Палитко Станислав Андреевич: другие произведения.

Друиды: война за Британию

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 7.09*21  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Восславим же Neocore Games за их King Arthur - the Role-playing Wargame, который некогда послужил вдохновением для Мертвого Змея и даже сейчас, спустя столько лет готов помочь. На этот раз в создании кроссовера с собой на основе идеи номер 4 из моего списка идей.

    Как обычно, король Артур принадлежит истории и Neocore Games, Гарри Поттер - Роулинг, остальное - мое.


Пролог. Тени над Норфолком.

   Они стояли у входа во двор и выслушивали вещающую ведьму. Гарри незаметно вздохнул, сейчас придется убеждать её снять проклятье, может даже, слегка заплатить, так как второй год вечных дождей Норфолк не выдержит, придется завозить сюда продовольствие подводами, ведь о подданных, пусть даже недавно присоединенных, надо заботиться. Или же сражаться, тогда с кем? Наверное, с орденом рыцарей-монахов, из-за которых она этот потоп и устроила, они все равно рано или поздно поднимут мятеж.
   А потом Виктор снял латные перчатки, после чего внезапно рванулся вперед, с грацией бывшего ловца, закаленной сражениями, ускользнул от дубины гиганта, буквально размазавшись в воздухе, подскочил к начавшей плести заклинание ведьме, вырвал посох из рук, после чего сделал ещё один шаг вперед, схватил девушку и, даже не потянувшись к мечу, перебросил её через колено и отвесил звонкий шлепок по прикрытому платьем заду.
   - Ай! - выдала девушка.
   - Слушай дурочка, - сказал Виктор, после чего отвесил ведьме ещё один звонкий шлепок. - Мы взяли штурмом Норфолк, - шлеп, - разгромили саксонскую тяжелую кавалерию, - шлеп, - привели спешно изготовленными порталами друидов, - шлеп, - чтобы они занялись провинцией, - шлеп, - Седрик лично сражался своим костяным сидхийским мечом на стенах Норфолка с призванными монахами ангелом, - шлеп, - чтобы доказать саксам, что с "Небесами" можно бороться, - шлеп, - и теперь отлеживается от ран, - шлеп, - И сейчас ты затапливаешь пол провинции, демонстрируя им, что все те ужасные сказки, которые им рассказывали о магии и сидах монахи - правда. Ты полная дура или как?
   Болгарин отпустил ведьму, которая спешно отскочила от него, подняла правой рукой посох и выставила его перед собой, а левой начала потирать пострадавшее в результате короткой экзекуции место.
   - Ладно, прекращай этот потоп и пошли. Раз уж тебе хорошо дается погодная магия, подучишься у Йесмил и будешь заниматься поддержанием нормального климата. Наверное, здесь, на восточном побережье, - сказал Виктор, вновь надевая перчатки. - Ато после всех этих катастроф без магии толковый урожай не вырастишь.
   - Ну ты выдал, - сказал с улыбкой Гарри. - Как впечатления хоть?
   - Есть, за что подержаться, очень даже есть, - ответил болгарин, после чего ведьма залилась краской, а её гиганты-охранники загоготали. - Как хоть тебя зовут, недоразумение?
   - Фиона... Леди Фиона, самая могущественная ведьма Британии, - поправилась она.
   - Если брать по магической силе, то самым могущественным магом Британии был и остается Мерлин. Или ты научилась метеориты с небес сводить? Нет, тогда извини. Если убрать из рассмотрения мужчин, то самой могущественной ведьмой можно назвать Йесмил, она как взяла в руки Молнию Тараниса, как облачилась в латы, некогда созданные богиней Дану, так и может поспорить со стариком могуществом, сыпя молниями без перерыва и без передыху. Впрочем, она Благая сида, если брать смертных... Тогда тоже извини, самая могущественная ведьма у нас Флер. Как магу ей, конечно, до Мерлина далеко, но по влиянию дело другое, недаром она сидит на троне по правую руку Артура. А ты просто маленькая болотная колдунья. Вылезай из этой глуши, помойся и причешись, тогда будет на что посмотреть. И будешь приносить королевству пользу, магический потенциал у тебя все-таки хороший. Собирайся, отошлем тебя к Йесмил, она сейчас вроде в Кантерлоте. Кстати, Гарри, ты там недавно был, как чародейка? И как Филеус?
   - С профессором Флитвиком все нормально, он сейчас в Карнавоне, организует там школу магии, учит местных друидов нашим заклятьям и строгает им нормальные посохи, все-таки они самоучки, сохранившие со времен Вортигерна лишь крохи знаний, - ответил тот. - А что касается Йесмил, то она с сэром Кеем, сэром Баланом и Мерлином тоже в Уэльсе, выплыли-таки последыши сугалесских лордов-мятежников, саботировавших объединение с Уэльсом, вот и додавливают. Кстати, ходят слухи, что она перестала флиртовать со всеми подряд по поводу и без повода.
   - Да? И что же её так поменяло? Тотальная нехватка времени?
   - И это тоже. Она взялась всерьез учить принцессу Гвиневру, помнишь, ту дочь-подменыша короля Рионса, которая на самом деле оказалась дочерью сидов? В общем, Гвиневра попав ко двору, решила как можно больше узнать о своем наследии и почти сразу примкнула к Йесмил. Так что волшебница обзавелась ученицей, отнимающей все её время, - Гарри понизил голос и потратил пару мгновений на защиту от подслушивания. - Впрочем, ходят слухи, что дело не только в ученичестве, а в том, что Йесмил отчаялась найти достойного мужчину и решила переквалифицироваться.
   - Смотри, при своей Катрин этого не ляпни, - фыркнул Виктор. - Хотя да, просто нехватки времени на такие изменения мало, а сида за столетия действительно все перепробовала. Но она же не просто так флиртует, она отчаянно хотела найти достойного мужчину и завести детей? Просто Мерлин все старится, у сейчас Благих разброд и безначалие, а других магов подобной мощи в округе нет.
   - Вот поэтому, она и решила, что искать бесполезно. Впрочем, пока она Флер о вейловских ритуалах для подобных пар не спрашивала, и Филеуса адаптацией под сидов не озадачивала, так что, возможно, просто слухи...
   - Ты что, их застукал?
   - Впрямую - нет, я не имею привычки по ночам вламываться в покои к леди. Меня Катрин за это кастрирует.
   - Сам выбирал эту гордую мерсийку. Что же насчет слухов, пока не увижу сам, не поверю. Знаешь, какие слухи обо мне самом ещё там, в нашем родном времени ходили?
   Гарри пожал плечами и снял чары против подслушивания.
   - Эй, болотная красавица, ты там долго вещи собрать будешь? - поинтересовался у Фионы Виктор. - Нам через неделю надо быть в Норфолке, там как раз вход на Тропы Сидов закончить должны.

Глава 1. Вперед, в прошлое!

   Идея у устроителей Турнира Трех Волшебников была здравой и совершенно логичной. Действительно, если ставится целью возрождение турнира в сравнительно безопасной форме, а третий тур заканчивается в тот момент, когда победитель прикоснется к стоящему в центре лабиринта кубку, зачем заставлять как победителя, так и остальных участников, возвращаться по лабиринту назад, в очередной раз рискуя жизнью и здоровьем. Решение проблемы было найдено простое - Альбус Дамблдор, директор Хогвартса и хранитель его магической защиты, помахал своей палочкой и превратил значки школ на мантиях участников в обычные порталы, активирующиеся по условию, а пятым порталом был сделан сам кубок, который должен был найти победитель. В результате все получалось просто - победитель берет кубок, портал в кубке переносит его к судейскому столу, при этом активируя значки-порталы на мантиях остальных участников. Все выбрались из лабиринта, все чествуют победителя. Хорошая, правильная идея.
   ***
   План Темного Лорда был не очень здравым, но логичным. Бартемиус Крауч-младший пробирается в Хогвартс под личиной Аластора Хмури, обеспечивает участие Гарри Поттера в Турнире, а при подготовке к третьему туру вызывается отнести кубок в лабиринт, где превращает в портал, после чего, изображая патрулирующего лабиринт сверху преподавателя обеспечивает победу Гарри Поттера. И кубок-портал доставляет его прямо туда, где Волдеморт собрался воскресать. Хороший, надежный план. Правда, есть у него одно слабое место - Бартемиус Крауч-младший все-таки не Дамблдор и даже не работник Отдела Магического Транспорта в Министерстве. В общем, портал-то он зачарует, но времени на это уйдет существенно больше, чем нужно на то, чтобы положить кубок в центр лабиринта, а значит, вызовет совершенно излишние подозрения.
   Что ж, волшебники давно придумали решение проблемы нехватки времени. Называется оно хроноворот и один из них ещё до падения Темного Лорда вытащил из Отдела Тайн его агент там, Августус Руквуд, ныне сидящий в Азкабане. Хроноворот этот Волдеморт достал из тайника и вручил Краучу. Если бы Августус Руквуд при этом присутствовал, он бы вопил благим матом, что в основе хроноворотов и порталов одна магия и мешать их нельзя ни в каком виде, обычно хроновороты вообще двигают с места на место исключительно при помощи перелетов на метле. Во избежание.
   Естественно, так как Барти Крауч старший уже считался пропавшим без вести, о планах судей никто ему не сообщил. А значит, информация не дошла и до Темного Лорда и его слуги.
   ***
   Зачарование кубка прошло буднично - взять его, прилететь в центр лабиринта, открутить хроноворотом пару часиков назад и превратить в портал, припечатав и уже имеющееся заклинание, должное переместить победителя к судейскому столу, и след от путешествия назад во времени. В общем, то, что у поддельного преподавателя ЗОТИ получилось можно было охарактеризовать лишь словом мешанина...
   Но Барти Крауч-младший об этом и не подозревал, он уже планировал, как наведет Империо на Виктора Крама или Седрика Диггори, кто раньше попадется, после чего заставит расчистить дорогу Поттеру.
   ***
   Филеус Флитвик опустил метлу на землю и подошел к неподвижно лежащей чемпионке Шармбаттона. Аккуратно перевернув девушку, он облегченно вздохнул - Флер Делакур дышала, пусть и была без сознания, а на её лице застыла гримаса боли. Что ж, можно разбираться, что произошло и доставить её к мадам Помфри, дежурящей на краю лабиринта.
   ***
   - Иди, - твёрдо сказал Седрик. Судя по лицу, решение далось ему не легко, но оно было принято бесповоротно: он стоял с каменным лицом, скрестив руки на груди, и не отрываясь смотрел на Гарри.
   Гарри перевёл взгляд с Седрика на Кубок. На одно сияющее мгновение он представил себе, как выходит из лабиринта с Кубком в руках. Поднимает Кубок над головой, слышит рёв толпы, видит сияющее от восторга лицо Чжоу - так ясно, так близко... Картина растаяла, на её месте возникло хмурое, упрямое лицо Седрика.
   - Давай пойдём оба, - сказал Гарри.
   - Что?
   - Вместе его возьмём. Это не только наша с тобой победа. Это победа Хогвартса. Мы её завоевали вдвоём.
   Седрик изумлённо смотрел на Гарри.
   - Ты... ты уверен?
   - Да, - ответил Гарри. - Да... мы ведь всё время помогали друг другу. И добрались сюда оба одновременно. Так что и возьмём его вместе.
   Седрик, казалось, не верит своим ушам, но ещё миг - и лицо его просияло счастливой улыбкой.
   - Отлично, - сказал он. - Идём.
   Он взял Гарри под локоть и помог ему доковылять до тумбы, где стоял желанный трофей. Оба протянули руки к сияющим ручкам Кубка.
   - На счёт три, ладно? - предложил Гарри. - Один... два... три!
   И они вместе коснулись Кубка.
   В то же мгновение Гарри почувствовал знакомый рывок где-то под ложечкой. Ноги оторвались от земли. Рука, крепко держащая Кубок, не разжималась. Кубок куда-то понёс его сквозь завывание ветра и пёстрый вихрь красок и смутных контуров, и вместе с ним бок о бок летел Седрик. Несло их почему-то куда-то вбок и назад, уши заложило - он попытался крикнуть, но не слышал своего голоса...
   ***
   Когда портал в значке Шармбаттона Флер Делакур активировался, Филеус Флитвик только и успел, что рефлекторно сжать руки, ухватившись за неё, да так вместе с ней и улетев следом за несущих победителей кубком, как он ожидал, к судейскому столу...
   ***
   Чудовищное переплетение двух порталов и одного перемещения во времени, несло их вперед в пространстве к заданной Пожирателем Смерти цели. Временная компонента раздулась от изначальных нескольких часов пропорционально изменению в дистанции с полусотни метров до нескольких сотен километров, грозя отправить на несколько тысяч лет в прошлое. К счастью, в какой-то момент перемещение во времени наткнулось на непреодолимый барьер резкого повышения уровня магии в точке выхода - путешествие дальше в прошлое стало невозможным, до этого момента магический фон был катастрофически низок и не мог поддержать перемещение. Невольные путешественники срикошетили об этот "порог" и были откинуты в будущее на небольшое "расстояние", где путешествие и закончилось.
   ***
   Пятеро волшебников рухнули на поросшую высокой травой поляну где-то в Камбрии. На поляну, где однажды будет кладбище Литтл Хэнглтона. Но до этого ещё много сотен лет.
   ***
   Гарри резко приземлился, вывихнутая нога подогнулась, и он рухнул на землю. Рука, наконец, оторвалась от Кубка. Гарри поднял голову.
   - Где мы? - спросил он.
   Седрик молча покачал головой. Помог Гарри подняться, и оба огляделись. Они оказались на небольшой лесной поляне, по краям которой взымались к небу стволы высоких деревьев.
   - Мы в Запретном лесу? - спросил Гарри.
   Ответом ему послужил раздавшийся слева стон. Оба волшебника молниеносно развернулись, выхватили палочки и уставились на лежащих без сознания своих соперников по Турниру, Виктора Крама и Флер Делакур.
   Седрик посмотрел на Кубок Трёх Волшебников.
   - Тебе кто-нибудь говорил, что этот Кубок - портал?
   - Нет, но раз они тут, это тоже часть задания? Они приходят в себя.
   В этот момент Флер перевернулась, вернее, как стало ясно через мгновение, её перевернули, а из-за её тела показалась чужая рука. Обладатель этой руки кое-как выбрался из-под тела Шармбаттонской чемпионки и поднялся на ноги.
   - Профессор Флитвик! - радостно поприветствовали его ученики Хогвартса.
   - Где мы! И что здесь вообще происходит! Почему кубок оказался порталом? - продолжил Седрик Диггори.
   - Подождите, дайте мне хоть осмотреться, - ответил профессор. - А кубок и должен был быть порталом, который унесет победителя к столу судей, а также вызовет активацию трех других порталов, связанных с первым, на остальных чемпионах, унося их туда же. Вот только летели мы очень долго, да и стола судей тут явно нет. Надо разбираться, где мы. Директо Хогвартс!
   Лежащая на его ладони палочка начала неспешно крутиться, сделала полный оборот и продолжила крутиться.
   - Та-а-ак, - протянул профессор. - Мне это уже очень не нравиться.
   - Может, мы на противоположном конце Земли от Хогвартса? Так что во все стороны до него одинаково? - предположил Гарри.
   - В этом случае палочка бы вообще не сдвинулась, мистер Поттер, - ответил профессор. - Впрочем, можно проверить, если ваше предположение верно, когда я сделаю пару шагов в сторону, палочка выберет направление.
   Но пара шагов ничего не изменили. Флитвик вздохнул и прошептал ещё одно заклинание, а потом ещё одно...
   - Ладно, попробуем по-другому. Возьмем за ориентир другое место. Директо Стоунхендж!
   Палочка немедленно развернулась в выбранном направлении.
   - Хорошо... А теперь, скажем, Директо Динас Эмрис!
   Палочка сделала поворот градусов на шестьдесят.
   - Вот почему деревья такие странные... Это очень-очень плохо, - сказал преподаватель. - Нам надо срочно приводить в порядок двоих эту пострадавшую парочку и быть в любой момент готовыми выбираться отсюда. Если я прав, у нас есть месяц с небольшим для того, чтобы добраться до Стоунхэнджа, иначе мы застрянем здесь ещё на три месяца. Что с Крамом? Вы его вывели из строя или какая-то ловушка?
   - Обычное Ступефай, - ответил ранее победивший дурмстранговца Гарри.
   - Вот и хорошо... - сказал потомок гоблинов и занес палочку.
   - Стойте! - хором крикнули Седрик и Гарри. - Нельзя его приводить в себя!
   Профессор вопросительно на них посмотрел и они, перебивая друг друга, начали объяснять причину.
   - Значит, Круцио. И мисс Делакур похоже тоже он пытал. Вы уверены? Чемпион школы, знаменитый ловец и портит себе карьеру Непростительными ради выигрыша в турнире и тысячи галеонов? Хм, чего только не бывает... Инкарцеро! Энервейт!
   Очнувшийся Виктор Крам попытался поднять руку, обнаружил, что палочки в ней нет, а сам он связан, после чего, не обратив внимания на низкорослого профессора, пополз по направлению к Гарри и Седрику.
   - Да он под Империусом! - удивленно сказал преподаватель. - Мистер Диггори, мистер Поттер, отойдите друг от друга, надо понять, кто из вас двоих его цель.
   Ученики Хогвартса выполнили указание профессора, после чего сразу стало ясно, что целью Крама является Седрик.
   - Вот как... Приведите в себя мисс Делакур, а я займусь снятием Империуса.
   ***
   Привести в себя Флер оказалось не сложно. Сложнее было удержать паникующую вейлу от бегства, когда она увидела того, кто её пытал. Ещё сложнее выло удержать её от нападения на Крама, как только она поняла, что тот беззащитен. К счастью, она ещё не отошла от пыточного заклинания и была ещё слаба.
   В конечном итоге, пока профессор возился с дурмстранговцем, чемпионам Хогвартса пришлось объяснять француженке, что произошло. В результате, профессор Флитвик одолел проклятье подвластия, после чего Крам пришел в себя и тут же попытался схватиться за голову, вот только веревки помешали.
   Профессор убрал веревки и уже собрался было начать объяснять, что произошло, когда неожиданно замер, повернул голову, посмотрел куда-то между деревьями.
   - За спину, быстро! - скомандовал он.
   - Профессор Флитвик, но...
   - Быстро! - сказал маленький волшебник. - Мы слишком нашумели магией и нас нашли. Кто вы! Покажитесь!
   Ответом ему послужил вой ветра, потом смех. А затем на поляну шагнула очень высокая женщина в доспехе, выточенном из кости, перемежаемой алой тканью, сжимающая в руке посох. За ней следовали ещё шесть фигур в ещё более массивных костяных доспехах.
   - Они даже чуть выше мадам Максим и вашего `Агрида, - заметила Флер.
   - Вот мы влипли... - сказал Седрик, получил в ответ недоумевающий взгляд Крама и Гарри, после чего добавил. - В Британии есть только одно место, где существуют круги камней, но нельзя найти Хогвартс. Вернее, это уже не совсем Британия, мы в стране под холмами, стране за пеленой. Мы в Тир'на'Ног, и перед нами, похоже, её хозяева, сидхе...
   Чемпион Европы по дуэлям Филеус Флитвик сжимал палочку, демонстрируя превосходящим его в размерах и численности противникам готовность защищать оказавшихся под его ответственностью учеников...

Глава 2. Несущая Бурю.

   Две группы стояли по разным краям поляны, внимательно разглядывая друг друга. Чемпионы трех школ волшебников напряженно сжимали свои палочки, с подозрением смотря на высоких мужчин, наверное, мужчин, в костяных латах, сжимающих в руках полупрозрачные, будто выточенные из янтаря клинки. Вот только янтаря таких размеров не бывает, к тому же можно быть уверенным, что по остроте клинки не уступают обычным.
   - Значит, миф о том, что сидхе не могут использовать железное оружие, правдив, - заметил Седрик. - Не то, чтобы это нам сильно помогло.
   Меж тем, вышедший вперед профессор Флитвик выяснил, что по-английски хозяева этих мест не говорят. Вернее сказать, что по-английски, конечно, они говорят, общее что-то прослеживается, вот только их английский с современным не совпадает. Несколько раз перейдя на другой язык, а также четырежды выслушав такой маневр от собеседницы, Флитвик, наконец, остановился на каком-то грубом, немелодичном языке с бряцающими горловыми звуками. Его собеседница едва заметно скривилась, но начала отвечать.
   - Гоббледук, - негромко заметил Виктор Крам, после чего пояснил для недоуменно посмотревшего на него Гарри. - Язык гоблинов.
   - Логично, - сказал Седрик. - Сидхе могут появиться в Англии только на несколько дней в году, причем большинство к этому не особо стремится, живут они долго, Мерлин её знает, сколько столетий назад эта сида учила английский в последний раз. А гоббледук меняется медленно. Нам повезло, что сида его знает.
   Тем временем, Флитвик, наконец, о чем-то договорился с предводительницей воинов и повернулся к школьникам. Сида что-то коротко бросила своим сопровождающим, отчего те начали отходить к краю поляны и скрылись за деревьями.
   - Профессор Флитвик, что происходит, вам удалось договориться?
   - До чего-то удалось, - вздохнул потомок гоблинов. - Если коротко, то мы свалились практически к самому лагерю этой Йесмил. Она, мягко скажем, не в восторге от появления пятерки волшебников, а также подозревает нас в том, что мы подосланы её соперником. К счастью для нас, она, похоже, относится к Благому Двору, который, в общем, относится к людям неплохо, во всяком случае, согласно легендам, так что сначала пыталась поговорить, и только потом колдовать. Мне удалось свести ситуацию к "учитель и четверо учеников", так что доказывать свое мастерство и право быть здесь придется только мне.
   - Сидхе трактуют понятие мастерства довольно широко, скажите, что это что-нибудь безобидное вроде состязания менестрелей, - вздохнул Седрик, явно разбирающийся в вопросе.
   - К сожалению, общий язык у нас только гобледдук, а он для пения не подходит, к тому же, говорим мы на нем не лучшим образом, что исключает и состязание мудрецов, Проверку на Знания. Так что это будет самая что ни на есть классическая магическая дуэль. Не беспокойтесь, я все-таки был чемпионом Европы. Посмотрим, что древняя магия сидхе сможет противопоставить мне. А теперь отойдите к краю поляны.
   Чемпионы трех школ пошли к деревьям.
   - Чудесно, наши жизни теперь зависят от результатов поединка профессора Флитвика с существом, которое колдует как дышит и у которого за спиной столетия опыта... - мрачно сказал Седрик.
   - У тебя есть ид'еи получше? - поинтересовалась Флер, все еще старающаяся держаться подальше от Крама.
   - В том то и дело, что нет...
   ***
   То, что происходило на поляне, не шло ни в какое сравнение с памятной дуэлью Локхарта и Снейпа. Пожалуй, если бы подобная дуэль происходила не на укрытой поставленным небрежным взмахом палочки Флитвика полупрозрачным куполом лесной поляне, а там, в зале Хогвартса во время первого и последнего собрания Дуэльного Клуба, и не была дуэлью, от чьего итога зависела судьба учеников, Дуэльный Клуб обрел бы невиданную популярность.
   Пока же четверке чемпионов только и оставалось, что смотреть за апарирующем по всей поляне профессором Флитвиком, посылающим луч за лучом в противостоящую ему чародейку, чьим оружием были удары молний, блики света, иллюзии, оживающие и оставляющие очень даже материальные следы, неожиданно возникающие порывы ветра, готовые ударить по её противнику из любой точки, не как не привязанные к слегка ударяющему основанием по лесной траве посоху.
   Иллюзии профессор развеивал своими заклинаниями, от молний и вспышек света уходил, когда уворачиваясь, а когда и апарируя прочь. Но и нанести серьезного вреда своей противнице маленький волшебник не мог, добившись лишь сети мелких трещин, покрывших драконью кость её нагрудника от удачно попавшей Бомбарды, ведь стойкость его противницы к магии пусть и уступала, похоже, драконьей и великаньей, но, не известно сама по себе или из-за доспехов, многократно превосходила таковую у человека.
   В конце концов, затянувшийся поединок с верткой целью надоел сиде, она взметнула свой увенчанный парой золотых птичьих крыльев, почти смыкающихся над кристаллом навершия, посох в воздух, а через мгновение чемпионы ослепли и оглохли от ударившей в землю с безоблачных небес молнии. Когда же зрение вернулось, молодые маги увидели, результат её действий.
   Пошатывающаяся сида одной рукой опиралась на посох, который, казалось, был сейчас её единственной опорой, а второй сдирала с головы расколовшийся шлем из кости неизвестного чудовища. По мягко светящейся янтарной коже её, будто напитанной светом солнца и теперь отдающей её назад, бежали две струйки крови от разорванных барабанных перепонок. Но это уже не имело никакого значения, так как противник сиды лежал на земле по центру поляны без движения. Колдунья сделала несколько шагов вперед, склонилась, подняла крошечного по сравнению с ней Флитвика, после чего повернулась к своим воинам и что-то произнесла, что именно все ещё оглушенные близким ударом молнии волшебники не расслышали. А вот закованные в костяные доспехи воины поняли свою предводительницу прекрасно, четверо из которых будто растворились в воздухе и через мгновение возникли за спинами подростков, чтобы подтолкнуть их в сторону сиды.
   - Кажется, нас все-таки взяли в плен, - вздохнул Седрик. - Но хоть не убили.
   - Будем отбиваться?
   - Палочки пока не отбьирают, - заметила Флер. - И убить не пытаются, даже не связывают.
   Тем временем волшебница сидов передала бессознательного Флитвика одному из своих спутников, обернулась к чемпионам сорванного турнира и указала рукой куда-то за деревья, в том направлении, откуда она со своими спутниками пришла. Гарри вздохнул и пошел за ней, не дожидаясь понукания со стороны воинов. Трое других чемпионов присоединились уже два шага спустя.
   ***
   Первым, что бросилось в глаза вошедшим в лагерь сидов волшебникам, были огромные псы, вернее даже волки. Свирепые, всклоченные, по плечо человеку, но вполне подходящие по размеру для девятифутовых с лишком сидов. Полторы дюжины их лежали у импровизированной стены, грызя какие-то кости. Пара поднялась на лапы и заинтересованно подошла к людям, чтобы обнюхать их. К сожалению для любопытных зверей, у сидов не было времени с ними возиться, так что сунувшийся было к держащейся подальше от Крама и потому идущей с края Флер любопытный нос был отодвинут в сторону одним из воителей.
   Спустя две минуты, после того, как они вошли в лагерь, чемпионы в сопровождении воинов, а волшебница сидов покинула их почти сразу, направившись к центральному и самому роскошному шатру, достигли своей цели. Целью был опять же, шатер, ничем особо не выделяющийся из остальных, изготовленный из прочной ткани и расшитый узорами.
   Возглавлявший процессию воин, несший бессознательного профессора, откинул полог шатра, вошел в него, положил на лежанку свою ношу, дождался, пока четверо подростков войдут в шатер, после чего вышел вместе со своими товарищами, оставив чемпионов злополучного Турнира в одиночестве.
   Молодые волшебники принялись оглядывать то жилище, которое им, похоже, выделили, а Флер сделала несколько шагов вперед, опустившись на колени перед бессознательным профессором. В целом, тот выглядел не так уж плохо, но металлические предметы, которые у него были на себе, просто испарились от чудовищной мощи удара молнии, оставив ожоги.
   - Ферула! - сказала четвертьвейла, кое-как разоблачив бессознательного Флитвика, вернее содрав с него мантию.
   Рука потомка гоблинов неожиданно оказалась покрыта бинтами.
   - Многовато, - заметила Флер. - Эванеско! Так-то лучше. Достан'те мне воду. И не наколдованную.
   - Что?
   - Воду найдите! Его мало перевязать, нужно ещё как-то обработать ожоги. Я так понимаю, ни у кого лечебных зелий нет? Отвратно, на курсах колдомедицины меня как-то не готовили лечить ожоги от магической молнии вообще без всего.
   - Это, похоже, долговременный лагерь, так что источник воды должен быть, - заметил Седрик и пошел к выходу из шатра.
   - А вы выйдите и разожгите костер, воду надо прокипятить, - продолжила француженка.
   - Почему просто не разогреть заклинанием? - спросил Гарри.
   - Потому что его только что ударило магической молнией! И разве что эта сида знает, как постэффекты её заклинания провзаимодействуют с Агуаменти и разогревающим заклинанием! - раздраженно ответила Флер. - Чем меньше магии, тем лучше! Так что работайте!
   Виктор поймал очередной нервный взгляд девушки в свою сторону, вздохнул и вышел. Гарри на некоторое время задержался.
   - Флер, он поправится?
   - Должен. Волшебники, вообще, существа крепкие и живучие, иначе Крам с коллегами давно бы посворачивали себе шеи.
   Гарри вздохнул и вышел из шатра. Виктор уже готовил место для костра, так что он, не желая отставать, взмахнул палочкой в сторону леса.
   - Акцио валежник.
   Через мгновение он оказался вознагражден сразу двумя вещами - грудой мокрых веток и раздраженным взглядом ранее незамеченной им неизвестной сиды с луком, которой пришлось с пути этого валежника уворачиваться.
   ***
   Разожгя костер и согрев для Флер котелок с кипятком, а после принеся второй, с холодной водой, школьники оставили профессора в цепких заботливых ручках своей соперницы-подруги-по-несчастью и расселись у костра. Впрочем, сидеть в одиночестве им долго не пришлось, скоро подошла ещё одна сида в костяных доспехах с луком за спиной. Посмотрев на юных волшебников, она бросила к их ногам пару кроликов с отверстиями от пробивших их насквозь стрел, после чего, ни сказав ни слова, развернулась и ушла. Седрик, как ближайший, встал о поднял подачку.
   - Эта та сида, которую ты чуть не сбил приманенным валежником, Гарри? Кажется, она невысокого мнения о наших способностях добыть себе пропитание. Сразу предупреждаю, я готовить не умею, у нас в семье это делала мама. И уж тем более, не умею в походных условиях. Флер, наверное, умеет, но отвлекать её не стоит.
   - У нас в Дурмстранге были походы в глушь, с готовкой дичи, - сообщил Виктор. - Но они были необязательные, так что я вместо них проводил время за квиддичной тренировкой.
   - Я умею, - вздохнул Гарри. - Мне часто приходилось готовить для дяди с тетей, так что уж поджарить что-то сумею. Помнится, как то раз это был даже кролик. Ладно, приправ нет, масла тоже, я начну свежевать, а вы пока трансфигурируйте мне сковородку.
   ***
   Благодаря заботе Флер это было или вопреки, но вскоре после рассвета Филеус Флитвик пришел в себя.
   - Ох, крепко же меня эта сида... - сказал маленький волшебник, пытаясь встать.
   - Лежьите, профессор, - удержала его на кровати Флер.
   - Мы в лагере сидов? - поинтересовался пожелавший подтвердить свои пдозрения волшебник.
   Четвертьвейла кивнула.
   - Ясно. Помоги мне встать.
   - Профессор, вы попали под удар молнии и...
   - Я знаю! - оборвал её Флитвик. - Именно поэтому мне нужно сейчас встать. Как можно раньше. Я должен срочно доказать, что даже после такого я могу встать и сражаться, что меня рано списывать со счетов после первого же удара.
   - Но профессор...
   - Это нужно, мисс Делакур. Обязательно! Чтобы с нами имели дело, нужно доказать свою силу, раз уж выбрано испытание магии. Помоги мне встать, я должен выглядеть солидно.
   - Может, вам трансфигурировать костыли?
   - Ни в коем случае. А вот посох сделать из какой-нибудь палки можно. Все равно, что он не волшебный, главное, чтобы помогал стоять.
   Пять минут спустя пошатывающийся волшебник вышел из палатки, опираясь на трансфигурированный из ветки посох.
   - Профессор Флитвик... - начал Седрик.
   - Потом, все потом, - оборвал его профессор заклинаний, медленно минуя потухший за ночь костер.
   Когда он добрался до центрального шатра, оттуда выглянула предводительница сидов, выглядящая все ещё потрепанной, откинула полог, после чего Флитвик вошел внутрь.
   ***
   К тому моменту, как профессор вернулся, прохромал к костру, опустил на землю посох и устало рухнул следом, прошло больше двух часов. Флер отсыпалась в палатке после долгой ночи сиделкой, а остальные чемпионы сидели снаружи и ждали, пока Гарри поджарит ещё одного кролика, пожертвованного сидами волшебникам, не способным даже хворост собрать, не взбудоражив всех вокруг.
   - Ладно, начнем с того, что испытание я прошел и свою силу доказал, обрушение мне на голову молнии, предназначенной поджаривать отряды, это наша гостеприимная хозяйка слегка переусердствовала. И мы сейчас считаемся уважаемыми гостями этой волшебница сидов, Йесмил. Неожиданным гостями, так что на роскошь можем не рассчитывать, но на наши вопросы Йесмил согласилась ответить, а её воины могут подбросить нам ужин.
   - Значит, нам помогут выбраться из Тир'на'Ног? Или хотя бы проводят к кругу камней, чтобы мы там дождались возможности выйти? - спросил Седрик.
   - Боюсь, все несколько сложнее, мистер Диггори, - вздохнул профессор. - Мы не в Тир'на'Ног.
   - Невозможность определить направление на Хогвартс, сиды, построившие постоянный лагерь, хотя покинуть Тир'на'Ног могут только на несколько дней в году...
   - И все-таки, это не страна сидов. Это лес Бедегрейн, в северной Англии, в этом столетии он крайне разросся. Сейчас сиды могут ходить по Британии круглый год, а Хогвартс просто ещё не построен, - объяснил Флитвик. - Мы в прошлом, далеком прошлом. Точный год по христианскому счету Йесмил не интересует, так что точно сказать она не смогла. Но пять лет назад Артур, сын Утера Пендрагона, вытащил меч из камня, так что это шестой век.
   Ответом ему стало ошеломленное молчание.
   - Профессор, мы выберемся? - робко сказал, наконец Гарри.
   - Мы выберемся, мы обязательно выберемся! - был ему ответ. - Мы поговорим с волшебниками сидов, мы найдем Мерлина, но мы выберемся.
   - Дева Озера? - предложил мрачный Седрик.
   - Тоже вариант. И её хотя бы искать не надо.
   - Стоп, а разве Мерлин... - спросил Гарри.
   - Что, учился на Слизерине? - улыбнулся Седрик. - Это распространенный миф среди маглорожденных, мне не раз приходилось объяснять хаффлпаффцам. На самом деле, их попросту было два. Один в шестом веке помогал Артуру, именно его мы поминаем в разных выражениях. А второй, названный в честь первого, действительно учился на Слизерине и тоже был выдающимся магом, но от него хоть изображение сохранилось, так что карточку сделали про него.
   - Вы никогда не слышали о Мерлине, Артуре и рыцарях Круглого Стола, мистер Поттер? - спросил профессор. - Победители гигантов и драконов, поиски артефактов, волшебные подвиги... Конечно, со Статусом Секретности были предприняты усилия для того, чтобы это стало просто мифом для маглов, но неужели они все забыли, даже сказок уже нет?
   - Просто мои родственники ненавидят все волшебное, сэр, - ответил Гарри.
   ***
   Ближе к обеду Флер все-таки проснулась, рванулась приводить себя в порядок, громко порадовалась, что вейлы не нуждаются в косметических зельях, после чего присоединилась к костру, за которым Гарри поджаривал очередного кролика.
   После того, как она поела, Филеус Флитвик посвятил девушку в ту ситуацию, в которой все они оказались. Девушку в итоге пришлось долго успокаивать.
   - Ладно, давайте хоть определим, что у нас есть. Помимо мантий, разумеется. Что у вас с палочками?
   - Все в порядке, нас проверял мистер Олливандер перед первым испытанием.
   - Я знаю, мистер Поттер, и что это было в статье, я тоже знаю. Но неужели вы думаете, что я так сразу помню статью из Пророка полугодичной давности?
   - Тридцать пять сантиметров, ясень и волос единорога, - сказал Седрик.
   - Саксаул и жила дракона, двадцать семь, - поведал Крам.
   - Остролист и перо феникса, двадцать восемь сантиметров, - сказал в свою очередь Гарри.
   - Розовое дерево и волос вейлы, двадцать, - закончила Флер.
   - Так, это нестандартная сердцевина, палочка заказная?
   - Да, - подтвердила француженка.
   - Чудесно, в случае чего у нас будет две палочки на пятерых, уже чуть легче.
   - А чем наши не подходят? - поинтересовался Гарри, который ценил свою палочку, свой символ связи с миром магии, хотя и забывал ухаживать.
   - У вас ученические палочки, мистер Поттер, - объяснил профессор. - Вам этого не объясняли? А вас не удивило, что пару лет назад палочка вашего друга, мистера Уизли сломалась, хотя прослужила ему всего два года, да семь лет была в руках у его старшего брата? Если коротко, то палочка - вещь хрупкая, а Хогвартс - школа гиперактивных молодых волшебников, которые то в квиддич играют, то правила нарушат, то в потайные ходы влезут, то с заклинаниями за пределами своих возможностей играть начнут, то банально подерутся. Причем, как ни запрещай и не снимай балы, на поведение это мало влияет. В общем, среднее время жизни палочки в Хогвартсе, равно как и в других школах, - три-четыре года. И если палочка через три-четыре года сломается, зачем вкладывать в её изготовление много труда и ресурсов? Вот мастера и делают для школьников россыпь дешевых палочек с легко добываемыми сердцевинами - сердце дракона большое, хвосты у единорогов растут быстро, а фениксы перед самосожжением могут налинять целый мешок перьев. Добавить часто встречающиеся породы древесины и палочка по пять-десять галеонов готова, созданная специально для того, чтобы школьник её сломал. Она сделана из расчета на максимум девять лет не очень усердного использования - семь лет в Хогвартсе и ещё пару лет после, пока молодой волшебник зарабатывает уже на сделанную специально для него под заказ палочку или, если уж с ученической палочкой совсем повезло и она подходит идеально, мастер извлекает сердцевину и делает на её основе новую палочку. В общем, долго ученические палочки не живут. А мы сейчас в диком средневековье и колдовать нам придется много и часто, если мы хотим хоть какие-то удобства и безопасность.
   - И что мы будем делать, когда наши палочки сломаются, искать предков Олливандера? - спросил Гарри. - Кажется, его предки делали палочки с триста какого-то года...
   - Они, конечно, делали, - вздохнул профессор. - Вот только о чем в вывеске не упомянуто, так это о том, что за эти века Олливандеры успели несколько раз поменять фамилию и ещё несколько - страну проживания. Думаю, нынешний Олливандер делает сейчас палочки где-нибудь в Риме и зовется совсем не так. Так что найти его мы не сможем, даже если придумаем, как попасть на континент, учитывая, что мы не можем ни апарировать, ни создать портал просто потому, что все наши знания о местах на континенте опережает его нынешнее состояние на века. В Британию палочки придут ещё не скоро, сейчас эра посохов, как у Йесмил. Надеюсь, к тому моменту, как ваши палочки начнут ломаться, мы сможем найти кого-нибудь, кто сделает вам троим посохи. Пользоваться ими я, к счастью, умею, мастер чар все-таки, так что научу, как перейти на посох. Инструмент, конечно, мощный, но очень грубый, а я предпочитаю скорость и изящество, но нормальных палочек у нас две на пятерых. Собственно, для этого я и хотел узнать материал ваших палочек - понять, что с собой к мастеру посохов тащить.

Глава 3. Разделенная Мерсия.

   После того, как профессор Флитвик уговорил сиду поделиться знанием современного английского и общение перешло с грубого гоблинского языка на что-то более удобное собеседникам, он начал выяснять, в какой же ситуации они оказались. И ситуация - "на север Бедегрейн с сидами, на восток саксы, которые вас убьют за то, что вы творите чудеса не с именем христианского бога на устах, на запад сначала тот же Бедегрейн, только там воины старого соперника Йесмил по прозвищу Улыбающийся Принц и что он с ними сделает, узнав, что они были у Йесмил, предводительница Благих сказать не берется, и на закуску, на юг - стоящая на грани гражданской войны Мерсия, чей король недавно убился о Неблагих, а сумевшие сбежать остатки его армии уже о Йесмил, отчего и нашелся пустой шатер" профессора отнюдь не вдохновила.
   Вернее сказать, напротив, вдохновила на то, чтобы начать передавать свои знания боевой магии ученикам, устроив тренировки, перемежаемые изучением новых заклинаний под лозунгом - "от мага вы, может, и не отобьетесь, но для этого профессор есть, но от обычных воинов отбиться должны, иначе нам просто слишком рискованно куда-то идти, а сидя на месте, мы не выберемся".
   И если изучение новых заклинаний не так уж сильно отличалось от того, что было в Хогвартсе, то с практикой дело обстояло несколько иначе - практикой была постепенно увеличивающаяся в числе толпа каменных големов. Как признался сам профессор, он не оставшаяся там, в будущем, Макгонагалл, так что научить големов играть в шахматы не сможет. Зато заставить их идти в атаку на ученика с целью дать каменной рукой по голове - сколько угодно!
   ***
   Гарри послал ещё одну бомбарду, големы поймали её на сомкнувшиеся щиты, после чего продолжили наступать на него, заставив ученика реализовывать преимущество в скорости - проще говоря, отступать. К с частью, профессор Флитвик был реалистом, так что его големы, изображавшие вооруженных воинов, двигались существенно медленнее, чем подросток налегке. Правда, Гарри это не очень помогало - каменные истуканы не уставали, а вот Гарри уже запыхался, все-таки, пусть квиддич и спорт, но выносливость не сильно развивает.
   - Не то, - прозвучал у него за спиной голос.
   От неожиданности Гарри пошатнулся. Когда он обернулся, то увидел стоящую в десятке шагов волшебницу сидов, разглядывавшую его и надвигающихся големов.
   - В каком смысле, не то?
   Перед тем, как ответить, Йесмил небрежно пошевелила рукой, в результате чего порыв ветра отбросил големов и сбил их с ног. К чести творений Флитвика, они тут же начали подниматься, но все-таки предоставили время для разговора.
   - Не надо подражать, ты не твой учитель. Перемещаться вокруг противника и постоянно атаковать - это его путь. Ищи свой. Как твои товарищи.
   - Виктор просто смял их, не сходя с места, так? Остальные тоже разбирались по-другому.
   - Да, выжидание, маневры и мощный удар в уязвимую точку - это путь одного твоего товарища. Другой решил, что в одиночку на отряд воинов не ходят, так что он создал своих. А уже со свитой каменных псов, готовых прикрыть спину, он бросился в бой, прорвав оборону и уничтожая врага изнутри строя. Девушка же не воин, она тоже не могла победить големов, и тогда она позвала помощь. Когда один из моих воителей осознал, что что-то не в порядке и он очарован, он уже дорубал остатки творений твоего учителя. Он потом даже обидеться не смог - сам виноват, надо лучше контролировать себя. Думаю, ей никогда не свершать подвигов а поле боя, зато множество подвигов будет вершиться в её честь. Красота - это тоже сила.
   - А я?
   - Ищи. Что ты хорошо делаешь, лучше других, в чем ты видишь себя.
   Полгода назад старый преподаватель З.О.Т.И. точно так же указывал Гарри на его сильную сторону.
   - Полеты. Я хорошо летаю. Только толку от этого нет, мне надо уничтожить големов, а они не летают.
   - Я видела, как ты первым рванул к этой вашей тросточке, едва только мастер её создал. С моей точки зрения, корявый способ полететь, но кому как нравится.
   - Просто профессор Флитвик не профессионал, он и метлу то смог зачаровать только потому, что разбирал и чинил их в школе.
   - Не важно. В любом случае, раз уж ты дитя небес, просто позови их на помощь, - предложила сида, вновь отбрасывая големов. - И пусть их гнев обрушится на твоих врагов.
   - Позвать небеса? В смысле, "эй, небо"? Или есть какое-нибудь заклинание?
   - Можно просто по имени, - усмехнулась Йесмил. - Имя грозовых небес Британии - Таранис. Позови, и он ответит.
   Гарри несколько мгновений обдумывал услышанное.
   - Бог грома?
   - Вы, люди, называете его так. Для нас, сидов, он в первую очередь предок. Великий, один из тех, кто поверг фоморов в битве при Маг Туиред, сделав Британию владениями сидов и открыв путь людям. Один из основателей Благого Двора, тот, кто своей мощью и свершениями навеки вписал себя в жизнь Британии. Пусть он не ходит больше среди живых, но нет его и в холодных пустошах Самайна. Как и многие другие, он навеки здесь, он сроднился с этой землей и стал её частью, он в каждой грозе, как Дану в каждой роженице, как Морриган в вороньем обличье пирует на каждом поле битвы. Позови небеса, и Таранис ответит.
   Гарри замер, мысли его метались в голове. Неожиданно он в честь чего- то подумал, видела бы его сейчас тетя Петуния, разговаривающего с магическим существом, советующим ему позвать языческого бога. О, как бы она сморщила свой нос и заявила, что всегда чуяла дурную кровь и правильно не водила проклятое отродье её сестры в церковь. В церковь, которая стремилась жечь волшебников, пусть и безрезультатно, он помнил ещё свое сочинение по истории. И с другой стороны, вера волшебного народа сидов в своих предков.
   Почему-то мысль о тете оказалась последней каплей, и, подражая сиде, он вскинул руку с палочкой к небесам и про себя позвал. Позвал для того, чтобы рухнуть на колени, почувствовав внезапную слабость магического истощения - заклинание, бывшее скорее обращением к стихии, чем выверенным движением палочки с четкими словами, которым учил профессор Флитвик, выпило все силы.
   Но это уже не имело никакого значения - ударившая с небес молния пусть и уступала тому, что в их бою обрушила на профессора Флитвика Йесмил, но для того, чтобы разметать ожившие статуи её было более чем достаточно.
   - Неплохо для новичка, - улыбнулась Йесмил. - Действительно, ты подобен мне, избранник грозовых небес. Но не надо останавливаться на достигнутом, это лишь первые шаги.
   Когда Гарри отдышался и поднял голову, чтобы спросить, что она имела ввиду и зачем решила передать ему знание, сиды уже не было. Он не видел её до самого вечера, а с утра, когда волшебники проснулись, лагерь был абсолютно пуст, ни сидов, ни гигантских волков, даже палатки, и те пропали, кроме выделенной провалившимся сквозь время волшебникам.
   ***
   Когда профессор Флитвик осознал, что даже столь странная преграда от опасностей Бедегрейна, каковой являлись благожелательно настроенные сиды, исчезла, ему стало ясно, что пора двигаться. Учитывая, что единственное осмысленное направление движения - на север, в Мерсию, в которой, если верить магии Йесмил, пару раз узнававшей, что там и как, как раз начинает разгораться гражданская война, ведь оба претендующих на трон принца стремятся консолидировать под своей властью как можно больше территории до начала холодов и того момента, когда собранным им армиям волей-неволей придется встать на зимовку.
   К сожалению, как раз к началу путешествия волшебники готовы и не были. Боевые тренировки в размере ужались, зато профессор Флитвик начал усиленными темпами передавать ученикам все, что приходило ему в голову по поводу выживания в походных условиях. Конечно, волшебник - существо в достаточной мере самодостаточное и способное устроиться где угодно, в отличие от маглов, во только верно это в том и только том случае, когда волшебнику известные соответствующие заклинания. Ни в курс Хогвартса, ни в курс Шармбаттона выживание в дикой природе не входило, а Виктор Крам, как он уже говорил, вместо походов в глушь с одноклассниками, проводил свободное время за квиддичными тренировками.
   Две недели судорожной подготовки к походу перемежались размышлениями, куда именно идти. План с Девой Озера пока рассматривался, как основной - с исчезновением Йесмил потерялся возможный выход на Благой Двор, а где находится Мерлин попросту никто не знал. Дева Озера же, по крайней мере, никуда не двигается.
   А потом вернулись сиды. Израненные, уменьшившиеся в числе, с иззубренными мечами и испещренными дырами доспехами, без гигантских волков, а в случае Йесмил даже со сломанной правой рукой. Кажется, их неожиданный великий поход прошел очень и очень неудачно.
   ***
   На первый взгляд, Йесмил приняла разгром, полную потерю гигантских волков и гибель большей части сторонников спокойно. На второй взгляд, бушующая вокруг лагеря буря, которую она даже осознанно не поддерживала, указывала на то, что первый взгляд был совсем неверным, и скрывшаяся в своем шатре волшебница делает что угодно, только не мирится с поражением. Впрочем, она держала себя в руках вполне успешно.
   - Боюсь, волшебник, я более не в силах даровать тебе проход в библиотеки Благого Двора, - мрачно сказала Йесмил, медленно шевеля рукой на перевязи в попытках устроить её поудобнее, чтобы меньше болела.
   Стоящий напротив неё Филеус Флитвик кивнул.
   - Что ж, тогда мы покинем лес и отправимся на северо-запад, к Деве Озера, пока Мерсия ещё не совсем утонула в гражданской войне и можно пройти без стычек.
   - А если и она не поможет, попробуете поговорить с этим мальчишкой-Пендрагоном, чтобы получить выход на Мерлина, так?
   - Путь домой должен быть, - заметил Флитвик. - И кто-то, я надеюсь, должен хоть что-то знать о нем. И тех, кто может подобным знанием обладать сейчас не так уж много.
   - Я провожу вас до края леса, все равно здесь оставаться нельзя.
   - А потом, дочь Дану?
   - Не знаю, не знаю, - вздохнула та. - Ко Двору мне нельзя, назад, в Тир'на'Ног, как побитая псина, я сбегать не буду. Попробую вырвать себе место в смертных землях.
   - Смертные земли - понятие обширное, - заметил волшебник.
   - В восточной Мерсии есть старые сидские руины, например тот же Янтарный Пруд, попробую восстановить их.
   - Согласно моему опыту, раздираемая гражданской войной страна может показаться хорошим местом для того, чтобы урвать свой кусочек, но долговременные планы строить бессмысленно. В данном случае, рано или поздно те же саксы выкроят время, чтобы воспользоваться слабостью соседа. Или Логрес. Даже странно, что принцы этого не понимают.
   - Думаю, все они понимают, - заметила Йесмил. - Но им так хочется получить трон... Я прекрасно понимаю, что болота на границе с Норфолком - не лучшее место, но запад для меня закрыт Улыбающимся Принцем. Не знаю, как он убедил столько людей служить себе и куда смотрели правители тех областей, где он набирал смертных, но такое впечатление, что он вымел целые деревни. Что же там такое происходит, что отдать жизнь, бросившись на мечи моих воинов в тщетной попытке достать их холодным железом, кажется хорошей судьбой.
   - Итак, запад закрыт, с севера ты идешь, на востоке саксы, в Мерссии оставаться нельзя. На юге Логрес, Уэссекс и Кент, там тоже, как я помню твои же слова, христиане, пусть и не столь фанатичные, но в одиночку ты их не переделаешь. Остается юго-запад.
   - Проще говоря, ты хочешь заполучить охрану в вашем походе ко двору юного короля Артура, - улыбнулась сида.
   - Не без этого, - честно ответил Флитвик. - А у тебя есть варианты получше?
   Сида вздохнула, а профессор развернулся и пошел к выходу из шатра.
   - Скажи, - догнал его голос волшебницы. - Этот Артур он действительно чего-то стоит. Или он просто мальчишка с могущественным волшебным мечом и пафосным пророчеством?
   - В том будущем, откуда мы пришли, он объединил-таки Англию. И пусть с наследниками ему не повезло, он остался в легендах как великий король, а легенд о его рыцарях создано ещё больше.
   - Он молод, о нем ещё ничего не ясно. И не христианин, и не приверженец старой веры, и благородства особого не проявил, и жестокости, - вздохнула волшебница. - Чистый лист. Каким он будет?
   - Думаю, это зависит от соратников. А мифы... Мифы потом соврут, - пожал плечами волшебник и вышел.
   В этот момент он отчаянно надеялся, что не совершает ошибку, но идти сквозь раздираемую гражданской войной Мерсию в одиночку, с четверкой учеников на шее, ему хотелось ещё меньше.
   ***
   Бедегрейн кончился внезапно. Казалось бы, ещё несколько минут назад они шли под сенью пропитанного истекающей из Тир'на'Ног магией колдовского леса, но сейчас уже вступили во вполне обычный осинник, где тени это просто тени, можно свободно сходить с тропинок, гигантские волки кажутся неуместными и подсознательно не ждешь, что из-за вон того дерева в любой момент может выглянуть единорог, встряхнуть жемчужного цвета гривой и с удивлением посмотреть на расшумевшихся двуногих.
   Первую деревню они нашли уже через час. Вернее, её давно остывшее пепелище.
   ***
   Обгорелые здания на краю Бедегрейна вызывали определенные подозрения. Особенно после того, как стало ясно, что поджигалась деревня сразу с нескольких сторон, то есть это не случайный пожар. Тем не менее, поджечь её мог кто угодно, особенно сильные подозрения падали на обе стороны гражданской войны, но подобное могли учинить и Неблагие. В любом случае, вершина холма, на котором и располагались развалины, была наиболее удобным со стратегической точки зрения местом ночевки.
   Впрочем, сожженная деревня не являлась идеальным местом для ночевки и уж тем более, постоянным лагерем, так что на ночь был выставлен полный состав караульных. Эта мера оказалась как раз кстати, когда в неверном лунном свете вечерний туман начал складываться в призрачные стены, восстанавливая здания, крышки засыпанных обломками погребов откинулись и оттуда полезла нежить, в честь чего то заполнявшая пропешлины в мертвой плоти плотью призрачной.
   ***
   Череда мертвецов медленно и невозмутимо надвигалась, вытянув в направлении живых вилы и прочий крестьянский инвентарь. Яростно сверкнули мечи сидов, буквально выкашивая неупокоенных. Импровизированное оружие не прожило и мгновения после столкновения с длинными, под рост своих почти трехметровых хозяев, клинками из колдовского камня. Следующей сдалась гниющая плоть и её призрачная подпорка. Ещё один ряд бывших крестьян рухнул на землю, чтобы рассыпаться прахом и истаять вместе со своим оружием.
   - Инфери, одержимые призраками, - скривился Флитвик и послал Бомбарду в задние ряды надвигающихся мертвецов. - Какая мерзость.
   - Под инфери ты понимаешь живых мертвецов? - поинтересовалась Йесмил и получила утвердительный кивок в ответ. - Понятно. Ты слегка ошибаешься, не призраками, эта тварь тут одна.
   - Дай угадаю, уничтожая её марионетки, мы её даже не царапаем?
   - Боюсь, ты прав. Впрочем, мертвецов у неё вряд ли много, восстанавливать их из праха непросто, так что скоро поток должен ослабнуть, с полдеревни мы уже нарубили. Сейчас дорубим и вторую половину, после чего можно будет начать разбираться, откуда это все повылезало. На севере деревни как раз здание с крестом появилось, думаю, местный монах хоть что-то записал перед смертью или бегством. И потом я разберусь с той тварью, что осмелилась меня разбудить!
   - Прямо так, посреди ночи будешь искать?
   - А к утру церковь развеется туманом, записи тоже.
   ***
   Йесмил оказалась права. И насчет того, что атаки ослабнут, и насчет того, что приходской священник деревеньки под названием Скалфилд, был грамотный и вел записи. Недооценила она ровно два факта - словоохотливость монаха и то, что писал он на латыни. Йесмил язык знала. Пара из её лучниц тоже, как и один воин, а также профессор Флитвик, все-таки он мастер заклинаний, а для этого звания знание мертвого языка, на котором они зачастую составляются, практически обязательно, в конце концов, для мастерства надо создать собственные чары.
   Стоящему посреди сияющей в лунном свете призрачной церкви Гарри это казалось сюрреалистичной картиной - несколько гигантских сидов и крошечный волшебник, читают сгоревшие страницы книг, вернувшиеся из небытия на краткий период от заката до рассвета в виде своих теней.
   - Вот оно! - воскликнула Йесмил. - Монах пишет, что проводил этот их похоронный обряд с дочерью старосты! Тот застукал её с любовником и хотел протянуть того поленом по хребту, но был пьян, потому промазал и раскроил череп дочери.
   - И, кажется, построили они свою деревню на месте старого заброшенного капища, - добавил Флитвик.
   - На священную рощу не похоже. Значит, жертвоприношение старостой, то есть формальным лидером поселения, своей дочери, да на жертвеннике какого-то пиктского божка. В условиях, что Британия недавно была залита волной магии, от которой не только распахнулись врата Тир'на'Ног, но и все подряд волшебное попросыпалось. Понятно, почему церковь не удержала. Будь здесь нормальный, знающий друид, а не монах, он бы хоть знал, что делать, а этот только молиться мог сам не пойми о чем. Впрочем, бессильными, к сожалению, монахов не назвать...
   - Не любишь ты их, - заметил Флитвик.
   - А за что их любить? Первый встреченный мной, тот, что бежал вместе с разгромленным войском мерсийского короля, тут же обозвал меня порождением дьявола. Будто сиды имеют вообще хоть какое-то отношение к их вере. Ничего себе у них самомнение, - Йесмил фыркнула. - Ладно, сейчас есть вещи важнее, чем фантазии христиан. С чем мы имеем дело ясно, осталось завершить эту историю. Нужно только подобрать подходящий момент. Будь у меня рог зари или сфера солнца, было бы проще, но я не собиралась устраивать стычки с Неблагими, нежити тем более не ожидала, а это слишком редкие вещи, чтобы целенаправленно их добывать, а потом таскать их с собой просто на всякий случай.
   - А что эти рог зари и сфера солнца делают? - поинтересовался Гарри. - И чем отличаются?
   - Отличаются разве что формой и непосредственной методикой использования - в рог надо трубить, а сфера занимает руку. А делают, да ничего, в общем, особого - локально обращают ночь в день. Самое то, чтобы вырвать прячущихся Неблагих из теней. Или выставить тварь, вроде той, с которой нам довелось столкнуться, на свет солнца. Но артефактов у меня нет, так что придется придумывать что-то более сложное.
   ***
   Шестерка воинов, обычно играющих роль телохранителей Йесмил и последней линии обороны между противником и колдующей сидой, распаковывали один из принесенных с собой свертков, буквально замотанный в несколько слоев ткани. Сама чародейка сидов что-то шептала, стоя посреди бывшей деревенской площади.
   Распаковка надолго не затянулась, и скоро воины начали разбирать изящные, выточенные из кости мечи, заметно уступающие в размерах тем полупрозрачным янтарным лезвиям, которыми они пользовались обычно, но все же сделанные под руку сиду - крепкий человек бы тоже смог пользоваться, но только в качестве двуручника.
   - Зачарованная драконья кость, - ответил один из воинов на заинтересованный взгляд профессора Флитвика. - Мертвое к мертвому, самое то, чтобы сражаться с призраками и другими тварями, не имеющими плоти.
   - Ладно, серебро подходит только против оборотней, но разве не проще... Ах да, сиды.
   - Ты сейчас хладное железо хотел предложить? - поинтересовался воитель Благого Двора.
   Низкорослый волшебник пристыженно кивнул.
   - Хладное железо? - вполголоса спросил Гарри.
   - Неужели вам декан ничего не объясняла? Хотя да, твои родители волшебники, пусть ты вырос у маглов, могла и забыть позвать на вводные лекции, если они на Гриффиндоре вообще есть, - столь же тихо ответил Седрик. - Если коротко, железо рассеивает магию, поэтому весы для зельеварения медные, котлы оловянные, а гоблинское оружие делается не из стали, а из гоблинского серебра. Хладное железо это железо, специально обработанное для усиления этого свойства. От заклинаний не закроет, да и в повседневной жизни волшебникам не мешает, но вот волшебным существам, у которых магия буквально течет сквозь тело, от контакта с ним плохо, ведь магия из их тела тоже начинает рассеиваться. Плохо вплоть до ожогов. А призраки они ведь целиком только из магии и состоят, так что хладное железо против них первое средство.
   - Можно не обсуждать хладное железо? У нас тут вроде как приличное общество, - попросила Флер.
   - На тебя действует? - удивился Седрик.
   - Я лишь на четверть вейла, так что опасности в нем для меня нет. Но после того как я по ошибке схватилась в детстве за кинжал из хладного железа, принесенный отцом по работе, руки чесались жутко.
   ***
   Ближе к рассвету, нагнавшая бурю во все небеса сида провела какой-то долгий и малопонятный ритуал, очевидно, вызывая противостоящую им сущность на бой. И та откликнулась - из тумана соткался силуэт крепкого пожилого мужчины с поленом в руках, судя по всему, бесплотный повелитель призраков выбрал обличье пробудившего его старосты, разве что увеличив его под рост сидов.
   Впрочем, Йесмил не собиралась сражаться один на один, так что стоило сорвавшейся с призрачного полена волн тумана встретиться с вспышками посоха чародейки сидов, как воины рванулись вперед, выставив свои мечи. То ли тварь недооценила опасность, то ли не успела увернуться, но дюжина костяных клинков прошили её навылет, прибив к ближайшей стене. И только тут управлявшее мертвецами чудовище с удивлением обнаружило, что костяные клинки наносят её призрачной плоти реальные раны, да и сползти с них не получается. Даже бить поленом не получается, ведь рука была зафиксирована надежно сразу двумя клинками.
   - Есть, - улыбнулась сида и принялась разгонять облака.
   Понявшее, что оно через жалкие несколько минут окажется под лучами показавшегося уже над горизонтом, но пока скрытого тучами солнца, призрачный староста сначала отчаянно забился, а потом вообще утратил человеческую форму, превратившись в сгусток каких-то туманных щупалец, принявшихся хлестать держащих его сидов в попытке освободиться. Через минуту ему даже удалось добиться локально успеха, подведя туманные щупальца к ногам одного из воинов и резко дернув назад. Не ожидавший такого сид, который стоял, навалившись на рукояти своих клинков, упал на землю, выпустив оружие. Почуяв локальный успех, чудовище начало дергать прибитыми более не удерживаемыми хозяином клинками частями своего призрачного тела, вследствие чего клинки начали медленно выскальзывать из полуразрушенной деревянной стены. А Йесмил была все ещё занята, разгоняла собственноручно созданный облачный покров.
   И тогда Седрик Диггори рванулся вперед. Перепрыгнув через копошащегося на земле и пытающегося встать сида, он вцепился в клинки так, будто они были держащей его в воздухе метлой и победным снитчем, после чего навалился на них всем телом, вгоняя назад в стену. Было ясно, что хогвартский чемпион гораздо легче сида, что держал чудовище до этого, так что хлестание призрачных щупалец скоро заставит сжимающего зубы молодого волшебника отступить, но он только надеялся, что к этому моменту державший клинки ранее сид встанет и оклемается.
   Впрочем, дожидаться ему не потребовалось - буквально через минуту после того, как он взялся за костяные мечи, волшебница сидов все-таки закончила разгонять тучи, так что на отчаянно и необычайно противно завизжавшего призрака обрушились лучи солнца. Бесформенное чудовище, уничтожившее целую деревню и поднявшее их трупы, продержалось почти минуту, прежде чем растаять в смертоносных для него лучах солнца.
   Йесмил устало вздохнула и опустила посох, пятерка воинов выдернули клинки из стены и помогли встать товарищу. Седрик потянул костяные мечи из стены, но те сидели плотно, загнанные туда весом его тела. Тогда он достал палочку, отошел на пару шагов и потянул мечи при помощи заклинания Акцио. Те выскользнули неожиданно легко, зависнув перед волшебником. Седрик вытер пот со лба свободной рукой и ошарашенно замер, так как клинки разделились, ведь один из них повторил движение его левой руки и теперь висел перед его лбом, а не перед солнечным сплетением, как его собрат.
   - Кажется, они признали тебя, - бросил сид, ранее использовавший мечи. - Что ж, в этом случае, оставь себе, у меня есть запасные.
   - Драконьи скелеты большие, сидов мало, так что нехватка мечей бывает только в том случае, если их вообще забыли взять, - пояснила Йесмил.
   ***
   Последующие дни путешествия по готовой скатиться в гражданскую войну Мерсии не шли ни в какое сравнение по своей насыщенности с той краткой ночевкой в проклятой деревне. Да, разведчики обоих готовящихся к войне принцев ездили на лошадях по обе стороны весьма и весьма зыбкой границы, да, как-то раз была найдена ещё одна сожженная деревня, но сожжена она была по весьма прозаичной причине излишне рьяного отряда одной из сторон. Через несколько дней Йесмил показала в наполненной родниковой водой чаше грабеж другим мародерским отрядом ещё одной деревни, но это было довольно далеко от них.
   Небольшой отряд сидов и волшебников легко проскальзывал сквозь неплотные патрули готовящихся схлестнуться сторон, укрываясь за стеной туманов, призывая на головы могущих обнаружить их разведчиков всю мощь бури, а иногда перемещаясь зачарованными Тропами Сидов, что тянутся меж нигде и никогда, не принадлежа ни этому миру, ни Тир'на'Ног.
   В конце концов, они миновали будущую зону военных действий и подошли к границам Уэссекса и Логреса, чтобы там повернуть на запад и двинуться вдоль границы Кента по направлению к Солсбери с его обиталищем Девы Озера и Стоунхенджем, величайшим из кругов камней, что высится рядом с крупнейшим поселением провинции, основанном на месте ещё римского военного лагеря под название Сорвиодунум.
   А на следующие сутки после смены направления движения, обозревавшая окрестности в своей волшебной чаше Йесмил обнаружила горящий монастырь с явными признаками умышленного, пусть и не очень умелого поджога.
   - Интересно, - прошептала чародейка и колыхнула воду в чаше.
   Спустя примерно минуту поисков в окрестностях монастыря, она обнаружила сначала куда-то несущийся по изрезанной оврагами равнине престранный отряд из солдат и монахов, едущий по направлению от монастыря. На поджигателей они похожи не были, а вот на погоню вполне. Продолжив поиск, ещё через пару минут Йесмил обнаружила того, кого преследовали солдаты. Вернее, ту - предположительной поджигательницей была молодая девушка в кожаном доспехе поверх какого-то черного балахона вроде монашеского, и с мечом на поясе.
   - Более чем интересно. Кажется, кто-то сбежал из монастыря, устроив при этом пожар. Пожалуй, я хочу с ней пообщаться.
   ***
   Когда Катрин выбралась из оврага, то обнаружила, что преследователи почти догнали её, но это мало что решало, ведь им, конным, придется огибать овраг, если они, конечно, не хотят переломать все ноги и своему транспорту и себе. Право, лошадь, это, конечно, быстро, но как же ограничивает в выборе маршрута.
   Девушка еще раз посмотрела на преследующий её отряд. Вдвое больше, чем она ожидала и гораздо больше, чем надеялась, затевая побег. Пожалуй, поджигать монастырь было все же не лучшей идеей, теперь за ней гонятся не только сопровождавшие её туда люди её старшего брата Этельстана, но и монахи. Нет, пожар, должный отвлечь вторых и половину первых определенно не удался.
   Через мгновение она с удивлением обнаружила, что преследователи не только резко остановили лошадей, не доскакав до края оврага, но и что-то кричат, указывая руками куда-то за её спину.
   - Ведьма спуталась с порождениями дьявола, сгубившими её отца! - донесся громкий голос какого-то особо нервного монаха.
   Катрин обернулась. Эльфы, феи, сиды, существа из старых сказок и поучительных историй встречающихся на западе Мерсии друидов, порождения дьявола со слов монахов, те, о которых она собирала все крохи информации последний год. Сиды, возможно, точно такие же, как те, кто убил самонадеянно пошедшего на них войной отца. Впрочем, по словам друидов, с которыми она говорила незадолго до того, как братья отправили её сюда, дабы не мешала делить трон, отец натолкнулся на эльфов зимы, а эти, судя по цветам одеяний, летние. Но от этого не менее опасные, как отметила принцесса под свист стрел эльфов, которым, похоже, не понравилось, как их обозвал монах.
   Принцесса Мерсии посмотрела на побоище, сглотнула, вскинула голову и сделала шаг к сидам. Если они пришли не за монахами, а за жизнью дочери того, кто посягнул на их лес, то дочь Этельреда Мерсийского умрет с гордо поднятой головой.
   ***
   После того, как Седрик получил пару управляемых левитацией клинков из драконьей кости, неумолимый Филенс Флитвик придумал для него новую тренировку выживаемости, коей тот и занимался, пытаясь нарубить очередную порцию каменных болванчиков.
   - Принцесса, - вздохнул тот, мельком глянув в сторону костра волшебников, за которым Гарри колдовал над очередным ужином в обществе девушки чуть старше него, но все же ближе по возрасту именно к бывшему четверокурснику, чем к фактическим выпускникам, которая явно чувстовала себя в обществе волшебников комфортнее, чем среди вроде как спасших её сидов. - Как это вообще может быть, встретить в этой глуши поджигающую монастырь принцессу с мечом на поясе. Именно в тот день, когда мы идем мимо? Это же совершенно абсурдное совпадение...
   - Неужели вам не объясняли? - раздался голос чародейки сидов. - Целая магическая школа и пропустили самые начала прорицания...
   - По прорицаниям у нас старая стрекоза, от которой вечно пахнет вином и которая предсказывает всем смерть, - ответил волшебник, мимоходом дернув рукой, от чего висящий в паре метров костяной клинок располовинил ещё одного каменного воина, созданного учителем.
   - Если коротко, полотно будущего сейчас, когда Британия залита магией, мало отличается от такового же в Тир'на'Ног. Судьба это легенда, вернее множество переплетающихся легенд, больших и малых. Какие-то из них сбудутся, какие-то останутся только тенями возможного будущего, что прочтут пророки. И центр этих оживающих легенд этого века нам известен, спасибо Экскалибуру, чей выбор подтвердило ваше знание будущего - в ближайшие годы судьба Британии будет вращаться вокруг короля Артура и складывающейся легенды о нем. Эта молодая принцесса просто по факту своего рождения довольно важная фигура. Возможно, ей предстояло сражаться с Артуром, или примкнуть к нему и подарить Мерсию как вассала, или стать женой одного из его рыцарей. Так что в том, что она встретилась с нами нет ничего необычного, в конце концов, мы тоже идем ко двору Артура Пендрагона...
   Её оборвал радостный возглас, раздавшийся от костра. Обсуждаемая принцесса стояла в полный рост, а в её правой руке красовалась сияющая ярчайшим Люмусом, что, впрочем, демонстрировало неумение контролировать свои силы, пришельцы из будущего уже привыкли, что в этом времени вся магия действовала сильнее, палочка Гарри Поттера.
   - Она ещё и волшебница, - сказал Седрик.
   - Сейчас, после Чуда, когда Британия залита магией, способности пробуждаются у многих, - ответила Йесмил.
   Волшебник застонал.

Глава 4. Король и Дева Озера.

   На то, чтобы найти место обитания друида, жившего в окрестностях деревни Вик-на-Винтере, расположенной на берегу того самого озера, у сидов ушло около часа. Как пояснила Йесмил, никто из них не был в эти местах, но есть некоторые правила размещения священных рощ, так что пришлось проверить всего пару мест. Вообще, можно было просто зайти в деревню и поинтересоваться у местных жителей, но спешить Йесмил было особо некуда, да и сложно было сказать, как бы повернулся этот разговор.
   ***
   Жилище друида они нашли у истока лесного ручья, впадающего в озеро. Выглядело оно как вполне обычная, если судить по той деревне, в развалинах которой пришлось иметь дело с нежитью, бревенчатая хижина. Йесмил бегло осмотрела хижину, после чего перевела взгляд на обнесенную невысокой, больше символичной, деревянной же стенкой площадку, посреди которой рос дуб, из под чьих корней и бил ключ, дающий начало ручью. Сида на мгновение почтительно склонила голову, после чего развернулась к хижине друида, в несколько шагов преодолев расстояние да неё.
   Дверь открылась внутрь как раз в тот момент, когда Благая собиралась постучать. На пороге опираясь на посох стоял высокий бородатый старик в расшитых лиственными узорами белых одеяниях с каким-то замысловатым рисунком из черточек на краю ткани.
   - Огам? - вполголоса удивился Седрик. - Хотя да, время подходящее...
   - Заходи, дочь народа Дану. Я ждал тебя и твоих спутников, - спокойно сказал им первый встреченный в этом времени обученный человеческий волшебник. - Я так полагаю, отнюдь не сэр Гаррет привел вас сюда?
   - Боюсь, мы не знаем сего безусловно доблестного рыцаря, - сказал профессор Флитвик.
   - Он искал Владычицу Озера. Но, боюсь, с ним что-то случилось. Возможно, на это прольют свет те незваные гости, которые только направляются сюда. Что ж, заходите.
   - Ты ждешь ещё гостей? - поинтересовалась сида.
   - Да. Солдаты, не знаю чьи. Солсбери сейчас стал довольно хаотичным, воины Бертрана Солсберийского, воины юного короля Артура, сына Утра Пендрагона, а против них налетчики Ирдеса. Впрочем, к озеру пока не приближался никто из них, только северяне. Сомневаюсь, правда, что эти гости понравились Деве Озера, но она пока свое недовольство никак не проявила.
   - Значит, мы вторые и грядет ещё третья группа.
   - Именно так. Дитя Дану, тебя и твоих спутников не затруднит подождать немного?
   - И оказать поддержку, если следующие гости окажется неприятными? - едва заметно улыбнулась сида.
   - Именно так.
   - Что ж, у нас одни боги, человек, я помогу тебе.
   ***
   Когда двое закованных в доспехи рыцарей и молодой русоволосый мужчина в доспехе с короной на голове зашли в дом друида по имени Гленн вслед за хозяином, волшебники уже сидели там и попивали травяной настой.
   - Сида, - удивленно сказал мужчина в короне. - Слухи с севера не врали.
   - Король Артур, если я не ошибаюсь? - поинтересовалась Йесмил.
   - Именно так, леди.
   - Что ж, ты действительно что-то из себя представляешь. Или, по крайней мере, твой клинок. Вернее, представлял.
   - Экскалибур утратил свои силы во время Чуда, - не моргнув глазом признал король. - Именно с целью его восстановления я прибыл к Деве Озера. Мне сказали, друид, что ты можешь помочь.
   - Я так полагаю, это был сэр Гаррет? - предположил Гленн.
   - Да, это был именно он.
   - Я не вижу его с вами. Не соблаговолите ли рассказать, Ваше Величество, что с ним стало?
   - В поисках Девы Озера он был ранен и отлеживался в монастыре. Когда я видел его в последний раз, он уже поправлялся. Возможно, скоро он прибудет сюда вновь. Повергшая его банда северян уже больше никому не причинит вреда.
   - Банда, возможно. Но на острове вас, Ваше Величество, ждут более серьезные силы.
   - Сначала туда нужно попасть.
   - С этим я могу вам помочь, - сказал друид и положил на деревянный стол украшенный затейливой резьбой рог. - Дева Озера - древняя сущность, она всегда была здесь, погрузившись в дремоту в его водах, пробуждаясь лишь в час великой нужды. Но встретиться с ней вполне возможно, если попасть на тайный остров, путь на который открывается лишь на рассвете. Но если подуть в этот рог, путь можно открыть в любой момент.
   - Чем больше мы ждем, тем лучше подготовятся северяне. Я так полагаю, рог у тебя один? - поинтересовался король.
   - И путь один, - согласилась Йесмил. - А мои спутники прибыли сюда именно побеседовать с Девой Озера.
   - Но ничто не мешает вам воспользоваться им совместно, - невозмутимо ответил старик.
   Чародейка сидов и король людей некоторое время молчали.
   - Полагаю, это будет разумно, - заметил профессор Флитвик. - По крайней мере, нам нет особого смысла скрывать разговор с Владычицей Озера.
   - Результат моего разговора с ней тоже скоро станет общеизвестен. Проблема тут скорее в том, можем ли мы доверять друг другу, - пояснил король.
   - Полагаю, что у нас сейчас одна цель и одна дорога. Что ж, посмотрим, кого выбрал клинок.
   - Посмотрим, сколько правды в мифах о сидах и друидах, - согласился король.
   - Мы не друиды, - заметил Виктор Крам, после чего король удивленно повернул голову к юноше, лишь на мгновение, пусть и долгое, задержав взгляд на Флер. Впрочем, он и до этого пару раз на неё косился. Нервничающая вейла взяла себя в руки и приструнила полувыпущенное очарование.
   - С принятой здесь точки зрения - именно друиды, - возразил спутнику Седрик.
   - Боюсь, у моих учеников возник небольшой спор о корректных формулировках, - оборвал их Филеус Флитвик. - Уверяю, Ваше Величество, это не повлияет на их способность колдовать.
   - Это хорошо, - кивнул Артур. - Что ж, пора разобраться с незваными гостями с севера. Я так полагаю, в рог надо просто подуть? Никаких заклинаний?
   - Да, просто подуть, - кивнул Гленн. - Я отдам вам этот рог, если ты, король, пообещаешь мне, что я смогу жить в этих местах спокойно, а роща и окрестности озера будут объявлены священными.
   - Я понимаю, что пытаться забрать рог силой - не лучшая идея, а отказываться - глупость, но и согласиться я не могу, это сейчас мои земли, так что о благополучии жителей я тоже должен заботиться. А озеро им нужно, чтобы ловить рыбу, например.
   - Я понимаю, - кивнул друид. - И не буду препятствовать. Также я не буду препятствовать и тем, кто захочет прийти сюда с миром. Я говорю о таких вещах, как, скажем, попытка особо рьяных монахов вырубить эту рощу и так далее.
   - Условия меня устраивают, - согласился король. - Да будет это место объявлено священным и безопасным убежищем для приверженцев старой веры.
   - Хорошо, - сказал друид. - Бери рог, король.
   ***
   Гарри Поттер нервно сжимал палочку. То, что за ним шли несколько десятков облаченных в кожаные доспехи мужчин, сжимающих в руках копья, не сильно-то помогало успокоиться.
   Если честно, то он никогда не думал, что однажды окажется в армии. Даже в детстве, до Хогвартса, когда он ещё не знал, что он волшебник, то даже не представлял себя среди солдат армии Британии, а уж потом, представить себя, волшебника, идущим в отряде солдат было невозможно. Да и нереализуемо из-за Статуса Секретности. Но здесь сейчас волшебники не скрывались, а до Статуса были ещё века. И эти копейщики не только знали о магии, но и были искренне рады услышать поручение сопровождать Гарри в бой от приведшего его сюда сэра Балана. Причем радовались достаточно громко для того, чтобы их полусотнику пришлось прикрикнуть на своих солдат.
   Когда Гарри негромко поинтересовался у приведшего его сюда сэра Балана, что это они так радуются приказу сопровождать и защищать приданного им волшебника, закованный в толстенные латы воин, за счет брони почти не уступающий в размерах сидам или тому же Хагриду, жестом показал волшебнику немного отойти.
   - Понимаешь, мы сейчас стоим на берегу самого волшебного озера Британии. И все, решительно все это сейчас чувствуют. А северяне там находятся. Значит, раз они осмелились туда войти, с ними есть какая-то магическая хрень, гиганты там или сильный колдун. Копейщики знают, что им делать, если на них несется кавалерия, что делать с пехотой, как поступать при обстреле лучников. Главное, в этом случае они знают, что это такие же люди, как они, всади в них копье и победишь и останешься жив, просто и понятно. Вот только сейчас им придется иметь дело не с людьми. Им страшно, им очень страшно, но они хорошие воины и стараются этого не показывать. И тут к ним придают человека, который знает, что со всей этой мистической хренью делать. Ты их защита магией против магии. Стоили удивляться их радости?
   - Не стоит, - понял ситуацию Гарри. - Но я всего лишь ученик, и...
   - Думаю, этого им знать не обязательно. Не боись, разберешься, - подбодрил его рыцарь. - В рубке тех же гигантов нет ничего невероятного, по себе знаю. Правда, ты под удары не попадай, твоя тросточка и балахон это не доспех, да и в доспехах меня как-то в землю вогнало, еле вылез... Хорошо хоть тогда гигант был одиночным и столь же тупым, как его сородичи. Ладно, это я что-то увлекся, у нас на носу битва. О чем я там говорил? А, в любом случае, даже ученик лучше, чем ничего.
   Молодой волшебник неуверенно посмотрел на эту гору в огромных железных доспехах, который свой колдовской дар пустил не на то чтобы колдовать, а на то, чтобы увеличить свою силу и легко таскать свои доспехи, принимать на щит удары гигантов и махать огромным мечом, причем как бы не накачивая его магией, как это намедни вытворила Катрин. Йесмил тогда почти минуту стояла неподвижно, замерев в удивлении - попросту напитать магией железный меч, чтобы та, истекая из совершенно неспособного удержать магию металла, превратилась в почти трехметровый клинок из чистой магии, срубивший дерево и чуть не обрушивший его на голову самой Катрин и сидящих рядом с ней Седрика и Флер...
   ***
   Когда сэр Кей, первый из рыцарей Короля Артура, его доверенный полководец и чуть ли не молочный брат, протрубил в рог, Гарри на мгновение подумал, что видит тот самый рог зари, упомянутый Йесмил во время той ночевки в проклятой деревне - вокруг стало светло, как будто солнце поднялось из-за горизонта, невзирая на то, что оно уже успело пару часов как закатиться. Но потом солнечный свет начал будто перетекать на темную воду, формируя сияющий мост, ведущий к незаметному ранее, похоже укрытому туманами островку.
   Сэр Кей осмотрел труды своих легких, после чего первый вступил на сотканный из света мост, сопровождаемый пехотинцами.
   ***
   Битву Гарри практически не запомнил - они перешли озеро по колдовскому мосту, даже смогли окружить северян до того, как туман развеялся. После этого Йесмил ударила молнией по небольшой группе гигантов, а лучники сидов принялись пускать стрелы в них. Гарри решил подражать ей, выпустив свою молнию по ещё второй группе гигантов, на этот раз из двоих. Молния у него получилась пожиже, но гиганты взревели не менее обиженно.
   Да, одного заклинания, даже если исполняла его Йесмил, на столь живучих существ, как гиганты, не хватало, но была надежда, что лучники их доконают. В противном случае сэр Балан и король Марк, властитель Думнонии, ставшей одной из провинций под властью Артура, готовились конницей с разбега попробовать протаранить их и сбить с ног. Потери у такого маневра ожидались ужасающими, но это было лучше, чем позволить гигантам добраться до лучников. Профессору Флитвику, с его умением апарации, надлежало кинжальными ударами вносить сумятицу в ряды противника, а вот остальные чемпионы были так же, как и Гарри, приданы к войскам. Кажется, Гарри мельком видел каменных собак Седрика, вцепившихся в глотки стаи своих живых прототипов. Что делали Виктор и Флер, он не знал.
   - Нужно перехватить волков, - заметил полусотник, осматривая поле боя. - Тех, что заходят слева. Если они прорвут оцепление, то смогут добраться до конницы, которая уже пошла на таран гигантов. Волшебник, что можешь сказать о них? Бронированная шкура, особо сильны.
   - Волки это просто волки, только большие. Главное, чтобы они бросались на нас и напарывались на копья. Но только упертые в землю, - сообщил Гарри, счастливый, что хоть этих безусловно магических существ он знал. - В руках не удержите, слишком тяжелые.
   - Копья товсь! - среагировал предводитель копейщиков. - Бегом...
   Гарри пришлось бежать вместе со всеми, пусть он до сих пор и не стал особенно спортивным, невзирая на долгое пребывание в этом времени, так что поднапрячься пришлось изрядно.
   Но до того как они сумели привлечь внимание вырвавшихся из окружения и готовых ударить в тыл волков, откуда-то из-за деревьев вырвался отряд свирепо выглядящих воинов, вооруженных окровавленными топорами и щитами, после чего бросился на Гарри и копейщиков.
   - Инсендио! - выкрикнул паникующий волшебник, к которому с безумным видом неслась сплошная стена топорщиков. - Секо.
   В это мгновение он забыл о своих спутниках, безумно перепугавшись. Вырвавшийся язык пламени сделал бы честь любому дракону, а попавшие под его удар топорщики рухнули на землю и начали с криками кататься по земле. Все, кроме пары, которых его второе заклинание перерубило пополам.
   Отряд волков оперативно перехватил профессор Флитвик, разметав парой бомбард, но Гарри этого уже не видел - его рвало.
   ***
   Седрик настороженно следил за тем, как гигантские волки и их каменные копии, оживленные его магией, катаются по земле, пытаясь вцепиться друг другу в глотки. Не то, чтобы это было особенно эффективным способом борьбы с каменными болванчиками, да и центнеры плоти и толстый мех живых прообразов его творений оказались весьма надежной защитой.
   Сопровождавшие его пехотинцы стояли рядом с волшебником, никак не проявляя желания подойти поближе к месту схватки - попасть под живые катки камня и мяса не желал никто.
   - Копейщиков бы сюда, - пробормотал кто-то.
   - Могу создать копья. Не гарантирую, что хорошие, - ответил Седрик. - Есть желание лезть в эту драку? Нет, тогда не мешайте.
   - Да, сэр волшебник.
   Седрик повел левой рукой, подвешивая перед собой костяной клинок, после чего внимательно осмотрел его.
   - Ну, камень драконья кость должна пробить. А значит и волчатину, раз они примерно одинаковой прочности.
   Повинуясь жесту Седрика, меч взлетел над одной парой катающихся по земле естественного и трансфигурированного волков. И рухнул вниз. Живой волк взвыл.
   - Работает! Значит, продолжим.
   ***
   - Конюнктивус! - выкрикнул Виктор, направив палочку в лицо приближающегося гиганта.
   Гигант взревел и начал топать ногами по земле. В принципе, ничего невероятного в этом не было - взорвавшиеся в самом что ни на есть прямом смысле глаза имеют тенденцию оказывать такой эффект, Виктор это ещё по дракону из первого тура мог сказать.
   Меж тем несшиеся было к гиганту кавалеристы, явно намеревавшиеся повалить его на землю, резко разделились, огибая бушующую на одном месте гору. Сэр Балан сделал круг, останавливая уже набравшую скорость лошадь, после чего слез с неё, положил щит на землю и рванул к гиганту. Дождавшись, пока дубина, которой махал великан, пройдет мимо, а сам он развернется спиной, сэр Балан рванулся к противнику, с прытью, неожиданной от живой горы в доспехах, подпрыгнул, ухватился за то, что заменять великану пояс, подтянулся, полез выше, чтобы через несколько секунд оказаться у ослепшего великана на плечах, хорошенько размахнуться и снести резко удлинившимся клинком голову своего противника.
   Спрыгнув с плеч падающего гиганта и с грохотом приземлившись на землю, рыцарь подошел к Виктору.
   - В следующий раз предупреждай! Мы едва успели остановить лошадей, - сообщил он. - Но в целом, неплохо для новичка.
   - Где ты так наловчился?
   - В первый год после Чуда в моих владениях в Думнонии завелось многовато великанов. Пришлось научиться.
   ***
   Флер задумчиво смотрела на варваров, ещё минуту назад несшихся на неё с топорами. Варвары тоже стояли и восхищенно глядели на вейлу, пуская слюни и забыв про оружие. Нет, проблема была не в этом, проблема была в том, что вроде как должные вместе с неё держаться в тылу и пускать стрелы лучники, до которых едва не добрались воины противника, сейчас стояли ровно в том же состоянии!
   - Мне что, самой их добивать? - жалобно поинтересовалась француженка неизвестно у кого.
   В этот момент тени деревьев удлинились и на песок сквозь сумерки Троп Сидов шагнули король, тяжело опирающаяся на посох Йесмил, несколько сидов воинов и личная охрана короля. А через мгновение головы большинства из них повернулись в сторону все ещё излучающей очарование на пределе своих возможностей Флер. Да так и замерли.
   Йесмил громко вздохнула, а виновница происшедшего поддержала её печальным взглядом. Впрочем, через секунд десять Артур замотал-таки головой, слегка оклемался и сумел отвернуться от Флер.
   Взяв Экскалибур наизготовку, единственный оставшийся адекватным мужчина сделал шаг вперед и всадил клинок в первого противника. Тот на него даже не обратил внимания.
   - Что ж, волшебный меч без магии все ещё может работать как меч, - философски заявил король. - Только, боюсь, это долго...
   - Я почти все силы истратила, пока била молниями в гигантов, - заметила Йесмил, но ударила посохом, раскроив череп противнику. - Фу, отмывать придется...
   ***
   Когда бой окончательно закончился, воины короля Артура оказались уже вне какой-либо опасности, во всяком случае, те, кто обошелся без ранений, зато с трупами, в основном вражескими. Включая тяжеленные трупы гигантов. И скидывать их в озеро, равно как и хоронить прямо тут, на священном острове, никому не казалось хорошей идеей. С учетом наличия рога Авалона, покидать остров или возвращаться сюда было довольно просто, так что первые полчаса своего времени король решил посвятить судьбе павших, вместо того, чтобы сразу искать Деву Озера.
   В общем, у Гарри нашлось время на то, чтобы поймать профессора Флитвика и задать ставший неожиданно важным вопрос о чрезмерной силе заклинаний. Потому что, несмотря на все попытки регулировать, боевые условия показали, что в ближайшее время он будет вкладываться по максимуму.
   - Да, я совсем забыл, - вздохнул старый учитель. - Просто это рассказывают на седьмом курсе, так что наши спутники как раз знают, а твое незнание выскользнуло у меня из головы. В общем, мистер Поттер, все довольно-таки просто и в каком-то смысле печально, почему и не рассказывается раньше, чтобы ученики не теряли веры в себя. В общем, Гарри, как ты думаешь, много ли магии у волшебника? Проще говоря, если кто-то может выдать Бомбарду Максиму, которая буквально разорвет другого волшебника на клочки, то где эта бомбарда до этого была? В теле заклинателя? И как тогда оно это выдержало?
   - Я так понимаю, не в теле? - осторожно предположил Гарри.
   - Правильно. В общем, магии у волшебника мало, очень мало. И одна памятная книжка с азиатскими картинками о представлениях местных маглов о волшебстве, которую притащил какой-то хаффлпаффец, у всех преподавателей почти месяц вызывала истерический смех. Да, хорошее было время, - улыбнулся профессор. - Впрочем, я отвлекся. Итак, магии у волшебника мало и сильно больше он в тело не запихает при всем желании. Это в драконе несколько тонн и плоть магическая от кончика носа до кончика хвоста, вот он может себе позволить работать на внутренней магии. Собственно, выходов тут не так уж много. Самый примитивный и самый древний, практикующийся сейчас в Африке и северной Америке - шаманизм. Проще говоря, шаман, приняв какие-то галлюциногены, за счет своей невеликой магии создает незримое существо из чистой магии состоящее и способное её из мира брать и через себя прокачивать. Это - шаманизм. Арабы шаманизм развили до предела, у них есть джинны - по сути, сидящие в кольцах да лампах мощные и универсальные духи. Но сами по себе арабы ничего не стоят.
   Флитвик перевел дух.
   - Свой путь нашли на востоке - магии мало, значит не будет тратить и даже пытаться выпускать из тела. Зато они очень живучи, могут бегать по стенам и попросту усиливать тела. Собственно, на начальном уровне этим любой квиддичист владеет, иначе первая же ошибка, закончившаяся столкновением с землей или хотя бы другим волшебником, была бы смертельной. Скорости-то бешеные. Магл, скажем, того же финта Вронского не пережил. И, наконец, свой путь, очень мерзкий, нашли ацтеки. Магии в одном человеке мало? Значит, возьмем чужую, просто его зарезав. За это колдовство через жертвоприношения их и уничтожали так тщательно.
   - Остались европейцы, - заметил Гарри.
   - Да, остались мы. Европейцам, прямо скажу, не повезло. Собственно, Европа с магической точки зрения - самая клоака Земли. У нас очень много свободной магии разлито. И потому нигде больше нет такого количества разнообразных магических хищников, столь частых катаклизмов и прочих "радостей". В общем, шаманами мы стать не могли - слишком медленно, внутренняя магия от дубины великана не спасет, а резать своих коллег, ведь в магах магии непредставимо больше, чем в маглах, это значит быстро вымереть. Нашим спасением, мистер Поттер, стала все та же причина наших бедствий - разлитая в мире магия. Именно поэтому мы, единственная магическая традиция в мире, машем палочками с частицами тел магических существ и говорим твердо заученные слова, в то время как тому же дракону достаточно просто выдохнуть - мы используем свою магию, чтобы двигать ничью магию, а она так просто не подчиняется. Именно поэтому мы, ошибившись, можем нарваться на непредсказуемый результат, как Баруффио, уронивший на себя быка, о котором я вам рассказывал на первом курсе. И именно поэтому у нас сейчас проблемы с силой заклинаний - магии в мире в этом времени в несколько десятков раз больше, а значит, даже с учетом рассеивания с непривычки, те же самые заклинания, которыми мы пользовались в Хогвартсе, тут задействуют на порядок больше силы, чем в нашем времени. Хорошо хоть заклинания обычно создавались с возможностью пережить перекачку магией...
   - Итого, ничего сделать со сверхмощными заклинаниями нельзя, - вздохнул Гарри. - Проблема не в нас, а в магии вокруг.
   - Учитесь и привыкнете, мистер Поттер. До того момента, как судя по рассказам задранный до нынешних показателей Чудом магический фон упадет до привычных нам величин, пройдут годы, если не столетия.
   ***
   Поиски Владычицы Озера король решил возобновить с утра, причем начал сразу после восхода солнца, так что волшебникам волей-неволей пришлось просыпаться и следовать за ним. Неожиданной проблемой оказалось то, что на острове следов чьего-либо присутствия или каких-либо строений попросту не было. Волшебники тоже помочь не смогли - магия тут была буквально везде, так что и обычные люди чувствовали, что озеро не обычное.
   В конечном итоге, возглавлявший поиски король остановился у едва ли не единственного приметного места этого небольшого островка - вдающегося глубоко в сушу залива.
   - Кажется, друид говорил что-то про "спит в толще вод". А если...
   Мужчина обнажил Экскалибур, внимательно осмотрел его, нагнулся и положил на воду. Когда он разжал руку, клинок на мгновение вздрогнул, но остался лежать. А потом по острову пронеслась незримая волна магии, а из воды высунулась изящная ладонь, будто сотканная из воды, утреннего тумана и колдовства, и взялась за рукоять. Через мгновение небольшая волна захлестнула клинок, оставив на нем расплавленное золото сияющих рун. А потом рука начала подниматься вверх, и её хозяйка вместе с ней, облекаясь в плоть и магию.
   Королю повезло больше всех - он волшебником не был, так что чудесное ощущение, будто на тебя обрушилось небо, небо чужой неодолимой силы, его миновало. Остальным повезло меньше. Йесмил, более опытная и могущественная, успела опереться на посох, но остальные её спутники на ногах держались с видимым трудом.
   - Как неожиданно, - певучим голосом произнесла обретшая плоть Дева Озера. - Сида и гости из иного времени. Этого не должно было быть. Впрочем, всего, что произошло, начиная с Чуда, не должно было быть.
   - Вы знаете? - выдавил профессор Флитвик.
   - Безусловно...
   - Владычица вод, - выдохнула неожиданно Йесмил. - Видящая сквозь время, непредставимо древняя и никогда не действующая напрямую, дремлющая в толще вод с древних времен. Вивиан, Нимуэ... Ну конечно, как я раньше не догадалась! Немайн, Перворожденная, дочь Дану и Ллуда!
   Стоило последним звукам древних имен раствориться в тумане, как и без того с трудом стоящие волшебники попросту рухнули на землю. И из их ртов вырвался крик непредставимой боли.
   - Что с ними происходит? - с легкой тревогой в голосе поинтересовалась Йесмил, а король инстинктивно схватился за пустые ножны, перед тем, как осознал, что его меч все ещё в руках Владычицы Озера.
   - Судя по всему, происходит с ними время, - задумчиво сказала древняя сущность. - В будущем, из которого они явились, тебя здесь не было и над озером не прозвучало имя, которому не обязательно было звучать. И решения короля были таковыми, что они породили будущее, из которого они явились.
   - "Незначительный факт" о том, что меч мой получен не просто от неизвестного могущественного существа, но от богини, которой до сих пор поклоняются друиды, безусловно, повлияет на мои решения, - заметил Артур.
   - Без их вмешательства этой юной сиды бы здесь сегодня не было, а значит, имя бы не прозвучало, что породило бы их будущее. Значит, они отправились бы в прошлое и позволили имени прозвучать, тем самым сделав себя невозможными... Парадокс. Обычно такая петля закончилась бы тем, что путешественников стерло из времени, но сейчас, после Чуда, магии много. Очень много. Мир делится, рвется на две временные линии по живому. Прямо по источнику парадокса, прямо по ним.
   - Они выживут? - поинтересовалась Йесмил.
   - Не знаю, дитя.
   - Я не дитя, мне...
   - Я сражалась при Маг Туиред, - оборвала её древняя богиня. - С вершин моего возраста - все вы дети. В любом случае, вмешаться мы не можем, я и не советую пытаться, так что предлагаю обсудить вещи, на которые мы можем повлиять. Итак, Экскалибур я после этой катастрофы восстановила.
   - А что вообще должно было произойти, если не Чудо? - поинтересовался король.
   - Экскалибур это ключ, ключ, что некогда был вставлен в замок, запирая магию в Британии. Именно то, что им пробили камень, довольно специфический камень, стоит отметить, убило магию в Британии и закончило Век Магии. И Экскалибур должен был стать проводником, средством управления для этой мощи. Но вместо этого темные силы наложили на клинок проклятье, и вся собранная магия попросту разлилась по земле, а меч утратил свою силу.
   - И барьеры, отделяющие Британию от Тир'на'Ног попросту рухнули. Проходы, ранее открывавшиеся лишь в особые дни, сейчас стоят на распашку, - добавила Йесмил.
   - Если бы это были все изменения... Британия - старая земля, очень старая. Когда магия ушла, многие существа, как прекрасные, так и жуткие, как дружелюбные, так и смертельно опасные, либо укрылись в Тир'на'Ног, либо уснули. И сейчас они будут посыпаться. Из леса покажутся магические животные, забьются сердца в казалось бы окаменевших драконьих яйцах, древние артефакты, утратившие свою мощь, перестанут быть просто побрякушками. И вернутся чудовища. Грядет буря, равной которой ещё не было. И чтобы люди сумели устоять, тебе, король, придется объединить их. Но сначала тебе нужна крепость, сердце своих будущих владений. И Экскалибур, даже такой, как он сейчас, это больше, чем просто очень хороший меч для того, чтобы рубить головы очарованных одной из твоих спутников глупцов.
   Король слегка смутился.
   - Нет, его, конечно, можно использовать и так, но гораздо лучше будет использовать его для того, чтобы вознести к небесам башни твой крепости, сделать его её сердцем.
   - Я так понимаю, речь идет не об обычных укреплениях, а о чем-то вроде Чертогов Луга? - поинтересовалась сида.
   - Именно так, чтобы выдержать эту бурю, обычных крепостей мало. Против монстров из легенд тебе нужна цитадель из легенд. Взращенная магией, а не руками, напоенная волшебством, с каменными иглами башен, меж чьих камней не заметно и трещинки. Крепость не построенная, но сотворенная. И возвести её можно не в таком уж большом наборе мест. Тебе сейчас подходят лишь два - Лондон, на месте упомянутых Йесмил Чертогов Луга, и Вирокониум. Выбирай король и выбирай мудро, второго Экскалибура у тебя нет.
   Именно этот момент выбрал первый из волшебников, чтобы со стоном, вырвавшимся из давно сорванного горла, очнуться.

Глава 5. Принцы Вирокониума.

   Одиночный волшебник перемещается очень быстро. Отряд сидов, с использованием их магии для перехода по границе Тир'на'Ног и обыденной частью Британии - чуть медленнее. Гонец на лошади просто движется быстро. А вот армия это медленный и неостановимый зверь, о перемещении которого известно всем соседям - разведчики с донесениями, друиды с чашами набранных из колдовских ручьев вод, монахи с посланными ангелами видениями (а по сути, с той же магией), разницы особой нет - о перемещении армии известно все всем заинтересованным лицам.
   Туманы Британии, с возвращение магии переставшие быть просто туманами, конечно, помогали скрытности, закрывая взгляд и создавая помехи магии, но все равно, когда армия куда-то двигалась, об этом знали все соседи.
   И сейчас войско короля Артура шло на север, к границе Глоучестера.
   ***
   Пятеро мрачных волшебников сидели у костра.
   - Ход времени все-таки был нарушен, - подытожил профессор Флитвик. - Мы не сумели сохранить историю, но каким-то чудом мы ещё живы. А значит, наше будущее ещё есть и можно искать туда путь. Искомая нами дорога превратилась из дороги меж временами в дорогу меж мирами, что несколько проще.
   - Если не считать того, что сквозь время нам все ещё нужно пропутешествовать, - заметил Седрик.
   - И если Хозяйка Озера не смогла нам помочь, то нам нужен Мерлин, - подытожил Гарри. - И, насколько мы знаем, в нашем варианте истории он к королю вернулся.
   - Идем с Артуром? - поинтересовалась Флер.
   - Что ещё остается, - кивнул потомок гоблинов. - Идем с Артуром.
   ***
   Три гонца к королю Артуру прибыли почти одновременно - две недели разницы от первого до третьего это совсем небольшой срок. Выслушав всех троих, он созвал своих рыцарей, не забыв пригласить Йесмил и даже волшебников.
   - Не так давно у меня были три гонца от соседей.
   - Моим братьям сейчас есть дело только друг до друга, в Уэссексе, как говорили монахи, бушует голод, остаются три принца Вирокониума? - предположила Катрин.
   - Почти, только двое принцев - самопровозглашенному королю Кадейрну сейчас не до нас, он засел в столице и готовится к отвоеванию занятых его братьями территорий, так что только Оуэйн и Бранделис. Оба предлагают союз, если только я помогу занять трон, - пояснил король. - Третий гонец, к моему удивлению, от рыцаря Седрика, изгнанника из Логреса, нашедшего приют в Уэссексе. Он союза не предлагает, но хочет встречи с моим рыцарем. Король Марк, это задача по тебе, у тебя наибольший опыт в подобных интригах.
   - Чего я должен добиться, мой король?
   - Думаю, это тебе не понравится, - вздохнул Артур. - Бардака. Ты должен добиться бардака. Что бы этот Седрик ни планировал и ни предлагал, мне нужен бардак в Уэссексе. Армия Цинрика должна стоять на ушах, но даже не пытаться посягать на мои границы, голод там у них или не голод. Устраивать мне войну не нужно, но как ни печально это говорить, бардак в Уэссексе и Кенте мне нужен практически любой ценой, потому что когда мы будем штурмовать Вирокониум, удар в спину это последнее, что мне нужно. Из письма у меня сложилось впечатление, что Седрик в замке пребывает не совсем добровольно, будучи не столько женихом дочери сэра Джона, сколько политическим пленником. Поэтому может статься, что вам придется уходить быстро. Жаль, сидов в замок не проведешь...
   - Я умею апарировать, - заметил Виктор, после чего получил несколько недоуменных взглядов. - Магическое перемещение, в одиночку или со спутником. Армию так не проведешь, но нам же, в таком случае, нужно будет вытащить только этого логресского Седрика. Если я побываю в его покоях, я смогу туда вернуться, забрать его и удалиться, если только замок не защищен от магического перемещения, что очень и очень маловероятно.
   - Получается, Марк и Виктор отправляются в замок, пируют, разговаривают с хозяином, навещают Седрика, вежливо раскланиваются и уезжают. А через недельку Седрик из замка пропадает... - задумчиво протянул сэр Кей. - И отправляется бузить. Это, конечно, если мы в нем не ошиблись.
   - Неплохо получается, - признал король. - Но как они потом воссоединятся с армией, все-таки двум моим рыцарям понадобится приличествующая свита.
   - Двум рыцарям? - поинтересовался Крам.
   - Да, сэр Виктор. За доблесть в битве при озере, а также для того, чтобы вы смогли беспрепятственно попасть к Седрику.
   Болгарин замер, на мгновение задумался и потом склонил голову, принимая титул.
   - Сэр Гарольд, сэр Седрик, сэр Филеус, то же самое к вам относится. Да, это во многом аванс, но других рыцарей, кроме собравшихся здесь, у меня нет. Леди, с вами насколько сложнее, но леди Катрин - принцесса Мерсии, а леди Йесмил и леди Флер - волшебницы, чего достаточно, чтобы мои воины не возражали против вашего права командовать и встать магией против магии моих врагов. Вопрос с феодами решим.
   - Практично, - заметила сида. - И справедливо.
   - Я уже не молод и походная жизнь не ко мне, - заметил Филеус.
   - Я не воин, - качнула головой вейла.
   - Я понимаю. И то, что ваш учитель стар, и то, что вы не воины. Но, прошу вас, хотя бы до того момента, как я обзаведусь своей крепостью. Замены у меня нет.
   Воцарилось молчание.
   - Да будет так, - ответил в итоге за себя и своих учеников профессор.
   ***
   - Рыцари Круглого Стола! - выдохнул Седрик, когда совет окончился, и они вернулись к себе. - Сходили в прошлое...
   - Стоит отметить, пока ещё не круглого и даже не стола. Рыцари походного шатра разве что, - добавил Гарри.
   - Стол будет. И Камелот будет, - отмахнулся Седрик.
   - Надо признат', мы вляпал'ись в историю. С размаху... - улыбнулась Флер. - И теперь отступать поздно.
   - Мы вляпались в неё месяцы назад, - констатировал Крам, и никто не нашел, что ему возразить.
   - Но короля понять можно, - заметил профессор. - С любой армией просто обязан идти волшебник, или как их тут называют, рыцарь. Иначе армия уйдет только до первого магического существа. И если территории, населения и, тем самым, рекрутов, которых можно кое-как обучить держать копье или лук, у него достаточно, то с рыцарями большие проблемы.
   - Что мы думаем! С армией все равно безопаснее, чем в одиночку, а общество короля означает неизбежную встречу с Мерлином, который нам, надеюсь, сможет помочь вернуться, - заметил Гарри. - Мы, в конце концов, к Артуру и собирались. Мы ему нужны как рыцари-волшебники? Значит, будем рыцарями-волшебниками.
   - В конце концов, все мы знали, что этот турнир - смертельный риск, - усмехнулся Виктор. - Вот он и оказался риском, только немного не таким.
   ***
   Путешествие в средние века было той ещё морокой. Если остатки римских дорог были ещё более-менее ничего, то там, где они заканчивались, и приходилось идти по тропам, а то и прямо по лугу, впечатление оставалось не лучшим. Впрочем, путешествие с армией в этом плане имело свои плюсы - конные разведчики выбирали пути, по которым все-таки можно пройти, а множество людей избавляло от многих бытовых хлопот тех, кто так или иначе возглавлял ту массу людей (и сидов), которая называлась армией короля Артура.
   В буквально затопленной магией Британии помимо обычных опасностей путника поджидали и магические, но наличие армии за спиной избавляло и от них. Все-таки, даже самый тупой и голодный гигант предпочтет поискать добычу полегче, чем идущая куда-то армия. Оставались твари, инстинктом самосохранения вообще не обладающие, но с ними споро разбирался сэр Балан, которого иногда замещали другие рыцари будущего Круглого Стола, включая гостей из будущего, а также неприятность более возвышенная - изрядно взбесившаяся после Чуда погода Британии.
   Но тут в дело вступала Йесмил, в результате чего погода не имела ни малейшего шанса против магии Несущей Бурю, как её некоторые начали называть.
   ***
   Границы Глоучестера они достигли к началу осени, а к середине сентября король планировал достигнуть занятого принцем Оуэйном замка Эйвон, что на границе Уэльса. Замок был небольшим, значительно меньше Хогвартса и, в отличие от школы волшебников, выглядел сравнительно новым. Как тихо пояснил сэр Кей, замок был выстроен при Утере Пендрагоне, всего пару десятилетий назад.
   Был он выстроен из дерева и окружен деревянным частоколом, выглядящим более высоким, чем на самом деле, из-за окружающего его достаточно глубокого рва. Ров демонстрировал некоторые признаки неухоженности, и, похоже, нуждался в дополнительном углублении, но, в целом, Эйвон был достаточно могучей крепостью. Если, конечно, не брать в расчет то, что Йесмил могла пройти туда Тропами Сидов и протащить с собой хороший такой отряд.
   Да и вообще, с возращением магии стены потеряли изрядную часть актуальности. Их можно было перелететь, переместиться за них при помощи магии, снести боевыми заклинаниями, устроить вокруг ход с молитвой, вызывая новый Иерихон... Но любое это решение требовало от друида, монаха или воителя затрат времени и сил. И, значит, на сидящие в замки войска будет сыпаться меньше непосредственно боевых заклинаний, так что стены все ещё играли некоторую роль. С другой стороны, бесконечно отсиживаться в замке тоже было не очень умной идеей, так как нападающие найдись среди них владеющие боевой магией, могли осыпать менее мобильных защищающихся подарками вроде молний с небес без особого труда.
   В общем, внезапное возвращение магии в Британию вносило свои коррективы в тактику в частности и в жизнь вообще.
   ***
   Виктор, как он честно признавался самому себе, наслаждался тем, чем сейчас занимался. Причина этого была в том, что занимался он тем, что пировал. Да, средневековый пир это не ужин в Дурмстранге или Хогвартсе, он сопровождался прискорбным отсутствием тарелок, вместо которых использовался хлеб, снующими туда-сюда по внутренней части подковообразного стола слугами, гамом пирующих и прочими радостями.
   Но по сравнению с походной пищей и готовкой Гарри, пусть и вкусной, это было просто чудо и по количеству, и по разнообразию. Благо, некоторая антисанитария его, как волшебника, волновала мало.
   Да, уже завтра они замок покинут, и вернется сюда Виктор буквально на несколько минут, забрать сэра Седрика, с которым сейчас как раз заканчивает переговоры Марк, ведь король оказался прав - Седрик был наполовину гостем и наполовину пленником, совсем не горя желанием тут оставаться.
   И у данного логресского лорда были планы, один из которых он намеревался реализовать при некоторой поддержке рыцарей Артура. Так что сейчас, когда Виктор пировал у всех на виду, благо он уже навещал интригана в его покоях с целью запомнить их, бывший правитель Думнонии, а ныне вассал короля Артура завершал переговоры, заодно просчитывая, какая именно из двух заварушек, конфликт с Логресом или мятеж, отвлекут короля Уэссекса надежнее и на более долгий срок.
   Виктору, впрочем, данная отвлекающая роль нравилась.
   - Эй, ещё мяса! - крикнул он ближайшему слуге.
   ***
   К воротам король Артур направился с весьма и весьма представительным эскортом из большей части своих рыцарей - сэр Балан, гора в доспехах, Йесмил во весь её двух с половиной метровый рост "хрупкой" сиды-волшебницы, почти незаметный на её фоне профессор Флитвик, а также Флер Делакур в качестве представителя от младшего поколения волшебников. Не то, чтобы подобное представительство было обязательным, но девушка испытывала отчаянную надежду добраться до нормальной ванной, если они останутся погостить у этого Оуэйна хоть на ночь.
   Что подумал несколько сонный часовой на воротах в ответ на появление подобных личностей, сказать сложно. Но вместо того, чтобы открыть ворота или хотя бы просто сообщить своему лорду о появлении короля Артура, тот недоуменно уставился на них. Он даже не поднял тревогу - судя по всему, прибывшая к стенам крепости Эйвон компания просто не укладывалась у него в голове.
   - Дай знать своему лорду, что Артур Пендрагон, король Британии, прибыл по его приглашению! - прервал молчание сэр Кей.
   - Э... - выдавил из себя явно не самый добросовестный солдат. - Да... Не предупреждали... - пробормотал он, после чего тихо добавил. - Развелось тут королёв...
   В это мгновение уже предвкушающая хоть небольшой отдых и ванну, главное ванну, Флер не выдержала. И её магия рухнула на караульного, его соседей и вообще треть стены со всем очарованием вейлы, пусть и на четверть, и всей мощью той, что смогла усыпить дракона, умноженной на общий уровень разлитой в Британии магии.
   Караульный застыл точно также, как ранее застыли на поле боя северяне, с открытым ртом глядя на Флер и разве что не пуская слюни. Вейла недовольно на него посмотрела.
   - Ты сейчас пойдешь и скажешь своему лорду, что мы прибыли! - приказала очарованному Флер.
   - Что...
   - Долож'и принцу Оуэйну, - сократила приказ девушка.
   - Да, госпожа! - выдохнул тот под недовольным взглядом голубых глаз.
   - Неплохо, - констатировала Йесмил. - По изощренности это прогресс по сравнению с ранним "защити меня", а сила для него была не нужна.
   Сида окинула взглядом стену, на которой показалось ещё несколько таких очарованных.
   - Поправка, для них не нужна.
   ***
   Оуэйн вышел из распахнутых усилиями очарованных Флер солдат ворот через десять минут, когда Флер успела слегка успокоиться, так что ему не пришлось проверять, что крепче, его разум или магия потомка вейл. Тем не менее, для того, чтобы отвести взгляд от четверть вейлы, ему потребовались некоторые усилия. А сделав это, он тут же ошеломленно замер.
   - Сида... Самая настоящая благая сида... Как в легендах.
   Смех объекта его внимание разнесся по округе серебряным колокольчиком. Довольно быстро отсмеявшись, Йесмил сделала несколько шагов вперед, поравнявшись с ним, после чего обошла кругом, придирчиво осматривая молодого волшебника, одетого в мантию как у памятного друида, только плотнее, темнее и с куда меньшим количеством огама.
   - Волшебник, - констатировала сида, закончив обход и остановившись прямо перед ним, чуть ли не в шаге. - И принц.
   Несколько мгновений принц Оуэйн осознавал, на что именно, с учетом разницы в росте между высоким человеком и невысокой сидой, падает его взгляд, после чего густо покраснел. Йесмил снова звонко рассмеялась.
   ***
   По пиршественному залу замка Эйвон сновали слуг, подготавливая все для пира. Оуэйн Вирокониумский не мог поступить иначе - он сам пригласил к себе гостя равного статуса, сына самого Утера Пендрагона, и не имел права встречать его иначе. Это не говоря уж о том, что некоторые спутники и вассалы короля Артура также не уступали Оуэйну в статусе, а остальные отставали не сильно. А ещё Оуэйну была очень и очень нужна помощь южного соседа. Особенно такого, который сумел договориться с самими сидами...
   И сейчас принц смотрел за размещением войск кроля Артура в лагере у стен замка, оценивая то, что видел.
   - Сида не одна. Хорошо, - констатировал он. - И множество рыцарей, волшебников и солдат. И ведь ещё где-то за спиной Артура есть Мерлин. Надеюсь, мы сможем договориться, воевать было бы очень и очень опасно.
   ***
   Отъезд из замка сэра Джона произошел вечером. Кавалькада всадников выехала из поднятых ворот и направилась к границе Уэссекса. Впрочем, скакали они не так уж и долго, остановившись буквально через три часа, когда посчитали, что удалились на достаточное расстояние от замка - покидать Уэссекс пока не входило в их планы, хотя и действовать прямо сейчас было слишком рано, нужно было выждать хотя бы несколько дней, чтобы исчезновение Седрика никак не связали с посланцами короля Артура.
   ***
   - Твое желание мне понятно, - сказал Артур. - Победить братьев и стать единоличным правителем Глоучестера и Поуиса. И за помощь в этом ты готов признать меня своим верховным королем.
   - Было ещё требование о восстановлении старой веры, но, думаю, оно не актуально, с сидой-то при твоем дворе, - добавил принц Оуэйн.
   - Ты понимаешь, что законность присоединения этих земель это хорошо, но у меня будут свои требования. Я помогу тебе победить твоих братьев и получить отцовское королевство. Но ценой станут две вещи - во-первых, Вирокониум, его столица, что преобразится магией Экскалибура и станет сердцем моих владений.
   - А во-вторых?
   - Ты сам. Ты после войны с братьями не станешь почивать на лаврах, а станешь одним из моих рыцарей и поведешь мои армии. И когда мы объединим Британию, ты, если заслужишь это, получишь новые земли.
   - Или же мы встретимся на поле боя... - закончил за него принц.
   Будущий верховный король Британии кивнул. Воцарилось молчание.
   - Хорошо. Да будет так, лучше ты, чем Риенс. У меня есть знакомые в Уэльсе, но с их королем не договориться, слишком ненасытен, больше же способных помочь соседей у меня нет, не считать же за таковых мерсийцев, что грызутся меж собой. Я признаю тебя верховным королем, принесу клятву верности, поведу твои войска, а магия моя обрушится на твоих врагов. Но нам нужно победить моих братьев.
   - Вот это нужно обсуждать, желательно только планировать военные действия с моими рыцарями, чтобы два раза не разговаривать.
   ***
   - То есть, твой план - выступить в поход на Бранделиса и разгромить его пока мои войска идут к Вирокониуму, - подытожил Артур.
   - Сражаться с двоими я не могу, иначе бы не звал на помощь, а оставлять моего брата и его крестоносцев за спиной во время войны с Кадейрном - очень опасная идея. Но сейчас, когда войска Кадейрна лишь наполовину у столицы, а на вторую - на севере Глоучестера, причем обращают куда большее внимание на Бранделиса, чем на меня, если мы с ним схлестнемся, быстрый марш до Вирокониума должен сработать.
   - Вообще, идея неплохая, - согласился с принцем сэр Балан. - Но просто разбить твоего брата мало, нужно ещё сохранить достаточно сил, чтобы вторая армия Кадейрна не могла посчитать тебя безопасным и не начала возвращаться назад к столице.
   - Или, что хуже, не напала, - согласился Артур. - Согласен, Бранделиса нужно разгромить, но войск я тебе выделить не могу, мне ещё Вирокониум захватить надо. Но могу выделить рыцарей. Бранделис - воин креста... Для гарантии пойдут двое - воитель, чтобы сойтись с ним клинок к клинку, и волшебник, чтобы обрушить молнию на головы его воинов. Сэр Балан и леди Йесмил более опытны, в случае сиды намного более опытны, так что на штурм лучше взять их, - задумался он. - Сэр Гарольд, леди Катрин, вы отправитесь с нашим гостеприимным хозяином и поможете одолеть его брата. После победы, если армия Кадейрна решит двигаться к столице, вашей задачей станет преследовать и изматывать их. Если же нет, или хуже того, попробует напасть, избегайте сражения.
   - Я могу справиться один, - заметил Оуэйн.
   - Можешь, - согласился король. - И скольких ты при этом потеряешь? Не говоря уж о том, что Бранделис может подобрать достаточно удачное место для сражения и вырваться из какого-нибудь леса прямо на тебя. А как показывает практика, колдовать сложные заклинания и сражаться одновременно - почти невозможная задача.
   Король посмотрел на сэра Кея.
   - Ты долго будешь мне поминать тот неудачно вызванный туман? - поинтересовался тот. - Я уже не новичок, едва освоившийся с обретенными после Чуда силами.
   - Столько, сколько понадобится.
   ***
   Виктор появился в покоях логресского гостя сэра Джона неожиданно, с громким хлопком разошедшегося в стороны в результате апарации воздуха. Приветствием ему послужили вскрик, отшатнувшийся Седрик, а также какой-то слуга, то ли собирающийся защищаться подносом, то ли, напротив, намеревающийся попробовать обрушивать его на голову неожиданному гостю. Впрочем, Виктор проверять не стал.
   - Экспелиармус! - отправил он заклинанием поднос прямо в ближайшую стену. - Вы собрались?
   Седрик осторожно кивнул.
   - Здесь все?
   - Да.
   - Хорошо. Дайте руку.
   Волшебник ухватил Седрика и испарился, чтобы через минуту вернуться за первым из его доверенных слуг.
   ***
   Оуэйн собирался в поход недолго. Да, на то, чтобы армия сдвинулась с места, покинула замок и направилась на запад, в теории требовалось некоторое время. На практике же Оуэйн был готов сорваться с места в любой момент, стоило только схлестнуться войскам его братьев, о чем он бы узнал с небольшой помощью магии и наполненной родниковой водой чаши. Ведь так как войска Кадейрна были не около замка Эйвон, а ближе к занятому Бранделисом Ворчестеру - крупному поселению англов на реке Северн, сначала Кадейрн был вынужден разобраться с Бранделисом или же рисковать подставить его войскам тыл.
   - А если Бранделис попытается отгородиться от нас рекой? - поинтересовалась Катрин, разглядывая грубоватую карту.
   - О, это будет хорошо! Очень хорошо, - улыбнулся брат рассматриваемого, поднимая левую руку, над которой неожиданно заклубилось облачко теней. - Лучников у него поменьше, а уж река моей магии никак не помешает. Да, искренние молитвы может и ослабляют магию, но не до конца, так что если он предоставит мне и сэру Гарольду возможность без помех использовать магию, его поражение лишь вопрос времени. Увы, такую глупость он не совершит. Значит, и отгораживаться рекой не будет, ведь форсировать Северн в бою придется именно ему.
   - Ясно, - задумчиво сказала девушка. - Но и лесной засады у него с тяжелой пехотой толком не получится. То есть, нас ждет битва лоб в лоб с учетом того, что Бранделис мог подготовиться.
   - Я тоже так думаю, - кивнул принц. - Вопрос только в том, как именно будет выражена его подготовка.
   - В численности? - предположил Гарри.
   Оуэйн вопросительно на него посмотрел.
   - Если бы мне довелось сражаться с волшебником, а моя защита от магии зависела бы от молитв, я бы собрал побольше солдат, поставил наиболее набожных в центр, как самую заманчивую цель, постарался бы произвести впечатление, что они самые опасные, доспехи там с крестами и так далее, а остальных пустил бы за их спинами и при этом атаковал единым кулаком, чтобы прорвалось побольше, да выглядело внушительнее.
   - А сам при этом ударил в спину с отборным отрядом и связал боем, - добавила Катрин. - В этом что-то есть, особенно если учесть, что Оуэйн для него - основная цель.
   - С другой стороны, сам Бранделис уже моя основная цель, - заметил принц Вирокониума. - И особой численности у него не будет, сэр Гарольд, у нас сейчас проблема с вербовкой. Такое впечатление, что крестьяне решили, пусть уж благородные сами разбираются, а им копье даром не сдалось... - Оуэйн покачал головой. - Ладно бы они шли в армию одного из моих братьев, да, лучше бы в мою, но свой долг хоть как-то исполняли бы, но попросту линять в леса, чтобы наши посланцы нашли в деревнях только женщин, детей да стариков!
   Молодой волшебник согласно кивнул и на мгновение задумался. Кажется, он что-то про эти земли и набор солдат слышал...
   - Итак, если Бранделис хочет добраться до своего брата, - прервала его размышления Катрин, - мы можем показать ему заманчивую цель. Такую, чтобы он, что бы не задумал, бы вынужден перейти на описанный план. Он хочет одолеть брата? Мы ему этого брата покажем. На вершине холма, применяющим магию против его войск, сопровождаемого каким-то друидом, ударяющим молниями по войскам. Так, чтобы Бранделис обязательно попытался решить проблему одним ударом.
   - И выяснил, что нас трое, а не двое, - посмотрел принц на деву-воительницу. - Если ты сможешь рубить доспехи, как то дерево вчера...
   - Сможет, проверено, - сообщил Гарри.
   Впрочем, неважно какое воспоминание там маячит в глубине памяти, нужно сначала разобраться с Бранделисом.
   ***
   Гарри печально вздохнул и обрушил разряд молнии на приближающийся отряд конницы. Где Бранделис нашел два десятка доспехов чуть полегче, чем у сэра Балана, как взгромоздил облаченных в них воинов на лошадей и как заставил этих лошадей все-таки везти своих тяжелых всадников, сказать сложно. Магия, наверное, вернее в случае вышеупомянутого принца, чудо. К сожалению Бранделиса и счастью молодого волшебника, тяжелые металлические доспехи это очень, очень плохая защита от молнии. Впрочем, рыцари, если их так можно назвать, вполне выполняли ожидаемую от них роль - большой угрозы, за спинами которой продвигалась цепь легковооруженных воинов с алыми крестами на одеяниях.
   Ещё там должны были быть лучники, но последние из них как раз погибали от струящегося в их жилах чародейского яда, вызванного Оуэйном и окутавшего своих жертв непроглядным облаком. Зато стрелы лучников самого Оуэйна сейчас собирали обильную дань с приблизившихся пехотинцев - после того, как Гарри поджарил тяжелую конницу, они смогли перенести внимание на менее мобильную цель. У Бранделиса был лишь один ответ на это и он им воспользовался - из "случайно имеющегося на холме" подлеска вырвались облаченные в тяжелые доспехи воины и бросились в направлении Оуэйна, рассчитывая легко смять немногочисленную охрану двух чародеев.
   Ошибку Бранделис понял лишь в тот миг, когда меч одного из "охранников" внезапно выпустил поток магии, сделавший клинок в несколько раз длиннее, после чего взмах Катрин, до той поры в битве не участвовавшей, сделал в его пехоте небольшую просеку, в которую тут же вклинились её более мобильные мечники в кожаных доспехах с бляхами, наглядно демонстрируя, что более тяжелый доспех, из металлических пластин, скрепленных кольчугой - не панацея. Особенно учитывая, что от ещё одного быстрого заклинания, их мечи тоже начали слегка светиться и местами начали даже пробивать пластины насквозь.
   Бранделис понял, что его подловили, а рыцарей у противника было трое, почти мгновенно, и сделал то единственное, что мог - яростно набросился на Катрин, заставляя её перейти в оборону и прекратить проделывать дыры в строю его крестоносцев. Два клинка, ведомые магически усиленными мышцами, столкнулись, и меч мерсийки прекратил свой гибельный бег, но было уже поздно - атака провалилась и сейчас его солдат методично вырезали. Кто-то навалился со спины, но Бранделис отмахнулся, подобно медведю, сбрасывающему со своей спины собаку, и слишком наглый пехотинец отлетел в сторону.
   Впрочем, сложившуюся ситуацию он осознал - все, атака провалилась. Взревев, он нечеловеческим усилием навалился на меч, отталкивая Катрин и выгадывая себе пару свободных шагов, но это только помогло отрезать его от соратников. Более легкая девушка была вынуждена позволить ему подобное, чтобы не потерять равновесие, но это уже не играло никакой роли, так как за первой попыткой навалиться со спины пришли вторая и третья - пехотинцы схватили его за руки.
   А через мгновение от Бранделиса ударил во все стороны ослепительный свет.
   ***
   Следивший краем глаза за боем Катрин и Браделиса Гарри спешно прервал заклинание молнии, едва успел обернуться и выкрикнуть "Протего!", создавая магический щит. А потом поток света рухнул на щит, смял его и ударил по волшебнику, обжигая и отбрасывая, как за мгновение до того подхватил и отбросил Оуэйна.
   Когда Гарри проморгался и смог подняться на локте и посмотреть, что произошло, то увидел откровенно шатающегося Бранделиса и стоящую перед ним Катрин - два последних живых существа в огромном круге пепла. Девушка вскинула меч, нанесла удар куда-то в грудь, от которого принц даже не попытался защититься, после чего рухнула рядом с рыцарем.
   Гарри застонал, но все-таки поднялся на ноги, бросил беглый взгляд на тоже сумевшего встать Оуэйна и, пошатываясь, пошел по направлению к девушке. Обгорела она жутко, в доспехе виднелись прожженные не пощадившим ни кожи, ни металла светом дыры, да и сама Катрин тоже будто покрылась пятнами. К счастью она дышала, тяжело и с присвистом, но дышала. Гарри вздохнул, попробовал поднять защитившую их собой девушку на руки, отбросил остатки расползающегося доспеха, после чего снял со спины свой плащ и попытался хоть как-то прикрыть им Катрин.
   - Что это такое было, - устало поинтересовался он, делая неуверенные шаги по склону холма по направлению к палатке целителей.
   - Чудо, - не менее устало ответил ему Оуэйн, который через каждые два шага опирался на посох с целью отдышаться и прекратить шататься. - Какой-нибудь божественный свет, молитва божественной кары или что-то в этом роде... В общем, та же магия, только христианская.

Глава 6. Штурм Вирокониума.

   Флер задумчиво осматривала отображающийся в чаше воды, над которой только что поколдовала Йесмил, вид города с высоты птичьего полета. В прямом смысле с высоты птичьего полета - в этот раз сида решила слегка сэкономить силы и заколдовала какую-то пичугу для того, чтобы та поработала их глазами в небесах.
   - Изначально это была римская крепость на холме, с земляными стенами, - рассказывал меж тем король Марк, которого в юности заносило в эти места. - Потом римляне ушли, а стены, а также вершину холма, с которой брали землю, слегка размыло, ров же, окружавший лагерь, частично остался, хотя его внешнюю стену и стесало. Получилась своеобразная плоская ступенька, затвердевшая со временем почти до каменной твердости. Когда здесь снова поселились люди, они сначала заняли эту самую площадку на вершине холма, потом стесали ещё земли, образуя второй ярус, тоже почти плоский. И естественно, новый вал с отверстиями и новый ров. И так далее. Сейчас у Вирокониума четыре уровня, и нам придется пройти их все, если, конечно, мы не рискнем нападать с реки. При этом, к сожалению, прямой дороги нам никто не даст, входы на разные ярусы города сдвинуты.
   Пожилой рыцарь, недавно вернувшийся о свой дипломатической миссии, спасибо Йесмил, проведшей их с Виктором Тропами Сидов от Стоунхенджа к Фейскому Рожку, старым руинам сидов в южной части Поуиса, продолжил осматривать наколдованное изображение. Вообще, как со смехом признал Марк, в его родной Думнонии Фейский Рожок тоже был, да и остальные рыцари смогли вспомнить ещё парочку мест с таким названием, в одном случае даже никак не связанным с сидами.
   - Стен между ярусами нету? - поинтересовался эр Балан.
   - Местами есть, причем из смеси земли с камнями, на одном участке даже кусок скалы выкопали. Но то не целенаправленные укрепления, - сообщила Йесмил, заставляя свою зачарованную птицу повернуть голову и показать соответствующий участок. - Да это и не нужно - все дома существенно ниже, чем разница между ярусами, так что с верхнего можно всегда обстрелять нижний.
   - А наскоро срубленные баррикады будут нас задерживать в самых удобных для обстрела местах, - вздохнул сэр Кей. - Даже если на них никого не будет. Хорошая оборона, для Кадейрна. Кстати, вот, собственно, и площадки для лучников нижнем ярусе. Деревянные башни, явно новодел, как только смогли впихнуть между домов. Интересно, если их поджечь...
   - Сгоревший город нам не нужен, - отрезал король. - Но сделать с ними что-то нужно.
   - Вообще, башни это неудобно, не если я поднапрягусь, то смогу провести отряд сидов-лучниц прямо на вершину одной из этих башенок. Потом выкинуть оттуда людей и начать стрелять самим это вообще пара минут.
   - Слушай, все забываю спросить, почему тебя с луками женщины? - поинтересовался Кей. - И вообще у всех сидов так, если верить слухам.
   - Потому что то, что мы называем способными удержать удар гиганта доспехами женщине просто не поднять, - ответила сида. - При этом нас мало, дети рождаются редко, поэтому за оружие или за посох должен уметь браться каждый.
   - Вернемся лучше к обсуждению, - прервал их король. - Так вот, идея хорошая, только потом тебе же надо будет отряд сидов, причем уже воинов тащить на вершину. Значит, три перехода, почти подряд.
   - Да, не самая лучшая идея, - согласилась Йесмил. - Я справлюсь, но молний тогда от меня не ждите...
   - А зач'ем нам тащить своих лучников на башню, если там уж ест' свойи, вполне готовые к стрел'бе? - вмешалась в обсуждение Флер. - Сидят высоко, видят и слышат хорошо. Думаю, здесь найдется кто-нибуд', кто на всякий случ'яй прикроет хрупкую девушку от стрел, пока она немножко споет.
   Седрик и профессор Флитвик мгновенно вскинули руки.
   - Есть такая модификация Протего...
   - Протего не годитс'я. Прикрыват' нужно на расстоянии, чтобы не попадат'ся им на глаза. Одинока девушка это не слишком подозрител'но, но девушка и волшебник...
   - Есть у меня заклинание, прикрывающее от стрел, - признался Марк. - Я в свое время озаботился вопросом защиты своих солдат. Только я его плохо освоил ещё, потому и не пользуюсь пока. То есть отряд пехотинцев мне не прикрыть, но пару-трок человек уже могу. Тебя одну - тем более, причем с расстояния метров четыреста.
   - Более чем достаточная дистанция, - признала четвертьвейла.
   - Значит, одну башню ты захватишь, - начал набрасывать план сражения сэр Кей.
   - А вторую я просто срублю, апарировав под неё. Посмотрим, как они смогут стрелять, переломав все ноги, руки и луки, - подхватил Флитвик.
   - Годится, - кивнул рыцарь, у которого в голове уже начал вырисовываться план грядущего штурма.
   ***
   Король Марк Думнонийский с некоторым усилием стряхнул наваждение, отвел взгляд от виднеющейся посреди луга девичьей фигурки и затряс головой. Только через мгновение он вспомнил, что, вообще-то, должен был прикрыть Флер щитом от стрел. Впрочем, почти сразу после того, как он все-таки выставил его, рыцарь понял, что это было совершенно излишне. Просто потому что если уж его, рыцаря, проняла песня и один вид идущей по лугу девушки, то стоящие сейчас на дозорной башне на краю города лучники не имели ни малейшего шанса.
   Десять секунд в многократно усиленной буквально утопающим в магии после Чуда миром ауре очарования вейлы, которая смогла усыпить дракона - и они уже даже не допускали мысли о том, чтобы в неё выстрелить. Быть может, если бы среди лучников оказался кто-то устойчивый к очарованию, он и потянулся бы к луку, вызывая агрессию у очарованных и последующую безобразную драку каждый с каждым, чьему предмету восхищения он осмелился угрожать, но обладающих сильной волей или хоть минимальными магическими способностями на башне не нашлось. Поэтому никто не мешал зачарованным прийти к мысли, что единственные, кто могут угрожать их госпоже сейчас в городе. И они, безусловно, захотят причинить ей вред, ведь она очаровала их товарищей и подчиненных.
   Лучники развернулись и начали стрелять вглубь города. В тот же самый миг как кружащая над башней заколдованная Йесмил птица увидела это и показала хозяйке, та крикнула в зачарованное сэром Филеусом серебряное зеркало. Низенький волшебник вздохнул и апарировал прямо в тщательно рассмотренную птичьими глазами точку в городе, дважды взмахнул палочкой, посылая режущие заклинания, добавил отталкивающим для надежности и, даже не задержавшись на то, чтоб увидеть, как падает срубленная им башня, переместился назад, чтобы забрать короля Думнонии и вернуть его к его отряду пехотинцев.
   Марк оглядел своих солдат, с которыми ему уже в который раз с начала войны с Дорсетом придется идти в бой и удовлетворенно кивнул. Вчерашние ополченцы с булавами, к которым он и присоединился-то лично исключительно для того, чтобы помочь самому слабому из своих отрядов пламенем, подвластным ему, по благословению Бога, если верить монахам из Гластонбери, или по воле Старых Богов, если верить друидам, или вообще лишь потому, что во время, когда Артур достал Экскалибур из камня, и произошло Чудо, он стоял по правую руку молодого Верховного Короля... Так вот, за несколько лет войны с Дорсетом и где-то найденными Идресом наемниками, как-бы не сбежавшими из саксонских земель, которые тогда как-раз объединял Рэдвальд, разгоняя армии своих соперников, новобранцы заматерели и мастерски приспособились к тому, чтобы вклиниться в прожженную Марком дыру и своими булавами вскрыть вражеский строй изнутри, какие бы тяжелые не были у противника доспехи и щиты. Можно сказать, они приспособились друг к другу, думнонийский король и его самоназванные "стражи".
   - Перейти на бег! Башни пали, идем в атаку!
   Так под его крик воины армии Артура и пересекли границу города.
   ***
   Седрик неспешно бежал по одной из кольцевых улиц города, сопровождаемый не обычными воинами, а сотворенными им каменными псами. Вернее казать, бежал не он сам, а каменная собака, на которой он восседал. Да, ездил верхом он из рук вон плохо, а творение его было крайне жестким, но скорость сейчас была важнее.
   Конечно, он подозревал, что спешит совершено зря, но необходимо было проверить, сколько лучников пережило свалившее их башенку заклинание профессора Флитвика. И добить, если потребуется.
   Вырвавшись на площадь, по которой были разбросаны обломки башни, Седриковы псы на мгновение приостановились. Потому что перед ними, кроме десятка стоящих на ногах и матерящихся лучников, пытающихся разобрать три уцелевших лука, замер строй копейщиков, возглавляемых хрупкой фигуркой в кольчуге явно не по размеру. Рыцарь, первый за этот бой рыцарь Кадейрна.
   Но уже через мгновение каменные псы, под едва заметный вдох их создателя, бросились прямо на копья. И оружие, призванное пробивать живую плоть, встретилось с камнем. Встретилось и треснуло, раскололось, оказалось вырванным из рук. Предводительствующий рыцарь попытался что-то сделать, с его меча сорвалась волна огня, подобие своей сестры, которую намедни демонстрировал Марк. Сорвалась, ударила и расплескалась по гранитной шкуре. А потом псы дотянулись до людей.
   Седрик, даже не ставший слезать со своего транспортного средства, повернул голову и пошевелил палочкой, отправляя костяные клинки в полет, целясь в судорожно пытающихся натянуть тетивы лучников.
   Мечи были быстрее, а от одинокой стрелы его заслонила каменной грудью вставшая на дыбы ездовая собака. Через мгновение все было кончено, и волшебник повернулся к копейщикам, которых как раз догрызали его псы.
   Рыцарь, который столь неудачно попытался противопоставить камню пламя, лежал на земле, выгнув ногу с открытым переломом. Вернее, как продемонстрировал сорванный собачьими зубами шлем, лежала. Лежала и пыталась дышать порванными легкими, прижатыми осколками ребер, на которых потопталась всей тушей каменная гончая, а то и не одна. В целом, девушка выглядела хуже, чем профессор Хмури и тот ловец ирландцев, Линч кажется, после финта Вронского в исполнении Виктора.
   Но живучесть волшебников, та самая живучесть, которая позволяла пережить взрывы котлов или играть в игры вроде квиддича с его бладжерами или древнего шотландского крекьяуна с его ловлей камней в привязанный к голове котел, не давала ей умереть. Возможно, будь здесь мадам Помфри или хотя бы Флер, обладай одна из упомянутых дам запасом соответствующих зелий, юная воительница бы могла выжить и полностью поправиться. Кем она была, эта Жанна Д'Арк шестого века? Впрочем, скорее всего она была дочерью или сестрой одного из местных дворян, проверять крестьянок на наличие волшебства ни у кого бы не нашлось времени или желания. Сама ли она выбрала эту судьбу, как Катрин? Или соседство в Бедегрейном и гражданская война заставили короля Кадейрна буквально впихнуть ей в руки клинок и натаскать в боевом применении магии насколько позволяли скудные знания о магии.
   Седрик покачал головой. Возможно, ложись все иначе, встреться они на любом другом поле боя, а не во время штурма столицы Кадейрна, имело бы смысл лечение, а после, скорее всего, получение выкупа. Или если бы он не был вынужден спешить... Здесь и сейчас молодой волшебник мог оказать ей лишь одну, последнюю услугу.
   ***
   Костяной клинок резко опустился. И Мейриона закрыла глаза...
   ***
   Йесмил отодвинула чашу в сторону. Сражение развивался примерно так, как ожидалось, и теперь пришла её очередь действовать. Кивнув своим воинам, она заняла место во главе клина своих телохранителей, провела посохом перед собой и делала Шаг. Нога сиды опустилась уже не на траву, которой порос небольшой холм, с которого она и сделала шаг, а на Тропу, протянутую меж Здесь и Там, над Нигде, перед Никогда и Время-в-бок. Эта реальность людей такая скучная иногда. Подумать только, время не может бегать кругами, высунув язык, как загнанная гончая. Впрочем, обычное поведение времени иногда бывает неудобным. Скажем, когда она вела сэра Марка и сэра Виктора от Стоунхенджа к Фейскому Рожку, пришлось идти по Тропе почти день, а рыцари к тому же были "тяжелые", Марк так вообще увешан железом. Интересно, этот юноша хотя бы догадается, как тяжело его было тащить в этом рассеивающем магию металле? Если нет, то надо будет намекнуть, он должен так забавно смутиться...
   Впрочем, за всеми этими рассуждениями волшебница Детей Дану не забывала вести свих воинов по послушно ложащейся под ноги Тропе. И, к её радостному удивлению, далеко идти не пришлось, Там резко вынырнуло из ниоткуда, а они шагнули на ярко освещенную солнцем площадь перед домом местного короля.
   Клинки воинов взметнулись и опустились, даруя последнему уцелевшему отряду лучников погребальную песнь. Впрочем, шагнувшую на площадь последней Йесмил это мало волновало, ведь её правая рука уже вздымала посох к небу, а губ шептали песнь-гимн-заклинание-молитву. И Таранис ответил дочери своего народа.
   Сомкнувшая щиты тяжелая пехота успела сделать ровно один шаг на помощь вырезаемым лучникам, когда в небесах раздался рокот, а опередившая его не мгновение ослепительно яркая молния ударила прямо в центр строя, плавя металл, раскалывая щиты и запекая прямо в доспехах.
   Йесмил опустила посох и повернулась к оставшимся на площади ещё двум отрядам, легким пехотинцам. Сотня человек вздрогнула, синхронно сглотнула и шагнула вперед. Те, кто не побежал с площади, не разбирая дороги и побросав оружие для скорости.
   Сида ещё раз оглядела просевшие почти на треть отряды. И махнула своим спутникам разбирать самостоятельно - ей нужно была подготовиться к открытию ещё одной Тропы. Достав небольшое зеркальце, она сказала в него несколько слов, и вскоре рядом с ней вышел из апарации профессор Флитвик. Подняв руку и прикоснувшись к рослой сиде там, куда дотянулся, он исчез, вовлекая её в парную апарацию назад на тот самый холм, с которого она ушла Тропой.
   Через несколько минут на опустевшей площади, остались только приведенные туда Йесмил лучницы, да сама подуставшая сида, высматривая, куда в случае чего обрушить одну-две последние молнии. Впрочем, особой нужды в этом не было, лучницы справлялись с устранением всего враждебного, попавшегося на глаза, и так, а воины короля Артура только и были рады заставить врагов подставить её соратницам спины.
   ***
   Артур вдохнул и достал из мешочка отчаянно вибрирующую серебряную пластинку зеркала. Вообще, ему повезло, что провалившиеся сквозь время волшебники решили примкнуть к нему. Да, может по чистой мощи карлик Флитвик и уступал Йесмил, а уж его ученики тем более, но никто не мог отрицать, что по части знания упрощающих жизнь мелочей сравниться с ним не мог никто, даже, наверное, Мерлин. Величайший маг Британии он больше по чему-нибудь глобальному, вроде пророчеств, мечей в камне и прочему.
   Легонько стукнув по пластинке рукоятью Экскалибура, Артур дождался реакции артефакта и всмотрелся в него.
   - Милорд, - поприветствовал его Оуэйн. - Мой брат повержен, а войска Кадейрна медленно пытаются отойти к столице. Мы следуем за ними по пятам и беспокоим.
   - Потери, надеюсь, не слишком велики?
   - Есть погибшие среди рядовых воинов. Также леди Катрин попала в лазарет - мой презренный брат ударил напоследок каким-то чудом.
   - Насколько все серьезно?
   - Целители говорят, что поправится, хотя ей и потребуется пара сезонов не то, чтобы вернуть форму. Сэр Гарольд предлагает, чтобы леди Флэйр...
   - Флер, - машинально поправил гораздо больше общавшийся с девушкой и затвердивший основы несовременного французского произношения молодой король.
   - ... посмотрела её, - невозмутимо продолжил Оуэйн. - Или можно доставить её к местным друидам.
   Артур задумался.
   - Пожалуй, решим позже, когда узнаем, как оставшаяся армия Кадейрна среагирует на поражение своего короля.
   - Думаю, я смогу убедить подданных братца, - заметил один из трех принцев Глоучестера и Поуиса. - Но если это возможно, я бы хотел лично при этом присутствовать.
   - Если сэр Филеус не растратил все силы. И если он каким-то способом сможет переместиться к тебе, все-таки его магия в этом плане ограничена знакомыми местами. Впрочем, Йесмил со своей чашей сумела ему показать город, может и с зеркалом получится.
   - Штурм, я так полагаю, уже закончен?
   - Да.
   Король вздохнул. Со штурмом, даже после захвата холма пришлось повозиться, конечно. А последний отряд тяжелой пехоты вообще забился в какой-то узкий переулок и выставил щиты в три ряда. Сиды уже размышляли, с какой точки их не то что удобно расстреливать, а вообще возможно это делать, когда сэр Седрик по наводке сэра Виктора на них просто не поскидывал своих каменных собак, благо те все равно уже разваливались, и проще было создать новых, чем чинить этих.
   Пехотинцы наглядно продемонстрировали, что своего сэра Балана, способного удержать на себе не только немаленький доспех, порядком тяжелее, чем у "тяжелых пехотинцев" Кадейрна, но и пойманную щитом дубину великана, у них нет.
   ***
   С зеркалом получилось. Не сразу и не с первой попытки, но Оуэйн сумел продемонстрировать профессору ещё не основанного Хогвартса внутреннюю часть своей палатки при помощи карманного зеркальца достаточно подробно для того, чтобы Филеус Флитвик смог-таки к нему апарировать. А потом, перебросившись парой слов со своим учеником Гарри Поттером, апарировать назад уже с принцем Оуэйном.
   Именно поэтому король Артур в сопровождении одного из наследников престола Вирокониума, а также других своих рыцарей, шли прямо к тронному залу, где заблокировался сейчас Кадейрн.
   Артур задумчиво осмотрел дверь, после чего кивнул.
   - Ломайте, сэр Балан.
   Рыцарь кивнул и вогнал засветившийся меч прямо между створок. Ухватился поудобнее, навалился, и с громким треском дубовый засов оказался разрублен пополам. Изнутри зала что-то закричали, загремели похоже что лавками, но отступившего в сторону Балана это не волновало. Ухватившись за одну из ручек двери, он дождался, пока сэр Марк возьмется за вторую, после чего оба думнонийца дернули.
   Внутри комнаты их ждал жиденький строй в десяток солдат, ощетинившийся копьями, но любой из присутствовавших понимал, что в случае крайней необходимости каждый из рыцарей Артура сможет пройти сквозь этот строй в одиночку.
   Возможно, именно поэтому их глубины комнаты прозвучал приказ восседающего на троне мужчины.
   - Хватит. Пропустите их.
   - Но милорд...
   - Вы уже ничего не измените. Пропустите моего брата и его спутников.
   Сэр Балан бросил устрашающий взгляд на подавшихся назад копейщиков, заставляя их слегка ускориться и чуть не запутаться в собственных ногах.
   - Кадейрн, - поприветствовал брата Оуэйн.
   - Оуэйн. Значит, ты все-таки договорился с Артуром. Странно, я скорее ожидал Риенса. Впрочем, сида... Да, ты всегда слишком много слушал друидов.
   - Брат, я все это время хотел тебя спросить. Зачем? Зачем, фоморы тебя побери! Тело отца даже ещё не остыло, когда ты...
   - Ты не поймешь, брат, - оборвал его самопровозглашенный король. - Твой спутник, скорее всего, поймет. А может ОН ему даже покажет. Хотя вряд ли, это я ЕМУ был не опасен, так что он позволял в насланных снах проскользнуть чему-то важному. А Артур, у него есть меч... Меч, что нарушает ЕГО планы. А ещё у него есть сида. И, кажется, я её видел...
   - И где же? - поинтересовалась Йесмил.
   - В ЕГО снах. Не в первых, когда он хотел показать мне величие и подтолкнуть, а в поздних. Король - сердце своих людей, хотя однажды ты поймешь, Артур, что пришла пора искать королеву, чтобы скрепить браком людей и землю. Не сразу, но задолго до того, как ты начнешь искать чашу, - сообщил Кадейрн, замерев на троне и уставившись в неведанные дали невидящим взором. - Но это не важно, ведь то, что я вижу, ты поймешь гораздо раньше сам, Артур. Или тебе объяснит твоя спутница. Знаешь, ОН иногда думал сделать тебя своей королевой, сида. Когда хотел именно подчинить. Но это было редко, слишком ОН тебя ненавидел...
   - Вот как... - задумалась сида.
   - Ты была его врагом, ты стояла между ним и чем-то. Врагом, каким никогда не был я, ведь у меня была лишь земля. Да, земля позволила мне понимать больше, чем хотел ОН, но позволила понять это уже слишком поздно, когда ничего нельзя было изменить. Земля, которая удобна, но которую можно отнять. Или, в случае нужды, заменить.
   Кадейрн печально улыбнулся.
   - Сегодня ты нарушил ЕГО планы, Оуйэн, когда привел сюда Артура. Но не думайте, что ОН остановится.
   - Отца ведь убил не ты, Кадейрн?
   - Нет. Возможно, ОН, хотя и не напрямую. Возможно, это воля богов, старых или нового. А может, просто случайность. Но ОН сумел этим воспользоваться. О, как ОН сумел этим воспользоваться, убрав сразу несколько преград! Впрочем, мне это уже не важно. Делайте, что должно. В конце концов, я всегда знал, что так может закончится... А другого выхода у вас нет.
   - Ты ведь не остановишься брат, не уйдешь в сторону?
   - Поздно.
   Кадейрн вновь печально улыбнулся и закрыл глаза.
   - Прощай, брат, - сказал Оуэйн и потянулся к кинжалу под мрачный кивок Артура.
   ***
   Гарри молча смотрел на то, как вышедший к находящейся в полном беспорядке армии Кадейрна, которую они до этого так старательно преследовали и постоянно беспокоили, Оуэйн просто молча вскинул рваное знамя.
   - Вот и все, - сообщил он, глядя на поднявшийся в лагере шум. - Сейчас они соберут делегацию, потом частью разбегутся, частью пойдут ко мне на службу. А потом мы отправимся прямиком в Вирокониум, король Артур хочет собрать всех своих рыцарей в преддверии ритуала.
   ***
   - Если человек с его фантазиями прав, то все оказалось сложнее, чем я думала... Если учитывать, что армию ты набирал в местном бардаке, возможно, что у слов Кадейрна есть основания. Чего именно я упускаю? Почему тебе было так важно победить меня, причем именно сейчас? Что ты получил от победы и как это связано с Вирокониумом? Ничего, я узнаю, чего ты добиваешься, Улыбающийся Принц.

Глава 7. Камелот.

   Несмотря на то, что присутствие Оуэйна помогало, присоединение Глоучестера и Поуиса к разросшемуся королевству Артура было самой хлопотной задачей, с которой столкнулся молодой король с начала своего похода с целью объединить Британию. Корнуолл вырастивший его сэр Эктор передал Артуру без каких-либо проблем, если не считать мелкой группы мятежников, с победы над которыми объединение страны и началось. Думнония также перешла под власть короны добровольно, а Марк стал одним из рыцарей Артура.
   Король Бертрам Солсберийский сначала был союзником в войне с Идресом, а потом, после спасения его сына из рук гигантов, присягнул сыну Утера. С Дорсетом было сложно, его пришлось после завоевания приводить к покорности силой, но Идрес растратил не только всю казну на саксонских наемников, но и угробил чуть ли не всех знающих как браться за оружие мужчин в своих землях, так что приведение к покорности вылилось разве что в парочку практически несерьезных по сравнению с битвой у Дорчестера штурмов домов отдельных вассалов Идреса, не пожелавших признать власть Артура. Нет, это были не те рыцари, которые вели армию короля и зачарованными клинками и магией сражались против таких же рыцарей Артура Пендрагона, а воители времен до Чуда, которым магии не досталось. Причем воители пожилые, поэтому, собственно, на полях сражений и сгинули не они, а их сыновья вместе с большей частью воинов. В общем, штурмы домов вассалов Идреса были не особо сложными.
   Королевство Глоучестера и Поуиса отличалось от предыдущих случаев в худшую сторону. Во-первых, оно было больше, даже если не учитывать поддерживавшие Оуэна земли. Во-вторых, конфликт трех братьев так и не перешел в открытую фазу, так что разных гонцов и мелких гарнизонов хватало. А в-третьих, мелкие гарнизоны в деревнях вынужденно были не совсем беззащитные - они должны были суметь защитить от разнообразных порождений Тир'на'Ног, вышедших сквозь открывшиеся в Бедегрейне врата и добравшихся до края леса. И это вдобавок к тому, что проснулось с приходом магии на территории самого королевства, а также выбравшимся на поверхность тварям из пещер Уэльса.
   Ну и, наконец, настало такое время года, что военные походы вынужденно прекращались до весны, а сбор налогов, денежных и продуктовых, только начинался. В общем, по дорогам недавно завоеванного королевства поспешили гонцы, а рыцари метались по всей стране, спасибо сэру Филеусу со старшими учениками и леди Йесмил, обеспечившим транспортировку.
   Впрочем, как решил Артур, в будущем нужно будет посоветоваться с друидами о том, как сделать постоянные переходы на Тропы Сидов, имеющаяся пара кругов камней всё-таки недостаточна для того, чтобы оперативно реагировать на ситуацию. Причем один из входов на Тропы желательно было расположить прямо в его новой столице.
   ***
   В Вирокониум последний из отправившихся утверждать власть короля над Глоучестером рыцарей вернулся к зиме. И был это сэр Кей, занимавшийся юго-востоком, по соседству с сэром Гарольдом и леди Катрин, взявшими границу с Мерсией. К счастью, братья Катрин были слишком заняты друг другом для того, чтобы всерьез обращать внимание на то, что происходило с их западным соседом. Наверное, они до самой весны будут считать, что Глоучествер все ещё делят Оуэйн, Кадейрн и Бранделис. И это было хорошо, значит, проблем с этой стороны ждать в ближайшее время не следует. Уэльс, впрочем, тоже агрессивной политики пока не ведет, слишком уж непрочна власть короля Риенса, слишком многое решают друиды, слишком просто местечковому вождю одного из уэльских кланов проигнорировать повеление короля и, в случае его недовольства, просто запереться в своей долине. О, Уэльс был грозной силой, по-настоящему грозной. Вот только таковым был объединенный Уэльс, а целей, требующих объединения у валийцев было не так уж много. К счастью.
   Южный же сосед, Уэссекс все-таки начал бурлить - сэр Седрик выполнил свое обещание. Как удалось выяснить, местные лорды отказались передавать налог королю и подняли свои пусть и разрозненные, но дружины. Не было сомнения, что Цинрик восстание рано или поздно подавит, если, конечно, кто-нибудь не вмешается. Кто-нибудь вроде Рэдвальда саксонского или самого Артура, мерсийцам не до того. Возможно, Логрес смог бы тоже вмешаться, благо Лондон даже после Чуда остался одним из центров торговли, тем самым позволяя королю Оффе поддерживать внушительную армию даже не взирая на более чем скромный размер подвластной территории, но тот уже явно начинал влезать в мерсийскую войну между братьями, а чтобы позволить себе распыляться все-таки сил у него не хватало, ведь в Лондоне тоже гарнизон держать надо, иначе найдутся желающие его с логресского трона подвинуть, вроде того же Седрика. Логресца, а не Диггори, разумеется.
   ***
   Гарри сидел на подвернувшемся невысоком заборчике и задумчиво осматривал площадку на вершине холма рядом с бывшим домом королей Глоучестера и Поуиса. Вообще-то совсем недавно тут стояло здание, то ли какая-то хозяйственная постройка, то ли казарма, то ли дом какого-то из приближенных предыдущего повелителя города, Гарри точно не помнил. К сожалению для здания, Йесмил, с которой посоветовался король Артур, решительно сказала: "Здесь". И на все возражения сообщила, что им ещё повезло. Вполне могло прийтись сносить жилище местных королей. Или, что ещё хлопотнее - делать солидных размеров просеку в городе. Просто потому, что то хотя подходящее место для возведения крепости - весьма обширная область, идеальное место для проведения ритуала приходится подбирать с высокой точностью.
   Призванные королем друиды согласно покивали, заявив, что слова сиды старым легендам соответствуют, а волшебники из будущего о возведении колдовских цитаделей знали разве что то, что Основатели, возможно, так строили Хогвартс. Как бы то ни было, к приходу зимы на вершине холма возвышалось живое опровержение магловских выводов о том, что менгиры, пирамиды и прочие чудеса древнего мира - результат многих десятилетий труда и перетаскивания камней их дикими предками. Реальность, разумеется, оказалась более прозаичной - мегасооружения строились с активным применением магии. Очень активным.
   А что конкретно это было - зелье силы гигантов, самые настоящие гиганты, которых запрягли поработать, трансфигурация, заставлявшая камни ожить и на своих ногах добраться от карьера до нужного места и лечь как надо, в целом играло не такую уж большую роль, благо отсутствием воображения сиды, волшебники и ряд других наделенных магией существ не страдали. Так что любой, решивший, скажем, за месяц возвести "временный круг камней, буквально на один ритуал", как охарактеризовала запланированное творение Йесмил, методы сделать это обычно находил.
   Гарри обвел взглядом круг камней, посреди которого стоял небольшой каменный алтарь, на котором уже завтра разместится сердце крепости, после чего покачал головой. Лезет же в голову всякая чепуха. Как бы то ни было, сэр Кей, последний из собирающихся рыцарей, сегодня с утра прибыл в Вирокониум, а значит, все случится уже завтра.
   ***
   Один из величайших клинков Британии парил над каменным алтарем, мягко сверкая выгравированными на лезвии золотистыми рунами.
   - Процесс пошел, - прокомментировала Йесмил медленно гаснущие руны.
   - Так и должно быть? - взволнованно поинтересовался король.
   - Да, это магия высвобождается из клинка, соединяясь с магией этой земли.
   Стоило отзвучать последним словам сиды, как от алтаря будто побежала мерцающая волна разогретого воздуха.
   - Быстро к алтарю, нужно проконтролировать создаваемую крепость, - сказала Йесмил королю.
   Артур нырнул прямо в дымку и, сделав несколько шагов, замер перед Экскалибуром, положив руки на каменную плиту, на которой парил меч. Дымка магии тем временем прошла сквозь камни круга и тела собравшихся рыцарей, окутала площадку, на которой происходил ритуал мерцающим куполом. И замерла будто в нерешительности.
   Реальность дрожала и расплывалась, напитанная магией, вылившейся из текущих сквозь земли Британии её потоков, некогда пересохших, но сейчас, после Чуда, снова полных силой и жизнью. Потоков, пробитых Экскалибуром, потоков, обладающих достаточной силой для того, чтобы напрямую менять реальность, лишь бы нашелся тот, кто направит их в нужное русло. Например, зачарованный одной из древних богов клинок. Или король, что владел этим клинком и сейчас положил руки на алтарь.
   - Фоморы! - выругалась именем былых врагов своего народа сида. - Он не понимает, как направить магию и только мешает клинку делать свою работу. Или нет четкого образа замка...
   Подчиняясь наитию, Флер шагнула вперед и положила руки на плечи молодому королю, старательно вызывая в памяти образ легких, будто парящих башен Шармбаттона, старательно пытаясь при этом думать в адрес короля и меча.
   - Правильно, девочка! - одобрила Йесмил, увидев, что дымка магии стабилизировалась и вновь начала медленно расширяться.
   На мгновение задумавшись, стоит ли это того, сида тоже шагнула вперед, склонилась над алтарем, старательно избегая прикасаться к левитирующему над ним мечу, после чего положила руки на виски Артура.
   Один за другим рыцари Артура потянулись за ней, прикасаясь то к королю, то к предыдущим рыцарям, вливая свою магию и волю в нарождающееся единение.
   ***
   К прискорбию Флер, её проект замка аля французская школа магии долго не продержался, будучи отвергнутый всеми современными рыцарями как не обороноспособный. Причем четвертьвейла не нашла, что возразить, ведь Шармбаттон действительно полагался исключительно на магическую защиту.
   Поддерживаемый возрастом, авторитетом и тем, что она быстрее всего освоилась, проект Йесмил продержался чуть дольше. Сгубили её башню даже не пятиметровые сидские потолки и не то, что башня стояла в основном за счет магии, с этим как раз проблем не было, а то, что тем, кто не умеет перемещаться по Тропам Сидов или летать, спуск с верхнего этажа до земли был бы крайне, крайне неудобен. И долог.
   Квадратная коробка стен наподобие замка Эйвон, только выстроенная из камня, предложенная современными рыцарями, вызвала кивок на творение Йесмил и мысль сразу нескольких участников ритуала, что использование магии позволяет много сложнодостижимых или вообще невозможных вещей.
   В конечном итоге основой стал мелькнувший в сознаниях гостей из будущего Хогвартс, как замок построенный с учетом магии, но имеющий хотя бы видимые оборонительные сооружения. Да, рыцари и его попытались свернуть в "коробку", причем успешно, но уже не возражали против высоких башен. А вершину замка добившаяся-таки своего Йесмил увенчала типично сидской системой обороны в виде парящей в небе над замком башни, связанной с соседями лишь тонкими волшебными мостами, по которым способны пройти едва ли два человека за раз.
   Башни в один-единственный зал, напрямую связанный постоянной Тропой Сидов с тем местом, что в начале ритуалов было временным кругом камней. Местом, ещё при первых попытках спланировать замок превратившимся в каменный чертог без единой двери, освещаемый лишь Экскалибуром - сердцем рождающегося замка. А в качестве последнего изменения, порожденного мыслью гостей из будущего, тот самый зал на вершине башни оказался обставлен мебелью - одним единственным круглым столом с троном и ещё двенадцатью местами за ним, завершая оборону. И отныне, чтобы добраться до Экскалибура, нужно было сразить всех рыцарей только что сотворенного Круглого Стола.
   И когда все согласились с проектом, нашедшая-таки выход магия попыталась воплотить замок в реальность. Правда, он слегка не влез в свободное место даже с учетом возможности стереть старое жилище местных королей. И тогда магия выплеснулась в город, сдвигая дома, прокладывая новые улицы, поднимая ландшафт и творя внешнее кольцо стен. Постепенно начали формироваться шесть отчетливо видимых пустых площадок, окруженных домами.
   - Священная роща, - пронзила объединенных магией рыцарей мысль Йесмил и Оуэйна. - Для друидов...
   - Со входом на Тропы Сидов, - согласно добавил король, уже ощутивший возможности магического перемещения.
   - Залы исцеления, - постановила Флер. - На случай болезней. И ран.
   - Школа магии, - сообщил бывший профессор Хогвартса. - Хотя бы для того, чтобы обеспечить каждой провинции друидов-погодников, иначе мы рискуем голодать с учетом всех катаклизмов и кризисов. Да и вообще - распространять знания, чтобы не угасли.
   - Кузни для ковки оружия, если мы надеемся завоевать всю Британию, - громко подумал сэр Кей. - И торговая площадь, тут скоро будет центр торговли с Уэльсом.
   - Казармы, - предложила Катрин. - Для охраны города и тренировки новобранцев.
   - Залы рыцарей, с турнирным полем и свидетельствами подвигов, - возразили Марк и Балан. - В том числе и для поднятия морали.
   - Стойла зверей, - предложил Гарри, припомнив Хагрида. - Не только лошадей, но и гигантских волков, а также более редких скакунов. - С учетом некоторых новостей из Уэльса, пригодится.
   Все было нужно. Все было нужно если не сейчас, то в ближайшие годы. Но места не было. И тогда собравшиеся вокруг Экскалибура рыцари-волшебники навалились. Тонкие ручьи личной силы вливались в бурлящий поток магии, вызванный из глубин земли Экскалибуром. Вливались усиливая, расширяя, отодвигая, делая невозможное сначала очень трудным, а потом и реальностью. Под руководством перехватившей контроль Йесмил рыцари давили, расширяли зону воздействия, пусть и истончая магию, но не позволяя её потокам рваться. Да, в паре мест пришлось слегка ужать имеющиеся площадки, а значит, в ту же школу магии придется добавить ещё этаж, но у них получалось.
   И вот уже седьмая площадка под строительство готова, осталось подобрать место для восьмой. Выжмем ещё половинку, ещё немного, отодвинем маленький участок стен и пожертвуем привратной площадкой...
   И с последним изменением истощенные, но торжествующие рыцари выпали из транса и чуть ли не кучей осели на пол. Сохранившая капли силы Йесмил пошевелила рукой, заставляя созданную ранее Тропу активироваться и перенести их наверх, в парящий над замком зал.
   Кое-как поднявшиеся на ноги участники ритуала доковыляли до ближайших кресел и рухнули в них.
   - Никогда бы не подумал, что однажды мне придется создавать свой аналог Хогвартса, - подытожил произошедшее профессор Флитвик. - Мне даже жаль Основателей, их было всего четверо...
   ***
   Как бы ни хотелось усталым рыцарям отсидеться за свежесотворенным Круглым Столом, ничто не могло отменить тот факт, что они только что перекроили город. Город, наполненный жителями. Жителями, которые ещё совсем недавно были подданными другого короля. И пусть разграбления города удалось избежать, а окружающие земли принадлежали ставшему вассалом Артура Оуэйну, последнему выжившему из трех братьев и законному наследнику этих земель, да и тот факт что Вирокониум находится непосредственно во владении короны не афишировался, город ещё помнил, что он недавно был завоеван.
   Помимо работы с население был ещё переезд в новый замок, что, впрочем, не особо напрягало чемпионов Турнира Трех Волшебников, так как попав в это время только с одеждой да палочкой меньше года назад, они не успели ещё обрасти вещами. Что, впрочем, не снимало с юношей дополнительных обязанностей вроде того, чтобы следить, чтобы солдаты не прекращали тренировки и не зарастали жиром, пусть даже основную ношу в этом аспекте и несли сэр Кей, занявшийся ветеранами, и сэр Балан, взявший на себя новобранцев, вдвоем они не справлялись, солдат просто было слишком много.
   Профессор Флитвик целиком и полностью посвятил свое время местным друидам, иногда уча их созданным в далеком будущем заклинаниям, а иногда наоборот, подхватывая у них давно и прочно забытые приемы использования магии, концентрируя не только личные усилия, но и действия своих коллег на одной очень важной задаче - сделать так, чтобы собранное зерно пережило зиму.
   Как бы то ни было, в полном составе на планирование весенней кампании рыцари собрались уже в январе.
   ***
   - ... В отдаленной перспективе меня больше всего беспокоит Уэльс, - обрисовал ситуацию король. - Нет, кланы не прекратили грызться между собой, а Риенс по-прежнему правитель более номинальный, как бы он по этому поводу не злился, и дело даже не в друидах, так что в ближайшее время проблем ждать не стоит. Вот только, согласно торговцам, один друид недавно притащил коллегам драконье яйцо. Живое драконье яйцо, а не те окаменелости, которые иногда находят в пещерах. Нет, эта тварь не летает, как в легендах, у неё даже крыльев нет...
   - Это пока. Магия ещё не полностью пропитала мир, несколько лет же всего прошло, - заметила Йесмил. - Уже следующее поколение будет крылатым.
   - А драконы растут быстро, - припомнил питомца Хагрида Гарри, так что долго ждать этого поколения не придется.
   - Ещё лучше, - скривился король. - Но даже не летучей, если эта тварь вырастет до размеров из легенд времен Вортигерна, а то и более ранних, убивать её будет той ещё задачей, ведь кони на неё просто откажутся бежать, с огнем-то, а пехоту она тем более поджарит. Лучники, конечно, расстреляют, если не струсят и если чешуя не слишком жесткая. Особенно сиды-лучники. Присутствующие здесь тоже в большинстве своем справятся, но радости мало. Впрочем, второй сюрприз ещё гаже и он уже летает - саксонцы научились-таки не только звать ангелов и получать ответ, но и выдергивать их сюда, в Британию. Да, пока не прямо на поле боя, но, боюсь, это не за горами. Собственно, летуны это наша основная проблема - пехота у нас есть, стрелки есть, кавалерия есть. Способных использовать магию тоже хватает, а вот летать...
   - Можно понаделать метел, пусть я и не специалист, но что-нибудь плохонькое сделаю, - предложил приглашенный на совет профессор Флитвик. - Но это не решит проблемы, за метлу держаться надо, а ещё и сражаться рук не хватит. К тому же учиться на неё летать та ещё задача, особенно для привыкшего к лошади.
   - Есть одна идея, - задумчиво сказала Йесмил. - Видите ли, если уйти на Тропы Сидов, то Тир'на'Ног через них недостижим. С другой стороны, мы сумели вернуться, ведь недостижим он только отсюда. Если же идти глубже и глубже в самые дикие леса Британии наподобие Бедегрейна, то достигнешь его самых холодных и темных частей, где тени дают убежище существам, что никогда не видели солнечного света. И там, в этих вечных сумерках граница меж лесами этого мира и лесами Тир'на'Ног столь тонка, что ступив на Тропы Сидов можно из одних перейти в другие. Собственно, в Бедегрейне есть три таких активных перехода, но нас интересует ближайший, расположенный к востоку отсюда. Вернее интересует не сам переход, а та, кто взял на себя роль хранительницы этого места, Мирель Синеглазая, сида Благого Двора, и её грифон. Крупный, очень крупный грифон, вполне способный поднять даже сэра Балана вместе с его доспехами. Причем у нас с Мирель достаточно хорошие отношения для того, чтобы я могла спросить, где она взяла такое животное и получить ответ. На многих грифонов не рассчитывайте, но несколько гнезд разорить я сумею, так что присутствующим здесь хватит.
   - Интересный вариант, тем более что на восток, к живущим на границе леса друидам нам все равно надо, проклятье с погубившего моего брата клинка снимать, - сказал сэр Балан. - Принц Оуэйн?
   - Я проведу и помогу договориться с местными друидами, - подтвердил тот.
   - Вот и отправляйтесь вместе. И с армией. Сначала к друидам, потом через южную часть Бедегрейна выйдете к Мерсии, - подытожил король. - Но вернемся к полету. Положим, несколько рыцарей мы в воздух поднимем, но ведь они и на земле нужны, да и летунам нужна поддержка.
   - В теории - вейлы, - предложила Флер. - И полет, и огонь, пусть и послабее драконьего. Правда, я не знаю, как мы переправимся на континент, да и с поиском места жительства наших общин в эту эпоху будет проблема.
   - Значит, пока отложим. Найдем Мерлина, он магией вроде бы переноситься на континент умел.
   - Гиппогрифы, - сказал Гарри, после чего коротко объяснил, что это за зверь, а Филеус Флитвик дополнил иллюзией. - В Запретном лесу в наше время жили табуны гиппогрифов, а они вполне себе приручаются, с причудами, но без трудностей, это и Хагрид доказал и Сириус потом подтвердил. Учитывая, что лес растет и в этой эпохе, причем он должен быть ещё более густым, пусть и, возможно, менее волшебным... Я готов заняться, только мне нужна метла, профессор Флитвик.
   - Будет, - кивнул потомок гоблинов.
   - Займись. Ещё идеи есть. Значит, с летунами и Мерсией всё. Но и про Уэссекс забывать не стоит. Сэр Виктор, кажется, вы вполне поладили с тем логресцем, вот и позаботьтесь, чтобы его восстание не угасло.
   - Хорошо, - принял задание болгарин. - Только я реквизирую вторую сделанную профессором метлу, для транспортировки между группами повстанцев.
   - Значит, с Уэссексом вопрос решенный, - кивнул король. - Что ж, если в общих чертах планы готовы, теперь можно говорить предметно...
   ***
   Как известно, ни один план не выдерживает столкновение с реальностью. Не выдержало его и творение совместного стратегического гения короля Артура и рыцарей его. Но причиной были не какое-то неожиданные действия соседей, не погода, вполне контролируемая Йесмил в довольно широких пределах, а всего-навсего один сон. Подробное такое видение, посланное королю Артуру Мерлином.
   В Уэльсе кое-что происходило...

Глава 8. Дела весенние.

   Гарри Поттер задумчиво разглядывал выданную ему метлу. Рядом стоял Виктор, с очень похожим выражением лица крутивший в руках свой экземпляр. Это был даже не старый школьный Чистомет. Нет, метлы сами по себе к удобству не очень приспособлены, никто даже не стремится изобразить, что болтание на тонкой палке на высоте - это комфортно, даже если на метлу наложен полный набор заклинаний, дополнительных по отношению к полету, но необходимых для того, чтобы на метлу хоть кто-то сел.
   О творениях же профессора Флитвика можно было сказать лишь, что ручки у них были гладкими - роскошество по меркам десятого века, когда метлы вошли в употребление, что уж говорить о нынешнем шестом. В остальном же...
   - И что вы от меня хотели? Я - профессор чар в Хогвартсе, а не мастер изготовления метел. Базовый чары полета, пара случайно известных мне заклинаний комфорта, вот и все.
   - Но с Молнией... - начал Гарри.
   - Я разобрал её по прутику, а потом собрал назад, проверив на непредусмотренный конструкцией добавки, вот и все.
   - Ладно, оно хоть летает? - поинтересовался Виктор.
   - Летает, я проверял.
   Квиддичисты синхронно вздохнули и взобрались на предложенные транспортные средства, после чего аккуратно поднялись в воздух.
   ***
   Если Йесмил, Балана и Оуэйна ждал лес Бедегрейн, Виктор и Гарри улетели по своим маршрутам, а Флер и профессор Флитвик оставались в Камелоте подле короля, то остальные рыцари вместе с большей частью армии двинулись не на северо-восток, к границам Мерсии, а на северо-запад, к Уэльсу - Мерлин в насланном сне был очень настойчив и требовал, чтобы Артур не только прислал своих представителей, но и обеспечил им достойное сопровождение. Исключением был только король Марк - предварительно планировалось, что и он присоединится к походу в сторону Уэльса, но оценив-таки скорость метлы, король Артур понял, что Гарри вернется ещё до того, как войска вернутся назад к замку Эйвон, из которого выступали осенью и куда призывал для встречи Мерлин. Так что король приказал думнонийцу всё-таки выступать в сторону западной Мерсии и приготовиться действовать. Организатором немолодой воитель был превосходным, а братья Катрин были слишком плотно заняты друг другом, так что определять удобное место для наступления можно было свободно. Нет, что Артур посматривает на Мерсию они узнать могли, как и то, что при его двое появилась их сестра, но отвлечь войска от границы с братом для правившего западной Мерсией Эдварда было смерти подобно - нападет ли Артур ещё неизвестно, а Этельстан вот он, уже готов захватить территорию брата и вновь объединить Мерсию под своей властью. Да, у Этельстана тоже не все ладно, в восточную Мерсию вторгся Оффа, король Логреса, но если Эдвард будет обращать слишком много внимания на Артура, то брат точно нападет.
   В общем, сэр Кей, сэр Седрик и леди Катрин двигались к границам Уэльса, рассчитывая на то, что Гарри довольно скоро к ним присоединится. Сам же упомянутый волшебник в тот момент летел над океаном, на приличной дистанции огибая Бедегрейн.
   ***
   Гарри молчаливо сидел на вершине полуразрушенной стены и болтал ногами. Разожженный у подножия Вала Адриана костер дымил, но свою задачу по поджарке пойманного кролика выполнял. Как там учили в школе на уроках истории, посвященный римской Британии - четыре-шесть метров высотой, восток каменный, запад сложен из дерна... Ага, маглы такие маглы...
   А шедевр римского зодчества, двенадцать метров камня, сплавленного магией в почти неразрушимый монолит, не хотите? Да его двадцать лет ровняли до нынешнего руинного состояния после принятия Статуса Секретности! Иначе маглы бы обязательно задумались, что что-то тут нечисто, стена-то возводилась с помощью магии и в первую очередь против магии. Что, вал строился легионерами? Конечно, легионерами, приметными такими мужчинами с высокими посохами, увенчанными орлом, в случае аквиллера, предводителя легионных магов, или символами отдельных когорт у его помощников-сигниферов. Римляне не самоубийцы отпускать значительное количество солдат без магической поддержки - уйдут ровно до первого дракона или химеры.
   Впрочем, даже без целенаправленного разрушения в исполнении потомков, за прошедшие четыре века с его постройки и полтора века с того момента, как он был заброшен, Вал Адриана обветшал. Это было ожидаемо, и именно это обветшание Гарри и увидел - несколько пробоин, полузасыпанные рвы, башни без крыши. Проблема была не в обветшании, а в местах его отсутствия, наглядно демонстрировавших, что вал чинили. Да, не по всей длине, да, грубовато, но чинили!
   - Значит, на этом пятачке между Валом и Бедегрейном есть кто-то, кто опасается пиктов, имеет достаточно знаний о магии, чтобы найти подходы к старым римским заклинаниям, и обладает достаточным количеством магов, чтобы этими знаниями воспользоваться в масштабах ста с лишним километрового Вала Адриана. Этот кто-то, конечно, отгорожен от нас Бедегрейном и потому не угроза, но король должен узнать об этом.
   ***
   - А вот это мне уже не нравится. Если Вал Адриана всего лишь чинили, то Вал Антонина мне совсем не нравится, - мрачно сказал Гарри, описав на своей метле круг над исполинским проломом в стене.
   Нет, беспокоил его совсем не пролом - ясно было, что после ухода римлян те, против которых стену строили, стену рано или поздно пробьют. Гарри беспокоили роящиеся в проломе и его окрестностях духи. Причем это были не безобидные приведения, как в Хогвартсе, впрочем, и пронзающего холода и ужаса, как от присутствия дементоров, от духов не было. От одиночных духов, а в проломе их скопилось много, так что давление было. К счастью, волшебнику не было нужды преодолевать стену пешком, через пролом - в его распоряжении была метла.
   Тем временем копошащиеся внизу призраки заметили Гарри. Во всяком случае, некоторые начали подниматься в воздух и довольно быстро полетели к волшебнику.
   - Гнилые доспехи, ржавое оружие - и все в руках приведений. Или надето на них. Нет уж, если они могут держать материальные предметы, это явно не простые призраки, - задумчиво сказал волшебник, доставая палочку и концентрируясь на счастливых воспоминаниях.
   В голову почему то лезло не то заявление Сириуса, о том, что Гарри уедет от Дурслей - пустое обещание в этом времени, а сосредоточенное личико Катрин, зажигающей свой первый Люмус.
   - Экспекто Патронум!
   Из палочки вырвался олень, сверкающий серебром, как луна в небе. Он галопом понесся прямо по воздуху, нагнув голову, бросился на призраков и замелькал среди тёмных фигур, разбивая клинки, разрушая доспехи и поднимая на рога призрачную плоть. Агрессивные духи взвыли, и начали стремительно спускаться, пытаясь укрыться у земли. Гарри не знал, на что они рассчитывают, думают ли отвлечь Патронуса на своих собратьев или надеются, что тот либо не последует за ними, либо не умеет проходить сквозь стены, что они должны суметь, когда сбросят с себя гнилое железо. Впрочем, волшебник и не стал это узнавать - он прекратил наблюдение, направил метлу на северо-запад и понесся со всех прутьев.
   - Хорошо, что интересы Артура не простираются так далеко на север. Даже не представляю, как бы я вел армию через эту стаю странных призраков, - подытожил приключение гриффиндорец, после того как отлетел подальше и убедился в отсутствии погони.
   ***
   Гарри описал круг вокруг, наверное, Запретного Леса. Во всяком случае, располагался он недалеко от побережья Шотландии, рядом было озеро, да и один холм, похожий на хогвартский. К сожалению магловского рыбацкого городка на побережье, Маллаига, кажется, в этом веке ещё не заложили, замка не было, Хогсмида тоже, да и сам лес был откровенно маленький. В общем, ориентиры для опознания пока ещё не Запретного леса у, пожалуй, самого юного из рыцарей-волшебников короля Артура отсутствовали. Да, что-то волшебное в лесочке, к счастью, чувствовалось, но далеко не так сильно, как в Бедегрейне.
   - Возможно, лес стал волшебным только в последние годы, из-за Чуда, как сейчас говорят? - подумал Гарри, осматривая окружающую уже густую часть леса поросль. - Впрочем, за несколько лет тут что-то могло и завестись. Пора начинать поиски.
   ***
   Первый табун крылатых скакунов Гарри отыскал уже через полчаса. Проблема была в том, что это были точно не гиппогрифы. На поляне стояли и настороженно глядели на волшебника существа, которых Гарри, если бы потребовалось подобрать для них имя, наверно, назвал бы лошадьми, хотя в них было и нечто от пресмыкающихся. Плоти -- ровно никакой, только чёрная шкура, облегающая скелет, видимый до мельчайшей косточки. Головы как у драконов. Глаза белые, без зрачков, широко открытые. И вдобавок большие, растущие из холки чёрные кожистые крылья -- ни дать, ни взять -- крылья гигантских летучих мышей. Странно, зловеще выглядели в полумраке эти существа, которые стояли совершенно неподвижно и беззвучно, косясь на Гарри пустыми белыми глазами. Но все же это явно были крылатые лошади.
   - Значит, даже если гиппогрифов не найду, путешествие прошло не впустую. Думаю, на вас тоже можно летать. Но лучше всё-таки поискать гиппогрифов - с ними я хотя бы знаю, как обращаться...
   ***
   Гиппогрифов Гарри нашел уже на следующий день, заночевав прямо на холме будущего Хогвартса, укрыв место ночевки всеми известными защитными и сигнальными заклинаниями, с благодарностью вспомнив профессора Флитвика, который за лето и осень их натаскал в требующихся для комфортного разбиения лагеря заклинаниях, да и после того, как было решено, что Гарри отправится на север, тратил на него несколько часов в день, пока не убедился, что тот сможет в одиночку выжить и, в случае чего, убежать.
   Волшебник осматривал свою цель. Туловище, задние ноги и хвост коня, передние лапы, крылья и голова - орлиные, сильный стального цвета клюв и огромные блестящие, как апельсины, глаза. Когти на передних лапах величиной в треть метра - настоящее орудие убийства. И, в отличие от тех гиппогрифов, которых он встретил два личных года назад и целую вечность вперед, на этих диких зверях не было ошейников с удерживаемых Хагридом цепями. Гарри сглотнул и двинулся вперед, надеясь, что не разделит судьбу вспомнившегося почему-то Малфоя. Здесь и сейчас нападение гиппогрифа может окончиться гораздо хуже.
   ***
   - У, волчья сыть! - сказал Гарри, не отрываясь от разглядывания своей руки.
   Ответом ему послужили разъяренный взгляд и попытка встопорщить перья в исполнении ближайшего гиппогрифа. К сожалению для связанного цепью зверя, на разъяренные взгляды волшебник внимания не обращал, а перья у гиппогрифа и так стояли дыбом из-за статического электричества.
   Но Гарри сейчас больше интересовала перевязанная заклинанием рука.
   - Да, сейчас я понимаю Малфоя... - вздохнул волшебник. - И понимаю, как важен был Хагрид, державший вас на цепях. Ничего, я вас все-таки поймал, так что приручим...
   Меж тем он продолжал разглядывать руку, из которой совсем недавно был выдран солидный клок мяса. И, тем не менее, рука сгибалась. А ещё она уже перестала кровоточить. Да, из неё по-прежнему был вырван кусок мяса, да, как подозревал Гарри, минимум одной мышцы он лишился. Но рука работала. Болела, плохо слушалась, но работала, поддерживаемая скорее магией, чем кровью.
   Но интереснее работы руки было ощущение безмолвного присутствия за спиной. И если источник первого "присутствия", далекого и взволнованного, но покровительствующего, опознавался без труда - король, то второе присутствие, оставшееся после того, как король понял, что с его рыцарем все в порядке и успокоился, было монументальным и каким-то безличным.
   Был ли это Экскалибур или уже воздвигнутый его силой почти живой, подобно оставленному в далеком будущем Хогвартсу, замок, Камелот, Гарри не понимал, но это и не имело значения. Клинок или же волшебный замок, хотя по сути они сейчас одно и то же, даже сейчас ощущался за спиной волшебника, пусть даже в реальности находясь на противоположном краю Британии. Ощущался и незримо поддерживал, питал силой, затягивал раны. Как подозревал Гарри, отпускать от себя своих рыцарей-волшебников живой замок явно не хотел. Значит, с одной стороны, уйти со службы Артура может оказаться проблематично, а с другой - уйти с этой службы в смерть тоже нужно умудриться. Авада, моментальные и крайне тяжелые травмы, поцелуй дементора и прочие подобные "неприятности", наверное, справятся. Но в остальных обстоятельствах, похоже, рыцарей Круглого Стола придется после битвы даже победившему врагу целенаправленно добивать.
   Хотя Гарри был не уверен, что, получив смертельный удар по голове, кто-то из его соратников не очнется под ощущение медленно встающих на место костей черепа...
   ***
   Прибывший порталом Филеус Флитвик неодобрительно покачал головой - портал был откровенно корявенький. Но то, что у Гарри, недавнего четверокурсника получилось этот портал создать, уже было впечатляющим. Тем не менее, доставку пойманных животных ему явно доверять не следует - те этого не переживут.
   - Ещё и костлявые крылатые кони? - переспросил профессор. - Это фестралы. Они тоже вполне приручаются, причем даже лучше, чем гиппогрифы. В Хогвартсе они кареты таскали. Великолепная находка.
   - Профессор, но ведь кареты были безлошадными! - искренне удивился гриффиндорец.
   - Не безлошадыми, а запряженными фестралами, - поправил Флитвик. - Эта одна из разновидностей крылатых лошадей. Их видят только те, кто вживую видел смерть другого человека, поэтому для школьников кареты чаще всего выглядят безлошадными. Но, к сожалению, в этом времени мы на смерть насмотрелись...
   ***
   Сразу после переправки отловленных гиппогрифов и фестралов в Камелот, Гарри попал в нежные, но цепкие ручки Флер Делакур, которую, естественно, сопровождало некоторое количество завербованных ей друидов, владеющих хоть какой-то целительной магией. Не сказать, чтобы колдомедицина строящегося королевства Артура была чем-то организованным, но запланированные четвертьвейлой Залы исцеления обрели если не здания, то хотя бы базовый персонал. Персонала того тоже было немного - Флер, несколько друидов, знающих, как варить лечебные зелья и успевшие уже слегка расширить арсенал за счет переданных им Флер знаний, пара местных знахарок без капли магических способностей на подхвате. На весь Камелот их естественно не хватало, но для оказания достаточного внимания рыцарям уже было более, чем достаточно.
   В общем, травмированный получил кружку кроветворного зелья и какие-то современные припарки от друида, просидел пару дней под надзором, получил указания на следующую неделю и запас зелий, должных заново отрастить утраченную мышцу. И только потом, как и планировалось, отправился следом за уходящим к Уэльсу войском, дабы присоединиться к уже предводительствующим ему рыцарям. Отправился короткими перелетами, на которых настояла Флер - метла, конечно, не особо напрягает руки, но с левой рукой на перевязи лучше было не рисковать.
   Со зверями же предстояло разбираться остающимся в Камелоте.
   ***
   Виктор задумчиво рассматривал горстку едва вооруженных повстанцев, с которыми ему вскоре предстояло брать лагерь сэра Беала близ деревеньки Силчестер на северо-западе Уэссекса, недалеко от того замка, где совсем недавно они с королем Марком встречались с устроителем и вдохновителем этого восстания. Топоры у повстанцев хотя бы были, некая пародия на доспехи - тоже. Собственно, единственным положительным элементом, гарантировавшим успешное взятие того-самого Силчестера была почти сотня лучников, из войск, ведомых сэром Беалом и дезертировавших.
   Проблема была в том, что даже после массового дезертирства лучников, у Беала помимо небольшого количества пехоты и копейщиков осталось ещё четыре десятка конницы. Да, это была импровизированная тяжелая конница "аля Бранделис", как обозвал её Гарри после той битвы на реке Северн. Но даже тяжелая пехота, посаженная на лошадей и держащая копье кое-как - большая проблема, особенно если учитывать, что Беал вдобавок к собственным скромным магическим способностям отыскал монаха. Да, тот ничего особого из себя не представлял, но на то, чтобы расписать крестами доспехи половины псевдо-конников, даруя им сопротивление магии, а также добавить выносливости их лошадям своими молитвами-заклинаниями, позволяя вчерашним крестьянским лошадкам своих наездников хотя бы час тащить, сил у монаха хватало.
   Казалось бы такая мелочь - одно благословение, но пехотинцы на клячах становятся полноценной конницей. Виктор опасался, что если подобное благословение достаточно распространено, подобная импровизированная конница может сначала стать любимым козырем христиан-саксов, а потом, по мере набора опыта что священниками, что самими конниками, превратиться в отдельный род войск намного раньше, чем это написано в магловких книгах по европейской истории. И плевать бы на выдумку монахов, если бы эту христианскую конницу сейчас не нужно было разгромить самому Виктору.
   - Итак, мне нужно вывести из боя тяжелую конницу. Значит, бить надо не по кое-как защищенным от магии всадникам, защиту-то я пробью, но времени много уйдет, а по лошадям. Дракона на них нет! Или Седриковых каменных собак...
   Виктор представил, как рыцарская конница врубается в ряды каменных псов, ломая ноги лошадям, падая на землю или, в случае крайней удачи, тупя современные клинки не лучшего качества. Впрочем, его мысли быстро вернулись в более конструктивное русло - дракона у него не было, но вот драконье пламя изобразить ему было под силу. В конце концов, ему не обязательно, чтобы оно было совершенно натуральным, плавило камень, оставляло незаживающие ожоги и так далее, достаточно, чтобы в него поверили лошади.
   ***
   Произошедшее на следующий день сражение пафосно назвали Битвой Призрачного Пламени, и оно стало первым в неожиданно длинной череде побед Уэссекских повстанцев. Устроивший эту победу волшебник, впрочем, предпочитал термин - стычка в результате которой повстанцы обрели нормальное оружие. И тихо признавал, что все закончилось настолько удачно в первую очередь потому, что сэр Беал скакал во главе своей "тяжелой конницы". Соответственно, к иллюзии дракона и выдыхаемого им столь же иллюзорного огня, слегка приправленного огнем настоящим, Беал был ближе всего. И, что важнее - его конь был ближе всего. Животное не выдержало, попыталось резко остановиться, встать на дыбы и чуть ли не развернуться на задних копытах. Такого издевательства не выдержал уже сам Беал и свалился прямо под копыта лошадей своих спутников.
   Его монах на лошади не ехал, а шел с пехотой, но, оставшись единственным волшебником в войске, растерялся и мало что смог противопоставить Виктору, оказавшись зажатым между необходимостью отбиваться от летящего в небесах более умелого волшебника и одновременно пытаться что-то сделать с лучниками. В какой-то момент он слишком увлекся молитвой с целью покарать нечестивцев и Виктор его достал.
   После поражения сэра Беала, Виктору оставалось только наведаться в сокровищницу принадлежавшего тому поместья, назвать это сооружение крепостью после участия в возведении Камелота у Седрика язык не поворачивался.
   Помимо незначительного, прямо скажем, количества провизии в погребах, тем не менее способного прокормить эту банду повстанцев в течение нескольких месяцев, в сокровищнице обнаружилась небольшая сумма золота и разных побрякушек, а также длинный плащ. При первом взгляде он ничем не привлек внимание Виктора, но уже через мгновение тот повернул голову назад. Да, совершенно обычный белоснежный плащ из шелка, мантии из которого квиддичист не раз видел на торжествах по поводу своих побед. Паучьего шелка, хотя в Британии этого века нечего делать и обычному шелку, а уж акромантулы, из паутины которых будут много веков спусти ткать привычные ему мантии, вообще живут на противоположном конце земного шара.
   Через полчаса возможно проклятый артефакт был надежно упакован, после чего Виктор оседлал метлу и полетел на северо-запад. В конце концов, двести с небольшим километров - не расстояние для метлы, можно и сделать небольшой крюк до Камелота в своем полете к следующей группе повстанцев.
   Магический предмет был сдан профессору Флитвику, но в следующий раз волшебник увидел свой трофей уже через несколько недель в сквозном зеркале во время связи с Камелотом - плащ из паутины гигантских пауков Глубоколесья, некогда принадлежавший легендарному барду Талиесину, красовался на плечах той, что умела своим пением усыплять драконов и тем самым могла заявить, что она среди воителей и колдунов наиболее достойна наследия легендарного барда - Флер Делакур.
   ***
   По-настоящему могущественные маги подавляют одним своим присутствием, об этом жизненный опыт Гарри говорил однозначно. Да, некоторые борются с этим эффектом, вроде Дамблдора, изображающего эксцентричного старика, или Йесмил, флиртующей напропалую с более-менее интересными субъектами - Оуэйн был только первой жертвой, возглавлявший шедшую к Уэльсу армию сэр Кей уже добавился к списку во время похода на Вирокониум, да и сэр Балан, Гарри был уверен, уже ощутил на себе внимание сиды. Причем делая так, они не врут - Альбус Дамблдор действительно был эксцентричным стариком, а Йесмил на самом деле находится в активном поиске мужчины для совместного заведения потомства. Некоторые, как Волдеморт, полностью соответствовавший титулам большого кошмара Британии и Того-кого-нельзя-называть, эффектом наслаждаются.
   Морщинистый старик в расшитой колдовским янтарем мантии-доспехе, встречавший вернувшуюся к стенам замка Эйвон армию, судя по всему, был слишком стар, чтобы что-то изображать. Он, стоявший ещё у трона Вортигерна, уже будучи стариком, и, как некоторые утверждают, рожденный ещё в первый век магии, просто был собой. Мерлин стоял в полный двух с лишним метровый рост, демонстрируя заостренные уши, выдающие в нем сида-полукровку столь же очевидно, как низкий рост Флитвика выдавал потомка гоблинов. Стоял и подавлял одним своим существованием.
   - Сэр Кей, - начал великий волшебник. - Принцесса Мерсии и... Интересно, гости из неслучившегося. Так вот что я почувствовал некоторое время назад. Что ж, молодые чародеи, мы ещё поговорим о вашем путешествии, сквозь время, но позже. Дайте сначала всех осмотреть и обсудить насущные дела, а после разобраться с ними... Сиды и воины людей. Неплохо, должно хватить.
   - Хватить на что? - спросил более-менее знакомый с волшебником Кей.
   - Надвигается война. Бывшие ранее язычниками саксонцы ныне ревностные христиане, а Уэльс вернулся в старой вере. И растущие владения Артура расположены меж этих двух безжалостных королевств. Можно стать союзником одному или бороться с обоими, - пояснил волшебник. - Я настоятельно советую ему выбрать в союзники Уэльс. Но это не одна лишь война юга, вся Британия сейчас неспокойна. В далеких серверных морях, где властвует тьма, Оркнейские острова обрели новую королеву-ведьму. Пираты, колдуны и чудовища служат ей и сейчас она обратила внимание на юг и послала чернокнижника войти в контакт с валлийскими друидами.
   - И что этот колдун делает здесь?
   - Королева Моргауза послала его к Рионсу, королю Уэльса. И вестник её обладает ценными знаниями для местных друидов. Артуру не следует их недооценивать - друиды сделали Риенса, обычного племенного вождя, владыкой всего Уэльса, и, с помощью королевы-ведьмы, могут обрести ещё большую силу.
   - Откуда тебе это известно?
   - Я Мерлин и я знаю все, что другие хотели бы скрыть. Друиды встретят посланца Мограузы у Динас Эмрис.
   - Крепость Вортигерна, под корнями которой сражались два дракона? - осторожно спросил Седрик.
   - Да, юноша, разве что сейчас эта крепость принадлежит мне. Не беспокойтесь, вам не придется драться с драконами, да и армия Уэльса вас не побеспокоит, пусть они и размещается неподалеку. Артуру нужно лишь победить посла оркнейцев и сделать это сейчас, пока его будущие враги не успели стать друзьями. Я же в то время, пока вы сражаетесь с чернокнижником, наведаюсь ко двору Риенса и уговорю его на союз с Артуром.
   - Динас Эмрис отсюда немного далековато, - заметил сэр Кей.
   - Я знаю. Впрочем, и оркнеец со своей свитой ещё в дороге. Я проведу вас тропами сидов так, чтобы вы смогли его перехватить.
   - На полдня пути вперед его, чтобы мы успели оценить силы и подготовить засаду, - сказал Кей. - Это возможно?
   - Разумеется. Дайте мне несколько минут, чтобы открыть путь.
   Мерлин на мгновение задумался, потер прикрытый седой бородой подбородок, и вскинул посох. Пространство начало медленно разрываться, открывая вход на тропу сидов.
   ***
   Когда Гарри приземлился, взял метлу в руки и направился к остальным рыцарям, его мрачное выражение лица сказало тем почти все, что требовалось знать.
   - Насколько все плохо? - предпочел, тем не менее, уточнить сэр Кей.
   - Очень. Не знаю, как оркнейцы такое войско переправили, сильно сомневаюсь, что кораблями... Итак, великаны, дюжина. Идут тройками, с обычными войсками между ними. Возможно для того, чтобы не вызвать оползней, все-таки они тяжелые, а весна дождливая.
   - Уже погано, - помрачнел молочный брат короля.
   - Гигантов мы уже побеждали, - заметил Седрик. - У владений Девы Озера.
   - Побеждали, - согласился Кей. - И ещё раньше, в Соммерсете побеждали. Вот только поверь мне, великан на островке, особенно на песчаном пляже, или великан на соммерсетских болотах это одно. Особенно если он тебя не видит из-за тумана и деревьев. А великан, у которого под ногами твердый камень и который может бежать, при этом зная, куда бежать - это большая проблема. Ноги длинные, бегает быстро, а когда добирается... Сэр Балан его удар может и выдержит, присутствующие здесь сиды тоже, хотя насчет лучниц не уверен...
   - Они не выдержат, - сообщил один из воинов.
   - Значит, не выдержат. Леди Катрин?
   - Пробовать не буду, - призналась девушка.
   - Ясно. Так вот, все остальные от взмаха дубиной или, что хуже, просто пинка, разлетаются. И хорошо ещё, если остаются в живых, а если совсем повезет, воинов даже можно вернуть в строй. Этак через годик. В общем, если великан может до тебя добраться - это проблема. Очень большая проблема. Ладно, продолжаем плохие новости.
   - Гигантские волки, две дюжины.
   - Плохо, но уже лучше. Их отсылают в разведку?
   - Нет, держат, как цепных зверей. Но, безусловно, спустят на нас, когда обнаружат.
   - Воины, вооружены топорами, семь десятков. Именно они составляют ближайшую свиту колдуна. И, на закуску, лучники - полторы сотни, - закончил Гарри.
   - Лучников неожиданно много для северян. И полторы сотни это гораздо больше, чем у нас. Да, на нашей стороне не только люди, но и сиды, которые как лучники гораздо лучше, но их все равно многовато. Итак, две основные проблемы - лучники и великаны. Разбираться с ними желательно по-отдельности. Вот как мы поступим...
   ***
   Сцена "обычное туманное утро, сиды решили обстрелять великанов" удалась на славу. Выбрав подходящее место, где тянущаяся по долине дорога ныряет в каменистую лощину, очевидно некогда прогрызенную рекой, Кей разместил свои войска сверху, а всю дорогу залил выглядевшим совсем не страшным туманом. Северяне и купились, решив не сворачивать с целью поискать проход через лес, а просто пойти по дороге. В конце концов, туман и туман, даже великанам едва по пояс, они выход из лощины и увидят.
   Они и увидели - отряд сидов над лощиной, впереди и справа. Впрочем, сначала они почувствовали стрелы. При этом карабкаться по склону ещё человек бы сумел, а вот тяжелый великан скорее бы грохнулся назад на дно. Великанам не оставалось ничего другого, как рвануться вперед, стараясь выбраться из ловушки, при этом вызывая тихую панику в рядах ничего не видевших из-за тумана людей. Колдун спустил гигантских волков, те даже обогнали великанов и достигли выхода из лощин первыми только для того, чтобы столкнуться с каменными псами, которых полдня оживлял Седрик. Тому едва хватало внимания, на то, чтобы командовать стаей, даже привычные костяные клинки вместо того, чтобы левитироваться в цель сиротливо лежали рядом.
   В конце концов, изрядно утыканные стрелами, не только сидскими, но и человеческими, великаны достигли края лощины и начали было разворачиваться, чтобы добраться-таки до надоедливых лучников, но тут свой ход сделала Катрин. Если для излюбленного приема Балана с "удлинненным" магией мечом было далековато, то напитывание оружия сопровождающих воинов для придания пробивающих броню свойств - любимый прием самой мерсийской принцессы, лег на колчаны сидов, как родной. И стрелы, ранее все-таки застревавшие в великаньих телах, начали то ли уходить вглубь по самое оперение, то ли вообще пролетать насквозь. Нет, мгновенно те не погибли - чудовищная живучесть великаньего рода брала свое, но впервые за битву они начали всерьез кровоточить. Могучие сердца по прежнему гнали кровь по организму, вот только теперь они также проливали её наружу. Первая тройка великанов замедлилась, позволив второй группе себя догнать...
   И притаившийся до того момента в небесах Гарри ударил молнией по всем шестерым, чтобы потом на бреющем пролететь над лощиной, посылая в туман бомбарды. Попадать было не обязательно, да и не реально, главное навести панику, а уж ловить оркнейцев будут на выходе из ущелья. Заодно Гарри следовало занять место в задней части ущелья - вдруг враг открыто побежит.
   А потом свой удар нанес сумевший-таки доораться до одного из гигантов оркнейский колдун. Заставив гиганта остановиться, вернуться к нему и поднять на ладони над туманом, оркнеец впервые за бой обозрел ситуацию и увидел куда бить.
   Облако голодной тьмы затопило место, где стоял один из отрядов сидов-лучников, разрослось и захлестнуло пытавшийся хоть как-то сравниться с ними отряд людей. А потом тени обрели жизнь и начали убивать.
   ***
   Первым на нештатную ситуацию среагировал, как и положено, полководец - сэр Кей. Правда обычно полководцу не положено отчаянно матерясь мчаться прямо в облако тьмы, параллельно срывая с пояса висящий там рог. Кей с разбегу ворвался во тьму, после чего в облаке пронзительно прозвучал рог, и солнечный свет хлынул на землю, разгоняя тьму. И та нехотя отступила, оставляя одного рыцаря, дюжину израненных сидов и полсотни человеческих трупов.
   Лишь чуть позже Кея покинула свое место во главе не пострадавшего отряда лучниц Катрин. Вскочив на спину сидевшей на краю лощины каменной собаке, девушка ударила по бокам пятками. Каменная статуя, чей рассудок уже мало уступал живому прототипу, кое-как поняла нежданную наездницу, прыгнула вперед, свалилась на дно лощины, потрескалась, но уцелела, лишь на мгновение пошатнувшись от удара, после чего рванула вперед, к служащему колдуну наблюдательным постом великану. Оркнеец меж тем тратить на спуск с великана время не пожелал, приготовившись вновь колдовать прямо со своего импровизированного насеста.
   Чуть ли не протоптав себе путь сквозь один из отрядов северных лучников, потрепанная, рассыпающаяся собака поравнялась с великаном. Катрин, бросившая свой щит ещё в самом начале поездки, обеими руками схватилась за меч, пропустила сквозь него поток магии, направила лезвие горизонтально и буквально прорезала вырвавшимся из клинка потоком магии обе ноги служившего колдуну наблюдательным постом великана. И великан завалился вперед, подгребая под своей тушей собственного командира. Катрин, впрочем, далеко от него не ушла - не выдержавшая, наконец, такого издевательства каменная собака пробежала ещё несколько метров, после чего потеряла и без того рассыпающуюся лапу, рухнув на землю. Воительница с неё сумела спрыгнуть, пару раз взмахнуть мечом, перерубая ближайших солдат и заставляя инстинктивно отшатнуться остальных.
   Тем не менее, впервые за битву оркнейские воины увидели врага. Врага, который не прятался за туманом, врага, до которого можно было дотянуться даже не луком, топором ! Но далеко рванувшие к Катрин топорщики не убежали...
   - Бомбарда! Бомбарда! - звучало с небес условно боевое заклинание четвертого курса там, в далеком будущем, способное не всякую дверь вышибить.
    Но здесь, в напоенной магией Британии после Чуда, это заклинание, менее смертоносное, чем та же молния, все равно становилось грозной силой, разбрасывая тела и проделывая кратеры в земле. Гарри спикировал к земле, подхватил Катрин, затащил на метлу тут же вцепившуюся в него девушку и рванул ввысь, пока лучники не очухались.
   - Спасибо, мой рыцарь! - сказала прижавшаяся к волшебнику мерсийская принцесса, отчего Гарри покраснел.
   ***
   Уже потом, после того, как большинство оркнейцев было повержено, а меньшинство рассеяно, все убедились, что придавленный трупом гиганта колдун мертв, а прибывшему посланнику короля Риенса заявили, что союз с королевой-ведьмой закончился, даже не начавшись, и что Риенсу следует заключить союз с Артуром до того, как христианские фанатики сомнут его, обозревавший большую часть битвы с небес Гарри подошел к сэру Кею.
   - Тот второй рассвет... Это очень похоже на рог зари, как этот артефакт описывала Йесмил.
   - Нет, это был не рог зари. Это был все тот же рог, который нам дал друид у Вик-на-Винтера. Вроде как он позволяет управлять туманом, проделывая вещи вроде сокрытия единственного отряда. Проблема в том, что туманом я умею управлять и без него, собственно это первый талант, проявившийся у меня после Чуда. Зато меня очень заинтересовал ваш рассказ о том, как вы в той проклятой деревне боролись с мертвецами. И я подумал, что если у меня все равно талант по работе с погодой, подобный трюк может оказаться очень полезным для борьбы со всякой злой магией. Почти месяц осаждал Йесмил, пусть она больше по штормам да молниям, тренировался до истощения, но научился-таки вызывать ложный рассвет без всяких артефактов, чисто сам. Причем как выяснилось, рог Авалона и в этом помогает. Да, пока могу вызвать всего лишь раз за бой, да и то ненадолго, но когда увидел то темное облако, вспомнил про боящихся света призраков и решил посмотреть, не развеется ли тьма, если я вызову зарю прямо в ней. И не ошибся! Жаль, для людей все же было слишком поздно, только сиды дожили, слишком уж мощной была та гадость.
   Рыцарь печально покачал головой.

Глава 9. Планы.

   - И все-таки зима прошла, а я до сих пор не привык к этим окнам, - заметил король, смотря из окна на засыпающий город. - Мы должны были вымерзнуть ещё в первую неделю. И не важно, сколько дров было запасено...
   - Не думайте так, Ваше Величество. Иначе мы действительно вымерзнем! - серьезно ответил Филиус Флитвик.
   Артур удивленно на него посмотрел.
   - Я уже видел нечто подобное, в Хогвартсе. Несколько лет назад по моему времени, то есть спустя столетия. Тогда директор школы, Альбус Дамблдор был вынужден оставить школу почти на неделю и его обязанности легли на его заместительницу. В том числе, связь с замком. Тепло тогда держалось, но многие другие бытовые чары полетели. Дело в том, что Хогвартс, как и Камелот - был скорее воплощенной магией, ожившим чудом, чем простым замком из камня. Он был волшебной крепостью и он был связан со своим хозяином - директором Хогвартса, так что он откликался на ожидания. Но хозяин Камелота, хранитель Экскалибура, его волшебного сердца - вы. И Камелот будет повиноваться вашим желаниям.
   - И если я всерьез решу, что в этом замке должно быть холодно... Понятно. Да, лучше быть осторожнее.
   - Мастер Филиус! Мастер Филиус! - донесся до них голос, после чего из-за поворота в коридор выскочил мальчик лет десяти, только для того, чтобы увидеть короля, резко остановиться, удивленно распахнуть глаза, спохватиться и склониться в поклоне. - Ваше Величество.
   - Спокойно Кэдоган, что случилось? - спросил профессор Флитвик.
   - В зале Круглого Стола светится одно из зеркал!
   - Какое именно? - заинтересованно спросил король.
   - То, которое лежит на столе перед местом сэра Балана, мой король.
   - Спасибо, Кэдоган, мы сейчас подойдем, - сказал волшебник. - Можешь возвращаться в комнату и постарайся запомнить заданный на сегодня рецепт.
   - Да, мастер Филиус.
   Низенький волшебник поспешно потрусил вслед за уже шедшим к Круглому Столу королем.
   - Ещё один ученик? - поинтересовался король.
   - Талантливый парнишка. И смелый. Когда понял, что владеет магией, не побоялся отправиться в город, где и был-то однажды с отцом. В одиночку, зимой, с одним только ножом, едва контролируемой магией и без единого заклинания, которому можно довериться. Но добрался, сумел попасть к замку, после чего стал искать не просто первого же друида, а лично меня, нашел и попросился в ученики. Сейчас вот хочет выучиться магии и мечтает стать рыцарем Круглого Стола, - сообщил волшебник, после чего на мгновение задумался, вспоминая один занятный портрет, висевший на стене Хогвартса. - Может даже это у него получится.
   - Если талант есть, то сейчас такое время, что людьми разбрасываться нельзя, может и займет, какое бы у него ни было происхождение, - сказал Артур. - А смелось это очень хорошо. Потому что одной магии мало - чтобы против тех же великанов стоять и головы им рубить, настоящая доблесть нужна.
   - Пока он даже слишком смел, на том уровне, где смелость превращается в самоубийственную глупость, - заметил Филиус Флитвик. - В одиночку, зимой, близ границы Бедегрейна с одним ножом... Ничего, научу соизмерять силы и знать, когда нужно смело идти в бой, а когда сначала позвать соратников.
   ***
   Невысокий волшебник поднялся в воздух над не рассчитанным, к сожалению, на его рост столом и прикоснулся к зеркалу, в результате чего то незамедлительно отобразило шлем с поднятым забралом. За забралом виднелись глаза сэра Балана.
   - Мой король, - склонил голову тот, сняв-таки шлем.
   - Сэр Балан. Как ваш поход и где остальные?
   - С меча проклятье мы сняли. Что же касается Йесмил, то она час назад со своими воинами ушла в лес к своей знакомой с грифоном, как и намеревалась. Что же касается сэра Оуэйна, то тут сложно...
   ***
   Друидов они нашли быстро. Добиться от них принципиального согласия тоже получилось почти моментально - при виде Йесмил те стали очень уважительными. А вот за деталями ритуала пришлось побегать. Во-первых, было нужно найти кузнеца, который бы отковал серебряную копию меча, на которую и друиды перенесли бы проклятье. Во-вторых, друидам самим нужна была помощь - какие-то забравшиеся на далеко на запад монахи начали строить храм неподалеку. Может, просто миссионеры, может, остатки священников, пришедших с Бранделисом. В любом случае, друиды хотели, чтобы монахи ушли, а храм так и не был бы достроен. Третья просьба друидов была дополнительной - с помощью Йесмил они бы справились и так, но пришлось бы выложиться на полную, а сиде ещё в Бедегрейн идти. В общем, друиды предложили зайти к живущей неподалеку ещё одной заклинательнице древнего народа и попросить её помочь.
   - В общем, мы разделились, - рассказывал Балан. - Я пошел к кузнецу в деревню, Йесмил - пугать монахов, а Оуэйн решил пойти к сиде. Кузнец оказался умелым, даже магические мечи кое-какие научился ковать за годы, прошедшие с Чуда. Серебряный меч он отковать согласился, и материал нашел, только за работу потребовал либо деньги, либо еду для деревни, либо притащить ему из леса кость с недавно показавшегося из-земли драконьего костяка.
   - А сам он что этого не сделал?
   - Он туда ходил, только на великана наткнулся и убежал назад. Но мне, впрочем, не впервой рубить гигантов, так что очевидно, что я выбрал. В общем, разобравшись с великаном, я вырубил из скелета костомаху и оттащил кузнецу. Тот, естественно, сразу взялся за молот, но почти сутки у него на копию клинка ушли. В общем, к друидам я вернулся только к утру, когда походы остальных уже закончились.
   - И как?
   - Йесмил к монахам пришла, напугала их до мокрых штанов, но те, к их чести, даже после этого уперлись и не ушли. Сказали, что не могут, так как должны позаботиться о христианах, изгнанных местным лордом. Та так удивилась их храбрости, что даже достала чашу и отыскала тех самых прячущихся в лесу христиан, полюбовалась их хижинами, да пещерой, в которой ютилось несколько семей, после чего притащила к монахам, даже не помяв. В результате, христиане всей гурьбой отправились восвояси, а недостроенный храм был снесен.
   - А с Оуэном чего странного, не поладил с сидой?
   - Поладить-то поладил, даже я бы сказал слишком. В общем, как он потом рассказывал, драться на дуэли он с ней не решился и стал договариваться. Та возьми и потребуй два десятка человеческих воинов себе в свиту - затраты силы-то нешуточные, проклятье снять не просто. Оуэйн как прикинул, что будет если в Уэльсе потери будут, да тут два десятка воинов, да нам ещё в Мерсию идти по границе Бедегрейна... Да и уговорить два десятка солдат будет сложно. Так что Оуэйн сказал, что воинов не при каком условии не даст, да и слишком уж это на работорговлю похоже. Сиде ответ понравился и она свое требование изменила - пусть сам Оуйэн даст слово ей два года отслужить и она пойдет, поможет смертным последователям Старых Богов очистить меч. Оуэйн, подумал и решил, что отслужить согласен, но о сроке и условиях они договорятся уже на месте, непосредственно перед очищением меча. Рассказал потом, что решил, что два года это за полную работу, а там ведь ещё Йесмил будет, да и той все одно сподручнее будет с другой сидой договариваться.
   - И о чем договорились?
   - Самый простой вариант - раз сиды две, то и делать каждой нужно половину работы. Значит и должен Оуйэн этой волшебнице половину срока - ровно год. Причем по времени смертных - с глубинами Тир'на'Ног не играть, срок не растягивать и не сужать. И раз уж берет она не простого воина, а рыцаря Круглого Стола, то и берет не как бессловесного помощника, а на правах ученика. То есть все то же "сходи за тем-то" или "принеси из леса трав", но обещается Оуэйна чему-то обучить.
   - Думаю, тот бы искренне счастлив, - вздохнул король. - А мне теперь ряд планов менять, да думать, что жителям говорить, все-таки Оуэйн был сыном прошлого короля, да и сейчас получил от меня владения из большей части отцовских земель на правах вассала. А теперь он берет и исчезает в Бедегрейне на год. Ладно, меч-то очистили?
   - Да, все прошло успешно. Проклятье, унесшее сначала рассудок, а потом и жизнь моего брата, побеждено.
   - Вот это хорошо. Стоит хоть того меч?
   - Стоит, - провел по новым ножнам ладонью рыцарь и улыбнулся.
   ***
   Мерлин был настолько любезен, что не вернул армию к замку Эйвон, а провел по Тропе Сидов до Фейского Рожка, откуда теоретически армии следовало двинуться к Ворчестеру, а там в зависимости от обстановки либо объединиться к обосновавшимся южнее Марком, либо прямо оттуда нападать на Мерсию. Что, собственно, армия и сделала. Вернее большая её часть, потому то Гарри подхватил на метлу Катрин и вылетел на север к Камелоту, где следовало принять некоторое пополнение войск, незначительное, но все же призванное хоть как-то компенсировать потери в Уэльсе. Не то, чтобы присутствие девушки было обязательным, Гарри сам бы справился и с докладом королю, и с проводом войск, но той захотелось присоединиться, а в организации переходов с войсками она разбирается лучше, так что не было причин отказывать.
   До Камелота долетели быстро, результатами похода Артур был доволен, потерь было жаль, но они, к сожалению, ожидались, учитывая, что Мерлин просил прислать рыцаря с сильной армией, противник в этом походе тоже ожидался не из слабых. Как бы то ни было, с Уэльсом удалось договориться, так что можно было обратить взгляд на восточную границу как на перспективное направление для расширения.
   ***
   Войска неспешно двигались на восток под предводительством и присмотром рыцарей. Цель этого передвижения была очевидна - западная Мерсия, владения Эдварда Мерсийского. Ситуация для нового сезона боевых действий была невероятно подходящей - Риенс, пусть и не был очень доволен чуть ли не навязанным ему Мерлином, друидами и Артуром союзом, опасностью не был. Цинрик, владыка Кента, был занят продолжавшим разгораться в Уэссексе восстанием, которое с небес опекал Виктор, присоединяясь к очередной группе повстанцев, собирая мятежников в единый кулак и приводя к новой локальной, но такой досаждающей для Цинрика победе. Единственным источником беспокойства оставался Бедегрейн, но там, во первых, не было понятия "безопасной границы", потому что мало ли, что взбредет в голову сидхе, а во-вторых, местные друиды в случае чего хотя бы подадут знак, что в лесу что-то происходит. Да, в Корнуолле началось небольшое наводнение, вызванное растаявшим снегом и весенними, уже почти летними, дождями, так что король даже жалел, что Йесмил ещё в Бедегрейне, ищет то ли Мирель, то ли уже грифонов, уж сиде эти дожди были на пару часов работы, но туда уже был направлен Флитвик с несколькими друидами, чтобы попытаться усмирить дожди, а подводы с продовольствием уже собирались в Думнонии, потому что уже прорастающее зерно вполне могло и сгнить на полях. Но это все была мелкая проблема, основное внимание в планах короля на этот год уделялось Мерсии.
   Собственно, Марк уже находился рядом, поставив лагерь в городке Кориниум, что находится в Глоучестере близ границ с Солсбери и Мерсией. И именно он, попытавшись, как и планировалось, набрать ещё немного войск, подал знак, что что-то не так. С рекрутами было совсем плохо, а пообщавшись со старостой Кориниума, удалось выяснить следующее - в Кориниуме и окрестностях пропадали дети.
   ***
   - У них есть какая-никакая городская стража, и она даже занималась похищениями, - рассказывал думнониец, когда зеркала на Круглом Столе были активизированы, и все рыцари собрались в походных шатрах, или, в случае с парой послов в Уэльс и королем, непосредственно у Круглого Стола, чтобы послушать его. - Безрезультатно. Капитан рассказал, что единственным, что необычного они нашли в одном из домов, где жил похищенный подросток, был странный железный диск с изображением вороньего когтя. Плюс было какое-то шевеление у восточной стены, но кто это был, и не привиделось ли вообще стражнику, не ясно. Они осмотрели границу с лесом, мы тоже, но там все истоптано. Также местный гончар чего-то слышал ночью, а ещё на днях у них произошло обратное похищению событие - близ городских ворот объявилась бледная девочка, одна из похищенных, но она ничего не говорит, только раз бредила ночью про "цветок красного ястреба". В общем, проверив странный дом, мы нашли в амбаре подземный тоннель, а также спальные места на несколько человек.
   - Похитители? - поинтересовался сэр Кей.
   - Я тоже так подумал, - сказал сквозь зеркало король Марк. - Особенно когда выяснилось, что стена перегорожена. Причем замок был явно зачарованный и престранный. Три диска, на которых нужно было выбирать изображения. Повозиться пришлось, но вовремя вспомнились те слова девочки и замок поддался, просто нужно было выбрать изображения, соответствовавшие её "цветку красного ястреба". В общем, тоннель вывел нас в лес, там было полсотни разбойников, собственно они детей и похищали. Но не для себя, как выяснилось, им поручили друиды, живущие у Фейского Рожка, того, что в Поуисе, естественно.
   - Думаю, историю могу закончить я, - заметила Йесмил. - Если мы сейчас наведаемся к Фейскому Рожку, то выясним, что друиды тоже работают не сами по себе, им поручил кто-то из сидхе. Учитывая месторасположение, это Улыбающийся Принц. Он не остановился на победе надо мной и продолжает набирать людей, причем совершенно неблагим способом. Ему что-то очень нужно здесь. И нужно именно сейчас.
   - А как набирают Благие? - поинтересовался Седрик.
   - Примерно так, как Гарри рассказывал волшебники в будущем позвали его, - сообщила Йесмил. - Явиться во блеске силы, магической или физической, облаченным в сияющие костяные доспехи, показать могущество и позвать за собой. Почти все соглашаются, многие хотят вырваться из привычного быта и хоть краешком прикоснуться к чудесам и великой судьбе. Дальше натренировать этого крепкого крестьянского парня, вручить железное оружие, какой-никакой доспех, после чего к Детям Весны присоединился ещё один воин, держащий в руках то, что мы, сиды, удержать неспособны. Если же у него талант есть, пусть мизерный, можно подучить магии и вместо возможно будущего друида получится один из Детей Лета. Долго, хлопотно, требует личного внимания, зато служат добровольно и на совесть.
   - Неблагие берут количеством?
   - Да. Собрать будущих воинов, подчинить заклинаниями, бросить едва тренированную толпу в бой. Те, кто выживут в паре боев, обучение-таки получат и станут Детьми Зимы, элитой среди толпы Детей Осени. В общем, мой старый противник решил поступить также - набрать много людей и брать количеством. Хорошая новость - это полностью новый набор, потому в лесу они полезны чуть больше, чем никак, пока он их не обучит, старый набор же мы вырезали в той битве. Плохая новость - зато сидов с ним много. Изначально наши силы были примерно равны, но я многих потеряла.
   - Ещё одна плохая новость, - подхватил Седрик, - стреляют сиды метко, а вот наши лучники в лесу не очень-то полезны. В ближнем же бою встречаться с сидом... Не гигант, но приятного мало.
   - Я действительно такая жуткая? - грустно поинтересовалась Йесмил, делая пару шагов назад и тем самым начиная отображаться в зеркале не только лицом, но и всей верхней половиной тела с весьма солидной грудью, прикрытой в большей степени тканью и в меньшей костяным доспехом.
   - Зеркала маленькие, так что особо не смотрится, - прокомментировала Флер, одергивая короля. - А магическое очарование сквозь них не действует. Но мужчины смотрят, да.
   Рядом с ней Катрин как раз ткнула в бок Гарри, после чего тот очнулся и покраснел.
   - Ладно, если серьезно, то сидов у меня чтобы противостоять ему не хватает, - сказала Йесмил. - А человеческие войска в лесу против сида не выстоят. В чистом поле та же кавалерия может быть на что-то сгодиться, особенно если прикрыть от стрел. Все-таки хорошо разогнавшаяся лошадь зверь не из легких и довольно быстра. Но Улыбающийся Принц не в поле, а в Бедегрейне. Ждать же, пока он наберет достаточно сил для того, чтобы проявить свой интерес к Камелоту более явно, нельзя.
   - Подытожим, - начал король. - Делать с нежданным соседом что-то надо, причем желательно сейчас. Лучники, если это не сиды, в лесу бесполезны, для нормальной стрельбы в Бедегрейне нужно иметь идеальное зрение и луки, способные в случае нужды пробить дерево насквозь. Конница в лесу бесполезна. Тяжелая пехота в лесу малополезна. Легкую зарубят сиды. Своих сидов у нас мало. Ждать, пока противник выйдет на более удобные для нас равнины нельзя. Потому что, скорее всего выйдет он под стены Камелота с той армией, которую сочтет достаточной для захвата. Держать же большую часть войск в столице все время нельзя.
   - У меня тут есть сумасшедшая идея, - начал сэр Кей.
   - Говори, брат, - сказал король.
   - Во-первых, куда сиды стрелять не могут? Туда, где, несмотря на качество зрения, не видят. Например, туда, где мешает листва, но её должно быть реально много для этого, а уж на густоту листвы деревья Бедегрейна пожаловаться не могут. То есть, стрелять сиды-лучницы в обычных условиях не могут в небо. Во-вторых, как мы установили, войска против Улыбающегося Принца все равно малополезны, а вот на рыцарей у нас крылатых скакунов хватит. Так что мы просто возьмем и полетим!
   ***
   - Может сработать, - прервала ошеломленное молчание сида. - Мне придется поднапрячься, выращивая пару грифонов, для себя и Балана. Да, придется постараться, чтобы довести их от птенцов о пригодных для полета зверей за неделю, но при должном числе помощников это возможно. Остальные полегче, их можно посадить на других зверей. Так что долететь мы долетим. И нас действительно вряд ли подстрелят, особенно если прикрыться магией. И свалиться на противника мы сможем. Но даже в лучшем случае мы окажемся ввосьмером против армии сидов.
   - Так нам и не надо всем сваливаться, достаточно переправить вниз Катрин, Балана и Марка. Чародеям как раз желательно оставаться в небе, бить с высоты, - продолжил объяснять свой план Кей. - Я, тоже останусь наверху, буду держать туман, чтобы армия раньше времени не узнала о том, что Принц уже вступил в бой, и больше волновались о подарочках наших чародеев. Но сделать они ничего не смогут, потому что сквозь одновременно туман и листву не стреляют даже сиды.
   - В тумане мы тоже мало что увидим и тем более не сможем колдовать вечно, - заметил Гарри.
   - Вечно и точно и не надо, достаточно чтобы вам хватило сил на то время, пока троица воителей разбирается с Улыбающимся Принцем.
   - Может сработать, - повторила сида.
   - Значит, пробуем, если ни у кого нет идей получше, - постановил король, после чего вздохнул. - Как же мне надоели сюрпризы! Сначала Мерлин с его видением, теперь вот Улыбающийся Принц... Я на этот год планировал всего лишь войну с Мерсией, у меня вообще до неё доберутся войска до начала зимы?

Глава 10. Улыбающийся Принц.

   Грифоны выглядели величественно. Острые когти, грозный клюв, рост, превосходящий даже гиппогрифов, принесенных сэром Гарольдом из колдовского леса на далеком севере острова. Могучие крылья, сейчас сложенные на львиной спине, и широкая грудь, оставляющая далеко позади самых больших лошадей, внушали надежду, что звери смогут вознести в небо и сиду и самого Балана.
   Голодная помесь мява и клекота разорвала очарование. Стоящая рядом с рыцарем сида вздохнула и потянулась к принесенному с собой котлу с нарезанным крупными кусками мясом.
   - Держи, ненасытный, - кинула она грифону "добычу".
   Увы, это только раззадорило его брата, столь же громким звуком потребовавшего свою долю.
   - Они для полета выдрессированы? - с ясно чувствующемся в голове сомнением поинтересовался Балан.
   - А ты как думаешь? Естественно, нет. Только неделю назад они были мелкими птенцами. Но поднять нас должны суметь.
   - И не скинут?
   - Может, и скинули бы, но кто им позволит. Придется магией подчинить и так лететь. Сражаться в воздухе мы с тобой, конечно, не сможем, но ты же прямиком вниз отправишься. Мне тоже придется спуститься. Жаль, я бы предпочла быть в воздухе хотя бы в самом начале предстоящей битвы, но для этого грифона надо долго приучать летать со всадником на спине, а времени у нас нет - лучше разобраться с нежеланным соседом поскорее.
   ***
   Из всех рыцарей в замок последним явился тот, кто и обнаружил проблему - Марк, властитель Думнонии. Причиной этого была не столько нужда отдать приказы остающимся в Кориниуме войскам, ведь приказы были простые - стоять на месте и не дергаться, если происходит что-то непонятное, спросить друидов, сколько его решение заглянуть-таки к исполнившим похищение друидам и узнать, где именно искать лагерь Улыбающегося Принца. Это не было особо необходимо, Йесмил с чашей могла бы узнать, где находится её старый соперник, довольно быстро, но ей все равно приходилось растить грифонов, так что визит к друидам сэкономил почти сутки, ато и больше, если военачальник сидов сумел прикрыть свой лагерь от обнаружения магией достаточно надежно для того, чтобы доставить некоторые проблемы Несущей Бурю.
   Вообще, на то, чтобы добраться сначала до Фейского Рожка, а потом до Камелота даже одинокому всаднику требовалось довольно много времени, а профессор Флитвик в Кориниуме никогда не бывал, но проблема разрешилась просто - Гарри оседлал гиппогрифа, на котором предстояло лететь в Камелот Марку, прихватил с собой метлу и отправился к цели. Немножко промахнувшись, он нашел-таки нужный городок, слез с гиппогрифа, научил рыцаря, как тому добиться от скакуна уважения - много свежего мяса, бесстрашный взгляд в глаза и скорее символический поклон. Вообще, в противовес тому, что им объяснял Хагрид, поклон можно было низвести до простого кивка, но тогда мяса нужно было действительно много, чтобы обладающее зачаточными эмпатическими способностями животное согласилось на недостаточно глубокое проявление уважения со стороны будущего наездника. А вот ученикам на уроке Ухода за магическими существами кланяться приходилось действительно глубоко - кормил-то гиппогрифов Хагрид.
   В общем, взаимопонимание между скакуном и новым всадником было достигнуто, так что Марк оседлал гиппогрифа, а Гарри метлу, после чего пара рыцарей Круглого Стола полетели к деревеньке близ Фейского Рожка. Дома самих друидов найти удалось без труда, благо они располагались совсем рядом с кругом камней. Вот только друидов там не было, дома пустовали и похоже что были отнюдь не спешно покинуты. Рыцарь вздохнул, оставил Гарри своего крылатого почти коня и отправился в деревню, разбираться. Молодой волшебник тем временем решил отследить друидов с воздуха.
   В деревеньке держатель таверны сообщил, что друиды сейчас готовятся к празднованию дня середины лета в близлежащем лесу. Марк последовал указаниям держателя таверны и пошел в лес как тот сказал. Как выяснилось, зря, так как тропа привела его сначала в болото, а потом прямиком в расположенную посреди него хижину местной ведьмы.
   - Когда я увидел у той на шее ожерелье из костей, размышлять не стал и достал меч, - поведал Марк. - Та в ответ начала колдовать, вот только я во время Чуда стоял по правую руку от вас, мой король, что мне после такого слабость, наведенная какой-то болотной ведьмой.
   - Ты просто ударил огнем? - спросил его Артур.
   - Именно! Чуть не спалил с ведьмой всю хижину. Но не спалил, а в сундуке её потом нашел зачарованный амулет. В общем, в деревню я вернулся усталый и злой, после чего направился к этому горе-трактирщику. Тот, увидев меня, удивился и попытался удрать.
   - Убежал он не далеко, ровно до моего заклинания, - подхватил Гарри. - Потом мы вернули его в сознание и слегка потрясли. Вернее Марк потряс, а я уговаривал не бить придурку в лицо, удара латной перчаткой от рыцаря тот мог и не пережить. В общем, отправлять расспрашивающих о них гостей куда подальше того попросили друиды, а трактирщик не придумал ничего лучше, чем посылать их к местной ведьме, чтобы либо сгинули с болоте, либо от встречи с ведьмой.
   - Как выяснилось, друиды никуда не уходили, просто они спрятались при помощи магии. Какая-то разновидность невидимости. Я, спасибо амулету, сквозь неё увидел.
   - Ну а я, узнав, куда смотреть, просто применил Гоменум Ревелио.
   - В общем, друидов мы нашли и, посокрушавшись, что у нас нет солдат, чтобы друидов окружить, банально приземлились посреди их группы прямо под священный дуб. Пока те поняли, что невидимость уже не работает, Гарри оглушил половину и мы отловили и начали расспрашивать остальных. В общем, Йесмил была права.
   - Улыбающийся Принц? - спросил король Артур.
   - Он самый, - кивнул Марк. - Друиды действительно отправляли детей к Улыбающемуся Принцу. Что поставило перед нами проблему, так как с одной стороны сложно ожидать от друидов отказа от сотрудничества с сидами, а Улыбающийся Принц мог быть очень "убедителен", да и в королевстве было безвластие. С другой сейчас-то здесь власть Артура и это его подданные... В общем, я решил их на первый раз простить, но твердо приказать больше подобного не делать. Что же касается местоположения Улыбающегося Принца запираться они тоже не стали.
   - Где лагерь они не знают, но выдумывать посланцы лорда Благого Двора и друиды ничего особого не стали и встречались в таверне "У Края Мира" на границе леса. Она вроде как в последние годы стала популярным местом встречи тех, кто живет по эту и по ту сторону границы Бедегрейна.
   - Знаю такую, - сообщил сэр Балан. - Она расположена в той деревушке, где кузнец мне серебряный меч отковал, чтобы проклятье снять. Собственно, друиды и сида, что проклятье помогали снять, там поблизости живут, по разные стороны лесной границы.
   - Вот там-то, в паре дней пути к северо-востоку и располагается Улыбающийся Принц, когда ждет тех, кого собрали друиды.
   - В общем, логично, - заметила Йесмил. - Сразу вести детей в глубины Бедегрейна он не может - сгинут. Так что он принимает их на границе леса, где дыхание Тир'на'Ног ещё чувствуется слабо, дает привыкнуть и хоть чему-то научиться. Более того, если ситуация благоприятна, он может двинуться на Камелот достаточно быстро. Я по-прежнему не понимаю, зачем ему это нужно, но всё указывает на его интерес к городу. Впрочем, на месте разберемся, ведь теперь мы знаем, где его лагерь, и уверены, что он оттуда не уйдет ещё некоторое время.
   Сида улыбнулась. Это была мрачная улыбка, больше похожая на оскал.
   ***
   Река проплывала внизу, далеко под мерно взмахивающими крыльями крылатыми зверьми. К счастью для всех, фестралы и гиппогрифы друг на друга не охотились и врагами не считали. Грифоны, возможно, и раскрыли бы клюв на фестралов, но вчерашние птенцы, несшие сиду и сэра Балана, плотно удерживались заклинаниями Йесмил.
   - Здесь нам нужно поворачивать на восток! - сообщил Балан, с некоторым трудом перекрикивая ветер. - Я узнал этот брод, мы почти у цели.
   - Это хорошо! - получил он ответ от Кея. - Потому что тут, на верху, жутко холодно!
   Трое бывших квиддичистов в ответ фыркнули.
   - Не будь неженкой, тебе тут нужно просто держаться за шею зверя. Теплую, между прочем, да и полет не ночной, - сказал Седрик.
   - Вам легко говорить, вы привычные. А я в небе в четвертый раз, считая обучение. И мне что-то хочется спуститься и слезть, пусть мы и летим не так долго. Эти крылатые кони всегда так быстро летают?
   - Мы в свое время долетели от Шармбаттона, что далеко за проливом, до гор на севере Британии меньше чем за день, - пожала укрытыми шелковым плащом плечами Флер. - И там была гигантская... повозка на несколько десятков человек, запряженная несколькими конями. Да, кони те были гигантскими, но и повозка тоже немаленькая.
   - Ясно... Кстати, зачем тебе этот плащ, он же совсем не теплый и даже слишком длинный? - спросил у девушки рыцарь.
   - Во-первых, он теплее, чем кажется. А во-вторых, взять именно этот плащ туда, где мне придется много петь - правильное решение, как я ощущаю. Он, конечно, петь не помогает, все-таки не лира, но все-таки реликвия Талиесина. Одеяние великого барда для великой песни, мне ведь придется очаровывать сидов...
   - Ты ощущаешь верно, - вмешалась Йесмил. - Пусть это не инструмент, а дорожный плащ, но наследие таких людей, особенно изначально зачарованное, лишним не бывает. Путь даже чары и предназначены облегчать путь. Талиесин остался в легендах этой земли, и его реликвия, если будешь петь достойно его, осенит тебя тенью его силы и придаст твоей песне вес. Ладно, поворачиваем...
   И сида потянула за поводья, направляя и своего грифона и всю летящую за ней процессию на восток.
   ***
   Стоило только крылатым коням, а также паре не менее крылатых птицельвов, коснуться земли, как все рыцари, уставшие за время полета, незамедлительно с них спустились. Вернее, спустились почти все - Катрин со своего фестрала просто свалилась, едва только сумела разжать судорожно цепляющиеся за его шею руки.
   - Что б я ещё раз влезла на эту или любую другую клячу! - с облегчением в голосе и видимым выражением блаженства на лице заявила она.
   - Придется, - констатировал Кей. - Насколько я понял, эта апарация из будущего опасна, да и нужно знать, куда идешь, а на тропах сидов легко заблудиться и выйти не там, где нужно. Крылатые кони быстры и надежны.
   Ответом ему был измученный взгляд, но уже через мгновение девушка воодушевилась и просительно посмотрела на гостей из будущего.
   - Вы ведь научите меня летать на этой зачарованной палке, правда?
   Гарри вздохнул.
   - Научим, конечно. Но на фестрале проще...
   - Ненавижу лошадей! Они кусаются, лягаются, пытаются скинуть и ещё на них трясет! - описала основные недостатки верховой живности мерсийка.
   ***
   - Итак, немного информации для тех, кто тут раньше не был, - начал Балан, когда они шли по деревне. - Самое примечательное в этой деревеньке, и по совместительству то, что нас интересует - таверна "В конце мира". Примечательная она своим месторасположением, а также посетителями. Многие из них людьми только выглядят. Некоторых опознать легко, маскировка других более совершенна. Это могут быть как сиды и другие существа, пришедшие из Тир'на'Ног, так и те, кто вернулся в Британию после Чуда другим способом. Кто-то спал все время убывания магии и лишь сейчас проснулся, кто-то пережидал в тайных местах, вроде остатков магических лесов, где магии всё-таки было достаточно для более-менее комфортной жизни... В общем, будьте готовы к самым необычным гостям.
   - А что с хозяином?
   - Обычный человек, - сообщила Йесмил. - Но Нейла обижать не стоит. Не потому, что он что-то из себя представляет, просто в существовании этого места многие заинтересованы, слишком уж оно удобно для тех, кто живет по ту сторону границы и не желает выходить из Бедегрейна, но имеет интересы в землях людей. Заработаете проклятье от того же Короля-Попрошайки, снимать замучаемся.
   - Короля-Попрошайки? - удивленно спросил Гарри.
   - Древний и могущественный фавн, как называли этот народ в Риме, выглядящий обычно как последний бедняк. Но это впечатление обманчиво, многих из владык сидов он одурачил, сумев так или иначе заполучить ценные артефакты. Он способен обеспечить некоторые, пусть и вполне преодолимые, неприятности даже мне. И это только один из покровителей неприметной на первый взгляд таверны. Некоторые из других покровителей могут быть даже более активны в выражении своего недовольства, так что нарушившему покой этого места вступать под своды Бедегрейна может быть откровенно опасно. В общем, даже если вы в один из визитов сюда увидите уменьшившегося с помощью амулета нашей работы великана-людоеда, за которым уже год гонялись, не режьте его тут, уважайте гостеприимство. Пусть сначала выйдет за дверь, вот там убивайте сколько угодно.
   - Самого Улыбающегося Принца мы тут не встретим, надеюсь? - поинтересовался Кей.
   - Теоретически возможно. Но очень вряд ли, он сейчас должен учить новонабранных Детей Весны.
   Тем временем Балан успел добраться до двери таверны и вошел внутрь.
   - Добрый вечер, - сказал он, подойдя к держателю таверны. - Дума, ты сможешь нам кое-кого посоветовать...
   ***
   - Значит, вы хотите увидеть Улыбающегося Принца, - констатировал охотник.
   - Именно, и нам рекомендовали тебя как того, кто часто ходит в Бедегрейн и много знает.
   - Часто-то хожу, жить хочется. Впрочем, в последнее время реже, лес перестал быть гостеприимным. При прежних властителях, когда лес только напитался волшебством, и тут появились сиды, мне было позволено ходить свободно. Ныне же Улыбающийся Принц слово предшественника, держит, но при этом становится ясно, что новый владыка не принимает меня.
   Йесмил удовлетворенно улыбнулась, уловив искренность в словах охотника. Что ж, по крайней мере, тот не передаст весть о грядущем визите её старому сопернику, риск с получением свежей информации оправдался. Не то, чтобы это что-то изменило - уж свалиться ему на голову они бы сумели, даже если бы тот знал о нападении.
   ***
   - Улыбающийся Принц крайне... практичен, - подобрала в конечном итоге слово она. - Полезное качество для человека, но для обитателя Тир'на'Ног, чья жизнь - сказание, опасное. Слишком легко принять логичное и казалось бы правильное решение, лишь формально допустимое для члена Благого Двора в крайних условиях, чтобы обнаружить неожиданные последствия.
   - Мы ведь на этом его и ловим, - заметил Виктор. - На похищении детей.
   - Именно, мы превращаем легенду о благородном воителе сидов, принимающем сложные решения ради возвышенных целей, в сказание об отряде рыцарей, вызволяющих похищенных детей из рук жестокого воителя. Это одна из причин, из-за которых мы идем без армии. С ней это была бы битва, которая могла бы решиться не в нашу пользу. Но сейчас это подвиг.
   ***
   Лагерь Улыбающегося Принца выглядел вполне стандартным, если, конечно, не учитывать, что располагался он среди высоких деревьев самого волшебного леса Британии. Стоящий на вершине холма шатер, из которого командиру открывалась возможность обзора, в пределах возможного в лесу, разумеется. Склон, с середины и вершины которого довольно удобно стрелять, особенно если стрелы больше напоминают копья и могут пробить дерево насквозь. И низина, в которой располагались в основном Дети Весны.
   - Начинаем?
   - Не торопитесь, - негромко сказала Йесмил, помогая своему голосу магией, чтобы он донесся до соратников и ни до кого кроме. - Пусть выйдет из шатра. Кей, затяни низину туманом.
   Рыцарь кивнул и вскинул к губам рог. Далеко внизу в ответ на примененную магию с земли поднялись плети тумана, стремительно наливаясь объемом. Уже через минуту человеческие воины на службе сида обнаружили, что ни зги не видно. Размещавшемуся ниже всех отряду лучниц тоже не повезло.
   То, что туман волшебный, на земле поняли моментально - сиды все-таки. Из богато украшенного шатра вышел предводитель сидов, сопровождаемый волшебницей, из соседних жилищ попроще быстро организовались три шестерки воинов - спутники и телохранители своих предводителей.
   - Это новенькое... - задумчиво сказала Йесмил. - Раньше он был один. Очевидно, последние победы позволили найти сторонницу, пусть и из числа молодежи. Выводим её из боя первой, иначе что-нибудь наколдует, что-нибудь неприятное для нас.
   - Постараюсь не промазать, - сообщил Балан, направляя почти парящего на месте грифона чуть в сторону.
   Меж тем Улыбающийся Принц коротко осмотрел происходящее и сделал выводы. Простые, понятные и логичные выводы. Кто у нас видит хорошо в тумане? Правильно, сиды. Особенно Неблагие, привычные и к осенним туманам и к зимним буранам. Да, сочетание деревьев Бедегрейна и туманов создаст проблемы и для них, но это если стрелять. Чтобы резать дезорганизованных и полуслепых людей, туман не помеха. Какой у нас сегодня день? Первый день осени. Значит, Неблагие. Короткая команда и двенадцать воинов ступают на тропы сидов, чтобы моментально оказаться посреди укрытого туманом участка - организовывать оборону и ловить диверсантов. Лучницы же натягивают луки и глядят вниз по склону, высматривая в тумане любое чужое движение. Сида-волшебница тоже не стоит на месте, начиная что-то колдовать, видимо собираясь развеять туман. Логичные и правильные действия по противостоянию Неблагим... Смертельная ошибка в данной ситуации, ведь грифон Балана уже начал пикировать, едва только сиды-воины удалились волшебными тропами.
   ***
   Это произошло почти одновременно - грохот грома с небес, блеск молнии, бьющей прямо в верхний из трех неукрытых туманом отряд лучниц, и хруст костей сопровождавшей Улыбающегося Принца волшебницы, на которую буквально рухнул грифон, с чьей спины уже соскакивал Балан. Марк и Катрин, впрочем, отставали от него ненадолго - стоило только копытам фестрала думнонийца коснутся земли, как над ставкой Улыбающегося Принца уже разворачивался купол защиты от стрел, а радостная от того, что наконец-то избавилась от верхового животного Катрин принимала на щит удар одного из быстрее всех сориентировавшихся сидов-воинов. Седрик от них несколько отстал, зато не отстали повинующиеся ему костяные клинки, от чьего удара вынужденно отскакивал назад ещё один сид. Улыбающийся Принц тоже взмахнул засиявшим и удлинившимся копьем, но то встретило сияющий не менее ярко клинок Балана и было отклонено к земле.
   - Не так быстро, - прогудел рыцарь.
   Меж тем Марк уже оттеснял ещё одного воина, а Виктор, не мудрствуя лукаво, спикировал на своей метле, а он предусмотрительно выбрал самую качественную из тех, что получились у профессора Флитвика, почти до земли, чтобы деревья не мешали, и теперь осыпал закрывшегося щитом сида заклинаниями попакостнее, в числе которых памятное заклинание, взорвавшее глаза у драконицы на первом испытании полузабытого уже турнира, было лишь одним из, причем не самым опасным. Сид, впрочем, успешно закрывался щитом, но в атаку не переходил. Бросивший поддерживать туман Кей остался на спустившемся на землю крылатом коне и с его спины пытался оттеснить одного из телохранителей Улыбающегося Принца. Вышедший из клинча с сидом Балан уже взмахивал пропитанным магией мечом в сторону последнего из телохранителей, судорожно пытавшегося уйти от светящегося лезвия чистой магии, но щит при этом держал в направлении бывшего противника, кося на него глазом.
   - Шестеро на шестеро, - сказал предводитель сидов, бросив встревоженный взгляд на подмятую грифоном волшебницу. - Надо думать, мне вы тоже кого-то приготовили.
   - Разумеется, - просто спрыгнула со своего грифона Йесмил, слегка замедлив падение при помощи магии и оставляя в небесах лишь Гарри, готовящегося обрушить молнию на ещё один отряд лучниц, да Флер.
   - Несущая Бурю, - буквально выплюнул титул противницы сид.
   - Улыбающийся Принц, - с не меньшим ядом в голосе ответила та.
   - Мне следовало догадаться. Спуталась со смертными.
   - Кажется, ты сделал это первым.
   - Мои воины скоро...
   - Нет, - оборвала его Йесмил. - Слушай.
   С небес на лагерь Улыбающегося принца лилась песня вейлы.
   - Бард. Певица раздора.
   - Именно. Но хватит разговоров, этот спор решается не словом.
   На её посохе засверкали искры рождающейся молнии.
   ***
   Гарри вздохнул и обрушил молнию на ещё один отряд лучниц сидов. Убить это их не убило, все же он не Йесмил, да и не хотелось ему убивать, пусть даже сторонниц похитителя детей, но из боя вывело на некоторое время. За это время либо Марк выкроит момент на то, чтобы обновить начавший истаивать защитный купол, либо под тем самым куполом все уже решится, либо Флер обратит внимание не только на непонятно что творящих в тумане воинов, но и на лучниц.
   Волшебник поморщился - песня вейлы, пусть и не направленная на него, проникала в уши и в разум. Она звала на подвиги, на сражение во имя певицы, на поиск противников даже среди ближайших союзников. Насколько же хуже приходилось тем, кто сейчас находился в тумане, тем кто и без того искал в нем противников, что туман сотворили при помощи магии. И сколько, интересно, усилий пришлось приложить Флер, чтобы найти песню, призывающую к чему-то вроде рыцарского турнира, а не к кровавому побоищу. В конце концов, они пытались спасти этих ставших воинами на службе сидов человеческих подростков, а не обеспечить им смерть от собственных мечей и мечей воинов детей Дану.
   Меж тем на земле сражение Несущей Бурю и Улыбающегося Принца медленно склонялось в сторону первой. Да, она тщательно избегала ударов копья с темно синим кристальным наконечником и темным древком, стараясь чтобы оно даже теоретически не могло задеть сиду. Да, она сражалась в ближнем бою, должном по идее быть более удобным для соперника, но тщательная подготовка к дуэли вкупе с тем фактом, что телохранители были отвлечены, превращая битву в дуэль, позволяло теснить противника. Разряды молнии, стрелы пламени, когти иллюзий ударяли в тело и сознание сида. Постепенно тот почти перестал атаковать, перейдя к защите. Да, волшебное копье успешно развеивало все заклинания Йесмил, к которым прикасалось, но даже самое волшебное копье в рост сида это очень плохая защита. На доспехах появлялись подпалины, сознание уже затруднялось сбрасывать ментальные атаки Йесмил...
   Но все решилось не в поединке лидеров, просто в какой-то момент Виктор посчитал, что оттеснил противника достаточно далеко для того, чтобы выкроить секунду, так что костоломное проклятье полетело прямо в руку другого сида, что скрещенными мечами удерживал клинок сэра Балана. Кость треснула, рука опала и вместо того, чтобы попробовать вывернуть пойманный клинок из рук соперника, сид вскрикнул и выронил один из мечей, клинок Балана вновь сверкнул магией и врубился прямо в здоровое плечо соперника. Ещё два взмаха спустя все было кончено, а Балан бросился на помощь сэру Кею. И вскоре уже второй сид пал.
   Когда же Улыбающийся Принц потерял уже пятого союзника, то вынужденно отвлекся, сдвигаясь так, чтобы не попасть под возможный удар в спину. Увы, короткое мгновение отвлечения не прошло даром и певшее песню смерти копье вовремя не перехватило одно из заклинаний Йесмил. Сид пошатнулся, на краткое мгновение теряя зрение и утрачивая ощущение магии вокруг. Уже через несколько секунд пропитавшая тело изначально магического существа сила сбросила бы чары, но эти несколько секунд его противница не дала...
   Ослепительно сияющий наконечник посоха проскользнул под слепо мечущимся копьем и прикоснулся к нагруднику. И Йесмил разрядила прямо в сердце противника самую мощную молнию, которую только могла выдавить из себя.
   Улыбающийся Принц, великий воитель сидов, пошатнулся и осел на землю уже мертвым, попутно выронив копье. Метнувшаяся к выпавшему из его руки артефакту Йесмил подняла оружие, стиснула как величающую драгоценность, оставив свой посох, после чего повернулась к Кею, как раз отошедшему от тела последнего воина-сида.
   - Вот и все. Снимай свой туман.
   - Нет смысла. Сам через пару минут развеется. А драться они перестанут, когда Флер петь прекратит.
   Упомянутая вейла меж тем получила произнесенное сквозь взятое с собой зеркало сообщение и действительно прекратила петь. Сразу звуки драки не затихли, но по мере того, как туман развеивался и видимость росла выше пары метров, а песня Флер выветривалась из голов, люди и сиды осознавали, что происходит и успокаивались.
   Наконец, три минуты спустя, когда Флер и Гарри уже спустились на землю и расседлали фестралов, туман развеялся. К этому моменту Гарри уже встал на холме рядом с остальными рыцарями, а француженка хлопотала над сэром Марком, которому в последние секунды боя не повезло, в результате чего он обзавелся распоротым боком от меча бросившегося в откровенно самоубийственную атаку последнего из телохранителей Улыбающегося Принца. Рана была явно не смертельной, да и Камелот хранил своего рыцаря, но оставлять её на самотек не стоило.
   Собравшиеся внизу сиды и люди, которые осознавали, что сражаться на самом деле было не с кем, стискивали в руках клинки и смотрели на вершину. Йесмил в ответ просто сделала шаг вперед и взметнула к небу копье, которым сражался её противник. Другого действия не потребовалось - несколько мгновений сиды смотрели на отчетливо видимый силуэт сиды с оружием, которое Улыбающийся Принц бы не выпустил из рук, после чего разворачивались и исчезали, вступая на Тропы Сидов. Потерянные Дети Весны и Дети Лета озирались по сторонам, брошенные сидами, но нападать или бежать не спешили.
   - Вот и все, - повторила Йесмил. - Нужно ещё будет решить, что делать с подростками, которых взял на службу Улыбающийся Принц, но в остальном все закончилось.
   - Это ведь не простое копье, - заметил Кей, кивнув на темное древко в руках сиды. - Реакция сидов сейчас, тот факт, что ты его явно узнала, когда вступила в бой, при этом в самом бою делая все, чтобы не попасть под удар.
   - Это не простое копье, - признала Йесмил. - Я даже усомнилась в возможности победы сперва, но все в итоге получилось. На самом деле это копье даже объясняет все странности в поведении покойного. Если он каким-то образом узнал, что копье покинуло пределы Тир'на'Ног и находится в Бедегрейне, то все поступки становятся понятными. Думаю, даже можно с точностью описать, что же он планировал.
   - И что же это за копье? - поинтересовался Гарри.
   - Копье Луга. То самое, с которым в руках наш бог-предок сражался в Маг Туиред. То самое, которым бог солнца поверг Балора.
   - Оружие бога... - выдохнул Балан. - Как... как в древних легендах. Как Экскалибур, меч Немайн!
   - В точности как Экскалибур, - признала сида. - Это копье даже сердцем крепости было. Тех самых Чертогов Луга, что стояли на месте, где потом римляне возвели Лондинуум. Потом, когда мы уходили в Тир'на'Ног, копье забрали с собой. И вот теперь оно вернулось. Думаю, закончить возвращение Улыбающийся Принц и планировал. Устроить династический кризис в Глоучестере и Поуисе, пока трое принцев борются за престол, набрать, пусть и силой, побольше людей. Любой ценой, даже на редкость бесчестно, победить меня и получить статус чемпиона Благого Двора, после чего заявить права на это по-настоящему легендарное оружие. Все равно, что статус в результате будут оспаривать, копье уже будет у него. Люди погибнут? Наберет новых, для ещё всего лишь одной битвы, которая значит все. А там, пусть на старое место крепости, в Логрес, ему не прорваться без труда, тот же династический кризис позволит с легкостью занять Вирокониум с собранной армией. Он - сид, так что сумеет воспользоваться копьем Луга, возведя свою крепость, живую и полную волшебства. Она станет сердцем владений Улыбающегося Принца в этих землях, новой цитаделью Благого Двора и его лично. После такого сиды будут стекаться к нему, и никто не попомнит сомнительную победу надо мной. Но Артур успел в Вирокониум первым и все пошло не так, как он планировал.
   - Улыбающийся Принц ускорил набор, чтобы сражаться уже с Артуром или же прорваться-таки в Логрес, и о его действиях узнал Марк, - закончил за неё Кей. - Что и оказалось фатальным для него и его великих планов. Ладно, разберемся с этими подростками и возвращаемся. Кто-то вернется в семьи, кто-то может и поступит на службу Артуру.
   - Если они захотят продолжить путь Детей Весны и Детей Лета, мои спутники могут помочь, - заметила Йесмил. - На этот раз без подчинения при помощи магии.
   - Тоже вариант, не стоит переучивать с одного оружия и стиля на другое на полпути, - признал Кей. - Возвращаемся.
   ***
   Сутки спустя, когда отряд из рыцарей Круглого Стола, бывших воинов Улыбающегося Принца и горстки детей-новобранцев, которых даже не научили ещё толком держать меч, медленно преодолевал границу Бедегрейна, Йесмил все-ещё держала копье Луга поближе к себе.
   - Ты в последнее время какая-то задумчивая, - заметил Гарри. - Мы вроде победили, что-то случилось.
   - Нет, все в порядке, - вздохнула Благая. - Я действительно задумалась, в основном о копье, которое породило все эти события. Я вот думаю, в конце концов, я тоже сида, да и Артур будет завоевывать всю Британию, в том числе Логрес. Так почему бы именно мне не принести это копье на место старых Чертогов Луга?

Оценка: 7.09*21  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Т.Сергей "Дримеры 4 - Дрожь времени"(ЛитРПГ) М.Снежная "Академия Альдарил: цель для попаданки"(Любовное фэнтези) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Е.Флат "В пламени льда"(Любовное фэнтези) Wisinkala "Я есть игра! #4 "Ни сегодня! Ни завтра! Никогда!""(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"