Остроумов Николай Викторович: другие произведения.

Вынужденная месть

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
Оценка: 4.53*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Остросюжетная повесть о простой русской красавице, попавшей в сети опасного криминального авторитета

  Вынужденная месть
  Повесть
  
  "Ничто не кончено для того, кто еще жив!"
  Ромен Роллан
  "Лишь тот достоин жизни и свободы,
  кто каждый день за них идет на бой!"
  Гете
  
  Глава 1
  
   В этот субботний летний день, когда солнце уже миновало свою наивысшую точку, она гуляла по Новосибирску, ибо была твердо убеждена в том, что лучший способ для девушки хоть на короткое время отключиться от насущных проблем, это прогуляться по магазинам. А проблемы были! У кого их нет? Но Ольга всегда верила в одну непреложную истину: проблемы существуют для того, чтобы их решать! Можно позволить себе короткую передышку, но не более того. Бегство от неприятностей не помогает победить их…
   Ольга шла по Красному проспекту и радовалась теплым солнечным лучам, нежно ласкающим ее плечи. Редко когда так бывает, что выходной день совпадает с хорошей погодой, но сегодня погода приятно удивила ее своим прекрасным настроением. Это помогло ей хоть на мгновение забыть о том, что очень скоро ей предстоит возвращение в душную, тесную однокомнатную квартиру, куда сквозь зашторенные окна не проникают солнечные лучи, и воздух насыщен запахами лекарств. Где ее ждет тяжело больная мать и груды бухгалтерских документов, работа над которыми занимала все свободное время Ольги.
   Как ни странно, девушка уже привыкла к такому образу жизни. С тех пор, как ее маме поставили страшный диагноз, все существование Ольги превратилось в однообразную и утомительную схему: уход за мамой – работа, работа – уход за мамой. Вот уже второй год Ольга даже и не думала ни о личной жизни, ни об отдыхе в компании друзей, ни о красивых нарядах и дорогой современной косметике, которую, кстати говоря, она вполне могла себе позволить. К сожалению, почти все, что удавалось ей заработать на ведении бухгалтерии нескольких Новосибирских предприятий, а делала она это добросовестно и на высоком профессиональном уровне, за что и получала весьма приличные гонорары, уходило в копилку. На предстоящую осень маме, Вере Ильиничне, была назначена операция, которую, в связи со сложностью положения, нельзя было откладывать на более поздний срок, и на проведение которой требовалась немалая денежная сумма. Сбор этой суммы и превратился для Ольги в главную цель ее жизни.
   А сейчас, пока Вера Ильинична спала, и рабочая текучка было выполнена, Ольга наслаждалась одним из тех свободных промежутков времени, которые редко выпадают на ее долю. Обойдя почти все салоны одежды, магазины и бутики, так внезапно и так густо оккупировавшие центральную часть Новосибирска, теперь она просто гуляла по городу, вдыхая пьянящий запах свободы. Красный проспект, как всегда самая оживленная улица Новосибирска, шумел машинами и толпами людей. Зеленые деревья мелодично шелестели на ветру, и теплое летнее солнце, смеясь, выпускало на свободу веселых и шустрых солнечных зайчиков.
   Наконец, время, отведенное для прогулки, подошло к концу. Как не печально было это осознавать, но в самое ближайшее время Ольге надо было быть дома, и девушка решила напоследок посидеть в летнем кафе. Завернув в Первомайский сквер, Ольга зашла под навес и села за свободный столик. Тот час же перед нею возникла молоденькая официантка с папкой в руках:
   - Будете кушать? – спросила она, с надеждой в голосе протягивая меню.
   - Нет, спасибо, - Ольга улыбнулась и покачала головой. – Пива принесите, пожалуйста…
   Через несколько минут официантка вернулась, поставила на столик перед Ольгой высокий бокал с оранжевой искрящейся жидкостью и предусмотрительно захваченную с собой пепельницу. Ольга тут же оплатила заказ, и, как только официантка удалилась, с удовольствием сделала несколько глотков пива и закурила. На мгновенье жизнь показалась ей удивительно прекрасна, и Ольга улыбнулась самой себе:
   "Не расстраивайся, подруга, все будет хорошо!"
   Она сознательно старалась поддерживать в себе присутствие духа, иначе давно уже сошла бы с ума от того образа жизни, на который была обречена последние полтора года. Каждый день, каждый час, каждую минуту она твердила себе, что все будет хорошо, что кошмар, который вынесла бы далеко не каждая девушка, когда-нибудь кончится. Да, ей, изумительно красивой девушке нелегко было прожить последние полтора года в заточении, на которое она обрекла сама себя. Но она была обязана помогать матери! И обязана не потому, что мама сама в те далекие годы, когда Ольга была ребенком, бросала все, и попытки устроить свою личную жизнь, и необходимость продлить уходящую молодость, а только и делала, что дни и ночи напролет ухаживала за своей часто болевшей дочерью. Нет, не поэтому! А потому, что Вера Ильинична была ее матерью, и этим все сказано! Она должна была посвятить себя матери просто потому, что Вера Ильинична – это единственный человек, которому Ольга была обязана тем, что она есть…
   - Дурак ты, Леха! – раздался вдруг громкий пьяный голос за одним из столиков, стоявших поблизости. – Говорил я тебе, давай останемся… А ты? Вот скажи, за каким хреном мы поперлись ночью в эту долбаную общагу?
   - Да пошел ты! – послышался в ответ недовольный бас. – У меня там стрелка была забита с кайфовыми девахами! Кто ж знал, что нас не пропустят через эту гребаную вахту?!
   - Кто ж знал, кто ж знал!!! – передразнил первый. – Надо было меньше водку жрать!
   - Кому ты это говоришь?! – возмутился бас. – Ты сам на ногах еле держался!
   Ольга глубоко вздохнула и покосилась в ту сторону, откуда раздавались голоса. Двое парней, пьяные в дым, несмотря на относительно раннее время, выпучив глаза и с трудом держась за пивные кружки, дырявили друг друга затуманенными взглядами. Типичные студенты, живущие по принципу, – с утра выпил, весь день свободен. Видимо, сегодня они активно похмелялись после отмеченной вчера последней пятницы на неделе, а может, в несколько затянувшемся варианте праздновали проходивший в минувший вторник День Независимости. Гуляем, пока не кончились родительские денежки!!!
   Брезгливо поморщившись, Ольга отвернулась и устремила свой взор на живописный фонтан, расположенный напротив Дома Ленина, который многие таксисты в шутку прозвали "Шалаш Ленина". Многочисленные струи воды, переливаясь всеми цветами радуги, вздымались ввысь и с шумом и плеском низвергались в прозрачное лоно фонтана, наполняя воздух свежестью…
   - Леха! – донеслось со стороны. – Ты посмотри, какая куколка сидит за крайним столиком!
   - Да, Колек, фигурка у нее ничего себе!
   - Пойдем, подцепим!
   - Чего подцепим? – Леха, кажется, не совсем адекватно воспринимал доносящиеся до него слова.
   - Триппер, дурак!!! – возмутился его собутыльник. – Конечно, девчонку эту…
   - А потом и триппер, - вздохнув, резюмировал Леха.
   - Ты или пьяный или полный придурок!!! – продолжал возмущаться его сосед. – Это в той общаге, куда ты пытался затащить меня ночью, мы легко могли бы словить букет разных болезней, а эта киска, уверен, чиста как первый снег!!!
   "Черт бы вас побрал! – горестно подумала Ольга. – Надо же вам было появиться на горизонте! Сейчас все настроение испортят!"
   - Девушка, - окликнул ее до боли в ушах надоевший голос. – У вас здесь не занято?
   Молодой, крепкий и довольно симпатичный парень, улыбаясь, смотрел на Ольгу и указывал пальцем на свободный стул. Если бы он не был так пьян и умел вести себя поприличнее, может быть, она еще и позволила ему присесть и поболтать несколько минут, но …
   - Занято! – не слишком грубо, но все-таки безапелляционно ответила она.
   Хмыкнув, парень выхватил из-за соседнего столика другой стул, поставил его рядом с Ольгой и сел.
   - Этот наверняка свободен, - уверено заявил он.
   - Зато занят столик! – холодно произнесла Ольга.
   - Что же вы такая злая, девушка! Вас кто-то обидел?
   - Да!
   - Кто?
   - Вы!
   - Чем?
   - Своим появлением!
   - Ну, что же вы так сразу, - развел руками парень. – Я просто хотел с вами познакомиться…
   - А я хотела побыть одна!
   - Вы чем-то расстроены?
   - Да! – Ольга недовольно нахмурила брови. – И я уже сказала вам, чем!
   - Так чем же?
   - Ох! Вашим появлением!
   - Неужели я не вовремя?
   - Нет, не вовремя! Пока вас не было, я чувствовала себя значительно лучше!
   - Ну, мы сейчас все исправим, - парень весело огляделся в поисках официантки.
   - Послушайте, молодой человек! – воскликнула Ольга. – Перестаньте ломать комедию. У вас это получается глупо, бездарно и по-детски. Я вас очень прошу, оставьте меня одну…
   - Де-вуш-ка! – уверенно протянул молодой человек. – Зачем же вы так?! Я же просто хотел с вами познакомиться… Такая красивая, обаятельная и привлекательная, и вдруг одна! Нехорошо!
   - С чего вы взяли, что одна? - Ольга решила применить другую тактику, раз простые человеческие просьбы не помогают ей избавиться от этого прилипалы. – Как раз с минуты на минуту, сюда должен подъехать мой парень. Он, кстати говоря, кандидат в мастера спорта по боксу и далеко не последний человек в бандитских кругах нашего города!!!
   - Что ж, давайте подождем его вместе, - излишне самоуверенно улыбнулся назойливый молодой человек. – Я и сам, знаете ли, парень не промах! Да и с бандитами местными подвязки имею…
   Ольга хищно улыбнулась. Обычное бахвальство, и не более того!
   - Знаете, я бы на вашем месте не стала так громко об этом заявлять! Как бы не пришлось потом отвечать за свои слова…
   - Девушка! – вновь укоризненно протянул молодой человек. – Что вы так плохо себя ведете? То оскорбляете, то запугиваете! Неужели я так сильно испортил вам настроение?!
   - Да! И давайте закончим на этом! – Ольга затушила сигарету в пепельнице. – Идите за свой столик, ваш друг вас уже заждался!
   - Леха! – парень повернулся к своему собутыльнику. – Девушка беспокоится о том, что ты остался один, и приглашает тебя к нам! Кстати, красавица, вы забыли сказать ваше имя!
   - Ничего я не забыла! – отрезала Ольга. Она недовольно посмотрела, как к ее столику подходит обладатель громкого баса, и настроение ее совсем испортилось.
   - Ну, так как вас зовут? – не унимался настойчивый ухажер.
   - Никак! – буркнула девушка.
   - Никак?! Удивительно редкое имя! – воскликнул пьяным голосом Леха, подсев за их столик.
   "Ох! – вздохнула Ольга. – Ни чего глупее и нельзя было придумать! Сволочи пьяные, все испортили!!!"
   Она встала, и, закинув сумочку на плечо, пошла прочь от этой компании.
   - Девушка, постойте! – бросился вдогонку первый молодой человек. – Ну, постойте же! – он догнал Ольгу и крепко схватил ее за локоть. – Пожалуйста, назовите свое имя и номер телефона!
   - Меня зовут Лена, мой домашний телефон – 37-20-10! – одергивая руку, бросила она.
   - Почему-то я вам не верю! – прищурившись, улыбнулся парень. – Давайте позвоним по этому телефону и проверим, живет ли там обворожительная девушка по имени Лена, - он оглянулся в поисках телефона-автомата.
   Краем глаза Ольга заметила, как его дружок, Леха, ринулся следом за своим собутыльником, но его задержали шустрые официантки, видимо, попросив рассчитаться.
   "Нет, - подумала девушка. – От этих ребят мне так просто не отделаться".
   Между тем, парень, взяв Ольгу под руку, уже перевел ее через дорогу, выискивая таксофон. Безобидные, на первый взгляд, выходки этого субъекта начинали переходить в откровенное насилие. Хватка парня оказалась неимоверно цепкой, и Ольга прилагала чудовищные усилия, чтобы освободиться из крепких объятий сильного молодого человека. Неизвестно откуда появился второй кавалер, и это заставило Ольгу впасть в глубокое отчаяние. А люди, отиравшиеся у остановки, расположенной напротив Часовни, молча и безропотно наблюдали за всем происходящим. Не смотря ни на что, Ольге почему-то не приходило в голову закричать или позвать на помощь. Ситуация казалась ей настолько глупой и абсурдной, что девушка отказывалась верить во все происходящее, и на короткое время утратила возможность трезво и быстро рассуждать…
   Здоровенный, мощный джип "Мицубиси-Паджеро" эффектно ворвался на тротуар и резко остановился как раз перед Ольгой и ее обидчиками, в рядах которых молнией промелькнуло короткое замешательство. Воспользовавшись этим, сидевший за рулем крепкий парень высунулся в окно, указательным пальцем переместил на нос модные солнцезащитные очки и, спокойно оглядев процессию, уверенно произнес:
   - Слышь, фраера! По-быстрому оставили девушку в покое и свалили отсюда к чертовой матери!!! Иначе, я сейчас вылезу и обоим настучу по макушке!
   Ребята на секунду опешили, затем молча, опустив руки по швам, развернулись и быстрым шагом направились в сторону Первомайского сквера. И всё! Все бахвальства о парне-не-промах и о подвязках в бандитских кругах оказались не более чем обычным трепом пьяного любителя голых женских коленей.
  Ольга стояла и смотрела вслед удалявшимся фигурам пьяных парней, с огромным усилием стараясь унять безудержную дрожь, будоражившую все ее тело. Она терпеть не могла любое проявление насилия, поэтому сейчас испытывала настоящий шок оттого, что такое спокойное течение прекрасного дня было жестоко нарушено какими-то подонками. И как знать, чем бы все это закончилось, если бы…
  Девушка взглянула на хозяина джипа, так своевременно оказавшегося в нужном месте. Приятный молодой человек с приятным, слегка юным из-за худощавости лицом сквозь солнечные очки пристально наблюдал за действиями той злосчастной парочки, которая приставала к Ольге. Наконец, видимо, убедившись, что с их стороны больше не последует никаких нежелательных выпадов, он снял очки и, улыбаясь, посмотрел на Ольгу:
  - Садитесь, я вас подвезу.
  Девушка оказалась в нерешительности. Она всегда с большой предосторожностью относилась к парням подобного рода. Все они казались ей либо бандитами, либо избалованными и эгоистичными маменькиными сыночками, либо женатыми бизнесменами, для которых знакомство с очаровательной девушкой – это не более чем мимолетное увлечение. Понятно, что ни с теми, ни с другими, ни с третьими Ольга не горела желанием скрашивать свой досуг. Сидевший за рулем "Паджерика" мужчина производил впечатление образованного и интеллигентного человека, что, естественно, не мешало ему быть "бригадиром" какого-нибудь организованного преступного сообщества. Поэтому Ольга неуверенно покачала головой:
  - Нет, спасибо.
  - Да бросьте вы, я же не кусаюсь! – хозяин джипа весело рассмеялся. – Позвольте мне подвезти вас. Я не знаю, что этим двум недоноскам было нужно от вас, но боюсь, как бы они не повторили свои приставания, если я оставлю вас одну. Мне показалось, что никто из находившихся вокруг людей не очень-то спешил разобраться с вашими проблемами…
  Своими доводами парень, образно говоря, уложил Ольгу на лопатки. Она села в машину на переднее сиденье и посмотрела на своего спасителя:
  - Я вам очень признательна
   - Не стоит! – махнул рукой ее спаситель. – Сейчас вы постараетесь успокоиться, а потом расскажите мне, куда вас отвезти. Вы курите?
  Он сунул руку во внутренний карман пиджака, но Ольга неожиданно выпрямилась в кресле, и воскликнула:
   - Нет! Нет! Не волнуйтесь!
   - Вы что так реагируете? – парень непонимающе уставился на нее.
   Ольга виновато улыбнулась:
   - Просто мне и так неловко оттого, что я доставляю вам лишние хлопоты, - она вынула из своей сумки пачку дамских сигарет. – А сигареты у меня свои…
   Парень ухмыльнулся:
   - Какие хлопоты? Я считаю, что каждый уважающий себя мужчина должен протянуть руку помощи даме…
   В продолжение этой фразы Ольга ожидала услышать что-нибудь вроде "особенно если ею оказывается такая обворожительная девушка как вы", но ничего подобного не последовало, и она вновь с интересом посмотрела на мужчину. А удивило Ольгу то, что незнакомец не стал сыпать в ее сторону комплиментами, как поступил бы на его месте любой мужчина, не равнодушный к женскому полу…
   Хозяин джипа, заметив в руках своей пассажирки сигарету, вспыхнул зажигалкой. Ольга прикурила, сделала глубокую затяжку и откинулась на спинку кресла. Дрожь в ее теле заметно ослабела, и вообще Ольга как-то сразу спокойно почувствовала себя рядом с человеком, который только что прогнал ее обидчиков.
   - Могу я узнать, как вас зовут? - услышала она и ответила не раздумывая:
   - Ольга.
   - Ольга, - повторил имя девушки хозяин джипа и улыбнулся. – Очень приятно, Ольга. А меня зовут Андрей. Ну, как вы себя чувствуете?
   - Намного лучше.
   - Тогда в путь! Я и так уже опаздываю. Куда вас подвезти?
   Ольга не смогла ответить сразу. Ею вновь овладела нерешительность. "Домой? А что если этот симпатичный молодой человек подвезет меня к дому, а потом поднимется ко мне в квартиру, чтобы получить причитающееся ему вознаграждение, например, на кухонном столе?! Но, с другой стороны, он может потребовать это самое вознаграждение и у себя в машине! А так как я уже нахожусь в машине, то и отступать поздно!"
   Ольга назвала Андрею свой адрес, парень запустил двигатель, и включил заднюю скорость. Но выехать на проезжую часть ему не дала милицейская "девятка", преградившая путь. Тот час же из нее выскочил молодой ГИБДДшник и, поправляя на ходу фуражку, подбежал к джипу.
   - Сержант Волков, - козырнул парень и распорядился. – Предъявите документы!
   Хмыкнув, Андрей покопался в барсетке и протянул сотруднику ГИБДД водительское удостоверение и техпаспорт.
   - Что же это вы, Проскурин Андрей Валерьевич, правила нарушаете? – в глазах сержанта читалось еле заметное ощущение превосходства. Возбужденно постукивая по ладони документами нарушителя, он хитро улыбался, предвкушая дальнейшее развитие событий. – Вам дороги показалось мало?
   - Ладно, командир, виноват! – Андрей в упор посмотрел на ГИБДДшника. – Давай решим эту проблему быстро и полюбовно.
  С этими словами Андрей запустил руку в свою барсетку, но сержант Волков громко одернул его:
   - Вы что себе возомнили, гражданин нарушитель?! Сейчас же выйдете из машины! Пройдемте со мной для составления протокола!
   Не дожидаясь хозяина джипа, сержант направился к своей "девятке", поэтому Андрею ничего не оставалось, как молча последовать за ним.
   - О, Господи! – воскликнула Ольга, грустно подумав о том, что по ее вине у человека, который выручил ее из беды, возникли неприятности. Она проследила за тем, как Андрей исчез в салоне милицейского автомобиля с затемненными стеклами, и принялась нервно курить сигарету.
  Однако ее спаситель вернулся на удивление быстро. Забравшись в машину, Андрей швырнул барсетку на заднее сиденье, подмигнул своей пассажирке, и вырулил на дорогу. "Девятки" ГИБДДшников уже не было.
  - Так куда вас отвезти? – спросил парень, направляя автомобиль вниз по Красному проспекту.
  - Октябрьский район, перекресток улиц Кирова и Никитина, - ответила Ольга, непонимающим взглядом рассматривая водителя.
  - Нам по пути, - улыбнулся Андрей и, заметив взгляд девушки, спросил. – А что вы на меня так смотрите?
  - Насколько я знаю, составление протокола – довольна длительная процедура, - произнесла Ольга.
  - А-а, вы об этом? – рассмеялся хозяин джипа. – Ну, не будет же мент брать взятку у правонарушителя при большом скоплении свидетелей. Мы же стояли как раз у автобусной остановки. Пришлось пройти в машину, чтобы решить возникшую проблему быстро и без посторонних глаз.
   - Все понятно, - констатировала Ольга. – Теперь из-за меня вы еще и убытки потерпели!
   - Перестаньте, Ольга! Это же пустяки!
   - Пустяки! – хмыкнула девушка. – А почему вы не рассказали им, что произошло, и каким образом вы вообще оказались на тротуаре. Я уверена, мы могли бы обойтись без взятки и без штрафа!
   - Не обращайте внимания на эти мелочи, - откликнулся Андрей, уверенно управляя машиной. – Мне было жалко тратить время на разборки и объяснения. К тому же, мне не хотелось впутывать вас в неприятную историю. Вы думаете, они спокойно отпустили бы вас, если бы мы рассказали им о том, что произошло, и по какой, собственно, причине моя машина оказалась на тротуаре? Они, наверняка, усадили бы вас в свою "девятку" и бросились на поиски нарушителей спокойствия граждан. А потом вас бы заставили писать множество заявлений или принялись снимать с вас показания с обязательным составлением протокола… вам это надо?
   Ольга как-то грустно улыбнулась.
   - Да, Андрей, вы правы. И мне ничего не остается, как в очередной раз поблагодарить вас…
   - Я был рад вам помочь.
   Возникла короткая пауза, в течение которой Ольга с опаской ждала от Андрея предложения о том, как она должна его отблагодарить. Об этом ее вновь заставила подумать одна странность, замеченная в словах мужчины. Если бы ему нужно было ехать в Октябрьский район, как это следовало из его слов, то он никак не мог оказаться в роли ее спасителя. Он свернул бы с Красного проспекта на улицу Кирова раньше Часовни, напротив которой и происходили с Ольгой неприятные события, главным героем которых в решающий момент стал сам Андрей. А посему, из всего этого вытекает один наиболее правдоподобный вывод: Андрею вовсе не по пути с Ольгой, ему не нужно ехать в Октябрьский район, он просто пытается завести знакомство с продолжением. Интересно, каково оно будет, это продолжение?!
   - Что вы делаете сегодня вечером? – неожиданно спросил Андрей.
   "Этого и следовало ожидать", - подумала Ольга и ответила:
   - Работаю.
   - Вечером? – удивленно спросил хозяин машины.
   - Да, вечером. Я всегда работаю по вечерам. А также утром и днем.
   - А-а! – как-то облегченно вздохнул мужчина. – Что же за работа у вас такая?
   - Бухгалтерия на дому, - невесело ухмыльнувшись, ответила Ольга. – Так надо, Андрей. И, пожалуйста, не спрашивайте меня больше об этом!
   - Хорошо, Ольга, простите, если я показался вам излишне назойливым. Не думайте, что если я в чем-то помог вам, то обязательно потребую что-нибудь взамен. Я не из таких. Я уже сказал, что был рад помочь вам, и настаиваю на том, чтобы вы уяснили для себя - я сделал это бескорыстно! Честно признаться, мне было очень приятно познакомиться с вами. Более того, я был бы рад, если бы наше знакомство вылилось в нечто большее. Я – человек свободный, не склонный к пьянству или наркотикам, не связанный с криминалом. Я просто удачливый бизнесмен! Допускаю, что такие видные парни как я на многих девушек действуют отталкивающе… Ольга, милая, я ни на чем не настаиваю! Конечно, глупо надеяться на то, что у вас нет любимого человека, думаю, что вокруг вас постоянно крутится множество ухажеров. Но я потому и добился в своей жизни достаточно многого, что всегда старался доводить дело до конца, даже если шансы на успех были минимальны. Поэтому, наверное, я и выгляжу в ваших глазах чересчур настойчивым… - с каждой фразой голос Андрея становился все грустнее. Вздохнув, он закурил и продолжил. – Что же, если я вам чем-то неприятен или, по вашему мнению, пытаюсь воспользоваться правом спасителя для того, чтобы добиться вас, то я, пожалуй, откажусь от роли прилипчивого кавалера. В любом случае, встреча с вами оставила в моей душе незабываемый след, а это не так уж и мало. Такие девушки как вы в наше время – большая редкость.
   "Ну вот! – подумала Ольга, когда парень замолчал. - Теперь я его еще и обидела! В конце концов, с чего я взяла, что если он немного слукавил, увязавшись за мной, то только для того, чтобы залезть мне под юбку?! Может, он просто-напросто сражен наповал моей привлекательностью, и не в состоянии отказать себе в желании побыть в моей компании еще хоть немного, пренебрегая своими насущными делами и поменяв маршрут движения?! – эти мысли заставили Ольгу слегка улыбнуться. – Господи! Да кто же разберется, что творится в голове у таких вот красавчиков?!"
   - Вам дальше куда? – неожиданно спросил ее Андрей.
   Ольга посмотрела по сторонам и обнаружила, что их машина уже подъезжала к Октябрьскому универмагу. Она коротко рассказала хозяину джипа, где лучше повернуть и около какого подъезда остановиться, и Андрей быстро доставил ее к месту назначения.
   - Еще раз спасибо вам огромное, - произнесла девушка, открыв дверь.
   - Не за что, Ольга, - улыбнулся ей хозяин машины. - Желаю вам всего наилучшего!
   - Счастливо! – девушка ступила на подножку, но что-то заставило ее на секунду остановиться, и она снова села в кресло.
   Нет, что-то мягкое и доброе было в парне, который стал ее спасителем. Чем-то отличался он от тех бандитов или зазнавшихся бизнесменов, которые, как считала Ольга, ездят на таких машинах. Что-то заслуживающее уважение, наверное, порядочность, читалось в его взгляде.
  
   Не говоря ни слова, девушка вынула из сумочки записную книжку, вырвала чистый лист, и написала на нем свой номер телефона. Эту простенькую визитную карточку она и вручила Андрею.
   - Позвоните мне сегодня вечером, если станет скучно.
   Лицо мужчины несказанно преобразилось:
   - Я позвоню вам, даже если буду чертовски занят!
   - Тогда, до вечера! – Ольга послала Андрею милую улыбку и вышла из машины.
   Джип рванул с места и, весело набирая обороты, скрылся за углом.
   "Как на крыльях! – подумала девушка, провожая автомобиль взглядом. – Может быть, на крыльях счастья?"
   Она сама была не полностью уверена в том, что поступила правильно, дав своему новому знакомому номер домашнего телефона. Что-то внутри ее, какая-то искорка надежды побудила ее к этому. Скорее всего, Ольга просто устала от затянувшегося одиночества и угнетающего однообразия. И подсознательно решилась на этот шаг…
   - Ишь ты, Олюшка, какого кавалера завела! – кивая головой, встретила Ольгу под козырьком подъезда соседка с первого этажа, баба Валя. – Небось, богатый? Машина-то, вон какая красивая! Ненашенская!
   - Здравствуйте, баба Валя, - жизнерадостно приветствовала ее Ольга.
   - Здравствуй, внучка, здравствуй, - ответила соседка, лукаво поглядывая на девушку. – Какая ты веселая сегодня!
   - Настроение хорошее, баб Валь!
   - Молодец, внучка, - вновь закивала бабушка. – Жизнь-то у тебя, чай, не сахар, а ты держишься! Молодец!
   - Ничего, баб Валь, будет и не моей улице праздник! – с этими словами Ольга скользнула в подъезд, и уже с лестницы крикнула. – В гости заходите!
   - Ага, ага! – прокудахтала вслед ей соседка.
  
   Почти всю вторую половину дня Ольга целиком посвятила маме. Водные процедуры, обед, порошки, таблетки, уколы – все это она делала ежедневно на протяжении последних полутора лет, и справлялась со своими обязанностями легко и уверенно. Но сегодня все ее действия сопровождались приподнятым настроением, поэтому и день прошел на удивление быстро. Каждую минуту, пока Ольга выполняла свои, в общем-то, нехитрые медицинские обязанности, она то и дело возвращалась к пережитым недавно событиям, к знакомству с Андреем. И это, к удивлению самой Ольги, заставляло ее непроизвольно улыбаться и излучать какую-то неведомую внутреннюю энергию.
   Несвойственное Ольге в последнее время отличное настроение ни осталось незамеченным для Веры Ильиничны. Та, выждав удобный момент, поинтересовалась у дочери по этому поводу, и Ольга, которую просто распирало от необходимости поделиться с кем-нибудь своими мыслями, рассказала маме обо всем, что сегодня с ней произошло. Когда она закончила, Вера Ильинична ласково погладила дочь ладонью по щеке и тихо произнесла:
   - Ну и славно! Главное, чтобы он человеком оказался хорошим. Если так, то я буду только рада за тебя, ты ведь измучилась вся. Совсем необязательно было взваливать на свои плечи столько забот…
   - Не надо, мам, - Ольга успокаивающе улыбнулась. – Мы справимся. Вот сделают тебе операцию, и заживем мы как королевы!
   Вера Ильинична тихо рассмеялась, а Ольга, поцеловав мать в щеку, села за письменный стол и погрузилась в кипы бухгалтерских документов, тетради и записки. Собранные вчера по фирмам-клиентам рабочие бумаги требовали проверки и доработки. Субсчет, корсчет, дебет, кредит, субконто, приходник, расходник, счет-фактура – эти простые и милые сердцу слова до умопомрачения "веселили" Ольгу каждый вечер. Но Ольга не любила жаловаться на жизнь, обладала сильной волей и дни и ночи напролет возилась со всей своей бухгалтерией. На операцию, в которой нуждалась Вера Ильинична, требовалась довольно приличная сумма денег, поэтому Ольга и должна была работать, не покладая рук.
   Раздавшийся около восьми часов вечера телефонный звонок сильно взволновал Ольгу. Пытаясь унять чуть подрагивающие руки, она взяла трубку радиотелефона, и проскользнула на кухню.
   - Да, слушаю, - с замиранием сердца произнесла она.
   - Ольга, здравствуй, - послышался в трубке голос Вадима Харкевича, ее давнего знакомого.
   - О, Вадик, привет!
   - У тебя непривычно веселый голос, - удивленно произнес Вадим Харкевич. – Это радует. Ну, как твои дела?
   - Ты так спрашиваешь, как будто мы не виделись, по меньшей мере, месяц. Помнится, я была у тебя в офисе в среду, - Ольга лукаво улыбалась.
   - Да, прости, никак не могу порадовать тебя оригинальностью. Трудно заставить себя не произносить эти обычные дежурные фразы. Как мама?
   - Все по-прежнему. А что случилось у тебя?
   - Почему ты решила, что у меня что-то случилось?
   - Ты давно не звонил мне по вечерам.
   - Да, как-то упустил это из виду.
   - Не принимай это на свой счет. Мы и так видимся довольно часто.
   - Значит, ты на меня не сердишься?
   - Нет! – добродушно ответила Ольга.
   - Послушай, подруга, я, пожалуй, позвоню тебе завтра вечером…
   - Вадик! – настороженно воскликнула Оля. – Мне кажется, ты о чем-то умалчиваешь?!
   В трубке послышался тяжелый вздох, который заставил девушку всерьез насторожиться.
   - Вадик! – снова произнесла она. – Что случилось?
   - Прости, что я вынужден буду испортить тебе настроение, - после небольшой паузы сказал Харкевич. - Но я счел необходимым заранее поставить тебя в известность, - он снова замолчал, прочищая горло.
   - Вадик! – укоризненно протянула Ольга.
   - Оль, помнишь мой последний контракт, на который пришлось бросить все финансы, имевшиеся у меня на балансе?
   - Да-а… - упавшим голосом ответила девушка.
   - Оля!!! Все эти деньги пропали…
   Фраза, которую Вадим Харкевич произнес неподдельно трагичным и грустным голосом, мгновенно отрезвила Ольгу. От хорошего настроения, которым девушка сама себя удивляла весь этот день, не осталось и следа. Услышанная новость как раскаленный клинок вонзилась в ее сердце и пронзила все тело ужасной болью.
   - Постой, Вадим! Как пропали? – Ольга постаралась взять себя в руки, в надежде, что самые неприятные мысли, которые только что посетили ее сознание, пока что преждевременны.
   - Так!!! – почти прокричал ее знакомый. – Все счет-фактуры, выписки, копии платежек, предоставленные известной тебе фирмой "СтройСиб Компани", все это фикция, фирма – мираж! Ее не существует на самом деле! Меня кинули!
  Голос Вадима Харкевича на секунду затерялся. Сквозь шум телефонной связи раздались характерные бульканья, которые навели Ольгу на определенные выводы, а затем она вновь услышала Вадима, внезапно успокоившегося:
  - Когда вчера в первой половине дня я не дождался заранее обещанной фирмой "СтройСиб Компани" машины с товаром, меня это сразу же насторожило. Их телефоны не отвечали, поэтому я лично съездил к ним в офис, в котором бывал не один раз на этой неделе, - Вадим горько усмехнулся. – Помещение оказалось абсолютно пустым! Вся мебель, все оборудование, все, что сначала так поразило и расположило меня, было создано для того, чтобы успокоить мою бдительность, напустить мне пыли в глаза! А я, дурак, купился, как лох последний!
  - Ты был в банке? – прокашлявшись, спросила Ольга.
  - Конечно, был!!! Сразу же из офиса я помчался в тот банк, на который мы перекидывали деньги, и до вечера воевал с операционисткой, которая не хотела давать мне информацию. Потом я вызвал милицию, написал заявление о том, что у меня обманным путем отобрали большую сумму денег, и только после этого мне предоставили выписки, согласно которым с расчетного счета фирмы "СтройСиб Компани" еще в четверг были сняты почти все деньги! Все! Теперь, я уверен, этих деятелей уже и след простыл!
  - Но, может, милиция найдет их? – неуверенно, стараясь приободрить Вадима и себя вместе с ним, произнесла Ольга.
  - Сомневаюсь, - тяжело вздохнув, ответил собеседник. – Эти ребята сейчас затаились в каком-нибудь Мухосранске, чтобы через определенное время отправиться на Канары! А мне в самое ближайшее время нужно рассчитываться с другими поставщиками, которым я должен деньги!
  Возникла короткая пауза. Ольга не могла вымолвить ни слова. Она чувствовала, как на глазах ее наворачиваются слезы, и ей понадобилось приложить чудовищные усилия, чтобы не расплакаться. Молчал и ее друг и бывший однокурсник Вадим Харкевич. И Ольга прекрасно знала, почему он молчал.
  - В общем, Ольга, - наконец выдавил из себя Вадик. – Мне очень нелегко тебе об этом говорить, но, надеюсь, ты понимаешь мое положение. В понедельник я собираюсь заложить все свое имущество, чтобы погасить долги. И вряд ли я смогу помочь тебе деньгами, как обещал…
  - Я понимаю, Вадик, - безжизненным голосом произнесла Ольга. – Пожалуйста, не бери в голову. С тобой произошло ужасное несчастье…
   - К черту!!! – неожиданно вскрикнул Харкевич. – Какой же я осел! Как я мог так лопухнуться?!
  - Перестань, Вадим! Такое может случиться с кем угодно. Никто не застрахован от мошенничества! Но, дружище, я очень тебя прошу, возьми себя в руки, и решай проблему! И не думай обо мне, я как-нибудь выкручусь! И не вздумай больше пить! Это тебе ничем не поможет!
   - Оптимистка ты наша, - ехидно, но ласково усмехнулся Вадим. – Мне бы твой оптимизм…
   - Все, дружок! Давай, ложись, выспись, а завтра, на свежую голову, подумай над сложившейся ситуацией!
   - Спасибо за поддержку, Оля!
   - Не за что, Вадик! Если хочешь, я приеду к тебе, и мы вместе поразмыслим над проблемой?
   - Это было бы здорово…
   - Ну, все тогда! Завтра увидимся!
   - Постой, Оля! Я хочу тебе сказать, что до сентября время еще есть, так что, возможно…
   - Вадик! – укоризненно воскликнула Ольга. – Давай не будем сейчас об этом…
   - Все равно, мать, мне очень жаль, что так вышло, и что я так подвел тебя…
   - Хватит, Вадик! – грозно произнесла Ольга. Она боялась, что не выдержит больше этих слов и расплачется. – Все, давай встретимся завтра. Пока!
   Ольга отключила связь и обхватила руками голову. Глаза ее сделались влажными, а сердце нестерпимо сжалось от острого приступа отчаяния.
   " О, Господи! Ну почему?! Почему это происходит со мной?!"
   Вадим Харкевич был ее последней надеждой. А теперь эта надежда рухнула. Теперь он не сможет дать ей взаймы тридцать тысяч рублей, как обещал, и Ольге негде больше взять такие деньги. А это именно та сумма, которой не доставало для оплаты за операцию. За оставшиеся три месяца она не сможет заработать еще тридцать тысяч рублей сверх того, что она и так соберет от своей бухгалтерской деятельности. А помощи ждать больше не от кого! Что это?! Конец?! Не видать Вере Ильиничне так необходимой ей операции?!
   - Доченька, это не твой новый знакомый звонил? – услышала Ольга слабый голос матери, раздавшийся в другой комнате.
   - Нет, мам, это по работе, - подавленно ответила она.
   "Андрей! Сразу видно этот человек при деньгах, и наверняка не прочь поухаживать за мной. А что если эти ухаживания выльются в нечто большее? Может быть, он согласится решить мою проблему? Что же, откровенно говоря, я не прочь выйти замуж за такого мужчину! Ради мамы я готова пойти на это! В крайнем случае, я могла бы попросить у него необходимую сумму взаймы!"
   Да, действительно, теперь кроме как на Андрея, Ольге больше не на кого было положиться…
   "Вот дура! Размечталась! Может быть, я вообще больше никогда не увижу его! Он, может быть, уже давно выбросил меня из головы, забыл о нашем знакомстве! И никогда мне не позвонит! О, Господи!"
   Ольга почувствовала, как по ее щекам потекли слезы. Не в силах сдерживать боль и отчаяние, охватившее ее, она горько заплакала, облокотившись на стол и сжав ладонями виски. Она плакала беззвучно, стараясь не привлекать внимания матери, и горячие слезы тоненькими ручейками стекали по щекам и падали на покрытый кружевной скатертью обеденный стол.
   Раздавшийся телефонный звонок заставил Ольгу вздрогнуть. Она недоверчиво посмотрела на трубку, и звонкая трель повторилась.
   "Может, это он?!" – подумала она и приложила телефонную трубку к уху:
   - Да, слушаю, - невольно всхлипнув, произнесла она в микрофон.
   - Ольга, почему вы плачете?! – услышала она взволнованный голос своего нового знакомого.
   - Что вы, Андрей, я не плачу, - девушка непроизвольно улыбнулась.
   - Значит, плакали до того, как я позвонил, - уверенно настаивал на своем Андрей. – У вас что-то случилось? Может быть, я смогу вам чем-нибудь помочь?
   - Нет, нет, Андрей! Не беспокойтесь! У меня все в порядке…
   - Оля! – укоризненно произнес собеседник. – Вас в детстве не учили, что лгать нехорошо?! Я понимаю, что вам, скорее всего, не хочется говорить о проблемах, которые, возможно, свалились на вашу голову. Но вам незачем обманывать меня. Я чувствую по вашему голосу, что вы только что плакали, и даже не думайте отрицать этого.
   Андрей внезапно замолчал, а Ольга вдруг подумала, сколько твердости и уверенности было в его голосе. Чувствовалось, что этот человек обладал сильным характером, а такие качества в мужчине всегда привлекали женщин.
   - Знаете что, - с неожиданной энергичностью нарушил паузу Андрей. – Прямо сейчас я хочу пригласить вас на прогулку! И, пожалуйста, не отказывайтесь! Вам будет полезно отвлечься от разных неприятных мыслей.
   - Но, Андрей… - неуверенно протянула девушка.
   - Оля! Не вздумайте отказываться! – мягко и весело прервал ее Андрей. – Раз на то пошло, я вынужден буду напомнить вам о том, что вы – моя должница. И на правах вашего спасителя я настаиваю на нашей встрече!
   Ольга молчала, не зная, что ответить своему новому знакомому. В голове кружился вихрь противоречивых мыслей, и она просто не знала что делать, на что решиться. С одной стороны, Андрей очень нравился ей, и, к тому же, мог помочь справиться с возникшей проблемой, но с другой стороны, какая-то искорка недоверия к подобному типу мужчин все еще тлела в ее душе. Были, имели место быть, ошибки в ее жизни, и Ольга, наученная горьким опытом, элементарно боялась повторения прежних опрометчивых поступков. Но в то же время, сознание того, что в соседней комнате лежит тяжело больная мать, и время, отведенное ей на этом свете, исчисляется уже в месяцах, заставляло девушку ломать стереотипы и идти на любые жертвы. А уж жертвовать Ольга умела…
   - Ну, хотя бы на часок! – умоляюще воскликнул вдруг Андрей. – Я заеду за вами, покатаю вас по городу, мы выпьем в каком-нибудь ресторане по бокалу вина, а ровно через час я привезу вас домой!
   - Хорошо! – твердо сказала девушка. – Я согласна.
   - Замечательно! – обрадовался Андрей. – Сколько вам нужно времени, чтобы собраться?
   - Мне хватит и двадцати минут.
   - Тогда без двадцати девять я буду у вас…
   - Андрей, - робко произнесла Ольга. – Вам совсем необязательно ехать за мной в Октябрьский район. Мы могли бы встретиться где-нибудь в центре…
   - Оля, не думайте об этом. Мне это совсем не трудно. Если вы не хотите, чтобы я поднимался к вам в квартиру, я могу подождать вас у подъезда.
   Девушка в очередной раз отметила про себя, что ее новый знакомый обладал завидной проницательностью, чем еще больше располагал к себе:
   - Андрей, вы только не подумайте ничего…
   - Дорогая Ольга! Вам не надо оправдываться передо мной. Давайте не будем тратить на это время.
   - Да, Андрей, вы правы. Ну, тогда до встречи?!
   - До встречи, Оля…
  
   Когда джип Андрея лихо завернул во двор, Ольга посмотрела на часы, и с улыбкой отметила, что ее сегодняшний кавалер появился ровно в восемь сорок, как и обещал. Машина остановилась прямо напротив ее, открылась передняя дверь, и Ольга скользнула в салон японского внедорожника.
   - А вы пунктуальны, - произнесла она вместо приветствия.
   Андрей довольно выпятил грудь и ответил:
   - С вашего позволения, хочу внести одно предложение, - он посмотрел на Ольгу. – Может перейдем на "ты"? А то слишком официальной кажется мне наша встреча…
   - Давайте, - кивнула Ольга и тут же поправила сама себя. – Давай.
  
  После короткого путешествия по Новосибирску и прогулки по Центральному парку, Ольга и Андрей заехали в один шикарный ресторан и заняли столик под открытым небом. Потягивая отличное красное вино, они болтали на разные темы. Андрей много шутил и рассказывал о себе интересные вещи, сознательно избегая пауз в разговоре. Он пригласил Ольгу на прогулку для того, чтобы отвлечь ее от насущных проблем, и поэтому старался, чтобы на настроение его дамы не упала даже тень скуки. Он был весел, добр, учтив и искренен, чем невольно провоцировал Ольгу на открытие собственной биографии. А Ольга, увлекшись вдруг повествованием своей жизненной истории, ни могла не затронуть и больную тему, точнее тему больной матери. И, может быть, потому что она удивительно спокойно чувствовала себя в компании Андрея и прониклась к нему каким-то по-детски безоговорочным доверием, или потому что она физически не могла больше выдерживать натиск горьких мыслей и переживаний, терзавших ей душу, но Ольга, не обращая внимания на слезы, рассказала Андрею о том, какой была ее жизнь последние полтора года.
  Она говорила долго, прерываясь лишь для того, чтобы выпить вина или сделать одну-две затяжки мирно тлевшей в пепельнице сигареты. Сквозь стоявшие в глазах слезы она смотрела на какую-то неприметную трещинку на деревянной столе, и изливала душу, вернее, всю ту боль, что накопилась в ее душе, этому малознакомому человеку, который сидел напротив ее. И еще она изредка замирала от сознания своей необычайной расположенности к своему спутнику. Еще ни с кем она не была так откровенна в своем горе, ни с подругами, ни с друзьями. Она всегда предпочитала сдерживать в себе ту боль, которая наполняла ее душу. Но с Андреем, в общем-то, совершенно чужим ей человеком, Ольга ощущала себя как за каменной стеной. Ей казалось, что он способен решить любую проблему, а именно такого человека, надежного, уверенного в себе и доброго, она и ждала всю жизнь.
  Однако Ольга не стала говорить Андрею о неприятностях, свалившихся на ее голову после звонка Вадима Харкевича. Что-то удерживало от этого. Ольга видела по глазам своего спутника, с какой нежностью он смотрел на нее. Казалось, он готов сейчас же взлететь на небо, чтобы принести ей звезду, о которой, наверное, каждая девушка слышала хотя бы раз в жизни. И только поэтому она не могла решиться взвалить на голову этого парня свою главную проблему. По крайней мере, не сегодня…
  Было как раз без двадцати десять, когда Андрей остановил джип у подъезда, в котором жила Ольга. Она поблагодарила своего кавалера за прекрасно проведенное время и вышла из машины. Ей очень понравилось то, что ее новый знакомый вел себя как настоящий джентльмен. Она не услышала от него ни одного пошлого намека на дальнейшее продолжение вечера. И, поднимаясь по ступенькам, Ольга поймала себя на мысли, что расставалась с Андреем сама того не желая…
  
   В десять часов утра в прихожей квартиры, в которой жила Ольга, раздалась еле слышная трель входного звонка. Немного удивленная, Ольга открыла дверь и увидела перед собой огромный букет ярко красных роз. Теперь уже совсем ни чего не понимающая девушка потеряла дар речи и уставилась на цветы. Лишь сердце ее радостно затрепетало в груди, а голова закружилась от необыкновенного благоухания, мгновенно прорвавшегося в квартиру.
   Цветы! Какой еще подарок может быть желаннее для женщины? Ольга никогда не ставила цветы в один ряд с другими подарками, такими как украшения, косметические наборы, и прочие, в большинстве своем, полезные и необходимые в жизни вещи. Для нее цветы – это было чем-то особенным, возвышенным, символом красоты, символом прекрасного, символом женщины. Может быть, поэтому, считала она, и не принято дарить цветы мужчинам…
   Неожиданно, из-за охапки цветов, состоящей, по меньшей мере, из трех десятков роз, вынырнула голова мальчугана. Его озорные глаза быстро изучили хозяйку, и он молча протянул ей букет. Ольга так же молча приняла цветы и прижала их к себе, совсем не замечая покалывания острых шипов. Она окунула голову в облако кроваво-красных лепестков, вдохнула полной грудью их неземной аромат, и ей вдруг показалось, что она перенеслась в другой мир, совсем не похожий на тот, в котором жила. На какие-то доли секунды Ольга очутилась на берегу тихой, прозрачной реки, среди великолепных цветов и веселого щебетания птиц, в царстве красоты и умиротворенности. Необычайно велик был контраст между этим райским уголком и тем земным миром, полным бед и несчастий, войн и грязи, болезней и смертей, к которому принадлежала она. И, в силу этих коренных отличий, возвращение к реальности принесло с собой чувство опустошения…
   Ольга не сразу сообразила, что мальчишка, который принес букет роз, уже убежал и оставил ее в полном неведении относительно истории происхождения этого подарка. Хотя, не было смысла долго ломать голову над вопросом, откуда цветы. К тому же, в самой гуще букета Ольга обнаружила симпатичную открытку со словами: "Милая Ольга! Вы - чудо! У вас все будет хорошо!" и подписью: "Андрей"…
   - Мама! Ты только посмотри на это! – радостно воскликнула Ольга, вбегая в комнату. Она уложила цветы на одеяло поверх Веры Ильиничны и, прижав руки к груди, возбужденно смотрела то на розы, то на маму. Вера Ильинична необыкновенно преобразилась, но изумлению ее не было предела, поэтому она не могла вымолвить и слова. Великолепные кроваво-красные цветы эффектно выглядели на белом фоне, гипнотично привлекая взоры обеих женщин, и не было места словам в этой чудесной картине…
   После пережитого потрясения, и последующих приятных минут, насыщенных бурными положительными эмоциями, Ольга углубилась в работу над бухгалтерскими документами. Но сосредоточиться она не могла, сколько бы не пыталась. Слишком необычно началось для нее сегодняшнее утро. А когда зазвонил телефон, щеки Ольги вспыхнули, она схватила трубку и, смущенно улыбаясь маме, выскользнула на кухню. Нажимая кнопку соединения связи, девушка испытывала жгучее желание услышать голос Андрея, а предчувствие, что звонит именно он, необычайно волновало Ольгу!
   - Да, слушаю, - произнесла она в микрофон.
   - Здравствуй, Оля!
   Это, действительно, был ОН! Девушка улыбнулась так, что казалось, будто она целую вечность ждала ЕГО звонка и вот, по прошествии многих-многих лет, ОН, наконец, позвонил.
   - Здравствуй, Андрей! – стараясь держать себя в руках, ответила Ольга.
   - О! Судя по голосу, я так понимаю, мой скромный подарок ты уже получила…
   - Скромный?! – Ольга чуть не захлебнулась от удивления и восторга. – Ты называешь это чудо скромным подарком?! Андрей, ты сошел с ума! – весело констатировала она.
   - Нет нужды отрицать, ты права. Пусть это прозвучит банально, но до вчерашнего дня я был совершенно здоров! Уверен, ты поймешь меня…
   - Андрей!
   - Все, все, молчу! – Андрей был весел. – Как ты?
   - До сих пор не могу прийти в себя после твоего сюрприза…
   - Тебе, правда, понравилось?
   - Еще бы! Ты попал в яблочко!
   - Я рад! Тем более, что у меня есть для тебя еще один сюрприз!
   - Не слишком ли много для одного дня?
   - Ольга, я хочу тебе сказать одну серьезную вещь. Понимаешь, повествование твоей жизни тронуло меня до глубины души. И твоя сила воли, твой оптимизм, на самом деле, достойны восхищения! Но ты напрасно взвалила на свои плечи такую тяжелую ношу и изолировала себя от окружающего мира. Поверь мне, жизнь прекрасна! Особенно, для тех, кто умеет жить! И такая девушка как ты достойна большего! Тебе просто нужен человек, мужчина, который сможет решать все твои проблемы за тебя. Знаешь, я искренне хочу стать этим мужчиной. Честное слово, ты заслужила того, чтобы радоваться жизни, чтобы каждое утро тебе дарили цветы и чтобы подобные сюрпризы не были для тебя чем-то из ряда вон выходящим. Честное слово, ты рождена для того, чтобы быть счастливой…
   Парень на секунду замолчал, переводя дыхание.
   - Андрей, - тот час же поспешила заполнить паузу Ольга. – Я очень, очень тронута!
   - Но это еще не все! – раздался спокойный голос Андрея. – У меня, действительно, есть для тебя еще один подарок. Не могли бы мы сегодня встретиться? Обещаю, что не отниму у тебя слишком много времени.
   - Я не против, - не раздумывая, ответила девушка.
   - Отлично! Тогда я заеду за тобой в то же самое время?
   - Да, хорошо. Я как раз успею закончить все запланированные на сегодня дела…
   - Оля, я с нетерпением буду ждать нашей встречи. Пока!
   - До вечера, - ласково улыбаясь, ответила Ольга и отключила связь.
   Сердце девушки готово было выпрыгнуть из груди. Ощущение внезапно обрушившегося на голову счастья переполняло душу Ольги. Надо же, как может изменить жизнь Его Величество Случай! Не далее, как еще вчерашнем утром Ольга занималась своими обычными, до боли в печенке, знакомыми делами, и даже не думала о том, что с ней может произойти что-то такое, что в корне перевернет ее жизнь. А сегодня она не находит себе место, потому что это утро перевернуло все с ног на голову, и заставило Ольгу вновь почувствовать себя женщиной! Женщиной, которая рождена не для того, чтобы ежеминутно в одиночку бороться со всеми превратностями судьбы, но для того, чтобы не испытывать необходимости в этом, а спокойно жить и радоваться жизни, жить так, как ей хочется, любить и, что самое главное, быть любимой!
  
   После обеда Ольга созванивалась с Вадимом Харкевичем. Однако их встречи, о которой они предварительно договаривались накануне вечером, не суждено было состояться. Вадим, как всегда спокойный и деловой, сообщил, что, несмотря на воскресный день, у него куча дел. Поэтому, им не удастся встретиться и поговорить о проблемах. Но Ольге понравилось, что ее друг уже чувствует себя значительно лучше, он полон энергии и энтузиазма, а значит, способен решать любые задачи. Ничего большего от него и не требовалось. Говорят, у царя Соломона, которого древние люди справедливо прозвали Мудрый, было кольцо с выгравированными на нем словами: "Все проходит". В минуты скорби и отчаяния Соломон всегда смотрел на свое кольцо, перечитывал эту фразу, вникал в его суть, и успокаивался. Однажды, когда отчаяние царя было настолько велико, что заветные слова никак не помогали ему справиться с горечью, он не выдержал, снял кольцо с пальца и в сердцах бросил его на пол. В этот момент его внимание привлекло нечто, ранее им не замеченное. Царь Соломон поднял кольцо и обнаружил на внутренней стороне его надпись: "И это пройдет"! Именно благодаря этой истории Ольга вывела для себя одно в высшей степени разумное правило: "Какие бы сложности не сваливались на голову человека, он не должен давать волю отчаянию! Терпение поможет справиться с любыми трудностями, пережить их! Рано или поздно, но все проходит! И стремление к победе обязательно увенчается успехом!".
  
   В половине девятого позвонил Андрей и сообщил Ольге, что подъезжает к ее подъезду. Ольга ожидала его звонка, находясь в полной боевой готовности, поэтому ей ни чего не оставалось, как погрузиться в совсем новенькие босоножки и отправиться навстречу своему принцу.
   - Куда мы отправимся сегодня? – жизнерадостно спросила Ольга Андрея, усаживаясь в машину.
   - Сегодня я исправлю ошибку, допущенную вчера, - ответил, улыбаясь, парень. – У меня заказан столик на теплоходе, пришвартованном у Речного Вокзала. Надо было сделать это еще вчера. Ни чего романтичнее, чем ужин при свечах во время небольшого круиза по реке и придумать нельзя!
   - Звучит интригующе! – Ольга лукаво посмотрела на своего спутника.
   Андрей направил джип вниз к реке. Они проехались по набережной, медленно двигаясь среди потока прогуливавшихся там людей, затем оставили машину у здания Речного Вокзала, и поднялись на теплоход.
   После того, как официантка выполнила их заказ, молодые люди некоторое время придавались трапезе, что совсем не мешало им оживленно беседовать. Андрей вновь вел себя весело и раскованно, много шутил и, вообще, был, что называется "на подъеме". Ольге нравилась эта непринужденность и приподнятое настроение Андрея, которое передавалось и ей самой. Он просто заряжал ее положительной энергией, жизненной силой. Наверное, именно поэтому ей так хорошо и спокойно было с ним.
   Когда с ужином было покончено, и официантка убрала со стола лишнюю посуду, Андрей извинился, и на некоторое время покинул Ольгу. Вернувшись, он принес с собой модную кожаную папку.
   - Ольга, - как-то чересчур официально начал он, присев за столик. – Мы знакомы с тобой совсем мало, но мне кажется, что я неплохо тебя изучил. Я боюсь, что твоя реакция на сюрприз, который я тебе приготовил, может оказаться неадекватной. Ты из тех людей, которые стараются решить свои проблемы своими же силами. Но я очень тебя прошу, не отказывайся от моей помощи. Мне пришлось сегодня приложить немало усилий для того, чтобы преподнести тебе этот подарок. Поверь, я сделал это от чистого сердца, и не преследовал никаких низменных целей. Просто у меня есть хорошие связи и большие возможности…
   Слова Андрея все больше и больше заставляли Ольгу настораживаться. Когда он говорил сегодня утром о еще одном сюрпризе, девушка почему-то сразу же подумала, что Андрей хочет подарить ей какое-нибудь украшение. Но последние слова этого непростого человека представляли собой слишком серьезную прелюдию для этого, и смысл слов совсем не ассоциировался с вручением предполагаемого украшения.
   Между тем, Андрей раскрыл папку, и достал оттуда стопку бумаг.
   - Здесь, - произнес он, протягивая бумаги Ольге. – Полный пакет документов, необходимый тебе для того, чтобы устроить Веру Ильиничну в Клинику Мешалкина. Все проплачено, все формальности улажены. Насколько я понял, фактор времени имеет очень большое значение для твоей мамы. Поэтому, можно перевозить ее в больницу прямо завтра. Как сказал мне доктор, первая неделя уйдет на обработку всех необходимых анализов, затем операция, и послеоперационный период. На все про все около двух месяцев…
   Последующие слова Андрея доходили до Ольги не совсем четко. Она словно оказалось в густом тумане, сквозь который даже солнечные лучи проникают с большим трудом. Сидевший напротив ее человек, которого она совсем не знала, но который уже успел стать близким сердцу Ольги, предлагал ей то, к чему она стремилась почти два года. Документы, которые она держала в руках, представляли собой нечто большее, чем кипу бумаг! Они давали жизнь человеку! Они давали жизнь близкому человеку, Вере Ильиничне, маме Ольги. Но Ольга не могла поверить в то, что это происходит на самом деле. Слишком долго она ждала этого момента, и слишком нереальным теперь казалось ей все происходящее…
   - Андрей, - наконец, тихо вымолвила ошеломленная Ольга. – Это… это. Я не могу в это поверить! Это просто чудо…
   Она потянулась за сигаретой, но тут же отложила ее. Она не находила себе места. Ее волнению не было границ.
   - Андрей, ты замечательный человек! Ты… у меня просто нет слов, чтобы выразить то, что творится сейчас у меня в душе…
   - Оля, не надо ничего говорить, - ласково улыбаясь, поспешил ответить Андрей.
   - Но… - Ольга возбужденно запнулась на полуслове. – Но я не могу…
   - Ну, вот, так я и знал!
   - Андрей! Ты замечательный человек, твой поступок – это что-то в высшей степени благородное! Я очень, очень тебе признательна. Но я не могу принять такой безумно дорогой подарок…
   Ольга все-таки взяла себя в руки, сделала внушительный глоток вина и закурила. Она старалась не смотреть Андрею в глаза. Мысли роем кружились у нее в голове, она была в довольно щекотливой ситуации, но где-то на эмоциональном уровне она сопротивлялась помощи Андрея. Она всегда, всю свою жизнь, сама, собственными силами, решала проблемы, выпавшие на ее долю. Спасти жизнь маме – это была самая главная ее жизненная борьба, требовавшая нечеловеческих усилий, а, в конечном итоге, и немалой денежной суммы. Поэтому, сознание Ольги отказывалось принять то, к чему она стремилась последние полтора года, и что один малознакомый человек сделал для нее всего за один день. Зачем она рассказала обо всем Андрею во время вчерашней прогулки? Зачем она, хоть и не умышленно, взвалила бремя своих проблем на его плечи? Ведь не сложно было предвидеть подобный поворот событий! Но, с другой стороны, не она ли хотела попросить его о помощи, когда рухнула надежда на поддержку Вадима Харкевича?!
   - Оля, - нарушил противоречивый ход ее мыслей Андрей. – Я не сомневался, что ты так отреагируешь на мой сюрприз. И это тем более возвышает тебя в моих глазах. Но, поверь мне, я искренне хочу тебе помочь! Согласись, что понятие о дорогом подарке неоднозначно! Все в этом мире относительно, а в так называемой области финансов, тем более. Для кого-то сто рублей представляют собой приличную сумму, а для кого-то и сто тысяч рублей – не такие уж большие деньги! – в этот момент Ольга согласно кивнула. - Но, - вдохновенно продолжал Андрей. – Я не хочу сказать, что я такой уж богатей, что сто тысяч рублей за деньги не считаю, нет! Просто я обладаю довольно приличным финансовым капиталом, который заработал собственными руками, и у меня есть возможность сделать так, чтобы твои проблемы были решены. Во-первых, это мне по силам, во-вторых, я хочу этого. Ну, а в-третьих, - Андрей загадочно улыбнулся. – Дело уже сделано. Операция оплачена, восстановительный период с использованием всех необходимых препаратов – тоже. Для твоей мамы уже отведена отдельная палата, и подготовлен график лечения. Отступать поздно! Поэтому Оля, пожалуйста, не отказывайся, прими мою помощь. Я делаю это от чистого сердца.
   - Теперь я, кажется, поняла, какими качествами нужно обладать, чтобы добиться успеха в бизнесе, - лукаво произнесла Ольга, исподлобья поглядывая на своего кавалера.
   Андрей молча наполнил бокалы, и поднял свой.
   - Давай выпьем за наше случайное знакомство! – провозгласил он.
   Ольга ткнула сигарету в пепельницу, взяла в руку бокал с вином, и поддержала тост Андрея:
   - Выпьем за наше случайное знакомство, перевернувшее нашу жизнь!
  
   На следующий день, в семь часов утра, Андрей позвонил Ольге и сообщил, в районе девяти часов за Верой Ильиничной прибудет машина скорой помощи.
   - У нас уже все готово, - бодрым голосом ответила Ольга.
   - Ну и отлично! – удовлетворенно сказал Андрей. – Мне сейчас необходимо уладить несколько неотложных дел, но я постараюсь к вашему приезду в больницу уже быть там.
   - Послушай, Андрей, может быть, это совсем необязательно. Если ты занят…
   - Оля! Я хочу быть рядом с тобой в эти минуты. К тому же, там, возможно, понадобится моя помощь, ведь оформление всех документов проходило через меня. Не беспокойся, у меня сегодня не слишком загруженный день. Более того, я считаю, что, вопреки широко известной поговорке, все-таки можно угнаться за двумя зайцами. Для этого необходимо быть готовым к этому и правильно расставить приоритеты. Сегодняшний день я продумал заранее, так что приехать к вам в больницу я наверняка смогу.
   - Слушай, Андрей, какой ты все-таки умница! – не удержалась от похвалы Ольга.
   - Не смущай меня, - скромно отшутился парень. – Все, мне пора, Оля. Увидимся!
   - Пока, Андрей! – весело откликнулась Ольга. – Удачи тебе!
  
   - Какой сегодня прекрасный день! – после продолжительного молчания неожиданно воскликнула Ольга.
   - Полностью с тобой согласен, - поддержал ее Андрей.
   Они возвращались из больницы, где благополучно разместилась Вера Ильинична. Ольга согласовала с врачами наиболее оптимальный график посещения с учетом строгого курса лечения и простилась с мамой. В машину Андрея она садилась, испытывая небывалый душевный подъем. Наконец-то, осуществилась мечта последних полутора лет! Скоро, совсем скоро, Вере Ильиничне сделают операцию, после которой, по словам доктором, ей станет намного лучше. А значит, Ольге, все-таки, это удалось! Она смогла выдержать самый тяжелый отрезок своей жизни, смогла перенести страшную боль в душе и тяжкий груз, который она взвалила на свои плечи! Через каких-нибудь два месяца ее мама станет практически здоровым человеком, а у Ольги появится шанс заняться строительством своей личной жизни. Дом, семья, любящий муж, интересная работа, друзья – вот что нужно молодой и красивой женщине! Жить и наслаждаться жизнью, как сказал Андрей! Интересно, как бы все повернулось, если бы Ольга не встретила Андрея?
   Девушка благодарно посмотрела на своего принца. Андрей, витая где-то в облаках своих мыслей, спокойно вел машину. Он понимал состояние Ольги, видел, каким неземным счастьем светились ее глаза, поэтому старался не навязываться ей с разговорами. Пусть насладится этим радостным мгновением…
   - Послушай, Андрей, ты сегодня сильно занят? – внезапно спросила Ольга своего спутника.
   - Если тебе нужна моя помощь, я готов отложить все дела, - мягко ответил ей парень.
   - Да, мне нужна твоя помощь, - Ольга лукаво смотрела на него. – У меня сегодня праздник! И я не хочу радоваться этому в одиночестве!
   Андрей весело рассмеялся.
   - Что ж, уверен, тебе одной будет тяжело с этим справиться, так что я полностью в твоем распоряжении.
   Уловив момент, Андрей отвернулся от дороги и посмотрел на свою спутницу. Она ласково поглядывала на него, щурясь от яркого солнца.
   - Кстати, а как тебе сегодняшняя погода? – вдруг спросил он.
   - Замечательная погода! Сегодня, вообще, замечательный день!
   - Тогда у меня к тебе интересное предложение. А не отправиться ли нам на пляж?
   - На пляж?! – воодушевлено повторила Ольга. - Точно! На пляж! Я ведь так давно не была на пляже! - Настольная лампа стала единственным источником света, в лучах которого она купалась последние полтора года. – Поедем прямо сейчас!
   - Ну, если ты являешься ярым сторонником нудизма…
   - Нет, - засмеялась Ольга.
   - Тогда давай сначала заедем за купальными принадлежностями. К счастью, все, что нужно мне, у меня с собой.
   - Значит, едем ко мне.
  
   Побережье Обского водохранилища, палящее летнее солнце, мелодичный шелест волн, крики чаек и веселые голоса отдыхающих – Ольга все еще не могла поверить в то, что по прошествии столь большого отрезка времени, она наконец-то смогла позволить себе окунуться в теплом море, а затем улечься прямо на песке. И ничто не тревожило ее, не занимало ее мыслей, она просто отдыхала, душой и телом. Позади остался самый тяжелый период ее жизни, и теперь Ольга всецело наслаждалась той долгожданной и пьянящей свободой, о которой мечтала почти два года.
   Вот уже час Андрей и Ольга отдыхали на пляже. Они лежали на песке рядом друг с другом и по большей части молчали, вдыхая свежий воздух и радуясь ярким солнечным лучам. Ольга время от времени поглядывала на своего принца, на его крепкие мускулы и широкую грудь. "Он, наверняка, с большим увлечением занимается спортом", - думала она. И еще Ольга с улыбкой отмечала, как Андрей, в свою очередь, украдкой бросал на нее восторженные взгляды, и это, вопреки ее отношению к подобным вещам, сейчас, почему-то, нравилось ей. Ольга вновь ощущала себя женщиной, без сомнения привлекательной и желанной, что приносило ей непередаваемое моральное удовольствие.
   - Знаешь, - неожиданно произнес Андрей. – Если бы здесь сегодня проводился конкурс, что-нибудь вроде "Первой красавицы пляжа", ты, однозначно, заняла бы первое место.
   Ольга смущенно улыбнулась. Как давно ей никто не говорил комплименты! Нет, друзья и знакомые, конечно, радовали ее приятными словами, но это были обычные дежурные фразы, лишенные какой-то романтической чувственности, присущей настоящим комплиментам, подаренным от души, а не по наитию разума. Андрей уже третий день осыпал ее комплиментами, причем искренними и вдохновенно-необычными, чем очень смущал Ольгу. Но ей это безумно нравилось…
   - Оля, - снова раздался голос Андрея. – А почему ты ничего не говоришь о своем отце?
   На секунду лицо девушки помрачнело. Однако она тут же приняла прежний беспечный вид. К подобным вопросам она привыкла, и они совсем ее не расстраивали.
   - А здесь и говорить не о чем, - отозвалась Ольга. – У меня его не было, нет, да и вряд ли будет, - девушка слабо улыбнулась. – В детстве мама говорила мне, что мой папа – самый лучший разведчик, вроде Штирлица, поэтому я никогда его не вижу. Но, я быстро повзрослела, и рано поняла, что, на самом деле, означают подобные сказки, поэтому больше не приставала к маме с такими вопросами. Моя мама - очень сильный человек, наверное, я пошла в нее характером, она привыкла переносить любую душевную боль и справляться с нею. Думаю, как-нибудь она сама расскажет мне историю моего появления на свет, когда придет время…
   - Печально…
   Внезапно, из барсетки Андрея послышалась звонкая мелодия, и парень, вздохнув, вынул из сумочки мобильный телефон.
   - Да, я вас слушаю, - произнес он в трубку. – О, Серж, привет! Какие дела? У меня, да-а, в общем-то, все нормально. Сегодня с утра, да. Думаю, что к завтрашнему дню можно будет открываться, с твоей стороны никаких проблем нет? Ну, и отлично! Давай, до завтра…
   Улыбаясь, Андрей убрал телефон обратно в барсетку и потянулся.
   - Кстати, ты так и не сказал мне, чем занимаешься, - поглядывая на него, произнесла Ольга. – Если, это не секрет.
   Андрей повернулся на бок, лицом к Ольге.
   - Нет, это не секрет. Просто, ничего интересного. У меня в городе несколько торговых точек. Ничего серьезного, но они приносят неплохой и стабильный, проверенный временем, доход…
   - Что-то ты лукавишь?! – прищурилась девушка. – Это, наверное, в силу своей природной скромности ты говоришь: "торговые точки". А на самом деле – солидные магазины, известные всему городу…
   - Если захочешь, - снова улыбнулся Андрей. – Завтра ты сама все увидишь.
   - Ты серьезно? – обрадовалась Ольга. – Было бы интересно…
   Всю вторую половину дня Ольга пережила как какой-то сладкий сон. Они побывали с Андреем в Новосибирском зоопарке, где Ольга кормила с рук живого медвежонка и фотографировалась рядом с клеткой, в которой жили грациозные львы и тигры. Они посетили Центральный парк и покатались практически на всех имевшихся там аттракционах. Затем был шикарный ужин в ресторане, а после него – просмотр замечательного фильма в самом модном кинотеатре города.
   Восторгу, который переполнял Ольгу, не было предела! Очень, очень давно не отдыхала она так, как в этот день. Девушка чувствовала себя на седьмом небе от счастья. Все, что было прежде, и полумрак однокомнатной квартиры, и кипы бухгалтерских бумаг, и жесткий изнурительный распорядок дня – все это осталось в прошлом, кануло в Лету. Она как будто очутилась перед дверью, за которой начиналась новая жизнь, светлая, радостная, счастливая. И дверь эта была открыта…
   А вечером случилось то, что и должно было случиться. Шикарная кровать в спальне просторного загородного особняка стала достойным завершением этого удивительного дня. Ольга прекрасно осознавала: все шло к тому, что в сегодняшний вечер она окажется в постели с Андреем. И она с большим волнением ожидала наступления ночи. Более того, она чувствовала, что сама хочет этого. Слишком близким стал ей Андрей, близким ее сердцу. Ольге казалось, что она, наконец-то, дождалась своего принца, человека, который появится в ее жизни, чтобы изменить существующий уклад и сделать ее счастливой. И теперь он был рядом с ней. Она ощущала тепло его сильного тела, видела его искренний любящий взгляд, трепетала от его страстных поцелуев и ласк. И не было, наверное, в этот момент на всем белом свете девушки счастливее Ольги…
  
  Глава 2
  
   Проснулась Ольга от ласкового прикосновения солнечных лучей. За окном спальни начинался новый день с новыми действующими лицами и новым сюжетом. Что ждет в этот день Ольгу – маленькую песчинку в океане жизни? Какой очередной подарок уготовлен ей судьбой? Какие радостные волнительные моменты или, напротив, очередные неприятности подстерегают девушку на новом этапе ее жизненной истории? Что день грядущий нам готовит…
   Все это вопросы риторические…
   Где-то в глубине дома раздавался голос Андрея. Слышались его сухие, безапелляционные распоряжения, чувствовался деловой настрой. Ольге понравилось, что Андрей так серьезно относится к своей работе. Не успела она и глаза открыть, а он уже с головой окунулся в новый рабочий день, решает какие-то проблемы, строит планы…
   Ольга протяжно заурчала и потянулась в кровати, стягивая с себя одеяло и обнажая грудь. Но, даже если бы в этот момент в спальню вошел Андрей, она не кинулась бы смущенно прятаться под плед. Андрей окончательно запал ей в душу, стал близким и родным ей человеком. Он перевернул ее жизнь, и Ольга была ему бесконечно благодарна. Она понятия не имела, как бы справилась со своими проблемами без него, и ей трудно было представить без этого принца свою дальнейшую жизнь…
   Неожиданно распахнулась дверь, и в комнате появился Андрей. Он улыбнулся, увидев обнаженное тело Ольги, но улыбка его показалась девушке какой-то неприятной и отталкивающей. Казалось, будто Андрей надел на лицо маску, а может… снял?
   - Проснулась? – громко спросил парень.
   - Угу, - ответила Ольга, стараясь выбросить из головы поразившую ее мысль. – Кушать хочется…
   Она перекатилась на край кровати и ласково посмотрела на своего принца.
   - Ванна, кофе и фрукты? – усмехнулся Андрей.
   И опять что-то во внешности парня заставило Ольгу нахмуриться. Как-то по-другому он держался сейчас. Без той нежности, от которой Ольга млела предыдущие три дня.
   "Что это? Что с ним? Добился своего и охладел? – пронзила сознание Ольги болезненная догадка. – Да нет! Вряд ли! Слишком дорого ему обошлась возможность овладеть мной! Глупости все это, подруга, расслабься!"
   Между тем, Андрей присел на кровать, поигрывая мобильным телефоном, и посмотрел Ольге в глаза. Взгляд его, насмешливый, изучающий, очень пугал девушку. Он не был похож на тот любящий, искренний взгляд, который привыкла видеть Ольга.
   - Андрей, что-то не так? - слабо произнесла она, но парень прервал ее, выставив вперед руку.
   - Послушай меня, красавица, слушай внимательно и не перебивай! Как бы это грустно для тебя не звучало, но сказка подошла к концу. Финита ля комедиа! Настала пора платить по векселям. Сейчас ты поедешь домой, соберешь все необходимое, и мое люди отвезут тебя на квартиру, твое новое место работы, - Ольга хотела что-то сказать, но Андрей снова жестом остановил ее. – Не перебивай, я тебе сказал! Ты что, решила, что все это, все, что я для тебя сделал – так, подарок?! Нет, дорогая ошибаешься! Я помог тебе, а теперь ты поможешь мне. Два с половиной месяца ты будешь работать на меня! Проституткой! Будешь ублажать клиентов, которых привезут тебе мои ребята! Считай, что собеседование ты прошла, - в этот момент Андрей хищно оскалился. – И прошла с успехом! Чтобы так же ты вела себя и с клиентами…
   Внезапно раздался телефонный звонок. Пока Андрей разговаривал по мобильному, Ольга пыталась сквозь густой туман, окутавший ее сознание, понять смысл слов, только что услышанных.
  "Проституткой?! Так вот в чем заключалась цель его ухаживаний!!! – девушка почувствовала, как по щекам потекли горячие слезинки. – О, Господи! Нет, это неправда! Я не верю этому! Этого не может быть, это какой-то страшный, кошмарный сон!!!"
  - Хватит ныть! – рявкнул Андрей, убирая телефон во внутренний карман пиджака. – Я же тебя не на войну отправляю. У меня работает куча девчонок, и никто из них не устраивает истерик!
  Принц, внезапно перевоплотившийся в злодея, поднялся с кровати, собрал вещи Ольги, разбросанные на полу, и швырнул их в нее.
  - Собирайся резче!
  - Андрей! - плача, воскликнула Ольга. – Перестань! Я не могу на это пойти!
  - Не умеешь – научим, не захочешь – заставим! Одевайся!
  - Андрей…
  - Все, хватит! – прикрикнул парень. – Слышь, красотка! Ты хоть совесть поимей! Я трачу на нее немереные бабки, пристраиваю в больницу ее мать, а когда пришла пора рассчитываться, она вдруг кричит: "Я не могу!". Будешь! Я сказал!
  Ольга упала на подушку и зарыдала во весь голос. Нет! Только не это! Она опять обманулась! Опять мужчина, появившийся в ее судьбе, оказался сволочью. Он отнесся к ней не как к человеку, к женщине, а как к самке, от которой требовалось только одно. Но Андрей пошел намного дальше прежних кавалеров Ольги. Все, что делал он для нее, он делал это, преследуя свои необыкновенно низкие цели!
  "И теперь я должна работать на него проституткой?! Нет! Я лучше умру, чем позволю еще кому-нибудь дотронутся до себя!"
  Андрей, в это время покидавший комнату, вернулся и вылил Ольге на голову бокал холодной воды.
  - А ну-ка успокойся! – угрожающе произнес он. – Не чего сопли развозить!
  - Андрей! - захлебываясь слезами, взмолилась Ольга. – Отпусти меня, пожалуйста! Отпусти, я очень тебя прошу! Я отдам тебе все деньги! Но не таким образом!
  - Таким, киска, именно таким, - голосом, не терпящим возражений, спокойно ответил парень.
  - Андрей, я прошу тебя!!! – истерично закричала Ольга, вскочив на колени. – Я продам квартиру, я продам все, что у меня есть, у меня еще есть деньги, которые я копила последние полтора года, я отдам тебе все!!! Только отпусти меня!!!
  - Ух, какая же ты все-таки аппетитная девочка! – ухмыльнувшись, восторженно воскликнул Андрей, разглядывая соблазнительную фигуру девушки, стоящей перед ним на коленях. – Нет! – лицо его стало спокойным и непроницаемым. – Мне не нужны твои деньги! Мне нужна ты! – он снова сел на кровать. – Два с половиной месяца, и ты будешь свободна! И твоя квартира, и твои деньги – все это останется у тебя.
  - Нет! – Ольга вновь упала на кровать и уткнулась в подушку. – Нет! Я не выдержу и минуты…
  - Выдержишь! Ты обязана будешь выдержать! Если не хочешь, чтобы с твоей матерью случилось несчастье!
  Плач девушки оборвался. Она подняла голову и посмотрела на своего обидчика полными ненависти глазами.
  - Да, дорогая, - мягко, но угрожающе продолжил Андрей. – Если ты откажешься работать на меня или попытаешься выкинуть какую-нибудь шутку, Вера Ильинична получит смертельную дозу наркотика или задохнется под подушкой. Твоя мать находится в моих руках, у дверей ее палаты дежурит мой человек, там постоянно будет кто-нибудь из моих людей. Как только ты вздумаешь отколоть какой-нибудь номер, человек, наблюдающий за твоей матерью, тут же получит указание убрать Веру Ильиничну… - Андрей зло улыбнулся. – Оленька, ты же не хочешь, чтобы из-за тебя твоей маме стало плохо?!
  - Подонок! Сволочь!
  Ольга вскочила с кровати и бросилась на Андрея, размахивая кулаками. Но парень предупредил ее выпад и коротким ударом свалил девушку на пол.
  - Стерва! Ты что, думаешь, я шучу?!
  - Я пойду в милицию! – захлебываясь слезами, прокричала Ольга.
  - Нет, ты, видимо, ни чего не поняла! – громко произнес Андрей и достал из кармана пиджака мобильный телефон. Нажав несколько кнопок на клавиатуре, он приложил телефон к уху. – Блюдешь? – бросил Андрей в трубку, дождавшись ответа. – Где женщина? Ясно, когда ее привезут? Вот что, она нам больше не нужна! Как только тетку вернут в палату, сделай так, чтобы она больше не дышала! И постарайся, чтобы все было чисто, понял? Все, давай…
  Андрей убрал трубку обратно в карман и бросил на Ольгу уничтожающий взгляд. Губы его изображали мерзкую улыбку, улыбку человека, которому доставляет удовольствие боль других людей. Он смотрел на Ольгу и знал, что она никуда не денется, она будет работать на него. Ольга слишком любила свою мать, и, оказавшись перед дилеммой: собственная честь или жизнь матери, девушка пойдет на вынужденную жертву, сделав непростой для себя выбор.
  Когда Проскурин Андрей Валерьевич сказал Ольге, что имеет в городе несколько торговых точек, он даже не покривил душой. Он просто не стал уточнять, чем именно торгуют в этих местах. А товар, который шел в этих "торговых точках" был весьма специфичен – женское тело. Несколько квартир, разбросанных по Новосибирску, и девушки-проститутки, работавшие в этих квартирах, – вот каков был бизнес Андрея. Прибыльный и устойчивый бизнес, потому что спрос на продажную любовь существовал испокон веков, и ценились подобные услуги достаточно высоко. К чести Андрея, подошел он к своему делу с душой, как хороший предприниматель. Он изучил особенности "рынка", специфику, наличие конкурентов, и с огромным энтузиазмом принялся строить свою секс-империю. За каких-то два-три года он сумел сколотить устойчивое и высокоприбыльное предприятие. Клиентов было, хоть отбавляй, деньги они платили хорошие, но в последнее время возникла одна серьезная проблема. Стало некому работать! Девушки, которые по доброй воле шли к нему, были либо наркоманками, либо страшными, некрасивыми созданиями, а с такими проститутками клиенты Андрея не горели желанием проводить время. Были, конечно, в его "штате" сотрудницы с хорошими внешними данными, но их было мало, и спрос превышал предложение. А это приводило к тому, что Андрей терял клиентов, и, как следствие, прибыль. Поэтому и приходилось Андрею путем угроз и шантажа, заманивать к себе на работу стройных, симпатичных девиц. Такая участь постигла и Ольгу…
  - Короче, радость моя! – внезапно воскликнул Андрей, нарушив короткую паузу. – У тебя осталось мало времени. Подумай о своей матери! У нее появился отличный шанс продлить свою жизнь, а ты лишаешь ее такой счастливой возможности.
  - Подонок! – тяжело дыша, снова выругалась девушка.
  - Можешь называть меня как хочешь! Мне наплевать на способности твоего языка.
  - Как твой человек сможет убить мою маму? Его же, наверняка, видели там многие. Если он выполнит твой приказ, его очень быстро схватят, и тогда он признается, кто заставил его пойти на убийство!
  - Не обольщайся! – коварно улыбнулся Андрей. – Я плачу людям за то, чтобы они выполняли все мои указания. Так что, человек, находящийся сейчас в больнице даже и не допускает мысли о том, чтобы ослушаться моего приказа, что бы ни подсказывал ему здравый смысл! Это, во-первых! А во-вторых, в милиции у меня тоже есть свои люди! Ты что же, думаешь, я смог бы заправлять такими делами, не имея поддержки со стороны органов?! Наивная дура! Все очень серьезно! И, уж поверь мне, мой человек спокойно покинет город, отдохнет месяц-другой на юге, пока здесь все не успокоится. Поэтому, выполняя такой серьезный приказ, он мало чем рискует! А вот ты…
  - Андрей, - Ольга снова принялась плакать. – Ну, пожалуйста, будь человеком! Отпусти меня…
  - Ну, дура! Теперь ты будешь взывать к моей человечности?! Это пустое! Ты теряешь время!!!
  Внезапно раздался телефонный звонок, и Андрей вынул из кармана трубку.
  - Да! – гаркнул он в микрофон. – А, Лысый?! Что, привезли? – Андрей многозначительно посмотрел на Ольгу. – Одна осталась! Слушай, ты молодец, что позвонил! – Андрей убрал телефон от уха и обратился к Ольге. – Ну, так что?!
  Тяжело дыша, девушка смотрела в пол. В этот момент решалась ее судьба и от нее же зависела жизнь ее матери. Ольга видела, что Андрей был настроен серьезно. Он ни перед чем не остановиться. Она оказалась во власти страшного человека, могущественного и беспощадного. Ольге очень тяжело было принять какое-либо решение. Как только перед ее глазами всплывали образы женщин-проституток, и что с ними могли вытворять мужчины-клиенты, Ольге становилось невыносимо дурно. И в то же время, Ольга должна была думать, в первую очередь, о Вере Ильиничне, ее маме, ведь ей угрожает смертельная опасность. Ольга отдавала себе отчет в том, люди, в ловушку которых она попала, понапрасну шутить не будут. А значит, Ольга должна была прийти к единственно правильному решению…
  - Не трогайте мою маму! Я согласна, - тихо прошептала девушка, пряча лицо в ладонях.
  - Слышь, Лысый, отбой! Не трогай пока женщину, сиди карауль. Все…
  Андрей набрал на клавиатуре телефона какой-то номер. Дождавшись соединения связи, он бросил в трубку:
  - Мать вашу за ногу, где вас черти носят? Когда? Ладно, отбой…
  Андрей убрал телефон и опустил свою ладонь на плечо Ольги.
  - Все, красавица, собирайся. Сейчас за тобой подъедут два моих сотрудника и отвезут тебя домой, для того, чтобы ты привела себя в порядок и переоделась. Добро пожаловать в наш коллектив...
  - Пошел ты к черту, - скрипнув зубами, вскрикнула Ольга. – Будь ты проклят, скотина!
  
  * * *
  
  Дальнейшие две с половиной недели превратились для Ольги в сплошной кошмар. То, что пришлось пережить ей, трудно представить в реальности. Даже самый страшный сон со своими невероятно-причудливыми видениями, созданными безграничной силой воображения, не сможет сравниться с чудовищными событиями и испытаниями, выпавшими на долю несчастной девушки. Она испытывала такое унижение, что ежеминутно находилась на грани нервного срыва, грозящего наступлением полной невменяемости. И все же, разум девушки работал, собирал информацию, анализировал. И первые вопросы, которые появлялись и постоянно мучили Ольгу, вели к серьезным размышлениям. Как, думала Ольга, как на такое идут девушки по собственной воле? Это не укладывалось у нее в голове, но это было правдой, непреложной, бесспорной истиной. Ведь недаром назвали проституцию древнейшей в мире профессией, уходящей своими корнями в далекое прошлое. А Квартал Красных Фонарей Голландского города Амстердама, куда чуть ли не со всего мира съезжаются на заработки представительницы женского пола; а все эти ночные бабочки, путаны, интердевочки всех времен и народов, в большинстве своем, добровольно работавшие и работающие девушки – ведь это суровая реальность нашего дрянного мира! Что толкает их к этому? Желание красиво жить, вкусно питаться, носить дорогие модные наряды? Вероятнее всего! Но стоит ли эта красивая жизнь таких жертв? Стоит ли ради бутерброда с красной икрой и дорогих золотых украшений опускаться до того, чтобы торговать своим телом, поступаться самым важным, что только может быть у женщины – ее честью, нравственной чистотой ее души?! Нет, считала Ольга! Это низко! Это чудовищно! Даже если девушка идет работать проституткой для того, чтобы выжить и прокормить свою семью, это все равно низко! Это не выход! Всегда есть возможность заработать на кусок хлеба множеством других способов! Лучше целыми днями мыть полы в учреждениях и подметать улицы, чем предлагать мужчинам за деньги свое тело! Конечно, кого-то подобные альтернативы не устраивают! Им кажется, что торговля собственным телом – куда более простое и удачное средство заработка! А это означает лишь одно: сам феномен проституции произрастает своими корнями из области человеческой нравственности, а вернее – ее деградации. Ведь женщина – это, прежде всего, символ чистоты, символ матери и основа семьи, символ красоты, наконец! Трудно представить путану с пятилетним опытом добровольных занятий проституцией символом красоты! Это абсурд! "Красота спасет мир!", - так, кажется, говорили в прошлом люди, считавшие себя мудрыми?! Шутники…
  Но были среди проституток и женщины, оказавшиеся на панели по причинам, не зависящим от них. Запутавшиеся, загнанные в угол давлением обстоятельств, а чаще всего, вследствие угроз, шантажа или применения насилия, они вынужденно становились путанами. В числе таких жертв оказалась и Ольга. Она стояла перед выбором: либо спасти жизнь матери, либо сохранить свою честь. И жизнь Веры Ильиничны, естественно, была ей дороже!
  
  Ежедневный распорядок Ольги снова превратился в однообразную схему. Только эта схема была настолько жестокой, изощренной и унизительной, что жизнь представлялась девушке безрадостным, губительным времяпрепровождением.
  Каждое утро два человека, работавших на Андрея, "мухоморы", как он сам их называл, отвозили Ольгу на квартиру, расположенную в центре Новосибирска. В течение всего дня в эту обитель разврата вереницей тянулись клиенты, мужчины, заплатившие деньги за то, чтобы определенный период времени владеть Ольгой так, как им этого хочется. И Ольга, до посинения сжимая зубы, и сдерживая потоки горьких слез, вынуждена была терпеть все, что позволяли себе вытворять с ней мужчины. Она не испытывала удовольствия. Лишь боль, физическая и душевная, наполняла всю ее сущность. Как только выдавалась свободная минутка, в перерыве между посещениями, Ольга стремительно бежала в ванную, вставала под мощные струи горячего душа и обливала себя водой, беспрестанно рыдая. Она успокаивала себя лишь тем, что она должна выдержать только два с половиной месяца. Впрочем, ей не очень-то верилось в то, что Андрей отпустит ее по истечении установленного им срока…
  А поздно вечером, те же самые парни привозили Ольгу домой, и один из них оставался в квартире Ольги, чтобы следить за непокорной "сотрудницей". Нет, как правило, надзиратель Ольги не приставал к ней, имея, по всей видимости, соответствующие распоряжения от своего босса. Да никто и не хотел к ней приставать, потому что к концу дня бедная девушка представляла собой такое печальное зрелище, что покуситься на честь измученной Ольги мог только совершенно бессердечный человек…
  По пути домой, Ольга покупала бутылку водки, затем поднималась к себе в квартиру, скрывалась на кухне, наливала себе стакан горячительного напитка и залпом выпивала его. После этого, она бессильно сваливалась на табуретку и, пряча лицо в ладонях, долго и беззвучно плакала. Ольга проклинала свою судьбу, так жестоко с ней обращавшуюся, она молила Бога, чтобы он избавил ее от невыносимых страданий, и еще она проклинала человека, который превратил ее жизнь в Ад!
  Как не странно, слезы немного успокаивали Ольгу, и она отправлялась в ванную. Там девушка погружалась в горячую пенную воду и принималась отчаянно тереть губкой свое тело, пытаясь смыть с него всю грязь, которая накопилась за прошедший день. Ее ежеминутно преследовали образы мужчин, нагло и бесцеремонно владевших ее телом, их похотливые руки, позволявшие себе любую вольность, их самодовольные улыбки, в которых выражалось все их отношение к Ольге. Они пользовались ею как резиновой куклой, купленной ими в интим-магазине, и это казалось им чем-то совершенно естественным! Еще бы! Они ведь платили деньги за то, чтобы унизить Ольгу, насладиться прелестями ее тела, испить чашу продажной любви. Все в этом мире замешано на деньгах! Миром, и людьми, его населяющими, правит Его Величество Доллар! Черт бы его побрал!
  От подобных размышлений и воспоминаний Ольга снова впадала в истерику, и в этот момент ее обычно посещала мысль о самоубийстве, как о единственном выходе из создавшейся ситуации. Но ее всегда останавливал образ Веры Ильиничны! Что станет с ней, если Ольга решится на подобный шаг? Вывод один – смерть матери неминуема! Да Ольге и не дали бы так просто уйти из жизни! Каждые пять-десять минут надзиратель проверял, чем занимается девушка. В случае чего, он принял бы соответствующие меры…
  После ванной, Ольга проходила обратно на кухню и, сидя за столом, допивала водку. Это хоть не надолго помогало ей, притупляло боль, терзавшую ее израненную душу. Так и коротала она вечер на кухне, пока ее надсмотрщик пялился в телевизор, сидя в зале. Затем она выгоняла парня с дивана и, уставшая, валилась с ног, закутывалась в одеяло и забывалась в пьяном сне. А на утро начинался все тот же кошмар, в той же удивительной последовательности…
  
  * * *
  
  В один из таких серых вечеров, где-то на второй недели заточения, в котором оказалась Ольга, ей домой позвонил Вадим Харкевич.
  - Эй, подруга, ты куда пропала? – жизнерадостно поинтересовался он.
  - Ой, Вадик, прости, - Ольга попыталась взять себя в руки, но по вполне понятным причинам язык ее слегка заплетался. – У меня сейчас появилась работа, которая отнимает у меня много времени. Я давно собиралась тебе позвонить, но все не было возможности…
  - Ладно, Оля, не надо оправдываться! Как у тебя дела?
  - Дела? – лицо девушки исказилось гримасой страдания и боли. – Да, все нормально. Устроила маму в больницу…
  - Молодец! Вывернулась все-таки…
  Последовала короткая пауза, в течение которой Ольга прилагала чудовищные усилия, чтобы унять рыдания, подкатывавшие к горлу.
  - Оля! Алло! Ты где? – воскликнул Вадик.
  - Здесь я, здесь, Вадик, - поспешно ответила девушка. – Прости, отвлеклась, готовлю поздний ужин…
  - Ясно. Ну, так что, мы дальше будем работать, или нет?
  - Знаешь, в ближайшие пару месяцев у меня вряд ли будет возможность заниматься бухгалтерией…
  - Слушай, Оль, а ты как умудрилась найти недостающую сумму?
  - Помог один старый знакомый, - Ольга зло усмехнулась.
  - Ну, я рад за тебя!
  - Спасибо. А у тебя как дела с фирмой?
  - Ты знаешь, как я и предполагал, этих чертей, кинувших меня, милиция до сих пор не нашла, да и вряд ли найдет. А пока, я изо всех сил стараюсь заработать деньги, чтобы выкупить квартиру и машину.
  - И каковы шансы на успех?
  - Реально, я все успеваю к сроку. Так что, думаю, скоро мне удастся вернуть свое имущество.
  - Здорово!
  - Да, Ольга, если тебе нужна какая-нибудь помощь, ты не стесняйся, звони. Чем смогу – помогу. Ты не смотри, что у меня сейчас трудности. Твои проблемы – они же и мои проблемы!
  Ольга провела рукой по глазам, влажным от слез, и вяло улыбнулась.
  - Спасибо, Вадим. Если что, буду иметь в виду, - девушка на секунду замолчала, но потом все же решилась задать Вадиму вопрос, который беспокоил ее длительное время. – Слушай, Вадик, а ты случайно не знаком с Андреем Проскуриным?
  - Это такой высокий, крепкий парень, ездит на темно-синем "Мицубиси-Паджеро"?
  - Да…
  - Ну, знаю такого. А что, имела удовольствие познакомиться с ним?
  Удовольствие! Знал бы Вадим, чем обернулось для Ольги знакомство с Андреем Проскуриным…
  - Да. Ты что-нибудь знаешь о нем?
  - Ну, он говорил, что занимается оптово-розничными продажами. В основном, продукты питания. Кстати! – добавил Вадим оживленно. – А ведь он тебя давно знает! Разумеется, заочно. Помнишь, полгода назад мы гуляли в ресторане по поводу Дня Рождения моей фирмы? Он случайно тоже заезжал в этот кабак, и, когда увидел тебя, он тут же отвел меня в сторону, и настойчиво интересовался тобой. Ты ему очень понравилась…
  - И все?
  - Ну, вроде, да…
  По интонации Ольга поняла, что Вадим о чем-то умалчивает.
  - Вадик! – укоризненно сказала она.
  - Как-то раз, уже после этого случая, мы неожиданно встретились с Андреем баре, и я, будучи в изрядном подпитии, поведал Андрюхе невеселую историю твоей жизни. Ты уж прости…
  - Да ладно, - отмахнулась Ольга, нахмуриваясь. Мысли, кружившиеся в ее голове, постепенно стали выстраиваться в логическую цепочку.
  - А что, ты с ним встречаешься? – вкрадчиво спросил Вадим.
  - В некотором роде…
  - Ну, что я тебе могу сказать. Андрей - парень хороший, к тому же, насколько я знаю, весьма состоятельный…
  - Да, это точно…
  - Ну, ладно, мать! Тебе, наверное, пора укладываться спать, а я достаю тебя своими разговорами! Разреши откланяться! Если что, звони! Спокойной ночи…
  Ольга попрощалась со своим бывшим однокурсником по Университету, отключила связь и уронила телефон на пол.
  - Парень хороший! – передразнила она Вадима.
  Сердце Ольги защемило от невероятной боли, слезы снова задушили девушку, и она заплакала в очередной раз, будучи не в силах больше сдерживать себя. Обливаясь слезами, она налила в стакан водки и опрокинула его. Затем, слегка успокоившись, Ольга закурила, и посмотрела в окно.
  "Интересная получается история. Полгода назад, совершенно чужой мне человек, замечает меня и начинает мною интересоваться. В глазах своих знакомых он – удачливый бизнесмен, и мало кто знает, чем он на самом деле занимается. Он узнает обо мне много интересного, и понимает, что есть в моей жизни что-то, что мне очень дорого, и на чем меня можно подловить. Затем, как бы случайно, Вадим Харкевич – человек, от помощи которого очень многое зависело, попадает в неприятную историю, в результате которой я лишаюсь так необходимой мне поддержки в его лице. Одновременно с этим, в моей жизни появляется сказочный принц на белом коне, который запросто решает все мои проблемы, и я, как последняя дура, влюбляюсь в него и продаюсь ему с потрохами. А этому чертовому принцу как раз именно это и было нужно!"
  Наконец-то, логическая цепь замкнулась! Ольга поняла, что стала жертвой идеально продуманного плана. За ней охотились, как за диковинным зверем, чтобы потом зарабатывать на нем большие деньги. Оставалась неясной лишь роль Вадима Харкевича во всей этой истории. Действительно ли его кинули на деньги, как он говорил?! Нет, Ольга отказывалась верить тому, что ее давний и близкий друг мог предать ее. Скорее, он - такая же жертва…
  Слегка пошатываясь, Ольга вышла из кухни и презрительно посмотрела на своего надзирателя. Парень лежал на диване, жевал огромный бутерброд и увлеченно смотрел в телевизор.
  - Дай мне телефон Андрея! – грубо потребовала Ольга.
  - Может, тебя еще к нему в гости отвезти? – парень нахально посмотрел на нее.
  - Мне нужно срочно поговорить с Андреем!
  - Обрыбишься!
  - Ты, боров тупоголовый, немедленно дай мне номер телефона твоего чертового босса, иначе я завтра сообщу ему, что ты ко мне приставал!
  Слова Ольги были расценены ее надсмотрщиком, как реальная угроза. Он вскочил с дивана, прошел на кухню, поднял телефон и постучал по клавишам, прикрываясь от Ольги. Только после этого он протянул ей трубку.
  - Да, я вас слушаю, - донесся до девушки вежливый голос Андрея.
  - Надо же, какие мы вежливые! – ехидно бросила она в ответ.
  - Кто это?
  - Лошадь в пальто! – Ольга теперь всегда так разговаривала с Андреем, не скрывая своей злобы и ненависти.
  После короткого молчания собеседник Ольги, наконец, ответил:
  - Оленька! Это ты, что ли, радость моя?
  - Оставь эти нежности, я прекрасно знаю цену твоим словам! Мне нужно кое-что у тебя спросить…
  - Спрашивай, дорогая…
  Ольга с трудом сдержала внезапный порыв гнева и, успокоившись, произнесла:
  - Дело с подставной фирмой, из-за которой небезызвестный тебе Вадим Харкевич потерял немалые деньги – твоя работа?
  Андрей промолчал, ни чего не ответив.
  - Значит, твоя! – констатировала Ольга.
  - Умница! – холодно бросил Андрей. – Я знал, что ты меня расколешь. Да, дорогая, ни чего тут не поделаешь. Люблю я проворачивать разные комбинации…
  - Какая же ты все-таки скотина!
  - Закрой рот, мочалка! Попробуй еще только пикнуть! Делай, что тебе велят, и тогда с твоей мамой и с тобой ничего не случится! Ясно?! Все, отдыхай…
  
  Комбинация, в результате которой Ольга оказалась во власти весьма серьезного и могущественного Новосибирского секс-дельца, действительно, была четко спланирована и проведена на высоком профессиональном уровне.
  А началось все с того, что как-то зимним вечером Андрей Проскурин заехал с новенькой девушкой в ресторан, чтобы поужинать и заодно ввести очередную новоиспеченную проститутку в курс дела, а чуть позже проверить ее на профпригодность. Но унылый и по существу однообразный вечер для Андрея внезапно окрасился в удивительно светлые тона, как только он увидел за соседним столиком прекрасную незнакомку. Она! Эта была именно та девушка, которую он искал уже долгое время. И голова парня закружилась в предвкушении победы…
  Как и все счастливчики, которые рождены, чтобы стать бизнесменами, Андрей подходил к своей работе творчески. Он очень быстро внедрился в мир секс-услуг. Клиенту, обращавшемуся к людям Андрея, предлагались самые разнообразные способы развлечений с девочками. Именно благодаря широкому спектру услуг, бизнес Андрея Проскурина быстро наращивал обороты и развивался. Будучи энергичным предпринимателем и человеком, наделенным уникальными умственными способностями, Андрей не жалея сил и времени выстраивал свою империю. Благодаря жестокости и коварству своего характера, а так же серьезному покровительству со стороны влиятельных преступных авторитетов и отдельных представителей официальной власти Новосибирска, он сурово обходился со своими конкурентами. Многие, попросту говоря, сутенеры предпочитали уходить с дороги Андрея Проскурина, чем противостоять его возможностям…
  Однако наступали в жизни Андрея и моменты, когда он переживал так называемый творческий кризис. Ему хотелось дальнейшего продвижения на своем поприще, но вдохновение покидало его поэтическую душу. Он искал новые пути, искал возможность самореализации, нуждался в мощном выплеске бурной жизненной энергии. И вот, его осенила замечательная идея. Порно-бизнес! Конечно, подумал Андрей! А почему бы ни попробовать себя в этом деле?! Новосибирск был усыпан разнообразной низкокачественной импортной порнухой, и Андрей Проскурин решил изменить ситуацию на этом рынке. Русскоязычные фильмы с красивыми русскими девушками могли произвести фурор в порно-видео! К тому же, в это время стремительно развивался Российский ИНТЕРНЕТ, и порно-сайты в этой среде пользовались бешеной популярностью, что естественно внесло бы в бизнес Андрея существенное разнообразия и благоприятно отразилось бы на его благосостоянии…
  Итак, Андрей и его хороший друг и компаньон Серж с головой увлеклись новой идеей. Серж занялся технической стороной дела: студия, техника и специалисты, а Андрей взял на себя остальные организационные вопросы. Два его "мухомора", о которых он знал, как о буйно помешанных на порнухе извращенцах, не лишенных при этом дара слова, занялись разработкой сценария. Андрей же принялся подбирать актеров к фильму. Все шло на удивление хорошо, пока не встал ребром вопрос о главной героине будущей порнухи. Все девушки, попадавшие в поле зрения Андрея Проскурина, как из его проституток, так и среди посторонних претенденток, по тем или иным причинам, не подходили для его замысла. По мнению Андрея, главная героиня должна была одновременно соответствовать всем строгим требованиям, которые он предъявлял к девушкам. Она должна была быть неотразима в своей красоте, прекрасна в своей сексуальности, опытна и при всем при этом естественна перед объективом камеры. Андрей не хотел, чтобы его дебют в новом деле окончился полным провалом, поэтому он и отводил главной героине первое место. По сценарию, весь фильм держался, в основном, на первых лицах, потому-то и относился к этому вопросу Андрей особенно придирчиво. Андрей не хотел останавливаться на варианте, который ему чем-то не нравился и работа над проектом грозила затянуться на неопределенный срок. И вдруг, как подарок небес, перед ним оказалась Ольга. Там, в сумрачном уютном зале ресторана девушка произвела на Андрея ошеломляющее впечатление! Он невольно залюбовался ею, и даже послал ко всем чертям свою привлекательную спутницу, надоевшую ему чересчур ярыми стремлениями проявить себя в работе. А когда он увидел, что приглянувшаяся ему красавица, которая могла дать фору любой супермодели, находится в компании его знакомого Вадика Харкевича, Андрей потер внезапно вспотевшие ладони, и отозвал знакомца в сторону. В тот вечер Андрей получил первую поверхностную информацию об Ольге. Дальше события стали развиваться в строго продуманной последовательности. Как-то раз, Андрей как бы случайно встретил Вадика в баре, где тот любил расслабляться в гордом одиночестве. Две-три кружки хорошего пива, и Вадим Харкевич пришел в нужную кондицию. Болтун – находка для шпиона! Пьяный болтун – это просто подарок судьбы! Особенно такому человеку как Андрей, который сидел и жадно впитывал все сведения, касавшиеся Ольги. В ту ночь Проскурин Андрей испытывал небывалый душевный подъем, и даже на радостях позвонил своему другу Сержу, чему тот очень огорчился, находясь в тяжелом похмелье. Да, Андрей не очень-то верил в то, что Ольга добровольно согласиться стать главной героиней порно-фильма, но благодаря Вадику Харкевичу, он узнал нечто такое, что могло бы помочь ему прибрать Ольгу к рукам. Уж в этом-то деле Андрей Проскурин не одну собаку замучил и съел! Разработав план, по которому Ольга должна была оказаться в его сетях, Андрей принялся к его исполнению. За квартирой девушки было установлено круглосуточное наблюдение. Андрею постоянно докладывалось о любых перемещениях Ольги, но он не торопился начинать свой спектакль, пока не нанес серьезный удар по бизнесу Вадима Харкевича, лишив Ольгу необходимой финансовой поддержки. С Вадимом все прошло проще некуда. Андрей знал, что у этого парня всегда существовали проблемы с поставками товара, и поэтому Вадик находился в постоянном поиске надежного партнера. Понадобилось всего лишь грамотно оформить необходимые бумаги подставной фирмы, изысканно обустроить офис, посадить там своих лучших проституток, изображавших из себя секретарей, менеджеров и директоров, и пригласить в эту малину Вадима Харкевича. Как только Вадим оказался в офисе лже-фирмы, он, сам того не осознавая, попал в лапы ловкого мошенника. Андрей искусно сыграл на жадности и неосторожности парня, благодаря чему тот и поплатился большой суммой денег. Одновременно с этим, Проскурин Андрей ждал удобного случая, чтобы появиться в жизни Ольги. И вот, когда Вадик Харкевич перегнал почти все свои оборотные средства на счет фиктивной фирмы Андрея, а, обнаружив, что его оставили в дураках, рвал волосы на голове и груди, Андрею позвонили его ребята и сообщили, что Ольга, во всей видимости, отправилась на прогулку по городу. Как гардемарины прыгали из окна третьего этажа в седла своих лошадей, так и Андрей на всех парах резво вскочил за руль своего джипа, и через считанные минуты встретился со своими шпионами. Те осторожно пасли Ольгу, наблюдая за каждым ее шагом. Взяв ситуацию под свой контроль, Андрей объявил начало операции. Как только девушка села за столик летнего кафе, там тот час же появились оба "мухомора" Андрея, заставили свой столик кружками с пивом, выпили по паре, входя в роль, и разыграли все как по нотам. В нужный момент, когда жесткий сюжет спектакля достиг своего апогея, на сцене появился Андрей Проскурин. Избавив несчастную девушку от приставаний двух хулиганов, он стал осторожно принимать на себя обязанности ангела-хранителя. Он играл уверенно, точно предупреждая любые нежелательные повороты и, старался предугадать Ольгины шаги. Затем он стал гулять с ней, осыпать девушку комплиментами, держался как джентльмен из любовных романов, дарил цветы. Словом, Андрей делал все, чтобы усыпить бдительность Ольги и заставить ее проникнуться к нему всем сердцем. И ему это удалось. К этому времени у Андрея уже готовы были все бумаги, по которым мать Ольги Вера Ильинична могла ложиться на операцию в клинику Мешалкина. Естественно для Андрея это дело стоило меньших затрат, чем обошлось бы оно Ольге, благодаря его связям и широким возможностям воздействия на людей. В том, что Андрей спасал жизнь Вере Ильиничне, была чистая правда, но поступал он так не из благородства, а из опасения быть разоблаченным. Итак, после того как все препятствия в игре Андрея были устранены, он открыл перед Ольгой свои карты. Нет, несмотря на боль и отчаяние девушки ему не было жаль ее. Он всегда жил по суровому закону животного мира! Выживает сильнейший! Чувство жалости было чуждо ему! Он знал, что Ольга будет вынуждена согласиться на его требования. Она слишком любила свою мать, он понял это сразу. Полтора года, которые девушка полностью посвятила матери, красноречиво говорили об этом. Так Ольга, как бабочка, и попала в паутину коварного паука…
  
  * * *
  
  Солнечным субботним днем, по истечении двух недель пребывания Ольги во власти Андрея Проскурина, где-то после обеда в квартиру, в которую Ольге привозили клиентов, ввалился Андрей. Он сообщил девушке, что на сегодня ее работа окончена, и что вечером она поедет в составе группы на вечеринку. Ольга без труда поняла, что за сейшн предстоит ей сегодня посетить, но противиться не стала. Это было бесполезно. В знак своей расположенности Андрей разрешил девушке проведать Веру Ильиничну. В первый раз после перенесенной операции.
  "Мухоморы" Андрея отвезли Ольгу в клинику Мешалкина, где девушка немного пообщалась с матерью, с трудом сдерживая себя, чтобы не разрыдаться. Однако она отметила про себя, что за палатой ее мамы действительно присматривал молодой крепкий парень в белом халате поверх камуфляжного костюма. Андрей не блефовал.
  Домой Ольга возвращалась, немного успокоенная. Дела у Веры Ильиничны шли на поправку. Врачи сказали, что операция прошла без осложнений, самочувствию Веры Ильиничны больше ничего не угрожает, и она скоро очень быстро встанет на ноги. Хоть какая-то отрада в жизни измученной девушки…
  А вечером те же самые люди Андрея усадили Ольгу в машину, подхватили по дороге еще трех девушек, и отвезли жриц любви на ту самую дачу, в спальне которой Ольга прошла "собеседование" при приеме на "работу" почти две недели назад. В большой комнате просторного двухэтажного особняка, расположенного в тени деревьев за высоким кирпичным забором, девушек ожидала компания из четырех мужчин. Ребята, уже изрядно принявшие "на грудь", с азартом играли в карты, и игра видимо велась серьезная, поскольку они не торопились пускать в свое общество девиц. Наконец, внимание мужчин полностью переключилось на стол, заставленный закуской и выпивкой, и на девушек, расположившихся на диванах за этим столом. Ребята вели себя уверенно, весело и раскованно, разговоры их были приправлены изрядной долей слов из блатного жаргона, внешне парни выглядели очень внушительно благодаря своей комплекции и суровым лицам, так что вряд ли они работали менеджерами в каком-нибудь рекламном агентстве. Впрочем, они и не заботились о том, чтобы сохранить в тайне от присутствующих рядом девушек род своих занятий. Все и так было ясно. Их юмор мог несказанно удивить постороннего слушателя. Они, например, называли приколом каждый их беспредельный наезд на несговорчивого коммерсанта. "Бизнесмен без крыши, все равно, что компьютер без мыши", - шутили они. Серьезные и порой для многих весьма плачевные разборки с гастролерами и прочими деятелями, покусившимися на их территорию, они тоже называли прикольными историями. В общем, понимание юмора у них было слегка своеобразным…
  Пока серьезные ребята налегали на спиртное, они не уделяли много внимания девушкам, сидящим рядом с ними. Так, легкие поглаживания по бедрам и коленям, которые Ольга еще могла стерпеть. Но когда здоровый уродливый парень придвинулся к ней поближе и принялся тискать ее грудь, стараясь при этом расстегнуть блузку, девушка не выдержала, и стала извиваться в объятиях клиента, пытаясь высвободиться. Парень, левый глаз которого видимо уже никогда не сможет увидеть белый свет, громко выругался, столкнул Ольгу с дивана, схватил ее за волосы, притянул к себе и расстегнул ширинку. Последствия подобных действий были для Ольги вполне очевидны, поэтому она с удвоенной силой стала отбиваться от насильника. Однако парень не обращал внимания на ее слабые попытки избежать унижения, причем на глазах остальных присутствующих. Обладая недюжинной силой, он привлекал девушку все ближе и ближе к себе, злорадно улыбаясь.
  - Ну же, киска, поцелуй меня, - ласково приговаривал он.
  Ольга готова была взорваться от боли и унижения, переполнявшего ее. Конечно, она подозревала что ситуация может повернуться именно таким образом, и сознательно успокаивала себя, надеясь, что выдержит. Но, оказавшись в таком положении, все ее естество вдруг стало сопротивляться, ей стало невыносимо плохо, к горлу подкатил горький ком отчаяния, грозивший задушить ее. Она горько заплакала, умоляя отпустить ее, но одноглазый парень был непреклонен. Чем больше плакала и сопротивлялась его жертва, тем сильнее ему нравилась эта игра. Он уже запустил левую руку в трусы, как в комнате раздался спокойный громкий голос:
  - Циклоп! Оставь девушку в покое!
  Рука парня, державшая Ольгу за волосы, на секунду ослабила хватку. Девушка вырвалась, упала на пол и зарыдала.
  - Бакс! Ты чего? – плечистый Циклоп недоуменно смотрел на не менее плечистого парня, сидящего напротив него через стол.
  - Я давно уже забил эту девчонку!
  - Не помню такого!
  - Ты хочешь поспорить?! – всем своим видом человек, которого звали Бакс, давал понять, что его невозмутимое спокойствие гораздо страшнее вспышки гнева.
  - Да ладно, Баксик, - примирительно махнул рукой Циклоп. – Что, вокруг баб мало, что ли?
  В это время одна из девушек, приехавших на вечеринку, подошла к Ольге и ткнула носком туфли ей в живот:
  - Ты что халявишь, стерва?
  - Слышь, чучело, а ну-ка свали отсюда! – вновь заступился за Ольгу Бакс. – Циклоп, займись ею…
  Циклоп хищно улыбнулся, оглядев стоящую перед ним девушку, потянул ее за руку и усадил себе на колени. Бакс поднялся со своего кресла, подошел к Ольге, поставил ее на ноги и вывел на улицу. На небольшой уютной веранде он дал Ольге закурить, закурил сам и спросил:
  - Как ты оказалась в этом гадюшнике?
  Ольга недоверчиво посмотрела на своего спасителя, очередного ангела-хранителя, и опустила взгляд.
  - Не бойся, я не причиню тебе зла.
  Ольга по-прежнему молчала, всхлипывая и вытирая слезы. Бакс исчез за дверью дома. По возвращении, он всунул в руку девушки стакан, наполненный почти до краев прозрачной жидкостью. По запаху Ольга безошибочно определила принадлежность содержимого стакана к классу сорокоградусных горячительных напитков, и залпом выпила водку.
  Бакс взял девушку за руку, провел в симпатичную резную беседку и усадил в плетеное кресло. Ольгу бил озноб, и она с трудом удерживала пальцами сигарету. Перенесенное только что испытание оставило в ее душе неизгладимый след, и Ольга никак не могла успокоиться. Бакс вынул из кармана маленькую плоскую бутылку, снова плеснул в стакан водки, и дал девушке выпить. Наконец, Ольга понемногу стала приходить в себя…
  Парень выжидательно смотрел на нее, не нарушая царившего молчания. Он понимал, каково было этой прекрасной незнакомке. Когда на его глазах Циклоп чуть не изнасиловал бедную девушку, и Бакс увидел полные отчаяния глаза Ольги, он понял, что она не такая, как остальные проститутки. Ей дорога была своя честь, ей было противно то занятие, на которое девушку обрекли силой. Именно обрекли, это Бакс понял сразу. Поэтому и стало ему жаль несчастную Ольгу, поэтому он и вступился за нее. Остальные проститутки, с которыми приходилось иметь дело парню, шли на эту работу по своей воле, обуреваемые страстным желанием красиво жить. Таких девиц Бакс презирал. Несмотря на его бандитскую жизнь, понятие чести для него было превыше всего…
  - Ну, что, теперь ты повторишь неудачную попытку своего друга? – грустно ухмыляясь, спросила быстро опьяневшая Ольга.
  Бакс спокойно посмотрел на нее немигающими глазами, ему стало жаль ее еще больше, и он мягко улыбнулся:
  - Я же сказал, что не причиню тебе зла.
  - Знаю я цену вашим словам.
  Внутри у Бакса все внезапно всколыхнулось.
  - Я всегда отвечаю за свой базар!
  Ольга посмотрела в упор на своего собеседника, горестно оскалилась и опустила голову, покачивая ею в разные стороны. Нет! Теперь она больше никогда не сможет поверить мужчине. Слишком дорого ей пришлось заплатить за свою доверчивость…
  - Как звать тебя, бедолага? – тихо спросил Бакс.
  - Ольга.
  - Ну, что же, Ольга, рассказывай мне свою нехитрую историю, а я посмотрю, чем смогу тебе помочь…
  - Помочь?! – девушка опять ухмыльнулась. – Знаю я, какова бывает плата за вашу помощь! Ничего мне от тебя не надо…
  - Послушай, Оля, мне, действительно, жаль тебя. И я, действительно, хочу тебе помочь! Только вот не знаю, смогу ли. Как я понял, ты оказалась у Султана не по своей воле, так?
  - Какого Султана?
  - В нашем мире Андрея Проскурина зовут Султан, - улыбнулся Бакс.
  Ольга помолчала немного, затем все-таки решилась рассказать кое-что из того, что ей пришлось пережить за последние две недели.
  - Он шантажирует меня, - тихо промолвила она.
  - А что у него на тебя есть?
  - Он обманом положил мою маму в больницу, ее постоянно охраняет его человек. Андрей грозит убить маму, если я не буду выполнять его указания…
  - А что он вообще тебе говорит? Сколько он намерен держать тебя на привязи?
  - Два с половиной месяца. Вернее, осталось уже два месяца…
  - Вранье! Он тебя лечит!
  - Что?
  - Он врет тебе, - Бакс усмехнулся. – Теперь, Оленька, послушай меня. Тебя ждут серьезные неприятности…
  - Куда уж серьезнее-то?!
  - Не перебивай меня! – Бакс закурил новую сигарету. Взгляд его непроницаемых глаз убийцы был необычайно суров. – Зря я все это затеял! Японский городовой! – казалось, что он находился в нерешительности. – Ладно, раз уж на то пошло! Флаг им всем в руки! Короче, Оля, я думаю, что тебя, именно тебя, ждет одна неприятная работа. Знаешь, у нас, как на государственном уровне, тоже есть своя разведка, свои шпионы и осведомители. Так вот, уже долгое время Султан готовит к работе студию для производства порнухи. Информация надежная стопудово! Какое-то время у него возникли трудности, но недели две назад, он снова принялся форсировать события. Известно, что проблемы, которые у него возникали, были связаны с тем, что Султан никак не мог найти главную героиню своего порно-фильма. Тебе это ни о чем не говорит?
  Ольга, с трудом соображавшая после выпитых двухсот-трехсот граммов водки, нахмурилась и покачала головой.
  - Я думаю, что ты и есть та самая главная героиня, которую Султан так долго искал!
  - Но?! – Ольга внезапно закашлялась табачным дымом. – Но, почему ты так думаешь?!
  - Во-первых, слишком серьезную игру он с тобой затеял, раньше он не применял крайних мер для привлечения новых девочек. С мокрухой он старается не связываться. Во-вторых, как я уже сказал, около двух недель назад Султан возобновил работу над своим новым проектом, а, судя по твоим словам, получается, что ты у него работаешь как раз две недели. В-третьих, твоя примечательная внешность – это что-то! На экране телевизора ты смотрелась бы очень эффектно! Особенно обнаженной…
  "О, Господи! – мелькнуло у Ольги в голове. – Так вот какую участь уготовил мне Андрей. Решил сделать из меня порно-звезду?!"
  Девушка представила себе широкую спальную кровать перед видеокамерой, на которой несколько мужчин, по очереди или одновременно, вытворяли с Ольгой самые мерзкие штучки, а она должна была при этом изображать высочайшее наслаждение, громко вскрикивая и извиваясь в сладких муках. От этой картины в голове у Ольги помутилось, и она почувствовала, что ее сейчас вырвет. Она выхватила у Бакса сигарету и жадно затянулась несколько раз.
  - Честно говоря, - продолжал парень. – Я ничем не смогу тебе помочь. Мы с Султаном вращаемся в одном мире, но принадлежим к разным сообществам. По-хорошему мне с ним не удастся договориться, слишком большие надежды он на тебя возлагает. А по-плохому… - Бакс забрал у Ольги окурок. – А по-плохому, мне просто не позволят с ним ничего сделать, ни те люди, у которых я работаю, ни те люди, покровительством которых пользуется Султан. У него серьезная крыша. Особенно, если учитывать, что он затеял такие грандиозные дела…
  - Понимаю, - кивнула Ольга, тяжело вздыхая.
  - Но я могу дать тебе один совет, - парень угрюмо посмотрел на Ольгу. – Беги, девочка, бросай все, и беги! Беги туда, где тебя никто не знает!
  - Я не могу, - девушка замотала головой. – Я могу оставить маму в руках этой сволочи…
  - Я так понимаю, твоя мама для тебя очень многое значит?
  - Ты считаешь это ненормальным?
  Бакс пожал плечами.
  - Не знаю. Я не помню своих родителей, поэтому мне трудно об этом судить.
  - Мне очень жаль, что у тебя так сложилось. Но я уверена, что каждый человек обязан жизнью своим родителям. Поэтому жить ради матери – мой моральный долг! Я не смогу уехать без нее…
  - Ну, так поезжай с ней!
  Ольга снова покачала головой.
  - Это не так-то просто…
  Неожиданно на веранде дома показался Циклоп с бутылкой пива в руке. Его безобразное лицо светилось счастьем, а походка свидетельствовала о высочайшей степени опьянения.
  - Короче, Баксик! – крикнул он. – Ты куда пропал?! Я уже решил, что тебя тут завалили! – довольный своей "добродушной" шуткой, Циклоп громко расхохотался.
  Бакс взял Ольгу за руку и молча провел ее мимо Циклопа в дом. В большой комнате творился настоящий бедлам: две обнаженные девушки выполняли свои прямые обязанности на диване с двумя парнями, а третья под ритмичную музыку танцевала на столе стриптиз, видимо, по заказу Циклопа. Оглядев оргию, Бакс слегка улыбнулся своим соратникам и проводил Ольгу наверх, в ту самую спальню, где она провела с ночь с Султаном две недели назад.
  - Ложись спать, - строго сказал Бакс девушке. – Тебя здесь никто не тронет, отвечаю! Утром тебя заберут…
  
  * * *
  
  На следующий день Андрей дал Ольге короткий отпуск в связи с тем, что у нее начались "женские дела". Сделав с утра все необходимые покупки, Ольга безвылазно сидела у себя на кухне. Ее постоянно преследовали слова, сказанные накануне вечером парнем по прозвищу Бакс. Конечно, она и сама не очень-то верила в то, что Проскурин Андрей выполнит свое обещание и отпустит Ольгу по истечении двух с половиной месяцев. А теперь, она окончательно была убеждена в том, что Султан ее обманывал. Все, что говорил Бакс относительно продвижений Султана в мир порно-бизнеса и история с Ольгой, складывалось в единое целое. Андрей будет держать Ольгу возле себя до тех пор, пока она сама ему не надоест! А что потом? Какое, к черту, потом?! Ольга отдавала себе отчет в том, что не сможет заниматься тем, к чему готовит ее Султан. Это было немыслимо! Ни за какие богатства мира Ольга не пошла бы на такое! Ее толкают силой?! Что ж, каждое действие порождает противодействие! Конечно, лучшее лекарство от бандитов – это другие бандиты, но Бакс вчера дал ясно понять Ольге, что в этом деле бандиты ей не помогут. Милиция?! Опасно. А вдруг у Султана так все повязано! Оставалось надеяться только на себя…
  Такие мысли терзали душу Ольги, пока она коротала день на кухне за неизменной бутылочкой водки. В голову не приходило никакого решения, и девушка целиком погружалась в царство Зеленого Змия. Если не удается решить проблему, то надо хоть на мгновение забыть о ней. Но рой мыслей не давал расслабиться и успокоиться. Да и характер Ольги всегда противился подобной постановке вопроса. Вперед и только вперед, к решению проблемы! Таков был жизненный девиз Ольги, и она всегда следовала ему! Из любой ситуации есть хотя бы один выход, необходимо лишь суметь отыскать его…
  Изредка одиночество Ольги нарушал охранник, "цирик", как она называла этих парней. Сегодня ее остерегал пренеприятный тип, которого девушка всегда опасалась. Его постоянные ненавязчивые намеки грозили перейти в решительные действия, отчего Ольга сторонилась его как бешеную собаку, которой даже железная цепь могла оказаться не помехой. Парень то и дело появлялся на кухне, чтобы проверить, не натворила ли глупостей его подопечная. Он должен был не только держать ее на коротком поводке, дабы она не отправилась в бега, но и беспокоиться о безопасности Ольги. Оглядев кухню, цирик не нашел пузырьков с сильнодействующим снотворным и прочих опасных для здоровья препаратов, и встал посреди комнаты, подбоченившись. Ольга не смогла выдержать его взгляда, поднялась с табуретки и подошла к окну, судорожно сжимая в руках сигарету. От непонятного внутреннего напряжения ее начал бить озноб, присутствие поблизости постороннего мужчины, у которого на уме творилось черт знает что, вносило существенный дискомфорт в ее душу.
  Ольга смотрела в окно и нервно курила, как вдруг прикосновение чьих-то рук заставило ее вздрогнуть! Она почувствовала затылком горячее мужское дыхание, и у нее помутнело в глазах! Цирик обхватил левой рукой стройное тело девушки и прижал ее к себе, а правой принялся гладить ее грудь и живот. Его страстные, нетерпеливые движения спровоцировали у Ольги вспышку отчаяния и гнева, она отбросила сигарету, и попыталась вырваться из крепких объятий надзирателя. Но тот обладал чудовищной силой, и все попытки девушки вырваться из его рук были тщетны. Ольга дергалась и извивалась, словно вольная птица, пойманная мальчишкой-сорванцом. Слезы рекой потекли из ее глаз, и она вдруг дико закричала:
  - Отпусти! Сволочь!
  В ответ цирик только рассмеялся и впился губами в шею Ольги. От его поцелуев девушке стало совсем плохо, она почувствовала, как рука парня нагло поползла под домашнюю кофточку, вцепилась в полную упругую грудь, и девушка закричала еще громче:
  - Султан отвернет тебе башку! Отпусти, подонок!
  - Ты же ему ничего не скажешь, - дрожащим от возбуждения голосом прошептал Ольге на ухо цирик. – Ты же не хочешь, чтобы тебе в лицо плеснули кислотой?!
  - Придурок! Тебе Султан этого так не оставит!
  - Заткнись и выполняй свою работу! – с этими словами цирик начал левой рукой расстегивать свои штаны…
  - У меня же месячные! Дурак ты, чертов! – ошалело кричала Ольга, но озверевший парень уже не обращал на нее внимания.
  Девушка поняла, что ей не избежать насилия, надзиратель был настроен решительно, и ничто не могло его остановить. Оставалось только одно! И Ольга, прекратив сопротивление, успокоилась. Как не странно, слегка оторопел и парень, уже готовый изнасиловать ее прямо на подоконнике.
  - Ладно! – шумно выдохнула Ольга, и поправила растрепанные волосы. – Ладно! Я буду твоей! Только давай сначала выпьем?!
  - Можно! – согласился несколько обескураженный надзиратель.
  Девушка налила водки в стакан, стоящий на столе и протянула его цирику.
  - Ты первый.
  Парень взял стакан, подмигнул красавице, стоявшей напротив него, приложил стакан к губам и влил в себя его содержимое. Опорожнив посудину, цирик со звоном поставил стакан на стол, и прижал нос к рукаву рубашки, зажмурившись. В этот момент Ольга и решилась сделать свой первый ход. Крепкая бутылка внезапно обрушилась на голову надзирателя так, что тот, дернув головой, беззвучно свалился на пол! На секунду Ольга замерла, прижимая к себе слегка потрескавшуюся бутылку. Парень лежал на полу и не шевелился, капли крови вытекали из широкой раны не его бритой голове, и собирались на полу в маленькую лужицу. Бутылка выскользнула из рук Ольги, упала на пол, и от глухого звука падения предмета к Ольге вернулось сознание. Она присела перед парнем и проверила его пульс. Живой! Ольга бросилась на балкон, сорвала с перил бельевые веревки и вернулась на кухню. Там она перевернула цирика на живот, связала ему руки между собой, протянула веревку дальше вдоль спины, согнула ноги в коленях, и связала их. Такие путы она видела в каком-то фильме. Парень был связан надежно, и это позволяло Ольге немного расслабиться и решить, что делать дальше. Ольга так же не забывала о втором охраннике, который обычно сидел внизу в машине, и мог в любую минуту подняться, чтобы, например, сходить в туалет. Короче говоря, времени у Ольги практически не было, и она принялась собирать все необходимые вещи. Бежать! Скрыться! Только эти два слова занимали ее сейчас. Однако она справилась с решением проблемы четко: собрала все свои документы, деньги, которые она копила полтора года на операцию Веры Ильиничны, все необходимые на первое время вещи. Минут через пятнадцать, после того, как она уложила охранника, все, что ей было нужно, оказалось упакованным в одну дорожную сумку. Все! Пора! Вдруг Ольга услышала стон, донесшийся из кухни.
  - Очнулся, гад?! – Ольга вошла на кухню и посмотрела на своего поверженного противника.
  Парень, с трудом извернувшись, злобно посмотрел на Олю и разразился длинной матерной бранью. Девушка театрально покачала головой, сдернула с батареи половую тряпку и заткнула рот цирику. Тот даже не сопротивлялся, видимо еще не окончательно придя в себя. Ольга присела над своей жертвой и пошарила по карманам. Мобильный телефон, потрепанный бумажник и записная книжка, оказавшиеся у поверженного противника, мгновенно перекочевали в сумку Ольги. Покончив с парнем, Ольга выскочила из кухни, и перешагнула порог квартиры. Она хорошо знала, что внизу, напротив подъезда стояла девятка охранников, остерегавших Ольгу. Но девушка уже придумала, как обойти второго цирика. На первом этаже она нажала кнопку одного из дверных звонков и подождала несколько минут. Открылась, обитая рейкой дверь, и в подъезд выглянула баба Валя, давняя знакомая Веры Ильиничны.
  - Олюшка! Здравствуй, милая! – радостно защебетала бабуля, увлекая девушку в квартиру. – Ну, наконец-то, зашла проведать старую. Что-то, как не приду, нету вас дома никого?! Куды пропали-то?!
  - Да, все некогда, баб Валь, вы уж простите! – начала оправдываться Ольга.
  Бабуля потащила гостью на кухню, приговаривая по дороге, как, все-таки, не хорошо забывать стариков, но Ольга ласково высвободилась из ее объятий.
  - Баб Валь, вы простите меня, спешу я очень, к маме в больницу, - старуха непонимающе закивала девушке. – А зашла я к вам, потому что у меня просьба к вам будет.
  Баба Валя подвернула платок и заговорщицки приблизилась к Ольге, чем вызвала милую улыбку на лице девушки.
  - Баб Валь, там, на улице, у подъезда машина стоит красная, в ней парень. Это ухажер один мой, но я не хочу с ним встречаться. Можно я воспользуюсь вашим окном, чтобы выйти на улицу.
  Ольга говорила медленно и громко, чтобы старушка услышала каждое ее слово. Как только баба Валя поняла, чего хочет Ольга, она удивленно воскликнула:
  - Да ты что, Олюшка?! Как же это?! Ушибешься ведь!
  - Ничего, баб Валь. Не ушибусь…
  - Ну, пойдем, - бабушка решительно махнула рукой и повела гостью в зал. Там она отодвинула шторы и открыла окно. Ольга забралась на подоконник и выглянула на улицу. Тихо и спокойно. Она осторожно спустилась вниз, держась за подоконник, оттолкнула и приземлилась на асфальт. Баба Валя бросила ей сумку и замахала рукой, как-то трагически улыбаясь…
  - Счастливо, баба Валя! – негромко крикнула девушка, повернулась, и быстрым шагом направилась к шоссе.
  "Мне нужно забрать маму!"…
  
  Глава 3
  
   Когда обстоятельства в жизни человека складываются так, что существующий расклад требует от него принятия важного и опасного решения, все человеческое естество охватывает целый набор противоречивых чувств и мыслей. С одной стороны, разум диктует свои условия, заставляет человека сделать первый шаг на пути к единственно правильному выходу из создавшейся ситуации. С другой стороны, чувство самосохранения постоянно запугивает сознание многочисленными неприятными последствиями, которые ожидают человека в случае, если он прислушается к велению разума. В такой момент сердце несчастного человека начинает отчаянно биться, а все тело - дрожать, как рыба на крючке в предчувствии неминуемой беды…
   Именно в таком состоянии и находилась сейчас Ольга. Положение вещей обязывало ее действовать, рисковать, бороться за свою жизнь и жизнь своей матери, но действовать. Так или иначе, первый шаг уже был сделан. Пусть спонтанно, но Ольга решилась на него, у нее не было другого выбора. Она должна была вступить в единоборство с опасным и могущественным противником – Султаном! Она не смогла бы пойти на то, что готовил для нее Андрей…
   Преклонного возраста калымщик быстро гнал свою не менее преклонного возраста, но ухоженную "Тойоту" в сторону Академгородка. Сумма, которую пообещала ему Ольга за то, что он доставит ее до клиники Мешалкина, а потом отвезет обратно в город, все еще приятно щекотала мужчине слух, и водитель с доброй улыбкой поглядывал в зеркало заднего вида на симпатичную пассажирку.
   - Я не сильно гоню? – неожиданно спросил он, заметив, как нервничает девушка.
   - Нет-нет, все в порядке, - успокаивающе кивнула Ольга в ответ.
  На самом деле, все было далеко не в порядке. Ольга совсем недавно поняла, что одной решимости для борьбы с Султаном ей было недостаточно. Да, она сейчас свободна, по крайней мере, какое-то время. Но вот как ей незаметно вывезти Веру Ильиничну из больницы? Сколько у нее в запасе осталось времени? Вопросы стояли ребром и заставляли девушку всерьез задуматься над тем, какую игру она затевает. Если в настоящий момент второй цирик Ольги поднимется к ней в квартиру, а когда ему не откроют дверь, поднимет тревогу, то над Верой Ильиничной тут же нависнет смертельная опасность. К тому же, Андрей – человек далеко не глупый. Он сразу же сообразит, что Ольга первым делом бросится за своей матерью, а значит, будет поджидать беглянку в клинике Мешалкина. И что тогда? Конец? И Ольге и ее матери?! Но, даже если охранники Ольги еще не скоро поднимут шум, то есть еще охрана в больнице! Как, минуя людей, которые остерегают Веру Ильиничну, незаметно вывезти маму? И сколько их, этих людей?
   Вопросы роем кружились в голове Ольги, и в поиске ответов она не заметила, а может просто не обратила внимание на звонкую телефонную трель, доносящуюся из ее дорожной сумки. Мобильник, конфискованный у охранника, отчаянно требовал обратить на себя внимание, но девушка впала в легкое замешательство. Если на звонок ответит она, то может невольно навлечь на себя подозрения, но если звонок останется без ответа, подозрения все равно могут возникнуть, потому что в этот момент на звонок должен ответить тот самый охранник Ольги, которого она аккуратно уложила на кухне. В любом случае, нельзя заставлять беспокоиться своего противника раньше времени…
   Девушка нащупала в сумку телефонную трубку, приложила ее к уху и недовольно бросила:
   - Да-да!
   - Ох! Ё-моё, Оль, ты что ль? – Ольга узнала голос второго своего цирика. – А где Череп?
   - В сортире застрял! – буркнула Ольга недовольно.
   - Ладно, черт с ним! Слышь, Оль, напомни ему, когда освободится, что мы меняемся через час, так что ровно в три я поднимусь…
   - Ладно… - Ольга быстро прервала связь и посмотрела на часы. Четырнадцать ноль-ноль! В запасе – один час! Должно хватить!
   Казалось, какой-то ангел-хранитель решил помочь девушке в ее беде. Благодаря телефонному звонку, Ольга теперь точно знала, что ее еще не хватились, а значит, никакой засады в больнице не будет, и еще она точно знала, сколько в ее распоряжении времени. Это было существенным подспорьем в ее нелегком деле…
   Машина плавно съехала с главной дороге и притормозила у центрального входа больницы. Ольга уложила в свою дамскую сумочку белый больничный халат, который специально взяла из дома, и вышла из машины.
   "Ты хотел сделать из меня актрису?! – гневно улыбалась сама себе девушка, обдумывая план дальнейших действий, и мысленно обращаясь к своему врагу Андрею. –Ты ее получишь!"
   Сотрудник охраны без проблем пропустил Ольгу в нужное отделение после того, как разноцветная пятисотрублевая купюра перекочевала из кошелька девушки ему в карман. На лестничной площадке нужного этажа, Ольга остановилась, надела халат и быстро привела себя в порядок. Из-за угла она осмотрела отделение и заметила крепкого парня в больничном халате поверх камуфляжной формы, сидевшего на скамье как раз у палаты Веры Ильиничны. Это была последняя преграда на пути к матери. Конечно, можно было воспользоваться тихим часом, царившим в отделении, и попытаться соблазнить цирика, а затем огреть его по голове чем-нибудь тяжелым. Но при одной только мысли о том, что она позволит еще хоть одному мужчине дотронуться до нее, Ольгу бросало в жар. Разумеется, существовала еще возможность подкупа, но девушка не очень-то надеялась на то, что "мухомор" Султана пойдет на такой шаг. Слишком серьезными для него могли оказаться последствия. Что ж, весь мир театр, и люди в нем – актеры!
   Одернув на себе халат, Ольга сделала серьезное выражение лица, и стремительно ворвалась в отделение. Выстукивая каблучками деловой ритм, Ольга шла по этажу, и оглядывала все вокруг, стараясь чтобы ее поведение ни осталось не замеченным для человека, охранявшего палату Веры Ильиничны. Наконец, поравнявшись с парнем, Ольга как бы прошла мимо, затем резко остановилась и решительно повернулась к нему.
   - Молодой человек! – начальственным голосом зашипела она. – А вы что здесь делаете?!
   - Охраняю пациента, - обескуражено ответил парень.
   - Какого пациента? Что значит, охраняете? – Ольга увеличивала напор и при этом понижала голос до шепота, так что от этого казалась еще серьезнее.
   - Не знаю, - отмахнулся охранник, не найдя более разумного ответа. – Начальство сказало, вот я и охраняю…
   - Какое начальство, что вы мне голову морочите? В нашей клинике не предусмотрены подобного рода услуги!
   - А я не из вашей клиники, - парень выудил из кармана удостоверение, в котором говорилось, что он является сотрудником частной охранной фирмы.
   - А разрешение администрации больницы у вас есть, Алексей Викторович?! – не унималась Ольга, размахивая в воздухе корочками охранника.
   - К-какое разрешение?
   - Разрешение, выданное администрацией клиники, и дающее вам право круглосуточно находиться в больничном отделении в связи с необходимостью защиты или охраны пациента! Это стандартная процедура!
   - Нет у нас никакого разрешения…
   - А почему у вас его нет? Кто вам разрешил находиться в отделении? – девушка разошлась не на шутку. – Нет, вы только посмотрите! Здесь вам не барахолка, здесь нельзя находиться посторонним, кроме как в часы, специально выделенные для свидания!
   - Но нам разрешил завотделением… - попытался возразить охранник.
   - Как так разрешил?! Где бумага?!
   - Да нет у меня никакой бумаги…
   - Нет, вы посмотрите! Творят, что хотят! Никакой дисциплины! – Ольга поняла, что начинает переигрывать, и сменила тон. – Вот что, молодой человек, честно говоря, мне нет дела до того, что здесь происходит, это не моя забота. Но сегодня к нам в клинику приехала очень высокая комиссия, которая сейчас занимается обходом, и если вас увидят здесь, то несдобровать ни вам, ни заведующему отделением, ни вашему начальству…
   В это время на лестничной площадке раздался какой-то шум, и Ольга внезапно замолчала. Однако она заметила, как насторожился и ее собеседник. Что ж, это ей было на руку…
   - Это наверняка комиссия! – испуганно прошептала она, и парень так же испуганно заморгал, нервно оглядываясь. – Молодой человек, вам необходимо срочно где-нибудь спрятаться!
   - Но… - попытался возразить парень.
   - Понимаю, понимаю, - закивала головой Ольга, разворачивая парню по направлению к служебной лестнице. – Никуда ваш пациент не денется! Не хотите же вы, чтобы здесь поднялся шум из-за вашего присутствия! Спуститесь по этой лестнице на первый этаж, и подождите там минут десять, не больше! Это будет лучше, чем вас вообще выгонят из больницы! – Ольга тараторила парню на ухо то, что первым приходило ей на ум, а сама медленно подталкивала его к лестнице. – Идите, молодой человек, идите!
   Парень неуверенно двинулся вперед, ежесекундно оглядываясь. Ольга нервно махала ему рукой, а сама делала вид, что высматривает, не появилась ли комиссия. Когда с той же лестничной клетки раздался очередной шум, и послышались глухие голоса, Ольга воспользовалась этим моментом, энергично махнула охраннику рукой, а затем встала по стойке "смирно" и принялась поправлять прическу. Охранник совершенно правильно расценил этот знак и быстро скрылся за дверью, ведущей на служебную лестницу.
   После того, как охранник исчез из виду, Ольга глубоко вздохнула, оглядела пустынный коридор, а в коридоре на самом деле никого кроме нее не было, и зашла в палату своей матери. Вера Ильинична спокойно спала в больничной кровати, и даже появление Ольги не нарушило ее обычно чуткий сон. "Возможно, снотворное" - промелькнуло у девушки в голове, и она принялась будить маму. Времени в запасе у Ольги было не так уж и много…
   - Мама, мамочка, просыпайся! – Ольга ласково теребила плечо Веры Ильиничны. – Проснись, пожалуйста, мамуля…
   - Доченька… - наконец, открыв глаза, прошептала женщина и улыбнулась. – Ты как здесь?
   Ольга убедилась в том, что Вера Ильинична действительно пришла в себя, и оглядела комнату. Никакой одежды своей матери она не нашла, только инвалидная коляска, на которой Ольга вывозила маму на прогулку во время последнего посещения, одиноко скучала в углу. Девушка подкатила коляску к кровати и помогла Вере Ильиничне пересесть в кресло.
   - Быстро, мама, быстро, - ласково приговаривала она. – Я потом тебе все объясню, а сейчас нам необходимо как можно скорее покинуть больницу…
   - Что случилось, Оленька? – не унималась Вера Ильинична. – Ты пугаешь меня!
   - Потом, мама, все потом…
   Пересадив Веру Ильиничну в кресло, Ольга выглянула в коридор, убедилась, что там никого нет, и выкатила коляску с мамой из палаты. "Срочно в лифт! – мысли автоматически перекликались в сознании Ольги. – Так! Первый этаж! Спокойно, спокойно, подруга!". Когда лифт остановился на первом этаже, и автоматические двери открылись, девушка выглянула в вестибюль и осмотрелась. Кроме больничного охранника, практически, сообщника Ольги, в помещении больше не было не души. Но, человек, остерегавший Веру Ильиничну, мог быть где угодно…
   Ольга подкатила коляску к месту, где сидел сотрудник охраны, и попросила его присмотреть за больным, а сама прошлась по этажу, стараясь не создавать лишнего шума металлическими набойками на каблуках. Нет, того самого Алексея Викторовича нигде не было. Ольга выскочила на улицу и обнаружила, что и там "мухомора" Султана тоже нет. Возможно, парень околачивался сейчас на служебной лестнице между этажами, что было только на руку Ольге, но, возможно, что в этот момент он возвращался на свое рабочее место, убедившись, что "высокая комиссия" уже покинула вверенный ему этаж. В этом случае, парень мог заглянуть в палату своей узницы, увидеть, что пациентка пропала, и поднять шум! О дальнейшем Ольга даже и думать не хотела. Естественно, никакого шума подручный Андрея поднимать не станет. Он просто позвонит своему боссу, а тот предпримет ряд соответствующих, и наверняка самых решительных мер. Так что счет в действиях Ольги по выполнению своей первоочередной задачи уже шел на секунды!
   Девушка быстро заскочила обратно в вестибюль больницы, поблагодарила охранника за его доброту, сообщила ему, что идет гулять с мамой, и покинула здание клиники. Спустив коляску с Верой Ильиничной по специальному пандусу, Ольга буквально побежала к машине, на которой приехала. Водитель, к счастью, вовремя оценил ситуацию, пулей вылетел из салона своего автомобиля, и помог девушке усадить Веру Ильиничну на заднее сиденье. Кресло-коляска мгновенно устроилось в багажнике "Тойоты", а еще через несколько секунд машина резво покинула территорию больницы…
   - Вы знаете, какую-нибудь другую дорогу в город? – спросила Ольга водителя, пока они пропускали поток машин при выезде на трассу. По понятным причинам возвращаться в Новосибирск по Бердскому шоссе было опасно.
   - Можно проехать через Шлюз в Ленинский район, - предложил, не задумываясь, мужчина и Ольга согласно кивнула ему головой…
   Все дальше уносила машина Ольгу и ее мать от клиники Мешалкина. Все настойчивее Вера Ильинична допытывалась у Ольги о причинах столь странного и внезапного побега из больницы. Все страшнее становилось Ольге о того, какую кашу она заваривает.
   После перенесенного перенапряжения девушку бил озноб, а в сознании с лихорадочной активностью мелькали разнообразные картинки только что пережитых событий. Вопреки запрету матери Ольга курила, не переставая, нервно сжимая в руках сигарету и глубоко затягиваясь. Нет, пока что она не сможет рассказать матери, почему им пришлось так спешно выписаться из больницы. Во-первых, хозяину "Тойоты" совсем необязательно было слышать всю историю Ольги, а во-вторых, девушка не хотела обо всем рассказывать маме, расстраивать ее и без того измученное сердце. Но для того, чтобы придумать что-то, Ольге нужно было время, чтобы хоть немного успокоиться…
   Между тем, нервный кризис, буквально парализовавший Ольгу, начал понемногу отпускать. Приходя в себя, девушка поняла, что ей необходим дальнейший план действий. Вряд ли ей удастся покинуть Новосибирск, следовательно, необходимо было где-нибудь затаиться. Домой она точно вернуться не могла. Друзья, знакомые, ближние и дальние родственники, гостиницы, посуточные квартиры так же отпадали. Снять жилье через какое-нибудь агентство недвижимости Ольга считала неразумным поступком. Она, конечно, плохо представляла себе размах империи Султана, но все же он смог бы вычислить ее, отправив своих людей прошерстить всех участников Новосибирского рынка недвижимости. К тому же, он мог просто-напросто задействовать свои возможности в милицейской среде, и кто знает, не объявят ли в ближайшее время розыск опасной преступницы, похитившей законопослушного гражданина, и против его воли державшей его взаперти связанным у себя на кухне, психически ненормальной, укравшей из больницы свою маму, и тому подобное. В этом случае, любое появление Ольги на людях таило в себе серьезную угрозу. Можно было бы самостоятельно поискать какое-нибудь жилье, но ее беспокоил нежелательный свидетель в лице владельца "Тойоты", без услуг которого она опять же не смогла бы заняться поисками квартиры внаем. Получался какой-то замкнутый круг. Да, самостоятельно найти квартиру – это был единственный подходящий выход из создавшейся ситуации, но Ольга не хотела светить новое место жительство перед водителем, сидевшим впереди. Однако поменять машину, а вместе с ней и водителя, тоже означало приобретение нового нежелательного свидетеля. Остаться без машины? С дорожной сумкой за спиной и с женщиной в больничном халате и в кресле-коляске Ольга смотрелась бы вызывающе эффектно, и представляла бы собой незабываемое зрелище…
   Внезапно молчание в салоне автомобиля нарушила уже знакомая трель мобильного телефона. Ольга автоматически ответила на звонок, не отдавая себе отчета, следовало ли это делать.
   - Да-да, - тем же тоном, что и в прошлый раз, произнесла она.
   - Ты что, овца, творишь?! – после короткой паузы грозный крик Проскурина Андрея болезненно обрушился на барабанные перепонки девушки, а трубка сотового телефона чуть не вывалилась у нее из рук. – Я же порву тебя на части как "Пионерскую правду"!!!
   - Заткнись!!! – сорвалась Ольга, не обращая внимания на окружающих. – Я все знаю! Я знаю, зачем я тебе понадобилась! Два с половиной месяца!!! Ты все врал!
   - Закрой калитку, - спокойным голосом проговорил Султан. – Ладно, я признаю свое поражение, твоя взяла. Знаешь, давай встретимся для того, чтобы обсудить кое-какие детали…
   - Ты что, идиот?! – продолжала кричать Ольга.
   - Да ты… – задохнулся от возмущения Султан, но девушка оборвала его на полуслове.
   - Нет, не идиот! И я не идиотка! Встретимся! Как же…
   - Короче, подруга, - в голосе Султана отчетливо послышались угрожающие нотки. – Если ты будешь бегать от меня, то наживешь на свою симпатичную задницу большие проблемы. Если ты сейчас же не вернешься к себе домой, то рано или поздно я найду тебя, найду, поверь, и тогда я отдам тебя на растерзание всем своим пацанам! Уж поверь мне, они умеют веселиться с непокорными девочками!
   - Пошел ты! – со слезами на глазах прокричала Ольга и нервно надавила на кнопку отключения связи.
   Неожиданно на Ольгу обрушился мощный поток страха, и она, отчаянно заплакав, упала на колени Вере Ильиничне. Да, Султан может сделать с ней все, что угодно. Она знала, на что он способен, испытала на собственной шкуре жестокость и коварство его натуры. Попасть к нему в руки, значит, попасть в лапы смерти, страшной, мучительной смерти…
   - Да что же все-таки случилось? – плача, шептала Вера Ильинична и гладила свою дочь по голове.
  Водитель, совершенно ни чего не понимающий, то и дело взволнованно поглядывал на пассажирок, внутренне уже сожалея о том, что поддался соблазну срубить хорошие деньги пару часов назад. К чему приведет его знакомство с этой милой девушкой? Сердце мужчины энергично билось в предчувствии неминуемой беды…
   Новый телефонный звонок заставил девушку успокоиться. Она не стала гадать, кому же она вновь понадобилась. Все было предельно ясно. Тот самый охранник Веры Ильиничны, которого обвела вокруг пальца Ольга, вернулся на свой пост, обнаружил пропажу своей подопечной, побегал по больнице, а когда понял, что произошло, тут же позвонил Султану. Андрей мгновенно оценил ситуацию, сообразил, откуда ветер дует, и тут же стал названивать ребятам, охранявшим Ольгу. Он набрал один из двух номеров этих парней, и попал как раз на Ольгу. Услышав ее голос, он и догадался о том, как телефонная трубка одного из его "мухоморов" оказалась у Ольги в руках…
   Телефон продолжал названивать, и Ольга с размаху выбросила его в окно. Этим шикарным жестом она повергла водителя в еще большее недоумение, но он продолжал уверенно давить на педаль акселератора. А девушка, к которой постепенно возвращалось самообладание, внезапно задалась одним серьезным вопросом: "Андрей не дурак, он может сообразить, что я поеду в город другой дорогой. А значит, он наверняка перекроет все трассы. Возможностей для этого у него предостаточно".
   Итак, перед Ольгой возникла серьезная проблема. В любой момент ее могли заметить с дороги люди Султана, экстренно направленные на ее поиски, и тогда жить ей осталось считанные часы. Андрей умел молниеносно реагировать на любые поломки, время от времени возникавшие в сложном механизме построенной им империи. К тому же, он запросто мог задействовать в поисках Ольги свои связи по линии ППС, что, естественно, усугубляло создавшееся положение.
  "Главное, - решила Ольга. - Чтобы человек, сидящий за рулем, был на моей стороне. Нам необходимо попасть в город, там проще затеряться, чем раскатывать по относительно пустынным сибирским дорогам, где посты стоят чуть ли не на каждом шагу"!
  - Простите, забыла спросить ваше имя-отчество, - обратилась девушка к водителю.
  - Федор Михайлович, - настороженно поглядывая на молодую пассажирку, ответил мастер.
  - Федор Михайлович, у меня есть к вам деловое предложение. Вообще, я вижу, вы стали относиться ко мне как-то недоверчиво? – водитель внутренне весь напрягся, и это не ушло от внимания Ольги. – Значит, я была права. Так вот, Федор Михайлович. Я не совершила ни чего противозаконного, и втягивать вас в свои проблемы не собираюсь. Я уверена, что если вы никому не расскажете о нашем сегодняшнем знакомстве, то вам абсолютно ничего не грозит. Но мне нужна ваша помощь. И я готова хорошо вам заплатить.
  Водитель пристально посмотрел на девушку в зеркало заднего вида. Она понравилась ему сразу. Было в ней что-то порядочное, доброе и невинное, что сразу завоевывало расположение. Таких людей Федор Михайлович видел не часто, а уж повидал он за свою разнообразную жизнь много народу, особенно за последние пару лет вынужденных занятий частным извозом.
  - За помощь и за молчание, - добавила Ольга, заметив, как расслабился водитель.
  - Хорошо, я помогу вам, - по-деловому начал Федор Михайлович. – О деньгах мы поговорим позже, во-первых, потому что мне хочется вам помочь, мне кажется, вы попали в серьезную беду, а во-вторых, еще мне кажется, что у нас нет времени говорить о деньгах. Так что, перейдем сразу к делу. Чем я могу вам помочь?
  - Честно говоря, я и сама не знаю, - виновато улыбнулась Оля.
  - Девочка моя, скажи, что происходит?! – вновь раздался взволнованный голос Веры Ильиничны.
  - Мама, прости, я потом тебе все расскажу. Как справедливо заметил Федор Михайлович, у нас сейчас очень мало времени. Так вот, Федор Михайлович, я не знаю, что мне делать и как поступить. За мной охотиться один человек, бывший возлюбленный, - Ольга не собиралась посвящать своего союзника в истинный курс дела. - Мне необходимо незаметно пробраться в город, и найти место, в котором можно затаиться на некоторое время.
  - Так мы что, домой не поедем? – опять спросила Ольгу мама.
  Девушка покачала головой и продолжила разговор с Федором Михайловичем:
  - Этот человек очень умен. Он уже наверняка начал преследование. У него есть много знакомых, которые всегда и во всем помогают ему. Так что, некоторые дороги в город уже, возможно, находятся под контролем его дружков. Я не уверена, но думаю, что у него есть и связи в ГАИ, что усложняет положение. Вот, такова ситуация. Теперь я хотела бы знать, сможете ли вы мне помочь, захотите ли помочь, и если да, то как?
  - Послушайте, Ольга, - с металлической ноткой в голосе ответил водитель. – Я – бывший военный, и мне не страшен какой-то кухонный боксер. Конечно, я не знаю, что за проблемы возникли у вас с вашим парнем, но я уверен, что запугивать милую, невинную девушку – это полный беспредел, а я не люблю беспредельщиков. Поэтому, помочь я вам хочу, и у меня есть, что вам предложить. Мы правильно поступили, что поехали в город именно через Шлюзы. Здесь есть много разных путей. Это первый плюс! Есть еще и второй плюс! На Юго-Западном у меня есть двухкомнатная квартира, которая в данный момент пустует. Я могу отвезти вас прямо туда. Там вас никто не найдет…
  - Вы просто подарок судьбы! – оживленно воскликнула Ольга. – Я в долгу не останусь! – девушка полезла в сумку, но Федор Михайлович прервал ее.
  - Потом, деньги потом! Оля, сейчас вам необходимо сделать так, чтобы вас не было видно со стороны. Опустите голову на колени вашей матушки, и накройтесь сверху чем-нибудь.
  - Вы правы! – обрадовано щебетала девушка, пристраиваясь на коленях у Веры Ильиничны. – Вы тысячу раз правы!
  Федор Михайлович Рябов, отставной майор внутренних войск, за два года работы частным извозчиком изучил Новосибирск так же хорошо, как когда-то Воинский Устав. И теперь ему не составило особого труда беспрепятственно добраться до Юго-Западного жилмассива. Лишь один раз ему пришлось поволноваться, когда понадобилось в спешном порядке изменять маршрут в связи с тем, что на пути его оказалась машина ППС. К счастью, его не заметили. Конечно, он мог и не беспокоиться так, чтобы объезжать все милицейские патрули, но опыт подсказывал ему, что лучше намотать на спидометр лишний километр, чем глупо рисковать. Федор Михайлович чувствовал, что его молодая пассажирка что-то недоговаривает относительно свалившихся на ее голову проблем, но он решительно готов был ей помочь, кто бы ни был ее обидчик. Поэтому свою двухкомнатную квартиру, оставшуюся от размена, а сейчас пустующую в ожидании капитального ремонта, Федор Михайлович предложил несчастной девушке, не задумываясь. Он понимал, что на данный момент это был для нее единственный подходящий вариант.
  Остановив свою "Тойоту" во дворе знакомой девятиэтажки, Федор Михайлович помог Ольге передислоцироваться из машины в квартиру. Время от времени отставной майор сдавал это жилье в наем, поэтому девушка нашла здесь все необходимое для нормального проживания. Она была очень благодарна хозяину квартиры за помощь, поэтому, не скупясь, выложила перед ним четыреста долларов. Деньги Федор Михайлович взял, стыдливо пряча глаза, на что у него, видимо, были свои причины, оставил свой домашний телефон, поспешно попрощался и поторопился покинуть квартиру.
  - Оля, - неожиданно застопорившись на выходе, произнес он. – Можете жить здесь столько, сколько понадобиться. И вот еще что. Если у вас возникнут новые проблемы, или одолеют прежние нерешенные, пообещайте, что позвоните мне.
  - Хорошо, Федор Михайлович, - внезапно прослезившись, ответила девушка. – Спасибо вам…
  
  Когда Андрею позвонил из клиники Мешалкина его "мухомор" Алексей и сообщил, что охраняемая женщина исчезла, Султан чуть не взорвался от возмущения.
  - Как исчезла?! Куда?! Ты как мог ее упустить?! – кричал он в микрофон мобильного телефона.
  - Тут сначала появилась какая-то баба, разоралась на весь этаж, почему я стою здесь без разрешения начальства, сказала, что по больнице ходит какая-то комиссия, и спровадила меня вниз. А потом, минут через пять, я вернулся и обнаружил, что тетки, которую я стерегу, нет…
  - У-у, раздолбай! – продолжал кричать Султан, сумевший, однако, припарковать свой джип, за управлением которого его и застала неприятная новость. – Что за баба, как она выглядела?!
  - Высокая, фигуристая, длинный белый волос…
  - Урод! Тебя кинули как последнего лоха! Иди, ищи эту бабу!
  - А где мне ее искать?
  - Закопаю, придурок!!! – еще сильнее заорал Андрей. – Не знаю, где! В Караганде! Спроси у охраны, дежурящей внизу, поспрашивай прохожих, делай что-нибудь! У пациентки была инвалидная коляска?
  - Вроде, была…
  - Вроде, была?! Ты за каким хреном там стоял?!
  - Да-да, была! Точно, была…
  - Короче так! – Андрей нервно выудил из пачки сигарету и зажал ее зубами. – Ищи эту чертову блондинку и старуху в коляске! Они не могли далеко уйти! Спустись на первый этаж, поспрашивай, кто что видел! Давай, давай, действуй, не стой на месте как столб! Как что появиться, сразу звони! Все!
  - Чудила! Вот, чудила! – принялся ругаться Султан, бросая мобильный телефон на переднее сиденье, и набирая на другом сотовом телефоне номер одного из цириков Ольги. В экстренных случаях он так делал всегда: один телефон оставлял для приема звонков, по другому звонил сам. Когда вместо ожидаемого голоса одного из охранников, Андрей услышал Ольгу, он сразу же понял, что произошло, и что за "баба" побывала в клинике Мешалкина.
  - Ты что, овца, творишь?! – снова перешел на крик Андрей. Его голос в этот момент мог смертельно напугать любого человека, однако, как Андрей не старался образумить Ольгу, та все равно шла по своему опасному пути. Андрей и не ожидал, что она вернется с повинной.
  Вскоре он совсем потерял с Ольгой связь, и больше не смог дозвониться до нее. Впрочем, Султан прекрасно понимал, что в этом не было никакого смысла. Девчонка унижена, измучена и до смерти напугана, Андрей стал для нее самым злейшим врагом, а значит, она скорее покончит жизнь самоубийством, чем добровольно вернутся к нему. Тем более, что она все-таки смогла отвести опасность от своей матери…
  "Проблемы! Опять проблемы! И зачем я затеял с ней эту игру?!" - сокрушался Султан, набирая номер телефона второго охранника Ольги.
  - Ты что там, спишь?! – грозно произнес он в трубку, услышав ответ цирика.
  - Нет! – испуганно ответил парень. – Сижу в машине, жду смены…
  - Я тебе покажу сейчас смену! Раздолбай! Поднимись в квартиру и посмотри, что там с твоим напарником…
  В этот момент зазвонил первый телефон, и Андрей, отключившись, ответил на звонок.
  - Андрей, это Алексей, - послышался виноватый голос охранника из клиники Мешалкина. – У меня появилась ниточка…
  - Если ты не найдешь мне бабу, я из тебя самого сделаю ниточку! – вновь сорвался Андрей. – Ниточка! Шерлок Холмс долбанный! Ладно, что там у тебя…
  - Ну, в общем, та длинноволосая девчонка выкатила из больницы кресло-коляску, в которой сидела моя тетка, они прыгнули в белую "Тойоту" и уехали…
  - Вот, придурок! Как это "твоя тетка" могла из инвалидной коляски прыгнуть в "Тойоту"?! Говори конкретно!
  - Да, да… - охранник Алексей был не на шутку испуган свалившимися на него проблемами, и ему приходилось напрягаться, чтобы спокойно и лаконично выкладывать детали происшествия. – Короче, та самая телка, которая перед этим поездила мне по ушам, и умыкнула мою подопечную, вывезла ее из больницы прямо к белой "Тойоте", скорее всего "Марк-2" 1988-89 годов. Из машины выскочил мужик, помог усадить тетку на заднее сиденье, потом он и эта девка сами сели в машину и свалили в неизвестном направлении…
  - А коляска?
  - Сложили в багажник…
  - Откуда тебе все это известно?
  - Ну, я узнал это от двух медсестер. Они в тот момент как раз выходили на улицу и курили за углом…
  - Номер машины есть?
  - Нет…
  - Ясно! – Андрей нервно смолил сигарету и соображал, что делать дальше. – Кстати, а почему эта девка так спокойно прошла туда и обратно мимо больничной охраны? Они что говорят?
  - Я разговаривал с одним охранником, он сказал, что ни о какой высокой блондинке ничего не знает. Врет, падаль! Я сам, когда до этого спускался вниз, ну, когда меня та девка напугала комиссией, видел на посту этого же мужика! Не могла она проскочить мимо него! Слушай, Андрей, может ему репу начистить?
  - Тебе самому надо репу начистить! Тому фраеру она, наверняка, бабки заслала, а тебя и так кинула, без особых напряг! – Султан выкинул сигарету в окно и глубоко вздохнул, стараясь успокоиться. – Ладно, Лось, слушай сюда. Прыгай сейчас в свою тачку и прочеши всю местность вокруг больницы, все дорожки, все тропинки. Возможно, наша красавица затаилась где-нибудь в лесу, решила переждать какое-то время…
  - Понял, босс!
  - Если что, сразу звони мне! Все!
  - Репу начистить! – гневно повторил он, снова щелкая по клавишам второго мобильника. – Серж? – бросил он в трубку, услышав ответ. – Здорово, парень!
  - Привет, Андрей, - напел известную фразу из песни его приятель и компаньон.
  - Короче, сейчас не до шуток! Наша Звездочка пустилась в бега…
  - В натуре?
  - Да, и давай без лишних слов… - в этот момент опять зазвонил первый телефон Андрея, и он попросил Сержа немного подождать и не отключаться.
  - Андрей! – кричал в трубку один из цириков Ольги. – Я в квартире нашей Ольги. Пришлось вынести дверь. Девчонка сбежала…
  - Да ну? – саркастически спросил Султан. – И как же это она обошла двоих жлобов-охранников?
  - Не знаю, босс! Черепу она съездила бутылкой по голове, тот отключился…
  - А как она вышла из подъезда? Ты сам-то где был?! – Андрей снова начал терять самообладание.
  - Босс, я никуда не отлучался, и не засыпал ни на секунду!
  - Так как же она прошла мимо тебя? Вы у нее дома, случайно, шапку-невидимку не замечали?
  - Нет…
  - Конечно, она же невидимая, - снова иронизировал Андрей, закуривая очередную сигарету. – Что за бараны! С кем я работаю! Разорву чертей!!! – прокричавшись, Султан немного успокоился. – Ладно, шишки потом! Короче, сидите с Черепом в машине, ждите звонка от меня или от Сержа, с места пока не двигайтесь! Все!
  - Андрюха! – кричал другой телефон голосом Сержа. – Что за ерунда твориться? Ты что там так разошелся?
  - Проблемы, Серж, - успокоившись, ответил приятелю Султан. – Наша Оленька разбила Черепу череп, сбежала, добралась до клиники Мешалкина и из-под носа Лося увела пациентку. В данный момент они наматывают километры на белом "Марковнике", скорее всего…
  - Ни хрена себе! Как ей это удалось?!
  - Да потому что наши "мухоморы" – черти! Натуральные лохи! Ладно, сейчас не об этом думать надо! Ты знаешь что, Серж, поднимай прямо сейчас всех свободных пацанов, формируй экипажи, и направляй их на поиски…
  - Да как, куда направлять-то?
  - Твою мать, ты чего тормозишь-то? Пораскинь мозгами! Куда могла поехать уставшая и запуганная девчонка от клиники Мешалкина? Явно не домой! Короче так! Я позвоню нашему знакомому ГИББЕДЕшнику, подключу его к работе, а ты рассредоточь все экипажи по Первомайке, Академу, Шлюзам, ОбьГЭСу и Бердску. У Ольги минут десять форы, не больше, и искать ее нужно именно в этих районах. Давай, организуй кольцо. Пусть ищут либо высокую блондинку и с ней пожилую даму в инвалидной коляске, либо белую длинноносую, длиннозадую "Тойоту" с упомянутыми бабами. Я буду постоянно поддерживать связь с ментами и по мере поступления информации координировать ваши действия!
  - Все понял, - по-деловому ответил Серж.
  - Давай, действуй…
  Султан отключил телефон и на какое-то время расслабился. Ну и денек выдался! Доставила же неприятностей Ольга. Андрей, конечно, предполагал, что девчонка эта ни за что на свете не согласиться добровольно работать на него, но то, что она решилась бросить ему такой дерзкий вызов, никак не укладывалось у него в голове. И откуда она узнала о порно-видео? Этот вопрос сразу же засел у него в сознании, когда Ольга закричала по телефону ему: "Я знаю, зачем я тебе понадобилась!". Кто проболтался, кто?! Неужели Череп? Не зря же она отоварила его бутылкой!
  Тряхнув головой, Султан отогнал ненужные мысли, и снова взялся за телефон:
  - Ну, здравствуй, - бросил он в трубку, дождавшись ответа. – Узнал? Черт, не быть мне богатым! Слушай, проблемы у меня возникли! Да, опять! Не перебивай, времени на разговоры и так нет! Короче, ориентировочно по Советскому или Первомайскому району бродит белая "Тойота", скорее всего "Марк-2" 1988-89 годов, информация не точная! В этой машине помимо водителя-мужчины, сидят еще две бабы. Одна – молодая красивая девчонка, с длинными белыми волосами, 27 лет, вторая – ее мать, со схожими чертами лица, только что из больницы, так что, наверняка в больничной одежде, если еще не переоделась. Их нужно срочно задержать! Но докладывать о них только мне, ни своему начальству, а мне! Сделаешь? Ну, как, как?! План-перехват, или как там у вас эта байда называется?! Хорошо?! Ну, ты же знаешь, я в долгу не останусь! Спасибо, жду звонка!
  Закончив разговор, Андрей удовлетворенно закурил новую сигарету и немного повеселел.
  "Я тебе покажу кошки-мышки!" – бубнил он себе под нос. Азарт, внезапно нахлынувший и поглотивший все его сознание, заставил Андрея заняться проблемой с удвоенной силой. В принципе, схема решения подобных задач уже была хорошо знакома Султану, и имела свой определенный алгоритм. Поэтому раздумывать над тем, какой нужно сделать следующий шаг, не имело смысла, все было отработано не единожды…
  - Здорово, дружище, - произнес спокойно Андрей, набрав на телефоне новый номер. – Работа для тебя есть. Что, заскучал даже? Ну, сейчас развеешься. Необходима подробная информация о Новиковой Ольге, да, родственные связи, и все такое прочее. Что, десятки Новиковых?! Да ты не гони коней, я тебе еще не продиктовал ее адрес…
  Закончив с этим вопросом, Султан снова позвонил Сержу:
  - Менты работают, а у тебя как?
  - Одна машина уже была в Бердске, и я оставил этих ребят контролировать ситуацию там, остальные летят на свои позиции.
  - Ништяк! С Черепом и Лысым не созванивался?
  - Нет. А они тебе не нужны?
  - Нужны. У нас еще кто-нибудь есть в запасе?
  - Только ребята, работающие с выездными девчонками…
  - Ладно, с этим я сам разберусь, мне нужны еще люди. Ну, цель всем понятна?
  - Да, всем…
  - Тогда все, звони…
  Султан отключил связь и набрал очередной номер:
  - Череп, как твой череп? – злорадно усмехаясь, бросил он в трубку.
  - Да… - запнулся парень, которому Ольга накануне ударила бутылкой по голове.
  - Да, да! Что да?! Я же предупреждал, чтобы не лезли к ней! Неймется? Что? Ты хочешь сказать, что она огрела тебя бутылкой за то, что ты съел ее бутерброд?! Короче, об этом мы с тобой конкретно поговорим позже! А сейчас заткнись и слушай!
  Череп, пытавшийся вставить хоть слово оправдания в речь своего босса, был чертовски испуган. Именно из-за его ошибки, Ольга убежала от надзирателей, и именно из-за него у Султана появились проблемы. Теперь проблемы появятся и у самого Черепа, это он прекрасно понимал…
  - Помнишь чувака по имени Вадим Харкевич? – спокойно и деловито продолжил Андрей.
  - Да, - все так же однообразно отвечал Череп.
  - Помнишь, как его найти?
  - Да.
  - Валите к нему, из-под земли его достаньте, но узнайте какие у Ольги есть знакомые, к которым она может поехать. Ментовские корочки есть?
  - Да.
  - Тактика такова: без нажима, ласково, как грамотные опера, вытягиваете из Вадика все информацию, и остаетесь следить за ним, а о том, что он вам расскажет, сообщите мне. Надеюсь, понятно, зачем вы остаетесь присматривать за ним?
  - Ольга может выйти с ним на связь!
  - Молодец, возьми с полки пирожок!
  Султан отключился и набрал на телефоне еще одну знакомую комбинацию:
  - Хай, бой! Ну, как твои, ничего?
  - Андрей ты, что ли?! – раздался ответ. – Здорово, да у меня-то как всегда, все в ажуре! Ты-то как?
  - Да вот, проблемка возникла…
  - Потому и звонишь?
  - Да, - честно ответил Андрей и оскалился.
  - Опять объявление надо дать?
  - Точно!
  - В рекламном блоке или как?
  - Какой на хрен рекламный блок?! В эфир, в течение всего дня…
  - Ладно, диктуй текст…
  
  Несмотря на все перипетии этого дня, Ольга с большой радостью отметила очевидные улучшения в состоянии здоровья своей матери. Женщина стала более оживленной, и большинство обычных движений давалось ей легче, чем до операции. Жаль, что Вера Ильинична была еще слаба. В противном случае, Ольга чувствовала бы себя в меньшей безопасности. А так она боялась, что в каком-нибудь авральном случае ей придется изрядно потрудиться, чтобы уйти от преследования с еще слабой матерью…
  И все же, как бы парадоксально это не звучало, помог вернуть к жизни Веру Ильиничну именно Андрей. Это была истинная правда. Но Ольга отнюдь не питала каких либо чувств благодарности к Султану. Он хоть и сделал доброе дело, но он преследовал свои низменные цели, да и, в конечном итоге, он не сделал ничего такого, что девушка не смогла бы сделать сама. Так что, стать благородным принцем этому человеку было не суждено.
   Говорят, нет ничего страшнее, чем месть униженной и оскорбленной женщины. Ольга была унижена и оскорблена выше всяких пределов, возмущенная кровь кипела в ее жилах, но девушка не была по натуре мстительным человеком. К тому же, мстить Султану – опаснее, чем играть в жмурки со львом, находясь с ним в одной клетке. Однако Ольга прекрасно понимала, что Андрей не оставит ее в покое, он будет искать ее день и ночь, по всей стране, и не остановится, пока не найдет. Нет, он вряд ли беспокоится о том, что она сдаст его милиции. У него существовало множество способов уйти от правосудия. Но он будет искать Ольгу из-за того, что она бросила ему вызов. Султаном будет руководить его пострадавшее самолюбие. А это пострашнее опасений за свою свободу и безопасность в условиях серьезной поддержки влиятельных людей Новосибирска…
  Подобные мысли подталкивали Ольгу к одному не простому решению. Она должна была как-то бороться за свою свободу, свою жизнь. И в этом случае, лучше не ждать нападения со стороны противника, а атаковать самой, атаковать первой, упредить удар соперника. Как не крути, получалось, что Ольга все же должна была вступить в противоборство с Проскуриным Андреем. Ее толкали на это сложившиеся обстоятельства. И Ольга решилась на борьбу! По сути, это и будет месть, но месть, вызванная необходимостью! Это будет ВЫНУЖДЕННАЯ МЕСТЬ!!!
  
  Наспех напоив чаем Веру Ильиничну, который, к счастью оказался на кухне, Ольга уложила маму спать. Девушке, хоть и с большим трудом, но все же удалось уйти от объяснений, которые настойчиво требовала Вера Ильинична. Потом, потом, все потом, тараторила Ольга, обдумывая свои дальнейшие действия.
  Когда Вера Ильинична все-таки заснула, девушка надела свой самый скромный наряд, который меньше всего подчеркивал достоинства ее ослепительной фигуры, и покинула свое временное пристанище. Ей нужно было как-то изменить свою внешность! Это была первоочередная задача, которую поставила перед собой Ольга. Спрашивая прохожих, встречавшихся на ее пути, девушка наконец-то набрела на парикмахерскую, где всего лишь за час работы и вполне разумную сумму Ольга перевоплотилась из ослепительной длинноволосой блондинки в жгучую брюнетку с коротким волосом. При этом девушка не потеряла своей чертовской привлекательности. Даже более того, ее теперешняя внешность нравилась Ольге своей новизной, и, что самое главное, резким отличием от прежнего облика.
  Теперь несчастная беглянка задумалась над другим немаловажным вопросом. Как бы ни был добр к ней Федор Михайлович, он, так или иначе, оставался прямой нитью к ней. А Ольга не хотела, чтобы ее местонахождение было известно хоть кому-то, кто имел счастье столкнуться с ней на своем жизненном пути. Из этого следовало, что жилье Ольге все-таки придется менять. Быстро и тихо…
  Не теряя времени, девушка двинулась на автобусную остановку, именовавшуюся "Автокомбинат", мимо которой они проезжали на машине Федора Михайловича, и принялась осматривать столбы и стенды с объявлениями, надеясь найти сообщение о сдаче квартир. Конечно же, разумнее было совсем покинуть Юго-Западный жилмассив, и перебраться в другой район города, но Ольга не была уверена, что справиться с этим. Вера Ильинична висела у нее на шее непосильным грузом, а оставлять мать в квартире Рябова одну девушка тоже не могла. И прибегать к посторонней помощи означало лишний раз привлекать к себе совсем не нужное внимание…
  Получасовые поиски и звонки по имевшимся объявлениям оказались безуспешными. "Сдано, поздно, только через три месяца", - звучали ответы хозяев квартир. Но Ольга не теряла надежды. Забросив эту затею, она направилась во дворы, решив применить старый студенческий способ поиска жилья. Завидев первую же компанию, состоящую из трех престарелых женщин, Ольга устремилась к ним:
  - Здравствуйте, бабушки, - мило обратилась она к старушкам.
  - Здравствуй, девочка, здравствуй, - заинтересовано закивали те в ответ.
  - Бабушки, вы случайно не знаете, может, кто в вашем доме или среди ваших знакомых жилье не сдает? – Ольга старалась выглядеть как можно более вежливой и искренней.
  - А ты что, внучка, учиться приехала? – ласково спросила одна из старушек.
  - Нет, пока только поступать… - Ольга улыбнулась своим собеседницам.
  - Из далёка приехала-то? – заинтересованно продолжала бабушка.
  - Из Иркутска, - сердце в груди Ольги слегка затрепетало. Ей почему-то показалось, что не спроста старушка задает ей наводящие вопросы. Возможно, ей есть что предложить…
  - У-у, что ж там у вас своих институтов нету? – не унималась бабуля.
  - Таких нет, - терпеливо отвечала девушка, все так же мило улыбаясь.
  - И правильно, что учиться хочешь, - вступила в разговор вторая бабулька. – А то вон внук мой, привык бездельничать, теперь вот каким-то сторожем еле-еле устроился. Как у них это называется? – дама оглядела своих подруг. – Ли-це-зированный охранник, кажется? Я вот и говорю ему, не захотел, мол, учиться, теперь вот будешь всю жисть рестораны охранять…
  - Так ему же можно и заочно учиться, или на вечернем… - поддержала разговор Ольга.
  - Это, как это?
  - Ну, работать и учиться одновременно…
  - А-а, щас, как же, заставишь его… - бабуля увлеченно дискутировала с Ольгой. – Ему же, вишь, отдыхать надо, по трактирам разным ходить, разве ж он найдет время на учебу-то? Э-эх…
  - Ну, ничего, бабушка, раз живет так, значит, нравится ему. А я вот учиться хочу, затем и приехала сюда, - девушка постаралась вернуть разговор в нужное русло. – Только вот жить негде. Родственников-то в Новосибирске нет, а квартиру найти трудно, вот бегаю, ищу…
  - Да, да, учиться надо, внучка… - поддакнула словоохотливая бабушка и вдруг обратилась к своей подруге, что первой заговорила с Ольгой. – Слушай, Макаровна, так, может, ты сдашь свою избу-то? Все равно ведь на дачу уезжаешь, а? Девочка, видно, хорошая, добрая…
  - Так ведь и я сама об этом думаю… - чуть покачивая головой, ответила старушка, и Ольга поняла, что не ошиблась в своих предположениях.
  - Машенька ведь сдает на лето свою квартиру, - вмешалась в разговор третья бабуля, очевидно, имея в виду какую-то общую знакомую. – И за домом присмотр, и прибавка к пенсии. А сама на даче со спокойным сердцем…
  - Ой, может, и правда, - задумалась вслух Макаровна.
  - Вот видишь, перед отъездом какое счастье тебе привалило! – в один голос защебетали старухи. – Она ведь сегодня уже там, на даче должна быть, старик ждет, - обратились они уже к Ольге. – А тут ты…
  - Так вы, правда, сможете сдать мне квартиру? – радость Ольги была вполне естественна.
  - Что ж, внучка, - сильнее закивала головой Макаровна. – Знать, повезло нам с тобой, раз мы встретились так случайно. Пойдем, покажу тебе квартиру, там и договоримся обо всем. Сестренки, - обратилась она к старушкам. – Я внучку сейчас устрою, соберу свои вещи-то, да поеду к деду на дачу. Вы меня у подъезда подождите, проводите на автобус хоть…
  - Бабушка, - осторожно обратилась к Макаровне Ольга, пока они поднимались в лифте на шестой этаж. – А ничего если ко мне мама приедет, помочь, если что…
  - Да ничего, внучка, живите вдвоем, мне не жалко…
  Пока Макаровна собирала свои вещи и инструктировала Ольгу, девушка думала о том, как бы ей незаметно перевезти Веру Ильиничну в их новое убежище. Лучше всего это можно было сделать сразу же, как только хозяйка квартиры отправиться на автобус, а ее подруги пойдут ее провожать. В этом случае, никто из знакомых Макаровны не будет знать, что на квартиру бабушки поселилась не одна девушка-абитуриентка, а две довольно приметные беглянки, скрывающиеся от местных бандитов.
  - Тысяча пятьсот в месяц, - неожиданно выпалила Макаровна Ольге, и девушка поняла, что старушка все это время усердно прикидывала, как бы вытянуть из квартирантки побольше денег, и при этом не прослыть наглой скупердяйкой. В душе Ольга посмеялась над этой мыслью. В ее распоряжении была такая сумма, что ей хватило бы снимать квартиру Макаровны всю жизнь, но девушка, дабы не вызывать излишних подозрений, поломалась для виду, а потом согласилась. Полторы тысячи рублей беспрепятственно осели в кошельке Макаровны, бабушка вручила Ольге ключи, попрощалась с ней, и торопливо покинула свою квартиру. Ольгу это немного удивило. Ведь хозяйка не спросила даже паспорт у своей квартиросъемщицы, а ведь в паспорте Ольги значилась совсем не Иркутская прописка…
  "Что ж, - решила Ольга. – Бабуля, видимо, так обрадовалась внезапному улучшению своего материального положения, что забыла об элементарной осторожности. Однако удача, кажется, пока что ко мне благосклонна".
  Заметив в окно, как уже знакомая ей троица исчезла за углом дома, Ольга выскочила из квартиры и побежала за Верой Ильиничной. Оказалось, что дома располагались совсем рядом друг с другом, и Ольге не придется много светиться на улице. Она перекатит инвалидную коляску с матерью к их новому месту проживания за считанные минуты, вопрос стоял лишь в том, как преодолеть Вере Ильиничны все ступеньки, которые попадутся на их пути. К счастью, все прошло без каких-либо осложнений. Конечно, Ольге понадобилось приложить немало усилий, чтобы помочь матери выйти сначала из одного подъезда, а потом зайти в другой. Но Вера Ильинична уже могла держаться на ногах, хотя и с большим трудом, что, собственно, и сыграло решающую роль в благополучном переезде…
  - Мама, - устроив Веру Ильиничну на стареньком диване перед таким же стареньким телевизором, произнесла Ольга. – Я сейчас сбегаю за продуктами, приготовлю что-нибудь поесть, а потом мы с тобой поговорим, хорошо?
  - Хорошо, Оленька, - тревожно глядя на дочь, ответила порядком уставшая Вера Ильинична.
  Пока девушка бегала по магазинам, покупая продукты, ее беспокоила одна мысль, которая раньше почему-то не приходила ей в голову. Вера Ильинична с сегодняшнего дня будет лишена всех тех лекарств, которые были назначены ей на восстановление в послеоперационный период. Как отразится сегодняшняя встряска на состоянии матери? Это упущение со своей стороны Ольга решила тут же исправить, остановившись у телефона-автомата. В записной книжке она отыскала рабочий и домашний телефоны доктора, который непосредственно занимался Верой Ильиничной. Несмотря на воскресный день дома Сергея Михайловича не оказалось, и девушка с большим трудом дозвонилась в клинику Мешалкина. Врача искали так долго, что казалось, оставшегося времени на телефонной карте не хватит, чтобы поговорить с доктором, а прерывать связь, чтобы потом снова неизвестно сколько дозваниваться в больницу, Ольга сочла неразумным. Наконец, она услышала в трубке знакомый голос.
  - Сергей Михайлович, здравствуйте, это Ольга Новикова вас беспокоит…
  - Здравствуйте, Ольга, - поспешно ответил врач. – Вы что же вытворяете? Вы понимаете, как может сказаться на здоровье Веры Ильиничны ваш непонятный поступок? Или вам безразлично состояние вашей матери?
  - Сергей Михайлович, - прервала укоры врача Ольга. – Я все прекрасно понимаю, но так сложились обстоятельства. Извините, если я причинила вам какие-либо неудобства…
  - Не обо мне речь, Ольга! – воскликнул доктор. – Вы просто не представляете себе последствия подобных действий. Вере Ильиничне необходим покой, постоянный уход медсестер, наблюдения врача, лекарства, наконец…
  - Я все прекрасно понимаю, именно поэтому и звоню вам…
  - Где вы сейчас находитесь? – оборвал девушку Сергей Михайлович.
  - Это неважно, доктор, мне нужна ваша консультация…
  - Ольга, скажите мне, где вы находитесь! – настойчиво потребовал врач. – Я должен осмотреть Веру Ильиничну. Возможно, у нее появились осложнения в связи с вашим столь поспешным отъездом…
  - Сергей Михайлович! – твердо произнесла Ольга. – Я не могу сказать вам, где я. Но вы как врач должны беспокоится о своем пациенте. Расскажите мне, пожалуйста, какие мне необходимо купить лекарства…
  - Ольга, милая, не в одних лекарствах ведь дело! Я, по меньшей мере, должен знать в каких условиях сейчас оказалась моя пациентка! Позвольте мне встретиться с вами…
  - Сергей Михайлович, вы скажете мне, наконец, какие лекарства необходимы моей матери или нет?!
  - Оленька…
  Все! Ольга бросила трубку. Слишком подозрительной показалась ей настойчивость врача в установлении ее местонахождения. Скорее всего, этот человек получил соответствующие инструкции от Султана. Ведь именно Султан привез Веру Ильиничну в эту клинику, значит, он мог заранее решить все необходимые вопросы с персоналом отделения больницы, расставить по своим местам сторонников и противников. И Сергей Михайлович, судя по всему, был на стороне Султана. Нет, он Ольге не помощник…
  "Что ж, решу этот вопрос другим путем, - решила Ольга по дороге домой. – Сергей Михайлович не единственный врач во всем Новосибирске".
  По возвращении в свое новое убежище девушка нашла Веру Ильиничну спокойно спящей на диване. Что ж, тем лучше. У девушки появилось время на то, чтобы собраться с мыслями и составить дальнейший план действий. Кое-какие идеи уже терзали истосковавшийся разум Ольги и требовали детального рассмотрения.
  Решив совместить сразу два необходимых занятия, Ольга прошла на кухню, и принялась готовить обед. Миниатюрная магнитола, только что купленная в киоске, успокаивала нервы музыкой и радовала веселыми жизнерадостными голосами ди-джеев. А мысли в голове девушки работали в своем запрограммированном режиме, как это часто бывает во время различных кухонных мероприятий.
  И все же никакие мысли, никакие заботы не помешали Ольге обратить внимание на весьма недвусмысленное объявление, прозвучавшее в эфире одной крупнейшей Новосибирской радиостанции, на частоту которой была настроена магнитола. Все тот же счастливый голос ведущего произнес слова, заставившие девушку на короткое время превратиться в статую:
  - А теперь, уважаемые дамы и господа, еще раз прослушайте срочное объявление: "Большое вознаграждение ожидает каждого, кто владеет любой, даже самой незначительной информацией о местонахождении Новиковой Ольги Александровны, и ее матери Новиковой Веры Ильиничны. Всех, кто видел высокую длинноволосую блондинку вместе с пожилой женщиной в инвалидной коляске, убедительная просьба позвонить…".
  "Серьезный шаг! – оценила Ольга работу Султана, прошла в ванну и, улыбаясь, посмотрела на себя в зеркало. – Длинноволосую блондинку, говоришь?"
  
  - Страна так нуждается в героях! А рождаются?! У-у, дуболомы! И как таких земля носит?! – кричал Андрей на трех крепких парней, стоявших рядом с его джипом. – Вы что, вашу мать, Ольгу ни разу в глаза не видели, что ли?! Нет, менты тупят, это я еще понимаю, они люди незаинтересованные! Но вы-то, вы же выполняете свою работу, за которую я плачу вам бабки! Или надоело уже?! А?!
  Дважды за последний час Султана дергали по ложным вызовам. Дважды ему звонили и докладывали о пойманных беглянках. И дважды выяснялось, что схвачены были совсем не те люди. В первый раз сообщение поступило от человека из ГИБДД, который отрапортовал Андрею о том, что один из его патрулей остановил схожую по приметам машину, и продиктовал ориентиры. Пренебрегая правилами дорожного движения и собственной безопасностью, Андрей мгновенно примчался по указанным координатам, и встретил испуганную семью: отца, мать и дочь. Женщины и белая "Тойота" были схожи по приметам, и все же вызов оказался ложным. Стараясь держать себя в руках, Андрей посоветовал ППСникам сначала проверять документы, а потом беспокоить начальство, и отправился в "штаб". Но в пути его застал звонок от своих "мухоморов", и Султан поспешно направил джип в другом направлении. По иронии судьбы и здесь его ожидало разочарование. "Мухоморы" остановили белую "Тойоту", в которой сидели помимо водителя две женщины, похожие на объявленных в розыск. Однако хозяин машины, возмущенный бесцеремонным поведением братков, пустил в ход кулаки, что ребята Султана восприняли как подтверждение своих выводов. Они быстренько начистили морду строптивому мужику и связались с боссом. Но, когда приехал Андрей и увидел, что ему снова пришлось зазря мчаться через весь город, он поднял такой крик, что его "мухоморы" чуть не наделали в штаны…
  - Вот идиоты! – орал Султан, нервы которого уже расшатались окончательно. – Головой думать надо, а не кулаками! Вы что, не в курсе, кого мы ищем?! Вы что, вашу мать, документы этих баб не могли проверить?! Или у вас на это ума не хватило, а?!
  В "Тойоте" сидели незнакомые испуганные женщины и опасливо озирались по сторонам, а водитель вытирал платком кровь с лица. Люди до сих пор не могли понять, что же они такого натворили.
  Султан подошел к машине, постучал костяшками пальцев по лобовому стеклу и поманил пальцем мужчину. Когда тот высунул голову из машины, Андрей холодно произнес:
  - Вы извините этих придурков, они обознались, - в голосе Султана звучали металлические нотки. На самом деле, ему было наплевать на этих людей, и он уже привык к подобным актам жестокости со стороны своих братков. – Можете ехать дальше, но я настоятельно прошу вас ни кому не рассказывать об этом инциденте… - с этими словами Андрей обошел машину спереди, демонстративно изучил номер, а потом многозначительно пронзил своим холодным взглядом сидящих в салоне людей. Этого вполне хватило мирным жителям Новосибирска, чтобы рвануть с места настолько, насколько позволяли технические характеристики автомобиля, и поскорее стереть из памяти все то, что произошло с ними в последние полчаса…
  Проводив машину взглядом, Султан молча прошел мимо своих подчиненных и забрался в джип. События этого воскресенья превратили его из спокойного, хладнокровного бандита в нервного и вспыльчивого мальчишку. Он выудил из бардачка плоскую бутылку коньяка, сделал несколько глотков, и закурил.
  - Ладно, мужики, - наконец, произнес он. – Продолжайте патрулирование. Но чтобы таких эксцессов больше не было, ясно? Заметили, остановили, установили, а потом по обстоятельствам…
  "Мухоморы" облегченно закивали головами и быстро скрылись в черном, бандитского вида, "ТИРРАНчике". А Султан, матеря себя за очередной срыв и утрату самоконтроля, рванул с места свой джип и отправился домой. Он чувствовал, что история с Ольгой доконает его окончательно, если пацаны не найдут беглянку. Слишком большие надежды Андрей возлагал на эту девушку, слишком серьезных людей он привлек к работе над своим последним проектом, слишком опасным для него могли оказаться последствия сегодняшних проблем…
  Раздавшийся телефонный звонок заставил Султана вздрогнуть. Андрей покачал головой, отмечая явные неполадки своей нервной системы, и бросил в трубку:
  - Ну, что там?!
  - Андрей, здравствуйте, это Сергей Михайлович из клиники… - раздался в трубке мужской голос. – Извините за беспокойство, но я подумал, что вам это, возможно, будет интересно…
  - Короче, Склифосовский! – нетерпеливо бросил Султан.
  - Да, да, извините. В общем, мне только что звонила Ольга Новикова…
  - Откуда? Где она? – заорал в телефон Андрей, подрезая попутные машины, и останавливая свой джип у тротуара.
  - Н-незнаю, Андрей, она ни чего мне не сказала…
  - Так, ладно… - Султан внезапно успокоился и попытался сосредоточиться. – Зачем она звонила?
  - Она спрашивала про лекарства, которые нужны Вере Ильиничне.
  - Кстати, доктор, а ее мать сможет выдержать сегодняшний переезд?
  - С точки зрения медицины, с ней в любой момент может произойти все что угодно, - отвечал врач тоном специалиста своего профиля. – Но, по вашей просьбе я всегда старался уделять этой пациентке больше внимание, чем это было необходимо, и я уверен, что Вера Ильинична прекрасно поправляется. Она многое теперь сможет выдержать…
  - А она нуждается в каких-либо лекарствах, которые не так просто достать?
  - Вы хотите сказать, необходимо ли ей какое-то лекарство, которое не купишь в обычной аптеке?
  - Да-да!
  - Ну, есть, конечно, кое-какие препараты, которые выполняются на заказ…
  - Сергей Михайлович, подготовьте мне, пожалуйста, список этих лекарств и адреса контор, в которых делают такие препараты…
  - Хорошо, Андрей…
  - И еще, доктор, - Султан взволнованно закурил новую сигарету. – Ольга не говорила ни чего, за что можно было бы зацепиться?
  - Н-нет, вы знаете, сколько бы я не старался разговорить ее, выяснить, где она находиться, она ничего мне не сказала, и даже бросила трубку…
  - А как вам показалось, откуда она звонила?
  - Точно из таксофона, и, скорее всего, с какой-то остановки общественного транспорта…
  - Звонок был местный?
  - Да, точно местный.
  - Спасибо, Сергей Михайлович, вы нам помогли. Надеюсь, поможете еще…
  - Да-да, Андрей, конечно, я сейчас же соберу все необходимую информацию и перезвоню вам…
  - Буду ждать, - бросил в трубку Султан и отключил связь. Затем он набрал на другом телефоне номер Сержа. – Слышь, парень, она прорвалась сквозь кольцо, - сообщил Андрей своему другу новость. – Куда смотрели наши "мухоморы"?
  - Андрюха, хватит напрягать пацанов, необъятное невозможно объять. Мы ведь даже не знаем, уехала она на этой белой "Тойоте", или пересела на другую машину, да и белых "Тойот" в Новосибирске выше крыши. Так что, кончай базар. Упустили, так упустили, будем искать…
  - Слушай, Серж, а мы можем вычислит по звонку, откуда звонил человек?
  - А в чем дело-то?
  - Ольга звонила нашему доктору в клинику…
  - О-о! Объявилась, значит…
  - Да. Михалыч говорит, что она, скорее всего, из телефона-автомата звонила, и, во всей видимости, из города. Нам бы хотя бы район определить, чтобы сузить круг поиска…
  - Ладно, я посмотрю, что можно сделать…
  - Как что появиться, сразу звони, - закончил разговор Андрей, отключил связь и набрал новый телефон. – Слышь, командир, что-то хреново работают твои ребята! - зло бросил он в трубку, дождавшись соединения связи. - Прошляпили девчонку!
  - Ну, ты красавец! – раздался возмущенный ответ. – Ни номера, ни марки автомобиля толком не сказал, а хочешь, чтобы мои люди нашли тебе нужную машину?! Полный бред!
  - Да неужели твои ребята не видели ни одной белой "Тойоты", в которой бы сидела длинноволосая блондинка и ее больная мать?!
  - Одну даже остановили… - с сарказмом заметил собеседник.
  - Да пошел ты на … – Андрею сейчас было не до шуток, и он прервал разговор. Что ж, вероятнее всего, Ольга пробралась в город и осела в каком-нибудь тихом месте. Надо прочесать всех ее родственников и знакомых, она должна выйти на связь…
  Султан сокрушенно вздохнул и погнал джип вверх по Красному проспекту. Остановившись во дворе своего дома, он снова достал бутылку, и сделал несколько добрых глотков коньяка. Крепкая, пьянящая жидкость мгновенно успокоила его расшатавшиеся нервы. Андрей прикурил сигарету, сделал несколько глубоких затяжек и поудобнее устроился в кресле: "Черт возьми! Ну ее к Лешему, эту девчонку! – пришла ему в голову приятная мысль. – И что я так из-за нее дергаюсь?! И что из того, что она сбежала?! Ментам она меня не вломит, стопудово! Ольга баба не глупая, должна понимать, что я не смог бы долго продержаться в Нашем Мире не имея связей в органах. Да если она пойдет в милицию, то только засветится лишний раз, что ей совсем не нужно! А то, что из-за нее опять пустует место главной героини нашего фильма, так что же, в Новосибирске грудастых блондинок мало, что ли?! – Султан даже улыбнулся собственным размышлениям, очень уж благоприятно действовал на него Голос Разума. – Пострадает-то лишь моя гордость! Еще бы, кинуть такого серьезного человека как я! Да и черт с ней, с этой гордостью, нервы дороже…". И все же, совсем отказываться от поисков Новиковой Ольги Султан не собирался. Такое он не мог простить никому, даже несчастной, беззащитной девушке…
  И, уже поднимаясь в лифте на свой этаж, Султана пронзила одна интересная мыслишка: "А ведь обойти Лысого, сидевшего в машине девчонка могла только одним способом: выбраться из окна, или спуститься с балкона с противоположной стороны дома! Потому что Лысый – пацан правильный, он всегда грамотно выполнял свою работу и не мог пропустить Звездочку, пока Череп отлеживался на кухне в ее квартире!"
  В следующую секунду Султан уже набирал на телефоне номер Черепа:
  - Короче так, Череп, - бросил Андрей в трубку, услышав голос "мухомора". – У тебя есть возможность реабилитироваться!
  - Кого-кого? – опасливо переспросил Череп.
  - Для тебя что, твою мать, русский язык не родной, что ли? Я с тобой, кажется, на русском языке разговариваю! – Султан был сейчас совершенно спокоен, и кричал в трубку больше для острастки. – Баба из-за тебя соскочила? Из-за тебя! Вот тебе косяки и исправлять! Короче, чтобы через пятнадцать минут вы с Лысым были у меня!
  - Где?
  - В Караганде!!! Дома я! Давайте резче, тема есть…
  
  Благодаря тому, что Вера Ильинична в прошлом работала фармацевтом, она смогла назвать большинство лекарств, которые в клинике ей было положено принимать весь восстановительный период. Обойдя все районные аптеки, работавшие в воскресный день, Ольга купила то, что можно было приобрести без рецепта. Остальные препараты оказались ей недоступны, потому что для их приобретения необходим был либо рецепт лечащего врача, либо вообще требовалось их изготовление, которое, естественно, тоже предполагало наличие соответствующих бумаг. Ольга не знала, что в этот момент Султан направлял людей по всем адресам поликлиник и аптек, более или менее точный список которых прислал ему врач Веры Ильиничны Сергей Михайлович. Доктор, разумеется, сообщил Андрею, что те лекарства, которые нужны Ольге, ей никто не будет изготавливать просто так, а значит, она должна понимать, что ей нечего делать в этих учреждениях, но Султан всегда был уверен в том, что лучше лишний раз подстраховаться, если позволяют возможности.
  Таким образом, Ольга, сама того не осознавая, хоть и сожалела о том, что ей не удалось достать кое-какие лекарства, но тем самым обходила стороной прямую угрозу, и без того ожидавшую ее практически за каждым углом…
  Покончив с очередными покупками, девушка отправилась домой. Она поднялась на первый этаж, надавила кнопку вызова и замерла в ожидании лифта. В это время тихонько скрипнула дверь, ведущая в подъезд, и в сумрачной лестничной клетке раздали твердые шаги. Они заставили Ольгу сжаться от внезапного предчувствия опасности, но девушка, повинуясь инстинкту самосохранения, решилась на первое, что пришло ей на ум: она ринулась вверх по лестнице! В этот момент крепкая мужская рука схватила ее за плечо, и Ольга чуть не потеряла равновесие…
  - Ольга, постойте, пожалуйста, минутку… - раздался знакомый голос.
  Девушка обернулась и увидела Федора Михайловича Рябова, недавнего ее союзника. От нахлынувших беспокойных мыслей у Ольги закружилась голова. Как он меня нашел? Зачем он здесь? Что ему нужно от меня? Ольга вдруг испугалась, что Федор Михайлович мог слышать по радио одно недвусмысленное объявление, и именно по этому поводу он пришел за ней! Один ли он?
  - Ольга, извините, что я вас напугал, - между тем торопливо заговорил прежний союзник девушки. – Мне необходимо с вами поговорить…
  - Зачем вы пришли? – дрожащим голосом спросила Ольга.
  - Я пришел, чтобы вернуть вам деньги…
  - Как вы меня нашли?
  - Оля, давайте не будем разговаривать в подъезде…
  - А где мы будем с вами разговаривать? – всхлипнув, прошипела девушка. – Может, пройдем в вашу машину, а потом вы отвезете меня в нужное место и получите "большое вознаграждение"?! Или, может быть, мы поднимемся в квартиру, а потом вы позовете туда людей Султана? – несмотря на то, что Федор Михайлович изначально произвел на Ольгу благоприятное впечатление, теперь она относилась к нему в высшей степени недоверчиво. После всего, что с ней случилось, она не могла больше никому доверять, а особенно мужчинам. Когда Федор Михайлович привез ее и Веру Ильиничну на свою квартиру, Ольга бросилась искать новое убежище только из-за своего недоверия к людям, тем более, малознакомым. И, когда по радио она услышала объявление Султана, то очень обрадовалась тому, что поступила именно так, как поступила. Ведь человек, получивший от нее четыреста баксов, мог совершенно спокойно получить еще более приличную сумму. Для этого от него требовалось лишь позвонить по нужному телефону и сообщить местонахождение беглянки…
  - Мне понятны ваши опасения, но поверьте, я не желаю вам зла, - продолжал Федор Михайлович. – Напротив, я здесь, чтобы предложить вам помощь…
  В этот момент снова внизу скрипнула дверь, и в подъезд вломились несколько человек. Ольга, к этому моменту ужасно испуганная и изнуренная сегодняшними событиями, едва не лишилась чувств. Однако когда у лифта остановились трое совсем молодых парней, и, не обращая внимания на посторонних, принялись обсуждать какие-то свои проблемы, Ольга взяла себя в руки и кивнула своему собеседнику головой. "Если этот человек привел с собой кого-нибудь, - решила девушка. – То отступать уже поздно!".
  Пока Ольга колдовала на кухне над приготовлением чая, она успела несколько раз выглянуть в окно. Кроме знакомой белой "Тойоты" никаких машин напротив ее подъезда больше не было видно, и это немного успокоило девушку. И все же она посматривала на своего гостя с большим недоверием, и даже опасением.
  - Как вы меня нашли? – после продолжительного молчания спросила Ольга, протягивая Федору Михайловичу чай.
  - Я следил за вами, - слегка улыбнувшись, ответил гость.
  - Как, следили? Зачем? – взволнованно прошептала девушка.
  - Оля, успокойтесь, пожалуйста. Я же сказал, что не хочу причинять вам зла. Можете считать мое появление здесь удовлетворением собственного любопытства, для начала…
  - Я вас не понимаю…
  Улыбаясь, и ласково поглядывая на девушку, Федор Михайлович хлебнул чаю.
  - Я почему-то сразу решил, что у вас возникли гораздо более серьезные проблемы, чем говорили вы. И мне показалось, что вы не станете надолго оставаться в моей квартире. Поэтому, я попрощался с вами, сел в машину, но никуда не поехал. Я ждал вас, я был уверен, что вы отправитесь на поиски другой квартиры, и не ошибся. Потом, когда вы перебирались на эту квартиру, я чуть не выскочил из машины, чтобы помочь вам, но меня остановило, во-первых, нежелание напугать вас, вы были так взволнованны, а во-вторых, я услышал по радио одно интересное объявление…
  После этих слов Ольга напряглась всем телом. Руки ее неприятно задрожали, а по спине побежали мурашки…
  - Оля, успокойтесь! Мне не нужны никакие вознаграждения за вашу голову! Но, с другой стороны, теперь я точно знаю, что вы попали в действительно серьезную передрягу! И я хочу вам помочь, либо… я верну вам ваши четыреста долларов. Пока вы ходили в продуктовый магазин, я связался со своим другом, с которым, я уверен, вам тоже необходимо установить контакт, и попросил его выяснить хозяина телефона, который был указан в объявлении по радио. Потом я перезвонил ему и узнал, что тот "возлюбленный", который вас ищет, очень примечательная личность. Глава устойчивой преступной группировки по прозвищу Султан – не очень-то подходящая вам пара, вы не находите?
  - Что это за знакомый у вас такой, что располагает подобной информацией?
  - Не волнуйтесь, к преступному миру он не имеет никакого отношения, скорее наоборот, но о нем мы поговорим позже. Сначала я хотел бы поговорить с вами вот о чем. Когда я узнал, кто, на самом деле, охотится за вами, то счел своим долгом приложить все усилия, чтобы помочь вам. Я уверен, что одна вы не справитесь с этим человеком. А степень моего участия в вашей судьбе будет зависеть от того, что вы собираетесь делать дальше. Если вы хотите покинуть Новосибирск, я помогу вам, я сделаю все, что будет мне по силам…
  - А если я хочу наказать человека, который меня унизил и растоптал? – с вызовом спросила Ольга.
  Некоторое время Федор Михайлович молча изучал свою собеседницу. Ему не нравился ее дерзкий, решительный взгляд. Но он прекрасно понимал Ольгу, потому что сам был таким же…
  - Что ж, если вы решились на борьбу с Султаном, я помогу вам и в этом!
  - С недавних пор я не верю в альтруизм…
  - В принципе, у вас нет другого выбора. Вам придется довериться мне, потому что сама вы не справитесь с этим человеком.
  - Федор Михайлович, поверьте, мне очень хочется верить вам! Невыносимо тяжело быть одной в своей беде! Но я элементарно боюсь! Я так запуталась в людях, я не могу больше никому верить… - на глазах Ольги навернулись слезы. Она искренне говорила о том, что уже давно терзало ее израненное сердце…
  - Выслушайте меня, дорогая Ольга, - почему-то грустно улыбнувшись, произнес Федор Михайлович. – Я попытаюсь объяснить вам мотивы своего появления перед вами. Всю свою жизнь я отдал Вооруженным Силам. Я хотел быть чем-то полезным своей стране с самого раннего возраста. Но мне не удалось поучаствовать ни в одной локальной войне. Вы не представляете, что я чувствовал. Я – военный, я должен был быть там, где льется кровь, где гибнут люди. Большинство моих соратников побывали либо в Чечне, либо в Таджикистане. Кто-то вернулся героем, кто-то не вернулся живым, но навсегда остался героем, а я… ощущал себя штабной крысой! И все же, начальство упорно не отпускало меня в боевые точки. "Вы нужны нам здесь!" – говорили мне, и я вынужден был возвращаться в свой опостылевший уютный кабинет и следить за развитием событий в Чечне только по телевизору, да по внутренним сводкам. Мне было чертовски плохо! Но, я ушел в отставку с полной уверенностью в том, что мои сознательные годы жизни затрачены напрасно! И вот теперь у меня появился шанс доказать, что я хоть на что-то годен! Что мой опыт военной службы приобретен не только для того, чтобы протирать штаны за рулем автомобиля. А я способен на борьбу со злом, в каком бы обличии оно не было выражено! В общем, Ольге, не отталкивайте меня, не отмахивайтесь от моей помощи. Я нужен вам…
  - Федор Михайлович! – вытирая слезы, замотала головой Ольга. – Вы не понимаете, на что вы идете! Хорошо, я верю в искренность ваших мотивов! Но, пожалуйста, давайте на этом и закончим! Я не хочу подвергать вас опасности! Вы прекрасно понимаете, с кем я имела несчастие столкнуться…
  Федор Михайлович вынул из кармана четыре стодолларовые банкноты и положил их на стол перед Ольгой.
  - Я не возьму ваших денег, - тихо произнес он. – И не попрошу у вас ни копейки. Я лишь хочу, чтобы вы дали мне возможность вновь поверить в себя, доказать, что я - настоящий мужчина!
  - Федор Михайлович, у вас есть семья?
  - Я готов перевезти свою жену и дочь в безопасное место…
  - Нет, - Ольга снова закачала головой. – Я не могу! Я не хочу втягивать вас в свои проблемы! Не взваливайте на меня такую непосильную ношу! Что будет, если Султан вычислит меня, а так же выйдет и на вас? Я не смогу простить себе…
  - Оля! Я здесь как раз для того, чтобы не допустить такое развитие событий…
  Неожиданно из зала раздался встревоженный голос Веры Ильиничны:
  - О, Господи, Оля, доченька, иди быстрее сюда!
  Девушка вскочила с табурета и стремительно бросилась на зов матери. К счастью, с Верой Ильиничной было все в порядке. А вот то, что происходило на экране телевизора, в считанные секунды повергло Ольгу в состояние, близкое к обмороку. Однако девушка смогла взять себя в руки и трезво изучить предлагаемую одним местным телеканалом информацию. На темном экране старенького цветного телевизора Ольга узнала свой родной подъезд. У входа собралась многочисленная толпа знакомых и незнакомых людей, среди которых были врачи и пожарные. Затем из подъезда стремительно выбежали два санитара с носилками, на которых лежала баба Валя. Да, да, это была именно она! Ольга подскочила к телевизору и прибавила звук. "Сегодня, - раздался за кадром голос ведущего. - В пятьдесят шестой квартире этого дома приблизительно в семнадцать тридцать произошло возгорание, и лишь благодаря четким действиям пожарной бригады, немедленно прибывшей по вызову, очаг возгорания удалось локализовать и быстро потушить пожар. Пострадала хозяйка квартиры, шестидесятисемилетняя Воронцова Валентина Сергеевна. В данный момент врачи борются за ее жизнь, но, по их словам, женщина потеряла сознание не от отравления угарным газом, как это бывает в подобных случаях, а от сердечного приступа, наступившего в результате сильнейшего испуга. Для того чтобы разобраться в деталях этого происшествия, сформирована оперативная группа, которая уже приступила к своим прямым обязанностям. И, по последним данным, есть свидетельства очевидцев, видевших, как незадолго до возникновения пожара, из окна этой квартиры выпрыгнула девушка. Оперативникам удалось установить ее личность, и, в связи с этим, отделом уголовного розыска ОВД Октябрьского района за причастность к данному преступлению разыскивается Новикова…".
  Все, дальше смотреть телевизор Ольга не могла и отправилась на кухню. Она молча села на табурет, закурила, и устремила взгляд в окно. Однако перед ее глазами стояли не однотипные девятиэтажные строения Юго-Западного жилмассива, а лицо бабы Вали. "Сердечный приступ, наступивший в результате сильнейшего испуга"! Не трудно было догадаться, кто так испугал Валентину Сергеевну!
  Следом за Ольгой на кухню вернулся Федор Михайлович. Он налил Ольге чаю и бесшумно сел. Разумеется, он не был так осведомлен о событиях этого дня, которые пришлось пережить Ольге, но ясно было, кто виновен в пожаре. Он прекрасно помнил, что Ольга села к нему в машину сразу после двух часов дня, а в новостях передали, что возгорание произошло примерно в семнадцать тридцать. Так что, прямой ее вины в случившемся нет. И все же…
  - Федор Михайлович, - произнесла вдруг Ольга. – Возьмите обратно деньги, они вам понадобятся, - девушка затушила сигарету и повернулась к гостю. Лицо ее было бесстрастно, как у киллера, имевшего за своими плечами огромный опыт работы. У нее уже просто не было больше сил, чтобы страдать, отчаиваться и плакать. Было лишь одно желание: раздавить безжалостного паука, готового на все, лишь бы поймать Ольгу в свою паутину. – Мне понадобиться ваша квартира…
  - Она в вашем распоряжении, - с готовностью ответил Федор Михайлович.
  - Еще мне, возможно, понадобится ваша машина… и только машина! Федор Михайлович, я согласна принять вашу помощь, поскольку я в ней, действительно, нуждаюсь, но кое-что я должна сделать сама!
  Мужчина согласно кивнул.
  - Из этих денег я прошу вас купить хороший фотоаппарат, который мог бы снимать на большие расстояния, сотовый телефон для себя, и пистолет… неважно какой, лишь бы он был похож на настоящий. Телефон купите в первую очередь, прямо завтра, сразу же подключите, и сообщите мне его номер…
  - Судя по всему, у вас уже есть какой-то план действий? – ласково глядя на девушку, спросил Федор Михайлович.
  - Да, я кое-что продумала, но все будет зависеть от завтрашнего дня. Кстати, Федор Михайлович, а вы можете гарантировать мне, что никто из вашей семьи случайно не забредет в вашу квартиру?
  - Доверьте это мне.
  - А вы позволите использовать вашу квартиру в качестве небольшой тюрьмы?
  - Поступайте так, как сочтете нужным…
  - Хорошо. А вот скажите, ваш друг, о котором вы говорили, он… ему можно доверять?
  - Так же безоговорочно, как вы доверились мне.
  - Ну, что ж, надеюсь, в ближайшем будущем мне посчастливится прибегнуть к его услугам…
  
  Череп, несмотря на свой не слишком высокий интеллект, все же правильно понял значение слова "реабилитироваться", и выполнил задание, данное боссом точно по инструкции. Они с Лосем не раз сталкивались с бабой Валей: то в подъезде, то она приходила вечерами навестить Ольгу, и они прекрасно знали, где жила бабуля. Поэтому, когда Султан вспомнил, что в первый день "знакомства" с Ольгой, он видел, как девушка беседовала у подъезда с какой-то старушкой, у него возникли подозрения в том, что именно баба Валя помогла Ольге обойти его "мухоморов". А после того, как Череп сообщил ему, что эта старушенция живет ни где-нибудь, а на первом этаже, Андрей убедился в рациональности собственных выводов.
  Когда Череп с Лосем подъехали к родному дому Новиковой Ольги, они оставили машину в другом дворе, чтобы не привлекать излишнего внимания. Затем они обошли дом Ольги с обратной стороны и удостоверились, что по некоторым характерным признакам, девчонка действительно сбежала так, как и предположил Султан, через окно на первом этаже. Далее, "мухоморы", уже уверенные в том, что идут по нужному пути, направились прямиком в квартиру Воронцовой Валентины Сергеевны. Доверчивая старушка открыла дверь незнакомым людям, даже не удосуживаясь произнести сакраментальное: "Кто там?". Как только щелкнул дверной замок, Череп толкнул дверь, махнул перед носом хозяйки квартиры милицейскими корочками, которые когда-то на самом деле были настоящими, и бесцеремонно прошел в прихожую. Пока испуганная женщина, словно рыба, беззвучно хлопала губами, следом за Черепом в квартиру так же нагло ввалился Лысый. Он закрыл за собой дверь, и остался стоять рядом с хозяйкой, готовый предупредить любой ее нежелательный поступок. Но Валентина Сергеевна, сердце которой заколотилось в смертельно опасном для здоровья старушки режиме, стояла словно парализованная, не в силах пошевелить даже пальцем. А когда здоровый, бритый наголо бандит по прозвищу Череп закончил осмотр бедно обставленной двухкомнатной квартиры, подошел к старушке и громко произнес: "Ну, что, ведьма старая, говори, где Новикова Ольга!!!", Валентина Сергеевна потеряла сознание. Лысый успел подхватить осевшую женщину и уложить ее на пол. Череп прикурил сигарету, прислушался к тому, что твориться в подъезде и, удовлетворенный тишиной, подошел к окну, чтобы поджечь шторы. Пламя вспыхнуло с молниеносной быстротой, а "мухоморы" Султана в это время стремительно покинули квартиру, захлопнули дверь и по одному спокойно вышли из подъезда…
  Сообщение об этом происшествии, переданное в вечерних новостях, несказанно порадовало Султана. Все было обыграно именно так, как он этого и хотел. Таким образом, Андрей предоставил своему человеку в органах официальную причину для объявления Новиковой Ольги в общегородской розыск…
  
  * * *
  
  В понедельник Ольга проснулась удивительно спокойная. До середины ночи она мучилась разными кошмарами, но потом наступил момент, когда она все-таки решилась сделать первый шаг. Да, последствия могли оказаться для нее самыми печальными, но внутренний огонь, бушевавший в ее душе, затмил все страхи. Ольга должна была дать бой Султану. Он не остановится, пока не найдет ее. А если найдет, то Ольгу ждет… Можно только догадываться, что ждет Ольгу в этом случае. Но, так или иначе, пока Султан охотится за Ольгой, спокойной жизни у нее не будет, а ведь она заслужила спокойную жизнь. Значит, противоборство с Андреем было неизбежно…
  Позавтракав не спеша, Ольга сделала Вере Ильиничне необходимые уколы, оставила перед ней на табуретке другие лекарства и чайник с кипяченой водой, и отправилась по своим делам. Сначала она сходила за покупками, приобрела соблазнительный женский халат, два высоких хрустальных фужера, коробку конфет, бутылку хорошего красного вина и… пузырек сильнодействующего снотворного, а после этого заторопилась на квартиру Федора Михайловича Рябова. Там она по мере сил привела в порядок скромное жилище, проветрила комнаты, вымыла окна, короче говоря, придала скромной бедно обставленной квартире более или менее обжитой вид. Затем девушка покопалась в вещах, имевшихся в наличии, и нашла несколько веревок. Именно это и было целью ее поисков. Все, можно приступать к первой части опасного плана…
  На автобусной остановке у телефона-автомата Ольга раскрыла блокнот, изъятый у Черепа, нашла телефон Сержа, обнаруженный накануне вечером, и набрала соответствующую комбинацию на номеронабирателе таксофона. Ольга хорошо знала, что Серж был лучшим другом Султана и его правой рукой, она много слышала об этом человеке из обрывочных разговоров цириков, и именно со звонка Сержу девушка решила нанести свой первый удар по непобедимости Андрея…
  - Да, я слушаю, - наконец, услышала Ольга в трубке мужской голос.
  - Серж? – томно спросила она.
  - Так точно! – раздался заинтересованный ответ.
  - Здравствуй, Серж, - продолжала Ольга страстным голосом. – У меня к тебе есть вопрос…
  - А с кем имею? – спросил все более заинтригованный Серж.
  - Можешь звать меня Эльвирой, - сладким голосом ответила девушка.
  - Так что же у тебя за вопрос, таинственная незнакомка?
  - Один мой приятель сказал, что ты можешь предложить хорошооплачиваемую работу истосковавшейся по мужчинам привлекательной девушке?
  - Это истинная правда! – с энтузиазмом подтвердил Серж. – А что за знакомый подбросил тебе такую информацию, прекрасная Эльвира?
  - Дорогой, разве это так важно?!
  - Да нет, конечно, нет! Ну, а что за работа, я думаю, тебе объяснять не нужно?
  - Ну что ты, Серж! – мягко протянула Ольга, произнося имя собеседника на французский манер.
  - Собственно, обо всем остальном по телефону лучше не разговаривать, а обсудить все вопросы при личной встрече. К тому же, не знаю, говорил ли тебе, Эльвира, об этом твой знакомый, все наши сотрудницы проходят предварительное собеседование…
  - А ты проказник, Серж!
  - Ну, что ты, Эльвира, я – человек подневольный, правила установлены не мной…
  - Да, да, конечно…
  - Короче, таинственная незнакомка, будет лучше, если мы встретимся прямо сейчас, поскольку в дальнейшем меня ждут важные дела. И желательно организовать нашу встречу на твоей территории…
  - Ты такой серьезный мужчина! – страстно прошептала в трубку Ольга, радуясь тому, что все идет так, как она и задумала. – Хорошо, парниша, запоминай адрес…
  Ольга продиктовала компаньону Султана адрес квартиры Федора Михайловича и устремилась к месту встречи. Дома она переоделась в новый халат, открыла бутылку и выпила для храбрости немного вина. Затем девушка раскрошила три таблетки снотворного, высыпала получившийся порошок в фужер, налила туда немного вина и тщательно размешала. Когда снотворное совсем растворилось в вине, Ольга наполнила оба фужера искрящимся напитком и села на диван в ожидании гостя…
  Серж появился на удивление быстро, видимо звонок Ольги застал его где-то в ближайшем районе Новосибирска. Девушка отметила, что впечатление она произвела на гостя самое благоприятное, и это было ей только на руку. Проходя в прихожую, Серж протянул Ольге огромную розу и бутылку шампанского…
  - Вы не за рулем? – наигранно спросила Ольга, удивленно кивая на шампанское.
  - За рулем, - кивнул Серж, уверенно направляясь вглубь квартиры. – Но бокал шампанского мне не повредит. К тому же, я надеюсь, ты не отпустишь меня так скоро…
  - Тогда, может быть, лучше вина… - предложила Ольга, страстно глядя на Сержа. – У меня уже все готово…
  - О! – парень вошел в зал и увидел сервированный столик перед разложенным диваном. – Что ж, можно и вина…
  Серж снял пиджак, бросил его на диван и сел перед столиком. Ольга, стараясь держаться естественно, уняла дрожь в руках и последовала примеру гостя.
  - Ну, за приятное знакомство! – воскликнул Серж, поднимая фужер, в котором вино было смешано со снотворным.
  - За приятное знакомство, - повторила, мягко улыбаясь, Ольга.
  С замиранием сердца девушка наблюдала, как Серж опустошил фужер, отправил следом конфету и, самоуверенно улыбаясь, посмотрел на Ольгу. Чтобы не вызывать излишних подозрений, Ольга сделала несколько глотков вина, улыбнулась гостю и поставила фужер на столик.
  - Серж, - вновь по-французски произнесла Ольга. – Угости даму сигаретой…
  - Ноу проблем! – мотнул головой парень и полез в пиджак.
  Пока Ольга прикуривала, от ее внимания не ускользнуло, с каким удовольствием Серж разглядывал ее голые ноги. Девушку чуть не передернуло от внезапно нахлынувшего отвращения, но она только крепче стиснула зубы. Она должна была терпеть своего гостя, главное, чтобы снотворное подействовало как можно быстрее.
  - Одна живешь? – спросил парень, разливая по бокалам вино.
  - Одна, - улыбнулась Ольга.
  - А родители?
  - Я из другого города. Родители живут в Иркутске…
  - Учишься, что ли?
  - Когда нахожу время…
  Внезапно Серж зевнул, тряхнул головой, и поднял свой фужер.
  - Ну, прекрасная Эльвира, давай выпьем за тебя!
  - О-о! – Ольга скромно закатила глаза и пригубила свой бокал.
  Серж снова залпом выпил вино, закурил и по хозяйски откинулся на диван.
  - Ну, что же, Эля, кажется, ты нам подходишь. Работы у нас много, деньги будешь получать хорошие, охранят тебя будем, - парень снова протяжно зевнул. – Вопрос лишь в том, что ты умеешь делать…
  - Я думаю, ты как раз и приехал за тем, чтобы выяснить этот вопрос, - лукаво улыбнулась Ольга.
  - Да… именно за этим, - раздался очередной зевок Сержа. – Именно за этим… я и приехал…
  Рука парня с зажатой в пальцах сигаретой безжизненно повисла на деревянной спинке дивана. Серж несколько раз моргнул, и закрыл глаза. Сознание его внезапно оказалось во власти снов, порошок подействовал.
  Ольга стряхнула пепел со своей сигареты и дотронулась окурком до руки гостя. Никакой реакции. Парень спал как убитый и никак не прореагировал на ожог. Пробуждение его обещало быть не скоро…
  Движениями, ставшими уже привычными, Ольга пробежалась по карманам Сержа и вытащила все то, что там лежало. Неожиданно из-под пиджака парня раздалась мелодичная телефонная трель, но Ольга проигнорировала чей-то настойчивый звонок. Она с большим трудом столкнула спящего гостя с дивана и подтащила его к батарее. Затем девушка вынула из старенького плательного шкафа веревки, приготовленные заранее, и принялась связывать Сержа. Руки своего пленника Ольга по очереди привязала к секциям радиатора отопления, намотав веревку от кисти до локтя. Ольга откровенно сожалела о том, что отопительный сезон давно закончился. Она была твердо убеждена в том, что Сержу полезно было бы почувствовать себя грешником на сковородке в гостеприимных пещерах Ада. Закончив с руками, Ольга обнаружила, что ей нечем связать ноги пленника. Не теряя инициативы, она снова залезла в шкаф, достала простынь, и запеленала Сержа, словно младенца. После этого Ольга натянула парню на глаза повязку, куском какой-то тряпки заткнула ему рот, выпрямилась перед жертвой и оглядела свою работу. Серж был на совесть связан по рукам и ногам, и без посторонней помощи ему никогда не удалось бы высвободиться. Разумеется, пленник мог привлечь к себе ненужное внимание, ударяя головой о батарею, но Ольге не очень-то верилось в то, что затылок у Сержа настолько крепок, чтобы барабанить об чугунную батарею без риска расколоть черепную коробку…
  Итак, первый этап своего безумного плана Ольга успешно осуществила точно по задуманному сценарию. Сыграв злую шутку с Сержем, она хотела не только побольнее ужалить Султана, но и добыть у пленника как можно более полную информацию об Андрее Проскурине и его империи, ведь Серж, безусловно, был самым осведомленным во всех делах человеком, после Султана. Однако Ольга не была твердо убеждена в том, что ей в одиночку удастся вытянуть из пленника какие-либо сведения, поэтому очень рассчитывала в этом вопросе на помощь Федора Михайловича Рябова…
  Переодевшись, Ольга еще раз осмотрела надежность пут, стягивающих пленника, и покинула квартиру. Ей нужно было срочно связаться с Рябовым, поэтому девушка направилась прямиком на автобусную остановку…
  - Федора Михайловича сейчас нет, - холодно ответил ей по телефону женский голос. – Что ему передать?
  - Не знаю, говорил ли вам Федор Михайлович, - медленно произнесла Ольга, придумывая на ходу подходящую легенду. – Я ваша новая квартирантка…
  - А-а, да, конечно, - несколько облегченно защебетала женщина. – Федор говорил мне, что сдал вчера квартиру. Вы знаете, мы уже давно хотели сделать там капитальный ремонт, ну, поклеить новые обои, покрасить рамы, но все как-то…
  - Нет, нет, не беспокойтесь, квартира в удовлетворительном состоянии, меня все устраивает. Я очень благодарна вам, мне ужасно повезло, что я встретила вчера Федора Михайловича. Вы знаете, я звоню, чтобы сообщить, что получила сегодня утром деньги и смогу оплатить аренду, так что, как только Федор Михайлович появится, передайте ему, пожалуйста, что я весь день буду дома. Пусть заезжает, как только у него появиться такая возможность.
  - Да, конечно, я все передам…
  - Спасибо вам большое…
  - Да что вы, не за что…
  - Всего хорошего, - Ольга повесила трубку и отправилась домой, чтобы приготовить обед и дождаться приезда своего союзника.
  У подъезда, на шестом этаже которого располагалось убежище Ольги, девушку дожидался в своей машине Федор Михайлович. Он молча проводил ее взглядом, а через некоторое время вошел в подъезд следом за ней. Накануне вечером они договорились не контактировать на людях. Ольга хотела максимально обезопасить Федора Михайловича от любых неприятностей, раз уж он добровольно вызвался помогать ей в ее нелегком деле.
  - Давно ждете? – спросила Рябова Ольга, дождавшись его у дверей своей квартиры.
  - Нет, минут десять, - бодро откликнулся мужчина. – Я поднялся, коротко позвонил дважды, затем дал один длинный звонок, вы мне не открыли, и я подумал, что вы, возможно, пошли в магазин. Поэтому я и остался ждать вас в машине.
  Ольга открыла дверь, Федор Михайлович прошел вглубь квартиры, тепло поздоровался с Верой Ильиничной, и исчез на кухне.
  - Оля, - окликнула дочь Вера Ильинична. – Про тебя снова говорили по телевизору. Тебя усиленно разыскивает милиция. Доченька, ты мне всю правду рассказала?
  - Мам, ты как себя чувствуешь? – ушла от неприятной темы девушка. Вчера ей пришлось достаточно серьезно постараться, чтобы передать маме положение вещей, не вдаваясь при этом в многочисленные нелицеприятные подробности.
  - Оля, ну что же, все-таки, произошло с Валентиной Сергеевной? Почему милиция разыскивает тебя в связи со вчерашним происшествием?
  - Потому что это нужно одному человеку, - спокойно произнесла Ольга. – Все, мам, извини, мне сейчас некогда…
  Ольга прошла на кухню, поставила на плиту кастрюлю с водой, и достала из холодильника пачку пельменей…
  - Вы знаете, - вдруг обратилась она к Федору Михайловичу. – Я совсем забыла вчера. Мне еще понадобиться диктофон.
  Мужчина с интересом посмотрел на Ольгу, улыбнулся и пожал плечами:
  - Купим…
  - У вас, вообще, на сегодня есть какие-нибудь планы? – спросила девушка гостя, закуривая.
  - Со вчерашнего дня я в вашем полном распоряжении, - ответил Федор Михайлович, поставил себе на колени небольшую дорожную сумку, и принялся вынимать покупки. Фотоаппарат в упаковке, два сотовых телефона и небольшая коробка, на которой был нарисован пистолет, изящно расположились на обеденном столе. – Я купил два сотовых телефона и записал оба на себя. Таким образом, вы нигде не засветились, но зато всегда будете на связи, - пояснил свою инициативу с двумя мобильными мужчина.
  - И вам хватило денег?
  Рябов лукаво улыбнулся.
  - Я как-то подвозил одного парня из Академа в Заельцовский район. По дороге мы с ним, естественно, разговорились, и выяснилось, что он занимается куплей-продажей сотовых телефонов, бывших в употреблении. Сегодня утром это мимолетное знакомство мне пригодилось…
  - Замечательно!
  - Фотоаппарат, - ткнул пальцем в следующую покупку мужчина. – Очень хороший, с выдвижным объективом, - Федор Михайлович пошарил рукой в сумке. – К нему несколько катушек высокочувствительной пленки. А это, - мужчина раскрыл коробку и достал пистолет. – Пневматическое оружие, точная копия "Макарова". Стреляет металлическими шариками. Очень полезная штука, если учесть, что шарик, выпущенный из этого пистолета, насквозь пробивает бутылку из-под шампанского…
  - Ого! – воскликнула слегка пораженная Ольга. Глаза ее азартно блестели.
  - Кстати, вчера вечером я более детально беседовал со своим знакомым о Султане, - поглядывая на Ольгу, произнес Рябов. – Очень скользкий тип, надо сказать. У оперативников уже давно ведется на него своеобразное досье, но его до сих пор не удалось привлечь. А как-то раз он случайно попал в руки ОМОНовцев во время спецоперации, так его отпустили буквально через пять минут, после того, как он сделал один звонок. Полагаю, ему удалось отмазаться не без вмешательства со стороны высокопоставленных работников ГУВД Новосибирска…
  - Поэтому-то я и не иду в милицию, - спокойно ответила Ольга.
  - Да, опасный противник. Право, я даже и не знаю, существуют ли вообще какие-либо способы засадить Султана за решетку?
  - Мне кажется, один такой способ есть, - хитро улыбнулась девушка. – В свое время вы обо всем узнаете, Федор Михайлович.
  - А как вы считаете, Оля, вам еще не пора встретиться с моим другом? – испытующе посмотрев на собеседницу, спросил Рябов.
  - Еще рано, - покачала Ольга головой, гася сигарету. – Кстати, Федор Михайлович, а ваш друг ни чего не рассказывал вам о ближайших соратниках Султана?
  - Ну, как же! Вокруг этого человека собралась весьма разношерстная компания, от бывших уголовников, до бывших ментов…
  - Насколько я знаю, есть в Уголовном Кодексе такая статья, об организации преступной группы…
  - Есть, и очень строгая. Только вот доказать вину по этой статье гораздо сложнее, чем, скажем, участие в организации притонов для оказания секс-услуг. Все строится исключительно на показаниях свидетелей, что согласитесь очень трудно осуществить, а за руку ну никак не поймаешь…
  - Понятно, - вздохнула Ольга. – А о человеке по имени Серж вы ничего не слышали?
  - Да, есть и о нем кое-какие сведения. Правда, их совсем немного. Довольно темная личность, этот Серж, даже неизвестно, прозвище ли это у него такое, или производная от имени Сергей?! Точно лишь известно то, что большинство вопросов, связанных с безопасностью их поганого бизнеса, курирует именно Серж. Если нам удастся установить его личность, то, возможно, мы сумеем нащупать нити, ведущие во властные структуры…
  - Что ж, Федор Михайлович, - победоносно улыбнулась Ольга. – Я думаю, вы сильно удивитесь, когда узнаете, что эта темная личность сидит сейчас связанная в вашей квартире…
  Через час, пообедав и обсудив многочисленные насущные вопросы, Ольга отправилась проведать преступника, а вслед за ней на почтительном расстоянии направился и Федор Михайлович. У подъезда, в котором располагалась квартира Рябова, одиноко скучал темно-синий трехдверный джип "Мицубиси-Паджеро", похожий на машину Султана, и принадлежавший, по всей видимости, Сержу.
  - Если у подъезда стоит джип Сержа, его необходимо будет перегнать отсюда в более тихое место, - заметил Рябов, пока они с Ольгой поднимались в лифте на пятый этаж.
  - Эта машина понадобится мне сегодня вечером, - загадочно произнесла Ольга. – Чуть позже мы поговорим с вами об этом…
  Пленник сидел точно так, как его и оставила Ольга. Ничто не нарушило его крепкий сон. По подсчетам девушки, он должен был оставаться в таком состоянии до утра следующего дня. Собственно, раньше Серж был и не нужен. Ольга планировала сначала основательно измотать его физически и морально, а только после этого приступать к вытягиванию интересующей информации…
  - Надо как-то снять у него отпечатки пальцев, - предложила Ольга. – А затем передать их вашему другу. Возможно, нам удастся установить столь загадочную личность Сержа.
  - Хорошая мысль! – кивнул Федор Михайлович.
  Пока Ольга складывала вещи, изъятые у Сержа в полиэтиленовый пакет, Федор Михайлович выдавил из шариковой ручки пасту, вымазал ею пальцы спящего пленника, достал из своей барсетки блокнот, вырвал чистый лист бумаги и приложил его к ладони Сержа. Оценив свою работу, Рябов довольно улыбнулся, и замахал листом, подсушивая отпечатавшийся рисунок.
  - У меня все готово, - наконец, сообщил он девушке.
  - Здорово! – кивнула Ольга. – А теперь, Федор Михайлович, у меня будет к вам вот какая просьба…
  
  - Пацаны! Кто-нибудь видел сегодня Сержа?! – возмущенно спросил Султан сидевших у него в гостиной "мухоморов". Вот уже несколько часов подряд он названивал своему другу на мобильник, но все попытки были тщетны…
  - Ну, я пересекался с ним в одиннадцать, - бросил парень по прозвищу Клык.
  - Где?
  - В кабаке, на Станиславском. Я ждал там клиента, чтобы отвезти его к Ленке на хату…
  - Его телефон работал?
  - Да-а, при мне ему звонила какая-то баба…
  - А куда он потом намылился?
  - К этой бабе и намылился?
  - Точно?
  - Стопудово!
  - А что за баба ему звонила?
  - Не знаю, вроде новенькая, может, по объявлению… Эльвирой, кажется, назвалась… - когда Султан так настойчиво наседал на своих подчиненных, им становилось не по себе. Тем более, в свете последних событий босс вообще стал зол как собака. Вот и сейчас Клык начал ерзать в кресле, и уже было достал сигарету, чтобы закурить и унять легкое волнение, но Султан нервно гаркнул:
  - Не кури у меня в квартире! Мать его так! У нас проблемы, а он по девкам разъезжает!
  - Че ты так напрягаешься, босс?! – спокойно воскликнул второй парень. – Сам же прекрасно знаешь, Сержа мясом не корми, дай на бабу залезть! Тем более, свеженькую…
  Андрей задумчиво посмотрел на говорившего Волка:
  - Да, но он никогда не отключал свой телефон на четыре часа кряду!
  - Может, киска горячая попалась?!
  Андрей вновь бросил на Волка холодный, полный скептицизма, взгляд. Нет, Серж всегда был ответственным человеком! Не мог он загулять в такой момент! Что-то было не так в его исчезновении! Султан нутром чуял какую-то опасность, нависшую над ним…
  - Ладно, пацаны! – наконец, энергично изрек Андрей. – Хватит яйца высиживать! Я думаю, всем все ясно, так что, давайте по коням! – "мухоморы" одновременно выпрямились и двинули к выходу. – Клык! – бросил вдогонку Султан. – Ты сейчас все равно на Пятак едешь, заскочи к Сержу на хату…
  - Понял! – кивнул парень и скрылся за дверью…
  Весь этот день Султан крутился как белка в колесе. Помимо текущих дел, ему добавилось много работы, связанной со вчерашним побегом Ольги, а так как Серж не торопился появляться на горизонте, все вопросы Андрею пришлось решать самому. Безобидные встречи с постоянными клиентами, разнообразные стрелки, постоянная координация поисковых групп – день выдался довольно насыщенный.
  С всевозрастающей тревогой Султан беспокоился об отсутствии друга. Выяснилось, что Клык вообще был последним, кто видел и разговаривал с Сержем, а после этого Серж словно растворился во времени и пространстве, никто его не видел и не слышал. Дома его не оказалось, мобильный телефон молчал как мертвый…
  Уже заполночь Султан появился дома, чтобы окунуть в ванне уставшее, пропахшее потом, тело и выпить бутылочку пива. У него еще была запланирована встреча в ресторане с одним очень серьезным человеком, на которую Андрей хотел явиться бодрым и свежим…
  Телефонный звонок застал его в ванне под внушительным слоем пены. Андрей поставил пивную бутылку на пол и взял с полки телефон. Комбинация из шести знакомых цифр, светившаяся на жидкокристаллическом экране мобильника, и являвшаяся номером телефона Сержа, заставила Султана моментально забыть об усталости. Он торопливо ткнул пальцем в кнопку приема:
  - Серж, твою мать…
  - Это не Серж, - раздался приглушенный женский голос, вместе с которым из трубки донеслась громкая музыка.
  - А ты что за птица? Откуда у тебя этот телефон? – грозно произнес Андрей.
  - Я не птица, я Эльвира, - послышался пьяный смех. – А телефон этот я взяла у Сержа. Короче, ты Андрей?
  - Да, я!
  - Слушай, Андрей, забирай отсюда своего кореша. Ему нельзя оставаться здесь на ночь!
  - Слышь, Эльвира, что значит, забирай?! Что с Сержем?!
  - Пьян твой Серж! Ну, прямо как свинья! Он даже по телефону разговаривать не может…
  - Ладно, - оборвал девушку Султан, хотя множество вопросов крутилось у него на языке. – Куда подъехать?
  - Гостиница "Обь", номер 926, девятый этаж…
  - Да уж сам догадаюсь, какой этаж, - гневно бросил Андрей, отключил связь и набрал на телефоне другой номер. – Лось, ты на месте?
  - Конечно, босс, где ж мне еще быть…
  - А Белый?
  - Вот он, рядом…
  - Я сейчас спущусь, поедем за Сержем…
  По ночному Новосибирску Султан и его "мухоморы" примчались к гостинице за считанные минуты. Ударив по тормозам, Андрей остановил свой джип прямо у центрального входа. Следом, взвизгнув дисками, притормозила красная девятка, из которой выскочили Лось и здоровенный парень по прозвищу Белый.
  - Глянь-ка, босс, это, кажись, машина Сержа! – махнул рукой Лось на отдельно стоящий темно-синий джип.
  - Вижу, - хмуро бросил Султан и кивнул пацанам, увлекая их в гостиницу.
  Внушительная троица уверенно проследовала мимо дремавшего администратора к лифтам, и поднялась на одном из них на девятый этаж.
  - Ищите 926 комнату! – скомандовал Андрей, оставаясь в центре коридора. Лось и Белый разбежались по этажу в противоположные стороны.
  - Нашел! – вскоре крикнул Лось и замахал рукой Султану. Андрей двинулся по направлению к нему, поравнялся с дверью, на которой висел номер "926", и громко постучал. Сердце его напряженно билось, а сознание ни на секунду не покидали неприятные предчувствия, которые терзали Султана с того самого момента, как позвонила таинственная Эльвира…
  Как ни странно, никто не реагировал на стук нежданных гостей. В комнате царила такая тишина, словно бандиты стояли у ворот старого, заброшенного склепа…
  Решив не терять больше времени, Андрей отошел от двери, и хмуро кивнул Белому. Тот правильно расценил приказ босса, и высадил дверь ногой с первого же удара. Номер оказался безлюдным. Кровати были аккуратно застелены, словно здесь с прошлого года никого не селили. Поматерившись, бандиты вышли в коридор и столкнулись с женщиной, выполнявшей, по всей видимости, обязанности дежурного по этажу.
  - Вы что вытворяете?! – во весь голос закричала дама, пятясь как рак от опасного трио.
  - Кто снимает этот номер? – грозно спросил Султан, двигаясь следом.
  - Никто! – продолжала кричать испуганная женщина. – 926-ой пустует уже больше недели!
  - Босс, там повсюду пыль, - заметил Лось. – Может, мы перепутали номера?
  - Нет, - покачала головой Султан. – Баба точно называла цифру 926.
  Что-то выкрикивая, женщина побежала по этажу и, наконец, скрылась в комнате, служившей рабочим кабинетом.
  - Белый! – окликнул своего подчиненного Султан и указал рукой в направлении исчезнувшей дамы. В это время он на ходу набирал на своей трубке телефонный номер Сержа, в надежде прояснить ситуацию. Однако телефон Сержа снова был отключен…
  Белый появился в кабинете дежурного по этажу в тот самый момент, когда женщина уже успела вцепиться в телефонную трубку и прокрутить диск один раз, набрав цифру "0". Бандит вырвал из рук дамы трубку, обхватил ее своими мощными лапами, и сломал пополам. Женщина в ужасе сжала ладонями виски, а в горле ее застрял немой крик. Белый молча погрозил ей пальцем, и оставил испуганную до смерти женщину в одиночестве, а сам бросился догонять босса. Стоя перед открывшимся лифтом, Султан о чем-то напряженно размышлял. Вывод, единственный правильный, напрашивался сам собой: кто-то играл с ним в прятки, и это Андрею очень не нравилось…
  Уже спускаясь в лифте на первый этаж, Белый вручил Лосю половину телефонной трубки, и при этом скромно улыбнулся.
  - Ну, ты даешь!!! – восторженно воскликнул Лось, но Султан бросил на него такой испепеляющий взгляд, что у парня начисто пропал дар речи, а заодно и чувство юмора.
  Когда перед бандитами открылись двери лифта, парни не поверили своим глазам: на улице, прямо напротив центрального входа в гостиницу полыхал пожар! Пламя безжалостно пожирало джип Султана, девятку Лося, а чуть поодаль полыхал внедорожник Сержа! В это время мобильный телефон Андрея издал протяжную трель…
  
  Именно таким образом Ольга решила нанести своему противнику второй удар. Она преследовала одну конкретную цель: деморализовать Султана, напугать его, заставить дергаться и волноваться. Ольга жаждала превратить жизнь Проскурина Андрея в настоящий ад. Она хотела, чтобы человек, унизивший ее, возненавидел свою жизнь, в страхе ждал каждую следующую минуту, сходил с ума от постоянного эмоционального напряжения…
  Воображение Ольги рисовало самые коварные картины мести, но человек может быт всесилен только в кино, а в реальной жизни не всегда все получается так же гладко, как и планировалось. Поэтому девушка выбрала несколько наиболее оптимальных решений, составлявших сюжетный ряд ее плана мести, и с энтузиазмом поэтапно наносила Султану свои удары…
  Задумка с поджогом джипа Андрея давно крутилась в голове Ольги, но осуществить ее, причем, осуществить идеально, от начала до конца, она смогла только после похищения Сержа. В этом случае, у Ольги появлялся прекрасный повод завлечь Султана в нужное место, а сотовый телефон Сержа и его джип играли роль тех обстоятельств, которые снимали все подозрения бандита в том, что его заманивают в ловушку. То, что девушка выбрала именно гостиницу "Обь" - факт, в большей степени, случайный. Ольга была немного знакома с внутренним устройством здания, к тому же площадка у центрального входа, особенно глубокой ночью, почти всегда была пустынна, что исключало непредвиденные осложнения…
  Итак, около полуночи Федор Михайлович остановил свою "Тойоту" в наиболее темном месте, чуть выше гостиницы. Ольга набрала на мобильнике, принадлежавшем Сержу, телефон администратора гостиницы, и спросила, живут ли еще в 926-ом номере ее знакомые. Нет, ответили ей, этот номер вообще очень давно пустует, так что, мол, ищите своих знакомых в другом месте. Цифра 926 была названа наугад, единственное, чего хотела Ольга, это чтобы номер был не занят. Не хватало еще навлечь неприятности на головы совершенно невинных людей. Именно по этой причине Ольга выбрала гостиницу, как место, куда необходимо заманивать Султана, а не какой-нибудь жилой дом.
  Пока Ольга разбиралась со всеми нюансами, Федор Михайлович съездил на частнике обратно на Юго-Западный, и пригнал к гостинице джип Сержа, поставив его подальше от других машин. Приезд Рябова послужил сигналом к началу представления. Ольга позвонила Султану, номер его сотового телефона она тоже узнала из записной книжки Черепа, и сообщила под шум автомагнитолы сиплым голосом, что Серж находится в гостинице "Обь", в 926-ом номере, и что его, мол, пора забирать. Позвонив именно с телефона Сержа, Ольга правильно рассчитала реакцию Султана. Тот, ни о чем не подозревая, примчался буквально через пятнадцать минут. Однако он был не один, следом за ним подъехала красная девятка, из которой вышли уже знакомый ей Алексей, цирик Веры Ильиничны, и здоровый парень, которого Ольга раньше никогда не видела. Скорее всего, потому что парень был личным телохранителем Султана. В этот момент Ольга испугалась, что Андрей оставит одного из своих "мухоморов" внизу, у машин, и тогда план девушки полетит ко всем чертям, но к счастью, бандиты втроем ринулись в гостиницу, и для Ольги зажегся зеленый свет. Она выскочила из машины, одетая в брюки, короткую кожаную куртку, в черной бейсболке, Федор Михайлович подал ей уже открытую канистру с бензином, и Ольга помчалась осуществлять свой коварный замысел. Прячась за выбранные в жертву машины, девушка от души брызгала на них бензином. Крышу, двери, колеса, все, что попадалось ей на глаза, девушка смело поливала горючей жидкостью. Она сильно торопилась, еще сильнее колотилось сердце в ее груди! Далее, оставляя за собой бензиновый след, Ольга подбежала к джипу Сержа, и вылила на машину оставшийся в канистре бензин. Затем, девушка чиркнула об коробок сразу тремя спичками, и бросила их в уже готовую полоску горючего. Языки пламени, словно по беговой дорожке, устремились в двух направлениях, и в считанные секунды вспыхнули сразу три автомобиля…
  А Федор Михайлович уже гнал "Тойоту" вверх на главной дороге. Перед тем как они повернули на Большевистскую, Ольга успела заметить, как из гостиницы выскочили три человеческие фигуры и засуетились вокруг пылающих машин. Сверкнув глазами, девушка отвернулась, поудобнее устроилась в кресле и молча кивнула напарнику. Федор Михайлович включил телефон Сержа и набрал телефонный номер Султана.
  - Да!!! Кто там?! – раздался из трубки громкий крик Андрея.
  - Ты лишний в этом городе! Вали отсюда, намеков больше не будет! – прохрипел Рябов в трубку и отключил связь…
  
  Султан молча и недоуменно смотрел на свой телефон, экран которого высвечивал шесть до боли знакомых цифр. Что значит, лишний? Что значит, вали? Что происходит? Где Серж? Что с ним? Кто эти люди?! Лось и Белый прыгали вокруг джипа Султана, пытаясь сбить пламя с машины. Однако все их усилия были тщетны…
  Через час после пережитых событий Андрей сидел в ресторане напротив человека, встреча с котором была назначена ранее, и разговор с которым необходим был сейчас Султану как никогда. Андрей медленно пил водку и не закусывал, стараясь сбросить напряжение, охватившее все его тело. После обычных ничего не значащих фраз, он вдруг перешел к сути вопроса, который возник неожиданно, и требовал скорейшего принятия соответствующего решения:
  - У меня проблемы. Кто-то на меня наехал.
  - Что значит, кто-то наехал? – бросил собеседник, пожилой мужчина в дорогом костюме.
  - А то и значит! – нервно огрызнулся Андрей. Однако он быстро взял себя в руки и рассказал мужчине, сидевшему напротив него, о событиях понедельника: о странном исчезновении Сержа, и о поджоге автомобилей.
  - Ты кого-то подозреваешь? – в какой-то степени даже безразлично спросил старичок, обкусывая куриную лапку.
  - Даже не представляю, кто бы это мог быть! Но мне очень не понравилась фраза: "Ты лишний в этом городе!". Мудаки!!!
  - Не психуй! – фыркнул на Султана мужчина, стараясь не повышать голоса. – Я слышал, одна из твоих шалав вчера делов натворила?
  - Да, сбежала Звездочка. Ты не беспокойся, ее ищут. Каким-то образом она узнала о наших планах, но я обязательно найду ее, и обязательно закопаю! На ее место у меня есть другая кандидатура, так что с нашим общим проектом никаких проблем. Скоро начнем. Мне бы только сегодняшние непонятки размотать…
  - А ты не думаешь, что это твоя Звездочка с тобой так шутит?
  - Да ну?! Она мышь серая, наверняка, не при делах! Такие выкрутасы ей не по зубам!
  - А кому, скажи на милость, по зубам такие выкрутасы? Таким же "жуликам", как ты! Молодым и горячим! Только есть определенные законы и понятия, и такие дела никто не будет делать вот так, как в твоем случае, без предъяв, без объявления войны, понимаешь? Нет, что-то тут запутано больно…
  Султан молча посмотрел на собеседника, опрокинул рюмку и закурил.
  - Озадачь своих ребят, пусть пробьют тему… - спокойно предложил он.
  - Без твоих соплей скользко! Сам знаю! Мне тоже, согласись, не резон закручивать дела с человеком, которому машины поджигают…
  - Спасибо тебе…
  - Не за что, пока! Ты бабу эту ищи! Сдается мне, с ее стороны ветер дует...
  - Да почему ты так решил?! – возмущенно воскликнул Султан.
  - Тихо, не гавкай! – осадил его старичок. – Сам посуди, ведь не одна же она свою матушку из больнички вывезла... Помогала у нее был! Может, именно он и "Паджерика" твоего подпалил, и Сержа зарыл где-нибудь в пригороде…
  - Зачем ей это надо?! – снова повысил голос Андрей, совершенно не понимая собеседника.
  - Салага ты еще! Столько баб испортил, а психологию их так и не изучил! Женская натура – штука интересная! Мстительны они, эти женщины…
  Султан скептически посмотрел на старичка и выпил новую порцию водки.
  - А уж то, что ты сделал этой бабе, способно у нее так башню стрясти, что она целью своей жизни поставит желание перегрызть тебе глотку… - мужчина хлебнул из бокала вина, и с увлечением продолжил рассуждать. – Вот ты скажи, если бы тебе понадобилось вдруг выгнать кого-нибудь из города, стал бы ты своему врагу машины поджигать?! Даже не взрывать, что более разумно в этом случае, а просто поджигать, а? В том-то и дело, что глупо все это…
  - Что ж, - вздохнул Султан, частично соглашаясь со своим собеседником. – Придется основательно тряхнуть друзей Звездочки, может, подскажут чего…
  - На живца попробуй, что я тебя учить должен, что ли?!
  
  * * *
  
  На следующий день, в десять часов утра, Ольга уже набирала рабочий телефон Вадима Харкевича, стоя у таксофона. Она боялась, что Султан начнет давить на Вадима, как на самого близкого ей человека в этом городе.
  Девушка посчитала, что будет лучше всего, если она позвонит ему именно в офис. Квартира Харкевича, наверняка была напичкана жучками, сотовый телефон тоже, скорее всего, прослушивался, а встречаться с ним лично было равносильно самоубийству. И все же, предупредить своего друга Ольга считала делом необходимым…
  - Классик-Трейд, здравствуйте, - услышала она в трубке знакомый голос секретарши Вадима.
  - День добрый, Вадим Александрович у себя?
  - Да, как ему вас представить?
  - Это из налоговой инспекции вас беспокоят, - слегка улыбнувшись, ответила Ольга.
  Через несколько секунд в трубке раздался голос Харкевича:
  - Слушаю вас…
  - Вадим, слушай меня внимательно и не перебивай. В ближайшем будущем у тебя могут возникнуть трудности. Меня ищет один небезызвестный тебе человек, и, возможно, он постарается нажать на тебя, чтобы выманить меня. На самом деле, ты сыграл немаловажную роль в том, что на мою голову свалились такие проблемы, так что тебе и расхлебывать эту кашу. Да, из-за тебя! – Ольга повысила голос, потому что в этот момент Вадим попытался что-то сказать. – Не перебивай меня, я же тебя просила. Если бы ты не наговорил много интересного из моей биографии Проскурину Андрею, ни чего бы сейчас не было! А так тебе придется самому рассчитываться за свою глупость! В общем, так! Ты, вроде бы, хвалился, что у тебя есть крыша? Я имею в виде не твою голову. Так вот, если это была не обычная твоя пустая болтовня, советую тебе поскорее обратиться к своим покровителям и попросить защиты. На всякий случай можешь взять на вооружение реальный повод. Тебя обул Андрей! Это через него твоя фирма потеряла деньги!
  - Что?! – снова не выдержал Вадим.
  - А то! Заткнись! Скорее всего, твой офис прослушивается! Короче говоря, у этого человека в преступном мире есть прозвище Султан. Давай, делай все, чтобы твои покровители взялись за этого Султана раньше, чем он возьмется за тебя. Желаю удачи!
  Ольга бросила трубку и пошла прочь от остановки. По дороге у нее в кармане зазвонил телефон - вещь новая и непривычная в ее обиходе, поэтому Ольга несколько смутилась по любопытными взглядами прохожих, вынимая трубку.
  - Я приехал, - раздался из телефона голос Федора Михайловича.
  - Буду через минуту, - коротко ответила Ольга, и выключила связь.
  Рябов уже ждал девушку в подъезде своего дома. Они поднялись на пятый этаж и прошли в квартиру, где томился их пленник. Серж не спал. Ольга еще с порога услышала его глухое мычание. Однако Серж не стучал головой о батарею, во всяком случае, больше не стучал. Видимо, он пробовал делать это раньше, и теперь затылок его жутко болел. Что ж, это было только на пользу. Чем быстрее парня измучает положение вещей, тем быстрее он расколется.
  Услышав шаги, Серж насторожился, а потом зашевелил челюстями, так, что казалось, будто он пытается прожевать тряпку, чтобы освободить путь членораздельной речи. Впрочем, это была всего лишь очередная безуспешная попытка избавиться от кляпа, и у него, естественно, ничего не получилось.
  Федор Михайлович подошел к пленнику, опустил свою ладонь ему на лоб, прижав голову парня к батарее, и осторожно выдернул у него изо рта тряпку. Серж принялся кашлять и отхаркиваться, судорожно вздыхая, а потом возмущенно захрипел на своих похитителей:
  - Что за …? Какого хрена вам надо? Где я?
  Федор Михайлович не сильно съездил бандиту ладонью по щеке, и спокойно произнес:
  - Если ты будешь орать, я заставлю тебя сожрать эту тряпку!
  Серж, словно слепой, водил головой из стороны в сторону, в надежде увидеть сквозь плотную повязку хоть что-нибудь. Сцены насилия всегда плохо действовали на психику Ольги, поэтому она расположилась от пленника на довольно приличном расстоянии. Присев на диван, девушка закурила и достала из своей сумочки диктофон, купленный вчера во второй половине дня, пневматический пистолет, и положила эти предметы на журнальный столик.
  - Кто вы такие, вашу мать?! – снова захрипел Серж, за что и получил вторую пощечину.
  - Я не люблю повторяться! – грозно произнес Рябов. – Будешь говорить, когда тебя об этом попросят!
  - Я хочу в туалет! – бросил Серж, и, тут же сообразив, что может за этим последовать, втянул голову в плечи.
  Федор Михайлович безразлично подошел к журнальному столику, взял пистолет, вернулся к пленнику, и, отжав парню нижнюю челюсть, воткнул ствол пневматического оружия ему в рот.
  - Послушай ты, конь педальный, если ты думаешь, что мы тут с тобой шутить собираемся, то ты глубоко ошибаешься! Ясно?! Ты висишь на тоненькой ниточке, которая удерживает тебя над бездонной пропастью, и если ты будешь себя и дальше плохо вести, я перережу эту нить! Надеюсь, ты меня понял?!
  Ощутив на языке вкус металла, Серж вдруг весь покрыться обильной испариной. Его охватил внезапный, ни с чем не сравнимый приступ страха, сердце учащенно забилось в груди, а руки, привязанные к батарее, мелко задрожали. Парень чуть не сходил в туалет… прямо под себя…
  Похоже, люди, в руках которых он оказался, были настроены весьма решительно! Но что им нужно?! И кто они, черт бы их побрал?! Серж и Султан уже достаточно долго сосуществовали со всей Новосибирской братвой, никакой вражды, никаких косяков. Мирный симбиоз нескольких серьезных бандитских группировок. Интересы уже давно были поделены, каждый занимался чем-то своим. Неужели, кто-то решил расширить сферу своего влияния?!
  Невеселые мысли заставили Сержа грустно резюмировать: "В этом случае, плохи твои дела, Серж!".
  - Короче так! – неожиданно донесся до него мужской голос. – Нам нужна полная информация об империи Султана!
  "Да ну?! – промелькнула у бандита в голове черная ирония. – А я думал, мы в шашки поиграем!"
  - Какого Султана, - вслух произнес он.
  Рябов ударил пленника в лоб рукояткой пистолета так, что голова Сержа дернулась назад, и налетела вспухшим от боли затылком на ребристую батарею.
  - Неправильный ответ! – холодно воскликнул Федор Михайлович, не обращая внимания на отчаянные стоны своей жертвы.
  - Какого хрена вам надо? – прохрипел пленник.
  - Я уже сказал!
  - Но, мне ничего не известно о Султане!
  - Врешь! – Рябов резко заехал бандиту в солнечное сплетение, и парень задохнулся от болевого удара.
  - Пошел ты к черту! Я ни хрена тебе не скажу!
  - Скажешь! Еще как скажешь! Если ты немного волнуешься и теряешься в выборе темы, я помогу тебе, - Рябов провел дулом пистолета по виску пленника. – Давай начнем с общих вопросов. Сколько человек входит в группировку Султана? Каким он располагает арсеналом? С какими авторитетами Султан тесно контактирует?
  Несмотря на довольно ощутимый испуг, сковавший сознание Сержа, и лишивший его возможности здраво рассуждать, парень слегка насторожился: "С какими авторитетами Султан тесно контактирует?! Почему он спросил об этом? Такие вещи, в той или иной мере, известны среди братвы! Значит, эти ребята не входят ни в одну группировку! Но кто они тогда? Простые беспредельщики, решившие сорвать жирный куш и соскочить, или какие-нибудь неуловимые народные мстители? А может, мусора? Вполне вероятно! А может… Звездочка?! – эта мысль взволновала парня, ему показалось, что он движется в верном направлении. – Ведь меня же баба сюда заманила! А Череп ныл, что Звездочка стянула у него записную книжку, в которой наверняка был номер моего сотового телефона!!!".
  - Ольга здесь?! – неожиданно воскликнул Серж.
  Федор Михайлович изумленно покосился на девушку, но та отрицательно покачала головой.
  - Какая Ольга? Ты че порешь?! – прохрипел Рябов, пихая в грудь пленника.
  - Новикова Ольга! – буркнул в ответ Серж и нервно дернул плечами. – Ты, чудовище лесное, убери от меня свои манипуляторы!
  - Ты чего выеживаешься?! – произнес Федор Михайлович. – Я же тебя сейчас на пятаки порублю!
  - Ни хрена ты меня не порубишь! - не унимался Серж. – Кишка тонка! Позови Ольгу, я хочу предложить ей сделку…
  В следующую секунду на правый висок бандита обрушился удар такой силы, что Серж потерял сознание.
  Федор Михайлович молча выпрямился и отправился на кухню, кивнув Ольге, чтобы она следовала за ним.
  - Что будем делать дальше? – тихо спросил Рябов, прикрывая на кухне дверь.
  - Каким-то образом ему удалось нас раскусить! – спокойно произнесла девушка. – Думаю, настала пора мне появиться на сцене. Серж – крепкий орешек, он вряд ли расколется, если мы будем гнуть прежнюю линию…
  - Я тоже так подумал, - кивнул Федор Михайлович. – Этот парень скорее согласится проглотить пулю, чем заложить своего друга. Честно говоря, это достойно уважения.
  - Согласна с вами, - усмехнулась Ольга. – Хорошо, давайте послушаем, что он хочет нам предложить…
  "Неуловимые народные мстители" вернулись обратно в комнату. Рябов вылил на голову пленника кружку холодной воды и похлопал по щекам, приводя бандита в чувство. Наконец, Серж нехотя открыл рот, сделал глубокий вздох и протяжно застонал.
  - Прости, не удержался, - холодно улыбнулся Федор Михайлович.
  - Оля, скажи своему громиле, чтобы он больше так не делал, - глухо произнес Серж.
  - Хорошо, - твердо ответила девушка. – Если ты будешь вести себя смирно, тебе не причинят вреда.
  - А-а! – лицо пленника исказила улыбка. – Значит, я все-таки был прав! Это ты?!
  - Да, я, - спокойно ответила Ольга. – Прими мои поздравления! Так что за сделку ты хочешь мне предложить?
  - Ты отпускаешь меня, а я даю тебе два часа времени, чтобы покинуть город. Отвечаю, в течение двух часов тебя никто не тронет!
  - Заманчиво! – усмехнулась Ольга. – А сели я не соглашусь?
  - Тогда меня рано или поздно найдут наши ребята, а тебя они поставят на хор!
  - Не груби! – Рябов съездил бандиту по щеке.
  - Убери руки!!! – прохрипел пленник.
  - Серж! – окликнула его Ольга. – Я же предупреждала, что тебя не тронут только в том случае, если ты будешь вести себя смирно! А ты ведешь себя очень неразумно, угрожаешь…
  - Ну, что насчет моего предложения? – проигнорировал речь Ольги Серж.
  - Меня это не устраивает! Не обольщайся, что тебя найдут так скоро! Гораздо быстрее ты скончаешься от голода, жажды и собственной вони! Тебя здесь никто, никогда не найдет, во всяком случае, живым! В связи с этим, у меня к тебе есть встречное предложение. Ты предоставляешь нам необходимую информацию, мы тебя отпускаем, а ты даешь нам два часа времени, чтобы скрыться…
  - А зачем тебе информация о Султане?
  - Мемуары буду писать! – зло воскликнула девушка. – Ну, так что?! Ты согласен?!
  - А если нет? – Серж вел себя несколько нагловато, для своего совершенно безвыходного положения, и Рябов позволял ему вольности исключительно для того, чтобы добиться положительного исхода переговоров.
  - А если ты откажешься, мы снова заткнем тебе тряпкой рот, уйдем отсюда и забудем о тебе, скажем, на месяц! За это время ты превратишься в смердящий кусок протухшего мяса, и тогда тебя, действительно, найдут. Только легче тебе от этого не станет…
  По тону Ольги Серж понял, что девушка не шутит. Он догадывался, какие сдвиги могли произойти в ее мозгу, после всего, что ей пришлось пережить.
  "Что ж, - подумал парень. – Главное, вырваться отсюда! А там я покажу ей Варфоломеевскую ночь!"
  "Что ж, - в свою очередь размышляла Ольга. – Главное, получить у него необходимую информацию. А там… черта с два я его куда отпущу!!!"
  - А какие у меня есть гарантии, что ты отпустишь меня после того, как я сообщу тебе нужные сведения? – смело продолжал торговаться Серж.
  - Во-первых, у тебя нет выбора, - холодно усмехнулась Ольга. – А во-вторых, тебе просто придется мне поверить. Ведь я же верю в то, что ты дашь мне два часа времени, чтобы уехать из города!
  - Разумно до делов! – воскликнул пленник.
  - Хватит базарить! – грубо осадил его Рябов.
  - Ладно, ладно, - поспешно согласился Серж. – Можно мне сначала в туалет сходить?
  - Нет! – отрезала Ольга. – Сначала деньги, а потом стулья…
  - Но мой мочевой пузырь сейчас разорвется!
  - Пусть это будет тебе стимулом к выполнению первой части твоего обязательства.
  - Ну, ладно! – с едва заметной угрозой в голосе процедил сквозь зубы Серж.
  В течение последующего часа Ольга записывала на диктофон все, что говорил Серж о Султане и его империи. Разумеется, пленник сообщил мало чего конкретного. Он хитро бросался общими цифрами, и кричал о том, что не знает имен, с которыми был связан Проскурин Андрей. Ему, якобы, известна была лишь малая часть информации, которой владел сам Султан, и он вовсе не был его правой рукой, и, тем более, другом. Серж прикинулся овцой, рядовым "мухомором". Однако он назвал адреса нескольких притонов, при этом, усиленно пытаясь их вспомнить, некоторые телефоны, по которым клиенты заказывали выездных девочек, а так же примерный адрес места жительства самого Султана. "Такой большой дом, напротив Часовни, - прикидывался бандит, ликуя в душе. – Там еще на первом этаже гастроном какой-то…". На самом деле, кое-что из того, что сообщил своим похитителям Серж, все-таки соответствовало истине. Просто он был уверен, что полученной информацией Ольга и ее сообщник вряд ли смогут воспользоваться. Во всяком случае, не успеют…
  - Ты очень разочаровал меня, Серж! – неожиданно воскликнула девушка, выключив диктофон. – Целый час ты заставлял меня выслушивать твой откровенный треп! Придется тебе посидеть здесь еще денек! Может, вспомнишь какие-нибудь подробности, а заодно и решишь для себя, стоит ли и дальше вешать мне лапшу на уши…
  - Оля! Я ведь тебе все сказал! – обиженно закричал Серж.
  - Нет! Далеко не все! Прикинулся простачком! – Ольга гневно оскалилась. – Неужели ты думаешь, что я поверила всему, что ты мне здесь насочинял? Я точно знаю, что в империи Султана ты второй человек, если не на правах первого! Уж в этом-то я твердо убеждена, и тебе наверняка должно быть известно, что я это знаю! Все, на сегодня разговор окончен!
  Ольга достала из пакета бутылку минеральной воды, в которой было растворено несколько таблеток снотворного, и передала ее Федору Михайловичу. Рябов свинтил с бутылки пробку, и засунул горлышко пластиковой емкости в рот пленнику, который продолжал возмущаться и ругаться громким матом.
  - Попей! – приговаривал Федор Михайлович, вливая в парня минеральную воду. – Трубы-то горят, наверное…
  Серж почти не сопротивлялся, ощутив языком вкус минералки. Жажда, действительно, уже давно мучила его, и бандит прильнул к бутылке, словно младенец к соске.
  - Не переживай, - недобро улыбаясь, шипел Федор Михайлович. – Если будешь себя хорошо вести, я тебя и в туалет свожу…
  После того, как Рябов проконвоировал пленника в туалет, а потом снова оглушил его и крепко привязал к батарее, они вместе с Ольгой вышли в коридор. Девушка курила, о чем-то напряженно думая, а Федор Михайлович не мог скрыть возбужденного блеска своих глаз. Ему наконец-то удалось доказать союзнице, что без него она не справилась бы со своим пленником. Во всяком случае, если бы Федор Михайлович не довел Сержа до нужной кондиции своим грубым отношением, бандит вряд ли стал бы разговаривать с Ольгой. Рябов заставил парня изрядно понервничать, что, собственно, и сыграло решающую роль. Так что, сотрудничество с Федором Михайловичем оказалось очень полезным Ольге, и теперь она была благодарна своему напарнику за его бесконечную доброту и бескорыстие…
  - Федор Михайлович, я бы хотела сегодня последить за Султаном, - неожиданно нарушила молчание Ольга, вглядываясь в пространство за окном. – Очень интересно посмотреть, чем он занимается, и на что тратит свое время. Возможно, нам посчастливиться узнать больше об этом человеке. Только вот машину нам лучше поменять... Не желаете взять автомобиль поновее? Я готова помочь деньгами…
  - У меня есть встречное предложение! – бодро ответил Рябов. – Вообще, я согласен с тем, что колесить за Султаном нам необходимо на другой машине. Мою машину наверняка видели у клиники Мешалкина, а может быть и у гостиницы "Обь" сегодня ночью…
  - Да-да, я как раз об этом и говорю.
  - Безусловно, колеса нам необходимо поменять! Но стоит ли тратить время на поиск подходящего варианта? Я могу одолжить "шестерку" у друга, о котором я вам уже говорил, оставив ему взамен свою "Тойоту". И уже в течение этого часа мы сядем на хвост нашему противнику. Вы ничего не будете иметь против "Жигулей"?
  - Главное, чтобы машина ездила, - пожала плечами Ольга. – И не только с горки, но и в горку…
  - С этим все нормально! – весело улыбнулся Федор Михайлович…
  
  * * *
  
  Всю первую половину вторника Султан провел дома, размышляя над положением вещей. Еще никогда на него не сваливалось столько проблем одновременно, и Андрей не был готов к такому удару судьбы. Обычно все возникавшие трудности, касавшиеся его примечательного бизнеса, решались просто и без личного вмешательства Султана. В его распоряжении было достаточно людей, и у него были налажены хорошие связи для того, чтобы сделать все необходимое, выполнить любую черную работу. Он лишь играл роль генератора идей, осуществление которых выполнялось чужыми руками. Но события последних дней внесли сумятицу в его некогда блестящий ум. Слишком много всего произошло необъяснимого и загадочного, а то, что человек не в состоянии объяснить, всегда пугает его…
  Вот и сегодня Андрей ломал голову над несколькими серьезными вопросами. Кто же, все-таки, копает под него? Кто поджег машины? Куда подевался Серж? Где эта чертова Звездочка? Однако больше всего Андрея беспокоило дальнейшее развитие событий. Что ждет его в следующую минуту? Откуда последует очередной удар?
  В том, что на происшедшем минувшей ночью неприятности не кончатся, Султан ни секунды не сомневался. Но он вдруг понял, как слаб он сейчас! Как трудно ему разобраться во всех этих запутках, решить, что в первую очередь делать дальше, где искать неведомого врага. Андрей физически ощущал, как странное отсутствие Сержа отрицательно сказывается на его спокойствии и самообладании. Да, Серж был для Султана именно тем человеком, который находил единственно правильный выход из любого тяжелейшего положения, у него было чутье охотника, бойца, зверя. Без него Андрей не стал бы тем, кем он был сегодня. Поэтому, с исчезновением Сержа, вся империя Султана могла рухнуть мгновенно, словно замок из песка от набега морской волны, чего, естественно, совсем не хотелось Андрею…
  Возможно, Сержа уже не было в живых. Именно исходя из этого Андрей думал, как ему действовать дальше. Султан не желал проигрывать, присущий ему юношеский максимализм заставлял его бесстрашно нырять в гущу проблем, действовать смело и решительно, искать неприятеля и уничтожать его с беспощадной жестокостью. Только так он мог вернуть себе прежнее спокойствие и восстановить авторитет! Только так, и никак иначе…
  
  С раннего утра люди Султана энергично опрашивали постояльцев гостиницы "Обь" и сотрудников, на чью смену выпало вчерашнее происшествие у центрального входа. Андрей с нетерпением ждал появления какой-либо зацепки, от которой можно будет оттолкнуться. Невозможно, чтобы никто ни чего не видел! Какие-то нити должны были возникнуть! В этом Султан был твердо уверен, основываясь на своем личном опыте.
  Когда раздался пронзительный звонок экстренного телефона, Андрей стремительно подскочил к тумбочке и схватил трубку:
  - Да, ну что там?
  - Здравствуй, землячок, - раздался в ответ голос, который Султан меньше всего сейчас ожидал услышать, и который заставил его насторожиться.
  - Здорово, коли не шутишь, - холодно, но спокойно произнес он.
  - У тебя, я слышал, проблемы возникли?
  - Да так, небольшие трудности, ничего серьезного…
  - Ну-ну! – Султану показалось, что его собеседник произнес это "Ну-ну!" несколько злорадно.
  - Сам-то как? – поинтересовался он в свою очередь.
  - Да не обо мне речь-то! Не догадываешься, зачем звоню?
  - Наверное, чтобы посочувствовать? – улыбнулся Султан.
  - Слышь, ты перед своими телками будешь фраерить! – взорвался собеседник.
  - Только вот орать не надо! – тоже повысил голос Султан. – Говори, чего хотел, и отваливай! Некогда мне с тобой базары тереть!
  - А придется! – послышался угрожающий ответ. – Мы, помнится, договаривались, что на чужую территорию не лезем?!
  - Ну! – спокойно бросил Андрей, хотя неприятный холодок пробежал по его спине.
  - Так что ж ты, падаль, за лоха меня держишь, что ли?
  - Слышь, земляк, ты метлу подвяжи! – не удержался Султан. – За падаль можно и по башке схлопотать! Какие у тебя ко мне предъявы? Говори конкретнее, мне твой пустой базар уже осточертел!!!
  - Ах, пустой базар?! – задохнулся от гнева его собеседник. – Я тебе, черт позорный, покажу пустой базар! Ты как осмелился Вадика Харкевича кинуть?! Или ты не знал, что он подо мной работает?!
  - Ты че пургу метешь?! Какого Вадика Харкевича?!
  - Ах, какого?! Короче так! Жду тебя сегодня в шесть вечера на Заельцовском, сам знаешь, где! Не забыл дорогу-то?! Все! Не опаздывай!
  Связь резко прервалась, и Султан, в принципе, сыгравший тактически правильно и не прореагировавший на сообщение о кидке Харкевича Вадима, не выдержал и разразился длительной матерной бранью…
  - Вот сука! Как он узнал?! – продолжал ворчать он, набирая на телефоне номер Черепа.
  - Да! – раздался в трубке голос "мухомора".
  - Череп, - спокойно произнес Султан. – Срочно найди Волка, Клыка, Серегу Волгина и мигом все ко мне домой!
  - Понял! – отчеканил парень и отключился.
  "Но откуда?! – думал, закуривая, Андрей. – Откуда ему стало известно, что именно я кинул этого чудика?! Кто накапал?! Когда он об этом узнал?!"
  Андрей вдруг сообразил, что все, происшедшее вчера в его империи, и пропажа друга, и поджег автомобиля, могло быть осуществлено головорезами того человека, с которым он разговаривал по телефону минуту назад. В этом случае многое прояснялось, но легче от этого Султану не стало…
  
  Именно на такой поворот событий и рассчитывала Ольга, когда звонила во вторник утром своему другу на работу. Она знала, что Вадим последует ее совету, и обязательно свяжется со своими знакомыми бандитами. А уж те возьмутся за Султана!
  Запутать противника, стравить его с такими же бандитами, как и он – вот чего добивалась девушка. Ей повезло лишь в том, что она связалась с Вадимом раньше, чем Султан направил к нему своих людей, а он обязательно собирался это сделать. Но, не успел…
  
  В гостиной Султана помимо хозяина восседали в креслах и на диване еще четыре человека: Волк, Клык, Череп и Волгин Сергей. Султан разрешил гостям курить, что говорило о высокой важности этой встречи, и бандиты поглядывали на босса с любопытством и опаской.
  Андрей молчал. В голове его прокручивались гигабайты информации, уже имеющейся в его распоряжении, и полученной сегодня утром. Кажется, все теперь вставало на свои места. Сначала ему сообщили, что сегодня утром, около десяти ноль-ноль, в офис Вадиму Харкевичу позвонила Звездочка и рассказала ему о том, что его, несчастного бизнесмена, кинул Проскурин Андрей. После этого Вадик принялся лихорадочно названивать своим покровителям и просить помощи…
  Из всего этого Андрей сделал единственный разумный вывод: группировка Гвоздя, услугами которой пользовался Харкевич, не имеет никакого отношения к событиям понедельника, как он ранее предполагал, поскольку Гвоздь узнал о проделках Султана только сегодня утром. С одной стороны, то, что наехал на него не Гвоздь со своей братвой, немного успокаивало Султана, но с другой стороны, противник по-прежнему оставался неизвестен, а серьезный разговор с Гвоздем, так или иначе, был неминуем. Подобные перспективы вряд ли кого-то смогут воодушевить…
  Через короткое время к нему домой заезжал с докладом один из "мухоморов", отправленных в гостиницу "Обь". Результаты работы пацанов добавили Андрею информации к размышлению. Выяснилось, что машины поджег высокий, молодой парень в черной кожаной куртке и бейсболке. По словам какого-то случайного свидетеля, молодой человек буквально несколько секунд суетился вокруг машин, а то, что он делал на самом деле, постоялец гостиницы понял лишь тогда, когда вспыхнули автомобили. Все произошло так быстро, что очевидец происшествия не успел вовремя сориентироваться и адекватно среагировать на увиденное…
  "Мухоморы" Султана подкинули боссу еще более интересную информацию. Другой постоялец гостиницы, внимание которого так же привлек пожар перед центральным входом, видел как в тот самый момент, когда машины только-только вспыхнули, вверх по освещенной дороге, ведущей на улицу Большевистскую, стремительно двигалась белая иномарка. Складывалось впечатления, словно водитель скрывался с места происшествия. Иномарка эта – "Тойота Марк-2", полудутая…
  "Вот это да! – услышанное сильно взволновало Султана, но он поспешно взял себя в руки и отказался от скоропалительных выводов. – Итак, если человек видит, что недалеко от него горят три машины – а это довольно увлекательное зрелище – станет ли он гнать свою машину как можно дальше от такого незабываемого светапредставления? Нет! Если, конечно, он не является виновником этого происшествия! Значит, это был тот, кто мне и нужен! И второе. Стоит ли доверять словам человека о том, что скрывавшаяся машина – именно "Марк-2"? Если учесть, что этот человек – мужчина, хоть немного разбирающийся в машинах, а дорога, по которой следовала иномарка, была освещена достаточно хорошо, чтобы рассмотреть марку автомобиля, то словам очевидца есть смысл довериться! Следовательно, это однозначно был "Марк-2"! Что же получается? В воскресенье Звездочка оставляет меня с носом, убегая вместе с матерью на автомобиле "Тойота Марк-2", а в ночь с понедельника на вторник кто-то поджигает мой джип и сваливает на машине той же марки, то есть на "Марковнике"! Что это, совпадение? Может быть, да, а может быть, и нет! Нечего гадать, надо искать Звездочку, а уж она-то поможет мне ответить на все эти вопросы!"
  Таким образом, к приезду своих подчиненных Андрей сформулировал две основные темы для разговора: предстоящая стрелка с Гвоздем и проблемы с поиском Звездочки…
  - После того, как мы опрокинули Вадика Харкевича, ты хорошо зачистил концы? – неожиданно спросил Андрей Клыка после продолжительного молчания.
  Тот бросил взволнованный взгляд на босса, оказавшись застигнутым врасплох, но очень быстро успокоился.
  - Да, босс, - уже уверенным голосом ответил он. – Подкопаться невозможно!
  - Точно?!
  - В первый раз, что ли? – слегка улыбнулся Клык. – Все тип-топ, можешь быть уверен…
  Султан испытующе посмотрел на своего помощника, пытаясь проникнуть в его мысли. Он хотел сейчас только одного – окончательно выяснить, мог ли Гвоздь раньше узнать о его проделках с Вадиком Харкевичем, или же это стало известно ему только сегодня, благодаря Звездочке. Андрей стремился убедиться в том, что команда Гвоздя, действительно, не имеет отношения к возникшим в его империи проблемам…
  - Что ж, получается, Гвоздь не при делах, - задумчиво произнес Андрей вслух.
  - Босс, ели бы Гвоздь узнал обо всем раньше, он бы уже давно наехал на нас! – заметил Клык, догадавшись о мыслях Султана.
  - Базаров нет! – согласно кивнул Андрей. – Ладно, пацаны! – вдруг встрепенулся он. – У нас появилось много неотложных дел. Серега! – обратился Султан к Волгину Сергею. – Твоя группа обошла всех родственников и знакомых Новиковой Ольги?
  - Да, - с готовностью ответил парень. – Глухо!
  - Совсем?
  - Угу! Не появлялась, не звонила…
  - Ясно! – Султан закурил. – Впрочем, это и неудивительно. Я бы на ее месте тоже не стал бы показываться на глаза тем, кто меня знает. Но, на всякий случай, пробей ее связи еще раз, узнай, не является ли кто-нибудь из этой братии владельцем автомашины "Тойота Марк-2" 1988-89 годов…
  - Понял! – бросил Волгин.
  - Клык! – обратился Андрей к другому гостю. – Сейчас заедешь к нашему другу в ГАИ и возьмешь у него список владельцев автомобилей "Тойота Марк-2", я уже обо всем договорился. Потом я дам тебе ребят, и ты будешь с другого фланга искать нашего "летучего голландца"!
  - Но, Андрей! – нахмурившись, воскликнул Клык. – В Новосибе немеряно "Марковников"!
  - А мне плевать! – рявкнул Султан. – Надо! Понимаешь ты такое слово?! Короче так. Ребят я подберу тебе исключительно с ментовскими корочками. Будете ездить по адресам, и выспрашивать, где был каждый конкретный владелец известного тебе автомобиля вместе со своим четырехколесным другом в воскресенье, во второй половине дня, и в ночь с понедельника на вторник. Особое внимание уделяйте частным извозчикам. И, лучше всего, разговаривайте с членами семьи, не стремитесь общаться непосредственно с хозяевами "Марковников"! Если наткнетесь на подходящего по нашим данным чувака, хватаете его за жабры и…
  - Понял, босс! – согласно кивнул Клык.
  - Череп! – продолжил Султан, посмотрел на третьего бандита. – Как там баба Валя?
  - Жить будет! – улыбнувшись, ответил парень. – Не знаю, правда, долго ли…
  - Ее пасут?
  - 1440 минут в сутки!
  - Звездочка не появлялась?
  - Нет, - отрицательно кивнул Череп. – Если бы она нарисовалась, тебе бы уже об этом доложили…
  - Присматривайте за старухой и дальше. Я собираюсь преподнести нашей Оленьке сюрприз, поэтому она, возможно, попытается отыскать свою соседку…
  - Ясно! – отчеканил Череп.
  - У кого-нибудь есть ко мне вопросы? – Андрей оглядел гостей, сохранявших полное молчание. – Так, все кроме Волка свободны!
  Бандиты покинули диван и энергично направились к выходу, а Султан, медленно смоля сигарету, загадочно посмотрел на парня, носившего прозвище "Волк", а затем вкрадчиво произнес:
  - Ну, что, Волчище, есть еще у нас порох в пороховницах?!
  - Да пока хватает, - криво ухмыляясь, ответил Волк.
  - Сегодня в шесть стрелка с Гвоздем и его отморозками. Именно поэтому я тебя и вызвал…
  
  Уже через полтора часа после разговора с пленником, Федор Михайлович и Ольга въехали на старенькой неприметной "шестерке" во двор дома, в котором, по словам Сержа, проживал Султан. Выбрав наиболее удачное место, Федор Михайлович заглушил двигатель. "Неуловимые народные мстители" были готовы просидеть в чужом дворе ровно столько, сколько потребуется. Ольга, во что бы то ни стало, хотела вычислить Султана, и, раз уж в ее руках оказалась зацепка, девушка решила лично убедиться в том, что Серж не соврал…
  Новоявленные шпионы пристально вглядывались в окна дома, изучали прохожих и автомобили, изредка заезжавшие во двор. Особое внимание они обращали на квартиры, которые уже с внешней стороны отличались своей роскошью и дороговизной. Пластиковые окна и сплит-системы кондиционеров достаточно красноречиво свидетельствовали о финансовом благополучии хозяев таких квартир. Кто знает, может быть, одним из этих жильцов и был Проскурин Андрей…
  Перед одним из подъездов одиноко стояла темно-синяя "восьмерка", в салоне которой, время от времени, угадывалось какое-то движение. Рябов приметил эту машину сразу, как только въехал во двор, поэтому он и пристроил свою "шестерку" вне зоны видимости замеченного автомобиля. Стекла "восьмерки" были затонированны непроглядной черной пленкой, что не давало возможности рассмотреть салон машины изнутри. Однако Ольга сразу же вспомнила, как охраняли ее "мухоморы" Султана: один человек сидел в ее квартире, второй – в машине у подъезда. Возможно, в этой "восьмерке" сидел сейчас один из телохранителей Султана. На всякий случай, девушка даже сфотографировала машину, взяв крупным планом номерной знак. Мало ли, вдруг пригодится…
  Примерно через час утомительной рекогносцировки дома, терпение Ольги и ее напарника, наконец-то, было вознаграждено. К подъезду, около которого была припаркована "восьмерка", стали съезжаться другие машины: "Ниссан-Максима", две девятки, какая-то "Тойота". Хозяева покидали свои автомобили и исчезали в подъезде, на ходу кивая неведомому человеку, сидевшему в "восьмерке". И, неожиданно для себя, Ольга окончательно убедилась в том, что Серж не обманул ее относительно местожительства Султана. Череп! Ба, знакомые все лица! Слегка дрожащими руками Ольга успела поймать спешащего бандита в окуляр фотоаппарата и запечатлеть его на пленку…
  Осознав, что направление поисков было выбрано верно, шпионы заметно повеселели. Теперь они точно знали, где живет Султан, а если им повезет, то они, возможно, узнают что-нибудь интересное об этом человеке, если продолжат слежку…
  - Вот бы было хорошо поставить жучка ему в квартиру, - неожиданно произнесла Ольга.
  - Если бы у нас было достаточно времени, я смог бы это сделать, - ответил Федор Михайлович…
  Через какое-то время трое мужчин, в том числе и Череп, покинули дом Султана и разъехались по своим делам. В гостях у Проскурина Андрея оставался еще один человек, и слежка превратилась в долгое, волнительное ожидание, в течение которого Федор Михайлович дважды успел сбегать за горячими бутербродами в ближайший гастроном, а Ольга скурила полпачки сигарет.
  Наконец, около пяти часов дня двери подъезда, в котором жил Султан, открылись, и на улицу вышел амбал, которого Ольга видела прошлой ночью у гостиницы "Обь" вместе с Андреем, а следом за ним появились Султан и его гость. Амбал с трудом влез в "восьмерку", Андрей разместился в "Ниссане" гостя, машины круто посрывались со своих мест и покинули двор. Федор Михайлович еле успел выехать на улицу следом за бандитами. Бравые ребята не очень-то беспокоились насчет плотного потока машин и вклинились в плотные ряды автомобилей с такой наглостью, под напором которой даже города сдаются. И все же Рябову посчастливилось удержать преследуемый объект в поле зрения, при этом сохраняя безопасную дистанцию. Как не стыдно было Федору Михайловичу признаться самому себе, он с большой досадой отметил, что сильно привык к легкому и удобному управлению своим "Марком", и теперь, сидя за рулем "шестерки", чувствовал он себя полным чайником. Ольгу необычайно развеселили еле слышные маты напарника, и она предложила ему поменяться местами при первом же удобном случае. Уж она-то достаточно неплохо управлялась с такими автомобилями. Вадим Харкевич часто подвозил ее с работы домой на своей "шестерке", и почти всегда разрешал Ольге вести машину. К чести девушки, управление этой дискомфортной "мыльницей" давалось ей довольно неплохо…
  Миновав площадь Калинина, бандиты проехали дальше по Красному проспекту и, свернув на Мочищенское шоссе, припарковались у обочины. Стараясь не привлекать внимание, Федор Михайлович уверенно провел "шестерку" мимо объекта преследования и свернул налево во дворы. Минут через пять-десять рядом с машинами бандитов остановились два джипа. Из внедорожников высыпала целая дюжина крепких ребят, по всей видимости, бойцов из группировки Султана, и внушительная команда обступила "Ниссан", в котором сидел их босс. Почти в это же время к месту встречи подъехал черный "Мерседес", и из него вышел седовласый старик. Он невозмутимо пробился сквозь толпу братков к "Ниссану", забрался на заднее сиденье, и по хозяйски хлопнул дверцей. После коротких переговоров бандиты разбежались по своим машинам, и колонна из четырех автомобилей выдвинулась дальше по Мочищенскому шоссе. "Мерс" остался дожидаться старика…
  Все это время Ольга азартно щелкала затвором фотоаппарата, истратив целую пленку из тридцати шести кадров. Она ловила в объектив лица бандитов, номера машин и общий план. Ее огорчало лишь то, что Султан так и не вышел из "Ниссана", и на фотографиях его, наверное, не будет видно…
  Пока Федор Михайлович выводил "шестерку" на шоссе, садясь на хвост бригаде Султана, бандиты уже успели отъехать на приличное расстояние. В условиях почти полного отсутствия на дороге посторонних машин, это было только на руку преследователям. Меньше всего сейчас "неуловимые народные мстители" желали попасть в поле зрения Султана и его людей. Слишком серьезным и внушительным выглядел этот эскорт…
  Выехав за пределы города, колонна проследовала по трассе несколько километров, и вскоре съехала с главной дороги…
  - Похоже, они отправляются на Заельцовское кладбище, - остановив машину, предположил Рябов. – Думаю, продолжать слежку не разумно…
  - Да, там они нас точно заметят, - кивнула, закуривая, Ольга.
  - Подождем их на трассе! – с этими словами Федор Михайлович включил первую передачу.
  Они проехали дальше метров сто, оставив за спиной поворот на кладбище. Рябов вышел из автомобиля, достал из багажника домкрат и запасное колесо, оставил багажник открытым, а запаску и другие инструменты побросал перед машиной.
  - Так-то будет лучше! – довольно произнес он, возвращаясь за руль.
  - Это вы хорошо придумали… - похвалила напарника Ольга, но он неожиданно оборвал ее.
  - Посмотрите-ка…
  В этот момент с трассы в том же направлении, что и колонна Султана, съехали еще три машины: два джипа и грациозный черный "БМВ"…
  - О-о! У нашего подопечного, кажется, запланирована важная встреча! – воскликнула Ольга.
  - Как бы они там не перестреляли друг друга, - улыбнулся в ответ Федор Михайлович.
  - Вряд ли меня это расстроит…
  - Жаль, что мы не можем лично понаблюдать за ходом встречи. Но соваться туда очень рискованно.
  После двадцати минут напряженного ожидания, в течение которого со стороны кладбища не вернулась ни одна машина, но и не раздавалось ни выстрелов, ни взрывов, Ольга, наконец, не выдержала затянувшегося молчания.
  - Что же, видимо, на сегодня у них война не намечалась, - девушка закурила очередную сигарету и повернулась к своему напарнику. – Федор Михайлович, мы и так потеряли уже слишком много времени, а ведь у нас для Султана есть еще один сюрприз!
  - Вы, все-таки, хотите воспользоваться информацией, которую дал вам его коллега?
  - Да, и прямо сейчас!
  - Как, сейчас?!
  - Именно сейчас! Султан как раз занят другими делами, и я, кажется, догадываюсь какими. Самое время нанести ему еще один удар! Федор Михайлович, поезжайте навстречу с вашим другом, ведь мы же обсудили с вами все детали…
  - Оля! Я не оставлю вас здесь одну!
  - Я буду осторожна. К тому же, если Султан все-таки умудрится засечь меня, то вы вряд ли сможете мне помочь. Вокруг него сейчас столько бойцов, что у нас нет никаких шансов с ними справиться. Поезжайте, Федор Михайлович…
  
  * * *
  
  - Да что же здесь происходит?! – кричал Султан, отмеряя шаги по своей гостиной. – Так все удачно разрулили с Гвоздем! Никаких заморочек! А тут?! – бандит свирепо посмотрел на своего телохранителя. – Белый! Ты можешь объяснить мне, что твориться?! Почему все смешалось в доме Облонских?!
  Здоровенный парень прищурился и посмотрел на босса, стараясь понять смысл его слов. Белый знал только значение слова "облом", и он никак не мог предположить, что Облонский – это такая известная литературная фамилия, и что словосочетание "дом Облонских" не имеет ничего общего с фразой "дом обломов"!
  От тупого выражения на лице своего бойца Султан брезгливо сморщился и грубо выругался сквозь зубы.
  - Черт! Как все гладко проканало с Гвоздем! – закуривая, пробубнил он. – Спасибо Старику, подключился в самый нужный момент!
  Уладить назревающий конфликт с бандитом по кличке Гвоздь, Султану, действительно, удалось на удивление легко. Гвоздь и его бригада специализировались на рэкете. Впрочем, рэкетом их деятельность можно было назвать с большой натяжкой, скорее, это были специализированные охранные услуги. Бандиты просто предлагали бизнесменам крышу в обмен на процент от прибыли, причем Гвоздь был противником насильственного склонения предпринимателей под свое крыло. За бизнесменов, исправно плативших ему дань, он грудью стоял, как за свое, родное, поэтому предприниматели обращались к нему, как это не парадоксально, сами, предлагая деньги в обмен на защиту, которая на самом деле требовалась им время от времени.
  С Султаном Гвоздь однажды столкнулся, раскусив одну из афер, которыми Проскурин Андрей прямо-таки злоупотреблял. Тогда бандитские группировки разошлись по мирному, порешив больше не лезть друг другу в карман. И вот, когда Гвоздь узнал, что Вадима Харкевича кинул ни кто иной, а именно Султан, он буквально разорвал на себе тельняшку! Он готов был собственными руками "замочить" наглеца, посмевшего нарушить уговор! Но на стрелке, состоявшейся в окрестностях Заельцовского кладбища, Султан повел себя не так, как ожидал Гвоздь. Андрей честно признал, что аферу провернули его ребята, но это было необходимо ему для закручивания одного серьезного дела, и теперь он готов возместить ущерб. Гвоздь, которого деньги интересовали в этот момент меньше всего, жаждал выпустить пар и беленился из-за того, что ему просто-напросто плюнули в лицо. Но он очень удивился, когда Султан при пацанах принес ему свои извинения за то, что не согласовал свой план с ним раньше. А когда из машины, на которой приехал Султан, вышел Старик, которого уважала вся Новосибирская братва, Гвоздь окончательно забыл о своей злобе.
  "Ты, сынок, не кипятись, - сказал ему Старик. – Это нужно было для нашего с ним общего дела. Никто тебя за лоха не считает, ты правильный мужик! Это моя вина, что я не предупредил тебя сразу, но, я надеюсь, ты не станешь обижаться на старика. А деньги, деньги мы тебе вернем, не такая уж там и большая сумма, чтобы разборки устраивать. А как распорядиться ими, решай по своему усмотрению. Можешь вообще ничего не возвращать торгашу своему, мне чихать…".
  И все! После этого молодые бандиты ударили по рукам, условившись не допускать больше подобных разногласий, и спокойно разъехались по домам.
  Султан был несказанно рад тому, что все так гладко закончилось. Настроение его было приподнятым. Он почти физически ощутил, какой тяжелый груз упал с его плеч, когда он вернулся со стрелки, однако новости, обрушившиеся на него в промежутке с восьми до девяти часов вечера, повергли Андрея в состояние неописуемого гнева! Он мог разорвать в клочья любого, кто оказался бы на его пути! Еще бы, за какой-то час ОМОНовцы накрыли сразу три его притона! Две квартиры и дачу! Дачу?! При мысли о последнем притоне Султан начинал беситься словно сумасшедший. Квартиры – ладно, там менты все равно ничего не смогут доказать! Ну, встретилась влюбленная парочка, ну, сняла квартиру, ну, занялась любовью! Что здесь противозаконного? Тем более что девчонки были строжайшим образом проинструктированы на случай подобных ситуаций! Но то, что ОМОНовцы накрыли дачу, сильно взбудоражило бандита. Там, в тихом уютном особняке, у Султана уже длительное время разворачивался один интересный проект, и приносил, кстати, немалые деньги. Костюмированное шоу проституток, о котором когда-то где-то прочитал Проскурин Андрей, и которое он смог организовать в своей империи, привлекало очень много клиентов. Девочки в милицейской форме или школьных фартучках, одетых на голое тело, пользовались бешеной популярностью среди состоятельных мужчин, ищущих любовные игры с изюминкой. Именно таким борделем с костюмированными представлениями и была дача, которую сегодня накрыли менты…
  - Если они начнут копать, - размышлял вслух Султан. – Меня ждут неприятности. Как бы кто-нибудь из девчонок не раскололся. Надо срочно их вытаскивать!
  
  План, придуманный Ольгой и осуществленный Новосибирским РУБОПом через посредничество Рябова и его друга, был до смешного прост. Работавший в ГУВД Новосибирской области подполковник Распутин получил от своего старого товарища достоверную информацию о том, что по определенным адресам действуют притоны для занятия проституцией, имеющие одного хозяина. Адреса двух квартир Ольга и Федор Михайлович узнали от Сержа, и координаты оказались верными, а расположение дачи Ольга нарисовала схематично, память еще никогда не подводила ее. Правда, девушка и сама не знала, на какую находку наткнуться органы правопорядка в особняке Султана…
  Подполковник Распутин, в общих чертах знавший об Ольге и игре, которую она ведет, сделал все в лучшем виде. В адреса были направлены группы захвата, сработавшие по всем правилам, с ювелирной точностью. В частности, на даче ГЗшникам удалось задержать помимо трех нарядных проституток и двух клиентов, еще и пару вооруженных "мухоморов" Султана, выполнявших роли охранников, но не справившихся со своими прямыми обязанностями.
  Ольга в свою очередь прекрасно понимала, что ее противник постарается сделать все, чтобы как можно скорее освободить своих сотрудников из-под стражи. Возможности для этого у Проскурина Андрея были! Поэтому девушка попросила, чтобы Рябов обратил внимание своего друга на заявление Вадима Харкевича, ведь афера, в которую он был вовлечен, висела в милиции мертвым грузом. Она посоветовала связать воедино дело Харкевича и задержание проституток. Девушка хорошо помнила, что фирма, на предложение которой купился Вадик, и которая затем обвела его вокруг пальца, состояла только из представительниц женского пола. А значит, кто-нибудь из арестованных проституток, мог оказаться непосредственным участником этой комбинации. Ведь надо же было где-то брать кадры Султану для своей аферы, так почему же не из числа проституток? Именно так рассуждала Ольга, и если Вадиму удастся опознать кого-то из девочек, у оперативников появиться официальное основание связать все воедино, а это поможет РУБОПовцам дольше продержать проституток под стражей и быстрее выйти на Султана…
  Проскурин Андрей даже не предполагал, какая вокруг него уже заваривается каша, и что этот вторник станет для него началом конца его блестящей карьеры…
  
  * * *
  
  Поздним вечером Белый привез своего босса в один из Новосибирских клубов, чтобы тот мог хоть немного отвлечься от навалившихся проблем и, по возможности, расслабиться. Султан, однако, не пошел в игорный зал, хотя и любил проводить время за игрой в покер, он присел прямо за барную стойку, заказал себе литровую бутылку хорошей водки, а своему телохранителю – кувшин апельсинового сока.
  Музыка бешено давила на барабанные перепонки, так что разговаривать можно было с большим трудом, да Султан и не считал Белого приятным собеседником. Он молча пил водку, курил сигареты одну за другой, и, медленно пьянея, размышлял над событиями последних дней. Он вспоминал о том, как от него улетела птичка, за которой он охотился несколько месяцев, и которая все-таки смогла выскочить из его клетки. Да, Султан возлагал на Ольгу большие надежды, он надеялся, что она, в конце концов, сломается, свыкнется, втянется в его бизнес, он рассчитывал сделать на ней хорошие деньги. Но Звездочка оказалась своенравной, волевой девушкой, она смогла найти себе силы и дерзнуть, бросить вызов ему, Султану, ради собственной свободы и жизни матери. Андрей невольно восхищался Ольгой, она была, что называется, "настоящим пацаном", достойным уважения даже врага. Он откровенно сожалел о том, что оказался с ней по разные стороны баррикады…
  Затем пропал Серж. Султан просто не находил себе места в связи с исчезновением друга. Они были товарищами еще со школьной парты, бок о бок прошли через множество бед и несчастий, вместе радовались победам, вместе строили свою империю. И вот теперь Султан не имел ни малейшего представления, где бы мог находиться его друг, жив ли он, или нет его уже на этом свете. Хуже всего, что в душе Андрея, словно черви, копошились неприятные подозрения: уж ни Серж ли это играет с ним в свою игру? А что? Как только в деле начинают крутиться большие деньги, все остальное уходит на задний план, и дружба, и прочие человеческие ценности. Слишком неправдоподобным казался Андрею факт, что всегда осторожный Серж мог попасть в чью-то ловушку. Султан скорее поверил бы в то, что Серж сам исчез из поля зрения, чтобы потом невесело пошутить у гостиницы "Обь", а после, "вломить" несколько прибыльных притонов. Он же мог быть замешан и в побеге Звездочки, ведь недаром же люди Султана до сих пор не могут ее найти. В конечном итоге, Серж знал ровно столько, сколько и сам Андрей, а значит, он мог воспользоваться имеющейся информацией в своих целях…
  - Нет! – опрокидывая рюмку, качал головой Султан. – Уж лучше бы Серж оказался покойником, чем предателем…
  - Ты чего, босс? – легко толкнув Андрея в бок, прокричал Белый.
  Султан бросил на своего телохранителя затуманенный взгляд, мотнул головой и снова уставился на бутылку.
  Время от времени его мучили еще более безрадостные подозрения. Старик! Человек, с которым они в равных долях финансировали проект порно-студии. Вот кто еще мог копать под Султана. Ведь если бы Ольга не сбежала в минувшее воскресенье, Андрей запустил бы проект уже в самое ближайшее время. Все сроки как раз были согласованы со Стариком. Значит, тот мог порешить, что настала пора избавиться от своего партнера и отстранить от дел его, Султана. Андрея даже не смущало, что Старик – если это, действительно, был он – избрал для достижения своих целей такую откровенно несерьезную тактику. Разумеется, Старику проще было щелкнуть пальцами, и уже в ближайшие часы Султан валялся бы где-нибудь, например, у себя на кухне, с простреленной головой. Но мало кто знал, что Проскурин Андрей приходился Старику двоюродным племянником, а значит, авторитет мог чисто из-за родственных чувств противопоставить банальному физическому устранению другую линию борьбы с ненужным партнером. Очень уж рьяно прошлой ночью в ресторане Старик настаивал на том, что машины перед гостиницей подожгли именно через Ольгу. Это сразу же бросилось Султану в глаза. Создавалось впечатление, что авторитет умышленно старается пустить его, Андрея, по ложному следу. Из-за этого разговора Султан и начал подозревать Старика.
  "Кому, как не Старику под силу похитить Сержа и своими проверенными способами вытянуть у него необходимую информацию? Кому, как не Старику под силу поджечь машины? Стоит ему только отдать приказ своим людям, и они сделают все по высшему разряду! А кому, как не Старику под силу только шепнуть в телефонную трубку нужному человечку, и уже через полчаса мусора накроют сразу три моих притона?!"
  Да, слишком многое говорило о том, что его врагом может быть Старик. Меньше всего Андрей грешил на Ольгу. Он не верил, что она смогла бы решиться на такое. Сбежать, это еще куда не шло…
  "Ну и что из того, что у гостиницы видели такого же "Марка"?! Мало, что ли, таких машин в Новосибирске?! К тому же, как раз так могли поступить либо люди Старика, либо Серж, для того, чтобы запутать меня, отвести подозрения. Нет! Девчонка вряд ли имеет ко всему этому отношение, она сейчас, наверняка, затаилась в какой-нибудь норе, и со страха меняет прокладки каждый час! Это не ее рук дело! Впрочем, завтра… завтра я вытащу ее к себе на ковер и выясню, виновна ли она во всех этих запутках или нет!"
  Несмотря на достаточное количество совпадений, указывающих на Ольгу, Андрей упорно отказывался верить в то, что его серьезный и коварный противник – это именно Звездочка. Он даже представить себе не мог, что ему, Султану, могущественному и жестокому бандиту, рискнула объявить войну какая-то девчонка. Это не укладывалось в его голове, шло вразрез с его излишне высоким самомнением…
  Одну, но очень существенную, ошибку допустил Проскурин Андрей. Он забыл, что в жизни, особенно в той, которой жил он сам, основополагающим может быть только разум, холодный, трезвый, расчетливый. Но ни в коем случае – чувства, эмоции, ощущения, желания. Этими рычагами человеческого подсознания нет места в условиях суровой реальности…
  За размышлениями над собственными проблемами Султан не заметил, как пролетело почти два часа. Он ощущал чудовищную усталость, как физическую, так и моральную. Его организму требовался отдых, а лучшей его формой является только сон…
  Андрей с большим трудом выбрался из-за барной стойки и направился в сторону туалета.
  - Босс, ты куда? – прокричал сквозь мощный шквал ударной музыки Белый.
  - В туалет! – огрызнулся в ответ Султан.
  Огромный телохранитель ловко соскользнул с высокого стула и двинулся было следом, но Андрей остановил его резким взмахом руки.
  - Со своими ес-сественными надобностями я справлюсь и без тебя! – внезапно икнув, Султан сделал глубокий вдох и двинулся дальше. Громила упрямо последовал за ним, откровенно опасаясь за своего босса. – Белый! – остановившись, рявкнул Андрей. – Пошел к черту! Нечего ходить за мной! Иди заводи машину, я щас приду!
  Амбал пожал плечами и поплелся к выходу. С одной стороны, он прекрасно понимал, что Султана сейчас лучше не оставлять одного, но с другой стороны, он хорошо знал, что когда босс находится в таком состоянии, с ним лучше не пререкаться…
  Андрей, слегка пошатываясь, наконец-то, добрел до туалета, на ходу расстегивая ширинку. Правила приличия в этот момент беспокоили его меньше всего. В просторной туалетной комнате Султан прошел к дальней кабинке и с размаха пнул хрупкую дверцу…
  В следующую секунду на затылок бандита обрушился мощнейший удар. Сквозь туманную пелену угасающего сознания Андрей ощутил несколько очередных болезненных ударов по животу и почкам, и вспомнилось ему, как когда-то два мента точно так же долбили его, в дугу пьяного, резиновыми дубинками в сумрачной тишине его родного двора…
  
  Такой коварный поступок говорил только одно: как это по-женски! Мужчины, точнее, настоящие мужчины, чаще всего собственноручно бьют морду своему обидчику, или, по крайней мере, пытаются поступить именно так. Но Ольга, мягко говоря, не принадлежала к той же весовой категории, что и ее злейший враг Султан, к тому же она ненавидела насилие…
  После Заельцовского кладбища Ольга всю дорогу ехала за Султаном вплоть до его дома. Уже находясь во дворе Проскурина Андрея, девушка решила дождаться Федора Михайловича, передать ему ключи от машины, и отправиться к Вере Ильиничне. Но Рябов принес с собой такие радостные известия, что Ольга была вынуждена поступиться своими обязанностями по отношению к матери, и решила остаться, чтобы понаблюдать за тем, как же будет вести себя ее злейший враг в свете последних событий. "Неуловимым народным мстителям" еще днем удалось вычислить, в какой именно квартире проживает Султан, и теперь Ольга, злорадно улыбаясь, с удовольствием наблюдала, как ее враг возмущенно метался по квартире, появляясь то в одном окне, то в другом. По несвойственному Андрею поведению девушка поняла, что сегодняшние проблемы очень серьезно отразились на его душевном состоянии. Этого-то она и добивалась…
  Около одиннадцати вечера, когда Ольга уже заторопилась домой, Султан в сопровождении своего здоровенного телохранителя внезапно появился на улице. Из стоящей возле дома темно-синей "восьмерки" он выгнал водителя, который тут же исчез в подъезде, сам сел за руль, справа от него в машине пристроился амбал, и автомобиль устремился к выезду со двора. Федор Михайлович без лишних обсуждений направил "шестерку" следом…
  В полумраке ночного клуба Ольга и Федор Михайлович разместились за свободным столиком, продолжая наблюдать за Султаном и его телохранителем. Девушка старалась не попадаться на глаза своему врагу, но она не очень-то верила в то, что он сейчас сможет ее узнать. Ее теперешний внешний вид значительно отличался от прежнего.
  Ольга конечно уже разговаривала ранее с Федором Михайловичем на тему физического "наезда" на Проскурина Андрея, и он был готов пустить в ход свои кулаки, но в этот вечер девушка решила, что напарнику незачем марать руки, когда можно было обойтись другим средствами. Около получаса Ольга наблюдала за двумя нетрезвыми парнями, отрывавшимися в клубе на полную катушку. Девушка не зря обратила на них свое внимание. Во-первых, ребята были в этом клубе первый раз, Ольга догадалась об этом по многочисленным характерным признакам. Это было очень важно, потому что исключало возникновение в дальнейшем у этих ребят каких-либо проблем. Во-вторых, вели себя парни более чем раскованно, что играло только на руку Ольге. В-третьих, их комплекция внушала доверие к ним, как к выбранным для осуществления плана девушки объектам.
  Когда у Султана бутылка опустела более чем на половину, Ольга решилась на свой очередной удар по врагу. Она улучила момент и подсела за столик к потенциальным исполнителям своего коварного замысла.
  - О-о! А мы все ждем, когда же ты, наконец-то, бросишь своего папочку и присоединишься к нам! – приветствовали ее ребята.
  - Нет, парни, я к вам подсела не для того, чтобы веселиться, - спокойно, даже в какой-то степени, свысока, сказала Ольга. – Вы здесь в первый раз?
  - Да… - с любопытством и непониманием ответили ребята.
  - Нравится здесь?
  - Да-а, что-то не очень… цены здесь бешеные…
  - Хотите заработать двести баксов?!
  - Хотим! – не раздумывая, всполошился один.
  - Смотря, что для этого нужно сделать, - заметил другой, видимо, обладавший большим количеством серого вещества, нежели его друг.
  - Надо набить морду одному человеку, находящемуся здесь! – неожиданно произнесла Ольга и испытующе посмотрела на собеседников.
  - Без базара! – снова торопливо ответил первый.
  - Какому человеку? Покажи его, - спокойно продолжил переговоры второй, не обращая внимания на своего друга.
  Ольга глазами указала на Султана.
  - А тот антабус, что сидит рядом с ним?
  - С ним вам лучше не связываться. Нужно дождаться, когда они разойдутся…
  После короткого молчания, в течение которого ребята возбужденно перешептывались, Ольга наконец-то получила ответ на свое предложение:
  - Мы согласны…
  - У меня будут два условия! - обрадовавшись в душе, серьезно произнесла девушка. – После всего этого вы тут же сматываетесь отсюда, и какое-то время обходите этот клуб стороной…
  - Само собой, - кивнул головой парень, что был поумнее.
  - И вы ничего не возьмете у него из карманов!
  - Договорились…
  Примерно минут через пятнадцать Ольга заметила, как Султан, изрядно набравшийся к этому времени, отправился в туалет. Его телохранитель порывался пойти следом, но Андрей послал его ко всем чертям…
  Эту сцену видели и ребята, с которыми Ольга заключила сделку. Азартно сжимая кулаки, они устремились вслед за жертвой. Парень, с которым им предстояло разобраться, совершенно ни на кого не обращал внимания, он был сильно пьян. Это дало налетчикам возможность приблизиться к нему практически вплотную. Ну, а дальше все развивалось как по сценарию: сильный точный удар кулаком в основание черепа, несколько увесистых пинков по корпусу, контрольный "выстегивающий" удар в переносицу и стремительное отступление…
  После этого ребята по одному спокойно вышли из клуба, и за углом Ольга вручила им по сто долларов.
  - Надеюсь, вы ничего у него не взяли? – заглядывая парням в глаза, спросила девушка.
  - Мы привыкли держать слово…
  
  * * *
  
  В среду в девять часов утра, когда Ольга уже успела приготовить завтрак и заварить свежий чай, зазвонил ее сотовый телефон. Девушка отсоединила трубку от зарядного устройства и нажала кнопку соединения связи.
  - Слушаю, Федор Михайлович…
  - Оля, я во дворе Султана. Здесь такие интересные вещи творятся! – голос Рябова казался весьма оживленным. – Создается впечатление, что наш противник решил развязать Третью Мировую Войну и для этого мобилизует всю свою группировку. Я нахожусь здесь всего полчаса, но за это время через его квартиру прошло столько народу, что в самую пору удивляться, где он понабрал всех этих головорезов. Не хотите присоединиться?
  - Вы фотографируете? – возбужденно спросила девушка, оставив вопрос Рябова без ответа.
  - Разумеется…
  - Отлично, Федор Михайлович! Да, конечно, я скоро приеду!
  - До встречи!
  Девушка отключилась, бросила телефон на кровать и задумчиво оглядела бедно обставленную, стариковскую спальню, ставшую ей временным пристанищем. Нет, вопросы типа "Что бы мне надеть?", конечно же, не мучили сейчас Ольгу, тем более что ее нынешний гардероб не отличался многообразием. Гораздо больше девушку беспокоило дальнейшее развитие событий. Ей удалось не на шутку разозлить Султана. Будучи и без того жестоким человеком, теперь он может пойти на самые крайние меры, не заботясь об угрызениях совести. Если Султан догадается, что это именно Ольга является причиной всех его бед последних трех дней, он не остановится не перед чем. Он поставит на уши весь город, он станет рвать и метать, он будет упорно двигаться в любом направлении, которое покажется ему наиболее оптимальным для достижения поставленной цели. Ольга довела Султана до крайнего предела, и это, при определенном раскладе, грозило ей самыми непредсказуемыми последствиями.
  - Оленька! – неожиданно раздался из гостиной взволнованный голос Веры Ильиничны. – Пойди сюда, доченька!
  Девушка тут же устремилась на зов матери.
  - Оля, тут такое странное объявление пробежало! – обратилась к ней мама, имея в виду телевизионную "бегущую строку".
  - Какое объявление, мама?! О чем?! – нескрываемое волнение Веры Ильиничны молниеносно передалось и Ольге.
  - Оно так взбудоражило меня, что я даже забыла его текст! Но оно было обращено Ольге, и мне показалось, что как раз тебе…
  По спине девушки пробежал неприятный холодок. Похоже, недавнее предчувствие опасности возникло не без основания. Но Ольга не стала торопиться с выводами, взяла себя в руки и присела на диван, успокаивая маму. Меньше всего ей сейчас хотелось, чтобы Вера Ильинична беспокоилась и волновалась.
  - Мам, не расстраивайся так, тебе показалось, - поглаживая Веру Ильиничну по руке, Ольга украдкой сверлила телевизионный экран напряженный взглядом.
  Чтобы отвлечь маму от небезопасного созерцания телевизора, девушка решила поднять ее излюбленную тему разговора.
  - Успокойся, мама, все будет хорошо. Скоро все изменится! Я обещаю тебе! Этот кошмар закончится в самое ближайшее время, и мы заживем прежней, счастливой жизнью! – в этот момент Ольга улыбнулась. – Что я, дурочка, говорю?! Мы будем жить лучше! Несомненно! Ведь теперь ты выздоравливаешь, и все будет совсем по-другому! Мы будем вместе гулять по городу, ездить на пляж, пить пиво в летнем кафе, ходить по магазинам! У нас сейчас есть деньги, и как только ты окончательно поправишься, я обязательно потащу тебя в магазин покупать новую одежду! Ах, если бы ты знала, сколько в Новосибирске появилось новых хороших магазинов! Мама, скажи мне честно, ты, правда, чувствуешь себя лучше?
  - Да, Оленька, - ответила Вера Ильинична и улыбнулась. По ее щеке медленно скатилась слеза, слеза счастья. – Спасибо тебе, доченька. Я никогда не забуду всего того, что ты для меня сделала! Я, правда, чувствую себя совсем по-иному. Как… как-будто я заново родилась на свет! Уже через несколько дней я смогу ходить, я знаю это, я чувствую! Спасибо тебе, милая, за все спасибо…
  Теперь Вера Ильинична даже старалась скрыть слез, она смотрела на дочь благодарными, полными любви и нежности глазами, и ласково улыбалась.
  - Мама! – Ольга бросилась в объятья матери. – Не плачь, не плачь, пожалуйста, все будет хорошо!
  Девушка почувствовала, как у нее самой по щекам потекли слезы, но это не помешало ей засечь объявление в "бегущей строке": "Оля. Баба Валя и Вадик Х. очень соскучились по тебе. Срочно позвони. Андрей"!
  "О, Господи! Вот он, ответный удар!"
  Девушка мягко высвободилась из объятий Веры Ильиничны и встала с дивана.
  - Мамуля, ты извини меня, мне нужно ненадолго выйти, - изо всех сил Ольга старалась держать себя в руках, чтобы Вера Ильинична не почувствовала, как сильно она взволнована. На всякий случай девушка подошла к телевизору и щелкнула переключателем на другой канал, а затем быстро ретировалась в спальню.
  "О, Господи! Что же делать?! – обхватив голову руками, Ольга обеспокоено посмотрела на телефон, внезапно схватила мобильник, намереваясь тут же позвонить Султану, но тут же отбросила трубку обратно на кровать. – Нет! Это не разумно! Спокойно, спокойно, подруга! Думай!"
  В следующую минуту она все же взяла телефон и набрала номер Рябова.
  - Федор Михайлович! Нет, я еще дома! Наши планы меняются. Приезжайте, пожалуйста, поскорее за мной, я буду ждать вас на остановке. Федор Михайлович, срочно, я при встрече вам все объясню…
  Через двадцать минут Ольга села в "шестерку", на которой приехал Рябов, и рассказала ему про объявление, которое она увидела по телевизору.
  - Вы знаете, что-то подобное буквально несколько минут назад я слышал по радио! – задумчиво произнес Федор Михайлович.
  - Значит, он все-таки пошел на это…
  - Может быть, он вычислил нас?
  - Вполне возможно! – Ольга пожала плечами, глубоко вздохнула, затем достала из сумочки сигареты и закурила. – В любом случае, я не сомневалась, что рано или поздно Султан так поступит…
  - Надо срочно что-то предпринять! – возбужденно воскликнул Федор Михайлович. – Даже сам черт не знает, на что способен этот Султан! Может, настала пора встретиться с подполковником Распутиным? Он давно ждет, когда же вы его навестите.
  - Вы правы, Федор Михайлович, - Ольга как-то загадочно улыбнулась. – Однако раз уж я предвидела такой поворот событий, то у меня в запасе есть план!
  Рябов неожиданно рассмеялся.
  - Вы просто чудо, Ольга!
  - Перефразируя одну известную поговорку, можно сказать так: "Боль на выдумку хитра!". Я только беспокоюсь, как бы Султан не выкинул чего, с него станется! Если Валентина Сергеевна и Вадик находятся в его руках, то мы очень рискуем…
  - А разве у нас есть выбор? – Рябов своим вопросом попал в самое яблочко.
  Ольга нервно докурила сигарету, лихорадочно размышляя о насущных проблемах, и выбросила окурок на улицу.
  - Хорошо, Федор Михайлович, вы пока договоритесь со своим другом о встрече, а я пойду позвоню Султану из таксофона…
  
  - Ну, здравствуй, радость моя! – приветствовал Ольгу Проскурин Андрей, когда она с большим трудом дозвонилась до него. – Как я рад вновь услышать твой ангельский голос!
  - Что с Валентиной Сергеевной и Вадиком? – холодно спросила девушка, проигнорировав лесть бандита.
  - Скрывать не стану, они в моих руках! – довольно ответил Султан. – Баба Валя, конечно, не совсем в моих руках, скорее в руках Всевышнего! Но тело ее, пока еще с признаками жизни, находится в одной больнице. Впрочем, нечто подобное мы с тобой уже проходили. А этот болобол Вадик чалится в одном уютном местечке, мои пацаны устроили ему темную, - Андрей шумно расхохотался, несмотря на сломанное ребро и прочие неудобства, ставшие последствием вчерашнего нападения.
  Похищение Вадима Харкевича люди Султана провели четко и оперативно, перехватив бедолагу при выходе из подъезда собственного дома. Султан даже получил у Гвоздя добро на этот маневр, пообещав не причинять торгашу никакого вреда. Он обосновывал свой поступок крайней необходимостью в связи с реализацией одного наиважнейшего плана, и, к удивлению Андрея, Гвоздь почти не ломался, что говорило о потеплении в отношениях между бандитами. Султан, действительно, не собирался уродовать Харкевича, тот был нужен ему в качестве приманки, вернее, одной из целого набора наживок.
  - В общем, так, Оленька! – весело продолжал Андрей. – Ты нужна мне! Нужна мне живая! Я не хочу из-за тебя издеваться над ни в чем не повинными людьми. Будь человеком, возвращайся, я обещаю сохранить тебе жизнь и оставить в покое всех твоих знакомых!
  - Чего ты хочешь? – спокойно спросила Ольга.
  - Я хочу, чтобы ты и дальше работала на меня! Оленька, ну, наплюй ты на свою гордость! Поверь, тебе понравится сниматься в кино. К тому же, это будет приносить тебе большие деньги. Ты же хочешь жить красиво?
  - Нет! Я хочу жить свободно! И я не хочу, чтобы ты мешал мне жить! Мне не нужно роскошная жизнь, из-за прелестей которой я должна буду стать шлюхой!!!
  - Оля! Кончай базарить! – прервал девушку Султан. – Ты, кажется, не понимаешь все серьезности положения? Заруби себе на носу! У тебя нет иного выхода! Если ты сейчас же не скажешь мне, где ты находишься, я всерьез возьмусь за близких тебе людей! Поверь, я очень не хочу этого делать, но ты вынуждаешь меня идти на жестокость! – голос бандита стал неприятно злым и суровым. – С кого бы ты хотела начать, а? Со старухи или с твоего друга?
  - Не трогай их!!!
  - Трону, дорогая, еще как трону! Короче, если ты не будешь валяться у меня в ногах через час, умрет баба Валя! Не объявишься через два часа, умрет Вадик! Ах, бедный Вадик! Как ему не повезло, что ты оказалась на его жизненном пути! Кстати, то, что ты попыталась его предупредить, ему совсем не помогло, - голос Султана ненадолго пропал, и в трубке послышался щелчок зажигалки. – Так вот, дорогая, если я не увижу тебя и через два часа, я возьмусь за других твоих знакомых! Как насчет твоего однокашника, Валеры Фомкина? Кстати, у него такая милая дочурка! Ты хоть ее-то пожалеешь? – чувствовалось, что Султан прямо-таки упивается своим превосходством.
  - Прекрати! – не выдержав, закричала Ольга. – Хорошо, я согласна…
  - Ну, вот и славненько! Говори, куда за тобой подъехать…
  - Подожди, Андрей, позволь мне сделать кое-что для мамы. Дай мне хотя бы два часа…
  - Ладно! На твое счастье я сегодня добрый, несмотря на то, что здоровье мое слегка хромает. Все, в двенадцать часов дня я жду твоего звонка. Если ты опоздаешь хоть на пять минут, пеняй на себя!
  Ольга, словно ошпаренная, бросила трубку, и от чудовищного нервного перенапряжения закусила нижнюю губу.
  "Сволочь! Какая сволочь!"
  Девушка специально не стала говорить Султану о том, что у нее в плену находится Серж. С одной стороны, это, конечно, был ее хороший козырь, и благодаря этому она могла бы взять ситуацию под свой контроль. Но в тоже время, рассказав о Серже, Ольга могла навлечь на себя настоящую беду, на себя и, тем более, своих близких. Ведь если бы Султан узнал о том, что Сержа похитила именно она, он тут же связал бы воедино все события последних дней, и все его подозрения автоматически пали бы на Ольгу. А так девушке показалось, что Проскурин Андрей ни в чем ее не подозревает, значит, она сможет точно по сценарию закончить свою игру. Главное, успеть до двенадцати часов!
  Успокоившись, девушка направилась к машине, в которой ее ждал Рябов.
  - Я договорился о встрече, - оповестил Ольгу Федор Михайлович.
  - У нас мало времени!
  - Можем ехать прямо сейчас!
  - Отлично! Только не забывайте о том, что нам сегодня днем еще нужно будет обязательно позвонить по межгороду…
  Кивнув головой, Федор Михайлович пристроился в поток машин и заинтересовано посмотрел на Ольгу:
  - Что интересного сказал вам Султан?
  
  С самого утра, несмотря на сильные боли, Султан был необычайно весел. В нем внезапно проснулся оптимизм, он вдруг понял, что, если кто-то играет с ним в войну, значит, нужно срочно предпринимать такие же жесткие ответные действия. Видимо, ночью в клубе ему удачно вправили мозги…
  За Стариком и его людьми Андрей установил аккуратное наблюдение, отправил несколько человек на тотальные поиски Сержа, пообщался с хозяевами клуба, в котором ему вчера пришлось несладко, и взял у знакомых дельцов обещание разобраться в ночном инциденте. Султан так же задействовал все свои рычаги для скорейшего освобождения девчонок из-под стражи. Словом, он с головой ушел в работу!
  А когда ему позвонила Ольга, Андрей внезапно понял одну серьезную вещь: если на тебя сваливаются многочисленные проблемы, не следует терять голову от горя и опускаться до пьянок! Нужно решать проблемы, и все дела! Так или иначе, Звездочка позвонила как раз из-за объявления, которое через свои связи Султан разместил на некоторых радио- и телеканалах. Это лишний раз подтверждало разумность вывода, который он сделал недавно. Все-таки, решительные действия приносили свои плоды…
  С огромным стыдом Проскурин Андрей осознал, что впервые встретился с настоящими трудностями, которые чуть не сломали его. И он был рад, что вынес из этого урока много полезных выводов…
  
  - Вовлечение в занятие проституцией, организация и содержание притонов для занятия проституцией, лжепредпринимательство, мошенничество и, наконец, организация вооруженного преступного сообщества – у этого парня целый набор статей Уголовного Кодекса! Хоть сейчас бери и сажай! – добродушно улыбнулся подполковник Распутин, человек с серьезным, даже суровым взглядом, сильно контрастировавшим с его теплой улыбкой. – Только вот есть некоторые нюансы, уважаемые детективы! Доказательная база у нас хромает прямо-таки на обе ноги! Проституток этого… э-э преступного элемента, боюсь, скоро придется отпустить! Ваш Харкевич пропал! Ладно, ладно, похищен! Но без этого свидетеля мы не можем провести опознание по делу о мошенничестве! У нас практически нет никаких оснований, чтобы продержать девочек еще хоть немного, пока удастся отыскать вашего Вадима. Да, мы можем арестовать Проскурина Андрея, но долго под стражей я не смогу его удержать, и у нас нет никаких реальных зацепок, чтобы начать распутывать… - произнеся последнее слово, подполковник издал короткий смешок, очень уж удачно глагол "распутывать" был похож на его фамилию. – Э-э, распутывать клубок его преступлений. Проститутки его молчат! И дальше будут молчать, такое им не впервой, они птицы стреляные! Понимаете, о чем я говорю? У нас нет ни доказательств, ни свидетелей…
  - У вас есть свидетель! – спокойно заметила Ольга, прервав Распутина.
  Мужчины молча уставились на девушку.
  - Вы знаете, какие могут быть последствия? – нахмурился подполковник.
  - Конечно! Но я готова практически к любым последствиям! – после этих слов Ольга загадочно улыбнулась.
  Федор Михайлович посмотрел на Ольгу, поддержал ее улыбкой, повернулся к другу и хитро подмигнул ему.
  - Не пойму, чему вы радуетесь?! – возмущенно воскликнул подполковник Распутин. – Вы разве не слышали, что свидетели долго не живут?! Оля, вы произвели на меня впечатление человека, не похожего на камикадзе! Это же опасно!
  - Серега, мы играем с огнем уже четвертый день, - мягко осадил друга Федор Михайлович. – И, как видишь, до сих пор живы, здоровы и даже улыбаемся.
  - Это потому, что у вас уже крыша поехала!
  - Нет, Сергей Валентинович, мы до сих пор живы, здоровы и даже улыбаемся, потому что действуем осторожно, заранее обдумывая каждый свой шаг! – смело произнесла Ольга. – Более того, мы уже продумали и задержание Султана, и дальнейшую тактику игры на время судебного процесса по делу Султана и его группировки. Поэтому, если вы все сделаете так, как мы попросим, у вас появится куча подозреваемых, многие из которых, при особом подходе, смогут стать ценными свидетелями, а мы с Федором Михайловичем получим возможность в полной мере ощутить вкус победы. И поверьте мне, Сергей Валентинович, я уже практически обезопасила себя на будущее, а Федору Михайловичу совершенно ничего не грозит…
  
  Ровно в двенадцать часов дня телефон Султана издал мелодичную трель.
  - Как ты вовремя! – улыбнулся бандит и схватил трубку, надеясь услышать голос Ольги, но на жидкокристаллическом экране светился номер телефона его пропавшего друга.
  С замиранием сердца Андрей ткнул пальцем в кнопку соединения связи.
  - Андрюха! – услышал он в трубке слабый голос Сержа.
  - Серж!!! Серж, дружище! Где ты?! Что с тобой?! – почти истерически закричал Султан.
  - Андрюха… забери меня…
  - Да, да! Конечно, заберу! Где ты находишься?! – выкрикнул, вскакивая с кресла, Андрей.
  - Записывай адрес…
  Султан взволнованно подскочил к секретеру, взял ручку и написал на бумаге улицу и номер частного дома, в котором ждал его Серж…
  - Дружище! – чуть ли не умоляюще произнес Султан в трубку. – Дождись меня, я скоро буду!
  Связь внезапно оборвалась, и Андрей обеспокоено заметался по гостиной, набирая телефонный номер Черепа.
  - Ты где? – крикнул он, услышав голос "мухомора".
  - Еду к тебе!
  - Вот баран! Я спрашиваю, где ты сейчас находишься?!
  - У Центрального рынка…
  - Сейчас же вали к "Кропоткинским" баням и жди меня там! Понял?!
  - Да…
  - Ты один?
  - Нет, со мной Лысый и еще двое наших…
  - Игрушки есть?
  - В запасе есть!
  - Отлично! Все, гони к баням!
  Султан отключил связь и на секунду задумчиво уставился в пол. В этот момент в гостиную с невозмутимым видом что-то тщательно пережевывая вошел Белый.
   - Ты какого хрена здесь делаешь?! – рявкнул на телохранителя Султан. – Быстро чеши вниз! Пусть Лось готовит машину к выезду!
  Белый тут же исчез из виду, а Андрей, на ходу набирая новый номер телефона, подошел к картине, висевшей на стене, сдвинул ее в сторону, открыл сейф и достал пистолет. Из трубки в этот момент раздался мужской голос.
  - Волчище! – произнес в трубку Султан, убирая ствол за пояс. – Серж объявился! Срочно подъезжай к "Кропоткинским" баням!
  - Буду минут через десять!
  - Ништяк! Череп уже будет там, я тоже скоро подтянусь! Вызвони еще пацанов!
  - Лады!
  - Все, давай…
  Уже сбегая по ступенькам, Султан позвонил еще одному своему помощнику Волгину Сергею:
  - Серый, ты где сейчас?
  - На Гусинке!
  - Сколько с тобой пацанов?
  - Трое.
  - Стволы есть?
  - У всех…
  - Давай, немедленно вали к "Кропоткинским" баням, мы будет ждать тебя там! Только побыстрее!
  Через двадцать минут, все собрались в условленном месте, колонна из шести машин стремительно двинулась по улице Кропоткина вглубь Калининского района. Туда, где по левую сторону дороги располагался частный сектор, и в одном из домов томился Серж…
  Завидев нужный адрес, Султан, лично сидевший за рулем, направил машину прямо к калитке. Остальные бандиты последовали его примеру. В следующее мгновение на крохотном пятачке возле обшарпанного забора собралась целая толпа бойцов.
  - Череп! – командовал Андрей. – Со своим пацанами остаешься здесь! И смотри в оба, иначе я тебе череп снесу! Серый, и вы трое, окружите дом! Остальные за мной!
  Мощным пинком Султан снес с петель ветхую калитку и устремился к старенькой деревянной избе. Дверь в дом оказалась незапертой. Андрей перешагнул порог, беглым взглядом окинул веранду и направился в следующую комнату, оказавшуюся кухней. У печки на полу, связанный по рукам и ногам, с повязкой на глазах и кляпом во рту, лежал Серж. Вид его был ужасно жалок, парень практически не подавал признаков жизни…
  Султан молниеносно подскочил к другу, приподнял его с пола, обняв за плечи, и сдернул повязку с его глаз.
  - Че встали?! – резко обернувшись, бросил он своим бандитам. – Обыщите дом!
  Внушительная компания тут же разошлась по многочисленным комнатам старого дома, а Андрей осторожно вынул изо рта Сержа тряпку и, довольно улыбаясь, произнес:
  - Ну и заставил же ты меня поволноваться…
  - Стоять, суки!!! – страшный крик внезапно пронзил атмосферу дома, и в следующую секунду из разных укрытий, из шкафов, из-за шторок, появились люди в масках, вооруженные автоматами, и принялись методично и бесцеремонно сбивать бандитов с ног. – На пол! Всем на пол! Руки за голову, чучело!!!
  Все находящиеся в поле зрения Султана "мухоморы" самостоятельно или с помощью вооруженных людей в считанные секунды оказались на полу. Никто не рискнул вступить в бой с ОМОНовцами, оказать им сопротивление. Против автомата не очень-то весело воевать…
  Султан, отпустив Сержа, поднялся было на ноги, но тяжелый удар массивного приклада по больному затылку моментально парализовал обезумевшего бандита…
  - Лежать, морда! – скомандовал ОМОНовец, упираясь коленом в спину Проскурину Андрею и заламывая ему руки…
  Череп, услышав шум в доме, устремился туда со своей бригадой и допустил непростительную ошибку, потому что из проезжавшего в этот момент ПАЗика выскочил очередной отряд группы захвата, и разъяренные ОМОНовцы нагнали неосторожных бандитов у самого порога…
  Звеньевой Сергей Волгин сразу же сообразил, что происходит, махнул рукой остальным парням, и четверка бандитов со всех ног помчалась через огороды прочь от сумасшедшей передряги, завязавшейся в доме. Однако они не знали, что дом был окружен по всему периметру, и им ни за что не удастся прорваться сквозь кольцо. Когда их путь смело преградил ОМОНовец и выпустил вверх короткую автоматную очередь, бандиты тут же попадали лицом в грядки. Никто из них не горел желанием поймать зубами беспощадную пулю…
  
  Вот так в старом частном доме, с недавних пор являвшемся своего рода конспиративной квартирой Новосибирских оперативников, закончилась финальная часть коварного плана мести, который разработала Ольга. Использовав Сержа как наживку, она была уверена в том, что Султан тут же бросится спасать друга, а в свете последних событий, вплоть до нападения на него, Андрей, по мнению девушки, обязательно соберет с собой целую армию вооруженных бойцов.
  Чего добивалась этим Ольга? Во-первых, она хотела, чтобы милиции удалось задержать как можно больше людей Султана, помимо его самого. В этом случае, в руки правосудия попадал приличный арсенал оружия, отдельные единицы которого, возможно, проходили по оперативной линии в составе других дел. В этом случае, за решеткой оказывалась довольно серьезная компания, и после установления личности, многие из этой банды, наверняка, смогли бы заинтересовать оперативников по ряду других дел, в том числе и "висяков". По крайне мере, Черепу и Лысому точно придется ответить за свой невежливый визит к Воронцовой Валентине Сергеевне. И еще. В распоряжение оперативников, словно снег на голову в середине лета, сваливалась целая куча потенциальных свидетелей, которыми могли стать "мухоморы" Султана в обмен на уступки со стороны правосудия. Ольга была уверена, что кто-нибудь из шестерок Султана наверняка даст все необходимые показания против своего босса. Чего, собственно и добивалась девушка, настояв на том, чтобы устроить задержание Султана и его группировки по ее сценарию.
  Ну, а во-вторых, была и еще одна немаловажная причина. Уговаривая Распутина, чтобы он поступил именно так, как того требует она, Ольга страстно желала, чтобы ее план мести был доведен до конца, чтобы апогеем ее борьбы с Султаном стала та самая засада, та четко спланированная операция, которая была осуществлена силами ГУБОП по Новосибирской области, и в которой непосредственное участие принимала и Ольга. Она хотела лично притащить Султана в руки оперативников, защелкнуть наручники на его запястьях, втолкнуть его в камеру, и надолго закрыть за ним дверь, и ей это, практически, удалось…
  
  За развитием событий Ольга, Рябов и Распутин наблюдали издалека, сидя в "шестерке" подполковника. Волнению девушки не было предела, и когда все закончилось, девушка вздохнула так глубоко, что казалось, будто легкие ее не выдержат того объема воздуха и взорвутся, как воздушный шарик. Наконец, бандитов загнали в автобусы, колонна из нескольких машин выехала в нужном направлении, очищая себе путь сиренами и проблесковыми маячками, а Ольга дрожащими руками прикурила сигарету.
  - Ну, вот и все! – с нескрываемой гордостью констатировал Сергей Валентинович. – Операция завершена!
  - У нас есть несколько пленок, на которых запечатлены эти бандиты, - повернулась к подполковнику Ольга. – После обеда мы завезем вам готовые фотографии…
  - Непременно! – кивнул головой Распутин. – Возможно, они нам пригодятся.
  - Они обязательно пригодятся тебе, Серега, - серьезно сказал Рябов. – Если все задержанные начнут отрицать знакомство друг с другом и говорить, что впервые встретились в этом доме, наши фотографии помогут тебе утереть им нос! И еще у нас есть пленка с чистосердечным признанием Сержа, компаньона Султана!
  - Прекрасно! – воскликнул подполковник Распутин. – Ну, что же, мне пора, - Сергей Валентинович приоткрыл дверцу своей "шестерки". – Машиной этой можете пока попользоваться, так будет лучше. Если что, звоните мне в любое время…
  - Так точно! – улыбнулась девушка.
  - Ладно, детективы, еще раз поздравляю вас с победой! Все, счастливо!
  Подполковник Распутин выбрался из своих "Жигулей" и направился к служебному автомобилю, в котором его поджидали коллеги. Рябов бросил на Ольгу полный триумфа взгляд, улыбнулся и запустил двигатель.
  - Федор Михайлович, скажите мне честно, вы перевезли свою семью в безопасное место, как я вас просила?
  - Еще в понедельник днем, - ответил напарник. – Я считаю себя разумным человеком, и мне не хотелось обнажать свои слабые места. Так что, о семье я позаботился в первую очередь.
  - Это хорошо! – задумчиво произнесла девушка. – Потому что меня немного пугает дальнейшее развитие событий…
  - Мы справимся! – успокаивающе произнес Рябов. – Обязательно справимся! Ну, на телеграф?
  - Да, на телеграф…
  
  
  На следующий день, в четверг, когда весь город уже знал об успехах органов внутренних дел в борьбе с организованной преступностью Новосибирска, около двенадцати часов дня в уютный кабинет Старика, предварительно постучавшись, вошел плечистый телохранитель и протянул боссу трубку секретной связи.
  - Да! – недовольно буркнул Старик в микрофон.
  - Приветствую тебя, милейший, - послышался вежливый голос.
  - И тебе того же, - буркнул авторитет, узнав абонента. – Есть чем порадовать? Или так звонишь, поюродствовать?
  - Господь с тобой, у меня и в мыслях не было…
  - Ладно-ладно! Меньше текста! Чего хотел-то?
  - Звоню, чтобы сообщить, что вряд ли у меня получится в ближайшее время племяша твоего вызволить. Голодные сыскари нарыли много интересного, да и общественное мнение взбудоражено! Баба-то эта на весь город заявила по телевизору, чем твой племяш занимался. Смотрел в новостях? Теперь дело это так просто не замнешь…
  - Сам понимаю, не дурак…
  - Кстати, откуда девка эта появилась?
  - От верблюда! У тебя все?
  - Нет, не все! Предупредить тебя хочу кое о чем. Там, на экране телевизора хоть и непонятно было, кто она такая, а журналюги держат в секрете ее личность, но мне почему-то кажется, что ты эту бабу знаешь…
  - Ну и что?
  - А то! Не делай глупостей! И племяшу своему передай, что если хоть один волос упадет с головы этой бабы, его же первого к стенке прижмут, как главного подозреваемого!
  - Это я и без тебя знаю!
  - Хорошо, что ты такой умный! Поживешь еще, значит! А баба-то ничего, хитрая бестия! Вон, какую кашу заварила!
  В этот момент Старик, самообладание которого всегда всем внушало уважение, и положительно играло на его авторитете, не выдержал, и взорвался, исступленно закричав в трубку:
  - А я ведь говорил этому сосунку, что именно она под него яму роет! Он ведь мне не поверил! Думал, типа, выжил из ума старик?! А баба эта ему таких шишек понаставила! – так же неожиданно авторитет успокоился. – Ладно! Черт с ним! Посидит несколько годков, глядишь, ума наберется…
  На самом деле Старик не сильно расстраивался из-за ареста своего племянника. Как все серьезные и предприимчивые люди, он привык из всего извлекать свою выгоду. Да, Султан сядет! Но его империя, его налаженный бизнес и, тем более, порно-студия, без хозяина не останутся. В этом Старик не сомневался…
  - Тут ты прав! – согласился собеседник. – Зона его воспитает! Только неизвестно в какую сторону!
  - Ладно тебе! Уж об этом я позабочусь! Ты извини, если у тебя все… некогда мне…
  - Будь здоров!
  Старик отложил трубку в сторону, посмотрел на человека, сидящего перед ним, а затем на шахматную доску:
  - Чей ход?
  
  Разговор с журналистом одного центрального телеканала подошел к концу, картинка сменилась, и на экране появилась студия одной популярной передачи о криминале.
  "Это было интервью нашего специального корреспондента, только что вернувшегося из Новосибирска, с главной участницей событий, всколыхнувших в эти дни Сибирскую столицу, - произнес ведущий. – Мы уверены, что история бедной девушки никого из наших телезрителей не оставила равнодушным. Нашей героине оказалось под силу не только остановить коня на скоку и войти в горящую избу, но и победить могущественного и опасного криминального авторитета, долгое время державшего в страхе весь Новосибирск. Она смогла собрать в себе все силы, и бросить вызов безжалостному бандиту, беспощадно унизившему ее, и угрожавшему расправой ее близким. Наша героиня одержала победу в этом неравном поединке и отстояла свою честь и свободу, а так же жизнь близких ей людей. Отрадно, что в нашей стране есть еще такие сильные личности, не сломленные тяготами нашего жизненного уклада, предпочитающие свободу красивой, но продажной жизни, и готовые вступить в смертельно опасное противоборство ради торжества справедливости. Мы с почтением склоняем голову перед героиней нашей передачи, от всего сердца желаем ей осуществления всех ее самых сокровенных желаний, что она, несомненно, заслужила…
  В свою очередь, от лица коллектива нашей передачи я уполномочен заявить на всю страну. Мы сделаем все, что будет в наших силах, чтобы постоянно контролировать расследование по делу преступного авторитета Султана вплоть до судебного разбирательства и вынесения приговора. И если нам покажется, что преступнику будет вменен слишком мягкий приговор, или его, тем более, освободят из-под стражи, мы объявим этому бандиту настоящую войну! Мы поднимем на ноги все общественность, мы затерроризируем Генеральную прокуратуру и руководство МВД, мы дойдем до Президента, но добьемся справедливости! Наша передача как раз и создана для того, чтобы вести жестокую и бескомпромиссную борьбу с криминалом, буквально парализовавшим нашу и без того ослабленную страну…".
  Из спальни донеслась телефонная трель, и Ольга, украдкой смотревшая передачу вместе с Федором Михайловичем, пока спала Вера Ильинична, выключила телевизор и побежала к телефону.
  - Вот это передача! – раздался в трубке голос подполковника Распутина.
  - Мне тоже понравилось, - улыбнулась девушка.
  Следом из гостиной на цыпочках продефилировал Рябов.
  - Это и был ваш страховочный вариант? – довольно спросил подполковник.
  - Так точно!
  - Очень правильный ход! Я вами просто восхищен, Ольга! Минуту назад я разговаривал с одним генералом, моим непосредственным начальником. Он рассказал, как ему только что позвонили из Москвы, и сообщили, что Главк лично будет контролировать нашу работу по делу Султана!
  - Этого я и добивалась!
  - Вы умница, Оля! Но когда вы все успели?
  - Сразу после задержания мы позвонили в Москву, прямо в редакцию. На днях, специально для этого я раздобыла их телефон. Тем же вечером в аэропорту "Толмачево" мы уже встречали столичного журналиста. Наш с ним разговор только что показывали по телевизору…
  - Кстати, то, что ваше лицо затемнили и изменили голос, сделано правильно!
  - Это было необходимым условием! Я согласилась рассказать все свою историю только при условии строжайшего сохранения моего инкогнито. Ну, а остальное, я имею в виду пламенную речь ведущего, которая тоже играет мне на руку, личная инициатива журналистов. Телевизионщики – они еще те любители громких фраз!
  - Да-да! – в этот момент Распутин расхохотался. – Мне особенно понравилось про авторитета, державшего в страхе весь Новосибирск и обещание дойти до Президента…
  - Вот-вот! – поддержала собеседника Ольга. – Эти ребята – мастера своего дела!
  - Вы молодец, Ольга! Я очень рад тому, что мне посчастливилось познакомиться с вами. К тому же, откровенно говоря, без вас мы еще не скоро смогли бы засадить Султана за решетку! Вы нам очень помогли! Спасибо вам, Оленька…
  - Не за что, Сергей Валентинович! Можно сказать, мы старались ради общего дела… - улыбнулась девушка. – Ой, вы знаете, тут Федор Михайлович к телефону руку тянет, передаю трубочку…
  Ольга вручила телефон Рябову, чувствуя, что больше не сможет удержать счастливых слез, и, прижимая ладони к раскрасневшимся щекам, убежала на кухню. Остановившись у окна, девушка прикурила сигарету, и посмотрела вниз. Напротив подъезда стояла серая "восьмерка" с длинной антенной радиостанции. Со вчерашнего дня Ольгу, как главного и очень ценного свидетеля, круглосуточно охраняли сотрудники милиции, по личной инициативе подполковника Распутина. Это лишний раз успокаивало окончательно уставшую нервную систему несчастной девушки…
  Но такой ли уж несчастной была Ольга? Да, конечно, на ее долю выпало множество испытаний, оставивших неизгладимый след в ее памяти! Девушке пришлось рисковать жизнью и постоянно беспокоиться за жизнь близких ей людей! Ольга была вынуждена вести неравную схватку с могущественным противником, в борьбе с которым она могла погибнуть каждую минуту! Но она победила! Она одержала верх над сильным и беспощадным врагом! Заставила его сполна рассчитаться за ту боль и обиду, которую он ей причинил! Но, прежде всего, Ольга одержала верх над собой, над своей неуверенностью, над своим страхом! А это, в конечном итоге, самая важная победа в жизни каждого человека!
  
Оценка: 4.53*10  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) Г.Крис "Дочь барона"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Призыв Нергала"(ЛитРПГ) Т.Сергей "Эра подземелий 4"(Уся (Wuxia)) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"