистой. И никого.
   Вальтер выдохнул и опустил пистолет.
   - Госпожа группенфюрер. Скажите, почему у вас на полу брызги крови?
   Она не спешила с ответом. Очень медленно перевела взгляд на место, указанное Вальтером.
   - Я не обязана Вам ничего объяснять, господин штурмбанфюрер. Однако, по доброте душевной напомню Вам, что некоторые колдовские ритуалы требуют жертвоприношений. Иногда пустяковых, например, в виде голубя или крысы. А то чем я здесь занималась - является государственной тайной. Поверите на слово, или будем делать официальный запрос? - Она улыбнулась, показывая ровный ряд зубов.
   Связываться с канцелярией "хексенваффе" - себе дороже. Даже если ты начальник четвертого управления. Даже если ты... Черт, да кто угодно! Они потом высосут все соки и в прямом и в переносном смысле.
   Вальтер скрипнул зубами, и убрал пистолет обратно в кобуру.
   - Прошу прощения за беспокойство, госпожа группенфюрер. С Вашего позволения, отправлюсь далее. Служба не ждет.
   Он сделал пару шагов в сторону выхода, как со стороны открытой ванной комнаты раздался громкий звук падающего стеклянного пузырька. Похоже именно в нем находился тот самый приятно пахнущий шампунь. Он описал полукруг, и остановился. Из горлышка начала выливаться густая фиолетовая жидкость, прямо на плиточный пол.
   Вальтер обернулся, уставился на чудом не разбившийся пузырек, с интересом разглядывая как лужица шампуня принимала форму человеческой ноги.
   Он тут же вынул из внутреннего кармана артефакт "монокль истинного видения" и активировав его, приложил к глазу. Открывшаяся картина, на миг повергла его в шок. При чем больше от осознания того, что Высшая оказалась предателем. На полу сидел разыскиваемый им мужчина, а на руках у него обмякшая девушка. И то как именно смотрел на него подозреваемый, а также его окровавленное лицо, Вальтеру совсем не понравилось.
   Рука потянулась за пистолетом, а рот раскрылся для крика - там за дверью отряд прикрытия, один громкий приказ, и они ворвутся сюда. И все! Дело закрыто! Охватившая его радость, вдруг сменилась паникой - он не мог пошевелиться. Руки, ноги замерли, словно в лед превратившись. Он переставал их чувствовать. Из горла вырвался лишь тихий хрип - шею свело судорогой. Максимум, что он мог сделать это скосить глаза на колдунью.
   Она стояла рядом с креслом, направив на него "ветку Шамбалы", шепча слова заклинания.
   Он вдруг почувствовал жжение на груди и опустил глаза - его защитный амулет раскалился, опалив рубашку - сопротивляясь атакующему заклинанию, но силы были не равны. Его создавали не для дуэли с Высшей. Еще миг, и амулет рассыпался в прах, оставляя своего хозяина без магической защиты. Теперь он был в полной власти этой предательницы.
   Последнее, что увидел Вальтер лицо подходившего мужчины - оно не было злым, скорее скорбящим. Таким, словно тот сожалел о случившимся. Он успел удивиться, что враг сочувствовал ему - ищейке и хранителю покоя Рейха. Всплыла мысль, что это не совсем диверсанты...
   И мир провалился во тьму.
  
   Берлин. Отель "Императорский"
   Номер 24193
   12:47
  
   Микко замер перед упавшем телом неизвестного мужчины, назвавшим себя штурмбаннфюрером Вальтером. Перевел взгляд на свою супругу. Вернее, на ее копию в этом мире. Ассандри выглядела озлобленной. Она опустила руку с колдовским предметом, уставилась на Микко постукивая пальцами. Размышляла что делать дальше.
   - Надеюсь вы того стоите, - наконец произнесла она. Спрятала в рукав "волшебную палочку", как назвал ее про себя Микко, и потянулась к кителю, который до этого повесила на спинку стула.
   - Убрать его? - Микко выглядел виноватым. Он чувствовал, что из-за них Ассандри пришлось нарушить значительно больше чем просто закон рейха.
   - В ванную, - она продолжала собираться, складывая какие-то вещи из ящиков в небольшую сумку.
   Он кивнул и сначала вынес оттуда свою дочь, уложил на диван. Она все еще спала.
   Затем за ноги уволок труп штурмбаннфюрера, затащил в душевую кабинку, обыскал и забрал пистолет. Закрыл матовое стекло, вернулся в зал номера.
   Колдунья продолжала рассовывать мелкие предметы по карманам сумки и кителя.
   - Буди девочку, мы уходим отсюда.
   - Как? За дверью наверняка полиция.
   - Не беспокойся. Я наведу морок. Никто вас не заметит.
   - Тогда может быть лучше пусть спит? А я ее понесу?
   - А если придется драться?
   Микко молча согласился с ней и повернулся к Анне.
   - Просыпайся пчелка, нам пора.
   Анна приоткрыла глаза, улыбнулась вначале, а потом вспомнила где она и что происходит. Подобралась вся, вскочила на ноги.
   - Что бы вы понимали, что происходит я коротко расскажу о наших дальнейших действиях, - сказала Ассандри не поворачиваясь. - Сейчас я накину на тебя морок того самого штурмбаннфюрера, что лежит сейчас в ванной. Он здесь командует операцией по вашей поимке. Соответственно он тут самый главный. Если я выйду одна, это вызовет подозрения и нас быстро раскроют, а вот если мы вместе отправимся в лифт и спустимся - его сотрудники будут думать, что он ушел с этажа. Это даст нам дополнительное время - они не станут ломиться в номер и выяснять, почему их командир не подает признаков жизни. Твоя задача - не произнося ни слова, хмуро следовать за мной, и по возможности жестами отсылать подчиненных. Это понятно?
   Микко кивнул.
   - Девочку я спрячу под "пологом невидимости", под таким же как наложила на вас в ванной.
   - Но он нас увидел...
   - У него был артефакт для этого. А подобные штуки крайне дороги и малочисленны. Шанс, что мы встретим колдуна сильнее меня - очень мал. Шанс, что мы встретим человека с еще одним подобным артефактом - еще меньше.
   - Тогда может стоит его забрать? Пригодится.
   - Нет. Его может отследить тот колдун или ведьма что его создавали.
   - Понятно.
   - Девочке нужно молчать, не натыкаться на прохожих и стараться ничем себя не выдавать.
   Тут она повернулась к ним, осмотрела с головы до ног.
   - Придется вам немного потерпеть без ботинок. Так даже лучше - носки менее шумные, - Ассандри усмехнулась. Но быстро вернулась к предыдущему тону:
   - Мы спустимся на последний подземный этаж. Выберемся на подземный транспортер и отправимся через производственные районы к выезду из города. Выберемся из города и поедем в порт Ивендорф - там сейчас стоит на ремонте нужный нам корабль. Мы погрузимся на него и отправимся через полмира к безопасным берегам. Там вам помогут. Да и мне тоже. Во время дороги слушать меня беспрекословно. Все ясно?
   Анна кивнула. Микко тоже, после короткой паузы.
   - Я правильно понял, что мы угоним немецкий корабль?
   Ассандри хмыкнула.
   - Не угоним, а зафрахтуем для секретной миссии. Все документы у меня имеются. И пока хватит об этом, успеем еще обсудить. Подготавливайтесь морально, нам нужно выдвинуться через пару минут. Чувствую, они подтягивают сюда моих коллег. Пока что низших. Но не будет испытывать судьбу.
   - А может порталом? - предложила Энни, вспомнив как поступила ее мама в другом мире.
   - Ага, чтобы весь Рейх сразу же узнал куда мы направились? Здесь магической аппаратуры, включая пеленгаторы столько, что хватило бы на весь континент. Нет дорогая, не тот город. Все магические перемещения фиксируются. Выберемся по старинке - пешком и на электромобиле. Готовьтесь! У вас минута.
   Аня сходила умылась, а когда вернулась - все трое хлебнули воды из стеклянных бутылок с логотипом отеля. Ассандри подумав, засунула бутылку коньяка себе в сумку. Пожала плечами.
   - Все равно не мне платить.
   Они собрались в центре зала. Ассандри произнесла слова заклинания, махнула на Энни и та исчезла. С Микко трудилась дольше, подбирая необходимые эманации и характерные только для начальника четвертого управления черты. Микко не только увидел как изменяется его тело, но и почувствовал это. Он стал тяжелее, осанка изменилась, на руках исчезли старые шрамы. Зато появились новые, в других местах. Одежда так же сменилась. Теперь он был полной копией убитого немца.
   - Уф... Это вам не боевыми заклинаниями швыряться, - произнесла Ассандри, - это почти искусство.
   Она улыбалась, осматривая свою работу. Осталась довольна.
   - Только ничего не говори. Голос подделать не могу, не моя специфика.
   Микко кивнул. Немного прошелся по комнате, привыкая к новому образу. Махнул руками, повращал головой и утвердительно кивнул - "готов".
   - Девочка, держи его рукой за пояс, чтобы он знал где ты и мог контролировать. И еще раз повторяю - молчать. Ни звука. Даже если тебе на ногу наступит полицейский в ботинках. Иначе мне придется здесь всех... Хм... Приготовились.
  
   ***
   Пауль уже начал было беспокоиться. Он успел раздать все нужные приказы, распорядиться относительно магов-ищеек, которые уже поднимались сюда. Но за дверью номера куда вошел Вальтер было тихо. Коммуникатор так же молчал. Впрочем, это было не удивительно. Начальник работал. Уговорить колдунью такого ранга помочь в поимке - дело не простое. Или как минимум осмотреть ее номер - пожалуй он бы на такое не решился. Кто их знает этих... Ведьм. Они конечно великое оружие рейха, которым были разгромлены почти все враги, но они были бесконтрольные! И это пугало Пауля больше всего. Он вырос в семье военного и подчинение правилам было впитано с молоком матери. Те вольности, которые позволялись колдунам были для него просто вне объяснений. И все же это были бесценные кадры для военной машины германии. И с ними приходилось мириться.
   Он расхаживал туда - сюда напротив двери, принимая отчеты от оперативных отрядов. "заняли позиции на крыше", "перекрыли воздух", "контролируем окна", "лестничные пролеты перекрыты" и тому подобное. Каждое отделение отчитывалось командирам, а те в свою очередь отсылали данные ему на планшетный компьютер или аудио подтверждением.
   Криминалисты закончили сьемку тел, зверски убитых полицейских, сворачивали оборудование и спускались вниз - их работа здесь закончилась. Сейчас приедут герихтмедицинеры (xD коронеры, насм. автора) и заберут в места похолоднее. Сегодня пять семей получат ужасные вести о своих отцах, сыновьях, мужьях... Пауль скривился. Кто способен на такое? Вот так безжалостно, за одну минуту уничтожить отряд подготовленных полицейских и скрыться? Только славики - изверги, варвары которых давно пора уничтожить! Если бы не их щиты и волхвы это было бы сделано уже давно.
   Дверь в номер распахнулась внезапно, сбив Пауля с мысли и заставив вытянуться по струнке. Три бойца спецназа, оставленные здесь для прикрытия, лишь слегка повели стволами укороченных автоматов. Выучка быть готовыми встречать врага откуда угодно.
   Из номера с горделивой осанкой вышла Высшая, а за ней герр Вальтер - хмурый как грозовая туча. Пауль отсалютовал, и пристроился рядом с начальником, где обычно - у правой руки. Хотел отрапортовать о выполнении приказов, но вовремя прикусил язык. Оказалось, что Высшая сделала паузу в каком-то длинном разговоре и сейчас продолжила:
   - И запомните мой дорогой Вальтер, я делаю это не ради вас или вашей братии, я делаю это ради Рейха и спокойствия граждан. И я прошу, не нужно никаких слов. И никаких официальных бумаг, и запросов по этому поводу - ненавижу писать рапорты. Все что я сделаю останется здесь и между нами. Это понятно? - она остановилась и обернулась назад. Посмотрела на Вальтера, а потом с какой-то брезгливостью на Пауля. Того словно ушатом холодной воды окатило. Это был взгляд "Ледяной королевы" из древних легенд. Не меньше. Он как-то автоматически кивнул, сделав в уме заметку стереть все данные о встрече с ней.
   Они двинулись дальше, не обращая внимания ни на снующих полицейских, ни на двух поднявшихся ищеек-магов. Эти буквально слились со стеной, когда увидели Высшую на этаже. Пауль немного позлорадствовал про себя, когда увидел их побелевшие лица.
   Она даже остановилась напротив них. Привычно подняла правую бровь и всматривалась в лица каждого колдуна. Потом махнула рукой.
   - Работайте.
   И пошла дальше. Величественно, изящно.
   Пауль только сейчас заметил, что на боку у нее висела стандартная колдовская сумка "Хексенваффе" и набита она была до отказа. А это означало, что высшая выходит на крупное дело, которое может затянуться. Значит взялась всерьез. Хорошо.
   Они дошли до лифта. Вошли в кабинку и тут она посмотрела на него еще раз. И снова словно холодный душ открылся.
   - Нет, нет, нет. Никаких низших чинов, - группенфюрер колдунья поводила пальчиком у самого носа Пауля.
   Адъютант в растерянности посмотрел на своего начальника ища поддержки, но тот лишь сочувственно пожал плечами, и жестом отправил Пауля из кабинки.
   Двери закрылись, и верный помощник пожелал своему шефу удачи - с такой стервой ему она понадобится. Он принял на себя весь "удар" общения с ней. Это большое облегчение для него и тех ребят из группы особого назначения, что остались тут. Им не придется потом принимать на себя "печать молчания". Их и так на каждом было по десятку.
   Пауль обернулся и задумчиво посмотрел в сторону открытого номера Высшей. Остается один маленький вопрос - может ли он осмотреть его? Или не стоит искушать судьбу?
  
   ***
   Лифт спускался быстро, но скорость совершенно не ощущалась. Лишь холодок в области живота, который ощутили все трое. Аня продолжала цепляться на отца в личине этого незнакомого мужчины - начальника четвертого управления. Ассандри и Микко с невозмутимым видом смотрели на двери кабинки.
   Индикатор этажей добрался до "0" и вновь начал отсчитывать этажи, только теперь красным цветом. Похоже начались подземные уровни. Еще несколько секунд и двери вновь разошлись в стороны. Ассандри вышла первой, за ней стараясь не отставать Микко с дочкой.
   Подземная часть отеля оказалась абсолютно такой же, как и надземная. А в зале, куда они прибыли были даже окна, как в последствии оказалось - электронные экраны, транслирующие картинку верхних улиц. Изображение бралось с камер, и передавалось моментально.
   - Куда мы идем? - тихо спросил Микко, когда они миновали дежуривший патруль полицейских.
   - Наружу. Сейчас выйдем из отеля и отправимся дальше, как я и планировала.
   Микко ожидал всего от подземного уровня, но только не такого. Как только они вышли из дверей отеля, его взору предстал подземный Берлин. Неописуемый масштаб строений. Совершенно безумный размах мысли в архитектурном плане.
   - Все производственные мощности перенесены под землю. Здесь люди работают, здесь же проходит основная транспортная магистраль, - пояснила колдунья, заметив удивленный взгляд спутника.
   - И далеко... В смысле какая площадь этого... "Подгорода"?
   - Подземный Берлин занимает в два раза больше места, чем надземный. Кроме того, у него есть Центральный вокзал подземных сообщений, который нам и нужен.
   Она подошла к ближайшей стоянке мобилей, подошла к ближайшей машине и провела "Зипассом" рядом с водительской дверью. Сигнальные маячки на крыльях сменились с красных на зеленые и дверь разблокировалась.
   - Садитесь.
   Микко открыл заднюю дверцу и сделал вид, что отряхивает штанину, пока Аня забиралась внутрь. Затем сел следом, чуть не придавив ей руку, и захлопнул, наконец дверь.
   - Я помогу вам с одним лишь условием, господин штурмбаннфюрер! Если вы будете молчать всю дорогу и дадите мне сосредоточиться на своей работе! - Громко сказала Ассандри, выразительно посмотрев в зеркало заднего вида.
   Микко тут же догадавшись, что в машине есть камеры или прослушка, хмуро кивнул, и уставился в боковое окно. Придется молчать всю дорогу.
  
   Они ехали примерно двадцать минут. При этом он не заметил никаких пробок или скопления людей на улицах. Подземный город больше напоминал самый обыкновенный, точно ночью. Здесь было множество искусственного освещения. И как бы не старались создатели всего этого - глубина давила на человека. По крайней мере он отчетливо ощущал внутреннее напряжение. Но и в тоже время спокойствие, дарованное толщей земли и камня.
   Улицы здесь были самые обыкновенные, только нигде не было и следа дерна или какой-либо растительности. Все состояло из бетона, асфальта и пластика. Собственно, жилых домов он не заметил, возможно их здесь и не было. Зато различных учреждений, заводов, фабрик было просто несчитанное количество.
   Вместо того, чтобы ездить на работу в производственный район, как это обычно было в его мире - здесь люди спускаются вниз. И проводят тут приличное количество своей жизни. Интересно, какой у них здесь рабочий график? Нужно бы спросить ради интереса.
   Так, в раздумьях он и не заметил, как из мобиль подкатил к широкому серому зданию с гигантской вывеской "Центральный вокзал. Берлин".
  
   Они молча выбрались из мобиля, прошли на одной колдунье известный перрон и сели на нужный поезд. Монорельсовый поезд, на сколько успел понять Микко. Проходя по вагону, Ассандри небрежным жестом отвела глаза проводнице, и Микко с Аней прошмыгнули в закрытое купе. Следом вальяжно вошла их спасительница и закрыла дверь.
   Вынула из сумочки маленькую резную шкатулку черного цвета, открыла ее. Потом совершила несколько пассов руками, прикрыла глаза. Тихий шёпот неизвестных слов, и вот вновь закрытая шкатулка уже убирается в сумку.
   - Все. Теперь можно говорить не опасаясь. Я убираю твой образ личины. С девочки я также снимаю заклятье невидимости, - она достала из минибара бутылочку чего-то спиртного и развалилась на одном из мест. - Это купе только для служебного пользования "Хексенваффе". Никто сюда не сунется. Ни проводница, ни патруль. Можете располагаться.
   - Далеко нам ехать? Вернее, долго? - подала голос Аня.
   - Пару часов. Я бы могла воспользоваться служебным положением, и запретить остановки - но это вызовет не нужный интерес и доклад начальству железной дороги. Оно нам не нужно.
   - Хорошо. Пара часов отдыха нам сейчас просто необходимы, - сказал Микко и облегченно выдохнул, - однако у меня есть немного вопросов о Берлине.
   Ответный взгляд Ассандри крайне красноречиво рассказал ему все, что она о нем в тот момент подумала.
   - Понял, значит в другой раз, - он примирительно показал ладони.
  
   Поезд тронулся через десять минут. Микко с большим трудом ощутил это, настолько плавно передвигался состав. Только на большой скорости стало совершенно очевидно, что они в движении. А тонированные стекла скрыли от них "движущийся перрон".
   Выставив "сторожа", Микко ненадолго "отключился", восстанавливая энергию. А когда проснулся, вернее вернулся, поймал на себе пристальный взгляд колдуньи.
   - Интересная техника, - сказала она, - ты используешь те же Силы, что и мы, но совершенно по-другому. И есть что-то еще. Совершенно чуждое колдунам. Но я никак не могу понять что именно, - она даже прикусила губу, размышляя.
   - Не пытайся понять. Я и сам не знаю точно. Могу лишь сказать, что надомной проводили опыты в детстве. В бункере, где работал мой отец было много странного. А теперь я живу дальше обычных людей, имею выше реакцию, силу, скорость ну и тому подобное.
   - Вот как... Значит ты "искусник".
   - Кто?
   - Ну, тот кого "подняли" искусственным методом. Есть рожденные "Силовики" или "Уберы", а есть те, кто усилен за счет внешнего вмешательства.
   - Выходит так.
   - А вот дочка твоя - совсем другая песня.
   - Непривычно слышать от тебя слова об Анютке столь отчужденно.
   - Ах да, "я-из-другого-мира" же ее мать. Ну что же привыкай. Здесь я не твоя жена. И не ее мама. Здесь я ваш проводник и хранитель. И пока не знаю к добру ли это. Волхвы решат.
   - Кто решит?
   Но Ассандри уже выключилась из разговора, занявшись очередной бутылкой алкоголя.
  
   ***
   Они прибыли в место назначения через два часа и двадцать минут. Вышли, накинув личины и отправились прямиком в порт, где стоял "их корабль". Так выразилась Ассандри.
   Без проблем пройдя посты за счет статуса их сопровождающей, они добрались до нужного пирса и поднялись на борт огромного корабля. Микко заметил надпись на одном из спасательных кругов - "Tirpitz-HW" и судорожно проглотил слюну.
   - Мы что угоним немецкий линкор?! - Громко зашептал он, внутренне удивляясь, что линкоры здесь еще в ходу.
   На что Ассандри широко улыбаясь склонилась к его уху и злобно прошептала в ответ:
   - Не угоним, и зафрахтуем для секретного задания по линии "Хексенваффе". И если ты еще раз усомнишься в моих действиях, я выброшу вас обоих за борт и скажу, что так и было. А сейчас мы пойдем к капитану, и я буду говорить. А ты будешь стоять и молчать, даже если я скажу что-то ну очень странное для твоего изнеженного слуха. И тогда через полчаса мы отправимся туда, куда вам нужно. Ты меня понял, "Убер"?
   Микко вдруг окончательно осознал, что это не его жена, не смотря на физическое сходство и межмировую связь. Он криво усмехнулся и кивнул, принимая ее условия. Действительно какая ему разница на чем они поплывут? Главное, что они двигаются к нужной цели.
   "Надеюсь".
  
   Конец первой части.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Н.Самсонова "Отбор не приговор"(Любовное фэнтези) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) Е.Азарова "Его снежная ведьма"(Любовное фэнтези) K.Sveshnikov "Oммо. Начало"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"