Отян Анатолий Васильевич: другие произведения.

Живём в спорте

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Из интервью: - Скажите, с какого момента вы стали увлекаться парашютным спортом?- Честно говоря, как только увидел, что горит третий мотoр.

   Мой первый прыжок.
  Мне было 4 года, когда я заявил, что я парашютист. Объявив об этом, вылез на табурет, прыгнул зацепившись носками за край табурета, и разбил себе нос.
   Парашютным звеном за много лет подготовлено тысячи парашютистов перворазников, сотни классных спортсменов и десятки Мастеров спорта. Первым Мастером спорта и наиболее именитым спортсменом в клубе был Павел Алексеевич Банников. Работая в аэроклуббе с 1949 года, после службы в Сотой, Свирской прославленной в боях с фашистами, орденоносной, парашютно-десантной Гвардейсйской дивизии ВДВ сначала инструктором- парашютистом, лётчиком -инструктором- парашютистом, затем до конца 1962 года командиром звена, он был членом сборной команды СССР, установил несколько мировых рекордов, был призером чемпионата СССР и в 1959 году абсолютным чемпионом Украины. П.А.Банников проработал пилотом, иинструктором - пилотом, летая и на реактивных самолётах до 60 летнего возраста!!! Он и сечас работает в Кировоградской лётной Академии, учит летать, но уже сам не летает. Завидное трудовое долголетие! Я ещё позже расскажу, как он установил мировой рекорд с тяжёлой травмой ноги, тем самым совершив,без преувеличения, спортивный подвиг,но его к сожалению не защитали из-за того, что во время раскрытия парашюта сломался барограф. Желаю ему доброго здоровья и счастья.
   Я очень надеюсь, что мои воспоминания о людях, о времени когда мы были молоды, о многом прошлом возбудят интерес моих друзей и знакомых по спорту и по жиззни и они напишут мне, и если захотят, я всё опубликую и не только на этом сайте, а и на других, где будут другие темы.
   Пишите мне и те, кого прoсто заинтересовали мои записки.
  Клубное начальство.
  Для спортсменов клуба все работники клуба, или так называемый постоянный состав от начальника клуба до охранника, являлись начальством. Поэтому на этой странице я расскажу о наиболее запомнившихся мне личностях, не обязазательно в хронологической последовальности и соблюдая порядок в табели о рангах. Если я в своих воспоминаниях где то путаю или ошибаюсь, пусть меня поправят. А если кому то покажется,что я не так о ком то написал, пусть на меня не обижаются, я в общем, хорошо отношусь к людям, только не терплю отпетых негодяев. Да я и вспомнить таких не могу.
  Итаk или как говорят немцы, альзо (also).
   Аэроклуб, а с1959 года -УАЦ (Авиационный учебный ценр), были пополувоенной организацией, начальник и его зам. по лётной, были кадровыми военными.
  Когда я в1953 году начал заниматься парашютным спортом (в далнеешем, для краткости, я буду писать „прыгать“) , начальником был полковник Макагон, а замом Герой Советского Союза ,не помню сейчас звания и фамилию.
   Аэродром Аэроклуба был тогда рядом с Кировоградом, возле станции Лелековка. Сейчас это место в районе города, и там что то построено.
  В 1954 году аэродром перевели под село Фёдоровку, в 22 километрах от гороода.
   Начальником стал полковник Свиридов. Это был плотный, среднего роста, с большим, со следами от оспы лицом. Он был культурным, интелегентным человеком, немного с юмором, но властным. Он был далёк от парашютного спорта, и когда я начал прыгать с задержкой раскрытия парашюта, он запретил мне , как ему не доказывали инструкторы, пользоваться секундомером. А в те времена, на соревнованиях очень строго судилась каждая доля секунды открытия парашюта. И вот на моих первых, в 1955 году республиканских соревнованиях на аэродроме Чайка в Киеве, пропадав в свободном падении без штрафа 30 секунд, что при моих 45 прыжках было прекрасно, я вместо того, что бы дёрнуть кольцо раскрывающее парашют, нажал кнопку секундомера остановив его, а потом выдернул кольцо. На секундомере было ровно 30,00 секунд , а судьи зафиксировали 32,4 секунды время раскрытия парашюта. Ещё 0,1 секунды, и все очки за прыжок были бы анулированы.
   После демобилизации из армии, Свиридов уехал в Николаев, и долгое время работал там начальником областной Газораздаточной станции. Я через 10 лет встречал его на различных совещаниях, которые проводил Минкоммунхоз или Главгаз.
  
  
  Звук самолета в дали расстворился,
  Мой парашут ни фига не раскрылся.
  Быстро лечу, до земли - пять минут...
  И на фига мне теперь парашут?!
  
  С.И.Иванченко."Тато".
   В конце 50х Советской Армии понадобилось много лётчиков. А так-как стоимость обучения в ДОСААФ была дешевле, то некоторые Аэроклубы были переименованы в УАЦ. Были увеличены штаты и т.д.
   Начальником УАЦ был назначен служивший в Кировоградском лётном училище заместителем командира полка, подполковник, Степан Иванович Иваннчеко. Злые языки говорили, что его попёрли из армии за то, что он на посадке, уже катясь по полосе, хотел по старой привычке как на Ли-2 развернуться при помощи двигателей, и выскочив за пределы аэродрома, сломал шасси на Ил-28. Предчувствую по этому поводу критику, но пишу то что мне говорили. Заранее хочу сказать, что он был человеком неглупым, даже умным. Но ум у него был как у хитроватого крестьянина. Его действия были перемешаны с чудачествами, и кое кто, принимая их их за глупоть, подшучивал над ним, или прямо его игнорировал, понесли мягко говоря неудачу. Так был выгнан с работы командир отряда, прекрасный лётчик, Мастер спорта СССР, абсолюеный чемпион Украины по самолётному спорту Владамир Фёдоров, который позже пытался покончить с собой. Был уволен за год до полученя лётной пенсии, инструктор-паршютист, умница Владимир Фёдоровч Лебедев, который, правда, дождался когда Иванченко уйдёт, доработал этот недостающий год, вышел на пенсию, и до конца своих дней, занимался любительской рыбалкой. А поводом для увольнения обоих послужила банальная пьянка, которой и сам Июванченко не цурался, хотя и не был пьяницей. Поводом, потому что это была и акция устрашения для остальных. Шуточки вслух прекратились, а кто и посмеивался, так втихаря. Зато преданных ему людей всячески поощрял: от приглашений к себе на день рождеия, кстати проводишихся в столовой на аэродроме, до предоставления квартир.
   А хозяин он был прекрасный. Он много построил помещений на аэродроме, в том числе помещение для парашютистов, освободив нас от ежедневной лишней рабты - возить после прыжков парашюты в город.
   Говорил он на смешанном украшнско-русском, не задумывась, иногда над смыслом сказанного. Так руководя парашютннми прыжками, ничего не понимя в их тонкостях, кричал в мегофон парашютистам бессмысленные фразы типа : "Тормозы, бо нэ дойдэш", или : Тягны лямпочку", значит- тяни за лямку.
   Иногда был самодуром: "Сёгодни литать нэ будем. Будэ витэр. Собака похылывся". И отменял прыжки или полёты. Я с ним по началу тоже конфликтовал. Однажды, после его чудачеств, мы, спортсмены пошли на него жаловаться. И он зная, что со мной он сделать ничего не может, избрал тактику пряника. И несмотря на мой, ну не совсем мягкий характер, сумел меня прибрать к рукам. А за глаза менон называл "ВСЕСОЮЗНЫЙ ДЕМОКРАТ", что по тем временам было почти ругательством. Сам он получил кличку "ТАТО", что по украитски значит ПАПА.
   Однажды приехав на помятой машине, на вопрос что случилось, ответил: "Та чхнув.
   Надо отдать должное Степан Ивановичу: за многие годы под его руководством в УАЦ, а после его расформировании АСК, не было ни одной лётной катастрофы. И я считаю, что это была его главная заслуга.
   Добавлю, что у этого, на вид простоватого мужика была красавица, с княжеской осанкой жена, умница дочь Лариса (преподаватель математики в Политехе, и кажется, в нынешней Лётной Академи), и красавец сын Анатолий ( моряк дальнего дальнего плавания). Умер С.И.Иванченко ещё не старым человеком, мгновенно, от инфаркта. На его похоронах было очень много народу. Это тоже о чём то говорит.
  
  Григорий Николаевич ЗАМОЖНИЙ.
  Все эти годы вместе с Иванченко, работал заместителем по лётной Г.Н. Заможний. Мне мало довелось с ним общаться, потому, что он редко руковоил полётами при прыжках. Заможний был военным лётчиком. Летал где то в Закавазье. Помню, как он рассказывал, что с высоты 15 км. видно весь Кавказский хребет и оба моря: Чёрное и Каспийское. Не ручаюсь за достоверность, но у нас говорили, что летая над границей он её пересёк, был сбит турками, катапультировался. При приземлении в горах повредил ноги и бил вынесен на нашу территорию посланными за ним пограничниками. Был комиссован и переведен на рабоу в ДОСААФ. Заможний, небольшого роста, с красивым русским, интелигентным лицом. Всегда приветлив и улыбчив. У меня к нему осталось тёплое чувство.
  И как у нас говорили:
  
  
   Самое опасное в паршютном спорте-ездить автомобильным транспортом.
  Мой товариш по сборной ВДВ, Мастер спорта, парашютист-испытатель, поковник в отставке Владимир Безсонов.
  
  Адольф Васильевич Павленко.
  После ухода на пенсию Иванченко, начальником АСК стал А.В. Павленко. Я его помню ещё с тех пор, когда он был инструктором-планеристом. Это был прекрасный человек, с мягким характером, умеющий ладить с людьми. У А.В. было хоби-он собирал вырезки из газет об УФО, и искренне верил в их существование. Он никогда не стеснялся своего имени. За много лет до гласноти, он как то сказал, что Владимиры и Иосифы могут стесняться своего имени не меньше Адольфов. В нем было масса юмора, и он был хорошим рассказчиком. А.В. бл родом из Хмелевого, большшого села в 70 км. от Кировограда. Говорил он по русски с мягким украинским акцентом. Особенно интересно звучала у него буква Л. Я как то ехал с ним на аэродром, он бы за рулём служебного ГАЗ-69. Впереди на дороге лежал раздавленный ёж или заяц. Павленко вдруг зажмурился, отвернулся, и машина начала вилять. Я схватился за баранку, как мог удерживая направление, что бы не вылететь с дороги. Благо небыло встречных машин... Буквально очнувшись, как от потрясения, А.В. поведал мне историю и её последствия, которые он много лет скрывал от медкомиссии.
   В овремя оккупаци немцами Украины (1941-1944гг) на Кировоградчине был развёрнута партизанская борьба. Леса у нас небольшие. В одном таком лесу , возле села Подлесное, был один из партизанских отрядов. Кстати из этого села родом Юра ( ЮРА Гнат Петрович (1887/88-1966), украинский актер, режиссер, народный артист СССР (1940). На сцене с 1907. В 1920 один из основателей, до 1961 главный режиссер (в 1954-61 совместно с М. М. Крушельницким) Украинского театра им. Франко (Киев). Снимался в кино. Государственная премия СССР (1949, 1951). Этот отряд очень активно действовал, и немецкое командование решило уничтожить его любыми средствами. Против партизан было брошенно много немцев, а также "украиских казаков" которые, человек 200, кватировались по ул. Островского в здании, в котором затем была школа N22 и я вней учился с 4 по 7 класс.
   Казаки целыми днями маршировали, и пели " канарей пташечка". Они отправлялись на войну с партизанами с большой помпой и с "канареем пташечкой". Заранее скажу, что возвращались они тихо. Их осталась только треть.
   Партизанский отряд немцы хотели тихо окружить, внезапно напасть и уничтожить . Но четверо деревенских мальчика проникли тайно в лес и предупредили партиан об окружении за что были схвачен фашистами, и живьём закопаны в землю. В Подлесном после войны детям-героям поставлен памятник.
  Партизаны хорошо встретили немцев и казаков. Бой продолжался несколько дней. Трупов было несколько сот, они под огнём не убирались, а таk-как стояла летняя жара, они стали разлагаться. Смрад стоял на всю округу. И тогда со всех деревень были согнаны подростки для их уборки. Попал туда и Павленко. Собирали ребята трупы под конвоем. За отказ собирать-смерть. Когда эта страшная работа была закончена, их отпустили по домам. Как он добрася до дома, Павленко не помнит, ему потом раасказала мать, что переступив порог своего дома он упал, и две недели был без сознания. Придя в себя ещё долго болел, и с тех пор не мог смотреть ни на что мёртвое. Даже когда в Москве его с группой коллег лётчиков повели в мавзолей Ленина, а нельзя по тем временам было не пойти, А.В. прошёл мимо "любимого" вождя с закрытыми глазами, и Ильича не видел. Он говорил мне что из-за этой своей, буквально, болезни, со страхом думает о смерти своей уже старенькой матери. Как он к ней подойдёт??? Вот такие проблемы...
   Его сын, Олег, или как по примеру отца все его называют Олежка, тоже лётчик, и работает в АСК.
   После ухода на лётную пенсию А.В. ещё много лет работал в ДОСААФ начальником Автомотоклуба.
   Адольф Васильевич умер года три назад.
   Земля ему пухом, и вечная память.
  Спрашивают инструктора по парашютному спорту:
  - Вы помните свой первый прыжок?
  - Конечно, лечу я как птица... Лечу и гажу гажу и лечу.
  О паршютном звене,парашютных прыжках и многом другом
  В парашютном звене в 1953году работали: командир звена Грачёв Сократ Павлович; инструкторы лётчики-парашютисты Банников Павел Алексеевич и Курылёв Георгий Николаёвич; инструкторы-парашютисты Лебедев Владимир Фёдорович и Мурзенко Анатолий Владимирович; техники самолётов Осадчий Николай (дядя Коля) и ещё Василий...(дядя Вася) к своему стыду забыл его фамилию.
   Сократ Повлович был по характеру мягким человеком, парашютистом стал по необходимсти-за 40 прыжков в год инструкторам доплачивалили, вот он и вынужден был иногда прыгать, как говорят в таких случаях на "ведомость", хотя к прыжкам он относился мягко говоря с напряжением. У него был привычный вывих правого плечевого сустава и он с такой силой выдёргивал кольцо, что сустав рассыпался, и каждый раз после приземления ему его вправляли. Пусть не обижается на меня С.П. да идругие о ком мне придётся говорить в таком плане. Страх, боязнь высоты, и вообще какой то бы ни было опасноссти, это естественное состояние человека. И тот кто преодолевает его, вернее, боясь делает дело, уже может называться храбрым человеком. Но есть люди, которые преодолевают страх и для них прыжки с парашютом, альпинизм, гимнастика, мото и авто спорт и многие другие приносят удовлетворение, радость, повышенное состояние души, короче, испытывают от этого счастье. Но очень плохо, когда с чувством страха пропадает ощущение опасности. И тогда может наступить самое плохое. У меня так погибло несколько друзей. Горько вспоминать. И вот пример, который я взял в интернете:
   12.05.2000 г. в 120 ОАО (г. Нальчик) при выполнении 938 прыжка с парашютом погиб начальник ПС и НДС 120 ОАО старший прапорщик Маринич Сергей Васильевич 1969 г. рождения, инструктор ПДП. Прыжок выполнялся с парашютной системой ПО-17, из вертолета МИ-8, с высоты 1800м. Задание на прыжок: свободное падение 20 сек На высоте 1000-1100 м. произошло срабатывание ППК-У, парашют раскрылся и парашютист выпал из подвесной системы головой вперед. Парашютная система, после раскрытия, приземлилась без парашютиста.
   На развитие аварийной ситуации оказали влияние следующие факторы: - Неплотная затяжка грудной перемычки.
   Неожиданное для парашютиста раскрытие парашюта прибором ППК-У в положении на "пикировании" с вытянутыми вдоль туловища руками. - Возможность сильного динамического удара при раскрытии парашюта.
   Начальник 1-го управления ФПСУ полковник Брусс.
   Но когда у человека постоянный страх, причём, дикий, необузданный, а он продолжая издеваться над собой, или прыгает с парашютом, или идёт в горы, или просто со страхом водит машину, это плохо кончается. В экстремальных обстоятельствах, он не может принять правильного решения, и тогда... Есть такой афоризм:
   В ПАРАШЮТНОМ СПОРТЕ ГИБНУТ ТРУСЫ, ДУРАКИ И ЛЕНТЯИ. Но если бы только так...
   Я отвлёкся, об экстремальных обстоятельствах поговорим позже, а пока...
   Но фактически лидером в звене был П.А.Банников. Я уже написал о нём на первой странице, но даже если бы я писал роман то об этом незаурядном человеке, всего не напишешь. Правда, наши достоинства, есть продолжение наших недостатков, и чем неординарней личность тем больше и того и другого. Однако недостатки у П.А. были такого плана, что благодаря его уму не приносили вреда окружающим. Так, вспылив он мог наговорить грубостей, но когда отойдёт, то или извинится или всё превратит в шутку, так что обиды не будет. Он был необычайно артистичен, прекрасно пел и читал стихи.
   Пал Лексеич, дорогой, Вы не обижайтесь, что я пишу был. Я знаю, Вы и сейчас такой. Это для меня всё в прошедшем времени. Но этотоже другая тема.
   Любил нравится окружающим, и его все любили, а кто и не любил из тупости или зависти, боялись это показывать, зная его острый, как бритва язык. Он был прекрасным пилотом и парашютистом, но он был из той категории людей, что если бы он был актёром, режисёром, хирургом и даже священником, он всё равно был бы лучшим. Я так увлёкся хвалой, что захотелось написать: "Да святится имя твоё, да сбудется вера твоя". Это меня соседка во время войны выучила молитве: Отче наш. Иже еси на небеси..." Он не был рабом своей прфессии, он был её художником. Я строитель, и знаю как красиво, грациозно может работать каменщик, или наоборот весело, играясь, штукатур, плотник или.. Всё это не зависит от профессии, а работа потом получается красивой. И тяжёлая на вид получается работа у угнетённого человека.
   Что- то не клеется в моих шибко умозаключениях. А древние Греция и Рим? Строили весёлинькие рабы?
   Я вспоминаю, как он одевал перчатки, подвесную систему, летал или прыгал- во всём была красота, даже шик. Ну а прземлялся, как после прыжка в балете. Всегда оставался на ногах при полной непринуждённости. Я во всём хотел быть на него похожим (в спорте), и хотя со временем и прыжков сделал больше него, и тоже стал Мастером спорта, и ещё в кое в чём сравнялся, так шикарнно приземляться, я так и не научился. Для этого нужен дар Божий или, как говорят украицы "хист", нечто среднее между талантом и удачей. И ещё он умел , как пилот, прекрасно рассчитывать точку выброски, что в своё время из-за слабой горизонтальной скорости парашютов (1,5 ПД-47 и 2-2,5 метра в секунду Т-2) имело большое значение. Правда, когда и я стал опытным спортсменом, у нас с ним на борту стали возникать незначительные конфликты. Я хотел сам рассчитать точку выброски, и когда с моим расчётом он не был согласен, то приходилось искать, как говаривал Горбачёв "консенсус". Но всё проходило благополучно.
   Другим пилотом - инструктором парашютистом был Георгий Николаевич Курылёв. Ему в началё пятидесятых было уже за 40. Небольшого роста, толстенький, подвижный, всегда весёлый, общительный, любивший
  гульнуть, он всегда имел идеи коммерческого и авантюристического плана, на которых, как правило, прогорал,
  но потом весело о них рассказывал. На фронте он не был, летал во время войны лётчиком связи. И однажды
  утром, проснувшись после крепкого сна, глянул на часы и ахнул. Уже целый час, как он должен был быть на
  работе. По тем временам за опоздание шли под суд. А это штрафбат, фронт и вину нужно искупить кровью.
  Как выход, нужен был больничный лист. Побежал к зубному врачу:
   - Срочно рви зуб!
   -Так он же у тебя здоровый.
   -Рви, я заплачу.
  Подвязавши платком челюсть, уже натурально охая и ахая, пошел на аэродром, а часовой его не пускает, и всё
  закрыто.
  -ВЫХОДНОЙ сегодня , товарищ младший лейтенант.
   Тогда же, во время войны, колоссальным дефицитом была соль. Узнав, что где-то в Оренбургской, тогда Чкаловской области есть соляные карьеры, он узнал координаты, и после того как отвёз на своём "ПО-2 " -"Кукурузнике" почту, на обратном пути отклонился от маршрута, рискуя уже за дело попасть под трибунал. С трудом найдя какую-то гору, приземлился, подрулил, взял подготовленные заранее мешок и лопату, и пошёл к горе. Гора была блестящая и высокая. По его рассказу- такая высокая, что поднимешь голову- шапка падает. Лизнул. Соль! Но взять её было невозможно. Уж шибко твёрдая была гора. Взявши в самолёте какой-то инструмент наковырял с пол-кило соли, и улетел на базу, уже вечерело. Потом на несколько дней был отстранён за "вынужденную посадку" от полётов. Писал рапорта. А писать он не любил страшно. Жора, так его все называли, сам признавался, что ему легче яму в два метра выкопать, чем написать страничку. А яму, он добавлял, для того кто меня писать заставляет. Поэтому, когда надо ему было что-то писать, за него писал кто-то, чаще всего спортсмен. В общем не получилось у "Жоры" разбогатеть.
  Эти байки он сам мне рассказывал, поэтому ручаюсь за их "достоверность".
   А вот то, что что он работая в Кировограде, оформил себе лётную пенсию в Знаменке, он не распространялся до тех пор пока его не разоблачили. Обошлось, кажется , без суда , но всю полученную сумму пришлось возвращать.
   О приключениях Курылёва, можно говорить без конца, но я ещё остановлюсь только на некоторых.
   Лётчик, на самолётё ПО-2 он был замечательный. Помню, за ним был закреплён самолёт серебристого цвета, или как сейчас говорят " металик " за Љ 10. Так он в отсуствие начальства любил даже полихачить. Прекрасно чувствуя самолёт, на взлёте, сразу же после отрыва колёс от земли закладывал вираж, чуть ли не касаясь крылом земли и уходил в небо. Красивое, чёрт возьми, было зрелище. А однажды , на площадке вне аэродрома, один из лётчиков совершил грубую посадку. Самолёты были старыё. и от такой посадки отвалилось крыло. Так Курылёв привязал крыло проволокой, (ПО-2 !!! ) и километров 20 летел до своего аэродрома. Но вот аэроклуб получил новую технику: самолёт ЯК-12! На борт брали сразу троих парашютистов. КЛАСС! Но тут Жору ждало разочарование. Если ПО- 2 не имел никакой связи с землёй, и пилот в нём был сам себе хозяин, и ли как говорил Жора- Бог, царь и вышкварка в масле, то в ЯК-12 стояла радиостанция, и надо было поддерживать постоянную связь с землёй. ВОТ ЭТО ЕМУ СТРАШНО МЕШАЛО. Он нервничал, из-за этого ничего не мог разобрать, и если с ним летели опытные спортсмены, снимал шлемофон и говорил: "Возьми эту говорящую шапку, и скажи мне, что они там говорят."
  После выхода на пенсию Георгий Николаевич переехал жить, куда то под Киев, и связь с ним ,практически, была утеряна.
   В конце февраля 1953 года к нам в техникум пришёл инструктор Аэроклуба Мурзенко Анатолий Владимирович и предложил всем, кто хочет, и кому уже исполнилось 17 лет записаться в группу парашютистов. Мне ещё и 16 лет не было, но я записался. Всего тогда записалось человек 20, в основном, мальчишки, с 1го и 2го курсов. В спортзале техникума мы училились укладывать парашют.
  Потом ходили в городок десантников для наземной подготовки. И 4 апреля 1953 года нас повезли на Лелековский аэродром для так называемого облёта. В те времена сначала делали ознакомительный полёт на самолёте, и только потом производили выброску с парашютом.
  Нужно сказать, что когда я был на летних каникулах после 6го класса в понерском лагере, нам устроили поход в село (сейчас город) Чигирин. В семи километрах от Чигирина находится село Суботово, родовое имение Богдана Хмельницкого. А в самом Чигирине была его крепость, располагавшаяся на высокой горе. Когда мы спустились после экскурсии с горы, увидели стоящий самолёт. Это был По-2. Возле него стоял лётчик и женщина- кассир. Она оказалась бывшей моей учительницей по втому классу. Звали её Мария Григорьевна. Она пережила страшную трагедию. Её муж полез на столб чинить электричество, попросил шестилетнего сынишку подать ему плоскогубцы, и их обоих убило током. После этого М.Г. перестала работать в школе.
   Они предложили нам покататься на самолёте. Билет стоил 2 рубля, столько, сколько стоил билет на детский сеанс в кино. А у меня были 2 рубля! Нас посадили по 3 человека в переднюю кабину, самолёт затарахтел и побежал по полю. Потом он взмыл в небо и сделал круг над Чигирином. Какая земля сверху красивая. Меня обуяло чувство необыкновенной радости, которое я испытываю до сего времени, когда поднимаюсь в воздух или на высокую гору. Вот и сейчас, пишу и в памяти проплывают подо мной аэродромы, реки, озёра, вся земля. Может в какой-то жизни я был птицей? Если эта теория индусов, что мы после смерти превращаемся в другое физическое состояние верна, то сделай меня, Господи, опять хотя бы воробышком. А вобще, из наших маленьких птиц я больше всего люблю ласточек. Могу часами, не отрываясь смотреть, как они летают, как воспитывают и обучают птенцов, как гоняют всей стаей коршунов, как лепят домик.
  Но вернёммся на аэродром. Там стояло десяток самолётов ПО-2, или как их назвали во время войны- "Кукурузник". Ещё в Кировограде инструктор А.В. Мурзенко приказал нам хранить в тайне, какую мы технику увидем на аэродроме. Это ещё было до смерти Сталина. Мы его спросили что в чём же тайна, если там только самолёты ПО-2. Он на полном серьёзе, не моргнув глазом сказал: "Враг не должен знать, какая у нас плохая и старая техника". Такое тогда было время.
  На аэродроме проходили в тот день прыжки. Мы, перворазники, "облетались" на самолёте, и я стал просить инструктора Лебедева чтобы и меня сегодня вывезли на прыжок. Я так клянчил, что ему это надоело, и со словами: "Ты мне сегодня всю плешь переел", он надел на меня парашют. Что значит переесть плешь я и сейчас не знаю. Первый свой прыжок я не помню в деталях, помню только захлестнувшее меня чувство радостной эйфории. Страха совсем не было, и после прыжка ещё долго было чувство радосного восхищения , которое много раз повторялось в моей жизни. Когда сейчас, иногда, мне снится, что прыгаю я спарашютом, или просто летаю в воздухе, мне эти сны приносят неповторимое ощущение блаженства. Говорят, что только дети летают во сне. Может быть. А может быть и я ещё не вышел из детства. Первое время, когда я купил компьютер, я всем играм предпочитал всевозможные симуляторы, воздушные бои, полёты на различных типах самолётов и т.д. Я сам над собой смеялся, что впал, дескать, в детство. Но видимо я доигрывал то, чего не было в моём детстве. И я не единственный. Просто я этого не стесняюсь. 3 года тому назад я был в Великобритани и посетил Виндзорский замок. Там есть комната с игрушечным домиком и игрушечными людьми, животными, различной утварью. Говорят, что королева Виктория приказала сделать этот домик для себя будучи уже взрослой. Просто она в детстве не наигралась.
  Второй прыжок для меня был уже другим. Вывозил меня на прыжок С.П. Грачёв. Я всё время крутился, то смотрел вниз на землю через левый или правый борт, то рассматривл приборы и чем-то раздражал Грачёва. Он толкнул меня рукой в спину, и когда я обернулся, стал ругать меня, показывая своё неудовольсво жестами, так-как из-за шума двигателя ничего не было слышно. Это на меня подействовыло, его нервозность передалась мне, и когда зашли на выброску, я должен был вылезая на крыло повернуться через правое плечо, а я повернулся через левое и вытяжной фал (верёвка) обвился у меня вокруг шеи. Если бы я прыгнул сразу, без команды, мне бы фалом оторвало башку, ну не оторвало бы, а шейные позвонки порвались бы. Но С.П. заметил это и с руганью снял у меня с шеи верёвку и дал комонду: "пошёл". Я прыгнул вниз, поднял голову и увидел как надо мной медленно раскрывается парашют. Хлопок, и подо мной зелёное поле на границе с аэродромом. Я висел под куполом и видел, что удаляюсь от стартовой точки. Я приземлился , собрал парашют и долго тащил его на себе до старта. Уже по дороге домой, в кузове автомобиля П.А. Банников рассказал мне как надо управлять куполм, подтягивая различные стропы. Но в те времена это давало незначительный эффект, и только целый комплекс мер с учётом направления и силы ветра дают определённый результат.
   Я написал, что купол раскрываеся медленно. Но ведь он раскрывается меньше чем за одну секунду. Дело в том, что для человека находящегося в экстремальных условиях время замедляется. Это, присходит от того, что наша нервная система настраивается на эти условия, и готова действовать быстрее, чем обычно. В обычных условиях секундная стрелка на часах или секундомере движется без остановки. Но в свободном падении нужно остановить взгляд, что бы увидеть что она движется. Но один раз, во время прыжка, у меня остановился секундомер, и только после третьего взгляда на него, я увидел что он стоит. Таким образом, я пропадал лишних 300 метров и дёрнул за кольцо вместе с прибором. С земли всё это видели, и я получил "втык".
  Как-то в журнале я прочитал воспоминания человека, видевшего, как в его сторону летел артиллерийский снаряд. Многие скажут, то этого не может быть, а я этому человеку верю. Его нервная система была напряжена до такой степени, что время для него, в то мгновение остановилсь.
  Я немогу сказать почему, но на третьем прыжке у меня , когда я сел в самолёт начччали дрожать коленки, да так, что я их удерживал руками. Так продолжалось несколько прыжков. Но дрожь становилась всё меньше.
  Но как только следовала команда приготовиться, я сразу становился собранным, и готов кпрыжку. Поэтому моего мандража никто не заметил. Потом мне много раз приходилось испытывать определённое волнение, не страх, а волнение или напряжение.
  Так бывало на соревнованих, при прыжках с незнакомой системой парашюта и т.д. Коленки, конечно не дрожали, но противно сосало под ложечкой. Но как только нужно было прыгать, всё проходило и была только одна цель: хорошо выполнить прыжок. Асам прыжок и его выполнение, это почти всегда радость. Можно быть, конечно, недовольным результатом, но это уже другое дело. Вообще, умение скрыть мандраж, волнение, и в нужную секунду собраться- хорошее качество в любом виде спорта, и я гордился тем, что когда-то заслужил похвалу легендарного парашютиста- испытателя, впоследствии Героя Советского Союза, генерала, а тогда в 1961 году капитана, тренера сборной ВДВ Евгения Андреева. Мне передали, что он сказал по одному случаю: "Ну у Отяна и сила воли воля!" О моей службе в ВДВ я расскажу отдельно.
  Вы можете о нём прочитать в сайте здесь.
  По моим данным Андреев недавно умер. Очень печально.
   Вообще, мне всегда казалось, что я не хвастун. Но, наверное есть немного, а может и много есть. Когда-то в техникуме руководитель нашей группы зачитала характеристики учащихся, не называя фамилий. Следовало угадать. Кого угадывали, а кого и не очень. Но когда она после нескольких штрихов сказала: "...любит похвалу...", все хором закричали: "Отяаан!". С тех пор я старался скрывать свои эмоции, но, врядли мне это удавалось.
   Первых 4 прыжка я прыгал с принудительным раскрытим купола парашюта. Моё дело было спрыгнуть с крыла самолёта, а парашют раскрывался сам. На пятом прыжке я уже сам дёргал за вытяжное кольцо. На восьмом я падал 5, на десятом 10, и на тринадцатом прыжке 15 секунд. Тогда ещё не было методики обучения стабильному свободному падению, и многие долго кувыркались в воздухе, пока освоили падение плашмя, с раскинутыми руками и ногами, лицом вниз. Некоторые, вообще не смогли этого освоить. Но П.А. Банников сумел научить меня стабильно падать довольно быстро, и я на тринадцатом прыжке, хотя с разными колебаниями и рысканием удерживался в нужном положении. Итак, за первый прыжковый год, мне удалось сделать всего тринадцать прыжков.
  Продолжение следует.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"