Динэра Юлия: другие произведения.

Освободи меня, если сможешь

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Она исчезает из его мира, а он отпускает ее. Каждый из них переходит на новый этап своей жизни. Одна ночь разлучила их так же быстро, как и свела и ни один больше не намерен повстречаться друг с другом вновь. А что если эта встреча неизбежна? Он знал, что это пристрастие всей ее жизни, поэтому покупка этого бизнеса оказалась еще более привлекательной. Он пытался забыть ее, но разве это возможно, когда жизни пересекаются, снова? Что это? Судьба или случайность? Любовь или расплата за нее?

  Люди так сильно хотят быть счастливыми,
  что порой, ради этого, готовы сделать несчастными других.
  (с) Валиуллин Ринат
  
  Пролог:
  Кирилл
  Я чувствовал себя дешевым куском дерьма, она раздавила меня за одну ночь, она подарила мне счастье, радость, она подарила мне надежду, а потом она исчезла.. Все, что я когда-либо испытывал к ней стало смешано с грязью. Я опутался страстью и даже не заметил, что она не ответила на мои чувства, она просто позволила провести с ней ночь. Я должен был догадаться, что этот "сон" закончится, как только я проснусь. Я должен был обручиться с Софи, но вместо этого, я вернулся сюда и стал мальчиком по вызову для единственной девушки, которую я когда-либо любил. Я выкину ее из головы, из сердца, ото всюду, куда она уже успела проникнуть. Никакой любви, никакой привязанности, никаких воспоминаний. Леры Ермаковой для меня больше не существует.
  Лера
  Всю дорогу меня жарил изнутри ком горечи, который я постоянно сглатывала. "Я поступила правильно, я поступила правильно" - вторила я себе. Мой выбор - Денис, и это более, чем правильно, я должна быть счастлива, это то, что я заслужила. Кирилл одна сплошная негативная эмоция, он долгое время выбивал меня из колеи, а теперь он вернулся, весь такой расфуфыренный и осознавший весь объем своей гнусности, но со мной это не пройдет. Да, я дала слабинку, но это лишь позволило мне убедиться в том, что он не тот, кто мне нужен. Возможно, если бы наши родители не сообщили ему о идиотской лжи моей матери, во имя собственного блага, то этой встречи, вероятно, никогда и бы и не было, он не должен был возвращаться. И я не считаю себя плохим человеком из-за того, что я сбежала, как трусиха, оставив лишь гаденькую записочку. Разница между мной и Кириллом в том, что я думаю, перед тем, как что-либо сделать. Не уйдя оттуда сразу, я бы не смогла уйти и потом. Он как трясина, темная, засасывающая трясина, попасть в которую я не могла себе позволить. 4 года спустя Глава 1 Кирилл: Развалившись в кресле своего офиса, я почти уснул, рассматривая документы, оставленные мне на подпись. Я все еще не уверен, нужно ли мне это или нет.. Весьма колкие ассоциации. Все что я знаю, это то, что я не силен в искусстве, мне это чуждо, но это весьма выгодное предложение, я могу выручить гораздо большую сумму с покупки, если приложусь умом. Почувствовав легкие прикосновения к своим плечам, я почти сразу уловил аромат "Шанель". Софи.. Ее любимые духи. Она помяла мне плечи своими тонкими длинными пальцами и я немного взбодрился. - Что ты здесь делаешь? - Спокойным тоном спросил я. - Ты обещал, приехать в шесть. - А сейчас сколько? - Восемь. - Черт. Я, наверное, действительно уснул. - Тебе стоит меньше работать. - Прошептала Софи мне на ухо, от чего, признаться, я немного завелся, эта девушка знала на какие рычаги нужно давить, и в этом она мне нравилась, еще с ней почти никогда не было проблем, это тоже огромный плюс в отношениях, иначе, я бы уже давно ее выгнал, отправил обратно к мамочке. Единственное, что меня в ней раздражает- ее бессмысленная болтовня. - А у тебя тошнотворный русский. - Ответил я, без упрека, само собой, просто ее русский действительно ужасен. Софи родилась в Лондоне, а потом ее предки мигрировали в штаты. По началу русскому ее обучал я, особо не напрягаясь, не думал, что эта связь затянется, ну а теперь у этой куколки собственный преподаватель, которого мне, если честного, немного жаль. До этой девахи, весьма, туго доходит информация. - Ты обещал, что мы вернемся в штаты, как только ты уладишь свои дела. - Я еще не уладил. - Я устала, я хочу домой. - Прекрати ныть, ты знаешь, как я к этому отношусь, не провоцируй. Софи продолжала разминать мне плечи, мне нравилось, но ее вопросы начинали раздражать. - Прости, просто я здесь уже три года, и ничего не меняется, ты постоянно на работе, мне не хватает тебя. - Можешь навестить родителей, развейся, раз соскучилась по дому. - Ты же знаешь, я не могу. - Это ты придумала. - Моя мама спит и видит, как выдать меня замуж, она все еще ждет приглашение на нашу свадьбу. - Я думал, мы закрыли эту тему. - Мы закрыли ее, четыре года назад, когда ты решил вернуться в Россию. Зачем, ты вообще сюда возвращался, тебе было плохо там со мной? - Тебе стоит выучить какие-нибудь другие слова помимо "Зачем", "Почему" и "Когда мы поженимся" - Я знаю другие слова, Кир, ты просто никогда не слушаешь меня. - Прекрати это. - Я одернул ее руки и встал с кресла. - Пойди, сделай себе маникюр, или что ты там еще любишь делать. - Ты считаешь меня дурой? - Господи. Нам стоит сменить учителя, он учит тебя дурным словам. Ну, с чего ты взяла, что я так считаю? - Твой отец против наших отношений, потому что он думает, что я тупая. Ты тоже так думаешь? - Мой отец ничего не имеет против тебя, Софи, он просто долгое время был в ожидании другой кандидатуры на роль моей невесты. И вообще, какая разница, что думает мой отец? - Я подошел к ней и слегка поцеловал в губы, коронный прием, дабы отвлечь от тупых разговоров. - Поедем домой или побудем еще здесь? - Томным голосом спросила Софи, и я почувствовал, как ее правая рука уже пробирается ко мне в штаны. - Ты хочешь делать это на столе? - Прошептал я и слегка прикусил мочку ее уха, от чего она издала легкий стон и, схватив меня за рубашку, начала быстро расстегивать пуговицы на ней. - Да, мне нравится твой стол, так много места. Я правильно это говорю "Много места"? Ее игривый голос возбуждал меня, но я почти ее больше не слушал, меня больше волновала ее рука на моем члене, а потом ее губы, язык, эта девушка знает свое дело. Глава 2 Лера Открыв глаза, я обнаружила, что Дениса рядом уже нет, что не удивительно. Со своей новой работой на фирме отца, он появляется и исчезает, когда захочет, будь то ночь или день, бывают моменты, когда я уже начинаю сомневаться в том, что он действительно работает. Встав с кровати, я направилась в ванную. Посмотрев в зеркало, я провела рукой по волосам, моя новая прическа, никак не могу привыкнуть. Теперь мои волосы стали темней и короче, гораздо короче. На протяжении четырех лет, я отрезала их на несколько сантиметров каждые пол года, и теперь длина моих непослушных локонов не достигает даже плеча. Я сделала это неделю назад, но до сих пор не могу привыкнуть к новому образу. Я стала выглядеть старше, не смотря на то, что черты моего лица почти не изменились, я просто не выгляжу сейчас маленькой щупленькой девочкой с глазами на пол лица. Моя кожа приобрела теплый оттенок, я больше не похожа на девочку из фильма "Звонок", спасибо сну и моему косметологу, Снежанна творит чудеса, к тому же она очень хороший друг, мой единственный друг. Вытирая волосы, я услышала щелчок дверного замка, повесив полотенце на крючок, я вышла из ванной. - Ты рано. Или поздно.. Ты вообще вчера возвращался домой? - Я рад, что ты хорошо спала. - Денис бросил свой темно-синий пиджак на кровать и провел пятерней по волосам, слегка придав им небрежности. - Мне стоит беспокоиться? - Спросила я и подошла ближе. - Ты в последнее время нервный. - Все в порядке. - Он чмокнул меня в губы и направился в душ, по дороге спросив, как дела с фондом. Я ответила, что хорошо и черт возьми, фонд, я совсем забыла, что обещала Алисе навестить ее сегодня в десять, надеюсь она не обидится на меня. Алисочка - девочка из приюта, одного из которому, помогает мой фонд. Денис подарил мне его на первую годовщину нашей свадьбы, это был первый проект, в который он масштабно вложился со времен своего первого крупного заработка, и я безумно благодарна ему за это. Не знаю, чем бы я сейчас занималась, если бы не "Жемчужина", разве что продолжила бы ходить в художку, которую мне так и не удалось окончить, Я поняла, что гораздо большее удовольствие мне приносит рисование для самой себя и обучение сиротских деток. Я сама лично занимаюсь со многими из них, на данный момент у меня три группы очень смышленых и талантливых ребят, в одной из них я и познакомилась с Алисой, ей девять и у нее лейкемия, бедная девочка. Я хожу к ней в больницу несколько раз в неделю, как только врачи позволяют посещение. Сейчас она проходит первый курс химиотерапии, ее иммунная система нарушена, но пока еще не до такой степени, чтобы могли запретить навещать ее, поэтому я стараюсь делать это максимально часто, пока это возможно. Пока я приводила себя в порядок, Денис уже искупался, я заметила его в отражении зеркала, когда подкрашивала губы нежно-персиковой помадой. - Ты в фонд? - Поинтересовался муж, потирая полотенцем мокрые, торчащие во все стороны волосы. - Нет, я к Алисе. - Мне кажется, тебе нужно найти нормальную работу. - Что ты имеешь ввиду под словом "нормальную"? - Я имею ввиду ту, которая приносит доход. - Но ты сам подарил мне этот фонд и он мне нравится. - Я хотел на время отвлечь тебя, я не знал, что это затянется на столько. - Что ты имеешь ввиду? - Возмутилась я. - Я лишь нашел тебе временное занятие, в которое ты могла бы погрузиться.. - Денис замолчал и провел рукой по лицу, он зажал два пальца на переносице, а потом продолжил. - Я боялся, что ты сбежишь и нашел тебе занятие, в которое ты бы смогла погрузиться с "головой" - Что, прости? - Я каждую ночь засыпал с мыслью о том, что я проснусь, а тебя нет. - Подумать только.. - Еле слышно произнесла я. - И ты подарил мне фонд, потому что думал, что я сбегу от тебя? - Да. Я рассмеялась и подошла к мужу, приложив ладонь к его щеке. - Ты ненормальный. - Да, наверное, я просто должен был знать, что у тебя есть ради чего остаться. Это признание поразило меня. Все это время, что мы прожили вместе, он ожидал от меня подвоха, будто я могу уйти от него, а удержал бы меня лишь фонд, который до сих пор еще не оформлен на меня. По факту он все еще принадлежал Денису. - Если, ты думаешь, что я с тобой ради "Жемчужины", то ты действительно идиот. - Прости. - Здесь не за что извиняться, я просто не хочу, чтобы ты так думал. - Хорошо. - Он чмокнул меня в губы, а я углубила поцелуй и сильней прижалась к его телу, от него пахло свежестью геля для душа, его кожа такая теплая и нежная, мне не хватало этого всего. В последнее время мы с Денисом не то, что не занимаемся сексом, мы даже почти не видимся, он приходит либо поздно ночью, либо рано утром, обычно он принимает душ и снова уходит. Мы продолжали целоваться, руки Дениса блуждали по всему моему телу, я уже была готова стащить с себя одежду, но потом вспомнила, что мне нужно в больницу, и я отстранилась. Приведя дыхание в порядок, я направилась к зеркалу, чтобы поправить макияж и слегка растрепанные волосы. - Ну конечно. Что же может быть важней времени проведенного с мужем.. - Я хочу навестить Алису, это не надолго. - А я хочу тебя. - Знаешь, тебе стоит чаще бывать дома. - Я сказала это, как более мягче, без упрека, чтобы не создать скандал. Денис промолчал, он скинул с себя полотенце и надел чистые боксеры, а затем брюки. Как я поняла, он снова уходит. - Ты же только пришел. - У меня дела. - А до этого, ты не знал об этом? Когда мы целовались, например.. - Я вспомнил, что у меня встреча с отцом, он хочет посоветоваться со мной по поводу одного контракта. - Я вернусь через полтора часа. - Сказала я, как бы намекая на то, что мы сможем продолжить начатое. - Можешь не спешить, я буду вечером. - Ладно. - Ответила я, спокойным тоном, хотя внутри меня все бушевало, поражаюсь собственному терпению. Я должна была закатить скандал, побить посуду или что еще там делают ревнивые жены, но дело в том, что меня больше волновало, как там Алиса, нежели семейные разборки. Больница находилась в пятнадцати минутах езды от нашего дома, я поехала на такси, так как водительское удостоверение я так и не получила, а Денис отказался меня отвезти, ссылаясь на срочность своих дел, он врет, я знаю, но это не то, о чем я сейчас думаю. Мне не терпится увидеть девочку, которая уже успела стать для меня младшей сестрой или даже дочерью, как бы глупо это не звучало. Заводить своих детей мы не планировали, мы даже никогда не говорили об этом, может, поэтому я так сильно привязываюсь к чужим детям. У Алисы была ремиссия, пол года все было хорошо, мы уж думали, что она справилась, но видимо Волгоградского лечения было не достаточно и рак вернулся снова. Мне кажется, что эта девчушка прошла все круги ада с этой ужасной болезнью, и в ее то, возрасте. Глава 3 Кирилл Мой отец не ненавидит Софи, он ненавидит сам факт того, что у меня есть девушка, и она не Лера Ермакова, это отвратительно. Прошло четыре года с тех пор, как я ее не видел, и не пытался увидеть, откровенно говоря, мы избегаем друг друга и у нас это отлично получается, даже не смотря на то, что наши родители живут вместе. Иногда, папаша, как бы случайно упоминает, что она заезжала в гости и как бы невзначай рассказывает, какая та замечательная, меня просто воротит от этих разговоров. Сегодня я подписал документы на совладение картинной галереи, теперь я имею пятьдесят процентов этого бизнеса, зачем мне это нужно, я еще сам не понял, будто без этого забот не хватает. Владельцем галереи, является двоюродный брат отца, и месяц назад он предложил мне выкупить долю, якобы на этом можно не плохо заработать, особенно на аукционах и доверчивости молодых талантов. Я дал согласие только сегодня. У дядюшки уже сформирована собственная клиентская база и база художников. Картины в галерее от самых бредовых до воистину шедевральных, как выразился дядя. Я то, ничего не шарю в искусстве. Могу сказать просто, что красиво, а что мусор. Галерея работает по определенной схеме, в которую я особо еще не вникал, только знаю, что Сергей Никифорович не плохо наживается на неопытных в этом бизнесе, но талантливых художниках. То, чем он занимается не совсем законно, поэтому я не хочу полностью участвовать в этом. Конечно, владение картинной галереей абсолютно одобрено законодательством, но то, что этот старый хрен обманывает людей - не совсем. - Каждые две недели у нас проходит выставка, на которой, мы представляем, как работы известных художников так и новоиспеченную мазню. С выставок, как правило, много не срубишь, самый куш можно сорвать с аукциона, либо с отдельных продаж. Аукцион проходит один раз в месяц, а то и реже. Работы никому не известных художников продаются куда хуже, сам понимаешь, всем нужен "бренд" и не важно, что там нарисовано, будь то черная клякса размером с корову, главное чтобы звучало имя, поставившего эту кляксу. Картинки новичков, чаще всего скупают для интерьера в домах, гостиницах, отелях и прочего.. Сделки совершаются довольно часто, нужно уметь удержать клиента, и знать, когда можно сделать скидку, а когда уже точно знаешь, что он возьмет это в любом случае и просто выпендривается. - Хорошо. - На выдохе произнес я. - Я понял. А где та часть, где мы обманываем людей? - О, сынок, мы никого не обманываем, мы забираем честно заработанную нами часть выручки от продажи картины. - Но мы не говорим художнику, реальную цену? - Верно. - Он кивнул, а потом закурил сигарету. - Ловко, однако, но я бы не хотел принимать в этом участие. - Не волнуйся, мы разберемся с этим, не чужие люди, как никак. - Хорошо, спасибо за информацию, сейчас мне нужно идти. - Я посмотрел на часы на своей левой руке и, встав с кресла, пожал дяде руку. - Я позвоню вам позже. - Договорились, сынок. С этой галереей, я совсем забыл о матери, которая ждала меня в кафешке, неподалеку от моей квартиры. Встретившись с ней, я извинился за опоздание, а она обняла меня и поцеловала в щеку. Я заказал себе крепкий кофе, а мать уже попивала красное вино. Порой мне кажется, что она стала слишком много пить. - Только день, а ты уже с вином. - Это один бокал, Кирюш. - Ты уверена, что это закончится одним? - Сынок, упокойся, я не об этом пришла говорить. - Она улыбнулась своей фирменной улыбочкой и накрыла мою руку своей. - Что-то случилось? Роберт уже бросил тебя? - О, нет, не говори глупости. Я пришла поговорить о тебе, точнее о вас с Софи. - О, Господи, мама, не начинай. - Я тяжело вздохнул. От этих разговоров уже сводит желудок и уши сворачиваются в трубочку. - Мы не так часто видимся, милый, ты обязан прислушиваться к моему мнению, хотя бы, потому что я твоя мать. - Я ничего тебе не обязан, просто потому что "мы не так часто видимся" - Я сделал акцент именно на этой фразе. - Я жил с тобой какое-то время, но до этого, сколько лет тебя не было? Давай не будем забывать, что ты меня бросила. - Мне кажется, я обидел ее, но ничего, ей не помешает. - Я сделаю вид, что ничего этого не слышала и продолжу говорить то, зачем пришла. Я молча кивнул и не стал ей возражать, просто выслушаю очередной мамочкин бред, все равно ее не переспоришь, уж проще согласиться. - Вы давно вместе, Кирюш, Она прекрасный человек и я уверена, что она станет прекрасной женой и матерью твоих детей. - Ты ведь знаешь, что я отвечу, верно? - Послушай. - Мать сжала мою руку и жалобным взглядом посмотрела в мои глаза, наверняка, думая, что я сейчас растрогаюсь. - Ты не найдешь никого лучше этой девушки, ты не найдешь ту, которая будет также сильно любить тебя, как она, я просто забочусь о тебе. Поверь, Софи наилучший вариант для тебя. Я усмехнулся. - То есть, ничего другого я не заслуживаю? - Заслуживаешь, Кирюша, заслуживаешь, ты заслуживаешь лучшего и оно перед тобой, оно рядом, только ты этого пока не видишь, но я надеюсь, что ты одумаешься. - Хорошо, мама, я подумаю. - Ты всегда это говоришь. - Она убрала руку и откинулась на спинку стула. - Я обещаю, что подумаю. А сейчас, меня ждет работа. - Я слышала про галерею. - Ты уже встречалась с Софи.. Ну конечно. - Ты и правда, купил ее? - Лишь часть, как дополнительный заработок не помешает. - Хорошо, я рада за тебя, ты молодец. - Спасибо. Глава 4 Лера В очередной раз, я надеваю на себя медицинский халат и повязку на лицо, и вхожу в палату. Иммунитет Алисы, сейчас, ослаблен и подвержен различным инфекциям из вне, поэтому, посещать ее крайне часто не разрешают. Даже с учетом того, что каждый раз я напяливаю на себя этот "маскарадный" костюм. - Привет зайка. - Привет. - Алиска улыбнулась, слегка сонно потягиваясь. - Ты еще спишь соня? - Они делают мне отвратительные уколы, от которых я постоянно хочу спать. Я натянуто улыбнулось и, поняла, что спросила глупость. Конечно, она хочет спать, она ребенок, больной ребенок, которого пичкают невменяемым количеством лекарств. Я смотрю на нее и вижу, что она похудела, но я не говорю ей этого, а продолжаю улыбаться. - Ты грустная. - Говорит она мне. - Я стала еще некрасивей? - Когда она спрашивает это, на мои глаза наворачиваются слезы, но я надеюсь, что Алиса не замечает этого. - Что ты такое говоришь? Ты самая красивая девочка из всех, кого я видела. Поняла? Она кивает, но я вижу, что она не верит мне и она расстроена. Алиска, действительно, красивый ребенок, но эта болезнь не может, не отразится на теле. - Знаешь, я принесла тебе бумагу и карандаши, но у меня снова их забрали, сказали, что нельзя пока не окрепнешь. - Лера.. - Протянула она. - Да, зайка. - Мне надоело, они даже не позволяют мне сходить самостоятельно в туалет, это не честно. Каждый день уколы, анализы, я больше не могу. - Мы что-нибудь придумаем, милая, я придумаю. Потерпи немножко, хорошо? Ты сильная девочка, самая сильная из всех, кого я знаю, ты справишься. Глаза Алисы наполнились слезами, и я поняла, что я тоже плачу. Это ужасно, смерть ребенка - всегда ужасно и неважно, чей он, тем более я слишком привязалась к этой девочке. Глава 5 Кирилл - Софи! Софи! - Быстро разувшись, я сбросил с себя пиджак и пошел на кухню, где и нашел свою девушку, которая как всегда готовила мне яичницу, потому что больше ничего эта женщина не умеет. - Что случилось? - Она попыталась меня обнять, но я сразу же убрал ее руки. - What the hell are you doing, Sophie? (англ. Какого черта, ты делаешь, Софи?) - Я пытаюсь, разговаривать с ней на ее языке, чтобы не слышать раздражающий акцент, когда звук ее голоса и без того бесит. - What you mean, love? (англ. О чем ты, милый?) - Прекрати меня так называть. - Что я сделала? - Пропищала она. - Ты думаешь, что ты и моя мать - самые умные? Прекратите пытаться промыть мне мозги, подталкивая на то, чего я не хочу. - Я не понимаю. - Она снова положила на меня руки, и я снова убрал их. - Не строй из себя дурочку. - Она говорила о свадьбе? - Да представляешь себе, она говорила. - Но ты не хочешь? - Жалобным голоском спросила Софи, хотя я не уверен был ли это вопрос или утверждение, ее русский все еще ужасен. - Да, я не хочу, я не хочу сегодня, я не захочу завтра. I don"t want, okay?( англ. Я не хочу, ясно?) Может, я захочу через месяц или через год, я не знаю, но никто меня не сможет заставить, я не готов к этому, меня все устраивает. - Прости. - Протянула она, и в одно мгновение весь мой гнев сошел на "нет" - Слушай. - Я подошел к ней ближе, и поднял ее лицо так, чтобы ее глаза смотрели в мои. - Нам же хорошо вместе. - Сказал я и слегка улыбнулся, в ответ девушка кивнула, но ее лицо все еще было грустным, поэтому я обнял ее и сказал, что все в порядке, я извинился и чмокнул ее в губы. - Я просто боюсь потерять тебя. - В ее глазах стояли слезы, и мне стало искренне жаль ее, зря я накричал, Софи очень ранимая, и я знаю это, как никто другой. - Глупая ты. - Я поцеловал ее в макушку. - Я никуда не денусь, поняла? - Обещаешь? Я даже возьму еще больше уроков русского, и больше не стану докучать тебе со свадьбой. Я усмехнулся и прижал девушку к своей груди. - Обещаю. - В полтона произнес я. Глава 6 Лера Вернувшись домой, я была удивлена, что застала там Дениса. - Ты уже дома.. - Я взял выходной, решил порадовать тебя. Ты же вечно ноешь, что меня нет дома. - Он подошел ко мне сзади и просунул руки под кофту, я убрала их. - Извини, давай не сейчас. - Я бросила сумку на пол, потом подошла к зеркалу и завязала волосы в небольшой хвостик. - Что происходит? То ты недовольна моим вечным отсутствием, теперь тебя не устраивает, что я дома. - Устраивает, прости, просто не подходящий момент. - Что случилось, Лер? - Денис подошел ко мне поближе и ласково посмотрел мне в глаза, сейчас, я благодарна ему за этот взгляд, он мне нужен. - Все плохо. - Прошептала я и прижалась к груди мужа, а потом расплакалась. Денис начал гладить мои волосы и целовать в макушку. - Расскажи мне. - Он взял мое лицо обеими руками, а потом чмокнул в нос. - Это Алиса. Все не так хорошо, как я думала, девочка не справляется, врачи не справляются, все идет к черту. - Что они говорят? Врачи, что они говорят? - Спасти ее здесь, почти невозможно. - В очередной раз, я всхлипнула. - Она сильная, очень сильная и в ней столько жизни, но сегодня я заметила в ее глазах, что она сдается, больше нет того огонька в ее взгляде, озорной улыбки на лице. Знаешь, она всегда улыбалась, не смотря ни на что, а сегодня она угасла. Это ужасно, Денис, она всего лишь ребенок. - Все будет хорошо. - Ты не можешь этого знать. Мы должны помочь ей, Денис. - Мы не Боги, Лер. - Мне посоветовали Израиль, говорят, там прекрасные врачи. У девочки есть шанс, и мы должны ей его подарить. Денис вздохнул, и отстранился от меня. - Ты спятила, да? Ты знаешь, каких денег это стоит? - Я знаю, Денис, точнее представляю. Я немного поузнавала: можно внести сначала часть денег, как предоплату за лечение. Каждое лекарство также оплачивается по отдельному прайсу, я все равно и здесь плачу за них. - Господи, ты понимаешь, что ты несешь? А, если она умрет? И ты готова спустить все деньги на ветер? Которых у тебя, даже нет, между прочим. - Она умрет, если мы ей не поможем. - Мой голос начал срываться, я сама не заметила, как перешла на крик. У меня есть фондовые деньги, еще я могу организовать какую-нибудь благотворительную акцию, я уверена, люди не откажутся помочь ребенку. Я могу продать свои картины, пусть это не очень большие деньги, но все же деньги. Можно взять кредит, я уверена, что мы справимся с этим. - Ты слышишь себя? - Денис усмехнулся и провел рукой по лицу. - Ты собираешься взять кредит, потратить фондовые деньги, может, ты еще и квартиру продашь? - Может и продам. - Ты не получишь от меня ни копейки. Ей - Богу, ты спятила, другого объяснения у меня нет. - Она ребенок, Денис. - Да, она ребенок, черт возьми! Но она не наш ребенок. - Я вздрогнула от того, как резко и громко он прокричал это. - А разве, это моя вина? - Только не плакать, только не плакать, только не плакать. - Воспользуйся деньгами из фонда, своими сбережениями, можешь продать свои картины, устроить чертовы акции, но ко мне с этим не обращайся. Ты хоть раз поинтересовалась, почему меня не бывает дома? Потому что мне надоело! Все о чем, ты говоришь это фонд и Алиса, Алиса и фонд. - Это не правда. - Сквозь слезы произнесла я. - К сожалению, это правда, ты просто уже не замечаешь. Алиса то, Алиса се.. А куда делись мы, а? - То есть ты винишь во всем меня? - Я не виню тебя и умоляю, прекрати плакать, я ненавижу это. - А я ненавижу тебя. Глава 7 Лера Сегодня ночью, я осталась у Снежанки, мне нужно было побыть одной. Ну, не совсем одной, я имею ввиду без Дениса, хотя я, даже, не уверена, что он ночевал дома. Вернулась домой, я только после обеда и, надеясь, что мой муж будет на работе - я ошиблась, он оказался дома, что странно. Войдя в спальню, в недоумении, я остановилась у порога. По всюду валяются вещи: одежда, обувь, моя косметика, на полу лежат три чемодана. - Что происходит? - Неуверенно поинтересовалась я. - О, привет, ты пришла. Надеюсь, ты очухалась. - Он разговаривает как ни в чем не бывало. Запихивая вещи в чемодан, Денис напевает какую-то идиотскую мелодию себе под нос. Я поражаюсь с этого человека. - Я спросила, что происходит? - Я подошла к мужу и дернула его за руку. - Эй, не кипятись, я думал, ты уже пришла в себя. - Я в себе Денис, а теперь объясни мне, почему здесь повсюду мои вещи и чемоданы. - Ты едешь в Москву. - Что значит "Ты едешь в Москву"? - Я не понимаю, он выгоняет меня? Почему Москва? Какого черта? Я ни-че-го не понимаю. - У меня была ночь, чтобы обдумать вчерашнее.. - Ну.. - Я сложила руки у себя на груди и уставилась на мужа, в ожидании объяснений. - Не перебивай, Лер. Так вот, я подумал, и решил, что ты права, в какой-то степени. Я готов помочь тебе с лечением этой девочки, но я не готов разориться, и ты не готова. - Он взял мое лицо в свои обе руки и продолжил говорить: - У нас нет таких денег на это лечение, но я уверен, что мы сможем выкрутиться, возьмем фондовые деньги, проведем какие-нибудь акции, как ты и говорила, я смогу вложить что-то из личных средств, и, в конце концов, мы продадим твои картины. Боже, не верю своим ушам, моей радости нет предела, он согласился помочь мне, помочь Алисе, это потрясающе. Сквозь слезы, я улыбаюсь, Денис целует меня в губы, а потом вытирает мои мокрые щеки. - Ты не представляешь, как я благодарна тебе. Но, я не понимаю, зачем я еду в Москву. - Это по поводу твоих картин. Ты знаешь, что здесь они особо ничего не будут стоить. - А в Москве? Ты думаешь, мои картины чего-то будут стоить там? Это Москва, Денис. - Ты прекрасно рисуешь. К тому же, я уже нашел человека, который готов принять тебя с твоими работами. - Правда? - Это какой-то сон. Еще вчера, я не знала, что буду делать, а сегодня, я знаю, что с поддержкой Дениса, я смогу это выстоять и спасти Алиску. Спасибо, Боже. - Я оставил несколько заявок, откликнулись только три галереи, я выбрал самое выгодное предложение для нас, а потом сразу заказал тебе билет. - Спасибо тебе огромное. - Я прижалась к теплой груди Дениса, он обнял меня и погладил по волосам. Это так приятно, когда кто-то поддерживает тебя, когда есть на кого опереться. Признаюсь, иногда мне хочется его убить, его часто не бывает дома и, порой, мы ссоримся из-за этого, но еще он бывает таким, как сейчас, добрым и заботливым, я ценю это, всегда ценила. - Все, давай, нужно сложить твои вещи в чемоданы. - Муж быстро чмокнул меня в губы и отстранился. - Подожди, а ты? Ты не едешь со мной? - Я прилечу позже, через пару дней, у меня здесь есть дела. Я уверен, ты сама там отлично справишься. Твой рейс сегодня в восемь. По прилету позвонишь мне, я вышлю тебе всю информацию о галерее, по почте. Встреча с владельцем назначена на завтра. - А мои картины? - Не волнуйся, это я беру на себя. Для начала тебе нужна сделка. А когда все будет готово, я просто организую "экспорт" твоих картин. Тебе, кстати, нужно выбрать то, что ты готова продать. - Хорошо, я думаю я продам все, если конечно, получится, но я хочу чтобы они приехали все. - Ты даже ничего не оставишь? - Оставлю, все, что находится в "Жемчужине" и у мамы дома, там, в основном карандаш и более личное, чем все остальное. - Я горжусь тобой. - Произнес муж, с теплой улыбкой на лице. - Это очень много для меня значит. - Я знаю. - Эй, давай-ка я сама соберу свои вещи, ты делаешь это ужасно, когда я вошла в комнату, я подумала, что здесь прошел табун лошадей. - Эй, что это значит? Я отлично собираю чемоданы. - Денис попытался двинуть меня локтем, но я, смеясь, отскочила в сторону, а потом резко подбежала и двинула его, он засмеялся, я скучала по его смеху, по тому, как мы можем дурачиться, я счастлива в такие моменты. * * Через два часа я уже была в Шереметьево, позвонила Денису и сообщила, что добралась нормально, он сказал, что уже выслал адрес завтрашней встречи, мне на почту. Мы попрощались, и я вызвала такси до гостиницы, номер в которой мне забронировал Денис, ориентируясь на местонахождение галереи. Я еще не знаю, на сколько я здесь задержусь, но решила много одежды с собой не брать. Положила все то, что вместилось в два чемодана: пару юбок - карандаш, несколько блуз, два пиджака, две пары туфель, одни босоножки и одни балетки, все остальное - повседневное: джинсы, футболки, толстовки и прочее. Придя в номер, я разделась и набрала ванну, взяла планшет и погрузилась в теплую воду с ароматом лаванды - моя любимая пена для ванны, я притащила ее с собой. ".. Встреча с владельцем в одиннадцать часов, хорошо выспись и смотри не надевай джинсы, целую" - Я улыбнулась, Денис умеет подбодрить. Отложив планшет, я вылезла из ванны и обернулась в полотенце. Волосы, я решила сразу высушить феном, чтобы утром это не выглядело так, будто через меня прошло тысяча вольт. Моя новая прическа требует больше укладки, чем предыдущая, сказать по правде, раньше мне вообще не приходилось ничего укладывать, а теперь я стала часто пользоваться плойкой, феном и выпрямителем, что отнимает массу времени по утрам. Перед встречей с владельцем галереи, я ужасно волновалась, поэтому ночью мне с трудом удалось уснуть и сейчас я выгляжу не много помятой. Синяки под глазами я кое как замазала консилером, взъерошенные волосы - уложила плойкой так, что легкие волнистые локоны обрамляли мое лицо, выглядит не плохо, но не идеально, Боже, я слишком волнуюсь. У меня было еще немного времени, поэтому я решила выпить чашечку кофе, так как от волнения, кусок в горло не лез, я остановилась лишь на порции кофеина. Вызвав такси, я быстро натянула на себя бежевую шифоновую блузку и юбку-карандаш с завышенной посадкой, обула черные туфли-лодочки и, захватив с собой небольшую сумочку-клатч в тон к рубашке, я вышла на улицу. Глава 8 Лера Один из работников галереи проводил меня в кабинет главного, там я встретилась лицом к лицу с секретаршей, которая сказала, что меня уже ожидают. Я набрала в легкие побольше воздуха и вошла в кабинет. Передо мной сидел мужчина лет сорока на вид, может больше, потому что его волосы были слегка с проседью, лицо показалось добрым, но серьезным, о телосложении трудно говорить, он выглядел, как среднестатистический мужик своего возраста, не толсты и не худой. - Здравствуйте. - Наконец пробормотала я. Боже, что у меня с голосом, чувствую себя школьницей, отчитывающейся за плохое поведение в кабинете директора. Соберись, Лера, никто не захочет иметь дело с мямлей. - Здравствуйте. - Мужчина улыбнулся и встал из-за стола. - Должно быть Валерия? Я кивнула в ответ и еле слышно прочистила горло. - Присаживайтесь, пожалуйста. - Он указал рукой на кресло напротив его рабочего стола. - Спасибо. - Ответила я, уже более уверенно, и присела, аккуратно положив ногу на ногу. - Должен заметить, что Вы изумительно красивы, Валерия. - Ээм.. спасибо. - Я надеюсь, это мужик не флиртует со мной, еще этого не хватало. - Ну ладно, перейдем к делу. Я получил несколько фотографий ваших работ, могу сказать, что я впечатлен, вы хорошо работаете как кистью, так и карандашом, это похвально. - Спасибо, мне очень приятно слышать это. - Я бы конечно хотел увидеть все работы, прежде чем брать их под свою ответственность. - Конечно. - Но то что, я уже видел, мне понравилось. Скажите, сколько примерно Ваших работ, Вы хотите продать? - Тридцать семь.. - Ответила я, и в этот момент, осознала, что даже не знаю имени этого чувака. - Простите, мне очень неловко это спрашивать.. Вы не представились. Как я могу Вас называть? Я должна была узнать это раньше. - Оу, все в порядке. - Мужчина привстал из своего кресла, чтобы протянуть мне руку. - Романов Сергей Никифорович, к вашим услугам. - Романов, как давно я не слышала этой фамилии, мне кажется, что меня даже слегка передернуло от этого слова. Романов.. надеюсь, это совпадение. Конечно, это совпадение, это достаточно распространенная фамилия. - Тридцать семь картин, значит. - Продолжил Сергей Никифорович, а я все еще никак не могла выбросить его фамилию из головы, почему это так проблемно, слышать ее.. Мне нужно думать о другом, я здесь за тем, чтобы продать картины. - Да, десять карандашом, а остальное масло и акрил. - Отлично, я должен увидеть это. - Конечно, сейчас все работы дома в Волгограде, они прибудут со дня на день. Скажите, пожалуйста, как быстро я смогу получить деньги? - Что ж, я знал, что мы придем к этому вопросу. Лерочка.. могу я Вас так называть? - Да, без проблем. - Ответила я. Плевать, как ты меня будешь называть, я хочу побыстрее получить деньги. - Так вот, Лерочка, это дело не быстрое, кому-то повезет и картины продадутся с успехом, а кому-то не очень, это факт. Мы работаем по определенной схеме: выставка, аукцион, свободные продажи. С выставки мы получаем меньше всего, потому что человек приходит и просто платит за то, чтобы посмотреть. Те, кто уже заинтересован в покупке чего-либо, могут так же купить это на выставке, то есть не обязательно ждать аукциона, многим клиентам это не выгодно, такое мы и называем "свободными продажами". То есть, у тебя тридцать семь картин, и я могу точно сказать, что сразу все их мы не продадим. Если у тебя будет успех, то хорошо, если это будет десять за первый месяц. Я ничего не гарантирую. Еще раз повторюсь, что я должен сначала увидеть все работы, иначе никакого "прогноза" дать не могу, к сожалению. - Хорошо, я поняла, спасибо огромное, что Вы согласились сотрудничать со мной. Мне сейчас, это очень важно. - Да, Ваш муж сообщил мне о сложной ситуации с девочкой из приюта. Вы, наверное, сильно привязаны к ней? - Да, это верно. Так что, какие следующие действия? - Давайте так, Лера, мы встретимся с Вами, когда привезут Ваши картины, потому что пока я лично не увижу их, сложно о чем-то говорить. - Хорошо, договорились. Скажите, а возможно ли отгрузить картины сразу к Вам? Дело в том, что я остановилась в гостинице, а мой муж как раз сейчас занимается их транспортировкой. - Да, конечно, это даже очень удобно. У меня будет время все посмотреть, проанализировать и тогда уже встретится с Вами. В любом случае ждите звонка. Глава 9 Лера Вечером я позвонила Денису и рассказала, как прошло мое "собеседование", он сказал, что я только зря волновалась и он знал, что все будет отлично, так же он упомянул о том, что мои картины привезут уже завтра, а сам он приедет через пару дней, но точную дату он, конечно же, не назвал. Всю ночь я не могла уснуть, снова, я думала о том, что вдруг мои картины в реальной жизни не понравятся Сергею Никифоровичу. Что, если я не смогу вовремя найти нужную сумму для лечения Алиски в Израиле? Эти мысли, кажется, никогда не оставят меня. Утром меня разбудил телефонный звонок из галереи, в трубке я услышала женский голос, который сообщил мне, что мои картины успешно отгружают на склад и Сергей Никифорович назначил мне встречу с ним на полдень. Отлично, я могу еще немного поваляться в постели. Спала я плохо, поэтому все мои кости ломило, от неудобного матраса, ненавижу гостиницы. Меня, снова, посетило волнение у дверей кабинета Сергея Никифоровича. Это было бы не так волнительно, решив бы я просто продать свои картины, где-нибудь, кому-нибудь, за очень скромную сумму денег, но когда дело касается спасения человеческой жизни, я не могу унять нервозность и сомнение. Мужчина находился в хорошем расположении духа, когда я вошла в кабинет. Я поняла это по тому, как он задушевно болтал с кем-то по телефону, при этом иногда посмеиваясь. Я еле слышно, прочистила горло и поздоровалась, Сергей Никифорович приветствуя меня, кивнул в ответ, а потом быстро попрощался с собеседником. - Здравствуйте, Лерочка. - Здравствуйте. - Я улыбнулась и неловко присела в кресло, Сергей Никифорович сделал тоже самое, только более уверенно. - Хотите что-нибудь? Кофе, чай, может воды? - Нет, спасибо. На самом деле, я бы быстрее хотела перейти к вопросу, касающемуся моих работ. - Хорошо, нет смысла тянуть. Буду, весьма, откровенен с вами, Лера. Вы необычайно талантливы, я целый час рассматривал ваши работы. Ваша техника работы с маслом, восхищает, но.. - Все, это конец, это самое "но", обычно разрушает все человеческие надежды. "Лерочка, Вы талантливы и бла-бла-бла, но это не то, что нам нужно, зря Вы приехали, забирайте свою мазню, и валите домой". Я надеюсь, отказ прозвучит, в более мягкой форме, иначе я просто разревусь, я уже готова это сделать. Признай, Лера, ты облажалась. - .. Но, некоторые картины. - Продолжил мужчина. - Не совсем, мне кажется, доработаны, в них нет чувства, что Вы полностью вложились в них эмоционально. - Я поняла Вас. Это отказ? - Нет, ну что Вы, Лерочка. Мы возьмем двадцать пять. На самом деле, я бы убрал еще пять, но я понимаю Ваше положение, и при всем моем уважении к Вам и к Вашей семье, я сделал вывод, что они не так плохи, и их вполне возможно продать, пусть даже менее удачно. Двадцать пять. Это лучше, чем ничего. Уважение к моей семье. О чем он говорит? - Простите, Вы сказали из уважения к моей семье, что Вы имели ввиду? - Меня насторожила эта его фраза. Может я, слишком много придаю значения, его словам и это просто "жест" любезности с его стороны? - Я знаком с твоей мамой. Ты не знала? - О, Господи, нет. - Неет. - Протянула я. - Это было давно, еще в институте. Мы не виделись уже лет двадцать. Она все такая же красотка? Вы похожи, я сразу заметил сходство. - Он улыбнулся, и я попыталась сделать тоже самое, не уверена что получилось, потому что, я в шоке. - Моя мать попросила Вас сотрудничать со мной? - Боже, нет, мой мозг отупел, мама даже не в курсе, что я продаю картины. - Нет, я же говорю, мы не виделись очень много лет, она уже наверняка, не помнит о моем существовании. Денис сказал мне, чья ты дочь. Мне безумно захотелось посмотреть на тебя. Твоя мама, наверняка, гордится тобой. - Да уж.. - Пробормотала я. Стоп. О, Боже, о Господи, Романов. Черт, нет, фамилия этого мужчины Романов, это не совпадение. Он знает мою мать, они учились вместе, его фамилия Романов. Снова, это дерьмо, снова, преследует меня. Мало того, что я на протяжении четырех лет, стараюсь избегать встреч с Владимиром Николаевичем, потому что это прямое напоминание о его сыне, который, слава Богу, давно в прошлом. А теперь, предо мной стоит еще один их родственничек, и я собираюсь с ним работать. Я убью Дениса. - Извините, могу я спросить о Вашей фамилии? Это, вероятно совпадение, что моя мама.. - Жена моего брата? - Ужас, нет, это кошмар. Ладно, все нормально, я должна успокоиться, это всего лишь брат мужа моей мамы, ничего особенного, кроме, конечно, его фамилии, которая вызывает у меня рвотные позывы. - Я не знала, что у Владимира Николаевича есть брат. - Мы двоюродные и давно не общаемся, небольшой конфликт в юности. Ну, знаешь, молодые, глупые.. - Фух, значит, никаких родственных связей, они не общаются, это удачно. Нет, может это печально, но для меня удачно. - Мне жаль. - Лгунья, на самом деле, мне плевать на их отношения, но этот человек, должен продать мои картины. - Извините, мы можем перейти к делу? Я получу сразу всю сумму или аванс? - Я ведь уже говорил, Лера. Не пойми меня не правильно.. Но не все сразу, ты не можешь получить денег пока твои картины не будут проданы. - Мне нужны деньги на лечение ребенка. - Я знаю, твой муж сказал мне, и я бы рад помочь, но я уже делаю все, что в моих силах. - Хорошо. Когда, я смогу получить деньги? - Я стала немного уверенней. Может, после того, как я узнала, что мои картины здесь, не только из-за моего таланта? Или, может, потому что мне очень нужны деньги? Неважно. В любом случае, я становлюсь настойчивей, это определенно плюс. - Завтра, у нас выставка. Это наш шанс представить людям твои работы, и если повезет, уже завтра, мы сможем что-то продать. Но я не стану тебя обнадеживать, это всего лишь выставка, ты получишь с нее деньги, но как правило, это не большая сумма. Люди платят за то, чтобы посмотреть картины, а не купить их, это гораздо дешевле. - Я понимаю. - Сказала я. - Я думаю, тебе нужно набраться терпения. Когда будет аукцион, мы представим твои работы, как благотворительную акцию. Обычно, мы этим не занимаемся, но я бы хотел помочь тебе и той девочке, о которой ты заботишься. Я считаю, это проблема всего мира, не только твоя и этого ребенка. Я имею ввиду болезнь. - Спасибо. - Тихо сказала я. - Мы встретимся завтра. Завтра открытие выставки, перед аукционом. Приходи часикам к одиннадцати. Здесь будет куча народу, я познакомлю тебя с кем-нибудь влиятельным. Богачи любят отмывать свои грешки с помощью благотворительности. - Мужчина подмигнул мне и я улыбнулась. Какая ирония "Богачи любят омывать грешки.." Будто сам не из таких. Уходя, я все еще обдумывала наш разговор с Сергеем Никифоровичем. Казалось, Москва - такой большой город, и я все равно каким-то образом, снова, умудрилась повстречать это семейство. Даже, не в Волгограде, где это больше всего было возможно. Я позвонила Денису с желанием узнать у него, почему он ничего мне не сказал, о том, чья это галерея, но муж, не взял трубку, что не удивительно, он часто так делает. Глава 10 Кирилл Она издевается надо мной. Я ненавижу брать с собой Софи, на какие-либо мероприятия, во-первых, я ненавижу ждать, а ждать пока она сможет идеально подобрать сумочку под свое платье, очень долго, во-вторых, она мешает сосредоточиться, порой, на важных мероприятиях. Она постоянно болтает и задает кучу вопросов, что доводит меня до бешенства. Но я стараюсь держать все в себе, потому что больше, чем я ненавижу, когда Софи выбирает себе сумочку под платье, я ненавижу, когда Софи плачет, а ее очень легко довести до этого состояния, поэтому с ней, я максимально сдержан. Сегодня открытие выставки в галерее, и я впервые буду представлен, как ее совладелец. До сих пор не понимаю, зачем я в это ввязался. Может быть, если бы моя девушка тратила меньше денег, я бы обошелся одной работой, но с такой транжиркой, я вскоре смогу стать банкротом. Мы приехали почти вовремя: на часах одиннадцать тридцать пять, а в выставочном зале не больше тридцати человек. По бокам зала стоят длинные столы с легкой закуской, официанты носят шампанское и фрукты на подносах. Сколько же пафоса.. Нельзя, просто заплатить деньги и посмотреть на картины? Все женщины в вечерних платьях, мужчины в основном в костюмах, лишь на паре человек, я заметил джинсы, стоило бы мне тоже их надеть, но моя девушка настояла на более официальном. Честно говоря, рубашки и брюки меня доконали. Порой, я чувствую себя сорокалетним лысеющим мужиком, потеющим в душном офисе. Да, именно, так я чувствую себя в костюме. Метрах в десяти он нас, я заметил Сергея Никифоровича, он разговаривал с какой-то девушкой в бежевом платье в пол, на спине которого был большой вырез. - Нужно подойди к моему дядюшке, Софи. - Она кивнула и взяла меня под руку. - Только, одна просьба, молчи и улыбайся. - Почему? - Иисусе, ты можешь просто произвести хорошее впечатление на моего дядю да и вообще на всех людей? Я знаю, как много ты можешь болтать. - Я просто, очень люблю разговаривать на русском. Мой учитель сказал, что я должна больше практиковаться, мне нужно.. - Просто. Прошу. Сегодня. Молчи. И. Улыбайся. - Я отточил каждое слово, и тогда, Софи замолчала, я понял, что она обиделась. - Слушай, прости. - Я поцеловал ее в макушку и провел рукой по темным распущенным локонам, рассыпающимися волнами на ее плечи. - Веди себя естественно, просто не болтай много. Хорошо? - Хорошо. - Она слегка улыбнулась. - Спасибо. Дядя, увидев меня, помахал мне рукой и девушка, стоящая напротив него обернулась, и в тот самый момент, у меня внутри все оборвалось. Она улыбалась в один момент, а уже в следующую секунду, улыбка на ее лице угасла, потому что она узнала меня, а я узнал ее. Я бы, наверное, смог отличить ее от тысячи девушек, даже со спины, но ее короткая стрижка не позволила мне этого сделать. Мы не виделись четыре года, но мое сердце все так же предательски реагирует на нее. Ее не должно быть здесь. Глава 11 Лера Я не могу совладать с дрожащими руками и жаром, приливающемуся к лицу. Этого не может быть, это не может быть он. Господи, да, это он, это не галлюцинация, и я никогда в жизни не перепутаю это лицо с чьим-либо другим, и его все так же, как раньше темные взъерошенные волосы. Он выглядит по-прежнему, не считая того, что на нем шикарный костюм темно-синего цвета, а не джинсы и футболка. Он подходит ближе, с ним брюнетка в красном платье с огромным декольте. Наверняка, его девушка, она держит его под руку и улыбается так, будто ничего, кроме этого не умеет. Я отворачиваюсь, понимая, что они идут в нашу сторону. Меня начинает трясти, и я пытаюсь, любым способом скрыть эту дрожь. У меня ощущение, будто все мои внутренние органы решили сбежать от меня в один момент, все внутри меня, словно, живет своей жизнью. Я хочу убежать отсюда, но понимаю, как глупо это будет выглядеть. Я стараюсь дышать, часто, но не громко, не вызывая подозрений. Божечки, убейте меня кто-нибудь, прямо сейчас. Мой живот скрутило, но я продолжаю делать вид, что все в порядке, натягивая тупую улыбку, как у той дамы в красном. "Все нормально, все хорошо" - Повторяю я сама про себя. Этого стоило ожидать, рано или поздно. Я, наверное, действительно дура, раз думала, что мы никогда не встретимся с ним. - Ты в порядке? - Сергей Никифорович взял мою руку, и я нервно одернула ее. - Простите. Ээ.. да, все хорошо, минутная слабость, волнуюсь, это моя первая серьезная выставка. - Все будет отлично, в этом нет ничего выдающегося. Раз. Два. Три. Четыре шага до точки "соприкосновения", они подходят, мое сердце бешено колотится, я почти готова расплакаться, но я держусь. - Кирюша, сынок, наконец-то ты пришел. У нас таинственный гость, тот, о котором я тебе вчера говорил, хотел сделать сюрприз. Он не знал, что я буду здесь, Кирилл не знал. О, Господи, он наверняка, сейчас не в меньшем шоке. Мужчины пожали друг другу руки. Девушка в красном сказала: "Здравствуйте", в ее речи слышен акцент, американка. Я посмотрела на нее и тоже поздоровалась, с натянутой улыбкой на лице. На Романова, я не смотрела, просто не могла, он видимо тоже, неловкая ситуация. - Познакомься, Лерочка. - Заговорил Сергей Никифорович. - Это Софи, невеста Кирилла, Софи, это Лера, дочь моей старой знакомой и моя коллега. - Невеста, значит, он женится. - Очень приятно познакомиться, Софи. - Я протянула девушке руку, и она пожала ее. - И мне, очень приятно. Извини, я еще не очень хорошо говорю по-русски. Я из штатов и Кирюша, нашел для меня лучших учителей русского языка, поэтому я надеюсь, в скором времени, избавиться от этого ужасного акцента. - Да ну, что ты, у тебя прекрасный акцент. - Ложь, эта девушка звучит омерзительно. Надеюсь, я не сильно показала свое вранье, а даже если и да, то эта болванка этого явно не заметила. - Спасибо. У тебя очень красивое платье, дорогая. Это Гуччи? - Добро пожаловать в клуб, идиотов, Лера. - Ох, нет, это не Гуччи, это подарок мужа, и я не знаю, что это за бренд. Но разве это важно? Оно мне и так дорого. - Вранье, вранье и еще раз вранье. Я взяла это платье вчера вечером, напрокат. - Оу, это замечательно. Кирилл, никогда не дарил мне платья. Романов слегка одернул ее, видимо, намекая на то, чтобы она заткнулась. - Я куплю тебе платье, Софи. - Это было сказано почти сквозь зубы, но я сделала вид, будто не заметила этого. Мне до сих пор не верится, что он сейчас стоит передо мной, это похоже на сон и я хочу проснуться, но понимаю, что этого не произойдет. Единственный выход из этой ситуации это уйти. Но картины, как же выставка? Господи, помоги мне выдержать это. Я напряжена, мой мозг начинает пульсировать, я слышу биение сердца в своей голове, мне жарко, в голове все шумит. Нет, я не могу. - Извините, мне нужно ненадолго отойти. - Сказала я. - Все нормально? - Спросил Сергей Никифорович, нахмурив брови. Его взгляд, действительно, был обеспокоенным. Я, что, так ужасно выгляжу? - Точно? Ты бледная. - Да, все хорошо, это все освещение. Мне нужно позвонить мужу. - Поразительно, сколько раз, я солгала за последние пол часа.. Найдя туалет, я быстро заскочила туда и подошла к раковине, оперевшись на нее руками, я подняла голову и увидела свое отражение в зеркале. Господи, я выгляжу, как зашуганная лани, это ужасно и наверняка, заметно. Я повернула кран с холодной водой и намочила ею руки. Влажными, холодными ладонями я провела по шее и слегка промокнула лицо, не задевая глаз, ибо размазанная тушь для ресниц мне сейчас, точно ни к чему. Четыре года, мы не встретились ни разу за четыре года, я даже почти не вспоминала о нем четыре года, и сейчас.. Я просто, не могу разместить по "полочкам" все свои эмоции, нахлынувшие в один момент. Если, Денис знал и об этом, я убью его. Боже, он не мог знать. Пожалуйста, пусть он не знал. Конечно, он бы сказал мне, он бы не позволил мне ехать сюда, он бы не позволил мне даже на километр приблизиться к Кириллу. Я вытерла руки бумажной салфеткой и как только взяла в руки телефон, чтобы позвонить мужу, дверь туалета открылась и, я слегка вздрогнула от неожиданности. Бежать, бежать, только этого мне сейчас и хотелось. Кирилл стоит передо мной, и видимо, это то самое время, когда мы должны были встретиться лицом к лицу. - Что ты здесь делаешь? - Он заговорил первый, и от звука его голоса, я немного пришла в себя. Возвращайся в реальность, Лера, не стой, как дура, и не смотри на него сумасшедшими глазами. Вдох - выдох, вдох - выдох, дышать, просто дышать. - Это женский туалет. - Ответила я, неловко запихивая телефон в сумочку. Делаю вид, будто это обычная повседневная встреча, а не встреча бывших друзей - любовников, спустя четыре года, да еще в женском туалете. - Под "здесь", я имел ввиду, этот город, эту выставку. - Прости, но я не знала, что это твоя выставка, и тем более не знала, что это твой город. - Все так же, пытаешься выкрутиться из неловкой ситуации с помощью язвительных фразочек. Ты не изменилась, ни чуть, ну кроме, того что отрезала волосы. - Слушай, я хочу побыстрее закончить этот разговор и избавиться от видимости твоего лица перед собой. Так что давай быстрей. Чего ты хочешь? - Я хотел поговорить с тобой более тактично, ну по старой дружбе, и все такое.. Но ты не даешь мне этого сделать. Твой гнилой язык, все так же продолжает молоть чушь. Я не знаю, насколько сильно Романов изменился, но что-то подсказывает мне, что он пытается вывести меня из себя, своими оскорбления, как и раньше. Он питается этим.. Мы возвращаемся туда от чего ушли, но я не поддамся, как бы сильно меня не колотило изнутри, и каким бы сильным не было мое желание съязвить. - Я рада, что ты все того же мнения обо мне. - Я шагнула вперед, желая выйти из туалета, но Кирилл перегородил мне путь. - Ты не дослушала. Я не хочу тебя видеть.. - Взаимно. - Рявкнула я и снова ринулась вперед, но пройти, снова, не удалось. - Я не хочу тебя видеть, ни здесь, ни где-либо еще. Я не знаю, зачем ты приехала, и не хочу знать, я просто, хочу, чтобы ты убралась, навсегда. Понимаешь? Я сглотнула, мне даже нечего ответить, он загнал меня в тупик, черт его возьми. - Да, я понимаю тебя, ублюдок. - Наконец заговорила я. - И поверь мне, я желаю тебя видеть так же "сильно", как и ты меня, поэтому, как только я закончу свои дела, уверяю, мы с тобой больше никогда не пересечемся. - Ты уйдешь, прямо сейчас. - Нуу, нет. - Да, по-хорошему. Иначе, я вызову охрану и это будет грубо. - У меня соглашение с Сергеем Никифоровичем. Так что, Романов, уйди с дороги. - Я сильно толкнула его, он отшатнулся, но выбежать я не успела. Парень схватил меня за предплечье и дернул меня на себя, а потом зажал в угол. Дыхание перехватило, руку зажгло от силы его прикосновения, эмоции, в основном, отрицательные, стали набирать оборот. - Слушай, девочка. - Сказал Кирилл прямо перед моим лицом, глядя мне в глаза. Он был зол, реально зол, и даю зуб, я сейчас выглядела, как зашуганная олениха. - Я не знаю, какое у тебя там соглашение с моим дядюшкой, но половина галереи принадлежит мне, а я с тобой никаких соглашений не заключал и не буду, как ты, наверное, понимаешь. Я молчала и только моргала, как идиотка. Мне нечего сказать. Он совладелец, Господи, вот меня занесло. Мне хочется провалиться сквозь землю. Романов отстранился, к моему горлу подступил ком, и слезы уже обжигают мои глаза. Я изо всех сил стараюсь их прогнать, в надежде, что этот урод, не заметит, как быстро я сломалась. Он развернулся к выходу, но я остановила его, заговорив: - Это месть? - Спросила я, сглатывая комок в горле. - Что? - Он усмехнулся. - Ты ведь мстишь, да? За то, что я тебя бросила? Воспользовалась тобой, предпочла тебе другого. - Получай, сука, я надеюсь, ты почувствуешь хоть капельку того, что чувствую сейчас я. Он обернулся, но не заговорил, и я решила продолжить: - Думаешь, меня как-то задели твои вшивые словечки? Ты просто жалкий эгоист, Романов. Ты понятия не имеешь, зачем я здесь, но теперь это уже не важно. Зная, что эта галерея принадлежит тебе, я не задержусь, здесь больше ни на минуту. - После этих слов, я проскочила к выходу, сильно задев при этом плечо Кирилла. Он пошатнулся, но ничего не ответил на этот мой жест. Я несусь по длинному бордовому коридору галереи, при этом набирая номер Дениса. Сволочь, не берет. Глаза жжет от слез. Я облажалась, я очень облажалась. Что будет с Алисой? Что будет со мной? Я не должна была его встретить, я просто должна была продать картины и отправить Алиску в Израиль. Никаких Романовых не должно было быть. Лифт, видимо, заклинило, я жду уже минут пять. Он вообще работает? Пару часов назад работал, точно. Я иду по лестнице, набираю номер медсестры из Волгоградского онкологического центра, где Алиска проходит курс реабилитации. Девушка в трубке, говорит, что Алиса чувствует себя нормально, только очень много спит. Эта девчушка никогда не будет жаловаться, даже если ей плохо, она все равно скажет, что все хорошо, она врет даже мне, но я это вижу. Вижу, когда ей больно или она расстроена. Вызвав такси, я возвращаюсь в гостиницу. Все это время, я пыталась дозвониться до мужа - безрезультатно. Ублюдок, прямо сейчас я бы убила его. Прихожу в свой номер, сбрасываю надоедливые туфли на высоком каблуке и набираю маму. Сейчас, мне ее не хватает. Обычно мы редко видимся и созваниваемся, я, если честно, не особо нуждаюсь в ней, да и она сама звонит редко. Иногда приглашает на ужин, но я соглашаюсь встречаться только на нейтральной территории. Несколько раз я была в доме Романовых, но никогда не могла чувствовать себя там комфортно, меня всегда мучал страх, ощущение того, что вот-вот откроется входная дверь и войдет Кирилл. С мамой мы поговорили недолго, около пяти минут, она рассказала мне, что их новая кошка - Соня, нагадила на диване в гостиной и испортила мамин вишневый пирог. Еще я узнала, о ее проблеме с покраской волос, ее мастер в отпуске, и другим она не доверяет, поэтому какое-то время моя бедная мамочка будет ходить с отросшими корнями волос. Когда, мама спросила, как дела у меня, я солгала, сказав, что все хорошо. Потому что после обкакавшейся кошки, моли в шкафу и отросших корней ее волос, я так и не смогла сказать ей, что у меня все дерьмово. Глава 12 Кирилл Я накричал на нее, оскорбил, снова, спустя годы, я вернулся к тому же самому от чего ушел, я никогда не думал, что снова сделаю это, потому что я никогда не надеялся встретить ее снова. Она безумно красивая, такая же, как и раньше, даже лучше, и я все испортил. Я хотел этого, да, я так сильно хотел наорать на нее, мне хотелось прижать ее в том углу так сильно, чтобы она перестала дышать, я хотел сделать ей больно, выплеснуть на нее все дерьмо, накопившееся за годы. Я спокоен, тактичен, терпим, я всегда держу все под контролем: эмоции, действия, чувства, но появляется она и, я срываюсь. Мне стало легче, я выпустил жар, мне будто стало проще дышать, проще жить. В ее глазах стояли слезы, и в тот момент, мне так сильно захотелось подойти обнять ее, но я позволил ей уйти, я прогнал ее. Я не верю в судьбу, но эта встреча.. Случайность? Мы избегали друг друга четыре года и вот сегодня, мы встретились, там, где вообще не могли встретиться. Я вернулся в зал, инстинктивно посмотрел по сторонам, ее нет. Софи о чем-то болтает с Сергеем Никифоровичем, и смеется, как дурочка, над каждым его словом. Сегодня, я явно не расположен к светским беседам, но придется вернуться в общество девушки - идиотки и дядюшки - афериста. - Кирюша, где ты был? - Протянула Софи и, закинула на меня свою тонкую руку. - Ты что пьяна? Меня не было десять минут. - Твой дядя такой прикольный. - Ты могла бы вести себя прилично? - Да брось, Кирилл, у тебя замечательная невеста, тебе повезло. Да, уж, мне повезет, если я не убью ее к концу этого мероприятия. - Ты не видел, Лерочку? - При упоминании ее имени, меня будто прострелило. - Нет. - Резко ответил я. - Странно, я нигде ее не вижу. Она была, весьма, взволнована сегодня. Это ее первая серьезная выставка. Я все хотел, показать тебе ее работы, но подумал, что возможно, раз вы сводные брат и сестра, ты их уже видел. - Мы не общаемся, много лет. И она мне не сестра. - О, мой, Бог. Это та самая девушка, твоя сестра? - Заткнись, Софи, она не моя сестра, и прекрати пить. - Я выхватил из рук девушки полупустой бокал с игристым напитком и вернул его проходящему официанту. - Твоя мама описывала ее более уродливой. Ты знаешь, на самом деле, она ничего. - Я сказал, заткнись, Софи. Господи, у меня уже голова от тебя болит. Возвращайся домой. - Нет, здесь, так весело. И я никуда без тебя не поеду. - Ладно, черт с тобой, оставайся, только не жужжи на ухо, умоляю. - Ну что, развлекайтесь ребята, не буду вам мешать, а я пойду, поищу Леру, мне кажется, она не очень хорошо выглядела, может ей плохо.. Кирилл, встретимся позже в моем кабинете, обсудим некоторые детали сделки, касающейся продажи картин твоей сестры. Похоже, ему доставляет удовольствие называть Ермакову моей сестрой, но я больше не собираюсь оспаривать это, если так удобно, пусть будет сестрой, плевать. Меня теперь волнует другое: причина того, почему Лера оказалась здесь, я знаю, что она любит искусство, но.. - Вы сказали, что Лера продает свои картины, я правильно понял? - Сергей Никифорович остановился, услышав мой вопрос. - Да, я же говорил тебе о некоем таинственном госте, я сказал, что она продает свои картины. Я говорил, что вы знакомы, но имени не называл, хотел сделать сюрприз, я думал, вы оба будете рады друг друга видеть. Черт, да, точно, я что-то припоминаю, но я толком не слушал его, может быть, если бы слушал, я бы все понял. Или нет? Я кретин, болван. Это Лера, это про нее говорил дядюшка. Она собирает деньги на лечение какой-то девчонки, больной раком, поэтому она продает почти все свои картины. Глава 13 Лера Я решила на время откинуть все мысли из своей головы и немного поспать, если получится. И, видимо, нет. Зазвонил чертов телефон, это Денис. - Господи, я вышла за муж, за придурка. - Закричала я, взяв трубку. - И тебе, привет, милая. - Ты вообще понимаешь, какие мысли лезут мне в голову, когда ты не берешь телефон? Ты вообще думаешь обо мне, о том, что я могу беспокоиться? - Прости, Лер, но я всегда это делаю, ты должна была привыкнуть. Когда, я на работе, я не могу с тобой болтать. - А вдруг, со мной что-то случилось, а? - Не драматизируй, прошу. Как дела? Что с картинами? - Я облажалась. Точнее, облажался ты, мой дорогой. Скажи мне, когда ты собирался сказать мне, кому принадлежит эта галерея? - Я не понимаю твоей возбужденности. В чем проблема? Я нашел человека, который готов помочь тебе в продаже картин. Что тебе, снова, не нравится? - Мне не нравится фамилия "Романов", которая прямым образом имеет отношение к этой галереи. Денис тяжело вздохнул. - Это всего лишь двоюродный брат твоего отчима. Не вижу проблемы. Он что не знает о том, что часть бизнеса принадлежит Кириллу? Конечно, он не знает, Господи. Разве он пустил бы меня туда одну? И пустил бы вообще? - Я хочу, чтобы ты приехал, завтра же. - Лер, ээ.. я не могу, дай мне пару дней. Я уверен, ты разберешься там сама. Ты же у меня умница. - Я встретила Кирилла. - Неуверенно произнесла я. Несколько секунд молчания.. Мы оба молчим, а потом я прерываю тишину. - Скажи, что ты не знал? Скажи, что ты не знал, что он является совладельцем? - Конечно, я не знал. Черт, это немыслимо, никто не говорил мне об этом. - Ты просто мог бы найти другое место. Денис усмехнулся. - Это, Москва, детка. Ты думаешь, тебя там ждут со своими картинками. Нам повезло, что я наткнулся на Сергея Никифоровича и он, узнав, кто ты, проявил интерес к твоим работам. Я сглотнула. Получается, его заинтересовали совсем не мои работы? Господи, как унизительно. Мои работы, без связей, не стоят ничего. Неужели, я только сейчас это поняла? Мне и раньше отказывали в покупке моих картин, но я никогда не воспринимала это всерьез, людям не может нравиться одно и то же, не все видят одинаково. - Лер, я приеду. Завтра, хорошо? Я молчу, потому что не знаю, что ему ответить. Действительно ли он нужен мне здесь? В данную секунду я не ощущаю его поддержки, он не хочет мне помогать, и я не буду заставлять его. - Не стоит, Денис. - Произнесла я, спокойным голосом. - Можешь приехать, как только сможешь. Он согласился. Конечно, это было не сложно, ведь все выглядело так, будто я заставляю его приезжать ко мне. Наши отношения с Денисом испортились около года назад. Он стал меньше появляться дома, а я стала больше внимания уделять "Жемчужине" и Алисе. После свадьбы, он еще какое-то время души во мне не чаял, а потом все полетело к чертям. Однажды, он даже сказал, что я ему надоела, я не забуду этого. Ни одно его "Люблю" не перекроет "Ты мне надоела". Я думаю, нам нужно отдохнуть друг от друга, и надеюсь, того времени, которое я пробуду здесь, нам хватит. После разговора с Денисом, я окончательно поняла всю суть ситуации: Я не продам свои картины в Москве, а в Волгограде я получу за них копейки, поэтому у меня не остается выбора.. Мое решение позвонить Сергею Никифоровичу с просьбой отгрузить мои картины обратно, внезапно изменилось. Мне нужны деньги, я хочу продать картины - это моя цель, от которой я не собираюсь отказываться. Я набрала личный номер Сергея Никифоровича, он взял трубку. Я солгала, что мне стало дурно на выставке и мне пришлось уехать в гостиницу. На самом деле, я не совсем врала, мне действительно было не очень хорошо, только я умолчала, что это "не очень хорошо", воздействие его племянника. Мужчина сказал, что все в порядке и, он ждет меня завтра в двенадцать в своем кабинете, потом он пожелал мне скорейшего выздоровления и, мы попрощались. Сделка в силе, это отлично. Только вот, интересно, Кирилл не стал возражать против меня, в чем я сомневаюсь или же Сергей Никифорович послал его к чертям, со своими возражениями? Что тоже странно, они же родственники, это я свалилась из ниоткуда. Глава 14 Кирилл. - Вот это новость, мальчик мой. - Дядюшка рассмеялся, но я абсолютно, не понял, что здесь смешного. Я вкратце рассказал ему, он наших с Леркой отношениях в прошлом, чтобы он смог сделать вывод, по поду того, что я не горю желанием встречаться с этой девушкой. - Прости. Я.. я - Он потер переносицу и плеснул себе еще виски в стакан. - Я не знал, что все так..эм.. запутанно. Слушай, она на самом деле не плохо пишет. - Я знаю. - Сказал я. - И я хочу помочь ей. - Продолжил Сергей Никифорович. - Поэтому мне придется положиться на тебя. - Занимайтесь ею сами, я уже сказал. - Слушай, Марина итак думает, что я ей изменяю, а если я не отвезу ее в Эмираты, она убьет меня, ты бы видел ее в гневе, это не женщина, это халк. - Найдите кого-то другого, перенесите отпуск, сделайте что угодно, чтобы я не сталкивался с ней. - Я уже нашел, нашел тебя, сынок. В чем твоя проблема? Я же не заставляю тебя спать с ней, просто на время замени меня, это две недели. - Я был влюблен в нее половину своей жизни. А потом ее мамаша идиотка, придумала, что мы с Лерой брат и сестра. Я чуть не сдох тогда, от этой новости. И ты спрашиваешь, в чем моя проблема!? - Заорал я, подскочив с кресла. Дядя посмотрел на меня томным взглядом и, покачав головой, протянул мне стакан с виски, я взял его, сделал глоток, а потом снова, плюхнулся в мягкое кожаное кресло. - Ты до сих пор любишь ее? Я закрываю глаза и вспоминаю Леру, ее волосы, ее улыбку, ее кожу, ее руки, прикасающиеся ко мне, ее губы, целующие мои губы, ее записку, которую она оставила, уходя от меня в тот день.. - Нет. Не, знаю.. Нет, все давно в прошлом, мне просто неприятны встречи с ней. Я избегал ее четыре года. - Ну, так, может, хватит бегать? Может, эти встречи будут к лучшему, вы найдете общий язык, поймете друг друга. - Все станет только хуже. - Я говорю, это не потому что мне нужно повесить на тебя всю работу, да это конечно так, но я точно знаю, что хуже не будет. Вы будете точно знать, кто вы друг другу: друзья, коллеги, старые знакомые.. Не усложняйте себе жизнь. Ты жил с этим грузом четыре года, а теперь есть шанс избавиться от него. Думаешь, ей легко? - Она никогда не любила меня, так что, да, я так думаю. - Я не знаю всей вашей истории, но то, что она не закончена это очевидно. Глава 15 Лера Сегодня я проснулась в достаточно не плохом настроении, если сравнивать с предыдущими днями то, можно даже сказать, с хорошим. Я уверена, что есть большой процент того, что сегодня я, снова, встречу Кирилла, но я готова к этому. По крайней мере, я должна потерпеть, ради Алисы. Об этой девочке, больше некому позаботиться, кроме меня. Первое время, когда ей только поставили диагноз, я пыталась найти ее родителей. Это было не сложно, в базе данных моего фонда есть вся нужная информация по детям из приютов, которым мы помогаем. Отец Алиски умер, мать спилась и угодила в тюрьму. В общем, ничего удивительного, учитывая то, что они ее бросили. Подойдя к приемной Сергея Никифоровича, я дернула за ручку, но дверь оказалась запертой. Неужели еще рано? Я достала из сумки мобильник и проверила время: ровно двенадцать. Я дернула за ручку еще раз, но ничего не произошло, дверь, действительно, заперта. Ладно, подожду. - Валерия? - Послышался за спиной голос молодой девушки. Я обернулась и увидела секретаршу Сергея Никифоровича. Ее руки набиты какими-то папками, я заметила, что ей тяжело, и все бумаги во-вот упадут на пол, поэтому я предложила ей свою помощь, девушка немного пожалась, но согласилась. Я взяла несколько верхних папок, лежавших стопой на руках секретарши, она улыбнулась мне и благодарно кивнула. - И куда это? - Поинтересовалась я. - В тот кабинет. - Ответила девушка, указывая кивком головы в сторону соседней двери. - У меня встреча с Сергеем Никифоровичем, может, подскажите, во сколько он будет? Мы договаривались на полдень. - Оу, простите меня, я совсем забыла. Я должна была позвонить Вам в десять и предупредить, что Сергей уехал, у него отпуск. С этим временным переездом в новый кабинет, совсем мозги отшибло, простите. - Ничего. - Сказала я. - Странно, что он меня не предупредил. - Свободной рукой, я повернула ручку двери и вошла внутрь, секретарша последовала за мной. Приемная была идентична приемной Сергея Никифоровича, не считая того, что в данном помещении ощущалась какая-то пустота, неодушевленность. Может быть, это из-за отсутствия цветов, которыми был наполнен соседний кабинет. - Ну ладно, я пойду. - Сказала я, положив папки на стол. - Вас ждет начальство. - Она указала на дверь, расположенную напротив меня. - Вы сказали, он уехал. - У нас заместитель. Видели бы его, ходит весь такой серьезный, особенно сегодня, пришел и даже ни с кем не поздоровался, закрылся в кабинете, и уже час оттуда не выходит. Если честно, я его боюсь, хотя он и красавчик. - Ну хоть на этом, спасибо. - Я услышала знакомый мужской голос. Ну конечно, кто бы это мог быть, серьезный, красивый.. Девушка передо мной, вздрогнула, по ее лицу стало заметно, что она испугалась. Ну, сама виновата, за ее болтовней мы обе не услышали, как открылась дверь, и вышел Кирилл. - Проходи. - Сказал он, обращаясь, видимо, ко мне. Я вошла в кабинет, Кирилл последовал за мной, а потом я услышала звук, захлопывающейся за нами двери. - Присаживайся. - Скомандовал он, обходя свой рабочий стол. Господи, я не могу на него смотреть, мне хочется провалиться сквозь землю. В мозгу уже начинает пульсировать, я набираю в легкие побольше воздуха и стараюсь расслабиться. "Это не Кирилл" - Говорю я себе. "Это не он, представь, что это тигренок, маленький беззащитный тигренок.. Который вот-вот готов тебя сожрать". Что за чертовщина лезет мне в голову? Очнись, Лера! Ты здесь по делу, мать твою. - Итак, давай подведем черту. - Наконец, заговорил он, откинувшись на спинку кресла. - Так как, меня вынудили работать с тобой, поступим следующим образом: Мы с тобой, никогда ранее не были знакомы, ты не знаешь меня, я не знаю тебя. Познакомились мы только сегодня, с сегодняшнего дня, ты моя коллега. Я продаю твои картины, забираю свою долю, и мы с тобой расходимся. Ясно? - Он сказал это так быстро и так серьезно, что я не сразу уловила суть происходящего. Я уж думала, что он снова начнет цепляться ко мне, оскорблять, вспоминать прошлое, но ничего этого не произошло. Его лицо не излучало никаких эмоций, будто мы и вправду никогда не были до этого знакомы. Его стальные глаза пронизывали меня насквозь своим холодным безразличием. Мне кажется, это даже хуже, чем ненависть или даже презрение. - Долго репетировал? - Наклонив голову набок, спросила я, глядя прямо ему в глаза. Я хочу увидеть в них что-то, я не знаю почему, но мне это важно, не смотря ни на что. Боже, какая же, я идиотка. Мне должно быть плевать, мне было плевать почти все эти четыре года, мне было плевать вчера, когда он с силой сжимал мою руку, выкрикивая гадости в мой адрес, но сейчас, я поняла, что не вызываю у него никаких эмоций, а я хотела их видеть и хочу. Раньше, я не осознавала того, что все время жила с мыслью о том, что Кирилл любит меня, я нужна ему, мне нравилось это чувство, быть нужной, быть нужной ему, тому, кто делал мне больно, тому, кто заставлял меня ночами напролет рыдать в подушку. И сейчас, глядя в его глаза, я вижу пустоту, я вижу иллюзию, которую я создала несколько лет назад и жила с ней все эти годы. Это иллюзия, в которой я нуждалась, и которая сегодня разлетелась в пух и прах. - Я спросил: ясно? - Снова повторил Кирилл, тем же серьезным голосом, что и до этого. И, кажется, я ничего не могу даже ответить, ничего сделать, кроме того, как кивнуть в ответ, но это не правильно, я должна сказать что-то. - Это было убедительно, Романов. Поэтому, да, я поняла тебя. Меня отлично это устраивает. Глава 16 Кирилл Это омерзительно, говорить то, чего ты совершенно не хочешь говорить. Я уже проходил через это несколько лет назад, я говорил и делал многие вещие, которые бы не следовало и сейчас, я снова наступаю на те же грабли. Лучше бы мы никогда с ней больше не повстречались, потому что я, действительно, почти забыл ее. Я больше не хочу чувствовать того, что раньше. Я не хочу возвращаться к тому жалкому мальчишке, который мог не спать ночами. Который, порой, не мог ни есть, ни пить из-за чертовой боли от "дыры", которая образовалась внутри меня, после того дня, когда я в последний раз видел Леру, когда я читал ее прощальную записку, жалкую, унизительную, разбивающее сердце на мелкие кусочки, записку. Я больше не хочу возвращаться к тому человеку, который выражает свои эмоции через ненависть, боль и страдания, я не хочу этого. Я достал из верхнего ящика стола два экземпляра договора на сотрудничество и протянул их Лере. - Это договор. Прочитай и подпиши его, один остается у меня, другой у тебя. Она протянула правую руку и взяла бумаги, мой взгляд устремился на кольцо на ее безымянном пальце и я получил легкий "укол" в грудь. Я знал, что они с Дэном поженились, трудного было избежать этой информации, когда по дому отца развешаны фотографии молодоженов. Я заставил его убрать их все, так же, как и свои фото. Никаких фотографий, никаких воспоминаний. Я помню, что Лера выглядела счастливой на этих фотках, она везде улыбалась, искренне улыбалась, ее большие глаза были полны положительных эмоций, и я вспомнил, что со мной она только плакала. До этих фото, я даже забыл, как выглядит ее улыбка, будто ее вовсе никогда и не было. Несколько минут Лера рассматривала договор, а потом взяла ручку и поставила подпись. Все происходило в тишине, она молчала и даже не смотрела на меня. - Сейчас проходит неделя выставки, твои картины вывешены в большом зале. - Я не увидела двух работ карандашом. - Говорит она и наконец, встречается со мной взглядом. - Весь карандаш вывешен в малом зале, так как спрос на него меньше. - Ясно. Это все? - Нет. - Отвечаю я. - Через две недели пройдет первый аукцион, если все пройдет удачно, мы срубим хорошие деньги. - Отлично. Могу я идти? - Нет. Я еще не все сказал. Завтра третий день выставки, сегодня можешь идти, а завтра ты нужна здесь. Один человек, хочет познакомиться с тобой. - Какой человек? - Я без понятия. Это информация от моего дядюшки, он попросил передать - я передаю. Кого-то заинтересовала твоя работа, этот человек и хотел видеть тебя вчера, когда ты сбежала. - Точнее, кто-то выгнал меня. - С презрением произносит она, и я понимаю, что болтнул лишнего. - Мы переходим черту. Мы познакомились сегодня, помнишь? - Отвечаю я на ее колкость. Она кивнула и встала из кресла. Когда она уже подошла к двери, я неожиданно, даже для самого себя остановил ее. Я думал об этом с того момента, как увидел ее обручальное кольцо. Не знаю, почему, но мне ужасно хотелось спросить.. Я не должен, но я делаю это: - Ты здесь с ним? - Лера останавливается, но не смотрит в мою сторону, ее голова слегка повернута вбок. Потом, она оборачивается и отвечает: - Мы переходим черту. Помнишь? - После этих слов она ушла, и мне будто перекрыли подачу кислорода в легкие. Это определенно плохая идея, согласиться работать с ней. Все, действительно, станет только хуже, я это знаю. Ее присутствие разрушает все внутри меня, и я не хочу, чтобы это происходило, я хочу, чтобы это побыстрее закончилось и все вернулось на круги своя. Глава 17 Лера По приходу в галерею, я встретилась с недовольством Романова, он сделал мне замечание по поводу того, что я опоздала. С ума сойти, каких-то пять минут опоздания и это человек готов пригвоздить меня к стене. К тому же, я не опоздала на работу, это вообще не моя работа, я просто прихожу контролировать процесс продажи моих картин, больше ничего меня не интересует. - Ты заставляешь ждать. - Буркнул он. - Это пять минут. - Это неуважение. Проходи. - Он открыл мне дверь и пропустил вперед. - Кое-кто хочет познакомиться с тобой. Войдя в кабинет Романова, я увидела мужчину в черном костюме. На вид он был примерно одного возраста с Кириллом, ну, может немного старше, на пару тройку лет. Его русые волосы аккуратно зачесаны назад, кожа лица гладко выбрита, темные глаза, устремившиеся в мою сторону, отражали опасность. Понятия не имею, кто этот мужчина, но то, что он горяч, это бесспорно. - Здравствуйте. - Произнесла я. Парень встал из кресла и подошел ближе ко мне. А он высокий, довольно таки, высокий. Его глаза на мгновение сузились, изучая мое лицо, а потом его взгляд обратился в сторону Кирилла. - Дружище, ты не говорил, что эта девушка настолько красива. Ты, черт бы тебя побрал, вообще не говорил, что это девушка. - Парень улыбнулся, глядя на меня, и клянусь Богом, я покраснела, как школьница. - Я не присматриваюсь к женщинам, с которыми работаю. - Процедил Кирилл и направился к своему столу. Ауч.. - Меня зовут Андре. - Мужчина протянул мне руку, и когда я сделала тоже самое, он взял и поцеловал ее. Прикосновение его губ, было легким и нежным. Андре? Кто он такой? - Лера. - Подавив смущение, представилась я. - Итак, Лера. - Он присел в кресло, и я последовала его примеру. Кирилл наблюдал за нами, в большей степени за Андре. - Меня заинтересовали ваши работы, некоторые из них. Ваша техника работы с маслом, впечатляет. Мне нравится, как четко проработаны детали изображения детей. Вы любите детей? Я кивнула. - Это заметно, и я оценил это. Моя мать помешана на этом, у нее дома целая частная коллекция картин с изображением детей, я бы хотел сделать ей подарок. Я сначала подумывал о двух ваших картинах, тех, что с младенцами, они потрясающие, но теперь я думаю, что смогу взять еще парочку, и могу заплатить хорошую сумму. - Спасибо за столь положительные отзывы, мне очень приятно, и, конечно же, я буду рада с вами сотрудничать. - Отлично, я думаю, нам нужно это обсудить. - Конечно, давайте. - К сожалению. - Мужчина встал из кресла и взглянул на часы. - У меня сейчас неотложные дела, но я позвоню вам в ближайшее время и мы все обсудим. Ваш номер телефона, я возьму в приемной. Глава 18 Кирилл Уходя, он снова поцеловал руку Леры, мне не нравилось, что он ее обхаживал, и то что, она при этом выглядела смущенной. Не сказав ни слова, она собралась уходить, но я остановил ее. - Ты знаешь, что все сделки проходят через меня? - Знаю. - Имей это ввиду. Иначе можешь забирать свои картины и продавать их сама. - К чему ты клонишь, Романов? - К тому, что никаких сделок на стороне. Он покупает твои картины только через нас. - И в чем проблема? - Господи, ты, действительно, глупая? Наверняка, он позвонит тебе сегодня или завтра, не важно, когда, и договорится о встрече, на которой, вероятно, предложит тебе сделку без посредников, а то есть, без нашей галереи. - Это бред, я об этом даже не подумала. - Я просто предупреждаю. - Я поняла тебя. - Это хорошо, потому что обычно, нет. - Всего хорошего, Кирилл. - Сказала она и дверь захлопнулась за ней. Когда, Лера произнесла мое имя, я почувствовал что-то родное и близкое, но вероятно, это ощущение ошибочное, потому что мы с Лерой абсолютно чужие. Позвонила Софи и сказала, что на следующей неделе прилетает ее мать. Вот радость, особенно учитывая то, что эта женщина, так же как и моя мамаша, спит и видит, чтобы мы с Софи поженились. Эта тема вызывает одну головную боль. Я женюсь на Софи, только, когда сам решу это сделать, мне надоело, что все вокруг давят на меня. Может быть, я бы уже давно принял решение о свадьбе, но бесконечное нытье со всех сторон, по этому поводу, заставляет меня все дальше откладывать это событие. Ни одна женщина не будет помыкать мною. НИ ОДНА. Глава 19 Лера Я вернулась в гостиницу, сняла неудобные туфли и завалилась на кровать. Взяв мобильник, я написала СМС Денису. "Привет, не занят?" Через минуту он ответил: "Привет, немного, но для тебя я найду время. Как ты?" "Все хорошо, нашлось несколько покупателей на мои картины. Как Алиса?" "Нормально, ну, то есть как всегда.. Постоянно спрашивает, когда ты приедешь. И я тоже скучаю по тебе. Побыстрее бы, это все закончилось" Мое сердце сжалось, вспоминая Алису, да и Дениса не хватает. Я пишу следующую СМС: "Ты всегда можешь приехать ко мне. Знаешь.. мне одиноко здесь" "Я понимаю. Прости, куча дел, я постараюсь приехать, как можно скорее." "Хорошо". "Как Романов, не докучает? Наверное, плохая идея, оставлять тебя с ним наедине, но это стимул закончить свои дела побыстрее и примчать к тебе". На мгновение, я задумалась. Неужели, если бы, ты, правда, хотел приехать, Денис, ты бы не был уже здесь со мной? Мы бы лежали на этой кровати, в обнимку, слушая тишину, или занимались бы чем-нибудь поинтересней. "Ты здесь?" - Очередная СМС от мужа, вырывает меня из фантазий о лучшей жизни. "Да, прости, я здесь, но мне уже нужно идти" - Вру я. "Извини, люблю тебя, приезжай поскорее". "И я люблю тебя." - Отвечает Денис, и я откладываю телефон в сторону. Провалявшись на кровати, я не заметила, как уснула. Меня разбудил телефонный звонок. Не знакомый номер. - Да. - Валерия, добрый день. Это Андре, мы встречались сегодня утром. - А, да. Здравствуйте. - Не сдержался, решил позвонить Вам. Ваши картины не выходят у меня из головы. Это безумие, правда? - Может быть. - И Вы тоже. - Хмм? - Вы тоже не выходите у меня из головы. Я сглотнула. И что, я должна ему ответить? - Не сочтите за наглость.. Я бы хотел пригласить Вас. Просто посидеть где-нибудь, обсудит искусство за чашечкой чая. Исключительно деловая беседа. Мне это не нравится. Но, наверное, я должна согласиться, раз этот мужчина собирается купить мои картины, а все, что мне сейчас нужно, так это продать их. Удачно продать. - Я думаю, мы могли бы встретиться сегодня. - Правда? - Да. - Отлично, куда за вами заехать и во сколько? - Я живу в гостинице, подъеду сама к назначенному месту. Думаю, часов в шесть вечера меня устроит. - Замечательно. Но Вам не кажется, что было бы удобнее, если бы я за Вами заехал. - Не думаю, пожалуй, достаточно, если Вы скажете, куда мне подъехать. - Ну, хорошо. Желание дамы - закон. Я выберу место и скину Вам адрес СМСкой, хорошо? - Да. - Безумно буду ждать нашей встречи, Валерия. - До вечера, Андре. Не знаю, чего я ожидала от этой встречи, но получилось еще хуже, чем я могла предположить. Полчаса я искала то самое кафе, в котором мы с Андре, должны были встретиться, потом мой каблук застрял в расщелине тротуарной плитки и я потеряла набойку. Почти целый час этот полу иностранец пытался дотронуться до моей руки, каждый раз, когда я ставила чашку на стол, наши пальцы, якобы, нечаянно соприкасались. Наши разговоры, действительно были в основном посвящены искусству. Я рассказала с чего я начинала, как бросала рисовать несколько лет назад, и как снова возрождала свою тягу к искусству, после окончания института. Пока я рассказывала это, в моей голове всплывали моменты той жизни, жизни в "Березках" - приятные воспоминания, жизни в доме "Романовых" - не приятные воспоминания. Каждый переломный момент тех лет, всплыл в моей памяти, и мне нужно было перекрыть это чем-то, поэтому я решила поинтересоваться жизнью Андре. Я узнала, что его предки Итальянцы, и почти все, начиная с пра-пра-прадеда связаны с искусством. Наша беседа закончилась на том, что я солгала, будто у меня есть какие-то дела и мне нужно уйти. Андре, нежно поцеловал мою руку на прощание и любезно настоял еще на одной встрече, и я, конечно же, не смогла отказать. Мои картины, я должна их продать. А этот парень, видимо, заинтересован не только в них, и я обязана воспользоваться этим, ради Алисы. На респшне я увидела, весьма, знакомый профиль мужчины, и решила незаметно проскочить мимо. Что он здесь делает? Наверное, кто-то из его знакомых тоже поселился здесь. По направлению к лифту, я ускорила шаг, но мужской голос остановил меня. - Подожди. - Я замерла. Двери лифта распахнулись, но я продолжала стоять на месте. Сила его голоса будто пригвоздила меня к полу. - Преследуешь меня? - И кто только тянет меня за язык.. Идиотка. Я не должна была даже останавливаться. - Не льсти себе. - Чего тебе? - Я обернулась. На Романове тот же костюм, что и был сегодня утром, значит, он приехал сюда прямо с работы. - Хотел сказать, чтобы ты была осторожнее с этим Андре, да и вообще.. Совет, по старой дружбе. - Бог мой, ты что ревнуешь? - Ты слишком высокого о себе мнения, хотя раньше упрекала в этом меня. - Мне кажется, мы переходим черту. - Я снова развернулась по направлению к лифту и нажала кнопку вызова. - Ну, мы же не на работе. - Да плевать. - Буркнула я. - Я навел кое-какие справки об этом типе. Я не знаю, что с ним не так, но он мутный и имя у него странное. Андре. - Он Итальянец. - Сказала я, повернув голову в сторону Кирилла. Лифта все не было, а я ждала и ждала, притопывая ногой. - Не совсем-то он похож на итальянца. Клянусь Богом, если бы не наши натянутые отношения и четырехлетний пробел в общении, я бы подумала, что он ревнует. Но я знаю, что это не так, ему просто нравится меня доставать, не смотря на то, что нам уже не восемнадцать. - Знаешь, ты не имеешь права копаться в личной жизни других людей, ни в жизни этого итальянца, ни в моей жизни. Не нужно наводить никаких справок, ты выглядишь глупо, ей - Богу. Двери лифта открылись и я вошла внутрь. - И все же, будь осторожна. - Услышала я в спину. Не смотря на то, что прошло несколько лет с того времени, как мы с Кириллом виделись последний раз, я чувствую все то, что было раньше, гораздо сильнее, чем эти четыре года разлуки. Мы были близки гораздо дольше, чем четыре года и это никуда не выкинешь. Я поступила мерзко, я взяла от Кирилла то, чего хотела и ушла, не смотря на то, что так безумно хотелось остаться, проснуться с ним вместе, в его объятиях, но все бы это было не правильным. Уходя тогда, я не знаю, кому больше боли я причинила, ему или себе. Я сделала свой выбор головой, а не сердцем, и я все еще не жалею о том, что это произошло. Время лечит, - мама раньше всегда повторяла мне это, не давая забывать о действительности. И в какой-то степени она оказалась права, боль, воспоминания - уходят со временем, но никто не говорил, что это уходит навсегда. Старые раны никогда не затягиваются до конца, они остаются с нами, лишь утихая на время, давая нам возможность жить заново, но как только, появляется причина появления этих ран, то, они снова начинают кровоточить, и смысл в том, что каждый решает сам, позволить ли этому произойти или нет. Я не хочу, чтобы мои раны кровоточили, и в то же время, я безумно хочу "расковырять" их снова. Глава 20. Лера Я не хотела этого делать, но знала, что должна, потому что чувство одиночества и ничтожности преследовало меня все эти дни, проведенные в Москве, и я не хотела выглядеть ничтожной на своем первом аукционе. Я позвонила Денису, и если, он на этот раз придумает какую-то отговорку, я порву с ним. В глубине души, я знала, что он откажет, ссылаясь на работу или еще что-либо, в глубине души, я молилась, чтобы на этот раз, этого не произошло, но моя внутренняя мольба не помогла, она никогда не помогает. Это позор, когда муж не имеет даже ни малейшего желания поддержать свою жену. Я буду там одна, и это меня угнетает. Хотя, почему меня вообще это волнует? Ах, да, к черту поддержку, я просто, хочу показать, что у меня вообще есть эта поддержка, наверное, это все, что действительно меня волнует. Как я буду выглядеть перед всеми этими ряжеными в шикарные платья и костюмы людьми.. Как я буду выглядеть перед Романовым, который наверняка притащит с собой свою девицу . Господи, с каких пор меня волнует, что обо мне подумают? С каких пор меня волнует, что подумает Романов? Я схожу с ума, веду себя как ребенок, чувствую себя как ребенок, думаю о том, о чем не должна думать. Я не хочу признаваться себе, как сильно я хочу показать ему, что я не одна, что у меня все идеально и что мой любимый муж не игнорирует мои звонки и не придумывает, каждый раз повод, чтобы не приехать сюда ко мне. Я хочу, чтобы глядя на нас, он даже не смел бы подумать, что когда-то я допустила ошибку, будь оно так, или иначе. Я не хочу выглядеть жалкой маленькой девочкой в толпе незнакомых высокомерных лиц. Единственное решение, абсолютно глупое решение, которое пришло мне в голову, - позвонить Андре. А почему нет? У меня есть его номер, этот парень заинтересован в моих картинах, даже, возможно, заинтересован во мне, и он, очевидно будет присутствовать на аукционе. Почему бы не пойти туда вдвоем? Не как пара, конечно, но можно на пару часиков прикинуть, что мы с ним старые друзья. В общем, плевать. Если я буду чувствовать себя уверенней хоть с макакой из зоопарка, я притащу макаку, а Андре, даже очень симпатичная макака. Аукцион через три дня, у меня здесь ни друзей, ни знакомых, и я умираю от скуки, поэтому, я подумала, что не будет ничего плохого в том, чтобы согласится на вторую встречу с Андре. Он красивый мужчина, я вроде тоже ничего, он свободен, я, правда не совсем, но в последнее время ощущаю себя на девяносто процентов свободной, учитывая, что десять процентов это кольцо на пальце и штамп в паспорте, что, для меня практически - ничего. Я позволила Андре заехать за мной, он прибыл ровно в девятнадцать часов, как и договаривались. Я вышла на пять минут позже, так как дурацкая узкая юбка никак не хотела застегиваться, обычно с проблемами молний на одежде, мне помогал Дениса, но его нет и мне пришлось разбираться с этим самой. Выглядела, я как обычно все последние пару лет своей жизни, слишком узкая юбка, слишком высокий каблук, а для меня это значит - полное отсутствие комфорта. Как же я хочу вернуться во времена джинсов, толстовок и кед. Выходя из отеля, я почему-то сразу поняла, что черный 'Рендж Ровер' ожидает именно меня. Этот итальянец, явно, не из бедных, мне даже немного льстит, что я привлекла внимание 'принца', хотя сама я далеко не 'принцесса'. Большую часть своей жизни, я прожила в деревне, многие называют 'Березки' - поселком, но на самом деле, это настоящая деревня. В общем, мы никогда не были богатыми, но мы и не нуждались в богатстве. Мама почувствовала вкус денег, когда сошлась с Владимиром Николаевичем. Красивый дом, изысканная еда, дорогие наряды и прочие прелести завлекли маму, хотя она никогда не признает этого. Порой, мне кажется, что новая дорогая безделушка, подаренная старшим Романовым, вызывает у нее большую улыбку, чем родная и единственная дочь. Милый молодой человек (думаю, водитель), открыл передо мной заднюю дверь машины. Я аккуратно забралась на сидение. - Простите, что заставила Вас ждать. - Первое, что сказала я, увидев перед собой мужчину. Я уставилась на него, словно на произведение искусства. А может он и был им? Я не знаю.. Мы виделись дважды, но мне кажется, оба раза он не был так красив, как сегодня. Идеальные волосы, идеально выбритое лицо, идеальные почти черные глаза, обрамленные идеальными длинными ресницами. - Ничего страшного, Лера. Вы прекрасно выглядите, ради этого, я мог бы ждать и больше. - Он поцеловал мою руку, - я этого ожидала, он всегда так делает, поэтому я даже не смутилась. Галантность этого мужчины немного тошнотворна, мне нравится все это, но выглядит слишком наиграно. Будто, я нахожусь в театральной постановке 'Гордость и предубеждение'. Надеюсь, это не маска, хотя чуточку дерзости ему не хватает. Кого не привлекает мужская дерзость? Именно это привлекало меня в Кирилле, его наглость, ехидная ухмылка, колкие словечки, все это влекло меня. Я долго не понимала этого и всячески отрицала это влечение. Но влечение это не то, что нужно для семейной жизни, мне не нужно было это ни сейчас, ни тогда, мне нужен семейный очаг, любовь и уважение, может быть, даже куча детворы, бегающей по дому. Нельзя прожить одним влечением, это даже не чувство, это временная похоть, застилающая глаза пеленой. Около одиннадцати вечера, мы с Андре вернулись обратно к отелю. Мужчина вышел из машины, чтобы проводить меня до парадных дверей, я возражать не стала. В неловком молчании мы остановились. - Я знаю, что это не самый лучший вечер в твоей жизни.. - Заговорил он, но я оборвала его. - Все было идеально. - Я как-то натянуто улыбнулась. Да, все было идеально, все было настолько идеально, что если бы всю эту идеальность поместить в огромный воздушный шар, он бы в одну секунду взорвался и обделал бы всех своей дерьмовой идеальностью. - Правда? - Андре слегка нахмурился и, якобы невзначай, коснулся моей руки. - Правда. - Говорю я. Но сказать, что это не то, что мне нужно, я не могу. Он милый, обходительный, Божественно красивый, сумасшедше богатый, - казалось бы, что он мечта каждой девушки, но почему-то не моя.. Мы катались на коньках, мы ели суши, мы ходили в кино на фестиваль короткометражного кино, мы были на колесе обозрения в луна-парке и кушали сладкую вату. Мне было весело, мне на самом деле было весело, и в то же время грустно от того, что этот совершенно не знакомый человек, пытается доставить мне столько радости. Казалось бы, это мелочи, но не для меня. Эти эмоции от поедания сахарной ваты, находясь на высоте почти в сотню метров, должны посещать меня с родным и любимым человеком, но не каким-то Андре, которого я знаю пару дней. Он мне нравится, и это пугает меня, потому что я не хочу, чтобы он мне нравился, я не могу привыкать к хорошему так быстро. В отношениях с Денисом, я стала как бездомная собачка, которая принимает за хозяина, первого человека погладившего ее. Так не должно быть и не будет. - Слушай, Андре.. - Не успев договорить, я ощутила прикосновение чужих губ на своих губах, чужих рук на своем лице. Это НЕ правильно! - кричит мне мой мозг. Руки Андре такие мягкие и теплые, его губы такие же нежные и обходительные, как и он сам. Волна тепла окутывает мое тело и я, наконец, отвечаю на поцелуй. ЭТО НЕ ПРАВИЛЬНО! - Снова 'слышу' я. Я знаю, насколько это не правильно, но мне приятны прикосновения этого мужчины, даже просто потому что, уже никто давно так не касался меня. Андре отстраняется, я открываю глаза и смотрю на него. Мое лицо все еще в его руках, я чувствую себя семнадцатилетней девчонкой, впервые целующейся с красивым парнем. Мне тепло и приятно и сердце грохочет, как бешенное, но грохочет оно от страха осознания того, что я провожу время не со своим мужчиной. Что бы я чувствовала, если бы Денис целовал другую? Что бы я чувствовала, если бы он встретил человека, приносящего ему больше радости, чем я? Я не могу даже думать об этом, меня захлестывает чувство вины. Я увлеклась, я увлеклась за один вечер. Господи, о чем я думала.. - Спасибо, что позвонила мне, Лера. Я бы, наверное, больше бы не осмелился пригласить тебя куда-то. - Его голос отдается эхом у меня в голове, я отступаю назад и бегу прочь. Бегу, в прямом смысле этого слова. Добежав до лифта, я начала активно тыкать пальцем в кнопку вызова (будто, от этого, он приедет быстрее). Позади себя я услышала шаги, а потом голос. - Я что-то сделал не так? Я обернулась. Мое лицо, наверное, горело от стыда, потому что я повела себя, как полная идиотка. Никто не убегает после первого поцелуя с парнем, даже подростки. Чувствую себя глупо, выгляжу глупо. Как этот мужчина вообще мог запасть на меня? - Прости, я настоящая дура. - В чем дело? - Андре начал приближаться, я напряглась, опасаясь очередного контакта с ним. - Я позволила тебе себя целовать. - И? - Я замужем, Андре. - Я вновь, отвернулась к лифту и нажала на кнопку. Мужчина схватил меня за плечи и развернул к себе. - И где твой муж? Почему, ты не с ним? - Он..он. - Это вопрос застал меня врасплох. Действительно, почему он не со мной? - Он работает, у него много дел, поэтому он не может быть здесь. Я приехала сюда только на пару месяцев. Когда я продам все свои картины и выручу нужную мне сумму денег, я уеду домой, обратно к мужу. - Звучит так, будто ты оправдываешься. - Это не так. Ты меня даже не знаешь. - Может, и не знаю, но я знаю, что ты мне нравишься. С самого первого раза, как я только тебя увидел, я понял, что ты самая. - Звучит, как в дешевой мелодраме. - Отвечаю я, не скрывая нервозности. - Слушай, я не собираюсь распинаться здесь о чувствах к тебе, потому что я сам, еще ничего не знаю, кроме того, что меня безумно тянет к тебе. После того, как ты ответила на мой поцелуй, я подумал, что ты чувствуешь тоже самое.. - Я..это не.. Двери лифта открылась, и закрылись уже больше пяти раз, а я все пыталась подобрать слова, хоть как-то отражающие чувства 'Мне понравился ты и твой поцелуй, твой легкий акцент, как песня, греющая душу, но я замужем'. - Извини. - Все что, вымолвила я. Андре понимающе кивнул. - Встретимся на аукционе. Я отшила красавчика Итальянца, который собирается купить мои картины, Снежана бы назвала меня абсолютно невменяемой истеричкой (иногда, она называет так своих клиенток в салоне, где работает). Снежана, точно, я должна позвонить ей, так давно не слышала ее заводного голоса. Она обязательно взбодрит меня и поддержит. Войдя в свой номер, я скинула обувь, и сразу набрала номер подруги. - Что случилось? - Первое что, сказала она, взяв трубку. - Ничего. - То есть ты звонишь мне в двенадцатом часу ночи, чтобы сказать, что ничего не случилось? - Она шептала и кричала одновременно, это было смешно, особенно учитывая ее писклявый голосок. - Прости, я просто подавлена. И мне нужно с кем-то поговорить. Ну, точнее не с кем-то, а с тобой. Мне нужен совет. Я рассказала Снежане о своих маленьких приключениях в столице. Подруга молча слушала меня и только, иногда чавкала чем-то в трубку и 'угукала'. - Ты серьезно, женщина? О, Господь. Спусти это дитя на землю. - Она начала завывать, и я даже представила, как она сидит на диване, вознеся руки к потолку. - Прекрати. - Ты, блин, вообще понимаешь, что отшила богатого красивого чувака, который собирается купить твои картины. Или собирался купить их. Ты ведь улавливаешь смысл слов: красивый, богатый, купить? - Конечно, улавливаю. - Ты просто, блин.. аа - Завопила она. - Я знаю, можешь не продолжать. Я абсолютно невменяемая истеричка. - Нет, подруга, ты абсолютная идиотка. - Голос Снежаны стал серьезным, и весь разговор в целом сменил обстановку. - Что я должна была делать? У меня есть Денис, и ты знаешь это. - Ты не должна быть дурой. Твой Денис никогда не узнает об этом парне из Москвы. Люди умудряются изменять друг другу с соседом по лестничной площадке, а вы сейчас на расстоянии в сотни километров. - Я не собираюсь изменять своему мужу. - Ты ведь уже целовалась с этим парнем. - Это не совсем то.. И я об этом жалею. Слушай, чувствую себя теперь дерьмово. - Я бы на твоем месте воспользовалась этим шансом, жаль, что мне не попадаются красавцы итальянцы. Красивый роман, легкие деньги.. ээх. - Ты выставляешь все так, будто я тут в шоколаде купаюсь. - Я ничего такого не говорю. Просто, подумай, переспи с этой мыслью. Вспомни Алису, ты ведь, радии нее туда поехала. Тебе нужен этот парень. К тому же, он тебе нравится. - Я этого не говорила. - Но дала понять. Я слишком хорошо тебя знаю, Лер. Просто плыви по течению. Я бы сказала тебе, хватай мужика, пока горяченький, но это же ты.. Так что, просто плыви и ни о чем не думай. - Ты меня убиваешь. - Я тяжело вздохнула. - Ладно, спасибо тебе, мне реально полегчало. Я, правда, не решила, что делать, но мне легче от того, что я на кого-то это выплеснула. Как у тебя дела? - У меня? Пфф.. Поверь, моя жизнь куда скучнее твоей. Все, как всегда, салон, дом, дом, салон. И вот хоть бы, какой-нибудь, даже замухрышечный итальяшка посмотрел в мою сторону. - Забирай моего. - Мм.. Ты уже говоришь 'моего', мне эта нравится. - Фу прекрати, ненавижу тебя. - Мы обе засмеялись, а потом притихли. В телефонной трубке, что-то зашуршало, и я услышала чей-то посторонний голос. - Лерусь, я бы с тобой еще поболтала.. но.. - Ты не одна? О, Боги. Прости меня, я не знала. Кто он? -Эй! Что ты там себе надумала. Я просто, делаю педикюр, и знаешь, моя нога, находящаяся в тазу с теплой водой сорок минут, уже превратилась в гармошку. - Ладно, ладно. Я поняла.. - Я серьезно! Нет никого. - Пока, пока. - Я сбросила вызов и плюхнулась на кровать. Улыбка поплыла по моему лицу, Снежанна - мой Ангел Хранитель. Все эти дни я умирала от одиночества и стоило мне, поговорить с ней, все как рукой сняло, ну почти все.. Проблемы остались, но я почему-то чувствую, что я с ними не один на один. Глава 21 Кирилл Я бродил по залу, до начала аукциона, рассматривая картины Леры. Как получилось, что мы снова встретились? Встретились здесь, спустя столько лет. Мы умудрялись избегать друг друга, учитывая то, что наши родители живут вместе. Невозможно глупо оказаться лицом к лицу сейчас. По правде говоря, я думал, она никогда не выберется из той дыры. Будет малевать картинки, сидя в четырех стенах и рожать Дэну спиногрызов. - Красиво. Я обернулся, позади стояла Софи. - А, ничего особенного, мазня. - Ты чем-то расстроен? Она подошла ближе и, положив голову мне на плечо, полезла своей маленькой рукой ко мне в штаны. Я остановил ее. - Ты спятила? - В чем дело? Здесь никого нет. - Это не значит, что мы должны.. Господи, просто веди себя подобающе. - Я понимаю, ты взволнован. Я думаю, ты занимаешься не своим делом. - Тебе стоит меньше думать. - Мы могли бы вернуться домой, в штаты, ты бы занимался тем, что тебе нравится. - Мне нравится то, чем я занимаюсь здесь, Софи, тебе нужно прекратить постоянно говорить об Америке. Мы вернемся, но не сейчас. Софи права, я взволнован и как-то по странному рассеян. Это первый аукцион, первое мероприятие за которое я вроде как несу ответственность, и я абсолютно ни черта не понимаю в этом. Хотя, наверное, об этом вообще не стоит волноваться, ничего серьезного я здесь не вижу. Купи-продай? Разве я не спец в этом? - О, привет. - Софи восторженно с кем-то поздоровалась, я обернулся и увидел в дверях Леру. Крепко сжимая маленькую сумочку в руке, она неуверенно шагнула вперед. Она выглядела красиво, и взволнованно, кажется еще больше моего. Тонкая черная ткань платья плотно облегало ее фигуру, я сглотнул, с надеждой на то, что никто этого не заметил. - Добрый день. - Она натянуто улыбнулась, и я готов поклясться, что глядя на меня, ее на мгновение перекосило. Очень мило с ее стороны, учитывая то, что воротить должно меня, но я ведь стараюсь держать нейтралитет. - Ты рано. - Я не смотрел на Леру, но даже боковым зрением, заметил, что она подкатила глаза. - Извините, если помешала. Интересно, что она имеет ввиду под 'помешала'? Надеюсь, она не видела, как Софи лезла ко мне в штаны. Хотя..На самом деле, мне плевать, что она видела, просто это должно быть выглядело не особо прилично. Раз я должен воспринимать Леру, как делового партнера, это должно было быть неловко, но в действительности, это же Лера, так что мне действительно, плевать. - Милая прическа. Ермакова быстро провела рукой по своим теперь уже коротким волосам, так будто сама еще не привыкла к ним. Поразительно, что она отрезала их, не думал, что она когда-либо сможет это сделать. - Почему ты здесь? - Спрашиваю я, сам не зная зачем. Разве мне интересно, почему она приперлась раньше времени? - Хотела убедиться, что все в порядке. - Все в порядке, как видишь. - Красивые, правда? - Софи смотрит то на картины, то на Леру, которая кажется, чувствует себя не в своей тарелке, но старается держаться уверенно. Глядя на нее, мне кажется, что ее все так же легко подавить, как и раньше. - Кир называет это мазней, я не совсем понимаю, что это значит, но звучит не очень хорошо. - Продолжает моя девушка, которой бы следовало заткнуться. Я вижу, как Лера напрягается, она и вовсе становится похожа на натянутую струну. Софи знала, чьи это работы, она нарочно процитировала мое мнение, но не понимаю зачем. Это вызывает во мне разные эмоции. Хочется сказать, что это не правда, я так не думаю, но я молчу, как болван, сжимая руку в кулак, подавляя желание придушить Софи. Я как бы должен помочь Лере, но вместо этого, я оскорбляю ее творчество, которому она посвящала всю свою жизнь. И мне хорошо это известно. Не то что бы, в моих интересах помогать этой девушке, я просто знаю, для чего она это делает, и я почему-то не могу быть к этому равнодушен, иначе Ермакова пошла бы ко всем чертям. Глава 22 Лера Мазня? Серьезно? Ничего более умного он не мог сказать? Меня задело это, я даже больше скажу, я разозлилась, но показывать этого не собиралась. Я злилась не на Кирилла, точнее можно было бы подумать, что я злюсь на него, потому что это просто он, но на самом деле, меня бы задел любой плохой комментарий в сторону моих картин, от любого человека, не обязательно это должно исходить от Романова. - Извините. Пойду подышу воздухом. - Я окинула Кирилла пронзительным быстрым взглядом и пошла к выходу. Эта парочка лишает меня кислорода. - Не задерживайся там, скоро начало. Есть сэр. Боже мой, мне кажется, я невыносима, сама для себя. Я промолчала, но все внутри меня подталкивало меня к тому, чтобы сказать какую-то гадость. С тех пор как я приехала в Москву, мои нервные клетки нуждаются в поддержке. Я вышла на улицу, легкий ветер ласкал мое лицо, колыша мелкие пряди волос, так приятно, расслабляюще. Закрыв глаза, я выдохнула. Все это так напрягает, хочется, чтобы скорее все закончилось, и я вернулась домой. Достав из сумочки мобильник, я открыла 'галерею' и нашла фотографию Алисы. Кажется, все только начинается, дружок. Я вспоминаю ради чего я здесь, и это придает мне уверенности. Если все пойдет, как нужно, то в скором времени я вернусь в Волгоград и отправлю Алису в Израиль на лечение. Эта мысль греет мне душу. Ко входу подъехал знакомый 'Рендж Ровер', конечно это мог быть кто угодно, но я знала, кто именно. В одно и то же время, я напряглась и облегченно выдохнула. Я не буду здесь одна, это хорошо, но хорошо ли, что моим спутником окажется Андре? - Привет. - Привет. Меня ждешь? - Андре игриво вскинул бровь и это как бы должно подразумевать шутку? Или нет? - Не обольщайся. - Я постаралась ответить столь же игриво, хотя настроения для этого совершенно не было. - Почему ты здесь стоишь? - Там еще никого нет. - Ну.. раз я здесь. Надеюсь, тебе не будет слишком скучно. Я улыбнулась. - Спасибо, что ты здесь. - Это в моих интересах, помнишь? Я люблю искусство. - Да, я знаю, просто я действительно рада, что ты здесь. - Могла бы этого не говорить. - Он уставился на меня, его взгляд говорил о том, что я, я действительно, не должна была этого произносить. - Я просто говорю, что чувствую, я благодарна тебе. Я бы была благодарна любому, кто бы избавил меня от позора одиночества и сверлящих взглядов Романова и его фифы. Это не касается конкретно Андре, хотя он привлекает меня, есть в нем что-то завораживающее. - Пойдем? - Ага. Зал постепенно начал заполняться, кто-то рассаживался по местам, кто-то еще бродил, разглядывая картины, висящие на стене. Заметив Романова, Андре направился в его сторону. Черт. Я натянула улыбку и уверенной походкой пошла вслед за ним. Мужчины пожали друг другу руки. Кирилл одарил меня недовольным взглядом. Я помню о нашем разговоре, помню, что он говорил держаться подальше от Андре, и кажется, ему не нравится то, что я здесь с ним. - Думаю, уже пора садиться по местам. - Романов взглянул на часы, потом на меня, а затем на Андре. - У меня третий ряд. Идем? Я быстро улыбаюсь и следую за Итальянцем, но тут же меня перехватывает чья-то рука. Как давно я не ощущала этой руки, это так по странному знакомо и в то же время безумно чуждо. Я сохраняю невозмутимое выражение лица, Романов тоже пялится на меня, как обезумевший, а потом резко отпускает мою руку. Кажется, он сам и не понял, что сделал. - Ты остаешься здесь. - То есть? - То есть, ты не можешь сидеть с участниками аукциона. Ты остаешься здесь, вместе со всеми организаторами. - И Софи. - Бормочу я. Казалось, я лишь только подумала об этом, но на самом деле я произнесла имя этой барышни вслух. - И Софи. Какие-то проблемы? - Конечно, нет, никаких проблем. - Вот и замечательно. Ага, как же, замечательно. Пригласив Андре, я хотела избавиться от общества Романова и теперь получается, что в любом случае он будет находиться рядом, да еще и она.. Я все еще не привыкла к тому, что мы как бы снова, общаемся..? Это все еще странно и неловко. Когда все начинается, зал аплодирует ведущему. Мы стоим почти у сцены за узким круглым высоким столиком, я чувствую себя не в своей тарелке. Когда проходит официант я хватаю с подноса бокал, вслед за этим я вижу взгляд Кирилла проследовавший всю траекторию движения бокала, направляющегося от стола до моего рта. Чувствую себя малолеткой под грозным 'прицелом' папочки. Фу. Я демонстративно делаю большой глоток шампанского и ставлю бокал на стол, Романов отворачивается, снова возвращаясь к шушуканью со своей американской подружкой. Я почти не слушаю, что происходит вокруг, в голове словно какие-то помехи, позволяющие воспринимать лишь часть информации. Я была взвинчена и если честно, ужасно хотелось положить всему этому конец и вернуться в гостиницу, но я должна была дождаться хотя бы торгов своей картины. Мельком я услышала, что уже были проданы четыре или пять картин итальянского, немецкого и еще каких-то художников. Крайний передо мной был японец Чу Хан Ли, его абстракция 'ушла' за триста долларов, что весьма неплохо, для размытых по полотну красок. - Валерия Филатова. - Когда называют мое имя, внутри меня натягивается невидимая струна. Я беру еще один бокал с шампанским. - Стартовая цена картины 'Младенец на руках матери', десять тысяч рублей. Что? Я захлебываю шампанское и в тот же момент чуть не давлюсь им. Каракули японца впихнули за триста баксов. Что не так с этими людьми? Какая-то женщина поднял свою табличку, она согласна с десятью тысячами. - Десять тысяч раз, десять тысяч два.. Оу, пятьдесят тысяч. Я нахожу глазами Андре и вижу поднятую табличку в его руке, он предлагает пятьдесят тысяч за мою картину. Я сглатываю ком, подкатывающий к горлу. Это чертовски несправедливо. Я смотрю на Романова, меня обдает словно кипятком, когда наши взгляды сталкиваются. Я так зла, что хочу его убить. Он продолжает смотреть, у меня из носа чуть ли уже не исходит дым, как у дракона. Жестом головы я намекаю этому ублюдку, что нужно поговорить. Я иду в конец зала, Кирилл следует за мной. - Ты совсем охренел, Романов? Мы останавливаемся у стены, почти возле входа в выставочный зал. - В чем дело? - Не смотри на меня так, будто не понимаешь. - Не темни, Ермакова. То как он называет меня, возрождает во мне чувство ностальгии, о том, какими мы были раньше, лучшими друзьями, безумными врагами, мимолетными любовниками. Все это лишь на мгновение, пока я снова не окунаюсь в глубину его наглых бегающих глаз. - Десять тысяч, ты серьезно? - Ах, ты из-за этого? - Конечно, черт возьми. Я и без тебя могла бы продать свои работы куда дороже. - Ну, в этом я сомневаюсь. Ты не гребанный Пикассо, я не могу поставить на твою.. - Твою что? А? Мою мазню? Давай говори, не стесняйся. - Мне жаль, что ты услышала это от Софи, ты знаешь, что я так не думаю. Я хотел сказать, что не имею права просить за твои картины больше, это старт, все остальное меня не касается. Я отчаянно усмехаюсь. С кем и о чем я вообще говорю? Он же ненавидит меня, это очевидно. Его гордость не позволяет признать тот факт, что я кинула его. Как же хочется плюнуть ему в лицо. Если бы он только знал, как важно для меня продать мои работы.. Но я уверена, ему плевать. - Я знала, что от тебя никакой помощи. - Что? Твою картинку сейчас забрали за пятьдесят тысяч. Чем ты не довольна. - Это не то, что мне нужно. - Ты требуешь невозможное. - Просто признай, что моя неудача принесла тебе удовольствие, ты ведь только этого и ждал. - Ты пьяна? - Нет, я серьезно, признай это, и мы навсегда разойдемся. Я же бросила тебя, ты мстишь. - Ты смешна, прошло четыре года, мне плевать. Я знаю, что он лжет, может мы и не виделись несколько лет, но я слишком хорошо знаю этого человека, и я не настолько глупа, как раньше. - Ох, тебе, с твоей то гордостью? Ставлю сотню баксов на то, что с тех пор, как мы здесь встретились, ты спишь и видишь, как отравить мою жизнь. - Ты проиграла сотню, мир не крутится вокруг тебя. Странно, что ты все еще помнишь о том, что было раньше. Его голос низкий и спокойный, взгляд выражает серьезность и.. сожаление? Жалость? Он, что жалеет меня? Господи, кто постоянно тянет меня за язык? Меня словно помоями облили. О чем я думаю? Я медленно сглатываю и краем глаза замечаю идущую к нам Софи. Она виляет бедрами так, словно их сейчас разнесет в разные стороны. - Все хорошо? Мне хочется горько засмеяться с ее дурацкого акцента, но я этого не делаю. - Да, да, небольшие разногласия в делах. - Я окидываю Кирилла ненавистным взглядом, а потом натягиваю улыбку, глядя на Софи. - Хочешь выпить? У меня здесь совсем нет друзей, а пить в одиночку.. Кир говорит, что это алкого.. Фак, не могу вспомнить это слово. - Алкоголизм. - Да, верно. Так что? Выпьем? - Конечно. - Я неохотно соглашаюсь. Сама не знаю для чего. Они бесят меня, но я настолько расстроена ситуацией, что не откажусь от пары бокалов шампанского или чего покрепче, пусть даже в компании этой барби. Глава 23 Лера Я почти не слушала эту девушку, она слишком много болтает и я мало, что понимаю с ее акцентом. Каждый мой намек на то, что я не хочу ее слушать не увенчался успехом. Такое чувство, что я она меня испытывает. Два бокала шампанского и я уже чуть ли не слышу интимные подробности ее жизни с Романовым. Будь я уверена, что Софи не такая тупая, как кажется, я бы подумала, что она пытается заставить меня ревновать или завидовать. Это раздражает еще больше, чем факт того, что я действительно могу завидовать всему этому. Их поездкам к морю, домику на берегу озера прошлым летом, двухмесячному путешествию по Европе. Дело в том, что мы с Денисом не такие, как они, и мне не нужна Европа или домик у озера, я хочу быть важной, хочу, чтобы на меня смотрели так, будто я единственное, что имеет значение, я ощущала это раньше, я была счастлива, зная это и видя каждый день. Я не знаю, какие на самом деле отношения у Софи и Кирилла, но я думаю она важна ему, он видит ее, замечает, это важно. Глазами я бродила по залу, ушами пыталась уловить пьяные откровения Софи. Я зла и рассержена, мне нужен Андре. Я хочу уйти, но гордость не позволяет мне сделать это в одиночестве. Чувствую себя маленьким беззащитным ребенком, случайно попавшим в клетку со львами. Я ненавижу это чувство. Часть меня кричит: 'Лера, тебя не должно быть здесь, возвращайся домой, сохрани семью, будь той, кем была всегда', а другая моя часть не пытается быть правильной, она просто орет: 'Пошли к черту эту суку, это твое место, твоя сделка, твои деньги, сделай все, чтобы получить их'. Я хочу поступать правильно, но разве это будет так, если от всего откажусь, вернусь домой и даже не попытаюсь спасти жизнь ребенку, которого так полюбила? Одно, я знаю точно: я не смогу жить, зная, что не сделала все возможное для Алисы. У этой девочки нет никого кроме меня, мой муж отказывается помогать, поэтому я должна плюнуть на все своипринципы и сделать всё, что необходимо. Я не нашла Андре в зале, интересно, почему он ушел? Он купил мою картину, я должна была, хотя бы поблагодарить? В чем заключается вопрос, я так и не поняла. Я полна противоречий. Почему Андре купил ее? Почему он купил ее за пятьдесят тысяч, когда мог забрать ее в пять раз дешевле? 'Заткнись и получи свои деньги' - Мой внутренний голос прав. Но почему, я чувствую себя так, будто кому-то что-то должна? Дерьмо..Какое мне дело до Андре? У меня есть деньги, не много, но для начала, я согласна и на такое, это лучше, чем ничего. Я не получу больше, обвешав своими работами 'Жемчужину' - фонд помощи детям, который подарил мне Денис, и который все еще даже по документам не принадлежит мне. Отличный подарок. Как не кстати, меня ведь даже посещали мысли, продать его, но мой муж, скорее перережет себе глотку, чем позволит этому произойти. Он думает я глупа и зависима, он боялся потерять меня и сунул мне этот фонд, будто это то, что меня может держать. Так кто из нас глупец? Я безмерно благодарна Денису за этот подарок, но это не то, что держит меня рядом с ним. Софи продолжала что-то бормотать, но я резко осекла ее. - Мне нужно идти. Голова болит. - Я не закончила фразу, что крутилась у меня в голове: '. . От тебя болит голова, заткнись уже '. Я глубоко надеюсь, что это прозвучало более, чем понятно. - Уже? - Она усмехается и корчится, как идиотка, болтая 'ватной' рукой из стороны в сторону, будто марионетка, которую дергает за веревочки кукловод с приступом эпилепсии. - Извини. Я очень слаба на алкоголь. - Выдавливаю я. Пф, я могу выпить больше, гораздо больше, и я, должно быть не буду выглядеть так по-идиотски, как эта барышня. - Я думала нам весело. Я тебя утомила? - Нет, ну что ты Софи, мне было очень приятно с тобой.. побеседовать. Ненавижу лицемерить, но портить отношения с пассией Романова, мне не хочется. Я пошлю ее на все четыре стороны, а что потом? Этот кретин в следующий раз продаст мою картину за десять долларов? Нет уж, спасибо. Этот свин всегда знал куда поднажать, чтобы все испортить. Кто-то коснулся моего плеча, я обернулась. Андре. Его глаза излучали огонь, его улыбка отражала день и ночь в одном лице, его манеры могли сразить наповал. - Софи. - Он аккуратно взял ее руку и легонько коснулся ее своими губами. Он проделывал это раньше со мной, и видимо, еще с сотней девушек. Софи выглядела, как кошка в 'брачный период', я сделала вид, что ничего не заметила, еще чуть-чуть и она начнет мурлыкать. Я хотела намекнуть Андре, что хочу уйти, уйти с ним, но теперь мне стало неловко, мы ведь даже не друзья. Я слишком много о себе думаю, и придумываю разные глупости на свой счет. - Мне нужно идти. - Говорю я. - Ты уходишь? - Андре хмурится. - Да, голова разболелась от шампанского. - Ты в порядке? - Он прикасается ко мне, ненавязчиво, как бы этого нет. - Да, все хорошо. - Я провожу тебя. - Не хотелось бы тебя беспокоить. - Не говори глупости. Я молча кивнула и улыбнулась, и мы направились к холлу. Рука Андре слегка касалась моей талии, как бы обозначая: 'Это пока не моя территория, но я подготавливаю почву'. Мне не нравилось это, но мне нравилось чувство некой защищенности, словно в клетку со львами кто-то пришел мне на защиту. Кстати о львах, краем глаза я уловила взор Романова косящегося в нашу сторону. Он разговаривал с каким-то важно-надутым мужиком, и этот разговор был похож на наш с Софи. Кириллу, верояино, было не очень-то интересно слушать байки этого хрыча. Он не сводил с нас глаз, пока мы с Андре не скрылись за дверями картинного зала. - Я хотела поблагодарить тебя. - Хм.. Мы остановились, глаза Андре излучали тепло, это немного сбивало с толку, слишком давно никто не смотрел на меня так, я даже забыла каково это. Оказывается, я не замечала, что Денис не смотрит на меня так же. У нас были проблемы, но я всегда относилась к ним поверхностно, я считала, что это не касается наших чувств. - Я о картине, которую ты купил. На самом деле, я должна была сказать, что тебе не стоит этого делать для меня, но знай, что мне это важно.. - Тсс.. - Он приложил указательный палец к моим губам, а потом нежно провел рукой по моей щеке. - Ты не должна ничего говорить, мне нравятся твои картины, я купил ее для своей матушки, уверен, что ей понравится. Я улыбнулась. - Ты знаешь, как поднять настроение художнику. - Я надеюсь, что знаю, как поднять настроение прекрасной девушке. Он слишком милый, и симпатичный, я бы не сказала, что супер - красавчик, но его обаяние, делает его чуть ли не идеальным мужчиной. Мне это не нравится и нравится одновременно. Разве такие бывают? Я не могу на это купиться. 'Хватай пока горяченький, дура' - шепчет мое сознание. 'Ты здесь не за тем, чтобы крутить романы на стороне, идиотка' - слышу я более громче. О, Господи, конечно же, нет. Я - это цель. Цель - получить деньги. Я должна четко осознавать границы своей миссии. Андре снова трогает мое лицо, я немного отстраняюсь, мне некомфортно. Позади нас появляется Кирилл, я слышу его шаги, и словно чувствую его наэлектризованность. Он прочищает горло, как бы намекая 'Эй вы тут, я не мешаю?'. Мешаешь. Хотя, может и к лучшему, что он подошел. Взгляд моего привлекательного собеседника сразу обострился, романтик - Андре исчез, появился Андре - 'чего ты хочешь, смертный?'. Это льстило, пусть кое-кто знает, что я здесь не одинокая овечка. - Мы можем поговорить? - Даже без называния имен, я знала, к кому обращается Романов. В этот момент я позволила себе обернуться. Кирилл взял меня за предплечье и повел в дальний угол длинного коридора. Понятия не имею, что ему от меня нужно, но он явно взбешен. Романов потер переносицу, а затем перевел руку к мочке своего уха. Выглядел он напряженно. - Ты.. ты с ним трахаешься? - Я похожа на легкодоступную? А вообще это не твое дело. Этот вопрос немного шокирует, это не то, что я ожидала услышать. Оскорбления, упреки, указы? Да. Но не это. - Ладно, на самом деле это не то, что я хотел сказать. Просто вырвалось, из любопытства. Ага, конечно. Он замолкает, я жду. - На самом деле, если ты, действительно, спишь с ним, нам придется попрощаться. - И что это значит? - Я хочу сказать, что наша галерея отказывает тебе в сотрудничестве. - Ты охренел, Романов? - Ну зачем же так официально. Он издевается. Я закипаю изнутри, от злости. Этого стоило ожидать, его эго не может простить мне того, что я сделала четыре года назад. Я хочу сказать, что не сплю с Андре, но язык не поворачивается, я не хочу выглядеть так, будто оправдываюсь. Да и вообще, какое это имеет отношение к делу? Я думаю спросить лишь об этом. Если уж он решил разорвать договор, пусть думает, что мы с Андре действительно любовники. - Извини, но какое отношение к работе имеет моя личная жизнь? - Никакой. - Он лениво пожал плечами, засовывая руки в карманы брюк. - Ты просто связалась не с тем человеком. - Ты бесишься, потому что я 'связалась', как ты говоришь, с кем-то на твоих глазах. - Тебе нравится так думать. Я вижу усмешку на его лице. - А это не так? Ну давай, скажи, что тебя до сих пор не гложет то, что я тебя бросила, тебя Кирилла Романова, одного, в постели, со всей твоей гордостью, напыщенностью и высокомерием. - Я стараюсь вложить в слова, как можно больше 'яда', и я думаю, у меня это получается, потому что желваки на лице Романова уже начинают играть. Он злится, я счастлива. - Человек, с которым ты спишь, использует тебя. Думаешь очаровала его? Не смеши. У него десятки таких провинциальных дурочек, ты просто попалась ему под руку. Вроде бы милая, симпатичная.. дурочка. - Последнее слово он выделяет, как можно четче. - Он здесь не ради твоих картин, и уж точно не ради тебя. Ха, да он ревнует. Один - один. Я уколола его, он пытается уколоть меня, но дело в том, что мне плевать. - В общем, я дико извиняюсь. - Он иронизирует. Мне хочется его ударить. - Я.. Мы отказываемся работать с тобой. Зайди завтра в мой кабинет, после полудня, подпишешь нужные бумаги. Ожидаемо. Или нет? По правде говоря, я последнее время не думала о том, что такой момент может настать. И в этот момент я ненавидела Романова каждой клеточкой своего тела. Он мог говорить мне все, что угодно, делать все, что угодно, но сейчас это не касается лично меня, я думала, что он не мог поступить так, но я ошиблась. Мы были друзьями.. Я любила его, любила своей дурацкой извращенной любовью измученной глупой девочки, я отказалась от его больной любви, а теперь он пытается мне об этом напомнить. Я смотрю на него, с презрением. Даю понять, что все, что сейчас произошло, вполне ожидаемо, в его стиле. 'Голову выше, зануда. Дай ему под яйца и уходи'. 'Ты должна получить деньги для Алисы любым способом, заставь его передумать, он нужен тебе'. 'Ему нравится видеть твою боль, ему нравится всем управлять, нравится быть выше других, знать, что он выше тебя. Шли его ко всем чертям и уходи. Я - противоречие, я - обида, я - ненависть. Я не стану просить. Его глаза будто намекают: 'Попроси, я хочу, чтобы ты попросила'. Я не дам ему этого. - Да пошел ты, Романов. - Я разворачиваюсь и шагаю в сторону Андре, который все еще ждет меня, облокотившись на стену. Все это время он наблюдал за нами, но надеюсь, не слышал моего позора. - Завтра, после обеда, Лера. - Слышу я вслед. Он называет меня по имени. В любой другой раз это бы сработало, но не сегодня. Его голос, словно ласкает каждую букву моего имени, звучит приятно и в то же время мерзко. Я ухожу с чувством безысходности и осознанием чужого превосходства, превосходства Кирилла, который снова пытается контролировать меня, иметь надо мною власть. Это низко, подло. Я бы сказала 'даже для него', но нет, для него - это нормально. Глава 24 Лера Вчера Андре проводил меня до гостиницы, намекнув на "очевидное". Я не хотела его приглашать к себе и намекнула на свое очевидное и в итоге получила очередное приглашение на свидание, или на недосвидание, не знаю, как это у нас называется. Андре привлекательный мужчина, жутко обаятельный, но интересует он меня больше в деловых целях. Снежана говорит, что я должна переспать с ним. Она анализирует ситуацию издалека, не видя ее и не зная. Но из моих рассказов, подруга решила, что я должна отдаться ему ради выгоды, ну и получить толику удовольствия, даже на стороне. Этого не будет. Утром я поговорила по телефону с Алиской и даже удалось услышать Дениса, который, по его словам планирует приехать в Москву к концу недели. Я, честно говоря, ему не верю. Слышать голос Алисы одно удовольствие, я долго не видела ее, и ужасно соскучилась, и она тоже. Она сказала, что ждет меня, а я пообещала ей, что скоро вернусь. Она грустит, но понимает, почему мне пришлось уехать. Я останусь здесь, до тех пор пока время позволит мне добиться нужных результатов. Признаюсь, мне страшно, но я скрываю это очень часто, даже от самой себя. Я боюсь, что ничего не получится. Денис отказывается помогать мне, а обратиться мне больше не к кому. Я не из тех, кому приходится умолять, но если будет нужно, я это сделаю. Когда вернусь домой, задействую остальные плановые ресурсы для получения денег. Мой фонд продолжает работать, мы собираем средства, но их, конечно же недостаточно, и я готова многое сделать для того, чтобы это 'недостаточно' переросло в 'достаточно'. Я не сдаюсь, Романов мог отшить меня и мои картины, но я не собираюсь уступать. Дружба, как и война с этим человеком, меня кое-чему научила. Он не делает ничего просто так. Я могу сыграть на нем. Он мог играть на мне, а я не осознавала, что я делаю не так. Я знаю, что прошло много времени, но я не верю, что у Кирилла на меня ничего нет, я задела его самолюбие. Я думаю, у меня есть шанс вернуть все на свои места. Я намерена пойти к Романову, как он и сказал, после полудня. И заставить его сотрудничать, на моих условиях. *** Кирилл Я смотрю на часы, не понятно зачем, я смотрел на них уже трижды за последние пять минут. Она опаздывает. Если бы я не знал ее так хорошо, я бы не дергался. Дело в том, что я не уверен, что Лера придет. Она может плюнуть на картины, на галерею, на все, что я ей сказал, она может вернуться домой. Меня должно это волновать? Я не знаю. Должно бы. Я не этого хотел. Итальянец не внушает доверия, крутится здесь, что-то вынюхивает. Он темная лошадка, он не купил еще ни одной картины, как планировал, кроме той, что отхапал на аукционе. Небось хотел ублажить ее хозяйку. Действительно ли у них что-то есть? Это не мое дело. Но я должен быть уверен, что это не отразится на мне. Слишком знакомая и приторная физиономия у этого типа. Я не хочу, чтобы он каким-то образом разнюхивал здесь что-то. Я возможно и параноик, но чую неладное. Не хочу, чтобы Лера путалась с ним. Я ненавижу, когда опаздывают, тем более если это касается ее. Я думаю, она забила на все это или же намеренно не пришла, считая, что я блефую. Я не блефовал, в какой-то степени. Я действительно готов отвернуться от Леры, если это каким-то образом может навредить мне, но я пока сам в этом не уверен. Она сама виновата в своих неудачах. Я не собираюсь ей мстить, это глупо, по-детски. Я не забыл свое прошлое, но окунаться в него не имеет смысла. Я мог бы скинуть ее на своего дядюшку, который благополучно вернул свою старую задницу из отпуска, но я хочу быть глазами и ушами этого места, пока эта женщина здесь. Точнее, пока этот Андре ошивается здесь. Я всегда начеку. Сейчас я взбешен. Я даже не заметил, как начал дергать ногой и стучать пальцем по столу. Стоп. Мне нужно расслабиться. Сейчас бы мне сюда Софи, она знает, как снять мое напряжение, и при этом точно знает, как вывести меня из себя. Женщины. Мысли о Софи, заставляют меня вспомнить о ее нытье о свадьбе, и возвращении домой. Ее дом - штаты, мой - нет, теперь уж точно нет. Туда я не вернусь, но ей не обязательно об этом знать, никому не обязательно. Дверь открывается, я поднимаю голову и вижу Леру. Все-таки пришла. На ней бледно-розовая атласная блузка и черная облегающая юбка выше колена. Она идет грациозной уверенной походкой, цокая по полу каблуками. Выглядит самодовольно, чего я не ожидал. Вчера от Леры веяло зажатостью и злобой, даже ничего не говоря, я понимал, что она готова прибить меня в любую секунду. Я имел над ней влияние и ей это не понравилось. Я не утруждаю себя, чтобы встать или даже поздороваться с ней, она тоже молчит, мы смотрим друг на друга несколько секунд, затем она возвращается к двери. Я напрягаюсь, какого хрена, она делает. Я думал, она собирается уйти, но она лишь поворачивает замок, я слышу щелчок. Дверь заперта. Лера возвращается, на этот раз она подходит ближе, упирается обеими руками в стол, слегка наклоняется и смотрит на меня. Наконец она отстраняется, и начинает ходить по моему кабинету, нагло все рассматривая. - Я знаю, чего ты добиваешься. - Она заговаривает первой. - Чего же? Мы вступаем в диалог. Это похоже на какую-то игру, только я пока не знаю ее правил. Лера расхаживает по кабинету, она не смотрит на меня, а я отслеживаю каждое ее движение. Я не узнаю ее. От нее несет уверенностью и наглостью, меня это привлекает, и в то же время раздражает. - Контроль. - Говорит она. - Тебе нравится все контролировать. Она снова упирается руками в стол, наклонившись ко мне. - Возможно. Это правда, я ненавижу, когда все идет не так, как я планировал, не люблю сюрпризы или внепланово сложившееся ситуации. - Но не в этот раз. Я не понимаю, о чем говорит эта женщина, я просто смотрю на нее, с желанием узнать, о чем она думает. - Ты опоздала, я долго ждал те.. - Заткнись. - Перебивает она, я издаю случайно вырвавшийся смешок. Она определенно не тот человек с которым я разговаривал вчера. Лера испепеляет меня взглядом и снова отходит. Она делает шаг назад, не отрывая от меня своих глаз. Когда ее пальцы дотрагиваются до верхних пуговиц ее блузки, я ухмыляюсь. Что она делает? Через минуту тонкая, вероятно, шелковая ткань скользит по ее плечам и блуза падает на пол. Я наблюдаю за этим. Что она делает? Какой реакции ждет? Она что предлагает себя? Ее руки скользят к молнии на юбке. Мне хочется встать и прекратить это, но я продолжаю смотреть на ее красивые изгибы тела, которые со временем стали только лучше. Ее упругая небольшая грудь, виднеющаяся из-под черного кружевного лифчика, словно смотрит на меня и зовет. Кажется, я сглатываю непонятный ком, образовавшийся в горле. Мои глаза возвращаются к лицу Леры, ее самодовольному лицу, я прихожу в себя. Ее юбка падает на пол в тот самый момент, когда я подскакиваю с кресла. Я взбешен. *** Лера Я точно знаю, чего хочу, а вот он, видимо, нет. Любит держать все в узде? Окей, пусть контролирует меня сейчас, пусть контролирует себя, пусть попробует. Я медленно снимаю с себя рубашку и наблюдаю за Романовым. Он заинтересован, меня это устраивает. Я делаю все, как можно медленней, наблюдая за реакцией Кирилла. Что он собирается делать? Так и дальше смотреть? Я перехожу к юбке. Мое кружевное белье так и кричит о сексе, я специально надела его сегодня, Денису оно нравится, значит этому понравится тоже, мозг то у них в одном месте, когда дело доходит до раздеваний. Снежана говорит, что когда дело доходит до сисек, мозг мужика умирает, в этом наше преимущество. С помощью секса можно взять под контроль даже самого упертого барана. Романов резко встает, и идет ко мне. А я уж не ждала. Внутри меня все натягивается, с каждым его шагом. Кажется, он заполняет собой все помещение, и мне больше не хватает в нем места. Не знаю на что, я готова пойти дальше, но я планирую довести все до решающего момента, когда ситуация будет у меня в руках, когда последнее слово будет за мной. Движения Романова плавные, но четкие. Я замечаю, что две верхние пуговицы его рубашки расстегнуты. Когда он успел это сделать? Или же они уже были в таком виде, когда я пришла? Я возвращаю взгляд его лицу. Оно расслабленно, я вижу знакомые черты и глаза, мы так близко, что я могу разглядеть каждую мелкую морщинку в уголке его глаз. Я поднимаю руку и легонько, пальцами касаюсь его щеки, он хмурится. Так давно не ощущала его кожи своими руками. Каково это снова прикоснуться к нему? Странное ощущение. Это похоже на то, когда ты ощущаешь какой-то запах и он невольно напоминает тебе о чем-то в прошлом, ты не можешь понять, что это за запах, откуда он, и что он тебе напоминает. Его брови все еще нахмурены, он изучает мое лицо, но при этом словно в чем-то сомневаясь. Я знаю, о чем он думает, он хочет меня. Женщина пришла к нему сама, сама сняла с себя одежду. Кто устоит? Я жду, что он будет делать дальше, чтобы рассчитать свои действия. Чувствую легкое прикосновение к своему обнаженному плечу. Громкий вздох чуть ли не вырывается из моей груди, но я остаюсь, как и прежде, уверенной, бросающей вызов. Я помню его руки, мы всегда прикасались друг к другу, даже после того, как наша дружба сошла на 'нет', всегда был такой момент, который бы заставил нас прикоснуться друг к другу, даже случайно. Делаю маленький шажок в его сторону, теперь мои туфли уже упираются в его, больше идти некуда. Несмотря на то, что я на каблуках, Кирилл все равно выше меня, поэтому мне приходится стать немного на носочки, чтобы дотянуться до его лица. Я вся дрожу, но он не знает об этом, потому что колотит меня изнутри. Я не понимаю, чего он ждет, я так близко, а он даже ничего не делает. Приближаюсь, с каждой секундой, медленно, уже чувствую его дыхание на своем лице. Складывается ощущение, что он даже ничего не делая берет меня в свою власть, я это ненавижу, поэтому блокирую своих внутренних чертиков, которые делают непонятно что при контакте с этим человеком. Я вижу взгляд хищника, желваки играют на его лице, и Романов жестко хватает меня за подбородок, с силой вздергивая его к верху. Он смотрит в мои глаза. Ха, он в бешенстве. Не то, что я ожидала. - Никогда. Слышишь. - Он сдавливает мое лицо еще сильнее, мне больно. - Никогда, снова не делай этого со мной. Я больше не мальчик, который будет облизываться при виде твоего милого личика. Так что, забудь. Романов резко отпускает меня, я слегка пошатываюсь. Он отворачивается, а потом снова смотрит меня, его глаза все еще горят злобой. - Что с тобой стало? - Говорит он, отступая назад. - Разве такую я тебя любил? - Кирилл указывает на меня, стоящую перед ним в одном нижнем белье. Его слова немного жалят изнутри, но я не подаю вида. Слышать о том, что он любил меня, это как проглотить ведро уксуса. Не смертельно, конечно, но так же ядовито больно. - Не нравлюсь, да? - Медленно перебирая ногами, я подхожу к нему. Откидываю все сомнения и размышления о прошлом. Плевать я хотела на его любовь, он сам все испортил, а я лишь сделала то, что должна была. Когда Кирилл в очередной раз пятится от меня, я прихожу в себя, чувствую себя грязной потаскухой, я должно быть, даже вызываю отвращение. Да, именно так он на меня смотрит, - с отвращением, теперь я поняла этот взгляд, который я запомню навсегда. Романов снова отворачивается, засунув руки в карманы брюк, он подходит к окну. - Одевайся и уходи. Я хотел поговорить, но честно говоря, на сегодня мне тебя хватит, не хочу тебя видеть. Все твои дела здесь, я беру на себя, можешь не появляться, пока все твои картины не будут проданы. - Ну нет, уж.. - Закрой рот, оденься и выметайся отсюда! - Развернувшись в пол оборота, он заорал так, что его должно быть было слышно в Волгограде. *** Кирилл Это было одним из лучших решений в моей жизни. Эта девушка может обмануть мой хренов член, но меня не провести. Я почти купился на этот дерьмовый маскарад, и я бы не выгнал ее, если бы так сильно не хотел. Она говорит мне о контроле, она права, и самое великое мое преимущество перед ней, это самоконтроль. Она хотела сбить меня с толку. Я непроницаем, пусть попробует с кем-то другим. Лера уже ушла, я не смотрел, как она одевалась, я вообще не мог смотреть на нее в таком виде. Я смог обернуться лишь тогда, когда уже услышал щелчок дверного замка, это означало, что она ушла. Полагаю, она получила то, что хотела, я не стал разрывать контракт, вот только она не знает, что я и не собирался. Я думаю, в какой-то степени, Лера презирает меня, но она все же пошла на то, на что пошла. Как далеко бы ее занесло, не выпроводи я ее? Действительно ли она готова была отдаться мне за этот чертов контракт? Нет, не хочу об этом думать. Та девушка, которую я знал, не дошла бы до такого. Я надеюсь. И все же ей удалось пробиться ко мне, она вызвала огромный поток злости внутри меня, потому что только так, я мог заставить себя перестать хотеть ее. Она стояла вся такая красивая передо мной и почти обнаженная, я даже позволил себе коснуться ее, это было ошибкой. Я был готов содрать с нее остатки одежды или же убить, я поступил правильно, с минимальным риском для обоих. Раздался телефонный звонок с незнакомого номера, я взял трубку, совершенно не ожидая услышать там то, что я услышал. На меня словно ведро кипятка вылили. Я был ошарашен. Все, что до этого происходило в этом офисе перемешалось с мыслью о том, что моя мать мертва. Я бы мог сказать, что не любил ее, но это не так, в этот момент я почувствовал это. Я рос с отцом, эта женщина почти забила на мое существование, ее больше привлекало скитание по миру с богатеньким хахалем, но несмотря на это, я любил ее, и я не могу передать своих чувств, нахлынувших в тот момент, когда я услышал, что ее больше нет. Глава 25 Лера Поразительно насколько можно быть жалкой и в то же время испытывать радость победы. Да, меня вышвырнули, но я победила, причем именно таким способом на который рассчитывала, мне не пришлось ни с кем спать. Думаю, я заслужила мороженку. 'Все будет хорошо', это не выходило у меня из головы с тех пор, как я покинула кабинет Романова, мой внутренний голос не переставал уверять меня, что именно все так и будет, все будет хорошо. Я не спешила возвращаться в гостиницу, стены сжирали. Кофейня забита, должно быть у многих сейчас обеденный перерыв. Я нашла свободный столик, заказала двойной эспрессо и среднюю порцию мороженого с вишневым ликером, это должно помочь мне расслабиться. Не хотелось возвращаться в пустую гостиничную комнату, где меня ждет, пустая кровать, пустые стены и бездушная плазма на стене. Я направилась к Арбату, в Москве я бывала редко, и самым знакомым для меня местом была улица Нового Арбата, я по-своему любила ее. Я бродила там, вдыхая свежий, ну пусть не совсем свежий, Московский воздух в свои легкие. Я представляла, как буду гулять так с Алисой, когда она поправится. Не здесь, конечно, я бы лучше свозила ее в свои родные 'Березки', ей бы обязательно там понравилось. Мечтания закончились, когда начало темнеть и я поняла, что пора завязывать с прогулками и возвращаться. О Кирилле я не думала весь день, почти с того самого момента, как покинула его офис. Интересно, он считает, что утер мне нос? Признаюсь, сегодня я была слишком самоуверенна, но это сработало, несмотря на то, что мужчина отказался от моего тела. Я хотела сама отвергнуть этого индюка напыщенного, в самый пик, когда его фантазия разыграется, но я получила отворот поворот, что неприятно, признаюсь, но игра стоила свеч. Он сказал, что все мои дела с продажей картин будет вести сам, это тоже мне на руку, мне не придется видеть его и постоянно ожидать какого-то подвоха. Минус в том, что я хотела сама контролировать процесс, потому что мне не нужны жалкие копейки за которые этот человек пытается втюхать мой товар, который я не на помойке нашла. Мой ключ-карта от номера, всегда болтался где-то по сумочке, и чтобы найти его, нужно было, как минимум пару минут там покопаться, независимо от размера сумки. Иногда кажется, что чем она меньше, тем сложнее в ней что-то найти. По памяти я шагала к номеру, ковыряясь в сумке, под ноги я, конечно же, не смотрела. Когда они уперлись во что-то твердое, мои глаза автоматически устремились на объект, мешающий моему движению. Я чуть не заорала, но вовремя успела заткнуть рот, потому что поняла, что это не совсем то, о чем я подумала, но все же, было неожиданно. Я, черт возьми, подумала, что это тело, тело в смысле - труп, а не просто тело. Но слава Богу, нет, это не труп, надеюсь, Господи. Я наконец нашла свою карту, и слегка нагнувшись к 'телу', перекрывшему мне дорогу 'домой', хотела ткнуть его пальцем или двинуть, что есть силы. Скорее последнее, потому что, я узнала это 'тело'. Какого черта он здесь делает? Кто вообще впустил его сюда? Почему он здесь.. спит? Боже. Кирилл сидел, подперев спиной дверь моего номера, и похоже спал, потому что ноги его были поджаты, а голова лежала на коленях, и он совершенно не шевелился. Я даже не уверена, дышал ли он. И что я должна делать? Разбудить? Оттащить подальше, чтобы наконец войти к себе? Пнуть с ноги? Да, я так и сделала - пнула, не так уж сильно как хотелось, но с ноги, и не туда, куда хотелось. Долбанула его носом своих туфлей в ногу. - Эй! - Ноль внимания. - Романов ты охренел? Встал живо. - Я толкаю еще, на сей раз рукой. Бесполезно. Я поднимаю его голову и вижу полуоткрытые глаза и легкую усмешку. Он не спит, он пьян. - Вставай, Романов. От тебя разит, как от ликерного завода. - Да пошла ты. - Он снова усмехается и слегка задирает голову. Я игнорирую. - Как ты сюда попал? - Попал. - Бормочет Кирилл и снова кладет голову себе на колено. Я пинаю его по ноге, снова и снова. - Мне нужно войти к себе в номер. - Сука. Больно. - Он смеется. Ах, к черту. Я открываю дверь нараспашку и Романов вваливается спиной в помещение. Я слышу, как он ударяется головой о паркет и снова смеется. Больной. - Тварь. Хочешь убить меня. - Не понятно вопрос ли это был или утверждение. - Уходи. - Командую я, нависая над Кириллом, который смотрит мне в глаза и ухмыляется. Я даже дверь не могу закрыть, потому что его ноги все еще торчат из номера. - Иди. На. Хер. - Очень остроумно. Это не смешно, вставай. - Помоги мне. - Он говорит с издевкой и я вижу это, я знаю каждый его взгляд, каждую интонацию. Мой старый друг еще где-то там, я вижу его, и не могу с этим бороться. - Нет. - Отвечаю я. Этот человек не может попросить помощи нормально, он бросает вызов. - Что ж.. Тогда я буду спать здесь. - Романов подкладывает руки себе под голову, словно готовясь ко сну, и закрывает глаза. Ну уж нет.. Мне хочется закричать и даже может затопать ногами от бешенства и от того, что мне не хочется помогать этому человеку, но я должна. Не может же он лежать здесь, он стесняет меня, я даже дверь не могу закрыть. - Я даже не хочу знать, почему ты пьян и почему ты.. - я выдержала паузу, а потом добавила: - почему ты здесь.. Просто уходи. - Я схватила его руки, башка Романова снова грякнула о пол. Дерьмо. Ну ничего, если голова будет болеть, то значит в ней что-то есть. Кирилл снова смеется, будто я сказала что-то уморительное. Похоже на какую-то стадию психоза. - Оу.. - Он хватается за голову, а потом медленно встает, упираясь руками в пол. - Который час? - Девять. - Утра? - Вечера. Кретин, блин. - Дерьмо. - Романов усмехается. - Так долго я тебя ждал. Опоздал на самолет, это ты виновата. Игнорируешь да? Правильно, молчи, не хочу тебя слышать. Я молчу, да. Скрестив руки на груди, я молча наблюдаю, за тем, как он встает и ковыляет к двери. Мне хочется его остановить, он пьян, и я знаю, что должен уйти, но в таком состоянии.. А если что-то случится? Дверь захлопывается, но Кирилл все еще здесь. Он что не собирается уходить? Могу ли я выгнать его? Боже, меня разрывает на части. Часть 'хочу' кричит: 'Выпроводи его немедленно, идиотка', часть 'могу' говорит, что я НЕ могу этого сделать. Романов смотрит в мою сторону, и теперь направляется туда же, где стою я. Его ноги хоть и слегка заплетаются, - шагает он, весьма, уверенно. Еще недавно он валялся на полу, смеясь не понятно над чем, а теперь он вполне с серьезным лицом идет почти нормальным шагом ко мне. - Прогонишь? Снова вызов. - Стоило бы. - Отвечаю я. - Где ты шлялась? - Ты сейчас серьезно это спрашиваешь? - Я похож на шута? - Чаще всего. - Я отвечаю ровным спокойным голосом, никакого волнения, хотя внутри меня все сжимается не понятного от чего. Слишком в странной ситуации я оказалась, мы оказались, я бы сказала. - Я ждал тебя пять сраных часов. - Кирилл приближается. Мне интересно, зачем он меня ждал? Что нужно от меня? Что заставило его напиться и припереться ко мне? - Меня должно это волновать? Я вижу злобу в его глазах. - Я опоздал на самолет. - Подходит еще ближе, почти вплотную, я стою на месте, в той же самой позе, что и раньше. Я достаточно напряжена, мои руки сомкнувшиеся на груди, говорят о том, что я блокирую ситуацию. - Я спрошу еще раз, где ты шлялась? - Романов резко хватает меня за подбородок, сжимая его одной рукой и поднимает мое лицо кверху, так что наши глаза встречаются. У этого болвана пунктик на счет 'глаза в глаза', я узнаю этот жест, но все равно он приводит меня в шок, я не ожидала. Это было грубо и больно. - Ты же понимаешь, что делаешь мне больно? - Я тоже зла. - О, да. - Он ухмыляется, осматривая мое лицо, словно видит его впервые. - Чего ты хочешь? Кирилл приближается. Казалось бы куда еще ближе, но это на самом деле, ближе, чем я могла себе представить, в данной сложившейся ситуации. Он все еще сжимает мое лицо в руке, и шепчет мне на ухо: - Хочу проверить какая ты смелая. Ты ведь смелая? Сегодня днем ты была такой. От него несет алкоголем, он так близко, что я чувствую все его запахи, перемешавшиеся друг с другом. Это мог быть гель для душа или такой свежий чуть уловимый парфюм, перемешанный с собственным запахом его кожи, это виски или коньяк, я не знаю, что он пил, но это не сильно отталкивало меня, я бы сказала, это дурманило, пьянило, словно я тоже выпила рюмку чего-либо. Я чувствую, как рука Кирилла нащупывает пуговицу на моей блузке, затем я слышу треск ткани и звук, упавшей на пол фурнитуры. Я прихожу в бешенство и отталкиваю его от себя. Пытаюсь оттолкнуть, но сильная хватка мужской руки, не позволяет мне этого сделать. Мое лицо, кажется уже немеет от боли, резкие грубые движения заставляют меня вскрикнуть от боли. Я никогда не видела в этом человеке столько злости. Он хамил, грубил, пытался унизить, оскорбить, он мог наносить минимальные телесные повреждения, оставлять синяки на моих запястьях, например, но такое, как сейчас, впервые. - Не дергайся. - Прорычал он, прижимая меня к тумбочке, которая стояла позади меня. - Мне больно. - Я не боюсь говорить того, что чувствую, потому что мне действительно больно, и его поведение не влезает ни в какие рамки. На секунду, мне кажется, что в глазах Кирилла что-то меняется. Сочувствие? Жалость? Не знаю. Я вижу злость и что-то еще, и это что-то заставило его убрать руку с моего лица. В тот момент, как он это сделал, я попыталась вырваться, но была еще сильнее зажата. Меня загнали в 'угол', прижали, как таракана, я не могу даже пошевелиться. Этот мужчина стал более предусмотрителен, я поняла это по тому, как его ноги сжали мои. Видимо, боится получить под яйца. Сильные руки сдавливают мои плечи, я снова слышу, и даже чувствую, как рвется ткань моей рубашки. - Прекрати! Меня сжимает словно тисками. Романов нежно проводит пальцами своей руки по коже моего лица, там где недавно смыкались его лапы. За этим легким приятным жестом, следует грубость. Рука Кирилла останавливается у моей шеи и слегка сжимает ее, я напрягаюсь еще сильнее. Что, черт возьми, он делает? Это не может быть он, я не знаю этого человека. Его глаза, как сталь, ухмылка - маньяка. Он красив, но эта красота пугает. - Думаешь, я сволочь? Да, думаешь. Он отвечает, даже не дожидаясь моего ответа. Я скованна по рукам и ногам, а теперь еще моя шея зажата в лапах зверя. Мне становится тяжело дышать. - Подними свои гребаные глаза! Пунктик 'глаза в глаза', я помню, но я не могу смотреть на него. - Подними. Я делаю, что он говорит. Мой взгляд, надеюсь, столь же жесток, как и его, сейчас я не должна излучать ничего кроме ненависти. - Моя мать умерла сегодня. - Он произносит это таким же тоном, как и все предыдущие свои фразы. Меня пронизывает словно сотней иголок. Как умерла? Он, что прикалывается? Но зачем? Нет, не думаю. Боже. На секунду мне становится его жаль, но все это исчезает, когда я чувствую, тяжесть своего дыхания, слышу стук своего сердца в голове. - Я должен был быть там, но я опоздал. Знаешь, почему? - Я не хочу знать. - Выдавливаю я из себя, при этом пытаясь, хоть как-то освободиться. От того, что я кручусь, как уж на сковородке, мне еще больнее. - Трахаешься с ним? - Он шепчет мне на ухо, так близко, что его дыхание обжигает мою кожу. Он переходит от одной темы к другой, сбивая меня с толку. - Скажи, что нет. Моя блузка соскальзывает с плеч, я дрожу. Шею больше ничего не сдавливает. Я должна бы нормально дышать, но я не могу. - Скажи, что нет! Мне снова больно, на этот раз я вскрикиваю. Меня обдает жаром. Никто никогда не заставлял меня так сильно злиться. Сейчас, я даже, вряд ли контролирую себя. Изо всех сил пытаюсь вырваться, но безуспешно. Пока Романов пытается нащупать застежку моего лифчика, я высвобождаю свою правую руку, хватаю что-то с тумбочки и бью этим Кирилла по голове, а затем мы вместе падаем на пол. Глава 26 Лера Сдавливающие до этого мое тело, руки Романова, обмякли, и я поняла, что вырубила его. Черт, я вырубила человека. Я даже не видела чем била, схватила, что под руку подвернулось. Оказалось это была ваза, огромная, массивная, тяжелая ваза, похожая на хрустальную, но я не уверена. Поднимаясь с пола, я посмотрела на Кирилла, он не шевелился. Я молодец, вырубила одним ударом, но только меня это не особо радовало. Я присела возле него и ударила ладонью по щеке. Ничего не произошло. Поначалу я вообще думала, что он прикидывается. Я ударила еще раз. Ничего. - Ну давай, открывай глаза уже, не смешно. - Я отвесила еще одну пощечину. - Я не такая уж сильная, чтобы завалить тебя, так что прекрати. Эй, Романов! Я ударила его в грудь. Бесполезно. Неужели эта штуковина способна вырубить здорового мужика? Я взяла вазу в руки. Тяжелая. Повернув ее, я заметила на ней что-то красное. Нет, это не что-то, это была кровь. Я подвинулась ближе к Кириллу и начала рассматривать его голову, меня начало трясти. Его голова была в крови, как и ваза, как и пол. Я не могла так сильно ударить, я просто хотела, чтобы он убрал от меня свои руки. - Эй! Давай, вставай! - Кричу я, ударяя по лицу, в очередной раз. - Вставай, ублюдок! Господи, что я сделала? Я пытаюсь нащупать пульс на шее и запястьях Романова, но я не могу сосредоточиться, я ничего не чувствую. Меня заполняет паника, я не хочу думать, о том, что пытается залезть ко мне в голову. - Встань, пожалуйста, открой глаза. - Я всхлипнула, вытирая скатившуюся по щеке слезу. Я не могла этого сделать. Не могла. Почему он не приходит в себя? Что мне делать? Что я должна делать? Господи, помоги мне. Моя рука в крови, я тянусь за сумкой и нащупываю в ней телефон. Трясущимися руками я набираю номер скорой. Я говорю внятно, и очень четко. Никто не переспрашивает меня ни о чем, когда я говорю то, о чем даже боялась подумать: 'Я, кажется убила человека'. Я жду, сидя на полу, и кусаю ноготь большого пальца. Не отвожу взгляд от Кирилла, он все еще не шевелится, и я как сумасшедшая сижу жду, когда он откроет глаза. - Скотииина! - Ору я, ударяю кулаками об пол. Весь фейерверк эмоций накатывает новой сокрушительной волной, и я начинаю рыдать, или орать, я уже не знаю. Я чувствую горе, боль, потерю, сочувствие. Меня посадят, я сдохну в тюрьме. Господи, я убила человека. Я убила, Кирилла. Нет, этого не может быть. Никто не может умереть от удара вазочки. Или может? Я снова начинаю орать. Мне хочется повернуть время вспять, я бы все изменила, я бы никогда не повторила это снова. Рукой касаюсь лица Кирилла, очерчиваю, каждую ровную линию, каждый изгиб, запускаю пальцы в его темные волосы. - Я не могу потерять тебя. - Шепчу я. Пелена слез застилает мои глаза, сердце внутри разрывается, грудную клетку сильно сжимает, от чего больно дышать. - Мы не должны были так встретиться. Не здесь, не так. Ты не должен был приходить сюда. Нет.. нет. Это я не должна была приезжать в Москву. Это моя вина. Я уеду, я решу все свои дела и уеду, обещаю. Обещаю, ты больше никогда меня не увидишь, только очнись, пожалуйста. Это все о чем я тебя прошу. Ты никогда меня не слушал, а я ведь, стараюсь делать все правильно. Подробности продолжения в группе ВК: https://vk.com/juliadineraof
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"