Сурин Виталий: другие произведения.

Записки велосипедиста-1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

Как я стал велосипедистом


     ЗАПИСКИ ВЕЛОСИПЕДИСТА. Часть 1
     Приветствую всех любителей педальных коней и искателей приключений! После 10 лет катаний по окрестностям родного города Благовещенска и заметок об этих катаниях на местном велофоруме, пришла идея создать из них полноценный сборник рассказов об увлекательнейшем занятии – велотуризме и поделиться своими приключениями и впечатлениями с широкой публикой. Итак в путь!

     КАК Я СТАЛ ВЕЛОСИПЕДИСТОМ

     1. Манящие дали
     
 []
     Недалеко в окрестностях города находится мой огород. Мы всегда ездили туда по одной и той же проторенной дороге, а затем сворачивали с нее на проезд к садовому участку. Из года в год - один и тот же путь до перекрестка. А что если на перекрестке не сворачивать в огород, а проехать прямо? Что там будет дальше? В какую неведомую даль убегает эта укатанная грунтовка, окаймленная темными рядами сосен? Эта загадка с детских лет не давала мне покоя.
     Хотя не только эта. Еще очень интересовало, например, где заканчивается ул. Ленина после села Верхнеблаговещенского. Да и вообще когда просто смотришь на любую городскую улицу, тянущуюся к горизонту серой полоской асфальта, всегда становится любопытно - что же там вдали, куда она приводит? Есть в этом какая-то манящая загадочность, какое-то притяжение неизвестности. Но если улицы родного города со временем перестали быть загадкой, то загородные тропы были окутаны этой таинственностью вплоть до студенческих лет.
     Прорыв начался на втором курсе, когда я, готовясь к сдаче экзамена по вождению, стал колесить за городом на семейном авто со знаком "У" на лобовом стекле. Тогда и довелось первый раз проехать до конца дачной дороги, пролегающей от конечной 5-ки, той самой, которую местные велосипедисты называют Большой садовой грунтовкой. Тогда я впервые увидел золоотвал и с удивлением узнал, что эта дорога приводит на Игнатьевское шоссе. Завеса таинственности над загородной дорожной сетью немного приоткрылась. С тех пор очень хотелось узнать эту сеть получше, проверить куда ведут другие - более мелкие боковые дорожки. Но проверять в то время было еще не с кем.
     2. По машинам!
     В конце 4-го курса один мой школьный товарищ сдал на права и тоже заинтересовался покатушками. В начале лета мы попробовали поколесить на его Москвиче. Нам это понравилось. А к концу лета наша семья получила Оку от собеса. Ока оказалась отличным авто. Я влюбился в эту шуструю экономичную машинку с первой поездки!
     Так с началом 5-го курса наступила увлекательнейшая эпоха автомобильных покатушек. На Оке мы могли гонять где угодно и сколько угодно. Ее мизерный расход топлива и казенность машины очень к этому располагали. В каких дебрях ей только не пришлось побывать! И на заросших лесных колеях и на тропе через болотистый луг, раскинувшийся между тэцовской и большой садовой грунтовками. На ней даже была покорена тропинка, поднимающаяся от памятника казакам-первопроходцам к вершине сопки! (Это все можно посмотреть в небольшом видеоролике про Оку).

     
 []
     На наших с Серегой машинах, мы разведали множество дорог, нашли микрокарьер, «драконье озеро», конечную 41-го, недостроенный новый золоотвал, дорогу мимо кирпичного завода и много еще чего интересного. Это было так здорово и занимательно! Покатушки по неведомым дорогам оказались моей стихией. Я как будто был создан именно для этого! Сколько нового мы тогда узнали о, неизвестной ранее, пригородной территории. Для полного счастья не хватало только нормальной карты, что бы лучше понять, как эти дороги расположены, и где именно находятся интересующие нас объекты местности. Поэтому я мечтал о GPS-навигаторе, беспилотном самолете-разведчике или о доступе к спутнику.
     Пятый курс института - стал годом интересных географических открытий и увлекательных путешествий. Это был очень яркий момент в моей жизни.
     Но все хорошее быстро кончается. Через полтора года с казенной Окой пришлось расстаться. Как мне стало нехватать этой резвой юркой машинки, которой был нипочем ни плотный дорожный поток, ни заросшая лесная колея. А на следующее лето у серегиного Москвича накрылся двигатель, показав «кулак дружбы». Мы пробовали кататься на моей Жучке, той самой, на которой со знаком "У" я начинал бороздить окрестности золоотвала. Но жигулевский расход топлива в 2 раза больший, чем у Оки, да еще помноженный на два, потому что у другана машины теперь не было, свели автопрогулки к минимуму. К тому же Жучка была не казенная, поэтому лишний раз раздалбывать подвеску и загонять ее в дебри не хотелось. Так наступили сумерки автопокатушек.
     3. Железные кони
     Допустить полного прекращения загородных путешествий я не мог, ведь это стало неотъемлемой частью моей жизни. Выход из ситуации нашелся в виде двух старых велосипедов, пылившихся без дела в гараже. Это были моя детская Кама и более новая трехскоростная Сура.
     
 []
     Стряхнув с них пыль времен, и немного подремонтировав, предложил другу прокатится по нашим дорогам на этих двухколесных конях. Но Серега не считал велосипед достойным транспортным средством, и уговаривать его пришлось очень долго. Тем более, что рядом стояла моя машина, и он настоятельно требовал ехать на ней. За пару часов я все-таки смог его переубедить, и с большой неохотой он залез на седло велосипеда.
     В планах было проехаться по Большой садовой грунтовке как можно дальше, ну хотя бы до драконьего озера. Однако полный замысел пришлось утаить, иначе бы корифан не согласился. Поэтому я решил изложить его поэтапно, по мере езды. Для начала предложил проехаться только до Ротаньего озера.
     Доехать до Роташки было не сложно, набережная пролетела очень быстро. Затем отправились к золе. Проезжая мимо золоотвала Серега произнес знаменательную фразу: "Никогда бы не подумал, что буду здесь ехать на велосипеде".
     Золоотвалом велопокатушка не ограничилась и согласно моему коварному плану, мы двинулись дальше по Большой садовой грунтовке. До ее окончания оставалось уже немного. Я и сам не ожидал, что на велосипеде можно так далеко заехать. Теперь уже было реальным достичь Игнатьевского шоссе, и даже мелькнула совсем безумная мысль - доехать до аэропорта. Но, посетив микрокарьер, корифан отказался ехать дальше, ссылаясь на лужу, раскинувшуюся через всю дорогу и настораживающие тучи. Теперь на уговоры он уже не поддавался. До Игнатьевского шоссе мы так и не доехали, хотя оставалось меньше километра. Но дорога для велосипедов стала открытой. Это было в октябре 2003-го.
     В том году покататься больше не удалось, так как сезон уже заканчивался. Но в следующем году покатушки продолжились с новой силой. Затем они становились все чаще и регулярнее, а дистанция маршрутов возрастала. Вскоре на местном форуме появилась ветка велосипедистов. Оказалось, что таких как мы много, только цели катания у всех разные, кто-то прыгает с трамплинов, кто-то экстремалит по горным спускам. И я влился в этот коллектив, найдя там новых друзей.

     * * *
     Кроме отсутствия затрат на бензин, у велосипеда обнаружилось еще одно немаловажное преимущество: ему доступны не только наезженные дороги, но и узкие пешеходные тропинки. Он проедет там, куда на машине даже и не подумаешь соваться. А если не проедет, то на себе его всегда можно перенести через ручьи и болотца, рвы и овраги, заросли кустарника и разрушенные мостики, через сугробы, шлагбаумы, и прочие непреодолимые для автомобиля преграды. Это делает велосипед незаменимым инструментом для исследования пригородных территорий. И не только пригородных, но и далеко за городом. Хотя мотора на нем все-таки не хватает :-)

     8 апреля 2006 ПОСЛЕДНИЙ  СНЕГ
     Ну наконец-то стало более менее тепло и можно делать первые вылазки на велосипеде. Покатушки по снегу на велосипеде это прикольно.
     Сразу вспоминается история двухлетней давности о том, как в конце декабря мы с Серегой, поехали на машине кататься на льду Ротаньего озера, и взяли с собой «Каму», погрузив ее в багажник.  Жаль, что лед на озере был покрыт толстым слоем снега. Поэтому гонок на скользкой «трассе» устроить не удалось, но прокатились не плохо сначала на «Каме», затем на машине. Потом полторы недели у меня был жуткий бронхит... и я подумал что катать зимой на велосипеде не реально, но позже выяснилось, что просто надо защищать дыхательные пути от холодного воздуха и все будет нормально.
     Поехали мы за город, как обычно, по набережной до конечной остановки пятерки, затем по Нагорной по линии 16-го автобуса. Снега на этих объезженных дорогах почти уже не было, и мы ехали по чистому оттаявшему асфальту. Весна уже вступила в свои права. Тэцовская грунтовка, тоже была практически чистой от снега, только склон сопки, прилегающий к дороге был, еще заснежен.
     
 []
     Далее путь пролегал мимо золоотвала к тому месту, где месяц назад мы крепко застряли на машине и был риск остаться там ночевать. Но эта тема достойна отдельного рассказа. На этот раз мы решили на велосипедах наведать то злополучное место, а заодно проверить «таинственную» нижнюю дорогу, на которой в тот вечер параллельно с нами застряла иномарка.
     Ехать туда пришлось по дороге, ведущей к конечной остановке 141-го автобуса. По ней редко ездят автомобили, поэтому она была совсем не оттаявшая. Снег приятно скрипел под колесами. На некоторых участках дороги, где снег был мокрым, велосипед заносило. Иногда корка наста с хрустом ломалась под колесом и оно проваливалось в кашицу из льда и талой воды. Естественно, мчась по снежной колее, не удержались запечатлеть это на цифровую камеру мобилки.
     
 []
 []
     В лесах уже начинался шалман, и из-за чащи деревьев доносились пьяные вопли и блатные песни. Отморозки в поисках ледяной свежести:-)
     Пока не достигли развилки, места были знакомые. Далее мы ехали до того места, где чуть не остались «зимовать» в машине, и это была явна не та дорога, которая ведет на конечную 141-го. Вокруг простирались черные оттаявшие поля огородных участков с жухлой прошлогодней травой, среди которых белели садовые домики. Только вечно зеленые сосны вдалеке вносили какое-то разнообразие в эту однообразную цветовую гамму.
     
 []

     Наконец добрались до места. Оно еще хранило следы «борьбы» - разбросанные ветки, чурки и обломки бетона, которые мы подкладывали под колеса, застрявшей машины.
      Наглядевшись на это безобразие, мы отправились разведать «таинственную» нижнюю дорогу. Каково же было наше удивление, когда она нас вывела на такой знакомый заболоченный луг с кочкарником.
     
 []
 []
       -«Да ведь это же конечная 141-го!» - воскликнул я. Вот Сусанины. Это же надо было заплутать на такой проторенной тропе! Возможно мы не узнали ее сразу потому, что ездили всегда по ней в обратном направлении.
     Едем назад по золоотвальной тэцовской дороге, которая соединяет линию 141-го маршрута с Большой садовой грунтовкой, примыкает к южной стороне золоотвала и устремляется прямиком к ТЭЦ. Перед подъемом на золотвал сбоку от дороги расположена красивая березовая рощица, в которой снег пока еще и не собирался таять.

     
 []

     Домой возвращаемся уже в темноте. По набережной ехать не рискнули, слишком много там битых стекол, которых ночью не увидишь. В конце прошлого лета я проколол там заднее колесо в потемках. Поэтому поехали по ул. Ленина, прижимаясь к обочине от проносящихся мимо маршруток, и конечно зарюхиваясь в поддернутые весенним ледком лужи.
     За время этих покатушек было пройдено чуть больше 30 км. Нехилая встряска после «зимней спячки». Совершено измотанный, возвращаюсь в гараж, ставлю велосипед и иду домой, еле переставляя ноги. Чувствую какую-то странность в своей походке. То что ноги подкашиваются от усталости это само собой, но кроме этого они стараются описать какую-то странную траекторию, не такую как при нормальном шаге, а напоминающую дугу окружности. Такую же дугу, которую они описывали, вращая педали.

     1 мая 2006 ТЕРНИСТЫЙ  ПУТЬ В  АЭРОПОРТ
     Чатились мы как-то с Серегой по аське и он предложил поехать в аэропорт. Маршрут был разработан по спутниковым снимкам местности и был он не класический по шоссе, а через грунтовки. К сожалению, в запланированный срок поехать мне не удалось и Серега ездил один. После он поделился впечатлениями, особенно был вдохновлен «спецучастком». На снимке этот спецучасток выглядел как обычная грунтовка, на деле оказалось намного хуже…
      В следующий раз мы поехали вместе. Маршрут пролегал по Большой садовой грунтовке, затем примерно километр по Игнатьевскому шоссе до поворота на песчаный карьер, принадлежавший ООО «Крокат». На снимке из космоса он похож на мозг (см. карту, ссылка внизу страницы). За поворотом у обочины грунтовки возвышается странная деревянная башня из почерневших и потрескавшихся от времени бревен. На верху ее имеется площадка с прибитым к полу трехногим табуретом, сколоченым из таких же бревен, но потоньше. К площадке ведет вертикальная лестница, с разрушенными снизу перекладинами-ступеньками. А на самом верху, над площадкой вертикально торчит деревянный пик непонятной конструкции. Кстати, такое же сооружение встречается по дороге на Чигири.
     
 []
     Через несколько десятков метров от башни начинается хороший участок грунтовки, называемый нами «скоростным», а слева от него кукурузное поле. Правда, тогда кукурузы еще не было, начало мая все-таки. Пролетаем скоростной участок и достигаем спуска. Примерно на середине спуска от дороги на карьер ответвляется дорога, ведущая мимо пеленгаторной станции. Как раз перед этой развилкой мы увидели две пожарные, а за ними - милицейские машины. Сзади пожарок стояло несколько мужиков, которые что-то обсуждали.
     «А вы права-то с собой взяли, а то там милиция впереди» - сказали мужики, когда мы проезжали мимо них. Приколисты…
     Обогнув пожарные, и милицейские машины, за которыми прямо по курсу стояли и сами сотрудники внутренних органов, мы увидели на левой стороне дороги конусовидный "шалашик", сооруженный из трех-четырех веток, а под ним лежала... противотанковая мина. Когда мы приблизились к милиционеру, он сказал:
     -Объезжайте по правой полосе.
     -А что там такое?
     -Там мина. Мина не учебная, мина боевая.
     -Круто! – ответил Серега.
     Едем дальше по спуску. Дорога уже не грунтовая, а песчаная, колеса идут в занос и вязнут в песке. Даже на 1-й скорости педали невозможно прокрутить. И это притом, что дорога идет вниз по спуску. Приходится идти пешком. Серега проезжает этот участок своим ходом. Еще бы покрышки «Стелса» шире моих раза в полтора, с мощными грунтозацепами, да и масса Сереги вместе с велосипедом не более 90 кг, а я со своим конем вешу 120. Добираемся до следующей развилки. Одна дорога уходит внутрь карьера, вторая огибает его по правой стороне. Мчась по ней, я умудряюсь со всего хода зарюхаться в большое пятно грязи, на месте бывшей лужи, перекрывающее всю дорогу поперек. Чищу себя и байк пучками прошлогодней травы, еду дальше. На очередной развилке поворачиваем налево. Правая же дорога выходит на Игнатьевское шоссе на 10-м километре, возле автобусной остановки.
      Слева от нас вдоль дороги тянутся садовые участки, за ними лесок и сопка, в которой и расположен крокатовский карьер. С дороги хороша видна его противоположенная стена (или срез, как там правильно его назвать). Наша дорога уходит на сопку и делает изгиб. С которого, кстати, тоже просматривался карьер. Но самое прикольное было в том, в низине у подножия сопки в березовой рощице еще лежал снег.
     
 []
     Затем дорога делает еще один изгиб и разветвляется. Причем нормальная ветвь уходит на запад, а прямо по курсу некое подобие тракторной дороги, поросшее бурьяном.
     «Ну вот, начинается спецучасток» - гордо сказал Серега. Чуть дальше вдоль этого тракторно-вездеходного безобразия нарисовался узкий длиный овраг, напоминающий высохшее русло ручья, глубиной в метр и такой же шириной, протяженностью в две трети всего спецучастка. Сам же спецучасток был протяженностью полтора километра. Таким образом, участок состоял из двух ярусов, верхнего: заросшего травой и мелким кустарником, и нижнего: представляющего собой плоское дно оврага с каменистой почвой. Растительность там тоже присутствовала, но более разряженная и помельче. Серега даже умудрялся ехать по дну оврага своим ходом. Я как обычно на своих двоих. Пару раз попробовал двигаться на колесном ходу, но это было очень тяжко.
     Где-то через километр овраг закончился так же резко как и начался. Мы вытащили байки на верхний ярус и продолжили путь по заросшей сухостоем тракторной дороге, которая метров через 400 влились в реальную автомобильную грунтовку, вышедшую на Игнатьевское шоссе на 12 километре напротив поворота на аэродром, где стоит знак «Низколетящие самолеты».
     
 []
 []

      Далее мчимся по размешенной и засохшей грунтовке, идущей под уклон, с глубокой автомобильной колеей (она видна на правом снимке, проходит вдоль шоссе) и достигаем цели покатушек – поля, с установленными на нем фонарями, образующими световую дорожку для садящихся ночью самолетов. По краю поля идет дорога к садовым участкам, где мы и находится. Напротив первой тройки фонарей за грунтовкой стоит кирпичная будка радиомаяка, похожая на трансформаторную подстанцию, с установленной на нем антенной. Будка обнесена по периметру сеткой-рабицей, на которой висит табличка, запрещающая вход. Само поле, густо поросшее кустарником, тянется до аэродрома, который также обнесен металлическим забором с табличками типа «Потусторонним вход запрещен». Фонари на поле распложены шеренгами по три, на некоторых из них еще дополнительно прикреплены проблесковые маячки. При приближении к аэродрому поле имеет уклон вниз, поэтому если в его начале, у дороги, стойки фонарей несколько меньше человеческого роста, то у самого аэродрома они высотой с уличные фонарные столбы, так как все фонари в световой дорожке должны находиться на одном уровне. Ночью они включаются только при приближении самолета. Впечатляющее зрелище. Четыре года назад я наблюдал это во время «осенней миграции» кукурузников. Тогда за вечер село пять, а может и больше самолетов Ан-2 и один вертолет.
     
 []
     За полем просматривается сам аэродром. Отсюда до него метров 800. Прямо виднеется взлетная полоса, расположенная на одной линии с рядами фонарей, и кажущаяся отсюда серым прямоугольником с белой разметкой. Мне почему-то захотелось прокатиться по ней на велосипеде. Все-таки 2,8 км ровного асфальта это заманчиво, прекрасное место для драг-рессинга, но кто ж туда пустит велосипедистов :-( Справа от полосы возвышаются различные сооружения, постройки. А между взлеткой и постройками виднеются стоящие на приколе самолеты, сверкающие под солнечными лучами своей белоснежной обшивкой.
     Наша цель достигнута, едем обратно. Снова пробираемся по спецучастку. На этот раз я веду байк по верхнему ярусу, шкрябаясь о кустарник и огибая побеги молодых сосен, встречающиеся на пути. Затем спускаюсь на дно оврага. Обратный путь оказался под уклон, поэтому сейчас можно и проехаться. Вскоре спецучасток был пройден. Ну «вскоре» это громко сказано, но во всяком случае быстрее, чем когда ехали в аэропорт.
     
 []
     Доехав до кроката, мы решили съездить на родник, о котором рассказывал Серега. Начинается подъем по песчаной дороге, по той самой, по которой даже вниз трудно ехать на колесном ходу. Серега и здесь пытается ехать своим ходом, вот маньяк!
     У развилки за карьером (пожарных, милиции и мины здесь уже не было) свернули на верхнюю дорогу, на пеленгаторку. Дорога там имеет ровный прямой участок, но покрытый песочком, поэтому ехать несколько, труднее чем хотелось бы. Пеленгаторная станция огорожена забором, за которым находятся мачты, с натянутыми между ними проводами-антенами и тросами-распорками. Антенны натянуты таким образом, что провода из которых они состоят образуют узор, похожий на крылья бабочки. Антены ориентированы друг к другу под прямым углом.
     Само здание пеленгаторки – это небольшой домик, рядом с которым бродят три шавки, так неравнодушные к проезжающим мимо автомобилям и велосипедистам. Шавки мелкие, дворовой породы и поэтому серьезной опасности не представляют, но тем не менее достаю из кармана «УДАР» и запихиваю его за пояс на всякий случай. Приближаемся. Шавки с лаем кидаются к нам. Тормозю, достаю «УДАР», но психология шавок такова, что они кидаются к тебе только во время движения, когда останавливаешься, то несмотря на показную свирепость, гавки соблюдают некоторую дистанцию. Ну вот одна гавка приблизилась на расстояние, удобное для выстрела. Раздался тихий глухой хлопок, и слезоточивая струя брызг полетела в собаку. Она отпрыгнула и встала, перестав лаять. Хотя это скорее сработал эффект неожиданности. Вряд ли на нее подействовал газ, к тому же патроны у меня были обычные без перца и на собак они теоретически не действуют. Тем не менее гавка присмирела и остальные тоже малость поутихли, уже не гнались за нами, а только погавкивали вслед.
     Движемся дальше, сворачиваем на дорогу, ведущую к источнику. Она, вначале нормальная автомобильная грунтовка, затем переходит в ямисто-травянистую межогородную тропу. К тому же, извиваясь, идет под заметным углом вниз, пересекая кучки щебня и битого кирпича, заполняющего ямы. После последнего огородного участка она подходит к кирпичного домику с окнами, закрытыми ржавыми железными листами, и заканчивается.
     
 []
     Оставляем байки у этого домика и спускаемся по склону в низину, к ручейку, текущему из горизонтальной трубы, выходящей из склона под кирпичным сараем. Ручеек утекает на заболоченный луг, на котором кое-где еще виднеется снег. Вдалеке под крутым склоном сопки находится березовая рощица. Похоже, что по той сопке мы недавно ехали на спецучасток, ландшафт уж очень знакомый. Возле трубы поперек ручья положены доски-мостики. Серега спускается на них, садится возле трубы и набирает воду в походную бутылку.
     
 []
     Выпив пол-литра родниковой воды, я делаю небольшой привал. Тут хоть на досточке посидеть нормально можно, чтобы одно место отдохнуло от седла. Через некоторое время встаю, сажусь на байк и мы отправляемся в обратный путь. Когда проезжали мимо пеленгаторки, собаки на нас уже не реагировали, они спокойно сидели за забором, грелись на солнышке.

     8 мая 2006 HARD  DAY или трудный день велосипедиста (о поездке в падь Дальнюю)
      Название этого рассказа стырено с дополнительного уровня ко 2-й Халфе, но очень к нему подходит.
     Все началось с того, что в очередной раз захотели найти дорогу, ведущую на Кремневую сопку. Несколько раз мы предпринимали безуспешные поиски на машине. Если верить атласу автомобильных дорог Амурской области, она является продолжением ул. Ленина, но в Верхблаговещенском ул. Ленина упирается в забор чей-то дачи, на том все и заканчивается. Поиски объездных путей тоже не дали результата. Но теперь, обладая спутниковыми снимками местности, обнаружили дорогу, идущую в нужном направлении и хотелось ее проверить. Наступили выходные, но погода выдалась не лучшая, дул сильный ветер. Несмотря на это, мы отправились в путь.
     Встречный ветер создавал такое сопротивление, что даже трудно было ехать по асфальту. Всю дорогу я не переключался выше первой скорости. Таким образом мы доплелись по набережной до конечной пятерки и Большой садовой грунтовки. В моих планах было разведать сначала одну дорожку, проходящую около каменного карьера, поэтому, свернув с Большой садовой грунтовки, мы поехали вдоль Ротаньего озера. Дорога там не из лучших. Местами встречаются участки с нехилыми выбоинами, крупными камнями и обломанными ветками. Велосипед то и дело подбрасывало на неровностях. Разок я влетел в ямину поперек которой валялось несколько крупных ветвей. Под задним колесом ветвь переломилась, и оно шмякнулось о грунт. Обломок ветки подлетел в воздух, ударившись о кронштейн заднего крыла. А ведь мог попасть между спицами и кронштейном, тогда бы точно без поломки не обошлось. Едем дальше, пересекаем ручей, у развилки в распадке между сопками. Это был тот распадок, на противоположенном конце которого находится золоотвал. В распадке уже зеленела молодая трава, которая до этого виднелась только на обочине.
     За распадком находится сопка, туда то нам и надо. Взбираемся пешим ходом по автомобильной дороге, устремляющейся ввысь, на плоскую вершину. И тут Серега говорит: «А где твоя бутылка?». Я поворачиваюсь к багажнику: он пуст!!! Купленная перед поездкой бутылка газировки – весь мой запас воды, была утеряна по дороге! :-((( Видимо она была плохо прикручена проволокой и упала во время тряски на дороге, возможно даже в тот момент, когда я налетел на ветку в яме. Неудачное начало путешествия. Очень обидно. Ладно, без воды я могу продержаться километров 20, проверено. Идем дальше.
     С вершины открывалась панорама на Верхблаговещенское. У подножия сопки виднелись деревянные дома, заборы, расчленяющие село на прямоугольные участки, и стоящие за этими заборами автомобили, а также деревца черемухи, растущие возле домиков, окутанные зеленоватой дымкой распускающихся листьев. К этому добавлялся лай собак, черными точками копошащихся внизу. Вдоль горизонта серо-голубой лентой блестел Амур, а за ним возвышались сопки Китая, тонущие в синеватом тумане. Ветер заставлял трепетать наши спортивные куртки, которые надувались как паруса.
     
 []
     Насладившись видом с обрыва, мы двинулись на боковую дорожку, которую мне хотелось обследовать. С одной ее стороны располагались садовые участки, с другой сосновая роща и широкий перепаханный участок, разделяющий эту рощу на две части. Серега утверждал, что она выведет к золоотвалу, однако дорога сделала резкий поворот налево, обогнула рощу и пошла вдоль противоположенной границы пахоты, тем самым описав крюк. Далее она соединилась с другой дорогой, по которой мы спустились прямо на линию 41-го автобуса, рядом с территорией ЗАО «Асфальт», там где за бетонным забором грохочут транспортеры и возвышаются горы щебенки. Затем, предстоял подъем по продолжению золоотвальной дороги. Она сначала идет прямо, потом поворачивает на север и выводит к недостроенной насосной станции. Там планировался новый золоотвал. Но его так и не построили, во всяком случае пока. Контуры будущего золотвала окаймляет извилистая грунтовка, пересеченная несколькими поперечными и продольными дорожками. Этот участок мы называем Сплетением. Но сегодня нам туда не нужно.
     Миновав подъем, мы остановились, чтобы определиться с дальнейшим маршрутом. Серега достал из рюкзака огромную карту-портянку – распечатанные на лазерном принтере спутниковые фотографии местности и склеенные между собой в одно большое полотно. Я поставил велосипед на подножку и подошел посмотреть карту. Ветер теребил ее, пытаясь вырвать из рук, и даже слегка порвал. В поисках нужной дороги я предложил проехать до заповедника. Прошлым летом мы катались там,но свернули в другую сторону, не изучив до конца, дорогу, идущую мимо заповедника. но тогда мы попали в заповедник из Верхблаговещенского. Сейчас маршрут должен быть другой, и я указал его на карте.
     В этот момент порывом ветра мой велосипед опрокинуло с хлипкой подножки, и ё-мое!!! он упал, ударившись о землю зеркалом. Автомобильным зеркалом в пластиковой оправе, установленном неделю назад. Поднимаю велосипед. Зеркало опутано паутиной трещин, мир видимый в нем сделался мозаичным. :-(((( Обидно-то как!!! Такое удобное выпуклое зеркало с неплохим углом обзора. Неудачи начали сопутствовать путешествию. Это был явно не мой день. Что-то подсказывало, что надо вернуться пока не произошло еще что-нибудь. Две сегодняшние неприятности казались предупреждением. Мой стальной конь почему-то упорно не хотел продолжать свой путь. Но разве настоящих исследователей это заставит свернуть на полпути! Совсем не интересно возвращаться, не достигнув намеченной цели. Ну так продолжим.
     Следить за дорогой через разбитое зеркало все же было возможно, смотря в крупный продолговатый сегмент. Главная проблема была в том, что сегменты разбитого стекла могли вывалится. На ходу я попытался вправить их пальцем, но моя рука соскользнула с руля, и палец уткнулся в этот продолговатый сегмент, расколов его пополам. Стало совсем хреново, в смысле видимости:-(((((
     Проезжая мимо березовой рощицы мы заметили банки, привязанные к стволам деревьев.
     -О, кто-то березовый сок собирает.
      -Давай тоже попробуем.
     Я достал из бардачка отвертку, и мы направились в рощицу. Серега приглядел себе березу, расковырял кору и начал слизывать выступающие капельки. Я выбрал дерево рядом и последовал его примеру, аккуратно положив велосипед на землю. На подножку я больше его не ставил. Закончив с вампиризмом мы двинулись к заповеднику. Для этого на следующем перекрестке свернули вниз, т.е. к Амуру и поехали по дороге, идущей вдоль Верхблаговещенского. Ветер поднимал на ней клубы пыли, летящие в лицо. Поэтому около половины дороги было пройдено с закрытыми глазами. Примерно это выглядело так: зажмуриваешся, проезжаешь несколько метров, потом быстрый взгляд на дорогу, и снова зажмуриваешся.
     Дальше дорога поворачивала и уходила на подъем, выводя нас из пылевого облака. Вскоре донесся собачий лай. Это значит рядом дачный участок. Собаки у нас велосипедистов не любят. Достаю из кармана «УДАР» и перекладываю его за пояс, от туда быстрее достать можно в случае атаки зубастых хищников. Подъехав ближе, мы увидели большой бревенчатый дом, рядом с которым стояли сеялки, бороны и др. сельхозтехника. Рядом с домом фермер пас стадо овец. Про себя мы прозвали его «чабаном». Далее дорога пролегала через обширные зеленые поля. Там мы увидели второго фермера, пасущего овец.
     Миновав поля «чабанов», выехали к развилке (это напротив недостроенного золоотвала), и свернули, вниз к заповеднику. Спуск оказался нелегким. Двигаясь против ветра, приходилось прикладывать усилие на педали. Престаешь их крутить, и велосипед останавливается. И это при движении вниз по склону! Так мы въехали на территорию заповедника, о чем сообщала затертая желтая табличка, приделанная к стволу дерева. Недалеко виднелся Амур и китайский берег. Дорога, шедшая наискосок к нему, делала крюк и вновь уходила вверх. Справа вдоль нее тянулась узкая полоска с растущими в один ряд деревьями, а слева простиралась, поросшая кустарником, равнина.
     
 []
     Мы остановились, что бы осмотреться. И тут произошло самое удивительное событие за всю поездку. Серега, гладя за деревья, вдруг крикнул: «Смотри, олени!!!».
     -Где?! – спросил я, ничего не увидев.
     -Они за кусты убежали. Сейчас через дорогу побегут!
     И в правду, вскоре через дорогу пронеслись два олененка, мелькая пушистыми беленькими хвостиками, задранными вверх, и скрылись в зарослях кустарника. Действительно классно было увидеть метрах в ста от себя настоящих диких оленей. Жаль что камера мобилки не смогла сделать качественный снимок с такого расстояния, оптика не та.
     Под впечатлением от увиденного зрелища, мы отправились дальше. За сопкой следовал распадок, и дорога вела к нему. Прокатившись вниз по склону, мы оказались на зеленом лугу, покрытом кочками.
     
 []
     
 []
     Похоже, что недавно здесь прошел пал, и молодые ростки травы пробивались через слой обуглившихся прошлогодних стеблей. Луг с обоих сторон обрамляли гряды сопок, тянущиеся к горизонту. А на восточном горизонте все пространство между сопками было затянуто густой пеленой дыма лесных пожаров. Впечатляющее и жутковатое зрелище. Всего мы насчитали три очага возгорания. Весенние пожары в наших краях – регулярное явление…

     
 []

     В противоположенном направлении, т.е. на Западе, поперек распадка тянулось ограждение из колючей проволоки, а за ней возвышалась наблюдательная вышка пограничников. Посмотрев карту, мы обнаружили, что искомая нами дорога есть та самая, которая проходит за колючкой. Да, это пограничная дорога, по которой только что проехал военный уазик, подняв за собой шлейф пыли, как дымовую завесу. Какой облом! Однако, поскольку, судя по снимкам, эта дорога далее уходила от границы, мы решили посмотреть: не проходит ли она дальше по эту сторону колючки. Что бы проверить это, надо было взобраться на сопку. Мы начали пересекать распадок пешком, спотыкаясь на, разбросанных всюду, кочках. Под ногами хлюпала влага. Затем пришлось перейти через маленький ручеек. Наконец кочкарник кончился, и началась полоса, покрытая плотным утрамбованным слоем из высохших растений, похожим на ковер. Мы приблизились к подножию сопки, и выбрав удобное место, полезли наверх, таща с собой велосипеды. Пройдя больше половины пути вверх, продираясь через сухие колючие кусты и царапающие ветви, решили оставить байки. Дальше шел крутой подъем, и тащить их за собой не имело смысла. Положив транспорт под деревьями среди колючих кустов, продолжили восхождение. С вершины было видно, что дорога, хоть и отворачивает в сторону от границы, все равно продолжает оставаться облаченной в колючую проволоку. Спустившись вниз, мы поехали вдоль распадка у подножия гряды сопок. Точнее ехал Серега, а я вел «байк» вручную, лишь изредка, на ровных участках с твердой почвой, прибегал к недолговременной езде. Спрессованный покров из сухих растительных остатков хрустел под колесами, отдаваясь звоном в баллонах. Такой же звук можно услышать, если едешь по мелким камешкам или сухой стерне. На этом субстрате за велосипедом оставалась колея. Вскоре на пути показались непонятные светлые камни, расставленные поперек распадка в несколько рядов. При приближении к ним выяснилось, что это не камни, а бетонные пирамидки, вкопанные в землю – противотанковое заграждение.
     
 []
     Проехав пару километров по распадку, мы опять начали восхождение по склону сопки, который был усеян белыми камнями, похожими на известняк. К самой вершине снова шли без велосипедов, оставив их в нижней части склона. С вершины открывался великолепный вид на ландшафт.
     
 []
     
 []
     
 []
     Окончательно измотанный, я сел отдыхать на камень на склоне сопки. Но Серега при фотографировании так наклонил сопку, что я чуть было не свалился вниз:-)
     
 []
     Затем Сереге захотелось еще раз проверить ту дорогу. Он долго уговаривал меня идти дальше, наконец, я с неохотой встал с насиженного места. Мы спустились, взяли велосипеды, и снова пошли на верх по промежутку между двумя вершинами сопок, на одной из которых только что были. Дальше подъем переходил в горизонтальный участок с выжженной землей. Кусты там росли редко, поэтому по нему можно было ехать. Приблизившись к искомой дороге, мы опять увидели вдоль нее столбы с натянутой колючей проволокой и отправились назад. Двигаться по склону вниз можно было и на колесах, несмотря на мелкий кустарник. Справа, недалеко от нас, зиял глубокий овраг, доходящий до самого подножия.
     Когда мы ехали по лугу в обратном направлении, со стороны одной из сопок спикировал орел. Долетев до середины распадка, он начал величественно парить в воздухе на широко распростертых крыльях.
     Снова переходим через кочки, перешагиваем ручей и покидаем распадок. Густой шлейф дыма, как от извержения вулкана, остается за спиной.

     
 []
 []
     Ведя свой велосипед на подъем, начинаю замечать, что педали стали время от времени крутиться вслед за колесом, что за хрень?.. Из-за этого периодически ударяюсь о них ногой. Ощущение не из приятных. Но вот подъем закончился, садимся на велосипеды… и Серега уносится вперед, а я кручу педали и остаюсь на том же месте. Еще несколько неудачных попыток начать движение. Бесполезно. Педали свободно вращаются в любую сторону, что взад, что вперед, а велосипед беспомощно стоит на месте. Приехали… До дома еще 10-12 км, из которых только 3 по городу. Вот она и произошла последняя и самая крупная неприятность. Однако, что нужно делать в этом случае, я уже знал. Позапрошлым летом точно такое случилось после спуска по Нагорной. Но то было в черте города и мне пришлось вести велосипед пехом до гаража всего 2 км. Тогда неисправность легко устранилась путем постановки кусочков резины под собачки трещотки. Я наивно полагал, что причина нынешней поломки в разрушении кусочков резины.
     Из резины удалось найти только трубчатый жгут в Серегиной аптечке. Снимаю заднее колесо и, подложив под ступицу тряпочку, разбираю трещотку. Аккуратно снимаю блок звездочек, но несколько шариков из подшипника все-таки падает на землю. Посылаю пару крепких ругательств в адрес конструкторов, которые додумались создать подшипники без сепараторов. Шарики там просто насыпаны между беговыми дорожками и при сборке-разборке удерживаются исключительно за счет прилипания к смазке. Таких шариков в блоке звездочек где-то около 80-и. Правда у меня их уже меньше...
     Когда добрался до собачек, обнаружил, что их верхние кромки стерты. Ну ничего, сейчас сделаем. Еле как отверткой и ногтями отковырял от жгута пару клиновидных кусочков и подложил их под собачки. Это не помогло, зацепления в задней муфте по-прежнему не было.
     
 []
 []
     Поковырявшись еще немного, решил идти пешком. Но уж очень не радовала перспектива вести велосипед все 10 км. Поэтому через некоторое время решил предпринять еще одну бесполезную попытку ремонта. Снова ставлю велосипед «рогами» в землю и снимаю колесо.
     -Может лучше вообще трещотку заклинить, - посоветовал Серега, - только со спуска хреново будет ехать, педали-то будут крутиться.
     -Ну и ладно, - ответил я, так как тоже подумывал о таком варианте, -это лучше чем пешком идти.
     Оторвав кусочек резины покрупней, в наглую запихал его в подшипник и туго закрутил гайку. О чудо! Велосипед едет! Но чудо длилось не долго. Интуитивно я чувствовал, что это не совсем правильное решение, поэтому то и дело поглядывал на муфту. Проехав несколько десятков метров, заметил, что гайка начала откручиваться. Ну конечно, резьба-то на ней левая. Пришлось опять разбирать муфту и возвращать все исходное состояние. Ладно, пойду пешком. А солнце уже садилось…
     
 []
     По нашим расчетам обратный путь должен занять не более двух часов. Но всю дорогу идти пешком не пришлось, спуски по-прежнему можно было проезжать на колесах, развивая скорость до 30 км/ч, спасибо гравитации. На ровных участках иногда передвигался, отталкиваясь от земли ногой, как на самокате. Это давало прибавку в скорости на 2-3 км/ч по сравнению с пешей ходьбой.
     Дорога, ведущая к развилке перед заповедником, пролегала на возвышенности. Выехав с территории заповедника на нее, мы заметили в низине знакомый узел грунтовых дорог, хитро переплетенных между собой. Это было то самое сплетение, в котором находится недостроенная насосная. Мы не стали продолжать обратный путь по дороге, проходящей мимо полей «чабанов», а устремились напрямик к сплетению, через поле. Крайняя дорога Сплетения проходила по насыпи высотой метра полтора. Без особых проблем велосипеды были подняты на насыпь. И снова на дороге. Вот оно - главное преимущество велосипеда перед другими наземными транспортными средствами. Где на «Крузере» не пройдем и на «Харлее» не промчимся, вел на себе перенесем, и ничего с ним не случится:-) Да, на машине так сделать не получиться…
     Доезжаем до района золотвала. Сосновые леса в этом районе черные от золы. Впереди виднеется разведенный костерок, однако рядом никого нет. Это странно. Позже выяснилось, что это не костер а догорающий кусок пластмассы, валяющийся среди дымящихся головешек. Пожар прошелся и по этим местам. Затем недалеко от дороги встретилась сосна, на коре которой еще трепетали язычки пламени. Чуть позже увидели уезжающую пожарную машину.
     Последний спуск преодолен и остаток пути по Садовой грунтовке до ул. Ленина и по набережной пришлось идти только пешком.
     Это был трудный день.

     11 июня 2006 КАРЬЕРНОЕ  ОЗЕРО
     Первоначально целью данного путешествия, было выявить прочность самодельных собачек в трещотке. На этот раз они были изготовлены из стали 45 и подвергнуты закалке с низким отпуском. Запланированный маршрут был не далеким: окрестности золоотвала и обратно. Предыдущих собачек из не термообработанной стали хватило на 10 км, благо второй комплект с собой взял, на золотвале пришлось его поставить. На нем и доехал домой. Поэтому больше искушать судьбу не хотелось. На всякий случай с собой взял кроме собачек еще два стальных шарика от газобаллонной пневматики, что бы ими заклинить трещотку, если что. Заехал к Сереге, который в данный момент готовился к поездке. Пока он собирал экипировку, я в шутку предложил взять буксировочный трос, если опять мой аппарат сломается. Серега на полном серьезе захотел взять бельевую веревку, но не найдя ее предложил леску 0,8мм.
     Стартовали от подъезда Сереги. Доехали до Нагорной, где начинался затяжной подъем. Переключаюсь на первую передачу и начинаю восхождение. Испытывать так по полной. Путь до золоотвала трещетка выдержит, пока можно не беспокоится. Достигаем тэцовской грунтовки.
     В районе между Нагорной, по которой проходит маршурт 16-го автобуса, и золоотвалом тэцовская грунтовка имеет крутой спуск, начинающийся сразу от перекрестка и за ним не менее крутой подъем. В низине между спуском и подъемом она пересекает заболоченный луг со множеством ручейков. Все они соединяются в один ручей, тот самый, который течет под мостом за конечной пятерки, и впадает в Амур.
     
 []
<>
     Поверхность тэцовской дороги в некоторых местах имеет профиль стиральной доски. Спускаюсь, прижимая ручки обоих тормозов, стараясь сохранять постоянную скорость. Инструмент гремит в пластмассовом бардачке. Медлено преодолеваю спуск, на большой скорости велосипед может занести на песке. Где-то вдали маячит Серега на своем горном «Stelse», который уже пролетел спуск и взбирается на подъем. Амортизаторы позволяют проходить такие участки дороги не снижая скорости. Я себе такого позволить не могу, того и гляди спицы поломаются от тряски или обода погнуться.

               Как обычно на подъем велосипед затаскиваю вручную.

     Едем мимо отвала. Уже начинаю волноваться за муфту привода. Но пока никаких признаков неисправности не наблюдается.

          -Сколько проехали?

          -9 км. – ответил Серега, посмотрев на велокомп. – Что, может на Игнашку сгоняем?

          -Давай. – согласился я замышляя проехать по маршруту, который спланировал на кануне «склеивая» в фотошопе новую спутниковую карту местности.

          Движимся по Большой садовой грунтовке. Дорога размыта. Лужи, выбоины, мокрый гравий. Выше второй скорости не переключаюсь. В мозгу предстают картины происходящего в муфте привода.

          -Сколько уже проехали?

          -10 км.

          В прошлый раз после десяти километров смялись собачки, и муфта стала пробуксовывать.

          -Сколько?

          -11 км.

          Напряжение возрастает. Подъезжаем к Игнашке. Дальше - черновой асфальт, перемешанный с щебенкой, поэтому местами легче ехать по грунтовой обочине. Волнение усиливается, все мысли о задней муфте. Чего там в ней сейчас происходит… Пытаюсь представить степень деформированности собачек.

          -Сколько?

          -17.

          -Поехали к аэродрому, поищем карьерное озеро.

          -Ну давай. А озеро большое?

          Я попытался вспомнить его размеры. Лет десять тому назад мне довелось побывать в этих местах.

          -Ну с небольшой стадион где-то. Там даже рыба есть.

          -А ты знаешь, как до него ехать?

          Я на песке рисую дороги, изученные по спутниковым снимкам, и объясняю маршрут.

          -Ну поехали.

          Далее на шоссе лежит хороший гладкий асфальт, плюс небольшой уклон - ехать одно удовольствие. «Байк» разгонялся так, что только успевай крутить педали. Чем быстрее крутишь педали, тем хочется еще быстрей. Адреналин. Для такого асфальта и проектировался мой дорожник. Здесь он чувствовал себя в своей стихии. Не хватало только четвертой передачи, конструктора не предусмотрели. Я уже забыл о муфте привода. Подлетаем к повороту, где стоит знак «Низколетящие самолеты», заруливаем и направляемся в сторону противоположенную от аэродрома. Едем по песчаной дороге вдоль обширного зеленого поля, на западной части которого виден радарный холм, который мы тогда приняли за ДОТ. Подъехать к нему решили на обратном пути.
     
 []
     Дальше все как по карте, только дорожек всяких оказалось гораздо больше, чем видно было со спутника. Тем не менее, озеро нашли с первого раза. Рядом с ним был песчаный карьер.
     
 []
 []
     На его дне находилось несколько заболоченных участков и луж. Наконец приблизились к «пункту назначения». Это был небольшой водоемчик размером меньше садового участка, с одной стороны поросший осокой, на берегу которого кто-то мыл машину.
     
 []
     -Это и есть твое озеро??? – разочаровано произнес Серега. –Ты же говорил со стадион размером.

          -Ну с маленький стадион. Да раньше это озеро вроде больше было, помнится, над ним еще чайка летала.

          -Только не называй это озером. Это же лужа!

          -Какая лужа?! Тут даже рыба водится.

          -Ну в крайнем случае это можно назвать прудом, но только не озером!
     Кстати вода там довольно чистая, прозрачная, никакой тины и ряски не наблюдается, как ни странно. Да и в лужах в карьере тоже чистая прозрачная вода. А песок там какой-то мелкий, въедчивый.
     
 []
     Серега решил покочевряжится на «Стелсе» по песчаным барханам карьера. Я в это время, оставив своего педального коня, штурмовал почти отвесную песчаную стену. Добраться до вершины все удалось, хотя песок под ногами осыпался, заставляя меня скользить вниз.
     
 []
     Сделал несколько фоток с вершины на мобилку и плавно съехал на подошовах со склона, набрав полные кроссовки песка. Их потом пришлось вытряхивать и отмывать на озере.

          Затем поехали дальше по дороге. На пути был небольшой подъем, покрытый толстым-толстым слоем грязи. Аккуратно обхожу пешком грязный участок по краю, седлаю «коня» и еду. Серега в это время, перещелкивая передачи в нисходящем порядке, проносится по самой грязи, и проехав еще немного, останавливается.

          -Едь сюда!-кричу ему.

          -Не могу, у меня цепь заклинило от грязи.

          Идем на озеро мыть «байки».
          -А ты чего в самую грязь полез, ты же грязь за квартал объезжаешь всегда?

          -Я не заметил грязь, думал здесь твердая почва.

          Вымытые «байки» обсохли, едем домой. Стараюсь на подъемах не пользоваться пониженной передачей, веду велосипед вручную, чтобы лишний раз не подвергать самодельные собачки нагрузкам. Не хотелось бы отсюда пешком возвращаться.

          -Кстати сколько проехали.

          -22 км, это не к тебе в огород ездить.

          Перед выездом на Игнашку свернули к двум холмам, на которых раньше базировались передвижные локаторы.

          На заре наших путешествий, мы иногда бывали в этих местах. Как-то остановились здесь посмотреть на локатор, который вращался на одном из этих холмов. В тот момент у Сереги в машине работал автомобильный радиоприемник и мы заметили, что когда антенна локатора поворачивалась в нашу сторону, приемник издавал писк.

          -Да мы здесь облучаемся! – сказал тогда Серега.

          -Не беспокойся, основной пучок волн направлен в небо, до нас доходит только рассеянное излучение. Если бы основной пучок был направлен в нашу сторону, у тебя бы приемник сгорел.

          -Ну ты меня успокоил...
     
 []
          На вершину холма вела бетонная лестница. На сей момент локаторы почему-то были убраны, и с вершины холма открывался вид на аэродром. Мое внимание привлек большой белый самолет с красным хвостовым оперением. По компоновке он бы похож на Ту-154, но мне почему-то казалось, что он иностранный, окраска смущала.

          Начинался дождь, нужно было быстрее добраться до дома. Едем назад. Путь в обратную сторону оказался труднее. Небольшой подъем на Игнатьевском шоссе и встречный ветер затрудняют движение. Плетусь, как могу, на моей "Суре" все-таки три передачи, а не двадцать одна, выбирать не приходится. Серега уже скрылся из виду, спеша спрятаться от дождя в автобусной остановке. Дождь действительно разразился не на шутку. Я тоже заруливаю в остановку, ставлю велосипед рядом с велосипедом Сереги. Ждемс.
          -О, кто-то на моторах приехал, - сказал, зашедший в остановку дедок, увидев наши велосипеды. Сидя рядом со «Стелсом», он пощупал его пластиковое, гнущееся во всех направлениях крыло.
     
 []
         Минут через пятнадцать дождь кончился, едем дальше. Следующий участок трассы был абсолютно сухой. Затем снова попали в зону дождя. Точнее сказать просто покапало чуть-чуть. И наконец сворачиваем на Большую садовую грунтовку.
          Доезжаю до подъезда и из последних сил затаскиваю «байк» на этаж, усталый голодный, но довольный собой. Покатушки получились довольно прикольные.
     Задняя муфта дотянула до самого дома без очередной поломки. Было пройдено в общей сложности 50 км. Перебрав муфту, обнаружил, что собачки не деформированы только на их контактной поверхности образовались мелкие риски. Не знаю, надолго ли их хватит, следущие поездки покажут. После всех замутов с ремонтом задней муфты становится так приятно от того, что когда давишь на педаль, колесо тоже поворачивается вслед за ней, а не беспомощно стоит на месте при вращающихся педалях. Раньше я и не подозревал, что можно получать радость от таких простых вещей.

     4-5 августа 2006 НОЧЕВКА
      Идея о 2-х дневном велопоходе возникла еще зимой. В связи с этим к весне Серега приобрел палатку, спальник, багажник и др. походные принадлежности. Съездить запланировали на Мухинку, но сначала нужно было потренироваться где-нибудь поближе.
     Итак, тренировочный поход состоялся в начале августа. Пунктом назначения был выбран мой огород.
     За сборку снаряжения я взялся с энтузиазмом, ибо это были приятные хлопоты. Вещи распихал по подрамной и багажной сумкам. Причем выбор багажной сумки был неудачный, так она была матерчатая и очень мягкая. В нее сложил еду. Воду разместил в двух 2-литровых бутылях, привязанных к стойкам багажника. Пока доехал до серегиного дома, они пару раз отвязались. Серега, увидев экипировку моего байка, прикололся: «Бензобаки я вижу, а где выхлопная труба?»
     Серега же все свои манатки сложил в массивную прямоугольную сумку, привязанную леской на багажнике, которая нарушала равновесие велосипеда.
     Выехали вечером и когда добрались до назначенного места, уже смеркалось… Как только остановились, началась атака двукрылых упырей и чем сильнее сгущались сумерки тем ожесточеннее было их нападение. Я надел ветровку, плотно застегнув ее. Стало жарко, но это была хоть какая-то броня от комариного жала.
     Поскольку Серега взял с собой мясо для шашлыков, мы принялись готовить место для костра и собирать ветки, надеясь также, что дым отпугнет беспощадных кровопийц. Обламывая во тьме сухие ветви с деревьев, приходилось постоянно шлепать себя по открытым частям тела, коими являлись лицо и руки.
     Костер разгорался, но струйки его дыма не оказывали никакого воздействия на кровожадных тварей. Единственное место, где их не было - это в самом дымовом столбе. Стоило только высунуться оттуда на несколько сантиметров, как десятки игл начинали вонзаться в тебя со всех сторон. Однако вдыхать едкую гарь дымовой завесы тоже было занятием не из приятных.
     Серега начинал тащить в костер все более крупные поленья. Даже умудрился засунуть туда бревно, лежащее на площадке для стоянки машины, в которое она упиралась задними колесами при заезде.

     Бревно не давало скатиться машине с площадки по откосу, находящемуся за ней, в кусты. Поскольку было абсолютно темно, то я вовремя не заметил этой Великой Пакости и когда приехал копать картошку, сдавая задним ходом, завалил задок машины на этот откос. Самостоятельно выбраться из ловушки было не реально, ибо колеса буксовали, и машина еще дальше скатывалась вниз. Выручил сосед, который по счастливой случайности оказался в это же время в огороде, вытащив на буксире мое авто. Сереге была объявлена боооольшая благодарность.

     Для приготовления шашлыка были сделаны рогатки для установки шампуров, и шампура из тонких упругих веточек. Паралельно в тлеющие угольки было брошено несколько картошин.
     Перекусив, мы начали ставить палатку. Было около часу ночи. Палатку решили поставить на лужайке у кустов смородины. Я принялся рвать траву и кидать ее на намеченное место расположение палатки, что бы немного выровнять рельеф и обеспечить мягкость «посадки». Заодно смородину прополол :-)
     Ну вот палатка установлена, велики сцеплены замком, залазим внутрь. Продолжаем ужин при свете светодиодного фонарика и добиваем агентов Дракулы, проникших в палатку вместе с нами.
     Готовлюсь ко сну, сворачиваю джинсы, рубашку и ветровку в один большой комок – типа подушка получается. Теперь подо мной только балоневое днище палатки. Сереге хорошо - у него спальник есть.
     Рельеф местности под палаткой все-таки получился неровный и жестковатый. Явно чувствуется впадина и бугор.
     Прежде чем заснуть, естественно еще с часик базарим, рассказываем анекдоты. А вокруг палатки сплошной звон комариных крыльев. «На что надеются, наивные…» - прокомментировал Серега.

     Ну все, вроде улеглись. Через некоторое время раздался странный крик ночной птицы: «Тюф-тюф-тюф-тюф»!
     «А это что за бластер лазерный?! - удивился Серега, - прямо как в бродилках-стрелялках звуканы».
     Птица смолкла, только густой комариный писк давил на уши и время от времени на палатку шлепались кузнечики. Где-то недалеко полевой сверчок издавал приятные трели. Серега начал дремать, а я все пытался приспособиться к рельефу местности.

      Вдруг послышался сухой прерывистый треск. Эдакий характерный звук, напоминающий самолет, у которого мотор работает с перебоями: «Дррр…….дррр……..дррр……..дррр». Звук приближался с соседнего участка и становился все мощнее: «ДРРР……ДРРР…..ДРРР».

     Серега насторожился:
     -Слышь? Через кусты что ли кто-то ломиться?
     -Да саранча это летит - огневка трескучая, у нее крылья так в полете трещат.
     - Вроди как шаги чьи-то, ветки хрустят…
     -Да саранча это, саранча.

     «Дррр……дррр….дррр» - огневка трескучая продолжала свой шумный полет, то приближаясь к нам, то удалялась, как будто нарезала в воздухе круги.
     «Дррр…….дррр……дррр………дррр», «Тюф-тюф-тюф-тюф!» И все стихло…

     -Сбили. - прокомментировал я.

      Лазерно-бластерная система ПВО сработала четко:-) После этого наступил бодрячок, и снова хотелось базарить и травить анекдоты.

     Вечер был теплый, и вход в платку был закрыт только противомоскитной сеткой. Затем стало холодать, и мы застегнули клапан на входе. Затем стало холодать больше, Серега поплотнее укутался в спальник, а мне пришлось одеть рубашку, а потом и джинсы.

     Утром проснулись от барабанившего по палатке дождя, серебристые струйки которого стекали по ее тонким матерчатым стенкам. Велосипеды мокли на улице абсолютно беззащитные.
     Дождавшись окончания дождя, мы, наконец, вылезли наружу. Комариное племя не упустило возможности этим воспользоваться. Однако атака на этот раз была вялая.
     Благодаря росе было чем вымыть руки и умыться, очень практично кстати получилось. Позавтракав, отправились в обратный путь.

     Грунтовые дороги были размыты, грязища кругом. Ручейки мутной жижицы и шлепающие по ним дачники, идущие на свои участки. Испачканные в мокрой глине подошвы кроссовок иногда соскальзывали с педалей, в самый неподходящий момент. Мокрые тормоза ни сколько не замедляли ход на спусках. Покрывшаяся ржавчиной цепь, неприятно свистела. В общем, кататься по окрестностям не было ни какого желания, к тому же хотелось спать. Поэтому сразу направились по домам.
     
 []

     26-27 августа 2006 НОЧЬ  НА  МУХИНКЕ
     Учтя ошибки предыдущего велопохода, мы собрались с ночевкой на Мухинку. Ко времени поездки Сереге пришел велорюкзак «Трек-85». К тому же мы приобрели коврики (пенку). Я усовершенствовал крепление 2-литровых бутылей на стойках багажника – заменив веревку экспандером. Дополнительно на стойке руля была установлена фляга. Итого полный запас воды составлял 4,75 л. На багажник водрузил объемистую китайскую сумку, к ее ручкам привязал, свернутый рулоном коврик. Кроме коврика с собой были взяты простыня и наволочка, а также полиэтиленовая занавеска от ванны – это для велосипеда на случай дождя.
     Поскольку у меня в последнее время возникали проблемы с клиньями, несмотря на то, что был поставлен новый вал каретки, то пришлось взять с собой дополнительный инструмент, включая молоток для забивания-выбивания клиньев (Rашен ремонт:-)
     Провизия состояла из бутербродов с копченой колбасой, вареной картошки, фруктов (груши, яблоки, бананы) и овощей (помидоры, огурцы). Следует отметить важность наличия фруктов и овощей в рационе, так как в них содержится большое количество влаги, что при нашей почти африканской жаре очень актуально. Есть их можно не запивая, в отличие от бутербродов, которые нереально разжевать, не расходуя запас воды, так как во рту все пересыхает. На этот раз решили не брать с собой ничего, с чем надо долго возиться, типа шашлыков. Еда должна быть готова к употреблению сразу из рюкзака. Серега набрал с собой еще марсов и сникерсов.

     Спускать нагруженный байк по лестнице было еще хуже, чем в прошлый раз, так как масса груза была увеличена. Задок был ужасно тяжелым и сильно перевешивал. А руль, как обычно, мотылялся из стороны в сторону и норовил долбануть по фейсу. Корячась и сшибая углы, добрался до первого этажа. Фух! – облегченно вздохнув, сажусь на вел.
     По Загородной, Институтской добираемся до АМГУ и выезжаем на Новотроицкое шоссе. И тут сразу за поворотом на 5-ю стройку Серега прокалывает заднее колесо. Причем прокол был нехилый – воздух вышел за несколько секунд. Вынужденная остановка. Фотаю свой груженый велик, прильнувший к дорожному столбу.
     
 []
     Разбортируем колесо, ставим запасную камеру. В это время мимо нас на горнике проносится худощавый чувак в очках с рюкзаком на плечах и пристегнутым за одну из его лямок ковриком. Причем он так интенсивно педалирует, что только пятки мелькают. Кажется где-то раньше его видели… Ну конечно, пару недель назад этот велотурист-одиночка пулей просвистел мимо нас по Институтской, когда мы возвращались с Мегатреугольника «Благовещенск-Марково-Новотроицкое». Догнать, а тем более обогнать его было нереально даже для Сереги. Его личность до сих пор остается загадкой.
     – Вот гад, – возмутился Серега, ковыряясь в покрышке, – хоть бы помочь предложил.

     Колесо отремонтировано, рюкзак снова установлен на «Stels», едем дальше, уворачиваясь от проносящихся мимо автомобилей. Во время коротких остановок, начинаю замечать, висящие на донышке 2-литровой бутыли капли. Хм… к чему бы это?
     Еще через несколько километров вижу, что уровень воды в бутылке снизился на четверть. Это еще что за на фиг?! Внимательно осмотрев бутыль, обнаруживаю маленькую дырочку около донышка. А напротив дырочки – головка винта крепления багажника с торчащим на ней заусенцем. Оказывается бутылка терлась всю дорогу об этот заусенец. На всякий случай проверяю второй винт и, жалея, что нет с собой напильника, наматываю на него обрывок полиэтиленового пакета. Далее воду старался пить исключительно из дырявой бутылки, что бы асфальту меньше досталось:-)

     Дорога тянется вдаль среди своих зеленых «берегов» бесконечной серой лентой, раскаленная лучами полуденного солнца. Жара, асфальт, проносящиеся автомобили и педалирование, педалирование, педалирование… Короткая остановка для нескольких глотков воды и снова педалирование, педалирование, педалирование…и асфальт, асфальт, асфальт… Соленые ручейки пота, прилипающая к телу рубашка, взмокшее седло, натирающее точку опору и жара, асфальт и педалирование… Где желанный берег Зеи, накатывающиеся на песок прохладные волны, тень листвы прибрежных ив? Это еще далеко, а впереди лишь убегающая за горизонт бесконечная полоса жареного асфальта.
     Казалось бы 40 км это не так уж много – стандартная вечерняя покатушка. Но колесить по извилистым лесным тропам между золоотвалом и аэропортом и тупо переть по монотонной трассе из пункта А в пункт Б – это совсем разные вещи. В первом случае не замечаешь, как эти км пролетают, а во втором нудно прешь по дороге и думаешь, когда же она, зараза, кончится.
     Наконец однообразие было нарушено, и дорога порадовала протяженным спуском, окантованным рощей стройных осин. Но по закону сохранения энергии после спуска следовал затяжной подъем, и преодолевать его пришлось пешком. В конце подъема обнаружился Серега, упиливший на спуске далеко вперед.

     В дырявой бутылке осталось меньше трети воды. Приближаемся к Новотроицкому и по дороге заруливаем в местный магазин за минералкой. С обочины дороги, с яростным лаем, на нас набрасывается мелкая черная гавка. Серега, шуганув ее, проезжает вперед, а я разворачиваюсь и направляю байк на нее. Тратить патроны «УДАРа» на эту мелочь совсем не охота. Мой нагруженный байк по сравнению с ней – все равно что «Камаз» с прицепом. Гавка уворачивается, отпрыгивая на обочину. Велосипед-штурмовик идет на второй заход, лохматая шняжка опять успевает увернуться, охота оказалась неудачной:-(  Посылаю ее на фиг и еду догонять Серегу.
     Затем следует поворот на Белогорье, и затяжной подъем по грунтовке. Проезжающие по ней автомобили вздымают за собой клубящиеся шлейфы пыли, оседающей на наших потных рубашках. В придорожной траве пронзительно стрекочут огромные серые сверчки, размером с небольшую мышь. Посреди поля виднеется кирпичный завод и груды параллелепипедов земляного цвета – не отожженных еще кирпичей.
     Наконец пыльная грунтовка заканчивается, и мы въезжаем в Белогорье. Пересекаем железную дорогу, тянущуюся от моста с противоположенного берега Зеи, и начинаем поиски дальнейшего пути. После нескольких неудачных заездов по «левым» дорожкам, выбираем ту, что проходит мимо туристических баз. Однако, сверившись с атласом, понимаем, что эта дорога ведет совсем не туда, куда нам надо. Возвращаемся и решаем спуститься с нее по узкой крутой тропинке на берег, где находится скопление лодок. Тропинка протоптана рядом с лестницей, по которой можно было бы спуститься, если б не было велосипедов с грузом. Груженые байки стремятся улететь вниз, удерживать их трудно, к тому же приходиться самим упираться в грунт, чтобы не гребнуться с откоса.
     
 []
     Идем вдоль берега, мимо отдыхающих, и припаркованных моторных лодок, выбирая место для стоянки. Серега даже умудряется ехать своим ходом. По пути перешагиваем через промоину с ручейком (ох, непросто это сделать с груженым велом на руках), проходим еще немного и, наконец, находим подходящее место для установки палатки недалеко от поваленной сосны.
     Наш пятачок берега по краям был обрамлен ивами и прибрежным кустарником. Позади в нескольких метрах возвышался, поросший зеленью, обрыв, а впереди – обширная водная гладь и плещущиеся прохладные волны. Ура! Добрались! Идеальное место, если не брать во внимание твердый, как асфальт песок, на котором предстояло провести всю ночь. И, что самое главное – ни одного комара!
     Распрягаем стальных коней, точнее стального моего и алюминиевого Серегиного. Отвязываем сумки, рюкзаки и прочую поклажу. Начинаем собирать палатку. Устанавливаем ее в паре метров от воды, потому как там наиболее ровный рельеф. На этот раз внутри палатки растянулись два спальных коврика.
     Велосипеды расположились рядом, причем свой я накрыл шторкой от ванны, прихватив ее к велу веревкой, что бы не унесло ветром. Теперь дождя ему можно не бояться. Серега сцепляет байки велозамком. Я, несколько обеспокоенный за их сохранность, советую обвить трос замка еще и вокруг дерева. Серега меня успокаивает: – «Если украдут то мой велик, а не твой».
     Вот оно – неоспоримое преимущество «Суры» перед горным байком:-)
     
 []
 []
     Развешиваю свою одежду на ветвях ивы, поскольку до ночи еще далеко, то есть время, чтобы просохнуть. Перекусываем. По левую сторону от нашего лагеря, за деревьями, забрасывает удочку какой-то рыбак. Мимо с ревом проноситься катер, и волны с приятным шелестом накатываются на песок, раскачивая полузатопленные кустики. К перекинувшемуся через лоно реки железнодорожному мосту, с приглушенным гудением и размеренным стуком колес подходит поезд, и когда он заезжает на мост, раздается такой гул и грохот, что земля содрогается. Долго и нудно, на сниженной скорости он тащится до следующего берега, резонируя в барабанных перепонках, и наконец, когда его достигает, грохот снова переходит в тихое гудение и размеренный стук колес.

     Пытаюсь зайти в воду, холоднющая… конец августа все-таки. Выхожу обратно, потом делаю еще попытку. Все глубже и глубже, и наконец, плюхаюсь в воду полностью. Брррр! Отчаянно бултыхаясь руками и ногами, гребу к берегу.
     Серега, ехидно улыбаясь, спрашивает:
     – Ну как водичка?
     – Айс!
     – Правда айс?
     – Правда, плыви давай.
     Серега неохотно мочит ноги в реке:
     – Что-то холодновата.
     – Да ты не так делай, заходи и ныряй резко, нормальная вода. – продолжаю его уговаривать, вылезая на берег.
     Интенсивно растираюсь полотенцем. Серега после некоторых колебаний все-таки плюхается в воду, и с воплями «АЙС!!! АЙС!!!» торпедой устремляется к берегу.
     Затем пытаемся рыбачить на импровизированную удочку, состоящую из железного шомпола и примотанной к нему безинерционной катушки. Безрезультатно, к крючку даже никто и не думает подплывать.
     Продолжаем колбаситься на берегу. Водную гладь, то и дело разрезают катера и моторные лодки. Тускнеющий огненный шар медленно, но уверенно спускается за горизонт. Темнеет, и предоставляется возможность проверить, купленный на днях, мой налобный светодиодный фонарик. Удобная весчь, кстати. Но из сгущающихся сумерек с противным писком возникает войско Дракулы. Пикируя, с заросшей лесом, вершины обрыва, двукрылые штурмовики направляют в нас свои жала. Ну началось… Их численность возрастает в геометрической прогрессии. Понимая, что превосходство сил на их стороне, упыри начинают свой адский пир, вонзая в нас свои рапиры. Быстренько собираем вещи и складываем их в палатку, залазим внутрь и закрываем все «люки и амбразуры». Десяток диверсантов уже поджидает нас внутри, но они обречены. Раздаются бурные аплодисменты, и злобные кровопийцы плющатся между ладонями. Добив последнего вурдалака, приступаем к вечерней трапезе. Наш «фиг-вам» со всех сторон окутан негодующим писком вампирской братии. Но нас это уже не волнует, крови они больше не получат.
     Я начинаю делать подушку, достаю наволочку и укладываю в нее ветровку, рубашку, полотенце и противные потные джинсы, которые так и не высохли. Лежать на утрамбованном асфальтоподобном песке не очень-то удобно. Коврик нисколько не смягчает лежку, твердость поверхности ощущается через нее всеми костяшками. Немного погутарив, замечаем, что комариный звон утих. Видимо кровососы, осознав, что наш «фиг-вам» это в первую очередь фиг им, решили не тратить напрасно свое время, и отправились на поиски свежей крови других жертв. Потеряв бдительность, мы высунулись из палатки, и тут со всех направлений с леденящим звуком бззззз! на нас слетелось целое полчище. Ну прям, как агенты на Нео! Все, больше не высовываемся до утра.

     Лежу, ворочаясь с боку на бок на твердом фундаменте. На мост опять въехал состав, оглушая своим гулом, громовыми раскатами, разливающимся над Зеей.
     Я вспомнил старую шутку, которую тут же рассказал Сереге: «Наши поезда самые поездатые в мире, никто не перепоездит наши поезда по их поездатости!»
     После чего Серегу прибило по хи-хи, примерно как Масяню в серии «Пуговица Пушкина», и он долго не мог выйти из эйфорического транса, комментирую, что: «Наши поезда, действительно, самые п…здатые».
     Через некоторое время загремел еще один «поездатый» состав, содрогая громовым грохотом влажный ночной воздух. Спустя пол-часика еще… короче, задолбали они за ночь своей поездатостью.
     Волны плескались о берег; кругом звенели комариные крылья; шурша лапками по балоневым стенкам палатки, букашки изучали ее наружную поверхность; об водную гладь шлепалась рыбешка. И наша палатка в ночной тьме, затерявшаяся среди кустов на песчаном береге. Во всем этом чувствовалось что-то Жюль-Верновское.
     Серега дремал в спальном мешке у соседней стенки, а я не мог сомкнуть глаз, тщетно пытаясь найти более-менее мягкое положение. Завидую как ему удалось относительно быстро заснуть в таких условиях. Ну конечно тоже немного помучился сначала, но на это у него ушло значительно меньше времени, чем у меня.
     Башка дубела от бессонницы, кости ныли от железо-бетонного песка под палаткой. Было еще хуже, чем во время первой ночевки на неровной лужайке у смородиновых кустов.
     Издалека начал доносится чей-то разговор, медленно приближающийся вдоль берега. Послышались шлепки сапог по воде. Все ближе и ближе. «Базар» слышен все отчетливей и отчетливей. В чернильной ночной тьме молнией заметался луч мощного фонарика, вычерчивая на стенке палатки ажурные силуэты листвы кустарника.
     «Хлюп........хлюп........хлюп.........хлюп. Вот эту леску тяни… хлюп.......хлюп...... Небо звездное, рыба должна быть... хлюп.....хлюп....»

     – «Кого там несет?!» – проснулся Серега.

     «Хлюп..……хлюп…. Смотри, это чебак или ротан?» «Не, это чебак. Хлюп…….хлюп». «А это пескарь, кажись?», «Точно пескарь. Хлюп……..хлюп……..хлюп……..хлюп….. ??? О! Смотри, палатка!» – ослепительный луч ворвался через москитную сетку внутрь и высветил наши злые перекосившиеся физиономии. Между моим и Серегиным ковриком на дорожной сумке стал виден увесистый молоток для ремонта моего велика, лежащий как раз под рукой.
     – «Упсс! Хлюп, хлюп, хлюп, хлюп, хлюп, хлюп».

     – Шарятся тут всякие, спать не дают. – огрызнулся Серега.
     Прошло пол-часа. Серега слегка задремал. Рыбаки возвращались, но на этот раз по берегу. В темноте снова заметался луч фонаря. На стенке палатки нарисовалась резкая тень руля «Stelsa».
     – Смотри, Серега, тень от твоего велика.
     Серега приподнялся:
     – Это хорошо, значит еще не сперли. – и снова шлепнулся на коврик.

     «Топ, топ, топ, топ, топ, топ» – рыбаки обогнули платку сзади и удалились со слоновьим топотом тяжелых сапог.

     Как и в прошлый раз, ночью начало медленно, но верно холодать, и пришлось постепенно одеваться, разоряя импровизированную подушку. Лежать стало совсем неудобно:-(
     Где-то между 4-мя и 5-ю часами утра, измотанный твердо-песчаной ломкой, отрубился и я.

     Утром разбудила птица, кричащая на берегу. Серега выругался в ее адрес. Еще немного дремлем. Солнце висит уже высоко, обжигая все своими лучами. Палатка превращается в парилку. Духотища… Вылезаем на свежий воздух. Ни одного комара, лепота то какая! Водную гладь с ревом полосует катер, и солнечные зайчики резвятся на волнах.

     
 []
 []
     Залезаю по обрыву на верх, осматриваю заросли и делаю несколько панорамных фоток с видом на бивак.
     На берегу становиться оживленно, начинают шастать отдыхающие с детьми, кто-то тащит с собой удочку, закидывая ее то там, то сям в поисках рыбных мест, кто-то бултыхается в холодной воде в поисках ледяной свежести. Колбасимся до обеда и начинаем упаковываться. Наши сумки и рюкзаки похудели и полегчали. Водружаем их на байки и ведем байки вдоль берега обратно. Опять пересекаем промоину с ручьем, и по каменистому грунту, через заросли кустарника, пробираемся к тропинке на откосе.
     Хватаясь за перила деревянной лестницы, затаскиваю свой вел на верх, потом помогаю затащить Серегин, поскольку самостоятельно это сделать у него не получилось.
     Кинув прощальный взгляд на Зею, мчимся сквозь Белогорье к пыльной дороге. Подъем преодолеваю полностью своим ходом, можно сказать на легке, правда немного волнуюсь за состояние трещотки, а вот Серега почему-то начинает уставать. Проезжаем опять кирпичный завод, мегасверчков, стрекочущих в придорожной траве, и ловим расслабон на затяжном спуске. А затем начинаются долгие и нудные километры жареного асфальта Новотроицкого шоссе. Останавливаемся перекусить у автобусной остановки, где Серега фотает свой велик с рюкзаком.
     
 []
     Затем решаем заехать в карьер, посмотреть чего там настроили. Привычный заезд для автомобилей был закрыт шлагбаумом, но для велосипедов это не помеха. В карьере уже была заасфальтирована одна кольцевая трасса и отсыпалась вторая. «Камазы»-самосвалы привозили тонны песка и тут же его низвергали. Мы проехались по замкнутому треку, Серега засек его длину на велокомпьютере.
     Недалеко, рыча моторами, стояла пара иномарок и несколько челов, что-то оживленно обсуждали.
     По направлению к выезду из карьера, нам встретился волосатый мужичок с идеей организовать гонку на велосипедах. Но Серега отговорил его, сетуя на то, что МТБ не приспособлен для езды по треку. А я про свое максимальное передаточное число трансмиссии = 2,5 скромно умолчал, ибо оно было явно не гоночным :-(
     Еще десяток километров и мы дома. Затаскивать, увешенный сумками, вел на этаж было не очень-то удобно, но за время поездки масса груза уменьшилась и это не могло не радовать.
     Ну вот и свершился первый настоящий 2-дневный велопоход!


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"