Останин Виталий Сергеевич: другие произведения.

Регрессор

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 8.00*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вбоквел по Остерии. Что будет с миром, в котором процветает рабовладельческий строй, если в него попадут революционер-подпольщик и ученый с мировым именем? Века из 19-го? Классовые враги, которым нужно стать друзьями, чтобы выжить. Удасться ли им это сделать, если одним движет жажда справедливости, другим - жажда познания? И не слишком ли большой для мира окажется цена принципов первого и исследовательского зуда второго?

    Полностью и бесплатно на АТ


Глава 1

Обложили, суки! Легаши! Ненавижу!

Поднял пистолет и выстрелил. Даже не с целью в кого-то попасть, а так - для острастки. Чтобы не лезли пока. Чтобы знали - я еще жив!

Выщелкнул магазин и сморщился, глядя на четыре латунных цилиндра внутри. Четыре патрона! А запасная обойма еще на десять вывалилась, когда я драпал от жандармов. Поскользнулся на мокром железе кровли и проводил глазами летящий вниз брусочек.

День с утра не задался. Что тут еще скажешь!

А легаши подходили. Я слышал, как проминается под сапогами жестяная крыша. Три или четыре человека. Шли осторожно, наверняка, выставив перед собой пистолеты. Готовые стрелять в любой момент: на шорох, на кашель, на движение. Нервы-то, поди у них тоже взвинчены до предела. Не шуточки - самого Красного Янака в угол загнали! И радостно им, сукам, и страшно!

Ну, загнали, да еще не взяли! Не буду мешкать и над судьбой своей горемычной плакать, так и не факт, что возьмут! Пока их подкрепление подойдет, пока квартал обложат по всей науке их легашеской, я уже могу успеть и этих четверых порешить, и ноги сделать. Если повезет, конечно.

Выглянул из-за слухового окошка, за которым присел дух перевести, и тут же обратно. Два выстрела - опоздали. Четверо их, все верно! Разошлись веером, двое центр держат, а двое с флангов заходят. Молодцы, что тут скажешь! Не спали на лекциях по тактике. И тренировки про задержание особо опасных преступников не пропускали.

Особо опасный - это я. Янак Серт. Бомбист, революционер и личный враг Его Императорского высочества. Партийная кличка - Красный. Это мне товарищи за привычку много трупов оставлять придумали. Мол, море крови за тобой, Серт! Ну что тут скажешь - есть такое. Грешен, хе-хе. А только мертвый враг - не опасен. Как и мертвый свидетель. Вот и вся недолга. И иначе в нашем деле ни думать, ни поступать не стоит. Если хочешь до победы дожить.

Так что я, по закону жанра, злодей и преступник. А ребята с револьверами, что сейчас ко мне подбираются - стражи закона и порядка. И если сегодня меня порешат тут на крыше или, хуже того, живым возьмут, то так наутро в газетах и напишут. Задержан, дескать, опасный преступник, убийца и террорист Янак Серт, по прозвищу Красный.

Железо кровельное с гулким звуком промялось под тяжелой ногой легаша. Шагах в семи-десяти от моего убежища. И сразу стихло все. Небось сейчас синезадые знаками друг с другом обмениваются, прикидывают, как дальше действовать. Я покрепче сжал рукоять пистолета, готовясь.

Хотя, злодей я, положим, только для власти и ее прихвостней. Для простого человека, работяги, который по пятнадцать часов на заводах оружейных работает, снаряды для воюющей Империи делает, я вовсе даже не враг, а вполне себе друг и защитник. Это ведь все семантика, мать ее. Угол зрения. Если победит революция и будет свергнута диктатура Империи, то я - народный герой и все такое. А не выгорит, победит охранка с легашами, то и я в памяти людской останусь зверем, кровь людскую льющий почем зря.

Наконец, решились, легаши. Совсем рядом раздался выстрел. Потом еще. И еще. Центровые легаши подошли совсем близко, сейчас пойдут на захват. Эти двое палить будут по очереди, реденько, но так чтобы я носа не казал, а фланговые зайдут с обоих сторон. Выстреле на четвертом-пятом, к бабке не ходи!

Четвертый!

Справа показался легаш в сером мундире и синих штанах, заправленных в высокие сапоги. Аккуратненько так шел, я и не слышал его. А все равно ноги раньше показались, крыша-то со скатом! В ногу я ему пулю и всадил.

Он вскрикнул, упал, а дальше все сила тяжести сделала. Потому что физика, товарищи! Сила тяжести, ускорение и все такое. Покатило его, горемычного, по скату. До самого края. И через него - вниз. Четыре этажа, а это двенадцать метров. Я даже смотреть не стал, сразу налево крутанулся. И вовремя.

Второй фланговый крабом растопырился и ствол пистолета на меня наводит. А те легаши, что по центру шли, еще раз стрельнули. И фланговый тоже пальнул.

Промазал? С пяти метров? Чему вас там учат, в вашей охранке! В короткой, на удар сердца, паузе, между его случившимся первым и несостоявшимся вторым выстрелом, нажал на спусковой крючок я. И попал легашу в живот.

Жри, сука, свинец!

Вопит!

Шестой выстрел центровых!

У них пистолеты барабанные, на шесть патронов. Армейское старье, чем там еще обычно охранку вооружают? Если стреляли по очереди, то у них по три патрона осталось. На два моих.

Рискнем?

Левой рукой сорвал с головы кепку и резко бросил ее в сторону левого. Который, кстати, до края крыши не доехал с метр. Лежал и выл противно. Но на него мы пулю тратить не будем! Пули друзьям его предназначены.

Центровые отреагировали ожидаемо, два их выстрела слились в один. И стволы, значит в сторону качнулись. Я упал набок, вывалившись из-за слухового окошка половиной корпуса и дважды нажал на спуск.

Учитесь, легаши! Последняя гастроль в вашем провинциальном городе! Только сегодня!

Два тела упали мордами в кровлю и заскользили вперед. На меня.

А вот это не надо, еще с крыши столкнете! Напрягая мышцы живота, я убрался обратно за слуховое окошко, пропуская трупы легашей мимо. Быстро поднялся на ноги и огляделся.

Никого. Четверо, значит все-таки. Это очень хорошо!

Быстренько убраться с крыши, покинуть квартал, к которому уже, наверняка, спешит подкрепление. И убраться из города. Вот в такой последовательности.

Выйдя на улицу, я огляделся. Тишина. Обыватели из-за стрельбы попрятались по квартирам, а легаши еще не подошли. Оглядел себя в витрине булочной, подмигнул отражению.

Что, товарищ Янак! Живые еще? С этими, сегодняшними, уже три десятка легашей на тот свет отправили, а сами еще коптим небо!

Отраженный стеклом я, невысокий и крепкий мужик в засаленном черном пиджачке и широких брюках, заправленных в сапоги, криво усмехнулся мне в ответ, блеснув металлической коронкой зуба.

"Коптим, Красный! И еще маненько покоптим! Если не будем тут любоваться друг на друга!"

Пригладив растрепавшиеся и потные волосы ладонью, я размеренным шагом направился в сторону Императорского сада. Место людное, мамочки с ребетенками гуляют, школьники носятся с бумажными змеями, интеллигенция в пальто и шляпах стоят и трубки курят. Даже такой как я там не будет выделяться. Работяга, со второй заводской смены идет, а она как раз с полчаса назад как кончилась. Путь срезает.

Я отошел от места стычки с легашами почти на квартал, когда услышал свистки и крики подоспевшего подкрепления. Оглянулся на звук и даже с любопытством понаблюдал за суетой серых мундиров и темно-зеленых шинелей - солдатиков тоже привезли для оцепления. Ну а что? Не глаза же в землю прятать? Так только лишнее внимание к себе привлекать. А так - работяга поглядел что за шум, да и пошел себе дальше от греха подальше. Обычное дело.

Человек я опытный. Знаю как уходить от погони, как внимания не привлекать, находясь у всех на глазах. Как-никак - уже девятый год с Движением. Начинал простым бойцом, бомбистом, как легаши говорят. Дорос до руководителя небольшой ячейки, потом таких подо мной уже с десяток ходило. Был командиром боевого отряда в столице, что и сделало меня личным врагом Его императорского высочества - пристрелили по ошибке какую-то его любовницу - хотели-то его самого. И тем удивительнее, с моим-то опытом и чутьем на опасность, было вляпаться в банальную засаду на конспиративной квартире!

Чудом ведь ушел!

На квартире меня ждал связной и несколько новичков, которых я должен был натаскать перед одной небольшой операцией. Цурэк[1] планировали провернуть с местным банком, да не сошлись звезды. Видать, кто-то с тех новичков сукой легашеской и оказался. Иначе откуда бы им было прознать о встрече?

Я шагал по улицам, старательно избегая пустых улиц и переулков. Держался ближе к центрам, где на улицах народу было побольше. На ходу обдумывал дальнейшие свои действия.

Сейчас нужно было решить куда бежать. Я склонялся к тому, что бы из города ноги сделать. И валить куда подальше, благо Империя большая. Но не в глушь - там местные к чужакам приветливы, да приметливы. Сдадут жандармам, даже награды не потребуют. Потому как в глубинке Движение не в чести. Мы для местных угроза темному их и сытому существованию.

А в городах покрупнее и затеряться проще, и ячейки Движения всегда в наличии. Как выйти на связь с ними, я знал прекрасно, ведь большую часть знаков и тайников я и разрабатывал. Смешно сказать, половину третьего десятка всего разменял, а уже легендой считаюсь. Не гуся зарубить! Хотя, при уровне смертности в боевых группах Движения, это и неудивительно.

Покрупнее - это понятно. Куда только? Не в столицу же! Хотя, - стоп! А почему нет? В столице я уже с год не был, успели забыть Красного Янака. Бороду отпустить, пока добираться буду, так никто и не узнает при встрече! Столица - это вариант. Хороший вариант!

Только деньги нужны. И на дорогу, да и там на первое время. Жизнь в столице дорогая: день там - неделя здесь. Пока на ячейку выйду, надо что-то есть и где-то спать. Да и о зимней одежде стоит задуматься. Когда доберусь, поздняя столичная осень уже настоящей зимой обернется. Здесь-то, нет-нет, да и прихватывали по утрам морозцы. Даже снежок пару дней назад выпал, хорошо - стаял к обеду.

А где денег взять, когда на тебя все легаши провинциального центра охоту объявили? В банке, где же еще? Тут есть, правда, одна маленькая деталь. Цурэк мы планировали с новичками провести, а значит легаши о нем уже в курсе. А в банков в этой провинциальной пасторали, всего два: Императорский, который и хотели брать, и "Ссудный дом", где вряд ли больше десяти тысяч бумагой в сейфе лежит.  Я его, при планировании и не учитывал, - слишком навару мало. Но, что мало для Движения, достаточно для одиночки. Мне десятка тысяч хватит и до столицы доехать, там пару месяцев прожить, да еще и в кассу сдать останется.

Только вот на цурэк одному идти - дурное дело. Спину не прикроет никто. И отходить трудно. Словишь пулю от окранника, разжиревшего отставного унтера, и весь цурэк. Но выбора особого нет. Связка логическая очень простая: нужно быстро бежать из города в столицу, для этого нужны деньги, а деньги есть в коммерческом банке. Чего тогда думать над целью? Надо думать на способами!

"Хорошая штука - образование!" - скользнула по краю мысль. - "Единственная стоящая во всей прогнившей Империи!"

И ее тут же заслонила идея. Даже не так - Идея!

Что если прямо сейчас банк на цурэк брать? Вот прям сейчас? Легаши и солдаты меня же сейчас ловят. Ждут, что я на дно залягу. А я их удивлю. Быстренько до тайника с оружием пробегусь и сразу к "Ссудному дому"! А! Никто такого не ждет от беглеца!

- Быстро зашли и быстро вышли! - пробубнил я на мотив популярной песенки. - Быстро вышли и пошли!

Три вещи нужны подпольщику, чтобы взять банк: решимость, оружие и капля фарта.

Сразу после визита к тайнику я заскочил в магазин готового платья. Там купил одежду. Ничего выдающегося, все в рамках изображаемого сословия, но чистое и новое. Короткое пальто, скроенное на манер шинели и кеппи с меховой подкладкой. Переодеваться не стал, попросив продавца упаковать покупки в бумагу. И пояснил, сияя улыбкой:

- Братуха приехал с золотых приисков! Ох и гульнем сегодня!

Тот понимающе покивал и принял от меня последние деньги.

Новую одежду я сложил в дорожный баул, взятый из тайника, припрятал его в щели между домами в паре кварталов от "Ссудного дома". И отправился на цурэк.

Банк занимал двухэтажный купеческий особняк на Лесном спуске. Видать, купчина, что его построил, разорился, да и продал домик. Со всей этой лепниной на фасаде, мещанскими ангелочками между окон и огромным крыльцом. И теперь тут со всем удовольствием расположился один из коммерческих банков Империи - "Ссудный дом". А что - место тихое и район престижный!

Мимо меня неспешно проехал закрытый экипаж, принадлежащий какому-то дворянину. Колесо попало в яму и мне на сапоги и штаны прилетели капли грязной воды из лужи.

"Ничего!" - привычно повторил я присказку, помогающую мне терпеть это и многое другое. - "Недолго вам осталось!"

Дом я обошел со всех сторон, изучая пути отхода. Таких обнаружилось два: через пустырь за самим банком и переулок в половине квартала от него. Удобнее уходить через переулок, правда, до него сперва требуется добежать. Что будет сложно сделать, если начнется пальба.

Я старался не выглядеть бездельником - в облике работяги это было бы подозрительно. В том же тайнике, где взял оружие, я разжился кепкой и деревянной киянкой: специально в тайниках набор инструментов держал. И теперь ходил вокруг банка, постукивая по булыжникам, держа на лице самый что ни на есть озабоченный вид. Господа и легаши на такого труженика и не взглянут лишний раз. Ходит себе и стучит по булыжникам. Зачем? Мостовую, наверное, чинит! Или еще что-то полезное делает. Чем там обычно чернь занята? Правильно! Созданием удобной и комфортной среды для правящего класса! Так что я для всех, кто на меня хоть взгляд бросал, был навроде муравья.

Бродил вокруг банка я около получаса. Срисовал охранника - почтенного дедка с устрашающими бакенбардами и огромным револьвером в кобуре за спиной. Он выходил покурить на улицу и, что характерно, по сторонам не смотрел. Расслабился на теплом местечке! По виду он был из ветеранов. Но не солдат, рядовой состав, на такую службу не брали, а унтер в отставке. Смотрелся он до того потешно, только сабли на поясе не хватало, что я дал себе зарок дедка, по возможности, не убивать.

Дождавшись, когда дед пойдет с перекура обратно в банк, я пристроился за его спиной. И так прошел внутрь. Охраннику вмазал в ухо рукоятью пистолета. Выхватил револьвер из кобуры и, взведя тяжелый курок, бахнул в потолок.

Отдача у дедового пистолета была мощная - мне чуть кисть не вывернуло! Зато и дыру в потолке оставил, будто я туда картечницей бахнул.  

Клерки банковские тут же переместили на меня свои перепуганные зенки, а в дальнем конце зала, вскрикнула и повалилась на пол дама. Черт ее знает - правда сомлела или по обычаю женскому прилегла? Я не стал этого выяснять и держа два пистолета на вытянутых руках, сообщил местной публике.

- Это ограбление! Стреляю без предупреждения!

И сразу такой кураж навалился! Кровь закипела, губы сами собой в безумную улыбку сложились. Люблю это дело! Не ограбления, в смысле, а чувствовать власть в своих руках. Над теми, кто власть своей собственностью считает.

Всего в зале было шесть человек. Та самая дама и пятеро служащих. Клерки оказались людьми воспитанными и обученными. Я еще говорить не закончил, а они уже лапки к потолку задрали и лицами побелели. Только усики напомаженные дрожат, как у тараканов, а сами без движения замерли. Я выбрал из них одного, постарше, который на управляющего походил. Ткнул его под ребро дедовым револьвером.

- Давай, дядя, открывай сейф!

Тот смешно так глазками закрутил, рот приоткрыл - ну чисто рыба, которую из воды вытащили. Но с места не сдвинулся. И пробормотал:

- Никак не можно... Ключи у управляющего...

"Вот как? Ошибся, значит?"

- А кто управляющий, рыба?

Дядька головой кивнул в сторону молодого франта. Усики, волосики, даже, кажется, бровки, были у того гладко причесаны и блестели. Как и глазенки, но те от страха, не от помады.

Вот за что люблю эту публику в банках - своих у них нет! Чуть поднажми и они готовы и мать продать, и товарища. Мерзкие людишки! Мусор!

- Иди сюда, красавчик! - поманил я его стволом. Дядьку, которого принял за главного, толкнул к барышне. - Иди бабой займись! Как очнется - последи, чтоб не верещала, а то пристрелю.

И уже молодому клерку:

- Ты у нас управляющий, значит?

Франтик мелко закивал, даже кажется пробор его безупречный нарушился.

- Я-я. Г-гинек Горачек. - на кой-то ляд представился он. Еще бы каблуками щелкнул, чернильная душа!

- Очень приятно, господин Горачек! - издевательски ощерился я в ответ. - Очень рад с вами познакомится! А я - Янак Серт, слыхал про такого? Бомбист и революционер.

- Д-да. - бедолага побелел так, что черные его усики стали как клякса на чистом лице.

- Ну вот и молодец! Значит пугать тебя не надо. Живым хочешь остаться, а, Гинек?

Управляющий часто-часто закивал. Хотел он жить, красавчик. Было ему что терять. Должность хорошую и денежную, жизнь свою красивую и сытую. Это мне терять нечего, а ему - очень даже что!

- Тогда тащи все что у вас в сейфе накопилось.

Это была самая слабая часть моего плана. Или, правильнее сказать, той смеси наглости и куража, которой я план заменил. Работай я по банку с напарником, сам бы пошел с управляющим к сейфу, а его оставил присматривать за публикой в зале. Но я был один. И было мне не разорваться. Отпустить управляющего одного - того и гляди сбежит через заднюю дверь, которая тут всяко имелась. И пяток клерков с сомлевшей дамой одних оставлять было нельзя. Найдется кто-нибудь смелый да резвый, рванет к выходу, когда я уйду, да вызовет легашей. Потом уходи от погони, да судьбу дразни.

Поэтому я решил остаться в зале, пока управляющий ходит за деньгами. А его самого застращать, чтобы мыслей о побеге не возникло. Страх - чувство хорошее, для таких как этот франтик - основополагающее. Он же всю жизнь свою в страхе жить привык: перед родней, перед начальством, перед такими как я - душегубами.

- Гинек. - сказал я ему проникновенно. И стволом дедовой картечницы провел от горла к пузу. - Ты только глупостей не делай. Там у задней двери мой человек стоит. Рискнешь сбежать или еще чего выкинешь - пристрелит он тебя, как собаку. Пустит пулю в живот, вот прямо сюда, и будешь три дня мучаться, прежде чем сдохнуть. А деньги принесешь - и мы уйдем, все живы-здоровы останутся. Понял меня, рыба?

Франтик кивнул и ускакал, каблуками по паркету щелкая. А я остался наблюдать за залом. Рассматривал перепуганных людишек и размышлял. Последствия хорошего образования, такой грешок. Думаю много.

Вот зачем они вообще живут? Какой смысл в их существовании? Я не как обвинитель спрашиваю - понять хочу. Сами-то они вот - понимают? Жизнь же, как у белки в колесе - по кругу и без остановки. Утром встают - и бегом на службу. В присутствии или вот как здесь, за конторкой, до темноты отстояли, и домой. Лет в двадцать пять девицу с такого же семейства мещанского в жены взяли, к тридцати уже детворы настрогали, а к пятидесяти - удар или желудочная болезнь. Помрут - слова доброго про них никто не скажет. Даже дети. Те слишком заняты будут грызней за наследство озабочены. И вот какой смысл?

У работяги, положим, тоже жизнь такая же точно, разве что темнее и беднее. Но у них выбора нет. А у этих - есть! Они же в гимназии ходили, грамоте обучены. Должны же представление иметь, что жизнь - это не только беготня по кругу. Вот детьми были - неужто не мечтали о подвигах и приключениях? Почему выросли и сами себя на такое обрекли? Загадка!

Вернулся франтик и поставил передо мной на конторку тяжелый черный саквояж с латунными застежками.

- Вот. - выдохнул он устало. Торопился, видать. - Тут восемь тысяч. Больше в сейфе нет.

А мне больше и без надобности. Для моих задач и этого - за глаза. Однако, на всякий случай, я сделал страшное и недовольное лицо. Управляющий сразу зачастил, оправдываясь.

- Вы д-должны п-понимать... Наш б-банк мало работает с н-наличностью... Рас-счеты ведутся, в основном, в векселях, б-бонах и ценных б-бумагах!.. Об-беспечение оборота гарантируется...

- Не пыли,  Гинек! - перебил я его. Не хватало мне еще слушать про обеспечение их сделок центральным имперским банком. - Ты хорошо справился. А теперь падай на пол и считай до тыщи. Умеешь  до тыщи считать?

- У-умею! - кивнул тот.

- Вот и молодец! Как досчитаешь, вставай и беги легашей вызывать, а до этого не вставай.

Послушный франтик бухнулся на паркет, а я уже ко всем остальным обращаясь, крикнул:

- Все упали на пол и считаем до тысячи. Рожи от пола не отрывать! Ослушается кто - сразу пулю получит.

Как солдатики на учениях все присутствующие в зале попадали на пол. И начали считать. Вслух, вот потеха! А я спокойно вышел из банка и неторопливо пошел к проулку. Фарт не подвел и цурэк я провел просто идеально. Теперь можно было и уходить из города.

Наобум действовать было нельзя. Легаши, какими бы улитками не были, а думать и действовать умели. Про налет на банк они узнают минут через двадцать, когда кто-нибудь из клерков добежит до ближайшего участка. И начнется облава уже по всем правилам: с перекрытием дорог, патрулями на железнодорожной станции и конными разъездами. С учетом их неповоротливости, у меня был примерно час. И его я потратил с толком.

Добежал до свертка с одеждой. Забился в проулок и там, дрожа от холода, переоделся. Преобразившись из забитого жизнью и работой трудяги в мелкого чиновника. Переложил деньги из саквояжа в баул - нечего с приметной вещью таскаться. И в новом облике двинулся к вокзалу.

Я специально подгадал цурэк к вечернему поезду. Осталось только купить билет и покинуть провинциальный город за двадцать минут  до начала облавы. А там сойти через три-четыре станции, несколько дней прожить в гостинице и потеряться для легашей. После чего уже можно будет ехать в столицу.

 

Глава 2

С незначительными оговорками, мой план побега был реализован полностью. В столицу, правда, попал не через неделю, как сам планировал, а спустя две, если считать с момента бегства. Пришлось чуть подольше поплутать, сбивая со следа настырных легашей. Вот же втемяшилось в их головы Кровавого Янака взять! Но зато на перон железнодорожного вокзала столицы я сошел в полной уверенности в том, что от хвостов избавился.

Хотя... Сколько товарищей в допросную, а потом на виселицу попали, потому, что были "полностью уверены"? Помня об этом, к гостинице "Центральной" я добирался кругами. Петлял, как заяц, менял маршруты и извозчиков, заходил в кафетерии, словом вел себя как путешественник, прибывший в столицу из провинции.

Костюм мой, как и образ, в пути здорово изменился. Если из провинциального центра уехал мелкий чиновник, то в столицу прибыл богатый купец. Тяжелое пальто с меховым воротником, под которым можно было разглядеть ручной работы костюм синего цвета. Огромная лисья шапка, с падающим на спину хвостом этого зверя. И блестящие черные сапоги. Наряд вышел очень привлекающим внимание, но не к персоне, а к себе самому. Он сообщал всем легашам примерно следующее: богатый провинциал. Вкуса нет, манер нет, терпения нет. А вот склочности и чувства собственной важности - целый грузовой вагон. Подходим, господа полицейские, не стесняемся!

Никто, однако, не спешил подходить и хоть как-то моей персоной интересоваться. И в "Центральную" я прибыл пусть и с задержкой на пару часов, зато со спокойной душой. И сразу же послал запрос на связь местной ячейке.

Вот чего легаши никак в толк взять не могут, так этого того, что искать Движение следует не только по городским низам, рабочим сходкам и конспиративным квартирам, но и в таких вот фешенебельных местах, как гостиница "Центральная". Оставляешь у консьержа записку "господину Церкхеру" до востребования и ждешь. Раз в день, а то и чаще, связной, живущий в этой же гостинице, справляется у того относительно корреспонденции. И получает, среди газет и приглашений, сообщение от такого, как я. Просто и действенно. Дорого только. Но на то касса Движения и пополняется от цурэка.

Весь остаток дня до вечера, я провалялся в номере. Ожидание меня не утомляло с тех пор, как я научился читать. Днями бы сидел с книгой под лампой, только еду подавай. В литературных предпочтениях был я, как выразился один из моих старших товарищей, человеком всеядным. Сегодня мог читать беллетристику, наслаждаясь приключениями романтического злодея Пиноти, назавтра восторгаться литературной критикой Дерлинского, а еще через день - штудировать "Аэродинамику" профессора Александра Терри. Разве что, недолюбливал я пьесы, считая это направление насквозь буржуазным и от реальной жизни оторванным.

На сей день я заготовил себе чтиво не развлекательное, а вполне серьезное. "Паровая механика" того же Терри. Этот ученый меня поражал. Во-первых, казалось, что был он сведущ совершенно в любой научной области, от астрономии до геологии. А во-вторых, писал языком простым о вещах сложных. Что для меня, человека с грамотой познакомившегося к двадцати одному году, было очень важным.

Когда я погрузился в строчки "Паровой механики", во все эти графики, формулы и КПД, в дверь постучали. Заложив книгу закладкой, я подошел к двери и открыл. В коридоре стоял мальчишка в бордовой форме посыльного. Такой маленький гвардеец, еще бы шапку ему высокую.

- Господин Дюро? - спросил он.

- Это я.

- Вас ждут в номере "131". Это на третьем этаже.

- Кто ждет? - ничуть не удивленный приглашением спросил я.

- Господин Церкхер.

Вот так. Пока легаши рыщут по предместьям, связной приглашает меня в гостиничный номер для беседы. Используя мальчишку-посыльного.

- Благодарю.

Сунул мальчишке мелкую монету и закрыл дверь. Прошелся по номеру, собирая вещи - вдруг не придеться возвращаться? Выкинул барабан револьвера, проверяя количество патронов. С утра не убавилось - шесть. Сунул оружие в карман пальто, подхватил дорожную сумку и вышел в коридор. Через несколько минут постучал в дверь с блестящими золотыми цифрами "131".

Дверь мне открыл среднего возраста худощавый мужчина. Я не встречался с ним раньше, а потому представился.

- Дюро.

- Церкхер. - он пожал мою ладонь. - Проходите.

Правила конспирации - при первой встрече настоящими именами не назывались. Дюро был моим псевдонимом, как и Церкхер - его.

Номер связного оказался на порядок богаче моего, а ведь я, придерживаясь легенды, снял далеко не самый дешевый. Роскошный диван, тяжелые кресла, столик для газет и приглушенный зеленым абажуром электрический свет настольной лампы. От входа виднелась дверь в соседнюю комнату, вероятно, спальню.

- Садитесь. - сказал Церкхер. И сам уселся в одно из кресел. - Курите.

- Не курю. - сказал я. А в голове мелькнуло - "если только не опиум". Пришлось сжать челюсти и прогнать предательскую мыслишку.

- Зачем в столице?

- Пришлось быстро покинуть провинцию.

- Ищите помощи?

- Ищу себе применения.

Церкхер вопросы задавал быстро, так же быстро отвечал и я. Но обтекаемо отвечал, как и он спрашивал. Это было частью проверки друг друга. Если бы один из нас оказался агентом полиции, то - какие вопросы? Ничего такого мы и не говорили! Так, обменялись парой фраз.

Связной удовлетворенно кивнул и расслабился.

- Вы - Серт?

- Я.

Проверка прошла успешно.

- Я вас другим представлял. Повыше.

Я пожал плечами. Бывает. Баек про меня по подполью столько ходит, удивлен, что макушкой потолки до сих пор не цепляю.

- Чисто пришли?

- Чисто. Две недели петляю. Мне нужно дело. А то мозги заржавели.

Впервые за разговор Церкхер улыбнулся.

- Всего две недели и уже заскучали? Слышал об этой вашей особенности.

Я развел руками. Ну вот так. Терпеть не могу бездействия. Книги - хорошее подспорье, но не абсолютное лекарство.

Связной молчал и разглядывал меня. Что он там искал на моем лице? Письмена? Порой такая внимательность ко мне раздражала. Большей же частью бегущие впереди меня слухи, льстили. Я рассматривал его в ответ и ждал. Наконец, мужчина проговорил.

- Завтра в два часа после полудня будьте в кафетерии "Ост". К вам подойдет человек и предложит купить вчерашнюю газету. Вы скажите, что уже все в ней прочли. Затем идите за ним.

И замолчал, продолжая пристально на меня смотреть. Не человек, а кадавр какой-то! Выдал инструкцию и все. Намекает, что пора уходить. Я не стал расстраивать связного. Поднялся.

- Церкхер.

- Серт.

Вот так и поговорили. Спустя пять минут я уже был у себя в номере, читая Терри.

Ночью я проснулся. Спину и плечи покрывала противная липкая влага. В глотке, напротив, было сухо. Дыхание вырывалась с едва слышным скрипом. За окном светил уличный фонарь. В холодном и тусклом его свете растворялись обрывки приснившегося мне кошмара.

Мне снились мои руки. Оторванные взрывом и лежащие у моих ног. Я стоял, смотрел на них и не мог поверить, что вижу. В голове крутилось: "Это сон! Только сон!", но все было так реально, что в это не особо верилось. Кровь текла из моих предплечий, поблескивала в красном мясе раздробленная кость. Но боли не было. Шок. Она еще не успела прийти, мозг еще не принял ее. Но скоро она навалится.

Сидя на кровати, я вытянул перед собой руки и внимательно осмотрел их. На месте. Изуродованные шрамами и ожогами, но целые и послушные. Только убедившись в их реальности, я облегченно выдохнул.

Сон! Все-таки, сон!

Это случилось со мной в самом начале карьеры подпольщика. Рванула бомба, которую мы собирали, чтобы назавтра кинуть ее под колеса кареты одного чиновника из военного ведомства. Троих убило, двоим оторвало руки. Мне повезло - предплечье посекло осколками и обожгло огнем. Но руки остались при мне. Зато теперь, пару раз в месяц, я терял их во сне. Ну и еще, после того случая я стал курить опиум.

"Пару затяжек!" - шевельнулась мысль. - "Всего пара затяжек! И на завтрашней встрече ты будешь куда собраннее!"

Найти притон в столице труда бы мне не составило. Но я знал про себя пару вещей. Первое - я не ограничусь парой затяжек. Я захочу больше, много больше. Чтобы отпустил хоть на краткий миг страх неудачи, терзающий меня в конце каждого дня и перед каждой акцией. И второе - нельзя позволять хозяйничать в своем теле кому-то, кроме себя.

Поэтому, не без усилий, я прогнал назойливый шепоток за грань восприятия, укрылся одеялом и вызвал из памяти картину моря и парусника. Белое судно стояло в дрейфе на входе в бухту. Качалось на волнах, пуская зайчиков с начищенной меди. Легкая волна тихонько целовала крутую скулу борта. Чайка кричала...

Все прошло, как и сказал связной. Ко мне подошел взъерошенный студент и предложил купить вчерашнюю газету. Выслушав отзыв, кивнул, и не оборачиваясь, пошел в прочь. Я поднялся из за столика, бросив на него мелочь за горячий шоколад и булочку, и пошел следом. Держа дистанцию шагов в пятнадцать.

Мы шли, срезая улицы проулками и меняя деловой центр столицы на рыночные ряды. Около получаса шагали. Погода была не по зимнему теплой и я стал потеть в теплой одежде. Шапку снял с головы и нес в руке уже давно. Наконец студент свернул к втиснутой между двумя доходными домами одноэтажной халупе, над входом в которую криво висела вывеска. "Гадание и чтения будущего от мадам Буссола". Это видимо и было место нашего назначения.

Студент первый раз за всю дорогу обернулся, убеждаясь, что я иду за ним и вошел в халупу. Я, проверившись, последовал за ним.

Внутри пахло церковными благовониями, горячим воском, восточными специями и пылью. Подходящие запахи для заведения, в котором читают будущее по руке. От входа в глубину дома вел длинный коридор, освещенный газовыми лампами. Света было немного, но его вполне хватало, чтобы разглядеть двери по обеим стенам. Две слева и две справа. И одна по центру. Которая сейчас качнулась и на миг прижала шинель студента.

"Хорошее местечко!" - я про себя ухмыльнулся. - "Символичное!"

За дверью находилась большая комната. Без окон, но хорошо освещенная. В домах побогаче этого, и при наличии окон, такую назвали бы гостинной. Посередине стоял небольшой стол, за которым сидело два человека. Обоих я знал достаточно хорошо. Студента, приведшего меня, здесь не было.

"Вышел через заднюю дверь". - отметил я мимоходом. Хотя двери этой и не увидел. И поприветствовал сидящих.

- Здравствуйте, товарищи.

- Здравствуй, товарищ Серт. - поднялся и протянул мне руку высокий сухощавый мужчина с узким лицом. Он походил на гончего пса, при том, что был гладко выбрит и тщательно причесан, да и еще одет в военного кроя пиджак темно-синего цвета. Что-то неуловимое в движениях. Кальвин Шенк, глава Круга ячеек столицы. Скорее политик, чем революционер. Но фигура очень авторитетная в Движении.

Второй мужчина просто кивнул и остался сидеть. Работяга-доходяга - вот так я его назвал, увидев в первый раз. Мелкий, худой, будто его голодом морили с раннего детства. Одни углы. И колючие глаза. Раске. То ли имя, то ли фамилия, а то и вовсе прозвище. Никто доподлинно не знал. А выяснять не пытался. Кому охота ворошить прошлое Отца террора?

- Говорят, ты у нас заскучал? - с иронией спросил Шенк. - В провинциях?

Явный намек, что им прекрасно известны причины, приведшие меня в столицу.

Я без приглашения подсел к столу. Кивнул.

- Есть немного. - ответил. - Есть дело?

- Есть. - взял слово Раске.

Голос у него был противный. Ногти по стеклу. Железо по камню. Я едва удержался, чтобы не передернуться.

- По прямому твоему профилю. - не стал тянуть мой учитель. - Нужно взорвать лабораторию императорской академии наук. И убить профессора Александра Терри, лорда Долтона.

Я верил, что Терри работает над оружием. При его-то таланте! Он занялся бы этим рано или поздно. Я догадывался, что Терри сделает что-то, раньше никем не виденное. Нечто такое, что заставит мир содрогнуться. И я точно знал, где будет применено его новое изобретение. На фронте одной из бесконечных войн, которые вела империя. Поэтому я был согласен с Шенком и Раске. Профессора Александра Терри нужно было убить. Как бы я не восхищался этим ученым.

Движению совершенно не нужна еще одна блистательная победа имперского оружия. На ее фоне вновь взлетит мещанский патриотизм обывателей. Который не даст разглядеть сотни искалеченных ветеранов, возвращающихся с фронтов. Она зажжет сердца сопляков и те двинутся в рекрутские центры мутной и бессмысленной волной. И главное - их ярость будет повернута в сторону таких же солдатов, как и они сами. Только носящих другую форму и говорящих на другом языке.  А своего настоящего врага они опять не увидят.

Дело, однако, это было не простое. Не бомбу под колеса карете бросить. Если ученый занимается оружием, значит делает это в режиме жесткой секретности. И с такой охраной, куда там императорскому семейству! Это, если брать только его самого. А ведь нужно уничтожить и всю его лабораторию. Которую тоже, это уж наверняка, охраняют со всей серьезностью. И не вчерашние рабочие, а натасканные волкодавы из главного управления имперской безопасности. Мне пару раз с ними приходилось сталкиваться. Звери, каких мало!

Значит нужен был план, человек внутри окружения профессора и хорошая команда. Это только молодняк в Движении верит, что для успешной акции достаточно революционного пыла и готовности отдать жизнь за правое дело. Я-то для таких материй уже слишком тертый калач. И слишком много повидавший. На "ура!" не бегаю.

Команду мне обещали предоставить старшие. Вроде как уже даже начали собираться в столицу старые подпольщики. Долгожители, как я. Посмотрим на них. Но не мешает и самому по старым знакомцам пройтись. Криминал, например, подергать - незаменимые люди в революционных делах! Везде у них свои входы и выходы, уши и глаза, а то что веры в наше дело нет, так это легко банковскими билетами лечится. Кто-то может морщить нос на использовании бандитов, но не я. Цель оправдывает любые поступки! Не помню уже где прочел эти слова, но представлялись они мне совершенно верными. Хочешь построить новый мир, в котором не будет грязи сегодняшнего? Бери лопату и вычищай дерьмо! И не бойся запачкаться!

Планом стоит заниматься, когда будет собрана команда. И вся информация по объекту. Оставалось найти человека из окружения ученого. Или из охраны лаборатории, на худой конец. А что - не люди они? У кого-то семья имеется, мама больная или дочка любимая. А кто-то может золото очень любит. Всегда можно найти червоточинку и надавить. Вот эту задачу я себе поставил самой первой в очередь. И занялся ее решением сразу после встречи с Шенком и Раске. Через упоминаемый криминал.

Со столичными бандитами у меня связи были налажены. Но было это уже очень давно по их меркам. Вполне могло статься, что тогдашний "ночной герцог" уже с год червей кормит, а новый про меня ничего и не знает. Поэтому отправился я в один кабак, где можно было обновить информацию. А при достаточном везении - найти нужных мне людей. Переоделся только в одежду рабочего, которую мне принесли в заведение мадам Буссолы.

Последнюю, кстати, я так и не встретил. Интересно , а эта гадалка вообще существовала в природе?

Кабаки, вроде того, в который я направился, существовали в каждом городе империи. В них всегда была дрянная дешевая выпивка, отвратная  еда и такая публика, что обеим рукам находилась работа: одну следовало держать на бумажнике, другую - на пистолете. Зато в них всегда можно было найти информацию. И исполнителей, для любого дела.

Мне сразу повезло. Едва войдя в кабак, я встретил Флоха[2]. Бандит соответствовал  прозвищу полностью: невысокий, худощавый, с лицом неприметным и волосом цвета неопределенного. Он был вхож в каждую дыру столицы, знал все и обо всем. А чего не знал сам, мог вызнать за награду или услугу.

Меня Флох не узнал. Что было немудрено даже с учетом его цепкой памяти. За прошедший год я несколько раз менял внешность: стригся, отпускал бороды, носил парики, менял одежды. Признаюсь, я даже не помнил в каком облике виделся с Флохом в последнюю нашу встречу.

- Пивом угостить? - спросил я, присаживаясь за его столик.

Он недовольно меня разглядывал какое-то время и наконец опознал.

- Красный? Ну ты и отъелся! Не откажусь.

Все недовольство исчезло с лица торговца информацией, но и радости на нем не отразилось. Что меня сразу же насторожило - платил я ему хорошо, так что он вроде должен быть доволен случившейся встречей.

Я заказал себе и ему по кружке местного пива. Свое даже пить не стал, а вот Флох отпил половину сразу же.

- С чем пришел?

- Ни с чем, а зачем, Флох. За информацией. Меня в городе не было больше года, хочу понять чем тут дышат сегодня.

- Готовишь что-то?

- Рано об этом. Говорю же - осматриваюсь...

- ...обнюхиваюсь. Да, я понял. При деньгах?

- Не бедствую.

- Отслюняв соточку и пойдет у нас с тобой разговор.

Цена была высокой. Очень высокой. Но я без возражений протянул ему под столом требуемую сумму. Деньги ничего для меня не значили, а вот информация требовалась больше, чем воздух. Флох принял награду и начал монотонно говорить, изредка прикладываясь к кружке. За полчаса он выдал мне полную сводку по столичной жизни за год, что я будто и не уезжал из города.

"Ночной герцог" и правда сменился. Но это не привело ни к каким особым изменениям в укладе жизни городского дна. Произошел небольшой дележ территорий, некоторые источники доходов поменяли хозяев, а в остальном все осталось как прежде. За одним исключением. Очень важным. Когда информатор его озвучил, я понял почему он запросил так много. Не за информацию.

- С Движением мы больше не работаем. Это жестко решено на сходняке. Ваши беспредельничают, а шмон по нашим хатам идет. Легаши ведь не будут разбираться за каким интересом мы в ваших делах участвовали. Берут всех и без разговоров к стенке ставят. А если сидим ровно, то не трогают. В жизнь не лезут.

- Вот как. - скривился я. - А что за беспредел?

- Ничего такого, чего ваши раньше не делали. Только взялись тут за вас серьезно. У губарей[3] теперь сеть осведомителей, многие из наших. Такой договор: если шавки стучат, то серьезных мужчин не трогают. Всех устраивает.

- Понятно. - сказал я. - А ты?

- И я. - без тени смущения сказал Флох. - Но ты за мое молчание хорошо заплатил. Так что у тебя час, чтобы потеряться.

Внутри у меня все вскипело, но я удержал злость на информатора.

"Вот же сука!" - подумал я. И тут же одернул себя: - "А кто говорил, что бандиты готовы на все ради денег? Чему удивляться?"

- Час - это хорошо, Флох. Часа мне хватит. Благодарю за науку.

- Всегда пожалуйста. - без выражения ответил тот. И добавил. - Время пошло.

Пришлось вставать и уходить. И весь час плутать по городским кварталам, сбивая возможную слежку. Флох сказал, что час не будет обо мне рассказывать безопасникам, но не говорил, что не отследит меня с помощью шпаны и не сдаст губарям за дополнительное вознаграждение.

Вернувшись в дом гадалки, я переоделся в свою одежду и отправился в гостиницу. Размышляя по пути, как обойтись без помощи криминала. Не то чтобы это было невозможно, но с ними лучше чем без них. Теперь опираться можно только на осведомителей Движения, да и то с оглядкой. Не все работали за идею. Были и такие, что получали из рук подполья деньги. А там где деньги - основное мерило, там и до предательства недалеко.

В гостиничном номере я положил на столик несколько листов бумаги, достал химический карандаш и стал рисовать карту. Район, в котором находилась лаборатория Терри я знал довольно хорошо и нарисовал все по памяти. Назавтра надо будет прогуляться туда, да свериться, вдруг что изменилось.

Набережная. Вдоль нее окнами к воде стояли столетней постройки дома - ведомства и службы. Академия наук, Адмиралтейство, Генштаб, Министерство охраны и государственное управление имперской безопасности. Были еще присутствия менее серьезны, но и тех что я пометил, с лихвой хватало. Да и императорский дворец там в трех кварталах всего. Полиции в том районе воз с тележкой, солдаты и губари косяками ходят. На первый взгляд - никаких шансов. Но это только на первый взгляд. Если хорошенько подумать да прикинуть, то всегда можно найти способ совершить задуманное.

Плохо то, что я так по-детски вскрылся перед Флохом. Теперь и охранка и губари знают, что Красный Янак в столице. А с моей репутацией даже тупица поймет, что приехал я не на зимние красоты города посмотреть. Значит охрана будет настороже, бандитов зарядят носом землю рыть, да и сами легаши начнут шерстить предместья и рабочие районы.

Плохо. И хорошо. Теперь ведь каждую бомбу на меня вешать будут. Что ни взрыв, то Красный Янак. Это можно как-то использовать. Правда, я пока не понимал как. Но придумаю обязательно.

Пройдемся по очевидному. Понятно, что надо минимум на неделю ставить слежку в том районе. И изучать привычки каждого появляющегося там человека. От чиновника до угольщика. Составить временной график обедов, учесть праздники и гуляния, если такие будут. Еще нужно изучить привычки самого профессора Терри. Значит к его дому слежку тоже.

Дальше. Оружие. С этим у Движения проблем нет уже давно, но нужно уточнить у старших. Вдруг что-то изменилось пока меня не было. Оружия и взрывчатки потребуется много.

Тут меня осенило - я вспомнил про каналы. Даже вскочил и неизвестно кому сказал:

- О!

Здания ведь стоят вдоль набережной? По сути - на воде или на топкой почве. Ох, спасибо тебе - образование! Значит должны быть отводные каналы для воды. Хорошая и качественная канализация. Целая сеть тоннелей, если подумать! Да, там скорее всего решетки, замки и даже посты охраны. Но всего этого меньше, чем на поверхности! Нужно обязательно проверить эту догадку!

Настроение сразу улучшилось. Совершенно некстати выскочила мысль:

"Хорошая работа! Может пару затяжек?"

Без труда послав ее подальше, я записал идею про тоннели и отложил карандаш.  Что-то еще свербело в голове. Не зависимость - ее я уже научился различать. Какой-то упущенный факт. Но я не стал насиловать свой разум. Если это действительно что-то стоящее, то оно само проявиться. Так всегда бывает. Тем более, что в спешке нужды нет.

"Дождемся команду, обсудим и решим".

С этой мыслью я отправился в кровать.

И примерно через час проснулся в холодном поту. Мне опять приснились мои оторванные взрывом руки. Но не это было главным. Я понял, как надо все сделать.

 

Глава 3

Взрыв вышел - заглядение! Вся столица его услышала, а многие и увидели. Жалко, что не все, но армейские склады находились на самой окраине города. Но и грохота было для моего плана достаточно. Более чем!

Акцию со своей командой я готовил восемь дней. Все как я и планировал: слежка, графики, канализация у реки. Мы изучили все, что было возможно. И знали все о перемещении каждого сколько-нибудь значимого персонажа. Где обедают, куда отходят покурить, как реагируют на уличных разносчиков, во сколько разъезжаются по домам. Все. Но эта деятельность была, пусть и важной, но второстепенной частью плана. Главной был взрыв складов.

Проснувшись ночью восемь дней назад, я понял, как можно использовать свою репутацию. Если легашам известно о моем прибытии в столицу, то они будут землю носом рыть, чтобы меня найти. И ждать от меня любой гадости. Я почти представлял тогда, как проходит экстренное совещание в главном управлении безопасности.

"В городе был замечен Янак Серт, господа. Тот самый Серт, по прозвищу Красный. Мы ожидаем, что он прибыл в столицу с намерением совершить акт террора, но у нас совершенно нет данных о том, на что будет направлен его удар. Поэтому рекомендуем, господа, усилить бдительность и удвоить патрули полиции. Всем раздать описание его внешности и особых примет. Довести до личного состава полиции, что данный преступник вооружен и очень опасен. При его обнаружении, полицейским следует стрелять на поражение".

Ну и как такое не использовать? Оставалось лишь найти достойную цель. Что без труда сделали члены моей команды. Военные склады - что может быть убедительнее в качестве отвлекающего маневра? Да, подобраться к ним было ой как нелегко, потребовалась просто прорва денег, времени и сил. Двое парней, не посвященных в мои планы, были арестованы. Сам я чуть не погиб на одной ночной встрече. Но результат! Он того стоил. Тонны снаряжения, оружия и боеприпасов для армии и полиции. Все это минуту назад взлетело на воздух. Заставив легашей всего города рвануть туда, словно им пятки прижгли!

Взорвали, конечно не все склады. Часть просто не смогли - не хватило взрывчатки. И кое-что забрали себе, изъяв из складов перед взрывом. Немного оружия, оно никогда не бывает лишним, и десять комплектов новенькой полицейской формы. Для десяти человек, которые пойдут в лабораторию профессора Терри.

Я тщательно все рассчитал по времени и заставил членов команды вызубрить хронометраж, как благодарственную молитву. В результате через пятнадцать минут после взрыва, когда все находящиеся на набережной патрули легашей свинтили на происшествие, мы их заменили. Вышли неспешным шагом на набережную, двигаясь по два человека. Не знать, так и не отличишь от легашеского патруля. Так же неторопливо мы приблизились к корпусу Академии наук. И вошли внутрь. Проще простого!

Охранник на входе был один. Он едва взглянул на нас, введенный в заблуждение знакомыми шинелями, за что и поплатился. Я прошел мимо него, развернулся, и зайдя со спины, перерезал горло.

Мои люди рассредоточились по первому этажу, проделывая то же самое со всеми, кого встретили. Каждый из них уже бывал здесь: кто курьером, принесшим корреспонденцию по ошибке, кто разносчиком пирогов. Ориентировались внутри они сносно. Только для меня внутренности здания были незнакомы. Я, конечно, составлял планы помещений, пользуясь их рассказами, но это не совсем то, что увидеть своими глазами.

Никто не оплошал, все доложили о завершении первого этапа акции. Двое остались на первом этаже, чтобы заложить взрывчатку, а в случае опасности - задержать легашей. Еще двое пошли убрать пост губарей на втором этаже. Остальные направились по лестнице вниз. В лабораторию.

Она располагалась даже не в подвале - в настоящем подземелье. Впятером мы преодолели шесть лестничных проемов, прежде чем оказались у массивной железной двери. Возле которой стояли двое унтеров в серо-зеленых мундирах безопасников.

Я предполагал, что на входе в лабораторию будет пост. Доподлинно не знал, - никто из моих людей на нижний этаж не спускался, но догадаться о таком было несложно. Поэтому мы оказались чуть более готовы к столкновению, чем унтера. Они только вскинули короткие кавалерийские карабины, а мы уже палили с пяти стволов. С этого момента начался третий этап акции - "Штурм".

Если до этого моя команда действовала тихо, то теперь в том нужды уже не было. Ключей от монструозной двери у внешней охраны не было, это было бы совсем уж глупо со стороны губарей. Поэтому я приладил к замку заготовленную бомбу, размотал шнур на пять шагов и чиркнул зажигалкой. Пока веселый огонек мчался к взрывчатке, отбежал вместе со всеми за лестницу.

В замкнутом помещении взрыв грохнул так сильно, что мне показалось, будто из ушей пошла кровь. Проверил - ничего. И рванул прямо в дым.

Дверь взрыв выдержала, а вот замок, как я и рассчитывал, нет. Толкнув одну из створок, мы вошли в лабораторию. Оказавшись в большом помещении с очень высокими арочными потолками. Настоящий подземный зал. Весь он был залит ярким электрическим светом, позволяющим разглядеть каждую деталь. Множество металлических столов, заваленных непонятным оборудованием, стеллажи вдоль стен, большую грифельную доску, исчерченную мелом. Странное сооружение у самой дальней от входа стены, которое походило на раму от картины, только размером в два человеческих роста.

- Ну и что тут взрывать? - вслух произнес я. - Что из этого - оружие?

Людей я тоже заметил. Пять человек в белых халатах. Все как один - очкарики. В одном из которых я узнал автора нескольких прочитанных мною книг. Александра Терри, лорда Долтона.

Раньше ученого я видел только на зернистых фотографиях в газетах. Они не могли и в половину передать его внешности. Вот как я сам его описывал группе, чтобы они понимали, кого убивать нужно только по моему приказу. Высокий, худощавый. Возрастом около сорока лет. Волосы до плеч,обычно собраны в хвост на затылке. Длинное породистое лицо. Осанка, будто винтовку к спине привязали.

А вот как он выглядел, когда мы зашли в дыму взрыва: волк в овчарне. Невозмутимый, словно все происходит по его плану. Любопытный, несмотря на направленные на него пистолеты. Выше меня на голову, худой, но по движениям видно - не рохля. Глаза: спокойные и чуть насмешливые, тоже говорили - хищник. Пусть и одет в лабораторный белый халат поверх серого в крупную клетку костюма. Пусть и носит на носу смешные очки на веревочке. Хищник, просто сытый и оттого - не агрессивный.

В то время, пока его коллеги суматошно махали руками и, перекрикивая друг друга, пытались понять кто мы такие, он рассматривал нас с интересом. Будто он был тут хозяином положения. Мне это очень не понравилось. Я шагнул вперед и указал на него стволом.

- Александр Терри?

- Да, это я. - с достоинством кивнул ученый. - А с кем имею честь, молодой человек?

Голос у него был настолько преподавательский, что я чуть было не начал оправдываться. Зашел, мол, по ошибке, а вообще у меня сейчас лекция по философии и я, пожалуй, пойду. Если вы не против, конечно.

- Янак Серт. - все же ответил я.

- А-а-а! - с какой-то неуместной радостью протянул он. Будто давно хотел со мной встретиться, да все мешали дела и научные открытия. - Тот самый бомбист?

Страха в нем не было ни капли. А было какое-то не обидное для собеседника превосходство. Как у отца, который прячет улыбку, объясняя очевидные вещи своему сыну. И достоинство. Не напыщенное чванство наших дворян, а именно - достоинство. Я в тот момент впервые понял разницу между этими двумя понятиями. И я подумал, что в других обстоятельствах он бы мне понравился. Такого иметь в друзьях - большая удача.

- Тот самый! - гоня непрошенные мысли резко ответил я. - Где оружие, над которым вы работаете, профессор?

- Оружие? - искренне удивился Терри. И припечатал, как выговор студенту сделал. - Я, молодой человек, никогда не работаю над оружием!

- Что вы говорите! - мои губы будто самостоятельно сложились в мерзкую издевательскую улыбочку. И вытолкнули: - Ну а я - зубная фея! А над чем же вы тогда работаете, профессор?

Мои люди стояли и молчали. Им этот разговор был совершенно не интересен. Только приказ стрелять. Стволы их пистолетов хищно покачивались, как кобры из императорского ботанического сада. А я медлил. Понимал, что теряю время, которое сам же отвел на акцию, но не мог своим словом или выстрелом оборвать жизнь человека, труды которого с таким интересом читал. Мне даже на миг представилось, что в будущем я не смогу читать его книги, не слыша его голос. Вот ведь чушь!

- Не думаю, что вы поймете! - бросил Терри. И я услышал привычные для дворянина нотки высокомерия в его голосе. Ну как же! Чернь! Куда ей понять!

- А вы попробуйте!

"Что ты делаешь, Красный? Что за торг в базарный день? Стреляй, ставь бомбы и вали отсюда!"

- Вы знакомы с квантовой физикой, молодой человек? - глаза ученого презрительно щурились.

- В общих чертах. - небрежно ответил я, поводив пистолетом из стороны в сторону.

- Правда?

Это надо было видеть! Ученый с мировым именем, аристократ в черт его знает в каком поколении изменился в лице и даже сделал пару шагов ко мне на встречу. С робкой такой надеждой, будто встретил блудного сына, но боялся спугнуть его неверным движением.

- Читал ваши работы по этой теме.

А я - смутился. До того нелепо, что я чуть не прекратил этот фарс выстрелом профессору в лицо. А тот лишь благосклонно улыбнулся, как бы говоря: "Ну а у кого бы еще!"

- Ну тогда вы должны понимать насколько серьезный эксперимент вы сейчас прерываете! - теплое выражение его лица сменилось на яростное в долю секунды. - Немедленно покиньте помещение и закройте за собой дверь!

"Да он псих!" - понял я. - Гений, но полностью сумасшедший!"

И такое облегчение наступило, будто я все тайны мироздания разгадал. Будто отпустила меня эта внезапно возникшая приязнь к классовому врагу. Просто псих. Стреляем, взрываем и уходим!

Но стрелять начали не мы. Наверху, там где мы оставили наше прикрытие стали звучать выстрелы. Еле слышные здесь, в подземелье, но вполне узнаваемые. Пистолетные. И отвечающие им винтовочные.

Мои бойцы переглянулись. Они все поняли. Шансов выжить, находясь внизу, было очень немного.

- Все наверх. - скомандовал я. - Прорываться и уходить. Взрывчатку оставить мне. Я здесь сам все закончу.

Что я, с пятью чернильными крысами один не справлюсь? К тому же, это ведь была моя вина - затянул болтовню. И акция тоже моя. У ребят же был небольшой, но шанс прорваться.

Подпольщики молча кивнули, так же молча друг с другом, и со мной попрощались, - одними глазами, и побежали наверх. Последний, совсем еще мальчишка, оставил на полу солдатский рюкзак, набитый взрывчаткой.

- И что вы собираетесь делать, молодой человек? - спросил меня ученый, вновь ставший благожелательным мужчиной.

"Что я упустил? Почему легаши к лаборатории вернулись так быстро? Они же сейчас должны ы оцеплении у складов стоять! Или не легаши? Взвод охраны с Адмиралтейства?"

- Взорвать здесь все к чертовой матери! - буркнул я, отвечая не ему, а себе. Но Терри услышал.

- Дикарь. - сообщил он мне. И отвернулся к своим коллегам. То ли был такой бесстрашный, то ли не поверил мне.

Он вообще был не такой, каким я его себе представлял. Думал - пожилой аристократ и зазнайка. Ходит, голову задрав, и на лаборантов покрикивает. Или писарю книгу диктует, а тот записывает. В реальности он был значительно моложе. Рукава его халата были грязными, словно он сам копался в механизмах неведомой машины. И вел он себя не заносчиво, хотя и странно.

"Дикарь!" - повторил я про себя. Отчего-то обидевшись на такую характеристику от своего книжного героя. - "Да и плевать! Дикарь, значит, Дикарь! А как с вами иначе? Наделаете опять бомб, как тогда вон - с газом внутри. И в массовое производство! Солдатов травить и работяг на заводах! Это не дикость?"

Походило это все на какие-то оправдания. А я ведь не должен был что-то объяснять этому человеку! Он - прошлое, а я - будущее. Он все равно ничего не поймет! Даже если бы я захотел объяснить.

Смерти я не боялся. Перебоялся уже. Помру, так помру. Зато дело сделаю, а это побольше значит, чем некая частная жизнь и смерть одного индивидуума.

Перестрелка наверху стала активнее - это поднялись мои спутники. На какой-то миг мне показалось, что им удастся отбиться от легашей, прорваться и уйти, но звуки выстрелов из винтовок тоже стали звучать чаще. Чаще, чем пистолетные. Не удасться.

"А умереть-то сегодня придется..."

Я быстро развязал узел на рюкзаке, продолжая следить за учеными. Стал доставать коробки в упаковочной бумаге, перевязанные шпагатом. Шесть увесистых брикетов со взрывчаткой. Этого вполне хватит, чтобы взорвать здесь все. И всех. И не тратить патроны на ученых.

Те следили за мной настороженно, но паники не проявляли и явно не собирались убегать. Наоборот, - сгруппировались у той рамы, что в дальнюю стену вмонтирована. Может они тоже не боятся смерти? И их исследования им дороже самой жизни? Как мне мои убеждения. Я бы даже зауважал за такое, но вспомнил про них кое-что. Ученый люд, он ведь вообще не от мира сего. Вроде смешные, безобидные существа, на первый взгляд, к жизни совершенно не приспособленные. Но как увидишь, какие страшные вещи они творят - сразу как-то жалость с симпатией пропадает. Эти пятеро - небольшая цена за тысячи спасенных жизней.

Мысли мои явно пошли вразнос, вместе с душевным состоянием. Надо было в ночь перед акцией все-таки покурить опия, поспокойнее был бы. А то загнал себя подготовкой - за восемь дней такое провернуть! Пожалуйте - результат. Попытки понять классового врага, объяснить себе его мотивы и может быть даже простить. Пререкания с ним - это вот вообще что было? Зачем?

С такими вот мыслями я принялся раскладывать брикеты со взрывчаткой так, чтобы при взрыве они смогли бы обрушить стены. И заметил, как Александр Терри что-то втолковывает ученым. Те слушали его и кивали. А затем он обратился ко мне.

- Молодой человек! Предлагаю вам отпустить моих коллег. Вам ведь только я нужен, я правильно понимаю?

- Правильно, профессор, правильно. - ответил я негромко, разматывая очередной зажигательный шнур. - Только никого я не отпущу. Я же не деревня какая, понимаю все. Вынесет кто-то из ваших коллег рабочие записи и, получается, что я ничего не сделал. И без вас оружие ваше сделают.

Звуки перестрелки наверху стали стихать. То ли мои вырвались, то ли у них патроны кончаются. Ни первое, ни второе не сулило мне ничего доброго. Надо поторопиться. Совсем скоро тут появятся легаши. Я стал связывать шнуры в один, чтобы запалить все сразу разом.

- Да с чего вы взяли вообще, что мы здесь оружие делаем? - воскликнул Терри с возмущением в голосе. - Вбили в пустую свою голову какую-то ерунду!

- Говорите-говорите, профессор! - я закончил подготовку. - Это уже ничего не изменит!

После этих слов стало мне грустно и весело одновременно. Будто бы черту какую провел между прошлым и будущим. Грустно, что кончается моя жизнь и не увижу я даже восхода того мира, за который боролся. Каким он будет? Очень хотелось бы это узнать! А весело - оттого, что сделал я все как надо. И ухожу красиво, как и положено революционеру. В огне взрыва.

- Готовы? - насмешливо спросил я у ученых. Они, конечно же, ничего мне не ответили. И полез в карман за зажигалкой.

По лестнице сверху загрохотали сапоги. Не ушли мои ребята. Легли все, свой долг исполнив. Вот и легаши уже спускаются.

- Вы не оставили мне выбора, господин бомбист!

"Что он там лопочет, блаженный? А! Неважно! Как бы так еще время рассчитать, чтобы и легашей взрывом накрыло?"

Краем глаза я заметил, как ученый подошел к раме вплотную и стал что-то на ней нажимать.

"Все-таки оружие!" - пронеслась мысль. - "Обманул, белая кость! Хочет меня порешить им!"

До этого момента я как-то особо к объекту этому не присматривался. Ну рама и рама! А теперь, когда Терри стал с ней что-то делать, присмотрелся.

На оружие она не походила. Не походила и все! Просто железная конструкция: четыре толстых бруска, стянутые друг с другом здоровенными болтами. Бруски были покрашены черной краской. А еще в них были вмонтированы какие-то ламы, сейчас не горящие. С десяток разной толщины кабелей тянулись от рамы к небольшой коробке, размером с табуретку.

- А ну отойди! - крикнул я зачем-то. Хотя обычно в таких ситуациях просто стрелял.

Терри даже не обернулся. Будто знал про меня что-то, чего я сам не ведал. Щелкнул чем-то, рычаг у пола двинул и тогда только на шаг от рамы отошел. А по поверхности конструкции стали бегать электрические огоньки.

- Что это? Это пушка!

- Вы бы себя послушали, молодой человек! Все, что вы не понимаете, сразу классифицируется, как опасное! Как обезьяна, простите!

Смеялся надо мной! У меня в руках пистолет, весь зал заминирован, я вот-вот отправлю его вместе с коллегами на встречу с его богом, а он смеется! Надо мной! Псих!

Огоньки забегали быстрее, сливаясь в светящийся контур, который разгорался все ярче и ярче.

"К черту все! Пусть смеется!" - решил я и поджег шнур. Пошел к профессору, слыша как сапоги легашей стучат уже совсем близко. Один-два пролета осталось. Шел боком, чтобы держать в поле зрения и дверь в зал, и ученых.

- А что тогда? - это глупо, но мне было очень любопытно.

- О! - возвел глаза к потолку Терри. - Мне это самому очень интересно! Я бы обязательно вам рассказал, но времени уже совсем не осталось!

Точно чокнутый! Чокнутый профессор разнообразных наук!

- Но мы сейчас все узнаем! Подходите, друзья!

Это он своим коллегам-ученым крикнул. Воодушевленным и радостным голосом. Будто не понимал, что через минуту тут рванет все и никто уже ничего не узнает. Кроме, разве что, правды, про загробную жизнь.

- На месте стоять! - рявкнул я на ученых. И те забурчали недовольно. Ну надо же какие смелые стали! - Двинется кто - сразу стреляю!

В этот момент в зал сунулся первый легаш и я в него выстрелил. Не попал, похоже, но он скрылся и больше не лез. Ученые, при звуке выстрела, дернулись, и попытки бузить прекратили.

- Сейчас! - взволнованно прошептал Терри.

- Серт, сдавайтесь! - донеслось из-за двери. - Бежать вам некуда!

- А кто сказал, что я хочу бежать? - прокричал я в ответ.

Пространство внутри рамы вспыхнуло ярким белым светом. Совершенно беззвучно, я даже удивился тому, что не слышу звука взрыва. Белое пятно было таким ослепительным, что все в зале подняли руки, защищая глаза. Как и я.

"Да точно оружие!"

- Ты что сделал? - закричал я. Глянул на бегущие по запальным шнурам огоньки - осталось чуть меньше половины длины.

- Получилось!.. - со священным трепетом выдохнул ученый. Развернулся и пристально посмотрел на меня, будто желая что-то сказать. Я и сам непроизвольно подался к нему, словно вот-вот должен получить ответы и объяснения. А он с невероятной скоростью ударил меня кулаком. В челюсть!

- Гасите шнуры! - заорал он. И врезал мне еще раз.

Да он еще и боксер! Вот паскуда!

Сила его ударов заставила меня отступить, поплыть. В голове зашумело и белым сиянием залило все вокруг. Я не сразу сообразил, что стою спиной в шаге от белого сияния, а кулак ученого снова летит мне в лицо. Про пистолет в руке я успел лишь подумать, когда он встретился с моим лбом и отправил меня в центр яркого пятна. Только и смог, что выбросить руку и схватить Терри за край халата. Дернуть его на себя. И провалился в свет.

Мы повисли. Натурально повисли в воздухе! Или что там нас с профессором окружало. Не было ни света, но и темно не было. Я не видел ничего, кроме своих болтающихся в воздухе рук и ног, а так же Александра Терри. Его лицо выражало полное недоумение.

"Где мы?" - хотел я спросить у него, но обнаружил, что не могу этого сделать. Потому что не могу дышать. И не испытываю от этого никакого дискомфорта!

"Понятия не имею!" - пожал плечами ученый. - "Самому любопытно!"

Понятно, что он этого не говорил, но вот такое у него было выражение лица.

"Ну понятно". - решил я. - "Мы умерли. Бомбы взорвались и мы все погибли. Только вот непонятно - а остальные ученые где? И почему не один из легашей не сдох? Должно было зацепить взрывом!"

Если это был загробный мир, то он мне не понравился. Я представил себе, что буду тут болтаться здесь вечность с молчаливым собеседником в виде профессора, и меня передернуло. Если это был загробный мир, то явно - ад. Только без чертей и сковородок, про которые так любили говорить священники.

Хотя, если подумать... А вот: тьма и скрежет зубовный! Похоже! Хотя ни тьмы, ни звуков тут и не было.

Я попробовал шевелить руками, будто плыву, но это не сдвинуло меня с места, только закрутило, как ветку в речном водовороте. Голова закружилась, к горлу подступила тошнота.

"Нет. Это не загробный мир". - понял я. - "Иначе чего меня тошнит?"

В этот момент вспыхнул свет настолько яркий, что прежнее сияние внутри рамы профессора показалось в сравнении с ним тусклой лампочкой карманного фонарика.

Свет скрыл все. Пропал Терри, пропал я сам. Я не просто не видел себя, но и не чувствовал тела.

От страха я заорал.

Заорал бы.

Но меня не стало.

 

Глава 4

Не то чтобы не стало.

Я был, осознавал себя, но тела не было. Как не было и времени. Я понятия не имел сколько продлилось такое состояние. Пробовал считать, но почему-то сбивался. Цифры путались в голове, как в те времена, когда я только начал учиться счету.

А потом тело вновь появилось. Без всякого предупреждения. Просто появился вес, затем - ощущение рук и ног. А следом пришла боль в спине. От удара. Я понял, что упал. Не с очень большой высоты, думаю, иначе боль была бы сильнее.

Не раздумывая ни мгновения, вскочил на ноги, сжимая в руке пистолет.

"Янек Серт. Человек действия!"

Осмотрелся.

Лаборатории не было. Не было каменных стен, металлических столов и странного прибора в виде рамы тоже не было. Не догорал запальный шнур, не верещали ученые, не ломились в дверь полицейские. А была какая-то... бесовщина!

Пальмы. Я никогда их не видел в живую, только на афишах ботанического сада и в качестве иллюстраций в книгах. Но сразу же узнал. Пятиметровое суставчатое полено без веток, на самой верхней точке которого растут большие ярко-зеленые листья. Пальмы.

"Это что?" - подумал я.

Мысли стали похожи на куриц с отрубленными головами. Целый птичник уже мертвых, но еще не понявших этого глупых тварей. Они ползали по двору, натыкаясь на препятствия, друг друга. И обильно поливая все кровью.

"Это где вообще?"

Страх почти парализовал меня. Так вот и замер с позе стрелка: ноги расставлены пошире и чуть согнуты, руки вцепились в пистолет, а глаза, широко распахнутые и, наверняка, безумные, смотрят вокруг.

Я стоял по щиколотку в густой зеленой траве. Посреди небольшой полянки, со всех сторон окруженной упомянутыми уже пальмами. В двух шагах от меня, сидел на заднице Александр Терри, и во все глаза рассматривал окружающий мир. На лице ученого блуждала мечтательная улыбка идиота, получившего, без всяких видимых причин, куль конфет.

Никого, кроме нас двоих, вокруг не было. Поляна, пальмы и палящее солнце на бледно-голубом небе.

- Мы где? - озвучил я свой главный вопрос, стараясь, почему-то, говорить негромко. Голос мой дрожал и выдавал рвущийся наружу страх.

- В оазисе, я полагаю! Или джунглях.

А вот у Терри в голосе страха не было. Только искрящееся, как вино, веселье. И детское нетерпение.

У меня голова шла кругом от происходящего, но я, насколько это возможно в нынешних обстоятельствах, внимательно осмотрелся на предмет угроз. И не обнаружив их - никаких - тут же перевел ствол пистолета на ученого.

- А где этот оазис?

Дрожание в голосе поубавилось. За счет угрозы, которую я в него добавил. Понемногу я приходил в себя.

"Не в лаборатории, ладно! Но живой, это главное! Сейчас этот умник все объяснит! Он же ученый!"

Хотя до обычного сосредоточенного спокойствия, мне еще было очень далеко.

- А вот на этот вопрос, молодой человек, я пока с уверенностью ответить не смогу. С равной возможностью мы можем быть где-то в южных колониях или, например, в другом мире.

Пистолет, как и прежде, не оказывал на профессора нужного воздействия. Он поднялся на ноги и стал осматривать пальмы, траву, небо над головой. Все что угодно, кроме смертоносного оружия в моей руке.

"Колонии! Пусть это будут колонии!" - практически взмолился я, хотя и считал веру во всемогущего старца историческим пережитком. - " Терри - ученый! Он изобрел прибор, который переносит, плевать как, человека на огромные расстояния! Это удивительно, но возможно! Наверное, возможно?"

Терри сорвался с места и быстрым шагом пошел к ближайшим деревьям. Я бросился за ним - ну не стрелять же в ему в спину, в самом деле? Он меня сюда забросил, так что, вполне вероятно, сможет и с обратной дорогой помочь!

- Профессор! - крикнул ему в спину. И сразу почувствовав себя студентом, до того беспомощно прозвучал мой голос. Поморщился, - стоит придумать какое-нибудь другое обращение! Господин Терри? Просто - Терри? - Терри, куда вы несетесь!

- Надо осмотреть деревья! - бросил тот через плечо. - По характеру растительности я пока не могу сделать однозначного вывода относительно нашего местоположения!

"То есть - а посмотришь на пальмы и поймешь? Ну ладно!"

Я догнал его, когда он чуть ли не облизывал ствол диковинного дерева. Натурально - водил по нему носом, пробовал языком похожие на волосы травинки, растущие на нем, ковырял ногтем кору.

Чертыхнувшись, я стащил с себя полицейскую шинель - было очень жарко. Бросил ее на траву и тоже решил осмотреться. Несмотря на нелепость ситуации, привычки брали свое. Если оказался в незнакомом месте - изучи его. Тезис более подходящий к городским условиям, конечно, но он годился и для джунглей. Или оазисов.

Оставив ученого обниматься с деревьями, я углубился в лес на несколько шагов, выискивая угрозы.

"Будем считать, что мы в колониях". - размышлял я, осторожно ступая по зеленому ковру. - "Что я знаю о колониях?"

Если вдуматься, то ничего. В колониях жарко, есть пальмы и обезьяны. Последние живут на первых. А еще в колониях имеются кровожадные люди-дикари, - все как один людоеды. И хищники. Тоже, надо думать, не брезгующие человечинкой. Вот и все, что я знал о колониях. Как-то небыло повода углублять свои знания.

Лес был странным. Пальмы располагались довольно плотно, но не настолько, чтобы не пройти человеку. Вдобавок они были оплетены какими-то растениями, которые росли прямо на них. Широкие листья пальм давали достаточно тени, но видимость сохранялась приличной. Шагов на сто, примерно. Никаких хищников и туземцев на этой дальности я не обнаружил. Если они и прятались в этом пальмовом лесу, то делали это очень хорошо.

Вернувшись, я обнаружил профессора за тем же занятием - осмотром деревьев.

- По внешнему виду и хорошо узнаваемым волокнам на стволе, я бы предположил, что перед нами обычный трамикарпус унитус. - пробормотал он через некоторое время. И добавил после паузы, задумчиво глядя на крону дерева. - Разве что, листья имеет нехарактерную форму.

И обернулся ко мне с вопросом в глазах, будто спрашивая: "Что скажите, коллега?"

"Нет, он без всяких вариантов, безумец!" - решил я. Ткнул его в плечо стволом. И тут же отступил на шаг, помятуя о быстрых боксерских ударах.

- Терри. Что вы сделали? Куда вы нас переместили? Отвечайте мне!

- Вы же читали мои труды по квантовой физике, господин бомбист, - ответил он с иронией. И голову чуть набок склонил, рассматривая меня. - Вот и скажите мне, что произошло?  Это ведь вы ворвались в мою лабораторию во время подготовки к эксперименту. Вы размахивали оружием и стреляли в охрану! Вы заложили бомбы, начисто игнорируя здравый смысл! Вы и скажите, куда мы переместились, идиот вы этакий!

На последней фразе вся эта ироничная отстраненность слетела с профессора, как луковая шелуха. Он просто вытолкнул эти слова мне в лицо. Что меня, как ни странно, немного успокоило. Точнее, человеческие эмоции ученого немного притушили мой собственный страх. Видимо, его ненормальность, вкупе с происходящим, сильно меня нервировали. А так - ну крикнул! Тоже, наверное, боится. Понятно все.

- То есть, вы сами не знаете где мы?

- Представьте себе!

- А над чем вы вообще работали?

- Не вашего ума дело, господин бомбист! Давайте, стреляйте в меня и покончим уже с этим!

- Да я не собираюсь в вас стрелять!

- Тогда перестаньте тыкать в меня этой железкой, ради всего святого! Тоже мне - хозяин положения! Оружие у него! Помогло оно вам в лаборатории?

Я потрогал рукой скулу, куда пришелся один из ударов этого странного человека и, неожиданно для самого себя, улыбнулся.

- Нет. Хороший был удар, кстати.

- Чемпион института по боксу. - буркнул он в ответ.

Он мне нравился, этот ученый. Я с трудом мог это признать, но - нравился. Безумец он или нет, но в нем был какой-то стержень, у большей части людей отсутствующий.

- Прекращайте заниматься ерундой! Держите оружие наготове - мало ли что тут может водиться, но не направляйте в мою сторону. Это выводит меня из душевного равновесия!

"Вот уж не подумал бы!"

- Так и хочется сразу залепить вам апперкот! - закончил ученый. - Едва сдерживаюсь!

Я отступил еще на шаг и поднял обе руки в примиряющем жесте.

- Хорошо. Я понял. Мы оба взвинчены и начали неверно.

- Это вы начали неверно, господин бомбист. - махнул рукой Терри. Присел возле дерева и прислонился к нему спиной. - Какого дьявола вы заявились в мою лабораторию? Насколько я понимаю, ваше Движение преследует политические цели. Борьба с режимом, конец войне - что-то вроде этого? Чем вам не угодила наука? Ей тоже нет места в вашем новом мире равенства и всеобщего счастья?

Было в нем что-то, заставляющее отвечать на его вопросы. Хотелось с ним спорить, доказывать свою правоту! Это раздражало!

- Мне сказали, что вы работаете над оружием.

- Господь вседержитель! Кто?

Я открыл рот и вдруг понял, что собираюсь назвать ему имена старших товарищей Движения. Да что со мной такое! Может пристрелить его все-таки? Как-нибудь выберусь и без него!

- Я же сказал вам, что никогда не работаю над оружием!

- А почему бы мне вам верить?

- А зачем мне врать! Я, в отличии от вас, политикой не занимаюсь!

Наш разговор вновь скатывался на повышенные тона. И, сейчас, первым это заметил профессор. Кашлянул и сменил тему. На совершенно неподходящую к ситуации.

- А где вы учились, молодой человек?

Я вскинул брови. Что за вопрос? Какое тебе дело!

- Нет, мне в самом деле интересно! - пояснил Терри. - У вас грамотная, хоть и засоренная просторечными выражениями, речь. По происхождению вы, скорее всего, низкого сословия...

Он умело оставил паузу, которую мне пришлось заполнить.

- Родители - рабочие.

- Но образование получили, я это в собеседнике чувствую!

- Получил.

- Где?

- Да зачем вам это, профессор? - ну вот, опять! - Терри! Нам бы понять где мы находимся, да как выбираться будем! Мы и так с вами враги, а вы еще и исповедь затеяли!

- Ну, относительно врагов, это вы гиперболизируете!

- Что?

- Какие мы враги, говорю? Вы - молодой, простите, оболтус! Введенный кем-то в заблуждение, но действующий из лучших побуждений! Борьба с войной - я это уважаю! Что до вашего справедливого желания выбраться отсюда, я с вами согласен. Но давайте действовать по порядку! Мы ничего с вами не придумаем, пока не прекратим орать друг на друга. А лучший из способов прекратить воспринимать собеседника, как врага - узнать его. Так где вы получали образование, Янак Серт?

Не то чтобы его доводы показались мне убедительными, но я решил с ним не спорить. К тому же, крича друг на друга, мы точно ничего не добьемся. Ответил:

- В столице. Четыре класса в реальной гимназии, а потом в Технологическом.

- Вот как? А в каком году? Я там не читал ничего у вас?

- Нет, вы ушли с кафедры за год до моего поступления. Да и я там всего два года только и отучился, потом бросил.

- Напрасно!

- Другие задачи стояли.

- Понимаю. - серьезно сказал он. Безо всякой подковырки, что удивительно. - Решили изменить мир?

Я плечами плечами, уходя от ответа. Говорить об этом с ученым почему-то не хотелось. Нет, я не стеснялся перед ним своих убеждений, но говорить о них сейчас казалось неправильным. Только-только орать друг на друга перестали, а сверни в эту сторону - опять начнем. Надо и вправду учиться договариваться с ним, если я хочу вернуться домой.

- Это нормально. - произнес Терри, не заметив моего нежелания развивать тему. - Каждое молодое поколение убеждено в ущербности современного миропорядка и жаждет его изменить. Только вот ваше - делает это как-то слишком агрессивно! Все эти ваши бомбы, террор...

- Так над чем вы работали? - теперь тему сменил я. Если он намеков не понимает, будем прямо говорить.

Ученый усмехнулся. Прикрыл в задумчивости глаза. Я, не знаю как, но сразу понял, что он подбирает слова. Чтобы мне в доступных выражениях какую-то сложную вещь объяснить.

- В сухом остатке поняли вы все верно. - наконец заговорил он. - Мы действительно появились здесь в результате переноса. Где бы это "здесь" ни находилось. А перенос был осуществлен из моей лаборатории прибором, который имеет рабочее название "Тур". Это значит "дверь" на одном мертвом языке. Не думаю, что имеет смысл объяснять вам всю теоретическую базу и научные принципы  работы этого прибора. Только не надо сразу вскидываться, молодой человек! Я вовсе не пытаюсь указать этим на вашу неспособность понять! Просто, так уж вышло, я и сам не до конца их понимаю!

И Терри с виноватым видом развел руками, будто признаваясь в шарлатанстве.

- То есть, как - не понимаете? - это признание меня ошарашило. В моем представлении Александр Терри знал все и обо всем!

- Обычное дело в науке, если разобраться! - профессор издал смешок, больше похожий на кашель. - Берем неизвестную область знания и лезем туда своими неловкими руками! Кто-то гибнет в ходе экспериментов, кто-то - совершает открытия.

- И этот вот перенос...

- Именно так и произошел! Догадки, немного теории, хорошее финансирование и... - тут он указал на меня: - Случай в вашем лице!

Я посмотрел на профессора, уже не зная что про него думать. Получается, он запускал прибор в лаборатории, пока я расставлял бомбы, и не знал - сработает он или нет? Если сработает, он спасется, если нет - его размажет взрывом по стенам. И при этом вел себя так спокойно, будто был полностью уверен в первом варианте развития событий.

Одновременно с этим меня не оставляло ощущение, что ученый недоговаривает чего-то. Очень важное, ключевое. Может в науках я и не разбирался, как он, но чувствовать, когда мне говорят неправду, давно научился. Вопрос выживания.

Удивительного в этом ничего не было. Скорее, я бы напрягся, если бы он вывалил мне все без утайки. Все-таки мы не друзья-соратники, чтобы быть откровенными. Хотя и попали в этот переплет вместе.

"Это принципиально выяснить прямо сейчас?" - спросил я себя. И сам же себе ответил: - "Совершенно не принципиально! Не хочет говорить - пусть хранит свои тайны!"

- Вы так смотрите на меня, молодой человек, словно пытаетесь решить, кто перед вами: опасный безумец или отчаянный первопроходец! - смущенно хохотнул Терри. - Я этот взгляд хорошо знаю. Он был у всех, с кем мне доводилось работать.

"По мне - так и без разницы. И те, и другие не думают о последствиях!"

Отчаянно захотелось опия. Одну или даже две трубки. Выкурить их, улечься на спину и просто смотреть на проносящиеся перед глазами иллюзорные картины. Изгнать из головы все эти вопросы "как", "где" и "почему". Не говорить с ученым, не видеть его лжи, и не придумывать, каким образом выбраться из места, куда он нас забросил...

- Что ж. Хорошо. Допустим, мы разобрались, как сюда попали. Хотя это не так. - я замолчал и в упор глянул на Терри. - А как вернуться назад? Готовя этот эксперимент, вы думали об этом? Куда вы вообще открывали эту вашу дверь?

Тот развел руками:

- Первыми бы пошли животные. Мыши, козы, свиньи. Я не планировал отправлять человека так рано. Так что мы с вами поневоле стали лабораторными мышами.

"Чтоб ты сдох!"

- Поэтому, молодой человек, я предлагаю заключить соглашение. Я понимаю, что мы... как говорят у вас в Движении? Классовые враги? Да. И друзьями нам не стать. Но временными партнерами, на период решения вопроса нашего возвращения домой, мы вполне можем быть.

- Партнерами? - я прекрасно понимал, о чем он говорит, но само слово мне не нравилось.

- Товарищами, если вам угодно! Словом, мы объединим наши силы для возвращения. Стараясь забыть, что вы пытались меня убить и, скорее всего, уничтожили мою лабораторию.

Ученый протянул мне руку.

"Но я с тебя глаз не спущу!"

- А вы ударили меня. - сказал я, принимая рукопожатие.

- Да. И об этом тоже.

Первым делом мы, как выразился Терри, провели "учет имеющегося оборудования". Выгребли все из карманов и разложили прямо на траве. Что бы понимать, на что можно рассчитывать.

Пистолет, две полные запасные обоймы к нему, трехметровый моток запального шнура, широкий охотничий нож в кожаных ножнах и старая, но надежная спиртовая зажигалка. Это мое. Никогда на акцию не брал ничего лишнего. Или того, что могло помочь легашам.

У профессора оказалось и того меньше. Химический карандаш, кусок мела и несколько смятых бумажек с записями он извлек из карманов лабораторного халата. Часы-луковицу на цепочке и  дорогой даже на вид бумажник с деньгами - из карманов пиджака. Завершали список его "оборудования" небольшие очки, висящие на шее на простецкого вида веревочке.

Что и следовало доказать: пролетарий всегда лучше готов ко всему, чем интеллигент и аристократ!

-  Предлагаю пройтись по поляне и посмотреть, не ведут ли в лес тропы. - сказал Терри, когда мы растолкали имущество обратно по карманам. - И держаться лучше вместе, не разделяться.

Я согласно кивнул, подумав про себя: "Тоже мне - наставник по тактике!" Но не мог не признать, что говорит он разумные вещи. Для оторванного от реальной жизни ученого.

Мы не торопясь пошли по внутреннему периметру поляны, высматривая следы того, что на нее заходили люди или звери.

- Смотрите, Серт! - Терри указал рукой на обломанные стебли травы, когда мы практически вернулись к тому месту, откуда начали. - Здесь кто-то ходил!

- Это я заходил в лес. - усмехнулся я. И, встретив его непонимающий взгляд, пояснил: - Вы были очень заняты изучением пальмы, поэтому не заметили.

- Вот как? Ну что ж. Тогда, боюсь, первый этап нашего плана полностью провалился. Никаких следов!

Огорченным, при этом, он не выглядел.

- Каков следующий этап? - из вежливости спросил я. Для себя я последовательность действий уже решил.

Терри вместо ответа извлек из кармана свои часы, откинул крышку и направил их в сторону солнца.

- Если направить часовую стрелку на солнце, и угол, образованный ею и цифрой "один" поделить пополам, то линия деления будет всегда указывать точно на юг. - произнес он негромко.

Я вытаращил на него глаза. Из часов можно сделать компас? Последнюю фразу, я, кажется, произнес вслух.

- Конечно. - ответил ученый, тоном, будто говорил об общеизвестном факте. И добавил задумчиво. - Если мы в колониях, разумеется, а не в другом мире. С иными физическими законами. Что пока исключать рано.

Не знаю, правду он говорил или нет, но через некоторое время он уверенно указал рукой в сторону и сказал, что там находится юг. Следом распределил и остальные стороны света. А я вспомнил, что читал об его этнографической экспедиции на востоке. Богатый опыт был у этого человека!

- В какую сторону света предпочтете идти, Серт?

- На юг. - без колебаний ответил я. - И не спрашивайте меня почему.

- Хм. Ну что ж. С учетом того, что мы не представляем в какой географической точке мы находимся, то выбор направления можно, я полагаю, отдать и случаю. Решено! Пойдемте на юг! Может нам повезет найти дорогу или речушку.

И мы отправились на юг.

Идти в пальмовом лесу было не сложнее, чем в любом другом. Знай себе шагай, да смотри по сторонам и под ноги. Бурелома, как в лесах империи, здесь не было, земля была довольно ровной, разве что густой кустарник мешал идти быстро, цепляясь за ноги. Терри высказался, что в таких случаях туземцы используют широкие тесаки, которыми прорубают дорогу. Но у нас таких не было и приходилось просто продираться сквозь особо густые заросли или обходить их.

В пути мы в основном молчали. Было довольно трудно одновременно идти и болтать. Так, редкие фразы. И периодические замечания профессора о том, что мы отклоняемся от юга.

- Фокус правой ноги. - пояснил он, первый раз корректируя курс. - Один шаг человека короче другого. Не намного, несколько миллиметров. Когда нет ориентиров, можно начать ходить кругами. Очень большими кругами.

В голову этого человека, похоже, были запиханы все книги мира.

Местный день понемногу клонился к вечеру. Тени в лесу стали гуще и мы решили, что пора задуматься о ночевке. Хотелось есть и, еще больше, пить, но по пути нам не встретилось и маленького ручейка. Зверей тоже не было видно, по крайней мере настолько крупных, чтобы их можно было съесть. Порхали какие-то яркие насекомые, такие же яркие птицы, но последние были размером с ладонь, так что в качестве добычи их было рассматривать глупо.

Подходящего для ночевки места мы никак не могли обнаружить. Лес был совершенно одинаковый, а мы прошагали по нему уже несколько километров. Когда я уже хотел предложить остаться там, где стоим, Терри тронул меня за руку и сказал:

- Слышали?

- Что? - отреагировал я поднятием пистолета.

- Какой-то странный шум. Очень знакомый, но никак не могу сообразить...

Я вслушался. Шорох листьев, назойливое щебетание птиц и какой-то едва различимый гул. Звук, действительно, был удивительно знакомый. Я пожал плечами и сказал.

- Гул какой-то.

- Да-да! Именно гул! - оживился профессор. - Я уже боялся, что слух меня подводит! Похоже на звук морского прибоя.

Я кивнул. Да, это было возможно. На море я был всего один раз, но навсегда запомнил его характерный звук. Правда, не мог его опознать до тех пор, пока Терри не сказал.

- Идемте, Серт! - ученый выглядел возбужденным. - Если впереди море, это очень хорошо! Большая часть поселений строится на побережье!

***

От автора: Уважаемый читатель! На этом все. Книга полностью лежит на АвторТудей. Бесплатно. Эта площадка не рассматривается мной как приоритетная, а вот АТ - наоборот. Так что приглашаю. Там много вкусного)) 



[1] Цурек (жарг.) - возврат. Аналог "экспроприации".

[2] Floh - блоха.

[3] Губари - прозвище сотрудников главного управления имперской безопасности.

 


Оценка: 8.00*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Григорьев "Проклятый.Начало пути"(Боевое фэнтези) Т.Сергей "Эра подземелий 4"(Уся (Wuxia)) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) К.Корр "Бестия в академии Ангелов"(Любовное фэнтези) В.Касс "Избранница Архимага"(Любовное фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"