Корбин Макс: другие произведения.

+/- магия

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 4.99*12  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Жили себе два парня, в универ ходили, пиво пили да к девушкам приставали, а тут вдруг оказалось что они не совсем обычные. Да еще и страшную тайну подслушали. Надо бы с ними что-то сделать, да только засранцы уже весь паранормальный мир на уши поставили.

  
  
  
  Глава 1
  
  Какой должна быть температура в ларьке, чтобы зимой, в лютый мороз продавщица носила только тоненький гольф под белым передником? Влад позавидовал, у него задница уже отмерзла. Да еще, как назло, забыл перчатки - кожаные, с толстым слоем меха. Вот чтобы согреть посиневшие пальцы, он и заказал пару охотничьих сосисок в лаваше.
  - Ваш заказ. - Девушка открыла маленькое окошко, мохнатые клубы белого пара ударили в лицо блаженным теплом.
  - Минутку, - Влад потянулся за деньгами. Попытался отсчитать пару бумажек, но сухие, промерзшие пальцы скользили по купюрам как по льду. Ветер-проказник улучил момент и выхватил десятку, поднял высоко в воздух и бросил в пустынную улочку меж домов. Догонять бессмысленно, парень только проводил взглядом, вздохнул, поплевал на пучки и расплатился с продавщицей. Горячий сверток попал в руки - стало теплее сразу всему телу.
  - Молодой человек, это кажется ваше. - Седой старик протянул Владу купюру.
  - Спасибо, - удивился Влад. С улочки вроде никого не было, все здесь на остановке стоят.
  - Не за что, впрочем, послушайте совет. - Влад пожал плечами, постеснявшись сказать старику 'валяй'. Обычно такие фразочки, при нужной интонации, быстро отучивают незнакомцев лезть в чужие дела. Но дед вернул десятку. Не деньги по нынешним временам конечно, но для студента...
  - Питайтесь нормально, а не этой гадостью.
  - Я ею не питаюсь, а греюсь.
  - Это имеет смысл, - улыбнулся дед. Как же он не похож на обычных стариков. Длинные молочные волосы, высокие сухие скулы, и пронзительный взгляд синих глаз. А еще - совершенно прямая осанка. Далеко не каждый юноша может такой похвастаться. - Есть в тебе искра парень, будет и толк.
  Интересная фраза, а самое главное не к месту. Подъехал троллейбус, и мгновенно образовавшаяся толпа, понесла Влада вперед. Старик внимательно проводил парня взглядом, не обращая внимания на толпу. - С искрой Искра Влад. - пробормотал дед.
  Он поднял воротник старенького пальто и зашагал в сторону платной стоянки. По дороге встретилась горбатая старушка с явно самодельной торбой. Дед бросил мимолетный взгляд и, не меняя темп достал из кармана пару крупных купюр, тихо опустил. Когда бабуля оказалась за спиной, старик разжал руку, ветер подхватил деньги и незаметно уложил в латанную-перелатанную торбу.
  Часто бывает, чувствуешь чей-то взгляд. Влад чувствовал, едва вышел с троллейбуса, а с момента, когда прорвался в вагон метро, напряжение в затылке только возросло. Парень обернулся, и среди битком набитого вагона без ошибки определил человека - высокий, лет тридцати, черноволосый мужчина с красивым лицом, и ярко-синими глазами. Две точки по-настоящему живых красок среди промозглой городской зимы. Влад не вытерпел - опустил глаза.
  - Не спи. - Друг толкнул в плече и направился к выходу. - Старик, - подумал парень, - у него тоже синие, но не яркие. Стоп, а какие? - Влад протиснулся к дверям, а дальше толпа понесла сама. Полностью отдав тело стадным инстинктам, парень начал подставлять все оттенки синего в два провала зиявшие в образе старика. Наверное, так можно перебирать до бесконечности, но только стеклянные двери оказались позади, колючий ветер встряхнул наваждение. - В жизни много странного, а батон купить надо.
  Вечером Влад обычно читал. Валился на кровать, надевал наушники и врубал музыку по настроению. Впрочем, читал он всегда, в любую свободную минуту. 'Морской Волк' - интересная книга, но читать тяжело. Странно, как много значит в жизни сила. Главный герой - критик, в своей жизни ни дня не работавший физически, попадает на шхуну промышляющую добычей шкур морских котиков, после кораблекрушения пассажирского судна. Повезло? Ха! При доле романтизма, Джек Лондон никогда не разводил в книгах розовых соплей.
   Капитан шхуны - чрезвычайно сильный и умный человек. Именно умом он отличался от остальных, но прячет его за силой. Интеллигент становится игрушкой. По сути, у него нет выхода - нужно работать на шхуне или умереть. Вот страница за страницей игрушка окрепла, стала навигатором но, как и все на этом судне по-прежнему не имеет собственной воли. Влада книга медленно вгоняла в депрессию, особенно неоднозначны философские дискуссии - единственная отрада критика, ведь именно тогда капитан позволял говорить открыто. Несмотря на всю ученость, дискуссии Критик проигрывал одну за другой. Позиция капитана проста - сильный поедает слабого. Сложно это отрицать, будучи в позиции слабого. Хотя критик старался, иногда почти удавалось. В такие минуты Влад радовался за слабака.
  На одной такой дискуссии Влада оборвали обычным покашливанием, а кашляли-то громко, ведь в ушах вовсю орал 'The Kinslayer' группы Nightwish. Он стянул наушники и поднял голову.
  - Ты кто? - Влад узнал мужчину из метро.
  - Не вежливо так, хоть бы присесть предложил гостю. - Сказал тот и, не дожидаясь ответа, шумно плюхнулся на старенький диван.
  - Я тебя в гости не звал. Кто ты и что здесь делаешь?
  - Я тот, кто может подарить тебе силу и власть. - Незнакомец посмотрел на Влада, тот опустил глаза, как и в метро, но сразу же опомнился, уперся взглядом точно в синюю кислоту.
  - По порядку. Как ты вошел?
  - Твой брат открыл.
  - Он мне не брат, я здесь квартирант.
  - Не имеет значения.
  - Вот так просто пустили?
  - Маленький фокус, только для тебя. - Мужчина щелкнул пальцами и рука воспламенилась.
  - Теперь веришь?
  - Иллюзия?
  - На твоих сожителях использовал внушение, а это настоящий огонь. Меня зовут Голицын Кирилл Николаевич, я маг. - Он махнул рукой и огонь погас.
  - И что магу от меня нужно? Хочет подарить силу и власть? - иронично спросил Влад, размышляя, не псих ли перед ним.
  - В тебе есть огонек парень, давай разожжем огонь. Иди в мою школу.
  - И много в мире таких школ?
  - В мире - порядочно, только сам ты их не найдешь.
  - Как оплачивать обучение?
  - Только для тебя - бесплатно.
  - Слишком уж все подозрительно.
  - Далеко дочитал? - Гость кивнул на книгу.
  - За половину только перевалил.
  - Хочешь быть как тот червяк в книге? Я подарю тебе силу большую, чем у Волка Ларсена, сам сможешь играть людьми как захочешь. - Гость почему-то покосился на дверь. Влад не собирался соглашаться, но последние слова насторожили. Был ли выбор реальным? Как не паршиво положение критика, но Влад симпатизировал ему, не капитану Ларсену.
  - Я должен подумать, - магу явно не понравился ответ. Он достал из внутреннего кармана куртки небольшой жезл.
  - Лови, - гость бросил жезл Владу. Парень рефлекторно выставил руку. Распахнулась дверь, вошедший старик взмахнул рукой, и резкий порыв ветра оттолкнул деревяшку в другую сторону комнаты, стукнул о шкаф. - Столько лет, а ты так и не стал аккуратнее, - сказал Голицын вошедшему.
  Тот самый старик! Только теперь не в пальто: толстая кожанка, из-под высокого воротника торчит теплый шерстяной шарф, а в левой руке меховая шапка. Несмотря на почтительный возраст, в джинсах и крепких берцах с армированным носком, что так любят неформалы.
  - Зато, не действую грязно.
  - Для огненных нет понятия грязно. Слишком мы горячие, грязь сгорает.
  - Зола и сажа остаются всегда, - возразил дед. - А для школы 'Красного рога' вообще все принципы сгорели. - Старик сделал пас рукой, и у мужчины на диване кожа стала ярко красной, а изо лба вылез загнутый назад толстой рог. Несмотря на страшный вид, улыбался он красиво, да и сама человеческая красота не исчезла. Старик опустил руку и вид молодого человека стал прежним.
  - Себя не покажешь?
  - Запросто. - Лицо старика побледнело, седые волосы стали молочно-белыми, ногти - темно-синими, как и глаза, только в глубине последних засияли электрические разряды, время от времени искрами вылетая из глазниц.
  Лицо старика не выражало доброты и не располагало, как лицо рогатого, казалось, оно вообще не умеет улыбаться, но гнев ему тоже чужд.
  - Парень, выбор все равно придется сделать. Так что выбирай сейчас. Быть красивым и счастливым, как я, прожить долгую полную жизнь, или же сыпать искрами из глаз и быть холодной льдиной короткую человеческую жизнь. - Пока молодой говорил, старик стал таким, как был и натянул саркастическую улыбку.
  Сотни мыслей спутались в голове Влада. Соблазн велик, но, рог не давал согласиться, как намертво вколоченная книгами ассоциация с нечистью. В последнее время популярно делать демонов, вампиров и иже с ними героями романов и сериалов, но Влад рос на сочинениях прошлого века. Он подумал:
  - Как бы поступил Критик? Нет, кто-то из старых знакомых, о которых читал еще в детстве... лорд Грейсток? - ответ пришел мгновенно. - Обломал бы рог по самое немогу, как пить дать. То же самое сделали бы Морган Чейн и Джон Картер. - Взгляд переходил с одного гостя к другому, пока старик не указал на жезл.
  - Что это?
  - Жезл, - ответил огненный. Старик протянул руку, из центра жезла выскочили иголки. Он смешно подпрыгнул и вонзился иголкой в паркет.
  - Ты не сказал, что иголки смочены кровью таких как ты. И что от укола он станет таким же... Ненадолго, но этого хватит для принятия решения, а потом кровная связь навечно. Счастье, обещанное тебе, возможно только так парень. - Теперь старик говорил с Владом. - Моя школа не требует клятвы на крови, просто учись, к чему у тебя способности, развивайся. То, что станешь похожим на меня - правда, ты воздушный. Если, конечно, захочешь изучать стихию. Кроме того...
  - Я согласен.
  - существуют и не стихийные направления обучения, - закончил старик.
  - Я согласен.
  - Пожалеешь парень, - сказал красный.
  - Он не лжет, и ты боишься его. - Глаза рогатого запылали, взгляд обдал яростью, но Влад смотрел прямо, уверен, при седом незнакомце молодой не тронет.
  - Пожалеешь... - сказано вроде буднично, но пробрало до костей. Голицын медленно встал, шагнул к двери.
  - Ничего не забыл? - спросил старик.
  - Завтра получишь три наводки. - Красный вышел из комнаты.
  - Какие наводки?
  - Он нарушил закон, пытаясь заполучить тебя. У них туго с воздушными, мы ведь любим свободу. Значит, чтобы не обращаться к Лиге Равновесия откупится тремя не определившимися магами.
  - А что за...
  - Все своим чередом. Вот адрес, зайдешь в субботу в десять часов. - Дед протянул Владу белый кусок грубого картона с адресом. - Не забудь захватить визитку. - Влад лишь бросил взгляд, а старик уже исчез из комнаты.
  Время до субботы тянулось медленно. Когда не оставалось ничего другого, как только терпеть, Влад умел направить бурлившую энергию в нужное русло. Таковым руслом часто были книги. Но не сегодня - 'Морской волк' не шел, а ведь такие книги он глотал за два-три дня. Большинство читалось вообще за день, но в ожидании чуда ничто не могло занять его. Влад вышел раньше времени. Морозный воздух немного освежил голову, а вчерашний снег, приятно похрустывая под ногами, успокоил нервы.
  Институт ботаники - старое здание, наверно еще царских времен. Странно, что такое вообще существует в центре Столицы. Странно не из-за старости, а из-за неухоженности. За синими или серыми воротами (цвет точно не определить - так стары, и так выцвела краска) - небольшой дворик. С трех сторон он окружен стенами и в каждой по двери. Они находятся на полметра выше земли, поэтому перед каждой небольшая лестничная площадка. На правой стоит древний шкаф, такие часто использовали для хранения учетных картотек, не больше половины страницы тетради. Об этом говорит множество ящичков. Дикость шкафу придает еще и то, что нижние ящики отсутствуют, а верхний левый высунут и набит толстым слоем пушистого белого снега.
  Ворота закрыты, парадная дверь заперта. Слева массивной деревянной двери приделана кнопка звонка. Влад уже хотел нажать, но дверь заскрипела и открылась, явив типичную представительницу каждого благополучного дворика.
  - Десять минут уже тут трешься. Чего надо? - Влад не ответил, просто протянул бабуле визитку. Та сняла очки, посмотрела на чистую сторону визитки, недовольно кивнула и сказала, - пойдем. - Старушка провела к маленькой двери, ведущей, по всей видимости, в подвал. - Тебе туда, - сказала и засеменила обратно к столу у входа.
  За дверью, сколько падал свет, были ступеньки, а дальше - густая тьма. Влад достал телефон и под тусклое свечение экрана начал спуск. Длиннющая лестница закончилась глухой комнатой. Влад включил съемку, вспышка осветила комнату. Справа от лестницы он увидел старенький включатель. Один щелчок и загорелись лампы дневного освещения. Комната правильной кубической формы, серо-синяя с двумя колонами в центре. Влад прошел между колонами к стене.
  Сначала показалось, он полный идиот, из тех, что снимают скрытой камерой. Но в то же время - отчаянно хотелось чуда, и это желание побеждало. Сначала попробовал пройти сквозь стену, и обругал себя за наивность после неудачи. Мысли о скрытой камере пришли вновь. Следующим решением было вернуться обратно, но Влад заметил, что на колонах есть вырезанные квадраты. Очень уж они напоминали огромные кнопки. Влад стал между колоннами, протянул руку к правой и нажал - квадрат поддался, на несколько сантиметров влез в колону, но результат был нулевым. Тогда он нажал на левый квадрат - комната дернулась, но ничего не изменилось. Влад разочаровано повернулся к двери.
  - Не понял!- Сердце ускорилось - разгоняя застоявшуюся кровь. Влад подошел к тому месту, где, по его мнению, должна быть дверь. Стена. Он осторожно протянул руку и ткнул пальцем. Обожгло, потянуло вверх. Недолго думая Влад плюнул на стену - не со зла, хотел увидеть, что случится. Плевок резко взлетел вверх и исчез под потолком. Комната - лифт. Стены ползли с бешеной скоростью вверх, нет, это он вместе с полом, потолком и двумя колонами с бешеной скоростью опускается вниз. Рывок, ничего не изменилось. Влад плюнул на стену еще раз. На этот раз плевок звонко стукнулся о стену и расплылся, слюна медленно потекла вниз.
  - Не стыдно? - Влад резко обернулся. Дверь оказались с противоположной стороны. В ней тот самый дед, только теперь в черной мантии с массивной цепью на шее. Цепь держала не менее массивный медальон - синий, с непонятным оттенком. Можно было назвать темным, но Владу он запомнился, как холодный.
  - Предупреждать надо, тогда и безобразий не было бы.
  - Обычно рукой лезут. Ты первый, кто плюет.
  - Я не исключение. - Влад поднял руку и показал стертый палец.
  - Рекорд! Обычно травмируются сильнее.
  - Утешили. Может, выпустите меня отсюда и все объясните?
  - Выходи. - Влад оказался в коридоре с двумя массивными лавочками и светильником в виде факела. Дальше коридоры прекрасно освещены, свет исходит от неправильных форм шаров, закрепленных на стене.
  - Ну и где я?
  - В школе. Бывшее секретное бомбоубежище.
  - Не понял.
  - Пошли, - старик сделал жест рукой и, не ожидая ответа, направился вперед. - От холодной войны осталось. Мы заставили людей о нем забыть. Здесь целый подземный город. Его в шутку 'Гномьим' называют.
  - Маразм, - прошептал Влад.
  - Не более, чем то, что тебе предстоит изучить и увидеть. О географии потом. Ты воздушный маг, насколько я успел понять. Я тоже, кроме этого я декан факультета элементной магии. Не элементарной, а элементной от элементов природы, а не от того, что она проста.
  - И?
  - Интересный вопрос.
  - Другого пока не придумал.
  - Хорошо, сейчас зайдем на кафедру, и поставим тебя на первый курс. Придется догонять - первый семестр ты уже почти пропустил. Если хоть на тройку все вытянешь, Будешь получать стипендию. Запомни - званий среди магов нет. Никаких магистров, сиятельств и т. д. Что еще... А, меня зовут Демьян Григорьевич Кривой. Куратора твоего Антон Щавель. А вот, кстати, и он.
  Щавель оказался парнем лет 25-ти - не в меру высоким, не в меру худым, мантия вообще мешком висела. Демьян Григорьевич представил их друг другу, ребята пожали руки. Ладонь Антона была холодной, а длинные пальцы создавали впечатление, что руку цепкими лапками охватил паук.
  - Новенький? - оскалился во все тридцать два Антон. Вокруг рта и в уголках глаз проступили морщинки. Влад и сам непроизвольно улыбнулся. Если сравнивать Щавля с ветром, это явно весенний хулиган.
  
  
  
  Глава 2
  
  Аркадий - потомственный абсорбер и, как все абсорберы, не любил магов, но за свои сорок девять лет, научился воспринимать их спокойно. Работа поисковика оплачивалась хорошо, а либеральное отношение к магам давало преимущество. Аркадий единственный остался поисковиком, уже имея ранг магистра. Он колесил по всей стране и за ее границами в поисках магов и абсорберов потому, что любил дорогу и байки. Но мотоциклетный сезон закончился, с любимого BMW K 1200 GT пришлось пересесть на Ланос. Абсорбер уже добивал последнее задание и почти был уверен, что в этом городке найдет мага.
  Когда находили нового мага, приходилось проверять все его окружение. Люди тянутся к себе подобным и среди друзей обычно находят двух-трех магов. Потом проверяют их окружение, но уже редко кого находят. Потенциал у последнего вроде был большой, а в окружении не оказалось, ни одного мага. Оставалось проверить родителей и двух друзей. Аркадий достал досье, перелистал. Жаль, абсорберов он не нашел. Обычно злейший враг неопознанного мага оказывался абсорбером. Всегда так, ведь природа их силы полностью противоположна.
  Ланос тихо полз по плохо асфальтированной узкой дороге. Фонари на столбах не светили, их попросту не было, а фары Аркадий не включал - он и так прекрасно видел в полной тьме. Ланос остановился возле старого, здорового ясеня, как раз напротив нужного частного дома. Неожиданно, на всю залаяла собака. Аркадий поморщился, он не стал отводить собаке взгляд. Взглядом тут не обойдешься, есть ведь еще слух, нюх. Преодолев забор, абсорбер в два прыжка оказался у здорового черного пса. Тот яростно гремел внушительной цепью. Увидев непрошеного гостя так близко, пес залаял и рванул цепь с новой силой. Аркадий протянул руку, и с нее сорвалась тонкая черная нить. Впившись псине под ключицу, симбионт услужливо накачал лохматое чудовище снотворным. Аркадий всегда принимал снотворное перед заданием. Пес обмяк и повалился, а тонкое щупальце симбионта втянулось назад, образовав на руке причудливый узор. Аркадий любил животных, он заботливо поднял пса и уложил его в будку, чтобы тот не замерз на морозе. У самого Аркадия было только два хомяка - на пса жена не соглашалась, ни под каким предлогом.
  В доме на лай внимания не обратили. Аркадий подошел к освещенному окну, протянул руку и зажмурился. На минуту полная луна вышла из-за густых облаков, и стало совсем светло. Можно было даже различить, как шевелятся татуировки на руке абсорбера.
  Аркадий шумно вдохнул и вместе с морозным воздухом пришли ощущения. Магический дар, совсем слабый, и полностью загубленный. Мать мага, возможно, смогла бы в своё время стать целительницей или провидицей, но её талант полностью атрофировался, от него осталась только тень. Аркадий нацелил руку на мужчину, мирно дремавшего на диване, и снова вдохнул... Горло сдавило чем-то холодным и колючим. Слабость разлилась по всему телу, заговорили животные инстинкты, отчаянно захотелось охотиться, поймать мага и выпить его до последней капли... Аркадий не устоял на месте, он перепрыгнул забор и помчался вдоль улицы со скоростью не доступной обычному человеку. Добежав до поворота, он не стал выбирать право или лево, просто перескочил чей-то забор, машину во дворе, колодец и выбежал в огород. Бежать по неубранному снегу было тяжело, Аркадий зацепился за что-то и рухнул лицом в сугроб. Перевернувшись на спину, он загреб обеими руками снег и начал растирать им лицо.
  Немного успокоившись, абсорбер сел и задумался. Отец оказался одаренным магом. Ничего необычного, изредка таланты рождаются вне древних семей. Аркадий почувствовал сразу двоих из последнего события связанного с магией, что пережил этот человек. Одни чувства принадлежали абсорберу - возбуждение, жажда, сладкий привкус силы, вот только в процессе опустошения мага, абсорбер не насыщался. Это ж каким голодным надо быть! Вторыми были чувствами мага. Его скрутила жесткая боль, стало до одури холодно, а всё тело будто пронзили тысячи игл, через которые с него откачивали саму сущность. Становилось все страшнее...
  Раз маг, вернее уже человек, остался жив, то силу у него отобрали в раннем возрасте. Сделать такое мог только сильный абсорбер. В памяти Аркадия было несколько десятков таких случаев. За почти сто лет мира обе стороны жестко судили за преступление договора. Всех преступников казнили. Всех, кроме этого. Последний известный случай был шестьдесят лет назад, а этого выпили позже.
  - Об этом нужно отчитаться. Ох и шумиха поднимется... - Аркадий отогнал неприятные мысли. В этом городе его ждал еще один объект - скорее всего маг. Аркадий поднялся и, отряхнувшись от снега, зашагал в нужном направлении. Виктор Карась был лучшим другом Влада - дружили они с детства. К его дому Аркадий подошел огородами. Если за ночь снег не заметет следы, кто-то в округе может здорово перепугаться. Абсорбер выбрал единственное светящееся окно и заглянул. Обычная картина - парень в наушниках с силой вдавливал кнопки клавиатуры, выписывая на экране крутые виражи. Похоже, сейчас для него весь мир свелся к этим гонкам.
  Аркадий не стал скрываться, он прижал ладонь к стеклу и тот же час удивленно убрал ее. Он повторил манипуляцию еще раз и озадаченно посмотрел на парня. Широкоплеч, плотно сбит, коротко стрижен, лица Аркадий не видел. Он совершенно точно был абсорбером. Лучший друг мага - абсорбер!? Нонсенс! - Так скоро и Деда Мороза увижу, - подумал Аркадий. Слишком уж странной была эта история. Аркадий обошел дом и остановился у окна, за которым почувствовал жизнь. Он несколько раз проверил, но спящие мужчина и женщина совершенно точно были людьми. Когда-то родословная имела значение для абсорберов, но теперь даже первое поколение могло обладать выдающимися способностями, если повезет с симбионтом.
  - Пропади все пропадом! - Аркадий подошел к двери и приложил палец к замку. Щупальце симбионта медленно вползло в замочную скважину, а через полминуты замок дважды щелкнул и дверь отворилась. Абсорбер почувствовал навалившуюся тяжесть. Такая тонкая работа требовала огромного контроля и утомляла похлеще лесоповала.
  Через минуту Аркадий вошел в комнату Виктора. На этот раз парень его заметил.
  - Ты кто?
  - Тише, родителей разбудишь, - последняя фраза сразу побудила Виктора к действию. Только он вскочил и схватил стул за спинку, чтобы треснуть им вошедшего, как щупальце симбионта впилось своим тонким жалом в его подмышечный нерв. Виктор ничего не почувствовал, он просто выключился.
  Очнулся он уже в машине. Голова трещала, но как только вспомнил, что произошло, то сразу же попробовал ударить водителя и снова потерял сознание. Вновь он очнулся от жуткого холода посреди трасы.
  - Хватит! - грозно рявкнул незнакомец. - Не хочу перегрузить твою нервную систему.
  - Кто ты?
  - Держи, - незнакомец протянул визитку.
  - Ночь на дворе, ни хрена не видно. - Небо как раз затянуло тучами и луна больше не освещала округу.
  - Извини, забыл, что ты еще не обучен. Когда в Столицу собираешься?
  - Послезавтра - ответил Виктор. - Откуда?...
  - От верблюда. Буйный ты очень, поговорить даже нельзя. Успокоился? - Виктор не ответил, но это тоже удовлетворило незнакомца. Он коротко кивнул. - Пошли в машину, не то замерзнешь. - Виктор не стал возражать - холод собачий, а в машине можно что-то придумать. - Запомни, я ненавижу отвечать на вопросы, поэтому задавай с толком - сказал незнакомец, захлопывая дверку. - Но после того, как ответишь на мои. И так - Владислава Сергеевича Искру знаешь?
  - Нет, а кто это?
  - А я ведь и по морде дать могу.
  - И?
  - Не хочешь говорить значит? Хрен с тобой, спрашивай.
  - Кто такой, почему вломился ко мне, зачем вам Влад?
  - Влад мне незачем. У него нашли особые способности, проверили близких, нашли тебя.
  - Я че телепат?
  - Ага, телепаеш дохрена. Ваши способности противоположны, а вы дружите это ненормально.
  - Нихрена не понимаю, какие способности?
  - Нет, теперь скажи, вы действительно дружите?
  - Да с детства, какие способности?
  - Все, что меня интересовало, - вместо ответа Аркадий достал из бардачка пачку потрепанных листов, скрепленных степлером и бросил их Виктору. Чтобы не отвечать на одни и те же вопросы по тысяче раз, он уже давно сделал небольшую подборку вроде 'Абсорберы для чайников'. - Будешь в Столице, зайдешь по адресу на визитке и вернешь конспект. А сейчас замолчи, я отвезу тебя домой.
  - А дома нельзя было поговорить?
  - А ты бы слушал?
  
  
  
  Глава 3
  
  Нормально обсудить, что творится с Владом, у Виктора не вышло. Предчувствуя сопротивление, Виктор запасся пивом и коньяком. Друг взорвался информационным потоком, когда первая бутылка показала дно. Виктор ликовал. Он всегда мог перепить большинство парней. Но вот о том, что запасся так хорошо, он пожалел. На следующее утро на пары Виктор не пошел. Какие там пары с бодуна, он поморщился и отхлебнул еще минералки, потом приложил холодную бутылку к брови. Надо же было самому себе расшибить бровь дверью. Вот теперь и думай, от чего голова болит больше: от бодуна или разбитой брови. Утешало одно - Владу сейчас точно не лучше. Виктор сверил адрес на визитке - вроде сюда. Он находился перед автомастерской.
  Внутри оказалось светло и просторно, плюс тепло. Машин в мастерской не оказалось, зато байков: спортивные, чопперы, кастомы... К Виктору сразу же направился парень немного выше и шире его в плечах. Виктор заметил еще несколько молодых ребят, не уступающих ему в комплекции, но с заметно более развитой мускулатурой.
  - Чем могу помочь? - мягким приятным голосом спросил атлет.
  - Мне бы с Аркадием эээ... - он сверился с визиткой - Олеговичем поговорить.
  - Виктор?
  - Да.
  - Новенький, - крикнул атлет и парни, побросав работу, направились к Виктору. - Не бойся, здесь все свои. Я Леша, - он представил и остальных. Оказалось, что все они абсорберы. Причем все с симбионтами уже лет семь. Ну, в общем, обычное знакомство. Стояли, улыбались и шутили.
  - А почему это мы не работаем? Вот нажалуюсь на вас отцу... - улыбки парней стали шире, а Леша-атлет прям таки расцвел.
  - Виктория Аркадиевна, мы новенького встречаем. Пощадите крепостных барыня. - Вика наиграно погрозила пальчиком.
  - Вика, - подойдя к Виктору она протянула руку. И он с глупейшей улыбкой на лице пожал ее.
  - Очарован. - Вика хихикнула, и парни как по команде дружно загоготали. - Виктор.
  - А буйный! Представляете, он на отца дважды бросался. - Ребята дружно посмотрели на Виктора как-то по-новому. - Ну, пошли, буйный, проведу тебя к отцу. - Она была прекрасна. Прямые огненно рыжие волосы небрежно стянуты в хвост. Высокий лоб, тонкие брови, ярко красные губы и зеленые ведьмовские глаза. А какие формы! Высокая грудь, тонкая талия и подтянутая попа. Виктор чуть не подавился слюной и дико захотел курить. Он шел, уставившись на ее бедра как под гипнозом. Вика провела его в коридорчик за мастерской, потом остановилась и посмотрела на него с любопытством. Кокетливо приложила пальчик к губам, нарочно выставив грудь вперед. Виктор просто закипел, а она засмеялась и влепила ему звонкую пощечину.
  - Извини, но ты сама виновата в том, что я так пялился.
  - Извиняю, было забавно, но вот к папе тебе в таком состоянии нельзя. - До Виктора дошло.
  - Блин, ты все чувствовала! - он начал заливаться краской.
  - Ага. Отец тебе разве не давал конспект читать?
  - Да давал, вот только читать одно, а...
  - Смею тебя утешить. Мне понравилось. Понимаешь, я обычно только похоть чувствую, а тут еще и эстетическое наслаждение. Все, хватит, успокойся, не то моя бедная голова лопнет, от обилия твоих эмоций. - Виктор вспомнил, что Влад вчера по-пьяни учил его правильно дышать и сделал несколько вдохов.
  - Все?
  - Нормально, пошли, только не пялься больше и не думай обо мне, когда с отцом будешь говорить.
  - Вот зря ты мне это сказала, - она залилась смехом, но резко успокоилась и больно его ущипнула, а потом погрозила кулаком.
  В кабинете Аркадий был не один. Присутствовало еще трое мужчин, и Виктор осознал, что понимает, кто из них кто! Двое были абсорберами, а третий, седой старик, был магом. Вот только понял Виктор это, не почувствовав в нем что-то общее с Владом, а по тому, как держались абсорберы. А об абсорберах догадался - кто еще здесь мог быть?
  - Похвально, - сказал Аркадий, прочитав его эмоции. - Старик выгнул бровь и вопросительно посмотрел на Аркадия. - Он вас узнал.
  - У нас к тебе несколько вопросов, - сказал старик и другому крупному мужчине лет пятидесяти это не понравилось. Его вообще, похоже, напрягало присутствие старика, или вернее присутствие мага.
  - Кирилл, возьми себя в руки, парень тебя прочитал только что, - сказал Аркадий.
  - Действительно? - переспросил Виктор.
  - Да, тебе показалось, что просто догадался. Демьян Григорьевич, давайте я.
  - Хорошо.
  - Как давно ты дружишь с Владом.
  - Да откуда ж я помню. Больше десяти лет точно. Может и больше пятнадцати.
  - А как вы познакомились?
  - Ну, у него возле дома большая купа глины была, он там пещерки делал и солдатиков прятал, мне было интересно, - старик и Аркадий переглянулись. Аркадий открыл папку и поставил плюс напротив пункта один на первом листе. Рукой Влада там было написано: 'Он у меня солдатики тырил'.
  - Дальше. А что... - за полчаса Аркадий задал где-то полсотни вопросов и все отметил в своей папке. Виктор был выжат до предела. - Ладно, можешь пока отдохнуть.
  - Нет, мы должны немедленно доставить его в центр симбионтов.
  - Кирилл, он выжат до предела, дай ему отдохнуть.
  - Взрослый абсорбер без симбионта угроза договору.
  - Кирилл Афанасьевич, успокойтесь, парень за двадцать два года никого не выпил, с чего бы ему сейчас начинать, - вступился старик. - Возможно, он вообще новая ступень вашей эволюции и может без симбионта существовать.
  Последняя фраза очень, очень не понравилась Кириллу Афанасьевичу, он явно подавил желание ответить в самых ярких выражениях.
  - Вика, - крикнул Аркадий.
  - Да пап, - тот же час ответили с открывшейся двери.
  - Отвези парня домой. - Аркадий бросил дочке ключи, - и осторожней на поворотах, скользко.
  - Хорошо, пошли. - Вика провела Виктора другим коридором в гараж, где стояли машины, и трудилось еще два парня, указала ему на Ланос.
  - Тебе вернуться быстро надо?
  - А что, на свидание приглашаешь? - озорно спросила Вика.
  - Нет.
  - Как? - удивленно спросила она.
  - И как я буду с тобой встречаться, когда ты все мои эмоции читаешь? - она не ответила, но похоже обиделась. Впрочем, Виктор был так истощен, что это его не волновало.
  - До одиннадцати меня не хватятся, - буркнула она.
  - А можешь тогда небольшой круг сделать, я другу звякну, подберем его.
  - Ты же знаешь, что обычным людям о нас нельзя знать?
  - Он не обычный.
  - Хорошо, звони своему другу.
  - Привет, занят? Выходи, я тебя под домом подберу. И пива возьми литра три. Что значит, не будешь? Мне тоже вчера хватило, а сегодня еще нет. Так, меня сегодня допрашивали, выжали как лимон. Хочу пива! Все, давай. Я в синем Ланосе. Буду через десять минут - Виктор отключил мобильник.
  - Много пить вредно.
  - Не учи... - без интонации ответил Виктор и следующие пятнадцать минут ехали молча, пока он не показал где остановиться. После остановки Вика сразу вся как-то сжалась, насторожилась. - Что такое?
  - Маг. Идет к нам.
  - Влад?
  - Где?
  - Вон в кожанке, сумка через плече.
  - Это маг.
  - Это мой друг Влад, - в тот же момент Влад открыл дверцу и завалился на заднее сиденье.
  - Сволочь ты Витька! На дворе морозище, а я должен тебя ждать. Привет я Влад, - он жизнерадостно растер руки и лицо.
  - Вика, - еле выдавила девушка.
  
  
  
  Глава 4
  
  - Виктор. - Аркадий потряс спящего за плече. - Виктор! - позвал он громче.
  - Мпга-а? - выдавил Виктор, разлепив глаза. В этом созвучии ясно определялся вопрос.
  - Приехали. Пошли за мной, - магистр хлопнул дверкой, и Виктор кое-как выпутавшись из ремня безопасности направился за ним.
  - У-у-а-а-е-е-е. - зевнул он до боли в скулах. - Чего ж так дерется?
  - Не спал ночью видать.
  - Не спал, - согласился Виктор. Всю ночь он не мог уснуть. Волновался. Скурил полпачки сигарет, прикуривая их одну от другой. Вот теперь расплачивался зевотой. А веки так и закрывались.
  - Зря. Второго шанса тебе не дадут.
  - Вот поэтому и не мог уснуть.
  - Ладно, смотри, тебя впустят в сад...
  - Сад? - переспросил Виктор, глядя на огромное здание оранжереи.
  - Так называется комната с симбионтами. Главное помни, что если симбионт тебе не нравится, не прикасайся к нему. Хотя конфликта не было еще ни разу, все абсорберы относятся к выбору очень серьезно. Все-таки он с тобой останется до конца жизни.
  - А потом?
  - Симбионт умирает вместе с хозяином.
  - А подробней о выборе нельзя? Как они хоть выглядят?
  - Увидишь.
  - Информативный ответ. - Тем временем, Аркадий уже прошел входную дверь и приветливо кивнул девушке с бейджом. - Ирина, - прочитал Виктор.
  - Отец у себя?
  - Нет, с утра в саду. Вас ждет. - Аркадий точно знал дорогу и повел Виктора через несколько комнат. В каждой комнате стояла своя температура, своя влажность. И, конечно же, в каждой комнате был другой вид растений. Диккия, Криптантус, Гинура - читалось на табличках с латинскими буквами. Аркадий пошел дальше, к лестнице, которая вела на участок мансарды, отделенный толстой стеной от любопытных посетителей.
  - Аркадий, - кивнул высокий, худощавый мужчина. А когда он стянул длинные плотные резиновые перчатки, то подал руку.
  - Привет Руслан. Вот, знакомься - Виктор.
  - Приятно. - Руслан сжал и долго не отпускал руку Виктора, вглядываясь тому в глаза. Виктору стало не по себе, а отвести их он не мог. Человек-то рядом стоял. - Прошу, - он резко отступил и жестом пригласил Виктора за стеклянную дверь.
  - Что скажешь?
  - Оноподорум.
  - А по человечески?
  - Будяк.
  - Правда, будяк? - заулыбался Аркадий.
  - Зря смеешься кактус, - напомнил ему Руслан.
  - Да куда уж мне до орхидеи.
  - В народной медицине его используют для лечения злокачественных опухолей и гнойных ран. - Руслан, казалось, пропустил последнюю реплику.
  - Кактус?
  - Будяк.
  - Правда? - удивился Аркадий.
  - Правда, - подтвердил Руслан.
  А Виктор тем временем прошел по узкому коридорчику и открыл еще одну дверь с матовым стеклом. Свету здесь было много. Настоящего, а не от ламп. Он поступал через стеклянную крышу. Для растений должно быть полезно. А уж растений в небольшой комнатушке было предостаточно. Вот только не было здесь четкого распределения, не было пластиковых табличек с латинскими названиями и не было горшков. Сама комната была большим горшком с землей. И на этой земле растения росли, как им хотелось. А еще здесь были не только декоративные, но и полевые цветы. Как выглядят васильки, Виктор знал. Он часто видел их среди посевов ржи и пшеницы. Правда настолько темных и насыщенных цветов в природе Виктор не встречал. Стебель был почти черным, а не зеленым. Сам цветок был не намного темнее, чем Виктору помнилось.
  А вот в то, что цветок будяка может быть настолько красным, не верилось. На высоком стебле с большими, увенчанными массивными иглами листьями, было три маленьких цветка с пучком ярко красных, будто светящихся ворсинок. Виктор стал на первый круглый камень, что были выложены здесь вместо дорожки. И ближайшие цветы, будто живые, шарахнулись от него в стороны. Виктор сделал несколько шагов вперед, и вновь большинство цветов потянулось прочь, но нашлись и такие, что тянулись к ногам, а также те, что его проигнорировали. Васильки, например, были среди последних, даже когда он протянул к ним руку почти вплотную. Неведомый яркий цветок наоборот изгибал листья, пытаясь уйти от руки.
  А вот будяк среагировал буйнее. Он был спокоен, пока абсорбер не протянул к нему руку. Потом два листа цвета морской волны сжались как клещи, вонзив свои иглы в его руку. Виктор вскрикнул и дернулся, но у растения оказалась хватка капкана. Пришлось успокоиться. А вот с будяком стало твориться неладное. Его листья блекли, но на них образовывались жилки темно синего и ярко зеленого цветов. Жилки потянулись к иглам. И Виктор почувствовал, как в него вливается бодрость и свежесть. Последним из растения уходил красный цвет. Не будучи собранным в маленькие цветочки, красный стал не таким ярким. Едва только симбионт покинул растение, иглы обломились. Виктор попытался вытащить их из руки, но они крошились от одного прикосновения. То же самое произошло и с обесцвеченным растением. Так-то оно стояло, но едва Виктор прикоснулся к листу, как тот отвалился и разбился на несколько кусочков о мягкую землю.
  Всю руку теперь покрывало трехцветное пятно, будто Виктор надел перчатку сумасшедшего дизайнера. Это совсем не было похоже на витиеватые орнаменты других абсорберов.
  - Будяк? - спросил магистр, едва Виктор вышел.
  - Будяк, - удивленно кивнул Виктор.
  - Ну хоть бы раз ошибся, - сказал Аркадий Руслану, за что тот наградил его снисходительной улыбкой. - Поехали, - сказал он Виктору - Я проведу краткий инструктаж, а Вика проведет первый урок.
  - А оно так и будет на руке? - Виктор поднял правую вверх.
  - Не будет, - перед уроком заехали еще в салон тату, где лысый бородатый абсорбер превратил трехцветное пятно на руке в шикарного дракона на всю спину.
  - Ну и с чего ты хочешь начать? - спросила Вика.
  - А потом ты скажешь, тебе это рано.
  - Ну, я сначала покажу тебе то, что ты просишь. У тебя не выйдет, и потом я скажу: 'Давай начнем с другого, это лежит в основе'. Выйдет, будто ты сам выбрал.
  - Тогда давай с дыхательных упражнений. - Вика засмеялась, она вообще много смеялась, казалось, что жизнь только то и делает, что радует ее.
  - Хорошо, дыхание основа всего... Прежде всего оно позволяет наладить связь с симбионтом. Медитация объединяет нас.
  - Стоп, стоп! Медитация? Ты издеваешься?
  - Хорошо, поняла, это не твое, тогда силовой подход. За тренажеры!
  Час Виктор честно потел на тренажерах. Потел, пока пот не перестал литься, а тело не начало отказывать. Раньше он никогда не поднимал такие грузы, и не делал столько жимов - сил бы не хватило.
  - Сжальтесь сенсей, - пропищал Виктор, закрепив штангу.
  - Хорошо, теперь начнем тренировку.
  - Че? - добавить несколько крепких эпитетов Виктору сил не хватило.
  - Ну, состояния спокойствия и уравновешенности можно добиться при высокой концентрации, но физическая усталость тоже подойдет. Ложись на маты. - Виктор покорно свалился с тренажера и отполз к матам, на которые так и плюхнулся животом вниз. - Теперь слушай свое сердцебиение. - Виктор прислушался, но потом какой-то урод включил за стеной болгарку и она ужасно мешала.
  - Я не могу, мне болгарка мешает.
  - А ты в курсе, что от этой болгарки нас три стены отделяет? - звук болгарки сразу стал тише, почти не слышим. Виктор с трудом поднял голову и удивленно посмотрел на Вику. - Класс, правда? Только не увлекайся: во-первых, о себе много интересного можешь узнать, а во-вторых, голова лопнет. А теперь послушай мое сердце.
  - Не слышу, - ответил Виктор, хотя честно, старался.
  - Ну, не переживай, на сегодня тогда хватит. Отдохни, дуй в душ, и потом я тебя отвезу. - Но Виктор так и остался лежать на матах мертвым грузом. Вика улыбнулась и направилась к выходу. Ее тренировочные кеды мягко касались полу, шаг за шагом. Когда она постучала и вошла в какую-то комнату, Виктор понял, что она уже давно вышла из спортзала. Сначала он не слышал о чем говорили. Голоса были то слишком тихие, то резали по ушам как бритва, но это продолжалось всего полминуты, а потом Вика ушла и слова стали четче.
  - Должны ... тайне.
  -... маги могут...
  - ... проблем с этим ... будет.
  - Но он имеет право знать! - когда Виктор начал разбирать слова, то быстро узнал говоривших. Магистры спорили.
  - Нам только еще одного озлобленного мага не хватало, Аркадий! Ситуация в последнее время и так не стабильная. Стычки на улицах среди бела дня! Так и до войны не далеко.
  - Кирилл, стычки среди бела дня были всегда.
  - Но тут другое. Это реальный повод. Мага выпили, а мы не знаем кто это сделал, а значит, нам нечем заплатить.- Семенович был резким человеком, и фразы он бросал резкие, эмоциональные. - Они ведь только после казни успокоятся. Ты же знаешь.
  - Парень с одним из нас дружит, - блин, это ж про Влада!
  - Возможно, - пошел на попятную магистр - но узнает он, узнают и другие. А кое-кто может этим воспользоваться. Пока их совет согласен держать это в тайне... - дальше Виктор не слышал, как ни старался. Концентрация пропала, и он был слишком взволнован, чтобы сосредоточиться вновь.
  Голова реально раскалывалась. Результатом чего это было, Виктор не знал. Возможно тренировка, а возможно и новые, неожиданные знания. Даже контрастный душ не помог снять напряжение.
  - Ну, что готов? - Вика, как всегда улыбалась.
  - Ага, - кисло промямлил Виктор.
  - Что голова?
  - Ага.
  - Я же говорила, не перенапрягайся. Садись. - Вика указала на стул и Виктор покорно на него уселся.
  Сначала Вика взъерошила ему волосы - приятная дрожь пробежала по телу. Потом начала быстро нажимать ногтями на определенные точки на голове. Виктор мгновенно расслабился. Когда Вика начала массажировать ему шею и плечи он чувствовал себя, будто в рай попал.
  - Ну как?
  - Круче секса.
  - Да? - Вика изогнула бровь и посмотрела на Виктора, а тот лихорадочно думал, зачем он это ляпнул, и, что сказать теперь.
  - Ну, почти...
  - Тогда все рассказы о сексе, большое преувеличение.
  - Погоди, ты... - Виктор тупо уставился на Вику, а та густо залилась румянцем. Впервые она покраснела, и это говорило о многом.
  - Не имеет значения, отрезала она.
  - Но ты ведешь себя как...
  - Как? - с вызовом спросила она, и Виктор посчитал, что заткнуться не лучшее решение. Он выпалил первое, что приходило на ум.
  - Что значит выпить мага? - Резкая смена темы немного обескуражила Вику и злость ее сразу исчезла. Она удивленно таращилась на Виктора несколько секунд, потом взорвалась хохотом. Взгляд ее стал прежним веселым, а улыбка снова играла на лице.
  - Это значит забрать его магию.
  - Как? - удивился Виктор.
  - А говорил, что читал отцовский конспект.
  - Голод? Это с ним связано?
  - Именно. Наши симбионты блокируют ощущение голода, и мы спокойно можем общаться с магами.
  - А можно с симбионтом выпить мага.
  - Слушай, почему тебя это интересует?
  - Я многого не знаю.
  - Можно, но... - она серьезно посмотрела Виктору в глаза - Если выпить мага, то он умрет. Это преступление и наказание за него - смерть.
  - А если преступник сбежит?
  - Не сможет, от насытившегося абсорбера, несет магией за версту. И маги и абсорберы тот же час почувствуют.
  - Ясно, может, домой поедем?
  - Поехали.
  Вика молча крутила баранку отцовского автомобиля, а Виктор снова залез в дебри своих мыслей. - Если маг умирает - то это не Влад. Но для Влада это важно. Фиг там, у него нет родственников магов, тем более никто из его родственников не умирал недавно. А может это не Влад вовсе: 'он с одним из нас дружит'. Блин это могло значить что угодно. Здесь не то, что ответов нет, вопрос толком не поставишь. Чертов секрет! Фигня, фигня, фигня!
  - Да! - сказала Вика.
  - Что?
  - Да! Ты прав, только хватит об этом думать. Это мое дело. И вообще, если кому скажешь, я тебе яйца оторву! Понял!
  - Нет - честно ответил Виктор. - Я немного не понимаю, о чем ты говоришь.
  - Ой, да ладно, я же эмоции чувствую. А тебя с момента нашего разговора в раздевалке любопытство так и раздирает.
  - А 'да', это ты...
  - Да!
  - Не, так не пойдет, меня будут грызть сомнения. - Виктор глубоко вдохнул - Ты девственница! - на одном выдохе выпалил он.
  - Да - еще более зло ответила Вика. - И...
  - Яйца оторвешь, я понял, - еще пару минут ехали в полной тишине - А ты не могла бы, не читать мои эмоции. Мне как-то не по себе от этого.
  - Перебьешься, - буркнула в ответ Вика.
  
  
  
  Глава 5
  
  - Слушай, для тебя возможно и привычно пары прогуливать, но я предпочитаю на них ходить, - высказался Влад, растирая замерзшие на морозе руки.
  - Зачем?
  - Что зачем?
  - Зачем на них регулярно ходить? Ты же отличник, сдал все и забыл.
  - Я отличник только потому, что на них хожу. Дома лень учить, да я больше в Академии, чем дома. Вот что на парах запомнил, то и сдал. Хотя в последнее время материал посложнее пошел. Надо будет чего почитать и дома.
  - Не до этого сейчас. - Виктор выдохнул струю табачного дыма. - Меня Вика слушать учила.
  - И как, научила? Вроде еще ни одной девушке такое не удавалось.
  - Тебе смешно?
  - Смешно, - кивнул Влад, держа легкую улыбку на лице.
  - Знаешь, что такое выпить мага?
  - Нет.
  - Это когда абсорбер забирает всю его магию.
  - Такое возможно?
  - Вполне, вот только наказание за это - смерть.
  - Ого! Почему так жестоко?
  - Потому, что маг помирает тоже.
  - Вить, ты что-то натворил? - осторожно, притихшим голосом спросил Влад.
  - Дурак, что ли? - Виктор наградил друга таким возмущенным взглядом, что все тревоги у того разом прошли.
  - Но если не ты, то к чему все это?
  - Вот если ты перестанешь перебивать и послушаешь немного, то я смогу все рассказать.
  - Извини, я весь во внимании.
  Следующая неделя прошла довольно спокойно, Влад, наконец-то, получил шанс сосредоточиться на учебе. На человеческой учебе, а не магической. Вывихнутые на тренировке пальцы ему очень в этом способствовали. Будучи от природы смышленым, справился он довольно таки быстро. Остальную часть времени, потратил на изучение книг истории магического мира и политики магических государств. Единственное, что удалось выяснить, так это то, что война никому не была нужна. Ни магические правительства, ни советы абсорберов ее не желали. Если случалось крупное нарушение, то виновного находили и выдавали за несколько суток. Другая сторона так же оперативно отправляла виновного на плаху. Лига Равновесия, которая должна была заниматься этим делом, часто только мешала расследованиям. По сути, идея лиги была правильной - абсорбер и маг, работающие вместе, могли многое. На деле же Лига оставалась всего лишь символом мира между двумя видами, а контролем правонарушений занимались официальные правительственные учреждения.
  Поскольку изучение последних столетий не принесло никаких плодов, Влад решил углубиться. Все его не интересовало, он начал с появления абсорберов. И чтение нудной исторической бредятины принесло плоды.
  - Алло, Витька?
  - Нет, Дед мороз.
  - Хорошо, дедушка, дай пожалуйста трубочку Виктору. - Похоже, Дед Мороз выполнил просьбу Влада. На той стороне зло спросили.
  - Ну?
  - Тебя Вика сегодня домой везет?
  - Не знаю.
  - Узнай.
  - Слушай, она ведь не обязана меня возить, - похоже Виктор был чем-то расстроен. Уж очень агрессивными были его реплики.
  - Вот именно, не обязана, а значит либо она приставлена к тебе шпийоном, либо у нее на тебя виды. Второе предпочтительней. - Виктор только хотел разразиться очередной репликой, Влад остановил его. - Заткнись и слушай. Я тут учебники по истории магии читал... Хотелось бы с тобой поделиться, а еще чтобы ты проверил как это возможно.
  - А это...
  - Это, это...
  - Зараза, ты.
  - А че это ты такой на взводе?
  - Я курить хочу, я спиртного покрепче хочу!
  - Какие проблемы? Только ради тебя я готов осквернить свое тело пивом. Или хуже того - коньяком!
  - На меня алкоголь не действует. Даже сигареты впустую, - подавлено ответил Виктор.
  - Нуууу... - протянул Влад. - Может психическое. Перемены там, и все такое.
  - Да симбионт это. Он меня не только мини суперменом делает, но еще и, зараза, от всех негативных воздействий защищает.
  - А Вике говорил? Она же вроде тебя тренирует.
  - Не говорил. Все, давай через полчаса там же.
  На этот раз Вика вела себя более расковано. Когда Влад завалился на заднее сиденье, она даже нормально поздоровалась. Правда было видно, что девушка себя пересиливает.
  - Да ладно, не напрягайся, я знаю, что вы не любите магов. Это вроде генетическое...
  - Нет. Я упертая. И я хочу получше познакомится с тобой, - ребята сразу уставились на нее ошалевшим взглядом.
  - Что? Я хочу научиться общаться с магами без напряжения.
  - Но они же все равно будут чувствовать неприязнь, как минимум, - возразил Влад.
  - Правда, но кто контролирует себя, тот контролирует ситуацию. - И это было резонно. Влад сам понимал. - Напряжение мешает.
  - Кстати, о напряжении. У Витьки с ним проблемы...
  - А в дыню? - зло спросил Виктор, но Влад не обратил на это внимания.
  - Человеку расслабиться нужно, а на него ни алкоголь, ни сигареты не действуют.
  - Обычно мы находим абсорберов в гораздо меньшем возрасте. Они не успевают привыкнуть к наркотическим веществам, - озабоченно ответила Вика.
  - Так может ему парочку магов выпить? Я знаю несколько порядочных сволочей, - весело предложил Влад, а Вику аж передернуло. Она серьезно посмотрела в зеркальце заднего вида на лыбящегося Влада. А потом тихо, но с нажимом произнесла.- Больше не шути так.
  - Почему?
  - Это серьезно. Уже одна такая фраза от абсорбера... За это наказывают. Это хуже угрозы убить.
  - Почему хуже? - удивленно спросил Влад.
  - Да потому, что когда мага выпивают, он умирает в страшных муках.
  - А вот и не правда. В 1753 одного из ваших искали по описанию выпитого мага. - Виктор удивленно обернулся и посмотрел сначала на Влада, потом на Вику.
  - Ты же говорила, что маг погибает? Все так говорили, или я чего-то не понимаю?
  - Такое возможно, только если маг еще не сформировался.
  - Не понял, - заявил Виктор.
  - Я тоже, - нахмурился Влад.
  - Господи, да с ребенком такое возможно только. И то, еще не факт, что он выживет, а если и выживет, то без магии. - Виктор и Влад непроизвольно уставились друг на друга. Хотя Виктору и пришлось для этого неестественно вывернуться на переднем сидении. Их мозги заработали на полную мощность. Поступила новая информация и пазл начал понемногу складываться.
  - Я вот чего-то не могу разобраться в ваших чувствах. Откуда такая ненормальная реакция? - спросила Вика. Ребята сразу же испугались, что их раскроют - Вика почувствовала испуг. Потом они быстро успокоились и засунули свои переживания подальше. Вика почувствовала и это. - Что-то вы темните.
  - У всех есть секреты, - улыбнулся Влад. Он даже сумел сымитировать чувство ехидной насмешки.
  - Ребята, если вы чего натворили, то лучше рассказать.
  - Виктор выпил мага, - выпалил Влад. Чем сильно напугал Вику. Она чуть не потеряла управление, но вовремя осознала, что это нелепая шутка.
  - Ты все еще хочешь узнать его получше? - угрюмо спросил Виктор.
  - Уже не знаю, - зло ответила Вика.
  - Эй, я же лапочка! Второго такого мага не найдешь, - наиграно обижено сказал Влад.
  - Это точно, - в один голос ответили Вика и Виктор. А потом так же синхронно рассмеялись.
  Когда ребята вышли с машины, Вика предложила Виктору помочь снять напряжение. Потом выделила ребятам по крепкой пощечине за то, что они подумали.
  - Я о массаже! Извращенцы.
  - Ага, о эротическом, - прокомментировал Влад и попытался увернуться от очередной пощечины, но рефлексы Вики работали отлично.
  - Правда неприятно, когда читают твои эмоции? - ехидно спросил Виктор и добавил. - Будто полиция нравов вечно с тобой.
  В общаге Влада знали и пустили через проходную без особых проблем, а Вика, недолго думая, представилась Викторовой девушкой. Прямо на глазах у группы девиц. Потом ехидно улыбнулась и подморгнула Виктору. Тот только скрипнул зубами. Все - через минут тридцать все общежитие будет знать, что у него есть девушка. А значит, с местными девушками у него уже ничего не получится. Хотя...
  Ребята недолго посидели, поговорили ни о чем. От пива Влад отказался, не хотел быть единственным пьяным в комнате. Впрочем, поняв, что Вика уходить не собирается он быстренько откланялся. Вика же осталась и сделала Виктору прекрасный расслабляющий массаж. Когда она уходила, Виктор блаженно пялился в потолок. О чем подумали ребята из его комнаты, когда вернулись с пива и застали его в том же состоянии, было понятно.
  
  
  
  Глава 6
  
  -Я думаю, это отец, - сказал Влад.
  - Не понял.
  - Маг, которого выпили. Мой отец.
  - Думаешь? - с сомнением протянул Виктор.
  - Посуди сам. На днях меня вызвал Дед и предложил пройти курс целителя. Мотивировал, что у матери нашли атрофированные способности целителя.
  - И?
  - И так не бывает! Если у одного из родителей есть способности к определенному виду магии, то они будут доминирующими у ребенка. А Дед ничего не сказал, откуда у меня магия воздуха. Кроме того, она еще и достаточно сильная. Будто развивалась несколько поколений, - наставительно продолжил лекцию Влад.
  - Стоп, ты мне уже все мозги запудрил! Я нифига не понял.
  - У обычных родителей, не может родиться сильный маг.
  - А ты сильный?
  - Относительно, - с некоторым сомнением ответил Влад, но потом более веско добавил - А чего тогда из-за меня две школы чуть не поссорились? А кто за мной пришел? - и сам же ответил - Двое сильнейших магов!
  - Не забывай такой вариант, что ты вообще ни при чем.
  - А я не забываю, Вить. Но и других со счетов не сбрасываю. Лучше уж быть готовыми.
  - Уже чего-то надумал.
  - Надумал. Ты должен его проверить.
  - Кого? Отца твоего? - удивленно спросил Виктор. Влад только утвердительно кивнул головой.
  - Ну, знаешь, я не могу, - развел он руками. - Для этого такой ритуал нужно провести... Квалификации не хватит. Ты тоже пока не можешь, я так понимаю. Тренируйся, а когда сможешь, созвонимся.
  - Будто я за дня два этому научусь, - буркнул Виктор.
  - Учись сколько надо. Все равно нам нужно некоторое время не видится.
  - Эт почему?
  - Чтобы тем, кто все знает поспокойней было. Вить, обе стороны не хотят войны, а если виновного не найдут, то постараются сделать так, чтобы никто не узнал о том что случилось.
  - Ты достал, параноик.
  - Лучше перебдеть.
  Следующих пару месяцев прошли спокойно. Влад ходил на пары, а после них бежал на тренировку к Щавлю. За этих пару месяцев он научился задувать свечу со ста метров, пропускать разряды между пальцами рук, а вот воздушные сферы ему не давались. Щавель тысячи раз показывал, как сворачивать в тугой шарик окружающий воздух и бросать его, как обычный камень. После удара воздух резко освобождался и получался взрыв. У Влада он обычно взрывался в руках, и несколько раз вновь вывихивал пальцы.
  - Да нафиг эти шары нужны? Ими даже маленькую гарпию не уложишь.
  - А человека запросто. О гарпии, так мыслить творчески надо. - Антон взял маленький гранитный камень с кучи в углу зала, положил на стальной стол и несколько раз долбанул его молнией. Осталось только мелкое крошево. Потом раскинул руки, захватывая немного воздуха, и резко свернул его над кучкой осколков и показал Владу. - Смотри, видишь, осколки плавают внутри шара?
  - Вижу.
  - Выставь фанерные мишени. - Влад побежал выставлять мишени.
  - Сколько?
  - Став три полукругом на метр одна от другой, и гирями по двадцать кг подопри, - когда Влад вернулся, Щавель бросил шар точно между мишенями, а сам прикрыл себя и Влада щитом с уплотненного воздуха. Шар рванул не хлопком, как обычно, а с грохотом. Осколки камня полетели во все стороны, дырявя мишени. Три осколка ударились о невидимый щит Антона и отскочили. Еще один прошел насквозь, почти полностью потеряв импульс, и не полетев дальше, свалился на землю.
  - Да это же настоящая граната.
  - Куда! - закричал Антон, видя, что Влад собирается повторить его трюк.
  - Попробую.
  - Я тебя попробую! Тебе вывихнутых пальцев мало? Научись сначала так делать, а потом уже с осколками.
  - Хорошо, - сказал Влад и решительным шагом направился к выходу.
  - Ты куда?
  - К Деду, дело есть. - Пять минут ушло на то, чтобы объяснить идею Деду, и полдня, на то, чтобы Валера Горчинин - самый талантливый маг земли на факультете, ее реализовал. Проблема состояла в том, что неудачно исполненный прием свертывания воздуха часто приводил к вывихнутым пальцам. Целители, конечно, ставили их на место играясь, но дня на два тренировки были заказаны. Вот уже месяц Влад не мог освоить простой вроде прием, и хотя в теории за это время его знания ушли далеко вперед, Щавель не соглашался ничего ему показывать, пока он не научится бросать эйрболы.
  Валера был одним из немногих магов земли, которым поддавались металлы. Сталь, конечно, ему не по зубам - в кузню его пока не пускали, но с медью он управлялся свободно. Обсудив идею с Дедом, Влад пришел к выводу, что медь слишком мягкая. Валеру сначала заставили свить из меди подобие перчаток на обе руки, и когда он закончил с подвижными соединениями, перед ним поставили пачку гвоздей-шестидесяток с отрубленными шляпками и заставили армировать ими внешнюю сторону 'перчаток'.
  В готовом варианте перчатки были похожи на дикобраза ощетинившегося иглами. Одной стороной гвоздь был вплавлен в медное звено на фаланге пальца, свободная сторона смотрела в сторону кисти, и когда палец выпрямлялся, гвоздь вжимался в следующее звено, тем самым прекращая движение сустава, а значит, защищая его от вывиха. На каждый палец пошло по три гвоздя, по одному на каждый сустав, а большие пальцы армировали вдвойне ввиду их особой подвижности. Правда сжать руку в такой перчатке в кулак было невозможно, но это и не требовалось. Влад получил необходимую защиту, а Валера автомат по работе с металлами.
  Уже на следующий день Влад за полчаса расшатал все гвозди в их медных креплениях, а особо сильный взрыв еще и порвал ему тренировочный реглан. Заметил он это только после того, как пришел в себя, провалявшись некоторое время без сознания на полу. После этого большой палец на левой руке потерял один гвоздь. Влад сразу решил больше не рисковать и отправился к Валере, а тот в свою очередь отправил его в лазарет. При последнем взрыве Влад сильно приложился затылком о пол и теперь он весь был в крови, но из-за легкой контузии этого не заметил.
  Валера ремонтировал перчатки еще дважды, но через неделю Влад уже свободно бросал шары без них. Пришло время хвастаться Щавлю.
  - Ну, показывай, чего ты за неделю научился?
  - Не веришь, что смогу?
  - Мы с тобой месяц над этим бились, а ты хочешь сказать, что сам за неделю научился бросать шары не хуже, чем мои? Конечно, не верю!
  - Смотри. - Влад резко раскинул руки, захватывая как можно больше воздуха, и так же резко свернул его в тугой шарик, потом бросил в противоположную стену зала. Раздался хлопок, от которого заложило в ушах, а сорвавшаяся волна воздуха разметала фанерные мишени, что стояли в углах зала.
  - Не дурно, очень даже не дурно.
  - Можно теперь гранату?
  - Нет! - отрезал Щавель. - Разучивай щит. Теорию знаешь?
  - Да, - расстроено ответил Влад.
  - Не сердись. Не готов ты еще. Вот когда научишься силу своих шариков регулировать и молнии метать - тогда гранату и попробуешь. А сейчас щит. Можешь 'Пинга' использовать. И не вздумай без меня 'Луи' или 'Боба' включать.
  - Ладно, - проворчал Влад. Он открыл кладовку и взял 'Пинга' - маленькую машинку, что стреляла шариками для пинпонга. Какой-то шутник очень давно красной краской подписал все три машины для метания мячей. 'Пинг' - для пинпонга, 'Луи' - французская машина для метания теннисных мячиков и 'Боб' - американский агрегат для метания бейсбольных мячей. Если двое первых хранились в кладовке, то 'Боб' был вмонтирован в стену спортзала. Щавель всегда тренировался именно с 'Бобом', выставляя самую большую скорость полета мяча.
  - Демьян Григорьевич, - ворвался в кабинет декана Щавель.
  - Антон, а стучать я тебя учил?
  - Извините, тут такое дело... - не дожидаясь приглашения, Щавель схватил стул, переставил его ближе к столу Деда и сел так, чтобы спинка была перед ним. Держась руками за резную спинку стула, он продолжил. - Это было что-то. Да мне сейчас такой шар трудно сделать. Малой чуть не весь воздух в спортзале выкачал...
  - Стоп! А теперь спокойно... Я так понимаю, что Влад научился воздух свертывать.
  - Еще как, да я...
  - Помолчи, пожалуйста.
  - Извините.
  - Парень он одаренный, но ты за ним следи, чтобы не зарывался. Запомни, что он на тебя ровняться должен.
  - Да он уже сильнее меня...
  - Я же сказал, помолчи!
  - Извините.
  - Вот, ты, помнишь, почему тебе долго шары не давались?
  - Я пальцы постоянно вывихивал, а потом у вас каменную мазь выклянчил.
  - А почему я ее тебе сразу не дал?
  - Наверно хотели научить, что магия дело тонкое и с наскоку тут ничего не добьешься.
  - А сам, почему мазь парню не давал?
  - Да по той же причине. Слишком он рвется к сильным приемам.
  - Вот! - Дед поднял указательный палец вверх. - Силы то у него хватит, а мозгов еще вставить надо. Запомни, никогда не показывай, что ты поражен, хвали, но в меру.
  - Да я так и делаю.
  - Молодец. А чего тогда приходил?
  - Да я думал, может вы сами его тренировать будете? Очень уж он силен.
  - В жизни наступает такой момент, когда ничего нового уже не можешь научиться. Тогда ты можешь вырасти как специалист, как мастер, только когда начнешь учить других. Вот могу спорить, что твои шары стали значительно лучше с того момента, как ты парня начал тренировать. Когда отправишь его домой, попробуй выложиться полностью.
  - Хорошо Демьян Григорьевич. - Щавель встал и поставил стул на место.
  - Антон.
  - Да?
  - Перчатки должны исчезнуть.
  - Ясно. - Щавель улыбнулся и, похоже, все понял.
  
  
  
  Глава 7
  
  - Ну, давай. - Виктор протянул руку в сторону стены, за которой сидели родители Влада. Он ощутил обоих. Сначала прощупал мать - действительно загубленный магический дар, правда, природу его он определить не смог - сказывалось отсутствие опыта. Виктор еще раз глубже вдохнул и перевел свои ощущения на Сергея Васильевича. Сначала он подумал, что обошлось, отец Влада простой человек. Виктор расслабился, и тут ощущения накрыли его волной. Они были ему чужды, приятны и противны одновременно, но главное, что были чужими. По врожденной упертости он противился, что есть мочи, но не осилил и мешком рухнул на пол. Очнулся он от того, что Влад заботливо лупил его по щекам.
  - Ты как? - Виктор не ответил, он услышал, но не понял слов. Пару секунд посмотрев на друга налитыми кровью глазами, он встал и направился к выходу. Выйдя на улицу, Виктор ошалело зыркал по сторонам и хлопал себя по всех карманах. - Да что ты ищешь?
  - Сигареты.
  - Ты уже месяца два не куришь.
  - Тьфу ты! - в сердцах сплюнул Виктор. - Погоди Влад, не спрашивай ничего, дай отойти. - Так они простояли несколько минут. Виктор отходил, а Влад сгорал от нетерпения, уже понимая, каким будет ответ.
  - Да?
  - Не знаю, я первый раз такое почувствовал. Но думаю да. Я чувствовал эмоции, явно не свои.
  - Знаешь, а я ведь надеялся, что окажусь неправ.
  - Я понимаю Влад. Но, что теперь делать будем? Не думаю, что нам удастся узнать, кто это сделал.
  - Да понимаю я! - отмахнулся Влад. - Будем жить, а там видно будет.
  - Влад, не делай никаких глупостей.
  - Да какие глупости, Виктор? Если я только дам понять, что знаю что-то, это может стоить головы и тебе и мне. Причем снесут их свои же. А каждая минута жизни увеличивает мои шансы найти урода, что сделал это.
  - Ты только не суйся к моим напролом. Я всегда помогу.
  - Там Вика вроде хотела со мной лучше познакомиться? - иронически спросил Влад.
  - Тебя самого от этой идеи не тошнит?
  - А должно?
  - Использовать девушку для того, чтобы подобраться к мифическому...
  - Она твоя? - перебил Виктора Влад.
  - Нет...
  - Тогда или помогай, или не мешай, - жестко сказал Влад.
  - Я-то помогу, только ты не наглей и не зарывайся! - весомо произнес Виктор. - Забыл, что она эмоции читает.
  - Я буду себя в руках держать.
  - Влад, расслабься, выпей пива.
  - Не с кем. Или ты хочешь, чтобы я напился и человеку все рассказал?
  - Я бы на это посмотрел... - засмеялся Виктор
  - Ага, а из дурдома меня потом как бы вызволял? - поддержал его Влад. И нелепая шутка немного ослабила натянутые нервы.
  Напротив дома Искры жила одинокая старушка. Характер у нее был скотский. Из всех людей на свете она любила только дочурку, внучка и себя. Вот сейчас она голосила меньше обычного, и ведьмы-соседки временно перестали ее интересовать. Приехал дорогой внучек Коленька! Старушка уже разжужжала об этом тем самым соседкам-ведьмам.
  Наблюдатель абсорберов выдавал себя за Коленьку уже вторую неделю и был этому не рад. Он уже на память знал всех соседей, какие у кого проблемы и кто у кого ворует. Наверное, его сменщик поступил правильно, заставив старушку просто не замечать себя. Абсорбер тупо сидел у зашторенного окна, обострив свое чутье до необходимого уровня. Если что случится, он почувствует. Абсорбер был одним из немногих посвященных и понимал, как важно и сохранить тайну и наказать виновного. Знал он так же и необычной дружбе абсорбера и мага. Поэтому и не обратил особого внимания на визит Виктора к Владу. Но каково же было его удивление, когда еще явно зеленый абсорбер начал сканировать выпитого мага.
  - Не может... - удивленно сказал он. А потом почувствовал, как Виктор вырубился. Долго он не думал - достал телефон и набрал шефа. - Кирилл Афанасьевич, Карась просканировал объект. ...Нет. ...Не думаю. ...Я когда только научился, тоже всех подряд сканировал. ...Ясно.
  Борисов среагировал оперативно. План действий на такой случай был готов уже давно. Больше всех противился Новак, но голосовал только Малый совет. Большой они, похоже, решили не посвящать. А Аркадий, хоть и член Большого - выступал как уполномоченный.
  - Настя, отправь форму четыре на почту Погоде.
  - Хорошо Кирилл Афанасьевич, - ответила секретарша.
  Борисов не стал проверять. В исполнительности Насти он не сомневался. Секретарша была просто золото. Он поднял трубку и набрал номер Андрея.
  - Ало, Андрей?
  - Да, Кирилл Афанасьевич.
  - Не оторвал?
  - Да нет.
  - Хорошо, проверь почту. Дело пустяшное, но исполнить нужно как можно быстрее. Удачи.
  - Спасибо Кирилл Афанасьевич.
  Борисов положил трубку и немного подождал, смотря на телефон. Потом скривился, будто укусил лимон и решительно набрал номер своего коллеги мага. - Курков?
  - Чего тебе, Борисов?
  - Не мне, а нам. И у нас неприятности. В общем, знает Искра об отце. Больше расскажу, когда получу отчет наблюдателя.
  - Как?
  - Карась его просканировал.
  - Одни проблемы...
  - Давай, старый хрыч, не бузи.
  - Старые хрычи в Лиге сидят.
  - Мы своего изолировать решили, уже человека отправили. Вы что делать будете?
  - Да то же.
  - А кого пошлете? - Курков немного помедлил, тяжело вздохнул и ответил.
  - Матросова.
  - Хороший оперативник, глупостей не наделает, а не круто ли для мага недоучки?
  - Сам кого послал?
  - Погоду.
  - Ну вот, а говоришь... Сам понимаешь, лучше перестраховаться. Ладно, отчет передашь. - Борисов вздохнул с облегчением, если Курков решил не встречаться лично, значит все еще нормально. В своей жизни они встречались лично дважды. Оба раза конфликт между магами и абсорберами чуть не вышел из-под контроля. Оба раза старые хрычи из Лиги так ничего и не заметили.
  
  
  
  Глава 8
  
  К вечеру парни чувствовали себя получше. Они давно не выбирались на пиво с друзьями. Сегодня позвонил Бодя и пригласил на пиво и покер к Максу в школу. Максим и Богдан были одноклассниками Виктора, но и Влад их прекрасно знал. Макс работал ночным сторожем в школе. По вечерам там часто собирались на пьянки, но он требовал, чтобы бутылки забирали с собой. Открытой в школе была только каптерка сторожа, все остальные помещения были закрыты на ключ, а ключи лежали в сейфе. Но иногда кто-то забывал закрыть класс. Виктор всегда, первым делом, шлялся по школе и дергал за все ручки. Макса это конечно бесило, но он разрешал.
  Сегодня ребята набрали светлого, наменяли мелочи для игры и собирались расслабиться. Влад решил себя не ограничивать, ведь Виктор рядом. Он его, если надо, остановит. И вечер удался на славу. Бодя уже был под шафе и злился на невезенье, Макс как всегда жульничал, забывая какой блайнд должен вложить. Влад просто наслаждался игрой и вливал в себя отличное светлое. Виктору пиво особого удовольствия не приносило, но он пил его, чтобы у ребят не возникло вопросов, и оставался трезвым, а это большой плюс в игре.
  Вот Макс снова начал - У меня какой? Маленький? - не желая ставить большой блайнд.
  - Маленький? - зло и пьяно спросил Бодя, - Да у тебя... бля... - тут он запнулся, и комната взорвалась смехом. Бодя окинул всех мутным взглядом и тупо улыбнулся, не понимая, из-за чего все смеются.
  Несколько раз ходили курить, и Бодя снова стрелял сигареты у Макса. Виктор тоже стрельнул одну, но докурив до половины, отдал ее Боде.
  - Ну, Бодя сегодня вывалил... - смеялся Влад, когда они уже возвращались домой.
  - Главное, чтоб он не свалился, пока домой дойдет.
  - На травке поспит. И так все же не честно.
  - Как?
  - Играть трезвым в покер! - возмущенно воскликнул Влад.
  - Это побочные плюсы моего горя, - ответил Виктор и похлопал по полных карманах мелочи.
  Родной городок ребят был построен на очень не ровной местности. Крыши некоторых девятиэтажек находились на уровне крыш одиннадцатиэтажных домов. Более того город был довольно стар, от чего планировка не была сеточной, когда все дороги пересекаются под более-менее прямым углом. Главная улица - наследие прошлого, естественно носила имя мертвого вождя революции и петляла через весь город как длинная-длинная змея. Что странно, чудом сохранились липы, под которыми проезжала еще царица Екатерина. Так вот эти царские липы росли как раз на улице вождя царизм уничтожившего. А вот за липами стояли типичные для ближайшей половины прошлого века дома. Остатки древней крепости развалились еще две сотни лет назад. Из исторических построек в городе сохранился только древний храм, превращенный в дом культуры. Перед ним стояла статуя того же мертвого вождя, который раньше показывал рукой на сберкассу, теперь на отделение банка. Говорят, во всех маленьких городах центральные памятники показывали рукой на сберкассу. Наверное так по фен-Шую. Хотя во многих городах такие статуи давно убрали и сменили на приличествующие современной идеологии, местному вождю пролетариата ничего не угрожало по причине скудности местного бюджета. Он спокойно простоит еще пару веков.
  Центр города окружало пять прудов. Их так и называли: Первый, Второй, Поплавок, Четвертый и Пятый. Домой ребята возвращались дорогой возле второго. Миновав миниатюрный пляж, они перешли маленькую дамбу и вышли на район частных домов. На границе районов вовсю сиял мемориал Славы, а дальше фонарные столбы начинали светить через один. Еще дальше возле большой лужи под названием Ковалевый пруд, было темно, как в кротовой норе.
  - Виктор Карась? - позвал голос из темноты. Виктор тот же час остановился и остановил рукой еще хмельного Влада.
  - Да, а кто ты, абсорбер? - ответил Виктор в то время, как Влад изо всех сил всматривался во тьму, но ничего так и не видел.
  - Вам придется пройти со мной...
  - Да хрен там! - взорвался Влад.
  - Успокойся, - попробовал утихомирить его Виктор. Нет, со сказанным он был полностью согласен, но вот разбушевавшейся Влад, был более чем не кстати.
  - Как ты узнал? - бросил Влад вопрос в темноту, так и не видя спрашивавшего.
  - Что? - хором переспросили Незнакомец и Виктор.
  - То, что мы узнали сегодня! - голова Влада всегда варила отлично, но проклятый хмель немного мешал координации и выражаться четко он не мог.
  - У меня приказ главы СБА...
  - А может это ты моего отца выпил? - незнакомец молчал, а Виктор тихо шепнул Владу.
  - Слишком молод, - прошептал Виктор.
  - Я все слышу. - Виктор с чувством выругался, он забыл о том, на что способны абсорберы, хотя сам уже давно пользовался их способностями.
  Несколько мгновений стояла напряженная тишина. Влад не мог видеть говорившего, но знал, что Виктор видит его прекрасно. Незнакомец тоже молчал. Влад хотел попробовать почувствовать его при помощи воздуха, но тот мог оценить это как подготовку к атаке. А атаку незнакомца, Влад был уверен, они не отобьют, будь он агентом СБА или же сторонником таинственного злодея.
  - И так, как ты узнал? - повторил Влад свой вопрос.
  - Ничего я не знаю, мне приказано доставить абсорбера в штаб-квартиру и я это сделаю. Я имею право применять силу.
  - Но не против мага! А я, видишь ли, немного пьян и могу расценить это, как нападение на меня.
  - Не зли меня воздушный, твоих магических способностей не хватит даже для того, чтобы я споткнулся. И я тебя просто выключу, - пока длился разговор, тучи на небе расползлись и яркая луна осветила землю. Влад увидел Высокого, широкоплечего молодого человека, опиравшегося на свой автомобиль.
  - Виктор, мелочь! - потребовал Влад. Виктор ничего не понял, как и СБшник, но послушно начал опустошать свои карманы. Он уже осознал, что Влад не так пьян, как хочет казаться, и он точно знал, что он не так безумен, чтобы просто угрожать сильнейшему. - Как докажешь, что из СБА? - продолжал тянуть время Влад, перебирая монеты. Маленькие сыпались в левый карман куртки, а крупные в правый.
  - Мне надоело, - медленно, с выражением, произнес абсорбер. - Ты, указал он на Виктора. - Марш в машину! - Лицо Виктора моментально превратилось в хмурую и упрямую гримасу. Он взглянул на Влада и тот отрицательно замотал головой, все еще перебирая мелочь. - Ну, все! - абсорбер сделал шаг вперед, именно тогда, когда Влад справился с мелочью. Захватив правой рукой столько крупных монет, сколько в ней помещалось, он швырнул их в абсорбера. Тот остановился на секунду, чтобы ленивым движением прикрыть глаза. Эта самонадеянность его и погубила. Влад успел левой выгрести мелкие монетки. Подбросив их перед собой, он раскинул руки и, захватив столько воздуха, сколько мог, резко скрутил его в сферу. Где-то треть из монет упала на пыльный асфальт, но остальных две трети оказались внутри сферы. Не давая абсорберу опомниться, он дунул на асфальт, поднимая волну пыли. Потом бросил сферу. Не в абсорбера, он боялся, что шар может вообще тогда не взорваться, а ему под ноги. Расчет оказался верным. Град мелочи больно ударил в СБшника, но самое главное, что одна монетка с силой врезалась ему в кадык. Абсорбер схватился за горло и упал на землю.
  - Нужно связать - заявил Влад.
  - Развяжется, причем быстро, - образумил его Виктор, потирая лоб. Одна монетка достала и его
  - Наручники?
  - А они у тебя есть?
  - У него должны быть. - Влад небрежно махнул рукой в сторону хрипящего абсорбера.
  - Откроет щупальцем, или вывихнет большой палец и снимет. У нас просто невероятные способности к регенерации.
  - Невероятные говоришь? - Влад заметил, что СБешник перестал хрипеть. - Ну, тогда извини, друг, нельзя, чтобы ты в себя пришел. - Влад размахнулся и заехал ногой ему в пах. Абсорбер моментально перестал держаться за горло, схватился за пах и скрутился в позу эмбриона. - Открой багажник, - скомандовал он Виктору, а сам принялся деловито обыскивать карманы эмбриона. Он выгреб оттуда все, телефон, деньги, какие-то удостоверения. Ключи незнакомец самонадеянно оставил в авто.
  - Его грузить будем? - спросил Виктор.
  - Не-е, проволока там есть?
  - Нету. Хотя ты прав, от проволоки избавиться трудно будет.
  - Там. - Влад показал на улочку, что петляла влево от основной дороги. - Кажется там был сеточный забор.
  - Понял, - кивнул Виктор и понесся вверх по улочке. Забор он увидел быстро, но сразу стал вопрос, как вытащить проволочную волну из сетки. Проволочная ячейка была мелкой, а сетка натянута хорошо. Будь у него пять-десять минут... Виктор с сожалением оглянулся по сторонам, потом разбежавшись, со всей дури, врезался в сетку. В результате несколько столбцов покосилось, а сетка очень сильно деформировалась, растянулась, почти легла на землю, но не порвалась. Виктор же кубарем пролетел через небольшой садок, удачно миновав все яблони, врезался в железный столб. Он поднял глаза и увидел четыре ряда белья, сушившегося на блестящих нитях. Виктор моментально вскочил и ощупал их.
  - Есть Бог на свете! - нити оказались толстой нержавеющей проволокой. Виктор только осмотрел крепления - обычная перекладина из трубы, к ней приварены самодельные кольца из гвоздей, к которым уже в свою очередь была прикручена проволока. Откручивать ее - только время терять. Виктор попробовал просунуть палец в кольцо, но не вышло. Тогда он схватился за него двумя пальцами и начал выкручивать в разные стороны. Кольцо почти сразу отломалось. Одновременно с этим в доме включили свет - проснулись хозяева. Проклиная себя за нерасторопность, Виктор бросился ко второму концу проволоки. Здесь все было проще. Проволока крепилась к самодельной скобе, вбитой в толстую ветку ореха. Он оглянулся, удостоверился в том, что взялся за верную скобу и одним движением выдернул ее из ветки. Не останавливаясь, Виктор побежал обратно, через поломанный забор, волоча за собой вереницу рубашек, маек и прочего. Правда на бегу он скручивал проволоку, освобождая ее от не отвалившегося белья и прищепок.
  Когда Виктор вернулся, Влад методично избивал лежащего монтировкой. - Чего так долго, а вдруг бы он в себя пришел? - зло спросил он Виктора.
  - Сам бы сбегал, - буркнул Виктор и передал моток Владу.
  - Это не из сетки.
  - Понятно что не из сетки! Из сетки я бы до утра выпутывал.
  - Мотай. - Влад отдал моток обратно.
  - Я ж бегал за ним.
  - Блин, проволока твердая! Ты легче справишься. Но, сначала, отбей ему почки.
  - Не надо, - прохрипел абсорбер.
  - Мож действительно, не надо?
  - Они восстановятся?
  - Где-то через недельку, - скривился Виктор.
  - Отбивай хоть одну! - Влад протянул монтировку. - Извини, мы не со зла, но ты же за нами погонишься, а оно нам надо?... Кроме того, не убиваем же, - в оправдание заявил Влад. А Виктор не стал брать монтировку, он вздохнул и перевернул СБшника на живот, потом со всей силы три раза ударил его по левой почке. На этот раз абсорбер не хрипел, он дико изогнулся в безмолвном крике, а Виктор взялся обматывать его руки проволокой. - Не так!
  - А как?
  - Обмотай одну руку, теперь скрути конец. Так - Виктор послушно исполнял все команды - теперь несколько раз другую, теперь мотай восьмеркой.
  - Как?
  - Ну, как восемь, считай, что кольца это кисти его рук.
  - Понял.
  - Теперь намотай оставшуюся проволоку на середину восьмерки. В смысле между руками. - Даже после этого оставался где-то метровый кусок и Влад скомандовал. - Ногу! - в результате руки и левая нога абсорбера были скручены за спиной. Вдвоем ребята оттащили его в ближайшие кусты.
  - Что теперь?
  - Теперь начинается самое интересное, - ответил Влад и посмотрел на машину абсорбера. Боковое заднее стекло было пробито монеткой, еще несколько монет оставили вмятины на дверцах и заднем крыле.
  
  
  
  Глава 9
  
  - У меня очень, очень, очень плохое предчувствие, - сказал Влад.
  - Насколько плохое?
  - Совсем плохое.
  - Забей. Рванем в Столицу, обратимся в службы. Разберемся.
  - Ты забыл, что у меня задатки провидца?
  - Или целителя, - поправил его Виктор.
  - Или целителя, но я так и не прошел проверку. Так что нужно драпать. И родителям рассказать. В меру конечно.
  - Да ты сума сошел! Нет, я согласен, что нужно драпать, но рассказать все родителям... - Виктор с сомнением покачал головой.
  - Послушай, у нас и так проблем будет выше крыши... Пускай хоть с родителями все останется более менее ясно.
  - Меня убьют...
  - Кто?
  - Родители. - Влад тихонько засмеялся и парировал.
  - Тогда тебе больше о СБА беспокоиться не надо, - тут уже засмеялся Виктор. Абсурдность ситуации немного разрядила напряжение и добавила уверенности обоим ребятам. - Давай, придерживайся плана, буду у тебя минут через десять. - Влад хлопнул дверкой трофейного 'Шевроле' и направился домой. Минут через десять-пятнадцать Виктору точно понадобится его помощь. Характером он был в точности как отец. Такой же упрямый и недоверчивый. Поэтому Влад должен был справиться быстрее.
  - Пап, мам, пойдем! - громко объявил Влад, стоя в родительской спальне. Он зажег свет и получил пару нецензурных наставлений от отца.
  - Что случилось? - сразу забеспокоилась мать.
  - Много чего, мам. Пошли в прихожую. - Мать сразу же вскочила и побежала за сыном.
  - Так, быстро скажи, что случилось! - Но Влад подождал, пока придет отец. Тот долго церемониться не стал.
  - Дыхни, - приказал он тоном не предполагающим возражения.
  - Пил, пиво, а теперь сядь, - указал Влад на кресло, возле журнального столика. Отец нахмурился, но послушался. Мать последовала его примеру.
  - Смотрите. - Влад поднял правую руку и растопырил пальцы. Между ними сразу пробежало, изгибаясь дугой несколько толстых, голубых разрядов. Потом он отошел в дальний угол прихожей и подул, подняв в комнате маленький ураган и разбросав по ней газеты с журнального столика. - Подними, - попросил он отца и указал на газету под его ногами. Отец послушался, предвкушая еще интересные вещи. Мать же смотрела на него с широко открытыми глазами. - Расправь и натяни, только на вытянутых руках перед собой, - отец вновь послушался. Влад стянул немного воздуха и создал маленький шарик, как на первых тренировках, потом бросил его в газету. Маленькая воздушная сфера с треском лопнула, прорвав несколько страниц газеты.
  - Еще фокусы будут? - спросил отец.
  - Скомкай ее и брось в меня. - Отец быстро скомкал газету и бросил в сына, но она не долетела где-то полметра, и отскочила, будто натолкнулась на непреодолимое препятствие.
  - И что все это значит?
  - Я маг.
  - Только ради этого ты не стал бы поднимать нас среди ночи. Что случилось? - ошарашил отец безупречной логикой.
  - Понимаешь... - Влад вздохнул и сел на пол. - Пап, мы с Виктором попали в историю... Он тоже не обычный человек, но у него другие способности. Короче, мне срочно нужно уезжать из города. Пока за мной не пришли те, кто владеет магией намного лучше чем я.
  - Может...
  - Не поможет, пап... - с сожалением покачал головой Влад. - Сейчас только я сам могу себе помочь.
  - Не перебивай, - строго сказал отец. - Сколько денег нужно?
  - Я думаю, за неделю все разрешится. Тысяч пятьдесят.
  - Ирина, принеси, - вывел он жену из оцепенения. Она вздрогнула и перевела глаза полные слез из сына на мужа.
  - Не надо, мам, лучше сумку. Одежда на недели две.
  - А еда? - паковать сумку мама умела, Влад не раз удивлялся, сколько в нее может влезть, но сейчас домашнее мясо и овощи были совсем неуместны.
  - Не надо, - мягко ответил Влад, и мама кинулась собирать сумку, чтобы хоть как-то унять разбушевавшиеся нервы.
  Отец выделил сыну пятьдесят тысяч, три раза переспросил, не будет ли мало. Потом еще сунул свою кредитку с лимитом в сто тысяч. - Зря я тебя в детстве не порол, - грустно сказал он.
  - Не боись, пап, не пропаду.- Отец только еще раз грустно вздохнул.
  - Вернешься, выпорю! - твердо заявил он.
  - Буду рад, пап.
  Влад обнял отца, поцеловал мать и направился к Виктору. Сумку он забросил в машину, и поспешил на выручку другу. Как орала его мать было слышно даже соседям.
  - Здрасте. - Влад огорошил своим появлением Валентину Григорьевну. Она даже перестала орать. Отец Виктора и так уже, казалось, исчерпал свой запас слов. Зная его, Влад мог поклясться, запас этот был очень, очень крепким. - Не верят?
  - А!... - Махнул рукой Виктор - Поехали, - и направился к дверям.
  - Стой! - громогласно крикнул дядя Виктор и поднялся с дивана. Недолго думая, Влад дунул в его сторону, и мощный порыв ветра усадил его назад и разбросал мелкие вещи по комнате.
  - Виктор стой, - остановил друга Влад. - Симбионт показывал?
  - Показывал, но они не верят, говорят - фокусы показываю.
  - Хорошо, моя очередь. Тащи газету. - Пока Виктор искал газету, Влад показал, как скачут электрические разряды между его пальцами. Потом с Викторовой помощью повторил всю домашнюю программу. - А теперь коротко... Виктор собери сумку вещи на неделю - две, - потом снова к его родителям. - Можете считать нас добрыми волшебниками, просто у нас разные способности.
  - Фокусы... - начал было дядя Виктор, но Влад бросил воздушный шар в книжный шкаф. Стекло с дверок со звоном посыпалось на землю.
  - Это уже не порванная газета. Все еще фокусы? - Виктор Антонович ничего не ответил, потому Влад продолжил. - И так, за нами, добрыми волшебниками гонятся плохие. Нам нужно, как поэтически выразился ваш сын, 'драпать'. Примерно за неделю-две, все утрясется. Мы обратимся в специальную волшебную полицию в ... на юге. Не переживайте, с вашим сыном все будет хорошо, - потом к Виктору - Ты готов?
  - Почти. Сложи мой ноут. - Крикнул Виктор из своей комнаты.
  Пока Влад сматывал провода ноутбука, в другой комнате тихонько шептались родители Виктора.
  - О чем говорят? - спросил Влад.
  - Да все еще не очень верят, но ты их напугал с книжным шкафом. Все, я готов.
  - Пошли.
  - Не пущу! - заявила мать Виктора, став в дверях. - Еще не понятно во что ты влез. - Влад быстро положил руку на плече другу, пока тот не взорвался.
  - Теть Валя, а что вы сделаете, когда за вашим сыном придут такие, как я. Поправочка, намного сильнее, чем я. Если вы хотите его защитить, то просто отпустите. - Тетя Валя окинула взглядом Влада, которого она все время воспринимала, как веселого и доброго, немного нерасторопного парня и задумалась. - Дядь Виктор, а ведь есть еще такие, что огнем управляют, водой, землей. А такие, как Виктор монетки в трубочку скручивают. - Влад быстро порылся в правом кармане и вытащил оттуда несколько монет. Отобрав две покрупнее, он бросил одну Виктору, а вторую его отцу. - Согните. - Виктор тот же час согнул монетку вдвое. Его отец взялся за свою двумя руками, но лишь немного согнул, хотя раскраснелся, как рак. Влад жестом показал, чтобы Виктор бросил монетку отцу.
  - Валя, отойди от двери, - сказал жене дядя Виктор, все еще смотря на согнутый пополам пятак.
  - Может денег еще дадите? Они пригодятся, - подсказал Влад, за что заслужил яростный взгляд Виктора. А Виктор Антонович поднялся с дивана, подошел к книжному шкафу и вытяну томик Лермонтова прямо через разбитую дверцу. Потом открыл и протрусил книгу над диваном. Собрав выпавшие деньги, он протянул их сыну.
  - Отлично, - довольно кивнул Влад. - Прощайся. Я в машине.
  
  
  
  Глава 10
  
  Первой мыслью, Погоды, когда он проснулся, было - Больно! Почему так больно?! - Медленно он пришел в себя. Похоже, уже светало. Руки и нога отчаянно затекли, а как хотелось помочиться! Еще хотелось принять душ и смыть холодный пот, которым был пропитан и реглан и штаны. Как человек дисциплинированный, он не стал себя жалеть, а попытался подобрать под себя свободную ногу. Все тело отозвалось болью, он даже чуть снова не отключился.
  - Андрюха держись, - шепотом подбодрил он себя. И так, он выключился, а значит повреждения настолько серьезные, что симбионт утратил нормальную связь с организмом и выпустил в кровь запас снотворного, что Погода выпил перед заданием. - Эт хорошо. Меньше мучился, - он кое как подобрал ногу и попытался встать, балансируя на свободной. - Не больно, не больно, не больно... - в голос начал убеждать он себя. Но тело не поверило, оно предательски покосилось и рухнуло на кусты. Зато теперь его было видно со стороны дороги.
  Мимо проехало что-то длинное, черное и блестящее. Андрей хотел крикнуть, но едва смог повернуть голову. Машина поддала газку и легко взлетела под горку. Погода успел заметить только две пары испуганных девичьих глаз в заднем окне. Водитель явно решил скрыться подальше от проблем. Но не успел он представить и десятка вариантов того, что нужно делать с такими водителями, как с горки скатился старенький 'Фольксваген Транспортер'. Этого водителя просить помощи не требовалось, он сам остановился, как только увидел Погоду.
  - Живой?
  - Ага, - промычал Андрей.
  - Погоди... - мужик вернулся к транспортеру и загремел инструментами. Отыскав кусачки, он быстро освободил Погоду. - Ну, теперь рассказывай, кто тебя так.
  - Нет, теперь ты погоди. - Андрей неуверенно встал и, пошатываясь, развернулся к кустам. - Вот он рай...
  - Долго небось терпел?
  - Долго. - Андрей опустил взгляд и посмотрел на струю. Она была подозрительного цвета. То оранжевой, то красной. - Таки отбили гады!
  - Чего?
  - Почку отбили, вон моча красная...
  - Хреново, - задумчиво ответил мужик. Только тут Андрей осмотрел своего спасителя - крепкий, на вид 40-50, с редкой сединой.
  - Спасибо - протянул он руку.
  - Да... - отмахнулся мужик, но руку пожал. - Давай я тебя в больницу отвезу. Только если чего, полиция там, я показания давать не буду... Мне на рынок пора. - Погода глянул на открытую дверцу транспортера и увидел горы хлама непонятного предназначения.
  - Давай, - согласился он. Потом, уже закрывая дверку, спросил, - А чем это ты торгуешь?
  - Да всем понемногу... У меня там и вазоны и подшипники. Еще я электросварки и автоклавы сам делаю...
  - Из чего?
  - Сварки из того, что есть. В основном под материал заказчика. А автоклавы из старых газовых баллонов. Тебе, кстати, не надо? Хорошие автоклавы, никто еще не жаловался.
  - Нет, - рассмеялся Андрей, борясь с болью во всем теле.
  - А вот и больничка наша районная. Тебя как, ко входу?
  - Да останови на перекресте, я дойду.
  - Ну, вылази...
  - Спасибо, а как хоть зовут тебя, может смогу когда отблагодарить.
  - Дмитрий я, Буруля.
  - Я Андрей Погода, - подал он руку мужику. - Спасибо и пока!
  - Бывай здоров. - Дмитрий крепко пожал руку Андрею. И тот легко выскочил на улицу, правда, сразу же схватился за бок.
  В больницу Андрей не собирался. Он уже достаточно окреп, чтобы пользоваться симбионтом, а значит, мог продолжать преследование. Вот только без денег это не очень хорошо. Он осмотрел себя. Куртка была грязной, реглан - мокрым от пота. А вот джинсы были сухими. Андрей быстро отряхнул с них пыль и скатал куртку. Реглан хоть и был мокрым, зато чистым.
  Возле больницы стоял бар, похоже открытый, несмотря на столь раннее время. С чего-то нужно было начинать, и Андрей направился к нему. Внутри помещение оказалось намного больше. Взяв меню на одном из столиков, он убедился, что это не бар, а столовая. Молодая, но очень уставшая девушка подошла к нему взять заказ. - Что будете? - спросила она.
  - Борщик, горяченький. - улыбнулся Андрей.
  - Извините, повариха будет только в восемь, - с какой-то ноткой вины улыбнулась она.
  - А что тогда предложите? - развел руками Андрей.
  - Гречку и котлету с грибами. Я могу их в микроволновке разогреть.
  - Давай. А пока будешь разогревать, можно позвонить?
  - Конечно, - девушка зашла за барную стойку и достала старый поцарапанный телефон дискового образца. Красный, как настоящая режимная вещь.
  - Когда я был маленький, у нас такой же был, - сознался Погода и девушка вновь ему улыбнулась.
  - Сейчас я вам разогрею, - она скрылась за дверью. Погода не стал звонить. Он резко переместился за стойку, терпя новые приступы боли.
  - Как ты открываешься, зараза? - тихонько спросил он у кассового аппарата, но тут же его взгляд заметил женскую сумочку. Когда девушка вернулась, он уже крутил диск телефона.
  - Вот ваш заказ. - Андрей виновато протянул ей пятисотенную купюру, и девушка быстро его рассчитала.
  - Дежурный? Я Погода, быстро доложи Борисову. Объекты ушли. Именно объекты. Их два было, один не из наших. Мою машину в розыск, дежурную за мной. Буду ждать в центре на площади. Нужны одежда, деньги, мобильник. Исполняй. - Андрей поднял голову и наткнулся на немигающий взгляд продавщицы. - Извините, служба.
  - То-то я смотрю вы помятый такой. - Погода не ответил. Он неловко улыбнулся, забрал тарелку и уселся за столик. Играть в игры с сознанием девушки он не стал, так как боялся навредить. Это не просто, как отключить человека, здесь пол миллиметра ошибешься, и амнезия может быть или расстройство личности. Да еще правильный токсин ввести нужно, а связь с симбионтом хоть и наладилась, но рисковать не стоило.
  Горячая пища на время заглушила совесть. Немного жаль было девушку, хотя он и взял-то только пятьсот. А вот взять кофе, после завтрака у продавщицы, за ее же деньги Андрей так и не решился. Быстро проглотив горячее, он пробурчал какую-то благодарность и направился в центр.
  Дорога туда заняла у него минут сорок-пятьдесят. Он отчаянно нуждался в отдыхе. Только добрался до ближайшей скамейки, как сразу же растянулся на ней и заснул сном младенца. Проснулся он от дикого визга колес, что разрезал тихое утро.
  - Блин! - Нарушая все правила на площадь выскочила Шкода Самого! - Хана! - Андрей поднялся и направился навстречу Борисову.
  - Кирилл Афанасьевич, - кивнул Погода.
  - Ты что бухал всю ночь? - начал было Борисов.
  - Разрешите доложить! Ночь я провел связанным! За руки и левую ногу в кустах, а еще у меня отбита почка! А еще пару ребер сломано, плюс, меня били по горле и яйцах! - яростно рапортовал Погода. Не давая Борисову и рот открыть. - И это вы, Кирилл Афанасьевич, назвали легкой целью.
  - Садись, - буркнул он. - Не будем орать посреди города. - Сказал Борисов, осматривая редких прохожих. Еще было очень рано. Первым делом Погода разложил сиденье и вытянулся. - Рассказывай.
  - Кирилл Афанасьевич, зачем вам парень?
  - Рассказывай! - Борисов завелся и направился прочь из города.
  - Нет, Кирилл Афанасьевич, сначала вы. Маг сказал, что его отца выпили. Это правда?
  - Ты с ним разговаривал? - нахмурился Борисов. - Тебя просто просили привезти новичка абсорбера.
  - О, с абсорбером проблем бы не было, а вот этот воздушный, хитрая бестия!
  - Ты его трогал?
  - Я нет, а вот он мне ребра монтировкой пересчитал, по яйцах зарядил и в кадык.
  - Он тебя, что в рукопашную уложил?
  - Кирилл Афанасьевич мне чертовски больно говорить, - сказал Андрей, потом уже твердым тоном спросил. - Его отца выпили?
  Борисов внимательно посмотрел на Погоду и решился. - Да Андрей, и мы не знаем кто. - Борисов честно рассказал все, что касалось этого дела. - И решение изолировать парней было обоюдным. Никто не ожидал от них сопротивления. - Потом Погода рассказал свою историю. И даже сам признал, что действия ребят хоть и далеки от идеальных, но многим оперативникам СБА, да и МСБ до них далеко.
  За городом СБшники встретили микроавтобус, что вез все заказанное Андреем. Борисов выругал Андрея за то, что он врача не заказал. Велев раздеться и уложится на полу буса он тот же час занялся его лечением. Пока щупальца одной руки ставили на место почку, второй он закрывал трещины ребер. Вот, что значит мастер.
  
  
  
  Глава 11
  
  Матросов сидел в камышах и блаженствовал. Удочка, пиво, сигарета... Жизнь удалась. Рыба не клевала. - Разве на рыбалку приходят за рыбой? - думал Матросов. - Нет, рыбалка для нас, все равно, что медитация. Момент духовного очищения, слияния с природой. - Матросов отхлебнул еще темного и затянулся. - А еще место, куда сбегают от жен, вечно орущих младенцев и проблем на работе.
  - Сережа, - позвали с берега. Матросов чуть не подавился сигаретой. Он лихорадочно начал полоскать рот пивом и сплевывать его в воду. - Сережа! Иди сюда! - Матросов завертел бычьей шеей. Метким взглядом сержанта спортроты он отметил пути отступления. - Можно было через камыши, но жена немного владеет водной стихией. Возле реки ему не уйти.
  - Сейчас, - отозвался он. Угрюмо скатал удочки, повесил сумку с наживкой и двумя карасями на плече и направился на встречу той, перед которой он капитулировал уже третий год подряд.
  - Курил! - уверенно и с осуждением заявила жена.
  - Ну, Марина... - виновато промычал Матросов.
  - Не спорь! - заявила жена, и Матросов виновато уставился на носки своих рыбацких сапог. Вот так случалось всегда. Эта тоненькая, хрупкая женщина всегда заставляла его пасовать и чувствовать себя виновным. - Пошли домой. - И Матросов поплелся за ней. На его фоне она выглядела тростинкой. Он не был толстым, но при росте ниже среднего обладал такой мощной мускулатурой, что приобретал сходство с медведем.
  Матросовы совсем недавно купили этот домик в селе. Когда жена забеременела, то захотела рожать подальше от городского смога. Тогда Сергей быстро предложил ей этот вариант и она согласилась. До их приезда это был покосившийся старый дом из красного кирпича с удобствами во дворе. Окна были выбиты, а двор зарос высокими сорняками. И хотя Серега вырос в городе, но от тяжелой роботы никогда не бежал. В первый же день он поломал две косы - свою и соседа, деда Максима.
  Дед вначале попыхтел домашним табачком, а потом начал обучать горожанина нехитрым премудростям домашней работы. Ночами, когда соседи не видели, Матросов укреплял и выравнивал стены дома своей магией, сращивал трещины в кирпичах. А дед Максим говорил, - Хорошие люди приехали вот дом и обрадовался. - Сейчас дом выглядел, как новенький.
  - Не лезь к ребенку, куряга! - заявила Марина, видя, что муж направляется в дом. Сергей только вздохнул, но ослушаться не посмел.
  - А чего звала то?
  - Шеф твой звонил. Раз пять, наверное. - Сергей взял мобильник в прихожей и набрал Куркова.
  - Где тебя черти носят, Матросов?
  - В отпуску, Иван Денисович, в отпуску.
  - Отпуск отменяется. Бегом собирайся и дуй в контору. - Матросов вздохнул, переоделся и украдкой направился в детскую.
  - Куда!
  - Тебе у нас в конторе работать надо! - возмутился Сергей.
  - Вызывают?
  - Ага.
  - Покушай, а потом попрощаешься. - Матросов безропотно согласился. Жена накормила его картофельной запеканкой с грибами, котлетами, квашеной капустой и напоила домашним квасом. - Теперь прощайся, но не дай Бог разбудишь!... - она пригрозила мужу пальцем.
  Сергей не смел ослушаться. Он несколько минут смотрел на дочурку, шепча - Настенька - потом тяжело вздохнул, поцеловал жену и двинул на Столицу.
  - Дежурный! - яростно заорал Матросов.
  - Чего? - лениво ответил худой долговязый парень, не поднимая головы.
  - Я те щас покажу чего! - Матросов хлопнул ладонью по столу, вкладывая в удар небольшой импульс. Он прошел по тяжелому кованому столу и отбился от каменного пола. Стол и стул вместе с дежурным одновременно подпрыгнули. Дежурный раскинул от неожиданности руки и медленно, к великому удовольствию Матросова, с грохотом повалился на землю.
  - Сергей Андреевич? - удивленно вскрикнул дежурный - Вы же в отпуске!
  - Уже нет, Тычка! А для тебя отпуск вообще отменяется. На ближайших пару лет. Я к Куркову. Доложи! - Матросов направился вверх по лестнице.
  Контора находилась в здании кузни. Маленький бизнес служил одновременно и прикрытием и дополнительным источником дохода для Конторы. На втором этаже располагалась администрация кузни, на минусовых этажах сама Контора. Но сама кузня находилась только на первом этаже и в пристройках. Там ковались при помощи магии клинки. Некоторые заговаривались и сохраняли особые свойства десятки лет, а вот одно прикосновение абсорбера и заговор слетал. Матросов и сам когда-то ковал. Он предпочитал клинки без заклятий, но работы где приложили руку и земляные с огненными, и водные мастера. У него самого был такой нож.
  Матросов вежливо постучал и вошел. - Иван Денисович.
  - Привет Сергей. А чего это ты так Артура напугал?
  - Тычку, что ли?
  - Сколько раз говорил, чтобы ты имена подчиненных выучил!
  - А! - Отмахнулся Матросов.
  - Не акай. Талантливый парень. Вчера всю ночь новую партию клинков закалял. Я ему даже премию обещал. Сам посмотри. - Курков достал из ящика заготовку ножа и бросил Матросову.
  - Действительно хорошо, - удивился Матросов, осмотрев клинок, потом еще закрыл глаза и провел рукой над сталью. - Хорошо, но на посту так себя не ведут. Так, что у меня он еще и без отпуска в этом году останется. - Курков нахмурился, но не стал спорить. В Конторе считали, что у Матросова был страшно твердый и вредный характер. Курков же понимал, что способ, которым его подчиненный поддерживает дисциплину в своем отделе довольно справедливый. Да и как средство запугивания его тоже можно было использовать.
  - К делу. - Иван Денисович достал из того же ящика картонную папку и бросил ее Матросову, и тот сразу погрузился в изучение.
  - Дело очень, очень щепетильное. Параллельно будут работать абсорберы. Я тебя прошу, не сцепись с ними. Их объект - друг нашего и - Денисович замялся - абсорбер.
  - Да ну? - брови Матросова взлетели вверх.
  - Никаких вопросов, Матросов. Просто приведи парня.
  - Значит все серьезно, - не то спрашивая, не то утверждая, промямлил Матросов.
  - Тебя это волновать не должно, у тебя, Сергей, задание. Исполняй.
  - А в чем подвох?
  - В задании Матросов. - Сергей хмыкнул и поднялся.
  - И как прикажете исполнять?
  - С надлежащим рвением и аккуратностью. И давай прекращай эти свои реверансы. Я понимаю, что оторвал тебя от заслуженного отпуска, но хватит уже колкостями кидаться. Все, - Курков поднял руку, в предостерегающем жесте - ни слова. Марш в аналитический отдел. О, и стажера с собой возьмешь. Не в отдел - на задание.
  Аналитическим отдел можно было назвать только с большой натяжкой. Но даже могущественные маги должны приспосабливаться к нормам времени. Отдел в разные времена насчитывал разное количество сотрудников. Сейчас их было трое.
  Матросов толкнул дверь и вошел. Два главных аналитика резались по сети в 'Quake', наперед предугадывая действия друг друга. В результате ракеты рвались там, где не положено, а лазерные лучи вспаривали небеса, когда противник пробегал по земле. Еще один пророк пенсионного возраста сидел, откинувшись на спинку кресла и мирно сопел. - Привет ребята, какой счет? - тихонько спросил Матросов.
  - Да! - тут же заорал тощий блондин и завертелся на кресле. Второй пророк надулся и небрежно отшвырнул от себя клавиатуру. - Один-один. Благодаря тебе сравнял, - пояснил блондин. - Жорик у нас очень неустойчив к внешним раздражителям.
  - Зато себя не подрываю по неосторожности, - тут же съязвил Жорик.
  - Да не орите вы, Саныча разбудите.
  - Он не спит, опять читает, - махнул рукой Жорик. А в подтверждение его слов Саныч поднял правую руку и помахал ей Матросову. Левая его рука лежала на увесистом фолианте.
  - А вам, я вижу, пока такой фокус не под силу?
  - Четыре страницы прочитают не открывая это точно, - ответил Саныч, не меняя позы.
  - А толку-то? Мы эти четыре страницы весь день читать будем. Я за это время всю книгу прочитать смогу.
  - Леха прав. Зачем предугадывать, что написано, если можно просто открыть книгу и прочитать, - сказал Жорик. - Кроме того мы изучаем проблему определения в системе хаоса взаимоопределенности.
  - Чего? - не понял Матросов.
  - Да в стрелялки они режутся целыми днями. Хоть бы попадали, а то за день 3-2. Футбольный счет, честное слово.
  - Саныч, не бузи.
  - Да кому вы сдались, молокососы.
  - Так, все. У вас задание. Напрягайте свои в будущее смотрящие глаза, и скажите мне, где мой беглец. - Матросов бросил Санычу папку с досье Влада, и тот впервые оторвался от книги. - Много прочитал?
  - Тридцать две страницы.
  - А читает уже третий день, - съязвил Леха.
  
  
  
  Глава 12
  
  - Куда едем?
  - На юг.
  - Какого хрена? Морем, что ли хочешь выбираться из страны?
  - А кто тебе сказал, что я хочу выбираться из страны?
  - Это логично, - угрюмо заметил Виктор.
  - Нет, Вить, не логично. Давай, выезжай на южную трасу.
  - Объясни.
  - Давай выезжай, за городом все расскажу. - Но рассказывать Влад не стал. Давление последних событий сказалось на нем сильнее, чем он думал. Мирное урчание мотора и легкое покачивание свалили его быстрее, чем смог бы опытный маг.
  Сон - блаженство, которое многие недооценивают. Сознание вернулось к Владу рывком. Тело мгновенно налилось силой? А руки сами скрутили воздушную сферу. Но оглядевшись, он вспомнил, где находится. Виктор угрюмо вцепился в баранку и давил на газ. Влад посмотрел на сферу в своих руках и она медленно растаяла.
  - Вперед, навстречу восходящему солнцу! - заявил Влад.
  - Оно уже часа три, как взошло, - пробурчал Виктор. - И мы на юг едем, а не на восток.
  - А пофиг, я голоден, остановишься, где-то покушать.
  - Зачем нам на юг?
  - Нам не на юг, но мы должны сбить всех со следу. Увидишь ментов, газуй, пускай они нас запомнят. Дальше бросаем тачку, садимся на маршрутку в южном направлении, там на другую... Стой, стой! - Виктор резко надавил на тормоза.
  - Что?
  - Вон, комплекс, - указал Влад на несколько зданий у трасы, которые они пролетели. - Там наверняка можно покушать.
  - Да чего ж орать так? - яростно зарычал Виктор.
  - Совсем расклеился... Похоже ваш хваленый иммунитет, или чего там у вас еще, нервную систему не защищает. Я же говорил, жрать хочу, остановишься. А ты пролетел.
  - Тебе чего не о чем больше подумать?
  - Еще о сексе. Давай возвращаемся.
  - Какой...
  - Остынь. Что толку переживать? Давай нормально поедим.
  Но и здесь вышел конфликт. Виктор захотел хот-догов и в дорогу, а Влад твердо заявил, что ему нужна нормальная пища. - Я не буду всякую дрянь есть. Раз перекусить - нормально, но в ближайшее время нас так покидает, что питание стоит под вопросом. Тебе хорошо, ты и кирпич переваришь, а я язвы боюсь.
  Каждый остался при своем. Виктор топтал хот-доги, а Влад хлебал горячий суп. Когда он вышел сытый и довольный с кафешки, Виктор курил.
  - Помогает?
  - Не очень.
  - Сочувствую.
  - Ладно - Виктор раздраженно выбросил недокуренную сигарету в урну. - Поехали?
  - Поехали.
  Похоже, сигарета немного, но успокоила абсорбера. Он начал более трезво и менее раздражительно смотреть на вещи.
  - Так куда после моря?
  - Столица, только мы соскочим на полпути, к морю не премся.
  - Ты чокнулся, или у тебя есть план?
  - Ну, не план, идея...
  - Нужно драпать из страны, - твердо заявил Виктор.
  - Куда?
  - Да пофиг... На другой континент, в Океанию например.
  - Ты знаешь хоть один иностранный язык?
  - Знаю, - неуверенно ответил Виктор.
  - Настолько хорошо, чтобы тебя за иностранца не принимали? А какие там порядки, законы и традиции?
  - Да какое это имеет значение?
  - Большое. Отправят за нами человека, который хорошо там ориентируется и все!
  - Ну, кроме Океании еще купа вариантов... - уже менее уверенно сказал Виктор.
  - Вот только легче всего нам здесь.
  - И им тоже, - пробурчал Виктор.
  - К сожалению, ты прав.
  - Почему же Столица?
  - Я вот не пойму, почему ты туда не хочешь?
  - За тебя твой Дед наверняка заступится. Правда?
  - Думаю да. Да и Щавель не последний человек.
  - Вот. А за меня кто? Вика? Девушка... Да это же не серьезно.
  - Да не будем мы сразу светиться. Там и моих и твоих много. А СБшникам лишний шум ни к чему, - последнее Влад придумал на ходу. Он и сам не понимал, зачем нужно в Столицу. Он просто знал, что нужно, как может знать человек, что солнце садится и восходит. - Как быстро будем в пригороде?
  - Полчаса - час.
  - Сворачивай в села. Ты гаишникам засветился?
  - Зачем, здесь крутая противоугонная система. Они и так будут знать, где тачка.
  Тачку оставили в лесу, в нескольких километрах от трассы. Перед этим ее хорошо осмотрели. Влад нашел отличный охотничий нож и ствол. Нож Виктор сразу же отобрал. Ствол брать не стали, побоялись проблем с полицией. Еще нашлось немного налички.
  Из леса вышли уже под вечер. Заблудились, да так, что даже Виктор с его обостренными чувствами не мог сказать, где они находятся. Правда вышли возле того самого комплекса, где завтракали. Усталость взяла свое, и на этот раз Виктор не сопротивлялся тарелке горячего супа.
  Послав подальше все тревоги, друзья решили заночевать здесь же. Очень уж хотелось принять горячий душ.
  
  
  
  Глава 13
  
  Джип был на трассе не один, но основными его спутниками были тяжеловесные фуры.
  - Не знал, что ночью такое оживленное движение, - сказал стажер-Тычка.
  - Ночью им легче ехать. Многие за день перед большими городами высыпаются и, проехав город, едут дальше.
  - Не понял?
  - А че тут понимать? Что, никогда не видел сколько фур днем стоит перед Столицей?
  - Видел...
  - Им запрещено днем города проезжать. Чтобы пробок не было, летом еще от сильной жары асфальт плавится, и дорожное полотно сильно деформируется.
  - Интересно.
  - Далеко?
  - Стажер посмотрел на планшет, потом на GPS. Еще два километра, потом будет придорожный комплекс. Они где-то там. Вон там. - Артур указал пальцем. - Мигает все.
  - Смотри где здесь отель?
  - Думаете они в отеле?
  - Нет, блин, они в бегах и в четыре ночи к шлюхам пропрутся,- зло ответил Матросов.
  - Ясно, - сдавленно ответил стажер, и виновато уставился в окно. - Вон там. Мигает!
  - Проклятая неоновая вывеска, мигала прямо перед окном. Как в дешевом американском фильме ужасов. Плюс настроения ноль, голова чугунная, а Виктор храпит. - Влад криво улыбнулся и продолжил внутренний монолог. - Сейчас вырубится свет и на это подобие придорожного отеля нападут вампиры. - Но электричество не отключалось. Противный оранжевый свет продолжал мигать. Влад никогда не ночевал вне дома или квартиры, где снимал комнату. Пара бесшабашных ночек в общежитии не считается, но и там условия были получше. - Достала. - Он открыл окно и запустил два эйрбола прямо в вывеску. - Красота, - довольно констатировал он смотря, как разлетаются во все стороны искры. Но вывеска выдержала и победоносно засверкала еще ярче, да и мигать начала чаще. Влад разозлился. Он развел руки пошире и захватил побольше воздуха на новую сферу. Похоже, вывеска испугалась и, ярко вспыхнув в последний раз, погасла совсем.
  - Что мигает? - переспросил Матросов.
  - Погасла... - ответил Тычка. - Вывеска 'Отель' мигала.
  - Показывай.
  В нескольких метрах, со второго этажа на ту же вывеску уставился Влад. Он недовольно посмотрел на сферу в своих руках и просто выбросил ее. Она не взорвалась, растаяла, так и не коснувшись земли.
  - Проблемы? - сонно пробурчал Виктор.
  - Уснуть не могу. А ты чего не спишь?
  - Разбудил.
  - Я вроде тихо.
  - Магия. Ты когда шары свои создаешь, я чувствую.
  - Хм... Извини, не знал. - Влад лениво осмотрел сонное царство за окном. Не спала только трасса. Время от времени проносились целые колонны фур. Вот на территорию комплекса свернул серебристый джип. - Поздновато они, - мимолетом подумал Влад. Из джипа вылезли двое. - Прям Толстый и Тонкий, - улыбнулся Влад. - Тот, что пониже достал сигарету и начал хлопать себя по всех карманах. Ему на выручку пришел высокий товарищ. Он поднес руку к сигарете и зажег огонь. Язык взметнулся высоко, Толстый даже дернулся в сторону и что-то сердито сказал Тонкому. - А вот нефиг играться с зажигалкой, - как-то язвительно подумал Влад. Эта мелкая неприятность другого вдруг вернула ему хорошее расположение духа.
  - Хватит уже, - снова пробурчал Виктор.
  - Не понял...
  - Колдовать хватит.
  - Я ничего... Не зажигалка! - Влад уставился на приезжую парочку. Язык пламени был не прямым как у зажигалки. Он весело покачивался со стороны в сторону, будто его вообще ничто не удерживало.
  - Что ты морозишь?
  - Пришли за нами. - Виктор сразу же оказался у окна. - Один огненный, второй - не знаю, - сказал Влад, но абсорбер не стал даже сканировать незнакомцев, чтобы проверить его слова.
  - Одеваемся, - сказано - сделано. Даже родная армия не видела такой скорости.
  - Как будем уходить? - спросил Влад.
  - Минутку, - поднял указательный палец вверх Виктор. - На их тачке. Ключи внутри.
  - Откуда?
  - Полезная вещь острое зрение, - ответил абсорбер и пояснил - В салоне подсветка панели включена, вынь ключи - она погаснет. Как будем нападать, идеи есть?
  - Не будем. Подожди, смотри, сейчас они войдут в отель.
  - А если ключи заберут?
  - Не думаю. Они вышли из джипа, возвращаться вряд ли станут.
  - Все же...
  - Тогда придется драться. Вить, ты же знаешь, что лучший бой - тот, которого не случилось.
  - Кончай своих китайцев читать. Они тебя под монастырь подведут. Буддийский. - В тоже время Толстый сказал что-то Тонкому и направился к отелю. - Лучшего боя у нас не получится, - оскалился Виктор. - Что теперь, умник?
  - Ты с сумками через окно выйдешь?
  - Запросто. - Рюкзак висел на спине, а в правой руке была сумка с ноутбуком. Влад всучил Виктору еще и свою сумку.
  - Вперед. Я за тобой. Ноут и сумку оставишь, где приземлишься, я подберу. Только сразу уходи с линии. Он огненный, сумки еще сожжет. И не ори. Все, пошел!
  Виктор отошел к стене и прыгнул. Сначала на подоконник, а оттолкнувшись от него, дальше, во двор. Приземлиться грациозно - не получилось. Инерция понесла Виктора вперед. С жутким топотом он сделал еще десяток шагов и только тогда выпустил сумки из рук. Маг, конечно же, заметил его. Вот только реакции не последовало. Он просто удивленно уставился на Виктора.
  Влад прыгнул следующим. Он свернул сферу, набрал полные легкие воздуха. Пожалев, что не умеет летать, он влез на подоконник и прыгнул. Сферу он бросил первой, потом изо всех своих магических сил подул на место встречи с землей. В результате маневра, сопротивление воздуха сократило скорость падения вдвое. Влад благополучно приземлился на четвереньки и успел увидеть, как Виктор налетел на огненного.
  В последнюю минуту огненный все же успел создать фаербол, но тот взорвался в руках, когда кулак Виктора врезался в его скулу. Влад удовлетворенно улыбнулся и побежал за сумками. Когда он подхватил их, Виктор уже был за рулем. Шаг, второй и Влад вдруг почувствовал, что ноги вязнут в асфальте, как в болоте. Так же неожиданно асфальт стал по-прежнему твердым, намертво зацементировав новенькие блестящие туфли. Влад качнулся вперед и выпустил сумки из рук, но сам не упал - не смог.
  - Че стал? - закричал Виктор. - Влад осмотрелся и увидел Толстого в позе спринтера на старте.
  - Второй! - закричал он, указывая пальцем Виктору.
  - Бегом! - ответил Виктор.
  - Застрял, не могу. - Виктор выскочил из машины, недоумевая, как можно застрять на ровном месте.
  - Как? - спросил он, смотря на туфли.
  - Сильный маг земли.
  - Вот сволочь, - с чувством высказался Виктор и направился к магу. А маг не спешил. Он шел медленно и уверенно.
  Виктор ударил его в скулу и промахнулся, плюс получил по печени. Противник явно был сильнее. Недолго думая, абсорбер достал нож. Но застать мага врасплох ему не удалось. Он уходил и от колющих, и от режущих ударов. У этой груды мышц оказалась проворность обезьяны. Даже коварные удары в коленку и пах пропали впустую. - Хватит, - сказал маг и врезал Виктору по челюсти. У последнего все как-то поплыло вправо, но он не остановился. Следующим ударом маг перебил Виктору нос. Несколько секунд Виктор провел на асфальте без зрения и многих других ощущений. Когда же зрение вернулось, то мага перед ним не оказалось. Он просто шел в сторону Влада.
  Не боясь больше задеть Виктора, Влад бросал воздушные гранаты с мелочью в мага и довольно метко. Вот только ему все было нипочем. - Каменная кожа? - спросил он мага, когда тот подошел.
  - Да.
  - А вот твоего я еще не видел. Что такое?
  - Воздушная сфера с начинкой из мелочи.
  - Умно.
  - Поздравляю, мы твои. - Влад подал руку.
  Маг осмотрел Влада и засмеялся. А потом крепко пожал ему руку. На это Влад ответил самым сильным разрядом, на который был способен. Земляного передернуло хорошо. Он покосился и, теряя равновесие, сделал несколько шагов назад. Но все же устоял, не потерял сознания. Он хотел что-то сказать, в этот момент, стоящий за ним Виктор, со всей дури долбанул его рукояткой ножа по голове. Он целил по макушке, но в глазах все еще плыло вправо, и удар только черкнул по башке. Маг отскочил и схватился за кровоточащую рану на голове.
  - Что больно? - ехидно спросил Виктор. Кровь из носа уже успела растечься по подбородку и обильно залить его куртку.
  - Сейчас узнаешь, - маг одним рывком оказался перед абсорбером. Легко выбил нож и схватил Виктора за горло. - Ну как? - Виктор не ответил. Он изо всех сил пытался разжать пальцы противника. - Терпеть не могу... - начал было маг. И Виктор ответил единственным доступным ему способом. Он плюнул. И попал прямо в открытый рот.
  Маг схватился за горло. Он начал жадно глотать воздух, а на глазах выступили слезы, будто съел перец чили, или полную ложку хрена. Отступив на несколько шагов, земляной покосился и рухнул на землю.
  - Он жив?
  - Да, - ответил Виктор ощупав пульс упавшего.
  - Чем это ты его? - удивленно спросил Влад.
  - Плюнул. В рот, - не менее удивленно ответил Виктор.
  
  
  
  Глава 14
  
  Матросова треснули по лицу. Он вяло отмахнулся, как от мухи. Лейтенант, треснул его еще раз. И сознание, похоже, вернулось. Матросов, прохрипел что-то непонятное. Лейтенант не стал обращать внимания на такие мелочи.
  - Документы, - совсем не вежливо потребовал он. Матросов сел и начал обшаривать свои карманы.
  - Извините, товарищ лейтенант. В машине документы, - сказал Матросов, а потом еще два раза повторил. Так, как хрипел он жутко. Горло все еще жгло огнем.
  - Где машина? - Матросов осмотрелся. Недалеко от туфель Влада, которым теперь суждено было стать местной достопримечательностью, Стоял еще один мент и допрашивал Артура.
  - Угнали машину.
  - Да ты что? Не может быть! - иронично воскликнул лейтенант. - Что твой? - спросил он напарника.
  - Студент, в Столицу ехал попуткой с твоим.
  - Документы?
  - В порядке.
  - А вот вам, гражданин неопознанный, придется проехать в отделение.
  - Лейтенант, я же говорю - Матросов закашлялся - угнали машину, по морде дали. Вон даже студент подтвердит.
  - Подтвердит?
  - Подтвердит, - хором ответили Тычка и второй полицейский.
  - А личность твою он подтвердит? - переспросил Матросова лейтенант. - Матросов промолчал. - Вот! Поедем в отделение, напишешь заявление, об угоне, заодно и проверим что ты за птица.
  Через несколько часов Матросов начал любить родную полицию 'намного сильнее'. Теперь даже любовь зятя к теще была ничто, по сравнению с его любовью к полиции. Нерадивый лейтенант заставил его несколько раз переписывать заявление.
  - Ты что преподаватель?
  - Почему?
  - А чего у тебя полно научных терминов в заявлении.
  - Товарищ лейтенант, какие еще термины?
  - Радионально... - прочитал полицейский.
  - Рационально - поправил его Матросов.
  - Ну у тебя и почерк...
  Так продолжалось, пока лейтенант не изрек - Заумно как-то. Фиг с ним, к пиву покатит. Чего сидим? Свободен.
  - И что мне теперь делать?
  - Выметаться! - радостно сказал Лейтенант.
  - Позвонить хоть можно?
  - Нет! - так же радостно сказал он. Потом встал, открыл шкаф и достал оттуда подушку. - Ты мне со своей тачкой все дежурство обломал. - Лейтенант бросил подушку на ряд из пяти мягких стульев и сладко зевнул. - Выметаемся! - не дожидаясь, пока Матросов выйдет, он начал умащиваться на стульях.
  На улице уже светало. Ни мобильника, ни денег, ни даже часов при нем не было. Он осмотрелся, решая, в какую сторону идти. И вернулся в отделение.
  Оторвать дежурного от пасьянсов на нетбуке оказалось делом не легким. Матросов стоически терпел и не грубил в ответ, но так и не смог добиться понятного ответа о местонахождении придорожного комплекса. Собравшись с силами, он едва упросил дежурного вызвать такси. Благо в кармане джинс чудом оказалась пятисотрублевая купюра.
  Таксист довез его за четыреста пятьдесят, а еще за полтиник разрешил воспользоваться мобилкой, если не заграницу звонить. Матросов заверил, что звонит в Столицу, даже номер показал. Он позвонил в контору. При чем, его сразу же связали с Курковым.
  - Иван Денисович? А что же вы в такую рань на работе.
  - Да стажер твой звонил, поднял тут шум...
  - А, Тыч... Артур.
  - Артур, Артур. Он сейчас возле отеля. За тобой машину уже выслали. Ты кстати где? В отделении?
  - За машину спасибо, Иван Денисович. Я тоже возле отеля. Буду в Питере, доложусь нормально.
  - Стой, Сергей. Что делать собираешься?
  - Пущу охотника.
  - Думаешь поймает?
  - Нет, конечно. Я глаза использую.
  - Действуй. И, Сергей, с этого момента полное сотрудничество с абсорберами.
  - Слушаюсь. - Матросов отключился и отдал трубку таксисту. Тот не был ни удивлен, ни даже хоть чуть заинтересован. Таксисты и не такое слышали.
  Найти Тычку оказалось не сложно. Он все время крутился возле туфель. Матросов жестом позвал его к себе.
  - Сергей Андреевич...
  - Потом, - перебил его Матросов. - Нож есть? - Артур отрицательно покачал головой. - Что-нибудь острое! Ручка, там, или ключи? - стажер сразу же достал два длинных ключа. Вот только они были совсем не острые. Матросов снял ключи с соединяющего кольца и немного отогнул проволоку. Потом присел возле левого туфля и начал отдирать стельку отогнутой стороной, держа кольцо на указательном пальце. Когда он отодрал достаточно для того, чтобы схватиться пальцами, то просто вырвал небольшой, неровный кусок.
  - Сергей Андреевич...
  - Ты 'дыхание дракона' изучал? - снова перебил Матросов.
  - Изучал, - удивленно ответил стажер.
  - Хорошо. Пошли. Закончим, пока все не попросыпались. - Матросов отвел стажера за отель. Асфальтная дорожка была и здесь, но ею, похоже, не пользовались уже несколько лет. Возможно потому, что смотреть здесь было не на что.
  Велев стажеру заткнуться, Матросов занялся серьезной магией. За полчаса, бормоча неизвестные Артуру заклинания, он вырастил из асфальта горгулью. Потом, совсем обессилев, достал сигарету. Артур услужливо создал маленький огонек на ладони и подкурил Матросову. Пот катился с него градом. - Чертов абсорбер. - Матросов в сердцах сплюнул.
  - Где? - завертел головой стажер.
  - Вот же бестолочь, - пристыдил его Матросов. - Абсорбер мне в рот плюнул. А ты знаешь, что их кровь для нас яд. Вот о слюне я не знал. Или она с кровью была. Я его отделал хорошенько перед этим. Видать с кровью. До сих пор восстановиться, не могу. Я таких горгулий пачками делать мог.
  - Извините...
  - Да что ты заладил. Извините, Извините... - как будто мне есть дело до твоих извинений. Принял к сведенью и все. Вон как с прикуриванием.
  - Прошлый раз вы очень доходчиво объяснили, что со мной было бы, если бы я вам брови сжег.
  - Ладно. - Матросов улыбнулся и выкинул бычок. - Продолжим. Мелочь есть?
  - Да. - Артур выгреб целую горсть монет. Матросов выбрал две десятирублевые. Он уселся в позу лотоса, закрыл глаза и поднял ладони к верху. На каждой лежало по монете. Маг земли снова зачитал заклинания. На этот раз они были сильно похожи на буддийские мантры.
  Еще через полчаса Матросов не открывая глаз, развернулся к горгулье и вложил монетки в пустые ее глазницы. Горгулья начала шевелиться.
  - Ну, стажер, пришло время целоваться. Сейчас ты должен собраться с силами и вдохнуть жизнь в нашу птичку.
  - Скорее уж в обезьяну с крыльями. - Матросов резко поднял руку, перебивая его.
  - Все, как в 'дыхании дракона', просто выдыхаешь ей в рот, - сказал маг земли и добавил - Быстро!
  Артур собрался, сделал несколько вдохов. Потом вдохнул на полные груди, и присев, выдохнул оранжевым пламенем в открытый рот горгульи. Та сразу же ожила. Артур обессилено уселся на асфальте. Дыхание - тоже серьезная магия. Правда, требующая не столько мастерства, сколько силы. Горгулья, завертела во все стороны головой с десятирублевыми глазами. А смола в асфальте, из которого она была создана, начала таять.
  - Хорошо. - Матросов достал из кармана кусок стельки и подсунул ее горгулье. - Ищи. - Та выхватила кусок своими крепкими ручками, оставив на руке мага земли несколько капель горячей смолы. Тщательно обнюхала кусок, обдавая его дымом из ноздрей, потом оторвала половину зубами и проглотила. Похоже, ей понравилось, и она проглотила и вторую половину. Без предупреждения она резко раскрыла крылья, больно ударив и вымазав смолой магов, и поднялась в воздух.
  - Что теперь? - спросил стажер.
  - Деньги есть?
  - Немного.
  - Тогда есть.
  - Я люблю сардельки. Как думаете, здесь они есть?
  - А мне знаешь, все равно. Мне глаза открывать нельзя. Я бутерброды буду.
  - Почему нельзя?
  - Потому, что заклинание развеется. Я через те монеты, что вместо глаз горгулье поставил, вижу. Попал ты стажер. Будешь моей нянькой на неопределенное время. И найди что-то глаза завязать, трудно их все время держать закрытыми.
  
  
  
  Глава 15
  
  - Когда сниму повязку, отомщу, - сказал Матросов стажеру и откусил кусок сардельки. - Ненавижу сардельки.
  - Больше ничего не было, - сказал Артур.
  - Стажер, я этих сарделек знаешь, сколько съел, пока жена беременна была. Только сардельки и спагетти. Они мне вот уже где! - Матросов указал пальцем на горло.
  - Нужно было предупредить. Сказали же, что вам все равно. А бутербродов они не делают.
  Матросов откусил кусок сардельки и продолжил меланхолически жевать. Минут десять назад он отправил коллег куда подальше, вежливо поблагодарив за деньги, мобильник и новую машину. Ребятам пришлось уехать на маршрутке. - Ты чего, Серега? - удивленно спросил жизнерадостный Мишка Кудрявый. Матросов объяснил - секретность, и все такое. Он конечно больше хотел бы видеть своим помощником в этом деле опытного мага, каким был Мишка. Но Курков строго настрого запретил рассказывать, что бы то ни было. Так, что никуда ему не деться от неопытного и не в меру вежливого стажера Тычки.
  - Вот зараза.
  - Кто? - переспросил стажер.
  - Горгулья эта! - пояснил Матросов. - Такие виражи выдает, что меня сейчас стошнит, - он машинально поправил повязку, сделанную из длинного куска Артуровой футболки. Из-за этой повязки на него все время пялилась официантка забегаловки.
  - А где она сейчас?
  - Я откуда знаю? Я вижу все с высоты ее полета. Дорожных знаков мне не разглядеть, остается только надеяться, что она снизится, когда их найдет. Кроме того, я всегда чувствую в какой она стороне. Ты мне лучше скажи, где эта сарделька, - потребовал маг земли, тыкая вилкой в пустую тарелку.
  - Так вы уже все съели.
  - Да?
  - Может еще порцию.
  - Не вздумай! Пойди мне что-то большое возьми типа отбивной, котлеты по-киевски, чтобы раз наколол и не париться больше.
  - Сейчас, - и Артур отправился за добавкой.
  Деньги, новый мобильник, и ключи от второй машины были у стажера. Матросов мог, конечно, делать все на ощупь, используя свои способности мага земли, но боялся как-то нарушить связь с горгульей.
  - Что за фигня? - прошептал Матросов и приложил руки к вискам. - Чего ты расплываешься, зараза?
  - Сергей Матросов? - спросил незнакомый голос.
  - Кем бы ты ни был, не мешай.
  - Можно присесть?
  - Падай.
  - Меня зовут Андрей Погода.
  - Абсорбер! Брысь отсюда зараза! Ты же мне связь оборвешь! - зашипел Матросов. С выражением, четко, но чтобы кроме Погоды его больше никто не слышал.
  - Слышь ты!... - начал было Андрей, но Сергей его перебил.
  - Нет, это ты меня слушай. Я сейчас отслеживаю Искру и Карася, и если ты не уберешься из здания, я их точно потеряю. Бегом из кафе вали. Я за тобой стажера пошлю.
  - После поговорим... - пообещал Погода. Услышав об объектах, он решил на время проглотить оскорбление.
  Как только абсорбер отошел, картинка в глазах Матросова снова стала четкой. Удивительно, какой четкостью обладали десятирублевые глаза горгульи. Правда, на фоне этой картинки выступают прозрачные ребра большой десятки.
  - Котлета по-киевски, - объявил стажер.
  - Видел, кто ко мне подходил?
  - Да. Знакомый?
  - Заочно. Коллега наш из СБА. - у стажера отвисла челюсть. - Чуть всю связь не мне не оборвал.
  - И чего ему надо было? - осторожно спросил стажер.
  - Да того, что и нам, наверное. Я его подальше сразу послал, чтобы связь мне не оборвал. Так что ты сейчас выйдешь на улицу и все ему объяснишь, а заодно и спросишь, что конкретно ему надо. Дуй исполнять.
  - А...?
  - Бегом.
  Долго искать абсорбера не пришлось. Он стоял сразу за выходом из кафе и, очевидно, скучал. Артура он приметил сразу, еще до того, как стажер понял, что это абсорбер, он махнул рукой, подзывая мага к себе.
  - Стажер?
  - Стажер.
  - Огненный?
  - Огненный.
  - Ну?
  - Что ну?
  - Ситуацию объясни!
  - А, ну... - Артур рассказал все, что знал. О неудавшемся захвате, о полиции и последующем освобождении. А также о создании горгульи. И только после засомневался, нужно ли было абсолютно все рассказывать.
  - Извини, но с тебя информации, как с козла молока. Мне с Матросовом поговорить надо.
  - Нельзя. Связь оборвете.
  - Ну, вы прям из прошлого века. Вас там что мобильными пользоваться не учат?
  - Учат, - обиженно ответил Артур.
  - Ну, так давай номер наставника, или кто он там тебе. - Артур дал номер, а сам поспешил к Матросову. Последний, с немалым аппетитом, дожевывал котлету.
  - Хочет лично поговорить.
  - И?
  - Вот. - Артур набрал номер и включил громкую связь.
  - Да?
  - Стажер говорит, что ты лично поговорить хочешь.
  - Правду сказал. А прежде всего, хочу пообещать, что когда все кончится, научу тебя вежливости. Но это потом. Сейчас предлагаю сотрудничество.
  - И как ты себе это представляешь? Мы же гасим способности друг друга.
  - А по отдельности ребятки нас сделали.
  - Вместе мы сами себя сделаем.
  - Я предлагаю только сотрудничество, обмен информацией, на расстоянии.
  - Извини, я сейчас другими глазами смотрю, это тормозит мои мозги. Ну, вот найду я их, расскажу тебе и ломанемся мы за ними наперегонки.
  - Почему наперегонки? Вместе.
  - Так мы же...
  - Тормозишь, согласен. Никто же не заставляет нас ехать в одной машине.
  - Хм, действительно.
  - А захват проведем вместе. За несколько минут я надеюсь, друг друга не убьем. Кроме того постараемся и тогда сохранять дистанцию.
  - Идея не плохая, но я слышал, тебя маг уложил?
  - Правда, - не очень довольно ответил Погода. - А мне стажер сказал, что тебя абсорбер уложил.
  - Он был намного сильнее мага, хотя парень тоже не подарок.
  - Думаю дело не в этом. Просто мы разучились воевать друг против друга за последний век, а вот внутренних дрязг нам хватает.
  - Согласен.
  - Раз уж я умею справляться с абсорберами, а ты с магами так и поделим их.
  - А мой стажер?
  - А ты его сильно хочешь выпустить в драку?
  - Не-е-е, мне хватило. - Артур злобно покосился на Матросова и сунул ему кукиш под нос. - Кроме того, он моя нянька пока мы не найдем ребят, потом я сам оборву связь. Хорошо, раз действуем вместе, предлагаю выдвигаться.
  - Нашел их?
  - Нет, я просто чувствую, где горгулья.
  - А ты не мог сразу Искру почувствовать?
  - Мог бы, вот только Карась мешает. Наши аналитики, когда их искали, то всем скопом в обморок попадали, а Саныча (самого старого) вообще чуть инфаркт не хватил.
  - А как же горгулья?
  - Что я тебе объяснять буду, все равно не поймешь. Она от наших аналитиков отличается, как собака от следопыта.
  - Ясно. Так мы что пойдем на одних твоих чувствах?
  - Именно.
  - Супер. Давай хоть я с картой сверяться буду. Говоришь, в какой она стороне, я выбираю дорогу. Я стажеру на телефон програмку-компас скину. Думаю, так будет быстрее, чем он сам с GPS определится.
  - Зачем? Я же маг земли. Я и с закрытыми глазами определю, где север, а где юг.
  - Идея сотрудничества мне нравится все больше.
  
  
  
  Глава 16
  
  Прошло уже где-то двадцать минут, после того, как друзья конфисковали внедорожник. Ехали молча. Обстановка немного угнетала. Виктор молча вцепился в баранку и давил на педаль газа. Кровь уже перестала литься из носа, но та, что вытекла начала подсыхать на небритом подбородке и кожаной куртке. Влад молча пялился на свои ноги. Его туфли так и остались на стоянке и сидел он сейчас в одних только носках. Хорошо еще, что Влад любил свободную обувь, иначе без молотка и зубила не обошлось бы.
  - Как они нас нашли? Ты же говорил, что они за тачкой пойдут. На юге искать будут, - нарушил молчание Виктор.
  - Блин, план был хорош. Вот только рассчитан на твоих. А пришли мои.
  - А какая хрен разница? - раздраженно спросил Виктор.
  - Одна дает, вторая дразнится! - в тон ему ответил ему Влад. - Маги ищут не новыми технологиями, а различного рода заклинаниями, в которых я вообще ничего не смыслю.
  - Дернул же черт меня в это влезть, - пробормотал Виктор.
  - Тебя никто не просил.
  - Никто!? А кто же меня заставил родителей сканировать?!
  - Ты сам помощь предложил. Не нужно было мне ничего рассказывать, я бы и копать не начал.
  - Я думал тебе это важно.
  - Правильно думал, - закричал Влад - Важно, действительно важно. И ты, сволочь такая, знал, что я буду разбираться в этой тайне. Нефиг на меня пенять, ты сам в это влез. Не нравится - иди, сдавайся. И басни мне тут не рассказывай, я вон вообще без обуви остался.
  - Без обуви? Да ты мою рожу видел? - Виктор указал пальцем на распухший нос. - А обувь надо было запасную захватить. Ты ж у нас такой предусмотрительный! - Влад не ответил, он перетащил из заднего сиденья сумку и начал в ней рыться. На самом дне он, действительно, нашел пару кроссовок.
  - Спасибо, мама! - подумал он, но не стал говорить об этом удивленному Виктору. - Спасибо, что напомнил. - Влад шнуровал кроссовки, а Виктор, молча давил на газ. В салоне вновь воцарилась тишина. На этот раз первым ее нарушил Влад. - Давай решим все сейчас. Мы вместе или разделяемся?
  - Не понял?
  - А что тут понимать. Ты тут возмущался, что тебе мое общество не нравится. Мы можем разделиться, - сказал Влад, а потом ехидно добавил - Хотя, смею заметить, что поодиночке нас бы уже взяли. Вместе у нас шансов намного больше.
  - Морду я тебе набью, - угрюмо пообещал Виктор. - Когда все закончится.
  Влад не ответил, только улыбнулся. Примерно такого ответа он и ожидал. Когда немного рассвело, Влад заставил Виктора остановиться и провести досмотр машины. Как и прошлый раз забрали только деньги и еще один нож. Правда, Виктор было позарился на помповый дробовик в багажнике, но Влад доходчиво объяснил, что переться в Столицу с дробовиком не очень умно. На фразу, - Да ты что, это же Benelli M4 Super 90, - Влад красочно объяснил, что, в любой момент может подойти полицейский и засунуть ему эту Супер в одно место.
  - Да я ему сам куда хочешь засуну.
  - Блин, мы в город едем, в кого ты там из дробовика палить будешь? Виктор, если мы кого-то убьем, с нами будут разговаривать совсем по-другому. Оставь дробовик! - Виктор вздохнул, но послушался. Дробовик он оставил в мусорном баке, проверив сначала отсутствие патронов.
  Потом Виктор смывал с себя следы драки, в чем немало помогла найденная бутылка минералки.- А может не надо нам в Столицу? - спросил он.
  - Надо.
  - Давай лучше забьемся в какую-нибудь глушь. Где фиг найдут.
  - Я над этим долго думал. Понимаешь, в глуши нас как раз быстрее и найдут.
  - Почему?
  - Я не специалист, но из того, что я знаю, искать тем легче, чем меньше людей контактирует с целью.
  - Нифига не понял.
  - Ну, вот смотри. Заклинание не даст определить точное местонахождение, каким бы спецом не был маг, что его читает. Будет пятно на карте с определенным радиусом в несколько десятков, сотен метров или даже километров. И вот чем больше людей рядом с нами - тем больше радиус, потому, что их жизненная энергия сбивает заклинание. Если заклинание другого плана, то маг увидит образа, что нас окружают. И мне кажется, что лучше ему увидеть метро или типичные многоэтажки.
  - Убедил. Наши совсем не так искать стали бы. - Виктор запнулся. - Мы в Столицу маршруткой?
  - Не, думаю, они, скорее всего, решат, что мы тачку бросим, раз уж так делали. И на автостанциях дежурных поставят, это если уже знают, что мы сбежали.
  - Тогда нужно подготовиться.
  - Что задумал?
  - Противоугонную систему отключить.
  - А сможешь?
  - Мне ребята в мастерской показывали пару фокусов.
  Пока Виктор копался в проводах, Влад обдумывал план действий, правда, все его мысли сводились к одному. - Надо поесть. - Надо отдать Владу должное, ничто не могло заставить его потерять аппетит. А на сытый желудок думал он на порядок лучше. На этот раз уговорить Виктора остановиться было сложнее. Но через полчаса, не сдерживая словесного поноса, он все же свернул в сторону придорожного кафе.
  - Как ты можешь жрать, в такой ситуации?
  - Ты явно недооцениваешь ритуал принятия пищи.
  - Какой там ритуал, - иронично сказал Виктор.
  - Вот и я о том же.
  - Нет, ты сам себя слышал? За нами погоня, а он о пище волнуется. Да пока мы здесь - Виктор указал пальцем вниз, в столешницу, - нас уже может быть нашли. Ты же сам говорил пятно с радиусом... А здесь и людей не много, и зданий других нету. А ты ритуал, ритуал... Ты же вечно один суп жрешь.
  - Запомни, это хот-доги - жрать, а супчик - кушать, - потом немного громче добавил - А вот и не испортишь.
  - Чего не испортишь?
  - Настроение мое не испортишь. Я наелся. - Влад вытер губы салфеткой. - Вперед, мой верный друг, нас ждут великие дела.
  - Клоун.
  - Нет, ты посуди сам, - говорил Влад выходя из забегаловки - Мы уже такого натворили...
  - Еще не дай Бог война начнется.
  - Ну, войну начать - тоже великое дело. Вот только лучше обойтись без нее.
  - Да, но, похоже, оно к тому идет. Если наши преследователи засветятся, кто-то начнет задавать вопросы.
  - С другой стороны, одно наше существование не только повод для войны.
  - И что же еще, умник?
  - Ее сдерживающий фактор.
  - Это как посмотреть, - с сомнением произнес Виктор. - Вот если бы они нашли виновного абсорбера. Было бы легче. Хоть бы какую-то зацепочку.
  - Ты бы еще свидетеля захотел.
  - Да, свидетель нереально, - вздохнул Виктор. - Ты чего? Влад? - окликнул он остолбеневшего Влада. - Все хорошо? - начал было волноваться и оглядываться по сторонам Виктор. Он было подумал, что друга околдовали.
  - Реально. Витька, это реально!
  - Что реально? Ты можешь толком объяснить?
  - Свидетель. Погоди, я сейчас. - Через минуту Влад вернулся с несколькими новыми стартовыми пакетами. Поменяв симку, он сразу включил свой мобильник.
  При помощи мобильного интернета было решено брать Столицу не с юго-востока по Е105, а с юго-запада по Е20. Ребята находились в районе Горшкино, дальше было решено свернуть на А120, а по ней уже пилить до Е20.
  После короткого совещания Влад набрал Щавля.
  - Антон?
  - Ты на часы смотрел, сволочь мелкая?
  - Извини, что разбудил. Очень нужно. Я тут с другом поспорил, что духи рода существуют. Абсорберы, оказывается, о них ничего не знают.
  - Ну тебя вместе с твоим абсорбером, - сонно пробурчал Щавель.
  - На пять тысяч поспорили. Штука твоя.
  - Три, что от меня требуется?
  - Почему три?
  - За то, что разбудил.
  - Антон, - предостерегающе произнес Влад.
  - Не перепрешь. Что надо?
  - Ритуал вызова сфотографируй и мне на почту скинь. И это, две пятсот.
  - Ты че его вызывать собрался? Я тебе голову оторву!
  - Не кипишуй, мне и вывихнутых пальцев хватит. Ты просто сфотографируй сам ритуал, только полностью, а то он деньги не отдаст. Виктор любит к мелочам придираться. И себя с книгой не забудь. Лучше открытой там, где ритуал.
  - Ладно, - успокоился Щавель. Но смотри, не вздумай вызывать. Можешь в кому упасть.
  - Не волнуйся. Только он мне до обеду, до часу строк дал.
  - Это когда вы спорили?
  - Да вот пару часов назад...
  - Гулял всю ночь?
  - Ну-у-у-у. - протянул Влад.
  - Да ладно, я ведь тоже студентом был. Сделаю, вот сейчас и сделаю. Ну, пока, ты только не проспи.
  - Не просплю, пока.
  - Он что не знает, что мы в бегах? - спросил Виктор.
  - Похоже, что не знает.
  - Что ты там задумал?
  - Вызвать духа роду.
  - Ты же обещал не вызывать.
  - Врал. Другого выходу нет.
  - Это не опасно?
  - В кому могу упасть.
  - Мож не надо тогда?
  - Надо, Федя, надо.
  
  
  
  Глава 17
  
  Запахи. Запахи будоражили горгулью. С того самого момента, как она попробовала тот, ради которого была создана. Ее каменные ноздри были намного, намного чувствительнее, чем у собаки. Тысячи новых неизвестных запахов манили к себе. Но на мгновение, отвлекшись от основной цели, она лишь делала еще один ненужный вираж и ложилась на прежний курс. Ведь целью ее жизни было найти один единственный. Вот горгулья затрепетала - запах становился сильнее. Горгулья немного покружилась, и, убедившись, что внизу никого нет начала снижаться.
  - Чего умолк? - спросил Погода.
  - А чего трепаться. По-прежнему Столица. То есть северо-запад. - Ответил Матросов громкоговорителю мобильного.
  - А вдруг они не в Столицу едут?
  - Ну и фиг с ними, горгулья их все равно найдет.
  - А со следу ее сбить можно?
  - Погода, это тебе не собака, тут табаком не обойдется. Здесь такой ритуал провести надо...
  - Ну, ребята нас уже удивляли.
  - Не ребята.
  - Не понял?
  - Меня удивили возможности абсорбера, а тебя мага. Ты же меня заверил, что твой - молокосос.
  - Совершенно точно.
  - Вот и я тебе, как не первый год маг, заявляю, что мой талантливый, но все же молокосос.
  - Ясно.
  - О! - Матросов вцепился руками в сиденье.
  - Что? - хором спросили Погода и, молчавший до этого, Тычка.
  - Кружит зараза. Что-то учуяла.
  - Где? - спросил Погода.
  - Умолкни. - Матросов отпустил сиденье и вытянул шею, будто всматривается куда-то.
  Горгулья села и еще раз осмотрелась. Она низко пригнулась к асфальту и начала его обнюхивать как собака. Пару раз, передвигаясь на четвереньках, она оббежала вокруг, и даже раз взобралась на крышу автобусной остановки, но никого не увидела. Тогда горгулья направилась туда, откуда запах исходил сильнее всего.
  - Вот уроды! - не сдержался Матросов.
  - Нашла? - Спросил Погода.
  - Нет, они наши вещи с машины выбросили. Даже мой кошелек. Подарок, между прочим. Мне жена его из Франции привезла. Стой, скотина! - горгулья сунула кошелек в рот, и надкусила. Сразу же выбросив кошелек, после чего выплюнула и откушенный кусок. - Куда?!
  - Что там? - поинтересовался абсорбер.
  - Надкусила... Ну теперь, я их точно поубиваю!
  - Сергей Андреевич, у нас задание привезти их живыми, - улыбаясь сказал Артур.
  - Лыбишся? - вопрос мгновенно стер улыбку с лица стажера.
  - Нет, конечно.
  - Вот сейчас я буду смеяться. Она за твой планшет взялась. Интересно, надкусит, или нет? - довольно сказал Матросов. - Сочувствую, надкусила.
  Не найдя ничего интересного в мусорном баке, горгулья разочарованно поднялась в воздух. Около минуты, она кружилась на одном месте, ловя тонкую нить запаха. В это время Матросов вновь схватился за сиденье. - Ненавижу высоту, ненавижу летать.
  Горгулья выровнялась и стрелой понеслась вперед по прямой. Через несколько минут она снова закружила на одном месте. Над забегаловкой на окраине города. - Точно в Столицу. Горгулья над Горшкино кружит. Парни не по трассе, а через городок поехали. - Но взмахнув своими каменными крыльями, горгулья заложила крутой вираж и направилась на запад.
  - Не понял?
  - Что? - спросил Погода.
  - Опять удивили, стервецы.
  - Как?
  - От Горшкино на запад направляется.
  - Предлагаю ехать до городка и только потом поворачивать за ними. Если будем угадывать, промахнемся точно.
  - Может... - решил внести предложение Артур.
  - Согласен, - перебил его Матросов.
  Сколько она там пролетела, Матросов не мог определить, но через полчаса, он снова почувствовал, как горгулья сменила курс. - Погода, - позвал Матросов.
  - Она снова повернула.
  - Куда?
  - Примерно на юго-восток.
  - Примерно? Ты же говорил, что всегда чувствуешь стороны мира.
  - Так это относительно себя, а не третьего объекта, который я тоже чувствую.
  - Похоже, они действительно в Столицу поехали.
  - Да фиг их разберет. В голову им не залезешь. По крайней мере, на таком расстоянии.
  - В Столицу это хорошо.
  - Чем это? - спросил Матросов.
  - Я Столицу хорошо знаю. Кроме того, мы можем использовать городские камеры.
  - Они ведь только в центре.
  - Они кругом, - поправил Матросова Погода - просто в жилых районах их значительно меньше.
  - Тогда тем более хреново. В открытую ты на них не попрешь. Мало того, что люди, так еще и камеры. Они ведь не постесняются все свои способности использовать.
  - Я все же считаю, что преимущество за нами. А видео я подчищу.
  - Тогда сразу в Столицу?
  - Ну а зачем нам этот круг делать? Я уже примерно знаю, где они в Столицу въедут. Сможем тихо встретить. Не отставайте - абсорбер прибавил газу. И стажер последовал его примеру.
  Когда СБшники были уже под Столицой, маг земли проинформировал других - Вижу!
  - Что?
  - Тачку свою вижу. Блин, блин... Подожди, зараза.
  - Что?
  - Горгулья. Фиг его знает, что она собирается делать.
  - Ты же ее создал, как это ты не знаешь?
  - Я создал ее только для того, чтобы она нашла Искру, а уж что она будет делать дальше, меня не интересовало.
  - А что она может?
  - Напасть.
  - И какие шансы на победу?
  - Все от парней зависит. Снижается.
  Горгулья нашла источник запаха, что ее интересовал. Сначала она подумала, что это странный металлический зверь, один из стаи, которую она видела сейчас. Но потом поняла, что у зверя другой запах. А вот тот, что интересует ее, исходит из его чрева. Горгулья попыталась сесть на спину зверю, но сильный встречный ветер сдул ее. Она лишь оставила на спине зверя несколько неглубоких царапин. Тогда горгулья поднялась, как можно выше и спикировала на его спину. Когти всех четырех лап пробили железную кожу и глубоко засели в ней. Зверь дико завизжал и начал останавливаться, одновременно петляя и стараясь сбросить ее со своей спины. Но издав жуткий боевой клич, горгулья начала рвать его кожу передними лапами и бить тяжелыми крыльями. Почти сразу зверь обессилел и остановился. Нескольку других членов стаи на полном ходу попытались обойти раненого собрата, или остановиться, но столкнулись. Большая же часть стаи благополучно остановилась, но ни раненные, ни здоровые звери не пытались напасть на горгулью.
  Вдруг бока зверя порвались и еще два существа похожих на создателя выскочили из него. Горгулья радостно закричала и прыгнула к тому, от которого исходил тот самый запах. Но маг отнюдь не был рад встрече. Он бросил в нее воздухом и тот немного отшвырнул горгулью.
  - Что это за обезьяна с крыльями? - крикнул Виктор.
  - Похоже на горгулью, - ответил Влад, кидая сферу за сферой в монстра. Но тот неуклонно приближался, отбивая сферы крыльями. На выручку пришел Виктор. Он подкрался сзади и схватил горгулью за заднюю лапу. Одним рывком он отбросил ее на несколько десятков метров. Горгулья дико закричала и заметалась, волоча за собой лапу.
  - Голем!
  - Что?
  - Горгулья - вид голема. Существо магическое, ты высасываешь ее магию и она превращается в камень.
  Виктор все понял, он бросился к горгулье. Когда она увидела его, было уже поздно. Правой Виктор сильно приложил по левому блестящему глазу, отбив и глаз и кусок башки. Несмотря на это, горгулья не потеряла способности двигаться. Она умудрилась отскочить от Виктора и убраться туда, где он не сможет ее достать - в воздух.
  - Что теперь, умник? - повернувшись к Владу, спросил Виктор. Вместо ответа Влад быстро уперся ногами в асфальт и выдохнул. Виктор только и успел заметить, как встретились над ним воздушный поток его друга и огненная отрыжка горгульи. - Пламя ведь магическое, мне бы ничего не было.
  - Одежда то магию не абсорбирует. Голым остаться хочешь?
  - Нет.
  Горгулья сделала еще несколько мелких плевков огня, под которые Виктор с ленцой подставил ладонь, после чего уселась на капот. - А-а-а-а-а - закричал Виктор и бросился на горгулью. Взмахнув крыльями, та снова поднялась в воздух. А Виктор заглянул в машину, быстро открыл бардачок и достал патроны. Потом открыл багажник и достал дробовик.
  - Я же говорил его выбросить!
  - А я, как видишь, не послушался, - ответил Виктор, загоняя в приемник последний патрон.
  - Ты хоть раз стрелял?
  - Из воздушки.
  - Тогда подожди пока она сядет. - Сказал Влад.
  - Хорошо. А мы засветились, - сказал Виктор, смотря на десятки остановившихся машин и людей, испуганно смотрящих из-за стекла. Никто не вышел. Даже водитель Лексуса не спешил обматерить водителя, врезавшегося в него Москвича. - Вот теперь точно война будет.
  - Возможно, и нет. Давай отойдем от джипа. Может, она на него сядет. - И действительно, как только ребята отошли от автомобиля, горгулья вновь с грохотом уселась на капот. Виктор медленно поднял дробовик, прицелился и сделал выстрел. Горгулью разорвало в клочья. Взрыв магического огня был грандиозен - огромный шар, переливающийся всеми цветами радуги. Правда, огонь погас сразу же после взрыва.
  - Да, на нем мы больше не поедем, - сказал Влад, критически осматривая искореженный джип.
  - Ничего, у нас проездной, - весело ответил Виктор и грозно затряс дробовиком. - Всегда хотел попробовать жизнь аутлоу. Жаль, только байка нету. Бери сумки.
  Влад бросился к джипу. Искореженная дверца открылась на удивление легко. Он схватил слегка оплавившийся рюкзак из сиденья и совершенно не пострадавшую сумку с полу. Когда он достал багаж, Виктор уже стоял возле огромного внедорожника и приветливо стучал стволом в тонированное окно. Влад присел и открыл свою сумку. Почти сразу он вытащил оттуда шарф и обмотал им голову так, чтобы осталась только узкая полоска на глаза. Шарф оказался коротким, чтобы завязать и свободный конец пришлось запихнуть за виток на затылке. Он сразу же выскочил, открыв верхнюю часть лица. Поэтому к Виктору Влад подбежал, держа одну руку на затылке, а сумку и рюкзак в другой.
  - Что за цирк?
  - Зачем мне с ментами проблемы, мне их с магами хватает.
  - Ладно, падаем на заднее, довезут, я договорился.
  
  
  
  Глава 18
  
  Матросов прикрывал левый глаз и, время от времени, тихонько матерился. Чуткий слух Погоды позволил ему узнать несколько новых, достаточно оригинальных способов лишить человека жизни. Довольно болезненных и совершенно негуманных способов. - Все еще болит? - сочувственно спросил он мага.
  - Болит! - зло ответил Матросов. - Хорошо, что я вообще связь оборвал до того, как твой выстрелил. Из моего же дробовика, стервец!
  - Дай гляну. - В ответ маг опустил руку и посмотрел на абсорбера. Белок его левого глаза был полностью красным.
  - Ну, кровоизлияние, это не страшно, а как зрение?
  - Да вроде нормально, - ответил Матросов, закрыв правый глаз.
  - Будь ты человеком, я бы помог, но поскольку ты маг, извини, боюсь, что сама попытка может вообще тебя глаза лишить.
  - Да не нужна мне помощь, мне бы этих двоих на пару минут. Вот тогда бы полегчало. Хоть бы знать, чем они в Столицу добираться будут. Мой джип они наверняка угробили.
  - У меня они тоже тачку угнали и почку отбили...
  - Серьезно?
  - Да.
  - А как ты с отбитой ходишь?
  - Мне шеф ее сразу же на место поставил. Он хорош в целительстве.
  - Наш тоже. Он водный, а у них это обычное дело.
  - Еще немного и моя голова взорвется, - сказал Погода.
  - Не можешь?
  - Я уже и так несколько сотен машин просканировал. Сейчас просто вырублюсь. - Закатав рукава по локти он то одной, то другой рукой сканировал проезжающие машины, надеясь найти беглецов.
  - Ладно, хрен с ними. Найдем.
  - Мне бы хоть одного помощника. Абсорбера я имею ввиду. Сканировали бы посменно. Так нет, шеф сказал, чтобы сам справлялся.
  - Хм... Ты хоть сам, а мне вон геморрой подкинули. Пацан не то, что зеленый, так и в армии не служил. Ни дисциплины, ни оперативности. Хорошо, хоть есть, кого отчитываться послать. А что, тоже своего рода тренировка.
  - Служил? - как-то более уважительно спросил Погода.
  - Конечно, - как будто по-другому и не могло быть, ответил Матросов.
  - Все, сдаюсь. - Погода опустил правую руку, щупальца симбионта перестали шевелиться и уложились в замысловатый орнамент.
  - Хочу пива.
  - Я тоже.
  - Тебя же не вставляет?
  - Тебе что капли крови жалко?
  - Не понял?
  - Для вас наша кровь - яд. А ваша у нас просто силу отбирает.
  - Серьезно? И надолго?
  - Утром проснусь абсорбером и без похмелья, как бы не ужрался.
  - Без похмелья это круто. Пошли.
  Рядом проехал здоровенный джип. - Смотри, наши знакомые! - Вскрикнул Виктор.
  - Где?
  - Вон. - Виктор указал Пальцем.
  - Мне казалось, что огненный повыше...
  - Да это не огненный, а абсорбер.
  - Точно?
  - Точнее некуда. Я их обоих запомнил.
  - А ты говорил война. Вон двое уже на приятелей похожи.
  - Радуешься?
  - Ну да.
  - А о том, как они теперь за нас возьмутся, раз уж договорились, ты не подумал?
  - М-да, - огорченно сказал Влад. - Действительно не подумал.
  - Ты чего так тормозишь? - спросил Виктор водителя.
  - Так Столица, ведь уже, - обливаясь холодным потом, ответил мажор с бабской прической.
  - Нам на мост, - сказал Влад.
  - Какой?
  - Да разве ж их всех запомнишь? Давай где поглубже. - Посреди первого же моста Влад попросил притормозить. Сразу же образовалась пробка, раздались сигналы клаксонов и маты водителей. - Выбрасывай.
  - Нет. - Виктор любовно прижал дробовик к себе.
  - Выбрасывай, все равно по городу таскать его не будешь. - Виктор вздохнул, открыл окно и швырнул дробовик в реку.
  - Поехали, - угрюмо сказал он мажору.
  - Пешком пойдете, - нервно хихикнул мажор.
  - Поехали, - повторил Влад, приставив к горлу мажора наперед приготовленный нож. Аргумент был весомый. Водитель попросил убрать нож и медленно надавил на газ. Распрощались с мажором они на Оболони.
  - 11.43 - сверился с часами Влад. Он снова включил мобильник и вышел на свою почту. - Теперь у нас первоочередная задача найти квартиру. Задача была выполнена к вечеру, когда уже начало темнеть. Срывание объявлений, хождение по незнакомым квартирам оказалось очень изнурительной задачей. Но понимая ее важность, Влад даже отказался от нормальной пищи и топтал хот-доги наравне с Виктором.
  Вариант, на котором ребята остановились, был наиболее приемлем. Однокомнатная квартира, хозяин живет этажом ниже и никаких сожителей. Хотя квартира и не обладала обилием мебели - шкаф, кровать, стол, два стула и плита, и холодильник на кухне, зато была чистой, светлой и не воняла, как предыдущие. Да еще хозяин и раскладушку одолжил. Сума была, конечно, невероятной, но более чем на месяц ребята не рассчитывали. Они так измотались, что сразу же отключились и проспали до обеда следующего дня. А вот у СБшников день начался раньше.
  - Как голова? - спросил голос откуда-то сверху, слева.
  - Будто из колокольни, - ответил Матросов, медленно сползая с дивана.
  - Спасибо тебе Господи, что я абсорбер, - сказал Погода и память волной накрыла Матросова.
  - Ой-е!...
  - Что?
  - Вспомнил, что мы чудили.
  - А что? Мы что-то чудили?
  - Издеваешься? Драка в баре - я там головой стену пробил, бармен орал, а ты его в дыру засунул. Потом был наряд полиции, после него ОМОНа, а потом мы еще в парке гуляли. Я мраморному бювету несколько этажей добавил. - По мере того, что рассказывал Матросов, у Погоды все более отвисала челюсть. Но он решительно не помнил ничего кроме начала пьянки.
  - Мы попали.
  - У тебя хоть похмелья нету, - Матросов похлопал себя по карманах и достал помятую пачку сигарет. - Я что в одежде спал?
  - Похоже на то. Я же ничего не помню.
  - Можно? - Матросов достал сигарету.
  - Кури, - разрешил Погода. Вот только зажигалку Матросов не нашел. Зато отыскался выключенный мобильник. Матросов включил и сразу же посыпались сообщения о пропущенных звонках. Два от жены, восемь от шефа и еще куча неизвестных.
  - А тебе шеф не звонил? - спросил Матросов, набирая жену.
  - Не знаю. - Погода отправился искать мобильник.
  - Привет Мариночка, - сказал Матросов в трубку.
  - Мариночка, значит. Чего натворил?
  - Да ничего, возмутился Матросов.
  - Сергей не ври! Ты меня Мариночкой называешь только когда провинился.
  - Перебрал вчера...
  - А без этого никак нельзя?
  - Ну, Мариночка, так получилось. Случайно.
  - Матросов, у тебя все случайно. Задание хоть выполнил?
  - В процессе.
  - Бегом исполнять, мне Настю кормить нужно.
  - Так точно! - весело выпалил Матросов.
  - И не думай, что я забуду. Мы с тобой о твоих выходках дома поговорим. Все, целую.
  Следующий звонок Матросову был не так страшен, но тоже неприятен. Наверное, что-то случилось, раз шеф звонил столько раз. Ну, с шефом-то он справится. - Иван Денисович, звонили? - в ответ Матросов услышал о себе нечто новое и кое-что давно забытое старое в достаточно крепких и недостаточно цензурных выражениях.
  - Сволочь ты Сергей, я же тебя в пример молодым ставил, - устало завершил свою речь шеф.
  - И что теперь?
  - Понижу в должности, урежу зарплату, лишу отпуска...
  - Отпуск оставьте, я жене обещал.
  - Ладно, бери собутыльника и дуйте в ирландский паб, что нейтральный. Понял какой?
  - Понял, а почему в паб и почему с собутыльником?
  - Мы там с его шефом вас ждать будем. Обсудим и дальнейшую стратегию, и ваше наказание. Наделали же вы шуму...
  Матросов откинулся на диван. Голова гудела, никуда ехать не хотелось, каждое движение причиняло боль. Не хотелось вообще шевелиться, разве что на кухню - за стаканом воды.
  - Где ж этот мобильник? Ты не видел? - Спросил Погода.
  - Нет. Да и незачем. Нас шефы ждут, в 'нейтральном' пабе.
  - Блин, если старики решили встретиться, значит, дела действительно плохи.
  - Давай лучше надеяться на то, что они из-за нас решили встретиться. И еще в аптеку по дороге надо заскочить.
  
  
  
  Глава 19
  
  - Марк Алексеевич, ваш кофе, - сообщил официант.
  - Ставь, - сказал он официанту. - Подавай, - обратился он к парню за метательным аппаратом и поправил наушники. Две тарелки одна за другой взлетели в воздух. Неспешным, спокойным движением Вавилов поднял двустволку и дважды нажал на курок. Глиняные тарелочки превратились в пыль. Марк протянул ружье прислуге, стянул наушники, снял защитные очки и сел за столик пить отличный, натуральный кофе.
  Вавилов любил этот загородный клуб. Внешне он был точной копией западных джентльменских клубов. Но за этой чопорностью и строгостью прятался настоящий притон. Его членам были доступны любые услуги, кроме того гарантировалась полная конфиденциальность. Стоило такое удовольствие немало, но Марку, магу такого уровня это было по карману. Кроме того девушек он мог снять и так, а наркотики его не интересовали. Недавно он кинул маленькое провинциальное казино. Как раз хватило на членский взнос. Но дома он уже наразвлекался. Деньги кончались, пора было ехать в Лас-Вегас. Вот там и азарт побольше и охранники расторопней.
  - Марк Алексеевич, вам письмо, - сообщил тот же официант. Только на подносе на этот раз лежал абсолютно белый конверт и узкий позолоченный нож для бумаги. Вавилов вскрыл конверт и бросил нож с конвертом обратно на поднос услужливо замершему официанту.
  - Принеси мой ноутбук. Похоже, я еще немного дома останусь.
  Игра - единственная вещь, которая действительно интересовала Марка. Кроме того, чем больше в игре адреналина, тем лучше. С таких заказов он зарабатывал немного. Кроме того, мог и отказаться, если задание было очень простым. Сейчас ему предлагали действительно интересную игру.
  Вавилов занялся подготовкой. Сначала он заехал к знакомому механику. - Свежий товар есть?
  - Нет. - Механик не задавал лишних вопросов, Вавилов не спрашивал, откуда берутся и куда исчезают использованные тачки.
  - Как обычно. - Обычно Вавилов брал легковушку средней цены, неприметного цвета, с фальшивыми номерами и документами, но в отличном состоянии. Через несколько дней, он возвращал ее в мастерскую. В самом начале его карьеры корректора он возвратил Жигули с продырявленной дверкой. Механик только поковырял пальцем дырку, не сказав Вавилову ни слова.
  - Строки?
  - День, максимум два.
  - Приходи через два.
  Далее для игры следовало выбрать оружие. Все, чем Марк убивал, содержалось в его личной коллекции. Здесь были образцы Второй и Первой Мировых воен. Кроме игрушек в коллекции были и просто известные экземпляры холодного оружия. Кавказский кинжал Марк даже однажды использовал. Но он всегда был осторожен. Вавилов боялся стать излишне самоуверенным.
  Для предстоящей игры он выбрал Colt M1911 A1 1937 года выпуска - экземпляр Второй Мировой. Вавилов открыл стекло настенного стенда и достал ствол. У этого пистолета была длинная и кровавая история. Знал ли Джон Мозес Браунинг, что ждет его творение?
  Вавилов пошел в спальню и залез под кровать. Там он долго возился с паркетом, но вот несколько дощечек поддалось, и Вавилов быстро вытащил из тайника увесистый старомодный чемодан. Сбегав в ванную, он принес несколько полотенец и простелил их на полу в спальне. После чего открыл чемодан. Внутри оказались детали к его игрушкам. Бойки, различного рода насадки к длинноствольным, чтобы пуля царапалась больше обычного. К пистолетам были заменяемые стволы и, конечно же, глушители.
  Все это Марк делал сам. Разобрав Кольт, он заменил ствол и боек. Прочистив и смазав детали маслом, он снова собрал пистолет воедино. Когда все закончится, он поставит родные ствол и боек. Тогда никакая баллистическая экспертиза ему не страшна. Вот поэтому Марк и не использовал холодного оружия, хотя с кинжалом ему понравилось.
  Больше планов на день у Вавилова не было. Но вопреки своему обычному графику он не пошел шляться по клубам до утра - лег пораньше, чтобы завтра потренироваться вволю. А на следующий день встал рано и сразу же отправился в пейнтбольный клуб. Сначала сыграл в погоню с четверкой студентов. Пообещал, что если хоть одна пуля его зацепит, то ребята получат две сотни зеленых. Студенты оказались тертыми калачами. Трезво рассудив, что просто так две сотни не обещают, решили брать на живца. Вавилов снял и живца, и засаду из двоих, но все же получил пулю в спину от снайпера, бившего издалека. Рассчитавшись со студентами, Марк еще сыграл с компанией мажоров, потом разделал менеджеров среднего звена и т.д. Больше его никто не зацепил, хотя игроки были серьезней студентов. Навыки возвращались. Одно дело увидеть, какая карта следующей пойдет, другое от пули увернуться. В конце тренировки Вавилов еще попросил двух инструкторов погонять его. Домой он вернулся ужасно уставшим и довольным.
  На следующее утро, забрав у механика серую Шкоду, Вавилов занялся поиском. Искать абсорбера магией бесполезно, найдешь только кучу черных дыр - абсорберов, а вот, кто из них кто, можно только догадываться. Марк схитрил, он искал себя в будущем, рядом с беглецами. Задача сложная, даже для одаренного пророка.
  Пришлось заняться медитацией - тем, что Вавилов не любил. Не по себе ему было от состояния душевного покоя. Но, как говорится, игра стоит свеч. Вавилов зашторил все окна, расставил и зажег в комнате благовония, развешал по стенах бамбуковые циновки с восточными иероглифами. За них Вавилов заплатил астрономическую сумму, а вот множество прежних хозяев заплатили за них жизнью. Марк знал их кровавую историю, но так и не выяснил, что это за циновки. Такие иероглифы издавна использовались для усиления магии, но конкретные экземпляры обладали невероятной мощью.
  Вавилов лег на спину и закрыл глаза. Его сознание начало делиться, и каждая частица была полной копией. Тысячи образов обрушились на Марка. В неясной, вязкой картине вспыхивали отдельные чувства и образы. Вот памятник какого-то пузатого мужика, сильный запах сосны, сильно сияет куполами древний собор, холод и сильный ветер, типовые многоэтажки, недостроенный дом. Последний образ продержался дольше всех, он был ярче, объемнее, обладал звуками, запахами и даже вкусом. Все еще видя этот дом, Марк почувствовал чужую магию, исходившую из него. Магию огромной силы. Он почувствовал черную дыру ощущений - абсорбер; радость погони, ярость боя, боль, боль, боль, его боль! Вавилов увидел, как из его живота, прямо в руки, вываливаются кишки. Он заорал от боли и страха. Очнулся.
  Медленно затухал ядовито-зеленый цвет иероглифов. Марк еще никогда не видел, чтобы они светились. Пот катился с него градом. Вавилов смахнул мокрой рукой огромные капли с бровей. Очень, очень давно он не испытывал страха. Марк направился в душ и долго, долго мок под теплой струей. Всю свою взрослую жизнь он искал что-то. Что-то, что потерял, с уходом детства. - Страшно... - прошептал Марк.
  В школе Марк был слабым мальчиком. Его часто лупили. Это прошло, когда однажды он почувствовал, что его ударят, как ударят. Он был настолько зол, задерган, что ударил первым. Тогда его сильно избили за дерзость. Но уже в следующем бою он одержал верх над вдвое большим задирой. У него появилось все: он выигрывал почти во всех играх - проблемы с деньгами закончились, девушки липли сами, а те, кто раньше его задирал, обходили десятой дорогой. Но теперь он сам искал встречи с задирами.
  Только отец странно реагировал на успехи сына - закладывал очередную стопку водки и странно ухмылялся. Отец умер через год от алкоголизма. Через неделю после похорон, к нему подошли двое. Тогда он впервые познакомился с миром магии и ее законами. Он стал еще сильнее, но законы связывали его, не давали проявлять свою силу. Тогда появился Голицын. Он предложил еще больше свободы, силы и власти. Марк согласился. Когда он уходил из академии, ему было страшно последний раз. К нему подошел декан факультета элементарной магии. Старый пердун сказал одну фразу, от которой у него все волосы стали дыбом, - Нарушишь правила, и рано или поздно я за тобой приду. - Тогда, чтобы успокоиться и не надерзить, Марк решил увидеть, как он побеждает старика. Но первый же вариант пророчества отправлял Марка в нокаут. Дальше хуже - за несколько секунд он увидел дюжины две пророчеств, в которых была даже его смерть, но ни в одном он не побеждал.
  - Страх. - Вавилов улыбнулся. - Будет весело.
  
  
  
  Глава 20
  
  - Что теперь?
  - Завтрак. Дуй в магазин по крупы, картошку и мясо.
  - А ты чем заниматься будешь?
  - Изучу фотографии, перепишу ритуал на бумагу. Кстати, купи еще тетрадку и пару ручек. И, наверное, самый дешевый мобильный.
  До вечера Влад разбирался с ритуалом. Оказалось, что их несколько. Разные традиции, разные культуры. Осталось определить, какой выбрать. Проще всего было обдолбаться наркотой. Но там тоже свои сложности. Кровопускание..., и Влад сильно сомневался, что сможет довести его до конца в таком состоянии. Ведь он никогда даже травы не курил. Да что там, он вообще не курил никогда. Песнопения и мантры, в купе с медитацией он послал подальше. В результате, решил остановиться на самом болезненном из вариантов - кровопускание. Впрочем, и здесь были свои проблемы.
  - Выбрал.
  - И?
  - Нам нужны бинты, спирт. Как можно больше и того и другого.
  - Зачем?
  - Слушай. Сначала нужно найти открытое место, желательно без людей.
  - Да где ж его найдешь-то в Столице. Разве что офисное здание ночью.
  - Точно! Ночью - стройка.
  - Ну, допустим высотки на Радужном. Что дальше?
  - Дальше, я полью нож спиртом. И начну себя резать.
  - Ты что сдурел?
  - Или так, или обдолбиться и все равно маленькие порезы делать. Уж лучше я сразу сепукку сделаю.
  - Какую секукку.
  - Сепукку - ритуальное самоубийство.
  - Как харакири?
  - Наверное оно самое и есть, просто по-другому названо.
  - Ладно, я за тобой присмотрю.
  - Тебя там не будет. Ты можешь помешать.
  - А кровью не истечешь?
  - Смотри, вот схема порезов.
  - Да это сетка! Ты же истечешь раньше, чем сделаешь последний надрез.
  - А что делать? Какой выход?
  - Да зачем это тебе вообще далось?
  - Я смогу увидеть абсорбера, что выпил моего отца, его глазами.
  - Умрешь быстрее...
  - Хрен с ним. Давай мобильник.
  - Новый?
  - Новый. - Едва тот оказался, в его руках, Влад сразу набрал Щавля. - Ало Антон? Да, я. Слушай, я тебе соврал. Слушай внимательно. Моего отца выпили, когда он был маленьким. Виктор его просканировал теперь и наши, и их СБшники начали на нас охоту. Я так думаю, чтобы об этом никто не узнал, а они даже понятия не имеют, что за абсорбер это сделал. Я хочу провести ритуал вызова духа моего рода. - Влад подождал, пока Щавель переварит информацию, но тот только лениво спросил что курили. - Я серьезно. Все равно сделаю. Правда, мне по силам только индийский вариант. - На том конце зашуршали страницы книг.
  - Сдурел? Его запретили, и не зря, как я посмотрю.
  - Что предложишь?
  - Благовония и песнопения. Сейчас самый распространенный вариант.
  - Их разучивать только неделю нужно, а когда я начну, какой фон кругом будет? Меня абсорберы за километры почуют.
  - Не дури.
  - Что предложишь?
  - Давай встретимся, поговорим.
  - Значит индийский, - вздохнул Влад.
  - Нет, погоди. Можно по-другому.
  - Рассказывай.
  - Символ, символ, символ... - забормотал Антон. - Колесо, его индейские шаманы использовали.
  - Это символ чего?
  - Да вообще всего.
  - И что с ним делать?
  - Лучше всего вытатуировать, чем больше, тем лучше. Татуировка должна быть свежей, немного кровоточащей.
  - А если просто вырезать?
  - Можно, но нужен идеально ровный круг и восемь спиц, нет, четыре спицы.
  - Дальше.
  - Врата, аркой или восточного типа.
  - Это те, что как рогатые двери?
  - Они самые. Потом символ мира духов - зеркало подойдет. И наконец, чтобы закрепить связь - печать, нет узел. Древнекитайский бесконечный узел. - Дальше пошли тонкости самого ритуала. Щавель сориентировался довольно быстро. - Влад, ты же понимаешь, что символы и обряды только условности, но так еще никто не делал, и я придумал все это только что.
  - Понимаю.
  - Я могу помочь.
  - Я сам.
  - А как ты узел сам вырежешь? Если все пойдет правильно, то после прохода через врата, ты потеряешь сознание. Первая встреча с духом всегда происходит на его территории.
  - Что ты имеешь в виду?
  - Ты попадешь в мир духов. Твой друг абсорбер не может тебе помочь. Если он будет рядом, я за последствия не ручаюсь. Как и за то, что случится, если вас с духом не связать.
  - Я что-нибудь придумаю. Спасибо Антон, ты мне, можно сказать, жизнь спас.
  - Позвони еще, перед ритуалом. Расскажешь, что придумал.
  - Не обещаю, - ответил Влад и выключил телефон.
  - Почему не обещаешь? - спросил Виктор. - Он вроде может помочь.
  - Может помочь, а может и отследить. С благих намерений, конечно. Пошли, - обратился он к Виктору.
  - Куда?
  - Сначала за фонариками, а потом, когда полностью стемнеет, посмотрим на твои многоэтажки.
  Позже было решено купить сразу всё. Покупки составили: перманентный маркер, медицинский спирт, пару мотков бинта и пачек ваты, профессиональный циркуль, полуметровая линейка и канцелярский скотч.
  Из троих зданий выбрали самое недостроенное. У него напрочь отсутствовал последний этаж, да и внешные стены были закончены только наполовину. Продувало этажи довольно хорошо, а на последнем построенном, ветер едва не сбивал с ног. Хотя, возможно, это было следствием длительного подъема по ступеням.
  - Красота, - сказал Виктор, на тон выше, чем завывал ветер.
  - Согласен. Осмотримся. Я здесь, а ты на этаж ниже. - Ничего интересного Влад не увидел. Колонны из железобетона, железобетонные же плиты. В общем, место открытое и безлюдное. - То, что надо, - сказал Влад.
  - Нашел чего? - спросил Виктор.
  - Нет, а ты?
  - Инструменты, автоген, арматура, проволока, трубки какие-то.
  - А ты с автогеном справишься?
  - Думаю да. А что?
  - Ничего, пошли, - Влад посмотрел на часы - пока еще маршрутки ходят.
  Влад начал чувствовать мандраж, когда понял, что многое изменится, если ритуал пройдет успешно. Если нет, то, скорее всего - кома. Тогда уже ничто не имеет значения. Он выгнал Виктора на раскладушку, оккупировав кровать, но сон не шел. Влад поднялся и вышел на кухню. Он хотел себя чем-то занять, но колдовать не стал, чтобы не разбудить Виктора. Чаю не было, как и кофе. Влад сидел на кухне и мучился сомнениями и надеждами. А за окном начало светать. Рассвет в городе не то, что в деревне или пригороде. Ты не видишь солнца, пока оно не покажется из-за дома напротив. А потом вдруг разом становится светло. Неправильный рассвет. Влад вдруг вспомнил, Антон говорил, что колесо еще и символ солнца, которое - то восходит, то заходит. На рассвете, - решил Влад и, завалившись на кровать, продрых до вечера.
  - Эй! Ты когда вставать собираешься? - затряс Влада Виктор.
  - А что?
  - Вечер уже. - Влад рывком сел и потянулся за часами.
  - Пора. Что есть покушать?
  - Суп твой вчерашний.
  - Приступим.
  После столь позднего завтрака, ребята, прежде всего, отправились за зеркалом. Взяли огромное - 1,8 на ,08 метра, заплатили, правда, тоже не мало. На стройку ехали троллейбусом - зеркало не пролазило в дверь маршрутки, потом еще тащили его на последний этаж.
  Влад взялся за лом. Раздолбив бетонную плиту, он добрался до арматуры. А Виктор в это время сварил отдельные куски арматуры в небольшую арку. Как раз, чтобы Влад свободно прошел. Арку приварили к арматуре плиты. Дольше всего игрались с символом узла - шесть петель над центральным квадратом. Его сделал Виктор при помощи автогена и молотка из трубок непонятного предназначения.
  Вся система выглядела не хитро. Арка, за ней к арматуре плиты приварена стойка с символом узла на конце. Узел находится на уровне груди Влада, немного сбоку еще одна стойка, для горелки автогена. А за узлом поставили зеркало. Тоже оперев его на стойки, приваренные к арматуре плиты. Ребята устали, пока делали все это, а за рекой, что ползла под многочисленными столичными мостами, над золотыми куполами соборов, тонкой розовой полоской начинался правильный рассвет.
  - Пора, - произнес Влад. Он встал и скинул куртку, реглан, футболку. После чего улегся животом прямо на холодный бетон.
  Тихо вздохнув, не говоря лишних слов, Виктор достал циркуль. Удлинил его специальной лапкой из набора и примотал к ней скотчем маркер. Острый конец циркуля пробил кожу над хребтом. Виктор быстро очертил идеально ровный круг и, спрятав циркуль, взял линейку. В центре круга выступила маленькая капелька крови. Ровняясь на нее, Виктор быстро черкнул еще две линии, поделив круг на четыре одинаковых части. Спрятав и маркер, и линейку, Виктор достал нож. - Может сначала автоген включить?
  - Давай. - Виктор подошел к горелке и включил ее на небольшой напор. Пламя устремилось к узлу и начало нагревать металл.
  - Потянешь за шнур и горелка упадет.
  - Не тяни. - Нож был очень острым, а Влад уже успел озябнуть. Оказалось почти не больно.
  - Все?
  - Все. Уже кровь льется.
  - Убирайся.
  Виктор побежал к лестнице, а Влад поднялся и отряхнул с себя пыль. Он почувствовал, как побежали по спине холодные струйки крови. Но было еще рано. Узел не нагрелся и Влад уставился на рассвет. Тонкая полоска перестала быть таковой. Часть широкого, оранжевого шара поднялась над горизонтом, заставляя блестеть и воды реки, и купола церквей на противоположном берегу. Влад снова посмотрел на узел. Металл стал таким же оранжевым, как и солнце.
  Влад подошел к арке, поднял с пола шнур и дернул. Горелка отлетела недалеко, но Влад точно на нее не свалится, если упадет в кому. Трижды вдохнув, он повелительно произнес - Дух моего рода явись мне! - Шаг, второй, Влад прошел через арку, узел и остановился перед зеркалом. - Не понял, - озадаченно сказал Влад смотря на отражение. Там он еще только переступил порог арки и будто застыл с поднятой ногой. Влад оглянулся и увидел себя, стоящего в арке, перед раскаленным узлом. По идее, он должен был врезаться в тавро на полном ходу. Влад специально закрепил его так, чтобы знак остался на его груди даже, если он потеряет сознание. - Не понял, - повторил он.
  - А что тут понимать? Ритуал сработал. Может отойдешь? - Влад снова уставился в зеркало. На него смотрел мужчина, очень сильно похожий на отца.
  
  
  
  Глава 21
  
  Влад стоял и тупо пялился в зеркало.
  - Слушай, у нас нет времени на все эти игры. - Мужчина в зеркале растаял, будто дым на ветру. Влад ошалело осмотрелся. Справа от себя он увидел тонкую струйку синего дыма, которая мгновенно увеличилась и превратилась в того самого мужчину.
  - Ты элементаль воздуха.
  - А еще, по совместительству дух рода.
  - Сколько тебе лет?
  - Много. Сейчас не об этом. Наше время ограничено. Когда ты соприкоснешься с тавром, - дух указал на неподвижную фигуру Влада - меня выбросит обратно в мир духов.
  - А сейчас мы где?
  - В твоем сознании. Это отображение реальности. Как маленькая частичка моего мира у тебя в голове. Смотри, ты двигаешься, но очень медленно, - указал дух на Влада, замершего в арке.
  - Я хочу знать...
  - Я знаю, что ты хочешь знать. Узнаешь в своё время.
  - Не понял? Я хочу знать, кто выпил моего отца сейчас!
  - Я не собираюсь рассказывать или показывать тебе это. Ты слаб. - В подтверждение этого, дух легонько подул на Влада. Сильнейший ветер сбил его с ног.
  - Ты забываешься дух! - Влад поднялся с полу. - Я приказываю... - дух снова подул и Влада снова снесло с ног.
  - Забываешься ты! - дух снова растаял и материализовался над лежащим Владом. - Я слушаюсь только патриарха.
  - Но у отца нету силы.
  - Он жив. Он патриарх. Я ношу его облик.
  - Он даже не знает о твоем существовании.
  - Меня устраивает такое положение вещей. А теперь поднимайся, у нас много работы.
  - Что ты имеешь в виду?
  - Ты действовал достаточно разумно в последнее время, но лучше было согласиться на песнопения.
  - Почему?
  - После завершения ритуала, ты будешь измотан. Если не потеряешь сознание, будет хорошо.
  - И?
  - И вернемся к нашим баранам. Прежде всего, ты должен дать мне имя.
  - Я думал, духи рода имеют только одно имя?
  - Я был оторван от рода долгое время. Я мог только наблюдать со стороны. - Печально произнес дух. - Ты просто не представляешь, что значит видеть, как тебя выпивают, испытывать эту боль, умирать с магией патриарха и снова возрождаться в маленьком ребенке, настолько слабом, что он не может тебя слышать. Возродиться, зная, что скоро снова умрешь.
  - Тогда почему ты просто не скажешь, кто за этим стоит?
  - Если умрешь ты, я умру навсегда.
  - Почему?
  - Да потому, что ты не оставил наследников, идиот!
  - Давай не переходить на личности.
  - Имя, - потребовал дух.
  - А как тебя звали мои предки?
  - Дым.
  - Тогда и я тебя буду звать Дымом, - дух улыбнулся и стал полностью сизым, как дым. Черты его лица расплылись, изгладились, перед Владом стояла фигура из дыма. Дым начал темнеть, превратившись сначала в серый, а потом в синий. Синяя фигура начала приобретать очертания воина в остроконечном шлеме. В руках его был щит в виде капли, а на боку висел меч. Вскоре фигура полностью обрела четкость и твердость.
  - По-моему и борода, и кольчуга, давно вышли с моды.
  - Так выглядел твой предок, что первым призвал меня. Так выглядел я несколько веков.
  - Кем он был?
  - Воином.
  - Костюмчик смени.
  - Зачем, меня же никто кроме тебя не видит?
  - Не знаю, кольчуга, щит меч...
  - Хорошо, ты не первый кто просит. Был я и лысым, был и в шелках, имел саблю и длинные усы... Последнее мне нравилось, - тело духа снова покрылось синим дымом. Растаял шлем, открывая короткую прическу, кольчуга сменилась роскошным темно-синим костюмом. Ворот голубой рубашки был расстегнут, а на рукавах играли золотом запонки с черными камнями. На ногах были остроносые туфли с окованным носком.
  - Вот это шик, особенно туфли.
  - Все с твоей памяти.
  - Я такого не носил.
  - Видел.
  - Что дальше?
  - Ты слаб не магией. Ты знаешь мало боевых приемов. По сути, существенным является только граната. Но, - Дым взмахнул рукой - возле недостроенной стены появились три струйки дыма и сразу превратились в фанерные мишени, какие использовались в тренировочном зале академии. - Твоя семья на протяжении поколений отрабатывала один прием. - Дым подошел к мишени и сделал несколько непонятных пасов руками. - Смотри. - Дух взмахнул правой и верхняя часть мишени отлетела в сторону.
  - Это как?
  - Как и все, что мы делаем - воздухом. Впервые это было названо воздушным мечом, но позже появилось еще несколько вариантов, соответственно и названий.
  - Погоди, ты разрубил мишень воздухом?
  - Моя задача, сейчас, научить тебя так делать. Освоишь меч, перейдем к модификации заклинания под тебя.
  - Это как?
  - Это потом. Не забивай мозг ненужной информацией. - Дым указал на реального Влада в арке. - Когда мы начинали, твоя нога была на три сантиметра выше. Сейчас она почти касается пола.
  - Понял. Показывай.
  - Берешь немного воздуха, как для маленькой сферы, которой тебя Щавель в самом начале тренировок обучал. Только не скручивай в шар, а сожми. Подели воздух пополам, как кусок теста (не разорви). По половине в каждую руку. Теперь создаем лезвие. - Все свои слова Дым сопровождал манипуляциями рук, сразу показывая, о чем он говорит. Влад попробовал повторить за ним. - Нет, если просто растянуть воздух, то получится воздушная палка, как у тебя. Нужно растягивать так, чтобы получилась полоска. Протягивай воздух между большим пальцем и ладонью. Тогда острой будет та сторона, где большой палец касается фаланги указательного. А сторона обращенная к тебе будет тупой, - объяснил Дым. Понял?
  - Ты же моей памятью полностью можешь пользоваться?
  - Полностью.
  - Тогда поищи там, что случилось, когда я попробовал кун-фу по книге изучать.
  - Значит, не понял.
  - Показывай лучше, а не рассказывай.
  - Ну, смотри. - Дым восемь раз создал воздушный меч, а в ответ только слышал просьбу повторить.
  - Еще.
  - Давай сам.
  - Я еще не понял.
  - Давай. - Приказал Дым. Но у Влада не получилось вообще ничего. - Сожми. - Снова приказал Дым. Влад повиновался и сжал воздух. Дым посмотрел на него и сжатый воздух в руках Влада стал грязно серым, как густой дым. Теперь, когда Влад смог видеть, что он делает, дело пошло лучше. Лезвие получилось кривым, с большим куском сжатого воздуха на конце. - Не переживай, успокоил его Дым. - Им не положено колоть, только рубить. Выбери, какой рукой будешь держать меч и разожми другую и руби мишень. - Влад подошел к мишени, но вместо того, что сказал, Дым, Влад попробовал отломать ненужный кусок воздуха левой рукой. Отломил, и подобие меча сразу потеряло стабильность. Влад не успел увидеть, что случилось, только почувствовал острую боль в пальцах правой руки. Он попробовал их разжать, но пальцы не слушались. Вся рука мгновенно оказалась залита кровью, так, что даже определить, откуда та лилась было невозможно.
  - Зараза! - зло зашипел Влад. Слезы наворачивались на глаза от острой боли.
  - Не дергайся. - Сказал Дым. Он схватил Влада за раненую руку и подул на нее. Боль мгновенно ушла, кровь исчезла, а пальцы оказались целы.
  - Не знал, что воздух может исцелять.
  - Не может, мы у тебя в голове, забыл? Здесь я многое могу.
  - А я?
  - А ты нет.
  - Почему? Это ведь моя голова.
  - Я так сделал. Для тебя все здесь реальное. Мне нужно, чтобы ты на самом деле научился.
  - Ну, значит, один урок я получил.
  - Тебе его еще Антон преподать хотел. Ты же не считаешь, что был первым, кто додумался, как пальцы от вывихов обезопасить?
  - Хм, никогда не думал об этом. Но смотри, я пробил мишень. - В мишени, которую собирался рубить Влад, действительно была неровная линия - след рубящего удара.
  - Похоже на то. - Дым осмотрел мишень с обоих сторон. - Что ты сделал?
  - Отломит кусок воздуха.
  - Повтори, только на этот раз отламывай оба куска.
  Влад нахмурился, но сделал то, что приказал Дым. Он порезал указательный палец на левой руке и оба больших, а вылетевшее из его рук лезвие, оставило рубленый след на мишени, полностью пробив фанеру.
  - Пальцы, - проинформировал он духа.
  - Заживет. - Сказал дух, и пальцы тот же час зажили. - Это новенькое. Нет, твой пра-пра- пра, ... - Дым задумался - ...пра-прадед был близок к тому, чтобы придумать такой вариант. Но, поскольку удалось именно тебе, тебе и называть.
  - Воздушное лезвие.
  - И все?
  - А чего ты хотел?
  - Ничего, просто так называется другой прием с применением сабли или меча. Там воздух будто удлиняет оружие. - Дым взмахнул, и вместо мишеней появились вертикально установленные шесты разной толщины. Тренируйся, времени мало. - Дым снова указал на реального Влада. Тот уже поднял вторую ногу. Еще до завершения этого шага, он врежется в раскаленное тавро.
  - А как же меч?
  - Ты что фехтовать умеешь?
  Влад всерьез взялся рубить шесты. Он рубил и больно резал пальцы, которые почти сразу заживали. Боль оказалась хорошим учителем. Влад быстро изловчился отламывать куски на краях лезвия так, чтобы не травмировать себя. Выяснилось, что шесты, толщиной в два пальца не рубятся лезвиями, пущенными с расстояния больше, чем пять метров. После этого, Влад потребовал мишени и, установив рубеж, в пять метров, начал тренировать точность.
  - Молодец, - похвалил его Дым, когда Влад вырубил квадрат в центре мишени.
  - Моя очередь. Кто выпил отца?
  - Узнаешь. - Дым растворился в воздухе, и только тоненькая струйка потянулась к зеркалу. Растаяли мишени и шесты. А Влад почувствовал жар на своей груди. - До встречи. - Произнес Дым, стоя уже по ту сторону зеркала.
  Влад посмотрел на фигуру, прошедшую через арку. Когда еще придется увидеть себя со стороны. Тавро уже почти касалось его груди. Влад сделал несколько шагов в сторону и посмотрел на свою спину. Колесо действительно было идеально ровным. Крови было немного. - Интересно, - подумал он - шрам останется? - Вдруг адски запекло в грудь. Влад еще раз посмотрел на свою спину, и увидел, как колесо, вырезанное там, начало светиться. Когда стало совершенно невозможно терпеть боль в груди, Влад что есть мочи заорал. Он схватился за тавро и отвел его от груди, слегка изогнув тонкий прут арматурной стойки. Сделал несколько шагов в сторону, все потемнело, поплыло. Бетонная плита вдруг оказалась прямо перед лицом.
  
  
  
  Глава 22
  
  Виктор бежал по лестнице так быстро, как только мог. Он не хотел, чтобы друг пал в кому из-за того, что он был слишком близко. Но после пяти этажей он понял, что беготня по лестницам без перил может закончиться быстрым полетом вниз, а оттуда сразу в распределитель 'ад-рай'. Он пошел нормальным шагом. Кроме того он был уже далеко от Влада.
  Где-то на пятом этаже Виктора накрыло. Сначала он услышал полный боли крик. Кинулся было обратно, но чудовищная по силе волна судороги прошла по всему телу. Виктор сел и вцепился обеими руками в ступеньку. Дурнота ушла так же быстро, как и пришла. Виктор решил не рисковать. Поднявшись еще на несколько этажей, он крикнул. - Влад! Как ты? - Ответа не последовало. Согласно плану Виктор должен был подождать пять минут и только тогда подниматься. Он засек время, считая про себя секунды, чтобы не нервничать. Но его триста секунд прошли на полминуты раньше, чем кончились пять минут на часах. Подогреваемый волнением, Виктор бросился вверх по лестнице с удвоенной скоростью.
  Влад лежал на бетонной плите и не подавал признаков жизни. - Только не кома! - Взмолился Виктор про себя. - Влад! - Он схватил друга за плече. Влад был холодный. Виктор прощупал пульс. - Ну, слава Богу, хоть жив. - Он замахнулся и треснул Влада по щеке раз, другой. Влад замычал что-то нечленораздельное и вяло попытался отмахнуться от Виктора. - Чего?
  - Сотрясение говорю, будет.
  - Я легонько.
  - Сказал Балу Маугли.
  - Ой, язвить только не надо. Подымайся. - Виктор протянул руку, и Влад, ухватившись за нее сел.
  - Долго я в отключке?
  - Минут семь.
  - Фон сильный был?
  - Я на ногах не устоял.
  - Даже так? - Влад удивленно изогнул бровь. - Пора уходить.
  - Погоди. - Виктор достал спирт и вату. - Будет больно. - Полив вату спиртом он сделал несколько широких мазков по ободу колеса на спине Влада. - Больно?
  - Нет.
  - Хм. - Виктор быстро стер кровь сухой ватой. - Пореза нет.
  - Как?
  - Вместо него старый широкий шрам. Где-то в мизинец шириной. И он не от ножа, а будто выжжен.
  - Круто, у меня же спина светилась.
  - Как светилась? Стоп, как это ты видел, что у тебя спина светилась?
  - Потом. Ты кровь стер? Холодно ведь.
  - Стер, одевайся.
  - Вату забери, на ней моя кровь, мои могут еще что-то придумать. - Виктор быстро собрал окровавленную вату и запихнул ее в правый карман куртки.
  Шрам на груди тоже выглядел старым. Виктор сравнил его с тавром. Вышло, что на теле знак намного ровнее. Влад быстро, насколько мог, оделся. Он все еще был слабым, и по ступенькам спускался сначала опершись на Виктора, но потом тот решил, что так очень медленно. - Стой. - Виктор одним движением взвалил Влада на плече. Влад сначала запротестовал, но так действительно было быстрее.
  - Ну, рассказывай.
  - Твое плечо в живот мне уперлось.
  - Переживешь. Ты же не ранен, чтобы с тобой возится. Рассказывай, что узнал.
  - Духа моего рода зовут Дым. Он элементаль воздуха. И он меня проигнорировал.
  - Как?
  - Отказался говорить, кто выпил отца. Сказал, что если я умру, то он умрет тоже. Я из его слов так понял, что моя семья на протяжении нескольких поколений была дойной коровой.
  - Объясни?
  - Выпивали нас. Не только отца, но и деда и похоже прадеда.
  - Нехило. Что дальше? Жаль, все было впустую.
  - Нет, не в пустую.
  - Теперь я серьезная угроза любому магу.
  - Мне каждый раз просить тебя объяснять?
  - Извини. Дым показал мне фамильный прием. Воздушный меч.
  - И ты за несколько минут научился?
  - Нет. Я видел себя со стороны. С момента, когда вошел в арку и до момента, когда врезался в тавро. Вот только дух растянул это время. Там прошел примерно день.
  - Нехило.
  - Воздушный меч - серьезный прием. И теперь мы знаем из чего начать копать.
  - Накопались уже, - проворчал Виктор. - Давай сам, - он поставил Влада на ноги, - пару этажей осталось.
  Выйдя из дома, ребята сразу направились к зеленому дощатому забору. За ним был маленький дворик, с детской площадкой в центре. Несколько досок в заборе вчера было выломано. Получалась дыра как раз, чтобы пролезть. Но рабочие, похоже, увидели дыру и заколотили ее по-новому. Виктор быстро высадил две соседние доски ногой. Первым в дыру полез он. Влад последовал сразу за ним.
  - Эй, - крикнул кто-то за спиной. Виктор обернулся и увидел незнакомца со стволом. Абсорбер среагировал моментально, он начал смещаться в сторону. Но было поздно, пистолет дважды выплюнул горячие куски метала. Виктор кубарем покатился в сторону смещения.
  Куда только девалась усталость Влада. Несколько воздушных лезвий одно за другим полетели в живот незнакомцу. Вырывая куски куртки и рубашки, они не причинили ему совершенно никакого вреда.
  - Кевлар. - постучал по темному пятну на пузе незнакомец. - Защищает почти от любых видов оружия.
  - Кто ты?
  - Игрок, - он навел ствол на Влада, и напряженно замер. Краем глаза Влад увидел, как огромная тень начала падение с небес. Игрок неожиданно резко вывернулся и, падая на спину, выстрелил в тень. Тень ответила сильнейшим воздушным ударом. Влада, стоящего в нескольких метрах просто снесло ветром, а Игрока, буквально припечатало к асфальту. И все же он нашел в себе силы перекатиться несколько раз вправо, уходя с линии движения тени. Тяжелые берцы с титановым носком врезались в асфальт.
  - Беги. - Крикнула тень Владу. И он с удивлением узнал Антона.
  Вместо ответа, Влад бросил воздушную сферу в Игрока. Тот уже навел пистолет на Щавля. Сфера разорвалась в момент выстрела. Пуля пробила окно соседнего дома на втором этаже. Несколько кусков стекла со звоном рухнули вниз. Толстая голубая молния сорвалась с руки Антона. Но там, куда она ударила, Игрока уже не было. - Всем лечь! - заорал, неожиданно появившийся на балконе дома, пузатый старик с двустволкой. Для вескости своих слов он пальнул раз в воздух. Но не успел он опустить ствол, как Игрок, не глядя, влепил ему пулю в живот. Увернувшись от очередной молнии Антона и встретив бронежилетом воздушное лезвие Влада, Игрок сделал два выстрела. Одна пуля пробила левый бок Владу, вторая засела в ноге Антона. Молниеносным движением Игрок заменил обойму. Влад схватился за бок - от боли потемнело в глазах и он упал на землю. Разъяренный Щавель, никак не реагируя на ранения, выстрелил в Игрока молниями с обеих рук. Вместо того, чтобы сместиться, как прежде, Игрок бросил пистолет в Антона. Метал притянул обе молнии. На полпути к Щавлю, не выдержав напряжения разом сдетонировали все патроны. Рукоятка пистолета раздулась, разрушающая сила сорвала затворную раму и отправила ее прямо в лоб Антону.
  На несколько секунд Антон перестал понимать, где находится. В ушах жутко, до боли, пищало. От него кто-то убегал. Он видел перед собой спину, знал что его надо остановить, но не помнил, зачем. Кто-то дернул его за рукав.
  - Антон! - Кричал Влад, но Антон только непонимающе посмотрел на него. За спиной Влада быстро и грациозно приземлился Дед.
  - Влад, отойди. - Приказал он.
  Влад послушно отошел и шлепнулся на землю. Лежа было легче переносить боль. Кровь лилась, как бы сильно он не зажимал рану. Влад чувствовал, как она пульсирует. А Антон все так же безразлично смотрел на все. Хотя из его раны в ноге сочилась кровь, а на лбу была кровавая ссадина. Куртка Антона была продырявлена примерно чуть левее пупа. Крови на куртке не было, зато джинсы под ней были просто залиты.
  Дед остановился перед Антоном. Сняв потрепанный рюкзак, он тот же час выудил оттуда какой-то флакон. Высыпав из него на ладонь немного порошка, Дед дунул им в лицо Антону. Щавель вздрогнул, его взгляд стал осмысленным. Он моргнул, и с глаз ручьем полились слезы. - Больно... - жалобно сказал он и отключился. Дед подхватил и аккуратно уложил его. Достав из рюкзака нож и еще пару флаконов, он продолжил полевую операцию. Разрезав одним движением и куртку, и реглан с майкой, бормоча заклинания, он начал капать в рану зелья. Потом сделал то же с раной на ноге, оставив необработанной только ссадину. Когда закончил, Дед направился к Владу.
  Он схватил его за воротник, резко поднял, и сильно встряхнув, спросил - Кто? - Влад сжал зубы и замычал от резкой боли. Он хотел заматериться, но сквозь слезы увидел перед собой лицо полное праведного гнева. - Не знаю, - прошипел Влад.
  Еще немного подержав Влада поднятым за воротник, Дед все же взял себя в руки. Он положил его на землю.
  - Куртку снимешь?
  - Нет. - Дальше Влад почти ничего не помнил. Когда Дед взялся врачевать его, он сразу отключился. Очнулся уже от сильной пощечины. Он был чертовски слаб, но боль ушла.
  - Жить будешь.
  - Как Витька?
  - Нормально. Раны серьезные, но не смертельные. Продержится, пока за ним приедут.
  - Кто приедет?
  - СБА.
  - Нет! - Влад попытался встать, но получалось плохо. Он перевернулся на живот и только потом поднялся, помогая себе руками.
  - Ты куда намылился?
  - Нам нужно уходить.
  - Он останется, ты остаешься.
  - Нет. - Твердо ответил Влад, еще не зная, что делать. С Дедом он точно не сможет тягаться, тем более в таком состоянии.
  - Ты и так уже делов натворил.
  - Я натворил? - Возмутился Влад. - Меня только что пытались убить. Убить за то, что я узнал.
  - Успокойся. Теперь, когда ритуал удался, тебе ничего не угрожает. Просто расскажешь, кто виновен. Его найдут и казнят.
  - Да не знаю я, кто виновен! - закричал Влад.
  - Но ты точно вызвал духа своего роду. Вспышка половину Столицы накрыла.
  - Он не сказал.
  - Как?
  - Он подчиняется только патриарху.
  - Это все меняет.
  - Мы уходим. - Влад направился к Виктору.
  - Влад, послушай...
  - Послушать Вас? Вы ведь знали, знали все с самого начала. Если бы вы мне рассказали...
  - Я хотел.
  - Я тоже много чего хочу. - Влад нагнулся к Виктору.
  - Оставь его. Он не выживет без квалифицированной помощи. Я, сам понимаешь, не могу.
  - Не оставлю.
  - Уходи, о нем позаботятся. Кроме того, он будет под охраной.
  - Я не оставлю его.
  - Без помощи он умрет. СБ скоро будет здесь. Если ты хочешь уйти, уходи сейчас. Вот. - Дед бросил маленький пузырек Владу. - Выпьешь, получишь примерно полчаса свежих сил. Мой мобильник. - Дед бросил мобильник - Звони только Антону. Френч возьми.
  - Зачем?
  - Ты себя видел? - обрабатывая раны, Дед разрезал куртку, реглан и футболку. Сейчас они висели на Владе как лохмотья перемазанные кровью.
  - Спасибо. Как Антон?
  - Им еще целители займутся. Я только остановил кровотечения и замедлил все процессы в организме. Пули не доставал.
  - А я?
  - У тебя сквозное. Ты полностью восстановлен, но до обеда не бегай.
  - Там еще дед на балконе, - внезапно вспомнил Влад.
  - С ним все в порядке, - ответил Дед. - Иди.
  
  
  
  Глава 23
  
  - Не шевелись. - Услышал Виктор. Было холодно и темно. Он попробовал было повернуться на звук, но тело не слушалось его. Медленно-медленно вокруг начало светлеть. Но голоса Виктор слышал хорошо.
  - Что имеем?
  - Один мертвый на балконе.
  - Кто?
  - Человек, похоже, случайная жертва. Пулевое ранение в живот.
  - Искра?
  - Ушел.
  - Что здесь вообще произошло?
  - Понятия не имею ребята. Я прилетел слишком поздно. Слава богу, хоть Антона успел подлечить.
  - Прилетел? Это как, на метле? - спросили с иронией.
  - Придержи язык, пока я тебе его не оторвал. Я не в настроении шутки шутить.
  - Дед, я конечно старость уважаю...
  - Погода, заткнись. Что мы еще должны знать Демьян Григорьевич?
  - Тот, кто смог так отделать моего ученика, заслуживает внимания.
  - Не смеем больше задерживать, - сказал Матросов и добавил прежде, чем абсорбер открыл рот. - Погода умолкни.
  В глазах у Виктора замелькали разноцветные пятна, до боли яркие. Он попробовал отвернуться. На этот раз получилось. Сразу же вернулось зрение. Виктор увидел, как совершенно седой мужчина, нацепил на спину рюкзак, поднял второго, длинного и, подпрыгнув, взмыл в небеса вместе со своей ношей.
  - Нихрена себе, - сказал Погода.
  - О нем легенды ходят. Он был стар, когда я еще пацаном был. Да что там я, все, кого я знаю, помнят его старым.
  - Сколько же ему?
  - Никто не знает, или просто не говорят. Ходят слухи... Смотри, очнулся. - Матросов указал Погоде на Виктора.
  - Ну, значит все в порядке. Не дергайся, я не целитель, гарантий на восстановительные работы не даю. - Погода подхватил совсем не легкого Виктора, как пушинку. - Уходим, я сирены слышу. - Виктора устроили на заднем сидении. Он не возражал, сил не было даже, чтобы рот открыть. - Так какие там слухи?
  - Будто он однажды проговорился, что сам убил пятерых абсорберов.
  - Бред, все бы почувствовали.
  - Я же говорил, слухи.
  - Что еще?
  - Будто он абсорберов выпивает и потому не стареет.
  - Полнейший бред.
  - Согласен, вот только ему не дерзят - боятся. Даже шеф.
  - Не знаю, но полет меня поразил. Все воздушные так могут?
  - Понимаешь, их мало. В конторе вообще ни одного. И держатся они особняком. Говорят, летать чертовски сложно. А тут не просто полет, а полет с ношей. Короче, нас он бы точно с землей смешал, если бы ты не заткнулся.
  - Где Влад? - прохрипел Виктор с заднего сиденья, набравшись таки сил.
  - Убежал он от нас. Ты бы не говорил, я две пули из твоих легких вытянул.
  - Кто стрелял? - снова спросил Виктор и зашелся кровавым кашлем. Погода резко надавил на тормоза. Выскочив из-за руля и, открыв заднюю дверцу, бросился к Виктору.
  - Матросов выйди, - маг послушно выскочил и отошел на несколько метров от машины. Погода толкнул Виктора так, чтобы тот лег на сиденье. Сильно надавив на грудную клетку, он приказал - Выдохни! Выдохни и не дыши! - Виктор постарался сделать именно то, что ему приказали. Несколько раз он конвульсивно дернулся, но успокоился. - Нормально? - Виктор легонько кивнул головой. - Садись. Не дыши. - Погода перестал давить на грудь. А когда Виктор сел, Погода отошел от дверцы и еще раз приказал - Выплевывай. - Виктор послушно выплюнул кровь, которой едва не захлебнулся. - Медленно, медленно вдыхай. Не на полную грудь. Дышишь? - Виктор снова кивнул. - Ну и, слава Богу. Я тебя прошу, молчи хотя бы, пока я тебя сдам шефу. Любовью к тебе, после ночи в кустах да еще с отбитой почкой, я, конечно же, не горю. Но и не хочу, чтобы ты у меня на руках Богу душу отдал. Все ясно? - Виктор кивнул. - Хорошо. Матросов садись. - Погода хлопнул задней дверкой и вновь уселся за руль.
  - Живой? - поинтересовался Матросов.
  - Живой, - подтвердил Погода.
  - А можно, я его разок того? - Матросов сделал однозначный жест кулаком и вопросительно изогнул брови.
  - Матросов, это непрофессионально.
  - Он мне в рот плюнул, кровью, - обиженно ответил Матросов. - Ты же знаешь, как на нас ваша кровь действует. Я чуть не задохнулся!
  - Я бы сам парочку тумаков ему навешал, но он слаб. Слишком.
  - Хорошо, только, когда мага поймаем, я тебе тоже его бить не позволю.
  - Матросов, не будь ребенком.
  Абсорберы обосновались в высоком офисном здании, где кроме них снимали офисы еще несколько дюжин мелких компаний. Их прикрытием была охранная фирма 'Зверь'.
  'Зверь' занимал первый этаж и бездонный подвал. На самом деле никто и не догадывался, о подлинных размерах помещения. В лифте, конечно, был минус первый - парковка и минус второй - собственно подвал, но мало кто знал, что на минус втором есть еще один лифт, шахта которого уходила на шесть этажей вниз. Здесь Погода распрощался с Матросовом и въехал на парковку.
  - Выходи, - выпустил Погода Виктора. - Сейчас тебя профессионал залатает, тогда сможем поговорить. Одно 'но'. Не раскрывай рта, пока я тебе не прикажу. Твоего дружка мага, здесь нет, а когда твоей жизни ничто не будет угрожать, я церемонится не стану. Так, что будь паинькой, и обойдемся без ненужной агрессии. - Погода повел Виктора к лифту. Вышли на минус втором, пересели на другой лифт и спустились еще на этаж. Когда двери лифта открылись, абсорберы сразу оказались в операционной. Несколько столов с хирургическими лампами, каталки и куча пузырьков с медикаментами на металлических полках. Двое абсорберов в белых халатах уже стояли наготове. - Расслабьтесь, ничего строчного, - сообщил им Погода, - дядя Миша у себя?
  - Да, - белые халаты сразу потеряли интерес к вошедшим и вернулись к не доигранной партии в шахматы. А Погода повел Виктора по длинным, хорошо освещенным коридорам.
  Дядя Миша оказался огромным, волосатым мужиком. Погода был против него, что шимпанзе против гориллы. Кстати волосатостью он гориллу возможно даже общеголял. Оба рукава халата дядя Миша держал закатанными по локти, но был он настолько волосатым, что цвет его симбионта нельзя было определить сквозь густую растительность. Еще один буйный пучок волос торчал из расстегнутого ворота рубашки. Сам же дядя Миша был коротко подстрижен, гладко выбрит и благоухал запахом весны и зелени.
  - Андрюша! - радостно закричал дядя Миша, блеснув безукоризненными зубами. - Давно, не заходил к старику.
  - Извини, дядь, дела. - Погода протянул руку, но дядя Миша заключил племянника в такие объятья, что Виктору послышал, хруст костей.
  - А когда только начинал, то по два раза на неделе, помнится, бывал. Раз даже в экстренной собирали. Почти, что по кусочкам. Ты не подумай, что я тебе плохого...
  - Да знаю я, дядя. Ты и в целители пошел, потому, что никому плохого не желаешь.
  - А это кто? Стажер? - дядя Миша протянул руку и Виктор осторожно ее пожал в ответ.
  - Пациент. Я ему две пули с легких вытянул.
  - Да? Растешь. Может, все-таки пойдешь в целители? - сказал дядя Миша, сразу же направившись к умывальнику.
  - Нет, я свою службу не брошу.
  - И правильно, - вздохнул дядя Миша, вытирая руки. - Выбрал дорогу, будь добр дойди до конца. Ну, пациент, раздевайся по пояс, ложись, - указал целитель на кушетку. - Ливер, конечно, не моя специальность, я больше по мышцам и костям. Но, как говорится, и такое могу.
  В куртке было две аккуратных дырочки, похоже, симбионт среагировал быстро и так же быстро закрыл раны. Кровью пропиталась только нижняя одежда. Виктор разделся, выставив напоказ цвета своего симбионта. Сейчас он был не в узоре дракона - большие пятна красно и синего собрались вокруг пулевых отверстий в груди. Дядя Миша действительно был специалистом и многое мог. Виктор даже не почувствовал, как уснул. Не почувствовал и пробуждения. Ему показалось, что он просто моргнул. - Вставай пациент. Дышать разрешаю. Ты мне вот только скажи, как это у тебя в легких столько грязи набралось? Я полчаса чистил. - Виктор вдохнул на полную грудь. У него будто воздушный шар за ребрами спрятали. Дышалось невероятно легко.
  
  
  
  Глава 24
  
  Пить зелье восстановления сил, Влад не стал. Могло ведь стать хуже, тогда оно пригодится, так и поплелся грязный, и чертовски уставший. Казалось, сам не понимал куда шел, в голове только одна мысль. - Не туда, куда побежал Игрок. - В одной темной арке, Влад снял перемазанную кровью одежду и надел френч. Он был великоват. Влад распотрошил куртку, достав все необходимое. Саму же куртку и остальные тряпки он оставил в огромном мусорном баке. Может бомжам еще пригодится, главное чтоб маги не нашли. Это конечно был риск, но таскать с собой окровавленную одежду было опасней. На остановке Влад все время клевал носом, но зелье не пил, сумел таки дождаться первую маршрутку. А вот только сел - отключился подчистую.
  Влад дал пас Женьке и тот прекрасно заложил мяч в девятку.
  - Голл! - Заорал Влад.
  - Да не было там ничего! - Возмутился Виктор. Ссора после гола уже стала традицией, ведь вместо штанги было два кирпича, а перекладины не было вовсе. Играли на поляне за недостроенной церковью. С одной стороны дорога, с другой кладбище, спереди и сзади церковь и стена сирени.
  - Было, было. - Подтвердил Женя.
  - Да все, успокойтесь, гол был. - Заверил всех Александр. - Поехали. - Саня бросил мяч и тут же завязалась ожесточенная борьба. Володька получил от Виктора локтем в живот и согнулся пополам. Влад влупил по мячу и попал шипованным носком в лодыжку Виктору. Саня зацепился за свои же шнурки и рухнул на Влада. Во всю ржали Сереги на воротах.
  Женя и Виктор оклемались, бросились на мяч. Постепенно футбольная схватка с примесью регби переместилась под стену недостроенной церкви. Влад поспешил на помощь Женьке, как только столкнул с себя Александра. Его нога попала меж двух кирпичей, коих было раскидано великое множество в высокой траве. Взмахнув руками, как крыльями с воплем Влад врезался в кирпичную стену. Схватка за мяч мгновенно стихла. Все, кроме вратарей кинулись к Владу.
  - Ты как?
  - Ногу кажись, вывернул, - заскулил Влад.
  Виктор дружески подставил плече и перевел друга через дорогу на лавочку возле пятиэтажки. Замену Владу нашли почти сразу и он тоскливо глядел на то, как играют ребята. Но неожиданно возле него присел незнакомец. На вид - лет тридцать пять - сорок. Невысокого роста он, тем не менее, выглядел крепким человеком. Незнакомец был совершенно лысый - его голова блестела, как хорошо отполированный бильярдный шар. Незнакомец тихо уселся рядом. Вытянул из кармана сигареты и, действуя только правой, дернул пачкой так, что одна сигарета сама прыгнула ему в рот.
  - Что, не берут? - спросил он, кивком указывая на игравших.
  - Ногу подвернул, - нехотя сознался Влад.
  - Будешь? - предложил он Владу пачку.
  - Не курю, спасибо, - с опаской ответил Влад.
  - Как хочешь. Смотри фокус. - Незнакомец спрятал пачку и протянул правую руку, показывая, что в ней ничего нет. Потом он начал закатывать рукав. Влад вздрогнул, ему показалось, что вместо мизинца на левой руке незнакомца короткий обрубок. Закатав рукав по локоть, он снова покрутил рукой перед Владом.
  - Ну? В чем фокус? - Рука незнакомца замерла на месте, потом он резко щелкнул пальцами и на ладони появился маленький огонек. Незнакомец прикурил от него, встряхнул рукой и огонек погас. Он снова показал руку Владу, и на ней снова ничего не было. А незнакомец затянулся и выдохнул дым носом, как в подтверждение того, что Влад действительно видел не иллюзию.
  - Как?
  - Круто. - Заинтересованно ответил Влад. - А как это?
  - Магия, - совершенно серьезно ответил незнакомец. - А ты что так не умеешь?
  - Научите.
  - Талант должен быть.
  - А как узнать, есть он или нет?
  - Вырви пару волосков. - Влад запустил руку в волосы и, сжав кулак, потянул. Три волоска застряли у него между пальцев.
  - Вот. - Протянул он их незнакомцу.
  Шумно затянувшись и так же шумно выдохнув, незнакомец выбросил недокуренную сигарету в кусты за лавочкой. Аккуратно собрав волоски, он положил их на ладонь. Волоски сразу же начали крутиться и плавиться, превратившись в пепел, так и не загоревшись.
  - Нет у тебя таланта парень.
  - Жаль. А может...
  - Не поможет. - Перебил его незнакомец. Только день зря потерял, - раздраженно сказал он. Вытянув еще одну сигарету и так же ее прикурив, незнакомец поднялся и стал напротив Влада. Резким движением он вырвал еще несколько волосков из головы Влада.
  - Эй ...
  - Заткнись, - жестко приказал незнакомец. Потом взял сигарету левой. У него действительно не было мизинца. Вернее была только маленькая культя. - В глаза смотри. - Влад вздрогнул и посмотрел прямо на незнакомца. - Забудь, забудь, забудь. Все, что было с того момента, как ногу подвернул. Ты меня понял?
  - Понял.
  - Глаза закрой. - Нехотя и с опаской Влад закрыл глаза. Волоски в руке незнакомца вспыхнули розовым огнем.
  - Парень! Парень, ты чего? А-у-у. Проснись, - начала дергать за плече Влада старушка. - Ты чего, как не живой?
  - А? - Удивленно переспросил Влад. Он ведь только что бежал за мячом.
  - Полчаса уже сижу, а ты даже не пошевелился. - Влад осмотрелся, было уже достаточно темно, но друзья по-прежнему гоняли мяч. Он белый, его видно.
  Кто-то толкнул Влада и он открыл заспанные глаза. - Громова, - сообщил водитель.
  Влад сорвался с места и, не успев удивиться, откуда в маршрутке такая толпа, начал проталкиваться к выходу. В городе уже вовсю бурлила жизнь. Похоже, он проспал в маршрутке лишний круг. Но благодаря этому, Влад чувствовал себя свежо и бодро. Вышел он все же на остановку позже. Хорошо еще, что кто-то попросил водителя остановить на его остановке. А то ведь, поехал бы на новый круг.
  Вдруг он вспомнил, что Виктор остался там. Хорошее настроение, как ветром сдуло, а бодрость моментально сменилась раздраженностью. Влад моментально достал телефон и набрал номер Антона.
  - Демьян Григорьевич? Как там Виктор.
  - Живой, под охраной. Больше ничего не знаю. - Влад вздохнул с облегчением.
  - Как Антон?
  - Целители еще работают. Он потерял много крови, кишки пробиты.
  - Ясно, - только и смог ответить Влад. - Когда закончат, позвоните мне. - Я тоже переживаю.
  - Я знаю, - сухо ответил Дед.
  - Он нам жизни спас.
  - Я знаю.
  Демьян Григорьевич сидел у входа в палату и уже несколько часов ждал. Архипова он знал еще ребенком. Смышленый малый был. Сейчас малый стал намного солиднее тучнее и веселее. Самый известный целитель страны как-никак. Было ему пятьдесят два и вел он абсолютно нездоровый образ жизни. После развода не вылезал из попоек и постелей молоденьких девочек, а ко всему еще и курил, как паровоз. Но все вышеперечисленное не мешало ему отлично делать свою работу. Вот и сегодня его ни свет, ни заря вытащили из постели молоденькой гурии.
  Он естественно поматерился, но когда узнал, что оперировать нужно приемника Кривого, то орал уже совсем по другой причине, сам торопя всех. Если Антон может поправиться, то Архипов его точно починит. Двери палаты открылись и молоденькая целительница, шатаясь, направилась прямиком к диванчику, где сидел Демьян Григорьевич. Демьян поднялся, но она устало махнула рукой. - Нет еще... - и плюхнулась на диванчик. Демьян так и не успел ничего спросить, как она заснула. На смену ей поспешила вторая, дежурившая тут же. Через некоторое время сменили и ту, и еще ту, что была за ней. Сам Архипов показался где-то уже часа через четыре.
  - Жить будет, - уселся он возле спящей медсестры. - Что это было, Демьян Григорьевич?
  - Эрнест, мы с тобой знакомы уже около сорока лет. Пора бы уже научиться обращаться на ты.
  - Вы мне, Демьян Григорьевич, зубы не заговаривайте. Я вон сколько ваши защитные заклинания обходил, чтобы не нарушить.
  - Да не психуй ты.
  - Один он у меня, понимаешь?
  - Нет, - честно признался Архипов.
  - У меня есть враги Эрнест. Очень старые враги.
  - Такие же старые, как вы? - улыбнулся Архипов, но Демьян Григорьевич только криво на него посмотрел. - Понятно. Я вот, сколько вас помню, вы всегда таким старым и мудрым были. За сорок лет вроде и не изменились. Да любой бы все отдал за ваш секрет. - Демьян посмотрел на спящую медсестру, но Архипов махнул рукой. - Ничего не слышит. Я ее так вымотал, что до утра и под бомбежкой не проснется.
  - Не играй с огнем, Эрнест. Рецепт всегда один, а судьба Фауста не весела.
  - Демьян Григорьевич, ваша душа на месте, и к демонам вы никакого отношения не имеете.
  - Не будь так уварен...
  - Ну и ладно, ваш детдомовец будет жить. Или вернее сказать ваш...
  - Узнал-таки.
  - Давно уже. Я же не поверхностно гляжу. Не переживайте, буду молчать. Только одно... Он знает?
  - Никто не знает. И надеюсь, не узнает.
  - Да уж, действительно не веселая жизнь. А я вот люблю веселье. - Архипов поднялся и направился к выходу.
  - Завязывал бы ты с весельем.
  - Один раз живем, Демьян Григорьевич.
  
  
  
  Глава 25
  
  Когда дядя Миша спросил о грязных легких, Виктор ответил, что курил много. Целитель сильно удивился такой необычной для абсорбера привычке. Но неминуемый расспрос предотвратил Погода. Во всю поблагодарив и раскланявшись перед дядей, он сослался на срочные дела, схватил Виктора за шиворот и потащил к лифту.
  - Что с Владом? - спросил Виктор в лифте.
  - Ушел. Я не больше твоего знаю.
  - Значит, стрелку нужен был не я, а Влад?
  - Почему так решил?
  - Я жив, - двери открылись и Погода знаком дал понять, что нужно следовать за ним.
  - Похоже, что твой друг перед тем, как удрать, таки отделал нападавшего. Правда, ему еще один маг помогал. Подробностей не знаю, но в том тоже дырок наделали, будь здоров. Сразу говорю, я его впервые видел. - СБшник открыл замок единственной перед ними двери картой-ключем.
  - Как он выглядел? Маг, я имею в виду.
  - Худой, длинный.
  - Антон, - вздохнул Виктор.
  - Кто?
  - Инструктор Влада. Что имел в виду тот маг, когда о крови говорил?
  - Матросов? Наша кровь лишает их магии, их кровь нас наших способностей. Только им при этом еще и больно.
  - Ясно. Погоди, так это и покурить нормально можно?
  - И покурить и напиться, и обдолбиться. Только не советую. Зависимость, она не пройдет, вместе с воздействием крови. Ломка будет еще та. Даже сильнее. С алкоголем иначе, но весь вред останется. Как с твоими легкими. Вся смола от сигарет, выкуренных под кровью, останется в тебе навсегда.
  - Что со мной будет?
  - Посидишь пока под замком. - Погода вел Виктора коридором абсолютно одинаковых дверей с кодовыми замками на каждой. Плюс в каждой двери было окошечко и прямоугольная дыра для передачи пищи.
  - Похоже на психушку, - сказал Виктор, заглядывая в пустые комнаты-камеры через окошка. В двух он заметил людей.
  - И это тоже, но в основном - тюрьма. - Он остановился возле одной двери и, заслонив замок собой, набрал код. Противно пискнув, дверь открылась. - Милости просим.
  - Иди ты, - ответил Виктор и проследовал в камеру. - Жрать когда дадут?
  - По распорядку. - Погода захлопнул дверь и направился отчитываться перед шефом. - Кирилл Афанасьевич, - влетел Погода в его кабинет сразу после двух ударов в дверь. Борисов разговаривал по телефону и жестом приказал Погоде сесть.
  - А я тут при чем? Мы своего взяли. Да не ори ты. Ну что ты от меня хочешь Курков? Обещаю поделиться всеми доступными сведеньями. Все, все, на допрос иду. - Борисов положил трубку. - Ишь, чего захотели?
  - Чего? - поинтересовался Погода.
  - Тебя, в помощь.
  - Так, какие проблемы?
  - Погода, ты что? - удивленно спросил Борисов.
  - А что? Нашего взяли маги, мы должны отплатить.
  - Ну да, только работать с магами... Я думал ты откажешься.
  - Не откажусь.
  - Хорошо, только смотри мне, язык за зубами.
  - Вы же сами обещали все рассказать.
  - Ну, это мы еще посмотрим. Ничего, порочащего нашу честь.
  - Кирилл Афанасьевич, вам не кажется абсурдной ситуация. Мага выпили, а мы прячем сведенья. О какой чести идет речь?
  - Ладно тебе, моралист, я, по крайней мере, пьяные дебоши с магами не устраиваю. Соглашение достигнуто, мы прячем своего, они своего - остальное значения не имеет.
  - Значит, ловить виновного мы не будем?
  - Андрей, не лез бы ты. Свою работу ты сделал, а остальное уже политика.
  - Всегда ненавидел политиков.
  - Ты, кажется, в отпуск хотел? Месяц устроит?
  - Я летом лучше.
  - А я летом не дам.
  - А я тогда уволюсь нафиг.
  - Может тебе премию?
  - Я лучше допрошу парня, - поднялся Погода.
  - Спасибо Андрей, я дальше сам. А пропуск на тюремный этаж сдай. Не смотри на меня таким взглядом, сдай пропуск или сядешь в соседней к парню камере.
  - Не хорошо так. - Погода бросил карточку на стол. - Не по человечески. - Выходя, он с наслаждением хлопнул дверью.
  Борисов поднялся, взял карточку и, немного посмотрев на дверь, бросил карточку в верхний ящик стола. Из того же ящика он достал компактный диктофон и накинув доселе висевший на спинке стула пиджак, направился к Виктору.
  А Виктор в то время начинал сходить с ума. Стены, пол, потолок, койка, привинченная к полу и даже унитаз, были одного цвета. Причем цвет этот был грязно-сине-зеленый. Камера угнетала. Но вот дверь противно пискнула и отворилась, впуская мужчину старше средних лет.
  - Привет.
  - Хм, допросы, я как посмотрю ваша страсть. Пытать будете? - вместо приветствия сказал Виктор, не поднимаясь с койки.
  - Что... А, ты о том разговоре, в мастерской Аркадия. Нет, то был не допрос, допрос будет сейчас. - Борисов вытянул диктофон и включил. Впрочем, картину допроса портило то, что Борисову приходилось стоять возле открытой двери, а Виктор преспокойно растянулся на койке.
  - А жрать когда дадут? - нагло спросил Виктор. - В животе урчит.
  - После допроса.
  - Нет, давайте сейчас.
  - Что?
  - Жрать хочу, вот, что.
  - Парень не зли меня.
  Виктор сел на койке, недовольно вздохнул и, глядя в глаза Борисову по слогам повторил - Я хочу жрать, - потом нормально добавил - И пока не поем ничего говорить не буду. Считайте, что я требую адвоката. - Он хотел было улечься назад на койку, но два темно синих щупальца слетели с правой руки Борисова и призрачной плетью бросились к нему. Виктор не успел среагировать, как щупальца впились в его затылок, причиняя адскую боль. Вырвать их руками тоже не получилось. Щупальца извивались змеями и уходили от рук Виктора.
  - Ты расскажешь мне все, - уверенно сказал Борисов.
  - Пошел ты, - сквозь боль проскрипел Виктор, пытаясь схватить щупальце, что ему почти удалось. Третье щупальце взлетело с руки абсорбера и, облетев жертву сверху, впилось между шейных позвонков. Мгновенно все тело, кроме головы, перестало слушаться Виктора.
  - Ты будешь послушным.
  - А хрен там, - прорычал Виктор и заорал во всю глотку от невероятной боли. Секундой позже неожиданно закричал Борисов и чуть не свалился в обморок, как это сделал Виктор.
  Борисов приподнял правую руку левой. Щупальца тонкими лентами лежали на полу, на Викторе, но, ни одно не пробивало его тело. Правая почти полностью потеряла чувствительность. Борисов подошел к Виктору и, схватив его за волосы левой приподнял, чтобы осмотреть затылок. В волосах ничего видно не было, но на шее, к тому месту где впилось парализующее щупальце, тянулось две полоски - красная и зеленая. Они туго свивались в кружок, в центре которого дымилась темно-синяя точка. Со злостью Борисов отпустил голову Виктора, тот снова повалился на койку и приложился головой о стену, но так и не очнулся. Борисова сейчас больше интересовала собственная рука. Как опытный абсорбер он быстро пробежался по своим нервам, и восстановил чувствительность.
  С болью щупальца начали втягиваться. Их потеря не интересовала Борисова, он и сам мог обрубить щупальца без последствий. Странным было другое - симбионт Виктора действовал самостоятельно. Защищая хозяина, он не просто обрубил и вывел из организма чужеродные объекты, но еще и нанес вред агрессору. Использовав щупальца Борисова как нервные окончания, он передал сильный сигнал боли. Борисову еще не приходилось сталкиваться с таким уровнем самостоятельности симбионта.
  Виктор зашевелился и начал приходить в себя. Борисов машинально спрятал руку за спину, чтобы не видно было обвислых щупалец. - Еще? - ехидно спросил он Виктора.
  - Спасибо, не надо.
  - Начнем.
  - Ты проводил сканирование Сергея Васильевича Искры?
  - Да. - Виктору стало так холодно, что он даже застегнул куртку, хотя проблемы температуры не волновали его с того самого времени, как он начал проходить тренировку у Вики.
  - Что узнал.
  - Ничего, - стуча зубами ответил Виктор и засунул руки в карманы. В правом что-то мешало. Он вытянул и не поверил своим глазам. Похоже пропитанную кровью вату посчитали безобидной, когда его обыскивали.
  - Я могу повторить сеанс прочистки мозгов, - с натиском сказал Борисов.
  - Не надо. - Виктор выбрал наиболее пропитанный кусок и вырвал его. - Выпили дядь Сережу.
  - Так лучше.
  - Что делал Искра на стройке?
  - Послушай...те. - Виктор встал и подошел к Борисову на расстояние вытянутой руки. - Чего вам от нас надо? - Виктор взял кусок ваты в левую руку.
  - Не дерзи. Что это? - спросил Борисов, глядя на вату. Вместо ответа Виктор неожиданно врезал ему по челюсти правой, да так что искры с глаз полетели. Борисова он, конечно же, не вырубил, но дезориентировал настолько, что смог впихнуть вату ему в рот. Закрыв рот правой, и схватив его левой за ворот, Виктор навалился всем весом. Секунды через три Борисов сбросил с себя наглеца и выплюнул вату. - Убью!
  - Сдаюсь! - поднял руки Виктор. - Готов рассказывать дальше. Как от абсорбера ушли, как от мага, как от стрелка и деда с бабушкой.
  - Что ты несешь. - Борисов шагнул вперед и врезал Виктору в живот. Тот попытался уклониться, но не успел, вследствие согнулся пополам.
  - Разве можно так с больными, - простонал он с позы эмбриона. - Мне же сегодня утром две пули в грудь всадили.
  - Не наглей. Продолжим.
  - Дай отдышаться, супостат, - полминуты Виктор отходил, еще полминуты симулировал. - Ладно, что ты там хотел знать?
  - Что вы делали на стройке?
  - Знаешь, а давай я тебе лучше про Колобка расскажу.
  - Ты что, мазохист? - Виктор только пожал плечами. Борисов поднял левую руку и с его руки сорвалось щупальце, которое Виктор легко поймал.
  - Моя очередь. - К избиванию Борисова он подошел серьезно. Отделал его так, что мама не горюй. Но быстро опомнился. Поскольку Борисов переставал быть абсорбером на время, Виктор боялся, что еще чуть-чуть и он его убьет. Поэтому просто вырубил.
  Обыскав Борисова, Виктор нашел ключ-карту, телефон, бумажник. Оставалось убраться отсюда и не нарваться на абсорбера. Захлопнув дверь камеры, Виктор без проблем дошел до конца коридора. Пропускная дверь пискнула, приняв ключ, он и к лифту дошел без проблем. При подъеме на парковку на минус четвертом зашли еще два абсорбера. Виктор моментально вспотел.
  - Стажер? - спросил один.
  - Пациент, - только и смог придумать Виктор, указывая на дырки в куртке.
  - Ясно.
  - А кто там сегодня? - спросил второй.
  - Дядя Миша.
  - Повезло, - уважительно закивали оба. Дверь лифта открылась и Виктор рванул на выход. - Эй, пациент.
  - Да. - Виктор медленно повернулся, готовясь дать отпор.
  - Тебя подвезти?
  
  
  
  Глава 26
  
  - Второй визит за день? Андрей, что случилось? - спросил дядя Миша.
  - Дядь Миша! - Погода посмотрел на дядю взглядом затравленного кота.
  - Понял. Чай будешь?
  - Буду.
  - Ну чего надулся? Так и будешь сидеть? - вновь спросил дядя Миша.
  - А чего еще делать?
  - Расставляй.
  - А-а-а, извини дядь, забыл. - Погода полез в тумбочку за шахматами.
  - Все же лучше, чем дуться.
  - А я вижу, что ты и санитаров подсадил.
  - Пускай тренируются, а то ведь и дюжину ходов не сделают, я им уже мат ставлю.
  - Ты бы профессионально играл, - повеселел Погода.
  - Запомни, мой юный друг, профессионально можно делать только одно дело, - ответил дядя Миша, расставляя белые фигуры. - Я любитель.
  - Вот только многих профессионалов сильнее.
  - Хватит. Какими будешь?
  - А. - махнул Погода рукой. - Играем, как расставляли.
  - Погоди, - дядя Миша поднялся к закипевшему чайнику. Бросив в две большие глиняные чашки лепестки крепкого черного чаю, дядя Миша залил их кипятком и накрыл глиняными крышечками. - Держи, - подал он одну чашку Андрею, вторую поставил возле себя.
  - Ходи, - сказал племянник и дядя быстро переставил пешку.
  - Давай, расскажи старику, что там у тебя стряслось. Я же вижу, что тебе не по себе.
  - Да не хочу я на сделку с совестью идти.
  - Правильно не хочешь. Совесть мучить будет, а оно тебе надо? Такое ведь не лечится.
  - А что делать? У меня приказ.
  - Уже оправдываешься?
  - Дядя!
  - Ты ходи, ходи. А заодно, можешь мне рассказать чисто гипотетическую ситуацию, где бы тебе пришлось идти на сделку со своей совестью. Я, конечно же, сразу все забуду, но пару советов дать смогу.
  - Дядя...
  - Только сначала подумай, что говорить. Я ведь только ситуацией интересуюсь.
  Несколько минут Погода молчал. Дядя Миша его не торопил. Он знал, что племянник все равно все расскажет. Первую партию Погода проиграл именно через дядю. Ему действительно хотелось все рассказать.
  - Вот, допустим, - Погода начал по новой расставлять фигуры, на этот раз белые, - есть преступление...
  - Ну?
  - Не перебивай. Ходи.
  - Ага, - дядя отхлебнул чая и походил.
  - Если его не раскрыть, то могут быть последствия.
  - Надо раскрыть.
  - А если его решили просто скрыть?
  - А свидетели есть?
  - Нет. Скорее ниточки...
  - Тяни.
  - Что?
  - За ниточки тяни, балда.
  - А если не могу.
  - Что мешает?
  - Начальство и бронированная дверь с электронным замком.
  - А ключа нету?
  - Отобрали, блин.
  - Не знаю, я, например, все свои ключи ношу с собой в халате и никогда с ними не расстаюсь.
  - Хорошо тебе.
  - Надо ключ достать, - сказал дядя Миша - Жарко. - Пожаловался он. - Это от чая - Сняв халат, он повесил его на спинку стула.
  - Как?
  - Понятия не имею. Меня, например, совесть не мучит. Так, что проблемы не мои.
  - Да, хорош из тебя советчик, - недовольно промычал Погода.
  - Слушай, вот был бы у тебя ключ, но все равно запрещали за ниточку тянуть. Ты бы что сделал?
  - Потянул бы.
  - Точно?
  - Точно!
  - Ну, тогда я в туалет. - Погода уставился на дядю с непониманием. Даже немного с обидой.
  - Я понимаешь, почти приказ нарушаю, а он... - но дядя не слушал, твердым шагом он направился прочь из кабинета. Погода почти разозлился, допил одним махом чай, и уже было собирался уйти... - Ах ты старый черт! - рассмеялся он. - Не зря я тебя люблю. - Погода подошел к висевшему на стуле халату и порылся в его карманах. Карта дежурного врача (от тюремного этажа) была в нагрудном. Не дожидаясь возвращения дяди, Погода направился к лифту.
  Прежде всего, разузнав у секретарши, что Борисов вышел сразу за ним и не возвращался, Погода трезво рассудил, что он на допросе. Но времени прошло довольно много, а мариновать парня долго за первый раз, даже пускай он не говорит, смысла не имеет. Значит Борисов, скорее всего, уже закончил допрос и отправился куда-то по другим (или тем же) делам. Ну а если он все еще там, то вряд ли он взял с собой еще кого то. Поэтому, открыв дядиной картой вход на этаж, Погода первым делом прислушался. Никакой возни, никаких посторонних шумов.
  Андрей направился к камере Виктора. Приняв код, замок противно пискнул. Шаг внутрь и Погода остолбенел. Вместо арестанта, в камере он застал шефа. Тот явно не спешил наказывать подчиненного, поскольку лежал без сознания, прислонившись головой к унитазу. В порыве благородства и служебного долга Погода было бросился будить начальника, но вовремя опомнился. Его ладонь остановилась в нескольких сантиметрах от щеки шефа.
  - Что имеем? - Погода прислушался. Шеф мирно сопел в две дырки, значит, точно жив. Когда ушел Виктор - непонятно. А самое главное как? Погода еще раз осмотрелся и увидел высохший кусок окровавленной ваты на полу возле койки, а на стене такой же, только меньше и мокрый. - Что здесь случилось?
  Мокрый кусок выглядел очень неприятно, поэтому Погода его не тронул, а вот сухой захватил. Камеру он закрыл, получив немалое удовольствие от этого. - Вот бы еще увидеть, как ты проснешься, орать начнешь. - Злорадно подумал Погода, идя к лифту. Ведь камеры были полностью шумонепроницаемые. Теперь шеф до обеда не будет мешать точно. Потом принесут еду.
  - Дядя Миша, ты представляешь...
  - Ой, - перебил его дядя. - Что-то мне опять в туалет захотелось.
  - Да хватит уже.
  - Чего хватит? Я в туалет, - дядя вышел, а халат все так же висел на своем месте. Погода быстро опустил карточку в карман халата и сел за шахматы. На доске так ничего и не поменялось.
  - Дядя, а я думал, у абсорберов проблем с желудком не бывает. - Лукаво сказал Погода.
  - Бывают. Это я тебе, как целитель говорю.
  - Ладно, вот смотри. - Погода протянул дяде вату. - Что это?
  - Вата с кровью.
  - А она может как-то абсорбера отключить.
  - Только, если... - на этих словах Погода сам понял, что это за вата и как убежал Виктор.
  - Спасибо, я понял, - он выхватил вату из рук дяди, а через полчаса Погода сидел в кафешке с Матросовом.
  - Так ты будешь помогать? - спросил Матросов - Я слышал, твой шеф открещивается от всего.
  - Шеф - да, я - нет. Я же обещал. Только есть одно 'но'.
  - Вечно с вами абсорберами так. Ладно, спасибо, сами. - Матросов начал подниматься. Давно сдерживаемое раздражение грозило вырваться наружу.
  - Да сядь ты! Поговорить начистоту надо.
  - Ты мне не очень нравишься, - сразу честно начал Матросов.
  - Я тебе не девка, чтобы нравиться. Что с твоим сделают?
  - С Искрой? Запрут подальше, наверное. А что?
  - А за что?
  - Не пойму я тебя?
  - Ну, ведь гоняемся за невинными парнями.
  - Невинными? А кто мне в рот плюнул? - возмутился Матросов.
  - Да тебя хоть по яйцам не били, - отмахнулся Погода.
  - Они тебе что еще и по яйцам дали?
  - Проехали, - проскрипел Погода. - Не о том речь. Мага ведь кто-то выпил.
  - Ну, - поморщился маг, вспоминая неприятный разговор с начальством в нейтральном пабе.
  - Почему мы за парнями гоняемся, вместо того, чтобы им помочь?
  - А мы для того и гоняемся, чтобы помочь.
  - Как? Усадить обоих на всю жизнь в одиночные камеры?
  - А ты чего хотел? - начал злиться Матросов. - Думаешь, я не хочу виновного поймать?
  - О чем и речь. Мы виновного искать будем? Или забудем обо всем, как только начальство скажет?
  - Тебе хорошо, моралист хренов. Твоего уже поймали.
  - Сбежал он.
  - Как?
  - А вот так. Раз и нету. Они уже такого наворотили, что я начинаю верить, не ставь мы им палки в колеса, давно могли бы виноватого найти.
  - Возможно. - Матросов задумался. Только если помогаем, то обоим. А не так, что одного взяли, второго оставили...
  - Естественно.
  - И я абсорберу врезать должен! Пару раз.
  - Хватит уже, Василиса Обидчивая.
  - Слушай, а тебе что не хочется отомстить?
  - Хочется, только боюсь, если я магу врежу, то детей у него точно не будет.
  - А ты целителя позови и бей.
  - Да хватит уже.
  - А че еще делать? Найти их мы точно не можем.
  - Ну... - Погода вытянул с кармана вату. - Подозреваю Влада. Сможешь что придумать?
  - Дай сюда, дурень. - Матросов просто вырвал вату из рук абсорбера. - Если Влада, то какого ты ее при себе все время держишь? - Потом успокоившись, ответил. - Попытаться можно. Откуда это?
  - У Виктора было. Я когда его обыскивал, внимания не обратил, а он похоже потом кусок моему шефу в рот умудрился засунуть.
  - И что шеф?
  - Валяется в запертой камере без сознания.
  - Еще валяется?
  - Да, до обеда будет там, потом дежурный выпустит.
  - А ты чего не выпустил, раз был там? А если не был, то откуда знаешь?
  - Матросов, ничего я не знаю. Там я не был, у меня пропуск отобрали. И тебе я ничего не рассказывал и не давал. Понятно!?
  - Как может быть понятно то, чего я не знаю?
  - Вот и ладно. А у Карася, похоже, такие штучки в привычку начали входить.
  - Ой, как смешно... Мне он плюнул!
  
  
  
  Глава 27
  
  Отец работал на фармацевтическом заводе компрессорщиком, как выражался он сам. Что означало это таинственное слово, Влад не задумывался, главное то, каким образом это позволяло развиваться его детскому воображению. Вчера отец Влада привез домой списанные бочки из-под медикаментов. В таких на завод привозили сырье. Стенки бочек были картонными, а дно и крышка фанерными. Крышка крепилась к бочке металлическим обручем с защелкой. Случайно отец взял больше обручей, чем требовалось. Влад тут же их национализировал. Металл, конечно, был дрянной, но в десять лет и такое большой подарок. При помощи зубила, молотка и куска старой рельсы Влад делал из обручей мечи, ножи, копья. Правда, меч гнулся от первого же удара, но главное ведь фантазия.
  - Ты там еще долго греметь собираешься? Спросил отец
  - А что? - ответил Влад, осматривая оставшийся материал.
  - Голова уже от тебя трещит.
  - Можно я тогда к Витьке?
  - Иди. Только приберись сначала.
  Инструменты Влад положил на место. Кусок рельсы он, пыхтя, оттащил к гаражу. Влад всегда задавался вопросом, кто и как отломил такой кусок. Ведь с одной стороны рельса имела неровный, рваный край, слегка загнутый вверх. Но сие истории не ведомо. Вскинув два самодельных меча на плече, он направился к другу.
  - Ого! Где взял? - загорелись у Виктора глаза.
  - Сам сделал!
  - Врешь.
  - Честно, - обиделся Влад. - Правда, они тупые, папа запретил затачивать их. Если хочешь, то могу даже показать, как делал.
  - Хорошо.
  - Пошли на Вильветово поле.
  - Давай. - На самом деле это было не поле, а две заброшенных хаты, большая купа глины и стопка строительных плит. Все сильно заросло кустами и бурьянами, правда в центре вытоптана небольшая поляна, где детвора играла в футбол. Все принадлежало мифическому Вильвету, которого никто из друзей Влада не видел.
  - Выбирай. - Влад протянул мечи. Виктор вытянул длинного и прямого. Владу достался покороче, изогнутый от того, что с одной стороны ему досталось больше внимания молотка. Впрочем, оба качества его только укрепляли.
  - У меня рыцарский, - сказал Виктор.
  - А у меня, как у ниндзя.
  За первые несколько минут боя оба меча изогнулись, а на пальцах, державших их рук, появились ссадины и порезы. Ремонтировали тут же найденными кирпичами.
  - Витя! - заорала мать Виктора.
  - Что?
  - Не что, а бегом домой! Кто за борщом смотрел?
  - Ой.
  - Влетит?
  - Держи. - Виктор протянул меч. - Только подожди, я сейчас. - Он бросился домой, прямиком через соседский огород. А Влад начал рубить кусты с двух рук. От чего на лезвиях мечей появлялись зазубрины, да и гнулись они порядочно.
  - Вот это оружие, - сказали за спиной. Влад аж подскочил с перепугу.
  - Вы кто?
  - Я маг, - ответил молодой человек в кепке.
  - Магов не существует. Это все выдумки.
  - А я докажу, - ответил маг, разглаживая рыжие усы.
  - Как?
  - Дай мне меч, или, что там у тебя.
  - Не-а. - отошел на шаг Влад.
  - Ладно, смотри, - незнакомец протянул руку, щелкнул пальцами и на ней зажегся маленький огонек. - Веришь?
  - У вас зажигалка в рукаве.
  - Мальчик, какая зажигалка? - начал злиться незнакомец.
  - Спрятанная, - совершенно серьезно ответил Влад.
  - Давай я тебе меч нагрею только прикосновением. Тогда поверишь?
  - Наверное...
  - Ладно, давай меч.
  - Не-а. - Виктор потянул меч лезвием вперед, держась за рукоять. - Так грейте. Двумя пальцами, - в ответ незнакомец тихо заматерился. Взявшись за кончик меча двумя пальцами, он начал краснеть. Вскоре его лицо стало цвета вареного рака. - Хм, долго еще ждать?
  - А ты там, где я держусь, попробуй. - Кончик меча сильно потемнел, будто обгорел. Влад протянул палец и тут же его забрал.
  - Горячо! - удивленно сказал он.
  - Так мне продолжать? - спросил красный от натуги маг.
  - Не надо.
  - Ну, спасибо тебе мальчик.
  - А что вам от меня нужно? - уже с опаской спросил Влад.
  - А я ученика ищу.
  - Правда?!!
  - Правда, только с магическим талантом.
  - И?
  - Что 'и'?
  - Я тут при чем?
  - Не, мальчик, ты точно тупой.
  - Ну и ладно. - Влад развернулся и направился домой. Слезы обиды так и наворачивались на глаза.
  - Стой! Я ведь и хочу проверить, есть ли у тебя талант. - Влад остановился. - А сразу сказать нельзя было?
  - Ты не спрашивал.
  - Нет, я спрашивал!
  - Хорошо, ладно, дай мне просто пару волосков.
  - А вдруг вы меня в лягушку превратите?
  - В лягушек только девушек превращают.
  - Тогда в козла.
  - Ну все, ты меня достал, - маг потянулся к Владу рукой, но тот, неожиданно для самого себя, ударил мага горячим мечем по руке. - Ах ты, зараза! - схватился маг за руку, а Влад, осознав свой поступок, бросился бежать. Мечи, в которые он вложил так много труда, остались валяться в бурьянах. - Куда! - опомнился маг. В два прыжка он догнал малыша и, схватив его за куртку, приподнял одной рукой вверх, но Влад, неожиданно, чуть не выпал из куртки. Тогда незнакомец поставил его на землю. - Крикнешь, точно в козла превращу, или того хуже, в слизня какого-то. Понял? - Влад со страха утвердительно замотал головой. - Хорошо. - Ловким движением маг вырвал пучок волос, Влад аж закричал от боли. - Молчи! - приказал незнакомец. И Влад замолчал, только слезы предательски катились по щекам.
  Пучок волос быстро вспыхнул в пальцах незнакомца, распространяя неприятный запах. Маг, похоже, был недоволен. Он вырвал еще несколько волосков, от чего слезы у Влада покатились еще быстрее, и снова сжег их в магическом огне. - Повезло тебе. Смотри сюда. - Маг протянул руку и на ней вновь заплясал веселый огонек. Только теперь он переливался всеми цветами радуги. Огонь затягивал, к нему хотелось дотронуться. И Влад потянулся - Мне в глаза смотри, - приказал маг. Влад перевел взгляд и увидел, как в глазах мага плясали такие же огоньки. Так же весело и так же красиво. - Когда откроешь глаза, ты забудешь, кто я такой. Ты забудешь о нашей встрече. И что я говорил, или делал. А сейчас спи. - Ноги Влада сами покосились, но маг подхватил его и аккуратно уложил на бурьяны. Жалости в нем не было, просто он не хотел, чтобы Влад открыл глаза.
  - Влад! Ты чего? Спишь? - Влад открыл глаза и рывком сел. - Как это ты умудрился заснуть на холодной земле? - спросил Виктор. - Где мечи дел? Ты чего? Все нормально? - но Влад только затравленно зыркал по сторонам. Его не покидало чувство опасности.
  - Влад? Вставай, - затрясли его за плече. - Владик, сладкий мой. Я вернулся. - Влад рывком сел.
  - За сладкого ответишь, - на автомате выпалил он, еще не понимая, что произошло.
  - Нормально, я тут из тюрьмы побег века сделал, а он не рад меня видеть. Эй, все нормально? - насторожился Виктор. - Тебя часом в перестрелке не контузило? Странный ты какой-то...
  - Нормально. Все нормально. Сны странные снятся.
  - Хорошо тебе, а я целый день по городу шастаю, проверяю, чтоб хвоста не было. Себя раз десять на предмет жучков проверял. Потом плюнул и новые шмотки купил. Уже черт его знает, сколько не спал.
  - И не поспишь. Пора Деду звонить.
  - Эй, проснись.
  - Успокойся, он меня сегодня отпустил и о тебе обещал позаботиться.
  
  
  
  Глава 28
  
  Такого попадаловала Марк еще не помнил. Он несколько раз сильно ударил по рулю. Так облажаться почти невозможно. - Да, слава Богу, хоть ноги унес. - Переча внутреннему голосу, сказал Марк. Одно его утешало - второй воздушный точно не жилец, а если повезет, то и цель загнется. Предстояло решить, возвращаться на место преступления, или нет. - Может, повезет? - Но с удачей в последнее время как-то не очень. - Госпожа Удача, я, что же лимит доверия исчерпал? - Отдышавшись, Марк открыл бардачок и достал нож. Немного подумав, еще и две пластинки с таблетками. Одни - магический допинг, кратковременное действие и почти никакого вреда, просто вдвое увеличивают способности. Другие - обычное восстановление сил.
  Бодрым шагом Вавилов направился обратно. Подойдя к арке во двор, где он сцепился с целью и, неведомо откуда свалившимся воздушным, Марк аккуратно заглянул во двор, прячась за стеной. От увиденного, у него просто челюсти свело. - Старик! - Марк спрятался за углом и быстро просчитал свои шансы. - Чтоб тебя! - Он был уверен, будь у него пистолет, он бы точно справился, но с ножом... Все варианты очень и очень непривлекательны. Марк снова заглянул во двор через арку. - Еще хуже! - его едва не заметил невысокий крепыш. Больше не раздумывая, Вавилов направился к автомобилю. Успокоился он только когда пропетлял немного по пустым улочкам города, убедившись, что за ним нет хвоста.
  Теперь Марк ни в чем не мог быть уверен. - Хотя, Искра точно ушел, - думал Вавилов. Его тела не было во дворе. - Вот, если эти двое заберут Карася, если они за ним, то могут откачать. Подводить заказчика, который подкидывает такие интересные игры, неразумно. Марк решил на этот раз сделать все правильно. Больше никакого культового оружия, никакого выпендрежа. Поэтому направился прямо к знакомому, что доставал для него особо редкие и дорогие стволы.
  - Юра, открывай. - Вавилов зажал кнопку звонка и не отпускал ее до тех пор, пока дверь не открыли.
  - Кому там не спится? Я щас присплю, - дверь распахнулась и на пороге показался злой, как черт хозяин - заспанный, в домашних тапках и распахнутом халате поверх семейных трусов. Однако, угловатый ствол в его руках, с лихвой компенсировал всю комичность наряда. - Марк? Какого хрена?
  - Впустишь?
  - Да, заходи. - Юрий продвинулся, пропуская Марка внутрь помещения. - Ну?
  - АК (С или 74М), рожок на 60 патронов, оптику, пистолет с магазином побольше.
  - Стоп, стоп, стоп! Сбавь обороты. Че, на войну собрался? Ты же с Макарычем отряд ОМОНа положишь.
  - Этого не положу.
  - Я думал ты уже давно не у дел. Поднялся, завязал.
  - С таким не завязывают...
  - Хорошо, только где я тебе сейчас все это рожу? Срочно?
  - Вчера.
  - Нету.
  - Что есть?
  - Сиг есть 226й под девятку парабеллума на 15 патронов. Из автоматов, извини друг, вообще ничего. Есть Маринер 590. Не дробовик - мечта. Предохранитель и разобщитель все правой - левая свободна. Окно открыто - подаватель не торчит, в случай чего пальцами патрон поправил..., я только недавно один такой обкатал, никаких если - работает как часики.
  - Магазин?
  - Восемь.
  - Беру. Два Сига и Маринер.
  - Сиг один.
  - Хрен с тобой.
  - Деньги?
  - После.
  - Э, брат, так дело не пойдет. С твоей профессией, не сочти за наезд на твою квалификацию, рискуешь расстаться с миром раньше, чем оплатишь долги, да и не держу я такого дома.
  - Ладно, - проскрипел Марк, - где?
  - В гаражах.
  - Когда?
  - Когда будут деньги, ты только предупреди.
  Дробовик, пару пачек патронов, пистолет с запасными обоймами и патроны к нему Вавилов забрал еще к девяти. После этого, сразу рванул за город на пристрелку. Впрочем, с его опытом, пистолет он обкатал довольно быстро. Дольше провозился с дробовиком. Не со стрельбой конечно, а с зарядкой-перезарядкой. В стрельбе 12м калибром у него опыт был, так что плече не болело.
  Оставалось сделать еще две вещи, которые почти взаимоисключали друг друга. Нужно было отдохнуть и найти Искру. Впрочем, теперь было легче. По идее абсорбера с ним нет, значит, поиску ничто мешать не будет. Зашторив все окна, Вавилов завел будильник, вновь развесил иероглифы и зажег благовония. На этот раз для усиления эффекта он принял таблетку допинга. Заряд сожжется довольно быстро, а обессиленным и заснуть легче.
  Началось. Сотни Марков Вавиловых устремились в Столицу будущего, рассеиваясь по всему городу. Они видели, слышали, чувствовали... Иногда некоторые переживали одно и то же событие, тогда тот Марк, что лежал на полу соей квартиры, тоже чувствовал это. Многие образы были новыми, но несколько раз мелькнула картинка типовых многоэтажек. Вавилову показалось, что их он видел и в прошлый раз. Тогда он бросил все свои размноженные 'я' на эти образы, и увидел все: улицу, дом и даже квартиру. Он сильно ослаб, с последних сил заставил себя увидеть окно нужной квартиры сегодняшней ночью. В окне горел свет, он отчетливо увидел Искру, подошедшего к окну.
  Когда Марк вынырнул из транса, его тело слушалось плохо, усталость навалилась адская. Хотелось уснуть прямо на полу, но Вавилов знал, как плохо такой сон восстанавливает силы. Он дополз до кровати и замотался в мягкое одеяло, даже не раздеваясь.
  Прежде, чем Марк изволил проснуться, долго трезвонил будильник. Тонкий писк буравил дыру в тяжелой голове. - Нихрена не отдохнул, - сказал он сам себе и направился в душ. Когда Марк подъехал к нужному ему дому, было совсем уже темно. В окне он увидел Искру. Как раз тот момент, из видения. Что ж, хоть этот раз он и упростил принципы поиска, но надеялся, что почувствовал бы опасность.
  Марк потянулся на заднее сиденье за дробовиком. Несколько раз он поклацал предохранителем, потом быстро зарядил его. Скоростью остался доволен. Ту же операцию он провел и с пистолетом. После чего потянулся за бронежилетом. Броню он надевал, уже выйдя из машины, потом прицепил на бедро кобуру с пистолетом и только тогда достал дробовик. Еще раз посмотрев в окно, Марк достал пластинку и выдавил с нее одну таблетку. - Теперь, хоть Форт-Нокс брать.
  
  
  
  Глава 29
  
  - Ладно, погуляй пока.
  - Чего это?
  - Ты абсорбер.
  - Ладно, только не долго.
  - Не от меня зависит.
  Аналитический отдел пребывал в удивительном спокойствии. Саныча не было на месте, а молодежь застряла в мониторах ПК. Что они делали на этот раз, было не понятно. Появление Матросова было проигнорировано самым наглым образом. В комнате звучал лишь треск нажимаемых клавиш.
  - Эй, есть кто дома?
  - Матросов не мешай. Дома все.
  - Да по вас не скажешь. Вы ведь этой, неопределенностью, не занимаетесь.
  - А, мы тут решили СППР свой создать. Стараемся решить проблему абстракции при решении задачи. - Ответил Жорик.
  - А, ну тогда все ясно. Это ж просто, - уверенно произнес Матросов, чем заставил аналитиков оторваться от Мониторов.
  - Че? - переспросил Леша, глядя на Матросова большими глазами ослика Иа.
  - Не понял нихрена.
  - А-а-а. - дружно протянули ребята.
  - Все, ребята, не грузите только. Помощь нужна. Неофициально конечно.
  - Мы во внимании.
  - Вот. - Матросов положил на стол перепачканную кровью вату. - Найдите мне его.
  - Саныча нужно попросить.
  - А сами.
  - Мы хоть и прогрессивные молодые специалисты... - произнес Леша.
  - Но, Саныч круче, - закончил за него Жора. - В таких делах намного круче.
  - А где он?
  - В заслуженном отпуску. Его ж тогда чуть кондрашка не хватила.
  - Вот мы его и уговорили.
  - Ребята надо, кровь из носу, как надо.
  - Попробуем? - спросил Жора.
  - Давай, - ответил Леша.
  - Помочь могу? - спросил Матросов.
  - Ты его хоть раз видел? - спросил один.
  - Знаешь, где он недавно был? - поддержал второй.
  - Видел, знаю.
  - Это один образ?
  - Не понял.
  - Ну, место, где он был и место, где ты его видел последний раз одно и то же?
  - Нет.
  - Тогда лучше не надо.
  - Так что мне делать?
  - Зайди через пару часов.
  Пока молодые таланты занимались поиском беглецов, Погода с Матросовом решили переговорить с Демьяном Григорьевичем. Матросов быстро выяснил, где тот находится, как и то, что операция Антона уже завершилась.
  - Кто этот Антон? - спросил Погода.
  - Воздушный маг, воспитанник Демьяна Григорьевича.
  - Семья?
  - Демьян Григорьевич.
  - Так они родственники?
  - Антон детдомовский. Григорьевич его нашел и вырастил. Больше я ничего узнать не смог.
  - Поговорим с Григорьевичем, узнаем.
  - Говорить буду я. - с ударением на последнем слове произнес Матросов.
  - Да ради Бога. Я буду только присутствовать.
  В академию Погода попал впервые. Впрочем, с подземным городом он был знаком, только не с той частью, что контролировали маги. Сам город был разделен на три части. Две маленькие, контролировавшиеся магами и абсорберами и огромная центральная часть, не принадлежавшая никому. Старушка на входе так и буравила Погоду взглядом. Наверное, только присутствие Матросова спасало абсорбера от нее.
  Перед тем, как войти в кабинет декана факультета элементарной магии, Матросов вежливо постучал. - Демьян Григорьевич? - Заглянул он в кабинет.
  - Да, входите, - разрешил Дед. - Матросов вошел, а за ним и Погода.
  - Хм, времена действительно меняются, - сказал Кривой, смотря на Погоду. - Я думал, начальство не хочет привлекать внимания. Или вы из Лиги?
  - Демьян Григорьевич, неужели мы похожи на тех недоумков? - не выдержал Погода. - Спорю, они до сих пор ничего не знают.
  - Погода! - рассердился Матросов.
  - Молчу, - в примирительном жесте поднял руки абсорбер.
  - Почему же, ведь маг и абсорбер, работающие вместе...
  - Просто ребяток оказалось не так просто взять. Вместе они действовали довольно эффективно.
  - Более чем, я бы сказал... - поправил Дед Матросова, - садитесь, - указал он на стулья и агенты расселись.
  - Демьян Григорьевич, у нас не было возможности обсудить случившееся.
  - Понятно, вы хотите знать, что делал Искра на стройке?
  - И то, что случилось после, - вставил свои пять копеек абсорбер, чем заслужил гневный взгляд Матросова.
  - Вот о том, что случилось позже, я ничего не знаю.
  - Что знаете? - спросил Матросов.
  - Он вызывал дух своего рода.
  - Он же начинающий, да и что это за призыв такой был, что половину Столицы накрыло?
  - Сергей, вы совершенно правы... - вдруг неожиданно громко прозвучал заразный смех, Дед аж подпрыгнул на стуле, а потом заиграла веселая мелодия. - Извините. - Григорьевич достал сенсорный телефон и уставился на него как баран на новые ворота. Секунды через три, он ткнул, куда надо и поднес телефон к уху. - Нет, не Антон. Ирочка, это Демьян Григорьевич, Антон заболел, говорить не может, вот оставил его мне, чтобы на звонки отвечал. А что поделать, от гриппа никогда лекарство не найдут, он же мутирует с нечеловеческой скоростью. Да нет, что ты, через пару дней пройдет, я ему уже и зелье нужное дал. И тебе всего хорошего. - Дед удостоверился, что выключил телефон и положил его на стол перед собой. - Это Антона. Секретность соблюдаю, как видите, вру что попало.
  - Интересная моделька. - Погода потянулся за телефоном - Можно? - спросил он, и, не дожидаясь ответа, схватил его. - А сколько стоит, не знаете?
  - Молодой человек, вы умышленно меня злите?
  - Что вы, Демьян Григорьевич, Матросов - Погода указал на пунцового от злости мага земли - уверил меня, что отправить нас на тот свет, вам особой сложности не составит. Я же абсорбер, а мы интересуемся такими техническими штучками. Извините, конечно, если я вас обидел. Давайте лучше вернемся к утреннему происшествию.
  - Как я уже говорил, Сергей, вы, совершенно правы. Традиционные ритуалы, что мы сейчас практикуем, такого результата не дают. Но этот ритуал был придуман Антоном на ходу. Влад просто поставил его перед фактом, что он собирается провести ритуал. Песнопение ему не осилить, он выбрал индийский вариант.
  - Напомните.
  - Порезы.
  - А, вспомнил. Самоубийство, без квалифицированной помощи.
  - Вот Антон и набросал ему новый. Намешал символов из западной и восточной культур. Без кровопускания тоже не обошлось, но не такого опасного.
  - Оставим детали. Как вы его нашли?
  - Мы ждали, слушали ветер. Дежурили посменно.
  - Тогда была как раз Антонова смена. Вот он первый и прилетел. Что касается нападавшего, я думаю, это был абсорбер. - Дед выжидательно уставился на Погоду, игравшегося телефоном.
  - А? - почувствовал тот, что внимание переключилось на него. - Извините, что не слушал. Матросов мне потом расскажет, что важно.
  - Я говорю, нападавший, скорее всего, абсорбер.
  - Вполне возможно, с готовностью согласился Погода, - и положил телефон на стол, но взамен достал свой и начал играться им.
  - Что вы еще хотите знать?
  - Как вы думаете, ритуал удался? - спросил Матросов.
  - Не знаю, но фон был таков, что, скорее всего да. А что говорит Карась?
  - Ничего, молчит партизан. Да и не дал мне шеф особо с ним поговорить, сам взялся, - сказал Погода.
  - Еще что?
  - Думаю все, - ответил Погода, прежде, чем Матросов успел открыть рот.
  - Извините, это все, что я знаю. Дед поднялся и встал из-за стола с явным намереньем выпроводить гостей.
  - Да что вы, - поднялся Погода, но выронил телефон и нагнулся за ним. - Вы и так нам много помогли, - он протянул руку.
  - Надеюсь... - Дед неуверенно пожал предложенную руку. На его памяти, это было впервые. Потом он пожал руку Матросову и провел их к двери.
  - Да ты вообще... - яростно зашептал Матросов, когда закрылась дверь.
  - Умолкни и дотащи меня до машины, - парировал Погода и обессилено сперся на стену.
  - Ты чего?
  - Потом, помоги, - он положил руку на плече Матросову. Пошли.
  По пустым коридорам академии Матросов быстро провел Погоду к лифту, а из лифта он уже вышел сам, чтобы старушка ничего не заподозрила. - Ну? - спросил Матросов, когда они уже были в машине.
  - Баранки гну. Врет он все. А поэтому я на него два жучка повесил.
  - Как?
  - Щупальцами. Нелегко было при двух магах рядом. Комнатушка слишком маленькая была. Едва не упал.
  - А не найдет?
  - Один я на подошву, перед каблуком уцепил, когда за телефоном нагибался, а второй в рукав пиджака.
  - Откуда ты взял, что он врет?
  - Телефон. Я входящие проверил. На телефон Антона был входящий, уже после происшествия, от 'Деда'.
  - Да мало ли?
  - Он детдомовский, сам же говорил. Кроме того номера Демьяна Григорьевича Кривого, в контактах нету. А остальные номера - обычные имена и фамилии.
  - Может сам случайно набрал.
  - Вот я его и проверил.
  - Как?
  - Позвонил, пока мы там сидели.
  - И?
  - Трубку не взяли.
  - Вот я не пойму, что из этого следует.
  - Следует, что у Деда не было с собой телефона. А теперь догадайся, у кого он?
  - Да ну, это все еще вилами по воде писано.
  - Вот для этого и пригодятся жучки и GPS.
  - Какое GPS?
  - А, я на телефоне Антона включил.
  - Хм, ладно, давай к моим пророкам.
  - Нет, давай к моему пророку.
  Знакомый абсорбер Погоды - доморощенный компьютерный гений, в считанные минуты перевел сигналы и жучков и GPS на телефон Погоды. Совместил их так, чтобы они отображались на одной карте. На этот раз ждать пришлось Матросову, пока абсорбер исчез где-то на Андреевском. После вернулись к гениям Матросова. Они выдали распечатку карты, где черным маркером был обведен не очень аккуратный круг.
  - Это что?
  - Он где-то там.
  - Здесь же десятки домов, - возмутился Матросов.
  - Шесть, - парировал Леша. На том и разошлись.
  
  
  
  Глава 30
  
  - Да, Мариночка, хорошо, обещаю. Целуй Настеньку. Конечно. Ты же меня знаешь, только справлюсь, сразу домой. Пока, дорогая. - Матросов выключил телефон и наткнулся на насмешливый взгляд Погоды. - Что?
  - Да ты оказывается подкаблучник? Никогда бы не поверил.
  - Да не подкаблучник я. - начал оправдываться Матросов.
  - Хотя, если учесть твою агрессивность, то... - рассуждал Погода.
  - Да не подкаблучник я! Просто жену люблю. - Яростно оправдывался Матросов.
  - Ладно, успокойся, - примирительно сказал Погода.
  - Не подкаблучник, - обиженно прошипел Матросов.
  СБшники уже час колесили между указанными домами, но Погода так ничего и не почувствовал. - Ладно, хватит. Паркуйся где тебе удобнее, будем ждать.
  - Чего ждать то?
  - Действий от Деда.
  - Ну, давай ждать.
  - На, жди, а я спать. - Погода сунул телефон в руки Матросову, а сам разложил сиденье и завалился спать.
  - Погода, - растолкал его Матросов буквально через несколько минут.
  - Чего?
  - Он движется.
  - Куда?
  - Да откуда я знаю?
  - Так чего от меня хочешь, вот когда остановится, тогда буди. Может он просто домой едет. - Дед действительно ехал домой. Все сигналы замерли именно по этому адресу. Но вот две точки остались на том же месте, а третья отделилась и начала упорно отдаляться.
  - Погода, - позвал Матросов.
  - Ну? - не открывая глаз, спросил абсорбер.
  - Он нашел твои жучки и оставил их дома, а о телефоне, похоже, не догадался.
  - Ну не обязательно, - окончательно проснулся Погода. - Он мог просто переодеться. О, он просто на нас движется.
  В район, отмеченный талантами Матросова, Дед вошел уже, когда полностью стемнело. Пользуясь своим зрением, Погода быстро выследил его, видел и парадное, в которое тот вошел.
  - Ну, пошли? - Спросил Матросов.
  - Не.
  - Ты же сам хотел помочь им.
  - И до сих пор хочу, только все предыдущие встречи проходили не в слишком дружеской атмосфере. Если у парней при нашем появлении сдадут нервы? Сам же говорил, что старик без труда нас с землей смешает.
  - Ждем?
  - Ждем. - А ждать пришлось недолго, минут пятнадцать, а потом началось веселье. Недалеко от СБшников остановилась серебристая потрепанная колымага. Некоторое время с нее никто не выходил, но когда водитель вышел, то Погода сразу же обратил внимание. - Матросов, глянь, - удивленно указал он.
  - У меня твоего инфра-красного зрения нету. Что там? - вместо ответа Погода просканировал незнакомца.
  Быстро выхватив телефон, он набрал номер. - Демьян Григорьевич, вы там, на конспиративной квартире, случайно, вооруженного мага не ждете?
  - Ты что там увидел? - удивился Матросов, и уже хотел выйти из машины, чтобы посмотреть самому, но Погода схватил его за рукав.
  - Ой, все вы прекрасно понимаете. Я на телефоне GPS включил, когда игрался. Мы с Матросовым сейчас под окном. Важно другое. Только что подъехал мужик, вышел из машины, надел бронежилет, взял дробовик и сейчас входит в то же парадное, что и вы вошли. Если не ваш, советую к дверям не подходить. - Погода отпустил Матросова и указал на парадное. Дверь открылась и осветила незнакомца в бронежилете с дробовиком.
  - Не кисло! - офигел Матросов. - Вот так, в наглую...
  - Нет, я просканировал, он Маг. Мне не нужны пацаны, я его хочу. Допросим вместе. Хорошо, - говорил Погода в трубку.
  - Что? - спросил Матросов.
  - У тебя ствол есть?
  - Только нож. Я же маг земли, меня трудно физически достать.
  - Даже из 12го калибра.
  - Из 12го можно.
  - Плохо, - сказал Погода и достал пистолет из бардачка.
  - А еще одного нет?
  - Нет. Пошли.
  Вавилов тем временем уже подошел к нужной двери. Дважды глубоко вдохнув, он потянулся к звонку. Быстро прокрутив несколько вариантов развития событий, он замер в нерешительности, так и не нажав на звонок.
  - Его просто не может быть здесь. - Вавилов еще раз прокрутил варианты будущего, и во всех его доставал старик. - Чтоб тебя! Я же таблетку выпил! - Но именно это добавляло весомости его видениям. А хуже всего, что меньше чем через полчаса, его гипертрофированные силы иссякнут. И тогда он даже на обычном уровне предвидеть не сможет. - Еще свидимся... - Темные пятна в предвиденьях напрягали. От них тоже исходила опасность. - Неужели и абсорбер жив? - Марк направился на выход.
  Способности сработали сами. Он вдруг почувствовал опасность за дверью парадного, даже увидел человека с ножом. Он, недоумевая, прогнал в мозгу ситуации из ближайшего будущего, и во всех он сильно пострадал. Не от человека с ножом - того самого невысокого крепыша, что он видел утром. Опасность исходила от большого темного пятна в пророчествах. Большего, чем он чувствовал в квартире. - Ах, вы суки! Ловушку устроили... - Марк с трудом сдерживал себя, в чем ему сильно помогал инстинкт самосохранения. Он ясно понял, что его ждут и в квартире, и на улице. Причем, и там, и там, есть абсорберы. Их надо снимать первыми, ведь просчитать невозможно.
  Усиленные допингом способности, наконец, выдали более-менее действенный прогноз. Будь Марк спокоен, он бы попытался уйти, но побочным действием допинга были взвинченные нервы и повышенная агрессивность. Подойдя к трем дверям на первом этаже, Марк поднапрягся и выбрал одну. Зажав кнопку звонка, он положил дробовик и вытянул пистолет, а сам присел и попытался полностью уйти с зоны осмотра дверным глазком. Через полминуты дверь на лестничную площадку отворилась и показался небритый мужик пенсионных лет в семейных трусах. Он не успел ничего сказать, как в его подбородок уперлось дуло пистолета. - Тихо. Ты мне нафиг не нужен. Дверь полностью открой. - Мужик безропотно повиновался. Левой Марк подобрал дробовик и толкнул дулом мужика в живот. Мужик попятился, а Вавилов спрятал пистолет в кобуру на бедре и захлопнул дверь освободившейся рукой. - Дома еще кто... А, вижу, что нету. Убить бы тебя, за то, что в таком свинарнике живешь, да только шуму будет. - Марк резко саданул испуганного мужика прикладом в лоб. Перешагнув обмякшее тело, он направился в спальню. Окно там выходило на другую сторону дома. Смахнув с подоконника горшки с засохшими цветами, Марк широко открыл окно и выпрыгнул наружу. Быстро оббежав дом, он тихо выглянул за угол и увидел абсорбера там, где и ожидал - на крыше входа в парадное. Маг стоял за углом входа и нервно дергал ножом. У абсорбера был пистолет, он держал его стволом вниз. Выйди Марк через парадное, непременно бы получил пулю в спину. Вавилов снял дробовик с предохранителя и постарался как можно тише дослать патрон в патронник. Щелчок получился совершенно тихим, но его хватило, чтобы абсорбер среагировал. Они выстрелили одновременно, но Погода стрелял в прыжке, уходя от выстрела Марка, и пуля прошла мимо, а вот заряд дроби успел порядочно раскрыться. Правое плече и грудь Погоды превратились в кровавое месиво. Приземлился он уже без сознания. Его пистолет вылетел из рук и, тарахтя, проехался по асфальту. Матросов бросил нож, Марк легко уклонился и выстрелил, но лишь зацепил Матросова. Тот сумел удрать в парадное.
  - Григорьевич! - что есть мочи заорал Матросов. - Помогите! - Окно, в котором недавно показывался Влад, распахнулось настежь и с быстротой пули, оттуда вылетела серая тень. Она быстро растворилась в темном ночном небе. Дважды гаркнул дробовик, но звука падающего тела не последовало. - Так, Матросов, давай. - Подбодрил себя маг земли, который ничего не видел, из парадного. Кое-как он стал на четвереньки, и, не обращая внимания на кровоточащую рану, начал действовать. Через руки он направил свои чувства в бетон пола. Оттуда в ту сторону, где он в последний раз видел стрелка. - Бетон, асфальт, асфальт, асфальт... Далеко - Бормотал Матросов начиная краснеть от натуги. - О, земля! Попался, гад.
  Осторожно смотря вверх, Марк все время ждал молнии с неба, обострив чувства до предела, но они молчали. Опасаясь сбоя своих способностей от допинга, Вавилов осторожно отступил од прикрытие раскидистых кустов сирени. Почти в тоже время, чувство опасности накрыло его с головой. Он лихорадочно искал попадание молнии или воздушной сферы, всего, что связано с воздухом в своем будущем, но упорно ничего не видел. Паника накрыла его и для поднятия собственного духа, он выстрелил вверх, снося ветки сирени.
  Земля под его ногами стала вязкой. В мгновение ока он почти по пояс провалился, и земля продолжала затягивать. В то же время три толстых молнии прошло сквозь него, немного опалив волосы. Они не причинили особого вреда, полностью уходя землю. Затягивание прекратилось, но Марк окончательно потерял самообладание. Расстреляв запас дробовика в воздух, Марк стал его перезаряжать теми патронами, что были в поясном патронташе.
  Мощнейшая воздушная сфера взорвалась от столкновения с Марком. Дробовик отбросило, а самого Вавилова немного контузило. Прямо перед ним грациозно, с достоинством приземлился Демьян Григорьевич. Контузия сразу прошла, Марк потянулся за пистолетом, но он вместе с кобурой был под землей, а до дробовика было не дотянуться. И Марк истерически засмеялся, не видя больше ни одного позитивного варианта развития будущих событий.
  - Было весело старик. Ей Богу, лучшая игра, в которую я играл. - Демьян не ответил, он поднял дробовик за ствол и, замахнувшись им, как битой, без сожаления ударил Вавилова прикладом по голове.
  
  
  
  Глава 31
  
  - Собирай вещи, - скомандовал Влад после того, как Дед выпорхнул в окно.
  - Ага, - согласился Виктор и вдвоем, под аккомпанемент двенадцатого калибра они быстро начали запихивать вещи кто в сумку, кто в рюкзак.
  - Стихло, - заметил Виктор, справившись с рюкзаком.
  - Точно. Выходим так же, как и на трассе. - Виктор кивнул.
  - Слышь, а почему не страшно?
  - Потому, что задолбало уже.
  - Влад, Виктор, выходите, - крикнул Демьян Григорьевич с улицы.
  - Пошел, - скомандовал Влад и бросил ему свою сумку.
  - Угу. - Виктор с разбегу сиганул за окно, перехватив сумку под мышку. Влад последовал сразу же за ним, взмахнув руками, как крыльями. Он, паря, перелетел Виктора, асфальтную дорожку и проехался пузом по молодой травке центральной зеленой зоны двора.
  - А через двери выйти не мог? - спросил Дед, глядя на грязное пузо Влада.
  - А что мы не спешим?
  - Он? - вместо ответа спросил Демьян Григорьевич.
  - Не знаю, - честно ответил Виктор.
  - Он, - уверенно сказал Влад присмотревшись.
  - Влад, - Дед показал на парадное - там маг. Виктор, там абсорбер. Помогите им. - указал он в другую сторону и ребята разбежались. Матросов был без сознания. Правда, лежал он странно. Левой щекой он упирался в пол, руки и колени были подобраны под себя, в результате чего задница была высоко задрана вверх.
  - Эй! - Влад аккуратно потряс за плечо Матросова.
  - А? - дернулся он и тут же зашипел, тихо заматерился от боли в ноге.
  - Жив?
  - А что, мертвые матерятся? - зло спросил Матросов. - Стрелок? - спросил он, внезапно вспомнив.
  - По пояс в земле и в отключке.
  - Хорошо. Иди сюда. - Матросов схватил Влада за руку и тот напрягся, чтобы устоять, пока массивный маг вставал. Но вот, когда Матросов бесцеремонно навалился всем весом на плече Влада, тот едва не упал.
  - Можно полегче? - едва выдохнул Влад.
  - У меня нога прострелена.
  - Верю, Вот только мой хребет тебя точно не выдержит.
  - Хиляк, - заключил Матросов, но постарался перенести вес на здоровую ногу, и при помощи Влада запрыгал во двор.
  - Как он? - спросил Демьян Григорьевич, у Виктора.
  - Понятия не имею. Там пол плеча - сплошное месиво. Но дышит.
  - Я ему не помогу, - заключил Дед.
  - Нужно его в их контору отвезти, - кривясь предложил Матросов.
  - И кто повезет? - иронически спросил Дед.
  - Я. - ответил Виктор. - Он бросился рыться в карманах Погоды. - Просто нужно оставить машину, - Виктор достал телефон СБшника - позвонить его дядьке целителю, который меня врачевал и смыться. Вот и номерок есть. Дядя Миша.
  - Давай, - разрешил Влад.
  - Машина то одна, - заметил Дед. - Я только одного могу захватить, кто полегче.
  - Не одна, - поправил Матросов. - Вон, таратайка стрелка. - Эта наша, - указал он Виктору. - Ключи в зажигании. Езжай.
  Аккуратно подхватив Погоду, Виктор сунул его на заднее сиденье, сам прыгнул за руль. - Его я не вытащу. - Матросов показал пальцем на Марка. - Отпускай, - обратился он к Владу и вновь рухнул на четвереньки. - Я после вашей молнии, еле отошел.
  - Извини. Он вроде отвлекся, я и воспользовался, - сказал Дед.
  - Потом, - отмахнулся Матросов - Тяните, от ментов драпать пора. - Кивнул маг земли в сторону Марка. - Только близко не подходите, затянет. - Матросов напрягся и размягчил землю вокруг Вавилова. Дед и Влад дружно потянули, и легко вытянули Марка за руки. - Все, в машину, только пистолет отберите.
  - Я могу полететь и взять кого-то. Кроме тебя, Сергей.
  - Я водить не умею, а он явно не может. - Опасливо вставил свои пять копеек Влад.
  Пришлось Деду сесть за руль. На дороге они как раз разминулись с несколькими полицейскими машинами. Отъехав еще немного, Дед остановился для того, чтобы лучше осмотреть ногу Матросова и основательно связать Марка по рукам и ногам всеми подручными средствами.
  Виктор же, нарушая все мыслимые правила дорожного движения, за тот же час был уже на полпути к штаб-квартире абсорберов. Решив перестраховаться, он только больше подставил себя, но как-то так получилось, что за жизнь человека, которому он отбил почку пару дней назад, сейчас Виктор переживал больше, чем за себя.
  - У аппарата. Племяша, я тебя просто не узнаю, столько внимания к старику за один день...
  - Дядя Миша, это не я, вернее не ваш племянник. Он сильно ранен, пол плеча - кровавое месиво. Заряд дроби схлопотал. Скоро буду на парковке, ждите.
  - Понял, - коротко ответил целитель. Похоже, он сунул мобильник в карман, так и не отключив. В трубке приглушено прозвучало - Ротозеи! Каталку на парковку. Бегом, бегом, бегом..!
  На парковку Виктор влетел, выломав шлагбаум. Дежурный страшно заорал и продырявил задние колеса из верного ПМа. Не обращая внимания на шлепающую резину, Виктор докатил до самого лифта, где уже ждал дядя Миша с двумя целителями. Погода моментально перекочевал с заднего сиденья на каталку и скрылся с целителями в лифте.
  - Это что было? - спросил опешивший охранник, видя, что нарушитель больше не пытается бежать.
  - Погоду подстрелили, - вспомнил Виктор фамилию абсорбера.
  - Да ну! Кто?
  - Извини, секретно. - Виктор твердым шагом направился к лифту.
  - Эй, "Секретно", ты куда?
  - Отчитываться, - соврал Виктор понимая, что охранник его точно не выпустит через парковку.
  - Понятно. Шлагбаум ломать то зачем нужно было? Просто предупредить уже нельзя?
  - Извини, запаниковал, я как целителям позвонил, так все...
  - Недавно работаешь?
  - Впервые.
  - Ну ладно, не переживай. Такое тоже бывает, - смягчился дежурный.
  - Я пойду.
  - Иди, иди. А шлагбаум у меня запасной есть. Его периодически менять приходится.
  Виктор благополучно добрался до лифта. Когда двери закрылись, он задумался. Через первый этаж не выйти. Ночь, там свои дежурные. Вниз ехать не стоит. Остается только вверх. Он нажал второй этаж.
  - Да парень. Сильно ты перенервничал, - сказал дежурный, смотря, как над дверьми лифта поочередно загорелись цифры 1 и 2. Но когда открылись двери соседнего лифта, такие мелочи перестали его волновать. - Добрый вечер Кирилл Афанасьевич. Припозднились вы что-то сегодня.
  - Не твое дело, - буркнул Борисов. - Что у тебя вообще здесь творится? Что за машина посреди парковки?
  - Это Погоду привезли.
  - Привезли? Он что опять напился?
  - Нет, раненного привезли. Целители его сразу забрали.
  - Так! - начал заводится Борисов. - Почему не доложил?
  - Да когда? Они мне шлагбаум сломали. Я даже, вон, задние колеса им прострелил. А парень говорит, отчитываться пошел. Да видать перенервничал сильно. На второй этаж поехал.
  - Какой парень?
  - Тот, что Погоду привез.
  - А ну, опиши мне его, - заинтересовался Борисов.
  - Молодой - лет двадцати-двадцати пяти. Чернявый, коротко стриженый, роста среднего, но в плечах широк и сбит крепко.
  - Да ну, не может быть, - возмутился Борисов пришедшей идее.
  - Как не может. Было же.
  - Что? - переспросил шеф, сразу же поняв, что ляпнул мысли в голос. - Ты его раньше видел?
  - Нет.
  - На второй поехал?
  - Да, - удивленно ответил дежурный, а Борисов бросился к лифту и тоже нажал второй.
  - Где же ты? - про себя думал Борисов. Он уже успел полностью восстановиться после Викторовой выходки и вовсю пользовался способностями абсорбера. На слух все было чисто. Тогда Борисов глубоко вдохнул, морщась от намешанных духов различных женщин. Но чувствительное обаяние все-таки смогло выделить несколько свежих запахов, а точнее два. Пахло новой кожей и нестиранной синтетикой. По запаху Борисов пошел рядами одинаковых пластиковых дверей, что отличались лишь табличками. Не доходя до конца коридора, он зашел в выбитую дверь. В стеклянной стене напротив, была огромная дыра, с которой тянуло свежим ветерком. Рядом лежали куски стекла. Самый большой из них имел овальную форму и в его центре был отпечаток руки. Похоже было на то, что острым концом отломанной от стула металлической ножки, Виктор начертил на стекле овал. Дальше, используя симбионт, присосал его к руке и выдавил. После расширил дыру под себя, а чтобы не привлекать ненужного внимания звоном бьющегося стекла, складывая все куски на полу.
  - Ничего, я тебя все равно достану.
  
  
  
  Глава 32
  
  - Разбуди его Михаил, - приказал Борисов.
  - Нет, - твердо ответил целитель.
  - Это не просьба, а приказ.
  - Кирилл, я тебе говорил, как отношусь к приказам на моем посту? По-моему говорил, - недобрым голосом сказал дядя Миша.
  - Он мне нужен.
  - А раньше думать нужно было. Не из-за тебя ли он в таком состоянии?
  - Твой племянничек, наглый и самоуверенный самодур. Я ему приказывал не лезть в это дело. Он полез.
  - Пошел вон из палаты, - севшим голосом произнес целитель.
  - Ты... - Борисов угрожающе сделал шаг вперед.
  - Размажу по стенке.
  - Когда он будет в порядке?
  - Дня через два.
  - А говорить?
  - Утром.
  - Ну... - Борисов наткнулся на холодный немигающий взгляд целителя, - тогда подождем утра. - Мало кто помнил дядю Мишу вне царствия медицины. Борисов помнил, поэтому посчитал за лучшее удалиться.
  - Ушел, - сказал он, когда услышал, как закрылись двери лифта.
  - А ты грозен дядя.
  - Все, хватит басен. Я требую полный отчет.
  - Дядя, не лез бы ты.
  - Чего? - схватил он племянника за ухо - Ты меня еще учить будешь?
  - Отпусти.
  - Я тебя полтора часа собирал. Показать, сколько дроби достал?
  - Отпусти, больно.
  - Рассказывай, - смилостивился дядя и отпустил ухо.
  - Кто меня привез?
  - Парнишка, которого я утром врачевал. Он и позвонил наперед.
  - Его взяли?
  - За что?
  - Просто проверь.
  - Хорошо, - поднял он трубку внутреннего телефона - Семен? Да, Михаил. Скажи, в тюремном Этаже новенькие есть? Да? Спасибо, только не говори Борисову, что я интересовался.
  - Семен Петрович откуда знать может? У него же даже пропуска на этаж нету.
  - Зато у него датчики всех электросистем. Сказал, что только две камеры закрыто, утром еще одна была, но только до обеда.
  - Он звонил тебе. Перезвони.
  - Да он с твоего.
  - Звони.
  - Что спросить то?
  - Все. Общую обстановку. - Дядя Миша набрал номер Погоды. - Ну?
  - Не нукай, трубку не берет, - в этот момент взяли трубку. - Да, - запнулся дядя - А как его зовут? - спросил он у племянника.
  - Виктор.
  - Виктор, тут Андрей интересуется, как у вас дела. Хорошо, что хорошо, а детальнее обо всем можно? Он ведь после выстрела ничего и не помнит, - о произошедшем Виктор рассказывал несколько минут. За эти несколько минут дядя Миша стал мрачнее тучи, правда, многого Виктор сам не знал. Он как раз ехал на новую квартиру, по адресу, полученному от деда. Исчерпав запас вопросов, он попросил Виктора держать телефон при себе и звонить время от времени. - Куда ты влез, шалопай?
  - Как всегда, туда где погуще и пахнет посильнее.
  - Нет, мой юный друг. В такое дерьмо ты еще не влезал.
  - Согласен.
  - Одного не пойму. Как мне показалось, остальные участники истории, чью сторону ты поддержал, маги?
  - Маги, дядя, маги.
  - Давай тогда с самого начала, пока я в психушку не попал. - Полчаса Погода рассказывал, а дядя слушал, вникая во все случившееся. - А Борисов чего тогда хочет?
  - А черт его знает.
  - Тихо, лифт, - насторожился дядя. - Вспомни дерьмо... Я же говорил утром! - дядя Миша встал перед входящим Борисовом.
  - Ты видимо забыл, что я тоже неплохой целитель? Меня не проведешь Миша, он уже должен придти в себя.
  - Все нормально дядя, - слабым голосом сказал Погода. - Я могу говорить.
  - Вот и скажи мне, почему тебя подвозит тот, кто в камере сидеть должен.
  - Нет, Кирилл Афанасьевич, вот это мне вы скажите! - реплика вогнала Борисова в ступор - Я то его как раз в камеру и садил, а вот почему вы его выпустили, не пойму.
  - Ты... - взорвался Борисов, он открыл рот и захлопнул его. Повторив данную операцию несколько раз, он успокоился и выдавил. - Не твое дело.
  - Ну, тогда и то, кто меня подвозит - не ваше.
  - Парень, не наглей. Я твой шеф.
  - А я в отпуску. Вы меня утром отправляли.
  - Погода! - заорал, потерявший самообладание, глава СБА. Еще он добавил купу крепких, не к месту прикрепленных, но чрезвычайно эмоциональных эпитетов.
  - Вам бы Отелло играть, Кирилл Афанасьевич, - спокойно сказал Погода. Борисов рванулся было к нему, но тяжелая рука дяди Миши легла на его плече.
  - Смотри, чтобы не пожалел о том, что сделать хочешь, - тихо произнес целитель.
  - Совету это не понравится, Погода. Я ведь могу и не сам прийти. Тогда даже Михаил меня не остановит.
  - А вы так и сделайте. Интересно будет посмотреть: вы и пять членов Малого совета. Хотя нет, уже трое, появившихся вместе - большой интерес. Тогда может лучше охрану совета? Нет, тоже диковинка. Что думаете, Кирилл Афанасьевич? А давайте тогда вообще Большой совет созовем. А что, чем больше народу, тем веселее.
  - Что-то ты много говоришь. С такими, несчастные случаи происходят.
  - Так и с тобой ведь тоже что-то может случиться, - сказал дядя Миша.
  - Хватит, это все глупо, - сказал Борисов. - И принесет больше вреда, чем пользы.
  - Одно дело ведь делаем, - передразнил Погода. - Знаю, наслушался уже.
  - А разве нет? Война тебе выгоднее?
  - Мне виновного найти хочется. Хотите знать, что случилось? Хорошо - в меня стреляли. А знаете кто? Тот же стрелок, что и на ребят охотился. Пошевелите мозгами, виновный ведь знает, волнуется, боится.
  - Кто стрелок?
  - Я видел только спину, и дробовик, когда в меня стрелял.
  - Абсорбер?
  - Маг.
  - Я серьезно.
  - Я тоже. Стрелок был магом.
  - Погода, - улыбнулся Борисов - тебе не кажется, что маги просто решили обоих убрать? - на несколько минут в палате воцарилась гробовая тишина. Погода был мрачен, он действительно задумался над такой возможностью. На лице дяди читалось мрачное согласие с данной теорией.
  - Зачем тогда подставлять Матросова? Он же их лучший оперативник.
  - Не мне судить, какими кадрами можно пожертвовать. - Борисов был доволен, даже очень. - Ты ранен, отдыхай. Михаил говорил недельку? Так вот, оформляй больничное на неделю. - С палаты он выходил в прекраснейшем настроении.
  - Поехал, - сказал дядя, когда лифт двинулся.
  - Как ты можешь все время прислушиваться?
  - Легко. А он ведь прав. Вполне в стиле магов.
  - Да не сходится тут многое дядя. Набери еще раз Виктора. Может приехал уже.
  - Виктор, вы уже приехали? Тут Андрей с вами поговорить хочет.
  - Виктор, дай Матросова, - в трубке замолчали - Матросов?
  - Я.
  - Кто послал стрелка, выяснили?
  - Нет, он еще не очнулся, или симулирует.
  - Есть мысль, что его ваше правительство послало.
  - Да ну, зачем? - совсем не обиделся Матросов. - Погоди, - он сказал несколько слов тем, кто рядом и выслушал ответ.
  - Демьян Григорьевич говорит, что знает его. И он не имеет отношения к нашему совету. Долго объяснять не буду. У нас сложилась очень интересная ситуация, но узнай совет о способностях данного экземпляра, то его скорее предпочли бы уничтожить. Григорьевич уверен его бы точно уничтожили, я сомневаюсь.
  - Почему он так опасен?
  - Мы очень не однородны. Он принадлежит к большому формированию магов связанных кровной клятвой. Они создают дисбаланс в нашей политической системе. Но он может быть вольным стрелком, тогда его и абсорбер мог бы нанять.
  - Чем дальше в лес, тем толще партизаны.
  - Вроде того. Сам-то как?
  
  
  
  Глава 33
  
  Четверо малышей с удобствами разместились на огромном дереве. Зеленая листва ореха скрывала их от прохожих и проезжих машин. Малышня развлекалась, бессовестно бросая в машины зелеными орехами. По прохожим не бросали, им ведь больно будет, а еще машина, скорее всего, проедет мимо. Прохожий же, в свою очередь, может остановиться и осмотреться. На дерево он, может и не полезет, но начнет ругаться, а это тоже страшно.
  - А я вчера прямо в окно попал и сигарету у водителя изо рта выбил, - бессовестно соврал Сережа.
  - Врешь, - в один голос заключили Витя, Саша и Влад.
  - Зуб даю, - повторил Сережа отцовское выражение.
  - А он у тебя уже выпадал? - спросил Витя.
  - Едет, - сказал Саша.
  По дороге проезжала новая беленькая семерка. Как только она миновала дерево, четыре ореха понеслись ей вслед, но только один стукнулся о крышу, остальные пошли в молоко. Малышня начала спорить, чей орех попал по машине, но как водится, каждый считал, что попал именно он. Водитель затормозил, и споры стихли, так толком и не начавшись. Мужик в серых отутюженных штанах окинул округу хмурым взглядом и ребята инстинктивно поприжимались к ветвям. Он так и не поднял взгляд вверх. Не найдя раздражителя, машина двинула дальше.
  - Что испугались? - спросил Саша. Поприжимались, затихли.
  - А сам, что не так? - спросил Влад.
  - А я не прижимался, - ответил Саше Витя.
  - Ладно, мне домой пора, - подал голос Сережа.
  - Мне тоже, поддержал его Влад. - Дружно малышня полезла вниз. Распрощавшись с друзьями, Витька и Влад начали свой личный спор.
  - Идем возле меня.
  - Нет, возле меня.
  - Возле тебя шли вчера.
  - Я за тобой заходил. - Чтобы добраться домой, ребятам необходимо было обойти несколько жилых домов. В зависимости от выбранной дороги будет ближе или Владу, или Витьке. Вот последний и выиграл спор, впрочем, как обычно. Был полдень, жара стояла невыносимая. В такие дни родители особо не буйствовали, но к обеду лучше быть дома.
  - Эй, ребята! - ребята оглянулись. - Это не вы орехами бросались? - спросил незнакомец с длинными волосами и бутылкой минералки в руке.
  - Нет, - тут же соврал Витька.
  - Ой врете... Я же вас видел.
  - Бежим, - крикнул Витька и рванул с места. Влад немного замешкался, но тоже довольно резво набрал скорость. Вот только все равно тягаться со взрослым человеком им было не по силам. Хотя он и был в узких джинсах, но в два прыжка догнал Влада и схватил его за плече.
  - А-а-а-а - закричал Влад, и незнакомец ловко зажал его рот рукой.
  - Не умолкнешь, задушу. - Незнакомец перехватил его за руку. Аккуратно поставил на дорогу бутылку с минералкой, что не отпускал даже при погоне. Взмахнул рукой и тонкая струйка воды, длинной в десяток сантиметров, вылетела из бутылки. Влад мгновенно перестал бояться, ему стало интересно. Незнакомец поднял ладонь вверх, и струя воды закружилась над ней, превратившись в идеальное кольцо. - Очистись - В одном месте кольца вдруг появился маленький грязно-белый шарик, когда вода стала настолько прозрачной, что ее почти не было видно, шарик выпал на ладонь мага. - Что, интересно? - спросил он у Влада. На секунду тот вспомнил, что следует бояться, но врожденная любопытность быстро пересилила страх.
  - Ага.
  - Протяни руку. Ладонь выпрями, только вверх не поднимай. - Влад послушно протянул руку перед собой.
  - Смотри. - Маг взмахнул правой, белый шарик упал из его руки и рассыпался пылью, ударившись об асфальт. Вода отлетела на полметра и замерла в воздухе. Маг прижал мизинец и безымянный палец к ладони - кольцо, разорвавшись вновь, вытянулось в полосу, только теперь раза в два длиннее и с острыми краями. Незнакомец резко повернул кисть правой руки влево и водная игла молниеносно прошла сквозь предплечье Влада. Малыш закричал от резкой боли и естественно попытался удрать, но ноги перепоясало тонким кольцом воды. Влад упал, едва попытавшись сделать шаг, и больно расшиб бровь. Он начал рыдать, но во рту мгновенно набралась вода, что мешало кричать, а глотнуть ее было невозможно, хотя дышать она не мешала.
  - Да, крови можно было взять проще, - сказал маг, глядя на разбитую бровь Влада. Над его левой рукой кружилось кольцо воды розового цвета. Маг перевел взгляд на воду, пристально вгляделся, она тот же час превратилась в тонкий круг. - Плохо. Плохо, малыш.
  Он взмахнул руками и круг разделился на две одинаковых половины, в тот же момент кольцо, что стягивало ноги, и ком во рту, потеряли форму и превратились в обычную воду. Те розовые комья, что висели в воздухе, начали дробиться на десятки мелких капель, потом каждая капля вытянулась в небольшую иглу. Влад опомнился и начал медленно отползать от страшного человека.
  - Куда? - заметил его попытки маг. - Рано еще. Я еще не закончил. - Он развел руки, и иглы разлетелись в стороны. Потом резко указал на Влада и они моментально впились в виски ребенка. Боль была настолько сильной, что Влад даже не успел закричать, отключился сразу.
  - Эй, Влад? Влад, ты как?
  - А?
  - Ты упал наверное, когда убегал и сознание потерял, - объяснил Виктор. - Вон, как бровь вспухла.
  - А дядька?
  - Увидел, что ты упал и испугался, наверное. Я домой добежал, смотрю, тебя нет. Я и вернулся.
  - Спасибо, а то лежал бы здесь и на обед опоздал бы. Родители ругали б.
  - А-а-а-а. - закричал Матросов.
  - Не дадут поспать, - промычал Влад, разворачиваясь на диване и отгоняя дурацкий сон.
  - Может хочешь, чтоб тебе, дробь из ноги выковыривали, умник? Я могу стрельнуть.
  - Успокойтесь, Сергей, - сказал Дед. - Ему ногу точно бы оторвало, а у вас, вся дробь только кожу подпортила. Раны неглубокие, вы же вполне могли сами идти, а заставляли парня вас тащить.
  - Как неглубокие? - удивился и сразу притих Матросов.
  - Похоже, вы действительно хороший маг земли, раз сумели так кожу уплотнить.
  - Спасибо, на добром слове, - с иронией прошипел Матросов, морщась от боли. - А кое-кто мог бы хоть спасибо сказать за спасение.
  - Спасибо, - буркнул Влад с дивана.
  - А то спит тут и сладкие сны видит.
  - Сладкие? - не выдержал Влад. Он рывком сел и скинул плед. - Да я нормально спать не могу! То и дело всякие маги приходят, за мной. Я снов уже несколько лет не видел, и еще бы не видел.
  - Какие маги? - насторожился Дед.
  - Разные: то волосатые, то лысые, то огонь, то вода. А из-за кого спрашивается? - Влад яростно уставился на Матросова.
  - А я тут причем? - вновь скривился от боли маг земли.
  - Успокойтесь оба. Живо! - прикрикнул Дед.
  - Где у вас ванная, Демьян Григорьевич? - спросил Влад.
  - В коридор и направо.
  - Пойду, зубы почищу. - Влад демонстративно встал, схватил свою сумку и вышел с прихожей. Щетку он отыскал быстро, хотя и не особо старался, когда паковал вещи. А пастой решил воспользоваться хозяина. Демьян Григорьевич не должен обидеться, а если ему не говорить, то точно против не будет. Влад выдавил пасту на щетку и начал яростно тереть ею зубы. Изо рта вылетел большой кусок пены, и едва не запачкал рукав реглана. Влад закатал оба рукава и быстро дочистил зубы.
  Уже пряча щетку в сумку, он увидел маленький круглый шрам на внутренней стороне правого предплечья. Точно такой же шрам был на его внешней стороне. Это шрам был с ним с детства и являлся неотъемлемой частью. Но вот когда, и при каких обстоятельствах он появился, Влад не помнил. - Не-е-е, бред, - отогнал он совсем уж дикую мысль о происхождении шрама. - Скоро вообще инопланетян увижу. Тогда точно лечиться придется.
  
  
  
  Глава 34
  
  Хотя Влад и заснул первым, проснулся он последним. Запах жареного мяса поднял его вернее любого будильника. Вчера Влад видел только ванную, но кухню нашел безошибочно и по запаху.
  - А чего меня не будите? - сонно растирая лицо, спросил он, делая шаг на кухню. Когда же он толком разлепил глаза, то впал в ступор. - Что..., за... - руки сами начали создавать воздушное лезвие.
  - Стой! - крикнул Демьян Григорьевич.
  - Как? Что? Почему он развязан и жрет котлеты.
  - А тебя, что больше смущает, то, что я развязан, или то, что жру котлеты, - спросил Марк.
  - М-м-м. - ничего не понял Влад. - Меня никто по голове не бил? - Матросов едва не подавился со смеху
  - Да успокойся, он ведь ложкой ест и я ему крови своей дал выпить, - успокоил его Виктор.
  - А чего он не хрипит и на полу не валяется?
  - Потому, что с водкой разводить надо, - пробурчал Матросов.
  - Я надеюсь, мы его потом свяжем?
  - А как же, - подтвердил Демьян Григорьевич. - Я этого голубчика знаю. Он и без способностей упорхнуть может.
  - Вы мне льстите, Демьян Григорьевич.
  - А что мне угрожать тебе? Дался ты мне...
  - Так вы же вроде обещали сами со мной разобраться, помнится.
  - На тебя и так охочих найдется. А нагрешил ты - не дай Боже...
  - Мне вот интересно. А выжил ли тот длинный? - Дед замер, потом медленно повернулся.
  - Демьян Григорьевич! - в один голос закричали Влад и Матросов. На кончиках пальцев деда уже потрескивали искры.
  - Не волнуйтесь. Успокоился, не убью, - только все расслабились, Дед со сверхъестественной скоростью схватил вилку и пригвоздил ей правую руку Марка к столу. Тот дико заорал от неожиданной боли.
  - Как тебе неожиданности? Отвык от них небось? Он жив и будет жить. А тебе напоминаю, что для магов еще существует смертное наказание. - Дед прижал руку Вавилова к столу и рывком выдернул вилку, чем вызвал новый крик Марка.
  - Жестоко, - констатировал Матросов. - Но справедливо. Вот разберемся с делами, я тебя тоже отделаю, - указал Матросов на Виктора.
  - За что? - удивился Виктор.
  - Дайте котлет, - потребовал Влад.
  - А что, нет за что? - удивился в свою очередь Матросов.
  - Эй, у меня рука пробита! - обиженно пожаловался Марк. - Перемотать надо.
  - Будешь ныть, я тебе соли насыплю, - пригрозил Виктор. - Так за что? Мы же оборонялись?
  - Ты мне в рот плюнул.
  - Я со злости. Не знал, что подействует. Думал, ты меня одолел. И вообще, я защищался.
  - Ладно, а машина моя?
  - А ее твоя же горгулья изуродовала, - парировал Влад, пристроившись с тарелкой у окна. - Кетчуп есть?
  - Там, - указал Дед на холодильник.
  Марк только зыркал по сторонам взглядом затравленного зверя. Но ни он, ни его кровоточащая рука не интересовали ровным счетом никого. Он сжал ее левой, но сидел смирно. Страх накрыл его как-то сразу и неожиданно. Вавилов сидел и боялся этих людей, которые еще вчера предпочли бы обойти его десятой дорогой.
  - Ладно, а мой дробовик? Куда вы дели мою ласточку?
  - Влад выбросил в реку.
  - Что? - от неожиданности Матросов аж приподнялся и уставился на Влада.
  - А что? Таскать его с тобой по всей Столице?
  - Да это же не просто дробовик, это, это... - не мог найти слов Матросов.
  - Вилка, - сказал Дед.
  - Какая еще вилка?
  - Сергей, ты мне вилку согнул, - указал Демьян Григорьевич на вилку в руках Матросова.
  - Извините, - легким движением он разогнул вилку. - Это же Роллс-ройс среди оружия, - Матросов наконец нашел подходящее сравнение.
  - Ну, извини, - с сарказмом сказал Влад.
  - С тобой я тоже потом поговорю, - подозрительно сузил глаза Матросов.
  - Хватит, наелись? - успокоил всех Дед.
  - Да, - ответили Матросов и Виктор.
  - Нет, - поднял вилку вверх Влад. - Я только начал.
  - Ну, думаю, это не помешает нам допросить пленника?
  - Не, - ответил Влад с набитым ртом.
  - Ну? - начал было Матросов.
  - Что ну? - затравленно рявкнул Вавилов. - Спрашивайте нормально, - добавил он с опаской.
  - Кто нанял, - уточнил маг земли.
  - Откуда я знаю, есть целая система, что не позволяет мне узнать заказчика.
  - Недоговаривает, - тут же вставил Виктор.
  - У меня еще много вилок осталось, - серьезно произнес Дед.
  - Этот заказчик меня знал, или знал того, кто меня знал, - нервно сглотнул Марк.
  - Почему так считаешь?
  - Письмо пришло не на электронную почту, а в мой клуб. Правда, детали прислали на электронку.
  - Правда - подтвердил Виктор. - Вроде. Я же не профессионально читаю. Вот Вика даже не напрягалась бы.
  - Как ты вообще в это дело влез? - вставил пять копеек Влад. - Чего вы на меня уставились все. Не в газете же объявление нашел, - внимание с Влада переключилось на Марка.
  - Давай, рассказывай, чего тонуть в гордом одиночестве, - поддернул его Виктор.
  - А чего тут рассказывать? Мне зам ректора предложил. Меня тогда сразу в нескольких казино спалили. Я тогда еще слабее намного был. Нет, побить меня они не смогли, зато начали шить дело, мол - жулик. А Артур Петрович пообещал уладить все.
  - Вот урод лысый, - не сдержался Демьян Григорьевич.
  - Кто он? - заинтересовался Влад.
  - Маг огня, - сказал Дед.
  - Я бы сказал, чертовски сильный маг огня, - поправил его Матросов. - Сильнее него только Голицын.
  - А, ну этого я знаю, - сказал Влад.
  - Откуда? - удивились Вавилов и Матросов.
  - Так он меня к себе звал.
  - И ты отказался? - удивился Марк.
  - Он мне силу обещал, и власть, - пожал плечами Влад. - Оно мне надо?
  - Ненормальный, - заключил Марк.
  - И это мне говорит профессиональный киллер?
  - Да Голицын не просто величайший маг, он бессмертен. Те, что намного старше меня помнят его таким же, как и сейчас. Так же и его приближенные, сохраняют вечную молодость. И это не некромантия! Вы хоть одного человека знаете, чтобы он десятки лет оставался таким же?
  - Я знаю. - Ответил Матросов и посмотрел на Деда. - Демьян Григорьевич, сколько вам лет?
  - Не впадай в детство Сергей. Значит, первый заказ тебе отдал Беспалый?
  - Почему Беспалый? - оживился Влад.
  - У него половины мизинца на левой руке нету, - объяснил Матросов.
  - И он лысый?
  - Лысый, говорили ведь уже.
  - Он мне снился.
  - Так, дурдом на выезде... Ты что пил? - съязвил Виктор.
  - Погоди, Виктор, - остановил его Матросов. - У нас, к снам относятся серьезно. Расскажи-ка полностью, что там тебе снилось.
  - Что три мага, в разный период моей жизни приходили ко мне. Вот Беспалый был последним. Он проверял, нет ли у меня магического дара. Сжигал на руке для этого мои волосы. Потом сказал, что я не маг и велел все забыть.
  - Ты уверен, что это был сон.
  - Теперь не очень... Вот этот шрам был у меня всегда. - Влад показал два пятна на предплечье. - Я не помнил откуда они. А потом мне приснилось, что в раннем детстве маг воды пробил мою руку водной иглой.
  - Похоже, что это не простые сны... - заключил Демьян Григорьевич.
  - Разберемся, - уверенно сказал Матросов. - По край ней мере теперь, у нас есть материал для работы.
  
  
  
  Глава 35
  
  - Полежал бы еще. - Недовольно пробурчал дядя Миша.
  - Все нормально дядь, - сказал Погода, пытаясь натянуть куртку левой рукой. С рубашкой он справился довольно легко.
  - Дай помогу, - дядя придержал куртку, пока племянник засунул обе руки. - Все еще не чувствуешь?
  - Чувствую. Болит адски, - дядя Миша втихаря достал булавку и быстро воткнул ее в плече Погоде.
  - У тебя совесть есть? - скривился Погода. - Вытяни и так больно.
  - Точно больно? - дядя резко ковырнул булавкой мышцу. Андрей медленно покосился и сел на постель. - Вот теперь верю.
  - Садист.
  - А как бы я еще узнал, что правильно собрал то месиво?
  - Я же говорил, что больно. - Андрей протянул дядьке левую руку и тот помог ему подняться.
  - Ну, мне теперь спокойнее. Шевелить ты ей не можешь ведь. Вот, возьми перевязь.
  - Дядя, какая перевязь.
  - Не спорь! Хочешь, чтобы она так и болталась бесконтрольно? - Погода скривился, но дал надеть на себя перевязь и заключить в нее правую руку.
  - Дай еще позвонить, - дядя дал телефон.
  - Матросов, через час на Крутом спуске возле памятника Проне Прокоповне и Голохвастову. Телефоны все выключить, батареи вынуть. Дед пусть будет готовым ко всему, - абсорбер отключился не дожидаясь ответа.
  - Чего это ты?
  - Не думаю, что Борисов успокоился.
  - Понимаю.
  На Крутой Погода добирался общественным транспортом. Не будешь же садиться за руль, когда у тебя только левая рука рабочая. Припозднился он примерно на сорок минут. Как ему показалось, хвоста не было, но это еще ничего не значило.
  - Привет.
  - Я тут целый день стоять должен?
  - Не бузи, Матросов. Я проверял, нет ли хвоста.
  - И как?
  - Если я его не видел, то это еще ничего не значит. Но, все можно проверить. Пошли. - Крутой как всегда был многолюден. Узкая улочка, вымощенная камнем, петляла вверх по крутому склону. По обе ее стороны стояли древние дома, выкрашенные светлыми тонами. На стенах некоторых даже красовались целые картины. В любое время года и в любой год вообще, хоть один из домов, но реставрировался. Дополняли пейзаж торговые столы и палатки, торгующих национальной атрибутикой. Такая вот аура у этого туристического места. За ним прочно закрепилась слава национального базара. Но между палаток рукоделий вдруг появляется вездесущий восточный ширпотреб. Полки полные оловянных статуэток казаков, разбавляются орками и эльфами, а картины, что продавались здесь, были вполне современными.
  - Куда идем хоть?
  - К знакомому. Он точно скажет, есть ли хвост. Вон кстати и он. - Погода указал на открытую дверцу старенького желтого дома. Старую коричневую дверь трудно было заметить между пестрыми палатками. А уродливая надпись "Антиквариат" скорее отпугивала, чем привлекала людей, все-таки заметивших ее. - Резких движений не делай, он еще тот параноик. Плюс наркоман.
  - Человек? Могу помочь вылечиться.
  - Да абсорбер он. На магии сидит.
  - Что? - затормозил Матросов. - К какому упырю ты меня ведешь?
  - Пошли, не ори и не привлекай внимания. Он наблюдает. - Погода схватил Матросова левой за локоть и заставил идти за собой. - Он скупает через посредников заряженные магией безделушки. Когда спокоен, полностью безобиден. - Погода толкнул Матросова в дверной проем перед собой. Тот вроде успел повернуться бочком, но все равно стукнулся обеими плечами. Следующим полез сам Погода, низко нагибая голову. - Ты чего стал? - врезался он в спину Матросова. - Руки опусти.
  - Это ты своему безобидному скажи, - огрызнулся Матросов, так и не опуская рук.
  - Паук, ты чего? - спросил Погода достаточно молодого парня в буденовке, когда полностью выровнялся и посмотрел через плече Матросова.
  - Эт ты мне, Андрюша, скажи? - Паук нервно дернул древним ТТ.
  - Блин, Паук, тебе напомнить, сколько я твою задницу прикрывал? Можешь хоть раз помочь?
  - Ага, как же... Если ты ко мне за помощью пришел вместе с магом, то это или подстава, или дело дрянь.
  - Да опусти ты руки, - сказал Погода Матросову.
  - Не опускай! - прикрикнул Паук.
  - Блин, вы сами определитесь.
  - Паук, спрячь ствол.
  - Сами со стволом пришли!
  - Ты со стволом?
  - У стрелка конфисковал. Сиг.
  - Отдай Пауку.
  - Может я вообще, выйду? - спросил Матросов. - Вы уж сами тут...
  - Нет, - разом ответили Паук и Погода.
  - Так, Паук, не спрячешь пушку, я тебе ее в задницу засуну, и затвор передергивать начну, - взгляд Паука стал не таким дерзким. - Паук! Ты меня знаешь... - зловеще добавил Погода.
  - Ладно, но пистолет он отдаст.
  - Отдай, Матросов. Только медленно, дерганный он сегодня.
  - Ты только не психуй, парень. - Матросов достал и медленно подал Пауку пистолет.
  - Ладно, чего хотите?
  - Ты нас вел.
  - Не вел.
  - Не ври, не об этом. За нами хвоста не было?
  - Хвоста? - в глазах Паука заиграли огоньки интересу. - Кто?
  - И наши и маги.
  - Нет, таких не было. У меня датчики не срабатывали.
  - Это ж какие такие датчики? - иронически хмыкнул Матросов.
  - А ты не смейся. Паук у нас вроде доктора Франкенштейна. Работает над объединением технологий и симбионта.
  - Это реально? - скептически скривился Матросов.
  - Более чем! - гордо ответил Паук.
  - Вот за это наши его и не любят, - вставил шепотом Погода.
  - Я контролирую весь Крутой спуск.
  - Сейчас кроме нас с вами и одного мага, на Крутом все люди.
  - Одного мага? - насторожились Погода и Матросов.
  - А, художник один. Я его картины покупаю, когда уже крыша едет. Дорого дерет зараза.
  - А сейчас не едет? - спросил Погода.
  - А что не видно? - закричал Паук.
  - Видно. - Погода достал с кармана мелочь, и отобрал одну копейку. - Заряди, - попросил он Матросова.
  - Как?
  - Магией.
  - Как именно, что мне с ней сделать?
  - А я откуда знаю? Я могу почувствовать магию, даже немного отличать стихии, но не больше.
  - Могу тверже сделать? - вопросительно посмотрел на абсорберов Матросов. Не дождавшись никакой реакции, он пожал плечами и начал уплотнять кристаллическую решетку металла.
  - Хватит, - остановил его Погода.
  - Чего, пускай еще немножко... - сказал Паук.
  - Хватит. Не делил бы симбионт с датчиками, не испытывал бы голоду. Кроме того, дозу увеличивать я тебе не позволю. Брось ему, Матросов.
  - Лови. - Матросов бросил монетку Пауку. Тот поймал ее обеими руками. На какой-то момент зрачки Паука закатились вверх, оставляя видимыми только белки. По его телу прошла дрожь, Но он скоро пришел в себя.
  - Вот выдели мне совет несколько симбионтов для исследований, ничего бы не было. Ладно, что вам от меня надо? - заметно окрепшим голосом произнес Паук.
  - На жучки нас проверь.
  - Уже.
  - Когда? - удивился Погода.
  - Когда входили. У меня там полный фарш. Кстати ствол я так и заметил.
  - Хорошо, телефоны.
  - Откуда ж я знаю, там технология прослушивания другая.
  - Да нет, мне телефоны нужны, надежные.
  - Я тебе что, магазин электроники?
  - Мне не просто телефоны надо. Пять штук. Чтобы никто и никогда не отследил.
  - Куда ты влез?
  - Борисову насолить хочешь? - загадочно спросил Погода.
  - Понял, без вопросов. Что еще.
  - Жучки, - внезапно вставил Матросов.
  - Стандарт?
  - Без использования симбионтов, - уточнил Погода.
  - Жаль, я тут...
  - Нет, просто Видео, аудио. Что останется, верну.
  - Ладно... - разочарованно протянул Паук и вышел в другую комнату.
  - За кем следить будем? - спросил Погода.
  - А-а-а. - жестом показал Матросов на комнату.
  - Пишется, все пишется. Вплоть до эмоций и уровня секреции потовых желез.
  - И ты хочешь здесь обсудить что-то?
  - Уж в ком, а в Пауке я уверен. Его паранойя, наш лучший защитник. И, кроме того, я уверен, что нас услышит только он.
  - Искре сны снятся. Фрагменты из прошлого. Там его маги проверяют на наличие магии. Он этого не помнит, но вот что интересно, эти маги реально существуют. Один из них дал первое задание нашему стрелку.
  Паук вернулся через несколько минут с небольшим чемоданчиком. - От себя добавил детектор жучков и прослушку мобильного. Как расплачиваться будете?
  - Обнаглел? - удивился Погода. - Мало того, что тебя в такую тайну посвятят?
  - Ты ему что, все рассказать собираешься? - удивился Матросов. - Кроме того что он уже записал.
  - Его жучки вещь надежная, но работать будут не только на нас. Все, что узнаем мы, узнает и он.
  - Может тогда еще монетку? - с надеждой спросил Паук.
  - Живы останемся, зайдем. - Погода подхватил чемоданчик. - Пока, гений.
  
  
  
  Глава 36
  
  По возвращении на конспиративную квартиру, Погода первым делом опробовал детектор жучков. Квартира была чиста. После короткого опроса Вавилова он задал насущный вопрос - И так, кого будем "щупать" первым?
  - Предупреждаю, что кроме нас услышит еще один шизик-абсорбер. - добавил Матросов.
  - Техника хорошая, но такова цена ее использования.
  - Андрей, мы вроде не очень хотим подключать еще людей, - вставил Дед.
  - Он безобиден.
  - Ага... - скептически изогнул бровь Матросов.
  - Ему никто не верит, считают чокнутым.
  - А он?
  - Немного.
  - Да хрен с ним, - высказался Влад. - Чего? Мне эта секретность вот уже где, - он указал на горло. - Он же не настолько чокнутый, что к магам попрется?
  - Точно не пропрется. Да и к нашим тоже. У него с моим шефом отношения очень натянутые, - сказал Погода.
  - Тогда поехали. - Влад наткнулся на непонимающие взгляды. - Начинаем мозговой штурм.
  - Демьян Григорьевич, вы, похоже, их лучше нас знаете... - сказал Матросов.
  - Трое, - начал дед. - Харин Артур Петрович - зам ректора школы Красного рога. Охранная фирма "Ифрит" - Кац Янош Мыслимирович, маг воды.
  - Кстати главный конкурент абсорберского "Зверя", - вставил Погода. - Только мне казалось, он Михайлович.
  - Столько лет прошло, возможно сменил, - пожал плечами Дед. - Остальные многозначительно переглянулись.
  - Сколько? - выпалил Матросов вроде невзначай.
  - Много, - не повелся Дед. - Колевит Иван Иванович - немец (по паспорту) порнография. Несколько студий по всей Европе.
  - Кстати "Ифрит" - тоже во многих странах представлен, - вставил Погода.
  - А "Зверь" - спросил Влад.
  - У нас фирмы-партнеры.
  - Все трое - первый набор школы Красного рога. Единственные, насколько мне известно, принявшие кровь самого Голицына. Голицына, надеюсь, все знают.
  - Я нет, - поднял было руку Виктор.
  - Рогатый, о котором я рассказывал, - быстро опустил его руку Влад.
  - А, понял.
  - Колевит, тогда отпадает, - сказал Виктор.
  - Почему?
  - Он же немец. Или мы в Германию попремся?
  - Сейчас все трое в стране - сказал Матросов.
  - Откуда знаешь? - удивился Погода. - Мы за своими богатенькими уследить не можем.
  - Помнишь, я тебе говорил о группе, создающей дисбаланс в нашей политической системе?
  - Под колпаком держите? - понял Погода.
  - Их подержишь... Так, наблюдаем пока можем.
  - Предлагаю Харина, - высказался Виктор. - Он вроде самый незащищенный.
  - Я бы не спешил, так судить, - встрял Дед. - Они все, не подарок, но Харин, бестия хитрая, кроме того и самый сильный из троицы.
  - А чего думать? За всеми следить надо, - высказался Влад.
  - Надо, следить не трудно, жучки поставить - вот это забота, - парировал Погода.
  - А может, возьмем на живца?
  - Как?
  - Харин ко мне последним приходил. Встречу его на улице... - сказал Влад.
  - Влад, он из тебя котлету сделает. - Дед отрицательно замотал головой.
  - На людях не сделает.
  - Ты там что-то о травме головы говорил, - вспомнил Виктор. - Демьян Григорьевич, вы бы его посмотрели.
  - Не, а это ведь идея, - задумался Погода. - Вот только слушать не будем. Будем смотреть.
  - Не понял? - скорчил скептическую рожу Матросов.
  - Пусть он с Владом пересечется. На улице. Вроде, как случайно.
  - Не вариант - рисково очень, - возразил Дед.
  - Ну не бегать же нам вечно? - сказал Влад.
  - Демьян Григорьевич, мы ведь его не одного пустим. Подстрахуем, если что. Неужто он нас с Матросовом положит?
  - Ты, я вижу не боец сейчас, - Дед выразительно покосился на перевязь - а одного Матросова ему явно мало будет. Не надо, Сергей, - остановил Дед от высказывания МСБшника - даже если предположить, что ваши силы равны, то опыта у него все равно в разы больше.
  - Да кто они, черт-побери такие! - не выдержал Виктор.
  - Да уж, Демьян Григорьевич, не темните. Рассказывайте все, - поддержал друга Влад.
  Дед окинул всех своим суровым взглядом, словно хотел пробуравить. Никто и не моргнул. Все хотели знать и были готовы услышать. - Будто я не хочу рассказать, - тяжело вздохнул он. - Вы знаете, что такое "печать клятвы"?
  - Чего? - переспросил Погода, а Влад с Виктором отрицательно замотали головами.
  - Неужели все так серьезно? - спросил Матросов и Дед печально кивнул головой.
  - Рассказывай Матросов, - попросил Погода.
  - Это особенная клятва. Маг, что нарушит ее, умирает тот же час.
  - Как же это вас так угораздило? - удивился Влад.
  - Не все так просто, - продолжил Матросов - Печать может наложить только группа очень могущественных магов, при полном согласии того, кто дает клятву.
  - Так зачем было обещать что-либо этим уродам? - вставил Виктор.
  - Ты не понял, - поправил его Матросов - на магию такого уровня нужно разрешение Совета. Вы клялись Совету, - сказал Матросов глядя на старика. - Не говорите ничего. Я все понимаю.
  - А я вот ничего не понял, - вставил Погода.
  - И не поймешь. Ничего нам не расскажут. Придется все на веру принимать.
  Дальше совещание пошло вяло. Слова Деда и комментарии Матросова явно заинтересовали всех. Но то, что тайна останется тайной, было неоспоримым фактом, а Дед молчал, чувствуя вину перед остальными. Мозговой штурм заглох в самом разгаре, никто и не заметил, как за окном стало совершенно темно. Из мрачной задумчивости всех вывел пленник. Он осмелев, нагло потребовав жрать. Матросов сразу же бросился звонить жене, а Дед заставил ребят чистить картошку.
  - День мы сегодня угробили, - мрачно констатировал Погода.
  - Почему? - удивился Дед. - По моему, поработали очень даже результативно. Завтра, на свежую голову, все сегодняшнее тебе еще пригодится. Так что сейчас ужинать, отдыхать и спать.
  
  
  
  Глава 37
  
  - Сережа, далеко не беги, скоро обедать, - крикнула сыну мать.
  - Хорошо мам, - ответил сын и сразу же направился в яр. Оттуда съезжать на санках было одно удовольствие. Правда детвора там так орала, что матерям, которые отчаялись докричаться до своего чада, приходилось идти и самим тащить малолетнего сорванца домой.
  Вот и в этот раз ситуация могла повториться. - С дороги! - закричал Сергей, толкая перед собой сани. Детвора испуганно разбежалась, а Сергей хорошенько разогнав сани, выскочил на них пузом и с радостным, заливистым детским смехом погнался вниз. Уже в самом низу горки он умышленно дернул за вожжи вправо и сани вместе с седоком пошли кубарем. Не успел он подняться и довольно шмыгнуть носом, как следующий ездок врезался в его сани и полетел прямо в Сергея. Малыши стукнулись лбами, но шапки-ушанки хорошо их защитили. Вместо обид ребята рассмеялись и начали бросаться снегом друг в друга. Мороз стоял крепкий, снег совсем не хотел лепиться и ребята быстро бросили затею. Похватав санки, они вновь потащили их на горку. Съезжали паровозиком, наперегонки, чьи санки дальше. Веселились вовсю. Так, как умеют только дети, забывая об том, что скоро на обед, что если порвешь куртку, будут ругать родители. Дети всецело отдаются забаве.
  - Там дядька конфеты раздает, - сказала запыхавшаяся Дуська. Она указала пальцем на белую волгу, на дороге, что рассекала яр на двое. Возле волги стоял мужик в пальто и давал очередному ребенку петушка на спичке. Точно такой же леденец прилип к Дуськиной рукавице. Сергей, бросив сани, помчался за леденцом, стараясь быть первым из целой оравы детворы. Прибежали все равно все вместе.
  - Дяденька и мне! И мне! - заголосила орава.
  - Тихо, тихо! - поднял дядя руки.
  - А есть среди вас Сергей?
  - Есть, - сказало три голоса.
  - Кто?
  - Я. - ответили двое.
  - Он, - указала на Сергея Дуська.
  - Врун, - заголосили остальные тыча пальцем в самозванца. - Он не Сергей, он Паша.
  - Так, Паша леденец не получит, а Сергей получит последним. - Мужчина открыл дверцу и достал коробку красных петушков. Дети хватали и весело гогоча, бежали назад на горку. Паша завистливо смотрел на остальных, а Сергей обиженно ждал своей очереди. Вскоре возле незнакомца остались только Павлик и Сережа. - Не будешь больше врать? - спросил Павлика незнакомец.
  - Нет. Честное слово.
  - Держи, - протянул он петушка и Паша радостно помчался назад.
  - А я? - обиженно спросил Сергей и шмыгнул носом.
  - А как твоего отца зовут?
  - Василий, - удивился Сергей.
  - Вот, что, Сергей Васильевич, я тебе зеленого петушка дам, только ты высморкайся, - мужик вытянул с кармана платок и подал Сергею, - а то сопли на леденец капать будут. - Сергей старательно высморкался в протянутый платок и отдал его незнакомцу. Вместо того чтобы достать леденец, незнакомец взял платок в левую, стянул кожаную перчатку с правой руки зубами и сделал непонятных пасов. Вдруг несколько капелек соплей отделились от платка и взлетели над рукой. Едва объединившись, в один большой диск, сопли мгновенно замерзли. - Можно и так. - Всмотрелся мужик в ледяной диск, висевший в воздухе. - Чудесно, я тебе не просто леденец дам, а волшебный. Рот закрой, простудишься.
  - А-а-а... - едва выдавил Сергей, указывая пальцем на ледяной диск, что свободно висел в воздухе над рукой незнакомца.
  - А. - Отмахнулся мужик, и диск тот же час упал в снег. - Держи. - Протянул он зеленого петушка не на спичке, а на длинной деревянной палочке. - Самым сильным станешь, - таинственно заключил незнакомец.
  - Спасибо, - поблагодарил Сергей. Он засунул голову петушка в рот и тот же час потерял сознание.
  - Не можно было летом все провести, как обычно? Замерз, как собака. Да и ненавижу я с детьми возиться, - сказал тот же мужик, что давал Сергею леденец. Было жарко, пот заливал лицо.
  - Ты же знаешь, что нет, - отвечал второй голос. - Мы за эти три года никого не нашли. Вот пришлось использовать резерв.
  - Или ты хочешь постареть? - спросил третий голос. - Вечная молодость и бессмертие - разные вещи. Лично я бы не хотел коротать вечность стариком.
  Сергей открыл глаза и осмотрелся. Он лежал на полу в каком-то темном месте. На стенах тускло горели светильники. В комнате был диван и два кресла. На них и разместились говорившие. Черный пол был исчерчен непонятными белыми линями. Впрочем, похожие линии присутствовали и на стенах, но в меньшем количестве. А еще в комнате отвратительно воняло горелым. Сергей стянул ушанку и поднялся.
  - О, смотри, очнулся, - указал на него лысый. Он поднялся с дивана и подошел к Сергею. - В туалет хочешь? - Сергей утвердительно кивнул головой.
  - Дался он тебе, - сказал молодой, коротко стриженый человек с тонкими усиками.
  - А алтарь потом ты мыть будешь? - огрызнулся лысый. - Пошли. - Лысый подхватил левой рукой шапку и протянул ее Сергею. Тот опасливо покосился на незнакомца и забрал шапку, вздрогнув от жуткого вида обрубного мизинца. - Приготовьте здесь все, - бросил Лысый выходя из комнаты. Сергей тоже оглянулся и увидел, что за его спиной было еще две высокие каменные плиты. Тоже все в непонятных знаках, а вокруг них стояли маленькие жаровни, из которых и исходил жуткого запаха дым. Одна из плит была пустой, на второй лежало что-то, по форме напоминающее человека. Это второе было накрыто белой простыней.
  Когда Лысый привел Сергея назад, вторая плита была раскрыта. На ней лежал полностью голый человек. Желтую его кожу покрывали многочисленные шрамы, а наполовину седые волосы были обрезаны на уровне плеч.
  - Заходи, не бойся, - подтолкнул его Лысый.
  - Я к маме хочу, - заупрямился Сергей.
  - Скоро поедешь, на машине.
  - Я сейчас хочу.
  - Бегом вошел и разделся, - рявкнул Лысый. Вместо ответа, Сергей ловко вывернулся и прошмыгнул между его ног. - Куда! - схватил Лысый его за воротник. Малыш вновь вывернулся и вонзил свои белоснежные зубы в руку лысого. Тот взвыл от боли. - Ах ты... - начал он грозно материться. Сергей пробежал метра два, но что-то вдруг опутало его ноги, и он повалился на землю.
  - Не откусил? - спросил тот же мужик, что угощал Сергея леденцами.
  - Иди ты...
  - Похоже он весь в дедулю. - Незнакомец пошевелил рукой - от прозрачного кольца, что опутало ноги малыша, отделилось два усика и опутало его руки. Не успел он и моргнуть, как руки и ноги оказались стянуты вместе. Сергей едва смог сесть в таком положении. Маг воды подошел к нему и, схватив его за волосы одной рукой, сильно потянул назад, а второй ловко влил в рот пару капель очень горького настоя. - Вот так нужно делать, тогда точно проблем не будет. - Маг щелкнул пальцами и кольца сжимавшие руки и ноги Сергея превратились в обычную воду. Сам малыш растянулся на полу.
  - Что ты ему влил?
  - Парализатор. Все, что ниже шеи парализовано, - словно в подтверждение его слов Сергей начал хныкать, безуспешно пытаясь пошевелиться.
  - Ладно, риск твой, неси его. До крови прокусил зараза.
  Дальше незнакомцы работали тихо. Вместе они быстро раздели Сергея до трусов и уложили на холодную каменную плиту. К тому времени, малыш уже вовсю рыдал. Шевелить шеей и головой он мог, а поэтому вновь пытался укусить мучителей, но те были осторожны.
  - Начинаем, - скомандовал Лысый.
  - Может пятьдесят грамм для храбрости? - пошутил Усатый.
  - Я тебе дам, - пригрозил маг воды.
  - Не мне - малому. Он вроде заслужил, - сострил Усатый и кивнул на Лысого.
  - Не нарывайся... - начал было заводиться Лысый.
  - Хватит! - рявкнул маг воды. - Приступим. - Все они разделись до пояса и, бормоча непонятные, ритмичные заклинания начали ритуал. Лысый подошел к Сергею и сделал длинный, неглубокий разрез на его груди. То же самое сделал и Усатый с лежавшим на другой плите человеком. Пачкая указательный палец в выступившей крови, Лысый рисовал им непонятный символ на спине мага воды, а усатый рисовал его зеркальное отражение на груди мага кровью мужика.
  У Сергея кончились слезы и он больше не мог плакать. Он просто развернул голову в сторону стены, чтобы не видеть мучителей. Медленно на ее фоне образовалась тень фигуры. Потом дым из жаровен потянулся к тени. Фигура стала материальной и приобрела цвет, но, казалось, никто кроме Сергея не видел ее.
  - Не хнычь, - строго сказал мужчина в синем кунтуше. Он нервно сжимал рукоять сабли-карабеллы, а по его щекам катились слезы. - Они тебя не убьют. Просто сделают очень, очень больно.
  - При слове больно Сергей вновь начал хныкать.
  - Не хнычь! - строго приказал мужик. Он протянул к Сергею руку и она по локоть распалась дымом, напоровшись на невидимый барьер. - Я не могу тебя утешить, - грустно сказал он; его рука вновь вернулась на место. - Но мы можем их напугать. Хочешь?
  - Да, - жалобно прошептал Сергей.
  - Тогда запомни, что я скажу. Посмотри на них так, будто ты их можешь побить, и твердым голосом назови их имена и скажи, что справедливость придет. Понял?
  - Да, - прошептал Сергей. В этот же момент Лысый и Усатый закончили рисовать знаки. Маг воды развернулся лицом к Сергею, спиной к мужику и начал сам читать что-то нараспев. Волна боли прошла по Сергею, он физически почувствовал, как что-то уходит из него. Знак на грудях мага стал черным, на спине же - посинел. Мужик на плите вдруг открыл глаза и закричал.
  - Сейчас! - крикнул невидимый мужик, которого тоже перекосило от боли. По его лицу пошли черные трещины, а кунтуш начал крутиться и деформироваться, и только сабля оставалась такой, как и прежде. - Повторяй. Артур!
  - Артур! - сквозь боль закричал тонким детским голоском Сергей.
  - Иван.
  - Иван! - повторил он вновь. И вся троица с ужасом уставилась на малыша. И он это увидел, понял. Маг воды даже начал медленнее читать свое заклинание.
  - Янош, - произнес мужчина, падая на одно колено.
  - Янош! - крикнул вдохновленный результатом малыш. А маг воды даже закашлялся, но быстро пришел в себя и продолжил ритуал.
  - Расплата придет.
  - Расплата придет, - все трое уставились на Сергея. Со страху маг воды начал быстрее читать заклинание, но малыш вроде и не чувствовал боли.
  - Малыш, молодец, Сережа, - сказал совсем уже черный на лице мужик. - Они боялись и боятся. Прощай малыш, - черты лица мужчины стали нечеткими, он вновь превратился в дым и густыми клубами упал на землю, равномерно растелившись по всему полу.
  - Те же слова... - с ужасом сказал Усатый.
  - Все, - сказал маг воды. - Я закончил и ребенок вновь жив.
  - Нужно его убить! - сказал Усатый.
  - Нет, - в один голос произнесли Лысый и маг воды.
  - Второе поколение, а он еще жив, Иван. Это же курица, что несет золотые яйца.
  - Я согласен, давайте просто сотрем его память, - маг воды развернулся к Сергею - Просто ребенок.
  - Расплата придет, - произнес ребенок и всех троих передернуло. Сергей увидел это и засмеялся детским, заливистым смехом, от которого магов пробрало до костей.
  - А? Чего? - Промямлил Влад.
  - Все нормально? А то, ты уже во сне смеешься. Жутковато как-то, - нахмурился Виктор.
  - Вить, я, кажется, знаю с кого нам начать. - Влад увидел свое отражение в полированной дверце шкафа и сказал ему. - Заставим их заплатить! Правда, Дым?
  
  
  
  Глава 38
  
  - Пошли уже, там Матросов досье привез. На всех троих, - сказал Виктор.
  На кухне было оживленно. Матросов спорил с Погодой, размахивая какими-то папками. Погода не обращал на него внимания, отмахиваясь здоровой рукой, как от назойливой мухи и втолковывал что-то Деду. Дед пробовал его игнорировать, но изредка все же бросал разгневанные взгляды.
  - Не знаю, до чего вы там додумались, - Влад сладко зевнул и потянулся, - но выслушать новую порцию моих снов о прошлом вам придется. - Споры стихли, и всеобщее внимание сосредоточилось на Владе.
  - Тогда вопрос о том, кого вести отпадает сам собой, - сказал Погода.
  - Ну, вот и слава Богу, - облегченно вздохнул Дед - Умываешь руки?
  - С чего бы? - удивился абсорбер.
  - Ну, так маги ведь виноваты?
  - Да хрен его знает, кто виноват, - задумался Андрей. - Ты говоришь, на нем симбионта не было? - обратился он к Владу.
  - Я не видел.
  - Ну вот. Где сейчас найти старого абсорбера без симбионта?
  - Ты не понял, это было лет 40 тому назад, - поправил его Виктор.
  - Да все я понял, а отсюда второй вопрос... - Погода уставился на Деда. - Сколько же им лет? Насколько я уже понял, тот самый Колевит выглядит не старше меня.
  - Колевит, Колевит, Колевит... - зашуршал бумажными папками на завязках Матросов.
  - Господи, прям прошлый век, - скептически заключил Погода.
  - Умолкни, инвалид. Вот он. Данные только за семь последних лет. Впрочем, как и по остальных двоих.
  - А что так, Сергей? - спросил Дед.
  - Я всю ночь в архиве провел. Вы нам ничего рассказать не можете, это понятно... Вот я и думал, что пороюсь в архиве, найду что полезное... Да только нету ничего, что бы скрывать пришлось. А наблюдение то самое тщательное. Вот - Матросов покачал пухлой папкой - семь лет ни о чем. Ну, так - проституция, наркобизнес. А ведь почти каждый шаг писался.
  - А проституция и наркобизнес? - удивился Влад.
  - А, этим пускай люди занимаются. Наркотики обычные - кокс, героин. На проституток, тоже магией не влияли. Но персонаж, несомненно, интересный. Одних только сексуальных извращений наблюдалось с полсотни. Хотя, за ним следить действительно будет легче.
  - Ну, тогда поехали, нафаршируем его квартиру жучками, - предложил Погода.
  - Я сказал легче. Но, не легко... - Матросов протянул лист Погоде. - Его дом на охране "Ифрита". Живет на пятнадцатом этаже. Просто так не заберешься. Там пять охранников.
  - Пять на элитный дом? - скептически изогнул бровь Погода.
  - Все маги. Думаешь это мало?
  - Нет, вполне достаточно.
  - Один в холле, - продолжил Матросов. - Один на парковке. Трое в комнате охраны. Один следит за камерами и охранными заклинаниями, двое отдыхают.
  - Да уж... И как туда пробраться? - в комнате повисла угнетающая тишина.
  - А на крыше кто-то есть? - спросил Влад.
  - Никого, - ответил Матросов. - Но наверняка стоят охранные заклинания. Снять их можно, только если заметить вовремя.
  - Тогда проблем нет! - твердо заявил Влад. - Демьян Григорьевич зайдут с Андреем через крышу.
  - Я не смогу. Он же даже сейчас мою магию порядочно гасит, хотя сидит в нескольких метрах.
  - А метрах в десяти?
  - В десяти нормально, но...
  - Тогда все отлично.
  Фантазия у Влада работала довольно буйно, но, несмотря на дикость в плане, было рациональное звено. Матросов и Погода быстро заполнили все технические пробелы. Неожиданно несколько дельных идей подал Дед.
  На крышу элитного дома высаживались после полуночи. Дед выступил в роли грузоперевозчика. Сначала он доставил Погоду. Чтобы тот не блокировал магию, пришлось его повесить на длинный альпинистский трос. Матросов летел со всеми удобствами - на спине. Вот только после каждого такого полета Дед страшно кашлял, бледнел и обливался потом. Первая же охранная печать обнаружилась на двери, ведущей в дом с крыши. Дед вскрыл ее, не глядя, ленивым движением двух пальцев.
  - Кто следующий? - спросил он, указывая приглашающим жестом на магнитный замок.
  - Приехали... - скуксился Погода. - А ведь о магнитных замках никто и не подумал.
  - Успокойся. - Матросов порылся в карманах и достал несколько мелких монеток. Отобрав одну, он приложил ее к замку и через несколько секунд замок послушно пискнул.
  - Классная штука! Никогда не видел таких мелких отмычек.
  - Обычная монетка. - Матросов бросил одну копейку Погоде, и та мгновенно прилипла к металлической кнопке. Правда, стоило Погоде к ней дотронуться, как она сразу же размагнитилась и упала на землю.
  - Погоди, там же принцип работы другой.
  - Да я механизм перегрузил. Теперь тут вечно открыто. - Матросов открыл дверь и аккуратно заглянул внутрь. Прямо над дверью висела камера. Похоже, вторжения с крыши никто не ожидал, поскольку камера смотрела на лестницу.
  - Отойди, - попросил Дед. - А ты смотри, чтоб не зацепил. Пойдешь первым и быстро чтоб! - строго сказал он Погоде. В руках мага воздуха затрещали разряды, воздух заколебался и стал похожим на мутную воду. Потом раздался сухой треск. - Пошел, - скомандовал Дед. Погода бросился вперед. Прыжок - он перескочил все ступеньки и оказался на площадке, оставив за собой след, вырезанный в воздухе, словно в желе. Еще прыжок и он ушел из зоны покрытия камеры на следующую площадку.
  - Матросов. - Скомандовал Дед. - Только не дыши. След, оставленный абсорбером, уже начал затягиваться мутным воздухом - Маг земли прыгнул, стараясь повторить путь Погоды, но будучи шире его, сразу же затормозил плечами в вязком воздухе. Магия, что не остановила абсорбера, существенно стесняла движения мага земли. Пришлось идти нормальным шагом. Вдохнуть матросов и не пробовал. А вот Демьян Григорьевич закрыл дверь, легко оттолкнулся от нее, пролетев до стены безо всякого сопротивления, даже не коснулся ногами площадки, так же нарушая все законы физики, резко развернулся на 90 градусов и выскочил из зоны покрытия камеры. Воздух за его спиной тот же час начал колыхаться.
  - И что это было? - Спросил Погода.
  - Твердый воздух. Возможен только в закрытых помещениях. Как объемная фотография. Нас не увидели. - Погода покосился на Матросова, но тот только пожал плечами, мол - Откуда мне знать?
  - Хорошо. Дальше по плану. - Погода достал телефон и попытался отделить от него блютус-гарнитуру. Но одной рукой сделать это было довольно сложно. Помог Матросов.
  - Зачем, вниз ведь все идем?
  - Потом времени может не быть. - Погода набрал Паука. - Готов?
  - Всегда готов, - ответил тот.
  - Ты бы тоже приготовился, - сказал он Матросову.
  На лестнице камер не было, кроме того она была отделена от коридоров дверьми без окон. А вот в самых коридорах было по несколько камер. Поэтому в комнату охраны пришлось спускаться по лестнице в двадцать два этажа.
  - Чисто, - прошептал Погода, просканировав дверь. Дед достал небольшой пузырек из внутреннего кармана куртки.
  - Носы позакрывайте на всякий случай и отойдите. - Погода и Матросов послушно заткнули носы. Дед уселся в позу лотоса на полу. Открыл пузырек и поставил перед собой. Из него начала подниматься синяя струйка дыма. Дед завертел руками, словно формируя шар, и дым устремился в него. Вскоре в руках деда оказался синий прозрачный шар. Демьян Григорьевич начал увеличивать шар до тех пор, пока синева в нем не стала почти полностью незаметной. Потом резким движением он направил шар вниз двери. Весь отравленный воздух просочился в комнату охраны сквозь щель под дверьми. - Все, вдыхаем, - в полный голос сказал Дед. Одновременно с ним Матросов достал из кармана пузырек, точную копию первого, и, открыв его прямо перед носом, глубоко вдохнул. Только Погода остался стоять в стороне, прикрывая нос платком.
  - Что, так быстро подействовало?
  - Давай посмотрим. - Дед смело взялся за ручку и не смог ее повернуть. - Не понял! - Он нажал на нее, как можно сильнее и только тогда она резко щелкнула, повернувшись до упора. Сразу за дверью стоял охранник в черном костюме. Всех троих диверсантов одновременно передернуло. Охранник же не шевельнулся, так и остался стоять с протянутой рукой и стеклянным взглядом. Похоже, его накрыло как раз в тот момент, когда он хотел выйти и взялся за ручку. - Теперь понятно, почему не открывалась дверь.
  - Да уж... Страшный вы человек, Демьян Григорьевич, - сказал Погода, не убирая платка.
  - Не будем терять времени, - ответил Дед и решительным шагом направился к лифту. Вслед за ним направился Погода.
  Матросов остался на месте. Он аккуратно, стараясь не задеть статую охранника, протиснулся в комнату охраны. Еще один охранник валялся на диване, а третий замер перед мониторами. Матросов огляделся в поисках датчиков печатей. Они были замаскированы под светящиеся наклейки на потолку. Несколько секунд хватило Матросову, чтобы понять, что на потолку находятся точные копии печатей, больше того, за хаотичностью построения перед ним прячется полная карта здания. Заметив, как колыхается маленькая копия печати искаженной Дедом. Да уж, работа была сделана виртуозно, вряд ли кто заметил. Ведь кроме верхней, было еще 48 печатей. Большинство находились на подвальном и нижних этажах. Матросов вставил гарнитуру в правое ухо. - Погода? Нашел датчики печатей. На пятнадцатом вроде только две печати - водные. Точно не скажу. Продолжаю.
  Матросов расстегнул пиджак лежащему и снял с него рацию, вставив наушник в левое ухо. Первым делом он осмотрел систему, но не нашел сервера, только пульт и мониторы. Впрочем, его это не расстроило. Открыв одну из двоих дверей в комнате охраны, Матросов попал в туалет, а вот вторая привела его туда, куда нужно. По обе стороны комнаты стояли стеллажи, на них какие-то блоки коротко перемигивались разноцветными огнями. Матросов не очень хорошо разбирался в электронике, но не узнать в огромной коробке в центре комнаты сервер, он не мог. Сняв с пояса небольшой футляр, Матросов отыскал USB вход и подключил его коротким проводком к футляру. - Давай, псих, только не подведи.
  - Да все путем, - заорало в блютус-гарнитуре. - Сигнал есть.
  - Паук! Твою...- Матросов уменьшил громкость.
  - Что испугался?
  - Я тебе язык оторву.
  - Ой, напугал-то как... Баюсь-баюсь!
  - Заткнись и делай дело. - Матросов вышел из аппаратной в мониторную, достал из внутреннего кармана металлическую коробочку и аккуратно открыл. Сняв верхний слой ваты, он облегченно вздохнул. Маленький, хрупкий глиняный шарик был цел. Став на четвереньки Матросов перевернул коробочку и шарик выкатился на пол. Достав из внутреннего кармана другую, продолговатую, он задал вопрос - Демьян Григорьевич, запускать?
  - Запускай, - ответила гарнитура. Матросов достал из второй коробочки маленький глиняный стержень и легонько коснулся им шарика. Шарик тот же час покрылся мелкими-мелкими светящимися письменами.
  - Блин, Сёма, ты там еще долго?- вдруг спросила рация - Я щас уссусь. - Матросов едва не уронил стержень на шарик.
  - Щас! - зло ответил он в рацию, надеясь, что говоривший не опознает голос.
  - Давай быстрей!
  - Погода, Григорьевич, у нас проблема. Тот, что выходил, должен в ближайшем времени сменить кого-то. Парковка или холл не знаю, но парень уже по рации вызывал. Я ответил что скоро.
  - Жди и отвечай по рации.
  - А может, я попробую сменщика в чувство привести?
  - Нет, всех сразу надо.
  - Блин, не оставлять же ту фигню в сервере.
  - Фигню можно вытаскивать, - ответил голос Паука. - У них своя wi-fi точка, я ее использую. Только на камеры пока все равно лучше не попадаться. Дайте мне еще минут двадцать.
  - Мы уже в квартире. Матросов уходи и реанимируй их. - Матросов быстро вытащил непонятный прибор из сервера, осмотрелся, не наследил ли и вышел из комнаты охраны. Впрочем, закрыть дверь оказалось проблематично, дверная ручка никак не хотела помещаться в руке статуи охранника.
  - Реанимирую, - сообщил Матросов, когда был уже на лестничном пролете. Резким движением он переломил глиняный стержень, от чего светящийся шарик в комнате охраны разлетелся мелкой пылью, освобождая синий газ, что он сдерживал. Почти одновременно зашевелились три фигуры охранников, ни один из них не заметил ничего необычного, правда у выходящего - немного рука заболела.
  
  
  
  Глава 39
  
  Квартира Колевита была обставлена богато. Дорогая мебель, куча антикварных вещичек. Но во всем этом чувствовалась фальш. Нагромождение мертвых, никому не нужных предметов, разбросанных по квартире кое-как. Например, три огромных кожаных кресла стояли вокруг маленького стеклянного столика. А над плазмой, под самым потолком висели африканские маски. В высокой урне в углу стояли древние копья. При чем африканские с широким лезвием соседствовали в китайскими, о чем говорил красный пучок конского волоса под острием. С той же урны торчало несколько зонтиков. Целый стеклянный шкаф был отведен под холодное оружие, где на одной ступенчатой подставке соседями были европейский фальчион и нож боуи, а японский вакадзаси соседствовал с малайским крисом. В первом случае было хоть внешнее сходство, хотя фальчион - меч, а во втором плавный изгиб вакадзаси никак не хотел гармонировать с волнистым лезвием криса.
  - А он, однако, коллекционер... - сказал Погода.
  - Да какое там... - вяло махнул рукой Дед - деньги есть, вот и тащит домой все, что блестит. Как люди, что покупают за баснословные деньги картины типа "цветная ляповица" и вешают их вверх ногами.
  - Не любите современное искусство?
  - Работай, давай! Я в нем не разбираюсь, но и не отрицаю.
  Даже одной рукой Погода действовал виртуозно. За полчаса жучки были везде: в обивке кресел и дивана, в резных ножках антикварной мебели, даже просто в стенах. Андрей сверлил их миниатюрной дрелью и всовывал маленькие таблетки жучков, а потом замазывал дырки специальной замазкой.
  - Паук, звук есть?
  - Да, давай видео, - ответила гарнитура.
  - А вот с этим сложнее. - Погода осмотрелся. Стены комнаты были светлыми, а значит, темный глаз объектива будет видно. Шкафы и полки в гостиной были стеклянными, в других комнатах шкафы были очень светлых тонов. Всего Погода нашел только два места для жучков. Оба в гостиной. Одну камеру спрятали в глазе африканской маски, другую в подставке вакадзаси. Обе камеры были установлены в гостиной. - Где бы еще поставить? - подумал в голос Погода.
  - Э-э-э-э... - как то многозначительно и озадаченно протянул Паук.
  - Чего? - спросил Погода.
  - Да вроде ваш Колевит возвращается...
  - Что? Матросов, ты же говорил, что раньше двух он никогда не возвращался? - Погода быстрыми и четкими движениями собрал оборудование в сумку на поясе.
  - А я почем знаю, или это я за ним наблюдение вел? Могу задержать. Где он, Паук?
  - Не надо, уходим.
  - Не выйдет, он уже возле квартиры. - Дед с Погодой быстро осмотрелись. Под кровать, не залезешь, оставались только шкафы. Один - в спальне был заперт, его и не пробовали открывать - время еще оставалось, а второй находился в гардеробе - маленькой комнатушке с огромным зеркалом на одной стене и не меньшим шкафом в другой. Погода с Дедом, как попавшиеся любовники ринулись в гардероб. Они успели закрыть дверцу шкафа как раз в тот момент, когда отворилась входная.
  - Странно, наверное забыл закрыть. - Произнес веселый мужской голос. - Заходите девчонки в мою скромную обитель. - Колевит был явно в поддатом состоянии. - Сняв куртку, он бросил ее на копья, но она, врезалась в них где-то посредине и благополучно сползла на пол. Копья угрожающе зашумели, намереваясь вывалиться из урны, но та видимо была тяжелее. Колевит немного нахмурился, оглянулся на девушек, не видели ль они неловкой сцены, пошатался и повалился на кресло, зацепив ногой столик.
  - Паук, - прошептал Погода - дай картинку на мой телефон. - Через несколько секунд на экране появилось изображение прихожей.
  - Демьян Григорьевич, доставайте свой, я вторую камеру выведу. - Погода и дед сдвинули телефоны, чтобы видеть изображение с обоих камер.
  - На мой тоже что-нибудь выведи, - попросил Матросов, который нервничал, наверное, не меньше.
  - Вау! Вот это шик! - завизжала одна из девчонок и сразу же побежала осматривать статуэтки диковинных божков. На ней была коротенькая кожаная курточка с мохнатым воротником, мини и высокие, выше колен, сапоги на высоких каблуках. Голову венчала пышная шевелюра витых белых волос. Несмотря на изящное, вроде, телосложение, при каждом ее шаге раздавался звук сравнимый с ударами двух - огромных бревен. - Прикольно! - девушка щелкнула по орлиному носу статуэтку Ра. - Свет, а кто это? - спросила она у подружки, которая никак не решалась войти в гостиную.
  - Египетский бог Солнца, - ответила девушка и прислонилась плечом к дверному косяку. Ее длинные черные волосы были распущены. В отличие от подружки она была одета в джинсы, а обута в низенькие сапожки с небольшим каблуком. Держалась она настороженно и не позволяла себе вольностей.
  - Да расслабься ты, - сказал Колевит. - Куртку бросай где угодно - обвел он широким жестом гостиную, но девушка так и продолжала держать ее в руках.
  - Расслабься Светик! - подскочила к ней подружка. Одним движением она сняла куртку и, раскрутив ее над головой, отпустила. Куртка полетела на тумбочку, свалив несколько разнокалиберных статуэток, среди которых был тот же Ра. - Гуляем! - закричала девица и тут же добавила - Музыку хочу!
  - На. - Колевит бросил ей пульт. - Я щас. - и вышел на кухню. Светик сразу же подошла к подруге, тыкающей на все без разбору кнопки пульта и, схватив ее за рукав кофточки, яростно зашептала на ухо. Подружка лишь возмущенно вырвалась. - Вот! - Иван вернулся с тремя стаканами, блюдцем с криво нарезанным лимоном и солонкой. Поставив все это на стол, он подошел к тумбочке, с которой свисала девичья куртка, и достал с нее бутылку текилы. Куртка при этом упала на пол. - Лайма нет, но я думаю нам и лимончик подойдет?
  - По-до-йдет! - по слогам выговорила бесшабашная и прыгнула в кресло. - Колевит открутил и выбросил корок. Сделал шаг к столу, зацепился ногой за куртку и отшвырнул ее ногой в сторону стеклянного шкафа. Пока он наливал, бесшабашная провела долькой лимона по руке и посыпала влажный след солью. - Светка! Бухаем! - С мрачным видом Светка уселась в кресло напротив. Колевит подсунул ей стакан, но она жестом показала, что не будет. - Светик! - возмущенно и обижено взвизгнула подружка.
  - Я знаю, что ей нужно, - заявил Иван и хитро подмигнул бесшабашной.
  - А у тебя еще есть?
  - А как же! - Колевит достал из кармана пластинку и выдавил из нее две таблетки.
  - И мне! - потребовала бесшабашная. Колевит выдавил еще одну и протянул ей. Бесшабашная слизала с руки соль, бросила в рот таблетку и запила текилой, после чего разжевала дольку лимона.
  - Бери! - протянул Колевит Свете ладонь с двумя розовыми таблетками.
  - Мне текилы хватит, - сдавленным голосом ответила девушка и проведя лимоном по руке начала посыпать ее солью.
  - Как хочешь. - Иван пожал плечами и бросил обе таблетки себе в рот. Не заморачиваясь с солью, он отхлебнул из бутылки и бросил несколько кусков лимона в рот.
  Некоторое время компания пила. Колевит рассказывал идиотские истории, а бесшабашная смеялась и визжала. Света пила мало и кривилась после каждого кусочка лимона. Движения ее подружки то замедлялись, то ускорялись. Казалось, что она вообще себя не контролирует. Наконец Света не выдержала. Она быстро встала, подошла к подруге, решительным движением потянула ее за руку, пытаясь поднять с кресла, но та лишь упала на пол и обиженно захныкала.
  - Ты чего? - спросил Колевит.
  - Мы домой! - твердо ответила Света.
  - Я не хочу домой, - еле сказала подружка.
  - Тебя никто не спрашивает! Вон как нализалась...
  - Я что-то не понял, - медленно произнес Колевит. - В клубе я платил, - он встал и на не твердых ногах подошел к Свете - ко мне поехали, текилу мою жрали... А теперь домой? - Резким движением он схватил девушку за волосы и потянул так, чтобы голова задралась вверх. - Так тебя никто не держит, - он толкнул Свету в сторону дверей. Девушка заточилась, сделала несколько быстрых шагов но устояла на ногах. - А мы тут позабавимся. - Колевит нагнулся к лежащей на полу блондинке и задрал ей юбку. Когда же он начал срывать с нее колготки, Света как можно сильнее толкнула его ногой. - Колевит повалился на стеклянный столик, разбрасывая стаканы, лимонные дольки и начал невнятно материться.
  Блондинка была никакая. Поднять ее не представлялось возможным, и поэтому Света потянула подругу за руку к выходу. Она не проволокла ее и полметра. Колевит все же поднялся и сильным, но не очень точным ударом в нос отправил девушку на пол. Не до конца понимая, что случилось, Света попробовала сесть, но Иван придавил ее сверху и вновь ударил кулаком по лицу. Больше Света ничего не чувствовала. - Сука! - с чувством произнес Колевит. - Шалава дрянная - он вновь ударил, а потом еще. Занес было руку для еще одного удара, но в комнате вдруг подул сильнейший ветер, а свет погас. Колевит поднялся и сделал несколько шагов к окну - единственному источнику света в комнате.
  - Был мразью, мразью остался, мразью и умрешь, - сказал тихий голос.
  - Кто здесь? - настороженно спросил Колевит. В темноте заискрились электрические разряды, запахло озоном. Постепенно глаза Ивана привыкли к темноте и он увидел темную фигуру, в руках которой дугами извивались, гудели и трещали толстые электрические разряды. - Кто ты? - Уже более испуганно спросил Колевит и попытался зажечь на правой ладони огонь. Огонь вышел неконтролируемым. Он быстро перескочил на манжет рубашки и, сожрав его добрую половину, оставил после себя ожог.
  - Я тот... - тихо произнес голос - кто обещал тебе, Артуру и Яношу - фигура выдержала театральную паузу, а Колевит покрылся холодным потом, - расплату!
  - Нет! - взвизгнул Иван. - Тебя нет! Ты мертв! - он попятился назад, а фигура наоборот сделала шаг вперед. - Не-е-ет! - закричал Колевит. Под его ноги попала девичья куртка. Иван зацепился, широко раскинув руки, он повалился назад, круша затылком стеклянные полки с холодным оружием. На его счастье большинство ножей и мечей оказались под ним. Куски толстого стекла жутко порезали шею, затылок, и щеки мага огня, но все же не задели кровеносных сосудов. Вакадзаси и крис чудом устояли на верхней полке, как и еще несколько полок с подставками, до которых Иван не достал затылком, а вот тяжелый полковницкий пернач, не закрепленный на подставке, закачался вместе со шкафом и сделав неполный оборот вокруг своей оси, тяжело ухнул Колевита по голове, когда тот попытался подняться. Маг земли тот же час перестал подавать признаки жизни. Фигура перестала трещать разрядами, сделала несколько шагов к Ивану и попробовала пульс.
  - Андрей, - позвал Дед.
  - Зачем шуметь - то? - спросил Погода?
  - Он сам. Видно зацепился за что-то. Все, осмотри девушку и уходим. - Приказал Демьян Григорьевич. - Сергей, включай электричество обратно и дуй на крышу, только дверь не открывай, я печать сперва осмотрю.
  
  
  
  Глава 40
  
  Каждую ночь Янош ложился в двенадцать. Каждое утро он вставал в шесть. Вместо завтрака он пил фреши, выжатые силой своей магии из сочных тропических фруктов. Потом он одевался, шел на работу пешком. В сухое время года, как сейчас дорога занимала семь минут. Потом - спортзал. Занимался там ровно два часа, принимал душ и только потом брался за работу. Впрочем, хорошо налаженная система могла работать и без него. Вытренированные педантизмом начальника подчиненные, не расслаблялись даже, когда тот уезжал в редкие командировки. Но сегодня день не задался с самого утра.
  Будильник пискнул ровно два раза, как и каждый день. Кац успел потянуться и хлопнуть его по кнопке прежде, чем тот запищал еще раз. Умывшись теплой водой и выровняв пробор модельной стрижки, что уже лет десять, как вышла из моды, он направился на кухню. Достав чистый стакан и два апельсина, Янош начал первую свою утреннюю тренировку.
  После того, как правая рука указала на апельсин, тот слегка пошевелился. Янош пошевелил пальцами - апельсин нервно заерзал на столе. Маг воды поднял руку повыше и апельсин взлетел в воздух. Маг поворачивал руку до тех пор, пока оранжевый шар не повис над мусорным ведром. Тогда он резко сжал руку в кулак. Апельсин буквально сплющило внутрь. Через кожуру выступил сок. Но он не пролился, так и остался висеть в воздухе, а вот сплющенные в твердый шарик сухая кожура и обезвоженная мякоть, упали в мусор. Кац расслабил руку и небрежным движением указал на стакан. Сделав вираж в воздухе, сок вытянулся в тонкую струйку и полностью перетек в стакан, наполнив его примерно на четверть. После этого настала очередь левой руки и второго апельсина.
  Кац только достал из холодильника два киви, как в дверь позвонили. Хотя вернее не просто позвонили, а зажали звонок и держали до тех пор, пока он не открыл дверь. В противном случае Янош не стал бы открывать, пока не выпил бы свой фреш.
  - Зачем пришел? - Грубо спросил он Колевита, как только открыл двери. То, что его брат по крови был перемазан в засохшей крови, а на щеках просматривались довольно жуткого вида свежие порезы, его совершенно не интересовало.
  - Я видел его! - Иван оттолкнул Яноша и решительно вошел в квартиру.
  - Кого? - спокойно спросил Янош.
  - Воздушного. Он опять..., опять обещал расплату, - нервно сказал Иван. Он не переставал двигаться. То шагал взад-вперед, то делал нервные жесты руками, но все же из его разговора Кац понял, о ком говорит Колевит.
  - Это он тебя так?
  - А, - отмахнулся Иван - это я зацепился, упал на стеклянный шкаф со старыми ножами.
  - Понятно, - вздохнул Янош. - Завязывай с наркотой.
  - Не-е. - Иван грозно затряс пальцем у самого носа Яноша. - Я глюки от реальности еще могу отличить. Надо выпить, - он направился на кухню.
  - Успокойся.
  - Я его видел! - Иван начал открывать все шкафчики поочередно.
  - Он умер много лет тому назад.
  - Нас никто! Слышишь, никто не мог так просто победить. Мы ведь уже тогда пили чужую магию. А он мне пол-лица сжег. - Иван отыскал полупустую бутылку виски и жадно приложился прямо к горлышку.
  - Помню. Сам ведь собирал.
  - А Настю помнишь? Помнишь?! - сорвался на крик Иван. - Мне до сих пор снятся ее глаза. И руки на горле..., и... кровь. - Иван вновь приложился к бутылке.
  - А сейчас слушай меня! - Кац сделал несколько пасов руками, и из бутылки выскочила струйка виски. Мгновенно она обвила горло Ивана и сдавила не хуже веревочной удавки. - Настя умерла. Умерла так давно, что я даже почти забыл о ее существовании. Шлюхи уже не помогают? А я ведь предупреждал, что нужно просто пережить. - Колевит судорожно хватал воздух ртом и пытался сорвать удавку с шеи, но пальцы просто проходили сквозь жидкость. - Посмотри на себя. Ты прожил несколько человеческих жизней только для того, чтобы стать таким ничтожеством. Если хочешь жить, останови меня.
  Колевит бросил на Яноша безумный, умоляющий взгляд, но тот был совершенно спокоен и вроде не собирался ослаблять хватку. Спокойным жестом он потянулся за полупустым стаканом сока и спокойно отпил небольшой глоток. Лицо Ивана покраснело. Он почувствовал, как жизнь медленно уходит из него. В этих конвульсиях и проснулось то давно забытое чувство - воля к жизни. Его руки вспыхнули невыносимым для человека пламенем. Хлопковые рукава куртки и рубашки мгновенно превратились в золу, как и воротник. Удавка из виски тоже загорелась и Кац мгновенно потерял над ней контроль. Жидкий огонь полился по куртке, но Иван, казалось, не заметил его. Он мгновенно стал в боевую стойку.
  - Сдаюсь! - поднял руки Кац. - Вот так намного лучше. А глаза... Ты бы себя сейчас видел! Сколько гнева, сколько эмоций, сколько жизни! - Иван опустил руки, погасив огонь. Только алкогольные потоки продолжали неспешно пожирать куртку.
  - Не смешно.
  - А никто не говорил, что должно быть смешно. Зато ты ожил.
  - Я видел его Янош.
  - Он мертв! Я даже имени его не помню! Да если он и выжил тогда, тогда мог уже дважды умереть от старости. А то, что нас никто не мог победить, так мы ведь не для усиления магию пьем, а для вечной молодость.
  - Я... - хотел было высказаться Иван, но Кац остановил его нетерпеливым жестом.
  - Ты превратился в развалину. В реликт тех времен, о которых пора уже забыть. Сейчас мое время пить, и это первый раз, когда мы будем использовать селективное мясо. Не испорть мне ничего. Приведи себя в норму. А то будет как сейчас пламени много, а толку... Тебя сейчас не то, что недоучка сделает, тебя шпана в подворотне зарезать может. Приведи себя и свою жизнь в норму. Остались же еще вещи кроме секса, выпивки и наркоты, что тебя интересуют.
  - И что? Стать таким, как ты? Утром зарядка, днем работа, вечером тренировка. По пятницам пиво в баре. Элитные шлюхи по средам и субботам.
  - Да хоть бы и так. Лучше же чем то, что ты имеешь сейчас.
  - И это твоя жизнь? Ты хоть помнишь, кем ты был.
  - Я знаю, кем я есть! - твердо ответил Янош.
  - Ян... Когда ты в последний раз скрипку в руках держал? - тихим, грустным голосом спросил Иван. А вот Кац вздрогнул, будто сквозь него пропустили электрический разряд.
  - Скрипка? - удивленно спросил он. - Причем тут скрипка?
  - Ты красиво играл, - так же спокойно ответил Колевит.
  - Перестань нести чепуху и соберись, - разозлился Кац. - Через неделю ты должен быть в форме. Слышишь? Фигней страдать будешь, когда твоя очередь пить придет. - Он раздраженно вышел из комнаты. А Иван посмотрел на остатки виски в бутылке. Оставалось примерно на полтора пальца. Колевит поднес горлышко к губам и, внезапно разозлившись на самого себя, со всей силы швырнул бутылку в умывальник. Громко зазвенев, осколки стекла разлетелись по всей кухне. - Что ж... - пожал плечами вернувшийся Кац. - Злость полезнее растерянности и испуга, и уж точно лучше хронической депрессии. Хотя о контроле над эмоциями в твоем случае вообще не идет речь. На, - он бросил Ивану свежую рубашку и легкую куртку. - Одевайся и выметайся.
  - Огромное спасибо, - саркастически ответил Колевит.
  - Я к тебе еще заеду. И тебе же лучше, чтобы ты был в форме, - с нажимом произнес Янош.
  - Буду, - буркнул в ответ Иван.
  - Слушай, а может тебе лучше на дачу съездить? Потренируешься в тишине, на природе. Никаких людей, очистишь голову и душу.
  - Вот о душе ты смешно пошутил. - Иван сорвал с себя остатки куртки и рубашки и надел белоснежную рубашку Яноша. Бессовестно перемазывая ее сажей.
  - Давай хоть рожу гляну, а то ведь шрамы останутся. Я ведь по такому спец. Вон и у тебя ни следа. - Иван поморщился, будто слизня коснулся.
  - Не стоит. Я в школу заеду. Пускай меня профессионалы залатают. Ты ведь целительством небось уже полвека не занимался. - Колевит схватил предложенную куртку и, не говоря ни слова, вышел из квартиры.
  
  
  
  Глава 41
  
  - Все, кажись, больше разговаривать не будут, - подал голос из телефона Паук.
  - Слушай, а куда ты ему жучек засунул? - спросил Матросов Погоду.
  - Насколько я помню - никуда. - Дед поставил на кухонный стол две кружки травяного чаю.
  - Не-е-е, это я сам, - прозвучало из мобильника.
  - Как? - спросил Погода.
  - Взломал его айфон.
  - Я не совсем понял, - нахмурился Погода.
  - А я совсем не понял, - заявил Матросов.
  - Установил ему программку, которая тайно использует микрофон, делает записи и передает их мне. К сожалению, не смог сделать прямого эфиру. Да и записи ведь сначала обработать надо, иначе нихрена не слышно.
  - Я его боюсь, - сказал Матросов - тыча пальцем на мобильник.
  - Да ладно, ты же знаешь где он живет. В случай чего ..., а боец из него совсем не важный.
  - У меня сенсоры по всему Крутому, - как-то настороженно сказал Паук.
  - А, - отмахнулся Андрей - ну будешь ты знать, что за тобой идут, но сделать то ничего все равно не сможешь.
  - Хватит уже, - утихомирил их Дед. - Есть вопросы поинтересней. Например, что такое "селективное мясо"?
  - Или кто такая Настя? - поддержал его Матросов.
  - О ком это вы? - Влад сладко зевнул и потянулся.
  - Да вот, услышали, что Колевит Настю какую-то вспоминает... - ответил Погода.
  - Мертвую?
  - Мертвую, - подтвердил Матросов.
  - Ну, тогда я знаю, о ком речь...
  - Да! - громко ответил на переливчатый звон мобильного Матросов. - Мариночка... Нет. Ну почему сразу натворил? - Погода чуть не поперхнулся чаем, зажал рот рукой и начал подавлять смех. Влад коротко хохотнул, и даже Демьян Григорьевич улыбнулся. Никто не вспоминал, что сейчас не время для оправданий перед женой. А Матросов оправдывался как напакостивший пацан.
  - Пойду Витьку разбужу, - прошептал Влад - А потом сон расскажу. Кстати, с участием неизвестной вам Насти.
  С тех пор, как убили маму, отец долго плакал, а потом перестал. Вася тоже долго плакал, но меньше отца. Баба Зина рассказала ему, что умирают все. Мама ушла в царствие Господнее. Вася плохо понимал, что это значит, но маме там очень хорошо, только она скучает по нему и отце. А чтобы не скучала, нужно посадить на ее могиле дерево. И тогда, когда дерево будет цвести, мама будет слышать все, что говорят о ней. Всю весну Вася бегал по сельским садам и смотрел, какое дерево цветет краше. Вишня, яблоня, абрикос или бесплодная, но страшно ароматная акация. А папа все плакал, пока не выплакал все слезы. Он перестал есть и пить. Даже на немцев, что приходили в дом, он не обращал внимания. Раз они даже его били. Вася тогда сильно испугался, он залез под кровать и тихо сопел, трясясь от страха и злости.
  Только баба Зина и Вася могли немного расшевелить отца. Васю он часто брал на руки и рассказывал ему о том, как сильно его любила мама, какой красавицей была. А баба Зина вечно ругала отца и заставляла его кушать, а если отец не кушал, то била его большой деревянной ложкой по лицу. Сегодня баба Зина опять ругала отца, а он сидел и смотрел на нее немигающим, грустным взглядом. Потом баба уложила Васю спать и ушла домой, а отец так и остался сидеть перед полупустой миской супаа и смотрел на тусклый огонек коптящей лампадки.
  - Зачем пришел? - тихим и слабым голосом спросил отец, а Вася тихонько выглянул из-за одеяла, сквозь приоткрытую дверь в соседнюю комнату, где сидел отец, но никого не увидел.
  - Сам не знаю, - ответил сильный звонкий голос. Такой раньше был у отца. Вася тихонько слез с кровати и подошел на цыпочках к двери.
  - Зачем тогда приходить? В мире людей ведь тяжело находиться. Давай, не тяни кота за хвост, Дым. Скажи, что мне о сыне думать надо...
  - Закрой рот, Максим, - перебил голос. Вася так никого и не смог увидеть в комнате, но там определенно кто-то был - Это тебе теща и так каждый день говорит. Лучше сразу отдать засранца немцам. Пускай на побегушках у них будет. Тогда и кормить не надо, - отец удивленно посмотрел на лампадку.
  - Интересный способ ты выбрал...
  - Да ладно... Ну изобьют пару раз, зато выдрессируют быстро, авось и жив останется. Тебе то что, ты ведь все равно мертв.
  - Не подействует... Мог бы чего получше придумать.
  - Интересно... - Вася вдруг осознал, что смутно видит человеческую фигуру, сотканную из дыма. Тонкая струйка копоти тянулась к этой фигуре от лампадки. - А они ее просто убили, или поразвлеклись сначала? - Максим мгновенно вскочил. Лавка громко стукнулась о стену и закачалась. Тяжелый стол отскочил на десяток сантиметров, а глиняная миска с супом раскололась на три куска от удара о пол, напугав Васю.
  - Ты...
  - Я?
  - Уйди! - Вася испугался грозного голоса отца и мгновенно заскочил обратно в кровать.
  - Я уйду, а ты и дальше жуй сопли. Ведь ты такой беспомощный... Ведь только ты потерял жену, никого больше не убили, войны больше нет, никто больше не страдает. А если и страдают, то так им и надо, ведь было бы несправедливо, ели бы страдал только ты.
  - Уйди! - закричал отец, а Вася плотно замотался в одеяло и отвернулся к стене
  - Ухожу, а ты успокой сына, а то орешь как... - через несколько секунд скрипнула дверь и малыш, спиной почувствовал, что отец смотрит на него.
  Вася проснулся рано, на улице еще только серело, а отца не было дома. Малыш тот же час побежал к бабе Зине и сбивчиво рассказал ей, что видел вчера, а когда он вместе с бабой вернулся к себе, то застал отца бодрого, хоть и не веселого. Раздевшись до пояса, тот с огромным удовольствием умывался холодной водой из деревянной бочки.
  - Максим, ты где был?
  - О чем это вы, мама? Разве сейчас куда пойдешь? - молодой человек махнул головой в сторону сельского совета, где временно разместились немцы.
  - Ой, не ври мне... К партизанам ходил да? - одновременно с надеждой и страхом спросила теща.
  - Какие там партизаны, встал пораньше, дров наколол.
  - Не ври говорю! Как же это ты их так колол, что никто не слышал?
  - Сами посмотрите. - Максим махнул рукой в сторону сарая. И действительно там лежала довольно таки внушительная купа колотых дров. - Еще что? - молодой человек поднял с земли рубашку.
  - Кровь.
  - Что?
  - Рубашка почему в крови?
  - Щепкой руку проколол. - Внезапно со стороны сельсовета послышались крики на немецком, затрещали моторы мотоциклов. - Пойдем-ка лучше в дом.
  - Что же ты натворил сынок? Они же теперь все село перетрясут.
  - Не перетрясут, все далеко случилось, а местных я не трогал.
  Целый день отец был бодрым, играл с Васей, а когда стемнело, отправил его ночевать к бабушке, а сам остался дома, хотя баба Зина и ругалась, но уже не так сильно, как раньше. Вася был доволен. Сегодня отец улыбался. Он снова стал сильным, таким, каким был всегда. Теперь о нем можно не волноваться. С такими приятными мыслями он и уснул.
  Проснулся он от громкого стука в дверь. Баба Зина давно уже потушила свечку и уложилась спать, но стук был довольно настойчивым. Вася подумал, сначала, что это папа пришел, и хотел было слезать с печи, но баба цыкнула на него и заставила залезть обратно.
  - Кто там? - спросила Баба Зина, зажегши свечку.
  - Открывайте, - приказал нежный, но очень властный голос. Баба Зина, сама того нехотя повиновалась. - Спасибо. Иван, подержи свечку, темно ведь.
  - Смешно...
  - Малыш, ты где? - Вася почему-то испугался и забился в угол подальше.
  - А вы собственно кто? - опомнилась баба Зина.
  - Спать - коротко приказал нежный голос. И сразу же послышался звук падения.
  - Иногда ты меня пугаешь.
  - Не бойся, тебе я буду более приятные вещи приказывать.
  - Не время.
  - Ой да ладно... На печи посмотри.
  - Малыш? Ты здесь? - незнакомец подошел к печи и Вася увидел, что на его ладони весело пляшет огонек. - Настя, он здесь.
  - Где? - невысокая женщина выглянула из-за спины незнакомца. В ее руке была бабушкина свеча. - Иди сюда, - приказала она Васе. - Тот только отрицательно покачал головой. - Иди сюда я сказала! - Васю жутко потянуло вперед, но он пересилил себя и отрицательно замотал головой. - В глаза мне смотри! - приказала женщина. Ее глаза были темными и глубокими. Уже через долю секунды в Васиных глазах потемнело, ощущение падения было последним, что он почувствовал.
  - А дальше? - спросил Матросов.
  - А дальше все. Но скорее всего продолжение следует, - ответил Влад.
  - Да бред! Немцы, Вторая мировая и Колевит молодой, - возмутился Виктор. - Еще скажи, что он бессмертен. Демьян Григорьевич, хоть вы скажите, что это невозможно, - все дружно уставились на Деда.
  - А на этот вопрос тебе пусть Сергей ответит. - Дед допил чай и поставил пустую чашку в раковину, полностью игнорируя озадаченные взгляды.
  
  
  
  Глава 42
  
  - Какого хрена нас засунули в эту глушь? Не ты ли говорил, что чем меньше народу, темь легче нас найти? - не успокаивался Виктор.
  - Здесь по периметру защитные знаки. Видел те столбы на въезде в лес?
  - И че? Нас теперь не найдут? - Виктор методично раскачивался в кресле-качалке.
  - Не нас, а меня, - поправил Влад. - Кроме того, мне здесь нравится. Лес, воздух и спокойствие. Прекрасная альтернатива той бешеной гонке, что мы провели несколько дней назад. Нам ведь и вправду нужно поправляться. Хотя ран и не видно, но тела их еще помнят.
  - Лучше бы на квартире оставались, а то тут не то, что интернета, здесь и электричества нет.
  - Перестань ныть и получай удовольствие.
  - Я тебе удивляюсь, ты не мог успокоиться, пока не узнал, что случилось с отцом, а сейчас просто отгораживаешься от реальности.
  - Не так. Просто никто бы не сказал мне правды, а сейчас, хочу я того или нет, я все равно все узнаю. Лягу спать и увижу... Знаешь... - в голосе Влада послышалась грусть. Он поднялся со старой, скрипучей кровати, сделал несколько шагов в сторону окна, - я... Я ведь чувствую все то же, что и они, всю боль, все эмоции, даже запахи. Например, я чувствовал всю боль деда от потери матери, хотя он и утешал себя тем, что нужно просто дерево посадить, но вот, когда он волновался о папе, в смысле прадеде, сердце просто разрывалось, а когда за ним пришли, было страшно до чертиков. Свою дозу адреналина я получаю.
  - Странно, что ты вообще после такого спать можешь.
  - Приходится.
  - Эй, есть кто дома? - сразу же после этого несколько раз крепко стукнули кулаком по тяжелой деревянной двери. Виктор резко вскочил с кресла, а Влад отскочил от окна. - Ребята, это Андрей тот, который Погода. - Влад тихонько подобрал кочергу возле печки и пристроился за дверью, потом жестом указал Виктору открыть дверь.
  - Погода? Сам? - спросил Виктор перед тем, как открыть дверь.
  - Открывай параноик. - Мне рюкзак жмет, рука болит.
  - Почему сам? Где Матросов? - Виктор медленно открыл, но не спешил пускать Андрея внутрь.
  - За Матросовом и Демьяном Григорьевичем, слежка. Паук заметил. Вот я и смылся от греха подальше.
  - Ну, заходи. - Виктор отошел в сторону, пропуская Погоду.
  - Помоги рюкзак снять. - Погода на ходу освободил здоровую руку, немного повернувшись в сторону Влада. Инстинктивно почувствовав опасность, он изловчился изогнуться так, чтобы рюкзак слетел с перевязанной руки, и на полпути к полу перехватил его за ремень здоровой рукой. Потом со всей возможной в этой неудобной позиции силой, бросил рюкзак во Влада. Того буквально припечатало к стене. Погода бросился было добивать противника, но так и застыл с поднятым кулаком. - Ты что творишь, гаденыш? - Влад не ответил. Основная площадь удара пришлась на живот, и сейчас Влад безуспешно пытался схватить ртом хоть глоток воздуха. - Вот, дурень. - Погода презрительно фыркнул и, подняв рюкзак, легко бросил его Виктору. - Распакуй, там шашлыки, крупы, - потом присев на корточки возле согнутого пополам Влада, обратился к нему. - Вот скажи мне, как такой дохляк как ты смог меня победить?
  - Легко, - стараясь вложить побольше презрения в голос ответил Влад. Но получилось очень плохо, так как нормально дышать он все еще не мог.
  - Ага, я вижу.
  Мангала ребята не нашли, поэтому костер развели на земле, а когда он начал перегорать, немного притушили, оставив только жаркие угли. По углам вбили колышки из толстых сырых веток, а на них положили два прута арматуры, что нашли в сарае. С шампурами проблем не было, Андрей прихватил их с собой.
  - Господи, как же давно я не готовил шашлыки, - мечтательно, с ноткой ностальгии произнес Погода.
  - Да ты их и сейчас не готовишь, - огрызнулся Виктор, шевеля веткой угли. - Дрова мы с Владом таскали. Огонь я разводил, а овощи на салат Влад крошил.
  - Довольно неумело я бы добавил... - сказал Андрей, отхлебнув холодного кваску с большой и древней алюминиевой кружки.
  - Сам бы накрошил, - отозвался Влад, поливая салат подсолнечным маслом. - А то развалился тут.
  - Мне можно, я раненный. - Погода немного поерзал задом и плечами, поудобней устраиваясь в плетенном из лозы кресле. - А вы мяско на шампура пока натяните.
  - Вот наглец!
  - Ну, я хоть не грожусь страшными муками, как Матросов.
  - Да уж... - усмехнулся Влад.
  - Тебе то смешно, а мне не очень... Это ведь меня он закопать обещал, - немного кисловато сказал Виктор.
  - Расслабьтесь ребята. Жизнь, можно сказать, сделала вам подарок, чтобы вы окончательно не сошли с ума, а вы грузитесь, ссоритесь, ворчите. Лучше хлебните кваску, вдохните ароматы леса.
  - Лучше бы ты пива взял, - сказал Влад.
  - А я и взял. Посмотри в боковых карманах рюкзака.
  - О! Действительно пиво. Да еще и светлое, - обрадовался Влад вытаскивая две полулитры светлого с боковых карманов.
  - Хорошо тебе, - прогнусавил Виктор.
  - А тебе плохо?
  - Меня еще до симбионта две светлого не пробрали бы, это ты от одной навеселе, а мне... - он досадливо махнул рукой. - Потом только говорить будешь, что я твою кровь пью.
  - Оно и правильно... - неоднозначно подытожил Погода. Отхлебнул кваску и добавил - зато ты сожрать столько можешь, что ему и не снилось.
  - И?
  - Ты можешь вкусно пожрать.
  - Тьфу! - сплюнул Виктор. - Я и раньше вкусно пожрать мог.
  - Да, но теперь это не повлияет на твою фигуру и больше не будет такого, что на торт не хватило места.
  - Эй ребятки, это не значит, что нужно жрать шашлыки в три горла, - опасливо произнес Влад.
  - Конечно, - согласился Андрей. - Это значит, что можно наслаждаться каждым кусочком, пока они не кончатся. Заметь, что вкус у тебя, несмотря на то, что ты теперь и кирпич переваришь, стал намного острее, плюс нюх. Теперь от еды ты можешь получать поистине райское наслаждение.
  - Вот видишь, а ты все хот-доги жреш. - подал голос Влад, прокалывая сочный кусок мяса шампуром.
  - С луком чередовать не забывай, - подсказал ему Андрей.
  - Да знаю я...
  После первой бутылки пива Владу стало веселей. Никуда не нужно было бежать, и что самое главное никто не гнался. Шашлычки тихонько шипели над углями, а толстые кольца лука местами даже немного пригорели. Ароматы, что разливались по поляне за старым домом, не давали покоя животу и чтобы унять бурчание, Влад решил прогуляться.
  Каким может быть лес весной? Сырым, холодным, темным. Это если смотреть на него угрюмым взглядом. А так ведь он может быть и... живым. Именно! Из-под коричнево-черных прошлогодних листьев пробиваются молодые ростки, распускаются почки, а старый перемерзший мох на деревьях обновляется яркими салатовыми пятнами. Лес еще далеко не зеленый, ведь совсем недавно только сошли снега. Но непременно таким будет. И тогда уже не будет видно неба через серые и коричневые ветки. Лишь одинокие лучи будут пробиваться сквозь густую листву, создавая иллюзию рубиновой россыпи.
  - Поиграем?
  - А? - Влад испуганно осмотрелся по сторонам.
  - Поиграем?
  - Вновь спросил тонкий, почти детский, но приятный голосок.
  - Ты где?
  - Ха-ха-ха, - довольно засмеялся голос. - Найди, найди, найди меня.
  - Да где же ты! - озадаченно спросил Влад.
  - Найди, - прозвучал голос справа - найди - повторил он слева. И тот же час что-то прошмыгнуло у него над головой.
  - Кто ты?
  - Найди, и узнаешь. - Влад заметил мордочку белки как раз на том дереве, откуда прозвучали слова.
  - Совсем уже крыша поехала. Или в пиве что-то было, - подумал Влад.
  - Найди, - и опять пушистый рыжий хвост. Но вот белка прыгнула - пролетела метров пять от ясеня к ольхе и, оттолкнувшись от его ствола, пулей взлетела на ветви граба, что были от нее в метрах семи. И Влад точно понял, что если белки умеют так прыгать, то и говорить им под силу.
  - Нашел! - воскликнул Влад. Слазь, я видел, как ты туда забралась.
  - Видел он! - показалась рыжая мордочка с пушистыми и слегка подрагивающими ушами. - Ну, так догнал бы!
  - Извини, но прыгать так, как ты я не смогу.
  - Почему? - белка озадаченно склонила голову на бок. - Ты же такой же, как Антон. - Сиганув с ветвей, она приземлилась точно перед Владом.
  - Ты элементаль! - понял он, по тому, как сгустился воздух при ее приземлении.
  - Правильно, правильно, - закивала белка.
  - А ты маг моей стихии. Чистый маг, не знавший другой волшбы, кроме воздушной.
  - Это хорошо или плохо?
  - Это? - белка вновь склонила голову на бок. - Это так и есть.
  - Значит тебе все равно, с каким магом общаться?
  - Да! - белка подпрыгнула, сделав сальто. - Лишь бы он со мной игрался и мог за мной угнаться.
  - Я не смогу, - улыбнулся Влад, присев на корточки. Уж очень неудобно было разговаривать, смотря на белку свысока.
  - Почему? Те, двое забрали твою магию?
  - Те двое?
  - Да, те, что пахнут смертью, - часто закивала головой белка.
  - Нет, - засмеялся Влад. - Те двое, что сидят у дома - уточнил он - мои друзья.
  - Но магия чужда им! - возмутилась белка - Они убивают магию!
  - Но они не хотят этого. Просто так получается. Видишь... - Влад широким жестом поднял на ветер сухую листву и мелкие ветки. - Моя магия при мне.
  - Тогда поиграй со мной! - белка взмыла в воздух и приземлилась на ветку метрах в трех над землей.
  - Я не умею так.
  - Точно, точно, точно! - белка заплясала на ветках, совершая совсем уж немыслимые прыжки. - Антон тоже сначала плохо прыгал.
  - Тебя саму-то как зовут?
  - Меня? - белка вдруг остановилась, и Влад испугался, что затронул запретную тему. - Демьян называл меня Рыжей. Антон называл меня Рыжей. Зови меня Рыжей.
  - Что ж Рыжая, я Влад.
  - Прыгни, Влад.
  - Так? - Влад подпрыгнул на месте.
  - Не так! Ты слишком тяжелый стань легче!
  - Это как? - совсем не понял маг воздуха.
  - Антон знал как. Не думай, просто прыгай. Прыгай и играй, веселись. Но думать нельзя! Будешь думать - можешь разозлиться, а разозлишься - будешь убивать.
  - Легко тебе говорить...
  - Я не умею не думать.
  - Какой же ты неумеха! А что ты умеешь?
  - Немного, - сознался Влад. - Смотри. - Сначала Влад вновь махнул рукой, подгоняя воздух, и разметая прошлогодние листья, потом скатал в шарик немного воздуха и бросил его в ствол граба. После выставил перед собой тонкий, ненадежный воздушный щит и в самом конце срезал молодое деревцо воздушным лезвием. - Еще могу искры между пальцев пускать.
  - Зачем? - белка прыгнула к срезанному деревцу?
  - Что зачем?
  - Срубил зачем? Это же орех!
  - Ой, извини...
  - Брось мне мячик.
  - Какой мячик?
  - Из воздуха.
  - Только легкий брось.
  - Хорошо. - Влад зачерпнул немного воздуха и скатал, как выразилась белка, "легкий мячик". - Лови, - он легонько бросил его Белке. Белка прыгнула на шарик, и тот разорвался, подтолкнув ее выше.
  - Так прыгай! Весело крикнула она. А я помогу. - Рыжая уселась на ветке и развела куцые ручонки, захватывая воздух. В мгновение ока она уже свернула его в тугой шарик. - Я скажу, - она подняла шарик над головой, держа его обеими лапами и бросила Владу под ноги. - Давай!
  - А-а-а-а-а. - закричал Влад, когда воздух, высвободившийся после разрыва, подбросил его метра на три вверх. Но ощущение отрыва он запомнил.
  - Прыгай, прыгай! - затараторила Рыжая, не давая Владу окончательно упасть на землю. Все новые и новые шары разрывались у него под ногами. Рвались они мягко. Нет, правильно будет сказать, что они не рвались, неконтролируемо высвобождая воздух, а очень быстро разворачивались, не причиняя магу никакого вреда.
  На пятом шаре Влад окончательно и осмелел и пришел в себя. Он собрался с силами и оттолкнулся. У него вышло. Вышло не очень... Он оттолкнулся не одинаково обеими ногами, сильнее толкнул правой, от чего он сделал немыслимое сальто с сильным заносом влево. - Так! Правильно, правильно! - затрещала белка. Влад и не почувствовал, как оказался на земле. Наверное, элементаль смягчила его падение, иначе он бы все кости себе переломал.
  - Влад, ты где? - закричали со стороны дома.
  - Здесь я. - отозвался Влад.
  - Все нормально?
  - Да!
  - Тогда возвращайся, шашлыки уже готовы.
  - Пойдешь со мной? - спросил он у белки.
  - Нет, но ты еще приходи. Учить весело. Буду учить.
  - Тогда до завтра.
  - До завтра, до завтра!
  
  
  
  Глава 43
  
  Сознание вернулось к Васе вместе с тупой, тяжелой болью в голове. Он попробовал сесть. Это удалось ему не сразу.
  - Смотри, очнулся, - слова гулом и болью отозвались в голове малыша.
  - Крепенький.
  - Надеюсь сил у него столько же, как и сопротивления.
  - Надо бы его связать. - Вася поднял голову и посмотрел на последнего говорившего. Вполне обычный человек в брюках и серой мятой рубашке. Вот только голова была настолько чисто выбрита, что на ней играли блики от свечей.
  - Да куда он убежит? Все же закрыто, - сказала Настя. Мальчик огляделся. В комнате не было окон, но вся гарь от керосиновой лампы тянулась к глухой стене. Пол был каменным, стены тоже. Из мебели был только стол, сундук, две широких лавки и пара стульев. На одну из лавок собственно и положили Васю. Лысый сидел на сундуке, а Иван стоял возле стола, подперев спиной каменную стену. Единственным выходом оставались двери.
  - Как знаете. Не мне же сегодня пить.
  - Долго еще Ян возиться будет? - спросил третий мужчина. Тот самый, что был с Настей у Васи дома.
  - Не знаю, Иван. Я же огненный. Забыл что ли?
  - Ой, не язви.
  - Что-то ты больно нервный сегодня, Артур.
  - А тебя саму это не смущает?
  - А должно? - Настя встала со стула и подошла к Ивану. Тот улыбнулся и нежно прижал ее к себе. - Мы ведь никого не убиваем. Или тебе абсорбера жалко?
  - Не жалко, но раньше было честнее. Встретил, победил. А победил - значит убил. Но это было честно. А ребенок...
  - Похоже, ты забыл, кому принадлежит идея. Это ведь все ты придумал. От начала и до конца, - парировал Иван.
  - Не все. - Лысый покачал головой. - Действительно, Настя? Ребенок? И тебе его не жалко? Подумай, чего ты его лишаешь?
  - Не она, Артур. Сегодня пью я. - поправил Иван.
  - Уволь, - отмахнулся Лысый - думаешь, я не знаю, чья это идея? И не надо! - он повысил голос и поднял руку, не давая Насте сказать - Не надо сравнивать. Когда все начиналось, мы выпивали только негодяев. Первый был насильником, второй некромантом, а третий любил сдирать кожу с живых.
  - Посмотрю я на тебя, когда придет твоя очередь пить. - Процедила Настя. - Что, хочешь сказать ты откажешься? Да посмотри ты на этого паренька. - Настя указала на Васю пальцем. - Матери нет, отец превратился в овощ. Думаешь, с него что-то путное вырастет? Нет, просто еще один дикий, что будет упиваться своей силой.
  - Лучше бы вы отца привели, раз уж он такой овощ.
  - И привели бы, если бы нашли.
  - Что?
  - Что слышал.
  - Идиоты! - разозлился Артур. - А вдруг он только играет овоща?
  - Да успокойся ты, - отмахнулась Настя - Проверила я его еще сразу, как в село впервые зашли. Обычный редис. Одна горечь и никакой воли к жизни. Такие редко оживают.
  - Надеюсь, ты права. Иначе...
  - Он воздушный! Артур, что нам может воздушный сделать? - с ноткой презрения спросила Настя.
  - Уничтожить. Поверь - ты еще берсеркеров не встречала. Один такой с ножом - добрый отряд наемников в Нормандии уничтожил. Это было где-то через год, после того, как я выпил кровь учителя. В гневе они страшные поверь уж мне.
  - Кто страшный? - спросил бесшумно вошедший. Вася заметил, что дверь он прикрыл совсем не плотно. И тихонечко начал двигаться в сторону двери.
  - Ян! Еще раз так сделаешь, я тебе башку откручу! - пригрозил Лысый.
  - Ты же сам учил меня пользоваться всеми преимуществами моей магии.
  - Да, но ты хоть кашляни, когда подходишь, что ли. Твоя бесшумность слегка напрягает.
  - Это уже привычка.
  - Как там дела, Ян? - спросила Настя.
  - Вытравил. Вы знали, что эта зараза может сама огрызаться?
  - В смысле?
  - Абсорбер был без сознания, но симбионт сознания не теряет. Ох, и намучился я с ним, пока утихомирил. Он мне руку в трех местах пробил. - Ян поднял вверх совсем здоровую левую руку с порванным рукавом.
  - Ну, так что? Можно уже или нет? - спросил Иван.
  - Да погоди ты, дай отдохнуть. Брысь, - согнал он Артура с сундука и тот пересел на лавку.
  - Потанцуем? - оживилась Настя.
  - А как же. - Ответил Иван.
  Янош же достал из сундука старенькую потрепанную скрипку и парой ловких движений заставил ее весело запеть. Иван и Настя пустились в пляс. Ян подмигнул Артуру и тот грустно улыбнувшись, взялся за деревянные ложки, что лежали на столе. Когда они затрещали, Ян продолжил играть, а Иван и Настя вовсю плясали, сбивая пыль, с давно не метенных, камней пола. Пока они так плясали, Вася тихо, но уверенно продвигался к краю лавки. Но вот уже и улыбка Артура стала искренней, а Вася добрался к краю лавки. Воспользовавшись тем, что на него не обращали внимания, он тихонько начал подкрадываться к двери.
  - Стоять! - умолкла скрипка, а Вася со страху даже немного втянул шею.
  - Продолжай, - запротестовала Настя, а Янош в ответ указал ей смычком на малыша, что уже взялся за дверную ручку, да так и застыл, когда его заметил скрипач.
  - Никуда не денется? Да, Настя? - с ехидством спросил Артур. Вася вдруг справился со страхом и понял, что больше ждать нельзя. Он напряг все свои силы и потянул тяжелую с виду дверь на себя. - Куда?! - крикнул Лысый. - А дверь оказалась неожиданно легкой и вместо того, чтобы просто открыться, она сильно толкнула малыша. Приземлился он довольно удачно - на задницу, и только хотел вскочить и дать деру, как цепкие женские руки схватили его за плечи.
  - Открой, - показала Настя взглядом на сундук и Янош послушно откинул крышку. И как не старался Вася вырваться, как не пробовал укусить ее, но его все-таки засунули в дурно пахнущий стариками сундук. - Доволен? - как-то придавлено отозвался за сундуком Настин голос.
  - Доволен, - ответил Артур.
  Дальше время тянулось невообразимо долго. Вася сначала пытался буянить и колотил кулаками стенки и крышку сундука. Пытался поднять крышку, но ничего у него не вышло. Несмотря на то, что сундук был старым, весь изъеден шашелю, но ломаться он не собирался. Хорошо еще, что воздух поступал в него довольно свободно. Устав от приложенных усилий и от невозможности достичь хоть какого-то результата, Вася уснул.
  - Спит, - услышал он сквозь сон.
  - Бери, только не разбуди. - Чьи-то руки аккуратно подняли его.
  - Папа... - подумал Вася и открыл глаза. Его нес Иван. Со всей силы, на которую он был способен, Вася саданул его кулаком в зубы.
  - Твою... - заматерился Иван, а малыш, соскочив с его рук уже несся по коридору.
  - Стоять! - приказал властный Настин голос. - Ноги резко перестали слушаться Васю, и он полетел кубарем по коридору, сбивая руки и ноги. Больше Настя не отпускала его, пока они не пришли в совершенно круглую комнату. Потом его все же связали и положили на холодную каменную плиту. В самой комнате таких плит было две. Пол, стены и колоны в этой комнате - все было исписано непонятными знаками. Плиты размещались на огромных камнях почти в центре комнаты. На одной лежал Вася, а на второй лежал молодой, коротко стриженный парень. Все его тело было в синяках и ссадинах. Кое-где раны даже кровоточили. Парень был в сознании - он тихонько повернул голову, и Василий заметил, что парень плачет. Все его лицо превратилось в одну сплошную гримасу боли.
  Между плитами стояла большая жаровня. Собственно она и являлась центром. Дрова на ней уже почти полностью перегорели, остались только горящие угли и несколько совсем небольших язычков огня плясали поверх этой красной массы. Настя подошла к Васе, а Ян к молодому парню. Артур стал с одной стороны жаровни и поставил перед собой диковинной формы высокий барабан. С другой стороны стал Иван.
  - Тум... - отозвался барабан и Настя с Яном достали короткие и кривые ножи. - Тум-тум. - повторил он. - Настя с Яношем начали нараспев читать какую-то тарабарщину. Каждый свою да еще и совершенно разную, но вместе с учащающимися ударами барабана они превращались в дикую и страшную музыку. Символы на стенах, полу и потолке начали светиться разными цветами. Наверное, в этом соцветии не встречалось ни одного цвета радуги. Красный был темным, как старое вино, зеленый - как подсвеченная болотная вода, желтый - как гнилое яблоко. И так каждый цвет был мрачным, неприятным, или зловещим. Сначала дико завизжала Настя, занеся нож над Васей, потом тихо и злобно зарычал Янош.
  - Папа! - закричал Влад, но Настя быстро заткнула его рот свободной рукой. Барабан участился и маги заговорили скороговоркой.
  - Р-р-ра-а-а-а. - дверь в комнате снесло с петель. Со всего маху она врезалась Ивану в спину. Тот полетел на жаровню, а Артур с барабаном едва успел отскочить. Бешеный ветер ворвался в комнату, раздувая горящие символы, сгоняя с них налет злобы. Одни ярко вспыхивали живыми, первозданными красками и перегорали, а иные гасли сразу. Вася не сразу узнал в том человеке, что появился в дверях сразу после воздушного порыва, своего отца. Волосы его были растрепаны, а в глазах проскакивали молнии, что можно видеть в воробьиную ночь на небе.
  В мгновение ока, оценив ситуацию, Максим пустил молнию в Настю, но та успела юркнуть за алтарь. Серебристая, почти прозрачная игла слетела с руки Яна, но тот же час превратилась в пар, напоровшись на толстую молнию Максима. Более того на молнию столкновение никак не повлияло, она поразила мага воды в руку. Он странно дернулся и повалился на ближайшую колонну.
  Его победа была бы полной, но Артур не испугался, если и был ошарашен, то не долго. Едва отскочив от перевернутой жаровни и Ивана, что упал лицом в угли, он зажег ладони. Приподняв левую руку на уровне подбородка ладоней вниз, он позволил живому пламени свободно стекать вниз, подобно воде. Рыжие языки падали прямо в подставленную ладонь правой руки, на которой и так уже бесновалось достаточно огня. Артур резко свел руки, сжав пламя в тугой комок неправильной формы, как снежку. Именно этот прием англичане и называют фаерболом. Но редко кто вкладывает в это простейшее заклинание столько мощи. В момент обретения формы языки непослушного пламени последний раз прорвались сквозь пальцы длинными хлыстами и сразу же втянулись назад.
  После того, как молния поразила водного, Максим заметил творение фаербола. Быстро, чувствуя, что он не успевает, маг воздуха развел руки и схватил столько воздуха, сколько было доступно. В тот же момент он подул в сторону сына. Жесткий порыв ветра сбросил Васю с алтаря и оба мага метнули магию.
  Огненный комок едва зацепил воздушный шар, но этого хватило, чтобы магия, заключившая стихии в темницу жестких форм, утратила свою силу. Мгновенно невидимые потоки ветра разнесли губительное пламя по всей комнате. Из остатков воздуха Максим сотворил кое-какой щит, а Артур так и остался стоять, не имея возможности творить новую волшбу, пока защищал свое тело. И хоть ни блестящая кожа головы, ни один волосок на его теле не достался огню, дикая стихия с лихвою оторвалась на его одежде, сожрав почти полностью рубашку, и оставив обугленное тряпье вместо брюк. А вот измученного парня на втором алтаре огонь почти не тронул, хотя и придал его коже некий румянец. Меньше повезло Яну - спина и затылок были обожжены. Естественно волос на голове у него почти не осталось, но поскольку лежал он лицом вниз, то брови и чуб не пострадали.
  Огонь почти не достал Ивана, поскольку он лежал под выбитыми дверьми. Вот только легче ему от этого не стало. Будучи сильно контуженым от удара по затылку, Иван не сумел защититься от углей и левая сторона лица, как и левая рука довольно сильно поджарились. Воздушный щит Максима тоже не выдержал огненного вихря, но он отделался небольшими ожогами и частично сожженными бровями. Васю же, вместе с Настей защитил каменный алтарь.
  Ни Артур, ни Максим не стали останавливаться, но теперь ударили по-другому. Две пламенные стрелы слетели с рук мага огня, а воздух ответил молниями. Свободный небесный огонь встретился с яростным земным и ни у кого не было достаточно сил, чтобы победить, но оба мага старались. Магия пожирала друг друга и отступала, не неся ничего, кроме изнеможения своим хозяевам.
  - Прекратить! - крикнул властный женский голос, и огонь подчинился его воле. Почувствовав слабость врага, Максим зарычал, словно дикий зверь и вложил в свои молнии, наверное, весь свой дух. Ослабевший под заклятьем Насти Артур не смог справиться с напором воздушного. Молнии, в мгновение ока, пожрали его огонь и добрались до рук. Маг огня дернулся и отлетел к стене, как будто его бревном ударили. - Стой! - Вновь приказала Настя.
  - Ветер - непокорный! - огрызнулся Максим, переводя свой взгляд на ведьму.
  - Я все же попробую подчинить, - нервно ответила та. Максим застыл в нерешительности, как кривой нож у горла его сына.
  - Я ведь тебя убью... - тихо и уверенно сказал Максим.
  - Возможно, я и не умею драться, но перерезать горло малышу успею.
  - Папа! Бей ее! Я видел, ты сможешь. - Вася наконец-то распутал веревки на руках. Но эта его вера, как раз и поколебала уверенность Максима.
  - Проснитесь! - невидимой волной прошел приказ по комнате и маги зашевелились. Застонал Иван, потом заворочался Ян, но поднялся первым Артур. Нетвердым шагом он подошел к Насте.
  - Извини сынок, я не могу еще и тебя потерять... - бессильно опустил руки Максим.
  - А-а-ар-га-а-а - закричал Иван, когда уже окончательно пришел в себя. Резким движением он откинул накрывавшую его дверь и, опираясь на здоровую правую руку, приподнялся.
  - А вы! Вы все помните, расплата придет!
  - Иван! - Закричала ведьма, как только увидела его лицо. Даже тусклого света от разбросанных по полу углей было достаточно, чтобы увидеть, что вся левая сторона лица ее возлюбленного была в ужасных пузырях, местами полопавших и спекшихся в черную корку. - Милый! - Забыв о ребенке, Настя бросилась к Ивану. Во время этого она неосторожно полоснула малыша лезвием по подбородку.
  Максим среагировал молниеносно. Руки сами сотворили воздушный клинок. Одну сплошную и острую, как бритва, полосу твердого воздуха Максим разломал надвое и прыгнул к Насте. Она почти успела выставить нож для защиты, но маг воздуха был быстрее. Клинком левой руки он полоснул ее по горлу, и ударил ногой в живот. Ведьма полетела на Артура. Тот бесцеремонно оттолкнул ее к стене и зажег руки. Он не успевал ничего сотворить, поэтому решил просто схватить воздушного горящими руками. Что случилось с Настей, он не понял, так как лезвия были невидимы. Но только он потянулся левой к Максиму - тот лениво отмахнулся правой и все еще горящие пальцы Артура посыпались на землю.
  - Настя! - заорал Иван, когда Артур с воплями схватился за руку и повалился на пол. Максим не мешал ему, он уже разрезал путы, что стягивали ноги сына. - Настя?! - схватил Иван подругу за плечи и встряхнул, от чего рана на шее открылась шире и выплеснула новую порцию крови. Настя не реагировала.
  - Бежим! - скомандовал Максим сыну. А Иван будто озверел - руки и обожженная часть лица загорелись диким красным пламенем. Но гнев плохой советчик. Молния Максима мгновенно сбила огонь с его лица и добавила ему ожогов. Сделав шаг назад, Иван наступил на обрубок пальца и, поскользнувшись, полетел на пол. Водный так и не пришел до конца в сознание, поэтому Максим не стал тратить времени зря и, схватив сына подмышку, со всей доступной ему скоростью направился к выходу. Уже выскочив из развалин старого поместья, Максим остановился.
  - Сынок, ты как? - Осмотрел он сына, сколько позволяла яркая звездная ночь. Луна уже пошла на убыль, но еще давала достаточно света.
  - Хорошо папа. Я знал, что ты придешь!
  - Скажи спасибо предкам. - Максим улыбнулся и растрепал волосы сына, хотя тот и не понял ничего из этой фразы. - Побежали. - Отец схватил Васю на руки и за его спиной полыхнул огонь. Едва сделав шаг, Максим рухнул на землю, больно придавив сына. - Сынок. Беги сам, - тихо сказал отец.
  - Папа?
  - Я догоню, но ты беги, не останавливайся.
  - Папа! - закричал Вася.
  - Беги! - строго крикнул в ответ отец, а сам резко поднявшись на ноги, развернулся в сторону развалин. Там Вася увидел неясную человеческую фигуру. А вот огромная жженая рана на спине отца стала ему видна отчетливо. - Беги! - вновь крикнул отец. И Вася сорвался в бег.
  
  
  
  Глава 44
  
  - А! - Влад вскочил с кровати, будто собирался бежать куда-то. Едва он осознал, что больше не спит, подушка Виктора, разместившегося на стареньком матрасе на полу, отправила его обратно в кровать.
  - Достал уже! Не хочешь спать - выметайся во двор. А то всю ночь то мычит, то плачет, и ворочается и ворочается. Ты хоть знаешь, какая скрипучая у тебя кровать?
  - Я во двор, - вместо ответа сказал Влад. Стерев с себя пот грязной футболкой, Влад накинул реглан и выбрался во двор. Утро было прекрасным. Холодным, сырым и прекрасным. Все вокруг было покрыто росой, но солнце еще не могло пробиться сквозь густую пелену облаков, чтобы роса заиграла как драгоценные камни. Жидкий туман стелился низко, ровно на столько, чтобы не было видно молодой зелени, от чего лес казался еще темнее. Но вместе с тем, темнота эта была живой. Где-то капала вода, где-то скрипели старые ветки. А еще перекрикивались одинокие птицы. Вот дятел взялся долбить дерево, закричала сойка, потом закаркала ворона. Влад направился к колодцу. После умывания холодной, до ломоты в зубах водой, одного реглана оказалось очень мало. Он вернулся и оделся теплее, попутно еще раз разбудив Виктора.
  В такое утро руки сами просятся к работе. И Влад не стал им отказывать, тем более что делать все равно нечего.
  Возле сарая стояла небольшая банька, и Влад решил, что помыться ему не помешает, а еще надо топить плиту, чтобы сварить кашу на завтрак. Ведь обжоры-абсорберы сожрали вчера наверное по две дневных нормы мяса не оставив ничего на завтрак. Кроме, конечно, одного шампура конфискованного Владом.
  Естественно нужны были дрова. Его предок рубил дрова бесшумно, а значит, использовал воздух. Вот и Влад решил попрактиковаться. Поставив полено на большой старый пень, он сотворил воздушное лезвие и пустил его в цель. Полено подскочило, и несколько раз кувыркнувшись, упало возле пня. Лезвие Влада оставило на нем всего лишь неглубокую царапину. Влад тренировался еще долго, подходя к полену и так и сяк, но пришлось признать, что если он не возьмет в руки топор, то завтрака не будет.
  Когда стопка рубленых дров выросла Владу по пояс, он остановился. К этому времени Андрей уже проснулся и с чистой совестью Влад оставил их кашеварить, а сам, перекусив холодным шашлыком, направился в лес.
  - Найди! - прозвучало, только он вошел в лес.
  - Доброе утро, - поздоровался он с Рыжей.
  - Доброе! - ответила элементаль. - Найди. - На этот раз Рыжая была быстрее, но и Влад знал, теперь где, и кого искать. Так что поиск занял у него примерно столько же времени, как и в первый раз.
  - Ну что будем учиться?
  - Буду учить. Прыгай, - приказала белка. И Влад постарался почувствовать то же самое ощущение легкости, и прыгнул к дереву в трех метрах от себя. Но, как и вчера, прыжок получился обычным. Вот только в том месте, куда он должен был приземлиться, разорвался воздушный шар, и Влад прыгнул вновь. Прыгнул прямо на дерево. Но прежде, чем он коснулся руками ствола, разорвался еще один шар и Влад оттолкнулся руками. Долей секунды позже разорвался второй и Влад оттолкнулся ногами. Так и начался безумный марафон через лес, где Влад, как мячик для пин-понга скакал между деревьев. Вскоре он действительно перестал думать, послушно отталкиваясь то руками, то ногами. Но почему-то он вечно немного, как ему казалось, не долетал. Приходилось стараться прыгать дальше, быстрее. Бешеный ритм начинал ему нравиться: вправо, влево, вверх, выше, влево... Он даже не задумывался, по какой траектории летит, он просто прыгал.
  Вот следующий прыжок оказался неожиданно слабым, и Влад приземлился на полпути от дерева, к дереву. Не задумываясь, он прыгнул вновь, преодолев оставшихся три метра. Развернувшись в воздухе, он четко оттолкнулся от толстого ствола ясеня и прыгнул на ветку ореха. И только тут до него дошло, что он делает это сам.
  - Не думай! - закричала белка, но было уже поздно.
  - Й-о-е-е-е! - закричал Влад стремительно приближающейся к его лицу земле. Рыжая не сплоховала - очередной воздушный шар сильно смягчил его падение, но зачерпнуть полусгнивших листьев ртом все же пришлось.
  - Не думай. Прыгай! - вновь приказала Рыжая.
  - Погоди, погоди... - Влад отплевался и отряхнул куртку. - Дай отдохнуть. Людям знаешь надо отдыхать, и кушать надо.
  - Я тоже ем.
  - Ты? - удивился Влад.
  - Я люблю орехи. Особенно лещиновые, но здесь только грецкие растут. Я посадила лещину, но она еще маленькая.
  - А разве элементалям нужно кушать?
  - Не обязательно.
  - Ясно, тогда давай я пойду, покушаю, а потом продолжим.
  - Не наедайся только. Прыгать тяжело будет.
  - Хорошо, - засмеялся Влад. Если уж духи берутся учить тебя кушать, то в этом мире наверняка все возможно.
  Пока Влад скакал по лесу, Виктор растопил дровяную плиту, что стояла под навесом возле сарая, и поставил вариться гречку. Сделал под чутким руководством Андрея поджарку из кучи лука и свиного мяса. Тот как раз игрался с метательными ножами и Виктор попросил Погоду показать ему пару "фокусов" с симбионтом. - Смотри, - показывал Виктору Андрей. - Просто прицепи щупальце к кольцу на рукояти и бросай. Ничего сложного, - абсорбер выпустил небольшой метательный нож из руки и тот повис на тонкой черной нити симбионта, что выходила из центра ладони.
  - Что-то мне это напоминает, - задумчиво сказал Виктор.
  - Ясно что. Спайдермена. - Андрей резко втянул нить, и нож оказался в его руке.
  - Нет, - неуверенно завертел головой Виктор.
  - Ну, человека-паука точно с нас рисовали, хотя если подняться на пару метров верх реально, то вот так прыгать между домов - ни один симбионт не выдержит.
  - Вспомнил! Скорпион из "Мортал комбат".
  - Что ж вполне возможно. - Погода вновь выбросил нож, и мгновенно переведя точку отделения щупальца с ладони на указательный палец - завертел им, как пропеллером. Раскрутив нож, как можно сильнее, он бросил его в пень, на котором Влад колол дрова. Описав широкую дугу, нож воткнулся в пень почти под прямым углом.
  - И толку от этого в реальном бою?
  - Толк во владении симбионтом. Не скрою, если надо убить или напугать, то пистолет всегда лучше, но случаются и другие ситуации. Держи. - Погода вытянул из перевязи правую руку и бросил Владу луковицу. От такого движения он неприятно поморщился.
  - Не рано? - спросил Виктор и указал на руку.
  - Рано, - согласился Андрей и засунул руку опять в перевязь. Хорошо, что не надел медицинскую, в нее без посторонней помощи руку не засунешь. Левой он натянул нить симбионта, словно струну и снова перевел точку отделения на ладонь, дополнительно обхватив щупальце большим и указательным пальцами, а остальные оставив расслабленными. - Бросай.
  - Куда?
  - Вверх. - И Виктор подбросил луковицу как можно выше. Погода сразу же дернул за щупальце. Нож выскочил из пня и взмыл вверх, навстречу луковице. Андрей взмахнул щупальцем, будто огромным хлыстом еще два раза, помогая руке всем телом и замер, смотря вверх. Глаза у Виктора теперь видели намного лучше, да и реакция улучшилась, но он все же не смог понять, что случилось, пока нож не вернулся в руку Андрея. Луковица была перерублена на двое, и оба куска были нанизаны на нож. Один засел аж на рукояти, возле кольца, а второй был едва пробит лезвием.
  - Пробуй, - стряхнув лук с ножа, Погода подал его Виктору кольцом вперед.
  - Я правой, - сказал Виктор, взявшись за нож.
  - Да хоть ногой.
  Виктор нахмурился, и синяя полоска его симбионта выползла на ладонь.
  - Вот только не говори, что ты даже не умеешь отделять щупальца от тела.
  - Ладно, не скажу.
  - Блин, - разочарованно протянул Андрей. - Так бы и сказал, чтобы я с основ начал.
  - Вика говорила, что с основами мы почти закончили, я и подумал...
  - С основами контроля тела? - перебил его Погода. А Виктор только неопределенно пожал плечами. - Рано тебе еще.
  - Нет, нет... - отвел он правую руку назад, выставляя левую вперед, как будто Андрей хотел отобрать у него нож. - Раз уж начали, давай попробуем. Ничего плохого не случится, если я не сумею.
  - Пораниться можешь и довольно сильно.
  - Да ладно, этой зубочисткой? - удивился Виктор.
  - Ну.... - Погода ехидно улыбнулся - как знаешь.
  - Так чего делать?
  - Приложи кольцо к руке и постарайся подумать о нем, как о части тела. Может и подействует. - Виктор вновь нахмурился, заставляя синюю полосу вновь выползти из-под рукава, но на этот раз выползла красная. Стараясь не задумываться о деталях, абсорбер заставил полосу ползти дальше, к кольцу. К его удивлению, красная полоса послушно переползла кольцо и потянулась дальше к среднему пальцу.
  -Получилось! - обрадовался Виктор и сразу же отпустил нож, повернув руку ладонью вниз. А вот теперь симбионт не оправдал его ожиданий. Вместо того, чтобы повиснуть в десятке сантиметров от земли, нож полетел к земле, и уткнулся в нее острием. А вот красная полоска симбионта отделялась от ладони примерно в центре, проходила сквозь кольцо и возвращалась к руке примерно на суставе среднего пальца.
  - Ну, так тоже можно... - едва сдерживая смех, сказал Андрей.
  - Эй! - Виктор растерянно потряс рукой, и красные полосы симбионта послушно то удлинялись, то втягивались обратно в руку, совершенно не двигая застрявший в земле нож. Пришлось поднимать его рукой.
  - Не переживай, со всеми бывает по началу. - А Виктор потянул за нож левой рукой, и вновь красная полоса послушно отделилась от его тела. Беда в том, что она не крепилась к кольцу, как привязанная нить, подобно тому, как делал Погода. Скорее она проходила сквозь кольцо, как нить сквозь ушко иглы, вот только оба конца этой нити намертво были прикреплены к руке Виктора. Абсорбер попробовал приказать щупальцу уползти немного назад к запястью, но как назло оно перестало слушаться.
  - И что теперь делать? - Спросил он Погоду.
  - Понятия не имею, - радостно улыбаясь ответил тот.
  Немного покрутив нож и так и сяк, Виктор не добился никакого результата, поэтому перехватив нож за лезвие, он замахнулся, и прежде, чем Погода успел схватить его за руку - бросил. Страшная волна боли прошла от руки по всему телу. Виктор повалился на землю.
  - Вставай, - подал ему руку Погода. Виктор попробовал поднять правую руку, но шевелилось только плече. Ниже локтя рука онемела и утратила чувствительность. - Левую давай. - Подсказал Андрей.
  - Что это? - испугался Виктор, когда дотронулся левой рукой к правой и ничего не почувствовал.
  - Это все...
  - К-как все? - еще больше испугался Карась.
  - Все, - серьезно кивнул головой Погода и поджал губы, да еще и брови нахмурил.
  - Да что все?! - вспылил Виктор. - Скажи уже нормально!
  - Сядь. - Погода указал на плетеный стул, еще больше пугая и без того до чертиков перепуганного Виктора. Тот быстро глянул на стул и вновь на Андрея. Потом опять на стул и вновь на Андрея. Что-то во взгляде Погоды заставило его сесть.
  - Твоя рука... - начал было Андрей. - Ты только не волнуйся, это еще не конец, - вдруг сказал он. - В общем... - Погода запнулся. - Не будет она... двигаться.
  - А? - только и смог выдавить из себя Виктор.
  - До вечера, как минимум - завершил Погода.
  - Идиот! - взревел Виктор и тут же вскочил со стула. - Я уж и не знал, что думать, а он прикалывается!
  - Ха-ха-ха, - держась левой рукой за живот, Андрей повалился на освободившийся стул. - Ой-ой, не могу... Ты бы себя видел! - совершенно не слушая, что кричит Виктор, продолжал он.
  - Урод! - Виктор в сердцах сплюнул и махнул на Погоду рукой. Правой рукой. - О! - обрадовался было он, но рука вновь отказала. - Ладно, хватит ржать. Что случилось, ты объяснить можешь?
  - Могу. Я даже тебе руку починить могу, но не стану. Будет тебе наука на будущее. Она и сама отойдет до завтрашнего утра.
  - Да хоть расскажи.
  - То, что симбионт по большей части - новые нервные волокна ты знал?
  - Ну, знал.
  - Ну вот, ты себе по пучку таких волокон и полоснул.
  - Но ведь они же твердыми могут быть.
  - Могут, когда им прикажут, а ты еще не научился такого делать. Я, например, даже потеряв несколько щупалец, могу продолжать вести бой. Но для этого нужны годы тренировок. Понял, балда?
  - Понял, - нехотя признал Виктор.
  - Что может случиться? - подразнил его Андрей. - Пораниться, этой зубочисткой?
  - Да понял я! - огрызнулся Виктор, рассматривая красное пятно на ладони в виде капли. Острым концом пятно тянулось к запястью, оттуда на него смотрело такое же острие красной полосы. - Как нужно было бросать?
  - От себя. Волновым движением тела. Так, чтобы нож не крутился в полете, а летел острием вперед.
  - Я запомню.
  - О! Еще и надолго, я гарантирую.
  - Тогда получается, что я не смогу ничего с симбионтом научиться сейчас?
  - Ну... - задумался Андрей. - Есть одна штука. Но для этого учись управлять симбионтом.
  - Смысл учиться управлять симбионтом, чтобы учиться управлять симбионтом? - не понял Виктор.
  - Смотри. - Погода протянул руку тыльной стороной ладони вверх. Черные линии симбионта сразу же поползли по коже. От запястья они потянулись к пальцам, потом к ногтям. Андрей развернул ладонь кверху и полосы черной краски потянулись уже к запястью по внутренней стороне. Когда симбионт закончил движение, Погода медленно прокрутил руку перед Виктором, давая ему возможность рассмотреть все в подробностях.
  - Они идут точно с двух сторон кистей, - понял Карась.
  - Правильно и утолщаются на суставах. Но это только видимость. Настоящий фокус в том, чтобы заставить симбионт проникнуть под кожу, в мышцы и кости. И поверь, это чертовски больно, по крайней мере, первую сотню раз. Не советую делать чаще раза в день.
  - И зачем это?
  - Минутку. - Погода огляделся и направился к печи. - Вот, - он поднял кочергу. Зажав ее в руке, он уперся в толстый металл большим пальцем. - Смотри. - Андрей надавил и металл начал поддаваться.
  - А... - Виктор, наверное, еще никогда не открывал глаза так широко. Хотя и возможность увидеть, как гнут металл одним пальцем, выпадает не каждый день. - И я так смогу?
  - Сможешь, но если не укрепишь мышцы, они порвутся, а не доберешься до костей - они поломаются.
  - Веселая перспектива.
  - Кстати о перспективе. Кашу помешай. И позовешь, когда готова будет. Я пока пойду, подремлю. Уморил ты меня что-то. - Андрей смачно потянулся и зевнул. - О, и кочергу разровняй.
  - Как? У меня одна рука рабочая.
  - Хотел проучить, да фиг с тобой, - сразу четыре щупальца слетели с руки Андрея и впились в ладонь Виктора. Когда он пришел в себя, то Андрея уже не было во дворе.
  - Хоть бы с земли поднял, гад! - Виктор поднялся с земли и отряхнул куртку и брюки. - О! Работает, - он несколько раз для проверки сжал в кулак правую руку. - Так, каша... - напомнил он себе. - И кочерга.
  
  
  
  Глава 45
  
  - Демьян Григорьевич, зачем вы ребят отослали? - спросил Матросов.
  - Сам посуди, чем они нам помогут? Молодые еще и драться толком не умеют, хотя в везении им не откажешь, а Погода...
  - Абсорбер, - закончил за него Сергей.
  - Не боец сейчас, - поправил его Дед. - Завязывал бы ты с расизмом.
  - Демьян Григорьевич! - обиделся Матросов.
  - Вот посуди, тебе с Александром легко пришлось?
  - Нет, - недовольно поморщился Сергей.
  - Вот, в виду ситуации, что вырисовывается, абсорберов, - Дед неоднозначно повертел рукой, словно срывал яблоко - имеющих опыт борьбы с магами, нужно иметь в друзьях.
  - Вот только где ж таких взять.
  - Лига.
  - Х-хга - хохотнул Матросов. - Да уж...
  - Я серьезно.
  - Что? - лицо Матросова удивленно вытянулось. - Точно?
  - Совершенно.
  - Не лучше ли своими силами. На крайний случай службы подключим.
  - Нет.
  - Демьян Григорьевич. - Матросов поднял руки в примирительном жесте.
  - Что с ребятами будет, ты подумал? - не дал ему сказать Дед.
  - А что с ними может статься? - не понял Сергей. - Виновных найдем, от них и отстанут.
  - И это мне говорит оперативник МСБ.
  - А что не так? - Матросов отчаянно искал брешь в своих рассуждениях.
  - Похоже, ты никогда не бывал на другой стороне.
  - Ну не бывал...
  - Влада, как минимум, заставят поклясться. И уже сама эта клятва... Это дамоклов меч над головой.
  - Не подумал, но разве можно этого избежать?
  - Лига может.
  - Но ведь Лига - сброд неугодных оперативников, а хрычи... - Матросов осекся и опасливо посмотрел на Деда.
  - Да, хоть они и старые, но моложе меня, - понял его мысли Григорьевич. - Да и не такие уж они и бестолковые.
  - Тридцать лет...
  - Что уже тридцать лет прошло? - перебил Матросова Дед.
  - Да.
  - Время страшно летит, - покачал головой Дед. - И за эти тридцать лет "хрычам", как ты выразился, спихивали самых конфликтных экземпляров. И вот скажи мне, пожалуйста, доставляли они после этого неприятности?
  - Нет. - Матросов сам удивился данному факту.
  - Именно! Согласен, что улаживать еще чьи-то проблемы им возможно еще и рано, но за тридцать лет у них накопилась куча опыта в боевом противостоянии.
  - Какого такого опыта? - удивился Матросов.
  - Хрычи их стравливают каждый день, да так, что сил буянить не остается. Сами-то они за первые пять лет от этого отказались. Теперь только ворчат друг на друга.
  - Да об этом все знают. Они как кошка с собакой.
  - Так вот, в начале своей карьеры они было сильно накосячили. Со свидетелями, с масштабным применением способностей. По совести надо было бы их заменить и наказать. Кстати, единственный случай, когда абсорберы и маги имеют на это право. Но советы решили спустить все на тормозах, так как искать новых представителей было бы проблематично.
  - Совет умеет закрывать глаза, когда хочет. Но, что это дает нам?
  - Я тогда еще не ушел полностью в науку, активно брал участие в политике, и так случилось, что оба они считают меня ответственным за то, что их оставили на работе.
  - Демьян Григорьевич, а как же ваша клятва, не играете ли вы с огнем?
  - Играю. Но я играл с ним почти всю свою сознательную жизнь. И как то перестал его бояться.
  - Демьян Григорьевич, я о жизни вашей, - осторожно уточнил Матросов.
  - Боже, Сергей! - засмеялся Дед. - Ты меня просто поражаешь. Как можно быть таким непонятливым. Не боюсь я смерти. Я стар, и старость моя длится слишком долго. Можно цепляется за молодость, за силу, здоровье, женщин. Я старик и лишен этих маленьких радостей.
  - И давно... женщин... - промямлил Сергей.
  - Удушу, - отрывисто выдохнул Дед.
  - Понял, извините.
  - Я еще тебе фору дам! Не нравлюсь я им просто... И ни слова больше. Будешь с пленником сидеть, а я к хрычам.
  Собственно после того памятного разгрома, Дед и не видел глав Лиги. А сам офис было решено перенести со Столицы, в пригород. Но так как Лига Равновесия нуждалась в деньгах, а правительства не собирались платить, то сама резиденция переехала, а офис остался в Столице. Оставлять подчиненных без надзора тоже не можно было. Поэтому хрычи и продержались так долго и не поубивали друг друга. Один день в офисе сидел Шумовецкий Андрей Эдуардович и командовал теми из команд, что уже научились более-менее уживаться. В буйной же резиденции, где проходили обучения, не в меру упрямые и непонятливые оперативники, вовсю свирепствовал Кудин Юрий Михайлович. На следующий день они менялись.
  С самого основания Лига существовала на деньги правительств. Но время после революции, что припало на первые годы подписания мирного договора меж абсорберами и магами, показало, что абсорберы и маги могут справиться с проблемами сами. Лига Равновесия стала местом ссылки неугодных оперативников, а финансовые вливания начали постепенно таять. Сначала Лига обходилась несколькими подшефными колхозами, гораздо позже возник строительный кооператив. Привычные к оперативной работе, Шумовецкий и Кудин неглупые, тогда еще вполне энергичные мужчины, волей случая заброшенные на кресла глав, плюнули на строительный кооператив, как только развалился Союз. Одному богу известно, как они договорились, но результатом этого договора и стало детективное агентство "Афина".
  Хотя агентство и приносило хороший доход, но его не хватало на содержание всех оперативников, на постоянный ремонт резиденции и починку тех же не в меру буйных оперативников. Впрочем, главы так и не почувствовали денежной нехватки. Просто неожиданно осознали, что вместо небольшого кооператива Лига теперь владеет внушительной строительной компанией, которая оказалась не по зубам ни одной группировке девяностых. Еще бы, Шумовецкий с Кудиным сами пару раз ездили разруливать тему на стрелки. Впрочем, в компании работали обычные смертные, а магов с абсорберами держали на оперативной работе. Правда и заключалась она в основном в слежке за неверными мужьями.
  Демьян Григорьевич прибыл к офису примерно к трем. О своем визите он не предупреждал, да и не знал как. Телефонов глав у него не было. О нынешних порядках он знал только понаслышке. Детективное агентство "Афина" - гласила вывеска на бронированных дверях. - Мы узнаем все, - гласила вывеска слева. - Убедитесь, что вы хотите это знать, - говорила вывеска справа.
  - Андрея Эдуардовича нету на месте, - сказала секретарша, только Дед вошел в приемную. Она была довольно таки не молода. Это первое, что бросилось в глаза Кривому. Навскидку женщине было за сорок, а значит, держали ее не за красивые... глазки.
  - Не страшно, я и к Юрию Михайловичу могу зайти, - секретарша удивленно взглянула на Деда, потом перевела взгляд на китайский бумажный светильник, что висел над его головой. Дед и сам задрал голову вверх и только сейчас почувствовал легкое, безобидное волшебство.
  - Интересная штучка, - сказал он и сделал несколько шагов от светильника. Синий цвет тот же час сменился красным.
  - Извините, скажу заменить.
  - Погодите, вы... - Дед запнулся - знаете, кто я?
  - Ну, если не ошибаюсь - абсорбер.
  - Ошибаетесь. - Дед махнул рукой, останавливая секретаршу еще до того, как она успела сказать хоть слово. - Но, если не ошибаюсь я, вы - человек. Совсем обычный, без каких-либо способностей.
  - Да, вы правы. Но вы первый маг, кто хочет поговорить с Юрием Михайловичем. У меня есть повод для беспокойства?
  - Буянить не буду. Скажите ему, что Демьян Кривой пришел.
  - Минутку, - вместо того, чтобы нажать кнопку на селекторе и сказать пару слов, секретарша поднялась, вежливо постучала в дверь справа от себя и вошла, закрыв ее за собой. Кудин Юрий Михайлович гласила табличка на двери. Напротив была такая же дверь с табличкой Шумовецкий Андрей Эдуардович, а собственно стол секретарши находился между ними.
  - Что же. Если они даже кабинет, в котором вместе не бывают, поделить не сумели, то понятно, почему секретарша человек.
  - Прошу, - секретарша широко распахнула дверь и уселась за стол.
  - Добрый день, - поздоровался Кривой, закрывая за собой дверь.
  - Не надо, - отмахнулся седой, щуплый абсорбер. - Что случилось?
  - Какой радушный прием, - съязвил Дед.
  - К делу, - не среагировал Кудин.
  - Я, надеялся, будет легче, - вздохнул Кривой. - Можно сказать, я об одолжении попросить хочу.
  - Почему меня? Почему не Шумовецкого?
  - Сесть то хоть можно?
  - Садитесь.
  - А я обоих хочу попросить.
  - Не уж-то советы не могут уладить конфликт сами?
  - Вам известно о конфликте? - удивился Дед.
  - Известно.
  - Что?
  - То, что он есть.
  - Конкретно, что известно?
  - Ничего конкретного, но мои парни за столько лет научились держать ухо востро, и отличать пустые слухи от правды.
  - Так чего хочет совет?
  - Я здесь не от имени совета.
  - Опа... Тогда попрошу унести ваш магический зад подальше, - абсорбер указал рукой на дверь.
  - Старый ты, дурак! - мысленно обругал себя Дед. - Думал, времена действительно изменились? Ха, да как бы, не так. Виктор и Влад лишь исключение, что подтверждает правило. Даже Матросов с Погодой не сотрудничают, а просто терпят друг друга. - Этого разговора никогда не было. - Сказал он в голос.
  - Это уж я сам решу.
  - И это стало последней каплей в чаше Дедового терпения.
  - Послушай меня, ты! Одно слово хоть кому и тебя весь твой драгоценный зверинец не соберет. Ты меня понял? - твердо и очень эмоционально отчеканил каждое слово маг ветра.
  - Ты мне угрожаешь? - одновременно и удивился и разозлился Кудин.
  - А что ты мне сделаешь? Ты только что расписался в собственной беспомощности.
  - Да я...
  - Головка от известного места ты. Возомнил себя удельным князьком? Каким бы князь не был, но он принимает собственные решения, а ты до сих пор служишь. А Лига действительно не больше, чем место ссылки идиотов. Прошу не провожать! - Дед поднялся и резко развернувшись, направился к двери.
  Абсорбер не стерпел, он привык считать себя одним из первых людей сверхъестественного мира Европы. Он схватил стакан и запустил его в мага. Но, несмотря на седину, тот ловко повернулся и схватил летящий в него стакан. Еще более стремительным движением он бросил его в лоб абсорберу. Тот успел увидеть движение, но уклониться оказалось выше его сил. Стакан врезался в его лоб чуть левее центра и разлетелся мелкими осколками. Сила удара была таковой, что Кудина откинуло назад вместе с креслом. Демьян Григорьевич не остановился, даже чтобы проверить в порядке ли абсорбер. Он вышел из кабинета и грохнул дверью так, что мебель задрожала.
  - Извините, - внезапно он вспомнил о секретарше. - Обещал не буянить, но не сдержался.
  - Грубил?
  - Вам о Лиге известно? - внезапно спросил Дед.
  - Да.
  - Так вот я и пришел попросить помощи у Лиги. Я ведь надеялся, что ему... Что им обоим надоело... - Дед не находил слов.
  - Я поняла. Но вам к Шумовецкому надо было идти.
  - Да без согласия обоих все равно ничего не вышло бы.
  - Я еще поговорю с Юрием Михайловичем, а вы с Андреем Эдуардовичем поговорите.
  - Боюсь поздно. Он в меня стаканом бросил. - Секретарша тут же вскочила с места. - Да живой он, - отмахнулся Дед. - Просто лоб разбит.
  - Старый пень, - ворчал себе под нос Дед, шагая прочь от офиса Лиги. - Считал себя умнее других? Считал, считал... Господи, да что же мне делать! - в отчаянье только Демьян Григорьевич обращался к Господу. - Не смогу защитить, Антон мне вовек не простит. Эрнест? - набрал он номер целителя.
  - Да, Демьян Григорьевич.
  - Как там Антон?
  - Лучше, чем вчера, лучше, чем позавчера и так далее. Я же сказал, что перезвоню вам, когда он очнется. По пару раз на день звоните, будто я его сиделка. Хватит отвлекать! - целитель бесцеремонно отключился. - Дед сначала разозлился на него, а потом на себя.
  - Прав Эрнест. Нечего его отвлекать, а ребят надо вытащить. Андрей? - набрал он номер Погоды. - Восстановился?
  - Демьян Григорьевич, вот я не пойму, вы сейчас издеваетесь? Всего один день прошел.
  - Не важно, приезжай, мозги твои нужны, мои уже не варят.
  - А Матросов?
  - Матросов, к сожалению, прекрасный тактик и боец, но никудышный стратег.
  - Позавтракаю и приеду. Там Виктор кашу доваривает. Не горит ведь?
  - Пока не горит, - согласился Дед.
  - А за советом к Пауку обратитесь. Он хоть и чокнутый параноик, но мозги у него варят, как надо. Да именно чокнутый параноик я так и сказал, так что сразу звони Демьяну Григорьевичу. Все он сам перезвонит.
  - Уверен, что он слушал?
  - Если и не слушал, то записал. Я тогда еще к дяде заеду, пускай меня осмотрит. Можно?
  - Можно.
  - Не кладите трубку Демьян Григорьевич, - вклинился Паук. - А ты ложи, жестокий...
  - Кто? - ехидно переспросил Погода.
  - Жестокий...
  - Ну?
  - Да, говнюк ты.
  - Ш... - только и успел сказать Андрей до того, как Паук его выключил.
  - Ну, и в чем проблема?
  - Об отказе Лиги ты знаешь?
  - Знаю. Смею возразить, что для человека просящего помощь, вы действовали чрезвычайно импульсивно. Хотя и Кудин, безусловно, был неправ.
  - Никак не привыкну, что ты пишешь каждый наш шаг.
  - Не берите в голову. Так вы хоть можете быть уверены, что вас не слушает никто другой.
  - Тогда, что же мне делать, Паук?
  - Чтобы Карася с Искрой защитить?
  - Да.
  - Элементарно - шантаж.
  - Шантаж? - Демьян Григорьевич даже остановился от удивления, а несколько проходящих девушек подозрительно покосились, так как сказал это он слишком громко. - А ведь может сработать. - Дед медленно продолжил путь, думая над сказанным. - Но какой именно? Какие факты...
  - Что? - перебил его Паук. - Демьян Григорьевич, поверьте мне, факты нам не нужны.
  - Не нужны? - вновь удивился Дед.
  - Вернее нам нужны не факты, а неполные, незавершенные сведенья. Такие, где есть место для фантазии.
  - Стоп, стоп Паук! Не забывай, нам нужно только напугать советы, а не устраивать массовую истерию в обоих сообществах.
  - Извините, увлекся. Тогда, прежде всего, предлагаю сведенья о снах, об отце Влада, о попытке правительств договориться записать на видео, и аудио, а так же текст. Это послужит компроматом для магов. Для абсорберов - действия шефа СБА, попытка договориться с магами, пожертвовав своим, безо всякого разбирательства. Да, маловато, но я еще чего придумаю.
  - А где хранить его? Это же, сколько дисков, или флешек по всей стране разбросать надо...
  - Вот зря вы маги техникой не интересуетесь. Это же вчерашний день.
  - А как тогда? - перестал удивляться Дед. Он уже понял, что на "теориях заговоров" Паук собаку съел.
  - Интернет, конечно же! Загрузим данные на три разных сервака, и все, нас никто не достанет.
  - Ты прямо злой гений.
  - Гений, - самодовольно согласился Паук. - Просто гений. Не злой.
  
  
  
  Глава 46
  
  - Что там каша? - громко спросил Погода, выйдя во двор.
  - Уже можно сыпать.
  - Так сыпь.
  - А Влада не ждем?
  - Меня Дед в город вызывает. Думать будем. Так что никого ждать я не буду. Сыпь.
  Когда Погода уехал, Виктор уселся за стол и занялся новым приемом. За этим-то занятием его и застал Влад.
  - Что с руками? - спросил он, смотря насколько сосредоточенно Виктор уставился на ладони.
  - А?
  - С руками говорю, что?
  - Ничего, а у тебя с лицом что? Выглядишь так, будто землю жрал...
  - Листья, - поправил его Влад.
  - Чего?
  - Не важно, каша готова?
  - Готова.
  - Сыпь, а я умоюсь пока. Знаешь, - продолжил Влад после того, как умылся ледяной водой с колодца, - а не зря нас Дед сюда отправил.
  - Ага, - промямлил Виктор и снова уставился на руки.
  - Да что не так-то с ними?
  - С чем?
  - С руками.
  - Все хорошо.
  - А Погода где?
  - Уехал, - коротко ответил Виктор.
  - Ну и хрен с тобой, - обиделся на Виктора Влад. - Не хочешь говорить, не надо.
  - Ага.
  То ли кашу варили духи кулинарии, то ли это влиял чистый воздух. Возможно еще и безумные скачки на воздушных шарах через лес, но обычная гречка с поджаркой из лука и свинины имела божественный вкус. После такой уже не хотелось идти в лес, а только завалиться на бок и продремать в сытом блаженстве несколько часов. Ведь даже Виктор, по-прежнему пялящийся на свои руки, не вызывал больше раздражения. Влад зевнул, мысленно оправдался перед Рыжей и пошел в дом.
  В Столицу Погода добрался только вечером. На автостанции, стараясь не особо мелькать перед камерами, он подошел к телефону-автомату.
  - Андрюша, все в порядке? - спросил дядя Миша вместо приветствия.
  - Все, вот только ты во мне часть симбионта оставил, - не очень дружелюбно ответил Погода в трубку.
  - Заметил-таки. Вот я же говорил, что тебе в целители надо. Такие вещи не каждый целитель сможет распознать.
  - Дядя! - зло рявкнул Андрей.
  - А чего? Он через неделю рассосется.
  - Вот, ей Богу, расскажу Пауку о твоих штучках.
  - Боже упаси, я в прошлый раз едва от него открестился.
  - Так достанешь?
  - Ну чем он тебе мешает? Он же для твоего исцеления туда посажен.
  - Я проверил, кроме жуткой боли в руке при каждом движении он ничего не дает.
  - Вот я же и говорю, для исцеления.
  - Обещаю рукой не махать, симбионтом только левой пользоваться.
  - Эх... - тяжело вздохнул дядя Миша. - Забеги тогда ко мне.
  - Не хотел бы я у тебя светиться. Давай лучше в той столовке, что на Петровке.
  - Давай.
  Погода отошел от телефона автомата и достал из внутреннего кармана сверток. Развернул пакет, потом платок и достал мобильный телефон. О том, что целители действительно уже давно научились отделять части симбионтов и программировать их на определенные действия, параноику Пауку знать не стоило. А с ним предосторожности лишними не будут.
  - Матросов? - набрал он мага земли. - Да, уже в Столитце. Заберешь? Вот и ладно. - Андрей еще успел купить в ларьке ручку и блокнот.
  - Что там твои? - спросил он Сергея, когда забрался на соседнее сиденье.
  - А что мои, Мариночка дома, ругается, что звоню редко. Дочурка...
  - Матросов, ты о чем? - перебил его Погода.
  - О своих.
  - Я о МСБ спрашивал.
  - Вот точнее надо было спрашивать. Ничего, косятся, не доверяют, ритуал на ритуале. Ничего определенного. Одна видимость работы.
  - Владу новый сон приснился. Продолжение истории с Настей. Во всех кровавых подробностях. Представляешь, это его прадед ее зарубил. И палец вашему беспалому отрубил. Но это я потом расскажу. А сейчас отвези меня на Петровку. - После чего Погода открыл блокнот и сильно морщась, попробовал нацарапать в нем несколько слов.
  - Что, так и не двигается?
  - Да двигается она. Просто больно очень. - Андрей стер левой с лица, произвольно выступившие, слезы. Написать не получилось.
  - А чего мы на Петровку едем?
  - С дядей встретиться, о том, что мои думают узнать, - почти не соврал Погода. Но когда они подъехали к нужному месту, он быстро коснулся плеча Матросова и, также быстро, прижал указательный палец к губам. Матросов напрягся, словно готовясь отражать нападение, и кивнул головой. Андрей открыл бардачок и бросил туда свой телефон, после чего жестом приказал сделать то же Сергею. Тот только удивленно приподнял бровь, но послушался. - Больше никаких телефонов, жучков с собой нет? - спросил Погода, когда они вышли с машины.
  - Нет.
  - Это для Паука, нагнулся к уху Сергея Погода. Он очень в техники работы симбионтов лезет, не хочу ему новой информации давать. - Матросов опять выгнул бровь. - Есть приемы, отделения симбионтов, о которых Пауку неизвестно, а если узнает - кабы не вышло беды, - вновь прошептал Погода. - Дядя мне кусок в руку посадил. Не хочу, чтобы параноик узнал. Сам ведь никогда не уверен, что он не слушает. - Матросов кивнул и расслабился.
  - Главное драться не придется.
  - Не придется, - улыбнулся Андрей. Но вот как раз для того, чтобы нормально драться, ему и нужно было избавиться от этой занозы в руке. Впрочем, все эти хитрости были проделаны совершенно зря. Поскольку Паук был занят столь милой для него работой - компиляцией компромата со всех доступных аудио и видео записей. Он настолько увлекся, что даже создал две новых записи, с главами спецслужб в главных ролях. Правда, включать фабулу в пакет избранного не стал.
  
  
  
  Глава 47
  
  - Так что делать будем, Демьян Григорьевич? - спросил Погода.
  - Я вот тебя и позвал, чтобы думать, а то Матросов только до того места, когда всех перебили, додумывает и все.
  - Демьян Григорьевич! - возмутился Матросов.
  - Да не сердись ты, сам же ничего дельного для ребят предложить не можешь.
  - Не могу, но до того места, где всех перебили, еще додумать надо. Вот о ритуале мы знаем. Примерное время проведения - знаем. А где? Давайте уж решать проблемы по мере их поступления.
  - Вот ты и решай. Поройся в документах, поищи принадлежащую им недвижимость.
  - Демьян Григорьевич, я похож на человека, что разбирается в документах? Здесь бумажников наших подключать надо. А чем я это мотивирую?
  - Ты поищи все же...
  - А я к Пауку поеду, может чего интересного заставлю нарыть. Да и хваленый его компромат нужно проверить.
  - Я тоже, пожалуй, небольшую волшбу проведу. Не волнуйся, Сергей, именно небольшую. Никто не заметит.
  Матросов высадил Погоду в начале Крутого спуска, а сам, ковыляя узкими старыми улочками, решил немного срезать. Тут-то он и увидел слежку. Старая Бэха, цвета чищеной свеклы. В таких ситуациях Сергей не умел думать. Он начинал действовать четко, следуя одному только ему известным правилам.
  - Погода, слежка!
  - Твои, или мои?
  - Вот найду подходящее местечко и выясню.
  - Матросов, нет! - но Матросов уже положил трубку. - Твою мать... Паук!
  - Да, да. Развернись к центру, - старт с места, да еще и с разворотом, который проделал Андрей - дал бы фору любому бегуну стометровки. А вот скорость, которую он развил по дороге, наверное, посоперничала бы и со скоростью ягуара. Благо время было раннее, но рабочий час уже настал. Улицы, были совсем немноголюдными. А одинокие прохожие торопливо сходили с прямой, по которой несся Погода, едва его замечали.
  - Вправо, влево, - командовал Паук. Когда Погода выскочил на небольшое кольцо, от которого веером расходились улочки, Паук скомандовал. - На три часа. И Андрей, перемахнув через зеленую Мазду, на полном ходу помчался дальше. А вот водитель Мазды до того испугался, что выехал на встречную полосу и врезался в Ауди.
  Матросов тем временем сбросил скорость и мигнул задними фарами, давая понять, что слежка замечена. Не спеша, Сергей выбрал самый немноголюдный и старый дворик. Машин не было, люди уже разъехались по работам, но на балконе последнего четвертого этажа маячила одинокая старушка. - Наверняка слепа, как крот, но номера запомнит исправно, - подумал Матросов. - Ну и хрен с ней. Только бы хватило ума спрятаться, а не лезть, как тот дед с двустволкой. - Сергей нашел удобное место и припарковался. Устраивать пальбу не хотелось, но на всякий Матросов проверил пистолет в наплечной кобуре. Бэха притормозила возле дворика в нерешительности. И Сергей нетерпеливо махнул рукой, приглашая гостей.
  Бэха не стала въезжать во двор, водитель остался на месте, а вот два пассажира вышли и направились к Сергею. Следившие, явно были абсорберами. Матросов в свою очередь надел новенькие кожаные перчатки и отошел от машины.
  - Господа, - весело поздоровался Матросов с остановившимися, примерно в двух метрах, абсорберами. - И какого хрена мы следим за оперативником МСБ? - не менее дружелюбно продолжил он.
  - По приказу главы Лиги Равновесия, - напыщенно ответил абсорбер. Тот, что помоложе, лет двадцати пяти. Второй, ближе к сорока, только успел хмуро зыркнуть.
  - Да вы что? Тогда смею предположить, что второй глава все это одобрил? - абсорберы коротко переглянулись. А Матросов все еще внешне дружелюбно, но со сквозящей злобой в каждом слове продолжил. - Потому, что если не так, то у вас есть шанс не уйти отсюда на своих двоих. - Абсорберы улыбнулись, словно говорили с дурачком. Впрочем, не имей Матросов опыта с Карасем, шансов у него и не было бы. Похоже, в своей победе абсорберы были уверенны, и это только добавило Матросову злобы, но злобы хорошей, контролированной. Чертова старушка так и маячила на балконе. Нет, ствол доставать не разумно, а вот почудить даже очень-таки можно.
  - Не зарывались бы вы, оперативник, - вежливо ответил старший.
  - И что же вам поручено разузнать, что вы должны выследить? - насторожились, почувствовали магию. Хотя творимая Сергеем волшба и была довольно легкой.
  - Все, - коротко ответил наглый молодой.
  - Этот горяч. Его оставим напоследок, - подумал Матросов. - И что, так и будете за мной таскаться?
  - Будем, - вновь ответил молодой.
  - А когда я отлить пойду, то вас звать, чтобы подержали? - Молодой густо покрылся краской и старший схватил его за руку, чтобы тот не сделал лишнего.
  - Богдан, подожди в машине.
  - Что? Да он...
  - В машину! - приказал старший.
  - Слушайся, шавка! - поддержал его Матросов. - Все равно не удержишь. - Богдан рванулся вперед. Старший постарался его удержать, а Матросов резким движением оторвал от земли левую ногу с огромным куском асфальта, висящим на подошве, и махнул ею вперед, словно пытался ударить абсорбера пяткой в грудь. Пластина оторвалась и полетела старшему с абсорберов прямо в голову. Тот начал уворачиваться, в заранее просчитанном Сергеем направлении, поэтому второй кусок асфальта, что отправила в полет правая нога, попал ему точно в голову. Асфальт прошелся по ней, как терка, срывая мелкие клочки кожи и вырывая волосы.
  Молодой же яростно набросился на Сергея с кулаками. Не мудрствуя лукаво, Матросов ответил тем же. И тут он встретил неожиданно умелого противника. Каменная кожа почти полностью пробивалась абсорбером, а кулаки Матросова теряли скорость от усиления магией, которая, в конечном счете, тоже развеивалась. И уже на первых секундах схватки Матросов получил сокрушительный удар в челюсть, сравнимый с первоклассным ударом мага земли. Помогал ли противнику в драке симбионт, Сергей не знал, но для него лучшим выходом было отказаться от усиления и, оставив только каменную кожу, драться, полагаясь на свои собственные навыки.
  Руки и ноги абсорбера были длиннее, поэтому маг решил перевести бой в партер. От подсечек Богдан увернулся. Тогда раскинув руки пошире, Матросов прыгнул на него и, обняв, сумел повалить на землю. Но и тут молодой проявил чудеса ловкости, оказавшись сверху.
  Погода летел, как ветер. Первым он увидел абсорбера, выскакивающего из старенькой Бэхи. Еще не зная, кто он Погода понял, - это по Сергееву душу. Мобильник он просто бросил на землю. Из оружия при нем были только метательные ножи и пистолет, но палить в центре было не разумно. У выскочившего в левой была бита и метательный нож Андрея пригвоздил руку к бите, когда между ними было метра четыре. Неожиданность задержала абсорбера Лиги и Погода успел подскочить вплотную еще до того, как абсорбер вытащил пистолет из наплечной кобуры.
  Пять черных нитей сорвались с левой руки Андрея и впились в лицо незнакомого абсорбера, перегружая его нервные волокна. Боль была адской - во время тренировок Андрею иногда доставалось и самому, поэтому он знал, что чувствует противник. Но на сочувствие уже не было времени, поскольку Погода увидел Матросова. Тот лежал на земле, а оседлавший его молодой абсорбер, нещадно лупил его по лицу. Неуверенно спираясь на все четыре конечности, неподалеку поднимался другой. Погода оторвал биту от руки абсорбера и метнул ее в молодого, да и сам бросился вдогонку. Бросок вышел не очень. Бита лишь черкнула рукоятью по макушке, заставив абсорбера инстинктивно сжаться. Этого хватило для того, чтобы у Матросова появился шанс провести контрприем. И он им воспользовался. Теперь уже молодой лежал на земле, а Матросов месил его лицо кулаками.
  Коротким ударом открытой ладони в затылок, Погода отправил в нокаут и без того уже контуженого абсорбера и взялся за Матросова.
  - Матросов хватит! Хватит, я сказал! - но тот все бил и бил, даже попытка оттянуть ничего не дала. Перекачавшись адреналином, Матросов настолько укрепил каменную кожу, что сам стал неподъемным камнем. И даже близость троих абсорберов не могла развеять ее. - Мариночка! - Рука Матросова остановилась в нескольких сантиметрах от лица абсорбера. - Не думаю, что она хотела бы, чтобы ты его убил.
  - Понял. - И Матросов попросту повалился на бок, откатившись от абсорбера.
  - Баран ты, Матросов.
  - Вот и Мариночка так говорит.
  - Кто они?
  - Лига.
  - Нет, Матросов, ты не баран. Ты, идиот! Нет... - начал сгоряча перечислять Погода, используя ну очень обидные и местами совсем не цензурные слова. - Вот что теперь делать.
  - Ехать.
  - Куда?
  - В офис Лиги.
  - Зачем? - начал успокаиваться Погода.
  - Их завезти. - Матросов сел.
  - И что сказать? - заинтересовался абсорбер.
  - Пусть, или помогают, или не лезут. А то будем бить.
  - Да нас Кудин с землей смешает...
  - Там сегодня Шумовецкий. Он еще ничего не знает.
  - Матросов, вот почему ты начинаешь неплохо думать, только когда тебе накостыляют?
  - Я же говорил. Надо разбираться с проблемами по мере их поступления, - и Матросов улыбнулся разбитыми губами. На его белых зубах стала видна кровь. Правый глаз вспух и почти заплыл.
  - Ну, ты и красавчик, - улыбнулся Погода.
  - Все равно краше его. - Указал он на молодого. - Или даже его, - махнул он на старшего.
  - Ну, тогда вставай, красавчик, и грузи их в машину.
  - Я? - возмутился Матросов. - Меня же только что избили!
  - Одной рукой знаешь не удобно.
  - Врешь ты все. Вилку вчера вечером нормально держал.
  - Я дяде обещал руку беречь.
  - Хрен с тобой. Открывай двери, а то бабулька уже наверняка ментов вызвала, - сказал Матросов, глядя на пустой балкон четвертого этажа.
  - Добрый день, - поздоровался Погода с секретаршей. - Шумовецкий на месте?
  - На месте, - ответила секретарша, а сама уже мысленно приготовилась к худшему, глядя на то, как бумажный китайский светильник загорелся равномерным зеленым светом.
  - Ну, вы тогда двери к нему откройте, а мы пока заносить будем.
  - Что заносить? - но Погода уже вышел, оставив открытой дверь на лестничный пролет. Он вернулся через несколько секунд с человеческим телом на левом плече. Зеленый полыхнул в светильнике ярче, чем раньше.
  - Ну что же вы не открыли? - Погода сам схватился за дверную ручку и открыл кабинет раньше, чем секретарша успела придти в себя. - Андрей Эдуардович, можно? - спросил Погода и вошел в кабинет, не дожидаясь ответа.
  - Не поможете? - спросил второй, что пытался протиснуться в двери, но вот тела на обоих плечах не давали ему возможности пройти. Мешала то чья-то голова, то чей-то зад. А со светильником творилось совсем уж неладное, он полыхал то зеленым, то синим. Наконец Незнакомцу это надоело и он бросил в дверной проем сначала одно, потом второе тело. К своему ужасу в телах секретарша узнала оперативников-абсорберов. Войдя в агентство, Матросов закрыл за собой входную, заглянул и поздоровался с Шумовецким, потом деловито, один за другим втянул в его кабинет тела.
  - И что это значит молодые люди? - спросил Андрей Эдуардович - грузный лысеющий мужчина.
  - То и значит, Андрей Эдуардович. Если уж Лига хочет оставаться просто символом, и не хочет лезть в дела советов, то пускай не мешает тем, кто хочет добиться правды, - сказал Погода.
  - А, поподробней нельзя?
  - А поподробней вам коллега расскажет. - Сказал Матросов. - Пошли, - кивнул он Погоде.
  - Всего хорошего, - попрощался тот.
  - Заходи, заходи, Людочка. - пригласил Шумовецкий секретаршу, когда та опасливо заглянула в его кабинет. - Возможно, ты подскажешь старому дураку, что это такое было?
  - Сама не знаю, Андрей Эдуардович. Первый раз за 20 лет вижу, чтобы абсорбер и маг...
  - Так они не абсорберы?
  - Нет, абсорбер и маг, а я уж думала, что вчера странное случилось.
  - А что вчера? - насторожился старый маг. - Ты рассказывай, не робей.
  
  
  
  Глава 48
  
  Несколько часов, а иногда даже минут пятнадцать может оказаться настоящим блаженством. Влад чувствовал себя отдохнувшим на все сто. Сила бурлила, мышцы легонько побаливали, словно от крепатуры. Настроение, да и общее состояние были подходящими для еще одной пробежки по лесу. А до темноты еще оставалось время. - Вот только перед Рыжей оправдываться все же придется, - подумал Влад. Когда он вышел, Виктор все так же сидел за столом и пялился на руки. - Не заболел ли? - мелькнуло у Влада в мыслях. - Фиг там, - сразу же начала отрицать следующая мысль.
  Дом прятался за деревьями как то сразу. Вот ты стоишь еще на краю поляны, а через несколько шагов вокруг тебя уже деревья. Влад попытался почувствовать хоть какой-то отголосок магии, но безрезультатно.
  - Что ищешь? - выскочила вдруг ниоткуда Рыжая.
  - Да вот пытаюсь понять, почему переход от поляны к лесу такой резкий.
  - Просто это земля Демьяна. Ему так нравится.
  - Значит, таки заколдовал...
  - Нет. Это не магия. Вот я, это ожившая магия, а здесь это природа. А природа всегда была сильнее. Ведь она может породить магию, но магия не породит природу. Но нам пора продолжать. Прыгай. - И Влад прыгнул. - Опять не получается? - расстроилась Рыжая.
  - Ничего, просто нужно попрактиковаться.
  - Нет, дело не в этом! - белка прыгнула с одной ветки да другую. - Поняла! Просто тебе не нужно прыгать!
  - Чего? А как же мне тогда прыгать не прыгая? - запутался Влад.
  - Антон не столько прыгал, сколько бежал. Он бежал. Понимаешь?
  - Ну, для хорошего прыжка нужен разгон, это я понимаю.
  - Нет, нет! Беги на ветру.
  - Но... Думать не надо? - перебил сам себя Искра.
  - Не надо, не надо, - подтвердила элементаль. - А, от нее действительно иного не добьешься. Лучше просто следовать советам. Влад медленно, будто собирался бежать марафонскую дистанцию, затрусил по листьям. - Кто его знает, как это бежать по ветру, или на ветру? Стоп, не думать! - Влад вдохнул и отбросил мысли, оставив только чувства. Прохладный ветерок щекотал лицо. Воздух был свеж и полон весенних запахов. В груди упруго колотилось сердце, заставляя кровь отзываться тихими, уверенными толчками в ушах. Четыре шага и два коротких вдоха носом, еще четыре шага и таких же два коротких выдоха. Откуда взялся этот ритм маг воздуха не заметил, как и того, что он неплохо ускорился.
  Рыжая, что следовала за ним по ветвям, вдруг спрыгнула на землю и побежала перед ним широкими прыжками. Без задней мысли Влад последовал за ней. Но элементаль не просто указывала путь. Уже через несколько секунд Рыжая начала отрываться, и Владу пришлось еще больше ускориться, чтобы хоть видеть рыжий пушистый хвост перед собой. Внезапно впереди появился толстый ствол поваленного дерева. Белка легко перескочила его. Да и Влад тоже, поскольку такое было под силу и обычному человеку. Правда, на короткий миг он почувствовал легкость. Состояние, для которого он был рожден, состояние, к которому он так долго шел всю свою жизнь. Белка начала вилять между молодых деревьев и Владу поневоле пришлось повторять все ее маневры, изменяя направление своего движения короткими прыжками, что неумолимо отзывались эхом той самой легкости.
  Скорость Влада сильно возросла, но он так и не заметил этого, поскольку надо было следить за белкой, землей, и деревьями, чтобы не зацепиться за ветку и не налететь на старый пень. Следующее дерево не просто лежало на земле. Старая сосна была сломлена, примерно в двух метрах от земли, но ствол ее хоть и лежал на земле, все же был покрыт ветками с зелеными иголками на верхушке. Проскочить под стволом было невозможно, поскольку то место густо заросло кустарником и молодыми сосенками. Рыжая вильнула пушистым хвостом и вскочив на поваленный ствол метров с пяти, прыгнула дальше на широкую дубовую ветвь.
  Влад последовал за ней без раздумий. Ощущение легкости вновь пришло и вынесло его прямо на сосну. Он прыгнул дальше на дуб, уверенный в том, что приземлится точно на ту же ветку, с которой уже пикировала вниз белка. Он взлетел, взмыл в воздух навстречу ветке. Вот только последняя была недостаточно низко. Или вернее слишком высоко. Неожиданно маг воздуха осознал, что он врежется в толстую ветвь животом. И он очень сильно удивился этому, но не растерялся. Руки мгновенно создали воздушный шар. Влад сумел сгруппироваться так, чтобы руки оказались ниже ног. Он раздавил шар и полетел дальше, отброшенный и полуоглушенный взрывом.
  После кувырка, полет был неконтролируемым. Небо и земля находились где-то там... А здесь, хлестали по лицу мелкие ветки с молодыми почками. И это сильно раздражало. Влад попытался создать воздушное лезвие и прорубить себе проход, но совсем тоненькая веточка попала в ладони, и он только больно порезал руку. Это разозлило его. Но последней каплей стало столкновение его лица с нетолстой веткой. Под тяжестью тела та прогнулась, и Влад проехался по ней щекой примерно от середины и до последней почки. Все разодранное лицо адски запекло, ярость накрыла его с головой.
  Внезапно ветки кончились, и перед Владом показался ствол высокого ясеня. Удачно спружинив обеими ногами, он полетел на землю. - Рыжая! Это она виновата! - внезапно осенило его. И как назло Рыжая оказалась как раз там, куда он приземлялся. - Ах ты! - воздушное лезвие само сорвалось с его рук. Белка едва успела уклониться и отскочить к молодому ореху. Еще одно лезвие впилось в кору ореха за миг до того, как элементаль успела прыгнуть. Она отскочила к елке, но следующее лезвие снесло старую ветку, едва не придавив Рыжую.
  Бешеная гонка по лесу продолжилась, но теперь элементаль была впереди не потому, что указывала дорогу. Она убегала. Убегала от обезумевшего мага воздуха. Теперь, когда злость накрыла его с головой, Влад не ощущал нехватки ни скорости, ни точности, ни силы. Он, как дикий зверь гнал беззащитную дичь. Но ярость все больше и больше закипала в нем. Она не находила выхода в лезвиях. В руках мага затрещали разряды. Как живая злость, и в то же время, как холодная справедливость с его руки слетела кривая молния.
  Внезапно впереди между деревьев показалось небольшое сизое облачко. Грянул гром, и одновременно с ним навстречу Владу понеслась молния. На полном ходу от нее было не увернуться, но Влад стал настолько быстр, что смог различить ее движение. Совсем обезумев, он прыгнул ей навстречу, рыча как безумный зверь. Неожиданно молния тоже зарычала, обретя очертания зверя. Лапы гигантского белого волка ударили Влада в грудь. И не важно, насколько сильным он стал. Волк был сильнее. Влад полетел на землю, еще даже не успев толком и прыгнуть. От удара перехватило дыхание, и весь мир закрутился в неясном танце.
  - Доигралась! - грозно, злым человеческим голосом сказал зверь.
  - Я не виновата! - высунула голову из-за ореховой ветки Рыжая.
  - А кто виноват?
  - Никто...
  - Сначала Антон, теперь еще и он! Сколько тебе говорить, ты была рождена из легких ветров, поэтому и не знаешь злости, а люди они сложнее.
  - Я не хотела.
  - Не появись я, тебе пришлось бы искать новое тело.
  - Я буду осторожней.
  - Кажется мне, я это уже слышал и не раз, - не поверил волк. - Антон хоть готов был. А этот... Справится ли он с новым умением. Я чувствую в нем запах урагана.
  - Он справится, - сказал голос, а потом из тонких, невесть откуда взявшихся струек дыма и тумана, соткалась фигура человека в темно-синем костюме. - Они всегда справлялись. Хотя, это знание действительно новое. Это ведь Берсеркер, правда, Серый?
  - Правда, хотя Рыжая и учила его не этому. А ты изменился, Дым.
  - Позволишь? Мне тяжело здесь находиться.
  - Бери, - и Дым взял. Совсем немного, только чтобы хватило поговорить.
  - Иду в ногу со временем, да и ты вижу тоже.
  - Я?
  - Белые волки нынче популярны.
  - Правда? Последний век я провел здесь, так что не очень знаю, о чем идет речь.
  - А как же твои?
  - Меня оторвали, Дым.
  - Ого! - Дым уселся по-турецки на землю.
  - Здесь, в пределах охранных камней все обрызгано кровью Демьяна. Он сделал это для меня. Вовремя кстати, я уже почти растворился.
  - Ну, сейчас-то ты просто пышешь силой.
  - Демьян регулярно тренирует здесь воздушных. Но твой скоро очнется, а нам еще о многом нужно поговорить.
  - Ты приглашаешь меня... на ту сторону?
  - Да.
  - Не помнится, чтобы ты был столь безрассуден раньше.
  - Ты же был.
  
  
  
  Глава 49
  
  - Вот скажи мне, Юрий, за кем это твои орлы следят? - Шумовецкий набрал коллегу из офисного и не выпускал секретаршу из кабинета.
  - Как обычно деловые партнеры, неверные мужья, обычный контингент, - невозмутимо ответил Кудин.
  - Ай-я-яй. Вот нынче мужья, с деловыми коллегами пошли. Уже и абсорберов избивают. Ну, спасибо хоть назад в офис приносят. А то они после избиения больше на мешки с картошкой похожи, чем на людей, - на другом конце провода затихли. - Молчишь? И правильно, что тебе остается после такой-то лажи.
  - Это мое дело Андрей, - сухо произнес Кудин.
  - Дома свои дела решай! - внезапно проорал в трубку Шумовецкий. Да так, что Людочка, аж подпрыгнула в кресле. - А здесь ты на работе! И я должен знать все. Слышишь? Все-все, такой был договор.
  - Я пришлю за ребятами.
  - Нет. Не пришлешь, - внезапно спокойно сказал маг и ослабил галстук уставшим движением руки. - Сам приедешь и все расскажешь. А так пускай валяются. Они здесь много места не занимают.
  - Шумовецкий...
  - О, и я своих пару человек позову. Чтобы тебе моча в голову не ударила. По-твоему мы уже поработали. Теперь работаем по-моему. Мне Людочка рассказала о том, что у нас в коим то веке помощи попросили, а ты отказал. Все, жду тебя. - Шумовецкий не стал дожидаться ответа. Он положил трубку и внезапно, совсем ласково, улыбнулся секретарше. - Мою первую пятерку к офису срочно. - Как исправный солдат секретарша бросилась исполнять приказ.
  - Хорошо подготовился... - подумал Кудин, смотря на двоих парней, развалившихся на лавочке и медленно попивающих пиво. - Ну, раз эти тут, то и наверняка вся пятерка. Очень уж он цифру пять любит. Стас, пойди с парнями поболтай, что им известно.
  - А что узнавать то?
  - По какому поводу совещание.
  - Ясно, - кивнул Стас и направился в сторону магов.
  - Пошли, Гриша, - сказал Михайлович. Второй абсорбер послушно зашагал за шефом, держась примерно в метре позади.
  В маленькой приемной на стульях сидели еще трое магов. - Так и знал. Ну, точно - вся первая пятерка в полном составе. Кудин перевел взгляд на секретаршу, она выдержала его стоически. - Значит Шумовецкого поддержит, - расстроился Юрий. - Гриша, подожди здесь. - К коллеге он вошел без стука, собираясь застать его врасплох и сразу же начать наступление. Быстро провернул ручку, сделал твердый и уверенный шаг внутрь кабинета, захлопнул за собой дверь не громко, но не так уж и тихо. Только открыл рот, чтобы начать атаку, как его глаза наткнулись на троих оперативников абсорберов.
  - Чего рот открыл? Сказать чего хотел? - тактическое преимущество было утрачено.
  - Кто это их так?
  - Вот и мне очень бы хотелось это знать. Зашли тут двое, сбросили на пол, и попросили больше не мешать.
  - Так ты их видел... - сощурился Кудин, прислушиваясь, бьется ли у его ребят пульс. Слава Богу, они просто были в глубокой отключке. - Вот только не говори мне, что ты их видел и еще не узнал, кто они. У тебя почти час для этого был. Значит, прикрываешь, - начал готовится к наступлению абсорбер. - Шумовецкий молчал, а посему Кудин продолжил. - Один наверняка Кривой, а кто второй? Ну, чего молчишь?
  - Нравится смотреть, как ты из себя идиота делаешь, - совершенно спокойно ответил маг.
  - Что?! - не на шутку разозлился абсорбер.
  - Людочка, зайди ко мне, пожалуйста. - Шумовецкий вызвал по селектору секретаршу. - И водички захвати для Юрия Михайловича. Нервный он сегодня.
  - Ты надо мной насмехаешься?
  - Именно, - подтвердил маг.
  - Да...
  - Заткнись. Ничего ты не сделаешь. Ты приехал всего с двумя парнями. Расклад совсем не в твою пользу. Так что советую успокоиться. И, ради Бога, сядь уже, а то маячишь посреди комнаты как статуя.
  - Ваша вода, - секретарша подала стакан Кудину. Тот так разозлился, что слышал только шум собственной крови в ушах. Пришлось повторить снова, немного громче. Озверевшими глазами абсорбер глянул на секретаршу и та едва не уронила стакан с перепугу.
  - Бери стакан, и садись! А то у Людочки скоро инфаркт случится от твоей рожи. И не пытайся уйти, у ребят приказ тебя не выпускать, - предугадал его мысли маг.
  - Ты меня унизил. Я этого так просто не оставлю.
  - Прекрасно, значит, ты хочешь разобраться во всем до конца?
  - Именно, черт побери!
  - Людочка, ты свидетель этих слов. Вот скажи мне тогда, разборчивый ты мой, зачем ты Кривого прогнал!
  - Да потому, что мне не интересны ваши внутренние дрязги.
  - Наши, да? Людочка мне он все равно не поверит. Кто тушки принес. - Шумовецкий небрежным движением указал на лежащих абсорберов.
  - Оперативники МСБ и СБА.
  - А...? - удивился Михайлович. - Да ну! - злость улетучилась, уступив место паре интересных мыслей.
  - Вот теперь я скажу то, что хотел. - Шумовецкий встал и закатал рукава. Потом энергичным жестом указал на абсорбера. - Ты... - потряс он пальцем. - Самовлюбленный идиот. Ты, долбанный придурок... - после чего маг перешел на совсем уж непристойную лексику.
  - Да понял я понял, - отмахнулся Кудин. Лицо его скривилось, словно он лимон съел.
  - Понял? Так объясни мне! Я вот нихрена не понял! - проорал Шумовецкий.
  - Не в том смысле, значит, Кривого обе службы пасут?
  - Мне так показалось, что они с Кривым заодно. - начал успокаиваться Шумовецкий. Он даже сел.
  - Да? - снова удивился Кудин.
  - Да! И не прогони ты его, так знали бы, что твориться. А то в последнее время и в МСБ и по всему городу одни возмущения. Мне мои не успевают доклады строчить.
  - Да мои тоже. Вот, что странно в СБА, никакой активности. Вернее была вспышка. Оперативника одного привезли полуживого. Но такое случается.
  - А как оперативника звали?
  - Погода Андрей.
  - Вот! Вот он и приходил!
  - Как? Он же сейчас в отпуске числится. Отчет конечно медицинский я не достал, но слышал там рана серьезная.
  - Что то происходит... И масштабы этого...
  - Пока не ясны, - перебил Кудин.
  - И благодаря кому?
  - Да успокойся уже! - не выдержал Михайлович. - Ты, наверное, по-другому поступил бы, приди к тебе абсорбер.
  - Я бы его по крайней мере выслушал. Ладно. - Шумовецкий хлопнул ладоней по столу. - Забирай своих орлов. А я с Кривым попробую переговорить. И я тебя прошу... Нет, я тебя умоляю! Не делай ничего без моего ведома. А то опять получится, как у Крылова в басне.
  
  
  
  Глава 50
  
  Иван проснулся от кошмара. Наверное, самого страшного за последних полгода. Как ни странно, но кошмаром было одно из самых приятных воспоминаний в его жизни. Они с Настей валялись на постели в каком-то трактире в Польше, или уже в Австрии. Странно, он плохо помнил тот период жизни, но тот момент... В жалкой комнатушке стоял холод, он проснулся от того, что Настя заворочалась, пытаясь укутаться в одеяло, в результате Ивана она раскрыла полностью.
  Колевит попытался отогнать воспоминание и сел на краю кровати. Пот выступил на лбу крупными каплями, и он вытер их краем одеяла. Не понятно, от чего он вспотел, от перепою, или от сна, да и не важно. Ведь он совершенно точно не мог выпить все. А воспоминания настырно лезли в голову и, борясь с тошнотой и тягучей болью во всем теле, Иван направился на кухню за новой порцией пойла.
  Едва он сделал несколько шагов, как под ногой тихонько хлюпнуло. Холодная лужица вытекала из-под кровати. Иван стал на четвереньки и запустил руку под кровать. Звякнуло стекло, и он выудил на свет бутылку с коричневой жидкостью на дне. Не глядя на этикетку, он сделал два глотка и опустошил ее полностью. Жидкий огонь пробежался по и без того, горящим трубам. В горле запершило, замутило. Колевит подавил рвоту и уселся прямо в лужу. Уже через полминуты пришли совсем другие ощущения. Стало легче телу, но и воспоминания навалились с новой силой.
  Он смотрел на Настю и не мог налюбоваться. Такой силы он не чувствовал даже тогда, когда пил кровь учителя. Она, вот то, что он действительно искал на этом свете. В комнате стоял холод, а он его не чувствовал, он был счастлив! Иван усмехнулся и поправил одеяло так, чтобы любимой было теплее. Аккуратно, так чтобы не разбудить ее, он встал с кровати и сделал шаг к стулу, на котором висела одежда. Предательски заскрипела половица и Настя проснулась.
  - Куда это ты собрался?
  - Во двор, не хотел тебя будить. - Иван снова присел на край кровати и нежно поцеловал девушку. Поцелуй получился затяжным и горячим. У Ивана резко пропало желание уходить. Он вновь влез на кровать и Настя с готовностью подняла одеяло, давая ему возможность прижаться к ее горячему телу.
  - Иван, - внезапно остановила его Настя.
  - Я слушаю, - не переставал он расцеловывать ее.
  - Продолжим так же дальше, то скоро я забеременею.
  - И что?
  - И что! - Настя возмутилась и оттолкнула любовника от себя.
  - Не вечно же нам путешествовать. Будет повод осесть. А вас с сыном я уж обеспечу.
  - Правда? - обрадовалась Настя.
  - Правда, - подтвердил Иван.
  - Тогда думаю, будет дочка. - Настя вновь прижалась к Колевиту.
  - Сын, - уверенно сказал Иван и поцеловал ее, щекоча усами.
  Тогда Иван был счастлив, а через пару месяцев они поймали некроманта и выпили его. Стало не до детей, перед ними открылись новые возможности... Колевит плакал и корил себя за то, что не наплевал на все и не зачал ребенка тогда. Ведь он знал, что Настя хотела этого. Слезы сами текли по щекам, впервые, наверное, за лет пятьдесят. Иван поднял бутылку, чтобы сделать еще глоток, но осознав, что она пустая бросил в стену. То ли бутылка оказалась крепкой, то ли бросок совсем слабый, но отскочив от стены, она покатилась по полу, звеня гранями. Иван обхватил голову руками и рыдал, как рыдают дети после смерти питомца.
  Вообще кошмары снились Колевиту почти всегда. Он уже перепробовал кучу зелий и человеческих и магических. Как не странно больше всего помогал старый добрый алкоголь. Если к нему подбросить еще и пару колес, то сладкие сны гарантированы. От этого Иван вечно мучился болезнями, но умереть так и не мог. Несколько месяцев передышки давал ритуал. Тогда сила так и бурлит, чувствуешь себя вновь молодым. Что такое физическая старость Иван конечно не знал, но другая ему была известна. Когда чувствуешь, что не имеешь цели, что видишь одно и тоже в сотый, тысячный раз... Ведь по сути люди не меняются, и все они несчастны. И это не все, ведь даже в несчастии человек не хочет оставаться один. Он тянет за собой других, чувствуя от этого ничтожное удовлетворение, но сам, так и не становится счастливым.
  Практика говорила Ивану, что дальше станет еще хуже. Нужно было срочно справиться с нахлынувшими эмоциями. Как на зло в доме не оказалось больше ни капли спиртного. Похоже, что за последние два дня Иван сам вдул литров десять спиртного. По всей квартире валялись, или бутылки, или осколки от них. Сама же комната пропиталась стойким запахом алкоголя.
  От нечего делать, Иван включил телевизор и из него приятный голос запел:
  Что до обидного мало
  Щедрых людей,
  Что даже конь с пьедестала
  Прыгнет за сотку рублей. - А ведь так оно и есть, - ехидно улыбнулся Колевит, но вдруг зазвучали совсем другие слова. -
  А я встречал бескорыстных,
  Верных во всём,
  По-детски светлых и чистых
  В сердце своём.
  Наверное, просто нам близко,
  То, чем мы сами живём, - рука сама дернулась и нажала на кнопу выключения на пульте. Уж очень не понравились Колевиту последние слова песни. Он распахнул окно, впуская свежий воздух, и направился в ванную, приводить себя в норму. Ему предстоял поход за спиртным. Общественное мнение его не интересовало, но по давно въевшейся привычке выходить из дому в неподобающем виде не стоило.
  Можно было заказать пойло и сюда, но тогда точно донесут Яну и он может припереться со своими нравоучениями. Иван принял душ, одел легкие джинсы и реглан с курткой из гардероба. Туда алкогольный запах добрался тоже, хотя и не так сильно въелся, как в ту одежду, что была разбросана в комнатах. Сверху Иван брызнул духами. - Пускай думают, что запах специфический.
  А песня не давала Ивану покоя. Даже когда он вышел на улицу, умышленно, чтобы приглядеться к людям - не стал брать машину. - Вот кто здесь честный? - думал Иван. - Она, что ли? - посмотрел он на расфуфыренную блондинку с огромными круглыми серьгами и пятисантиметровым маникюром. - Модница, хренова. Наверное, такая же дура, как и та, что домой приводил. - И внезапно перед Иваном предстала совсем другая девушка, что тянула подругу домой. - Как же ее звали? Да нет же! - Одернул он себя. - Она просто хотела... Спасти подругу от неприятностей, - неохотно признал Иван. - За что и получила по морде! - позлорадствовал он.
  Плач ребенка вывел Колевита из задумчивости. - Да что же ты ревешь! - проорала на ребенка молодая мамаша. Сколько было дитю Иван определить не смог. Он так давно не общался с детьми, что и забыл, как определять их возраст. - Заткнись уже! - мать врезала ладонью ребенка по заднице, от чего тот заревел еще сильнее и большой зеленый пузырь из соплей выскочил из носа малыша. Пузырь тот же час лопнул и зеленые сопли начали медленно сползать к губе. Мать грубо дернула малыша за руку, а тот заупрямился и начал упираться ногами в землю.
  Эта неожиданная встреча опять вернула веру Ивана в испорченность этого мира. От этого ему стало немного уютней, вернулась уверенность и презрение к окружающим. - Господи, почему я не сделала аборт! - прошипела мамочка, когда Иван проходил мимо. Как раз настолько близко, чтобы услышать эти слова. И неожиданно для себя самого Иван остановился и уставился на незнакомку. - Почему так больно? - подумал он. А незнакомка, поняв, что ее услышали схватила орущего малыша подмышку и направилась прочь, густо заливаясь краской от стыда.
  Колевит тоже продолжил свое движение, отогнав минутное наваждение. Ведь ее слова четко укладывались в его картину мира. Раз мать несчастлива - значит, она должна сделать несчастным ребенка. С такими мыслями он и свернул за угол, едва не налетев на молодую семью. Мужчина и женщина, извинившись, обошли Колевита, а его картина мира снова дала трещины. Ведь они смеялись. И мужчина, и женщина, и ребенок на плечах у мужчины. У ребенка в руке был шарик и он довольно смотрел на него вверх, щурясь от солнца. Колевит посмотрел им вслед и увидел, как женщина достала платок и сказала что-то ребенку. Отец и ребенок послушно наклонились, а мать утерла дорогое чадо платком. Вроде обычная сцена подняла в Иване новую волну эмоций. - Быстрее, быстрее за выпивкой! - подумал он. - Да еще эта треклятая песня!
  Путь к ближайшему магазину, где можно было прикупить нормальной выпивки, лежал возле парка с детской площадкой. Поэтому влево Иван старался не смотреть. Не хотелось ему увидеть новых миленьких и сюсюкающих сцен. И так уже злость зашкаливала. А справа попадались одни перехожие и редкие спортсмены, бегущие в парк на тренировку на халявных тренажерах. Но вперед смотреть все же нужно было, и краем глаза Колевит выхватывал молодых мамочек с колясками, парочки влюбленных. - Наверняка вечером здесь ходить боятся. Точно, наркош и пьяниц полно, - злобствовал Иван.
  Прямо впереди, была зебра, и внезапно на нее выскочил розовый мяч, а за ним и ребенок. Старенький форд завизжал тормозами, но водитель явно не успевал. Пулей вперед выскочил молодой парень в спортивном костюме. Он успел подхватить ребенка и сделать шаг. Как не старался помочь ему водитель, выворачивая руль, но у него не очень получилось. Краем бампера он все же зацепил вторую ногу спортсмена. Парень постарался упасть на спину и у него получилось. Ребенок оказался сверху. За эти пару секунд подоспели и родители. Иван почувствовал, что ссора предстоит хорошая и улыбнулся. Но выскочивший водитель, первым делом снял с парня ребенка и коротко оглядев, помог спортсмену подняться.
  - Не зашиб? Ты как?
  - Нормально, - отозвался парень.
  - Зацепил то сильно?
  - Нет, ногу немного, - спортсмен наступил на одну, потом на другую и неприятно поморщился.
  - Спасибо, спасибо вам большое! - затараторила мамаша, едва проверив, что с ребенком все в порядке.
  - Спасибо, - присоединился отец. - А вы извините... - обратился он к водителю. Такого развития событий Иван совсем не ожидал. Да ребенок выскочил на зеленый, но он то надеялся на ссору.
  - Да ладно, - отмахнулся водитель. Тыльной стороной ладони он вытер испарину. - У самого двое, не уследишь. Но вы теперь уж повнимательней будьте.
  - Да уж будем. Ответил отец.
  - Так у тебя точно все нормально? В больницу подбросить не надо?
  - Да нет, пару синяков может...
  - Вы езжайте, мы о нем позаботимся, - вступила в разговор мамаша, все еще прижимая к себе так ничего и не понявшее чадо.
  - Ну как знаете тогда. Бывай, герой, - водитель пожал руку спортсмену, отцу и продолжил свой путь.
  - Да что же за день такой! - свирепствовал про себя Иван. Даже он не хотел плохого ребенку, но лимит хорошего он уже наверняка сегодня исчерпал. Колевит даже ускорился, превозмогая легкое недомогания от бодуна. Лишь бы не наткнуться на такие сцены снова.
  Возле самого магазина Иван вновь немного позлорадствовал. - Ну, хоть профессионалы не перевелись - на радостях он даже сунул пару сотен молодому человеку с табличкой 'Помогите на операцию сыну'. - Это уже классика. И не дать неудобно и переодеваться бомжем не обязательно. Главное рожу пожалобнее сморщить и глаза немного острым натереть, чтобы красными были, - размышлял Иван. Заморачиваться с выпивкой на этот раз он не стал. Взял пять бутылок обычной водки, палку колбасы с батоном на закуску. И внезапно его посетила идея - А что если подшутить над этим горе-отцом? Ведь его сегодня уже достали, так почему бы ему не достать кого-то другого.
  - Эй, ты, - окликнул он молодого человека. - Сколько стоит операция?
  - Шестьдесят тысяч.
  - Долларов?
  - Евро.
  - Хорошо, я ее оплачу, если ты мне ребенка покажешь и документы все.
  - Мне все не надо, только семнадцать тысяч не хватает, - он подозрительно покосился на полный пакет водки.
  - Да без разницы. Ты на машине? Можем поехать хоть сейчас.
  - Откуда? Нам и так каждая копейка дорога.
  - Красиво держится. Правильно играет, - похвалил про себя Колевит.
  - Пошли тогда со мной. Я тут недалеко живу, на моей поедем. - Парень нерешительно переступил с ноги на ногу, а уже через секунду снял с шеи и скрутил табличку с надписью, потом вместе с коробкой для подаяний засунул ее в рюкзак.
  - Ай да хорошо играет! Или может рассчитывает куш сорвать? - думал Иван ведя парня к отелю. - И что там у него в рюкзаке? Не ствол ли часом. Тогда ведь и грабануть может. Я ведь сейчас действительно не боец. - Но все же до отеля они дошли, потом Иван приказал ждать его. Первым делом у себя он достал стакан, свинтил крышку бутылки и налил примерно половину. Но едва поднеся его к губам, передумал. Вместо этого он отрезал два куска батона, накрошил на них колбасы, залил первым попавшимся в холодильнике соусом и, сложив вместе, сосредоточенно зажевал. Ключи отыскались быстро. И на удивление парень был на месте. - Ну, куда?
  - Извините, а вас как зовут? - спросил парень, ведя Колевита по лестнице старой девятиэтажки.
  - Иван.
  - А меня Ярослав, - на этом разговор и закончился. Парень явно рассчитывал на большее, но новой попытки завести разговор не предпринимал.
  Квартирка оказалась старенькой, опрятной однокомнатной. Мебели по минимуму, даже телевизора нет. Иван и не знал, что люди могут так жить. Жену Ярослава звали Ирина, а сына Женей. Когда жена убежала на кухню варить чай, а Ярослав стал рыться в документах в шкафу, доставая все новые и новые фолианты историй болезни, кучи справок, Иван подошел к ребенку, лежащему на небольшой кроватке в углу комнаты.
  Никаких справок не требовалось, чтобы понять что желтый, высохший скелет с большой головой нуждается в помощи. Женя немного поднял голову и посмотрел своими большими глазами на незнакомца. В этом взгляде не было особого любопытства. Похоже, что эмоций у ребенка не осталось, одни их тени. А вот в Иване эмоции забушевали с новой силой. Он нагнулся и подобрал несколько волосков с плеча ребенка.
  - Это от химии, - увидел Ярослав. Иван подошел к окну и положил волоски на руку.
  - Самое простейшее я-то хоть смогу сейчас сделать? - подумал он. Волоски на ладони скрутились и рассыпались пылью, будто от большого жара. Вышло не очень, но Иван получил подтверждение того, что и так знал, едва увидел ребенка. - Говоришь, не хватает семнадцать тысяч?
  - Да.
  - А остальное откуда?
  - Что мог, продал, где мог, занял. Родственники помогли.
  - Кредит, наверное, взял? - догадался Иван.
  - Взял, - сознался Ярослав.
  - Поехали в банк.
  - Так вы действительно поможете?
  - Я же обещал. И возьми документы на кредит. Погасим и его заодно.
  - Не надо...
  - Господи, да не будь ты идиотом! - прикрикнул Иван. - Операция еще не все. Мальчику ведь восстанавливаться еще придется. И на это тоже денег немало уйдет. Тогда что? Новый кредит возьмешь? А старый ты чем оплатишь? Бери документы, тебе говорят.
  Иван, доселе смотревший в окно, резко развернулся и наткнулся взглядом на Ирину, что стояла в дверях с чашкой горячего чая. Глаза у нее были на мокром месте, руки начинали дрожать. Вот несколько капель кипятка попало ей на руку, и она выронила чашку на пол, та не разлетелась мелкими кусочками, как бывает в кино, но вот ручка отломилась. Всхлипнув, Ирина бросилась на Ивана и обняла его. - Ты чего? - удивленно спросил Иван, в ответ услышав только всхлипывание. Ярослав мягко оторвал жену от гостя и усадил ее на кровать, где она так и продолжала плакать.
  - Вы извините ее, - сказал Ярослав уже на лестничной площадке. - Она много натерпелась. Вы просто не представляете, сколько семей ищут спонсоров. Мы и к предпринимателям обращались, и в Интернете рекламу делали, вот только все полученное на ее оплату и ушло. А тут вы. Словно ответ на все ее молитвы.
  - Она, что же у тебя богомольная?
  - А вы бы не стали? Когда надежды почти нет... Вы для нее, что ангел спаситель.
  - Не... Не говори так. Я много плохого натворил. И не спрашивай ничего. Я помогу и все. Не надо благодарностей. Сегодня получишь деньги, и мы больше никогда с тобой не увидимся.
  
  
  
  Глава 51
  
  - Паук слушаешь? - спросил Погода
  - Как всегда.
  - Вот как его после таких фраз понимать? - негодовал Матросов. - Я уже в туалет с мобильным заходить боюсь.
  - Не волнуйся, он только слушает, не смотрит же. И хватит истерик, сейчас хрычи препрутся.
  - Не нравится мне это, кабы не вышло беды.
  - Это тебе прежде, чем метелить их подчиненных нужно было подумать. А здесь место людное, не зацепят. Ты кстати ешь. Готовят здесь отлично. - Матросов сердито насадил жаренную картофелину на вилку и отправил в рот. - Да на тебя смотреть страшно.
  - Идут, - кивнул маг в сторону входа. Как и все, хрычи стали в очередь и выбрали еду. Маг взял рис и салат с отбивной. А абсорбер, несмотря на маленький рост и щуплое телосложение, заказал грибной суп, салат оливье, капусту тушеную с мясом, домашние сосиски и, конечно же, компот.
  - Добрый день, ребята, - начал первым Шумовецкий.
  - Да вечер уже, - недовольно пробурчал Матросов.
  - Добрый вечер, - вежливо отозвался Погода. А Кудин хранил молчание. На их с Сергеем подносах было примерно одинаковое количество еды, а на лицах примерно одинаковое выражение.
  - Начнем с главного. Вы на службы работаете?
  - Да, - буркнул Матросов.
  - Нет, - сказал Погода и недовольно покосился на мага земли. - Не в этом конкретном случае. Ситуация сложилась так, что службы не заинтересованы в наказании настоящих виновных.
  - Как в этом замешан Кривой? - спросил сквозь зубы Кудин.
  - Можно сказать, что он наш старший советник. Его ученик пострадал в инциденте.
  - А...
  - Вы помогать собираетесь, или нет? - перебил Матросов.
  - Мы даже не знаем в чем, - ответил Кудин.
  - Вы, похоже, и не захотели знать.
  - Тише, тише, Матросов. Не нужно привлекать лишнего внимания, - остановил его Погода.
  - Мы готовы помочь наказать виновных, - высказался Шумовецкий.
  - А защитить невиновных? - спросил Погода.
  - Само собой, - развел руки Шумовецкий.
  - Клятву,- потребовал Матросов.
  - Клятву?
  - Да клятву на первоэлементе, что вы сделаете все возможное, чтобы защитить невиновных.
  - Здесь что ли?
  - А что вам не нравится?
  - Два абсорбера, что блокируют мои способности.
  - Не такое уж и сложно волшебство.
  - Хорошо. - Шумовецкий осмотрелся по сторонам и положил на стол, между подносов, руку так, чтобы она была закрыта солонками с салфетницей от посторонних глаз.
  - Диктуй, - на ладони вспыхнул маленький, почти незаметный голубой огонек. Сергей говорил, а старый маг огня повторял за ним слово в слово. - Клянусь помочь вам в деле, которое ведете сейчас, - добавив от себя. - Если вы не замышляете плохого. Клянусь сделать все возможное, чтобы уберечь парней, на которых советы хотят повесить всех собак, - повторил маг и вновь добавил от себя. - Лишь в том случае, если они действительно невиновны.
  - Довольно туманная клятва. Не считаешь? - сказал Погода.
  - Этого достаточно. - Все равно наказание за ее неисполнение зависит только от его совести.
  - Не совести, - поправил Шумовецкий, а понимания справедливости.
  - И каково наказание?
  - Первоэлемент может перестать подчиняться.
  - Утратишь силу повелевать огнем? - удивился Кудин.
  - Не полностью, скорее всего...
  - А как насчет вас? - спросил Погода старого абсорбера.
  - Ну, я таких штучек не умею.
  - Тогда просто пообещайте. - Погода положил на стол телефон. - Он записывает. Обещайте.
  В то же время, Колевит нервно расхаживал по квартире. Поскольку он запретил горничным убираться в своих апартаментах без спроса - битое стекло и осколки статуэток тихонько потрескивали под весом теплых зимних ботинок с шипованой подошвой. Этот хруст немного успокаивал расшатанные ломкой нервы. Знобило, да так сильно, что не помогали зимние штаны и теплый плед, накинутый поверх шерстяного свитера. Иван снял шапку и стер ею холодный пот с пожелтевшего лица. Запястье отозвалось страшной ноющей болью, и Колевит упал на диван. Но лежать он тоже не смог. Как спасение из недр сознания всплыла картинка. Бутылка коллекционного коньяка. Года три тому назад он бросил ее в гардеробе.
  - Нет! Нет, нет, нет! - повторял он себе, а ноги уже вели его в гардероб. Он начал рыться среди ящиков с бельем, потом с галстуками, выбрасывая все на пол. Наконец дело дошло до обувных коробок. Коньяк он так и не нашел, зато нашлась бутылка дешевого виски.
  - Наверное побрезговал, - подумал Иван.
  Все еще борясь с искушением, он вышел в гостиную. И тут ему в глаза бросился пернач, что валялся на полу вперемешку с битым стеклом и другим оружием. Пока идея не покинула его, а силы не оставили, Иван схватился за пернач. Поднял его над бутылкой, рука дернулась, и пернач остановился в нескольких сантиметрах от плоской стеклянной грани. А потом Иван передумал, ведь от запаха алкоголя ему станет еще хуже, а ним в комнате и так уже воняло. Кроме того, несколько минут назад он был готов слизывать его с пола. Оставив бутылку и пернач на диване, Колевит направился в спальню и отыскал там в шкафу маленький пузырек с едко-желтой жидкостью. Вытащив пробку, он выпил все залпом, потом бросил пузырек на пол и потоптался на нем, прислушиваясь, как хрустит под ногами тонкое стекло.
  Когда, наконец, он перестал ощущать свое тело, а значит и боль, то решительным шагом направился за бутылкой. Открыв в умывальнике кран, Колевит поднял бутылку горизонтально над ним. На этот раз рука не дрогнула. Стеклянные осколки, вместе с янтарной жидкостью отправились в раковину. Вода быстро смыла алкоголь. Но повинуясь внутренним позывам, Иван еще немного подробил стекло перначом, после чего отправился спать. Нужно было заснуть, пока зелье еще действовало, ведь больше его не оставалось. Внезапно зазвенел телефон, брошенный на столе в кухне. Звонил Ян. С удовольствием Колевит три раза стукнул по нему перначом, превратив в бесполезный кусок пластика. И с чувством глубочайшего удовлетворения отправился спать.
  А вот Паук очень даже заинтересовался. Он уже давно намеревался установить такую же программку на телефон Каца. Но, то руки не доходили, то возможности не было. Вот совсем недавно он написал новую программку. Поскольку другой возможности не открылось, пришлось пустить ее в ход. На телефон Яна пришло сообщение от Ивана. Тот ткнул пальцем в экран и открыл ее. Сообщение открывалось долго, но в результате оказалось пустым. Вот только в нем и скрывалась та новая программка. Она загрузила и установила на телефон аналог подслушивающей программы. И как раз вовремя, поскольку говорили Кац и Харин на весьма интересные темы.
  - И как он? - спросил Артур.
  - Замок готов к любому штурму, - заверил его Кац.
  - Думаешь, твои парни долго против Кривого продержатся?
  - Думаю, даже при слишком большом везении там не то, что Кривому, а трем Кривым не прорваться.
  - Что же. Похоже все готово. Разве, что наш дорогой братец все сорвет.
  - Не сорвет. Для такого случая я разработал новый вариант ритуала.
  - Опять?
  - Еще одна ступень. Вскоре можно будет и одному его проводить.
  - Иногда ты меня пугаешь...
  - Не бойся, даже если и можно будет проводить ритуал самому, то вся эта волокита с...
  - Ян! - остановил его Харин.
  - Господи, Артур. У тебя здесь столько защитных слоев, что ни одно заклинание не проскочит. Это уже паранойя.
  - Заклинания не проскочат, но есть еще и технические средства...
  - Мои парни позавчера тут все проверили.
  - Вчера же не проверяли.
  - Господи! - шумно вздохнул Ян. - Расслабься. Предосторожности хороши в меру.
  - Ну, я попробую.
  - Попробуй, у тебя на это еще три дня.
  
  
  
  Глава 52
  
  - Три дня говорите... - задумался Кудин.
  - Интересно, это с сегодняшним? - добавил Шумовецкий.
  - Да нет. Сейчас уже ночь почти, - сказал Погода. Запись от Паука пришла через два часа после того, как они расстались с хрычами. Пришлось встречаться вновь. На этот раз уже в офисе "Афины". - Хотя тогда, когда они говорили, и был только вечер.
  - Второй вопрос, когда именно? - определил основное Матросов.
  - А, что значит замок. Тебе не интересно?
  - Да есть у них во владении старый замок.
  - У них?
  - У школы Красного рога. В основном он пустует, но иногда там проводятся различные мероприятия, а также отдыхают Голицын и Харин.
  - Будем брать штурмом? Спросил Шумовецкий у Кудина.
  - А куда деваться? - поморщился тот. - Если все правда, то просто так они не сдадутся. Но нужно его тщательно прощупать.
  - Щупали уже, - вздохнул Матросов. - Наши ребята щупали. Я в отчете читал. Дальше стены не пробились.
  - Надо же... - удивился Шумовецкий. - Знал, что они сильные, но ведь огненные в основном. Ан, нет, и у них умельцы нашлись.
  - А твои орлы ничего не могут?
  - Без орлиц не могут... - задумчиво ответил Кудин.
  - О слиянии думаете? - спросил Погода.
  - О нем самом. Но, боюсь, все мои женатые больше на такое не способны.
  - О чем вы? - не понял Матросов.
  - Уже сдали симбионты в теплицу? - понимающе спросил Погода.
  - Ага, - подтвердил Кудин его догадку.
  - Д о чем вы черт подери! - не выдержал старый маг.
  - Есть возможность, - оторвался от тяжелых дум Михайлович. - Слияние симбионтов называется. Тогда сенсорные возможности абсорберов возрастают на порядки.
  - И какие проблемы?
  - При слиянии нужны мужчина и женщина.
  - И?
  - И потом все заканчивается сексом, во время, которого, рождаются новые симбионты. Женщина вынашивает их вместе с ребенком, а после родов симбионтов пересаживают на растения.
  - Так пускай твои женатые попробуют. Презервативы придумали уже давно.
  - Да не в этом беда, - отмахнулся старый абсорбер. - Слияние бывает только раз. Реже, два раза.
  - Я так понимаю, девственница и девственник нужны? - вставил пять копеек Матросов.
  - Нет. - Улыбнулся Погода.
  - Просто, на слияние девушки решаются тогда, когда и рожать.
  - А по-другому никак?
  - Ну, бывали прецеденты и без зачатия детей, и без рождения симбионтов. Но вариант глухой. Нам не найти добровольцев. По крайней мере, с женской стороны.
  - Печально такое слышать, - сказал Шумовецкий.
  - Ритуал на крови? - спросил Матросов.
  - Нет. - Эдуардович решительно отверг предложение. - Его не зря запретили. Сам знаешь.
  - Тогда остаются только технические средства наблюдения, - сказал Кудин.
  - Технические не покажут нам заговоров и магических ловушек, - возразил Матросов.
  - Ало. - Погода взял трубку, внезапно зазвонившего телефона. - Да. Да? Дочь Новака? И когда ты все успеваешь? Не важно. Я не хочу знать. Не говори. Я знаю где ты живешь. Вот. Правильно.
  - И что это было? - спросил его Матросов.
  - Наш всезнающий псих.
  - И?
  - Оказывается, он давно парней слушает. Интересно, видите ли ему.
  - По существу, - поправил его Михайлович.
  - Влад считает, что Виктор нравится Вике Новак.
  - Того самого Новака?
  - Угу.
  - Ого.
  - Я так понимаю, речь об одном из членов Большого совета? - спросил Шумовецкий.
  - О нем самом.
  - Что будем делать?
  - А подошлю ко я к ней Сашку. Он у нас прекрасный психолог.
  - Девушка, можно вас на минутку?
  - Нет, - не оборачиваясь ответила Вика и уверенным шагом направилась к метро.
  - Виктория Аркадьевна, может передумаете? - Вика остановилась и оглянулась. Обычный парень лет 25. Высок, худощав, гладко выбрит и коротко стрижен. И самое главное - абсорбер.
  - Ну? - спросила она.
  - Поговорить надо, - парень поднял руку так, чтобы стало видно перстень с сине-зеленым камнем.
  - Даже так?
  - Так. Можно вон в той кафешке, - парень указал в сторону довольно неплохого заведения.
  - Что ж, пожалуй, можно.
  В кафе было многолюдно. После пар студенты часто заходили сюда. А Вика с Александром были далеко не первыми. Но место им, все же нашлось.
  - Так что нужно от меня Лиге.
  - По порядку. Виктор попал в передрягу.
  - И Влад, похоже, тоже ведь я не могу дозвониться ни одному из них.
  - Верно, Влад тоже. И советы не собираются разбираться. Маги и абсорберы дружно решили упрятать парней подальше.
  - И только Лига может их спасти, - пафосно произнесла девушка.
  - Клоуны. Шуты. Правда? - упредил ее мысли Александр.
  - Так говорят.
  - Говорят, - согласился Александр. - Говорят, что Цой жив, а Элвиса украли инопланетяне. А клоунам... позволено многое. И многое им прощается.
  - Господи! - Вика охватила лицо ладонями. - Они же спрашивали о выпитых.
  - Не волнуйтесь, они ни при чем. Просто узнали кое-что... Сейчас Лиге, благодаря им, известно многое. Виновные почти в наших руках.
  - Тогда при чем здесь я?
  - Я же сказал почти...
  - Не тяните.
  - Прежде всего, даже если вы откажетесь, то должны пообещать, что никто не узнает о нашем разговоре. Даже ваши родители, - парень криво улыбнулся и Вика почувствовала, что он собирается сказать то, что ей совершенно точно не понравится.
  - Я обещаю.
  - Предположим, есть место, там сидят наши злодеи. Но место это настолько хорошо защищено магией, что нашим магам не пробиться. Идти на штурм вслепую слишком опасно...
  - Заклинания? Значит злодеи маги?
  - Все немного сложнее. Решено было просканировать место при помощи слияния.
  - Не хотите же вы... - Лицо Вики вытянулось.
  - Сканировать будете вы с Виктором, а мы уцепимся за вас.
  - Да... Но... - Вика хватала воздух ртом и, то вставала, то садилась. Ее лицо раскраснелось, как вареный рак. Пока она еще не пришла в себя, Александр продолжил.
  - Мы разработали способ провести все без последующего совокупления. Правда, после вам придется не видеться с Виктором некоторое время, так как влечение к нему у вас останется.
  - Как долго?
  - Месяца три, но лучше полгода.
  - И точно, мне не придется с ним спать?
  - Об этом лучше переговорить с главой. Если решитесь, он объяснит вам детали. Если не согласитесь, много наших парней может расстаться с жизнью. Мы будем ждать вашего ответа завтра. - Александр положил несколько купюр под пустую чашку чая. - Отцу не говорите. Хоть он и был против, совет решил убрать Виктора подальше...
  
  
  
  Глава 53
  
  Точного времени ритуала не знали до самого последнего времени. Поэтому решили сканировать замок с утра. Но всех остановил Паук. Колевит проговорился. Всего одна фраза. - До полночи еще далеко... - Но и ее хватило. Сканирование было решено провести под покровом ночи в лесу. Впрочем, больше было негде, ведь лес окружал замок со всех сторон.
  - Ну что, начинаем? - спросил Кудин.
  - Я все еще сомневаюсь, - высказался Погода.
  - Молодежь, готовы? - Не обратил внимания старый хрычь.
  - Готовы, - неуверенно ответила за обеих Вика.
  - Тогда вы начинайте, а Саша с Андреем все запишут. Только помните. Замок, замок и еще раз замок. Осмотреть все - от окрестностей, до подземных ходов.
  - Да помним мы, а вот это обязательно все? - спросил Виктор, указывая на наручники на ногах и огромный пояс верности из толстой кожи и металлических пластин надетый поверх семейных трусов. Дополнял комплект и жилет из не менее грубой кожи с большим металлическим кольцом на спине. - Вам не кажется, что он на огромный подгузник похож?
  - Будь моя воля, я бы и на нее такой напялил. Но, к сожалению, у нас чисто мужская компания получилась. Некому одеть. Но наручниками мы ее тоже обеспечили и жилетом. А теперь марш внутрь.
  - Господи, за что мне все это? - взмолился Виктор, но послушно полез в открытую дверь микроавтобуса. - А это еще что такое?
  - Мешок с песком.
  - Зачем?
  - Предосторожность. Так садимся по сторонам. По-турецки садимся. Нет, не так, именно в позу лотоса, чтобы встать тяжелее было. Ноги, ноги перепутай.
  - Да они у меня и не сложатся так! - пожаловался Виктор, хотя у Вики получилось легко. - Эй, не надо! - Кудин сам схватил Виктора за ступни и сложил ноги в правильную позицию, от чего у того, чуть глаза на лоб не вылезли.
  - Просто ведь.
  - Ар-р-ргва. - выдавил Виктор.
  - А теперь обнимаем мешок, - повинуясь приказу, Вика пододвинулась поближе и обняла огромный мешок с песком. А старый хрычь, воспользовавшись беспомощностью Виктора, подтолкнул его и протянул руки навстречу Вике.
  - Бери его за руки. Не так. Чтобы пальцы, меж пальцы. Молодец. Дальше что делать, знаешь. Начинай. - И Кудин выскочил, захлопнув за собой дверь.
  Как только погасла единственная лампочка на потолке, стало совсем темно. Вздохнув, Вика начала. Тонкие зеленые и красные полосы устремились к ее пальцам, переползая на руки Виктору, и ползли дальше, пока не встречали на своем пути симбионт Виктора. Медленно, очень медленно, начали сливаться их красные цвета, потом пришли в движение зеленые и, наконец, ответил синий. Цвет, которого не было у Вики, покрыл ее всю мелким узором. Вика внезапно осознала, что в этой кромешной тьме, она может видеть как днем. Видеть не как абсорбер, а как видит абсорбер днем. Узор этот отдаленно напоминал чем-то рисунки, что оставляет мороз на стеклах зимой, но холодно не было, даже наоборот стало тепло и приятно. Пока еще не растворилась во всех этих чувствах, Вика направила свои мысли к цели.
  - Замок! - напомнила она Виктору. - Но тот уже и так несся за ней в невидимой гонке сознаний и осязаний.
  Вика будто бы увидела кованные ворота, каменную ограду... Но нет, она не просто видела, она ощущала все и всех. Деревья, птицы, животные, люди, создания из земли, воды и камня. Она осознала и почувствовала их всех сразу. Как и он. Он был рядом. Простой и грубоватый, но чем-то очень привлекательный. Он смотрел не на них, он смотрел на нее. Он смотрел в нее. И она тоже взглянула. Внезапно замок пропал. Пропали все ощущения, связанные с ним, остались только две сущности. Две души, которых влекло друг к другу с невероятной силой.
  Пока Вика и Виктор перебывали между сном и явью. Кудин слушал их эмоции, но не забывал прислушиваться и к тому, что происходило внутри буса. В реальности затрещал бедный мешок с песком, а поскольку эмоции и так зашкаливали, то старый хрычь махнул рукой. Четверо парней ломанулись к автобусу. Один открыл боковую дверь и тут же отскочил. Двое других вскочили внутрь и выбросили Вику и Виктора вместе с мешком наружу. Четвертый с первым поймали и усадили их на землю. Тут же щелкнули на кольцах жилетов карабины толстых тросов.
  - Давай! - скомандовал Кудин. И бросавшие, что уже успели сесть во внедорожники, завели моторы. Медленно, очень медленно, начали отъезжать они в разные стороны. Но вот тросы натянулись полностью, а Виктор и Вика так и не разжали руки. - Надо было рывком! С разгону, - раздосадовался старый абсорбер. - Добавь газу! - прикрикнул он. И внедорожники тот же час взревели моторами, врываясь в землю колесами. Земля, свежая молодая травка и прошлогодняя листва летела из-под колес, забрызгивая неразделимую парочку, а они все держались друг друга. - Еще, еще! - командовал Кудин. Внезапно оба внедорожника рванулись вперед и остановились. - Не тормозить метров пятьдесят! - скомандовал Кудин, видя, что хоть абсорберов и разделили, но цветные нити симбионтов все еще связывали их. Впрочем, даже когда их растянули, нити все еще продолжали связывать их тела. Старый хрыч бросился первым делом к Вике.
  - Давай, давай очнись девочка, - он заботливо потряс ее за плечи и похлопал по щеках. - Молодец моя умница! - увидел он, что взгляд Вики стал немного более осмысленным. Она даже посмотрела на него, но никак не могла сфокусировать взгляд. - Втяни щупальца деточка! Втягивай. - Взгляд Вики скользнул по рукам и Кудин почувствовал, что она исполняет приказ. - Молодец, теперь чужые выталкивай. - Не подействовало. Девушка не почувствовала чужого в себе. - "Не свои" выталкивай. - На этот раз подействовало, и мелкая синяя вязь начала сходить с ее щек. - Только закончит - тяни ее в фургон и дай кофе с коньячком. Сейчас она восприимчива. Должно подействовать.
  Убедившись, что с девушкой все в порядке, Михайлович направился к Виктору. Тот еще не успел придти в себя.
  - Смотри, как напрягся, как бык... - сказал один из абсорберов, подпирающих внедорожник.
  - Ты не зевай, а то он и нас потянет, - ответил второй. А Виктор действительно реагировал довольно примитивно. Для него существовала только Вика, и он шел к ней, не обращая внимания на то, что был прицеплен тросом к машине. В землю он упирался так, что даже двум здоровым абсорберам тяжело было удержать огромный, к тому же стоящий на ручнике, внедорожник. Руки его были выставлены вперед и с них спадали широкие полосы трех цветов, которые, впрочем, быстро сужались в тоненькие нити.
  - Смотри, он так и яму ногами выроет, - не унимался абсорбер.
  - Оставьте парня в покое, вы даже представить не можете, что он чувствует сейчас, - одернул его Кудин.
  - Юрий Михайлович, мы с женой уже сливались.
  - И что тебя с женой прерывали? - вопрос остался без ответа. - Ну, так и не треплись. Ладно, когда остынет - в машину и бульону из термоса дайте. - Кудин достал из нагрудного кармана рацию и позвал. - Шумовецкий?
  - Слушаю.
  - Гони своих сюда.
  - И что это значит? - спросил Матросов.
  - Наверное, закончили, - догадался Влад. - Поехали, Витьку еще увидеть надо.
  - Лучше бы ты сейчас не о нем переживал, - высказался Шумовецкий.
  
  
  
  Глава 54
  
  Погода выглядел усталым, но он только ассистировал, а вот Александр - так тот вообще еле на ногах держался. Зато за рекордные строки примерная трехмерная карта замка была готова. Андрей постарался наложить ее на заранее подготовленные планы, поскольку план захвата легче обсуждать именно на бумаге.
  - И так. Прежде всего нужно уточнить, - начал Погода, стоя возле пробковой доски, на которой и весели планы. Напротив него собралась разношерстная компания магов и абсорберов. Несмотря на все подготовки, держались они хоть и одной группой, но все-таки абсорберы справа, маги слева. - Демьян Григорьевич, что такое живая магия? Виктор с Викой явно видели живые камни, живые фонтаны.
  - Так это же элементали! - ответил за него Влад и маги сразу же оживленно зашептались. - Только они вроде себе живые тела выбирают.
  - Ты прав, но только на половину. Живые камни могут быть и големами, но вот живой фонтан...
  - Нет, Демьян Григорьевич, не воодушевленный предмет, а живой. Именно магия без человека. Живая магия.
  - Тогда элементали, - огорченно вздохнул Дед.
  - Это плохо?
  - Как сказал Влад - элементали выбирают живые тела. Сильные маги могут поймать элементаля и заточить его в... Нет, даже не так... Привязать его к определенному предмету посредством печати. Но такая магия находится вне закона.
  - Прекрасно. У нас есть официальная отмазка.
  - Похоже, ты не понял, Андрей. Они чрезвычайно важны для природы. Их нельзя трогать, но уж и опасны они тоже. Покажи на карте.
  - Здесь и здесь - каменные, здесь - водный, а здесь - огненный, - наметил Погода красные точки на схеме.
  - Продолжай, - попросил Кудин. И Погода пустился в россказни о печатях и ловушках, а после закончил охраной, даже разметив где какая стихия.
  - Но помните, охрана могла смениться.
  - Меня больше волнует - где наша троица? - сказал Шумовецкий.
  - Мои докладывали, что они все въехали и не покидали замка с самого обеда, - отрапортовал Кудин.
  - Здесь нюанс. Глубоко Виктор с Викой посмотреть не успели, переключились друг на друга. Но подземелье имеется и довольно обширное.
  - Раз придется еще и с этим разбираться, то надо поспешить, - подал голос Матросов.
  - Повод войти есть, - сказал Шумовецкий. - Я с парой ребят подъеду к воротам и покажу перстень. Думаю, не откажут. Потом потребую немедленно освободить элементалей.
  - Они откажутся, - снова вставил пять копеек Матросов.
  - Правильно! - подтвердил Шумовецкий. - Мы гасим охрану, потом въезжают остальные и делятся на группы, как договаривались. Абсорберы бьют охрану, а маги усмиряют элементалей. Роман, сможешь стену пробить?
  - Стена полностью зачарована, - поправил Погода.
  - У нас же абсорберов полно, что нам чары? - спросил Влад.
  - И то верно... - согласился Андрей.
  - Ну? - переспросил Шумовецкий своего мага земли.
  - Толщина?
  - Сантиметров 30-40. Это же не настоящая крепостная стена. Так - заборчик.
  - Дверь сделаю.
  - Что, правда, дверь? - удивился Матросов. - Почему не обычный взрыв?
  Активное обсуждение длилось еще примерно двадцать минут. После чего абсорберы и маги разделились на три группы. Демьян Григорьевич и Влад не вошли ни в одну из них. Но Деду пообещали взять его в подземелья, к основной схватке, а также ему в противники отводился самый слабый из элементалей на заднем дворе. К тому времени охранников там уже не должно было остаться.
  Шумовецкий вместе с двумя абсорберами подъехали прямо к главным воротам. Все трое неспешно вылезли и вальяжно хлопнули дверками.
  - Вы находитесь на территории частной собственности, - выскочил, будто из ниоткуда, охранник.
  - Заглохни и зови начальника, - командным голосом приказал старый маг.
  - Еще раз повторяю, вы...
  - Еще раз повторяю, зови начальника! - громче и злее перебил Шумовецкий охранника вновь. В добавок еще и сунул под нос перстень с драгоценным камнем. Небольшой берилл в серебряной оправе, что удивительным образом сочетал в себе синий и зеленый цвета. Он будто был разделен на них неясной линией. Знак известный всем магам и абсорберам. Такие перстни носила только Лига. Вот здесь уж охранник совсем перестал понимать, что происходит.
  - Сейчас позову.
  - Господа, - объявился начальник уже через минуту. - Чем заслужил такую честь?
  - Нас так и будут в воротах держать?
  - Извините, но на охраняемую территорию входа нет даже вам.
  - И как же мы тогда проследим за освобождением элементалей?
  - Прошу прощения, господа, но элементали живущие на территории замка делают это совершенно свободно, безо всякого принуждения.
  - Слушай сынок, ну зачем ты меня обижаешь?
  - Я? - изобразил искреннее удивление на лице начальник охраны.
  - Нет, не ты.
  - А кто? - озадачился охранник.
  - Вот видишь, смышленый, додумался, что больше некому. А говоришь такие глупости. Еще ни один элементаль по доброй воле с демонщиной не яшкался.
  - А вот это уже оскорбление.
  - Да что ты? - изобразил удивление Шумовецкий. - Нет, вот если бы я, назвал вас бесовским кодлом, кучкой рогатых недоносков... - начал перечислять Шумовецкий, закончив совсем уж нецензурными изречениями. - Вот тогда, тогда это бы точно было оскорбление.
  - Что ж. Тогда я бы вежливо вас попросил убраться нахрен.
  - Извини, нихрена у тебя не выйдет. Ребята, начинаем. - два абсорбера разом шагнули к тяжелым кованным воротам, втягивая в себя всю мощь охранных заклинаний и печатей. Глава охраны отреагировал первым - он пустил в голову одного из абсорберов огненную стрелу. Волосы последнего вспыхнули как солома, вот кожа едва немного покраснела. - Чуб длинный оставил, - прокомментировал Шумовецкий. Тогда маг развернулся к старому хрычю. - Нет, - направил тот ему в лицо старенький потертый пистолет. - Я уже не так молод, чтобы мериться с тобой силой. А пуля, она дура. Ей все равно, маг ты, или человек.
  - Так что же делать будем? - спросил второй охранник, направляя новенький черный Глок в голову Шумовецкому. Трое других, подоспевших охранников, взяли на мушку абсорберов.
  - Прежде всего, сойдем с дороги.
  - Зачем? - не поняла охрана.
  - Ворота выбивать будем, хотя еще успеваете их просто открыть, - охранники недоуменно переглянулись. Между деревьев вдруг послышался шум мотора, и стало видно свечение фар. Шумовецкий медленно, чтобы не провоцировать охрану, стал сходить с дороги. Свою легковушку они умышленно оставили так, чтобы не мешала внедорожнику. Абсорберы тоже медленно-медленно отходили в сторону, держа поднятыми руки. А внедорожник был все ближе и ближе - гнал, не сбрасывая скорости. Громыхнуло, когда он уже был в паре десятков метров. Это Матросов вынес добрый кусок стены, проделав в ней огромную круглую дыру. Каменная крошка разлетелась, как осколки гранаты, срезая ветки с декоративных кустов. С противоположной стороны замка гулко ударилась о землю каменная плита размером, примерно, полутора на два метра. И наконец, внедорожник вскочил в ворота, сняв их с петель, будто те были картонными.
  Абсорберы воспользовались заминкой охраны и достали пистолеты. Стреляли они резиновыми пулями в самые больные места, не сильно-то и заботясь о здоровье противников. Ведь маги, тот же час, могли ответить им огнем боевых пистолетов. Могли, но не успели. Шумовецкий тоже пальнул со своего в начальника, но тот увернулся от резиновой пули и бросил в старика настоящий фаербол. Пришлось сбить его огненной стрелой. Между магами расцвел огромный огненный цветок, что охватил и их, и охрану, что осталась без сознания. Вот они-то и пострадали больше всего. Стриженный огнем абсорбер подскочил к начальнику охраны сзади и треснул рукояткой пистолета по затылку.
  Через импровизированную дверь, как и через дыру, проделанную Матросовым, вскочило по три абсорбера. Эти были вооружены ремингтонами и затянуты в броню. Дробовики были не охотничьими - 870 модель для морской пехоты с удлиненным магазином. Стреляли они не дробью и не картечью, а специальными мешочками со свинцом. Боеприпас останавливающего действия. Со стороны двери, от попадания в живот сразу двоих таких снарядов, дежурный охранник согнулся пополам. Второй попытался отстреливаться и пустил в нападавшего огненную стрелу. Мешочек пролетел как раз сквозь нее. До мага долетел уже только кипящий свинец. Тот бы мог с ним справиться, но свинец попал в левый глаз. От неожиданности тот потерял контроль и с дикими воплями повалился на землю.
  Со стороны Матросова оказалось четверо магов. Огненных абсорберы сняли, не обращая внимания на магический огонь. Водный спрятался за кустами и начал отстреливаться, а вот огромные комья, летящие от мага земли, выбили ружье и вывихнули пальцы одному из абсорберов. Удары свинцовых мешочков были для него все равно, что слону дробина. С этим разобрался Матросов. Оторвав от стены два камня побольше, он один за другим отправил их в голову мага. Отбить тот успел только один. И хотя его только немного контузило, - подбежавшие абсорберы завершили дело прикладами и титановыми носками армированных ботинок.
  Вот тут-то до охраны и дошло задействовать элементалей. Кто именно потянул за невидимую ниточку, было не понятно, только ближайший к Матросову фонтан вдруг ожил. Прозрачное щупальце потянулось к ближайшему абсорберу. От удара оно разлетелось сотнями тысяч мелких капелек, но и абсорбер отлетел прямо в каменную стену. Матросов услышал... нет, скорее почувствовал волну боли, прошедшую по элементалю. А абсорберы уже разрядили свои дробовики в фонтан по пару раз, но видя отсутствие эффекта, собрались идти в рукопашную.
  - Абсорберы, назад! - приказал Матросов. - Маги в атаку, абсорберы прикрывать! - сейчас, в пылу сражения приказ сработал. Маг земли даже удивился, как быстро отскочили абсорберы от фонтана и начали осматривать местность, в поисках спрятавшегося врага, вертя стволами дробовиков в разные стороны. Маги вышли не спеша. Один удар такого щупальца мог не только отбросить их подальше, но и располовинить тело, несмотря на бронежилет. Абсорбера спасла особенность его природы. Вода может как исцелять, так и погубить. Хорошо еще, что в отряде Матросова было два мага воды. Всего их было четверо - двое водных, двое огненных, не считая Матросова. - Нужно сломать печать. Огненные - обеспечьте бомбардировку.
  - Точнее? - поинтересовался седоватый мужик.
  - Сверху пусть падает, - пояснил Матросов.
  - Так? - мужик сделал несколько движений, будто проводил диковинный прием боевых искусств, и из его рук обманчиво медленно взлетела огненная комета. Взлетела почти под прямым углом, и через несколько секунд, замерев на месте высоко в небе, начала свое падение точнехонько в фонтан. Взрыв магического снаряда выбросил целое облако пары. И тот же час десятки мелких щупалец начали ловить в воздухе капельки воды и возвращать их назад.
  - Так, - довольно ответил Матросов. Второй огненный оказался не таким мастером, он просто бросал огненные шары по высокой дуге в фонтан. - Водные - ближе и сдерживать его, - приказал Матросов. И те, опасливо втягивая шеи, на полусогнутых ногах начали медленно приближаться, готовые отразить любой удар элементаля. - Печать должна сдерживать, - думал Матросов, - значит, она должна быть твердой. Если не твердой, то хоть иметь стабильную форму. Значит, печать внутри, или снаружи фонтана. - Матросов вновь осмотрелся в поисках чего-то тяжелого. - Вот нужно было кувалду захватить... - Но кувалды не было, поэтому сгодились и гладкие декоративные булыжники, величиной с футбольный мяч. Матросов медленно, будто в вязкое болото засунул в них руки. Потом, не скрываясь и не опасаясь неожиданного удара, направился к фонтану. Несмотря на внешнюю трусоватость водных, он чувствовал магию, что те творили и вполне им доверял.
  - Что дальше? - спросил водный, заставив очередное щупальце элементаля изогнутся так, чтобы оно никого не задело.
  - Продолжать, не смотря ни на что, - ответил Матросов. - Огненные, приблизиться! - маг земли прыгнул в сам фонтан. Хотя водная магия и считается наиболее изящной и неприспособленной к силовым формам управления, по тому как напряглись маги, защищая Матросова - такое было трудно сказать. Пот катился с них градом, а на руках, лбу, висках и шее вспухли вены. Но дело свое они делали виртуозно. Маги успевали гасить и силу ударов водных бичей и сглаживать остроту лезвий, когда элементаль создавал их.
  Первыми разлетелись на кусочки четыре мраморные чаши фонтана. Булыжники, надетые на руки мага земли, действовали не хуже кувалды. После чаш Матросов раздробил с одной стороны мраморную ванну, отколов от нее несколько внушительных кусков освобождая выход воде. Но вода плескалась все в том же пространстве, словно стенка еще существовала. Элементалю стало тяжелее контролировать щупальца, поскольку немало сил он прикладывал к удержанию своей формы. А маги огня, бившие его с близи огненными бичами и стрелами, почти полностью сковали его движения. Проделав брешь, Матросов начал расширять ее, отбивая и откалывая все новые куски мрамора. За несколько секунд он прошел по кругу, совершенно разрушив стенки, и уже хотел взяться за дробление дна, как водяная чаша колыхнулась, словно желе и разлилась по земле.
  - Ищите элементаля! - закричали водные и тот же час бросились к Матросову. Тогда же и огненные прекратили бомбардировку. Даже Матросов облегченно выдохнул и сбросил булыжники с рук, но видать зря. Вдохнул он уже воду. Тихая лужа под его ногами вдруг ожила и потекла вверх по его телу, в мгновение ока, заливая и рот, и нос, и даже уши. - Сделайте что-нибудь! - закричали друг другу маги, но водные боялись сорвать с Матросова кожу вместе с водой, а огненные сварить его заживо. Маг земли не паниковал, но тело судорожно пыталось вдохнуть, а руки автоматически бросились к лицу. Волевым усилием Матросов остановил себя. Он выпрыгнул с фонтана, вернее спрыгнул с, оставшегося целым, дна. - Печать! - но вода осталась на нем, а значит и печать тоже. Руки быстро зашарили по телу, проверяя все. - Карманы пусты, значит, прилипла к одежде. - Матросов проводил руками по одежде, а в глазах начало темнеть.
  - Семен, - позвал ближайшего абсорбера седоватый маг огня. - Выхода нет. Убей элементаля.
  Внезапно руки мага земли наткнулись на что-то твердое, но оно выскользнуло из его рук.
  - Как? - спросил абсорбер.
  - Да просто прикоснись к нему! - но не успел еще абсорбер подойти, как Матросов поймал-таки мелкую как 5 копеек пластинку. Сильнее надавил, и она хрустнула, легко сломавшись. Вода разом полилась с Матросова. Он зашелся страшным кашлем, а водные схватили и оттащили абсорбера.
  - Ищите, - сквозь кашель приказал Матросов и маги осторожно двинулись вокруг него. Осколки в руке Матросова оказались стеклом. Печать была совершенно прозрачной, от того ее и не было видно.
  - Нашел! - закричал один из водных и аккуратно поднял состоящую из одной только воды рыбину.
  - Небось, карась? - пошутил Матросов.
  - Скорее окунь... - не оценил юмора маг.
  - Маловато их как-то, - недоверчиво протянул Погода, заходя в дверь сразу после магов Романа.
  - Ну и слава Богу, - сказал кто-то из абсорберов, деловито вязавших магов. Раненого огненного осматривало трое магов. Вернее двое держали по рукам и ногам, чтобы не брыкался, а третий заглядывал в глаз.
  - Что там у него? - спросил Роман.
  - Пусто, - неприятно поежился водный.
  - Как?
  - А вот так. Глаз вытек. Боль я снял, плоть подживил. Пускай дальше с ним целители играются.
  - Может его приспать? - спросил Погода. - Могу снотворным накачать.
  - Да не надо, я сон на него наложил и так. Но к целителям его надо.
  - Виктор, отнеси, за одно и расскажешь, что с ним, - скомандовал Роман.
  - А чего я то... - обиделся маг, но послушно взвалил охранника на плече и направился к дыре в заборе.
  Внезапно гулко громыхнуло железо. Это со своего помоста под огромной беседкой соскочил европейский рыцарь. Громыхая латами на каждом шагу, он направился к разношерстной компании.
  - Элементаль? - удивился Погода, чувствуя в доспехе настоящую живую магию.
  - Он самый, - согласился Роман.
  - Красиво.
  - Это красиво нас сейчас порубит своим топориком.
  - Это алебарда.
  - Чего?
  - Топорик скрещенный с копьем называется алебарда, - повторил Андрей.
  - А, ну тогда совсем другое дело! - деланно обрадовался Роман.
  - Ребята, - указал Погода абсорберам на рыцаря, игнорируя выпад мага. Громыхнуло сразу три выстрела. Мешочки со свинцом бессильно ударились о броню и упали на землю. - А картечи никто не захватил? - спросил Андрей, и так уже зная ответ.
  - Может это? - показал один из абсорберов неприхотливый Форт 12. - У охраны отобрали.
  - Пли, - скомандовал Погода. Три аккуратных дырочки появилось в груди рыцаря, но он так же невозмутимо продолжил свой путь.
  - Без толку, ребята, нужно искать печать. А она, как я догадываюсь, находится на внутренней стороне брони. - Просветил всех Роман. А абсорберы начали опасливо отходить от надвигающегося доспеха.
  - Я же четко земляного чувствовал, а он железный, - досадливо покачал головой Погода.
  - Он глиняный. Я чувствую. Броня, она просто надета. - Но рыцарь-элементаль был уже слишком близко. Роман схватил первый попавшийся декоративный булыжник и метнул его в голову рыцарю. Поведение того резко изменилось. Увернувшись от булыжника, он прыгнул на абсорберов, бешено вертя в руках алебардой. И уже тем пришлось отскакивать и уворачиваться, чтобы их не разрубили и не закололи. - Жги, - скомандовал Роман огненным. - Раскалите металл.
  Один из абсорберов не успел увернуться и подставил под алебарду ствол дробовика. Громко звякнул металл и в руках у рыцаря остался только длинный шест, а тяжелый наконечник упал к ногам абсорбера. Рыцарь не растерялся и с удвоенной скоростью огрел того же абсорбера осиротевшим древком по голове. Следующий удар был нацелен падающему в висок, и не успей Погода перехватить древко левой, на одного абсорбера в Лиге стало бы меньше. А так в левой, усиленной симбионтом руке оказался обломок древка. Теперь оно стало настолько коротким, что элементаль больше не использовал вторую руку. Он орудовал только правой, зато и удары опять стали быстрее.
  Абсорберы пробовали отбиваться, подставляя под палку дробовики. Огненные методично поливали его тонкими струями огня со спины. Каждая такая струя оставляла после себя раскаленный докрасна след. Начали дымить кожаные ремешки, что удерживали вместе металлические пластины. И когда Роман решил, что металл раскалился достаточно, он швырнул в спину рыцарю несколько булыжников. От первого удара элементаль споткнулся, из-под кольчужной юбки посыпались крошки жженой глины. Второй булыжник отправил рыцаря на землю. Он сперся на правую, собираясь подняться, когда Андрей, схватив обломанный наконечник алебарды за граненое острие, рубанул подмышку, пробив даже кольчужную рубаху. В немом, но понятном и для магов, и для абсорберов крике элементаль повалился на землю. Выдернув наконечник, Погода занес его для нового удара.
  - Стой! - закричал Роман. - Назад! Абсорберы все назад! - нехотя, приготовившиеся добивать лежачего прикладами абсорберы попятились, как и выронивший топорик, Андрей. Огненные по приказу Романа быстро начали срывать с элементаля части брони. При этом он еще пытался как-то шевелиться, но уже вяло, очень вяло. Руку, перерубленную Погодой, отбросили вместе с броней. Вскоре на земле осталась только статуя из глины в кольчужной рубашке. Немного напрягшись, Роман ее разорвал, словно плохую ткань. Печать обнаружилась на груди. Блестящая подкова, исписанная диковинными знаками, была прибита к телу куклы обычными гвоздями. Как только Роман сорвал ее, элементаль перестал шевелиться. Абсорберы разом почувствовали, как магия уходит из куклы.
  - Жаль... - произнес Погода.
  - Чего? - не понял Роман.
  - Его, - указал он на кучу глины.
  - А, это. Не волнуйся, элементаль в землю ушел. Там он поправится. Наоборот все хорошо, просто у него сил не хватило остаться на поверхности после твоего удара.
  - Вот иногда я жалею, что мне невозможно увидеть чудеса доступные вам магам.
  - А я жалею, что не имею такого крепкого здоровья.
  - Это да... Здоровье у нас, что надо, - согласился Погода, пошевелив правой рукой.
  Охрана за воротами оказалась расторопней, но и силы направленные на ее подавление были побольше. К двоим абсорберам с пистолетами присоединились еще четверо с дробовиками. Но первый же, выскочивший из внедорожника абсорбер, получил ледяную стрелу в ногу от мага комбинирующего водную и огненную стихии. Сотворенная магией сосулька растворилась тот же час, что было еще хуже, ведь из открытой раны свободно вытекала кровь. Следующий же абсорбер ссадил удачливого мага выстрелом из ремингтона в лоб. Несколько огненных начали бросаться раскаленными металлическими шариками. И если они попадали не в бронежилет, то успевали прожечь одежду и оставить ожоги на теле прежде, чем природа абсорберов убивала в них магический жар. Этих снял стриженый огнем абсорбер.
  Еще один охранник, по всей видимости, владел разновидностью ментальной магии. Сразу же после начала атаки он схватился за виски, направляя взгляд на выскакивающих с внедорожника абсорберов, но быстро осознав тщетность попыток, схватился за пистолет. Похоже, он принадлежал к тем магам, что слишком возлагаются на свое мастерство и не очень любят оружие. Он успел выпустить в молоко целых три пули, прежде чем красный мешочек со свинцом врезался в его нос, а в глазах потемнело.
  Но больше всех доставил неприятностей земляной. Невысокий и полноватый, он не стал суетиться. Быстро, без особой спешки, маг подошел к мелким каменным статуям фэнтезийных героев. Один за другим орки, эльфы и гномы соскакивали со своих постаментов и бросались в бой. Хотя они и были всего по пояс, но, ни резиновые пули, ни снаряды ремингтонов их не брали. Вот подбежавший гном взмахнул боевым молотом, целясь в коленную чашечку абсорбера. Ему не хватило лишь немного проворности, зато, незаметно подобравшийся эльф, успел проткнуть своим каменным, но неожиданно острым клинком, другую ногу. Проткнул и так и застыл, лишившись магической силы, что оживила его. И не поймай Кудин молот гнома своим симбионтом, тот бы таки раздробил коленную чашечку. А статуэток оставалось еще много. На стрельбу маг реагировал, как корова на мух. Он четко и методично оживлял фигурки, одну за другой.
  - Шумовка! - крикнул Кудин коллеге и указал пистолетом на мага земли. Тот кивнул и запустил в противника здоровенный, как три баскетбольных мяча фаерболл. Хоть и большой, но пустой. Маленький, туго скрученный шарик нанес бы больше вреда. Этот же просто ударился о спину охранника и полыхнул, окутывая его с ног до головы. И хоть маг обошелся только прогоревшим пиджаком и экспресс стрижкой всех волос на открытых частях тела, но испугался достаточно. Вместо того чтобы продолжать оживлять статуи, он бросился к альтанке.
  Там, в самом центре стояла небольшая, примерно по грудь взрослому человеку, конструкция из витых металлических трубок. Причудливо переплетаясь, они выпускали то тут, то там тоненькие струйки разноцветного огня и уже на конце конструкции огонь вырывался свободно. Пять огней: синий, желтый, зеленый, оранжевый и кроваво-красный сплетались в высокую спираль пламени с нежно-розовой верхушкой. Никто бы не обратил внимания на такую красоту, если бы не маг. Шумовецкий пустил две стрелы. На этот раз он бил всерьез. Стрелы были тоненькими, голубовато-желтыми, как огонь газовой горелки на предельных мощностях. Одна из стрел пропала даром, а вторая мигом обуглила плоть на ноге мага. Убивать Шумовецкий не хотел. Маг упал, не добежав до альтанки какого-то метра. Но, все же, пламя колыхнулось, вспыхнуло ярче, и из него выскочила высокая, яркая фигура элементаля.
  Более всего элементаль походил на джина из мультфильма "Алладин". Ноги у него отсутствовали напрочь. От пояса к земле туловище резко суживалось. Было похоже на короткий и очень толстый хвост. Правда, джин своим хвостом земли не касался - он плыл по воздуху. Элементаль же упирался в землю острием своего хвоста, раскаляя им каменный пол альтанки. Выше пояса у элементаля было оранжевое прозрачное тело атлета, и лишь голова была бесформенным комком дикого пламени. Это пламя, будто не подчинялось земным законам, его языки, как солнечные протуберанцы, выскакивали во все стороны. Им было все равно, извиваться вверх или вниз, вправо или влево.
  - Господи, сколько же в нем силы... - зачарованно произнес Кудин в наступившей тишине.
  - Смотря сколько его кормили, - ответил Шумовецкий, а элементаль сошел на землю и двинулся к гостям, выжигая под собой тонкую идеально прямую линию.
  - Так что делать?
  - Ослабить не помешает. Расстреляйте боезапас.
  Резиновые пули сгорали моментально, свинец вылетал из магического тела серебряной жидкой массой. Живой огонь ускорился и понесся на абсорберов. - Семен! Не спи! - скомандовал Шумовецкий водному магу. - Игорь, помогай. - И водные потянулись к ближайшему фонтанчику за снарядами. Две водные плети обрушились на элементаля сверху и мгновенно испарились. Но элементаль, будто не почувствовал этого, он ударил ближайшего абсорбера рукой. Тот инстинктивно выставил перед собой дробовик. Рука прошла сквозь него. Рванул последний патрон в стволе, а в месте прикосновения ствол покраснел. Открытая ладонь ударила абсорбера в живот и рассеялась. Вспыхнул бронежилет, а безликий элементаль отступил, но лишь на миг, чтобы вновь отрастить себе руку. И хоть водные плети били его не переставая, а близость абсорберов вытягивала магию, сил у него, видать, оставалось предостаточно. - Отступаем, - скомандовал Шумовецкий и быстрым шагом, не теряя головы на плечах, а элементаля из виду, лиговцы начали отступать к воротам. Внезапно в метрах десяти от ворот элементаль остановился.
  - Что, выполнил задачу? - спросил Кудин причину такого поведения.
  - Нет. Его что-то удерживает. - Шумовецкий с Кудином остановились, а с ними и остальные.
  - Что?
  - Барьер! Они не использовали печать. Правильно, никакая печать не выдержит такой температуры. Они использовали барьер.
  - Так давай разрушим его. Ты только покажи моим орлам. - А глаза Шумовецкого и так уже бегали по сторонам.
  - Булыжники.
  - Чего?
  - Смотри, они четко через каждые метров пять стоят. Щас проверю.
  - Стоять! Ваня проверь, - скомандовал Кудин абсорберу. - Только вон там - подальше.
  - Ты чего?
  - Вдруг что, как мне твоими орлами командовать? Они же меня не послушают.
  - Да! - радостно крикнул Ваня, приложив руку к одному из камней. - Убрать?
  - Убрать? - переспросил Кудин.
  - Убирай, - подтвердил Шумовецкий и Кудин сразу же крикнул своему абсорберу.
  Элементаль почувствовал, что дорога открылась и направился к бреши.
  - Не так...
  - Чего?
  - Всем отойти! - скомандовал Шумовецкий и маги двинулись за ворота.
  - Чего? - повторил вопрос Кудин.
  - Пускай отойдут. - Кудин махнул своим, и абсорберы тоже отступили за ворота.
  - Да ответь ты наконец, - не унимался абсорбер следя за напряженным коллегой.
  - Он не меняет форму.
  - А должен?
  - Если не поменяет выйдя за барьер, нам конец.
  - Конец, - констатировал Кудин, смотря, как элементаль миновал пустой камень.
  - Уведи своих подальше, я сам, - решительным шагом маг огня направился за ворота.
  - А чего тогда уходишь? - не отставал абсорбер.
  - Взять кое-что хочу. Вещь магическая, потому вас и отсылаю.
  - А если...?
  - Вызывай тогда пожарников, чтобы лес тушили.
  - Чего?
  - Я серьезно. - Шумовецкий подошел к своей машине и открыл багажник, - все, уходи. Всем слушаться Юрия Михайловича, - строго приказал маг своим.
  - Удачи, - тихо пожелал Кудин и, махнув своим подчиненным, повел их в лес.
  Из багажника маг достал длинный футляр и щелкнул замками. В воротах показался элементаль. Маг быстро откинул крышку, вновь щелкнул замками внутреннего футляра потоньше, и достал длинный посох, завернутый в бархатную ткань. А элементаль был уже рядом. Развернуть ткань Шумовецкий уже не успевал, поэтому он ударил им, как обычной дубинкой в голову. Элементаль не ожидал подвоха. И хотя ткань, покрывавшая круглое навершие обгорела полностью, сам посох нисколечко не пострадал. А вот элементаля отбросило на стену, и в месте удара расплавился камень, сыпля красными брызгами на землю. Шумовецкий освободил свой посох от ткани. Он был сделан из кости. Из цельного куска огромной кости. Наверное самый первый его владелец был немного меньше Шумовецкого ростом, поскольку тот доставал ему лишь до груди. Маг стукнул посохом о землю и желтый шар загорелся приятным голубым огнем. От навершия, словно загораясь вниз по древку, потянулась вязь мелких символов.
  - Тахейн! - вскрикнул маг, едва нацелив посох на надвигающегося элементая. Навершие полыхнуло голубым и струя пламени ударилась в рыжую грудь элементаля. По его телу пошла рябь, словно по воде. Голова перестала так ярко полыхать. Элементаль уперся конусом хвоста в землю и слегка наклонился вперед. Голубое пламя не пускало его вперед. Неожиданно из плеча ожившего огня вырвался неконтролируемый протуберанец. Полыхнул и исчез. Второй вырвался со спины, третий с хвоста. Маг навалился на посох, будто на копье, которое должно было проткнуть врага. Тот полыхнул весь и сразу. Маг отскочил, погасив пламенную струю, но он все же был наготове. Письмена на посохе так и горели приятным голубым огнем. А огненный шар, издали напоминавший солнце, исчез. На его месте оказалась маленькая оранжевая ящерица с красноватыми прожилками по хребту. Это была истинная форма элементаля. Такое тело и следовало ему найти. Но огненный зверек показал норов. Он юркнул под машину прежде, чем Шумовецкий успел до него дотянуться.
  - Кудин, - позвал коллегу через рацию маг.
  - Чего?
  - Все, зови моих. Теперь нам еще поймать его нужно.
  Дед стоял перед каменной стеной. Хотя, вернее будет сказать, позади стены. Ведь ему досталась задняя стена. Громыхнул взрыв и почти сразу же послышались ружейные выстрелы. Спешить Демьяну Григорьевичу не нужно было. По уговору он должен был дождаться, пока охранники оттянутся помогать коллегам. Ему оставался только элементаль. Не самый сильный, если верить Погоде. Поэтому он и был сам. Никаких абсорберов, чтобы высосать магию из защищающих стену заклинаний, никаких магов для поддержки. Впрочем, он как вольный ветер и привык все делать сам.
  Дед выдохнул, и перед ним смутно заколыхались пестрые ленты заклинаний. Никаких печатей - только розовые сигнальные нити и немного красных, как раскаленный металл шипов торчащих вдоль всей стены. Ни человек, ни зверь их бы не заметил, но и не рискнул бы подойти. Довольно распространенное огненное заклинание отпугивания. Оно внушало непонятное опасение и страх, правда, нуждалось в постоянной подпитке. Шипы начали таять в воздухе и Дед подул на них вновь, сильнее. Шипы и сигнальные нити вспыхнули ярче, но больше заклинаний не обнаружилось. Из-за стены ветер принес запах пробуждения сильной и разозленной магии. Одним элегантным прыжком, не сильно-то и напрягаясь, Дед перемахнул стену. Задний двор был спокоен. Охранников действительно не было. Вот только свирепо уставилась статуя саблезубого тигра. - Что ж неплохой выбор формы, - подумал Дед.
  В беззвучном рыке, статуя открыла пасть, и Демьян Григорьевич двинулся ей навстречу. Не желая отставать, элементаль тоже покинул постамент, спрыгнув на землю даже без тени кошачьей грации. Острые стальные когти впивались в землю и зловеще поблескивали в свете ночных фонарей. Оставалось надеяться, что металлическая конструкция не проходит через все тело бетонного зверя, иначе пока он на земле - от молний будет мало проку. Теория нуждалась в проверке и Дед метнул молнию прямо в голову зверю. Все же грации ему не хватало. Голову он пригнул, но каменное ухо таки слетело, сколотое ударом небесного огня. Больше зверь не стал медлить, широкими прыжками он бросился вперед, успев при этом схлопотать два полных заряда, которые выбили несколько неглубоких лунок на теле зверя и подняли пыль из мелкого бетонного крошева.
  Но вот зверь подобрался к магу вплотную. Взмах тяжелой лапы и внезапно маг оказался в другом месте. Увенчанная четырьмя острейшими лезвиями вместо когтей, лапа безрезультатно вспорола воздух. И вновь молнии калечат бетонное тело. Не успел зверь развернуться, а маг уже за его спиной. Взмах мощного хвоста закончился ударом о воздух в нескольких сантиметрах от тела старика. Элементаль взъярился, встал на дыбы, и безжалостный воздух сшиб его на землю. Голубая молния ударила в грудь прежде, чем тот успел упасть.
  Демьян Григорьевич увидел, как блеснул металл в выбитой молнией ямке. - Значит печать в груди... Как же тебя не убить, мой хороший... - подумал он. - Ведь ударю шаровой, так она тебя до половины прожжет.
  А зверь вновь махнул когтистой лапой и вновь не зацепил мага. Сильнейший порыв ветра ударил его в грудь и голову, отрывая от земли. От неожиданности зверь присел. Второй порыв последовал за первым, не успел еще элементаль впиться в землю когтями, ветер приподнял его. Третий порыв ветра заставил его подняться настолько, что стала видна грудь. Две ослепительно яркие молнии ударили одновременно в грудь зверю, раскаляя железную печать. И хотя она и осталась торчать в теле зверя, но этого хватило, чтобы сжечь вложенную в нее магию.
  Зверь мгновенно застыл, сидя на задних лапах. Он вновь превратился в обычную, хотя немного экстравагантную и потрепанную статую. Рядом зашевелилась земля. Маленький бугорок пополз в сторону стены, вырастая с каждым метром. Вскоре, это уже был дикий кабан в полный рост. А на земле осталась уродливая борозда. Кабан совсем натурально чихнул. Потом повернулся к Деду и кивнул. Дед тоже вежливо поклонился. А кабан уперся задними ногами в землю и с места развил скорость автомобиля на трассе. Доказательством тому осталась дыра в стене, которую элементаль пробил лбом.
  
  
  
  Глава 55
  
  Влад и так не находил себе места, а когда послышался гулкий хлопок отдаленного взрыва, то усидеть стало просто невозможно. - Ну чего, ты, маешься? - спросил приставленный к нему в охранники маг.
  - А ты бы не маялся? Меня уже месяц как зайца гоняют. Не жизнь, а боевик. И вдруг сидеть. Вдруг все решат за меня.
  - Парень, ты талантлив, но не настолько, чтобы туда идти.
  - Вернее, я не настолько обучен.
  - Тут ты прав. Когда обучишься, сможешь в МСБ пойти. Я всегда мечтал в МСБ служить.
  - Нет, уж спасибо. Вот, где у меня ваше МСБ. - Влад указал двумя пальцами на кадык.
  - Тут ты прав. Мало там хороших парней! Тогда к нам иди. Тем более что ты абсорберов не чувствуешь.
  - А ты чувствуешь?
  - Не совсем так. Просто когда они близко - ощущение... Ну, как во рту после перепоя. Или, как будто спина чешется там, где не достаешь почесать.
  - Что прям так?
  - Да нет же, но ощущение сродни. Они то, ребята нормальные, но вот когда с ними говоришь, тогда это чувство возникает где-то внутри.
  - Ладно, я отлить.
  - Смотри не кинься туда, а то мне достанется, - маг указал большим пальцем себе за спину.
  - Не брошусь. Меня там как комара хлопнут.
  - Тут ты прав, - вновь повторил на одном дыхании свою любимую фразу маг.
  Нужда Влада не тревожила, просто ему требовалось пройтись, разомнуться. В лесу воздух был прохладным и хорошо освежал, но близость машин и людей напрягала. Влад отошел подальше, запрокинул голову и шумно с наслаждением вдохнул. Звезды здесь сияли особенно ярко. Или это так казалось потому, что не всем им удавалось пробиться через колыхающиеся ветви. Маленькие огоньки на небе то вспыхивали, то тот же час гасли. Влад переминался с ноги на ногу, пока не выдержал и не прыгнул, достав до одной из ветвей ясеня. Примерно в трех метрах от земли.
  - Дать бы тебе по шее, - тут же сказали за спиной.
  - Александр, ну не могу сидеть я на месте.
  - Ну так не шугай своих же, - зло ответил абсорбер. - Тем более я битву слушал. Знаешь, как по мне твоя магия резанула.
  - Извини.
  - Ну и привычка у тебя, - зевнул Виктор, растягивая последнее слово. - Вечно ты меня своими фокусами будишь.
  - А ты марш обратно в машину.
  - Дай воздухом подышать. Я уже спокоен. Сам проверь.
  - Ладно. Верю, только в ту сторону не ходи, - указал Александр в сторону отдаленно стоящего микроавтобуса.
  - Да знаю я. Нам с Викой нельзя видеться примерно три месяца. Даже близко подходить нельзя.
  Успокоившись, Александр направился назад к машине, а друзья закинули головы и уставились на небо. - Дождались чуда, - проворчал Виктор.
  - Дождались, - подтвердил Влад. - Вот только если там все пройдет успешно, это действительно будет чудом.
  - Да когда оно проходило удачно?
  - Сам знаю, мог бы и не говорить. - Влад сокрушенно опустил голову. - Вить, - толкнул он друга в плече.
  - Что?
  - Ты видишь?
  - Что? - Влад всматривался в лесную тьму. - Погоди, - удивился Виктор. - Вижу непонятный сгусток магии. Как будто туман.
  - Это волк. Тот, что меня остановил. - Влад действительно видел грозного белого волка. Его шерсть будто светилась, поэтому его и было так хорошо видно в ночной темноте.
  - Пошли за мной, - приказал волк.
  - Он меня зовет, - едва захлопнул отвисшую от удивления челюсть Влад. Он уже было сделал шаг вперед, но Виктор крепко схватил его за локоть.
  - А ты уверен, что это не ловушка какая?
  - Это тот самый! Тот самый, что меня остановил. Тот, кого Рыжая называла Серым.
  - Вот чувствую я, до добра это не доведет... - Виктор воровато оглянулся. - Пошли. - И волк повел их сквозь темный лес. Медленно он набирал скорость, и ребятам тоже пришлось ускориться. Вскоре уже Влад не смог обойтись без магии, а Виктор мчал со всей доступной ему скоростью. Но бесплотному духу и этого было мало, он ускорился настолько, что уже Влад начал выкладываться по полной, а Виктор безнадежно отстал. Внезапно волк остановился и Влад полетел кубарем, попробовав проделать тот же маневр.
  - Слушай меня. - Прозвучал его властный голос, едва Влад приподнялся на локтях. - Дальше ловушки и сети гораздо серьезней тех, что окутывают замковую стену. - Волк совершенно по-человечески подул. Красный, розовый, синий, мутно-зеленый - вспыхивали впереди, освещая системы заклинаний, части магических ловушек. Одни были размещены на земле, иные висели в воздухе. - Там те, кого вы ищите. Замок и его охрана просто для отвода глаз, - продолжил волк.
  - Спасибо, - совершенно серьезно сказал Влад в приступе внезапной решительности.
  - Не будь дураком. Даже миновав все ловушки, ты не продержишься против них и минуты. Ты должен рассказать остальным.
  - Тогда почему ты показал все мне?
  - Потому, что ты единственный, кто может меня видеть. Я проклят. Но когда-то давно, задолго до этого проклятья один дух пригласил меня на "ту сторону".
  - Куда?
  - В его собственный мирок. Там, где только он и память предков, что он охраняет.
  - Дым?
  - Да. Только поэтому ты видишь меня. Хотя даже мой патриарх на это не способен. Больше я не в силах оставаться здесь. Если не поспешу домой, то растаю полностью, - только сейчас Влад заметил, что волк стал светиться гораздо тусклей и его тело начало просвечиваться.
  - Иди. Я и так теперь в долгу.
  - Пусть их поймают и твой долг оплачен, - в воздухе мелькнула яркая синяя искра и волк исчез.
  - Я... - Виктор перевел дыхание. - Тебя... - сглотнул он слюну. - Ненавижу.
  - Вить, они здесь.
  - Где. - Виктор притих и насторожился.
  - Не в замке, а там, - указал вперед Влад.
  - Волк сказал?
  - Не просто сказал...
  - Тихо! - перебил его Виктор. - Ребенок.
  - Что?
  - Там плачет ребенок! - и Виктор бросился вперед сломя голову. Влад, наплевав на все - бросился за ним. Большинство ловушек и сигнальных заклинаний разрушались, едва Виктор касался их. Иные же были настолько мощными, что били по нему. Пару раз из земли выскочил фаербол и серьезно опалил одежду, раз по нему хлестнул водяной бич и оставил тонкую кровавую полосу на руке.
  - Те самые, - понял Влад. - Те самые места, куда забирали деда.
  Холмы оказались старыми руинами. Только за много лет они развалились еще больше. Возможно, маги помогли разрушению, а природа закончила все остальное. Если бы не весна, то груды старого кирпича были бы погребены под зеленью, опавшей листвой, или грудами снегу. Да и так их не особо то и было видно среди разросшихся деревьев.
  Виктор безошибочно шел по звуку, пока не вскочил в яму. И ту же секунду в яме яростно полыхнуло. Столб пламени взвился выше деревьев. Абсорбер получил экспресс-стрижку, а его одежда, вконец, превратилась в горелые обноски. И только ботинки еще более-менее нормально держались на ногах. Яма оказалась входом в подземелье, и она была надежно защищена толстенной решетчатой дверью. Здоровенный амбарный замок висел изнутри. Виктор схватился за прутья и неожиданно для него самого щупальца симбионта поползли по пальцам, уходя сквозь кожу в мышцы и дальше в кости. Абсорбер рванул дверь на себя и вывалил ее вместе с рамой.
  Дверь кое-как прислонили к стенке ямы-входа и уже собирались лезть в коридор, как Виктор застыл, напряженно вглядываясь в подземный коридор. Там вдали зажегся маленький красный огонек. - Назад, - тихо и четко выговорил Виктор.
  - А ребенок?
  - Назад, пока нас не зажарили. Бегом! - проорал последнюю фразу абсорбер и, не дожидаясь реакции Влада, просто вышвырнул его наружу, после чего выпрыгнул и сам. - Помрем - никого уже не спасем, - пробормотал ничего не понимающему другу Виктор. Схватив за воротник, он потащил его за ближайшую груду кирпичей. И весьма вовремя, ведь полыхнуло так, что и абсорбер бы поджарился.
  - Нихрена себе! - втянул шею Влад, когда магический огонь жадно набросился на ближайшие деревья.
  - Назад в лагерь? - спросил Виктор.
  - Вообще то так и планировалось, - раздраженно бросил Влад, выгладывая из-за кирпичей. Жадный огонь пожирал сырые деревья, как солому. На поляне стало совершенно светло. - Вперед, - предложил он другу.
  - А чего я?
  - Чтоб меня пополам не разрезало. Пошел.
  Одним из маленьких преимуществ абсорберов была ориентация. Конечно, они не могли безошибочно показать, где север, а где юг, как маги земли, но отыскать дорогу к нужному месту - это запросто. Стоило только им там раз побывать. С этой способностью Виктор еще не освоился, но к своим он направление выбрал безошибочно. С места дав такой старт, что и Влад мог удивиться его скорости. Вот только едва он отбежал пару десятков метров, как интуиция, или какое другое чувство, бросило его на землю. И в том месте, где еще минуту назад была его голова, прогудела струя жарчайшего пламени. Струя ударилась в невысокую осину, превратив дерево в здоровенный, коптящий факел. Влад тоже бросился в сторону, но, слава Богу, в него никто не целился.
  - Стоять! - властно рявкнули за спиной и Влада будто парализовало. А Виктор не решился встать. - Нет, ты понял? - удивленно произнес Беспалый. - Это же они! Мы на всех границах посты расставили, а они сюда заявились. - Беспалый наткнулся на скучающую физиономию Колевита.
  - И что?
  - И хрен с тобой. Только не убей никого. Я еще допросить их хочу. Очень уж много неясного.
  - Ладно. - Колевит достал из внутреннего кармана куртки тяжелый пернач.
  - Не, знаешь, возьми мага. И не этой штукой. Колдовать сонное еще не разучился?
  - Не разучился, - так же без интонации ответил Иван.
  - Вот и славно. - Харин сделал шаг вперед в сторону Виктора. На лице Ивана вдруг появилась зловещая улыбка. В бликах от огня она казалась совсем уж дикой. Не жалея ни силы, ни накопившейся злости, Иван со всего размаху ударил Харина по голове. Тот обмяк мгновенно и повалился на землю, как мешок с картошкой. Наступило зловещее молчание.
  - Мертв? - первым нарушил молчание Влад.
  - Чтобы он выжил, его голова должна быть железной.
  - Зачем? - спросил Виктор.
  - А тебе-то что не нравится?
  - Все нравится, - замотал головой абсорбер.
  - Примерно неделю назад ко мне заявился один... Не знаешь его? - обратился маг к Владу. - Часом не родственничек твой?
  - Нет, не знаю.
  - Значит, все таки глюки, - расстроился Иван.
  - Но, не могли же вы сюда просто так припереться. Кто указал на это место?
  - Волк.
  - Волк?
  - Да. Он дух.
  - Дух... - тяжело вздохнул Иван. - Терпеть их не могу. Ладно, справимся и сами. Пошли за мной, - он указал перначом на вход в подземелье, но ребята не спешили. - Там сейчас маленькая девочка и с минуты на минуту ее выпьют.
  - Как?
  - Ян ее выпьет! - сердито затряс перначом Иван.
  - Значит вас не трое?
  - Что? Нет, нас трое. Было. - Иван посмотрел на тело Харина.
  - Но ведь он не сможет сам. Нужно трое.
  - Откуда... Нет, погоди я угадаю. Дух рассказал.
  - Ну, вроде того, - согласился Влад.
  - Слушай ты! - Иван угрожающе сделал шаг и нацелил пернач в голову Владу. - Ян придумал ритуал, он же его постоянно совершенствует. Уж если кто и сможет, то это он.
  - Да какой тебе резон то? Не очень верится во внезапно проснувшуюся совесть. Ты ведь сам не одного ребенка выпил, - разошелся Влад. Иван тоже разозлился. Он сделал два шага к Владу, но смог взять себя в руки.
  - Она моя дочь, - тихо выговорил Колевит. И в глазах его было море грусти в тот момент. Влад отчаянно захотел поверить.
  - Так скажи, чтобы отпустил. - Осмелел Виктор.
  - Не могу. Это придумал Артур несколько лет тому назад, - похоже было, что слова давались ему с большим трудом. - Стало опасно воровать детей. Проще было их вырастить.
  - Да вы... - начал было Виктор.
  - Ты думаешь, я не знаю! - закричал Иван. - Думаешь легко так жить? Если осталась хоть капля человечности в душе, то это будет тебя терзать. И ничто не поможет забыться. А сейчас кто-то должен увести ребенка. Я не смогу победить Яна. Только задержать.
  - Мы поможем, - согласился Влад.
  - Влад! - возмутился Виктор.
  - Впервые вижу человека, который так хочет умереть...
  - Я и так прожил больше отведенного мне. Пошли. - Влад послушно последовал за магом.
  - Наверное конец мира таки близко, - прошептал Виктор. Он почесал лысую, черную от сажи башку и направился вслед за Владом.
  
  
  
  Глава 56
  
  Перед дверьми в заклинательную комнату Иван остановился и глубоко вдохнул. Он резко открыл дверь и едва уклонился от тонкой, прозрачной иглы, ответил огненной стрелой, но Ян легко отклонил ее ладонью. Стрела впилась в камень старых стен, заставив его плавиться и неприятно шипеть.
  - Почему? - бесстрастно спросил Кац. Он стоял посреди комнаты. А по бокам от него размещались алтари. На одном из них лежала маленькая девочка, на втором - молодой сильный парень.
  - Она моя дочь.
  - Раньше ты был с этим согласен.
  - Я передумал.
  - Твое дело... - Янош пожал плечами. Он не сделал ни одного движения, но вода из большой металлической чаши за его спиной поднялась и окутала мага тонкой пленкой. Лишь маленькая пуповина вела к чаше. Иван не стал бить наугад. Он пустил тоненькую стрелу указательным пальцем. По щиту прошли волны и вода хлынула к месту удара. Возникло маленькое облачко пара, которое тот же час втянулось обратно в щит.
  - Неужели ты таки ее придумал?
  - Как видишь, а говорили ведь, что это невозможно.
  - И правду ведь говорили, - парировал Иван. Он зажег обе руки и прошелся огненными струями по стенах. На лице Яна отразилась неприятная улыбка.
  - Не знаю, как ты это сделал. - Колевит сделал несколько шагов к Яну. - Будь то символ, печать или заклинание, но оно точно привязано к месту, - Иван подошел на расстояние удара. - А значит, привязан и ты. - Иван прикоснулся горящей рукой ко лбу. В комнате запахло горелой плотью.
  - Ты сдурел! - перепугался Ян. А половина лица Ивана уже полыхала неистовым огнем. Та самая половина, которой он упал в горящие угли давным-давно. Языки пламени прорывались через рукава куртки, загорелись ботинки, в нескольких местах вспыхнули штаны, прогорела одежда на спине. Воспламенились все шрамы нанесенные огнем. И шрамы эти сжигали живую плоть, что соседствовала с ними. - Думаешь, сможешь справиться с воплощением?
  - Думаю, смогу справиться с тобой, - прогудел измененным голосом Иван. - Сейчас! - крикнул он. Его рука метнулась к горлу Яна и завязла в щите, но маг огня надавил сильнее и рука начала продвигаться. Проходя сквозь щит, она гасла и чернела, как раскаленный металл при закалке. Все больше и больше воды стекалось к руке мага огня. Мгновенно в воздухе оказалось столько пара, что стало трудно разглядеть что-либо. Под прикрытием этой завесы в комнату вскочил Виктор. Он сгреб с алтаря девочку и бросился к двери. Как не был занят Ян, но он сумел таки полоснуть парня водной плетью по спине. Иного такая плеть развалила бы пополам, абсорбер же отделался не очень глубоким порезом.
  Спасать абсорбера ребята не стали. Иван объяснил, что он в глубокой коме уже много лет и выйти из нее у него шансов не много. Передав ребенка Владу, Виктор первым выскочил наружу. Тело девочки висело на руках у Искры безвольной куклой. Похоже, ее накачали той же даянью, что и Владового деда. Виктор бежал впереди, как защита от уцелевших ловушек. Влад следовал за ним нога в ногу.
  А вот Иван старался сделать все, чтобы ребята смогли уйти подальше. Впервые за много-много лет он делал что-то не для себя. Черная рука на другой стороне щита вспыхнула снова. Жаркое пламя окутало ее еще быстрей прежнего. Водный щит развалился как-то сразу. Иван едва удержался на ногах, чтобы не полететь на Яна. Тот взмахнул рукой и будто вырвал добрый кусок пары в комнате. Из этого куска соткался небольшой водяной комок. Его и бросил в лицо противнику маг воды. Казалось бы больнее, чем горящая плоть быть не может, но вот после этого Иван даже на время потерял и зрение и слух.
  Ян вырывал куски пара с воздуха и тут же создавал плети, которыми бичевал Ивана. От удара плети вновь распадались паром, оставляя на теле мага черные не горящие полосы. Когда зрение вернулось, Иван был немного удивлен. Плеть, отбитую рукой, он не почувствовал. Тело слушалось, но он больше не чувствовал его. Этому могло быть только одно объяснение - он умирал. Внезапно ему захотелось жить. Ведь он столько еще не сделал. Со своими деньгами и возможностями он стольким мог бы помочь. Колевит инстинктивно подставил руку под еще одну плеть. Она распалась белой густой пылью, а на руке остался черный обугленный след.
  - Нет! - мысленно выругался он. - Надо помочь хотя бы дочке. Пускай вернется в семью, которую любит. Семью, которая так хотела детей, что пошла на искусственное оплодотворение. - Огонь вспыхнул ярче, злее. Даже черные полосы на его теле вновь загорелись. - Надо спасти парней, которые, по сути, ни в чем не виноваты. Виноват я! - думал Иван. - Ведь я таки выпил его деда. Или прадеда? Не важно. Главное, нет у меня права жить больше, как нету его и у тебя, Ян. - Последнее предложение Иван неосознанно попытался произнести в голос. Но Кац услышал только неистовый рев огня.
  В последние мгновения своей жизни Иван обрушился на мага воды с новой силой. Он бил. Бил кулаками, как дрался еще мальчишкой. И от каждого такого удара на теле Яна прогорала одежда. А ожоги не просто вспухали. Кожа в месте удара мгновенно обугливалась и превращалась в темную корку. Ян вскрикивал и корчился от боли. Иван побеждал. Когда брат по крови повалился на землю, Колевит не стал тянуть. Он поднял ногу и наступил ею на живот, планируя покончить с Яном. Нога прошла насквозь и тот же час потухла. Ян улыбнулся полной мстительной злобы улыбкой. Его тело стало прозрачным. Одежда и куски горелой плоти медленно проходили сквозь него. Магия воплощения доступна всем стихийным магам, но редко кто из них остался после этого в живых. Правда в этой ситуации Ян мог выиграть только используя ее.
  Иван ударил ладонью, принявшей форму широкого лезвия, по колену Ивана. Потеряв равновесие, тот повалился на землю. Он попытался подняться. Его тело помнило как, но вот только не почувствовало, что потеряло ногу. Внезапно мир перед глазами, или, вернее, выгоревшими глазницами завертелся. Пол отдалялся, и на этом полу лежало его обезглавленное, но все еще горящее тело. Мир перестал двигаться. Череп лежал на пустой плите. Перед его пустыми глазницами оказалась дверь. И через нее выходил Ян. Его тело больше не было прозрачным - он сумел вернуть себе человеческий облик. - Я проиграл... - думал горящий череп. В эти последние мгновения его жизни, пока не догорит полностью пламя, ему оставалось смотреть на дверь, через которую вышел его брат и враг.
  Ребята мчались к Лагерю, что было сил. Вернее они мчались на максимальной скорости Виктора. А тот потерял уже много крови. Проклятая рана на спине никак не хотела затягиваться и кровоточила все сильней. Виктор даже сорвал одежду выше пояса, чтобы она не сковывала движения и не бередила рану. Янош догнал их, когда до лагеря оставалось примерно пять минут на Викторовой скорости. Тонкая водяная игла пробила ногу Владу. Он полетел на землю, выронив ребенка.
  - Влад!
  - Девчонку хватай и беги, - приказал Влад.
  Сильным волевым движением он поднял себя на ноги. В темноте трудно было рассмотреть противника, но сомневаться не приходилось. Ян был жив, а Иван значит мертв. Второй атаки маг воздуха не стал ждать. Злость, переживания и жуткая обида переполняли его. - Если уж не победить, то подороже продать свою жизнь. - Как часто смеялся он над этими пафосными словами. А вот сейчас именно они и вырывались на волю, потрескивая голубыми разрядами на пальцах. - Потому, что так будет справедливо. - Голубая молния сорвалась с его руки и понеслась в неясную фигуру. - Не долетела, - почувствовал Влад. - Врезалась в круглый прозрачный щит, озарив все вокруг еще одной вспышкой, и погасла. - Как! - произнес Влад в голос.
  - Вот так... - тихонько, с болью в голосе засмеялся Кац. - Не хочешь повторить? - Но второго раза не будет. Влад знал. Он не научился использовать молнию по своему зову. Скорее это она приходила, когда хотела.
  Впрочем, и сдаваться он не был намерен. Воздушные лезвия ему удавались без труда. Но и им было не пробить водный щит Яна. Влад чувствовал, как ударялся воздух о водную гладь, прорезая в щите тонкую брешь, и тот же час распадался. А брешь затягивалась еще быстрее. Влад испробовал и толчок, и воздушный шар. И сильно пожалел, что в карманах нет мелочи. - Хватит! - Водная игла без проблем прошила эйрбол и впилась в правое плече Влада. Превозмогая боль, он тут же поставил щит. Еще две иглы, пробив его защиту, попали в грудь, отбросив Влада на землю.
  Боль стала нестерпимой, в глазах пошли круги. Влад приподнялся на здоровой левой и попытался поднять пробитую правою. Бесполезно, рука не слушалась. - Чертова молния. - Единственный прием для одной руки, что он знал, так и не появлялась. В темноте Влад смутно увидел, как Ян поднял руку, и биение сердца в груди молодого мага заглушило все другие звуки. Гулко хрустнули ребра, одновременно чавкнула раздавленная плоть. Даже Влад не успел увидеть, что случилось. Старый маг воздуха спикировал с неба быстрее ястреба. Он, как хищная птица, стоял на груди водного. На этот раз тот не успел подумать о воплощении.
  - Идрить, твою кувиньку. - витиевато заматерился Дед, и повалился набок. - С тобой все в порядке, Влад?
  - Живой.
  - Вот и славно, я к тебе подойти не смогу. Переусердствовал немного. А кости уже старые, о мышцах и хрящах я вообще молчу.
  - Демьян Григорьевич, почему я не попал?
  - Молнией?
  - Ага.
  - О, щит из чистой воды поставил. Она ток не проводит.
  - А как вы меня нашли?
  - Абсорберы почувствовали что-то, а потом вас хватились. Вика опять же шуму наделала. Видать у нее с Виктором сильная связь. Пока главам доложили, пока я узнал... А потом лечу, вижу Виктор бежит, но без тебя. Я его не сразу узнал.
  - Что лысина блестит?
  - Ночь на дворе, Влад. Хотя именно лысина меня и запутала. Правда, в "ястребином глазе" видишь все немного иначе. Потом и тебя заметил. Давай уж, потом поговорим. Я ведь старик, а меня сегодня и так много трюков заставили проделать. Антону спасибо скажешь за то, что щит научил. Если бы не он, пробило бы тебя. - Так они и лежали, пока их не нашли лиговцы.ил. Если бы не он, пробило бы тебя. - Так они и лежали, пока их не нашли лиговцы.
  
  
  
  Глава 57
  
  - Как приятно быть свободным человеком. - Влад потянул светлое и блаженно прищурил глаза.
  - Знал бы ты еще, как приятно быть здоровым человеком! - сказал Антон.
  - Свобода хорошо, вот только без работы плохо... - уныло протянул Матросов.
  - Так тебя же не выгнали вроде, - произнес Погода надевая на шампур сочный кусок мяса.
  - Не выгнали, но и оперативной работы мне больше не видать.
  - А я сам ушел.
  - Небось дядя опять в целители зовет? - спросил Виктор.
  - Зовет. Вот только я, наверное, в Лигу пойду. А что, они себя неплохо показали.
  - Шел бы ты с ним, Сергей. - Сказал Дед.
  - Меня Мариночка прибьет. - Матросов уныло вытряхнул с пачки последнюю сигарету и прикурил ее от костра. Все, кроме Антона понимающе заулыбались.
  - А что вам стоит? - спросил Виктор, разглядывая, как переливается на солнце двуцветный камень его перстня. Влад невольно и на свой взглянул.
  - Вам что же и платят?
  - Нет. Но вот наши родители чудесным образом забыли о том, куда мы исчезали и о том, что нам деньги давали.
  - А когда хватятся денег?
  - Не хватятся, - парировал Виктор. - Я проверил, деньги на месте. Ровно столько, сколько отец давал.
  - Ладно, пошли посмотрим насколько ты окреп, - сказал Влад Антону. Он захватил с собой небольшой пакет лещиновых орехов и направился в уже полностью позеленевший лес.
  - Я тебя обгоню, - заверил его Антон.
  - А что же ты с Викой виделся? - спросил Виктора Андрей.
  - Видел ее пару раз в метро. Слава Богу, не в одном поезде ездили. А так чувствую ее постоянно. В основном, когда в транспорте езжу. Еду и чувствую она вон в той маршрутке напротив.
  - Не переживай, еще немного осталось. Полтора месяца ведь уже прошло.
  - Сорок семь дней, - вздохнул Виктор.
  Тем временем Влад и Антон, словно ветер неслись сквозь лес, перепрыгивая поваленные деревья, и проскакивая сквозь пушистые кроны деревьев меж толстых ветвей. Антон все же оказался быстрее. Несмотря на то, что он еще не успел полностью восстановиться. Но и ему не удалось обогнать Рыжую.
  За этой бешеной гонкой следили двое из другого мира. Волк и человек.
  - Веселятся, - довольно произнес Волк.
  - Пускай, пока еще могут, - поддержал его человек.
  - Возможно, отложим все? Когда это месть приводила к чему-то хорошему?
  - Все трое мертвы, а значит они стали бесполезными, - возразил Дым.
  - Мы можем поставить на этом точку.
  - Но тогда ты навек останешься заточенным в этом лесу.
  - И что? Посмотри на них, они счастливы. А я хочу, чтобы Антон и дальше был счастлив.
  - Мы можем забыть, но они не забудут.
  - Ты прав, - согласился Серый. - Значит, ты покажешь ему все сегодня?
  - Да.
  - Но почему сны?
  Чтобы он лучше понял все.
  - Скажи спасибо предкам. - Максим улыбнулся и растрепал волосы сына, хотя тот и не понял ничего из этой фразы. - Побежали. - Отец схватил Васю на руки и за его спиной полыхнул огонь. Едва сделав шаг, Максим рухнул на землю, больно придавив сына. - Сынок. Беги сам, - тихо сказал отец.
  - Папа?
  - Я догоню, но ты беги, не останавливайся.
  - Папа! - закричал Вася.
  - Беги! - строго крикнул в ответ отец, а сам резко поднявшись на ноги, развернулся в сторону развалин. Там Вася увидел неясную человеческую фигуру. О, вот огромная жженая рана на спине отца стала ему видна отчетливо. - Беги! - вновь крикнул отец. И Вася сорвался в бег.
  Следующий фаербол сдуло ветром в сторону. Внезапно все вокруг превратилось в дикий ураган. Максим создавал и отпускал на волю вихри, что сразу же поднимали в воздух столбы из сухих ветвей и опавшей листвы. Фаерболы разрывались в них и уходили пламенем вверх. Огненные стрелы вязли в постоянно движущихся вихрях, словно ноги в болоте. Перед руинами не было деревьев. Здесь воздушный мог сражаться на полную, не то, что в тесном помещении.
  Но и огненный был не из слабых. Его фигура загорелась и бросилась вперед. Столкнувшись с первым вихрем, пламя яростно взвилось вверх. Расстаяли оба, и огненная фигура и вихрь. А маг, как оказалось, стоял на месте. Проверив верность своей стратегии, он выпустил на волю еще с десяток пылающих аватаров. Они натыкались на вихри и стремительно, с ревом уносились в небеса. А маги продолжали выпускать на волю вихри и огонь. Но при этом они уже не стояли на месте, а двигались навстречу друг другу. Воздушный был быстрее, но огненный оказался сильнее. Аватары старались влезть между вихрей так, чтобы их разорвало пополам. Тогда теряли силу сразу два вихря.
  Когда вихри кончились, воздушный толкнул. Сразу три огненных фигуры снесло на своего хозяина, да и он сам отлетел метров на пять. Воздушный ударил молнией, но на этот раз земной огонь оказался сильнее. Он пожрал молнии в доли секунды и оставил страшные ожоги на руках воздушного. Более того, маг не дал огню погаснуть, заставив пожрать рукава. Еще секунда и одежда Максима уже пылала неистовым пламенем. Пламенем, которого не даст ни лен, ни хлопок, ни бензин.
  Поняв, что жить ему осталось недолго. Максим прыгнул прямо на обидчика, оставляя за собой длиннющий огненный шлейф. Руки сами создали из воздуха острый клинок, но влетевший в руку фаербол разорвал его вместе с рукой. Максим упал на землю. Шевелиться больше он не мог. Пламя утихло, но не погасло. Оно так же верно пожирало плоть Максима.
  - Дым, - позвал он.
  - Я здесь, - ответил голос из ниоткуда.
  - Убери боль, - стало легче. Максим даже смог немного повернуть голову. А огненный неспешно начал подходить к нему.
  - Учитель! - окликнули его.
  - Артур?
  - Да учитель.
  - Что с твоей рукой? Где пальцы?
  - В кармане.
  - В кармане!? Что с Яном?
  - Контужен.
  - Приведи его в норму и пускай он немедленно тебе их на место поставит. Скажешь, что убил его.
  - Учитель, Настя мертва.
  - Что ж. - огорчился учитель. - Видно такова ее судьба. А Иван?
  - Жив.
  - Тогда беги к Яну. Восстановишь пальцы и первым делом найди мальца. И не проговорись, что я знаю о вашем ритуале!
  - Не проговорюсь, - заверил его Артур.
  Голицын подошел к Максиму и наклонился над ним. Судя по тому, как воздушный уже обгорел - не было у него шансов выжить. Но Голицын не хотел рисковать. Он зажег кулак и ударил им в грудь. Жизнь закончилась для Максима.
  Влада аж подбросило на кровати. Он подсознательно положил руку на грудь, проверяя, не выжжена ли там, прямо над сердцем дыра. - Ах ты, урод! Засранец! - Влад утер одеялом мокрый лоб. - Дым! Я к тебе обращаюсь.
  - Да я понял. - Ответил тот. На этот раз Дым не смог войти в мир людей, как он делал на земле Кривого. Протащить парня в мир духов у него тоже сил не хватило. А вот соткать свой силуэт на зеркальной от лунного света поверхности окна он смог.
  - Почему сейчас? Почему не раньше, когда этот гад объяснял всем, что ничего не знал.
  - Ты помнишь его слова?
  - Помню.
  - Повтори их.
  - Я бессмертен в силу ситуации. И вечно молод, а вот моим первым ученикам было даровано лишь бессмертие, без молодости. И мне жаль, что они так оступились.
  - Правильно, - он еще руку на сердце тогда положил.
  - Так почему?
  - Я ведь говорил, что твоя смерть - это и моя тоже. Конечно, хорошо, что ты познакомился с абсорбером до того, как пробудились ваши силы.
  - Твоя работа?
  - Не важно, главное, что друг неосознанно поглощал твою магию, и это не давало проснуться его голоду, а тебе проявить способности. Запомни, только по этой странной прихоти судьбы ты сейчас владеешь магией.
  - Я бы рассказал сон Совету. От начала и до конца.
  - За его спиной небольшая армия. Совет скорее простит его, чем пойдет на открытое противостояние. Ты бы остался один.
  - Тогда почему сейчас?
  - Сейчас он думает, что тебе ничего неизвестно. Но поверь мне, он не забыл о тебе, просто не хочет выдать себя. А к тому моменту, когда он решится, ты будешь готов. - Больше дух не стал разговаривать. Его образ как дым сдуло ветром. Влад же откинулся на подушку и еще долго не мог уснуть.
Оценка: 4.99*12  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) Н.Семёнова "Ведьма, к ректору!"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези) Е.Флат "Свадебный сезон 2"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"