Шри_Ауробиндо: другие произведения.

"Савитри", Книга 4, Песня 3, "Призыв к поиску"

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

Шри Ауробиндо
САВИТРИ

Книга Четвертая
КНИГА РОЖДЕНИЯ И ПОИСКА

Песня III
ПРИЗЫВ К ПОИСКУ

Фасадом нового творения казалось утро,
Несущим больше солнечного света, наполненные большим счастьем небеса,
Оно пришло, нагруженное странною, подвижной красотой
Из неизменного источника всего.
Вновь выпустило корни древнее стремление,
И воздух упивался глубиною неисполненных желаний;
Высокие деревья колыхались от бродяги ветра,
Как души, что трепещут в ожиданьи радости,
И в сердце этого зелёного уединения,
Всё время, неустанно, на одной своей любовной ноте,
Вела лирическую песню, среди листьев, птица койл.
Прочь отвернувшись от земного гула,
Где мимолётные призывы и ответы смешаны в одном потоке,
Царь Ашвапати слушал через этот луч
Совсем иные звуки, чем встречаемые придающим форму чувствам ухом.
Там, в тонком промежуточном пространстве, окружавшем нашу жизнь,
Открылись внутренние двери духа, закрываемые трансом:
В них можно было уловить неслышимое напряжение в Природе;
И через этот повторяющийся топот страстных жизней,
Глубокую настойчивость сиюминутных дел,
Рос бессловесный гимн Земли Невыразимому
Из сердца, из безмолвия вселенской Пустоты;
Он слышал приглушённый голос нерождённых Сил,
Шептавший позади светящихся барьеров Времени.
И вновь зажглось огнём могучее стремление,
Что просит совершенной жизни на земле для человека,
И молит об уверенности в неуверенном уме,
И о неомрачаемом блаженстве для страдающих людских сердец,
О воплощеньи Истины в невежественном мире,
О божестве, что наполняет духом формы смертных.
И слово, прыгнувшее из далёких сфер небесной мысли,
Пропущенное принимающим писцом под капюшоном,
Пересекло пустые, отзывавшиеся эхом переходы мозга,
Оставило печать на клетках памяти.
"О Силой заставляемая, о Судьбой ведомая, рождённая землёю раса,
О маленькие путешественники в бесконечном мире,
Пленённые своею карликовой человеческой природой,
Как долго будете ходить вы в колее ума
Кругами возле ваших мелких "я" и разных пустяков?
Не этой неизменной малости вы предназначены,
Не для пустого повторения сотворены;
Вы созданы из ткани и субстанции Бессмертного;
Поступки ваши могут обернуться быстрыми шагами откровения,
А ваша жизнь - изменчивым каркасом вырастающих богов.
Могучий Созидатель, Видящий - у вас внутри,
Над днями вашей жизни размышляет безупречное Величие,
А в клеточках Природы заперты всесильные энергии.
Великая судьба вас ожидает впереди,
И это бренное земное существо способно, если пожелает,
Связать свои дела со схемой трансцендентного.
Кто смотрит в мир сейчас невежественным взором,
Едва проснувшимся от ночи Несознания,
И видит вместо Истины лишь образы,
Способен виденьем бессмертного наполнить взгляд.
Наступит день, когда у вас, внутри сердец, возникнет божество,
И вы проснётесь в атмосфере духа,
Почувствуете разрушенье стен, барьеров смертного ума, 
Услышите послание, что оставляло молчаливым сердце жизни
Начнёте видеть сквозь Природу взглядом солнечных своих очей,
Расколете свои скорлупки-раковины у ворот, ведущих в Вечность.
О авторы высокой трансформации земли, 
Дано вам пересечь опасные пространства, области души,
И полностью проснувшись, ощутить касание могучей Матери,
И встретить Всемогущего в своём жилище плоти,
И сотворить из жизни миллионно-телого Единого.
Земля под вашими стопами - лишь граница, укрывающая от небес;
Жизнь ваша прячет свет, которым вы являетесь.
Бессмертные Могущества несутся, пламенея, мимо ваших врат;
И вдалеке, над вашими вершинами звучит божественная песня,
И трубы мысли призывают превзойти самих себя;
Немногие услышали тот зов, и ещё меньше тех, кто смело устремился,
Кто очарован тем сияньем и экстазом.
Эпическая, долгая история надежд и поражений разрывает грудь земли;
Её могущество и воля превосходят и её обличье и её судьбу.
Богиня, пойманная в сети мимолётного, 
Сама себя загнавшая на поле смерти, погружается в мечты о жизни,
Сама себя терзающая мукой ада, устремляется за радостью,
И для надежды воздвигает алтари отчаянья,
И знает, что один высокий шаг способен всех освободить,
Страдая, ищет силу и величие в своих сынах.
Но тускл в людских сердцах огонь, стремящийся к высотам,
Незримое Величие сидит в них без почёта;
И человек то видит Высочайшее в каком-то ограниченном обличьи,
То направляет взгляд на Личность, слышит Имя.
Он ради мелкой пользы обращается к невежественным Силам 
Иль зажигает свечи алтаря пред ликом демона.
Он полюбил Невежество, отца своих мучений.
Наложены магические чары на его чудесные и многочисленные силы;
Он утерял свой внутренний и направлявший мысли Голос,
Скрывая от него треножник прорицателя,
Правдоподобный Идол заполняет этот храм чудес.
Великая Иллюзия накидывает на него свои покровы,
И откровенья из глубин души уходят в пустоту,
Напрасна нескончаемая череда провидцев,
Напрасно размышляют мудрецы в незримом, нематериальном свете,
Поэты отдают свой голос внешним грёзам,
Блуждающее пламя вдохновляет речь пророков.
Огни небес, пылая, то спускаются, то возвращаются обратно,
Светящееся Око то приходит, то уходит;
Нам что-то сообщает Вечность, но никто не понимает этих слов;
Судьба упряма, а Пучина ставит всевозможные преграды;
Бездумные разливы Несознанья сдерживают всё, что сделано.
Лишь ненамного поднимается экран Ума;
И Мудрый, тот кто знает, видит только половину Истины,
И сильный, с превеликими трудами поднимается до самых низких пиков,
Стремящимся сердцам, даётся только час любви.
Его история рассказана до половины и запнулся тайный Бард;
И боги в смертных формах слишком малочисленны."
Ушёл в свои сокрытые небесные чертоги Голос.
Но как сияющий ответ богов
Сквозь солнечные яркие пространства в мир вошла Савитри.
И продвигаясь средь высоких, упирающихся в небеса, деревьев,
Одетая в трепещущие разноцветные одежды
Она, казалось, подступала пламенем своим до вечных царств,
Подвижным ярким факелом огня и фимиама,
Что от земного храма-почвы с небом-крышей,
В невидимой часовне поднимается рукою пилигрима.
Пришёл дар часа откровения:
Он видел сквозь глубины, что дают всему на свете новый смысл,
Не ограниченное больше взглядом тела, полного инерции,
И найденное заново за аркой ясного открытия,
То откровение восторга мира,
То чудо, сотворённое божественным Художником,
Резное, как нектарный кубок, подносимый жаждущим богам,
Ожившее Священное Писание блаженства Вечного,
Сеть сладости, что соткана из золотистого огня.
Преображённый нежный образ этого лица
Стал знаком самопроявленья более глубокой, чем у нас, Природы,
И золотистым слоем палимпсеста для божественных рождений,
И веским символом вселенной, высеченным в жизни.
В ней лоб, подобный отпечатку чистых незапятнанных небес,
Был пьедесталом и защитой медитации,
Улыбкой, истинным жилищем размышлявшего Пространства,
Его задумавшейся линией, прочерченной изгибом бесконечности.
Средь облака её чарующих волос
Два удлинённых глаза, оттенённые ресницами-крылами Ночи,
Под широтой мечтающего лунно-золотого лба
Светились океанами любви и мысли, обнимающими мир;
И удивляясь жизни и земле, они смотрели на далёкие, неведомые истины.
Бессмертным содержаньем наполнялись члены смертного её земного тела;
И как отточенная линия прекрасной вазы
Казалось, что они несут ритмичное рыдание блаженства
Немого поклоненья небесам земли,
Проявленное в зове красоты живущих форм,
Направленное к совершенству вечного.
И постепенно, став прозрачными, недолговечные одежды жизни
Явили взору Ашвапати экспрессивную богиню.
Освободившись от поверхностного взгляда и от смертных чувств,
Овладевающая всем гармония её обличия 
Предстала выразительным и странным символом Могущества,
Вновь повторяющим своё загадочное нисхождение
В его творенье в виде человеческой фигуры,
Что выделяется из жизни смелостью и чёткостью рельефа
Среди пейзажа эволюции вселенной,
Как изваянье бога, украшающее стену мысли,
И отражается в потоке времени, неясно погружённое
В Материю, как в нишу кафедрального собора.
Сошли на нет все временные ценности ума,
Своё земное виденье отвергли чувства тела,
Бессмертное с бессмертным повстречалось, глядя друг на друга.
Очнувшись от влиянья тесных чар обычной повседневной пользы,
Которые скрывают истину души за маской внешней формы,
Увидел он в родных, взлелеянных чертах
Великий незнакомый дух, родившийся в его дитя.
Экспромптом, приходя от более глубокого и внутреннего взгляда,
В нём поднимались мысли, что не ведали своих пределов.
Затем для тех широких и задумчивых глубин, откуда Бог Любви
Взирал на Ашвапати, через узкие ограничения ума,
Заговорил он изреченьями невидимых Высот.
Бывает, скрытые суфлёры нашей речи
Способны пользоваться формулой сиюминутных настроений,
Чтобы нагрузить несознающие уста словами, отражающими ход Судьбы:
Случайно сказанная фраза может изменить всю нашу жизнь.
"О дух, о путешественник по вечности,
Сюда пришедший из бессмертных сфер,
Вооружённый для роскошной авантюры жизни,
Чтоб водрузить свою победоносную стопу на Случай и на Время,
Ты как луна, закрытая в своём гало мечты.
Могучее Присутствие - спокойная защита для твоей телесной оболочки.
Возможно, небеса хранят тебя для некой замечательной большой души,
Твоя судьба, твоё предназначение тебя ждут где-то вдалеке.
Твой дух спустился вниз не одинокою звездой.
О посвящение живое красоте любви,
Начертанное в золотой невинности,
Что за послание небесной силы и блаженства,
Записанное солнечным и чистым почерком, принадлежащим Вечному,
В тебе откроет кто-то и возвысит этим жизнь,
Тот, для кого освободишь ты драгоценнейшие струны собственного сердца.
О чистые рубины тишины, уста,
Наполненные тихим смехом, музыкой спокойствия,
Сверкающие, словно звёзды, очи, что проснулись в сладкой широте ночи,
И тело, что подобно изощрённно сложенным поэмам, сотворённое из золота,
Срифмованное яркими изгибами поэтами-богами,
Иди в места, куда любовь с судьбой зовут твоё очарование.
Решись на путешествие по этому глубокому мистическому миру, в поисках супруга.
Возможно, где-то вдалеке, на жаждущей груди земли,
Неведомый любимый ждёт тебя, не зная.
Есть сила у твоей души и ей не нужно никаких других проводников,
Кроме Единого, пылающего в силе сердца.
Пусть станет ближе, чтобы встретить приближение твоих шагов
Твоё второе "я", кого твоя природа просит,
Кто будет до конца идти с тобою вместе,
Шагающий с тобою в ногу, близкий путник,
Певец интимных, сокровенных струн твоей души,
Кто голос даст тому, что до сих пор в тебе молчит.
Тогда вы станете как две настроенные в унисон, трепещущие арфы,
Единые в биениях восторга и различия,
Что откликаются в божественном и равном напряжении,
И открывают новое звучанье вечной темы.
Одно влияние и сила будет вашим двигателем и проводником,
Один свет будет и вокруг вас и внутри;
Рука в руке, могучей, крепкой -  повстречайте дело Неба - жизнь:
Бросайте вызов испытанию безмерной маски.
Идите из Природы вверх, к божественным высотам;
Взглянуть в лицо высоким божествам, с короною из счастья,
И встретить бога ещё более великого - себя самих за гранью Времени."
То слово стало семенем всего, чему должно случиться:
Рука из некого Величия в ней отворила запертые двери сердца
И показала дело, для которого её могущество родилось.
Когда в ушах у Йогина стихает мантра,
Её посланье входит, беспокоя, внутрь слепого мозга,
И оставляет отзвук в тёмных и невежественных клетках;
Услышавший, хотя и понимает форму слов,
И думая над указанием, которое есть в мысли,
Старается прочесть его трудящимся умом,
Находит только яркие намёки, а не воплощенье истины:
Затем, в себя безмолвно опускаясь, чтобы знать,
Он повстречает более глубокий слух своей души:
И чувствует как это Слово повторяется в ритмическом напеве:
И мысль, и виденье, и ощущение, и чувство, и телесное "я" человека
Охватывает нечто трудновыразимое и он переживает
Экстаз, бессмертное невидимое изменение;
Он ощущает Широту, становится Энергией,
Всё знание обрушивается подобно морю на него:
Преобразованный духовным чистым светом,
Гуляет он в открытом небе радости и тишины,
Он видит лик Всевышнего и слышит трансцендентный разговор:
Такое же величье заложили в жизнь Савитри.
Привычные места отныне стали пьесой, подошедшей к завершенью:
В раздумье двигаясь среди знакомых сил,
Касаемая пламенными знаками и чем-то новым, важным,
Она всё больше обращалась к широте, которою пока что не владела;
Неведомые сладости влекли её трепещущее сердце,
Незримый мир с его секретами встал рядом с ней.
Поднялось в улыбавшееся небо утро,
И, сброшенный из своего сапфирного зенита транса,
День утонул в горящем золоте заката;
Плыл месяц светлым странником по небесам,
Ныряя под края забывчивого сна;
Ночь зажигала вечности сигнальные огни.
Затем вернулось всё обратно, в тайники ума;
Тьма, устремляясь вниз на крыльях поднебесной птицы,
Отгородила чувства в ней от восприятья внешнего
И распахнула необъятные глубины сна.
Когда же бледная заря скользнула мимо призрачного часового Ночи,
Напрасно заново рождённый свет желал её лица;
Дворец проснулся ради пустоты;
Его царица повседневной радости была отсюда далеко;
И лунный свет её ступней не озарял узорчатого пола:
Божественное, красота - ушли.
Восторг унёсся изучать широкий мир.

Конец третьей песни

Перевод (второй) Леонида Ованесбекова

2003 янв 26 вс - 2006 авг 31 чт, 2011 март 06 вс - 2011 март 30 чт
2016 фев 16 вт - 2016 июль 21 чт

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"