Ососкова Лента: другие произведения.

Табак и ладан

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 7.06*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Оттуда прежними не возвращаются. И Андрей Адрианов не смог. А сможет ли невеста его принять таким - изменившимся? Увидеть, простить и принять...

Табак и ладан

... Но ты будешь жить, пить кофе, бродить по улицам,
Тебя не поставит в известность штаб, не слишком скорбя,
Что месяц назад, исполняя свой долг и святую функцию,
Твой ангел-хранитель погиб, принимая удар на себя.
Л.Е. Пельгасова

Ботинки у него были цвета осени, охристые в зелень. Сигаретный дым пах табаком и ладаном. Белая карточка с номером маршрута под задним стеклом автобуса "221/77", какие здесь отродясь не ходили, таяла в недружелюбной ноябрьской дали.
... Наташа стояла на автобусной остановке, вертела в руках непочатую пачку сигарет и новенькую, вспыхивающую жёлтыми бликами в свете фар проезжающих машин зажигалку, мёрзла, прятала нос в шарф. Ветер налетал порывами, хотелось поскорее оказаться в тепле, но Наташа медлила.
- Простите, можно прикурить? - попросил где-то в районе плеча девушки хрипловатый мальчишечий голос. Наташа обернулась и с удивлением протянул зажигалку мальчику.
Ему на вид не было и шестнадцати. Взлохмаченный "ёжик" серо-русых волос, резанувшая сейчас Наташин взгляд своим армейским видом жилетка цвета хаки, из-под которой торчали рукава чёрной футболки, грязно-зелёные брюки с кучей накладных карманов; некогда охристые ботинки, несуразные для конца ноября голые локти и зелёный шарф; насмешливо-взрослый тёплый взгляд. Мальчик прикурил, поблагодарил, не выпуская сигареты изо рта, и поднял глаза на Наташу:
- А ты чего не куришь?
Дым его сигарет пах неуловимо-странно, будто в церкви.
- Не хочу, - соврала девушка. Она и не пробовала-то ни разу в жизни, но сейчас хоть курить, хоть пить, хоть что угодно делать - только бы не думать, не вспоминать, не бояться... И не возвращаться домой, где на кухне сидит Андрей... Жених. Сколько уже времени он значится в этом статусе, и невозможно просто взять и что-то поменять.
Безнадёжный угрюмый взгляд.
Забыть бы, хоть на мгновенье!
- Что курить не хочешь - это правильно, - одобрил мальчик, - а вот забыть пытаешься - зря.
Реальность показалась Наташе на секунду зыбкой, как отражение на глади воды. Девушка даже забыла удивиться.
... Подъехал сто тридцатый автобус, выпустил двух человек, постоял, закрыл двери и уехал дальше.
Мальчик проводил его взглядом и снова повернулся к Наташе:
- Ну, выкладывай.
Голос у него был такой уверенный и властный, что Наташа вздохнула... и сама не сразу поняла, что рассказывает юному незнакомцу всё: и какой Андрей был в тот первый раз, когда они столкнулись у тира на ВДНХ, где он выиграл и подарил ей - абстрактной незнакомой девчонке - зелёного плюшевого мишку, и каким Андрей стал, когда решил встречать Наташу каждый вечер из института, где она училась на вечернем, и каким Андрей вернулся из "загранкомандировки", в которой он пропадал целых бесконечно долгих полгода. Яркий, русоголовый, смешливый. Заботливый и галантный. Угрюмый.
О себе он никогда много не говорил, только упомянул как-то вскользь, что занимается "некоторыми дипломатическими вопросами". А Мишутка, его весёлый лопоухий друг, передавший в его отсутствие Наташе подарок на день рожденья, говорил, что сдружились они в консерватории. Вот и гадай теперь, как одно с другим соотносится... А у теперешнего замкнутого и молчаливого Андрея, в котором прежнего - только привычка к камуфляжу в одежде - и не спросишь. Неловко, да и не ответит.
... Мальчик слушал внимательно. Не перебивал, не комментировал, только кивал. Сидел на стенке подземного перехода и покачивал ногой, методично колотя пяткой по гранитной облицовке.
- Андрей... И не бросишь его такого, пусть пьёт иногда, и ни одна драка в районе без него не обходится, участковый со мной уже на улице здоровается, узнаёт... А Андрей глянет печально, так, что сердцу, вот тут... больно, и скажет тихо-тихо: "Я же умру без тебя, Натань..." - это смешное имя Наташа произнесла шёпотом, словно боясь истрепать от слишком частого и громкого употребления.
Мальчик в свои неполные четырнадцать, как можно было предположить на вид, лет и не должен был ничего понять, он не мог знать такой жизни, потому-то, наверное, Наташа и выливала всё, не стесняясь и не боясь сочувствия... Но взгляд у юного незнакомца неожиданно оказался очень пристальный и взрослый.
- Ты правда хочешь узнать? - поинтересовался мальчик и, спрыгнув на землю, замахал рукой подъезжающему старенькому автобусу. Тот, смачно фыркнув, остановился, и мальчик снова повторил: - Хочешь узнать, кто такой твой Андрей?
Реальность пошла рябью, и мальчик показался Наташе древним, как сам мир, а может, и ещё древнее. Автобус странного маршрута "221/77" нетерпеливо тарахтел мотором.
Полил-повалил с неба дождь со снегом, отрезая остановку от остального города с его обыденной, загнанной в рамки строгого реализма жизнью. Мальчик уже стоял на подножке автобусной двери, и Наташа решилась, шагая из-под крова остановки в белую мокрую пелену:
- Да.
Снег мгновенно залепил глаза, и Наташа заметалась в разом утратившем все три измерения пространстве, как слепой котёнок, но неожиданно сильная рука мальчика ухватила её за ворот и втащила в автобус.
С протяжным скрипом закрылась дверь, хлопнув напоследок, и Наташа, растерянно протирающая глаза, покачнулась, когда автобус тронулся с места. Мальчик поймал её за плечо и не дал упасть, буркнув:
- Осторожней, дурёха. Садись, - и кивнул на безлюдные ряды сидений.
Наташа опустилась на ближайшее, вытертое до сального блеска за бесконечность веков, пока этот автобус колесил по миру. Её странный попутчик пристроился на месте кондуктора у передней двери, деловито, со знанием дела вытащил из-под сиденья банку с затёртой надписью "NESCAFÉ" и, затушив, выкинул в неё окурок. Убрал эту самодельную пепельницу на место, поднял глаза на Наташу и пояснил:
- Ну, раз уж решила - добро пожаловать. Езда, конечно, тряская, зато быстрая, несколько минут - и мы на месте... Не, это бесполезно, всё равно ничего не увидишь, - это он заметил, как вглядывается в пелену мокрого снега Наташа в попытке хоть что-то увидеть.
Рядом с Наташей в такт подскакивающему на ухабах автобусу деловито сипела и шипела старенькая магнитола, но неожиданно сквозь шумы прорезался голос кумира поколений:
- ... В кабине нет шофёра, но троллейбус идёт,
И мотор заржавел, но мы едем вперёд,
Мы сидим не дыша, смотрим туда,
Где на долю секунды показалась звезда.
Мы молчим, но мы знаем, нам в этом помог,
Троллейбус, который идет на восток,
Троллейбус, который идёт на восток,
Троллейбус, который...
Мальчик снисходительно усмехнулся, когда Наташа подскочила от неожиданности:
- А, не обращай внимания, Виктор Робертыч любит здесь петь. А иногда и не только он. И, кстати, мы уже подъезжаем...
- Куда? - за окном по-прежнему ничего, кроме белёсой пелены дождеснега, видно не было.
- Назад и вглубь, - неопределённо отозвался странный мальчик с серьёзными взрослыми глазами, жёсткими складками не любящих улыбаться губ и зелёным, заляпанным чем-то бурым шарфом.
Автобус, нещадно болтающийся на поворотах, начал сбавлять скорость. Мальчик поднялся, сохраняя равновесие во всей этой болтанке с опытностью эквилибриста, и добрался до кабины, где деловито принялся крутить руль.
- Ты не передумала? - поинтересовался он, повышая голос, чтобы перекричать Цоевское "Троллейбус, который идёт на восток". - Учти, это последний шанс! А дальше - как с парашютом. Встал к рампе - надо прыгать.
Наташа отчаянно замотала головой. Увидеть это её попутчик и проводник не мог, но догадался:
- Ну, тогда вперёд. Внимание, мы тормозим!
Автобус тряхнуло, и под отчаянный визг тормозов он остановился, чуть не завалившись на бок.
"И каждый с надеждой глядит в потолок,
Троллейбуса, который идёт на восток..."
Мальчик снова появился из кабины - руки в карманах, не самый дружелюбный прищур, шарф развевается на несуществующем ветру. Наташа, давно утратившая чувство реальности, уже ничему не удивлялась и, подчиняясь кивку своего проводника, встала и подошла к выходу.
Со скрипом сложилась вбок дверь, словно занавес в заброшенном театре, и на сей раз в салон ворвался ветер уже самый настоящий, пахнущий гарью. Снега снаружи не было. Наташа на мгновенье застыла на ступеньках, но мальчик толкнул её в спину, и пришлось спрыгнуть в грязь.
Невдалеке что-то громыхнуло, больно ударяя по перепонкам, словно очень-очень близко бушевала гроза.
- Иди и смотри! - с лёгкостью перекричал грохот мальчик.
- Куда?
- Вперёд! Твой Андрей - там.
Наташа шагнула, сразу же увязая в грязи, и тут же гроза - или что это грохотало - стихла. Бессильно опал ветер, исчезла глина из-под ног, вокруг высились деревья, а где-то слева беспечно журчал ручей. Ни мальчика, ни автобуса.
Ещё шаг, и снова перемены. Мелькнули и сразу растворились в зелени неясные тени, и Наташа бросилась к ним, скорее почувствовав, чем поняв, что это люди идут по лесу.
Люди её не замечали, словно Наташи в этом мире не существовало. Они шли - нелепые, похожие на лесовиков с детского утренника, закутанные в "мохнатую" зелёную ткань. Размалёванные зеленью и коричневым лица глядели вокруг цепко, по-звериному. Люди ступали осторожно, бесшумно, растворяясь среди деревьев и кустов.
Настоящие лешие.
Наташа шла за ними, не зная, что должна делать, но её таинственный проводник велел ей идти и смотреть...
На окраине леса люди разделились, разбрелись по двое, по трое, и Наташа поначалу растерялась - за кем идти?
Но вдруг так знакомо защемило сердце, и девушка без тени сомнения кинулась за одной из групп.
Тот, что повыше - Андрей.
- Адрианов? - подтвердил её догадку шёпот того, что шагал последним.
- Мои готовы, - кивнул Андрей, и без промедления двинулся дальше вместе с третьим товарищем, а за ними бесплотной тенью шагала Наташа, слушая, как Андрей по рации отдаёт короткие непонятные распоряжения. Тот, что спрашивал о готовности, отстал и исчез. Ничего не понимающая Наташа ускорила шаг, чтобы не потерять "леших" из виду.
... Её "дипломат-музыкант" был совсем не похож на себя. И вообще - на человека. Ступал осторожно, как охотящийся леопард, глядел зверем, нежно поглаживал замотанную в "лесовую" ткань винтовку - для автомата у неё был слишком короткий магазин и слишком длинный ствол, хотя, конечно, Наташа в этом ничегошеньки не понимала. Просто так ей сам Андрей объяснял в одну из их прогулок от института до Наташиного дома. Они шли, взявшись за руки, смешные и замёрзшие - февраль был, - и Андрей, смеясь над своей "глупенькой Натаней", объяснял ей, что ружьё, карабин, автомат и винтовка - вещи, в общем-то, разные. Наташе нравилось идти и быть "глупенькой Натаней", поэтому она делала вид, что внимательно слушает, но на деле её это мало занимало.
Андрей должен был уехать "в ответственную загранкомандировку" совсем скоро, но Наташа ещё об этом не знала.
... Нынешний Андрей улёгся у россыпи замшелых валунов, повозился немного, замер и - растворился. На его месте лежали несколько заросших бородой мха камней, куст и ещё что-то, что никак нельзя было принять за человека.
Наташа присела рядом с ним на корточки и принялась смотреть, как Андрей выравнивает винтовку, стремясь к какому-то совершенному, известному только ему положению.
Что же, он всегда был перфекционистом.
Тот, второй, пристроился чуть сзади и тоже замер.
Долгое время не происходило ничего. Полчаса, а может, и час. Наташе стало жарко в зимней куртке, и девушка сняла её, подстелив, чтобы не холодно было сидеть на камнях.
Минуты текли, сливаясь в единый поток времени... Наташа уже проваливалась в дрёму, когда кто-то толкнул её в плечо.
- Иди и смотри! - велел мальчик, кивнув на Андрея, наблюдающего в прицел дорогу, петляющую вокруг леса.
Наташа послушно подобралась к Андрею и взглянула в ту же сторону. Ничуть не удивилась, что при своих минус трёх видит мельчайшие выщербинки на развалинах здания метрах в пятистах отсюда, откуда-то знала, куда именно в этот момент смотрит Андрей, словно красное пятнышко лазерной указки плясало по камням.
Дальше, за дорогой, лес опускался всё ниже и ниже, словно зелёный водопад, и над ним в неимоверной дали высились пики гор.
Несколько раз Наташа замечала какое-то шевеление от леса к дороге - наверное, это двигались товарищи Андрея. "Пятнышко лазерки", как и Наташа, несуществующее в этом мире, почти застыло и не двинулось даже тогда, когда к развалинам подъехали с разных сторон две большие, типа джипов, машины. Затем коротко обежало вышедших из машин людей и, наконец, заняло своё место на лице одного из них, вставшего поодаль от остальных. В руках этого человека был автомат - только не такой, какие видела Наташа у товарищей Андрея.
Через некоторое время пятнышко снова обежало людей, останавливаясь на тех, кто был вооружён, словно примеряясь, но под конец вернулось и осталось, не отставая от человека в каждом его движении, словно приклеенное.
Прошло минут двадцать, в течение которых Андрей и его товарищ обменивались непонятными словами, цифрами и жестами, а потом всё вновь замерло.
На мгновенье, не больше.
- Смотри! - приказал голос мальчика, хотя его самого рядом не было. И Наташа смотрела.
Совсем обычный, пусть и вооружённый человек. Аккуратная бородка, опрятная одежда, мужественное, неуловимо восточное лицо, ничего опасного ни во взгляде, ни в позе. Красивый мужчина, не более, отдающий какие-то распоряжения в микрофон наушника.
Если поставить их рядом - азартно оскалившегося Андрея и этого мужчину - то бо́льшим зверем выглядел бы именно Андрюха. Злым, захваченным азартом охоты и вместе с тем до льда на сердце холодным и спокойным, безжалостным зверем.
Андрей вдавил курок так плавно, что само движение Наташа даже не уловила. Только дёрнулась назад винтовка с тихим хлопком, упала на землю гильза, что-то одобрительно сказал товарищ Андрея, а тот красивый мужчина завалился назад.
С уродливой дырой вместо глаза.
Потом были выстрелы, непонятная Наташе суматоха, кто-то из людей упал, кого-то уложили "лешие" из тех, что пришли с Андреем... Всё это было похоже на дурной боевик в стиле "арт-хаус", где не хватило денег ни на спецэффекты, ни на хорошего сценариста, который написал бы внятный сценарий.
А Наташа сидела на камне, поджав ноги, ошалело моргала, и перед глазами, казалось, навечно застыло красивое лицо с некрасивой дырой вместо глаза.
... И снова автобус, и мальчик на нижней ступеньке протягивает руку. Тряска, шуршание магнитолы, голос давно ушедшей рок-звезды. Запах сигарет и... ладана?
Визг тормозов. Седой и злой маленький проводник.
Ты хотела знать, кто твой Андрей?!
Но ведь тот мужчина был вооружён, был опасен... Он, наверное, террорист... был...
Тогда иди и смотри!
На сей раз Наташа ступила в город. Непривычный, восточный, чужой и чуждый всему, что было в Наташе. Жара окатила её волной, до дурноты, и девушка сначала даже не заметила, что впереди неё шагает Андрей. А с ним... неужто Мишутка? Заросший бородой, одетый, как местные, и совсем не такой забавный, каким Наташа его запомнила в тот свой грустный - без Андрея - день рожденья.
... Наташа шла за Андреем и Мишуткой по странному городу, и от жары и мешанины непривычных запахов кружилась голова.
Остановившись у ничем не выделяющегося дома, Мишутка переговорил с одним из жителей, а потом они с Андреем - и Наташа следом - поднялись на последний этаж. Решительный стук в дверь, испуганная женщина, небрежно отброшенная прочь с дороги Мишуткой, седой мужчина. Недружелюбный, непонятный разговор - говорит в основном старик, а Андрей только спрашивает, устало, резко и зло, как гавкает сторожевой пёс.
Мишутка стоит у дверей, следя за тем, чтобы никто не помешал разговору. Его рука - Наташа не видит, но откуда-то знает - лежит на пистолете.
Андрей говорит всё резче, всё злее. Снова раздаётся стук в дверь, Мишутка приказывает женщине открыть, и входят ещё трое.
Видимо, они проводят обыск - а на деле просто переворачивают всё в квартире вверх дном. Находят деньги, оружие, какое-то снаряжение... Женщина плачет над разбитой вазой, которую уронил Андрей.
Злой, гавкающий зверь.
В глазах старика - ненависть. Руки, сухие, с по-старчески проступающими венами, словно сами собой метнулись к одному из найденных товарищами Андрея пистолетов...
Хлопок - не выстрел даже. У Андрея пистолет со странным длинным стволом, как будто на обычный накрутили "продолжение". Это глушитель?
Проходит дурная бесконечность следующего мгновенья, и вот уже Наташа снова стоит на подножке автобуса, а мальчик, со следующей ступеньки только-только достающий губами до уха Наташи, шепчет:
- Ну что?
- Он... защищает Родину?.. - неуверенно спрашивает Наташа.
- А ей на него плевать. Он палач!
- Он... Но он же на самом деле защищает...
- На его руках кровь!
- Он - Андрей!
- Он - палач! - они оба переходят на крик, а автобус несётся в неизвестность сквозь белую пелену.
Наташа повторяет упрямо:
- Он... солдат. Он защищает...
- Нет, он офицер, - уточняет мальчик.
- Тем более!
- Тем более стране, которая отдавала ему приказы, на него плевать! - раздражаясь: - Он палач! Кровавый! - по лицу мальчика градом текут слёзы. - Палач... Он приказы выполнял. Кончины века только Бог может ждать, не люди! - с не детской болью: - Думаешь, выдирать плевелы просто? А если никто этого делать не будет - что тогда?!
- Что? - эхом повторяет Наташа, и автобус снова тормозит. Скрип двери, и в салон врывается горячий ветер, полный пепла и запаха сладковатой гари.
- Война, - седой мальчик неотрывно глядит на зарево далёкого пожара. - Иначе - война. Ещё хуже, чем та, что происходит.
- Сейчас ведь нет войны...
- Она есть всегда! - мальчик снова горячится. - Уж можешь мне поверить! С тех пор, как Каин позавидовал своему любимому братцу... А люди не видят и не желают видеть. И ненавидят тех, кто увидел и заставляет глядеть и их.
- Андрей не заставляет...
- Он существует. Этого достаточно. Он палач и убийца.
Автобус катится дальше, подпрыгивая на ухабах. Седой мальчик размазывает кулаками слёзы по чумазым щекам. По руке струится кровь, но мальчик только небрежно заматывает руку шарфом и поясняет:
- Осколком посекло... однажды. Одного человека, в одном городе с грозным названием и чёрной судьбой. Не меня. Но это неважно...
Поворот, мальчик заваливается на Наташу, та - на сиденье, подхватив мальчика. Маленький седой проводник утыкается в плечо Наташи и совсем по-детски, жалобно и беспомощно плачет. Какие пятнадцать-шестнадцать - сейчас ему не дашь и двенадцати. И волосы кажутся просто серо-русыми...
Наташа растерянно гладит его по голове, перебирая седые пряди. Автобус плавно тормозит, дверь со скрипом открывается, и снаружи раздаётся удивлённый и обеспокоенный голос:
- Натань? Ты куда ездила? Я думал, ты просто гулять вышла...
Мальчик последний раз шмыгает носом и отстраняется. Наташа медлит, как во сне встаёт - и застывает на верхней ступеньке.
Красивый мужчина с некрасивой дырой.
Разбитая ваза.
Бородатый, как разбойник, Мишутка.
Винтовка, которую ласково гладят грязные пальцы.
Зарево пожара, слёзы седого мальчишки, который видел все войны и все убийства - от Авеля.
- Натань? Я боялся за тебя. Знаешь, в той командировке... В общем, такие страхи вдруг в голову полезли...
- Всё хорошо, - Наташа шагает вперёд, и твёрдые, надёжные руки подхватывают её, обнимают, защищают от мира много надёжнее мокрого снега. - Я знаю.
- Натань...
- Какой же ты у меня защитник... - Наташа с удовольствием прячется в этих объятьях.
- Хреновый? - в голосе Андрея эхом отдаётся так пугающая раньше Наташу боль, но девушка утыкается носом в плечо жениха и поправляет:
- Настоящий.
Автобус, отъехав, сигналит, словно прощается, и исчезает в недружелюбной ноябрьской дали.
- Ты пахнешь табаком, - сообщает Андрей и добавляет удивлённо: - И ладаном.
... Другом жениха на свадьбе был Мишутка, но на застолье остаться не смог. Сослался на дела и уехал.
- Дипломатические? - уточнила Наташа вслед, но Мишутка только пожал плечами и сбежал вниз по лестнице: тороплюсь, мол, некогда пояснять.
- Наталья Николаевна Адрианова, это не ваше дело... И пока что не моё, - покачал головой Андрей, строгий, красивый и... улыбающийся. Но в глазах - тревога за друга. Вечная.
- Ну, раз уж пока не ваше, тогда ладно, Андрей Петрович... Пока, - Наташа делает вежливый книксен.
- Ненавижу, когда кто-то из них без меня уезжает, - Андрей вздохнул, и Наташа прижалась к нему и привычно уже шепнула:
- Я знаю.
Но закрывать дверь медлила. На пороге застенчиво мялся сероволосый мальчик с зелёным, заляпанным кровью чужих ран шарфом. От него, как всегда, пахло табаком и ладаном.
- Ты, это... не волнуйтесь вы. Вернётся ваш Михаил, целый и невредимый, - и добавил с неуверенной улыбкой: - Уж я прослежу. На что-то же я гожусь...

9-11 октября 2012 года,
Москва,
http://samlib.ru/o/ososkowa_w_a


Оценка: 7.06*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) Н.Жарова "Выжить в Антарктиде"(Научная фантастика) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) Д.Гримм "З.О.О.П.А.Р.К. Книга 1. Немезида"(Антиутопия) Н.Любимка "Пятый факультет"(Боевое фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Боевик) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) М.Топоров "Однажды в Вавилоне"(Киберпанк) В.Василенко "Стальные псы 4: Белый тигр"(ЛитРПГ)
Хиты на ProdaMan.ru Золушка для миллиардера. Вероника ДесмондТайны уездного города Крачск. Сезон 1. Нефелим (Антонова Лидия)Подари мне чешуйку. Гаврилова АннаПоймать ведьму. Каплуненко НаталияP.S. Люблю не из жалости... натАша ШкотКнига 2. Берегитесь, адептка Тайлэ! Темная КатеринаОфсайд. Часть 2. Алекс ДКоролева теней. Сезон первый: Двойная звезда. Арнаутова ДанаЧудовище Карнохельма. Суржевская Марина \ Эфф ИрСлепой Страж (книга 3). Нидейла Нэльте
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список