Овсяник Денис: другие произведения.

Братки

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вроде как пародия на всякие там "Бандитские Петербурги", "Кроты" и прочие "Бригады".

  
  Двое богато одетых мужчин пересекали проезжую часть, с каждым шагом пережидая, пока перед носом проедет машина. Это были Серега и Никола - бравые ребята из братвы Лелика Исландского (такую погремуху он отхватил за то, что хвастался, будто его прапрапрадеды - родом из Исландии). Под мышками парней висели полуторакилограммовые пистолеты, поэтому руки их были оттопырены, словно у блатных качков. Серега был на целую голову выше Николы, но у Николы морда была в два раза грознее, чем у Сереги. Таким образом, счет между ними был один - один, поэтому они и были корешами.
  Сейчас они направлялись к Николе домой. Он жил в частном многоэтажном доме и платил за квартиру сумасшедшие, просто баснословные деньги. Для него это была капля в море, потому что он был братком. И Серега был братком. Они оба - братки, и никто им не страшен.
  Задрав голову, Никола взглянул на окна своей небольшой пятикомнатной квартирки. Желтенькие, в зеленый горошек шторки скрывали внутренности его жилья от любопытного глаза.
  - Сейчас дернем по сотке, - неуверенно сказал он и вошел в дом.
  Пересекая вестибюль в сторону лифта, напарник Николы обратил внимание на консьержку.
  - Слышь, Никола, - потянул он друга за рукав. - А вы че, консьержку поменяли?
  - Как? - затормозил Никола и вытаращился на консьержку.
  Тетка за стойкой пялилась вовсю на братков. Ее морда была в жестоких побоях - на ней живого места не было.
  - Может, и поменяли, - пожал плечами Никола и направился к лифту. - Мне все равно, кому платить бабки.
  Кабина была широкая, красивая, вся в зеркалах. Создавалось впечатление, что в бесконечном зале стоят десятки, сотни Серег и Никол. Двери закрылись, и лифт пополз на двенадцатый этаж. Ехали молча. Вдруг Никола спросил:
  - Слышь, Серый, ты типа в Барабашку веришь?
  - Бредь, - угрюмо ответил друган.
  - А как ты тогда объяснишь, что гардины копошились?
  Серега лупанул по кнопке 'стоп'. Никола ошалело вытаращился на друга. Схватив кореша за отвороты пиджака, Серега прошипел:
  - Что ты мелешь?
  
  Михась и Петруха стояли у окна. Желтые, в зеленую горошину шторы скрывали полностью улицу. Дорогая мебель, расставленная со вкусом по комнате, покоилась во тьме. Раздался звук испускаемых газов.
  Михась зверски скосился на Петруху и процедил:
  - Убью, падла.
  - Извини - не сдержался, - развел руками хлипкий Петруха с огромным носом на махонькой физиономии.
  Пройдя на середину комнаты, Михась взвалил ногу на кресло.
  - Ну где же эти придурки?
  Они с Петрухой сидели в квартире Николы Паровоза и поджидали ее хозяина с дружком. У обоих поджидающих под мышками висели двухкилограммовые пистолеты, и руки мужчин торчали в стороны покруче, чем у самых крутых качков. Они были из братвы Васька Болячки (который получил такое прозвище за то, что у него постоянно была какая-то болячка). А значит, они тоже были братками. И им надоело ждать свои жертвы.
  - Я их зарежу, когда они придут! - взмахнул рукой Михась, здоровый бычара с бритой головой.
  - Слышь, а я вроде как видел, что они уже вошли внутрь, - сказал от окна Петруха.
  - Когда? - удивился, выпрямившись, Михась.
  - Да минут десять назад.
  Михась раскрыл рот, чуть подавшись вперед, и вдруг завопил, выхватив пушку:
  - Убью, падла!
  Петруха в испуге закрылся руками и подогнул правую ногу, но Михась и не думал его убивать. Развернувшись, амбал метнулся в прихожую и, вынеся с плеча дверь, выскочил в коридор. Петруха, выглянув из-под рук, бросился за братком.
  Консьержка чуть язык не глотнула, когда увидела сорвавшихся с лестницы зверюг, у которых в руках было по огромному пистолету. Это они ее отхреначили пару часов назад, когда она отказалась называть им номер квартиры уважаемого жильца.
  Петруха выбежал на улицу, а Михась, задержавшись, погрозил консьержке пушкой.
  - Я знаю: это ты нас сдала! Ну, мы еще вернемся!
  Только он вырвался на улицу, от парковки на противоположной стороне дороги отъехал темно-зеленый джип. Обалдевший Петруха, свесив руки, стоял на бордюре. Над ухом раздался вопль:
  - За ним!
  Михась потопал, сотрясая асфальт, к припаркованному на углу их джипу. Затоварившись в красную 'Тойоту', они принялись друг перед другом заводить тачку. Движок хрюкнул и заработал. Заехав на тротуар и задавив какую-то бабульку с авоськами, джип вырвался на дорогу, но Николы и Сереги след простыл. Михась резко ударил по тормозу, Петруха звезданулся лбом об приборную доску.
  - Ты чего?! - возмутился он.
  - Пристегиваться надо, идиот, - отгавкался Михась. - Ну, братан, че делать теперь будем - упустили мы их! Болячка нам глаз на жопу натянет. Паровоз с корешем должны были сдохнуть сегодня. В той квартире! А ты, блин, типа, тупил стоял! Убью, падла!
  - А че ты разнервничался? - утер шнобель Петруха. - Я знаю, что делать. - Он выдержал паузу и самодовольно произнес: - Будем брать на нюх.
  Брови Михася полезли наверх, а его друган уже выскочил из джипа, выбежал на середину проезжей части и, упав на четвереньки, начал вынюхивать асфальт. Тачки дико засвистели тормозами, заорали своими дурацкими клаксонами. Кое-кто загорлал, высунувшись прямо из лобового стекла:
  - Уберите этого психа из-под колес на хрен!
  Не обращая на все это внимания, Петруха возвратился в тачку.
  - Погнали - они здесь проезжали.
  Взмахнув недоверчиво головой, Михась тронул джип, обгоняя двинувшийся по дороге задержанный Петрухой поток машин. Не проехали и двадцати метров, как Петруха крикнул:
  - Тормози!
  Резко двинув педаль, Михась раскрыл рот, чтобы спросить что-то у напарника, но тот выскочил из тачки и попер на середину дороги.
  Вновь - визг тормозов, сигналы и недовольство лезущего из лобового стекла мужика:
  - Ты опять, урод? Пошел вон, ненормальный!
  Игнорируя какофонию звуков, Петруха обнюхал асфальт и помчался к джипу. Залезши внутрь, он довольно сообщил:
  - Да, они здесь проехали. Вперед.
  Михась тронул джип. Только отъехали, как Петруха вскричал:
  - Стой!! - и рванулся на выход.
  Его за шиворот поймала дружкова рука.
  - Убью, падла! Мы их так и до ночи не догоним.
  Петруха как-то вяло покивал головой и уселся на место, захлопнув дверцу.
  
  Какая-то прибацанная песенка звучала из динамиков, стоящих в разных концах стойки бара. Несколько калек попивали помои за столиками. Барменша протирала стаканы тряпкой, которой только что вытерла две больших лужи на полу под стойкой. Ничто не предвещало никаких пакостей.
  Внезапно дверь раскрылась и звякнула стеклами, ударившись об стенку. На пороге кафе стоял бычара с бритой головой, в крутой футболке, джинсах и начищенных до блеска туфлях. Сделав три неспешных шага к стойке и не обратив внимания на посетителей, он вперился в бар-телку. От такого холодного взгляда бедняжка уронила стакан, и в мусорнике, что царил за стойкой, прибавилось до хрена осколков.
  Довольный тем, что его взгляд довел до столбняка девочку, Михась перевел его на телефонный аппарат.
  - Я позвоню, - сказал он и потянул левую руку к трубке.
  Все, кто лакал пиво, вытаращились на двухкилограммовый пистолет, висящий под левой мышкой качка.
  Совершенно неожиданно бар-телка пришла в себя и с безбашенной смелостью накрыла лапу братка своими маленькими ладошками.
  - А хрен тебе - телефон служебный, - заявила девушка.
  Выхватив правой рукой из кобуры пушку, Михась пригвоздил ею голову барменши к буфету и пробасил:
  - Побазарь, гнида.
  У одного чувака, только что хлебнувшего из кружки пива, вся водичка полилась изо рта на стол.
  Пистолет медленно сполз вниз по шее, ключице и остановился между сисек барменши, выглядывавших из нехилого декольте, и Михась попросил второй раз:
  - Я забыл мобильник дома - позвонить надо позарез.
  Девушка живо закивала:
  - В чем проблемы - звоните хоть до утра. - На ее лице появилась резиновая улыбка.
  Сгребя бар-телку в охапку, Михась шваркнул ее об бар и снял трубку. Набрав рукой с пушкой десятизначный номер, он стал дожидаться, пока снимут трубку с той стороны. Вот гудки прекратились, и Михась сказал:
  - Васек? Беда.
  Трубка разразилась неимоверным галдежом, аж братка покривило, и он сощурил глаза, отсунув трубку подальше от уха. Вопли закончились.
  - Упустили мы их, Васек.
  Галдеж мгновенно продолжился. Из трубки в ухо Михасю полетели слюни.
  - Да, Васек... Конечно, Васек, - вклинивал слова в галдеж качок. - Все понятно, Васек. - Он положил трубку на аппарат.
  Ни живая ни мертвая бар-телка, вжавшись в полки бара, немигающими глазами разглядывала Михася. Тот ни с того ни с сего миролюбиво захохотал и вдруг всадил в телефон с десяток пуль. Засунув пестик в кобуру, он кивнул на обломки, усеивающие стойку:
  - Он у вас, оказывается, не работает.
  Развернувшись, браток пошел на выход, совершенно не глядя в зал - туда глядел его средний палец. Когда дверь за ним захлопнулась, один слабонервный свалился на пол вместе со стулом, задрав копыта к небу.
  
  Вдалеке открывался прекрасный вид: роща, озеро перед ней, чуть дальше - горы. Словом, крутой вид открывался с террасы, где сидели перед столиком в плетеных креслах два крутэлыка в халатах, попивая кофе из чашечек на (у)блюдечках. Между ними происходил диалог.
  - Что скажешь о раскрутке новой наркоты?
  - Это новейшая тяга. Все широнавты ею бредят! Они продают свои последние трусы, чтобы купить дозу! Васек, ты просто гений, что добазарился с теми латиносами об этом зелье. Но объясни мне одно: как ты умудрился провезти такую огромную партию через все границы?
  Васек захохотал и объяснил:
  - Все просто: я клал на мусоров, я клал на СБУ. Я на всех клал.
  - И тебе позволили?
  - Я у них не спрашивал! А ты не умничай! Спросил - слушай. А не хочешь - бреди отсюда, пока жив!
  - Ну что ты, Васек, сразу кипятишься. Говори - я весь во внимании.
  Действительно, халатик собеседника Болячки был весь испещрен словом 'внимание'.
  - Ну вот. У меня все куплены, кроме этих лохов журналюг. Они как-то пронюхали о партии и растрезвонили на всю страну.
  - Перемочи их!
  - Вот сам и перемочи их! Тут одного грохнешь - проблему до конца жизни наживешь. А он там не один такой умный, их десятки. Однозначно: журналюги - лохи!
  Вдруг позади скрипнула половица. Оба собеседника резко повернули головы и поперхнулись. Перед ними стоял мужик с базукой на плече. На его шее висело табло 'Журналюга', и он спросил:
  - Что вы сказали?
  
  Никола Паровоз восседал на седле перед стойкой бара и, попивая желтое пойло из небольшого стакана, читал газету 'Городская гонь'. Его очень заинтересовала статейка, название которой звучало так: 'Телега, протолкнутая Болячкой (интервью с криминальным авторитетом) (интервью из-под базуки)'. На большой фотографии, занимающей полстраницы, были три морды: улыбающаяся заточка журналюги и две перепуганных - Васька и его собеседника во 'внимательном' халате.
  Статейка смелым образом раскрывала провоз в страну нового вида наркоты, осуществленный братвой Болячки, а также подробности договора, закрепленного с представителями братвы Лелика Исландского. Тут Никола и покрылся весь испариной.
  А дело было так. Пронюхав о сверхновой наркоте, Никола с Серегой решили нагреть на этом руки. Под видом представителей Лелика, они подъехали к братве Васька, когда шла разгрузка зелья, и загнали страшную-престрашную предъяву на наркоту. Типа если Васек не поделится с братвой Лелика, то они, мягко выражаясь, обольют ее бензином и спалят. Весь город. Так что блатовать Ваську больше нигде не придется. Братва повелась. Быстро составили и заключили договор. Условились, что через недельку Никола с Серегой приедут на склад за наркотой и отгрузят свою часть. Их босс Лелик Исландский даже не подозревал ни о какой сделке. Но теперь!..
  Газета завяла в руках Николы, и он уставился невидимым взглядом в бутылки на полках бара. То, что Васек догадался о подставе, - яснее ясного. Не зря вчера их с Серегой хотели пришить - Никола всегда таскал оригинал договора с собой. На всякий случай. И теперь ему захочет свернуть башку Лелик: их подстава стала достоянием всего города.
  - Слышь, мудень! - раздалось совсем рядом.
  Что-то знакомое зашевелилось в мозгах Николы. Лоб укрылся морщинами. Вспомнил! Мудень! Давненько его так никто не называл. Он обернулся вправо.
  На соседнем стуле сидела малолетняя шалава - лет шестнадцать, не больше. Трусы торчат из-под юбки. Или это пояс у нее такой широкий? Огромные груди норовили выпасть из слишком тесного бюстгальтера. Это она назвала его муднем. Взвалив ногу на ногу, выставляя напоказ завистные ляжки, она пропищала:
  - Угости. Я буду то же, что и ты.
  Никола еще раз окинул презрительным взглядом шлюшку и щелкнул пальцами, обращаясь к бармену:
  - Толя. - Бармен тут как тут. - Ссулей девочке.
  Зенки девочки покинули орбиты. Не успела она сползти со стула, как Толя за секунду наполнил стакан из какого-то пузырька, а Никола, схватив шлюху за косы и запрокинув ей голову, вылил содержимое стакана в визжащий рот. Визг сразу прекратился, в горле девочки закипело, слюни полетели во все стороны. В следующие несколько секунд и сама малолетка полетела со стула, поймав своей сочной задницей убойный пинок.
  - Чтоб я тебя больше здесь не видел! - выкрикнул Никола и сел на свое место.
  Вот это он зверюга. Но разве он таким был? В черепушке Николы Паровоза закопошились воспоминания и всплыла одна давняя картина.
  Одна из задворных мусорок, на которой пасутся несколько недобитых бомжей. Один из них - особенно небритый и немытый - Никола в молодости. Он жадно разгребал дерьмо в крайнем баке, как вдруг, откуда ни возьмись, подъехал джип и затормозил неподалеку. Окошко в задней дверце опустилось, и оттуда вылезла рука, а в ней... Колюня, как его тогда еще звали знакомые бомжи, уронил челюсть, с языка ручьями потекла слюна. Добрый-предобрый голос позвал:
  - Иди сюда, мудень, отведай бутербродика.
  Словно зомби в фильмах ужасов, Колюня побрел к бутерброду с колбасой. По мере его приближения рука уползала в салон машины, а когда Колюня засунул туда полгода не стриженую башку, ему в лоб впечатался приклад автомата. Тот же голос долетел до лежащего в пыли бомжа, как во сне:
  - Бесплатный сыр только в мышеловке, ты, тупица. Ты должен заработать этот бутер. Видишь того дяденьку?
  Нога в перстнях вылезла из окошка и указала куда-то назад. Колюня подорвался с земли и посмотрел туда. Далеко на горизонте стоял вездеход, рядом с ним - трое мужчин. Двое по бокам с автоматами, а пузатый - посередине - с толстым пузом.
  Голос продолжал:
  - Сверни ему шею - и бутер твой. А захочешь еще бутеров...
  Голос не закончил говорить, а Колюню уже ветром сдуло. Подбежав к толстяку так, что даже его охранники не успели опомниться, он замахнулся и хотел треснуть мужика по макушке, но тот и сам получил разрыв сердца от вида бомжа. Охранники, позакрывав носы, отвернулись от проклятой вонищи, а Колюня, предвкушая плотный завтрак, развернулся убегать. Как тут мимо проскочил тот джип, дверца открылась, и Колюня за шиворот со всей своей бомжовской экипировкой был втащен внутрь.
  В салоне сидело трое. Двое впереди, один позади. Почему-то у всех носы закрыты платками. Человек с десятком перстней на пальцах, да не рук, а ног (он был босой), сказал:
  - Ты отчаянный парень. Нам как раз такие надо. Как зайцу стоп-сигнал...
  Да, так вот Колюня превратился в Николу Паровоза. Который по дури своей нажил себе проблем, заварил бурду и не знал теперь, как ее расхлебать.
  Поскребя макуху, он спросил у бармена:
  - Толя, как ты думаешь, где лучше: в Индии или в Мексике?
  
  - Значит так, Серый, это, типа, последнее наше дело в этом поганом городе. Мочим Васька - он слишком много растрепал кислотным журналюгам - и линяем отсюда.
  Так втирал Сереге Никола Паровоз. Они сидели в кустах, которые одиноким оазисом росли посреди двора дачи Васька Болячки. В руках братков были снайперские винтовки, да что за винтовки! Оптическим прицелом им служили два мощных телескопа, куда, пожалуй, и Годзилла смог бы заглянуть.
  Двор пока что пустовал. Серега заговорил:
  - А я слыхал такую телегу, что типа еще один лох видел разгрузку наркоты и то, как мы составляли договор. - Серега пощупал свою часть деловых бумаг, лежащую во внутреннем кармане костюма ниндзя.
  - Русская мафия? - встрепенулся Паровоз.
  - Нет, вроде как узбекская.
  - Черт возьми! Эти могли! Ну и что там еще молотят?
  - Ну вот типа он, лох этот, давно продал нас Лелику.
  - Так почему мы до сих пор живы? - удивился Никола. - За эти десять дней можно было нам сто раз кишки выпустить.
  - Блин, Никола! - вспомнил Серега. - А мы сколько раз наведывались на нычку после того, как порошок перевезли? Ни разу!
  Глаза Николы полезли на лоб.
  - Что это получается? Нас не трогали, чтобы выцепить, где склад?
  Серега облизал пересохшие губы. Никола поскреб затылок.
  - Ни хрена себе, мы встряли, Серый. Теперь из нас уж точно - что Васек, что Лелик - колбасу сделают. Прощай, наркота.
  - Прощай, жихтарь, - всхлипнул Серега, но Никола встряхнул его, как тряпичную куклу.
  - Не ныть! Глушим Болячку и рвем когтя! Ну что, нету его там еще?
  Взяв винтарь, Никола припал всем таблом к телескопу.
  Тем временем из двери навороченной виллы вышли два быка в нехилых костюмах, за ними плелся Васек Болячка с шарфом на шее в драном халате - интервью с журналюгой не прошло бесследно. Важно пройдя до кресла у лужи, Васек сбросил халат: местами на его теле был пластырь. Только он разместился в шезлонге, как из кустов посреди двора донесся свинячий визг.
  Телохранители Васька мигом повыхватывали стволы и упали на одно колено, закрыв собой босса. Тот круглыми глазами таращился по всему двору, но ничего страшного не происходило. Свинья повизжала, повизжала - и заткнулась. Но теперь из кустов повалил черный столб дыма. Васек аж приподнялся.
  - А что это за фигня? - Он протер глаза, но наваждение не исчезло - дым валил в небо похлеще, чем от сигнальных шашек. - А ну-ка, мужики, проверьте, что там.
  Телохранители, встав с коленей, пошагали к кустарнику. Через минуту они вернулись.
  - Ну? - вопросительно уставился на них Васек.
  - Да все нормально, шеф: там двое ниндзей свинью жарят.
  - Зоофилы?!
  - Да не, на костре жарят.
  Облегченно вздохнув, Васек сел обратно в кресло и подставил солнышку свое избитое тело.
  Никола и Серега оставили свинью на вертеле над костром в покое и вооружились телескопическими винтовками. В объективе выросла голова Болячки. Пальцы легли на курки и...
  Телохранители стали по обе стороны от босса, сложив руки в замок перед собой. Один сказал другому:
  - Ты видел, Жмот, какая у них свинья? Пальчики оближешь.
  - А ты, Витюня, видал их винтари? Новинка оптической техники.
  Васек не выдержал:
  - Заткнитесь, козлы! От вашего базара ко мне загар не пристает. - Он спокойно откинулся на спинку. Но вдруг вылупил глазищи и завопил: - Винтари???
  Он развернул кресло на 180 градусов. Тотчас в металлическую спинку посыпались пули. Телохранители только потянули руки к пушкам, как пули и их изрешетили. Но в падении полудохлый Витюня успел выхватить пистолет и шарахнуть пару раз в кустарник, откуда все еще валил дым. Одна из пуль чмокнула Серегу в грудь, и он откинулся.
  Выронив снайперку, Никола припал к Сереге:
  - Ой, ты мой корефан! Да как же ж я без тебя жить-то буду? - Руки Николы тем временем шарили под одеждой у Сереги, наискивая вторую часть договора.
  В братке еще теплилась искорка жизни.
  - Никола, слышь, браток? - простонал Серега. - Посиди со мной, пока я не сдохну.
  - Пока я с тобой посижу, я и сам сдохну. - Паровоз засунул бумажки за пазуху. - Иди-ка ты, Серый, в жопу.
  Васек ползком добирался до дачи, как откуда вырвалось стадо вооруженных до зубов боевиков и начало обстреливать кусты посреди двора, но из кустов взлетел вертолет, из которого торчал средний палец Николы, и полетел прочь от виллы.
  
  Капитан шагал, свесив голову вниз. По бокам мелькали двери и люди. Ему было стыдно глянуть в глаза коллегам: он был продажным ментом, ссучился. За ним брели вереницей четверо братков - только с вокзала и будто инкубаторские: все в одинаковых брюках, крутых рубахах без застежек и сверкающих чистотой ботиночках. У каждого под мышкой висело по пистолету.
  Капитан открыл дверь кабинета и вошел внутрь. Четыре братка - за ним. Кабинет был средних размеров: стол, шкафчик, четыре стульчика, зарешеченные окна - все как положено.
  Три амбала присели на стулья перед столом. Мусорок собрался сесть на свой, как накачанная рука выдернула стул из-под его задницы, и Михась сказал:
  - Постоишь - не старый.
  Четыре зверских морды смотрели на капитана Макаренко. Тот, опершись руками об стол, промямлил:
  - Чем могу быть полезен... господа?
  Михась взглянул на одного из амбалов:
  - Толкай телегу, Митек.
  Митек вскочил и выбежал из кабинета, даже Михась не успел ничего сообразить. Через пару секунд дверь открылась, и Митек возвратился, толкая перед собой дубовую тележку:
  - Такая подойдет?
  - Ты мудак, Митек, - констатировал бритоголовый браток. - Толкай ты телегу, Санек.
  Санек, сидящий рядом с Петрухой, начал:
  - В общем, типа, мент, такая тема. Притарабанили мы из-за бугра новый товар. Разгружаем в порту, а тут - два урода из братвы Болячки. Наехали - пришлось поделиться. Составили это... как его...
  - Договор, - подсказал Петруха.
  - Да, договор. А потом, короче, выяснилось, что эти два урода занялись самодеятельностью. Но это уже потом мы узнали - когда они свою часть товара заныкали на хрен. Это еще такое - полбеды. Но вся запара в том, что там неподалеку околачивался еще один отморозок...
  - Русская мафия! - догадался Макаренко.
  - Французская, - обломал его Санек, но Петруха врезал ему по затылку:
  - Узбекская, придурок, не искажай факты.
  - А как вы узнали? - спросил капитан.
  - А молча! - вызверился Михась. -Жучок у него в трусах был! Тебе не все равно?
  Менток закивал головой.
  - Абсолютно по боку.
  - Так вот, - продолжил базар Санек, - эти узкоглазые хотят сдать нас ментам. Потому что с какими-то уродами мы товаром поделились, а с ними - нет.
  - Ну, - кивнул Макаренко, - что-то я не просеку темы базара.
  - А тема базара такая. Шоху-узбека надо найти.
  - Чтобы грохнуть? - обалдел Макаренко.
  - Нет, он знает, где находится Никола Паровоз.
  - А зачем он вам?
  - Мы нагрянули на точку, где Паровоз с корешем ныкали товар - но там оказалось пусто. Они перепрятали его. Нужно забрать у этого козла договор и выпытать, где находится товар.
  - Но как узбек узнал, где найти Паровоза? Может, этот узбек сам перепрятал товар, проследив за ним и его корешем? А вы, дебилы, развелись, как пацаны! - Капитан засмеялся, но тут ему в морду уткнулись четыре пушки.
  - Ты побазарь, побазарь... - пригрозил Санек.
  - Типа, не ссы - слинять всегда успеем. Не такая уж и крепость ваша ментура, - пробасил Михась, а Петруха спросил:
  - Лучше скажи, как дела у нашего братка - Степы Отморозка?
  - Не знаю, - помотал головой мусорок, косясь на стволы.
  - Так узнай! - встал Михась, пряча пистолет в кобуру. - А заодно спросишь у него, где узбека найти можно.
  - А вы разве не знаете, где его искать? - удивился мент.
  - Знали б - не спрашивали. На хрена б ты нам сдался. Выйдем на узбека и узнаем: его ли рук работа - перенычка наркоты, и собирается ли сдавать нас ментам его узбекская братва. В шесть вечера в парке у фонтана, - бросил Михась Макаренко. - Пойдемте, пацаны.
  Четыре квадратных спины покинули кабинет капитана. Тележка так и осталась стоять под стеной.
  
  Массивная ручища осторожно постучала в дверь, из-за которой звучала народная узбекская музыка. А может, и не узбекская. Но что-то восточное. Слышно было, что какая-то тварь осторожно подкралась к двери и выглянула в глазок. Глазок чуть не выпал от испуга, увидев перед дверью четверых людей из братвы Васька Болячки. Чей-то телячий голос спросил:
  - Who is it?
  - It's me - Snakes. I got the stuff, - ответил Санек, но Михась стукнул его лбом об стену:
  - Хорош гнать. - Тому, кто стоял за дверью, он сказал погромче: - Открывай давай - братва пришла! Тумаков принесла.
  Как ни странно, вопреки ожиданиям Михася, дверь открылась. На пороге стояло узкоглазое существо в дорогом спортивном костюме. Поклонившись, он обратился к гостям:
  - Ich bin don't know української.
  Пропустив бред мимо ушей, амбалы протолкнули узбека, вошли в квартиру и захлопнули дверь. Михась долго смотрел на мужичка, а потом спросил:
  - Чух-Пыхтей?
  Почему-то обрадовавшись, узбек замотал отрицательно головой.
  - Не понял! - грозно набычился Михась. - А кто ж ты тогда такой?
  Узбек невдупленно посмотрел на парней и сморозил:
  - Люська не понимай. Вася говолить - моя не знать.
  - Что?! При чем тут Люська? При чем тут Вася? - Михась полез за пушкой, но Петруха перевел ему:
  - Ну что ты, Михась, не горячись. Этот китаец говорит, что не понимает русского языка и не соображает, о чем мы ему толкуем.
  Михась взглянул на Петруху, утирающего шнобель, из которого постоянно текло, и спрятал пушку.
  - Будешь переводчиком. Спроси у него, где Чух-Пыхтей, раз он не Чух-Пыхтей.
  Петруха озадачился, но ненадолго.
  - Слюсяй, - сказал он, - нася говолить, ты знать, где Цюх-Пыхтей?
  Узбек еще шире заулыбался и ответил хитро:
  - Инфольмасия нузьна теньга.
  Петруха чуть вытаращился и перевел Михасю:
  - Говорит, бабки нужны за то, что он сдаст Пыхтея.
  - Чего?! - озверел браток и потянул руки к беспричинно улыбающемуся узбеку. - Бабки тебе? А по рогам, китаец хренов?!
  Петруха еле сдержал Михася и рвущихся за ним Санька с Митьком.
  - Мы - ездили в другой город, только чтобы узнать этот адрес, а ты даже не Чух-Пыхтей, - заговорил он к узбеку. - Мало того - требуешь деньги. Это вымогательство. - Порывшись в карманах, он достал десять баксов и всучил узбеку. - На.
  Взяв деньги, крендель повертел их в руках - улыбка исчезла с его хитрой рожи - и обиженно спросил у Петрухи совершенно без всякого акцента:
  - Что это за чушь?! Я бабки просил!
  - Извини, узбекских нету. - Кулак Михася, вылетев из-за плеча Петрухи, звезданул узбека в глаз.
  Мужик укатился в комнату, и три амбала, оставив затормозившего Петруху в коридоре, прошли к узбеку. Михась сразу отобрал баксы и спрятал в карман. Схватив стонущего чувака с большим синяком под левым оком, он спросил:
  - Так где Чух-Пыхтей, гнида ты ненашенская?
  Узбек сдал всех и вся. Но только то, что знал. Чух-Пыхтей попросил его посмотреть за квартирой, а сам драпанул неизвестно куда. Но типа есть себе такой мужик, который частенько зависает в 'Махарадже', и он типа знает, как выйти на Чух-Пыхтея.
  Михась, довольный базаром расколотого придурка, направился с братками к выходу. В спину донесся возглас:
  - Куда вы? Это ночной клуб, работает с девяти. Вас сейчас не пустят!
  Братки развернулись. У каждого в руках было по базуке.
  - Заспорим?
  
  В полутемном ресторане, увешанном от потолка до пола красной парчой, было людно. За каждым столиком сидели посетители. И все они были - братками. В этом заведении зависала братва разных направлений. Здесь они могли потолковать, не опасаясь, что кто-то всадит им нож в хребет или пулю в лоб.
  Столик ломился от жратвы, но ни один из едоков не прикасался к ней. Первый втирал на полном серьезе второму:
  - Я - как Бэтмен, крутой и непобедимый, а Серега, которого замочил ваш долбаный Витюня, - как Джетмен, быстрый и непредсказуемый. А вместе мы были бы крутой и блатной силой!.. Ты мне веришь, мужик?
  Но мужик уже две минуты, как отдыхал мордой в салате.
  Через два столика заседал сам Васек Болячка. Ему только что преподнесли кучу бифштексов на тарелке, но забыли принести вилку. Осмотрев тщательно весь стол, Васек повернул наглую морду к ожидающему в сторонке официанту и выставил из кулака указательный палец с мизинцем.
  - А я не понял... Где моя, типа, вилка, ты, фуфлач?
  Официант перепугался не на шутку и выставил вперед ладонь:
  - Один момент.
  Он собрался уходить, но Васек доброжелательно произнес:
  - Да ладно, расслабься. - Он наколол бифштекс на растопыренные пальцы и зажевал его.
  Позади на детских кормилках кушали два новых телохранителя.
  Минут через пять за пазухой у Болячки зазвонил телефон. Вытерев пальцы об салфетку, авторитет достал мобилку и откинул крышечку. Она отвалилась. Долбанув кулаком по столу так, что аж тарелки подскочили, Васек зашвырнул телефон к чертовой матери, ничуть не беспокоясь о том, что он нырнул в чью-то похлебку. Полуобернувшись, он заорал:
  - Сколько раз можно говорить, чтоб вы купили мне новую мобилу?! Дай свою!
  Левый качок без промедлений отдал шефу свою трубку. Тот откинул крышечку и сказал в нее:
  - Алло.
  - Здравствуйте, босс, - заговорили в трубке. - Это Михась. Рад слышать вас живым. Как здорово, что те алкаши промахнулись. Я слышал, они стреляли из сверхнового оружия - телескопической снайперки. Но возможно ли из нее промахнуться?
  - У этих мудаков все возможно. Что у вас?
  - Мы тут пропасли одного чувака в ночном клубе - того, который может вывести на Чух-Пыхтея.
  - Ну и что?
  - Упустили мы его.
  - Дебилы, - резюмировал Васек, но Михась поспешил исправиться:
  - Зато мы взяли другого чувака. Он утверждает, что знает такого стукача, который знает еще одного стукача, которому известно, где есть стукач, стопудово знающий, где найти узбека.
  После небольшой молчанки Васек тупо спросил:
  - Чего?
  - Ну... напали мы на след, в общем типа.
  Васек тяжело вздохнул и зашипел в трубку:
  - Я как вам говорил, приматы? Звонить только тогда, когда балда Чух-Пыхтея будет отделена от тела! Еще раз позвонишь без важной причины, кастрирую на хрен!
  Захлопнув крышку, бандюга спрятал мобилку в карман.
  Обломанный телохранитель зря держал протянутую руку, а Васек еще раз подытожил:
  - Дебилы.
  
  Лелик Исландский курил сигару, лежа на диване. Перед диваном стоял рэмбо-терминатор в красном костюме. И докладывал:
  - Братва Васька вчера вечером узнала от кого-то в ночном клубе через десяток информаторов адресок, где прятался Чух-Пыхтей. Они приехали в то дупло и нашли там трупешник.
  - Трупешник? - настороженно приподнялся Лелик. - Чей трупешник?
  - Чувака.
  - Какого чувака?
  - Ну, Чух-Пыхтея.
  - А киллер вернулся?
  - Киллер? - удивился рэмбо-терминатор. - Какой киллер?
  - Какого послали завалить того чувака! - раздраженно сказал Лелик.
  - Нет, наш еще не вернулся.
  Лелик совсем сел на диван:
  - А что, есть еще не наш?
  - Если б справился наш, то давно вернулся бы.
  - А вдруг то нашего киллера пришили? - вынул Лелик изо рта сигару.
  - Но менты гонят, что то чувак.
  - Чувак? Какой чувак?!
  - Ну, Чух-Пыхтей.
  Через полчаса матов и криков удалось выяснить вот что. Действительно, в хате, которую удалось пробить через кучу стукачей, Михась и команда обнаружили труп. Узбекской национальности. Милиция, налетевшая чуть позже на квартиру, утверждает, что мертвый - Чух-Пыхтей. Но так ли это, никто не мог подтвердить.
  Лелик поскреб мозги и посмотрел на рэмбо-терминатора:
  - Что скажешь, рэмбо-терминатор, кто мог завалить Чух-Пыхтея?
  - Известно кто - Никола Паровоз. Чтобы никто не смог выйти на него через узбека.
  - Ну ладно, а что если труп - не Чух-Пыхтея? Что если Чух-Пыхтей завалил кого-то для голимого развода?
  - Как? Разве он женат? - удивился рэмбо-терминатор.
  - Нет, замужем!!! - взорвался Лелик, выплюнув к черту сигару. - Ты утомил меня, дятел!
  
  Когда вся братва стоит на ушах, то нормальным горожанам лучше сидеть дома и никуда не рыпаться. Но что случилось, раз вся уголовщина всполошилась не на шутку? Собственно говоря, ничего серьезного. Просто среди братвы была одна заразная болячка (речь не о Ваське), распространявшаяся с завидной для движения ракет скоростью. Когда кому-то приходило в голову найти и порешить кого-то, эта навязчивая идея овладевала всеми без исключения бандотными группировками. Как и в случае с Чух-Пыхтеем и Паровозом.
  Кто первый пустил слух, что узбек знал что-либо о местонахождении Николы? Бог его знает. Но почему-то абсолютно вся братва решила: найди они Чух-Пыхтея - и вся планета в их власти. И Васек Болячка, и Лелик Исландский, и их узбекские коллеги - все устроили охоту на Чух-Пыхтея.
  Когда прогремело известие о смерти неуловимого мстителя, братва вроде как поуспокоилась... Но ненадолго. Имея свои концы (в лучшем смысле слова) в милиции, они молниеносно пронюхали о том, что обнаруженный в левой хате мертвяк - чистой воды подстава. Вывод: Чух-Пыхтей жив, охота продолжается!
  О наркоте, прибывшей из-за бугра, уже десять раз забыли. Нарики выширяли ее в течение месяца после привоза. Никому уже не нужны были те тонны зелья - всем нужен был Чух-Пыхтей, мать его в ухо, и чертов Никола Паровоз, мать его в глаз.
  Васек сидел в резном кресле и смотрел на стоящего перед ним Михася.
  - Ты понимаешь, что дело уже не в наркоте, не в договоре - дело в принципе. Неужели моя братва бессильна достать какого-то паршивого китайца?
  - Узбека, босс.
  - До лампы! Вы мне его достанете раньше, чем Лелик и узбеки! - Васек встал из кресла. Он был зол. - И раньше, чем мусора! Но имей в виду, отруби себе нос, - Васек сощурился и вкрадчиво произнес: - Он очень опасен.
  Михась был непоколебим, сохраняя каменное лицо бесстрастным. Это достало Болячку, и он заорал, бахнув кулаком по столу и выпучив глаза:
  - Я тоже очень опасен!!!
  - А я заметил.
  
  Выслушав рассказ Михася про путешествие в кабинет Васька, братва возмутилась:
  - Мы - бессильные?
  Через минуту все стояли на улице возле какой-то тачки, обступив ее плотным кругом. В машине брыкался связанный рэмбо-терминатор. Он кричал:
  - За что? Что я вам сделал? Лелик отомстит вам за меня!!
  - Посмотрим, - сказал угрюмо кто-то, и его палец лег на кнопку передатчика.
  Ох, и полыхнула машина! В соседних домах стекла повылетали. Кое-кто из людей застрелился с перепугу, подумав, что началась война. Братва стояла вокруг горелой тачки - чернее ночи. Кто-то умно отметил:
  - Отойти не помешало бы.
  - Где ты раньше был?
  Волна подобного зверства прокатилась по всему городу. Мочили всех подряд - особенно узбеков: а вдруг это Чух-Пыхтей? Это вывело из себя узбекскую братву. Но их успокоили узбекские сестрицы.
  
  Васек сидел перед экраном телика, теребя в руке пульт. Он только улыбался с городских новостей. Выступал заместитель начальника городского УВД, полковник Незабудько:
  - ...Я вас очень прошу, граждане киллеры и убийцы, будьте предельно внимательны. Проверьте десять раз, кого вы убиваете... Вчера у меня на площадке грохнули соседа. Потому что он взял у одного друга трусы полетать на пару дней. И его перепутали с другом. Куда ж это годится? Я вас от имени горожан прошу: будьте хоть чуточку внимательнее...
  
  Полковник тоже сидел в кабинете и смотрел новости.
  - Ну как я выступил? - спросил он у лопоухого практиканта, сидящего напротив.
  Тот восхищенно закивал головой, выпятив губу, мол, крутой полковник - и точка.
  Внезапно запищал факс, выплевывая рулоны туалетной бумаги. Нормальная закончилась - перешли на туалетную. Отодрав пять метров сообщения, полковник надел вверх ногами очки.
  - Что тут у нас?
  Стекла треснули под давлением выскочивших из орбит глаз.
  - Что случилось? - отодвигаясь подальше от стола, спросил практикант.
  - Глазам своим не верю! - Полковник снял очки: его глаза были вдвое больше, чем обычно. - Анонимное сообщение о хате Чух-Пыхтея!
  Эти вопли отчетливо были слышны в наушниках, торчащих из ушей одного братка. Он сидел в фургоне, через дорогу от ментуры, и как только услышал про Чух-Пыхтея, сразу стал названивать братве.
  
  Десяток бравых ниндзя крались в утренней мгле к черному ходу кирпичного дома. Такие хлипкие здания закончили строить хорошую сотню лет назад: стены облуплены, местами обрисованы граффити, а местами просто изгажены. Стена, под которой крались ниндзя, была глухой. Ни единого окна, только старая, ветхая деревянная дверь черного хода.
  Во дворе было тихо, никаких звуков. Все, кто мог что-либо увидеть из окон соседних домов, заблаговременно были перевешаны в своих квартирах.
  Рука в перчатке легла на ручку и приоткрыла дверь. Раздался скрип, донесшийся до окраин города. Абсолютно у всех ниндзя глаза выросли на пол-лица. Один из них взмахнул головой. Крайний подбежал, извлек масленку и полил дохлые ржавые петли. Обождав с минуту, воины-тени вошли бесшумно в дом.
  Чух-Пыхтей делал предутреннюю зарядку, как в дверь постучали (в этой халупе даже звонков электрических не было). Узбек насторожился. Затем глянул на часы: начало пятого. Пожав плечами, совершенно ни о чем не задумываясь, он пошагал к двери. Стук повторился. Так же, как и звонка, в двери не было глазка. Пришлось спросить:
  - Кто там?
  Ответили три грубых недовольных голоса:
  - Мы из Национальной Лотереи!
  - Ты выиграл пятнадцать центов!
  - Давай открывай, сучара узкоглазая!
  Обрадованный мужик открыл хиленькую защелку, и в квартиру хлынул поток ниндзя. Затоптав Чух-Пыхтея, они ворвались в комнаты.
  - Где он?! - заорал, шарясь по комнатам, один ниндзя.
  Кто-то догадался выйти в прихожую и приволочь Чух-Пыхтея за ногу.
  - Вот он!
  - Приведите его в чувство! - приказал ниндзя голосом Михася.
  Подача в глаз - узбек очнулся. Увидев вокруг себя десяток черных парней, он удивленно встал с пола.
  - А вы кто - негры?
  - Молчать, узбекский засранец! - выкрикнул один браток и выхватил из ножен на поясе японский меч искусной работы, замахнувшись на квартиранта.
  Чух-Пыхтей испуганно прикрылся руками, ниндзя гоготнул и спрятал меч обратно. Но вдруг захрипел, не успев убрать руку с рукоятки, и упал, согнувшись, мордой в пол. Из его хребта в районе левой почки торчал меч - ниндзя промахнулся мимо ножен. Это так развеселило узбека, что он засмеялся, запрокинув голову лицом к потолку, а потом выхватил из-за пояса пистолеты, накрытые майкой, и, продолжая неистово хохотать, стрелял в братву, даже не глядя, куда палит.
  Отстреляв все патроны и отсмеявшись вдоволь, Чух-Пыхтей с улыбкой на лице вытер выступившие на глазах слезы. Увидев следующую картину, он убрал улыбку с лица и уронил до пола челюсть: все десять ниндзя - даже тот, который случайно зарезал себя, - так и стояли на своих местах, живые и невредимые.
  Ниндзя с голосом Михася объяснил обалдевшему нерусскому:
  - В этом боевике полно банальных шуток, и это - одна из них. - Он схватил Чух-Пыхтея за майку на груди и поднял высоко над полом: - Теперь ты нам скажешь, где живет Никола Паровоз.
  И узбек улетел к стене, перед которой любезно расступились два ниндзя. Что и говорить: дом был древний. В стене образовалось дуплище, а Пыхтей с грудой кирпичей выпал на улицу. Ошалевшие братки, разинув под масками рты, смотрели, как узбек подскочил с обломков и бросился наутек.
  Михась очнулся первым.
  - За ним! - взревел он и вылетел в дыру.
  Нык налево, нык направо - Пыхтея след простыл.
  - Куда он делся? - не догнал Михась. Разум подсказал ему достать мобилку и набрать номер босса. Ожидая, пока тот снимет трубку, он осматривал двор.
  - Алло, Васек? Запара. Мы типа взяли его, побили чуть-чуть, и вдруг он ушел. Исчез куда-то... Обыкновенно исчез. Кругом пусто - только четвероногий амбал в плаще.
  - Что??? - заорала на весь двор трубка. - Четвероногий амбал??? Взять его!!!
  Братва развернулась в ту сторону, где секунду назад шел четвероногий качок в черном плаще, но теперь действительно кругом было пусто.
  
  Ментовский участок кишел мусорами - здесь была пародия на полицейские конторы Соединенных Штатов: стеклянные двери, стены, в офисах по десятку столов с компьютерами на каждом. За одним таким столом, взвалив на него ноги, сидел накачанный мужик с небольшими усиками. Его русые волосы вились кудрями. Это был лейтенант Харрисов. Прямо перед ним сидел тот, кого целый месяц ловила мафия, то есть какая на хрен мафия - чисто братва, и кого лейтенант Харрисов увел из-под носа той же чисто братвы.
  - Ты, Пыхтей, - говорил лейтенант, - спасибо мне должен сказать за то, что я спас твою жизнь. Учти: я ненавижу надевать плащи летом, но ради тебя, козла этакого, я сделал это. Ну-ка колись давай: чем ты так насолил всей братве?
  - А это обязательно говорить?
  - Нет, не обязательно. Но если ты мне этого не расскажешь, то придут мои друзья и набьют тебе морду.
  - Не страшно! - гордо заявил Чух-Пыхтей.
  - Я не договорил, - сказал спокойно Харрисов. - Они набьют тебе морду и сдадут с потрохами братве.
  - Нет!!! - схватился за крышку стола узбек.
  - Делай выводы, говнюк! - подался вперед мент, убрав ноги вниз. - Или ты расскажешь по-хорошему все мне, или совсем по-плохому - братве. А они с тобой церемониться не станут.
  - О'кей, ладно, слушай, - начал колоться арестованный.
  Все, кто был в конторе, прекратили работу и развернулись к рассказчику.
  - Когда-то давно - еще в прошлой жизни - мне настучали...
  - По чайнику, - перебил лейтенант.
  - Нет, по... ни по чем мне не стучали! - разозлился Чух-Пыхтей. - Я узнал от шохи, что Васек Болячка закупил гипер-зелье в Боливии и транспортировал сюда. Сидя в наблюдалке, я увидел, как Никола Паровоз со своим шизанутым дружком развели братков Васька. Подписали договор, по которому половина наркоты принадлежит как бы типа Лелику Исландскому... Ты знаешь такого?
  - Знаю, пень, не прерывайся! - надоумил трепача мент.
  - Ну вот. Через недельку они отгрузили свою часть и заныкали. Лелик и не подозревал, что эти козлы его киданули. Но вот он вычитывает в одной статейке, что его братки обули его. Естественно, он хочет отомстить им, а наркоту прибрать к своим рукам. Но дело в том, что на Николу с его вонючим корешем уже охотятся братки Васька, чтобы отобрать у них две части договора, пока Лелик не добрался до наркоты. Но они не знали, что Лелик не знал об этом зелье! Проследив за кем-то из этих дятлов, братки узнают, где они держат порошок, но там какого-то хрена оказывается пусто.
  - Ну, а при чем тут ты? - недопонял Харрисов.
  - Как при чем? Я ж донес боссу, что братва Болячки и Исландского заделила наркоту, а про нас и забыла. Босс решил отпердолить их всех и посдавать тупорылым мусорам... - Чух-Пыхтей вдруг заткнулся, обведя весь зал взглядом. - Я хотел сказать, доблестной милиции, - исправился он, сглотнув подступивший к горлу комок. - И он сдал их.
  - Так это была правда?! - раскрыл хлебальник Харрисов. - А мы подумали, что это голимый развод. Отлично, ты - свидетель наркобизнеса. - Обернувшись, он приказал: - Арестовать всю братву!
  - Не спеши, тормоз! - нагло остановил его Чух-Пыхтей. - Вся наркота давно исширяна нариками. Вы ничего не докажете.
  - Но ты же видел.
  - Что я видел? Я ничего не видел.
  - Постой, хитрожопый гад. Вся, говоришь, исширяна? А часть Николы и Сереги? - наклонился к узбеку лейтенант. - Куда она пропала? Кто ее перепрятал? Никола? Поэтому все охотятся на тебя? Ты знаешь, где Никола?!
  - Нет, не знаю! - замотал головой браток, расширяя в ужасе узкие глаза.
  - Мужики, - снова обернулся к сотрудникам Харрисов, - сдайте его братве.
  Менты с одобрительными возгласами оторвали зады от стульев. Чух-Пыхтей заумолял:
  - Нет, я не хочу к братве!
  - Не хочешь к братве? В тюрягу его!
  - Я не хочу в тюрягу!
  - А жить хочешь?
  - Да, хочу, но не в тюряге.
  - Хрен с тобой - поживешь у меня.
  - Ура! Ура! - запрыгал на радости Чух-Пыхтей. - Я буду жить у мента на хате!!!
  - Ори громче - еще не вся братва услышала, - строго сказал менток. - Спать будешь на стульях.
  - Да хоть на гвоздях!
  - Отлично. На них ты и будешь спать.
  ...Вечер проглядывал сквозь окна квартиры Харрисова. Лейтенант стоял перед одним из них и попивал пивко. Где-то позади, восседая задницей на гвоздях и мурлыча носом какую-то узбекскую песню, медитировал Чух-Пыхтей. Рядом с Харрисовым на столе стояло пять пустых бутылок. Допив шестую, он поставил ее на стол и полез в холодильник за седьмой.
  Развернувшись за открывалкой, он столкнулся нос к носу с 'гостем'.
  - Че надо? - спросил лейтенант, вскрывая бутылку.
  - Ты меня охраняешь, или что? - возмущенно сказал узбек.
  - В чем, собственно, дело?
  Чух-Пыхтей выдрал пиво из рук мусорка:
  - Харэ бухать! Алкаш, ты в торбе!
  - Ты гонишь - с пива в торбе не бывают, - лейтенант ткнул в нос Пыхтею средний палец и ушел, шатаясь, с кухни.
  
  В темном гараже, где еле светила дохлая лампочка, собралась сходка братков. Сидели кто на чем. Выступал Михась:
  - Вы шарите, пацаны, что все зависит от этого сраного Чух-Пыхтея, камень ему в глотку? Достанем мы Чух-Пыхтея - молодцы будем. Не достанем мы Чух-Пыхтея - мертвецы будем. А что толку от Чух-Пыхтея? - Михась осмотрел всю братву. - Вот кто мне щас, типа, скажет: какая тяга от Чух-Пыхтея?
  Братки молчали. Но вот где-то позади всех несмело поднялась рука.
  - Ну, брателла Солидол, ответь мне на вопрос, - Михась полез за пушкой.
  Рука сразу опустилась, и чей-то убитый голос забубнил:
  - Да не, я уже передумал.
  - Что ты сказал? - взмахнул Михась стволом. - А ну встань, быдло, и ответь на мой вопрос!
  С канистры поднялся какой-то недомерок в очках. Все обалдели: как такого урода могли взять в братву? Недомерок помялся и пробубнил:
  - Ну... может, когда мы найдем Чух-Пыхтея... то отдерем его как следует?
  - Да? - посмотрел на братка, как на дебила, Михась. - Тогда я предлагаю тебя на роль Чух-Пыхтея.
  У всей братвы глаза загорелись недобрыми огоньками, но там и потухли, когда Михась обломал всех:
  - Шутка. Сядь, рахитный, и слушай меня. И все слушайте меня! - повысил тон браток. - Когда мы найдем этого китайца...
  - Но... - вякнул ближний браток, чтобы возразить Михасю насчет китайца, как тут отоварился в глаз и прилег на пол.
  - Когда мы найдем этого китайца, - повторил, потирая кулак, Михась, - мы узнаем две вещи: во-первых, не он ли случайно перепрятал наркоту Николы и теперь водит нас за нос; а если это не так, то, во-вторых, где Никола. Найдя Николу, мы узнаем, где наркота, которую им отдал наш безмозглый босс. - По братве прошелся гул удивления. - А потом мы загоним эту наркоту по бешеной цене китайцам!
  - В смысле, узбекам? - спросил очередной браток, прикрываясь от удара, но его не последовало.
  - Нет, именно что китайцам. В Китай. А бабки - разделим. А боссу - балалайку купим и научим на ней играть.
  - Но как ты можешь такое говорить? - заварнякал тот же браток.
  Его подхватили другие:
  - Босс - сила!
  - Босс - мозги!
  - Раком вас, раком!
  - Босс - главный!
  Михась заревел и порвал рубаху на груди.
  - Что?! Кто главный? Босс главный? Запомните на всю жизнь: типа, я тут главный! Я всегда и везде главный! Убью, падлы, ё...
  Врубился брэйк-рэп, и Михась, выплясывая финты, толкнул крутой речитатив, утерев нос всем ниггерам:
  - Я тут главный! Вы уроды и ублюдки!
  Босс - никто! Я тут главный круглые сутки!
  Босс страдает фигней и не делает ни хрена,
  И заставляет нас расхлебывать кучи дерьма,
  А сам сидит и жрет!
  Жрет, сука, и пьет!
  Нам мало бабок дает!
  Себе лимоны гребет!
  Наш босс, блин, жмот и урод!
  Е, кам он йо!
  Михась замер в блатной позе с пушкой в руке. Браток, возражавший первым, покивал головой и произнес:
  - Убедительно.
  
  Старший лейтенант милиции Пентюх уже пять минут ломился в черную железную дверь. Не может быть, чтобы Харрисов сдох от руки узбека! Пентюх начал сандалить по двери ногами.
  Соседняя дверь приоткрылась, оттуда выглянула любопытная и одновременно недовольная морда бабульки.
  - Чего стучишь и трезвонишь? Ну нету его дома! Хулиган!
  С невероятной скоростью мусор выхватил пушку и всадил пулю между глаз бабульке. Она рухнула, клюнув недовольной мордой пол, а дверь квартиры Харрисова открылась.
  - Ох, у тебя и соседи надоедливые, - пряча пистолет, сказал Пентюх.
  Харрисов, мягко выражаясь, был никакой. Семейные трусы по колено, зарыганная майка - то все чепуха. Сам лейтенант был какой-то замученный, словно побитый. Его кудри торчали во все стороны. Он впустил Пентюха, закрыл дверь и, прихрамывая, постанывая и держась руками за ребра, повел его в комнату. От глаз старшего лейтенанта не скрылась такая неработоспособность коллеги.
  - Харрисов, а ты что такой разбитый?
  - Да, - прокряхтел тот, - не в форме я, поспал всего двенадцать часов...
  - Как это надо было спать, чтобы после полсуток сна быть дохлым? - удивился Пентюх.
  - Я спал не сам! Это же очевидно...
  Пентюх присел на краешек тумбы.
  - Ты спал с Чух-Пыхтеем???
  Харрисов и сам остановился.
  - Чего? Не спал я с Чух-Пыхтеем! Вот с кем я спал! - Он достал из-под стула женские трусики и повертел их, чтобы Пентюху хорошо было видно, о чем речь.
  Тот еще более удивленно спросил:
  - Ты спал с трусами Чух-Пыхтея???
  - Придурок, это не его трусы! - вспылил Харрисов и, видя тупой взгляд кореша, продолжил: - И не мои! Это вообще бабские трусы - разве не видно?!
  Лейтенант зашвырнул трусики на фиг и увалился в кресло, широко расставив ноги.
  - Ты бы штаны надел, - посоветовал Пентюх.
  Харрисов наклонился и посмотрел между ног.
  - Что, возбуждает? - довольно спросил он.
  - Нет, кумарит! Быстро надел штаны!
  - В чем проблемы? - встал Харрисов. - Орать только не надо.
  Он ушел в спальню и через минуту вернулся - штаны были надеты на нем задом наперед. Пентюх аж голову пригнул. Что-то и вправду Харрисов не в форме.
  - С чем пожаловал? - Лейтенант сел обратно в кресло.
  - А где Чух-Пыхтей? - насторожился Пентюх.
  - Я его отправил поздно ночью с отрядом спецназа.
  Пентюх помолчал и произнес сочувственно:
  - Что ж, хороший был узбек. - Перекрестившись, он повел дальше: - Он хоть сдал тебе, где прячется Никола Паровоз?
  - Подумай сам: откуда Чух-Пыхтей может что-либо знать о Николе? Они что - друзья?
  - Хорошо. Что ты думаешь по поводу людей Васька Болячки?
  - Лохи, быдлы и козлы.
  - А про людей Лелика Исландского?
  - Упыри, гниды и падлы.
  - Но они братки!
  - Тем хуже для них.
  - Ладно. Что ты думаешь конкретно о Сереге, кореше Николы?
  - Что я думаю? Он труп, вот что я думаю.
  - Это ты здорово подметил, - призадумался Пентюх. - А я вот что подумал: не мог ли Никола начесать Сереге лохматого и притырить всю наркоту себе? Или, наоборот, Серега развел Николу?
  Харрисов пристально посмотрел на коллегу.
  - Ты знаешь, - начал он медленно. - Я думал никому не рассказывать, но тебе открою страшную тайну.
  Пентюх нагнулся поближе к Харрисову.
  - Пыхтей сказал мне, что знает, куда заныкали ширяво те отморозки.
  - Да ну? - Пентюх незаметно для Харрисова стал приближать руку к пистолету в кобуре под мышкой.
  - Да, сказал, что они сами пожрали всю отраву и чокнулись к такой-то матери! - выпалил Харрисов и заржал, корчась в кресле.
  Вдруг ему между ног уперся ствол. Смех прекратился.
  - Хватит травить бодягу! - зло произнес Пентюх. - Меня прислали братки Васька. Колись: что начесал тебе Чух-Пыхтей?
  Лейтенант по-дурацки улыбнулся, завел руки за спину и вытащил оттуда винчестер, приставив его к хозяйству Пентюха.
  - Вот так, я думаю, мы можем поговорить.
  Глаза Пентюха росли с каждой секундой.
  - Я сразу просек тебя, как только ты начал бакланить блатным базаром, - сказал Харрисов. - Только у братвы можно нахвататься этой заразы. Знай, чувак: ни хрена мне узбек не сдавал. Мне жаль тебя.
  Палец Харрисова нажал на курок. Раздался смачный шарах, и Пентюх улетел в спальню, опережая свои яйца.
  
  В огромном супермаркете шныряли толпы покупателей. Галдеж стоял, шум. Продавцы-узбеки только и успевали, что сдирать с людей бабки.
  Входная дверь раскрылась, и в магазин вошли четверо вооруженных пистолетами качков. Среди них выделялся бритоголовый. Шум в торговом центре прекратился, головы всех покупателей повернулись ко входу. Завидев пушки, люди заорали не своими голосами. Через пару минут в магазине было пусто. Все узбеки сбились в кучечку и любопытно рассматривали четверых братков.
  Михась довольно сказал:
  - Вас даже собирать не нужно - сами сообразили. - Подойдя к обалдевшим чуркам, он гавкнул: - Что тыритесь, как козел на новый джип?! - Подняв руку с пистолетом, он спросил: - У кого Чух-Пыхтей?
  Узбеки запуганно переглянулись. Репы быков ничего доброго не обещали.
  - Не знаем, - пожали плечами продавцы.
  - Ладно. Второй вопрос: где Чух-Пыхтей?
  Толпа узбеков удивленно переглянулась. Они явно не знали, о ком речь, и опять пожали плечами. Михась улыбнулся, оглянувшись на корешей, и снова обратился к узбекам:
  - Третий вопрос. Он же последний. Кто на него не ответит, то я не виноват. Кто хочет сдохнуть?
  Узбекам совсем плохо стало. Они все замотали головами и наперебой затрещали:
  - Не я! Не я! Не я!
  Закусив губу, Михась уставился в пол. Потом поднял глаза.
  - Ответ неправильный.
  Самый главный узбек не выдержал психологической атаки, упал на колени перед Михасем и затараторил:
  - Мы действительно не знаем, где и у кого искать Чух-Пыхтея! Может, мы бы и помогли вам! Если бы знали, кто это такой.
  Михась ушам своим не поверил.
  - Да брось, китаец. Это же сучок из вашей братвы. Он уже всем в ушах застрял. Нужно его убить - и как просторно станет в мире! Ну все, хватит базарить, - развернулся Михась, и братва направила на узбеков стволы.
  - Нет, не надо! - стал унижаться самый главный в супермаркете узбек. - Прошу вас, не стреляйте! У нас жены, дети!..
  Михась опять обернулся лицом к узбекам и слегка склонил голову, повернув ухом вперед.
  - Как-как? Не стрелять? - Он удивленно посмотрел на братву. - Не, ну че б мы стреляли? - Он взглянул на узбеков. - Че б мы, спрашивается, стреляли? Мы что - совсем уже звери беспредельные?! Ха, стрелять! Такое, блин, скажут. Зачем стрелять? Если у нас есть гранаты.
  Санек толкнул каблуком стоящий у ног ящик с гранатами, и он подъехал к узбекам.
  - Поверьте: лучше б вы знали, кто такой Чух-Пыхтей, - сказал он и бросил в ящик гранату без чеки.
  Братки пошли на фиг из супермаркета. Позади рвануло.
  Товар повылетал на улицу. Соседние дома чуть не сравнялись с землей. Все, что неосторожно стояло возле витрин торгового центра, пылало ярче солнышка. В магазине, не дойдя трех метров до выхода, стояли жареные, оборванные братки. Михась зверски смотрел на Санька. Тот взвинтился:
  - Че ты смотришь?! Быстрей идти надо было!!!
  
  Через час возле руин супермаркета стояли десятки машин: пожарные, больничные, журналистские, ментовские, цирковые, развозчики пиццы...
  Сквозь суматоху пробирался лейтенант Харрисов, срочно вызванный подполковником. Вот он, стоит и бакланит с каким-то уродом.
  - Добрый день, подполковник, - поздоровался Харрисов
  Тот развернулся.
  - А, лейтенант, прибыл? - Он пожал руку лейтенанту и потряс ее, но вдруг замер и с озабоченным видом осмотрел мусорка.
  Пиджак на нем был надет задом наперед, так же как и брюки, которые к тому же были выше щиколотки сантиметров на двадцать. На правой ноге был носок, на левой - нет, правая была обута в кроссовку, левая - в туфлю.
  - Это что - новая мода? - спросил подполковник, забыв закрыть рот. Из-за его плеча выглядывал, ошизевший от зрелища, тот урод, с которым он бакланил.
  Харрисов тоже осмотрел себя, чуть не выронив глаза, и ответил:
  - Нет, шеф, это с похмелья.
  - Бывает, - покивал недоверчиво подполковник и представил незнакомца: - Этот дяденька утверждает, что видел тех, кто устроил этот погром.
  - Вот как? И кто же это? - заинтересовался Харрисов.
  - Говорит, что запомнил только одного.
  - Да, да, - залепетал мужик. - Это такой здоровый, борзый, поганый бугай с бритой головой!
  - Что скажешь? - посмотрел на лейтенанта подполковник.
  - Это же Михась, - уверенно сказал Харрисов, - средняя рука Васька Болячки.
  - Какая-какая? - переспросил мент.
  
  Лелик дернулся, взбоднул головой, но толку было мало. К его лбу прижался невиданной величины ствол, и голос Михася негромко сказал:
  - Убью, падла.
  Рот Лелика был заклеен скотчем, сам он был привязан к столу брюхом вниз. А задницей, соответственно, вверх.
  - Нам кто-то добрый стукнул, что ты знаешь, где найти Чух-Пыхтея с Николой. Ведь Паровоз - твой прихвостень. Наверняка заделил с тобой наркоту, и ты его приныкал от глаз наших подальше. А сам ведешь двойную игру...
  По всей загородной двухэтажной домине Лелика Исландского валялись трупы его братвы. Авторитет что-то мычал, напрягаясь всем телом.
  - Можешь не напрягать жопу - не поможет. Петруха, давай, - скомандовал Михась.
  На задницу Лелика лег утюг, а Петрухина рука включила шнур в розетку. Отложив пушку на тумбу, Михась подпер обеими руками подбородок.
  - Скоро ты заговоришь. Даже через скотч.
  Душераздирающий вопль разлегся по всей округе.
  Через десять минут Михась с Петрухой, довольные своей работой, отъезжали от виллы на джипе. Петруха рулил и трындел:
  - Давно я не рубал так людей. А ты уверен, что Лелику что-то было известно? Может, мы зря их всех перемочили? Может, не надо было? Может, они классные братки?
  - А может, и Бога нет?! - раздраженно сказал Михась.
  - Братан, ты че, его ж и так нет!
  - Убью, падла... - Михась, у которого на шее висела толстая золотая цепь с некислым крестом, дернулся к кобуре и застыл. Заглянув под мышку, он своими глазами убедился, что кобура пустовала. Подняв глаза к Петрухе, Михась чуть не плача родил: - А где мой ствол?
  
  Сверкали вспышки фотоаппаратов, запечатлевающих покореженные, изрешеченные пулями тела братков, погибших в доме Лелика. Дача была под завязку полна ментами. Двое из них стояли перед столом, на котором лежал размазанный блинчик Лелика.
  - Они что - утюгом его гладили?
  Кругом были застывшие лужи крови, вокруг которых толпились мусора и обсуждали:
  - Блин, что за жидкость?
  - Первый раз вижу.
  - Нужно позвать экспертов.
  Один из мусоров обернулся и крикнул в толпу:
  - Эй, Харрисов! Иди-ка сюда, твоя помощь нужна.
  Лейтенант в подозрительной одежке, сильно справившей впечатление на собравшихся возле лужи знатоков, подошел и поинтересовался:
  - Что случилось, в чем загвоздка?
  Мусор, позвавший его, кивнул на лужу:
  - Как бы нам установить, что это за бодяга?
  - Нет проблем! - Харрисов подпрыгнул, грохнулся на четвереньки и, будто зверюга какая, принялся лакать прямо из лужи.
  Все отвернулись, в отвращении скривив рожи. А лейтенант поднял голову и сообщил:
  - Кровь. Самая обыкновенная кровь.
  И вдруг его взгляд упал на тумбу возле стола, на котором покоился блинчик Лелика. На тумбе, на самом ее краешке, лежал пистолет. Пройдясь по луже, чем опять удивил знатоков, он схватил пушку:
  - Это же надо! Я нашел улику! Смотрите!
  Он протянул знатокам оружие. На рукоятке мелкими буквами было выгравировано: 'Пестик Михася'.
  - Ну и что? - не вдуплился кто-то.
  Харрисов победоносно выпятил грудь и объяснил:
  - Здесь побывал тот же убийца, что и в узбекском супермаркете. То есть тот, кого мне сдал Чух-Пыхтей. Другими словами, Васьков помощник.
  Все знатоки тупо смотрели на лейтенанта, а один ляпнул:
  - Сука, гений.
  Надувшись, мусор в подстреленных штанах, да еще и надетых задом наперед, в разных лаптях и без одного носка покинул виллу.
  На улице тоже бегало полным-полно мусоров. Некоторые писали протоколы, некоторые играли в волейбол, некоторые в баскетбол, другие вообще стояли кружком и передавали друг другу косячок. Харрисов, не замечая ничего этого, шел к машине.
  Когда он проходил мимо крутой 'Тойоты', из нее выглянул подполковник, который лапал в машине девку.
  - Харрисов? Здорово! Ты куда?
  - Домой, - угрюмо ответил лейтенант.
  Подполковник выскочил из тачки и любезно открыл заднюю дверцу, приглашая мусора:
  - Садись, подвезу.
  - Спасибо, я на своей.
  Харрисов прошел пару метров, хлопнула дверца. Усердно заскрипели педальки, и детский автомобильчик, управляемый лейтенантом, отъехал с места парковки.
  
  Секретарша колотила сахарок в чашке кофе. Клиент, пришедший к Ивану Загорулько, вице-президенту фирмы, пускал обильные слюни. Из кабинета вышел высокий мужчина с пышной шевелюрой, усами и бородой.
  - Ваня попросил десять минут не беспокоить его, - сказал мужчина и вышел из офиса.
  Буквально через две минуты дверь вылетела с ноги, и в офис ворвался опасный псих с пистолетом.
  - Руки!!! - заорал маньяк.
  Клиент выпал из кресла в обморок, а секретарша подняла руки вверх. В правой была чашка с кофе. Маньяк прошел к секретарше, отхлебнул из чашки и сказал:
  - Расслабьтесь, я из милиции.
  Тотчас офис наводнился милиционерами в форме и в штатском. У одного из мужиков позади на куртке была надпись 'FBI'. Его остановил Харрисов и, недоумевая, спросил:
  - Что это?
  Тот вывернул шею, заглянув назад, выкрутил руку и ободрал наклейку. Под ней оказались буквы 'СБУ'.
  - Теперь сойдет?
  Харрисов кивнул и пошел в кабинет, где толпились кучи ментов.
  Секретарша, совершенно ничего не соображая, остановила какого-то мусора.
  - Кто-нибудь скажет, что случилось?
  - Конечно, - с охотой откликнулся мужик, - из кабинета вашего вице-презика грохнули Болячку.
  - Какую болячку? - не поняла секретарша.
  - Опасную.
  Вице-президент сидел в кресле, свесив голову набок. В левом виске красовалось дупло, правая рука сжимала пистолет с глушителем. В окне была вырезана дыра, под окном стояла телескопическая снайперка. Тут же завертелись версии на грани фантастики.
  - Это Загорулько грохнул Васька! А потом застрелился. Правой рукой в левый висок из пистолета с глушителем, чтобы нас запутать.
  - Нет, это демоны зла.
  - Нет, это вирус коррозии...
  Всем этим бредням (=на все эти бредни) положил конец лейтенант Харрисов.
  - Я знаю, кто киллер!
  Все утихли и слушали качка, кто-то спросил:
  - Кто же это?
  - Это алкаш дядя Сеня с третьего этажа.
  Мусора подозрительно смотрели на Харрисова.
  - Почему это вдруг ты так решил?
  - Это элементарно, коллеги, - лейтенант поставил ногу на поручень кресла, где полулежал труп. - Потому что самое железное алиби - всегда у киллера. Самое железное алиби - у дяди Сени с третьего этажа. Он в это время квасил с корешами... Арестуйте его.
  Харрисов обвел всех победным взглядом.
  - Да ну нах, - подытожил кот-то, и все покинули кабинет.
  
  Мужик с пышной шевелюрой, усами и бородой шагал по улице, снимая с себя шевелюру, усы и бороду. Серега собственной персоной сел в джип и сразу схватил за сиську пассажирку.
  - Как иногда здорово бывает умереть.
  Джип тронулся с места и помчал по городской дороге.
  В сверхсекретном месте его ожидал грузовик с надписью на борту: 'Наркота, которую я спер у Николы'. Серега и девка в бесстыдно коротком платьице пересели в грузовик, и когда он отъехал, джип превратился в ослепительный фонтан огня.
  
  В милицейском участке, оборудованном под полицейские конторы Штатов, на маленькой табуреточке сидел полностью закованный в цепи бритоголовый Михась. Довольный, как слон, Харрисов спрашивал его:
  - Ведь это твоих рук работа - смерть Васька? Братки поговаривают, ты катил на него бочку. Я знаю, что это ты переколпашил половину горожан, а также всю братву Лелика Исландского. Поэтому я подумал: что тебе стоило замочить своего босса? Так и запишем, - припал к компьютеру Харрисов, а Михась, злобно склонив голову, пророкотал:
  - Убью, падла.
  
  28-30.01.2002
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Ю.Клыкова "Бог — это я"(Научная фантастика) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Боевая фантастика) А.Емельянов "Последняя петля 2"(ЛитРПГ) Е.Флат "Невеста из другого мира"(Любовное фэнтези) О.Герр "Заклинатель "(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-4"(ЛитРПГ) К.Вэй "По дорогам Империи"(Боевая фантастика)
Хиты на ProdaMan.ru Книга 2. Берегитесь, адептка Тайлэ! Темная КатеринаНедостойная. Анна ШнайдерЧудовище Карнохельма. Суржевская Марина \ Эфф ИрHigh voltage. Виолетта РоманВам конец, Ева Григорьевна! ПаризьенаПортальщик. Земля-матушка. Аскин-Урманов��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ ()(завершено). Любовь ВакинаНочь Излома. Ируна БеликПеснь Кобальта. Маргарита ДюжеваНевеста двух господ. Дарья Весна
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"